Всего новостей: 2363840, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Митрова Татьяна в отраслях: Приватизация, инвестицииНефть, газ, угольвсе
Митрова Татьяна в отраслях: Приватизация, инвестицииНефть, газ, угольвсе
Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 сентября 2012 > № 638420 Татьяна Митрова

Что на самом деле хочет Брюссель от «Газпрома»?

Татьяна Митрова

руководитель направления «Мировая энергетика» Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО

Расследование против "Газпрома" связано с планами Еврокомиссии забрать у национальных правительств полномочия по ведению энергетической политики

Противоречия между российской компанией, обеспечивающей около четверти поставок газа на европейский рынок, и Еврокомиссией, копившиеся в последние годы, получили вполне логичное продолжение. Решительные шаги с европейской стороны были начаты в сентябре прошлого года обысками в офисах "Газпрома" и его дочерних компаний в десяти странах. Теперь же Евросоюз официально инициировал антимонопольное расследование в отношении "Газпрома", которое должно проводиться в приоритетном порядке. Власти Евросоюза подозревают "Газпром" в завышении цен для своих потребителей, злоупотреблении монопольным положением на рынке и препятствовании "диверсификации поставок газа".

Заявленное еще в 1998 г. намерение ЕС создать единый либерализованный рынок газа ведет к непрерывному росту давления на Россию, которая европейскими властями воспринимается исключительно как доминирующий влиятельный (и потому опасный) поставщик. Еврокомиссия последовательно меняет «правила игры», в том числе и путем откровенного вмешательства в устоявшиеся коммерческие отношения сторон – все ради увеличения конкуренции и ограничения роли "Газпрома".

Особенно ЕС беспокоит российская переговорная практика, основанная на двусторонних «особых» отношениях с отдельными странами-членами ЕС. Дело в том, что сейчас Комиссия стремится забрать у национальных правительств все полномочия по ведению внешней энергетической политики ЕС. Так весной 2012 года Комиссия затребовала предоставить полную информацию о переговорах со внешними поставщиками. Цель Еврокомиссии – обеспечить, чтобы «внешняя энергетическая политика ЕС и двусторонние соглашения стран-членов полностью совпадали». Соответственно любые различия в ценах и условиях поставки априори рассматриваются как дискриминация.

Вообще говоря, используемая "Газпромом" контрактная модель с привязкой цены на газ к ценам на нефтепродукты самими европейцами и была создана еще в 1950-60-ые годы, и сейчас около половины газа в Европе поставляется именно по этой схеме. Разница же в цене для отдельных стран получается во-первых из-за традиционного различия используемых в формуле цены коэффициентов и набора нефтепродуктов (в зависимости от структуры энергопотребления в конкретной стране), а во-вторых, что особенно актуально в последние пару лет – в зависимости от полученных в ходе переговоров скидок. С началом кризиса покупатели начали просить поставщиков о смягчении условий контрактов «в связи с изменением макроэкономической ситуации». Те, кому удалось добиться скидок (а это в первую очередь партнеры "Газпрома" из крупнейших стран – таких как Германия, Италия и Франция), получают газ по более низким ценам. Но предоставление скидок никак не назовешь ценовой дискриминацией – иначе надо весь ритейл обвинять в нарушении антимонопольного законодательства.

На самом деле Еврокомиссию интересуют не различия в ценах, а сам принцип ценообразования. Индексируемые по нефти долгосрочные контракты теперь воспринимается в Брюсселе не как гарантия надежности газоснабжения, а как символ зависимости от дорогого газа. В последней резолюции Европарламента от 12 июня 2012 года содержится прямой призыв «поддержать создание целостной европейской системы газовой индексации, основанной на ценах газового рынка, с тем, чтобы дать возможность газовым компаниям ЕС торговать с внешними поставщиками газа на более справедливых и предсказуемых условиях, не зависящих от динамики нефтяных цен». Власти ЕС решили на административном уровне изменить действующие контрактные модели, однако для начала надо что-то сделать со «столпом» этой модели – "Газпромом". И наиболее очевидный способ – антимонопольное расследование, ведь никаких других предлогов для прекращения добровольно подписанных европейцами долгосрочных контрактов придумать нельзя (все-таки «святость контракта» в Европе чтут).

Подобные споры тянутся годами, и до решения суда европейские потребители будут платить за российский газ цену, прописанную в контрактах. Вряд ли это расследование повлияет на объемы российского экспорта – в ближайшие лет пять никакой значимой альтернативы российскому газу на европейском рынке физически нет. Традиционная добыча на территории Европы падает, надежды на собственный сланцевый газ тают с каждым днем, СПГ из США не появится в заметных объемах до 2017-18 года, а свободных объемов прочего СПГ явно недостаточно, чтобы заместить российские поставки.

Так что обсуждаемая инициатива – не акция по сокращению объемов импорта из России, а продолжение истории «про цены». Европейцы пытаются вынудить "Газпром" к пересмотру системы ценообразования. Теперь недовольные покупатели российского газа в Восточной и Центральной Европе будут использовать это расследование, чтобы сбить цену при переговорах с "Газпромом", а в идеале – вообще перейти на спотовую индексацию. Легко понять мгновенную реакцию Польши и Литвы на заявления Еврокомиссии – теперь их иски получают ощутимую административную поддержку союзных структур.

Скорее всего, в ближайшие два-три года нас ожидает упорная позиционная борьба, где каждая сторона будет до последнего отстаивать свои интересы – ставки слишком высоки. Брюссель свой ход сделал.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 сентября 2012 > № 638420 Татьяна Митрова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter