Всего новостей: 2497918, выбрано 4 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мешков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Мешков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 октября 2016 > № 1925395 Алексей Мешков

Выступление заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова на Средиземноморской конференции ОБСЕ в рамках сессии «Молодежь севера и юга Средиземноморья: противодействие вызовам безопасности и укрепление сотрудничества», Вена, 6 октября 2016 года

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Рассматриваем сегодняшнюю конференцию в качестве хорошей возможности детально проанализировать ситуацию в Средиземноморском регионе и её влияние на общую безопасность Евро-Атлантики.

Напомню, что с момента создания ОБСЕ вопросы, касающиеся взаимосвязи между европейской безопасностью и безопасностью средиземноморского региона, занимали весомое место в повестке дня Организации. В хельсинкский Заключительный акт 1975 г. была включена специальная глава «Вопросы, относящиеся к безопасности и сотрудничеству в Средиземноморье», предусматривающая, что «процесс укрепления безопасности, не ограничиваясь Европой, должен распространяться на другие районы мира, в частности, на Средиземноморье». С тех пор данная проблематика закреплена во многих документах ОБСЕ.

За последние годы регион Средиземноморья, к большому сожалению, стал источником угроз безопасности. Политическая нестабильность в ряде государств привела к раскручиванию спирали вооружённых конфликтов, коллапсу экономики и обнищанию населения. Растёт этническая и религиозная напряжённость. Особую тревогу вызывает судьба христиан и других этнических и религиозных меньшинств, подвергающихся притеснениям и гонениям с мест исторического проживания. Серьезные проблемы создают и обострившиеся шиитско-суннитские противоречия, которые усугубляют и без того высокую напряженность в арабо-мусульманском сообществе и на Ближнем Востоке в целом. Нарастают миграционные потоки.

В итоге создается питательная среда для террористических группировок нового поколения, таких как «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра», беспрецедентный всплеск активности которых мы наблюдаем в настоящее время. Экстремизм стал представлять опасность не только для государств с нестабильной общественно-политической обстановкой, низким уровнем социально-экономического развития, но и для вполне благополучных стран. Террористическая угроза вышла на уровень главного вызова международной безопасности. Напомню об уничтожении российского самолета в небе над Синаем, терактах во Франции, Бельгии, Германии, Турции, Пакистане, Ираке и других странах. Сложно предсказать, где ждать новых крупных ударов.

Террористы пользуются зачастую прикрытием «беженца», пограничными и прочими послаблениями, неразберихой, чтобы попасть в Европу, спрятаться, получить новые документы, а потом создать террористические и экстремистские ячейки, возможно пока «спящие», но готовые к действию по указке ИГИЛ или других глобальных террористических группировок.

Остро стоит проблема «иностранных террористов-боевиков» – лиц, попавших под воздействие террористической пропаганды, и отправляющихся воевать на стороне ИГИЛ и ряда террористических группировок в Сирию, Ирак, Афганистан и другие страны. Особенно тревожной остается перспектива их последующего возвращения в страны происхождения и гражданства – с закалкой опытных террористов, пропагандистов и практиков терроризма и экстремизма.

Уважаемые дамы и господа,

Убежден, что для успешного реагирования на вызовы терроризма и экстремизма, прежде всего, требуется сделать однозначный выбор в пользу политических мер по предотвращению и урегулированию конфликтов, координации международных усилий в политической, социально-экономической, гуманитарной областях. Внешнее вмешательство во внутренние дела других государств должно быть исключено.

Необходимо последовательно и настойчиво заниматься профилактикой упомянутых угроз. Считаем, что главную роль в этом процессе должны играть государства – как на своей территории, так и в международном антиэкстремистском и антитеррористическом сотрудничестве.

Очевидно, что силами исключительно правоохранительных органов с решением таких задач не справиться. В этой многоплановой, сложной работе должны быть задействованы все уровни власти, система образования, представители традиционных религий, гражданского общества, СМИ и предпринимательские структуры. Участвовать не разрозненно, а сообща, действовать на опережение, вместе вести просветительскую работу, в том числе в Интернете, создавать условия для укрепления мира и согласия в обществе, формировать атмосферу нетерпимости и отторжения экстремистских идей.

Крайне важно, что тема молодёжи находится в фокусе внимания нашей конференции. Террористы, по сути, развязали масштабную пропагандистскую борьбу за умы молодого поколения. Именно в молодёжной среде лидеры террористов пытаются вербовать последователей. Молодому поколению свойственны максимализм, непримиримость и мировоззренческая неустойчивость, которые при определенных условиях и целенаправленной обработке могут привести молодых людей в ряды экстремистов. К соблазну присоединиться к террористическим «течениям» подталкивают также отсутствие у многих молодых людей перспектив самореализации, утрата жизненных ориентиров, обманутые ожидания в сфере образования и занятости. В ряде стран эти факторы дополняются идеологическим вакуумом. И если решительные силовые и правоохранительные меры позволяют побеждать терроризм «в горячих точках», нельзя сказать того же о поле идеологической борьбы, где террористы порой выигрывают у государств битву за «сердца и умы» людей.

Ещё раз подчеркну, важна целевая работа с молодёжью, которая является ключевым ресурсом развития человечества. Пагубной «террористической машине» нужно противопоставлять усилия по сохранению государственной стабильности, устойчивого роста в экономике и социальной перспективы. Следует так выстраивать систему обучения и воспитания, чтобы она была ориентирована на утверждение в сознании молодого поколения общечеловеческих нравственно-гуманистических ценностей, принципов толерантного и ненасильственного поведения, психологии товарищества и партнерства, сотрудничества и взаимопомощи.

В декабре 2015 г. Россия поддержала резолюцию 2250 СБ ООН, в которой признается важная роль молодых людей в предотвращении и урегулировании конфликтов, борьбе с терроризмом. В контексте этой резолюции полагаем, что ОБСЕ как региональная организация могла бы сфокусироваться на приоритетах, отвечающих ее реалиям, - профилактике радикализации молодежи, борьбе с религиозной нетерпимостью и негативным влиянием экстремистских идеологий на молодежную среду. Нужно сосредоточиться на содействии образованию и трудоустройству молодых людей, реализации ими социальных, экономических и культурных прав. В ОБСЕ уже наработан пакет документов, продвигающих комплексный подход к решению вопросов безопасности, в т.ч. по отношению к молодежи. На этой основе и во взаимодействии со Средиземноморскими партнерами мы сможем внести практический вклад в решение этих насущных задач.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что Россию связывают традиционно близкие отношения со всеми без исключения странами Ближнего Востока и Северной Африки. Мы не стремимся извлечь выгоды из нестабильности в регионе, не пытаемся утвердить влияние через переформатирование ближневосточного пространства. Такие подходы нам чужды. Напротив, Россия заинтересована в скорейшем разрешении всех без исключения кризисов и конфликтов на Ближнем Востоке. Продолжаем курс на отстаивание международного права, защиту национального суверенитета государств, недопущение противоправного вмешательства извне во внутренние дела, поддержание стабильности, содействие экономическому развитию. На основе этих принципов выстраиваем сотрудничество с государствами региона, большинство из которых смело можно записать в число наших союзников. К ним же можно отнести всех тех, кто хочет жить в условиях многополярного мира, понимая, что диалог и сотрудничество на условиях взаимопонимания и взаимоуважения – единственная возможность сохранить мир для будущих поколений.

Благодарю за внимание.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 октября 2016 > № 1925395 Алексей Мешков


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2016 > № 1697443 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова газете «Известия»

Вопрос: Евросоюз пересмотрел отношения с Россией и сформулировал пять тезисов, одновременно с этим и Россия также пересматривает принципы сотрудничества. Можете раскрыть подробности?

Ответ: Я бы не сказал, что в Евросоюзе пересматриваются отношения с Россией. Там идет такой же процесс, как и у нас. Об этом мы договорились с нашими партнерами из ЕС несколько недель назад. Каждый должен был провести со своей стороны ревизию того, что у нас было в отношениях накоплено за многие годы, включая различные секторальные направления. Потом у нас должна состояться встреча на рабочем уровне для обсуждения того, где наше видение совпадает, где оно расходится. И главное – определение тех направлений работы, по которым мы должны двигаться вперед.

Все попытки какой бы то ни было стороны попытаться навязать другой стороне только свое видение решения вопросов иллюзорно. Это невозможно. Могут быть только совместные договоренности. Я надеюсь, что этот процесс не займет много времени и мы сможем приступить совместно с ЕС к уже конкретном обсуждениям.

Вопрос: А может быть, мы уже приняли какие-то решения по этому вопросу?

Ответ: Нет. Мы не приняли пока никаких окончательных решений. У нас идет анализ секторальных областей, связанных с транспортом, энергетикой, миграционными вопросами. И тут, с одной стороны, мы анализируем, а с другой – не стоим на месте. Буквально в ближайшие недели должен состояться очередной раунд переговоров по миграционной теме между представителями Федеральной миграционной службы России и их коллегами из ЕС. На сегодня эта тема одна из наиболее болезненных и важных для наших европейских партнеров. Эта тема и нас интересует. Там, где наши интересы совпадают, мы готовы продолжать диалог.

Вопрос: Есть ли уже ясность, когда должен пройти совет Россия–НАТО?

Ответ: Вопрос не в том, когда это произойдет, а в том, что на этом заседании будет обсуждаться. Сейчас идет работа над подготовкой повестки дня. Насколько мы знаем, по этому поводу идет обсуждение внутри НАТО. Мы свои предложения по повестке дня передали Генеральному секретарю НАТО.

Вопрос: Можете рассказать подробности наших предложений?

Ответ: Совершенно очевидно, что после достаточно длительной паузы нам необходимо обсудить ситуацию в Афганистане, потому что сегодня она беспокоит всех. Это то направление, где НАТО достаточно серьезно вовлечен. И Россия активно работает по Афганистану. Зачастую бывают попытки внести в повестку дня темы, которыми в принципе организация не занимается и не должна заниматься. Мы выступаем за практическое сотрудничество. Естественно, мы будем учитывать и те предложения, которые выдвигают наши коллеги из НАТО.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2016 > № 1697443 Алексей Мешков


Россия. Евросоюз > Армия, полиция > mid.ru, 4 марта 2016 > № 1677970 Алексей Мешков

Выступление заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова на конференции «Дни безопасности ОБСЕ: укрепление связи между национальным и региональным реагированием в контексте миграции и безопасности», Рим

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Рассматриваем сегодняшнюю конференцию, проводимую по инициативе уважаемого Генерального секретаря Л.Заньера, как важный и своевременный шаг на пути повышения внимания ОБСЕ к миграционному кризису в Европе, анализа возникших проблем и выработки конкретных предложений по максимально эффективному задействованию потенциала Организации для содействия государствам, столкнувшимся с беспрецедентным наплывом мигрантов и беженцев из государств Ближнего Востока и Северной Африки. По сути, в ОБСЕ это первая попытка открыто посмотреть на данную проблему в широком ракурсе. С учётом всеобъемлющей концепции безопасности ОБСЕ и межизмеренческого характера темы миграции Организация имеет определённый потенциал в разрешении современного миграционного кризиса в Европе. Поэтому давайте постараемся сегодня совместно, как говорят в России, «копнуть поглубже» и, соответственно, сформировать общую картину.

Мы внимательно следим за складывающейся по сути критической ситуацией, связанной с наплывом беженцев на европейский континент, и, как и наши партнёры по региону, серьёзно обеспокоены.

Считаем, что нынешний миграционный кризис по многим своим проявлениям фактически уже приблизился к гуманитарной катастрофе. Речь, в первую очередь, идёт об обострении социально-экономических проблем. Одновременно серьёзно выросли взаимная нетерпимость, шовинизм и ксенофобия. Согласно данным Еврокомиссии, среди всех форм дискриминации в ЕС наиболее распространенной во всех без исключения государствах-членах является дискриминация на почве этнического происхождения. В целом по странам Евросоюза именно эти мотивы лежат в основе 64 % случаев нарушения принципа равенства. Под видом беженцев в европейские страны проникают сотни, а возможно и тысячи экстремистов и, как вы прекрасно понимаете, не с самыми добрыми намерениями. В этом разрезе стоит со всей серьёзностью воспринимать появившиеся от соответствующих спецслужб сообщения о беженцах, уличенных в связях с террористами. Существенно вырос уровень преступности, число случаев насилия, включая сексуального характера (пример - известные события в Кёльне в канун Нового года). Возникла угроза вспышек инфекционных заболеваний. Остро проявились экономические проблемы, когда многие беженцы не стремятся к реальной интеграции в общество, а хотят только получать пособия, либо, напротив, дешёвый труд мигрантов вытесняет местную рабочую силу.

Не случайно поэтому 15 января в Брюсселе на пресс-конференции, посвящённой итогам 2015 г., Председатель Еврокомиссии г-н Ж.-К.Юнкер подчеркнул, что Евросоюз движется от миграционного кризиса к «колоссальному кризису доверия к евроинтеграционному проекту».

Причин возникновения нового миграционного потока, своего рода очередного переселения народов, достаточно много, и они тесно связаны между собой. Но главным, своего рода, «детонатором», обрушившим лавину беженцев и мигрантов на казалось бы благополучные страны Западной, Северной и Центральной Европы, стало безответственное силовое вмешательство определённых держав во внутренние дела суверенных государств Ближнего Востока и Северной Африки в целях их дестабилизации и смены неугодных правительств. Итоги всем хорошо известны - подрыв экономик, разрушение социально-экономической инфраструктуры и т.д. Безуспешные попытки пересадить модельные, западные образцы демократии в совершенно неподготовленную социальную среду привели к разрушению целых государств, превратили огромные территории в зоны постоянных военных действий. В странах, которые покидают коренные жители, резко деградирует человеческий капитал, и как результат - тают перспективы развития. На смену «арабской весне» быстро пришла «исламистская осень».

На этом фоне вызывает обеспокоенность позиция ключевых государств Европы и США, безответственная политика которых в значительной степени предопределила развитие ситуации в ближневосточном регионе по наихудшему сценарию. И если в своей политике в Восточном и Южном Средиземноморье европейцы в основном шли в кильватере Вашингтона или, как минимум, действовали совместно, то теперь они остались один на один с возникшими последствиями своих действий. При этом, оказавшись на пороге миграционного коллапса, они пока так и не пришли к единому решению по поводу путей выхода из созданного их же руками положения.

Однако, помимо искусственно созданных, есть причины и более фундаментального характера, которые набирали силу давно, но были многократно усилены разрушением государственного устройства стран Средиземноморья.

В экономическом плане это бедность, безработица (особенно среди молодежи), неравномерное распределение богатства между различными странами и регионами, существенные диспропорции в уровне жизни, социально-экономическом, образовательном, научном и духовном развитии обществ целых континентов. По данным Программы развития ООН, разница в ВВП между пятью самыми богатыми и пятью самыми бедными странами мира увеличилась с 30 раз в 1960-х гг. до более чем 70 раз в 2000-х.

Нельзя забывать и о диспропорциях в демографическом развитии индустриально развитых и развивающихся государств, во многом определяющих направление основного вектора миграционных потоков. Колоссальный рост рождаемости в странах Ближнего Востока, Азии и Африки проходит при практически «нулевом приросте» в Европе, чьё население стареет. В следствие чего количество мигрантов в ближайшие десятилетия, по прогнозам учёных-демографов, вырастет в разы.

Наконец, свой вклад в рост миграции вносят и современные технологии, прежде всего интернет и мобильная телефония. Люди в «странах исхода» получили возможность «видеть мир вокруг себя» и просто стремятся к лучшей жизни. Неведомые «заморские земли» в одночасье стали для них ближе и доступнее. Маршруты туда - проще и понятнее.

Итог известен: только в 2015 г. в странах-членах ЕС подано 1,3 млн. ходатайств о предоставлении убежища. При этом было зарегистрировано 1,04 млн. попыток нелегального въезда. Основным маршрутом оставалось Восточное Средиземноморье. На греко-турецкую границу пришлось 880 тыс. пересечений. Второй по интенсивности маршрут нелегальной миграции– Центральное Средиземноморье. С территории Ливии в Италию по морскому пути перебралось порядка 120 тыс. человек

Однако предпринимаемые Евросоюзом меры по управлению миграционным кризисом пока носят паллиативный, фрагментарный характер. Согласованные решения реализуются далеко не в полной мере и к качественному исправлению ситуации не приводят. Нет чёткой общей политики.

В этих условиях страны-члены ЕС все больше идут по пути принятия самостоятельных мер на национальном уровне, направленных на ужесточение миграционной политики, введение ограничений на внутришенгенских границах, укрепление контроля на внешней границе ЕС, что автоматически негативно сказывается на соседних странах.

В то же время осознание необходимости комплексного, скоординированного подхода к этой беспрецедентной проблеме постепенно приходит. Всё чаще слышны здравые призывы перейти от «режима реагирования» к выработке общей стратегии управления массовыми миграционными потоками. Необходимо создавать условия нормальной жизни в тех странах, откуда идут миграционные потоки, помогать возрождению экономики этих стран, достижению мирных договорённостей там, где идут конфликты.

Мы стоим перед необходимостью поиска оптимальных, экономически, социально и политически выверенных решений проблем в области миграции, в том числе в рамках принятых международных обязательств - и в гуманитарной сфере, и в области безопасности.

Во-первых, как представляется, не должен подвергнуться эрозии режим международной защиты беженцев, основой которого являются Конвенция ООН о статусе беженцев 1951 года и Протокол 1967 года. Даже в условиях массового экстренного прибытия людей важно не допустить «размывания» института убежища. Мы хотели бы рассчитывать, что наши европейские партнёры будут действовать в строгом соответствии с международным правом.

Во-вторых, необходимо создать дополнительные каналы законной миграции, наладить механизмы реадмиссии. При этом необходимо четко проводить различие между беженцами по смыслу упомянутых Конвенции и Протокола, и нелегальными экономическими мигрантами, которые попросту пользуются сложившейся ситуацией.

В-третьих, должен быть установлен надлежащий контроль за миграционными потоками. Необходимо сделать все, чтобы исключить возможность для проникновения в европейские страны террористов вместе с людьми, действительно нуждающимися в помощи.

В-четвёртых, должно быть налажено взаимодействие со всеми странами Средиземноморья, направленное, прежде всего, на противодействие терроризму.

В-пятых, т.н. принимающим государствам должно оказываться содействие в плане соблюдения прав человека, беженцев и мигрантов.

У России в силу известных причин имеется солидный опыт по решению различных вопросов, связанных с миграционными процессами. Мы готовы им поделиться с нашими коллегами по ОБСЕ. В настоящее время на территории нашей страны находится порядка 10 млн. иностранных граждан, из которых более 2,5 млн. являются выходцами с Украины, в частности почти 2 млн. беженцев с Юго-Востока.

В июне 2014 г. после начала боевых действий в Донбассе в Ростовскую область ежедневно бежало порядка 8,5 тыс. человек. Более половины из них - дети. Для их приёма в 76 российских регионах были сформированы 1002 пункта временного пребывания, предусматривавших питание и медицинское обслуживание. Детям проводили диспансеризацию, делали прививки. Самолётами, поездами и автоколоннами беженцев переправляли вглубь страны. К началу учебного года для детей беженцев были подготовлены места в школах и детских садах. Одновременно в срочном порядке были переработаны административно-правовые акты о представлении беженцам убежища.

Сейчас украинским мигрантам также оказывается содействие в вопросах оформления их законного пребывания в России и неограниченного перемещения на ее территории. Кроме того, Федеральной миграционной службой была введена система т.н. трудового патента для граждан стран, имеющих с Россией безвизовый режим, что позволило существенно снизить процент осуществляющих незаконную трудовую деятельность. При этом эффективная система охраны госграницы исключает возможность проникновения на российскую территорию людей без официальных документов.

Вне всякого сомнения, наиболее подходящей международной площадкой для взаимодействия по проблематике миграции, по нашему твердому убеждению, является Организация Объединенных Наций. На ооновской площадке уже много лет работают специализированные структуры, каждая из которых вносит свой вклад в решение соответствующих вопросов миграционной проблематики.

И всё же, по нашему убеждению, и ОБСЕ с её экспертным потенциалом и развитым инструментарием не должна оставаться в стороне от работы на миграционном треке.

Отправной точкой могло бы стать проведение силами Департамента по транснациональным угрозам Секретариата ОБСЕ всестороннего анализа ситуации на внутренних и внешних границах Евросоюза с выработкой соответствующих рекомендаций. Возможно, стоит более активно задействовать в этих целях функционирующую с 2006 г. Сеть национальных координационных пунктов ОБСЕ по вопросам безопасности границ и пограничного режима.

Ожидаем вклад в эту работу Центра по предотвращению конфликтов Секретариата, а также Верховного комиссара по делам национальных меньшинств, которые в соответствии со своими мандатами должны оценивать риски потенциального возникновения конфликтных и кризисных ситуаций, вырабатывать рекомендации заинтересованным государствам-участникам.

Такой институт ОБСЕ, как Бюро по демократическим институтам и правам человека с его авторитетными экспертами, незаменим для анализа ситуации в области соблюдения основных свобод и прав человека в странах транзита и назначения беженцев. Бюро могло бы также проанализировать и высказать рекомендации по совершенствованию или адаптации к современным реалиям законодательства стран ЕС в миграционной сфере, разработке единых алгоритмов мониторинга проявлений этнической и расовой нетерпимости. Работа с указанным правочеловеческим «недугом» по линии евроинститутов фактически так и не вышла из стадии проведения «первичной диагностики».

Опыт трёх личных представителей Действующего председателя ОБСЕ по борьбе с антисемитизмом, расизмом, ксенофобией и дискриминацией христиан и мусульман крайне востребован в условиях привнесения мигрантами отличных от европейских стран культуры, традиций, религиозных убеждении, представлений о правах человека, месте женщин в обществе. Их интеграция в культурную и социальную среду Европы крайне затруднительна, а без продуманной стратегии и чёткой системы её реализации просто невозможна. Остро в этой связи стоит и проблема антисемитизма. По данным Агентства ЕС по основным правам человека, каждый пятый представитель еврейских общин в ЕС на протяжении последнего года становился объектом расистских высказываний; 46 % рассматривают себя в качестве потенциальной мишени преступлений на почве этнической ненависти; 33 % опасаются стать жертвой актов физического насилия. При этом свыше половины жертв антисемитизма в есовских странах не обращались в полицию из-за опасений дальнейших преследований.

Очевидна и востребованность деятельности Офиса Спецпредставителя и координатора ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми. Женщины и дети являются самыми уязвимыми группами беженцев. По статистика Европола, более 10 тыс. детей мигрантов, прибывших в Европу без сопровождения взрослых, пропали без вести за последние два года. Многие из них весьма вероятно стали жертвами сексуальной эксплуатации или рабского труда.

В случае необходимости Постоянный совет ОБСЕ мог бы принять консенсусное решение 57-ми государств-участников о направлении в те страны Европы, где кризис проявляется наиболее остро, миссий по установлению фактов или учредить полевое присутствие.

Важно также, чтобы ОБСЕ активизировала взаимодействие со средиземноморскими партнёрами по сотрудничеству - Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Марокко и Тунисом. Эти страны принимают на себя основной удар в плане наплыва беженцев из затронутых кризисами стран региона. Средства имеющегося Фонда партнёрства можно было бы направить на проведение соответствующих конференций и тренингов по повышению потенциала правоохранительных органов.

Со своей стороны готовы принять самое активное участие в детальной проработке указанных предложений с исполструктурами ОБСЕ, прикомандировать авторитетных экспертов.

Закончить своё выступление хотел бы приглашением всем государствам-участникам ОБСЕ объединить усилия. Повторю: для решения проблем беженцев необходимо достижение устойчивого политического урегулирования текущих конфликтов с учётом законных интересов всех вовлечённых сторон, оказание помощи в экономическом восстановлении пострадавших государств и обеспечении базовых потребностей их населения. В той же мере, как нам нужен единый фронт борьбы с международным терроризмом, столь же необходимы совместные стратегия и действия в решении миграционной проблемы.

Благодарю за внимание!

Россия. Евросоюз > Армия, полиция > mid.ru, 4 марта 2016 > № 1677970 Алексей Мешков


Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2015 > № 1363585 Алексей Мешков

Еще полтора года назад Украину ставили перед выбором: с кем вы - с Россией или Западом, а теперь перед таким выбором ставят всю Европу (№2-2015)

Мешков Алексей Юрьевич

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Алексей Юрьевич, вы отвечаете за европейское направление в МИД. Долгое время работали послом в Риме. Сейчас, когда изменился вектор отношений с Европой, работать стало сложнее?

Алексей Мешков: Давайте говорить откровенно. Во-первых, конечно, сложнее работать эмоционально. Все события на Украине проходят через наше сердце и нашу душу. Хотелось бы, чтобы как можно скорее прекратилось кровопролитие и наш братский украинский народ зажил нормально.

Что касается отношений с Евросоюзом, с нашими европейскими коллегами, то тут ситуация значительно разнится. Потому что одно дело - официальные заявления, публикации в прессе, а другое - общение с обычными европейцами. Я больше занимаюсь странами Южной Европы. В этих странах, конечно, растет понимание российских подходов к украинскому кризису и вообще отношениям России с Евросоюзом.

А.Оганесян: Сегодня ситуация в мире вызывает беспокойство. Есть ощущение, что мировой экономический кризис переходит в политический. Хватит ли у политиков мудрости для того, чтобы не позволить этому политическому кризису перейти на следующую ступень эскалации?

А.Мешков: Хотел бы сказать, что сложившаяся ситуация более сложная. Последние два десятилетия в мире идут титанические трансформации. Каждый раз, когда кто-то объявлял о конце истории или чьей-то победе, эти заявления оказывались лишь пожеланием, а не реальностью.

Естественно, те силы, которые хотят построить однополярный мир, не отказываются от своих усилий. Эти усилия идут и в политической, и экономической сферах.

А есть еще тенденция, о которой мы говорим последние годы, - построение полицентричного миропорядка, где тоже присутствуют политические элементы. Развиваются такие структуры, как БРИКС, ШОС. Наращиваются и укрепляются экономические отношения России с Китаем, Индией, Латинской Америкой, отдельными африканскими странами.

Ваш вопрос, думаю, в большей степени относится к российско-американским отношениям и отношениям России и Евросоюза. Всегда есть желание надеяться на мудрость политиков. Во всяком случае, с российской стороны такая мудрость присутствует.

А.Оганесян: Какую согласованную линию поведения в отношении России могут выстраивать страны ЕС? Какую позицию занимаем мы в отношении к ЕС?

А.Мешков: Этот вопрос предполагает несколько ответов. Конечно, Европейский союз не монолит. Есть целая группа стран, которые считают, что необходим поиск взаимоприемлемых развязок в российско-есовских отношениях. Эти страны очень скептически относятся ко всей системе санкций. Есть и агрессивное меньшинство, которое всем известно: это и Прибалтийские страны, и Польша, и Швеция, которые активно проводят мысль об ужесточении санкционных мер в отношении России и постоянно подзуживают своих европейских партнеров к принятию антироссийских акций. 29 января заседал Совет Евросоюза на уровне министров иностранных дел, который принял решение о продлении уже действующего против России санкционного режима. Почему так спешили, не стали дожидаться марта? Они попытались воспользоваться той пропагандистской шумихой, которая возникла в связи с очередным витком противостояния на Украине, и подтолкнуть столицы ЕС к поддержанию ужесточения санкций. Видимо, в памяти у них засели недавние события сентября, когда на следующий день после подписания Минских соглашений, которые открыли путь к политическому решению ситуации на Украине, Евросовет ввел санкции против нашей страны. Кто-то, вероятно, боится, что есть реальная возможность возобновления Минского процесса, и надо спешить.

А.Оганесян: Насколько самостоятелен Евросоюз в своих решениях? Складывается впечатление, что руководство европейских стран очень внимательно прислушивается к мнению США относительно того, как выстраивать отношения с Россией. Означает ли это, что Евросоюз не самостоятелен в своих решениях? Можно ли ждать сдвигов в его политике после того, как в руководство Еврокомиссии пришли новые люди?

А.Мешков: Еще полтора года назад Украину ставили перед выбором: с кем вы - с Россией или Западом, а теперь перед таким выбором ставят всю Европу и требуют от нее четкого выполнения тех инструкций, которые она получает. Еще раз подчеркну, что не всем в Европе это нравится. И действительно мы готовы работать с новым составом Европейской комиссии, где есть много интересных и думающих представителей стран Европейского союза. Думаю, что для них тоже принципиально важно выстраивать такие отношения, которые были бы выгодны и странам Евросоюза, и России. Это они должны понимать.

Конечно, давление на Европу и лично на отдельных европейских лидеров оказывается беспрецедентное. Мы это хорошо знаем. Скажу откровенно, что мы сегодня достаточно осторожны в том, чтобы хвалить кого-то персонально из наших европейских партнеров, чтобы не создавать для них дополнительные неудобства. Я говорю о людях, которые думают о завтрашнем дне, потому что кризисы, какие бы глубокие они ни были, рано или поздно заканчиваются. Кстати, толчок к размышлению над этим вопросом как раз дали наши европейские партнеры, которые сказали, что бизнес «as usual», то есть работа «как всегда», теперь невозможна. И действительно она невозможна, потому что во многом за последнее десятилетие мы вынуждены были быть достаточно политкорректными, закрывая иногда глаза на двойные стандарты, которые навязывались в европейских делах. Поэтому, если продолжить ту линию, которая была до прошлого года, наверное, это привело бы если не к новому украинскому, то к какому-то еще кризису. Ведь еще до украинских событий отношения между нами и Евросоюзом были достаточно напряженными.

И с этой точки зрения украинский кризис не причина, а следствие этого охлаждения. Охлаждение было связано с одним простым стремлением к диктату: ведущий - ведомый. Но Россия по экономическому, политическому, территориальному потенциалам не та страна, которая может выступать в качестве ведомого, а только в качестве равноправного партнера. Кстати, эта идея была высказана Владимиром Владимировичем Путиным на последнем саммите Россия - Евросоюз, который проходил ровно год назад в Брюсселе и был посвящен созданию экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана, в котором могли бы принять участие все страны Европы: как те, которые входят в Европейский союз, в наш Евроазиатский экономический союз, так и страны, которые находятся вовне.

Речь идет о создании такой равноправной структуры на европейском континенте, которая давала бы возможность комфортно жить, что в условиях экономического кризиса отнюдь не маловажно. И вместо того чтобы отгораживаться какими-то заборами и санкционными барьерами, наоборот, следовало бы создавать возможности для европейской экономики, выходить из этого кризиса. Эта идея действительно нашла поддержку в ряде столиц Европейского союза, среди европейских политиков, которые сказали, что на самом деле пришло время говорить Европейскому союзу с Евразийским экономическим союзом. В рамках ОБСЕ выдвинута идея «интеграция интеграций». И это не какие-то отдельные экзотические заявления, а одно из очень важных направлений политической мысли сегодня в пространстве Европы.

А.Оганесян: Алексей Юрьевич, вы сказали, что украинский кризис не причина, а следствие. На ваш взгляд, идея интеграции в рамках Большой Европы, расширение рынка за счет евразийского рынка могли ли спровоцировать настоящий кризис между Россией и Европой?

А.Мешков: Я бы не стал так говорить, потому что к моменту кризиса на Украине в западном подходе как раз превалировал тезис о том, что кто не с нами, тот против нас, что необходимо сделать выбор, навязывались абсолютно невыгодные с экономической точки зрения договоренности. Я бы все-таки говорил о том, что это очередная попытка вернуться к философии глобального доминирования и исключительности.

А.Оганесян: Публикуется информация, что финансовые и экономические потери стран Евросоюза, например Германии и Польши, уже измеряются миллиардами евро. Тем не менее европейские политики стоят на своем, и в результате бизнес несет прямые и немалые потери. И уже стал выражать свое недовольство политикой властей бизнес не только большой, но и малый. Скажите, такая ситуация может привести к тому, что на ближайших выборах нынешние правящие партии потерпят поражение?

А.Мешков: Если мы возьмем динамику нашего товарооборота с ЕС, то в прошлом году она была негативная. Она спустилась с четырехсот с лишним миллиардов долларов на более низкие показатели. Притом среди наиболее пострадавших стран как раз оказалась Германия. Первый, кто пострадал в Германии, был малый бизнес. И не только в Германии, а в Италии, Франции, Испании. Достаточно серьезное падение - где-то 7%, где-то 20%. Не будучи экономистом, я могу оперировать более свободными понятиями. Например, у нас обвальное падение экспорта из Германии в Россию машинного оборудования, но свято место пусто не бывает: экспорт машинного оборудования из США в нашу страну вырос на 40%, товарооборот - на 12%. Несмотря на все санкции. Я уже не говорю о том, что активно растет товарооборот с Турцией.

А.Оганесян: Вернемся к Украине. Мы часто говорим о Минских договоренностях. Но создается впечатление, что этот процесс работает на холостом ходу…

А.Мешков: Первое и главное - это внутриукраинский конфликт. Договариваться должны украинские стороны: Киев, ДНР, ЛНР. Основная ценность Минского процесса, контактной группы в Минске, заключалась в том, что там впервые за стол переговоров сели представители Киева и двух непризнанных республик при посредничестве России и ОБСЕ. Я бы сказал, что договоренности были прописаны достаточно четко, понятна ответственность сторон. Главный элемент на тот момент - это прекращение боевых действий, отвод тяжелой артиллерии. Был сделан целый поэтапный план, как нормализовать ситуацию. Туда входили такие элементы, как политический процесс, вопросы, связанные с амнистией, выборами, гуманитарной помощью и безопасностью. Там была понятна логика шагов. Киев неоднократно от этой логики шагов отходил, при полной поддержке со стороны Запада.

На сегодня главные - два момента: сделать так, чтобы перестали гибнуть люди, а для этого требуется устойчивое прекращение огня, и отвод тяжелых вооружений сторон соприкосновения. Это все было изложено в известном письме В.В.Путина от 15 января, которое он направил Президенту Порошенко, в котором были расписаны все меры, отвечающие интересам, в том числе и Киева. Если бы тогда оперативно киевские власти поддержали этот документ, то тех событий, которые имеют место быть в последние дни, новых жертв не было бы. Но как бы не важен был вопрос о прекращении огня, боевых действий, а что дальше? А дальше, хотят этого или нет, должен начаться политический процесс. Российская сторона с апреля прошлого года настаивает на том, чтобы были проведены конституционные реформы на Украине с участием всех политических и региональных сил, различных областей, чтобы сами украинские стороны определили, в какой стране они хотели бы жить. Требования, с которыми изначально выступали те, кто не принял военный переворот в Киеве, были минимальными: дать возможность выбирать свою власть, иметь возможность оставлять часть собранных налогов у себя на территории, а не ждать манны небесной - возвращения их из Киева, и возможность использовать свой родной язык. Этот минимальный пакет признается в мировом сообществе.

А.Оганесян: Трудно не согласиться.

А.Мешков: Но начался спор - федерализация или не федерализация. Мы не держимся за слово «федерализация», можно как хотите это назвать - «децентрализация» или еще что-то. Хотя нас слово «федерализация» совсем не обижает, мы сами федеральное государство. Германия, США - федеральные государства.

А.Оганесян: Вы общаетесь с западными политиками и дипломатами. Они совсем не видят той части картины, которая показывает, что Киев практически игнорирует то, что решается совместно, и то, что проливается кровь?

А.Мешков: Есть люди, которые это видят, понимают и даже публично об этом говорят, и нам на ухо говорят, что они с нами согласны, но не могут это озвучить. А есть совершенно оголтелые люди. Крупный дипломат одной из центральноевропейских стран, не буду его называть, обвинял меня чуть ли не во лжи, когда ему объяснял, что у нас большинство губернаторов сегодня избирается. Есть такие люди, которые не хотят видеть и слышать, верить в то, что мы говорим, так как они сформировали свое собственное мнение или представление.

А.Оганесян: Рассматривается ли западными странами двойной подход: санкции в связи с Украиной это одно, санкции в связи с Крымом это другое?

А.Мешков: Я бы не говорил о санкциях только в привязке к Крыму. Наши американские коллеги вообще не могут жить, когда мы говорим о наших отношениях с США без какого-то санкционного режима против России. Вы помните, что в течение последних 20 лет, и даже больше, шел разговор о том, что пора прекратить пресловутый санкционный режим Джексона - Вэника. Этот анахронизм был неуютен даже для американцев, поэтому его отменили. В тот же день ввели новый санкционный режим в связи с так называемым «делом Магнитского». Можно вводить санкции в связи с Крымом, в связи с тем, что есть Камчатка, в связи с тем, что есть Россия. Что касается Крыма, то позиция наших западных коллег вообще беспрецедентна. Попытки полностью перекрыть крымчанам поездки за границу - это такое коллективное наказание, трудно припомнить подобную ситуацию. Когда один из моих коллег спросил другого, весьма высокопоставленного западноевропейского коллегу о Крыме, то получил спокойный и довольно циничный ответ: эти люди, которые шли на референдум голосовать за независимость, должны были понимать, какие для них будут последствия.

А.Оганесян: Хороша пословица «Простота хуже воровства». Это цинизм, выпадающий из всякой либеральной модели.

Вопрос экономический, тоже связанный с санкциями. В одной статье было написано, что к концу 2015 года Россия закроет все проблемы, связанные с торговыми санкциями, поскольку, во-первых, переключится на другие рынки с теми же товарами, в частности с продуктами питания, во-вторых, займется импортозамещением. Все это приведет к тому, что рынок России будет насыщен тем, что мы год назад покупали в Европе. Что после этого будет делать Европа, если ее место на российском рынке займут товары из Китая, Турции, Латинской Америки?

А.Мешков: По срокам ничего не скажу - я не экономист. Но совершенно очевидно, что эта кризисная ситуация дает возможность, дополнительный стимул развиваться нашему сельскому хозяйству. Как вы видите, по показателям позапрошлого и прошлого годов, оно развивается весьма приличными темпами. И по некоторым направлениям мы смогли импортозамещение сделать. Вы знаете, что Россия превратилась в одного из крупнейших поставщиков зерна. Конечно, труднее идти на импортозамещение в промышленности. Но это опять же дает стимул нашим предприятиям, нашим научно-исследовательским коллективам вспомнить о том своем выдающемся прошлом, когда создавалась очень хорошая продукция.

Возвращаясь к теме, которую любят муссировать наши западные партнеры, изоляции России. Возьмем БРИКС, в котором Россия является самым активным участником, - это первая экономика в мире, по населению - это половина населения мира, по территории - половина территории мира. Даже на примере БРИКС - о какой изоляции России может идти речь?

Наши китайские, индийские, турецкие и те же американские партнеры, о которых я уже говорил, крайне заинтересованы в открывающихся возможностях сотрудничества. Конечно, многие европейские предприниматели не только кусают локти, а ставят вопросы перед своими правительствами: почему они должны страдать и терять такой выгодный для них рынок, каким является Россия?

А.Оганесян: Давайте обратимся к другим европейским событиям. Очень интересная ситуация сложилась в Греции. На недавних выборах там к власти пришла партия, которая способна поставить вопрос о выходе Греции из Евросоюза. Как вы полагаете, это реально?

А.Мешков: Партия к власти пришла, но такой вопрос она не ставит. Дело в том, что не только в Греции, во многих других странах ЕС есть политические силы, которые задаются вопросами: куда движется ЕС, что он делает для простых людей, правильна ли та методология давления - надо затягивать пояса - на простого гражданина? Поэтому пришедшая к власти партия СИРИЗА в Греции вместе со своим партнером по коалиции отражает настроения широких масс греческого народа, который действительно вынес серьезные испытания с точки зрения долгого экономического кризиса. И почему не дать возможности альтернативной модели работать.

А.Оганесян: В Афинах раздаются голоса, они принадлежат не простым избирателям, что тот колоссальный долг Греции, который образовался перед Европой, гасить не надо, по крайней мере Греция к этому не готова. Это говорит о том, что может образоваться большой дефицит в бюджете ЕС?

А.Мешков: Я бы не драматизировал. Греция - это страна с 11-миллионным населением. И какой бы долг крупный для самой Греции ни был (около 300 млрд. евро), для Евросоюза это достаточно серьезная, но решаемая проблема. Но им надо договариваться между собой. Греция - это уникальная страна с точки зрения туризма, с огромным количеством островов, прекрасными побережьями, не говоря уже о культуре, истории. Я не могу давать каких-то советов, но глубоко убежден в том, что, помимо бюджетной дисциплины, надо давать возможность для развития.

Притом не надо забывать, что по политическим соображениям кое-кому в свое время наши западные партнеры списывали долги. Это не касается России, которая сама выплатила долги, но были и такие прецеденты внутри Европы.

А.Оганесян: Раз мы заговорили о туризме - из-за санкций сократился поток российских туристов в европейские страны?

А.Мешков: Конечно, южные страны Европы, прежде всего средиземноморские, начинают более серьезно чувствовать на себе результаты общего ухудшения экономической ситуации. Вопрос не только в санкциях, мы знаем, что произошло с рублем, большая часть туристических пакетов закупалась еще в начале осени. А этот комок проблем, скорее, ударит весной и нынешним летом. Российского туриста, конечно, очень ждут. В некоторых регионах европейских стран объявляют, что они против санкций против России только для того, чтобы привлечь российских туристов.

А.Оганесян: Несколько лет назад началась «арабская весна», которая показала, что хаос, распространившийся по странам Ближнего Востока, может перекинуться на Европу. Недавний расстрел парижских карикатуристов - это результат того, что французы бомбили Ливию и не препятствовали своим гражданам воевать в Сирии. Как сами европейцы оценивают такие результаты своей ближневосточной политики?

А.Мешков: Теории хаоса и «цветных революций» не были европейским изобретением. Европейцы сами попали под этот каток и были вынуждены зачастую поддерживать такие изменения в Северной Африке, которые потом приводили к увеличению потока беженцев, росту экстремистских настроений, в том числе в мусульманской диаспоре, которая весьма серьезно присутствует в странах Западной Европы. Поэтому уже несколько лет назад эйфория по этому поводу поубавилась. Наши же партнеры говорили о том, что Северная Африка из «арабской весны» прямо попала в «арабскую зиму». Все эти вопросы взаимосвязаны, и к ним надо очень серьезно относиться. С одной стороны, здесь борьба с экстремизмом, борьба с терроризмом, а с другой - необходимо бережное, аккуратное отношение к религиозным чувствам людей, строительству многоконфессиональных государств. Есть чему у нас поучиться.

А.Оганесян: Как будут решаться вопросы, связанные с визами россиян в Европу?

А.Мешков: Зачастую наши западные и европейские партнеры, которые на словах ратуют за права человека, за интересы гражданского общества, в практическом плане предпринимают такие шаги, которые направлены против свободного общения и передвижения.

И, конечно, в XXI веке визовые режимы между Россией и Евросоюзом - это анахронизм. Но, к сожалению, есть политические реалии. К моменту замораживания переговоров с нами по облегчению визового режима и переходу к безвизовому режиму они были практически завершены. Все необходимые, запрашиваемые у нас шаги были сделаны. Полтора года назад я говорил, что можно было буквально за несколько дней сделать соглашение и объявить, что мы переходим на безвизовый режим. Но и тогда превалировала политика в подходе наших европейских партнеров, а в связи с прошлогодним кризисом переговоры были просто заморожены.

А.Оганесян: Очень много вопросов по «Южному потоку». Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.

А.Мешков: Нечего комментировать. Дело в том, что волей случая я присутствовал в 2007 году на подписании меморандума о начале самого проекта «Южный поток». При подписании этого меморандума был представитель Европейской комиссии, мы исходили из того, что Брюссель тоже поддерживает этот проект, который бы нес для стран Южной Европы, переживающих многие проблемы, не только газ, но и инвестиции и много рабочих мест, потому что это строительство трубопроводов, компрессорных станций, обслуживание всего - целый комплекс вопросов. А уже с 2008 года началась оголтелая кампания как в Брюсселе, так и в Вашингтоне против данного проекта. Дело доходило до того, что ездили специальные эмиссары по столицам стран Южной Европы и объясняли, что если они будут поддерживать «Южный поток», то за этим последуют экономические санкции против них. Говорить сегодня, что Россия сделала что-то не так, бессмысленно. Наши корабли с трубами стояли в болгарских портах и ждали разрешение на разгрузку неделями. Вы сами понимаете, что это для нас было экономически невыгодно.

А.Оганесян: Некоторые страны Европы ввели негласные санкции на гуманитарные обмены, включая культуру и науку. Такого не было даже в годы холодной войны…

А.Мешков: Единственное, что я могу сказать, хорошо, что это не те страны, за двусторонние отношения с которыми отвечаю я. В декабре прошлого года открылся Год России в Монако, в течение которого будет проводиться более 100 культурных мероприятий. Только что завершился Год России в Италии. Продолжаются театральные сезоны во Франции. Но есть страны, которые пошли по иному пути.

Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2015 > № 1363585 Алексей Мешков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter