Всего новостей: 2501417, выбрано 2 за 0.027 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кьеза Джульетто в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кьеза Джульетто в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081931 Джульетто Кьеза

 Ограбление по…

конец абсолютному доминированию?

Джульетто Кьеза

Буквально за несколько лет ситуация в мире кардинально изменилась. И происходит не эволюционное развитие мира, а революционное. Хотя в какой-то мере эта революция спонтанная, и происходит она из-за медленного, но устойчивого накопления причин, ситуация, которая привела к политической революции на Западе: в Европе и Соединённых Штатах Америки, — зрела давно.

На наших глазах происходит кризис цивилизации. Этот процесс, который начался тридцать лет назад, очень быстро развивался. Дело в том, что Запад пытался соединить западный и весь остальной мир в одном идеологическом, культурном и экономическом пространстве. Это не получилось и не могло получиться, потому что глобализация в том виде, в котором была задумана, невозможна в принципе, поскольку она перечёркивает историю разных народов, как бы отменяет её. Но это несовместимо с природой людей и попросту нарушает законы природы. Ведь человеку, как и народу, требуется определённое время, чтобы адаптироваться. Эволюция стала настолько стремительной, что не даёт времени приспособиться. Сегодня человек, сев в самолёт, всего за несколько часов может совершить кругосветное путешествие, обогнуть планету. А когда это могут сделать целые народы, начинается неизбежное столкновение между разными культурами, обычаями, религиями, что приводит к неразрешимым противоречиям.

Очень важный момент сегодняшней действительности — технологическая революция. Внутри неё действуют информационно-коммуникационные технологии, которые в течение одного поколения произвели столь глубокие изменения, что меняют все предыдущие отношения между людьми и народами. Технологическая революция, которая происходит так быстро, что люди не могут адаптироваться, производит антропологические изменения в самом человеке. Эти изменения поначалу кажутся приятными, но когда они накапливаются, то нарушают все принципы и даже законодательство.

Ведь всякое общество регулируется законами. Они распространяются на всех, то есть на каждого человека, независимо от того, какие у него интересы. Но вот законы перестают работать, потому что условия самой среды меняются столь быстро, что люди не понимают, что делать. И тогда попросту происходит слом обычаев, традиций.

Мы сейчас находимся именно в такой ситуации и должны найти выход как можно быстрее. При этом надо понимать, что все проблемы разрешить попросту невозможно. Но можно и нужно, по меньшей мере, уменьшить скорость разрушения. Нужно немного притормозить и найти время для размышления. Иначе, если мы продолжим нестись на такой скорости, то провалимся в пропасть.

Все мы помним, как Фукуяма после падения Берлинской стены сказал, что история закончена. Но вот прошло совсем немного времени по историческим меркам, и забурлил весь мир. А дело в том, что такие слова — это совокупность всех иллюзий, которые питал и сам Фукуяма, и многие на Западе. Они наивно считали, что произошла окончательная победа одной системы. И то, что мы имеем на сегодняшний день, — это и есть результат данных иллюзий: "Мы победили, наш порядок будет доминировать, потому что наши конкуренты исчезли".

Но что означает конец истории? Это отсутствие столкновения интересов. Когда интерес один, управление одно, доминирование очевидно — вот и всё, история закончена. Но это очень наив­ное видение мира. Мир большой. И миллиарды людей невозможно свести к одной схеме, к одному знаменателю.

История не только не закончена, но сейчас интересы обостряются. Причём сталкиваются разные интересы: интерес экосистемы сталкивается с развитием человечества, как оно было задумано Западом. Александр Зиновьев давно предупреждал, что механизм развития Запада не может продолжаться в прежнем виде, потому что превращается в авторитарную систему. И слова о конце истории эквивалентны идее создания авторитарной мировой системы — и даже более жестокой, недемократической, по существу — системы насильственной.

Однако фраза, не имеющая под собой оснований, стала столь популярной, потому что система массовой информации была в руках тех людей, которые так думают. Вот наглядный пример доминирования одного мышления: эти люди распространяют те идеи, которые сами и придумывают. Это не реальная информация, а их мнение. Но поскольку они контролируют поток информации, то их мнение становится мировой доминантой. Хотя — относительно мировой, до тех границ, на которые распространяется их влияние. И это тоже показатель их интеллектуальной и идеологической ошибки. Ведь идеи не дойдут до всех. Например, полтора миллиарда человек на планете попросту не имеют доступа к электроэнергии. Многие идеи не распространяются из-за языковых барьеров. Полтора миллиарда говорят на китайском языке. Миллиард двести миллионов индийцев, миллиард африканцев. Да и вообще, глобализация и унифицирование идей могут распространяться лишь до некоторого предела. Но этот предел американская, англосаксонская культуры не видели, а потому и не учитывали. Ведь они доминировали в течение трёх с лишним веков, это долго, это выработало привычку: "Мы доминируем, мы — выше, лучше остальных". Это расистская идея, которая как раз и родилась потому, что мы, западные люди, доминировали веками. Остальной мир был ограблен Западом. Мы, западные люди, думали, что так будет бесконечно, потому что в течение трёх веков мы доминировали. Но вдруг в мире появляются гиганты, которые могут не только сказать "я не согласен" и защититься, но и дать отпор. И раньше были несогласные, но они не могли постоять за себя. Индия, например. Целый континент мы завоевали, забирали там всё и делали, что хотели. Но вот появляются такие политические силы, как Китай, Россия. И продолжение ограбления уже невозможно.

Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081931 Джульетто Кьеза


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 марта 2015 > № 1315818 Джульетто Кьеза

Редко итальянские СМИ публикуют две точки зрения на события, происходящие в России, особенно в свете последних событий на Украине. IlFattoQuotidiano от 12 марта, однако, опубликовал размышления двух известных итальянских журналистов, корреспондентов, работавших долгое время в Москве — Джульетто Кьезы (писал для газеты Unità) и Леонардо Коэна (писал для газеты La Repubblica).

Журналисты и публицисты, представляющие две противоположные точки зрения, высказали свое мнение по поводу экономического кризиса, санкций, свободе СМИ в России, а также роли РФ и ее президента в Европе и мире.

ИА REGNUM представляет перевод статьи с небольшими сокращениями.

Внутренний экономический кризис

Джульетто Кьеза: «США предприняли наступление против России, что в корне меняет картину после 1989 года. Каждый на свое усмотрение интерпретирует этот выбор, но факт остается фактом. Экономический кризис в России является результатом этого наступления. Использование Украины как палки для битья, больше санкций, „политическое“ снижение цены на нефть, блокировка „Южного потока“, попытки Европы заменить российский газ американским — все это оказало отрицательное влияние на экономику России. Остановка падение рубля имело свою цену. Дума и все политическое руководство, чтобы подать пример, сократили себе зарплаты, в том числе Путин и Медведев. Россия подверглась удару по самым слабым местам, которые берут начало с момента интеграции в мировой рынок. В итоге: говорить о России как об „агрессоре“ нельзя. Россия подверглась нападению по всем фронтам и вынуждена защищаться. Запад не понимает, что Россия „не может больше отступать“, потому что она уже загнана в угол. А от соперника — сильного соперника — который был загнан в угол следует ожидать любой реакций. См. Крым».

Леонардо Коэн: «Цена рубля упала в два раза. Как и цена нефти. Украина, т.е. санкции, которые начинают оставлять свой след. Бегство капиталов. Разрушительная коррупция. Налоги на экспорт нефти и газа представляют более половины государственного бюджета: если снижается цена барреля, соответственно уменьшаются государственные расходы, что затрудняет темпы роста доходов населения. В течение многих лет благоприятная ситуация на рынке сырой нефти позволила погасить долги, сделать запасы, укрепить рубль и привлечь инвестиций. В течение первых двух президентских сроков Путин пользовался этим, обеспечил стабильность и процветание, ВВП рос в среднем более чем на 6 процентов в год до 2009 года: таким образом, Россия избавилась от иностранной финансовой зависимости. Но раздолье закончилось. Меньшие доходы приводят к большим жертвам. Средний класс, более 20% населения, хочет перехода к диверсифицированной экономике: кризис, следовательно, также и политической, демонстрирует провал Путина. Кремлю придется пересмотреть многие задачи, начиная с военных расходов: война на Украине имеет цену, показать свои мышцы Западу стоит еще больше. Большая проблема представляет собой выплата пенсий и особенно поддержание экономически активного населения, а сейчас половина зарплат уходят на еду (официально инфляции сейчас 16%)».

Управление несогласными (так в оригинале — прим. ИА REGNUM) и убийство Немцова?;

Джульетто Кьеза: «Вашингтон сделал ставку на самонадеянную уверенностью: поставить на колени Россию и Путина (который теперь носит статус диктатора, а с ними, как известно, можно использовать даже агрессивные и вульгарные тона). Расчеты американских экспертов по России (и их последователей в Европе) предусматривают, что через два- три года этого „лечения“, Путин будет свергнут и заменен новым руководством, по крайней мере лояльным к интересам Запада, как это было при Ельцине. Здесь мне видится очевидная ошибка. До этого момента „отдача“ имеет противоположный эффект. Путин увеличил свою популярность. Тот, кто знаком близко с ситуацией, не из Вашингтона или Брюсселя, знает, что история с Украиной породила в России „народное восстание против Америки и Запада“, что является беспрецедентным даже по сравнению с послевоенным периодом. Одним словом, после 20 лет западной колонизации, вновь проснулся „русский дух“. Русофобия — это заболевание, которое производит опасные токсины: ненависть и высокомерие, потерю реальности. На Западе мы погрузились в эту болезнь. Несогласие — то, которое существует сейчас в России — не имеет шансов породить „цветные революции масс“ как те, хорошо известные в Белграде, Тбилиси, Киеве и т.д.. Всегда существовали славянофилы и западники. Даже Пушкин писал об этом. Есть те русские, которые по тысячам причин идентифицируют себя с Западом. Но они никогда не были большинством и, как минимум, не являются им и сегодня. Ельцин и Гайдар уже „пробовали это на вкус“, и русские не хотят повторить дегустацию. Путин предпринял свои контрмеры. В Вашингтоне протестуют, но Джордж Сорос не сможет сделать в Москве и Санкт-Петербурге то, что он сделал в Киеве и Белграде. Все думские партии: коммунисты Зюганова, последователи Жириновского, партия „Справедливая Россия“ — едины в поддержке внешней политики Путина. Убийство Бориса Немцова должно быть рассмотрено в данном контексте. Что касается предполагаемого заговора „националистов“ в рамках силовых структур, ничто не может быть исключено, однако в комментариях западных СМИ сквозит пустота. Русофобия берет своё среди западных аналитиков».

Леонардо Коэн: «Больная экономика заставляет хромать путинскую модель развития. Затрагивает личные деньги и интересы. Финансовая блокада, по сути, ограничивает свободу действий олигархов, которые процветали в тени Кремля. Кризис выявил слабые места русской экономики, хромой как утки: Путин еще должен столкнуться с худшим. С внутренним восстанием. И спадом. ВВП снижается. Местное производство не справляется со спросом потребителей. Не хватает неквалифицированной рабочей силы из-за демографической динамики: в 1989 году россиян моложе двадцати лет было 44 млн, в 2012 только 30. Таким образом, политика против иммиграции превратилась в бумеранг. Оппозиция пользуется недовольством среднего класса и тревогами людей. Те, кто ставит под сомнение систему, как Борис Немцов — с аргументами, основанными на данных и четко определенных обстоятельствах — должны быть нейтрализованы, как в известной формуле Сталина: „нет человека, нет проблемы“. И потом, есть арсенал пропаганды, которую уже давно изучали и практиковали во времена КГБ и холодной войны: стратегия „постоянного заговора“. Стратегия, которая делает незаменимым использование патриотизма. Враг стоит у двери, плетет интриги против России, уже организовал девальвацию рубля и коллапс нефти, чтобы забрать доходы от наших ресурсов. Они не знают бесконечное терпение русского народа, того, что позволило им победить нацистского захватчика. Вторая мировая война в России, не случайно, называется Великая Отечественная».

Отношения Кремля с медиа

Джульетто Кьеза: ""Диктаторская" картина, которая изображается на Западе, как минимум, односторонняя и неискренняя. Несогласные СМИ в Москве существуют: есть многочисленных газеты, которые высказывают явное противостояние правительству и Кремлю. Частные ТВ и радио, враждебно относящиеся к Путину, политические комментаторы, критикующие Кремль и его политику, многочисленны. В Интернете нет цензуры. Банально говорить, но ясно, что Кремль оказывает свое влияние на некоторые СМИ и доминирует особенно в телевизионном пространстве. Я не вижу никаких оснований беспокоиться об этом, в Италии есть хор почти полностью проправительственные СМИ, а против критиков применяется система изоляции. Но «плюрализм» западных СМИ (в США еще хуже, чем в других местах) уже давно превратился в большой барабан единогласия. Не достаточно быть «частными», чтобы быть свободными и объективными. Все чаще быть приватным становится синонимом продавца информации. И это сейчас понимают очень много зрителей и читателей. Сейчас видим растущую озабоченность на Западе из-за «проникновения» «российской пропаганды». RT (на английском языке) нарушил монополию США, разозлил Джона Керри. А синьора Могерини объявляет контрмеры, чтобы справиться с очевидными успехами российских телеканалов в Европе, особенно в Прибалтике. '"Подруга" Украина их просто запрещает. Мы не подаем хороший пример".

Леонардо Коэн: "Пропаганда предполагает полный контроль над средствами массовой информации, даже над Интернетом. Государство контролирует напрямую, через Национальную Медиа Группу, некоторые такие крупные эмитенты как Рен-ТВ и Пятый канал. В руках Кремля крупнейшие новостные агентства, таких как Риа-Новости, которое финансирует RT. Остальные российские СМИ — почти все — в руках друзей Путина. Немногие противостоят этой осаде, это «Новая газета» (в акционерах Михаил Горбачев) и ТВ Дождь. Круг независимых СМИ сужается все больше и больше, неудобные журналисты рискуют своей шкурой, многие из них были убиты, другие были вынуждены бежать. Таким образом, это объясняет популярность президента, последствия феномена убеждения, что граничит с культом личности. Путин совершенствовал свой имидж «мачо». Практика дзюдо, рыбалка в одной рубашке, объятия с тиграми, любит байкеров. Говорит с русскими на языке народа, не на языке интеллигенции, которой не доверят. Вызывает имперское величие. Проявляет уважение и преданность к Православной Церкви, восстановил доверительные отношения между церковью и государством. Он представляется даже в качестве спасителя христианства. Присоединение Крыма вызвала волну патриотизма и подняло его фигуру на вершины опросов: «Без России нет Путина, без Путина нет России», это было изобретение демагогии президентской администрации.

Кризис на Украине и отношения РФ с США и Европой

Джульетто Кьеза: «Что касается отношений с Европой, надо сказать, что события украинского кризиса, военное поражение Киева в Донбассе, вызывают размышления в Европе. Российские контрсанкции возымели свое действие, но прежде всего они дали понять, Европа не может проглотить такой кусок, как Украина. Слишком большой и опасный. Поездка Олланда Меркель в Москву, Ренци ( в одиночестве), говорят том, что без участия России невозможно устранить гнойный нарыв нацистов в Киеве. США будут и дальше пытаться перевооружить Киев. Посмотрим, позволит ли Европа сделать это. Ясно одно, благодаря Путину начальное согласие между США и Европой дало трещину».

Леонардо Коэн: "Запад не сдержал обещание, которое было дано Горбачеву, в этом Путин прав: НАТО не должно было расширяться на восток. В логике сверхдержавной России (как во времена царей и СССР), Украина даже не государство, как Путин сказал Бушу в 2008 году: "Часть ее территории — Восточная Европа. Но другую часть, наиболее важную, подарили мы «. Выход Киева с орбиты Москвы не терпим, подрывает национальную безопасность. В долгосрочной перспективе, однако, война не война с Украиной оказалась ловушкой: в Европе и США ввели санкции, они оказывают существенное воздействие на военно-промышленный комплекс. Стратегический ущерб является значительным. В Москве настаивают на нормализации, однако, с границами чуть дальше на запад: о чем договорились с Олландом и Меркель в Минске несколько недель назад. Остается просто надеется, что Европа восстанет против диктата санкций Вашингтона, потому что счет блокады лег на плечи ЕС: не говоря уже о финансовой помощи Украине».

Отношения с Грецией

Джульетто Кьеза: «Возможна русская помощь ( и/или китайская) для Греции, но все будет зависеть от украинского кризиса и от эволюции европейской политики по отношению к России в целом».

Леонардо Коэн: «С точки зрения Москвы, Афины -это „лом“, чтобы подорвать шаткую крепость ЕС, так она помогает движениям, которые выступают против централизма в Брюсселе. Усиление контактов с Грецией — вопиющая демонстрация того, что Россия будет по-прежнему помогать материально стране- „брату“ по культуре и религии. Ципрас был в Москве, в то время как в Греции был бородатый Александр Дугин, политолог и философ, который имеет большое влияние на ближайшее окружение Путина. Идея Дугина -финансирование движений экстремистов и популистов, которые мутят политические воды ЕС, с целью дестабилизации внутренней ситуации».

Роль России в ливийском кризисе

Джульетто Кьеза : «Россия уже играет важную роль на благо своих собственных интересов. Москва поддерживает Башара Асада и пресечет любые попытки переворота в Дамаске. Но даже здесь полезно иметь в виду, что Москва является мировым переговорщиком. То есть, она следит внимательно за всеми сценариями одновременно. Идея Обамы „сдержать“ Путина просто смешна».

Леонардо Коэн: «Предложение Ренци вовлечь Путина как партнера в миссию (вооруженную или нет) в рамках ООН в Ливии приветствовал Кремль, гораздо меньше США. Сначала Москва должна доказать выполнение соглашения „Минск-2“. Сомнения связаны с мнением американцев о Путине: тот, который не уважает соглашений, и делает это как ему удобно (впрочем, как и они… ). Для Европы Россия остается партнером первостепенной важности, не только из-за энергетической зависимости, но и в рамках перспектив развития торговых отношений, которые в настоящее время охлаждаются. Русский рынок заманчив, „растаможить“ Москву означает осознать необходимость защиты европейских интересов. Ливия — крайний случай заставить Путина смягчить антизападный тон».

Почему на Западе Путин нравится как экстремально правым, так и экстремально левым

Джульетто Кьеза: «Путин нравится правым в Европе, потому что такая Европа не нравится миллионам европейцев. И понятно, что многие, кто смотрит на Европу как на врага, смотрят на Россию как на возможного союзника и партнера. Я добавлю, что Россия, которая хочет сохранить свои традиции, свои ценности, свою историю, по-видимому, видится многим более дружественной, чем глобализация и дикая гомогенизации, которую несет американская мысль. Среди левых существуют разнообразные мнения. Некоторые из них все же предпочитают видеть „диктатора“».

Леонардо Коэн: «В своем обращении к Федеральному собранию (от 4 декабря 2014) Путин объяснил причину его крестовых походов по возвращению земель Великой Матери России, „или остаемся суверенным государством, или мы растворяемся без следа и теряем нашу идентичность“. Апокалиптическое видение, конечно, но оно предназначено для стимулирования правящей элиты и народа, чтобы противостоять Западу, который хотел бы „разъединить, как это было с Югославией“, „если для какого-то европейского народа национальная гордость уже давно забытая концепция и суверенитет представляет непомерную роскошь, то для России суверенитет является абсолютно необходимым для выживания“. Сильные слова, патриотичные. Экстремально правым нравится. Это компас, который указывает на безопасность, независимость, патриотизм, а именно оборону страны перед иностранцами; превозносит милитаризм. Путин — Хранитель. Даже экстремально левые полагаются на Путина, чтобы найти помощь в борьбе с наднациональной властью ЕС, чтобы потопить евро, чтобы претендовать на власть снизу, в отличие от власти необузданного капитализма, который породил зло глобализации. Они знают, что Путин считает их „полезными идиотами“ (В. И. Ленин), и он использует их, чтобы дестабилизировать Европу. Они рискуют. Цель оправдывает средства. Цель Путина — ослабить Европу».

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 марта 2015 > № 1315818 Джульетто Кьеза


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter