Всего новостей: 1967807, выбрано 2139 за 0.225 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042158

Вооруженные силы Ирака полностью освободили от боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) восточную часть Мосула, более двух лет удерживаемого боевиками. Об этом объявил командующий силами специального назначения республики, генерал Абдель Гани аль-Асади.

По словам иракского генерала, правительственные силы "установили контроль над территорией Мосула, расположенной на левом берегу Тигра (восток)". При этом он подчеркнул, что разработан "план по восстановлению контроля над западной частью города (правый берег Тигра)".

Между тем в командовании операцией по освобождению Мосула опровергли заявление аль-Асади, отметив, что "наступление на позиции ИГ все еще продолжается в нескольких районах города".

Накануне главнокомандующий ВС Ирака премьер-министр Хейдар аль-Абади объявил о начале наступления на позиции ИГ к западу от Мосула.

Наземная фаза операции по освобождению Мосула началась 17 октября 2016 года. В ней участвуют правительственные силы, шиитское ополчение и курдские формирования "пешмерга". Их поддерживают иракские ВВС и авиация коалиции во главе с США. За операцию внутри населенного пункта отвечают антитеррористические подразделения спецназа ВС Ирака и отряды Федеральной полиции республики.

Павел Прокофьев

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042158


США. Ирак. Кувейт. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 января 2017 > № 2040670

17 января 1991 года вооруженные силы США и стран Международной коалиции ООН начали военную операцию «Буря в пустыне» (Operation Desert Storm), направленную на уничтожение иракских войск, занявших соседний Кувейт. В отличие от большинства других военных интервенций США, на этот раз всё было сделано согласно международному законодательству — решение было принято Советом безопасности ООН, с согласия уже распадающегося на тот момент СССР.

Реакция людей

Решение, ставшее смертным приговором для Ирака

Сама операция «Буря в пустыне» стала частью Войны в Персидском заливе 1990−1991-х годов. Началась она с вторжения Ирака в Кувейт 2 августа 1990 года. Перед тем как это произошло, президент Ирака Саддам Хуссейн обвинил правительство Кувейта в воровстве иракской нефти (якобы использовались технологии бурения наклонных скважин) и взамен требовал списать немалые долги (более $14 млрд, в сумме страна была должна $60 млрд разным кредиторам), которые образовались у Багдада за годы (1980−1988) Ирано-Иракской войны, заплатить компенсацию размером $2,5 млрд и передать как минимум в аренду, стратегически важные острова Варба и Бубиян. Ко всему прочему, Кувейт не придерживался квот ОПЕК по добыче нефти, что не способствовало так необходимому обнищавшему после войны Ираку подъёму цен на нефть. В купе с тем, что в Ираке были популярны идеи (не без оснований) о том, что исторически территория Кувейта относится к Ираку, Саддам Хуссейн принял роковое для себя и для Ирака решение начать вторжение в соседнее государство. Некоторые источники приводят текст телефонного разговора, якобы состоявшегося между Саддамом Хусейном и эмиром Кувейта шейхом Джабером 1 августа, за день до иракского вторжения. Хусейн спросил: «Как поживаешь, о шейх Джабер?» «Слава Аллаху, чувствую себя хорошо, уже отобедал», — последовал ответ. «Клянусь Аллахом, — сказал Саддам, — завтракать в Кувейте ты уже не будешь!»

Военное вторжение прошло «как по маслу», уже к 4 августа Кувейт был полностью под контролем иракских войск, в десятки раз превосходящих по численности противника. Однако попытка захватить шейха Джабера провалилась — он успел улететь в соседнюю Саудовскую Аравию. С самого начала иракской интервенции Совбез ООН начал принимать резолюции, призывающие вывести оккупационные войска. Были введены экономические санкции и эмбарго на поставки вооружения Ираку (в том числе СССР и Китаем). Уже 8 августа марионеточное правительство, установленное в Кувейте, и руководство Ирака объявили о слиянии двух государств. В тот же день на территорию Саудовской Аравии начали прибывать первые американские военные (82-я воздушно-десантная дивизия).

«Щит пустыни», или как за полгода перебросить армию на «край света»

С 7−8 августа 1990 года началась операция по развертыванию крупной войсковой группировки США и Международной коалиции ООН (34 страны, в том числе Сирия и Египет) в Саудовской Аравии, Оманском и Персидском заливах. За это время были переброшены несколько американских (73% численного состава сил коалиции), британских и французских дивизий, а также 6 авианосных ударных групп. В общей сложности были развернуты войска, численностью 956 тысяч человек, более 3300 танков, 3600 единиц артиллерии, 4000 бронемашин. Численность авиационной группировки превысила 2600 самолётов и 1950 вертолётов. Помимо самой переброски, в Саудовской Аравии постоянно проводились учения прибывающих войск, тем более что необходимо было наладить взаимодействие войск разных стран. 29 ноября 1990 года Совбез ООН принял резолюцию № 678, фактически являвшуюся ультиматумом Ираку. Она давала Ираку месяц на вывод войск из Кувейта, в ином случае коалиция получала право применить военную силу.

17 января 1991 года началась операция по освобождению Кувейта, получившая название «Буря в пустыне». Первая фаза операции была исключительно воздушной и продлилась до 24 февраля 1991 года. Только за первые два дня были выполнены около 4700 боевых вылетов, результатом которых было уверенное завоевание господства в воздухе и подавление основных элементов противовоздушной обороны Ирака. После этого интенсивность полетов несколько снизилась, упор был сделан на уничтожение войск противника, складов боеприпасов, пусковых установок оперативно-тактических ракет Р-17 (Scud), объектов государственного и военного управления.

Всего в течение операции было выполнено более 100 тысяч боевых вылетов, при этом потери, понесенные коалицией, оказались очень малы — всего 75 единиц авиации (далеко не все были сбиты противником). Некоторые источники говорят о том, что разведка США смогла заразить вирусом компьютеры иракских военных, что привело к сильной дезорганизации работы системы ПВО. Есть свидетельства и о большом количестве предательств и подкупов иракского офицерского состава, впрочем, это не умаляет заслуг американцев и их союзников, так как это также важнейшие элементы любой войны.

Сухопутная фаза операции началась 24 февраля и продлилась всего 4 дня. Иракские войска были буквально сметены. Силы коалиции начали наступление сразу с нескольких сторон, планируя создать внешний и внутренний фронт окружения. Важным фактором при окружении Иракских войск, располагающихся в Кувейте, стало уничтожение всех мостов через Евфрат (это сделала авиация). После этого отступить на северный берег Евфрата и уйти вглубь Ирака было уже невозможно. Еще до начала наземной операции, Иракская армия уже имела потери не менее 30 тысяч человек. Уже к середине 25 февраля Эль-Кувейт (столица Кувейта) была окружена, после чего обороняющиеся стали массово сдаваться в плен, 26 февраля иракские военные оставили столицу. Наступление шло по всем направлениям, в том числе и собственно на территорию Ирака. 27 февраля уже активно шло наступление на крупный иракский портовый город Басра. В результате разгрома основных сил Ирака, 28 февраля Саддам Хусейн был вынужден прекратить боевые действия и принять все требования ООН. После этого, 3 марта, Норман Шварцкопф (командующий силами коалиции, четырехзвездочный генерал ВС США) и Халед бин Султан (фельдмаршал армии Саудовской Аравии) на захваченной иракской авиабазе Сафван подписали с представителями иракской стороны соглашение о прекращении огня.

В результате «Бури в пустыне» были уничтожены или лишены боеспособности 42 дивизии армии Ирака (всего их было 44), число жертв, предположительно, составило около 100 тысяч человек. Большая часть военной техники, количество которой было не меньше (кроме авиации), чем у коалиции, была уничтожена или захвачена. Более 71 тысячи иракских военных сдались в плен. При этом войска коалиции потеряли всего 292 человека (причем заметная часть из них стала жертвой «дружественного огня»), 31 танк, 32 бронированные боевые машины и т.п. Таким образом, на уничтожение одной иракской дивизии (в среднем 8−10 тысяч человек), Международная коалиция теряла всего 7 человек.

Главным итогом и выводом «Бури в пустыне» стало внедрение высокотехнологической войны. Массированное применение высокоточных авиационных средств, систем радиоэлектронной борьбы, повсеместное использование спутниковой навигации GPS, средств для ночного ведения боя (тепловизионных и ночных прицелов) и других высоких технологий сделало огромную по численности иракскую армию (650 тысяч человек) беспомощной. К примеру, те же иракские танки Т-55 и Т-72 первых модификаций, не оснащенные тепловизионными прицелами, становились легкими жертвами для американских танков M1 Abrams, действовавшим ночью. Да и уровень подготовки, тактика и разведывательные возможности американских войск на голову превосходили иракские возможности. Кроме того, «Буря в пустыне» создала предпосылки для Иракской войны 2003 года, итогом которой стала полная оккупация Ирака войсками США и НАТО и казнь Саддама Хуссейна. Этот шаг стал причиной фактического распада Ирака на три части после вывода американских войск в 2011 году. Теперь Ирак де-факто представлен, собственно, официальным Ираком, во главе с проамериканским шиитским правительством, Иракским Курдистаном и ИГИЛ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в РФ). Перспективы воссоединения этих частей в единое государство очень туманны и маловероятны.

Леонид Нерсисян

США. Ирак. Кувейт. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 января 2017 > № 2040670


Бахрейн. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038753

МИД Бахрейна вызвал в понедельник посла Ирака в Манаме Ахмеда Наифа ад-Дулейми, чтобы выразить протест в связи с высказываниями вице-президента Ирака Нури аль-Малики и представителя иракского МИД по поводу приведенных в исполнение смертных приговоров в отношении трех шиитов, причастных к гибели полицейских, сообщило Бахрейнское агентство новостей.

Власти Бахрейна в воскресенье казнили троих мусульман-шиитов, признанных виновными в смерти трех полицейских в результате взрыва в марте 2014 года. В результате теракта погибли двое бахрейнских полицейских и сотрудник правоохранительных органов ОАЭ, проходивший службу в составе размещенных в королевстве стабилизационных сил стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. МИД Ирака осудил приведенный в исполнение смертный приговор в отношении шиитов.

"Королевство Бахрейн осуждает и полностью отвергает заявления вице-президента Ирака Нури аль-Малики и официального представителя МИД Ирака по поводу приговоров, которые были исполнены в отношении лиц по делу о нападении на полицейских", — заявил по этому поводу представитель МИД Бахрейна Вахид Мубарак Саяр.

Он отметил, что власти Бахрейна "отвергают любое вмешательство в его судебные решения, которые принимаются при соблюдении стандартов независимого судопроизводства".

МИД Бахрейна потребовал "немедленно положить конец подобным заявлениям, которые являются неприемлемым вмешательством во внутренние дела королевства и нарушением устава ООН, Организации исламского сотрудничества и Лиги арабских государств, не отвечают дружественным отношениям между двумя странами и создают препятствия для укрепления этих отношений и их развития".

Бахрейн. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038753


США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037563

Вооруженные силы международной коалиции во главе с США в субботу нанесли 21 авиаудар по позициям группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) в Сирии и Ираке, сообщает пресс-служба Центрального командования ВС США.

"Вооруженные силы коалиции нанесли 21 удар против террористов ИГ в Сирии и Ираке. В Сирии вооруженные силы коалиции нанесли 16 ударов, используя бомбардировщики, истребители и беспилотники, а также артиллерию против ИГ", — говорится в сообщении в воскресенье.

В нем добавляется, что пять авиаударов в Ираке были осуществлены в рамках поддержки с воздуха наступления иракских вооруженных сил на позиции террористов.

США и союзники с 2014 года наносят в Ираке и Сирии удары по ИГ, причем в Сирии операция проводится без разрешения властей этой страны.

США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037563


Австрия. Ирак. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 12 января 2017 > № 2034449

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) под председательством Австрии намерена усилить борьбу с исламистским терроризмом. Военных действий против террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) недостаточно, необходимы также дополнительные полицейские и превентивные меры, заявил в четверг, 12 января, австрийский министр иностранных дел Себастьян Курц, который в начале 2017 года по ротации занял пост председателя ОБСЕ.

"Мы знаем, что около 10 тысяч человек из стран ОБСЕ отправились в Сирию и Ирак, чтобы заниматься насилием и убийствами", - указал Курц, подчеркнув, что огромную опасность эти люди представляют и по возвращении. По его словам, 57 стран, входящие в ОБСЕ, должны обмениваться опытом по осуществлению программ дерадикализации и учиться друг у друга.

Координацией этих задач будет заниматься новый спецпосланник организации, эксперт по вопросам терроризма Петер Нойман (Peter Neumann) из лондонского Королевского колледжа.

Помимо этого, Австрия видит свою задачу в восстановлении доверия между Востоком и Западом. Конкретно, по словам главы австрийского МИДа, насущно необходим прогресс в разрешении военного конфликта на Украине. "Там, как и прежде, страдания людей очень велики", - отметил Себастьян Курц.

Австрия. Ирак. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 12 января 2017 > № 2034449


Ирак. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 января 2017 > № 2028254

Заявление иракского премьера Ирака Хайдер аль-Абади по итогам встречи с его турецким коллегой Бинали Йылдырымом можно отнести к разряду сенсационных. Это был первый визит турецкой делегации такого уровня за последние два года. И вот Аль-Абади объявил, что Багдаду и Анкаре удалось урегулировать вопрос о выводе турецкого контингента с иракской территории из лагеря недалеко от города Башик. По его словам, «этот вопрос будет решен должным образом в короткий период времени». Напомним, что ранее именно присутствие турецких военных в районе Башика являлось причиной роста напряженности в отношениях между Ираком и Турцией. Анкара заявляла, что турецкие военные находятся в этом лагере для защиты Турции от терроризма и для тренировки местных бойцов для борьбы с террористами. А точнее, уделяла повышенное внимание региону Синджар на севере Ирака, населенному преимущественно этническими туркоманами, из-за опасений, что он может попасть под контроль Рабочей партии Курдистана (РПК). Так говорилось на публике. Непублично же лагерь в Башике используется турецкими инструкторами для обучения военизированных суннитских арабских сил, что привело к обмену жесткими замечаниями между Анкарой и Багдадом. Но сегодня глава правительства Турции Йылдырым подчеркнул не только важность сохранения суверенитета Ирака, но и того, что Багдад «не допустит использования боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК) своей территории для нанесения вреда Турции», поскольку это вписывается в контекст «совместной борьбы с терроризмом».

Помимо этого, после встречи в Эрбиле — административной столице Иракского Курдистана — Йылдырыма с главой автономии Масудом Барзани было заявлено, что Эрбиль готов содействовать выводу отрядов РПК из района Синджар на севере Ирака. Отметим, что Рабочая партия Курдистана имеет убежища в горах Кандиль, треугольнике на границе Ирана, Турции и Ирака. Турецкие самолеты и артиллерия неоднократно обстреливали здесь базы РПК. Поэтому сейчас возникает вопрос, куда и в каком направлении Анкара и Эрбиль намерены выдавливать Рабочую партию Курдистана с северного Ирака? Анкара неоднократно подчеркивала, что основная политическая сила сирийских курдов — Партия демократического союза (ПДС) в Сирии — якобы аффилирована с турецкой Рабочей партией Курдистана, поэтому обе эти организации она относит к числу «террористических» и воюет против них в Сирии, а в Турции проводит военные и полицейские операции. Но проблема в том, что курды не являются главной проблемой и истоком гражданской войны для Сирии и Ирака. Более того, сирийские курды и Эрбиль получают военную поддержку США и других западных партнеров. Если РПК будут выдавливать из иракских лагерей на территорию Сирии, это может заметно изменить баланс сил прежде всего в самой Сирии. При этом в Ираке Анкара стремится наладить и укрепить отношения с Эрбилем через диалог с Багдадом, тогда как в Сирии она воюет с сирийскими курдами, выводя Дамаск за скобки. Налицо так называемый «параллельный курс», который в турецком варианте практически не связан с борьбой с ИГИЛ (структура, запрещенная в России).

Оппоненты такой турецкой политики идут в контратаки. Так, бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, который возглавляет шиитскую исламскую партию «Дава», на пресс — конференции в Тегеране заявил, что «после освобождения иракской территории от боевиков ИГИЛ (структура, запрещенная в России) шиитские ополченцы «Хашд аш-Шааби» пересекут границу с Сирией, чтобы помочь сирийским правительственным силам». Кроме того, он считает, что силы пешмерга (курдского ополчения) обязаны вернуться к существовавшим до 2003 года границам Иракского Курдистана. На это уже отреагировало министерство пешмерга Иракского Курдистана, заявив, что-то, что аль-Малики называет «границами до 2003 года, не было границей, было только линией столкновений между пешмерга и армией баасистского режима», а «жители освобожденных районов от ИГИЛ (структура, запрещенная в России) определят свое будущее через референдум». Налицо все признаки серьезной борьбы за создание национального курдского государства в Ираке. Для сирийских курдов это пока не главный пункт их повестки дня, но они вправе потребовать автономии в Сирии, против чего категорически против выступает Анкара, опасаясь, что такого же статуса потребуют и проживающие на ее территории курды.

В этой связи турецкий политолог Серхат Сермен считает необходимым обратить внимание на согласованную в ходе трехсторонней встречи (Иран, Россия, Турция) в Москве 20 декабря 2016 года совместную декларацию, принятую без участия США, в которой главным фактором, определяющим роль Турции в ходе переговоров, обозначена не операция «Щит Евфрата» против курдов и боевиков ИГИЛ (структура, запрещенная в России), а влияние Анкары на сирийскую оппозицию. По оценке Сермена, если бы за столом переговоров находился и американский представитель, не приходится сомневаться, что в декларацию был бы включен и курдский вопрос, возможно, в формате сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии. Но Вашингтон по разным причинам пребывает пока вне «игры», в то время как сейчас формируются сложные и невероятные альянсы, что влияет на динамику конфликта как в Сирии, так и в Ираке.

Турция, заявив о выводе своих военных подразделений из Северного Ирака, сделала серьезный ход, последствия которого пока еще трудно оценивать даже в краткосрочной перспективе. Ясно только, что Анкара предпринимает действия упреждающего свойства, пока курдским организациям в Сирии, Ираке и Турции не до определения принципов, каким и в каких границах быть курдскому государству. Пока они находятся на переднем крае борьбы с силами международного терроризма. Но не исключено, что на данном этапе Иракский Курдистан станет первым звеном в цепи последующих самоопределений курдов Сирии, Турции и Ирана. Многое будет зависеть от формирующегося нового расклада сил и не только на Ближнем Востоке.

Станислав Тарасов

Ирак. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 января 2017 > № 2028254


США. Турция. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 7 января 2017 > № 2028189

Представитель госдепартамента Джон Кирби заявил, что «Россия, Турция и Иран не приглашали США к переговорам по Сирии в Астане». По его словам, «мы не вовлечены активно в эти дискуссии», хотя «госсекретарь Джон Керри намерен оставаться в полном контакте со своими коллегами». Но, как подчеркнул Кирби, госсекретарь в последний раз говорил с Лавровым 27 декабря, а с турецким министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу — 20 декабря. На вопрос, признает ли Вашингтон, что уступил инициативу по Сирии, представитель госдепартамента ответил отрицательно: «Я не согласен, что мы что-то уступили».

Но если начать выстраивать события в хронологической последовательности, появляется любопытная последовательность. 5 января Керри заявил, что «США поддерживают проведение межсирийских переговоров в Астане и рассчитывают, что с их помощью удастся сделать шаг вперед в сирийском урегулировании». При этом «мы не являемся конкурентами для России, Турции и Ирана в вопросе организации переговоров по Сирии». 9−10 января в Турции на экспертном уровне будет проходить обсуждение хода подготовки к встрече в Астане с участием иранских, российских и турецких специалистов. Американцы на эту встречу не приглашены. И это, видимо, не случайно.

Саммит в Астане пройдет 23 января, уже после того, когда в Вашингтоне состоится инаугурация нового президента США Дональда Трампа. Глава МИД Турции говорил, что Анкара не против участия американской стороны в переговорах в Астане. Не высказывают особых возражений и в Москве. Но США возглавляют международную коалицию по борьбе с ИГИЛ (запрещена в России), в которую входит и Турция, и во многом именно их подход к принципам урегулирования сирийского кризиса сорвал женевский процесс, а для подготовки и выработки новых решений для Астаны практически не хватает времени. На этом, пока еще промежуточном этапе, продуктивное продвижение в сирийском урегулировании возможно пока только в формате Россия-Турция-Иран и, возможно, плюс такие сирийские оппозиционные группировки, как «Ахрар аш-Шам» («Свободные сирийцы»), «Армия Ислама», «Сирийский фронт» и некоторые другие, которые оборвали или готовятся оборвать имевшиеся связи с террористами из ИГИЛ и «Фронта ан-Нусра» (запрещены в России).

Имевшая место ранее поддержка Вашингтоном сирийских курдов — важный узел. Неизвестно, с каких позиций на этом направлении будет выступать администрация президента Трампа. Предыдущая делала то, против чего выступала Анкара — предлагала подключить к переговорам в Астане сирийских курдов. Как говорил министр национальной обороны Турции Фикри Ышык, «Турция, как и весь регион, расплачивается» за решение Вашингтона выбрать вооруженные формирования сирийских курдов в качестве союзников в борьбе против ИГИЛ (запрещена в России) и снабжать их боеприпасами». Сегодня же велика вероятность и того, что Дамаск и Анкара, несмотря на существующие серьезные противоречия, по курдскому вопросу достигли таки между собой негласного соглашения.

Что касается Вашингтона, то старая администрация продолжает вести дипломатические бои арьергардного уровня, ставя палки в колеса намерениям Ирана, России и Турции разработать детальную совместную стратегию политического выхода из сирийского кризиса, разрушительный эффект от которого наиболее ярко проявляется в Турции. Например, представитель госдепартамента Кирби заявил, что «США не будут возражать, если спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура откажется от встречи по Сирии в Астане с участием сирийского правительства и оппозиции». Хотя постпред России при ООН Виталий Чуркин уточнил: де Мистура был приглашен на встречу по урегулированию сирийского конфликта в Астане. Сам же Мистура дает понять, что ждет смены администрации в Белом Доме, при этом — намекая на сирийское урегулирование — «любые инициативы подобного рода должны поддерживаться и, как мы надеемся, окажутся успешными».

Как бы то ни было, сегодня можно считать фактом ухода на сирийском направлении США и Европейского союза на второй или третий план. Как пишет в этой связи норвежское издание Dagbladet, «России удалось сделать Турцию — страну-член НАТО — партнером по перемирию, направленному на достижение политического решения в Сирии. Вместе с Ираном две страны занимаются дипломатией, которая совершенно оттеснила США в Сирии на второй план». По мнению издания, «Москва на данном этапе обыграла обамовский Вашингтон», но сейчас американским президентом стал Трамп, «человек иных принципов и иного мирового кругозора», который получает шанс разыграть сирийскую «карту» либо между «победителями» в Сирии, имеющими разногласия на пути к окончанию сирийской гражданской войны, либо интегрировать переговорный процесс в Астане в женевский формат, «растворить» его в широких дипломатических баталиях.

Так что главные события еще впереди. После 20 января 2017 года, когда по совокупности новых факторов кто-то из альянса Анкара-Москва-Тегеран станет пересматривать свою политику в Сирии, принимая во внимание меняющийся региональный баланс сил, так как значение того, что происходит в Сирии, выходит далеко за границы этой ближневосточной страны.

Станислав Тарасов

США. Турция. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 7 января 2017 > № 2028189


Турция. Ирак. США. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 3 января 2017 > № 2028106

Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым на этой неделе посетит Ирак для обсуждения борьбы с терроризмом. Ожидается, что в ходе визита будет также обсуждаться вопрос восстановления двусторонних отношений. По словам вице-премьера Турции Нумана Куртулмуша, в ходе визита Йылдырым посетит города Багдад и Эрбиль, добавляя, что «новые мирные перспективы в Ираке уже совсем близко».

Чтобы оценивать важность приведенных заявлений необходимо отметить ряд важных обстоятельств. Главное из них — появление альянса Россия-Турция-Иран на сирийском направлении, после чего был обозначен выход на политико-дипломатическое урегулирование сирийского кризиса. Этот альянс остается пока хрупким, и на пути реализации поставленных им задач есть и еще будет выстраиваться еще немало барьерных препятствий. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) продолжает контролировать значительные территории Ирака и Сирии, что объективно не только объединяет проблемы этих двух стран, но о создает потенциальные предпосылки для переноса сирийского мирного процесса и на Ирак. Турция ранее выстраивала параллельные отношения с Багдадом и Эрбилем, игнорируя интересы первого. В результате, как пишет турецкая газета Hürriyet, «в кризисе между Анкарой и Багдадом США оказались на стороне Багдада, а Эрбиль свернул с прежнего курса и стал рекомендовать Анкаре договариваться с центральным правительством». Когда в Ираке стала проводиться операция по освобождению Мосула, которая на первом этапе активно поддерживалась возглавляемой США международной коалицией, «началась региональная схватка между Анкарой, Багдадом, Эрбилем, Тегераном и Вашингтоном», в которой «Турция была сброшена со счетов».

Дело в том, что Анкара, заявляя о своих исторических правах на Мосул, предполагала участие в битве за него созданных ею подразделений «Страж Ниневии», в которую входят группы суннитских арабских боевиков. В Анкаре серьезно обсуждали сценарий, согласно которому планировалось Мосул разделить на несколько частей до предоставления ему автономного статуса. «До операции в Мосуле Турция заявила, что у нее есть планы «А», «В», «С». Планом «А» было участие в операции, — подчеркивало одно из турецких изданий. — Но когда она началась, Турции не оказалось ни на поле боя, ни за столом переговоров. После этого она пожелала претворить в жизнь план «В». В соответствии с планом «В» она должна была войти в Мосул через администрацию Эрбиля. После слов Барзани «договаривайтесь с Багдадом», этот план тоже провалился. Остался план «С»: мобилизовать суннитские арабские племена. До операции в Мосуле 400 лидеров суннитских племен со всего Ирака провели пресс-конференцию в Эрбиле, выразив поддержку Турции». Однако премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади объявил, что «в Мосул войдут только иракская армия и полиция».

Первый парадокс в том, что если в Сирии США настаивают на отставке поддерживаемого Ираном алавитского режима Башара Асада, то в Ираке они на стороне правящих шиитов, что создает для Турции сложное «иранское уравнение». Второй парадокс: если на сирийском направлении Турция участвует в процессе политического урегулирования, то на иракском треке пока Багдад, шиитская милиция и даже часть суннитских племен не желают ее видеть за столом переговоров. Правда, ситуация может измениться, если Тегеран предпримет попытку оторвать Анкару от Эр-Рияда, разыгрывая в своих интересах «карту» Иракского Курдистана и ретрансляции потенциальных возможностей альянса Россия — Иран — Турция в сторону Багдада.

Йылдырым — относительно новый глава правительства Турции и ему приходится расчищать внешнеполитическое наследие, оставленное его предшественником идеологом неоосмаизма Ахметом Давутоглу. Как пишет турецкое издание Star gazete, «Турция оказалась в фарватере политики США на Ближнем Востоке, которая привела Ирак на грань распада, Сирию завела в гражданскую войну и подводит Турцию к хаосу». ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) «словно раковая опухоль, обуяла не только Ирак, Сирию, но и проникла в Турцию». При этом Вашингтон стал «наступать на пятки таких своих давних друзей, как Турция и Саудовская Аравия», и предложил им самим выстраивать шкалу будущего практически всего региона. Турции говорят: «Оставайся другом, я буду сотрудничать с теми, кто содействует разделу страны». И третий парадокс: Анкара, несмотря ни на что, стала «революционно» сближаться с Москвой, что создает для нее шанс закрепиться на Ближнем Востоке в роли значимого игрока. Полагаем, что в такой ситуации Ирак не заинтересован в конфронтации с Турцией и визит Йылдырыма в Багдад, как и недавний в Москву, даст позитивные результаты. Наступает момент, когда, как пишет турецкая газета Güneş, «Турция, которая потратила уйму времени на маневр «сотрудничества с американским сатаной», должна обрубить все концы».

Станислав Тарасов

Турция. Ирак. США. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 3 января 2017 > № 2028106


США. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027123

Сотни иракских беженцев, пострадавших от ИГИЛ, могут переехать в США

Представители Госдепартамента говорят, что речь идет о людях, которые, фактически, «вернулись из рабства»

Правительство США работает над приемом в страну сотен иракцев, ставших жертвами насилия «Исламского государства».

Директор управления Госдепартамента по приему беженцев Ларри Бартлетт заявил «Голосу Америки», что США координируют усилия с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев для приема сотен иракцев и их размещения в ряде районов США, которые будут определены позднее. Большинство беженцев являются езидами и христианами, чьи общины уничтожались «Исламским государством». Некоторые из них стали жертвами жестокого обращения и пыток, оказавшись в руках группировки.

«Мы будем отбирать людей, которые вернулись из рабства, – сказал Бартлетт. – Мы будем искать семьи, которые пострадали от убийств “Исламского государства”, и мы понимаем, что в некоторых случаях эти убийства происходили на глазах родных».

Работа по переселению является первой широкомасштабной попыткой США по приему иракцев, пострадавших от «Исламского государства». По данным Центра за американский прогресс, с середины 2014 года, когда начался подъем «Исламского государства» на Ближнем Востоке, США приняли 15583 сирийца, бежавшего от гражданской войны и правления «Исламского государства». Эти цифры относятся к периоду с января 2014 по октябрь 2016 года. Некоторые иракцы приехали в США по медицинским и другим программам.

В начале декабря делегации Госдепартамента и министерства иммиграции Канады посетили северный Ирак. Они встречались с представителями местных властей и гуманитарных организаций, чтобы выявить пострадавших для последующего переселения в рамках новой программы.

«Мы убедились, что езиды пережили наиболее серьезную психологическую травму и являются наиболее жестоко преследуемой группой, – сказал Бартлетт. – Но есть и другие группы, которые также пострадали, например, христиане и другие религиозные меньшинства здесь, на севере».

Руководитель германской организации «Воздушный мост Ирак» (Air Bridge Iraq) Мирза Диннаи, принимавший участие во встречах делегаций, заявил «Голосу Америки», что по меньшей мере 750 иракцев будут направлены в США, в то время как Канада примет от 700 до 1200 иракцев.

«Они хотят начать программу с дел десяти беженцев», – сказал Диннаи.

По словам Бартлетта, количественные данные меняются.

«Мы могли бы рассчитывать на то, что в течение года примем сотни людей, – сказал Бартлетт. – При этом мы хотим сконцентрироваться на размещении целых семей. Раньше были другие программы, где лишь некоторые жертвы принимались для лечения. Мы смотрим на это по-другому. Мы рассматриваем это, как программу, которая связывает семьи, насколько это возможно».

Рассмотрение дел по переселению беженцев в США часто занимает до полутора лет. Бартлетт говорит, что США пытаются ускорить этот процесс.

В свою очередь Диннаи обеспокоен тем, что процесс может занять длительное время, в то время как большинство иракцев живут в лагерях и нуждаются в срочной помощи.

«С США ситуация чуть более сложная», – говорит он.

Процесс переселения проходит в тот момент, когда США готовятся к смене президентской администрации.

Во время предвыборной кампании Дональд Трамп заявлял, что в случае победы он «приостановит иммиграцию из тех районов мира, где имеется доказанная история террористической деятельности против США, Европы или наших союзников, до тех пор, пока мы не поймем, как положить конец этим угрозам».

Но политика Трампа приобретет реальные очертания только после того, как он вступит в должность 20 января.

«Мы не знаем, отразится ли политика новой администрации на программе такого рода, – заявил Бартлетт «Голосу Америки». – Мир хорошо информирован о злодеяниях, которые совершались «Исламским государством». Эта работа – часть наших ответных действий».

США. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027123


США. Ирак > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027107

США: теракты в Ираке – напоминание о необходимости продолжения борьбы с ИГИЛ

Госдепартамент вновь подчеркнул приверженность Соединенных Штатов делу поддержки народа и правительства Ирака

США решительно осудили теракты, произошедшие в минувшие выходные в Ираке. «В субботу «Даеш» взял на себя ответственность за двойное нападение в коммерческом районе Багдада – Аль-Синек –в результате которого погибли, по меньшей мере, 28 человек, – напомнил в специальном заявлении, распространенном 2 января, пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби.«Сегодня, – продолжал Кирби, – в результате нескольких атак, ответственность за которых также взял на себя ИГИЛ, погибли, по меньшей мере, 35 ни в чем не повинных мирных жителей, и ранены десятки других. Мы выражаем наши глубокие соболезнования семьям погибших и надеемся на скорейшее выздоровление всех раненых».

По словам представителя внешнеполитического ведомства США, эти чудовищные массовые убийства – «отрезвляющее напоминание о необходимости продолжения операции коалиции против «Даеш» и устранения угрозы, исходящей от этой террористической группировки». «США подтверждают свою приверженность поддержке правительства и народа Ирака в этой борьбе», – подчеркнул Джон Кирби, напомнив, что усилия возглавляемой Соединенными Штатами международной коалиции направлены на разгром и уничтожение «Исламского государства».

США. Ирак > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 января 2017 > № 2027107


Франция. Ирак > Армия, полиция > rfi.fr, 2 января 2017 > № 2025851

Президент Франции Франсуа Олланд поздравил с Новым годом французских военных, участвующих в операции Chammal против «Исламского государства» в Ираке. В ходе короткого визита в Багдад французский лидер также встретился со своим иракским коллегой Фуадом Масумом, премьер-министром страны Хайдером Аль-Абади. Из Багдада Олланд направился в Эрбиль, столицу Иракского Курдистана.

Франсуа Олланд приветствовал действия французских сил в Ираке. «Бороться против терроризма в Ираке, это значит предупреждать теракты на нашей собственной земле», — заявил французский лидер, выступая перед военными.

В операции Chammal, которая началась в сентябре 2014 года, участвуют около 1200 французских военных. Chammal является частью операции международной коалиции против сил ИГ под командованием США.

Как отмечает AFP, французская авиация наносит удары по позициям боевиков, кроме того, на месте действует французский спецназ и военные инструкторы.

Франция. Ирак > Армия, полиция > rfi.fr, 2 января 2017 > № 2025851


Ирак > Армия, полиция > dw.de, 31 декабря 2016 > № 2022936

Свыше 20 человек погибли, более 40 ранены в результате взрыва двух бомб на оживленном рынке в центре Багдада. Об этом в субботу, 31 декабря, сообщили представители иракской полиции и Минздрава. По уточнению ряда информагентств, в нескольких магазинах, расположенных неподалеку от места происшествия, вспыхнул пожар.

Как сообщил представитель МВД агентству Reuters, в первом случае действовал террорист-смертник, а во втором - взрывчатка была заложена заранее.

Ответственность за произошедшее пока не взяла на себя ни одна из действующих в регионе террористических группировок. Боевики "Исламского государства" (ИГ) регулярно устраивают нападения на проживающих в Ираке мусульман-шиитов. Нынешний теракт произошел через два дня после того, как иракская армия начала новую попытку освобождения Мосула от сил ИГ. Правительственные войска вошли в ряд восточных районов города.

Ирак > Армия, полиция > dw.de, 31 декабря 2016 > № 2022936


Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357

ИГ в 2017 году полностью не исчезнет

Алексей Малашенко

Территория «Исламского государства» (ИГ) в 2016 году сократилась. Хотя если посмотреть на карту Сирии, то те земли, которые контролируют Асад, сирийская оппозиция и ИГ — все это похоже на какие-то пятна. ИГ живо. Оно в состоянии наносить удары. Думаю, что там происходит некоторая перестройка — кто-то уехал, кто-то приезжает туда. Безусловно, ИГ 2016 года, это не ИГ 2015 года. Оно поменьше и послабее. Все в этом приняли участие — кто в Мосуле, кто в Сирии. Но, тем не менее, оно уцелело. Это очень заметно, поскольку есть и российская коалиция, и американская. Вроде все время идет счет на несколько десятков тысяч боевиков. А вот они, тем не менее, целы. Это самое любопытное. Это доказывает живучесть «Исламского государства» как структуры, живучесть идеологии. Не думаю, что в 2017 году оно совсем исчезнет.

Так что позитивные итоги есть. Однако феномен «экстремального исламизма» остался. Весь вопрос — что будет дальше — будут ли они бороться на прежних территориях? Думаю, будут. Будут ли переходить на другие территории? Думаю, также будут. Главное, что сохранится феномен попытки создать государство на основе ислама, причем любой ценой. Пока это неистребимо.

Сейчас вроде бы налаживается обстановка в Сирии. Там появляются зоны преобладания того или иного влияния — России, Турции, Ирана. Одновременно «рассыпчатая Сирия» создает предпосылки для того, чтобы какие-то земли по-прежнему контролировались ИГ. В нужный момент и в нужное время исламисты могут собраться.

Прямое вмешательство Турции в сирийский конфликт изменило баланс сил. Кроме того, поскольку был найден консенсус уже поздновато говорить о собственно турецком вмешательстве. Более важный момент — поиски согласия между тремя наиболее заметными внешними акторами в Сирии — это Турция, Россия и Иран. Пока они договариваются.

Если посмотреть на информацию западных стран, то их коалиция действует эффективно. Если посмотреть на действия в Мосуле — неплохо ребята поработали.

Политком.RU

Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357 Алексей Малашенко


США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029227

К концу 2016 года, пожалуй, даже самые наивные и далёкие от политики граждане имели возможность понять, что США в своих действиях на мировой арене руководствуются не светлыми идеями демократии, прав человека и справедливости. Америка — прагматичная держава, с упорством следующая своим интересам и не слишком ограничивающая себя в средствах достижения поставленных целей.

Соединённые Штаты XIX века, в период своей молодости, прекрасно уживались с испанским господством на соседних территориях (образ которого можно составить из истории Боливара), поскольку освобождение соседей угрожало американской прибыли с торговых путей. ХХ век прошёл под фразой: «Сукин сын, но наш сукин сын!» Век ХХI окончательно расставил все точки над i, и связано это во многом с именем иракского диктатора Саддама Хусейна, казнённого под объективами телекамер 30 декабря, в праздничную неделю между американским Рождеством и Новым годом.

Казнь Хусейна

Оставим в стороне вопрос о символизме, кануне «дня жертвоприношения» Курбан-байрама, воле «шиитских масс», требовавших публичной расправы (правда, заодно и над Бушем)… Казнь закрепила за не самым привлекательным диктатором статус жертвы американской агрессии. Тем более что «148 убитых шиитов» как-то померкли в сравнении с 650 тысячами (а то и миллионом, а теперь уже и не одним) погибших в ходе интервенции и 4 миллионами беженцев…

В общем, невозможность подвести свержение Хусейна под борьбу за мир, свободу, гуманизм, предотвращение глобальной катастрофы и так далее была очевидна, и мало кто в самих США взялся бы это отрицать. Однако всё ещё остаётся не прояснённым главное — что же это были за интересы, которые американцы защищали, начиная войну в Ираке? В чём вообще цели Америки в ХХI веке?

Поскольку мы сейчас стоим на пороге нового года, то ответить на эти вопросы было бы весьма своевременным.

Искусство возможного

О личности Хусейна в 2003 году предельно открыто высказывался бывший член Совета нацбезопасности и Госдепа США Роджер Моррис. В 60-е годы ЦРУ пыталось сменить просоветский режим генерала Абделя Касема в Ираке на лояльный американцам «социалистический» Баас. Со второй попытки им это удалось, и к власти пришёл Ахмед аль-Бакр, наставник Саддама, передавший в 1979 году ему власть. Сам же Хусейн в те годы учился на юриста в Каире, где, по словам Морриса, с ним и наладило контакт ЦРУ.

Однако, как это случалось со многими другими восточными диктаторами, пришедшими к власти «на поезде ЦРУ», Саддам был достаточно силён и властолюбив, чтобы не стать простым «наёмным агентом» США. Он не надеялся удержаться в Ираке просто за счёт силы или иностранной поддержки. Во-первых, это в принципе почти никому и нигде не удавалось. Во-вторых, Ирак — территория, исторически раздираемая внутренними конфликтами, в которых могут быть заинтересованы ближайшие соседи.

Около 60% населения там арабы-шииты, живущие преимущественно на юге. 20% — арабы-сунниты, «сконцентрированные» на севере (к ним относился и Саддам). Ещё 20% — курды, среди которых есть как более «традиционные» сунниты, так и особые этническо-религиозные группы вроде езидов. Есть в Ираке христиане, есть этнос ассирийцев… Уже во время конфликта 1998−1999 годов страну планировали делить на северную, центральную и южную часть. При этом курды стали бы претендовать на создание своего государства, что в наше время уже стало «головной болью» для Турции. Иран бы претендовал на регионы, где расположены ключевые шиитские святыни, аналогичный интерес возник бы и у суннитских арабских государств, вроде Кувейта. Ещё первый король современного Ирака Фейсал ибн Хусейн писал, что вместо иракской нации есть только лишь неясный конгломерат людей, ненавидящих друг друга.

Хусейн зашёл через «социалку» — он национализировал нефтяную промышленность (что само по себе «напрягло» американцев), поднял за счёт этого экономику и провёл на появившиеся деньги социальные реформы — со строительством школ, больниц. Он разделил сферы влияния между суннитами и шиитами — отдав первым преимущественно политическую власть, последним — нефть. «Придавил» курдов, а также старался расправиться с «теневыми» уголовными структурами, чем заслужил репутацию борца со взяточниками и бандитами. Конечно, в реальности попытки выстроить в стране баланс и создать некое подобие «нации» сопровождались внутренними чистками, попытками опереться то на одну силу, то на другую. Однако в конечном итоге Хусейну удалось выстроить нечто, включавшее отчасти Баас, отчасти — представителей местных кланов, а где-то — просто доверенных близких родственников.

В любом случае тот факт, что Саддам продержался во главе Ирака столько лет и был скинут фактически только силами иностранной интервенции, — не был и не мог быть случаен. Хусейн более или менее устраивал и население, и кланы, и даже соседние государства — а адекватной замены ему не было, что и показал последовавший за его свержением хаос, продолжающийся и по сей день.

Взаимовыгодное сотрудничество

Главное же — Саддам сумел выстроить отношения с США. В зависимости от конъюнктуры, он мог то играть роль «всемирного зла», которое Запад вот-вот уже готов уничтожить, но в последний момент стороны идут на компромисс, заодно нужным образом влияя на цены на нефть. Либо — как это было в случае ирано-иракского конфликта — Хусейн готов был выполнять за США «грязную работу» по сдерживанию особенно «зарвавшихся» восточных лидеров.

На тот момент лидером Ирана был Сейид Хомейни, также пришедший к власти при широкой поддержке американцев в конце 70-х годов. Он был крайне далёк от идей построения «нации» и балансировки разных этнических и религиозных групп. Хомейни представлял силы исламистов, которые, вместе с подготавливаемыми Пакистаном боевиками и афганскими радикалами должны были перекроить Ближний Восток, а затем хлынуть на территорию СССР, Индии (а на самом деле — и Китая). Однако иранский лидер не собирался идти по рельсам, проложенным иностранными силами, приведшими его к власти. В 80-е годы он уже стал злейшим врагом как США, так и Саудовской Аравии, до (и после) этого спонсировавших радикальный ислам.

Убитый иранский солдат

Формально Запад наложил эмбарго на обе воюющие стороны, однако фактически США активно переправляли в Ирак военную технику через Египет, Иорданию и всё тех же саудитов. По данным Самюэля Геджэнсона (расследовавшего экспорт технологий Саддаму), с 1985 года американское правительство одобрило 771 разрешение на продажу Хусейну передовых технологий, в том числе связанных с пресловутым оружием массового поражения. Поддержку Ираку оказали 700 фирм из Британии, Германии, Канады, Франции и других стран.

В те же годы у Хусейна действительно было химическое оружие — но передано оно ему было Соединёнными Штатами. Ещё в ноябре 1983 года у тогдашнего госсекретаря Джорджа Шульца имелись отчёты о применении Ираком отравляющего газа. Известно было в США и о применении химического оружия против курдов в 1988 году. Все эти материалы попали в крупнейшие мировые СМИ (например, журнал Times) уже в 2002 году. Интересно, что казнили Саддама за расстрел 148 курдов, а вот вопрос о химическом оружии обошли стороной.

Иранский солдат в противогазе

По крайней мере неудивительно, что представители стран Ближнего Востока не пришли в восторг от свержения Хусейна. Ливанские газеты писали, что «лакей попал в капкан, поставленный хозяином». Король Саудовской Аравии Абдалла Аль Сауд заявил американскому представителю: «США преподнесли Ирак Ирану на позолоченной тарелке. Вы позволили персам, Сефевидам, правившим в Иране в шестнадцатом и семнадцатом веках, заново получить Ирак…» Арабы боялись иранцев больше, чем Израиль. И потому Хусейн был в своём праве, когда обвинял соседние страны, не поддержавшие его в войне против Запада, в неблагодарности: он защитил стабильность арабских стран от посягательств исламистов Хомейни и иранской революции.

Так же уверенно Саддам ощущал себя и при вторжении в Кувейт в 1990 году. Американский посол в Ираке даже озвучивал первоначальную позицию США по этому поводу, ссылаясь на госсекретаря Джеймса Бейкера: «В Соединенных Штатах нет определенного мнения относительно внутриарабских разногласий, таких, как ваши пограничные разногласия с Кувейтом». Шёл июль 1991 года. Хусейн однозначно воспринял сказанное как «отмашку».

Однако интересы США в регионе несколько изменились. Иран к тому моменту уже оказался в международной изоляции и плотно «сидел» на антизападной риторике. Для арабских стран главным источником опасности стал Ирак. Американцам было удобно выступить в роли защитников интересов арабов и заодно блокировать всё усиливающийся Ирак. Тем более что в 1990 году произошло воссоединение Германии, и получившая новую опору Европа претендовала на влияние на Ближнем Востоке. Европейские подвижки можно было предупредить, выстроив против Ирана и Ирака проамериканский арабский фронт — что и было сделано. Спутники США зафиксировали передвижения иракской армии к границе с Кувейтом в тот же самый день, когда Михаил Горбачёв на встрече с Гельмутом Колем пообещал поддержать вступление Германии в НАТО.

Есть мнение, что Ирак вполне встроился в новую конъюнктуру — он стал выполнять роль «мирового зла», объединяющего врага, и действовал согласованно с США, позволяя им наращивать в регионе военный контингент. В любом случае американцы на протяжении многих лет находили с Хусейном «компромиссы» — пока в конце 1998 года в игру не вступили новые силы.

Игра переходит в реальность

Начиналось всё привычным уже способом и в привычное всем время (эксперты отмечают, что каждый год конфликт «разгорался» под осень): ко времени, когда международное сообщество должно поставить вопрос о снятии с Ирака эмбарго, французские эксперты из комиссии по разоружению заявляют, что обнаружили следы отравляющего газа на иракских боеголовках. Хусейн рвёт связи с комиссией, снятие блокады отменяется. Где-то 12 дней ничего не происходит, после чего в ООН объявляется иракский перебежчик, заявляющий, что его страна прячет большие запасы химического и биологического оружия. Билл Клинтон звонит европейским лидерам по поводу военного вмешательства — его поддерживает только Британия (в те времена это ещё что-то значило). Россия и Китай уговаривают Саддама «одуматься» и восстановить связи с ООН. США наращивает группировку в Персидском заливе, вводит туда авианосцы, поднимает бомбардировщики. В этот момент Хусейн идёт на попятную, и всё возвращается на круги своя: санкции сохранены, иракская квота на нефть сохраняется у ОПЕК, а американцы абсолютно легитимно усилили на Ближнем Востоке своё присутствие.

Но тут вскрываются новые обстоятельства. Пользуясь моментом, в переговоры с Ираком вклинивается Китай — и добивается в этом заметных успехов. Параллельно Пекин заключает с Хусейном крупное соглашение по разработке нефтяных месторождений. Более того, в своей позиции по Ираку Китай заручается поддержкой России, и Борис Ельцин шлёт Саддаму личное послание с предложением по разрешению конфликта.

Коммунист... Исламист... Всё равно убьём!

Далее Хусейн начинает «заигрывать» напрямую с Европой. Ирак сворачивает риторику войны с западным «большим шайтаном» и начинает уже серьёзный разговор о переустройстве мира. По стране бесплатно распространяются копии диссертации сына Хусейна Удэя — «Мир после холодной войны». В ней утверждается, что США теряют позиции мирового гегемона, и им на смену приходят Германия, Япония и Китай.

Эта формулировка, кажется, соединяет в себе всё, что тревожило в тот период американские власти: пророчество о потере ими первенства, ориентацию на объединяющуюся вокруг немцев Европу, союз с активизировавшимся на ближневосточном направлении Китаем… И даже недвусмысленный намёк на коалицию времён Второй мировой, претендовавшую на передел мира и «скидывание» Великобритании с США. О том, что намёк был услышан, свидетельствует название американской операции против Ирака — «Лис пустыни» (The Desert Fox, у нас закрепился неправильный перевод «Лис в пустыне»). Так называли Эрвина Роммеля — нацистского генерала, командовавшего африканским корпусом, преуспевшего в борьбе с британцами. Сравнение Ирака с нацистской Германией, а Хусейна с Гитлером станет обычным и в 1998—1999 годах, и во время интервенции в Ирак в 2003 году, и даже после казни Саддама.

Наконец, 17 декабря должно было состояться обсуждения импичмента Билла Клинтона.

Солдаты в Ираке

В конце ноября начался второй виток конфликта — фактически была разыграна ровно та же схема, что и в первый раз, но уже с другим итогом. В США (к вопросу о дате казни в начале статьи) прикинули: 20-го числа должен начаться Рамадан, и военные действия в этот день оскорбили бы чувства верующих мусульман. Было решено начать маленькую 72-часовую войну в ночь с 16 на 17 декабря.

Американцы объявляют, что запрещённое оружие хранится где-то в президентских дворцах, на нефтяных объектах и в военных лагерях. Самолёты США и Британии наносят по указанным целям удары. К заливу подводят ещё один авианосец… Операция закончилась точно в срок, но никаких разъяснений по поводу её конкретных целей и их достижения Пентагон не опубликовал.

Действия США резко осудили Россия, Китай и Франция. С критикой выступили Индия и Италия. Германия «выразила сожаление» в связи с применением силы. Япония, Канада, Австралия, Испания и Южная Корея выразили свою поддержку бомбардировкам Ирака.

В дальнейшем американцы начинают вытеснять армию Ирака из северных и южных провинций. Непонятно, откуда появляется оппозиция (всем, даже эмигрантам, казалось, что Хусейн задавил всякий возможный протест). За границей строятся планы по «федерализации», установлении в Ираке Иорданской монархии. В США разрабатывается план по единовременной физической ликвидации всего иракского руководства. Начинается разговор о разделении страны. С какого-то момента конфликт становится привычным, никто не реагирует даже на уничтожение объектов иракской нефтяной сети…

Однако этот период ознаменован двумя событиями, важность которых часто недооценивается. Первое — это скандал о шпионаже комиссии ООН по разоружению в Ираке во главе с Ричардом Батлером, с заявлений которого началась кампания против Хусейна. Дело разрешилось под давлением России, Китая и Франции. Оказалось, что инспекторы ООН тайно работают на разведку иностранных государств. Батлер рассказал, что они занимались установкой прослушивающих устройств, информация с которых поступала в США, причём комиссия ООН её даже не получала (!). В австралийской прессе также появились материалы о деятельности организации под названием Gateway, имевшей доступ ко всем материалам комиссии. Это — наднациональная структура, координирующая деятельность разведок Австралии, Великобритании, Новой Зеландии и США на ближневосточном направлении и в бывших колониях британской империи.

Этот крупный скандал (ставший возможным благодаря признаниям самого Батлера — между прочим, СМИ в то время много писали о его причастности к разведсообществу) де-факто перечеркнул авторитет и самостоятельность структур ООН. С этого момента считаться с её комиссиями стало необязательно — что сыграло свою роль в Югославии. На роль защитника международного права, вместо скомпрометированной ООН, вышел блок НАТО.

Второе же событие — это готовность НАТО воевать на два фронта: с Ираком и Югославией.

Дверь в никуда

Шло время, все угрожающие США тенденции получали своё продолжение. Ирак ищет союзников для борьбы с американцами — и на помощь ему приходит Китай. Китайцы помогают Хусейну модернизировать систему ПВО (а основная угроза пока что идёт с воздуха). США видят в этом аналогию с помощью, оказанной Китаем талибам сразу после терактов 11 сентября и объявления нового западного «крестового похода». А ведь ещё была китайская помощь Пакистану в создании ядерного оружия…

К 2003 году начинаются уже известные всем события. Джордж Буш обращается к нации, заявляя, что Хусейн разрабатывает ядерное оружие и пытается закупить в Нигере много обогащённого урана. Госсекретарь США Колин Пауэлл трясёт пробиркой с неким белым порошком — якобы оружием массового поражения. Уже через два месяца МАГАТЭ опровергнет заявления Буша, но процесс уже будет не остановить. В общем потоке утонут и заявления главного инспектора США по иракским вооружениям Дэвида Кэя, сомневающегося в существовании у Саддама запрещённого вооружения.

Смех

Кажется, уже забыт тот факт, что сначала Хусейна обвинили в поддержке «Аль-Каиды» (власти всё время пытались увязать интервенцию с «войной с терроризмом»). Однако в Ираке бесчинствовали боевики из подразделения этой организации — «Ансар ас-Сунны» — и Саддам успел стать врагом террористов. Поэтому пришлось предлогом для вторжения сделать именно оружие массового поражения.

Горький юмор истории заключается в том, что именно террористы и выиграли больше всего от начавшейся войны. Свержению Хусейна было суждено стать спусковым крючком для проекта «Нового Ближнего Востока» (хотя объявлен во всеуслышание он был несколькими годами позже). США поняли, что действительно не смогут удерживать мировое господство классическими методами: их ставленники на Ближнем Востоке (и в других регионах) живут собственной жизнью, заключают союзы с Китаем и объединённой Европой.

Цена содержания военного контингента во всех уголках мира становится непомерно высока — и в экономическом плане, и в плане недовольства населения. Необходимо снова делать ставку на дестабилизацию регионов и «натравливание» радикалов (в данном случае — исламистских фундаменталистов) на конкурентов, угрожающих гегемонии Америки.

США никогда не волновало наличие где-либо жестоких военных режимов. Даже в период борьбы с «диктаторами» и «тяжёлой работы сил демократии» они, не смущаясь, сотрудничают с какой-нибудь Саудовской Аравией, где за иные западные ценности положена казнь. Более того, американцы, как и их ближневосточные союзники, не могли не знать, что альтернативой военной диктатуре Хусейна может быть лишь ровно такой же режим другого диктатора, либо исламский фундаментализм. Шиитские круги, требовавшие казни Саддама (и, не будем забывать, — Буша) — это уже не умеренные политические силы. Эксперты указывали, что инициативу перехватили группы, связанные даже не с Тегераном, а Кумом — т. е. самыми фундаменталистскими, самыми радикально-правыми представителями Ирана.

Четвёртый год войны

Обсуждая убийство Хусейна, автор The Times напишет: «Казнь Саддама вогнала последний гвоздь в гроб арабского национализма — светской идеологии панарабского единства и независимости. В Ираке и на всем Ближнем Востоке будущее все больше принадлежит исламским фундаменталистам». Ему вторит министр обороны США (и бывший директор ЦРУ) Роберт Гейтс, добавляя сетования по поводу ложности заявлений о запрещённом оружии, с которых всё начиналось. Первый замгоссекретаря США при Клинтоне Строуб Тэлботт примерно в то же время заявляет: «Вьетнам все же был унитарным государством, разделительная линия в котором была искусственной, а значит, и временной, в то время как Ирак — это искусственно объединенное государство, которое теперь пересечено разделительными линиями — и, возможно, уже навсегда. Кроме того, в отличие от Вьетнама, Ирак — это не просто плашка домино. Он окружен ими».

Убит в Ираке

Подобные высказывания американских военных, спецслужбистов и чиновников, конечно, ценны. Однако в воздухе повисает вопрос: почему США, даже после такого якобы «провала» в Ираке, продолжают свою политику уничтожения национальных государств и свержения лидеров, способных обеспечить в регионе стабильность? Не потому ли, что американцы планируют использовать хаос, вроде того, что окутал сейчас государство Саддама? Да и что ещё можно сказать, когда прямым следствием свержения и убийства Хусейна стало рождение ИГИЛ (организации, запрещённой в России) — главного зла современности (хочется добавить: «после России и Китая»)?

Наконец, понесёт ли кто-то ответственность за всё содеянное (а содеяно много, слишком много)? Это зависит в том числе и от действий нашей страны и нашего народа в наступающем году. По крайней мере всё меньше становится сил в мире, способных положить творящимся бесчинствам предел. И всё более весомой оказывается роль России.

Дмитрий Буянов

США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029227


США. Сирия. Ирак > СМИ, ИТ. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 29 декабря 2016 > № 2036668

Clooney and the “White Helmets,” Dupe or Dope?

Gordon Duff

George Clooney, one of Hollywood’s biggest box office names, a man with pretentions for the presidency for sure and sworn enemy of President-elect Donald Trump, has announced plans to make a film honoring Syria’s White Helmets. To the much of the public subjected to fake and censored news, the White Helmets are heroes. Always in areas controlled by “moderate opposition” or, quite frankly outright terrorists like ISIS and the group formerly named Jabat al Nusra, this organization has been lauded as the savior of the Syrian people from the beastly depredations of the “regime” and its “brutal dictator,” Assad.

The truth is something a bit different, a truth it would have taken Clooney only a few moments on the internet to discover, that or the most minimal research, which he either did or didn’t do. If he didn’t do the research, he is a dupe, meaning he has been fooled into supporting a terrorist group against a legitimate democratically elected government for purposes of protecting and supporting paid mercenary murders. Sound harsh? Probably not harsh enough as we will get into shortly.

The other possibility, of course, is that Clooney is buying his way into politics by making friends with the same ultra-rightest groups that founded the White Helmets and have used similar fronts with the same roots, as we will show, to propagandize color revolutions that have turned into disaster after disaster. From Vanessa Beeley for Global Research:

The western media mythology goes as follows:

“They are made up of former bakers, builders, taxi drivers, students, teachers, pretty much anything apart from rescue workers,” according to the much repeated phrase used by their British ex-military, USAR (Urban Search & Rescue) trainer,James Le Mesurier who specialises in outsourcing warfare – the kind of private security operations exemplified by the likes ofBlackwater (now known as Academi) and DynCorp, and other well-known global suppliers of mercenaries and CIA outreach assassination experts.

Running operations through Blackwater gave the CIA the power to have people abducted, or killed, with no one in the government being exactly responsible. ~ The Atlantic, 2012

White Helmets founder Le Mesurier, who graduated from Britain’s elite Royal Military Academy at Sandhurst, is said to be an ‘ex’ British military intelligence officer involved in a number of other NATO ‘humanitarian intervention’ theatres of war, including Bosnia, Kosovo and Iraq, as well as postings in Lebanon and Palestine. He also boasts a series of high-profile posts at the UN, EU, and UK Foreign and Commonwealth Office. Not to mention his connections back to the infamous Blackwater (Academi).

Beeley goes further, outlining her own experiences in Syria with the White Helmets:

They claim they are not “tied to any political group in Syria, or anywhere else”, yet they are embedded with Al Nusra Front, ISIS and affiliated with the majority of US allied terrorist brigades infesting Syria. In fact during my recent trip to Syria, I was once again struck by the response from the majority of Syrians when asked if they knew who the White Helmets were. The majority had never heard of them, others who follow western media noted that they are a “NATO construct being used to infiltrate Syria as a major player in the terrorist support network.”

One of the major issues of what may have been called the Syrian Civil War, but might best be described as an invasion by NATO auxiliaries, is the use of NGO’s or “Non-Governmental Organizations” to move jihadists around the world, move weapons and produce fake news. The White Hats has been very much a part of all of these activities but, truth be told, they are hardly “non-governmental.” From 21st Century Wire:

“This is an alleged “non-governmental” organisation, the definition of an NGO, that thus far has received funding from at least three major NATO governments, including $23 million from the US Government and $29 million (£19.7 million) from the UK Government, $4.5 million (€4 million) from the Dutch Government. In addition, it receives material assistance and training funded and run by a variety of other EU Nations.”

Requests have been made of the Secretary General of the United Nations to challenge their NGO status as even a cursory investigation shows they are funded as nearly all intelligence agencies fronts are. Further, of course, has been their ability to work closely with what were “opposition” groups in Syria that, since early 2014, had melded into the al Qaeda organization after a period of infighting. The “moderate opposition,” under non-terrorist control has only recently reappeared and that is only in Northern Aleppo, seemingly under the direct command of the Turkish Army, and is primarily being used to fight against Kurdish groups opposed to ISIS. Is this all coming into focus now? If it is for you, you are it seems the only one who gets it.

The White Helmets are actually run by a terrorist, which might well explain why they get along so well with terrorists and why they are able to function freely. Of course that they continually report “regime” atrocities, always directly in line with the narrative promoted by US Ambassador to the United Nations, Samantha Power, may well only be coincidental. Thus far, the White Helmets have been silent on all that goes on around them, seeing nothing and only acting “heroically” while those they are allied with, as is now clear to the world, executed thousands, trafficked tens of thousands of women and children into sex slavery and plummeted chlorine and mustard gas projectiles on the residents of “regime held” West Aleppo for years. The truth is actually worse, much worse but let’s deal with a bit about Raed Saleh, the leader of the White Helmets first. From 21st Century Wire:

There has been a concerted campaign by a range of investigative journalists to expose the true roots of these Syria Civil Defence operatives, known as the White Helmets. The most damning statement, however, did not come from us, but from their funders and backers in the US State Department who attempted to explain the US deportation of the prominent White Helmet leader, Raed Saleh, from Dulles airport on the 18th April 2016.

“It was unclear whether Mr. Saleh’s name might have shown up on a database, fed by a variety of intelligence and security agencies and intended to guard against the prospect of terrorism suspects slipping into the country.” ~ New York Times

Mark Toner, State Department spokesperson:

“And any individual – again, I’m broadening my language here for specific reasons, but any individual in any group suspected of ties or relations with extremist groups or that we had believed to be a security threat to the United States, we would act accordingly. But that does not, by extension, mean we condemn or would cut off ties to the group for which that individual works for.”

Saleh’s real history is more complicated, born in Israel, Saleh has a long history of opposition to Israel and involvement in justice related causes, particularly “anti-Zionism.” He has been particularly critical of the role, in the past at least, Turkey has played in promoting Zionism. In fact, Saleh has positioned himself as a fanatic anti-Zionist and has often been accused of anti-Semitism as well.

How then do we explain the financing for the White Helmets or their allegiance to organizations fighting against the Damascus government who maintain strangely friendly ties to both Israel and Turkey?

Then there’s Clooney himself, whose wife is an “alleged” human rights activist. However, Amal Clooney’s clients include not only Julian Assange, whose Mossad ties were exposed in 2010 by Zbigniew Brzezinski but also former Ukrainian Prime Minister Julia Tymoshenko, a strong supporter of NATO who has openly advocated ethnically cleansing Ukraine using nuclear weapons.

It seems like Clooney’s liberal activism has garnered more than one strange bedfellow. Then again, Clooney’s finance partner is Israeli Grant Hezlov, producer of the anti-Iranian blockbuster Argo, a film many activists believe was timed to prestage public opinion against a nuclear settlement with Iran.

The issue with Clooney is that he has mostly avoided pitfalls of this type. Let’s take a conspiratorial look at the White Helmets for a bit. Were one to look at their roots, Saleh who makes no sense at all considering the obvious CIA funding of the White Helmets, and their openly “fabulous” relationship with the MSM, Clooney should be running for the hills.

Then again, there is more than enough circumstantial evidence that something is very wrong. With the media frenzy over Aleppo “genocide” dying now that media are moving around a city, not conquered but “liberated” and with UN observers on their way with Russia’s blessing, it has to be clear to Clooney that the White Helmets are not what they seem. The math here is simple as two plus two, if the press lies fell apart in only days, 14 foreign spies caught running the al Qaeda “operations room” and so many of the atrocities videos now proven staged, then the equally staged and fictional history of the very government funded “non-government” White Helmets would be “fake” as fake news also.

Then there are the rumors, that the funding and logistics for the White Helmets brought in poison gas and that Press TV’s Serena Shimm was murdered because she got too close to “busting” this group as complicit in mass murder.

In fact, for nearly 4 years, Russia tried to introduce evidence to the UNSC in order to prove assertions made by the Syrian Human Rights Observatory and the White Helmets were, in fact, fabrications by pro-terrorist propaganda organizations funded by western intelligence agencies.

Then we come to who Clooney is himself. Clooney, a charismatic outspoken liberal, could well challenge Trump for the presidency, should history lend itself to this political confrontation. Grooming Clooney as another “useful idiot” it how the system works. Those who have admired Clooney have hoped he would begin challenging the traditional narrative more vigorously, perhaps not to the extent Trump has, but certainly following that lead. This current effort puts that hope to rest.

США. Сирия. Ирак > СМИ, ИТ. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 29 декабря 2016 > № 2036668


Ирак > Армия, полиция > dw.de, 29 декабря 2016 > № 2022065

Иракская армия в четверг, 29 декабря, начала новую попытку освобождения Мосула от боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ). Правительственные войска вошли в ряд восточных районов города, сообщают информагентства со ссылкой на иракское государственное телевидение.

Цель нового наступления - полностью освободить от боевиков ИГ восточную часть города. За два месяца правительственным войскам удалось взять под контроль примерно четверть городской территории.

Взорван последний мост через реку Тигр в Мосуле

В операции в Мосуле задействованы около ста тысяч человек. Это солдаты иракской армии, а также бойцы курдского ополчения и шиитских вооруженных формирований. Их поддерживает авиация западных и арабских союзников. В ходе авиаударов накануне был разрушен последний городской мост через реку Тигр, чтобы отрезать путь снабжения джихадистов на восточном берегу.

Ранее наступление на Мосул, которое активно поддерживается международной антитеррористической коалицией, возглавляемой США, было фактически остановлено. В качестве причин называют плохие погодные условия, а также ожесточенное сопротивление со стороны джихадистов в жилых районах. Это последний крупный город в Ираке, оставшийся под контролем джихадистов. Они захватили его в 2014 году.

Ирак > Армия, полиция > dw.de, 29 декабря 2016 > № 2022065


Ирак. Турция. Азербайджан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 28 декабря 2016 > № 2026240

Министр обороны Ирана о России, Сирии, Турции, Азербайджане и Израиле

Иран не координирует свои действия в Сирии с возглавляемой США коалицией, так как уничтожение террористов не является её истинной целью, заявил в эксклюзивном интервью RT министр обороны Ирана генерал Хусейн Дехкан. По его словам, американцы и их союзники не намерены активизировать борьбу с боевиками, более того, преследуя собственные цели, они будут их поддерживать, так как фактически сами их создали. Глава Минобороны отметил, что операция в Алеппо подорвала силы экстремистов и теперь они пытаются восстановить свой потенциал, организовывая такие отвлекающие манёвры, как захват Пальмиры. В беседе генерал Дехкан прокомментировал отношение Тегерана к западным санкциям и реакцию руководства страны на антииранские заявления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, а также рассказал о сотрудничестве с Россией.

— Давайте сразу же начнём с наиболее горячей темы этих дней, то есть c Алеппо. Как вы оцениваете ситуацию после того, как сирийская армия и её союзники — Россия и Иран — взяли этот город под свой контроль, а боевики были эвакуированы?

— Захват Алеппо, экономической столицы Сирии, конечно, был одной из главных целей террористов. Если бы это произошло с момента их прихода в Сирию, они смогли бы получать поддержку с северной границы и с лёгкостью продвигаться на юг в направлении Хомса, Хамы и даже Дамаска. Алеппо — стратегический пункт, влияющий на политическую и экономическую ситуацию в Сирии в целом. Исходя из этой оценки, мы должны согласиться с тем, что сирийское правительство и все, кто встал на его сторону, понимали значение Алеппо. По этой причине первоочередным пунктом во всех планах по освобождению сирийских территорий был именно город Алеппо. На последнем этапе все военные мероприятия привели к потере боевиками способности к сопротивлению. С другой стороны, спонсоры террористов, поняли, что если ситуация, сложившаяся вокруг Алеппо, сохранится, то это приведёт к уничтожению всех террористов с точки зрения организационной структуры и личного состава, а также сломит моральный дух и нарушит единство их рядов. Поэтому они и приняли решение капитулировать и согласились на эвакуацию из города. Несомненно, это стало важным переломным моментом в борьбе сирийского правительства и сирийской армии против террористических группировок. Мы будем на стороне сирийской армии до тех пор, пока все террористы не признают свое поражение. Что касается других группировок, то они должны участвовать в инклюзивном сирийском диалоге, призванном определить судьбу Сирии.

— Говорят, что достижение договорённости о полном прекращении огня во всей Сирии уже не за горами. Насколько мы близки к этому?

— Это требует реальных гарантий в том смысле, что все должны согласиться на полное прекращение огня и выполнять обязательство о наказании любой стороны, нарушившей этот режим. Нельзя допускать, чтобы ИГИЛ* и «Джабхат ан-Нусра»* были участниками этого соглашения. Все другие вооружённые группировки после прекращения огня должны начать политический процесс и переговоры с сирийским правительством. При прекращении огня, во-первых, очень важно, чтобы прошло разделение между террористами и оппозицией, готовой вести переговоры с сирийским правительством. Во-вторых, борьбу против террористических группировок, таких как ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра, должны вести все силы. В-третьих, все должны прекратить поддерживать террористов как с политической, так и с финансовой и военной точек зрения. Кроме того, необходимо разрешить гражданским лицам свободно перемещаться по Сирии, а также обеспечить доставку гуманитарной помощи во все районы страны. И в заключение, со всех осаждённых районов должна быть снята блокада. Другими словами, надо, чтобы сирийский народ мог жить в безопасности. В целом мы настроены оптимистично при условии, что страны, поддерживающие террористов, примут эти требования и будут сотрудничать. Я думаю, что и террористы, и их спонсоры осознали, что путь, которым они шли, был ошибочным. Если они будут рассуждать здраво и поставят на первое место судьбу сирийского народа, то сложат оружие и примут участие в диалоге. Если они захотят играть определённую роль в управлении страной, они должны добиваться этого с помощью переговоров, законными путями и методами, а не через убийства людей и разрушение инфраструктуры. Ведь это только отпугивает от них сирийский народ, и, следовательно, у них не будет никакой социальной опоры среди сирийского народа для их будущей политической деятельности.

— Москва объявила, что в четверг развернула в Алеппо силы военной полиции. Какова роль Ирана в этом городе после его освобождения? Будете ли вы развертывать полицейские силы для сохранения мира и безопасности?

— Эти мероприятия совместные. Было решено, что три стороны, Россия, Иран и Турция, будут контролировать выполнение недавно достигнутой в Москве договорённости, чтобы добиться прекращения огня и соблюдать его постоянно. Вся эта работа чётко распределена между нами.

— Следует ли это понимать так, что Иран направит туда свои силы безопасности?

— У Ирана там нет вооружённых сил. Там сирийская армия, и она отвечает за выполнение этой задачи. В случае необходимости мы отправим туда военных советников для оказания консультационной помощи.

— Как повлияет освобождение Алеппо на ход дальнейших боевых действий во всей Сирии?

— Это зависит от прекращения огня: если его удастся добиться и стабилизировать, начнётся политический процесс. Уже принято решение, что для проведения переговоров встреча оппозиции и правительства Сирии должна состояться в Астане. Я надеюсь, что стороны придут к желанному результату. Если этот политический процесс начнётся и продолжится, то необходимо будет вести борьбу одновременно и с «Джабхат ан-Нусрой», и с ИГИЛ. Сейчас «Джабхат ан-Нусра» контролирует многие районы страны и не стремится к диалогу, поэтому с ней надо бороться. Но где именно? Это зависит от ситуации в каждом конкретном районе и имеющихся возможностей.

— Господин генерал, Вы сказали, что «Джабхат Фатх аш-Шам», или «ан-Нусра», а также ИГИЛ контролируют обширные районы Сирии. А что будет после освобождения Алеппо? Настанет ли черёд Эр-Ракки или города Эль-Баб, контролируемых ИГИЛ, или города Идлиб, находящегося в руках «Джабхат ан-Нусра»? Какой будет ситуация, учитывая присутствие американцев и курдов в районе Эр-Ракки и присутствие турок в Эль-Бабе? Как будет осуществляться координация между сирийской армией, Корпусом Стражей Исламской революции, российскими ВКС, с одной стороны, и турецкими войсками и силами международной коалиции, с другой? Возможна ли координации на местах?

— Мы никогда не координировали и не координируем наши действия с американцами. Мы никогда не будем с ними сотрудничать. Западная коалиция носит формальный характер, у неё нет реального желания воевать ни в Ираке, ни в Сирии. Как вы помните, они бомбили сирийскую армию в Дейр эз-Зоре. Мы не видим с их стороны какой-либо готовности играть действительно полезную и серьёзную роль в борьбе с ИГИЛ, поскольку они сами взрастили террористов и заинтересованы в том, чтобы сохранить их. Возможно, силы коалиции и хотели бы ослабить террористов, но отнюдь не уничтожить их: ведь террористы являются инструментом для дестабилизации этого региона и некоторых других регионов мира. Террористы получают поддержку от Америки, Саудовской Аравии и Катара, а на местах их поддерживает Турция. Если Ирану, вместе с Россией и Сирией, удастся договориться с Турцией не только о прекращении поддержки этих группировок, особенно «Джабхат ан-Нусра» и ИГИЛ, но и о борьбе с ними, я думаю, что тогда мы увидим улучшение ситуации в Сирии.

— Министр иностранных дел Турции Мевлют Чаушоглу на пресс-конференции после переговоров в Москве призвал распространить режим прекращения огня на отряды Хезболлы. Он потребовал прекратить оказание поддержки им, чтобы полностью гарантировать прекращение огня в Сирии в будущем. Может ли Тегеран согласиться с этим ради достижения какой-либо последующей договорённости по Сирии?

— Я думаю, что прежде, чем выдвигать подобное требование, турки должны ответить на один важный вопрос: «Было ли их вторжение на сирийскую территорию осуществлено по просьбе сирийского правительства, или же это было их одностороннее решение?» Если бы это произошло по просьбе сирийского правительства, то и выход с этой территории должен был бы осуществляться по просьбе сирийского правительства. В противном случае речь идёт об агрессии, а агрессор не может принимать решения за других. Россия и Иран вошли в Сирию по официальной просьбе законно избранного сирийского правительства. Мы пришли туда для оказания поддержки правительству. В любой момент, когда сирийское правительство посчитает, что оно больше не нуждается в наших силах, не останется никакого предлога, чтобы нам там и дальше оставаться. Я думаю, что министр иностранных дел Турции вместо того, чтобы замалчивать ошибки своего правительства, должен взять на себя ответственность за них и понять, почему они стали причиной всей этой критической ситуации в Сирии. Если бы турки с самого начала не совершали этих ошибок в Сирии, то сегодня они не были бы вынуждены исправлять свои прошлые ошибки, совершая при этом новые ошибки.

— После такой долгой войны, как вы сегодня оцениваете положение ИГИЛ и «Джабхат Фатх-аш-Шам» (бывшая «ан-Нусра») с точки зрения живой силы, техники и боеспособности? Есть ли изменения в их моральном состоянии, численности и снаряжении?

— За прошедший период они понесли большие реальные потери. Это касается организационной структуры, системы управления, сплочённости, морального состояния. Но во время недавнего объявленного перемирия они смогли перевооружиться, перегруппироваться, подготовиться к предстоящим боям. На нынешнем этапе, в ходе битвы за Алеппо они потеряли убитыми много командиров и рядовых боевиков. Именно эти огромные потери вынудили их уйти из восточного Алеппо. Иначе бы они смогли дольше и более стойко сопротивляться. Они прорыли там туннели, заминировали территорию, чтобы оставаться в Алеппо, а не уходить оттуда. Их уход из Алеппо означает, что они больше уже не могли сопротивляться. Всё-таки они потеряли много рядовых боевиков и командиров. Но у них всё еще есть много военного снаряжения. Мы не можем этого отрицать. Но остается важный вопрос: смогут ли они продолжать воевать или нет? Это связано с Турцией, её союзниками и их решениями. Что же касается сирийской армии, то она сейчас находится в гораздо лучшем состоянии с точки зрения морального духа, организации, подготовки, вооружения. К этому следует добавить российскую воздушную поддержку, некоторую наземную поддержку. Все это способствовало улучшению позиций сирийской армии в борьбе против боевиков и террористов.

— Однако в то время, когда происходила эвакуация боевиков из Алеппо, сирийская армия потеряла Пальмиру!

— Это другой вопрос. Пальмира не имела первостепенного значения по сравнению с Алеппо. Не было концентрации внимания на том, чтобы не потерять Пальмиру. Враг на войне иногда прибегает к хитрости и уловкам, чтобы заставить противоположную сторону отступить от своей главной цели. В Пальмире произошло нечто подобное. Они хотели отвлечь внимание сирийской армии от Алеппо, чтобы вернуть его под свой контроль и остаться в нём. Поэтому они атаковали Пальмиру.

— Можно ли сказать, что после иранско-российско-турецких переговоров в Москве на прошлой неделе урегулирование сирийского кризиса находится в руках именно этих трёх государств или же возможно присоединение к этому процессу и других государств, например, Саудовской Аравии?

— Остальные были в Женеве, встречались там несколько раз. Мы считаем, что единственный способ урегулирования сирийского кризиса состоит в том, чтобы помочь достичь сирийско-сирийского урегулирования… Саудовская Аравия не играет такой роли, которая делала бы её способной к участию в переговорах.

— Но Саудовская Аравия играет роль в Сирии!

— У Саудовской Аравии нет общих границ с Сирией.

— Вы обвиняете её в поддержке группировок…

— Они стремятся свергнуть существующий режим. Нельзя вести переговоры с теми, кто к этому стремится. Необходимо дать им решительный ответ. Это касается и остальных тоже.

Мы полагаем, что если все согласятся с тремя сирийскими принципами, то легко будет достигнуть решение.

Первый принцип — сохранение территориальной целостности Сирии как единого государства. Второй принцип — сирийский политический режим не может быть предметом сомнения. В настоящее время там Башар Асад. Если они (противники Асада. — RT) согласятся признать принцип единства Сирии, президентство Башара Асада и нынешний правящий политический режим, тогда оппозиция сможет сесть за стол переговоров с правящим режимом Сирии и выдвигать свои требования. В этом случае можно найти точки опоры для восстановления безопасности и стабильности, продолжения политического процесса. Можно будет сесть и написать новую Конституцию, проводить определённые реформы или даже проводить свободные и честные выборы, в ходе которых каждый сможет выдвигать себя кандидатом на пост президента Сирии. Если же они хотят запросто прийти и сказать, что Башар Асад должен уйти, то это вздор. Решение должен принимать сирийский народ. А нынешнее иностранное вмешательство не будет способствовать урегулированию, но лишь ухудшит ситуацию. Это одна из причин провала переговоров в Женеве.

— В ходе разговора Вы упоминали сирийского президента Башара Асада. Я понял из Ваших слов, что Иран не настаивает на какой-либо роли лично сирийского президента Башара Асада в будущем.

— Нет-нет, мы не настаиваем на этом. Мы говорим, что никому не позволительно утверждать, что Башар Асад не имеет права выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах. Это наша позиция. Решать должен народ. А не кто-то другой.

— Вы согласитесь, если во время переходного этапа будет другой человек?

— Решает народ. Либо выбирает его, либо нет.

— Новости о вылетах самолётов российских ВКС с иранской базы Хамадан наделали много шума прошлым летом. А прекращение этих вылетов стало таким же неожиданным. Какова позиция Тегерана и Москвы по вопросу использования базы Хамадан для поддержки операции в Сирии в настоящее время? Возможно ли возобновить использование базы Хамадан, и каковы необходимые условия для этого?

— Это вопрос, который задавали многие. О том, что Иран отдал свою базу в распоряжение России. Это абсолютно не верно, так как противоречит нашей Конституции. Но поскольку мы сотрудничаем с Россией в борьбе с терроризмом, то мы предоставили ей некоторые льготы для взлёта и посадки боевых самолётов. И в любой момент, когда мы почувствуем необходимость, и если Россия обратится с просьбой снова предоставить ей эти льготы, мы рассмотрим это, учитывая текущие обстоятельства, и примем решение по этому поводу. Мы не подписывали с Россией никакого соглашения, позволяющего использовать наши базы в любое время. В зависимости от обстоятельств, при наличии просьбы от России, и если мы увидим необходимость в этом, мы готовы оказать в этом помощь.

— А ведутся ли какие-либо переговоры по этому вопросу в настоящее время?

— Нет, в настоящее время нет.

— С некоторых пор Россия и Иран ведут переговоры о крупнейшей сделке по закупке вооружений, оцениваемой примерно в $10 миллиардов. Эта сделка включает наступательные или оборонительные вооружения?

— Нет. Я сказал, что потребности, которые мы не можем удовлетворить за счёт собственного производства, мы готовы обеспечить из любого источника, кроме США, Израиля и их союзников. В мире есть такие страны, как Россия и Китай. У нас длительная история сотрудничества с этими двумя странами. И это сотрудничество будет продолжаться и дальше.

— Есть ли опасения, что эта сделка может быть использована как предлог для ужесточения санкций против Ирана со стороны Запада, и особенно — американцев?

— Мы не стремимся к тому, что противоречит ядерной сделке. К тому же мы не очень-то обращаем внимание на заявления США. У нас есть свои производственные мощности и возможности, позволяющие нам обеспечить наши потребности.

— Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху недавно посетил Азербайджан. Там был подписан контракт о поставках вооружений и достигнуты соглашения о сотрудничестве в области безопасности и в военной сфере. Нетаньяху сделал антииранские заявления, находясь на земле вашего северного соседа — Азербайджана. Как вы оцениваете это сотрудничество между Израилем и Азербайджаном?

— Мы обратили внимание наших друзей в Азербайджане на то, что предоставление Израилю доступа в этот регион не пойдёт им на пользу. Иран этого не потерпит. Но это их решение, принятое для достижения их целей и обеспечения их интересов. И мы не можем возражать против этого. Около двух лет тому назад израильский беспилотник-шпион вторгся в наше воздушное пространство из Азербайджана. Мы направили им ноту протеста и указали, что это сделал Израиль, и что у Израиля есть разведывательное окно в Азербайджане. В то время азербайджанскому президенту было трудно согласиться с этим. Но, когда я с ним встретился и поговорил, выяснилось спустя год, что в Азербайджане есть израильская шпионская ячейка.

Думаю, что наши друзья в Азербайджане должны понимать, что многие в регионе и за его пределами не желают установления стратегических отношений между Ираном и Азербайджаном и стремятся помешать этому. Разумеется, азербайджанский президент хочет развивать отношения с нами. Однако есть другие силы, которые вмешиваются и оказывают влияние. А что касается угроз со стороны Нетаньяху, то мы его не признаём, и даже не собираемся слушать, что он говорит. Пустые слова не облагаются налогом. Пусть себе говорит, что хочет, пока не устанет.

* «Исламское государство» (ИГИЛ), «Джабхат ан-Нусра» («ан-Нусра», «Фронт ан-Нусра», «Джабхат Фатх-аш-Шам») — террористические группировки, запрещённые на территории России.

Ирак. Турция. Азербайджан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 28 декабря 2016 > № 2026240


Финляндия. Ирак > Армия, полиция > yle.fi, 28 декабря 2016 > № 2021191

Прокуратура города Оулу предъявила обвинения семерым членам международной преступной группировки в организации нелегального въезда в Финляндию граждан Ирака осенью 2015 года.

Согласно обвинению, подозреваемые организовали через свою сеть проезд иракцев на территорию Финляндии через Турцию и Грецию.

Кроме того прокуратура подозревает обвиняемых и в других тяжких преступлениях, в том числе, в мошенничестве в особо крупных размерах.

В ходе предварительного следствия подозреваемые отрицали свою вину.

Судебный процесс по делу начнется в уездном суде Оулу в середине января.

Финляндия. Ирак > Армия, полиция > yle.fi, 28 декабря 2016 > № 2021191


США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 26 декабря 2016 > № 2017965

На освобождение сирийской Ракки и иракского Мосула и ликвидацию остатков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) уйдет два года, считает генерал-лейтенант Стивен Таунсенд, командующий войсками международной коалиции во главе с США.

Однако Таунсенд в интервью изданию Daily Beast не назвал точных сроков окончательной победы над боевиками ИГ в Сирии и Ираке. Он также отметил прогресс, который демонстрируют иракские войска во время противостояния боевикам. По словам американского командующего, военные Ирака осваивают ведение боя с использованием танков в городских условиях.

Таунсенд, как отмечает издание, также сделал необычное для командующего силами США заявление в отношении шиитского ополчения, поддерживаемого Ираном. По его словам, ополченцы были "весьма дисциплинированными" союзниками с того момента, как он прибыл в Ирак.

Таундсенд отметил заметный прогресс в наступлении на город Тель-Афар (провинция Найнава, расположен в 50 километрах к западу от Мосула), осуществляемом Шиитским народным ополчением (арабское название — "Аль-Хашд аш-Шааби).

Ракка считается "столицей" боевиков ИГ в Сирии и вторым после иракского Мосула оплотом террористов в регионе. Город с населением около 300 тысяч человек был захвачен в 2013 году. В настоящее время силы сирийской оппозиции ведут операцию по блокированию Ракки и ее освобождению.

Ранее агентство Рейтер со ссылкой на американского военного инструктора сообщило, что иракские силы в ближайшие дни начнут новую фазу операции по освобождению Мосула, где операция продолжается с октября при участии военных, курдских сил пешмерга и коалиции во главе с США.

США. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 26 декабря 2016 > № 2017965


США. Ирак. Сирия > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 декабря 2016 > № 2036556

Is There any Room Left for Freedom in the Western Press

Grete Mautner

It’s recently been reported that two-out-of-three Americans view political correctness as a threat and say they don’t have freedom of speech anymore. This was the conclusion that Rasmussen Reports came to after making a poll on the state of press freedom in the US.

In his collumn for The American Conservative a notorious author and ideologist of the paleoconservatism, Patrickk J. Buchanan would note that allies, like the Brits, and America’s own leaders mislead and lie to the US population, leading the country into unnecessary wars, while meddling in the internal affairs, including the elections, of regimes that the US doesn’t like, pretty much the job description of the CIA and the National Endowment for Democracy.

Buchanan notes that history suggests it is America’s own War Party that bears watching. Consider Operation Iraqi Freedom. Who misled, deceived, and lied about Saddam’s weapons of mass destruction, the “fake news” that sucked the US into one of the country’s greatest strategic blunders? Who lied for years about an Iranian nuclear weapons program, which almost dragged the US into a war, before all 16 US intelligence agencies debunked that propaganda in 2007 and 2011? Yet, there are those who insist that Iran has a secret nuclear weapons program, since they crave for war with Iran.

The same American Conservative believes that the more there’s US meddling in other regions of the world, the less attention is being paid to those facts by the US media sources.

In fact, President Obama has spent eight years talking about withdrawing the United States from the Middle East but has in fact expanded the military footprint of the United States. He has done so without much real debate in the mainstream news about the wisdom of his actions. Tellingly, what debate has occurred has focused on erroneous claims that Obama has appeased America’s enemies by withdrawing too much.

This distorted coverage resulted in the White House expanding the US military presence in the Middle East for two years in a row, without being subjected to scrutiny or critisim of any sort. In spite of the fact that the US is expanding its operations in Iraq, Syria, Yemen and Libya, those are rarely being mentioned in the US press. There’s a chart that tracks the monthly mentions of the president, the US military, and specific countries in the same story in three major national papers (the Post, the Times, and the Journal), and they have all been dropping over the last two years despite increased US involvement in all four places in the same period.

One should note that these numbers are stories per month, so in a given month this year US military involvement in Syria might be mentioned once every ten days. The even smaller number for Yemen is the least surprising of the four.

According to Amber Lyon, a three-time Emmy award winning journalist, CNN is routinely paid by the US government and foreign governments to selectively report on certain events and make up fake news stories. Furthermore, the Obama administration pay CNN for editorial control over some of their content.

Unfortunately ,this is where we are today with the state of press freedom in the West. The only freedom we have now, is the freedom of the White House to exercise all sorts of control over what we watch and read on the daily basis.

США. Ирак. Сирия > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 декабря 2016 > № 2036556


Сирия. Ирак. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 23 декабря 2016 > № 2029241

Словосочетание «пустить красного петуха» на Руси всегда означало поджог, такой исторический прототип теракта. Что принесет с собой год, отмеченный символом огненной птицы по китайскому календарю? Скорее всего, он будет характеризоваться усилением террористической активности джааматов (ячеек) ИГИЛ (организация запрещена в РФ) на фоне активного противодействия ей со стороны набравшихся опыта и навыков традиционно противостоящих бандитам спецслужб и присоединившейся к ним в этом году Росгвардии, объединенных под знаменем Национального антитеррористического комитета России (НАК).

Его успехи в нынешнем году впечатляют. До 23 декабря не было допущено ни одного террористического акта в крупных российских городах или на ключевых объектах инфраструктуры. По словам председателя НАК и директора ФСБ России Александра Бортникова, в этом году было предотвращено 42 крупных террористических акта. Другие акции, в отличие от событий 2015 года, совершались только на Северном Кавказе, а их исполнители практически сразу уничтожались. Часто это проходило на фоне введения режима контртеррористической операции (КТО).

Вот очень небольшой список вовремя ликвидированных угроз 2016 года.

15 декабря в ходе спецоперации ликвидирована ячейка ИГИЛ в Самаре. На конспиративной квартире обезврежено подготовленное взрывное устройство.

7 декабря стало известно о задержании в Москве и Подмосковье 25 человек, готовящих террористические акты на Новый Год.

12 ноября, за день до годовщины парижских терактов 2015 года в Москве и Санкт-Петербурге были задержаны соответственно трое и семеро человек. В городе на Неве они собирались взорвать два торговых центра. Такие же намерения были по Москве.

22 октября в Нижнем Новгороде была проведена спецоперация по нейтрализации террористов готовящих теракт с использованием заминированного автомобиля.

18 августа в Самаре факту подготовки диверсионно-террористического акта был задержан его организатор.

8 апреля в Волгоградской области пресечена деятельность группировки «Палласовский джамаат», готовившей теракт в административном центре и вербовавшей местных жителей в ряды ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В ее составе было 5 человек.

8 февраля в Екатеринбурге были задержаны террористы, готовящие взрывы в Москве, Санкт-Петербурге и Свердловской области.

Эти события объединяет то, что в каждом из них среди фигурантов — местных элементов, принимали участие мигранты из стран СНГ (Киргизии, Узбекистана, Молдавии, Таджикистана), а также лица, прошедшие войну на стороне ИГИЛ в Сирии и Ираке. Все они являются приверженцами «всемирного халифата». И ни один из них прямо не подчинялся «Имарату Кавказ» — основной террористической организации нашей страны с 2010 года. С одной стороны это свидетельствует, что его деятельность в этом году была скована спецслужбами и МВД, а основные силы боевиков выдавлены в предгорную «зеленку». Они «думали» только в региональном направлении и спускались с гор только на явочные и конспиративные квартиры и дома.

С другой стороны 2016 год характеризовался обострением «нездоровой конкуренции» в среде салафитских боевиков. «Пришлые», прошедшие Сирию, пытались перехватить управление у местных кадров, и во многих случая это удалось.Этот процесс, несомненно, продолжится в будущем году, причем вполне возможно, что в ряде случаев произойдут даже вооруженные «разборки».

Этот момент сейчас особо актуален для террористов в Дагестане.

3 декабря в ходе спецоперации у села Талки был ликвидирован Абу Мухаммад (Рустам Асельдеров), главарь «Вилаята Кавказ», созданного на основе «Имарата Кавказ». Его боевики 21 июня 2015 года лично присягнули через YouTube лидеру «Исламского государства» Абу-Бакру аль Багдади. На то время структурными подразделениями «Имарата Кавказ» являлись вилаяты Дагестана, Нохчийчоь (Ичкерии — Чечне), Галгайче (Ингушетии) и Кабарды, Балкарии и Карачая. В ближайшее время, несколько месяцев, на наш Северный Кавказ после взятия Алеппо и будущего падения Мосула хлынут боевики из числа бывших граждан СНГ. Их проникновение в Дагестан будет осуществляться, в основном, через границу с Грузией. Они будут делить там власть. Еще одним направлением трафика возвращения боевиков станет украинское направление с концентрацией в районе Херсона и Мариуполя. Число боевиков, которые могут осесть в бывших республиках Советского Союза, составляет порядка 7000 человек.

Именно их потенциальная деятельность оценивается как главная угроза Российской Федерации в 2017 году. Вернувшиеся боевики начнут борьбу за лидерство в местных джааматах ИГИЛ, которых явно не хватит на всех. С целью создания собственных ячеек они «расползутся» по территории России, в том числе по стратегически важным объектам: городам газовиков и нефтяников в Сибири, моногородам у АЭС, а также по нестабильным с разных точек зрения регионам. Среди них можно назвать Поволжье, Татарстан, Башкирию, Удмуртию, Свердловскую область, Новосибирскую область, Хабаровский край и Приморье. В каждом из них боевики попробуют найти свою «экологическую» нишу. Про города федерального подчинения: Москву, Сочи и Санкт-Петербург с Севастополем можно даже не говорить. А ведь лидерство в среде боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) связано непосредственно с подготовкой и проведением террористических актов, поэтому оперативная обстановка в 2017 году будет только осложняться. Радует только одно: в настоящее время РФ обладает в лице Росгвардии уникальным подготовленным и мобильным инструментом в виде сил специального назначения, прошедших боевое слаживание. Они могут решить проблему террора даже при увеличении его проявления на порядок. Особенно при оперативной поддержке ФСБ и МВД России.

Особое опасение вызывает то, что некоторые террористические группы стали формироваться иностранным специальными службами на территории других государств. По задумке, их будущая террористическая деятельность должна влиться в гибридную войну, ведущуюся против нашей страны. Так, есть информация об активной работе с «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), через «Меджлис» крымских татар со стороны СБУ и ГУР СВУ.

В течение 2016 года произошла концентрация мирового терроризма вокруг идеологии радикального салафизма. Все другие, «местные» террористические организации, часто носящие националистический или этнический характер, как-то «съёживались» перед тотальным наступлением исламского государства [1], которое «прихватизировало» термин «справедливость». Отступили в стороны даже шиитские радикальные группировки, а «Хезбалла» вообще присоединилась к контртеррористической операции на Ближнем Востоке. Былые акции «Братьев-мусульман» в Египте, ХАМАС в Ливане и Израиле, ВИГ в Судане даже рядом не стоят со зверствами игиловцев. Это основной тренд, который будет определяющим в будущем году.

В связи с этим в 2017 году можно предположить существенные изменения в едином федеральном списке террористических организаций. Он был создан в 2003 году и актуален на 25 октября 2016 года (http://www.fsb.ru/fsb/npd/terror.htm), в него включены 26 экстремистских групп, в том числе иностранных и международных. При этом, крайний год привнес в этот список только одно дополнение: решением Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2016 № АКПИ 16−915С в него была кооптирована «Аум Сенрике». Каким-то образом с 90-х годов эта японская организация умело просачивалась «между строчек». К утратившим потенциальную опасность организациям можно уже сейчас отнести ранее активно действовавшие на Северном Кавказе «Шуру моджахедов Кавказа» и «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана». Их остатки теперь вошли в костяк «Имарата Кавказ», о судьбе которого говорилось выше.

Другой важный тренд 2016 года — это оформление мирового исламского террористического фронта как сетевого движения. Причем слово «сеть» в данном случае подразумевает оба своих современных значения: как принцип построения организации и как среда распространения идеологии, координации и финансирования деятельности через сеть Интернет. Но есть еще одно традиционное значение этого слова: словно сетью ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вылавливает, забирает для себя все другие, мелкие группировки, те же «Боку Харам» в Нигерии или «Мауте» на Филипинах, а также души отдельных неофитов.

В этом году в Западной Европе салафитский терроризм сформировал новый эгрегор, подменяющий в сознании европейцев утратившие актуальность традиционные, в том числе христианские, протестантские и католические ценности. Нормальное стремление молодежи к справедливости им конвертируется в ваххабитский принцип «дозволен тот, кто не с нами», при этом любой, разделяющий идею построения всемирного халифата и веру в Аллаха, милостивого и справедливого — брат, а любой несогласный подлежит уничтожению. Трагическая история прошлого века с перманентной революцией повторяется, только теперь на смену коммунистической идее идет псевдо-религиозная ересь, не имеющая ничего общего с классическим Исламом.

Левацкие идеи больше не интересны евромолодежи. Она находит себя в Исламе, а в силу крайне низкого образования, принимает за него слова и фетвы псевдо-имамов, которые проповедуют в молельных домах. Это еще одна серьезная тенденция прошедшего года: в Европе и России резко возросло число молельных домов, которые неподконтрольны традиционному Исламу и являются основой для вербовочной сети ИГИЛ. Отдельно следует отметить «перехват» представителями радикального ислама контроля за кафе при мечети по бизнесу. А в этих местах правоверные мусульмане собираются на чай и кофе после намаза. Поэтому именно кафе активно используются вербовщиками ваххабитов.

В России наиболее показательным в 2016 году стал финал «захвата сознания» бывшей студентки филфака МГУ Варвары Карауловой, активную разработку которой вербовщики ИГИЛ вели с 2013 года. Под воздействием агитации в социальных сетях она предприняла две попытки выехать в Сирию и присоединиться к боевикам. Не помогла и психиатрическая больница им. Александрова, в которой девушка проходила реабилитацию по настоянию органов ФСБ после первого случая в 2015 году. В последний раз, она даже изменила имя на Александру Иванову и получила на него загранпаспорт, что позволило органам следствия инкриминировать ей замысел преступления, задержать и поместить в СИЗО. На суде 19-ти летняя девушка оправдывалась пубертатным подростковым периодом, который у нее почему-то задержался. 22 декабря 2016 года ее признали виновной и приговорил к 4,6 годам заключения. Этот пример показывает, как на вооружение террористов попадает методика направленного информационно-психологического воздействия. Оно становится одним из главных орудий современного терроризма. В 2017 году можно только ждать его совершенствования.

Трендом этого года в организации связи стали закрытые группы и каналы в FaceBook и Telegram, через которые общаются, объявляют цели, мотивируются и мобилизуются на массовые мероприятия или теракции члены джааматов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Европе, России, Америке и на «территории халифата» в Сирии и Ираке, а также сочувствующие им лица. Через них закрепляется и принадлежность к этой организации. Делается это в «заявительном» порядке. Стабильное финансирование получают только отряды наемников непосредственно в Ираке и Сирии, а европейские активисты, семьи смертников, получают деньги только после совершения акции. Случаи оплаты вперед крайне редки и идут только неоднократно проверенным кровью «неверных» боевикам.

После успехов ВКС МО РФ в Сирии ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) лишилась такого важно источника финансирования, как продажа нефти через турецкие порты с помощью фирм-прокладок с «островной» регистрацией в Западную Европу по демпинговым ценам. Собираемая дань (закят — десятина и джезья — налог на неверных) с бизнеса в Европе, России и территории «халифата» не покрывает всех потребностей разросшейся организации. Остаются Фонды, прежде всего Катара и КСА, которые концентрируют денежные средства «благотворительных» мировых организаций США, Великобритании, Германии, Франции, других стран и переправляют их «по назначению». Для закупки и доставки вооружений, ведения информационной войны, финансирования «зарубежных» партнеров и вилаятов.

Здесь просто необходимо выделить направление контртеррористической работы по линии Росфинмониторинга. Еще в 2015 году им была презентована «матрица индикаторов», разработанная с целью повышения качества работы организаций в направлении идентификации рисков финансирования терроризма. Предложенный финансовой разведкой подход подразумевал систематизацию идентификаторов по направлениям: процессы, связанные с формированием радикальной идеологии (центры радикальной пропаганды, вербовщики, неформальные группы, НКО, религиозные центры и т.д.), непосредственно террористы (действующие и вернувшиеся) и их окружение, экономика спонсорства терроризма (легальная и теневая — торговля нефтью, оружием, похищение людей и т.д.). Профиль сомнительной транзакции, предложенный финансовой разведкой, содержал четкие критерии определения степени «подозрительности» клиента с учетом географии и используемых платежных инструментов. 2016 год поддержал эту работу на законодательному уровне, а следующий, несомненно, принесет конкретную реализацию.

Последним моментом, который бы хотелось отметить как устойчивую тенденцию будущего года — это мифологизация, даже демонизация личности главы ИГИЛ Абу-Бакра аль-Багдади. Его фигура постепенно становится мистическим символом для мирового терроризма. Несмотря на многочисленные сообщения о его ликвидации, он уже готов сравняться по «выживаемости» с самим Усамой бен-Ладеном. 16 декабря 2016 года Госдеп США объявил новый «ценник» за информацию о местонахождении главаря ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Теперь его голова «стоит» $25 миллионов: http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2016/12/265708.htm. Это, скорее всего, не принесет реального успеха, ведь на Ближнем Востоке и предыдущие $10 считались «запредельной» суммой, однако послужит продолжению формирования образа «главного врага цивилизованного мира». Тем более, что жить без врага этот мир не может, а фигура Путина на фоне победы Трампа и «российских хакеров» в 2017 году уже перестает быть универсальным «жупелом».

[1] ИГИЛ состоит из 35 провинций, вилаятов. Они расположены в разных странах, но большая часть из них, 19 вилаятов, находится в Сирии и Ираке. Это провинции: Багдад, Аль-Анбар, Салах Ад-Дин, Север Багдада, Диял, Аль-Джануб (юг), Найнава, Киркук, Диджла (р. Тигр), Аль-Джазира, Аль-Барака, Аль-Хайр, Ракка, Дамаск, Алеппо, Хомс, Хама, Аль-Фурат (Евфрат).

Дмитрий Ефимов

Сирия. Ирак. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 23 декабря 2016 > № 2029241


Ирак > Армия, полиция > un.org, 22 декабря 2016 > № 2014719

В ООН осудили убийство мирных жителей и гуманитарных сотрудников в Мосуле

В ООН самым решительным образом осудили убийство мирных жителей и гуманитарных сотрудников иракском городе Мосул. За минувшие 48 часов там произошло два трагических инцидента.

«Согласно поступившим сообщениям, четверо гуманитарных сотрудников и, по меньшей мере, семеро гражданских лиц, нуждавшихся в чрезвычайно помощи, были убиты в результате беспорядочного артиллерийского огня», - заявила Координатор гуманитарной помощи в Ираке Лиз Гранде. По ее словам, еще сорок человек получили ранения.

«Мы самым решительным образом осуждаем эти акты насилия», - говорится в заявлении Гранде. Она напомнила, что погибшие мирные жители надеялись получить защиту и помощь, вместо этого оказались под огнем.

Как подчеркнула представительница ООН, все стороны конфликта обязаны соблюдать международное право и делать все возможное для защиты гражданского населения. «Убийство мирных жителей и гуманитарных сотрудников – это нарушение принципов международного права», - отметила Лиз Гранде. Она выразила глубочайшие соболезнования семьям погибших и призвала власти найти и наказать виновных в их гибели.

Напомним, что в Ираке продолжаются бои за Мосул. Иракские войска пытаются освободить город от боевиков ИГИЛ, которые контролируют его последние два года. В результате сражений около 107 тысяч мосульцев были вынуждены покинуть свои дома. По данным ООН, число вынужденных переселенцев может вырасти до миллиона.

Ирак > Армия, полиция > un.org, 22 декабря 2016 > № 2014719


Финляндия. Ирак > Армия, полиция > yle.fi, 21 декабря 2016 > № 2017050

Министр обороны Юсси Ниинистё (Истинные финны) посетил с рабочим визитом Ирак.

Министр встретился со своим иракским коллегой. Министры обороны обсудили, в том числе, ситуацию с безопасностью в Ираке. Кроме того, министр Ниинистё ознакомился с работой финских миротворцев в Ираке.

Финляндия подготавливает иракских силовиков в рамках операции Operation Inherent Resolve. В операции участвует около 100 финских солдат.

Наряду с визитом министра Ниинистё Финляндия продолжает переговоры с Ираком о принудительной высылке из страны иракцев, получивших отказ в убежище.

Финляндия. Ирак > Армия, полиция > yle.fi, 21 декабря 2016 > № 2017050


Испания. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 20 декабря 2016 > № 2011820

Испанский парламент одобрил предложение правительства страны об отправке в Ирак дополнительного военного контингента, который будет заниматься тренировкой и обучением иракских солдат.

В настоящее время в Ираке находятся 300 испанских военных, после решения депутатов их число увеличится до 450. Из 150 человек – 125 военные, еще 25 – сотрудники Гражданской Гвардии.

"125 военных будут осуществлять работы по обеспечению безопасности, защиты, логистической и медицинской поддержки и обучению иракских солдат в обезвреживании взрывных устройств", — заявило минобороны Испании.

Сотрудники Гражданской Гвардии будут заниматься инструктажем иракских полицейских.

Отправку в Ирак одобрила комиссия по обороне нижней палаты парламента, все политические силы – за исключением "Левых республиканцев Каталонии" и коалиции "Объединившись, можем" (входят Podemos и "Объединенные левые") – поддержали инициативу правительства.

Представитель "Объединившись, можем" Хуан Антонио Дальгадо заявил, что правительство "не представило убедительных аргументов", и что отправка дополнительного контингента "не решение" для ликвидации террористической группировки "Исламское государство" (запрещена в России и ряде других стран). По его мнению, стратегия по борьбе с террористами должна основываться на борьбе с финансированием и ее снабжением.

По словам министра обороны Испании, Марии Долорес де Коспедаль за последние два года испанский контингент в Ираке занимался обучением в общей сложности 22,8 тысячи представителей сил безопасности Ирака.

Еще в конце октября бывший министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсия Маргальо посетил лагерь Бесмайя, где базируются испанские военные, и заявил, что Испания намерена отправить в Ирак дополнительный контингент. Однако до формирования правительства Испании отправка военнослужащих была невозможна: в статусе исполняющего обязанности кабинет Рахоя не мог вносить вопрос об увеличении контингента в Ираке на рассмотрение конгресса.

Испания. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 20 декабря 2016 > № 2011820


Сирия. Ирак. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 19 декабря 2016 > № 2029229

В размышлениях о ситуации, претенциозно называвшихся «аналитикой» и реально больше похожих на «танцы на костях ненавистной Москвы», все сводилось к следующему: «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) нанесло удар по амбициям Москвы и «кровавого режима Дамаска», вызвав культурный шок у человечества, которое теперь будет оплакивать разрушение памятников старины, утраченных по причине традиционного русского разгильдяйства». За что ежедневно и еженощно западная пресса будет костерить Москву, Кремль и лично Шойгу с Путиным.

Итак, Ибрахим Аввад Ибрахим Али аль-Бадри, он же Абу Дуа, он же Абу Бакр аль-Багдади, нынешний лидер ИГ, начал воевать за обладание культурными ценностями? Проснулась тяга к высокому?

Странно, что никто до поры до времени не обратил внимания на информацию о том, что Пальмира — это не только картинка с обложки учебника истории Древнего мира, выпускавшегося во времена СССР и не только сцена для выступления оркестра Мариинки под управлением Валерия Гергиева.

Пальмира, да простят меня деятели культуры за такую цинично-экономическую приземленность — богатейшее месторождение природного газа. По оценкам экспертов, его тут залегает столько, что качать можно по 9 миллионов кубометров в день. В регионе, окружающем Пальмиру, по свидетельству испанского электронного издания El Confidencial, «сосредоточена примерно половина газовых резервов Сирии и, кроме того, через него проходят несколько крупных трубопроводов».

Для ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), оставленного стараниями ВКС России без нефтеперевозящего транспорта, без путей доставки контрабандных углеводородов за пределы сирийского государства и без надежного покупателя (о сделках ИГИЛ с которым мировые СМИ многократно писали, но после попытки госпереворота в его стране все вдруг как в рот воды набрали) — это шанс на самофинансирование.

То же El Confidencial считает, что «у Аль-Багдади мало возможностей на региональном и тем более мировом рынке», но жизнь на этом не останавливается, свято место непременно будет заполнено, и как только выяснится, что оно опустело, покупатели найдутся.

В конце концов, турецкие войска ввалились на территорию Сирии не только для того, чтобы курдов потеснить: всю программу действий никто не озвучивал, но просчитать ее можно.

Для всего мира Пальмира — сокровище культурное. Для ИГ — экономическое. Возможность для выживания и вооружения.

Исламское государство никогда не выпускало из поля зрения (и сферы своих интересов) здешние большие нефтегазоносные месторождения, например, расположенный в 150 км к северо-западу от Пальмиры Джебаль Аш-Шаер, который с июля 2014 года пыталось вырвать у сирийской правительственной армии несколько раз. Войска Асада выдержали несколько штурмов, выстояли в продолжительной осаде и в итоге сохранили контроль над местностью. Но поврежденные исламистами скважины и газораспределительные станции сирийским правительственным силам пришлось закрыть: времени, возможностей и сил для приведения всего комплекса в работоспособное состояние просто не было.

Сосредоточившись на Джебаль Аш-Шаер, сирийские правительственные войска не просто ослабили контроль над другими газовыми месторождениями вблизи Пальмиры, а вообще оставили их.

Для джихадистов вернуться в пустынную центральную часть провинции Хомс, чтобы вновь подраться за лежащий под землей газ, было только вопросом времени. Которое пришло, когда армия Асада целиком и полностью сосредоточилась на битве за Алеппо. Главе Сирии просто физически неоткуда было взять на шестом году войны достаточное количество живой силы, чтобы прикрыть сразу несколько ключевых точек.

Можно говорить о снижении бдительности и чрезмерной радости по поводу успехов в Восточном Алеппо, расслаблявших правительственную армию, но одной сосредоточенностью внимания превосходящие силы противника не сдержать, какие лозунги ни выкрикивай.

«На обширной территории пустыни в Хомсе сосредоточено 45% всех запасов газа Сирии, — сообщил в личной беседе с корреспондентом названного выше испанского издания профессор Американского университета Бейрута Фуад Хавад, специалист в сфере нефтегазовой инженерии. — Еще в 90-х годах прошлого века этот регион стал главным центром развития нефтегазовой отрасли экономики страны».

«Пальмира окружена цепочкой месторождений. Они — как жемчужное ожерелье на ее шее: Арак, Наджиб, Абу Рабах, Аль-Хайл, Дубаят, Джихар, Хаян, Аль-Мохур, Аль-Сухнех. Она — не только центр добычи, но и важный транзитный пункт газовой индустрии — через нее проходят трубопроводы, по которым прокачивается практический весь газ, добываемый в стране», — после этих слов Хавада версия о том, что причиной атаки ИГ Пальмиры и ее захвата являлось исключительно желание причинить сердечную боль всем любителям истории и ценителям культуры в мире, как-то отпадает сама собой.

Пальмира — это, в конце концов, не только газ на продажу. Джихадистам здесь удалось взять под свой контроль несколько нефтегазовых скважин и объектов компании Аль-Хаян, с которых подается электроэнергия на большие участки территории восточной Сирии.

При всей экономической и военно-стратегической важности Пальмиры, руки до нее у Башара Асада и его армии дойдут вряд ли скоро: задача номер 1, стоящая перед правителем Сирии сейчас — зачистка Алеппо и прилегающих к нему территорий от террористов-боевиков.

А с новым концертом среди исторических руин Мариинскому оркестру придется подождать.

Владимир Добрынин

Сирия. Ирак. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 19 декабря 2016 > № 2029229


США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 18 декабря 2016 > № 2008822

Бывший сотрудник ЦРУ Джон Никсон в статье для Daily Mail рассказал о допросах Саддама Хусейна, которые вел после захвата иракского лидера.

США начали вторжение в Ирак 20 марта 2003 года. Администрация президента Джорджа Буша-младшего обвинила иракские власти в создании оружия массового уничтожения и пособничестве международному терроризму.

Американские военные задержали Саддама Хусейна 13 декабря 2003 года. Опознать в бородатом мужчине иракского лидера сумел именно Джон Никсон, знавший о татуировках и шрамах на его теле.

По словам экс-агента ЦРУ, многие другие данные американских спецслужб о Хусейне оказались ложными. Не подтвердились, например, сведения о том, что его отчим был жестоким человеком, избивавшим пасынка. "Я был ему дороже собственного сына", — рассказал на допросе свергнутый иракский лидер.

Как пишет Никсон, во время допроса Хусейн называл американцев "невежественными хулиганами", которые не понимали Ирак и были полны решимости его разрушить. Он опроверг cвою причастность к запрещенной в России террористической организации "Аль-Каида" и наличие в Ираке оружия массового уничтожения.

"Ирак – не страна террористов. У нас нет ни связей с бен Ладеном, ни оружия массового поражения. Мы не угрожаем нашим соседям", — подчеркнул он.

О терактах 11 сентября в Нью-Йорке Саддам Хусейн сказал: "Посмотрите, кто в этом участвовал, из каких стран они (террористы — ред.) были? Саудовская Аравия. А их главарь, Мухаммед Атта, он был иракец? Нет, египтянин. Так почему вы думаете, что я имею к этому отношение?"

Американский сенат только в 2006 году признал, что правительство Саддама Хусейна не было связано с "Аль-Каидой" и враждовало с ней.

Более того, как пишет Никсон, Саддам Хусейн полагал, что трагедия 11 сентября позволит Ираку и США объединиться для борьбы с радикалами. "Как же он ошибался", — отмечает бывший сотрудник ЦРУ.

В феврале 2003 года Саддам Хусейн подписал указ о запрете ввоза и производства оружия массового уничтожения, но для США это уже не имело никакого значения. В марте Буш выдвинул Хусейну ультиматум и предложил ему добровольно покинуть Ирак в течение 48 часов, иначе американские войска начнут в стране военную операцию. Саддам Хусейн отказался.

"Мы никогда не думали о том, чтобы применить оружие массового уничтожения. Это не обсуждалось. Использовать химоружие против всего мира? Есть ли кто-то, кто мог бы на это пойти?" – заявил иракский лидер на допросе.

Как пишет Никсон, во время допросов часто были слышны звуки взрывов, и Саддам Хусейн понимал, что дела у американских военных идут не лучшим образом. "У вас ничего не выйдет. Вы поймете, что управлять Ираком непросто", — предупреждал он, подчеркивая, что американцы не понимают языка, истории, мышления и даже климата его страны.

"История показала, что он был прав", — отмечает экс-сотрудник ЦРУ.

Президент Джордж Буш, однако "слышал лишь то, что хотел слышать", пишет Никсон. Вину за то, что мифическое оружие массового уничтожения в Ираке так и не нашли, президент США возложил на спецслужбы.

В 2007 году в Белом доме Буш задал Никсону вопрос: "А вы уверены, что Саддам не сказал, куда дел эти ампулы с сибирской язвой?" Присутствующие рассмеялись, что экс-сотрудник ЦРУ счел неуместным, ведь к тому моменту США потеряли в Ираке более четырех тысяч военнослужащих.

"Оглядываясь назад, мысль о стареющем и отстранившемся от дел Саддаме Хусейне во власти кажется почти отрадной в сравнении с напрасными усилиями наших военных и подъемом "Исламского государства" (организация запрещена в РФ), не говоря уже о 2,5 триллиона долларов, затраченных на строительство нового Ирака", — резюмирует экс-сотрудник ЦРУ.

США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 18 декабря 2016 > № 2008822


США. Ирак. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 декабря 2016 > № 2010152

Эксперты: исламский терроризм – долгосрочная угроза для США и для всего мира

В США опубликовано исследование, посвященное истокам и эволюции салафитского джихадизма

Исламский терроризм никогда не будет искоренен полностью – и его опасность для США совершенно реальна. Таковы отрезвляющие выводы нового исследования, проведенного Американским институтом мира, посвященного истокам и эволюции салафитского джихадизма – феномена, который застал США врасплох в сентябре 2001 года.

Исследование под названием «Угроза джихада: ИГИЛ, «Аль-Кайда» – и не только», проведенное 20 экспертами, придерживающимися различных политических убеждений, прослеживает эволюцию салафизма с его появления в 1970-х годах, преимущественно в условиях репрессивных режимов, до 1990-х годов, когда его последователи обратили свое внимание на Запад.

Авторы считают, что единственное эффективное решение проблемы исламского терроризма заключается в работе с факторами, породившими его продолжающими его подпитывать.

Бедность, безработица и социальное неравенство являются важными двигателями терроризма, заставляя население обращаться к религии в поисках решения своих проблем. Существовавшие политические, военные и межрелигиозные конфликты, наряду с военным вмешательством немусульманских иностранных армий, создали условия для того, чтобы экстремизм попал на первые полосы газет всего мира, отмечают авторы исследования.

«Существует огромное и постоянно растущее количество разочарованных и маргинализованных суннитов, которые в попытке решить свои проблемы все чаще обращаются к оружию вместо того, чтобы доверяться существующим политическим системам», – отмечает Дженнифер Кафарелла, ведущий специалист по планированию в области разведки из Института исследования проблем войны и один из авторов исследования. По ее словам, по мере нарастания общественного недовольства растет и способность джихадистов вербовать новых сторонников и направлять их гнев в русло насилия как против государственных структур, так и против Запада.

Дополняющие силы

Исследование посвящено преимущественно «Исламскому государству» и «Аль-Кайде» конечные цели которых сходны, а методы существенно различаются: ИГИЛ действует напористо и спонтанно, тогда как «Аль-Кайду» отличает более «стратегический и продуманный» подход.

«“Аль-Кайда”, как и ИГИЛ, стремится создать интернациональный халифат, – отмечает один из авторов исследования, Гарретт Нада, специалист Центра Ближнего Востока и Африки из Американского института мира. – Однако “Аль-Кайда” считает это скорее долгосрочной целью. Она намерена продолжать применения своего многоступенчатого подхода, укореняясь на местном уровне и завоевывая доверие населения во многих странах».

Чем лучше группировка отвечает интересам местного населения, чем крепче становится их союз. И хотя «Аль-Кайда» потеряла своих ключевых лидеров и, кажется, оказалась в тени «халифата» ИГИЛ, авторы исследования подчеркивают, что она совершенно не утратила своего влияния. Жестокость ИГИЛ позволяет «Аль-Кайде» позиционировать себя как более «умеренную» альтернативу.

«ИГИЛ и “Аль-Кайда” усиливают друг друга, – отмечает Кафарелла, – не преднамеренно, но в результате своих действий, которые нацелены на продвижение защитной суннитской традиции».

Авторы исследования прогнозируют, что обе группировки продолжат развиваться как в идеологическом, так и в стратегическом плане. Возможно, им не удастся сохранить текущий уровень, но они искусно адаптируются к ситуации, и Западу ни в коем случае не стоит относиться к ним пренебрежительно. ИГ может в какой-то момент предпочесть уйти в тень, но лишь для того, чтобы потом возродиться и стать сильнее прежнего. А фантазия «Аль-Кайды» и вовсе «не знает границ».

Авторы исследования также предполагают, что США необходимо пересмотреть свои приортеты.

«Мы сосредоточились на ИГИЛ, не обращая внимания на другие конфликты в регионе, – говорит Кафаралла. – Этот подход не срабатывает». На самом деле в регионе многих больше волнует гражданская война между сирийскими повстанческими группировками и правительством президента Асада.

США. Ирак. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 декабря 2016 > № 2010152


США. Ирак. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 15 декабря 2016 > № 2032511

С момента начала битвы за второй по величине город Ирака Мосул официальные представители Багдада и коалиции по борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) неоднократно сообщали о захвате Вооруженными силами Ирака (ВСИ) многочисленных населенных пунктов, окружающих город.

Однако при более близком рассмотрении сложившейся ситуации можно сказать, что битва, с точки зрения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), идет лучше ожидаемого, и для этого есть основания, пишет Дэниэл Л. Дэвис в статье для National Interest.

Несмотря на оптимистическое заявление премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади, отметившего, что боевики не могут противостоять его вооруженным силам, число освобожденных населенных пунктов и территории, захваченные в самом городе, говорят о другом.

В Мосуле проживает около двух миллионов человек. По некоторым данным, группировка ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начала битву, обладая не более 10 тыс. боевиков. Если не считать их неумелыми воинами — к чему нет оснований — они, скорее всего, никогда и не планировали предпринимать даже попыток, чтобы удерживать весь город при наступлении коалиции, поэтому быстрый захват десятков деревень не должен никого удивлять. Единственный план, который имел смысл с военной точки зрения, состоял в том, чтобы отходить с боями на ранее организованную линию обороны в глубине города.

С помощью этой схемы боевики смогли бы постепенно обрушивать зону обороны вокруг Мосула, созданную ими за прошедшие два года, нанося как можно более значительный урон наступающим силам. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет сражаться с ВСИ, но не вступать в решающие схватки. Благодаря этому у боевиков будет возможность отступать на следующую линую обороны. Этот процесс обрушения будет продолжаться до тех пор, пока они не дойдут до последней линии, за которую нельзя отступать. Она, по всей видимости, находится на восточной стороне реки Тигр. Как показывает анализ их нынешних действий, боевики со временем оставят западную часть города и окажут сопротивление на его восточной стороне.

Эта конечная линия, скорее всего, будет представлять собой очень малую часть восточного Мосула. Её руководство радикалов считает наиболее подходящей для обороны. Боевики, без сомнения, уже создали сложную систему туннелей внутри отдельных зданий, а также между различными укреплёнными позициями. Если у радикалов есть решимость стоять до конца, они будут биться за каждую улицу, каждый дом и, возможно, за каждую комнату стратегически важных зданий. Основной целью будет нанесение как можно большего ущерба нападавшим, чтобы лишить их сил и поддержки общественности.

Боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), возможно, поняли, что воли ВСИ может оказаться недостаточно для доведения кровопролитной битвы до конца. Они также могут надеяться, что неестественная коалиция, собранная против них, не сможет устоять в случае затягивания операции на месяцы. Есть также по меньшей мере возможность того, что если группировка продержится в течение некоторого времени, тогда её статус в мире окрепнет благодаря тому, что она устояла против превосходящих сил противника. В результате этого к ней могут присоединиться новые новобранцы. Несмотря на то, что на стороне коалиции подавляющее преимущество, исход битвы еще не предрешен.

ВСИ, суннитские вооруженные формирования, курдские отряды пешмерга, Силы народной мобилизации Ирака и западные военные вместе намного сильнее боевиков. Коалиция вооружена минометами, тяжелой артиллерией, спутниковой разведкой, танками и авиацией. Более того, у союзников Багдада почти неограниченный логистический потенциал отправки пополнения, медицинских центров с квалифицированными врачами, а также любого оружия и боеприпасов, какое только нужно.

У ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) нет ничего из этого, однако группировка обладает преимуществом лучшего знания территории, она на протяжении многих месяцев готовила оборонные позиции, а также готова пойти на любые жертвы для защиты своих идеалов. И сейчас, через семь недель после начала операции, все признаки указывают на то, что преимущество на стороне радикалов, а не коалиции.

В западных СМИ почти не сообщается, отмечает автор, о докладе Миссии ООН по оказанию содействия Ираку (МООНСИ) от 1 декабря, в котором указывалось, что в ноябре вооруженные силы Ирака понесли крайне значительные потери в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). По данным организации, погибло почти две тысячи военнослужащих Ирака, 450 ранены, число погибших мирных жителей составило 926 человек. Автор доклада, специальный представитель ООН Ян Кубиш назвал представленные данные «вопиющими».

Если сведения ООН верны, Багдаду стоит обеспокоиться. Если ВСИ уже понесли такие потери, чего же ожидать, когда начнется действительно тяжелая часть боев? Сколько еще будет сохраняться общественная поддержка действий правительства, если продвижение войск завязнет? И если ВСИ не смогут добиться победы, будет ли командование вынуждено направить шиитские подразделения? Все это означает непростую ситуацию, в которой оказалось правительство Абади.

Но ситуация непростая и для США. Что будет делать администрация Трампа, если бои в городе увязнут по примеру Алеппо? Если к борьбе присоединятся шиитские подразделения, что приведет к столкновению между ними и суннитскими формированиями, на чьей стороне будет Вашингтон? Автор отмечает, что еще в сентябре он предупреждал о том, что после выдавливания ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Мосула может начаться гражданская война, однако она может начаться и сейчас, если коалиция не сможет подавить боевиков в кратчайшие сроки.

США все глубже погрязают в сложном конфликте в Ираке и Сирии, и все сложнее становится ожидать хоть какого-то положительного результата. После прихода в Белый дом Дональд Трамп может обнаружить, что в наследство ему достались войны в Ираке и Сирии, и если ситуация не изменится в скором времени, ему, возможно, придется принимать крайне непростые решения.

Максим Исаев

США. Ирак. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > regnum.ru, 15 декабря 2016 > № 2032511


США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 14 декабря 2016 > № 2013259

How Brutally Ineffective the US Military Machine has Become

Grete Mautner

The less time the Obama aministration has till the end of its term, the more dirty secrets that it tried to hide emerge, showing the true face of US elected officials.

At this point it is safe to say that Barack Obama and his government were more concerned with personal enrichment than with any other goal, while taking advantage of hardworking taxpayers, offering ruin, corruption and rapidly deteriorating security situation in return.

Just take a look at the Washington Post reporting that the Pentagon buries 125 billion dollars over the last five years in spending on frivolous bureaucracy. That number comes out more wasted per year than all but the biggest countries spend on their militaries.

The journalist investigation carried out by the above mentioned media source revealed how senior Pentagon officials buried an internal study that exposed more than 100 billion dollars in administrative waste amid fears that Congress would use the findings to slash its defense budget.

The data provided by the Stockholm International Peace Research Institute shows that this five-year sum is nearly double the 66.4 billion dollars that Russia that is being accused of carrying out aggressive foreign policies spent on its military in 2015.

As the direct result of this “ frivolous” corruption, the US army undergoes the process of gradual decomposition, which has been displayed by the growing number of military jet crashes in the US amid concerns that insufficient training and an aging fleet hobbled by a shortage of spare parts are contributing factors. A recent investigation reveals that, overall, the entire US military saw a 48% increase in non-combat aviation crashes in 2014 and 2015 compared with the two prior years, based on press reports.

According to statistics provided by the US Navy, only 21% of its early model Navy F-18 Hornets can fly — and only half of its newer Super Hornets can as well. Over 100 Super Hornets are not flying due to shortages in critical spare parts. The Navy’s fleet of MH-60 helicopters is not much better. Only 57% of its 412 helicopters can fly.

The US Air Force in recent years has been the unofficial “leader” of indiscriminate bombings in the whole world, and those strikes are still being carried on. Just last Saturday, the US Air Force has subjected a residential area in Iraq’s Mosul to a massive bombardment, leaving 90 people dead and more than a 100 more injured. Earlier it was reported that as the result of US-led coalition air strikes in the Syrian province of Raqqa 20 civilians were murdered.

There can be no doubt that the Obama administration has done everything it could to bury the myth about the role that the US foreign policy plays on the international stage, as the prolonged military conflicts in the Middle East have buried the myth about the effectiveness of the US Army.

But what could one expect with the US military lobby in power, that is only ever concerned about stealing more money, instead of building more tanks. But who will bear responsibility for this, and who is to be held accountable for the deaths of innocent civilians? Or the American-style democracy does not imply there must be a punishment for those responsible, even when they are the members of the ruling elite?

США. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 14 декабря 2016 > № 2013259


США. Ирак. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 13 декабря 2016 > № 2013369

Ashton Carter’s Flamboyant Performance in Bahrain

Martin Berger

Just a few days ago Bahrain witnessed an opening of the annual conference on Middle Eastern security, known as the Manama Dialogue. This conference attracted political experts and analysts from all over the region and from other countries.

A special amount of attention was paid to US Secretary of Defense Ashton Carter who boldly stated from the stage that there is no alternatives better than the US for the Middle East.

Carter pointed out that there’s a solid US naval presence in the region, a presence that provides solid missile capabilities, allowing the US to allegedly take down any threat against its Middle Eastern allies. Carter also reminded the audience that there’s over 50,000 American soldiers deployed across the region today, of which 5,000 are operating in Iraq and Syria. According to the Pentagon chief, Washington has never had such capabilities as it has today, and the US cannot walk away from the region since it has “it’s own interests” there. Thus, Carter is convinced that there can be no alternative to the US as a partner as far as the Middle East is concerned.

It seems that hawks in Washington have been overconfident lately. They are convinced that with the CIA’s ability to take down any unwanted regimes across the Middle East, by staging so-called “colored revolutions”, no one would dare search for partnerships elsewhere.

The implementation of the “New Greater Middle East” project, which was the main reason for the invasion of Iraq and Afghanistan, is not going well however. Some aspects of this project were announced last summer by General Martin Dempsey who was appointed Chairman of the Joint Chiefs of Staff by the US Senate. In particular, he stated that Washington is not planning to give any power to Sunnis in Iraq, since only two states can exist in its territory – one Kurdish and one Shia. When asked about the possibility of a third Sunni state being created he answered that he doesn’t see a third state in Iraq, since in terms of economic resources and management, the Shiites and Kurds have better chances to succeed.

So if there’s really “no alternative for the Middle East” other than Washington, it means that 10 million Iraqi Sunni will be left unheard? It’s curious that in the Pentagon’s understanding of regional issues, the Persian Gulf monarchies and the Sunnis communities across the region could ever cooperate with Washington’s vision. And if the Iraqi Sunnis have no other option than to join ISIS as the result of this “plan”, it appears that the Obama administration is indifferent to this outcome.

Washington did have better plans, like handing over Iraqi border regions densely populated by Sunnis to the Hashemite Kingdom of Jordan. However, this scenario brings terror into the heart of every Saudi royal family member, The Hashemite Arab dynasty traces its lineage back to the prophet Muhammad, hence its sons are far more legitimate rulers of the region than the rootless desert sheikhs of Nejd, now known today as the House of Saud.

By establishing itself as “the only alternative for the Middle East”, Washington will be able to get rid of the Saudi Arabian rulers, while dividing the peninsula among several smaller states that will be even more dependent on the United States.

So, by making such a bold statement, Ashton Carter and the departing Obama administration must be delusional to expect that local political circles will continue to applaud such policies of Washington across the region that have already resulted in hundreds of thousands of killed, injured and displaced.

США. Ирак. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 13 декабря 2016 > № 2013369


Египет. Ирак. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 13 декабря 2016 > № 2003692

Террористическая группировка ИГ (запрещена в России) взяла на себя ответственность за теракт в коптской церкви в Каире, который унес жизни десятков людей, сообщает телеканал "Аль-Арабия".

В результате мощного взрыва, который прогремел в воскресенье в соборном комплексе в Аббасии, погибли 25 человек, 49 получили ранения.

Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси на траурной церемонии заявил, что взрыв осуществил молодой террорист, который пришел в коптский храм с поясом смертника.

Власти задержали четырех подозреваемых в подготовке теракта — троих мужчин и женщину. По версии следствия, они готовили смертника, подбирали место для атаки, обеспечили исполнителю укрытие, а также изготовили бомбу.

Рафаэль Даминов.

Египет. Ирак. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 13 декабря 2016 > № 2003692


США. Ирак. Сирия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 декабря 2016 > № 2010148

Глава Пентагона обсуждает в Ираке планы вытеснения ИГИЛ из Мосула

В повестке дня – встречи с иракским руководством и командирами международной коалиции

Министр обороны США находится с визитом в Ираке. О визите не было объявлено заранее.

Эштон Картер прибыл в воскресенье в Багдад, где у него запланированы встречи с премьер-министром этой страны Хайдером Абади, с другими иракскими лидерами и с командирами вооруженных подразделений США и международной коалиции. В повестке дня – планы вытеснения боевиков «Исламского государства» из Мосула.

Возвращение контроля над Мосулом имеет решающее значение для претворения в жизнь надежд иракцев на восстановление суверенитета страны.

В связи с ситуацией в Сирии Картер заявил в субботу, находясь в Бахрейне, что американские военнослужащие будут принимать участие в усилиях по вытеснению боевиков «Исламского государства» из Ракки – самопровозглашенной столицы террористической группировки.

Глава Пентагона сообщил, что США направят в Сирию еще 200 военнослужащих. По словам Картера, среди них будут инструкторы спецназа, советники, и группы по обезвреживанию боеприпасов. В Сирии уже находятся 300 военнослужащих спецподразделений.

США. Ирак. Сирия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 декабря 2016 > № 2010148


США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 11 декабря 2016 > № 2001844

Глава Пентагона Эштон Картер неожиданно прибыл с визитом в Ирак, сообщает министерство обороны США.

"Министр обороны Эштон Картер нанес неожиданный визит в Ирак", — сообщается в микроблоге Twitter Пентагона. Картера поприветствовал генерал Стивен Таунсенд, возглавляющий международную коалицию во главе с США.

В ходе встречи с американскими военными Картер поблагодарил солдат за службу. "Министр обороны поблагодарил военных США за службу в Ираке в рамках борьбы против группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ). Он пожелал военным счастливого Рождества и безопасного Нового года", — говорится в сообщении пресс-службы минобороны США, опубликовавшей фотографии встречи Картера с военнослужащими на военной базе в Ираке.

Ранее в ходе конференции по безопасности Ближнего Востока в Бахрейне "Манамский диалог" Картер отметил, что пребывание боевиков террористической группировки ИГ в Мосуле, на севере Ирака, скоро закончится.

Операция по освобождению иракского Мосула от террористов "Исламского государства", захвативших его в 2014 году, продолжается с 17 октября, ее проводят сразу несколько силовых ведомств Ирака при активной поддержке авиации международной коалиции во главе с США. С севера и востока город штурмуют армия и антитеррористическое подразделение, которым уже удалось войти в ряд кварталов на востоке Мосула. С юга на иракскую "столицу" ИГ движутся отряды федеральной полиции Ирака. На шиитских ополченцев возложена задача очистить от террористов стратегически важный город Талль-Афар и отрезать пути снабжения находящихся в Мосуле радикалов.

США. Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 11 декабря 2016 > № 2001844


США. Афганистан. Ирак > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 10 декабря 2016 > № 2001539

Obama’s Urging the White House to Get Stuck in “Yet Another Afghanistan”

Grete Mautner

It’s no wonder that numerous media outlets across the globe have been naming Barack Obama a warmonger, since he has been at war longer than any president in United States history. Obama has been stuck in several armed conflicts throughout his two terms, as well as in scores of endless wars of attrition, which is rather queer for someone who has assured the public at least 10 times that he would put an end to overseas wars and return the boys home.

But what did the people that elected him on this promise got in return? In late 2014, US President Barack Obama, speaking at the McGuire–Dix–Lakehurst military base in New Jersey in front of 3 thousand soldiers that returned home from Afghanistan, announced the end of an era of major US military operations overseas and assured that America will no longer use ground troops in such operations.

However, he broke this promise two years later. The coalition led by the United States, as well as it’s been reported by the Politico, decided to change their tactics and use ground troops to fight ISIS not only in Afghanistan, but also in Syria and Iraq.

The US military campaign in Afghanistan has already become the longest war in American history. Despite huge costs (amounting to several hundred billion dollars), over the last 15 years the United States hasn’t achieved any of its objectives, most important of which were the “Greater Middle East” and the “Great Central Asia” projects.

The maximum number of US military personnel deployed in Afghanistan simultaneously was reaching 140 thousand soldiers back in 2010. Almost 2.5 thousand American soldiers and more than a thousand international coalition forces soldiers have lost their lives on this war, while a total of 17,674 American soldiers was seriously wounded during the conflict. As a result of continuous shelling, bombing, and night raids on ubran areas, at least 21 thousand civilians lost their lives.

In June 2011, US President Barack Obama in his address to the nation said that there would be a transition period, during which the responsibility for Afghanistan’s security is going to be placed on the shoulders of local authorities, that must have ended by 2014. He repeatedly promised to withdraw US troops from that country, but they remain there to this day.

One of the reasons why the Obama administration and its representatives supported by the US special interests are clinging so hard to Afghanistan is that Kabul is going to receive 15.2 billion dollars in aid over the next four years. This was the decision taken at the World Donor Conference held in Brussels, which was attended by 70 countries and 20 international organizations. Four years ago at the donors conference in Tokyo international players decided they would provided 16 billion dollars to Afghanistan. This sum was allocated to finance Afghan economy and allow it to establish large infrastructure projects. And there’s military aid that NATO states are providing, which is even larger. Last July, at the NATO summit in Warsaw, it was decided to allocate 4 billion dollars per year to help the Afghan army.

The total amount of assistance provided to Afghanistan over the last 15 years (after the start of US military intervention) has already reached the whooping 500 billion dollars. If that’s not a veritable heaven for corrupt politicians, then what is? However, the results of this assistance are nowhere to be found, since the government troops are unfit for any real action, the population remain poor and illiterate, with two-thirds of Afghans being unable to read and write, and the above mentioned infrastructure projects just do not exist.

But what is aggravating the blossoming of wide-spread corruption is the production of opium, the proceeds from which are making tribal leaders and the Taliban even stronger. The fact that the drug money are also feeding the US military and business elite corruption has been proven by a number of media sources, including reports about the scandals in the Pentagon.

The profits that the Obama administration received from Afghanistan are too big to resist the temptation to create a similar corruption scheme. Therefore, it’s hardly surprising that Barack Obama is urging the new administration of the White House to take the “successes” achieved in Afghanistan and transfer them to Iraq. That is why the current head of Pentagon Ashton Carter, speaking at a security forum in California, presented a new doctrine of the leaving Obama administration, according to which the US military and other international coalition troops must remain in Iraq after the defeat of ISIS forces, without ever specifying why or for how long. According to Carter, the mission fulfilled by the coalition should not be limited to the completion of the military operation against insurgents in Mosul.

In other words, everything is going according to the Afghan corruption scheme that has already been tested by the Obama administration, so we are going to hear a lot of excuses for the “delayed stay” of US troops in Iraq. Since it may be a heavy burden to some taxpayers to sponsor foreign wars and overseas bases, while at the same time, it’s a great opportunity for further enrichment for certain politicians. And Obama just couldn’t resist the temptation to remind everybody about it just before he leaves the office.

США. Афганистан. Ирак > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 10 декабря 2016 > № 2001539


США. Ирак. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 10 декабря 2016 > № 2000790

На Ближнем Востоке находятся 50 тысяч американских военнослужащих, из них пять тысяч — в Ираке и Сирии, сообщил в субботу глава Пентагона Эштон Картер, выступая в субботу на конференции по безопасности региона "Манамский диалог", проходящей в столице Бахрейна.

"В регионе Ближнего Востока задействованы 50 тысяч американских военнослужащих, из них пять тысяч находятся в Сирии и Ираке", — отметил Картер.

Он также указал на наличие большого количества систем военно-морской обороны и ракет, способных отразить любую угрозу в адрес союзников США в регионе.

Картер подчеркнул, что США в настоящее время обладают "более значительными возможностями, чем когда-либо". "Нет альтернатив лучше, чем мы в регионе. Мы располагаем силами, на которые можно полагаться, и продолжим укреплять нашу боеспособность, мы обладаем здесь интересами, поэтому мы не можем отдалиться от региона", — подчеркнул глава Пентагона.

В пятницу вечером в Бахрейне открылась ежегодная конференция по безопасности региона Ближнего Востока "Манамский диалог", в которой принимают участие представители правительств и эксперты со всего арабского мира и других стран.

Юлия Троицкая.

США. Ирак. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 10 декабря 2016 > № 2000790


Великобритания. Ирак > Армия, полиция > bbc.com, 9 декабря 2016 > № 1998657

Обвинявшего британских солдат в пытках адвоката попросили извиниться

Министр обороны Британии Майкл Фэллон призвал адвоката Фила Шайнера принести извинения военнослужащим, которых он безосновательно обвинял в убийствах и пытках пленных во время вооруженного конфликта в Ираке.

Шайнер получил известность после того, как начал представлять интересы семьи гражданина Ирака Баха Мусы, избитого британскими солдатами.

После этого он подал ряд исков против минобороны Британии, заявляя о многочисленных нарушениях прав человека со стороны британских вооруженных сил в Ираке и Афганистане.

Однако в августе этого года адвокатская фирма Шайнера была закрыта из-за нарушений контрактных обязательств.

Кроме того, следователи, проверявшие информацию о жестоком обращении с иракскими пленными со стороны британских военных, заявляли, что обвинения Шайнера основаны "на откровенной лжи и спекуляциях".

Выступая перед дисциплинарным трибуналом, адвокат признался в том, что неоднократно использовал незаконные методы при работе с клиентами, а также признал, что необоснованно обвинял военных в пытках и убийствах пленных иракцев после сражения на юге Ирака в мае 2004 года (так называемая "битва Дэнни Бой").

По словам Майкла Фэллона, своими обвинениями Шайнер причинил серьезный вред многим военнослужащим.

"Ему следует извиниться перед солдатами, чью репутацию он пытался очернить", - заявил Фэллон.

С 2004 года министерство обороны Британии потратило более 100 млн фунтов (125,8 млн долларов) на расследование дел о жестоком поведении военных в Ираке.

Великобритания. Ирак > Армия, полиция > bbc.com, 9 декабря 2016 > № 1998657


Ирак > Армия, полиция > dw.de, 8 декабря 2016 > № 2029430

Не менее 13 человек погибли и десятки получили ранения в результате взрыва автомобиля в Багдаде в воскресенье, 8 января. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на иракских полицию и медиков.

По данным местных властей, находившийся в автомобиле смертник совершил самоподрыв в районе овощного рынка в восточной части города. О своей причастности к этому теракту уже заявила джихадистская группировка "Исламское государство".

31 декабря в результате двойного теракта на оживленном рынке в центре Багдада погибли более 20 человек. Эксперты связывают эти преступления с наступлением иракской армии на город Мосул, удерживаемый боевиками ИГ.

Ирак > Армия, полиция > dw.de, 8 декабря 2016 > № 2029430


США. Ирак > Армия, полиция. Медицина > zavtra.ru, 8 декабря 2016 > № 1999262

 Коалиция США нанесла удар по госпиталю в иракском Мосуле

Редакция Завтра

Коалиция во главе с США подвергла бомбардировке госпиталь Ал-Салем в восточном Мосуле. Об этом сообщила пресс-служба Центрального командования (CENTCOM) Вооруженных сил США.

Как уточняется, этот удар был нанесен преднамеренно. Военные объясняют свои действия запросом иракских военных. По версии CENTCOM, госпиталь использовался в качестве штаб-квартиры и базы боевиков «Исламского государства» ( организация запрещена в России).

Согласно изложенной CENTCOM информации, во вторник иракские силы, пытающиеся выбить из Мосула боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ), предприняли попытку штурма больничного комплекса "Аль-Салем", который расположен в центре восточной части города.

Борьба за госпиталь шла несколько дней. Иракским войскам сначала удалось взять данный район под свой контроль, но затем они были вынужден отступить. Для поддержки наземной операции иракских сил коалиция нанесла точечный удар по объекту.

Никакой информации о том, имеются ли в результате данной бомбардировки жертвы среди мирного населения, CENTCOM не приводит. Оно не уточняет, находятся ли в госпитале "Аль-Салем" мирные иракцы.

При этом утверждается, что «коалиция соблюдает нормы ведения вооруженных конфликтов и принимает все возможные меры предосторожности при планировании и осуществлении авиаударов», чтобы снизить риски для гражданского населения, отмечается в заявлении.

Как передаёт ТАСС, на просьбу корреспондента пояснить, имеются ли жертвы среди мирного населения в результате нынешней бомбардировки, используется ли до сих пор больница "Аль-Салем" медперсоналом и пациентами, в штабе коалиции заявили, что изучают данные вопросы.

«Мы продолжим наносить удары по военным целям ИГИЛ в поддержку наших союзников, чтобы уничтожить ИГИЛ в Ираке», — лишь говорится в пресс-релизе ВС США.

США. Ирак > Армия, полиция. Медицина > zavtra.ru, 8 декабря 2016 > № 1999262


Ирак. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 2028323

Премьер Ирака Хайдер аль-Абади по итогам встречи с турецким коллегой Бинали Йылдырымом в Багдаде сообщил, что договорился о выводе турецких войск из иракского города Башика, спустя более года после их ввода, передает телеканал Al Sumaria.

Отношения Багдада и Анкары ухудшились в конце 2015 года после того, как Турция без разрешения иракских властей ввела войска в район Башика недалеко от Мосула под предлогом помощи иракским ополченцам в борьбе с ИГ (запрещена в РФ). Багдад многократно призывал Турцию вывести военных, называя вторжение нарушением суверенитета.

Как передал канал, на пресс-конференции по итогам закрытой встречи с Йылдырымом в Багдаде аль-Абади заявил, что Турция согласилась с требованиями Ирака.

Йылдырым в субботу начал первый официальный визит в Ирак с тех пор, как отношения двух стран испортились. Турецкого премьера сопровождает широкая правительственная делегация, включающая министра обороны Фикри Ышыка.

Ирак. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 2028323


Ирак. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 2028320

Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади принял в субботу в Багдаде своего турецкого коллегу Бинали Йылдырыма, встреча прошла в закрытом для прессы формате, сообщает турецкое агентство Anadolu.

Отношения Багдада и Анкары ухудшились после того, как Турция без разрешения иракских властей ввела в конце 2015 года войска на территорию провинции Найнава под предлогом помощи иракским ополченцам в борьбе с ИГ (запрещена в РФ).

Йылдырым в субботу начал первый официальный визит в Ирак с тех пор, как отношения двух стран ухудшились, он пробудет в Ираке два дня.

Anadolu отмечает, что турецкого премьера сопровождает министерская делегация, в том числе глава минобороны Фикри Ышык.

Согласно программе, Йылдырым также встретится с президентом Ирака Фуадом Масумом, спикером парламента Салимом аль-Джабури и руководством Иракского Курдистана.

Ирак. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 2028320


Саудовская Аравия. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 7 декабря 2016 > № 2001549

How ISIS is Repaying its Masters

Martin Berger

At this point there’s no denying the fact that Saudi Arabia and Qatar have been sponsoring and supporting ISIS (the Islamic State). As early as 2014, WikiLeaks released an e-mail from Hillary Clinton to John Podesta, who then occupied the position as her campaign chairman, stating that the governments of Saudi Arabia and Qatar have been “providing clandestine financial and logistic support to ISIS and other radical Sunni groups in the region.” What is truly remarkable is that the email is not referring Saudis or Qataris in a general sense, but instead refers specifically to the governments of Saudi Arabia and Qatar.

These funds are received by terrorist organizations committing an array of despicable crimes against the people of Syria and Iraq. At the same time, they are profiting from robbing these people by destroying historical monuments, looting historical artifacts and smuggling the ancient treasures they’ve stolen to the Persian Gulf or Turkey where they can later be sold through black markets in Europe. Thereby, those buying these relics are effectively providing support to ISIS as well. As it has recently been noted by The Guardian, Swiss authorities have recently seized cultural relics looted from Syria’s ancient city of Palmyra, as well as from Libya and Yemen, all of which were being stored at Geneva’s free ports.

As it has been noted by David Francis in his article for Foreign Policy magazine, most Middle Eastern artifacts were purchased by unscrupulous collectors from Europe, North America and Asia. The Turkish mafia has been running the towns of Kilis and Urfa throughout the duration of the conflict, controlling the two main smuggling nodes for artifacts stolen from Palmyra. We are witnessing the Iraqi war phenomenon repeated here, since out of 15,000 exhibits stolen from the National Museum in Baghdad, security services only managed to return less than 25%, which means that somebody made a small fortune on the remainder.

Archaeologists around the world have been shocked by the plunder that is taking place in Syria, Iraq, Yemen, but what’s even worse is that the stolen relics allow militants to prepare for new crimes. According to the Wall Street Journal, archaeologists say that the total worth of the artifacts stolen in the area between Damascus and Homs amounts to 36 million dollars. But it seems that their actual value may be much higher on the black market.

It’s curious that the total trade turnover between Turkey, Iraq and Syria has dropped abruptly since the war began, but the traffic volume between Turkey and the areas controlled by terrorists has increased. It is easy to guess why. Black market dealers have already “lured” numerous scholars or archaeologists, who will provide them with fake documents to “legalize” these stolen relics. At first, the dealers themselves have tried to infiltrate Syria, but soon they realized that it was not safe. There is a variety of middlemen who are paying terrorists a sort of tax, a fifth of the estimated value of everything they find, that way they are allowed to manage excavations.

However, relics are not the only way terrorists can repay their Persian Gulf sponsors. Due to a video that was found on a cell phone retrieved from a dead terrorists in the south of Mosul, we now know that Yezidi women are being sold as slaves to Saudi Arabia. After the occupation of Mosul back in 2014, ISIS abducted thousands of Yezidi women, and they’ve been selling them as slaves in Mosul, Fallujah, and even in Syria, however, they have never been sold before to Saudi Arabia, or at least we assumed so since those operations were kept secret.

The British Sun, after a number of documentaries about the terrible fate of Yezidi women was aired, started harshly criticizing the British government for its continuous arms sales to Saudi Arabia, however those practices have yet to be abandoned. While London carries on with empty rhetoric about the fight against ISIS, it is prioritizing its propaganda efforts against Damascus, in fact preventing Syrian troops and their Russian allies from actually defeating ISIS on the field of battle.

Саудовская Аравия. Сирия. Ирак > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 7 декабря 2016 > № 2001549


Сирия. Ирак > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 декабря 2016 > № 1995355

Алеппо и Мосул: две осады

В чем сходства и различия осады этих двух городов? Как крупные региональные и международные игроки сейчас пытаются утвердить там собственные стратегические интересы?

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

На Востоке главным источником военных новостей служит одновременная осада двух больших городов, Алеппо и Мосула, в двух соседних странах, Сирии и Ираке. Правительства Дамаска и Багдада вот уже не первый год являются союзниками в рамках так называемой шиитской оси, которая идет от Тегерана до Бейрута. Оба они стремятся силой вернуть вторые по величине агломерации своих стран, которые оказались в руках суннитских мятежников. И оба они сегодня ведут осаду восточных кварталов этих метрополий. Так, в чем же сходства и различия двух этих осад? И как крупные региональные и международные игроки сейчас пытаются утвердить там собственные стратегические интересы?

В отвоевании восточных районов Алеппо, бывшие в руках мятежников с июля 2012 года, сирийская армия опирается на множество союзников: российскую авиацию, ливанскую «Хезболлу», шиитские «международные бригады» по началом офицеров спецподразделения «Эль-Кудс» иранских «стражей революции», курдские формирования Пешмерга из светского и криптокоммунистического «Демократического союза». Именно последние с успехом отбивали осаду Кобане с сентября 2014 года по январь 2015 года, устроенную «Исламским государством» (террористическая организация запрещена на территории РФ — прим.ред.).

В операции на востоке Мосула иракские спецподразделения багдадского правительства получают поддержку от западных истребителей-бомбардировщиков, шиитских патриотических отрядов и курдских пешмерга автономного правительства Эрбиля (они держат северный фронт и не собираются вступать в город). В Алеппо «Джабхат ан Нусра» (ответвление «Аль-Каиды» — обе организации запрещены в России) стал острием копья разнородных отрядов мятежников, большинство из которых — исламисты. В Мосуле всех боевиков контролирует ИГ. Что происходит в осажденных городах? У нас нет никаких сведений из первых рук, потому что для западных репортеров там слишком опасно. В Мосуле им грозит расправа, а в Алеппо — похищение ради выкупа.

В битве за Алеппо следует отметить один любопытный момент. С 2013 года крупные западные СМИ не настолько доверяют мятежникам, чтобы отправить к ним своих репортеров, но при этом продолжают принимать за чистую монету и без малейшей проверки выкладывать любую передаваемую ими информацию, хотя те явно заинтересованы в том, чтобы выставить себя невинными овечками и очернить противников. Дело в том, что старый черно-белый взгляд на ситуацию за пять лет так и не изменился: в Алеппо мы по-прежнему имеем дело с тираном Башаром Асадом, который убивает собственных граждан удовольствия ради. Осада Алеппо, безусловно, жестока, а число жертв среди мирного населения оценивается в 300 человек за последние две недели. В то же время мы видим совершенно иную картину с иракской армией, которая стремится вернуть себе контроль над Мосулом. Там «хорошие» — нападающие, а «плохиши» — мятежники. В том, что касается потерь среди жителей, цифры примерно равны: речь идет о 600 жертвах с начала битвы за Мосул. Разумеется, фанатики ИГ, что называется, хуже не бывает. Ни у кого нет на этот счет сомнений. Генералы ИГ систематически используют заминированные машины как ракеты земля-земля, отправляя на смерть сотни подростков с промытыми мозгами.

В осаде Алеппо западная пресса встала на сторону повстанцев, а в осаде Мосула — на сторону нападающих. Но это уже не имеет большого значения. Дело в том, что влияние крупных международных СМИ на геополитические реалии стало чрезвычайно слабым: они уже не в силах изменить стратегическое равновесие, как это было раньше, во время конфликтов в Косове, Ираке и Ливии.

Но кто выиграет больше всех в стратегическом плане, когда Алеппо и Мосул падут? Прежде всего, Иран. Далее, Россия. Западные стратеги серьезно недооценили решимость двух этих восточных держав. Тегеран упрочил шиитскую ось, а Москва закрепила выход в Средиземное море. Затем следует отметить курдов, которые, несмотря на ряд неудач, одержат победу по всем фронтам. США тоже не назвать проигравшими, потому что они сделали ДАИШ своим новым врагом номер один. В отличие от Турции, чья неоосманская политика была разбита вдребезги, и европейцев, которым придется практически в одиночестве нести на себе бремя беженцев.

На саммите НАТО в Праге в ноябре 2002 года президент Ширак пытался отговорить президента Буша от вторжения в Ирак: «Джордж, ты сформируешь на Ближнем Востоке шиитскую ось. Но в чем тут твой стратегический интерес?» Ответа он так и не получил…

Сирия. Ирак > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 декабря 2016 > № 1995355


Сирия. Ирак. США. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > portal-kultura.ru, 5 декабря 2016 > № 2001520

Семен Багдасаров: «Война на Ближнем Востоке только начинается»

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Почти полностью освобожден от террористов второй по значению сирийский город Алеппо, в январе иракские войска рассчитывают взять Мосул. Тем не менее эксперты не обещают скорой стабилизации. Насколько эффективно свои геополитические интересы в этом регионе защищает наша страна, «Культуре» рассказал директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

культура: Какова наша цель, каких результатов мы ожидаем?

Багдасаров: Необходимо добиться достаточно сильного влияния в Сирии, чтобы сохранялось присутствие военных баз Хмеймим и Тартус, чтобы в Дамаске находилось дружественное, лояльное, учитывающее наши пожелания руководство. На мой взгляд, будущее Сирии — это федеративное государство, куда могут входить разные земли, с центром в Дамаске. И тогда наступит относительная стабильность в этой перманентно воюющей стране. Мы должны обеспечить свои интересы в Ираке, используя курдский и христианский факторы. Все это рядом с нами — всего 320 километров от Армении, где расположена российская военная база. Мы должны развивать рабочие и деловые контакты со всеми государствами Ближнего Востока, странами Персидского залива — Саудовской Аравией, Катаром, ОАЭ. Не только экономические связи, но и политически выгодные отношения. На региональном уровне у каждого собственные приоритеты. У Демократической партии Курдистана — одни, у Рабочей партии Курдистана — другие, у Ирана — третьи, у Турции — четвертые. Все очень сильно переплетено, перемешано, и мы обязаны в этом хорошо разбираться.

культура: Как развивается ситуация в Алеппо и Мосуле?

Багдасаров: В Алеппо по-прежнему сложно. Почти месяц из-за гуманитарной паузы мы фактически не наносили удары. И этим воспользовались боевики, были попытки контрнаступления.

Вокруг Мосула тоже все развивается очень медленно. Из частей, которые там дислоцированы, город будут брать только иракская армия, силы антитеррора и иракской полиции. Но их возможностей не хватает. Наступление застопорилось. Там есть суннитское ополчение, турецкая армия, но руководство Ирака не разрешает им присоединиться к атакующим. На кого американцы укажут пальцем, тот и будет участвовать. Американцы и сами несут большие потери.

культура: Кому выгоден раздел Сирии, кто стоит за этим?

Багдасаров: И турки, и курды, и оппозиция, и Америка. Благодаря нашему вмешательству свергнуть законное правительство у них не получается. И они выбрали путь раскола страны. Она уже не едина. Есть Сирия Башара Асада. Есть территории, подконтрольные разным террористическим группировкам. Есть еще провозглашенная курдами Федерация Северной Сирии. Как единое государство Сирия не будет больше существовать.

культура: То, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, — это мировая война?

Багдасаров: В боевых действиях участвуют Иран, Россия, Сирия, Саудовская Аравия, Турция, Канада, США, Франция, Германия… Кого только нет! Так что, судите сами, как это можно назвать.

культура: Возникает ощущение, что противостояние затянется надолго. Нужно ли нам оставаться в регионе?

Багдасаров: Это война на годы, десятилетия. Мы видим, как вызревают новые конфликты: внутрикурдский, Турция — курды, Иран — Турция — курды — Сирия. Горячая точка — Йемен. Война на Ближнем Востоке только начинается, еще все впереди. Будут нарастать боевые действия. И это уже не борьба с терроризмом, это война за территории и ресурсы. За 7000 лет человеческой цивилизации ничего нового не произошло. Лишь методы ведения сражений и техника меняются. Главное, чтобы усилия наших вооруженных сил не пошли на пользу Ирану, Турции и даже самой Сирии. Чтобы все было в интересах российского государства.

культура: Выборы в США прошли: изменится ли отношение новой администрации к сирийской проблеме?

Багдасаров: Нас может ждать очень много сюрпризов. Трамп станет делать то, что выгодно США. Надо будет — они кинут нас, надо будет — кинут иранцев. Каждый за себя. И нет никаких союзников. Я критикую США, не люблю американцев, но пора признать: они всегда действуют для себя. А мы кладем все яйца в одну корзину — в данном случае под названием Башар Асад. Почему игнорируем ту, что называется Федерация Северной Сирии? Американцы не забывают подкладывать и в турецкую, и в курдскую корзины. У них турками занимается ЦРУ, курдами — Пентагон. Они координируют действия. Если ставить на кого-то одного, рискуешь проиграть и оказаться у разбитого корыта. Мы должны, думая о своих целях, работать со всеми силами, которые там присутствуют, за исключением террористов.

культура: В истории Ближнего Востока есть опыт относительно мирного развития — например, во времена Османской империи. Возможно ли сейчас появление «тяжелой руки» в регионе?

Багдасаров: В Османской империи существовала центральная власть, жестко подавлявшая все восстания, выступления. Когда она ослабевала, начинались волнения, распады, войны. Нужна сильная центральная власть в Дамаске или Багдаде. Сегодня ее нет, и скоро ли возникнет — непонятно. У каждой страны своя идеология. У Турции — это восстановление Османской империи в рамках национального пакта. С контролем над северной Сирией с Алеппо и над северным Ираком с Мосулом. У иранцев — экспансия шиитского движения, которую они проводят в направлении Ирака, Сирии и Ливана. Считаю, нашей идеологией, помимо борьбы с терроризмом, должен стать византизм, а в практической плоскости — защита христианского населения на Ближнем Востоке.

культура: Но многими византийский код воспринимается как архаика, люди, скорее, ностальгируют по советской цивилизации.

Багдасаров: Если бы не было идеологии византизма, мы бы так и остались Московией, каким-нибудь маленьким государством. Хорошо, что сейчас вышел фильм «София» — про бабушку Ивана Грозного. Она была племянницей последнего византийского императора Константина XI. Внук Софии Палеолог Иван Грозный, подняв знамя византизма, стал расширять русское государство. На этой основе Петр Первый, Екатерина Вторая создали Российскую империю. Идеология византизма существовала вплоть до Октябрьской революции. Все мы знаем, что «Москва — третий Рим». А второй Рим — Константинополь. Вернуть Константинополь и зону проливов было вековой мечтой российских монархов. И здесь мы можем вспомнить один сюжет. В ходе Первой мировой Россия делала успехи, воюя с Турцией. И даже Франция и Англия согласились, что нам отойдут проливы, восточная Анатолия, Курдистан. Тогда, сто лет назад, мы не осуществили эту давнюю мечту — из-за слабости Николая Второго, из-за произошедших революций. Если бы не катастрофа 1917 года, мы бы сейчас с Вами пили кофе в нашем Константинополе. И вот, век спустя, Россия снова пришла в этот регион и воюет…

культура: Ваши выступления и книги помогают больше узнать о Ближнем Востоке. Над чем работаете?

Багдасаров: Ближний Восток — это колыбель христианства, которое было распространено в Палестине, Египте, Сирии, Ираке до того, как туда пришли арабские племена. Мы знаем, что из маленькой иудейской секты христианство превратилось в мировую религию. И произошло это благодаря великому человеку — апостолу Павлу. Мы помним, как он, будучи фарисеем, на пути в Дамаск стал христианином. Это был фантастический гений всех времен, грандиозная личность в истории. Не имея армии, власти, финансовых средств, он вместе с другими апостолами сделал так, что новая вера стремительно продвигалась по всему миру. Ходил и проповедовал: «Нет ни эллина, ни иудея», все равны перед Христом. Я хочу написать книгу об апостоле Павле — вот такие мои планы.

Сирия. Ирак. США. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > portal-kultura.ru, 5 декабря 2016 > № 2001520


Ирак. Китай. Россия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 5 декабря 2016 > № 1993662

HQ-9 для Ирака. Китай обошел Россию по "льготности поставок".

Ирак близок к завершению оформления заказа на поставку китайских ЗРК HQ-9, сообщает "Военный Паритет".

По сообщениям иракских СМИ, эта система является китайским развитием российской ЗРС С-300ПМУ, экспортная версия обозначается как FT-2000, ракеты имеют полуактивное радиолокационное наведение. Также могут быть закуплены танки Тип 99 китайского производства.

Китайские источники отмечают, что Россия предлагала Ираку свои С-300 и танки Т-90С, но оказалась не в состоянии конкурировать с Китаем по "льготности финансовых предложений". Другие источники отмечают, что Россия отказалась поставлять эти вооружения в кредит, чем воспользовались китайские конкуренты. Якобы в 2017 году Ирак заплатит 833 млн долл США в качестве первого взноса по возврату кредита.

Ирак. Китай. Россия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 5 декабря 2016 > № 1993662


Евросоюз. Сирия. Ирак > Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 декабря 2016 > № 1993325

Европол: в Европе высока вероятность проведения терактов

В докладе, опубликованном в пятницу, правоохранительные органы Европейского союза обозначили высокую вероятность нападений боевиков ДАИШ в европейских странах. Европол предупреждает, что страны ЕС, входящие в состав коалиции под руководством США, которая борется с ДАИШ в Сирии и Ираке, являются объектами возможных террористических атак не только в ближайшем будущем, но и в последующие годы, так как закаленные в боях европейские террористы вернулись в свои дома.

Великобритания, Нидерланды, Дания, Франция и Бельгия находятся в составе коалиции. Военнослужащие Германии тоже состоят в коалиции, но не принимают участия в боевых действиях.

Начальник полиции ЕС Роб Уэйнрайт заявил, что Европол в настоящее время работает с несколькими агентствами по борьбе с терроризмом над вопросами противодействия угрозам со стороны ДАИШ, а также аналогичных экстремистских военизированных организаций, таких как Аль-Каида. Он сказал, что находящийся в Гааге Европейский центр по борьбе с терроризмом в настоящее время сотрудничает с этими учреждениями в ходе расследования более 50 случаев террористических актов по всему континенту. "Это говорит как об уровне угрозы, так и об уровне взаимодействия антитеррористического сообщества", - сказал Уэйнрайт. "Масштабы этой угрозы признаются в Европе, вызывая активизацию сотрудничества между полицией и службами безопасности на континенте, ведущего к увеличению арестов и выявлению террористических замыслов до того, как теракты могут быть осуществлены", - заявил представитель Европола.

"Это показывает, что расширение сотрудничества и обмен данными между всеми соответствующими службами по всей Европе является успешным средством смягчения угрозы со стороны ИГИЛ", - добавил он. Уэйнрайт подчеркнул, что общественные лидеры, священнослужители и родители играют значительную роль в снижении угрозы, исходящей от ДАИШ. "Мы должны работать сообща с лидерами религиозных общин, родителями и учителями, чтобы эти молодые впечатлительные умы не поддавались влиянию так просто", - сказал он.

Беспорядочные атаки - главная цель терроризма

В докладе Европола отмечается изменение целей атак ДАИШ: вместо полицейских и военнослужащих все чаще атакуются гражданские лица. "Неизбирательные нападения имеют очень сильное влияние на общественность, что и является одной из основных целей терроризма - серьезно запугать население", - говорится в отчете. Доклад предупреждает, что в настоящее время ЕС сталкивается с рядом террористических угроз и нападений со стороны групп или отдельных лиц, либо сотрудничающих, либо вдохновленных ДАИШ. Если ДАИШ будет побеждена или серьезно ослаблена в Сирии и Ираке, то возвращение европейских боевиков и их семей в ЕС или другие конфликтные зоны будет ускорено, говорится в докладе.

ДАИШ взяла на себя ответственность за серию терактов в Европе, в том числе за нападения в Париже, в результате которых были убиты в общей сложности 130 человек; а также за нападения на Брюссель, которые унесли жизни более 30 человек.

TurboNews

Евросоюз. Сирия. Ирак > Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 декабря 2016 > № 1993325


Евросоюз. Сирия. Ирак > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > fondsk.ru, 4 декабря 2016 > № 1996078

Европол: в числе мишеней «Исламского государства» - Германия, Франция, Великобритания

Владислав ГУЛЕВИЧ

Целью исламских террористов может стать любая страна Европейского союза. Такой неутешительный прогноз содержится в пресс-релизе Европола, опубликованном 2 декабря.

«За последние два года исламисты совершили несколько атак, приведших к массовым жертвам. Степень серьёзности этой угрозы была признана Европой, следствием чего стало тесное сотрудничество между полицией и спецслужбами по всему континенту… Несмотря на это, угроза сохраняется», - комментирует ситуацию директор Европола Роб Уэйнрайт.

«Нам необходимо быть бдительными, - вторит ему координатор Европола по антитеррору Жиль де Керхов. – Угроза со стороны так называемого Исламского государства и возвращающихся в Европу иностранных боевиков будет актуальной и в предстоящие годы. Эти люди обучены обращению со взрывчаткой и оружием, обработаны джихадистской идеологией. Главная ответственность за борьбу с террором ложится на государства-члены Евросоюза».

В докладе Европола под названием «Изменения в стратегии тактике и Исламского государства» (Changes in Modus Operandi of Islamic State revisited) указывается, что теракты во Франции и Бельгии в ноябре 2015 года и марте 2016 г. признаны исламистами удачными и эффективными. В ближайшем будущем следует ожидать очередных терактов в исполнении как исламистов-одиночек, так и исламистских групп, особенно в странах-членах западной коалиции.

При этом европейцы попадают в положение цугцванга. Нельзя не бороться против «Исламского государства» (ИГ) в Сирии и Ираке, иначе Ближний Восток превратится в плацдарм террористического наступления на Европу, но и нежелательно доводить дело до полного разгрома ИГ - это спровоцирует массовый выезд боевиков в более безопасные места для продолжения «джихада». Прежде всего, в ту же Европу, где исламистские ячейки существуют повсеместно, от Албании до Испании.

Не этой ли двойственностью объясняется политика полумер, которой Запад руководствуется в борьбе с ИГ? Западные страны не столько громят террористов, сколько стараются удержать их в стадии мобилизации в определённых регионах в надежде, что занятым войной исламистам некогда будет смотреть в сторону Запада.

Такая политика превращает Ближний Восток в заповедник терроризма, что несёт неисчислимые страдания местному населению. В докладе Европола указывается, что ИГ ставит успех в борьбе с Западом в прямую зависимость от «очищения» ислама изнутри, что означает на практике истребление умеренных мусульман.

Такая политика ещё и малоэффективна, так как не спасает Европу от исламистской угрозы. Цифры говорят сами за себя: в 2014 г. исламистами было совершено на территории стран-членов Европейского союза 4 теракта, в 2015 г. – уже 17. На июль 2016 года было известно о причастности ИГ к более чем 100 удавшимся и неудавшимся попыткам совершения терактов в Европе, Северной Америке и Австралии.

Многие из террористических актов практически не освещались в СМИ, как то: нападение с ножом на двух полицейских в австралийском Мельбурне в сентябре 2014 г., смерть канадского военнослужащего под колёсами автомобиля в октябре 2014 г., за рулём которого сидел исламист и т.п.

В своём докладе Европол указывает отдельным пунктом, что ИГ пытается терактами скомпрометировать сирийских беженцев в Европе, повлиять на миграционную политику Брюсселя. При таком ходе мысли причина и следствие меняются местами. «Исламское государство» пришло в Европу не вслед за беженцами, а в едином с ними потоке. Президент Франции Франсуа Олланд, популярность которого в результате упала практически до нуля, и канцлер Германии Ангела Меркель, на которую обрушился шквал критики за её миграционную политику, убеждали сограждан, что между беженцами и ростом террористической угрозы прямой связи нет.

Это ложь. По данным Европола, наиболее вероятными целями исламистов являются Нидерланды, Франция, Германия, Великобритания и Бельгия – страны, где беженцев и выходцев из мусульманских стран особенно много. Большинство исламских террористов, попавших в поле зрения европейских спецслужб, - граждане перечисленных пяти государств.

Это не просто совпадение. В странах, где беженцев с Ближнего Востока раз, два и обчёлся, например в Словакии, Венгрии или Чехии, терактов нет, хотя террористическая угроза сохраняется. Ведь Брюссель спешит поделиться беженцами (потенциальными террористами) со всеми странами-членами ЕС, навязывая им квоты по приёму мигрантов.

Из-за давления в этом вопросе со стороны Брюсселя европейские государства предпринимают ответные меры. Так, парламент Словакии одобрил законопроект, согласно которому количество верующих, необходимых для признания той или иной религии на государственном уровне, что сопряжено с получением разрешения на строительство культовых сооружений и религиозных школ, увеличивается до 50 тысяч человек. Ранее для этого требовалось 20 тыс. верующих. Андрей Данко, представитель Словацкой народной партии, которая является автором законопроекта, не скрывает, что инициатива направлена против угрозы исламизма: «Мы должны сделать всё, чтобы в будущем в стране не появилось ни одной мечети».

Если в Германии, к примеру, по данным Министерства внутренних дел ФРГ, в 2009 году было 4,3 миллиона мусульман, то в Словакии их всего около 2 тысяч, и тем не менее премьер-министр Словакии Роберт Фицо прямо заявляет, что исламу в его стране места нет. Словацкие власти за весь 2015 год из 169 просьб об убежище ответили согласием только на 8.

Европа стала заложницей своей миграционной политики. Либеральная модель социального эгоизма привела к низкой рождаемости в странах «золотого миллиарда» и взрыву бессильной ненависти к этому миллиарду в странах третьего мира. Попытки западных политиков заигрывать с террористами и использовать их в своих целях, как это было в Ливии, Ираке и Сирии, усугубили проблему ещё больше. Бумеранг исламского терроризма возвращается к тем, кто его запустил.

Евросоюз. Сирия. Ирак > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > fondsk.ru, 4 декабря 2016 > № 1996078


Евросоюз. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > dw.de, 3 декабря 2016 > № 1991599

Угроза исламистских терактов в Европе растет на фоне успешного наступления на джихадистов в Сирии и Ираке. Об этомв субботу, 3 декабря, заявил в интервью газете Die Welt координатор ЕС по вопросам борьбы с терроризмом Жиль де Кершов в . "Чем большие потери несет "халифат" "Исламского государства" (ИГ), тем вероятнее, что террористическая группировка захочет показать с помощью терактов в Европе, что она еще существует и играет определенную роль", - отметил де Кершов.

По его словам, число потенциальных террористов в Европе может увеличиться после падения иракского Мосула и сирийской Ракки за счет европейцев - сторонников ИГ, воевавших на стороне джихадистов. При этом экстремисты будут еще сильнее пытаться проникнуть на европейскую территорию под видом беженцев из зоны боевых действий. "Нам срочно нужно общеевропейское решение в отношении боевиков, возвращающихся в Европу", - подчеркнул высокопоставленный чиновник.

Угроза может исходить и от тех, кто не воевал в Сирии или Ираке, убежден де Кершов. "По нашим сведениям, ИГ призвал больше не отправляться в зоны боевых действий, а бороться в Европе. "Если хочешь сделать что-то для организации, делай это в Европе", так звучит коварный призыв джихадистов", - предупредил координатор ЕС по борьбе с терроризмом.

Днем ранее, 2 декабря, о планах ИГ осуществить новые нападения в Европе заявила полицейская служба ЕС Европол.

Евросоюз. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > dw.de, 3 декабря 2016 > № 1991599


Австралия. Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 2 декабря 2016 > № 1991468

Недавно так называемое Исламское государство (организация, деятельность которой запрещена в РФ) выпустило новое пропагандистское видео, в котором были показаны узнаваемые места австралийского Мельбурна вперемешку со сценами взрывов и боевиков, потрясающих оружием. На вопрос о том, что это значит, и должны ли граждане Австралии волноваться, отвечает Джасинта Кэрролл в статье для The Strategist.

Автор, являющийся главой Центра контртеррористической политики при Институте стратегической политики Австралии, отмечает, что важно помнить о том, что любое видео ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или любой другой группировки, является ничем иным, как актом пропаганды. Пропаганда составляет хлеб насущный для террористов. Поэтому анализ должен выходить за рамки пропаганды и того, что боевики хотят, чтобы зритель увидел. Необходимо понять, что они пытаются сделать и почему.

Террористы не впервые показывают или называют конкретные места. Еще в 2011 году «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вынесла изображение Сиднейского оперного театра на обложку своего журнала. Затем в одном из сентябрьских номеров пропагандистского журнала ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было стихотворение, в котором перечислялись названия городов и населенных пунктов Австралии. Такое же стихотворение было приведено и во французской, немецкой и индонезийской версиях журнала, однако австралийские названия были заменены местными топонимами. Любой маркетолог знает, что использование местных названий очень важно для создания контакта с аудиторией.

Австралия уже становилась целью террористов, которые планировали совершить теракты во время Олимпийских игр 2000 года. Был вскрыт ряд планов нападений на военную базу Холсворт и подобные цели в Мельбурне. За последние два года было сорвано десять терактов исламистов. Лишь в четырех случаях радикалам удалось добиться желаемого, но масштаб этих терактов был незначительным. Это говорит о том, что власти и представители бизнеса воспринимают угрозу терроризма серьезно.

Недавнее видео ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) свидетельствует о двух вещах. Во-первых, что возможность террористической группировки осуществлять теракты ограничена, поэтому она старается вдохновить на это других. После чего боевики ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) возьмут на себя ответственность за нападение. За последние два года Австралия пережила два подобных теракта. Ни в одном из них ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не была замешена напрямую, но в обоих случаях они назвали их своими.

Во-вторых, целью видеозаписи является отвлечь как своих сторонников, так и широкую общественность от того, что в действительности происходит с их так называемым халифатом и «священной войной». По сути, халифата больше нет, вместо него остались отдельные города и позиции. Группировка также потерпела поражение в традиционной войне.

Провал государственного проекта ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) затрагивает еще один важный и интересный фактор, о котором можно говорить на основе нового видео. Боевики пытаются в очередной раз изменить свой образ для компенсации своих потерь.

Два с половиной года назад лидер ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Абу Бакр Аль-Багдади объявил в Соборной мечети ан-Нури в Мосуле о создании так называемого государства. Затем на протяжении всего 2015 года пропаганда террористов показывала сцены райской жизни в «халифате», где новобранцам будет лучше, чем в рядах других группировок.

Недавнее видео крайне отличается от пропаганды прошлого года. Сцены уже не столь приветливы, а на видео боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) теперь сражаются в пустыне или селениях, идут в атаки. Именно так исламисты и стремятся сменить нарратив.

Сейчас ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) призывает сфокусировать на подготовке мелкомасштабных нападений, что также должны поступать и их последователи, где бы они ни находились. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет по-прежнему подталкивать — а там, где может, — и напрямую управлять терактами — вне Ближнего Востока для укрепления своих позиций. Поэтому важно продолжить уничтожение позиций группировки в регионе.

Максим Исаев

Австралия. Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 2 декабря 2016 > № 1991468


Евросоюз. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > dw.de, 2 декабря 2016 > № 1990612

Полицейская служба ЕС Европол предупреждает, что террористическая группировка "Исламское государство" (ИГ) планирует в ближайшее время осуществить новые нападения в Европе. Из-за потери экстремистами территорий в Сирии и Ираке повышается опасность новых терактов в Западной Европе, говорится в отчете антитеррористического центра Европола, опубликованном в пятницу, 2 декабря, в Гааге.

Новые нападения на территории стран Европейского Союза могут быть совершены как террористами-одиночками, так и целыми группами, полагают авторы доклада. Наиболее высока угроза террористических актов во Франции. Также среди возможных целей исламистов эксперты называют Бельгию, Германию, Нидерланды и Великобританию.

По оценкам спецслужб, в настоящее время в европейских странах могут находиться десятки потенциальных террористов ИГ. Правоохранительные органы Германии за последний год арестовали десятки сторонников "Исламского государства", предотвратив ряд терактов.

Евросоюз. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > dw.de, 2 декабря 2016 > № 1990612


Ирак. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 2 декабря 2016 > № 1990608

Датское правительство приняло решение о выводе из Ирака и Сирии авиационной группировки, участвовавшей в боевых действиях против террористической группировки "Исламское государство" (ИГ). Об этом в пятницу, 2 декабря, заявили министр иностранных дел Андерс Самуэльсен и министр обороны Клаус Йорт Фредериксен в Копенгагене.

Речь идет о семи истребителях F-16 и одном транспортном самолет Королевских военно-воздушных сил Дании, полугодовой мандат на участие которых в операциях международной антитеррористической коалиции не будет продлен. Вместо этого правительство Дании предполагает расширить учебную миссию, после января 2017 года разместив в Ираке для этих целей до 150 военнослужащих, передает dpa.

"Среди прочего, они будут должны обучать иракских военных технике разминирования", - уточнил глава Минобороны страны. Сейчас в антитеррористических операциях коалиции задействованы до 400 датских военнослужащих. Авиационная группировка Дании принимала участие в боевых действиях против ИГ в период с октября 2014 по октябрь 2015 года, затем в апреле 2016 года парламент страны принял решение о новой полугодовой миссии.

Решение датского правительства не продлевать ее мандат последовало спустя несколько дней после опубликования результатов расследования об ошибочном авиаударе, нанесенном международной коалицией по позициям сирийской армии президента Башара Асада. В сентябре 2016 года жертвами этого инцидента близ города Дайр-эз-Заур стали около 90 сирийских солдат. По данным Пентагона, ошибка произошла из-за ряда сбоев в работе спецслужб.

Ирак. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 2 декабря 2016 > № 1990608


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter