Всего новостей: 1963238, выбрано 630 за 0.227 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 8 августа 2016 > № 1853446

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги! Мне очень приятно видеть вас вновь.

Помню, как Вы и Верховный лидер господин Хаменеи тепло принимали меня в Тегеране. За это время мы проделали немалый путь в развитии наших двусторонних отношений; наши дружеские отношения укрепляются, отрадно отметить, что они носят многоплановый характер.

Это касается и экономических отношений, это касается политических контактов, причём на всех направлениях, это касается и гуманитарных связей.

Думаю, что мы должны быть благодарны Президенту Азербайджана господину Алиеву за то, что он организовал эту встречу, которая даёт нам возможность поговорить и в трёхстороннем формате, и о наших двусторонних контактах, и о ситуации в регионе.

Х.Рухани (как переведено):Очень рад, уважаемый Президент, за то, что получил новую возможность встретиться с Вами, с тем чтобы рассмотреть интересующие нас вопросы.

Ваш визит в Тегеран был очень эффективным для развития наших отношений. Мы никогда не забудем о той позитивной роли, которую играла Россия в достижении ядерного соглашения, и никогда не забудем о вашей роли в реализации этого соглашения.

Меня очень радует то, что в первые месяцы нового года мы наблюдали рост товарооборота и торговых отношений.

Сегодня получилась хорошая возможность, чтобы в первый раз три президента – Ирана, России и Азербайджана – провели консультации. Это заседание может играть важную роль в укреплении трёхсторонних отношений между нашими странами, а также в укреплении стабильности и безопасности нашего региона.

Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 8 августа 2016 > № 1853446


Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 28 сентября 2015 > № 1502585

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

На полях сессии Генеральной Ассамблеи ООН Владимир Путин встретился с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Глава Российского государства выразил соболезнования в связи с трагедией в Мекке, унёсшей жизни свыше 200 граждан Ирана.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дорогие друзья, добрый день! Очень рад вас видеть.

Хочу отметить, что наши отношения развиваются достаточно активно. Но начать нашу сегодняшнюю встречу вынужден с другого: хочу выразить соболезнования Вам, господин Президент, и всему иранскому народу в связи с гибелью иранских верующих в Саудовской Аравии. Мы понимаем, что это большая трагедия, и ещё раз выражаем свои соболезнования в связи с гибелью паломников.

Что касается нашего взаимодействия, то мы в значительной степени им удовлетворены – и на международной арене, и в борьбе с терроризмом, и в сфере безопасности; по нашему взаимодействию на различных треках, включая работу над мирным атомом и другими крупными проектами, о которых мы много говорим в последнее время.

Х.Рухани: (как переведено) Я очень рад, господин Президент, что нам сегодня выпала возможность встретиться и обсудить вопросы, представляющие взаимный интерес.

К счастью, за последние два года отношения между Ираном и Россией развиваются по восходящей и набирают темп. У нас была хорошая, скоординированная работа в рамках переговоров «шестёрки» с Ираном, и мы достигли хороших договорённостей. Не сомневаюсь, что эти договорённости откроют дорогу для развития нашего взаимного сотрудничества в научно-технической и других областях.

У нас до настоящего времени были хорошие консультации по вопросам, касающимся региональных проблем. Сегодня в мире все уже понимают, что без решения проблем Ближнего Востока эти проблемы перельются в другие регионы и охватят весь мир. Роль России и Ирана в деле обеспечения безопасности региона имеет исключительное значение.

Конечно же, трагедия, случившаяся в прошедший четверг в Мекке, нас потрясла. Я благодарю Вас за соболезнования нам и иранскому народу.

Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 28 сентября 2015 > № 1502585 Владимир Путин, Хасан Рухани


Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 9 июля 2015 > № 1424108

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани.

Лидеры двух стран обсудили ключевые вопросы российско-иранских отношений, в частности перспективы расширения торгово-экономических связей и сотрудничество в сфере энергетики.

Президенты России и Ирана обменялись также мнениями по актуальным вопросам международной повестки дня, прежде всего по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, содействию решению региональных конфликтов, противодействию террористический угрозе.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дорогие коллеги, друзья! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в России!

Хочу Вас поблагодарить за то, что Вы приняли решение приехать и поучаствовать в рамках мероприятий БРИКС.

Иран – наш традиционный надёжный партнер в регионе, отношения у нас развиваются, и развиваются позитивно. Несмотря на все сложности в мировой экономике и известные ограничения, за прошлый год на небольшую величину, но всё–таки подрос товарооборот, и эта тенденция сохраняется в первом квартале текущего года. Активно работают министерства иностранных дел, координируют свои позиции, развиваются и межпарламентские связи.

В целом мы можем быть довольны тем, как наши отношения развиваются, но всегда есть, конечно, вопросы, которые требуют особого внимания с нашей стороны, и я очень рад возможности сегодня об этом поговорить.

Добро пожаловать!

Х.Рухани (как переведено): Господин Президент, я очень рад быть сегодня в этом прекрасном городе Уфа. Конечно, эти дни достаточно сложные и насыщенные для меня, но в любом случае я не мог не принять Вашего приглашения посетить Уфу.

За последние два года мы сделали очень много шагов навстречу друг другу. Уверен, что с имеющейся политической волей с обеих сторон мы сможем продвигать наше двустороннее взаимодействие по всем направлениям. Убеждён, что на этой встрече, как и на предыдущих встречах с Вами, мы сможем продвинуть в практическом плане те вопросы, которые нуждаются в дополнительном согласовании.

И сейчас хотел бы Вам сказать традиционное иранское пожелание «Да не устанете Вы!» в связи с тем, что Вы только что провели три очень значимых заседания подряд. И это также отражает выдающуюся роль России не только в региональных делах, но и в международных вопросах. Исламская Республика Иран заинтересована в развитии и углублении взаимодействия со всеми тремя организациями.

И также считаю своим долгом отметить и поблагодарить за те усилия российской стороны, которые она неизменно предпринимает в продвижении переговоров по иранской ядерной программе, а также личные усилия господина Лаврова.

Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 9 июля 2015 > № 1424108 Владимир Путин, Хасан Рухани


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 17 февраля 2015 > № 1297739

Согласно сообщению министерства природных ресурсов и экологии России, глава этого министерства Сергей Донской совершит двухдневную поездку в Тегеран в период с 20 по 21 февраля и проведет там переговоры по поводу сотрудничества в области геологии нефти и газа.

В ходе пребывания в Тегеране Сергей Донской, в частности, встретится и проведет переговоры с министром нефти Бижаном Намдаром Зангене, министром промышленности, рудников и торговли Мохаммедом Резой Нематзаде и министром энергетики Хамидом Читчияном.

Как отмечается, главная цель поездки министра природных ресурсов и экологии России в Иран состоит в подписании протокола о сохранении биологического разнообразия к Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 17 февраля 2015 > № 1297739


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 13 февраля 2015 > № 1296498

Реалии и перспективы российско-иранских отношений

Разговоры о том, что Россия и Иран приступили к более активному укреплению партнерства, в том числе в военно-политической области, вновь активно муссируются в российской, иранской и иностранной прессе. Этому во многом способствовал недавний визит главы минобороны РФ в Тегеран и недавние заявления о том, что осенью начнутся работы по ядерному объекту «Бушер-2». Периодически раздаются рассуждения аналитиков о том, что Россия и Иран связаны общими интересами в том, чтобы заставить Саудовскую Аравию отказаться от политики резкого снижения цен на нефть. Но в реалии дела идут далеко не так, что отвечало бы стратегическим интересам РФ и ИРИ.

Общие интересы

Недавний визит в Тегеран министра обороны России Сергея Шойгу примечателен тем, что это была первая за 15 лет поездка шефа российского военного ведомства в Иран. Как таковой, визит вызвал массу предположений и догадок о сближении между Москвой и Тегераном. Но пока еще слишком рано делать вывод о том, что приезд Шойгу в Тегеран свидетельствует о наступающем стратегическом сдвиге в российско-иранских отношениях. У обеих стран есть основания считать, что сотрудничество в сфере безопасности и экономики может быть взаимовыгодным в условиях той политики, которую проводит против них Запад. Но не все в Тегеране полагают, что в руках у Москвы находятся ключи к решению многих иранских проблем, или что Россия действительно решила искать новые подходы в отношениях с Тегераном.

После возвращения Крыма в состав России в марте 2014 года официальные лица в Тегеране пристально следят за тем, как ухудшаются отношения Москвы с Западом, и особенно с Соединенными Штатами, пытаясь спрогнозировать и просчитать, как выстраивать свою линию в этой новой ситуации. Некоторые консервативные, антизападные и антилиберальные деятели в Тегеране полагают, что изоляция России Западом дает Ирану благоприятную возможность для создания стратегического альянса с президентом Владимиром Путиным. Для них выгодно уменьшение роли Вашингтона на Ближнем Востоке и ослабление глобальной роли США в целом. Они достаточно твердо уверены в том, что наступает конец американского мирового господства и заранее размышляют о новом мировом порядке, в котором Исламская Республика Иран сможет играть ключевую роль, в том числе на базе стратегического партнерства с Москвой.

Эйфория и реальности

Однако никто в Москве и Тегеране пока не сформулировал структурированную и достаточно убедительную концепцию для продвижения к этой цели. Наша политика, к сожалению, в отношении ИРИ вообще как-то выпала из концепции внешней политики РФ на ближайший период, т.е., как ни парадоксально, но у нас в отношении Ирана до сих пор нет никакой стратегии. Напрочь отсутствует инициатива, нет упреждающей большой идеи. Нас заносит из стороны в сторону и реагируем на иранский фактор ситуативно, во многом спонтанно. И иранцы это видят, если внимательно изучить иранские заявления, то станет понятно: даже сторонники жесткой антиамериканской линии в Иране признают, что несмотря на громогласные заявления ведущих политиков Москвы, как, впрочем, и Тегерана, об объединении усилий Ирана и России в сфере экономики и безопасности, реальных успехов в этом направлении практически нет. Только одни слова! Торговый оборот между РФ и ИРИ снижается, реализация даже уже заключенных соглашений тормозится. Иран и Россия до сих пор топчутся на месте и лишь просто обсуждают двустороннюю бартерную сделку, в рамках которой предусматривается обменивать иранскую нефть на российские товары, услуги и инвестиции. Это вряд ли можно назвать сколь-нибудь важной новостью, поскольку такие переговоры идут с конца 2013 года.

Тем не менее, оптимисты, уверенные в скором наступлении новой эпохи в российско-иранских отношениях, утверждают, что на сей раз в позициях обеих сторон действительно произошли глубокие изменения, придающие этим отношениям мощный импульс силы. Они указывают не только на визит Шойгу, результатом которого стало подписание ряда соглашений в военной сфере, но и на визит Али Акбара Велаяти в Москву в конце января.

Велаяти, конечно, является одной из самых заметных политических фигур Исламской республики, который с 1981 по 1997 годы занимал пост министра иностранных дел. В ходе пребывания в Москве он провел беседу с Владимиром Путиным в качестве специального посланника президента Хасана Роухани. Но важность поездки Велаяти в Москву в большей степени скорее все-таки связана с тем, что он является главным советником верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

То, что выбор пал на Велаяти, свидетельствует о том, что обсуждение иранской политики в отношении Москвы ведется на самом верху, и что тон ему задает канцелярия Верховного лидера. Поскольку контакты на высоком рабочем уровне уже давно стали рутинным делом. Иранские официальные лица издавна приезжают в Москву для обсуждения тех вопросов, за которые непосредственно отвечают. Так, например, по вопросам иранской ядерной программы в Москву ездит министр иностранных дел Джавад Зариф. По сирийскому вопросу переговоры с российской стороной ведет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян, который весьма близок к иранскому генералу Кассему Сулеймани, являющемуся главным архитектором иранской политики в Сирии.

Именно поэтому хочется верить, что приезд Велаяти в Москву может свидетельствовать о том, что назревают некие существенные изменения в российско–иранских отношениях. Так, Велаяти добился согласия Путина на то, чтобы «повысить статус» Ирана в Шанхайской организации сотрудничества, которая является евразийским блоком безопасности, укрепляемым Россией и Китаем с 1996 года в качестве противовеса западным международным организациям. Имея в ШОС статус страны-наблюдателя, Иран с 2005 года безуспешно пытается стать полноправным членом этой организации. Не исключено, что сейчас в Москве могут дать согласие на присоединение Тегерана к этой организации. Некоторые аналитики даже прогнозируют, что Иран получит зеленый свет на вступление в ШОС в сентябре с.г. на следующем ежегодном саммите альянса, который пройдет в России. Но и это не снимает главного вопроса – а когда состоится российско-иранский двусторонний саммит, который придаст реальный импульс чиновникам для выполнения многочисленных задекларированных намерений?

Негатив сохраняется

У России, к сожалению, довольно нестабильное и неустойчивое отношение к Ирану, напрочь отсутствует какая-либо стратегия в вопросе развития отношений с этой страной, из-за чего многие иранцы скептически смотрят на перспективы сотрудничества с РФ. Среди тех, кто весьма осторожно относится к российским намерениям, заместитель министра нефти Ирана Аббас Шахри Могаддам. Касаясь предположений о том, что российско-иранское сотрудничество приведет к повышению цен на нефть на мировых рынках, Могаддам заявил недавно, что это как минимум сомнительно. «Мы удивлены тем, что Россия, добывающая почти столько же нефти, сколько Саудовская Аравия, не готова выступить заодно с Венесуэлой, Ираном и Ираком, и сократить добычу на два миллиона баррелей в день», — сказал он. Иными словами, давнее и зачастую оправданное недоверие к конечным целям России в ее очередных попытках сближения с Тегераном по-прежнему очень сильно внутри иранского руководства.

Что касается вопросов сотрудничества в сфере безопасности, то в Тегеране с удовлетворением говорят о том, как Россия в декабре 2014 года объявила НАТО своим главным противником, а также об общих представлениях Тегерана и Москвы о террористических угрозах в регионе. Но по-прежнему у многих иранцев остается подозрительность. Дело в том, что некоторые заявления, звучащие из Москвы, вызывают сомнения и у официальных властей ИРИ. Вот один недавний пример. Когда израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман на днях находился в Москве, его российский коллега Сергей Лавров заявил, что безопасность Израиля нельзя ставить под угрозу в процессе решения вопросов, связанных с иранской ядерной программой. Такое заявление совершенно ясно показало членам иранского руководства на многозначность интересов Москвы, вызвав у них весьма болезненную реакцию.

Что касается позиции России в вопросе иранской ядерной программы, то в Тегеране преобладает мнение о том, что Москва по-прежнему занимает сторону других государств в рамках «шестерки» мировых держав. Член комиссии ???? ?????иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике Назар Шафии предупредил в начале января, что Москва использует переговоры между Ираном и «шестеркой» в качестве «инструмента» отстаивания собственных интересов. «Иран не должен возлагать какие-то особые надежду на Россию, что касается его стратегических отношений с этой страной, — сказал он. — Российские руководители неоднократно заявляли, что могут изменить свою позицию в иранском ядерном вопросе, если США ослабят санкции против России». Эти слова Шафии прозвучали в ответ на заявление российского Министерства иностранных дел, которое за несколько дней до этого предупредило, что сохраняющиеся американские санкции против России «ставят под сомнение перспективы двустороннего сотрудничества (прим. автора - между Москвой и Вашингтоном) в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы». То есть в Тегеране исходят из того, что Москва открыто разыгрывает иранскую карту в двусторонних отношениях с американцами, и игнорировать это Тегерану трудно.

*********

Во всех этих предположениях о перспективах российско-иранских отношений решающее воздействие будут оказывать три фактора. Во-первых, усиливающиеся противоречия между Россией и Западом в вопросе Украины будут и впредь давать президенту Владимиру Путину основания для сближения с альтернативными партнерами, такими как Иран. Во-вторых, если к июлю с.г. не удастся достичь компромисса в ядерном вопросе между Ираном и «шестеркой», укрепят свои позиции сторонники жесткой политики в Тегеране, которые уже давно весьма скептически относятся к попыткам сближения президента Роухани с Западом и заявляют, что стратегическое будущее Ирана связано с такими странами как Россия. В-третьих, Москве пора начать реальное сотрудничество с ИРИ в торгово-экономических отношениях и ВТС, перейдя от слов к делу. Если это случится, то паровоз российско-иранского взаимодействия наконец-то сдвинется с места.

Владимир Алексеев,

Специально для Iran.ru

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 13 февраля 2015 > № 1296498


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 12 февраля 2015 > № 1296179

РОССИЙСКО-ИРАНСКАЯ ОСЬ? В ТЕГЕРАНЕ НЕ ВСЕ В ЭТОМ УВЕРЕНЫ (" THE NATIONAL INTEREST ", США )

Алекс Ватанка (alex Vatanka)

Недавний визит в Тегеран Сергея Шойгу примечателен тем, что это была первая за 15 лет поездка российского министра обороны в Иран. Как таковой, визит вызвал массу предположений и догадок о сближении между Москвой и Тегераном. Но пока еще слишком рано делать вывод о том, что приезд Шойгу в Тегеран свидетельствует о наступающем стратегическом сдвиге в российско-иранских отношениях. У обеих стран есть основания считать, что сотрудничество в сфере безопасности и экономики может быть взаимовыгодным в условиях той политики, которую проводит против них Запад. Но не все в Тегеране считают, что в руках у Москвы есть ключи к решению иранских проблем, или что Россия действительно решила искать новые подходы в отношениях с Тегераном.

Эйфория

После присоединения Россией Крыма в марте 2014 года официальные лица в Тегеране пристально наблюдают за тем, как ухудшаются отношения Москвы с Западом, и особенно с Соединенными Штатами. Некоторые воинственные и антизападные фигуры в Тегеране полагают, что изоляция России Западом дает Ирану благоприятную возможность для создания стратегического альянса с президентом Владимиром Путиным. Они неустанно твердят о конце американского мирового господства и о новом мировом порядке, в котором Исламская Республика Иран сможет играть ключевую роль.

Однако никто в Тегеране пока не сформулировал убедительную концепцию продвижения к этой цели. Если внимательно почитать иранские заявления, станет понятно: даже сторонники жесткой линии в Иране признают, что несмотря на громогласные заявления об объединении усилий Ирана и России в сфере экономики и безопасности, реальных успехов в этом направлении немного. Один из самых воинственных антизападных вебсайтов в Иране Raja News разместил у себя сенсационный заголовок: "Готовится ирано-российская баллистическая ракета, которая ударит в самое сердце американской политики нефтяных санкций". Но аналогия с баллистической ракетой далека от реальности.

Оказывается, Иран и Россия просто обсуждают двустороннюю бартерную сделку, в рамках которой предусматривается обменивать иранскую нефть на российские товары, услуги и инвестиции. Это вряд ли можно назвать исключительно важной новостью, поскольку такие переговоры идут с конца 2013 года.

Тем не менее, оптимисты, ощущающие наступление новой эпохи в российско-иранских отношениях, утверждают, что на сей раз в расчетах сторон произошли глубокие изменения, придающие этим отношениям мощный импульс силы. Они указывают не только на визит Шойгу, результатом которого стало подписание ряда соглашений в военной сфере, но и на визит Али Акбара Велаяти (Ali-Akbar Velayati) в Москву в конце января.

Велаяти является одной из самых заметных политических фигур исламской республики, человеком, который с 1981 по 1997 годы занимал пост министра иностранных дел. Иранские СМИ сообщили, что Велаяти провел беседу с Путиным в качестве специального посланника президента Хасана Роухани. Но важность поездки Велаяти в Москву в большей степени связана с тем, что он является главным советником верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

То, что выбор пал на Велаяти, свидетельствует о том, что обсуждение иранской политики в отношении Москвы ведется на самом верху, и что тон ему задает канцелярия верховного лидера. Иранские официальные лица издавна приезжают в Москву в соответствии с теми задачами, которые они выполняют. Например, по вопросам иранской ядерной программы в Москву ездит министр иностранных дел Джавад Зариф (Javad Zarif). По сирийскому вопросу переговоры с русскими ведет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян (Hossein Amir-Abdollahian). Абдоллахиян близок к иранскому генералу Кассему Сулеймани (Qassem Suleimani), которого считают главным архитектором иранской политики в Сирии.

Иными словами, приезд Велаяти в Москву может свидетельствовать о том, что назревают некие существенные изменения в отношениях. Иранское агентство Mehr News сообщило, что приехав в Москву, Велаяти добился согласия Путина на то, чтобы "повысить статус" Ирана в Шанхайской организации сотрудничества, которая является евразийским блоком безопасности, укрепляемым Россией и Китаем с 1996 года в качестве противовеса западным международным организациям.

Имея в ШОС статус страны-наблюдателя, Иран с 2005 года безуспешно пытается стать полноправным членом этой организации. Возможно, русские сейчас могут дать согласие на присоединение Тегерана к этой организации. Следуя в этом русле, государственные иранские СМИ расхваливают перспективы членства Ирана в ШОС. Fars News дошло до того, что спрогнозировало: Иран получит зеленый свет на вступление в сентябре на следующем ежегодном саммите альянса, который пройдет в России.

Пессимисты

У России издавна весьма неспокойные отношения с Ираном, из-за чего многие иранцы скептически смотрят на перспективы сотрудничества. Среди тех, кто с опаской относится к российским намерениям, заместитель министра нефти Ирана Аббас Шахри Могхаддам (Abbas Shahri Moghaddam).

Касаясь предположений о том, что российско-иранское сотрудничество приведет к повышению цен на нефть на мировых рынках, Могхаддам заявил, что это как минимум сомнительно. "Мы удивлены тем, что Россия, добывающая почти столько же нефти, сколько Саудовская Аравия, не готова выступить заодно с Венесуэлой, Ираном и Ираком, и сократить добычу на два миллиона баррелей в день", - сказал он. Иными словами, извечное недоверие к конечным целям России в ее очередных попытках сближения с Тегераном по-прежнему очень сильно внутри иранского руководства.

Что касается вопросов сотрудничества в сфере безопасности, то многие иранские СМИ с энтузиазмом говорят о том, как Россия в декабре объявила НАТО своим главным противником, а также об общих представлениях Тегерана и Москвы о террористических угрозах в регионе. Тем не менее, типичной чертой иранских настроений в отношении России по-прежнему является подозрительность. Простые иранцы в подавляющем большинстве негативно относятся к российским намерениям, но это еще не все. Некоторые заявления, звучащие из Москвы, вызывают сомнения и у официальных властей. Вот один недавний пример. Когда израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман (Avigdor Lieberman) находился в Москве, его российский коллега Сергей Лавров заявил, что безопасность Израиля нельзя ставить под угрозу в процессе решения вопросов, связанных с иранской ядерной программой. Такое заявление совершенно ясно указало членам иранского руководства на многозначность интересов Москвы, вызвав у них весьма болезненную реакцию.

Что касается позиции России в вопросе иранской ядерной программы, в Тегеране преобладает мнение о том, что Россия будет по-прежнему занимать сторону других государств в рамках "шестерки" мировых держав. Член комиссии иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике Нозар Шафи (Nozar Shafee) предупредил в начале января, что Москва использует переговоры между Ираном и "шестеркой" в качестве "инструмента" отстаивания собственных интересов. "Иран не должен возлагать какие-то особые надежду на Россию, что касается его стратегических отношений с этой страной, - сказал он. - Российские руководители неоднократно заявляли, что могут изменить свою позицию в иранском ядерном вопросе, если США ослабят санкции против России".

Эти слова Шафи прозвучали в ответ на заявление российского Министерства иностранных дел, которое за несколько дней до этого предупредило, что сохраняющиеся американские санкции против России "ставят под сомнение перспективы двустороннего сотрудничества [между Москвой и Вашингтоном] в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы".

Иными словами, Москва открыто разыгрывает свою иранскую карту в двусторонних отношениях с американцами, и игнорировать это Тегерану трудно. Как отмечает газета Sharq, Тегеран должен прекратить себя обманывать по поводу стратегических отношений с Москвой, которых никогда не было, и которые вряд ли возникнут в будущем.

Во всех этих предположениях о перспективах российско-иранских отношений решающее воздействие будут оказывать два фактора. Во-первых, усиливающиеся противоречия между Россией и Западом в вопросе Украины будут и впредь давать президенту Путину основания для сближения с альтернативными партнерами, такими как Иран. Во-вторых, если к июлю месяцу не удастся достичь компромисса в ядерном вопросе между Ираном и "шестеркой", укрепят свои позиции сторонники жесткой политики в Тегеране, которые уже давно весьма скептически относятся к попыткам сближения президента Роухани с Западом и заявляют, что стратегическое будущее Ирана связано с такими странами как Россия.

Алекс Ватанка - старший научный сотрудник вашингтонского Ближневосточного института (Middle East Institute).

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 12 февраля 2015 > № 1296179


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 29 января 2015 > № 1285313

Иран - верный друг России

В Москве создана структура, призванная мобилизовать и консолидировать все здоровые проиранские силы российского общества

Для нас – российских друзей Ирана и тех, кто неравнодушен к его судьбе, этот день – 22 января запомнится надолго. Не только тем, что над Москвой выглянуло яркое зимнее солнце и природа, наконец, подарила долгожданный после длинной слякотной оттепели морозец, от которого засеребрились пушистым инеем московские деревья во дворах, аллеях. бульварах и парках. И не тем, что в этот день кончилось 90-летие со дня смерти вождя мирового пролетариата Владимира Ленина. В год 70-летия Великой Победы будет еще много юбилейных совпадений и памятных дат. А в этот январский день в центре Москвы в гостинице «Националь» состоялось первое, - Учредительное собрание новой общественной структуры – Российско-иранского совета по общественным связям (РИСОС). Как гласят его обозначенные цели, он призван мобилизовать и консолидировать широкие слои населения, общественные структуры, силы творческой интеллигенции, духовенства, бизнесменов и политологов на придании нового импульса развитию огромного, еще во многом нереализованного пласта российско-иранского сотрудничества.

О том, что этот солнечный луч должен высветить путь Справедливости и Добра, данный нам, России и Ирану, духовно и исторически, сходились практически все участники Собрания. При открытии Собрания, было обращено внимание присутствующих, что учреждение нового Совета проходит на фоне только что закончившегося визита в Тегеран Министра обороны РФ Сергея Шойгу. Подписанное там рамочное Соглашение о военном и военно-техническом сотрудничестве - знак того, что в позиции Кремля по отношению к Ирану произошел важный и существенный поворот. Хочется верить, что это прямое следствие прямого обращения к президенту Путину на Большой пресс-конференции 18 декабря 2014 года Раджаба Сафарова, генерального директора «Центра изучения современного Ирана», издателя журнала «Деловой Иран». Этот же тон Сафаров, как Председатель организационного комитета РИСОС задал и в своем докладе - о целях и задачах новой организации Ведь именно его обращение с вопросом к президенту Путину и ответ главы государства дали толчок для инициативы создания этого Совета – по сути, новой формы обращения к российским властным и управленческим структурам от имени широких слоев населения России. Следует особо подчеркнуть, что РИСОС не является оппозиционной структурой, не собирается подменять собой деятельность государственных институтов и существующих структур на иранском направлении. Это общественный совещательно-консалтинговый орган, призванный в первую очередь помочь государственным органам. Во главу угла его работы определено духовное начало, четкое понимание важности развития и укрепления связей с Ираном во всех сферах.

Яркое выступление Александра Проханова, прозвучавшее первым в прениях, проложило животворную канву для обсуждения, казалось бы, весьма протокольных вещей – одобрение предложенных для утверждения документов по выборам руководства Совета и его структуре. Было ясно, что все, более шестидесяти собравшихся в зале «Псков» единомышленников, проголосуют и так единогласно. Александр Андреевич, рассказав о поразительных впечатлениях от своих поездок в Иран, в том числе о своих встречах с бывшим президентом Исламской Республики Ахмениджадом, еще раз подчеркнул, что иного пути перед новым Советом нет, кроме как мобилизовать силы общественности и творческого ума для борьбы как с косностью и бюрократизмом внутри России, так и с внешними противниками, которые, теперь, в условиях санкций для обеих стран стали общими.

Знаменательно и то, что первыми среди выступивших к учредительному собранию обратились с приветствием от религиозных общин представители от руководства Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман – Ренат Абянов и от Московского патриархата Русской православной церкви – Илья Кашицын. Межрелигиозные связи с Ираном давно существуют, сотрудничество регулярно поддерживается, и это - залог успешной работы создаваемого Совета на пути борьбы со злом, насилием и несправедливостью, которые сеют между народами имперские силы глобализма.

Эту же мысль поддержал своим философским выступлением Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. «Задача борьбы с Сатанизмом и мировым Злом, как никогда, актуально сейчас для Ирана и России и на этой дороге нам по пути», - сказал он. Решения и предложения РИСОС – прекрасный инструмент для мобилизации здоровых проиранских сил в российском обществе.

О необходимости активизировать российско-иранские отношения по самым разным направлениям говорили и остальные участники. С этой целью было предложено создать, помимо коллективного руководящего органа – Президиума РИСОС, более десятка специализированных рабочих комиссий, главным образом для выработки предложений по оживлению торгово-экономического сотрудничества, развитию взаимодействия в областях науки, культуры, образования, здравоохранения, спорта, туризма и в других сферах.

С глубокой озабоченностью и, даже с горечью, звучали голоса выступавших, что до сей поры все решения Правительства и обещания самого Президента по Ирану, касающиеся продуктивного и реального их осуществления, тонут в болоте бюрократизма или злонамеренного саботирования среднего звена чиновников, страдающих антииранским духом западного либерализма. Борьба одиночек с ними, отдельных представителей бизнеса, в том числе в банковской сфере, пока практически закрытой из-за санкций, бесполезна. Как раз для принятия коллективных решений и формирования общественного мнения и нужен Российско-иранский совет по связям с общественностью.

Торгово-экономическое сотрудничество с Ираном, словно по злой сатанинской воле, переживает самые худшие времена со времен падения в 1979 году шахского режима Пехлеви. Годовой торгово-экономический оборот между РФ и ИРИ неуклонно падает и на сей день меньше 1 млрд. долларов. Это буквально сотые доли процента от общего внешнего товарооборота России. За прошедший период с прошлого года действия подписанного в сентябре межправительственной комиссией нового Протокола с Ираном фактически не заключено ни одного нового контракта. И это при существовании более 100 позиций и проблем, с которыми согласились обе стороны! Дальше обмена торговыми делегациями и достигнутыми некоторыми договоренностями взаимодействия между провинциями Ирана и субъектами Российской Федерации серьезно дело не идет. По непонятным причинам оказалось замороженным «большое нефтяное соглашение» («Нефть в обмен на товары»). Участники вновь вспомнили об этой проблеме, прозвучавшей из уст Сафарова в вопросе к Владимиру Путину. Совету непременно придется снова заострять и этот вопрос перед руководством страны.

Может быть, соглашения и взаимопонимание в области военного сотрудничества, существующие обязательства по обеспечению безопасности обеих стран откроют дорогу для прорыва по застоявшимся экономическим направлениям. Ведь, к примеру, нива научно – технического взаимодействия, особенно по применению передовых, мировых технологий, уже основательно заросла как санкционным бурьяном, так и не вспахивается из-за откровенного нежелания российских прозападных технократов работать с иранскими коллегами.

Во внешнеполитической области у России и Ирана есть немало точек взаимодействия и совместного противодействия своим общим противникам. Это солидарность и прямая поддержка режима Башара Асада в Сирии, готовность противостоять наркотрафику и террористическим угрозам, особенно в лице «Исламского государства Ирака и Леванта», распространению влияния и военному расширению НАТО в Европе вокруг границ Ирана и России. Есть хорошие подвижки в достижении договоренностей по Каспию. Обо всем этом и о многом другом, как о задачах создаваемого Совета, говорили участники Учредительного собрания.

Предварительная проработка проекта создания РИСОС показала, что многие властные структуры и государственные институты поддерживают его или, хотя бы, открыто не возражают против создания некоего «гласа народа» на таком, пока еще остающемся непростым, иранском направлении. Во всяком случае, можно назвать ключевым прорывом зачитанное на Собрании обращение к РИСОС от имени министерства экономического развития России, в котором было сказано, что минэкономразвития приветствует создание РИСОС, выражает уверенность, что внесет весомый вклад в развитие российско-иранского сотрудничества по линии общественно-политических кругов».

Для участия на учредительном собрании РИСОС были приглашены практически все ветви российской власти, общественно-политические деятели, представители интеллигенции и деловых кругов России. Учредительное собрание избрало на пост Председателя Российско-иранского совета по общественным связям Раджаба Сафарова, с чем мы его от души поздравляем и желаем на этом нелегком поприще больших творческих успехов!

Владимир Онищенко

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 29 января 2015 > № 1285313


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 16 декабря 2014 > № 1261514

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ РОССИИ И ИРАНА ПРОДОЛЖАЮТ ПРОТИВОРЕЧИТЬ ДРУГ ДРУГУ (" IRNA ", ИРАН )

В ходе истории Россия не раз доказывала, что, лавируя между Ираном и Западом, она может извлечь для себя выгоду и там, и там. Конечно, такое отношение русские демонстрируют не только к Ирану, другими актуальными примерами подобной политики являются Ирак и Ливия. Подобные действия Москвы по отношению к Тегерану заставляют иранцев относиться к северным соседям с некоторой долей сомнения.

Как сообщает иранский информационный портал Tabnak, после введения Америкой и западными государствами нефтяных санкций против России и Ирана экономические круги двух держав сошлись во мнении о том, что в подобной ситуации две страны, обладающие огромными запасами нефти и газа, могут начать совместное сотрудничестве в области торговли и экономики, что в конечном итоге, несмотря на навязанные санкции, позволит им развиваться в экономическом плане.

В январе нынешнего года информагентство Reuters сообщило, что между Россией и Ираном якобы состоялись переговоры по поводу заключения крупного контракта об обмене нефти на промышленные товары, ежемесячная сумма которого составит 1,5 миллиарда долларов, а общая - 20 миллиардов. Суть компенсационных поставок должна была заключаться в том, что Иран будет поставлять в Россию свою нефть и получать взамен готовую продукцию.

Слухи о заключении российско-иранского договора разошлись настолько широко, что о своем отношении к возможному заключению сделки заявил и Белый Дом. По словам его представителей, заключение подобного договора будет означать нарушение эмбарго на покупку иранской нефти, а два американских сенатора вообще призвали в случае подписания подобного соглашения еще раз ввести против Ирана некоторые санкции, уже отмененные ранее!

В результате всех этих передряг на одиннадцатом заседании совместной российско-иранской экономической комиссии был подписан договор об экономических проектах на общую сумму 70 миллиардов евро. Несмотря на заявления официальных представителей обоих государств о том, что в соглашении прописаны только общие моменты, оно не должно оставаться только на бумаге и предусматривает конкретные шаги для своего выполнения.

На первоначальном этапе перспектива заключения между Россией и Ираном нефтяного договора находила поддержку высшего руководства обеих стран. Так, еще в начале этого года первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, сообщая журналистам о подробностях российско-иранских переговоров об обмене нефти на товары и начале реализации проекта своповых поставок, заявил: "Мы предложили российской стороне несколько тем касательно обмена значительного объема нефтяных ресурсов на готовую продукцию. Некоторые выражали свое несогласие с этим, однако я должен сказать, что если русские не начнут работать на иранском рынке, туда придут другие и займут их место".

Вскоре после этого иранский посол в России Мехди Санаи в своем интервью газете "Коммерсант" подтвердил факт переговоров между Москвой и Тегераном касательно обмена нефти на товары и сообщил: "Для компенсации стоимости иранской нефти Россия могла бы создать второй реактор для Бушерской атомной электростанции, экспортировать грузовики, железнодорожные рельсы или другие товары, а также построить для нашей страны небольшие нефтеочистительные заводы".

На фоне таких противоречивых высказываний официальных представителей обеих стран министры энергетики России и Ирана Александр Новак и Хамид Читчиян весной этого года в Тегеране подписали соглашение об участии российских специалистов в проекте строительства электростанции и электрической сети, а также импорте 500 мегаватт электроэнергии.

Согласно оценкам представителей Министерства энергетики Ирана, приблизительная стоимость этого соглашение составляет 10 миллиардов долларов. Стоит отметить, что в начале осени оно было дополнено рядом меморандумов о взаимопонимании между иранской компанией Tavanir и рядом российских корпораций, таких как "Российское энергетическое агентство" и "Технопромэкспорт".

Существует мнение, что данное соглашение как раз и представляет собой реализацию соглашения о своповых поставках между двумя странами. Так, весной этого года заместитель министра энергетики Ирана по международным делам Эсмаил Махсули, отвечая на вопрос о том, является ли это энергетическое соглашение частью договора об обмене нефти на товары, сообщил: "Финансирование российских специалистов, занимающихся строительством электростанции и электросети в Иране, может также происходить за счет средств, поступающих по межгосударственному договору о компенсационных поставках нефти на готовую продукцию".

Между тем министр энергетики России Александр Новак после переговоров с иранским министром нефти Бижаном Зангане в рамках XIV Международного энергетического форума в России прямо заявил: "После составления и реализации определенных механизмов работы будут созданы предпосылки для экспорта товаров и услуг России в Иран и обратно. Для этого предусмотрены конкретные проекты в таких областях, как энергетика, электроэнергия, нефтегазовая добыча, техническое и инженерное оборудование, дорожное строительство, пищевая промышленность и так далее".

В начале осени заместитель министра нефти Ирана по международным вопросам и торговле Али Маджеди, отвечая на вопрос о том, являются ли поставки нефти в обмен на товары частью данного соглашения, сообщил: "Это торгово-экономическое соглашение, в него также могут входить и своповые операции".

Российские и иранские чиновники продолжали делать противоречивые высказывания до тех пор, пока в прошлую среду, 10 декабря, министр нефти Ирана Бижан Зангане не опроверг слухи о наличии соглашения между Москвой и Тегераном о поставках нефти в обмен на готовую продукцию. Заявления иранского представителя были сделаны после того, как несколько дней тому назад министр экономического развития России Алексей Улюкаев выразил надежду на скорейшее подписание двухстороннего соглашения о поставках в Иран зерна и оборудования в обмен на нефть. Зангане, в свою очередь, заявил: "Предположения о своповых поставках иранской нефти не соответствуют действительности, подобного рода соглашения никогда не реализовывались между двумя странами".

В то время как весь иранский народ уже не один год подряд противостоит жестоким санкциям, не позволяя врагам Ирана добиться их целей, сегодня, к сожалению, мы являемся свидетелями того, что некоторые государственные чиновники, допуская, как видно, стратегический просчет в своих решениях установить экономические связи с Россией, позволяют себе разного рода противоречивые высказывания в отношении так называемого общего соглашения с этой страной и тем самым бросают вызов мужеству простых иранцев и даже усилиям наших дипломатов на переговорах по ядерной проблеме.

Сайт Tabnak надеется, что правительственные чиновники откровенно расскажут гражданам обо всем, о чем они договорились с русскими. А если вдруг ими был допущен какой-то просчет в этом плане, то публично покаются в своих действиях.

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 16 декабря 2014 > № 1261514


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 2 декабря 2014 > № 1263447

РОССИЙСКИЙ ЭКСПЕРТ: МОСКВА И ТЕГЕРАН ДВИЖУТСЯ ПО ПУТИ РАЗВИТИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (" IRNA ", ИРАН )

Директор российского Института стратегических исследований заявил: "Исламская Республика Иран и Россия движутся по пути развития стратегического сотрудничества в самых разных областях".

В интервью журналисту иранского информагентства IRNA, состоявшемся 30 ноября, Леонид Решетников добавил: "Руководители России и Ирана работают в рамках соглашений, достигнутых президентами обеих стран в плане долгосрочного развития партнерства".

"Это партнерство, - продолжил он, - сегодня осуществляется в сферах экономики, политики, энергетики и промышленности, однако страны могут достичь куда большего, чем сейчас".

Глава Института стратегических исследований напомнил, что президенты Владимир Путин и Хасан Рухани в ходе своей последней встречи в Астрахани сделали упор на выполнение уже существующих двухсторонних соглашений и положили начало стратегическому сотрудничеству между двумя странами.

Решетников пояснил: "Россия заинтересована в развитии всестороннего партнерства с Исламской Республикой Иран как со своим южным соседом".

"В связи с этим, - добавил эксперт, - за последние несколько месяцев состоялось уже несколько официальных визитов представителей обеих стран. Среди них можно отметить приезд главы Организации по атомной энергии Ирана Али Акбара Салехи, который встречался в Москве с председателем Государственной Думы Сергеем Нарышкиным".

Он заметил, что Иран готовится также посетить министр экономического развития России Алексей Улюкаев, что является доказательством усилий по развитию отношений между Россией и Исламской Республикой.

Директор Института стратегических исследований заявил: "Обе стороны имеют обширные возможности для сотрудничества, поэтому при правильном планировании объем торговли между ними может значительно вырасти".

Решетников назвал весьма важными российско-иранские связи во внешнеполитической сфере и добавил: "В международных вопросах Москва и Тегеран занимают общую позицию и весьма близки друг другу".

"На международной арене Россия и Иран делают акцент на невмешательство во внутренние дела других стран, что полностью соответствует мировых стандартам и еще больше сближает позиции двух стран", - добавил эксперт.

Решетников также отметил сотрудничество России и Ирана в деле урегулирования сирийского кризиса и назвал его примером удачного взаимодействия во внешнеполитической сфере.

"Оба государства тесно сотрудничают в обсуждении проблем Каспийского моря и Кавказа, - заявил он, - а также прилагают совместные усилия для поддержания стабильного мира в этих регионах".

Общей угрозой безопасности России и Ирана политолог назвал контрабанду наркотиков и подчеркнул необходимость еще большего сотрудничества двух стран для противостояния этому страшному явлению.

Он также выразил надежду на то, что оба государства будут проявлять еще большую активность на международной арене, и положительно оценил ход переговоров между Ираном и "шестеркой" посредников по урегулированию ядерной проблемы Исламской Республики.

Решетников заявил: "На последнем раунде переговоров обе стороны добились сближения своих позиций по некоторым вопросам, поэтому можно ожидать, что на предстоящей встрече ими будут предприняты окончательные шаги для подписания универсального соглашения".

"Россия использует все свои дипломатические возможности для решения ядерной проблемы между Ираном и группой международных посредников и продолжит этот процесс в будущем для окончательного решения проблемы", - добавил эксперт.

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 2 декабря 2014 > № 1263447 Леонид Решетников


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 1 декабря 2014 > № 1236071

«Закулисье» визита Алексея Улюкаева в Тегеран

В минувшие выходные, 29-30 ноября, глава российского Минэкономразвития Алексей Улюкаев посетил Тегеран. Время для визита было выбрано как нельзя более удачно: в Иране после провала переговоров в Вене по «ядерному досье» иллюзий о возможной нормализации отношений с США и ЕС, а следовательно — о скором приходе западного бизнеса в иранскую экономику, поубавилось. А вот значение совместных российско-иранских экономических проектов — наоборот, возросло.

Но перед тем как говорить о самом визите, носившем в первую очередь оценочный и зондажный характер, не предполагавший каких-либо серьезных итогов, нужно сказать об общем экономическом фоне отношений между Москвой и Тегераном.

Для начала напомню, что на своей ежегодной пресс-конференции в декабре прошлого года российский президент Владимир Путин заявил: «Иран — наш приоритетный партнер в регионе, это наш принципиальный выбор, и мы нацелены развивать отношения». Эти слова были с определенным энтузиазмом восприняты сторонниками сближения наших стран и в России, и в Иране. Но, как это зачастую и бывает, между словом и делом в политике всегда существует определенная дистанция, а в ирано-российских отношениях эта дистанция еще и с многочисленными барьерами.

Дипломатическое и экономическое давление извне, в условиях которого действуют Тегеран и Москва, серьезные внутренние дискуссии о внешнеполитических ориентирах, идущие внутри политических элит в России и Иране, — все это влияет на темпы развития партнерских отношений между двумя нашими странами. «Проблемы диалога» существуют и в Москве, и в Тегеране, и закрывать глаза на данное обстоятельство было бы наивно.

Так, часть иранских элит убеждена, что приоритетной задачей для Исламской Республики являются успешные переговоры с «западной частью» Группы 5+1 по ядерной проблематике. Поскольку это, по их мнению, позволит устранить кажущееся им основным препятствие в развитии иранской экономики — санкции. В рамках такого подхода эти элиты, имеющие серьезное влияние на администрацию нынешнего президента Хасана Рухани, полагают, что сближение Ирана с Россией, любые признаки которого вызывают достаточно нервную реакцию Вашингтона, может негативно повлиять на переговорный процесс.

Впрочем, списывать иранскую часть проблем в диалоге между нашими странами исключительно на деятельность «антироссийского лобби» в Тегеране было бы преувеличением, поскольку ряд шагов и российских властей, и российских корпораций за последние годы формировали в Иране представление о нашей стране как о партнере откровенно ненадежном. Не буду напоминать в этой связи историю с комплексами С-300, многократно уже описанную, поскольку и другие, менее известные вехи «вхождения» российских компаний на иранский рынок также оставили у иранцев достаточно горький осадок.

В ноябре 2009 года был подписан меморандум между «Газпромнефтью» и Иранской национальной нефтегазовой компанией о сотрудничестве на блоке Анаран. В августе 2011 года Иран разорвал меморандум из-за «безуспешности переговоров».

Не менее показательна и история с «Лукойлом», который сегодня сообщает о своих намерениях «возобновить работу с Ираном». С 2003 года «Лукойл» в консорциуме с норвежской Statoil проводил в Иране геологоразведочные работы на все том же, упомянутом выше блоке Анаран. В этом проекте российской компании принадлежало 25%. По итогам работ были открыты нефтяные месторождения Азар и Шангуле. Руководство компании обсуждало с властями Ирана возможность совместной разработки месторождений, но в 2007 году «Лукойл» вышел из этого проекта. Как сообщают в пресс-службе компании сегодня — «в связи с введением международных санкций». В действительности же санкции были не международными, а односторонними, введенными в отношении Ирана США и ЕС.

Это далеко не единичный случай своеобразной политико-климатической зависимости российских компаний от градуса американской иранофобии. А уж об отечественных банках, которые явочным порядком с конца 2012 года практически полностью присоединились к санкциям США в отношении иранской финансовой системы, — игнорируя при этом позицию Кремля в отношении односторонних санкций Запада, вдобавок ставя в трудное положение более сотни российских компаний, завязанных на торговые операции с Ираном, — и говорить не приходится. В целом же история российско-иранских попыток сближения и расширения партнерских отношений за последние пять-семь лет дает два основных урока:

Во-первых, «оглядка» в двусторонних отношениях на Вашингтон и боязнь американского «неодобрения» оборачивается и для Москвы, и для Тегерана финансовыми, репутационными и политическими издержками, которые тот же Вашингтон ни при каких обстоятельствах «в знак благодарности» не компенсирует;

Во-вторых, в силу целого ряда причин партнерство в торгово-экономической сфере между нашими странами возможно только под патронажем государства и правительства, что Российской Федерации, что Исламской Республики.

И значение поездки в Тегеран главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева заключается в первую очередь в том, что толчок для реализации совместных с Ираном проектов будет даваться теперь на правительственном уровне. «Иранского проекта» в России еще нет. Но «иранский портфель контрактов» уже формируется. Что в нем сегодня?

«Атомный контракт», о котором ИА REGNUM уже достаточно подробно информировало своих читателей.

«Энергетический мост» между Россией и Ираном, переговоры о строительстве которого в нынешнем году уже вел в Иране российский министр энергетики Александр Новак. Речь идет о контракте стоимостью от $8 до $10 миллиардов, который предусматривает экспорт 500 МВт российской электроэнергии в Иран, строительство новых генерирующих мощностей и практически полную модернизацию иранских распределительных электросетей. «Изюминкой» данного контракта является участие в нем Азербайджана, через территорию которого и будет осуществляться транзит электроэнергии. Причем замминистра энергетики Азербайджана Натиг Аббасов уже сообщил, что «с технической точки зрения Азербайджан давно готов начать транзит электроэнергии из России в Иран через свою территорию. Все линии электропередач и подстанции уже готовы к этому».

Совсем не лишним будет заметить, что заявление Аббасова — это не просто констатация того факта, что «энергомост» осуществим технически. Собственно, электросети Азербайджана и России уже соединены электрораспределительными сетями «Дербент» и «Ялама». В свою очередь энергообмен между Азербайджаном и Ираном осуществляется по пяти линиям: «Парсабад I», «Парсабад II», «Астара», а также посредством 132-киловольтных ЛЭП «Джульфа» и «Араз» по территории Нахичеванской Автономной Республики. Это еще и реальная «политическая» оплеуха Вашингтону, выступающему «куратором» другого энергетического моста на постсоветском пространстве, CASA-1000, который так и не идет дальше совместных прожектов, «принципиальных договоренностей» и красивого по исполнению сайта.

И, наконец, «железнодорожный контракт», оценивающийся в полтора миллиарда долларов. Он предусматривает российское участие в модернизации железнодорожных путей Ирана, в том числе электрификацию части этих путей, что позволит Ирану снизить себестоимость движения и увеличить скорость на данных участках. Кстати, в рамках этого проекта в феврале нынешнего года прошли и переговоры о приобретении иранцами российской рельсовой продукции.

Что же касается так называемого «Большого нефтяного контракта» стоимостью двадцать миллиардов долларов и пятьсот тысяч баррелей иранской нефти в день, оплата которой будет производиться российской промышленной продукцией и инжиниринговыми услугами, то он пока отложен из-за ситуации с мировыми ценами на нефть.

Но эта ситуация вернула к жизни другой проект, зондаж возможности реализации которого проводили Алексей Улюкаев и сопровождавшие его лица в Тегеране в ходе нынешней поездки, — переход во взаиморасчетах во внешней торговле между странами на национальные валюты. Эта задача облегчается тем, что к переходу на такую форму взаиморасчетов Россия готовится с Китаем. А кроме того, с сентябре нынешнего года начала свою деятельность рабочая группа по выработке такой формы экономических отношений с Турцией. Предполагается, что и переход на национальные валюты во взаиморасчетах, и регулируемая правительствами России и Ирана девальвация этих валют в определенной мере способны снизить издержки экономики в условиях падения цен на нефть.

Потенциал иранского рынка для российской экономики по самым осторожным прогнозам составляет от 20 до 25 миллиардов долларов. Текущий товарооборот по итогам прошлого года составил 1,59 миллиарда долларов, сократившись по сравнению с 2012 годом на 31,5%. Цифры говорят сами за себя — наше торгово-экономическое партнерство со страной, которую Владимир Путин назвал «приоритетным партнером в регионе», за последние два года, по сути, провалено и сегодня носит достаточно декоративный характер.

Остается надеяться, что полученная иранской и российской стороной в ходе нынешнего визита информация, достигнутые предварительные договоренности правительственных чиновников, Алексея Улюкаева и его иранских коллег — министра промышленности, рудников и торговли Ирана Мохаммеда Реза Нематзаде и министра экономики и финансов Али Тайебния — наконец-то остановят это падение и дадут новый импульс в реализации столь важных для наших стран экономических проектов.

Игорь Панкратенко

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 1 декабря 2014 > № 1236071


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 28 ноября 2014 > № 1236061

Посол России в Иране Леван Джагарян в интервью иранской газете «Кейхан» заявил, что Россия, как и Иран, стремится к экономической самодостаточности для противостояния антироссийским санкциям США и ЕС. Кроме того, с этой целью она активно расширяет сотрудничество с Ираном и другими странами Азии и Латинской Америки.

Российский дипломат подчеркнул, что Россия никогда не просила и не будет просить Запад об отмене санкций. По его словам, Москва в качестве еще одного способа противостоять давлению со стороны Запада рассматривает дальнейшее укрепление БРИКС и ШОС.

Отвечая на вопрос об основной причине враждебной политики США в отношении Ирана и России, Леван Джагарян отметил, что любая страна, критикующая Америку, подвергается наказанию. Вашингтону не нравятся независимые государства, проводящие свою собственную политику.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 28 ноября 2014 > № 1236061


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 19 ноября 2014 > № 1229249

Как сообщил представитель иранской делегации, в рамках заключительного раунда переговоров по ядерной программе ИРИ, в Вене проходит двусторонняя встреча переговорщиков от России и Ирана. После завершения встречи с российской стороной, представителями Исламской республики планируются переговоры с высшими чиновниками Германии, Франции и Британии.

Накануне вечером замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил журналистам, что Иран и "шестерка" очень близки к решению иранской ядерной проблемы. "Мы считаем, что находимся в шаге, даже в полушаге от такого решения. Никаких препятствий кроме, возможно, наличия или отсутствия соответствующих решений в столицах для достижения договоренностей нет", - подчеркнул Рябков.

Указывая на то, что Россия со своей стороны не будет выводить переговоры "шестерки" и Ирана на министерский уровень без гарантированного результата, Рябков подчеркнул, что решение о приезде в Вену министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова будет зависеть от того, получится ли найти компромисс и выработать основу долгосрочного соглашения.

По информации Iran.ru, вместе с тем, заместитель главы российского МИД отметил, что с момента проведения предыдущего раунда переговоров в Омане на прошлой неделе никаких существенных переговоров не произошло. "Санкции, обогащение, Арак, транспарентность, бывшие военные исследования - все это есть, никакого сдвига за неделю не произошло", - заключил Рябков.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 19 ноября 2014 > № 1229249


Иран. Весь мир > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 14 ноября 2014 > № 1226742

Политическое измерение российско-иранского ядерного контракта

Давно ожидаемое событие – подписание российско-иранского «атомного контракта» − ставшее итогом почти двухлетних переговоров, состоялось. Экономическая выгода этого контракта столь же очевидна, сколь и взаимна: Москва становится монополистом в сфере иранской ядерной энергетики, а Тегеран в ближайшее время снимает вопросы энергообеспечения нового витка индустриализации. Что же касается политического измерения этого события, то его можно охарактеризовать двумя словами: «Запад в шоке».

Но прежде чем говорить о причинах западного шока и, как предпочли назвать это состояние масс-медиа, «недоумения», расскажем о произошедшем вчера в Вашингтоне событии, которое мировые СМИ предпочли обойти вниманием. Итак, 12 ноября президент США Барак Обама известил Конгресс о продлении чрезвычайного положения в отношениях с Ираном, введенного 14 ноября 1979 года. «Поскольку наши отношения с Ираном еще не вернулись в нормальное русло, а процесс достижения договоренностей об урегулировании спорных вопросов не завершен, я принял решение о продлении чрезвычайного периода в наших отношениях с Ираном», − говорится в обращении президента к Конгрессу.

Нужно пояснить, что согласно американскому законодательству, состояние чрезвычайного положения в отношениях с той или иной страной дает президенту широкие полномочия по наложению санкций, ограничению торговли и введению других карательных мер в отношении страны, состояние отношений с которой оценивается президентом США как «чрезвычайное». ЧП в американо-иранских отношениях было введено 35 лет назад, 14 ноября 1979 года в связи с захватом иранскими студентами американского посольства и с тех пор неоднократно продлевалось. Но с учетом декларируемого Вашингтоном курса на нормализацию отношений с Тегераном и заявлений официальных лиц о том, что «процесс достижения договоренностей, снимающих проблемы в отношениях между США и Ираном, вышел на финишную прямую», многие обозреватели и политики, как в Америке, так и в Исламской республике, рассчитывали, что в нынешнем году состояние ЧП американские власти уж точно продлевать не будут, хотя бы из пропагандистских соображений. Администрация Обамы решила иначе. И тем самым в очередной раз показала и Тегерану, и остальному миру, что ее декларациям верить не стоит ни на грош. Поэтому, если некоторые обозреватели впадают в недоумение от ирано-российских контрактов, то им стоит пристальнее присмотреться к вывертам западных лидеров – поводов для шока и того же недоумения там куда как больше.

АЭС как симптом здравого смысла

Пакет документов, подписанный в Москве Сергеем Кириенко и Али Акбаром Салехи, в техническом отношении весьма объемен. Подписан контракт на сооружение второй очереди АЭС «Бушер», предусматривающий строительство двух атомных блоков с возможностью расширения до четырех. До марта 2015 года будут проведены изыскания еще на двух площадках, где планируется построить пару менее мощных атомных станций, по два энергоблока каждая. Не менее важными являются и подписанные документы о том, что ядерное топливо для иранских АЭС на протяжении всего жизненного цикла работы восьми новых энергоблоков будет изготавливаться в России. Отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) также будет возвращено в нашу страну для переработки и хранения. Однако, согласно предварительным договоренностям, в дальнейшем планируется проработать экономическую целесообразность и возможность фабрикации элементов ядерного топлива в Иране. И хотя выше уже было сказано, что в этом комментарии мы сосредоточимся исключительно на политических аспектах «атомного контракта», все же совершенно необходимо подчеркнуть некоторые его экономические нюансы, поскольку «политическая составляющая» тогда начинает выглядеть более выпукло.

Итак, подписанием «атомного контракта» Россия становится монополистом в иранской сфере ядерной энергетики, «оставив за бортом» конкурентов из Южной Кореи и Франции, которые всерьез прорабатывали свои планы на захват этого рынка, а в феврале-марте вели зондажные переговоры с иранской стороной по данному вопросу. Строительство Бушерской АЭС было невероятно сложным инженерным проектом, и для российских специалистов нынешние планы гораздо легче в исполнении, а следовательно столь важная в бизнесе репутация надежного партнера, как и лидерство России в атомных технологиях получат неоспоримое доказательство.

Первичные платежи по «атомному контракту» в первые два года составят по основным протоколам около двух миллиардов долларов, что является существенной прибавкой в бюджет российской атомной промышленности. Если Бушерская АЭС в девяностые стала настоящим спасением для российских атомщиков, уберегла эту важнейшую сферу нашей экономики от общей печальной судьбы «оборонки», то нынешний контракт даст российским атомщикам второе дыхание, станет серьезным финансовым подспорьем в модернизации отечественных предприятий атомной отрасли. Подписание «атомного контракта» с Ираном дало престижу России гораздо больше, чем десятки деклараций и заявлений, поскольку на конкретном примере было показано, что Россия во внешней политике может действовать исходя из собственных национальных интересов, а не подстраиваясь под мнение «международной общественности» и либеральных кругов внутри страны.

Западное «недоумение» и ожидания российского «предательства»

В общем-то после присоединения Крыма Запад вполне мог прогнозировать расширение российско-иранского сотрудничества. Не сумел, поскольку сработали стереотипы. В Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе настолько привыкли к тому, что в критический момент Москва может «сдать назад» (спасибо отечественным «паркетным дипломатам» школы Козырева-Иванова), что «атомный контракт» откровенно застал их врасплох. До сих пор и Западу, и его лоббистам в России удавалось блокировать крупные контракты с Ираном. Вокруг каждого шага, направленного на развитие ирано-российского партнерства, создавался мощнейший негативный информационный фон, а затем в дело включалась бюрократия: месяц документ там на согласовании полежит, месяц - в другом месте, затем вносится поправка, которая опять требует десятка согласований, – так все и «в песок».

Но времена изменились, теперь даже лоббисты и услужливые чиновники не помогают. Столь неприятное обстоятельство стало настоящим «открытием» для Запада: «Эта сделка вызвала недоумение в Вашингтоне и в Европе, поскольку приближается конечный срок для трудных международных переговоров, цель которых − обуздать ядерные устремления Тегерана», − пишут шокированные подписанием «атомного контракта» журналисты влиятельной «Файненшиал Таймс», − «Если Россия согласится [на производство топлива в Иране], это не повысит шансы на договоренность, а уничтожит их».

Это каким, простите, образом? Во-первых, вопрос о производстве топлива для АЭС рассматривается Москвой и Тегераном как отдаленная перспектива. Во-вторых, Россия неоднократно заявляла о неприемлемости односторонних санкций, введенных Западом против Ирана, а именно от этих санкций Вашингтон и Брюссель не хотят отказываться даже в том случае, если соглашение между Ираном и «шестеркой» будет подписано. И, наконец, в-третьих, Россия всегда признавала право Тегерана на деятельность в рамках Договора о нераспространении. Производство топлива для АЭС этим договором не запрещено, так в чем же проблемы? Или правила игры опять поменялись?

«Иран хочет производить топливо для «Бушера-1», − поясняет американский эксперт Марк Фитцпатрик, − «если Россия разрешит это, будет подорван аргумент «шестерки», что у Ирана нет практической необходимости в программе промышленного обогащения урана. (...) Возможно, это отвечает интересам России и Ирана, но со стороны Путина это будет крупное надувательство». Перед нами – пример политического шулерства, поскольку аргумент об отсутствии «практической необходимости» усиленно продвигали на переговорах только США и Великобритания. Россия и Китай были последовательно против, поскольку подобное положение противоречит ДНЯО, а Франция и Германия в данном вопросе склонялись к тому, что обогащенный уран Тегерану нужен, но должен поставляться из-за рубежа.

Словом, первая волна негодования «атомным контрактом» в западных масс-медиа строилась на откровенно «притянутых за уши» аргументах, выдававших явную растерянность Вашингтона и Брюсселя по поводу того, что Россия и Иран, оказывается, способны принимать самостоятельные решения без «благословления» США и ЕС. А поскольку позиция Москвы и Тегерана была с точки зрения международного права неуязвима, то недоумение буквально через день сменилось пропагандистской атакой. В масс-медиа была вброшена версия о том, что на самом деле Россия не намерена развивать отношения с Ираном, что само подписание контракта не более чем игра. Дескать, по договоренности с США, Россия заставит подписать Иран 24 ноября соглашение в выгодной для Запада реакции, а в обмен на это сама получит частичное снятие санкций, введенных из-за украинского кризиса. То есть, на Западе продолжают верить в то, что за «улыбку Обамы» Москва в любой момент согласится предать Тегеран. Что тут сказать? Шок, как известно медицине, вполне может послужить причиной умственного расстройства, что мы, собственно, и наблюдаем.

*******

Впрочем, Запад может недоумевать, бесноваться и лгать сколько угодно. Он никогда не признает того очевидного обстоятельства, что остальной мир, в частности и Москва, и Тегеран, уже откровенно устали от его лжи и двойных стандартов. По большому счету – это его, Запада, проблемы. Для нас же важнее то, что «атомный контракт» между Россией и Ираном стал своеобразным «спусковым крючком» процесса наполнения деклараций о партнерстве между нашими странами реальным содержанием. И в этом – главная «политическая составляющая» подписанных в Москве соглашений.

Редакционный комментарий Iran.ru

Иран. Весь мир > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 14 ноября 2014 > № 1226742


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 7 ноября 2014 > № 1217873

Нужна ли Россия Хасану Роухани в качестве партнера?

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, – отчасти провокационен. Что, впрочем, вполне объяснимо: концентрация внимания администрации президента Ирана на отношениях с Западом, проволочки с подписанием крупных ирано-российских контрактов, странные двусмысленные заявления, регулярно исходящие от министерства нефти Исламской республики, – все это создает впечатление того, что для Хасана Роухани и его команды вопросы партнерства с Москвой отодвинулись на второй план.

Год с четвертью, прошедшие с того дня, когда новый иранский президент вступил в должность, стали тяжелым испытанием как для него, так и для его команды «технократов и прагматиков». Ожесточенные политические дискуссии внутри страны, череда новых угроз и вызовов по всему периметру границ Ирана, от Ирака до Пакистана, внутренние и международные кризисы, следовавшие один за другим – все это привело к тому, что, по большому счету, ни один из пунктов его предвыборной программы так и не был реализован. Слова и обещания США и его западных союзников так и остались только словами и только обещаниями. Традиционные же противники Ирана в регионе – Израиль и Саудовская Аравия, не только не откликнулись на предложения о диалоге, но наоборот, сделали все возможное для того, чтобы региональная «холодная война» приблизилась к той красной черте, за которой начинается «горячая» фаза войны.

Огромный кредит народного доверия, выданный Хасану Роухани и его команде, за истекший период во многом израсходован, а экономику страны продолжает лихорадить. Причем, если еще полгода назад администрация нынешнего президента могла ссылаться на ошибки экономической и социальной политики своего предшественника Махмуда Ахмадинежада, то теперь эти оправдания уже не воспринимаются всерьез. Администрация иранского президента, а вместе с ней политики и средства массовой информации страны, которые оказали и оказывают Роухани всю возможную поддержку, совершили весьма распространенную ошибку: создали в обществе уверенность в том, что основная проблема Ирана заключается в веденных против него санкциях и что эту проблему можно будет достаточно быстро решить путем переговоров с Западом. А для успешности этих переговоров можно и нужно убрать как можно больше «раздражителей», в числе которых, безусловно, были и стремление к партнерству с Россией, и активная политика Тегерана на Ближнем и Среднем Востоке. Сказать, что с момента своего избрания Хасан Роухани балансировал на своеобразном «канате», − это не сказать ничего, поскольку в действительности это было даже не балансирование, а каждодневное пребывание между молотом и наковальней, где «наковальней» была внутренняя ситуация в Иране, а «молотом» − поведение США и его союзников в отношении Тегерана.

Между «консерваторами» и «реформаторами»

Назвав главной ошибкой Роухани и его администрации завышенные ожидания скорого результата от диалога с Западом, нужно сказать и об основном негативном последствии этой ошибки. Санкции против Исламской республики были введены не при Ахмадинежаде, им, этим санкциям, столько же лет, сколько революции 1979 года, свергнувшей шаха. За это время экономика Ирана, пусть и с трудом, но научилась преодолевать внешние ограничения, демонстрируя устойчивые показатели роста и делая упор на внутренние резервы в сочетании с созданной системой «обходных маневров».

Даже на пике противостояния с Западом и его региональными союзниками в период «Ормузского кризиса» 2011 года, когда казалось, что до удара по Ирану оставались считанные часы, страна и имела доступ к новейшим технологиям, и совершила серьезный рывок в высокотехнологичных отраслях. Именно это создавало предпосылки для успешной реализации концепции «экономики сопротивления», провозглашенной Духовным лидером Ирана, где акцент делался именно на внутренние резервы роста, создание новых предприятий и сокращение зависимости от экспорта энергоресурсов.

Но завышенные ожидания части иранского бизнеса на скорое снятие санкций и неизбежно последующий за этим экономический бум – приток иностранных инвестиций и приход на иранский рынок западных компаний – привели к тому, что реализация концепции «экономики сопротивления» затормозилась. Нет, речь не шла о том, чтобы официально от нее отказаться, просто часть иранской бизнес-элиты, что называется, «замерла в ожидании». Впрочем, «замерли» они только в деловой активности, в политической же сфере они наоборот крайне оживились, беспрестанно оказывая давление на администрацию Роухани, подталкивая ее на скорейшее завершение переговоров по иранскому ядерному досье, пусть даже и на условиях значительных уступок требованиям Запада.

Тут и возник главный конфликт, который принято считать политическим противостоянием «консерваторов» и «реформаторов». В действительности же основными действующими лицами этого конфликта были, с одной стороны, элиты, ориентированные на развитие производства и развитие отечественной индустрии, которые вполне научились работать в условиях санкций. А с другой – элиты, ориентированные на финансовые операции и экспорт энергоресурсов. К этому противостоянию добавилась серьезная социальная проблема – активность молодежи, причем, в ее основе лежат две совершенно разные причины. Большая часть молодых людей не может трудоустроиться, а следовательно не видит реальных перспектив для себя. Меньшая же часть, из обеспеченных семей, откровенно симпатизирует западному обществу потребления. Своеобразное «межвременье», неопределенность в отношении дальнейшего пути развития – либо под санкциями, либо без них – серьезно беспокоит администрацию Роухани, заставляя ее искать выход на внешнеполитических «фронтах». И вот здесь команда «реформаторов и прагматиков» получила от Запада весьма болезненный для себя урок.

Избавление от иллюзий

По большому счету, год с четвертью президентского срока Роухани стали для него и его команды «временем избавления от иллюзий», и избавление это произошло только и исключительно благодаря Западу. Администрация Роухани с определенного момента явно переоценила заинтересованность Вашингтона и его европейских партнеров в нормализации отношений с Тегераном. Что мы наблюдали все это время? Иран шел на уступки – на переговорах с ним выдвигались все новые требования, дополнительные условия и попытки включить в повестку обсуждения совершенно не относящиеся к ядерной программе вопросы. Иран призывал к диалогу по Сирии и Ираку – его демонстративно исключали из любых переговорных процессов. Иран поднимал вопросы по Афганистану – в ответ его инициативы сейчас, когда США вроде бы «сворачивают» свое присутствие, блокируются практически полностью.

Перечень этих недружественных шагов, сделанных Западом за последний год, можно было бы продолжить и детализировать, но даже одного случая в сентябре нынешнего года – скандала с Кэмероном, который на встрече с Роухани в Нью-Йорке говорил о необходимости нормализации отношений, а буквально через несколько часов с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН обвинил Иран в поддержке терроризма – вполне достаточно для того, чтобы понять: и Вашингтон, и Лондон вели с Тегераном двойную игру. Нет, разумеется, Запад заинтересован в Иране. Но не в Исламской республике, а в очередном своем ближневосточном сателлите.

С политикой же ближневосточных союзников Вашингтона, Израиля и саудитов, дело обстоит еще более печально. Стремление Ирана к диалогу было расценено в Тель-Авиве и Эр-Рияде как откровенная слабость, а потому принявший за последний год реальные очертания израильско-саудовский альянс прилагает все усилия для того, чтобы, сочетая методы ставшей уже традиционной региональной «холодной войны» с элементами войны «горячей», используя в качестве инструмента разжигание суннито-шиитского противостояния, выдавить Иран из региона и разгромить его союзников в Ливане, Сирии и Ираке.

Не следует забывать и о том, что все время, пока Хасан Роухани и его команда пытались и пытаются договориться с Западом, израильское и саудовское лобби в США делают все возможное для срыва переговоров. И идея о том, что подписание соглашения по ядерной программе не будет означать отмены односторонних санкций в отношении Тегерана, идея, в случае реализации которой всякие договоренности, по большому счету, теряют смысл, принадлежит именно представителям этого лобби, усиленно обрабатывающих сейчас Конгресс и все сколько-нибудь значимых политиков в США.

Россия как объективная необходимость для Роухани

24 ноября нынешнего года – это своеобразный момент истины для иранского президента. Москва сделала все возможное для того, чтобы подписание соглашения состоялось, поскольку после принятия положения о том, что в случае подписания соглашения весь иранский обогащенный уран поступит на переработку в Россию, последние серьезные проблемы, стоявшие между Тегераном и «шестеркой» международных посредников, сняты.

Во всяком случае, для снятия санкций, которые были наложены на Иран Советом Безопасности ООН, этим шагом России созданы все возможные предпосылки. Что же касается односторонних санкций, введенных в разное время Западом, то это уже другая история, которая пока не столь интересна. Важнее другое – за время своего пребывания в должности Хасан Роухани получил убедительные и веские доказательства того, что как бы ни были привлекательны обещания Запада, партнерство с Россией было и остается для Тегерана стратегическим приоритетом. Речь даже не о том, что шаг Москвы в отношении иранского урана создает реальные предпосылки для дипломатического прорыва. И не о том, что именно своевременное применение российских штурмовиков остановило самые яростные атаки ИГИЛ в Ираке. Речь не о том, что во многом благодаря принципиальной позиции Москвы держится Сирия. Это все, безусловно, важно, более того, все это получило самую высокую оценку высшего руководства Ирана, в котором администрация Роухани – лишь один из «департаментов» в принятии решений по стратегическим вопросам. Главное здесь заключается в том, что реальные проекты экономического развития Исламской республики, масштабные программы в энергетике, на транспорте, в высокотехнологичных отраслях и в военно-техническом сотрудничестве, могут быть реализованы только и исключительно в сотрудничестве с Россией.

По большому счету, все заявления министерства нефти, которые так любят обсуждать у нас и на Западе как признак некоей антироссийской тенденции иранского руководства, – это признак тупика, в который сами себя загнали «реформаторы» своим стремлением любой ценой договориться с Западом. Сейчас, когда цены на нефть упали, а на рынке газа во всю идет перераспределение традиционных долей, «вброс» иранских энергоносителей серьезной роли в деле оздоровления экономики Исламской республики не сыграет, а полученных от этого средств не хватит даже на самые неотложные задачи, в том числе для снятия социальных противоречий.

*******

В стратегическом плане курс на укрепление отношений с Россией, пусть и с некоторой паузой, вновь станет в ближайшее время объективной необходимостью для администрации Хасана Роухани, пусть даже и не всем ее сотрудникам он нравится. Поскольку что бы там ни обещал Запад, все его действия в отношении Ирана были и будут направлены на «переформатирование» Исламской республики, на трансформацию ее в нечто, что ни интересам нынешних иранских элит, ни интересам иранского народа не отвечает.

Игорь Николаев,

Специально для Iran.ru

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 7 ноября 2014 > № 1217873


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 27 октября 2014 > № 1211175

Глава Палаты торговли, промышленности, рудников и сельского хозяйства провинции Мазендеран Голям Реза Ашарие в интервью агентству ИРНА сообщил, что в провинции Мазендеран создан специальный комитет, который будет заниматься вопросами развития экспорта сельскохозяйственной продукции в Россию, и в ближайшее время члены комитета совершат поездку в эту страну.

По словам Г.Р.Ашарие, возглавляет названный комитет вице-губернатор провинции Мазендеран по вопросам планирования и занятости, и в его состав входят производители трех видов продукции, продуктов питания, сельскохозяйственной и животноводческой и птицеводческой продукции.

Г.Р.Ашарие выразил надежду на то, что благодаря поездке членов специального комитета в Россию будут созданы условия для экономического развития провинции, а с ростом экспорта иранских товаров в Россию рынок этой страны станет более открытым для иранских и мазендеранских предпринимателей.

Следует отметить, что провинция Мазендеран располагает развитой инфраструктурой. Здесь имеются три морских порта в Сари, Ферейдун-Кенаре и Ноушехре, три аэропорта и важная транспортная магистраль Хераз – Фирузкух – Кандован, которые играют важную роль в деле осуществления экспортно-импортных поставок. Мазендеран занимает одно из ведущих мест в стране по производству такой продукции, как чай, сырое молоко, рыба холоднолюбивых видов, мясо домашнего скота, пчелиный мед, семена масличных культур, цветы на срез, косточковые фрукты. В провинции насчитывается около 3 тыс. различных производственных предприятий.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 27 октября 2014 > № 1211175


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 27 октября 2014 > № 1211171

Заместитель главы иранского Дома шахтера Мохаммед Реза Бахреман в интервью агентству ИСНА сообщил, что до сих пор детали горнорудных проектов, о которых говорится в подписанном между Ираном и Россией меморандуме о сотрудничестве, не получили конкретизации. Российская сторона упоминала о некоторых проектах, в частности о разработке месторождений в шахрестане Сирджан провинции Керман, и о своем намерении участвовать в добыче драгоценных металлов, однако детали этих проектов пока не определены.

М.Р.Бахреман подчеркнул, что прежде чем начинать сотрудничество между Ираном и Россией в области добычи полезных ископаемых необходимо создать соответствующую инфраструктуру, а также определить рамки этого сотрудничества. Россия обладает богатейшими запасами полезных ископаемых, и сотрудничество с ней может быть весьма полезным для Ирана.

По словам М.Р.Бахремана, один из важнейших принципов горнорудной отрасли страны состоит в получении самых современных технологий. Россией накоплен богатый опыт в области разведки и добычи полезных ископаемых, и необходимо воспользоваться сложившимися условиями для получения от российской стороны новых технологий и последних результатов научных исследований.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 27 октября 2014 > № 1211171


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 24 октября 2014 > № 1207268

Заместитель министра энергетики Ирана Хушанг Фелахатиян в интервью агентству «Мехр» сообщил, что стоимость электроэнергетических проектов, предложенных Ираном России для совместной реализации, составляет 7 млрд. долларов. Российской стороне уже переданы соответствующие предложения, и, как ожидается, она передаст свои окончательные предложения в течение ближайшего месяца.

Хушанг Фелахатиян указал на возможность проведения в дальнейшем двусторонних совещаний в Тегеране и Москве по вопросам реализации упомянутых проектов. В любом случае они будут проводиться после получения и всестороннего анализа предложений российской стороны.

Следует напомнить, что в сентябре на переговорах с участием министров энергетики двух стран были достигнуты предварительные договоренности о сотрудничестве в таких сферах, как обмен электроэнергией, строительство в Иране паровых и угольных электростанций и модернизация старых иранских электростанций.

Далее Хушанг Фелахатиян затронул вопрос о соединении и синхронизации электроэнергетических сетей Ирана и Европы. Как уточнил заместитель министра, на сегодня рассматриваются два варианта соединения упомянутых сетей: через Азербайджан или Грузию. На данный момент предварительный анализ уже проведен, и в ближайшее время должны состояться соответствующие переговоры с представителями названных стран.

В свое время министр энергетики Ирана Хамид Читчиян заявлял, что технических проблем для соединения электроэнергетических сетей Ирана и стран Евросоюза нет. Необходимо лишь провести переговоры по поводу синхронизации этих сетей с соседними странами, Турцией, Грузией, Арменией, Азербайджаном и Россией.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 24 октября 2014 > № 1207268


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 18 октября 2014 > № 1209913

ГОРИЗОНТЫ РОССИЙСКО-ИРАНСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ШИРЯТСЯ НА ПОЧВЕ САНКЦИЙ

Россия активизировала процесс модернизации своих вооруженных сил и флота, сообщает Hamshahri (10.10). Издание проиллюстрировало это сообщение серией фото, на которых читатели увидели не новинки российских ВС, а демонтаж старой российской атомной подводной лодки. Утилизация списанной боевой техники - неизбежный процесс модернизации, комментирует фото издание.

Российско-иранское сотрудничество укрепляется не только на суше, но и на море, - подчеркивает Hamshahri (13.10), сообщая о визите двух боевых кораблей ВМФ России в порт иранского города Энзели на Каспийском море. Издание привело две знаковые цитаты из заявлений командующего российской эскадрой и командира боевой флотилии Каспийского региона ВМФ ИРИ.

"Россия и ее дипломатия защищали и будут защищать как свои интересы, так и интересы всех дружественных ей стран", - сказал командующий российской эскадрой. А вот слова из ответного заявления командующего иранской флотилии: "Каспий - это одна из самых безопасных акваторий мира и заслуга тому - усилия всех пяти государств Каспийского бассейна".

Цель визита российской эскадры - укрепление сотрудничества двух стран на Каспии, а среди особо важных задач отмечаются укрепление безопасности акватории, борьба с морской контрабандой и терроризмом, добавляет Hamshahri.

Российско-иранское взаимодействие - это также непростые международные переговоры и консультации по иранскому ядерному досье, о чем напомнило издание Javan (12.10). Сейид-Аббас Эракчи, советник иранского МИДа, на встрече с послом России в Тегеране отметил ту важную и "выдающуюся роль", которую играет Россия в переговорах по иранской ядерной проблеме с группой "шести" и МАГАТЭ.

"Россия и лично господин Рябков сыграли положительную и конструктивную роль в переговорах, что, несомненно, даст результат в будущем", - цитирует издание иранского дипломата. Г-н Эракчи также особо отметил волю двух стран, России и КНР, в содействии переговорному процессу и достижению приемлемого для двух сторон решения проблемы, пишет Javan.

Что касается вероятного роста поставок иранской сельхозпродукции в Россию, то это поистине "золотые перспективы" для Исламской Республики, убеждает читателя официальное издание Keyhan (14.10). Согласно заявлению зампредседателя департамента животноводства минсельхоза ИРИ Хасана Рокни (Hasan Rokni), рост экспорта куриных яиц и мяса птицы, произведенных в Иране, вырос на 20 % по сравнению с прошлым годом.

Ожидается, что поставки на российский рынок медицинского оборудования и медикаментов будут иметь также положительную динамику, написала Javan (12.10). Издание подчеркнуло, что российский рынок уже ждет поставок иранской продукции, и "есть надежда, что к этому готовы и наши производители", - уверен замминистра здравоохранения ИРИ Расул Динарванд (Rasul Dinarvend).

Иран уже не так одинок в борьбе против политики санкций, применяемой к нему со стороны ЕС и США, отмечается в авторитетных изданиях страны. Так, Keyhan (13.10), пишет: период, когда США, пользуясь мировым господством своей национальной валюты - доллара, применяли его для "экономического подавления неугодных" (т.е. политики санкций), приближается к концу.

В "Группе 5+1" уже давно не существует единого фронта противодействия реализации ядерной программы Ирана; Россия, как только поняла, что имеет на Ближнем Востоке "собственные выгоды и перспективы", не желает идти с Западом в одной упряжке, приводит издание аргументы американского дипломата.

Кроме того, Россия договорилась с Ираном о закупках у последнего нефти для последующей перепродажи ее на мировых рынках таким мощным потребителям энергоресурсов, как Индия и КНР, а они и так, "безо всяких международных санкций" закупают у Ирана сотни тысяч баррелей нефти ежедневно. В результате, мощь и сила Америки в противостоянии с Ираном иссякает.

Самой России тоже пригодился полезный опыт Ирана в оспаривании европейских санкций, утверждает Khorasan (15.10). Компания Роснефть в поисках юридической помощи предпочла обратиться в ту же самую юридическую фирму, которая оказывала помощь Нацбанку ИРИ (Bank Mellat). Издание напоминает, что при помощи этой организации иранский банк сумел выиграть уже два судебных иска.

Достигло ли противостояние Запада и России своего апогея и что последует дальше? - продолжают интересоваться иранские издания. Khorasan (14.10) пытается на него ответить цитатами из выступления главы российского МИДа на церемонии празднования 70-летнего юбилея МГИМО.

Что касается противостояния России и Запада, то, по убеждению Сергея Лаврова, украинский кризис стал зенитом, пиком этого противостояния, пишет Khorasan. Одной из главных идей его выступления стала, по мнению газеты, следующая мысль: после распада СССР Запад отнюдь не прекратил свою традиционную политику сдерживания России, но, напротив, ему стало еще легче осуществлять ее.

Иран готов принять на своей территории первые стаи перелетных птиц из Европы и России, останавливающихся на зимовку в иранской провинции Хузестан, сообщила Keyhan (14.10). По словам директора службы охраны окружающей среды Хузестана, водные и болотные угодья этой провинции ежегодно выбирают в качестве места своей зимовки утки, селезни, фламинго, журавли, аисты. В провинции Хузестан сосредоточено более 50% всех водных и болотных угодий Ирана, отметила газета.

Khorasan (11.10), в рубрике "Исторический календарь", напоминает читателю о 66-летней годовщине смерти русского советского режиссера и мастера кинематографии Сергея Эйзенштейна. К заслугам режиссера относится не только то, что его фильмы преобразили мир киноискусства, отметила газета. Важнейшим достижением Эйзенштейна в кинематографии, стала демонстрация идеи первенства формы над содержанием, когда красота и эстетика внешней формы в кино как бы главенствуют над внутренним смыслом сюжета.

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 18 октября 2014 > № 1209913


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 15 октября 2014 > № 1198185

Сегодня, 15 октября, в центре по проведению международных конференций Гостелерадио ИРИ начала работу конференция «Торговля с Россией», в которой принимают участие представители министерства промышленности, рудников и торговли, министерства сельскохозяйственной джихада и Палаты торговли, промышленности и рудников Ирана.

Основными темами, которые стоят на повестке дня конференции, являются наиболее приемлемые способы доставки иранских товаров в Россию, сегодняшние и будущие возможности в области торговли с Россией, масштабы и объем товарообмена на совместном ирано-российском рынке, условия, которые требуется создать иранским компаниям и организациям для ведения успешной торговли с Россией, стандарты на товары и услуги на российском рынке и иранские товары, обладающие преимуществами в плане их поставок в Россию.

Данная конференция с учетом сегодняшних условий представляет собой важное мероприятие, которое позволит обеспечить присутствие иранских товаров и услуг на российском рынке. Особая обстановка, сложившаяся на международной арене, побуждает российских потребителей и предпринимателей к приобретению иранских товаров и услуг.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 15 октября 2014 > № 1198185


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 15 октября 2014 > № 1198184

Посол России в Иране Леван Джагарян на проводимой в Тегеране конференции «Торговля с Россией» сообщил о том, что для иранских предпринимателей будет упрощен порядок выдачи российских виз, и выразил надежду на то, что и Иран со своей стороны в кратчайшие сроки предпримет в этой связи необходимые шаги и даст свой окончательный ответ, что позволит наконец подписать соответствующее соглашение и устранить проблемы, с которыми сталкиваются посольства обеих стран при оформлении виз.

Далее российский дипломат указал на то, что российский рынок, как иранский, остается весьма сложным и на нем имеются многочисленные проблемы, однако в последнее время между Россией и Ираном достигнуты важные соглашения и проведены полезные переговоры, в связи с чем в двусторонних отношениях открываются хорошие перспективы.

Леван Джагарян сообщил, что на данный момент ожидается прибытие в Тегеран российской делегации для продолжения консультаций. «Я думаю, наша основная задача состоит в создании благоприятных условий для расширения торгово-экономического сотрудничества, а в последнее время мы все чаще замечаем, что предприниматели жалуются на проблемы, связанные с получением виз», − отметил посол России.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 15 октября 2014 > № 1198184


Иран > Связи с Россией и СНГ > ved.gov.ru, 10 октября 2014 > № 1195677

По итогам заседания 11-й межправительственной комиссии России и Ирана, которая прошла в первой декаде сентября в Тегеране, стороны договорились о сотрудничестве в разных отраслях экономики: от поставок зерна до строительства железных дорог общим объемом инвестиций 8,4 млрд. евро. В контрактах Россия и Иран планируют использовать национальные валюты. Иранские СМИ утверждают, что главной интригой переговоров была возможность организации поставок иранской нефти для России. Но по итогам заседания комиссии глава Минэнерго РФ Александр Новак заявил, что речи о поставках иранской нефти в Россию не идет. Существуют предложения об участии российских трейдеров в реализации иранской нефти. Эксперты считают, что, таким образом, Россия и Иран выбрали наиболее выгодный механизм взаимозачетов. Иран > Связи с Россией и СНГ > ved.gov.ru, 10 октября 2014 > № 1195677


Иран > Связи с Россией и СНГ > ved.gov.ru, 10 октября 2014 > № 1195675

Заместитель главы ТПП Ирана М. Джалалпур сообщил о том, что торгово-промышленными палатами двух стран создана совместная комиссия для решения вопросов, связанных с расширением взаимной торговли. Упомянув о последних договоренностях между Ираном и Россией, М.Джалалпур отметил, что о практической реализации подписанных документов говорить пока рано. Это связано с тем, что еще остаются нерешенными весьма серьезные проблемы, основными из которых являются три задачи: урегулировать межбанковские отношения, организовать транспортное сообщение и решить проблему виз.

Кроме того, было отмечено, что в настоящее время ведется согласование действий между министерством промышленности, рудников и торговли и минсельхозом ИРИ в плане определения перечня товаров, которые будут поставляться в Россию, чтобы удовлетворить потребности последней и при этом не создать проблем для иранского внутреннего рынка.

Иран > Связи с Россией и СНГ > ved.gov.ru, 10 октября 2014 > № 1195675


Иран. Азербайджан > Связи с Россией и СНГ > ved.gov.ru, 10 октября 2014 > № 1195674

В рамках Каспийского саммита в Астрахани состоялся ряд двусторонних встреч Владимира Путина с главами правительств Ирана, Азербайджана и Туркмении. Российский лидер ранее встречался с президентом ИРИ Хасаном Роухани на саммите ШОС в Таджикистане. В рамках двухсторонних встреч руководители стран и правительств обсудили целый ряд вопросов, включая расширение торгово-экономических связей. В ходе встречи Владимира Путина с президентом ИРИ сторонами были затронуты темы, представляющие взаимный интерес Тегерана и Москвы, в частности, такие как рост напряженности в Сирии, Ираке и Афганистане. Кроме того политики обсудили возможности поставки в Исламскую республику нефтегазового и энергетического оборудования российского производства. В прошлом году российской компанией "Зарубежнефть" и Национальной иранской нефтяной компанией был подписан Меморандум по разработке газового месторождения "Хайам" в провинции Ассалуйе. Российской компанией "Технопромэкскорт" запланировано участие в ряде проектов в области тепловой энергетики ИРИ, общая стоимость которых составляет 10 млрд. долл. США. Иран. Азербайджан > Связи с Россией и СНГ > ved.gov.ru, 10 октября 2014 > № 1195674


Иран. Турция > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 7 октября 2014 > № 1191885

Председатель комиссии по управлению импортом Палаты торговли, промышленности и рудников Ирана Маджид Реза Харири в интервью агентству ИСНА отметил, что после подписания Ираном и Россией меморандума о сотрудничестве ровным счетом ничего не произошло и все проблемы так и остаются не решенными. Предприниматели по-прежнему сталкиваются с проблемами банковских переводов и транспортных перевозок.

Маджид Реза Харири подчеркнул, что в случае, если никаких мер в плане облегчения выхода на российский рынок принято не будет, вакуум, образовавшийся на этом рынке в результате разрыва торговых связей между Россией и Европой, заполнят конкуренты из Турции и Иран потеряет российский рынок.

Далее Маджид Реза Харири отметил, что рост иранского импорта за первое полугодие этого года на 34% произошел несмотря на то, что связанные с антииранскими санкциями ограничения, в том числе и проблемы банковских переводов, остаются в силе. При этом 15% импорта составляют потребительские товары, а остальная часть приходится на сырьевые материалы, продукцию машиностроения и промежуточную продукцию. К числу пяти основных поставщиков продукции на иранский рынок относятся Китай, ОАЭ, Турция, Индия и Южная Корея.

Иран. Турция > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 7 октября 2014 > № 1191885


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 3 октября 2014 > № 1189566

ИРАН И РОССИЯ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ (" REFLEX ", ЧЕХИЯ )

Ян Яндоурек (Jan Jandourek)

В понедельник президент Ирана Хасан Рухани раскритиковал санкции Запада против Москвы, назвав их "плохим инструментом", и заявил, что его страна готова предоставить России всяческую помощь, какая ей только потребуется. По словам Рухани, есть разные варианты возможных контрмер. Об этом он заявил российскому государственному телеканалу "Россия-24".

Похоже, мы становимся свидетелями большого глобального милования между Россией и Ираном. На прошлой неделе на заседании Генеральной Ассамблеи ООН президент Ирана Рухани заявил, что Иран и Россия заинтересованы в проектах, которые касаются атомной энергетики. Интерес к широкому сотрудничеству в области торговли и энергетики страны проявляют уже давно. При этом атомная отрасль является предметом спора между Ираном и Западом, так как Запад подозревает Иран в желании получить ядерное оружие. Если это так и Ирану удалось бы создать ядерное оружие, это означало бы новые изменения в расстановке сил в регионе. Большие опасения есть, прежде всего, у Израиля, который находится в буквальном смысле на расстоянии выстрела. Иран не признает Израиль и поддерживает противоизраильские группировки, такие как ХАМАС и ливанская "Хезболла". Израиль, в свою очередь, считает Иран наибольшей угрозой для безопасности своих национальных интересов. В прошлом иранские лидеры не раз призывали к ликвидации еврейского государства, и, вероятно, обладание ядерным оружием придало бы их словам больше веса.

Рухани посещал Астрахань на юге России, где принял участие в саммите каспийских стран, начавшемся в понедельник. Там он встретился с президентом Путиным, а также лидерами Казахстана, Туркмении и Азербайджана.

Жертвы санкций

Рухани и Путину, конечно же, было о чем поговорить, потому что обе страны стали объектом санкций Запада, что им, и это понятно, не нравится. Однако в случае России это недавнее последствие российского вторжения на Украину. Санкциям предшествовало постепенное охлаждение отношений, и все очевиднее становилось, что "перезагрузка" отношений между США и Российской Федерацией у президента Обамы не слишком получилась - если только он не хотел "перезагрузки" холодной войны. К его чести надо признать, что инициатором охлаждения был не он.

Отношения между США и Ираном уже давно плохие - еще со времен падения режима шаха Мохаммеда Рези Пехлеви в 1979 году. По мнению западных СМИ, например, редактора газеты New York Times Рика Гладстона, похоже, что иранские приверженцы жесткой линии убедили духовного лидера страны Хаменеи в том, что улучшение экономических связей с Россией (также страдающей от санкций) упрочит влияние Ирана. В августе иранцы и россияне уже достигли предварительной договоренности о том, что Россия будет покупать нефть, а Иран - оборудование для энергетики, машиностроительную продукцию и продукты.

Новая дружба

Отношения между Ираном и Россией сложные. Проблемой, помимо прочего, было как раз Каспийское море. Свои интересы тут есть сразу у пяти стран: России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркмении. Они не могут договориться о доле нефти и газа, которые тут можно добывать. Россия тоже когда-то поддержала санкции, введенные против Ирана Советом Безопасности ООН, и они серьезным образом мешают развитию иранской экономики. Если сегодня эти две страны сближаются, то это не только жест вежливости.

Россия может стать значимым импортером иранской нефти. Санкции, введенные США и ЕС в 2011-2012 годах, повредили иранскому энергетическому сектору. Его прибыль снизилась за это время наполовину. Москва и Тегеран также знают, что у них есть общие геостратегические интересы, например, поддержка Башара Асада в Сирии. Он борется с повстанцами, которых поддерживает Запад. Так что для обоих это хорошая возможность вызвать неудовольство США. К этой "парочке", скорее всего, присоединится Китай, который заинтересован в увеличении импорта нефти. Если эта тенденция продолжится, вероятно, образуется большая российско-иранско-китайская коалиция, которая в ближайшие годы и десятилетия станет серьезной угрозой для положения США в мире.

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 3 октября 2014 > № 1189566


Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 29 сентября 2014 > № 1186401

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась отдельная встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Лидеры двух стран кратко обсудили перспективы развития российско-иранских отношений и результаты состоявшегося IV Каспийского саммита.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Президент, уважаемые коллеги!

Позвольте мне вас ещё раз поприветствовать в Астрахани, в России. Мы очень продуктивно поработали в рамках Каспийского саммита, достигли хороших результатов, в том числе благодаря позиции вашей делегации, благодаря Вашей позиции.

И я очень рад тому, что у нас есть возможность провести двустороннюю встречу, хотя не так давно мы встречались, но объём наших деловых связей делает каждую нашу встречу наполненной конкретным содержанием.

Х.РУХАНИ (как переведено): Большое спасибо, господин Президент, за Ваше тёплое гостеприимство, а также усилия, приложенные для успешного проведения IV Каспийского саммита.

Фактически договорённость, достигнутая сегодня, является результатом интенсивных усилий вашей стороны и коллег. Атмосфера, царившая сегодня на саммите, была очень хорошая. Она свидетельствовала о том, что все страны настроены на развитие сотрудничества.

Я очень рад тому, что в течение прошедшего года мы имели возможность четырежды с Вами встречаться и обсуждать вопросы, интересующие наши страны. И важно не количество встреч, а то, что мы достигли прогресса в наших отношениях.

Для нас отношения с нашим важным соседом имели особое значение, и это значение возрастает сегодня. Значимость отношений между нами возрастает как в двустороннем аспекте, так и в связи с чувствительной ситуацией в регионе.

И для нас является предметом гордости, что мы были пионерами, так сказать, среди других стран, которые распознали угрозу международного терроризма и начали с ним бороться. Те, кто сейчас пытаются поднять флаг борьбы с терроризмом, очень поздно это делают, и расстояние до пионеров этого дела очень большое.

И я очень рад тому, что наши страны имеют схожие, идентичные позиции по многим региональным вопросам, а также по вопросам двусторонней повестки дня. И также рад возможности, представившейся нам сегодня, продолжить это обсуждение.

В.ПУТИН: Спасибо.

Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 29 сентября 2014 > № 1186401


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 27 сентября 2014 > № 1184345

СМИ ИРАНА: ГОТОВ ЛИ ТЕГЕРАН ПОМОЧЬ РОССИИ?

Тема санкций, введенных против России США и странами Евросоюза, и ответных российских контрмер, продолжают привлекать внимание прессы Ирана, пожалуй, не меньше, чем взаимоотношения России со странами Запада, а также ситуация на Украине. Причина тому - возможности, которые появились перед Ираном и другими странами региона, в плане увеличения своего экспорта в Россию. На это, в частности, указали издания Kayhan (20.09) и Javan (22.09) . Javan процитировал заявление председателя Национального союза сельхозпроизводителей Ирана Резы Ноурани (Rezah Novrani) информагентству "Фарс", где он подчеркнул, что уже в данный момент Иран готов поставить в Россию первую партию сельхозтоваров в 2 тысячи тонн.

Среди товаров, которые Иран готов поставлять в Россию, - грейпфрут, апельсин, лимон, киви, яблоки, разные виды зелени и цитрусовых, виноград, гранат, дыня, а также картофель и лук репчатый, перечисляет издание. Javan отметил, что российские запреты на ввоз сельхозпродукции из европейских стран создали весьма неплохие возможности для того, чтобы Иран и прочие страны региона увеличили "ассортимент поставок в Россию". Тем более что в качестве альтернативного Европе поставщика сельхозтоваров, Иран называл "сам президент России Путин", подчеркивает Javan. Возможности устранения препятствий для роста экспорта иранских товаров в Россию и необходимые для этого практические шаги обсуждались во время недавнего визита в Иран группы российских экономистов и предпринимателей, добавила на данную тему газета.

А официальное издание страны Kayhan (22.09) сообщило, что министерство сельского хозяйства, с целью обеспечить экспорт товаров, в которых сейчас нуждается Россия, уже обратилось с соответствующим запросом к производителям. Газета оговорила те трудности, с которыми может столкнуться Иран, налаживая экспорт в Россию продовольственных товаров, список которых состоит из более чем 60 наименований. Певрая их них - не все товары, нужные России, в достаточной степени производит Иран. Соответственно, такие товары Иран может поставлять только в форме реэкспорта. К этим товарам относятся, в частности, оливки и оливковое масло, овощная продукция, как в свежем виде, так и замороженная, или в виде консервов, грибы, замороженные или маринованные.

Вторая проблема - это острый недостаток водных ресурсов, который испытывают сейчас некоторые районы Ирана, в частности, те, где выращивается необходимая на экспорт плодово-овощная продукция, и где, следовательно, нельзя рассчитывать на долгосрочную перспективу экспорта. Однако, "несмотря на трудности", подчеркнула Kayhan, министерство сельского хозяйства страны уже огласило новый, расширенный список наименований сельхозпродукции (куда вошло еще 20 названий), которую Иран "имеет возможность производить", дабы обеспечить возросшие потребности экспорта.

Более ранний выпуск Kayhan (20.09) сообщил о воссоздании российско-иранского банка, ликвидированного после событий, связанных с так называемой Исламской революцией 1979 года. Цель: ликвидациия всех препятствий, которые могут помешать росту объема российско-иранских торговых связей и прямым взаиморасчетам, Издание констатировало, что на данный момент помехами в этом деле являются две основные проблемы: отсутствие структур, которые будут обеспечивать перемещение капиталов, и отсутствие пограничных карантинных постов.

Газета также процитировала примечательное высказывание Главы конфедерации иранских экспортеров о том, что российско-иранские торговые связи уже имели "солидное прошлое" в эпоху существования СССР. При этом он подчеркнул, что тогда основные маршруты торговли шли через территорию советского Азербайджана. "Сейчас это для нас неприемлемо, так как в этом случае большая часть прибыли от торговли обеих стран будет оседать в Азербайджане. Нам нужно обеспечить прямые связи и маршруты, без посредников", - цитирует издание. На эту тему Kayhan добавил, что прямая российско-иранская торговля будет осуществляться через иранский город-порт Энзели. Порт уже прошел необходимую реконструкцию, и его таможенные службы готовы выполнять свои обязанности круглосуточно, добавила газета.

Kayhan (23.09) также цитирует председателя Ирано-российской совместной Торговой палаты, г-на Асадулла Асгар-Авлади (Asadulla Asgar-Avladi). Асгар-Авлади в интервью информагентству "ИСНА" сказал, что, помимо соглашения двух стран, нацеленного на рост взаимных торговых связей, уже достигнуты договоренности о налаживании в скором времени регулярного авиасообщения между югом России и 5 северными останами (провинциями) Ирана (Гулистан, Гилян, Мазандеран, Азербайджан Иранский (Западный) и Ардебиль) .

Данный выпуск издания сообщает, что председатель Сообщества иранских и российских промышленников отметил устранение некоторых из препятствий для осуществления российско-иранской торговли в больших объемах. Но при этрм он констатировал, что некоторые "небольшие проблемы" остаются на данном пути. Среди них - высокие таможенные пошлины России, а также отсутствие соглашения по линии ветеринарных служб обеих стран. "Россияне уже пообещали снизить таможенные тарифы на наши товары до отметки 0-5%", - цитирует издание Асгар-Авлади.

Соглашение между ветеринарными службами и согласование всех стандартов позволило бы поставлять в Россию также и продукцию животноводства, и существенно расширить тот список товаров, который Иран готов предложить России, и в которых последняя нуждается из-за "санкционного противостояния" с Западом, добавила Kayhan.

Что же касается отношений двух стран на самом высшем уровне, то здесь доверительность и взаимопонимание "вовсе не исключают в будущем трудностей": такие откровения советника по политическим вопросам канцелярии президента ИРИ Хамида Абуталеби (Hamid Abutalebi) на его личной страничке в Twitter привела Javan (22.09) . Хамид Абуталеб поделился своими размышлениями об участии президента Ирана Роухани в 69-й Генеральной ассамблее ООН и предстоящей поездке президента Ирана в российский город Астрахань, пишет издание.

В канун путешествия президента Ирана "из земли Обамы в вотчину Путина" невозможно не вспомнить переговоры между президентами Ирана и России, которые они провели почти ровно год назад в Душанбе после завершения саммита ШОС - разговор продолжался более часа - и те опасения, которые при этом возникали - приводит Javan слова иранского политика.

Уровень доверительности и искренности во время переговоров лидеров о двусторонних отношениях, вызывал предчувствие появления затруднений, когда стороны на практике начнут обсуждать конкретные соглашения; и эти предчувствие оказалось не лишенным некоторых оснований. Договориться по конкретным пунктам непосредственным исполнителям оказалось сложнее, чем лидерам двух стран, которые пришли к взаимопониманию по самым общим сюжетам - такие опасения иранского политика в связи с характером нынешних российско-иранских отношений привела Javan.

Переговоры Ирана и стран "шестерки", куда входит и Россия, по иранскому ядерному досье, остаются одной из важнейших тем в прессе Ирана. К позиции России на переговорах пресса всегда проявляла особое внимание. "Россия не теряет надежды на позитивный исход переговоров по иранской ядерной программе", - так охарактеризовала характер российского участия в переговорах Kayhan (22.06). В центре внимания публикации - заявления представляющего на переговорах Россию замглавы МИД РФ Рябкова. Согласно словам последнего, приводимым Kayhan, одновременное присутствие президентов США и Ирана на Генассамблее ООН является фактором, который может позитивно повлиять на переговоры; и еще, несмотря на трудности, прогресс на последних этапах переговоров заметен, и нет причин для беспокойства за их судьбу. Российский политик также убежден: Россия имеет и свои собственные заслуги в том, что на переговорах заметен прогресс, пишет Kayhan .

Продолжает оставаться в поле зрения иранских СМИ и реакция России на события на Ближнем Востоке. Hamshahri (23.09) отмечает, что Россия решительно осуждает односторонние, в обход сирийского правительства, действия США и их союзников по нанесению авиаударов по позициям террористической организации Исламское государство на территории Сирии. Газета приводит подробное содержание Декларации МИД России, а также заявление официального представителя МИД РФ Лукашевича.

Hamshahri замечает, что, согласно российской позиции, данные действия, помимо согласования с Дамаском, должны быть также согласованы с Совбезом ООН и выполняться строго в рамках международного права. Особо отмечает издание следующее заявление российского дипломата: "Стремление таким путем достичь неких геополитических целей, при нарушении суверенных прав стран региона, приведет лишь к усилению напряженности и дальнейшей дестабилизации обстановки в регионе".

В последних выпусках издания по-прежнему говорится о том, что европейские и мировые лидеры, даже при продолжающейся "интервенции России в Украину", склонны "оставить двери для переговоров с российской стороной открытыми". Именно к таким выводам пришли министры финансов стран "двадцатки" в австралийском Кэрнсе, сообщила Hamshahri (20.08). В Австралии решили, что Россию не следует исключать из G20, поэтому "двадцатка остается двадцаткой", констатирует издание.

С другой стороны, и Россия готова оставить "двери открытыми" для переговоров с западными странами по вооружениям, констатируется в иранской прессе. Hamshahri (23.09), ссылаясь на заявление руководителя администрации президента России Сергея Иванова, отмечает, что Россия не считает необходимым выходить из Договора по контролю над вооружениями до тех пор, пока нет угрозы ее собственной безопасности. Газета, подчеркнув, что все страны, в том числе и Россия, имеют право выйти из Договора по вооружениям в исключительных случаях, отметила, что США систематически обвиняли Россию в нарушении взятых на себя обязательств; последние российско-американские консультации по вооружениям, прошедшие в сентябре этого года, также остались безрезультатными, констатировала Hamshahri.

Иранская пресса не оставила без внимания сообщения о судьбе легендарного крейсера "Аврора". Khorasan (23.09) опубликовала фото известного корабля в момент следования последнего под одним из разводных мостов Невы. В комментарии газета написала, что "один из старейших кораблей ВМФ России, чья богатая история насчитывает более 100 лет, отправляется на капитальный ремонт с места своей стоянки на одной из рек Санкт-Петербурга".

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 27 сентября 2014 > № 1184345


Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 12 сентября 2014 > № 1174722

 Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Главы государств обсудили широкий круг вопросов двустороннего взаимодействия.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги!

Очень рад возможности встретиться с вами на полях саммита ШОС в Душанбе. Всем хорошо известно, что мы развиваем свои отношения последовательно, поступательно. У нас есть крупные проекты, которые мы осуществляли и осуществляем.

У нас есть хорошие перспективы взаимодействия, сотрудничества. Это касается политической сферы, это касается экономики. И я очень рад возможности, ещё раз повторю, встретиться с вами сегодня и поговорить по всему комплексу вопросов нашего взаимодействия.

Х.РУХАНИ (как переведено): Господин Президент, рад возможности вновь принимать участие в саммите ШОС, увидеть Вас и обсудить вопросы, которые представляют для нас взаимный интерес.

Отношения Исламской Республики Иран с Российской Федерацией, которая является важной страной в регионе, для нас имеют большое значение. Деятельность нашего правительства за последние годы свидетельствует о том, что мы добиваемся цели как в нашей региональной политике, так и в двусторонней повестке дня, которая как в интересах народа нашей страны, так и региона в целом.

Очень рад тому, что за последний год мы с Вами явились свидетелями прогресса как в экономических отношениях, так и в политических отношениях между нашими странами, так и в международной политике. Со стороны Исламской Республики Иран существует серьёзная воля и настрой на развитие отношений с Российской Федерацией во всех сферах.

Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 12 сентября 2014 > № 1174722


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 11 сентября 2014 > № 1172840

Глава Палаты торговли, промышленности, рудников и сельского хозяйства провинции Мазендеран Голям Реза Ашарие в ходе пресс-конференции заявил, что на данный момент созданы все условия для укрепления торгово-экономических связей между провинцией Мазендеран и Россией и перед провинцией открываются хорошие возможности на российском рынке.

Голям Реза Ашарие подчеркнул, что с учетом санкций Евросоюза в отношении России сельскохозяйственная продукция провинции Мазендеран может оказаться весьма востребованной на российском рынке.

Упомянув о своей четырехдневной поездке в Россию вместе с вице-губернатором провинции Мазендеран, Голям Реза Ашарие отметил, что в ходе этой поездки он принял участие в проходившей в российском Пятигорске конференции, посвященной вопросам ирано-российского межрегионального сотрудничества, по результатам которой был подписан меморандум о взаимопонимании по поводу дальнейшего развития двусторонних торгово-экономических отношений.

По словам Голяма Резы Ашарие, в ближайшее время в Россию будет направлена экономическая делегация провинции Мазендеран с целью укрепления торгово-экономических связей и увеличения товарооборота с российской стороной. Он отметил, что в сложившихся условиях имеется возможность поставлять в Россию сельскохозяйственную продукцию, в частности мясо птицы. В провинции Мазендеран насчитывается более 2,5 тыс. птицеводческих хозяйствах, которые производят до 180 тыс. т куриного мяса в год. При этом, как отмечают специалисты, на данный момент из-за отсутствия рынков сбыта более половины птицеводческих производственных мощностей провинции Мазендеран остаются незадействованными.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 11 сентября 2014 > № 1172840


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 10 сентября 2014 > № 1171979

Министр нефти ИРИ Бижан Зангяне, делая акцент на том, что политика нынешнего руководства Ирана в отношении РФ основывается на необходимости налаживания стратегических отношений с этой страной, заявил, что иранские товары могут обеспечить растущую потребность российского рынка.

Выступая на конференции с участием членов Постоянной Ирано-Российской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству и бизнесменов двух стран в конференц-зале Палаты торговли, промышленности, шахт и сельского хозяйства Ирана Б. Зангяне заявил, что уровень товарооборота между Ираном и Россией в прошлом году достиг 1,5 млрд. долларов, что является неприемлемым. Он выразил надежду, что с ростом уровня отношений мы сможем увеличить эту цифру в 10 раз.

Министр, по информации Iran.ru, также заметил, что учитывая достигнутые соглашения между двумя странами, есть надежда, что в течение нескольких ближайших месяцев состоится прорыв в российско-иранских экономических отношениях.

Б. Зангяне также подчеркнул, что представители частного сектора Ирана и России должны более серьезно заняться развитием двусторонних отношений. Учитывая прилагаемые усилия двух стран в области подготовки необходимых условий и инфраструктуры, он выразил надежду на то, что представители частного сектора двух стран воспользуются появившейся возможностью.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 10 сентября 2014 > № 1171979


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 10 сентября 2014 > № 1171958

Санкции, введенные Западом в отношении Ирана и России, существенно активизировали процесс дальнейшего сближения между Тегераном и Москвой, и между двумя сторонами достигнута договоренность об увеличении объема взаимного товарооборота не менее чем в 10 раз.

Подписание ряда соглашений в ходе состоявшегося в Тегеране 11-го заседания Постоянной Ирано-Российской комиссии по торгово-экономическому сотрудничества открывает новый этап в отношениях между двумя странами. Это позволит еще больше укрепить политические связи между Тегераном и Москвой, а также будет способствовать сближению позиций сторон на международной арене.

В ходе подписания совместного меморандума о взаимопонимании в области торгово-экономического сотрудничества между Ираном и Россией по окончании упомянутого заседания межправительственной комиссии министр нефти Ирана Бижан Зангене отметил, что в настоящее время товарооборот между двумя странами не превышает 1,5 млрд. долларов и в ближайшие годы этот показатель необходимо увеличить не менее чем в 10 раз.

По словам иранского министра, прочные политические связи должны быть подкреплены активным торгово-экономическим сотрудничеством, и российские компании заинтересованы в своем присутствии в иранской нефтяной промышленности.

Бижан Зангене упомянул также о том, что между Ираном и Россией достигнута договоренность о налаживании тесного сотрудничества между центральными банками двух стран и об использовании иранского риала и российского рубля во взаимной торговле. По его словам, Иран и Россия обладают достаточно хорошим потенциалом для активного обмена инженерно-техническими услугами и различными товарами, и центральным банкам следует направить свои усилия на качественное и своевременное обслуживание экспортно-импортных операций.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 10 сентября 2014 > № 1171958


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 30 августа 2014 > № 1162204

НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В ОТНОШЕНИЯХ ТЕГЕРАНА И МОСКВЫ (" IRAS ", ИРАН )

Мехди Санаи (???? ?????)

В последние месяцы в российско-иранских отношениях открылись новые возможности, невиданные за всю историю сотрудничества обоих государств. Благодаря им отношения двух стран могут перейти на более высокий уровень, а товарооборот между ними значительно увеличится. В данных условиях свое слово должны сказать представители промышленных и деловых кругов обеих стран, для которых открываются новые рынки сбыта. Сейчас самое время для иранского производства и бизнеса без промедления использовать появившиеся возможности.

Из огромного числа открывшихся перспектив можно указать на три главные.

1. Подписание меморандума о торгово-экономическом сотрудничестве

Меморандум создает колоссальные возможности для сотрудничества между двумя странами в таких областях, как железные дороги, энергетика, разные производственные секторы, атомная энергетика, торговый обмен, добыча полезных ископаемых, строительство электростанций, нефтегазовая сфера и разного рода технологии. В рамках меморандума устранены некоторые препятствия, которые на протяжении нескольких лет мешали иранским промышленникам и бизнесменам, поэтому государственные и частные производственные секторы получили возможность с полной уверенностью продвигать собственные проекты. Министерству нефти Исламской Республики Иран поручено представлять интересы страны в совместной российско-иранской комиссии, а Министерство промышленности, рудников и торговли назначено ответственным для отбора проектов внешнеэкономического сотрудничества частного сектора иранской экономики.

Проведение заседаний совместной экономической комиссии России и Ирана 8 - 11 сентября этого года создаст прекрасные возможности для общения представителей экономических и промышленных кругов обеих стран. Для участия в этих заседаниях российская сторона подготовила многочисленную комиссию, в состав которой вошло несколько сотен человек.

2. Открытие российского рынка фруктов и овощей

В ответ на санкции, введенные Соединенными Штатами, Европейским Союзом, Канадой и Австралией, Российская Федерация ввела эмбарго на экспорт из этих стран большого списка продуктов, включая фрукты, овощи, молочную продукцию, зерновые культуры и другие продукты сельского хозяйства, мясо и рыбу. Недавно министр сельского хозяйства и премьер-министр России заявили о возможности замещения поставок этих товаров импортом из других стран и указали на то, что он может осуществляться из Ирана, Турции, Узбекистана, Азербайджана и стран Латинской Америки.

Согласно некоторым статистическим данным, российский импорт сельскохозяйственных товаров, мяса, фруктов и овощей в отдельные годы составил 40 миллиардов долларов. К примеру, поставки подобной продукции из одной только Польши, также попавшей под действие российских санкций, оценивались почти в один миллиард долларов. На днях российские средства массовой информации сообщали, что, несмотря на высокую активность ряда стран в целях получения доступа на продовольственный рынок России, со стороны иранского бизнеса для этого еще не предпринято каких-либо серьезных мер. Поэтому сейчас самое время иранским поставщикам фруктов и овощей при поддержке государства незамедлительно использовать открывшиеся перед ними возможностями.

3. Взаимные инвестиции Ирана и России

Российские инвесторы в последние годы вложили значительную часть своих капиталов в европейские страны. В нынешних условиях они постепенно выводят собственные резервы из этого региона и других стран, союзных Западу, поэтому развивающаяся экономика и рынок Ирана являются подходящей площадкой для привлечения освободившихся капиталов.

Иранские инвесторы тоже, в свою очередь, могли бы обратить свое внимание на разные отрасли российской экономики, особенно в сельском хозяйстве, например, в плане засева российских сельскохозяйственных земель.

Открывшиеся возможности не ограничиваются только этим. К примеру, иранские компании Iran Khodro и Saipa, начавшие экспорт автомобилей в Россию, в нынешних условиях имеют возможность при правильном планировании поставить на российский рынок за пять лет несколько десятков тысяч своих автомобилей.

Конечно, активность на крупном российском рынке может оказаться прибыльной только для сильных компаний со значительными финансовыми резервами, способными выдерживать конкуренцию. Иранские промышленники и предприниматели могут рассчитывать на всестороннюю помощь их коммерческой деятельности.

Несомненно, укрепление отношений двух стран и более активная работа иранских и российских работодателей и бизнесменов отвечает их национальным интересам, благоприятствует росту национальных экономик, а также содействует обеспечению региональной и международной стабильности.

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 30 августа 2014 > № 1162204


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 20 августа 2014 > № 1153433

После того, как в марте этого года иранская экономическая делегация посетила Москву, при содействии со стороны посольства Ирана в России и администрации провинции Хамадан в названную провинцию прибыла делегация российского журнала «Деловой Иран» с целью ознакомления с экономическими возможностями и потенциалом провинции и последующей публикации очередного номера журнала, посвященного провинции Хамадан. Вчера члены делегации журнала «Деловой Иран» встретились с представителями деловых кругов и главами экономических организаций и учреждений названной провинции.

Глава делегации российского журнала, председатель комиссии по Ирану Московской торгово-промышленной палаты Раджаб Сафаров в ходе этой встречи заявил, что в следующем номере журнала «Деловой Иран» будет опубликована информация о потенциале провинции Хамадан, ее исторических памятниках и туристических возможностях.

Далее Раджаб Сафаров отметил, что политические отношения между двумя странами находятся на достаточно высоком уровне, однако об их экономических отношениях этого сказать никак нельзя. В прошлом году объем товарооборота между Ираном и Россией составил 1 млрд. 420 млн. долларов, что не превышает и 0,5% от общего объема торговли России с остальными странами мира. А ведь в то время, когда экономические отношения остаются на таком низком уровне, это не позволяет дальше развивать политические отношения.

При этом у обеих стран имеются общие стратегические интересы, обусловленные вопросами обеспечения региональной безопасности, совместными ресурсами, а также международными вызовами и угрозами.

Глава российской делегации подчеркнул, что Иран и Россия должны лучше узнать друг друга. Однако все еще есть некоторые препятствия, которые не позволяют заложить прочную основу тесного взаимодействия между двумя странами.

Вместе с тем, данные, полученные от специалистов, которые занимаются отношениями России с Ираном, вызывают уверенность в том, что Иран располагает достаточно большим потенциалом для того, чтобы занять достойное место на российском рынке, а в некоторых случаях даже занимать лидирующее положение. Иранские товары по своему качеству при вполне приемлемых ценах могут составить достойную конкуренцию на российском рынке.

Указав на экономические санкции, введенные США в отношении Ирана и России, Раджаб Сафаров назвал подобные действия своего рода новым видом оружия американцев. При этом он отметил, что эти санкции вынудили Россию обратить взоры на собственную инфраструктуру. В краткосрочной перспективе в ряде случаев они, конечно, причинят определенный ущерб некоторым отраслям экономики, однако в долгосрочной перспективе санкции приведут к тому, что Россия во многих отношениях станет самодостаточной.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 20 августа 2014 > № 1153433


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 30 июля 2014 > № 1137747

ПОСОЛ ИРАНА: НОВАЯ ЭРА ДЛЯ МОСКВЫ И ТЕГЕРАНА (" IRAS ", ИРАН )

Ахмад Вахшите (???? ??????)

С приходом к власти Путина в 2000 году Россия воспрянула ото сна, навеянного распадом Советского Союза, и постепенно укрепила свои позиции на международной арене. Несмотря на то, что в 2008 году фактическое первое лицо российского государства занял пост премьер-министра, спустя четыре года он вновь получил президентские полномочия. Еще с началом сирийского конфликта Россия начала серьезную конфронтацию с Соединенным Штатами и их западными союзниками, а с наступлением нынешнего кризиса на Украине масштабы этой конфронтации лишь значительным образом увеличились. Масла в огонь подлили и другие противоречия между двумя странами, например, ситуация с Эдвардом Сноуденом (Edward Snowden).

Недавно Владимир Путин совершил визит в ряд латиноамериканских стран и еще больше оживил связи с южными соседями Соединенных Штатов. Чтобы обсудить положение России в период после распада СССР и до наших дней, а также ее отношения с Ираном после прихода там к власти правительства президента Хасана Рухани (Hassan Rouhani), мы взяли интервью у чрезвычайного и полномочного посла Ирана в России г-на Мехди Санаи (Mehdi Sanaei). В беседе мы не обошли стороной и такие вопросы, как нефтяное соглашение между двумя странами и влияние украинского кризиса на политику России в плане переговоров Ирана с группой "5+1" ( теперь мы предлагаем вашему вниманию вторую часть этого обширного интервью, посвященную перспективам сотрудничества Москвы и Тегерана. Первую часть, в которой г-н Санаи говорит о трансформациях внешней политики России и соперничестве Москвы с Западом, вы можете прочитать здесь - прим. ред. ).

Мехди Санаи - первый посол Исламской республики Ирана в России, который в совершенстве владеет не только английским, но и русским языком. В свое время на факультете мировых исследований Тегеранского университета он основал кафедру русистики и долгие годы возглавлял ее. Занимаясь преподавательской деятельностью в университете, Мехди Санаи одновременно входил в состав комиссии по национальной безопасности при парламенте восьмого и девятого созывов. Поскольку г-н Санаи имел продолжительный исследовательский и дипломатический опыт работы с Россией, министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф (Mohammad Javad Zarif) назначил его на должность чрезвычайного и уполномоченного посла в этой стране. Мехди Санаи является членом Международного дискуссионного клуба "Валдай" и возглавляет работу Центра изучения Ирана и Евразии IRAS.

IRAS: Позвольте перейти к отношениям России с Ираном. Сейчас группа иранских дипломатов ведет переговоры в Вене. Насколько, по-вашему, Российская Федерация содействовала результативности этих переговоров и их переходу на нынешний этап? Повлиял ли украинский кризис на позицию России и сам переговорный процесс?

Мехди Санаи: Как уже отмечалось, в Тегеране и Москве почти одинаково трактуют события, происходящие на региональном и глобальном уровнях, особенно когда это касается экспансионистской политики Запада. В разных ситуациях Россия показала, что признает нынешнее давление на Иран и его ядерную программу как часть западной стратегии, направленной на подчинение Тегерана определенным целям на Ближнем Востоке. Данная ситуация создала необходимые условия для сближения позиций Ирана и России по ядерным переговорам, в частности в формате общения Исламской республики с "шестеркой" международных посредников.

На протяжении последних лет Россия неизменно подчеркивала право Ирана использовать мирную атомную энергию. В некоторых случаях Москва соглашалась с санкционным давлением, однако, давая общую оценку участия ее представителей в переговорах по ядерной проблеме Ирана, нельзя отрицать тот факт, что их усилия оказались эффективными в плане смягчения или откладывания во времени некоторых санкций.

По этой причине в целях выработки универсального соглашения по ядерной программе Исламская республика намерена поддерживать контакты и проводить консультации с Россией и Китаем, чтобы, используя потенциал этих государств, с уверенностью добиваться максимальной реализации своих национальных интересов. Россия, в свою очередь, всегда выступала за обмен мнениями с иранскими представителями по важным международным и региональным вопросам, особенно в целях предотвращения вмешательства Запада в дела ближневосточных стран. Москва прекрасно осознает, что Иран - один из прочных столпов безопасности и стабильности в регионе, поэтому его продуктивное участие в установлении мира на Ближнем Востоке, Южном Кавказе, в Центральной Азии и Каспийском регионе является важным для нее аргументом.

Учитывая этот факт, а также то, что любые подвижки в политическом урегулировании вопроса о ядерной программе содействуют установлению стабильности и безопасности в соседних с Россией регионах, Москва настаивает на сохранении своей независимой позиции в этом вопросе, праве Исламской республики на использование мирного атома и решении проблемы исключительно дипломатическими способами. Россия много раз отвергала другие способы, такие как введение еще больших санкций и военные действия против Тегерана. Фактически, мы является свидетелями того, что вслед за открытием каналов для мирного решения противоречий по поводу ядерной программы Ирана Москва, поддерживая этот процесс и рассчитывая на его продуктивность, поставила на повестку дня проведение совместных консультаций, в том числе и на уровне специалистов.

Между тем нельзя отрицать и тот реальный факт, что прямое и косвенное вмешательство Запада в последние события на Украине открыло России глаза на его агрессивную экспансию и геополитическое предубеждение по отношению к ней. Поэтому можно сделать вывод о том, что Россия будет в дальнейшем еще активнее поддерживать страны, выступающие против западной экспансии, такие как Иран. Однако следует учесть, что Россия, придерживаясь своей прагматичной позиции, в некоторых областях все же готова продолжать сотрудничество с Западом, поэтому было бы ошибочным преувеличивать украинские события как фактор максимального сближения Москвы и Тегерана.

Параллельно с этим необходимо отметить, что Ирану надлежит проявить искусство дипломатии и использовать создавшуюся ситуацию для укрепления своих интересов. Конечно, и в этом вопросе следует не терять здравый смысл и помнить о том, что правительство "благоразумия и надежды", то есть нынешний кабинет министров Хасана Рухани, действует на международной арене реалистично и развивает отношения с Россией, в том числе и в атомной сфере, на основе сложившихся реалий и устоявшемся представлении об этой стране в иранской дипломатии.

- Еще зимой появилась информация о заключении нефтяного соглашения, что вызвало разные оценки в экспертных кругах. Известно, что клиринговый договор общей стоимостью 20 миллиардов долларов подразумевает ежедневную поставку 500 тысяч баррелей иранской нефти в обмен на приобретение российских товаров. Переговоры на эту тему вызвали острый протест со стороны Соединенных Штатов. Какую оценку вы можете дать этому договору?

- Для начала необходимо отметить, что несмотря на колоссальный экономический потенциал сотрудничества между Ираном и Россией, уровень их экономических связей по сравнению с взаимодействием в политической сфере был и остается весьма незначительным. Аналитики чаще называют Иран и Россию соперниками в энергетической области, нежели партнерами, однако, учитывая высокий потенциал обеих стран в данной сфере, энергетика могла бы стать подходящей площадкой для развития их двустороннего сотрудничества и обеспечения взаимных интересов.

Будет неверным утверждать о том, что переговоры проходят с целью организации поставок нефти в обмен на товары. Необходимо учитывать, что обе стороны, будучи влиятельными игроками на мировом энергетическом рынке, еще задолго до появления предложения о клиринговых поставках нефти в обмен на промышленную продукцию подчеркивали необходимость в развитии сотрудничества в сфере энергетики. Более того, Россия и Иран уже подготовили определенные соглашения, выводящие партнерские отношения на новый уровень. В настоящий момент ведутся переговоры по поводу подписания крупного соглашения в области экономики и торговли, куда также входит и энергетическая сфера.

Учитывая благоприятный фон ирано-российских отношений, существуют широкие возможности для развития экономического сотрудничества между двумя странами, в том числе и в сфере энергетики. Для укрепления собственных позиций на региональных и международных рынках Россия разработала определенную тактику, частью которой является и энергетическое сотрудничество с Ираном, дивиденды от которого получат, конечно, обе стороны. В целом логика подсказывает, что имеющейся в этой области потенциал будет использован для реализации взаимных интересов. Сейчас идут переговоры о заключении экономического соглашения в сфере всестороннего развития отношений двух стран, частью которого является и партнерство в энергетической сфере. Вообще я склонен считать, что энергетика может стать локомотивом развития наших двухсторонних отношений.

Партнерство между двумя странами охватывает огромный спектр областей. Это железные дороги, электричество, атомная энергетика, разные проекты в промышленности и добыче полезных ископаемых, сельское хозяйство, дороги и метро, авиация и космос, науки и технологии, обмен товарами, экспорт и импорт. Данные переговоры непременно будут иметь положительные результаты для обеих стран и отвечать нашим национальным интересам. Стоит отметить, что недавно несколько российских компаний заявили о своей готовности принять участие в энергетических проектах в Иране, куда с рабочими командировками съездили уже некоторые представители "Лукойла" и "Газпрома". Отчасти их переговоры касались возобновления предыдущих проектов, однако в дальнейшем стороны планируют обсудить и другие предложения.

Важно, что переговоры также проходят на уровне высшего руководства. Сейчас ведется обсуждение по линии экономического сотрудничества, которое должно быть оформлено в виде меморандума о взаимопонимании.

- Как посол Ирана в России видит перспективу политических и экономических отношений Тегерана и Москвы? Станем ли мы свидетелями улучшения отношений сейчас, когда у власти в Иране находится умеренное правительство Хасана Рухани?

- Иранское правительство уже сейчас поддерживает конструктивные отношения со всеми дружественными народами и странами и при этом предпочтение отдается соседним государствам и тем, которые расположены в нашем регионе. Ключевым моментом здесь является то, что ввиду географических особенностей и территориальной близости Исламская республика Иран и Российская Федерация связаны друг с другом в плане безопасности, поэтому необходимо прилагать усилия для обеспечения стабильности в регионе путем развития двухсторонних экономических и торговых связей.

Касательно укрепления экономическо-торговых отношений с Россией нам обязательно необходимо разработать новые подходящие механизмы, используя при этом весь имеющийся потенциал для обеспечения совместных интересов. При нынешней ситуации на международной арене общие взгляды обоих государств проявляют себя еще сильнее, чем обычно, так что сейчас, как никогда раньше, сложились подходящие условия для развития сотрудничества во всех сферах. В период с 2011 по 2013 годы в отношениях двух стран была тенденция к сокращению, однако в нынешнем году их развитие вновь пошло своим чередом. Статистические данные за 2014 год еще только подготавливаются, однако, по неофициальной информации, происходит существенное оживление двухсторонних связей. Учитывая все приготовления и меры, предпринятые за последние месяцы, в скором будущем, как сказал об этом в телевизионном интервью президент Ирана, мы непременно будем свидетелями настоящего прорыва в отношениях двух стран.

В основном предметами экспорта и импорта двух стран являются древесина и пиломатериалы, оборудование и запчасти, промышленные станки, сталь и железо, зерно, лекарства, изделия химической и целлюлозной промышленности, сухофрукты, фрукты и бахчевые культуры. Важно то, что сокращение объемов торговли, наметившееся в последние три года, сменилось ростом торговых показателей. У отношений Ирана с Россией весьма обнадеживающие перспективы. В настоящее время в высшем руководстве Исламской республики есть курс на развитие отношений с Россией, в связи с чем представляется, что оба государства могут установить между собой такие связи, которые будут способствовать реализации их национальных интересов, региональной стабильности и глобальной безопасности.

Хотя в течение последних трех лет объем товарооборота частично был сокращен из-за введения санкций, можно сказать, что сейчас мы переживаем новый период в отношениях двух стран, поэтому есть основания полагать, что в сложившихся условиях начнется интенсивный рост двустороннего сотрудничества, особенно экономического и технического. Обращаясь к соглашениям в атомной сфере, отметим, что, по всей видимости, Россия стала в большей степени разделять позицию Ирана. Фактически, наличие у Ирана и России общих взглядов на недопустимость иностранного вмешательства в дела региона, необходимость борьбы с терроризмом и экстремизмом в Сирии и Ираке, а также стратегические интересы обоих государств в Центральной Азии и на Кавказе говорят о начале новой эры в их отношениях.

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 30 июля 2014 > № 1137747


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 24 июля 2014 > № 1131162

России пора выйти из режима антииранских санкций

Заседание Совета Безопасности Российской Федерации 22 июля сего года, посвященное теме суверенитета России и ее территориальной целостности, стало во многом поворотным пунктом во внешней и оборонной политике России. Ведь из высказываний российского президента становится ясно, что Москва готовится к жесткой конфронтации с Западом, как минимум, и к отражению силой вооруженных провокаций НАТО и ее украинских марионеток, как максимум. По словам Владимира Путина, кризис отношений России и Запада вышел на принципиально новый уровень, где трагедия с малазийским самолетом становится лишь одним из его эпизодов.

Можно выделить ряд ключевых сигналов, которые послал российский лидер Западу, всему миру и российскому народу. Сигнал первый: напоминание о том, что Россия − это ядерная держава, а значит следует воздерживаться от бряцания оружием у российских границ. Сигнал второй: давление на Россию – часть политики «холодной войны» против нее. «Сегодня в мире все чаще звучит язык ультиматумов и санкций, а само понятие государственного суверенитета размывается, неугодные режимы, страны, которые проводят независимую политику или просто стоят на пути чьих-то интересов, дестабилизируются. Для этого в ход идут так называемые «цветные» революции, а если называть вещи своими именами, государственные перевороты», – сказал в своем выступлении Владимир Путин. На практике слова президента России означают начало подготовки к реальному снижению зависимости национальной экономики и ее финансовой системы от неблагоприятных внешних факторов, то есть к минимизации всех возможностей влиять извне на Россию и происходящее внутри нее. Сигнал третий: Россия пересматривает свой подход к диалогу с Западом. Новая политика России – это окончательный отказ от попыток договориться с Западом прежде всего о совместной системе безопасности и уход в прочную оборону. Фактически объявлено: Россия теперь сама по себе и более не несет никакой коллективной ответственности. Это означает радикальное изменение в военной политике. А это признак того, что Россия начинает укреплять свой оборонительный потенциал, в том числе как ответ на усиление группировки войск НАТО на территории восточноевропейских государств. Между Россией и Западом разворачивается и настоящая идеологическая война, в основе которой не только расхождения в понимании ценностей, но и крайне быстрорастущие различия в понимании фундаментальных принципов международного права.

России необходим решительный поворот в сторону Ирана

Кроме того, заседание Совета Безопасности Российской Федерации означало, что теперь Москва будет искать новых союзников, а точнее – партнеров, как в плане противостояния агрессивности Запада, так и укрепления оборонных возможностей перед лицом военной угрозы НАТО. Из источников, близких к участникам заседания, стало известно, что руководство России приняло решение ускоренными темпами укреплять БРИКС в качестве глобального противовеса западным военно-политическим альянсам, а также уделять особое внимание развитию партнерства с Исламской республикой. Последнее имеет особое значение, учитывая большое значение ИРИ в системе безопасности наиболее чувствительного для Запада региона – зоне Персидского залива, служащего, наряду с Россией, основным источником поставок энергоресурсов в ЕС, Японию и другим союзникам Вашингтона. Здесь расположены до 65% мировых запасов нефти и до 40% мировых запасов природного газа. И если России и Ирану удастся выстроить отношения стратегического партнерства во всех сферах, экономике, безопасности, обороне, внешней политике, то тогда Москва и Тегеран вполне смогут навязать Западу свои правила игры, в первую очередь через инструмент поставок углеводородов.

Примечательно, что в нынешних условиях к оси России − Иран вполне может примкнуть еще один важнейший игрок в нефтегазовой сфере – Ирак, который фактически был предан американцами, когда полтора месяца назад боевики радикальной исламистской организации Исламское государство Ирака и Леванты (ИГИЛ) вот-вот могли войти в Багдад, а Барак Обама отклонил настойчивые призывы иракского премьер-министра Нури аль-Малики о помощи. Зато Россия и Иран сразу же пришли на подмогу, в том числе путем оказания прямой военной и военно-технической помощи Багдаду. Это позволило не только снять угрозу падения иракской столицы, но и отбросить боевиков ИГИЛ на север и запад страны, нанеся им непоправимый ущерб в живой силе и боевой технике. Еще один потенциальный участник такого альянса – Сирия, которая на протяжении более трех лет при содействии Москвы, Тегерана и Багдада успешно противостоит внешнему вмешательству со стороны натовско-аравийского союза во главе с США и Саудовской Аравией.

Еще совсем недавно все эти четыре страны были связаны более ограниченными общими целями, связанными с попытками Запада с опорой на финансовые ресурсы аравийских монархий организовать на Ближнем Востоке «цветные революции», либо просто свергнуть неугодные режимы путем прямой или косвенной вооруженной интервенции. Однако сейчас, когда в глобальной системе международных отношений США и их ближайшие союзники пошли на открытое нарушение всех норм международного права и основополагающих принципов Устава ООН, меняется и общая задача – сейчас речь идет уже о срыве открытого наступления Запада и его региональных приспешников на суверенитет России, Ирана, Ирака и Сирии. И теперь придется использовать другие инструменты и механизмы взаимодействия, более жесткие и формализованные, чем можно было предполагать до сих пор.

России нужно незамедлительно выйти из режима антииранских санкций

С учетом этого Москве придется пересмотреть свой подход к санкционному режиму, введенному США через СБ ООН в отношении Ирана, не говоря уже о санкциях одностороннего плана. Все правовые основания для этого есть – раз США и ЕС вводят против России санкции в обход ООН, то и Россия получила право на выход из антииранских санкций, тоже в обход ООН. Ведь принцип взаимности является основополагающим в международных отношениях. И делать это нужно незамедлительно. Сейчас России как никогда раньше нужен мощный партнер в сфере антисанкционной политики, учитывая, что санкции превратились из международного инструмента мирного воздействия в способ грубого силового давления Запада на те или иные страны, которые не желают подчиняться диктату Вашингтона. Как представляется, самый эффективный метод для этого – незамедлительно объявить о выходе Москвы из всех видов санкционных ограничений, введенных против Тегерана. А после этого приступить к укреплению обороноспособности и экономики ИРИ.

Россия должна укрепить оборонный потенциал Ирана

Чтобы ИРИ стала реальным партнером РФ в противостоянии с Западом, необходимо как можно быстрее поставить Исламской республике самые современные вооружения для иранской армии, способные сорвать любые попытки иностранной агрессии, прежде всего со стороны США. В первую очередь речь идет о наиболее продвинутых системах ПВО, таких как ЗРК «С-300» и «С-400», «Панцирь» и т.д. В Вашингтоне прекрасно понимают, что способность иранцев уничтожить практически все боевые самолеты и ракеты США, дислоцированные в зоне Персидского залива, сведет на «нет» необходимость американского военного присутствия в этом регионе и ослабит позиции Саудовской Аравии, Катара и других союзников США в регионе. Для усиления обороноспособности вооруженных сил ИРИ нужно поставить также значительное количество многоцелевых истребителей МиГ-29 СМТ последней модификации,перехватчиковМиГ-31 (по классификации НАТО Foxhound (лисья гончая) − двухместный сверхзвуковой всепогодный истребитель-перехватчик дальнего радиуса действия), а также тяжелые истребители Су-30 (по классификации НАТО Flanker-C − двухместный многоцелевой истребитель поколения 4+), что полностью нейтрализует поползновения любого потенциального агрессора, нацелившегося на Иран.

Учитывая протяженность иранского побережья и нахождение в Персидском заливе кораблей 5-го флота США с базированием на Бахрейне, было бы целесообразным оказать Ирану содействие в создании надежной системы береговой обороны на базе береговых ракетных комплексов К300 «Бастион», предназначенных для поражения надводных кораблей различных классов и типов из состава десантных соединений, конвоев, корабельных и авианосных ударных групп, а также одиночных кораблей и наземных радиоконтрастных целей в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия. Это фактически обезоружит не только весь 5-й флот США, но и флоты других стран Персидского залива, враждебно настроенных к ИРИ. При этом, конечно, стоило бы поставить ВМС Ирана современные надводные и подводные корабли различных классов, а также технически укрепить части морской пехоты, прежде всего за счет их усиления вертолетными группами в составе десантно-транспортных вертолетов и боевых вертолетов КА-29 и КА-52. Все это сделает вторжение в Иран с моря практически невозможным.

Естественно, пора модернизировать и сухопутные силы иранской армии. В первую очередь речь идет о бронетанковых войсках. Здесь Россия могла бы поучаствовать поставками танков Т-90 и бронемашинами БМП-3. Кроме того, эффективность сухопутных войск ИРИ была бы существенно увеличена российскими ПТУРС системы «Корнет», которые безотказно уничтожают на большом расстоянии все танки противника. Естественно, большую роль имело бы и их усиление вертолетами и фронтовой авиацией, прежде всего штурмовиками.

Необходимо масштабное экономическое сотрудничество

Иран мог бы расплачиваться за поставку российских вооружений нефтью и газом, учитывая, что потенциал добычи и экспорта углеводородов в ИРИ практически неограничен. Для этого необходимо, чтобы крупные российские нефтегазовые компании типа Роснефть, Газпром, Новатэк как можно скорее приступили к разработке, добыче и экспорту углеводородов с иранских месторождений, прежде всего Южного Парса, а также созданию в ИРИ крупных мощностей по производству СПГ. Вместе Россия и Иран смогут диктовать ценовую политику на мировом рынке газа, что позволит оказать необходимое давление на ЕС с целью ослабления его зависимости от США. А увеличение добычи нефти в Иране, особенно при параллельном развитии нефтедобычи в Ираке, позволит этим двум странам выйти к 2020 году на уровень экспорта нефти в объеме до 20 млн. баррелей в день – вдвое большем, чем у Саудовской Аравии. Это еще один мощный рычаг экономического воздействия на политику Запада.

Еще одно важное направление укрепления экономических позиций РФ и ИРИ − создание Южного транспортного коридора от иранского побережья Аравийского моря до Северной и Северо-Западной Европы через территорию России, что позволит Москве и Тегерану изменить маршруты грузовых перевозок из Европы в Южную Азию и на Дальний Восток. Важно также оказать содействие ИРИ в развитии ее транспортной системы, прежде всего железных дорог, увеличении мощностей выработки электроэнергии, прежде всего за счет строительства новых ядерных энергоблоков. Атомная энергетика – одна из самых перспективных отраслей российско-иранского сотрудничества. Возможно, для этого России стоило бы несколько пересмотреть свои позиции на переговорах «Шестерки» с Тегераном по ядерной программе ИРИ. В условиях, когда Запад вводит дискриминационные меры в отношении РФ, нет смысла поддерживать явно завышенные требования США и ЕС к Ирану в отношении ограничения его мирной ядерной программы. Заодно это послужило бы Западу хорошим уроком – кто не уважает интересы РФ, тот автоматически теряет право на поддержку с российской стороны по глобальным и региональным вопросам мировой политики.

Есть много других отраслей, где взаимовыгодное сотрудничество Москвы и Тегерана послужило бы целям ослабления воздействия санкций, введенных США и ЕС против обеих стран. Речь идет в первую очередь о финансовом секторе, где пока доминирует доллар. Видимо, настало время переходить либо на временные бартерные сделки, либо расплачиваться национальными валютами, либо ускорять введение единой валюты БРИКС.

**************

Необходимо усиливать внешнеполитическую координацию как на высшем уровне, так и по линии внешнеполитических ведомств для проведения согласованной политики на Ближнем Востоке, в зоне Персидского залива, в Закавказье, в Центральной Азии, в Афганистане и по отношению к глобальным вызовам, включая развязанную США оголтелую конфронтацию в мире. Кроме того, стоит рассмотреть вопрос о повышении уровня председательства в совместной межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству с обеих сторон – с нынешнего министерского до вице-премьерского. Также можно задействовать механизм координации в области внешней и оборонной политики, уже апробированный рядом крупных стран (США, Франция) посредством двустороннего комитета министров иностранных дел и обороны, а начать можно с создания Совета сотрудничества высшего уровня между Россией и Ираном по аналогии, например, с уже созданными и успешно действующими российско-турецким и ирано-турецким советами. При этом интересам Москвы отвечало бы скорейшее вхождение ИРИ в ШОС и БРИКС, возможно, создание зоны свободной торговли между Ираном и ЕврАзЭС. Все эти вопросы Владимир Путин может обсудить с президентом Ирана Хасаном Роухани на саммите ШОС в сентябре с.г. в Таджикистане. Только совместными усилиями всех стран, не приемлющих диктат Вашингтона, можно остановить агрессивное наступление Запада на интересы других государств. Настало время для срочных активных действий. И для этого начинать нужно с срочного, просто незамедлительного выхода России из режима антииранских санкций.

Владимир Ефимов,

Специально для Iran.ru

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 24 июля 2014 > № 1131162


Иран > Связи с Россией и СНГ > regnum.ru, 18 июля 2014 > № 1126865

В ИРАНЕ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ТАКОЕ ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ

Иран не совсем четко представляет себе, что такое Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Об этом на пресс-конференции 18 июля заявил посол этой страны в Армении Мохаммад Реиси. Таким образом дипломат отреагировал на вопрос о том, какое будущее ждет армяно-иранские торгово-экономические отношения после вступления Армении в ЕАЭС, передает корреспондент ИА REGNUM .

"Мы еще не изучили этот вопрос, документов не видели. Следовательно, не ждите от меня, что я стану комментировать вещи, детально не известные. Возможно, когда я ознакомлюсь с этим документов, то найду там пункты, исходящие из интересов моей страны", - заявил Реиси, добавив, что содержание документов о создании ЕАЭС известно властям России, Белоруссии, Казахстана и Армении.

Одновременно посол выразил уверенность, что власти Армении всегда учитывают интересы государства и при принятии тех или иных решений исходят из необходимости их реализации.

Иран > Связи с Россией и СНГ > regnum.ru, 18 июля 2014 > № 1126865


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 14 июля 2014 > № 1123199

Могут ли Россия и Иран стать стратегическими партнерами?

Скоро должны завершиться переговоры между «Шестеркой» и Ираном по иранской ядерной программе, в результате которых последует полное снятие финансовых и торгово-экономических санкций с ИРИ, введенных в свое время по инициативе Запада. Очевидно, что с учетом огромного экономического потенциала Ирана, имеющего крупнейшие в мире запасы углеводородов (второе место в мире по газу и четвертое по нефти), неплохую базу для промышленного развития, хорошо образованные трудовые ресурсы и выгодное географическое местоположение, крупнейшие международные корпорации с нетерпением ждут этого момента, чтобы получить супервыгодные и масштабные контракты на восстановление, модернизацию и развитие экономики ИРИ.

Фактически, уже все последние месяцы идет своего рода «разведка боем», когда многие компании, в том числе тех стран, которые инициировали введение санкций, на практике прорабатывают сделки, чтобы они были готовы к заключению буквально на следующий день после отмены санкций. При этом обращает на себя внимание, что российские компании что-то не слишком спешат, как, впрочем, не проявляет особой активности и иранская сторона к тому, чтобы без промедлений приступить к развитию торгово-экономических отношений стратегического партнерства, хотя именно Москва наиболее активно добивалась полной и безотлагательной отмены санкций с Ирана.

Нельзя забывать и то, что, помимо всего прочего, Россия находится в непосредственной близости от Ирана, в отличие от стран ЕС, что существенно облегчает процесс развития отношений. Более того, значительные наработки в экономическом плане уже были сделаны в 90-е годы и в начале нынешнего века, а связи между российским и иранским бизнесом худо или бедно сохранялись, несмотря на то, что Россия, к сожалению, в свое время не стала блокировать введение предложенных США и Евросоюзом санкций по линии СБ ООН. При этом, надо отдать должное, Россия все-таки завершила реализацию проекта строительства АЭС в Бушере, несмотря на острую критику со стороны Запада. Не прерывались контакты и по линии ВТС, хотя, действуя с оглядкой на Запад и его угрозы ввести санкции против российских поставщиков вооружений, российские компании так и не решились поставлять ИРИ самые современные виды вооружений, в том числе оборонительные.

Отсюда вопрос – что ждет сотрудничество между нашими двумя странами после отмены санкций? Не окажется ли так, что Москва больше других прилагала усилия в этом направлении, а западные корпорации получат самые лакомые дивиденды от новой ситуации? Ведь это будет по крайней мере несправедливо. Но, к сожалению, на сегодня особого оптимизма в плане будущего российско-иранского сотрудничества не приходится испытывать, так как, во-первых, российская политическая элита, топ-менеджеры российской экономики и бизнеса все еще все свои шаги совершают с оглядкой на США, во-вторых, финансово-банковская система России фактически напрямую зависит от финансово-банковской системы США и Запада, и, в-третьих, прозападное лобби, «пятая колонна», произраильское лобби и очень активное в последнее время арабское лобби также препятствуют поворачиванию России лицом в Ирану. К сожалению, примерно такая же картина имеется и в Иране. Очевидно, что многие высокопоставленные представители иранской политической и экономической элиты, особенно из непосредственного окружения президента Хасана Роухани, не скрывают своего предпочтения западным, а не российским компаниям. Отсюда вопрос – сможет ли установиться стратегическое партнерство между РФ и ИРИ в период после санкций или же Тегеран все-таки переориентируется на Запад?

Прежде всего, хотелось бы отметить, что все предпосылки для установления привилегированных торгово-экономических отношений между Москвой и Тегераном имеются. И они подкрепляются общностью или близостью позиций по основным международным и региональным проблемам. Обе страны выступают против однополярного мира, против навязываемой Вашингтоном гегемонии и роли мирового жандарма, имеющего право на решение всех вопросов с применением силы. Очень важно и то, что уже многие годы Россия и Иран занимают консолидированные позиции по урегулированию проблемы Афганистана после завершения вывода оттуда войск НАТО, созданию на Ближнем Востоке и в Персидском заливе зоны мира и стабильности (Россия активно поддерживает предложение Ирана об объявлении Ближнего и Среднего Востока зоной, свободной от ядерного оружия), справедливому решению палестинской проблемы на базе норм международного права, прекращению американской экспансии в Центральной Азии и в Закавказье.

Еще более тесной стала двусторонняя российско-иранская политическая координация во время «арабской» весны, спровоцированной США и их союзниками из числа консервативных арабских монархий Персидского залива, прежде всего Саудовской Аравией и Катаром. Фактически, Москва и Тегеран стали той единственной внешней опорой, на которую смог положиться президент Сирии Башар Асад при отражении внешнего вторжения радикальных исламистов и прозападной вооруженной оппозиции, за которыми неприкрыто встали США, Великобритания, Франция, Турция, Иордания, аравийские монархии, бросившие на свержение законного сирийского правительства огромные силы и средства – военные, шпионские, информационные, финансовые, вплоть до прямого вмешательства поставками оружия, отправкой инструкторов и наемников. Лишь благодаря военной и политической помощи Москвы и Тегерана Дамаск смог не только удержаться, но и перейти в контрнаступление, приступив к ликвидации исламистского мятежа.

А буквально месяц назад РФ и ИРИ пришли на помощь Багдаду, который столкнулся с вооруженным наступлением радикальной исламистской группировки ИГИЛ, подчинившей себе до 30% территории Ирака. Иракская столица оказалась под угрозой падения, а США не откликнулись на призывы премьер-министра Ирака Нури аль-Малики о срочной военной помощи. В результате, ее оказали Россия и Иран, которые направили на поддержку Багдада боевые самолеты и подразделения спецназа, и наступление боевиков было сорвано. Возникла еще одна важная зона военно-политического взаимодействия в регионе. А если учесть, что Иран, Ирак и Сирия – это основа так называемой шиитской дуги, то Россия вполне может получить совершенно иной региональный союз, на который можно опереться в проведении своей политики на Ближнем и Среднем Востоке.

При этом становится совершенно очевидно, что Москва и Тегеран не могут довольствоваться лишь двусторонним партнерством в международных и региональных делах. Поэтому необходимо активнее привлекать ИРИ в многосторонние форматы, тем более что сами иранцы заинтересованы в них участвовать. В первую очередь, речь идет о более плотном подключении Ирана к ШОС, где иранцы сейчас имеют совершенно несправедливо статус наблюдателя, хотя обсуждаемые в этой организации вопросы непосредственно касаются интересов ИРИ, такие как Центральная Азия, Афганистан, безопасность в Южной Азии. А внутри ШОС создание оси Москва – Пекин – Тегеран могло бы стать серьезным противовесом попыткам США и НАТО навязать свои подходы в Азии. Еще одна перспективная схема многостороннего взаимодействия – подключение Ирана к работе БРИКС. Ведь Иран по своему нынешнему значению и перспективам участия в мировых делах никак не уступает ЮАР или Бразилии. Тем более роль и влияния ИРИ станет неуклонно расти по мере роста иранской экономики и повышения ее доли в мировой энергетической безопасности в постсанкционный период.

Понятно, что никакое стратегическое партнерство между государствами не может базироваться лишь на военно-политических факторах. В основе всего в любом случае лежит экономическое взаимодействие. Иначе смысл стратегического партнерства просто выхолащивается. Достаточно вспомнить хотя бы тот факт, что в свое время СССР всегда в военном и политическом плане поддерживал арабов в противостоянии Израилю, но при этом доходы от экспорта нефти арабы размещали в банках США и Европы, закупали оборудование и потребительские товары большей частью на Западе, предпочитая в отношениях с Советским Союзом создавать стратегические объекты экономики (металлургия, энергетика, нефте - и газодобыча, ирригация, промышленные предприятия и т.д.) «под ключ», да еще и на основе получения от Москвы льготных кредитов. Тем самым мы почти ничего не получали взамен в экономическом плане, помогая странам «третьего мира» в сфере ВТС и поддерживая их политически на международной арене. Но теперь, с учетом новых реалий современной России, такой подход не работает. И всем партнерам, в том числе Ирану, надо это понимать. Тем более что и для Тегерана значительное торгово-экономическое взаимодействие с РФ является гарантом неповторения того, что Запад сможет вновь ввести санкции против ИРИ. А сферы для такого двустороннего сотрудничества весьма многообразны. Это и нефтегазовый сектор, прежде всего участие российских компаний в развитии месторождения Южного Парса, и транспорт, включая участие РФ в строительстве и модернизации иранских железных дорог, а также развитие портового хозяйства на побережье Персидского залива и Аравийского моря, создание Южного транспортного коридора, о котором недавно была отдельная публикация на сайте Иран.ру, продолжение развития программ мирного атома, включая создание новых энергоблоков на ядерном топливе, создание крупных иранских промышленных мощностей различного профиля, взаимодействие в банковско-финансовом секторе для укрепления независимости ИРИ от западной банковской привязки, налаживание инвестиционных связей и т.д.

Все предпосылки для этого есть, хотя, нужно честно признать, остается взаимное недоверие между представителями бизнес-кругов обеих стран. Кроме того, многие представители иранских деловых кругов, получивших образование на Западе, твердят о технологическом преимуществе стран Запада над РФ, забывая при этом, что ни США, ни Евросоюз никогда не передадут ИРИ свои самые передовые технологии, а у ИРИ еще нет в достаточном количестве собственных квалифицированных кадров для их освоения. Да и стоимость услуг российских компаний и специалистов существенно ниже, чем западных.

Кроме того, с российской стороны в качестве партнеров с ИРИ часто выступают государственные корпорации или компании с существенным государственным участием, что само по себе служит гарантией строгого соблюдения контрактных обязательств, тогда как корпорации США и ЕС зачастую идут на поводу политических указаний своих властей и в любой момент могут прекратить сотрудничество, как это сделали многие западные компании с Россией из-за кризиса на Украине под давлением решений Еврокомиссии, хотя это и нанесло ущерб самим же иностранным компаниям. Видимо, иранцам стоило бы внимательнее изучить здесь опыт России и тех стран, которые не идут на поводу политического давления США и ЕС, предпочитая проводить независимый политический курс. Иначе можно вновь оказаться под действием санкций, или, что еще хуже, стать жертвой «цветной революции», если в стране возрастет влияние прозападных либеральных кругов. И не надо забывать, что у Ирана имеются серьезные внешние противники нормализации отношений с Западом в лице Саудовской Аравии и Израиля, которые будут чинить этому процессу многочисленные препоны. А вот на Россию эти две страны особого влияния на иранском направлении не оказывают.

***********

Для становления российско-иранского стратегического партнерства необходимо наличие в Иране серьезного лобби, которое продвигало бы интересы России в ИРИ, и наоборот – существование в России такого же лобби, кругов, продвигающих иранские интересы в нашей стране и способствующих формированию благоприятного образа ИРИ в России. К сожалению, здесь нечем похвалиться обеим странам. Формально есть и межправкомиссия, и вроде бы совместный деловой совет, но они во многом существуют чисто формально. А здесь нужны влиятельные энтузиасты, способные возглавить процесс российско-иранского сближения как в политике, так и в экономике. Нужны Де Голи от экономики и Маршаллы с их новыми планами от стратегов. Крайне нужны, просто необходимы и структуры менее формального характера, способные, опираясь на взаимное доверие, находить развязки многих вопрос без их вынесения на уровень официальных переговоров. Поэтому обеим странам, если они хотят выйти на уровень стратегического партнерства, от которого только выиграют как Иран и Россия, так и сопредельные регионы, необходимо срочно продумать план действий и составить своего рода «дорожную карту», идя по которой, можно выйти на стратегическое партнерство.

Владимир Ефимов,

Специально для Iran.ru

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 14 июля 2014 > № 1123199


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 11 июля 2014 > № 1120712

Тегерану, пусть еще и не полностью, но удалось прорвать международную изоляцию, в которую его загонял режим калечащих санкций, установленный Западом. Тем не менее, динамика развития российско-иранских отношений пока, что называется, «не дотягивает» до уровня стратегического партнерства. Что же настораживает иранскую сторону? Что мешает Тегерану видеть в Москве надежного политического и экономического партнера?

История отношений между нашими странами никогда не была простой. 19–й и 20-й век, и век 21-й привнесли в историю нашего соседства немало горьких для Ирана страниц. И хотя публичных дискуссий на эту тему почти не проводится, тем не менее, в общественном сознании иранцев крепко засели своеобразные историко-политические эпизоды, которые создают проблемы в наших отношениях, которые мешают открыто и доверительно относиться к нашей стране.

Гюлистанский мирный договор (1813)

Первая русско-персидская война (1804-13 гг.) обернулась для Персии почти катастрофой. По ее итогам был подписан крайне для нее невыгодный Гюлистанский мирный договор (1813), по которому от Персии к Российской империи отошли значительные территории, в том числе Дагестан, Грузия с Шурагельской провинцией, Имеретия, Гурия, Мингрелия и Абхазия, а также Карабахское, Ганджинское, Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышское ханства. Кроме того, по этому договору Персия лишилась права держать военный флот на Каспийском море.

Туркменчайский мирный договор (1828)

По окончании второй русско-персидской войны (1826-1828 гг.) был подписан Туркманчайский мирный договор, по которому Персия вновь утратила часть территорий (Нахичеванское ханство, Ордубадский округ и некоторые другие территории) и выплатила огромную контрибуцию, поставившую ее на грань экономического краха.

Договор о разделе сфер влияния в Иране между Россией и Великобританией

В период же между 1900 и 1907 гг. Россия почти открыто проводила политику колониальной экспансии в Персии, а тогдашний российский премьер С.Ю. Витте в открытую говорил о необходимости включения всей северной части Персии в состав Российской империи, наподобие областей Кавказа. Эти проекты были не просто словами и некими мечтами − согласно договору 1907 года Российская и Британская империи поделили Персию между собой на сферы влияния, практически лишив ее суверенитета.

Оккупация Ирана в 1941 году советскими и английскими войсками

Совместная британо-советская операция под кодовым наименованием «Операция Согласие» по занятию территории Иранского государства (Персия в 1936 году была переименована в Иран) закончилась оккупацией страны. 8 сентября 1941 года было подписано соглашение, согласно которому иранское правительство обязалось выслать из страны всех граждан Германии и других стран союзников Берлина, придерживаться строгого нейтралитета и не препятствовать военному транзиту стран Антигитлеровской коалиции. Предлог для ввода войск – «противодействие гитлеровской агентуре» − был достаточно «натянут», немецкое влияние в Иране было не большим, чем на остальном Ближнем Востоке, однако 12 сентября 1941 года английский посол в СССР Криппс инициирует обсуждение между Лондоном и Москвой кандидатуры нового главы Ирана. Выбор пал на сына шаха Резы Пехлеви − Мохаммеда Резу Пехлеви. 15 сентября союзники ввели войска в Тегеран, а 16 сентября шах Реза был вынужден подписать отречение в пользу сына.

Партия «Туде»

После окончания Второй мировой войны с целью отторжения Южного Азербайджана и северных территории Ирана и последующего их присоединения к Азербайджанской ССР, по приказу Иосифа Сталина, СССР создает на этих территориях Народную партию Ирана (партия «Туде»). В результате деятельности этой партии страна оказалась на грани раскола и гражданской войны. Поддерживая деятельность «Туде» и иранских сепаратистов, СССР приостановил вывод войск из Ирана, чем дал повод иранцам подозревать Москву в стремлении отторгнуть часть территории страны, а в оставшейся части – привести к власти «кремлевских марионеток». После вывода войск СССР армия Ирана в короткое время разгромила партию «Туде», погибли тысячи людей.

Попытка отторжения Южного Азербайджана

На оккупированной советскими войсками (по соглашению с Великобританией) территории Ирана началось демократическое движение, ознаменовавшееся образованием Демократической Азербайджанской республики со столицей в Тебризе. СССР рассматривал вопрос о присоединение вновь образованной республики к Советскому Союзу в составе Азербайджанской ССР. В апреле 1946 года вооруженные силы этой самопровозглашенной республики начали наступление на Тегеран, но успеха не добились. СССР тянул с выводов войск из Ирана и этим сильно насторожил иранцев, только после серьезного давления и ультиматумов со стороны США и Великобритании к 9 мая 1946 г. 60-тысячный контингент советских войск был выведен из Ирана, что означало и конец Демократической Азербайджанской республики, и жестокие репрессии иранских властей в отношении его активистов.

Поддержка иранских курдов из Мехабадской республики

Руководство бывшего Союза было заинтересовано в использовании курдов для ослабления английского влияния в странах Ближнего Востока. 24 января 1946 года, незадолго до вывода советских войск из Ирана, на западе страны была провозглашена Курдская (Мехабадская) республика. После вывода советских войск республика пала, а руководители курдов-повстанцев попали в устроенную шахом ловушку: они были приглашены в Тегеран для переговоров, схвачены там и повешены. Лишь один курдский лидер − Барзани избежал этой участи и был вынужден вместе с соратниками перейти границу СССР, оказавшись на территории Азербайджана. Советский Союз организовал обучение Барзани и его офицеров в советских военных училищах и академии и заверил самого Барзани, что «при возникновении подходящих условий» приложит все усилия для их возвращения в Курдистан.

Афганская кампания СССР

12 декабря 1979 г. Советский Союз ввел войска в Афганистан. Реакция Тегерана на ввод «ограниченного контингента» была резко отрицательной не только потому, что СССР, как считалось, «совершил акт агрессии в отношении мусульман», но главным образом потому, что поддерживаемое советскими войсками правительство в Кабуле развернуло широкомасштабные репрессии против афганских шиитов, которые массово бежали в Иран. Тегеран активно включился в поддержку шиитов на территории Афганистана. К середине 1980-х гг. в Иране было создано до 18 центров подготовки афганских боевиков с максимальной численностью 10 тысяч человек.

СССР в ирано-иракской войне активно поддержал Саддама Хуссейна

СССР оказывал, «рука об руку» с США, активную помощь Саддаму Хуссейну в период ирано-иракской войны (1980-88гг). На момент начала иракской агрессии против Ирана в Ираке находилось около 1200 советских военных специалистов, и именно советская военная техника и вооружения, особенно широкое использование Саддамом Хусейном советских ракет семейства «Скад», сильно осложняли жизнь иранцам и нанесли им огромный урон. О значимости советской помощи Багдаду говорит хотя бы тот факт, что когда 6 февраля 1983 года 200 тысяч иранских военнослужащих начали успешное наступление на Багдад, только массированные удары спешно поставленных Ираку советских штурмовиков спасли Саддама Хуссейна от падения его столицы.

После окончания ирано-иракской войны (1988 г.) Москва усиленно восстанавливала иракскую военную машину, а когда в феврале-марте 1991 года иракская армия танками давила мирное гражданское население и оскверняла шиитские святыни в Неджефе и Кербеле, расправляясь с имамами и шиитскими авторитетами, ни Москва, ни Вашингтон не осудили действий Саддама Хуссейна.

И в период, когда Ирак был «обложен» санкциями, и, что поразительно, после свержения в 2003 году якобы «дружественного Москве» режима иракского диктатора, российские компании буквально распихивали друг друга в борьбе за нефтяные и другие контракты с Ираком, полностью при этом игнорируя нормальные экономические связи с Тегераном. Новейшая история российско-иракских отношений сформировала у Тегерана убеждение, что Москве и российскому бизнесу важны только и исключительно прибыли при полной беспринципности в политическом плане.

Несправедливое деление Каспия

Взаимоотношения СССР с Ираном по использованию и разграничению Каспийского моря регулировались двухсторонними соглашениями от 1921 и 1940 годов. В соответствии с ними Каспийское море считалось внутренним водоёмом этих двух государств, и его раздел осуществлялся на паритетной основе, т.е. 50 на 50. После распада СССР новообразованные независимые государства (Казахстан, Азербайджан и Туркменистан) при определении статуса Каспия, вполне естественно, претендовали на свою собственную долю. Здесь Иран мог развести руками и сказать: «Все, что Вы (Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан) хотите делать, можете делать в пределах тех 50%, которые принадлежали СССР, ибо все что там у Вас произошло, оно произошло на Вашей территории и Иран к этим процессам не имеет никакого отношения». Вместо этого Иран с целью поддержания молодых экономик новообразованных соседних государств (конечно, не без желания укрепить таким образом эти страны экономически, чтобы они меньше зависели от России) неожиданно предлагает поделить Каспий на паритетной основе, т.е. по 20% каждому прикаспийскому государству. В те 90-ые годы антииранский маховик США и Запада только начинал набирать обороты, и новообразованные государства эту инициативу Ирана восприняли как его слабость и уязвимость.Опираясь на поддержку Запада, новообразованные государства выступили с собственной инициативой раздела Каспия не на паритетной основе, а по принципу так называемой «серединной линии», согласно которому Иран получал всего лишь немногим больше 13% каспийского бассейна. И самым неприятным в этой истории для Тегерана было то, что Москва, солидаризируясь с этими молодыми государствами, также поддержала их необоснованные требования и совершенно несправедливый принцип, с точки зрения Ирана, раздела каспийского моря.

Сделка Гор-Черномырдин

В 1995 году Россия заключила с США беспрецедентное соглашение по Ирану. В соответствии с российско-американскими договоренностями, оформленными в «меморандуме Гора-Черномырдина», Россия обязалась завершить выполнение всех своих контрактов с Ираном по поставкам вооружений и военной техники (ВВТ) и оказанию услуг военного назначения до 31 декабря 1999 года и впредь не заключать новых. Помимо этого, РФ была вынуждена отказаться от поставок Ирану запчастей к ВВТ, которые она согласно российско-иранским договоренностям должна поставлять до 2011 года. Примечательно, что уступив давлению Вашингтона в отношении Ирана, Москва понесла потери в размере 4 миллиардов долларов, которые никогда не были компенсированы Вашингтоном.

Политическая подоплека долгостроя Бушерской АЭС

Контракт по Бушерской АЭС практически спас атомную промышленность России, сохранил отрасль от полного уничтожения в результате деятельности «рыночных реформаторов». Однако, в 90-е и начале 2000-х годов Москва вела строительство в полной зависимости от позиции США, срывая сроки сдачи и монтажа в соответствии с пожеланиями Вашингтона. При всей уникальности проекта (не строит с нуля, а достраивать на базе технологии Сименс) и паталогической экономности иранцев Бушерскую АЭС можно было построить за 5-7 лет, а так с момента подписания контракта (1995 г.) и до его полного выполнения (2013 г.) прошло 18 лет. В этом затягивании проекта существенную роль сыграла политика. Так, к примеру, 10 мая 1995 года в ходе визита в Москву президента США Билла Клинтона американская сторона заставила Бориса Ельцина в одностороннем порядке исключить из «Бушерского контракта» поставку центрифуги, которую, по мнению американцев, иранцы могли использовать для получения ядерных материалов двойного назначения. Стоимость центрифуги (500 миллионов долларов) составляла половину суммы всего тогдашнего контракта России и Ирана. Долгострой Бушерской АЭС утвердил иранцев во мнении, что любой российско-иранский проект становится для России разменной монетой в политических торгах с США.

Поддержка Россией антииранских санкции в СБ ООН

В период с 1979 года и по настоящее время США и их союзники по НАТО под различными предлогами неоднократно вводили санкции в отношении Тегерана, которые охватывали практически все сферы – от экономики до научного обмена. Москва мало того, что достаточно лояльно относилась к этим санкциям, но и, по сути, их поддерживала. Надуманность резолюции Совета Безопасности ООН в отношении дальнейшего расширения санкционного режима не только не вызвала протестов Москвы, но и была принята с молчаливого согласия России, не использовавшего своего права вето для блокирования этих откровенно предвзятых резолюций, не подкрепленных никакими серьезными доказательствами. Более того, Россия, стремясь угодить Западу, в одностороннем порядке приняла совершенно избыточное, расширительное толкование некоторых резолюций, отказавшись от супервыгодных сделок на многие миллиарды долларов с Ираном, которые под действие резолюции не подпадали. «Калечащие санкции», которые вводились Западом в отношении Тегерана в одностороннем порядке и наносили огромный ущерб иранской экономике и населению, во многом стали возможными при молчаливом согласии российской стороны, не проявлявшей никакой принципиальности в данном вопросе.

С-300 и другие контракты

Поддавшись давлению Запада и поверив обещаниям Израиля и саудитов, президент Дмитрий Медведев наложил запрет на поставку в Иран зенитных ракетных комплексов С-300, бронетехники, боевых самолетов, вертолетов и кораблей. Сделка России с Ираном по ЗРС на общую сумму $800 миллионов, как и предстоящие контракты по ВТС еще на $4,2 миллиарда, были в одностороннем порядке разорваны российской стороной. Уступая настойчивым просьбам премьера Бенджамина Нетаньяху, тем же указом Дмитрий Медведев запретил использовать территорию России для перевозки вооружений в Иран транзитом, вывозить вооружения непосредственно с территории России, передавать их вне пределов страны под флагом России. Кроме того, был наложен запрет въезжать на территорию России некоторым гражданам Исламской республики, которых Израиль и США подозревали в причастности к созданию военной составляющей иранской ядерной программы. Одновременно с этим указом последовали и закрытые решения. В частности, было окончательно похоронено соглашение начала 2000-х об обмене разведывательной информацией по террористическим группировкам между специальными службами Ирана и России. Отказ от поставок С-300 в Иран нанес огромный урон российско-иранским отношениям и практически полностью подорвал доверие иранцев к России. Все до единого в Иране понимали, что С-300 является чисто оборонительным оружием, и решение России, принятое вопреки ее же политическим и экономическим интересам, продемонстрировало полную зависимость Москвы от внешней политики Вашингтона.

Западное влияние на экономику и политику Москвы

Под влиянием Запада товарооборот между Россией и Ираном существенно сократился. Двусмысленная позиция российского правительства не дает возможности малому и среднему бизнесу не только расширять, но и даже сохранить уже имеющиеся позиции на иранском рынке. Десятки российских компании, которые были ориентированы на бизнес с Ираном, в результате этой двусмысленности, обанкротились или же испытывают неимоверные сложности. В деле раскачивания экономических отношений и негласной поддержки американских санкций пальма первенства, бесспорно, принадлежит банковской системе России, фактически полностью прекратившей любые операции с Ираном. Дело дошло до того, что американские и западные банки начали требовать от российских партнеров по банковской системе отчета по любым транзакциям, связанным с Ираном, не разбирая, физическое или юридическое российское лицо их выполняет. Подобная ситуация сформировала у иранской стороны убеждение в том, что банковская и финансовая система России полностью контролируется США и Западом. Практически вся банковская система России, включая крупнейшие государственные банки типа Сбербанка, ВТБ, Газпромбанк и ряда других, полностью исключила любую деятельность с Ираном или связанную с Ираном. Банки свой отказ от обслуживания контрактов с Ираном объясняли наличием некой особой рекомендации от ЦБ «не работать» с этой страной, и позиция Президента России в этом вопросе им, как говорится, не указ.

Экономическая и технологическая отсталость России

Российский бизнес на иранском рынке заведомо слабее своих западных конкурентов. Он не умеет демпинговать, у него нет длинных и дешевых денег, нет поддержки со стороны собственного банковского сообщества, государственных механизмов стимулирования развития экспорта, серьезной практики долгосрочных экономических проектов. Немаловажно и то, что иранским бизнесменам и технократам Запад понятен больше, чем российский бизнес. Они тесно с ним работали, многие из них получили образование в Европе, хорошо разбираются в плюсах и минусах как в западном стиле ведения дел, так и в особенностях практических подходов к решению того или иного проекта. Не менее серьезной проблемой является и общее технологическое отставание российской производственной базы. Нам, по сути, нечего предложить Ирану в таких столь важных для него областях как станкостроение, автопром и электроника. Это обстоятельство порождает у иранского бизнеса серьезные сомнения в необходимости развития экономического партнерства с Россией, поскольку все необходимое для экономического развития они вполне могут получить на Западе, пусть и непрямыми путями.

********

Разумеется, российская сторона тоже задается вопросом о том, насколько она может доверять Тегерану. Да и в данной статье мы лишь констатируем факты, не вдаваясь в анализ их причин. Подобный острый, но так необходимый всем нам разговор − тема большого цикла статей, готовящихся к публикации на Iran.ru в ближайшее время. А в рамках же данного материала хотелось бы в завершение отметить одну очень важную вещь. До недавнего времени и российская внешняя политика, и внешнеэкономическая деятельность нашей страны вызывали много вопросов, если не сказать – откровенное недоумение. И не только в Тегеране, но и на всем Ближнем Востоке. Сегодня ситуация начинает меняться, но избавление от груза прошлых ошибок не может произойти в один день. Хотя избавляться от них надо, поскольку ошибки нашей страны – это не только ее внутреннее дело. От нашей политики зависит безопасность остального мира, и осознание этой ответственности должно красной нитью проходить и в отношениях с Тегераном, и в отношениях с любой другой страной.

Сергей Алексеев,

Специально для Iran.ru

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 11 июля 2014 > № 1120712


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 30 июня 2014 > № 1110940

Сегодня в Россию прибывает заместитель министра иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиян. Ожидается, что чиновник обсудит с российскими коллегами ситуацию на Ближнем Востоке и, в частности, в Ираке.

По информации Iran.ru, господин Абдоллахиян должен провести встречу с спецпредставителем президента России по Ближнему Востоку Михаилом Богдановым. Напомним, что Иран и Россия имеют общую позицию по сирийскому урегулированию.

Стоит отметить, что важнейшей проблемой Ближнего Востока на данный момент является иракское урегулирование. В настоящее время страна – источник напряженности по причине противостояния на ее территории боевиков-салафитов и правительственных войск.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 30 июня 2014 > № 1110940


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 18 июня 2014 > № 1110941

«Иран и Россия имеют прагматичных президентов, которые принимают взвешенные решения»

О том, как Иран жил в условиях санкций, почему страна хочет создать систему национального интернета и зачем Ирану технологии производства российских легковых машин, в интервью «Газете.Ru» рассказал посол Исламской Республики в России Мехди Санаи.

— Господин посол, Россия сейчас оказалась объектом санкций со стороны Запада. Иран, напротив, выходит из режима санкций, у ИРИ есть большой опыт в этой области. Что можете посоветовать?

— У Ирана есть колоссальный опыт в этом вопросе. За последние 30 лет наша страна пережила целый поток санкций. А за последние три года, особенно после того как Советом Безопасности ООН была принята резолюция 1929 и американцы с европейцами ввели против нас односторонние экономические санкции, ситуация была тяжелой.

Но санкции никогда не приводили к застою и экономическому кризису, и мы старались все решения, которые принимались на уровне страны, сделать такими, чтобы снизить их влияние и последствия.

В условиях санкций Иран опирался на внутренние силы. Это ни в коей мере не означает, что иранская экономика не интегрирована с мировой экономикой. Но за годы санкций Иран обращал особое внимание на развитие инфраструктуры, на развитие собственной экономики. И мне представляется, что именно благодаря этим обстоятельствам экономика Ирана могла этим санкциям сопротивляться.

— Как снизить негативное влияние санкций?

— Негативное влияние санкций можно нейтрализовать, опираясь на внутренние резервы экономики, поддержку народа, поиск альтернативных путей развития страны. В целом я должен сказать, что в современных условиях невозможно оказать влияние на какую-либо страну при помощи санкций.

Мы создали штаб по принятию особых мер для противодействия введенным против нас санкциям. Почти все министры, в том числе министр экономики, министр промышленности, министр по вопросам безопасности, а также руководители различных политических ведомств еженедельно принимали участие во встречах, которые проходили в этом штабе. А возглавляет его первый заместитель президента.

И во время этих встреч участники штаба разрабатывали меры, которые могли бы способствовать смягчению последствий введенных против нас санкций. Сам президент контролировал эту работу, а духовный лидер Ирана получал отчеты о проведенных заседаниях и напрямую следил за деятельностью штаба.

Кроме того, очень важна роль народа, его поддержка правительства, руководителей нашей страны.

Государства, которые ввели эти санкции, заявляли, что они направлены против руководства Ирана. Однако это не так — больнее всего санкции ударили по представителям самых бедных и обездоленных слоев населения.

Сами по себе санкции не являются главной проблемой. Проблема — это та психологическая атмосфера, которую до и после введения санкций стараются создать с помощью пропаганды. Однако наш народ проявил бдительность и сознательно всему этому противостоял.

Хочу добавить, что санкции — это неприглядное явление, и надо стараться воздерживаться от карательных мер против других стран. Опыт показывает, что самый оптимальный путь для решения тех или иных проблем — это ведение переговоров.

— Кстати, о переговорах. В какой стадии находятся переговоры о поставках в Россию иранской нефти на $30 млрд и строительстве в Иране соответствующей инфраструктуры при российском содействии?

— Между Ираном и Россией уже несколько месяцев проходят переговоры по поводу рамочного соглашения об экономическом сотрудничестве. Их отправной точкой послужила встреча наших президентов в сентябре прошлого года в Бишкеке. После этого сопредседатели межправительственной комиссии, министр энергетики России и министр нефти Ирана, несколько раз встретились и достигли заметного прогресса.

Недавно наши президенты встретились в Шанхае, и между ними состоялась плодотворная беседа.

Мне кажется, что и Иран, и Россия сейчас имеют очень прагматичных президентов-реалистов, которые принимают взвешенные решения.

В общем, в рамках упомянутого соглашения речь идет о сотрудничестве в разных областях, в том числе в энергетике, строительстве новых ядерных блоков на территории Ирана, затрагивается вопрос об обмене нефти на товары, а также торговле легковыми и грузовыми автомобилями, тема электрификации Ирана и строительство железных дорог. Кроме того, мы сотрудничаем в сфере таможни, в том, что касается развития связей между различными регионами наших стран, а также в горнорудной промышленности.

Все это необходимо для того, чтобы увеличить двухсторонний товарооборот. По этому вопросу скоро будет достигнута окончательная договоренность. Хочу сказать, что в целом сотрудничество между Ираном и Россией оказывает очень полезное, конструктивное влияние на безопасность в регионе. Кроме того, оно осуществляется в рамках международных норм и правил и не наносит никакого ущерба третьим странам. Мы сотрудничаем в строительстве метро Карадж — Тегеран. До этого Россия участвовала в работах по сооружению туннеля в Тегеране и проводила электрификацию железной дороги Тебриз — Азаршахр.

Мы очень заинтересованы в приобретении грузовиков, например «КамАЗов». Нас также интересуют некоторые технологии производства легковых машин. Кроме того, наши автомобили Khodro продаются в России, и вполне реально увеличение объемов и расширение географии их продаж. Недавно, кстати, выпустили новую модель — Saipa Tiba.

Наконец, расширяется сотрудничество в области поставок электроэнергии, планируется строительство двух новых энергоблоков АЭС в Бушере, строительство железной дороги. Наблюдается рост экспорта из Ирана в Россию химической продукции, лекарственных средств, фруктов, орехов, ковров и так далее.

— Господин посол, вы активный пользователь «Живого журнала», сам президент Роухани также пользуется социальными сетями. Почему же доступ к сетям закрыт для простых иранцев?

— Иран придает огромное значение виртуальному пространству. Думаю, такие страны, как Иран и Россия, понимают, какую пользу оно несет. Но при этом у Ирана и России есть свои ценности, своя культура, свои особые принципы. Мы не хотим, чтобы молодое поколение подвергалось бесцеремонному влиянию западного виртуального пространства и пропаганде, идущему с Запада культурному хаосу.

В Иране разрабатывается система национального интернета, и мы собираемся ее развивать.

Я уверен, что развитие национального интернета является одним из оптимальных путей для развития виртуального пространства.

— Господин посол, вспоминая вашу преподавательскую деятельность, хотелось бы спросить, на что делается акцент при изучении России в Иране? Хватает ли вам сейчас времени на какие-то научные изыскания?

— Я всегда наряду с основной деятельностью занимался научно-исследовательской работой. Иранский народ знаком с русской классической литературой и русским искусством. В Иране постоянно переиздаются величайшие произведения российской литературы, в частности книги Максима Горького, Федора Достоевского, Льва Толстого. Сейчас переводятся на персидский язык и произведения современных российских писателей.

Нам необходимо готовить квалифицированные кадры для сотрудничества в различных сферах. Причем кадры необходимы как для государственных министерств и ведомств, так и для частного сектора.

Я лично создал кафедру изучения России в Тегеранском государственном университете, а также неправительственный институт, который называется ИРАС и занимается вопросами политики, экономики и культурой в современной России и Евразии. В период моего пребывания в Москве, когда я работал в качестве советника по культуре, я преподавал, у меня вышла книга «Мусульманское право и политика». Затем я уехал в Иран и шесть лет был депутатом меджлиса. Сейчас я надеюсь, что смогу вести академическую университетскую деятельность — есть приглашения со стороны четырех-пяти российских университетов. Кроме того, я работаю над книгой «Политика и власть в современной России».

— Почему по сравнению с прошлыми годами сократилось число иранских студентов в России?

— В России есть несколько групп иранских студентов. Здесь они изучают русский язык и многие другие специальности, а впоследствии стараются всячески способствовать расширению двухсторонних отношений.

По сравнению с 1990-ми годами число наших студентов действительно снизилось. Во-первых, потому, что в России стало дороже жить и учиться и многие предпочитают поступать в вузы Западной Европы, Украины, Белоруссии. Ну а во-вторых, за последние 10–15 лет большое развитие получила образовательная система в самом Иране. Я уверен, что необходимо увеличить число наших студентов в России. Сейчас многие из них учатся в Москве, порядка 50 человек учатся в Татарстане. Имеются и более мелкие группы, находящиеся в Санкт-Петербурге и в других российских городах.

Вообще, мы планируем отправлять студентов не только в Москву и другие крупные города России, но и в регионы. Но для этого нужно, чтобы там нашей молодежи предоставлялись соответствующие льготы. Мы сейчас по этому поводу проводим переговоры с соответствующими российскими министерствами и ведомствами. Мне бы хотелось привлечь внимание к этому вопросу и отметить, что мы также отправляем российских студентов на краткосрочные и долгосрочные стажировки в Иране.

— В свое время вы работали в посольстве ИРИ в Москве советником по культуре. Изменилась ли Россия за время вашего отсутствия?

— Даже после отъезда из вашей страны я оставался с ней связан, последние десять лет в Тегеране занимался университетскими обменами, в том числе с Россией. Периодически я и сам приезжал в Россию — в рамках официальных визитов и на заседания дискуссионного клуба «Валдай».

Сегодняшняя Россия очень отличается от той страны, в которой я жил в 90-е годы. Сейчас мы наблюдаем некую стабильность и доверие к власти в российском обществе. И, с другой стороны, мы видим, что Россия занимает подобающее ей достойное и важное место на международной арене.

Еще хотел бы сказать, что меняется и внешняя политика России. В своей внешней политике она старается использовать не только жесткую, но и мягкую силу.

— Каковы ваши впечатления от участия в дискуссионном клубе «Валдай»?

— В России меня не раз приглашали на различные конференции, но на заседания валдайского форума я всегда приезжал с особым интересом и энтузиазмом. Я чувствовал, что это позволяет мне лучше понять Россию и получить новую информацию о происходящих внутри нее и на мировой арене событиях. Надеюсь, что клуб будет оказывать влияние на отношения между Россией и восточным миром в целом и мусульманским в частности. Хотелось бы, чтобы в его заседаниях принимало участие больше представителей восточных стран.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 18 июня 2014 > № 1110941 Мехди Санаи


Иран. ЮФО > Связи с Россией и СНГ > regnum.ru, 14 июня 2014 > № 1102223

ИРАН: В АСТРАХАНИ НА ПЕРЕГОВОРАХ ПРИКАСПИЙСКИХ СТРАН НЕ БУДЕТ КОНСЕНСУСА

Главы прикаспийских стран не смогут прийти к консенсусу на саммите в российской Астрахани, заявил заместитель министра иностранных дел Ирана Ибрагим Рахимпур . Тем не менее, ситуация в этом вопросе, по словам чиновника, не безнадежная, сообщает иранская Гостелерадиокомпания IRIB.

Данное заявление господин Рахимпур сделал на 37-м заседании Специальной рабочей группы по Каспию, которая на уровне заместителей министров иностранных дел обсуждает в Тегеране правовой статус Каспийского моря. Соглашение, которое будет в итоге достигнуто, по словам замминистра, будет учитывать интересы всех государств региона, однако в настоящее время темп обсуждения не очень высок.

Напомним, что в настоящее время по правовому статусу Каспия выработано 100 статей. По ряду из них стороны достигли соглашения, по другим - нет. Среди нерешенных вопросов - определение территориальных вод, разделения дна и поверхности, а также использования ресурсов моря.

Иран. ЮФО > Связи с Россией и СНГ > regnum.ru, 14 июня 2014 > № 1102223


Иран > Связи с Россией и СНГ > tpp-inform.ru, 3 июня 2014 > № 1094678

ИРАН МОЖЕТ СТАТЬ КРУПНЕЙШИМ ТОРГОВЫМ ПАРТНЕРОМ ЕАЭС

Иран в ближайшее время может стать крупнейшим торговым партнером ЕАЭС на Среднем Востоке и Центральной Азии. О новых форматах сотрудничества двух стран в сфере торговли, экспорта, развития инвестиций шла речь на встрече Министра регионального развития Российской Федерации Игоря Слюняева с Чрезвычайным и Полномочным Послом Исламской Республики Иран в России Мехди Санаи

В Минрегионе России прошла встреча Министра регионального развития РФ Игоря Слюняева с Чрезвычайным и Полномочным Послом Исламской Республики Иран в РФ Мехди Санаи. Во встрече приняли участие директор Департамента международных связей, развития межрегионального и приграничного сотрудничества Константин Шкред, советник Министра регионального развития РФ, исполнительный директор АНО "Российское инвестиционное агентство" Юрий Войцеховский, советник по экономическим вопросам Посольства Исламской Республики Иран в Российской Федерации Забихоллах Надери.

Стороны обсудили состояние и перспективы развития межрегионального сотрудничества субъектов Российской Федерации и провинций Исламской Республики Иран, рассказали о работе, проводимой Минрегионом России и иранским посольством в части содействия такому сотрудничеству.

Глава Минрегиона обратил внимание, что в последнее время наблюдался устойчивый рост в среднем 10% в год, взаимной торговли между Россией и Ираном, прерванный только в 2012 - 2013 гг. в связи с влиянием экономических санкций ЕС и США, направленных против Ирана. Вместе с тем период санкций закончен, и это открывает новые возможности для роста товарообмена.

"Каждая из 31 иранских провинций может найти себе выгодного партнера среди 85 субъектов Российской Федерации"- акцентировал Игорь Слюняев.

Так в 2013 г. экономическое сотрудничество с Исламской Республикой Иран наиболее активно осуществляли: Астраханская область (241,4 млн. долл. США, 18,3% от общего внешнего товарооборота области), Республика Дагестан (190 млн. долл.), Краснодарский край (61,9млн. долл.), Санкт-Петербург (61 млн. долл.), Кемеровская область (33,7 млн. долл.), Липецкая область (14 млн. долл.), Ставропольский край (8,6 млн. долл.), Омская область (8,5 млн. долл.) и Волгоградская область (7,9 млн. долл.).

Основными статьями экспорта в Иран из России являются: злаки, древесина, электрические машины, оборудование и механические устройства, суда и плавсредства, черные металлы и изделия из них. В то время как товарная структура импорта представлена в основном овощами, фруктами, кофе, чаем, пряностями, кондитерскими изделиями, цементом, пластмассой стеклом, изделиями черных металлов.

- В настоящее время готовится крупное экономическое соглашение между нашими странами, и мы надеемся, что оно будет в ближайшие недели подписано, - отметил в своем приветственном слове г-н Мехди Санаи, выразив надежду, что документ позволит в кратчайшие сроки компенсировать образовавшиеся в 2012 - 2013 гг. потери во взаимном товарообмене.

Посол Иранской Республики в РФ попросил главу Минрегиона России содействовать формированию "пропорционального межрегионального сотрудничества" - с тем, чтобы у иранских провинций, желающих развивать связи с Россией, были пропорционально развитые, способные взаимно дополнять друг друга партнеры и контр-агенты в лице российских регионов.

- Мы заинтересованы в установлении режима постоянного взаимодействия между провинциями Республики Иран и регионами Российской Федерации, в создании условий сотрудничества между компаниями и бизнес-структурами, - заверил Посла глава Минрегиона России.

Стороны обсудили возможность повышения уровня представительства членов Рабочей группы по вопросам межрегионального сотрудничества Постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, а также дату проведения второго заседания Рабочей группы. В соответствии с предварительными договоренностями заседание планируется провести в г.Ставрополе (Российская Федерация) в августе 2014 года.

По материалам пресс-службы Минрегиона РФ

Иран > Связи с Россией и СНГ > tpp-inform.ru, 3 июня 2014 > № 1094678


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 28 мая 2014 > № 1085491

Путин встретился с Роухани: Россия продолжит сотрудничество с Ираном «вопреки турбулентностям»

Президент России Владимир Путин заявил, что Москва намерена продолжить сотрудничество с Тегераном вопреки «турбулентностям в международных отношениях». Об этом глава государства высказался на встрече с лидером Исламской республики Хасаном Роухани, которая прошла на полях саммита Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Сам президент Ирана считает, что российско-иранское сотрудничество помогает снизить риск вооруженных конфликтов в Каспийском регионе.

Российский лидер Владимир Путин заявил, что взаимодействие России и Ирана должно быть продолжено, несмотря на события вокруг Исламской республики. «Исхожу из того, что мы сможем продолжить эту работу, несмотря ни на какие турбулентности в международных отношениях и вокруг Ирана», – цитирует слова Путина российская пресса. Президент РФ также отметил, что Тегеран и Москва являются давними партнерами. «Мы уже осуществили ряд крупных проектов, у нас есть и другие возможности», – в частности, сказал российский лидер.

Хасан Роухани, в свою очередь, выразил мысль, что взаимодействие России и Ирана позволило в последнее время снизить угрозу вооруженных конфликтов в Каспийском регионе. Также лидер Исламской республики считает, что российско-иранские отношения стали еще более теплыми и доверительными за последний год. Роухани отметил, что он видит в России не только соседа, но и партнера, вместе с которым Исламская республика надеется сохранить стабильность и безопасность в Каспийском регионе. «Мы настроены на продолжение сотрудничества по всем направлениям», – заявил лидер Ирана.

Иран продолжает оставаться предметом критики со стороны Соединенных Штатов и других стран Запада. Вопросы преимущественно вызывает ядерная программа Тегерана, которая ранее спровоцировала ряд санкций в отношении Исламской республики.

Напомним, что последний раз Владимир Путин и Хасан Роухани встречались в Бишкеке в сентябре 2013 года. После этого должен был состояться визит российского президента в Иран, однако по неким причинам эта поездка была отменена.

Игорь Субботин

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 28 мая 2014 > № 1085491


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 26 мая 2014 > № 1083588

Как часто бывает, важнейшие заявления, меняющие картину сложившегося миропорядка, выглядят коротко и буднично. Заявление российского и иранского министров обороны, Сергея Шойгу и Хосейна Дехгана о том, что «Россия и Иран будут развивать военное и военно-техническое сотрудничество, учитывая сложившуюся в мире политическую обстановку», сделанное в ходе двусторонней встречи в рамках международной конференции по безопасности в Москве на прошлой неделе, стало настоящей сенсацией.

Вполне можно согласиться со словами Хосейна Дегхана, который оценил это событие как переход российско-иранского сотрудничества в сфере безопасности «на принципиально новый уровень». От себя добавим, что этот переход был, во-первых, более чем долгожданным для патриотических кругов в России и Иране, которые считают стратегическое партнерство между нашими странами залогом региональной и международной безопасности. А во-вторых, достигнутый прорыв, о котором заявили министры обороны, является как нельзя более актуальным на фоне тех угроз и вызовов, которые создаются сегодня Западом и для Москвы, и для Тегерана.

Ставка на то, что можно достичь каких-то принципиальных договоренностей с США и его союзниками по НАТО, которую делали во внешней политике определенные политические круги и в России, и в Иране, оказалась несостоятельной. Более того, страны, которые делали и делают свой выбор в пользу Запада, платят за этот выбор кровью и нестабильностью. Посмотрим на карты Ближнего Востока, Центральной Азии, Африки – от Ливии до Нигерии: ни одно государство, добровольно или насильственно «включенное» в сферу жизненных интересов США и НАТО, не имеет гарантий стабильности и безопасности. Вывод, казалось бы, очевиден. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Хотим мы обеспечить безопасность и стабильность, нужно решать эти вопросы самостоятельно, создавать региональные блоки, создавать их структуры и на уровне регионального же диалога «гасить» конфликтные ситуации, а не привлекать к излечению «болевых точек» заморских и европейских «докторов от геополитики». В противном случае – «управляемый хаос», растущие подобно грибам после дождя террористические и сепаратистские организации. А в итоге – «калечащие санкции» или же постоянный шантаж их введения, цветные революции и «гуманитарные» бомбардировки.

Политическая партия российского «силового блока» при Президенте

По итогам прошедшей в Москве встречи министров обороны не сообщалось о каких-то конкретных договоренностях. В этом не было особой необходимости, поскольку российские «силовики», министерство обороны и министерство внутренних дел начали реализацию партнерских программ с Ираном гораздо раньше, чем «раскачалось» само российское правительство.

Во время прошлогоднего визита в Тегеран министр внутренних дел Владимир Колокольцев и его иранский коллега Мостафа Мохаммад Наджар официально заявили, что проблемы безопасности, стоящие перед Ираном и Россией, имеют не только общий характер, но и общий источник, точнее – источники. Наркотранзит из Афганистана, поток контрабанды, вокруг которого сформировались устойчивые преступные сообщества, волна экстремизма и терроризма, накатывающаяся на Центральную Азию – лишь краткий перечень угроз и вызовов, объединяющий наши страны.

Общность этих угроз признавалась и ранее. Но вот то, что именно Россия и Иран являются основными мишенями, на которые нацелены эти угрозы, конечными целями создаваемой извне региональной нестабильности, на таком уровне было сказано впервые. И если раньше российские политики предпочитали, признавая наличие этих угроз, утверждать, что решить их можно самостоятельно или же при содействии некоего абстрактного «международного сообщества», то год назад впервые было заявлено, что обеспечение Россией безопасности «на южном направлении» без тесного сотрудничества с Ираном – невозможно.

Итогом прошлогоднего визита стало подписанное между министерствами внутренних дел двух стран соглашение, которое пресс-центр российского МВД тогда охарактеризовал как «правовой союз» между МВД России и Исламской Республики Иран. А уже в рамках этого соглашения стороны поставили вопрос о выработке конкретных мер сотрудничества в области охраны границ, создании единой информационной базы данных по ряду проблем, выработке механизма повседневного сотрудничества и обмена практическим опытом между полицейскими наших стран, вплоть до организации и проведения выставок технических средств и стажировки сотрудников.

Не менее значимым стал и визит в Иран главкома российских ВВС генерал-лейтенанта Виктора Бондарева в том же, 2013 году. Именно тогда, передавая запущенную в производство и принятую на вооружение иранской армией копию американского беспилотника ScanEagle командующему российскими ВВС генерал-лейтенанту Бондареву, командующий базой Корпуса стражей исламской революции Хатам аль-Анбия бригадный генерал Фарзад Эсмаили сказал: «Этот запущенный в производство беспилотник является символом технических возможностей исламского Ирана и передаваемый сегодня нашему гостю образец – дружеский подарок российским ВВС и русскому народу». Собственно, в переданном российской стороне «дроне» был скрыт намек на то, каким Иран видит дальнейшее развитие военно-технического сотрудничества с Россией.

Главкому ВВС были сделано несколько вполне конкретных предложений. Прежде всего, иранская сторона выразила готовность организовать проведение стажировок российских военных летчиков в Иране, что, по мнению сторон, позволит отработать пилотам российских ВВС навыки действий в условиях Ближнего Востока, насыщенного техническими системами ПВО американского и израильского производства.

Кроме того, иранские военные продемонстрировали главкому российских ВВС и действующую систему мониторинга оперативной обстановки в Персидском Заливе, которая представляет собою сложный комплекс из средств технической разведки и тех самых иранских копий американского ScanEagle, одна из которых была передана России. Продемонстрировали не просто так, разумеется, а с вполне конкретной целью – во-первых, принять участие в усовершенствовании этой системы, а, во-вторых, приступить к совместной модернизации и производству иранского варианта ScanEagle, что более чем актуально в условиях, когда азербайджанские беспилотники, созданные по израильской технологии, уже начинают облет Каспия, а в перспективе – готовятся к «обеспечению безопасности каспийских нефтепроводов».

К вопросу об актуальности

Собственно, обсуждение вопроса об участии России в модернизации целого ряда иранских видов авиационной и ракетной техники было, пожалуй, ключевым событием тогдашнего визита российского главкома. Помимо необходимости переоснащения состоящих на вооружении ВВС Ирана «МИГов», Россия получила предложения о совместных проектах в вертолетостроении, ракетостроении и разработке систем технической разведки. Иран достаточно недвусмысленно дал понять, что предлагает России новый уровень военно-технического сотрудничества – совместные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, которые до этого Россия вела только с Китаем.

Ряд экспертов склонны полагать, что намечающееся военно-техническое сотрудничество с Тегераном будет во многом носить пусть и выгодный, но односторонний характер – только и исключительно продажи средств и вооружений. Но такой подход мало того, что не совсем устраивает иранскую сторону, но еще и ошибочен в стратегическом отношении.

Существует также мнение и о том, что договоренности Шойгу и Дегхана «привязаны» исключительно к ухудшению российско-американских отношений в связи с «украинским кризисом». Но эта точка зрения достаточна поверхностна, поскольку выше уже сказано, что серьезные договоренности на уровне российских и иранских силовиков начали оформляться еще тогда, когда о евромайдане и слышно не было.

Вопрос российско-иранского сотрудничества в военной сфере следует рассматривать в первую очередь в рамках той политики безопасности, которую Москва методично и без особого пропагандистского шума проводит на Востоке, в первую очередь в рамках Таможенного Союза и ОДКБ. Серьезные поставки вооружений в Киргизию и Таджикистан, восстановление единой системы ПВО на южных границах, начинающаяся «вторая жизнь» объектов российских Войск воздушно-космической обороны, расположенных на территории союзных республик, таких как «Окно» в Таджикистане (оптико-электронный комплекс контроля космического пространства в Нуреке) и полигон «Сары-Шаган» в Казахстане (единственный в Евразии полигон для разработки и испытаний противоракетного оружия, расположенный на территориях Карагандинской и Джамбульской областей) – все это складывается в комплексную программу. Россия, де-факто, берет на себя ответственность за военную безопасность центральнозиатского региона. Одновременно с этим наполняет реальным содержанием военную интеграцию с членами Таможенного Союза. Как уже вступившими (Казахстан), так и готовящимися к этому шагу (Киргизия). И в реализации этой программы намерена все активнее работать с Ираном, без которого решить вопросы безопасности попросту невозможно.

С другой стороны, Иран давно уже перерос уровень простого «закупщика» вооружений, свидетельство чему – успехи страны в области ракетных и иных технологий, в том числе технологий двойного назначения. Тегеран стремится не просто к роли покупателя российского оружия, как бы политически не был бы значим этот шаг, а к равноправному партнерству в НИОКР и модернизации вооружений. Пресловутый «контракт по С-300», тень неисполнения которого омрачает наше партнерство, может принять по предложению иранских военных новый поворот: иранская сторона дала понять, что, конечно, не откажется от приобретения ЗРС «Антей-2500», которые были предложены ей вместо С-300, но одновременно с этим предложила России поучаствовать в модернизации уже существующих иранских S-200, которые, по сути, являются копией С-300ПС, приобретенных Ираном у России в 1993 году.

*********

Военно-техническое сотрудничество, провозглашенное российским и иранским министрами обороны, является насущной потребностью и для Москвы, и для Тегерана, поскольку даже до самого неискушенного в политике обывателя «достучалась» простая мысль: без тесного партнерства и взаимодействия в самых различных отраслях, от экономики до обороны и борьбы с международной преступностью, Россия и Иран будут нести серьезные потери. Совместными усилиями нашим странам удалось совершить практически невозможное – остановить западную агрессию в Сирии и добиться решительного перелома в борьбе Дамаска против иностранной интервенции. Но, новые вызовы и угрозы Запада нашим странам растут с каждым днем, а потому российско-иранское оборонное сотрудничество, включающее в себя и чисто «технические» вопросы ВВС и ПВО и более широкий аспект формирования системы региональной безопасности с активным участием Тегерана в программах ОДКБ, является сегодня актуальнейшим вопросом двусторонних отношений и адекватным ответом на общие внешние угрозы.

Редакционный комментарий Iran.ru

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 26 мая 2014 > № 1083588


Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 21 мая 2014 > № 1080033

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Лидеры двух стран встретились на полях саммита Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги, друзья! Позвольте мне вас ещё раз сердечно поприветствовать – в этот раз на полях саммита в Шанхае.

Не буду характеризовать отношения между Россией и Ираном – мы соседи и давние надёжные партнёры. Исхожу из того, что мы сможем продолжить эту работу и в будущем, несмотря ни на какие турбулентности в международных отношениях и вокруг Ирана.

Мы уже осуществили ряд крупных проектов, у нас есть и другие возможности. Мы с Вами обсуждали эти перспективы и на личной встрече в Бишкеке, и в телефонных разговорах. Регулярно встречаются и работают друг с другом наши эксперты на самом высоком уровне, на правительственном уровне.

У нас большая ответственность по региону, где мы являемся безусловными партнёрами, – это Каспийский регион. То есть у нас большая повестка, и я очень рад возможности встретиться с Вами, господин Президент.

Х.РУХАНИ (как переведено): Очень рад, господин Президент, что сегодня представилась возможность на полях форума СВМДА встретиться с Вами.

С того момента, как мы встречались с Вами в Бишкеке, и до настоящего времени в регионе и в мире произошли значительные изменения, но отношения между нами с тех пор стали теплее, и доверие между нашими странами увеличилось.

Россия для нас является не только соседом и страной, с которой нас связывает длительная история двусторонних отношений, но вместе с Россией мы сможем сделать регион более спокойным и стабильным. Думаю, что в течение этих нескольких месяцев наше сотрудничество позволило ещё больше отдалить регион от возможности войны.

Что касается двусторонних отношений, были приняты значительные решения по данной повестке дня и произошли значительные события. Мы по всем направлениям, как двусторонних отношений, так и региональной международной повестки дня, решительно настроены на развитие сотрудничества. Думаю, что развитие отношений наших стран будет не только на пользу народам наших стран, но и народам всех стран региона.

Надеюсь, что в ходе сегодняшней нашей встречи мы сможем рассмотреть вопросы, представляющие интерес для наших стран, и достичь по ним договорённостей.

Иран > Связи с Россией и СНГ > kremlin.ru, 21 мая 2014 > № 1080033


Иран. ПФО > Связи с Россией и СНГ > regnum.ru, 30 апреля 2014 > № 1067693

В ПОСОЛЬСТВЕ ИРАНА В РФ РЕШИЛИ ОСВЕЖИТЬ ОТНОШЕНИЯ С ТАТАРСТАНОМ

У Татарстана и Ирана сложились теплые отношения, однако сторонам следует внимательно изучить перспективы расширения торгово-экономического сотрудничества. Об этом заявил накануне, 29 апреля, президент Татарстана Рустам Минниханов на встрече с Чрезвычайным и Полномочным послом Ирана в РФ Мехди Санаи , прибывшим в Казань.

Во встрече также приняли участие вице-премьер - министр промышленности и торговли Равиль Зарипов, помощник президента по международным вопросам Радик Гиматдинов, министр культуры Татарстана Айрат Сибагатуллин, председатель парламентского комитета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам Разиль Валеев, президент Академии наук Татарстана Ахмет Мазгаров , председатель ТПП Шамиль Агеев.

Рустам Минниханов поздравил Мехди Санаи со вступлением в должность посла Ирана в РФ. Он указал, что Санаи несколько раз посещал Татарстан и хорошо известен в республике. Минниханов подчеркнул, что руководство республики высоко ценит отношения с Ираном в рамках российско-иранских отношений, и отметил большую роль Генерального консульства Ирана в Казани.

Тем не менее, несмотря на теплые и дружеские отношения между Татарстаном и Ираном, масштабы экономического сотрудничества пока невелики. "Нам надо внимательно посмотреть, в каких направлениях мы можем нарастить объемы нашего товарооборота, - сказал Рустам Минниханов. - Мы заинтересованы в продвижении нашей продукции в Иран и в то же время хотим, чтобы и иранская продукция поставлялась в республику". В свою очередь Мехди Санаи также выразил заинтересованность иранской стороны в развитии торгово-экономических отношений с Россией в целом и с Татарстаном в частности. По мнению посла, у Татарстана и Ирана есть широкие перспективы для взаимовыгодного сотрудничества.

Как сообщало ИА REGNUM , в декабре 2013 года в Генеральном консульстве Ирана в Казани произошел скандал. Сотрудник генконсульства - охранник Араби Иса Мусса попытался изнасиловать женщину, нанятую для работы в офисе. При этом генконсул Ирана в Казани Шаян Расул Багернежад, будучи осведомлен о действиях своего подчиненного, предпочел скрыть данный факт, опасаясь негативных последствий.

Иран. ПФО > Связи с Россией и СНГ > regnum.ru, 30 апреля 2014 > № 1067693


Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 28 апреля 2014 > № 1070476

ИРАН И РОССИЯ БЛИЗКИ КАК НИКОГДА (" JAMEJAM ONLINE ", ИРАН )

22 апреля состоялся визит в Москву министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, приехавшего в Россию для участия в саммите глав внешнеполитических ведомств пяти прикаспийских государств. Еще до начала заседания глава иранской дипломатии провел встречу со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, на которой обе стороны обсудили разные аспекты двухстороннего сотрудничества, а также некоторые региональные и международные вопросы.

Как сообщает иранское информационное агентство IRNA, в ходе своей беседы министры иностранных дел двух государств подчеркнули необходимость в продолжении совместных консультаций по широкому спектру региональных и международных проблем, таких как терроризм и безопасность в регионе. Одной из главных тем обсуждения Лаврова и Зарифа стали нынешние процессы на Ближнем Востоке и мире в целом, в частности, ситуация в Сирии, где 3 июня этого года пройдут президентские выборы. Также состоялось обсуждение ядерных переговоров Ирана с "шестеркой" международных посредников, и обе стороны выразили надежду на достижение универсальных договоренностей в установленные сроки.

Еще накануне встречи с главой российского МИД Зариф заявил: "Иран и Россия ведут постоянный диалог по разным темам двухстороннего сотрудничества и развития ситуации в регионе и мире. Нынешний визит в Москву для участия в саммите министров иностранных дел прикаспийских государств является очередным шагом в этом направлении".

В беседе с журналистами, состоявшейся сразу же после прилета в российскую столицу, иранский министр заявил: "Тегеран и Москва регулярно проводят совместные консультации по таким вопросам, как ядерная программа Ирана, текущие процессы на Ближнем Востоке и ситуация в Сирии, и согласуют друг с другом свои позиции". Одной из первоочередных задач Ирана и России в отношении сирийского кризиса Зариф назвал стремление установить мир и вести борьбу с терроризмом.

По поводу саммита прикаспийских государств Зариф отметил: "Мы надеемся, что заседание по Каспию будет содействовать улучшению ситуации в прибрежных странах". На церемонии открытия самого саммита он заявил: "Каспийское море, занимающее исключительное положение, является даром Всевышнего для всех пяти прибрежных государств и делает их отношения еще более прочными".

По сообщению иранского единого информационного центра IRIB News, министр иностранных дел Исламской республики также подчеркнул: "На протяжении всей истории регион Каспийского моря никогда не был заложником пограничного разделения. Мы обязаны передать его своим потомкам таким же экологически чистым и стабильным в плане безопасности, каким унаследовали его сами. Кроме того, необходимо выработать такой универсальный и современный правовой статус Каспийского моря, чтобы он не только отвечал нынешним потребностям, но и благодаря нашему точному и всестороннему подходу на переговорах был одобрен будущими поколениями".

"К счастью, - продолжил Зариф, - политическая воля лидеров пяти прикаспийских государств направлена на то, чтобы это море всегда было регионом мира и дружбы, прогресса, устойчивого развития и добрососедства".

Министр иностранных дел Ирана добавил: "Прибрежные страны убеждены, что до момента определения нового правового статуса моря ныне действующие нормы, принятые на основании договоров 1921 и 1940 годов (между Ираном и Советским Союзом), и такие принципы, как свобода торгового мореходства и рыболовства, а также запрет на появление в акватории кораблей и плавательных средств под флагами нерегиональных государств и монополию на рыбные промыслы, будут соблюдаться и в будущем".

Подчеркнув необходимость в справедливом определении границ и выработке единогласного решения касательно правового режима, он также заявил: "К сожалению, для отдельно взятых внерегиональных игроков Каспийское море прежде всего ассоциируется с энергоресурсами, большими запасами нефти и газа, вместе с тем они забывают о таких аспектах, как экология, флора и фауна, а также мире и стабильности в этом регионе".

Зариф также отметил: "Необходимым условием мира и стабильности в районе Каспия является превращение его в море дружбы и гармонии, недопущение гонки вооружений, отказ от использования вооруженных сил и запрет на присутствие там военных частей внерегиональных государств".

Руководитель иранского внешнеполитического ведомства особо выделил важность соблюдения принятых конвенций об акватории Каспийского моря и заявил: "Экономический и политический потенциал прикаспийских государств требует гораздо большего сотрудничества друг с другом в сфере энергетики, торговли, транспортных и транзитных путей, экологии, туризма, хозяйства и культуры".

В начале саммита министр иностранных дел России Сергей Лавров также отметил: "Сегодняшняя встреча проводится для подготовки к проведению IV саммита глав прикаспийских государств, намеченного на сентябрь этого года в Астрахани".

"Лидеры стран Каспийского моря уделяют особое внимание ключевым проблемам этого региона, благополучию его жителей и укреплению межнациональной дружбы. В прошлом все они также сотрудничали друг с другом в дружеской атмосфере", - добавил российский дипломат. Саммит министров иностранных дел прикаспийских государств начал свою работу с того, что главы внешнеполитических ведомств Исламской республики Иран, России, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана согласились вместе сфотографироваться на память.

Зариф: Америка должна изменить свое мнение об Иране

Высший представитель иранской дипломатии, отметив тот факт, что в ходе президентских выборов в 2013 году народ Ирана решительно выступил за начало конструктивного сотрудничества с внешним миром, заявил: "Власти страны твердо намерены самым серьезным образом уважать выбор собственных граждан, поэтому западные лидеры, особенно из числа американских политиков, должны изменить свое отношение к Исламской республике и использовать такую уникальную историческую возможность, которая, быть может, больше никогда не представится".

По сообщению иранского информационного агентства ISNA, в своей статье под заголовком "Истинные цели Ирана: внешняя политика правительства Рухани", опубликованной в американском аналитическом журнале Foreign Affairs, Зариф отметил следующее: "Будучи могучей региональной державой, Иран имеет исключительное значение в нынешней сложный переходный период мировой политики. (...) Исламская республика может активным образом содействовать процессу установления мира, безопасности и стабильности в ближневосточном регионе и играть видную роль на нынешнем переходном этапе международных отношений".

Перечислив угрозы Ирану на региональном и мировом уровне, иранский дипломат отметил: "Внешнеполитическая платформа президента Хасана Рухани основывается на принципиальной, взвешенной и логичной критике внешнеполитического курса, который Иран проводил предыдущие восемь лет, когда у власти было правительство прошлого президента Махмуда Ахмадинежада. В отличие от своего предшественника Рухани выступил за начало сдержанных контактов. Подобная позиция требует не только учитывать сохранение национальной безопасности, но и повышать международный статус страны, реализовывать универсальные долгосрочные задачи. В целом такая политика исключает всякое противостояние и задает вектор развития страны в сторону диалога, конструктивного сотрудничества и взаимопонимания. Такая умеренная позиция основывается на реализме, уверенности в собственных силах, практичном идеализме и действительном сотрудничестве".

В названной статье министр указал на первоочередные задачи внешней политики Ирана и подчеркнул: "Главной целью является нейтрализация международного антииранского блока, возглавляемого Израилем и его американскими сторонниками, и в конечном итоге победа над этим течением. Они нацелены на то, чтобы "обезопасить себя" от Ирана, и подвергают сомнению законность существования Исламской республики, изображая нашу страну как угрозу существующему миропорядку. Главным орудием этого течения является обострение ситуации вокруг мирной ядерной программы Ирана. С точки зрения Тегерана, кризис в отношениях Ирана с международными посредниками создается искусственно и поэтому он вполне обратим. Именно по этой причине Рухани в целях выхода из тупика и начал переговоров с группой "5+1" для выработки общих позиций, а также незамедлительно приступил к реализации конкретных мер, направленных на сохранение научных достижений Ирана, уважение его неотъемлемых прав на основе Договора о нераспространении ядерного оружия и отмены несправедливых санкций, навязанных стране мировыми державами".

Касаясь отношений Тегерана и Вашингтона, в той же статье Зариф отметил следующее: "Свои отношения с Соединенными Штатами Иран будет предусмотрительно строить по принципу сведения к минимуму существующих противоречий и предотвращения еще большего напряжения, не нужного обеим сторонам. Таким образом, постепенно должна установиться относительная разрядка. Кроме того, Иран намерен взаимодействовать с европейскими государствами и другими странами Запада с целью восстановления былых связей и их еще большего развития. Данный процесс нормализации отношений должен основываться на принципе уважения друг к другу и интересам обеих сторон. Кроме того, Иран рассчитывает укреплять и развивать свои контакты с другими крупными державами, такими как Китай, Индия и Россия".

Иран > Связи с Россией и СНГ > inosmi.ru, 28 апреля 2014 > № 1070476


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 28 апреля 2014 > № 1064845

Министр энергетики РФ Александр Новак, находящийся с визитом в Тегеране, в воскресенье провел отдельные встречи с министром нефти Бижаном Зангяне, министром энергетики Хамидом Читчийаном и главой Центрально банка ИРИ Валиолла Сейфом. В ходе этих встреч состоялось обсуждение важнейших проблем, стоящих перед обеими сторонами, и путей расширения сотрудничества двух стран в экономической и банковской сферах.

На состоявшихся встречах стороны подтвердили необходимость развития отношений и сотрудничества во всех областях, а также выразили согласие на продолжение переговорного процесса до достижения всеобъемлющего соглашения. Кроме того, они договорились о том, чтобы обсудить двусторонние соглашения на заседании постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое состоится в сентябре т.г. в Тегеране.

Главой межправительственной комиссии с иранской стороны является министр нефти ИРИ Бижан Зангяне. Стоит напомнить, что в декабре 2013 г. Б.Зангяне в ходе своего визита в Москву обсудил с должностными лицами России пути развития двусторонних отношений и сотрудничества.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 28 апреля 2014 > № 1064845


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 25 апреля 2014 > № 1061649

Каспийский пакт Москва-Тегеран - несмотря на западные санкции

"Кремль создал форум многостороннего экономического сотрудничества, в котором Тегеран играет роль привилегированного партнера. Складывается впечатление, что Путин и Рухани закладывают основы для более широкого сотрудничества на Среднем Востоке, которое может распространяться на такие стратегические сектора, как безопасность", - пишет Маурицио Молинари в статье, опубликованной на сайте газеты La Stampa.

"Москва делает ставку на Каспийское море с целью развития многостороннего экономического сотрудничества с Ираном, вопреки санкциям США и ЕС в отношении обеих стран. Таков смысл заявления, прозвучавшего из Кремля, где министр иностранных дел Сергей Лавров говорил о "позитивных перспективах" для "более масштабного сотрудничества между прибрежными государствами", иными словами - Россией, Азербайджаном, Ираном, Казахстаном и Туркменистаном", - пишет корреспондент.

"Пять стран остаются разделенными спорами, касающимися природных ресурсов самого большого озера планеты, но для Москвы главное на данном этапе - придать большее политическое содержание пятистороннему сотрудничеству, и Тегеран, как кажется, придерживается аналогичного мнения. "Существуют предпосылки для тесного сотрудничества", - сказал министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф. Лавров и Зариф считают возможным сотрудничество со странами, не входящими в Каспийский регион, с перспективой реализации крупных энергетических проектов, в которые могут быть вовлечены Турция и Китай. Москва стремится придать учредительный характер Каспийскому форуму: после первого саммита в Баку в 2010 году ближайший пройдет осенью в Астане, и Лавров подчеркивает необходимость чаще проводить встречи на уровне министров иностранных дел, чтобы повышать уровень многостороннего сотрудничества", - сообщает издание.

"Это означает, что Россия Владимира Путина в условиях санкций США и ЕС рассматривает Каспийский форум как пространство для экономического сотрудничества, позволяющее избежать давления Вашингтона и Брюсселя, а также сцементировать соглашения о двусторонних обменах с Ираном Хасана Рухани. Речь может идти о первом кирпиче новой стратегической архитектуры на Среднем Востоке, не исключающей и военные составляющие. Стоит отметить, что по завершении переговоров в Москве между пятью главами внешнеполитических ведомств иранец Зариф сделал акцент на "обеспечении безопасности Каспийского моря", выражая явную поддержку роли России, единственной страны, располагающей военным флотом в Каспийском бассейне", - подчеркивает автор статьи.

"Поражает, прежде всего, то, как Путину удается одновременно активизировать отношения с Ираном и укреплять взаимопонимание с Израилем. Свидетельством этого может стать позиция, изложенная министром иностранных дел Авигдором Либерманом по поводу российского вмешательства на Украине. "Мы не высказывались и, я думаю, не будем высказываться", - сказал министр, подтверждая нейтральную линию в отношении санкций США-ЕС, вызывающую недовольство Вашингтона", - говорится в статье.

Маурицио Молинари,

La Stampa

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 25 апреля 2014 > № 1061649


Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 14 апреля 2014 > № 1052507

Посол России в Иране Леван Джагарян во время встречи с иранскими предпринимателями в Хамадане отметил, что участники внешнеэкономической деятельности Ирана при установлении торговых связей и реализации достигнутых договоренностей проявляют медлительность. Так, многие иранские делегации после пребывания в России и подписания соглашений по возвращению на родину больше не дают о себе знать торговым партнерам. Недавно, например, члены торговых делегаций двух иранских провинций провели ряд встреч с представителями российских деловых кругов и подписали с ними несколько контрактов, а теперь посольству России в Тегеране приходится спрашивать у них о ходе реализации подписанных документов.

Российский дипломат указал также на то, что многие иранские предприниматели жалуются на высокие транспортные расходы в России и в этой связи возникает вопрос, почему же иранское правительство при этом не предпринимает со своей стороны никаких шагов для установления прямого воздушного сообщения между Тегераном и Москвой.

Леван Джагарян подчеркнул, что Москва без оглядки на западные государства продолжит развивать свою отношения с Ираном и тем самым достойно ответит тем, что вводит санкции в отношении России.

Посол России в Иране сообщил, что в ближайшее время в Москве должно состояться совещание с участием министра нефти Ирана и российских руководителей и предложил предпринимателям провинции Хамадан передать членам иранской делегации свои предложения по поводу устранения препятствий, мешающих развитию двусторонних торговых отношений, с тем, чтобы они были обсуждены на предстоящем совещании.

Иран > Связи с Россией и СНГ > iran.ru, 14 апреля 2014 > № 1052507


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter