Всего новостей: 2397539, выбрано 2 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 декабря 2017 > № 2432540 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Великобритании Б.Джонсоном, Москва, 22 декабря 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с Министром иностранных дел Великобритании Б.Джонсоном и его делегацией, в ходе которых обсудили широкий спектр как двусторонних, так и международных, региональных вопросов.

Мы согласны с тем, что состояние российско-британских отношений сегодня нельзя назвать удовлетворительным. Накопились проблемы, груз которых тянет нас назад, хотя обе стороны, по-моему, хотят найти пути их преодоления. Тем более, что придание конструктивного характера связям между нашими государствами мы считаем соответствующим национальным интересам России и Великобритании, в том числе и с точки зрения нашего более эффективного взаимодействия на международной арене.

Сегодня мы обсудили ряд конкретных шагов по нормализации двустороннего сотрудничества. Россия подтвердила, что готова развивать диалог по самому широкому кругу вопросов на основе принципов равноправия, учета и уважения интересов друг друга. Мы не приемлем избирательность, навязывание каких-либо условий для того, чтобы решать вопросы, стоящие на нашей повестке дня.

Говорили о торгово-экономическом сотрудничестве. С удовлетворением отметили, что в нынешнем году возобновился рост взаимной торговли – по итогам первых трех кварталов (по российской статистике) товарооборот вырос более чем на четверть. Видим в этом готовность и заинтересованность деловых кругов России и Великобритании продолжать выгодное практическое взаимодействие. С нашей стороны отметили, что интересам бизнеса и закреплению положительных тенденций в этой сфере способствовало бы скорейшее возобновление деятельности Межправительственного комитета по торговле и инвестициям.

Договорились также урегулировать ряд вопросов, решение которых позволит сделать более комфортной деятельность наших дипломатических учреждений в России и Великобритании.

Отметили необходимость рассмотреть также тему, связанную с последствиями выхода Великобритании из Евросоюза, прежде всего с точки зрения возможного влияния окончательных договоренностей между Лондоном и Брюсселем на торгово-инвестиционные связи России с Великобританией и оставшимися членами ЕС. Мы рассчитываем, что результатом этих дискуссий станут договоренности, которые позволят российским компаниям и инвесторам продолжать работать в Соединенном Королевстве. В более широком контексте, конечно, предстоит объемная работа по урегулированию на двусторонней основе целого комплекса соответствующих вопросов, вытекающих из этой ситуации.

Мы позитивно оценили динамику нашего культурно-гуманитарного сотрудничества, у которого долгие и прочные традиции. Приветствовали успешное проведение в этом году перекрестного Года науки и образования, особенно в том, что касается растущего взаимодействия между высшими учебными заведениями двух стран. Договорились подготовить инициативу о проведении в 2019 г. перекрестного Года музыки.

Обсудили, конечно же, ключевые глобальные и региональные проблемы, включая необходимость борьбы с международным терроризмом, который «пышным цветом» расцветает на Ближнем Востоке и Севере Африки. Согласились с необходимостью скорейшего политико-дипломатического урегулирования конфликтов в этом важном регионе, включая ситуацию в Ливии, Йемене, Ираке и Сирии.

Мы рассказали нашим британским партнерам об усилиях России по налаживанию политического процесса в Сирии, в том числе с использованием возможностей Астаны и инициативы о созыве в Сочи Конгресса сирийского национального диалога в качестве поддержки и обеспечения более эффективного процесса под эгидой ООН в рамках женевских переговоров.

Обсудили ситуацию на Корейском полуострове, в том числе в контексте нынешнего обсуждения этого вопроса в СБ ООН. В целом мы согласились с тем, что Россия и Великобритания как постоянные члены СБ ООН должны более активно и слаженно работать в рамках «пятерки» по всем вопросам повестки дня этого ключевого органа, который отвечает за вопросы, связанные с международным миром и безопасностью.

Мы также касались ситуации на Украине. В очередной раз наша позиция была доведена – она понятна и исходит из необходимости полного и неукоснительного выполнения резолюции 2202 СБ ООН, которая единогласно одобрила минский «Комплекс мер», подписанный в феврале 2015 г.

Мне показалось, что сегодняшние переговоры были весьма своевременными. Рассчитываю, что они помогут нормализовать наши отношения во всех перечисленных и других областях. Благодарю Министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона за этот контакт.

Вопрос: По-прежнему есть области, где Россия более враждебно настроена по отношению к Великобритании, чем когда бы то ни было с момента «холодной войны». Правда ли это? Доверяете ли вы друг другу?

С.В.Лавров (отвечает после Б.Джонсона): Я, честно говоря, не могу вспомнить каких-то действий России, которые были бы агрессивными по отношению к Соединённому Королевству. Мы ни в чем не обвиняли Лондон. Наоборот, слышали обвинения, даже довольно оскорбительно сформулированные в наш адрес, о том, что мы поддерживаем «преступный» режим в Сирии, что мы агрессоры, оккупанты, аннексируем чужие территории. Это все звучало, несмотря на то, что вся информация по всем региональным аспектам, о которых идет речь, и по многим другим, о том, какова наша позиция, чем она обусловлена, предоставляется регулярно. В ответ на эти более чем агрессивные заявления, звучащие из Лондона, со страниц СМИ, с экранов телевизоров, в том числе со стороны руководства Великобритании и официальных лиц, мы никогда не срывались на встречную агрессию. Всегда призывали конкретно рассматривать факты. Сегодня также по целому ряду вопросов, по которым мы расходимся, пришли к согласию, как мне показалось, что не помешает обменяться фактическими данными, когда речь идет о важных политических, внешнеполитических вопросах.

Что касается доверия, то я доверяю Б?рису. Доверяю настолько, что даже готов звать его не Б?рисом, а Бори?сом.

Вопрос (обоим министрам): Недавно мы стали свидетелями того, как взаимодействие спецслужб России и США позволило предотвратить теракт в Санкт-Петербурге и сохранить множество жизней. Великобритания также часто сталкивается с проблемой терроризма. Скажите, есть ли потенциал у сотрудничества Москвы и Лондона по антитеррору, несмотря на политические разногласия? Готовы ли наши страны предпринять конкретные шаги в этой области?

С.В.Лавров (отвечает после Б.Джонсона): Я согласен с тем, что это очень важная тема, в которой не должно быть каких-то искусственных ограничителей для сотрудничества на подлинно глобальном уровне между всеми без исключения странами. Как подчеркнул Президент России В.В.Путин, мы выступаем за то, чтобы сформировать универсальный антитеррористический фронт. Не должно быть попыток обуславливать такое сотрудничество чем бы то ни было. Министр иностранных дел Великобритании Б.Джонсон упомянул про конкретный аспект, связанный с проведением Чемпионата мира по футболу. Во-первых, поздравляем Англию с тем, что она будет представлена на этом спортивным празднике. Во-вторых, уже идут контакты между нашими соответствующими ведомствами по обеспечению безопасности в ходе Чемпионата мира. Я знаю, что на уровне министерств внутренних дел проводились встречи. Наверное, ФСБ неизбежно будет задействована в такого рода мероприятиях. Однако подлинно эффективное сотрудничество в борьбе с террором пока сдерживается решением британского Правительства прекратить все контакты с ФСБ, которое было принято в связи с т.н. «делом А.В.Литвиненко».

ФСБ у нас главный орган в борьбе с терроризмом. При ФСБ и под его руководством работает Национальный антитеррористический комитет. Без полноценных контактов с ФСБ, на которые Лондон, как я уже сказал, не идет, трудно рассчитывать на успех в этой сфере, который мы все заслуживаем и ждем.

Мы озабочены тем, что, несмотря на наши многократные обращения, сохраняется неготовность соответствующих британских правоохранительных органов предоставить нам информацию по т.н. «делу А.В.Литвиненко», которая была засекречена в значительной части без внятных объяснений и остается таковой до сих пор. Я думаю, что эта искусственная связка очень туманного дела с очевидно необходимым сотрудничеством в борьбе с террором все же не будет сохраняться.

Вопрос (адресован Б.Джонсону): На этой неделе Вы сравнили Россию с древним государством Спарта, назвав ее милитаристической, антидемократической и закрытой. Почему Вы это сказали? Согласен ли С.В.Лавров с таким сравнением?

С.В.Лавров (отвечает после Б.Джонсона): Честно говоря, не припомню, чтобы СССР воспевал Спарту и спартанцев как пример, на который должна ровняться советская страна. Хотя, например, в США спартанцы были среди тех, кого тот же Голливуд пропагандировал как образец мужества, решимости и силы. Но это история, каждый воспринимает ее по-своему.

Вопрос: Каждый раз Вы отвергали любые угрозы вмешательства России в выборы, но мир не поверил ни единому Вашему слову. Почему?

С.В.Лавров: Я сегодня обсуждал с Борисом вопрос о нашем вмешательстве во всевозможные выборы. В США уже год идут разбирательства: в рамках слушаний в Сенате, в рамках процесса, который возглавляет специальный прокурор Р.Мюллер, в других форматах. Были опрошены, заслушаны под присягой десятки лиц. Зная американскую систему, когда такое количество людей вовлечено в какие-то конкретные дискуссии про российское вмешательство, трудно представить, чтобы почти за год не произошло ни одной утечки. Это совершенно непохоже на американскую политическую систему. Пока нам не предъявят конкретные факты, мы не можем вразумительно обсуждать эту тему с кем бы то ни было.

Я уже напоминал, что нас подозревали и в том, что мы вмешивались в выборы во Франции и в Германии. По ФРГ есть установленный факт: несколько лет назад было подтверждено, что АНБ США из своей штаб-квартиры в Германии подслушивало разговоры Канцлера А.Меркель. Эта тема всеми воспринимается как данность, но никто по ее поводу беспокойства не выражает.

Что касается Вашего утверждения, будто бы мы всех убеждаем, что не вмешивались, а мир нам не верит, то под «миром» Вы, наверное, понимаете западное сообщество. Но даже в западном сообществе есть немало деятелей, которые имеют здравый ум и незашоренный взгляд. Например, мой сосед Б.Джонсон недавно заявил, что у него нет доказательств того, что Россия как-то вмешивалась в референдум по выходу Великобритании из Евросоюза.

Б.Джонсон: Думаю, здесь правильное слово «неуспешно»…

С.В.Лавров: Теперь если он мне не возразит, то у него на родине его репутация среди СМИ будет испорчена.

Б.Джонсон: Сергей, я беспокоюсь о Вашей репутации. Очень важно, если вы признаете российские попытки вмешаться в наш референдум. Какие бы они ни были, они оказались неуспешными. Если бы они возымели успех, то все было бы совсем иначе.

С.В.Лавров: Отсутствие действий никогда не может привести к результату, я с тобой согласен. Но по-прежнему факты о том, что мы вмешивались, но безуспешно, хотелось бы получить. Без фактов говорить очень трудно. Думаю, что вы вашей западной компанией все это себе придумали. К сожалению, сейчас вы находитесь в плену у этой темы. Очень трудно слезть с забора, на который забрались.

Вопрос: В последнее время мы слышали очень много негатива в адрес России от Вашего британского коллеги, в т.ч. разговоры о враждебности, вмешательстве в референдум в Великобритании, критику по отношению к его коллегам, общавшимся с российскими СМИ, конкретно с «Раша Тудэй». Сегодня подобная риторика продолжилась или она осталась в Великобритании для внутренней аудитории?

С.В.Лавров: Вы слышали, что мы сейчас говорим относительно наших переговоров, по теме вмешательства. Мы по-прежнему не видели ни одного факта. Если их огромное количество, наверное, что-нибудь да утекло бы, но пока, кроме голословных обвинений (что за 4 копейки кто-то разместил рекламу в каких-то социальных сетях), мы ничего не слышали.

Конечно, нас тревожит, что в «колыбели демократии», в Соединённом Королевстве, начинаются нападки на людей только за то, что они говорят с российскими журналистами. Это, действительно, должно волновать нынешнее Правительство, так как не добавляет ему доброй репутации.

Хочу отметить, что Борис сказал, что впервые после 1945 г. в связи с т.н. «аннексией Крыма» в Европе были нарушены какие-то правила. Напомню, что всё-таки в Крыму был референдум. Те, кто хочет убедиться в том, что крымчане сделали свой выбор добровольно, ездят в Крым, смотрят своими глазами и не верят тому, что «лепит» пропаганда на каждом углу с подачи наших украинских соседей и тех, кто покровительствует нынешнему киевскому режиму.

Что действительно не может быть оспорено, так это то, что впервые после 1945 г. в Европе одна страна-член ОБСЕ подверглась нападению других стран-членов ОБСЕ. Имею в виду бывшую Югославию, которая абсолютно противозаконным образом была подвергнута агрессии, расчленена и без всяких референдумов территория под названием Косово была провозглашена независимой. Это тоже ситуация, которая активно рассматривалась в т.ч. и в контексте сравнений с крымским референдумом, где ситуация была, повторю, совсем иной и опиралась на волеизъявление и международное право.

На сегодняшней встрече мы не уходили от острых тем, вы сегодня об этом услышали на пресс-конференции. Но мне нравится, как мы это обсуждаем. По крайней мере, я не ощущаю никакой враждебности и не испытываю. Думаю, что такая форма диалога весьма полезна и в конечном итоге позволит двигаться в сторону нормализации наших отношений на благо наших народов и международного сотрудничества.

Вопрос: Г-н Б.Джонсон, буквально за несколько дней до Вашего визита один британский парламентарий советовал быть осторожнее в России: не брать телефон, чтобы не прослушивали, не пить водку, быть внимательнее с едой (могут отравить), не ездить одному в лифте. Скажите, пригодились ли Вам эти советы? Действительно Вам показалось, что здесь так опасно?

С.В.Лавров (отвечает после Б.Джонсона, сказавшего, что сразу после приезда отдал своё пальто С.В.Лаврову): Я могу сказать, что в карманах пальто Бориса ничего не было.

?

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 декабря 2017 > № 2432540 Сергей Лавров


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 21 июля 2017 > № 2252948 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова телеканалу «Эн-Би-Си», Москва, 21 июля 2017 года

Вопрос: Г-н Министр, спасибо, что нашли для нас время. Хотелось бы обсудить много вопросов: Сирию, Северную Корею, Китай, Украину, ИГИЛ. Но всё же начать мне хотелось бы с российско-американских отношений. На некоторых фотографиях с представителями администрации Б.Обамы у Вас недовольный вид. В то же время есть снимки с Президентом Д.Трампом, где Вы выглядите веселым.

C.В.Лавров: И что?

Вопрос: То есть у меня сложилось правильное впечатление?

C.В.Лавров: Я не видел фотографий, глядя на которые, можно сказать, что я выгляжу довольным или недовольным. Если я на них смеюсь, то мой собеседник, вероятно, рассказал какую-нибудь шутку. Если же улыбки на моем лице нет, возможно, мой партнер просто скучен или же просит меня обдумать какой-нибудь серьезный вопрос, и тогда я не смеюсь. С Дж.Керри, например, мы много смеялись. У него было (и, я надеюсь, сохранилось) отличное чувство юмора. У нас были хорошие личные отношения, и при этом мы усердно работали для решения стоящих перед нами задач, будь то Сирия или какой-то другой вопрос.

Вопрос: Сейчас при Д.Трампе, по сравнению с предыдущими администрациями в отношениях между Кремлем и Белым домом можно говорить о некотором потеплении, но все же Москва выражает и недовольство, в частности, в связи с изъятием США дипломатической собственности России. Каковы, на Ваш взгляд, реальные настроения по отношению к Вашингтону? Есть ли в Администрации Д.Трампа конкретные люди, которые, как Вам кажется, подходят к взаимодействию с Россией более конструктивно, нежели другие? Как Вы думаете, Президент США Д.Трамп более положительно настроен в отношении России, чем, например, Госсекретарь Р.Тиллерсон?

C.В.Лавров: Знаете, мы можем полагаться лишь на конкретные заявления и действия. Очевидно, что при администрации Б.Обамы в отношении нас в Вашингтоне по какой-то причине начало расти раздражение. Началось это много лет назад, задолго до украинского кризиса или других событий, которыми теперь объясняют ухудшение отношений между Россией и США. Я бы сказал, что впервые это неудовольствие открыто проявилось, когда Э.Сноуден попал в Россию, рассчитывая оттуда отправиться дальше в Латинскую Америку. Россия была просто пунктом пересадки. Пока он летел из Китая в Россию, его паспорт аннулировали, о чем сообщили в аэропорты всего мира, включая и московский аэропорт, где он приземлился. Поэтому Э.Сноудена не могли пропустить дальше. Тогда Президент США Б.Обама стал звонить Президенту России В.В.Путину, Дж.Керри звонил мне, Дж.Бреннан звонил своему российскому коллеге. Звонили и много раз требовали от нас его экстрадиции. Наше законодательство не позволяет нам экстрадировать людей, которых преследуют за действия, направленные на защиту и поддержку прав человека. Тогда Президент США Б.Обама, на мой взгляд, поступил крайне не по-президентски. Он был так расстроен, что отменил свой визит в Москву, который должен был состояться непосредственно в преддверии саммита «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге. На сам саммит Президент Б.Обама приехал, однако визит, в повестке которого предполагалось обсудить довольно важные вопросы, был отменён.

Мне кажется, что в современном мире люди, занимающие какие-либо важные и влиятельные посты, не должны обижаться как малые дети из-за вопросов, которые ни в какое сравнение не идут с тем, что должно было обсуждаться на встрече лидеров России и США.

Не стоит забывать, конечно, и про «закон Магнитского», принятие которого, на наш взгляд, было в немалой степени организовано искусственно. Однако я надеюсь, что в ходе расследования, которое идет в том числе и в США, будет установлена истина. Все это произошло задолго до событий на Украине, все эти разногласия администрация Б.Обамы накапливала, выстраивая собственную повестку. Может быть, Президент США Б.Обама увидел что-то лично оскорбительное для него в России, в последние дни своего президентства он распорядился изъять дипломатическую собственность, защищенную двусторонними соглашениями между нашими странами и обладающую дипломатической неприкосновенностью. На мой взгляд, Б.Обама поступил так от отчаяния и хотел оставить своему преемнику неразрешимые проблемы в области российско-американских отношений. Так что нынешняя Администрация здесь ни при чем. Это решение, как и многие другие, было направлено на то, чтобы сделать жизнь нынешней президентской Администрации совершенно невыносимой.

Из истории американского государства и войн, которые шли на его территории, мы знаем, что Америка, по сути, отчасти так и была создана – благодаря конфискации имущества и земель. Однако я и не подозревал, что сейчас на подобное способна страна, которая придерживается иных принципов. Кстати, когда говорят, что имущество было конфисковано, а дипломаты были выдворены с целью наказать Россию за вмешательство в американские выборы, не верьте этой ерунде. В официальной ноте, полученной нами из Государственного департамента США, ничего не говорится о причинах конфискации. Так что это просто самый настоящий грабёж. Международное право полностью на нашей стороне. Мы будем действовать в рамках международного права, чтобы вернуть наше имущество.

Вопрос: Вы грозите выслать американских дипломатов из России. Каким образом США должны воспринять этот сигнал? Считает ли Россия Президента США Д.Трампа своим другом, или же ваше отношение к США отражено в тех заявлениях, где вы допускаете возможность высылки американских дипломатов?

С.В.Лавров: Наше отношение к Д.Трампу основано на его публичных заявлениях, в которых он выражал свою позицию в отношении России и говорил о том, что две крупнейшие ядерные державы должны сотрудничать и прикладывать все усилия для решения проблем, которые можно разрешить только путем взаимодействия. Эту позицию он выражал не только во время своей предвыборной кампании, но и в ходе трех телефонных разговоров между нашими лидерами, а также на встрече с Президентом России В.В.Путиным, которая состоялась 7 июля в Гамбурге. У нас нет оснований сомневаться в искренности его намерений продвигать интересы США, стремясь сделать наш мир более безопасным, действуя совместно с Россией на основе двустороннего сотрудничества и соблюдая при этом баланс интересов.

Что касается ситуации, в которой он оказался, я не думаю, что он подвергается критике из-за того, что, по мнению СМИ, его что-то связывало с Россией. Мне кажется, дело в том, что результаты президентских выборов стали для политического истэблишмента США потрясением, ведь победу на них неожиданно одержал человек, который не имел отношения к правящей элите США (он был представителем бизнес-элиты, но не входил в правящие круги). На Д.Трампа обрушилась целая лавина критики и совершенно необоснованных обвинений, по крайней мере в том, что касается российского аспекта кампании, направленной против него. На протяжении многих месяцев, в течение которых звучит эта критика, не было предоставлено никаких фактов. Некоторые из них замалчиваются под предлогом того, что они засекречены. Но я не могу поверить, что ЦРУ, АНБ, ФБР и многие другие американские разведывательные ведомства и спецслужбы, имея такой огромный профессиональный опыт, не в состоянии представить общественности факты, не ставя под угрозу свои источники. Если же это действительно так, то, получается, что ни в одном из этих семнадцати ведомств не нашлось ни одного профессионала. Я в это просто не верю. Таким образом, борьба продолжается. Администрации Д.Трампа стремятся всячески усложнить жизнь. Заговаривают даже об импичменте, я читал об этом. Но, честно признаться, я сейчас все реже и реже читаю американские новости.

Вопрос: То есть Вы считаете, что для Д.Трампа это борьба?

С.В.Лавров: Это определенно борьба.

Вопрос: Россия выступает на его стороне?

С.В.Лавров: Нет, мы на стороне справедливости. Если речь идет о двух дачах, мы хотим, чтобы соблюдались принципы международного права. А если речь идет о внутренних делах другой страны, включая США, мы хотим, чтобы соблюдались положения действующей в этой стране конституции и взятые ею на себя международные обязательства.

Вопрос: Мы знаем, что Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп во время саммита «Группы двадцати» встречались трижды. У них была встреча в двустороннем формате, встреча за ужином и встреча…

С.В.Лавров: А может, еще в туалет вместе вышли. Получается, четвертая встреча.

Вопрос: Они встретились еще раз, были кадры с рукопожатием. Вот я и хотел спросить, были ли еще встречи, например, в коридорах или где-то еще.

С.В.Лавров: Я думал, зрелые, взрослые люди уже все поняли, но очень солидные средства массовой информации продолжают твердить о том, что они встречались тайно. Когда? Во время официального ужина, на котором было человек сто, не считая официантов и помощников, которые не могли сидеть за столом, но тоже находились в зале? Но так это обычно и происходит.

Вопрос: То есть они, возможно, все-таки еще встречались?

С.В.Лавров: А почему ни у кого не возникло никаких подозрений в связи с тем, что на протяжении всего ужина В.В.Путин сидел рядом с первой леди М.Трамп? Так рассадила гостей принимающая сторона Германия. А после того, как ужин закончился (меня там не было) Президент Д.Трамп, по-видимому, подошел за своей супругой и провел несколько минут с В.В.Путиным. И что с того? Они действительно обменялись рукопожатиями. Это теперь называют третьей встречей. Как я уже сказал, уж не знаю про уборную.

Вопрос: Но встречались ли они в коридорах, вели ли какие-то другие беседы?

С.В.Лавров: Министров иностранных дел на сессии «Группы двадцати» не приглашают. Мы присутствовали только на двусторонних встречах, которые Президент России В.В.Путин провел со многими из своих коллег-лидеров, прибывших на саммит. Когда Вас родители приводили в детский сад, прежде чем отправиться в группу, Вы ведь находились в одном помещении с другими детьми? Уверен, что да. Я помню, что со мной в детстве было так: я пять-десять минут был с другими ребятами, прежде чем нас вели на занятия, чтобы рассказать нам, чем отличаются друг от друга разные звери.

Вопрос: Но это все-таки саммит «двадцатки», а не детский сад.

С.В.Лавров: Но там тоже есть помещение, где они собираются до начала мероприятия. Их ведь не всех разом автобус привозит. Каждый лидер приезжает в своем кортеже, затем его проводят в помещение, где все ожидают начала мероприятия. Так что они, возможно, встречались не три раза, а гораздо больше.

Вопрос: Когда встречаются такие влиятельные люди, как Президент США Д. Трамп и Президент России В.Путин, главы ключевых держав на международной арене, они приходят к тем или иным договоренностям, реализацией которых придется заниматься людям, которые работают на вас. Приведу в пример рабочую группу по кибербезопасности. Спецпредставитель Президента России по вопросам международного сотрудничества в сфере информационной безопасности заявил, что ее создание сейчас обсуждается с США. При этом Президент США Д.Трамп написал в «Твиттере», что это невозможно. Складывается впечатление, что лидеры договорились о чем-то подобном в ходе двухсторонней встречи, но с уверенностью здесь ничего сказать нельзя, так как у нас нет точной, объективной информации о том, к каким именно договоренностям они пришли. Так будет ли все-таки создана рабочая группа по кибербезопасности? И более широкий вопрос: не усложняет ли такая ситуация вашу работу? По имеющейся информации, Россия выступала за присутствие на встрече стенографиста, но Белый дом, как говорят, был против. Так ведь?

С.В.Лавров: Там было два переводчика – по одному с каждой стороны.

Вопрос: Хорошо. Так усложняет ли вашу работу отсутствие четкого понимания того, к чему стороны пришли по итогам встречи, формального соглашения? И что насчет группы по кибербезопасности?

С.В.Лавров: Вы, к сожалению, представляете все очень схематично. Когда лидеры встречаются и обсуждают те или иные вопросы, они не составляют черновые варианты каких-то соглашений и документов. Они сосредотачиваются на областях, в которых, по их мнению, их страны могут сотрудничать на благо своих народов, на благо региональной и глобальной безопасности. Лидеры действительно обсуждали проблему кибербезопасности. Президент США Д.Трамп поднял этот тему. Он сказал, что хорошо помнит, как в ответ на вопрос, вмешивалась ли Россия в выборы в США, Президент России В.В.Путин публично заявил, что нет. Президент России В.В.Путин также напомнил, в том числе и на встрече в Гамбурге, что Россия неоднократно, еще много лет назад, при администрации Б.Обамы, предлагала создать работающий механизм, который позволил бы рассматривать все вопросы в сфере кибербезопасности, вызывающие беспокойство у наших стран, а также, возможно, и у других стран. В работе этого механизма могли бы принимать участие и другие государства.

Именно Россия и Китай, а также и другие страны-участницы ШОС еще несколько лет назад предложили проект документа под названием «Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности». Он был внесен в качестве официального документа ООН. Однако администрация Б.Обамы не горела желанием его обсуждать. Мы напомнили об этом, когда на Администрацию Д.Трампа и Россию начали сыпаться обвинения в том, что мы плели подковерные интриги, чтобы демократы проиграли. Мы в очередной раз напомнили свою позицию, заключающуюся в том, что мы хотим, чтобы в рамках обсуждения киберпространства была возможность обсуждать любые опасения, связанные с этой сферой, будь то вмешательство во внутренние дела суверенных государств или же использование интернета в своих целях террористами, наркоторговцами, педофилами и другими преступниками, нарушающими международное право. Президент Соединенных Штатов Д.Трамп проявил явную заинтересованность в обсуждении данных вопросов.

Вопрос: Сейчас ведутся переговоры с США по вопросам кибербезопасности?

С.В.Лавров: Я не могу быть в курсе абсолютно всех тем, которые обсуждают наши эксперты.

Вопрос: По словам спецпредставителя Президента России по вопросам международного сотрудничества в сфере информационной безопасности, США и Россия ведут переговоры.

С.В.Лавров: Об этом он вчера сказал.

Вопрос: Это так?

С.В.Лавров: Вы спрашиваете меня, верю ли я официальному лицу, которому поручено заниматься сферой кибербезопасности? Если не верите ему, можете уточнить у кого-нибудь другого. Он мой подчиненный, у меня нет никаких оснований ему не верить.

Вопрос: Сначала Вы говорили, что Президент США Д.Трамп в ходе беседы затронул вопрос о том, что Россия предположительно вмешалась в ход выборов в США. Позже Президент В.В.Путин сказал, что Президент США Д.Трамп спросил его об этом напрямую, и это был не один, а целый ряд вопросов, что Президент США Д.Трамп уделил этой теме много внимания. Изменили ли в Москве формулировки, сравнивая их с тем, как Вы это охарактеризовали, чтобы помочь Президенту США Д.Трампу? Преувеличивала ли Россия, когда заявила, что вопросу о вмешательстве России в ход выборов в США уделили много времени?

С.В.Лавров: Такое чувство, будто я сейчас на сенатских слушаниях, где выясняют, не предал ли Президент США Д.Трамп интересы Соединенных Штатов Америки. Президент США Д.Трамп сам ответил на все заявления, сказав, что верит Президенту России В.В.Путину, как российский лидер и сказал. Всем тем, кому нечем больше заняться, кроме как этим грязным делом, Президент США недвусмысленно напомнил, что об этой части их беседы на пресс-конференции сказал Президент России В.В.Путин, заявив, что американский Президент поднял этот вопрос. В.В.Путин подтвердил, что мы никогда не предпринимали действий по вмешательству в ход американских выборов, и у него возникло ощущение, что Президент США Д.Трамп это объяснение принял. Президент России В.В.Путин не говорил, что Президент США Д.Трамп был счастлив от того, что было сказано по этому вопросу. Я читал запись Президента США Д.Трампа в «Твиттере» и думаю, что то мужество, с которым он выдерживает эти жуткие нападки, действительно, заслуживает уважения. Еще какие-нибудь вопросы по кибербезопасности?

Вопрос: Хотел бы задать Вам вопрос более общего характера. У Вас за спиной многолетний опыт дипломатической службы, Вы один из самых опытных дипломатов в мире. Но за последние несколько месяцев Вам довелось непосредственно наблюдать целый ряд событий исторического значения. Какие чувства охватывали Вас, когда Вы присутствовали на встрече Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа? Что Вы испытывали, когда находились в Овальном кабинете у Президента США Д.Трампа, который говорил, что в его распоряжении есть отличные разведданные, часть которых он, как сообщается, передал Вам, или когда он назвал Дж.Коми чокнутым? Ведь такое даже Вам доводится наблюдать далеко не каждый день.

С.В.Лавров: Вас интересуют мои ощущения во время встречи в Овальном кабинете? По большому счету, я испытывал то же самое, что и во время аналогичных встреч с Б.Обамой и его предшественником Дж.Бушем-младшим, а именно уважение к легитимно избранному президенту, возглавляющему США в соответствии с американской конституцией, уважение к тому, что он решил довести до моего сведения позицию США, или же свое видение того, какими должны быть двусторонние отношения между Россией и США.

Вопрос: А на встрече двух президентов на полях саммита «двадцатки»? Супруге Президента США Д.Трампа, говорят, даже пришлось заглянуть к ним, чтобы напомнить о том, что пора закругляться, а встреча шла так хорошо, что лидеры не хотели прекращать разговор.

С.В.Лавров: Послушайте, с точки зрения нашей политической и человеческой культуры, вопросы чужой семейной жизни не следует обсуждать на публике.

Вопрос: Но мой вопрос был скорее о…

С.В.Лавров: Понимаю, Вам как британцу очень хочется вытянуть из меня больше деталей, чем российская сторона может Вам предоставить именно на эту правочеловеческую тему.

Вопрос: Вы не хотите делиться подробностями об этой встрече. Она продлилась более двух часов, а нам так мало о ней известно.

С.В.Лавров: Вы спросили у меня о появлении первой леди США – я Вам ответил.

Мы беседуем вот уже около получаса, а говорим в основном лишь о встрече в Гамбурге. Что Вас конкретно интересует?

Вопрос: Мне просто интересны Ваши мысли по поводу встречи двух президентов.

С.В.Лавров: Это была встреча двух лидеров, и я, кстати, сделал заявление после нее, но до пресс-конференции Президента России В.В.Путина. Это была встреча двух лидеров, которые определенно отстаивают интересы своих стран на долгосрочную перспективу, а не просто думают о том, что будет года через полтора, о промежуточных выборах. Они определенно руководствуются долгосрочными интересами США и России и понимают, что для защиты интересов наших стран требуется (и так будет гораздо лучше), чтобы мы сотрудничали, в том числе по тем вопросам, которые представляют важность для всего мира и решаются гораздо эффективнее совместными усилиями России и США, как мы это сейчас наблюдаем в отдельных районах Сирии.

Кстати, Вы сказали, что когда я был в Овальном кабинете, Президент США Д.Трамп раскрыл какую-то тайну. Вы так сказали? Я упустил эту часть Вашего вопроса.

Вопрос: Да, как Вы знаете, звучат такие заявления.

С.В.Лавров: Его обвинили в том, что он в беседе со мной раскрыл секретную информацию, которую удалось получить спецслужбам, о том, что террористы научились прятать в смартфонах и ноутбуках взрывчатку. Он всего лишь упомянул, что террористы сейчас проявляют недюжинную изобретательность. Примерно за месяц до того, как состоялась моя встреча в Овальном кабинете, эта информация была озвучена ФБР или ЦРУ. Это были не просто официальные заявления, а стало причиной, по которой пассажирам ряда ближневосточных стран официально запретили проносить такого рода устройства на борт самолетов. Причина была именно в этом. Когда об этом заговорили как о какой-то сверхсекретной информации, которую мне выдал Президент США Д.Трамп, я не мог поверить, что серьезные люди могут такое утверждать.

Вопрос: Считаете ли Вы, что сообщения о приостановке программы ЦРУ по поддержке сирийских повстанцев свидетельствуют об уступке со стороны США, что они принимают требования России относительно действий США в Сирии?

С.В.Лавров: Согласно американским СМИ (если им еще можно верить, а мне все еще хочется им верить), это решение было принято за несколько недель до саммита «Группы двадцати». Вчера я прочитал, что решение это было принято по итогам встречи между Президентом США Д.Трампом, советником Президента по национальной безопасности генералом Г.Макмастером и Министром обороны Дж.Мэттисом. Исходить я могу только из этих сообщений.

Вопрос: Вы приветствуете эту новость?

С.В.Лавров: Сейчас я не могу сказать, поскольку нам предстоит еще разработать общий для всех подход к разрешению сирийского кризиса. Безусловно, сейчас мы уделяем первостепенное внимание зонам деэскалации, созданным с целью остановить борьбу между правительственными силами и вооруженной оппозицией, чтобы они перестали воевать друг с другом и сосредоточили все усилия на борьбе с ИГИЛ. Подход оппозиции и Правительства подписать соглашение о прекращении огня, начать реализовывать Режим прекращения боевых действий (РПБД) соответствует нашей логике.

Насколько я понимаю, список группировок, которые США перестанет поддерживать, посылая инструкторов и оружие, не включает в себя все силы, с которыми работают американцы. Недавно поступила информация, что США создали около десяти военных баз в Сирии. Об этом написала турецкая газета, а американцы после этого раскритиковали Турцию за то, что та позволила этой информации стать достоянием общественности. Там речь шла о десяти базах. Я лишь цитирую то, что услышал в новостях.

Вопрос: Вы выступаете против американских баз в Сирии?

С.В.Лавров: Нет, я не возражаю против американских баз в Сирии, но при условии, что США признают, что их незаконное присутствие в САР, ведь в отличие от нас сирийское Правительство их не приглашало...

Вопрос: Незаконное?

С.В.Лавров: Конечно незаконное. При условии, что это незаконное присутствие США в Сирийской Арабской Республике будет соответствовать условиям, которые, по их словам, они выполняют: это полное уважение государственного суверенитета и территориальной целостности Сирии и преследование единственной цели – борьбы с ИГИЛ и другими террористическими группировками. Это значит, что после освобождения страны и урегулирования ситуации с учетом интересов всех этнических, религиозных и политических групп присутствие иностранных войск или иностранных баз в Сирии будет считаться законным исключительно с согласия самих сирийцев.

Но мне было интересно сегодня прочитать про американское присутствие в Сирии и наличии там их баз в заявлении директора ЦРУ М.Помпео. Его спросили о том, что Россия делает в Сирии, и он ответил, что им не нравится то, что Россия делает в Сирии, что они не разделяют целей, которые Россия преследует в Сирии, что главная цель российского присутствия в САР – развернуть пару военных баз на побережье Средиземного моря. Представлено это было как нечто такое, на что мы не имеем права. Если человек, представляющий страну, незаконно развернувшую десять военных баз в Сирии, очень обеспокоен тем, что другая страна создает две собственные базы на основе межправительственного соглашения с государством, которое, к слову, является членом Организации Объединенных Наций, то здесь явно чувствуются двойные стандарты. Не говоря уже о том, что сотни военных баз США по всему миру, а также вокруг России не вызывают совершенно никакого беспокойства у г-на Помпео или кого-то еще.

Вопрос: Хочу внести ясность. Если следовать принципу, согласно которому вмешиваться в ситуацию в Сирии могут лишь те страны, которым дал разрешение Президент САР Б.Асад, то получается, что это право есть лишь у России, Ирана и, возможно, «Хизболлы».

С.В.Лавров: Строго говоря, да, но на практике мы стараемся быть гибкими, чтобы устранить главный барьер на пути к сирийскому урегулированию – угрозу терроризма. Работая с Ираном и Турцией, с Иорданией, Соединенными Штатами и вооруженной оппозицией, мы стремились достичь этой цели, положить конец военным действиям между Правительством и теми, кто сражается на стороне патриотически настроенной оппозиции, чтобы таким образом высвободить силы для борьбы с террористами. Процессы, в которые мы вовлечены, были согласованы с сирийским Правительством, которое не возражает против того, чтобы мы двигались в направлении общего понимания, что приоритетом номер один является борьба против ИГИЛ. Мы очень надеемся, что соглашение по зонам деэскалации решит проблему, из-за которой сорвалось соглашение, подписанное Россией и США при Б.Обаме, я имею в виду «Джабхат ан-Нусру» и все ее ипостаси. С самого начала коалиция под руководством США боролась с ИГИЛ, иногда активно, иногда не очень, но всегда обходила «Джабхат ан-Нусру» стороной. Это очевидно, на это указывают все факты.

Кстати, именно из-за этого провалилось соглашение, которое мы с бывшим Госсекретарем США Дж.Керри подписали в сентябре прошлого года и которое поддержали Президент России В.В.Путин и Президент США Б.Обама. Согласно нашим договоренностям, сирийская авиация вообще не должна была летать, а российская авиация и силы коалиции совершают вылеты и уничтожают оговоренные цели. Это было прорывное соглашение, но через неделю после его подписания администрация Б.Обамы, которая взяла на себя обязательство разделить «Джабхат ан-Нусру» и патриотически настроенную оппозицию, призналась, что у нее ничего не вышло. Это только подтвердило наши подозрения, что они все это время защищали «Джабхат ан-Нусру».

Вопрос: Не могу не спросить Вас о Северной Корее. Незадолго до саммита «Группы двадцати» Россия и Китай создали своего рода альянс, если так можно сказать, придя к соглашению относительно общей позиции по Северной Корее. Почему Россия не считает КНДР угрозой, несмотря на то что эта страна выпустила ракету в непосредственной близости от российской границы?

С.В.Лавров: Не могу сказать, что мы не видим угрозы в том, что происходит на Корейском полуострове, ведь действия Северной Кореи являются грубым нарушением резолюций Совета Безопасности ООН. Мы видим не совсем благородные попытки представить ситуацию в искаженном свете – будто бы мы потакаем КНДР, закрываем глаза на то, что они делают. Я не знаю, с какой целью это делается, возможно, кто-то хочет заработать на этом политические очки. Наша позиция однозначна. Мы последовательно поддерживали и соблюдали резолюции Совбеза ООН, призванные остановить запрещенную ракетно-ядерную программу Северной Кореи. И с самого начала было оговорено, что все вводимые санкции будут нацелены исключительно на то, чтобы лишить Северную Корею возможности продолжать реализовывать эти программы. То есть санкции Совбеза должны работать непосредственно в отношении тех, кто принимает участие в разработке и финансировании ракетно-ядерной программы, и связь эту необходимо четко установить.

Однако когда на обсуждение выносятся инициативы, призванные полностью «перекрыть кислород» северокорейской экономике, вообще запретить импорт из Северной Кореи и экспорт в нее, заблокировать транспортные каналы связи с КНДР, разорвать любые контакты с руководством страны, мы, конечно, не можем поддержать такой подход, потому что он прямо противоречит исходному принципу, лежащему в основе всех усилий на этом направлении – положить конец ракетно-ядерной программе. Но это не должно быть сделано за счет жизней сотен и тысяч жителей Северной Кореи.

Вопрос: Этот исходный принцип также означает, что вы не поддерживаете идею о смене режима? В этом позиция России?

С.В.Лавров: Мы не верим, что нужно свергать режимы где бы то ни было. В США звучат пылкие заявления, в том числе и из уст некоторых представителей власти, о том, что терпение закончилось и надо действовать, поскольку угроза нарастает, и Северная Корея уже произвела пуск межконтинентальной баллистической ракеты.

Кстати, когда наши президенты встретились в Гамбурге, наши военные передали Пентагону объективные данные с наших радаров, которые расположены прямо на границе с Северной Кореей, согласно которым это был пуск не межконтинентальной ракеты. Однако американцы заявили, что у них есть свои расчеты. Мы предложили собраться и без какой-либо политизации этого вопроса профессионально обменяться информацией и все обсудить. Так или иначе, где-то полтора месяца назад Министр обороны США Дж.Мэттис заявил, что использование силы против северокорейского режима будет означать гуманитарную катастрофу в этом регионе. Наши американские коллеги в частных беседах признают, что в данном случае речь идет о сотнях тысячах людей не только в КНДР, но и в Южной Корее, в соседних странах. Тех, кто продолжает прорабатывать подобные сценарии, я считаю безответственными политиками.

В свою очередь, Россия и Китай предложили начать параллельный политический процесс, который не станет заменой проводимой сейчас политике оказания давления на КНДР, а будет занимать отдельную нишу. Смысл в том, чтобы добиться своего рода двойной «заморозки»: Северная Корея замораживает все пуски и испытания, а США и Южная Корея пусть не полностью прекращают, но все же снижают масштаб военных учений в регионе. Это, как мы считаем, поможет разрядить ситуацию и позволит начать профессиональный диалог с целью укрепления доверия. Начать можно с очень простых вещей, например, принять заявление, согласно которому ни одна из сторон не будет нападать на другую, и безопасность всех участников процесса будет гарантирована взаимными обязательствами. Далее можно использовать эти общие принципы и попытаться добиться соглашения по конкретным моментам, превращая существующие гарантии в практические шаги. Для этого потребуется время, однако мы считаем, что это единственная возможность избежать катастрофы, которая сейчас принимает вполне реальные очертания.

?

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 21 июля 2017 > № 2252948 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter