Всего новостей: 2529575, выбрано 2563 за 0.319 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Франция. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 21 июня 2018 > № 2651105

Европейские танки — не соперники российской «Армате»

Выставка вооружений Eurosatory и впечатление от её бронетанковой части

Последняя выставка европейских вооружений Eurosatory показала: в области танкостроения сравниться с российской «Арматой» европейским оружейникам пока нечем. Что за танковые новинки были представлены европейцами и в чём их принципиальная новизна, рассказывает редактор ИА REGNUM Сергей Кузьмичев.

На выставке Eurosatory, прошедшей в пригороде Парижа Вильпене, была представлена разнообразная бронетехника, но если говорить о средних или основных танках, то стоит выделить из всей массы только два изделия — испанский MMBT (Medium Main Battle Tank) и франко-германский EMBT (European Main Battle Tank). Европейские СМИ заявили, что представленные танки — это достойный ответ на российскую «Армату», но действительность не подтверждает эти смелые заявления. То, что получилось у испанских оружейников, представляет собой развитие идеи танка, уничтожающего вражескую технику из «невидимого положения», ориентируясь только на данные, которые поставляют беспилотники.

Сам по себе этот танк не обладает возможностью сколько-нибудь эффективно вести боевые действия и проиграет даже устаревшей технике конца ХХ века. А вот детище, созданное в содружестве французских и германских танкостроителей, заслуживает более пристального внимания, но всё же не конкурентно с «Арматой». Почему даже этот, унаследовавший лучшие черты предшественников, франко-германский танк не оправдывает восторгов европейских СМИ?

Франция. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 21 июня 2018 > № 2651105


Норвегия. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649241 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Мы сейчас переживаем самый опасный период со времен холодной войны»

Пабло Суансес (Pablo Suanzes), El Mundo, Испания

Йенс Столтенберг — бывший премьер-министр Норвегии, а сейчас генеральный секретарь НАТО — выглядит спокойным, образованным и очень приветливым человеком. Он был избран на этот пост в 2014 году, когда Европа начала выбираться из экономического кризиса и с оптимизмом смотрела в будущее. Но уже через несколько месяцев террористы из Исламского государства (запрещено в РФ — прим. ред.) пролили первую кровь на европейском континенте и сумели взять под свой контроль территорию на Ближнем Востоке, равную Великобритании.

Одновременно имперские амбиции Путина привели к оккупации Крыма, что было воспринято в мире как пощечина и вызов Североатлантическому альянсу.

Генеральный секретарь НАТО Столтенберг любезно согласился дать интервью в своем новом кабинете в штаб-квартире НАТО.

Эль Мундо: Господин генеральный секретарь, что не дает вам спать по ночам?

Йенс Столтенберг: К счастью, я сплю хорошо. Сегодня нет глобальной угрозы миру, но у нас есть много проблем, требующих своего решения. Это террористические угрозы, насилие и хаос на Ближнем Востоке, в Африке, которые напрямую угрожают безопасности европейских городов. Исламское государство потеряло большую часть контролируемой им территории, но продолжает существовать, и мы должны сделать все возможное, чтобы оно не смогло возродиться.

У нас сохраняются непростые отношения с Россией, которая пытается вмешиваться в наши политические процессы, использует военную силу против своих соседей, дестабилизирует обстановку на Восточной Украине. Кроме того, мы постоянно сталкиваемся с новыми киберугрозами и распространением оружия массового уничтожения. Примером может служить Северная Корея, которая разрабатывает новые ракеты-носители для доставки ядерного оружия.

— Итак, вы спите спокойно…

— В годы холодной войны главной угрозой для НАТО был Советский Союз. Такая ситуация была опасной, но в то же время она была стабильной и определенной. Сейчас мир гораздо более непредсказуем, и мы должны быть готовы реагировать на любые угрозы, откуда бы они ни исходили.

— Во времена холодной войны существовала опасность многократного взаимного уничтожения. Сейчас существуют намного больше угроз, чем в то время, но, возможно, они не так смертельны?

— В этом-то и заключается большой парадокс. Напряженные отношения между СССР и НАТО существовали десятилетиями. Тысячи ядерных боеголовок размещались в Европе по обе стороны двух военных блоков — НАТО и Варшавского договора. Во время Карибского кризиса мир оказался на грани войны. Несмотря на это, мир был более предсказуем и безопасен.

Сегодня существуют совершенно другая ситуация. Варшавский договор распался, а Россия — не СССР. ВВП РФ находится на уровне таких стран, как Италия или Испания. Из восьми стран-участниц Варшавского договора семь стали членами НАТО. И еще членами Североатлантического альянса стали три бывшие советские прибалтийские республики.

Но теперь все стало более непредсказуемым. Это было отчетливо видно в 2014 году. В начале года почти никто не слышал об Исламском государстве, а через несколько месяцев они уже контролировали в Сирии и Ираке территорию, равную территории Великобритании, на ней проживали восемь миллионов человек. Мы видели много террористических атак на улицах европейских городов, в том числе — в Мадриде и Барселоне. НАТО не может позволить себе сосредоточиться только на угрозах, исходящих от России или джихадистов.

— Несложный анализ показывает, что в конечном итоге СССР был рациональным игроком. Разве Вы не видите рациональности в стратегиях Ирана, Северной Кореи или Исламского государства?

— Это не то же самое. Угрозы отличаются друг от друга, и их много. Исламское государство — террористическая организация, жестокая по своим методам борьбы, готовая пожертвовать жизнью своих боевиков при осуществлении терактов. Такой уровень жестокости мы раньше не видели. Россия — наш сосед, и мы добиваемся улучшения отношений с Москвой. Мы не видим непосредственной угрозы военного нападения России на любого из членов НАТО, но в то же время мы не можем исключать возможности существования такой угрозы. Около наших границ отмечается нестабильность. Хакеры, террористы, организации… НАТО должна уметь реагировать на угрозы с их стороны.

— Не могли бы вы назвать самый деликатный момент в вопросе обеспечения нашей безопасности? Что вам приходит на память?

— В глобальном масштабе мы сейчас переживаем самый опасный период со времен холодной войны. Именно поэтому НАТО проводит в настоящее время огромную работу по усилению коллективной обороны. Мы увеличили в три раза силы быстрого реагирования Североатлантического союза, в том числе развернули четыре батальона в Восточной Европе. Соединенные Штаты вновь ввели войска на территорию Европы, и мы ожидаем, что на саммите НАТО в июле будут приняты важные решения. Теперь мы можем быстро реагировать на возникающие гибридные угрозы, включая киберугрозы.

— Насколько политический кризис в союзнических рядах влияет на коллективную безопасность?

— В НАТО входят 29 суверенных демократических государств. И мы должны уважать волеизъявление граждан, которое они высказали в ходе выборов. За почти 70 лет существования Североатлантического альянса сменилось много политиков и лидеров, но всегда наша главная задача заключалась в обеспечении защиты каждого из ее членов. Я абсолютно уверен том, что мы и впредь будем придерживаться этой цели, а НАТО будет сильной и единой.

— Но сейчас ситуация изменилась. Такие важные страны, как Италия и США призывают отменить санкции против России, выступают за ее возвращение в «большую семерку»?

— В прошлом были разные видения способов решения тех или иных проблем, но мы снова и снова доказывали нашу договороспособность. Когда в блок входят 29 стран, всегда есть разные точки зрения, но история показала, что мы умеем преодолевать противоречия.

Это не первый случай, когда западные страны сталкиваются с разными подходами. Вспомните Суэцкий кризис в 1956 году, или когда Франция в 1966 году вышла из военных структур Альянса, продолжая при этом принимать участие в работе его политических структур. Война в Ираке в 2003 году также была по разному воспринята в странах-членах НАТО.

И сейчас у нас есть очень серьезные разногласия, но исторический опыт подсказывает, что мы сумеем преодолеть наши расхождения и выполнить нашу главную задачу — обеспечить оборону Альянса.

Сегодня у нас разные подходы к решению таких проблем, как торговля, изменения климата, соглашение по Ирану. Но в то же время нельзя не замечать, что наше политическое сотрудничество стало намного плотнее, чем два года назад.

— Как Вы оцениваете договоренность, достигнутую Дональдом Трампом и Ким Чен-Ыном? Это соглашение?

— Мы всегда приветствуем любые усилия, направленные на мирное урегулирование кризиса на Корейском полуострове. Мы поддерживаем любые усилия по достижению денуклеаризации Северной Кореи. Но важно не отменять санкции, пока мы не увидим реальные изменения в поведении КНДР. Мы надеемся, что встреча лидеров двух стран станет первым шагом на пути, который приведет к денуклеаризации Корейского полуострова.

— Складывается впечатление, что Вы в этом до конца не уверены?

— Дело в том, что в течение многих лет мы видели, как трудно достичь соглашения с Северной Кореей, а затем выполнить его. Мы не должны сдаваться, потому что альтернативой является либо продолжение разработки ядерного оружия, либо конфликт. А мы должны избегать такого развития событий. Вот почему мы выступаем за то, чтобы оказать максимальное давление на Северную Корею, используя для этого как дипломатические и политические каналы, так и экономические санкции. Необходимо продолжать оказывать давление на Пхеньян до тех пор, пока он не выполнит взятые на себя обязательства.

— Вы оптимист или скептик по отношению к Ирану?

— Все наши союзники обеспокоены развитием ракетной и ядерной программ в Иране, так как это дестабилизирует обстановку в регионе. В 2015 году НАТО положительно отнеслись к соглашению по Ирану, но не все союзники удовлетворены достигнутыми договоренностями. Мы разделяем их обеспокоенность.

— Как можно поддерживать отношения с теми, кто отравляет людей токсинами, нарушает воздушное пространство, вмешивается в выборы или вторгается во внутренние дела своих соседей?

— Все то, о чем вы говорите, вписывается в план наших действий и по отношению к России: сочетание убеждения, обороны и диалога. Мы посылаем Кремлю четкий сигнал: НАТО готова оборонять и защищать всех своих союзников от любой угрозы. И именно поэтому мы развернули войска на востоке. Это было пропорциональное и адекватное решение после того, что произошло на Украине. Испания, как известно, направила свой воинский контингент в Латвию, а также участвует в воздушном патрулировании Прибалтики.

— А какой сигнал Альянс направил России после того, как произошла оккупация Крыма?

— Мы продемонстрировали российскому руководству, что никогда не позволим повторить эту практику по отношению к странам-членам НАТО. В то же время мы дали понять, что не хотим новой холодной войны или гонки вооружений. Россия — наш сосед, поэтому мы будем стараться иметь с ней добрые отношения. На это потребуется много времени, так как нам надо урегулировать негативные процессы, которые сейчас происходят. В настоящее время мы делаем упор на проведение военных учений на границе с Россией, но мы всячески пытаемся избегать повторения трагического события с российским истребителем в Турции.

Мы стремимся выстроить диалог с Россией и регулярно информируем о тренировочных полетах, обсуждаем механизмы снижения риска. Следует отметить, что с 2014 года по 2016 год не было проведено ни одного заседания Совета Россия-НАТО. Раньше таких встреч было проведено семь.

— Как следует расценивать тот факт, что Вы ни разу не встречались с Путиным?

— Я встречался с ним, когда был премьер-министром Норвегии. То, что с Путиным не встречается генеральный секретарь НАТО, лишний раз показывает наши непростые отношения с Москвой. Я считаю, что контакты с Лавровым были бы очень полезны. Не потому, что мы сдаем свои позиции, а потому, что откровенный и открытый обмен мнениями пошел бы на пользу обеим сторонам. Чем выше напряженность в отношениях, тем необходимее диалог.

— Так Вы исключаете усиление конфронтация с Россией или нет?

— Первое, что я хотел бы сказать, так это то, что мы не видим какой-либо непосредственной угрозы со стороны России. Во-вторых, НАТО смогла в течение почти 70 лет поддерживать мир и избегать прямых нападений на ее членов. За всю историю Европы такого никогда не было. Конечно, были конфликты на Балканах или на Украине, но начиная с 1945 года Европа никогда не переживала столь длительный мирный период. В этом заслуга не только НАТО, но и тех гражданских институтов, которые были созданы после окончания Второй мировой войны: ООН, Евросоюз.

НАТО выполняет роль надежного механизма сдерживания. Ее задача — не провоцировать войны, а избегать их.

— Каталонский кризис и возможное вмешательство в него России не волнуют НАТО?

— Я не буду комментировать конкретную роль России в кризисе в Каталонии, я оставляю это правительству Испании. Единственное, что я могу сказать: на протяжении длительного времени мы отмечали определенную закономерность в российском поведении, когда предпринимались попытки оказать влияние на демократические процессы. Это касается распространения дезинформации и кибератак, чтобы вызвать замешательство в рядах гражданского общества.

Вот почему со стороны НАТО предприняты определенные шаги по нейтрализации угроз в соответствии со статьей 5 устава Североатлантического альянса. Мы внимательно отслеживаем то, что происходит в киберпространстве, и готовы адекватно реагировать на возникающие угрозы.

Норвегия. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649241 Йенс Столтенберг


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 20 июня 2018 > № 2648212 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО Йенс Столтенберг: "Мы переживаем самый опасный момент со времен холодной войны"

Пабло Р.Суансес | El Mundo

В интервью El Mundo генсек НАТО Йенс Столтенберг проявил оптимизм, указав, что в истории НАТО были кризисы и внутренние разногласия намного страшнее, чем нынешние, передает журналист Пабло Р.Суансес.

"Что не дает вам спать ночами на посту генсека НАТО?"

Столтенберг ответил: "К счастью, у меня прекрасный сон. Сегодня уже нет какого-то конкретного вызова или угрозы, а имеется много факторов одновременно. Террористические угрозы, насилие и хаос на Ближнем Востоке и в Африке, а прямо здесь - теракты на улицах наших городов. "Исламское государство"* потеряло значительную часть подконтрольной ему территории, но оно продолжает там существовать, и мы должны гарантировать, что оно не сможет вернуться. Россия вмешивается в наши политические процессы, применяет силу против соседей, дестабилизирует восток Украины. Есть киберугрозы и распространение оружия массового поражения: например, Северная Корея стремится обзавестись новыми ракетами и ядерным оружием".

"Сейчас самый сложный момент с точки зрения безопасности из тех, что вы помните?" - поинтересовался журналист.

"В глобальном масштабе это самый опасный момент, по крайней мере, с окончания холодной войны. Поэтому НАТО осуществило самые крупные с тех времен усилия во имя коллективной обороны. Мы увеличили втрое численность сил реагирования, разместили на востоке (т.е. в Восточной Европе. - Прим. ред.) четыре батальона. США снова разместили там войска, и на следующем саммите (НАТО) в июле будут приняты важные решения. Теперь мы можем быстро реагировать, если понадобится, а также противостоять киберугрозам и гибридным угрозам", - сказал Столтенберг.

Комментируя договоренность Трампа с Ким Чен Ыном, Столтенберг сказал, что НАТО приветствует все попытки добиться денуклеаризации Корейского полуострова, но указал на важность сохранять санкции в отношении Пхеньяна, "пока мы не увидим, что Ким Чен Ын неподдельно начал вести себя иначе".

"Как сохраняются хорошие отношения с теми, кто травит граждан токсинами, нарушает границы воздушного пространства, вмешивается в выборы или вторгается в соседние страны?"

Столтенберг ответил: "Ввиду всего, о чем вы говорите, у нас тройной курс в отношении России - сочетание сдерживания, обороны и диалога. Мы адресуем им четкий сигнал: НАТО готово защитить и оградить всех своих членов от любой угрозы. Потому-то мы разместили войска на востоке. После случившегося на Украине это было соразмерное предложение, имеющее оборонительный характер, оно подает нужный сигнал".

"Какой сигнал можно подать после того, что случилось вслед за оккупацией Крыма?" - уточнил журналист.

"Сигнал, что наша оборона надежна. Россия знает, что в любой стране НАТО мы никогда не смиримся с чем-либо, похожим на случившееся в Крыму. Одновременно мы четко даем понять, что не хотим ни новой холодной войны, ни гонки вооружений. Россия - наш сосед, так что мы по-прежнему будем пытаться улучшить отношения. Это отнимет у нас много времени, поэтому мы должны регулировать сложные отношения, как сейчас. В настоящее время мы проводим больше военных учений на границах, и мы должны любой ценой избегать случайных инцидентов, таких, как уничтожение российского самолета в Турции. Мы верим в диалог, регулярно информируем друг друга об учебных маневрах, обсуждаем механизмы снижения рисков. В 2014-2016 годах не было ни одного заседания Совета Россия-НАТО, но позднее их прошло уже семь", - сказал Столтенберг.

"Какой вариант немыслимее - столкновение с Россией или то, что обойдется без такого столкновения?" - спросил Суансес.

"Первое, что я сказал бы, - мы не видим никакой непосредственной угрозы. Второе: НАТО в течение 70 лет было способно сохранять мир и избегать столкновений, а также любых атак на государства-члены альянса", - сказал Столтенберг.

Говоря о вкладе Испании в деятельность НАТО, генсек поблагодарил эту страну, но призвал новое испанское правительство делать намного больше, дабы выполнить решение НАТО о повышении расходов на оборону до 2% ВВП.

"Беспокоят ли НАТО каталонский кризис и возможное вмешательство России в него?" - спросил журналист.

Столтенберг ответил: "Я не буду высказываться о конкретной роли России в Каталонии - предоставлю это испанскому правительству. Могу сказать, что мы наблюдали некую модель российского поведения на протяжении долгого периода и в многих государствах, где они (т.е. российские силы. - Прим. ред.) вмешивались в демократические процессы. С помощью дезинформации, кибератак и гибридных тактик в целях запугивания или вмешательства. За этим мы следим очень внимательно. Поэтому НАТО адаптируется, чтобы суметь среагировать на угрозы, которые не достигают уровня атаки, не заслуживают применения 5-й статьи Устава НАТО о взаимной помощи, но требуют отслеживания. Мы укрепили средства киберобороны, усовершенствовав разведку, подготовительные меры. Если что-то случится, мы сможем среагировать быстрее".

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 20 июня 2018 > № 2648212 Йенс Столтенберг


США. Финляндия. Евросоюз > Армия, полиция > yle.fi, 18 июня 2018 > № 2646601

Крупнейшими странами финского экспорта в прошлом году стали Польша, Швеция, Соединенные Штаты, Турция, Оман и Арабские Эмираты.

Финляндия экспортировала оружие в прошлом году в 77 стран – говорится в независимом отчете экспертной организации SaferGlobe.

Это больше, чем в какой-либо год за время публикации данных отчетов с 2002 года.

Финские предприятия экспортировали оборонную продукцию и оружие гражданского пользования, в общей сложности, на 184 миллиона евро в прошлом году.

Новыми странами для финского оборонного экспорта стали Кения, Папуа-Новая Гвинея и Узбекистан. Больше всего финского оружия среди этих стран было поставлено в Узбекистан, куда снайперских винтовок и патронов ввезли более чем на 2 миллиона евро.

США. Финляндия. Евросоюз > Армия, полиция > yle.fi, 18 июня 2018 > № 2646601


Македония. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 18 июня 2018 > № 2645920

Еще одна европейская страна может присоединиться к НАТО. Рассердит ли это Москву?

Кристина Маза | Newsweek

Через несколько десятков лет разногласий Греция и Бывшая югославская Республика Македония наконец собираются подписать соглашение о новом официальном названии бывшей югославской республики - Республика Северная Македония, сообщает Кристина Маза в Newsweek.

"Разногласия по поводу того, как называть маленькую балканскую страну с примерно 2 млн населения, до сих пор мешают ей присоединиться к Европейскому союзу и Организации Североатлантического договора (НАТО), хотя она отвечает большинству требований, установленных для этого", - говорится в статье.

"Ожидается, что теперь членство в НАТО займет заметное место в македонской повестке. По словам экспертов, членство в НАТО было достаточно заманчиво, чтобы убедить правительство в Скопье подписать договор о названии страны, хотя многие ее граждане с ним не согласны. Все же этот шаг, вероятно, рассердит российское руководство, настроенное категорически против присоединения к НАТО восточноевропейских стран", - указывает журналистка.

"Открытие для Македонии пути к вступлению в НАТО будет большой и своевременной победой для этой организации в период, когда во многих столицах нарастают тревоги по поводу распространения российского влияния на западе Балкан, - сказал Джеймс Кер-Линдси, эксперт по Балканам в Лондонской школе экономики. - Наверняка будут опасения, что Москва попытается каким-то образом помешать соглашению, например, попытавшись повлиять на референдум в Македонии [который должен пройти после подписания сделки]. Так как свидетельств о российском вмешательстве в народное волеизъявление в других странах все больше, это наверняка обеспокоит многих влиятельных политиков Запада".

Македония. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 18 июня 2018 > № 2645920


Евросоюз. Иран > Армия, полиция > minprom.ua, 13 июня 2018 > № 2644335

Европа решительно настроена сохранить ядерную сделку с Ираном

Нужно ясно понимать, что сохранение иранской ядерной сделки не является для Европы экономической проблемой, это вопрос безопасности для европейцев, заявила глава дипломатии ЕС Федерика Могерини.

"Речь идет об усилиях, направленных на ядерное нераспространение, которые должны продолжаться. Мы решительно настроены сохранить это соглашение - и в интересах самих США тоже. Сохранение этого соглашения фундаментально для нашей общей безопасности. Для безопасности Европы, Соединенных Штатов, всего Ближнего Востока", - сказала высокий представитель ЕС по иностранным делам, выступая во вторник на пленарной сессии Европейского парламента в Страсбурге.

По ее словам, "на Европейском союзе лежит ответственность: мы должны рассказать нашим партнерам в остальном мире, как сохранить одну из еще функционирующих опор этой архитектуры ядерного нераспространения". "Ее поддержка была подтверждена другими участниками подписания ядерного соглашения - Францией, Германией, Соединенным Королевством, Россией и Китаем", - напомнила Ф.Могерини.

Если не сберечь сделку с Ираном, считает она, риски ввергнуться в спираль ядерного распространения и оказаться на грани конфликта становятся еще более реальными. Она призвала задуматься о том, сколь опасной может стать ситуация без ядерного соглашения.

Только с его помощью можно будет, пусть даже это непросто, продолжать оказывать давление на Иран.

"Ядерное соглашение никогда не имело целью решить все проблемы, с которыми мы сталкиваемся в наших отношениях с Ираном. Наоборот, и это было ясно с самого начала", - отметила Ф.Могерини, добавив, что таковым изначально был и мандат на переговоры, который соблюдался.

"Тем не менее сам факт достижения такого соглашения открыл окно, которое позволяет нам затрагивать другие вопросы, не имеющие ничего общего с ядерной программой. И это вопросы, которые нас беспокоят, которые для нас так же важны, как и для американцев. Это вопросы, не охватываемые ядерным соглашением, но о которых, тем не менее, надо говорить. И мы думаем, что сможем лучше затрагивать эти вопросы, сохраняя ядерное соглашение с Ираном, а не разрушая его", - продолжила глава европейской дипломатии.

Она уточнила, что речь идет об обсуждении программы баллистических ракет, региональных проблем, прав человека в рамках политического диалога высокого уровня ЕС-Иран. То, что на этих направлениях остаются проблемы с Ираном, никогда не было секретом. "Но эти вопросы не связаны с реализацией ядерного соглашения. И поднимать эти вопросы без ядерного соглашения будет не просто - наоборот", - убеждена Ф.Могерини.

При этом она сослалась на опыт, свидетельствующий о том, что говорить с Тегераном об этих проблемах стало возможным именно после заключения ядерной сделки.

"Если исчезнет ядерное соглашение, станет труднее поднимать эти неядерные вопросы", - полагает высокий представитель ЕС, отмечая, что никто не заинтересован в закрытии каналов общения.

"Наша позиция по иранскому соглашению основывается на принципах, но также на нашем прагматизме. Благодаря этому соглашению Европейский Союз в большей безопасности, нет гонки вооружений на Ближнем Востоке, есть экономические выгоды для иранского народа и открываются новые возможности оказывать давление на Иран средствами дипломатии и диалога. Вот почему мы решительно настроены сохранить это ядерное соглашение и помешать новой эскалации и напряженности в регионе, спокойствие которого и так уже сильно нарушено", - объяснила Ф.Могерини.

Евросоюз. Иран > Армия, полиция > minprom.ua, 13 июня 2018 > № 2644335


Узбекистан. Евросоюз. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > uzdaily.uz, 12 июня 2018 > № 2642087

12 июня 2018 года в МИД Специальный представитель Президента Республики Узбекистан по Афганистану Исматулла Иргашев встретился со Специальным Европейского союза по Афганистану Роландом Кобиа.

В беседе состоялся обмен мнениями относительно ситуации, складывающейся в Афганистане и прилегающем регионе.

Стороны отметили, что в регионе с оптимизмом восприняты сообщения, что центральные власти Афганистана и движение «Талибан» согласились впервые с 2001 года ввести режим трехдневного прекращения огня и перемирия на период праздника Ид аль-фитр /Ураза-байрам/, что может привести к позитивным изменениям в мирном процессе в стране.

Собеседники предметно обсудили вопросы взаимодействия в рамках реализации Ташкентской декларации, принятой 27 марта на представительной международной конференции по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие».

Узбекистан. Евросоюз. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > uzdaily.uz, 12 июня 2018 > № 2642087


Казахстан. Евросоюз. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 11 июня 2018 > № 2648514

Многовекторная внешняя политика – веление времени

Казахстан с первых дней своей суверенной истории взял твердый курс на многовекторную внешнюю политику, стараясь развивать сотрудничество со всеми центрами экономической силы и ключевыми геополитическими игроками. Такая рациональная политика нашла понимание всех и вполне закономерно способствовала росту авторитета и веса страны на международной арене.

Одним из ярчайших подтверждений этому стало председательство Казахстана в ОБСЕ. В июне 2016 года Казахстан избран непостоянным членом Совета Безопасности ООН от Азиатско-Тихоокеанской группы государств на период 2017-2018 годов. Кандидатуру Казахстана поддержали 138 из 193 государствчленов ООН. В Совете Безопасности наша страна возглавила Комитет по санкциям в отношении запрещенных в РФ и других странах ИГИЛ и «Аль-Каиды», внося тем самым существенный вклад в борьбу с международным терроризмом.

Другим важным признанием авторитета Казахстана являются также переговоры в Астане по Сирии. Наряду с Женевой столица Казахстана стала важной площадкой диалога противоборствующих сирийских сил. Здесь было достигнуто соглашение о прекращении огня в ряде районов Сирии. Проведено уже несколько раундов переговоров и объявлено о подготовке очередного раунда. И хотя до разрешения внутрисирийского конфликта еще предстоит сделать немало, важнее другое – процесс поиска путей урегулирования продолжается в новом формате, а Казахстан активно ищет свое место в системе международных отношений.

Практически каждый зарубежный визит главы Казахстана знаменуется важными инициативами, вызывающими пристальное внимание международной общественности и активное экспертное обсуждение. Например, на 55-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке Нурсултан Назарбаев поставил вопрос о необходимости усовершенствования норм международного права, касающихся национального суверенитета государств, и с учетом новых реалий определить пределы, за которыми правомерно участие мирового сообщества в урегулировании внутренних конфликтов. Такая постановка вопроса очень актуальна, так как на Западе вынашиваются идеи ликвидации национального государства как политического института при доминировании на планете США.

Президент Н.Назарбаев неоднократно высказывал точку зрения, что мир на Земле станет прочнее, если ООН будет теснее сотрудничать с региональными структурами безопасности. Например, с ОДКБ (Организацией Договора о коллективной безопасности) и ШОС (Шанхайской Организацией сотрудничества), членом которых является Казахстан.

А как не вспомнить предложение президента Н.Назарбаева начать разработку всеобщей декларации безъядерного мира. Для этого необходимо расширить правовую базу и повысить международный контроль МАГАТЭ (Международного агентства по атомной энергии) за выполнением обязательств всех стран в сфере нераспространения ядерного оружия. Германский канцлер Отто Бисмарк говорил: «Великие вопросы истории разрешаются не речами и не голосованием большинства, но железом и кровью». Н.Назарбаев предложил навсегда покончить с такой, явно изжившей свое время, зубодробительной «философией».

При этом он обращает внимание на то, что сегодня в мире совокупные расходы на вооружение растут в два раза быстрее, чем в годы «холодной» войны между СССР и США – на 6% в год. Они уже достигли 1,5 триллиона долларов в год. И это в то время, когда во всем мире остаются нерешенными множество проблем глобального и регионального характера. Поэтому, считает он, необходима стратегия мира, философия созидания. И можно не сомневаться, что с каждым годом такая конструктивная позиция завоевывает все больше сторонников и приверженцев, а Казахстан и его лидер становятся все более узнаваемыми в мире.

В то же время Казахстан выстраивает свой внешнеполитический курс, тщательно анализируя складывающиеся международные отношения. Следует понимать, что Казахстан не является в них крупным игроком. В этой связи он должен адекватно оценивать свой потенциал, геополитическое положение, возможности своей внешней политики.

В книге «Под стягом независимости» спикер сената парламента Казахстана К.Токаев, долгое время занимавший в правительстве пост министра иностранных дел, пишет: «В самом деле, было бы непонятно и даже смешно, если бы Казахстан стал претендовать на лидирующие позиции в международных вопросах, которые не соответствуют его статусу. В то же время было бы неоправданным замкнуться в кругу собственных проблем и индифферентно взирать на происходящее вокруг».

Исходя из этого, внешнеполитический курс Казахстана является отражением состояния современных международных отношений. С момента обретения суверенитета Казахстан выдвинул ряд внешнеполитических принципов, а вместе с ними действий и инициатив.

Первое. Важным принципом казахстанской внешней политики выступает многовекторность. Речь в первую очередь идет об обеспечении собственной независимости, а также о возможности принимать наиболее оптимальные решения посредством построения взаимовыгодных отношений со всеми государствами. Данный принцип предполагает поиск баланса сил в сотрудничестве с разными геополитическими и экономическими «центрами силы».

Так, находясь между Россией, Китаем и мусульманским миром, Казахстан развивает сотрудничество со всеми, параллельно развивая отношения с мировым лидером – США, крупнейшим международным рынком – ЕС, а также странами АСЕАН и Японией.

Казахстан стремится развивать всестороннее сотрудничество со всеми основными институтами международного сотрудничества – международными форумами и организациями.

Второе. Укрепление глобальной и региональной безопасности. Важнейшим шагом для укрепления глобальной безопасности стал отказ от ядерного оружия. Казахстан сотрудничает с различными международными организациями, обеспечивающими безопасность, такими, как ОБСЕ, МАГАТЭ, НАТО и другие, присоединяясь к таким договорам, как ДНЯО, ДВЗЯИ, РСМД и прочие.

Также значительным действием стало вступление Казахстана в систему Договора о коллективной безопасности (ДКБ), который является пока единственным реальным инструментом обеспечения внешней безопасности государства в регионе.

Еще одним шагом в области укрепления международной и региональной безопасности стала инициатива созыва Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), высказанная на 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Третье. Развитие регионального сотрудничества. Помимо вопросов безопасности и многовекторности, а также с учетом мировой тенденции экономической глобализации, Казахстан выдвинул и поддержал ряд инициатив по региональному сотрудничеству, наиболее значимыми из которых явились: Содружество Независимых Государств, Центральноазиатское Экономическое Сообщество (ЦАЭС), Евразийское Экономическое Сообщество, Организация Экономического Сотрудничества (ОЭС) и другие.

Интеграция в Центральной Азии является важнейшим приоритетом в развитии государств региона, вопросы создания рынка с населением более 50 миллионов, вопросы решения проблем безопасности, вопросы водообеспечения и прочие животрепещущие проблемы.

Для интеграции в мировой рынок на юго-восточном направлении Казахстан подал заявление о вступлении в Организацию экономического сотрудничества. В ноябре 1992 года он был принят в ее члены на чрезвычайном заседании министров государствучастниц.

Вышеуказанные принципы явились значительным фактором реализации внешнеполитического курса Республики Казахстан. В данной связи можно отметить, что внешняя доктрина государства отвечает всем основным парадигмам современных видений международных отношений, а также реальному положению, складывающемуся в международной геополитической борьбе.

Таким образом, Казахстан в целом создал достаточно эффективную модель внешней политики, которая способна адекватно реагировать на процессы и тенденции развития современных международных отношений.

Автор: Артур Линевич

Казахстан. Евросоюз. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 11 июня 2018 > № 2648514


Украина. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634779 Джереми Шапиро

«“Война по доверенности” на Украине станет катастрофой»

Джереми Шапиро – директор по исследованиям Европейского совета по международным делам (ECFR), ранее работал в Институте Брукингса и Государственном департаменте США, признанный специалист по трансатлантическим отношениям и стратегическим вопросам.

Резюме На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти взаимоприемлемых договоренностей, полагает Джереми Шапиро.

– В Национальной стратегии безопасности, опубликованной в конце 2017 г., США объявили, что, с одной стороны, будут защищаться от угроз Америке (в том числе и «сдерживая» Россию), а с другой – по-прежнему способствовать «развитию демократии и свободы в мире». Украину в этом контексте можно рассматривать (что Вашингтон, похоже, и делает) как страну, которая борется за свободу против (или по крайней мере от) России. Означает ли это, что США будут однозначно и последовательно поддерживать Украину против России?

– Продвижение политических свобод – не новая цель для США. Это основа американской политики, по крайней мере в плане риторики и в контексте национальных стратегий безопасности. Практическое воплощение ее можно обсуждать, но в плане деклараций это постоянный элемент. Думаю, Соединенные Штаты действительно считают, что Украина борется за свободу – и это касается как внутренних событий в стране, так и ее противостояния с Россией. Значит, продолжат поддерживать Украину в ее борьбе. Но это не говорит о том, как именно. Смысл американских деклараций в том, что США будут последовательно поддерживать стремление Украины к укреплению ее демократии, законности и порядка, суверенитета. Но это не обязательно должно быть направлено, как предполагает ваш вопрос, против России.

Не говорят эти заявления что-то конкретное о мере и форме, в которой будет выражаться американская поддержка Украины; грубо говоря – сколько денег, какие усилия будут на это направлены, на какие риски готова пойти американская администрация, подразумевает ли эта поддержка вхождение Украины в НАТО или прямую военную помощь. Американское продвижение демократии в мире может включать и такие вещи, как, скажем, вторжение в Ирак, и такие, как чисто риторические упражнения.

– Но нам же известны конкретные примеры активного участия США во внутренних процессах – например, история 2016 г. о смене генерального прокурора Украины. Это вполне можно посчитать прямым вмешательством во внутренние дела суверенного государства…

– Русские любят рассуждать о подобных вещах так, как будто существует четкая разграничительная линия между вмешательством во внутренние дела и, скажем, поддержкой. Честно говоря, такое утверждение представляется абсурдным – и для российской внешней политики, и для американской. И США, и Россия, и любая другая мощная держава всегда вмешивались, вмешиваются и будут вмешиваться во внутренние дела других государств – особенно так, как вы упомянули. Россия делает это в Сирии, в Белоруссии. Соединенные Штаты делают это в десятке стран по всему миру.

Мы живем в глобальном мире – все так или иначе вмешиваются во внутренние дела друг друга. Честно говоря, вопрос в том, возможно ли этого не делать. Какого рода последствия вызывает такое «вмешательство» – а я бы сказал даже «вовлечение» или «участие», мне эти термины нравятся больше – какие отношения формируются вследствие этого.

С точки зрения США, Америка помогает Украине укрепить демократию и правопорядок. А это означает, что они имеют право на свое мнение о том, как развивается ситуация в этих сферах. А поскольку они тратят деньги налогоплательщиков и идут на геополитические риски, не высказаться по этому поводу, не выразить своего отношения было бы по меньшей мере безответственно. Опять же, обозначить условия, на которых оказывается поддержка – совершенно нормально. И так, похоже, поступают все страны.

Сама идея о «вмешательстве во внутренние дела» не представляется мне полезной. Конечно, некоторые виды… вовлечения во внутреннюю политику… незаконны или плохи с точки зрения развития отношений между странами. Это происходит сплошь и рядом – США и Россию часто можно обвинить в этом не без оснований. Но просто заклеймив какое-то действие «вмешательством во внутренние дела», вы вряд ли сделаете его ipso facto незаконным или дурным.

– Давайте тогда вернемся к г-ну Трампу. Как вы считаете, переизберут ли его на второй срок?

– Не рискну дать однозначное предсказание, но у него неплохие шансы. Для действующего президента переизбрание – норма. Конечно, положение Трампа не настолько хорошо, как у большинства действовавших – и переизбранных – его коллег в плане рейтингов и проблем внутри страны. Он в уязвимом положении, но… я бы сказал, что шансы переизбраться больше, чем 50 на 50. Хотя не удивлюсь и обратному исходу.

– Оценки американской политики (внешней прежде всего) двойственны. Одни считают, что Трамп – своего рода аберрация, и после его ухода все вернется на круги своя, к парадигме глобального лидерства США. Другие же полагают, что Трамп – это окарикатуренная, гиперболизированная версия неизбежной смены приоритетов, перехода Америки к более «интровертной» политике.

– Вы точно определили одну из самых важных тем, вокруг которой ведутся самые горячие дебаты. Мне больше нравится вторая версия (мне нравится и то, как вы ее определили). Трамп вполне отдает себе в этом отчет, и в этом можно увидеть даже определенную преемственность от Обамы к Трампу. И тот и другой по-своему признают, что американская публика не вполне довольна текущим уровнем участия США в мировой политике, этот уровень кажется им чрезмерным, и его надо снизить в долгосрочной перспективе. Такую политику можно, конечно, назвать «интровертной», но это не говорит об изоляционизме. Речь идет о сокращении внешних обязательств в контексте глобализованного мира и интернационализированной политики. Америка всегда останется интернационализированной державой, она всегда будет международным «экстравертом», в отношениях с любой другой страной.

Да, Соединенные Штаты не будут вести войны одновременно, скажем, с восемью странами. Возможно, будет меньше зарубежных поездок, чем сейчас. США не придется дислоцировать войска, например, на Корейском полуострове. Барак Обама пытался сократить международные обязательства Америки так, чтобы это не дестабилизировало обстановку, постепенно, эволюционным путем. У него возникало множество проблем с исполнением этой затеи. Трамп критиковал Обаму за нерешительность и недостаточную жесткость, но и он начинает понимать достоинства эволюционного пути. При этом на фоне гиперболизированной риторики Трампу за первый год удалось добиться меньшего, чем в свое время Обаме.

Однако независимо от фактического прогресса в международной политике все кандидаты в президенты обнаружили, что в стране постепенно складывается ощущение: Америке нужно уменьшить объем международных обязательств. И эти настроения будут оказывать влияние на то, как будет формироваться внешняя политика в течение ближайших 10–15 лет.

– Дональд Трамп, как известно, не слишком доверяет институтам, предпочитая двусторонние договоренности – «сделки», как он сам их называет. Как в этом контексте выглядят перспективы дальнейшего расширения НАТО на восток и вступления Украины в НАТО? Стратегическая цель? Некоторая вероятность, возможная в результате цепочки неожиданных совпадений и влияния непредвиденных факторов, геополитических «черных лебедей»?

– Конечно, расширение НАТО на восток само по себе остается стратегической целью – как указано в документах Бухарестского саммита Альянса. Там же говорилось и о перспективах присоединения Украины к НАТО как о стратегическом решении.

В то же время практически на каждой стадии своего существования НАТО заявляла: мы, мол, будем очень осторожны, мы не собираемся расширяться, но на каждой стадии расширялась как бы сама по себе, а причины этого никто толком не понимал. Яркий пример этого – судьба программы «Партнерство во имя мира», созданной как альтернатива расширению. Она же так и не заработала, и большинство стран, пожелавших присоединиться к НАТО, в конце концов присоединились.

Сейчас в Вашингтоне и в Европе преобладает мнение о том, что присоединение Украины к НАТО – не слишком богатая идея. И такое мнение сохранится долго по нескольким причинам. Прежде всего потому, что Украина в силу своего политэкономического положения просто не готова вступить в НАТО; во-вторых, из-за войны на востоке Украины. На Западе не любят говорить об этом как о причине, но она есть. Конечно, не единственная. Как бы то ни было, присоединение Украины к НАТО – долгосрочная цель, и делаются конкретные шаги с тем, чтобы ее приблизить. Хотя в США достоинства этой идеи все еще серьезно оспариваются. Но вряд ли от нее откажутся в ближайшее время как от стратегической задачи. И пока она таковой остается, ваше предположение о цепочке случайностей будет весьма обоснованным. И такую цепочку несложно, в общем, представить. Конечно, эти события – а это должны быть очень серьезные события – маловероятны, но как «черные лебеди»… все возможно.

– А возможно ли формирование двухстороннего альянса вне НАТО? Может ли Украина стать «восточноевропейским Пакистаном»?

– Боже упаси! Пакистан – это кошмар. Было бы наихудшим исходом для всех. Но, если взглянуть на проблему с другой стороны – а я так понимаю, вы именно для этого задаете этот вопрос, – в каком-то смысле это уже происходит. Может, и не на столько формальном уровне, как с Пакистаном, но правительства США и Украины уже имеют достаточно близкие геополитические и геостратегические отношения – к добру ли то или к худу.

То, что Украина не входит в НАТО, означает, что ее отношения с Америкой (и с Западом в целом) более уязвимы в долгосрочной перспективе, что они могут измениться в ближайшие 10 лет, как они менялись, например, за прошедшее десятилетие. То есть является ли Украина членом альянса или нет – важно. Но Соединенные Штаты выстраивают союзнические отношения на самых разных уровнях. Технически союзник – это страна, с которой у вас подписан соответствующий договор. Но на самом деле термин гораздо шире. Это страна, с которой вы можете продуктивно взаимодействовать по ряду вопросов. Думаю, что Украина входит в эту категорию. И опыт подсказывает, что все восточноевропейские страны, входившие в эту категорию, рано или поздно становились членами НАТО.

В контексте Восточной Европы сильный союзник вне НАТО – не слишком устойчивая конструкция. Конечно, в случае, допустим, Швеции или Финляндии она стабильна. Но для большинства стран Восточной Европы – нет, поскольку союзник такого типа всегда будет хотеть больше – больше помощи и участия, повышенных обязательств со стороны патрона. А вступление в НАТО и есть форма таких обязательств, особенно с учетом возможностей США и представлений внешнеполитической элиты таких стран о том, что расширение НАТО является механизмом стабилизации и демократизации. Так что они всегда будут поддерживать эту идею. В случае с Украиной я не ожидаю этого в ближайшем будущем, но если существующие тенденции сохранятся, она будет стремиться к этому.

– Наиболее последовательным союзником США из всех восточноевропейских стран всегда представлялась Польша. Могут ли США как-то использовать опыт польско-американского сотрудничества в отношениях с Украиной?

– «Модельный» подход к странам Восточной Европы уже сложился, и частично с учетом опыта взаимодействия с Польшей. В контексте расширения Евросоюза и НАТО. И в каком-то смысле он влияет на то, как США выстраивают отношения с Украиной. Польша, в свою очередь, активно «лоббирует» Украину, что также влияет на политику США в этом вопросе. Но между Польшей и Украиной есть важные различия, и даже если подход к Украине кажется похожим – или слишком похожим, – это на значит, что он эти различия не учитывает. Это и внутренняя ситуация на Украине, которая гораздо хуже даже той, что была в Польше после роспуска Варшавского договора. И позиция России – восприятие Москвой политики Запада в отношении Польши и Украины. Эти различия уже спровоцировали войну на востоке Украины и аннексию Крыма. То есть российская агрессия в данном случае – это прямой ответ на действия, предпринимаемые Западом в отношении Украины.

Конечно, американские политики очень любят заявлять во всеуслышание, что, дескать, российская агрессия на Украине не повлияет на то, как мы пытаемся интегрировать Украину в Запад. Но это абсурд. Войну нельзя игнорировать – это невероятно важный фактор.

– Если США примут решение поддержать Украину в военном отношении (а, как мы знаем, они уже это делают с «Джавелинами»), то как? Поставка летальных вооружений, посылка инструкторов, размещение воинского контингента, прямое участие в военных действиях, наконец?

– Вы спрашиваете о том, что Америка может сделать, или о том, что она должна сделать?

– И о том и о другом, если вы не против.

– США уже поставляют на Украину летальное оружие. Но даже поставка нелетального оружия (хотя это, конечно, несколько иной коленкор) означает прямую военную поддержку. Так что Вашингтон давно такую поддержку оказывает. И американские инструкторы там есть, я уверен. Конечно, Соединенные Штаты не размещают там войска, и я не думаю, что до этого дойдет. Правда, инструкторы – такая категория, которая в глазах неопытного наблюдателя имеет тенденцию масштабироваться драматически и выглядеть уже не совсем корпусом советников… Но я не думаю, что у США есть желание выходить далеко за пределы поставки обычных вооружений и командирования конкретных специалистов.

Решение о направлении войск на Украину стало бы очень… ну очень непопулярным в Америке. В российско-американских отношениях больше всего разочаровывает то, насколько легко стороны вернулись к мышлению холодной войны. Обе стороны искренне считают, что модели и практики того времени лучше всего подходят для решения сегодняшних проблем. На Украине происходит ровно это – противоборствующие державы, не вступая в прямое соприкосновение, поддерживают опосредованный конфликт. Но в такой ситуации, когда одна сторона – Россия – непосредственно в этот конфликт вовлечена с военной точки зрения, у ее оппонента возникает благоприятная возможность, не прикладывая особенных усилий, очень осложнить ей жизнь – теми же поставками оружия, отправкой инструкторов и так далее.

Во время холодной войны обе стороны занимались этим с безрассудным пренебрежением ко всем остальным, что наносило огромный урон странам, «попадавшим под раздачу». Если США все же решат увеличить уровень своего непосредственного вовлечения в войну на Украине, там начнется полноценная «война по доверенности» в так хорошо знакомом нам духе второй половины ХХ века. Это станет катастрофой для России. Катастрофой для Соединенных Штатов. Но больше всего катастрофой для Украины, которая станет полем боя для решения вопросов, относящихся в большей степени ко взаимоотношениям России и Америки, чем к самой Украине.

– Каково стратегическое значение Украины для США?

– С точки зрения чисто геополитической Украина, пожалуй, значит совсем немного. Она слишком далеко, у Соединенных Штатов и Украины нет истории взаимоотношений, нет существенного экономического интереса, украинская тема не слишком важна для внутренней политики США.

Но, очевидно, есть гораздо более широкий политический контекст – американский проект по стабилизации и развитию демократии в Европе. Соединенные Штаты считают это своей исторической миссией с 1941 года. И есть, конечно, российский фактор. Во времена холодной войны интереса одной стороны к какой-то стране было достаточно, чтобы другая также начинала испытывать к ней интерес. И это никогда не было особенно благоприятным ни для кого.

Точка зрения США на Украину во многом формируется в рамках дискурса о России: мы, дескать, не можем позволить России нанести урон суверенитету Украины, вести агрессию безнаказанно и извлекать из нее выгоды. Российский фактор остается важнейшим элементом американо-украинских отношений. С другой стороны, эти отношения за последние 20 лет складывались так, что в американском профессиональном сообществе, занимающемся международной политикой, сложилось твердое убеждение: успех Украины важен для США, не совсем понятно почему, но факт остается фактом. Это устойчивое мнение.

– Одним из ключевых вопросов государственного и национального строительства на Украине является вопрос децентрализации – и внутренний конфликт вокруг этого вопроса. Как, по вашему мнению, к этой проблеме относятся американцы?

– С идеологической точки зрения американцы не видят проблемы в децентрализации. Сами Соединенные Штаты – изрядно децентрализованная страна, а федерализм – правильный подход к госуправлению. Он создает хороший баланс. Так что в каком-то смысле США будут приветствовать идею. Но не в их интересах (и это не их задача, в общем-то) определять внутреннее конституционное устройство Украины. В американских интересах – чтобы на Украине наконец нашли такую – неважно какую – модель, которая устроила бы всех. Проблема с децентрализацией на Украине состоит в том, что эта децентрализация на деле – не то, что под этим подразумевается. И то, что в таком виде она может представлять угрозу украинскому суверенитету.

Любая децентрализация несет риски целостности государства, а в нашем случае очевидно намерение России добиться такого соглашения, которое позволяло бы использовать децентрализацию для влияния на Киев. Причем таким способом, что действительно возникает вопрос – является ли оно вмешательством во внутренние дела страны или нет. Но такой уровень вмешательства может по понятным причинам показаться неприемлемым людям в Киеве. Если, допустим, в восточной части Украины возникает региональное правительство, которое на деле является марионеткой Москвы, и оно получает право вето или иную возможность напрямую влиять на политику центральной власти Украины, для последней это становится серьезнейшей проблемой. В Киеве очень боятся децентрализации, и частично этот страх обусловлен простым нежеланием делиться властью с регионами, подобное наблюдается во многих странах. Но частично это и опасения, что Россия злоупотребит такой децентрализацией. США, вероятно, будут солидаризироваться с позицией Киева по этому вопросу. И не будут пытаться навязать децентрализацию, которая, по их мнению, могла бы нанести ущерб суверенитету Украины.

– Могут ли США или Европа принять серьезное, непосредственное участие в затяжном процессе государственного и национального строительства на Украине, чтобы трансформировать его в безупречную историю успеха в европейском стиле? Инициировать смену элит, например? Каков предел такого участия и связанных с этим обязательств?

– Европейцы (и до некоторой степени американцы) уже довольно активно участвуют в проекте. Не думаю, что это означает, что они готовы непосредственно менять правящие элиты. Скорее, цель в том, чтобы сделать систему власти на Украине настолько открытой, что элиты менялись бы сами, если у населения будет такое желание. И по приходе к власти элиты не использовали бы ее для личного обогащения и не плодили бы коррупцию. В процессе гос- и нацстроительства на Украине Европа и Америка, по сути, участвуют уже четверть века. Конечно, нельзя сказать, что этот проект удался… все это время, говоря об Украине, повторяют одно и то же – раньше все было плохо, но теперь мы нащупали необходимую формулу внутренних реформ. Это говорили и 20 лет назад, и 15, и 10. После 2014 г. Украина добилась некоторого прогресса, но все согласятся, что впереди еще долгий путь, успехи проекта национального строительства на Украине по меньшей мере сомнительны. Конечно, здесь есть влияние и российского фактора… Но нацстроительство – очень тонкий и хрупкий процесс; уничтожить или глубоко дестабилизировать нацию гораздо проще, чем построить. И если США и Европа пытаются реализовать свой проект национального и государственного строительства на Украине, а Россия пытается его разрушить – это неравный бой, поскольку дестабилизировать Украину гораздо проще, чем стабилизировать ее. Я смотрю на перспективы без оптимизма.

Что же до степени участия или объема обязательств – со стороны США этот уровень уже гораздо выше, чем можно было себе представить. Я не думаю, что такое участие может преодолеть серьезное противодействие, но участие эластично, оно легко восстанавливает утраченные в результате такого противодействия позиции. Уровень вовлечения Европы отличается от американского, конечно, поскольку Украина – в Европе, и Европа не может «вернуться домой», как могли бы американцы. Один из постулатов политики ЕС в том, что каждый новый член Евросоюза хотел бы иметь своими соседями других членов Евросоюза. Конечно, такой подход не лишен своих ограничений, но страны, соседствующие с Украиной, по понятным причинам хотели бы, чтобы Украина была стабильной и демократичной. И чтобы она была членом ЕС. И мне такая политика представляется достаточно мудрой. Она сложна для исполнения, конечно, но в этом и состоит гений Евросоюза, стимулирующего каждую страну способствовать стабильности и развитию демократии в соседских странах.

В случае с Украиной противодействие со стороны России затрудняет этот процесс, который с самого начала был очень непростым. И я не уверен в конечном успехе этого предприятия, но уверен в том, что Европа будет в него вовлечена очень серьезно.

– Возможна ли ситуация win-win для всех участников этого процесса?

– Безусловно. Ее нетрудно обозначить – независимая, стабильная Украина, имеющая эффективные взаимоотношения с обеими сторонами, не входящая в союзы, которые каждая из сторон считает угрожающими для себя. Это известная схема, и описать ее просто. Но совсем непросто реализовать на практике. Поскольку для этого каждая сторона должна быть уверена, что Украину не используют против нее. Москва уверена, что если Киев станет чем-то вроде западного форпоста, это поставит под угрозу способность России проводить свою политику и в ближайшем международном окружении, и внутри страны.

Таким образом, создать образ действительно независимой и стабильной Украины, который удовлетворил бы Россию, чрезвычайно сложно. К сожалению, практически то же самое можно сказать и о другой стороне. Мы видели реакцию Запада на действия считавшегося более или менее пророссийским киевского режима до событий на Майдане 2014 года. Менее параноидальную, чем российская, но, по совести, лишь немногим менее.

Это большая трагедия. На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти таких договоренностей, которые устроили бы обе стороны в равной степени. Особенно печально это для Украины, на которой противостояние сказывается крайне неблагоприятно. Вместо того чтобы стать источником и средой построения доверия между Россией и Западом, Украина превратилась в источник и среду конфликта. И все те проблемы, которые мы обсудили, способны лишь обострить конфликт, взаимное недоверие и страхи.

При этом мы с парадоксальным спокойствием и даже комфортом воспринимаем подобный уровень противостояния держав – мы жили (и выжили) в таких условиях во время холодной войны, мы до некоторой степени мифологизировали память о ней. Но на деле это же был кошмар. И то, что США и СССР не закончили ядерной войной – результат и политической прозорливости, и глубокого понимания роли ядерного оружия. Но в какой-то мере это случилось и благодаря чистому везению. Не хотелось бы повторять такой эксперимент. Но мы неотвратимо стремимся к этому. И это очень печально.

Беседовал Александр Соловьев

Украина. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634779 Джереми Шапиро


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634777

«Магический кристалл»: робкий взгляд в военно-политическое будущее

Резюме В условиях геополитического и внутреннего конфликта, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать даже на 12-15 лет вперед – гиблое дело. Все же пытаемся, задав ведущим экспертам разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.

В условиях связанных с Украиной геополитического и внутреннего конфликтов, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать на 12–15 лет вперед – гиблое дело. Все же попытаемся, задав ведущим экспертам из разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.

Жан-Мари Геенно, заместитель Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям (2000–2008), президент неправительственной организации «Международная кризисная группа» (2014–2017):

Слово «Украина» означает «пограничная земля». В этом и заключается проблема. Ее будущее невозможно отделить от широкой геостратегической перспективы. Будут ли Россия и Западная Европа к 2030 г. по-прежнему находиться в состоянии конфронтации или наладят сотрудничество? Украина имеет обоснованную необходимость в защите своего суверенитета и для этого могла бы присоединиться к европейским и евроатлантическим институтам, таким как НАТО и/или ЕС. Члены Североатлантического альянса и Европейского союза разделяют заинтересованность Украины в сохранении суверенитета и территориальной целостности всех европейских стран, но вместе с тем у них есть законное право не брать на себя дополнительных обязательств. Кроме того, им следует позаботиться и о том, чтобы оставить пространство для сотрудничества с Россией и не допустить усугубления разрыва с ней.

Что это означает для Украины? Нейтральный статус наподобие того, которым обладает Австрия, противоречил бы чаяниям всех европейских государств о суверенитете, если только он не отражал бы однозначное и независимое требование украинской стороны. Подобный запрос может поступить только в контексте сотрудничества с Россией. Если бы таким отношениям суждено было развиться, необходимость вступать в НАТО стала бы менее актуальной, но и у России осталось бы против этого меньше возражений. В такой ситуации допустимым решением для Украины было бы не стремиться к членству в НАТО, а для России – приветствовать участие или тесное взаимодействие Украины с Европейским союзом. Если конфронтация в отношениях между Западной Европой и Россией сохранится, Украина останется полем битвы. Маловероятно, что США захотят взять на себя дополнительные обязательства в области безопасности в Европе и одобрят вхождение Украины в НАТО, но Евросоюз будет по-прежнему заинтересован в демократической и процветающей Украине. Если этого удастся достичь, появится более надежная основа для долгосрочного подлинного партнерства между Россией и Европейским союзом. Параллельное расширение ЕС и НАТО после холодной войны было серьезной ошибкой. Разделение этих процессов, которое будет зависеть от позиции России, сможет заложить фундамент для новой эпохи сотрудничества.

Томас Кляйне-Брокхофф, руководитель берлинского отделения Германского фонда Маршалла (США). В 2013–2017 гг. возглавлял службу политического планирования и секретариат президента Германии (Йоахим Гаук):

К 2030 г. Европа будет охвачена разноскоростными и разнонаправленными процессами. Страны не просто станут следовать одним курсом неодинаковыми темпами. Европа превратится в подобие Солнечной системы. Государства вращаются вокруг центра, но с разной скоростью и на разном расстоянии.

Отправной точкой данного процесса можно считать Маастрихтский договор 1992 г., заложивший основы валютного союза. Странам, объединенным общей валютой, необходима дальнейшая интеграция, чтобы сохранить или упрочить стабильность. Несмотря на негативное отношение остальных членов Евросоюза, валютный союз, объединяющий сегодня 19 стран, – ядро и оперативный центр Европы. Другие члены ЕС могут выбирать: присоединиться к валютному союзу, оставаться вне его или продолжать дистанцироваться.

Последний вариант наглядно продемонстрировал британский референдум 2016 года. Великобритания по-прежнему ощущает притяжение европейского центра, но она стала первой крупной западноевропейской державой, ступившей на путь, пролегающий за пределами Европейского и валютного союзов.

Вот тут можно говорить об Украине. Договор о выходе Великобритании из Евросоюза, вероятно, поможет определить условия торговли с группой стран на периферии европейского континента. В эту группу может войти и Турция. Этот внешний круг может (а может быть, и нет) трансформироваться в аналог Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA). Экономические плюсы такого объединения почувствуют и другие страны, например Россия.

Безопасность – другой, но связанный с первым вопрос. Пока Россия придерживается ревизионистской позиции и вмешивается в дела других стран, НАТО останется относительно единой структурой. В то же время маловероятно, что альянс захочет (и сможет) взять на себя обязательства подобного масштаба. Поэтому в сфере безопасности возможно появление альтернативных вариантов по аналогии с Солнечной системой. В этом случае Украина получит возможность выбирать союзников и укреплять собственную безопасность, не требуя гарантий по статье 5 устава НАТО. Москве придется принять такие варианты.

Иными словами, европейский порядок к 2030 г. будет «изготовленным на заказ», а не шаблонным.

Томас Грэм, управляющий директор Kissinger Associates, старший директор по России и Евразии в администрации президента США (Джордж Буш) в 2001–2007 гг.:

Есть вопросы, на которые сложно ответить, особенно в период постоянных изменений в Европе и Евразии. Каким будет регион в 2030 году? Продолжат ли НАТО и Евросоюз существовать в своей нынешней форме? В каком состоянии будут пребывать продвигаемые Россией интеграционные проекты в Евразии? Насколько значимым экономическим и геополитическим игроком в Европе окажется Китай? Как станут развиваться отношения России с США и с Западом в целом? Все эти вопросы повлияют на положение Украины в европейском геостратегическом ландшафте.

Еще одним важным фактором станет развитие самой Украины, на которую, безусловно, будут оказывать влияние Россия, США, ведущие европейские государства и некоторые другие игроки, в частности Китай. Если Украина консолидируется как демократическое государство, ей удастся реализовать себя на европейской траектории, участие в ЕС и НАТО станут реальными перспективами (до 2030 г. членство в блоках маловероятно, как бы ни развивалась ситуация), а влияние России продолжит постепенно снижаться. Если укрепится националистический популистский режим, Украина превратится в дестабилизирующую силу в Черноморском регионе и Восточной Европе в целом (вероятность такого развития событий возрастет, если подобные режимы установятся в других странах региона, например, в Турции или Польше). Если Украина останется в нынешнем состоянии или региональные силы подорвут власть центрального правительства, страна по-прежнему будет представлять собой объект геополитической борьбы или буферную зону между Россией и Западом.

Последний вариант наиболее вероятен. Отсюда вопрос: как Россия и Запад будут вести борьбу и каким образом различные акторы внутри Украины станут использовать противостояние внешних сил? Признание Россией и Западом нейтрального статуса Украины могло бы снизить накал соперничества, но не прекратило бы его полностью, тем не менее ситуация успокоилась бы до нового витка противостояния между Россией и Западом.

Для России Украина представляет жизненно важный интерес с точки зрения истории, безопасности и психологии. Трудно представить себе сценарий, при котором Россия могла бы отказаться от своих интересов на Украине в ближайшие 15 лет. В Европе ситуация другая. Там уже ощущается усталость от Украины. Чем медленнее реформы на Украине, тем быстрее усталость станет нарастать, и в какой-то момент Европа окажется готова отдать Украину России. Для Соединенных Штатов Украина была ключевым фактором ухудшения отношений с Россией, но сегодня американский интерес превратился в функцию, обусловленную общим состоянием отношений с Москвой. Если отношения улучшатся, Украина утратит значимость для США.

Госсекретарь Тиллерсон заявил, что разрешение украинского кризиса имеет ключевое значение для улучшения российско-американских отношений. Сейчас это действительно так, но в ближайшие 15 лет какое-то другое событие – например, серьезная террористическая угроза для США и России – вполне может привести к сближению двух стран, даже если украинский кризис останется неразрешенным. В этом случае Украина станет для Вашингтона менее существенным вопросом в контексте российско-американских отношений.

Если отношения и дальше будут ухудшаться, интерес США к Украине сохранится, но вряд ли Киев станет ключевым американским союзником за пределами НАТО, несмотря на заявления об обязательствах по его защите, которые можно воспринимать как неверные сигналы. Трудно представить себе сценарий, при котором Соединенные Штаты направят собственные войска для защиты Украины, кроме крупного военного конфликта с Россией (в котором не заинтересована ни одна из сторон).

Александр Чалый, чрезвычайный и полномочный посол Украины, бывший первый заместитель министра иностранных дел Украины, бывший советник по международным вопросам президента Украины (В.А. Ющенко):

К 2030 г. Украина будет существовать как независимое суверенное центральноевропейское государство, не входящее ни в НАТО, ни в ОДКБ. Практически все европейские государства и государства – члены ООН будут признавать ее границы на момент провозглашения независимости в 1991 году.

В системе европейской безопасности Украина останется ключевым элементом и будет играть одну из трех возможных ролей:

поле прямой нерегулируемой конфронтации («игры без правил») между «коллективным Западом» (НАТО) и Россией – негативный сценарий;

ключевой соединительный элемент евроатлантического пространства кооперативной безопасности от Лиссабона до Владивостока – позитивный сценарий;

де-факто разделенная страна с замороженным конфликтом, поле регулируемой конфронтации («игры по правилам») между НАТО и Россией – базовый сценарий.

Первый сценарий («ни войны, ни мира»), по существу, продолжает нынешнюю ситуацию и наименее желателен с точки зрения как украинских национальных интересов, так и интересов европейской безопасности. Он представляется наименее вероятным – не более 15%. В его рамках восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. невозможно.

Второй сценарий («холодный мир») возможен, если в сфере европейской безопасности «новая разрядка» возьмет верх над господствующей ныне конфронтацией. Это предполагает подтверждение в той или иной форме на общеевропейском уровне принципов Парижской хартии-1990 и международно-правовое признание нейтрального статуса Украины в пакете с договоренностями по восстановлению территориальной целостности. Этот сценарий представляется наиболее желательным для создания устойчивой системы европейской безопасности, его вероятность около 35%.

Третий сценарий («холодная война» или «мирное сосуществование») предполагает глубокую заморозку конфликта с помощью миротворческих сил ООН/ОБСЕ и возведение «новой берлинской стены» по линии разграничения между материковой Украиной, незаконно аннексированным Крымом и оккупированной частью Донбасса. Это возможно, если Запад и Россия подчинят конфронтацию «правилам игры», частично или полностью подтвердив принципы Хельсинкского Заключительного акта. В рамках данного сценария восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. также невозможно. Поэтому он менее желателен, чем второй сценарий, но представляется наиболее вероятным (50%) на следующее десятилетие.

В целом возможность реализации каждого из сценариев будет определяться общеевропейским мейнстримом в сфере европейской безопасности и внутриполитическими тенденциями Украины. Очевидно одно – украинский кризис привел к полной дезинтеграции европейской системы безопасности. Соответственно без четко определенного и приемлемого для Украины международно-правового статуса страны создание новой устойчивой системы европейской безопасности к 2030 г. невозможно.

Тимофей Бордачёв, глава Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики», директор евразийской программы МДК «Валдай»:

Через 15 лет Украина как часть европейского политического и экономического ландшафта будет представлять собой активно деградирующую классическую «серую зону» между Россией и Европой, сочетающую сотрудничество и враждебность. Эта деградация связана как с внутриукраинскими причинами – природой украинской государственности в принципе, так и с невозможностью России и Запада договориться по Украине или «отпустить» ее. При этом формального развала страны не произойдет – через 15 лет у националистов сохранится способность к контролю столицы, армии и государственной безопасности. Одновременно из страны будут вымываться лучшие человеческие ресурсы.

Украина начала 2030-х гг. – это возвращение в середину XVII века, «дикое поле», то есть территория с поступательно угасающей промышленностью, частично милитаризованным сознанием, относительно массовой люмпенизацией и отсутствием эффективной управляемости.

Видимо, такой сценарий неизбежен и оптимален с точки зрения перспективы воссоединения большей части страны с Россией на правах автономии уже к середине века и откола от нее западных областей с образованием маргинального сельского государства на задворках все более гетерогенной Европы. Украина, вероятнее всего, навсегда утеряла шанс стать государством – субъектом, а не объектом европейской политики. Необходимо помочь стране и ее населению с минимальными потерями пройти этот тяжкий путь к очищению. Для России важно держать двери открытыми для жителей Украины, в первую очередь – в области образования.

Майкл Кофман, ведущий научный сотрудник Центра Вильсона (США):

Украина, учитывая ее размер, численность населения и географическое положение, останется одним из ключевых государств Восточной Европы. Эти характеристики предполагают потенциал, но не всегда обуславливают стратегическую значимость. Детерминанты власти XX века – территория и население – сегодня играют второстепенную роль в определении положения страны на международной арене. Украина может стать экономически более успешной, опираясь на сотрудничество с ЕС в торговле, но не вступая в официальные альянсы. Такую позицию сегодня занимает ряд стран, например Финляндия. Однако Украина не демонстрирует способности преодолеть слабость государственной власти и справиться с циклическими кризисами, которые отчасти обусловлены олигархической политикой. Поэтому на мировой арене статус Киева скорее всего будет выше, чем в первые десятилетия после независимости, но по-прежнему ниже потенциала страны.

Вопрос о долгосрочных перспективах для Украины нельзя рассматривать в отрыве от политики ведущих стратегических игроков, независимо от того, являются они противниками или союзниками. Евросоюз стал постмодернистским объединением, он не занимается геополитикой и не может вести эффективную внешнюю политику как единая структура. Украина имеет стратегическое значение для таких стран, как Польша и бывшие советские республики, которые считают ее буфером от будущих агрессий России, но большинство европейцев не разделяет такую точку зрения. Немногие сегодня мыслят категориями XX столетия. Минские переговоры, инициированные европейцами, продемонстрировали неспособность континента решать подобные проблемы, поэтому у отношений Украины и Европы есть определенный потолок. Европейцы не заинтересованы в Украине как в инструменте, который можно использовать против России, а у украинской элиты недостаточно мотивации, чтобы проводить реформы, необходимые для дальнейшей интеграции страны с европейским сообществом.

По иронии судьбы Украина остается стратегически важным приоритетом для единственной европейской державы, которая мыслит в терминах Realpolitik, – для России. Ситуация между Россией и Украиной останется нестабильной не только из-за конфликта в Донбассе, но и из-за реалий российской и украинской политики. Под давлением стороны в конце концов могут прийти к стабилизации отношений, но склонность к саморазрушительному поведению преодолеть не удастся. Великие державы часто являются главными врагами для самих себя. Существуют модели неразрешенных конфликтов, где периодически вспыхивают войны: Армения и Азербайджан из-за Нагорного Карабаха, Индия и Пакистан из-за Кашмира.

Вероятность экспансии НАТО на Украину чрезвычайно мала. После распада Советского Союза альянс расширялся как политическая организация. Сегодня НАТО пытается вновь трансформироваться в военную структуру. Следующий этап расширения альянса скорее всего затронет Балканы, а не Украину и Грузию. Сдерживание и подтверждение обязательств на Балтике оттянут на себя основное внимание НАТО, в то время как перед южными членами блока стоят другие стратегические задачи, связанные прежде всего с неразрешенным миграционным кризисом.

Возможно, открытые двери официально и не будут закрыты, но проем станет таким узким, что Украина и Грузия просто не смогут протиснуться. Киеву придется искать новые возможности регионального сотрудничества с сочувствующими ему соседями, а не с крупными структурами континента. НАТО может столкнуться с типичной организационной дилеммой, поскольку расширение блока ведет к постепенному снижению эффективности. Со временем региональные соглашения и альянсы будут давать участникам более ощутимые преимущества, особенно если к договоренностям присоединятся США.

Пока стратегическим приоритетом для Соединенных Штатов является Китай, поскольку в Вашингтоне не убеждены, что Россия представляет угрозу в долгосрочном плане. Такая точка зрения обусловлена слабыми демографическими и экономическими перспективами России. Если ситуация не изменится, США станут медленно увеличивать военную помощь Киеву, но глубина партнерства зависит от восприятия угроз в Вашингтоне. Процесс будет проходить по инерции, а не в соответствии с конкретной американской стратегией. Стратегическая функция Украины сегодня и в ближайшем будущем – быть инструментом против России. Однако дальнейшее развитие российско-американских отношений определит, понадобится ли этот инструмент. Все зависит от воли Соединенных Штатов и от того, какой выбор сделает Вашингтон в соперничестве великих держав. Россия и США вряд ли придут к modus vivendi, различия между ними являются структурными, тем не менее для Вашингтона на первом месте соперничество с Китаем, а не с Россией. Конфронтация еще не достигла дна, но в 2020-е гг. ситуация, скорее всего, стабилизируется, установятся новые правила игры. Поскольку соперничество с КНР занимает все большее внимание Вашингтона, к 2030 г. Украине, как и Европе в целом, придется доказывать свою стратегическую значимость.

Рейнхард Крумм, руководитель Регионального отделения по миру и сотрудничеству в Европе Фонда Фридриха Эберта (Берлин–Вена):

Роль Украины на международной арене к 2030 г. в значительной степени будет зависеть от процессов внутри страны. Именно они определят один из четырех вариантов:

лидер (высокая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность);

активист (низкая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность);

администратор (высокая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность);

враг (низкая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность).

Если исключить два экстремальных варианта – «лидер» и «враг» (себе и соседям), Украине нужно выбирать между статусом «администратора», т.е. государства с сильными институтами власти, или «активиста», т.е. государства со сплоченным обществом. Иными словами, к 2030 г. Украина будет находиться на пути к статусу нейтрального государства с гарантиями безопасности от ведущих держав, поскольку вариант «администратора» предполагает прагматичные шаги по экономической трансформации и сближению с ЕС, но дистанцированию от НАТО. Либо Украина будет стремиться к интеграции в Евросоюз, одновременно надеясь вступить в Североатлантический альянс.

Различные группы интересов внутри общества будут вести жаркие дебаты о том, как укрепить безопасность страны. Нейтралитет – это слабый вариант, учитывая провал Будапештского меморандума. Большинство (в государстве-«активисте») поддержит идею Украины как части Запада, поскольку это обеспечит необходимую модернизацию.

Украина сама несет ответственность за собственное будущее, но независимо от выбранного сценария к 2030 г. она по-прежнему будет находиться под влиянием ведущих держав. Задача «администратора» – сбалансировать влияние, чтобы обеспечить экономическую трансформацию. Китай и его инициатива «Один пояс, один путь» может использоваться как противовес попыткам России вмешиваться в развитие других стран. Россия, в свою очередь, по-прежнему будет обладать достаточным весом в Донецке и Луганске, которые юридически являются частью Украины, но фактически ориентированы на Россию. Соединенные Штаты продолжат рассматривать Украину как инструмент сдерживания внешнеполитических амбиций Москвы. В этой ситуации ЕС будет трудно добиться прогресса в реализации соглашений «Минска-2».

Вариант «активиста» предполагает, что Украине в равной степени тяжело противостоять влиянию всех вовлеченных держав. Китай и Россия воспринимаются как недружественные страны, все внимание сфокусировано на Западе, то есть ЕС и США. Хотя Евросоюз совершенствует военные возможности, в вопросах безопасности Украина больше надеется на Америку. При таком сценарии Вашингтон продолжает оказывать поддержку Киеву, а двери в НАТО для него по-прежнему открыты.

Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам (Великобритания):

Прогнозировать, какой будет Украина в 2030 г., – интересно с интеллектуальной точки зрения, но абсолютно бессмысленно. За 10 с лишним лет изменятся все релевантные параметры и ключевые игроки. В России скорее всего закончится эпоха Путина. Прогнозы о будущем ЕС меняются каждый месяц. Трамп превратил волатильность в стиль руководства. Технологические и социальные изменения в мире идут ускоренными темпами, опережающими политические перемены, международная система обречена постоянно догонять происходящие изменения, находясь на грани распада. Аномалии превратились в норму и уже никого не удивляют.

Да и сама Украина – нестабильная переменная. Украина, разделенная пополам по территориально-языковому принципу, – клише, которое умерло в 2014 году. Новые клише строятся на очень непрочном фундаменте. Украина стала более сплоченной после потери территории и под влиянием войны, но стабильного долгосрочного общественного договора с новым Юго-Востоком нет. Киев передал там власть местной элите, чтобы сдержать новый виток сепаратизма. Обретенный патриотизм на Украине можно назвать узконаправленным: есть гордость за армию и гражданское общество, однако политиков вполне обоснованно презирают, немногие сохранили приверженность общему благу. Все меньше людей готовы пойти на «временные жертвы» ради экономического благополучия в отдаленной перспективе (даже на традиционно более националистически настроенном Западе в 2016 г. 41% говорил «да», 43% ответили «нет»). В целом по стране 77% граждан не чувствуют себя «хозяином в доме», имея в виду Украину.

Другие факторы можно считать константой, поскольку их определяет логика ситуации. Быть националистом на Украине означает быть проевропейцем. Польский или венгерский вариант не получил распространения (пока). Факторы, способствующие радикальному европейскому популизму, не работают. На Украине есть свои вынужденные переселенцы, и она отправляет мигрантов в соседние страны, а не наоборот. К так называемому «исламскому фактору» можно отнести только крымских татар, которые заняли «правильную сторону» в нынешнем конфликте. Таким образом, в современной украинской политике мы видим слабый популизм в исполнении Юлии Тимошенко, Олега Ляшко и Вадима Рабиновича – под его прикрытием «старая гвардия» пытается остаться во власти, не меняя привычек. «Система» способна воспроизводить и защищать себя, пока будущие реформаторы стараются придумать новую парадигму, которая позволит бросить вызов действующей власти, но не приведет к хаосу «третьего майдана».

Изменить схемы торговли и переориентировать украинское лобби на Запад будет непросто. До 2013 г. торговый оборот Украины делился на три части: треть приходилась на Россию, треть – на ЕС и треть – на остальной мир. Сегодня объем торговли с Россией не превышает 10%, торговля с Евросоюзом растет в процентном выражении, но Украина останется слабо интегрированной, если ей не удастся подняться выше в производственно-сбытовой цепочке. Евросоюз продолжит пребывать в состоянии то кризиса, то кажущегося восстановления, но долгосрочный тренд – это неустойчивая интеграция. К сожалению, «внешнее кольцо» не может представлять зону укрепления суверенитета, как хотели бы такие страны, как Польша, скорее это зона провала, как показал пример Великобритании. Поэтому Украине вряд ли удастся присоединиться к какой-либо внешней зоне.

Экономическая ситуация улучшится, но Украина по-прежнему будет отставать от соседей. Поэтому ей не удастся достичь желаемого уровня интеграции с ЕС. Украине имеет смысл сбалансированно делать ставки на Китай и США. Отношения с НАТО останутся ситуативными. Любая стратегическая авантюра, связанная с Украиной, может нарушить обязательства по статье 5, которые альянс сегодня пытается сделать более надежными. Украина хочет использовать свое географическое положение, чтобы помочь преодолеть раскол между членами НАТО и его партнерами, но тут ей придется соперничать с польской инициативой «трех морей».

Сближение с Россией возможно, но Москва не должна делать ставку на «свою» Украину, т.е. пророссийские регионы или возвращение к власти пророссийских политиков; такой вариант приведет к дальнейшему распаду. Как можно дольше поддерживать Украину в нефункционирующем состоянии – также неверный вариант для России. Противоположный сценарий – эскалация напряженности, обусловленная ощущением «незавершенных дел» на Украине, – разрушит перспективы сближения на десятилетия.

Заставить Украину вновь взглянуть на проект ЕАЭС будет невероятно трудно. Россия сама подорвала привлекательность проекта, используя его как механизм реализации глобальной геополитической повестки и постоянно политизируя вопросы торговли как инструмент «мягкой силы», что мешает получать макроэкономические выгоды.

Алексей Фененко, доцент факультета мировой политики МГУ им. Ломоносова:

В ближайшие 15 лет ситуация вокруг Украины будет определяться четырьмя долгосрочными процессами.

Первый. Завершение консолидации украинской государственности на антироссийской основе. Этот процесс начался еще в 1960-е гг., кода в рамках УССР началась политика ускоренной языковой «украинизации» и оформилось полуоппозиционное националистическое движение. После создания независимой Украины в 1991 г. движение постепенно становилось основой украинской идентичности. «Евромайдан»-2014 и конфликт в Донбассе завершил формирование нынешней Украины как антироссийского государства.

Второй. Сохранение украинской государственности в прежнем качестве. Потеря Крыма и половины Донбасса оказалась для Украины некритичной и не привела к ее распаду. В украинских регионах отсутствует сколь-либо серьезное движение за автономию, не говоря уже о независимости. Украина сохраняет хотя и очень ослабленный, но в целом значимый военно-промышленный потенциал, унаследованный от СССР. Это порождает надежды украинской элиты и общества вернуть контроль над Донбассом, а, возможно, и Крымом.

Третий. Сохранение за Украиной статуса внеблокового государства. Территориальный конфликт в Донбассе и непризнание Украиной потери Крыма делает технически невозможным ее принятие в НАТО. Речь может быть только об особых формах военно-политического партнерства Киева со странами Запада.

Четвертый. Восприятие Западом Украины как важного компонента в политике сдерживания России. Для политических элит США и во многом стран ЕС (независимо от имен конкретных политиков) сохранение Украины в нынешнем виде – гарантия невозможности восстановления СССР в каком-либо качестве. Украина дает прямой коридор от Балтийского до Черного моря непосредственно вблизи российских западных границ. Поэтому страны Запада (прежде всего Соединенные Штаты) будут всемерно поддерживать Украину в ее противостоянии с Россией.

России пока не удалось сыграть на расколе Запада. Вопреки надеждам лета 2014 г. евроатлантические элиты континентальной Европы (прежде всего Германии и Франции) не стали посредниками между Москвой и Вашингтоном. Напротив, Германия полностью поддержала подход США, фактически отстаивая их интересы в рамках «Нормандского формата». В среднесрочной перспективе России придется сталкиваться с консолидированной позицией Запада по украинскому вопросу.

Эти процессы позволяют смоделировать два варианта развития событий.

Первый вариант – вооруженный конфликт России с Украиной. В настоящее время на Украине идет идеологическая подготовка к подобному конфликту. В Киеве делают ставку на «блицкриг» против ДНР и ЛНР, а при благоприятном стечении обстоятельств, возможно, и Крыма. В украинской элите распространены представления о том, что страны Запада с помощью угрозы полномасштабных экономических санкций удержат Россию от вмешательства в конфликт. Критический момент может наступить через 5–7 лет, когда в активную жизнь вступит поколение, воспитанное в логике войны с Россией и предельной русофобии. Результатом может стать российское вмешательство в военные действия по образцу грузинской операции 2008 года.

России следует учитывать возможность эскалации. Украина в отличие от Грузии обладает намного большим мобилизационным ресурсом и военно-промышленным комплексом. Страны Запада с высокой долей вероятности поддержат Украину финансами и оружием. Россия может быть втянута в вооруженный конфликт высокой степени интенсивности на Юго-Востоке Украины. Для успешного ведения военных действий России следует заранее выработать эффективные контрмеры в ответ на угрозу западных санкций в виде назначения США неприемлемой цены (например, удара по контролю над вооружениями или режиму нераспространения ЯО).

Второй вариант – преобладание логики «замороженного конфликта». В этом случае ситуация будет напоминать дипломатические усилия вокруг Нагорного Карабаха и Приднестровья. Вялотекущий переговорный процесс ведет к поляризации политических сил на Украине. Там будут выделяться радикалы (требующие военного решения проблемы) и умеренные (сторонники воздействия на Россию с помощью активизации отношений с НАТО). Такая ситуация может привести к новым политическим потрясениям на Украине.

В этом случае возникнет опасение фрагментации страны. Ослабление центральной власти приведет к усугублению автономных устремлений украинских регионов. Подобные региональные объединения станут создавать собственные органы власти и даже вооруженные формирования. Дезинтеграция Украины чревата опасностью серии мелких вооруженных конфликтов.

Страны НАТО будут стремиться к реализации первого варианта. Поэтому для России возрастет угроза непрямого вооруженного конфликта с участием НАТО на территории Восточной и Южной Украины.

Аркадий Мошес, директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и по России Финского Института международных отношений:

К 2030 г. Украина, вероятно, создаст собственную, специфическую модель встраивания в западные механизмы обеспечения безопасности. Не будучи членом НАТО и не имея формальных юридических гарантий безопасности от США и тем более от европейских стран, Украина наладит с ними тесное военное и военно-политическое сотрудничество с элементами интеграции и будет получать от Запада существенную помощь. Особый характер отношениям придаст значительный по региональным масштабам военный потенциал самой Украины, вооруженные силы сдерживания, способные до определенных пределов самостоятельно решать задачи обороны территории, и абсолютный объем ресурсов, которые страна в состоянии выделять на соответствующие нужды.

При этом цели украинской и западной политики могут совпадать далеко не полностью, поскольку для Украины задача военного сдерживания России (даже в случае разрешения конфликта в Донбассе на условиях, приемлемых для Киева, и некоторой нормализации экономических отношений с Россией) останется гораздо более важной и акцентированной, чем для Запада.

Помешать становлению этой модели может отказ Украины от реформ и сохранение высокого уровня коррупции, за чем неизбежно последует новый период ослабления государства, снижение уровня национальной мобилизации и эрозия военного потенциала. Соответственно, в этом случае Запад утратит стимулы к тесному сотрудничеству с Украиной и инвестированию в ее безопасность.

Самуэль Чарап, старший научный сотрудник некоммерческой организации RAND Corporation:

Роль, которую Украина будет играть в европейской геополитике в ближайшие 15 лет, станет отражением двух факторов – внутреннего развития страны и амбиций внешних игроков. В плане внутреннего развития траектория не очень хорошая. Несмотря на некоторые реформы, начатые после Майдана, украинские политические институты чрезвычайно слабы, процветает коррупция, страна занимает второе место в Европе по уровню бедности. Можно предположить, что внутренняя нестабильность останется ключевым фактором, определяющим и одновременно ограничивающим роль Украины в будущем. России и Западу придется реагировать на вызовы, обусловленные ее внутренней нестабильностью.

В международном плане многие акцентируют внимание на праве Украины присоединиться к НАТО. Однако страна вряд ли получит приглашение от альянса в ближайшие 15 лет. Чтобы соответствовать стандартам НАТО, нужно провести масштабные реформы в сфере безопасности, урегулировать территориальные споры с Россией (Донбасс и Крым) и добиться консенсуса внутри альянса, а это будет очень трудно (если не сказать невозможно), учитывая позицию России. Право выбора, которым обладает Украина, не в состоянии перевесить нежелание НАТО предоставить ей этот выбор.

Помимо членства в НАТО, Украина может стремиться к заключению двусторонних альянсов безопасности с ведущими западными державами. Соединенные Штаты вряд ли предоставят Украине необходимые гарантии, учитывая ситуацию с Крымом и Донбассом. Вашингтон не предлагает подобных гарантий и другим европейским странам, не входящим в НАТО. Учитывая низкую вероятность официального союза, главный вопрос заключается в том, какие отношения Украина сможет строить вне его рамок. Если нынешний тренд сохранится, страна продолжит находиться на передовой новой холодной войны. Но если России, Западу и Украине удастся договориться о новом региональном порядке, у Киева появится шанс на более стабильное, не омраченное конфликтами будущее. Сегодня такие перспективы кажутся призрачными, но возможно, что в какой-то момент – в ближайшие 15 лет – стороны устанут от тупиковой ситуации и сядут за стол переговоров.

Натали Точчи, директор итальянского Института международных отношений (Рим):

В настоящее время Запад не рассматривает всерьез членство Украины в НАТО. Перспективы заложены более 10 лет назад на саммите в Бухаресте, но так и не реализованы. Вряд ли это произойдет в ближайшем будущем. Официально вопрос о членстве отложен, поскольку Украина не считается эффективно функционирующей демократией. Но в ближайшие 15 лет она вполне может стать таковой. Однако конфликт между Россией и Западом по поводу стран «Восточного партнерства» – и в первую очередь Украины – вряд ли разрешится, поэтому вступление Украины в альянс останется неприемлемым для многих нынешних членов НАТО. Ощущение незащищенности в связи с присоединением Украины к альянсу вопреки воле России будет настолько острым, что многие продолжат выступать против независимо от демократических стандартов.

Отдельно следует рассматривать вопрос о нейтралитете Украины. Принимать решение о ее членстве в НАТО будет сам альянс, а нейтралитет – решение страны. Ни НАТО, ни США, ни ЕС, ни даже Россия не должны считать, что могут договориться о статусе Украины между собой, через голову украинцев. Де-факто отрицание дееспособности Украины привело к нынешней ситуации. Украинцы должны сами прийти к консенсусу по поводу нейтрального статуса и жестких гарантий безопасности. НАТО, Соединенные Штаты, Евросоюз и Россия могут лишь содействовать этому процессу.

С точки зрения европейских перспектив, Украине нужно консолидироваться и трансформироваться в безопасное процветающее демократическое государство. Конечная цель ясна. Евросоюз пока не смог разработать эффективной внешнеполитической стратегии из-за отсутствия консенсуса по вопросам дальнейшего расширения и членства Украины и поэтому не может способствовать достижению этой цели.

Леонид Кожара, министр иностранных дел Украины (2012–2014), действующий председатель ОБСЕ (2013):

Главными факторами, определяющими положение Украины на стратегическую перспективу, будут:

Первый. Геополитическая роль как важнейшей транзитной страны, через территорию которой проходят три из десяти панъевропейских транспортных коридора, а к 2030 г. они соединятся с наземными маршрутами «Шелкового пути».

Второй. Потенциальная возможность интеграции украинской экономики с основными экономическими системами Европы и Азии (ЕС, Евразийский экономический союз, Китай) на базе уже существующих инструментов свободной торговли и ВТО, как минимум адаптация к сотрудничеству с ними.

Для максимально эффективного использования указанных факторов Украине необходимо коренным образом изменить нынешний курс на членство в ЕС и НАТО. Вследствие этого появится возможность осуществлять «равноудаленную» политику в отношении основных военно-политических союзов (НАТО, ОДКБ и других потенциальных образований) на основе международных гарантий внеблокового статуса. Киев должен стать главным модератором нового договора о европейской безопасности и превращения ОБСЕ в полноценную организацию безопасности и евроатлантического сотрудничества «от Ванкувера до Владивостока».

В то же время Украине нужно выстроить «равноприближенную» экономическую политику по отношению к основным материковым рынкам, адаптировать их стандарты и институционально закрепить их в национальном законодательстве. Позитивная геоэкономическая роль Украины реализуется только если она выступит своеобразным мостом, а не пропастью между Западом и Востоком Евразийского материка.

Иван Сафранчук, доцент МГИМО МИД России:

Украинские амбиции быть «мостом между Россией и Европой» потерпели крах. Ни Европе, ни России такой мост не нужен. Когда ее стали перетягивать и поставили перед выбором между региональными экономическими проектами, Украина, по сути, раскололась, хотя формально победили люди с лозунгами интеграции в Европу. Но для воплощения в жизнь этих лозунгов требуются реформы, причем очень глубокие, со сломом сложившихся схем – политических, экономических и социальных. Сопротивление этому огромное. Кроме этого, укрепление украинской государственности идет с большим националистическим уклоном, что тоже не способствует «европеизации».

На Украине пока нет внутренних сил для разрешения этих противоречий. Введение же тотального внешнего управления вряд ли возможно. К тому же готовность самой Европы принять Украину вызывает сомнения. В результате страна сползает к промежуточному варианту, что-то вроде «Белоруссии с другим геополитическим знаком».

Появится свой «батька». Он станет военно-политическим союзником США и НАТО, а также экономическим партнером ЕС, но неизбежны постоянные трения примерно такого же характера, как у Москвы и Минска. С Россией у украинского «батьки» возникают постоянные противоречия, вводятся взаимные санкции, ограничения и т.д. Примерно так же, как между Белоруссией и Евросоюзом. Но стену возвести не получится. Сквозь все эти противоречия будет прорастать жизнь – экономическая и социальная. На Украине у значимой части общества всегда останется тяга к России, и она в том или ином виде проявится.

Дмитрий Ефременко, заместитель директора ИНИОН РАН:

Желательный вариант. Украина в 2030 г. – внеблоковое децентрализованное государство, сумевшее восстановить контроль над территориями на Востоке страны на основе политического компромисса, достигнутого при активном содействии России, ЕС и США. Часть нынешних представителей ЛДНР интегрированы в украинский политический процесс, благодаря чему (а также общему возрастанию роли регионов) внутренняя политика страны отходит от крайностей радикального национализма, а внешняя становится более сбалансированной. Киев по-прежнему не признает российской юрисдикции над Крымом, но из прагматических соображений не слишком активно акцентирует эту тему. Никакой существенной военной инфраструктуры третьих стран на украинской территории не создается.

Украина по-прежнему далека от вступления в Евросоюз, но ассоциация с ЕС приносит экономические плоды. При этом постепенно восстанавливаются экономические отношения Украины с Россией и другими странами Евразийского экономического союза. Украинская ГТС используется для транзита российского газа, но уже как второстепенный маршрут. Основные поставки идут по «Северным потокам» и «Турецкому потоку». Страны Евросоюза снимают санкции с России, за исключением символического «крымского пакета». При всей желательности данный вариант представляется не слишком вероятным, поскольку даже объединенного давления России, Европейского союза и Соединенных Штатов окажется недостаточно, чтобы заставить нынешний украинский политикум реализовать основные положения Минска-2. В то же время отдельные украинские группы влияния через западное общественное мнение, СМИ и политическую оппозицию смогут успешно блокировать попытки лидеров Запада достичь взаимопонимания с Москвой по украинскому вопросу.

Реалистичный вариант. Конфликт на Востоке Украины заморожен, но Минск-2 фактически похоронен, шансы Киева на восстановление контроля над территориями ЛДНР по сути сведены к нулю. Украинская государственность и национальная идентичность консолидируются на антироссийской основе, но внутренней стабильности достичь так и не удается. За двенадцать лет происходит смена президентов и коалиций в Верховной раде, однако коррупция и общая неэффективность продолжают разъедать страну. Всплески социального протеста (новые майданы) только усиливают впечатление политического калейдоскопа. Разочарованное население осваивает более или менее эффективные стратегии выживания, автономные от политических пертурбаций в Киеве.

Происходит восстановительный экономический рост, отдельные инвесторы вкладываются в изначально рискованные проекты, которые из-за дешевизны рабочей силы оказываются вполне удачными. Полноценного членства в ЕС Украина не получает, но сотрудничество с Евросоюзом приводит к локальным институциональным улучшениям. Украинская ГТС приходит в упадок; через четыре-пять лет использование ее в транзитных целях практически прекращается.

Украина не входит в НАТО, но для России это в чем-то даже хуже, поскольку Украина остается военно-стратегической «серой зоной» с очень серьезным, хотя и не всегда афишируемым, присутствием США. Поставка натовских летальных вооружений и меры по повышению боеспособности украинской армии все больше беспокоят Москву. Готовность Украины идти в авангарде любых антироссийских проектов становится константой европейской политики. Режим антироссийских санкций со стороны Европейского союза подвергается определенной эрозии, но в целом Украина остается непреодолимой преградой для российско-европейского сближения. США охотно используют Украину как рычаг постоянного давления на Москву.

Луганск и Донецк делают все, чтобы показать, что «украинская страница» их истории перевернута окончательно; Россия, в свою очередь, заявляя о приверженности минским договоренностям, фактически переходит к полупризнанию неподконтрольных Киеву территорий Донбасса. Основной итог: крупного военного конфликта из-за Донбасса удается избежать, но устойчивое сближение России и ЕС невозможно, а украинская государственность и государственность российская все чаще видятся как несовместимые.

Не рассматривая кризисный вариант возобновления в Донбассе полномасштабных боевых действий (хотя его вероятность существенно выше нуля), стоит сказать о путях движения к желательному варианту. Внешние игроки в конце концов ничего решить за Украину и ее народ не смогут. Корень проблемы – внутри.

Но если основные действующие лица – Россия, ЕС, США – хотят добиться позитивного результата, им нужно сначала понять, что считать таким результатом. В случае договоренности об этом потребуется многолетняя совместная работа, направленная на то, чтобы убедить украинское общество и основные политические силы принять именно такой вариант будущего, осуществить необходимые для этого преобразования и шаги, направленные на внутреннее примирение. Это отнюдь не ситуативный компромисс, который может сложиться, например, по вопросу ввода в Донбасс миротворческого контингента ООН. Скорее, речь идет о консилиуме у постели «Sick Man of Europe-XXI».

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634777


Германия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633287

«Для Меркель присоединение к новой европейской военной инициативе — настоящий прорыв»

До сих пор очень осторожная в своих высказываниях канцлер Германии положительно оценивает французские инициативы по созданию единой европейской системы обороны. По мнению Сильви Коффманн это связано с радикальными позициями Трампа.

Сильви Коффманн (Sylvie Kauffmann), Le Monde, Франция

В только что вышедшей в США книге «Мир, каков он есть» (The World as It Is), бывший советник Барака Обамы Бен Роудс (Ben Rhodes) рассказывает о десяти днях, которые заставили Обаму отказаться от военного вмешательства в Сирию в конце августа 2013 года после химической атаки на гражданское население.

Эта история интересна двумя фактами. Во-первых, она рассказывает, как Барак Обама пришел к выводу, что эпоха вмешательства США на Ближнем Востоке закончилась, независимо от обоснований: в данном случае — наказать диктатора, который убивает собственное население и нарушает международные договоры.

После иракского фиаско отправка американских войск за границу стало непопулярной мерой даже по гуманитарным соображениям. «Люди всегда говорят, больше ничего подобного», — признался Обама Бену Роудсу. «Но они никогда не хотят ничего делать». Односторонняя политика Дональда Трампа не стала громом среди ясного неба: она появилась из-за усталости общественного мнения нести бремя звания сверхдержавы.

Еще эта история касается европейских лидеров. Все еще склоняясь в пользу военного вмешательства в Сирию, Барак Обама называл Ангелу Меркель «иностранным лидером, которым он больше всего восхищался». Он знал, что, в отличие от Франции и Великобритании Германия не будет участвовать в операции, но ему нужна была ее поддержка, чтобы продемонстрировать единый трансатлантический фронт.

Однако Меркель долго и уверенно отказывалась. Когда Обама повесил трубку после разговора с ней, пишет его советник, он сказал: «Я впервые не уверен в моем решении начать действия в Сирии». Затем ему позвонил Дэвид Кэмерон, который также отказался от участия в операции под натиском Палаты общин. Конгресс тоже высказался отрицательно. Вечером 30 августа Обама сообщает своим коллегам, что он предпочитает заручиться поддержкой Конгресса, а это означает, что операция не состоится. «Затем он звонит нескольким иностранным лидерам, в том числе Биньямину Нетаньяху», — пишет автор. Имя Франсуа Олланда не упоминается ни разу.

«Наша судьба в наших руках»

И вот, пять лет спустя, та же острожная Меркель-пацифистка, выражает свое согласие с созданием европейской системы обороны нового типа. Но помимо бессменной Меркель, существует и другой мир. Британцы покидают ЕС, Трамп приходит на смену Обаме, а Макрон сменяет Олланда, в Риме правят популисты. Трамп презирает европейцев и критикует НАТО. Трансатлантический альянс потрясен антиевропейской политикой Трампа; накануне саммита G7 в Канаде оскорбления готовы вылететь из уст.

С момента вступления в должность в мае 2017 года Макрон возобновил тему европейской обороны. В своем выступлении в Сорбонне в сентябре 2017 года он выдвинул идею о создании «европейских сил быстрого реагирования». В ближайшие месяцы министр обороны Франции Флоранс Парли (Florence Parly) намерена начать их формирование.

Для Ангелы Меркель поддержка этой инициативы — настоящий прорыв, который показывает, как меняется соотношение сил ЕС-НАТО. Это не означает, что Германия станет военной державой, совсем нет. Сначала нужно снять паутину с танков Бундесвера, а затем поменять все программное обеспечение. Канцлер устанавливает пределы и напоминает, что любое вмешательство должно быть одобрено Бундестагом. Но ее решение соответствует ее реакции на победу Дональда Трампа: «Теперь наша судьба в наших руках».

По мнению многих скептиков, европейская оборона — такая же старая химера, как и сама Европа. С международными вызовами помогут справиться некоторые недавние успешные инициативы, такие как планы создания Европейского оборонного фонда. Продвигаемый Макроном проект создания «европейских сил быстрого реагирования», стоит того, чтобы быть ограниченным в своих задачах: это не новая организация, а механизм военного сотрудничества, который позволил бы армиям некоторых европейских государств быстро и эффективно выступить в критический момент, без задержки из-за долгого процесса принятия решений. «Организации — это хорошо; конкретные действия намного лучше», — заявила Парли 28 мая в Париже в своем выступлении в аналитическом центре Европейского совета по международным отношениям.

«Общая стратегия»

ЕСБР предполагают «не инклюзивный» статус: члены организации выбираются из самых оперативных и самых мотивированных, в отличие от Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны, «инклюзивной» программы, в которую входят двадцать пять государств ЕС. На данный момент предложение было сделано, помимо Франции, девяти странам, включая Великобританию — первую страну согласившуюся вступить в ЕСБР, Германию, Данию, Эстонию, Испанию.

В этом состоит еще одна историческая оригинальность ЕСБР: это первая инициатива после Брексит, включающая британцев вне ЕС. Французы привыкли с ними работать в области обороны и хотят продолжать это сотрудничество. Еще один характерный показатель. Польша, высоко мотивированная в военном отношении, но полагающаяся только на США в этой области, не была приглашена.

Будучи оптимистом, Эммануэль Макрон надеется, что таким образом появится общая стратегия, без которой не получится никакой европейской обороны. По своим собственным причинам Германия была далека от этого. Недавние опросы показали, что немецкое общественное мнение ближе к позиции Франции по этому вопросу, чем ее политические элиты. Спасибо Дональду Трампу и немного Владимиру Путину.

Германия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633287


Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633189 Павел Фельгенгауэр

В Кремле боятся ударов по Москве и Петербургу: с чего может начаться большая война в Европе

НАТО переходит к реальному сдерживанию России: чем ответят в Кремле.

Павел Фельгенгауэр, Апостроф, Украина

3 июня в странах Балтии и Польше начались военные учения НАТО «Сэйбр страйк» (Sabre Strike) с участием более чем 18 тысяч военнослужащих из 19 стран. При этом Польша уже заявила, что рассматривает предложение о размещении постоянного контингента американских войск. Как обостряются отношения Запада и России, с чего может начаться большая европейская война, какое место в нынешнем противостоянии занимает Украина и почему в Кремле всерьез боятся ударов по Москве и Санкт-Петербургу, «Апострофу» рассказал российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

— Поляки хотят, чтобы у них была размещена целая американская дивизия на постоянной основе. Но еще совершенно не ясно, согласятся ли на это американцы. И пока нет никаких оснований для этого. Почему? Если база будет создана, то нарушается основополагающая хартия Россия — НАТО, где написано, что серьезные силы альянса не будут размещаться на новых территориях.

Да, после 2014 года (и вторжения РФ на Украину, — «Апостроф») какие-то силы размещаются там. Но формально они находятся на ротационной основе, то есть временно. Постоянного размещения нет, чтобы формально не нарушать хартию с Россией. Да и контингенты довольно небольшие (до 1000 человек). То есть там идет речь о каких-то тактических усиленных батальонных группах или американской бригаде, которая размазана по фронту на тысячи километров.

Позиция Вашингтона в ответ на предложение Польши пока совершенно не ясна, потому что Трамп по определению является изоляционистом и опирается на изоляционистские силы. Он уже и про Сирию говорил, что американские солдаты должны отправиться домой. Так что все разговоры о том, что в Польше появится американская база… Да, в Москве об этом тоже много говорят, поскольку для партии войны выгодно, чтобы там появились западные силы, чтобы можно было говорить, мол, сейчас американская танковая дивизия пойдет на Москву. А американская танковая дивизия — это серьезная сила.

Надо понимать, что со времен холодной войны в Европе уже не осталось таких американских соединений, которые должны были вступить в страшную битву с советскими войсками, которые будут прорываться к Рейну и Ла-Маншу. Они ушли из Германии еще до падения СССР: в 1990 году ушли воевать с Ираком и уже не вернулись туда.

Теперь же в Европе осталась только одна американская бригада из состава боевых танковых частей. Плюс есть небольшие силы на ротационной основе, совместные батальоны из натовских стран. Но это пока небольшие силы.

Вместе с тем американцы строят планы для резкого усиления в случае ухудшения ситуации: например, перебросить группы до 30 тысяч солдат. Но это вовсе не означает, что появится база в Польше, потому что это идет вразрез с политической идеологией нынешней американской администрации: европейцы должны сами разбираться со своими проблемами, а американцам там делать нечего.

В Москве же будут дико рады появлению американской базы в Польше. Ведь сейчас военные говорят, что готовится группировка для вторжения в Россию, а такого нет и близко. Поэтому военачальникам приходится раздувать серьезную угрозу. Ведь если будут дополнительные основания, то тогда можно будет требовать от [главы счетной палаты России Алексея] Кудрина и [министра финансов РФ Антона] Силуанова больше денег.

Политика сдерживания

На саммите министров обороны стран НАТО (в июне) окончательно согласуют планы, а в июле их официально примут на саммите НАТО в Брюсселе. То есть НАТО переходит к реальному сдерживанию России: готовятся планы по усилению американских группировок в Польше, странах Балтии в случае обострения — а это новые штабы, потому что надо везти войска из Техаса, Оклахомы. Возникнет масса вопросов — готовить инфраструктуру (чинить мосты, туннели и так далее), разрабатывать детальные планы переброски войск. В общем, много организационной работы, чтобы обеспечить сравнительно быструю переброску сил. Смысл сдерживания таков — если Россия пойдет на обострение, то начнется переброска для того, чтобы нарастить группировки.

А размещение сил на постоянной основе не рассматривается, поскольку Запад пока не готов официально денонсировать основополагающий акт с Россией. Вообще общеевропейская война серьезно рассматривается странами Запада, идет реальное планирование. Причем участвовать будут не только страны НАТО, потому что в случае войны в странах Балтии та же Швеция наверняка будет воевать на стороне НАТО. Возможно, что и Финляндия будет воевать.

Запад готовится к войне в том смысле, что если Россия будет знать, что НАТО реально готовится к войне, то в Кремле многократно подумают, стоит ли начинать боевые действия. Например, в Литве уже сейчас усиливают мехбригаду, которая называется «Железный Волк», в Швеции восстановили призыв, который был отменен. Те же страны Балтии и Польша должны усиливать свои вооруженные силы, чтобы помогать сопротивляться в случае российского наступления.

При этом Россия значительно быстрее может собрать более мощную группировку, поскольку стратегическая мобильность и переброска больших масс отрабатываются на больших учениях типа «Кавказ», «Запад». К войне готовятся все. Другой вопрос — будут ли развернуты постоянные базы США, как было во времена холодной войны.

Что дальше?

На саммите НАТО в июле будет официально принята новая стратегия сдерживания, то есть планы массированного развертывания войск на случай региональной войны на восточном фронте. Конечно, еще есть планы и для Румынии, но сейчас более опасным направлением являются Польша и страны Балтии. Если говорить о Румынии, то сначала надо пройти через Украину.

Если говорить об общеевропейской войне, то в ближайший год она, скорее всего, не начнется. Но нельзя сказать, что вероятность равна нулю. Все может начаться с какого-либо инцидента. Скажем, в небе над балтийскими странами столкнутся российский и американский самолеты. Они же там постоянно летают рядом. И может начаться кризис. И тогда начнется выполнение планов развертывания и переброски сил. В какой-то момент в Москве военные начнут доказывать Путину, что надо срочно оккупировать страны Балтии: когда туда приедут дивизии из Техаса, они создадут такой мощный плацдарм, что «мы ничего не сможем сделать». Мол, надо упредить американцев, иначе они могут захватить Калининград, будут иметь возможность нападать на Санкт-Петербург и Москву. С этого нарастающего кризиса и может начаться общеевропейская война.

Например, обе стороны перебрасывают силы, причем Россия делает это быстрее по географическим признакам. Но Запад потенциально сильнее России: по численности населения, по ВВП, по военному потенциалу (НАТО и союзники), по экономике, финансам и ресурсам вообще. Все это создает потенциально неустойчивую ситуацию, которая может привести к войне.

Однако есть и другая сторона медали. В Европе никто не хочет воевать. Угрожать друг другу — другое дело. Но поскольку стороны будут балансировать на грани войны, то есть вариант, что кто-то оступится. В холодную войну этого не случилось на европейском театре, но из этого не следует, что такое не случится в этот раз. При этом будут нарастать так называемые прокси-войны, когда на главном фронте не воюют напрямую, а идут боевые действия на различных флангах. Сейчас это война в Сирии, конфликт на Донбассе. В Кремле их рассматривают как прокси-конфликты с Америкой. Такие же вещи были и во времена холодной войны: Вьетнам, Афганистан, Ближний Восток, Ангола и так далее.

Можно надеяться, что в конечном итоге все рассосется без большой общеевропейской войны. Но в России официально рассматривают угрозу большой войны, о чем не раз говорил начальник Генштаба. И такая война может начаться хоть завтра.

И надо не забывать, что после окончания холодной войны наступил распад СССР. Такое же возможно и с Россией. И об этом говорят не только публицисты. Силуанов, который является не только министром финансов РФ, но и первым вице-премьером, еще в октябре говорил, что слишком много средств расходуется на оборону, что в прошлый раз это закончилось гибелью СССР, и как бы Россия не пошла по той же дорожке. Вполне возможно, что Россия испытает очень серьезный кризис.

Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633189 Павел Фельгенгауэр


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 июня 2018 > № 2633230

Успех Путина маскирует слабость России

Уолтер Расселл Мид | The Wall Street Journal

"Кремль продолжает распространять дезинформацию, а его политические оппоненты все же иногда страдают от отравлений или погибают. Но в то время, как политика США при президенте Трампе стала более неистовой, российская внешняя политика сделалась более сдержанной", - полагает обозреватель The Wall Street Journal Уолтер Расселл Мид. Смягчение внешнеполитического курса Москвы в нынешнем году автор объясняет так: "очень многие из ключевых целей Путина достигнуты, и теперь ему лучше заняться консолидацией завоеванного".

Автор полагает: если 10 лет назад ЕС и НАТО вели наступление в Восточной Европе, то теперь "расколотый и недоумевающий Запад отказался от своей мечты о рывке на восток, а ЕС и НАТО меньше уверены в себе и менее эффективны, чем 10 лет назад".

Текущие раздоры между США и Европой, а также внутри ЕС выгодны Москве и не требуют активных действий от Путина, считает автор. "На Ближнем Востоке для России тоже был бы полезен период относительного бездействия", - говорится в статье.

Автор полагает: "Несмотря на успехи Путина, Россия остается слабой, и возможности ее влияния на другие страны ограничены. Китай может обхаживать соседей мультимиллиардными проектами вроде торговой инициативы "Один пояс, один путь". Россия по сравнению с Китаем может предложить миру куда меньше: если Китай - тигр, то Россия - котик на ходулях. Путин может чинить помехи хромающему европейскому проекту Германии, но у него недостаточно ресурсов, чтобы предложить свою альтернативу. На Ближнем Востоке позиция Кремля зависит от того, будут ли США воздерживаться от активных мер. Если президент Трамп решит сделать противодействие режиму Асада одним из ключевых элементов своей антииранской стратегии, Путин, возможно, будет вынужден стоять в стороне и наблюдать за крахом своего клиента".

"Хотя череда драматичных внешнеполитических успехов Путина повысила его популярность среди соотечественников, склеротичная экономика и коррумпированное социальное устройство России гарантируют, что фундамент власти Путина остается шатким. Путин вернул России былое величие на международной арене, но российский народ предпочел бы, чтобы он применил эту смелость и искусность для улучшения ситуации на родине", - пишет автор.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 июня 2018 > № 2633230


Израиль. Евросоюз. Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 июня 2018 > № 2636846

Тройной прыжок: зачем Нетаньяху полетел в Европу

Премьер-министр Израиля отправился в тур по европейским столицам

Александр Братерский

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху начал тур по трем европейским столицам — Берлину, Лондону и Парижу. Цель визита — постараться убедить лидеров европейских государств поддержать США и Израиль в вопросе Ирана. По мнению экспертов, Израилю вряд ли удастся склонить европейцев отказаться от ядерной сделки с Тегераном, однако Нетаньяху может найти понимание с лидерами Евросоюза по присутствию Ирана в Сирии.

Визит израильского премьера Биньямина Нетаньяху — это челночная дипломатия, которая ставит своей целью повлиять на европейские страны.

«Я буду обсуждать две вещи — Иран и Иран», — сказал премьер перед поездкой в ЕС.

Европейские страны хотят сохранить ядерное соглашение с Ираном после выхода из него США.

Первой остановкой в европейском турне стал Берлин, где израильский премьер провел встречу с канцлером Ангелой Меркель. На совместной пресс-конференции с израильским лидером лидер Германии отметила, что «разделяет опасения» Нетаньяху в отношении действий Ирана в регионе. Однако она вновь заявила, что Германия поддерживает ядерное соглашение.

Аналогичного мнения придерживается и президент Франции Эммануэль Макрон, а также британский премьер Тереза Мэй. Несмотря на угрозы США применить санкции против европейских компаний, которые ведут бизнес с Ираном, европейские государства готовят ответные меры. ЕС начал работу над новой версией закона, который запретит европейским компаниям подчиняться американским санкциям против Тегерана, подтвердили «Газете.Ru».

Речь идет о новой версии уже существующего закона, принятого в 1996 году, в котором говорится о противодействии американским санкциям против Кубы, Сирии и Ливии, поскольку те ударяли по интересам европейского бизнеса.

По мнению французского политика Пьера Леллюша, в случае если Европа не пойдет на введение в действие закона, «она закончиться как политическая сила».

Эксперт клуба «Валдай», ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Татьяна Носенко, считает, что миссия израильского премьера в Европе вряд ли увенчается успехом. «Если и будут какие-то сдвиги, они будут незначительными. Пока мне не кажется, чтобы произошли какие-то изменения в позиции европейцев в отношении трансформации сделки с целью сделать ее более приемлемой для США и Израиля», — говорит эксперт «Газете.Ru».

Она также отмечает, что позиции европейцев в вопросе «ядерной сделки» сходна и с позицией российского президента Владимира Путина, которого Нетаньяху пока тоже не смог настроить против соглашения.

Вместе с тем у России и Израиля есть точки соприкосновения в отношении ситуации в Сирии и роли в ней Ирана.

«Сегодня Россия полноценно работает с Израилем, понимая те угрозы, которые Иран пытается реализовать в Сирии. Полноценная цель Ирана — превратить Сирию в государство, которое действует по указке Тегерана. После завершения сирийского конфликта нет никаких поводов, чтобы Иран оставался не только вблизи сирийской границы, но и в Иране вообще», — сказал «Газете.Ru» член ЦК правящей израильской партии «Ликуд» Ариэль Бульштейн на полях конференции «Положение этнических и религиозных меньшинств в условиях многонационального региона» в Москве.

В то же время Нетаньяху может использовать встречу с европейскими лидерами, чтобы обсудить действия Ирана в Сирии, полагает Татьяна Носенко из Института востоковедения РАН.

Здесь у Израиля и европейцев больше точек соприкосновения, чем в вопросе «ядерного соглашения», отметил в интервью телекомпании NBC бывший посол Израиля в ЕС Одед Эран. Об этом же на днях говорил израильский министр по делам Иерусалима Зеэв Элькин, заявивший, что Израиль готов к превентивным мерам, чтобы не допустить укрепления Ирана на сирийской территории.

По словам Элькина, военное присутствие иранской стороны на территории Сирии является угрозой для Израиля и представляет проблему для властей Сирии. Министр объяснил, что Иран старается использовать территорию Сирии в качестве плацдарма для атак против израильской стороны.

«Мы будем делать и превентивные шаги, какие делали и до сих пор, чтобы не допустить иранского военного укрепления в Сирии», — цитирует слова Элькина РИА «Новости».

Войны не будет

Кроме присутствия Ирана в Сирии, головной болью для Израиля является и программа баллистических ракет. Они несут потенциальную опасность для Израиля, но под действие соглашения не подпадают. Беспокойство Ирана разделяет и главный союзник Израиля — США. В Белом доме считают, что новая «сделка» с Ираном должна учесть программу производства баллистических ракет.

По мнению Боаза Бисмута, главного редактора крупнейшей израильской газеты «Исраэль Хайом», близкой к премьер-министру Нетаньяху, США будут продолжать оказывать давление на Иран, однако о военном решении речи пока не идет: «Не думаю, что США хотят еще одного конфликта, как в Ираке или Афганистане. Если вы помните, Трамп выступал против войны в Ираке».

Как отмечает в беседе с «Газетой.Ru» Бисмут, «для Ирана обладание ядерным оружием — это не просто вопрос выживания, как для КНДР, а вопрос влияния в регионе. Конфронтации они не захотят, но и останавливаться они также не хотят».

По мнению Бисмута, лучшим вариантом решения проблемы была бы смена иранского режима в результате действий внутренней оппозиции: «Это будет выглядеть более заслуживающим доверия, чем действия израильских или американских военных». К слову, некоторые эксперты полагают, что именно эту цель преследует и Вашингтон.

Стоит отметить, что генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс не станет помогать Израилю в случае конфликта с Ираном. По его словам, Израиль не является членом НАТО, поэтому альянс не может дать стране полных гарантий безопасности.

Израиль. Евросоюз. Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 июня 2018 > № 2636846


Эстония. Украина. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 июня 2018 > № 2630551

Экс-президент Эстонии: Украина хочет в НАТО? Тогда вам сначала придется вступить в ЕС

Сергей Сидоренко, Українська правда, Украина

Бывший президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, занимавший эту должность с 2006 по 2016 год, пожалуй, до сих пор остается самым узнаваемым политиком этой страны. Он вырос в США и вернулся на историческую родину сразу после восстановления независимости в 1991 году. Блестящий английский; только базовое знание русского; журналистское прошлое и научный опыт; а еще — «бабочка» как неизменный атрибут образа: Ильвеса несложно узнать, даже если видел его только раз в жизни.

Но для нас главное в нем другое — искренняя заинтересованность судьбой Украины.

В конце мая политик посетил Украину по приглашению фонда Виктора Пинчука, который проводил в Киеве публичную дискуссию на тему кибербезопасности и дезинформации. «Европейская правда» воспользовалась этой возможностью, чтобы поговорить с Ильвесом, и не только на эти темы.

«Война — это такая вещь, которая меняет все»

Европейская правда: Мы привыкли слышать от международных партнеров, что Украина движется в правильном направлении, но скорость движения недостаточна. Вы и сейчас разделяете это мнение?

Тоомас Хендрик Ильвес: Нет, я и раньше его не поддерживал. Точнее, я тоже так думал об Украине до 2014 года, но с тех пор — нет.

Это вообще довольно бессмысленно — говорить о скорости трансформаций и реформ, когда речь идет о воюющей стране. Ни Эстонии, ни другим странам, вышедшим из коммунистического строя, не приходилось идти к членству в ЕС и НАТО в то время, когда на их земле шла война! Да, можно говорить об информационной войне, которая велась против нас еще с 1990-х, но не о вооруженном конфликте!

Так что до 2014 года можно было говорить о многих решениях, реформах, изменениях, которые Украина не провела, хотя вполне могла это сделать. Но сейчас вы точно не услышите от меня упрека, мол, вы делаете что-то слишком медленно.

Война — это такая вещь, которая меняет все.

А что касается скорости реформ, то я поделюсь опытом. В 1999 году у меня в Киеве была встреча с украинскими должностными лицами, заместителями министров. Я рассказывал им, как Эстония проводила экономические реформы, говорил о либерализации, приватизации, валютной политике — обо всех наших реформах.

Но когда дело дошло до вопросов из зала, началось самое интересное.

Первый же, кто взял слово, начал объяснять мне: «Нет-нет-нет, мы не сможем сделать то же, потому что у вас маленькая страна, а у нас — большая». Я не успел ответить, как ему возразил кто-то другой: «Нет-нет-нет, вы совсем не правы. Причина не в размере, а в том, что эстонцы — лютеране, а мы — православные!». И тут же включился третий: «Нет-нет-нет, вы оба неправы. Причины в том, что Эстония была оккупирована 50 лет, а Украина — значительно дольше. У вас дедушки и бабушки могли рассказать, как бывает иначе, а у нас — нет ».

В зале возник настоящий спор.

Они спорили о том, почему именно Украина не может повторить успех реформ!

В конце концов, когда я взял слово, мне оставалось сказать: что ж, вижу, что мой ответ не нужен, потому что вы и без меня хорошо спорите. У вас получается такая версия «Анны Карениной»: все успешные страны похожи в своем успехе, а каждая неуспешная находит свое собственное оправдание.

Это была типичная ситуация в Украине до 2014 года — у вас просто не было желания проводить реформы. И это, поверьте, очень разочаровывало такие страны, как Эстония, ведь мы невероятно заинтересованы в успехе Украины!

Успешная, богатая, демократическая Украина стала бы наилучшим противодействием российскому нарративу о том, что в бывшем СССР, за исключением стран Балтии, невозможно построить устойчивую демократию. А это ерунда. Вы все можете!

— Вы видите реальную перспективу того, что Украина станет членом НАТО и ЕС?

— Объясню на собственном примере.

22 года назад, когда я возглавил МИД Эстонии, у нас все думали исключительно о НАТО. Я еще тогда говорил: да, это правильная цель. Но пока мы не являемся членом ЕС, в НАТО останутся государства, которые будут сопротивляться нашему вступлению в Альянс. Но как только будет определенность с тем, что мы вступаем в ЕС — это вето исчезнет. Не может, скажем, Великобритания или Германия ветировать решение о вступлении в НАТО государства, которое становится членом ЕС!

То же правило действует и для Украины.

Ваше вступление в НАТО станет реальным, как только появится реальная, близкая перспектива членства в ЕС.

Это, кстати, было большой ошибкой России в стратегии в отношении государств Балтии. Они говорили нам: пожалуйста, вступайте в ЕС, но вы не можете вступать в НАТО.

Они не понимали, что первое открывает доступ ко второму.

— Но Эстония стала членом НАТО раньше, чем членом ЕС…

— Формально — да, на несколько недель, но это просто из-за длительности процедуры в ЕС (Эстония стала членом НАТО 29 марта 2004 года, членом ЕС 1 мая — ЕП). На тот момент, когда члены НАТО дали согласие на наше вступление, все уже знали, что очень скоро мы вступим в ЕС.

И именно это позволило нам получить согласие НАТО, несмотря на сопротивление России. Европейская перспектива свела на нет аргументы противников нашего членства в Альянсе. После этого Россия изменила свою тактику. И когда встал вопрос Украины, они сопротивлялись даже Соглашению об ассоциации.

Итак, членство в ЕС для вас — необходимая ступенька для вступления в Североатлантический альянс.

«Я не считаю, что агрессия — в генокоде русских»

— Готов ли Запад противодействовать гибридной агрессии РФ?

— Тут прежде всего нужно понять цель Кремля.

Россия не хочет захватить Запад! Более того, для верхушки РФ важно, чтобы Запад оставался территорией верховенства права. Им самим нужен нынешний, правовой Запад, где они будут хранить свои «отмытые» деньги! Они не хранят деньги в России, даже Путин этого не делает.

И поэтому ответ Запада на гибридную агрессию Кремля должен быть несимметричным.

Мы можем наращивать кибербезопасность, защищать сети, но это все — лишь защита. Вопрос в том, как сдерживать Россию.

Там не чувствуют угрозы симметричного ответа, допустим, на вмешательство России в выборы. Ведь мы не можем отвечать тем же, Запад не станет подрывать российские выборы в ответ на такие же действия Кремля, не так ли? Тем более — учитывая то, что на «выборах» в России проценты победителя посчитаны еще до начала голосования.

Важно, сможет ли Запад наладить эффективную борьбу с отмыванием денег. Когда анонимные офшоры покупают недвижимость в Великобритании, в США — это не борьба с отмыванием.

Если Семен Могилевич покупает апартаменты в Trump Tower, то о чем мы говорим?

Да, это требует законодательных изменений; да, это непростая задача. Но я не вижу другого способа противодействовать РФ.

Наша возможность для симметричного ответа — это отказ в визах, это закрытие доступа на Запад, это запрет анонимной покупки недвижимости, запрет расходования отмытых средств со скрытым источником происхождения. И нынешняя ситуация, когда российские деньги приходят на Кипр, оттуда — в Латвию или в Эстонию и после этого становятся «законными» — это недопустимо.

— Существует ли российская угроза для Эстонии?

— В военном смысле — пожалуй, нет. И именно это является преимуществом нашего членства в НАТО. Статья 5 дает защиту.

Конечно, Россия может атаковать Эстонию — но вскоре после этого она может потерять даже Омск и Томск, не говоря уже о Санкт-Петербурге. Они об этом помнят.

Что же касается другой угрозы — то никуда, конечно, не делась кампания по дискредитации моей страны, которая продолжается уже 27 лет. И в Украине, несомненно, понимают, о чем идет речь, потому что у вас точно такая же проблема со стороны России с рассказами о «нацистах» и «хунте». И эта угроза — действительно опасна. На Западе хватает «полезных идиотов», и до сих пор есть медиа, которые это подхватывают.

— Вы верите в возможность того, что Россия изменится настолько, что угрозы с ее стороны исчезнут?

— Да. Я не считаю, что агрессия — это часть генокода русских!

Кстати, мы слышали точно то же и о нас — мол, это же Эстония, они были в СССР. Но прошло не так много времени, и все рейтинги говорят, что уровень коррупции у нас значительно ниже, чем у половины стран ЕС, включая старых членов.

Конечно, такие изменения требуют политической воли и даже политической храбрости, но это возможно.

И я считаю, что Россия тоже будет двигаться к демократии и верховенству права. Вообще нет причин, почему она не могла бы это сделать.

— В самом деле? Мне сложно поверить, что Россия способна измениться эволюционно, даже если речь идет о долгосрочной перспективе, например, в 50 лет. Есть мнение, что для таких изменений должно произойти что-то чрезвычайное. Возможно — то, что изменит границы РФ.

— Я не столь пессимистичен. Посмотрите, например, на Индию, население которой в десять раз больше российского. Да, в Индии до сих пор есть проблемы, там не все просто, но это — демократия!

— В ЕС часто говорят об «усталости» от Украины, а сейчас прибавилась опасность ослабления санкций из-за Италии. Не кажется ли Вам, что поддержка Украины со стороны Запада снижается?

— Точно нет.

И я бы предположил, что Италия тоже отступит. Ведь им нужен ЕС, даже чисто из-за экономической ситуации в стране. И если в этой ситуации они решат разрушить европейскую солидарность, это не будет хорошо воспринято другими государствами. И это повредит самой Италии, когда встанет вопрос о ее поддержки в других вопросах.

— А как насчет «усталости» Запада? Вы тоже об этом слышите?

— Нет никакого единого «Запада». Есть страны, которые признают, что Украина делает немало. Есть те, которые не хотят это признавать. Есть такие, как Венгрия, которые по собственным причинам блокируют ваше движение. Что делать в этом случае? Рецепт прост. У вас есть перечень реформ — так следуйте ему! И если вы сможете показать: смотрите, мы сделали то-то и то-то, вот результат — то кто сможет вам возразить?

Да, это непросто. И нам было непросто. Эстония двигала горы, чтобы провести реформы, одна за другой.

— Вы упомянули, что Эстония вошла в перечень стран с самым низким уровнем коррупции. Поделитесь опытом. Возможно ли Украине повторить этот путь?

— Я считаю, что главная составляющая нашего успеха — то, что мы выбрали «цифровизацию». Когда государство переходит в интернет, это делает его прозрачным. Вообще есть два типа коррупции. Первая — это часто коррупция высокого уровня, когда люди платят, чтобы чиновник сделал что-то незаконное. Вторая — это плата за законные действия, за разрешение, справку, визит к врачу. За то, что чиновник должен сделать и без оплаты.

И именно последнее вызывает наибольшее возмущение в обществе.

А перевод государства в интернет убирает пространство для этой коррупции.

В нашей системе для получения разрешения достаточно просто заполнить все документы и предоставить те данные, которые гарантируют это разрешение. Вам просто некому заплатить — вы же не будете давать взятку собственному компьютеру!

Другой пример — штрафы за превышение скорости. Мои латвийские друзья жалуются, что в Эстонии они не могут избежать штрафа, если их остановил полицейский с «радаром», в то время как в Латвии это все еще возможно. А разгадка проста: как только их машину «отсняли» — фото с радара передается в компьютерную систему с пометкой «превышение» скорости. И наш полицейский это тоже знает! Он, может, и хотел бы взять 10 евро и «забыть» о нарушении, но он не заставит компьютер забыть об этом!

Так что переход государства к цифровым услугам способен действительно многое изменить.

Эстония. Украина. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 июня 2018 > № 2630551


Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 1 июня 2018 > № 2630815

Введенные США и ЕС санкции в отношении работающих в интересах оборонного сектора РФ компаний, открывают новые возможности для военно-технического сотрудничества (ВТС) Украины на региональных рынках вооружений Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, считает глава "Укроборонпрома" Павел Букин.

"Мы планируем заключать договоры по замещению продукции РФ. Есть рынки, где Россия имела большое преимущество, но из-за санкций работа с ней затруднена. И эти процессы играют нам на руку", - заявил он интервью изданию оbozrevael.ua, размещенном на сайте госконцерна.

Одним из примеров такого сотрудничества П.Букин назвал ведущиеся украинским ОПК работы по продвижению на ближневосточный оружейный рынок перспективного украинского высокоточного противотанкового вооружения.

"Если говорить о ярких примерах, то наш (ПТРК) "Скиф" вполне может заменить российский "Корнет". Есть и другие разработки. Надо показать не только ценовые преимущества, но и тактико-технические…На Ближнем Востоке уже проведено несколько таких презентаций. В том числе и продукции КБ "Луч", - сказал глава "Укроборонпрома".

Среди перспективных партнеров Украины по ВТС на Ближнем Востоке, где по его словам, имеет место также и государственная поддержка, П.Букин упомянул Саудовскую Аравию, ОАЭ, Катар, Кувейт.

В связи с этим глава "Укроборонпрома" напомнил, что ближневосточный оборонный рынок сегодня - один из наиболее динамично развивающихся.

"Страны Ближнего Востока, например, Саудовская Аравия, сейчас создают свой оборонный комплекс. Постепенно там переходят к стратегии локализации", - сказал П.Букин.

Он также подчеркнул, что "опыт Украины в гибридной войне свидетельствует о том, что в трудных ситуациях нельзя зависеть от одного поставщика". При этом П.Букин также выразил уверенность, что для воюющего государства лучшая стратегия - ставка на самодостаточный или глубоко локализованный оборонный рынок.

"Желательно, чтобы нужная вооруженным силам продукция была под рукой. Лучший способ добиться этого - производить ее самому или локализовать большую часть импортного производства. Должны создаваться кооперационные цепочки, которые обеспечат стабильность поставок в боевой ситуации. Страны Ближнего Востока уделяют этому большое внимание. В силу логики расположения, международной политики, конечно же, они являются одними из ближайших партнеров", - сказал глава госконцерна.

По словам П.Букина, в числе перспективных партнеров Украины в сфере ВТС в новых условиях рассматриваются также страны Юго-Восточной Азии, и, в первую очередь, Таиланд.

Как сообщил глава "Укроборонпрома", в рамках намеченного на июнь визита в Украину министра обороны Таиланда планируется продолжить обсуждение перспектив развития двустороннего ВТС в области бронетанкостроения.

"Будут переговоры в Харькове, где мы будем обсуждать и этот вопрос. В детали я бы не хотел вдаваться. Это всегда сложные вопросы. В том числе и конкурентной борьбы", - отметил П.Букин.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 1 июня 2018 > № 2630815


Германия. США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627150

Вольфганг Ишингер: "Мы не должны делать вид, что являемся правильными сторонниками свободной торговли"

Доната Ридель | Handelsblatt

Председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер считает решаемым торговый конфликт ЕС с Трампом, но опасается эскалации в споре о расходах на оборону. Журналистка немецкого издания Handelsblatt Доната Ридель побеседовала с политиком.

В интервью Ишингер отметил, что не стал бы придавать большое значение торговому конфликту между ЕС и США, ведь американцы и европейцы спорят по торговым вопросам уже не в первый раз. По его мнению, переговоры по торговым вопросам можно и нужно вести рационально. К тому же Европа должна оглянуться на себя и "не делать вид, будто мы всегда были правильными сторонниками свободной торговли", заметил Ишингер, напомнив, что на европейский рынок, к примеру, не допускаются сельскохозяйственные продукты из Африки в той мере, в какой это было бы желательно.

Большее беспокойство вызывает у политика предстоящий саммит НАТО в июле, ведь на нем Трамп наверняка будет снова "надрываться" по поводу не соблюдаемого большинством европейских стран, являющихся членами альянса, обязательства тратить на оборону 2% своего ВВП. "Я отношусь к тем, кто из принципа крайне скептически относится к применению военных средств. (...) Однако нам нужна возможность при необходимости применить военные средства. Иначе и лучшая дипломатия останется пустой болтовней. Полный отказ от вооруженных сил в духе пацифизма является наихудшим вариантом, потому что из-за него обязанность по защите страны и граждан и сохранению мира перекладывается на других", - заявил политик.

Какой из мировых конфликтов является самым опасным для Европы?

"Самой большой проблемой для Европы в настоящий момент является полное отсутствие взаимного доверия в отношениях с Москвой, - уверен Ишингер. - В отношениях между Западом и Россией мы сейчас не можем создать даже видимости того, что мы ведем переговоры о контроле над вооружениями, которые мы вели даже во время холодной войны, когда мы противостояли друг другу, будучи во всеоружии. Самая большая опасность исходит от недопонимания и непреднамеренной эскалации. Поэтому я повторю свое наставление: ситуация в сфере политики безопасности сегодня опаснее, чем когда-либо с момента распада Советского Союза".

Искать причины потери доверия в международных отношениях нужно не только в политике Трампа, считает собеседник издания. Так, большую часть ответственности за потерю доверия к Америке как надежному блюстителю миропорядка несет Барак Обама. Сильный удар по европейской системе безопасности нанес аннексией Крыма в 2014 году и Владимир Путин. "Путин снова и снова показывает, что с помощью манипуляции фактами и правдой сегодня можно зайти относительно далеко", - добавил Ишингер.

Обращаясь к теме кибербезопасности, политик отметил, что в этой сфере действуют общие правила предотвращения конфликтов: для того чтобы сдержать противника от определенных действий, необходимо использовать дипломатию и военную угрозу. Ишингер считает, что международному сообществу необходимо на уровне министров и глав правительств разработать нормы кибербезопасности, запрещающие, в частности, вывод из строя энергоснабжения больниц или водопроводных сооружений крупных городов. "Взлом инфраструктуры и жизненно важных учреждений должен быть поставлен международным сообществом вне закона и подлежать суровому наказанию", - заявил Ишингер.

Германия. США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627150


США. Евросоюз. Китай. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > lgz.ru, 30 мая 2018 > № 2632046 Глазьев Сергей

«Мы слишком долго отступали…»

Глазьев Сергей

Академик РАН Сергей Глазьев о странностях современной гибридной войны, её возможных последствиях и альтернативах

В последнее время не только в обществе, в печати, но и на верхних этажах власти всё больше разговоров о важности сосредоточиться на решении внутренних проблем страны, развитии экономики, науки, образования, необходимости ликвидировать технологическое отставание. Гораздо меньше говорится о валютно-финансовой сфере, как будто она не является частью той самой гибридной войны, которую Запад ведёт против своих противников. И тут мы пока явно проигрываем. Что же делать? Об этом разговор с видным отечественным экономистом С. Глазьевым.

– Сергей Юрьевич, два года назад вышла ваша книга «Последняя мировая война. США начинают и проигрывают». Вы, по сути, предсказали нарастание антироссийских санкций. Каким видится развитие событий?

– В книге старался дать объяснение объективных и субъективных причин агрессивности США. Исхожу из того, что мировое экономическое развитие и политические изменения идут путём периодической смены мирохозяйственных укладов. Каждый из них – это система взаимосвязанных международных и национальных институтов, которые обес­печивают расширенное воспроизводство экономики и определяют механизм глобальных экономических отношений. Любой мирохозяйственный уклад имеет пределы роста, что объясняется неизбежным, как выяснилось, накоплением внутренних противоречий. Их обострение происходит до момента дестабилизации системы международных экономических и политических отношений. При этом прежде, до настоящего времени, клубок противоречий распутывался, увы, мировыми войнами. Тогда случалась резкая дестабилизация системы международных отношений, начиналось разрушение старого и формирование нового миропорядка. Страны-лидеры сталкивались с непреодолимыми трудностями в поддержании темпов экономического роста. Перенакопление капитала в устаревающих производственно-технологических комплексах ввергало экономику в депрессию, а сложившаяся система институтов затрудняла формирование новых технологических цепочек. Но они «завязываются» и вместе с новыми институтами организации производства пробивают себе дорогу в других странах, прорывающихся в лидеры экономического развития.

– Но при чём здесь война?

– Прежние лидеры стремятся удержать доминирование на мировом рынке, усиливая контроль над геоэкономической периферией, в том числе военно-политическим принуждением. Это влечёт крупные военные конфликты, в которых стареющий лидер растрачивает ресурсы, не добиваясь эффекта. Находящийся к этому времени на волне подъёма потенциальный новый лидер занимает выжидательную позицию, чтобы сохранить свои производительные силы и привлечь спасающиеся от войны умы, капиталы и богатства воюющих стран. Наращивая возможности, новый лидер выходит на авансцену, когда воюющие противники ослабевают, чтобы присвоить плоды победы.

– Именно так вели себя США в Первой и Второй мировых войнах. Похоже, и сейчас стремятся, раздувая войны на периферии, выйти затем из-за кулис и присвоить себе те самые плоды.

– Как глобальный лидер, они не могут «выйти из-за кулис», так как уже на сцене. Они не могут и «отсидеться в кустах», поскольку взяли на себя бремя лидерства. В основе сегодняшнего глобального доминирования США лежит сочетание технологического, экономического, финансового, военного, информационного и политического превосходства. Технологическое лидерство позволяет американским корпорациям присваивать интеллектуальную ренту, финансируя за счёт этого научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки для опережения конкурентов. Удерживая монополию на использование передовых технологий, компании США обеспечивают себе преимущество на мировых рынках как по эффективности производства, так и по предложению новых товаров. Экономическое превосходство создаёт основу для господства американской валюты, что защищается военно-политическими методами. А за счёт присвоения глобального сеньоража (дохода, получаемого от эмиссии мировой валюты) США финансируют дефицит своего госбюджета, который складывается из-за раздутых военных расходов.

Однако ныне гегемония США подрывается неразрешимыми в рамках существующей системы институтов воспроизводства капитала внутренними противоречиями. США и вся «семёрка» исчерпали возможности вытягивания ресурсов из постсоциалистических стран, где уже сложились свои корпоративные структуры, приватизировавшие остатки национального производственного потенциала. Исчерпывает себя и война финансовая, которую Вашингтон ведёт с незащищёнными национальными финансовыми системами, пристёгивая их к доллару через навязывание монетаристской макроэкономической политики. Тут Штатам в помощь были зависимые от них МВФ, рейтинговые агентства, агенты влияния и т.д. Но искусственно стимулируемого таким образом притока капиталов в американскую экономику уже явно не хватает для обслуживания лавинообразно нарастающих долговых обязательств – расходы на них приближаются к трети ВВП США. Воспроизводство финансовой системы США вышло на так называемый режим с обострением, приближая её к саморазрушению.

– О чём всё это говорит?

– О том, что американская агрессия будет продолжаться и усиливаться.

– Не рассосётся, как полагают иные аналитики?

– Нет. Американская элита будет биться за глобальную гегемонию до последнего «международного» террориста. А спецслужбы продолжат выращивать радикальные исламистские и нацистские организации, как инструмент мировой гибридной войны. А она, повторюсь, идёт, как это случалось и ранее при смене мирохозяйственных укладов, за контроль над экономической периферией.

– В том числе на Украине?

– Организованный американскими спецслужбами неонацистский госпереворот на Украине – ключевая часть агрессии США для удержания глобального лидерства. Конфликты в Северной Африке, Ираке, Сирии и на Украине – это череда взаимосвязанных конфликтов, инициируемых США и их союзниками. Это называется теперь стратегией «управляемого хаоса», но по сути ничем не отличается от того, как они действовали в Первой и Второй мировых войнах, называя их «хорошими».

История ясно говорит: войны в Европе были важнейшим источником экономического подъёма и политического могущества США. Они-то и стали сверхдержавой вследствие двух мировых войн, которые повлекли гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой стран-европейцев. Третья мировая война, оставшись холодной, завершилась распадом мировой социалистической системы. Вдумайтесь: это дало США приток более триллиона долларов, сотен тысяч специалистов, миллиардов тонн природных ресурсов и множества уникальных технологий. Не только холодная, а и предыдущие войны были спровоцированы активным участием американской пятой колонны в лице контролируемых, финансируемых и поддерживаемых американскими спецслужбами шпионов, олигархов, дипломатов, чиновников, бизнесменов, экспертов и общественных деятелей. Сталкиваясь с экономическими трудностями, США пытаются ныне развязать в Европе очередную войну против России для присвоения всех возможных ресурсов.

Ещё одна причина нарастающей американской агрессивности – подъём КНР, других стран Юго-Восточной Азии, сформировавших новый центр мировой экономики на принципах нового, интегрального мирохозяйственного уклада, сочетающего социалистическую идеологию с рыночной экономикой. Субъективно политическая верхушка США по традиции витает в фантасмагорических образах англосаксонской геополитической мысли, противопоставляющей народы моря и суши, помешавшись на ключевом значении «хартлэнда» (занятого Россией) для господства над миром.

При этом агрессивность, как обычно, принимает антироссийский характер. Каждая война Запада за глобальную гегемонию, начиная с Великой смуты четыре столетия назад, всегда направляется против России. С точки зрения здравого смысла не объяснишь маниакальное стремление западноевропейских вождей захватить нашу страну. Каждый, от Карла XII до Гитлера, вроде бы имел возможность почивать на лаврах низложения Европы. Но лез в Россию и находил там погибель. И сейчас государства Евросоюза вместо того, чтобы заниматься своим экономическим развитием, под руководством США руками выращенных ими неонацистов оккупировали Мало- и Новороссию, втянулись в очередной «Дранг нах Остен».

– Выходит, над Россией нависла смертельная угроза? У американских санкций цель не сдерживание, а уничтожение России?

– Нет сомнений, что американская, точнее, очередная западная агрессия против России неслучайна. Её объективная причина, как я уже сказал, – стремление американской элиты сохранить глобальную гегемонию, которую они утратили в торгово-производственной области, уступив лидерство КНР, и в военно-политической, столкнувшись с мощным противодействием России в Сирии. Субъективно элита США ориентирована на привычную логику разжигания войны против России как самой крупной неподконтрольной ей страны. В предыдущую эпоху Запад руками Гитлера стремился к уничтожению русского народа. Сегодня США делают то же самое руками украинских нацистов, по сути, преемников гитлеровских коллаборационистов и союзников исламских экстремистов, разжигающих глобальный джихад. Не надо обманываться – нас пытаются не сдержать, а именно уничтожить. Пока мы экономически слабы, управители США и западного мира надеются это сделать методами гибридной войны, главный фронт которой проходит в валютно-финансовой и информационно-коммуникационной сферах.

– Вы называете это войной? А где танки, пушки, авиация, столкновения армий и флотов?

– Как известно, генералы всегда готовятся к прошлой войне. Ваш вопрос это подтверждает. Но каждая мировая война, опосредующая смену мирохозяйственных укладов, имеет особенности. Сегодня военную силу, скорее всего, будут применять в карательных целях для показательной расправы над руководством противника, уже поверженного экономическими и информационными технологиями. Но это именно война – на уничтожение, а не на сдерживание, как полагают наши либеральные мечтатели.

– Выходит, достижение компромисса и мира с США невозможно?

– Полагаю, компромисс будет достигнут, а мир заключён. Вопрос лишь в положении и месте России. Властвующая элита США стремится к уничтожению русской идентичности и превращению России в колониально подконтрольную территорию. На уже оккупированных американскими спецслужбами частях территории Русского мира руками украинских нацистов проводится геноцид русских людей – беспрецедентный в истории эксперимент нациостроительства путём разделения единого народа на враждующие нации. Насаждаемая американцами в Мало-, Ново- и Карпатороссии русофобия – основа формирования самосознания никогда ранее не существовавшей украинской нации. То же самое пытаются делать во всех постсоветских государствах и национальных республиках РФ. Используются разно­образные социальные технологии. Поэтому эта война называется гибридной. Недооценивать вытекающие угрозы – смерти подобно. Мир можно обеспечить только победой в этой войне.

– Как этого добиться?

– Исход войны определяется, как я уже сказал, на валютно-финансовом и информационно-психологическом фронтах. Боевые действия ведутся путём применения экономических санкций и информтехнологий. Не надо обольщаться нашим превосходством в ядерной составляющей и ряде обычных видов вооружения – неприступные крепости обычно падали из-за предательства и малодушия представителей элиты. Наша офшорная олигархия готова к капитуляции ради сохранения вывезенных из России капиталов. Наши денежные власти слепо выполняют рекомендации вашингтонских финансовых организаций, многократно усиливая действие антироссийских санкций сжатием внутреннего кредита. Согласно расчётам, 90 процентов из 20 трлн. рублей потерь валового продукта по отношению к ранее сложившемуся тренду экономического роста начиная с 2014 года являются следствием денежно-кредитной политики Банка России и лишь 10 процентов – из-за антироссийских санкций. Наше информационное пространство захвачено программными и содержательными продуктами из США. Половина наших промышленных предприятий принадлежит нерезидентам. Положение я бы сравнил с ситуацией ноября 1941 года, когда враг захватил большую часть экономического потенциала и уничтожил наши основные силы. Москву удержали с Божьей помощью невиданным героизмом народа и новой военной техникой, переломив ход войны. Сегодня мы всё ещё отдаём стратегическую инициативу противнику, хотя имеем сравнимое со знаменитыми катюшами оружие. Мы могли бы сокрушить финансовую и информационную мощь США путём сбрасывания долларов и отключения от американских источников своего информационного пространства…

– Что вы имеете в виду?

– Опять скажу: американская военно-политическая мощь основана на присвоении США сеньоража от эмиссии мировой валюты. Объём их военных расходов примерно равен дефициту госбюджета, который покрывается эмиссией долларов. Половина этих долларов растекается по миру. И в той мере, в какой мы их используем, мы финансируем американские военные расходы. Сейчас объём нашей фактической финансовой помощи США превышает сто миллиардов долларов, что больше наших оборонных расходов. Это только государственные кредиты правительства и Банка России в форме валютных резервов и стабилизационных фондов. С учётом долларизации сбережений и офшоризации российской экономики эта величина увеличивается десятикратно. Наши финансисты как бы смирились с тем, что Америка – первая, first. Парадокс, но наряду с Китаем, против которого США тоже ведут гибридную войну, мы – главные спонсоры американской агрессии против нас же. Очевидно, что самой эффективной и дешёвой ответной мерой на санкции могло бы стать сбрасывание долларовых инструментов из валютных резервов, деофшоризация и дедолларизация экономики. Необходимые меры нами давно предлагались…

– Почему же они не реализу­ются?

– Знаете, когда фашисты напали на СССР, наши поезда ещё несколько дней продолжали везти в Германию ценное сырье в оплату кредитов на импорт машин и оборудования. Сталин не сразу поверил в начало войны и осознал масштаб катастрофы. Как ни странно, наши денежные власти ведут себя схожим образом. Противник уже приступил к конфискации российских активов, нанёс удар по нашему финансовому сектору и промышленности, оккупировал Украину, захватывает и провокационно судит граждан РФ, а Банк и Минфин России продолжают его кредитовать и попустительствовать его субсидированию за счёт вывоза капитала и неэквивалентного внешнеэкономического обмена на сумму до 120 млрд. долларов в год. Можете себе это представить?

Через долларизацию и офшоризацию российской экономики продолжается её эксплуатация в чуждых нам интересах. Можно сказать, что США оккупировали валютно-финансовое пространство России, удерживая его под контролем и сковывая наши возможности сопротивления. Своеобразный символ оккупации – отсутствие котировки рубля. В отличие от многих других стран, наши денежные власти объявляют не курс рубля, а курс доллара в рублях, как бы и не помышляя уже о финансовом суверенитете. Эмиссия рублей долго велась и продолжает вестись, главным образом, под приобретение долларов и евро в валютный резерв. Это означает, что для расширения финансирования какого-либо вида хозяйственной деятельности требуется продавать её продукцию на экспорт, или брать за рубежом кредиты, или привлекать зарубежные инвестиции. Неудивительно, что наша экономика стала сырьевой – кроме природных ресурсов западному миру от нас ничего не нужно. И происходит это потому, что рубль по сути механизма своего создания остаётся суррогатом – финансирование прироста российской экономики допускается лишь в той мере, в которой увеличивается её вклад в обеспечение США и ЕС сырьём и активами. Наши денежные власти продолжают ориентироваться на указания вашингтонских финансовых организаций в ущерб интересам страны. В этом можно убедиться, сравнив центробанковские Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики с рекомендациями миссий МВФ в России.

– Что вы предлагаете?

– Обуздать агрессивность США можно только путём перехода к новому мирохозяйственному укладу с перестройкой основных институтов функционирования глобальной финансовой и информационной систем, а также созданием механизмов ответственности за соблюдение норм международного права. Антивоенная международная коалиция за переход к новому мирохозяйственному укладу могла бы включить страны ЕАЭС и ОДКБ, тесно связанные исторической судьбой и национальными интересами с Россией, страны ШОС, хорошо понимающие опасность западной агрессии, страны БРИКС, экономический подъём которых может быть торпедирован организованной США вой­ной. К коалиции могли бы присоединиться страны Индокитая, которые не заинтересованы в ухудшении отношений с Россией, некоторые сохраняющие суверенитет страны Ближнего и Среднего Востока, для которых мировая война – это эскалация собственных региональных конфликтов. Не исключаю, что могут присоединиться многие европейские страны, элиты которых готовы действовать ради своих национальных интересов и для которых война неприемлема.

Действия антивоенной коалиции должны быть направлены не только на разоблачение и разрушение политического доминирования США, но и прежде всего на подрыв американской военно-политической мощи, которая основана на эмиссии доллара как мировой валюты.

При продолжении курса США на разжигание мировой войны членам коалиции надо решительно отказаться от использования доллара во взаимной торговле и от долларовых инструментов для размещения своих золотовалютных активов. Коалиция должна выработать привлекательную программу устройства мировой финансово-экономической архитектуры на принципах взаимной выгоды, справедливости и уважения национального суверенитета. Страны-эмитенты мировых резервных валют должны гарантировать их устойчивость путём соблюдения определённых ограничений по величине госдолга и дефицита платёжного и торгового балансов. Кроме того, все должны соблюдать установленные соответствующим образом требования по прозрачности используемых ими механизмов обеспечения эмиссии своих валют, предоставлению возможности их беспрепятственного обмена на все торгуемые на их территории активы.

– Очень непростая задача!

– Конечно. Осуществление столь масштабных реформ потребует продуманного правового и институционального обеспечения. Это может быть сделано путём придания решениям коалиции статуса международных обязательств заинтересованных стран, а также с опорой на институты ООН и уполномоченные международные организации.

– Сергей Юрьевич, у поэта Алексея Суркова есть стихотворение, написанное в 1942 году. А там такие строчки:

Мы слишком долго отступали

Сквозь этот чёрный, страшный год.

И кровь друзей, что в битвах пали,

Сердца стыдом и болью жжёт.

Называется стихотворение – «Пора!». Так вот, судя по всему, – давно пора!

– Согласен.

Беседу вёл Сергей Володин

США. Евросоюз. Китай. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > lgz.ru, 30 мая 2018 > № 2632046 Глазьев Сергей


США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583445

Твердость сегодня становится условием диалога с Россией

Бывший заместитель генерального секретаря ООН Жан-Мари Геэнно считает, что западные удары в Сирии отправляют Москве полезный сигнал перед встречей Макрона и Путина.

Жан-Мари Геэнно (Jean-Marie Guéhenno), Le Monde, Франция

Эммануэль Макрон в скором времени проведет встречу с Владимиром Путиным, в чем некоторые упрекают его, хотя диалог с Россией сейчас необходим нам как никогда. Нужно отойти от упрощенческого противопоставления новой холодной войны и новой франко-российской Антанты, за которую выступает часть французской элиты, как правой, так и левой: они видят в путинской России противовес Америке с ее нынешним непредсказуемым поведением.

Как бы то ни было, в такой ситуации лучше не быть ни правым, ни левым. Без своих гуманистических и демократических ценностей Европейский союз стал бы очень уязвимым для нападок антиглобалистов, которые считают его всего лишь экономической сделкой на основе ненавистной им идеологии. Если бы ЕС сделал Россию привилегированным партнером, для него это было бы равнозначно самоубийству.

Недавние удары в Сирии имеют большое значение для отношений с Россией. Они не изменят ход войны, и пусть даже они восстанавливают запрет на применение химического оружия, они не останавливают человеческую трагедию: на жертв химических атак приходится крошечная доля пострадавших в конфликте. Тем не менее они отправляют российским войскам сигнал, который выходит далеко за границы Сирии.

Барак Обама был убежден, что Россия — переживающая упадок держава в экономическом и демографическом плане. Поэтому с ней бесполезно и опасно противоборствовать в военном плане, тем более что в Сирии российские интересы задействованы куда сильнее, чем западные, и в случае эскалации последнее слово всегда будет за Москвой. Такой до мозга костей рациональный подход подорвал доверие к Западу в связи с огромной пропастью между словами и делами.

Тактическая неопределенность

Недавние удары не в состоянии кардинально изменить расклад, но в совокупности с более широкой стратегией могут способствовать восстановлению более сбалансированных отношений с Россией в политическом плане после периода высокомерной убежденности Обамы в стратегическом превосходстве Запада, которая позволила Путину записать на свой счет целый ряд тактических успехов. Макрон может сыграть решающую роль в этом процессе, превратив непостоянство Трампа в более продуманную позицию.

Демократиям нужно добиться уважения России. Им хотелось верить, что военная сила больше не является дипломатическим инструментом в отношениях с Москвой, что передало России тактическую инициативу и позволило без риска для себя поставить остальных перед целым рядом свершившихся фактов. Западные удары в Сирии, конечно, подрывают авторитет Совета безопасности ООН, однако они прочерчивают границу перед любой стратегией нарушения международного права под прикрытием вето. В перспективе такая стратегия означает подрыв сформированного в 1945 году международного порядка. Таким образом, в отношениях с Россией необходимо создать хотя бы минимум тактической неопределенности.

Нужно убедить Владимира Путина в том, что одностороннее применение силы — рискованная стратегия, и что державам с разными в настоящий момент стратегическими целями следует сформировать кодекс поведения, который ограничил бы риск возможных конфликтов.

В такой перспективе ситуация сейчас еще опаснее, чем во времена холодной войны: все соглашения, которые в прошлом регулировали стратегические отношения СССР и Запада, теперь либо отменены (договор по ПРО), либо не имеют смысла (договор об обычных вооруженных силах в Европе), либо оказались под угрозой (это касается соглашения о запрете на развертывание американских и российских ядерных сил в Европе, а в будущем может затронуть ограничения стратегических вооружений). Кроме того, ситуация в киберпространстве, которое все больше превращается в новое поле битвы, не регулируется никакими договорами.

Искры и пожар

Ситуация тем опаснее, что искр, из которых может зародиться настоящий пожар, сейчас предостаточно: глобальные державы сегодня достаточно вовлечены в локальные региональные конфликты, чтобы стать участниками чужого противостояния, но недостаточно, чтобы контролировать его. Такое положение дел напоминает годы перед Первой мировой войной.

Таким образом, восстановление правил отношений с Россией должно стать приоритетной задачей. Для убеждения Москвы у Запада есть два рычага: его собственные оборонные возможности и экономические санкции. Последние несколько лет он отдавал предпочтение удобному символизму санкций.

Как бы то ни было, у этого подхода есть свои пределы: накопление санкций ведет к постепенному исключению России из мировой экономики, что может обернуться катастрофой для всех. Автаркический СССР времен холодной войны держался благодаря идеологической мобилизации. Сегодня автаркическая Россия практически неизбежно скатится в ультранационализм. В результате перед нами встает непростая задача: нужно убедить Россию прекратить использовать военным путем двусмысленности деструктурированной международной системы, не доходя при этом до разрыва, который ведет к столкновению национализмов.

Речь идет не о том, чтобы смириться с новой гонкой вооружений, а о том, чтобы увеличить цену и риск политики силы, не закрывая дверь для мирных отношений. Сегодня твердость, в том числе в военном плане, является условием диалога.

США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583445


США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580321

Как пройти на улицу Мира?

Ведь двигаться на скотобойню совсем не хочется

Вопреки логике, здравому смыслу и человечности бомбометание уже подаётся как «гуманитарная акция». Это порождает горькие раздумья. Но общественные силы разрознены, их голос почти не слышен. Молчит Всемирный совет мира имени Жолио Кюри, безмолвствуют комитеты защиты мира разных стран, не слышно голосов лауреатов Нобелевской премии мира, как и голосов учёных, писателей, даже правозащитников. Тихо. А бомбы – то там, то тут – рвутся.

События в Югославии, Ираке, Ливии и теперь в Сирии показывают, что Устав ООН для нынешнего «мирового гегемона» – пустое место. Даже в терминологии стёрлись грани! Между «военным вторжением» (войной против суверенного государства) и «хулиганством в международных отношениях», оказывается, можно поставить знак равенства. На заседаниях Совета Безопасности ООН проходит нескончаемое ток-шоу глухих слепцов, которые кричат друг на друга, а потом даже целуются, может, лишь напоказ.

Но разве вопросы мира, разоружения или хотя бы ослабления военной гонки больше не стоят в повестке дня, разве нет угрозы глобального ядерного конфликта?

Повышение порога терпимости к чужому страданию и попрание международного права – неотъемлемая часть современной картины мира. За всем этим (уже без стеснения) выступает глобальный гегемон с агрессивным «демократизатором» в твёрдой руке. Для однополярного мира это, может, и приемлемо. Не раб же навязывает волю хозяину! И вот гегемон нагло диктует всюду свои правила, а если кого-то не устраивает, получите хаос в отдельно взятом государстве или регионе.

Война, как известно, это не только политические интересы, но прежде всего деньги, «частный бизнес и ничего личного». Нестабильность в мире, какой-то новый конфликт оборачиваются прибылью для производителей оружия, биржевых и финансовых спекулянтов. Разве проблемы сирийского народа беспокоят кого-то на бирже в Лондоне, Нью-Йорке, Гонконге? Ничуть. У государств, часто волей географии оказавшихся в зоне жизненных интересов гегемона, нет выбора: или прими закон силы, или получи беззаконие в виде хаоса и войны...

В «оправдание» гегемона можно сказать, что мировое господство – очень затратная технология. Бедняга-гегемон постоянно нуждается. Он уже вложился и обязан всё вернуть с прибылью. Проиграть нельзя, иначе придётся расплачиваться, жить по общим правилам, признавать, не дай бог, чужие права и интересы. А это крах всей системы, крах технологии доминирования!

Предметом «гуманитарных» инвестиций мирового спонсора глобализма давно является продвижение товаров – «демократия по-американски», просвещение «отсталых народов», обучение методам демократии. Проводниками «товаров» теперь становится не какой-то фонд с милым названием, а напрямую Североатлантический альянс или военная коалиция. При этом англосаксы настырно твердят, что они против всякой государственной идеологии, за абсолютную свободу личности и т.п. Даже нет нужды перечислять, в какие дикие формы извращений, морального разложения и насилия выливается эта «свобода».

Нарастающий хаос выражается в военных конфликтах и принимает всё более ожесточённый характер, направлен на тотальное взаимоуничтожение на региональном уровне. Реальность всё более печальна: с одной стороны – всеобщим хаосом невозможно управлять, с другой – мировой гегемон утратил чувство реальности, безнаказанно укрепляя и расширяя своё доминирование. Человечество явно заходит в глухой тупик.

Нельзя сказать, что людям всё равно. После атаки на Сирию прошли, пусть не очень многолюдные, демонстрации протеста в ряде городов США и Англии. Во вторник на прошлой неделе с миролюбивым обращением совместно выступили патриарх Кирилл и папа римский Франциск, будто вспомнив о своей миро­творческой роли.

Но явно напрашивается гораздо более мощное и массовое давление со стороны миролюбивых сил.

Вот добровольцы или, как ныне принято говорить, волонтёры, совсем юные, молодые и не очень молодые, участвуют в массе полезных дел. С удовольствием содействуют решению разных задач на олимпиадах, международных форумах, помогают инвалидам, малоимущим, детям. И это хорошо. Так что же молодёжи безразлично её будущее, не волнует, в каком мире она будет жить и будет ли? А вдруг всё перечеркнёт война? Почему-то не найдётся молодёжное движение, которое бы выступило с инициативой провести в Москве, например, планетарный молодёжный форум борцов за мир и разоружение. На него можно было бы пригласить мировых политических лидеров и лидеров мировых религий, выдающихся деятелей искусства и науки, нобелевских лауреатов. Того же Обаму, например. Осмелится ли он хотя бы приехать? Такое мероприятие может сразу показать, кто за мир и кто за какой мир. Или взрослым всё это не нужно?

Люди во всех странах, мировое гражданское общество, все, кто не хочет быть уничтоженным, должны принудить ведущих мировых политиков собраться вместе и поменять вектор развития человечества. Иначе просто будет поздно.

Александр Лобызов

США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580321


Франция. Италия. Евросоюз > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 апреля 2018 > № 2586312

Итальянскому флоту передали седьмой фрегат типа FREMM.

Во вторник, 24 апреля, на верфи компании Fincantieri в Муджиано (Специя) состоялась церемония передачи итальянскому флоту седьмого фрегата класса FREMM "Федерико Мартиненго". Об этом сообщает Naval Today со ссылкой на пресс-службу предприятия.

FREMM – это крупнейшая европейская программа по строительству многоцелевых фрегатов, которая с 2002 года реализуется совместно Францией и Италией под эгидой Европейского управления по закупкам вооружений. Новые корабли предназначены для патрулирования территориальных вод, защиты от всех видов угроз: воздушных, надводных, подводных, наземных; контроля судоходства, противодействия терроризму и борьбы с пиратством.

ВМС Италии заказали десять кораблей FREMM: шесть – в многоцелевой версии и четыре – в противолодочной. Завершение поставки фрегатов ожидается после 2020 года. Они должны заменить корабли аналогичного класса, построенные в 1970-е годы, и стать основой итальянского флота на следующие десятилетия.

"Федерико Мартиненго" – седьмой фрегат в серии и третий, построенный в многоцелевой версии. Его заложили в октябре 2014 года, спустили на воду в марте 2017 года. Испытания корабля начались в августе 2017 года.

Сейчас на верфи Fincantieri в Генуе продолжается строительство восьмого фрегата типа FREMM "Антонио Марселья", который спустили на воду в начале февраля 2018 года.

Итальянские фрегаты проекта FREMM обладают водоизмещением 6700 тонн при длине 144 метра. Корабли развивают скорость более 30 узлов, а дальность хода составляет 6800 морских миль. Экипаж – 131 человек.

Все корабли класса FREMM вооружены торпедами MU-90, зенитными управляемыми ракетами MBDA "Астер", а также артиллерийской установкой калибра 76 мм. На борту итальянских фрегатов базируются два противолодочных вертолета NH90. Кроме того, они получили крылатые ракеты SCALP "Наваль" и MM-40 "Экзосет" версии "Блок.3".

Франция. Италия. Евросоюз > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 апреля 2018 > № 2586312


Сирия. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция. Химпром > inopressa.ru, 19 апреля 2018 > № 2581790

Узкая дорога дипломатии в Сирии

Изабель Лассер | Le Figaro

Франция хочет воспользоваться импульсом, который дали ракетные удары в Сирии, чтобы создать консенсус между региональными игроками, пишет обозреватель Le Figaro Изабель Лассер.

После ударов приходит время дипломатии. Верный своей репутации посредника, способного разговаривать со всеми, Эммануэль Макрон с понедельника продвигает проект резолюции ООН, который, как он надеется, будет способствовать перезапуску переходного политического процесса в Сирии, передает автор.

В первую очередь необходимо убедить Россию. Москва наложила 12 вето на резолюции Совбеза, нацеленные на разрешение сирийского кризиса. Кроме того, русские в конце 2017 года загубили совместный механизм ООН и ОЗХО - Joint Investigative Mechanism (JIM) - по продолжению расследования химических атак. Однако Парижу хочет верить, что обстоятельства изменились и "Россия может быть заинтересована работать с нами" в вопросах выхода из кризиса, указывает обозреватель.

"По сути, Кремлю не удалось трансформировать свою военную победу в Сирии в политический успех, - пишет Лассер. - Переговорные процессы в Астане и Сочи буксуют, как и переговорный процесс в Женеве, проводимый под эгидой ООН. Ограничивая свои удары несколькими мишенями, отдаленными от российских и иранских позиций, тройка, устроившая ракетный обстрел в субботу вечером, дала сигнал о том, что она прислушалась к условиям Москвы".

За воплями кремлевского аппарата пропаганды "все прекрасно увидели, что Россия особо не стремилась помешать боевым действиям, проводимым Францией, США и Великобританией", отмечают в окружении французского министра иностранных дел Ле Дриана. Западные дипломаты месяцами тщетно пытались вбить клин между Владимиром Путиным и его союзником Башаром Асадом. Сейчас Париж хочет верить в то, что настал благоприятный момент, говорится в статье. "Сирийский режим ставит Россию в трудное положение и не в первый раз. В Сочи он нарушил устойчивость политических решений по выходу из кризиса, отказавшись от игры в диалог. Вполне разумно предположить, что действия режима не совсем соответствуют тому, чего хотели бы русские", - понимают в окружении Ле Дриана. И вряд ли Москва положительно оценила химическую атаку в городе Дума.

Париж хочет "вновь найти общий язык" также с Ираном и Турцией - двумя другими странами, без которых невозможен поиск политического решения в Сирии, продолжает журналистка. "Мы хотим сотрудничать со всеми участниками сирийского досье, чтобы найти решения по выходу из кризиса", - пояснил один неназванный дипломат.

"В идеальном мире рациональность французского анализа дала бы множество поводов для радужных надежд. Однако есть риск снова натолкнуться на принцип функционирования Кремля, рассуждения которого базируются на балансе сил и конфронтации с Западом, а стратегические интересы не совпадают с интересами тройки, - пишет Лассер. - До наступления "согласованности с Россией", на которую уповает Франция, еще далеко".

Сирия. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция. Химпром > inopressa.ru, 19 апреля 2018 > № 2581790


Евросоюз. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 19 апреля 2018 > № 2574075

Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов и верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Кёртис Скапарротти провели встречу в Баку в четверг, 19 апреля. Это первая встреча Скапарротти с главой Генштаба РФ.

Стороны, в частности, обсудили "мероприятия по выстраиванию доверия" и "предотвращение инцидентов", сообщили представители российского Минобороны. Прямые переговоры определенно показывают "общий интерес" в сохранении каналов между военными ведомствами "открытыми", отметил в свою очередь Скапарротти.

Предварительные телефонные переговоры

Встрече в Баку предшествовали телефонные переговоры между начальником Генштаба России и верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. Руководитель российского Генштаба и председатель Военного комитета НАТО генерал Петр Павел также провели встречу в Баку в сентябре 2017 года.

Контакты между Россией и Североатлантическим альянсом были сведены к минимуму в 2014 году из-за российской аннексии украинского полуострова Крым и конфликта на востоке Украины. Стороны также увеличили частоту разведывательных полетов над Балтийским и Черным морями. Совет НАТО-Россия возобновил свою работу лишь два года спустя.

Евросоюз. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 19 апреля 2018 > № 2574075


Украина. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 18 апреля 2018 > № 2575755 Алексей Чеснаков

«Волкеру нужно прекращать мегафонную дипломатию»

Алексей Чеснаков о том, почему откладывается новая встреча Суркова и Волкера

Игорь Ветров

Прошло уже почти три месяца после дубайских переговоров Владислава Суркова и Курта Волкера. И пока нет никаких сообщений о подготовке новой встречи. Поставлен ли процесс «на паузу» из-за серьезных противоречий или это всего лишь результат отсутствия договоренностей по техническим деталям. «Газета.Ru» поинтересовалась у директора Центра политической конъюнктуры Алексея Чеснакова.

— Что на самом деле происходит с подготовкой новой встречи Сурков-Волкер? Есть самые разные предположения и версии…

— Во-первых, после дубайской встречи Россия ждет предложения от американцев. Возможно, они «зависли» потому, что требуется учесть позицию европейских партнеров, но пока нет никакой версии, выверенной между США и ЕС.

Предложения России всем давно известны. Они изложены в проекте резолюции Совбеза ООН, который был внесен в сентябре. Соответственно, американские предложения должны быть сделаны в форме проекта поправок к этому документу. Это было бы логично и корректно.

Во-вторых, что более существенно, за время после январской встречи значительно изменился контекст переговоров. Президент Порошенко подписал пресловутый закон о т.н. «реинтеграции Донбасса». К сожалению, этот закон поддержала и американская сторона. Хотел бы напомнить, что Владислав Сурков сразу же после дубайской встречи отметил, что закон вводит ряд положений, которые ухудшают возможности для урегулирования конфликта.

Например, закрепляются насильственные практики, ограничивающие свободу передвижения и т.д. По ряду позиций этот закон делает невозможным выполнение Минских соглашений.

В-третьих, к большому сожалению, продолжается мегафонная дипломатия со стороны и США, и лично господина Волкера. Появляются заявления и обвинения в адрес России. Это, естественно, не добавляет Москве возможностей для нахождения компромисса. Также господин Волкер продолжает активно поддерживать и лоббировать поставки летального вооружения Украине. Все это вместе стимулирует «партию войны» на Украине, укрепляет эту партию в ее стремлении выдвигать неприемлемые условия для развертывания миссии ОНН.

Некоторые публичные высказывания Волкера мешают реализации Минских соглашений.

Например, его заявление в Гудзоновском институте о том, что «ЛНР и ДНР созданы для поддержания конфликта» и «должны быть расформированы», очень затруднило консультации с республиками по мандату миссии ООН и, возможно, стало главной причиной переноса встречи с Сурковым на неопределенный срок.

Волкеру нужно прекращать эту мегафонную или, если хотите, митинговую дипломатию, тем более, что Минские соглашения предусматривают не ликвидацию, а трансформацию республик в отдельные автономные районы. Достаточно посмотреть приложение к Минскому Комплексу мер, чтобы это понять.

Наконец, сыграли свою роль и кадровые изменения в американском Госдепартаменте. В Москве очевидно хотят посмотреть, какую позицию займет новый глава Госдепа Майкл Помпео. Совокупность этих факторов и привела к тому, что встреча пока откладывается.

— Возникает вопрос в связи с этим — что будет дальше. Процессы, происходящие в регионе, идут своим ходом: Украина готовится к выборам президента и Рады, республики — к выборам глав и Народных Советов. Это делает стороны еще дальше друг от друга.

— Естественно, республики намерены провести выборы в установленные своими конституциями сроки. Было бы странным, если бы они заморозили этот процесс.

Основные кандидаты на пост глав республик известны. В ДНР это Александр Захарченко. В ЛНР — Леонид Пасечник. Судя по их заявлениям и различным сигналам из республик они к выборам уже готовы. В Донецке также видна активность Александра Ходаковского. Да и в Луганске, судя по всему, еще будут кандидаты.

Эксперты нашего Центра неоднократно отмечали, и год и два назад, что пока Украина ничего не будет делать для выполнения Минских соглашений, политическая жизнь в республиках будет идти своим ходом. А Украина ничего не сделала. Это факт.

В условиях отсутствия шагов украинской стороны по политическому урегулированию, республики продолжают жить по своим законам. Они не могут допустить правового вакуума в условиях торможения Киевом процесса урегулирования.

Необходимо подчеркнуть — к созданию отдельных районов Донецкой и Луганской областей должно привести выполнение Минских соглашений. Пока они не выполнены, существуют Донецкая и Луганская народные республики. Со своими политическими планами. И это тоже факт. С ним нужно считаться.

— Чем дольше республики существуют отдельно от Украины, тем меньше вероятность из возвращения в единое с Киевом политическое и культурное поле. Да и социальные процессы на каждой территории идут своим ходом. Чтобы это понять, можно проанализировать уровни средних зарплат, минимальных пенсий, уровни жизни. Даже дискуссии об этом показывают принципиальную разницу подходов сторон. Будет ли Россия продолжать оказывать поддержку республикам Донбасса?

— Люди плохо живут по обе стороны линии соприкосновения. К сожалению, война по вине Украины продолжается. И пока она идет тяжело будет всем. Что касается зарплат. Сравнительный мониторинг показывает, что уровень заработной платы больше зависит от отраслей, предприятий и профессиональных категорий, а не территорий. У одних выше, у других ниже. У проходчиков, например, зарплаты на одном уровне, а у чиновников украинских существенно выше. В среднем, зарплаты на территории, контролируемой Киевом, действительно повыше.

По ценам. Сравнение по отельным показателям может быть в пользу каждой из сторон. Хлеб, яйца и непродовольственные товары дешевле в республиках. Молоко, сахар и кофе – на украинской территории. В республиках дешевле многие лекарства. ГСМ намного дешевле. Проезд на транспорте — в разы дешевле. Минимальные пенсии сравнивать бессмысленно. В целом они примерно равны.

Тарифы на услуги ЖКХ в ДНР и ЛНР гораздо ниже, чем в оставшихся под контролем Киева частях Донецкой и Луганской областей. По некоторым тарифам разница в пользу республик весьма существенна — до пяти раз.

Если же сравнить стоимость потребительской корзины, которая включает продовольственные и непродовольственные товары, услуги ЖКХ и проезд в общественном транспорте в ДНР дешевле чем в Донецкой области Украины более чем на 30 процентов.

В среднем в экономическом соревновании двух система пока ничья. Что же касается России, то здесь видят свою задачу в том, чтобы республики Донбасса жили лучше.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 18 апреля 2018 > № 2575755 Алексей Чеснаков


Сирия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572006 Виталий Портников

Виталий Портников: Россию спасет только капитуляция

Иначе российской элите придётся присутствовать при саморазрушении собственного государства.

Виталий Портников, Еспресо, Украина

Ракетный удар Соединенных Штатов и их союзников по сирийским химическим объектам обещает стать отнюдь не единственной реакцией Вашингтона на поддержку Москвой режима Башара Асада. Уже сегодня американское Министерство финансов намерено объявить о новых антироссийских санкциях. Они будут касаться именно ответственности за Сирию.

Таким образом, в российско-американских отношениях возникают сразу несколько санкционных пакетов. Один — в связи с нападением России на Украину и оккупацией Крыма и Донбасса. Другой — из-за вмешательства Москвы в президентские выборы в Соединенных Штатах. Третий — из-за действий Москвы в Сирии.

Объекты этих пакетов могут и не совпадать между собой, но все вместе они бьют по интересам российского политического руководства и олигархов, подтачивают основы экономики страны.

Поэтому урегулирование в российско-американских отношениях больше не касается какого-то конкретного аспекта. Решишь проблемы по Донбассу — останутся Крым, Сирия и вмешательство. Уйдёшь из Сирии — остаётся Украина. Пообещаешь больше не лезть в чужие выборы — останутся Сирия и Донбасс.

Даже президент США не сможет отменить все санкции, если останутся нерешенные проблемы. По сути, несколько различных пакетов санкций, которые вводятся за разные преступления и злоупотребления путинского режима, и создают хороший фундамент для «сделки», о которой так любит говорить президент Дональд Трамп.

Но что такое «сделка» в условиях системного воздействия нескольких различных санкционных пакетов?

Это — капитуляция. Единственное спасение для России — капитуляция Путина перед цивилизованным миром. Полная и безоговорочная.

Но Путин капитулировать не собирается. Уже сегодня совет Государственной Думе на чрезвычайном (!) заседании собирается обсудить законопроект, которым Москва собирается ответить на новые американские санкции. Не те, которые будут вводиться сегодня, а те, которые были введены из-за вмешательства Москвы в выборы и касались интересов приближенных к Путину олигархов и госкомпаний.

Путин хочет за них отомстить. Эта месть никак не скажется на американской экономике, но ударит по интересам обычных россиян. Зато российский президент продемонстрирует, что он с Трампом по-прежнему на равных. Никаких реалистичных выводов из ситуации, которая сложилась в связи с санкционной войной, Путин делать не хочет. А, может быть, он более просто не способен к реалистичному осмыслению последствий войны санкций и неминуемой изоляции России.

Остаётся под вопросом, насколько осмысление таких последствий доступно российской политической, военной и предпринимательской элите.

На самом деле у неё простой выбор. Либо она должна добиться устранения Путина и его замены политиком, способным подписать капитуляцию перед Западом. Либо российской элите придётся присутствовать при саморазрушении собственного государства. А другой России, которую можно было бы также успешно и безнаказанно обворовывать, у этих людей просто нет.

Сирия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572006 Виталий Портников


Сирия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 17 апреля 2018 > № 2571863

"У Европы больше нет влияния в Сирии"

Кордула Дерфлер | Frankfurter Rundschau

В разговоре с журналисткой немецкого издания Frankfurter Rundschau Кордулой Дерфлер эксперт по Ближнему Востоку из фонда "Наука и политика" Гидо Штайнберг рассказал о своем видении ситуации в Сирии и о том, почему Россия, Иран и Асад уже победили в этом конфликте.

По мнению эксперта, военный удар, нанесенный сирийскому режиму США, Францией и Великобританией, не изменит ситуации в Сирии, так как удар был "сильно ограничен".

Франция и Германия заявили о том, что предпримут новые попытки принятия решения по сирийскому конфликту с помощью переговоров. "В важных переговорах не принимают участия ни европейцы, ни США. Решающее значение имеют Россия, Иран и Турция, то есть державы, использующие свои войска. На их переговорах будет решено, как будет выглядеть послевоенное устройство Сирии. (...) Не только Германия, но и Великобритания и Франция больше не имеют влияния на сирийский конфликт", - заявил эксперт.

"Россия, Иран и Сирия уже победили в этом конфликте. Теперь возникает вопрос, в состоянии ли они взять и удерживать под контролем оставшиеся регионы страны. Самая большая проблема асадовского режима - это нехватка солдат", - добавил Штайнберг.

Как долго режим Асада сможет выдержать войну? - "Бесконечно, пока у него есть поддержка России и Ирана, от которых он сильно зависит. Если русские и Иран этого захотят, Асад еще долго будет занимать свой пост. Поэтому требование о его уходе далеко от реальности".

Отвечая на вопрос журналистки о том, должна ли Европа теперь сближаться с Россией, без участия которой решение конфликта невозможно, эксперт заявил: "С Россией не будет взаимоприемлемого решения. Россия ранее пыталась решить конфликт силой, и это оказалось успешным. Поэтому Москва не видит потребности в переговорах".

"Россия, Сирия и Иран пытаются убедить Турцию прекратить поддержку повстанцев на северо-западе Сирии. Если это произойдет, то конфликт будет окончательно завершен", - сказал Штайнберг в заключение.

Сирия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 17 апреля 2018 > № 2571863


Германия. Евросоюз. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 17 апреля 2018 > № 2571854

Германия старается примерить на себя роль посредника

Даниэль Бресслер | Süddeutsche Zeitung

В то время как Франция и Великобритания принимают активное участие в ракетных ударах по сирийским объектам, ЕС и Германия ведут себя сдержанно, сообщает Sueddeutsche Zeitung.

"И если федеральное правительство делает ставки, прежде всего, на дипломатические ходы - например, на женевские мирные переговоры под руководством ООН, то Евросоюз надеется на перезапуск внутрисирийских политических переговоров", - поясняет автор публикации Даниэль Бресслер.

"События последних дней ясно показали, что сейчас необходимо сделать все для того, чтобы не допустить эскалации. Речь идет, прежде всего, о возобновлении политического процесса", - заявил министр иностранных дел Германии Хайко Маас.

"С конца минувшей недели ведутся интенсивные дискуссии о том, как должен выглядеть этот "политический процесс" и какова в нем роль Германии", - отмечает автор.

Западные союзники воспринимают смену руководства внешнеполитического ведомства ФРГ как "перекалибровку политики Берлина в отношении России". "Начиная с первого дня на посту министра иностранных дел Маас подверг критике политику в отношении Москвы, которую проводил его предшественник и однопартиец по СДПГ Зигмар Габриэль", - напоминает SZ.

"В случае с отравлением бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля новый глава МИДа сразу и однозначно занял сторону Великобритании. Канцлер Ангела Меркель намерена теперь учитывать "политические факторы" в связи с реализацией проекта "Северный поток-2". За этим, - отмечает Бресслер, - может стоять расчет: избавившись от подозрений в излишней близости к Москве, федеральное правительство хочет попытаться более активно задействовать свои контакты с Россией".

"В случае с Сирией Германия хоть и не играет ведущей роли, но может попытаться воспользоваться контактами с Москвой, чтобы возобновить женевские переговоры", - указывает журналист.

Что касается позиции президента Франции Эммануэля Макрона, то "на фоне сирийского конфликта для него речь идет о его притязаниях на главенствующую роль в Европе. Несмотря на то, что он часто и охотно говорит об усилении ЕС и европейского "суверенитета", он не намерен предлагать главе дипломатии ЕС что-то большее, чем роль статиста. В ходе встречи министров иностранных дел в Люксембурге для французов, как, впрочем, и для британцев, речь идет по большей части о демонстрации солидарности", отмечает автор публикации.

При этом, замечает Бресслер, верховному представителю ЕС по иностранным делам Федерике Могерини приходится, с одной стороны, уравновешивать такие разногласия, как разную оценку членами ЕС ракетного удара по сирийским целям без санкции ООН, с другой - противопоставлять что-то очевидному отсутствию у ЕС какого-либо веса в решении сирийского вопроса. "Мы работаем с организациями, представляющими гражданское общество, с женщинами", - говорит она и тут же сама понимает, что это мало похоже на политику жестких шагов. "Я знаю, это звучит сюрреалистично в контексте войны, однако если и есть для Сирии какая-то надежда, то это люди, живущие там, которые устали от конфликтов и войны и являются импульсом для серьезных переговоров", - цитирует издание главу европейской дипломатии.

На следующей неделе, сообщает SZ, ЕС совместно с ООН приглашает в Брюссель на конференцию по Сирии. Представители 70 стран должны будут обсуждать вопросы, связанные с гуманитарной помощью. По словам Могерини, речь пойдет и о перезапуске внутрисирийских политических переговоров. "Это могло бы стать той самой искомой ролью ЕС", - заключает автор.

Германия. Евросоюз. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 17 апреля 2018 > № 2571854


Черногория. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 апреля 2018 > № 2572525

Москва все дальше: как Черногория выбирала президента

Победу на выборах президента Черногории одерживает Мило Джуканович

Эльвира Кокая

Мило Джуканович одерживает победу на президентских выборах в Черногории. Это означает, что отношения Подгорицы с Москвой продолжат охлаждаться. Джуканович, уже находящийся во главе государства 27 лет, ведет Черногорию в Евросоюз и обещает продолжить курс на интеграцию с североатлантическим блоком. Какими будут отношения Черногории с Европой и Россией, — разобралась «Газета.Ru».

Лидер правящей Демократической партии социалистов (ДПС) Черногории Мило Джуканович, по предварительным данным, одерживает победу на президентских выборах с результатом 53,9%, сообщила Государственная избирательная комиссия после обработки 97,2% бюллетеней.

Ближайший соперник Джукановича — Младен Боянич, представляющий коалицию нескольких оппозиционных партий — «Демократический фронт», «Демократы», Социалистическая народная партия и URA, набрал 33% избирателей. Третье место заняла единственная женщина-кандидат Драгиня Вуксанович, которой избиратели отдали 8,19% голосов.

Остальные кандидаты набрали от 0,4% до 2,75% голосов избирателей. Явка на выборах составила 63,98%.

В этот раз избирательная кампания в Черногории прошла в крайне сжатые сроки — о ее старте было объявлено в конце марта, то есть фактически на проведение агитации кандидатам было дано всего две недели.

Причиной самый быстрой в истории Черногории президентской гонки стал тот факт, что ни правящие силы, ни оппозиционные партии до последнего не могли определиться с кандидатами, что сохраняло интригу.

Мяч у Джукановича

Сам Мило Джуканович официально сообщил о своем намерении баллотироваться в президенты Черногории только 19 марта, меньше чем за месяц до выборов. Политик ушел с поста премьер-министра страны 26 октября 2016 года, спустя 10 дней после парламентских выборов, на которых его партия одержала победу.

После этого Джуканович утверждал, что больше не планирует заниматься политикой, так как ему «есть чем заняться». Однако на пресс-конференции 19 марта в Подгорице, на которой политик сообщил о своих планах стать президентом, он сказал, что после такой долгой политической карьеры, у него есть обязательства перед страной.

«Когда ты занимаешься политикой больше четверти столетия, у тебя есть определенные обязанности перед своей партией, самим собой и страной», — заявил Джуканович.

Президент Черногории избирается всенародным голосованием на пятилетний срок. Однако, по сути, власть и руководство страной в последние несколько десятилетий, независимо от занимаемой должности, сохраняется в руках Джукановича.

Он занимал пост премьер-министра пять раз (1991-1998 — два срока, 2003-2006, 2008-2010, 2012-2016 годы), а также был президентом страны с 1998 по 2002 год, и снова станет во главе страны в седьмой раз. Общий срок его правления к концу нового президентского мандата составит 32 года.

По мнению эксперта Института славяноведения РАН Георгия Энгельгардта, два года назад Джуканович оставил пост премьера, но никто ни вовне, ни внутри страны не сомневался, что реальная власть продолжала оставаться в его руках. А премьер Душко Маркович является его младшим ведомым партнером.

«Мяч все время был не то что на его поле, а у его ноги», — отмечает эксперт.

Кроме того, отмечает Энгельгардт, всем было очевидно, что Джуканович будет выдвигать свою кандидатуру просто потому, что он бессменно руководит республикой с 1990-х годов. Собственно, при нем и была создана независимая Черногория, а потом реальные властные полномочия он «переносит» с одной должности (президента) — на другую (премьер-министра), и обратно.

С другой стороны, результат Джукановича был вполне предсказуем, поскольку оппозиция в Черногории разгромлена судебными процессами, которые идут по делу о государственном перевороте. В 2016 году сразу после парламентских выборов в администрации Джукановича заявили, что в день выборов готовилось покушение на главу правительства, и была предотвращена попытка государственного переворота.

После этого были задержаны десятки человек, в том числе граждане Сербии и оппозиционные лидеры, которые якобы готовили переворот. Также Черногория обвинила Москву в причастности в попытке свержения черногорских властей.

«Оппозиция разгромлена организационно, потому что два ключевых оппозиционных лидера — Андрей Мандич и Милан Кнежевич — обвинены на судебном процессе. Кроме того, со средствами и с ресурсами на кампанию у них все было слабо», — подчеркивает Энгельгардт.

По мнению доцента кафедры политической истории МГИМО Кирилла Коктыша, поздняя президентская предвыборная кампания может быть связана еще и с тем, чтобы как можно меньше людей знали о выборах, и в итоге была низкая явка. Потому что «ядерный электорат» и так придет, а «неядерный» в этом случае бросается на самотек. «В обычной ситуации погоду обычно делает неядерный электорат», — подчеркивает эксперт.

Впрочем, явка на президентских выборах в Черногории, согласно официальным данным, была относительно высокой.

Надо немного потерпеть

Мило Джуканович последовательно проводил политический курс, ориентированный на более тесное сотрудничество с Европой и отдалением от России. Так, именно он возглавлял кампанию по выходу Черногории из конфедерации с Сербией. По итогу кампании, 21 мая 2006 года в Черногории был проведен референдум, по итогам которого государство объявило о своем суверенитете. Еще до официальных итогов плебисцита Джуканович заявил, что «независимость Черногории восстановлена».

Кроме того, Джуканович — сторонник евроинтеграции. Занимая высшие государственные посты, он проводил политику на сближение с Западом, вступление Черногории в Евросоюз и НАТО. Еще в 2005 году Джуканович высказался о намерениях привести Подгорицу в НАТО, впоследствии велась работа по этому вопросу. В 2016 году Черногория все-таки подписала документы о вхождении в североатлантический альянс.

Сама идея вхождения в НАТО воспринялась как оппозицией, так и обычными гражданами весьма неоднозначно. Тысячи людей выходили на митинги против вхождения в военный блок. По мнению Георгия Энгельгардта, бомбежка в 1999 году Черногории странами НАТО не забывается.

Сразу после того как стало ясно, что Джуканович выиграл выборы и снова станет президентом, он заявил, что его курс на сближение с Западом победил. Именно поэтому он планирует в ближайшие года вести Черногорию по пути вхождения в ЕС.

«То, что я просил в ходе этой кампании — получить право сделать завершающий шаг после 20-летнего пути к европейской системе ценностей. Мы его [право] получили, и уверен, что не подведем ожидания граждан, сделаем этот шаг и достигнем всех результатов, которые планировали», — заявил политик после оглашения предварительных результатов.

Идея евроинтеграции находит у местного населения куда больше поддержки, чем вступление в НАТО, подчеркивает Энгельгардт. Вообще на Балканах евроинтеграция — это достаточно популярная мысль. Ее преподносят так, что есть надежда на внешний источник благоденствия, поэтому это не вызывает сильного отторжения у населения.

«У нас сложные времена, надо затянуть пояса и пойти на реформы, но зато вступим в ЕС и заживем», — так власти объясняют курс на сближение с Западом, говорит эксперт.

Кирилл Коктыш из МГИМО считает, что людей в этом случае никто спрашивать не будет — все решает элита. Во время президентской кампании Джуканович высказывался за продолжение евроатлантического пути развития Черногории, но при этом выразил готовность «строить добрые отношения и с Россией».

Эксперты сошлись во мнении, что отношения России и Черногории не наладятся, а, наоборот, будут только охлаждаться.

Черногория уже присоединилась к антироссийским санкциям, выслала российского дипломата. Кроме того, двухсторонние отношения России и Черногории влияет судебный процесс о госперевороте, в котором вину за все возлагают на Москву.

«Более того, Черногория может демонстративно вести жесткую политику против России», — отмечает Энгельгардт.

Черногория. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 апреля 2018 > № 2572525


Евросоюз. США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 14 апреля 2018 > № 2568765

 Евросоюз был проинформирован об ударах США, Франции и Великобритании по объектам в Сирии, которые, как считают в ЕС, были сделаны только для предотвращения использования химоружия, говорится в заявлении главы дипломатии ЕС Федерики Могерини.

"Евросоюз повторяет свое решительное осуждение в адрес повторного использования химического оружия сирийским режимом … ЕС был проинформирован о целенаправленных авиаударах США, Франции и Великобритании по объектам химического оружия в Сирии. Эти специальные меры предпринимались с единственной целью – предотвратить дальнейшее использование химического оружия сирийским режимом для убийства своих собственных людей", — говорится в сообщении.

Президент США Дональд Трамп ранее обещал принять решение о действиях против Сирии в ответ на предполагаемую химатаку в САР, которую сирийские власти отрицают. МИД России заявил, что цель вбросов о применении отравляющих веществ войсками Сирии — выгородить террористов и оправдать возможные силовые удары извне. При этом в Генштабе ВС РФ еще 13 марта сообщали о готовящейся боевиками в Восточной Гуте провокации с инсценировкой применения химоружия.

США, Британия и Франция в субботу утром нанесли ракетные удары по сирийским правительственным объектам, которые, по их мнению, используются для производства химического оружия. С 3.42 мск до 5.10 мск они выпустили по Сирии более 100 ракет, большая часть которых была сбита сирийской ПВО. Российские силы задействованы не были, но отслеживали все пуски. Президент России Владимир Путин назвал удары актом агрессии против суверенного государства, притом что ни российские военные эксперты, ни местные жители не подтвердили факта химической атаки.

Мария Князева.

Евросоюз. США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 14 апреля 2018 > № 2568765


Россия. Евросоюз. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568230

Петр Павел: Запад должен указать России, где проходит красная черта, за которую переступать нельзя

Владимир Мертлик (Vladimír Mertlík), Reflex, Чехия

Окончив военную гимназию, он дослужился до самого высокого международного поста, который когда-либо занимал чех. Петр Павел (Petr Pavel) стал главой Военного комитета НАТО. Обладатель ордена Почетного легиона, высшей французской награды, и ордена Легион почета, высшей американской награды, генерал Петр Павел говорит о нас, нашем положении и мире войн: «Наше будущее — в ЕС и НАТО! Быть мостом между Востоком и Западом — наивная иллюзия».

Reflex: Политики обсуждают начало новой холодной войны. Мы уже в нее вступили, или еще ведется работа над восстановлением отношений НАТО и России?

Петр Павел: Ведется определенной формы стратегическое соперничество, даже конфронтация, но не в военном, а только в идейном смысле. Однако я бы не стал называть эту ситуацию холодной войной, потому что у нее иная форма. Сегодня часто используется понятие гибридного конфликта или гибридной войны. Российская стратегическая доктрина рассматривает текущие процессы как непрерывный конфликт и не признает деления: мир — кризис — конфликт. Русские просто считают конфликт континуумом, в нижней части которого ведется информационное соперничество, кибернетическая работа и операции по расширению влияния. Они могут перерастать в более жесткие методы, вроде использования оружия и открытого конфликта. Если говорить об информационной войне (пропаганде), то нет смысла отрицать: в информационном поле интенсивность действий выше, чем когда-либо. Используются и приемлемые средства, и те, которые уже за гранью, в частности, речь идет о вмешательстве в политические процессы в других странах. Я называю эту ситуацию не холодной войной, а новой формой соперничества, однако все это не исключает того, что мы должны поддерживать с Россией какие-то отношения. Никто не хочет открытой вооруженной конфронтации с Россией.

— Но как это доказать? Я процитирую ваши слова: «Россия хочет определять ход истории остальных, но мы не хотим с этим соглашаться». Тем не менее у меня такое ощущение, что Россия сегодня более активна и меньше боится.

— Россия, несомненно, более напориста в продвижении своей внешней политики и достижении своих целей. Также правда то, что Россия без колебаний прибегает к средствам из глубокой «серой зоны» и даже военным средствам. Мы видели это на примере Крыма, в Донбассе и видим это в других регионах. Российская внешняя политика носит выраженный великодержавный характер, и президент Путин не скрывает, что правила устанавливают сильные, тогда как другие их принимают. Об этом говорит и его заявление о том, что мировой стабильности можно достигнуть, только разделив сферы влияния по договоренности сильных держав. Но такие страны, как наша, определенно, не разделяет подобного взгляда на мир.

— В одном из интервью Вы говорите по поводу России: «Слабые делают то, что должны. Так на мир смотрит Путин, и мы это недооцениваем». Совершенно точно, но что НАТО собирается с этим делать? Как решать проблему Крыма и Восточной Украины? Мне эти события напоминают плебисцит и оккупацию Саара в 1935 году вермахтом. Не является ли это политикой попустительства, политикой слабых?

— Я не думаю, что это проявлением политики слабых. Скорее, это проявление ответственности и нежелания очертя голову бросаться в конфликт. Начать вооруженный конфликт относительно просто, а вот выйти из него намного сложнее. В нашей памяти еще живы воспоминания о конфликте в бывшей Югославии, который начался по весьма банальным причинам. А ведь это была война в относительно небольшой стране! Если теоретически рассмотреть возможность конфликта с такой страной, как Россия, то последствия будут намного тяжелее, а выбраться из такого конфликта будет во много раз труднее. Поэтому давайте сделаем все для того, чтобы предотвратить конфликт, в том числе, даже если на некоторых этапах это похоже на уступки.

— Россия не боится, что НАТО все же может перейти к более активным действиям и перестать вести себя подобным образом?

— Россия пережила состояние и период, который она расценивала как национальное унижение. Распад Советского Союза, Варшавского договора и акцентируемая Западом победа в холодной войне — Россия так никогда с этим и не смирилась. Для нее важно, что она снова встает на ноги, что у нее есть лидер, который придает ей гордости и доказывает миру, что с Россией вновь нужно считаться и консультироваться по вопросам международной безопасности. И в этом положении Россия ведется себя намного более напористо и агрессивнее, чем прежде. Она понимает, что Запад не хочет идти на открытую конфронтацию именно по тем причинам, о которых я говорил. По-своему Россия злоупотребляет позицией Запада и заходит дальше, чем было бы возможно при стандартных обстоятельствах. Запад должен предпринять такие меры, чтобы Россия ясно поняла, где проходит красная черта, которую переступать уже нельзя. Я думаю, что не только посредством политических заявлений, но и с помощью экономических санкций и, наконец, ограниченных военных мер Запад уже дал России понять, где проходит эта красная черта.

— В Чехии политики обсуждают референдум о выходе из НАТО. Вы назвали эту идею самоубийственной. Чем она, по-Вашему, грозит?

— Я только расширю контекст. Этот вопрос обсуждался как в связи с НАТО, так и в связи с Европейским Союзом. Думаю, что нам стоит чаще обращаться к нашему историческому опыту. Относительно недавно для нас всех было важно стать частью этих западных структур. Страна наших размеров не может позволить себе роскошь мечтать о каком-то нейтралитете или самостоятельном существовании. С ноября 1989 года мы подчеркивали, что ощущаем себя частью западного сообщества, интегрированного как раз в ЕС и НАТО. Нельзя рисковать суверенитетом и безопасностью нашей страны, выдвигая безответственные предложения о выходе из этих организаций. Что касается ЕС, то, наверное, любой может подсчитать, как дорого нам обошелся бы выход из союза, и насколько снизился бы наш уровень жизни и сократились бы шансы на процветание в будущем. Если говорить о безопасности, то факт, что НАТО дает нам максимальную гарантию, самую высокую, которая у нас когда-либо была, вряд ли кто-то поставит под сомнение. Я совершенно убежден, что будущее Чешской Республики — в Европейском Союзе и НАТО.

— Как Вам живется с орденом «Легион почета» на груди?

— Я очень ценю эту награду. Американцы, как и французы до них (у меня есть подобная французская награда), не награждают этим орденом кого ни попадя по политическим мотивам, просто чтобы кому-то понравиться. Они награждают им, только если человека по-настоящему ценят. И я, в свою очередь, тоже высоко это ценю!

— Говорят, что в июне, после ухода с поста главы Военного комитета НАТО, Вы уйдете на пенсию. Вы уже приготовились кормить голубей, сидя на любимой лавочке в Регировых садах?

— Нет. Я не люблю кормить голубей. Когда я завершу карьеру, я постараюсь заняться чем-нибудь более полезным. Но вообще это правда! После ухода с поста в Брюсселе я отслужу еще четыре месяца, а потом достигну возраста для ухода на военную пенсию. Поскольку другого военного поста, куда я мог бы уйти, нет, а также учитывая мой возраст, осенью этого года я уйду на пенсию.

— Можете ли Вы намекнуть, чем займетесь осенью? Политикой? Гражданской деятельностью? Или даже намекать нельзя?

— Я могу не только намекнуть, но и сказать. Однако я не хочу предвосхищать события. Пока слишком рано. Мне нужно многое сделать, чтобы успешно завершить три года работы в Брюсселе и вернуться с чистой совестью в Чехию. Те несколько месяцев, когда я еще буду служить, я буду помогать госпоже министру обороны и начальнику Генерального штаба. Если они того захотят. Что будет дальше, я пока смутно себе представляю, но знаю, чем точно не хочу заниматься. Я не хочу идти в политику или бизнес. Ведь всю жизнь я провел в структурах, где был чужим инструментом, то есть был тесно связан с системой. Поэтому я хочу попробовать хотя бы какое-то время стать хозяином самому себе.

— Меня предупредили, что не стоит спрашивать, будете ли Вы баллотироваться в президенты. Поэтому я не спрошу об этом. Однако Вы могли бы баллотироваться на пост главнокомандующего вооруженными силами, не так ли?! Это чуть выше, чем Ваш статус сегодня…

— Я отношусь к этому уже, как к анекдоту. Конечно, он меня радует, поскольку, как уже не раз говорил, когда люди выражают вам свое доверие и высоко оценивают вашу работу, это очень радует. Однако я думаю, что каждый сверчок должен знать свой шесток. Поэтому пусть политикой занимаются политики, врачи пусть лечат, а все остальные делают то, что умеют. Я не хочу пускаться в это.

Россия. Евросоюз. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568230


США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > newskaz.ru, 12 апреля 2018 > № 2565931

Чрезвычайный и полномочный посол России в Казахстане Алексей Бородавкин спрогнозировал, какие последствия может повлечь для Европы поддержка намерений США нанести ракетный удар по Сирии. Дипломат считает, что напряженность в американо-российских отношениях в сирийском контексте, рано или поздно сменится разрядкой. А вот европейские страны рискуют усугубить миграционный кризис.

Ранее Алексей Бородавкин занимал пост постоянного представителя России при отделении ООН и других организациях в Женеве и активно занимался вопросами сирийского урегулирования.

В контексте свежей волны непонимания между Россией и США, дипломат отметил, что ситуация в самой Сирии и примыкающем к ней регионе крайне напряженная и вызывает неподдельную тревогу. Заявления США и их союзников о готовности нанести ракетные удары по правительственным объектам на сирийской территории под сфабрикованным предлогом "об ответе" — это очередное проявление Западом политики угрозы силой в нарушение общепризнанных норм и принципов международного права.

"Подобные действия со стороны США — не новость. Агрессивные войны и силовые спецоперации за рубежом можно считать "брендом" американской внешней политики в XX веке. Все это повторяется и ныне с определенными модификациями. Их суть состоит в том, чтобы целенаправленно, чужими руками, порой с использованием местных экстремистов, создавать очаги напряженности и конфликтов повсюду в мире. Логика этих действий довольно незатейливая — если террористы воюют вдали от США, то для повторения 11 сентября у них просто не хватит силенок и ресурсов", — прокомментировал Sputnik Казахстан Алексей Бородавкин.

Дипломат уверен, что подобная американская политика цинична, но объяснима, чего не скажешь об европейских странах, которые готовы под давлением Вашингтона "вляпаться в очередную военную авантюру".

"В случае нанесения натовцами ракетных ударов по Сирии, Европе грозит новая масштабная волна незаконной миграции. Речь идет о том, что находящиеся сейчас на средиземноморском побережье Сирии в провинции Латакия внутренне перемещенные лица, в условиях разрастания военных действий в САР, будут искать убежище в Европе. Причем этот людской поток будет настолько масштабным, что Европа вряд ли с ним справятся", — продолжил он.

Говоря о перспективах, посол России в Казахстане подчеркнул, что спровоцированная Вашингтоном напряженность в американо-российских отношениях в сирийском контексте, рано или поздно сменится разрядкой.

"Москва и Вашингтон, в силу особой ответственности за поддержание международного мира и безопасности, обречены на то, чтобы находить общий язык даже по самым острым глобальным и региональным проблемам. А вот те, кто сейчас, подыгрывая американским ястребам, пытается "побольнее укусить" Россию, могут в недалеком будущем оказаться в дурацком положении во внешнеполитическом "офсайде". Европейцам стоит спрогнозировать, что при таком раскладе им будет весьма непросто восстанавливать партнерство с Россией", — резюмировал посол.

Эскалация напряженности вокруг Сирии произошла на фоне сообщений о применении химоружия в городе Дума. Западные страны обвинили в этом официальный Дамаск. Дональд Трамп сделал громкое заявление, что примет решение о мерах против властей Сирии в ближайшие 48 часов.

Российская сторона опровергла информацию о применении химоружия в Думе. Во вторник на заседании Совбеза ООН стороны не смогли прийти к общей точке зрения по сирийской проблеме.

США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > newskaz.ru, 12 апреля 2018 > № 2565931


Евросоюз. Сирия. Ирак > Армия, полиция > gazeta.ru, 8 апреля 2018 > № 2561563

«Исламистов слишком много»: что спасет Европу от терактов

Как европейские страны борются с наплывом террористов-одиночек

Амалия Затари

За последние два года по Европе прокатилась волна терактов, совершенных «террористами-одиночками» с использованием автомобилей и подручных средств. Распространение такой тактики среди джихадистов заставило власти европейских стран пересмотреть методы борьбы с терроризмом, однако новые меры не всегда эффективны. Тем не менее, к 2018 году волна атак пошла на спад — эксперты связывают это с сокращением объемов онлайн-пропаганды ИГ (организация запрещена в РФ).

Год назад ехавший на огромной скорости грузовик врезался в толпу на пешеходной улице в центре Стокгольма. Шведские власти признали произошедшее терактом. Это была первая террористическая атака в истории современной Швеции, повлекшая за собой жертвы — в результате наезда погибли пять человек, еще 14 получили ранения.

Исполнителем теракта оказался 39-летний выходец из Узбекистана Рахмат Акилов, связанный с запрещенным в России «Исламским государством» (ИГ). Он был задержан спустя несколько часов после атаки и признал свою вину во время допроса. Суд над Акиловым начался в Стокгольме в феврале этого года.

Волна террористических атак прокатилась по Европе в 2016-2017 годах, и помимо Швеции затронула также Бельгию, Францию, Германию, Великобританию и Испанию. Нападения заставили Евросоюз задуматься о состоянии террористической безопасности в Европе и пересмотреть методы борьбы с терроризмом.

Последние атаки в Европе стали свидетельством смены тактики террористов. Если раньше теракты осуществлялись с использованием бомб и «поясов смертника» с целью повлечь максимальное количество жертв, то теперь прослеживается тенденция к использованию в атаках транспортных средств, а также ножей и другого оружия, позволяющего совершить теракт в одиночку.

Исламистов слишком много

От скоординированных атак террористы перешли к одиночному джихаду — когда члены группировки или ее сторонники сами выбирают цель атаки и методы, исходя из того, к чему они имеют доступ — оружие, автомобиль или взрывные устройства. На фоне поражений ИГ в Сирии и Ираке группировка призывала своих сторонников именно к индивидуальному джихаду.

Атаки таких «волков-одиночек» сложно предотвратить, так как предсказать подобное нападение весьма затруднительно из-за отсутствия разведданных.

«Идеального средства» для борьбы с такими террористами-одиночками, к сожалению, не существует, отмечает директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности ESISC Евгения Гвоздева.

Она напомнила о недавнем теракте на юго-западе Франции, где 23 марта мужчина марокканского происхождения застрелил автомобилиста, похитил его автомобиль, открыл огонь по группе полицейских, ранив одного из них, а затем захватил заложников в супермаркете. Данный эпизод показал, что, даже располагая сведениями о конкретных сторонниках радикального ислама, спецслужбы зачастую не имеют возможности предотвратить теракт, так как при нынешнем количестве исламских радикалов обеспечить наблюдение за ними попросту невозможно, констатирует Гвоздева.

Так, французским спецслужбам известно о 4 тыс. человек, которые могут представлять серьезную угрозу национальной безопасности. В Германии же, по данным на декабрь 2017 года, проживают 720 исламистов, которые потенциально могут совершить теракт, причем половина из них — в группе высокого риска.

В декабре 2016 года террорист протаранил рождественскую ярмарку в центре Берлина на грузовике, в результате чего погибли 11 человек. Спустя год следователи опубликовали отчет, в котором резко раскритиковали полицию Берлина и указали на серьезные ошибки в действиях правоохранителей по отношению к «берлинскому террористу» Анису Амри. Он находился под контролем спецслужб, но его не посчитали нужным вносить в группу высокого риска и не преследовали, хотя он неоднократно нарушал закон и общался с членами ИГ в Сирии.

Те же претензии были к сотрудникам британской полиции после теракта в Лондоне в июне прошлого года, когда фургон заехал на тротуар на Лондонском мосту и начал давить прохожих (погибли семь человек). Как выяснилось, власти знали о радикальных взглядах одного из нападавших — 27-летнего выходца из Пакистана Хурама Батта.

При этом у правоохранителей не было разведданных, на основании которых можно было бы предсказать и предотвратить тот теракт. Спустя несколько дней после атаки британский Королевский Объединенный институт оборонных исследований (RUSI) сообщил, что в стране насчитывается порядка 20 тыс. экстремистов, но у спецслужб не хватает ресурсов отслеживать их деятельность на постоянной основе.

Барьеры для защиты от джихада

В настоящее время концепция борьбы с терроризмом в большинстве европейских стран является скорее комплексом ответных мер, нежели целостной стратегией, отмечает Евгения Гвоздева.

«Внимание [спецслужб] приковано в первую очередь к тем европейским джихадистам, которые уехали в Сирию и Ирак и могут в ближайшее время вернуться домой. При этом мало кто учитывает тот факт, что последними терактами, осуществленными вернувшимися из Сирии террористами, стали взрывы в Брюсселе 22 марта 2016 года, в то время как все последующие теракты в Европе были совершены джихадистами, которые никогда не ездили в «зоны международного джихада», — объяснила она «Газете.Ru».

В связи с волной автомобильного терроризма все чаще используются «барьерные» методы защиты — бетонные или мобильные заграждения в местах скопления людей. Однако эффективность таких мер ограничена, поскольку барьеры позволяют защитить конкретную зону и инфраструктуру, но не предотвратить теракт.

Спустя год после теракта на Английской набережной в Ницце, когда террорист на грузовике въехал в толпу людей, собравшихся посмотреть на фейерверк в честь Дня взятия Бастилии, городские власти приняли меры, чтобы защитить туристов от подобных атак.

Стоимость проекта, по разным данным, составила от €16 до €20 млн. Вдоль набережной установили столбы, препятствующие движению автомобилей. Конструкции уходят на 2 метра под землю и способны выдержать напор до 20 тонн.

После теракта в Лондоне на трех мостах в городе были установлены дополнительные барьеры между проезжей частью и тротуаром, а на улицах было увеличено количество полицейских. Помимо этого, была ужесточена процедура аренды транспортных средств.

Аналогичные меры предприняли в немецких городах после теракта в Берлине в конце 2016 года. Бетонные блоки для предотвращения автомобильных атак установили на рождественских рынках в Гамбурге, Штутгарте и Дрездене. Канцлер Германии Ангела Меркель также подписала пакет законопроектов в сфере безопасности, предполагавшие усиление видеонаблюдения в общественных местах, обеспечение полицейских нагрудными камерами и использование автоматических устройств для считывания регистрационных знаков транспортных средств.

Опыт Германии

Берлинский теракт коренным образом изменил стратегию немецких спецслужб по борьбе с терроризмом, отмечается в исследовании ESISC, опубликованном в марте 2018 года. Уже спустя год после атаки МВД Германии объявило о значительном прогрессе в борьбе с терроризмом в стране.

Через три месяца после происшествия на рождественской ярмарке Федеральное ведомство уголовной полиции представило новую систему для оценки риска RADAR-iTE, которую оно разработало совместно с судебными психологами из Констанцского университета.

Как писала газета Suddeutsche Zeitung, работа системы базируется на анализе ответов на 73 стандартизированных вопроса о социализации человека, его отношении к насилию, а также о его семейных связях, уровне интеграции и безопасности работы. На основе анализа человеку присваивается одна из трех категорий риска: умеренный, значительный или высокий. Полиция планировала начать использование RADAR-iTE летом 2017-го.

В начале прошлого года правительство Германии одобрило законопроект, регулирующий использование данных пассажиров из систем бронирования для предотвращения террористических преступлений.

Законопроект обязывает авиакомпании предоставлять странам Евросоюза данные о своих пассажирах, чтобы помочь властям бороться с терроризмом и другими серьезными преступлениями. Он подвергался критике в течение пяти лет, однако после парижских терактов в ноябре 2015 года уровень возражений против его принятия значительно снизился. Документ должен вступить в силу 25 мая 2018 года.

Летом прошлого года парламент Германии также одобрил законопроект о компьютерном и сетевом наблюдении. Он уполномочивает власти страны взламывать компьютеры, прослушивать смартфоны, а также получать доступ к перепискам пользователей в мессенджерах.

В начале 2018 года полицейским было разрешено использовать шпионское программное обеспечение FinSpy, позволяющее обходить шифрование и перехватывать сообщения в таких популярных мессенджерах, как WhatsApp, Telegram и Signal. Так в полиции планируют повысить эффективность в работе по выявлению лиц, подозреваемых в терроризме, торговле наркотиками и уклонении от уплаты налогов.

В июле 2017 года в Германии был принят закон, позволяющий спецслужбам контролировать потенциальных террористов с помощью электронных браслетов, однако до сих пор он играл второстепенную роль в работе по предотвращению терроризма.

В стране также действует закон о депортации преступников-иностранцев. По данным ESISC, за прошлый год из страны депортировали 36 человек, представляющих потенциальную террористическую угрозу. Вместе с тем, закон запрещает депортировать просителей убежища в Германии, если в родных странах им угрожает опасность.

Волна терактов пошла на спад

Сейчас почти все страны, которые затронула волна терактов, работают над модернизацией своего антитеррористического законодательства, включая нормы, регулирующие механизмы сбора данных (видеонаблюдение, прослушка, регистрация и передача данных о несовершеннолетних и т.д.).

«Кстати, во многих случаях законопроекты были далеко не новыми и в течение многих лет они безуспешно лоббировались органами безопасности, встречая большое сопротивление в парламенте и были приняты только после терактов», — отмечает директор программ ESISC Евгения Гвоздева.

Самой эффективной в долгосрочной перспективе мерой противодействия терроризму в Европе эксперт называет борьбу с пропагандой радикального ислама.

Она подразумевает блокировку аккаунтов, распространяющих пропаганду терроризма в соцсетях, введение уголовной ответственности за пропаганду терроризма в интернете, ужесточение контроля за деятельностью мечетей (в первую очередь салафитских) и попытки вывода их из-под контроля Саудовской Аравии, а также ужесточение контроля за деятельностью исламских организаций.

«Но о результатах подобных мер можно будет говорить лишь через 10-15 лет», — предупреждает собеседница «Газеты.Ru». Ужесточение миграционной политики как мера предотвращения террористической угрозы является, по ее словам, «самым болезненным и спекулятивным вопросом для стран Западной Европы».

«При том, что подавляющее большинство терактов было осуществлено террористами с североафриканскими или ближневосточными корнями, большинство из них были гражданами Европы, причем многие — не в первом поколении. Практически единственным исключением в этом отношении является на сегодняшний день Германия — единственная страна, где практически все теракты последних двух лет были организованы свежеприбывшими мигрантами», — отмечает директор программ ESISC.

Отдельной головной болью для европейских спецслужб остается проблема возвращения европейских джихадистов из Сирии. Если в отношении взрослых джихадистов, воевавших на Ближнем Востоке на стороне ИГ, «Аль-Каиды» (запрещены в России) и других террористических группировок, уже существует ряд законодательных мер, то вопрос о том, что делать с подростками, которые провели несколько лет в лагерях боевиков, остается открытым, говорит Гвоздева.

«Кроме того, с сентября 2017 года власти многих европейских стран уже и не скрывают, что одной из целью их участия в антиигиловской коалиции в Сирии является ликвидация европейских джихадистов. Нет террориста — нет проблемы», — добавила она.

Волну индивидуального джихада в Европе 2016-2017 годов спровоцировали призывы ИГ к своим сторонникам совершать автономные атаки. «С 2016 года, утратив возможность организовывать и координировать сложные операции в Европе из Сирии, ИГ стал активно призывать своих последователей в Европе именно к автономному джихаду, буквально наводнив интернет и социальные сети своими пропагандистскими материалами на многих языках», — объяснила Гвоздева.

Она отметила, что к концу 2017 года благодаря усилиям европейских служб безопасности, новой политике социальных сетей, а также авиаударам коалиции в Сирии, которые фактически вывели из строя работу медиа-ресурсов ИГ, объем онлайн-пропаганды группировки удалось сократить практически на 90%.

«Как мы наблюдаем, именно в этот период волна индивидуального джихада в Европе пошла на спад. Так, на сегодняшний день уже можно установить четкую зависимость между объемом онлайн-пропаганды и количеством актов индивидуального терроризма», — резюмировала эксперт.

Евросоюз. Сирия. Ирак > Армия, полиция > gazeta.ru, 8 апреля 2018 > № 2561563


США. Евросоюз. КНДР. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 апреля 2018 > № 2561545

Удар по дипломатам: Россию отправили по пути КНДР

Чем похожа высылка российских дипломатов на санкции против КНДР

Игорь Крючков

Массовая высылка более 140 российских дипломатов из США и целого ряда стран Европы под одним и тем же предлогом выглядит беспрецедентным шагом. Между тем, полгода назад со схожим дипломатическим демаршем столкнулась Северная Корея. Семь стран — при деятельной поддержке США — отозвали послов КНДР, требуя уступок по ядерной программе. «Газета.Ru» разбиралась, в чем северокорейский «кейс» похож на российский, а в чем — противоположен ему.

Последние два года высылка дипломатов превратилась в активный инструмент международной политической игры. Ранее сотрудники посольств — традиционное и главное связующее звено между властями мировых держав даже в условиях самой напряженной международной конъюнктуры — крайне редко становились жертвами резких решений.

К высылке прибегали, прежде всего, на волне шпионских скандалов, когда связь дипломатов со спецслужбами было невозможно отрицать. Более того, обе стороны стремились замять эти инциденты как можно быстрее — чтобы не допустить распространения нежелательной информации.

Россия и США без спецканалов

Например, предыдущая история с массовым выдворением дипломатов РФ из США случилась в 2001 году. Вашингтон выслал 50 сотрудников российского посольства, когда стало известно о деятельности Роберта Ханссена. Этот сотрудник ФБР в течение многих лет работал с СССР и Россией и передал российским коллегам немало ценной информации. В том числе о тоннеле, который американские спецслужбы прорыли под здание посольства РФ для прослушки.

Ханссена задержали с поличным в одном из парков штата Вирджиния, когда тот закладывал тайник.

Тогда глава МИД России Игорь Иванов назвал эту меру «политическим актом» и добавил, что обычно для решения таких вопросов используются «специальные каналы».

Американский телеканал ABC тогда сообщал, что решение о высылке 50 дипсотрудников принималось на самом высшем уровне, с одобрения президента США Джорджа Буша.

Американская госсекретарь Кондолиза Райс, в свою очередь, объяснила этот шаг тем, что большое число российских дипломатов на американской территории «просто не отвечает отношениям, которые наша страна хочет поддерживать с РФ». Впрочем, представители Белого дома уверяли, что Буш хочет конструктивных отношений с Москвой.

На этот раз США приняли решение выдворить 60 сотрудников посольства РФ. Это происходит в рамках масштабной высылки более 140 российских дипломатов из стран Америки и Европы, о которой было объявлено 26 марта.

Политическая акция происходит под беспрецедентным предлогом. Западные страны таким образом выражают солидарность с третьей страной — Великобританией.

Та обвиняет спецслужбы РФ в причастности к отравлению двойного агента ГРУ и МИ-6 Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Расследование инцидента еще не завершено, Россия отвергает свою причастность к отравлению, а британская сторона до сих пор не предоставила доказательства, которые подтверждали бы ее официальную версию. Тем не менее, западные страны решили, что «дело Скрипаля» является подходящим предлогом для массового дипломатического демарша.

«Пострадавшая сторона здесь Великобритания, но солируют в данном случае США. Об этом можно судить хотя бы по числу высланных дипсотрудников: 23 против 60 соответственно, — рассказал «Газете.Ru» Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, директор по научной работе дискуссионного клуба «Валдай». — «Дело Скрипаля» — просто удобный повод сделать очередной агрессивный выпад в сторону России».

По словам Лукьянова, это вполне логичное развитие событий в духе новой «холодной войны»: с декабря во всех официальных документах американского правительства Россия фигурирует как противник США.

По данным The Washington Post, полгода назад президент США Дональд Трамп активно формировал коалицию стран для схожего дипломатического демарша — но против КНДР. Она была меньше и по числу, и по силе оказанного давления, кроме того, выполняла другую задачу. Однако Вашингтон выбрал тот же инструмент — массовый дипломатический демарш.

КНДР и самый плохой режим

«Помимо требования расширить санкции, президент Трамп призывал к усилению дипломатической изоляции КНДР, — так описывала подход США октябрьская публикация The Washington Post. — В одну из уже принятых директив Трамп включил инструкцию, которая призывает дипломатов и чиновников поднимать северокорейскую проблему в буквально каждой беседе с иностранными переговорщиками и требовать от них перекрыть все контакты с Пхеньяном».

Эта тактика принесла свои плоды в сентябре 2017 года, когда КНДР провела испытания ядерного заряда, по мощи сравнимого с водородной бомбой, пять стран решили пойти на один и тот же дипломатический демарш: выдворить северокорейских послов со своей территории.

Список стран разношерстный: Италия, Испания, Мексика, Перу, Кувейт. Последний, помимо посла, выслал четверых сотрудников посольства КНДР.

Ряд других стран либо полностью разорвали дипломатические связи с Пхеньяном (Португалия), либо существенно их ограничили (ОАЭ, Египет, Филиппины и другие): от заморозки военных контактов до приостановки выдачи виз гражданам КНДР.

Все страны объясняли это одной и той же причиной: власти Северной Кореи и ее руководитель Ким Чен Ын многократно нарушали режим нераспространения ядерного оружия. Совбез ООН принимал резолюции, которые требовали оказать давление на Пхеньян и вынудить его на соблюдении международных договоренностей.

Пхеньян в одностороннем порядке вышел из Договора о нераспространении ядерного оружия — ДНЯО — в 1993 году. С тех пор КНДР строит свою коммунистическую идеологию, прежде всего, на «независимом» развитии военной ядерной программы и агрессивной риторике противостояния Западу. Это привело к катастрофическим последствиям для экономики Северной Кореи и создало стране имидж одного из наиболее опасных и непредсказуемых режимов современного мира.

С начала власти президента США Дональда Трампа обмен угрозами между Вашингтоном и Пхеньяном достиг особой остроты. США начали повторять северокорейскую риторику и заговорили о готовности начать полноценную войну.

Впрочем, после дипломатического демарша и нового раунда американских санкций Пхеньян неожиданно и резко сменил риторику.

В начале марта КНДР впервые за шесть лет приняла высокопоставленную делегацию из Сеула, заявила о готовности возобновить диалог с Южной Кореей о воссоединении стран и об отказе от ядерных ракет. Кроме того, лидер Северной Кореи Ким Чен Ын выразил готовность провести личную встречу с Дональдом Трампом.

После этого и американский президент заявил, что готов встретиться — до мая 2018 года.

Владимир Нелидов, преподаватель кафедры востоковедения МГИМО и эксперт РСМД считает, что КНДР вполне сознательно шла на обострение отношений с США. «Как раз переговоры между Кимом и Трампом и были конечной целью всего того, что было предпринято до сих пор», — заявил он в беседе с «Газетой.Ru».

Победителей не ищут

Спустя менее, чем месяц после прорыва на северокорейском направлении массовая высылка дипломатов со стороны западных стран произошла на российском направлении.

«Сравнивать дипломатический демарш против России с дипломатическими мерами против КНДР не следует. Трамп на этих двух направлениях руководствуется разной логикой, — считает Федор Лукьянов. — Более того, эти две ситуации можно назвать противоположными».

По мнению опрошенных «Газетой.Ru» экспертов, на Ким Чен Ын пошел на уступки лишь после того, как военная ядерная программа КНДР достигла определенного технологического этапа. Наиболее амбициозные обещания Пхеньяна в этом плане — протестировать водородную бомбу на Тихом океане.

Как только это произошло, Ким Чен Ын объявил о готовности начать переговоры, — осознавая, что даже при заморозке ядерной программы у страны сохранится возможность создать бомбу, считает Лукьянов. «Таким образом, переговоры с Трампом на данном этапе, по крайней мере предварительно, выглядят как успех не США, а именно КНДР», — добавил собеседник «Газеты.Ru».

У российского конфликта, в свою очередь, нет ни одной стороны, которую можно назвать выигравшей. Федор Лукьянов считает массовую высылку отечественных дипломатов сигналом о фактическом начале новой «холодной войны».

США. Евросоюз. КНДР. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 апреля 2018 > № 2561545


Великобритания. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560927

Европа начала отступать: чем закончится дело Скрипаля

Несмотря на то, что Европа и США предприняли довольно жесткие шаги против России, обвиняя ее в отравлении Сергея Скрипаля, сейчас начались компенсационные шаги

Михаил Погребинский, Корреспондент, Украина

История с отравлением Сергея Скрипаля закончится, скорее всего, тем же, чем история с премьер-министром Великобритании Тони Блэром и Ираком. Напомню, Блэр обманул людей относительно наличия химического оружия в Ираке, из-за которого погибли пару сотен английских солдат и несколько сотен тысяч иракцев. Потом он извинился за свою ложь, обвинив представителей спецслужб в намеренном дезориентировании.

Скорее всего, именно так спустя время поступит и Тереза Мэй, которая будет извиняться и обвинять во всем спецслужбы, точно также, как Блэра, ее дезориентировавшие. Поскольку других логичных объяснений этого происшествия не было, а надо было дать жесткий ответ, руководство Великобритании, подхватило заявление спецслужб и воспользовалось этим.

Любому вменяемому человеку понятно то, что в данном случае была организована провокация против России. Ведь у россиян не было ни интереса, ни мотива отравлять Скрипаля.

Я не говорю, что сама Мэй приложила к этому руку, скорее, ее тоже подставили, как и британского министра. Правда, ее проще было и обмануть, чего не скажешь о министре. Но закончится эта история точно также, как и в предыдущем случае. А пока ключевые европейцы — немцы и французы — хоть и солидарны с Великобританией, но уже начали делать компенсационные действия по отношению к России. Например, Германия после того, как поддержала Британию, приняла решение о допуске России к Северному потоку-2. В свою очередь, во Франции президент Эммануэль Макрон заявил, что собирается ехать на Петербуржский экономический форум. В США пригласили Владимира Путина в Белый дом и попросили прислать к ним новых «разведчиков». Все это говорит о том, что начались отступные шаги. Ведь не сотрудничать с Россией ни европейцы, ни американцы уже не могут.

Великобритания. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560927


США. Великобритания. Евросоюз. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 апреля 2018 > № 2556091

«Присылайте своих дипломатов»: что хотят США от России

Почему Госдеп предложил России прислать замену высланным дипломатам

Госдеп США предложил Москве заменить 60 американских дипломатов, ранее высланных из России. В Вашингтоне заявили, что Россия, «как и в случае с подобными инцидентами в прошлом», вправе запросить новую аккредитацию и «восполнить вакантные позиции в дипмиссии». Американцы рассчитывают, что в Москве тоже готовы пойти на аналогичную замену.

США предлагают заменить 60 высланных дипломатов — как российских, так и американских, сообщает ТАСС. Представитель Госдепартамента заявил, что Россия не сообщала Вашингтону о намерениях сократить «общее допустимое число» дипломатических сотрудников. Поэтому, полагают в Вашингтоне, США и Россия могут запросить взаимную аккредитацию для новых дипломатов взамен высланных.

Москва, «как и в случае с подобными инцидентами в прошлом», имеет право аккредитовать новых дипломатов, чтобы «восполнить вакантные позиции», а Вашингтон рассчитывает на ответный прием новых американских дипсотрудников, подчеркнул представитель Госдепа.

При этом «любые запросы будут рассматриваться в индивидуальном порядке».

2 апреля помощник президента России Юрий Ушаков заявил, что высылая российских дипломатов, Вашингтон навредил самому себе.

«Вообще, эти высылки, как вы понимаете, это в том числе и удар по себе, потому что ответ, как правило, зеркальный. И, высылая 60 дипломатов, американцы, я не знаю, на что они рассчитывали. Если они хотели просто сократить численность своих дипломатов, работающих в России, то это можно было сделать, не выгоняя наших дипломатов. А так, получается такая ситуация, которую мы имеем сейчас», — сказал Ушаков.

Помощник президента добавил, что Россия надеется, что со временем отношения нормализуются, и дипломаты вернутся на свои позиции.

Российский посол в Вашингтоне Анатолий Антонов рассказал, что отравление экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля в британском Солсбери стало лишь предлогом для готовившейся более трех недель провокации против России, сообщил он незадолго до этого RT.

«События в Великобритании явились лишь только предлогом, чтобы реализовать давно задуманную провокацию в отношении РФ. Мы внимательно посмотрели, кто в последнее время ездил в посольство США в Москве. Что это за люди — это люди из кризисного центра, из британского отдела Госдепартамента. Все эти провокации готовились более трех недель», — подчеркнул Антонов.

Российский посланник в Вашингтоне добавил, что не помнит подобных «выпадов» в сторону Москвы: «такого крушения российско-американских отношений из истории я не могу припомнить».

Ранее президент США Дональд Трамп в ходе телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным 20 марта предложил провести двустороннюю встречу в Белом доме. Незадолго до этого Трамп написал в своем твиттере: «СМИ, распространяющие fake news, сошли с ума, потому что они хотели, чтобы я раскритиковал [Путина]. С Россией нужно ладить, это хорошее дело».

Он также заявил, что Россия поможет США справиться с проблемами с КНДР, Сирией, «Исламским государством» (ИГ, террористическая организация, запрещена в России) и разрешить ситуацию с гонкой вооружений. Кроме того, Трамп призвал добиваться мира путем демонстрации силы.

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров в интервью ФАН заявил, что России не стоит брать пример с Британии и США и обращаться к союзникам по ОДКБ с просьбой поддержать ее высылкой британских дипломатов в своих странах.

«Прецедент, который создали британцы и американцы, когда они выкручивают руки своим союзникам с тем, чтобы они проявили солидарность, — не очень грамотный шаг с точки зрения дипломатии», — подчеркнул Джабаров. Он также расценил выдворение российских дипломатов из Евросоюза и стран-членов НАТО как «символическую меру», которую навязали Великобритания и США.

«Мы знаем, что наши союзники с нами солидарны всегда, но втягивать их в этот конфликт для России неприемлемо», — отметил сенатор.

Участниками ОДКБ (Организации договора коллективной безопасности) являются Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан. Цель этого альянса — укрепление мира и защита границ и стабильности участников организации.

В конце марта США, Великобритания и многие другие страны Европы, а также Австралия и Канада решили выдворить более 140 российских дипломатов в связи со скандалом вокруг отравления экс-офицера ГРУ и агента британской разведки Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Власти Великобритании заявили, что к отравлению Скрипаля и его дочери причастна Россия.

Российская сторона отрицает обвинения и требует раскрыть происхождение отравляющего вещества, а также провести объективное всестороннее расследование ситуации. По мнению Москвы, Запад не предоставил никаких доказательств причастности России к инциденту в Солсбери. Кроме того, накануне, 3 апреля, стало известно, что британские специалисты не сумели доказать, что нервно-паралитический агент «Новичок», которым, как утверждает Лондон, были отравлены Скрипали, был произведен в России.

США. Великобритания. Евросоюз. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 апреля 2018 > № 2556091


Великобритания. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 апреля 2018 > № 2556053

Месяц Скрипаля: почему Лондон не смог ничего доказать

Почему Евросоюз не поддержал проект заявления ОЗХО по «делу Скрипаля»‍

Алексей Грязев, Екатерина Суслова

Ровно месяц спустя после отравления в Британии экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери, Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) собралась на спецзаседание. В итоге ЕС не стал принимать единого заявления, хотя некоторые СМИ уже написали о том, что глава МИД Британии Джонсон исказил факты о якобы причастности России. Как изменились отношения Москвы и Запада за этот месяц, — в материале «Газеты.Ru».

4 апреля в Гааге состоялось созванное российской стороной специальное заседание Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), посвященное в том числе «делу Скрипаля». Встреча проходила в закрытом режиме.

Британская газета The Guardian пишет, что на заседании представители ЕС и Великобритании заявили, что Москва должна начать сотрудничать с ОЗХО в рамках проведения расследования.

«Крайне важно, чтобы Российская Федерация дала ответы на обоснованные вопросы британского правительства, начала сотрудничать с секретариатом ОЗХО и предоставила организации полную и исчерпывающую информацию», — заявили представители Евросоюза на заседании ОЗХО в Гааге.

Вместе с тем британская делегация в ОЗХО отвергла предложение России по совместному расследованию инцидента в британском Солсбери.

«Российское предложение о совместном российско-британском расследовании инцидента в Солсбери противоестественно. Это тактика отвлечения внимания, и будет еще больше дезинформации с целью уйти от вопросов, на которые должны ответить российские власти», — говорится в официальном твиттере британской делегации.

Стоит отметить, что спецзаседание ОЗХО проходит тогда, когда экспертиза сотрудников организации в Великобритании все еще не завершена. Не закончено и расследование инцидента в Солсбери, проводимое самим Лондоном.

При этом Deutsche Welle указывает на то, что главу британского МИД Бориса Джонсона уличили в искажении фактов по делу об отравлении Скрипаля и якобы причастности России к данному событию.

1 апреля МИД России направил список из 13 вопросов в Организацию по запрещению химического оружия. Ответы были получены 3 апреля и в настоящее время изучаются российскими дипломатами. Между тем в посольстве уже констатировали, что «по существу получен ответ только на один вопрос».

В российском дипломатическом ведомстве неоднократно подчеркивали, что Москва не имеет отношения к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, а также призывали британские власти предоставить все материалы дела в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия.

Хроника событий

4 марта. В тот день экс-полковник запаса ГРУ Сергей Скрипаль, осужденный в 2006 году за шпионаж в пользу британских спецслужб, и его 33-летняя дочь Юлия, приехавшая из Москвы навестить отца, были найдены в бессознательном состоянии на скамейке в городке Солсбери. После госпитализации пострадавших события начали развиваться крайне стремительно.

6 марта. Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон — еще до обнародования следствием какой-либо конкретной информации о произошедшем — выступил с заявлением о «российском следе», пригрозив Москве бойкотом чемпионата мира по футболу 2018 года. В этот же день премьер-министр Великобритании Тереза Мэй провела встречу Национального совета безопасности, чтобы обсудить отравление Скрипаля.

12 марта. На протяжении недели в британских СМИ появлялись различные подробности о ходе расследования. При этом пресса сразу взяла обвинительный тон в отношении Москвы. И не прогадала — в этот день

Тереза Мэй выступила перед парламентом, заявив, что вещество, которым был отравлен Скрипаль, является нервно-паралитическим веществом из семейства «Новичок», разработанным в России. На основании этого Мэй сделала вывод, что Россия «очень вероятно» является виновником произошедшего.

По словам британского премьера, «либо Россия напрямую ответственна за отравление, либо она позволила нервно-паралитическому газу попасть в руки третьих лиц».

Мэй дала России два дня, чтобы предоставить объяснение по этому вопросу, однако Москва отказалась говорить на языке ультиматумов.

14 марта. Мэй снова выступила перед парламентом — на этот раз для того, чтобы вынести приговор. Британский премьер анонсировала ряд мер, направленных против России. Среди них — высылка 23 сотрудников российского посольства, бойкот ЧМ-2018 официальными лицами страны, а также подготовка законодательной основы для борьбы с российским капиталом в Великобритании.

22 марта. Стало окончательно понятно, что прямой диалог невозможен — стороны стали представлять свои позиции через третьих стран. В этот день российский МИД провел брифинг для послов иностранных государств касательно отравления Скрипалей, на котором планировалось «довести российскую точку зрения до официальных представителей зарубежных государств». Однако ряд стран уже тогда был готов проявить солидарность с Лондоном: главы дипмиссий Великобритании, Германии, США и Франции отказались принять участие в этой встрече.

Великобритания, в свою очередь, использовала для этой цели саммит ЕС в Брюсселе, на котором Мэй предложила выработать единую позицию по отношению к «российской угрозе» и призвала европейцев к жестким шагам против России в связи с «делом Скрипаля».

26 марта. Стратегия Мэй увенчалась успехом.

Страны Запада в массовом порядке стали анонсировать высылку российских дипломатов, многие из которых были обвинены в шпионской деятельности и работе на разведку.

Всего за несколько дней к дипломатическому демаршу присоединились более 30 западных государств и Австралия. Основной способ «наказания», который был использован по отношению к России, — высылка наших дипломатов. Их число превысило 150 человек.

С 29 марта. Москва поочередно принимает зеркальные меры против тех стран, которые выслали российских дипломатов.

31 марта. Российское посольство в Великобритании направляет местным властям перечень из 14 вопросов по делу Скрипаля, но ответов от Лондона так и не последовало.

Взломали Disney

Пока на высшем уровне из-за «дела Скрипаля» проходит полномасштабная «дипломатическая война», успехи британских правоохранителей по его расследованию выглядят весьма скромно. До сих пор Лондон не представил ни одной правдоподобной версии отравления Скрипалей в Солсбери.

Изо дня в день меняется даже инструмент отравления: в прессе по очереди появляются заявления об отравленных цветах, косметике, чемодане, дверной ручке или гречневой каше.

По словам директора Центра европейской информации Николая Топорнина, такая ситуация, когда против страны принимаются столь серьезные дипломатические меры до официального завершения расследования и при отсутствии серьезных доказательств — абсолютно беспрецедентна для системы международного права.

«Даже против КНДР санкции вводятся после соответствующего решения Совбеза ООН», — отмечает эксперт.

«Наша страна оказалась один на один с евро-атлантическим сообществом. К сожалению, ни один наш партнер не проявил солидарности с нашей позицией», — говорит Топорнин.

Нет какой-либо ясности и по вопросу вещества, которым были отравлены Скрипали. 3 апреля были получены результаты химической экспертизы британской лаборатории Портон-Даун. Исследовав образцы отравляющего вещества, которым были атакованы Сергей и Юлия Скрипали, специалисты британской лаборатории не смогли установить, в какой стране было произведено нервно-паралитическое вещество, которым, как утверждает Лондон, были отравлены Скрипали.

Британским военным химикам удалось установить только характер отравляющего вещества, производство которого, согласно отчету лаборатории, настолько сложное, что могло быть осуществляться только силами хорошо оснащенных государственных структур.

Кстати, после оглашения результатов экспертизы из твиттера министерства иностранных дел Великобритании было удалено сообщение о российском происхождении вещества. Выводы британских специалистов уже прокомментировал и МИД.

«Не удивлюсь, если сейчас или завтра [британский премьер] Тереза Мэй и вся эта блестящая команда заявит, что все их выступления в парламенте и сколачивание мировых коалиций — это результат взлома русскими хакерами мультипликационной студии Disney, а на самом деле они всей этой чуши не произносили», — заявила официальный представитель российского дипведомства Мария Захарова.

О том, что штамм вещества вряд ли является российским, говорил один из создателей «Новичка» Леонид Ринк. По его мнению, Лондон не предоставляет образец отравляющего вещества Москве, поскольку технология производства яда непременно будет отличаться от заявленного вещества. «Это своеобразный «почерк». Сразу выяснится, что это не российская технология», — пояснял специалист. Химик добавил, что в пользу непричастности России к инциденту со Скрипалем свидетельствует и то, что отравленные «Новичком» люди до сих пор живы.

Однако пострадавшие не просто живы. Полицейский, который был госпитализирован вместе со Скрипалями из-за наличия у него тех же симптомов, был выписан уже через пару дней. На прошлой неделе одна из главных пострадавших — Юлия Скрипаль — пришла в сознание.

В районной больнице в Солсбери 30 марта сообщили, что ее состояние уже не оценивается как критическое и «быстро улучшается». При этом врач-токсиколог Алексей Водовозов в беседе с «Газетой.Ru» предположил, что британские власти намеренно не показывают пришедшую в себя Юлию Скрипаль, ограничиваясь лишь общими заявлениями об улучшении ее состояния.

«Пока британские власти только «говорят» об улучшении. Никто ничего не видел, никому никого не показывали. Если я посмотрю на такого пациента, то смогу сказать точно. И, видимо, поэтому [Юлию Скрипаль] и не показывают», — отметил эксперт.

Великобритания. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 апреля 2018 > № 2556053


Латвия. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция > telegraf.lv, 3 апреля 2018 > № 2560014

Латвия не может рассчитывать на арсенал НАТО

Инфраструктура некоторых стран ЕС нуждается в серьезных изменениях. Их дороги оказались не приспособлены для вооружений НАТО. Но это еще что! Военные оказались не готовы к конфликтам.

Американцы обещали защитить маленькие прибалтийские страны от их главного кошмара – возможного нападения России – и не собираются отступать от своих обещаний. Неважно, что Россия нападать не собирается, подготовка к обороне все равно идет полным ходом.

Дел невпроворот: выяснилось, что несмотря на то, что альянс общий, а с соседями Прибалтика входит еще и в один Европейский союз, стандарты там все равно разные.

Например, страны Североморско-Балтийского транспортного коридора (а это, помимо Прибалтики, еще и Бенилюкс и Польша с Финляндией) не могут рассчитывать на полный арсенал НАТО – некоторые виды вооружений просто не помещаются на железных дорогах и мостах этих стран. В ближайшие пару лет европейцы в связи с этим открытием собираются проверить все мосты и железные дороги и, в случае необходимости, перестроить и реконструировать.

Заодно можно переложить асфальт на всех дорогах, чтобы выдержал колонны танков, проверить судоходные каналы, чтобы там точно поместились все натовские корабли, взять пробы воздуха, чтобы ничто не мешало самолетам. Ну и, в конце концов, потормошить военных, а то, как выяснили американские СМИ, они, в отличие от своих правительств, не очень готовы к конфликту с Россией. Кому-то не хватает опыта, кому-то, как, например, Германии – оборудования.

Но у США планы амбициозные: чтобы по меньшей мере 30 тысяч военных, 30 военных кораблей и более 360 истребителей смогли достигнуть нужной точки в течение 30 дней.

Американские военные и эксперты, в свою очередь, начали обсуждать, какие именно формирования нужно усилить. Наверное, ознакомились с новейшим российским вооружением и не могут понять, возможно ли вообще от него защититься.

Возможно, господа военные, не ломайте головы, все очень просто. Россия создает все это оружие только для защиты. Поэтому просто не трогайте ее, не провоцируйте и не нападайте.

Мария Балябина

Латвия. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция > telegraf.lv, 3 апреля 2018 > № 2560014


Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553117

НАТО готовит военных для противостояния России

Джулиан Барнс (Julian E. Barnes), The Wall Street Journal, США

Военные стратеги опасаются, что в случае возникновения конфликта между Россией и Европой к быстрому развертыванию будут готовы всего несколько тысяч из более чем миллиона военных, служащих в европейских армиях.

США хотят повысить готовность и предоставить по меньшей мере 30 тысяч военных, чтобы самолеты и военные корабли могли достигнуть кризисной зоны в пределах 30 дней с момента объявления тревоги командованием НАТО, говорят нынешние и бывшие представители альянса.

Напряжение между Россией и Западом выросло в последнее время до рекордного уровня. На этой неделе НАТО присоединилась к США, Канаде и 12 странам Европы в крупнейшей высылке российских дипломатов со времен холодной войны, скоординированной протестной акции в ответ на применение нервно-паралитического вещества против бывшего российского шпиона в Великобритании. Вашингтон и его союзники также наложили санкции в связи с военным вторжением России на Украину и ее предполагаемое вмешательство в президентские выборы в США в 2016 году.

На старт, внимание, марш!

В армиях европейских союзников состоят более миллиона военных, но лишь некоторые их боевые подразделения могут быть развернуты в 30-дневные сроки. США настаивают на том, чтобы большее количество европейских батальонов было готово к быстрой передислокации.

Количество батальонов* по странам (один батальон = боевая готовность в пределах 10 дней + боевая готовность в пределах 30 дней)

Италия

Всего: 59

Готовых: 5

Великобритания

Всего: 56

Готовых: 3

Польша

Всего: 52

Готовых: 0

Германия

Всего: 51

Готовых: 3

Испания

Всего: 47

Готовых: 0

Франция

Всего: 39

Готовых: 3

Норвегия

Всего: 12

Готовых: 0

Нидерланды

Всего: 10

Готовых: 0

Дания

Всего: 8

Готовых: 0

*В батальоне США насчитывается приблизительно 1000 военных, но размер подразделения варьируется в зависимости от его назначения и страны.

*Силы Объединенной оперативной группы повышенной готовности НАТО, которые переезжают из страны в страну, сейчас они находятся под командованием Италии.

Россия отрицает какое-либо участие в покушении с применением нервно-паралитического вещества и во вмешательстве в выборы. Кремль представляет ситуацию как согласованную кампанию против России в момент, в то время как она предъявляет свои права на место среди великих держав мира, и поклялся дать решительный отпор.

Повышение боеготовности союзников перед лицом возникающей со стороны России угрозы стало приоритетной задачей министра обороны США Джима Мэттиса (Jim Mattis). Он сообщил НАТО, что она должна ускорить принятие решений, улучшить свою способность передвижения сил и обеспечить наличие подразделений, которые готовы перебросить свои силы по первому требованию, сообщили представители альянса.

Представители НАТО ведут дискуссии в связи с этой проблемой. Они говорят, что общее понимание позиции США есть, и союзники рассчитывают достичь соглашения перед саммитом лидеров своих стран в июле этого года. Предложение США обяжет альянс обеспечить 30 батальонов, 30 истребительных эскадрилий и 30 военно-морских судов, чтобы они были готовы к переброске. Это составит ориентировочно 30 тысяч военных и более 360 боевых самолетов.

Во время холодной войны в планах США предусматривалась переброска десяти американских дивизий — около 200 тысяч военных — в Европу за десять дней. Новое предложение сосредоточено на способности европейских союзников мобилизоваться в менее амбициозные сроки — в пределах 30 дней. «Идея заключается в том, чтобы добиться установки на готовность, идентифицировать силы, где готовность нужно ускорить, но и распространить эту установку в разных странах», — сказал Ганс Биннендийк (Hans Binnendijk), бывший сотрудник администрации Клинтона, один из авторов доклада по реагированию НАТО.

Вопросы о способности альянса быстро перебрасывать силы привели в прошлом году к тому, что НАТО перекинула 4600 военных на передовую линию в Польше и в странах Прибалтики у российской границы. НАТО также располагает силами Объединенной оперативной группы повышенной готовности (5 тысяч военных), которые могут прийти на помощь присутствующим на месте войскам в пределах десяти дней.

Эти силы нуждаются в поддержке со стороны батальонов, которые должны быть готовы в пределах 30 дней, говорит Александр Вершбоу (Alexander Vershbow), бывший заместитель генсека НАТО, потому что их развертывают не для участия в длительных сражениях, а для того, чтобы дать возможность перекинуть на территорию большее количество военных, самолетов и кораблей.

«Подкрепление сил до сих пор является необходимым элементом, — говорит господин Вершбоу. — И мы понимаем, что способность НАТО обеспечить его до сих пор гораздо ниже, чем требуется».

Даже предложенные НАТО подкрепления за счет сил Объединенной оперативной группы повышенной готовности не предназначены для того, чтобы одержать победу в широкомасштабном вторжении России с применением традиционного оружия. Они предназначены для того, чтобы развернуть их в том случае, если Москва попытается по-тихому аннексировать территорию союзника НАТО. Вот кошмарный сценарий для Альянса: если такое вторжение произойдет, когда США перебросили свои силы быстрого реагирования, такие как Форт Брэгг, 82-я воздушно-десантная дивизия, в проблемные регионы Азии.

Укрепление готовых сил НАТО усилит эффективность предпринимавшихся в последнее время усилий Альянса по сдерживанию. Войска, находящиеся на линии фронта задержат любое вторжение со стороны российских сил, а быстрое и непрерывное подкрепление этих сил при помощи ВВС, ВМФ и войск поставит Москву перед выбором: отступить или вступить в затратную войну с применением традиционных видов оружия.

Призывы к укреплению сил зазвучали в результате продолжительного сокращения европейских бюджетов на оборону в течение десятилетий после холодной войны до самой аннексии Крыма Россией в 2014 году. В те годы многие подразделения армий оказались недостаточно технически оснащенными и не имеющими подходящей тренировки. До Крыма НАТО также обращалась к странам-союзникам с призывом сократить их танковые войска и инвестировать больше в легкие пехотные войска, подходящие для учебных миссий в Афганистане.

Теперь НАТО просит союзнические правительства снова инвестировать в силы коллективной обороны в Европе против России, но укрепление этих сил может занять некоторое время — и потребует больше денег.

Одна из основных целей администрации Трампа — добиться увеличения европейских бюджетов на оборону. Пока европейские страны стараются увеличить свои расходы до поставленной НАТО отметки в 2% от ВВП, господин Вершбоу сказал, что они должны сосредоточиться на усилении готовности союзнических сил. Новая инициатива распространяется на корабли и самолеты, а также на наземные войска. Представители НАТО считают, что улучшение совместной работы альянса как единой силы, совмещение наземных, воздушных и морских сил играет ключевую роль в сдерживании любых военных действий России.

Эксперты по обороне считают, что достаточное количество военных самолетов, готовых к активным действиям, — это главное, что может ускорить ответные меры НАТО. Однако подготовка самолетов связана не только с инвестициями союзников в обучение и поддержание их ВВС, но и со строительством аэродромов и другой инфраструктуры.

Альянс также работает с Европейским союзом над улучшением мобильности военных, чтобы войска, танки, артиллерия и другое оборудование могли быстрее передвигаться по европейским дорогам, мостам и железным дорогам. В среду, 28 марта, представители ЕС запустили инициативу по обновлению ключевых маршрутов передвижения военного транспорта, например, путем укрепления мостов, чтобы они могли вынести вес боевых танков.

Оценка того, сколько подразделений каждой национальной армии могут быстро передвигаться, — это тщательно охраняемая тайна в любых вооруженных силах. Вдобавок в подкрепление Объединенной оперативной группы повышенной готовности, которую в этом году возглавляет Италия, НАТО каждый год выбирает две бригады — в каждой из которых приблизительно числится по 3500 военных — которые служат в Силах быстрого реагирования НАТО. В этом году в подразделении присутствует британский отряд и многонациональная бригада под руководством Германии.

Но нынешние и отставные представители альянса говорят, что вряд ли существует страна-член НАТО в Европе, у которой бы не было проблемы с готовностью. Греция и Турция содержат большие армии, но у них нет подготовки по развертыванию своих сил за пределами собственной территории.

Европейские военные державы поменьше, такие как Бельгия и Румыния, сократили свои наземные силы и столкнулись с призывом НАТО создать новые бригады, которые могли бы стать частью группы повышенной готовности. Но при этом остаются вопросы относительно того, хватит ли повышения бюджета для финансирования новых образований.

Более крупные и надежные союзники НАТО также сталкиваются с проблемами. Прекрасно обученные и экипированные силы Франции оказались перегружены развертыванием в Африке. На бумаге у Германии имеются танковые и артиллерийские силы, способные участвовать в боях, но наблюдательные органы немецкого правительства заявляют, что армии не хватает некоторых необходимых видов техники. В важном докладе «РЭНД» от прошлого года говорилось, что Великобритания может быстро перебросить тяжелые силы на место сражения, но при этом там отмечалось, что британская армия в последнее время сократилась. Финансирование наземных сил было под давлением из-за того, что Великобритания вводит в эксплуатацию два авианосца.

Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553117


Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553114

Даже воришку, укравшего радио из машины, так не осудят

Parlamentnilisty.cz, Чехия

Наши прислужники восторженно аплодируют. Тереза Спенцерова о деле Скрипаля и разложении ЕС

«Забавно, что без доказательств в наших правовых государствах нельзя осудить даже воришку, который украл радио из машины, но зато можно подтолкнуть мир ближе к кризису и войне», — так комментирует дипломатический скандал, возникший из-за отравления двойного агента Сергея Скрипаля, редактор газеты «Литерарни новины» (Literární noviny) и аналитик Тереза Спенцерова (Tereza Spencerová). В рамках регулярного обзора событий за неделю на портале «Парламентни листы» (Parlamentní Listу) также комментирует выступление спикера Палаты представителей Конгресса США в нашем парламенте. «Просто невероятен тезис о сотне лет, на протяжении которых мы якобы вместе боремся за мир и свободу. А как же 1938 и 1989 год? Вот тебе и на. Мы — прямо как они», — пришло мне в голову. «По сути это подтверждает правоту тезиса профессора Коуколика о том, что туда „наверх" попадают в основном „деприванты", которым в данном случае местные прислуживающие „деприванты" с восторгом аплодируют», — отметила Спенцерова в связи с речью Пола Райана.

ParlamentníListу.cz: Разразилась дипломатическая война между Западом и Россией. Высылаются десятки дипломатов из-за подозрений о том, что Россия стояла за отравлением бывшего агента Сергея Скрипаля. Причем, само британское правительство продолжает говорить о серьезных подозрениях, но действует так, как будто нашла — бытует такая шутка — у отравленного Скрипаля и его дочери самовар, балалайку и, быть может, даже паспорт самого Владимира Путина. Как вы оцениваете эти события? И как вы прокомментируете слова Сергея Лаврова, что те государства, которые сейчас высылают дипломатов, шепчут России в ухо извинения за то, что они делают?

Тереза Спенцерова: Вы правы в том, что по-прежнему нет никаких доказательств, а шесть «разоблачающих» слайдов в Power Point, который британцы демонстрируют миру, совершенно ничего не меняют. Можно только отметить, что очень похожие слайды (об иракском оружии массового уничтожения) привели к смерти приблизительно миллиона человек.

А теперь родственники Скрипаля в России напоминают, что, помимо доказательств, нет и самого Скрипаля, потому что «никто не знает», где он, жив он или мертв. То есть, в этом отношении тоже ничего не изменилось. Только за неделю в эфире чаще стали показывать британского министра иностранных дел Бориса Джонсона, который сравнил приближающийся чемпионат мира по футболу в России с гитлеровской Олимпиадой и тем, как Гитлер злоупотребил спортом, а потом также приравнял аннексию Крыма к нацистской оккупации Судет. Кстати, небезынтересно, что культовый философ американских консерваторов Лео Штраус в 1951 году говорил об «апелляции к Гитлеру» (reductio ad Hitlerium), характеризуя таким образом ложные аргументы, цель которых — опровергнуть утверждения противника сравнением с нацистами, но при этом не подтвердить собственные слова конкретными фактами. Существует также афористичный закон Годвина об интернет-дискуссиях, согласно которому как только в дискуссии появляется сравнение с Гитлером или нацизмом, уровень дискуссии падает, и автор этого сравнения проигрывает в споре. Такой вот вклад внес Джонсон в кризис, с которым Европа, судя по всему, тоже «солидаризируется».

Но, конечно, есть и важный аспект. По доступной информации, в конце прошлой недели на саммите ЕС в Брюсселе присутствующие полностью проигнорировали тот факт, что британцы не представили никаких доказательств, а сосредоточились на том, как наказать Россию. Кстати, это даже забавно: без доказательств в наших правовых государствах нельзя осудить даже воришку, который украл радио из машины, но зато можно подтолкнуть мир ближе к кризису и войне…

После таких плодотворных «переговоров» лидеры ЕС взяли паузу до понедельника, когда началась «солидарная» высылка российских дипломатов. В общей сложности «изгнали» более сотни, но важно то, что более половины из них выслали Соединенные Штаты (аж 60), тогда как сама Великобритания не достигла и половины от этого количества. Около половины ЕС ограничилась оправдательной высылкой одного дипломата. В этой связи Чехия выглядит буквально «отличником». Остальная половина вообще отказалась высылать дипломатов. Иными словами, если все это должно было стать проверкой единства Запада, то, похоже, англо-американская ось еще крепка, но на остальных ни одному порядочному «евроатлантическому ястребу» лучше не полагаться. Особенно если посмотреть, скажем, на Германию. Сначала она из солидарности в деле Скрипаля высылает четырех российских дипломатов, а потом ради своих интересов и прибылей дает зеленый свет «Северному потоку — 2». Словакия самоуверенна, а Австрия и Бельгия хотят быть (неважно, что там со Скрипалем) «открытыми каналами коммуникации», поэтому отказываются обострять отношения с Россией. Фактически того же хотят и все остальные государства, кто выслал по одному российскому дипломату. Например, в Италии формируется правительство скептически настроенных в отношении ЕС победителей выборов, так что и она, вероятно, поведет себя иначе и извинится за одного высланного дипломата перед Россией (может, и во всеуслышание). У южного крыла, образуемого Португалией, Испанией и Грецией, традиционно свои проблемы, поэтому какие-то политические экзерсисы в Лондоне их не интересуют…

В общем, Европейский Союз предстает в специфическом свете: ЕС дробится снова и снова каждый раз, когда кто-то начинает к чему-то его принуждать, и единство сохраняется лишь формально, чтобы никто ничего не сказал. Но есть еще и, разумеется, сама Великобритания. У меня такое впечатление, что правительство в Лондоне действует так прямолинейно, что не оставляет никакого пространства для маневра, поэтому ему придется продолжить «душить» Россию вплоть до какой-нибудь развязки. А ее я пока не могу себе представить. Но уже сейчас я вижу, что реакция Запада на историю Скрипаля — это перестраховка, поэтому неясно, как Лондон сможет заручиться поддержкой для своих дальнейших (по логике вещей более резких) шагов. А если этой поддержки уже не будет, то правительству премьера Мэй придет конец. Но, возможно, она успокаивает себя тем, что лучше войти в учебники истории как премьер, который «героически пал в борьбе с Россией», чем премьер, который себя и всех вокруг замучил бесконечными и непонятными спорами с Брюсселем… Конечно, можно опереться на Вашингтон, у которого рекордный военный бюджет, и где во главе Госдепа встал Майк Помпео, а советником по вопросам национальной безопасности стал Джон Болтон. Все это очень напоминает формирование «военного кабинета», но будем надеяться, что Европой не руководят одни самоубийцы, которые сложа руки наблюдали бы, как надвигается война (ядерная война) с Россией, то есть ядерная война на нашем, а не на американском континенте…

— Последняя неделя для России — как холодный душ. И не только из-за высылки дипломатов, но и из-за пожара торгового центра в Кемерово, где погибло более 40 детей. Россияне возмущены и поносят местных функционеров. Не помогло даже то, что представитель губернатора встал на колени перед взволнованной толпой. Может ли совпадение двух этих событий стать проблемой для переизбранного Путина?

— Мне кажется, что до сих пор западное давление на Россию только возвышало Путина в глазах россиян, поэтому не понимаю, почему на этот раз что-то может измениться. А трагедия в Кемерово? Что общего с ней у Путина? Напротив, если он отреагирует решительно, отправит в отставку несколько ответственных за установление и соблюдение норм безопасности и прочее, то проблем не возникнет. Трагедии случаются. Важно сделать так, чтобы они не повторялись. Кстати, как гласил заголовок на одном чешском информационном портале к статье о безопасности наших торговых центров, «Охранникам, работающим за 60 крон в час, наплевать».

— Провал следует за провалом — так можно сказать о Дональде Трампе. Ни один уважаемый юрист не хочет его защищать, его зять Джаред Кушнер уличен в серьезном конфликте интересов, а кроме того, нашлись еще какие-то дамы сомнительной репутации, которые утверждают, что у них была связь с Трампом. Также говорят, что его брак разваливается, и поговаривают, что вряд ли республиканцы захотят, чтобы в 2020 году Трамп переизбирался. Может ли американский президент, которому пригрозили отставкой в случае, если он отстранит собственного прокурора Мюллера, еще выбраться из сложившейся ситуации? Например, с помощью какой-нибудь войны, большой или маленькой?

— Давайте по порядку. Итак «сенсация дня» — новость о том, что 12 лет назад у Трампа была связь с проституткой. Вот это да! Джареда Кушнера якобы держат в кулаке саудовцы с их нефтедолларами. Вот это да! Джордж Буш-младший тоже вел дела с семейной империей Бен Ладенов, пока армия США гонялась за их родственником-террористом, и никого это не беспокоило. Один юрист действительно отказался от того, чтобы защищать Трампа. Вот это да! Неужели не найдется другого? А если республиканцы решат выставить другого кандидата на будущих выборах, так у них на то есть полное право, не так ли? Я бы по этому поводу не переживала…

Из Америки вообще каждый день поступают тонны «важнейших новостей», большую часть которых продуцируют СМИ явно антитрамповской направленности. И большая часть этой информации яйца выеденного не стоит. Давайте подождем и увидим, что будет важным, к примеру, через год.

Мне больше интересно, вступит ли Трамп в настоящую торговую войну с Китаем, и насколько далеко продвинется в оттеснении России — в общем, те вещи, которые так или иначе могут затронуть и нас с вами. И не обязательно сразу говорить о войне, большой или маленькой. Достаточно такой тривиальной вещи, как мусор. Китай, например, обозначает «поле битвы» тем, что уже не хочет импортировать европейский мусор для переработки и тем же угрожает Соединенным Штатам. Так что впору задуматься о том, как мы здесь, в цивилизованной Европе, будем утопать в помоях. Еще на прошлой неделе Вашингтон грозил Китаю импортными пошлинами, а теперь вот пытается заставить Пекин ради бога уже забрать американский мусор, потому что у самих Соединенных Штатов нет возможностей для его переработки…

— Ким Чен Ын посетил Китай и впервые встретился с Си Цзиньпином. Еще интереснее то, что северокорейского лидера ожидает встреча с Дональдом Трампом. В Китае Ким Чен Ын якобы заявил, что его цель — завершить ядерную программу КНДР. Неужели есть надежда, что в мире станет на один очаг напряженности меньше?

— Флагманский визит Ким Чен Ына в Пекин явно связан с заявленным саммитом с Трампом. В последние недели и месяцы США старались отстранить Китай от решения «корейской проблемы», пусть даже ценой того, чтобы основную инициативу взяла на себя Южная Корея. Теперь же Пекин «просто» громко заявил о своей роли в этом процессе, при этом поддержав именно «внутрикорейский диалог», то есть контакты между Южной и Северной Кореей, тем самым ответно выбросив из игры США. Кстати, в официальных китайских документах, обнародованных после визита Ким Чен Ына, ни о США, ни о саммите с Трампом нет ни слова. Приоритетом является корейский саммит, запланированный на апрель, который получил явную поддержку от Китая. А уж присоединится впоследствии к процессу Трамп или нет, зависит только от него. Если да, то хорошо, но если же его уязвит «неамериканское» развитие событий и Трамп откажется, то это будет его проблема. Сейчас границы обозначены: азиатские проблемы будут решаться азиатскими игроками. Если же они договорятся и о ликвидации ядерного оружия на Корейском полуострове, к чему Китай склоняет Северную Корею, то почему бы и нет?

— Из Сирии, точнее из Африна и Восточной Гуты, поступают странные новости. Гута постепенно утрачивает статус зоны боевых действий, но Африн переходит под контроль турок, которые собираются продвигаться далее. Означает ли это, что дела Башара Асада уже в целом «неплохи», а курдов ждет печальная участь?

— Если вкратце, то поддерживаемые турками джихадисты в последние две недели покидают Восточную Гуту и эвакуируются в Идлиб к турецким границам. В Гуте остаются только террористы из ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), которых на протяжении всей войны финансирует и вооружает Саудовская Аравия. Им не очень нравится перспектива отхода в Идлиб, потому что Турция с саудовцами на ножах, поэтому там их ожидала бы лишь очередная фатальная битва со своими (намного более многочисленными) братьями по вере и оружию. Кроме того, в Идлиб они могли бы приехать только со своей семьей и автоматом, потому что тяжелое вооружение в эвакуационный автобус не войдет. Поэтому убили бы их там очень быстро. Они предпочли остаться при своем и, скорее, выберут борьбу с режимом не на жизнь, а на смерть в Гуте, хотя якобы подумывают об эвакуации на юг Сирии или в горы Каламун…

Но вообще да, многолетняя проблема Восточной Гуты, то есть оплота джихадистов вблизи центра Дамаска, с позиции режима в целом решена. Далее правительственные войска будут наступать на бывший палестинский лагерь беженцев Ярмук под Дамаском, который контролирует «Исламское государство», а затем, скорее всего, на юг Сирии, куда к местным джихадистам отправились российские переговорщики. Затем последует регион Хамы и в конце — Идлиб. То есть сейчас цель в том, чтобы расширить безопасную зону вокруг Дамаска и постепенно «дочищать» ее. Кстати, я упомянула Ярмук, а это интересная история. Прошло около трех недель, как из его половины эвакуировали приблизительно три джихадистские группировки, которые «делили» регион с ИГИЛ. В тот момент правительственные войска, судя по всему, благостно поверили в свою победу, но когда «после торжеств» вошли в освобожденные районы, там уже был ИГИЛ, который немедленно начал уничтожать их танки… Такая вот странность. Или это просто реальность войны, в которой нет ничего совершенного.

На противоположном конце Сирии, на севере в Африне, действительно хозяйничают турки, которые действительно собираются захватить курдские регионы вплоть до востока к границам Ирака. И на самом деле кажется, что в итоге цель — населить приграничные области «надежным» населением, скорее всего сирийскими туркменами, которые сформировали бы живую буферную зону между вооруженными курдами и турками. Тем не менее, я не знаю, правильна ли Ваша фраза о курдах, которых ждет печальная участь. Речь идет, прежде всего, о сирийско-курдской Партии демократического единства (PYD), которая сейчас является самой мощной вооруженной силой в рамках курдской общины Сирии. Турция считает ее всего лишь ответвлением «турецкой» Рабочей партии Курдистана (PKK), которую, однако, необоснованно называет террористической. Хотя мы, разумеется, можем долго спорить о том, когда порабощенный народ может или не может прибегать к террористическим формам борьбы. И если, например, мы поддерживаем курдов, то почему мы не можем поддержать палестинцев?

Американцы, которые поставили себе на службу как раз этих курдских ополченцев и основывают на них свои Сирийские демократические силы (SDF), теперь решили отменить все прежние лозунги и переименовать их, так что теперь мы говорим о Партии будущего Сирии. Успокоит ли новый имидж турок? Вряд ли. В руководстве остаются все те же люди с первоначальными ультралевыми идеями в духе Оджалана. Кстати, довольно странно, что группировка, которая практически отказывается от частной собственности и собирается создать некое утопическое бесклассовое общество, добывает на это деньги, служа американцам. Есть в этом что-то странно извращенное. И глупое. Некоторые другие курдские партии и движения убеждены, что даже под новым названием целью останется только власть и они продолжат жестоко подавлять всякую оппозицию, в том числе внутри курдской общины. Я говорю о незаконных арестах, пытках, убийствах «неугодных» курдов. И при этом они без колебаний сравнивают переименование SDF с переименованием «Аль-Каиды» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) два года назад. Это уже кое о чем говорит, в том числе о напряженности и ненависти, которая живет в курдском «народе» (не только) в Сирии. И здесь мы подходим к вопросу: в итоге курдов как таковых, возможно, ничего плохого не ждет, но радикальную часть их политической сцены эта участь постигнет обязательно.

Кстати, небезынтересно, что сейчас турки вытеснили из Африна, по некоторым данным, до 200 тысяч курдов, которые пока пребывают на сирийской правительственной территории — на севере в провинции Алеппо. Именно там в прошлом году оказалось более ста тысяч арабов, которых курдские ополченцы, служащие США, выгнали из домов, когда в рамках американской «войны с ИГИЛ» освобождали, а фактически захватывали Ракку и другие города на востоке Сирии. Теперь там, наверное, смотрят друг на друга «бездомные» с востока Сирии и из Африна и думают: «Что это, черт подери, произошло». Или они уже тянутся к автоматам, чтобы свести счеты друг с другом…

Я хочу сказать, что ситуация невероятно запутана, но нынешнее положение, которое мы наблюдаем, отнюдь не окончательный вариант. Я готова поспорить, что через два — три года все уже будет по-другому, и участь курдов (пусть и не те из PYD, а более конструктивные и реалистичные) уже не будет столь плачевной.

— Наш парламент посетил спикер Палаты представителей Конгресса США Пол Райан. Он подчеркнул, что Соединенные Штаты вот уже сто лет поддерживают наше независимое чешское государство, и сообщил, что США не потерпят российских попыток подорвать единство западных государств. И он не слишком ругал нас за то, что мы не выделяем два процента ВВП на оборону. Что Вы скажете о его выступлении?

— От слов Райана у меня легкий мороз пробежал по коже, потому что эта совершенно пустая с идейной точки зрения речь напомнила мне «лучшие» годы периода коммунистической нормализации в Чехословакии. Просто невероятен тезис о сотне лет, на протяжении которых мы якобы вместе боремся за мир и свободу. А как же 1938 и 1989 годы? «Вот тебе и на. Мы — прямо как они», — пришло мне в голову. По сути это подтверждает правоту тезиса профессора Коуколика о том, что туда «наверх» попадают в основном «деприванты», которым в данном случае местные прислуживающие «деприванты» с восторгом аплодируют…

— За какими событиями нам стоит следить в ближайшие дни?

— Россия пообещала преподнести сегодня Великобритании какой-то «сюрприз», правда, если успеет… Что же это будет?

Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553114


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553095

Есть способ значительно улучшить ситуацию на Донбассе — европейский политик

Австрийский политик об агрессии России, проблемах ЕС и изменениях в Украине.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Президент Международного института мира, экс-депутат Европейского парламента от Социал-демократической партии Австрии Ганс Свобода в интервью «Апострофу» рассказал о легитимности Владимира Путина после перевыборов в РФ, конфликте Запада с Россией, мандате миротворческой миссии ООН, которая может значительно улучшить ситуацию на Донбассе, о видении европейцами Украины, в частности ситуации вокруг Михаила Саакашвили и Надежды Савченко, а также о проблемах ЕС и надеждах на помощь с украинской стороны.

Марина Евтушок: На выборах президента России победил Владимир Путин, и в этом никто не сомневался. Можно ли при таких условиях назвать выборы демократическими и прозрачными?

Ганс Свобода: Думаю, выборы в большей или меньшей степени демонстрируют чувства людей, колебание на несколько процентов вниз или вверх. Конечно, демократия — это не только выборы, это гораздо больше. Демократия означает реальные дебаты, настоящих кандидатов, которые дискутируют на телевидении или где-то еще. Итак, выборы демократичны, но они не являются частью демократической системы, системе в целом не хватает многих элементов демократии, которая является чем-то большим, чем просто выборы. Речь идет о дебатах, дискуссиях, беспристрастности, свободных медиа. Это то, чего часто не хватает в России.

— Теперь, когда Россия получила нового старого президента, Брюссель и Москва остаются в довольно непростой ситуации. Как теперь ЕС должен строить отношения с Россией?

— Мы бы хотели видеть другого президента, но его нет, есть только Владимир Путин. Мы не видим, чтобы можно было рассчитывать на изменение позиции России в ближайшем будущем. Тем не менее, я думаю, мы должны высказывать свою критику, говорить, что то, что Россия делает на Востоке Украины, является неприемлемым. Но мы должны искать каналы диалога по крайней мере с частью гражданского общества, экспертами и гражданами. Должно быть понятно, что мы не против России как страны или нации, но очень критически настроены к политике Владимира Путина.

Мы должны двигаться двумя путями: открытость к людям, критическое отношение к политике Владимира Путина. Мы должны действовать обоими способами. Мы должны даже сейчас, когда настоящий существенный диалог с господином Путиным невозможен, думать о будущем общего европейского пространства безопасности. Как мы видим на примере Украины, мир и безопасность без России, к сожалению, невозможны. Сейчас это невозможно и с Россией, но ради будущих времен нужно думать о системе, где демократия и свобода выбора будут во всей европейской системе безопасности. Это видение не должно быть потеряно только из-за того, что сейчас мы имеем сильный конфликт с Россией.

— Но чем больше времени проходит, тем больше будущее, о котором вы говорите, отдаляется. Какие возможные сценарии дальнейшего развития событий вы видите?

— Прежде всего, в отношении Украины: если мы сможем прийти по крайней мере к какому-то переходному решению относительно Донбасса с миротворческими силами ООН в регионе, то можем шаг за шагом приблизиться к некоему modus vivendi (соглашению сторон, — «Апостроф»), как справиться с этим всем без того, чтобы кто-то потерял лицо, это бы помогло. Во-вторых, в вопросе Сирии и Ближнего Востока нам нужна Россия. К сожалению, сейчас она является той единственной силой, которая может говорить со всеми: Сирией, Ираном, Израилем, Саудовской Аравией и так далее. Несмотря на все, можно выстроить какое-то доверие. Думаю, есть несколько элементов ситуации, как Украина и Ближний Восток, где мы можем выстроить определенное доверие и тогда перейти к следующему шагу — наработке общей экономической основы, диалога между Европейским и Евразийским союзами. Конечно, Украина должна быть в таком процессе как участник диалога. Поэтому некоторые шаги возможны после выборов в России, после выборов в Украине, и мы должны использовать эти возможности.

— Как, по вашим наблюдениям, изменилась российская политика, начиная с 90-х годов? Где были те точки, после которых возросла агрессивность Москвы?

— Думаю, было два таких момента: речи Владимира Путина в Мюнхене и в Бухаресте во время саммита НАТО (в 2007 и 2008 годах соответственно, — «Апостроф»). Это были критические точки. Но, думаю, мы должны взглянуть на то, что им предшествовало. Когда Советский Союз потерпел крах и разные страны, которые были частью СССР или находились за «железным занавесом», стали независимыми, Россия была очень слабой. Слабая Россия приняла все. Конечно, Запад повел себя по принципу «победитель получает все»: это касалось расширения Европейского союза и НАТО, Россия должна была это принять.

Вместе с ростом цен на нефть Россия во главе с Владимиром Путиным, который имел неприятный опыт в Дрездене после поражения коммунизма в Германии, начала набирать силы. На основе мощного экономического восстановления в России Владимир Путин сказал: «Я не принимаю того, что произошло в течение последних десяти лет. Я не могу вернуть все обратно, но по крайней мере могу остановить это». После этого начался конфликт в Южной Осетии. Проблема Приднестровья тогда уже существовала, но ее подчеркнули. Ну и дальше, конечно, была Украина.

Поэтому, я думаю, дело не только в Путине как в личности, речь идет также об увеличении экономической мощи России в течение примерно 2005-2010 годов, которое помогло нынешнему российскому президенту стать сильнее. Также определенную роль сыграла перегрузка, которую испытали Соединенные Штаты Америки, которые вынуждены были сократить или вывести силы с Ближнего Востока. Европа стала более хрупкой после расширения. Поэтому Владимир Путин очень разумно использует для собственной выгоды слабые и уязвимые места других для того, чтобы расставить определенные значки на границах, говоря: «Ладно, если вы слишком приблизитесь ко мне, я создам определенные кризисные пятна, и тогда вы будете иметь сложности с расширением, особенно НАТО».

— Как международное сообщество должно реагировать на выборы в оккупированном Крыму? Означает ли это нелегитимность выборов президента России в целом?

— Думаю, мы имеем два разных случая, когда не принимаем общую ситуацию. Но даже если вы вынесете Крым за скобки, президента Путина все равно избрали бы. Поэтому, думаю, мы не признаем аннексии Крыма Российской Федерацией, но это не означает, что Путин — нелегитимный президент России, потому что в ООН, на всех международных встречах Путин будет воспринят всем миром как президент.

Уже сейчас в некоторых странах Европейского союза есть рост таких настроений, когда политики говорят: «Мы хотим мира с Россией, мы хотим иметь решение». Конечно, Украина оказалась в сложной ситуации, ведь страна и ее политические лидеры осознают, что на самом деле никто в Европе и США не хочет войны с Россией, не хочет усугублять ситуацию. Мы должны искать баланс в этом случае: мы понимаем украинскую ситуацию, и то, что делает Россия, неприемлемо. Мы должны повторять и подчеркивать, что это противоречит международному праву. Но нет поддержки перехода к конфликту, к войне с Россией.

— Есть стремление сохранять диалог с Россией, но вместе с тем есть санкции против России. Где баланс между этими вещами?

— Это всегда трудно, и, конечно, если Россия согласится на какие-то решения на Донбассе, некоторые санкции могли бы быть отменены, после этого мы бы увидели, как развиваются события. Санкции и диалог не противоречат друг другу. Мы должны сохранять баланс, ведь в ЕС есть разные позиции многих стран, которые имеют разные подходы, но никто не говорит, что мы должны полностью отменить санкции или полностью прекратить диалог. Акценты разные. Опять же, если мы сможем договориться о миротворческой миссии на Донбассе, это значительно улучшит ситуацию, и тогда диалог может укрепиться и по другим вопросам.

— Каким, по вашему мнению, может быть мандат миротворческой миссии?

— Конечно, по моему мнению (и, думаю, ЕС поддерживает такую позицию), это должен быть достаточно сильный мандат. Это не должно быть просто наблюдение за тем, как люди убивают друг друга или как сепаратисты продолжают делать то, что делают, оказывать давление на граждан. Но в конце концов мы должны найти компромисс. Однако Запад должен настаивать на сильном мандате, который бы помог подготовить и вернуть каким-то образом всю ныне оккупированную территорию Украине. Не надо отказываться от цели реинтегрировать эти территории в суверенную Украину.

— В 2014 году во время дебатов в Европейском парламенте вы сказали, что события, которые начались в Украине после того, как Виктор Янукович отказался подписать Соглашение об ассоциации, продемонстрировали, что не все можно купить за деньги, а дух Майдана — это то, в чем также нуждаются европейские страны. Это до сих пор актуально?

— Это актуально, но я немного разочарован, что дух Майдана не проник достаточно в украинские институты, ведь, думаю, и на Западе, и на Востоке Европы нужно больше молодых людей с открытым умом и демократическими ценностями. Да, Россия в плохой ситуации, Восток Украины оккупирован, но остальная часть Украины требует определенных необходимых реформ.

Мы видим шаги назад в таких странах, как Польша и Венгрия, да и в других государствах. Поэтому, думаю, Майдан был движением в Европу, к европейским ценностям и принципам в Украине, которые не были имплементированы в Украине, но также и не были воплощены во многих странах Европейского союза. Это не означает, что Украина тотально отличается от других стран — если вы посмотрите на общую ситуацию, то увидите, что есть много шагов назад или же недостаточно движения вперед к открытому, демократическому, либеральному мультикультурному обществу в наших государствах. Это совместная борьба, то есть не только Украина или Россия должны что-то сделать — Европейский союз также должен много чего сделать для лучшего диалога между политиками и обществом. Все говорят о том, что этого не хватает в Украине, что существует огромное недоверие граждан к политикам. То же самое касается и европейских стран, хотя, возможно, и не так сильно, как Украины, но, думаю, это общая проблема, и мы должны вместе искать пути ее преодоления.

— Какие слова чаще всего употребляют европейские политики, обсуждая Украину?

— Думаю, наиболее употребляемое слово — это «коррупция». Проблема коррупции касается не только Украины, но и многих других государств. Также часто говорят об олигархах и олигархической системе, необходимости парламентской реформы, ведь люди недовольны ситуацией. Мне кажется, в Украине очень фокусируются на этих проблемах, тогда как в других странах это менее заметно, хотя и до сих пор существует. Именно потому я говорил, что это общая борьба и мы не должны указывать на нее кому-то одному, даже если эта проблема касается больше Украины из-за ее истории, прошлого. Прошло всего несколько лет с того времени, как Майдан изменил политическую систему, однако он сделал это, не задев на самом деле глубокого уровня. И это проблема. Изменились персоналии, ориентация, но до сих пор существует длительное сильное сопротивление, и в государстве есть много точек, где нужны фундаментальные изменения.

— Является ли популизм проблемой в Украине, по вашему мнению?

— Думаю, что да, потому что популизм (и то же самое можно сказать о Западе) часто используют очень богатые люди без идеологической ориентации, которые имеют исключительно экономическое или так называемое «прагматическое» видение. Если вы посмотрите на политические партии, то в течение многих лет не было разделения между правыми и левыми, консерваторами и социалистами. На самом деле есть лишь разделение между разными группами и разными олигархами с различной деловой ориентацией.

Мы пытались увидеть какую-то социал-демократическую ориентацию Партии регионов, но это было невозможно. Я прекратил сотрудничество с ними, потому что не было никакого сотрудничества, они не были готовы. У меня были долгие дискуссии с господином Януковичем, господином Азаровым и другими, но там не было готовности принять демократические принципы, определенную идеологию. Ее как таковой не существовало за ними. Можно было бы сказать, что у них была неправильная идеология, но ее не было вообще. Мы слышали только, что мы и наши люди хотят стать богатыми, хотим получить власть и все. Но это не может быть частью жизнеспособной политической системы.

— Одно из украинских интернет-изданий обнародовало non-paper, непубличный документ, подписанный 13-ю министрами иностранных дел стран-членов ЕС. Один из ключевых моментов в нем такой: «Мы, ЕС, должны помогать украинскому правительству противодействовать ложному тезису о том, что „ничего не изменилось с 2014 года", распространяя информацию о позитивных изменениях в Украине». Какие такие истории успеха вы бы могли выделить?

— Мне кажется, никто не будет отрицать, что есть позитивные изменения в сферах свободы слова, судебной системы и тому подобном, но этого недостаточно. Сначала мы видим изменения к лучшему в одних сферах, а затем наблюдаем за вмешательством в работу медиа. Или как может быть [Михеил] Саакашвили, с одной стороны, приглашенным в страну героем, а потом превратиться в предателя, потому что «работает на Россию и Путина», при том, что он является его врагом? Или же пример госпожи [Надежды] Савченко, которая сначала была героиней, а теперь ее обвиняют в попытке взорвать парламент! Глядя на это со стороны, хочется спросить: что здесь творится? Как все это происходит? Все обвинения, которые выдвигает прокуратура, становятся достоянием общественности, нет правового процесса. Недостаточно прогресса и в борьбе с коррупцией.

Есть прогресс в развитии страны, экономическая ситуация улучшается, хотя, возможно, и не так быстро, как того бы хотелось. Но, думаю, мы не должны создавать ложного впечатления, заявляя, что все более-менее в порядке. В Украине на самом деле вы имеете как наполовину пустой стакан, так и наполовину полный. Было бы ошибкой подчеркивать, что он наполовину пуст, но неправильно было бы и настаивать, что он наполовину полон. Нам не нужна пропаганда — люди в стране видят, что происходит. И если существует такое большое недоверие к политическим элитам, то что-то не так. Это касается и моего государства, не только Украины.

Если вы видите, что те же политики и партии, которые были при власти много лет назад со многими трагическими событиями, до сих пор здесь есть, что-то не так со сменой политических элит и структур, нет нового молодого поколения, которое занимало бы лидерские позиции. Не думаю, что разумно заниматься пропагандой, это мы можем оставить России, нам же нужны факты — положительные факты об изменениях к лучшему, несмотря на то, что мы остаемся критически настроенными. И если МВФ угрожает прекратить сотрудничество с Украиной, а потом вы рассказываете, что все прекрасно, то что себе думают граждане обо всем этом?

— Политика как сфера деятельности за последние несколько лет подверглась дискредитации, люди настроены скептически по отношению к ней. И это касается не только Украины — судя по результатам выборов во многих европейских странах, евроскептицизм выливается в значительный рост поддержки правых и ультраправых сил. Как вы это объясняете?

— Со времен Второй мировой войны и до периода десятилетней давности происходил более-менее постоянный рост экономики и доходов граждан. Десять лет назад случилось так, что это прекратилось: реальные заработные платы перестали расти, иногда они даже уменьшались. Уровень занятости достаточный, однако люди становятся свидетелями постоянного соревнования, глобализации, кризиса беженцев, поэтому люди часто чувствуют, что им что-то угрожает. Присоединение к Европейскому союзу было дополнительным аргументом безопасности. Мы спорили за присоединение к ЕС, потому что так мы могли обеспечить трудоустройство, лучшие условия работы и так далее. Люди видят, что этого не происходит, и они разочаровываются. Конечно, и некоторые лидеры Европейского союза не слишком помогают объяснять преимущества.

Я не думаю, что это постоянное явление, но мы, конечно, должны дать гражданам честные ответы. Не надо говорить, что все, что происходит в ЕС, — прекрасно, что мы видим только прогресс, нет. Мы должны признать ошибки, указать на недостатки. Мы должны ответить на вопрос открытости рынков и глобализации, не повторяя риторики Дональда Трампа о протекционизме и стенах.

Многие проекты были сделаны наполовину: мы создали евро, но нет институции, которая бы контролировала экономическую активность, мы создали Шенгенскую зону, но не имеем общего контроля за внешними границами. Как может идти речь о территории свободного передвижения без совместного пограничного контроля? Мы не можем возложить это на такие слабые государства, как Греция.

— Иногда складывается впечатление, что сами жители стран ЕС не всегда осознают, что своим благосостоянием они часто обязаны именно Европейскому союзу. Вы согласны с таким утверждением?

— Совершенно справедливо будет сказать, что не было четкой, сильной защиты проекта Европейского союза и того мира, которого нам удалось достичь. Внутри самого ЕС еще не было такого длительного периода мира. Первая мировая война закончилась в 1918 году, а следующая война началась в 1939-м, то есть прошло чуть больше 20 лет. Сейчас в самом ЕС с 1945 года продолжается мир и происходит экономическое развитие. Но люди должны защищать его, а политики — четко заявлять об этом. Но это то, чего не было сделано.

— Сейчас в Австрии «Партия свободы» входит в правящую коалицию. Это не вызывает беспокойства у вас?

— У этой медали две стороны. С одной стороны, это несколько опасно, ведь партии правого крыла имеют немного иную концепцию демократии. Они думают, что можно просто сделать референдум, голосование, мы выйдем со слоганами и выиграем. С другой стороны, есть шанс, что правые популисты будут вынуждены принять демократические правила игры и Европейский союз.

— Вы стали депутатом Европарламента в 1996 году. Как за это время изменились этот орган и Европейский союз в целом?

— Европейский парламент получил больше полномочий, больше влияния, и это очень хорошо. Европейский союз в целом также очень изменился, но, думаю, в течение последних двух-трех лет произошел откат назад в ЕС, включительно с Европейским парламентом, потому что нет достаточно сильного лидерства. Мы несколько потеряли нашу компетенцию и видение, а Европа была слишком вовлечена во всевозможные мелкие урегулирования, которые весьма досаждали людям, и потеряла некоторые вещи, которые больше и важнее: сильную экономическую, внешнюю политику и политику безопасности, включая общий пограничный контроль, чтобы дать Европе чувство общности.

Мы потеряли часть общих элементов, совместное видение Европейского союза. И это произошло в том числе из-за того, что европейские институты — Еврокомиссия, Европарламент и частично Европейский совет глав государств — потеряли много энергии, чтобы думать о следующих шагах для Европы. Возможно, госпоже [Ангеле] Меркель и господину [Эммануэлю] Макрону удастся оживить процесс со стороны Европейского совета. Но много других лидеров государств должны будут последовать их примеру, и здесь я вижу много слабых мест. У многих глав государств нет идеи Европы в их сердцах. Они заинтересованы в определенной финансовой поддержке, а остальное их не слишком интересует. И это должно измениться. Снова.

— Это большой вызов на будущее.

— Так и есть. Будем надеяться, что Украина нам поможет.

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553095


Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 30 марта 2018 > № 2549702

«Русских шпионов нет»: почему эти страны нас не высылают

Кто из союзников США не выступил против России

Алексей Грязев

Практически все страны, которые приняли участие в дипломатическом демарше против России, объединяют союзнические отношения с Вашингтоном. Однако ряд стран, являющихся официальными военными партнерами США, до сих пор не приняли каких-либо мер в отношении Москвы. Кто и почему этого не сделал, разбиралась «Газета.Ru».

Число стран, принявших меры против России в связи с делом об отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля, продолжает расти — к дипломатическому демаршу присоединились уже более 30 государств по всему миру. Основной способ «наказания», который используют по отношению к России, — высылка наших дипломатов. Их число уже превысило 150 человек.

Основной удар пришелся со стороны стран-членов НАТО. Из 29 участников альянса — 21 государство выслали 110 российских дипломатов, и это не считая тех семи дипломатов, которых выслал сам альянс (и еще троим дипломатам НАТО отказали в аккредитации).

Самую серьезную «чистку рядов» устроил Вашингтон: Белый дом принял решение высылать 48 сотрудников российской дипломатической миссии. Также США стали инициатором высылки 12 российских сотрудников в миссии ООН. Великобритания, с чьих обвинений и начался демарш против России, выслала 23 дипломата.

Германия, Франция, Польша, Канада — по 4 дипломата; Чехия и Литва — по 3 дипломата; Албания, Испания, Нидерланды, Дания и Италия — по 2. К демаршу также присоединились Бельгия, Венгрия, Норвегия, Румыния, Хорватия, Эстония, Черногория и Латвия — каждая из этих стран выслала по одному дипломату. При этом Черногория также отозвала разрешение на работу почетного консула из России, а Латвия объявила персоной нон грата одного сотрудника компании «Аэрофлот».

Особняком в списке членов НАТО стоит Исландия: власти островного государства вместо высылки дипломатов решили приостановить дипломатические отношения с Россией на высоком уровне.

Еще три страны, которые выслали по одному российскому дипломату — Финляндия, Швеция и Ирландия — являются членами неформальной организации «Нейтральные европейские партнеры НАТО». Австралия, выславшая двух российских дипломатов, и Новая Зеландия, которая запретила въезд в страну высланным из других стран российским дипломатам, являются основными союзниками США вне НАТО (MNNA).

Украина, Молдавия и Грузия — эти страны выслали 13, 3 и 1 человек соответственно — являются официальными кандидатами на получение этого статуса. Единственная не упомянутая выше страна — Македония — уже более десяти лет пытается стать членом Евросоюза и НАТО.

«Газета.Ru» решила разобраться, кто из стран-членов НАТО, партнеров альянса и союзников США не стал принимать меры против России и почему.

Клуб неопределившихся

Пять членов НАТО — Португалия, Люксембург, Болгария, Словения и Словакия — отозвали своих послов «для политических консультаций». То же самое сделала Мальта, хотя эта страна членом альянса и не является.

С одной стороны, эти государства так или иначе проявили солидарность с союзниками. В дипломатическом этикете отзыв посла для консультаций может считаться демонстрацией недовольства, однако в наименьшей степени. Отзыв послов для консультаций происходит регулярно — напряжения между странами при этом может и не быть. С другой стороны, отзыв послов другими странами ЕС через пару дней оборачивался решением выслать российских дипломатов.

В этих «пока неопределившихся» странах отношение к ситуации остается довольно неоднозначным.

Если власти Португалии заявляли, что «приняли к сведению» действия своих партнеров, Люксембург до отзыва дипломата прямо говорил: высылать никого не будет. «В нашей стране насчитывается очень ограниченное число российских дипломатов и, несмотря на все наши усилия, оказалось невозможно установить, что кто-то из них является шпионом или работает против интересов страны», — говорил министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн.

МИД Словении выступал против высылки российских дипломатов, а президент Словакии сокрушался, что отзыв посла — недостаточная мера. В любом случае, вышлют ли эти страны российских дипломатов, окончательно станет понятно уже в ближайшее время.

Анкара нам поможет

Единственная страна из членов НАТО, кто полностью отказался принимать меры против России в связи с «делом Скрипаля» — Турция. «Кризис с бывшим агентом касается отношений РФ и Великобритании. Они должны решить этот вопрос между собой.

Турция не собирается принимать никаких решений по отношению к РФ в этой связи. У нас хорошие отношения с Россией», — заявлял еще 26 марта вице-премьер Турции Бекир Боздаг.

Греция сохраняет диалог

Еще 23 марта, до начала дипломатического демарша, Премьер-министр Греции Алексис Ципрас, комментируя решение ЕС отозвать посла из России, заявил, что каналы диалога с Россией должны оставаться открытыми.

«Мы на саммите [ЕС в Брюсселе] обсуждали европейско-российские отношения, которые являются особенно сложными после покушения в Солсбери. Я подчеркнул, что это дело должно быть расследовано как можно скорее и в сотрудничестве с Россией. Я указал, что мы должны быть решительными в этом вопросе. В то же время я подчеркнул необходимость всегда сохранять каналы диалога с Россией, мы должны оставлять открытым окно и завершить расследование соответствующей международной организации прежде, чем делать окончательные выводы», — говорил греческий премьер.

До сих пор власти Греции так и не прокомментировали, будут ли они присоединяться к действияму партнеров по НАТО и ЕС по высылке российских дипломатов. Официально Афины будут дожидаться результатов расследования для принятия окончательного решения. Но такой шаг считается маловероятным. Греческое правительство под руководством Алексиса Ципраса старается укреплять контакты с Москвой и открыто критикует санкции ЕС в отношении России, называя их контропродуктивными.

Австрия-посредник

Из «нейтральных европейских партеров НАТО» только две страны решили сохранить нейтралитет по отношению к России — Швейцария и Австрия. Для Швейцарии позиция нейтралитета стандартна в любых конфликтах на протяжении столетий. Ситуация с Австрией же — несколько интересней.

Вена объяснила свое решение не высылать российских дипломатов желанием стать посредником между Востоком и Западом. «Причина для этого следующая: мы намерены держать открытыми каналы диалога с Россией. Австрия является нейтральной страной и своеобразным мостом между Востоком и Западом», — сказал представитель австрийского кабмина Петер Лаунски-Тиффенталь.

Позже глава МИД Австрии Карин Кнайсль рассказала, что перед саммитом ЕС британский посол пытался воздействовать на австрийские власти, чтобы побудить их принять «конкретные меры» против России по делу Скрипаля. Однако Вена в этом вопросе осталась непреклонной:

«Именно в критические моменты необходимо оставлять дипломатические каналы открытыми», — подчеркнула глава австрийского МИД.

Позицию Австрии высоко оценили и в Кремле. «В ситуации с Великобританией, конечно, востребована любая роль, любой голос, который сподвигнет британских визави к, скажем так, адекватности в этом вопросе», — сказал Песков, добавив, что «достаточно эффективные, очень конструктивные и прагматичные» российско-австрийские контакты на высшем уровне были совсем недавно.

Кипр не хочет конфлкита

Кипр не является членом НАТО, однако эта страна — единственный член ЕС, не упомянутый выше. По словам представителя правительства страны Продромоса Продрому, Кипр просто не готов идти на конфронтацию с Россией. «Наша страна не в состоянии принимать меры против стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН», — сказал он.

Израиль не комментирует

Главный союзник США на Ближнем Востоке — Израиль, который недавно Дональд Трамп поддержал, признав Иерусалим официальной столицей государства, также не спешит вступать в спор с Россией.

«Не комментируем», — до сих пор израильский МИД другой позиции по дипломатическому демаршу против Москвы не представил.

Япония отходит от США

МИД Японии довольно уклончиво ответил на вопрос, будут ли высланы из страны российские дипломаты. В дипведомстве заявили о неприемлемости использования химического оружия, при этом воздержавшись от обвинений в адрес России. Представители МИД этой страны также подчеркнули, что Токио надеется на «скорое выяснение истины» в «деле Скрипаля».

По мнению руководителя образовательной программы «Экономика и политика в Азии» ВШЭ Дениса Щербакова, присоединение Японии к мерам Запада в отношении России исключено. По его словам, «непокорность» Токио в случае с «делом Скрипаля» укладывается в политическую картину, актуальную на протяжении последних пяти-семи лет — Япония все больше отходит от политики, навязываемой ей Соединенными Штатами.

Дональду Трампу пока не удалось переломить эту тенденцию, более того — за год его президентства Токио все увереннее ведет себя на международной арене, считает эксперт.

«Поэтому крайне маловероятно, что Япония будет принимать против России какие-то меры. Тем более что нынешний премьер-министр Японии достаточно пророссийски настроен. Очевидно, что в условиях складывающейся благоприятной конъюнктуры и в политических, и в торгово-экономических отношениях высылки наших дипломатов не произойдет», — говорит Щербаков.

Южная Корея хочет решить вопрос с КНДР

Ситуация с Южной Кореей не так однозначна, как с Японией — республика еще не заявила об отказе высылать российских дипломатов официально, но при этом ничего не слышно и о планах Сеула отправить представителей РФ в Москву.

В беседе с «Газетой.Ru» Георгий Кунадзе, бывший чрезвычайнымй и полномочный послом РФ в Республике Корея, отметил, что в знак благодарности Вашингтону за поддержку как в оборонной, так и в экономической сферах, Сеул должен был проявить большую солидарность, однако не пошел на это.

«Причина — Южная Корея очень не хотела бы подтолкнуть Россию к Северной Корее. Это все вполне понятные, лежащие на поверхности политические расчеты», — пояснил дипломат. По его мнению, игнорируя призыв США, Южная Корея рассчитывает на будущее содействие России по северокорейскому вопросу.

Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 30 марта 2018 > № 2549702


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 29 марта 2018 > № 2558122

НАТО собирается подготовить больше войск для противостояния российской угрозе

Джулиан Барнс | The Wall Street Journal

В случае конфликта между Европой и Россией к немедленному реагированию будут готовы лишь несколько тысяч европейских военных. В связи с этим США хотят повысить боеготовность НАТО и позаботиться о том, чтобы в горячую точку в течение 30 дней могли прибыть не менее 30 тыс. военнослужащих, а также дополнительные самолеты и корабли, пишет The Wall Street Journal.

"Укрепление боеготовности союзников перед лицом возрождающейся российской угрозы стало приоритетом министра обороны США Джима Мэттиса", - указывает автор статьи Джулиан Барнс.

"Представители НАТО обсуждают этот вопрос, - сообщает журналист. - По словам официальных лиц, позиция США встречает всеобщее одобрение и союзники надеются достичь соглашения до саммита лидеров в июле. Предложение США предусматривает, что у альянса будет 30 батальонов, 30 истребительных эскадрилий и 30 военно-морских кораблей, готовых к развертыванию. Это приблизительно 30 тыс. военнослужащих и более 360 истребителей".

"Во время холодной войны планы США предусматривали переброску в Европу десяти американских дивизий - около 200 тыс. военнослужащих - за 10 дней. В новом предложении упор делается на способности к мобилизации европейских союзников и менее амбициозный срок в 30 дней", - пишет корреспондент.

В прошлом году НАТО разместило в Польше и странах Балтии, у российской границы, 4,6 тыс. военнослужащих. У альянса имеется также 5 тыс. военных в составе передовых сил, которые должны прийти им на подмогу в течение 10 дней. Этим войскам нужна поддержка со стороны 30 готовых к бою батальонов, сказал бывший заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу.

"Подкрепления - по-прежнему неотъемлемый элемент, - сказал Вершбоу. - И очевидно, что способность НАТО предоставлять подкрепление пока намного слабее, чем требуется".

"Но даже предложенные силы подкрепления НАТО, предназначенные для быстрого реагирования, не рассчитаны на победу при широкомасштабном конвенциональном российском вторжении, - подчеркивает автор статьи. - Их предполагается развертывать, если Москва предпримет ползучую аннексию территории союзника НАТО. Кошмарный сценарий для альянса - вторжение в тот момент, когда силы США, такие как 82-я воздушно-десантная дивизия из Форт-Брэгга, Северная Каролина, заняты кризисом в Азии".

По словам экспертов, для оперативной реакции НАТО критически важно достаточное количество истребителей. Это означает не только инвестиции в подготовку и содержание парка истребителей, но и строительство аэродромов и другой инфраструктуры. Альянс работает с Евросоюзом и над улучшением мобильности, с тем чтобы войска, танки, артиллерия могли быстро передвигаться по европейским дорогам и мостам. В среду чиновники ЕС выдвинули инициативу по модернизации ключевых военно-транспортных путей.

По словам бывших и действующих чиновников, трудно найти европейского союзника, у которого не было бы проблемы с боеготовностью. У Греции и Турции большие армии, но они не подготовлены к развертыванию в горячей точке за пределами своего региона, отмечается в статье. Менее крупные вооруженные силы, в частности бельгийские и румынские, сократили свои сухопутные силы. НАТО призывает их создать новые бригады, но остается под вопросом, будут ли оборонные бюджеты достаточно увеличены, чтобы это осуществить.

"У более крупных и надежных союзников по НАТО тоже есть проблемы, - указывает Барнс. - Хорошо обученные и оснащенные силы Франции чрезмерно перегружены размещением войск в Африке. У Германии на бумаге есть тяжелые танковые и артиллерийские силы, которые можно бросить в бой, но правительственные надзорные службы заявляют, что армии недостает необходимого оборудования. И хотя в прошлом году во влиятельном отчете RAND говорилось, что Великобритания может быстро подготовить к бою бронетанковые войска, отмечалось, что британская армия сокращается. Финансирование сухопутных войск оказалось в сложных условиях, в то время как Британия вводит в строй два авианосца".

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 29 марта 2018 > № 2558122


Великобритания. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 29 марта 2018 > № 2552593

Британия против России: война джедаев

После «дела Скрипаля» России придется искать адекватный экономический ответ Западу

Британия после дипломатического демарша своих союзников ищет новые пути давления на Россию – экономические. И в случае реализации таких мер затронут они не только Россию, но и самих европейцев и американцев. Помимо высылки дипломатов экономических рычагов у Москвы фактически нет, да и активировать их вряд ли стоит – мировая финансовая система настолько переплетена, что очередные «запреты» ударят по всем.

Дипломатическая война против России из-за «дела Скрипаля» может привести к новому витку войны экономической – не сопоставимой по масштабам и последствиям с теми санкциями, которые действовали до сих пор.

«Зеркальных ответов» в экономической сфере у России пока не существует.

Полностью отказаться от поставок газа в Европу ни мы, ни та самая Европа не могут. США и вовсе не зависят от российских энергоносителей. Угрожать ракетами в этой ситуации тоже бессмысленно — потенциал нового российского оружия и возможного ответа Запада таков, что стороны просто уничтожат друг друга в считанные минуты. Поэтому России придется искать ответ в собственном экономическом развитии: как сделать себя менее зависимой от западных экономик и мировых финансов, и при этом не впасть в экономическую изоляцию.

Пока арифметические хроники новой дипломатической войны против России с высылкой дипломатов в знак солидарности с Великобританией, считающей Москву причастной к отравлению экс-полковника ГРУ Сергей Скрипаля и его дочери в Солсбери, выглядят так:

CША выслали 60 российских дипломатов, Великобритания — 23, Украина — 13, НАТО — 7, Франция — 4, Германия — 4, Польша — 4, Канада — 4, Чехия — 3, Литва — 3, Молдавия — 3, Италия — 2, Испания — 2, Нидерланды — 2, Дания — 2, Албания — 2, Австралия — 2, Ирландия — 1, Латвия — 1, Эстония — 1, Румыния — 1, Хорватия — 1, Македония — 1, Венгрия — 1, Швеция — 1, Норвегия — 1, Финляндия — 1, Исландия — 1, Бельгия – 1, Черногория — 1.

Кроме того, исландские чиновники не поедут на чемпионат мира по футболу-2018 в России, а Мальта и Люксембург отозвали из Москвы своих послов для консультаций.

Хорошая для нас новость состоит в том, что пока с Великобританией в оценке «дела Скрипаля» не солидаризировался Китай, который, впрочем, привык не говорить ни «да», ни «нет» по всем острым вопросам международной политики. Оставить каналы открытыми решила и не последняя экономика Европы – Австрия, глава МИД которой Карин Кнайсль признала давление в этом вопросе со стороны Лондона. Демарши ведомства Бориса Джонсона Вену не убедили, хотя Джонсон – мастер слова.

В своей речи накануне он апеллировал к Большой Британии, поминал Монти Пайтона, «Красавицу и чудовище», «Звездные войны». Световые мечи против «Новичка»!

Вспоминается речь «британского премьера» в исполнении Хью Гранта из «Реальной любви»: Британия – это страна Шекспира, Черчилля, «Битлз», Шона Коннери, Гарри Поттера, правой ноги Бекхэма… и левой ноги Бекхэма.

Россия же пока готовит ответные меры. Но если, с точки зрения борьбы «разведывательных сетей», можно выслать из России пропорциональное количество дипломатов всех этих стран, то даже как политический жест это не выглядит зеркальной мерой. Удастся ли России убедить хотя бы еще одну страну-союзницу выслать дипломатов государств «британской коалиции» в знак солидарности с нашей позицией — большой вопрос.

Поэтому пока Борис Джонсон заявляет, что несмотря на выход из Евросоюза, Великобритания никогда не будет одинока, а Россия в ответ говорит, что выславшие наших дипломатов государства — далеко не все мировое сообщество.

Это правда. Около 30 стран – несомненно, не весь мир. Это меньшая его часть. Но, не считая Китая и Японии (которая при этом присоединилась к антироссийским санкциям), против России ополчились ведущие экономические державы планеты. И про тех, кто «не против нас», тоже нельзя уверенно сказать, что они «с нами».

Россию начинают воспринимать на Западе как реального опасного политического противника (а не «временно отбившегося от рук партнера»), влияние которого нужно ограничивать. При этом сам Борис Джонсон проводит аналогию с «Преступлением и наказанием»: когда с самого начала известно, кто виновник. Проблема в том, что даже конкретного исполнителя отравления Скрипалей не объявили. Шесть страниц «слитой» британской презентации по этому делу и скупая информация Скотленд-Ярда света на это дело не проливают.

А британский парламент — пока на уровне комитета по иностранным делам – уже обсуждает возможность проверки происхождения состояний россиян, живущих в Великобритании или обладающих там недвижимостью. Уже известно, что Лондон проверит дела о выдаче 700 «инвестиционных» виз, выданных россиянам. По каким критериям будут проводиться проверки – неясно. Напряглись в первую очередь не в высших политических кругах – под удар поставлены конкретные люди, которые, впрочем, являются клиентами британского бизнеса.

«Что касается Великобритании, в связи с тем, что сейчас это достаточно непредсказуемая страна в отношениях с РФ, в отношении опять же проявления адекватности, то нам сложно судить, какие еще варианты могут рассматриваться, что может являться для этого основанием, а что прикрытием», — отметил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

По сообщению The Guardian, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй согласилась рассмотреть возможность введения запрета на продажу российских долговых ценных бумаг на фондовом рынке Лондона. И хотя заместитель министра финансов России Алексей Моисеев заявил, что возможный запрет на торговлю российским долго может плохо повлиять на британских инвесторов, он признал — на Россию такая мера тоже повлияет плохо.

И такое решение ударит не только по британскому Сити или Москве – интересы в мировой финансовой системе уже настолько переплетены, что одна пуля рикошетом затронет чуть ли не полмира. Глубокую встроенность России в эту систему ранее подтвердил Минфин США.

Проблема в том, что до сих пор российские ценные бумаги оставалась привлекательными для иностранцев благодаря тому, что у них относительно высокая доходность и Россия имеет репутацию надежного финансового партнера — после 1998 года дефолтов мы не допускали. При этом иностранцы владеют примерно третью российских ОФЗ, а Россия — значительной долей американских казначейских облигаций, входя в двадцатку стран-крупнейших держательниц американского долга.

Но при этом массовый выход нерезидентов из российских государственных ценных бумаг станет не сопоставимо большим ударом для российской экономики, чем выход России из американских для экономики США.

Очевидно, что Россию будут пытаться ослабить именно экономически. В такой ситуации достижение целей первой части послания президента Путина Федеральному собранию хотя бы для сохранения текущего уровня экономического развития и жизни россиян становится архиважной.

Страна с такой территорией и политическими амбициями не может быть изолированной от мира. При этом России придется делать новые экономические реформы, чтобы снижать зависимость от иностранных заимствований и мировых цен на энергоносители. Повышать дальше военно-политические ставки без угрозы гигантского экономического ущерба России будет все сложнее. При этом существовавших еще год с небольшим назад, после победы Трампа в США, в российском истеблишменте надежд на возможную отмену или смягчение санкций не осталось. Скорее, наоборот — есть угроза их ужесточения.

Можно обольщаться тем, что Запад признал в России если не великую мировую державу, то уж точно опасного противника. Но если начнется масштабное экономическое противостояние, России надо быть готовой к нему, чтобы не разделить судьбу СССР, увлекшегося гонкой вооружений и геополитическими играми, и оказавшегося совершенно беспомощным в экономическом плане.

Великобритания. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 29 марта 2018 > № 2552593


США. Евросоюз. Великобритания. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 29 марта 2018 > № 2549697

Россия высылает: чемодан – вокзал – Вашингтон

Как Россия закрывает генконсульство США в Санкт-Петербурге

Рафаэль Фахрутдинов

Россия высылает 60 американских дипломатов, а также закрывает генеральное консульство США в Санкт-Петербурге, сообщил глава МИД России Сергей Лавров. Эти меры стали ответом на аналогичные действия со стороны Вашингтона в отношении сотрудников российского внешнеполитического ведомства и закрытие консульства РФ в Сиэтле.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров рассказал о том, что внешнеполитическое ведомство пригласило посла Соединенных Штатов Америки в Москве Джона Хантсмана для оглашения ответных мер на действия Вашингтона, который ранее выслал российских дипломатов, передает ФАН.

«Мой заместитель Сергей Рябков излагает ему содержание этих мер в отношении США, они включают высылку аналогичного количества дипломатов и они включают наше решение отозвать согласие на функционирование генерального консульства США в Санкт-Петербурге», — подчеркнул Лавров.

Касаемо количества, российский дипломат указал, что из России будет выслано столько же сотрудников дипведомства, сколько было выслано сотрудников МИД России из США, а их было выслано 60 человек.

Известно, что американские дипломаты должны покинуть территорию России до 5 апреля, передает РИА «Новости» со ссылкой на российский МИД. Также сообщается, что 58 сотрудников посольства США в Москве и два сотрудника генконсульства в Екатеринбурге объявлены persona non grata.

«Исходя из принципа взаимности, в порядке ответных мер 58 сотрудников посольства США в Москве и два работника генерального консульства США в Екатеринбурге объявлены persona non grata за деятельность, несовместимую с дипломатическим статусом. Им надлежит покинуть территорию Российской Федерации до 5 апреля», — поясняется в коммюнике МИД России.

В свою очередь, официальный представитель российского МИД Мария Захарова сообщила, что список дипломатов, которые будут высланы из России в ответ на шаги США, будет передан американскому посольству в Москве.

«У нас поддерживается контакт с американским посольством. Регулярно обмениваемся, ну, вот, в данном случае, списками. Они нам, сейчас — мы им. Тоже же контакты», — сказала Захарова.

В российском парламенте поприветствовали такое решение МИД России.

«Высылка дипломатов США и закрытие их консульства — единственно возможный ответ со стороны России.

Не думаю, что этого не ожидали в Вашингтоне. Не исключен второй раунд враждебных действий со стороны США — таких, как арест российских активов, который допустил посол США Хантсман», — написал в своем твиттере член Совета Федерации Алексей Пушков.

Несколькими часами ране генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш назвал отношения России и США близкими к ситуации «холодной войны». «Я весьма обеспокоен. Думаю, что мы подошли к ситуации, которая, по большому счету, близка к тому, что мы пережили во время «холодной войны», — заявил он.

Также в четверг, 29 марта, стало известно, что возможности посольства США после значительного сокращения российской стороной персонала не позволяют удовлетворить все многочисленные запросы МИД России, особенно когда речь идет о больших группах людей. Об этом рассказала официальный представитель дипмиссии Мария Олсон.

«Несмотря на значительные ограничения, наложенные на дипмиссию США российской стороной, мы, тем не менее, неоднократно изыскивали возможности удовлетворить запросы министерства иностранных дел России. К сожалению, наши возможности не позволяют удовлетворять все многочисленные запросы МИД России каждый раз, когда они поступают, особенно касающиеся больших групп людей», — сказала Олсон.

Двумя днями ранее пользователи твиттера в ходе голосования решили, что в рамках дипломатического скандала между Москвой и Западом необходимо закрыть американское консульство в Санкт-Петербурге, передает RT.

В российском посольстве задали вопрос: «Какое из генеральных консульств США в России вы бы закрыли, если бы у вас была возможность принять такое решение?»

В списке российские дипломаты указали три варианта ответа: консульства США во Владивостоке, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. В голосовании приняли участие 57 526 человек, сообщается в аккаунте российской дипмиссии, передает НСН.

Дипломатическое противостояние Москвы и Запада началось после того, как Лондон обвинил Россию в отравлении 66-летнего бывшего полковника ГРУ Минобороны России Сергея Скрипаля в британском городе Солсбери. ЧП произошло 4 марта.

В течение месяца ситуация обострялась – все больше стран Евросоюза, а также США, принимают сторону Лондона и также высылают российских дипломатов.

К дипломатическим санкциям против России присоединились Швеция, ФРГ, Польша, Латвия, Литва, Италия, Франция, Эстония, Чехия, Нидерланды, Румыния, Финляндия, Дания, Хорватия, Албания, Испания, Венгрия, Норвегия, Украина, Молдавия, Австралия, Ирландия и другие страны.

В то же время Москва постоянно заявляет о своей непричастности к инциденту и просит британские власти предоставить доказательства.

США. Евросоюз. Великобритания. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 29 марта 2018 > № 2549697


Австрия. Великобритания. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 29 марта 2018 > № 2549644

«Высылайте русских»: как Британия давила на Австрию

Австрия рассказала о давлении Британии в связи с высылкой дипломатов РФ

Иван Жуковский

Лондон пытался надавить на Вену перед саммитом ЕС с целью заставить выслать российских дипломатов из Австрии, заявила глава МИД этой страны Карин Кнайсль. По ее словам, Великобритания хотела убедить австрийских политиков оказать «конкретные меры» на Россию в связи с делом Скрипаля.

Глава МИД Австрии Карин Кнайсль сообщила в четверг, 29 марта, что британский посол в Вене Ли Тернер пытался надавить на австрийские власти и добиться высылки российских дипломатов. Издание Kurier отмечает, что Тернер предпринял две попытки воздействовать на Австрию, однако Вена отказалась от высылки дипломатов. Кнайсль заявила, что «именно в критические моменты необходимо оставлять каналы [дипломатической связи] открытыми».

Министр иностранных дел Австрии заявила, что ограничение дипломатического присутствия России в Австрии сделает решительно невозможным диалог на площадке Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

«В Вене находится штаб-квартира ОБСЕ, и каждый четверг там собираются представители стран-участниц. Там ведется обсуждение вопросов между Востоком и Западом. Если ограничивать дипломатическое присутствие [Российской Федерации], тогда важнейший диалог на уровне государственных служащих, а именно — дипломатов, там будет совершенно невозможен», — подчеркнула глава австрийского внешнеполитического ведомства в эфире телеканала ORF-2.

Власти Австрии еще 26 марта выступили с заявлением, что не поддержат массовую высылку российских дипломатов в связи с «делом Скрипаля».

Представитель венского кабмина Петер Лаунски-Тиффенталь заявил, что Австрия не будет принимать никаких мер на национальном уровне. Он отметил, что отказ Вены от высылки дипломатов связан с ее желанием поддерживать связь с Россией.

«Австрия является нейтральной страной и своеобразным мостом между Востоком и Западом», — отметил Лаунски-Тиффенталь.

Однако, по словам представителя кабмина, Австрия поддерживает решение об отзыве посла Евросоюза из Москвы. Кнайсль подчеркнула, что Австрия выразила солидарность с Великобританией «с самого начала» на встрече министров иностранных дел Евросоюза. Также британцев поддержал канцлер Австрии Себастьян Курц в ходе саммита ЕС.

«Во всех этих вопросах мы стоим на стороне британского правительства и шокированы, что такой инцидент [с отравлением в Солсбери] мог случиться в Европе», — заявила она.

Кнайсль отметила, что если все будет указывать на связь «дела Скрипаля» с Россией, то механизм принятия многосторонних действия против РФ будет принят на основании конвенции о запрещении химоружия.

При этом глава МИД Австрии отметила, что Вена готова стать посредником по урегулированию разногласий между Россией и Британией. «Посредник никогда не навязывает свои услуги, за посредническими услугами обращаются со стороны», — отметила Кнайсль.

Австрия же, по словам министра, представляет участникам дипломатического конфликта поддержать каналы для диалога. Она привела в качестве примера грядущий визит канцлера Курца в Лондон — для встречи 30 июня с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй.

Глава венского МИДа также добавила, что Австрия «в 1995 году вступила в ЕС как государство с нейтральным статусом» и считает возможность для диалога критически важной задачей.

Месяц назад, 28 февраля, канцлер Австрии Себастьян Курц прибыл с официальным визитом в Москву, где встретился с президентом России Владимиром Путиным. Курц заявил, что Европейский союз может рассмотреть возможность снятия некоторых санкций с России.

«Если мы увидим существенный прогресс в выполнении Минских соглашений, то рассмотрим возможность снятия некоторых санкций ЕС», — заявил Курц. По его словам, Австрия намерена способствовать урегулированию ситуации на Украине.

Вскоре после встречи Путин заявил, что согласен с австрийским канцлером по вопросу Минских соглашений. «Обсудили ситуацию на Украине. Господин Курц, когда был министром иностранных дел Австрии, много внимания уделял внутриукраинскому конфликту, в частности активно занимался этим вопросом в период австрийского председательства в ОБСЕ в 2017 году», — сказал Путин. Российский лидер отметил, что, по общему мнению сторон, Минские соглашения являются безальтернативным вариантом урегулирования кризиса в Донбассе.

Отказ Австрии от высылки российских дипломатов связан с кризисом вокруг «дела Скрипаля» об отравлении экс-полковника ГРУ в британском Солсбери. Западные страны в массовом порядке выслали более 100 российских дипломатов, многих из которых обвинили в работе на российскую разведку. Самые агрессивные меры принял Вашингтон: Белый дом высылает 48 сотрудников дипмиссии РФ и еще 12 сотрудников в миссии ООН, а также закрывает российское генконсульство в Сиэтле.

На выдворение российских дипломатов пошли также 17 из 28 стран Евросоюза и ряд других государств этого региона, а также Австралия и Канада. Исландия вместо высылки дипломатов решила приостановить дипломатические отношения с Россией на высоком уровне.

МИД РФ выразил протест в связи с решением стран о высылке российских дипломатов, назвав его «недружественным и не отвечающим задачам и интересам» в расследовании инцидента шагом. Помимо этого, в российском ведомстве заявили об отказе со стороны Лондона в предметном разбирательстве.

Австрия. Великобритания. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 29 марта 2018 > № 2549644


Швейцария. Венесуэла. Евросоюз > Армия, полиция. Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > ved.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2568989

28 марта 2018 года Федеральный совет (правительство) Швейцарии ввел санкции против Венесуэлы. Швейцария присоединилась к мерам, принятым ЕС, из-за нарушений прав человека и нивелирования верховенства закона и демократических институтов. Приказ о введении мер против Венесуэлы вступил в силу в тот же день.

Эмбарго касается поставок военной техники, товаров, которые могут быть использованы в полицейских целях, а также финансовых санкций и запрета на въезд в Швейцарию в отношении ряда государственных деятелей. Например, запрещается продажа, поставка, экспорт и транзит военной техники и товаров, которые могут использоваться для внутренних репрессий. Эквивалентный запрет распространяется также на оборудование, технологии и программное обеспечение, которые могут использоваться для прослушивания и перехвата информации, передаваемой по телефонной или интернет-связи. Федеральный совет также принял меры по замораживанию активов и запрету на въезд в Швейцарию и транзиту через Швейцарию ряду лиц, компаний и организаций. В настоящее время эти меры касаются семи министров и высокопоставленных венесуэльских официальных лиц. Информация об активах, подпадающих под эти положения, должна немедленно сообщаться в Государственный секретариат по экономике.

Федеральный совет серьезно обеспокоен неоднократными нарушениями гражданских свобод в Венесуэле, где принцип разделения властей серьезно подорван, и процесс предстоящих выборов страдает от серьезного отсутствия легитимности. Он призывает Венесуэлу восстановить прозрачность избирательного процесса и содействовать созданию всеобъемлющего демократического пространства, полностью уважающего конституционно-правовые основы и международные обязательства.

сайт admin.ch

Швейцария. Венесуэла. Евросоюз > Армия, полиция. Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > ved.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2568989


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553055 Роман Полько

Россия понимает только язык силы

Иоанна Ящук (Joanna Jaszczuk), fronda.pl, Польша

Интервью с генералом Романом Полько (Roman Polko)

— Fronda.pl: Полтора десятка членов ЕС, Украина и США решили выдворить со своей территории российских дипломатов. Как интерпретировать эти санкции, последовавшие за покушением на Сергея Скрипаля?

— Роман Полько: Не будет преувеличением сказать, что Россия распространила свою гибридную войну на Великобританию. Российская Федерация использовала вещество, запрещенное всеми международными договорами. Химическое оружие находится под запретом, но путинская Россия не стесняется его использовать: ее спецслужбы провели агрессивную операцию на британской территории, убив бывшего российского гражданина.

— Официальный представитель МИД России посмеялась над решением стран-членов НАТО и ЕС, назвав их солидарность с Лондоном «извращенной» и предупредив, что Великобритания будет эксплуатировать это чувство и навязывать остающимся в Евросоюзе государствам ухудшение отношений с Россией.

— В этом нет ничего нового. Россия использует при общении с западным миром крайне агрессивный дискурс и прибегает к варварским методам, нарушая все нормы и правила. Запад, как мы не раз видели, вел себя очень наивно. После нападения на Крым он думал, что на этом Москва остановится. Однако после Крыма был Донбасс, потом россияне начали нарушать воздушное пространство соседних стран, а теперь предприняли акцию на территории нашего союзника по НАТО. В стремлении достичь своих целей Кремль не остановится ни перед чем, поэтому вести с Путиным переговоры цивилизованными методами бессмысленно. Путинская Россия понимает только язык силы, агрессивных действий, а российская пропаганда в любом случае будет изображать ее страной, которая пала жертвой нападок злого Запада. Точно такой же дискурс использовал СССР: он очень похожим образом отрицал очевидное и называл Запад агрессором, хотя именно советские планы предусматривали нападение на Европу, а не наоборот.

— Одновременно появилось сообщение о том, что по подозрению в шпионаже был задержан сотрудник одного из польских министерств. Бывший руководитель Агентства разведки Гжегож Малецкий (Grzegorz Małecki) увязывает это событие с отравлением Сергея Скрипаля.

— Думаю, наши силовые ведомства стали действовать более агрессивно, поздравляю их с успешной операцией. У России в разных польских государственных структурах наверняка есть и другие «кроты». Следует учитывать, что Польша находится под прицелом российских спецслужб. Нам угрожают не только агенты и шпионы, вроде того, что сегодня задержали, но и, например, интернет-тролли, которые при помощи разного рода «Спутников» ведут довольно активную пропагандистскую деятельность на территории нашей страны.

— Полковник Малецкий также заявил, что задержание, которое произвело наше Агентство внутренней безопасности, возможно, станет первым актом «широкомасштабной международной операции», ведь россияне могли вести свою деятельность в разных странах ЕС.

— Насколько известно, за этим человеком наши спецслужбы следили уже давно. На фоне агрессивных действий России в разных сферах (таких, как та, в которой разворачивалась недавняя российская операция в Великобритании), они начали внимательнее за ней следить, чтобы не позволить устраивать диверсии на территории стран-членов ЕС и НАТО. Сложно сказать, где кончаются недружественные действия, и начинается уже гибридная война. Россия совершает подобные шаги, мы это понимаем, значит, нужно найти эффективные методы противодействия. Я надеюсь, что польская операция не станет единичной.

— Страны Западной Европы долго не хотели слышать об исходящей от России угрозе, пытались вести с этой страной разного рода дела, преуменьшали или даже отрицали опасность. Сейчас, когда их чаша терпения переполнилась, ситуация начнет меняться?

— Я надеюсь, что да, хотя раньше изменить нам ее не удавалось. Когда Польша говорила о том, что армию следует оснастить современными вооружениями, на разных западных конференциях звучали заявления, что Россия не представляет опасности. Нам отвечали: «Чего вам вообще нужно»? После нападения на Украину (а о такой перспективе, кстати, предупреждал президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński)) и на Грузию, подход Запада начал постепенно меняться.

Я думаю, сейчас всем все уже стало ясно. В прошлом году даже вышла книга генерала Ширреффа (Richard Shirreff), который называет Россию очень серьезной угрозой. Это обладающее ядерным оружием и погрязшее во лжи государство, которое ни перед чем не останавливается. Достаточно вспомнить, как Москва отреагировала на заявление главы британского правительства, осудившей действия России. Кремль ответил, что с ядерной державой так разговаривать нельзя.

Россия представляет для мира огромную угрозу, можно сказать, что она опаснее террористов, ведь ее действия приводят к гораздо более трагическим последствиям. Если в будущем она решит пойти на эскалацию, потери будут огромными. «Твердолобые» путинские советники могут однажды переусердствовать.

— Благодарю за беседу.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553055 Роман Полько


Германия. Евросоюз. Великобритания. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 27 марта 2018 > № 2547199

Открыть краны: Германия одобрила «Северный поток — 2»

ФРГ выдала все разрешения на строительство «Северного потока — 2»

Екатерина Каткова

Германия выдала все разрешения на строительство «Северного потока — 2». Дипломатический скандал из-за «дела Скрипаля» пока не отразился на позиции ФРГ по этому проекту. Теперь дело за Финляндией, Швецией и Данией, регуляторы которых должны дать свое разрешение на прокладку трубы по дну Балтийского моря. Эксперты полагают, что оставшиеся разрешения получить будет непросто.

Федеральное ведомство по судоходству и гидрографии ФРГ (BSH) выдало разрешение на строительство и эксплуатацию трубопровода «Северный поток — 2» в исключительной экономической зоне Германии в Балтийском море. Соответствующая информация во вторник, 27 марта, была опубликована на сайте ведомства. Речь идет о прокладке труб по морскому дну на участке протяженностью 31 км.

Ранее Горное ведомство германского города Штральзунд выдало разрешение на строительство и эксплуатацию морского участка «Северного потока — 2» в территориальных водах Германии (в пределах 12 морских миль) и его сухопутной части.

Таким образом, подчеркивают в BSH, «все разрешения, которые нужно было получить в Германии для реализации проекта, получены».

Особое значение это решение германского регулятора приобретает в свете дипломатического скандала на фоне отравления в Великобритании бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля. Обвинив Россию в покушении и применении нервно-паралитического газа «Новичок», Лондон принял решение о высылке более 20 российских дипломатов.

В понедельник, 26 марта, к нему присоединились 14 стран ЕС, включая те государства, через территорию которых будет проложен новый газотранспортный маршрут. Так, ФРГ приняла решение выслать четверых российских дипломатов, Дания — двух, и по одному — Швеция и Финляндия.

При этом германский канцлер Ангела Меркель неоднократно заявляла, что власти страны не рассматривают «Северный поток — 2» как политический проект и не намерены отказываться от него. По мнению экспертов, нынешнее решение регулятора доказывает приверженность властей ФРГ своей позиции.

Безусловно, это решение положительное и приближает реализацию проекта, отмечает аналитик Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Александр Собко. Германия в любом случае заинтересована в строительстве «Северного потока — 2», поскольку чем больше трубопроводов приходит в страну, тем выше ее энергетическая безопасность, добавляет эксперт.

В компании-операторе проекта Nord Stream 2 приветствовали решение германского ведомства.

«Мы рады, что все необходимые разрешения для германского участка общей протяженностью 85 километров получены», — цитирует пресс-служба менеджера по получению разрешений в Германии Nord Stream 2 Йенса Ланге.

В настоящее время для полного согласования проекта необходимо получить разрешение национальных регуляторов еще четырех стран, вдоль территории которых пройдет труба.

«Процедуры получения разрешений в других четырех странах вдоль маршрута газопровода — России, Финляндии, Швеции и Дании — идут по графику. Nord Stream 2 ожидает получить оставшиеся разрешения в ближайшие месяцы до начала строительства в 2018 году», — говорится в официальном сообщении компании.

Здесь главный вопрос связан с позицией Дании. Парламент страны в прошлом году принял закон, согласно которому МИД королевства может отклонить проект трубопровода по соображениям национальной безопасности и внешней политики.

В январе датское министерство по проблемам климата и энергетики обратилось в МИД с просьбой вынести свою оценку по вопросу о прокладке труб, и теперь много в судьбе в проекта зависит именно от этого решения.

Глава МИД Дании Андерс Самуэльсен в понедельник заявил журналистам, что решение правительства Дании о высылке из страны двух российских дипломатов не должно отразиться на рассмотрении датским МИД заявки на прокладку «Северного потока — 2» через территориальные воды королевства.

Согласие ФРГ не означает, что Дания обязана дать аналогичное согласие, вопрос с каждым государством решается отдельно, отмечает партнер компании «НАФКО-Консультанты» Ирина Мостовая.

То, что Дания в качестве козыря в переговорах с «Газпромом» и его партнерами по проекту готова применить не просто уже действующие нормы, а разработала закон под конкретные нужды, что еще раз говорит о том, что диалог будет непростым и королевство планирует вести его с позиции силы, добавляет эксперт.

Ранее официальный представитель компании Nord Stream 2 Йенс Мюллер отмечал, что для снижения рисков в компании рассматривают возможность альтернативного маршрута через международную акваторию Балтийского моря к северу от острова Борнхольм.

Этот вариант потребует согласования уже на другом уровне, который не предусматривает участия МИД Дании.

Дания выступает также за предоставление Еврокомиссии (ЕК) мандата на ведение переговоров с Россией по строительству газопровода. ЕК инициировала рассмотрение поправок в европейское законодательство с тем, чтобы распространить на «Северный поток — 2» действие «третьего энергопакета», что сильно затруднит реализацию проекта. Пока юристы дали отрицательное заключение на эту инициативу.

Украина, Польша и страны Балтики активно выступают против проекта, призывая власти ЕС заблокировать «Северный поток — 2». Противодействие этому проекту является одной из приоритетных задач для США.

На прошлой неделе представитель американского Госдепартамента Хизер Нойерт заявила, что иностранные компании, которые участвуют в проекте строительства газопровода «Северный поток — 2», могут попасть под санкции.

Германия. Евросоюз. Великобритания. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 27 марта 2018 > № 2547199


Великобритания. США. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 27 марта 2018 > № 2547095

Лицом к Востоку: как «дело Скрипаля» развернуло Россию

Как «дело Скрипаля» поможет Москве обрести союзников в Азии

Екатерина Суслова, Алексей Грязев

В то время как западные страны вслед за Великобританией и США массово высылают российских дипломатов в связи с отравлением Сергея Скрипаля, ряд государств не спешат примкнуть дипломатическому демаршу. Что неожиданно, среди таких стран оказались и главные азиатские партнеры Вашингтона — Южная Корея и Япония --, а также Китай. Эксперты сулят Москве новый «поворот на Восток».

Обвинения Великобритании в адрес России о ее причастности к отравлению Сергея Скрипаля в Солсбери стали причиной масштабного дипломатического демарша против Москвы, в котором приняли участие около 30 стран по всему миру. Более 150 российских дипломатов будут высланы в Москву, причем многих из них обвинили в работе на российскую разведку.

В этой массовой акции в знак солидарности с Лондоном немалую роль сыграл Вашингтон. По словам заместителя пресс-секретаря Белого дома Раджа Шаха, президент США Дональд Трамп лично обзванивал союзников, призывая их последовать примеру Вашингтона и выслать российских дипломатов. Между тем ключевые союзники Соединенных Штатов в Азии — Южная Корея и Япония — так и не присоединились к дипломатическому демаршу в отношении РФ.

По словам программного директора клуба «Валдай» Тимофея Бордачева, действия европейских стран и США лишь убеждают Россию в необходимости развивать отношения со странами Азии.

«Такими действиями наши европейские друзья еще более укрепляют Россию в уверенности, что развивать отношения со странами Азии нужно.

И что тот перекос, который у нас существовал во внешней торговле со странами Европы, надо ликвидировать, что никакая несбалансированная односторонняя зависимость не является хорошей. Хотя в целом это печально, но политически и стратегически это пойдет только на пользу», — говорит эксперт.

Гнев Европы в обмен на Курилы

МИД Японии довольно уклончиво ответил на вопрос, будут ли высланы из страны российские дипломаты. В японском дипведомстве заявили о неприемлемости использования химического оружия, при этом воздержавшись от обвинений в адрес России. Представители МИДа этой страны также подчеркнули, что Токио надеется на «скорое выяснение истины» в «деле Скрипаля».

По мнению руководителя образовательной программы «Экономика и политика в Азии» ВШЭ Дениса Щербакова, присоединение Японии к мерам Запада в отношении России исключено. По его словам, «непокорность» Токио в случае с «делом Скрипаля» укладывается в политическую картину, актуальную на протяжении последних пяти-семи лет — Япония все больше отходит от политики, навязываемой ей Соединенными Штатами. Дональду Трампу пока не удалось переломить эту тенденцию, более того — за годы его президентства Токио все увереннее ведет себя на международной арене, считает эксперт.

«Поэтому крайне маловероятно, что Япония будет принимать против России какие-то меры. Тем более, что нынешний премьер-министр Японии достаточно пророссийски настроен.

Очевидно, что в условиях складывающейся благоприятной конъюнктуры и в политических, и в торгово-экономических отношениях высылки наших дипломатов не произойдет», — говорит Щербаков.

В свою очередь, бывший заместитель главы МИД РФ Георгий Кунадзе отмечает, что для Японии присоединиться к этой демонстративной акции в какой-то мере означает осложнить перспективы своих отношений с Россией.

«Япония же эти отношения старательно выстраивает — особенно при нынешнем премьер-министре [Синдзо] Абэ в надежде на какой-то прогресс по вопросу о Южных Курилах. Ради этой заветной цели Япония готова вызвать недовольство других своих союзников», — пояснил дипломат.

Однако «курильские амбиции» Абэ — далеко не единственная причина, почему Токио стремится сохранить свои отношения с Россией. Соседние Республика Корея и Китай также активно развивают отношения с Москвой. «Если Япония испортит отношения с Россией в политике, она рискует упустить конкурентные преимущества в экономике», — считает Денис Щербаков.

Пока что экономическое сотрудничество Японии с Россией продолжает развиваться в выгодном для обеих стран направлении. Уже сейчас идет работа над проектами Сахалин-1 и Сахалин-2, в которых участвуют японские компании. Кроме того, Япония всегда будет нуждаться в ресурсах, а для России ценны страны, которые приобретают у нас не просто сырье, а обработанные ресурсы, рассказывает эксперт. Развитие подобных проектов может стать еще более масштабным, в том числе и из-за ухудшения отношений России с Западом.

«Неблагодарная» Корея

Ситуация с Южной Кореей не так однозначна, как с Японией — республика еще не заявила об отказе высылать российских дипломатов официально, но при этом ничего не слышно и о планах Сеула отправить представителей РФ в Москву.

Между тем Южная Корея зависит от США в еще большей степени, чем Япония, — как минимум, в сфере обороны. Между странами действует договор о взаимной обороне, в соответствии с которым на территории Южной Кореи функционируют американские военные базы, готовые защитить республику в случае нападения со стороны КНДР.

Но это еще не все — буквально накануне американцы пошли на существенные уступки Южной Корее в вопросе импортных пошлин на сталь, исключив ее из списка стран, на которые распространятся новые торговые барьеры. При этом республика является одним из основных поставщиков стали в Соединенные Штаты.

В беседе с «Газетой.Ru» Георгий Кунадзе, бывший также чрезвычайным и полномочным послом РФ в Республике Корея, отметил, что в знак благодарности Вашингтону Сеул должен был проявить большую солидарность, однако не пошел на это.

«Причина — Южная Корея очень не хотела бы подтолкнуть Россию к Северной Корее. Это все вполне понятные, лежащие на поверхности политические расчеты», — пояснил дипломат. По его мнению, игнорируя призыв США, Южная Корея рассчитывает на будущее содействие России по северокорейскому вопросу.

«Россия в принципе проводит достаточно аккуратную политику в Северной Корее. Да, мы присоединились к санкциям, которые наложил Совет Безопасности, мы за них голосовали, но, тем не менее, Россия довольно тепло относится к северокорейскому режиму», — пояснил Кунадзе. При этом он считает, что Россия на уступки идти не захочет и что рано или поздно эта ситуация надоест Сеулу, а это, в свою очередь, может ухудшить отношения с Москвой.

«Если в Сеуле политический барометр покажет несколько другое значение, то я думаю, те лица в Южной Корее, кто особенно неприязненно относятся к КНДР, захотят припомнить Москве эту лояльность», — предупреждает Кунадзе.

А что Китай?

Китай тоже не присоединился к западным странам, высылающим российских дипломатов. 27 марта Пекин высказался по поводу «дипломатической травли» в отношении России, подчеркнув, что конфликт между РФ и Великобританией должен быть урегулирован «на основе фактов».

«В нынешних условиях все стороны должны отбросить мышление в духе «холодной войны», отказаться от конфронтации», — заявила журналистам официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин.

Интересно, что всего за несколько дней до инспирированных Вашингтоном массовых высылок российских дипломатов американское давление как никогда ощутил на себе и сам Китай. 22 марта Дональд Трамп подписал меморандум о торговых ограничениях в отношении КНР, фактически объявив Пекину торговую войну.

По словам Трампа, введение пошлин на импортные китайские товары может нанести китайской экономике ущерб в размере $60 млрд. «Это — первая [мера] из множества», — подчеркнул американский лидер.

Главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов отмечает, что торговое давление Вашингтона на Пекин, начавшееся практически синхронно с высылкой российских дипломатов, создает предпосылки для усиленного развития российско-китайских отношений.

«У Китая может появиться встречная заинтересованность в том, чтобы повернуться в направлении России, укрепить сотрудничество и по стратегическим вопросам, и по экономическим. Сближение возможно, потому что теперь заинтересованной стороной все в большей степени становится Китай», — поясняет свою позицию Ломанов.

В этом состоит главное отличие нынешней ситуации от периода 2014-2015 года, когда Россия попыталась осуществить резкий «разворот на Восток» — в частности, к Китаю, в то время еще полному оптимизма относительно связей с Западом. «Тогда у Пекина не было ощущения того, что в отношениях с США вдруг могут начаться какие-то серьезные трения. А на деле вышло совсем наоборот», — отмечает Ломанов.

Торговая война не единственное тревожащее Китай обстоятельство в нынешних отношениях с США. Незадолго до введения этих ограничений конгресс США также одобрил закон, разрешающий высшим должностным лицам Соединенных Штатов посещать Тайвань.

Трамп еще во время предвыборной кампании утверждал, что будет пересматривать принцип «одного Китая» — и Пекин весьма озабочен этим сигналом о готовности американцев оказывать и политическое, и экономическое давление.

Программный директор дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачев также говорит о наличии предпосылок для активизации российско-китайских отношений. «На данном этапе Китай является важнейшим инвестиционным партнером России на Востоке, — напомнил эксперт, — Неслучайно к нам приезжает китайский министр иностранных дел — видимо, для того, чтобы «сверить часы» в контексте торговых санкций, которые на Китай накладывают США, и то, что сейчас предпринимают в отношении России США и страны Европейского союза».

Великобритания. США. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 27 марта 2018 > № 2547095


США. Великобритания. Евросоюз. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 27 марта 2018 > № 2547065

И НАТО туда же: альянс высылает российских дипломатов

НАТО сократит численность российской миссии при альянсе

Алексей Грязев

Генсек НАТО Йенс Столтенберг намерен сохранить отношения альянса с Россией в том же виде, как и сейчас — со стремлением к диалогу в сочетании с «сильной обороной». Об этом он заявил после анонса о сокращении российской дипмиссии при альянсе на треть. В российском МИДе считают, что такие меры диалогу способствовать не будут.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил во вторник 27 марта, что альянс принял решение выслать семь российских дипломатов из-за дела об отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля из британского Солсбери. Об этом сообщает Reuters.

По его словам, еще трем дипломатам отказано в аккредитации в постпредстве России при НАТО. Он также отметил, что таким образом альянс сокращает максимальный размер российской миссии в НАТО с 30 до 20 человек.

Источник РИА «Новости» в МИДе России заявил, что российская сторона непременно ответит на решение НАТО о сокращении числа сотрудников при альянсе.

«Этот шаг НАТО очень сильно сужает возможности для начала такого диалога (между Москвой и альянсом), который сейчас остро необходим в нынешней сложной обстановке с безопасностью в Европе», — заявил источник.

Однако сам Столтенберг отмечает, что сегодняшнее решение не окажет влияния на политику НАТО по России. «Альянс остается приверженным своей политике двойного подхода, сочетающего сильную оборону и готовность к диалогу, включая работу по подготовке следующего заседания Совета Россия — НАТО», — говорит генсек альянса. «Мы продолжаем стремиться к более конструктивным отношениям и содержательному диалогу с Россией», — резюмировал он.

Кроме альянса, к массовой высылке российских дипломатов присоединились 27 западных стран. «Первой ласточкой» стали действия Великобритании, которая выслала 23 российских дипломата еще неделю назад, связав это с обвинениями в адрес России о ее причастности к отравлению экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля нервно-паралитическим веществом «Новичок».

26 марта эти обвинения поддержал и Вашингтон, приняв при этом намного более жесткие меры, чем Лондон: Белый дом высылает 48 сотрудников дипмиссии РФ и еще 12 сотрудников в миссии ООН, а также закрывает российское генконсульство в Сиэтле.

В течение суток меры против России приняли еще 18 стран-членов НАТО, а также Ирландия, Финляндия, Швеция, Украина, Молдавия, Македония и Австралия.

Все эти страны высылают российских дипломатов, многих из которых обвинили в работе на российскую разведку. Исключением является только Исландия — власти островного государства вместо высылки дипломатов решили приостановить дипломатические отношения с Россией на высоком уровне, а также наравне с руководством Великобритании бойкотировать Чемпионат мира по футболу, который пройдет в России летом 2018 года.

При этом список стран, которые решили принять меры против России, может увеличиться — во многих странах Европы министерства иностранных дел продолжают вызывать российских послов «для консультаций».

О своем однозначном отказе выслать российских дипломатов заявили несколько европейских стран, у каждой из которых были на это свои причины.

Австрия объяснила свое решение не высылать российских дипломатов тем, что придерживается принципа нейтралитета. «Причина для этого следующая: мы намерены держать открытыми каналы диалога с Россией. Австрия является нейтральной страной и своеобразным мостом между Востоком и Западом», — сказал представитель австрийского кабмина Петер Лаунски-Тиффенталь.

Люксембург отказался отсылать российских дипломатов по той причине, что состав дипмиссии России в стране и так невелик. «В нашей стране насчитывается очень ограниченное число российских дипломатов и, несмотря на все наши усилия, оказалось невозможно установить, что кто-то из них является шпионом или работает против интересов страны», — заявил министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн.

Кипр, по словам предсавителя правительства страны Продромоса Продрому, просто не готов идти на конфронтацию с Россией. «Наша страна не в состоянии принимать меры против стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН», — сказал он.

Пожалуй, самую дружелюбную для России позицию представил Белград. Глава МИД Сербии Ивица Дачич заявил, что несмотря на старания Запада, Россия была и остается «верным партнером и другом Сербии», поэтому Белград не позволит себе подвести Москву.

США. Великобритания. Евросоюз. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 27 марта 2018 > № 2547065


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter