Всего новостей: 2191234, выбрано 1874 за 0.248 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 августа 2017 > № 2282175

Китай рассчитывает, что Индия предпримет практические и позитивные шаги для исправления своих ошибочных слов и действий, сообщила сегодня официальный представитель министерства иностранных дел КНР Хуа Чуньин.

Хуа Чуньин сделала данный комментарий после того, как министр внутренних дел Индии Раджнатх Сингх 21 августа заявил, что Индия не агрессивна и никогда не выступала инициатором нападений, но она не пойдет на компромиссы в области безопасности.

Р. Сингх сообщил, что решение для продолжающегося противостояния между Индией и Китаем в районе Дунлан вскоре будет найдено, выразив надежду, что Пекин предпримет в этой связи позитивные шаги.

Хуа Чуньин вновь подтвердила, что предпосылкой и основой для урегулирования инцидента является немедленный и безоговорочный вывод Индией нарушивших границу сил и техники на индийскую сторону от границы.

Китай является миролюбивой страной и твердо привержен миру, но китайская сторона будет решительно защищать свой государственный суверенитет и территориальную целостность, никогда не допустит нарушения своего территориального суверенитета любыми странами и по любым причинам, сказала она.

По словам Р.Сингха, во всем мире считается, что Индия никогда не бросала злобных взгядов на какие-либо страны, Индия также не питает экспансионистских настроений, угрожающих ее соседям.

Хуа Чуньин сообщила, что, согласно фактам, индийские силы незаконно пересекли признанную и соблюдавшуюся Китаем и Индией в течение примерно 130 лет делимитированную границу и продолжают оставаться на китайской территории, а Индия изобретала различные предлоги для оправдания этих незаконных действий.

"Мы надеемся, что Индия сможет согласовать свои слова с действиями и немедленно выведет свои силы и технику, которые вторглись на китайскую территорию", -- сказала Хуа Чуньин.

По сообщению газеты "Таймс оф Индия" от 21 августа, индийские официальные лица недавно обсудили ситуацию в Дунлане со своими российскими коллегами, вновь подтвердив позицию Индии, заключающуюся в том, что строительство дороги Китаем стало односторонним изменением статус-кво и имело серьезные последствия для Индии в области безопасности.

Район Дунлан является неоспоримой китайской территорией, индийское вторжение на китайскую территорию под предлогом строительства Китаем дороги лишено законных оснований, и аргументы Индии просто несостоятельны, отметила Хуа Чуньин.

Согласно документу, выражающему позицию Китая по поводу незаконного проникновения пограничных сил Индии на китайскую территорию, строительство Китаем дороги на собственной территории нацелено на улучшение местного транспорта. В процессе строительства дороги Китай не пересекал границу и заблаговременно уведомил индийскую сторону.

Следуя индийской логике, если Китай почувствует, что инфраструктурное строительство Индии в приграничных районах угрожает его безопасности, то китайская сторона сможет открыто послать войска на индийскую территорию, чтобы остановить это, сказала Хуа Чуньин.

Она предупредила, что если допустить абсурдную логику Индии, то произойдет подрыв международных норм.

Хуа Чуньин сказала, что Китай до сих пор проявлял высокую степень сдержанности, выразив надежду, что Индия будет действовать, как большая страна, и проявит ответственный и разумный настрой для урегулирования инцидента.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 августа 2017 > № 2282175


Япония. Индия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 22 августа 2017 > № 2282100

В Дели прошло мероприятие по случаю годовщины японо-индийских обменов

В Дели прошло мероприятие по случаю годовщины дружественных обменов между Японией и Индией, в ходе которого японские и индийские исполнители выступили на сцене.

Мероприятие провело посольство Японии в официальной резиденции посла.

Японский актер Кабуки Оноэ Кикуносукэ сыграл роль влюбленной женщины, отобразив ее чувства и эмоции с помощью утонченных движений и жестов.

Индийские исполнители выступили с классическим индийским танцем Катакали. Танцоры Катакали, как и актеры Кабуки, выступают в красочных костюмах с ярким макияжем. Женские роли здесь также исполняют мужчины.

Оноэ Кикуносукэ сейчас работает над созданием нового спектакля Кабуки на тему древнего классического индийского произведения "Махабхарата". Он планирует поставить его на сцене в Токио в октябре.

Япония. Индия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 22 августа 2017 > № 2282100


Индия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 августа 2017 > № 2281260

Что даст ЕАЭС свободная торговля с Индией

Эксперт рассказал о том, насколько вырастет товарооборот с Индией у стран ЕАЭС после создания Зоны свободной торговли

Согласно оценкам Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), в случае создания полноценной Зоны свободной торговли с Индией может быть достигнут суммарный прирост ВВП всех стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) от 1,5 до 3 миллиардов долларов в краткосрочной и долгосрочной перспективе, рассказал руководитель направления Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Владимир Перебоев.

"Столь невысокие показатели в случае с ЕАЭС обусловлены, на наш взгляд, прежде всего, издержками транспортной логистики в грузопотоке сторон. Вместе с тем, Комиссией прогнозируется рост товарооборота ЕАЭС и Индии на уровне до 40 % по сравнению с текущим уровнем. По мнению экспертов ЕЭК, это будет зависеть от глубины тарифной либерализации, о которой сторонам предстоит договориться", — пояснил эксперт.

При этом он отметил, что многое в этом вопросе будет зависеть от готовности индийской стороны снижать уровень нетарифных барьеров.

Предполагается, что соглашение о ЗСТ будет охватывать такие направления торгового регулирования, как таможенное администрирование, защита прав интеллектуальной собственности, снижение тарифных и нетарифных барьеров во взаимной торговле и другие.

"Чтобы отстоять свои интересы, странам ЕАЭС предстоит большая работа по предупреждению всех возможных рисков, в том числе посредством изъятий из режима свободной торговли на переходный период", — указал Владимир Перебоев.

Диалог ЕАЭС и Индии на предмет создания Зоны свободной торговли был начат в 2015 году. Как известно. В июне 2017 года в Санкт-Петербурге высокие представители ЕЭК и Индии подписали совместное заявление о начале переговоров по заключению такого соглашения о Зоне свободной торговли (ЗСТ).

В состав ЕАЭС входят Казахстан, Россия, Беларусь, Кыргызстан и Армения.

Соглашение о Зоне свободной торговли действует с Вьетнамом. На стадии переговоров о вхождение в ЗСТ с ЕАЭС находятся Египет, Таиланд, Иран, Монголия и Сербия. Интерес к зоне свободной торговли выразили Венгрия, Израиль, Индия, Камбоджа, КНР, Пакистан, Перу, Республика Корея, Сингапур, Тунис, Чили и Япония.

Индия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 августа 2017 > № 2281260


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 августа 2017 > № 2281995

Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин в понедельник подтвердила тот факт, что 15 августа индийская сторона на западном участке китайско-индийской границы предприняла жесткие действия, в результате чего китайские пограничники получили ранения. Китай выражает резкое недовольство в связи с этим.

Хуа Чуньин сказала, что по подтвержденной информации китайской стороны, 15 августа китайские пограничники во время нормального патрулирования в районе Баньгунху на западном участке китайско-индийской границе столкнулись с противодействием индийских пограничников. Индийская сторона предприняла жесткие действия и вступила в конфронтацию с китайскими пограничниками, в результате чего последние получили ранения.

По ее словам, индийская сторона своими действиями нарушила соответствующие договоренности, достигнутые двумя странами для обеспечения мира и стабильности в пограничных районах и создала угрозу ситуации на западном участке китайско-индийской границе.

В связи с этим Китай выразил резкое недовольство и сделал серьезное представление индийской стороне, заявила китайский дипломат.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 августа 2017 > № 2281995


Афганистан. Индия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > afghanistan.ru, 14 августа 2017 > № 2279952

Индия начнёт экспорт продукции в Афганистан через порт Чабахар

В течение ближайших двух недель Индия начнёт экспортировать свои товары в Афганистан через торговый порт Чабахар, расположенный в Иране.

Как заявляет Сакина Ашрафи, замдиректора департамента экономических вопросов иранской провинции Систан и Белуджистан, 5,7 тыс. контейнеров будут отправлены в афганскую провинцию Нимроз в течение двух месяцев. Пока запланирована отправка через Чабахар 35 тыс. контейнеров грузов, передаёт афганский телеканал «1-ТВ».

Напомним, что соглашение о трёхстороннем использовании торгового порта Чабахар было встречено афганскими бизнесменами с энтузиазмом, поскольку позволило бы открыть новый торговый маршрут, не проходящий через проблемную территорию Пакистана. Однако афганские бизнесмены пока не могут использовать этот маршрут. Недавно министр транспорта Индии Нитин Гадкари заявил, что для ввода порта Чабахар в полноценное трёхстороннее использование потребуется от 12 до 18 месяцев.

Напомним также, что афганские фрукты и бахчевые, которые планировалось отправить в Индию через недавно открытый воздушный коридор, задержаны в аэропорту и портятся.

Афганистан. Индия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > afghanistan.ru, 14 августа 2017 > № 2279952


Китай. Бутан. Индия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271053

Не поддаваться на китайский блеф

Брахма Челаней (Brahma Chellaney), Project Syndicate, США

Нью-Дели — Чем больше сил накапливает Китай, тем активней он пытается достичь своих внешнеполитических целей с помощью блефа, пустых угроз и наглого давления. Но на фоне продолжающегося противостояния с индийской армией на гималайской границе, становятся всё очевидней пределы подобной тактики.

Нынешний конфликт начался в середине июня, когда Бутан, ближайший союзник Индии, обнаружил, что Народно-освободительная армия пытается построить дорогу через Доклам, высокогорное плато в Гималаях, которое принадлежит Бутану, но на которое претендует Китай. Индия является гарантом безопасности крошечного Бутана, поэтому немедленно отправила войска и технику с целью остановить это строительство, заявив, что данная дорога, возвышающаяся над местом, где соединяются Тибет, Бутан и индийский штат Сикким, может угрожать её собственной безопасности.

С тех пор китайское руководство практически ежедневно делает Индии предупреждения с требованием отвести войска, грозя в противном случае военным возмездием. Министерство обороны Китая пригрозило преподать Индии «горький урок», пообещав, что конфликт нанесёт стране «намного больший ущерб», чем китайско-индийская война 1962 года, когда Китай вторгся в Индию в ходе пограничного спора в Гималаях и за несколько недель нанёс стране серьёзный урон. Тем временем, министерство иностранных дел Китая выпустило целый ураган гневных заявлений с целью запугать Индию и заставить её подчиниться.

Несмотря на всё это, правительство Индии во главе с премьер-министром Нарендрой Моди сохраняет хладнокровие, отказавшись реагировать на китайские угрозы, а тем более отводить войска. Милитаристская риторика Китая не ослабевает, но всё ярче проявляет свое истинное лицо. Сейчас уже понятно, что Китай пытается применить психологическое оружие, чтобы добиться своей стратегической цели — «победы без сражений», как рекомендовал ещё древнекитайский военный теоретик Сунь-цзы.

Китай ведёт психологическую войну против Индии, главным образом, с помощь кампании по дезинформации, манипулируя СМИ. Он пытается представить Индию — неорганизованную демократию с плохой публичной дипломатией — агрессором, а Китай — пострадавшей стороной. Китайские государственные СМИ уже несколько недель увлеченно ругают Индию. Кроме того, Китай ведёт «юридическую войну», избирательно ссылаясь на одно из соглашений колониальной эпохи, игнорируя при этом свои собственные нарушения более свежих двустороннних соглашений, о чём заявляют и Бутан, и Индия.

В первые дни Китай оказался в выигрышной позиции благодаря психологическому блицкригу. Но когда заявления и тактика Китая стали подвергаться более тщательному анализу, то выбранный им подход стал приносить всё меньше результатов. Более того, попытки Китая изобразить себя жертвой внутри страны (утверждая, что индийские войска незаконно вторглись на китайскую территорию и остаются на ней до сих пор) дискредитировали сами себя и спровоцировали националистическое недовольство неспособностью властей изгнать захватчиков.

В результате имидж председателя Си Цзиньпина как главнокомандующего, а заодно и представления о региональном доминировании Китая оказались под угрозой, причём всего за несколько месяцев до критически важного XIX Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Трудно представить, как Си Цзиньпин сможет выйти из этого положения.

Несмотря на общее военное превосходство Китая, у него вряд ли есть возможность решительно разгромить Индию в Гималайской войне, поскольку граница Индии очень хорошо укреплена. Даже в локальных стычках в районе трёх границ Китай будет не в состоянии доминировать, потому что индийская армия контролирует высоты и у неё выше плотность войск. Если после таких военных стычек Китай останется с разбитым носом, а так уже случалось в этом районе в 1967 году, на предстоящем съезде партии у Си Цзиньпина возникнут серьёзные проблемы.

Но даже и без реального конфликта Китаю грозит проигрыш. Его конфронтационная тактика может заставить Индию, геополитически самого важного неприсоединившегося государства в Азии, примкнуть к лагерю США, главного глобального соперника Китая. Кроме того, Китай может подорвать собственные коммерческие интересы в Индии, крупной экономике с самыми быстрыми темпами роста в мире, которая к тому же контролирует жизненно важный для Китая маршрут импорта энергоносителей.

Министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж уже намекнула на возможность введения экономических санкций, если Китай, чей ежегодный профицит в торговле с Индией достигает почти 60 миллиардов долларов, продолжит нарушать мир на границе страны. Если обобщать, Китай называет безоговорочный отвод индийский войск условием прекращения конфликта, а Индия, подвергающаяся в течение последнего десятилетия регулярным нападкам Китая, настаивает, что мир на границе является условием для развития двусторонних связей.

В таких условиях Си Цзиньпин поступил бы мудро, если бы попытался заручиться поддержкой Индии в поиске компромисса, который покончит с этим кризисом и позволит сохранить лицо. Чем дольше длится это противостояние, тем больше оно будет вредить столь тщательно культивируемому имиджу могущественного руководителя Си Цзиньпина, а также имиджу Китая как азиатского гегемона. Всё это может ослабить народную поддержку режима и влияние Китая на соседние страны.

Данный конфликт уже стал важным уроком для других азиатских стран, которые пытаются противостоять китайскому давлению. Например, недавно Китай пригрозил начать боевые действия против вьетнамских баз на спорных островах Спратли, вынудив вьетнамское правительство прекратить бурение газовых скважин на границе эксклюзивной экономической зоны Китая в Южно-Китайском море.

Пока что Китай не демонстрирует готовности менять свои подходы. Некоторые эксперты полагают даже, что вскоре страна перейдёт к «военной операции малого масштаба» с целью изгнания индийских войск, находящихся сейчас на территории, на которую претендует Китай. Однако вряд ли такая атака принесёт Китаю какую-нибудь пользу, а уже тем более изменит территориальный статус-кво в районе трёх границ. И уж конечно, она не даст Китаю возможность возобновить работы на дороге, которую он хотел построить. Эта мечта явно умерла в тот момент, когда Индия назвала китайские угрозы блефом.

Китай. Бутан. Индия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271053


Индия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Легпром > tpprf.ru, 4 августа 2017 > № 2265410

Выставка-продажа товаров из Индии стартовала в Ессентуках.

3 августа 2017 г. в г. Ессентуки состоялось торжественное открытие выставки-ярмарки «Товары из Индии», организация которой осуществлена ТПП СК совместно с Международной выставочной компанией «Indo Russia Expo».

Торжественную церемонии открыли руководитель представительства ТПП СК в г. Ессентуки Виктория Лисицына и президент Союза «Пятигорская Торгово-промышленная палата Ставропольского края» Лариса Карташова.

«Основой доброжелательных отношений является единение духовно-нравственных начал культур России и Индии. И очень приятно, что наш город принял эстафету выставки как знак поддержки этой идеи. Мы надеемся, что проведение ярмарки индийских товаров станет для города ежегодным», – отметила Виктория Лисицына.

Подобные выставки уже неоднократно с успехом проходили в Ставрополе, Санкт-Петербурге, Воронеже, Волгограде, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Ярославле, Белгороде и многих других городах.

Задача выставки-продажи «Товары из Индии» – всемерно содействовать межкультурной коммуникации народов и наметить векторы взаимовыгодного внешнеэкономического взаимодействия.

В экспозиции ярмарки представлен широкий ассортимент товаров для дома (домашний текстиль, предметы интерьера), изделий из кожи, традиционной одежды и обуви, ювелирных украшений, подарков и сувениров, сумок ручной работы, аксессуаров и натуральной аюрведической косметики.

Индия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Легпром > tpprf.ru, 4 августа 2017 > № 2265410


Индия. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 августа 2017 > № 2278698

Гималайский геополитический идиотизм, или Ненужная война Индии с Китаем

Золотая мечта американской внешней политики — индийско-китайский конфликт, если не война — вроде как сбывается в виде войны нервов. В ней участвует несколько сотен солдат, место их противостояния в горах Гималаев найти на карте сложно, не хочется и не нужно. Это не война, солдаты просто стоят друг против друга уже почти 2 месяца и даже, говорят, прониклись взаимными симпатиями. Зато геополитических размышлений в СМИ сколько угодно, и главная ценность этой истории именно в том, что она подтолкнула множество людей к размышлениям о том, как изменился мир и куда он будет меняться дальше, и зачем в этом новом мире ссориться Индии и Китаю.

Проигрывают все

Вообще-то речь идет о споре на границе Китая и Бутана, но у последнего есть договор с Индией — о защите интересов этого маленького горного королевства. Так что для Дели речь идет не о священной родной земле, а о престиже в регионе Южной Азии, где Индия теоретически должна быть лидером.

Для Китая ситуация примерно такая же, а именно — как выйти из случайного по сути конфликта, не потеряв престижа одной из двух мировых сверхдержав.

Границу, о которой идет речь, никто не размечал до миллиметра, она находится на высоте 4 километров, 8 месяцев в году заморожена насмерть. На китайских картах она обозначена как китайская, в Бутане, оказывается, так не думают. Начинался скандал с попытки Китая построить там высокогорное шоссе в рамках своих программ создания инфраструктуры в Тибете. Кто-то ошибся парой километров.

Навстречу дорожным рабочим вышли индийские солдаты, за ними появились китайские, так с тех пор и стоят, наблюдая друг друга. Больше не происходит ничего.

Заметим, что вся проходящая высоко по Гималаям граница уже самой Индии и Китая такая же — оспаривается на множестве участков. Так что неважно, где произошел пограничный инцидент, важно, как его урегулировать. А это уже не война, а битва мыслителей от внешней политики.

Единственное, в чем сходятся все аналитики, это что обеим странам война друг с другом никоим образом не нужна, в некотором смысле они проиграют ее обе.

А именно, военное противостояние может закрыть торговый путь через Индийский океан и Малаккский пролив, через который Китай получает 80% импортируемой нефти. Но вот сухопутную войну Индия проиграет. Другое дело, что оккупация индийских (как и китайских) территорий — безумная идея.

Вдобавок Китай проиграет в своих планах создания ведущей через всю Евразию инфраструктуры "один пояс, один путь". Индия и так к этим планам не присоединилась, потому что Китай строит очередную дорогу через пакистанские территории, которые Индия считает своими.

Однако Индия, недовольная этим фактом и ссорящаяся с Китаем, проигрывает таким образом целый регион — тот самый, ради престижа в котором она защищает Бутан. А именно, китайские планы нравятся не только не любящему Индию Пакистану, но Бангладеш, Шри Ланке и Непалу. То есть всей Южной Азии, кроме Индии.

Если случайная война на замороженных и слабо обитаемых высотах не нужна ее участникам, то тогда кому? В таких случаях всегда кивают на США. Но тут идут споры по всем азиатским и прочим СМИ. В основном между индийцами (вообще, бурление экспертной мысли по поводу буквально идиотской гималайской истории наблюдается именно с индийской стороны, китайцы более сдержанны).

Один автор (в данном случае исполненный подозрений китаец) напоминает, что Индия, США и Япония только что завершили учения флота в Бенгальском заливе; что в те же дни Америка одобрила продажу Индии транспортных самолетов на 365 миллионов долларов и боевых беспилотников на 2 миллиарда.

Другой (разочарованный индиец) объясняет читателям, что Вашингтон вообще никак не отреагировал на гималайский инцидент. И жалуется: ведь вся политика США в отношении Индии годами исходила из того, что у них есть общая озабоченность по поводу роста влияния Китая. Отмена западных санкций против Индии (да, были такие, провалились) произошла именно исходя из этой "общей озабоченности". И что теперь?

А теперь, констатирует индийский эксперт, администрация Дональда Трампа не имеет никакой политики в отношении Индии, только реагирует на возникающие ситуации. И, кстати, она уже полгода не может назначить посла США в Индии — невероятно.

Здесь мы добавим, что речь никогда не шла о какой-то полномасштабной войне двух соседей, а только о "балансировании" — о том, чтобы Китай не слишком задавался и знал, что всегда есть Америка.

И вот сегодня, пишет еще один индиец, его страна виновата в том, что рассердила Россию до того, что та вошла в партнерство с Китаем…

Вы уже понимаете, что с автором что-то не то, он слабо знаком с фактами, но этот политолог из провинциального университета довольно хорошо отражает смятение умов в образованном классе страны — там царит сплошное "что делать" и "кто виноват".

Президент США Дональд Трамп и премьер-министр Индии Нарендра Моди в Белом доме в Вашингтоне. 26 июня 2017

Итак, дружба премьера Индии Нарендры Моди с США отдалила его от самого надежного друга — России (да неужели?), Индия связалась не с теми друзьями — Японией и Сингапуром (они тоже сближаются с Китаем) и постоянно злит Китай, дружа против него с Вьетнамом. А результат — печальный.

Местами автор прав — раньше все было проще и понятнее. Неизменная политика тех же США, независимо от администраций, приучала мир к тому, что дипломатия — искусство маленьких шагов и жестов. Потому что понятно было, примерно на чьей стороне США как-то вмешаются в чужую войну. Люди отучились думать без оглядки на Америку. А сейчас любая случайность, типа непредвиденного конфликта на высоте в 4 километра, показывает, что все прежние схемы не чтобы рушатся — просто в них уже не всем и не очень верится. Каждый раз приходится начинать дипломатию с нуля, делая в процессе множество неприятных открытий.

Хотя бывают открытия и хорошие. Чем кончится нынешняя гималайская история, предсказать нетрудно. Миром, конечно. Вот статья Шаши Тарура, человека, который чуть не стал недавно Генеральным секретарем ООН (а сегодня он глава индийского парламентского комитета по международным делам). Вся статья — перечисление международных сюжетов, в которых интересы Индии и Китая совпадают и идет активное сотрудничество, не говоря о взаимной торговле в 70 миллиардов долларов ежегодно. Сейчас, кстати, проходят подготовительные заседания перед саммитом БРИКС, на них индийцы с китайцами разрабатывают общие планы и не ссорятся.

И ведь действительно — будет интересно, если эта высокогорная стычка создаст новую ситуацию в Азии, когда станет предельно ясно, что интересы Китая и Индии совпадают практически везде и во всем. По крайней мере конфликт показал, что никакого рационального основания для вражды двух соседей нет.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Индия. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 августа 2017 > № 2278698


Индия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 августа 2017 > № 2260853

Об отношениях Индии и Центральной Азии — дипломат Пхунчок Стобдан

Пхунчок Стобдан — дипломат и эксперт по внешней политике Индии. До недавнего времени он был Чрезвычайным и Полномочным послом Индии в Республике Кыргызстан. Ранее Стобдан служил в Секретариате Совета национальной безопасности Индии (НСКС). Он также работал директором Центра стратегических исследований в Джамму и Кашмире, в настоящее время является старшим научным сотрудником Института оборонных исследований и анализа в Нью-Дели. О том, какие отношения складываются между странами Центральной Азии и ближайшей к ним внешней столицей — Нью-Дели, — г-н Стобдан рассказывает в беседе с CAAN.

Премьер—министр Индии Нарендра Моди посетил Центральную Азию два года назад. Как, по Вашим оценкам, изменилась политика Индии в отношении Центральной Азии после этой поездки? Появились ли какие-то новые проекты, которые стоит обсудить?

Премьер-министр Моди посетил все пять центральноазиатских республик в 2015 году на пути в саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Уфе (и после него), что на самом деле стало умным стратегическим и дипломатическим шагом для того, чтобы начать попытки по преодолению тех трудностей, которые до сих пор ограничивали роль Индии в регионе. Хотя и много времени было потеряно, чтобы вновь соединиться с «землей саков» («кушан»).

Вы знаете, интересы Индии в регионе выходят за рамки аспектов энергии и безопасности. Это не только деловые интересы, а цивилизационные. Поэтому визиты премьер-министра Нарендры Моди в Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан стали символическими и значительными с точки зрения оживления индийской дипломатии в стратегически важном регионе, расположенном в отдалении от Индии. Этот визит также имел большое значение для расширения стратегического периметра и представлений, господствующих среди нашего собственного населения, о регионе за пределами Пакистана и Китая.

Например, Узбекистан — это нервный центр Центральной Азии. Захир-уд-Дин Бабур прибыл к нам из Ферганской долины. Культурные связи между Индией и Узбекистаном глубоки, и их невозможно отнять. Богатый нефтью Казахстан привлекает внимание Индии. Туркменистан имеет значение в контексте проекта трубопровода ТАПИ, если его получится реализовать. Кыргызстан обладает огромным гидроэнергетическим потенциалом и, подобно Монголии, является демократией. Индия пользуется исторической близостью с Таджикистаном. Страна является стратегически важной для Индии в контексте зоны Аф-Пак (Афганистан-Пакистан).

По мере того, как Центральная Азия де-европеизируется, здесь происходит интенсивное соперничество держав. Регион уже захлестнули китайцы, так же и экстремистские силы. Интересы Китая в экономике и безопасности в Центральной Азии уже взаимоувязаны. Что, наконец, положило конец российской монополии, господствовавшей в регионе на протяжении последних 150 лет. Именно Китай теперь контролирует поток товаров и услуг в регион и из него, и это не вызывает никакого реального сопротивления со стороны России, а также каких-то усилий по сдерживанию со стороны Соединенных Штатов и Индии.

Индия рассматривает хрупкость Центральной Азии как источник нестабильности, потому что регион является северной границей исламского мира. За нынешними светскими фасадами идет серьезный сдвиг в сторону политического ислама. Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которое имеет связи с «Аль-Каидой», продолжает иметь сильные позиции. Хуже того, даже Исламское Государство активно рекрутирует сторонников в Центральной Азии. Пока региональные режимы хорошо застрахованы от падения благодаря поддержке России, но будущее остается неопределенным. Присутствие России было предпочтительным вариантом для Индии с самого начала. Но ее влияние в регионе ослабевает. Россия вместо этого стремится к сближению с Китаем в результате обострения собственного противостояния Западу. Индия в равной степени обеспокоена всеми этими проблемами.

Конечно, в Индии пока нет убедительной политики в Центральной Азии. Но визит премьер-министра Моди дает более четкие очертания этой политике. Индия хочет стать частью процесса региональной экономической интеграции в Евразии. Но главная проблема, с которой она сталкивается в Центральной Азии, — отсутствие прямой географической связи. Доступ через Иран и Афганистан или через международный транспортный коридор «Север – Юг» — это важные цели, но даже те проекты, которые больше всего нацелены на коннективность и развитие трубопроводов, такие как ИПИ и ТАПИ, пока не были реализованы. Конечно, эти варианты не следует исключать, но задержки, связанные с их реализацией, противоречат экономическим интересам Индии.

Чтобы преодолеть географическую изоляцию Индии от Центральной Азии и увеличить роль Индии в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), премьер-министр Моди уже предпринял ряд инициатив, которые сегодня дают результаты.

Эффектное присутствие самого премьер-министра, похоже, произвело большое впечатление на людей, возможно, не меньшее, чем ранее вызывали Радж Капур, Индира Ганди и Митхун Чакраборти.

Важность поиска общего языка с регионом была критической, и визит премьер-министра, возможно, придал необходимый толчок связям Индии с этими странами. Активизм Моди также приветствовался в странах Центральной Азии, хотя они знают, что Индия сильно запоздала, и ей многое придется нагнать. У центральноазиатских стран с самого начала были высокие ожидания от Нью-Дели, но Индия отставала по сравнению с другими странами, ее торговля с регионом едва достигает миллиарда долларов.

Многие индийские аналитики рассматривали этот визит как важную возможность противовеса Китаю. Но это, возможно, неправильная оценка.

Хотя и в центре внимания не было больших проектов, но эффектное присутствие самого премьер-министра, похоже, произвело большое впечатление на людей, возможно, не меньшее, чем ранее вызывали Радж Капур, Индира Ганди и Митхун Чакраборти. Моди стал фактором в Центральной Азии, и это важно. Фактически, прошли десятилетия с тех пор, когда какой-либо популярный индийский лидер посещал эти страны, и им было приятно. Такого визита давно желали: как сказал мне один из моих друзей, «нам это было нужно, потому что индийские лидеры всегда были популярны в Центральной Азии».

Визит премьер-министра имел сильную культурную коннотацию, хотя контакты с Центральной Азией в недавнем прошлом пока не принесли желаемых результатов. Важно отметить, что Моди затронул общее исламское наследие и суфийские традиции, хотя, конечно, возникает вопрос, сохранились ли до сих пор в Индии традиции суфиев Кубравии, Нурбахши и Яссави. Моди подарил Исламу Каримову репродукцию поэмы «Хамса» персоязычного поэта Индии Амира Хусрава Дехлави (1253-1325). Надеюсь, узбекскому диктатору понравился подарок. Моди также ссылался на лингвистические связи с таджиками. Понятно, что визит вызвал сильную совместную социокультурную риторику — ссылки на йогу, хинди, суфизм, информационные технологии, среди прочих, добавили содержания к «мягкой силе» Индии.

Борьба с терроризмом, укрепление обороны, экономические и энергетические связи и расширение коннективности стали повторяющимися темами в обсуждениях премьер-министра с лидерами этих стран. В целом, двадцать одно двустороннее соглашение, подписанные с пятью странами, давно назрели, хотя и на протяжении последних двух десятилетий они фактически действовали, но с очень малым успехом. Причин такого положения дел много, и они все объективны — их трудно перебороть.

Особенный фокус в обсуждении лидеров получила тема коннективности: обсуждались Международный транспортный коридор «Север – Юг», присоединение к Ашхабадскому соглашению, проект через порт Чехбехара и т. д. Во время своего визита Моди обсудил идею обхода Афганистана для соединения с Центральной Азией через наземную, цифровую и воздушную связь. Многие задаются вопросом, связано ли его посещение с растущим разочарованием Индии в укреплении отношений Афганистана с Пакистаном.

Также был подписан ряд соглашений о защите и безопасности. Они, возможно, имеют только символическую ценность, но Индия продолжает поддерживать авиабазу Айни в Таджикистане после того, как инвестировала 70 миллионов долларов США в ее ремонт в 2007 году. Индия также построила военный госпиталь в Фархоре. Оборонное сотрудничество с Кыргызстаном продолжается уже несколько лет и включает в себя создание Горного био-медицинского исследовательского центра в Кыргызстане.

Борьба с терроризмом, особенно угроза со стороны Исламского государства, была одной из основных тем. Индия рассматривает терроризм как «угрозу без границ». Но Центральная Азия, несмотря на то, что находится в непосредственной близости от основного источника терроризма, не является очагом терроризма.

Конечно, некоторые из центральноазиатских государств представляют особенную важность для Индии, потому что являются членами Евразийского экономического союза, с которым в скором времени будет подписано Соглашение о свободной торговле. Важным было подписание Меморандума о взаимопонимании между выборными комиссиями Индии и Кыргызстана.

Нью-Дели является самой близкой внешней столицей к Центральной Азии, но никаких крупных инициатив в области сотрудничества пока нет, как Вы это сами упомянули. Как Индия, в общем, рассматривает ЦА и может ли она предложить свой собственный проект «Шелкового пути» в регионе? Некоторые проекты представляются интересными в экономической сфере: информационные технологии, логистика, торговля… Что удерживает индийские компании от инвестиций в ЦА?

Конечно, для Индии условия для сотрудничества в Центральной Азии не были столь благоприятными. Наша торговля с регионом носит неконкурентный характер из-за географической близости Китая. Китай способен реализовать свои непосредственные экономические потребности. У Китая также есть свои стратегические мотивы, чтобы быть активным в регионе.

Но у нас есть нормальные экономические связи со странами Евразии. Подписанный в 2014 году контракт с Узбекистаном на поставку 2000 тонн урана был важным. С этой стороны, визит в Ташкент Моди был значительным.

Всего можно упомянуть о трех важнейших достижениях. Во-первых, решение Назарбаева подписать крупный контракт на возобновление долгосрочных поставок 5000 тонн метрических тонн урана в Индию в течение следующих пяти лет является наиболее значительным достижением визита премьер-министра. Это на самом деле является более перспективным, чем достижения, связанные с углеводородами.

Во-вторых, индийская компания ONGC-Videsh Ltd (OVL), наконец, сделала свой первый прорыв, когда с помощью Моди 7 июля 2015 года начала бурение ервой разведочной скважины на блоке «Сатпаев».

В-третьих, Уфимский саммит и визит Моди в Туркменистан, возможно, также помогли продвинуть проект трубопровода ТАПИ немного далее. В Ашхабаде премьер-министр назвал проект ТАПИ «ключевым элементом» и призвал к его «скорой» реализации.

Центральноазиатские запасы нефти и газа предлагают привлекательные возможности для Индии. Тем не менее, попытки OVL участвовать в торгах были непростыми, поскольку власти Казахстана неоднократно игнорировали их. Операция по бурению в Сатпаеве была успешной.

Непременно, Россия является и останется важным фактором, определяющим возможности Индии вести бизнес в Центральной Азии. Страны региона по-прежнему интегрированы с Россией. У них нет полной свободы для проведения внешних отношений без согласования с Россией. Россия по-прежнему поддерживает Индию как баланс против монополии Китая на экспорт урана из Казахстана. Это будет продолжаться, пока импорт топлива в Индию не будет превышать определенные объемы, а связи с Казахстаном не углубятся. Но учитывая растущее сближение России и Китая, индийские ядерные связи с Казахстаном будут обусловлены изменениями в геополитическом климате, так как геополитика решительно подрывает импорт углеводородов из Центральной Азии.

Преждевременное невнимание Индии к России было ошибкой. Фактически, такая политическая линия не только отложила успех Индии, но и сделала ее дипломатию в Центральной Азии более сложным делом. Для того, чтобы удовлетворить потребности Индии в энергетических ресурсах Центральной Азии, необходимо сохранять позитивные отношения с Россией.

Центральноазиаты, несомненно, считают, что Индия является надежным, заслуживающим доверия и предсказуемым партнером. Но в то же время они хотят, чтобы Индия исполняла задуманное. Казахстан осознал важность привлечения Индии, и между Индией и Казахстаном многое происходит.

Что Вы думаете о новой региональной динамике с приходом нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева? Как вы оцениваете региональное сотрудничество в Центральной Азии?

Индия должна увязать свою политику с торговлей, инвестициями, коннективностью и культурными связями с другими государствами ШОС.

Так как Индия вступает на путь евразийской интеграции, она внимательно отслеживает изменения политической динамики в Центральной Азии. После недавней смены руководства в Ташкенте характер региональных перспектив меняется в пользу внутрирегионального сотрудничества. С лидерством президента Шавката Мирзиёева власти Узбекистана выглядят более открытыми для активизации отношений страны внутри и за пределами региона. Мы видим много позитивных тенденций в этом отношении. И если тенденция продвинется вперед, Китаю не всегда будет легко преодолевать широкий круг вопросов, возникающих на пути реализации его видения «Один пояс, один путь». В ответ на такое стратегическое движение Индия должна увязать свою политику с торговлей, инвестициями, коннективностью и культурными связями с другими государствами ШОС.

Как Вы оцениваете ситуацию с безопасностью в Афганистане и регионе? Каково отношение Индии к потенциальному усилению участия России в Центральной Азии из-за угроз со стороны Афганистана?

Политический подход Индии к Афганистану был очень последовательным. Мы поддерживаем правительственное управление, за исключением талибов, потому что мы не можем принять правительство, во главе которого стоят террористы. Это единственное исключение. Поэтому, независимо от того, какое правительство приходило к власти в Кабуле, Индия поддерживала его. Индия участвует в процессе реконструкции в Афганистане. И политически мы выступаем за правительство Афганистана, за мирное урегулирование этого вопроса и отстранение экстремистов и террористов от власти, потому что мы не видим разницы между пакистанским ИГИЛом и талибами, они были созданы пакистанцами. В то же время, особенно в отсутствие последовательного мышления в Афганистане, мы видели много формулировок, которые могли бы содействовать разрешению конфликта. Но ситуация не изменилась, и, возможно, сохранение обострения в Афганистане является намерением основных игроков.

Например, Пекин страховал свои собственные интересы, агитируя за создание субрегиональной группы безопасности с участием Афганистана, Пакистана и Таджикистана. Механизм диалога министров иностранных дел Китая, Афганистана и Пакистана, призванный включить афганский Талибан в процесс примирения, вызывает тревогу у Индии. Афганистан также озвучил намерения более тесно сотрудничать по инициативе «Один пояс, один путь». Президент Гани ценит дружбу с Китаем. Россия и Китай обсуждали возможности возрождения контактной группы ШОС по Афганистану, которая была приостановлена в 2009 году. Конечно, они видят, что западные державы, НАТО и т. д. е имеют большого желания вмешиваться в афганские дела. В какой мере Индия может помочь в формулировании регионального консенсуса о мире в Афганистане в рамках ШОС, остается вопросом. Посмотрим, как это сработает. Но Индия стремится внести свой вклад в гражданскую реконструкцию Афганистана.

Последний вопрос о Китае. Каковы последствия последнего саммита ШОС и в чем причины присоединения Индии к ШОС? В чем заключается принципиальная позиция Индии по отношению к ШОС и инициативе «Один пояс, один путь»?

Индия только присоединилась к ШОС, и наш премьер-министр выразил полную веру в уставы ШОС и пообещал сыграть конструктивную роль в региональной группировке. На этот раз Индия изложила свое видение и свои чаяния в ШОС, конечно, с оговоркой, что: а) государства-члены ШОС должны уважать территориальную целостность друг друга и б) в ШОС должна быть нулевая терпимость к терроризму. Однако практические последствия ШОС вряд ли будут значительными. За исключением политической риторики, государства-члены будут продолжать функционировать через двусторонние и другие многосторонние обязательства, хотя Китай может стремиться к включению двустороннего содержания в сферу действия ШОС.

Если региональное сотрудничество и стремление к коннективности будут реализовываться в рамках ШОС, то организации придется вынудить Пакистан открыть свои границы для расширения торгового сотрудничества в рамках афгано-пакистанского соглашения о транзите и торговле. Иначе, это не имеет смысла. Если Пакистан отнесется к этому положительно, то это может способствовать улучшению отношений между Пакистаном и Индией. Однако мы не можем игнорировать те аспекты терроризма, которые касаются Пакистана. Но учитывая опыт участия Пакистана в Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК) и Организации экономического сотрудничества (ОЭС), вовлеченность Пакистана окажется пагубной для роста ШОС. На самом деле ни один из трансграничных механизмов региональной интеграции, включая Четырехстороннее соглашение о транзитных перевозках между Пакистаном, Китаем, Кыргызстаном и Казахстаном (QTTA), афгано-пакистанское соглашение о транзите и торговле, cоглашение о трансграничном транспорте в рамках CAREC, рамочное соглашение о транзитных перевозках в рамках ОЭС и СААРК и многие другие не позволили реализовать свой полный потенциал из-за неконструктивной роли Пакистана.

Борьба с «тремя силами зла» является центральной опорой консенсуса между нынешними членами ШОС, и ШОС должна затруднить чрезмерную поддержку Пакистана со стороны Китая или игнорирование вопросы терроризма.

Решения ШОС, достигнутые на основе консенсуса, позволят Индии участвовать в обсуждении результатов, которые отвечают ее интересам в области региональной безопасности и стабильности. Хотелось бы надеяться, что ШОС сможет предоставить Индии возможность работать вместе с Россией и республиками Центральной Азии. Это может помочь решить хотя бы некоторые проблемы. Индия могла бы использовать атмосферу ШОС для улучшения конвергенции с Китаем и Россией. Возможна совместная индийско-российская инициатива по реализации проектов в Центральной Азии.

Что касается «Один пояс, один путь», Индия не выступает против каких-либо проектов коннективности в Азии, включая проекты Китая. У Индии есть только оговорки и возражения по поводу тех проектов транспортных коридоров, нарушающих суверенитет и территориальную целостность Индии, таких как китайско-пакистанский экономический коридор (CPEC), проходящий через оккупированный Пакистаном Кашмир, который мы рассматриваем юридически как часть Индии. Но Индия присоединилась к финансовому учреждению — Азиатскому инфраструктурно-инвестиционному банку (AIIB), который является частью инициативы «Один пояс, один путь». Индия является вторым по величине вкладчиком в AIIB, и индийские деньги участвуют в банке. AIIB предоставил кредит в размере 100 миллионов долларов для совместного финансирования участка Шоркот-Ханевал автомагистрали М-4 в Пакистане, 27,5 млн. долларов США для пограничного проекта между Узбекистаном и Таджикистаном, а также 300 млн долларов для гидроэнергетического проекта «Тарбела 5» в Пакистане. Это означает, что Индия уже является частью проектов «Один пояс, один путь» или CPEC.

Источник - CAA Network

Индия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 августа 2017 > № 2260853


Куба. Индия > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 28 июля 2017 > № 2258927

Студенты и преподаватели школы "Отец Агнель" в Индии подчеркнули гуманизм и борьбу кубино-аргентинского революционера Эрнесто Че Гевары в пользу наиболее эксплуатируемых масс.

Че - замечательный пример для всех, потому что он боролся за лучший мир, сказал отец Г. А. Карвальо, директор учебного заведения во время церемонии награждения лучших учеников в конце учебного года.

Карвальо вспомнил, что повстанец был одним из его героев во время юности.

Он также напомнил об участии Че в борьбе против диктатуры Фульхенсио Батисты на Кубе, процесс, который завершился победой революции 1 января 1959 года.

Третий секретарь посольства Кубы в Индии Ивон Томэ подчеркнула, что на Карибском острове студенты считают его примером борьбы.

Че не умер, его наследие с нами. Это маяк и вечный пример для революционеров всего мира, сказала дипломат.

Он остается в коллективной памяти нашего народа, как защитник угнетенных классов, который боролся за обездоленные массы, сказала она.

Томэ напомнила о достижениях острова в области образования на протяжении более пяти десятилетий, ссылаясь на бесплатность, универсальность и высокое качество.

Куба. Индия > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 28 июля 2017 > № 2258927


Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 июля 2017 > № 2257437

Атака на основу индийских реформ

Противники премьера Моди оспаривают законность электронной паспортизации

ИА REGNUM подробно рассказывало читателям о масштабных реформах в Индии, инициированных премьер-министром Нарендрой Моди, далеко выходящих за рамки только экономических новаций.

Опорой для практически всех реформ правительства Моди стала программа «Аадхаар» — самая масштабная в мировой практике программа электронной идентификации личности, задача которой — зарегистрировать и создать надежный механизм электронной идентификации для 1 400 000 000 человек.

На сегодняшний день ни США, ни ЕС, ни Япония, ни Китай даже в небольшой степени не подошли еще к решению такой масштабной задачи. У индусов же просто не было выбора, кроме как сделать невозможное: ни о каком налоговом учете, ни о каком строительстве цивилизованной системы соцобеспечения или медицинского обслуживания не может идти речь в стране, где подавляющее большинство населения не имеет ни одного документа, удостоверяющего личность.

Индия под руководством Нарендры Моди такую систему создала и начала активно наполнять данными. И вот на этой неделе противники премьера взорвали бомбу под его центральным инструментом.

На этой неделе Верховный Суд страны в Нью-Дели начал рассмотрение на первый взгляд почти философского вопроса: выступает ли право на конфиденциальность фундаментальным правом каждого гражданина. На самом деле, как несложно догадаться, Верховный Суд принимает решение о будущем программы «Аадхаар» – и о будущем всех реформ индийского правительства.

Правильный ответ на этот вопрос имеет огромную ценность — в том числе и вполне материальную. Крупнейшие мировые гиганты хай-тека — «Микрософт» и «Самсунг электроникс», уже заложившие инструменты «Аадхаара» в свои новые продукты и сервисы — могут недополучить суммы в долларах США с девятью нулями. Корейцы из «Самсунг электроникс» предлагают устройства со сканерами Ирис, совместимыми с «Аадхаар», в то время как «Микрософт» интегрировала биометрику в свою службу видеозвонков Скайп, чтобы пользователи могли аутентифицироваться, используя государственную базу данных.

Другие крупнейшие мировые гиганты интернет-бизнеса — Фэйсбук и Гугл — могут попросту лишиться огромных текущих доходов на рынке в 250 000 000 пользователей. Если Верховный Суд примет определение, что конфиденциальность является «фундаментальным правом» — что по индийским законам означает принципиально другой юридический статус, чем у обычных прав и свобод — то этим корпорациям придется полностью перестраивать работу с индийскими персональными данными.

Что уж тут говорить о последствиях отказа от реформ для индийской экономики.

«Аадхаар» (в дословном переводе означает «фундамент», «база», «основание») — государственная программа, которую реализует специально созданное в феврале 2009 года правительственное агентство ИВУИ (Индийское ведомство по уникальной идентификации) с немыслимым для индийских ведомств годовым бюджетом в 500 000 долларов. Председатель ИВУИ по рангу приравнен к министру, и при том очень влиятельному министру.

Всем резидентам Индии, включая иностранцев и младенцев, в рамках программы «Аадхаар» присваивается 12-значный уникальный идентификационный номер, — независимо от того, есть ли у них другие удостоверения личности или нет. «Аадхаар» не только крупнейшая в мире программа идентификации населения, но и единственная, связывающая в единой базе данных УИН с полным набором биометрических функций — фотографией, отпечатком 10 пальцев и зрачком.

Первым председателем UIDAI был Нандан Нилекани, бывший сопредседатель Инфосис Текнолоджис, индийского компьютерного гиганта c годовым доходом в восемь миллиардов долларов.

Сегодня главный риск «Аадхаара» заключается не в технической сложности и даже не в косности индийского общества, а в том, что в Индии не существует ни одного закона, оговаривающего защиту информации, равно как нет государственной структуры, эту защиту предоставляющей.

Почему кабинет Моди этим не озаботился — после разберутся историки, а пока что эта лазейка и позволила оппонентам правительства обратиться в Верховный Суд с запросом, который рассматривается на этой неделе.

«Когда [с точки зрения закона] не запрещено делиться личными данными с частными игроками, такими как Эппл, почему нельзя делиться ими с правительством? В чем разница?» — задавал во время прений вопрос судья Дхананайя Чандрахуд, один из девяти членов судейской коллегии во время слушания. «В тот момент, когда вы только планируете отправиться из Мумбаи в Дели, вы получите сотню различных рекламных предложений. Ваши личные данные [уже сегодня] находятся в частных руках. Так есть ли что-то качественно иное, когда эти данные будут и у государства?» — приводит аргументы судья.

«Моя передача отпечатка пальца [корпорации] для разблокировки моего Айфона не предназначается для чего-то другого, кроме открытия моего Айфона», — парировал представитель заявителя адвокат Сажан Поовайя, и добавил, что сложившаяся ситуация, когда частные компании имеют доступ к конфиденциальным данным населения, тоже является нарушением и потому не может стать аргументом против защиты права на неприкосновенность частной жизни.

Следующая схватка в Верховном Суде состоится на следующей неделе, когда свою позицию представит правительство.

Решения по будущему «Аадхаара» – и по будущему реформ Нарендры Моди — будет принято уже скоро.

Александр Шпунт

Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 июля 2017 > № 2257437


Индия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 25 июля 2017 > № 2255593

Рам Натх Ковинд официально вступил в должность президента Индии во вторник, сообщает Казинформ со ссылкой на HindustanTimes.

Уходящий президент Пранаб Мукерджи и Рам Натх Ковинд прибыли в главный зал Парламента страны в Нью-Дели для проведения торжественной церемонии принятия присяги. Церемонию вел председатель Верховного суда Индии Джагдиш Сингх Кехар, который на несколько секунд, во время «обмена креслами», формально считался исполняющим обязанности президента страны.

После принесения торжественной клятвы Ковинд выступил с речью к собравшимся - депутатам обеих палат парламента, государственным деятелям и офицерам Вооруженных сил страны, а также представителям иностранных дипломатических миссий и другим гостям.

Напомним, Рам Натх Ковинд одержал уверенную победу на выборах президента страны 17 июля, получив 65,65 % голосов. Ковинд был назначен кандидатом в президенты от правящей партии.

14-й президент Индии родился 1 октября 1945 года в семье фермера из касты далитов (неприкасаемых) в штате Уттар-Прадеш. Получив юридическое образование, Ковинд продолжительное время работал в высших судебных инстанциях страны, а также в структуре правительства. В 1990-х годах начал политическую карьеру в рядах правящей в настоящее время Бхаратия Джаната Парти, отработал два срока в верхней палате парламента (Раджья Сабха), а в 2015 году был назначен губернатором Бихара. Примечательно, что он стал вторым президентом из касты неприкасаемых после Кочерила Рамана Нараянана, который занимал пост президента в 1997-2002 годах.

Индия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 25 июля 2017 > № 2255593


Индия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 24 июля 2017 > № 2269379

Россия и Индия отметили перспективные проекты в сфере научно-технологического сотрудничества.

24 июля заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Олег Рязанцев встретился с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Индии в России Панкаджом Сараном.

Индийская сторона отметила высокий уровень организации первого заседания Российско-Индийского Комитета высокого уровня по научно-технологическому сотрудничеству, которое состоялось 21 июня в Новосибирске.

В ходе встречи обсудили вопросы дальнейшего сопряжения научно-технических и производственных потенциалов России и Индии, создания новой высокотехнологичной продукции и продвижения ее на мировой рынок. Договорились уделять особое внимание этому направлению взаимодействия.

Индия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 24 июля 2017 > № 2269379


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253229

Китай в понедельник призвал Индию вывести все войска, незаконно пересекшие границу, на свою территорию, подчеркнув, что Китай сделает все возможное для защиты территориального суверенитета страны.

Китайские пограничные войска уже предприняли первоначальные ответные меры на месте и усилят целевую дислокацию и тренировки, заявил официальный представитель Министерства обороны КНР У Цянь на пресс-конференции.

В середине июня индийские пограничники пересекли китайско-индийскую границу и проникли на территорию китайской стороны, чтобы препятствовать строительству дорог в районе Дунлан.

У Цянь призвал Индию незамедлительно вывести все войска, назвав это требование предпосылкой для решения данной проблемы.

"Мы решительно призываем Индию принять реальные меры для исправления ошибки и прекратить провокации," - сказал У Цянь, подчеркнув необходимость совместных усилий для обеспечения мира в пограничных районах.

Представитель Минобороны предостерег Индию от любых нереалистичных иллюзий.

История Народно-освободительной армии Китая /НОАК/ за прошедшие 90 лет свидетельствует об укреплении способности и непоколебимой решимости Китая в отстаивании суверенитета и территориальной целостности государства, сказал он.

"Легче расшатать гору, чем НОАК," - заявил У Цянь.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253229


Индия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252340

Что даст Индии неприкасаемый президент

Как выборы президента Индии стали триумфом для касты неприкасаемых

Анастасия Тимошина

На текущей неделе президентские выборы в Индии превратились в праздник для 200 млн неприкасаемых — представителей низшего сословия местной кастовой системы. Победил 71-летний неприкасаемый Рам Натх Ковинд, его каста полностью доминировала на этих выборах. Для нынешнего индийского руководства во главе с премьером Нарендрой Моди ставка на неприкасаемых тесно связана и с его политикой, и с его «народным» имиджем.

Индийский ЦИК объявил победу Рама Натха Ковинда 20 июля. Политик официально вступает в должность в ближайший вторник, на следующий день после того, как уходящий президент Пранаб Кумар Мукерджи покинет свой пост. Срок правления президента в Индии — пять лет.

Ковинд, выходец из правящей Бхаратия джаната парти (Индийской народной партии), будет исполнять в основном представительские функции, традиционные для фигуры президента страны. Однако для 200 млн индийских неприкасаемых (далитов) это большая победа.

Первым правителем-далитом был Кочерил Раман Нараянан, занимавший эту должность с 1997 по 2002 год. Однако на нынешних выборах каста неприкасаемых закрепила успех и полностью доминировала. Главным конкурентом Ковинда была Мейра Кумар, тоже неприкасаемая, но выходец из ныне оппозиционного Индийского национального конгресса.

Кастовая система в Индии официально отменена в 1950 году: равенство всех граждан закреплено в конституции страны. Однако индийские традиции заставляют многих по-прежнему делить людей на «высших» и «низших».

В этом смысле победа Ковинда не могла не порадовать и премьер-министра страны Нарендру Моди. Президентом стал его однопартиец, а тот факт, что Ковинд — неприкасаемый, делает власть самого популиста Моди и более демократичной, и более «народной».

Тысячелетия в пыли

Традиционная кастовая система в Индии почти 4 тысячелетия разделяет общество на четыре основных сословия — варны. Это брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. В религиозном индуистском сознании они ассоциируются с разными частями тела индуистского бога Брахмы.

На верхушке иерархии располагаются брахманы (голова Брахмы), которые в древности занимались преимущественно умственным трудом и отправлением культа. Чуть ниже — кшатрии — в переводе «те, кто защищает от боли». Они ассоциировались с руками Брахмы и занимались военным делом и управлением государством. Вайшьи — бедра и желудок Брахмы — были торговцами или фермерами. В самом низу, у ног Брахмы, располагались шудры, которые были в основном наемными рабочими.

Внутри этой системы варн находится множество подгрупп и мелких каст, которые делают происхождение, положение в обществе и способность в этом разбираться чрезвычайно важным для традиционного индийского общества.

Далиты в эту кастовую иерархию даже не включались — настолько недостойным считалось их положение. Они занимались самыми грязными видами работ.

Согласно индуистскому мировосприятию, если человек рождается в семье неприкасаемых, он несет наказание за грехи в прошлой жизни, поэтому и отношение в обществе к таким людям должно быть соответствующим.

Случаи дискриминации далитов распространены в Индии и по сей день. Многие здесь до сих пор верят, что физический контакт с неприкасаемыми оскверняет представителей других варн. Особенно распространены эти убеждения в сельских районах с низким уровнем доходов.

Кстати, процентное соотношение населения, живущего в Индии за чертой бедности, сопоставимо с численностью неприкасаемых. По данным Всемирного банка от 2015 года, беднота составляла 19% от общего числа населения. Численность далитов, в свою очередь, оценивается в 200 млн человек — то есть 17% от населения.

Индийский премьер Нарендра Моди, яркий популист, не забывает об этих политических факторах. Борьба с бедностью занимала центральное место в его президентской кампании. Для борьбы с дискриминацией далитов в Индии была введена система квот, которая закрепила за представителями низшей касты места в школах, институтах и на государственной службе.

«Со стороны Моди это, безусловно, стратегический шаг, — уверена Татьяна Шаумян, руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения РАН. — Выдвинуть в кандидаты и добиться избрания на президентский пост далита — крупный успех. Это окажет положительное влияние на имидж партии».

Собеседница «Газеты.Ru» подчеркнула: при всем авторитете Моди, сегодня он все чаще сталкивается с критикой в СМИ, и ему необходимо поддерживать свои позиции и улучшить имидж правящей Бхаратия джаната парти. Привлечение же далитов к политической жизни страны поможет снизить уровень социального неравенства, добавила Шаумян.

Защитники коров

Сам Моди происходит из низшей касты гханчи, которая тем не менее выше далитов. В том числе поэтому нынешний индийский премьер сделал ставку на «народный» имидж и старался показаться электорату своим человеком, который знаком со всеми проблемами простого люда.

Еще во время предвыборной кампании 2014 года для встреч с электоратом по всей стране Моди с помощью голограммы присутствовал в нескольких местах одновременно. Использование голограммы позволило Моди обратиться к избирателям из наиболее недоступных уголков страны.

Стремление быть ближе к народу у премьер-министра сохранилось и по сей день: как и американский президент Дональд Трамп, Моди активно общается с электоратом по интернету через твиттер и инстаграм.

Победу Ковинда индийский премьер тоже откомментировал в твиттере. Моди пожелал новому президенту «плодотворного и вдохновляющего правления» и отметил, что знакомство с избранным президентом всегда было для него «привилегией». Кроме того, в инстаграме он опубликовал фотографию с Ковиндом, сделанную 20 лет назад.

Программный слоган партии Моди гласил: «Национализм — наше вдохновение. Развитие и хорошее управление — наша цель». Однако заигрывание с традиционализмом и национализмом приносило ему не только позитивные политические очки.

В 2002 году, когда Моди возглавлял штат Гуджарат, его осуждали за бездействие во время Гуджаратского погрома — череды расправ индусов над мусульманским меньшинством.

Премьер, не выразив сожаления о случившемся, отвергал все обвинения, за что также был подвергнут критике. Впрочем, Верховный суд Индии признал Моди невиновным в инспирировании погромов.

Гуджарат и по сей день является эпицентром кастовой или религиозной ненависти. Нередки случаи так называемых «убийств в защиту коров». Например, в прошлом месяце произошло убийство мусульманского подростка группой индуистских мужчин, которые думали, что подросток вез говядину. Корова в Индии считается священным животным, и для многих индуистов неприемлем тот факт, что соседствующие с ними на территории одной страны мусульмане употребляют говядину в пищу.

Год назад четыре далита также подверглись нападению со стороны «защитников коров». Они пострадали из-за того, что выполняли свою работу — сдирали шкуру с мертвого животного. Моди назвал подобные преступления «неприемлемыми».

В период с 1990 по 2015 год в Гуджарате было убито 536 далитов и изнасилованы 750 неприкасаемых женщин. Однако согласно исследованию, опубликованному британским ВВС, подозреваемые в 95 случаях из 100 освобождаются.

В интервью агентству «Пратап» Бхану Мехта из Центра политических исследований заявил, что причина насилия в отношении далитов кроется в радикализации традиционалистов по всей Индии. «Это не может быть хорошей новостью для Моди», — добавил он.

Индия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252340


Германия. Индия. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254522

Эти миллиардные проекты изменят мир

Тобиас Кайзер (Tobias Kaiser), Die Welt, Германия

Мощные защитные валы столицы, которые планируют строить заново, или новые дороги — правительства хотят в предстоящие годы инвестировать много сотен миллиардов в инфраструктуру. У немецких фирм гигантские шансы.

Джакарта борется за то, чтобы выжить. Индонезийская столица каждый год оседает все больше, иногда на 14 сантиметров, потому что из-под столицы с многомиллионным населением выкачивается слишком много воды, в то же время многочисленные высотные дома, растущие в бурно развивающемся городе, сильно давят на грунт.

Последствия окажутся драматичными для десяти миллионов жителей метрополии, расположенной прямо на побережье. Через 50 лет улицы города будут находиться на 5 метров ниже уровня моря, а уже через несколько лет нормой должны стать большие наводнения, потому что реки, текущие через город в бухту Джакарты, должны будут преодолевать силу притяжения перед впадением в море, на последнем отрезке при выходе из уходящей под землю столицы.

По меньшей мере четыре миллиона человек должны будут покинуть наиболее опасные районы, если не прекратится медленное погружение, и абсолютно не заметно, чтобы такое погружение прекратилось.

С помощью миллиардных инвестиций метрополия будет стараться противостоять этому процессу. Мощная дамба должна спасти самый большой город Юго-Восточной Азии. Перед побережьем столицы должна появиться строительная конструкция длинной в 32 километра. Так называемый «Giant Sea Wall» (гигантский морской вал) является частью амбициозного плана перестройки всего прибрежного района города.

Надежнее, чище и комфортней

В теле дамбы планом предусмотрены большой резервуар питьевой воды, который будет наполнятся водой рек, текущих в море, и насыпные острова с возможностью поселить там 700 тысяч человек. Гигантский проект должен стоить в общей сложности 50 миллиардов долларов.

Едва ли какая-нибудь другая столица в мире подвергается опасности в такой же степени, как индонезийская столица. Однако если речь идет о дорогих проектах, то индонезийское правительство вряд ли является исключением. На земном шаре в ближайшие годы будут реализовываться мощные инфраструктурные проекты, чтобы сделать жизнь людей надежнее, чище и комфортней.

При этом речь идет о громадных суммах. Консалтинговая компания McKinsey считает, что в последующие годы вложения в строительство инфраструктуры составят примерно 2,5 тысячи миллиардов долларов.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), форум в основном развитых промышленных стран, считает даже, что мир до 2030 года будет тратить каждый год примерно 6,3 тысячи миллиардов долларов на новую инфраструктуру. Немецкие предприятия получат право участвовать во многих проектах.

Потребность выглядит громадной. В богатых промышленно развитых странах, таких как Великобритания или Франция, приходят в упадок мосты, канализационные системы и аэропорты, построенные в прошлом столетии или даже еще раньше. Они должны быть модернизированы, расширены или построены полностью заново. Только в США, согласно не совсем бескорыстным подсчетам компании U.S.Engineering Company, в ближайшие восемь лет на инфраструктуру необходимо выделить 4,5 тысячи миллиардов долларов.

Едва ли есть что-то более сенсационное, чем Большой шелковый путь

Одна лишь реализация двух крупных американских проектов должна стоить примерно 100 миллиардов долларов. В Калифорнии уже началось строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали между Сан-Франциско и Анахаймом, расположенным к югу от Лос-Анджелеса. Первый этап магистрали длиной в 520 километров, проходящий через самый густо населенный штат Америки, должен стоить примерно 62 миллиарда долларов.

А на восточном побережье страны новый железнодорожный туннель под рекой Гудзон стоимостью примерно 20 миллиардов долларов должен соединить Нью-Йорк с Нью-Джерси.

Однако лишь некоторые инфраструктурные проекты ближайших лет могут сравниться с проектом нового Большого шелкового пути китайского руководства, которое хочет с помощью автомагистралей, железных дорог и морских перевозок связать индустриальный центр Китая на восточном побережье с внутренними районами страны, Центральной Азией и Европой.

Работы над этим пророческим проектом уже начались, в самой стране они уже частично реализованы. Будет ли эта гигантская стройка завершена, и каким образом это будет сделано, пока не ясно, особенно в том, что касается инфраструктуры за пределами Китая.

Большая часть миллиардных расходов могла бы, правда, пойти и на обычные строительные объекты (которые, тем не менее, становятся дорогими), например, на запланированную стекловолоконную сеть, которая должна в ближайшие три года появиться во Франции и стоить примерно 20 миллиардов евро. Такая сеть станет доступной для большой части населения.

Немецкие строительные концерны недостаточно велики

В ближайшие годы и в борьбе с изменениями климата, и в рамках глобальных поисков новых источников энергии большие деньги будут вкладываться в новые энергии, сети и аккумуляторы. Для немецких компаний открываются выгодные деловые возможности.

Немецкая компания по оказанию услуг внешнеэкономическим проектам Germany Trade and Invest (GTAI) ожидает, что немецкий бизнес может получить доходы от многих из этих больших проектов. Это особенно относится к сложным специальным задачам.

В чисто строительных работах, которые технологически часто не особенно сложны, немецкие фирмы вряд ли будут принимать участие еще и потому, что немецкие поставщики услуг стоят гораздо дороже на международном рынке. К тому же в стране больше нет строительных концернов, имеющих необходимую глобальную величину. Так считает Мартин Кальхёфер (Martin Kalhöfer), руководитель направления Ближний Восток и Африка в компании GTAI.

«В Германии больше нет очень больших строительных предприятий, поэтому немецкие фирмы едва ли могут получить шанс участвовать в одиночку в строительстве. Тем не менее, эти проекты открывают большие возможности немецким предприятиям, в первую очередь тем, которые являются поставщиками высоких технологий», — говорит Калхёфер.

Особый интерес для среднего бизнеса Германии представляют большие проекты в тех областях, где у Германии сильные позиции. Это, например, оборудование для очистных сооружений, использование геотермальных источников и другие виды возобновляемой энергии или переработка отходов. В одном анализе, с которым ознакомилась Welt, GTAI сделала оценку планируемых проектов в 15 странах. Немецкие предприятия могут принять участие в реализации этих проектов.

300 миллионов индусов без электричества. Тут есть возможности

Исследуемые экономики выбраны таким образом, чтобы показать общий диапазон строительной деятельности в мире от Испании до Нигерии. В соответствии с этим, страны с развивающейся экономикой и развивающиеся страны в ближайшем будущем будут вкладывать в инфраструктуру значительно больше, чем промышленно развитые страны, потому что им еще только предстоит создать базовую инфраструктуру для своего населения.

Улицы, канализационные системы, больницы — все это еще не построено для б?льшей части человечества. А в больших городах южного полушария это является основной предпосылкой жизни, достойной человека.

Например, в Индии без электричества все еще живут 300 миллионов человек, это примерно соответствует населению США. Поэтому в будущем государственная энергетическая компания будет вкладывать 6,6 миллиарда долларов в новые электросети, электростанции и источники возобновляемой энергии.

Иран и Египет тоже инвестируют много миллиардов в свои электросети. «Такие предположительно сложные страны, как Египет, тоже нуждаются в немецком ноу-хау, — говорит Мартин Кальхёфер. — Для немецких строителей крупных промышленных объектов Египет, между прочим, является самым важным рынком региона».

Строительные компании за прошедшие годы набрали там заказов на 3,7 миллиарда долларов, прежде всего потому, что египетское государство построило несколько крупных электростанций. Для Siemens заказ на строительство трех электростанций был самым крупным в истории бизнеса.

Немецкая строительная техника для новой столицы Египта

Поскольку в стране все еще много политических и экономических проблем, другой гигантский проект египетского правительства кажется гротеском. Правительство хочет построить новую столицу посреди пустыни между Каиром и Суэцем. Эта столица должна быть выстроена за семь лет и затем дать приют семи миллионам политиков, чиновников и дипломатов.

Строить город будут военные. Этот проект будет представлять интерес для немецких компаний, если речь пойдет о таких областях, как современная строительная техника, оборудование для службы безопасности или, например, подъемники или лифты, пишет эксперт GTAI.

Кое-где правительства уже осуществили такие престижные проекты. Страны Персидского залива во времена высоких цен на нефть и бьющих фонтаном экспортных доходов построили в песках пустыни много мощных PR-зданий. «Страны Персидского залива за прошедшие годы много вложили в инфраструктуру, при этом они часто финансировали проекты, которые имели сверхбольшие размеры или привлекали к себе большое внимание», — говорит эксперт Кальхёфер.

В этих странах в настоящее время происходит поворот от показательных проектов к стратегическим, таким, как объекты для Expo 2020 в Дубаи. «Кроме того, правительства инвестируют в социальную инфраструктуру, например, школы, образование и больницы, чтобы удовлетворить потребности населения».

Германия. Индия. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254522


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 21 июля 2017 > № 2251825

Алексей Груздев: Создание «Российского отдела» в Агентстве Invest India поддержит российских инвесторов

21 июля 2017 года заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Алексей Груздев провёл встречу с Чрезвычайным

и Полномочным Послом Республики Индии в России Панкаджем Сараном.

Стороны обсудили вопросы российско-индийского торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, а также предстоящие мероприятия по линии межправительственной комиссии. Кроме того, речь шла об участии индийской делегации в 3-м Восточном экономическом форуме.

Алексей Груздев подчеркнул важность устранения ограничений и барьеров для наращивания торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Он рассказал о российском предложении по созданию специального межминистерского механизма регулярных консультаций. По словам заместителя Министра, в ходе предстоящего 19 сентября 2017 г. в Москве 5-го заседания Российско-Индийской Рабочей группы по приоритетным инвестиционным проектам необходимо провести их инвентаризацию, сделав упор на поддержку перспективных проектов, реализация которых способна существенно увеличить объем взаимной торговли и инвестиций.

Кроме того, заместитель Министра высказал принципиальную поддержку индийскому предложению повысить уровень сопредседателей Рабочей группы по торгово-экономическому сотрудничеству до заместителей министров.

Алексей Груздев приветствовал создание «Российского отдела» в Агентстве Invest India, целью которого является содействие и поддержка российских инвесторов. Он отметил важность для развития двустороннего торгово-экономического сотрудничества усиления взаимодействия между субъектами Российской Федерации и индийскими штатами.

Алексей Груздев пригласил индийских предпринимателей принять участие в форуме «Открытые инновации» в октябре 2017 г. и предстоящем в мае 2018 года очередном Петербургском международном экономическом форуме.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 21 июля 2017 > № 2251825


Бразилия. Китай. Индия. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 21 июля 2017 > № 2250510

Брянск намерен экспортировать зерно в страны БРИКС

Такое заявление сделал представитель Брянской области в Совете Федерации Сергей Калашников во время ежегодного сельскохозяйственного праздника, который прошел в регионе.

В частности, речь идет о создании так называемого торгового дома «Брянск – БРИКС». В рамках этого проекта Брянская область намерена экспортировать излишки зерна в Бразилию, Китай, Индию и Южную Африку. В настоящее время проект, по словам Сергея Калашникова, находится в завершающей стадии.

«Самое важное — обеспечить площадку реальных поставок из Брянской области. Если человек с утра до ночи в поле, то ему некогда заниматься международными контрактами, логистикой, банковскими международными схемами. Наша задача, чтобы брянский производитель имел свой орган, которому он делегирует полномочия по внешнеэкономической деятельности», заявил Сергей Калашников.

В областном департаменте сельского хозяйства корреспонденту ИА SM-NEWS рассказали, что в прошлом году регион собрал полтора миллиона тонн зерна. Задача на ближайшие годы – три миллиона тонн. Это гораздо больше, чем требуется для внутренних потребностей, поэтому излишки должны идти на экспорт.

Один из примеров уже есть. Несколько недель назад Брянскую область посетила делегация с Кубы. Главным предметом переговоров как раз и стали поставки зерна на остров Свободы. Стороны договорились о покупке первой партии в 100 тысяч тонн.

Бразилия. Китай. Индия. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 21 июля 2017 > № 2250510


Афганистан. Индия. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Транспорт > afghanistan.ru, 20 июля 2017 > № 2280022

Президент Афганистана намерен превратить страну в крупного экспортёра

Президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани пообещал поддержку экспортёрам афганских фруктов в Индию и другие страны.

Это обещание прозвучало на видеоконференции афганского президента с губернаторами провинций Кандагар, Газни, Парван, Кундуз и Нимроз, после того, как в Кабуле поставщики фруктов устроили акцию протеста против «отсутствия доступа на международные рынки», отмечает афганское информагентство «Пажвок». В забастовке приняли участие десятки бизнесменов и представителей гражданских правозащитных организаций.

Вице-глава Торгово-промышленной палаты Афганистана (ТППА) Хан Джан Алокозай выразил президенту благодарность за поддержку импорта и экспорта. Он предположил, что для решения проблем предпринимателей проще всего будет предоставить им доступ к пакистанскому торговому порту Вага (Лахор).

В обсуждении принял участие также министр финансов Эклиль Хакими. Он сообщил, что проблемы бизнесменов обсуждаются с министерством транспорта.

Президент Афганистана также заявил, что в ближайшее время планируется открыть экспортные центры для афганских фруктов в Туркменистане, Азербайджане, Казахстане и Москве. Также, вероятно, на предстоящей встрече с руководством Узбекистана будет подписан меморандум о взаимопонимании по вопросам экономического сотрудничества.

В настоящее время Афганистан остаётся преимущественно импортёром, в том числе сельскохозяйственной продукции первой необходимости.

Афганистан. Индия. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Транспорт > afghanistan.ru, 20 июля 2017 > № 2280022


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 июля 2017 > № 2246562

Индия не должна использовать пересечение границы военными в качестве "политического инструмента" для достижения какой-либо цели, заявил официальный представитель МИД КНР Лу Кан.

В июне индийские пограничные войска пересекли китайско-индийскую границу в районе Сиккима и вошли на территорию Китая. До сих пор индийская сторона отказывается выводить войска на свою территорию.

Данный инцидент привлек большое внимание международного сообщества, напомнил Лу Кан на ежедневной пресс-конференции. Часть представителей иностранных дипмиссий в Китае оценила его как "шокирующий" и "странный", отметил дипломат.

"Мне хотелось бы подчеркнуть, что суть этого инцидента предельна ясна. Индийские войска незаконно пересекли границу на демаркированном и признанном обеими сторонами участке в районе Сиккима", -- сказал Лу Кан.

Он выразил надежду, что индийская сторона правильно оценит ситуацию и предпримет меры для вывода войск во избежание нарастания напряженности.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 июля 2017 > № 2246562


Индия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 17 июля 2017 > № 2248657

ТПП СК открывает выставку-ярмарку товаров из Индии.

14 июля 2017 г. в г. Ставрополь состоялось торжественное открытие выставки-ярмарки «Товары из Индии», организация которой осуществлена ТПП СК совместно с Международной выставочной компанией «Indo Russia Expo». Сотрудничество в проведении подобных мероприятий берет начало с 2012 года и, безусловно, способствует развитию двусторонних отношений между Россией и Индией.

Президент ТПП СК Борис Оболенец выступил с приветственной речью на открытии ярмарки, выразив благодарность индийским партнерам за плодотворное сотрудничество: «Торгово-промышленная палата Ставропольского края придает важное значение укреплению внешнеэкономических связей между Ставропольем и Индией. Благодарю партнеров из Индии за возможность увидеть культуру Востока, не выезжая за пределы города. Ваша выставка-ярмарка принесла в наш город краски и ароматы далеких южных стран. Жители Ставрополья уже привыкли к вашим товарам и продуктам питания, большим спросом у населения пользуются специи и чай. Но самое главное, что народы наших стран находят точки соприкосновения, продолжают дружбу и сотрудничество», – отметил Борис Оболенец.

Также, на открытии выставки с программой индийских танцев выступили артисты из школы-студии танцев «Злато».

В рамках ярмарки представлен широкий ассортимент товаров для дома (домашний текстиль, предметы интерьера), изделий из кожи, традиционной одежды и обуви, ювелирных украшений, подарков и сувениров, сумок ручной работы, аксессуаров и натуральной аюрведической косметики.

Выставка открыта в период с 14 по 23 июля 2017 г. по адресу: г. Ставрополь, площадь Генерала Ермолова, 2 (Ставропольский Цирк). Ежедневно с 10:00 до 20:00. Вход бесплатный.

Индия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 17 июля 2017 > № 2248657


Индия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 июля 2017 > № 2246842

Выборы президента пройдут в понедельник в Индии, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Это будут пятнадцатые президентские выборы с 1950 года, когда в этой стране был учрежден институт президентства. Первый политик, получивший этот пост, Раджендра Прасад занимал его два срока подряд. На этот раз впервые в политической истории страны основная борьба развернется между двумя выходцами из низших каст неприкасаемых - Рамом Натхом Ковиндом, которого выдвинула правящая Бхаратия джаната парти (БДП,»Индийская народная партия»), и кандидатом от оппозиции Мейрой Кумар.

Президент в Индии избирается не на всеобщих выборах, а коллегией выборщиков, в которую входят члены верхней и нижней палаты парламента страны, а также законодательных собраний штатов. При этом вес голоса депутата каждого законодательного собрания определяется по специальной формуле с учетом числа мест в этом органе власти и общей численности населения штата или союзной территории. В выборах примут участие 776 членов двух палат парламента и 4120 членов законодательных собраний штатов и союзных территорий.

Как сообщил прессе глава избирательной комиссии Ачал Кумар Джоти, голосование начнется в 10:00 по местному времени (07:30 мск) и продолжится до 17:00 (14:30 мск), подсчет голосов выборщиков продлится до 20 июля.

Полномочия действующего президента страны Пранаба Мукерджи истекают 24 июля, избранный глава государства вступит в должность на следующий день.

Первый президент Индии Раджендра Прасад (занимал этот пост с 1950 по 1962 год) заложил традицию, по которой президенты отказываются от связей с политическими партиями: после своего избрания Прасад демонстративно вышел из Индийского национального конгресса, влиятельным членом которого он являлся. Эта традиция сохраняется до сих пор, избранные президенты отказываются от партийного членства.

Президент как моральный авторитет

Индийский президент занимает пост пять лет. Согласно конституции страны, он обладает достаточно широкими полномочиями: назначает премьер-министра, губернаторов штатов и союзных территорий, утверждает кабинет министров, судей Верховного суда и Высоких судов штатов, является верховным главнокомандующим. Но в реальности его функции в основном представительские - настоящей властью в Индии обладает премьер-министр. При этом президент в Индии скорее воспринимается как человек, олицетворяющий моральный авторитет власти.

Потому на эту должность подчас избирают не политических деятелей, а людей, пользующихся всеобщим уважением и имеющих выдающиеся заслуги перед страной. Например, в 2002-2007 годах президентом был «отец» национальной ракетной программы Абдул Калам - «индийский Королев», руководивший разработкой первой собственно индийской ракеты-носителя для вывода на орбиту спутников.

Кроме того, политические партии нередко выдвигают кандидатов в президенты с расчетом получить поддержку от той или иной региональной или социальной группы в пестрой и весьма разнообразной Индии. Президентами в Индии были несколько мусульман (премьер-министров среди них не было), сикх, выходцы из разных регионов страны и даже представитель неприкасаемых - Кочерил Раман Нараянан (1997 по 2002 гг.).

Два кандидата

За президентский пост будут бороться два кандидата: Рама Натх Ковинд от правящей БДП и единый кандидат от оппозиции, видный член ведущей оппозиционной партии Индийский национальный конгресс (ИНК) Мейра Кумар.

Рам Натх Ковинд родился 1 октября 1945 года в Соединенных провинциях Британской Индии (ныне - штат Уттар-Прадеш - прим. ТАСС) в семье далитов, так в Индии называют касты неприкасаемых, которые в традиционном индуизме считаются низшими. Получил степень бакалавра коммерции и права в Университете Канпура. Впоследствии на протяжении 16 лет работал адвокатом в Высоком суде Дели и Верховном суде страны. В апреле 1994 года был избран в верхнюю палату парламента Раджья сабха от штата Уттар-Прадеш, был ее членом до марта 2006 года. В августе 2015 года был назначен губернатором штата Бихар. Женат, имеет сына и дочь.

Мейра Кумар родилась 31 марта 1945 года в городе Патна провинции Бихар Британской Индии (ныне - штат Бихар - прим. ТАСС)). Ее отец, Джагдживан Рам, был известным индийским политиком, борцом за права далитов. Мейра Кумар получила степень магистра права в Делийском университете. После университета поступила на дипломатическую службу.

В середине 1980-х годов начала политическую карьеру, избиралась в нижнюю палату парламента Лок сабха пять раз, в 2004-2009 гг. занимала пост министра социальной справедливости и полномочий. В 2009 году стала первой в истории Индии женщиной-спикером Лок Сабхи, занимала этот пост до 2014 года. Замужем, имеет сына и двух дочерей.

Борьба за голоса низких каст

Касты неприкасаемых, которых в современной Индии называют далитами («угнетенными») или «списочными» (то есть членами каст, внесенных в особый правительственный список - прим. ТАСС), в традиционном индуизме считаются низшими. Исторически далиты выполняли самую грязную и неприятную работу. В индуизме, где верят в переселение душ, утверждается, что далитом человек рождается за грехи в прошлой жизни, это и объясняет отношение к низким кастам в традиционном обществе. Многие до сих пор полагают, что прикосновение к неприкасаемым действительно может осквернить члена высокой касты.

Конституция, принятая в 1950 году, отменила все сословные и кастовые привилегии, но на деле предрассудки сохраняются. Кастовые пережитки считаются одной из главных проблем современной Индии. Поэтому ведущие политические силы стараются представить себя защитниками равенства и противниками такого неравенства.

В настоящее время, согласно официальным данным, в Индии проживают около 17,7% далитов - более 200 млн человек. И это тот политический ресурс, за который индийские партии готовы бороться.

По мнению индийских обозревателей, шансы Рама Натха Ковинда представляются более предпочтительными. При этом эксперты напоминают, что в индийской истории известны и случаи победы кандидата в президенты, которому прочили поражение.

Индия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 июля 2017 > № 2246842


Индия. Китай. Бутан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243864

Новый узел ядерной войны: огнеопасный Бутан

Одно из самых маленьких государств в центре крупнейшего за три десятилетия военного противостояния Индии и Китая в Гималаях

Начиная с июня крошечная часть стратегически важной и до сих пор спорной территории между пиков Гималаев на пересечении Индии, Китая и Бутана, стала местом одного из самых серьезных пограничных столкновений между Нью-Дели и Пекином за три десятилетия.

По состоянию на 12 июля 2017 года противостояние продолжается, и конца ему не видно.

Сотни военнослужащих индийской армии и войск Народно-освободительной армии Китая смотрят друг на друга сквозь перекрестья прицелов и подпирают спиной горы в тупике площадью всего в несколько квадратных километров вблизи прохода Дока Ла в Докламе, узкой долине между гор.

Проход Дока Ла — фактически, единственная дорога из индийского штата Сикким в Тибет, контролируемый китайскими властями, главный путь паломников к святыням Тибета. Так что ценность контроля этих нескольких километров даже не столько военная — хотя и военная составляющая огромна — а религиозно-политическая.

Контроль за Дока Ла позволяет китайским властям контролировать поток паломников из Индии в Тибет — и тем самым держать руку на рычаге разогрева отношений с южным соседом, используя эту крайне чувствительную для Нью-Дели тему — то добавляя жару, то возвращаясь к нормальной температуре.

Кроме того, есть еще и важнейшие экономические факторы. Нависающий над той же долиной Доклам перевал Нату Ла — одно из трех «торговых окон» в наземной границе Китая и Индии. Почти сорок лет — с 1967 по конец 2005 гг. — пограничный переход был закрыт в результате индокитайского военного конфликта — т. н. Чольского конфликта 1967-го года. Потребовались огромные двусторонние усилия и Пекина, и Нью-Дели, чтобы пограничный переход в Нату Ла вновь начал функционировать.

Риторика масс-медиа в Индии и Китае постепенно скатывается до точки, когда публикации о новой войне или военной стычке между двумя ядерными державами-соседями с населением более 1 млрд каждый, постепенно становятся обыденными, подчеркивая потенциал для серьезной эскалации.

Спор начался в начале июня, когда инженеры Народно-освободительной армии Китая (НОАК) начали строительство дороги вблизи индийской границы на территории, спорной между Китаем и Бутаном — крошечным государством в Гималаях, военным и политическим сателлитом Нью-Дели.

Индия, воспринимая это как неприемлемое изменение статус-кво с потенциально серьезными стратегическими последствиями, направила военных (следует признать, подчеркнуто невооруженных), чтобы заблокировать действия стройбатовцев НОАК. К счастью, командиры-окопники всегда мудрее генералов — китайские военные были вооружены, но выстрелы не прозвучали, хотя, как пишут местные издания, без легкого мордобоя все же не обошлось.

Китайское правительство направило Нью-Дели ультиматум, в котором сообщило, что никакое дипломатическое решение не может быть найдено, пока индийские войска в одностороннем порядке не уйдут от того, что Пекин видит в качестве территории Китая. В то же время Индия не сдвинулась с места.

Обе стороны зашли в тупик, в котором находятся и сегодня. Войска, теперь уже вооруженные, с обеих сторон заполнили площадку всего в несколько квадратных километров в количестве, которое только может разместить долина Доклам.

В основе спора лежит вопрос о том, где лежит точка «трехсторонней границы» — точка, с которой встречаются Индия, Китай и Бутан.

Прежде всего, следует сказать о том, что для Индии и Китая бесспорно. Индийско-китайская граница в области, где индийский штат Сикким соприкасается с китайскими территориями в долине Чумби, урегулирована и бесспорна между двумя странами.

Таким образом, это противостояние не является и никогда не было спорной границей между Индией и Китаем. Это делает его отличным от недавних громких пограничных инцидентов между двумя странами в 2013 году в Депсанге и в 2014 году на Чумаре, оба участка вблизи их взаимно признанной «линии фактического контроля».

Так что формально это спор между Бутаном и Китаем.

Ситуацию осложняет тот факт, что Бутан остается единственной страной-соседом, которая не имеет нормальных дипломатических связей с Пекином.

Обе страны, откинув отсутствие официальных дипломатических связей, провели уже два десятка раундов дипломатических переговоров по различным пограничным спорам. Конфликт в районе Доклама был одним из таких пограничных споров между Тхимпху и Пекином.

Бутанско-китайская граница, пересекает индийскую границу, причем Бутан утверждает, что точка «трехсторонней границы» находится в месте, известном как Батанг-ла, примерно в четырех километрах к северу от перевала Дока Ла, где продолжается противостояние между индийскими и китайскими войсками. Между тем Китай утверждает, что точка «трехсторонней границы» расположена на горе Джимпрхи, точке в двух с половиной километрах к югу от прохода Дока Ла.

Китай аргументирует позицию соглашением 1890 года между Британской Индией и династией Цин. Пекин считает, что конвенция оставалась в силе по статусу Индии в качестве государства-преемника в Британской Индии, — даже если Бутан не был участником соглашения.

Индийская позиция основывается на том, что в международной практике известно как «принцип водораздела». Более того, этот принцип применяется ко всем участкам границы в том же договоре 1890 года — за исключением Дока Ла. Фактически граница между Британской Индией и Китаем должна была быть определена на основании самой высокой сплошной линии горных хребтов — понятие «гребень горного хребта» в индийской трактовке в договоре 1890 года относится к этому принципу.

Два километра к югу или четыре километра к северу — и вокруг этого может вспыхнуть обмен ядерными ударами…

Индия долгое время поддерживала требование Бутана и, согласно недавнему сообщению министерства иностранных дел Индии о продолжающемся противостоянии, в 2012 году заключила никогда не публиковавшееся соглашение с Китаем о том, что существующие вопросы, затрагивающие «граничные точки тройного перехода» между двумя странами и любой третьей стороной будут «урегулированы в консультациях всех заинтересованных стран».

МИД Китая в своих различных заявлениях — включая те, что были сделаны после начала конфликта в июне — никогда не ссылался на соглашение 2012 года, хотя и не опровергал Индию по его существованию.

Аналитики объясняют, что сторонам потребовалось засекретить соглашение 2012 года исключительно по внутриполитическим соображениям — но в результате теперь противостояние вокруг прохода Дока Ла лишено инструментов урегулирования.

Таким образом, юридических сдерживающих факторов для этого конфликта нет.

Как и дипломатических инструментов — двусторонние переговоры реальных игроков невозможны (Индия не участник конфликта, речь о границах Бутана), переговоры Пекина и Тхимпху, пусть даже с Нью-Дели за спинкой кресла, затруднены отсутствием дипломатических отношений.

Вся эта совокупность факторов делает возможность еще два месяца назад невероятного военного столкновения реальностью.

Александр Шпунт

Индия. Китай. Бутан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243864


Китай. Индия. Бутан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243674

Азиатская иерархия унижений

Девеш Капур (Devesh Kapur), Project Syndicate, США

Индийские и китайские войска уже почти месяц заблокированы в противостоянии в Доке-Ла, где встречаются границы Бутана, Китая и Индии, это самая длительная тупиковая ситуация такого рода между двумя армиями с 1962 года. В неуклюжей ссылке на этот последний конфликт, в котором Индия потерпела катастрофическое поражение, представитель министерства национальной обороны полковник Ву Цянь (Wu Qian) предупредил Индию о том, что надо «учить уроки истории». Но уроки истории имеют особую тенденцию адаптироваться к точке зрения тех, кто их цитирует.

Нынешнее китайское руководство видит в конфликте 1962 года цену, которую спесивый сосед должен был заплатить за несоблюдение его территориальных требований. Но для Индии этот конфликт был унижением, терзавшим страну более полувека. Поэтому напоминание об этом, вероятно, будет иметь противоположный эффект, нежели тот, которого ожидал Ву.

В международных отношениях быть униженным означает больше, чем быть поставленным в неловкое положение. Речь о публичной деградации другого игрока, отрицании его заявки на получение статуса и установление четкой иерархии. Войны дают возможность унижения самыми суровыми способами, потому что поражение на поле боя, как правило, имеет тенденцию приносить не только насмешки и издевательства, но и очевидные потери, особенно территориальные.

Если какая-либо страна и должна понять последствия таких унижений, так это Китай. Фактически так же, как Ву, направив свое послание Индии, президент Китая Си Цзиньпин утверждал на ознаменовании 20-й годовщины передачи Гонконга Китаю, что этот шаг положил конец «унижению и горю», нанесенным Великобританией, когда она захватила город в 1842 году.

Это отражает более широкое применение китайского «века унижения» Коммунистической партией Китая, который якобы закончился только тогда, когда в 1949 году КПК создала Народную республику для разжигания возрождающегося национализма. В этот период самооценка Китая как выдающейся державы Восточной Азии была подорвана чередой поражений, особенно болезненных — от амбициозной Японии.

Несмотря на это острое осознание сохраняющегося влияния собственных унижений, Китай зачастую не понимает, каким образом его собственные прошлые действия могли бы вызвать подобные чувства у других. Его победа над Индией в 1962 году стала кульминацией десятилетней конкуренции за лидерство новых независимых стран, возникших в результате деколонизации. Следовательно, это нанесло сокрушительный удар по чаяниям Индии стать бесспорным лидером Движения неприсоединения.

Индия — далеко не единственная страна, которая терпела унижения со стороны Китая. Во Вьетнаме фраза «1000 лет китайского господства» имеет такой же резонанс, как «100 лет внешнего унижения» в Китае.

Но Китай — не единственная страна, которая была унижена и в свою очередь унижала других. Подвергаясь унижениям со стороны Китая в 1962 году, Индия сама стала причиной того, что девятью годами позже ее сосед Пакистан вспомнит как унизительное поражение. После обретения независимости в 1947 году Пакистан стремился утвердиться на равных с Индией в Южной Азии, присоединившись к альянсам с Соединенными Штатами во главе или сблизившись с Китаем, чтобы продемонстрировать свою стратегическую значимость. Индо-пакистанская война 1971 года, которая привела к независимости Восточного Пакистана (ныне Бангладеш), разрушила эти надежды.

Тем не менее Пакистан по-прежнему игнорирует унизительные последствия своих собственных действий: его практически сорокалетняя история вмешательства в Афганистан с целью обеспечить «стратегическую глубину» оставила Афганистан травмированным на долгие годы, причинив больший ущерб, чем Россия. То же относится ко всем вышеперечисленным унижениям: они особенно болезненны, поскольку их навязал азиатский сосед, а не отдаленная держава.

Такие унижения, какие мы видим на примере Китая, оказывают долгосрочное воздействие. Действительно, они могут создать всепоглощающее желание отомстить, которое сокрушает более здравые внешнеполитические мотивации. Вот почему, например, армия Пакистана готова подорвать все остальные институты в стране, которые она присягнула защищать, ради мести Индии.

С национализмом, растущим по всей Азии, у лидеров есть мощные стимулы для создания исторической версии, которая продвинет их интересы, и лишь немногие исторические воспоминания настолько же эффективны для этого, как травмирующие унижения. Китай овладел этим искусством, но то же можно наблюдать и в других регионах, включая Индию. Ключом является создание иерархии унижений, согласно которой те, что были причинены собственной стране, считают жизненно важными, а те, что причиняются другим, принижают, вспоминая о них только для подтверждения статусной иерархии.

Вместе с тем, по мере выяснения продолжающегося спора в Дока-Ла такой подход может создать серьезные риски. После Первой мировой войны, когда Европа не смогла адекватно оценить свое наследие унижения, результаты были катастрофическими. Однако после Второй мировой войны Европа оказалась на высоте, создав условия для беспрецедентного регионального сотрудничества. Будем надеяться, что Азия станет придерживаться аналогичного подхода — прежде чем закипит гнев, вызванный историческими унижениями.

Китай. Индия. Бутан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243674


Израиль. Индия. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2017 > № 2243814

Дружба Израиля и Индии – вызов исламскому миру

Глядя из США и Пакистана

Индия

«Когда вы слышите, как премьер-министр одной страны говорит своему коллеге, что дружба их народов — это «брак, совершенный на небесах, но мы реализуем его здесь, на земле», ваша первая реакция, скорее всего, будет: этому человеку нужен другой спичрайтер! Тем не менее, если проследить за визитом индийского премьер-министра Нарендры Моди в Израиль, который завершился в четверг, 6 июля, вы поймете, что эти слова, произнесенные Биньямином Нетаньяху, были полны чувства, но не были перебором», — пишет издание The Wall Street Journal.

Нетаньяху начал свою речь с того, что обе страны синхронно обрели независимость в конце 1940-х. Он сказал, что обе страны «росли, росли, росли и теперь встретились», — Нетаньяху медленно поднимал и наконец соединил руки на уровне своего лица. Также он упомянул «нашу молодежь — молодых людей Индии и Израиля».

Визит Моди в Израиль — первый для главы Индии за все 70 лет после обретения независимости. У стран были дипломатические отношения в течение четверти века, но ни один индийский премьер не осмелился на официальный визит из-за боязни обидеть арабских союзников Индии (и тем самым поставить под угрозу поставки нефти) — это всегда подразумевало «анафему» со стороны исламского мира. Индия также отвернулась от Израиля из-за политики блока «Движения неприсоединения», в соответствии с которой нормальной практикой стало критиковать израильтян за то, что они стали «колонистами» на палестинской земле.

Взаимопонимание между премьер-министром Индии Нарендрой Моди и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху теперь в зените; отношения развились в полноценную дружбу, полную прогулок на пляжах и фотографий с пожеланиями на память в твиттере. Моди — первый индийский премьер-министр, посетивший Израиль. На прошлой неделе он провел три дня, путешествуя по стране, и написал в твиттере более 50 раз о том, какое удовольствие он испытал с «моим другом Нетаньяху».

«Оба лидера смеялись, обнимались, катались на вертолете по Израилю, говорили об искусстве и истории, а затем снова обнимались. Все это завершилось медленной прогулкой по пляжу Дор в Хайфе. Они поехали туда, чтобы обсудить опреснение, но никто не знает, о чем говорили два капитана, когда, сняв обувь, мочили ноги в Средиземном море», — пишет издание The Vox.

«Спасибо, что посетил премьер-министра Израиля, Моди, — пишет Нетаньяху в твиттере на хинди. — Мы скоро встретимся снова».

Они подписали семь крупных соглашений по водным, сельскохозяйственным и космическим технологиям, и это помимо создания исследовательского фонда на сумму 40 миллионов долларов для совместных инноваций. Они также говорили об интересах в сфере безопасности. В апреле государственная компания Israel Aerospace Industries подписала контракт на сумму около 2 млрд долл. США — на снабжение индийской армии и флота системами противоракетной обороны.

Отношения двух стран не всегда были так радужны. Пока Моди не пришел к власти в 2014 году, они в лучшем случае были прохладными. Отчасти из-за пропалестинской позиции Индии. Индия была первым неарабским государством, признавшим Организацию освобождения Палестины законным представителем палестинского народа в 1974 году, а затем стала одной из первых стран, признавших Палестину в 1988 году. И хотя Моди — не первый индийский лидер, который ведет диалог с Израилем, он первый, кто делает это открыто.

«Мы хотим наладить прочные отношения с Израилем одновременно с поддержкой палестинских дел, — заявил Виджай Чаутхайвале, глава министерства иностранных дел Индии. — И мы этого не стесняемся».

Моди и Нетаньяху также подписали совместное заявление, в котором содержится призыв к миру между Израилем и палестинцами, но он не упомянул о решении «два государства для двух народов» [концепция, которая предусматривает окончание конфликта путём создания Государства Палестина наряду с еврейским государством Израилем] — ключевом требовании ООН. Для палестинцев это не осталось незамеченным.

В 2015 году, после того как Индия воздержалась во время голосования Совета ООН по правам человека, осуждающего Израиль, посол Палестины в Индии попросил публичного объяснения. Теперь же, говоря о поездке Моди, заместитель министра иностранных дел Палестинской автономии Тайсир Джарадат сказал CNN, что они этим недовольны. «Мы предпочли бы, чтобы премьер-министр такой важной страны, такой как Индия, посещая регион, также посетил Палестину…» — сказал Джарадат.

Фотографии Моди и Нетаньяху за последние три дня могут создать благоприятную картину отношений между двумя странами, но это не развеет давнюю региональную напряженность. Незамедлительная реакция палестинцев на эту поездку уже предполагает, что план Индии на независимые отношения с каждой из стран не так жизнеспособен, как может подумать Моди. Тем более что визит премьер-министра Индии уже вызвал бурную реакцию в Пакистане и Иране…

Для Пакистана и для заклятого врага Израиля Ирана все это создает образ Индии и Израиля, сражающихся против мусульманского мира, особенно в Палестине и Кашмире. Реакция двух стран не предполагает другой трактовки. А объятия Моди с Нетаньяху не умиляют даже лидеров Саудовской Аравии, которые тоже ненавидят Израиль.

Ведущая в Пакистане ежедневная газета Dawn, обычно взвешенная и не уличенная в агрессивности, написала в редакционной статье: «Хотя это сравнение и было бы анафемой для Нью-Дели, но есть явная параллель между жестоким поведением Израиля в отношении палестинцев и той грубой силой, которую Индия применяет к Кашмиру».

«Возможно, индо-израильские объятия предоставляют Пакистану возможность обсудить проблему Кашмира с Ираном и другими, чтобы выстроить [единое] мировое мнение против зверств, осуществляемых как против кашмирцев, так и против палестинцев», — также говорится в статье.

Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи уже начал работу по «формированию мнения». 3 июля, за день до того, как Моди ступил на израильскую землю, Хаменеи призвал свою страну поддержать «мусульман Мьянмы и Кашмира». За неделю до этого, 26 июня, он упомянул Кашмир во время проповеди. Он также призвал мусульманский мир поддержать народы Бахрейна, Йемена и Кашмира.

«Предполагается, что это заявление Хаменеи было принято Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом, Бахрейном, Йеменом и Мальдивами как призыв разорвать дипломатические отношения с Катаром.

Как известно, в Бахрейне и в Йемене шииты-повстанцы борются со своими правительствами. Ни для кого не секрет, что шиитский Иран поддерживает их.

Проповедь Хаменеи была направлена не только против соперника — суннитской Саудовской Аравии, но и против всех её сторонников. Мишенью был и президент США Дональд Трамп, чей визит 20−21 мая в Эр-Рияд в итоге привел к «нападению» саудовского лагеря на Катар», — пишет издание FirstPost.

Упоминая Кашмир на одном дыхании с Йеменом и Бахрейном, Хаменеи действительно посылает лучи исламского негодования в Индию, которая, как считается, все более приближается к орбите США и Саудовской Аравии. Хаменеи пытался убить сразу трех зайцев.

Но если проповедь 26 июня посылала «лучи добра» целой куче стран, то его последняя вспышка гнева 3 июля была направлена главным образом на Индию. Это первый раз после 2010 года, когда иранский лидер поднимает вопрос Кашмира. В 2010 году он упомянул Кашмир как «нацию». Также Хаменеи никогда не скрывал, что он думает о евреях. В 2012 году он сказал: «Все евреи и Израиль должны быть уничтожены».

Возможно, Хаменеи будет еще некоторое время выливать свой гнев, но его угрозы могут в конечном итоге ничего и не значить, как это часто случалось в прошлом. Кроме того, Ирану нужна Индия, и не только из-за порта Чехбехар (важного международного транспортного узла Ирана на границе с Пакистаном).

А как Саудовская Аравия отреагирует на дружбу Индии с Израилем? Хотя Иран и Саудовская Аравия ненавидят друг друга, у них есть и патологическая общая ненависть к Израилю. А Эр-Рияд — крупнейший поставщик нефти в Индию, и во время визита Моди в прошлом году он пообещал вкладывать щедрые суммы в инфраструктуру страны. Так что в долгосрочной перспективе саудиты вряд ли будут сильно обеспокоены, что Моди собирается усидеть на двух стульях.

И все же можно не сомневаться, что Пакистан использует все возможные общественные и неофициальные каналы, чтобы обратить не только Иран и Саудовскую Аравию, но и весь мусульманский мир против Индии. И Моди понадобятся лучшие из его дипломатических качеств (в наличии которых он многих убедил), чтобы доказать, что у него есть что противопоставить пропаганде Пакистана.

В принципе, Моди старался быть осторожным и не пересекать красную линию в Израиле. Фактически он мало говорил о проблеме Палестины, кроме того, что для этого необходимо «урегулирование путем переговоров».

«Моди вправе утверждать, если захочет, что его визит в Израиль имел больше общего с экономикой, чем с политикой. Кроме того, Моди подружился с арабскими лидерами во время своих поездок в ОАЭ (август 2015), Саудовскую Аравию (апрель 2016), Иран (май 2016) и Катар (июнь 2016). К тому же арабские страны слишком заняты множеством других неприятностей, чтобы слишком сильно беспокоиться о Пакистане и твитах Хаменеи о Палестине и Кашмире. Для того чтобы мусульманские народы всерьез ополчились на Индию, нужно гораздо больше времени. Пакистан должен это понимать», — делает вывод издание FirstPost.

Елена Ханенкова

Израиль. Индия. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2017 > № 2243814


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 июля 2017 > № 2235513

Индия пытается запутать общественное мнение в вопросе нарушения границы Китая, заявив, что китайская территория в районе Дунлан якобы относится к точке сопряжения границ трех стран /Китай, Индия и Бутан/. Об этом сообщил в пятницу официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан на ежедневной ведомственной пресс-конференции.

"Что касается вопроса точки сопряжения границ трех стран - мы ранее уже давали ответ. Могу еще раз повторить, что точка - это точка, а не линия и, тем более, не район", - отметил Гэн Шуан в ответ на соответствующий вопрос журналиста.

Он подчеркнул, что Договор по Тибету и Индии по результатам китайско-британской встречи от 1890 года четко предусматривает, что восточное начало китайско-индийской границы в участке района Сикким располагается на склоне горы Гипмочи /Mount Gipmochi/. Место, где индийские пограничники нелегально пересекли госграницу Китая, находится на приграничной линии участка Сикким, на расстоянии более двух тысяч метров от горы Гипмочи, поэтому действие индийской стороны не имеет ни какой связи с точкой сопряжения границ трех стран.

Индийская сторона, игнорируя указанный договор, подняла вопрос о точке сопряжения границ трех стран со скрытым намерением запутать общественное мнение по делу нарушения китайской границы, подчеркнул Гэн Шуан.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 июля 2017 > № 2235513


Япония. Индия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 8 июля 2017 > № 2235451

Синдзо Абэ встретился с лидером Индии

Японский и индийский лидеры договорились, что их страны будут тесно сотрудничать по вопросу повышения эффективности международных санкций в отношении Северной Кореи.

Премьер-министр Синдзо Абэ и его индийский коллега Нарендра Моди встретились в немецком Гамбурге в пятницу.

Они обменялись мнениями по поводу Северной Кореи, которая повторила провокационные действия, такие как запуск баллистических ракет и проведение ядерных испытаний.

Абэ сказал Моди, что Япония надеется на то, что договор о сотрудничестве в ядерной сфере между двумя странами вступит в силу как можно скорее. Соглашение позволит Японии экспортировать в Индию ядерные энергетические технологии и оборудование для мирных целей. Моди выразил благодарность японским усилиям в этом вопросе.

Япония. Индия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 8 июля 2017 > № 2235451


Бразилия. Индия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июля 2017 > № 2235922

Значение Запада сокращается

Глобальный баланс смещается: со времен первого саммита «двадцатки» в 1999 году вклад установившихся промышленных государств в мировую экономику постоянно снижается. Явными победителями остаются только две страны.

Беньямин Биддер (Benjamin Bidder), Der Spiegel, Германия

Одна цифра иллюстрирует важность саммита G20 в Гамбурге: 73%. Это доля «Группы 20-ти промышленно развитых и развивающихся стран» во всей мировой экономике. Значение на удивление постоянно: в 1999 году, когда министры финансов впервые собрались как G20, она также составляла 73%.

Тем не менее перевес в пределах G20 резко сместился. Два десятилетия назад более 44% мировой экономической мощи (измеряется по паритету покупательной способности) приходилось на клуб ведущих развитых промышленных стран — США, Японии, Германии, Франции, Италии, Великобритании и Канады, известных как G7. В 2016 году показатель составил только 31%.

Доля Германии уменьшилась с примерно 5 до 3,33%. Снижение значения «семерки» ускорилось после финансового и экономического кризиса в 2008-2009 годах.

В то же время группа стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) становится все более важной: с момента создания G20 их доля в мировой экономике увеличилась с 18,4 до 31,2% — и в 2016 году впервые превзошла G7. Особенно впечатляет развитие Китая — с 7,1 до 17,6 % — и Индии — с 4,23 до 7,3%. Азиатские государства — единственные, кто смог повысить свою значимость.

Однако другие страны БРИКС (Бразилия, Россия и Южная Африка) в последние два десятилетия были вынуждены бороться с тяжелыми экономическими кризисами и не могли существенно улучшить свои позиции в мировой экономике. Похожая ситуация и в других развивающихся странах, таких как Мексика и Турция.

Любой, кто следит за саммитами G20, в прошлом уже мог обнаружить признаки перемен в глобальном балансе сил. Западным промышленно развитым странам теперь гораздо реже, чем в прошлом, удается реализовать свои планы. Одним из примеров является обращение с Россией. На саммите «двадцатки» в 2014 году в Брисбене Австралия и многие западные государства предпочли бы отменить приглашение президента Владимира Путина из-за незаконной аннексии Крымского полуострова, принадлежащего Украине. Но страны БРИКС выступили против. Более того, в кулуарах саммита вместе с Россией они учредили свой собственный банк развития — как противовес Всемирному банку, в котором доминируют промышленно развитые страны.

Кроме того, старые лагеря распадаются, и лагерь развитых промышленных стран в Гамбурге будет довольно разобщенным. Президент США Дональд Трамп критикует свободную торговлю — и таким образом выступает против остальной части G7.

Бразилия. Индия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июля 2017 > № 2235922


Бразилия. Индия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июля 2017 > № 2235699

Встреча лидеров БРИКС.

Перед началом саммита «Группы двадцати» в Гамбурге состоялась неформальная встреча глав государств и правительств стран – участниц БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, КНР и ЮАР).

Выступая на неформальной встрече лидеров БРИКС (англ. BRICS) на полях «двадцатки» в Гамбурге, Владимир Путин подчеркнул, что при обсуждении «(Group of Twenty – G20) Группой двадцати» ситуации в мировой экономике российская сторона намерена сосредоточить внимание на вопросах обеспечения позитивной динамики глобальной торговли. По мнению главы Российского государства, «двадцатке» следует энергичнее отстаивать принципы открытой равноправной и взаимовыгодной торговли, закреплённые в универсальных правилах ВТО.

Важным направлением деятельности «двадцатки» остается совершенствование международной финансовой системы, которая должна работать в интересах всех экономик, в том числе развивающихся, и для этого прежде всего следует продвигать дальнейшую реформу МВФ, считает Президент России.

Глава государства также отметил, что Россия придаёт особое значение обсуждению вопросов, связанных с изменением климата и развитием энергетики. «Россия – надёжный поставщик энергоресурсов на мировые рынки, во многие страны и регионы мира», – подчеркнул Президент.

Кроме того, в своем выступлении Владимир Путин поднял тему борьбы с терроризмом, отметив, что ни одно государство не в состоянии справиться с этим злом в одиночку и защитить своих граждан, поэтому Россия неоднократно выступала с инициативой создания единого антитеррористического фронта при центральной роли Организации Объединённых Наций.

По итогам встречи лидеры БРИКС приняли коммюнике для прессы.

* * *

Выступление на неформальной встрече глав государств и правительств стран – участниц БРИКС.

В.Путин: Уважаемые коллеги, друзья!

Мы высоко ценим сложившуюся традицию сверять позиции государств – членов БРИКС перед саммитами «Группы двадцати» и перед другими важнейшими международными мероприятиями. Хотел бы тоже два слова сказать о российских подходах к ключевым пунктам повестки дня встречи в рамках «двадцатки». Начну с наиболее актуальной темы – борьбы с терроризмом.

Как показывает практика, ни одно государство, каким бы сильным оно ни было, не может в одиночку справиться с этим злом, не в состоянии надёжно защитить и своих граждан. Поэтому Россия неоднократно выступала с инициативой создания единого антитеррористического фронта при центральной роли Организации Объединённых Наций. И в этот раз будем призывать партнёров по «двадцатке» сплотиться в противодействии терроризму, сообща способствовать нейтрализации тех политических, социальных, экономических и идеологических предпосылок и условий, которые способствуют возникновению терроризма и его экспансии.

При обсуждении «двадцаткой» ситуации в мировой экономике российская сторона намерена сосредоточить внимание на вопросах обеспечения позитивной динамики глобальной торговли. Мы выступаем против растущего в мире протекционизма. Нелегитимные торговые и финансовые ограничения с очевидным политическим подтекстом по сути направлены на устранение конкурентов, ведут к сворачиванию деловых связей, утрате доверия между участниками экономического сотрудничества, разрывая саму ткань мировой экономики.

В этой связи «двадцатке» следует энергичнее отстаивать принципы открытой, равноправной и взаимовыгодной многосторонней торговли, закреплённой в универсальных правилах Всемирной торговой организации.

Убеждены, «Группа двадцати» должна вносить более весомый вклад в создание справедливой модели глобального развития – модели, которая будет способна обеспечить устойчивый, инклюзивный рост, поможет ликвидировать накопившиеся между странами дисбалансы.

Наметившийся переход мировой экономики на новый промышленный уклад сопряжён, как известно, с бурным развитием цифровых технологий. Считаем, что «двадцатка» могла бы взять на себя лидирующую роль в процессе формирования основ международного регулирования в этой сфере.

Важным направлением деятельности «Группы двадцати» остаётся совершенствование международной финансовой системы, которая должна работать в интересах всех экономик, в том числе развивающихся. И для этого, прежде всего, следует продвигать дальнейшую реформу МВФ.

Особое значение придаём обсуждению вопросов, связанных с развитием энергетики и изменением климата. Россия – надёжный поставщик энергоресурсов на мировые рынки, во многие страны и регионы мира. Намерены и впредь активно участвовать в гармонизации мировых энергорынков, снижению волатильности цен; сообща с другими государствами – поставщиками и потребителями топлива обеспечивать глобальную энергетическую безопасность.

Наша страна многое делает для снижения антропогенной нагрузки на природу, готова продолжать эту важную работу. Причина изменения климата глубоко не изучена, мы не знаем и механизмов происходящих изменений. Вместе с тем Россия рассматривает подписанное в апреле прошлого года Парижское соглашение в качестве международно-правовой базы для долгосрочной совместной работы по климатическому урегулированию.

Поддерживаем усилия и конкретную помощь, которую оказывает «двадцатка» государствам африканского континента. Считаем необходимым и в дальнейшем способствовать развитию на континенте промышленной и транспортной инфраструктуры, улучшать здравоохранение, расширять доступ людей к образованию.

И в завершении хотел бы поблагодарить нашего коллегу – Председателя КНР Си Цзиньпина, отметить высокую эффективность работы Китая как государства – председателя БРИКС в текущем году. Мы, разумеется, будем активно работать по подготовке и проведению нашего очередного саммита в сентябре на встрече в Сямэне.

Большое спасибо за внимание!

Бразилия. Индия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июля 2017 > № 2235699


Индия. Весь мир > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 6 июля 2017 > № 2242082

Индийская компания, занимающаяся электронной коммерцией, Flipkart заняла 36-е место в списке самых высокотехнологичных компаний мира по версиии Technologyreview.com. В настоящее время компания занимает первое место на рынке интернет-магазинов Индии, успешно конкурируя с индийским отделением Amazon. После приобретения индийского отделения Ebay, Flipkart планирует выход на международный рынок. Стоимость компании составляет 11,6 миллиардов долларов. Только за апрель этого года компания привлекла инвестиций на 1,6 миллиарда долларов от таких гигантов, как Tencent, eBay и Microsoft. Индия. Весь мир > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 6 июля 2017 > № 2242082


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 6 июля 2017 > № 2233498

Индия пытается оправдать нарушение госграницы Китая предлогами "озабоченности за свою безопасность" и "защиты Бутана". Об этом заявил в четверг официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан.

На ежедневной ведомственной пресс-конференции журналист попросил прокомментировать позицию Китая по поводу того, что на днях МИД Индии заявил, что ведущаяся китайской стороной в последнее время работа по ремонту дорог принесла Индии серьезный риск безопасности.

В ответ Гэн Шуан отметил, что китайская сторона ведет эту работу на своей территории, что является законным и правомерным действием суверенного государства. Высказывание Индии о том, что якобы данная работа Китая принесла риск безопасности, очень абсурдно.

Любой человек, который в курсе основных правил международных отношений, способен понять, что индийские пограничники под предлогом так называемой озабоченности за безопасность пересекли уже установленную госграницу и вторглись на территорию соседнего государства. Действия Индии являются недопустимыми для любого суверенного государства и тем более не должны стать прецедентом нормального сосуществования двух соседних стран, подчеркнул Гэн Шуан.

Он напомнил, что в прошедшие несколько десятков лет именно индийская сторона соорудила множество военных объектов в районе Сикким вдоль китайско-индийской границы, в некоторых местах даже пересекая ее, и разместила там большое количество вооруженных сил. "Неизвестно, учитывала ли индийская сторона китайскую озабоченность за безопасность, когда делала все это?", -- задал контрвопрос дипломат.

Гэн Шуан убежден, что действия Индии имеют четкую цель -- путем нарушения китайско-индийской границы в районе Сиккима, которая была установлена признанным как Китаем, так и Индией Договором по Тибету и Индии по результатам китайско-британской встречи от 1890 года, и вторжения на неоспариваемую китайскую территорию в районе Дунлан спровоцировать споры вокруг этого района и, таким образом, воспрепятствовать процессу переговоров по демаркации границы между двумя суверенными государствами -- Китаем и Бутаном. "Мы уверены, что все большее количество людей смогут это понять", -- сказал дипломат.

По словам Гэн Шуана, Китай, дорожащий миром и спокойствием в пограничных районах, придерживается мирного урегулирования возникшей проблемы по дипломатическим каналам, но только при условии безоговорочного вывода индийских войск с китайской территории.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 6 июля 2017 > № 2233498


Вьетнам. Индия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 июля 2017 > № 2233353

Вечером 4 июля в рамках официального визита в Индию, Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь встретился с Президентом Индии Пранабом Мукерджи.

В ходе приема Президент Индии Пранаб Мукерджи выразил удовлетворение активным развитием хороших традиционных отношений дружбы между двумя странами и отметил большое значение визита Вице-премьера, Министра иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Миня, происходящему по случаю 45-летия со дня установления дипломатических отношений на уровне послов и 10-летия установления стратегического партнерства между Вьетнамом и Индией.

Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь поблагодарил Президента Индии Пранаба Мукерджи за добрые чувства к Вьетнаму и ценную поддержку, всегда оказываемую нашей стране, и подтвердил желание и решимость вьетнамского правительства в дальнейшем развитии всеобъемлющего стратегического партнерства между Вьетнамом и Индией в соответствие с потенциалами и преимуществами каждой из сторон. По его мнению, стороны должны активизировать работу в рамках многостороннего сотрудничества, консультаций и усилить координацию своих действий в решении международных вопросов, представляющих взаимный интерес.

В ходе приема Министра обороны, Министра финансов Индии Аруна Джейтли, обе стороны договорились о продолжении сотрудничества в области безопасности и обороны, особенно в подготовке кадров, а также об обмене мнениями на форумах по безопасности и обороне, рассмотрели ряд других вопросов.

5 июля в первой половине дня в столице Индии Нью-Дели Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь принял участие в бизнес-круглом столе, организованном Федерацией торгово-промышленных палат Индии совместно с Посольством Вьетнама в Индии. В работе бизнес-круглого стола участвовали представители более 20 ведущих индийских предприятий.

В рамках визита в Индию, Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь посетил Посольство Вьетнама в Нью-Дели и встретился с его сотрудниками.

Вьетнам. Индия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 июля 2017 > № 2233353


Вьетнам. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 5 июля 2017 > № 2235559

Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама провел переговоры с Министром иностранных дел Индии

4 июля в столице Нью-Дели (Индия) Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь провел переговоры с Министром иностранных дел Индии Сушмой Свараджем.

Стороны подчеркнули, что установление стратегического партнерства в 2007 году и поднятие его до всестороннего стратегического партнерства в 2016 году являются свидетельством высокого уровня политического доверия между Вьетнамом и Индией, создавая важную основу для углубления и развития всестороннего сотрудничества между двумя странами.

Стороны обсудили и договорились о мерах по укреплению сотрудничества в различных областях, а также обменялись мнениями по широкому кругу международных и региональных вопросов и подтвердили обоюдное желание тесно координировать свои действия на региональных и международных форумах, членами которых они являются.

Стороны вновь подтвердили сотрудничество в целях поддержания мира, стабильности, безопасности и свободы судоходства и полетов авиации в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мире, подчеркнули принципы уважения международного права и мирного урегулирования споров на его основе, а также в соответствии с Уставом ООН и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года.

Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь и Министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж подписали Программу действий в целях реализации отношений всестороннего стратегического партнерства между Вьетнамом и Индией на период 2017 – 2020 гг.

* В тот же день, Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь нанес визит вежливости Вице-президенту Индии, Председателю Верхней палаты парламента Индии Хамиду Ансари. В ходе встречи стороны подтвердили обоюдное желание придать большое значение развитию традиционных отношений дружбы между Вьетнамом и Индией, выразили общее мнение о необходимости продолжения развития двусторонних отношений, углубления и расширения сотрудничества во всех областях в соответствие с потенциалами и преимуществами каждой из сторон.

* В тот же день, Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь принял Почетного консула Вьетнама в Непале Раджека Кази Шрестха, а также представителей некоторых непальских предприятий.

* Во второй половине того же дня в столице Нью-Дели (Индия) делегация Вьетнама во главе с Вице-премьером, Министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем приняла участие и выступил с речью в 9-ом диалоге Дели. В 9-ом диалоге Дели приняли участие Министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж и Министры, высокопоставленные чиновники и руководители стран-членов АСЕАН.

Вьетнам. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 5 июля 2017 > № 2235559


Вьетнам. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 5 июля 2017 > № 2235545

Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама встретился с Президентом Индии

Вечером 4 июля в рамках официального визита в Индию, Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь встретился с Президентом Индии Пранабом Мукерджи.

В ходе приема Президент Индии Пранаб Мукерджи выразил удовлетворение активным развитием хороших традиционных отношений дружбы между двумя странами и отметил большое значение визита Вице-премьера, Министра иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Миня, происходящему по случаю 45-летия со дня установления дипломатических отношений на уровне послов и 10-летия установления стратегического партнерства между Вьетнамом и Индией.

Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь поблагодарил Президента Индии Пранаба Мукерджи за добрые чувства к Вьетнаму и ценную поддержку, всегда оказываемую нашей стране, и подтвердил желание и решимость вьетнамского правительства в дальнейшем развитии всеобъемлющего стратегического партнерства между Вьетнамом и Индией в соответствие с потенциалами и преимуществами каждой из сторон. По его мнению, стороны должны активизировать работу в рамках многостороннего сотрудничества, консультаций и усилить координацию своих действий в решении международных вопросов, представляющих взаимный интерес.

* В ходе приема Министра обороны, Министра финансов Индии Аруна Джейтли, обе стороны договорились о продолжении сотрудничества в области безопасности и обороны, особенно в подготовке кадров, а также об обмене мнениями на форумах по безопасности и обороне, рассмотрели ряд других вопросов.

* 5 июля в первой половине дня в столице Индии Нью-Дели Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь принял участие в бизнес-круглом столе, организованном Федерацией торгово-промышленных палат Индии совместно с Посольством Вьетнама в Индии. В работе бизнес-круглого стола участвовали представители более 20 ведущих индийских предприятий.

* В рамках визита в Индию, Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь посетил Посольство Вьетнама в Нью-Дели и встретился с его сотрудниками.

Вьетнам. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 5 июля 2017 > № 2235545


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 5 июля 2017 > № 2231866

Посол КНР Ло Чжаохуэй во вторник призвал Индию безоговорочно отвести свои пограничные войска к индийской стороне границы с Китаем и искать мирное решение недавнего инцидента в районе Дунлан.

В интервью индийскому информационному агентству "Пресс траст оф Индиа" Ло Чжаохуэй заявил, что он глубоко обеспокоен "угрожающей" ситуацией в Дунлане.

"Это первый раз, когда индийские войска пересекли взаимно признанные границы и вторглись на территорию Китая, вызвав прямое противостояние между китайскими и индийскими пограничниками. Прошло уже 19 дней, но обстановка до сих пор не разрядилась", -- сказал он.

"Это первый раз, когда такая тяжелая ситуация произошла на участке китайско-индийской границы в районе Сиккима. Этот участок был четко разграничен, стороны достигли по нему консенсуса, и в последние годы здесь не случалось никаких инцидентов", -- добавил посол.

По словам Ло Чжаохуэя, Конвенция между Великобританией и Китаем по Сиккиму и Тибету от 1890 года прямо предусматривает безусловную принадлежность Дунлана Китаю. После обретения независимости Индия унаследовала эту историческую конвенцию, и последующие индийские правительства не раз подтверждали это в письменной форме, признавая, что они согласны с Китаем по направлению линии границы в районе Сиккима.

Китайский дипломат подробно остановился на позиции Китая по ситуации в Дунлане, состоящей из трех шагов.

"Первый шаг заключается в том, что индийские войска должны безоговорочно отступить на индийскую сторону границы. Это является предпосылкой для содержательного диалога между Китаем и Индией", -- сказал он.

Второй шаг, по словам посла, состоит в поиске мирного решения.

"Китай придает большое значение китайско-индийским отношениям и готов развивать с Индией долгосрочное и стабильное стратегическое партнерство. Нынешний уровень сотрудничества и дружбы между Китаем и Индией был достигнут тяжелым трудом и заслуживает особого внимания двух сторон", -- сказал Ло Чжаохуэй.

Он добавил, что третий шаг заключается в поддержании мира и спокойствия в пограничных районах.

"Китай всегда серьезно относился к этому и многое делал для этого. Необходимы совместные усилия двух сторон. Мы ценим то, что премьер-министр /Индии/ Нарендра Моди в Санкт-Петербурге сказал, что за последние 50 лет ни одна пуля не была выпущена в районах на границе между Индией и Китаем".

Посол подчеркнул, что все эти три приоритета связаны друг с другом. "Только в случае безусловного вывода индийских военных может быть достигнуто мирное урегулирование этого вопроса, и только путем мирного урегулирования можно сохранить мир и спокойствие в пограничных районах".

Подчеркнув тот факт, что Дунлан принадлежит Китаю и давно находится под фактической юрисдикцией Китая, Ло Чжаохуэй заявил, что "сейчас мяч находится на индийской стороне".

Китайский посол также назвал позицию индийской стороны по поводу инцидента на границе противоречащей самой себе. "С одной стороны, Индия утверждает, что Дунлан принадлежит Бутану. С другой стороны, она не признает конвенцию 1890 года и заявляет, что участок китайско-индийской границы в районе Сикким не разграничен и использует это в качестве предлога для своего незаконного проникновения на территорию Китая".

Несмотря на инцидент, посол отметил, что он всегда оптимистично смотрит на развитие китайско-индийских отношений.

Отметив, что две страны являются соседями, а также членами БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества, Ло Чжаохуэй выразил надежду на то, что стороны будут нацелены на сотрудничество, смогут должным образом управлять такими существующими разногласиями, как пограничная проблема, сохранят позитивный подход к решению возникающих вопросов двусторонних связей и разработают план развития китайско-индийских отношений.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 5 июля 2017 > № 2231866


Израиль. Индия > Внешэкономсвязи, политика > newsru.co.il, 4 июля 2017 > № 2244781

Во вторник, 4 июля, начнется первый в истории официальный визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в Израиль, приуроченный к 25-летию установления дипломатических отношений между странами.

Помимо важного политического аспекта визит Моди имеет также большое экономическое значение для Израиля. Торговый оборот между двумя странами составил в 2016 году 1,9 миллиарда долларов, из которых 1,1 миллиарда пришлись на израильский экспорт (9-й по объему рынок израильского экспорта).

Несмотря на то, что наибольшее освещение в СМИ получают оборонные сделки, основными товарами, экспортируемыми Израилем в Индию, являются телекоммуникационное оборудование и металлы (40% экспорта). 14% экспорта приходится на полезные ископаемые, 13% - на химикаты и нефтепродукты, 8% - на точные приборы. Основу импорта составляют химикаты, текстиль, пластик и резина, а также электроприборы.

В рамках визита Моди также ожидается подписание крупных оборонных сделок (Израиль является одним из основных поставщиков вооружений в Индию). Однако не менее важной целью визита является подписание договоров в сферах водного и сельского хозяйства.

Вместе с Моди в Израиль прибудет крупная делегация индийских бизнесменов, заинтересованных в сельскохозяйственных технологиях. Следует отметить, что израильские сельскохозяйственные центры в различных индийских штатах активно развиваются в последние годы при поддержке местных правительств. Большое значение израильским технологиям придается и в продвигаемом правительством Моди многомиллиардном проекте по очистке Ганга. Также в центре внимания делегации будут технологии "умного города".

Среди соглашений, которые будут подписаны в ходе визита, следует также отметить договор об укреплении сотрудничества в космической сфере, облегчающий использование индийского космодрома для запуска израильских спутников. В общей сложности будут подписаны 7 договоров, в том числе в сферах водного и сельского хозяйства, сотрудничества в научной сфере, в сфере кибербезопасности и т.д.

Израиль. Индия > Внешэкономсвязи, политика > newsru.co.il, 4 июля 2017 > № 2244781


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 4 июля 2017 > № 2239058 Денис Мантуров

Интервью Дениса Мантурова индийскому изданию The Economic Times.

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров рассказал индийскому финансовому изданию «The Economic Times» о перспективах российско-индийского сотрудничества в области промышленности. Публикуем перевод текста интервью.

Ссылка на оригинальную версию интервью: http://bit.ly/2umyaCF

Как вы оцениваете достижения в российско-индийских взаимоотношениях по итогам Петербургского экономического форума, где вы также присутствовали?

В этом году Индия стала страной-партнёром Петербургского международного экономического форума, а премьер-министр страны господин Нарендра Моди был приглашен в качестве почётного гостя и выступил на пленарном заседании. Этот факт уже говорит о многом. Но, конечно, самым важным итогом SPIEF для Российско-Индийских отношений стала принятая лидерами России и Индии Санкт-Петербургская декларация. В ней, как подчеркнул Владимир Путин, поставлена задача расширить сотрудничество в политической, экономической и гуманитарной сферах. В частности, стимулировать товарооборот, совершенствовать его структуру, а такжерасширять производственную кооперацию между российскими и индийскими предприятиями в разных сферах.

На сегодняшний день российской и индийской сторонами согласован перечень из 19 проектов, предполагающих сотрудничество в области транспортной инфраструктуры, новых технологий в фармацевтике, авиа- и автостроении, алмазно-бриллиантовой отрасли и сельского хозяйства.

На форуме также обсуждалось наше военное сотрудничество. Напомню, что при участии российских специалистов в Индии налажена сборка продукции военного назначения. Совместная разработка и производство современных систем вооружений будут продолжены.

Индия и Россия намерены предпринять целенаправленные усилия по диверсификации своего экономического и инвестиционного партнерства. В стейтменте из Санкт-Петербурга излагаются различные области, в которых Индия и Россия планируют сотрудничать. Какие области, по Вашему мнению, имеют максимальные перспективы для инвестиций России в Индию?

Особо хотел бы выделить авиационную промышленность, развитие железнодорожной инфраструктуры и IT-технологии. В плане авиастроения достаточно перспективной видится поставка в Индию российской гражданской авиатехники, в том числе, самолетов «Сухой Суперджет – 100». К 2029 году парк самолетов, работающих на внутренних индийских линиях, может превысить 250 машин - такая потребность связана с фактическим увеличением пассажиропотока между региональными городами Индии. Мы очень рассчитываем, что планы вашей страны позволят увеличить объемы поставок российских самолетов. Наши «Суперждеты» могут выиграть конкурентную борьбу у Embraer и Bombardier.

Кроме этого, с учетом высокой локализации производства авиадвигателей в Индии, Россия может предложить другой высокотехнологичный проект: производство энергетических установок на основе авиационных газогенераторов. Эта тема совсем недавно обсуждалась в г. Новосибирске на первом заседании Российско-Индийского комитета высокого уровня по научно-технологическому сотрудничеству

Также речь идет о строительстве выделенных грузовых коридоров, модернизации железнодорожных станций, реконструкции и строительства вагоноремонтных депо. Кроме того, мы готовы организовать обучение индийских специалистов в рамках этих проектов, чтобы повысить их квалификацию.

Большие надежды мы связываем и с созданием российско-индийской рабочей группы по разработке комплексных решений по развитию сети железных дорог и метрополитена штата Махараштра.

У российских частных компаний есть не самый лучший опыт сотрудничества с индийскими коллегами из частного сектора. Каковы текущие проблемы для российских инвестиций в Индии?

Препятствием на пути делового сотрудничества становятся и непредвиденные изменения индийского законодательства. Еще одной дискриминационной мерой для российских компаний стал отказ в предоставлении банковских гарантий при заключении договоров по гостендерам. Тем не менее, Россия и Индия ведут переговоры о взаимной защите инвестиций. Предыдущее Соглашение о защите капиталовложений прекратило свое действие в апреле 2017 года.

Какие области имеют максимальные перспективы для инвестиций Индии в Россию?

Мы приглашаем индийских инвесторов поучаствовать в проекте «Алюминиевая долина» в Восточной Сибири. Это будет особая экономическая зона в Красноярском крае.

В середине марта, я был в Ченнаи, где в ходе моих переговоров с Государственным министром торговли и промышленности Республики Индии Нирмалой Ситхараман была достигнута договоренность о создании подгруппы по сотрудничеству в сфере алюминиевой промышленности в рамках действующей Межправительственной комиссии. Сейчас мы ожидаем от индийской стороны ответ на предложения Минпромторга России по тематике и составу участников подгруппы.

Справочно

The Economic Times — индийская ежедневная газета на английском языке. Принадлежит медиаконгломерату Bennett, Coleman & Co. Ltd. Издаётся с 1961 года. Это самая популярная деловая газета в Индии: её разовый тираж составляет 630 000 экземпляров, а читательская аудитория превышает 800 000 человек. The Economic Times одновременно выходит в 11 городах: Мумбаи, Бангалоре, Дели, Ченнаи, Калькутте, Лакхнау, Хайдарабаде, Ахмедабаде, Нагпуре, Чандигархе и Пуне. Штаб-квартира издания расположена в Мумбаи.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 4 июля 2017 > № 2239058 Денис Мантуров


Иран. Китай. Индия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 июля 2017 > № 2249002

Иран экспортировал четырем главным потребителям в Азии нефти на 30,5 % больше

Импорт иранской нефти четырьмя основными покупателями в Азии подскочил на 30,5 процента в январе-мае 2017 года, показали данные, полученные путем отслеживания танкеров, сообщает Reuters.

В течение пятимесячного периода этого года, главные четыре азиатских покупателя нефти из Ирана - Китай, Индия, Южная Корея и Япония - импортировали 1,765 млн. баррелей в день, по сравнению с 1,353 млн. баррелей в сутки в тот же период в 2016 году.

Китай был самым большим покупателем, импортировавшим 600 597 баррелей в сутки. Индия, Южная Корея и Япония заняли следующие места, импортируя 548 200, 444 185 и 172 974 баррелей в сутки, соответственно.

Тем не менее, импорт упал на 2 процента в мае по сравнению с прошлым годом, что ознаменовало первое снижение в годовом исчислении с января 2016 года, когда были отменены западные санкции против Ирана. Главные четыре азиатских покупателя импортировали 1,60 млн. баррелей в сутки в мае.

Общий объем добычи иранской нефти колеблется на уровне более 3,9 млн. баррелей в сутки, и ожидается, что к марту 2018 года он достигнет 4 млн. баррелей в сутки, рассказал в этом месяце министр нефти Ирана Бижан Зангане.

Экспорт сырой нефти из Ирана в июле упадет на 7 процентов по сравнению с трехмесячным максимумом в этом месяце, в основном из-за снижения экспорта в Европу.

Иран. Китай. Индия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 июля 2017 > № 2249002


Ватикан. Индия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 июля 2017 > № 2244337

Президент США Трамп и премьер Индии Моди идут на изоляцию Китая в Азии

Обзор католической прессы

Темами публикаций СМИ Ватикана, католических епархий и организаций на неделе 26 июня — 2 июля стали: кардинал Пелл предстанет перед судом в Австралии; Святой престол обеспокоен удалением китайского епископа Питера Шао Жумина; израильские арабы ставят условия перед заключением соглашения между Ватиканом и Израилем; Святой престол видит в России истинную наследницу Византии и другое.

Кардинал Джордж Пелл, префект Секретариата по экономике, 18 июля предстанет перед судом в Австралии по делу о сексуальных злоупотреблениях, информирует Radio Vaticana (Ватикан). Ему вменяют в вину факты, восходящие к десяткам лет назад, когда он был простым священником. Кардинал решительно отвергает все обвинения и намерен занять твердую позицию защиты от ложных обвинений. Пелл выступил со специальным заявлением на эту тему в Зале печати Святого престола. «Речь идет об упорстве без передышки, — сказал монсеньор, имея в виду ложные обвинения в его адрес, — но сейчас я рад, что наконец смогу защититься в суде. Еще раз подтверждаю мою непричастность, эти обвинения лживы, а сама идея сексуальных злоупотреблений для меня отвратительна». Он постоянно на связи с папой Римским Франциском, который предоставил Пеллу отпуск для восстановления репутации. «Судебный процесс, — заявил кардинал, — даст мне возможность отвергнуть всякое обвинение и вернуться к моей работе в Риме». Директор Зала печати Грег Берк со своей стороны сообщил, что Святой престол с сожалением воспринял новость о судебном процессе против префекта Секретариата по экономике. Понтифик имел возможность убедиться в порядочности иерарха во время его работы в Римской курии и в особенности в его приверженности реформе в финансово-экономической сфере. «Святой престол, — заявил Берк, — с уважением относится к австралийскому правосудию, которое должно решить поднятый вопрос. В то же время следует напомнить, что кардинал Пелл на протяжении десятилетий открыто и постоянно выступал против злоупотреблений несовершеннолетними, называя их безнравственными и недопустимыми, а в прошлом он сотрудничал с австралийскими органами (например, давая показания в Royal Commission). Он поддержал создание Папской комиссии по защите несовершеннолетних. Наконец, будучи епископом в Австралии, он разработал систему и процедуру защиты малолетних и помощи жертвам злоупотреблений».

Святой престол прокомментировал дело китайского епископа Питера Шао Жумина, пастыря епархии Вэньчжоу в континентальном Китае. Глава Зала печати заявил, что «Святой престол с серьезной озабоченностью наблюдает за личной ситуацией» иерарха, «насильственно удаленного из своей епископской столицы некоторое время назад». Китайские власти почти год назад задержали признанного Святым престолом епископа. Ватикан отмечает, что епархиальная католическая община и родственники иерарха не имеют никаких сведений о нем и его местонахождении, а также ничего не знают о причинах его удаления. Апостольская столица «глубоко расстроена» этим и другими подобными эпизодами, которые, к сожалению, не способствуют пути понимания. Святой престол выражает надежду на то, что епископ Шао Жумин сможет как можно скорее вернуться в епархию и иметь возможность осуществления своего епископского служения. В районе Вэньчжоу проживает около 120 тыс. католиков. Часть из них в течение многих лет посещает богослужения «подпольной» Церкви, которая находится в общении со Святым престолом. Другие католики Вэньчжоу, как и всего Китая, принадлежат к признанной китайскими властями церковной общине. В этом городе высокий процент верующих и большое количество храмов. Именно здесь власти коммунистического Китая в течение последних пяти лет проводят кампанию по сносу церквей и удалению крестов.

30 июня бундестаг одобрил браки между лицами одного пола, принимая голосованием законопроект, выдвинутый социал-демократами. За новое законодательство накануне всеобщих выборов проголосовали 393 депутата, 226 высказались против. Положения нового закона гарантируют также право однополых пар на усыновление детей. Канцлер Германии Ангела Меркель, уважая выбор совести своих депутатов, проголосовала против: «Для меня, — подчеркнула канцлер, — брак существует между мужчиной и женщиной». Именно это имеет в виду 6-я статья Конституции Федеративной Республики Германии. Со своей стороны президент Конференции католических епископов Германии кардинал Рейнхард Маркс заявил, что «брак — и не только согласно христианским убеждениям — является единством жизни и любви между женщиной и мужчиной, союзом в согласии с непреложным принципом фундаментальной открытости к продолжению жизни. Мы считаем, что государство обязано и дальше защищать и поощрять брак в такой форме». Кардинал выразил сомнение в конституционности закона, подчеркнув, что совершенно неверно понимать особенный правовой статус брака и его защиту как дискриминацию людей с гомосексуальными наклонностями. Глава Отдела семейного пастырства при Конференции архиепископ Берлинский Хайнер Кох подверг критике решение бундестага: «Я сожалею, что законодатель отказался от основного содержания понятия брака. Видеть различия не означает дискриминации, — добавил епископ. — Печально, что институт брака пал жертвой политических стратегий: он того не заслуживает».

Лидер партии Хадаш и глава объединенного арабского списка, депутат Кнессета Израиля Айман Уда встретился в Ватикане с государственным секретарем Святого престола кардиналом Пьетро Паролином, сообщает Vatican insider (Турин, Италия). Уда озвучил свое видение проблем, которые нужно принимать во внимание в ходе переговоров о заключении соглашения между Израилем и Ватиканом. По словам депутата, есть три вопроса, на которые он обратил внимание кардинала Паролина. Во-первых, Израиль создает препятствия для людей, проживающих по ту и иную сторону разделительной линии, которые хотят вступить в брак и создать семью. Во-вторых, существует «дискриминация в отношении христианских частных школ в Израиле», которые финансируются «в семь раз меньше, чем частные еврейские школы». В-третьих, «власти давят на жителей двух христианских деревень внутри Израиля, Икрит и Кафр Бирим, мешают вернуться им в свои дома, несмотря на решение Верховного суда». Прежде чем будет подписано соглашение между Ватиканом и Израилем, отмечает политик, Святой престол должен убедиться в том, что эти три вопроса были решены. Также во время встречи с госсекретарем он выразил озабоченность тем, что «премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху пытается изобразить конфликт на Ближнем Востоке так, как если бы он был религиозным, но это политический конфликт».

Апостольский администратор Иерусалима архиепископ Пьербаттиста Пиццабалла рассказал в интервью L'Agenzia Servizio Informazione Religiosa (Рим, Италия) о том, чем сегодня живут христиане Ближнего Востока. Монсеньор особо отметил, что его поражает «великое свидетельство веры», которое демонстрируют эти люди. Ближний Восток уже никогда не будет прежним. Восстановление инфраструктуры, стабильной и прочной социальной ткани займет жизнь поколений. Война в Сирии и Ираке разрушила отношения между различными общинами. Многие были вынуждены покинуть свои поселения. А те, кто остался, исповедуют свою веру в уединении собственного дома. Но при этом у них есть силы помогать пожилым, детям, инвалидам, беженцам, устраивать молитвенные встречи. «Я был поражен молодыми христианами Алеппо, которые, презрев опасность, раздавали воду тем, кто в ней нуждается, — говорит монсенбо. — Я вспоминаю христиан сирийских деревень, пребывавших под контролем Фронта аль-Нусра (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые, зная, что алкоголь запрещен в исламе, прятали в домах вино, чтобы иметь возможность служить мессу». Архиепископ отметил большую ревность христиан в Иордании и Ливане в приеме беженцев из Сирии и Ирака. Да, многие покидают регион. Но, говорит Пиццабалла, он уверен, что христианство на Ближнем Востоке не исчезнет, ибо «наша сила не в цифрах, а в свидетельстве веры».

Глава Сиро-Яковитской православной церкви патриарх Игнатий Эфрем II и глава Сирийской католической церкви патриарх Игнатий Юсеф III Юнан приняли участие в работе Конференции по будущему христиан в Ираке, передает Agenzia Fides (Ватикан). Форум прошел в Брюсселе в резиденции Европейского парламента. Его инициатором выступил евродепутат Ларс Адактуссон, представляющий Христианско-демократическую партию Швеции. По его словам, инициатива направлена на возвращение населения на равнину Ниневия. «Я приглашаю всех халдеев, сирийцев и ассирийцев сделать все, чтобы их люди могли вернуться домой», — сказал Адактуссон. Однако в работе конференции не приняли участие представители Халдейской католической церкви и ассирийской церкви Востока. Халдейский патриархат мотивировал свое решение тем, что «будущее христиан связано с будущим всего иракского народа», неотъемлемой частью которого являются иракские христиане. Поэтому уместно говорить о судьбе христианского присутствия в Ираке вместе с местными властями и другими общинами, а не с иностранными институтами. Как отмечается в разъяснении Халдейской католической церкви, если западные страны хотят помочь христианам в Ираке, они могут сделать это, поддержав борьбу с терроризмом и участвуя в восстановлении страны. В свою очередь, патриархат Ассирийской церкви Востока оценил инициативу, организованную Европейским парламентом, как «несбалансированную» и проявленную в пользу независимых политических проектов, проводимых курдскими лидерами Иракского Курдистана, которые намереваются расширить свое влияние на равнину Ниневия.

Первая встреча президента США Дональда Трампа с премьер-министром Индии Нарендра Моди прошла в Белом доме в атмосфере теплых похвал и рукопожатий, рассказывает AsiaNews (Рим, Италия). Оба лидера продемонстрировали желание сотрудничать в сферах обороны и внешней политики. У Индии и США есть общая цель в Центральной Азии и на Дальнем Востоке — ограничить растущее влияние Китая. В рамках своей инвестиционной стратегии «Один пояс, один путь», известной также как «Новый Шелковый Путь», Пекин, похоже, намерен захватить лидерство в Азии и проецировать силу на международном уровне. Соглашения между Трампом и Моди направлены на укрепление военно-политического партнерства, нацелены на изоляцию Китая и его потенциальных союзников по инициативе «Один пояс, один путь», прежде всего, Пакистана. У Индии есть несколько причин опасаться расширения влияния Пекина. Так, китайско-пакистанский экономический коридор (CPEC), элемент «Нового Шелкового пути», после его завершения предоставит Китаю прямой доступ к Аравийскому морю через порт Гвадар, который также является одной из важнейших военно-морских баз Пакистана. Дели опасается, что китайско-пакистанская линия будет включать пункты слежения за индийской военно-морской деятельностью в рамках желания Пекина контролировать морские пути. Со своей стороны, президент Трамп заверил Индию в поддержке США борьбы с исламистским терроризмом, исходящим из Пакистана, страны, которая все чаще рассматривает Китай как привилегированного партнера и которая всегда имела неоднозначные отношения с исламистскими террористическими организациями. Однако никто не должен забывать, что Пекин играет решающую роль в местном и глобальном балансе сил (включая северокорейскую проблему), в котором участвует все больше и больше глобальных игроков — от Соединенных Штатов и Индии до арабских стран.

Также издание обращается к запланированной на август этого года поездке в Москву кардинала Паролина и перспективы его встречи с президентом России Владимиром Путиным и иерархами Русской православной церкви. Обнародование информации о визите совпало с проходившей в Москве конференцией российских и ватиканских историков, где обсуждался смысл Ostpolitik, то есть «восточной политики» Святого престола во второй половине XX века в отношении СССР и стран социалистического лагеря. Некоторые справедливо напоминают, что термин Ostpolitik относится также к разным этапам немецкой политики, от Бисмарка до Вилли Брандта, поэтому будет журналистским упрощением применять его к ватиканской дипломатии. На самом деле, помимо неизбежных разногласий, отношения между Римом и Москвой всегда строились на основе «открытия Востока», поскольку Россия во втором тысячелетии христианства является истинным наследником Византии, восточной души Вселенской церкви. Не случайно, что в Москве в конце Средневековья был создан идеал «третьего Рима», универсальной миссии спасения мира от господства антихриста, московский креатив, который сейчас весьма актуален. После монголов, туров, поляков, Наполеона и Гитлера даже сегодня Россия сталкивается с моральной деградацией Запада и угрозой исламистского терроризма, этими современными воплощениями злого духа. «Определение целей», о котором упоминает кардинал Паролин, безусловно, относится к готовности российских католиков терпеливо согласовывать свои пастырские инициативы с Московским патриархатом. Эту линию поведения одобряет итальянский архиепископ Паоло Пецци, возглавляющий архиепархию Божией Матери в Москве на протяжении многих лет и являющийся одним из четырех католических епископов России. Однако остается открытым вопрос о ситуации на Украине, где греко-католики и православные часто находятся в центре дискуссий и конфликтов. Пусть неофициально, но Паролин попытается найти решения, которые откроют диалог в этой части во имя поиска новых путей, чем занимаются Первый и Третий Рим ради установления мира. Встреча также затронет недавнюю гуманитарную миссию в Сирии и особенно преследуемых христиан (23 июня 20 тонн продовольствия и медикаментов, собранные российскими католиками, православными и мусульманами, прибыли в аэропорт Хмеймим и будут розданы жителям Латакии и Алеппо). Есть надежда, что эта помощь придаст энергию апостолам экуменического диалога.

В обзоре использованы материалы — официальных СМИ Ватикана Radio Vaticana и L'Osservatore Romano; миссионерского информационного агентства Ватикана, подразделения Конгрегации евангелизации народов Agenzia Fides; информационного агентства Папского института заграничных миссий AsiaNews; издания Федерации итальянских католических еженедельников L'Agenzia Servizio Informazione Religiosa; портала итальянского издательского дома «Стражи Святой земли» Terrasanta.net; ватиканской редакции итальянской газеты La Stampa Vatican insider; североамериканской католической газеты National Catholic Reporter; североамериканского католического информационного агентства Catholic News Agency; североамериканской католической газеты National Catholic Register; североамериканского католического портала Crux; портала католической газеты Англии и Уэльса Catholic Herald; австрийского католического информационного агентства Kath.net; австрийского информационного католического агентства KATHPRESS; французской католической газеты La Croix; польского католического информационного агентства Katolicka Agencja Informacyjna; польской ежедневной католической газеты Nasz dziennik; журнала польской Ассоциации христианской культуры Polonia Christiana; информационного сайта портала Milites Christi Imperatoris Католицький Оглядач.

Станислав Стремидловский

Ватикан. Индия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 июля 2017 > № 2244337


Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 июля 2017 > № 2244362

Индия вырывается из экономического средневековья

Самый значительный шаг в обустройстве государства с момента обретения независимости

В этот уик-энд Индия войдет в крупнейшую реформу, которую инициировал премьер-министр Нарендра Моди, и про которую экономические аналитики всего мира говорят, что она является самым важным событием в политической истории Индии после обретения независимости. 17 государственных и федеральных налогов страны унифицируются. Или, по крайней мере, начнут унифицироваться, уточняют скептики. Налог на товары и услуги (НТУ) заменит множество местных сборов.

Заменяя внутренние тарифы, новый налог, кроме того, должен избавить Индию от совершенно уж постыдных средневековых «контрольных точек» на внутренних границах, где грузовики, перевозящие товары, обычно томятся в течение нескольких часов.

Скептики отмечают, что длительные и трудные переговоры подорвали само содержание реформы в том виде, в котором ее инициировал Нарендра Моди — будет шесть национальных ставок, а налоговые органы уровня штатов сохранят юрисдикцию на своей территории наряду с национальными, то есть единой налоговой вертикали не будет.

Соглашаясь со всем этим, сторонники реформы считают ее решающим моментом, который поможет Индии достичь своего истинного потенциала. Отсутствие финансово-фискальной, а иногда и просто регистрационной инфраструктуры на фоне бурного роста экономики (причем в ее самых современных формах) стало главным тормозом для роста.

«Из всех видов национальной инфраструктуры не дороги, энергетика или трубопроводы выступают главным дефицитом, а паспорта» — горько пошутил один из индийских экономических экспертов.

ИА REGNUM довольно подробно рассказывало о том, что предшествовало налоговой реформе — и о жестком изъятии у населения наличности в крупных номиналах банкнот, и де-факто насильственной паспортизации. В стране миллионы человек не имели до шоковой терапии Моди вообще ни одного документа, удостоверяющего личность — какие уж тут налоги с невидимок.

Тогда, в ноябре 2016, протесты едва не снесли правительство, вся страна встала на дыбы. Но команда премьера понимала ценность приза.

Самые осторожные расчеты, выполненные западными экономическими аналитиками, показали, что простая и унифицированная форма нового налога на товары и услуги автоматически, без масштабных инвестиций или, наоборот, болезненных для общества структурных перестроек, добавляет 2 процентных пункта к росту экономики Индии — ежегодно.

Согласно тем же расчетам западных экономистов, в денежном выражении Индия суммарно получит дополнительные два триллиона долларов. При этом экономисты ведущих мировых консалтинговых бюро говорят, что достигнуты эти показатели будут не автоматически, а путём кропотливой настройки налогового механизма.

Именно поэтому оптимисты сейчас считают несущественными уступки, на которые пришлось пойти команде премьер-министра. Главное, что удалось достигнуть двух целей, каждая из которых, на старте проекта, казалась несовместимой с другой — сохранить стабильность и избежать массовых волнений, не применяя жесткие силовые инструменты, и одновременно стартовать радикальные экономические реформы.

А то, что это потребовало компромиссов, и реформа не так безупречно красива, как хотелось бы идеалистам — так на то и есть период тюнинга и корректировок.

Лоббистские группы, прежде чем обеспечить согласие своих «подопечных» и отсутствие протестов, торговались, как… как торгуются лоббисты.

В большинстве стран с налогом на добавленную стоимость обложение рассчитывается по единой ставке для всех товаров и услуг. Индия выбрала шесть ставок, начиная от нуля до 28%. Официально признано, например, что шампунь, обои и газированная вода — предметы роскоши, подлежащие налогообложению на 28%; Подводка для глаз, карри-паста и простая вода предполагают 18%-ный сбор. Рестораны будут платить 12%, но если они небольшие, — то всего 5%, а если установлены кондиционеры, наоборот, 18% процентов…

В настоящее время Индия имеет один из худших показателей соотношения налогов и ВВП — на уровне 16,6%, что составляет менее половины среднего уровня в 34% для членов ОЭСР, и что ниже не только экономик «золотого миллиарда», но и многих стран с развивающейся экономикой.

Налоговая реформа, по прогнозам, сразу же поднимет отношение налогов Индии к ВВП на 4 процентных пункта, поскольку количество налогоплательщиков возрастет троекратно. И это без учета стимулирующего воздействия на экономику, только за счет упорядочения администрирования.

Сегодня неорганизованный сектор экономики Индии огромен, но не как поставщик заметной доли ВВП, а как социальный механизм — в нем работает, по оценкам, 92% занятых в экономике страны.

Для небольших компаний, работающих с небольшой прибыльностью и выживающих за счет отсутствия социальных, налоговых выплат и трудового законодательства, услуги бухгалтеров могут существенно снизить их прибыль.

При этом новый налог станет хорошей новостью для более крупных, устойчивых предприятий, поскольку он сместит множество федеральных и государственных налогов с продаж, взимаемых на разных этапах цепочки поставок, что часто приводит к двойному налогообложению.

Собственно, именно на них и делает ставку команда премьера Моди. По данным консалтинговой компании McKinsey, сегодня в стране насчитывается всего 270 компаний с объемом продаж более 125 млн долларов США, по сравнению с 1295 в Бразилии, 3430 в России и 7680 в Китае.

Экономическая конструкция Индии времен Нарендра Моди выглядит более чем экзотично для современной экономики первого ряда, какой Индия, безусловно стала в последние одиннадцать лет — с момента, когда Нарендра Моди стал у руля страны.

Наверху — несколько супергигантов вроде крупнейшего в мире металлургического концерна Миталла.

Далеко внизу — океан незарегистрированных, работающих только с наличными деньгами, крошечных (зачастую — в составе одной семьи) предприятий, на которых работает меньше десятка человек. Именно в этой средневековой, доцеховой экономике работает девять из десяти индусов.

Далеко сбоку — стартапы и хай-тек компании Бангалора.

Чем же занято пространство между этими архипелагами?

Государством.

Государство в индийской экономике производит все — от презервативов до электровозов, от стиральных порошков и до океанских судов.

Приватизация — естественный следующий шаг, который теперь, после налоговой реформы, неизбежно стал вызовом для команды премьер-министра. И от того, решится ли Нарендра Моди на масштабную приватизацию в стране, которая, очевидно, к ней не готова и которая, так же очевидно, в ней нуждается, зависит, останется ли он в истории Индии премьером-реформатором, изменившим лицо страны — или встанет в ряд таких фигур, как Ден Сяопин, Рональд Рейган, Маргарет Тетчер, Махатма Ганди — тех, кто меняя свои страны, изменили облик мира.

Пока что премьер никак не обозначил этот следующий шаг в своих планах. Но Моди уже показал, что владеет всем инструментарием внедрения в общество самых глубоких изменений — от внезапного, готовящегося в тайне удара, каким было изъятие наличности у населения, — и до сложных, многоходовых компромиссов, каким стало внедрение единого налога на товары и услуги.

Так что есть серьезное основание полагать, что Нарендра Моди в ближайшие месяцы еще удивит экономических и политических аналитиков всего мира.

Александр Шпунт

Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 июля 2017 > № 2244362


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 июля 2017 > № 2228556

Осторожно, Китай! Индия создает свой собственный Шелковый путь

Уэйд Шепард (Wade Shepard), Forbes, США

В то время как Китай «окружает» Индию с помощью своего проекта «Один пояс, один путь» (это начатый в 2013 году «ребрендинг» старого проекта, направленного на то, чтобы поставить Китай во главе нового панъевразийского экономического порядка), у Индии появился свой трансконтинентальный план. Он называется «Транспортный коридор Север-Юг» (North-South Transport Corridor), а его целью является улучшение транспортных связей между Ираном, Россией, Кавказом и Центральной Азией.

По сути этот проект представляет собой мультимодальный транспортный коридор протяженностью 7200 километров. Это торговый путь от Индии до России, связывающий между собой Индийский океан, Персидский залив и Каспийское море. Товары будут транспортироваться из порта Джавахарлал Неру и порта Кандла (Kandla) в западной части Индии до порта Бендер-Аббас в Иране, а затем — по автомобильной и железной дороге через Баку в Москву, Санкт-Петербург и дальше. В перспективе второй маршрут может быть проложен вдоль западного побережья Каспийского моря, и по новой железной дороге, соединяющей Казахстан, Туркмению и Иран. В итоге он будет интегрирован в систему транснационального коридора.

Построенный с международным участием коридор, как считают разработчики этого проекта, позволит снизить цены и время, необходимое для транспортировки грузов между такими городами, как Мумбаи, Бендер-Аббас, Тегеран, Баку, Актау, Москва и Санкт-Петербург. Предполагается, что этот маршрут станет драйвером торговли в регионе, который быстро интегрируется и развивается.

Индия явно считает свою торговлю с Россией незначительной, учитывая размер экономик обеих государств. В 2015 году объем экспорта Индии в Россию составил всего 1,6 миллиарда долларов. По мнению Индии, частично это объясняется наличием логистических проблем. В настоящее время для транспортировки товаров из одной страны в другую требуется проделать длинный и сложный морской путь — через Аравийское море, Суэцкий канал, Средиземное, Северное и Балтийское море, а всего на прохождение по этому маршруту нужно потратить минимум 45 дней. Проект «Транспортный коридор Север-Юг» призван исправить эту ситуацию.

«Данный маршрут может вдвое сократить путь из Мумбаи в Санкт-Петербург, — подчеркнул Джонатан Хиллман (Jonathan Hillman), директор подразделения «Новые связи Азии» (Reconnecting Asia) Центра стратегических международных исследований (Center for Strategic International Studies). — По некоторым оценкам, маршрут с севера на юг является в экономическом отношении еще более многообещающим, чем некоторые возникающие в настоящее время сухопутные маршруты восток — запад».

Пока были проведены три теста для изучения возможности реализации проекта. Два из них в 2014 году показали, что новый маршрут будет на 30% дешевле и на 40% короче, чем существующие в настоящее время исключительно морские пути.

Как и в случае с большинством проектов «Нового шелкового пути», разработка «Транспортного коридора Север-Юг» началась более 15 лет назад. Сама идея первоначально появилась в 2000 году, а спустя два года Россия, Индия и Иран подписали официальное соглашение для того, чтобы сделать этот проект реальностью.

В то время как Си Цзиньпин продолжает свою шумную кампанию по поводу «Пояса и пути» на всем пространстве Евразии (так называют территорию, включающую в себя как Европу, так и Азию), рекламируя при этом связь между регионами и преимущества обладания более развитой транспортной коммуникацией с Китаем, Индия погрузилась в целый ряд собственных международных проектов. В рамках политики «Соединение Центральной Азии» (Connect Central Asia) Индия пытается все глубже проникнуть в инфраструктуру и экономику Евразии. В дополнение к «Транспортному коридору Север- Юг» она принимает самое активное участие в развитии иранского порта Чабахар, грузооборот которого планируется увеличить в пять раз и довести его до 12,5 миллиона тонн в год. Кроме того, Нью-Дели поддерживает строительство автомобильной дороги протяженностью 218 километров, связывающей центральную часть Афганистана с иранской границей, а также многосторонний проект «Каладан» (Kaladan) в Мьянме, Трансазиатскую железную дорогу от Дакки до Стамбула (Trans-Asian Railway), автомобильную магистраль Индия — Мьянма — Таиланд и, возможно, расширение порта Тринкомали в Шри-Ланке.

Помимо реальных инфраструктурных проектов, Индия также демонстрирует активность в сфере политических связей. Недавно она вступила в Шанхайскую организацию сотрудничества и подписала Таможенную конвенцию о перевозке грузов. В это партнерство, выступающее за более эффективные международные перевозки товаров, входит 71 страна. Кроме того, Индия пытается продвинуть свою версию соглашения по созданию автомобильной дороги Бангладеш — Бутан — Индия — Непал, а также обсуждает возможность заключения партнерского соглашения с Евразийским экономическим союзом — экономической зоной, в состав которой входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения. Как подчеркивают Бипул Чаттерджи (Bipul Chatterjee) и Сурендар Сингх (Surendar Singh) в своей публикации в журнале The Diplomat, усилия Индии, направленные на улучшение транспортных связей в Центральной Азии, выходят далеко за рамки простой геополитики и вопросов более эффективной транспортировки товаров. Индия уже занимает четвертое место в списке самых крупных потребителей электроэнергии — спрос на нее в этой стране увеличивается с каждым днем — а поставки именно таких природных ресурсов являются сильной стороной Центральной Азии.

«Транспортный коридор Север-Юг», а также связанные с ним проекты обеспечивают Индии более легкий путь в самый центр Евразии, который при этом идет в обход Пакистана. Это очень привлекательно для Нью-Дели, особенно если учесть, что Китай занимается реализацией своего экономического коридора «Китай — Пакистан».

Много было написано по поводу того, что «Транспортный коридор Север-Юг» будет представлять собой вызов для инициативы Китая «Один пояс, один путь», однако подобное мнение на самом деле бытует лигь в стенах исследовательских центров, а также в разделе для комментариев различных сайтов. В реальной жизни эти две инициативы прекрасно дополняют и подпитывают друг друга. По намерениям и целям эти проекты очень трудно отделить друг от друга.

«В целом я рассматриваю Транспортный коридор Север-Юг как дополнение к китайскому проекту «Один пояс, один путь», — отметил Хиллман. — Он будет способствовать лучшей интеграции его участников, особенно Ирана и Азербайджана, в структуры региональных сетей. Поддерживаемые Китаем маршруты выгодны для экономик обеих этих стран».

Для стран, расположенных в центре Евразии — Ирана, Казахстана, Туркмении и кавказских государств — транспортные связи являются жизненно важными. Эти страны объединились для реализации именно этой цели. Ведь раньше они были труднодоступными и находились где-то очень далеко, а теперь хотят оказаться в самом центре мира. В настоящий момент они сотрудничают со всеми крупными геополитическими игроками для того, чтобы создать колоссальную систему расширенных торговых путей с востока на запад и с севера на юг, которые имеют стратегическое значение, пересекаясь именно в этих государствах.

Независимо от того, какие «продукты» мягкой силы штампует пекинская фабрика, китайская инициатива «Один пояс, один путь» — не то же самое, что Новый шелковый путь. Инициатива «Один пояс, один путь» является частью более масштабного проекта, направленного на то, чтобы интегрировать между собой экономики Евразии. А ведь именно эту цель преследуют такие же масштабные инициативы, предлагаемые Россией, Японией и Индией. Все эти инициативы с разными названиями следует воспринимать как составные части одного многонационального мегапроекта, известного как Новый шелковый путь.

Уэйд Шепард — автор книги «Китайские города-призраки» (Ghost Cities of China)

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 июля 2017 > № 2228556


Казахстан. Китай. Индия > Транспорт. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 30 июня 2017 > № 2232586

Международная выставка ЭКСПО, проводящаяся в столице Казахстана, увеличила международный пассажиропоток авиакомпании "Эйр Астана" на треть, сообщил президент национального авиаперевозчика Питер Фостер.

"С момента начала ЭКСПО показатели международного пассажиропотока авиакомпании увеличились на 30%", — сказал Фостер в четверг.

По его мнению, этому способствовало введение безвизового режима для граждан ряда стран, в частности, гражданам КНР разрешено находиться на территории Казахстана 72 часа без оформления на время проведения выставки.

"И мы хотели бы, чтобы этот режим был продлен в отношении граждан Китая и внедрен в отношении граждан Индии после окончания ЭКСПО", — добавил президент компании.

В свою очередь, председатель комитета гражданской авиации министерства по инвестициям и развитию Талгат Ластаев сообщил, что в целом по всем авиакомпаниям Казахстана после открытия девяти новых рейсов увеличение международного трафика составило 51% с начала года.

Казахстан. Китай. Индия > Транспорт. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 30 июня 2017 > № 2232586


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 30 июня 2017 > № 2226719

Пересечение индийскими военными границы и проникновение ими на территорию Китая -- непреложный факт. Об этом на очередной ведомственной пресс-конференции заявил официальный представитель министрества иностранных дел КНР Лу Кан. Он призвал индийскую сторону немедленно отозвать своих военных из соответствующего района.

Один из журналистов спросил, как китайская сторона расценивает сообщение газеты Hindustan Times, в котором начальник генштаба армии Индии Бипин Рават, комментируя конфронтацию между китайскими и индийскими пограничными силами, четко заявил, что "территория Индии не подверглась вторжению". Это расходится с ранними сообщениями индийских СМИ о том, что армия Китая будто бы вступила на территорию Индии.

Лу Кан указал, что Китай уже четко указал на действительные обстоятельства инцидента: армия Индии перешла границу в районе Сикким и вступила на территорию КНР. Заявление Б.Равата лишь подчеркнуло недостоверность ранее сообщавшейся индийскими СМИ информации. "Мы повторно требуем от Индии соблюдать историческое соглашение /1890 года/ по границе, уважать территориальный суверенитет Китая и немедленно отозвать своих военных с территории Китая во избежание эскалации ситуации".

Официальный представитель МИД КНР также отметил, что китайская сторона уже многократно подавала серьезные представления Индии как в Пекине, так и в Нью-Дели после данного инцидента. Двусторонние дипломатические каналы остаются свободными. "Мы призываем индийскую сторону немедленно отозвать своих военных из соответствующего района. Это предпосылка для разрешения данной ситуации, а также основа для проведения сторонами существенного диалога".

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 30 июня 2017 > № 2226719


Китай. Пакистан. Индия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 30 июня 2017 > № 2226605

Поиск путей сопряжения стратегий развития стран-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/ с китайской инициативой "Пояс и путь" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/ крайне важен. Об этом во вторник заявил в интервью порталу "Синьхуаван" /сайт агентства Синьхуа/ генеральный секретарь организации Рашид Алимов.

"Хотелось бы особо подчеркнуть, что выдвигаемые китайским руководством инициативы традиционно носят масштабный, стратегический характер. Это в полной мере относится к предложенной председателем КНР Си Цзиньпином концепции "Один пояс, один путь" /"Пояс и путь" -- прим. Синьхуа/", -- отметил он.

"Международный форум сотрудничества /Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути" -- прим. Синьхуа/, состоявшийся в Пекине в середине мая, продемонстрировал, что концепция "Один пояс, один путь" адресована широкому кругу стран, включая страны Центральной Азии, а также Евразийского экономического союза. Исходя из этого, принципиально важным обстоятельством является поиск путей сопряжения линий национальных стратегий развития государств-членов ШОС с концепцией "Один пояс, один путь", -- подчеркнул Р. Алимов.

По мнению генсека ШОС, соответствующую работу необходимо вести шаг за шагом, чтобы "выйти на формирование действенных институтов регионального экономического сотрудничества". Он полагает, что в этом контексте перспективным может оказаться тезис Си Цзиньпина о Соглашении об упрощении процедур торговли, который прозвучал на саммите ШОС в Астане.

Отвечая на вопрос о роли Китая в ШОС, Р. Алимов особо подчеркнул, что КНР традиционно "вносит важный конструктивный вклад в развитие взаимодействия в рамках ШОС, выступает с полезными для всех сторон инициативами, поддерживает работу постоянно действующих органов нашего объединения". "Китай является государством-основателем нашей организации. Роль Китая в развитии и укреплении ШОС является весьма значимой", -- заявил он.

По словам генсека ШОС, не менее важным показателем значимости КНР является тот факт, что штаб-квартира организации находится в Пекине.

Р. Алимов выразил глубокую признательность правительству Китая за поддержку работы Секретариата ШОС.

Рассуждая о результатах недавнего саммита ШОС в Астане, генсек заявил, что он "стал по-настоящему историческим событием, открывшим новую страницу летописи организации". "Астанинское заседание Совета глав государств-членов ШОС и предшествовавшие ему мероприятия в столице Казахстана убедительно продемонстрировали единство организации, общий настрой государств-членов на серьезную, масштабную и долгосрочную работу по всем азимутам сотрудничества", -- сказал Р. Алимов.

Он особо отметил, что на саммите был принят ряд важных документов: Астанинская декларация глав государств-членов ШОС, Конвенция ШОС по противодействию экстремизму и Заявление глав государств-членов ШОС о совместном противодействии международному терроризму. По словам генсека организации, в ходе работы саммита подписаны План совместных действий по реализации Программы сотрудничества государств-членов ШОС в сфере туризма на 2017-2018 гг., Меморандум о взаимопонимании между Секретариатом ШОС и Международным Комитетом Красного Креста, а также семь решений Совета глав государств.

"Саммит в Астане ясно показал, что организация выступает позитивным фактором региональной и глобальной политики с эффективными механизмами взаимодействия в области политики и безопасности, в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах", -- подчеркнул он.

Одним из ключевых событий саммита Р. Алимов назвал решение Совета глав государств-членов ШОС о полноправном членстве Индии и Пакистана. "Это решение подчеркнуло историческое значение расширения ШОС. Саммит подвел черту под этапом исторического развития объединения в формате "шестерки" и открыл новую страницу истории ШОС в формате восьми государств-членов", -- подчеркнул он.

"После принятия Индии и Пакистана ШОС не имеет равных среди региональных объединений. "Восьмерка" ШОС -- это мощнейшая трансрегиональная структура, объединяющая около 44 проц. населения Земли, основная часть которого -- молодые люди экономически активного возраста", -- отметил генсек. "За столом нашей организации теперь находятся четыре ядерные державы -- половина мирового ядерного клуба", -- добавил Р. Алимов.

"Со вступлением Индии и Пакистана ШОС умножит свой весомый вклад в решение масштабных задач во имя мира, стабильности и процветания народов наших стран", -- заявил он.

"Огромное значение имеет также подписание на Астанинском саммите Конвенции ШОС по противодействию экстремизму. Новая Конвенция стала коллективным ответом ШОС на новые формы, методы и специфику экстремистской деятельности", -- подчеркнул Р. Алимов.

Он особо отметил высокий уровень взаимодействия в области безопасности, который удалось достичь странам ШОС. "В этом большую роль играет Региональная антитеррористическая структура /РАТС/ ШОС, штаб-квартира которой находится в Ташкенте", -- заявил генсек, отметив, что "вопросы обеспечения безопасности всегда стояли и по сей день остаются в числе приоритетов ШОС".

Вместе с тем Р. Алимов отверг "появляющиеся время от времени /прежде всего, на Западе/ спекуляции" о том, что ШОС может стать новым военным блоком, схожим с НАТО. По его словам, подобные рассуждения "отражают попытки в политических интересах умышленно искажать как сущность, так и практическую деятельность Шанхайской организации".

"ШОС никогда не была и не может быть направлена против кого бы то ни было, что четко зафиксировано в базовых документах организации", -- подчеркнул Р. Алимов. "Мирный и дружественный голос ШОС уверенно выступает в защиту долгосрочного мирного развития и добрососедства", -- добавил генсек организации.

При этом он отметил, что ШОС, не являясь военным блоком, продолжает укрепление механизмов, направленных на искоренение террористической и иной преступной деятельности.

Китай. Пакистан. Индия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 30 июня 2017 > № 2226605


Израиль. Иран. Индия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newsru.co.il, 29 июня 2017 > № 2244794

Заместитель министра экономического развития России Алексей Груздев сообщил, что РФ ведет с несколькими странами переговоры о создании свободных экономических зон. Это заявление было сделано в Китае, на форуме "Летний Давос".

По словам чиновника, переговоры с Индией и Египтом начнутся к концу 2017 году. К этому сроку Россия намерена подписать соглашение с Исламской республикой Иран.

"С точки зрения ЗСТ в рамках Евразийского экономического союза уже ведутся консультации или приняты решения о начале переговоров с целым рядом стран. Если говорить о текущих, то это Израиль", - добавил заместитель министра.

Груздев отказался делать прогноз о сроках, отметив, что перед подписанием договора необходимо согласовать около 10.000 тарифных линий. Существует множество других факторов, способных затянуть процесс переговоров.

Однако он подчеркнул, что переговоры с Израилем уже начаты и ведутся в интенсивном режиме.

Израиль. Иран. Индия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newsru.co.il, 29 июня 2017 > № 2244794


Афганистан. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > afghanistan.ru, 27 июня 2017 > № 2226012

На этой неделе Афганистан продолжил недавно стартовавший экспорт сельскохозяйственной продукции в Индию. Торжественная отправка второго грузового самолёта в эту страну состоялась 24 июня. На ней присутствовали губернатор провинции Залмай Виса, генеральный консул Индии в Кандагаре Нариндер Пал Сингх, вице-глава Торгово-промышленной палаты Хаджи Юнус Моманд, представители торгово-промышленной палаты и Совета провинции, а также предприниматели.

Как сообщил прессе Залмай Виса, направленный за рубеж груз состоял из сухофруктов и целебных растений. В ближайшее время, однако, планируется отправлять в Индию и свежие фрукты, в частности, виноград и гранаты. Губернатор выразил надежду на то, что недавно открытый воздушный торговый маршрут между Индией и Афганистаном поспособствует укреплению афганской экономики. Он также призвал предпринимателей быть особенно внимательными при упаковке фруктов и проверке их на соответствие международным стандартам, сообщает информационное агентство «Пажвок».

Владельцы фруктовых садов и виноградников выразили благодарность правительству и назвали открытие нового торгового маршрута важным шагом для развития торговли и укрепления экономики страны.

Отметим, что воздушный торговый маршрут между Индией и Афганистаном был открыт президентом Афганистана Мохаммадом Ашрафом Гани 19 июня. Ранее основным рынком сбыта для афганских свежих фруктов являлся Пакистан, и афганские бизнесмены несли большие убытки из-за многочисленных проблем на границе. Напомним также, что сравнительно недавно Индия, Иран и Афганистан подписали соглашение о трёхстороннем использовании иранского торгового порта Чабахар.

Афганистан. Индия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > afghanistan.ru, 27 июня 2017 > № 2226012


Бразилия. Индия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224184

Для чего служит БРИКС?

Маркос Савайя Джанк (Marcos Sawaya Jank), Folha, Бразилия

После 1990 года, когда революция в области информационных и коммуникационных технологий привела к значительному сглаживанию асимметрии между развитыми странами и развивающимися экономиками, происходит стремительная глобализация мира.

Невероятная консолидация глобальных производственно-сбытовых цепочек переместила фабрики, доходы, рабочие места и знание в государства с развивающейся экономикой.

Всего за два десятилетия относительная доля ВВП стран «Большой семерки» (США, Германия, Япония, Франция, Великобритания, Канада и Италия) упала более чем на 20 процентных пунктов: с 66% до 43% от мирового ВВП.

Именно этот показатель лучше всего иллюстрирует успех глобализации — процесс сближения и создания большего равенства между странами на планете.

С одной стороны, в богатых странах уровень жизни следующего поколения, вполне вероятно, окажется ниже, чем у нынешнего, порождая разочарование и антиглобалистские настроения.

С другой — жители развивающихся стран в ближайшие годы получат шанс улучшить свое благосостояние. В Китае, Индии и некоторых азиатских, восточноевропейских и латиноамериканских странах с развивающейся экономикой сегодня крепнет новый «средний класс»

Эта «новая эра», в которую вступает мир, была подготовлена недавно сформированными коалициями, в которых страны не следуют экономической, культурной и географической логике прошлого, как то было в случае с G7 и Европейским союзом.

Группа БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) — один из примеров подобной коалиции. Ранее называемые государствами-китами, страны БРИКС занимают 24% площади планеты, в них проживает 42% населения, и они располагают 23% мирового ВВП — тогда как в 1990 году этот показатель составлял лишь 10%.

На сегодняшний день БРИКС является для Бразилии одним из крупнейших международных проектов, с которым связан обширный круг политических и дипломатических мероприятий: речь идет, среди прочего, о стратегическом диалоге, международной безопасности, сотрудничестве в G20 и о Новом банке развития стран БРИКС.

Тем не менее в тех областях, которые могли бы предоставить более конкретные возможности для интеграции, таких как торговля и инвестиции, БРИКС по-прежнему не может похвастаться существенными результатами.

Ярким примером является агробизнес. На седьмом заседании министров сельского хозяйства стран БРИКС, которое две недели назад проходило в Нанкине (Китай), бразильский министр Блэро Магги предложил создать рабочую группу с целью мониторинга и вырабоки конкретных предложений по расширению торговых потоков и инвестиций в агропромышленном секторе среди стран блока.

Валовая стоимость сельскохозяйственной продукции стран БРИКС с 1960 года увеличилась с 24% до 42% от мирового объема. Большая часть тех 200 миллионов, которые в ближайшие годы выйдут из положения «продовольственной нестабильности», проживает в странах БРИКС, в частности в Китае и Индии. Однако соотношение между импортом и потреблением сельскохозяйственной продукции все еще очень мало и составляет порядка 10%.

Магги также предложил организовать сельскохозяйственный бизнес-форум БРИКС, чтобы развивать партнерские отношения и способствовать взаимным инвестициям между компаниями. Министр четко и ясно сформулировал свою позицию относительно прогресса в агробизнесе, однако она была встречена серьезным сопротивлением со стороны других членов блока.

Восемь лет спустя после появления БРИКС его члены все еще вынуждены преодолевать бюрократические препятствия и не могут похвастаться упрощенными процедурами в области торговли, бизнеса и инвестиций.

В случае сельского хозяйства большая интеграция стран БРИКС, пусть даже проводимая правительствами, принесет всем огромную пользу с точки зрения продовольственной безопасности, устойчивого развития и технического сотрудничества. Взаимодополняемость между странами огромна и могла бы быть использована более эффективно.

В последнее десятилетие Бразилия в своих дипломатических предпочтениях делает ставку на БРИКС и, несомненно, благодаря этому укрепила собственные геополитические позиции в соответствии с изменениями, происходящими в экономической, политической и культурной жизни планеты.

Однако этого недостаточно. Необходимо стремиться к более справедливым, открытым и взаимодополняющим структурам торговли и инвестиций, результаты которых оправдывали бы те сотни совещаний, которые регулярно проводит БРИКС.

Бразилия. Индия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224184


Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 27 июня 2017 > № 2223162

В ответ на вопрос журналиста об инциденте с пересечением индийскими пограничниками китайско-индийской границы в районе Сиккима официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан сообщил, что китайская сторона требует от индийской стороны немедленно отвести пересекших границу индийских пограничников и основательно расследовать данный инцидент, поддерживать мир и спокойствие на китайско-индийской границе в районе Сиккима.

Журналист спросил: согласно сообщениям, на днях силы индийских пограничников пересекли китайско-индийскую границу в районе Сиккима и вступили в противостояние с пограничными силами китайской стороны, можете ли вы подтвердить и прокомментировать это?

Гэн Шуан сказал, что на днях индийские пограничники пересекли китайско-индийскую границу в районе Сиккима и проникли на территорию китайской стороны, воспрепятствовали нормальной деятельности пограничных сил китайской стороны в районе Дунлан. Китайская сторона уже приняла ответные меры.

Гэн Шуан подчеркнул, что граница Китая и Индии в районе Сиккима была установлена Договором по Тибету и Индии по результатам китайско-британской встречи от 1890 года. После получения Индией независимости индийское правительство многократно подтверждало это в письменной форме. Китайская сторона требует от индийской стороны уважать требования договора о границе, уважать территориальный суверенитет Китая.

Китай. Индия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 27 июня 2017 > № 2223162


США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223568

США ввели санкции в отношении лидера сепаратистско-террористической организации, выступающей за независимость индийского штата Джамму и Кашмир, об этом решении было объявлено в день визита в Вашингтон премьер-министра Индии Нарендры Моди.

Согласно распространенному госдепартаментом США заявлению, санкции в связи с террористической деятельностью вводятся в отношении Мохаммада Юсуфа Шаха (Mohammad Yusuf Shah), также известного под именем Саид Салахуддин (Syed Salahuddin), который является "лидером военизированной группировки "Хизб-уль-Муджахидин" (Hizbul Mujahideen)". Индия, США и ЕС считают эту организацию террористической.

В госдепартаменте отмечают, что в сентябре 2016 года он выступил против любых попыток достижения мирного урегулирования кашмирского конфликта, а также угрожал увеличить число бойцов-самоубийц, которые будут сражаться с правительственными силами Индии. В сообщении говорится, что под руководством Салахуддина организация осуществила ряд атак в индийском штате Джамму и Кашмир.

Согласно обнародованному в день визита в Вашингтон индийского премьера Нарендры Моди решению, гражданам США запрещается вести дела с Салахуддином, его счета и собственность на территории США заблокированы.

В штате Джамму и Кашмир, единственном индийском штате, большинство населения которого составляют мусульмане, активно действуют сепаратисты, выступающие за независимость или присоединение к Пакистану. При этом в Кашмире между Индией и Пакистаном нет официальных границ — армии двух государств разделяет линия контроля. Нью-Дели обвиняет пакистанские власти в поддержке вооруженных сепаратистов, Исламабад эти обвинения отрицает, заявляя, что жители Кашмира самостоятельно борются за свои права.

США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223568


США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июня 2017 > № 2257442

Второй фронт против Китая: союз Индии и США

Стратегическое сближение США с Индией может существенно изменить геополитические перспективы России

Соединенные Штаты Америки считают Индию ключевым партнером в оборонной отрасли, заявил высокопоставленный представитель Белого дома в преддверии переговоров американского президента Дональда Трампа с индийским премьер-министром Нарендрой Моди. Представитель Белого дома заявил, что США заинтересованы в «укреплении ведущей роли (Дели) в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Данную новость невозможно рассматривать иначе, как в контексте объявленной президентом США Дональдом Трампом глобальной политики сдерживания Китая.

Это, прежде всего, дает еще одно основание считать, что предвыборная программа нынешнего американского лидера, не была только данью внутриполитической коньюнктуре, но является фундаментальной основой его курса, отражающего стратегические интересы США.

Именно противодействию поползновениям Китая потеснить США с позиций безраздельного мирового лидера была, так или иначе, посвящена вся деятельность новой администрации на международной арене с момента её прихода в Белый дом. И этот приоритет, судя по всему, останется неизменным в обозримом будущем.

Именно в рамках антикитайской стратегии Вашингтон с начала года резко усилил давление на Северную Корею, очевидно пытаясь таким способом шантажировать Пекин. Однако эта «психическая атака» Трампа, начавшаяся с демонстративного запуска крылатых ракет по Сирии чуть ли не в присутствии китайца №1 Си Цзиньпина, успехом не увенчалась. Северокорейский режим оказался крепким орешком. Причем, похоже, несколько неожиданно для США, убаюканных своим мнимым «всемогуществом». Целых три американских авианосца две недели отчаянно пугали Ким Чен Ына своей «непреклонной решимостью». Но тот им так и не поверил. И «непобедимой армаде» пришлось, не солоно хлебавши, отчалить от корейских берегов. А попытки американцев напугать Китай размещением под Сеулом своих систем ПРО кончились тем, что сами южнокорейцы выразили по этому поводу своё крайнее раздражение. Что не удивительно, поскольку официальные лица Вашингтона открыто угрожали сбивать северокорейские ракеты даже во время испытательных пусков. А Южная Корея в этом случае становилась козлом отпущения.

Таким образом, корейский «финт» Трампа оказался далеко не таким выигрышным, как на это, вероятно, рассчитывали за океаном.

Между тем, задача формирования антикитайского «санитарного кордона» не стала для США менее актуальной. Тем более, что она была серьезно осложнена в последнее время фрондерской политикой Филиппин, которые не только устали от своей вечной роли геополитического заднего двора США в АТР, но и, похоже, почувствовали, что в свете новых мировых реалий у них могут появиться более заманчивые перспективы.

Трамп, правда, попытался сделать эти перспективы менее привлекательными, объявив о выходе США из тихоокеанского торгового партнерства.

Однако у китайцев тут же нашелся мощный контраргумент — «Великий шелковый путь», концепцию которого, ориентированную на евразийское пространство, они стали усиленно продвигать. В частности — на майской конференции в Пекине «Один пояс — один путь». Для Вашингтона это плохая новость, поскольку, таким образом, Китай подтверждает свою ориентацию на Евросоюз, который объективно является экономическим конкурентом США.

Между тем, на китайском «шелковом пути» обозначилась одна серьезная «шероховатость», на которой американцы явно намерены сыграть. Речь идет об Индии, которая отказалась участвовать в пекинском саммите под благовидным предлогом наличия территориальных проблем с Китаем. Однако проблемам этим уже больше полувека, а сегодня Индия, прежде всего, озабочена ростом геополитического влияния своего восточного соседа, который угрожает прочности её собственных позиций в регионе Южной Азии.

Америка, естественно, не заставила себя ждать. Всё, что так или иначе, может способствовать «сдерживанию» КНР Вашингтону очень подходит. Отсюда и его нынешние реверансы в адрес Дели, который теперь в США величают не иначе как «ключевым партнером».

Впрочем, американский интерес к Индии одной только геополитикой никак не ограничивается. Эта огромная страна является колоссальным и весьма перспективным рынком вооружений. Что для нынешних США, испытывающих растущие экономические трудности и, при этом, не знающих, как загрузить мощности своих военных заводов, настоящая находка.

Причем геополитическое сближение может открыть перед американцами такие возможности, о которых на данном направлении они раньше могли только мечтать. Мощное усиление Китая оказывает серьезное деформирующее влияние на ту относительно равновесную геополитическую конструкцию, на которой, как на трех слонах, базировалась стабильность Евразии. Этими слонами были СССР, КНР и Индия. Причем в те времена, в Дели не слишком опасались хоть и большого, но слабого и аморфного Китая. Который, к тому же, уравновешивался мощью СССР. Сегодня ситуация в корне изменилась. Китайцы семимильными шагами идут вперед, в то время как главный гарант евразийского спокойствия — Советский Союз, ушел в мир иной. А нынешняя Россия его в полной мере заменить не может.

В результате Индия начинает геополитически «провисать» и вынуждена искать новую точку внешней опоры. В этом отношении США с их четкой антикитайской нацеленностью, становятся для индусов «рецептом от всех болезней».

Дрейф Дели в указанную сторону уже начался. И, прежде всего, он дает о себе знать в военно-промышленной области. Которая, между прочим, является наиболее чувствительной для российско-индийских отношений. Если называть вещи своими именами, то перед Россией замаячила перспектива скорой утраты, сначала частичной, а затем, возможно, и полной, индийского оружейного рынка, на котором она еще недавно была едва ли не монополистом.

Первые сигналы на этот счет уже появились. Индусам вдруг резко разонравились российские истребители Су-30 МКИ, которые ныне составляют основу боевого парка ВВС Индии. Претензии к этим самолетам имеют, по мнению российских специалистов, в основном, политическую природу. Одновременно появились сообщения о достижении на авиасалоне в Ле-Бурже американо-индийской договоренности о развертывании Индии крупносерийного производства истребителей Ф-16.

Судя по всему, расстроилась и российско-индийская сделка по продаже ВМС Индии трех фрегатов проекта 11 356, которая уже была согласована в ходе недавнего визита Владимира Путина в Дели. И это, похоже, еще только цветочки.

Дальнейшее сближение Вашингтона и Дели может иметь серьезные структурные последствия для всего поля мировой политики. Индия является ключевым членом двух важнейших международных структур незападного происхождения — ШОС и БРИКС. В том случае, если партнерство с США станет для Индии краеугольным, в этих геополитических формированиях как минимум возникнут серьезные внутренние трения. Не стоит забывать, что Индия исторически куда более близка к англосаксонскому миру, чем к Китаю, или России.

Таким образом, можно констатировать, что американская попытка сблизиться с Индией может иметь глобальные геополитические последствия, безусловно, негативные, как для Китая, так и для РФ.

В том, что касается России, есть еще и особая причина для повышенной озабоченности. Намерение Вашингтона разыграть против Пекина мощную индийскую карту, существенно, если не радикально, снижает в его глазах ценность партнерства с РФ. С которой Америку, во-первых, разделяет слишком много как исторических проблем, так и психологических амбиций. И, во-вторых, Россию понадобилось бы серьезно усиливать для того, чтобы она могла полноценно оппонировать КНР. А для этого пришлось бы идти на уступки Москве по всем её интересам на постсоветском пространстве, в частности — по Украине и мириться с риском воссоздания Русской супердержавы. Что для США вариант тоже весьма нежелательный.

И если у Вашингтона выгорит дело с Индией, а тому нет никаких существенных противопоказаний, то на российском фронте геополитики США могут спокойно продолжать усиливать давление и ставить перед собой самые далеко идущие геополитические цели.

Похоже, именно это мы сегодня и наблюдаем в виде предельного ужесточения американской риторики в отношении Москвы, дальнейшего наращивания экономического давления и провоцирования военно-политических кризисов. Ситуация, которую вряд ли можно считать благоприятной для России. Но которая, по крайней мере, лишена тех беспочвенных иллюзий и надежд, которые по отношению к США многие еще недавно питали.

Юрий Селиванов

США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июня 2017 > № 2257442


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter