Всего новостей: 2003396, выбрано 2566 за 0.233 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иран. Германия > Армия, полиция > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080536

Глава МИД Ирана выступил на Конференции по безопасности в Мюнхене

Выступая на Конференции по безопасности в Мюнхене, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф призвал мировых лидеров установить приоритет дипломатии над принуждением в качестве единственного способа урегулирования конфликтов в регионе и по всему миру, сообщает Mehr News.

Министр иностранных дел выступил на 53-й Мюнхенской конференции по безопасности, где он подчеркнул, что конфликты в Ираке, Сирии, Йемене и Бахрейне не имеют силовых решений. Каждый из них требует политического решения и из его выработки не должны быть исключены непосредственные участники конфликтов.

Он также предупредил соседние страны в регионе против отвлечения их гнева в сторону сфабрикованных внешних врагов, например, в сторону их неуместного беспокойства в отношении Ирана.

Зариф также отметил, что в глобализированном мире, обеспечение безопасности за счет безопасности других, является нереалистичным и даже абсурдным предложением.

Иран. Германия > Армия, полиция > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080536


Сирия. Иран > Армия, полиция > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080532

Будет ли мир в Сирии?

Александр Аксененок,

Чрезвычайный и полномочный посол, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай»

Два прошедших в этом году раунда переговоров в Астане опирались на договоренности и последующие соглашения о прекращении военных действий, достигнутые между сирийскими сторонами при посредничестве России и Турции, действующими в координации и на параллельных курсах с Ираном. Этот режим перемирия, пусть и с нарушениями, в целом продолжает действовать дольше, чем предыдущие соглашения.

Ближний Восток остается в числе главных проблем международного сообщества. Но продолжительный сирийский кризис, хоть и является частью общей картины болезненного состояния всего региона, особый случай. Именно здесь образовалось сложное и запутанное переплетение большого количества вовлеченных в конфликт игроков разного калибра со своими стратегическими расчетами, амбициями и интересами.

Вместе с тем становится все более понятным, что без достижения политического урегулирования в Сирии трудно представить успешное подавление очага международного терроризма и источника хаотичных процессов, образовавшихся в центральной части арабского мира.

Два прошедших в этом году раунда переговоров в Астане опирались на договоренности и последующие соглашения о прекращении военных действий, достигнутые между сирийскими сторонами при посредничестве России и Турции, действующими в координации и на параллельных курсах с Ираном. Этот режим перемирия, пусть и с нарушениями, в целом продолжает действовать дольше, чем предыдущие соглашения. Трем инициаторам такой переговорной схемы пришлось пойти на определенные уступки.

Вторая международная встреча в Астане, прошедшая 16–17 февраля в преддверии межсирийских переговоров в Женеве под эгидой ООН, завершилась достижением договоренностей о создании рабочей группы по мониторингу соблюдения режима прекращения военных действий, хотя детальный план имплементации соглашений между правительством и вооруженной оппозицией согласовать не удалось. Участники переговоров продекларировали, что военного решения конфликта быть не может, и условились о дальнейших встречах в астанинском формате.

Если выработанный механизм поддержания перемирия заработает согласно плану и будут реализованы меры доверия, на которых не без основания настаивает оппозиция (решение вопросов об оказании гуманитарной помощи, освобождение политических заключенных, снятие осады с ряда населенных пунктов), то это может послужить хорошим фоном для продолжения затормозившегося политического процесса в Женеве. Выработка повестки дня пробуксовывает: в центре международных дискуссий и озабоченностей специального представителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры три крупных вопроса, по которым нет единого понимания между участниками.

Первый – как соотносятся между собой астанинский формат и женевский процесс? Западные партнеры и сама сирийская оппозиция высказывают опасения, не идет ли речь о подмене понятий. Некоторые высказывания в российских СМИ наводят их на мысли о попытке сирийских переговорщиков при негласной поддержке России обойти выполнение основополагающих международно-правовых документов, в первую очередь женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и резолюции СБ ООН 2254. В это же время спецпредставитель президента по Сирии, глава российской делегации в Астане Александр Лаврентьев недвусмысленно определил задачу этого переговорного формата как «поиск компромиссных решений в ходе межсирийского диалога» с целью «помочь женевскому процессу».

Второй вопрос – с чего начать сам политический процесс? Дамаск под различными предлогами, по сути, отказывается обсуждать вопрос о создании «переходного управляющего органа», способного «в полном объеме осуществлять полномочия исполнительной власти», как об этом записано в женевском коммюнике. Резолюция СБ ООН также призывает сирийцев к началу политического процесса, обеспечивающего «переход к заслуживающему доверия, инклюзивному правлению на внеконфессиональной основе» с последующим определением графика и процедуры разработки проекта новой Конституции. Вместо этого в качестве отправной точки выдвигаются различные предложения о формировании в Дамаске путем широкого диалога правительства национального единства. Представляется, что время для этого давно ушло. Мышление в духе сохранения однопартийного правления за фасадом «Национального фронта», как это было до 2011 года, способно лишить продлить сирийскую трагедию.

Начать разговор с обсуждения проекта Конституции – в принципе конструктивная идея. Но опять же по аналогии с формированием переходного органа возникает множество вопросов об организации этой работы. Затруднения де Мистуры вполне понятны. Резолюция СБ 2254, заявил он, базируется на трех главных пунктах: установление системы правления, принятие новой Конституции и проведение выборов под надзором ООН. В противном случае мы откроем ящик Пандоры.

Третий момент – состав делегации оппозиции. Имея в виду разрозненность оппозиции и отсутствие четких критериев того, кто в ней террористы, а кто нет, в Дамаске постоянно задаются вопросом, с кем вести переговоры, называют террористами тех, с кем они согласились говорить через посредников. На переговорах с де Мистурой в Москве Сергей Лавров вновь подчеркнул, что межсирийские переговоры должны проводиться строго в рамках параметров, очерченных резолюцией СБ 2254, которые предполагают максимально инклюзивный и равноправный характер участия различных сегментов оппозиции, включая такие ее группы, как московская, каирская, астанинская и хмеймимская, а также курдов. Повторение ошибок прошлого, когда ставка делалась только на одну радикально настроенную группировку внешней оппозиции, недопустимо, указал глава МИД РФ.

Накануне женевских переговоров приходится констатировать, что сами сирийцы пока не готовы в общенациональных интересах умерить свои амбиции и завышенные требования. Помочь им в поиске компромиссов – задача ведущих держав и влиятельных региональных участников, которые должны найти точки сопряжения интересов, чтобы объединить усилия для достижения политического компромисса между противоборствующими сирийскими силами.

******

27–28 февраля ситуация на Ближнем Востоке, в том числе, разумеется, и в Сирии, будет обсуждаться в Москве в рамках ставшего уже традиционным ближневосточного диалога международного дискуссионного клуба «Валдай». Приглашенным на конференцию государственным деятелям, политикам, ученым, дипломатам и экспертам предстоят нелегкие обсуждения того, как развязать сирийский гордиев узел, и поиски ответов на вопросы, которые пока не удается решить ни военным, ни дипломатическим путем.

Сирия. Иран > Армия, полиция > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080532


США. Иран > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077440

США блефуют созданием «арабского НАТО» против Ирана

Президент США Дональд Трамп планирует создать на Ближнем Востоке новый военный альянс арабских стран, своего рода "арабское НАТО". Предположительно, в такой союз могут войти Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Египет и Иордания. Это костяк альянса. Вхождение других стран и детали пока обсуждаются. Главным потенциальным противником союза станет Иран, союзником и партнером арабских стран в регионе — Израиль.

Все вместе против Ирана

По образцу НАТО участников нового альянса должен объединить особый пункт договоренностей, когда нападение на одного из членов союза автоматически считается нападением сразу на всех. У стран НАТО такое положение зафиксировано в знаменитом пятом пункте Североатлантического договора, который обеспечивает членам альянса "коллективную безопасность".

Израиль планируется не включать в коалицию непосредственно (учитывая многочисленные острые противоречия между арабскими странами и Тель-Авивом, это вообще вряд ли возможно), а мягко присоединить к ней через регулярный обмен разведывательными сводками. Поделиться развединформацией обещают также в Вашингтоне. Единственное, что крепко объединяет США, Израиль, военно-светские власти Египта и саудовские монархии — нелюбовь к Ирану, и на этой платформе Трамп собирает альянс. Исламскую Республику президент США недавно аттестовал как "террористическое государство".

Характерно, что утечка о планах Трампа состоялась, когда в Вашингтон с официальным двухдневным визитом прибыл премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Это его первый визит в США с момента прихода к власти новой американской администрации. Во время пресс-брифинга по итогам встречи американский президент вновь набросился на Тегеран и заявил, что "не даст Ирану возможности построить когда-нибудь ядерное оружие". При этом Трамп парадоксальным образом умудрился одновременно раскритиковать ядерное соглашение, по которому Иран от такого оружия отказался: "Это одна из худших сделок, которые я когда-либо видел".

Впрочем, Иран — это дальний, официально проговариваемый противник гипотетического альянса. Опасность текущую и непосредственную новый блок несет для правительства Башара Асада. Выходец из алавитской религиозной среды Асад пользуется поддержкой, в том числе — военной и экономической, со стороны шиитского Ирана. В этой связи новый альянс стоит называть скорее не арабским, а суннитским.

Когда в союзниках согласья нет

Идея создания версии "ближневосточного НАТО" не является новейшим изобретением администрации Трампа. Время от времени вопрос о подобной организации начинает более или менее активно обсуждаться. Последний раз с идеей создать "совместную арабскую армию" выступил феврале 2015 года президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси. Как раз в это время в Йемене разгорелся конфликт между повстанцами-хуситами и правительственными войсками, а президент Абд-Раббу Мансур Хади бежал из страны.

В марте того же года на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в Каире было достигнуто "принципиальное согласие" о создании объединенных арабских сил быстрого реагирования. Задуманная конструкция выглядела так: в коалицию войдут Бахрейн, Египет, Иордания, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия. Объединенные силы будут в общей сложности насчитывать 40 тысяч военнослужащих, включать общие военно-воздушные и военно-морские силы. Штаб-квартира командования будет располагаться в Каире, но во главе будет стоять саудовский генерал.

Финальный протокол о создании объединенных сил должны были подписать в конце августа 2015 года, но в самый последний момент подписание по настоянию Саудовской Аравии перенесли на неопределенный срок. Оно так до сих пор и находится в "подвешенном" состоянии. Переносу предшествовала пикировка представителей Египта и саудитов на заседании Лиги арабских государств. Обеспокоенность Каира тогда вызвало возможное применение объединенных сил в Ливии, что могло бы стать прецедентом для вмешательства новой армии в дела других суверенных государств Магриба и Ближнего Востока. Представителя Египта тогда поддержали Марокко и Алжир.

Экспертное мнение

"Если такие планы будут реализовываться, это пойдет в ущерб международной и региональной безопасности. Никаких оснований для сколачивания какого-то блока против Ирана нет в принципе. Иран никому не угрожает, Иран борется с международным терроризмом, Иран выполняет соглашения по ядерной сделке", — считает главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Эксперт подчеркнул, что со стороны представителей администрации Трампа уже звучали негативные и даже враждебные высказывания в адрес Ирана. В частности, говорилось о возможности разорвать соответствующую ядерную сделку, в соответствии с которой в обмен на отказ Ирана от разработки ядерных технологий военного характера со страны были сняты экономические санкции.

По словам Коротченко, на сегодняшний день "не существует никаких законных с точки зрения норм международного права возможностей для ведения военных действий против Ирана со стороны любой страны. Если такие действия последуют, это будет однозначно квалифицироваться как агрессия".

"Этот шаг вряд ли можно назвать конструктивным, поскольку Иран сегодня вовлечен в урегулирование ситуации в Сирии и выстраивании единого фронта борьбы с международным терроризмом. Вместо этого выстраивается почему-то региональный фронт с участием США для борьбы с Ираном, что не соответствует ни нормам международного права, ни общей ситуации в регионе", — добавил эксперт.

Коротченко предположил, что обмен развединформацией будет контролироваться Соединенными Штатами в рамках соглашений, которые могут быть подписаны между спецслужбами Саудовской Аравии и США или других стран. Однако он назвал маловероятным возможность передачи такой информации Израилю.

"Я не думаю, что Саудовская Аравия будет готова предоставлять Израилю разведданные, даже по Ирану, пусть даже через США. Все-таки, существуют глубокие противоречия, и на уровне такого сотрудничества между спецслужбами я не представляю, что США будут брать информацию от арабских союзников и передавать Израилю. Арабские союзники будут от этого не в восторге, как минимум", — заключил Коротченко.

США. Иран > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077440


Иран. Германия > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077417

Глава МИД Ирана примет участие в Мюнхенской конференции по безопасности

Mehr News со ссылкой на официального представителя МИД Ирана Бахрама Касеми, сообщает, что глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф сегодня отправляется в Германию для участия в Мюнхенской конференции по безопасности.

53-е заседание Мюнхенской конференции по безопасности (MSC) планируется провести с 17 по 19 февраля 2017 года в отеле "Hotel Bayerischer Hof" в Мюнхене.

Министр иностранных дел Ирана планирует участвовать в конференции, наряду с проведением двусторонних встреч, в кулуарах мероприятия, с президентами ряда государств, министрами иностранных дел, должностными лицами и политическими деятелями, а также представителями экономических кругов и международных организаций, уточнил Касеми.

Иран. Германия > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077417


Иран. Сирия > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077416

Иран положительно оценивает результаты переговоров в Астане по сирийскому урегулированию

В столице Казахстана городе Астана завершился второй раунд переговоров относительно урегулирования в Сирии, с участием делегаций России, Ирана, Турции, правительства Сирии, сирийской оппозиции, а также иных заинтересованных сторон. В связи с этим, Iran.ru публикует мнение иранской стороны, относительно этих переговоров.

Заместитель министра иностранных дел Ирана, возглавлявший делегацию своей страны на переговорах, Джабери Ансари вновь подтвердил незыблемую позицию Ирана относительно сохранения территориальной целостности, национального суверенитета и права на самоопределение для сирийского народа, как принципов решения сирийского кризиса, сообщает Mehr News.

Хоссейн Джабери Ансари также подчеркнул значительный успех на местах в Сирии, в деле восстановления надежды на возрождение страны наряду с привлечением оппозиционных фракций в списки переговорщиков в качестве участников сирийского кризиса.

Он подчеркнул: "Со времени проведения первого Международного совещания по Сирии 23-24 января 2017 года в Астане, мы добились значительных успехов в деле сдерживания сирийского кризиса. (...) Нарушения уменьшились в количестве, тысячи людей вернулись в свои родные города, в том числе Алеппо, и Исламской Республике Иран, наряду с международным сообществом, удалось обеспечить предоставление дальнейшей гуманитарной помощи сирийским гражданам. В некоторых районах, в том числе в Алеппо, началась реконструкция города, и сирийский народ охвачен невиданной надеждой на то, чтобы увидеть конец нынешнего кризиса".

"Усилия, Ирана, России и Турции не являются таковыми и не претендуют на то, чтобы заменить предыдущие международные усилия. Скорее, они являются дополнением с дополнительными значениями. Процесс Астаны, благодаря усилиям трех стран, предпринял первые шаги по разрешению кризиса, но нам необходимо дальнейшее определение и стремиться завершить его", - добавил иранский дипломат.

Как сообщило вчера поздно вечером информагентство РИА Новости, Россия, Иран и Турция договорились о создании объединенной группы по контролю за перемирием в Сирии в рамках механизма по контролю, с целью предотвращения провокаций и размежевания террористических групп, таких как ИГИЛ и "Джебхат-ан-Нуссра", и сил вооруженной оппозиции.

Иран. Сирия > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077416


Иран. Израиль > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077413

Помогут ли арабы Израилю бороться с Ираном?

Советники Трампа обсуждают с представителями арабских стран создание альянса против Ирана, который будет поставлять разведданные Израилю. По информации издания, альянс построен по принципу НАТО: атака на одного из членов будет восприниматься как нападение на союз в целом. При этом сами США в альянс входить не будут, но станут ли арабы помогать Еврейскому государству?

Распространение планов о создании Штатами новой коалиции арабских стран против Ирана — не что иное, как информационный вброс со стороны Израиля, считает военный эксперт полковник запаса Виктор Мураховский.

По его мнению, никаких реальных движений в этом направлении не будет. «Особенно смешно включение Египта в антииранский союз», — рассуждает Мураховский.

С ним согласен и профессор кафедры международных экономических отношений Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев. Он напомнил, что в среду спецслужбы США отозвали иранский «Корпус стражей исламской революции» и проиранскую «Хезболлу» из списка террористических организаций. Это совершенно не согласуется с планами о создании антииранского альянса, считает эксперт.

Еще перед выборами Дональд Трамп заявлял, что не хочет ввязываться в какие-то авантюрные и затратные операции на Ближнем Востоке, напомнил востоковед, старший преподаватель НИУ ВШЭ Леонид Исаев.

По его словам, Пентагон, возможно, рассматривает свое наземное участие в Сирии, но это еще не означает, что какие-то реальные шаги для этого будут осуществлены.

Что касается создания военного альянса против Ирана, то, скорее всего, такая информация была распространена, чтобы «прощупать почву», предполагает Исаев. По его мнению, Трамп сейчас будет привлекать максимальное количество участников для борьбы с ИГ в Сирии и Ираке.

Об этом свидетельствует и недавний разговор Трампа с турецким лидером Реджепом Эрдоганом, подчеркнул Исаев. Также планы создать такой альянс свидетельствуют о том, что Трамп пытается успокоить своих союзников — Израиль и Саудовскую Аравию, отмечает он.

«Барак Обама говорил, что в борьбе с ИГ можно рассматривать Иран как союзника, и это очень волновало саудитов и израильтян. А Дональд Трамп заявил, что возвращается к политике, проводимой Бушем, которая строилась на противостоянию Ирану», — напомнил Леонид Исаев.

В конце января новый американский президент поставил задачу своей администрации найти новых зарубежных союзников для коалиции, борющейся с ИГ. В связи с этим Дональд Трамп подписал меморандум, который опубликован на сайте Белого дома. Согласно документу, министр обороны Джеймс Мэттис в течение 30 дней обязан представить президенту предварительный проект, который, в частности, должен предусматривать «выявление новых партнеров коалиции в борьбе против ИГ и политику по поддержке партнеров по коалиции в борьбе с ИГ и его сторонниками».

Иран. Израиль > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077413


США. Иран. Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077368

Арабы помогут Израилю бороться с Ираном

США создают военный альянс против Ирана

Инна Сидоркова

Советники Трампа обсуждают с представителями арабских стран создание альянса против Ирана, который будет поставлять разведданные Израилю. По информации WSJ, альянс построен по принципу НАТО: атака на одного из членов будет восприниматься как нападение на союз в целом. При этом сами США в альянс входить не будут, отмечает издание. Собеседники «Газеты.Ru» в создание такого союза не верят. По их мнению, распространение подобных «слухов» выгодно Израилю.

Администрация Дональда Трампа ведет переговоры с арабскими союзниками об образовании военного союза против Ирана, пишет Wall Street Journal (WSJ).

По информации издания, этот альянс также будет обмениваться разведданными с Израилем, чтобы помочь ему противостоять врагам из Тегерана.

Предположительно, в коалицию войдут Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, которые, как пишет WSJ, являются заклятыми врагами Израиля, а также Египет и Иордания, у которых подписаны с Израилем мирные договоры.

Отмечается, что к альянсу могут присоединиться и другие арабские страны. Он будет иметь компонент, аналогичный НАТО: атака на одного из членов союза будет восприниматься как нападение на всех членов, пишет WSJ. При этом ни США, ни Израиль не будут частью этого взаимного пакта об обороне, отмечает издание. Остальные детали, по его данным, находятся в разработке.

Распространение планов о создании Штатами новой коалиции арабских стран против Ирана — не что иное, как информационный вброс со стороны Израиля, считает военный эксперт полковник запаса Виктор Мураховский.

По его мнению, никаких реальных движений в этом направлении не будет.

«Особенно смешно включение Египта в антииранский союз», — рассуждает Мураховский.

С ним согласен и профессор кафедры международных экономических отношений Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев.

Он напомнил, что в среду спецслужбы США отозвали иранский «Корпус стражей исламской революции» и проиранскую «Хезболлу» из списка террористических организаций. Это совершенно не согласуется с планами о создании антииранского альянса, считает эксперт.

Также министерство обороны США рассматривает возможность развертывания на севере Сирии регулярных сухопутных войск для борьбы с запрещенным в России «Исламским государством», сообщил в четверг CNN со ссылкой на источник в Пентагоне.

«Возможно, вы увидите, как регулярные вооруженные силы высадятся на некоторое время в Сирии», — сказал собеседник телеканала. Он отметил, что окончательное решение остается за президентом США.

Еще перед выборами Дональд Трамп заявлял, что не хочет ввязываться в какие-то авантюрные и затратные операции на Ближнем Востоке, напомнил востоковед, старший преподаватель НИУ ВШЭ Леонид Исаев.

По его словам, Пентагон, возможно, рассматривает свое наземное участие в Сирии, но это еще не означает, что какие-то реальные шаги для этого будут осуществлены.

Что касается создания военного альянса против Ирана, то, скорее всего, такая информация была распространена, чтобы «прощупать почву», предполагает Исаев.

По его мнению, Трамп сейчас будет привлекать максимальное количество участников для борьбы с ИГ в Сирии и Ираке.

Об этом свидетельствует и недавний разговор Трампа с турецким лидером Реджепом Эрдоганом, подчеркнул Исаев. Также планы создать такой альянс свидетельствуют о том, что Трамп пытается успокоить своих союзников — Израиль и Саудовскую Аравию, отмечает он.

«Барак Обама говорил, что в борьбе с ИГ можно рассматривать Иран как союзника, и это очень волновало саудитов и израильтян. А Дональд Трамп заявил, что возвращается к политике, проводимой Бушем, которая строилась на противостоянию Ирану», — напомнил Леонид Исаев.

В конце января новый американский президент поставил задачу своей администрации найти новых зарубежных союзников для коалиции, борющейся с ИГ. В связи с этим Дональд Трамп подписал меморандум, который опубликован на сайте Белого дома.

Согласно документу, министр обороны Джеймс Мэттис в течение 30 дней обязан представить президенту предварительный проект, который, в частности, должен предусматривать «выявление новых партнеров коалиции в борьбе против ИГ и политику по поддержке партнеров по коалиции в борьбе с ИГ и его сторонниками».

США. Иран. Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077368


США. Иран. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 16 февраля 2017 > № 2075669

Визит иранского генерала в Москву станет вызовом для Трампа

Гиль Ярон | Die Welt

Вероятнее всего, президент США Дональд Трамп "разозлится в связи с тем, что Кремль принимает в гостях Касема Сулеймани", пишет Гиль Ярон на страницах немецкой газеты Die Welt. Последний, как говорится в материале, является командиром иранского спецподразделением "Эль-Кудс", которое занимается операциями за пределами Ирана и обвиняется в убийстве свыше 500 американцев.

Так, согласно сообщению Fox News, Сулеймани еще 14 февраля прилетел в московский аэропорт "Внуково" рейсом WD084 иранской авиакомпании Mahan Air для того, чтобы обсудить с Москвой недовольство Тегерана по поводу сближения России с извечным врагом Ирана - Саудовской Аравией.

Сулеймани, которому, согласно резолюции ООН за номером 1747, запрещены передвижения по миру, известен как "сторонник жестких мер". Его подразделение, воюющее в Ираке, совершило большое количество нападений на военнослужащих США. Также бойцы Сулеймани воюют в Сирии совместно с Россией на стороне сирийского президента Башара Асада против повстанцев, которых поддерживают США. Помимо этого, Сулеймани оказывает поддержку врагам союзников США в Йемене и Палестине.

"Третий по счету визит Сулеймани в Россию, которая, будучи членом Совбеза ООН, таким образом подрывает санкции, под которыми сама же и подписывалась, стал первым визитом с момента избрания Трампа и ярко выраженным вызовом новому главе государства", - заключает Ярон, добавляя, что визит "еще сильнее снизит вероятность сближения США с Россией".

США. Иран. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 16 февраля 2017 > № 2075669


США. Китай. Иран. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075896

Как американская армия планирует воевать против России, Китая и Ирана (то есть, против их оружия)

Крис Осборн (Kris Osborn), The National Interest, США

Распространение российского и китайского оружия по всему миру серьезно увеличивает вероятность того, что сухопутные войска США столкнутся в бою с танками, беспилотниками, системами радиоэлектронной борьбы, высокоточными боеприпасами, бронемашинами и артиллерией, изготовленными почти равными им по силам соперниками.

Хотя вероятность начала наземной войны между великими державами с применением механизированных сил и средств очень низка, сухопутные войска США должны быть готовы к любому развитию событий, в том числе к боевым действиям на суше. Командование сухопутных войск объясняет, что в нынешних и будущих условиях войны им все чаще придется сталкиваться с боевыми действиями в городских условиях и с оружием российского и китайского производства.

Танки российского производства Т-72 и Т-90, китайские беспилотники, истребители и ракеты сегодня состоят на вооружении армий всего мира и могут быть задействованы в конфликте с США. В частности, Пакистан имеет на вооружении танки китайского производства «Тип 85-IIAP», а у Ирана имеются российские танки Т-72. Китайские танки есть даже у маленьких стран, таких как Бангладеш. А танки российского производства есть у гораздо большего количества государств, таких как Куба, Индия и Ливия. Неудивительно, что у Северной Кореи имеются как китайские, так и российские танки.

Армейское командование также объяснило, что если сухопутные войска США окажутся в Сирии, они обязательно столкнутся с боевой техникой российского производства. Этот сценарий маловероятен, однако перспектива такого рода создает реальные проблемы для армейских аналитиков и инструкторов.

«Если сухопутные войска вступят в наземные боевые действия на Ближнем Востоке, мы столкнемся с боевой техникой из России, Ирана, а в некоторых случаях из Китая», — рассказал высокопоставленный представитель сухопутных войск.

Изменения в боевой подготовке сухопутных войск

Армейские учения с боевой стрельбой проводятся в батальонном звене по различным сценариям, в которых механизированные подразделения часто сталкиваются с условным и «почти равным по силам» противником, применяющим новые технологии, беспилотные летательные аппараты, танки, артиллерию, ракеты и бронированные машины.

Сухопутные войска совершенствуют боевую подготовку и сценарии учений с боевой стрельбой с целью наращивания возможностей по противостоянию крупным силам противника. В процессе этого они стараются использовать накопленный за полтора десятилетия боевой опыт применения пехоты в пешем порядке и в противопартизанской борьбе.

Недавние наземные войны в Ираке и Афганистане позволили создать опытные и проверенные в боях войска, способные выслеживать, атаковать и уничтожать небольшие группы противника, которые зачастую смешиваются с местным населением, переезжают в небольших автомобилях с открытым кузовом и прячутся на разных типах местности с целью устройства засад.

«Сухопутные войска накопили колоссальный опыт. Он глубокий, но ему не хватает масштаба. Мы хорошо научились вести противоповстанческие боевые действия с целью обеспечения безопасности обширной территории. Теперь же нам придется сосредоточиться на подготовке к «моторизованным маневрам» на большие расстояния, заявил заместитель начальника управления кадров, боевой подготовки и разработки доктрины Рики Смит (Rickey Smith).

Хотя высокие армейские чины постоянно подчеркивают, что противопартизанская борьба по-прежнему важна, как и планы подготовки к действиям по самым разным сценариям конфликтов, налицо заметный и вполне отчетливый сдвиг в приоритетах. Теперь в армии все чаще говорят о том, что надо готовиться сражаться и побеждать в войне с крупными и современными армиями, такими как российская и китайская.

Естественно, в сухопутных войсках эти страны не считаются врагами. Там не ведется подготовка к боевым действиям конкретно против этих стран, и не разрабатываются планы войны с ними. Но признавая тот факт, что сегодняшние угрозы очень серьезны и переменчивы, и что это может привести к росту напряженности и соперничеству с вышеупомянутыми великими державами, сухопутные войска в ходе боевой учебы уделяют все большее внимание подготовке к военным действиям с участием механизированных войсковых формирований.

И хотя масштабные войны с участием механизированных частей и соединений существенно отличаются от противопартизанских действий, в некоторых важных аспектах налицо существенное сходство между недавними войнами и вероятными конфликтами великих держав. В наземных войнах в Ираке и Афганистане, которые продолжались более 10 лет, в боях дебютировали различные типы высокоточного наступательного оружия, такие как артиллерия и ракетные системы с наведением по GPS.

Такие боеприпасы как управляемый 155-миллиметровый артиллерийский снаряд Excalibur увеличенной дальности с наведением по GPS, который способен с большой точностью уничтожать цели противника на дальности более 30 километров, дали командирам возможность поражать точечные цели, такие как небольшие скопления боевиков, здания и предприятия по производству взрывных устройств. Еще один пример это реактивная система управляемого залпового огня (GLMRS). В ней используются ракеты большой дальности высокоточного наведения, способные поражать цели на удалении до 70 километров. Их весьма успешно применяли с большого расстояния в Афганистане для уничтожения талибов и выполнения других задач.

Такого рода высокоточные боеприпасы, впервые примененные в Ираке и Афганистане, существенно помогут сухопутным войскам при ведении масштабных наземных наступлений против крупных сил противника. С их помощью можно поражать важнейшие объекты в глубине обороны противника, такие как пункты снабжения, войска в районах сосредоточения и боевые машины.

Сходство заключается и в применении беспилотников. Войны в Ираке и Афганистане стали настоящей революцией в деле разработки и боевого применения БПЛА. Например, в начале операции «Иракская свобода» на вооружении сухопутных войск было всего несколько беспилотников. Сейчас они используют тысячи БПЛА для поиска мест расположения противника, выявления засад и спасения людей в бою. Беспилотники найдут широкое применение и в ходе крупной наземной войны. Но скорее всего, в войне великих держав применяться они будут иначе, с использованием новой тактики, методов и способов ведения боя.

«Это не возврат в будущее. Это продвижение вперед, где сухопутные войска будут сталкиваться с легко приспосабливающимся противником, обладающим гораздо большим поражающим действием. Новое поколение командиров в сухопутных войсках будет одновременно вести общевойсковой бой и обеспечивать безопасность на большой территории», — сказал Смит.

Тем не менее, многим армейским командирам, имеющим богатый опыт противопартизанской борьбы, теперь придется по-новому изучать тактику ведения крупной войны с применением обычных видов оружия.

«Есть целое поколение командиров, которым следует расширять свои познания в целях одновременного ведения общевойскового боя и обеспечения безопасности на большой территории», — заявил Смит.

По его словам, сухопутные войска должны готовиться к ведению боевых действий «во всем диапазоне». К ним относятся операции против «почти равного по силам противника», которые сухопутные войска в последние годы не проводили.

«Решительные действия» в ходе масштабной войны на суше

Как объясняет командование сухопутных войск, новая концепция разрабатываемой системы комплексной боевой подготовки носит название «Решительные действия».

Учения с боевой стрельбой в Райли, штат Канзас, приближенные по своим условиям к реальным боевым действиям, дают возможность применить новую стратегию и тактику на практике.

Говорит командующий крупным соединением сухопутных войск: «Каждое утро я могу поставить батальон на северной стороне и батальон на южной стороне, чтобы они вели своего рода рыцарский поединок, действуя в качестве общевойсковых маневренных групп. Я могу организовать условный бой батальона на батальон с боевой стрельбой из разных видов оружия. А поскольку сейчас есть возможность действовать и в воздушном пространстве, используя БПЛА, я могу синхронизировать действия на расстоянии от нуля до шести километров, ведя маневренный огонь с закрытых огневых позиций».

А еще можно задействовать беспилотные авиационные комплексы, боевые средства ВВС, штурмовую авиацию сухопутных войск в совокупности с бронемашинами, артиллерией, танками и пехотными подразделениями, ведущими огонь из стрелкового оружия, отметил этот военачальник.

Среди основных тактических приемов, отрабатываемых в ходе подготовки и учений с боевой стрельбой в рамках концепции «Решительные действия», есть такие как стрельба на поражение, сближение с противником, синхронизация огня с закрытых огневых позиций и обеспечение авиации наземными координатами для нанесения ударов с воздуха.

Разработчики новых тактических приемов для сухопутных войск объясняют, что приближенные к боевых условиям учения сегодня объединяют множество новых технологий, позволяющих прогнозировать тактику, боевую технику и системы вооружений, которые может применять будущий противник. Это обеспечивает более обширное использование беспилотных и автоматизированных систем, «роев» миниатюрных дронов, новых компьютерных технологий, тактики танковых боев, радиоэлектронной борьбы и высокоточного оружия повышенной дальности, включая противотанковые ракеты, управляемые артиллерийские и реактивные снаряды.

Чтобы реализовать новую боевую концепцию, сухопутные войска учатся более стремительному «общевойсковому маневру». Это предусматривает отработку навыков согласования по времени огня из различных видов оружия, и применения различной техники, сил и средств, чтобы преодолеть сопротивление противника, привести его в замешательство, а затем уничтожить.

Смит сравнивает общевойсковой бой с работой симфонического оркестра, где каждый инструмент исполняет свою партию, а вместе они создают целостный музыкальный эффект.

На войне это будет означать встречные бои с участием танков, огонь артиллерии с закрытых огневых позиций, применение средств ПВО, сетевых технологий, беспилотников, реактивных снарядов, ракет и минометного огня — причем все это будет работать в совокупности, оказывая воздействие на противника и позволяя нашим войскам добиваться превосходства в боевом пространстве, объясняет Смит.

Например, для нанесения ударов по танковым позициям и местам расположения боевых бронированных машин можно использовать авиацию и артиллерию, чтобы дать возможность танкам и пехоте провести перегруппировку и занять позиции для перехода в наступление. Смысл здесь заключается в создании условий для проведения комплексных наступательных действий в тесном взаимодействии такой техники как ударные вертолеты «Апач», БПЛА, высокоточная артиллерия, танки «Абрамс» и боевые машины пехоты.

Смит также рассказал, что подготовка к вероятным угрозам будущего подразумевает точное понимание системы тылового и материально-технического обеспечения, которая позволяет пополнять запасы, доставлять боеприпасы и прочие жизненно необходимые предметы снабжения.

В ходе боевой подготовки в рамках концепции «Решительные действия» возрастающее внимание уделяется «экспедиционным» возможностям, чтобы сухопутные войска были готовы к быстрой переброске на большие расстояния для немедленного вступления в бой общевойсковых формирований, включающих в свой состав пехоту, оружие, бронированную технику и прочие средства ведения войны.

В то же время, большое значение имеют технические и технологические преимущества общевойсковых формирований, включая сетевые системы и высокоточное оружие, способное уничтожать противника с еще большего расстояния.

По словам армейских инструкторов, чтобы боевая подготовка и учения обрели такую современную динамику, в ходе батальонных учений отрабатываются навыки вхождения в соприкосновение с противником с очень больших расстояний, превышающих 600 километров.

«Это формирует экспедиционный склад ума», — объяснил Смит.

США. Китай. Иран. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075896


Иран. Сирия. Казахстан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 15 февраля 2017 > № 2075832

Представители Ирана и России провели переговоры в Астане по урегулированию в Сирии

Заместитель министра иностранных дел Ирана Хосейн Ансари Джабери провел во вторник встречу со специальным представителем Владимира Путина по Сирии, в кулуарах переговоров в Астане по сирийскому урегулированию, сообщает Mehr News.

Делегации Ирана и России участвуют во втором туре международных сирийских переговоров в столице Казахстана Астане. Они встретились во вторник днем. В ходе встречи обе стороны обсудили последние события в Сирии, а также создание механизмов для осуществления нынешнего режима прекращения огня в арабской стране, и последующие меры в отношении процесса переговоров в Астане.

Ансари Джабери также провел переговоры с Башаром Джаафари, послом Сирии в Организации Объединенных Наций и главой сирийской делегации на переговорах в Астане, во вторник вечером.

Во время встречи с представителями обеих делегаций, все стороны обменялись мнениями о последних достижениях в переговорном процессе в Астане и в повестке дня второго раунда международного совещания, направленного на поиск политического решения сирийского кризиса.

Первый раунд переговоров по сирийскому урегулированию состоялся в столице Казахстана Астане 23-24 февраля 2017 года с участием делегаций Ирана, России и Турции, в качестве наблюдателей, и представителей сирийского правительства и ряда вооруженных оппозиционных групп.

Иран. Сирия. Казахстан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 15 февраля 2017 > № 2075832


Афганистан. Иран. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 15 февраля 2017 > № 2072653

В Москве пройдут переговоры по Афганистану

Власти Афганистана и США обеспокоены фактом прямых контактов России и «Талибана»

МОСКВА – В среду в Москве пройдет второй раунд международных переговоров по Афганистану. Впервые в этих переговорах примут участие афганские власти. В то же время, Соединенные Штаты такого приглашения не получили. В Москве говорят, что хотят стабильности и сотрудничества в борьбе против экстремистов в регионе. Но афганские власти обеспокоены прямыми контактами России с талибами. В США считают, что прямые контакты с представителями «Талибана» направлены на подрыв усилий по стабилизации ситуации в регионе.

В нынешних переговорах в Москве кроме Китая и Пакистана теперь также принимают участие Иран, Индия и Афганистан.

Андрей Казанцев, директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО, говорит, что не следует переоценивать реальную способность афганского правительства контролировать свою территорию. И это, по мнению аналитика, вероятно, одна из причин, почему российское правительство иногда сотрудничало с другими игроками, а не с афганским правительством.

Россия хочет, чтобы сотрудничество в области безопасности для борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» набирало обороты в Центральной Азии.

По мнению Андрея Казанцева, Афганистан является местом, где действует различные группы международных террористов. Многие из боевиков, отмечает эксперт, имеют российские паспорта, или же являются выходцами из Центральной Азии, в том числе – русскоязычными, и могут представлять террористическую угрозу для самой России.

В Афганистане наблюдается активизация деятельности «Исламского государства», несмотря на то, что Талибан несет ответственность за большее количество терактов.

Как считает Дмитрий Верхотуров, эксперт центра изучения современного Афганистана, есть ожидания, что талибы могут принять активное участие в борьбе против «Исламского государства» и способствовать тому, чтобы Афганистан не стал убежищем для лидеров и боевиков ИГ, которые побегут в эту страну, в случае своего поражения в Сирии и Ираке.

В Вашингтоне же считают, что контакты России с талибами нацелены на легитимизацию «Талибана» и подрывают законную деятельность афганского правительства и усилия НАТО в регионе.

Дмитрий Верхотуров, в свою очередь, считает, что с одной стороны нелепо говорить о том, что Россия не стремится к стабилизации ситуации в Афганистане, а с другой – руководство России очень обеспокоено тем, что США имеют в Афганистане несколько крупных военно-воздушных баз, которые могут быть использованы для развертывания ядерных бомбардировщиков.

В свою очередь командующий силами США в Афганистане заявляет о необходимости увеличения американского военного контингента в этой стране с целью обучения афганских силовиков, которые продолжают вести борьбу с боевиками.

Афганистан. Иран. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 15 февраля 2017 > № 2072653


Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 14 февраля 2017 > № 2072761

Велаяти: США не рискнет начать войну с Ираном

Советник лидера Исламской революции по международным вопросам Али Акбар Велаяти заявил, что президент США Дональд Трамп не будет рисковать, чтобы запутаться в "железной плотине" Ирана, и подчеркнул, что США получит "беспрецедентное поражение", если они когда-либо захотят испытать удачу в войне с Ираном.

Расчетливый новичок Трамп никогда не будет участвовать в конфронтации с Ираном, правительство которого и нация являются "железной плотиной", - подчеркнул Велаяти, который также возглавляет Центр стратегических исследований Совета по целесообразности Ирана, в интервью агентству Tasnim, опубликованному в понедельник.

"Даже если Трамп намерен попробовать свою удачу, произойдет беспрецедентное поражение в истории США", - сказал иранский политик. По его словам, в то время как США не стали сильнее, чем в то время, когда они вторгались в Ирак и Афганистан, Иран является более мощным, чем эти страны.

"Мы никоим образом не беспокоимся относительно комментариев Трампа", -подчеркнул он, отметив, что президент США делает тщательные расчеты, несмотря на его публичную воинственную риторику.

Еще одним важным фактором, препятствующим Трампу делать то, что он хочет, по мнению Велаяти, является внутренняя ситуация в США, в том числе противодействие президенту со стороны американской судебной системы, СМИ и влиятельных политиков.

Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 14 февраля 2017 > № 2072761


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 14 февраля 2017 > № 2072760

В Иране создана новая база ВМС

Командующий ВМС Ирана контр-адмирал Хабиболла Сайяри заявил, что иранские Военно-морские силы предпринимают усилия по повышению уровня безопасности в Аденском заливе, Красном море и Баб-эль-Мандебском проливе, принимая во внимание безопасность этих регионов в качестве первоочередной задачи, сообщает Press TV.

"Сегодня наиболее важным вопросом на повестке дня Военно-морского флота [Ирана] является обеспечение безопасности в Аденском заливе, Красном море и Баб - эль-Мандебском проливе", - сказал адмирал.

Сайари отметил, что иранские Военно-морские силы до сих пор сопроводили 3850 иранских коммерческих кораблей и танкеров, а также 25 иностранных судов в Баб-эль-Мандебском проливе и Аденском заливе, где пираты региона проявляют свою активность. "Иранский Военно-морской флот в настоящее время присутствуют в Аденском заливе", - сказал он, добавив, что эсминец "Алванд" и логистическое судно "Бушер" 6 октября 2016 года были отправлены в открытое море для выполнения пятимесячной миссии.

Перед этим, в интервью агентству Tasnim, контр-адмирал Сайяри сообщил о завершении строительства новейшей военно-морской базы Ирана в прибрежной зоне Пасабандар на юго-востоке страны. "Военно-морской флот разработал планы по развитию двух военно-морских зон и трех новых военных баз в этом районе, как только было приказано форсировать его присутствие вдоль берегов Макранского побережья", - также рассказал Сайяри.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 14 февраля 2017 > № 2072760


Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 13 февраля 2017 > № 2071066

Лавров: Исключение Ирана из антитеррористической коалиции будет являться ошибкой

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что исключение Ирана из антитеррористической коалиции на основе необоснованных обвинений, было бы большой ошибкой, сообщает Tehran Times.

"Если есть подозрения, то давайте рассмотрим их. Но голословное исключение Ирана из антитеррористической коалиции не имеет смысла", - заявил он в воскресенье в интервью каналу НТВ.

США должны признать, что Иран при поддержке движения "Хезболла" также борется против террористов ИГИЛ, подчеркнул Лавров.

"Да, отношения [США] с Ираном сейчас вызывают гораздо большее беспокойство, нежели они были в период президентства Барака Обамы. Но мы ратуем за действия, основанные на здравом смысле. Если президент [Дональд] Трамп видит своим главным приоритетом на международной арене борьбу с терроризмом, то он должен признать, что в Сирии, основными силами, борющимися против ИГИЛ, кроме сирийской армии, осуществляющей свои действия при поддержке Российских Воздушно-космических сил, являются подразделения "Хезболлы", которые имеют поддержку Ирана", - уточнил Лавров.

Он сделал вывод, что США придется выбирать свои приоритеты.

Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 13 февраля 2017 > № 2071066


Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 13 февраля 2017 > № 2071056

Дойдут ли США до прямого военного конфликта с Ираном?

Владимир Прохватилов,

Президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

Испытание Ираном баллистических ракет средней дальности привело к резкому обострению отношений Исламской Республики с США. Президент Трамп сразу же заявил, что «Иран играет с огнем - они не оценили, насколько «добр» был к ним президент Обама. Он, но не я!». Отвечая на вопрос журналиста о том, исключается ли военный ответ на действия Ирана, Дональд Трамп сказал: «Ничего не исключается». Важнейший вопрос, какую позицию займут Израиль, Китай и Россия.

Советник Трампа по национальной безопасности генерал Майкл Флинн подтвердил его слова: «Вместо того чтобы быть благодарным Америке за эти соглашения (по ядерной сделке — В.П.), Иран теперь чувствует себя поощренным. Поэтому мы берем его на заметку» («on notice»).

Во время испытаний, которые состоялись 29 января, Иран запустил ракету средней дальности «Сумар», способную нести ядерную боеголовку. Ракета пролетела не более 600 км, но ее максимальная дальность действия составляет от 2 до 3 тыс км.

По данным американской разведки, 6 декабря 2016 года Тегеран провел пуск еще одной баллистической ракеты средней дальности «Шахаб-3» (Метеор-3) с дальностью 1,3 тыс. км. Причем эта ракета была создана на базе северокорейской разработки.

В ответ на испытания иранских ракет четверо конгрессменов-республиканцев подготовили и внесли новый законопроект о введении санкций против Ирана.

Законопроект предусматривает новые санкции против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и иранской авиакомпании Mahan Air, которая, по мнению конгрессменов, помогает КСИР «в распространении терроризма и воинственности». Предлагается также расширить существующие и ввести новые санкции за «вопиющие нарушения прав человека».

Предусматриваются новые санкции также против лиц, оказывающих Ирану поддержку «в области разработки баллистических ракет» и тех, кто «задействован в секторах экономики Ирана, осуществляющих прямую или косвенную поддержку программе разработки баллистических ракет».

Российский военный эксперт Илья Плеханов обратил внимание на то, что конфронтация между США и Ираном развивается практически по сценарию, разработанному Институтом Брукингса в 2009 году:

«...Любая военная операция против Ирана, вероятно, будет очень непопулярна во всем мире и потребует надлежащего международного контекста, как для обеспечения материально-технической поддержки операции, так и для сведения к минимуму ответной реакции. Лучший способ свести к минимуму международное осуждение и обеспечить максимальную поддержку (какая бы она ни была — неприязненная или скрытая) — это нанести удар только тогда, когда будет существовать широко распространенное убеждение в том, что иранцам было предложено превосходное соглашение, но они его отвергли. Это предложение должно быть настолько хорошим, что только режим, который решил приобрести ядерное оружие и приобрести его по неправильным причинам, мог бы его отвергнуть. В этих обстоятельствах, Соединенные Штаты (или Израиль) могут представить операцию как печальную необходимость, а не как ярость. По крайней мере, некоторые члены международного сообщества придут к заключению, что иранцы «сами навлекли беду на себя», отказавшись от отличного соглашения».

«Берем на заметку» Флинна широко разошлось по всем мировым СМИ», - пишет российский аналитик, - «но гораздо любопытнее здесь первая часть фразы про неблагодарность Ирана. Именно это вступление отсылает нас к забытому, но все более интересному и актуальному документу, датированному июнем 2009 года».

Институт Брукингса — один из ведущих аналитических центров Америки. Именно в этом «мыслящем танке» разрабатывались сценарии ряда цветных революций». Анализ доклада 2009 года позволяет в общих чертах представить, какими могут быть действия США и их союзников в рамках антииранской стратегии.

Так, перед атакой на Иран рекомендуется заключить сделку с Россией, используя для политического торга с руководством РФ возможность прекращения развертывания системы ПРО в Европе, а также добиться невмешательства России в войну с Ираном в обмен на признание интересов России на Кавказе, Украине и Балканах.

Китай рекомендуется нейтрализовать обещанием сократить импорт ближневосточной нефти с тем, чтобы избыток нефти арабских стран пошел в Китай. Институт Брукингса считает, что Китай реально интересуют на Ближнем Востоке только поставки нефти, и США следует оказать ему поддержку в реализации нефтегазовых проектов в обмен на невмешательство в гипотетическую войну с Ираном.

Если же эти дипломатические и экономические меры не принесут результата и Россия с Китаем не поддержат жесткие санкции против Ирана, то США следует перейти к альтернативной стратегии. Такой альтернативой являются прямые военные действия против Исламской республики, в которых на определенных условиях, как считают в институте Брукингса, мог бы участвовать Израиль.

В докладе отмечается, что Израиль будет готов нанести удар по Ирану только тогда, когда не будет опасности, что Сирия сможет вмешаться в военные действия на стороне Ирана. То есть, перед тем как атаковать Иран, необходимо тем или иным путем лишить сирийское руководство возможности принимать самостоятельные решения.

В документе говорится, что для вооруженного вторжения в Иран необходим какой-то «ужасающий повод». Таким поводом может стать, скажем, информация американской разведки о наличии у Ирана ядерных боеголовок северокорейского происхождения.

Сценарием предусмотрена также поддержка различных антиправительственных движений и вооруженных формирований и фирменная «фишка» «The Brookings Institution» - «бархатная революция» (velvet revolution). Авторы доклада считают, что смена теократического режима в Иране без вооруженного вторжения в страну возможна.

Иранская дорожная карта, разработанная в 2009 году в институте Брукингса, многовариантна, но последние события (испытания баллистических ракет Ираном и последовавший жесткий ответ США) ведут, по всей видимости, в сторону военного сценария. Собственно говоря, об этом недвусмысленно заявил сам Президент Трамп.

Сопоставление основных положений доклада американских аналитиков, написанного восемь лет назад, с последними событиями вокруг Ирана создает впечатление, что команда Трампа уже приступила к реализации рекомендаций стратегов из «The Brookings Institution».

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху на днях заявил, что «агрессия Ирана не должна остаться без ответа, и что он намерен «нажать» на Трампа, чтобы возобновить санкции против Ирана и «позаботиться о неудачной ядерной сделке».

Как поведут себя в реальной жизни фигурирующие в американских сценариях Иран, Россия, Китай и Израиль — это пока прогнозируется с большими допущениями.

******

Что касается России, то очевидно лишь, что какой-либо долгосрочной стратегии у нашей страны в наличии нет. И не только в части реагирования на изменившуюся политику США по отношении к Ирану. Необходим высокий уровень принимающего решения командного интеллекта. События последних лет показывают, что в этом плане у нас остаются проблемы. А запоздалое или неадекватное реагирование на возможное изменение конфликтной конфигурации в регионе может привести к новым репутационным и ресурсным потерям, а также к новым «ударам в спину».

Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 13 февраля 2017 > № 2071056


США. Иран > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 12 февраля 2017 > № 2072562

Иранский принц призвал Трампа проводить различие между народом и властями Ирана

Реза Пехлеви попросил президента США проявить деликатность при рассмотрении новых ограничений на иммиграцию

Сын последнего монарха Ирана призвал президента США Дональда Трампа проводить различие между иранским народом и его исламистским руководством. Обращение кронпринца Резы Пехлеви прозвучало в тот момент, когда президент рассматривает возможность введения новых ограничений на иммиграцию в США.

В эксклюзивном студийном интервью Персидской службе «Голоса Америки» Пехлеви заявил, что иранцы очень чувствительно относятся к тому, что их «смешивают» с иранским правительством, которое Вашингтон уже много лет обвиняет в поддержке глобального терроризма.

«Больше всего нас, иранцев, ранит то, что каждый раз, когда упоминается Иран, они говорят, что Иран – это терроризм. Это не Иран и не иранцы. Это – режим», – заявил Пехлеви, который возглавляет оппозиционный Иранский национальный совет за свободные выборы.

«Многие иранцы также становились жертвами режима. Вот почему я считаю, что нужно проводить четкое различие между ними, чтобы не мазать всех одной краской», – добавил он.

Иран отвергает обвинения в том, что он является государством-спонсором терроризма, утверждая, что, напротив, он является жертвой терроризма. Трамп включил Иран в число семи стран, гражданам которым временно запрещен въезд в США согласно указу от 27 января. При этом он сослался на заявления предыдущей администрации, в которых эти страны назывались источниками террористической деятельности.

Действие указа было приостановлено решением федерального суда от 3 февраля, принятом в ответ на юридические претензии критиков, считающих решение президента неконституционным запретом на иммиграцию мусульман. Администрация Трампа отвергает такую интерпретацию, указывая на то, что десятки других стран с преимущественно мусульманским населением не попали под действие указа. В пятницу Трамп сообщил журналистам, что уже в понедельник или вторник он может подписать новый указ по вопросам иммиграции, заявив, что это будет более оперативным шагом по защите безопасности страны, чем отстаивание первоначального указа в судебных инстанциях.

США. Иран > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 12 февраля 2017 > № 2072562


Иран > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070241

Беспилотный летательный аппарат, принадлежащий иранским ВМС, потерпел крушение в южном городе Джаск, причины не уточняются, сообщает агентство Ассошиэйтед Пресс.

По данным иранского агентства Tasnim, в районе крушения беспилотника был виден густой дым. Подробности инцидента не сообщаются.

В январе иранские ПВО сбили в небе над столицей страны Тегераном гражданский беспилотник неизвестного происхождения. По данным агентства IRNA, управляла беспилотником с камерой местная медиакомпания. Какому именно СМИ принадлежал аппарат, не уточняется. В декабре над столицей страны был сбит дрон иранского телеканала, снимавший молитву.

Иран > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070241


США. Афганистан. Иран. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 февраля 2017 > № 2072556 Джон Николсон

Генерал Джон Николсон: «Я удивлен, что Россия поддерживает ''Талибан''»

Командующий силами США и НАТО в Афганистане дал интервью афганской службе «Голоса Америки»

Незадолго до подведения итогов предвыборной гонки в США в ноябре прошлого года командующий силами международной коалиции в Афганистане генерал Джон Николсон заявил, что для победы над «талибами» нужно сохранить иностранное военное присутствие в стране, и «продолжить нынешнюю стратегию». Численность сегодняшнего иностранного контингента – 13 000 человек, из которых 9 800 составляют американские военнослужащие – Николсон считает недостаточной.

В интервью для Афганской службы «Голоса Америки» генерал подтвердил, что, по его информации, боевики радикального движения «Талибан» пользуются поддержкой Москвы, а Россия и Иран пытаются проводить в Афганистане согласованную политику.

- Вы публично заявили (выступая на слушаниях в сенате США), что Россия поддерживает «Талибан», движение, связанное с «Аль-Кайдой». Получается, что Россия опосредованно поддерживает терроризм?

- Да, Россия действительно поддерживает и пытается легитимизировать «Талибан». Масштабы этой поддержки сложно определить, но проблема заключается в том, что поддерживая «Талибан», они помогают группе, оправдывающей терроризм и готовящей террористов.

Мы все знаем о связях «Талибана» с «Аль-Кайдой», так что для я удивлен тем, что Россия оказывает помощь организации, связанной с терроризмом и вовлеченной в распространение наркотиков.

- Вы также заявили, что Иран поставляет оружие и «Талибану», и шиитским группировкам. Означает ли это, что Иран и Россия проводят одну и ту же политику в Афганистане?

- Я не буду обсуждать данные, полученные разведслужбами, с журналистами, но считаю, что они действительно оказывают поддержку этим группам.

- Когда вы говорите о передаче оружия боевикам «Талибана», то могли бы уточнить, о какой части Афганистана идет речь?

- Мы считаем, что это происходит в провинции Фарах. Оружие действующим там отрядам талибов поставил Иран. Мы видим, что иранское влияние распространяется на западные провинции Афганистана и даже до Герата.

- На специальную конференцию, которая пройдет в Москве в середине февраля, были приглашены представители Пакистана, Китая, Ирана и даже Индии, не считая афганскую делегацию. В то же время представителей США не пригласили. Что вы думаете об этом?

- Мы считаем, что и мирным процессом, и процессом восстановления в Афганистане должны заниматься афганцы, а не иностранные представители… Когда иностранные «игроки», включая Москву, решают провести переговоры...это обнадеживает, но это очень запоздалая инициатива, и афганцы не будут играть в этих переговорах главную роль.

- Выступая в Сенате, вы сказали, что поддерживаете идею об отправке дополнительных сил в Афганистан.

- Дополнительный воинский контингент будет выполнять функции советников. Мы завершили свою боевую миссию в конце 2014 года. Сейчас наши советники работают с высшим командованием (в Афганистане), но мы бы хотели расширить эту практику до уровня бригад. Так что дополнительные военнослужащие будут выполнять функцию советников в бригадах афганской армии по всей стране.

США. Афганистан. Иран. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 февраля 2017 > № 2072556 Джон Николсон


Иран. Россия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 11 февраля 2017 > № 2069405

Иран продолжит предоставлять свое воздушное пространство для российских истребителей, участвующих в военной операции в Сирии. "Мы поддерживаем в этом отношении тесное сотрудничество с Россией, открывая воздушное пространство Ирана", - заявил в субботу, 11 февраля, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани

В последнее время, по словам Шамхани, самолеты ВВС России, хотя и пролетали над Ираном, но не использовали авиабазу Хамадан на западе страны, указал Шамхани. По его словам, Россия имеет также принципиальное разрешение использовать этот аэродром в первую очередь для дозаправки своих бомбардировщиков.

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана уточнил, что выдача разрешения на пролет российской боевой авиации через иранское воздушное пространства для поддержки наземных операций в Сирии отличается сложной процедуры и требует экспертного изучения всех аспектов, согласования точного графика и маршрута полетов.

Тегеран и Москва участвуют в гражданской войне в Сирии на стороне президента страны Башара Асада.

Иран. Россия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 11 февраля 2017 > № 2069405


США. Евросоюз. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 10 февраля 2017 > № 2072549

Администрация Трампа заверила Федерику Могерини, что США будут соблюдать условия ядерной сделки с Ираном

Как подчеркнула глава дипломатии ЕС, крайне важно, чтобы сделка с Ираном оставалось международным соглашением

Глава европейской дипломатии Федерика Могерини заявила в пятницу, что во время встреч с представителями администрации Дональда Трампа ее заверили в том, что Соединенные Штаты намерены реализовать в полном объеме ядерную сделку с Ираном.

По словам Могерини, главной целью ее визита в Вашингтон являлось обсуждение реализации соглашения 2015-года между Ираном и пятью ведущими мировыми державами, в рамках которой с Тегерана были сняты санкции в обмен на свертывание иранской военной ядерной программы.

Как подчеркнула Могерини, крайне важно, чтобы сделка с Ираном оставалось международным соглашением. Ее визит в Вашингтон также показывает озабоченность, возникшую у других стран – в частности, России и Китая – в связи с тем, что администрация Трампа может отказаться от этого международного с оглашения.

«Я была заверена – тем, что я услышала на совещаниях – в намерении придерживаться полной реализации соглашения», - сообщила Могерина журналистам на следующий день после переговоров в Белом доме и Госдепартаменте.

Она отметила, что администрация Трампа дала понять, что еще не выбрала нового американского посла в ЕС и не приняла решения в вопросе прерванных США торговых переговоров с Европой. В рамках давней традиции, все 28 членов Европейского союза должны одобрить выбор посла США.

Федерика Могерини сообщила, что стороны также обсудили аспекты отношений с Россией, и представители администрации Трампа согласились с тем, что Москва должна выполнять условия соглашения от 2015-го года, достигнутого в Минске между Украиной, Россией, Германией и Францией. Вашингтон неоднократно обвинял Москву в нарушении Минских договоренностей, а Москва, в свою очередь, обвиняла в этом же Киев.

«Мы едины во мнении о необходимости всесторонней имплементации Минских соглашений, и что санкции в отношении России связаны с полным выполнением этих договоренностей», – подчеркнула Могерини.

Республиканцы и демократы в Конгрессе, а также союзники США выражают обеспокоенность тем, что Трамп может занять слишком примирительную позицию в отношениях с Москвой, – в том числе сняв санкции, введенные при президенте Обаме, затрагивающие энергетический, финансовый и оборонный секторы России.

Глава европейской дипломатии встретилась с советником по национальной безопасности Майклом Флинном, госсекретарем Рексом Тиллерсоном и зятем Трампа, занимающим должность его советника – Джаредом Кушнером.Глава европейской дипломатии Федерика Могерини заявила в пятницу, что во время встреч с представителями администрации Дональда Трампа ее заверили в том, что Соединенные Штаты намерены реализовать в полном объеме ядерную сделку с Ираном.

По словам Могерини, главной целью ее визита в Вашингтон являлось обсуждение реализации соглашения 2015-года между Ираном и пятью ведущими мировыми державами, в рамках которой с Тегерана были сняты санкции в обмен на свертывание иранской военной ядерной программы.

Как подчеркнула Могерини, крайне важно, чтобы сделка с Ираном оставалось международным соглашением. Ее визит в Вашингтон также показывает озабоченность, возникшую у других стран – в частности, России и Китая – в связи с тем, что администрация Трампа может отказаться от этого международного с оглашения.

«Я была заверена – тем, что я услышала на совещаниях – в намерении придерживаться полной реализации соглашения», - сообщила Могерина журналистам на следующий день после переговоров в Белом доме и Госдепартаменте.

Она отметила, что администрация Трампа дала понять, что еще не выбрала нового американского посла в ЕС и не приняла решения в вопросе прерванных США торговых переговоров с Европой. В рамках давней традиции, все 28 членов Европейского союза должны одобрить выбор посла США.

Федерика Могерини сообщила, что стороны также обсудили аспекты отношений с Россией, и представители администрации Трампа согласились с тем, что Москва должна выполнять условия соглашения от 2015-го года, достигнутого в Минске между Украиной, Россией, Германией и Францией. Вашингтон неоднократно обвинял Москву в нарушении Минских договоренностей, а Москва, в свою очередь, обвиняла в этом же Киев.

«Мы едины во мнении о необходимости всесторонней имплементации Минских соглашений, и что санкции в отношении России связаны с полным выполнением этих договоренностей», – подчеркнула Могерини.

Республиканцы и демократы в Конгрессе, а также союзники США выражают обеспокоенность тем, что Трамп может занять слишком примирительную позицию в отношениях с Москвой, – в том числе сняв санкции, введенные при президенте Обаме, затрагивающие энергетический, финансовый и оборонный секторы России.

Глава европейской дипломатии встретилась с советником по национальной безопасности Майклом Флинном, госсекретарем Рексом Тиллерсоном и зятем Трампа, занимающим должность его советника – Джаредом Кушнером.

США. Евросоюз. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 10 февраля 2017 > № 2072549


Иран > Армия, полиция > un.org, 10 февраля 2017 > № 2070329

Иран смягчил смертные приговоры шести несовершеннолетним преступникам

В ООН приветствовали решение Ирана смягчить приговоры, вынесенные шести несовершеннолетним преступникам, а также отложить казнь еще одного осужденного, совершившего преступление в подростковом возрасте.

Об этом власти Ирана просили представители ООН – Генеральный секретарь, Верховный комиссар по правам человека и Специальный докладчик. Тем не менее, по словам Руперта Колвилла из Управления по правам человека, в ООН обеспокоены судьбой еще одного заключенного – Хамида Ахмади. Ему было 17 лет в момент совершения преступления в 2008 году.

Эксперты ООН по правам человека полагают, что судебный процесс по делу Хамида Ахмади проводился без должного соблюдения процессуальных норм и без необходимых судебных гарантий.

Согласно сведениям, которыми располагает Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, в 2009 году, когда был вынесен смертный приговор, Хамиду Ахмадиему было 17 лет. Его признали виновным в убийстве молодого человека. Это трагическое событие произошло во время драки между пятью подростками.

Судьи в этом деле полагались на признание вины, которое, согласно сообщениям, было получено под пытками. К Хамиду Ахмади не допускали ни адвоката, ни его семью.

Казнь Ахмеда Ахмади путем повешения переносилась уже несколько раз. В первых двух случаях она была отменена в последнюю минуту. Последний раз исполнение приговора было перенесено с 4 февраля на 11 февраля 2017 года. Сегодня поступили сообщения, что в эту субботу Хамида не будут казнить. Его казнь отложена еще на 10 дней.

В ООН призывают Иран не приводить в исполнение смертные приговоры в отношении лиц, преступивших закон в несовершеннолетнем возрасте.

Иран > Армия, полиция > un.org, 10 февраля 2017 > № 2070329


Иран. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > iran.ru, 10 февраля 2017 > № 2068341

Россия твердо поддерживает Иран относительно ядерного соглашения

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков подчеркнул твердую поддержку Россией ядерной сделки с Ираном, заключенной в 2015 году, и заявил, что Москва не согласна с попытками Вашингтона ослабить международное соглашение, сообщает Fars News.

"Мы уже несколько раз слышали от Трампа и новой американской администрации, что Совместный комплексный план действий (JCPOA) не является хорошим документом, но мы совершенно не согласны с администрацией США в связи с этим", - сказал Рябков.

"JCPOA регулировался на основе точных и сбалансированных механизмов, а потому создание новых препятствий, особенно новых санкций и банковских препятствий, не принимается Россией и другими сторонами", - добавил он.

Кроме того, иранский замминистра иностранных дел по правовым и международным делам Сейед Аббас Аракчи, который отправился в Москву, чтобы встретиться с Рябковым и другими российскими официальными лицами, подчеркнул сильную поддержку со стороны России относительно JCPOA.

Рябков также отметил, что JCPOA является важным стабилизирующим элементом международных отношений. "JCPOA является главной проблемой нашей встречи и является важным элементом стабилизации международных отношений",- сказал Рябков перед встречей с Аракчи в Москве. "Но мы также рассматриваем эту встречу, как возможность для активизации двустороннего диалога и отношений», - продолжил замминистра иностранных дел России.

Россия придает "большое значение развитию позитивных и конструктивных отношений с Ираном", - сказал высокопоставленный дипломат. "Это незаменимый элемент нашей внешней политики и политики безопасности, и мы подчеркиваем важность наших отношений», - добавил он.

По словам Аракчи, Тегеран придает большое значение двусторонним отношениям с Россией. "Мы также будем обсуждать региональные и глобальные проблемы, а также двусторонние связи", - отметил он. "Наш диалог продвигается, и мы будем рады развивать его дальше", - заключил он.

Иран. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > iran.ru, 10 февраля 2017 > № 2068341


Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 10 февраля 2017 > № 2068340

В Белом доме рассматривают вопрос об объявлении КСИР Ирана террористической организацией

Администрация президента США Дональда Трампа рассматривает предложение о том, чтобы объявить Корпус стражей Исламской революции (КСИР) Ирана террористической организацией, сообщает агентство Рейтер.

Американские чиновники, знакомые с вопросом говорят, что это может стать добавлением к мерам, которые Соединенные Штаты уже ввели в отношении физических и юридических лиц, связанных с КСИР.

В дополнение к регулярной армии, Иран имеет подразделения КСИР, на которые, в соответствии с иранской конституцией, возлагается ответственность за защиту Исламской революции 1979 года.

США уже занесли в черный список ряд организаций и людей по подозрению в принадлежности к КСИР. В 2007 году Министерство финансов США уже объявило элитное подразделение КСИР «Кудс», ответственное за операции за рубежом, поддерживающим терроризм.

Отвергая обвинения, Иран заявляет, что его силы в Сирии и Ираке, оказывают консультативную помощь странам в соответствии с официальными запросами Дамаска и Багдада в их борьбе с ИГИЛ.

Иран находится в таком положении, что он видит Соединенные Штаты в качестве "бумажного тигра", - заявил командующий КСИР Мохаммад Али Джафари в среду. "Америка должна забыть о своей позиции в качестве полупродукта супердержавы", - добавил он.

Объявление КСИР в качестве террористической организации, потенциально может иметь еще более широкие осложнения, что наиболее важно в отношении ядерной сделки 2015 года, заключенной между Ираном и мировыми державами.

Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 10 февраля 2017 > № 2068340


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > fondsk.ru, 8 февраля 2017 > № 2067094

Политика США на Ближнем Востоке: возвращение на круги своя

Александр КУЗНЕЦОВ

Вашингтон продолжает усиливать давление на Иран

Последние две недели были отмечены резким усилением американского внешнеполитического давления на Иран, свидетельствующим о том, что в повестке дня новой администрации США - возвращение к политике конфронтации с Ираном.

Первым сигналом стали антииммиграционные меры, введенные Вашингтоном. 27 января президент США Дональд Трамп подписал указ, вводящий 90-дневный запрет на въезд в Соединённые Штаты беженцев с тем, чтобы «не допустить в страну радикальных исламских террористов». В чёрный список попали семь стран – Иран, Ирак, Сирия, Йемен, Ливия, Судан и Сомали. Теперь в США не смогут въехать даже те граждане этих государств, которые имеют постоянный вид на жительство в США (green card).

Обращает на себя внимание, что в дискриминационный список не попали монархии Персидского залива. 30 января состоялись важные телефонные разговоры короля Саудовской Аравии Сальмана бин Абдель Азиза с президентом США Трампом и нового шефа Пентагона генерала Джеймса Мэттиса с министром обороны КСА наследником наследника престола Саудовской Аравии принцем Мухаммедом бин Сальманом. Д. Трамп предложил саудовскому королю создать зоны безопасности для беженцев в Сирии и в Йемене (?!), хотя к гуманитарной катастрофе в Йемене привели именно саудовские бомбардировки этой страны. При этом в США действует закон JASTA (Justice Against Sponsors of Terrorism Act) – «Правосудие в отношении спонсоров терроризма», одобренный конгрессом в сентябре прошлого года и острием своим направленный против Саудовской Аравии.

В Иране антииммиграционный указ Трампа вызвал крайне негативную реакцию. Новую американскую инициативу осудил президент ИРИ Хасан Роухани. «Сегодня не время возводить стены между нациями. Американцы забыли, что Берлинская стена рухнула более двадцати лет назад», - заявил Роухани. Министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф написал 29 декабря в своём «Твиттере»: «Запрет на въезд мусульман будет отмечен в истории как большой подарок экстремистам и тем, кто их поддерживает… Запрет на въезд мусульман показывает неосновательность заявлений США о дружбе с иранским народом и о том, что все проблемы у американцев - лишь с нашим правительством». Али Акбар Велаяти, влиятельный советник по внешней политике верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи, подчеркнул: «Гордостью иранцев является то, что они не нуждаются в одобрении своей политики со стороны Трампа. Несомненно, эти меры нанесут в будущем ущерб Соединённым Штатам». Спикер иранского парламента Али Лариджани, также осудивший указ Трампа, заметил, что американское правительство «боится даже собственной тени». А консервативная газета «Кейхан», сделав вывод внутриполитического свойства, написала: «Сложившаяся сегодня ситуация является результатом слабости, проявленной в своё время нашей переговорной командой, и результатом доверия наших переговорщиков к лживым обещаниям Соединённых Штатов».

Ещё одним шагом начатой Вашингтоном антииранской кампании стало обвинение Ирана в «колонизации» соседнего Ирака. Европейские СМИ выделили запись Трампа в «Твиттере» о том, что Иран занят «поглощением Ирака» и «распространяет свое влияние в стране, на которую США потратили 3 миллиарда долларов». О том, какие колоссальные беды принесла Ираку американская оккупация, одни только прямые человеческие потери от которой составили полтора миллиона человек, президент США, разумеется, не вспомнил.

4 февраля Госдепартамент США объявил о введении санкций против ряда иранских компаний и физических лиц, связанных с иранской ракетной программой. Согласно документам, опубликованным на сайте американского министерства финансов, Вашингтон добавил в санкционные списки по Ирану 13 человек, включая иностранных граждан, и 12 организаций. Ограничения вводятся против тех, кто причастен к программе разработки Тегераном баллистических ракет или же каким-либо образом оказывает поддержку Корпусу стражей исламской революции. В частности, в санкционный список включена одна из крупнейших иранских компаний гражданской авиации Mahan Air, которая, по мнению американских официальных лиц, «помогает Корпусу в распространении терроризма и воинственности».

Два слова по поводу ракетной программы Ирана. Она началась не сейчас, а в далёкие 80-е годы, во время ирано-иракской войны. В связи с международными санкциями против ИРИ Тегеран был лишён возможности закупать современные боевые самолеты, а ВВС Саддама Хусейна безнаказанно бомбили иранские города. Использование боевых ракет стало альтернативой боевой авиации. Первые военные ракеты иранские конструкторы и инженеры создавали с помощью специалистов из Китая и КНДР. К слову, иранская авиация и сейчас едва ли не худшая в регионе; её основу составляют американские военные самолёты 40-летней давности.

Курс на обострение отношений с Ираном, избранный новой администрацией США, сопровождается обновлением стратегического партнёрства с Израилем и Саудовской Аравией - основными антагонистами Ирана в регионе. Первые телефонные контакты с лидерами ближневосточных государств состоялись у Дональда Трампа с саудовским королём Сальманом бин Абдель Азизом, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сисси. А первым ближневосточным лидером, прибывшим в Вашингтон после вступления Трампа в должность, стал король Иордании Абдалла, который ещё в 2004 году заговорил об опасности образования «шиитского полумесяца» под эгидой Ирана. По мнению видного арабского журналиста Абдельбари Атвана, ближневосточная стратегия новой американской администрации состоит в образовании противостоящей Ирану коалиции суннитских государств в составе монархий Персидского залива, Египта и Иордании.

Таким образом, американская политика на Ближнем Востоке возвращается на круги своя, к образцам 2010-2013 годов, когда в СМИ всерьёз обсуждалась возможность бомбардировок иранских военных объектов.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > fondsk.ru, 8 февраля 2017 > № 2067094


Иран. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066035

Трамп пытается восстановить потенциал сдерживания

Эфраим Кам, Israel Hayom, Израиль

Президент США Дональд Трамп в ответ на ракетные испытания в Иране предупредил, что не отказывается ни от каких возможных средств. Это заявление, по крайней мере, теоретически, возвращает на повестку дня вероятную военную операцию США против Ирана. Хотя Трамп выступил с предупреждением по поводу ракетной программы Ирана, предыдущие американские администрации в таком же тоне говорили о ядерной программе и о возможности получения Тегераном ядерного оружия.

Во время пребывания Барака Обамы в Белом доме изменилось отношение США к военной операции. Пока на переговорах по ядерной программы не было прогресса, администрация утверждала, что не отказывается от этого варианта. Американцы говорили, что «все возможности остаются на столе». Израиль придерживался такого же подхода. Только США и Израиль делали похожие предупреждения в адрес Ирана, тогда как прочие страны опасались последствий.

Но и в период, предшествовавший подписанию соглашения, израильская позиция отличалась от американской. Американцы утверждали, что, хотя применение силы возможно, но условий для этого пока нет. Во-первых, такой шаг не остановит иранскую ядерную программу, а только отсрочит ее на несколько лет. Во-вторых, Иран ответит ударами по американским объектам и по союзникам США, а это приведет к общему хаосу на Ближнем Востоке. Наконец, военная операция ускорит иранскую ядерную программу и даст Тегерану повод обзавестись атомной бомбой. По этим соображениям американская администрация возражала и против израильского удара по Ирану, опасаясь, что США будут втянуты в это. Израиль, со своей стороны, не возражал против военной операции и критиковал правительство США за то, что оно своими заявлениями о неподходящем для действий времени подрывает эффект угрозы применения силы.

Перед подписанием соглашения американская администрация воздерживалась от упоминаний применения силы, опасаясь, что это может повредить атмосфере переговоров. По мере выработки соглашения и, особенно, после его подписания США говорили, что военная операция неэффективна, и предупреждали Израиль воздержаться от таких действий. Лишь недолгое время представители американской системы безопасности говорили, что соглашение оправдает применение военной силы в случае нарушения договоренностей.

Администрация Барака Обамы отказалась от применения силы, и это привело к тому, что Иран перестал считаться с США, будучи в уверенности, что, пока соглашение действует, Америка не нападет. Соглашение также ослабило эффект угрозы применения силы Израилем, так как всем ясно, что Израиль не сможет атаковать, пока соглашение остается в силе, чтобы не разорвать договоренности между Тегераном, США и Европой. В такой ситуации Иерусалим рисковал остаться с Тегераном один на один, без поддержки Вашингтона.

Заявления Трампа о том, что он не будет «столь же добр» с Ираном, как его предшественник, а также о том, что все средства могут быть использованы, были призваны в первую очередь восстановить значительно ослабший американский потенциал сдерживания в отношении Ирана. Вряд ли Трамп скоро прикажет атаковать, и на это есть несколько причин. Во-первых, Иран пока не нарушил соглашение, во-вторых, другие участники соглашения против нападения, в-третьих, пока не отменены ограничения против иранской ядерной программы, у соглашения больше преимуществ, чем недостатков.

Но правила игры изменились, и Тегеран не знает, какие у Трампа планы в отношении Ирана. Иранское руководство должно вести себя осторожно и понимать, что, пока в Белом доме находится непредсказуемый лидер, вероятность американского удара по ядерным объектам и, возможно, по ракетным базам, в случае нарушения условий соглашения резко возрастает. Не исключено, что Трамп, в отличие от предшественника, не станет возражать против израильской операции, чтобы усилить потенциал сдерживания.

Доктор Эфраим Кам — старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности.

Иран. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066035


Иран. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066032

Если Америка ударит по Ирану

Мустафа Кайя (Mustafa Kaya), Milli Gazete, Турция

Среди причин начала Первой мировой войны на первое место, как правило, ставят убийство наследника австро-венгерского престола сербским националистом. Тем не менее само по себе это покушение не является причиной войны. Это происшествие привело в действие бомбу, которая давно была готова взорваться. Иными словами, нужен был повод для начала войны. И сербский террорист его обеспечил.

Сегодня мы столкнулись с тем же риском. Мины, которые могут сдетонировать в любой момент, заложены повсюду. Войны чужими руками, которые ведутся посредством террористических организаций, объемы бюджетных средств, выделяемых на вооружение, давление, создаваемое сокращением национальных экономик, попытки занять выгодные позиции в глобальном масштабе — иными словами, человечество идет в неизвестность. Нас в любой момент может разбудить неожиданная новость. Мы не можем отделаться от мысли: а Трамп тоже, как сербский националист, держит в руках пробку от баллона с этим взрывоопасным газом? Интересно, а то, что Трамп принял решение о санкциях против Ирана, утверждая, что испытания баллистической ракеты — угроза и для региона, и для США, можно понимать как начало этого процесса?

Говоря об угрозе этих испытаний для региона, он, конечно, не имел в виду необходимость защитить Турцию, союзника США по НАТО. Кроме того, слова Трампа «Иран играет с огнем. Они не ценят, насколько "добрым" был к ним президент Обама. Но я не такой (добрый)!» совсем не кажутся случайно вырвавшимися. Когда Трамп, который считает ядерное соглашение с Ираном глупым и настаивает на его отмене, говорит, что рассматривает все альтернативы, включая военную, это не нужно принимать всерьез?

К тому же сегодня все согласны с тем, что арабская весна — это реальное воплощение проекта «Большой Ближний Восток» и последняя стадия этого плана. С давних пор известно, что после Ирака цель — Сирия, впоследствии Иран и, наконец, Турция. После ошибок Турции в Сирии Иран и Турция поменялись местами в этом списке, и тогда стали возникать всевозможные угрозы в адрес Турции. Например, когда отношения США и Партии «Демократический союз» (PYD) были названы «союзническими», это на самом деле был сигнал Турции.

Хорошо, но способен ли Трамп пойти на такую авантюру, как нападение на Иран? Возможно. Впечатление, которое он пока производит, усиливает эту вероятность. Но кто-то должен шепнуть Трампу на ухо, что Иран не будет похож на Ирак. Как внутренние динамики Ирана, так и его близкие политические и торговые отношения с Россией и Китаем способны вывести эту агрессию за пределы локального конфликта.

Кто в регионе, помимо Ирана, больше всего пострадает в этой ситуации? Бесспорно, Турция. А можем ли мы препятствовать этому нападению? По крайней мере, у нас есть такая сила. По сути, до настоящего момента делалось все, чтобы Иран и Турция столкнулись лбами. Но общество было подготовлено к тому, чтобы не реагировать на провокации. Предпринималась попытка снова форсировать конфликтогенные зоны и создать впечатление, что конфессиональные противоречия снова проявились. Вчера предлогом было оружие массового уничтожения, которого у Саддама (Saddam) не было. Сегодня в качестве основания указывают на баллистические ракеты Ирана. Больше всего расистский империализм боится того, что исламские страны сами твердо встанут на ноги, разработают свои оборонительные средства и, объединив усилия, станут отдельным центром силы.

Мы всегда говорили: Ирак был для нас «желтым буйволом» из известной притчи. Мы также опрометчиво полагали, что, отдав его на растерзание «львам», мы обретем покой, и нас больше не тронут. Однако Ирак был только первой жертвой, но далеко не последней. Йемен, Ливия, Сирия, Египет — все они глубоко погрузились в свои проблемы. Когда по итогам заседания нашего Совета национальной безопасности говорится: «Против асимметричных атак, с которыми сталкивается наша страна, будут приняты всевозможные меры как внутри страны, так и за рубежом», — это наглядно демонстрирует масштабы опасности. По этому заявлению понятно, что Сирия и Ирак были главными темами этого недавнего заседания. Если к этой цепочке добавится Иран, это будет означать, что отныне наш регион и Турция вступили на путь, свернуть с которого уже невозможно. Сейчас время дипломатической атаки, несмотря ни на что! Время, когда страны региона должны взаимодействовать на самых разных площадках. Время, когда мы все вместе должны сказать «стоп» очередным попыткам начать новую войну и превратить наш регион в огненный шар.

Иран. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066032


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 8 февраля 2017 > № 2066017

Иранский генерал заявил, что Иран имеет баллистические ракеты, не имеющие аналогов в мире

Заместитель командующего Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Ирана бригадный генерал Хоссейн Салями заявил, что Иран имеет в своем распоряжении высокоточные баллистические ракеты, которые могут быть нацелены на военные корабли и другие суда, находящиеся в движении, сообщает Fars News.

"Достижение технологии для создания таких ракет является удивительным явлением (для Ирана), и мы не имеем никакой информации, показывающей, что США или Россия, в состоянии производить баллистические ракеты, которые могут обнаружить и выделить мобильные корабли в море со стопроцентной точностью", - сказал генерал Салями, выступая на форуме в Тегеране во вторник.

Он также описал американские военные корабли, как куски "металлолома", добавив, что американские военные чиновники сами признали этот факт.

Его комментарии прозвучали после того, как командующий аэрокосмическими силами КСИР бригадный генерал Амир Али Гаджизаде заявил, что страна увеличила число своих баллистических ракет, при одновременном повышении их точности и проникающей способности.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 8 февраля 2017 > № 2066017


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 7 февраля 2017 > № 2064512

В Иране представлены 5 новых видов вооружений

Министерство обороны Ирана в понедельник представило пять новых видов продукции военного назначения, в том числе управляемые ракеты и штурмовые орудия, производство которых официально началось на сборочных конвейерах, сообщает Tasnim News.

На церемонии, состоявшейся в Тегеране в понедельник, министр обороны Ирана бригадный генерал Хоссейн Дехкан открыл производственную линию отечественного вооружения.

Оружие, разработанное и изготовленное иранскими специалистами, включает управляемые ракеты "Fajr-5", ПЗРК "Misaq-3", 40-мм гранатомет и передовые боеприпасы, винтовку "Masaf" калибром 5,56 × 45 мм, а также пистолет.

Выступая перед журналистами на мероприятии, министр обороны Дехкан заявил, что новое оружие значительно увеличит возможности Вооруженных сил в индивидуальных поединках и в воздушной оборонной сфере.

Относительно самодостаточности страны в области производства вооружений, министр отметил, что общий объем продукции военного назначения Министерства обороны вырос на 69 процентов, за последние три года.

Иранские вооруженные силы в последние годы дали понять, что иранская оборонная доктрина целиком основана на сдерживании.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 7 февраля 2017 > № 2064512


Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 7 февраля 2017 > № 2064509

Делегация Комитета по обороне и безопасности СФ России посетит Иран в марте

Делегация Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации России, верхней палаты российского законодательного органа, посетит Иран в следующем месяце, чтобы обсудить продажу оружия, а также мирное урегулирование войны в Сирии, сообщает информагентство ISNA.

1 марта представители Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации России начнут свой шестидневный визит в Иран, чтобы обсудить вопрос о предоставлении оружия Тегерану, а также ситуации в Сирии, заявил председатель Комитета Виктор Озеров.

Визит произойдет через несколько месяцев после реализации контракта на поставку российских систем ПВО С-300 Ирану, соглашения, которое, по мнению Ирана, заложило прочную основу для развития новых направлений сотрудничества в области поставок вооружений.

Иранский политолог Шоеиб Бахман сохраняет оптимизм по поводу будущего российско-иранского военного сотрудничества. "В настоящее время, обе страны готовы расширять сотрудничество в этой области, и Иран готов к покупке других видов оружия [из России] для своего военно-морского флота и военно-воздушных сил. Военно-техническое сотрудничество между Тегераном и Москвой не ограничивается только поставками ракетной системы С-300", - сказал Бахман.

Он напомнил, что за последние два месяца, обе страны провели переговоры, чтобы обсудить поставку российских истребителей и легкого вооружения в Иран.

Тема, как ожидается, будет обсуждаться в ходе предстоящей межпарламентской встречи в Иране, по словам Бахмана.

Он также выразил надежду на то, что обе страны будут продолжать сотрудничать, и что российские специалисты могли бы обучать иранских военных, а также технических специалистов, особенно с учетом того, что Россия планирует обеспечить военную технику для иранских ВВС и ВМС.

В этом ключе, Бахман сказал, что необходимо оказать "кадровую поддержку иранским специалистам в процессе интеграции российских вооружений и передачи их технологий".

"Кроме того, в последние несколько лет, наблюдается усиление военного сотрудничества между Ираном и Россией по Сирии", - добавил он, имея в виду также антитеррористические учения между двумя странами.

"Таким образом, уровень военного сотрудничества между Ираном и Россией не ограничивается соглашениями о поставках оружия", - заключил Бахман.

Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 7 февраля 2017 > № 2064509


США. Иран. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 февраля 2017 > № 2072663

97 компаний, 2 штата и 2 экс-госсекретаря против иммиграционного указа

По мнению президента Трампа, судья Ротбарт открывает страну потенциальным террористам

Около ста компаний, два штата и два бывших госсекретаря опротестовали в апелляционном суде девятого округа Сан-Франциско указ президента Трампа о временном запрете на иммиграцию в США из семи стран с мусульманским большинством.

В понедельник несколько влиятельных представителей Демократической партии, в том числе бывшие госсекретари Джон Керри и Мадлен Олбрайт, призвали суд продлить приостановку действия указа, который, по их словам, «недостаточно проработан, плохо внедрен, и не обоснован».

К инициативе присоединились 97 компаний, включая гигантов Силиконовой долины Apple, Facebook, Google, Microsoft и Twitter, подав в суд девятого округа юридическое обоснование в поддержку приостановки действия указа.

В конце прошлом недели окружной судья Джеймс Робарт из штата Вашингтон временно заблокировал президентский указ Трампа, временно запрещающий впускать в страну жителей семи стран: Ирака, Ирана, Ливии, Сирии, Сомали, Судана и Йемена. А в воскресенье апелляционный суд девятого округа в Сан-Франциско отклонил запрос администрации о восстановлении запрета.

Апелляционный суд дал правительству и тем, кто оспаривает запрет, время до понедельника, чтобы представить дополнительные аргументы. Таким образом, любая из заинтересованных сторон может подать юридическое обоснование по данному делу в апелляционный суд, юрисдикция которого распространяется на западные штаты США, до вечера понедельника.

Ожидается, что коллегия из трех судей окружного суда вынесет решение вскоре после истечения срока подачи дополнительных документов в качестве юридического обоснования (напомним, что истекает он в понедельник вечером), после чего дело будет направлено на рассмотрение Верховного суда.

Трамп возлагает ответственность на судью

В воскресенье президент США Дональд Трамп заявил, что в случае, если «что-нибудь случится», виноватым следует считать судью, который заблокировал его указ о запрете на въезд в страну для граждан семи преимущественно мусульманских стран.

В одном из твитов в воскресенье президент написал: «Просто не могу поверить, что судья подвергнет нашу страну такому риску».

«К чему идет наша страна, если судья может отменить запрет на въезд, введенный Министерством внутренней безопасности, и кто угодно, в том числе люди с плохими намерениями, может въехать в США», – написал Трамп в «Твиттере».

В своих воскресных твитах Трамп рассказал, что поручил Министерству внутренней безопасности «очень тщательно» проверять всех, кто въезжает в США, добавив, что суды «очень осложнили» эту работу. Он также в очередной раз высказал критику напрямую в адрес Робарта: «Судья открывает нашу страну для потенциальных террористов и людей, которые не желают нам лучшего. Плохие люди очень довольны!»

В апелляции Минюста говорится, что решение судьи «пересматривает суждение президента в вопросе национальной безопасности» и вредит обществу, блокируя исполнение президентского указа.

Вице-президент США Майк Пенс поддержал критические замечания президента Дональда Трампа в адрес федерального судьи Робарта, заявив, что что Трамп выразил свое мнение в «уникальной» манере, и что американцы считают это оригинальным и понимают точку зрения президента.

«Постановление судьи по этому делу, которое касается американской внешней политики и национальной безопасности, очень расстроило президента», – добавил он.

Однако лидер сенатского большинства Митч Макконнелл в интервью CNN рекомендовал не адресовать критику конкретному судье. Он добавил: «Мы все хотим предотвратить проникновение террористов на территорию США, но мы не можем перекрывать въезд в страну. Мы, разумеется, не хотим, чтобы наши союзники-мусульмане, сражавшиеся вместе с нами в других странах, лишились возможности приезжать в США. Необходимо проявлять осторожность в этом вопросе».

В воскресенье лидер демократического меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси заявила в интервью NBC, что готова начать работу над законопроектом о временной приостановке «при условии, что мы действуем в соответствии с Конституцией».

«Мы должны всегда следить за тем, как работают наши процедуры проверки, но это не значит, что мы должны вводить неконституционный и аморальный запрет на въезд в страну для мусульман», – сказала она.

Служба таможенного и пограничного контроля США приняла меры после решения судьи и стала пускать в страну обладателей действительных виз.

В субботу утром ряд крупных авиакомпаний, в том числе Air France, British Airways и Emirates начали допускать пассажиров из семи стран, упомянутых в президентском указе, на самолеты, вылетающие в США.

Однако, по словам беженца из Сомали, около 140 беженцев, расселению которых в США помешал указ Трампа, были отправлены обратно в лагерь беженцев. Когда они смогут его покинуть, неясно.

Ожидалось, что группу примут в США на этой неделе, однако в субботу беженцев выслали из центра Международной организации по миграции в Найроби обратно в лагерь беженцев Дадааб на востоке Кении.

США. Иран. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 февраля 2017 > № 2072663


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 6 февраля 2017 > № 2071286

Переговоры без мира

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Конференция по Сирии, от которой многие ожидали прорыва в мирном урегулировании, фактически завершилась ничем. Диалог свёлся к взаимным обвинениям, согласия нет даже среди так называемых гарантов перемирия. Но другой исход был и невозможен: слишком разные цели преследуют участники конфликта, а с интересами сирийского народа они совпадают далеко не всегда.

Разноголосый диалог

Больше месяца тема будущей встречи в Астане не покидала первые страницы ведущих изданий, эфир новостных и аналитических передач. О том, что в сирийском конфликте будет достигнут важный перелом, говорили как о свершившемся факте. И не только записные мастера пропаганды, научившиеся буквально нюхом улавливать едва заметные изменения внешнеполитического курса, но и чиновники высшего звена. Выступая 17 января на пресс-конференции, посвящённой итогам деятельности МИД, его глава Сергей Лавров признался в больших ожиданиях от встречи. По его словам, задачей переговоров является укрепление режима перемирия и достижение договорённостей об участии лидеров вооружённой оппозиции в политическом урегулировании кризиса. Лишь непосредственно перед мирным форумом, когда фантастичность завышенных ожиданий стала очевидной, дипломаты дали задний ход. С этим связан и невысокий статус руководителей делегаций.

Хвастаться действительно нечем. 23—24 января в казахстанской столице собралась лишь часть сторон, вовлечённых в конфликт. За рамками переговоров остались не только одиозные группировки вроде «Исламского государства» или «Джебхат ан-Нусры». Своих представителей не прислали и многие отряды так называемой умеренной оппозиции, в том числе такие крупные, как «Ахрар аш-Шам». Не было в Астане и курдов. Тем самым было удовлетворено требование Турции, сразу заявившей, что не сядет за один стол с «террористами». В свою очередь, сами власти курдской автономии накануне встречи распространили коммюнике, в котором назвали необходимым условием успешных переговоров консультации со всеми национальностями и конфессиями Сирии. Что же касается стран-гарантов (России, Турции и Ирана), то они пока не сделали шагов, «нужных сирийскому народу». «Мы не будем придерживаться каких-либо решений, которые будут результатом конференции в Астане», — подытожил документ.

Но, как оказалось, и этот, крайне урезанный, состав участников не способен прийти даже к частичному консенсусу. Оппозиция сразу обвинила правительство Сирии в нарушении перемирия. Так полевые командиры охарактеризовали действия армии по освобождению долины Вади-Барада, откуда снабжается питьевой водой Дамаск. Боевики перекрыли её, поставив столицу на грань катастрофы. Кроме того, оппозиция на все лады повторяла излюбленную мантру об уходе Башара Асада.

Правительственная делегация тоже не спешила идти на уступки. Её глава — постпред Сирии при ООН Башар Джаафари — заявил, что «умеренная оппозиция» тесно связана с экстремистами из «Джебхат ан-Нусры» и, таким образом, защищает террористов. Неудивительно, что прямых переговоров так и не получилось. Лишь на открытии конференции делегаты находились в одном зале, не обменявшись, впрочем, ни словом. Позже гостей и вовсе развели по разным помещениям. Пытаясь «сделать хорошую мину», руководитель российской делегации, спецпредставитель президента по Сирии Александр Лаврентьев заявил: «Несмотря на то, что нам не удалось обеспечить непосредственно прямых переговоров между двумя сирийскими делегациями… примечательно, что они были на открытии, смотрели друг другу в глаза». Достижение, надо сказать, весьма сомнительное!

Состав государств-гарантов тоже вызвал разногласия. Представители Дамаска обвинили Турцию (кстати, вполне обоснованно!) в поддержке террористических группировок. Ярким подтверждением этого стала позиция Анкары по итоговому заявлению. Выражая мнение оппозиции, Турция настояла на исключении из него определения Сирии как гражданского и светского государства.

Для полевых командиров «красной тряпкой» стал Иран. Боевики обвиняют Тегеран в прямой военной помощи Асаду. В этом они опираются на Анкару, которая требует вывода из Сирии всех шиитских формирований, включая «Хезболлу».

Закономерным итогом разногласий стало то, что «совместное заявление» по результатам переговоров не оказалось действительно совместным. Ни оппозиция, ни делегация Дамаска свои подписи под документом не поставили. Более того, представители боевиков не исключили возобновления полномасштабных военных действий.

Сам же итоговый документ практически слово в слово повторяет текст заявления, принятого 20 декабря в Москве, где встречались министры иностранных дел России, Ирана и Турции. В нём подтверждается приверженность трёх стран суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также говорится о создании механизма «для мониторинга полного соблюдения режима перемирия и предотвращения провокаций». Но конкретное содержание этого механизма так и не раскрыто. Все вопросы, включая проблему разграничения «умеренной оппозиции» и экстремистов, отсрочены до следующего раунда переговоров. Он должен пройти 8 февраля в Женеве, но формат встречи и состав участников до сих пор не ясен.

Карт-бланш для Анкары

Причину неудачи астанинской конференции следует искать в предшествовавших событиях. Состоявшееся летом прошлого года примирение российского и турецкого руководства отразилось на сирийском конфликте. Фактическим участником гражданской войны Анкара была с самого её начала. Турция обучала боевиков, снабжала их оружием и деньгами, предоставляла базы для развёртывания. Именно через турецко-сирийскую границу экстремистские группировки получали пополнение.

Но этого Анкаре было мало. Турция требовала создания в Сирии «бесполётных зон» — плацдармов для оппозиции, где последняя была бы в безопасности от ударов правительственных сил. Наконец, турецкие власти неоднократно грозились ввести в соседнюю страну собственные войска. Причин здесь несколько. Во-первых, Анкару беспокоит возможность создания курдского государства. Ещё на заре конфликта сирийские курды объявили о создании собственной автономии. В результате успешных боевых действий против «Исламского государства» их влияние распространилось почти на весь север страны. При этом, в отличие от Иракского Курдистана, где власть принадлежит лояльному Анкаре клану Барзани, ведущей силой сирийской автономии является Партия демократического союза, близкая к Рабочей партии Курдистана. РПК же, как известно, объявлена в Турции главной угрозой национальной безопасности.

Второй причиной являются неоосманистские притязания Анкары. В Турции открыто заявляют, что сирийский Алеппо и иракский Мосул — это «исконные турецкие территории». «Нас загнали на территорию площадью 720 тысяч квадратных километров, тогда как мы владели 20 миллионами. Нас заставили сторожить границы этого малого куска земли. Но это уже не пройдёт. Мы выйдем за границы нынешней территории, кто бы что ни говорил», — заявил Реджеп Тайип Эрдоган на заседании Совета национальной безопасности в октябре прошлого года. Но достигнуть этой цели можно только путём расчленения Сирии и Ирака. Чем, собственно, Анкара и занимается, поддерживая сирийскую оппозицию и подталкивая Иракский Курдистан к отделению от Багдада.

Новое сближение с Москвой развязало Турции руки. Анкара приостановила поддержку отрядов боевиков в восточном Алеппо, в то время как Россия дала ей карт-бланш на действия в районе Джераблуса. В конце августа прошлого года началась операция «Щит Евфрата». Турецкие вооружённые силы совместно с подконтрольными боевиками из «Сирийской свободной армии» вторглись на территорию Сирии. Формальным поводом была объявлена борьба с «Исламским государством». В действительности первая цель Турции — это недопущение объединения курдских кантонов. Вторая — свержение правительства Асада.

В российских СМИ часто можно встретить утверждение, что Турция отказалась от требования смены власти в Дамаске. Это не совсем так. Эрдоган и его окружение привычно лавируют, делая противоположные заявления. Перед встречей в Астане турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек заявил, что «вина за сирийскую трагедию полностью лежит на Асаде», но Анкара не настаивает на немедленном уходе президента. Однако уже 26 января пресс-секретарь МИД Турции Хюсейн Мюфтюоглу подчеркнул: Асаду не должно быть места в будущей политической системе Сирии.

Реальностью стали и совместные операции военно-воздушных сил России и Турции. Во второй половине января самолёты обеих стран нанесли серию ударов по позициям «Исламского государства» у города Эль-Баб, где завязла в боях турецкая армия. Мало того, курды обвиняют ВКС РФ в том, что они поддерживают авиацию Турции в ударах по их позициям в кантоне Африн.

Опасный сговор

Фактически перед нами классический раздел сфер влияния, на который решила пойти Москва. Турции при этом даётся контроль над провинцией Идлиб и районом Джераблуса, а Россия закрепляется на западе Сирии, получая базы в Латакии и Тартусе. Начавшиеся «мирные переговоры» должны были этот сговор закрепить. Помешало несогласие с этим Ирана и самого Дамаска.

Но, может, действия России оправданны? Принято говорить, что политика есть искусство возможного, однако данные шаги российской дипломатии представляются серьёзной ошибкой. Заключив союз с Турцией, Россия потакает её экспансионистским притязаниям. Нельзя забывать, что Анкара является союзником Саудовской Аравии и Катара. С Эр-Риядом у неё заключено соглашение о стратегическом сотрудничестве, затрагивающее и военную сферу. В Сирии это выражается в совместной поддержке экстремистских группировок.

Казалось бы, одно это должно было заставить задуматься кремлёвских стратегов. На деле мы видим, что Москва не только сближается с Турцией, но и допускает к «урегулированию» сирийского кризиса Саудовскую Аравию. Только под давлением Ирана Россия отказалась от приглашения в Астану делегации из Эр-Рияда.

Кстати, твёрдая позиция Тегерана привела и к тому, что на конференции не было представителей США, за исключением американского посла в Казахстане. В Иране считают, что действия Вашингтона никак не сказываются на борьбе с терроризмом и что его цель — исключительно закрепление военного присутствия в регионе. Данная точка зрения близка к истине: 26 января Дональд Трамп заявил о создании в Сирии неких «зон безопасности» «для беженцев». А поскольку этих «беженцев» (хотя речь с куда большей вероятностью идёт о боевиках) нужно будет охранять, военнослужащих США в стране может стать на порядок больше. Россия между тем не только настаивала на присутствии в Астане американской делегации, но и приступила к совместным с авиацией НАТО ударам в Сирии.

Наконец, нельзя забывать о том, что официальная Москва закрывает глаза на акты агрессии со стороны Израиля. Эта страна наносит по Сирии регулярные воздушные удары. Например, 13 января израильские ВВС разбомбили авиабазу Аль-Мезе — стратегический объект, используемый сирийской республиканской гвардией и расположенный в пяти километрах от президентского дворца в Дамаске.

Это маневрирование ставит вопрос об истинных задачах присутствия России в Сирии. Объявленная «война с терроризмом» — цель благородная, но побочная. После ухудшения отношений с Западом российскому руководству нужен был предмет торга, и Сирия идеально подошла на эту роль. Меняя конфигурации, Кремль добивается нужных для себя результатов. В этом ярко проявляется буржуазная суть политического курса современной России, в основу которого положены не национальные интересы, а выгода для влиятельных бизнес-групп.

Рано или поздно эта политика плохо кончится. Настоящие друзья от России отвернутся, а сиюминутные — нанесут удар в спину, как случалось не раз. Издержки курса уже видны на примере отношений с Ираном. Тегеран, который все эти годы являлся самым последовательным союзником Дамаска, с большим недовольством наблюдает за метаниями российской дипломатии. В отличие от Москвы, в Иране не допускают отстранения от власти Башара Асада, называя его законно избранным президентом, а также занимают жёсткую линию по отношению к вооружённым группировкам. Только категоричная позиция иранского руководства не позволила исключить Исламскую Республику из переговоров по Сирии, заменив их российско-турецким сговором.

Но вместо сближения с Тегераном Кремль выбрал другой путь. В официальных СМИ всё чаще проскальзывают обвинения Ирана в «затягивании войны в Сирии». В таких условиях будущее начатых в Астане переговоров выглядит более чем туманно. Сторон, не на словах, а на деле заинтересованных в мире, в этом конфликте слишком мало…

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 6 февраля 2017 > № 2071286


Иран. Саудовская Аравия. Сирия > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063213

Иранский дипломат: Саудовская Аравия игнорирует все переговоры по сирийскому кризису

Высокопоставленный иранский дипломат подверг критике Саудовскую Аравию за игнорирование решения проблем, путем переговоров, по поводу кризиса в Сирии и относительно двусторонних отношений с Тегераном, сообщает Fars News.

"Саудовская Аравия не верит в это (в урегулирование кризиса в Сирии путем переговоров), и это вызывает противостояние или делает ее инструментом в руках богатых стран, и поэтому они не настроены говорить серьезно (о мире) ", - заявил руководитель сектора МИД Ирана по Ближнему Востоку и в Африке Мохаммад Ирани в воскресенье.

"Сокрытие от переговоров, является текущей логикой Саудовской Аравии, и она сделала выбор в пользу этого метода даже в своих двусторонних проблемах с Ираном. Иран всегда настаивает на переговорах. Многие вопросы, которые по нашему мнению, имеет решения, и они могут быть решены путем дискуссий и переговоров", - добавил он.

Иран. Саудовская Аравия. Сирия > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063213


Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063211

Иран намерен развивать военно-техническое сотрудничество с Россией

Тегеран намерен развивать военно-техническое сотрудничество с Москвой, в том числе в тех областях, которые требуют согласия Совета Безопасности ООН, заявил иранский посол в Российской Федерации Мехди Санаи, сообщает Fars News.

"Например, не существует никаких ограничений по продаже различных видов оружия в Иран, в рамках соглашения по ядерной программе. В соглашении говорится, что необходимо получить разрешение'', - заявил посол Ирана в интервью газете "Аргументы и факты".

Санаи, в интервью российскому изданию, также сказал: "Иран и Россия считают борьбу с терроризмом задачей номер один. Возможно, в этом наша позиция отличается от позиции Запада. Мы считаем, что мы обязаны объединить все наши силы для того, чтобы решить эту проблему. Западные страны в теории заявляют, что терроризм считается проблемой, но практически используют другие приоритеты. Надеюсь, что Запад сможет изменить свою позицию относительно Ближнего Востока, поскольку иного выхода не существует".

Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063211


Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063210

Россия и Иран провели новые консультации по ситуации в Сирии

Глава Высшего совета национальной безопасности Ирана обсудил последнюю ситуацию в Сирии со специальным посланником президента России Путина по Сирии Александром Лаврентьевым в Тегеране, сообщает Mehr News.

Шамхани и Лаврентьев обсудили последнюю ситуацию в Сирии и совместные усилия Ирана и России по борьбе с терроризмом в этой ближневосточной стране.

Али Шамхани сообщил участникам совещания, что большая часть задач, поставленных на встрече в Астане, была в основном выполнена. Он также подчеркнул позитивную роль Ирана и России в восстановлении стабильности в Сирии после того, как был достигнут успех и поворотный момент в освобождении Алеппо и в борьбе с терроризмом.

Он обратил внимание на то, что "политическая инициатива" предложенная Ираном, Россией и Турцией для решения сирийского кризиса, которая привела к переговорам в Астане, может служить моделью для урегулирования кровавых конфликтов на Ближнем Востоке.

"Исламская Республика Иран стремится к политическому урегулированию кризиса в Сирии и считает, что военный вариант хорош только для решения проблем с ИГИЛ, "Аль-Каидой" и другими экстремистскими террористами. До тех пор, пока эти мелкие террористы получают материально-техническую поддержку и оружие от своих региональных идеологов, политическое решение и мир будут слишком далеки от достижения в Сирии", - подчеркнул он.

Лаврентьев, со своей стороны, высоко оценил конструктивную роль Ирана в Сирии и разделил мнение о том, что совещание в Астане было весьма успешным для трех стран -организаторов встречи.

Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063210


Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063209

Трамп обвинил Иран в распространении терроризма

Иран имеет "полное пренебрежение" к Соединенным Штатам, заявил президент США Дональд Трамп, повторив свою риторику против ядерного соглашения между Тегераном и мировыми державами, сообщает Tasnim News.

Соглашение, известное, как Совместный комплексный план действий (JCPOA), является "худшей сделкой, которую я когда-либо видел на переговорах", сказал он в интервью Fox News в воскресенье.

Начиная кампанию по президентским выборам 2016 года, нью-йоркский миллиардер неоднократно отрицательно высказывался об JCPOA, давая обещания, немедленно принять меры к пересмотру этого соглашения. В интервью Fox News он отметил: "Мы уже начали это делать".

Новый президент США также повторил риторику против Ирана, продвигаемую Республиканской партией и членами его кабинета, обвинив Тегеран в поддержке терроризма. "Они повсюду посылают деньги и оружие...", - заявил он.

По мнению американского автора и радиоведущего Стивена Лендмана, антииранская риторика новой администрации является "весьма относительной", и в какой-то момент она может становиться "воинственной".

В качестве реакции на риторику против Ирана, первый вице-президент Ирана Эсхаг Джахангири заявил в субботу, что "народ и власти не придают большого значения этим замечаниям".

Согласно соглашения JCPOA, Иран ограничил развитие своей ядерной программы в об мен на отмену санкций. По данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Иран до сих пор остается привержен ядерной сделке 2015 года, заключенной между Ираном и мировыми державами.

Иран. США > Армия, полиция > iran.ru, 6 февраля 2017 > № 2063209


Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063097

Сирийский кризис: российско-турецкий вклад в урегулирование Москва — Тегеран — Анкара; от разобщенности к сотрудничеству (Часть 2, заключительная)

Ettelaat, Иран

Усилия России по сирийскому урегулированию в рамках трехстороннего диалога входят в новую стадию. После того, как попытки России отдать приоритет на переговорах по сирийскому кризису диалогу с США потерпели неудачу, кажется, что Россия начинает переориентироваться на переговоры по сирийскому урегулированию с Турцией, также одновременно привлекая к диалогу и Иран. Как кажется, в нынешних условиях российская сторона стремится достичь прогресса по урегулированию как можно скорее. И отсюда возникает вопрос — на трехстороннем переговорном процессе с участием России, Турции и Ирана, какому именно участнику российская сторона склонна отдавать приоритет? Мы постарались дать ответ на данный вопрос с помощью нашего эксперта — старшего научного сотрудника отдела российских исследований при Институте изучения Ирана и Евразии (IRAS), члена Ученого совета Института, доктора Махмуда Шури. В первой части вы могли прочесть начало и некоторые сюжеты нашей с ним беседы. В данной части предлагаем вниманию читателя завершение интервью, содержащее также ответы и на другие вопросы:

— Как Вы подчеркнули в начале нашей беседы, стороны предпринимали усилия по организации трехстороннего диалога. Затем Вы отметили, что одни лишь Россия и Турция не в состоянии будут решить сирийскую проблему в ходе двусторонних переговоров. Однако, как показывают наблюдения, Россия и Турция уже определили те цели, которых они пытаются достичь двусторонним путем. Хотя в резолюции 2336 [санкционированные Совбезом ООН российско-турецкие соглашения по Сирии, подписанные 29 декабря 2016 г. — прим. перев.] упоминается Иран, как страна, также подписавшая московскую декларацию, однако в установлении режима прекращения огня особо отмечаются заслуги российской и турецкой стороны. Эти две страны представляются как основные, кто добивался установления перемирия и последующего затем политического процесса. По Вашему мнению, не является ли это показателем того, что Москва и Анкара стараются наладить именно двусторонний диалог? Если отойти от того, что, как мы показали в анализе, Россия и Турция не могут достичь своих целей путем лишь двустороннего взаимодействия, насколько, по Вашему мнению, вероятно то, что между Россией и Турцией существует некая тайная договоренность по взаимодействию в регионе?

— По моему мнению, не имеет большого значения, наличествует ли упоминание об Иране в резолюции 2336 или нет, как и то, что сейчас многие подчеркивают наличие по факту, только российско-турецких переговоров. Как я полагаю, российско-турецкие переговоры могут иметь перспективы и в двусторонней форме. Это не создаст трудностей, если не будет совершаться за счет какой-то третей стороны. Русские могут сесть за один стол переговоров с турками и обсуждать что-либо с ними, как и приходить друг с другом к соглашению по разным проблемам. Также, как это же самое могло происходить и между Ираном и Россией. Так же, как и, возможно, между Ираном и сирийским правительством. Или же, Иран мог договариваться вообще с каким-то другим игроком. Пускай они сидят и ведут переговоры, договариваются, но когда договоренности двух сторон осуществляются за счет кого-то третьего, или начинают вредить этому третьему, вот тогда уже и наступает повод для беспокойства. И все уже становится значительно сложнее. Русские и турки конечно же, знают, что, если они договариваются о чем-либо, что не учитывает интересы Ирана или другого заинтересованного игрока, то эта договоренность может быть очень легко нарушена, и условия уже совершенно поменяются. На самом деле, здесь все стороны имеют достаточно механизмов для того, чтобы суметь расстроить игру другого участника. Поэтому, согласно здравому смыслу, если уже стороны ставят цель перевести сирийский кризис в русло урегулирования, то участвовать должны все стороны и должны быть учтены все детали, которые являются значимыми для каждой из сторон. Принимая во внимание то, что ситуация в Сирии сейчас очень хрупкая, ни у какой из сторон нет здесь превосходства, но и у каждой из сторон есть рычаги воздействия на ситуацию. По этой причине, для того, чтобы в будущем сирийская проблема получила бы решение, обязательно нужно выработать соглашение, в котором будет участвовать несколько сторон. Россия даже с Америкой не смогут сесть и только лишь вдвоем решить сирийскую проблему. И тем более, Россия не в состоянии будет решить эту проблему с одной Турцией.

— На самом деле решение сирийского кризиса не обсуждается [Россией и Турцией — прим. перев. ]. Обсуждается разделение интересов между Россией и Турцией в Сирии. Не видите ли вы нынешнее продвижение Турции в северных районах Сирии результатом договоренностей с Россией? Как известно, после того как над Сирией был сбит российский истребитель в ноябре 2015 года, Россия очень сурово предупредила Турцию о том, что ни один турецкий самолет не должен пересекать воздушное пространство Сирии. Но после того как российско-турецкие отношения недавно претерпели перезагрузку, турецкие боевые операции «Щит Евфрата» обрели зримые очертания, и на севере Турции появились турецкие боевые подразделения. По Вашему мнению, эта ситуация насколько связана с российско-турецкими договоренностями? И нельзя ли допустить в этой связи наличие у России и Турции иных соглашений, которые непременно затронут в первую очередь интересы сирийского государства, а далее, интересы других игроков, в частности, Ирана?

— Проблема северных территорий Сирии, как и тех операций, которые Турция предпринимает в северной части Сирии — для турецких вооруженных сил однозначно стратегического характера, а также, это одна из тех деталей, которые турецкая сторона намерена внести в повестку дня любых переговоров, чтобы получить здесь для себя гарантии. Турки еще с самого начала кризиса старались поднимать вопрос о создании безопасных зон на севере Сирии. Сначала они старались это осуществить при помощи США, однако после того, как это не удалось осуществить, они пытаются сделать тоже самое, но уже при помощи России. Оно естественно; сирийский кризис подошел к самым границам Турции, и это государство хочет обеспечить вблизи своих границ некую стратегическую глубину и иметь в этом регионе какое-то влияние. Турки полагают, что если этот регион будет небезопасен, то вся сосредоточенная в нем нестабильность мигом перекочует и в саму Турцию. Соответственно, это та деталь, на которой турецкая сторона делает особый акцент. И прочие стороны, будь то сирийское правительство, будь то Иран или Россия, они либо соглашаются с этим и признают это право за турками, либо же нет. И я так думаю, что если в этом праве туркам будет отказано, то тогда и переговорам не быть вообще, или же они окончатся безрезультатно. Но если, по любым причинам, или же в силу существующих чрезвычайных обстоятельств, все стороны будут больше думать о предотвращении дальнейших конфликтов, боестолкновений и кровопролития, то возможно, они согласятся на то, чтобы какой-то механизм или какой-то рычаг влияния был бы Турции предоставлен. И в данном случае, нет большой разницы, при помощи кого Турция эту сферу влияния получит, — при помощи России, или же при помощи иной страны, или добьется этого сама. Значит, эта проблема для Ирана и для России является, вероятно, проблемой второстепенного значения. Возможно, для сирийского государства эта проблема носит жизненно важный и стратегический характер, и они не будут готовы на это пойти. Но полагаю, что для русских не будет проблемой согласится на это. В любом случае, по моему мнению, Иран ради более важных целей, а именно ради предотвращения дальнейшего военного конфликта, кровопролитий и разрушений, может согласиться с неким российско-турецким соглашением, если оно касается севера Сирии, но здесь еще присутствует фактор курдов. Это вообще сама по себе отдельная проблема, и вероятно, курды тоже будут стараться изменить ход игры.

— Вы также отмечали, что и Турция может до некоторой степени признать в Сирии интересы и особое влияние России. Что это за интересы?

— Турция с самого начала сирийского кризиса была одним из тех, кто выступал против правительства Асада. Возможно, если бы Турция не была бы противником действующего сирийского правительства и не поддерживала бы лозунгов по его свержению, то и кризис не обрел бы таких форм. По сути, из-за того, что Турция стала также выступать за свержение существующего в Сирии режима, то она уже сама становится одной из причин и своего рода, основных переменных в уравнении под названием «сирийский кризис». Иными словами, это привело к тому, что сирийский конфликт из чисто внутренней проблемы превратился в проблему регионального и международного масштаба. Если турки хотят и далее продолжать в этом упорствовать, то естественно, это уже будет проблемой и для России и для Ирана. И меньше сложностей для России и Ирана будет, если они поменяют свои позиции по данной проблеме. Соответственно, если Турция подвергнет пересмотру свою прежнюю риторику, и перестанет призывать к свержению власти Асада в Сирии, то это и как раз и будет той самой гарантией, которую она как страна-участница переговоров может дать. В то же время многие группировки в Сирии все свое политическое, военное, экономическое благосостояние черпают из Турции. И естественно, что контроль над этими группировками со стороны Турции и будет определять и степень российского присутствия в Сирии. Поэтому полагаю, что турки могут обеспечивать в Сирии и российские интересы, и в дальнейшем можно будет говорить о роли Турции в обеспечении российских интересов.

— По Вашему мнению, если проделать некую «диагностику» сотрудничества России и Ирана по Сирии, то каковы сильные и слабые его стороны, что было достигнуто, или же напротив, чего ему не хватает, чтобы достигнуто было больше?

— Россия и Иран уже совершили целый ряд совместных шагов по сирийскому урегулированию, они преследовали в Сирии общие цели, и эти цели сохраняют свою актуальность и сейчас. Но как события будут развиваться после встреч в Астане, мы точно сказать не можем — сохранятся ли эти тенденции или нет. Но, по крайней мере, до сего времени, цели у Ирана и России были в Сирии общими, и стороны помогали друг другу. Это одна часть вопроса. То есть, мы проделали в Сирии ряд шагов, и вывели целый ряд проблем на передний план, и Россия также чувствовала, что эти шаги были и в ее интересах. Но и Россия предприняла в Сирии ряд шагов, которые, как расценили мы, были в нашу пользу. И нынешняя ситуация это подтверждает. Сирия Башара Асада на настоящий момент находится в своем наилучшем положении, за все время гражданского конфликта в этой стране. Благодаря военной помощи сотрудничавших друг с другом Ирана и России, а также благодаря операциям, проведенным правительственными войсками САР, удалось освободить г. Алеппо. И все это говорит о том, что военное сотрудничество, которое наладили Иран и Россия, оказалось успешным. Но это — ситуация по состоянию на данный этап, и это вовсе не означает, что таковой она останется и далее. Иными словами, новый этап выдвигает и новые требования, которым необходимо следовать. На каждом этапе [урегулирования — прим. перев] — своя особая ситуация, которая выдвигает и особые требования. По этой причине нам не следует думать, что, раз уж мы имели определенное сотрудничество с Россией, и Россия была с нами, то оно так и должно непременно быть на всем протяжении пути, до самого конца. На определенном отрезке пути мы были вместе, работали вместе, делали одно дело, шли в одну сторону, и путь у нас был общий. Но вполне возможно, что на каком-то ином отрезке путь России отойдет от того пути, по которому идет Иран. Однако же, это расхождение пути Ирана от пути России в отношении Сирии не будет столь уж велико, чтобы противопоставить нас друг другу, или, в стратегическом плане, наносить вред друг другу. Ни наш путь в будущем не несет стратегической угрозы России, так же, как и шаги России не нанесут в дальнейшем стратегической угрозы нам. Если наши пути совпадали в момент, когда мы планировали военные операции, это, конечно же, категорически не требует того, что и на фазе политического урегулирования наши пути будут строго одинаковыми. Но в любом случае, мы обладаем целым рядом возможностей и механизмов, которыми мы будем пользоваться для достижения наших целей, и Россия поступает точно также. Однако тот этап, который наступит после достижения соглашения, будет иметь и свои особые требования, и нам будет необходимо, с учетом уже этих иных требований собраться и поговорить о российско-иранских отношениях. Конечно же, проблемы двусторонних отношений Ирана и России — это отдельный разговор, и там тоже есть свои отдельные задачи.

— Несмотря на поведение России, которое временами кажется таким, что вроде бы не располагает к постоянному взаимовыгодному сотрудничеству с Ираном, по Вашему мнению, Россия все же признает и за Ираном некую роль, которую он будет выполнять в Сирии в будущем?

— Нашу роль и место в Сирии Россия не определяет. Как не определяла она его и ранее. И далее также не будет определять. Наша роль в Сирии — это не предмет уступок с чьей-то стороны, и мы не будем ходить с протянутой рукой, чтобы нам эту роль назначили. У нас есть целый ряд механизмов, акторов и возможностей, на которые мы и будем опираться в Сирии. Они существуют и будут существовать. Это уже дело других, — оценить свои возможности, которыми они располагают для определения будущего в Сирии, и далее уже решить, есть ли там, согласно этим возможностям, место для Ирана или нет. На самом деле, это уже больше их проблема. Так, нам не следует сильно беспокоиться о том, предусмотрела ли для нас Россия какую-то роль Ирану или нет. Как не следует беспокоиться и о том, предусмотрено ли в тех вероятных переговорах, которые ведут Россия с Турцией, какое-то место нам или же нет. Несомненно, если они хотят думать, что «Иран тоже может быть здесь договаривающейся стороной», то это будет, по меньшей мере, наивным. Сам здравый смысл требует того, чтобы они увидели, что в решении этой проблемы есть и участие Ирана. И если Россия не захочет это увидеть, то в отношении Ирана и России может случиться нечто подобное тому, что уже произошло между Россией и Турцией, когда турки, совершив ошибку с российским самолетом, позднее все равно были вынуждены вернуться [к переговорам с Россией — прим. перев.].

— Каким образом Иран может вызвать к себе интерес со стороны России? Мы знаем, что тот процесс сотрудничества Ирана и России, который обе стороны имели в Сирии, показал — Иран очень заинтересован в российском присутствии в Сирии. Однако же Россия на различных этапах демонстрировала, что она не так заинтересована в присутствии Ирана. Как, по Вашему мнению, следует себя вести Ирану?

— Я думаю, что нужно несколько иначе посмотреть на эту проблему. Нам следует допустить, что каждая страна, относительно сирийского кризиса, опирается на свои силы и возможности, но это еще вопрос — есть ли у другой страны эти силы и возможности. Если они есть, — прекрасно, если нет, то не следует бросать вызов нам. Поэтому, полагаю, что если думать о нашей игре в Сирии, как игре, завязанной на присутствии там России, то есть, по моему мнению, основания считать такой подход неверным. Потому что наша «сирийская карта» все равно состоялась бы именно в таком виде, даже если бы Россия там и не присутствовала, или присутствовала, но оказалась бы в противоположном лагере. И именно такая наша игра все равно продолжится. Возможно, в таком случае у нас было бы несколько больше трудностей. Однако, с приходом России, этих трудностей просто стало немного меньше. Возможно, что в иной момент этих трудностей не будет, а может быть, напротив, их станет в два раза больше. Но это все не означает, что мы нашу собственную игру в Сирии строили на основе сил и возможностей России, как не означает и того, что те сложности, которые бы там у нас появились, возникли бы из-за наличия либо отсутствия этих сил и возможностей. По моему убеждению, Иран преследует в Сирии те цели, ведет ту политику, и имеет такие мотивы, которые никак не зависят от какой-то другой страны. Любой стране, которая шла с нами одним путем, или же не шла, мы в состоянии сказать «до свидания» и далее продолжать наше собственное дело. Соответственно, на мой взгляд, если мы будем определять роль Ирана в Сирии на основе той роли, которая принадлежит там России, то такой путь нас совершенно никуда не приведет. В то же время нас постоянно заботит и беспокоит мысль, — хочет ли Россия нас продать? Или же — можно ли доверять России? Собственно, все эти вопросы — на один и тот же лад. Тогда как на самом деле, по поводу Сирии, мы должны рассматривать вопрос присутствия там России так — это была только помощь нам, а вовсе не так, что это вопрос жизненной для нас необходимости, вокруг чего мы выстраиваем и всю нашу политику.

Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063097


Иран. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 6 февраля 2017 > № 2062307

Иранский вопрос: новая угроза отношениям России и США

В отношениях Москвы и новой администрации Трампа возникла первая острая точка. Президент США назвал Иран «террористическим государством номер один». В Кремле с такой оценкой не согласились

Москва и Вашингтон заочно поспорили об Иране. Дональд Трамп в интервью каналу Fox News заявил, что Иран является «террористическим государством номер один» и «не уважает США». С такой же риторикой выступил и глава Пентагона Джеймс Мэттис, который назвал Иран одним из главных спонсоров терроризма.

The Wall Street Journal со ссылкой на источники и вовсе написала, что администрация Трампа рассматривает варианты, как «вбить клин» между Россией и Ираном.

В Москве отреагировали моментально. Замглавы МИД Сергей Рябков назвал публикацию «голословной спекуляцией». В Кремле заявили, что не согласны с оценкой, которую Трамп дал Ирану, и подчеркнули, что Москва дорожит партнерскими отношениями с этой страной.

Трамп никогда и не скрывал своего отношения к Ирану, но к чему это может привести? Комментирует председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, политолог Федор Лукьянов:

«Трамп давно и последовательно занимал и занимает ярко выраженную антииранскую позицию. Его позиция по Ирану, думаю, прежде всего определяется тем, что Трамп — один из наиболее произраильски настроенных президентов за последнее время, его взгляд на Иран во многом идентичен взгляду Израиля, а взгляд Израиля крайне негативный. Я думаю, что попытки «вбить клин» будут, но, надеюсь, сделать это не удастся. России ни в коем случае не надо производить впечатление, что она рассматривает крупные важные страны — Иран, Китай, Индию и прочие незападные государства — не как самоценных партнеров, а как инструмент в своем торге с Западом. Это очень не хороший имидж. Если мы начнем подыгрывать Трампу в этом, это только укрепит и подорвет наши позиции в отношениях с очень многими странами надолго вперед, это будет репутация ненадежного партнера. Это не означает, что мы Ирану чем-то по гроб жизни обязаны и должны всячески подстраиваться под него. И Ирану надо дать понять, что у нас тоже разные интересы, как у него разные интересы, он совершенно откровенно играет на разных площадках. Но идти на какие-то хитрости с Трампом и создавать впечатление, что мы отползаем для него от Ирана, ни в коем случае нельзя».

Речи об отмене ядерной сделки, похоже, не идет. По крайней мере, спикер палаты представителей Конгресса США Пол Райан заявил, что считает более разумным тщательно выполнять условия сделки, чем отменять ее. Сразу после инаугурации Трампа аналогичную позицию публично озвучил глава Пентагона Джеймс Мэттис, назвав отмену ядерной сделки «неразумным шагом». Но как дальше поведет себя Трамп в отношении Ирана?

Алексей Арбатов

руководитель центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН

«Президент Трамп будет по-другому вести внешнюю политику, нежели президент Обама. Президент Обама пытался изо всех сил наладить отношения со странами, которые раньше были противниками США, начиная с Ирана и кончая Арабским Востоком, и с Китаем, и с Кубой, и с рядом других стран, поэтому он не мог требовать от России, чтобы она в угоду США заморозила или корректировала свои отношения с теми же самыми странами. Президент Трамп — другой человек, он не опытный во внешней политике, он подходит по-простому. Если он решил давить на Иран, ужесточать политику в отношении Китая и Северной Кореи, Кубы, то он потребует от России поддержать США в обмен на улучшение отношений между США и Россией, снятие санкций в перспективе, экономическое сотрудничество, совместную борьбу с терроризмом. Это будет совершенно другой стиль политики, жесткий, который в том числе будет применять и экономические санкции, и военную силу, и блокаду. От России так по-простому, как это принято вне дипломатических кругов, Трамп будет требовать поддержки. Если эта поддержка не будет оказана, он очень быстро отойдет от своих заявлений о том, что он поладит с Путиным и будет сотрудничать с Россией. Россия переместится из списка партнеров и союзников в список противников».

Ранее США расширили санкции против Ирана, после того как Тегеран провел испытания баллистической ракеты средней дальности. За развитием отношений между США и Ираном напряженно следят рынки: нефть на этом фоне в моменте подорожала.

Иран. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 6 февраля 2017 > № 2062307


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062173

Израильский общественный деятель Яков Кедми дал высокую оценку Астанинскому процессу по урегулированию ситуации в Сирии, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Идет два процесса в Сирии. Первое — это отделение оппозиции легитимной от нелегитимной. Второе — иностранные наемники покидают Сирию, то есть сирийская проблема становится все более и более сирийской. ИГИЛ там останется — с ним будут воевать, «Джабхат ан-Нусра» останется. Но вся сирийская оппозиция почти, она становится все более и более сирийской, потому что наемники уезжают», — сказал он в эфире телеканала «Россия — РТР», выступая на политическом ток-шоу «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым».

Все дискуссии, — продолжил он, — которые идут в Астане и непримиримой оппозицией и оппозицией, я давно живу на Ближнем Востоке — это «восточный базар» — с чего начинается торговля.

«То есть это начальные условия, как это принято не в Женеве, а как это принято на рынке на Востоке. И так они ее и ведут — они дают свою бешеную цену, надеясь, что когда они ее спустят, что-то останется. Это торговля, обычная торговля. В Астане она будет идти более эффективно, потому что Женева ничего не может предоставить, представители Женевы, они будут в Астане. Сейчас процесс в Сирии идет по двум направлениям. Начался процесс урегулирования там, где можно. Там, где нельзя, по мере этого процесса, по мере того, что освобождается больше и больше сил сирийской армии, продолжается военное наступление, медленно», — подчеркнул он.

Напомним, 5 февраля в Астане делегации России, Турции и Ирана при участии представителя ООН провели консультации, а 6 февраля состоится международная техническая встреча по сирийскому урегулированию

Как известно, договоренность об учреждении механизма по контролю за соблюдением такого режима была достигнута на международной встрече по Сирии в ходе Астанинского процесса 23-24 января этого года.

Очередной раунд Женевских переговоров во главе со спецпредставителем ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой запланирован на 20 февраля этого года.

Ранее министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью австрийскому изданию «Profil» заявлял, что Москва содействует организации переговоров по Сирии в Женеве и не планирует заменить их форматом Астаны. Он отметил, что переговоры в Астане дали дополнительный импульс женевскому процессу.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062173


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062159

Международная техническая встреча по сирийскому урегулированию в Астане направлена на решение вопросов, без решения которых невозможен успех дальнейшего переговорного процесса. Об этом в интервью журналистам заявил заместитель директора КИСИ Санат Кушкумбаев, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Следует обратить внимание на то, что эта встреча не касается собственно участников межсирийских переговоров. То есть, это не сирийцы с сирийцами встречаются, это внешние игроки, так называемые страны-гаранты и эксперты — Россия, Турция, Иран, еще говорят, присоединяются эксперты из соседней Иордании. Прежде всего, техническая встреча предполагает согласование всех параметров — состав участников, количество, логистические возможности. То есть, ряд вопросов, без решения которых невозможен в целом успех переговорного процесса. Поэтому накануне встречи в Женеве, которая предположительно состоится во второй половине февраля, должны снять эти вопросы», — отметил Кушкумбаев.

Эксперт также подчеркнул, что следуют учитывать то, что чем больше участников стран-гарантов, тем более повышаются риски.

«Если трем странам не удается договориться, то четырем будет также непросто, пяти еще сложнее. То есть, увеличение количества игроков усложнит сам переговорный процесс. Но, с другой стороны, как уже заявили участники переговоров: «Двери открыты для внешних игроков» — той же Саудовской Аравии, Катара, США, Европейского Союза. Пока эти стороны проявляют сдержанность и выступают в качестве наблюдателей в переговорах. Но, естественно, они вкладывают определенный смысл и ожидания в переговоры», — добавил Кушкумбаев.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062159


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062158

Делегации России, Турции, Ирана и представители ООН обсудили в Астане выполнение режима прекращения боевых действий в Сирии и особые меры по созданию механизма эффективного мониторинга и контроля режима прекращения боевых действий. Об этом на брифинге в Службе центральных коммуникаций заявил глава Российской делегации на переговорах по Сирии Станислав Гаджимагомедов, сообщает МИА DKNEWS.

«Делегация России, Турции и Ирана, а также представителей ООН сегодня, 6 февраля, провели в Астане первое заседание совместной группы, созданной в соответствии с договоренностями, достигнутыми на международной встрече по Сирии, которая была проведена здесь же, в Астане, 23-24 января. Участники заседания обсудили ход выполнения прекращения боевых действий в Сирии, особые меры по созданию механизма эффективного мониторинга и контроля в целях обеспечения полного соблюдения режима прекращения боевых действий, предотвращения любых провокаций», — сказал спикер.

По его словам, участники также обсудили меры и обеспечения беспрепятственного гуманитарного доступа, отмечается в сообщении СЦК.

«Делегации подтвердили готовность продолжения взаимодействия в интересах полного выполнения режима прекращения боевых действий в Сирии. Все члены делегации выразили искреннюю признательность казахстанской стороне за предоставление площадки для продолжения Астанинского процесса и создание благоприятных условий для проведения в Астане первого заседания совместной группы по контролю за соблюдением режима прекращения боевых действий», — резюмировал Станислав Гаджимагомедов.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062158


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062154

Участники международной технической встречи по сирийскому урегулированию сделали заявление, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

Общее заявление на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций озвучил глава российской делегации, заместитель начальника генерального оперативного управления Генштаба ВС РФ Станислав Гаджимагомедов.

«Делегация России, Турции и Ирана, а также представители ООН сегодня, 6 февраля провели в Астане первое заседание совместной группы, созданной в соответствии с договоренностями, достигнутыми на международной встрече по Сирии, которая была проведена здесь же 23-24 января. Участники заседания обсудили ход выполнения режима прекращения боевых действий в Сирии, особые меры по созданию механизма эффективного мониторинга и контроля в целях обеспечения полного соблюдения режима прекращения боевых действий, предотвращения любых провокаций и определения всех модальностей режима», — заявил Станислав Гаджимагомедов.

Также по словам спикера, участники обсудили меры взаимного доверия и обеспечения беспрепятственного гуманитарного доступа.

«Делегации подтвердили готовность по продолжению взаимодействия в интересах полного выполнения режима прекращения боевых действий в Сирии. Все члены делегаций выразили искреннюю признательность казахстанской стороне за предоставление площадки для продолжения Астанинского процесса и создание благоприятных условий для проведения в Астане первого заседания совместной группы по контролю за соблюдением режима прекращения боевых действий», — добавил он.

Добавим, что на вопросы журналистов спикер отвечать отказался, посоветовав журналистам обратиться в Министерство обороны РФ, отметив, что заседание стран-гарантов ограничилось одним днем.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062154


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 4 февраля 2017 > № 2063116

В Иранской провинции Семнан начались учения аэрокосмических сил КСИР

Основная фаза военных учений "Modafean-e Harim-e Velayat", начавшихся утром 4 февраля 2017 года в пустынных районах иранской провинции Семнан, имеет целью испытать новые ракетные системы, которые включают иранские ноу-хау, сообщает Mehr News.

В военных учениях принимают участие зенитно-ракетные комплексы "Khordad-3", "Tubas", "Sayyad-2", РЛС дальнего радиуса действия "Ghadir", РЛС средней дальности "Matalelfajr", радиолокационная система "Kavosh".

"Khordad-3" имеет радиус действия до 75км и может поражать цели на высоте до 30 км. Система способна участвовать в радиоэлектронной борьбы и включает в себя новейшие и передовые технологии скремблирования нескольких целей.

Ракетная система "Tabas" имеет поражающую дальность стрельбы до 60 км и способна поражать летящие цели на высоте до 30 км. Она разработана и изготовлена КСИР и является очень мобильной для наступательных и оборонительных операций. "Sayyad-2" обладает теми же характеристиками, и она была разработана Министерством обороны.

Система "Ghadir" является радиолокационной системой дальнего радиуса действия, позволяющей отследить баллистические ракеты на расстоянии до 1100 км. Эта система способна обнаруживать дроны, созданные по технологии "стеллс", и другие летательные аппараты.

Подобная РЛС "Matlaelfajr" обнаруживает угрозы на расстоянии до 500 км. РЛС "Kavosh" может обнаруживать угрозы на более близких расстояниях до 150 км. Она способна засечь крылатые ракеты и беспилотные летательные аппараты, летящие на более низких высотах.

Военные учения "Modafean-e Harim-e Velayat" начались в субботу в провинции Семнан аэрокосмическими силами Корпуса стражей Исламской революции (КСИР). Они охватывает обширную площадь 35 000 квадратных километров.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 4 февраля 2017 > № 2063116


Иран. США. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 февраля 2017 > № 2062789

Иран вновь провел новые ракетные испытания в рамках начавшихся военных учений. Согласно сообщению новостного агентства Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Sepahnews, эти учения являются ответом на «санкции и угрозы США». Напомним, что первые пуски баллистических ракет, проведенные 29 января, вызвали резкую негативную реакцию со стороны США, которые ввели санкции против 13 лиц и 12 компаний в связи с запуском баллистической ракеты. 31 января США созвали экстренное заседание Совбеза ООН. Позднее официальный представитель Белого дома Шон Спайсер заявил, что Иран нарушает резолюции ООН, что может привести к возобновлению санкций против этой страны. По мнению некоторых западных экспертов, «заявления Белого дома и реакция на них Тегерана делают столкновение между ними практически неизбежным, а войну вполне возможной». Это так и не совсем так.

Иран регулярно проводит испытания различных типов баллистических ракет. Не всегда эти акции наталкивались на негативную реакцию США, Израиля и их западных партнеров. Так, когда в марте 2016 года Иран проводил маневры с участием своих военно-космических и ракетных сил под кодовым названием «Эктедар-е-велаят», когда были произведены учебные запуски ракет со стартовых носителей представитель Госдепартамента заявлял о намерении поставить перед Советом Безопасности ООН вопрос о ракетных пусках в Иране. Однако тогдашний пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест признал, что «пуски баллистических ракет не являются нарушением Совместного всеобъемлющего плана действий, подписанного ранее Ираном с постоянной пятеркой Совета Безопасности ООН и Германией и направленного на урегулирование ядерной проблемы Тегерана». На сей раз все выглядит несколько иначе, хотя противоречиво. В Администрации США вдруг заявили, что «новые санкции США против Ирана не связаны с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) по ядерной программе Тегерана», и что «США продолжают выполнять свои обязательства по СВПД».

Новый глава Пентагона Джеймс Мэттис начал атаковать Иран с другого направления. На пресс-конференции в Токио по итогам встречи с японским коллегой Томоми Инадой, он назвал Иран «крупнейшим спонсором мирового терроризма среди всех стран», но добавил, что не видит необходимости «в увеличении американского военного присутствия в регионе».То есть, пуски ракет в Иране не представляют угрозу для США и их союзников, но теперь эта страна подается как «спонсор мирового терроризма», что не имеет прямого отношения к проводимым Ираном военным учениям. Точно так же провисают и заявления советника президента США по национальной безопасности Майкла Флинна о том, что «Вашингтон не намерен терпеть «провокации» со стороны Ирана, которые угрожают интересам Соединенных Штатов», поскольку на данном этапе Вашингтон еще не декларировал официально суть своих национальных интересов на Ближнем Востоке, хотя старые, доставшиеся от прежней Администрации Барака Обамы окружение президента Дональда Трампа подвергает жесткой критике. Окружение президента Трампа заявляет, что прежде Белый дом якобы «закрывал глаза на враждебные и воинственные действия Ирана в отношении Соединенных Штатов и мирового сообщества». Сам Трамп также заявляет, что «не исключает военного варианта решения «иранской проблемы», хотя Иран продолжает настаивать на том, что создаваемые в стране баллистические ракеты не предназначены для доставки ядерного боезаряда и не подпадают под резолюцию 2231 Совета Безопасности ООН, а его ракетная программа носит исключительно оборонительный характер.

По мнению французского издания Le Monde, «Трамп разжигает исторический очаг напряженности с Ираном после того, как Обама пытался его либо потушить, либо ослабить». Сейчас многие американские эксперты считают, что президент Обама рассчитывал «заключить немыслимый союз с Ираном» еще до появления российских ВКС в Сирии, вспоминают, как президент Ирана Рухани, в свое время, предлагал США «ведение совместной борьбы против терроризма суннитской радикальной группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (структура, запрещенная в России). Но это был тот самый момент, когда эпицентр борьбы с ИГИЛ (структура, запрещенная в России) находился в Ираке, где после вооруженного вторжения США в 2003 году к власти были приведены шииты. То есть США, в случае принятия предложения Рухани, объективно должны были укрепить так называемый шиитский полумесяц от Ирана до Ирака, Ливана и Сирии, а президент Сирии Башар Асад должен был выступить в роли союзника, а не наоборот. Но появление суннитской радикальной группировки ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не только вводило в ближневосточную острую геополитическую интригу Турцию, как союзника США по НАТО, Саудовскую Аравию и Катар, но и обозначило единый фронт, охватывающий сразу две страны — Ирак и Сирию. Таким образом, США в Ираке изначально закладывали подоплеку не только геополитического конфликта, но и конфессиональную войну с выходом на «странные альянсы». В таком контексте понятны причины, по которым новая американская Администрация критикует ядерную сделку с Ираном. Она считает политику Обамы концептуальной ошибкой и пытается перевернуть геополитическую пирамиду, но далеко не в пользу суннитской Турции, своей союзницы по НАТО.

Как пишет австрийская газета Die Presse, «Турция сейчас ведет борьбу против Рабочей партии Курдистана (РПК) внутри страны, а за ее пределам погрязла в войнах в двух соседних странах — Сирии и Ираке, ее города сотрясаются от террористических актов». Неслучайно вопрос о будущем улучшении отношений между США и Турцией вследствие прихода к власти Трампа и его Администрации поднимался и поднимается Анкарой в разных формах. Но во взаимодействии Турции и США прослеживается серьезное недоверие из-за отношения американцев к курдскому вопросу. В этом отношении у Турции и Ирана много общего и вряд ли им есть резон жертвовать партнёрством в пользу улучшения отношений с США. По мнению профессора Университета экономики и технологий Союза палат и бирж Турции (ETU TOBB) Тогрула Исмаила, «пока США, с некоторыми новыми вариациями, стараются вести свою игру на Ближнем Востоке не в интересах Турции», не говоря уже об Иране.

Иран, организуя пуски свои баллистических ракет, пытается позиционировать себя как на Ближнем Востоке, так и в альянсе с Россией и Турцией в качестве такого центра силы, который претендует на самостоятельное значение и свой собственный диалог с США, а не через Москву или Анкару. На аналогичную роль претендует и Турция. Как констатирует в этой связи американское издание National Interest, «США пока еще не создали новой коалиции, а Ближнем Востоке, но у них появляется соблазн повести дело таким образом, чтобы «создать войну или войны внутри большой войны с ИГИЛ (структура, запрещенная в России), чтобы увязать их между собой и по линии регионального геополитического противостояния между Турцией и Ираном, вводя в оборот существующие в регионе этнические и конфессиональные противоречия».

Пока же Администрация Трампа только присматривается, вступая в информационную и дипломатическую борьбу с Ираном, постепенно выводя его в эпицентр сложной борьбы. Первые шаги на этом пути сделаны. Будем ждать следующих.

Станислав Тарасов

Иран. США. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 февраля 2017 > № 2062789


Иран > Армия, полиция > ria.ru, 4 февраля 2017 > № 2061104

Командующий Военно-космическими силами (ВКС) Корпуса стражей исламской революции (КСИР) бригадный генерал Амир Али Хаджизаде пригрозил обрушить "ракеты на головы врагов", если они "допустят ошибку", передает РИА Новости.

"Если враг допустит ошибку, то наши ревущие ракеты обрушатся им на головы", — цитирует агентство Tasnim командующего. Генерал не сказал, о каком конкретно враге идет речь.

Али Хаджизаде выступал на конференции, посвященной начавшемуся в субботу утром основному этапу учений ВКС КСИР, которые проходят в провинции Семнан.

Учения иранских элитных подразделений начались на фоне введенных санкций со стороны США после испытания Тегераном баллистической ракеты. Угрозы со стороны американских властей в адрес Ирана командующий назвал "пустыми".

Началу учений предшествовал подготовительный этап, который Али Хаджизаде назвал успешным. В ходе учений элитные иранские подразделения намеревались задействовать различные ракетные и радиолокационные системы иранского производства. Учения, как сообщалось ранее, нацелены на демонстрацию готовности Ирана противостоять угрозам и под лозунгом "презрение к санкциям и угрозам".

Иран 29 января провел испытания баллистической ракеты средней дальности. Испытательный пуск был произведен в окрестностях города Семнан в 225 километрах от Тегерана. Ракета пролетела примерно 966 километров перед тем, как взорваться. Глава Минобороны Ирана Хосейн Дехган назвал испытания успешными.

В ответ на действия Тегерана США в пятницу расширили санкционный список, включив в него 13 физических лиц — граждан Ирана, ОАЭ, КНР, Кувейта и Ливана. Также в списке 12 компаний, базирующихся в Иране, Ливане, КНР и ОАЭ. Санкции касаются иранской программы создания баллистических ракет и поддержки ливанской шиитской группировки «Хезболлах», которую Вашингтон считает террористической.

Иран > Армия, полиция > ria.ru, 4 февраля 2017 > № 2061104


США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 3 февраля 2017 > № 2072671

Администрация Трампа ввела санкции против Ирана

Жесткие меры стали ответом на испытание Тегераном баллистической ракеты

Министерство финансов США объявило о новых санкциях против Ирана, ставших ответом на недавнее испытание баллистической ракеты средней дальности. В санкционном списке оказались 12 компаний и 13 частных лиц из Ирана, Китая, Объединенных Арабских Эмиратов и Ливана.

Накануне президент Дональд Трамп предупредил Тегеран, что подобные действия не останутся без ответа.

«Иран играет с огнем, – написал глава Белого дома в своем твиттер-аккаунте. – Они не ценят, насколько "снисходительно" относился к ним президент Обама. Но не я!»

В пятницу министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что Тегеран не собирается реагировать на эти предупреждения.

Он написал в «Твиттере!», что его страну не испугают угрозы, которые делаются в то время, как Иран стремится обеспечить безопасность своих граждан.

Введение санкций стало первым решением, принятым новой администрацией США в отношении Ирана после того, как несколько дней назад советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн заявил о том, что после испытания баллистической ракеты Вашингтон выступил с «официальным предупреждением» Тегерану.

В свою очередь в пятницу советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн сделал заявление, в котором отметил, что Исламская республика Иран остается видущим мировым спонсором терроризма и продолжает играть дестабилизирующую роль в ситуации на Ближнем Востоке. При этом, по словам Флинна, действия иранского руководства представляют угрозу национальным интересам Соединенных Штатов и их союзников.

«Время, когда мы закрывали глаза на враждебные и агрессивные выпады Ирана против США и всего мирового сообщества, уже прошло», - заявил Майкл Флинн.

США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 3 февраля 2017 > № 2072671


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 3 февраля 2017 > № 2069027

После террористов Трамп займется Ираном

США объяснили новые санкции против Ирана

Александр Братерский

Надеждам на то, что президент США Дональд Трамп сосредоточится на внутренней политике и перестанет вмешиваться в дела других стран, похоже, не суждено сбыться. Белый дом в пятницу ввел новый санкционный пакет против Тегерана. Американское руководство дает понять, что новой мишенью может стать Иран — крупная региональная держава, которая бросает вызов интересам США на Ближнем Востоке. Эксперты считают, что конфликт с Ираном вполне возможен.

В пятницу США расширили список санкций в отношении Ирана в связи с разработкой этой страной программы по созданию баллистических ракет. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на минфин США. В санкционный список попали 13 физических лиц, среди которых граждане Ирана, ОАЭ, Китая, Кувейта и Ливана.

Новые санкции во многом похожи на те, что были введены против Ирана администрацией Барака Обамы. Стоит отметить, что их введение произошло несколько часов спустя после заявлений президента Дональда Трампа относительно действий иранских властей. «Иран играет с огнем — они не ценят, каким «добрым» по отношению к ним был президент [Барак] Обама. Я таким не буду!» — написал Трамп.

Добрый Барак

Санкции и заявления президента США действительно представляют собой резкий контраст с действиями в отношении Ирана со стороны администрации Обамы. После долгих переговоров с Тегераном, которые вела администрация Обамы по ядерной программе (ИЯП, иранская ядерная программа), руководство страны согласилось, чтобы она была заморожена, а также пошло на сближение в вопросе обеспечения ее мониторинга со стороны МАГАТЭ.

В ответ США сняли с Ирана большую часть санкций. В частности, стране была разрешена торговля, а также поставка в эту страну американских гражданских самолетов.

При этом дипломатических отношений между США и Ираном нет — они были разорваны в 1979 году после того, как вскоре после исламской революции радикалы захватили посольство США. «Мы (СССР. — «Газета.Ru») были для них маленьким сатаной, большим были США», — рассказывал «Газете.Ru» один из советских дипломатов, работавших в те времена в Иране.

Но, несмотря на это, в период первого срока Обамы между Ираном и США существовало ограниченное сотрудничество. В одном из писем за авторством советника Обамы по борьбе с терроризмом Джона Бреннана говорилось о необходимости снизить жесткий тон в отношении Ирана, а также начать с ним «прямой диалог».

В документе отмечается, что Иран начал активно сотрудничать с США в совместной борьбе против исламистского движения «Талибан» в Афганистане, что характеризуется Бреннаном как «позитивное» сотрудничество. Правда, письмо стало достоянием общественности случайно — в результате хакерской атаки на почтовый ящик Бреннана.

Жесткая риторика Белого дома под руководством Трампа демонстрирует не только отход от политики улучшения отношений с Ираном, но и возвращает ее ко временам Джорджа Буша-младшего, который в одной из своих речей назвал Иран, Ирак и Северную Корею «осью зла». Причем ось эта была весьма условная: Ирак и Иран относились друг к другу враждебно.

Известно, что администрация Буша даже всерьез рассматривала нанесение неядерного удара по ядерным объектам. Впоследствии один из бывших «ястребов» администрации Буша, посол США в ООН Джон Болтон, рассказывал «Газете.Ru», что такой вариант поддерживался американскими союзниками в Персидском заливе, а также Израилем: «Если вы поговорите с саудитами или представителями других монархий Персидского залива, вы поймете, что они не хотят, чтобы у Ирана было ядерное оружие, так же, как этого не хочет Израиль.

Да, есть риск ответного иранского удара, но суннитские арабские государства, хотя и могут публично покритиковать Израиль, на самом деле будут очень довольны».

При этом усилению Ирана косвенно помогла сама администрация Буша. Вторгнувшись в Ирак в 2003 году и уничтожив злейшего врага Ирана Саддама Хусейна, США сами способствовали превращению Ирана в одного из сильнейших региональных игроков.

Иран на острие карандаша

Пока об ударах по Ирану речь не идет, но военно-политическое руководство администрации Трампа не скрывает жесткого отношения к Тегерану.

Появившись перед журналистами во время брифинга в Белом доме, советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн заявил, что «с этого дня» администрация «берет Иран на карандаш».

«Международное сообщество слишком терпимо к плохому поведению Ирана. Администрация Трампа больше не потерпит провокации Ирана, которые угрожают нашим интересам», — сказал он.

Свое заявление генерал сделал сразу после того, как в Иране было проведено испытание баллистических ракет, которые, как заявляет иранская сторона, создаются лишь для защиты от возможного нападения. В США опасаются, что ракеты могут быть использованы против Израиля. Как отмечает издание The New York Times, проблема даже не в самом предупреждении Флинна, а в поведении генерала: «Высказывая предупреждение в столь драматичной манере, он поставил себя и США либо на грань стыдного отступления, либо на риск конфронтации».

Известно, что Флинн давно точит зуб на Иран. В своей книге «Поле битвы», которую он опубликовал, находясь в отставке, он называет иранский режим образчиком «клерикального фашизма», а также заявляет, что Иран оказывает поддержку «Аль-Каиде» (многие эксперты считают, что Иран — враг этой террористической группировки. — «Газета.Ru»).

Не менее жесткой риторики в отношении Ирана придерживается и новый глава Пентагона Джеймс Мэттис. Занимая пост главы Центрального командования США, он проводил мониторинг активности Ирана в Персидском заливе.

Генерал открыто выражал свое неприятие ядерной сделки США с Ираном, считая, что эта страна будет использовать облегчение санкционного режима, что стало возможным после сделки по ИЯП.

По мнению ведущего эксперта Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодора Карасика, подобное мнение разделяется и Трампом: «Он вел свою кампанию на антииранской платформе. Он и его люди считают, что ядерная сделка никуда не годится. К тому же многие военные в администрации Трампа имеют очень антииранский настрой. Они прекрасно видели, каким было вероломное поведение иранцев, особенно в Ираке, где американские военные погибали от мин, которые были сделаны с помощью иранских технологий».

Как отмечают американские эксперты, большинство послаблений, которые дало снятие санкций, может быть убрано «взмахом пера».

Сегодня есть опасения, что США при Трампе могут попытаться расторгнуть ядерную сделку с Ираном, правда, сделать это будет непросто. Как ранее объяснил изданию The Wall Street Journal партнер юридической фирмы Goodwin Рич Мафени, в поддержку подобной меры «выступают очень немногие в мире».

Известно, что гарантами выступают не только США, но и Россия, Великобритания, Франция и Германия. Самыми большими партнерами Ирана являются не США, а страны ЕС, которые после снятия санкций активно приходят в Иран с инвестиционными целями.

Однако, по мнению старшего научного сотрудника Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Бориса Долгова, отношение европейцев к Ирану может измениться, если к власти в этих государствах придут другие политики, которые могут поддержать Трампа в его противостоянии с Ираном: «Политическая ситуация в Европе может измениться в пользу Трампа».

В свою очередь усиление антииранской позиции может способствовать «радикализации политического истеблишмента» в самом Иране, говорит Долгов. К власти здесь, считает эксперт, могут прийти консервативные силы, а нынешний президент Хасан Роухани, выступающий за диалог с США, потерпит поражение на выборах. Президентские выборы в Иране должны пройти в середине мая.

В то же время Долгов считает, что, хотя Трамп и продолжит нагнетать риторику в отношении Тегерана, он «прагматик и не будет доводить дело до черты».

В свою очередь заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, востоковед Андрей Бакланов уверен, что за усилением антииранской риторики стоит именно прагматизм Трампа.

«Как «крепкий хозяйственник», он понимает, что напряженность с Ираном вызывает беспокойство Саудовской Аравии, а оно выражается в крупных военных поставках», — говорит эксперт, который также считает, что реальных причин для конфликта с Тегераном у Вашингтона в настоящий момент нет.

«Вторая танкерная»

Правда, есть эксперты, которые считают, что конфликт с Ираном может вспыхнуть внезапно в результате случайного или намеренного инцидента в Персидском заливе между иранским и американским кораблями. США также могут использовать и нападение проиранских повстанцев хуситов на саудовское судно вблизи берегов Йемена как повод для атаки не только на их позиции, но и как предупреждение ВМФ Ирана.

«Вероятность такого поворота событий возрастает, — считает Карасик из Gulf State Analytics. — Развитие подобного сценария сегодня гораздо выше, чем в 2012 году». Подобный сценарий может перерасти во «Вторую танкерную войну», как это было во время ирано-иракской кампании в 1980-е.

Существуют опасения, что на фоне усиления давления на Иран США будут оказывать поддержку антиправительственной группе «Народные моджахеды» — леворадикальной группировке, которая выступает за свержение иранского правительства. В США, в отличие от ряда европейских стран, эта группировка не занесена в список террористических организаций.

В конце января группа отставных американских политиков направила в адрес Трампа письмо, в котором говорилось о необходимости более тесного взаимодействия с иранской оппозицией, в том числе и с организацией «Народные моджахеды».

Авторы письма, среди которых бывший сенатор Джо Либерман, заявляют о необходимости более тесного сотрудничества с оппозиционерами. Авторы письма также заявляют, что Иран не собирается бороться с игиловцами (члены «Исламского государства», террористической организации, запрещенной в России), так как в случае политического решения конфликта Иран и его союзник — Россия — лишатся влияния в регионе.

Независимо от того, внемлет ли Трамп письму отставников или нет, он, скорее всего, определит стратегию поведения по отношению к Тегерану после того, как получит из рук американских военных стратегов план по борьбе с исламистами в Сирии, который он поручил разработать Пентагону в течение месяца.

По мнению члена комитета по международным делам, сенатора Игоря Морозова — специалиста по Ирану, Трампу пока не до Тегерана.

«У него главная задача — оценить ситуацию на Ближнем Востоке и свои силы и средства. Пока Иран воюет с международным терроризмом, Трамп не будет жестко прессовать Тегеран, но как только опасность будет минимизирована, первой жертвой может оказаться Иран», — считает Морозов.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 3 февраля 2017 > № 2069027


США. Иран. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 3 февраля 2017 > № 2067121

Крутой маршрут Трампа и опасения Европы

В Вашингтоне теперь дня не проходит без сенсаций. 1 февраля на брифинге для прессы советник президента по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн сделал громкое заявление, сказав, что США «берут Иран на заметку» после последнего испытания этой страной баллистической ракеты среднего радиуса действия. К этому Майкл Флинн добавил, что Иран дестабилизирует ситуацию по всему Ближнему Востоку, и в качестве примера привел «атаки проиранских хуситов на сторонников США в районе Красного моря».

Соглашение 2015 года по иранской ядерной программе, заключённое между Ираном и странами «шестёрки» (США, Россия, Китай, Франция, Великобритания, Германия), Флинн назвал «слабым и неэффективным». «Вместо того чтобы быть благодарными Америке за эти соглашения, - сказал он, - Иран теперь чувствует себя поощренным. Поэтому мы берем его на заметку». По мнению Майкла Флинна, новая администрация будет проводить в отношении Ирана более жёсткую линию.

Следует отметить, что до заключения ядерной сделки испытания Ираном баллистических ракет действительно находились под запретом Совета Безопасности ООН, но после подписания этого соглашения резолюция была смягчена. Иран призвали не испытывать ракеты, «которые могут быть использованы в качестве носителей ядерных зарядов». На что Тегеран ответил, что коли у него нет программы ядерных вооружений, то и испытания этих ракет не являются нарушением резолюции.

Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф на пресс-конференции 31 января указал, что «вопрос о ракетах не является частью ядерной сделки 2015 года, и Иран никогда не будет использовать свои ракеты для атаки на другую страну». В то же время он заявил: «Мы не намерены ожидать разрешения от других государств на создание собственной обороны. Возможно, новое правительство [США], которое уже показало свой облик на международной арене, будет использовать это обстоятельство, чтобы создать новую напряженность».

Высказывания Майкла Флинна получили развитие в комментариях нового представителя США в СБ ООН Никки Хейли. Она заявила, что иранские ракетные испытания абсолютно неприемлемы и администрация Трампа не намерена смотреть на деятельность Ирана сквозь пальцы. «Мы будем действовать, мы будем сильными, мы будем громкими и мы будем делать все для защиты американцев и народов во всем мире».

В тот же день выступил премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху, назвавший иранские испытания нарушением резолюции СБ ООН и заявивший, что «иранская агрессия не должна остаться без ответа». Нетаньяху планирует надавить на Трампа с целью возобновления санкций против Ирана и пересмотра «этой провальной ядерной сделки».

1 февраля оценку высказываниям чиновников новой американской администрации дал глава Национального ирано-американского совета (NIAC) Трита Парси: «Заявления советника по национальной безопасности Майкла Флинна были безрассудными. Они могут рассматриваться Ираном как оскорбительные, вызвать ответную реакцию, которая в свою очередь повлечет ответную реакцию, и всё это вызовет цикл эскалации, который может закончиться войной. Иранский пуск ракеты также был ненужной провокацией, особенно с учетом импульсивности администрации Трампа. Однако этот пуск не нарушал резолюцию СБ ООН. Иранское влияние на хуситов несоразмерно преувеличено, что неоднократно подтверждалось американскими разведслужбами… США не должны ввязываться в войну с Ираном из-за безрассудного военного вмешательства Саудовской Аравии в конфликт в Йемене, которое противоречит американским интересам, создает гуманитарный кризис и дает толчок развитию Аль-Каиды Арабского полуострова».

В Европе тоже испытывают беспокойство, задумываясь о том, что «крутой маршрут» Трампа – это не путь к достижению справедливого международного порядка; это, скорее, первые наброски к новой картине мирового порядка по-американски. Немецкая «Тагесшпигель» опубликовала 1 февраля статью о новой администрации США под броским заголовком «Дональд Трамп и князья тьмы». В статье даются характеристики ключевым фигурам новой администрации и делаются пессимистичные выводы. По мнению авторов, к числу «имеющих доступ к уху» президента относятся его зять Джаред Кушнер, советник по стратегическим вопросам Стивен Беннон, глава администрации Райнс Прибус. Кроме них «доступ к уху» имеют генеральный прокурор Джефф Сешнс, советник по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн, вице-президент Майк Пенс и госсекретарь Рекс Тиллерсон. Авторы статьи с тревогой отмечают, что эта команда «хардлайнеров» способна начать менять мировую политику железной рукой.

Кандидат в канцлеры Германии от СДПГ Мартин Шульц заявил, что «хотя к президенту США необходимо проявлять уважение, но при этом надо давать ему понять, что его система – это не наша система».

Волна комментариев в европейской прессе только поднимается, но уже сейчас звучат резкие ноты: «Кадровые назначения [Трампа] на ключевые посты в вопросах безопасности, - говорит председатель Левой партии Германии Катя Киппинг, - ясно показывают, что на той стороне Атлантики наступает эра авторитарного капитализма и изоляционизма. Европа должна на это ответить политикой безопасности, которая уважает демократические нормы и права человека. Религиозный фундаментализм и ненависть отдельных групп населения нельзя победить военными мерами или с помощью спецслужб…»

Похоже, чем дальше США будет презентовать новую «дорожную карту» своей внешней политики, в первых пунктах которой пока значится Ближний Восток, тем всё более сомнительный вид будет приобретать «трансатлантическая солидарность».

Дмитрий СЕДОВ

США. Иран. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 3 февраля 2017 > № 2067121


Армения. Иран. Израиль > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060867

Армения и Иран будут истреблять израильские беспилотники? Ответ Москве и Тель-Авиву

Анна Акопян, Armtimes.com, Армения

Состоялся официальный визит министра обороны Армении Вигена Саргсяна в Исламскую Республику Иран. Ирановеды считают этот визит историческим. Подчеркивается, что в последний раз министр обороны Армении с официальным визитом посещал Иран семь лет назад, и ожидается, что этот визит приведет к важным договоренностям в области обороны, которые, по известным причинам, останутся в тайне.

Визит вызвал большой интерес и большие ожидания. Особенно обращают внимание на то, что министр обороны посетил компанию «Электронная промышленность Ирана», которая специализируется на планировании и разработке технологических решений в сфере обороны. В СМИ распространилась информация, что Вооруженные Силы РА передали Ирану какую-то информацию о прострелянных во время апрельской войны израильских беспилотниках.

А ирановеды отмечают, что Армения и Иран, возможно, разрабатывают совместный проект борьбы с израильскими беспилотниками. В отличии от такого визита, состоявшегося семь лет назад, на этот раз сотрудничество в военно-промышленной сфере для обеих стран находится на первом месте. Трудно сказать насколько визит был действительно историческим, но этот акцент визита действительно беспрецедентен.

Во время пресс-конференции, состоявшейся 27-ого января, Виген Саргнсян сделал очень интересное заявление. Отвечая на вопрос о поставках купленного у России вооружения на 200 миллионов долларов, Саргсян отметил, что большая часть этих вооружений уже находится в Армении, поставлена вооруженным силам: «Мы также продолжим диалог с российской стороной о продолжении этого проекта, потому что, в действительности, то, что мы получаем от России на основании нашего сотрудничества в рамках ОДКБ, не может обеспечить потребность в ультрасовременных вооружениях наших вооруженных силах.

Следовательно, мы ищем все возможные пути, как на российском рынке, так и у других союзников, чтобы пополнить наши вооруженные силы необходимым вооружением».

Министр обороны отметил, что составлен график посещений, с целью ознакомления с такими вооружениями. «Это входит в наши планы, и по графику мы обязательно осуществим такие визиты», — сказал он.

Трудно сказать, был ли этот визит в Иран частью указанного графика. Военные эксперты могут только ответить на вопрос — какие страны могут поставлять Армении те виды ультрасовременного вооружения, которые невозможно приобрести в рамках сотрудничества с Россией. Но такое заявление министра обороны Армении и акценты, сделанные во время его визита в Иран звучат странно.

Возможно мы что-то пропустили, но не может вспомнить с каких пор Армения начала искать ультрасовременные вооружения вне российского рынка, в других странах. До сих пор международные эксперты придерживались того мнения, что с одной стороны поставка вооружений сторонам карабахского конфликта является монополией России, а с другой стороны, возможности Армении не позволяют пользоваться другими источниками.

За неделю до вышеупомянутого заявления Вигена Саргсяна Ильхам Алиев тоже говорил о пополнении своей базы вооружений. Но он, в отличии от министра обороны Армении, ориентировался на российский рынок. «Да, мы ведем переговоры о новых покупках. Вам лучше известно насколько развита российская военная промышленность. Мы заинтересованы в основном самыми современными оборонительными вооружениями, созданием новых видов оружия. Это касается и вертолетной техники, и систем обороны — всего комплекса. Это постоянный процесс»,- сказал Алиев РИА Новости в Давосе.

А в середине прошлого декабря Азербайджан посетил вице-премьер России Дмитрий Рогозин. В дни его визита «Коммерсантъ» написал, что в числе других вопросов, будет обсуждаться новое соглашение о продаже оружия.

Власти Армении публично выразили свое недовольство в связи с продажей вооружения противнику со стороны стратегического партнера. Ответ был один — это делается для сохранения баланса в зоне конфликта. Этот ответ, конечно, не удовлетворяет Армению.

В этом контексте последние действия Вигена Саргсяна можно трактовать двояко: либо преследуется цель сорвать новое соглашения между РФ и Азербайджаном и эти действия являются чем-то вроде шантажа, либо все согласовано с Москвой, как, например, углубление сотрудничества с Ираном, с целью создания противовеса азербайджано-израильскому сотрудничеству.

P. S. Во время декабрьского визита президента Ирана Хасана Роухани даже речи не было о сотрудничестве в сфере военной промышленности. Совместное заявление президентов касалось расширения сотрудничества в многочисленных сферах, кроме военной. Министр обороны Ирана Хосейн Гехгани, который еще в 2015 году обещал посетить Армению, вообще не был включен в делегацию Роухани. И, тем не менее, если визит Вигена Саргсяна действительно исторический и будет иметь серьезные результаты, то должно быть это направление сотрудничества было намечено еще во время встречи Саргсян-Роухани.

Армения. Иран. Израиль > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060867


Иран. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060352

Тегеран не поставляет оружие Йемену, сообщения об этом являются ложью, заявил в пятницу советник спикера парламента Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян.

"Это просто вымыслы, которые появляются с самого начала войны в Йемене. (Например) Они объявляют об убийстве трех командиров из Корпуса стражей исламской революции в каком-то районе (Йемена). Но они не предъявляют никаких доказательств всему этому. Все это – недостоверные, безосновательные измышления", — заявил Абдоллахиян в интервью RT.

По его словам, в Тегеране не скрывают присутствие "военных советников для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ) в Сирии и Ираке", которые были направлены туда "по официальной просьбе правительств Сирии и Ирака".

"Все это в рамках международного права. В Йемене у нас нет вооруженных сил, и мы не отправляли туда ни беспилотники, ни оружие. Но мы поддерживаем Йемен политически и считаем, что все йеменцы должны играть роль в будущем Йемена. Мы верим, что блокада Йемена должна закончиться. Мы заявляем, что саудовская агрессия против Йемена является стратегической ошибкой, которая нанесла Саудовской Аравии ущерб больше, чем какая-либо другая сторона", — сказал Абдоллахиян.

Иран. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060352


Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060346

Тегеран имеет полное право работать над укреплением обороноспособности, это касается и проведения испытаний современных ракет, заявил в пятницу советник спикера парламента Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян.

"Оборонная политика Исламской Республики Иран является внутренним делом страны. Учитывая сложности в сегодняшнем мире, мы тщательно работаем над повышением уровня нашей обороноспособности. Считаю, что проведение маневров или испытаний современных ракет в Иране – внутренне дело, имеющее целью укрепление оборонной структуры страны… Иран стремится укрепить свою оборонную структуру, чтобы противостоять врагам региона", — заявил Абдоллахиян в интервью RT.

Иран 29 января провел испытания баллистической ракеты средней дальности. Испытательный пуск был произведен в окрестностях города Семнан в 225 километрах от Тегерана. Ракета пролетела примерно 966 километров перед тем, как взорваться. Глава Минобороны Ирана Дехган назвал испытания успешными.

В ответ на действия Тегерана США в пятницу расширили санкционный список, включив в него 13 физических лиц, граждан Ирана, ОАЭ, КНР, Кувейта и Ливана. Также в списке 12 компаний, базирующихся в Иране, Ливане, КНР и ОАЭ. Санкции касаются иранской программы создания баллистических ракет и поддержки ливанской шиитской группировки "Хезболлах", которую Вашингтон считает террористической.

Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060346


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter