Всего новостей: 2002500, выбрано 2174 за 0.237 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ирак. США > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 февраля 2017 > № 2079664

Исламисты в Мосуле теряют дорогу на Ракку

Иракская армия освободила от ИГ 14 населенных пунктов близ Мосула

Инна Сидоркова

Иракская армия начала наступление на Западный Мосул. За первый день операции зачищено уже 14 населенных пунктов близ города. В их числе — стратегически важный район Таль-Аффар, через который из осажденного города пролегает дорога в сирийскую столицу ИГ — Ракку. Ранее собеседники «Газеты.Ru» прогнозировали, что освобождение западной части Мосула займет не меньше четырех месяцев.

Иракские военные освободили 14 деревень близ Мосула, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на командующего операцией Абделя Амира Яралла.

К западу от города уже зачищены от боевиков «Исламского государства» (организация запрещена в России) селения Бахира, Азба и Аль-Ляззака, уточняет сирийское информационное агентство Sana.

Также армия добилась значительных успехов в стратегически важном районе Таль-Аффар, через который из осажденного города пролегает дорога на сирийскую столицу ИГ — Ракку, добавляет иранское информационное агентство Fars News.

Кроме того, удалось взять под контроль электростанцию, обеспечивающую энергией практически всю западную часть захваченного террористами города.

Операция по освобождению Западного Мосула, в котором проживает около 750 тыс. человек, началась в воскресенье, о чем объявил премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади. Ее первый этап проходит в пригороде. В зачистке участвуют девятая бронетанковая дивизия иракской армии, подразделения быстрого реагирования МВД и части шиитского народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби».

До начала наступления авиация ВВС Ирака разбросала миллионы листовок над местностью, в которых предупредила местных жителей о скором наступлении армии.

По данным Fars News, Западный Мосул пока остается в руках ИГ, при этом иракские военные держат его в окружении уже почти три месяца.

Ранее майор иракской курдской армии Кава Хусейн, который участвовал в операции по освобождению Восточного Мосула, в интервью «Газете.Ru» говорил, что, по его оценкам, зачистка Западного Мосула будет длиться около четырех месяцев.

По мнению Кавы Хусейна, районы, которые остались под контролем ИГ, будет освобождать сложнее: иракская армия показала, что не вполне готова к операции, к тому же многие жители западных районов лояльны к боевикам.

По прогнозам независимой организации Middle East Monitor, специализирующейся на наблюдениях за ближневосточными конфликтами, освобождение Мосула завершится не раньше весны.

Восточный Мосул был полностью освобожден от «Исламского государства» за три месяца (в ходе идущей с 17 октября 2016 года операции иракских военных и коалиции во главе с США).

За 90 дней операции боевики превратили эту часть города в руины, писало турецкое информационное агентство Anadolu. По его данным, исламисты сделали из административных зданий опорные пункты и штабы, что привело к полному их разрушению либо к серьезным повреждениям.

К тому же, чтобы не потерять свой последний оплот в Ираке, террористы ИГ с самого начала штурма активно использовали шахид-мобили и смертников, добавляет Anadolu.

При этом с 17 октября прошлого года более 217 тыс. мирных жителей Мосула оказались вынужденными переселенцами из восточных районов города, сообщил офис Управления ООН по координации гуманитарных вопросов. Из них только 57 тыс. смогли вернуться домой. При этом не покидали свои дома во время боевых действий около 550 тыс. человек.

За первые три месяца операции против джихадистов в Мосуле погибли около 6,5 тыс. военных коалиции, среди которых как иранцы, так и американцы.

Мосул — столица «Исламского государства» в Ираке — контролируется исламистами с июня 2014 года. Перед началом операции по освобождению города в сентябре прошлого года правительство страны задействовало около 100 тыс. бойцов различных вооруженных формирований, включая шиитское ополчение, поддерживаемое Ираном, и курдских ополченцев пешмерга, против 5 тыс. боевиков ИГ.

Ирак. США > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 февраля 2017 > № 2079664


Ирак. Сирия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075878

Запад сам виноват в террористической опасности

Эйрик Веюм (Eirik Veum), Петтер Оули-Хауге (Petter Oulie-Hauge), NRK, Норвегия

«Если бы западные страны не вторглись в Ирак, террористическая группировка ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) и другие исламистские террористические группировки не получили бы такую широкую поддержку. Поэтому мы косвенно ответственны за ту возросшую террористическую угрозу, жертвами которой мы стали», — утверждает Николай Ситтер (Nikolai Sitter).

Эксперт, занимающийся исследованием проблемы террора, утверждает, что западные страны должны взять на себя большую долю ответственности за то, что подвергаются возросшей террористической угрозе.

Ситтер — профессор политэкономии в Торговом институте BI и профессор государственной политики в Центрально-Европейском университете в Будапеште. Ситтер изучает террористические организации и методы борьбы с терроризмом. Недавно исследователь проблем террора выпустил книгу «История терроризма: покушения и борьба с террором от Бакунина до ИГИЛ».

Ожидаемый рост

«Я думаю, в ближайшие годы нам доведется пережить рост числа терактов в Западной Европе. За этими атаками будут стоять вооруженные исламисты. Вероятнее всего, угроза возрастет для таких стран, как Бельгия и Франция, потому что там хорошо организованные группы террористов уже закрепились на местах», — говорит Николай Ситтер.

В качестве других стран, которые могут подвергнуться террористическим атакам, Ситтер называет Германию и Великобританию, и повсюду за подобными терактами будут стоять симпатизирующие террористам одиночки, действующие самостоятельно, не имеющие какой-либо большой поддержки. То же самое можно сказать и о Норвегии.

Преувеличенная угроза

Хотя эксперты и ожидают роста терактов в Европе и США в ближайшие годы, Стефен Дэвид Рейчер (Stephen David Reicher) считает страх террора преувеличенным. Известный ученый — профессор политической психологии в Сент-Эндрюсском университете в Шотландии.

«Если взглянуть на количество погибших в результате терактов в Европе и США, то цифры очень невысоки. На самом деле озабоченность должны испытывать на Ближнем Востоке», — говорит Рейчер.

В последние 16 лет произошел существенный рост числа жертв терактов, но все равно количество террористических атак существенно меньше, чем в 1970-1980-е годы. Только полпроцента терактов приходятся на западные страны, чаще всего теракты осуществляются в районах военных действий, о чем говорят цифры, позаимствованные NRK в Институте исследования проблем мира и Университете Упсалы. Тем не менее, террор — то, чего мы опасаемся больше всего.

«Проблема заключается в том, что у нас культура, которая все время твердит нам, что мы в опасности. Каждый раз, оказавшись в аэропорту, человек проходит контроль безопасности, и это указывает на то, что опасность существует. Государственные здания защищены заборами и камерами слежения. Мы живем в культуре страха, которая видит страх повсюду в нашей повседневной жизни.

Страх как средство политической власти

К тому же, считает Рейчер, политические лидеры также подогревают нашу неуверенность, играя на страхе в ходе политических дискуссий. Страх, утверждает Рейчер, стал мощным политическим оружием, особенно у правопопулистских партий, которые приобретают в Европе все больше сторонников.

«Они пытаются сказать, что нам угрожают как символически, так и конкретно. Символически — потому что под угрозой наш образ жизни, конкретно — потому что под угрозой наша работа и безопасность. Страх объединяет людей, и он создает поддержку такому образу мысли».

Ирак. Сирия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075878


США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074356

Международная коалиция не располагает данными о том, что ряд главарей террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) мог быть уничтожен в Ираке в результате бомбардировки иракских вооруженных сил, заявил в среду заместитель командующего коалиции британский генерал Руперт Джонс.

В ходе телемоста между Багдадом и Пентагоном журналисты попросили его прокомментировать сделанные ранее на этой неделе заявления иракских официальных лиц о том, что в результате бомбардировки в провинции Эль-Каим были уничтожены 77 боевиков, в том числе 13 командиров ИГ. Также арабские СМИ сообщали о возможном ранении главаря ИГ Абу Бакра аль-Багдади.

"Мы видели те же самые сообщения, что и все, но не можем их подтвердить", — ответил Джонс.

Он подтвердил, что "иракцы всегда координируют свои бомбардировки с коалицией". "Нам известно, что они нанесли удар по группе, в составе которой, по их оценкам, находились лидеры ИГ. Но мы не можем подтвердить, кто именно там был", — добавил генерал.

Дмитрий Злодорев.

США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074356


Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072525

На фоне борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии необходимо более глубокое понимание характера этого радикального образования, стремящегося к созданию халифата. Одним из аспектов такого понимания является анализ причин массовых казней, совершаемых боевиками, пишет Патрик Бьюркэ в статье для War is Boring

Эксперты выделяют три типа вооруженных группировок, совершающих подобные преступления. Во-первых, это группировки, уничтожающие население по религиозному, этническому или другому признаку. Примером такого геноцида стал геноцид армян в Османской империи.

Во-вторых, это вооруженные группировки, занимающиеся избирательным уничтожением тех, кто может не дать им осуществить их военные или политические цели. Входящие в состав этих формирований боевики убивают тех, кого они заподозрят в сотрудничестве с противником, или пленных вражеских бойцов.

Наконец, к последнему типу группировок относятся такие, которые убивают без разбора ввиду своей неспособности навести дисциплину в рядах своих бойцов.

Для того чтобы ответить на вопрос, к какому типу относится ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), автор проанализировал доклады ООН о более чем 6 тыс. казней, совершенных боевиками в Ираке в 2014 и 2015 годах. В расчет были взяты такие параметры, как кто убивал, почему, когда и где.

На основе собранных материалов автор пришел к выводу, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) совершает целенаправленный геноцид, а также осуществляет избирательное уничтожение тех, кто может угрожать исламистам. Каким бы вопиющим ни были казни мирного населения, они соответствуют цели группировки в постройке халифата.

Так, боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) осуществили геноцид езидов в Ираке, что признали и Государственный департамент США, и ООН. Даже сами боевики признали это. По данным автора, именно езиды, которых погибло 1 тыс. 209 человек, стали самими многочисленными мирными жертвами боевиков.

Если не принимать в расчет езидов, то целями уничтожения для исламистов являются прежде всего те, кого боевики считают угрозой халифату. В частности, 76% казненных радикалами лиц были захваченные бойцы противодействующих ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сторон или подозреваемые в сотрудничестве с врагами исламистов. Лишь 24% были не военными.

Несмотря на столь массовое уничтожение пленных или подозреваемых в сотрудничестве с врагом, что, без сомнения, является преступлением против человечности, тот факт, что 76% казённых — военные, свидетельствуют о том, что боевики пытаются уничтожить тех лиц, которые могут нарушить процесс формирования их исламистского государства — основной цели боевиков.

Так, 381 мирный житель, казненный боевиками, работал в правительстве Ирака или являлся другим представителем элит. По всей видимости, боевики стремятся ликвидировать любую угрозу собственной легитимности и заменить правящий в Ираке класс собственным.

При этом на территориях, захваченных исламистами, проживали десятки тысяч иракских чиновников, поэтому именно избирательным характером казней объясняется, что лишь 380 представителей власти и элиты были убиты.

Затем жертвами ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стали 340 сотрудников Высшей избирательной комиссии Ирака, в ответственность которой входит «организация, осуществление и надзор за всеми видами выборов и референдумов». Их казни стали четким сигналом местному населению, что иракского государства больше нет.

Наконец, остальные 41 жертва из этой группы были политиками, журналистами и имамами. Что интересно, они были казнены после процессов, прошедших в одном из судов радикалов. Тем самым боевики в очередной раз пытались создать видимость «легитимности» своей власти.

Второй группой жертв среди мирного населения — 229 человек — стали семьи бойцов племенных формирований. Боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) похитили и казнили более 200 членов племени Альу Нимр в провинции Анбар, по всей видимости, из-за того, что члены этого племени сражались против исламистов в этой провинции.

ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как и другие мятежные группировки, на протяжении всей истории уничтожает членов семей своих врагов с целью подавления сопротивления и устрашения, чтобы никто не смел примыкать к их противникам.

Таким образом, хотя потребуются годы для успешного изучения причин успехов и неудач группировки в Ираке, уже сейчас можно с уверенностью заявить, что избирательность уничтожения свидетельствует о дисциплинированности их боевых частей. Можно также сделать вывод, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) глубоко придерживается своей идеологии, даже в тех случаях, когда эта идеология подталкивает врагов к сопротивлению.

* — организация, деятельность которой запрещена в РФ

Максим Исаев

Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072525


США. Ирак. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2071262

«Кузнецова» сменил «Джордж Буш»

Командир «Адмирала Кузнецова» рассказал о сирийском походе авианосца

Михаил Ходаренок

Американский атомный авианосец «Джордж Буш» начал наносить удары по боевикам запрещенной в России организации ИГ в Сирии и Ираке. Опрошенные «Газетой.Ru» российские адмиралы полагают, что действия ВМС США стали в том числе ответом на сирийский поход единственного отечественного авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

Палубная авиация атомного авианосца «Джордж Буш» приступила к нанесению ударов по объектам запрещенного в России «Исламского государства» в Сирии и Ираке в восточной части Средиземного моря, говорится в сообщении на официальном сайте военно-морских сил США. Согласно заявлению, действия авианосной ударной группы призваны продемонстрировать мобильность, гибкость и возможности глобального развертывания американских ВМС «в любое время и в любом месте».

«Высокоточные удары, которые наносит авианосная ударная группа «Джорджа Буша» из Восточного Средиземноморья, продолжают демонстрировать огромную боеспособность и гибкость военно-морских сил США.

Громя экстремистов в Ираке и Сирии, мы одновременно поддерживаем два географически отдельных боевых командования. Мы по-прежнему настроены на победу над ИГИЛ, преданы нашим союзникам и партнерам, а также привержены глобальной безопасности», — цитирует сайт командующего 6-м оперативным флотом ВМС США вице-адмирала Кристофера Грейди.

«Джордж Буш» — десятый и последний американский авианосец типа «Нимиц» водоизмещением около 100 тыс. тонн, длиной 333 метра и командой из нескольких тысяч человек. Названный в честь 41-го президента США Джорджа Буша-старшего, он был заложен в 2003 году, спущен на воду три года спустя, а включен в состав флота только 10 января 2009 года. Новейший авианосец получил максимальное количество усовершенствований по сравнению с предыдущими кораблями своего проекта. Его авиакрыло состоит из более 60 летательных аппаратов, включая истребители, самолеты радиоэлектронной борьбы, дальнего радиолокационного обнаружения, военно-транспортные самолеты и вертолеты.

Прибывшей в Средиземное море 2-й авианосной ударной группой командует контр-адмирал Кеннет Витезелл. В ее состав входят также ракетные крейсеры «Филиппин Си» и «Хью Сити» и эсминцы «Лабун» и «Тракстон».

Эти корабли вошли в акваторию Средиземного моря 2 февраля с целью ударов по ИГ и «обеспечения национальных интересов США в Европе, союзников по НАТО, европейских и африканских стран-партнеров», уточняется в сообщении ВМС США.

Ожидается, что после завершения пребывания в Средиземном море группа «Джорджа Буша» направится через Суэцкий канал в Красное море, а затем в Персидский залив, откуда ее авиация продолжит наносить авиаудары по целям в Ираке и Сирии.

Предыдущий раз авианосная ударная группа 6-го флота США заходила в Средиземное море для поддержки коалиции против ИГ в июне-июле и в декабре 2016 года во главе с авианосцем «Дуайт Эйзенхауэр». По данным ВМС США, с этого корабля в общей сложности было совершено 1899 боевых вылетов. Командование 6-го флота США, со штаб-квартирой в итальянском Неаполе, проводит полный спектр операций «с целью продвижения национальных интересов США, безопасности и стабильности в Европе и Африке», подчеркивается в официальном сообщении.

Удары палубной авиации атомного авианосца «Джордж Буш» по объектам террористов в Сирии и Ираке можно рассматривать как некое соревнование с Военно-морским флотом России, считает экс-начальник Главного штаба ВМФ адмирал Виктор Кравченко.

«У американцев ведь достаточно сухопутных авиабаз в этом регионе — в Кувейте, Турции, Катаре, Бахрейне, Саудовской Аравии. Но они решили подкрепить свои действия против ИГИЛ и других формирований террористического толка именно палубной авиацией, — объяснил Кравченко «Газете.Ru» — Мы недавно сравнительно небольшими силами ярко продемонстрировали, что и у нас есть корабли подобного типа и боеспособная палубная авиация, способная наносить эффективные удары по наземным целям. Видимо, хотят превзойти нас и показать мощь своих авианосцев».

Кроме того, новый президент США Дональд Трамп обещал усилить борьбу с ИГ, напомнил военачальник.

«Могу только предположить, но, думаю, необходимое взаимодействие между нашей группировкой в Сирии и американцами все же есть.

И объекты ударов, и маршруты пролета палубной авиации, тем более через зоны поражения наших зенитных ракетных систем дальнего действия, все же согласовываются», — констатировал адмирал.

ВМС США берут с России пример, уверен также экс-начальник направления Главного оперативного управления Генштаба контр-адмирал Аркадий Сыроежко.

«Подобные авиаудары авианосной ударной группы ВМС США следует расценивать как переход от разговоров и отсиживанию в окопах к реальным действиям. Самое главное, чтобы по ошибке не нанесли авиаударов по союзным нам войскам и силам. Такие случаи раньше, к сожалению, были, — напомнил военачальник. — Поэтому вопросы взаимодействия, согласования объектов поражения, целеуказания, безусловно, выходят на первый план. И, наконец, чем сильнее будут удары по вооруженным формированиям террористов, тем ближе мирное урегулирование в регионе».

Скорее позитивно расценивает факт ударов авиации ВМС США по ИГ экс-заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко.

«Весь вопрос заключается только в том, кого они бомбят и с какой эффективностью. Если они поражают жизненно важные объекты боевиков, определяющие потенциал формирований ИГИЛ и исключающие возможность дальнейших боевых действий со стороны этого террористического псевдогосударства, то это можно только приветствовать», — сказал Запаренко «Газете.Ru».

В начале февраля на базу в Североморске вернулась корабельная группа Северного флота ВМФ России, в составе которой удары по боевикам в Сирии наносили самолеты российского авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Командир единственного российского авианосца Сергей Артамонов рассказал о походе в интервью газете «Аргументы и факты», опубликованном во вторник.

По его словам, палубная авиация «Кузнецова» за время операции в Сирии совершила 420 боевых вылетов, 117 из них — ночью.

Во время похода из Североморска в Средиземное море за российской авианосной группой следили в общей сложности до 60 кораблей стран НАТО, сообщил Артамонов.

«В определенных местах, например от Норвежского моря до восточной части Средиземного моря, нашу группу одновременно сопровождали по десять-одиннадцать их (кораблей)», — рассказал командир корабля.

Он также подчеркнул, что в дальнем походе экипаж «Кузнецова» впервые был полностью укомплектован контрактниками.

В прошлый четверг в Североморске состоялась торжественная встреча экипажей «Кузнецова» и тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий». Корабельная группа покинула базу 15 октября 2016 года, а уже 15 ноября 2016 года Министерство обороны сообщило о первом в истории России боевом применении палубной авиации. В составе авиакрыла «Кузнецова» были палубные истребители МиГ-29 и Су-33, многоцелевые вертолеты Ка-27 и вертолеты радиолокационного дозора Ка-31. Кроме того, во время похода был испытан разведывательно-ударный палубный вертолет нового поколения Ка-52К «Катран» (корабельная версия Ка-52 «Аллигатор»).

За время похода «Кузнецов» потерял в Средиземном море два истребителя — МиГ-29 и Су-33. Как ранее сообщала «Газета.Ru», аварии произошли при заходе на посадку из-за проблем с посадочными тросами.

США. Ирак. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2071262


Франция. Ирак > Армия, полиция > rfi.fr, 11 февраля 2017 > № 2077935

Спецслужбы США и Франции проверяют информацию о гибели в Ираке известного французского джихадиста Рашида Касима. Предположительно, он был убит в авиаударе сил коалиции в районе Мосула, сообщило 11 февраля France-Presse со ссылкой на источники в Вашингтоне и Париже. Рашид Касим считается одним главных «вербовщиков» группировки «Исламское государство». Спецслужбы подозревают его в причастности к организации ряда терактов во Франции.

В пятницу, 10 февраля, министерство обороны США сообщило, что силы антитеррористической коалиции в Ираке в течение «последних трех суток» нанесли авиаудар в районе Мосула. Бомбардировке подвергся объект, где предположительно находился французский джихадист Рашид Касим. «Мы проводим оценку результата этого удара», — цитирует France-Presse слова представителя Пентагона.

В Париже в руководстве спецслужб, на условиях анонимности, сообщили, что Рашид Касим, возможно, был убит в ходе авиаудара. Эта информация окончательно не подтверждена, но об уничтожении Касима можно говорить «с высокой степенью вероятности», цитирует France-Presse слова своего источника.

30-летний Рашид Касим родился в центре Франции в семье выходцев из Алжира. Он примкнул к группировке «Исламское государство», воюющей в Сирии и Ираке. Спецслужбы Франции считают его одним из ведущих пропагандистов и вербовщиков ИГ в среде французской молодежи.

Следствие установило связь между Рашидом Касимом и Лароси Аббаллой, который 13 июня 2016 года убил семью сотрудников полиции в городке Маньянвиле, пригородного парижского департамента Ивлин.

Касим также «давал прямые указания» Аделю Кермишу и Абдель-Малику Петижану, убившим 26 июля в церкви под Руаном священника Жака Амеля.

Спецслужбы имеют информацию об активной работе Рашида Касима в социальных сетях и о его контактах с молодыми французами в мессенджере Telegram (этот сервис связи, использующий шифрование сообщений, крайне популярен у радикальных исламистов). В июле 2016 года Рашид Касим появился в пропагандистском видео ИГ, в котором он восхвалял Мухаммеда Лахуайеджа Бухлеля — террориста, убившего на набережной в Ницце 14 июля 86 человек.

Франция. Ирак > Армия, полиция > rfi.fr, 11 февраля 2017 > № 2077935


Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069394

Несколько реактивных снарядов упали в субботу вечером в районе "зеленой зоны" в Багдаде, сообщает саудовский телеканал "Аль-Арабия".

По данным канала, обстрел происходит в эти минуты. Данных о пострадавших не приводится. В районе "зеленой зоны" расположены правительственные учреждения Ирака, а также дипломатические представительства ряда государства, в том числе посольство США.

Ранее в субботу в иракской столице произошли массовые беспорядки, организованные сторонниками шиитского богослова Муктады Садра с призывом реформировать выборы и побороть коррупцию. Полиция, чтобы не допустить демонстрантов к правительственной "зеленой зоне", применила слезоточивый газ, завязались столкновения. По последним данным, жертвами беспорядков стали семь человек.

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069394


Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065796

Иракские военные уже почти 80 дней держат в окружении западную часть Мосула, которая находятся под полным контролем боевиков "Исламского государства" (ИГ, запрещена в РФ), заявил официальный представитель генсека ООН Стефан Дюжаррик на брифинге в среду.

Согласно проведенным удаленно оценкам ООН, в городе не хватает продовольствия, топлива для обогрева и приготовления еды, медицинских препаратов и сухого молока для детей. "Западный Мосул отрезан от прежних путей поставок, включая шоссе из Мосула в Сирию, с конца ноября и на данный момент находится в окружении военных 77 дней", — сообщил Дюжаррик.

По данным гуманитарных агентств ООН, в западном Мосуле, который остается под полным контролем ИГ, находится около 750-800 тысяч мирных жителей.

Западная часть города пока остается под контролем боевиков. Восточный Мосул был полностью освобожден от террористов группировки ИГ в ходе идущей с октября 2016 года операции иракских военных и коалиции во главе с США. В освобожденные районы вернулись уже около 30 тысяч человек, тогда как покинули свои дома около 190 тысяч человек.

Ранее специальный посланник генсека ООН по Ираку Ян Кубиш предупредил, что боевые действия в западной части Мосула станут большим вызовом, в частности из-за ведения операций в городских условиях. Однако в целом, по оценкам ООН, военная кампания по изгнанию террористов ИГ из Ирака почти выиграна. После этого, по прогнозам всемирной организации, восстановление страны и гуманитарный кризис могут затянуться на годы.

Ольга Денисова.

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065796


Сирия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 февраля 2017 > № 2069471

Террористы теряют нефть

Нефтяные доходы террористической группировки ИГ упали в два раза в 2016 году

Алексей Топалов

Запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство» теряет доходы от продажи нефти на черном рынке. В прошлом году они снизились вдвое. Отраслевые эксперты говорят, что нефтяной бизнес для террористов является тупиковым и рано или поздно сойдет на нет. Особенно с учетом сокращения территорий, подконтрольных ИГ.

Террористическая организация «Исламское государство» (запрещена в России) потеряла в прошлом году почти половину своих доходов от незаконной продажи нефти. Об этом сообщил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в своем докладе, посвященном угрозе ИГ.

В частности, там отмечалось, что 80% своих финансовых средств террористы получают именно за счет торговли нефтью, а также рэкета.

«По оценкам Миссии Организации Объединенных Наций по оказанию содействия Ираку (МООНСИ), незаконная продажа нефти принесла ИГ около $260 млн, в основном из нефтяных месторождений в мухафазе Дейр-эз-Зор, Сирийская Арабская Республика, по сравнению с $500 млн 2015 году», — говорится в докладе.

По словам Гутерриша, причиной такого резкого снижения доходов стало военное давление на организацию и внутренние проблемы ИГ, связанные прежде всего с хищением средств и коррупцией.

Но вместе с тем в докладе отмечается, что террористы «демонстрируют изворотливость», ремонтируя и приспосабливая оборудование и инфраструктуру, поврежденные в результате авиаударов международных сил.

«Несмотря на трудности с получением доходов, группировка имеет достаточно средств для продолжения борьбы, — указал Гутерриш. — Причем многие фанатичные боевики, как представляется, готовы вести бои без зарплаты».

Незаконный оборот нефти — давняя проблема. Еще в 2014 году замглавы американского минфина по вопросам терроризма и финансовой разведки Дэвид Коэн говорил, что Турция, Ирак и Сирия закупают у ИГ нефти в общей сложности примерно на $1 млн в день.

В 2015 году агентство Associated Press со ссылкой на данные иракской разведки сообщало, что доходы ИГ с захваченных месторождений в Сирии и Ираке составляют порядка $50 млн в месяц. Причем главными потребителями назывались уже турецкие контрабандисты, перепродававшие впоследствии нефть трейдерам.

В период обострения отношений в конце 2015 года Россия и Турция обвиняли в закупках нефти у террористов друг друга.

По неподтвержденным данным, ИГ продавало нефть по $10–25 за баррель (в зависимости от мировых цен). Трейдеры, перепродававшие эту нефть в соответствии с мировыми котировками, получали до 300% прибыли, поэтому в контрабанде были заинтересованы очень многие.

Гендиректор компании «Инфотэк-Терминал» Рустам Танкаев отмечает, что любые данные по торговле нефтью ИГ являются, по меньшей мере, не вполне надежными. «Речь идет о контрабанде и криминальной деятельности, по которой реальной статистики быть не может, — говорит Танкаев. — Вряд ли и само ИГ способно учитывать объемы торговли и доходы, так как у террористов нет единого координационного центра, отвечающего за нефть».

Что касается возможных покупателей нефти у террористов, по словам Танкаева, мировые трейдеры сходятся на том, что конечными бенефициарами являются компании, зарегистрированные в Швейцарии и Израиле, но так ли это в действительности, сказать невозможно.

«С уверенностью можно говорить лишь об одном: объемы нефтяного бизнеса ИГ значительно упали и будут продолжать снижаться быстрыми темпами, — уверен Танкаев. — Для террористов этот бизнес — тупиковый, и шансов на его развитие нет никаких».

Связано это в первую очередь с сокращением территорий, подконтрольных ИГ, позицией Турции, которая после обвинений в свой адрес серьезно ужесточила контроль над собственными портами, а также с физическим сокращением автопарка бензовозов, на которых террористы перевозили нефть. Он в значительной мере уничтожен штурмовиками международных сил, и шансы на получение новых машин, по мнению Танкаева, крайне невелики.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин указывает, что терроризм характеризуется разными видами деятельности. «Для контроля над населенными территориями нужны в первую очередь финансовые ресурсы, одним «кнутом» их не удержишь, нужен и «пряник», — поясняет политолог. — Кроме того, ИГ нужно платить и собственным боевикам».

Но если террористов выбьют с занимаемых ими территорий, а по оценке Макаркина, это весьма вероятно, они перейдут к тактике партизанской войны, подполья, взрывам и убийствам.

«Пока есть идеология и люди, готовые за нее убивать, терроризм, к сожалению, будет сохраняться», — говорит политолог.

Сирия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 февраля 2017 > № 2069471


Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065186

Силы международной коалиции уничтожили практически все окружение главаря террористической группировки ИГ (запрещена в РФ) Абу Бакра аль-Багдади, заявил телеканалу France24 премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади.

Ранее телеканал со ссылкой на премьера передавал, что аль-Багдади выслежен и блокирован.

"Ему (аль-Багдади) больше не на кого положиться, он изолирован, мы наблюдаем за его перемещениями. Он почти не связывается с другими террористами, каналов коммуникации практически не существует", — заявил глава иракского правительства. Он отказался комментировать местонахождение террориста.

В середине декабря командующий силами специального назначения Ирака Фадиль Барвари заявлял, что аль-Багдади скрывается в подземном бункере в Мосуле.

Ранее госдеп США увеличил награду за информацию об аль-Багдади до 25 миллионов долларов.

Аль-Багдади, настоящее имя — Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри, впервые появился на публике в июле 2014 года, когда из мечети в захваченном ИГ городе Мосул провозгласил создание "исламского халифата" на Ближнем Востоке. С тех пор СМИ не раз публиковали информацию о его ликвидации, но она не находила подтверждения.

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065186


США. Иран. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 февраля 2017 > № 2072663

97 компаний, 2 штата и 2 экс-госсекретаря против иммиграционного указа

По мнению президента Трампа, судья Ротбарт открывает страну потенциальным террористам

Около ста компаний, два штата и два бывших госсекретаря опротестовали в апелляционном суде девятого округа Сан-Франциско указ президента Трампа о временном запрете на иммиграцию в США из семи стран с мусульманским большинством.

В понедельник несколько влиятельных представителей Демократической партии, в том числе бывшие госсекретари Джон Керри и Мадлен Олбрайт, призвали суд продлить приостановку действия указа, который, по их словам, «недостаточно проработан, плохо внедрен, и не обоснован».

К инициативе присоединились 97 компаний, включая гигантов Силиконовой долины Apple, Facebook, Google, Microsoft и Twitter, подав в суд девятого округа юридическое обоснование в поддержку приостановки действия указа.

В конце прошлом недели окружной судья Джеймс Робарт из штата Вашингтон временно заблокировал президентский указ Трампа, временно запрещающий впускать в страну жителей семи стран: Ирака, Ирана, Ливии, Сирии, Сомали, Судана и Йемена. А в воскресенье апелляционный суд девятого округа в Сан-Франциско отклонил запрос администрации о восстановлении запрета.

Апелляционный суд дал правительству и тем, кто оспаривает запрет, время до понедельника, чтобы представить дополнительные аргументы. Таким образом, любая из заинтересованных сторон может подать юридическое обоснование по данному делу в апелляционный суд, юрисдикция которого распространяется на западные штаты США, до вечера понедельника.

Ожидается, что коллегия из трех судей окружного суда вынесет решение вскоре после истечения срока подачи дополнительных документов в качестве юридического обоснования (напомним, что истекает он в понедельник вечером), после чего дело будет направлено на рассмотрение Верховного суда.

Трамп возлагает ответственность на судью

В воскресенье президент США Дональд Трамп заявил, что в случае, если «что-нибудь случится», виноватым следует считать судью, который заблокировал его указ о запрете на въезд в страну для граждан семи преимущественно мусульманских стран.

В одном из твитов в воскресенье президент написал: «Просто не могу поверить, что судья подвергнет нашу страну такому риску».

«К чему идет наша страна, если судья может отменить запрет на въезд, введенный Министерством внутренней безопасности, и кто угодно, в том числе люди с плохими намерениями, может въехать в США», – написал Трамп в «Твиттере».

В своих воскресных твитах Трамп рассказал, что поручил Министерству внутренней безопасности «очень тщательно» проверять всех, кто въезжает в США, добавив, что суды «очень осложнили» эту работу. Он также в очередной раз высказал критику напрямую в адрес Робарта: «Судья открывает нашу страну для потенциальных террористов и людей, которые не желают нам лучшего. Плохие люди очень довольны!»

В апелляции Минюста говорится, что решение судьи «пересматривает суждение президента в вопросе национальной безопасности» и вредит обществу, блокируя исполнение президентского указа.

Вице-президент США Майк Пенс поддержал критические замечания президента Дональда Трампа в адрес федерального судьи Робарта, заявив, что что Трамп выразил свое мнение в «уникальной» манере, и что американцы считают это оригинальным и понимают точку зрения президента.

«Постановление судьи по этому делу, которое касается американской внешней политики и национальной безопасности, очень расстроило президента», – добавил он.

Однако лидер сенатского большинства Митч Макконнелл в интервью CNN рекомендовал не адресовать критику конкретному судье. Он добавил: «Мы все хотим предотвратить проникновение террористов на территорию США, но мы не можем перекрывать въезд в страну. Мы, разумеется, не хотим, чтобы наши союзники-мусульмане, сражавшиеся вместе с нами в других странах, лишились возможности приезжать в США. Необходимо проявлять осторожность в этом вопросе».

В воскресенье лидер демократического меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси заявила в интервью NBC, что готова начать работу над законопроектом о временной приостановке «при условии, что мы действуем в соответствии с Конституцией».

«Мы должны всегда следить за тем, как работают наши процедуры проверки, но это не значит, что мы должны вводить неконституционный и аморальный запрет на въезд в страну для мусульман», – сказала она.

Служба таможенного и пограничного контроля США приняла меры после решения судьи и стала пускать в страну обладателей действительных виз.

В субботу утром ряд крупных авиакомпаний, в том числе Air France, British Airways и Emirates начали допускать пассажиров из семи стран, упомянутых в президентском указе, на самолеты, вылетающие в США.

Однако, по словам беженца из Сомали, около 140 беженцев, расселению которых в США помешал указ Трампа, были отправлены обратно в лагерь беженцев. Когда они смогут его покинуть, неясно.

Ожидалось, что группу примут в США на этой неделе, однако в субботу беженцев выслали из центра Международной организации по миграции в Найроби обратно в лагерь беженцев Дадааб на востоке Кении.

США. Иран. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 февраля 2017 > № 2072663


США. Ирак. Афганистан > Армия, полиция > ria.ru, 5 февраля 2017 > № 2062950

Пентагон не сообщил о тысячах авиаударов с летальным исходом, совершенных в Ираке, Сирии и Афганистане с 2001 года, сообщает издание Military Times. Военные назвали это принятой практикой.

Как пишет издание, только в 2016 году США нанесли 456 авиаударов в Афганистане, не были зафиксированных в открытой базе данных, которую ведут ВВС США и на которую опираются конгресс, военные аналитики, союзники США и исследователи. Эти авиаудары были совершены вертолетами и беспилотниками.

Сообщается, что эта база данных была неполной с октября 2001 года, когда началась "война с терроризмом".

По словам анонимного представителя военных, США не пытаются скрыть авиаудары. "Так они (авиаудары) отслеживались в прошлом. Это всегда так было. Мы не отслеживаем, например, количество ударов, совершенных (вертолетами) Apache", — пояснил источник. Однако, как пишет издание, вертолеты Apache армия США использует последние 15 лет, чаще всего в борьбе против террористической группировки "Исламское государство" (запрещена в США, России и других странах).

США. Ирак. Афганистан > Армия, полиция > ria.ru, 5 февраля 2017 > № 2062950


Ирак. США. Франция > Армия, полиция > fondsk.ru, 4 февраля 2017 > № 2067122

Ирак: все против всех

Антон ВЕСЕЛОВ

Последние две недели в ведущих мировых СМИ практически не найти сообщений из Ирака, но это не означает, что там не происходит ничего важного. Причина отсутствия сообщений банальна: главное событие, анонсированное как историческое наступление на Мосул, отошло на второй план в силу полного фиаско. Операция была начата 17 октября 2016 года исключительно по политическим причинам, связанным с президентскими выборами в США. Решение принималось не военными, а людьми из Белого дома, далёкими от военного дела и не обладающими минимальным набором знаний о том, что такое Ирак. Только этим можно объяснить то, что в попытке подыграть уходящему Нобелевскому лауреату мира кто-то решил, что Мосул можно взять за две недели. Американские генералы, знакомые с истинным положением вещей, в преддверии перемен предпочли взять под козырёк – ещё свеж пример генерала МакКристала, который вступил в конфликт с аппаратчиками из Вашингтона, после чего был публично унижен и с позором уволен из ВС.

Несмотря на ежедневные победные реляции Министерства обороны Ирака вскоре стало понятно, что войска топчутся на месте. После месяца боевых действий передовые части подошли к городу на расстояние 2-3 км, на других участках – до 13 км, что вряд ли можно назвать высоким темпом, особенно учитывая более чем годовую интенсивную подготовку.

27 декабря начался второй этап операции – при массированной авиационной и артиллерийской поддержке международной коалиции (основную роль играли ВС США и Франции) начался штурм восточной части Мосула. Передовые группы вошли на улицы города, где были контратакованы из засад. Активно применялись водители-смертники, снайперы и минно-взрывные заграждения. Элитные части «Золотой дивизии» и единственной в ВС Ирака 9-й бронетанковой дивизии понесли большие потери (в том числе от дружественного огня) и были вынуждены отойти. Официальные данные о потерях не публиковались, но известно, что потери бронетехники превысили 150 единиц (в том числе более 30 танков М1А2 «Абрамс») и сотни убитых.

Возникает вопрос: почему Мосул не был полностью блокирован? Почему его не атаковали с запада? Ответ очевиден: дорога на Сирию была преднамеренно оставлена свободной, чтобы побудить засевшего в городе противника оставить позиции и уйти в Сирию, облегчив задачу иракским правительственным силам, осложнив положение соседней страны и добавив проблем ВКС РФ. Трюк не сработал – в Сирию отправились только некоторые семьи боевиков и несколько отрядов «международных муджахедов», почувствовавших, что там им будет вольготнее. Между тем пути снабжения боевиков в городе были оставлены свободными, и лишь в начале января шиитским «народным ополчением» были предприняты попытки перерезать дороги, связывающие северные районы Ирака и Сирии.

Остановить операцию, однако, было уже невозможно по многим причинам, поэтому 17 января её командующий генерал-лейтенант Абдель Амир ал-Лами объявил о начале очередного этапа победоносного наступления. К городу были стянуты практически все боеспособные части и соединения иракской армии, и после тяжелых боев они заняли восточную часть города, о чём было официально объявлено 24 января. Восточную и западную части Мосула разделяет река Тигр, все мосты через которую отходящий противник взорвал. Армейские инженерные подразделения приступили к наведению понтонных переправ, которые так же методично уничтожались противостоящей стороной. 2 февраля иракская армия во взаимодействии с курдскими подразделениями пешмерга и формированиями шиитского «народного ополчения» начала штурм западной части города. По оценкам независимых военных экспертов, установление полного контроля и зачистка кварталов может занять до двух месяцев. Таким образом, в апреле второй по величине город Ирака будет, скорее всего, полностью освобождён, но это отнюдь не консолидирует иракское общество.

Тугой клубок противоречий затягивается всё сильнее, различные политические и этно-религиозные группировки заявляют о своих правах на районы, откуда отступают исламисты. При этом дело доходит до применения оружия; 14-19 января артиллерия «народного ополчения» неоднократно обстреливала позиции пешмерга в районе Синджар к западу от Мосула. Это, увы, далеко не первый случай вооружённого противостояния между ними: в 2016 году были отмечены ожесточённые бои в провинции Дияла – и также из-за контроля за территорией.

Рядовой, казалось бы, для современного Ирака инцидент с применением тяжёлого вооружения в Синджаре обнажил застарелый многосторонний конфликт, который явно обостряется. Район Синджар, населённый преимущественно езидами, был занят боевиками ИГ в августе 2014 г. и освобождён курдскими подразделениями в ноябре 2015-го. Практически сразу между боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК) и формированиями пешмерга, подчинёнными Эрбилю, возник спор из-за главенства. Премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани настаивает на том, что РПК должна покинуть Синджар, поскольку «присутствие ее партизан вызывает дестабилизацию». На сторону Эрбиля встала администрация района: член совета мэрии Хаири Зибан заявил в интервью BasNews, что местные езиды призывают партизан РПК оставить Синджар, и подтвердил, что жители выступают против присутствия здесь каких-либо военных, кроме подчиненных Иракскому Курдистану. Как видим, Багдад тут не упоминается вовсе. «Мы призываем к проведению в Синджаре референдума, чтобы народ Синджара принял решение о будущем своей области», - сказал Хаири Зибан, потребовав уважать решение жителей. Кульминацией стал демарш главы администрации: мэр Махма Халиль обратился к США с просьбой изгнать силы РПК из Синджара.

На сторону пешмерга встали и арабы-сунниты. Жёсткое заявление в адрес шиитского «народного ополчения» сделали суннитские племена провинции Нейнава, потребовав воздерживаться от повторения каких-либо наступательных операций против пешмерга. В совместном коммюнике говорится, что «ополченцы» обстреливают пешмерга, пытаясь спровоцировать смуту. При этом депутат парламента Ирака от Курдистана Ардалан Нур эд-Дин заявил, что шиитские «ополченцы» ненавидят пешмерга и неподконтрольны Багдаду. По его словам, премьер-министр Хейдар аль-Абади признался, что, хотя он и Верховный главнокомандующий, на практике он не имеет никакой власти над «народным ополчением».

Требование езидов Синджара о проведении референдума возникло не на пустом месте: тенденция дробления Ирака набирает силу в масштабе всей страны, в первую очередь в северных районах. Так, депутат парламента Ирака Сальм Шабак призвал к созданию независимых провинций для шабаков, езидов и христиан, сославшись на их конституционное право на самоопределение. На встрече между представителями восьми различных вероисповеданий Иракского Курдистана и делегацией Всемирного совета церквей представители христианской общины провинции Нейнава выразили пожелание жить в составе Курдистана. Как заявил глава отдела по связям с общественностью министерства по делам религий Марван Накшбанди, «христиане больше не доверяют своим суннитским и шиитским арабским соседям».

Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани в недавнем обширном интервью для выходящей в Лондоне арабоязычной газете «Аш-Шарк аль-Аусат» высказал сразу несколько примечательных заявлений. По его мнению, будущее провинции Нейнава, административным центром которой является Мосул, требует «экстраординарного» решения, поскольку до войны с ИГ в городе жили 300 000 курдов. Он также подчеркнул, что существует множество «спорных районов» с курдским большинством, отделённых от Курдистана во время правления Баас. Барзани заявил, что курды не согласны с отделением этих земель, подчеркнув необходимость проведения референдума, который должен урегулировать этот спор между Багдадом и Эрбилем.

Коснулся Масуд Барзани и более широких проблем, прямо заявив, что он советовал суннитским лидерам подготовить почву для объявления их собственного региона в пределах границ Ирака, а Курдистан способствовал проведению соответствующих конференций в Эрбиле, на которых обсуждались эти вопросы. Посетовав, что иракские сунниты «разделены и не едины», курдский деятель призвал их «изменить свой менталитет» в соответствии с изменениями в Ираке, Курдистане и во всём мире. В интервью президент М. Барзани также высказал любопытную сентенцию: по его мнению, раньше шииты откликались на идею создания новых регионов в Ираке, но правящие сунниты её отвергали, в то время как в настоящее время шииты пришли к власти и заняли прямо противоположную позицию.

«Арабские братья не принимают истинного партнерства с курдами», - подчеркнул М. Барзани, добавив, что арабо-курдское сосуществование в Ираке подошло к критической точке. Он возложил ответственность за создавшееся положение на политиков, которые правили в Ираке, но при этом разрушили все мосты и отношения. Масуд Барзани прямо обвинил бывшего премьера Н. аль-Малики в том, что тот «практиковал сектантские приёмы власти и считал себя единственным правителем над шиитами, суннитами и курдами». Курдский лидер заявил, что методы, использовавшиеся раньше для управления Ираком, стали нетерпимы, и выразил надежду, что власти в Багдаде примут Курдистан в качестве своего соседа и таким образом удастся избежать военных столкновений.

Ирак. США. Франция > Армия, полиция > fondsk.ru, 4 февраля 2017 > № 2067122


США. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062835

Президент США Дональд Трамп развил такую активную деятельность по ближневосточной проблематике, что обозреватель агентства Bloomberg Маргарет Карлсон уподобила его танцующему восточному дервишу. Это не соответствует прогнозам, высказываемым ранее некоторыми американскими и британскими экспертами, которые утверждали, что Трамп «не питает особых ожиданий по отношению к Ближнему Востоку и будет пытаться быстрее сбросить за борт своего корабля все его проблемы». Действительно, если анализировать его предвыборные заявления, может сложиться впечатление, что регион, в который, по его словам, «США потратили много крови и денег, достигнув при этом крайне скромных результатов», вызывает одно только раздражение, поскольку никто не знает, что делать дальше. Однако, как считает ветеран американской дипломатии Деннис Росс, которого цитирует Би-Би-Си, «администрация Трампа поставлена на Ближнем Востоке перед вызовами, которые не видел еще ни один президент Америки».

Объявив готовность принять участие в борьбе против ИГИЛ (структура, запрещенная в России), готовность вступить в союз на этом направлении с Россией и другими странами, Белый дом уже обозначил на логистическом уровне первую проблему: с ИГИЛ надо разобраться. Вторая проблема: понять, что делать с рисками, которые появятся после ее разгрома. А на практике все иначе.

Как сообщал «Голос Америки», во время своего первого визита в Пентагон президент Трамп обсуждал с военными методы борьбы с ИГИЛ (структура, запрещенная в России) в тех аспектах, которые «администрация Барака Обамы даже не рассматривала». Администрация Обамы пыталась достичь сразу двух целей: сохранить хорошие отношения с Турцией и уничтожить ИГИЛ. Но теперь, как выясняется, важной частью новой стратегии Трампа, в частности в Сирии, становится «передача оружия и военной техники отрядам курдской оппозиции», которые «доказали свою эффективность в борьбе с боевиками ИГИЛ» (структура, запрещенная в России). На днях США поставили бронированные машины «Демократическим силам Сирии» и обещали им «еще большую поддержку». При этом Вашингтон отлично знает, что союзная по НАТО Анкара считает курдские структуры в Сирии террористическими и постоянно призывает Вашингтон прекратить оказывать им военно-техническую поддержку. Следовательно, таким образом президент Трамп стал практически демонстрировать свои приоритеты в системе отношений Турции с сирийскими курдами.

Более того, президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, принимая в Эрбиле делегацию «Курдского Национального Совета» (KНС), заявил, что «курдский вопрос пересек местные границы и стал международной проблемой». Он обсуждал вопросы санкционирования ввода сил «Пешмерга Рожава» в Сирийский Курдистан для их присоединения к усилиям с «Партией Демократического Союза» (ПДС) в войне против ИГИЛ (структура, запрещенная в России). Стало также известно, что в ближайшее время состоятся визит КНС в США. В свою очередь лидер ПДС Салих Муслим считает, что нынешние конфликты на Ближнем Востоке, особенно в Ираке и Сирии, — это «последняя война курдов, поскольку является войной за их выживание», и курды сейчас «готовы стать самостоятельными». Говоря иначе, все идет к тому, что все внутренние и внешние участники огромной ближневосточной «игры» рано или поздно должны будут признать, что ИГИЛ — это не фундаментальная проблема, а только симптом множества других исторически сформировавшихся геополитических диспропорций в регионе.

В интерпретации президента Трампа необходимо различать ситуацию в Ираке и в Сирии. В 2003 году США вторглись в Ирак и свергли режим президента Саддама Хусейна. Теперь Трамп заявил, что Иран «быстро поглощает все больше и больше Ирака, даже после того, как США потратили там три триллиона долларов». Но в Ираке наступление на ИГИЛ стало возможным только тогда, когда основные политические силы шиитов, курдов и суннитов пришли к внутреннему консенсусу — договорились о необходимости борьбы с террористами. США официально не вторгались в Сирию, но там борьба с ИГИЛ (структура, запрещенная в России) не стала доминантой объединения разнородных политических сил и вооруженных группировок. Объективно ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и радикальные джихадистские группировки выступают против «общего врага» — президента Сирии Башара Асада. Исключение составляют «Демократические силы Сирии» — разнородная коалиция, которой руководят курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), но которые объявлены Турцией террористическими организациями. Сирийские курды по примеру своих иракских соплеменников настаивают на федерализации Сирии. Анкара против. Поэтому президент Трамп специально подчеркивает, что в отличие от Ирака «США должны четко понимать, с кем они воюют в Сирии, прежде чем тратить на войну миллиарды долларов».

В то же время поддержка США сирийских курдов вызывает недовольство в Турции. Одновременно США организовывают давление и на Иран. В стратегии президента Трампа на Ближнем Востоке курды могут выступить в роли «троянского коня» как в Турции, так и в Иране, а точнее Турция и Иран могут превратиться либо в Ирак, либо в Сирию. В этом проект сирийской конституции, где Россия указала необходимость создания автономии для курдов, является очень многозначительным шагом, хотя он содержит в себе определенные геополитические риски. Многое в дальнейшем будет зависеть от того, кто с кем и на каком поле — иракском или сирийском — станет либо союзниками и партнерами, либо непримиримыми противниками. Пока же подспудно формируется убеждение в том, что процесс реинтеграции на Ближнем Востоке все же неизбежен и будет очень сложным. Может случиться и так, что именно изменение нынешних границ будет рассматриваться, как вариант выхода из ситуации хаоса и дестабилизации. Очевидно и то, что новая «война с халифатом» превращается в многоходовую геополитическую «шахматную партию» с участием многих игроков — от США и России до Турции и Ирана и, возможно, Саудовской Аравии.

Сейчас все, включая и президента США Трампа, делают только первые ходы и неясно, будет ли изменение границ в регионе связано с разгромом ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или еще с чем-то другим. Ясно только то, что мировое сообщество столкнется на Ближнем Востоке с проблемами, с которыми не имело дело со времен Второй мировой войны. Так что время для всех наступает непростое.

Станислав Тарасов

США. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062835


Ирак > Армия, полиция > gazeta.ru, 31 января 2017 > № 2071274

«Воевать с ИГ — это очень горький опыт»

Командир курдского ополчения рассказал «Газете.Ru» об освобождении Мосула

Инна Сидоркова

Ключевую роль в операции по освобождению иракского Мосула от ИГ сыграли отряды курдских военизированных формирований — пешмерга. Командир батальона майор Кава Хусейн, прибывший в Москву для тяжелой операции на глазах, рассказал «Газете.Ru» о битве за город, детях-смертниках, которых используют джихадисты и лагере для перевоспитания пленных игиловцев в Киркуке.

Майор курдской армии Кава Саид Хусейн ждет операции в московской Клинике микрохирургии глаза имени Федорова в скромном отеле позади гостиницы «Космос» на ВДНХ. В тесном номере становится особенно душно с приходом посетителей, включая переводчика, фотографа и корреспондента «Газеты.Ru». Открыть форточку в –5°C ему и его сослуживцу, подполковнику Йосефу Мохаммеду, кажется не лучшей идеей: к таким «холодам» курды не привыкли.

Еще три месяца назад Хусейн участвовал в операции по освобождению Мосула — иракской столицы «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России. — «Газета.Ru»).

Штурм подконтрольного джихадистам города с миллионным населением начался 17 октября 2016 года. С тех пор армия Ирака совместно с международной коалицией во главе с США успела полностью занять восточную часть города. Сейчас коалиция готовится к атаке Западного Мосула. Во многом операция была успешной благодаря иракским курдам. Они за несколько дней освободили от ИГ все окрестные населенные пункты к северу от Мосула, открыв таким образом правительственной армии дорогу в сам город.

Высокий 43-летний мужчина в солнцезащитных очках не очень уютно чувствует себя в деловом костюме, который он явно надел специально для интервью. С 18 лет Хусейн сражался в отрядах курдского ополчения пешмерга (курд. «смотрящие в лицо смерти». — «Газета.Ru»).

Он застал кровопролитный конфликт курдов с армией Саддама Хусейна, гражданскую войну внутри Курдистана и стычки с исламистами задолго до появления ИГ.

Сейчас Хусейн командует отрядом из 400 человек. В рядах пешмерга служат его отец и пять братьев. Не воюют в семье только три сестры.

— Правда ли, что восточная часть Мосула полностью зачищена? Или есть еще «спорные» районы?

— На днях с востока были выбиты последние остатки ИГ. Мы убедились, что там все чисто, и уступили контроль иракской армии, так как у Эрбиля есть такой договор с Багдадом. Во многих освобожденных районах мы нашли отрубленные головы наших героев.

— Как освобожденные районы возвращаются к мирной жизни?

— ИГ просто так не уступает, а если уступает, то уничтожает полностью эти кварталы. Они все разрушили. Не понимаю, как там люди начинают жить заново. Им придется очень тяжело. У них ничего не осталось.

— Как будут зачищать западную часть города?

— Это уже нас не касается. По договору это обязанность иракской армии, мы не будем в этом участвовать.

— Мирные жители как-то перемещаются из восточной части города в западную и обратно?

— Река Тигр, которая делит Мосул на две части, охраняется снайперами. Пересечь ее очень сложно. Иногда получается договориться с ИГ, иногда они сами хотят кого-то пустить…

— Когда операция по освобождению Мосула только начиналась, говорили, что процесс займет два-три месяца. Однако до сих пор зачистили только полгорода. Сколько еще, по вашим прогнозам, будут освобождать запад?

— Я полагаю, что еще три-четыре месяца, потому что те районы, которые остались, — тяжело их освободить.

— В чем основная сложность?

— Дело в том, что боевики в Мосуле поддерживают связь с Сирией. Они пересекают границы как хотят, получают помощь как хотят. Плюс пешмерга хорошо подготовились к операции, а вот иракская армия вообще была не готова. Хотя оружие у нее самое новое, а солдаты хорошо обеспеченные.

Во время штурма Мосула, как и в дни других сложных операций, Хусейну приходилось проводить на передовой по несколько суток без сна. Часто — в полной темноте, чтобы не привлекать к позициям внимание противника. «Во время службы для нас и день, и ночь не имеют значения. Мы всегда наготове и ждем. Официально, когда идут бои, мы 10 дней служим, 20 дней — дома. Но в последнее время я всегда на фронте, всегда работаю: учу молодых, только вступивших в ряды пешмерга. Им непривычна такая жизнь, к тому же почти у всех нет опыта. Есть и 18-летние», — говорит Хусейн.

Несколько месяцев назад командира стало подводить когда-то острое зрение. Во время обследования у офтальмолога у него обнаружили злокачественную опухоль в правом глазу. Пока в начальной стадии, но за сложную операцию с риском потери зрения отказались браться иракские и иранские специалисты.

Вместе с Хусейном в Москву прилетел и подполковник Йосеф Мохаммед, который серьезно повредил сетчатку глаза, устанавливая армейские палатки. Деньги обоим еле удалось найти, рассказал курдский офицер. По его словам, обычный военнослужащий пешмерга получает около 500 тыс. динаров (это около $400) в месяц.

«Те, кто на войне и постоянно проводит большую часть времени на фронте, разумеется, получают больше денег. Получают примерно 900 тыс. динаров (около $750), — объясняет Хусейн. — Мы получаем в два раза меньше, чем иракские солдаты. И при этом — поскольку Багдад не правит нам бюджет — в год выходит не 12, а 8 зарплат».

Шанс вылечить смертельное заболевание появился благодаря совместной программе России и Иракского Курдистана по оказанию квалифицированной помощи курдским бойцам, получившим ранения в боях с ИГ. Она функционирует уже несколько лет и была запущена по инициативе официального представителя регионального правительства Курдистана в России Асо Бурхан Талабани — стоматолога и выпускника Первого Санкт-Петербургского медицинского университета имени академика Павлова и Каролинского медицинского института в Стокгольме. Пока речь идет только о восстановлении зрения, так как в Курдистане нет глазных клиник. Однако на днях в Москву должен приехать боец, получивший серьезное ранение в области лица: потребуются пластика и восстановление зубов.

Чаще всего Талабани оплачивает лечение с проживанием из своих средств. Иногда — как в этот раз — доктору удается привлечь частные средства. В случае с Хусейном все расходы взял на себя курдский бизнесмен Салах Сулейман. Российское консульство в Эрбиле помогает визами.

Во время нашего разговора скромно одетый предприниматель принес столик, на котором полковник Мохаммед расставил стаканы с апельсиновым соком и сладости.

В России призывы курдов о помощи никто из чиновников и бизнесменов пока не услышал. На вопрос о том, оказывает ли Россия какую-либо поддержку Иракскому Курдистану, Хусейн смеется: «Только словами. Хотя мы и не просим многого: просто помогите с лечением наших бойцов».

Сейчас в Иракском Курдистане в отрядах пешмерга служат около 150 тыс. бойцов. Около трети из них, как и отряд Хусейна, — в распоряжении «Патриотического союза Курдистана» (ПСК). Они защищают нефтяной регион Киркук.

В конце октября ИГ, пытаясь отвлечь силы от битвы за Мосул, организовало наступление на столицу провинции, но курды смогли отбить атаку. Особенно опасный участок — город Хавиджа. Он и сейчас под контролем джихадистов. Недавно боевики устроили там очередную публичную казнь местных жителей.

ПСК — одна из двух основных партий в парламенте Иракского Курдистана, оппозиционная правящей Демократической партии Курдистана (ДПК). С 1994 по 1998 год между ними шел вооруженный конфликт вокруг перераспределения ресурсов и таможенных доходов. В результате ДПК получила контроль над столицей иракских курдов Эрбилем, а ПСК создал собственное правительство в Сулеймании. Единство Иракского Курдистана было восстановлено лишь в 2006 году, после объединения двух правительств.

ПСК перебросил на фронт к Мосулу около 20 тыс. бойцов, а всего в освобождении пригородных деревень — вместе с силами ДПК — участвовали примерно 40 тыс. курдов.

«Свою» территорию ПСК освободил за два дня, хвалит своих сослуживцев Хусейн.

«Бойцы «Патриотического союза» набрали достаточный опыт ведения войны с «Исламским государством». Потому что те, кто сейчас в отрядах ИГ, раньше служили в армии Саддама Хусейна», — объясняет Хусейн.

— Чем воюют пешмерга?

— У нас сейчас оружие немецкое и российское. То, что есть сейчас на рынке. В основном стрелковое. Немецкие N-4, а из российского — Калашников. Недавно у нас появилось еще и противотанковое оружие. В основном все, что у нас есть, досталось нам после войны с Саддамом Хусейном. Однако речь не идет о каких-то больших запасах.

Если описывать нашу тактику в общих чертах, то мы никогда не заходим с фронта, а окружаем. Передовые отряды ИГ — это всегда смертники. Нелегко им противостоять, оставшись при этом живыми. Поэтому мы окружали их сзади и затем начинали атаку. Из-за слабой защищенности позиций и неожиданности они не могли нам долго противостоять.

— А какую тактику использует «Исламское государство»?

— Воевать с ИГ — это очень горький опыт, они же смертники.

Часто они выставляют против нас детей, и это единственное, что нас останавливает. Например, привязывают к ребенку взрывчатку и отправляют навстречу нашим солдатам. Могут использовать женщин в качестве живого щита.

— Берут ли исламисты пленных?

— Если боевики поймают пешмерга, они в течение 10 минут отрубят ему голову.

— Не берут в плен даже ради выкупа?

— Они жаждут крови. У «Исламского государства» нет цели договариваться с нами о деньгах, потому что они не нуждаются в наших деньгах. У них хорошая финансовая поддержка. У ИГ есть все, поэтому они не идут на переговоры.

— А пешмерга берут в плен? Или это война на уничтожение?

— Я сам своими руками брал в плен игиловца. После того как я связал ему руки — дал ему попить, чтобы он успокоился. И когда мы берем в плен, мы их кормим. Потому что они в первую очередь люди, а мы не хотим, чтобы люди страдали. Но они к нам так не относятся.

В этот момент Хусейн прервался, снял очки, внимательно посмотрел мне в глаза и сразу отвел взгляд в сторону.

— В последнее время много из ИГ сдаются. Они понимают, что «Исламскому государству» в Ираке приходит конец. Мы уже открыли охраняемый полицией спецлагерь в Киркуке для тех боевиков, кто решил сдаться.

— И как долго длится «перевоспитание»?

— Точно сказать не могу, так как это уже не в моей ответственности. Однако знаю, что за раскаявшимися боевиками в этом лагере внимательно наблюдают. И как только сотрудники убеждаются, что террористы действительно не думают о возвращении в ИГ, их отпускают в город — жить среди других мирных. В последнее время игиловцы стали сдаваться целыми семьями.

— Как жители Киркука относятся к тем, кто вышел из этого лагеря? Вступают с ними в контакт?

— Нелегко. Общество не принимает их. Первое время полиция следит за вышедшими, смотрит, как они живут и с кем общаются. Есть ли у них связь с бывшими соратниками…

— Когда Ирак будет полностью освобожден от «Исламского государства» — что будет дальше?

— Мы будем отстаивать свою независимость. Но мы не можем решать этот вопрос в одиночку. Мы смотрим на Россию. Ждем и надеемся на поддержку.

По словам Хусейна, в Иракском Курдистане работают французские и немецкие школы, а российских нет. Никто из собравшихся, кроме переводчика, до приезда в Россию не знал ни слова по-русски или по-английски. Только курдский и арабский.

Ирак > Армия, полиция > gazeta.ru, 31 января 2017 > № 2071274


Ирак. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 31 января 2017 > № 2065766

Иракские пилоты F-16 могут пострадать от указа Трампа.

Сенатор от Аризоны Джон Маккейн (John McCain) выразил обеспокоенность, что постановление президента США Дональда Трампа (Donald Trump) о запрете на въезд гражданам семи мусульманских стран может препятствовать обучению иракских военных летчиков в летном центре в Тусоне.

Здесь базируется 162-я эскадрилья ВВС Национальной гвардии США, оснащенная истребителями F-16, на которых обучаются иракские пилоты. Указ Трампа может прекратить въезд и переводчикам из Ирака, которые играют важную роль в подготовке летчиков.

Иракские пилоты обучаются в этом центре с 2012 года. Ирак закупил 36 тактических истребителей Lockheed Martin F-16IQ.

Ирак. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 31 января 2017 > № 2065766


Ирак. США. Великобритания. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 31 января 2017 > № 2056437

Провокации не должны лежать в основе внешней политики США

Виктор Михин

Чем дальше от нас уходит Великая история, тем больше документов, проливающих свет на истинные события в мире, появляются. Некогда темные пятна уступают место четкому и ясному анализу и прояснению того, что происходило на самом деле. Кроме того, проясняется настоящий курс ряда держав, которые в те времена смогли в какой-то мере спрятать свои истинные алчные планы в отношении более слабых государств в различных регионах мира.

Ярким таким примером служат скрытые ранее события на Ближнем Востоке, а точнее — что же в действительности скрывалось за политикой Великобритании и Соединенных Штатов в отношении Ирака и Кувейта, тем более что есть повод все это рассмотреть более пристально и детально. 17 января исполнилось 26 лет, как вооруженные силы США и стран Международной коалиции ООН начали военную истерию под названием «Буря в пустыне» (Operation Desert Storm), направленную на истребление иракских войск и «освобождение» Кувейта. В отличие от большинства других военных интервенций США, на этот раз все было сделано якобы согласно международному законодательству — решение было принято Советом Безопасности ООН. Это решение, ставшее смертным приговором для Ирака и, как показали дальнейшие события, запустившее кризис и хаос в интересах Соединенных Штатов в регионе Ближнего Востока.

Сама операция «Буря в пустыне» стала частью Войны в Персидском заливе 1990-1991-х годов. Началась она с ведением иракских войск в Кувейт, на который с самого начала получения Кувейтом независимости Багдад претендовал. Перед тем как это произошло, президент Ирака Саддам Хусейн справедливо обвинил правительство кувейтцев в воровстве иракской нефти (использовались технологии бурения наклонных скважин) и взамен требовал списать немалые долги (более $14 млрд), которые образовались у Багдада за годы ирано-иракской войны, заплатить компенсацию размером $2,5 млрд и передать как минимум в аренду стратегически важные острова Варба и Бубиян, контролирующие устье иракского Шатт-эль-Араб. Ко всему прочему, Кувейт не придерживался квот ОПЕК по добыче нефти, что привело к резкому снижению мировых цен на нефть – до 11 долл./барр., что само собой наносило вред не только обнищавшему после войны Ираку (кстати, Ирак в той войне воевал за интересы, свободу и независимость Кувейта), но в том числе и Советскому Союзу. Кроме того, Багдад все время настаивал на том, что исторически кувейтская территория относится к Ираку.

Саддам Хусейн ввел войска в Кувейт лишь после получения негласной санкции на войну от США, которые не первый раз выступили обычным провокатором в данном вопросе. Достаточно вспомнить 25 июля 1990 года, когда президент Ирака встретился с американским послом Эйприл Глэспи для обсуждения «кувейтского вопроса». «У меня есть прямая инструкция президента — добиваться улучшения отношений с Ираком. У нас нет точки зрения на межарабские конфликты, такие, как ваш пограничный спор с Кувейтом… Эта тема не связана с Америкой», — заявила тогда Э. Глэспи.

Автор данных строк, который в то время неоднократно встречался в Багдаде на дипломатических приемах с американским послом, часто слышал от нее именно такое мнение. Но почему Вашингтон подталкивал Багдад в споре со своим соседом? Ситуация прояснится по итогам военных действий, когда окажется, что были взорваны 100 нефтяных скважин на месторождении в Румайле, которые тогда разрабатывались британской компанией ВР. То, что принадлежало американцам в эмирате, было не тронуто: ради «приличия», да и то по ошибке, была подорвана только одна вышка, принадлежащая конкуренту британцев — Standart Oil. Другими словами, иракцы по просьбе американцев устранили британского конкурента из Кувейта, который с тех времен полностью попал в американскую орбиту.

Однако первая провокация США в данном вопросе была продемонстрирована американцами в ныне далеком 1957 году прошлого столетия. В 1955 году, как известно, по инициативе Великобритании и США на Ближнем Востоке был создан военный блок СЕНТО или Багдадский пакт, направленный своим острием против Советского Союза и других стран социалистического лагеря. Тогдашний премьер-министр Ирака Нури Саид обратился с довольно жестким требованием к Вашингтону предоставить безвозвратный заем в 15 миллионов долларов на перевооружение отсталой иракской армии. Вашингтонские провокаторы не нашли ничего лучшего, как «посоветовать» Багдаду захватить Кувейт, внешнюю политику и оборону которого тогда осуществлял Лондон, согласно секретному соглашению 1899 года. Тем самым, советовали американские дипломаты, вы решите свои финансовые дела, перевооружите армию и укрепите свое стратегическое положение в регионе. Но основной целью этого совета было натравить Ирак на Великобританию и тем самым подорвать прочные позиции англичан в этом маленьком, но весьма богатом арабском эмирате. Интересно, что на международном уровне, в частности в ООН, американцы секретно обещали свою поддержку иракским притязаниям на Кувейт.

Нури Саид, который был весьма опытным дипломатом, начинавшим свою карьеру в Великом Арабском восстании в Хиджазе против Османской империи совместно с так называемым Лоуренсом Аравийским, почему-то не заметил подвох и американских подводных мин. Он составил подробнейший документ о правах Ирака на Кувейт и отправил его в Лондон, который тогда определял все позиции в эмирате. В нем иракский премьер-министр приводил исторические факты и давал гарантию британским компаниям и дальше свободно выкачивать нефть из кувейтских недр. Итог этой американской провокации хорошо известен: в Ираке «срочно» произошла революция, а сам Нури Саид был показательно растерзан багдадской толпой. Кстати, перед этим многие багдадцы заметили интенсивные контакты между послами США и Великобритании. Но и здесь американские «профессионалы» провалились: новое руководство заняло националистические позиции против империализма, в том числе против США. Произошло сближение Ирака с Советским Союзом.

Но, пожалуй, апофеозом американских провокаций в этом вопросе стали события на Капитолийском холме в 2003 году перед неспровоцированным нападением на Ирак. В то время «ястребы» американского политического истеблишмента предприняли огромные и лживые усилия для того, чтобы доказать, что режим Саддама Хусейна якобы представляет опасность для международного сообщества. Ирак обвинялся в возобновлении разработки оружия массового поражения и в сотрудничестве с международными террористическими организациями, прежде всего с Аль-Каидой. Но данные американской разведки говорили о прямо противоположном факте, однако намеренно игнорировались Вашингтонской администрацией. Обвинения о связях с Аль-Каидой вызывают сомнения в свете того, что её бойцы воевали в составе антииракской коалиции в войне 1991 года и уж никак поэтому не могли сотрудничать с саддамовским режимом. К тому же, ещё в 80-х годах Саддам Хусейн вёл войну с радикальными исламистскими группировками на своей территории и на территории Ирана.

Кульминация этих событий наступила 5 февраля 2003 года, когда тогдашний госсекретарь США Колин Пауэлл выступил на специальном заседании Совета Безопасности ООН, превратив этот влиятельный международный форум в цирк, а себя представив в роли обычного шута, провокатора и предоставив многочисленные «доказательства того», что Ирак якобы скрывает от международных инспекторов оружие массового поражения. До сих пор, когда весь мир вспоминает, как этот «политик» демонстрировал пробирку якобы с сибирской язвой и другим биологическим оружием, громкий хохот раздается от Нью-Йорка, через Токио, Пекин, Дели, Стамбул, Каир, переходя Атлантический океан. Сегодня это стало наглядной демонстрацией использования звания госсекретаря США, чтобы утверждать заведомо лживые факты, которые понимает даже первоклассник.

Ошибочность американского вторжения и тех бедствий, которые США принесли иракскому народу, вызвало настолько резкое осуждение во всем мире, что даже Вашингтонская администрация в лице бывшего президента США Б. Обамы признала этот непреложный факт. В самом Ираке премьер-министр Хайдер аль-Абади призвал расследовать вторжение США в страну в 2003 году в связи с позицией нынешнего президента Дональда Трампа, считающего его ошибкой. Иракец отметил, что вторжение в конечном счете «дало возможность террористам со всего мира прийти в Ирак».

Ныне в мире появилась надежда, что вновь пришедший к власти президент Дональд Трамп будет более компетентен в международных вопросах и не допустит подобного его предшественникам подхода к решению мировых проблем, в ходе которых была уничтожена государственность в ряде государств Ближнего Востока, были убиты сотни тысяч невинных граждан, а еще большинство лишились элементарных средств к существованию. По крайней мере, в это вселяет его инаугурационная речь, в которой он дал трезвые оценки, и довольно низкие, предыдущей Вашингтонской администрации. Вполне понятно, что могущество США, о восстановлении которой говорил Д. Трамп, не может опираться на провокации, военную силу и безвинно пролитую кровь мирных граждан.

Ирак. США. Великобритания. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 31 января 2017 > № 2056437


Россия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > mil.ru, 30 января 2017 > № 2054710

Бомбардировщики российских ВКС нанесли новый удар по объектам террористов ИГИЛ в сирийской провинции Дейр-эз-Зор

30 января шесть дальних бомбардировщиков Ту-22М3, взлетев с аэродрома на территории Российской Федерации и совершив перелет над Ираком и Ираном, нанесли групповой авиационный удар по вновь выявленным объектам террористов ИГИЛ в провинции Дейр-эз-Зор.

Целями для поражения стали два пункта управления боевиков и склады с боеприпасами, вооружение и военная техника.

Средствами объективного контроля подтверждено поражение всех назначенных целей.

Истребительно-авиационное прикрытие российских бомбардировщиков осуществляли Су-30СМ и Су-35С с аэродрома Хмеймим.

После успешного выполнения боевой задачи все российские самолеты вернулись на аэродромы базирования.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > mil.ru, 30 января 2017 > № 2054710


Финляндия. Ирак > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > yle.fi, 27 января 2017 > № 2060316

В прошлом году из Финляндии полицией было депортировано 6657 человек. Это в два раза больше, чем в 2015 году, когда депортированных было 3180.

Из лиц, депортированных в прошлом году, около 1700 депортировали в сопровождении полиции. В 2015 году таких депортаций было не более 700.

В Полицейском управлении объясняют рост числа депортаций увеличением количества просителей убежища и полученных ими отрицательных решений.

Полиция чаще стала сопровождать депортированных из-за того, что в прошлом году Финляндия в порядке исключения доставляла на родину получивших отказ иракцев чартерными рейсами.

Между Финляндией и Ираком до сих пор не удалось заключить договора о принудительной депортации. Ирак заявляет, что не принимает тех, кто не хочет возвращаться на родину добровольно. Несмотря на это, Финляндия еженедельно высылает в Ирак людей, не желающих возвращаться домой.

Финляндия. Ирак > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > yle.fi, 27 января 2017 > № 2060316


США. Сирия. Ирак > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 27 января 2017 > № 2060103

Трамп обещает «безопасные зоны» в Сирии, Россия предупреждает о последствиях

Президент США Дональд Трамп обещал создать в Сирии «безопасные зоны» для беженцев, бегущих от насилия в разрушенной войной стране. Заявив о том, что Европа сделала огромную ошибку, разместив миллионы беженцев из Сирии и других проблемных стран Ближнего Востока, Трамп сказал в интервью ABC News: «Я не хочу, чтобы это случилось здесь. Я обязательно создам безопасные зоны в Сирии для народа».

Создание таких зон может привести к дальнейшей конфронтации с Россией, которая поддерживает сирийского президента Башара Асада. Россия нанесла ответный удар по планам Трампа в течение нескольких часов. «С российской стороной наши американские партнеры не советовались, это суверенное решение. Важно, чтобы это не усугубило ситуацию с беженцами, но наверное, следовало бы просчитать все возможные последствия», - заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Турция, однако, осторожно поприветствовала заявление американского лидера, поскольку на протяжении длительного времени настаивала на создании безопасных зон. Согласно документу, попавшему к Reuters, Трамп, как ожидается, в ближайшее время распорядится, чтобы Пентагон и Государственный департамент выработали план создания «безопасных зон». Этот шаг может привести к эскалации американского военного участия в сирийской гражданской войне. Проект распоряжения, ожидающий подписи Трампа, сигнализирует о том, что новая администрация готова сделать шаг, которому предшественник Трампа, Барак Обама, долго сопротивлялся, опасаясь, что страна будет глубже втянута в кровавый конфликт и что возникнет угроза столкновений между американскими и российскими военными самолетами, выполняющими операции над Сирией.

«Госсекретарь совместно с министром обороны в течение 90 дней с даты постановления обязаны разработать план по обеспечению безопасных районов в Сирии и на прилегающих территориях, где сирийские граждане, перемещенные со своей родины, могут ожидать разрешения ситуации по их размещению, как-то репатриация или выезд в другие страны», - сообщается в документе.

Эскалация участия США

Создание "безопасных зон" может усилить военное вмешательство США в Сирии и ознаменовать существенное отклонение от более осторожного подхода Обамы. Увеличение контингента Военно-воздушных сил США потребуется, если Трамп решит обеспечить соблюдение «бесполетных зон», а наземные силы могут быть необходимы для защиты гражданского населения в этих районах. Тем не менее в документе не содержится никаких подробностей о том, что будут представлять собой «безопасные зоны», где они могут быть созданы и кто будет защищать их. Иордания, Турции и другие соседние государства уже приняли миллионы сирийских беженцев. Турецкое правительство давно просило Обаму, правда, безуспешно, создать бесполетные зоны в Сирии на границе с Турцией. Проект поднимает, но не уточняет вопрос о возможности безопасных убежищ в соседних странах. Призыв Трампа создать «безопасные зоны» может стать частью более крупной директивы, которая, как ожидается, будет подписана в ближайшие дни. Она включает в себя временный запрет на въезд в США для большинства беженцев и приостановку выдачи виз для граждан Сирии и шести других стран Ближнего Востока и Африки, так как эти страны «представляют террористическую угрозу». Директива является модифицированной версией запрета на въезд мусульман в Соединенные Штаты, о котором Трамп заявлял в ходе предвыборной кампании в прошлом году. Эти заявления вызвали критику со стороны правозащитных групп и всего политического спектра США.

Странам Персидского залива придется заплатить

Американские военные чиновники уже давно предупреждали о том, что создание бесполетных в Сирии потребует большого количества дополнительных ресурсов, помимо ресурсов, предназначенных для борьбы с ИГИЛ. Дело в том, что будет трудно прекратить доступ наиболее воинственных повстанцев в эти зоны в виду войны в Сирии. Некоторые республиканские законодатели, однако, выступают за создание таких зон, особенно для защиты гражданских лиц от нападений со стороны сил, лояльных президенту Сирии Башару Асаду. Во время и после президентской кампании Трамп призывал к созданию бесполетных зон для сирийских беженцев в качестве альтернативы их проникновения в Соединенные Штаты. Трамп обвинил администрацию Обамы в неспособности должным образом проверять сирийских иммигрантов, прибывающих в Соединенные Штаты, чтобы гарантировать отсутствие связей между ними и боевиками. Помощники Обамы настаивали на том, что проверки были доскональными, подчеркивая, что ни один из сирийских беженцев, которым был разрешен въезд в страну, не был замешан в террористической деятельности.

В ходе предвыборной кампании Трамп не сообщал никаких подробностей о том, как можно будет создать подобные убежища, за исключением того, что он собирается просить страны Персидского залива помочь с финансированием. «Все вопросы, касающиеся создания «безопасных зон», до сих пор не решены, - сказал официальный представитель США в отношении новых планов. - Если мы собираемся объявить «безопасную зону», нужно учитывать множество факторов, которые должны быть проанализированы и решены, прежде чем это станет возможным». Один из самых больших вопросов - как избежать столкновений с российскими войсками в Сирии, помогающими Асаду.

Временный запрет для беженцев

В рамках более широкой исполнительной инициативы, которая, как сообщается в проекте документа, призвана «защитить американский народ от террористических нападений со стороны иностранных граждан», Трамп введет 30-дневный запрет на въезд иммигрантов из Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена. Это время нужно для того, чтобы определить, какая информация нужна от каждой страны для обеспечения невыдачи виз физическим лицам, которые представляют угрозу национальной безопасности, в соответствии с проектом. Страны, которые не предоставят необходимую информацию о своих гражданах, будут обязаны сделать это в течение 60 дней или рискуют потерять доступ в Соединенные Штаты. Это правило не распространяется на дипломатические визы, визы НАТО и визы для поездок в рамках Организации Объединенных Наций. Инициатива также приостановит общую программу беженцев в США на 120 дней. В течение этого периода правительство сможет изучить процесс и определить, нужны ли дополнительные проверки. Однако это правило может не применяться в определенных индивидуальных случаях. Решение полностью прекратит процесс допуска сирийских беженцев в страну до тех пор, пока «не будет установлено, что были сделаны необходимые изменения» в программе принятия беженцев для обеспечения «согласованности действий с национальными интересами», сообщается в проекте.

Middle East Eye

США. Сирия. Ирак > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 27 января 2017 > № 2060103


Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inform.kz, 25 января 2017 > № 2050339

Сирийский кризис: как возник узел межконфессиональных, этнических и региональных противоречий

Сирия, цивилизация которой зародилась еще в IV-тысячелетии до нашей эры, сегодня превратилась в клубок межконфессиональных и межэтнических войн, стала ареной противостояния региональных держав с разрушительными и кровавыми последствиями для сирийского народа. В этом контексте информагентства государств, вовлеченных в сирийский конфликт, «перекраивают» информационное пространство о происходящих в этой стране событиях в выгодном для себя свете. Специальный корреспондент МИА «Казинформ» на Ближнем Востоке предлагает обзорный материал о Сирии, позволяющий беспристрастно и объективно взглянуть на глубинные причины и последствия «сирийского кризиса».

Население Сирии до 2011 года, то есть до начала войны, насчитывала 21,96 млн человек. Около 74 % сирийцев - мусульмане-сунниты. Доля шиитов, в том числе алавитов, составляет 16 %, а также 10 % - христиан.

С 1963 года страна находится под управлением Сирийской партии «Баас» и её союзников. Бывшим президентом Сирии был Хафез Асад, отец нынешнего президента Башара Асада. Семья Асадов - выходцы из алавитского клана, но на государственной службе состояли и мусульмане-сунниты. Государство было светским и граждане из разных конфессий были терпимы к вероисповеданиям друг друга. Разрешалось все, вплоть до учений мыслителей салафитского течения ислама. Единственным табу для общества была оппозиционная деятельность, критика власти и правящей верхушки.

До начала «арабской весны» преследования политической оппозиции были обычным явлением для большинства стран Ближнего Востока, а у Сирии имелись свои основания для ужесточения полицейского режима. В частности, в 1976-1982 годах в стране развернулась вооружённая борьба исламистов во главе с суннитской организацией «Братья-мусульмане» против правящей партии «Баас», сопровождавшейся массовыми выступлениями и террористическими актами. Погибли от 17 тыс до 40 тыс человек, в том числе боевики, мирные жители и 1000 солдат Вооруженных сил Сирии. В 1982 году сирийской армии удалось вернуть ситуацию в стране под контроль.

С тех пор в стране были установлены жесткие порядки во взаимоотношениях между властью и обществом. Сирийское общество после этих событий вновь вернулось к мирной жизни, но «Братья-мусульмане» не смирились, а десятилетия выжидали своего часа. Начавшаяся война в Ираке в 2003 году, продолжилась межэтническими и межконфессиональными столкновениями и стала оказывать прямое влияние на ситуацию в Сирии. Свержение президента Саддама Хусейна, установление шиитского господства в Ираке и роспуска военнослужащих армии, ранее состоявшей из иракцев-суннитов, обернулось кровавыми конфликтами в этой стране.

«Долгое время после поражения иракских войск склады с оружием Минобороны оставались неохраняемыми. Много оружия было вынесено населением, в том числе бывшими военнослужащими Ирака. С тех пор бывшие военные из числа иракцев-суннитов, оставшиеся без работы, перешли в ряды радикалов. К ним присоединились и другие сочувствующие из населенных пунктов, где компактно проживали сунниты. Началась межконфессиональная война. В провинциях, где проживало суннитское большинство, вырезали и расстреливали шиитов, то же самое происходило и в шиитских анклавах. В противовес новой армии, состоящей из военных-шиитов, возник филиал террористической организации «Аль-Каида» в Ираке, а затем и «Исламского государства в Ираке» (ИГИ), бывшие военные Хусейна стали переходить под крыло этих организаций. Такое состояние резко отразилось на ситуации в соседней Сирии», - пояснил один из граждан Ирака.

По словам военнослужащего Сирии по имени Хасана, сопровождавшего корреспондента МИА «Казинформ», недовольство иракцев-суннитов новым шиитским руководством, а также вооруженные столкновения и жестокость в Ираке уже с 2003-2004 годов стали проецироваться на Сирию.

«Вследствие общих границ, жители-сунниты обеих государств стали часто обмениваться информацией, в том числе и негативного характера в отношении шиитов. Теперь уже в Сирии радикальная часть суннитов попала под информационное влияние войны в Ираке. Таким образом, в обществе Сирии уже задолго до войны сунниты началось проявление неприязни к своим согражданам, в особенности к алавитам, хотя и в большей степени скрытно, чем в открытую», - пояснил сирийский военнослужащий из гарнизона Хомс.

Волна революций «арабской весны», прокатившаяся по Тунису, Ливии, Египту, Йемену не обошла стороной и Сирию. Сначала в Дамаске прошли масштабные митинги, Б. Асад предложил всевозможные политические и экономические реформы.

Однако демонстрации, перекинувшиеся в г.Деръа, в марте 2011 года перешли в вооруженный конфликт, в руках у мусульман-суннитов к тому времени оказалось оружие, которое концентрировалось в регионе в течение длительного времени. Специфика стран Ближнего Востока такова, что любой желающий получить незарегистрированное оружие, может его беспрепятственно достать. «Братья-мусульмане» к тому времени постарались. Подразделения сил безопасности и армии Сирии заняли некоторые стратегические объекты, чтобы сохранить под контролем Деръа. Как итог - гибель людей с обеих сторон.

Волна вооруженного конфликта нашла отклик и в других провинциях, но уже в среде военнослужащих, которые стали массово дезертировать из Вооруженных сил, не желая воевать на стороне Б.Асада. В середине 2011 года группа дезертировавших офицеров создала вооруженную оппозиционную группировку «Сирийская Свободная Армия». Военнослужащие военных гарнизонов, изменив присяге, стали переходить под крыло ССА. Первоначально облик революции не носил исламистский характер. Ее идеей оставалось сохранение светского государства. Однако по мере нарастания конфликта в разных населенных пунктах стали появляться вооруженные группировки с идеологией «исламского джихада», с сотнями и тысячами боевиков в каждых рядах.

Внешние игроки, имеющие свои стратегические интересы в Сирии, стали оказывать свою помощь в виде гуманитарного груза, финансовых вливаний и предоставления оружия. Со всех концов света в Сирию хлынули наемники из разных стран мира.

Хронология дальнейших событий известна: зарождение террористических организаций «Джебхат ан-Нусра», ДАИШ (ИГИЛ), а также появление мощных военизированных группировок с салафитской идеологией - «Джейш Аль-Ислам» и «Ахрар Аш-Шам».

На протяжении всего вооруженного конфликта проводились бесчисленные консультации и переговоры международного сообщества с участием правительства Сирии и оппозиции. Однако в ходе бесчисленных раундов различных переговоров в Женеве правительство и оппозиция ни разу не сели стол переговоров.

Историческими стали усилия Президента РК Н. Назарбаева и казахстанского правительства в попытке мирного урегулирования вооруженного конфликта в Сирии.

«Впервые за всю историю этой войны за стол переговоров сели представительства правительства Сирии и вооруженной оппозиции. Хотя с психологической точки зрения, это было нелегко, поскольку война, взаимные обиды и месть зашли слишком далеко. Тем не менее, стороны в Астане поступили прагматично, обсудив детали условия прекращения огня. Главное, что пройден психологический барьер у всех сторон военного конфликта. Значит, есть шанс добиться прорыва в мирном урегулировании.

Не исключено, что в Астане еще пройдет ряд межсирийских переговоров, поскольку казахстанская площадка доказала свою эффективность. Процесс переговоров нелегкий и требует прорыва шаг за шагом. При полном соблюдении режима прекращения огня армии Сирия могла бы направить все силы на освобождение районов, контролируемых террористами ДАИШ», - прокомментировал арабский эксперт Мунир Абу Руман.

Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inform.kz, 25 января 2017 > № 2050339


Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 25 января 2017 > № 2049597

Иракские силы безопасности полностью контролируют все районы на востоке Мосула, сообщил журналистам командующий наземными структурами в рамках операции "Непоколебимая решимость" (Inherent Resolve) американский генерал-майор Джозеф Мартин.

"Накануне, после более чем 100 дней боевых действий, правительство и силы безопасности Ирака объявили об освобождении восточного Мосула. И хотя операции по зачистке территории будут продолжаться, иракские силы безопасности контролируют все районы внутри города к востоку от реки Тигр", — сказал он в ходе телебрифинга из Багдада.

Мартин назвал это "монументальным достижением" иракских властей. Он подчеркнул, что "данная задача была бы сложной для любой армии мира".

Американский военачальник также признал, что "впереди предстоит трудная борьба в западном Мосуле".

Официально об освобождении от террористов восточного Мосула во вторник объявил премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади.

Иракская армия совместно с местным ополчением и курдскими отрядами пешмерга проводит с 17 октября 2016 года операцию по освобождению Мосула на севере Ирака от боевиков ИГ при поддержке ВВС международной коалиции во главе с США.

Дмитрий Злодорев.

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 25 января 2017 > № 2049597


США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 24 января 2017 > № 2048265

Американские военные подтвердили объявление иракского правительства об освобождении восточного Мосула от запрещенной в США, России и других странах террористической группировки "Исламское государство".

"Операции по зачистке продолжаются, но иракские силы безопасности контролируют все территории в городе к востоку от реки Тигр, восточный берег реки вокруг всех пяти мостов через Тигр, Университет Мосула и развалины (древней) Ниневии", — говорится в сообщении Центрального командования ВС США (СЕНТКОМ).

С октября, когда началась операция, коалиция под руководством США нанесла 558 авиаударов в поддержку иракских сил, уточнили в Пентагоне.

Командующий объединенными силами операции "Непоколебимая решимость" американский генерал-лейтенант Стивен Таунсенд заявил, что предстоят тяжелые бои за западную часть города.

"Еще остается многое сделать, чтобы полностью уничтожить ИГ в Ираке, и битва за Западный Мосул, вероятно, будет еще жестче, чем за восточную часть", — сказал Таунсенд. Однако, по словам американского генерала, он уверен в возможностях иракских сил и считает, что дни ИГ в Ираке "сочтены".

Алексей Богдановский.

США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 24 января 2017 > № 2048265


Украина. Ирак. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 24 января 2017 > № 2048171

В 2016 году в мире было совершено более 24 тысяч терактов и атак боевых группировок, что на 26 процентов больше, чем годом ранее. К такому выводу пришли эксперты отдела по исследованию терроризма и повстанческих движений центра военной и оборонной информации IHS Jane's, сообщает во вторник, 24 января, агентство dpa.

Согласно этим данным, террористы группировки "Исламское государство" (ИГ) расширили подконтрольные им территории в Ираке и Сирии и совершили по всему миру 4 236 атак, убивших 10 807 человек.

За пределами Ближнего Востока группировка в 2016 году совершила 16 процентов всех своих нападений, в 2015 году этот показатель составлял 8 процентов, заявил глава исследовательского центра Мэттью Хенман.

На востоке Украины за 2016 год было зафиксировано 4 449 нападений, из них 3 417, по данным экспертов IHS Jane's, были совершены пророссийскими сепаратистами. Это в шесть раз больше, чем в 2015 году, указывают в исследовательском центре. Всего за 2016 год в ходе этого конфликта погибли 124 человека - эксперты заключают, что конфликтующие стороны атаковали позиции друг друга на линии соприкосновения.

Украина. Ирак. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 24 января 2017 > № 2048171


Ирак. США. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 23 января 2017 > № 2049186

Боевики рады разрушению Мосула

За 90 дней боевики уничтожили в Мосуле 6,5 тысячи военных коалиции

Инна Сидоркова

Армия Ирака, совместно с международной коалицией во главе с США, взяла под контроль всю восточную часть Мосула — иракской столицы запрещенной в России организации ИГ. За время операции город превращен в руины, но жители уже возвращаются в покинутые дома. Однако до полного успеха еще далеко, считает собеседник «Газеты.Ru». Восток Мосула зачищен от боевиков лишь формально. Освобождение же западных районов займет еще минимум полгода.

Бойцы проправительственных сил освободили два последних района Мосула к востоку от реки Тигр, разделяющей город на две части, сообщил в воскресенье телеканал Al Jazeera. По данным телеканала, армейские подразделения выбили противника из районов Аль-Милайин и Бина аль-Джахиз, завершив вытеснение «Исламского государства» (ИГ) в западную часть города.

О том, что иракские военные полностью освободили восточный Мосул, руководитель Антитеррористических сил Ирака генерал-лейтенант Талеб Шагати заявил еще в среду. Однако, как уточняет Al Jazeera, последний очаг сопротивления до воскресенья сохранялся в пригороде восточного Мосула – в районе Аль-Рашидия.

Сейчас на востоке города уже открываются больницы, магазины и школы, сообщает иранское агентство Fars News. Это подтверждают и журналисты западных изданий, которые находятся в Мосуле.

«Нет ничего лучше, чем видеть улыбки на лицах детей. Во вновь открытой школе в восточном Мосуле», — написал в своем твиттере журналист CNN Хамди Алкхшали.

«Хорошая новость из восточного Мосула: сегодня были заново открыты 70 школ и тысячи детей снова приступили к учебе — после двухлетней жизни под гнетом ИГ», — написал в своем твиттере специальный представитель президента США в коалиции по борьбе с «Исламским государством» Бретт Макгерк.

Однако спустя три месяца после начала операции восточная часть города превратилась в руины, пишет турецкое информационное агентство Anadolu. По его данным, исламисты сделали из административных зданий опорные пункты и штабы, что привело к полному их разрушению либо к серьезным повреждениям. К тому же, чтобы не потерять свой последний оплот в Ираке, террористы ИГ с самого начала штурма активно использовали «шахид-мобили» и смертников, добавляет Anadolu.

Более 140 тыс. вынужденных переселенцев, которые пытаются вернуться в свои дома, обнаруживают вместо них руины, сообщает Международный комитет Красного Креста.

В своем последнем отчете джихадисты сообщают, что за 90 дней операции им удалось уничтожить около 6500 солдат, среди которых как иранцы, так и американцы.

Согласно данным интернет-ресурсов ИГ, только за первый месяц сражения за Мосул боевики убили 2671 военного, за второй — 2300. Количество жертв за последний месяц составило 1520 человек: 170 из них было убито в результате снайперских атак.

Кроме того, за последний месяц ИГ предприняло в Мосуле 58 атак смертников. Помимо этого боевики уничтожили 9 дронов, 12 Humvee, 42 транспортных средства и 14 военных бульдозеров, 6 танков Abrams, 5 танков Т-72, 17 БМП, 153 «Хаммера» и 3 бронемашины.

Эти цифры примерно соответствуют действительности, уточняет независимая организация Middle East Monitor, специализирующаяся на наблюдении за ближневосточными конфликтами.

ООН, отчитываясь за первый месяц операции, сообщала ранее о том, что боевики убили 1950 военнослужащих иракской армии.

Мосул — столица «Исламского государства» в Ираке — контролируется исламистами с июня 2014 года.

Перед началом операции по освобождению города в сентябре прошлого года правительство страны задействовало около 100 тыс. бойцов различных вооруженных формирований, включая шиитское ополчение, поддерживаемое Ираном, и курдских ополченцев «пешмерга», против 5 тыс. боевиков ИГ.

Тогда иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади обещал вернуть город к концу 2016 года. Теперь освобождение Мосула завершится не раньше весны, прогнозирует Middle East Monitor.

Подполье ИГ сохранится в городе и после его освобождения, уверен руководитель отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. Террористы ИГ до сих пор действуют даже в Багдаде, напоминает эксперт.

Международная коалиция уничтожала мосты через Тигр, чтобы не допускать подкрепления ИГ в восточные районы города, однако джихадисты стали активно использовать катера, перебрасывая своих бойцов в другую половину города для диверсий.

«Для зачистки западных районов нужно перегруппировывать все силы. Какие-то резервы надо бросать на север: там сейчас можно обойти позиции курдов и провести контрнаступление», — рассказал Мардасов.

По словам эксперта, часть боевиков сейчас уходит в Сирию вместе с потоками беженцев, часть организованными отрядами. Далее они идут в направлении Хасаки либо в Дейр-эз-Зор. Исламисты активно используют возникшие паузы, отмечает Мардасов.

«Боевики понимают, что для штурма западного Мосула коалиции понадобится еще много времени. Скоро начнутся перестановки в Пентагоне и, возможно, будет пересматриваться вообще вся операция, участие в ней американских военных. И под этим соусом боевики могут перебрасывать свои резервы из Ирака в Сирию», — объяснил эксперт.

Однако не обязательно, что после взятия Мосула боевики убегут из Ирака в Сирию. Они могут рассредоточиться и по другим городам страны либо займут позиции на сирийско-иракской границе, где создана различная инфраструктура, включая склады вооружений, долговременные укрепления и подземные тоннели.

В Сирии отряды ИГ вероятнее всего продолжат действовать в треугольнике Дейр-эз-Зор — Пальмира — Эр-Рутба.

«И он им позволяет довольно-таки хорошо маневрировать: перебрасывать боевиков от Пальмиры в Дейр-эз-Зор, а также опять просачиваться в Ирак. В Сирию все они уйти не смогут. Даже с учетом всех тоннелей и инфраструктуры — это убежище явно не для нескольких тысяч человек, а нескольких сотен боевиков. Они будут стараться раствориться в том же Мосуле среди мирного населении либо выходить под видом беженцев в Кувейт или Саудовскую Аравию.

Концентрироваться именно в Сирии — это ловушка, поскольку даже если они уйдут в эти тоннели, то у американцев в планах создать на сирийско-иракской границе военную базу. Боевики это понимают и свои поражения и отступления планируют, поэтому они будут действовать потоньше», — считает Мардасов.

Западную часть Мосула будут освобождать дольше, чем восточную, продолжает эксперт. По его мнению, даже если допустить, что американские генералы, планирующие операцию, оставят те же силы, одна только их перегруппировка займет несколько недель. Еще несколько месяцев займет само наступление и зачистка.

При этом в западном Мосуле сконцентрировано суннитское население, которое преимущественно поддерживает ИГ, а их освободители — шииты, напомнил эксперт. Нынешняя стратегия ИГ сводится к тому, чтобы международная коалиция как можно сильнее бомбила освобождаемые города в Сирии и Ираке, разрушая таким образом их инфраструктуру.

«Чем дольше все это будет восстанавливаться, чем больше там будет сопутствующего ущерба, тем лучше для исламистов, поскольку создает почву для недовольства населения и, соответственно, препятствий для зачисток. Боевики же пополняют недовольными свои отряды», — заключил Мардасов.

Ирак. США. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 23 января 2017 > № 2049186


США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047229

Официальный представитель генсека ООН Стефан Дюжаррик заявил, что около 161 тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома из-за операции по освобождению иракского города Мосул от запрещенной в РФ террористической группировки "Исламское государство" (ИГ).

"На сегодняшний день 161 тысяча человек считаются временно перемещенными лицами в результате продолжающихся боев в иракском городе Мосул", — сказал Дюжаррик в ходе брифинга, трансляция которого велась на сайте ООН. По его словам, вчера гуманитарные партнеры ООН доставили в восточную часть Мосула помощь для 450 тысяч человек, в том числе воду, продовольствие и предметы личной гигиены.

Иракская армия совместно с местным ополчением и курдскими отрядами пешмерга проводит с 17 октября операцию по освобождению северо-иракского города Мосула от боевиков ИГ при поддержке ВВС международной коалиции во главе с США.

США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047229


Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042158

Вооруженные силы Ирака полностью освободили от боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) восточную часть Мосула, более двух лет удерживаемого боевиками. Об этом объявил командующий силами специального назначения республики, генерал Абдель Гани аль-Асади.

По словам иракского генерала, правительственные силы "установили контроль над территорией Мосула, расположенной на левом берегу Тигра (восток)". При этом он подчеркнул, что разработан "план по восстановлению контроля над западной частью города (правый берег Тигра)".

Между тем в командовании операцией по освобождению Мосула опровергли заявление аль-Асади, отметив, что "наступление на позиции ИГ все еще продолжается в нескольких районах города".

Накануне главнокомандующий ВС Ирака премьер-министр Хейдар аль-Абади объявил о начале наступления на позиции ИГ к западу от Мосула.

Наземная фаза операции по освобождению Мосула началась 17 октября 2016 года. В ней участвуют правительственные силы, шиитское ополчение и курдские формирования "пешмерга". Их поддерживают иракские ВВС и авиация коалиции во главе с США. За операцию внутри населенного пункта отвечают антитеррористические подразделения спецназа ВС Ирака и отряды Федеральной полиции республики.

Павел Прокофьев

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042158


США. Ирак. Кувейт. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 января 2017 > № 2040670

17 января 1991 года вооруженные силы США и стран Международной коалиции ООН начали военную операцию «Буря в пустыне» (Operation Desert Storm), направленную на уничтожение иракских войск, занявших соседний Кувейт. В отличие от большинства других военных интервенций США, на этот раз всё было сделано согласно международному законодательству — решение было принято Советом безопасности ООН, с согласия уже распадающегося на тот момент СССР.

Реакция людей

Решение, ставшее смертным приговором для Ирака

Сама операция «Буря в пустыне» стала частью Войны в Персидском заливе 1990−1991-х годов. Началась она с вторжения Ирака в Кувейт 2 августа 1990 года. Перед тем как это произошло, президент Ирака Саддам Хуссейн обвинил правительство Кувейта в воровстве иракской нефти (якобы использовались технологии бурения наклонных скважин) и взамен требовал списать немалые долги (более $14 млрд, в сумме страна была должна $60 млрд разным кредиторам), которые образовались у Багдада за годы (1980−1988) Ирано-Иракской войны, заплатить компенсацию размером $2,5 млрд и передать как минимум в аренду, стратегически важные острова Варба и Бубиян. Ко всему прочему, Кувейт не придерживался квот ОПЕК по добыче нефти, что не способствовало так необходимому обнищавшему после войны Ираку подъёму цен на нефть. В купе с тем, что в Ираке были популярны идеи (не без оснований) о том, что исторически территория Кувейта относится к Ираку, Саддам Хуссейн принял роковое для себя и для Ирака решение начать вторжение в соседнее государство. Некоторые источники приводят текст телефонного разговора, якобы состоявшегося между Саддамом Хусейном и эмиром Кувейта шейхом Джабером 1 августа, за день до иракского вторжения. Хусейн спросил: «Как поживаешь, о шейх Джабер?» «Слава Аллаху, чувствую себя хорошо, уже отобедал», — последовал ответ. «Клянусь Аллахом, — сказал Саддам, — завтракать в Кувейте ты уже не будешь!»

Военное вторжение прошло «как по маслу», уже к 4 августа Кувейт был полностью под контролем иракских войск, в десятки раз превосходящих по численности противника. Однако попытка захватить шейха Джабера провалилась — он успел улететь в соседнюю Саудовскую Аравию. С самого начала иракской интервенции Совбез ООН начал принимать резолюции, призывающие вывести оккупационные войска. Были введены экономические санкции и эмбарго на поставки вооружения Ираку (в том числе СССР и Китаем). Уже 8 августа марионеточное правительство, установленное в Кувейте, и руководство Ирака объявили о слиянии двух государств. В тот же день на территорию Саудовской Аравии начали прибывать первые американские военные (82-я воздушно-десантная дивизия).

«Щит пустыни», или как за полгода перебросить армию на «край света»

С 7−8 августа 1990 года началась операция по развертыванию крупной войсковой группировки США и Международной коалиции ООН (34 страны, в том числе Сирия и Египет) в Саудовской Аравии, Оманском и Персидском заливах. За это время были переброшены несколько американских (73% численного состава сил коалиции), британских и французских дивизий, а также 6 авианосных ударных групп. В общей сложности были развернуты войска, численностью 956 тысяч человек, более 3300 танков, 3600 единиц артиллерии, 4000 бронемашин. Численность авиационной группировки превысила 2600 самолётов и 1950 вертолётов. Помимо самой переброски, в Саудовской Аравии постоянно проводились учения прибывающих войск, тем более что необходимо было наладить взаимодействие войск разных стран. 29 ноября 1990 года Совбез ООН принял резолюцию № 678, фактически являвшуюся ультиматумом Ираку. Она давала Ираку месяц на вывод войск из Кувейта, в ином случае коалиция получала право применить военную силу.

17 января 1991 года началась операция по освобождению Кувейта, получившая название «Буря в пустыне». Первая фаза операции была исключительно воздушной и продлилась до 24 февраля 1991 года. Только за первые два дня были выполнены около 4700 боевых вылетов, результатом которых было уверенное завоевание господства в воздухе и подавление основных элементов противовоздушной обороны Ирака. После этого интенсивность полетов несколько снизилась, упор был сделан на уничтожение войск противника, складов боеприпасов, пусковых установок оперативно-тактических ракет Р-17 (Scud), объектов государственного и военного управления.

Всего в течение операции было выполнено более 100 тысяч боевых вылетов, при этом потери, понесенные коалицией, оказались очень малы — всего 75 единиц авиации (далеко не все были сбиты противником). Некоторые источники говорят о том, что разведка США смогла заразить вирусом компьютеры иракских военных, что привело к сильной дезорганизации работы системы ПВО. Есть свидетельства и о большом количестве предательств и подкупов иракского офицерского состава, впрочем, это не умаляет заслуг американцев и их союзников, так как это также важнейшие элементы любой войны.

Сухопутная фаза операции началась 24 февраля и продлилась всего 4 дня. Иракские войска были буквально сметены. Силы коалиции начали наступление сразу с нескольких сторон, планируя создать внешний и внутренний фронт окружения. Важным фактором при окружении Иракских войск, располагающихся в Кувейте, стало уничтожение всех мостов через Евфрат (это сделала авиация). После этого отступить на северный берег Евфрата и уйти вглубь Ирака было уже невозможно. Еще до начала наземной операции, Иракская армия уже имела потери не менее 30 тысяч человек. Уже к середине 25 февраля Эль-Кувейт (столица Кувейта) была окружена, после чего обороняющиеся стали массово сдаваться в плен, 26 февраля иракские военные оставили столицу. Наступление шло по всем направлениям, в том числе и собственно на территорию Ирака. 27 февраля уже активно шло наступление на крупный иракский портовый город Басра. В результате разгрома основных сил Ирака, 28 февраля Саддам Хусейн был вынужден прекратить боевые действия и принять все требования ООН. После этого, 3 марта, Норман Шварцкопф (командующий силами коалиции, четырехзвездочный генерал ВС США) и Халед бин Султан (фельдмаршал армии Саудовской Аравии) на захваченной иракской авиабазе Сафван подписали с представителями иракской стороны соглашение о прекращении огня.

В результате «Бури в пустыне» были уничтожены или лишены боеспособности 42 дивизии армии Ирака (всего их было 44), число жертв, предположительно, составило около 100 тысяч человек. Большая часть военной техники, количество которой было не меньше (кроме авиации), чем у коалиции, была уничтожена или захвачена. Более 71 тысячи иракских военных сдались в плен. При этом войска коалиции потеряли всего 292 человека (причем заметная часть из них стала жертвой «дружественного огня»), 31 танк, 32 бронированные боевые машины и т.п. Таким образом, на уничтожение одной иракской дивизии (в среднем 8−10 тысяч человек), Международная коалиция теряла всего 7 человек.

Главным итогом и выводом «Бури в пустыне» стало внедрение высокотехнологической войны. Массированное применение высокоточных авиационных средств, систем радиоэлектронной борьбы, повсеместное использование спутниковой навигации GPS, средств для ночного ведения боя (тепловизионных и ночных прицелов) и других высоких технологий сделало огромную по численности иракскую армию (650 тысяч человек) беспомощной. К примеру, те же иракские танки Т-55 и Т-72 первых модификаций, не оснащенные тепловизионными прицелами, становились легкими жертвами для американских танков M1 Abrams, действовавшим ночью. Да и уровень подготовки, тактика и разведывательные возможности американских войск на голову превосходили иракские возможности. Кроме того, «Буря в пустыне» создала предпосылки для Иракской войны 2003 года, итогом которой стала полная оккупация Ирака войсками США и НАТО и казнь Саддама Хуссейна. Этот шаг стал причиной фактического распада Ирака на три части после вывода американских войск в 2011 году. Теперь Ирак де-факто представлен, собственно, официальным Ираком, во главе с проамериканским шиитским правительством, Иракским Курдистаном и ИГИЛ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в РФ). Перспективы воссоединения этих частей в единое государство очень туманны и маловероятны.

Леонид Нерсисян

США. Ирак. Кувейт. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 января 2017 > № 2040670


Бахрейн. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038753

МИД Бахрейна вызвал в понедельник посла Ирака в Манаме Ахмеда Наифа ад-Дулейми, чтобы выразить протест в связи с высказываниями вице-президента Ирака Нури аль-Малики и представителя иракского МИД по поводу приведенных в исполнение смертных приговоров в отношении трех шиитов, причастных к гибели полицейских, сообщило Бахрейнское агентство новостей.

Власти Бахрейна в воскресенье казнили троих мусульман-шиитов, признанных виновными в смерти трех полицейских в результате взрыва в марте 2014 года. В результате теракта погибли двое бахрейнских полицейских и сотрудник правоохранительных органов ОАЭ, проходивший службу в составе размещенных в королевстве стабилизационных сил стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. МИД Ирака осудил приведенный в исполнение смертный приговор в отношении шиитов.

"Королевство Бахрейн осуждает и полностью отвергает заявления вице-президента Ирака Нури аль-Малики и официального представителя МИД Ирака по поводу приговоров, которые были исполнены в отношении лиц по делу о нападении на полицейских", — заявил по этому поводу представитель МИД Бахрейна Вахид Мубарак Саяр.

Он отметил, что власти Бахрейна "отвергают любое вмешательство в его судебные решения, которые принимаются при соблюдении стандартов независимого судопроизводства".

МИД Бахрейна потребовал "немедленно положить конец подобным заявлениям, которые являются неприемлемым вмешательством во внутренние дела королевства и нарушением устава ООН, Организации исламского сотрудничества и Лиги арабских государств, не отвечают дружественным отношениям между двумя странами и создают препятствия для укрепления этих отношений и их развития".

Бахрейн. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038753


США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 15 января 2017 > № 2057732

Will Obama Get Away With It, After Spending Two Terms Knee-Deep in Human Blood?

Grete Mautner

The other day, The American Conservative has once again dispelled the myth about the alleged greatness of the outgoing US president, who undeservedly received the Nobel Peace Prize. The media source would note that even more than any other president in the US history Obama relied on the use of brute force in his foreign policy.

It would note that Obama that is about to leave office will bear the unhappy distinction of being the only president to spend his entire tenure presiding over foreign wars. His “disdain of military force” is so strong that the US has bombed at least half a dozen countries on his watch, and his administration has assisted other governments in laying waste to one of the poorest countries on earth.

The American Conservative is convinced that to say that he has a “disdain of military force” might have seemed plausible eight years ago before he took office, but it is not credible to say this after eight years of Obama’s continuation, escalation, and initiation of multiple wars. The fact that he did not start even more or wage them as aggressively as some in Washington would like does not change any of that.

There can be little doubt that it’s all Obama’s fault, who has not simply occupied the position of the US president for eight years, but also enjoyed the authority of the commander in chief for that period, marked by thousands of civilian deaths across the globe, as it has been repeatedly stressed by a number of international organizations. Thus, the international human rights organization Amnesty International has recently reported that US-led coalition air strikes over the last two years in Syria claimed at least 300 civilian lives. According to Lynn Maalouf, who represents Amnesty International in Beirut, when analyzing the publicly available data, an impartial expert may come to the conclusion that the coalition forces didn’t not take adequate precaution measures to minimize civilian casualties. Last September a single US Air Force attack near Deir ez-Zor claimed the lives of 62 Syrian soldiers, while leaving at least a 100 more wounded. Lynn Maalouf notes that those soldiers weren’t terrorists or enemies of Washington, yet Western media sources fail to even mention this incident in their articles.

The strikes that the US Air Force carried out near the Syrian city of Aleppo last January resulted in over 40 civilians deaths. Earlier the bombardment of the Syrian village of Tokhars claimed the lives of 56, including 11 children. According to the official reports, a total of 67 civilians, including 17 women and 44 children, were killed in the period from May to July 2016 in the Syrian city of Manjib by American bombs.

According to the Airwars media portal, a total of 9,600 air strikes in Iraq and 5,000 in Syria resulted in the deaths of at least 1,584 civilians. It’s been noted that US warplanes dropped more than 52 tons of ordnance in the course of these attacks. However, the Pentagon deliberately downplays the number of civilians killed during its operations.

More than 20 civilians have become victims of the latest attack authorized by Barack Obama on January 3, when American B-52 bombers were used in the Iraqi Idlib province.

It should be recalled that because of the aggressive propaganda campaign launched by the White House against Saddam Hussein, Muammar Gaddafi, a number of prominent political figures of the destroyed Yugoslavia, that had allegedly been committing bloody crimes, the International Court of Justice started a veritable hunt after these politicians.

However, for some odd reason, the International Court doesn’t seem interested in the war crimes committed by Barack Obama, who is directly responsible for the murder of thousands of civilians in Iraq, Syria, Afghanistan and other countries, even though there’s more than enough evidence against the Nobel Peace Prize laureate.

However, foreign citizens were not the only ones “to feel the light of Obama’s political genius on themselves”, since a great many of American families lost their sons and fathers due to the questionable decisions taken by the outgoing US president. No wonder that WorldNetDaily notes that Obama has been blithely watching coffins float by his entire presidency. In turn, a recent Gallup research shows that 60% of Americans believe that racism against US blacks got much worse under Barack Obama. And there’s a good explanation for this phenomenon, since there’s reports that the Obama administration hides rising murder rates in large US cities.

The question is will Obama be able to get away with all the crimes he has committed and will he be able to retain the Nobel Peace Prize laureate title after all?

США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 15 января 2017 > № 2057732


США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037563

Вооруженные силы международной коалиции во главе с США в субботу нанесли 21 авиаудар по позициям группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) в Сирии и Ираке, сообщает пресс-служба Центрального командования ВС США.

"Вооруженные силы коалиции нанесли 21 удар против террористов ИГ в Сирии и Ираке. В Сирии вооруженные силы коалиции нанесли 16 ударов, используя бомбардировщики, истребители и беспилотники, а также артиллерию против ИГ", — говорится в сообщении в воскресенье.

В нем добавляется, что пять авиаударов в Ираке были осуществлены в рамках поддержки с воздуха наступления иракских вооруженных сил на позиции террористов.

США и союзники с 2014 года наносят в Ираке и Сирии удары по ИГ, причем в Сирии операция проводится без разрешения властей этой страны.

США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037563


Сирия. Ирак. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 14 января 2017 > № 2045735

О некоторых итогах 2016 года для Ближнего Востока

Александр КУЗНЕЦОВ

Информационные сводки с Ближнего Востока находятся в ряду важнейших международных новостей, начиная с 2011 года, с начала запущенной администрацией Обамы «арабской весны». Кажется, мир уже привык к потокам насилия, наводняющим этот регион. Однако в 2016 году произошёл ряд событий, отчасти говорящих о новых политических тенденциях, отчасти внушающих оптимизм на будущее.

Во-первых, 2016 год отмечен серьёзными поражениями террористических армий «Исламского государства». Сейчас как-то неловко читать прогнозы двухлетней давности о том, что ИГ - это всерьёз и надолго, что мировому сообществу придётся научиться жить с ним. Основной причиной недолговечности того квазигосударственного образования, которое джихадисты создали на севере Ирака и Сирии, стала его конфронтация со всеми. «Исламское государство» взялось воевать с шиитами, курдами, Ираном, умеренными суннитами, христианами, правительством Башара Асада. В прошедшем году территория, находящаяся под контролем ИГ, сжималась, как шагреневая кожа. Сирийская армия при поддержке ВКС России овладела Пальмирой. Иракские войска и вооружённые формирования «Хашед аш-шааби» взяли под контроль Фаллуджу и Рамади.

Резко сократилось количество населения на территориях, подконтрольных террористам. В Ираке на землях, захваченных ИГ, проживает сейчас не более двух миллионов человек. Население Ракки сократилось, по некоторым данным, до уровня не более 400 тысяч человек. Население Дейр эз-Зора, составлявшее до войны около 120 тысяч, в настоящее время не превышает нескольких тысяч. Не вызывает сомнений восстановление в ближайшие месяцы контроля над Мосулом. «Воинам джихада» не удалось создать собственное государство на территории северной Сирии и Ирака.

Во-вторых, важной вехой прошлого года стало восстановление Сирийской арабской армией при поддержке ВКС России контроля над Восточным Алеппо. Это событие является признаком конца «сирийской революции», а вернее необъявленной войны, которая велась против Сирии на протяжении шести лет Соединёнными Штатами Америки и их союзниками по НАТО, а также монархиями Персидского залива. В настоящее время около 80% сирийского населения проживает на территориях, подконтрольных законному правительству Башара Асада.

С падением Алеппо боевики сконцентрировались в провинции Идлиб, а также в сельской местности, прилегающей к Дамаску (Гуте). С военной точки зрения установление ими контроля над Дамаском или его блокада уже не представляются возможными. Военный успех в Алеппо имел важные политические последствия: Россия ещё больше укрепила свои позиции в регионе; сложились предпосылки политического урегулирования сирийского кризиса. Об этом свидетельствуют российско-турецкие договорённости 29 декабря 2016 года о прекращении огня в Сирии (соглашение не распространяется на террористические группировки «Исламское государство» и «Джабхат фатх аш-Шам»). К прекращению огня присоединились, пусть и с осложнениями, десять умеренных исламистских группировок, наиболее крупной из которых является «Ахрар аш-Шам». В то же время последние договорённости по Сирии продемонстрировали изоляцию Саудовской Аравии и подконтрольной ей Сирийской национальной коалиции, делегацию которой просто не пригласили на предстоящие мирные переговоры в Астану.

В-третьих, произошли перемены в политическом курсе Турции. Толчком для них послужила неудачная попытка государственного переворота 15 июля 2016 года. Слишком много подозрительных следов вели в июле к американской военной базе Инджирлик. Кроме того, турецкое правительство так и не получило от Вашингтона внятного ответа по поводу выдачи проповедника Фетхуллаха Гюлена, подозреваемого в руководстве неудавшимся мятежом. Результатом неудачного путча стали изменения во внутренней и внешней политике страны. Во внутренней политике покончено с демократическим экспериментом. В течение ближайших 10-15 лет в Турции, скорее всего, утвердится однопартийная система с доминированием Партии справедливости и развития (ПСР) и карманной оппозицией. Перемены во внешней политике означают постепенный дрейф Турции в сторону России и Ирана к большому неудовольствию Вашингтона и монархий Персидского залива. В Москве и Тегеране такой курс находит понимание. По крайней мере, ни Россия, ни Иран не возражают против военной операции «Щит Евфрата» до тех пор, пока её острие направлено против «Исламского государства» и курдских вооружённых формирований, а не против правительства Башара Асада.

В-четвертых, 2016 год стал позором для «мирового сообщества», равнодушно наблюдающего за продолжающимся в течение полутора лет конфликтом в Йемене, вылившимся в гуманитарную катастрофу. В результате саудовских бомбардировок погибли около 20 тысяч человек. 6 миллионов йеменцев находятся на грани голода. Летом 2016 года в Адене из-за нехватки питьевой воды и медикаментов были зафиксированы десятки смертей от холеры. После образования в августе 2016 гола в Санаа Высшего политического совета, состоящего из представителей хоуситов и сторонников бывшего президента Али Абдаллы Салеха, в стране фактически функционируют два правительства, что ведёт к новому расколу Йемена на северную и южную части. При этом со стороны ООН, ЛАГ и других международных организаций не сделано ни одной серьёзной попытки (кроме вялотекущих переговоров в Кувейте) к урегулированию конфликта. Йеменское противостояние продолжает оставаться «забытой войной» Ближнего Востока.

В-пятых, важным событием 2016 года стал пересмотр традиционной экономической политики Саудовской Аравии, что выразилось в революционном отказе новой властной элиты страны от исключительной опоры на нефть в экономическом развитии (в перспективе). Новые направления экономической политики королевства сформулированы принцем Мухаммедом бин Сальманом в программе «Саудовское видение-2030». Основные тезисы этой программы выглядят следующим образом. 1) подчёркивается, что нахождение на территории королевства Мекки и Медины ставит КСА в особое положение в арабском и мусульманском мире. 2) обозначается географически центральная позиция Саудовской Аравии в мировой торговле, обусловленная тем, что КСА имеет выход к трём морям, через которые проходят 30% мировых торговых потоков. Два из них – Красное море и Персидский залив (не совсем понятно, какой третий морской бассейн имел в виду Мухаммед бин Сальман). Предполагается открыть транспортную магистраль из Египта в Саудовскую Аравию для оживления потоков по Суэцкому каналу. 3) создаётся суверенный фонд размером в 2 триллиона долларов путем продажи 5% акций крупнейшей в стране нефтяной компании Saudi Aramco. Доходы от продажи должны пойти на инвестиции по всему миру. В качестве положительных примеров саудовского инвестирования за рубежом называются согласованные инвестиции в экономику России размером в 10 миллиардов долларов и приобретение 38% акций южнокорейской компании Posco constructing and engineering Co. 4) создаются новые рабочие места для саудовских граждан и упорядочивается положение иностранной рабочей силы.

В шестых, важным итогом 2016 года стало укрепление в регионе светских политических режимов и провал ожиданий тех, кто прогнозировал в начале «арабской весны» усиление позиций исламистов. В Алжире светский режим прочно стоит на ногах, практически ему нет альтернативы. В Египте укрепляет свои позиции светское правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сисси. Победа над джихадистами в Восточном Алеппо – свидетельство успеха светского правительства Башара Асада. Многие массмедиа на Западе трубят тревогу по поводу двух тысяч тунисцев, воюющих на стороне «Исламского государства», но забывают при этом о миллионах граждан Туниса, пришедших на прошлогодних парламентских выборах к избирательным урнам, чтобы проголосовать за светские демократические партии. Кровопролитные военно-политические конфликты последнего пятилетия привели в регионе не к росту популярности исламистов, а к разочарованию в их возможностях.

В целом развитие событий на Ближнем Востоке в 2016 году внушает определённый оптимизм. Умеренный, конечно, учитывая, какие непростые задачи остаются ещё не решёнными: восстановление разрушенной гражданской войной экономики Сирии, национальное примирение в Ираке, поиск выхода из конфронтации между Саудовской Аравией и Ираном.

Сирия. Ирак. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 14 января 2017 > № 2045735


Ирак. США. Великобритания > Армия, полиция > gazeta.ru, 13 января 2017 > № 2050340

Американцы увязли в Мосуле

Штурм Мосула может затянуться до лета

Михаил Ходаренок

Ожесточенные бои идут в восточной части иракского Мосула — оплота террористов из ИГ в этой стране, взятие которого должно стать ответом американцев на успех России в Алеппо. В штурме, неся тяжелые потери, участвуют элитные подразделения иракской армии. Их поддерживает авиация и артиллерия западных стран. Обстрелы города уже привели к гуманитарной катастрофе с десятками тысяч беженцев, которых негде разместить. Несмотря на то что общая численность бойцов коалиции в три раза превосходит силы джихадистов, уличные бои, особенно в западной части города, могут затянуться до лета, считает военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Три месяца назад, когда операция по освобождению Мосула от террористов запрещенного в России «Исламского государства» только начиналась, уходящий министр обороны США Эштон Картер заявлял, что штурм может быть завершен до наступления нового, 2017 года. Однако этого пока не произошло и до полной победы над формированиями террористов еще далеко. Особенно упорные бои предстоят за такие мощные укрепленные пункты, как Мосульский университет и госпиталь Кинди.

Операция проводится группировкой коалиционных сил под управлением Объединенной оперативной группы во главе с командующим XVIII воздушно-десантным корпусом армии США генерал-лейтенантом Стивеном Таунсендом.

Сейчас основные усилия коалиции в районе Мосула сосредоточены на освобождении восточной части города, блокировании коммуникаций ИГ с юга и северо-запада, нарушении системы управления террористических формирований и подрыве их боеспособности путем массированных авиаударов.

Общая численность коалиционной группировки составляет около 30 тыс. человек. Им противостоит несколько тысяч боевиков ИГ, в том числе несколько сотен иностранцев.

Формирования террористов можно условно поделить на действующие в западном и восточном Мосуле, а также в районе города Телль-Афар, в 55 км северо-западнее Мосула. Вопреки заявлениям американского и иракского командования, коммуникации между действующими в различных районах формированиями террористов не прерваны.

Наступление на восточную часть Мосула осуществляется с трех направлений силами объединенной группировки сил министерства обороны, МВД и антитеррористической службы Ирака. Объединенное военное оперативное командование возглавляет генерал-лейтенант ВС Ирака Талиб Шагхати. Группировка усилена подразделениями сил специального назначения и артиллерии сухопутных войск США и Великобритании, а также американской 101-й воздушно-десантной дивизией.

В центре действует иракская дивизия специального назначения — так называемая «Золотая дивизия».

Ее штурмовым частям, при замалчиваемой роли американских военнослужащих, удалось выйти через район Дабит к берегу Тигра, к мосту №4, который был разрушен американской авиацией еще 22 ноября прошлого года. Однако здесь ее продвижение пока остановилось.

На юго-восточном направлении наступление развивает сильно пострадавшая в уличных боях месяц назад 9-я бронетанковая дивизия армии Ирака, усиленная пехотной бригадой. Этим войскам удалось при поддержке американской авиации и артиллерии освободить от игиловцев районы Фалястын, Думез и Сумер.

На северо-востоке продвигаются ударные части одной из иракских пехотных дивизий, которые поддерживают реактивные системы залпового огня сухопутных войск США и Франции.

Здесь наступающим удалось выйти к границам районов Сукр, Аль-Балядия, Аль-Мусанна. На какое-то время они завязли в боях в районе Аль-Хадбаа, перед хорошо укрепленными районами Кинди и Мосульского университета. Однако 13 января появились сообщения о том, что иракские военнослужащие уже заняли ряд университетских зданий.

Своего рода вторым эшелоном наступления являются несколько дивизий федеральной полиции Ирака, которые довольно жесткими методами осуществляют зачистку занятых районов.

Можно констатировать, что наступление развивается только потому, что боевики ИГ оказывают упорное сопротивление выборочно в отдельных районах.

Военные из западных стран дислоцируются в районе авиабазы Кайара и населенного пункта Карамлис. Артиллерия бьет по боевиками в районе населенных пунктов Телль-Кайф и Бавиза в северо-восточных предместьях Мосула, но иракские войска пока здесь не продвинулись.

На северо-западе сосредоточены силы шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», отступившие от города Телль-Афар после ошибочно нанесенного по ним удара американской авиации. Боевые действия на этом направлении (участок трассы между Мосулом и курдским городом Синджар) без особого успеха ведут также две пехотные бригады из состава 15-й пехотной дивизии ВС Ирака, остальная часть которой находится с южной стороны города.

В тылу штурмующей Мосул с востока коалиционной группировки находятся территории, контролируемые пешмерга — вооруженными силами Иракского Курдистана, которые непосредственно в штурме города не участвуют. В районе столицы иракских курдов — города Эрбиля дислоцированы несколько тысяч военнослужащих из стран Запада, в большинстве своем американских. Однако эти силы для операции в Мосуле использовать пока не планируется. Их задача — прикрывать Иракский Курдистан от возможных прорывов боевиков ИГ, например, подобных тому, который уже происходил со стороны Киркука.

При этом северо-восточные предместья Мосула по-прежнему удерживаются террористами. И этот факт, складывается впечатление, в американских боевых донесениях не учитывается. Занимающие позиции к северу от Мосула курдские формирования, согласно ранее сделанным официальным заявлениям, в штурме самого города участвовать не должны.

Вероятно, такая боевая задача на данный момент курдам и не под силу в связи с нехваткой необходимых тяжелых вооружений и техники.

Турецкий контингент, который мог бы оказать поддержку наступлению на северо-востоке, власти Ирака настоятельно просят удалиться из страны.

Вполне возможно, что на исходе силы и у иракской армии. Месяц назад формирования ИГ нанесли весьма чувствительные потери бронетанковым частям Ирака. Помимо этого, существенные потери понесло и элитное соединение иракских вооруженных сил — «Золотая дивизия».

Сил у этих штурмовых частей может не хватить и на оставшиеся под контролем игиловцев восточные районы. Не говоря уже о западном Мосуле, несколько меньшем по занимаемой площади, но гораздо более застроенном и укрепленном.

А других подготовленных к боям в городе частей у иракской армии практически нет.

Боевые действия ведут к серьезным жертвам среди гражданского населения. По заявлению координатора ООН в Ираке Лиз Гранде, за первую неделю января в госпитали на правительственной территории поступило 683 жителя Мосула, раненных в ходе уличных боев в восточной части города. Это вдобавок к 817 раненым, поступившим с начала активной фазы штурма в конце декабря. Точное количество погибших неизвестно.

Боевые действия уже привели Ирак на порог гуманитарной катастрофы. По данным ООН, освобожденные районы Мосула и его окрестности уже покинули не менее 138 тыс. человек. При этом подготовленные для их размещения лагеря не могут принять более 100 тыс. беженцев. В итоге люди остаются без крыши над головой, еды и питьевой воды.

Если же ИГ выпустит из удерживаемых им районов мирное население, то счет беженцам пойдет на сотни тысяч.

Компетентные в военном отношении командиры террористов, похоже, хорошо представляют себе реальные боевые и оперативные возможности группировки войск (сил) коалиции под Мосулом. Они сделали вывод, что часть сил и средств, занятых на обороне Мосула, можно перебросить в другие районы Сирии. Они достаточно легко сдали юго-восточную часть города и активизировали свои усилия на действиях против сирийских войск в районе Пальмиры и Дейр-эз-Зора, а также на обороне города Эль-Баб в сирийской провинции Алеппо.

Похоже, что очередная фаза штурма Мосула должна не столько способствовать разгрому ИГ в Ираке, сколько восстановить репутацию американских генералов на фоне успеха России в Алеппо.

Ирак. США. Великобритания > Армия, полиция > gazeta.ru, 13 января 2017 > № 2050340


Австрия. Ирак. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 12 января 2017 > № 2034449

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) под председательством Австрии намерена усилить борьбу с исламистским терроризмом. Военных действий против террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) недостаточно, необходимы также дополнительные полицейские и превентивные меры, заявил в четверг, 12 января, австрийский министр иностранных дел Себастьян Курц, который в начале 2017 года по ротации занял пост председателя ОБСЕ.

"Мы знаем, что около 10 тысяч человек из стран ОБСЕ отправились в Сирию и Ирак, чтобы заниматься насилием и убийствами", - указал Курц, подчеркнув, что огромную опасность эти люди представляют и по возвращении. По его словам, 57 стран, входящие в ОБСЕ, должны обмениваться опытом по осуществлению программ дерадикализации и учиться друг у друга.

Координацией этих задач будет заниматься новый спецпосланник организации, эксперт по вопросам терроризма Петер Нойман (Peter Neumann) из лондонского Королевского колледжа.

Помимо этого, Австрия видит свою задачу в восстановлении доверия между Востоком и Западом. Конкретно, по словам главы австрийского МИДа, насущно необходим прогресс в разрешении военного конфликта на Украине. "Там, как и прежде, страдания людей очень велики", - отметил Себастьян Курц.

Австрия. Ирак. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 12 января 2017 > № 2034449


США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > gazeta.ru, 10 января 2017 > № 2049213

ЦРУ: Обама не просчитал «арабскую весну»

Глава ЦРУ признал, что Обама недооценил последствия «арабской весны»

Валентин Логинов, Юлия Матюненко

Уходящий с поста главы ЦРУ Джон Бреннан заявил, что администрация Обамы просчиталась с последствиями «арабской весны», а также признал наличие «экстремистских элементов» в составе сирийской оппозиции. «Газета.Ru» разбиралась, как признание собственных ошибок может изменить внешнеполитический курс США на Ближнем Востоке.

Глава ЦРУ Джон Бреннан заявил, что администрация президента Барака Обамы допустила неправильную оценку возможных последствий «арабской весны». По его словам, Белый дом просчитался в том, что «концепт демократии не был укоренен в культуре, в людях и в странах».

«Я думаю, в Вашингтоне, включая некоторых представителей администрации президента, были очень, очень нереалистичные ожидания, что «арабская весна» могла привести к выдавливанию авторитарных режимов, а демократия начнет процветать лишь потому, что этого хотел народ», — заявил Бреннан.

В то же время череда революций в арабских странах, которые впоследствии стали причиной роста нестабильности во всем регионе, по его мнению, произошла в том числе из-за решения американских властей вывести воинский контингент из Ирака в 2011 году.

При этом глава ЦРУ считает, что вывод американских войск не является ключевой причиной, по которой регион Ближнего Востока и Северной Африки столь быстро погрузился в хаос. Однако, по его словам, это стало «существенным фактором» общей дестабилизации, что помогло росту влияния «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России).

«Я уверен, что это стало существенным фактором для последующих событий. Нас там (к тому моменту. — «Газета.Ru») не было, поэтому мы не могли давать советы или предоставлять какую-либо помощь», — сказал Бреннан.

Однако если бы американские военные остались в Ираке, это привело бы к жертвам среди американских военнослужащих, уверен глава ЦРУ, поэтому США стояли перед сложным выбором.

Кроме того, Бреннан ответил на критику со стороны «ястребов» из конгресса, которые заявляют, что администрация Обамы должна была более агрессивно вмешаться в ход гражданской войны в Сирии. «Если бы Свободной сирийской армии была предоставлена дополнительная поддержка различными международными участниками, была бы сейчас ситуация иной? Возможно. В тот момент времени сирийский режим был неустойчивым и более уязвимым», — сказал он.

Вместе с тем он признал, что сирийская оппозиция представляет собой «очень эклектичную» смесь мирных и экстремистски настроенных элементов, поэтому «слепая поддержка оппозиции и предоставление им оружия могли бы привести к еще более плачевным последствиям, чем мы имеем сегодня», сказал он.

«США все неправильно поняли»

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», говорят о том, что заявления Бреннана являются своего рода политической оценкой действий уходящей администрации Обамы, а также и своего собственного пребывания на посту главы ЦРУ. Бреннан, на момент арабских революций занимавший пост советника президента США по борьбе с терроризмом, «оправдывает не Обаму и действия его администрации, а себя», уверен президент Института религии и политики Александр Игнатенко.

При этом американские политики с самого начала неправильно оценили ситуацию, которая вывела людей в этих странах на улицы, поскольку причиной протестов послужило отнюдь не стремление к демократизации, а экономические проблемы.

«В США неверно истолковали так называемое восстание масс, поскольку целью этих самых масс были изменения в области экономики и частично политики.

Население Ближнего Востока было обеспокоено высоким уровнем коррумпированности, отсутствием работы для молодежи, личным распоряжением президентских режимов ресурсами», — отметила в беседе с «Газетой.Ru» Ирина Звягельская, заведующая сектором международных вопросов Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, профессор кафедры востоковедения МГИМО.

Признание ошибок

События «арабской весны», начавшиеся в 2011 году с переворотов в Тунисе, Египте и Йемене, а затем приведшие к гражданским войнам в Ливии и Сирии, восстаниям в Бахрейне, Алжире и Ираке, уже давно получают неоднозначные оценки и внутри самих американских элит.

Обама в 2008 году в ходе своей избирательной кампании обещал положить конец войнам на Ближнем Востоке, однако уже к концу его первого президентского срока вовлеченность американцев в конфликты в этом регионе стала даже выше, чем до его прихода к власти.

В 2011 году, когда шла военная операция под эгидой НАТО, Обама говорил, что некоторые участники мирового сообщества могут закрывать глаза на зверства, происходящие в других странах, но только не США.

Спустя пять лет, когда свержение и зверское убийство Муаммара Каддафи привели к захвату части территории Ливии «Исламским государством», мнение американского президента существенно изменилось.

«Мы не можем пытаться перестраивать любую страну, которая попадает в кризис. Это не лидерство, это гарантия того, что мы увязнем, будем проливать кровь американцев и тратить средства на то, что в конечном счете нас ослабит.

В этом урок Вьетнама, Ирака — и нам его пора было бы усвоить до настоящего момента», — заявил Обама в ежегодном обращении к конгрессу весной 2016 года. Тогда же американский президент признал операцию НАТО в Ливии своей самой большой ошибкой.

Протесты в Египте, закончившиеся свержением Хосни Мубарака, были раскритикованы Хиллари Клинтон, которая на тот момент занимала пост госсекретаря США. Она даже называла Мубарака «другом семьи», очевидно подразумевая политические отношения президента Египта с ее супругом — экс-президентом США Биллом Клинтоном.

Революция в Египте также привела к результатам, противоположным от целей США — демократизации режима. В 2012 году к власти пришел исламист Мухаммед Мурси, однако пост президента он занимал чуть больше года. Проводимая им совместно с поддерживающей его организацией «Братья-мусульмане» политика исламизации вызвала новые протесты, на волне которых во главе государства встал выходец из военных кругов Абдель Фаттах ас-Сиси.

Однако одним из самых крупных военных конфликтов «арабской весны» стала гражданская война в Сирии. Жесткая позиция Вашингтона относительно будущего президента страны Башара Асада фактически завела усилия по поиску дипломатического пути урегулирования конфликта в тупик.

Череда просчетов

Эксперты подчеркивают, что действия США на Ближнем Востоке потерпели крах, поскольку демократических режимов здесь так и не появилось. Ситуация в Тунисе до сих пор остается неопределенной, Сирия, Ирак, Ливия и Йемен находятся в состоянии затяжных военных конфликтов, и эти страны фактически разрушены. При этом в Египте постепенно идет реставрация того режима, против которого народ вышел на площадь Тахрир.

«Основная ошибка ЦРУ в том, что они воспринимали «арабскую весну» как стремление к демократизации, но это не совсем так, например, жители Туниса и Египта стремились к лучшей жизни. Проблема в том, что у социальных движений здесь не было объединяющих целей или стратегии действий», — рассказал Борис Долгов, старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН.

По словам Ирины Звягельской, ключевым просчетом американских властей стало мнение, что внутренние проблемы других государств можно решить с помощью внешних сил.

«Второй просчет был в том, что изначально недовольство возникло у узкой группы образованных масс, а уже вслед за ними подтянулись и остальные. Изначально идеи либерализации были у этой узкой группы образованного населения, а вовсе не у исламистов, которые впоследствии пришли к власти», — рассказала Ирина Звягельская «Газете.Ru».

Клубок ближневосточных проблем, вызванных «непросчитанными последствиями» революций, предстоит решать уже новой администрации президента США, которую 20 января возглавит Дональд Трамп. В ходе своей предвыборной кампании он неоднократно заявлял о необходимости пересмотра американской внешней политики. Однако вопрос о том, насколько ему удастся абстрагироваться от событий в этом регионе, остается открытым.

«Говорить о конкретных мерах по предотвращению ситуации на Ближнем Востоке пока рано, поскольку свои заявления Трамп делал во время предвыборной кампании, когда он еще не был ознакомлен со всей документацией ведомств. После инаугурации и детального погружения Трампа в проблематику его политика станет более очевидной», — считает Борис Долгов.

Однако понятно, что Трамп нацелен усилить борьбу с террористами ИГ, и в этих целях он заявлял о готовности консолидировать действия американских военных с российскими. Вместе с тем говорить о конкретных действиях, которых следует ожидать от новой американской администрации, пока что преждевременно.

США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > gazeta.ru, 10 января 2017 > № 2049213


Ирак. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 января 2017 > № 2028254

Заявление иракского премьера Ирака Хайдер аль-Абади по итогам встречи с его турецким коллегой Бинали Йылдырымом можно отнести к разряду сенсационных. Это был первый визит турецкой делегации такого уровня за последние два года. И вот Аль-Абади объявил, что Багдаду и Анкаре удалось урегулировать вопрос о выводе турецкого контингента с иракской территории из лагеря недалеко от города Башик. По его словам, «этот вопрос будет решен должным образом в короткий период времени». Напомним, что ранее именно присутствие турецких военных в районе Башика являлось причиной роста напряженности в отношениях между Ираком и Турцией. Анкара заявляла, что турецкие военные находятся в этом лагере для защиты Турции от терроризма и для тренировки местных бойцов для борьбы с террористами. А точнее, уделяла повышенное внимание региону Синджар на севере Ирака, населенному преимущественно этническими туркоманами, из-за опасений, что он может попасть под контроль Рабочей партии Курдистана (РПК). Так говорилось на публике. Непублично же лагерь в Башике используется турецкими инструкторами для обучения военизированных суннитских арабских сил, что привело к обмену жесткими замечаниями между Анкарой и Багдадом. Но сегодня глава правительства Турции Йылдырым подчеркнул не только важность сохранения суверенитета Ирака, но и того, что Багдад «не допустит использования боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК) своей территории для нанесения вреда Турции», поскольку это вписывается в контекст «совместной борьбы с терроризмом».

Помимо этого, после встречи в Эрбиле — административной столице Иракского Курдистана — Йылдырыма с главой автономии Масудом Барзани было заявлено, что Эрбиль готов содействовать выводу отрядов РПК из района Синджар на севере Ирака. Отметим, что Рабочая партия Курдистана имеет убежища в горах Кандиль, треугольнике на границе Ирана, Турции и Ирака. Турецкие самолеты и артиллерия неоднократно обстреливали здесь базы РПК. Поэтому сейчас возникает вопрос, куда и в каком направлении Анкара и Эрбиль намерены выдавливать Рабочую партию Курдистана с северного Ирака? Анкара неоднократно подчеркивала, что основная политическая сила сирийских курдов — Партия демократического союза (ПДС) в Сирии — якобы аффилирована с турецкой Рабочей партией Курдистана, поэтому обе эти организации она относит к числу «террористических» и воюет против них в Сирии, а в Турции проводит военные и полицейские операции. Но проблема в том, что курды не являются главной проблемой и истоком гражданской войны для Сирии и Ирака. Более того, сирийские курды и Эрбиль получают военную поддержку США и других западных партнеров. Если РПК будут выдавливать из иракских лагерей на территорию Сирии, это может заметно изменить баланс сил прежде всего в самой Сирии. При этом в Ираке Анкара стремится наладить и укрепить отношения с Эрбилем через диалог с Багдадом, тогда как в Сирии она воюет с сирийскими курдами, выводя Дамаск за скобки. Налицо так называемый «параллельный курс», который в турецком варианте практически не связан с борьбой с ИГИЛ (структура, запрещенная в России).

Оппоненты такой турецкой политики идут в контратаки. Так, бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, который возглавляет шиитскую исламскую партию «Дава», на пресс — конференции в Тегеране заявил, что «после освобождения иракской территории от боевиков ИГИЛ (структура, запрещенная в России) шиитские ополченцы «Хашд аш-Шааби» пересекут границу с Сирией, чтобы помочь сирийским правительственным силам». Кроме того, он считает, что силы пешмерга (курдского ополчения) обязаны вернуться к существовавшим до 2003 года границам Иракского Курдистана. На это уже отреагировало министерство пешмерга Иракского Курдистана, заявив, что-то, что аль-Малики называет «границами до 2003 года, не было границей, было только линией столкновений между пешмерга и армией баасистского режима», а «жители освобожденных районов от ИГИЛ (структура, запрещенная в России) определят свое будущее через референдум». Налицо все признаки серьезной борьбы за создание национального курдского государства в Ираке. Для сирийских курдов это пока не главный пункт их повестки дня, но они вправе потребовать автономии в Сирии, против чего категорически против выступает Анкара, опасаясь, что такого же статуса потребуют и проживающие на ее территории курды.

В этой связи турецкий политолог Серхат Сермен считает необходимым обратить внимание на согласованную в ходе трехсторонней встречи (Иран, Россия, Турция) в Москве 20 декабря 2016 года совместную декларацию, принятую без участия США, в которой главным фактором, определяющим роль Турции в ходе переговоров, обозначена не операция «Щит Евфрата» против курдов и боевиков ИГИЛ (структура, запрещенная в России), а влияние Анкары на сирийскую оппозицию. По оценке Сермена, если бы за столом переговоров находился и американский представитель, не приходится сомневаться, что в декларацию был бы включен и курдский вопрос, возможно, в формате сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии. Но Вашингтон по разным причинам пребывает пока вне «игры», в то время как сейчас формируются сложные и невероятные альянсы, что влияет на динамику конфликта как в Сирии, так и в Ираке.

Турция, заявив о выводе своих военных подразделений из Северного Ирака, сделала серьезный ход, последствия которого пока еще трудно оценивать даже в краткосрочной перспективе. Ясно только, что Анкара предпринимает действия упреждающего свойства, пока курдским организациям в Сирии, Ираке и Турции не до определения принципов, каким и в каких границах быть курдскому государству. Пока они находятся на переднем крае борьбы с силами международного терроризма. Но не исключено, что на данном этапе Иракский Курдистан станет первым звеном в цепи последующих самоопределений курдов Сирии, Турции и Ирана. Многое будет зависеть от формирующегося нового расклада сил и не только на Ближнем Востоке.

Станислав Тарасов

Ирак. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 января 2017 > № 2028254


США. Турция. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 7 января 2017 > № 2028189

Представитель госдепартамента Джон Кирби заявил, что «Россия, Турция и Иран не приглашали США к переговорам по Сирии в Астане». По его словам, «мы не вовлечены активно в эти дискуссии», хотя «госсекретарь Джон Керри намерен оставаться в полном контакте со своими коллегами». Но, как подчеркнул Кирби, госсекретарь в последний раз говорил с Лавровым 27 декабря, а с турецким министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу — 20 декабря. На вопрос, признает ли Вашингтон, что уступил инициативу по Сирии, представитель госдепартамента ответил отрицательно: «Я не согласен, что мы что-то уступили».

Но если начать выстраивать события в хронологической последовательности, появляется любопытная последовательность. 5 января Керри заявил, что «США поддерживают проведение межсирийских переговоров в Астане и рассчитывают, что с их помощью удастся сделать шаг вперед в сирийском урегулировании». При этом «мы не являемся конкурентами для России, Турции и Ирана в вопросе организации переговоров по Сирии». 9−10 января в Турции на экспертном уровне будет проходить обсуждение хода подготовки к встрече в Астане с участием иранских, российских и турецких специалистов. Американцы на эту встречу не приглашены. И это, видимо, не случайно.

Саммит в Астане пройдет 23 января, уже после того, когда в Вашингтоне состоится инаугурация нового президента США Дональда Трампа. Глава МИД Турции говорил, что Анкара не против участия американской стороны в переговорах в Астане. Не высказывают особых возражений и в Москве. Но США возглавляют международную коалицию по борьбе с ИГИЛ (запрещена в России), в которую входит и Турция, и во многом именно их подход к принципам урегулирования сирийского кризиса сорвал женевский процесс, а для подготовки и выработки новых решений для Астаны практически не хватает времени. На этом, пока еще промежуточном этапе, продуктивное продвижение в сирийском урегулировании возможно пока только в формате Россия-Турция-Иран и, возможно, плюс такие сирийские оппозиционные группировки, как «Ахрар аш-Шам» («Свободные сирийцы»), «Армия Ислама», «Сирийский фронт» и некоторые другие, которые оборвали или готовятся оборвать имевшиеся связи с террористами из ИГИЛ и «Фронта ан-Нусра» (запрещены в России).

Имевшая место ранее поддержка Вашингтоном сирийских курдов — важный узел. Неизвестно, с каких позиций на этом направлении будет выступать администрация президента Трампа. Предыдущая делала то, против чего выступала Анкара — предлагала подключить к переговорам в Астане сирийских курдов. Как говорил министр национальной обороны Турции Фикри Ышык, «Турция, как и весь регион, расплачивается» за решение Вашингтона выбрать вооруженные формирования сирийских курдов в качестве союзников в борьбе против ИГИЛ (запрещена в России) и снабжать их боеприпасами». Сегодня же велика вероятность и того, что Дамаск и Анкара, несмотря на существующие серьезные противоречия, по курдскому вопросу достигли таки между собой негласного соглашения.

Что касается Вашингтона, то старая администрация продолжает вести дипломатические бои арьергардного уровня, ставя палки в колеса намерениям Ирана, России и Турции разработать детальную совместную стратегию политического выхода из сирийского кризиса, разрушительный эффект от которого наиболее ярко проявляется в Турции. Например, представитель госдепартамента Кирби заявил, что «США не будут возражать, если спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура откажется от встречи по Сирии в Астане с участием сирийского правительства и оппозиции». Хотя постпред России при ООН Виталий Чуркин уточнил: де Мистура был приглашен на встречу по урегулированию сирийского конфликта в Астане. Сам же Мистура дает понять, что ждет смены администрации в Белом Доме, при этом — намекая на сирийское урегулирование — «любые инициативы подобного рода должны поддерживаться и, как мы надеемся, окажутся успешными».

Как бы то ни было, сегодня можно считать фактом ухода на сирийском направлении США и Европейского союза на второй или третий план. Как пишет в этой связи норвежское издание Dagbladet, «России удалось сделать Турцию — страну-член НАТО — партнером по перемирию, направленному на достижение политического решения в Сирии. Вместе с Ираном две страны занимаются дипломатией, которая совершенно оттеснила США в Сирии на второй план». По мнению издания, «Москва на данном этапе обыграла обамовский Вашингтон», но сейчас американским президентом стал Трамп, «человек иных принципов и иного мирового кругозора», который получает шанс разыграть сирийскую «карту» либо между «победителями» в Сирии, имеющими разногласия на пути к окончанию сирийской гражданской войны, либо интегрировать переговорный процесс в Астане в женевский формат, «растворить» его в широких дипломатических баталиях.

Так что главные события еще впереди. После 20 января 2017 года, когда по совокупности новых факторов кто-то из альянса Анкара-Москва-Тегеран станет пересматривать свою политику в Сирии, принимая во внимание меняющийся региональный баланс сил, так как значение того, что происходит в Сирии, выходит далеко за границы этой ближневосточной страны.

Станислав Тарасов

США. Турция. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 7 января 2017 > № 2028189


Турция. Ирак. США. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 3 января 2017 > № 2028106

Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым на этой неделе посетит Ирак для обсуждения борьбы с терроризмом. Ожидается, что в ходе визита будет также обсуждаться вопрос восстановления двусторонних отношений. По словам вице-премьера Турции Нумана Куртулмуша, в ходе визита Йылдырым посетит города Багдад и Эрбиль, добавляя, что «новые мирные перспективы в Ираке уже совсем близко».

Чтобы оценивать важность приведенных заявлений необходимо отметить ряд важных обстоятельств. Главное из них — появление альянса Россия-Турция-Иран на сирийском направлении, после чего был обозначен выход на политико-дипломатическое урегулирование сирийского кризиса. Этот альянс остается пока хрупким, и на пути реализации поставленных им задач есть и еще будет выстраиваться еще немало барьерных препятствий. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) продолжает контролировать значительные территории Ирака и Сирии, что объективно не только объединяет проблемы этих двух стран, но о создает потенциальные предпосылки для переноса сирийского мирного процесса и на Ирак. Турция ранее выстраивала параллельные отношения с Багдадом и Эрбилем, игнорируя интересы первого. В результате, как пишет турецкая газета Hürriyet, «в кризисе между Анкарой и Багдадом США оказались на стороне Багдада, а Эрбиль свернул с прежнего курса и стал рекомендовать Анкаре договариваться с центральным правительством». Когда в Ираке стала проводиться операция по освобождению Мосула, которая на первом этапе активно поддерживалась возглавляемой США международной коалицией, «началась региональная схватка между Анкарой, Багдадом, Эрбилем, Тегераном и Вашингтоном», в которой «Турция была сброшена со счетов».

Дело в том, что Анкара, заявляя о своих исторических правах на Мосул, предполагала участие в битве за него созданных ею подразделений «Страж Ниневии», в которую входят группы суннитских арабских боевиков. В Анкаре серьезно обсуждали сценарий, согласно которому планировалось Мосул разделить на несколько частей до предоставления ему автономного статуса. «До операции в Мосуле Турция заявила, что у нее есть планы «А», «В», «С». Планом «А» было участие в операции, — подчеркивало одно из турецких изданий. — Но когда она началась, Турции не оказалось ни на поле боя, ни за столом переговоров. После этого она пожелала претворить в жизнь план «В». В соответствии с планом «В» она должна была войти в Мосул через администрацию Эрбиля. После слов Барзани «договаривайтесь с Багдадом», этот план тоже провалился. Остался план «С»: мобилизовать суннитские арабские племена. До операции в Мосуле 400 лидеров суннитских племен со всего Ирака провели пресс-конференцию в Эрбиле, выразив поддержку Турции». Однако премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади объявил, что «в Мосул войдут только иракская армия и полиция».

Первый парадокс в том, что если в Сирии США настаивают на отставке поддерживаемого Ираном алавитского режима Башара Асада, то в Ираке они на стороне правящих шиитов, что создает для Турции сложное «иранское уравнение». Второй парадокс: если на сирийском направлении Турция участвует в процессе политического урегулирования, то на иракском треке пока Багдад, шиитская милиция и даже часть суннитских племен не желают ее видеть за столом переговоров. Правда, ситуация может измениться, если Тегеран предпримет попытку оторвать Анкару от Эр-Рияда, разыгрывая в своих интересах «карту» Иракского Курдистана и ретрансляции потенциальных возможностей альянса Россия — Иран — Турция в сторону Багдада.

Йылдырым — относительно новый глава правительства Турции и ему приходится расчищать внешнеполитическое наследие, оставленное его предшественником идеологом неоосмаизма Ахметом Давутоглу. Как пишет турецкое издание Star gazete, «Турция оказалась в фарватере политики США на Ближнем Востоке, которая привела Ирак на грань распада, Сирию завела в гражданскую войну и подводит Турцию к хаосу». ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) «словно раковая опухоль, обуяла не только Ирак, Сирию, но и проникла в Турцию». При этом Вашингтон стал «наступать на пятки таких своих давних друзей, как Турция и Саудовская Аравия», и предложил им самим выстраивать шкалу будущего практически всего региона. Турции говорят: «Оставайся другом, я буду сотрудничать с теми, кто содействует разделу страны». И третий парадокс: Анкара, несмотря ни на что, стала «революционно» сближаться с Москвой, что создает для нее шанс закрепиться на Ближнем Востоке в роли значимого игрока. Полагаем, что в такой ситуации Ирак не заинтересован в конфронтации с Турцией и визит Йылдырыма в Багдад, как и недавний в Москву, даст позитивные результаты. Наступает момент, когда, как пишет турецкая газета Güneş, «Турция, которая потратила уйму времени на маневр «сотрудничества с американским сатаной», должна обрубить все концы».

Станислав Тарасов

Турция. Ирак. США. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 3 января 2017 > № 2028106


США. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027123

Сотни иракских беженцев, пострадавших от ИГИЛ, могут переехать в США

Представители Госдепартамента говорят, что речь идет о людях, которые, фактически, «вернулись из рабства»

Правительство США работает над приемом в страну сотен иракцев, ставших жертвами насилия «Исламского государства».

Директор управления Госдепартамента по приему беженцев Ларри Бартлетт заявил «Голосу Америки», что США координируют усилия с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев для приема сотен иракцев и их размещения в ряде районов США, которые будут определены позднее. Большинство беженцев являются езидами и христианами, чьи общины уничтожались «Исламским государством». Некоторые из них стали жертвами жестокого обращения и пыток, оказавшись в руках группировки.

«Мы будем отбирать людей, которые вернулись из рабства, – сказал Бартлетт. – Мы будем искать семьи, которые пострадали от убийств “Исламского государства”, и мы понимаем, что в некоторых случаях эти убийства происходили на глазах родных».

Работа по переселению является первой широкомасштабной попыткой США по приему иракцев, пострадавших от «Исламского государства». По данным Центра за американский прогресс, с середины 2014 года, когда начался подъем «Исламского государства» на Ближнем Востоке, США приняли 15583 сирийца, бежавшего от гражданской войны и правления «Исламского государства». Эти цифры относятся к периоду с января 2014 по октябрь 2016 года. Некоторые иракцы приехали в США по медицинским и другим программам.

В начале декабря делегации Госдепартамента и министерства иммиграции Канады посетили северный Ирак. Они встречались с представителями местных властей и гуманитарных организаций, чтобы выявить пострадавших для последующего переселения в рамках новой программы.

«Мы убедились, что езиды пережили наиболее серьезную психологическую травму и являются наиболее жестоко преследуемой группой, – сказал Бартлетт. – Но есть и другие группы, которые также пострадали, например, христиане и другие религиозные меньшинства здесь, на севере».

Руководитель германской организации «Воздушный мост Ирак» (Air Bridge Iraq) Мирза Диннаи, принимавший участие во встречах делегаций, заявил «Голосу Америки», что по меньшей мере 750 иракцев будут направлены в США, в то время как Канада примет от 700 до 1200 иракцев.

«Они хотят начать программу с дел десяти беженцев», – сказал Диннаи.

По словам Бартлетта, количественные данные меняются.

«Мы могли бы рассчитывать на то, что в течение года примем сотни людей, – сказал Бартлетт. – При этом мы хотим сконцентрироваться на размещении целых семей. Раньше были другие программы, где лишь некоторые жертвы принимались для лечения. Мы смотрим на это по-другому. Мы рассматриваем это, как программу, которая связывает семьи, насколько это возможно».

Рассмотрение дел по переселению беженцев в США часто занимает до полутора лет. Бартлетт говорит, что США пытаются ускорить этот процесс.

В свою очередь Диннаи обеспокоен тем, что процесс может занять длительное время, в то время как большинство иракцев живут в лагерях и нуждаются в срочной помощи.

«С США ситуация чуть более сложная», – говорит он.

Процесс переселения проходит в тот момент, когда США готовятся к смене президентской администрации.

Во время предвыборной кампании Дональд Трамп заявлял, что в случае победы он «приостановит иммиграцию из тех районов мира, где имеется доказанная история террористической деятельности против США, Европы или наших союзников, до тех пор, пока мы не поймем, как положить конец этим угрозам».

Но политика Трампа приобретет реальные очертания только после того, как он вступит в должность 20 января.

«Мы не знаем, отразится ли политика новой администрации на программе такого рода, – заявил Бартлетт «Голосу Америки». – Мир хорошо информирован о злодеяниях, которые совершались «Исламским государством». Эта работа – часть наших ответных действий».

США. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027123


США. Ирак > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027107

США: теракты в Ираке – напоминание о необходимости продолжения борьбы с ИГИЛ

Госдепартамент вновь подчеркнул приверженность Соединенных Штатов делу поддержки народа и правительства Ирака

США решительно осудили теракты, произошедшие в минувшие выходные в Ираке. «В субботу «Даеш» взял на себя ответственность за двойное нападение в коммерческом районе Багдада – Аль-Синек –в результате которого погибли, по меньшей мере, 28 человек, – напомнил в специальном заявлении, распространенном 2 января, пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби.«Сегодня, – продолжал Кирби, – в результате нескольких атак, ответственность за которых также взял на себя ИГИЛ, погибли, по меньшей мере, 35 ни в чем не повинных мирных жителей, и ранены десятки других. Мы выражаем наши глубокие соболезнования семьям погибших и надеемся на скорейшее выздоровление всех раненых».

По словам представителя внешнеполитического ведомства США, эти чудовищные массовые убийства – «отрезвляющее напоминание о необходимости продолжения операции коалиции против «Даеш» и устранения угрозы, исходящей от этой террористической группировки». «США подтверждают свою приверженность поддержке правительства и народа Ирака в этой борьбе», – подчеркнул Джон Кирби, напомнив, что усилия возглавляемой Соединенными Штатами международной коалиции направлены на разгром и уничтожение «Исламского государства».

США. Ирак > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027107


Франция. Ирак > Армия, полиция > rfi.fr, 2 января 2017 > № 2025851

Президент Франции Франсуа Олланд поздравил с Новым годом французских военных, участвующих в операции Chammal против «Исламского государства» в Ираке. В ходе короткого визита в Багдад французский лидер также встретился со своим иракским коллегой Фуадом Масумом, премьер-министром страны Хайдером Аль-Абади. Из Багдада Олланд направился в Эрбиль, столицу Иракского Курдистана.

Франсуа Олланд приветствовал действия французских сил в Ираке. «Бороться против терроризма в Ираке, это значит предупреждать теракты на нашей собственной земле», — заявил французский лидер, выступая перед военными.

В операции Chammal, которая началась в сентябре 2014 года, участвуют около 1200 французских военных. Chammal является частью операции международной коалиции против сил ИГ под командованием США.

Как отмечает AFP, французская авиация наносит удары по позициям боевиков, кроме того, на месте действует французский спецназ и военные инструкторы.

Франция. Ирак > Армия, полиция > rfi.fr, 2 января 2017 > № 2025851


Ирак > Армия, полиция > dw.de, 31 декабря 2016 > № 2022936

Свыше 20 человек погибли, более 40 ранены в результате взрыва двух бомб на оживленном рынке в центре Багдада. Об этом в субботу, 31 декабря, сообщили представители иракской полиции и Минздрава. По уточнению ряда информагентств, в нескольких магазинах, расположенных неподалеку от места происшествия, вспыхнул пожар.

Как сообщил представитель МВД агентству Reuters, в первом случае действовал террорист-смертник, а во втором - взрывчатка была заложена заранее.

Ответственность за произошедшее пока не взяла на себя ни одна из действующих в регионе террористических группировок. Боевики "Исламского государства" (ИГ) регулярно устраивают нападения на проживающих в Ираке мусульман-шиитов. Нынешний теракт произошел через два дня после того, как иракская армия начала новую попытку освобождения Мосула от сил ИГ. Правительственные войска вошли в ряд восточных районов города.

Ирак > Армия, полиция > dw.de, 31 декабря 2016 > № 2022936


Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357 Алексей Малашенко

ИГ в 2017 году полностью не исчезнет

Алексей Малашенко

Территория «Исламского государства» (ИГ) в 2016 году сократилась. Хотя если посмотреть на карту Сирии, то те земли, которые контролируют Асад, сирийская оппозиция и ИГ — все это похоже на какие-то пятна. ИГ живо. Оно в состоянии наносить удары. Думаю, что там происходит некоторая перестройка — кто-то уехал, кто-то приезжает туда. Безусловно, ИГ 2016 года, это не ИГ 2015 года. Оно поменьше и послабее. Все в этом приняли участие — кто в Мосуле, кто в Сирии. Но, тем не менее, оно уцелело. Это очень заметно, поскольку есть и российская коалиция, и американская. Вроде все время идет счет на несколько десятков тысяч боевиков. А вот они, тем не менее, целы. Это самое любопытное. Это доказывает живучесть «Исламского государства» как структуры, живучесть идеологии. Не думаю, что в 2017 году оно совсем исчезнет.

Так что позитивные итоги есть. Однако феномен «экстремального исламизма» остался. Весь вопрос — что будет дальше — будут ли они бороться на прежних территориях? Думаю, будут. Будут ли переходить на другие территории? Думаю, также будут. Главное, что сохранится феномен попытки создать государство на основе ислама, причем любой ценой. Пока это неистребимо.

Сейчас вроде бы налаживается обстановка в Сирии. Там появляются зоны преобладания того или иного влияния — России, Турции, Ирана. Одновременно «рассыпчатая Сирия» создает предпосылки для того, чтобы какие-то земли по-прежнему контролировались ИГ. В нужный момент и в нужное время исламисты могут собраться.

Прямое вмешательство Турции в сирийский конфликт изменило баланс сил. Кроме того, поскольку был найден консенсус уже поздновато говорить о собственно турецком вмешательстве. Более важный момент — поиски согласия между тремя наиболее заметными внешними акторами в Сирии — это Турция, Россия и Иран. Пока они договариваются.

Если посмотреть на информацию западных стран, то их коалиция действует эффективно. Если посмотреть на действия в Мосуле — неплохо ребята поработали.

Политком.RU

Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357 Алексей Малашенко


США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029227

К концу 2016 года, пожалуй, даже самые наивные и далёкие от политики граждане имели возможность понять, что США в своих действиях на мировой арене руководствуются не светлыми идеями демократии, прав человека и справедливости. Америка — прагматичная держава, с упорством следующая своим интересам и не слишком ограничивающая себя в средствах достижения поставленных целей.

Соединённые Штаты XIX века, в период своей молодости, прекрасно уживались с испанским господством на соседних территориях (образ которого можно составить из истории Боливара), поскольку освобождение соседей угрожало американской прибыли с торговых путей. ХХ век прошёл под фразой: «Сукин сын, но наш сукин сын!» Век ХХI окончательно расставил все точки над i, и связано это во многом с именем иракского диктатора Саддама Хусейна, казнённого под объективами телекамер 30 декабря, в праздничную неделю между американским Рождеством и Новым годом.

Казнь Хусейна

Оставим в стороне вопрос о символизме, кануне «дня жертвоприношения» Курбан-байрама, воле «шиитских масс», требовавших публичной расправы (правда, заодно и над Бушем)… Казнь закрепила за не самым привлекательным диктатором статус жертвы американской агрессии. Тем более что «148 убитых шиитов» как-то померкли в сравнении с 650 тысячами (а то и миллионом, а теперь уже и не одним) погибших в ходе интервенции и 4 миллионами беженцев…

В общем, невозможность подвести свержение Хусейна под борьбу за мир, свободу, гуманизм, предотвращение глобальной катастрофы и так далее была очевидна, и мало кто в самих США взялся бы это отрицать. Однако всё ещё остаётся не прояснённым главное — что же это были за интересы, которые американцы защищали, начиная войну в Ираке? В чём вообще цели Америки в ХХI веке?

Поскольку мы сейчас стоим на пороге нового года, то ответить на эти вопросы было бы весьма своевременным.

Искусство возможного

О личности Хусейна в 2003 году предельно открыто высказывался бывший член Совета нацбезопасности и Госдепа США Роджер Моррис. В 60-е годы ЦРУ пыталось сменить просоветский режим генерала Абделя Касема в Ираке на лояльный американцам «социалистический» Баас. Со второй попытки им это удалось, и к власти пришёл Ахмед аль-Бакр, наставник Саддама, передавший в 1979 году ему власть. Сам же Хусейн в те годы учился на юриста в Каире, где, по словам Морриса, с ним и наладило контакт ЦРУ.

Однако, как это случалось со многими другими восточными диктаторами, пришедшими к власти «на поезде ЦРУ», Саддам был достаточно силён и властолюбив, чтобы не стать простым «наёмным агентом» США. Он не надеялся удержаться в Ираке просто за счёт силы или иностранной поддержки. Во-первых, это в принципе почти никому и нигде не удавалось. Во-вторых, Ирак — территория, исторически раздираемая внутренними конфликтами, в которых могут быть заинтересованы ближайшие соседи.

Около 60% населения там арабы-шииты, живущие преимущественно на юге. 20% — арабы-сунниты, «сконцентрированные» на севере (к ним относился и Саддам). Ещё 20% — курды, среди которых есть как более «традиционные» сунниты, так и особые этническо-религиозные группы вроде езидов. Есть в Ираке христиане, есть этнос ассирийцев… Уже во время конфликта 1998−1999 годов страну планировали делить на северную, центральную и южную часть. При этом курды стали бы претендовать на создание своего государства, что в наше время уже стало «головной болью» для Турции. Иран бы претендовал на регионы, где расположены ключевые шиитские святыни, аналогичный интерес возник бы и у суннитских арабских государств, вроде Кувейта. Ещё первый король современного Ирака Фейсал ибн Хусейн писал, что вместо иракской нации есть только лишь неясный конгломерат людей, ненавидящих друг друга.

Хусейн зашёл через «социалку» — он национализировал нефтяную промышленность (что само по себе «напрягло» американцев), поднял за счёт этого экономику и провёл на появившиеся деньги социальные реформы — со строительством школ, больниц. Он разделил сферы влияния между суннитами и шиитами — отдав первым преимущественно политическую власть, последним — нефть. «Придавил» курдов, а также старался расправиться с «теневыми» уголовными структурами, чем заслужил репутацию борца со взяточниками и бандитами. Конечно, в реальности попытки выстроить в стране баланс и создать некое подобие «нации» сопровождались внутренними чистками, попытками опереться то на одну силу, то на другую. Однако в конечном итоге Хусейну удалось выстроить нечто, включавшее отчасти Баас, отчасти — представителей местных кланов, а где-то — просто доверенных близких родственников.

В любом случае тот факт, что Саддам продержался во главе Ирака столько лет и был скинут фактически только силами иностранной интервенции, — не был и не мог быть случаен. Хусейн более или менее устраивал и население, и кланы, и даже соседние государства — а адекватной замены ему не было, что и показал последовавший за его свержением хаос, продолжающийся и по сей день.

Взаимовыгодное сотрудничество

Главное же — Саддам сумел выстроить отношения с США. В зависимости от конъюнктуры, он мог то играть роль «всемирного зла», которое Запад вот-вот уже готов уничтожить, но в последний момент стороны идут на компромисс, заодно нужным образом влияя на цены на нефть. Либо — как это было в случае ирано-иракского конфликта — Хусейн готов был выполнять за США «грязную работу» по сдерживанию особенно «зарвавшихся» восточных лидеров.

На тот момент лидером Ирана был Сейид Хомейни, также пришедший к власти при широкой поддержке американцев в конце 70-х годов. Он был крайне далёк от идей построения «нации» и балансировки разных этнических и религиозных групп. Хомейни представлял силы исламистов, которые, вместе с подготавливаемыми Пакистаном боевиками и афганскими радикалами должны были перекроить Ближний Восток, а затем хлынуть на территорию СССР, Индии (а на самом деле — и Китая). Однако иранский лидер не собирался идти по рельсам, проложенным иностранными силами, приведшими его к власти. В 80-е годы он уже стал злейшим врагом как США, так и Саудовской Аравии, до (и после) этого спонсировавших радикальный ислам.

Убитый иранский солдат

Формально Запад наложил эмбарго на обе воюющие стороны, однако фактически США активно переправляли в Ирак военную технику через Египет, Иорданию и всё тех же саудитов. По данным Самюэля Геджэнсона (расследовавшего экспорт технологий Саддаму), с 1985 года американское правительство одобрило 771 разрешение на продажу Хусейну передовых технологий, в том числе связанных с пресловутым оружием массового поражения. Поддержку Ираку оказали 700 фирм из Британии, Германии, Канады, Франции и других стран.

В те же годы у Хусейна действительно было химическое оружие — но передано оно ему было Соединёнными Штатами. Ещё в ноябре 1983 года у тогдашнего госсекретаря Джорджа Шульца имелись отчёты о применении Ираком отравляющего газа. Известно было в США и о применении химического оружия против курдов в 1988 году. Все эти материалы попали в крупнейшие мировые СМИ (например, журнал Times) уже в 2002 году. Интересно, что казнили Саддама за расстрел 148 курдов, а вот вопрос о химическом оружии обошли стороной.

Иранский солдат в противогазе

По крайней мере неудивительно, что представители стран Ближнего Востока не пришли в восторг от свержения Хусейна. Ливанские газеты писали, что «лакей попал в капкан, поставленный хозяином». Король Саудовской Аравии Абдалла Аль Сауд заявил американскому представителю: «США преподнесли Ирак Ирану на позолоченной тарелке. Вы позволили персам, Сефевидам, правившим в Иране в шестнадцатом и семнадцатом веках, заново получить Ирак…» Арабы боялись иранцев больше, чем Израиль. И потому Хусейн был в своём праве, когда обвинял соседние страны, не поддержавшие его в войне против Запада, в неблагодарности: он защитил стабильность арабских стран от посягательств исламистов Хомейни и иранской революции.

Так же уверенно Саддам ощущал себя и при вторжении в Кувейт в 1990 году. Американский посол в Ираке даже озвучивал первоначальную позицию США по этому поводу, ссылаясь на госсекретаря Джеймса Бейкера: «В Соединенных Штатах нет определенного мнения относительно внутриарабских разногласий, таких, как ваши пограничные разногласия с Кувейтом». Шёл июль 1991 года. Хусейн однозначно воспринял сказанное как «отмашку».

Однако интересы США в регионе несколько изменились. Иран к тому моменту уже оказался в международной изоляции и плотно «сидел» на антизападной риторике. Для арабских стран главным источником опасности стал Ирак. Американцам было удобно выступить в роли защитников интересов арабов и заодно блокировать всё усиливающийся Ирак. Тем более что в 1990 году произошло воссоединение Германии, и получившая новую опору Европа претендовала на влияние на Ближнем Востоке. Европейские подвижки можно было предупредить, выстроив против Ирана и Ирака проамериканский арабский фронт — что и было сделано. Спутники США зафиксировали передвижения иракской армии к границе с Кувейтом в тот же самый день, когда Михаил Горбачёв на встрече с Гельмутом Колем пообещал поддержать вступление Германии в НАТО.

Есть мнение, что Ирак вполне встроился в новую конъюнктуру — он стал выполнять роль «мирового зла», объединяющего врага, и действовал согласованно с США, позволяя им наращивать в регионе военный контингент. В любом случае американцы на протяжении многих лет находили с Хусейном «компромиссы» — пока в конце 1998 года в игру не вступили новые силы.

Игра переходит в реальность

Начиналось всё привычным уже способом и в привычное всем время (эксперты отмечают, что каждый год конфликт «разгорался» под осень): ко времени, когда международное сообщество должно поставить вопрос о снятии с Ирака эмбарго, французские эксперты из комиссии по разоружению заявляют, что обнаружили следы отравляющего газа на иракских боеголовках. Хусейн рвёт связи с комиссией, снятие блокады отменяется. Где-то 12 дней ничего не происходит, после чего в ООН объявляется иракский перебежчик, заявляющий, что его страна прячет большие запасы химического и биологического оружия. Билл Клинтон звонит европейским лидерам по поводу военного вмешательства — его поддерживает только Британия (в те времена это ещё что-то значило). Россия и Китай уговаривают Саддама «одуматься» и восстановить связи с ООН. США наращивает группировку в Персидском заливе, вводит туда авианосцы, поднимает бомбардировщики. В этот момент Хусейн идёт на попятную, и всё возвращается на круги своя: санкции сохранены, иракская квота на нефть сохраняется у ОПЕК, а американцы абсолютно легитимно усилили на Ближнем Востоке своё присутствие.

Но тут вскрываются новые обстоятельства. Пользуясь моментом, в переговоры с Ираком вклинивается Китай — и добивается в этом заметных успехов. Параллельно Пекин заключает с Хусейном крупное соглашение по разработке нефтяных месторождений. Более того, в своей позиции по Ираку Китай заручается поддержкой России, и Борис Ельцин шлёт Саддаму личное послание с предложением по разрешению конфликта.

Коммунист... Исламист... Всё равно убьём!

Далее Хусейн начинает «заигрывать» напрямую с Европой. Ирак сворачивает риторику войны с западным «большим шайтаном» и начинает уже серьёзный разговор о переустройстве мира. По стране бесплатно распространяются копии диссертации сына Хусейна Удэя — «Мир после холодной войны». В ней утверждается, что США теряют позиции мирового гегемона, и им на смену приходят Германия, Япония и Китай.

Эта формулировка, кажется, соединяет в себе всё, что тревожило в тот период американские власти: пророчество о потере ими первенства, ориентацию на объединяющуюся вокруг немцев Европу, союз с активизировавшимся на ближневосточном направлении Китаем… И даже недвусмысленный намёк на коалицию времён Второй мировой, претендовавшую на передел мира и «скидывание» Великобритании с США. О том, что намёк был услышан, свидетельствует название американской операции против Ирака — «Лис пустыни» (The Desert Fox, у нас закрепился неправильный перевод «Лис в пустыне»). Так называли Эрвина Роммеля — нацистского генерала, командовавшего африканским корпусом, преуспевшего в борьбе с британцами. Сравнение Ирака с нацистской Германией, а Хусейна с Гитлером станет обычным и в 1998—1999 годах, и во время интервенции в Ирак в 2003 году, и даже после казни Саддама.

Наконец, 17 декабря должно было состояться обсуждения импичмента Билла Клинтона.

Солдаты в Ираке

В конце ноября начался второй виток конфликта — фактически была разыграна ровно та же схема, что и в первый раз, но уже с другим итогом. В США (к вопросу о дате казни в начале статьи) прикинули: 20-го числа должен начаться Рамадан, и военные действия в этот день оскорбили бы чувства верующих мусульман. Было решено начать маленькую 72-часовую войну в ночь с 16 на 17 декабря.

Американцы объявляют, что запрещённое оружие хранится где-то в президентских дворцах, на нефтяных объектах и в военных лагерях. Самолёты США и Британии наносят по указанным целям удары. К заливу подводят ещё один авианосец… Операция закончилась точно в срок, но никаких разъяснений по поводу её конкретных целей и их достижения Пентагон не опубликовал.

Действия США резко осудили Россия, Китай и Франция. С критикой выступили Индия и Италия. Германия «выразила сожаление» в связи с применением силы. Япония, Канада, Австралия, Испания и Южная Корея выразили свою поддержку бомбардировкам Ирака.

В дальнейшем американцы начинают вытеснять армию Ирака из северных и южных провинций. Непонятно, откуда появляется оппозиция (всем, даже эмигрантам, казалось, что Хусейн задавил всякий возможный протест). За границей строятся планы по «федерализации», установлении в Ираке Иорданской монархии. В США разрабатывается план по единовременной физической ликвидации всего иракского руководства. Начинается разговор о разделении страны. С какого-то момента конфликт становится привычным, никто не реагирует даже на уничтожение объектов иракской нефтяной сети…

Однако этот период ознаменован двумя событиями, важность которых часто недооценивается. Первое — это скандал о шпионаже комиссии ООН по разоружению в Ираке во главе с Ричардом Батлером, с заявлений которого началась кампания против Хусейна. Дело разрешилось под давлением России, Китая и Франции. Оказалось, что инспекторы ООН тайно работают на разведку иностранных государств. Батлер рассказал, что они занимались установкой прослушивающих устройств, информация с которых поступала в США, причём комиссия ООН её даже не получала (!). В австралийской прессе также появились материалы о деятельности организации под названием Gateway, имевшей доступ ко всем материалам комиссии. Это — наднациональная структура, координирующая деятельность разведок Австралии, Великобритании, Новой Зеландии и США на ближневосточном направлении и в бывших колониях британской империи.

Этот крупный скандал (ставший возможным благодаря признаниям самого Батлера — между прочим, СМИ в то время много писали о его причастности к разведсообществу) де-факто перечеркнул авторитет и самостоятельность структур ООН. С этого момента считаться с её комиссиями стало необязательно — что сыграло свою роль в Югославии. На роль защитника международного права, вместо скомпрометированной ООН, вышел блок НАТО.

Второе же событие — это готовность НАТО воевать на два фронта: с Ираком и Югославией.

Дверь в никуда

Шло время, все угрожающие США тенденции получали своё продолжение. Ирак ищет союзников для борьбы с американцами — и на помощь ему приходит Китай. Китайцы помогают Хусейну модернизировать систему ПВО (а основная угроза пока что идёт с воздуха). США видят в этом аналогию с помощью, оказанной Китаем талибам сразу после терактов 11 сентября и объявления нового западного «крестового похода». А ведь ещё была китайская помощь Пакистану в создании ядерного оружия…

К 2003 году начинаются уже известные всем события. Джордж Буш обращается к нации, заявляя, что Хусейн разрабатывает ядерное оружие и пытается закупить в Нигере много обогащённого урана. Госсекретарь США Колин Пауэлл трясёт пробиркой с неким белым порошком — якобы оружием массового поражения. Уже через два месяца МАГАТЭ опровергнет заявления Буша, но процесс уже будет не остановить. В общем потоке утонут и заявления главного инспектора США по иракским вооружениям Дэвида Кэя, сомневающегося в существовании у Саддама запрещённого вооружения.

Смех

Кажется, уже забыт тот факт, что сначала Хусейна обвинили в поддержке «Аль-Каиды» (власти всё время пытались увязать интервенцию с «войной с терроризмом»). Однако в Ираке бесчинствовали боевики из подразделения этой организации — «Ансар ас-Сунны» — и Саддам успел стать врагом террористов. Поэтому пришлось предлогом для вторжения сделать именно оружие массового поражения.

Горький юмор истории заключается в том, что именно террористы и выиграли больше всего от начавшейся войны. Свержению Хусейна было суждено стать спусковым крючком для проекта «Нового Ближнего Востока» (хотя объявлен во всеуслышание он был несколькими годами позже). США поняли, что действительно не смогут удерживать мировое господство классическими методами: их ставленники на Ближнем Востоке (и в других регионах) живут собственной жизнью, заключают союзы с Китаем и объединённой Европой.

Цена содержания военного контингента во всех уголках мира становится непомерно высока — и в экономическом плане, и в плане недовольства населения. Необходимо снова делать ставку на дестабилизацию регионов и «натравливание» радикалов (в данном случае — исламистских фундаменталистов) на конкурентов, угрожающих гегемонии Америки.

США никогда не волновало наличие где-либо жестоких военных режимов. Даже в период борьбы с «диктаторами» и «тяжёлой работы сил демократии» они, не смущаясь, сотрудничают с какой-нибудь Саудовской Аравией, где за иные западные ценности положена казнь. Более того, американцы, как и их ближневосточные союзники, не могли не знать, что альтернативой военной диктатуре Хусейна может быть лишь ровно такой же режим другого диктатора, либо исламский фундаментализм. Шиитские круги, требовавшие казни Саддама (и, не будем забывать, — Буша) — это уже не умеренные политические силы. Эксперты указывали, что инициативу перехватили группы, связанные даже не с Тегераном, а Кумом — т. е. самыми фундаменталистскими, самыми радикально-правыми представителями Ирана.

Четвёртый год войны

Обсуждая убийство Хусейна, автор The Times напишет: «Казнь Саддама вогнала последний гвоздь в гроб арабского национализма — светской идеологии панарабского единства и независимости. В Ираке и на всем Ближнем Востоке будущее все больше принадлежит исламским фундаменталистам». Ему вторит министр обороны США (и бывший директор ЦРУ) Роберт Гейтс, добавляя сетования по поводу ложности заявлений о запрещённом оружии, с которых всё начиналось. Первый замгоссекретаря США при Клинтоне Строуб Тэлботт примерно в то же время заявляет: «Вьетнам все же был унитарным государством, разделительная линия в котором была искусственной, а значит, и временной, в то время как Ирак — это искусственно объединенное государство, которое теперь пересечено разделительными линиями — и, возможно, уже навсегда. Кроме того, в отличие от Вьетнама, Ирак — это не просто плашка домино. Он окружен ими».

Убит в Ираке

Подобные высказывания американских военных, спецслужбистов и чиновников, конечно, ценны. Однако в воздухе повисает вопрос: почему США, даже после такого якобы «провала» в Ираке, продолжают свою политику уничтожения национальных государств и свержения лидеров, способных обеспечить в регионе стабильность? Не потому ли, что американцы планируют использовать хаос, вроде того, что окутал сейчас государство Саддама? Да и что ещё можно сказать, когда прямым следствием свержения и убийства Хусейна стало рождение ИГИЛ (организации, запрещённой в России) — главного зла современности (хочется добавить: «после России и Китая»)?

Наконец, понесёт ли кто-то ответственность за всё содеянное (а содеяно много, слишком много)? Это зависит в том числе и от действий нашей страны и нашего народа в наступающем году. По крайней мере всё меньше становится сил в мире, способных положить творящимся бесчинствам предел. И всё более весомой оказывается роль России.

Дмитрий Буянов

США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029227


США. Сирия. Ирак > СМИ, ИТ. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 29 декабря 2016 > № 2036668

Clooney and the “White Helmets,” Dupe or Dope?

Gordon Duff

George Clooney, one of Hollywood’s biggest box office names, a man with pretentions for the presidency for sure and sworn enemy of President-elect Donald Trump, has announced plans to make a film honoring Syria’s White Helmets. To the much of the public subjected to fake and censored news, the White Helmets are heroes. Always in areas controlled by “moderate opposition” or, quite frankly outright terrorists like ISIS and the group formerly named Jabat al Nusra, this organization has been lauded as the savior of the Syrian people from the beastly depredations of the “regime” and its “brutal dictator,” Assad.

The truth is something a bit different, a truth it would have taken Clooney only a few moments on the internet to discover, that or the most minimal research, which he either did or didn’t do. If he didn’t do the research, he is a dupe, meaning he has been fooled into supporting a terrorist group against a legitimate democratically elected government for purposes of protecting and supporting paid mercenary murders. Sound harsh? Probably not harsh enough as we will get into shortly.

The other possibility, of course, is that Clooney is buying his way into politics by making friends with the same ultra-rightest groups that founded the White Helmets and have used similar fronts with the same roots, as we will show, to propagandize color revolutions that have turned into disaster after disaster. From Vanessa Beeley for Global Research:

The western media mythology goes as follows:

“They are made up of former bakers, builders, taxi drivers, students, teachers, pretty much anything apart from rescue workers,” according to the much repeated phrase used by their British ex-military, USAR (Urban Search & Rescue) trainer,James Le Mesurier who specialises in outsourcing warfare – the kind of private security operations exemplified by the likes ofBlackwater (now known as Academi) and DynCorp, and other well-known global suppliers of mercenaries and CIA outreach assassination experts.

Running operations through Blackwater gave the CIA the power to have people abducted, or killed, with no one in the government being exactly responsible. ~ The Atlantic, 2012

White Helmets founder Le Mesurier, who graduated from Britain’s elite Royal Military Academy at Sandhurst, is said to be an ‘ex’ British military intelligence officer involved in a number of other NATO ‘humanitarian intervention’ theatres of war, including Bosnia, Kosovo and Iraq, as well as postings in Lebanon and Palestine. He also boasts a series of high-profile posts at the UN, EU, and UK Foreign and Commonwealth Office. Not to mention his connections back to the infamous Blackwater (Academi).

Beeley goes further, outlining her own experiences in Syria with the White Helmets:

They claim they are not “tied to any political group in Syria, or anywhere else”, yet they are embedded with Al Nusra Front, ISIS and affiliated with the majority of US allied terrorist brigades infesting Syria. In fact during my recent trip to Syria, I was once again struck by the response from the majority of Syrians when asked if they knew who the White Helmets were. The majority had never heard of them, others who follow western media noted that they are a “NATO construct being used to infiltrate Syria as a major player in the terrorist support network.”

One of the major issues of what may have been called the Syrian Civil War, but might best be described as an invasion by NATO auxiliaries, is the use of NGO’s or “Non-Governmental Organizations” to move jihadists around the world, move weapons and produce fake news. The White Hats has been very much a part of all of these activities but, truth be told, they are hardly “non-governmental.” From 21st Century Wire:

“This is an alleged “non-governmental” organisation, the definition of an NGO, that thus far has received funding from at least three major NATO governments, including $23 million from the US Government and $29 million (£19.7 million) from the UK Government, $4.5 million (€4 million) from the Dutch Government. In addition, it receives material assistance and training funded and run by a variety of other EU Nations.”

Requests have been made of the Secretary General of the United Nations to challenge their NGO status as even a cursory investigation shows they are funded as nearly all intelligence agencies fronts are. Further, of course, has been their ability to work closely with what were “opposition” groups in Syria that, since early 2014, had melded into the al Qaeda organization after a period of infighting. The “moderate opposition,” under non-terrorist control has only recently reappeared and that is only in Northern Aleppo, seemingly under the direct command of the Turkish Army, and is primarily being used to fight against Kurdish groups opposed to ISIS. Is this all coming into focus now? If it is for you, you are it seems the only one who gets it.

The White Helmets are actually run by a terrorist, which might well explain why they get along so well with terrorists and why they are able to function freely. Of course that they continually report “regime” atrocities, always directly in line with the narrative promoted by US Ambassador to the United Nations, Samantha Power, may well only be coincidental. Thus far, the White Helmets have been silent on all that goes on around them, seeing nothing and only acting “heroically” while those they are allied with, as is now clear to the world, executed thousands, trafficked tens of thousands of women and children into sex slavery and plummeted chlorine and mustard gas projectiles on the residents of “regime held” West Aleppo for years. The truth is actually worse, much worse but let’s deal with a bit about Raed Saleh, the leader of the White Helmets first. From 21st Century Wire:

There has been a concerted campaign by a range of investigative journalists to expose the true roots of these Syria Civil Defence operatives, known as the White Helmets. The most damning statement, however, did not come from us, but from their funders and backers in the US State Department who attempted to explain the US deportation of the prominent White Helmet leader, Raed Saleh, from Dulles airport on the 18th April 2016.

“It was unclear whether Mr. Saleh’s name might have shown up on a database, fed by a variety of intelligence and security agencies and intended to guard against the prospect of terrorism suspects slipping into the country.” ~ New York Times

Mark Toner, State Department spokesperson:

“And any individual – again, I’m broadening my language here for specific reasons, but any individual in any group suspected of ties or relations with extremist groups or that we had believed to be a security threat to the United States, we would act accordingly. But that does not, by extension, mean we condemn or would cut off ties to the group for which that individual works for.”

Saleh’s real history is more complicated, born in Israel, Saleh has a long history of opposition to Israel and involvement in justice related causes, particularly “anti-Zionism.” He has been particularly critical of the role, in the past at least, Turkey has played in promoting Zionism. In fact, Saleh has positioned himself as a fanatic anti-Zionist and has often been accused of anti-Semitism as well.

How then do we explain the financing for the White Helmets or their allegiance to organizations fighting against the Damascus government who maintain strangely friendly ties to both Israel and Turkey?

Then there’s Clooney himself, whose wife is an “alleged” human rights activist. However, Amal Clooney’s clients include not only Julian Assange, whose Mossad ties were exposed in 2010 by Zbigniew Brzezinski but also former Ukrainian Prime Minister Julia Tymoshenko, a strong supporter of NATO who has openly advocated ethnically cleansing Ukraine using nuclear weapons.

It seems like Clooney’s liberal activism has garnered more than one strange bedfellow. Then again, Clooney’s finance partner is Israeli Grant Hezlov, producer of the anti-Iranian blockbuster Argo, a film many activists believe was timed to prestage public opinion against a nuclear settlement with Iran.

The issue with Clooney is that he has mostly avoided pitfalls of this type. Let’s take a conspiratorial look at the White Helmets for a bit. Were one to look at their roots, Saleh who makes no sense at all considering the obvious CIA funding of the White Helmets, and their openly “fabulous” relationship with the MSM, Clooney should be running for the hills.

Then again, there is more than enough circumstantial evidence that something is very wrong. With the media frenzy over Aleppo “genocide” dying now that media are moving around a city, not conquered but “liberated” and with UN observers on their way with Russia’s blessing, it has to be clear to Clooney that the White Helmets are not what they seem. The math here is simple as two plus two, if the press lies fell apart in only days, 14 foreign spies caught running the al Qaeda “operations room” and so many of the atrocities videos now proven staged, then the equally staged and fictional history of the very government funded “non-government” White Helmets would be “fake” as fake news also.

Then there are the rumors, that the funding and logistics for the White Helmets brought in poison gas and that Press TV’s Serena Shimm was murdered because she got too close to “busting” this group as complicit in mass murder.

In fact, for nearly 4 years, Russia tried to introduce evidence to the UNSC in order to prove assertions made by the Syrian Human Rights Observatory and the White Helmets were, in fact, fabrications by pro-terrorist propaganda organizations funded by western intelligence agencies.

Then we come to who Clooney is himself. Clooney, a charismatic outspoken liberal, could well challenge Trump for the presidency, should history lend itself to this political confrontation. Grooming Clooney as another “useful idiot” it how the system works. Those who have admired Clooney have hoped he would begin challenging the traditional narrative more vigorously, perhaps not to the extent Trump has, but certainly following that lead. This current effort puts that hope to rest.

США. Сирия. Ирак > СМИ, ИТ. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 29 декабря 2016 > № 2036668


Ирак > Армия, полиция > dw.de, 29 декабря 2016 > № 2022065

Иракская армия в четверг, 29 декабря, начала новую попытку освобождения Мосула от боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ). Правительственные войска вошли в ряд восточных районов города, сообщают информагентства со ссылкой на иракское государственное телевидение.

Цель нового наступления - полностью освободить от боевиков ИГ восточную часть города. За два месяца правительственным войскам удалось взять под контроль примерно четверть городской территории.

Взорван последний мост через реку Тигр в Мосуле

В операции в Мосуле задействованы около ста тысяч человек. Это солдаты иракской армии, а также бойцы курдского ополчения и шиитских вооруженных формирований. Их поддерживает авиация западных и арабских союзников. В ходе авиаударов накануне был разрушен последний городской мост через реку Тигр, чтобы отрезать путь снабжения джихадистов на восточном берегу.

Ранее наступление на Мосул, которое активно поддерживается международной антитеррористической коалицией, возглавляемой США, было фактически остановлено. В качестве причин называют плохие погодные условия, а также ожесточенное сопротивление со стороны джихадистов в жилых районах. Это последний крупный город в Ираке, оставшийся под контролем джихадистов. Они захватили его в 2014 году.

Ирак > Армия, полиция > dw.de, 29 декабря 2016 > № 2022065


Ирак. Турция. Азербайджан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 28 декабря 2016 > № 2026240

Министр обороны Ирана о России, Сирии, Турции, Азербайджане и Израиле

Иран не координирует свои действия в Сирии с возглавляемой США коалицией, так как уничтожение террористов не является её истинной целью, заявил в эксклюзивном интервью RT министр обороны Ирана генерал Хусейн Дехкан. По его словам, американцы и их союзники не намерены активизировать борьбу с боевиками, более того, преследуя собственные цели, они будут их поддерживать, так как фактически сами их создали. Глава Минобороны отметил, что операция в Алеппо подорвала силы экстремистов и теперь они пытаются восстановить свой потенциал, организовывая такие отвлекающие манёвры, как захват Пальмиры. В беседе генерал Дехкан прокомментировал отношение Тегерана к западным санкциям и реакцию руководства страны на антииранские заявления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, а также рассказал о сотрудничестве с Россией.

— Давайте сразу же начнём с наиболее горячей темы этих дней, то есть c Алеппо. Как вы оцениваете ситуацию после того, как сирийская армия и её союзники — Россия и Иран — взяли этот город под свой контроль, а боевики были эвакуированы?

— Захват Алеппо, экономической столицы Сирии, конечно, был одной из главных целей террористов. Если бы это произошло с момента их прихода в Сирию, они смогли бы получать поддержку с северной границы и с лёгкостью продвигаться на юг в направлении Хомса, Хамы и даже Дамаска. Алеппо — стратегический пункт, влияющий на политическую и экономическую ситуацию в Сирии в целом. Исходя из этой оценки, мы должны согласиться с тем, что сирийское правительство и все, кто встал на его сторону, понимали значение Алеппо. По этой причине первоочередным пунктом во всех планах по освобождению сирийских территорий был именно город Алеппо. На последнем этапе все военные мероприятия привели к потере боевиками способности к сопротивлению. С другой стороны, спонсоры террористов, поняли, что если ситуация, сложившаяся вокруг Алеппо, сохранится, то это приведёт к уничтожению всех террористов с точки зрения организационной структуры и личного состава, а также сломит моральный дух и нарушит единство их рядов. Поэтому они и приняли решение капитулировать и согласились на эвакуацию из города. Несомненно, это стало важным переломным моментом в борьбе сирийского правительства и сирийской армии против террористических группировок. Мы будем на стороне сирийской армии до тех пор, пока все террористы не признают свое поражение. Что касается других группировок, то они должны участвовать в инклюзивном сирийском диалоге, призванном определить судьбу Сирии.

— Говорят, что достижение договорённости о полном прекращении огня во всей Сирии уже не за горами. Насколько мы близки к этому?

— Это требует реальных гарантий в том смысле, что все должны согласиться на полное прекращение огня и выполнять обязательство о наказании любой стороны, нарушившей этот режим. Нельзя допускать, чтобы ИГИЛ* и «Джабхат ан-Нусра»* были участниками этого соглашения. Все другие вооружённые группировки после прекращения огня должны начать политический процесс и переговоры с сирийским правительством. При прекращении огня, во-первых, очень важно, чтобы прошло разделение между террористами и оппозицией, готовой вести переговоры с сирийским правительством. Во-вторых, борьбу против террористических группировок, таких как ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра, должны вести все силы. В-третьих, все должны прекратить поддерживать террористов как с политической, так и с финансовой и военной точек зрения. Кроме того, необходимо разрешить гражданским лицам свободно перемещаться по Сирии, а также обеспечить доставку гуманитарной помощи во все районы страны. И в заключение, со всех осаждённых районов должна быть снята блокада. Другими словами, надо, чтобы сирийский народ мог жить в безопасности. В целом мы настроены оптимистично при условии, что страны, поддерживающие террористов, примут эти требования и будут сотрудничать. Я думаю, что и террористы, и их спонсоры осознали, что путь, которым они шли, был ошибочным. Если они будут рассуждать здраво и поставят на первое место судьбу сирийского народа, то сложат оружие и примут участие в диалоге. Если они захотят играть определённую роль в управлении страной, они должны добиваться этого с помощью переговоров, законными путями и методами, а не через убийства людей и разрушение инфраструктуры. Ведь это только отпугивает от них сирийский народ, и, следовательно, у них не будет никакой социальной опоры среди сирийского народа для их будущей политической деятельности.

— Москва объявила, что в четверг развернула в Алеппо силы военной полиции. Какова роль Ирана в этом городе после его освобождения? Будете ли вы развертывать полицейские силы для сохранения мира и безопасности?

— Эти мероприятия совместные. Было решено, что три стороны, Россия, Иран и Турция, будут контролировать выполнение недавно достигнутой в Москве договорённости, чтобы добиться прекращения огня и соблюдать его постоянно. Вся эта работа чётко распределена между нами.

— Следует ли это понимать так, что Иран направит туда свои силы безопасности?

— У Ирана там нет вооружённых сил. Там сирийская армия, и она отвечает за выполнение этой задачи. В случае необходимости мы отправим туда военных советников для оказания консультационной помощи.

— Как повлияет освобождение Алеппо на ход дальнейших боевых действий во всей Сирии?

— Это зависит от прекращения огня: если его удастся добиться и стабилизировать, начнётся политический процесс. Уже принято решение, что для проведения переговоров встреча оппозиции и правительства Сирии должна состояться в Астане. Я надеюсь, что стороны придут к желанному результату. Если этот политический процесс начнётся и продолжится, то необходимо будет вести борьбу одновременно и с «Джабхат ан-Нусрой», и с ИГИЛ. Сейчас «Джабхат ан-Нусра» контролирует многие районы страны и не стремится к диалогу, поэтому с ней надо бороться. Но где именно? Это зависит от ситуации в каждом конкретном районе и имеющихся возможностей.

— Господин генерал, Вы сказали, что «Джабхат Фатх аш-Шам», или «ан-Нусра», а также ИГИЛ контролируют обширные районы Сирии. А что будет после освобождения Алеппо? Настанет ли черёд Эр-Ракки или города Эль-Баб, контролируемых ИГИЛ, или города Идлиб, находящегося в руках «Джабхат ан-Нусра»? Какой будет ситуация, учитывая присутствие американцев и курдов в районе Эр-Ракки и присутствие турок в Эль-Бабе? Как будет осуществляться координация между сирийской армией, Корпусом Стражей Исламской революции, российскими ВКС, с одной стороны, и турецкими войсками и силами международной коалиции, с другой? Возможна ли координации на местах?

— Мы никогда не координировали и не координируем наши действия с американцами. Мы никогда не будем с ними сотрудничать. Западная коалиция носит формальный характер, у неё нет реального желания воевать ни в Ираке, ни в Сирии. Как вы помните, они бомбили сирийскую армию в Дейр эз-Зоре. Мы не видим с их стороны какой-либо готовности играть действительно полезную и серьёзную роль в борьбе с ИГИЛ, поскольку они сами взрастили террористов и заинтересованы в том, чтобы сохранить их. Возможно, силы коалиции и хотели бы ослабить террористов, но отнюдь не уничтожить их: ведь террористы являются инструментом для дестабилизации этого региона и некоторых других регионов мира. Террористы получают поддержку от Америки, Саудовской Аравии и Катара, а на местах их поддерживает Турция. Если Ирану, вместе с Россией и Сирией, удастся договориться с Турцией не только о прекращении поддержки этих группировок, особенно «Джабхат ан-Нусра» и ИГИЛ, но и о борьбе с ними, я думаю, что тогда мы увидим улучшение ситуации в Сирии.

— Министр иностранных дел Турции Мевлют Чаушоглу на пресс-конференции после переговоров в Москве призвал распространить режим прекращения огня на отряды Хезболлы. Он потребовал прекратить оказание поддержки им, чтобы полностью гарантировать прекращение огня в Сирии в будущем. Может ли Тегеран согласиться с этим ради достижения какой-либо последующей договорённости по Сирии?

— Я думаю, что прежде, чем выдвигать подобное требование, турки должны ответить на один важный вопрос: «Было ли их вторжение на сирийскую территорию осуществлено по просьбе сирийского правительства, или же это было их одностороннее решение?» Если бы это произошло по просьбе сирийского правительства, то и выход с этой территории должен был бы осуществляться по просьбе сирийского правительства. В противном случае речь идёт об агрессии, а агрессор не может принимать решения за других. Россия и Иран вошли в Сирию по официальной просьбе законно избранного сирийского правительства. Мы пришли туда для оказания поддержки правительству. В любой момент, когда сирийское правительство посчитает, что оно больше не нуждается в наших силах, не останется никакого предлога, чтобы нам там и дальше оставаться. Я думаю, что министр иностранных дел Турции вместо того, чтобы замалчивать ошибки своего правительства, должен взять на себя ответственность за них и понять, почему они стали причиной всей этой критической ситуации в Сирии. Если бы турки с самого начала не совершали этих ошибок в Сирии, то сегодня они не были бы вынуждены исправлять свои прошлые ошибки, совершая при этом новые ошибки.

— После такой долгой войны, как вы сегодня оцениваете положение ИГИЛ и «Джабхат Фатх-аш-Шам» (бывшая «ан-Нусра») с точки зрения живой силы, техники и боеспособности? Есть ли изменения в их моральном состоянии, численности и снаряжении?

— За прошедший период они понесли большие реальные потери. Это касается организационной структуры, системы управления, сплочённости, морального состояния. Но во время недавнего объявленного перемирия они смогли перевооружиться, перегруппироваться, подготовиться к предстоящим боям. На нынешнем этапе, в ходе битвы за Алеппо они потеряли убитыми много командиров и рядовых боевиков. Именно эти огромные потери вынудили их уйти из восточного Алеппо. Иначе бы они смогли дольше и более стойко сопротивляться. Они прорыли там туннели, заминировали территорию, чтобы оставаться в Алеппо, а не уходить оттуда. Их уход из Алеппо означает, что они больше уже не могли сопротивляться. Всё-таки они потеряли много рядовых боевиков и командиров. Но у них всё еще есть много военного снаряжения. Мы не можем этого отрицать. Но остается важный вопрос: смогут ли они продолжать воевать или нет? Это связано с Турцией, её союзниками и их решениями. Что же касается сирийской армии, то она сейчас находится в гораздо лучшем состоянии с точки зрения морального духа, организации, подготовки, вооружения. К этому следует добавить российскую воздушную поддержку, некоторую наземную поддержку. Все это способствовало улучшению позиций сирийской армии в борьбе против боевиков и террористов.

— Однако в то время, когда происходила эвакуация боевиков из Алеппо, сирийская армия потеряла Пальмиру!

— Это другой вопрос. Пальмира не имела первостепенного значения по сравнению с Алеппо. Не было концентрации внимания на том, чтобы не потерять Пальмиру. Враг на войне иногда прибегает к хитрости и уловкам, чтобы заставить противоположную сторону отступить от своей главной цели. В Пальмире произошло нечто подобное. Они хотели отвлечь внимание сирийской армии от Алеппо, чтобы вернуть его под свой контроль и остаться в нём. Поэтому они атаковали Пальмиру.

— Можно ли сказать, что после иранско-российско-турецких переговоров в Москве на прошлой неделе урегулирование сирийского кризиса находится в руках именно этих трёх государств или же возможно присоединение к этому процессу и других государств, например, Саудовской Аравии?

— Остальные были в Женеве, встречались там несколько раз. Мы считаем, что единственный способ урегулирования сирийского кризиса состоит в том, чтобы помочь достичь сирийско-сирийского урегулирования… Саудовская Аравия не играет такой роли, которая делала бы её способной к участию в переговорах.

— Но Саудовская Аравия играет роль в Сирии!

— У Саудовской Аравии нет общих границ с Сирией.

— Вы обвиняете её в поддержке группировок…

— Они стремятся свергнуть существующий режим. Нельзя вести переговоры с теми, кто к этому стремится. Необходимо дать им решительный ответ. Это касается и остальных тоже.

Мы полагаем, что если все согласятся с тремя сирийскими принципами, то легко будет достигнуть решение.

Первый принцип — сохранение территориальной целостности Сирии как единого государства. Второй принцип — сирийский политический режим не может быть предметом сомнения. В настоящее время там Башар Асад. Если они (противники Асада. — RT) согласятся признать принцип единства Сирии, президентство Башара Асада и нынешний правящий политический режим, тогда оппозиция сможет сесть за стол переговоров с правящим режимом Сирии и выдвигать свои требования. В этом случае можно найти точки опоры для восстановления безопасности и стабильности, продолжения политического процесса. Можно будет сесть и написать новую Конституцию, проводить определённые реформы или даже проводить свободные и честные выборы, в ходе которых каждый сможет выдвигать себя кандидатом на пост президента Сирии. Если же они хотят запросто прийти и сказать, что Башар Асад должен уйти, то это вздор. Решение должен принимать сирийский народ. А нынешнее иностранное вмешательство не будет способствовать урегулированию, но лишь ухудшит ситуацию. Это одна из причин провала переговоров в Женеве.

— В ходе разговора Вы упоминали сирийского президента Башара Асада. Я понял из Ваших слов, что Иран не настаивает на какой-либо роли лично сирийского президента Башара Асада в будущем.

— Нет-нет, мы не настаиваем на этом. Мы говорим, что никому не позволительно утверждать, что Башар Асад не имеет права выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах. Это наша позиция. Решать должен народ. А не кто-то другой.

— Вы согласитесь, если во время переходного этапа будет другой человек?

— Решает народ. Либо выбирает его, либо нет.

— Новости о вылетах самолётов российских ВКС с иранской базы Хамадан наделали много шума прошлым летом. А прекращение этих вылетов стало таким же неожиданным. Какова позиция Тегерана и Москвы по вопросу использования базы Хамадан для поддержки операции в Сирии в настоящее время? Возможно ли возобновить использование базы Хамадан, и каковы необходимые условия для этого?

— Это вопрос, который задавали многие. О том, что Иран отдал свою базу в распоряжение России. Это абсолютно не верно, так как противоречит нашей Конституции. Но поскольку мы сотрудничаем с Россией в борьбе с терроризмом, то мы предоставили ей некоторые льготы для взлёта и посадки боевых самолётов. И в любой момент, когда мы почувствуем необходимость, и если Россия обратится с просьбой снова предоставить ей эти льготы, мы рассмотрим это, учитывая текущие обстоятельства, и примем решение по этому поводу. Мы не подписывали с Россией никакого соглашения, позволяющего использовать наши базы в любое время. В зависимости от обстоятельств, при наличии просьбы от России, и если мы увидим необходимость в этом, мы готовы оказать в этом помощь.

— А ведутся ли какие-либо переговоры по этому вопросу в настоящее время?

— Нет, в настоящее время нет.

— С некоторых пор Россия и Иран ведут переговоры о крупнейшей сделке по закупке вооружений, оцениваемой примерно в $10 миллиардов. Эта сделка включает наступательные или оборонительные вооружения?

— Нет. Я сказал, что потребности, которые мы не можем удовлетворить за счёт собственного производства, мы готовы обеспечить из любого источника, кроме США, Израиля и их союзников. В мире есть такие страны, как Россия и Китай. У нас длительная история сотрудничества с этими двумя странами. И это сотрудничество будет продолжаться и дальше.

— Есть ли опасения, что эта сделка может быть использована как предлог для ужесточения санкций против Ирана со стороны Запада, и особенно — американцев?

— Мы не стремимся к тому, что противоречит ядерной сделке. К тому же мы не очень-то обращаем внимание на заявления США. У нас есть свои производственные мощности и возможности, позволяющие нам обеспечить наши потребности.

— Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху недавно посетил Азербайджан. Там был подписан контракт о поставках вооружений и достигнуты соглашения о сотрудничестве в области безопасности и в военной сфере. Нетаньяху сделал антииранские заявления, находясь на земле вашего северного соседа — Азербайджана. Как вы оцениваете это сотрудничество между Израилем и Азербайджаном?

— Мы обратили внимание наших друзей в Азербайджане на то, что предоставление Израилю доступа в этот регион не пойдёт им на пользу. Иран этого не потерпит. Но это их решение, принятое для достижения их целей и обеспечения их интересов. И мы не можем возражать против этого. Около двух лет тому назад израильский беспилотник-шпион вторгся в наше воздушное пространство из Азербайджана. Мы направили им ноту протеста и указали, что это сделал Израиль, и что у Израиля есть разведывательное окно в Азербайджане. В то время азербайджанскому президенту было трудно согласиться с этим. Но, когда я с ним встретился и поговорил, выяснилось спустя год, что в Азербайджане есть израильская шпионская ячейка.

Думаю, что наши друзья в Азербайджане должны понимать, что многие в регионе и за его пределами не желают установления стратегических отношений между Ираном и Азербайджаном и стремятся помешать этому. Разумеется, азербайджанский президент хочет развивать отношения с нами. Однако есть другие силы, которые вмешиваются и оказывают влияние. А что касается угроз со стороны Нетаньяху, то мы его не признаём, и даже не собираемся слушать, что он говорит. Пустые слова не облагаются налогом. Пусть себе говорит, что хочет, пока не устанет.

* «Исламское государство» (ИГИЛ), «Джабхат ан-Нусра» («ан-Нусра», «Фронт ан-Нусра», «Джабхат Фатх-аш-Шам») — террористические группировки, запрещённые на территории России.

Ирак. Турция. Азербайджан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 28 декабря 2016 > № 2026240


Финляндия. Ирак > Армия, полиция > yle.fi, 28 декабря 2016 > № 2021191

Прокуратура города Оулу предъявила обвинения семерым членам международной преступной группировки в организации нелегального въезда в Финляндию граждан Ирака осенью 2015 года.

Согласно обвинению, подозреваемые организовали через свою сеть проезд иракцев на территорию Финляндии через Турцию и Грецию.

Кроме того прокуратура подозревает обвиняемых и в других тяжких преступлениях, в том числе, в мошенничестве в особо крупных размерах.

В ходе предварительного следствия подозреваемые отрицали свою вину.

Судебный процесс по делу начнется в уездном суде Оулу в середине января.

Финляндия. Ирак > Армия, полиция > yle.fi, 28 декабря 2016 > № 2021191


США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 26 декабря 2016 > № 2017965

На освобождение сирийской Ракки и иракского Мосула и ликвидацию остатков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) уйдет два года, считает генерал-лейтенант Стивен Таунсенд, командующий войсками международной коалиции во главе с США.

Однако Таунсенд в интервью изданию Daily Beast не назвал точных сроков окончательной победы над боевиками ИГ в Сирии и Ираке. Он также отметил прогресс, который демонстрируют иракские войска во время противостояния боевикам. По словам американского командующего, военные Ирака осваивают ведение боя с использованием танков в городских условиях.

Таунсенд, как отмечает издание, также сделал необычное для командующего силами США заявление в отношении шиитского ополчения, поддерживаемого Ираном. По его словам, ополченцы были "весьма дисциплинированными" союзниками с того момента, как он прибыл в Ирак.

Таундсенд отметил заметный прогресс в наступлении на город Тель-Афар (провинция Найнава, расположен в 50 километрах к западу от Мосула), осуществляемом Шиитским народным ополчением (арабское название — "Аль-Хашд аш-Шааби).

Ракка считается "столицей" боевиков ИГ в Сирии и вторым после иракского Мосула оплотом террористов в регионе. Город с населением около 300 тысяч человек был захвачен в 2013 году. В настоящее время силы сирийской оппозиции ведут операцию по блокированию Ракки и ее освобождению.

Ранее агентство Рейтер со ссылкой на американского военного инструктора сообщило, что иракские силы в ближайшие дни начнут новую фазу операции по освобождению Мосула, где операция продолжается с октября при участии военных, курдских сил пешмерга и коалиции во главе с США.

США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 26 декабря 2016 > № 2017965


США. Ирак. Сирия > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 декабря 2016 > № 2036556

Is There any Room Left for Freedom in the Western Press

Grete Mautner

It’s recently been reported that two-out-of-three Americans view political correctness as a threat and say they don’t have freedom of speech anymore. This was the conclusion that Rasmussen Reports came to after making a poll on the state of press freedom in the US.

In his collumn for The American Conservative a notorious author and ideologist of the paleoconservatism, Patrickk J. Buchanan would note that allies, like the Brits, and America’s own leaders mislead and lie to the US population, leading the country into unnecessary wars, while meddling in the internal affairs, including the elections, of regimes that the US doesn’t like, pretty much the job description of the CIA and the National Endowment for Democracy.

Buchanan notes that history suggests it is America’s own War Party that bears watching. Consider Operation Iraqi Freedom. Who misled, deceived, and lied about Saddam’s weapons of mass destruction, the “fake news” that sucked the US into one of the country’s greatest strategic blunders? Who lied for years about an Iranian nuclear weapons program, which almost dragged the US into a war, before all 16 US intelligence agencies debunked that propaganda in 2007 and 2011? Yet, there are those who insist that Iran has a secret nuclear weapons program, since they crave for war with Iran.

The same American Conservative believes that the more there’s US meddling in other regions of the world, the less attention is being paid to those facts by the US media sources.

In fact, President Obama has spent eight years talking about withdrawing the United States from the Middle East but has in fact expanded the military footprint of the United States. He has done so without much real debate in the mainstream news about the wisdom of his actions. Tellingly, what debate has occurred has focused on erroneous claims that Obama has appeased America’s enemies by withdrawing too much.

This distorted coverage resulted in the White House expanding the US military presence in the Middle East for two years in a row, without being subjected to scrutiny or critisim of any sort. In spite of the fact that the US is expanding its operations in Iraq, Syria, Yemen and Libya, those are rarely being mentioned in the US press. There’s a chart that tracks the monthly mentions of the president, the US military, and specific countries in the same story in three major national papers (the Post, the Times, and the Journal), and they have all been dropping over the last two years despite increased US involvement in all four places in the same period.

One should note that these numbers are stories per month, so in a given month this year US military involvement in Syria might be mentioned once every ten days. The even smaller number for Yemen is the least surprising of the four.

According to Amber Lyon, a three-time Emmy award winning journalist, CNN is routinely paid by the US government and foreign governments to selectively report on certain events and make up fake news stories. Furthermore, the Obama administration pay CNN for editorial control over some of their content.

Unfortunately ,this is where we are today with the state of press freedom in the West. The only freedom we have now, is the freedom of the White House to exercise all sorts of control over what we watch and read on the daily basis.

США. Ирак. Сирия > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 декабря 2016 > № 2036556


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter