Всего новостей: 2032118, выбрано 6040 за 0.232 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112774

Иранская Особая экономическая зона "Пайям" увеличила доходы на 100 %

Иранская Особая экономическая зона "Пайям" получила доход 4 трлн. риалов ($ 106,66 млн.) в прошедшем 1395 иранском календарном году, показав 100-процентный рост в сравнении с соответствующим периодом прошлого года, рассказал управляющий директор ОЭЗ Саид Заранди, сообщает Financial Tribune.

Особая экономическая зона "Пайям" (Payam), является собственностью Министерства связи и информационных технологий Ирана. Она находится в провинции Альборз, прилегающей к Тегерану с севера-запада. В настоящее время на территории СЭЗ функционируют электронные предприятия по производству телевизоров.

В СЭЗ "Пайям" также функционирует небольшой аэропорт, который, согласно прогнозам, может стать третьим по активности из аэропортов столицы в следующем десятилетии.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112774


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112771

В Иране началась регистрация кандидатов на выборы в городские советы

Кандидаты на предстоящих в Иране выборах в городские советы с 20 марта начали процесс регистрации, который продлится до воскресенья 26 марта, сообщает Mehr News.

Кандидаты должны представить необходимые документы в органы исполнительной правительственной власти в каждом городе или населенном пункте.

Также требуется предоставить образовательный сертификат. Претенденты, которые были членами городских советов ранее, освобождаются от предоставления образовательного сертификата. В общей сложности в городских и сельских советах вакантны 39 575 мест.

Из всех городов и сел, 36 838 деревни имеют 3-местные советы, 2 742 деревни имеют 5-местные советы, 1059 города имеют 5-местные советы, 123 города имеют 7-местные советы, 34 города насчитывают 9-местные советы, а девять городов будут иметь 11-местные советы. Кроме того, пять городов будут иметь 13-местные советы, а Мешхед и Тегеран создадут 15-ти и 21-местные советы, соответственно.

Выборы в городские советы пройдут 19 мая одновременно с двенадцатыми выборами президента Ирана и первыми промежуточными выборами 10-го иранского парламента.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112771


Иран. Египет > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112770

Иран разочарован позицией Египта в отношении политики Исламской республики в регионе

Питаемые десятилетиями надежды на оттепель в отношениях между Египтом и Ираном были перечеркнуты после того, как египетский МИД обвинил Тегеран во вмешательстве во внутренние дела стран Ближнего Востока, сообщает Tehran Times.

Пресс-секретарь МИД Египта Ахмед Абу Зейд высказал эти обвинения в интервью государственному радио Египта в воскресенье. Подчеркнув влиятельную роль Тегерана в регионе, он сказал, что Исламская Республика играет негативную роль в некоторых странах региона.

Он также отметил, что Египет устанавливает свои отношения с Ираном на взаимном понимании и роли Тегерана в регионе. "Сотрудничество между Ираном и Египтом по региональным вопросам будет продолжаться", - добавил он.

На прошлой неделе представитель МИД Ирана Бахрам Кассеми отметил, что никакого серьезного прогресса не было достигнуто в отношениях между двумя странами. "В настоящее время нет никакого особого прогресса (в двусторонних отношениях), и отношения находятся на том же уровне, на котором они находились в прошлом", - сказал он. "Мы надеемся преодолеть препятствия для отношений, чтобы получить удовлетворение от лучшей ситуации", - добавил Кассеми.

Иран. Египет > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112770


Иран. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 марта 2017 > № 2112834

Израиль опасается Ирана

Дипломатия — хитрая штука. Порой можно воспользоваться исторической справкой тысячелетней давности, чтобы склонить оппонента на свою сторону. Подобный прием использовал израильский премьер Биньямин Нетаньяху на недавней встрече в Москве с Владимиром Путиным, но президент РФ на хитрую уловку не клюнул, предложив вернуться в «современный мир».

Частые наезды премьер-министра Израиля в Москву после договоренностей «о координации действий в сирийском небе» давно уже никого не удивляют. За последнее время это его пятый блиц-визит в Кремль, причем, что уже замечено, именно накануне еврейских праздников. Разговор, видимо, был важен и для российской стороны, если в плотном графике кремлевских встреч между министром иностранных дел Германии Зигмаром Габриэлем и турецким лидером Реджепом Эрдоганом нашлось место для израильской делегации.

Заявленной темой переговоров, безусловно, была Сирия, но израильтян в большей степени волнует вопрос перспективы военного присутствия у своих северных границ иранских войск. Якобы это будет плата за оказываемую Ираном поддержку сирийскому правительству, на стороне которого на протяжении шести лет воюет Исламская республика. Согласно разведданным на сирийской части Голанских высот Иран намеревается создать военную инфраструктуру, а также основать на Средиземном море морской порт, что, по мнению израильских политиков, может иметь серьезные последствия для безопасности не только еврейского государства, но и всего ближневосточного региона.

В Иерусалиме опасаются такого поворота событий. По словам Нетаньяху, у Израиля нет никаких возражений в отношении мирного урегулирования в Сирии, но «мы решительно против того, чтобы в рамках этого соглашения Иран и его марионетки из «Хезболлы закрепились у нас под боком», — заявил он перед вылетом в Москву. Это премьер Израиля и хотел донести до российских коллег, ну и главное — убедить Путина использовать влияние России на иранцев, чтобы урегулировать хрупкий статус-кво на израильско-сирийской границе.

Но как дипломатично вклинить в разговор наболевшую тему «иранской террористической угрозы», как доказать, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется? То есть, в чем израильтяне глубоко убеждены, замещение суннитского терроризма на Ближнем Востоке шиитским под руководством Ирана к миру не приведет. Возможность Нетаньяху высказаться предоставил сам Путин, поздравивший евреев с праздником Пурим. Здесь-то находчивый израильский лидер припомнил библейскую историю этого праздника о том, как две с половиной тысячи лет назад персы пытались уничтожить еврейский народ, но им это не удалось осуществить. «И сегодня есть попытки со стороны продолжателя Древней Персии — Ирана — уничтожить еврейское государство», — заявил Нетаньяху. На что президент РФ ответил: мол, события, в честь которых отмечается Пурим, произошли в пятом веке до нашей эры, а мы живем уже в другом мире, так давайте сейчас об этом и поговорим…

Однако это не означает, что слова премьер-министра Израиля не были услышаны. Как отмечает международная пресса, в частности немецкий журнал Der Spiegel, в будущем отношения между Россией и Израилем могут стать еще теснее, поскольку американский президент Дональд Трамп дал понять, что собирается на некоторое время уйти с Ближнего Востока. Эту брешь, по мнению многих политологов, заполнит Россия, и поэтому Израиль особенно заинтересован в хороших отношениях с Москвой.

Что касается Москвы, Путин, конечно, может воспользоваться контактами с президентом Ирана Хасаном Роухани, но свои интересы в Сирии, несомненно, превыше всего. Напомним, в настоящее время в сирийской провинции Латакия (где предположительно собираются укрепиться иранские силы) на аэродроме Хмеймим базируется российская авиагруппа, соглашение о ее бессрочном присутствии было ратифицировано в 2016 году. Так вот на прошлой неделе стало известно, что нынешней весной в России стартует масштабный пятилетний проект по расширению и модернизации пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) кораблей ВМФ РФ в сирийском Тартусе. В то же время, как подчеркивается в прессе, о повышении статуса объекта до полноценной военно-морской базы речь пока не идет, так как российской стороне это обойдется слишком дорого.

Интересно, что вброшенную израильтянами историческую параллель в Тегеране восприняли по-своему. Министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф обвинил премьера Израиля в «фальсификации Торы», типа плохо господа сионисты ее учите — «мы трижды спасали евреев». А по поводу раздела территории Сирии на «зоны влияния», в том числе иранского (о чем говорилось на недавней встрече в Астане), создание военной базы в сирийской Латакии, назвали «информационной шумихой».

Кто знает, верить или нет этим словам? Более достоверно звучит заявление одного из лидеров Ирана о том, что подземные заводы по производству оружия будут в будущем построены на территории соседнего Ливана. Согласно достоверной информации, в одном из иранских университетов уже создан специальный отдел для подготовки талантливых ливанских «экспертов» по изготовлению ракет и другого вооружения. На вопрос: с какой целью?— чиновник пояснил: «Чтобы они могли делать оружие на родине, не опасаясь, что израильские авиаудары уничтожат его до того, как оно попадет по назначению к «Хезболле».

Да, трудно переписать историю. В этом смысле Путин прав — мы живем в другом мире.

Иран. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 марта 2017 > № 2112834


Иран. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 марта 2017 > № 2112761

Казахстан поддерживает вступление Ирана в ШОС

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов на встрече с заместителем министра иностранных дел Ирана Эбрагимом Рахимпуром подчеркнул, что его страна поддерживает постоянное членство Тегерана в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), сообщает Fars News.

В ходе встречи в Астане, Абдрахманов описал экономические соглашения между двумя странами, как важные, и заявил, что они указывают на стремление двух народов к расширению экономического сотрудничества.

Рахимпур, со своей стороны, выразил удовлетворение по поводу растущих экономических отношений между Тегераном и Астаной, а также подчеркнул важность реализации взаимных договоренностей в области транзита, железнодорожного транспорта, энергетики и сельского хозяйства.

ШОС была основана в 2001 году в Шанхае лидерами Китая, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана.

Иран. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 марта 2017 > № 2112761


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110443

Иранские эксперты об отношениях Тегерана с Москвой

Российский совет по международным делам (РСМД) провел в Москве в медиацентре МИА «Россия сегодня» круглый стол, посвященный российско-иранским отношениям на современном этапе и перспективам их развития. В рамках круглого стола был представлен и совместный доклад «Партнерство России и Ирана: текущее состояние и перспективы развития», подготовленный РСМД вместе с иранским Центром по изучению Ирана и Евразии (IRAS, Тегеран). Доклад состоит из четырех разделов и одиннадцати тем. Каждую тему освещали два докладчика, от российской стороны и от иранской. Мы обратили внимание на иранскую часть экспертного заключения. Интересным представляется, как иранские эксперты оценивают состояние дел в российско-иранских отношениях, и что, с их точки зрения, не соединяет, а разделяет Россию и Иран.

Исламская Республика Иран (ИРИ) рассматривает себя в качестве мусульманской страны и суверенного «прогрессивного политического режима». Если при шахе Иран был зависимой от Запада региональной державой, то после исламской революции со временем он стал суверенной и влиятельной региональной державой. Идея построения ведущей региональной державы — это часть современной иранской идеологии, определяющей внешнеполитический курс государства.

Подходы Ирана и России к проблеме поляризации власти в системе международных отношений, несмотря на схожесть, имеют под собой разные основания, поскольку Россия является глобальной державой, а Иран — региональной. С точки зрения Ирана, Россия в постсоветский период все так же является мощным стратегическим игроком, имеющим сильные позиции в ООН.

Политические системы Ирана и России существенно отличаются друг от друга и имеют разные приоритеты. Глубокие различия политических систем двух государств сильно затрудняют их сближение. У России и Ирана отсутствуют общие ценности, и им остается сотрудничать только на основе общих экономических интересов. Но экономическое взаимодействие пока не может создать необходимый фундамент для диалога вследствие явной ограниченности базы сотрудничества в данной сфере. В связи с этим приходится рассчитывать только на общность политических интересов в регионе как на возможную основу взаимодействия Ирана и России.

Важнейшим отрицательным фактором, влияющим на взаимодействие России и Ирана, является слабость общественных связей, определяющих сотрудничество этих двух стран друг с другом. Слабость общественных связей ведет к тому, что взаимодействие России и Ирана ограничивается правительственным уровнем. Однако одних политических деклараций или встреч на высшем уровне для полноценного «стратегического партнерства» явно недостаточно. Необходим высокий уровень взаимной симпатии, взаимопонимания и доверия между обществами двух стран. Без широкой общественной поддержки демонстрируемая дружба между национальными лидерами или постоянное взаимодействие бюрократических машин вряд ли гарантирует устойчивость отношений.

Общественное мнение России не сформировано относительно сотрудничества с Ираном, а «определенная» часть российской элиты не приветствуют стратегического сотрудничества с ним. С другой стороны, общественное мнение в Иране также не поддерживает идею стратегического взаимодействия с Россией.

Исторический опыт взаимодействия также играет отрицательную роль во взаимодействии России и Ирана. Историческая память иранцев способствует развитию взглядов на внешнюю политику, когда за любым важным событием, затрагивающим Иран, видят либо тайную руку России, либо Великобритании. В итоге, в Иране продолжает присутствовать «уровень негативных ожиданий» в отношении сотрудничества с Россией вообще и, в частности — по Сирии.

На стратегическое взаимодействие Ирана и России оказывает прямое влияние тип их отношений с США. Каждая из двух стран по-своему определяет свою политику по отношению к Соединенным Штатам. Так, например, между США и Ираном нет двусторонних отношений. США пытаются ограничить свободу действий Ирана в международной политике, поскольку именно Иран был признан в Вашингтоне важнейшим вызовом для региональной политики США на Ближнем Востоке. Что касается России, то вплоть до 2012 года Москва неоднократно шла на риск нанести ущерб развитию отношений с Тегераном ради укрепления своих отношений с Западом. Как результат, с момента возобновления усилий Тегерана в решении ядерного вопроса Москва была озабочена возможным отдалением Ирана и его переориентацией на Запад.

С точки зрения иранцев, существующее сотрудничество Ирана и России нельзя назвать «стратегическим партнерством». Отношения двух стран в постсоветский период продолжались в режиме «взлета и падений». В особенности это касается вопроса антииранских санкций в годы президентства Дмитрия Медведева, при котором проводилась политика сближения с Западом. Иранцы отметили, что председатель РСМД бывший министр иностранных дел Игорь Иванов как-то заявил, что стратегическое партнерство Москвы и Тегерана не может строиться на базе их совместного противостояния Западу. Подобный подход не устраивает иранскую сторону.

С другой стороны, выходящий из-под санкций Иран в лице своего входящего во власть реформаторского крыла рассчитывает на восстановление отношений с Европейским союзом. Кроме того, президент ИРИ Хасан Роухани недавно заявил, что Иран может иметь дружеские отношения с США. Прослеживается явная тенденция к повороту постсанкционного Ирана в сторону Запада, конкретно — к ЕС. Иранцы неоднократно заявляли о своей готовности участвовать в европейских проектах типа Nabucco, посредством которых они были готовы обеспечить европейцам «энергетическую безопасность» собственными и транзитными из Средней Азии ресурсами.

Сейчас Иран остро нуждается в западных инвестициях и технологиях для восстановления и развития своего энергетического сектора экономики. Определенные сдвиги в этом направлении прослеживаются после решения иранской ядерной проблемы в июле 2015 года. Европейцы несколько раз открыто давали понять, что они не заинтересованы в предварительно заявленном новым президентом США Дональдом Трампом стремлении возобновить режим санкций против Ирана.

Если Россия видит в Совете Безопасности ООН важнейший институциональный элемент созданного после 1945 года международного порядка, то Иран, оказавшийся под воздействием международных санкций, наложенных Советом Безопасности ООН, считает этот институт несправедливым, угнетающим и даже нарушающим законы. В Иране помнят, что Россия поддержала шесть враждебных Ирану резолюций Совета Безопасности ООН по поводу его ядерной программы и способствовала тем самым установлению режима международных санкций.

В целом, взаимодействие России и Ирана не отличается системностью и стабильностью. Это связано со многими факторами, ключевым среди которых, с точки зрения иранцев, является то, что отношения двух стран больше всего зависели от характера взаимодействия России и Запада, из-за чего не сформировалась независимая основа, опирающаяся на взаимные интересы. Поэтому на взаимодействие России и Ирана гораздо большее влияние оказывают внешние события, нежели единая и четко определенная и согласованная стратегия.

В Москве любят использовать термин «стратегическое партнерство». В разные периоды недавней истории этим термином в Москве описывали отношения России с такими разными странами, как США и Китай, Белоруссия и Чили, и даже с наднациональными объединениями — Европейским союзом. Нередко термин «стратегическое партнерство» используется и в контексте нынешних отношений Москвы и Тегерана. Но, если оставить за скобками возвышенную риторику, то, с точки зрения иранских экспертов, нет достаточных оснований считать российско-иранские отношения в настоящее время отношениями «стратегических партнеров». На практике речь идет все-таки о тактическом союзе двух очень разных стран. Фактически две страны — Россия и Иран в ситуации кризиса в Сирии заключили между собой «брак по расчету», в котором пытаются достичь собственных целей за счет объединения усилий.

Кроме того, Россия, с точки зрения иранцев, стремится предотвратить гегемонию какой-либо державы в регионе Ближнего Востока и выступает против любого нарушения баланса сил в регионе, в том числе превосходства одной из держав региона над всеми другими. В этой связи Россия демонстрирует нежелание поддержать проекты Ирана по обустройству региона Ближнего Востока. Кроме того, Россия в целом смотрит с опаской на «идеологический подход» Ирана к миру и региону. Если Россия поддерживает противостояние главенствующей роли США, то идею создания «справедливой», с точки зрения Ирана, системы, основанной на балансе сил в регионе, она не разделяет.

Россия постоянно выступает против военного присутствия США в регионе Ближнего Востока. Но до начала сирийского кризиса она практически не возражала против этого присутствия и не считала себя в связи с этим ущемленной, в то время, как Иран считает военное присутствие США в регионе реальной и прямой угрозой для собственной национальной безопасности.

Стратегические интересы Ирана в регионе Ближнего Востока связаны с важнейшим приоритетом политики Тегерана — достижение желаемого для Ирана баланса сил на Ближнем Востоке. Поэтому, как бы ни нуждалась Россия в поддержке Ирана в начале урегулирования в Сирии, эта потребность может серьезно уменьшиться в будущем. С точки зрения России ее проекты и создают максимально благоприятный фундамент для будущего Сирии, однако они, как полагают иранцы, не решат основную проблему Сирии и всего региона — присутствие радикальных исламских течений. В действительности суть проекта в области противостояния радикальным течениям, предлагаемого Москвой, заключается в устранении поддержки со стороны внешних сил и создании международной коалиции с участием США для противостояния экстремистам. Иран относится к этим предложениям не слишком оптимистично, так как сомневается, что США стремятся к искоренению радикальных течений в регионе.

С точки зрения иранских экспертов, Россия стремится к большим достижениям на Ближнем Востоке при ограниченных ресурсах и ограниченном участии. Это увеличивает риски, связанные с поведением России, для всех основных игроков, в том числе и для Ирана. Кроме того, в Иране видят, что через этот кризис Россия старается решить свои проблемы с Западом или, по крайней мере, нивелировать их. В дипломатических попытках урегулирования сирийского кризиса Россия сильно надеется на поддержку и сотрудничество с США. Это неприемлемо для Ирана.

А пока в настоящее время Иран и Россия смогли реализовать свои цели и политику в Сирии посредством разделения задач без формирования полноценного союза. На практике в Сирии Россия и Иран сражаются каждый за свои национальные интересы. Сейчас планы России для Сирии активно реализуются, однако, по всей видимости, время для оценки успехов России, с одной стороны, и приемлемости этого успеха для Ирана — с другой стороны, еще не наступило.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110443


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110418

От визита президента Ирана в Москву ожидают экономической перезагрузки

Развитию экономического сотрудничества России и Ирана, активно взаимодействующих в политической сфере, также призван поспособствовать пакет документов, подготовленных к визиту президента Ирана в Москву. В ходе предстоящего визита Ирана Хасана Роухани может быть подписано свыше 10 документов, сообщил Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в РФ Мехди Санаи.

Подсчитывать возможное количество подготовленных к подписанию документов журналисты стали с легкой руки министра связи и информационных технологий ИРИ Махмуда Ваэзи, который, наряду с главой Минэнерго РФ Александром Новаком, является сопредседателем российско-иранской межправкомиссии. Подытоживая состоявшуюся накануне встречу с российским коллегой, Ваэзи заявил: "У нас на выходе восемь документов, по которым нет проблем, и еще есть шесть документов, по которым переговоры продолжаются". Как следовало из его слов, в рамках подготовленного пакета документов предполагается подписать как общую дорожную карту по развитию сотрудничества между Ираном и Россией в средне- и долгосрочной перспективах, так и отраслевые соглашения, например по взаимодействию в сфере связи, а также в нефтегазовой сфере.

Как пояснил советник президента ТПП РФ Георгий Петров, в преддверии визита президента Ирана, в частности, обсуждалась программа "Нефть в обмен на товары и услуги". Причем иранской стороне она позволит расширить поставки нефти, которая далее могла бы отправляться в самых различных направлениях, в том числе в страны Средиземноморья, куда путь с территории Ирана существенно ближе. Тогда как для российской стороны реализация этой программы помогла бы нарастить, в частности, экспорт промышленного оборудования для того же нефтегазового сектора и железнодорожного транспорта вкупе с автобусами, грузовиками, самолетами.

Конкретные параметры предполагаемого "бартера" пока не расшифровываются. Правда накануне, со ссылкой на торгового представителя России в Иране Андрея Луганского, появилась информация о том, что половину стоимости нефти из Ирана планируется оплачивать деньгами, а половину — товарами на сумму до $45 млрд в год.

Стремясь заранее определить потенциальную общую "стоимость" соглашений, которые могут быть подписаны в ходе предстоящего визита главы иранского государства в Москву, наблюдатели рассчитывают также сопоставить их с другими аналогичными договоренностями Тегерана, заключенными после того, как 16 января 2016 г. было объявлено об отмене большинства санкций ООН, США и ЕС в отношении Ирана. Так, например, уже в конце января прошлого года президент ИРИ Хасан Роухани посетил с официальными визитами Италию и Францию, где подписал соглашения соответственно на €17 млрд и €15 млрд, в том числе с итальянской нефтесервисной компанией Saipem, металлургической группой Danieli и европейским автомобильным концерном PSA Peugeot Citroen.

Однако на таком фоне не представляются ли тем более скромными практические показатели российско-иранского экономического сотрудничества - в сопоставлении с активным политическим взаимодействием между Москвой и Тегераном?

Главное, ответил Мехди Санаи, что в экономическом сотрудничестве двух стран наблюдается прирост. И пусть, может быть, он не очень большой, но на сегодня с большинством других государств у России фиксируется отрицательная внешнеторговая динамика. Тогда как уровень товарооборота между Россией и Ираном за прошлый год увеличился на 80%. И важно, чтобы подобные темпы роста сохранились. Тогда в течение ближайших трех лет, возможно, удастся выйти и на более высокие цифры, скажем, до $10 млрд. При том, что пока дополнительным вызовом для двусторонних контактов остается воздействие третьей стороны, вследствие чего, в частности, усложняется проблематика финансирования проектов, дипломатично сформулировал посол. И при этом воздержался от прояснения вопроса о том, разморозили ли западные банки иранские активы, которые, по некоторым оценкам, превышают $100 млрд.

Впрочем, как предупредил руководитель Центра международных исследований и образования при Министерстве иностранных дел Ирана (IPIS), старший научный сотрудник Центра по изучению Ирана и Евразии (IRAS) Мохаммад Казем Саджапур; наряду с прочим, в сегодняшних условиях также необходимо преодолеть вызов завышенных ожиданий. И самое главное, что взаимодействие двух стран успешно продвигается вперед. При этом в Иране существует общий консенсус, и наличествует воля, направленная на дальнейшее развитие отношений с Россией, констатировал г-н Саджапур.

Названные эксперты, к слову, тоже были задействованы в подготовке доклада Российского совета по международным делам и Центра по изучению Ирана и Евразии (IPIS) на тему "Партнерство России и Ирана: текущее состояние и перспективы развития". И во время презентации доклада в пресс-центре МИА "Россия сегодня" в режиме видеомоста с Тегераном его московские участники попросили продемонстрировать книгу с докладом. И тем самым лишили иранскую сторону возможности эффектно продемонстрировать - в качестве сюрприза, уже под занавес мероприятия - прикрытый красивым платком фолиант. Накладка эта, впрочем, даже вышла симпатичной, исключив вероятность подспудных негативных эмоций, вроде тех, что ощущались некогда на встрече глав внешнеполитических ведомств России и США, на которой представители Вашингтона спутали надписи "перезагрузка" и "перегрузка".

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110418


Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110417

Турция в отличие от Ирана не готова к полномасштабному сотрудничеству с Россией

Алексей Романов

Неделю назад состоялся официальный визит в Москву президента Турции. Несмотря на внешнее потепление между Москвой и Анкарой, а также координацию военных действий в Сирии в формате тройственного союза Россия – Турция – Иран, говорить о том, что сегодня дела в отношениях Москвы и Анкары все складывается удачно еще рано. Эрдоган в типичной для него манере хочет получить от российской стороны больше, чем готов дать ей взамен. Анкара сталкивает в Сирии Россию с Ираном, пытается создать трения по курдскому вопросу, обострить противоречия по сирийскому урегулированию между РФ и США, оставаясь на стороне Киева в конфликте между Россией и Украиной.

Разногласия по Сирии

Хотя ВКС России поддержали наступление турецкой армии на Аль-Баб в ущерб продвижению на этот стратегически важный город сирийских правительственных войск при поддержке частей иранского КСИР и российских же военных советников, дальнейшие действия Анкары по созданию «зоны безопасности» в Сирии на ее севере шириной в 90 км напугали Кремль.

Турки открыто пошли в сторону Евфрата для захвата г. Манбиджа, контролируемого курдами, а не исламистскими боевиками. 8 марта турецкая артиллерия обстреляла позиции правительственной сирийской армии (САА) к западу от Манбиджа в районе по соседству с поселениями, переданными под контроль Дамаска курдскими Сирийскими демократическими силами (SDF). В результате, 8 сирийских военнослужащих были убиты, десятки получили ранения. В социальных сетях получили распространение снимки железнодорожных составов со 155-миллиметровыми турецкими самоходными установками и бронетранспортёрами, перегоняемыми к границе с Сирией. Турецкие официальные лица выступили с более чем противоречивыми заявлениями по Сирии, что делает ситуацию на севере этой страны ещё более сложной и запутанной.

Владимир Путин не преминул сказать об этом Эрдогану. Тот вынужден был заявить в Кремле в ходе итоговой совместной пресс-конференции: «Сегодня есть процесс в Манбидже. Турция, так и Россия хотят сотрудничать с коалиционными силами, и в результате этого сотрудничества в Манбидже приютились хозяева этой территории, именно жители Манбиджа. Чтобы не оккупировать эти территории, мы хотим, чтобы сами жители укрепились там», – сказал Эрдоган. Хотя, скорее всего, он отреагировал не на озабоченности Москвы, а на действия Вашингтона, поскольку войска одной страны НАТО (Турции) оказались напротив вооруженных подразделений самого крупного государства НАТО (США), решившего поддержать курдов.

Взаимодействие Москвы и Анкары по сирийскому кризису, возобновление каналов информационного обмена между начальниками генеральных штабов, переговорный процесс в Астане, создание российско-турецко-иранской совместной оперативной группы по мониторингу сирийского перемирия создают в целом позитивный фон для дела сирийского урегулирования. Продвижению вперед мешает желание турецкого лидера извлечь из всего этого пользу исключительно для себя, а заодно ограничить иранское присутствие в Сирии.

Цели трех сторон по целому ряду вопросов серьёзно различаются. Если для Москвы и Тегерана важны борьба с международным терроризмом, предотвращение падения режима Асада и придание процессу национального примирения необратимого характера, то приоритет Анкары – укрепление влияния на севере Сирии и недопущение создания там независимого курдского государственного образования, опирающегося на собственные вооружённые силы.

В этом российский президент не уступил, заявив после встречи с турецким гостем: «Вследствие скоординированных действий России, Турции, Ирана перемирие в Сирии в целом соблюдается. Договорились с турецкими коллегами и далее активно взаимодействовать в борьбе с террористическими группировками, прежде всего с ИГ». Намек ясен: Иран остается партнером России по антитеррористической коалиции, и Турции придется это уважать.

Даже турецкая газета Milliyet после переговоров Эрдогана с Владимиром Путиным указала на расхождения стран по вопросу о сирийских курдах: «Можно сказать, что Владимир Путин ограничился общими тезисами, но не стал высказывать особых оценок. Таким образом, главный вопрос после встречи Эрдогана и Путина в том, будет ли решаться эта серьезная проблема. И если будет, то как?»

Ясно одно - под нажимом Эрдогана Россия не станет закрывать у себя представительство курдов. Москва ведь до сих пор и без этого вела себя пассивно в курдском вопросе и на курдском «поле», что дало США возможность закрепиться на северо-востоке Сирии, создав несколько объектов военной инфраструктуры, включая базу в 35 километрах южнее Кобани, способную принимать тяжелые транспортные самолеты. России вообще нельзя уступать Эрдогану по курдскому вопросу, учитывая, что Турция уже взяла под свой контроль две тыс. кв. км сирийской территории, в том числе благодаря ударам ВКС России захватила город Аль-Баб.

Разные подходы к экономическому сотрудничеству

Нельзя не отметить более чем слабые результаты экономической части саммита. И хотя Анкара всячески лезет из кожи вон, чтобы соперничать в этом с Ираном, и не допустить, чтобы Тегеран был для Москвы важнее Анкары как региональный партнер в экономической и политической сферах, на практике для этого делается мало. И игра все время идет в одни ворота – в интересах Турции. В основном за счет доходов от российских туристов, и за счет экспорта турецких овощей и фруктов в России. А стратегически важные для Москвы проекты - газ и ядерная энергетика – остаются на бумаге. Тогда как с Ираном сотрудничество в ядерной и других важнейших сферах успешно развивается. В нефтегазовой сфере в Иране перспективы для российских компаний также более серьезные и значимые.

Из общего объема турецкого экспорта в Россию, осуществленного в январе 2017 года, четверть пришлась на свежие фрукты и овощи. В ходе телефонных переговоров премьер-министров двух стран Дмитрий Медведев сообщил о подписании постановления, разрешающего экспорт некоторых видов турецкой сельскохозяйственной продукции в Россию. Известно и о и намерении группы турецких компаний Agaoglu строить жилье в Крыму. В то же время обозначилась неприятная проблема, также связанная с Крымом: в порту Зонгулдак за несколько дней до приезда Эрдогана в Москву наложен запрет на приём судов из этого российского региона. Официальная Анкара по-прежнему не признаёт воссоединения Крыма с Россией. Теперь поставки турецких продуктов и товаров на полуостров невозможны, и их придется вести из материковой части России. А это – дополнительные расходы.

Получается, что Эрдоган приезжал в Москву с целью возобновить поставки на российский рынок лука, брокколи, цветной капусты, гвоздик и жевательной резинки? А также добиться снятия ограничений на въезд турецкой рабочей силы в Россию?

И действительно - по завершению визита подписаны восемь незначительных документов: о сотрудничестве между ТАСС и агентством Andalou; о сотрудничестве между российской генпрокуратурой и турецким минюстом; о сотрудничестве Федеральной службы по интеллектуальной собственности и ее турецким аналогом, и т.д. А при этом Владимир Путин говорил совсем о других масштабах: Газпром готов приступить к прокладке «турецкого потока» (кстати, трубы для него уже произведены и складированы); Росатом готов начать возведение АЭС в Аккую; правительство РФ готово в скором времени снять запрет на работу в России турецких строительных компаний.

В ответ же Эрдоган выразил желание, чтобы в Москве закрыли бюро сирийских курдских организаций. Турецкий «султан» ничего конкретного для экономики России просто не привёз, и даже ничего не пообещал. Правда, на заседании Российско-турецкого совета сотрудничества высшего уровня Эрдоган выступил с призывом, причем исключительно в пользу турецкого бизнеса: «Нам необходимо убрать все препятствия на пути развития наших отношений. Те фирмы и компании, которые представлены сейчас в России, должны быть избавлены от всех санкций и ограничений, которые имеются в их отношении». По словам министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, сейчас Анкара стремится «вернуть отношения до прежнего уровня и заинтересована, прежде всего, в развитии деловых контактов». А что конкретно?

А ведь еще 10 октября 2016 года в Стамбуле было подписано Соглашение о проекте газопровода «Турецкий поток»: от станции «Русская» в Краснодарском крае через акваторию Черного моря до приемного терминала на турецком побережье. Он должен состоять из двух ниток общей максимальной производительностью 31,5 млрд куб. метров газа в год. 8 декабря 2016 года входящая в «Газпром» компания South Stream Transport B.V. подписала в Амстердаме контракт со швейцарской Allseas Group S.A. на строительство первой нитки морского участка газопровода «Турецкий поток» с опционом на укладку второй нитки. Укладка первой нитки должна начаться во втором полугодии 2017 года. И только для турецких нужд. По второй ветке пока движения нет. В Анкаре не спешат предоставить маршрут для транзита российского газа в ЕС.

Ещё одним важным совместным российско-турецким проектом в сфере энергетики является строительство АЭС «Аккую», которое должно начаться силами Росатома в 2017 году с вводом в эксплуатацию первого реактора АЭС в 2023 году. Однако и здесь нет движения, хотя АЭС должна возводиться на российский кредит объемом 3 млрд. долл. И это в то время, когда в Иране уже давно пустила АЭС в Бушере и Россия приступила к строительству еще двух ядерных энергоблоков. Вот такое сотрудничество получается.

******

Визит Эрдогана в Москву не стал «историческим прорывом», и не мог таковым стать. Слишком большие различия в подходах сторон к самым различным вопросам международной политики, к тому же налицо явное нежелание Анкары удовлетворить экономические запросы Москвы. И надо помнить - рядом находится не менее важная страна – Иран, которая имеет весь потенциал для реализации экономических амбиций России в газовой сфере, ядерной энергетике, транспорте, торговле, ВТС. А овощи и фрукты по такой же цене и не худшего качества Россия может закупать в ИРИ.

Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110417


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110406

Министр иностранных дел Ирана огласил некоторые аспекты внешней политики страны

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что режим Тель-Авив представляет "самую большую ядерную угрозу" в регионе Ближнего Востока и всего мира.

В интервью, базирующейся в Ливане арабоязычной сети новостей "Mayadeen news network" в четверг вечером, Зариф описал политику Израиля в отношении региональных стран, как порочную, подчеркнув, что израильские власти пытаются скрыть правду и стараются продвигать свои агрессивные интересы через язык угроз.

"Мы никогда не ожидали от Израиля принятия мирного и ненасильственного подхода. Мы привыкли к такой политике Израиля за последние годы", - отметил он.

Главный иранский дипломат также подтвердил готовность Тегерана оказать поддержку и помощь, чтобы добиться национального единства среди палестинцев, назвав этот вопрос в качестве безотлагательного "приоритета" для Исламской Республики.

В другом месте в своем выступлении, Зариф указал на одновременные попытки Саудовской Аравии и Израиля давить на Иран. Он заявил, что режимы Эр-Рияда и Тель-Авива объединили свои усилия с начала ядерных переговоров между Ираном и шестью мировыми державами, чтобы саботировать эти переговоры.

"Я советую Саудовской Аравии сотрудничать с нами вместо того, чтобы сотрудничать с другими в попытке нанести вред Ирану. Страны, которые совершают ошибочные действия, должны принести извинения Ирану. Это не наша ошибка, что некоторые страны решили вторгнуться в Йемен без видимой причины, а также поддерживать боевиков ИГИЛ и Фронта Ан-Нусра в Сирии и Ираке", - заявил Зариф.

Он подчеркнул, что Тегеран и Эр-Рияд могут иметь хорошие отношения. "Иран готов к сотрудничеству со всеми мусульманскими странами в рамках недопущения вмешательства во внутренние дела друг друга. Сотрудничество с соседними странами, включая Саудовскую Аравию, должно быть направлено на установление мира в Бахрейне, Йемене и Сирии", - заявил министр иностранных дел Ирана.

Зариф также отклонил риторику американских властей против Ирана как "бесперспективную", заявив, что администрация бывшего президента США Барака Обамы наложила многочисленные экономические санкции против Ирана, которые произвели неблагоприятные политические результаты и оставили США без выбора, кроме как сесть за стол переговоров с Ираном.

Он заявил, что Иран разработал широкий спектр сценариев, касающихся его ядерного соглашения с крупнейшими мировыми державами, но лучшим вариантом является тот, когда американцы останутся привержены выполнению соглашения.

"Администрация США знает, что санкции против Ирана не являются эффективными, а осуществление Совместного комплексного плана действий (JCPOA) является лучшим из возможных вариантов", - указал Зариф.

Министр иностранных дел Ирана также осудил новый запрет президента США Дональда Трампа на поездки на граждан шести странах с мусульманским большинством - Ирана, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена, отметив, что это ограничение является "подарком" для экстремистов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110406


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110403

В Иране появился еще один кандидат в президенты

Бывший глава государственной телерадиокомпании Ирана IRIB Сейед Эзатолла Заргами объявил в среду, что он будет баллотироваться на предстоящих президентских выборах в качестве конкурента президента Роухани, сообщает Mehr News.

Сейед Эзатолла Заргами, который возглавлял IRIB в период с 2004 по 2014 год, объявил свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. "С целью исправления мегауправления страной, реагирования на уважаемые требования народа и решения его проблем, я принял приглашение Народного фронта революции с приверженностью к коллективным решением, как ключа к успеху", - заявил Заргами.

Оданко, многие иранские политологи считают, что президент Роухани сможет победить на выборах 2017 года. Выборы должны состояться 19 мая 2017 года.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 марта 2017 > № 2110403


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 марта 2017 > № 2108911

Дочь бывшего президента Ирана Али Акбара Хашеми-Рафсанджани — Фаезе Хашеми (Faezeh Hashemi) во второй раз приговорена к тюремному заключению за антиправительственную пропаганду, передает агентство Рейтер.

В 2012 году Фаезе Хашеми была осуждена на шесть месяцев тюрьмы. Кроме этого на нее распространялся пятилетний запрет на участие в политической и культурной жизни страны и "проявление активности в СМИ".

"Фаезе Хашеми снова была осуждена на шесть месяцев тюремного заключения за критические замечания о судебной системе и охране", — сообщает агентство со ссылкой на оппозиционный ресурс Kalemeh.

Али Акбар Хашеми-Рафсанджани с 1989 по 1997 год был президентом Ирана. В 2005 году он вновь баллотировался в президенты, однако проиграл своему оппоненту — Махмуду Ахмадинежаду. Некоторое время Рафсанджани возглавлял Совет по целесообразности принимаемых решений — государственный орган, дающий рекомендации нынешнему правительству Ирана. Однако в марте 2011 года экс-президент лишился этого поста.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 марта 2017 > № 2108911


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 16 марта 2017 > № 2110396

Иран посетили 200 торговых делегаций из зарубежных стран с момента отмены санкций

Иран посетили 200 торговых делегаций из зарубежных стран с момента осуществления Совместного комплексного плана действий (JCPOA) в январе 2016 года, заявил председатель Тегеранской палаты торговли, промышленности, горнорудной промышленности и сельского хозяйства (TCCIMA) Масуд Хансари в интервью Tehran Times.

Из упомянутых 200 делегаций, 80 из них побывали на переговорах с TCCIMA, добавил чиновник. При этом TCCIMA также направила торговые делегации в семь стран мира, включая Германию, Данию, Австрию, Румынию и Чехию.

"Многие из наших переговоров с иностранными делегациями привели к подписанию контрактов, и некоторые из них были уже приняты в действие", - отметил председатель TCCIMA.

Председатель TCCIMA также заявил, что Иран смог привлечь около $ 10 млрд. иностранных инвестиций в течение первых одиннадцати месяцев текущего иранского календарного года (с 20 марта 2016 по 18 февраля 2017).

"Мы ожидаем, что мы (TCCIMA) направим торговые делегации в девять стран, включая Россию, Белоруссию и Германию в предстоящем иранском году (который начнется 21 марта 2017)", - объявил чиновник.

Поскольку Иран обладает богатыми запасами нефти, газа и полезных ископаемых, а также с учетом его рынка, насчитывающего 80 миллионов человек, который вместе с рынками своих соседей составляет рынок 400 миллионов потребителей, иностранцы готовы сделать инвестиции во всех секторах Ирана, подчеркнул Хансари.

Несмотря на то, что подход президента США Дональда Трампа к ядерной сделке с Ираном создал чувство неуверенности у иностранных инвесторов, и на данный момент некоторые из них только и ждут, чтобы увидеть, что произойдет.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 16 марта 2017 > № 2110396


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 16 марта 2017 > № 2110393

Объем торговли между Ираном и Россией может достичь $ 10 млрд. в течение трех лет

Объем двусторонней торговли между Ираном и Россией может достичь $ 10 млрд. в течение трех лет, заявил посол Ирана в России Мехди Санаи во вторник, сообщает Mehr News.

В 2016 году взаимный товарооборот увеличился на 80 процентов и составил более $ 2 млрд., по словам главы второго Азиатского департамента МИД России. Оба государства активно сотрудничают в сферах энергетики, обороны и сельского хозяйства, среди других.

"Рост торговых отношений Ирана с Россией был самым большим в прошлом году по сравнению с любой другой страной ... Мне кажется, что эта тенденция будет продолжаться, и мы достигнем значительной торговли в размере $ 10 млрд. в ближайшие два-три года", - рассказал Санаи на круглом столе, организованном информационным агентством "Россия сегодня".

В понедельник, иранский министр связи и информационных технологий Махмуд Ваези также отметил, что дорожная карта по развитию сотрудничества между Ираном и Россией в среднесрочной и долгосрочной перспективе может быть подписана в ходе предстоящего визита президента Ирана Роухани в Россию в конце марта.

По словам Ваези, Иран и Россия стремятся развивать отношения во всех сферах, в том числе политической, экономической, культурной и дипломатической.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 16 марта 2017 > № 2110393


Россия. Армения. Иран > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 марта 2017 > № 2108740

Россию и Иран сблизит армянская зона

Россия и Армения создадут особую экономическую зону для Ирана

Рустем Фаляхов

Россия и Армения создают особую экономическую зону, выяснила «Газета.Ru». Проект беспрецедентный, поскольку армянская зона создается на границе с Ираном для наращивания товарооборота с Евразийским союзом. Помешать реализации проекта может нестыковка законодательства: Иран — не член ВТО.

Визит президента Армении Сержа Саргсяна в Москву по случаю 25-летия дипломатических отношений двух стран (отмечаемого в апреле) оказался не просто парадным мероприятием, а имел весомую деловую подоплеку.

Как выяснила «Газета.Ru», Россия и Армения обсуждали в ходе визита создание совместной ОЭЗ — особой (свободной) экономической зоны. Информацию об этом подтвердил источник в дипломатических кругах Армении. Возможность создания ОЭЗ не исключил и глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев.

«Мы заинтересованы в доходных инвестициях в Армению. Рассмотрим все возможности, которые есть. В том числе возможен и проект ОЭЗ», — сообщил Дмитриев «Газете.Ru». Глава РФПИ участвовал во встрече президентов Владимира Путина и Сержа Саргсяна, состоявшейся в среду в Кремле.

Дьюти-фри в зоне

На полях встречи, кстати, было объявлено о создании российско-армянского инвестиционного фонда. Дмитриев не исключил, что фонд проинвестирует проекты резидентов будущей ОЭЗ.

Официально российская сторона не объявляла о создании особой зоны, но в Армении такая возможность уже обсуждается на правительственном и экспертном уровне.

Открыть совместную зону планируется до конца текущего года, уточнил «Газете.Ru» Вилен Хачатрян, ученый секретарь Европейской образовательной академии (Ереван). Место для зоны выбрано в городе Мегри Сюникской области Армении на территории в 10–15 га с возможностью расширения до 55 га. Резидентами ОЭЗ могут стать от 100 до 120 компаний. На создание инфраструктуры зоны власти готовы потратить до $32 млн.

По прогнозу министерства экономического развития и инвестиций Армении, инвестиции в экономическую зону в течение десяти лет могут составить $350–400 млн. Среднегодовой объем товаров, произведенных в ОЭЗ, ожидается на уровне $80–100 млн.

Если ОЭЗ откроется, это будет беспрецедентный проект на всем постсоветском пространстве. По двум причинам: во-первых, бизнес в зоне планируется освободить от уплаты НДС, налога на прибыль, а также налога на имущество.

Эти преференции рассчитывается вводить на срок от двух до четырех лет в зависимости от типа бизнеса, информирует Хачатрян. Если сравнивать эти преференции с теми, что действуют в российских ОЭЗ, то сравнение будет явно не в пользу российских зон. Правда, и экономический эффект от последних не стал убедительным, часть зон пришлось закрыть досрочно.

Кроме того, в армянской ОЭЗ физическим лицам могут разрешить покупки по системе дьюти-фри — без таможенных пошлин.

Приграничная армяно-иранская

Вторая особенность армянской зоны в том, что Сюникская область, в которой она создается, граничит с Ираном. По ту сторону границы, на иранской территории, уже действует свободная экономическая зона «Арас». В Армении не скрывают, что открывают зону для привлечения иранских инвестиций в экономику.

Товарооборот между Арменией и Ираном в последние два года явно не отвечает возможностям двух стран, составляя всего $270 млн.

Причем экспорт в Иран из Армении, по данным минэкономики этой страны, не превышает $70 млн, из которых львиная доля — это электроэнергия по бартеру за газ.

Сдерживающим фактором для наращивания армяно-иранского товарооборота служили санкции Запада против Ирана. Но теперь часть из них отменена, и Армения рассчитывает нарастить товарооборот. В том числе и с помощью открытия специальной приграничной зоны.

Минэкономики Армении рассчитывает, что Иран, Россия и другие члены Евразийского экономического союза (ЕАЭС) согласуют список товаров, в отношении которых таможенные пошлины будут снижены или даже отменены. Кроме того, Ирану и странам ЕАЭС, включая Армению, придется решать проблему сертификации своих товаров и оптимизации механизма банковских переводов. С армянской стороны с сертификацией больших проблем не ожидается, поскольку Ереван проводит гибкую торговую политику, экспортирует товары и услуги как в Евросоюз, так и в Евразийский союз.

Как заявляли ранее в минэкономики Армении, несколько крупных иранских компаний, одна из которых, в частности, фармацевтическая, уже оформили письменное предложение открыть на территории зоны свое производство для рынка ЕАЭС. Условиями работы в зоне интересовались и китайцы.

Россия растит конкурентов

Но не вполне понятен интерес к зоне с российской стороны. По словам Хачатряна, в ОЭЗ с армянской стороны, скорее всего, будут зарегистрированы компании, оказывающие высокотехнологичные услуги (IT, телекоммуникации и т.п.), пищевая промышленность, а с иранской — компании, специализирующиеся на нефтепереработке, нефтехимии.

«Иран — сырьевая экономика, в этом ее преимущество, и с этой точки зрения иранский бизнес интересен для Армении как торговый, а не как инвестиционный», — говорит армянский эксперт.

Но в таком случае Россия создает для себя конкурента как раз в тех областях бизнеса, в которых сама традиционно сильна. Интерес России к созданию совместной ОЭЗ прежде всего геополитический, аргументирует Хачатрян.

В Кремле смотрят иначе на эту проблему. Российский бизнес заинтересован в росте экономики Армении, российские инвестиции в эту страну превысили $3 млрд, в республике действуют около 2 тыс. предприятий с российским капиталом, прорабатывается возможность взаимных расчетов в национальных валютах, аргументировал Путин на встрече с Саргсяном в среду.

По итогам прошлого года двусторонний товарооборот вырос на 6%, а армянский лидер подсчитал, что товарооборот между двумя странами за тот же срок вырос на все 15%.

Между Евразией и Евросоюзом

В самой Армении нет единодушного одобрения евразийских проектов. Это особенно заметно в преддверии парламентских выборов, назначенных на 2 апреля. Членство в Евразийском экономическом союзе не в интересах Армении, и республике надо выходить из ЕАЭС, заявляет, например, бывший премьер-министр Армении Грант Багратян. По его словам, 85% ВВП ЕАЭС приходится на долю России, и этот союз приспособлен под российские интересы. «Мы считаем, что надо выйти. Выйдя, мы останемся в зоне свободной торговли», — заявил Багратян в ходе обсуждений на тему «Избирательная кампания для всех», организованных Фондом Конрада Аденауэра, имея в виду положения СНГ.

По его подсчетам, торговля в рамках ЕАЭС уменьшилась на 23%, торговля с третьими странами — на 35%, потери от вступления Армении в ЕАЭС — $800 млн. Если Россия в ответ на выход Армении из Евразийского союза повысит цену на газ, его можно будет заменить иранским топливом, уверен экс-премьер.

Как Россия, Армения и Иран смогут совместить свои экономические интересы, будет понятно в течение ближайших двух недель. До конца марта с визитом в Москву ждут президента Ирана Хасана Роухани. В ходе визита, возможно, будет подписано соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между Ираном и ЕАЭС, подтвердил в среду глава Минэнерго РФ Александр Новак. Сначала свободный режим будет действовать только в отношении определенного круга товаров — легпрома и АПК.

Создание ЗСТ с Ираном осложняется тем, что Иран не входит в ВТО.

Россия. Армения. Иран > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 марта 2017 > № 2108740


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 марта 2017 > № 2110432

Иран и Россия подпишут более 11 документов о сотрудничестве в конце марта

Министр связи и информационных технологий Ирана Махмуд Ваези, который находится в Москве в качестве председателя Совместной комиссии ирано-российского экономического сотрудничества, заявил, что, как ожидается, будут подписаны более 11 документов между двумя странами во время предстоящего визита Хасана Роухани в Россию, сообщает Mehr News.

Махмуд Ваези сделал это заявление в ходе переговоров иранской делегации с российской стороной в понедельник в Москве, добавив, что "у нас состоялись конструктивные переговоры по нефти и газовому сотрудничеству, и было решено, что переговоры будут продолжены, чтобы завершить контракты в оставшееся время до визита президента Роухани в Москву в конце марта".

Ваези напомнил о том, что товарооборот между Ираном и Россией увеличился в 2016 году на 70-80 процентов. Он положительно оценил подписание соглашения о создании "зеленого коридора" для облегчения транспортировки грузов между Россией и Ираном.

Иранский министр также призвал к совершенствованию банковских связей, реализации совместных проектов в Иране, таких как электрификация железной дороги от Гермсара до Инче-Боруна, а также к более тесному экономическому сотрудничеству между Тегераном и Евразийским Экономическим Союзом.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 марта 2017 > № 2110432


Иран. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 марта 2017 > № 2110400

Иран и Беларусь намерены сотрудничать в области инвестиций и промышленных проектов

Сотрудничество с Ираном в области инвестиций и промышленных проектов имеет большие перспективы, заявил председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаил Мясникович на встрече с чрезвычайным и полномочным послом Ирана в Республике Беларусь Мустафой Овеиси, сообщает Financial Tribune со ссылкой на Белорусское телеграфное агентство.

Мясникович заявил, что белорусская сторона намерена реализовывать проекты с Ираном в рамках двустороннего и многостороннего сотрудничества.

"Что касается двустороннего сотрудничества, то мы, безусловно, заинтересованы в реализации инвестиционных проектов и производственной кооперации. Здесь мы можем реализовать множество интересных идей и подходов, с тем, чтобы эти проекты приносили пользу не только для двусторонних контактов, но и для нашего сотрудничества с компаниями третьих стран", - сказал он.

Чиновник отметил, что он удовлетворен результатами недавнего официального визита белорусской парламентской делегации в Иран. "Все темы, вопросы и проекты, которые были предметом обсуждения в ходе встреч с президентом Ирана, министром иностранных дел и другими должностными лицами получают поддержку и, безусловно, будут осуществляться белорусской стороной в соответствии с достигнутыми договоренностями", - добавил он.

Мясникович отметил, что он был впечатлен конструктивными предложениями и идеями с иранской стороны о возможном участии Беларуси в создании транснациональных транспортных коридоров. "Существует политическая воля властей наших государств укреплять сотрудничество и расширять его. Есть много интересных проектов", - заключил он.

Иран. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 марта 2017 > № 2110400


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 марта 2017 > № 2110398

Иран потребовал отставки представителя Совета ООН по правам человека

Во вторник, Тегеран обратился к Совету по правам человека ООН с требованием положить конец миссии специального представителя ООН по правам человека Асмы Джахангир, назвав ее доклад о положении в области прав человека в Иране "политически мотивированными", сообщает Tehran Times.

"Учитывая значительный прогресс в области прав человека сделанный в Исламской Республике Иран и его обширное и конструктивное взаимодействие с международными механизмами в области прав человека, сейчас настало время, чтобы закончить миссию специального представителя надлежащим образом", - заявил директор по международным делам Совета по правам человека в Иране Казем Харибабади на ежегодном заседании Совета ООН по правам человека (UNHRC) в Женеве, в Швейцарии.

Он также предупредил, что "избирательный" и "политически ангажированный подход" UNHRC в отношении некоторых стран вносит затруднения в сотрудничество между двумя сторонами.

На 34-й сессии Совета по правам человека, состоявшейся в Женеве, Джахангир представила доклад на 40 страницах о ситуации с правами человека в Иране, в котором обвинила страну в многочисленных нарушениях.

Докладчик ООН обвинила Иран в целом ряде нарушений, в том числе в казнях несовершеннолетних, в уголовном преследовании религиозных меньшинств, а также в пытках политических заключенных. Тегеран отвергает данные обвинения.

На прошлой неделе официальный представитель МИД Ирана Бахрам Кассеми заявил, что многие из стран, обвиняющие Иран в нарушениях прав человека, сами страдают от бесчисленных проблем в области прав человека и имеют законы, ограничивающие права людей в своих странах. Он подчеркнул, что Тегеран не признает этот отчет.

Кассеми раскритиковал Джахангир за то, что она закрыла глаза на достижения Ирана в области прав человека. По его словам, Тегеран предоставил исчерпывающие объяснения в ответ на обвинения, но ни одно из них не было упомянуто в докладе.

Он добавил, что доклад Джахангир, как и отчеты ее предшественников, был подготовлен на основе неверной информации и предрассудков о положении в области прав человека в Иране.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 марта 2017 > № 2110398


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 марта 2017 > № 2106888

В Астане ждут оппозицию

Переговоры в Астане продлеваются из-за приезда вооруженной оппозиции

Амалия Затари

Третий раунд переговоров по Сирии в Астане официально завершен. Однако Россия, Турция и Иран оставят в столице Казахстана части своих делегаций, чтобы 16 марта встретиться с представителями вооруженной оппозиции, которые все же решили приехать на переговоры. Стороны уже обсудили военные вопросы — карту террористов и соблюдение перемирия. 14 марта в Сирии впервые не зафиксировали ни одного нарушения режима прекращения огня.

Третий раунд переговоров по Сирии в Астане на высоком уровне официально завершился. Во встрече приняли участие делегации стран-посредников — России, Турции и Ирана, вооруженная оппозиция на переговоры так и не приехала. Следующий этап переговоров пройдет в столице Казахстана 3–4 мая, сообщает казахский портал TengriNews со ссылкой на замглавы МИД республики Акылбека Камалдинова.

Как он уточнил, в начале мая в Астане состоится четвертый раунд переговоров на высоком уровне, а в апреле стороны договорились провести консультации экспертов. Как ожидается, они пройдут 18–19 апреля в Тегеране.

По словам собеседника «Газеты.Ru», близкого к астанинским переговорам, информация о том, что на встречу может приехать «техническая» делегация вооруженной оппозиции, появилась еще накануне. Он также добавил, что резко против приезда в Астану вооруженной оппозиции были политические оппозиционные силы Сирии.

Утром 15 марта в МИД Казахстана заявили, что третий раунд переговоров в Астане продлевается на один день в связи с ожидаемым приездом представителей вооруженной оппозиции. Как уточнили в ведомстве, в среду вечером в Астану приедет делегация из семи человек, представляющих Северный и Южный фронты оппозиции.

Спецпредставитель президента России Александр Лаврентьев, который возглавляет в Астане российскую делегацию, выразил сожаление в связи с тем, что вооруженная оппозиция не принимала участие во встрече на высоком уровне. Как уточнил, переговоры с ней все же состоятся, но на более низком уровне. «Мы оставляем в Астане часть делегации России, часть делегаций Турции и Ирана для проведения подробных консультаций по интересующим вооруженную сирийскую оппозицию вопросам», — рассказал он.

В пресс-службе казахского МИД уточнили, что оппозиция проведет консультации с российскими, турецкими и иранскими экспертами по вопросам перемирия.

О том, что вооруженная оппозиция отказалась приехать на третий раунд астанинских переговоров, стало известно 13 марта. На следующий день полковник оппозиционной «Свободной сирийской армии» (ССА) Фарес аль-Бабеш пояснил «Интерфаксу», что отказ связан с ударами ВКС России по их позициям.

«Российская авиация нанесла удары по позициям, по мирному населению, что привело к тому, что мы были вынуждены покинуть свои дома. Это не позволило нам принять участие во встрече. Мы хотели быть честными с Россией, но, к сожалению, Москва не сделала шаги навстречу», — утверждал он.

То, как вооруженная оппозиция объяснила свой отказ от участия в переговорах, «не выдерживает никакой критики», заявил «Газете.Ru» председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. Как он рассказал, мониторинг режима прекращения огня в последнее время фиксирует радикальное сокращение количества нарушений перемирия, а по состоянию на 14 марта в Сирии впервые не было зафиксировано ни одного случая нарушения режима прекращения боевых действий.

«Так что эти обоснования выглядят абсолютно натянутыми и не создают никакого повода для корректировки действий тех или иных сторон. Поэтому намеченная повестка дня переговоров должна сохраниться в полном объеме», — сказал Косачев.

Вместе с тем сенатор признал, что «искренне рассчитывает» на приезд вооруженной оппозиции в Астану. «Третий раунд изначально планировался с их участием, поэтому никакой необходимости модернизировать повестку дня в связи с их приездом совершенно точно не существует», — отметил он.

Ранее собеседники «Газеты.Ru», знакомые с ходом переговоров, говорили, что основными темами, которые стороны будут обсуждать в Астане, станут вопросы перемирия, карты террористов и новой сирийской конституции. Как рассказал 15 марта глава делегации Дамаска Башар Джаафари, изначально вопрос конституции в повестке дня не стоял, но представители сирийских властей провели по этому вопросу дополнительную консультацию с российской стороной.

«[На дополнительной консультации] мы услышали предложение, связанное с конституцией. У нас были мысли по этой теме, мы передали их российской стороне. Мы попросили у них обсуждения данной темы. Тема продолжает обсуждаться российской и сирийской сторонами», — приводит слова Джаафари РИА «Новости».

Формат переговоров с вооруженной сирийской оппозицией является новым, и он уже дал свои результаты в ходе предыдущих встреч в Астане, в частности, во многом благодаря этому было заключено соглашение о прекращении огня, рассуждает в разговоре с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

«Но на переговорах представлен конгломерат различных оппозиционных группировок, в основном исламистских, которые курируются различными внешними силами. Эти силы и тем более сами группировки преследуют свои цели в регионе. Поэтому перерывы в этих переговорах и их срывы вполне возможны и к ним надо относиться с пониманием», — говорит эксперт.

По мнению Долгова, переговоры с вооруженной оппозицией нужно воспринимать только как этап на пути к разрешению сирийского конфликта.

«Не нужно питать иллюзий, что в результате этих переговоров будут достигнуты какие-то кардинальные результаты и что они приведут к разрешению конфликта.

На переговорах в Астане решаются вопросы только военного характера», — подчеркнул он.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 марта 2017 > № 2106888


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110433

Взгляд из Тегерана: какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана?

Александр Проханов

Это моя не первая поездка в Иран. На этот раз меня влекли не дивные сады Шираза, не гробницы сладостного Саади, не могучие руины Персеполиса, в котором зороастрийская вера слилась с античностью, и в солнечном туманном воздухе громоздятся колонны, повисли в пустоте фронтоны несуществующих храмов, а на чёрном камне иранский лев, символизирующий солнце, ломает хребет хрупкой тонконогой лани. В прошлые свои визиты я посещал Бушерскую атомную станцию и на берегу Персидского залива газовые грандиозные месторождения «Южный Парс» - серебряная чешуя бесчисленных стальных конструкций, цилиндры, сферы, конические реакторы, откуда по зелёной воде залива уплывают танкеры со сжиженным газом.

На этот раз меня интересовал иранский взгляд на сражение, которое развернулось на территории Сирии, где русские бомбардировщики громят ИГИЛ, персидские подразделения и отряды ливанской «Хезболлы» атакуют опорные пункты ИГИЛ, а турецкие танки, перейдя границу, угрожают подавить курдских повстанцев. Меня интересовала природа этого небывалого треугольника, в котором Россия, Иран и Турция образовали шаткое, зыбкое единство, без которого невозможно разгромить ИГИЛ.

Я посещал исламские университеты в священном городе Кум, кабинеты министров, штаб-квартиры политических деятелей. Пытался понять: как сложился российско-иранский альянс, ещё вчера невозможный, а сегодня – речь о вероятности военно-политического союза, когда российские зенитные комплексы С-300 стоят на позициях вокруг Тегерана, а иранские аэродромы открыты для русских бомбардировщиков, которые садятся на эти аэродромы, заправляются топливом и боеприпасами и несутся в Сирию, бомбя ИГИЛ под Мосулом и Алеппо.

В священном городе Кум в своей резиденции меня принял аятолла Джавади Амоли, тот самый, что в своё время повёз в Советский Союз Горбачёву знаменитое послание имама Хомейни, где тот предрекал падение атеистического Советского Союза, убеждал Горбачёва вернуть России религиозное сознание, а русским людям – веру в Небеса. Аятолла, который принимал меня, был маленький, хрупкий, в белой чалме, с тихим светящимся лицом, и не верилось, что этот светящийся старец был посланцем смерти, оповестившим мир о скорой кончине советской страны. Тогда Горбачёв не внял предупреждениям Хомейни. Этот посланец показался ему смешным чудаком в чалме, явившимся в столицу непобедимого государства из страны экзотических мечетей и пыльных дорог, по которым двигаются блаженные дервиши. Посланник Хомейни был отвергнут, Советский Союз пал и разбился в дребезги.

Стремительное сближение России и Ирана, возникший словно на пустом месте союз двух соседних государства, стал возможен, по мнению аятоллы, лишь с приходом Путина, у которого присутствует религиозное сознание, кто стремится объяснить своё появление во власти и весь ход исторического процесса вмешательством божественных сил. Возникло общее поле ценностей между Путиным и нынешними правителями Ирана. И в этом поле ценностей было достигнуто согласие, которое затем спроецировалось в плоскость экономики, политики и военного дела. Эта встреча в Куме ещё раз убедила меня, что в общении с иранскими политиками, военачальниками, деловыми людьми важно учитывать то, что в сознании иранцев присутствует религиозная метафизическая компонента, которая для нас зачастую не является явной, и накладывает отпечаток на их поступки и решения в сфере бизнеса, политики или геостратегии. Не учитывать этой компоненты – значит ошибаться в переговорном процессе с иранцами, неправильно толковать намерения и обещания иранской стороны, не понимать всей полноты взглядов сидящего перед тобой собеседника.

Мне удалось повидаться с немалым количеством экспертов, работающих в интересах иранской армии, разведки и дипломатии. В разговорах со мной, как мне показалось, они хотели, используя меня как один из каналов, довести до сведения российских политиков и российской общественности взгляд Ирана на сирийскую проблему.

В России, утверждают они, существовали и существуют силы, препятствующие сближению Ирана и России. Россия примкнула к санкциям Запада против Ирана в связи с иранской ядерной программой. Россия долгое время отказывала Ирану в поставке высоких технологий, тормозила обмен делегациями. И только сирийский конфликт породил лавинообразное сближение двух стран, по мановению руки снял множество накопившихся противоречий. Иранцы рассказывали, что в Тегеран в самом начале конфликта прибыла узкая группа российских аналитиков и разведчиков, которая провела ряд встреч с высшими иранскими руководителями. И те раскрыли перед ними все карты: военные, экономические, геостратегические. Убедили членов этой группы в том, что в Сирии для России открывается уникальный шанс нанести Соединённым Штатам Америки урон, взять реванш за тот вред, который Соединённые Штаты причинили России на Украине, втянув Россию в долговременный конфликт, наложив на неё санкции, блокировав её геополитику в Европе и в других частях мира. Сирия является той частью, где Россия сможет нанести ответный компенсирующий удар.

Участники этой закрытой делегации, вернувшись в Москву, сумели довести до Путина иранскую точку зрения и убедить его в уникальности сложившейся на Ближнем Востоке ситуации, после чего Путин стал действовать стремительно и решительно, начал бомбардировки ИГИЛ с воздуха, согласовывая свои действия с наземной операцией иранских войск и группы «Хезболлы». С этого времени резко возрос обмен между Ираном и Россией информацией, товарами, в том числе и военными, делегациями на всех уровнях. Когда с российских кораблей в районе Каспия полетели ракеты в сторону ИГИЛ, эти старты состоялись непосредственно у самой иранской границы, Запад ахал, ибо Иран не только не противостоял этим запускам, но и одобрял их, открыл для русских ракет своё небо. В результате высокопоставленные иранские политики стали говорить сегодня о России как о стратегическом партнёре. А другие давали понять: в недрах этого партнёрства возможен военно-стратегический союз, в экономических кругах рассматривается возможность улучшения по нефти и газу, новой валютной политики обеих стран.

После краха Советского Союза и мучительных усилий по восстановлению государства сегодня Россия в Сирии выходит на качественно-новый уровень отношений. Закрепившись в Сирии, Россия получает возможность мощно утвердиться на военно-морской базе Тартуса, в состоянии держать группировку военных кораблей. И на аэродроме Хмеймим, где станут базироваться российские военные эскадрильи. Это позволит России влиять на всю акваторию Средиземного моря, где до недавнего времени безраздельно господствовал 6-й американский флот, воздействовать на стратегически-важные регионы Средиземного моря, на проливы Босфор, Дарданеллы, на взрывоопасный регион Южного Ливана, Израиля, где постоянно тлеет конфликт. Укрепившись в Сирии, Россия получает ключ ко всему Ближнему Востоку с его громадными ресурсами нефти, глобальными коммуникациями, к чувствительному хитросплетению мировых тенденций и устремлений, ибо Ближний Восток – это солнечное сплетение мира. И отсюда, с Ближнего Востока, Россия в состоянии воздействовать и на судьбу России, оказывая давление на русский Крым, на побережье Чёрного моря и Кавказ. К тому же Ближний Восток – место рождения великих мировых религий, и Сирия наряду с Палестиной является святой землёй, откуда свет православия хлынул по всему миру, в том числе и в Россию.

В Сирии Россия уничтожает тех террористических выходцев с Кавказа и Средней Азии, которые, если вернутся в Россию, будут взрывать дома в самой Москве. Русский народ избавляется от комплекса неполноценности, который ему привили американцы после распада Советского Союза, когда Россия была изгнана из всех районов мира, и её внутренней и внешней политикой управляли другие силы. Здесь, в Сирии, Россия проявляет признаки сверхдержавы, которой она в сознании русского народа и является. Кончились те времена, когда бессильная Россия безмолвно наблюдала, как американцы на её глазах громят дружественную Югославию, уничтожают Ирак и Ливию. Не будь России, та же участь постигла бы и Сирию. Но здесь Россия сказала Америке «нет», и теперь Америка не смеет говорить с Россией с позиции силы, будь то Ближний Восток, Европа или Украина.

Деструктивную роль на Ближнем Востоке играет Саудовская Аравия со своими огромными деньгами, блестяще вооружённой армией, спецслужбами, с опытом подрывных операций. Саудовская Аравия спонсирует ИГИЛ, спонсирует другие террористические организации, организует взрывы мечетей Ирака. Но подрывные ресурсы Саудовской Аравии не безграничны. Через 4-5 лет они иссякнут, и деструктивная роль саудитов на Ближнем Востоке уменьшится. К тому же саму Саудовскую Аравию раздирают противоречия, идёт мучительная внутридинастическая распря, которая чревата распадом страны.

Альянс России и Ирана на Ближнем Востоке рассматривается Соединёнными Штатами как колоссальный вызов, как нарушение их гегемонии, как создание нового центра силы. Подрыв этого альянса является стратегической задачей Америки. ЦРУ получило огромный бюджет специально для его подрыва. Развёрнута пропаганда в мире и в самой России, которая утверждает, что в случае удаления России от Ирана Россия наладит дружественные отношения с Западом, будут устранены санкции, в Россию пойдут высокие технологии, кончится блокада российских товаров и российских корпораций, что в конечном счёте Запад и Америка признают за Россией право владеть Крымом.

Россию пытаются поссорить с Ираном. Недавно в социальных сетях появился вброс, что Россия тайно передала Израилю коды систем С-300, которые обороняют иранское небо. Этот вброс, рисующий Россию как страну обманщиков, отторгающий от России потенциальных покупателей русского оружия, рассчитан на легковерных людей.

Турция является самым зыбким, ненадёжным элементом сложившегося на Ближнем Востоке союзнического треугольника. Участие Турции в этом треугольнике вынужденно, ибо Турция в ходе сирийской войны мечтала завладеть Алеппо и Мосулом, тем самым реанимировать свои мечтания о воскрешении Османской империи. Благодаря совместным действиям Ирана и России эти планы были сорваны: турецкое влияние ограничилось прилежащими к Турции территориями, и Турции предоставили место в этом союзническом треугольнике, чтобы она окончательно не потеряла лицо. Эрдоган ненадёжен. Он играет с американцами, вероломен, упивается властью, непредсказуем, исполнен гордыни. У иранцев есть поговорка, что всякий, кто упивается властью, становится гордецом, а гордец становится сумасшедшим и совершает трагические ошибки. Эрдоган – один из таких. На политику Эрдогана нельзя воздействовать извне, на него можно воздействовать только изнутри. Ещё один военный переворот внутри Турции весьма вероятен.

У Сирии, Ирана и России нет противоречий. Нет зоны конфликтующих интересов, только совпадения, и эти совпадения усиливают возможности каждой стороны. Но существуют две темы, которые тревожат иранцев: не поддастся ли Россия на искушение, которое предлагает ей Запад? Не разменяет ли она свои стратегические отношения с Ираном на новые улучшенные отношения с Западом? Если бы это случилось, то было бы трагедией для региона, для Ирана и для России. Рухнула бы в одночасье вся сложнейшая инфраструктура, которую Россия возводила в Сирии в эти годы. Рухнули отношения, тенденции, сложные взаимодействия. Рухнул весь сложный купол, который возводился на Ближнем Востоке с учётом интересов множества стран и групп. Весь этот купол рухнул бы в одночасье, завалив обломками весь Ближний Восток. Мировому общественному мнению Россия предстала бы как вероломная страна, сдающая своих друзей. А репутация страны входит в состав потенциала, делающего страну сильной или слабой. Самосознание русского народа, наполненного силами и пассионарными энергиями, будет травмировано. Русский народ вновь почувствует себя малым и преданным. И это нанесёт непоправимый урон правлению Путина.

Ещё одна тема – это некоторая самонадеянность, некая гордыня, которую обнаруживает Россия в своих действиях на Ближнем Востоке. В некоторых чрезвычайно важных случаях Россия не согласовывает свою деятельность с союзниками и действует в одностороннем порядке. Так, например, в России была разработана конституция для Сирии, опираясь на которую должна будет развиваться послевоенная Сирия. Этот проект конституции Россия не показала ни Башару Асаду, ни иранцам, а показала вначале Америке. И это больно ранило как иранскую, так и сирийскую сторону. Впредь России следует быть более чуткой и осторожной в своей политике на Ближнем Востоке.

Башар Асад является надёжным героическим партнёром. Президент Янукович при малейшей угрозе бросил страну и бежал с Украины, отдав её на откуп слепых разрушительных сил, уступил Украину стратегическому противнику России. Башар Асад в самые тяжёлые времена оставался и остаётся в Дамаске, куда прилетают ракетные снаряды ИГИЛ и окраины которого превращены в руины.

Иран в сирийском вопросе жертвует самым дорогим для себя – людьми. Молодые иранцы-добровольцы тысячами отправляются на фронт, оставляют семьи, университеты, любимую работу и берут в руки оружие. Они несут потери. Ими движет патриотизм, понимание интересов Ирана, а также религиозное сознание: в Дамаске находятся шиитские святыни, на которые посягает ИГИЛ, разрушает мечети как шиитов, так и суннитов.

Таково содержание множества разговоров, которые я вёл с иранскими экспертами, просившими не называть их имён.

В Министерстве иностранных дел я беседовал с Джабиром Ансари – заместителем министра, который все эти годы курирует сирийскую тему, участвует в бесчисленных переговорах и встречах. Недавно он был в Астане, его партнёром с российской стороны является заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов – блистательный дипломат, несравненный знаток Востока. Я спросил господина Ансари, почему и каким образом почти одномоментно возник альянс России и Ирана – столь внезапно, что это напоминало чудо. Заместитель министра ответил, что чуда нет, а есть результат громадной, кропотливой, невидимой миру работы, в которой тщательно, по микронам устранялись противоречия и происходило согласование сотен, а может быть, тысяч проблем. Эти переговоры напоминали перенасыщенный раствор, в котором вдруг мгновенно возник кристалл – кристалл в отношениях России и Ирана. Джабир Ансари очень высоко отозвался о российской дипломатии, которая являет собой абсолютно новую школу дипломатии наступления и победы, столь отличную от той дипломатии поражения, что возникла сразу после крушения Советского Союза и сопровождала российское отступление из всех регионов мира. Эта дипломатия арьергарда, дипломатия поражения при Путине превратилась в дипломатию авангарда. И эта дипломатия, играя одновременно на множестве политических шахматных досок, обыграла главного соперника – Запад, и привела к альянсу России и Ирана

Я спросил господина Ансари, каким образом из треугольника Турция-Иран-Россия удалось исключить Америку? Как Америка со своими всемирными амбициями решила покинуть столь важный для Ближнего Востока и для мира район – Сирию? Замминистра ответил, что Америка в последние десятилетия вторгалась во многие районы мира, участвовала в войнах в Ливии, Сирии, Ираке, Афганистане и в этих войнах израсходовала свой ресурс. Америка обескровела, обессилела, не достигла геостратегических результатов, и начался откат Америки из этих районов мира. Приход Трампа знаменует этот откат. Трамп объявил о возвращении Америки в свои берега.

Одновременно с этим в Америке продолжают существовать мощные амбициозные группы, требующие участия Америки в глобальном управлении. И эти два процесса – глобальные амбиции и усталость – складываются во внутренние противоречия, которые разрушают и разъедают Америку.

Израиль является той страной на Ближнем Востоке, которая пользуется плодами разрушительной и трагической войны. На Израиль не упал ни один снаряд ИГИЛ. Израиль молча наблюдал, как разрушаются его традиционные соперники: Ливия, Ирак и Сирия. И может показаться, что Израиль в результате этих кровавых столкновений обретает новую силу и мощь. Но это не так. Сила государства Израиль в двух пуповинах, одна из которых соединяет его с Америкой, и по этой пуповине в Израиль идут колоссальные финансовые ресурсы, технологии, дипломатическая поддержка. Другой пуповиной Израиль связан с сионистским миросознанием, которое легло в проект образования на палестинских землях государства Израиль. Обе эти пуповины засоряются, тромбируются. В Америке в высших эшелонах власти всё чаще раздаются голоса, что Израиль надоел Америке и Америка готова отключить его от себя, отдать его на откуп стихиям будущего арабского мира. Вторая – сионистская – пуповина тоже начинает мертветь, потому что сионистское сознание, когда-то пассионарное, сегодня чахнет, и всё большее число израильтян наполняется скептицизмом, заражены вирусом потребления, готовы сменить сионистское сознание на интернациональное и потребительское. И это ослабляет Израиль.

Какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана? Если этот союз сохранится, упрочится и станет незыблемой реальностью Ближнего Востока, то возникший потенциал может быть использован за пределами Сирии в других ближневосточных странах, таких как Йемен, Ирак и Ливия. Российское присутствие в Сирии обеспечивает ей мощное влияние на сопредельных территориях. А сложившаяся военная концепция, когда мощные российские воздушно-космические силы прикрывают с неба иранскую армию, этот проверенный в боях опыт является новой формой военно-стратегического сотрудничества России и Ирана.

В Иране я встретился с моим давнишним другом, несравненным Ахмадинежадом, который в течение многих лет управлял внешней и внутренней политикой Ирана. Мыслитель, мистик, певец божественной справедливости, он утверждает, что мир вступил в период революции справедливости. Волна справедливости сметает несправедливо устроенные режимы. Происходит схватка идеи справедливости с устаревшими, ветхими идеями насилия, господства и доминирования. Эта схватка является основным идеологическим содержанием внешнего мира. Мы находимся накануне грандиозных, трагических, потрясающих по своей энергетике событий, в недрах которых назревает новое слово жизни. И мы ещё при нашей жизни увидим, как с грохотом разрушается ветхий мир, и в нём рождается новое человечество. Ахмадинежад, переживший опалу, находится в прекрасной политической форме. Он окружён сторонниками. Волна либеральных настроений, овладевших Ираном, начинает спадать, и концепция Ахмадинежада вновь обретает свою актуальность. На предстоящих президентских выборах он не станет выдвигать свою кандидатуру. Об этом он известил в письме, направленном духовному лидеру имаму Хаменеи. Это не значит, что Ахмадинежад ушёл из политики. Он – драгоценная звезда иранского интеллектуализма, иранской воли, великой иранской мечты, которая в высшем своём проявлении совпадает с русской мечтой – мечтой о вселенской, божественной справедливости.

Помощник председателя иранского парламента Шамид Бакаи, устроитель прошедшей в Тегеране конференции, посвящённой палестинскому сопротивлению, поведал мне о сложных перипетиях в рядах палестинцев. Поведал о необходимости преодолеть противоречия между различными группами палестинского сопротивления и активизировать свои действия против Израиля. Именно здесь, на этой представительной конференции, где выступал духовный лидер Ирана имам Хаменеи, а также президент и премьер Ирана, присутствовали делегации из сотни стран Европы, Азии и Америки, прозвучал призыв ко всем арабским странам отозвать своих послов из Америки в случае, если Америка перенесёт своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, исконную столицу Палестины. Именно здесь, с трибуны этого совещания, представители ХАМАС призвали начать тотальную борьбу с Израилем, продолжающим истреблять Палестину. Иран является консолидирующим началом на Ближнем Востоке, объединяющим вокруг себя исламский мир. Стремится преодолеть глубинные, раскалывающие этот мир противоречия, построить новый Ближний Восток, основанный на идеалах справедливости.

Мою поездку по Ирану я совершал в сопровождении замечательного российского политолога, общественного деятеля, ираниста Раджаба Саттаровича Сафарова, который устраивал мои многочисленные встречи, пользуясь огромным уважением среди иранских политиков, журналистов, религиозных деятелей, мог вызвать их на откровения, которые немыслимы были с другим человеком. Его роль в иранско-российских отношениях уникальна. Он действует вне ведомств, вне министерств, вне корпораций. Он со своим обожанием и знанием Ирана стоит между двумя странами как народный посредник, объединяющее Иран и Россию звено. Он способен делать то, что не по силам государственным организациям. Его миссия – в бесчисленных контактах, на которые идут представители иранской и российской сторон, видя в Сафарове знатока и радетеля, положившего свою жизнь на алтарь ирано-российского братства. Его мечта – создать центр российско-иранского единения, изучения двух великих соседствующих цивилизаций, которые при всём своем внешнем различии обладают метафизическим единством, одинаковыми представлениями о смысле человеческого бытия. Этот центр, состоящий из историков, философов, религиозных деятелей, художников, способен сформулировать эту высшую, объединяющую Иран и Россию мечту, исходя из высших религиозно-философских представлений, усовершенствовать экономические, культурные, политические и другие связи между нашими странами. Такой центр могут питать своими энергиями государственные учреждения обеих стран, быть духовным посредником, способствовать нашим отношениям, от глубины и искренности которых зависит судьба региона, а быть может, и целого мира.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110433


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110425

Иранский министр Ваези прибыл в Москву на переговоры

Иранский министр связи и информационных технологий Махмуд Ваези, в понедельник, на встрече с министром энергетики России Александром Новаком в Москве заявил, что была подготовлена необходимая инфраструктура для расширения тотальных экономических связей между двумя странами, сообщает IRNA.

Ваези, который является руководителем с иранской стороны "Объединенного экономического комитета Ирана и России" рассказал, что продвигаются 29 меморандумов, подписанных между двумя сторонами в комитете, в надежде на то, что взаимная торговля покажет значительный рост после создания таможенного "зеленого коридора" между двумя странами, а также после улучшения банковских отношений.

Иранский министр выразил удовлетворение 80-процентным ежегодным ростом взаимного торгового баланса, в течение текущего 1395 иранского календарного года (заканчивающегося 20 марта 2017 года), но призвал приложить больше усилий, чтобы увеличить этот прогресс.

Александр Новак, являющийся главой Комитета с российской стороны, в свою очередь, выразил надежду, что реализация Меморандумов позволит развивать общие отношения между Ираном и Россией в намеченных областях.

Он заявил, что предстоящий визит президента Ирана Роухани в Москву, вероятно, состоится в конце марта, и этот визит будет генератором скачка в общих связях.

В то же время, в начале встречи в понедельник, Ваези подчеркнул, что также будет обсуждаться сделка на поставку в Россию 100 000 баррелей нефти в сутки. "Наша делегация готова провести переговоры по этому вопросу", - сказал он.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110425


Иран. Украина > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110423

Иран и Украина подписали обширный Меморандум о взаимопонимании

Иран и Украина подписали Меморандум о взаимопонимании (МОВ) в конце 6-го совещания Совместного экономического комитета Ирана и Украины, чтобы дать толчок двусторонним отношениям, сообщает информационное агентство Tasnim.

Меморандум подписали министр сельского хозяйства Ирана Махмуд Ходжати и министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик. Иранские и украинские послы присутствовали на совещании.

Согласно отчету, МОВ охватывает целый ряд областей, включая сельское хозяйство, инвестиции, финансовые, банковские и коммерческие сектора, машиностроение, геологию, нефть, газ, нефтехимическую промышленность, транспорт, туризм, здравоохранение, связь, инженерные и консультационные услуги, а также сотрудничество между торгово-промышленными палатами двух стран.

На церемонии подписания МОВ, Ходжати выразил удовлетворение в связи с подготовкой мероприятия украинской стороной, и ее сотрудничества с иранской делегацией. Он сказал: "Надеюсь, эта встреча и подписание этого Меморандума станет началом нового пути в сторону увеличения связей между двумя странами".

Ходжати посетил Украину во главе экономической делегации из 40 человек. За четыре дня пребывания на Украине делегация посетила различные заводы, институты и фермы.

Иран. Украина > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110423


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110422

Россия и Иран вскоре могут заключить новые важные экономические соглашения

Москва может заключить соглашения о поставках машиностроительных товаров и импорте продовольственных товаров из Ирана во время визита президента Ирана Хасана Роухани в Россию в конце этого месяца, сообщает Iran Daily со ссылкой на торгового представителя России в Иране.

Андрей Луганский далее добавил, что создание зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом (ЕврАзЭС) и Ираном также будет обсуждаться в ходе предстоящего визита президента Исламской Республики.

Ссылаясь на намерение Ирана экспортировать фрукты и овощи в Россию, которое является точкой беспокойства для России, он отметил, что беспошлинный ввоз таких продуктов может создать конкуренцию с местными товарами.

Кроме того, Иран опасается, что импорт ряда продукции машиностроения может стимулировать конкуренцию с более дорогими местными продуктами.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110422


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110420

Показатели экспорта и импорта Ирана за 3-ий квартал

Промышленный экспорт Ирана вырос на 13,66 % в третьем квартале текущего 1395 иранского года (22 сентября - 20 декабря 2016) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но упал 6,33% во втором квартале, сообщает Financial Tribune.

По данным Статистического центра Ирана, импорт промышленных товаров увеличился на 18,79 % по сравнению с тем же кварталом прошлого года и на 46,89 % по сравнению с предыдущим кварталом.

Экспорт по позиции "Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство" вырос на 2,21 % в 3-ем квартале по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и на 42,57 % по сравнению с предыдущим кварталом. Импорт по этому сектору снизился на 11,61 % по сравнению с тем же кварталом прошлого года, и вырос на 18,87 % по сравнению со вторым кварталом этого года.

Экспорт в сфере рыбной промышленности показал рост на 88,48 % по сравнению с соответствующим периодом прошлого года и увеличился на 93,6 % по сравнению с летним кварталом. В этот же самое время наблюдался спад импорта морепродуктов на 85,44 % в годовом исчислении и на 54,52 % по сравнению с предыдущим сезоном.

Экспорт в добывающем секторе экономики вырос на 23,24 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и увеличился на 10,74 % по сравнению с летом. Импорт в добывающем секторе вырос на 17,34 % в годовом исчислении и на 77,36% по сравнению с предыдущим кварталом.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 марта 2017 > № 2110420


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 14 марта 2017 > № 2105441

Широкий круг вопрос по сирийскому урегулированию обсужден в первый день очередного раунда переговоров в Астане

"Очень напряженным" и "достаточно эффективным" назвал первый день очередных переговоров по Сирии в Астане спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев. Любой диалог лучше молчания

Представитель делегации оппозиции Усама Абу Зейд заявил РИА Новости во вторник, что вооруженная оппозиция Сирии приняла окончательное решение не участвовать в третьем раунде переговоров.

"Сегодня прошли очень напряженные достаточно эффективные переговоры с делегациями Турции, Ирана. Как всегда проявлен конструктивный подход со стороны сирийской делегации, обсудили с ними достаточно широкий круг вопросов", — сказал Лаврентьев на пресс-конференции во вторник.

Он отметил, что даже отсутствие делегации сирийской вооруженной оппозиции не умаляет значения Астанинского процесса. Лаврентьев заверил, что у трех стран-гарантов — России, Турции и Ирана — достаточно много вопросов, которые "необходимо обсудить и по которым требуется принятие взвешенных и основательных решений". Спецпредставитель также выразил сожаление отказом сирийской оппозиции прибыть в Астану.

"Мы считаем неубедительными предлоги, под которыми сирийская вооруженная оппозиция решила отказаться от проведения консультаций. Мы исходим из того, что любой диалог лучше молчания, и все вопросы, какие-то все озабоченности лучше высказывать в процессе прямого разговора с теми, кому эти озабоченности адресованы", — добавил он.

По его мнению, скорее всего, делегация сирийской вооруженной оппозиции не будет присутствовать на переговорах в среду.

"Хотя где-то в душе теплится надежда на то, что разум восторжествует и все таки оппозиция примет решение прибыть сюда и принять участие в завтрашних консультациях", — заметил Лаврентьев.

Обсуждаемые вопросы

По словам спецпредставителя, участникам переговоров требуется время для принятия целого ряда документов, который сейчас находятся в работе и согласовании. Говорить о том, будут ли в среду приняты какие-то документы, пока преждевременно.

"Вопросы приоритетного характера — это вопросы укрепления режима прекращения боевых действий. Как раз тот предлог, по которому сюда не приехала делегация сирийской вооруженной оппозиции, которая считает, что уровень насилия значительно усилился по вине сирийских правительственных войск в последнее время. С этим мы не можем согласиться, потому что мы фиксируем несколько другую тенденцию к значительному снижению насилия. Провокации имеют место, они продолжаются, но это не означает, что необходимо вставать в позу и отказываться от диалога", — заявил Лаврентьев.

К существующим вопросам, помимо режима прекращения боевых действий, относятся аспекты мониторинга за этим режимом, вопросы выработки механизма наказания нарушителей режима, вопрос о создании рабочей группы по обмену удерживаемых лиц противоборствующими сторонами.

"По-прежнему на столе очень важный документ — соглашение о примиренном районе. Это базовый документ, по которому у сирийской вооруженной оппозиции, да и сирийского правительства существуют комментарии", — проинформировал спецпредставитель.

Во вторник также состоялась встреча с делегацией ООН, представители которой по-прежнему высоко оценивают ход Астанинского процесса, добавил Лаврентьев.

"Со стороны представителей этой международной структуры нам всем обещана поддержка в наших усилиях по решению поставленных проблем", — добавил он.

Работа будет продолжена в среду, 15 марта, после чего состоится заключительная встреча трех стран-гарантов.

Третий раунд межсирийских переговоров начался в Астане во вторник, в этот день проходили консультации с участием представителей России, Турции, Ирана, правительства Сирии, США и ООН. В среду — 15 марта — запланировано пленарное заседание.

Ранее в Астане прошли два этапа переговоров по Сирии — 23-25 января и 15-16 февраля. Главным вопросом встреч является мирное урегулирование сирийского конфликта между правительством САР и представителями оппозиции.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 14 марта 2017 > № 2105441


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 14 марта 2017 > № 2105440

Спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев прокомментировал решение вооруженной оппозиции Сирии не участвовать в переговорах в Астане.

Представитель делегации оппозиции Усама Абу Зейд заявил РИА Новости во вторник, что вооруженная оппозиция Сирии приняла окончательное решение не участвовать в третьем раунде переговоров.

"Я считаю, что у нас есть о чем говорить в трехстороннем формате. Присутствие оппозиции… это печально, конечно, что она не приехала сюда, но, тем не менее, у нас есть много о чем поговорить и принять решение. Будем надеяться, что они может быть еще… Еще ночь впереди, может быть они завтра и приедут. Может быть одумаются", — сказал Лаврентьев журналистам во вторник.

Третий раунд межсирийских переговоров начался в Астане во вторник, в этот день проходят консультации. В них участвуют представители России, Турции, Ирана, правительства Сирии, США и ООН. В среду — 15 марта — запланировано пленарное заседание. В ходе переговоров планируется поднять вопрос о разминировании гуманитарных объектов, а также о создании рабочей группы по обмену информацией о военнопленных.В пе

На данный момент прошли два этапа переговоров по Сирии в Астане — 23-25 января и 15-16 февраля. Главным вопросом встреч является мирное урегулирование сирийского конфликта между правительством САР и представителями оппозиции.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 14 марта 2017 > № 2105440


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 14 марта 2017 > № 2104485

В Астане прорыва не будет

На переговоры о Сирии в Астану прибыли представители США

Амалия Затари

Сегодня в Астане начался третий раунд переговоров по сирийскому урегулированию, в которых принимают участие Россия, Турция и Иран. США на встрече представляет посол в Казахстане Джордж Крол. Встреча будет носить технический характер, считают эксперты: на ней стороны обсудят механизмы обеспечения режима перемирия в Сирии и, возможно, проект новой конституции страны.

14 марта в Астане стартовал третий раунд переговоров по Сирии. Свое участие в них подтвердили Россия, Турция и Иран. Кроме того, во вторник представитель МИД Казахстана сообщил, что во встрече будет участвовать американский посол в Казахстане Джордж Крол и еще один неназванный представитель США, передает РИА «Новости».

Встреча будет иметь в основном технический характер, на ней будут обсуждаться механизмы обеспечения режима прекращения огня, рассказал источник «Газеты.Ru», близкий к переговорам.

«Это будет встреча между странами-посредниками, продолжение того, что уже обсуждалось ранее.

В частности, будет обсуждаться, как поддержать перемирие в Сирии, там очень много технических моментов. Никакого большого политического прорыва в ходе переговоров не будет. Здесь важен сам факт их продолжения», — рассказал он.

Вместе с тем, по данным собеседника «Газеты.Ru», вопрос о санкциях за нарушение перемирия стороны обсуждать не планируют. О том, что на встрече не будут затрагивать возможные способы воздействия на стороны сирийского конфликта за нарушение режима прекращения огня, также рассказал источник «Интерфакса» в одной из делегаций. По его словам, участники предстоящей встречи сосредоточатся на обсуждении вопросов безопасности, укрепления перемирия и реализации механизма единой оперативной группы по контролю за его соблюдением.

Помимо вопросов перемирия, сторонам также предстоит работа по составлению карты дислокации в Сирии запрещенных в России террористических группировок «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра», рассказывает другой собеседник «Газеты.Ru», знакомый с ходом переговоров.

Обмен данными о районах сосредоточения боевиков ИГ проходит весьма конструктивно, в отличие от ситуации с «Джебхат ан-Нусрой», отмечает российский военно-дипломатический источник «Интерфакса». «Например, турецкая сторона пока затягивает [с передачей сведений о дислокации «Джебхат ан-Нусры»], мотивируя это отсутствием точных данных из-за перемещения ее отрядов по территории Сирии», — объяснил он.

По информации собеседника агентства, Россия на встрече в Астане планирует активизировать обсуждение вопросов политического урегулирования в Сирии, и в частности будущей сирийской конституции. То, что проект новой конституции Сирии будет вынесен на обсуждение, также не исключает собеседник «Газеты.Ru».

«Мы помним, что Россия передала сирийской оппозиции проект сирийской конституции. Конечно, с некоторыми условиями и пунктами этого документа не совсем согласна Турция, не со всем согласны представители «Свободной сирийской армии» (ССА). Над этим нужно будет поработать, согласовывать, выносить на обсуждение», — сказал он.

Третий раунд переговоров пройдет в Астане 14–15 марта. Как пояснили в МИД Казахстана, 14 марта состоятся двусторонние и многосторонние консультации, а 15 марта — планерное заседание. Делегации участников предстоящей встречи начали прибывать в Астану в понедельник, передает РИА «Новости». Будут ли участвовать в переговорах представители Дамаска, пока неизвестно — обеспечением их участия занимаются страны-гаранты: Россия, Турция и Иран.

Вооруженная сирийская оппозиция от участия в этом раунде переговоров отказалась.

В качестве наблюдателя на предстоящей встрече заявлена Иордания. Во время второго раунда переговоров в феврале иорданская сторона обеспечила присутствие на встрече представителей вооруженных оппозиционных сирийских группировок, действующих на юге страны, в районах, граничащих с Иорданией. Также сообщалось, что в качестве наблюдателя в переговорах может принять участие египетская сторона. Однако, как сообщил глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов, у него нет информации о возможном присутствии на переговорах представителей Каира. В конце декабря российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявлял, что Москва готова пригласить Каир присоединиться к договоренностям по перемирию в Сирии.

11 марта делегация сирийской вооруженной оппозиции заявила, что получила приглашение на переговоры в Астане, но выдвинула ряд условий для своего участия. В частности, оппозиционеры требовали полного соблюдения перемирия в подконтрольных им районах Сирии и завершения дискуссии о механизмах соблюдения перемирия до начала переговоров. Кроме того, делегация вооруженной оппозиции просила перенести дату встречи в Астане на конец марта, когда срок действия режима прекращения огня, объявленного с 7 по 20 марта, завершится.

Второй раунд переговоров в Астане прошел 15–16 февраля. В ходе него стороны окончательно договорились создать мониторинговую группу по перемирию в Сирии с участием Ирана, России и Турции. Первая встреча в Астане состоялась в конце января. Российская сторона на ней представила свой проект новой сирийской конституции, который, в частности, предполагал создание на территории Сирии курдской автономии. Представители сирийской оппозиции тогда не приняли документ на рассмотрение, аргументировав это тем, что первоочередной задачей для разрешение конфликта в Сирии является поддержание в ней режима прекращения огня, а не разработка основного закона страны.

«Сейчас режим прекращения огня фактически распространился на всю территорию Сирии, то есть астанинский процесс показал тем самым свою эффективность», — рассуждает в беседе с «Газетой.Ru» научный сотрудник Института востоковедения РАН и директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев.

Урегулирование сирийского кризиса предполагает сначала заключение перемирия, потом переходный процесс и затем выборы, объясняет он. «То есть сейчас участникам переговоров нужно выработать такие условия, которые не сильно напрягали бы все стороны и в рамках которых можно было бы провести выборы в Сирии. На мой взгляд, в этом будет заключаться акцент предстоящих переговоров в Астане», — предположил эксперт.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 14 марта 2017 > № 2104485


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 13 марта 2017 > № 2110573

Александр Новак провел встречу c Министром связи и информационных технологий Ирана Махмудом Ваэзи.

Состоялась встреча Министра энергетики Российской Федерации, сопредседателя Постоянной российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству Александра Новака и Министра связи и информационных технологий Исламской Республики Иран, сопредседателя Межправительственной российско-иранской комиссии с иранской стороны Махмуда Ваэзи.

Стороны обсудили актуальные вопросы российско-иранского сотрудничества и подтвердили заинтересованность в дальнейшем развитии двусторонних отношений.

Глава российского энергетического ведомства отметил, что состоявшаяся 20 февраля 2017 г. торжественная церемония открытия строительной площадки ТЭС «Сирик» в Иране, а также предстоящие работы по электрификации железнодорожного участка «Гамсар – Инче-Бурун» имеют ключевое значение для российско-иранских торгово-экономических связей. «Оба проекта олицетворяют новый вектор развития двусторонних отношений, направленный на увеличение портфеля совместных проектов», - заявил Александр Новак.

Кроме того, стороны детально обсудили состояние нормативно-правовой базы и актуализировали статус двусторонних документов, планируемых к подписанию. «Вчера и сегодня в Тегеране находится делегация по рассмотрению соглашения о зоне свободной торговли между Ираном и Евразийским экономическим союзом, идет активная работа по согласованию текста документа», - добавил Министр.

Глава Минэнерго России также принял участие во встрече Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации И.И.Шувалова с Министром связи и информационных технологий Ирана М.Ваэзи. Стороны обсудили широкий круг вопросов торгово-экономического сотрудничества.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 13 марта 2017 > № 2110573


Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110382

Новый этап саудовско-иранского противостояния

Алексей Романов, специально для Иран.ру

Хотя в Саудовской Аравии сильно опасались победы Трампа на президентских выборах в США, сделав ставку на Х. Клинтон и ее «особое» отношение к ваххабитскому королевству, подпитанному финансовыми вливаниями в клинтоновский фонд, как оказалось, Эр-Рияду нечего было бояться. Испытывающий резкую неприязнь к Ирану новый президент Америки начал свою деятельность с резких нападок на Тегеран. В саудовском королевстве сразу же воспрянули духом: ведь ненависть к Тегерану и шиитам в целом является краеугольным камнем внешней политики Эр-Рияда. Саудовцы решили, что в этих условиях можно вновь начать конфронтацию с Ираном, обвиняя его во всех грехах – от глобальной иранской экспансии в арабском мире до попыток свергнуть прогнившую монархию в самой Саудовской Аравии с опорой на шиитское меньшинство в этой стране. Начался новый виток саудовско-иранского противостояния.

США боятся иранского влияния

Претензии и обвинения Саудовской Аравии в адрес Тегерана остаются все те же. Во всем королевская правящая семья усматривает дестабилизирующую роль Тегерана на Ближнем Востоке. Президент Трамп тоже говорит сейчас лишь об этом, придав американским угрозам новый импульс.

Новый хозяин Белого дома подписал весьма сомнительный в международно-правовом отношении указ о временном запрете (на 90 дней) въезда в США граждан семи стран, включая Иран. Даже в самих США его не восприняли как имеющий логическое объяснение и мотивировку с точки зрения уважения прав человека. А когда 29 января Иран провёл испытательный пуск баллистической ракеты, Вашингтон обрушился с обвинениями на Тегеран в нарушении сделки по иранской ядерной программе (ИЯП). Хотя в резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 20 июля 2015 года никаких запретов в этой сфере нет. В резолюции содержится лишь призыв к Тегерану воздержаться от разработки и испытаний баллистических ракет, способных доставлять ядерное оружие.

Тем не менее, администрация Трампа ввела санкции против 13 физических лиц и 12 компаний в Иране. Понятно, что подобные односторонние американские меры Тегеран не остановили. Иранское руководство оценивает решение Трампа как дискриминационное и не имеющее правовой основы с точки зрения достигнутого соглашения с «шестеркой». Плановая работа по модернизации ракетного потенциала в Иране не прекращается, новые испытания ракетного вооружения продолжаются.

Ясно, что от этого всплеска эскалации напряженности между Вашингтоном и Тегераном в первую очередь выиграют саудовцы. Устраивает политика Трампа и Израиль, который не оставил надежд поставить Иран на колени с американской помощью. Таким образом, на горизонте замаячило «трио» Вашингтон - Тель-Авив - Эр-Рияд, которое исчезло при Обаме. И под предлогом «иранской угрозы» КСА сможет закупить новую партию современного американского наступательного оружия.

Сирия и Йемен – испытание Ирана на прочность

Устраивает Эр-Рияд и стремление нового американского руководства «выдавить» Исламскую Республику из Сирии. Трамп возродил идею создания на севере Сирии так называемых «зон безопасности», где могли бы под иностранной военной «защитой» укрыться сирийские беженцы из районов боевых действий в САР. То есть де-факто он призвал к расчленению Арабского государства и вводу в страну иностранных войск. Конкретики пока не последовало. Но сама постановка вопроса о «зонах безопасности» отвечает интересам Саудовской Аравии, которая через них получит «доступ» к снабжению оружием и финансами, а также к подготовке боевиков различных вооружённых группировок экстремистского толка. Причем не на Севере, где почти нет ИГ и Джабхат ан-Нусры, а в южных и западных провинциях страны, которые крайне важны для интересов России и Ирана.

Но особенно радует Аль Саудов новая линия США в Йемене. На днях США направили крейсер «Коул» в район йеменских прибрежных вод, где накануне повстанцы-хуситы нанесли ракетный удар по фрегату ВМС Саудовской Аравии. А в ночь со 2 на 3 марта с.г. американцы высадили в Йемене с вертолетов десант спецназа под предлогом борьбы с террористами АКАП. А значит, срабатывают замыслы королевства по втягиванию Вашингтона в йеменский конфликт путем создания опасной обстановки около порта Ходейда и в других провинциях Йемена.

Эти планы опасны не только для Ирана, который обвиняется в «экспансии» на юге Аравийского полуострова через коалицию хуситов/салеховцев, но и для России. Блокада Йемена с моря привела к проблемам с поставками продовольствия в Сану, где прошли мощные демонстрации против гуситских властей из-за невыплаты зарплат служащим. Досталось и Москве – ведь в РФ не только напечатали новые йеменские банкноты, но и передали их в Аден сторонникам проамериканского и просаудовского «президента» А.Хади, а в столицу и на север ЙР они не поступили. В соцсетях Саны многие обвинили РФ в поддержке «террористов», которые бомбят с воздуха йеменскую столицу и другие города. То есть в поддержке аравийской коалиции во главе с саудовцами, ВВС которых и их союзников варварски бомбят Йемен.

Более того, Россия вообще как-то странно реагирует на саудовские провокации. Так, 14 января с.г. некий саудовский медиа-ресурс сообщил о том, что убит российский посол в ЙР В. Дедушкин в результате покушения на него. И эта новость была тут же растиражирована мировыми СМИ. Хотя известно, что посол РФ находится в Эр-Рияде при А.Хади, а посольство находится в Сане при хуситах. МИД России ограничился лишь опровержением этой «новости», хотя ясно, что без разрешения саудовских властей никто в КСА на подобную дезинформацию просто бы не решился.

Напомним, что незадолго до этого аналогичный саудовский медиа-ресурс, сославшись на некую встречу главы МИД КСА с руководством своего ведомства, сообщил о высылке российского посла и разрыве дипотношений с РФ в течение 48 часов из-за несогласия с военной операцией в Алеппо. В Москве предпочли просто обойти этот факт откровенной провокации молчанием, удовлетворившись объяснением Эр-Рияда о том, что подобный сайт просто не известен в королевстве.

Видимо, в Москве все еще питают иллюзии относительно обещаний принца Мухаммеда бин Салмана о щедрых саудовских вливаниях в российскую экономику и возможности договориться с саудитами о повышении цен на нефть. Иначе не объяснить столь странную спокойную реакцию нашего МИДа, учитывая способность его официального представителя М.Захаровой громко выступать с гневной критикой по значительно менее важным дезинформационным поводам.

Возврат к поставкам оружия из США

США обрадовали Саудовскую Аравию своей готовностью довести до огромных размеров военно-техническое сотрудничество с Эр-Риядом и другими странами ССАГПЗ, чтобы «выбить» Иран из Персидского залива. Так, председатель сенатского комитета по иностранным делам республиканец Боб Коркер заявил, что ожидает одобрения Белым домом продажи истребителей F-16E/F Бахрейну по контракту, который ранее блокировался администрацией Обамы, обвинявшей Бахрейн в нарушениях прав человека.

Положительная реакция тут же пришла из военно-промышленных кругов США, экспортный потенциал которых во многом запрограммирован на поставки оружия аравийским монархиям. Представитель американской оборонной корпорации Lockheed Martin заявил, что продажа Бахрейну 19 единиц F-16 на сумму 2,8 млрд. долларов имеет критически важное значение для сохранения производственной линии компании.

Бахрейну в Саудовской Аравии уделяют особое внимание. Это островное королевство чрезвычайно важно для Эр-Рияда, поскольку 2/3 его населения – шииты, а монарх – суннит, жестко подавивший народные выступления с помощью саудовских танков в 2011 году. В Эр-Рияде опасаются, что Тегеран хочет устроить революцию на Бахрейне, чтобы затем перекинуть ее пламя на шиитскую Восточную провинцию КСА, богатую нефтью, и тем самым лишить власти династию Аль Сауд.

В целом, приход Трампа в Белый дом никак не ухудшил ситуацию для Саудовской Аравии в том, что касается ее конфронтации с Ираном. Вашингтон при новом президенте стремительно стал клонить дело к новой эскалации напряженности в отношениях с Ираном. Судя по всему, у Саудовской Аравии формируется принципиально иное восприятие Ирана, чем то, которое было у саудитов при Обаме. И виной тому Трамп и его команда.

Если бывший президент и не испытывал особых иллюзий по поводу возможности быстрой смены содержания американо-иранских отношений с взаимного недоверия на диалог, но пытался это делать, то у нынешнего хозяина Белого дома этого стремления нет. В окружении Трампа Тегеран ассоциируется именно с проблемой регионального масштаба, сопоставимой с теми, которые «создают» Китай и Россия для глобальных и региональных интересов США и их позиции мирового «жандарма».

Саудовскую Аравию и её союзников по ССАГПЗ в Персидском заливе такая политика Вашингтона не может не поощрять на авантюризм. Вплоть до военных «приключений», что чревато истерией вокруг ИРИ, характерной для 2010 года, когда раздавались открытые призывы КСА к Тель-Авиву и Вашингтону нанести «превентивные удары» по объектам ядерной инфраструктуры Ирана. Саудиты даже открывали для Израиля свое воздушное пространство под видом учений своей ПВО.

******

В этой ситуации Тегерану есть о чем поразмыслить. Как, впрочем, и Москве. У них вырисовываются общие опасности в лице США и их регионального вассала – Саудовской Аравии. Опасность не только политическим интересам на Ближнем Востоке, но и будущему экономической стабильности. А это уже вопрос выживания властей как в ИРИ, так и РФ. Хочется верить, что иллюзии в Москве по поводу избрания Трампа президентом уже прошли с началом его деятельности. Видимо, и Тегерану нужно быстрее двигаться навстречу России, чтобы создать прочный фундамент для военно-политического альянса обеих стран. Речь не идет о союзе, направленном против третьих стран, тем более не против КСА и ССАГПЗ, а ради безопасности в регионе и во имя национальных интересов России и Ирана.

Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110382


Иран > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110373

Сейчас самое время инвестировать в Иран - доходы могут быть сказочными

Прекрасным зимним утром, когда заснеженные горы Альборз сияли под солнцем, профессор Мохаммадом Маранди провожал меня от факультета всемирных исследований Тегеранского университета по дороге на запад. К западу простирался Тегеран с его совершенно новыми автострадами, линиями метро, искусственными озерами и мегамоллами. Этот город не столь эпичен по своим масштабам строений, как Пекин или Шанхай; по духу он схож со Стамбулом.

Профессор — один из ведущих иранских аналитиков в сфере политики и культуры — и я уже несколько дней обсуждал все аспекты российско-китайско-иранского стратегического партнерства, проталкиваемый Китаем массивный проект евразийской интеграции и мириады вызовов, связанных с этим.

Глядя на Тегеран, было трудно не увязать нынешнюю новую нормальность с атмосферой напряженности вокруг иранской ядерной сделки, заключенной в Вене летом 2015 года. Но, говорит Маранди, эта напряженность возникла еще до того, как в 2013 году к власти пришел президент Хассан Роухани, с которым связывают стабильность Ирана и возвышение его статуса в регионе.

Слово бывшему главе Комитета по международным отношениям иранского Совета национальной безопасности*, а ныне — профессору Принстонского университета — Сейеду Хосейну Мусавяну. Он был и остается твердым приверженцем идеи о том, что «все усилия по смене режима в Иране, которые Америка предпринимала на протяжении четырех десятилетий, завершились провалом». По ядерной сделке Мусавян, говоря о рокоте со стороны администрации Трампа, отмечает: «В документе 170 страниц, в нем слишком много технических деталей. А у них не было времени на то, чтобы даже просмотреть все эти решения. Поэтому они просто не знают, о чем говорят».

Реализация сделки должна была стать сигналом к принятию Ирана Западом, а отсюда — и к возобновлению торгово-экономических отношений. Вместо этого возникло тяготение в направлении продвигаемых Китаем проектов Нового шелкового пути, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Шанхайской организации сотрудничества и продвигаемого Россией Евразийского экономического союза. Кроме того, Иран, вместе с другими «возникающими» экономиками, стремится заполучить иностранные инвестиции и финансирование инфраструктурных проектов со стороны государств-членов БРИКС, особенно из триумвирата РИК. В итоге — смотрим на Восток.

Тегеран действительно подписал массу меморандумов с промышленными компаниями Франции. Но сердцем торговых и инвестиционных действий является Китай. Когда президент** Си Цзиньпин посетил с визитом Тегеран в январе прошлого года, Роухани сказал: «Иран и Китай согласились увеличить объемы торговли до 600 миллиардов долларов в течение следующих 10 лет».

Большинство сделок, конечно, относятся к нефтегазовой сфере. Но критично важно и то, что в их число входят такие, благодаря которым развивается сотрудничество в сфере атомной энергетики, а Иран позиционируется как абсолютно и критически важный узел проекта «Один пояс — одна дорога».***В сравнении с этим российско-иранские торгово-экономические отношения, с их объемом в 2 миллиарда долларов, не вполне достойны упоминания — хотя эти отношения и находятся на этапе быстрого подъема. В постсанкционную эпоху Россия и Иран подписали меморандумов о взаимопонимании почти на 40 миллиардов долларов. Но эти проекты, в основном, все еще находятся только на бумаге.

Проблема заключается в том, что подавляющее большинство иранских компаний безденежны, поэтому финансирование должно осуществляться из российских источников. Но вернулся экспорт с «засекреченными кодами» — то есть, вооружения. Об этом говорит, хотя бы, контракт на 900 миллионов долларов на поставку оборонительных зенитно-ракетных систем С-300, первая партия которых была доставлена в Иран в апреле прошлого года. Однако настоящий секрет находящихся на начальной стадии российско-иранских торгово-экономических отношений заключается в том, что обеим странам особо-то и нечем торговать в масштабах глобальной торговли. Россия экспортирует, в основном, металлы, дерево, электрические машины, бумагу, зерно, плавучие конструкции, продукцию механической инженерии и оружие. Иран экспортирует сельскохозяйственную продукцию и морепродукты.

В том, что касается Индии, суть вопроса заключается в развитии порта Чехбехар.**** Именно здесь морская часть китайского Шелкового пути встречается с устремлениями Дели связать Индийский океан с Афганистаном, обойдя Пакистан и китайско-пакистанский экономический коридор. На сцену выходят инвестиции в железную дорогу Чехбехар-Захедан,***** конечный пункт которого будет находиться вблизи границы с Пакистаном. А еще планируется построить железную дорогу Чехбехар-Хаджигак,****** что означает прямую связь с Афганистаном. Все это преобразует Иран в критически важный интеграционный узел для Китая и Индии, а также в перекресток для Южной и Центральной Азии.

На топливно-энергетическом фронте новости также выглядят обнадеживающе. Как заявлял глава Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Али Кардор, к следующему месяцу Иран будет производить 4 миллиона баррелей нефти в день (пик добычи до санкций составлял 4,2 миллиона баррелей в день в 2011 году).В ОПЕК Иран когда-то был на втором месте. Санкции привели к снижению производства до 2,5 миллиона баррелей в день, а экспорт — всего до 1 миллиона. Сейчас страна поднялась на третье место, пропустив вперед Саудовскую Аравию (10 миллионов б/д) и Ирак (4,5 миллиона б/д).Производство природного газа к 2021 году достигнет 1,3 миллиарда кубометров в день. Чтобы это произошло, компания NIOC должна пробурить, как минимум, 500 новых морских скважин.

Проблема заключается в том, что задолженность NIOC сейчас составляет 50 миллиардов долларов. И не только из-за низких цен на нефть, но также в результате принятия неверных финансовых и управленческих решений. Заключить какие-то сделки сейчас пытаются Royal Dutch Shell и Total, но пока никаких документов подписано не было. Я вновь получил примерно те же данные, что NIOC предоставляла мне примерно 10 лет назад: Ирану необходимо, по крайней мере, 200 миллиардов долларов для модернизации своей топливно-энергетической инфраструктуры и для возобновления рентабельной разработки впечатляющих газовых запасов, которые оцениваются в 7 триллионов долларов США. Справедливо предположить, что существенные средства могли бы быть, в конце концов, получены от Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, а также от России и Китая.

Заместитель министра нефти Амир Хосейн Заманиния ожидает, что крупные события должны произойти «в ближайшие несколько месяцев». Если рассматривать социальную ситуацию в Иране, то страна далека от того, чтобы считать ее «пороховой бочкой». Средний уровень жизни повысился примерно на 70% по сравнению со временем Исламской революции. Женщины составляют 70% студенчества естественно-научных и инженерных специальностей. Система здравоохранения, по состоянию на 2014 год, стоит на 30-м месте в мировом рейтинге эффективности, далеко опережая США (50-е место).

Многое будет зависеть от предстоящих президентских выборов.******* Бывшего президента Махмуда Ахмадинежада Верховный лидер Аятолла Хаменеи лично разубедил от повторного участия в выборах. Маранди подтвердил, что президент Роухани, который планирует идти на перевыборы, менее популярен, чем министр иностранных дел Зариф, который, в свою очередь, менее популярен, чем сверхзвезда № 1 — генерал-майор Касем Сулеймани, глава элитного подразделения «Эль-Кудс».******** Но он на выборы не идет. Причины низкой популярности Роухани заключаются в том, что в экономике его достижения были далеко не звездными.

Иран вскорости прекратит использовать доллар США в своей финансовой и внешнеторговой отчетности. За этим наверняка последует большое количество валютообменных соглашений, а Иран будет принимать плату за нефть и газ только в евро или в корзине валют. Иран торгует, главным образом, с Китаем, ЕС и с ОАЭ. Трамп во время своей предвыборной кампании утверждал, что Ирану было передано 150 миллиардов долларов в качестве дара за ядерную сделку. Неправда. «Нефтяная» наличность Центрального банка Ирана, после января 2016 репатриированная из ОАЭ, Британии, Индии, Греции, Италии и Норвегии, составила менее 10 миллиардов долларов. Дополнительными партиями была выдана наличность общей суммой в 12 миллиардов из Японии, Южной Кореи и Индии.

Мы уже почти дошли до Тегерана, когда Маранди сказал мне: «В общем и целом, тот, кто инвестирует в Иран сейчас, получит удивительные доходы. Сейчас самое время инвестировать в Иран». Страны РИК из БРИКС именно это и делают. Европейцы это делают — но не очень-то много. Американцы не делают этого — к их невыгоде.

Мы завершили беседу в традиционном иранском ресторане в центре города, где обслуживаются семьи среднего и верхнего среднего класса и где подается первоклассная еда. Счет — меньше 30 долларов США за двоих. Сказочный доход на инвестиции.

Автор: Пепе Эскобар (родился в 1954 г. в Бразилии) — независимый аналитик, журналист, геополитик.

© 2017 Asia Times Holdings Limited

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова

*Имеется в виду Высший совет национальной безопасности — исполнительный политический орган Исламской республики Иран. Этот институт был основан в 1989 согласно статье 176 пересмотренной Конституции Ирана. Юридически глава Совета —президент Ирана, фактически — Высший руководитель (Верховный лидер) Ирана, который имеет двух личных представителей в составе Совета. Президент выбирает секретаря Совета. Решения Совета вступают в силу после утверждения Высшим руководителем Ирана.

** Председатель Китайской Народной Республики

*** «Экономический пояс Шелкового пути»

**** Чехбеха?р, ранее Бенде?р-Бехешти? (перс. ??????‎) — город-порт на юго-востоке Ирана в провинции Систан и Белуджистан, расположенный на берегу Оманского залива, административный центр шахрестана Чехбехар. Свободная торговая зона. Население — 50 тыс. человек, в основном белуджи и персы. Порт Чехбехара, крупнейший в Иране после Бендер-Аббаса, является одним из ключевых элементов транспортного коридора «Север-Юг».

***** Захеда?н (перс. ??????‎) — город в Иране, административный центр провинции Систан и Белуджистан.

******Железорудное месторождение в Афганистане с участием индийских инвестиций.

******* Президентские выборы в Иране планируется провести 19 мая 2017 года. Но в исключительных случаях (отставка или смерть президента) они могут быть проведены ранее. Это будут двенадцатые президентские выборы в Иране.

******** Спецподразделение «Эль-Кудс» (Иерусалим) в составе Корпуса стражей исламской революции, предназначенного для реализации военных и тайных операций за пределами Ирана. «Эль-Кудс» под руководством Сулеймани оказывает военную поддержку группировкам ХАМАС и «Хезболла» в Палестине и Ливане, КСИР сыграл важную роль в формировании политической ситуации в Ираке после вывода оттуда американских войск. Начиная с 2012 года, Сулеймани оказывал помощь правительству Башара Асада и помог переломить ход гражданской войны в Сирии, отбить стратегические города и территории у повстанческих группировок.

Иран > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110373


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110364

Стоимость экспорта из Зон свободной торговли Ирана выросла почти на 30 %

Стоимость экспорта из Зон свободной торговли Ирана выросла почти на 30 процентов с начала нынешнего 1395 иранского календарного года (с 20 марта 2016 года) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, заявил заместитель председателя Высшего совета иранской свободной торговли, промышленных и специальных экономических зон, сообщает IRIB.

По словам Мехди Базаргана, стоимость экспорта из Зон свободной торговли страны увеличилась до 850 миллионов долларов в указанный период. Чиновник отметил, что эта цифра за прошлый год составляла 650 миллионов долларов.

"По подсчетам, к концу года (20 марта 2017) ежегодный экспорт из Зон свободной торговли увеличится на 29 процентов по сравнению с предыдущим годом", - добавил он.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110364


Иран. Корея > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110363

Компания "Hyundai Engineering" подписала контракт на сумму 3 млрд. евро с Ираном

Южнокорейская инжиниринговая компания "Hyundai Engineering" (HEC) подписала контракт на сумму 3 миллиарда евро с иранской инвестиционной компанией "Ahdaf" в воскресенье с целью строительства второй очереди нефтеперерабатывающего комплекса "Kangan Petro" в юго-западной иранской провинции Бушер, сообщает информагентство Shana.

Контракт, заключенный в виде контракта на проектирование, закупку, строительство и финансирование (EPCF), был подписан представителями обеих сторон в Иране.

На церемонии подписания, управляющий директор "Ahdaf" (дочерней компании Пенсионного фонда нефтяной промышленности Ирана) Ашгар Арефи, который подписал контракт, отметил, что вложив 120 миллионов евро инвестиций, первая фаза комплекса продвинулась в своем прогрессе строительства на 30 процентов.

"Второй этап включает строительство четырех заводов по производству олефинов, MEG (моноэтиленгликоля - ред.), HD (полиэтилена высокой плотности - ред.) и LLD (линейного полиэтилена низкой плотности - ред.) ", - сказал он.

По словам Арефи, 95 процентов финансирования проекта будет предоставлено южнокорейскими банками в течение девяти месяцев, а когда финансирование будет завершено, проект будет немедленно введен в эксплуатацию.

"Самой важной проблемой и самым сложным шагом после подписания контракта будет окончательная доработка финансовых соглашений с банками и страховым институтом Южной Кореи", - отметил он.

Проект "Kangan Petro Refining" разбит на две фазы. Первая фаза - строительство установки для регенерации и фракционирования C2, а вторая фаза включает строительство этановых крекинг-установок и полимерных блоков. Планируется, что продукция компании будет потребляться на местном рынке и экспортироваться.

Иран. Корея > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 марта 2017 > № 2110363


Израиль. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 13 марта 2017 > № 2106119

Вопреки обыкновению, в Израиле так и не появились «сливы» о подлинной цели вояжа премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву, где он провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Верный признак того, что-либо говорили о вещах высшей степени конфиденциальности, либо не договорились ни до чего.

В последние полтора года Нетаньяху посещает Москву чаще, чем любую другую столицу мира. С начала российской военной операции в Сирии он наезжает сюда уже пятый раз. Официальными источниками в Израиле это трактуется как свидетельство особого доверия между лидерами, а скептиками — как наличие таких сложностей во взаимоотношениях, что их разрешение требует личного общения глав государств, и необходимость для этих контактов первых лиц с глазу на глаз возникает то и дело.

Вмешательство России в сирийский конфликт израильтян, мягко говоря, не порадовало. Однако реакция Нетаньяху на эту неприятность была мгновенной и единственно верной: если беду нельзя предотвратить — надо к ней приспособиться. Он тут же отправился к Путину, взяв с собой первых лиц из военной верхушки, включая начальника Генштаба и главу военной разведки АМАН, и они договорились о взаимодействии.

Как потом объяснял израильский премьер, он сказал российскому президенту: нас волнует то-то и то-то, наши действия могут быть такими и такими, давайте решать, как не мешать друг другу. С самого начала были определены «красные линии» для Израиля, которые до сих пор остаются в силе. Речь идет о предотвращении переноса боевых действий на израильскую территорию, передачи современного оружия (прежде всего высокоточных ракет) из Сирии «Хизбалле», а также концентрации ее подразделений и иранских войск на сирийской части Голанских высот.

Власти двух стран создали координационную группу с горячей линией на уровне заместителей начальников генштабов. Даже совместные учения провели для отработки взаимодействия.

С тех пор видимых обострений не происходило, хотя случаи нарушения российскими военными самолетами израильского воздушного пространства были, и общая ситуация, с точки зрения израильтян, осложнилась. Появление в Сирии российских ЗРК С-300, по идее, сделало для них открытым, как на ладони, почти все израильское небо, да и землю, включая базы ВВС.

Но и это не привело к открытым разногласиям. ЗРК вели боевое дежурство. ВКС России увеличивали интенсивность бомбежек. Время от времени неизвестные ВВС, по сообщениям сирийских источников, израильские, а по выражению министра обороны Израиля Авигдора Либермана, предположительно, Лихтенштейна или Монако, совершали налеты на транспорт, перевозивший ракеты в Ливан, и сирийские военные базы, где они складировались перед отправкой. Иерусалим не признавался, что это его рук дело, а из Москвы не звучало ни слова осуждения или угроз, как будто бы это и не ее дело.

Можно было предположить, что не все так гладко, как выглядит, иначе зачем Нетаньяху то и дело опять летать в Москву, если и без того тишь да благодать? Но наружу не просачивалось ни намека на какие-то разногласия, что для израильской политической практики довольно необычно: ни один министр и даже отставной генерал, у которых всегда есть в запасе пара-другая прогнозов, предостережений или осуждений, не раскрыл рта на публике. Никаких открытых опасений не вызвало появление — теперь уже понятно — постоянных военных баз России в Сирии. А на уровне комментаторов звучит как само собой разумеющееся, что русские здесь навсегда, — это данность.

Теперь ситуация явно накануне нового коренного перелома. «Исламское государство» (террористическая группировка, запрещенная на территории РФ, — «Росбалт») скукожилось, теряет силу, влияние и особенно — территорию. В Сирии в манящем далеке видны проблески мирного урегулирования. Не мира — его здесь не будет, как и самой прежней Сирии, — но более-менее стабильного прекращения огня. Россия, Иран и Турция договариваются, какими она и оно будут.

Как бы скептически ни относились наблюдатели к переговорному процессу, начавшемуся в Астане, есть в нем один существенный момент, крайне настораживающий израильтян. Впервые за 70 с лишним лет переговоры о выходе из острейшего международного вооруженного конфликта и дальнейшей судьбы региона ведутся без участия США — спасибо мудрой политике Обамы.

Израилю не к кому апеллировать. Иран — злейший враг. С Турцией Эрдогана отношения, хотя и выведены из недавней явной конфронтации, лишены всякого доверия. Россия остается единственной стороной, с которой можно разговаривать, но разница интересов и целей велика.

Сирия никогда не была мощной державой и тем более дружественной Израилю — формальное состояние войны с ней существует с момента образования еврейского государства. Ее сила и влияние заключались прежде всего в географическом положении. Эта ситуация сохраняется и даже усугубляется.

Израиль беспокоит сегодня то, что уже фактически сложилась (и с разгромом ИГ усилится) шиитская ось Иран — Ирак — Сирия — Ливан (где «Хизбалла», являющая фактически иранской марионеткой, представляет собой главную военную и политическую силу). И лишь только тем или иным способом утихнет гражданская война в Сирии, Иран с «Хизбаллой» высвободят силы и средства для агрессии против Израиля.

«Победа над террористами ИГ не должна привести к всплеску террора Ирана и его марионеток. Нельзя менять один террор на другой», — сказал Нетаньяху накануне визита в Москву.

Израильские комментаторы считали, что у премьера есть основания быть услышанным. Чрезмерного усиления Ирана не хотят не только в суннитских арабских странах. Это невыгодно и непосредственным участникам конфликта: России и Турции. И даже Асад вряд ли стремится попасть под жесткий контроль аятолл. Свою первоочередную задачу Россия и Иран выполнили — режим Асада спасли, а дальше табачок может быть врозь.

Однако из Москвы во время визита израильского премьера и после него не прозвучало ни слова про Иран, да и сам Нетаньяху после встречи с Путиным не стал поминать имя главного врага. Зато повторил, что Израиль не является стороной сирийского конфликта и его устраивает любой вариант сирийского урегулирования, позволяющий оставаться вне игры.

Впрочем, это и есть главный вопрос, и не все в израильском руководстве согласны с таким деланым равнодушием. Министр обороны Либерман, который как раз во время визита Нетаньяху в Москву встречался в Вашингтоне с ключевыми фигурами новой американской администрации, считает, что если Асад останется у власти в Сирии, создание Ираном и его марионетками (читай — «Хизбаллой») террористического фронта на Голанах неизбежно.

При этом Либерман подчеркивает, что выражает свое собственное мнение. Но нет сомнений, что он его высказывал в Штатах на встречах со своим американским коллегой, советником Трампа по национальной безопасности и вице-президентом, поскольку ситуацию в Сирии они точно обсуждали. В Израиле надеются, что США при Трампе не останутся в стороне от сирийского урегулирования, и интересы своего союзника на Ближнем Востоке учтут.

Так что разговоры о Сирии и Иране в Москве Москвой не кончатся. У Нетаньяху, незадолго до встречи с Путиным побывавшего у Трампа, безусловно, была возможность намекнуть российскому президенту, что новый американский президент настроен по отношению к Ирану менее миролюбиво, чем его предшественник. Путину, собирающему козыри для своей партии с Трампом, эта информация может пригодиться.

Владимир Бейдер, Иерусалим

Израиль. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 13 марта 2017 > № 2106119


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2017 > № 2104951

Карты на крови: «Великий дьявол» поддерживает «Вилаят аль-факих» с целью его продвижения к Средиземному морю

Baladi news, Сирия

Наконец Иран достиг берегов Средиземного моря, занимая район за районом шиитскими и курдскими силами ополчения. Впервые со времен Второй мировой войны он ведет боевые действия на многих фронтах.

Иран получил новый путь. Он простирается по всей иракской пустыне через так называемый «суннитский треугольник» и доходит до сирийской пустыни. После он достигает Дамаска и далее до берегов Средиземного моря, обходя Латакию и Бейрут.

Проект «Дервиш»

Военные, политические, экономические и информационные силы Ирана делали все возможное для сохранения проекта, который был на грани краха из-за восстания в Сирии. После длительных переговоров, огромных усилий, а также затрат в несколько миллиардов долларов и более десяти тысяч солдат, работающих над ним, наконец, разработка этого плана находится на окончательной или предпоследней завершающей стадии. Проект подразумевает создание трассы между Ираном и Средиземным морем через Ирак и Сирию.

Путь проходит через Ирак, далее через районы, оккупированные сепаратистскими курдскими ополчениями в Сирии, затем по регионам, находящимся под контролем сирийского правительства. Большая часть этого пути пролегает через оплот суннитов. Иран в свою очередь пытается вытеснить суннитов с этой территории, чтобы ее заняли курды и шииты.

Этот проект можно рассматривать как уже состоявшийся. Правительство Ирана осознаёт, что происходят глобальные изменения, не оставляющие регион в стороне. Иран поменял вектор своего движения в конфликте в Сирии и Ираке, уйдя на второй план. Однако в случае, если народу понадобится помощь, Иран отреагирует быстро. Он является «идейной альтернативой» суннитскому большинству в регионе, а также той силой, которая способна выполнять грязную работу в регионе. Кажется, что и американцы, и русские считают курдские ополчения хорошей инвестицией, однако они также понимают разницу между ними и шиитскими отрядами, особенно в том, что касается неравномерности человеческих потерь. Именно поэтому первые нуждаются в постоянной поддержке, а долгосрочные инвестиции в этот регион требуют огромных усилий.

До недавнего времени именно Иран стал региональной силой, на которую полагалась Америка с целью заполнения вакуума, сложившегося после вывода войск из Ирака, передав ему «полномочия» по контролю над Ираком, Сирией и Ливией. Ведь именно между ними существует негласный союз, который объединяет единая цель — установление контроля над Аравийским полуостровом, Левантом и Ираком. Согласно договорённостям Иран стал инициатором войны с Ираком в 80-х годах прошлого века, а после американского вторжения стал управлять им.

Иран является союзником и послушным слугой для Запада — «стороной, заслуживающей доверия». Несмотря на свою «огромную» военную мощь, способность к религиозной мобилизации, в действительности он не может соперничать, а тем более вступать в войну ни с одной, даже минимально развитой по техническим показателям, страной.

Сейчас положение изменилось. Постепенно Иран осознаёт свое новое положение. Он готов к установлению гегемонии во всем регионе.

В настоящее время Иран вынужден всем делиться с курдами и русскими, которым Америка позволила улучшить своё положение и усилить влияние в регионе. Более того он не является ведущей силой ни в Алеппо, ни в Леванте, ни на побережье, ни даже на севере и востоке Сирии. Однако Иран является силой контролирующей общее положение дел, и именно поэтому, он вынужден прийти к компромиссу со всеми сторонами, пытающимися «отхватить» свой кусок пирога в Сирии.

Режиме Башара Асада извлёк пользу из сотрудничества с русскими, уменьшив иранское присутствие в прибрежных алавитских районах — в Латакии и Тартусе. Кроме того он смог хоть как-то уменьшить иранское влияние. Русские не могут полностью принять иранцев из-за их лояльного отношения к США. Однако они вынуждены сотрудничать с ними, чтобы не вводить и не использовать свои сухопутные войска. Россия при Путине — это не Советский Союз, который мог легко позволить себе нести огромные людские потери.

Религиозная иракская зачистка

Для прокладывания этого пути Иран распространил свое влияние на подконтрольных ему до войны сирийских территориях. Примером может служить Алеппо, в котором Иран произвел огромные демографические изменения. С помощью этой операции он оставил пустыми районы, через которые проходит линия «демографической угрозы», из-за которой может возникнуть в будущем и военная угроза. В основном переселение сосредоточено в городских районах. Они стараются обходить стороной, насколько это возможно, пустыни и необитаемые территории. Благодаря тому, что этот маршрут проходит через поселения шиитов в городских центрах, Иран может чувствовать себя полностью защищённым.

Даже наилучшая защита Ирана не означает его безопасность в случае каких-либо операций, засад или попыток уменьшить территорию в результате военных действий или партизанских войн. Более того она не гарантирует усиления влияния в регионах, где проживают шиитские группировки, а также не стимулирует их жителей к принятию другой идеологии. Путь будет проходить через огромное количество пунктов, специализирующихся на различных товарах, от нефти до наркотиков и рабов, которые будут импортироваться с запада через Ливан. В то же время по этому пути в регион пойдет оружие из Ирана, которое он будет продавать с целью распространения своего влияния. Иран постарается превратить этот район в «коридор», через который беспрепятственно будут поступать наркотики, проститутки, человеческие органы, оружие, рабы и беженцы. Все это превратиться в деньги для казны «Вилаят аль-Факих» (шиитская политико-правовая доктрина — прим. ред.) и будет способствовать дальнейшему переселению шиитов по всему этому пути.

Что касается нефти, то в этом вопросе Иран будет использовать трубопровод, проходящий параллельно иракским трубами, преследуя цель ускорения экспорта своей нефти. Именно поэтому он будет продолжать оказывать давление на страны Персидского залива, потому что они экспортируют нефть в Европу быстрее и по более низким ценам (в дополнение к денежной спекуляции со стороны Ирана). Однако сейчас эти страны переживают экономический кризис, который, по оценкам экспертов, будет достаточно затяжным явлением.

Нужно заметить, что Иран выбрал самый длинный, но в то же время самый безопасный путь, особенно что касается пустынных районов в Сирии и Ирака, где в течение следующих двух десятилетий будет ощущаться присутствие ИГИЛ (запрещено в РФ — прим. ред.) или военных отрядов, которые не собираются уходить отсюда. После взятия Мосула, Ракки (это может занять более двух лет) и Дейр Эз-Зора именно там произойдет последняя битва. Возможно, вывод иранских войск из Пальмиры неоднозначен, и настоящей целью является дальнейших ее захват и контроль, а также уничтожение анклавов Башара Асада, так как Хаян (город в 10 км к северу от Алеппо — прим. ред.) и военный аэропорт все ещё находится под контролем Асада.

Великий дьявол и Вилаят аль-Факих

Иран очень рассчитывает на эту сухопутную дорогу, которая смогла бы соединить весь шиитский полумесяц. Ведь она в полной мере поддерживает проект распространения иранской идеологии и проведения военных операций против тех, кто считает данный путь угрозой. Иран извлекает максимальную выгоду из сотрудничества с Китаем и Россией, а также с Западом, который предоставил ему полную свободу для деятельности в Ираке на неопределенный срок.

Процесс иранской экспансии в регионе полностью одобряется Западом, который считает Иран важнейшим игроком, способствующим распространению западной стратегии по изменению региона. Так, Иран использовал одержимость мщением Западу, наоборот добившись беспрецедентной экономический, политической и военной выгод для Запада.

Террория Ирана пролегает вплоть до Средиземного моря. Более того так сложилось исторически, что он обладает военным, стратегическим и идеологическим влиянием ещё со временем Дария I, создавшего проект, целью которого было подчинить Средиземноморье и Египет. Однако его мечта разрушилась на территории исторической «Турции».

Стратегическая трагедия

Иран преуспел в осуществлении своего проекта, и это стратегическая катастрофа для региона на всех уровнях. Успех Ирана на первом уровне даёт ему возможность перейти или, как минимум, подготовиться к реализации второго этапа, целью которого является установление контроля над странами Персидского залива.

Второй этап плана подразумевает экономическое истощение стран Персидского залива, ослабление их контроля над ценами на нефть и захват рынков. Более того Иран стремится к распространению своей идеологии в Египте и Алжире, а также в Турции — сильном союзнике из суннитского мира. Также Иран намерен увеличивать демографическое присутствие шиитов в регионе, что подразумевает рост числа бойцов, находящихся на территории вокруг стран Персидского залива.

Кроме того Иран будет использовать этот проект для того, чтобы ограничить турецкое влияние на арабские страны, а также оказывать экономическое, политическое и военное давление на Турцию. Все эти действия будут способствовать улучшению экономической ситуации курдских ополчений и увеличению экспорта нефти, украденной с севера Сирии и перевозимой через море. Эти шаги позволят пригрозить Турции, финансируя проекты, направленные против неё на украденные сирийские деньги.

Война на Западе

Гитлеру был задан вопрос о причине его быстрого вторжения и захвата Франции во время Второй Мировой войны: ему далось это всего лишь за несколько недель. Он ответил: в тот момент, когда французы были заняты измерением объема женского бедра, мы измеряли диаметр оружейного ствола.

Кажется, что эта фраза полностью описывает ситуацию происходящее сейчас в регионе. Происходит идеологический конфликт, в котором нет места двум победителям. Победитель устраняет проигравших на всех уровнях: экономическом, военном и человеческом. Другая отличительная черта этого конфликта заключается в том, что, несмотря на его очевидность и открытость, только одна сторона действительно работает над тем, чтобы одержать победу — Иран. Иранцы готовы заключать сделку с любым «дьяволом» лишь бы достичь своей цели. Дружественные союзы растянулись по всему региону, включая даже вооружённые группировки из восточной Азии, Афганистана, Сирии, Ирака, Йемена, Ливана, стран Персидского залива, Египта, и даже Венесуэлы, Китая и Северной Кореи. Иран заключил союз с величайшим дьяволом — Израилем, а также с несколькими государствами, благодаря которым он получает технику «двойного назначения» через незаконные коридоры. Например, технологию изготовления беспилотников, которые он использует после в войне на Ближнем Востоке. Учитывая так называемый «Ирангейт», произошедший в середине 80-х годов ХХ века (скандал разгорелся, когда стало известно, что отдельные члены администрации США организовали тайные поставки вооружения в Иран, нарушая тем самым оружейное эмбарго против этой страны — прим. ред.), то, что происходит в настоящее время — это лишь капля в море взаимной любви между Великим дьяволом и Вилаят аль-Факих.

Иран в настоящее время делает все, чтобы контролировать территорию от Тегерана до Бейрута. Нужно заметить, что такая политика стала проводится с начала «правления мулл», когда в Иран из Франции вернулся Хомейни и возглавил антизападную «революцию».

Долгое время Иран работал над тем, чтобы добраться до этой жизненно важной артерии. Если бы не долгосрочное спонсирование шиитских ополчений в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене с начала 80-х годов, а также инвестирование в оборонный сектор, военную промышленность (несмотря на ее низкий технический уровень) и ракетно-ядерный потенциал страны, Ирану никогда бы не удалось достичь такого уровня.

Иран реализовывает крупный проект, у него есть четкая стратегия и план. Если бы не произошло революции в Сирии, то Иран мог бы сейчас контролировать практически всю Сирию, и имел бы выгодные позиции в Йемене и Персидском заливе. Все это в дополнение к контролю над Ливаном, инвестированию в Африку и многие другие страны, с целью переманить их на свою сторону под носом у всех крупных держав.

Самым лучшим примером здесь могут служить американские военные базы в Ираке и на севере Сирии. Америка построила их всего лишь в нескольких десятках километров от поселений афганских и иранских ополчений на севере Сирии, а также смогла выстроить стратегическое сотрудничество с «Хезболлой» в борьбе против повстанцев в некоторых пограничных районах Сирии и Ливана.

Измерение объемов бедра

Существует и другая сторона этого конфликта. После стабилизации своего положения в регионе, Иран планирует укрепиться в странах Персидского залива, а после и в Египте с Иорданией.

Эти страны полностью провалили свой план по сотрудничеству с Ираном, несмотря на открытые дружеские заявления в течение восьмилетней ирано-иракской войны. Когда на какое-то время удалось сдержать «режим мулл», страны Персидского залива незамедлительно выступили против Ирака, передав его Америке, которая в свою очередь отдала его Ирану.

В течение десятилетнего перемирия страны Персидского залива не предпринимали никаких стратегических действий, которые помогли бы заполнить пробелы и пустоту, образовавшуюся после падения Ирака, а также противостоять существующей угрозе со стороны Ирана, который готовился к новому бою на всех фронтах.

Иранские инвестиции на военном, политическом, экономическом, идеологическом и стратегическом уровнях явно прослеживаются с середины 90-х годов в Ливане и становятся совершенно очевидными после падения Багдада (не без помощи Америки).

После установления американского контроля и передачи иракской проблемы в руки Ирана не было предпринято ни одной стратегической операции, которая бы позволила ускорить процесс создания иранского ракетного и ядерного комплекса, а также усилить шиитские ополчение, протянувшие свои руки до стран Персидского залива.

С началом «арабской весны» реакция этих стран стала отрицательной, так как они опасались начала подобных событий у них, хотя страх и не был оправдан. Страны Персидского залива столкнулись с новой проблемой в Бахрейне. Иран попытался использовать «арабскую весну» для установления контроля над ним, однако, план провалился (большинство населения Бахрейна шииты, в то время как у власти находится суннитская династия — прим. ред.).

Даже после заключения странами Персидского залива сделок на поставку более современного, мощного оружия с Запада, их армия не представляет никакой угрозы для иранских и иракских ополчений. Это связано с их доктриной по обороне. Страны не имеют никакого опыта использования различных видов орудия, а также у них нет политической воли к борьбе.

Более того Иран имеет несколько «осиных гнёзд», которые способны «взорваться» и привести к оккупации целых городов. В случае войны с Ираном или Ираком такие «гнезда» начнут свою деятельность в Бахрейне и Кувейте и будут использовать все оружие, которое у них только есть.

Кроме того страны Персидского залива не предприняли никаких действий для того, чтобы ослабить Иран в военном и стратегическом смысле, а также истощить его силы в Сирии. Напротив, они помогли ополчению во время боевых действий против ИГИЛ, а Иран в свою очередь осудил их за это.

Что такое стратегический провал? Страны Персидского залива зависят от помощи и защиты Запада, который, не теряя времени, истощает их нефтяные и финансовые ресурсы. Кажется, что любая помощь прекратится, так как будет невозможно покрыть расходы Запада на их защиту. Все это приведёт к полной открытости и незащищенности этих стран перед Ираном, который будет в состоянии достигнуть Средиземного моря при поддержке «врагов».

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2017 > № 2104951


Иран. Сирия. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 13 марта 2017 > № 2102798

 Взгляд из Тегерана

какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана?

Александр Проханов

Это моя не первая поездка в Иран. На этот раз меня влекли не дивные сады Шираза, не гробницы сладостного Саади, не могучие руины Персеполиса, в котором зороастрийская вера слилась с античностью, и в солнечном туманном воздухе громоздятся колонны, повисли в пустоте фронтоны несуществующих храмов, а на чёрном камне иранский лев, символизирующий солнце, ломает хребет хрупкой тонконогой лани. В прошлые свои визиты я посещал Бушерскую атомную станцию и на берегу Персидского залива газовые грандиозные месторождения «Южный Парс» - серебряная чешуя бесчисленных стальных конструкций, цилиндры, сферы, конические реакторы, откуда по зелёной воде залива уплывают танкеры со сжиженным газом.

На этот раз меня интересовал иранский взгляд на сражение, которое развернулось на территории Сирии, где русские бомбардировщики громят ИГИЛ, персидские подразделения и отряды ливанской «Хезболлы» атакуют опорные пункты ИГИЛ, а турецкие танки, перейдя границу, угрожают подавить курдских повстанцев. Меня интересовала природа этого небывалого треугольника, в котором Россия, Иран и Турция образовали шаткое, зыбкое единство, без которого невозможно разгромить ИГИЛ.

Я посещал исламские университеты в священном городе Кум, кабинеты министров, штаб-квартиры политических деятелей. Пытался понять: как сложился российско-иранский альянс, ещё вчера невозможный, а сегодня – речь о вероятности военно-политического союза, когда российские зенитные комплексы С-300 стоят на позициях вокруг Тегерана, а иракские аэродромы открыты для русских бомбардировщиков, которые садятся на эти аэродромы, заправляются топливом и боеприпасами и несутся в Сирию, бомбя ИГИЛ под Мосулом и Алеппо.

В священном городе Кум в своей резиденции меня принял аятолла Джавади Амоли, тот самый, что в своё время повёз в Советский Союз Горбачёву знаменитое послание имама Хомейни, где тот предрекал падение атеистического Советского Союза, убеждал Горбачёва вернуть России религиозное сознание, а русским людям – веру в Небеса. Аятолла, который принимал меня, был маленький, хрупкий, в белой чалме, с тихим светящимся лицом, и не верилось, что этот светящийся старец был посланцем смерти, оповестившим мир о скорой кончине советской страны. Тогда Горбачёв не внял предупреждениям Хомейни. Этот посланец показался ему смешным чудаком в чалме, явившимся в столицу непобедимого государства из страны экзотических мечетей и пыльных дорог, по которым двигаются блаженные дервиши. Посланник Хомейни был отвергнут, Советский Союз пал и разбился в дребезги.

Стремительное сближение России и Ирана, возникший словно на пустом месте союз двух соседних государства, стал возможен, по мнению аятоллы, лишь с приходом Путина, у которого присутствует религиозное сознание, кто стремится объяснить своё появление во власти и весь ход исторического процесса вмешательством божественных сил. Возникло общее поле ценностей между Путиным и нынешними правителями Ирана. И в этом поле ценностей было достигнуто согласие, которое затем спроецировалось в плоскость экономики, политики и военного дела. Эта встреча в Куме ещё раз убедила меня, что в общении с иранскими политиками, военачальниками, деловыми людьми важно учитывать то, что в сознании иранцев присутствует религиозная метафизическая компонента, которая для нас зачастую не является явной, и накладывает отпечаток на их поступки и решения в сфере бизнеса, политики или геостратегии. Не учитывать этой компоненты – значит ошибаться в переговорном процессе с иранцами, неправильно толковать намерения и обещания иранской стороны, не понимать всей полноты взглядов сидящего перед тобой собеседника.

Мне удалось повидаться с немалым количеством экспертов, работающих в интересах иранской армии, разведки и дипломатии. В разговорах со мной, как мне показалось, они хотели, используя меня как один из каналов, довести до сведения российских политиков и российской общественности взгляд Ирана на сирийскую проблему.

В России, утверждают они, существовали и существуют силы, препятствующие сближению Ирана и России. Россия примкнула к санкциям Запада против Ирана в связи с иранской ядерной программой. Россия долгое время отказывала Ирану в поставке высоких технологий, тормозила обмен делегациями. И только сирийский конфликт породил лавинообразное сближение двух стран, по мановению руки снял множество накопившихся противоречий. Иранцы рассказывали, что в Тегеран в самом начале конфликта прибыла узкая группа российских аналитиков и разведчиков, которая провела ряд встреч с высшими иранскими руководителями. И те раскрыли перед ними все карты: военные, экономические, геостратегические. Убедили членов этой группы в том, что в Сирии для России открывается уникальный шанс нанести Соединённым Штатам Америки урон, взять реванш за тот вред, который Соединённые Штаты причинили России на Украине, втянув Россию в долговременный конфликт, наложив на неё санкции, блокировав её геополитику в Европе и в других частях мира. Сирия является той частью, где Россия сможет нанести ответный компенсирующий удар.

Участники этой закрытой делегации, вернувшись в Москву, сумели довести до Путина иранскую точку зрения и убедить его в уникальности сложившейся на Ближнем Востоке ситуации, после чего Путин стал действовать стремительно и решительно, начал бомбардировки ИГИЛ с воздуха, согласовывая свои действия с наземной операцией иранских войск и группы «Хезболлы». С этого времени резко возрос обмен между Ираном и Россией информацией, товарами, в том числе и военными, делегациями на всех уровнях. Когда с российских кораблей в районе Каспия полетели ракеты в сторону ИГИЛ, эти старты состоялись непосредственно у самой иранской границы, Запад ахал, ибо Иран не только не противостоял этим запускам, но и одобрял их, открыл для русских ракет своё небо. В результате высокопоставленные иранские политики стали говорить сегодня о России как о стратегическом партнёре. А другие давали понять: в недрах этого партнёрства возможен военно-стратегический союз, в экономических кругах рассматривается возможность улучшения по нефти и газу, новой валютной политики обеих стран.

После краха Советского Союза и мучительных усилий по восстановлению государства сегодня Россия в Сирии выходит на качественно-новый уровень отношений. Закрепившись в Сирии, Россия получает возможность мощно утвердиться на военно-морской базе Тартуса, в состоянии держать группировку военных кораблей. И на аэродроме Хмеймим, где станут базироваться российские военные эскадрильи. Это позволит России влиять на всю акваторию Средиземного моря, где до недавнего времени безраздельно господствовал 6-й американский флот, воздействовать на стратегически-важные регионы Средиземного моря, на проливы Босфор, Дарданеллы, на взрывоопасный регион Южного Ливана, Израиля, где постоянно тлеет конфликт. Укрепившись в Сирии, Россия получает ключ ко всему Ближнему Востоку с его громадными ресурсами нефти, глобальными коммуникациями, к чувствительному хитросплетению мировых тенденций и устремлений, ибо Ближний Восток – это солнечное сплетение мира. И отсюда, с Ближнего Востока, Россия в состоянии воздействовать и на судьбу России, оказывая давление на русский Крым, на побережье Чёрного моря и Кавказ. К тому же Ближний Восток – место рождения великих мировых религий, и Сирия наряду с Палестиной является святой землёй, откуда свет православия хлынул по всему миру, в том числе и в Россию.

В Сирии Россия уничтожает тех террористических выходцев с Кавказа и Средней Азии, которые, если вернутся в Россию, будут взрывать дома в самой Москве. Русский народ избавляется от комплекса неполноценности, который ему привили американцы после распада Советского Союза, когда Россия была изгнана из всех районов мира, и её внутренней и внешней политикой управляли другие силы. Здесь, в Сирии, Россия проявляет признаки сверхдержавы, которой она в сознании русского народа и является. Кончились те времена, когда бессильная Россия безмолвно наблюдала, как американцы на её глазах громят дружественную Югославию, уничтожают Ирак и Ливию. Не будь России, та же участь постигла бы и Сирию. Но здесь Россия сказала Америке «нет», и теперь Америка не смеет говорить с Россией с позиции силы, будь то Ближний Восток, Европа или Украина.

Деструктивную роль на Ближнем Востоке играет Саудовская Аравия со своими огромными деньгами, блестяще вооружённой армией, спецслужбами, с опытом подрывных операций. Саудовская Аравия спонсирует ИГИЛ, спонсирует другие террористические организации, организует взрывы мечетей Ирака. Но подрывные ресурсы Саудовской Аравии не безграничны. Через 4-5 лет они иссякнут, и деструктивная роль саудитов на Ближнем Востоке уменьшится. К тому же саму Саудовскую Аравию раздирают противоречия, идёт мучительная внутридинастическая распря, которая чревата распадом страны.

Альянс России и Ирана на Ближнем Востоке рассматривается Соединёнными Штатами как колоссальный вызов, как нарушение их гегемонии, как создание нового центра силы. Подрыв этого альянса является стратегической задачей Америки. ЦРУ получило огромный бюджет специально для его подрыва. Развёрнута пропаганда в мире и в самой России, которая утверждает, что в случае удаления России от Ирана Россия наладит дружественные отношения с Западом, будут устранены санкции, в Россию пойдут высокие технологии, кончится блокада российских товаров и российских корпораций, что в конечном счёте Запад и Америка признают за Россией право владеть Крымом.

Россию пытаются поссорить с Ираном. Недавно в социальных сетях появился вброс, что Россия тайно передала Израилю коды систем С-300, которые обороняют иранское небо. Этот вброс, рисующий Россию как страну обманщиков, отторгающий от России потенциальных покупателей русского оружия, рассчитан на легковерных людей.

Турция является самым зыбким, ненадёжным элементом сложившегося на Ближнем Востоке союзнического треугольника. Участие Турции в этом треугольнике вынужденно, ибо Турция в ходе сирийской войны мечтала завладеть Алеппо и Мосулом, тем самым реанимировать свои мечтания о воскрешении Османской империи. Благодаря совместным действиям Ирана и России эти планы были сорваны: турецкое влияние ограничилось прилежащими к Турции территориями, и Турции предоставили место в этом союзническом треугольнике, чтобы она окончательно не потеряла лицо. Эрдоган ненадёжен. Он играет с американцами, вероломен, упивается властью, непредсказуем, исполнен гордыни. У иранцев есть поговорка, что всякий, кто упивается властью, становится гордецом, а гордец становится сумасшедшим и совершает трагические ошибки. Эрдоган – один из таких. На политику Эрдогана нельзя воздействовать извне, на него можно воздействовать только изнутри. Ещё один военный переворот внутри Турции весьма вероятен.

У Сирии, Ирана и России нет противоречий. Нет зоны конфликтующих интересов, только совпадения, и эти совпадения усиливают возможности каждой стороны. Но существуют две темы, которые тревожат иранцев: не поддастся ли Россия на искушение, которое предлагает ей Запад? Не разменяет ли она свои стратегические отношения с Ираном на новые улучшенные отношения с Западом? Если бы это случилось, то было бы трагедией для региона, для Ирана и для России. Рухнула бы в одночасье вся сложнейшая инфраструктура, которую Россия возводила в Сирии в эти годы. Рухнули отношения, тенденции, сложные взаимодействия. Рухнул весь сложный купол, который возводился на Ближнем Востоке с учётом интересов множества стран и групп. Весь этот купол рухнул бы в одночасье, завалив обломками весь Ближний Восток. Мировому общественному мнению Россия предстала бы как вероломная страна, сдающая своих друзей. А репутация страны входит в состав потенциала, делающего страну сильной или слабой. Самосознание русского народа, наполненного силами и пассионарными энергиями, будет травмировано. Русский народ вновь почувствует себя малым и преданным. И это нанесёт непоправимый урон правлению Путина.

Ещё одна тема – это некоторая самонадеянность, некая гордыня, которую обнаруживает Россия в своих действиях на Ближнем Востоке. В некоторых чрезвычайно важных случаях Россия не согласовывает свою деятельность с союзниками и действует в одностороннем порядке. Так, например, в России была разработана конституция для Сирии, опираясь на которую должна будет развиваться послевоенная Сирия. Этот проект конституции Россия не показала ни Башару Асаду, ни иранцам, а показала вначале Америке. И это больно ранило как иранскую, так и сирийскую сторону. Впредь России следует быть более чуткой и осторожной в своей политике на Ближнем Востоке.

Башар Асад является надёжным героическим партнёром. Президент Янукович при малейшей угрозе бросил страну и бежал с Украины, отдав её на откуп слепых разрушительных сил, уступил Украину стратегическому противнику России. Башар Асад в самые тяжёлые времена оставался и остаётся в Дамаске, куда прилетают ракетные снаряды ИГИЛ и окраины которого превращены в руины.

Иран в сирийском вопросе жертвует самым дорогим для себя – людьми. Молодые иранцы-добровольцы тысячами отправляются на фронт, оставляют семьи, университеты, любимую работу и берут в руки оружие. Они несут потери. Ими движет патриотизм, понимание интересов Ирана, а также религиозное сознание: в Дамаске находятся шиитские святыни, на которые посягает ИГИЛ, разрушает мечети как шиитов, так и суннитов.

Таково содержание множества разговоров, которые я вёл с иранскими экспертами, просившими не называть их имён.

В Министерстве иностранных дел я беседовал с Джабиром Ансари – заместителем министра, который все эти годы курирует сирийскую тему, участвует в бесчисленных переговорах и встречах. Недавно он был в Астане, его партнёром с российской стороны является заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов – блистательный дипломат, несравненный знаток Востока. Я спросил господина Ансари, почему и каким образом почти одномоментно возник альянс России и Ирана – столь внезапно, что это напоминало чудо. Заместитель министра ответил, что чуда нет, а есть результат громадной, кропотливой, невидимой миру работы, в которой тщательно, по микронам устранялись противоречия и происходило согласование сотен, а может быть, тысяч проблем. Эти переговоры напоминали перенасыщенный раствор, в котором вдруг мгновенно возник кристалл – кристалл в отношениях России и Ирана. Джабир Ансари очень высоко отозвался о российской дипломатии, которая являет собой абсолютно новую школу дипломатии наступления и победы, столь отличную от той дипломатии поражения, что возникла сразу после крушения Советского Союза и сопровождала российское отступление из всех регионов мира. Эта дипломатия арьергарда, дипломатия поражения при Путине превратилась в дипломатию авангарда. И эта дипломатия, играя одновременно на множестве политических шахматных досок, обыграла главного соперника – Запад, и привела к альянсу России и Ирана

Я спросил господина Ансари, каким образом из треугольника Турция-Иран-Россия удалось исключить Америку? Как Америка со своими всемирными амбициями решила покинуть столь важный для Ближнего Востока и для мира район – Сирию? Замминистра ответил, что Америка в последние десятилетия вторгалась во многие районы мира, участвовала в войнах в Ливии, Сирии, Ираке, Афганистане и в этих войнах израсходовала свой ресурс. Америка обескровела, обессилела, не достигла геостратегических результатов, и начался откат Америки из этих районов мира. Приход Трампа знаменует этот откат. Трамп объявил о возвращении Америки в свои берега.

Одновременно с этим в Америке продолжают существовать мощные амбициозные группы, требующие участия Америки в глобальном управлении. И эти два процесса – глобальные амбиции и усталость – складываются во внутренние противоречия, которые разрушают и разъедают Америку.

Израиль является той страной на Ближнем Востоке, которая пользуется плодами разрушительной и трагической войны. На Израиль не упал ни один снаряд ИГИЛ. Израиль молча наблюдал, как разрушаются его традиционные соперники: Ливия, Ирак и Сирия. И может показаться, что Израиль в результате этих кровавых столкновений обретает новую силу и мощь. Но это не так. Сила государства Израиль в двух пуповинах, одна из которых соединяет его с Америкой, и по этой пуповине в Израиль идут колоссальные финансовые ресурсы, технологии, дипломатическая поддержка. Другой пуповиной Израиль связан с сионистским миросознанием, которое легло в проект образования на палестинских землях государства Израиль. Обе эти пуповины засоряются, тромбируются. В Америке в высших эшелонах власти всё чаще раздаются голоса, что Израиль надоел Америке и Америка готова отключить его от себя, отдать его на откуп стихиям будущего арабского мира. Вторая – сионистская – пуповина тоже начинает мертветь, потому что сионистское сознание, когда-то пассионарное, сегодня чахнет, и всё большее число израильтян наполняется скептицизмом, заражены вирусом потребления, готовы сменить сионистское сознание на интернациональное и потребительское. И это ослабляет Израиль.

Какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана? Если этот союз сохранится, упрочится и станет незыблемой реальностью Ближнего Востока, то возникший потенциал может быть использован за пределами Сирии в других ближневосточных странах, таких как Йемен, Ирак и Ливия. Российское присутствие в Сирии обеспечивает ей мощное влияние на сопредельных территориях. А сложившаяся военная концепция, когда мощные российские воздушно-космические силы прикрывают с неба иранскую армию, этот проверенный в боях опыт является новой формой военно-стратегического сотрудничества России и Ирана.

В Иране я встретился с моим давнишним другом, несравненным Ахмадинежадом, который в течение многих лет управлял внешней и внутренней политикой Ирана. Мыслитель, мистик, певец божественной справедливости, он утверждает, что мир вступил в период революции справедливости. Волна справедливости сметает несправедливо устроенные режимы. Происходит схватка идеи справедливости с устаревшими, ветхими идеями насилия, господства и доминирования. Эта схватка является основным идеологическим содержанием внешнего мира. Мы находимся накануне грандиозных, трагических, потрясающих по своей энергетике событий, в недрах которых назревает новое слово жизни. И мы ещё при нашей жизни увидим, как с грохотом разрушается ветхий мир, и в нём рождается новое человечество. Ахмадинежад, переживший опалу, находится в прекрасной политической форме. Он окружён сторонниками. Волна либеральных настроений, овладевших Ираном, начинает спадать, и концепция Ахмадинежада вновь обретает свою актуальность. На предстоящих президентских выборах он не станет выдвигать свою кандидатуру. Об этом он известил в письме, направленном духовному лидеру имаму Хаменеи. Это не значит, что Ахмадинежад ушёл из политики. Он – драгоценная звезда иранского интеллектуализма, иранской воли, великой иранской мечты, которая в высшем своём проявлении совпадает с русской мечтой – мечтой о вселенской, божественной справедливости.

Помощник председателя иранского парламента Шамид Бакаи, устроитель прошедшей в Тегеране конференции, посвящённой палестинскому сопротивлению, поведал мне о сложных перипетиях в рядах палестинцев. Поведал о необходимости преодолеть противоречия между различными группами палестинского сопротивления и активизировать свои действия против Израиля. Именно здесь, на этой представительной конференции, где выступал духовный лидер Ирана имам Хаменеи, а также президент и премьер Ирана, присутствовали делегации из сотни стран Европы, Азии и Америки, прозвучал призыв ко всем арабским странам отозвать своих послов из Америки в случае, если Америка перенесёт своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, исконную столицу Палестины. Именно здесь, с трибуны этого совещания, представители ХАМАС призвали начать тотальную борьбу с Израилем, продолжающим истреблять Палестину. Иран является консолидирующим началом на Ближнем Востоке, объединяющим вокруг себя исламский мир. Стремится преодолеть глубинные, раскалывающие этот мир противоречия, построить новый Ближний Восток, основанный на идеалах справедливости.

Мою поездку по Ирану я совершал в сопровождении замечательного российского политолога, общественного деятеля, ираниста Раджаба Саттаровича Сафарова, который устраивал мои многочисленные встречи, пользуясь огромным уважением среди иранских политиков, журналистов, религиозных деятелей, мог вызвать их на откровения, которые немыслимы были с другим человеком. Его роль в иранско-российских отношениях уникальна. Он действует вне ведомств, вне министерств, вне корпораций. Он со своим обожанием и знанием Ирана стоит между двумя странами как народный посредник, объединяющее Иран и Россию звено. Он способен делать то, что не по силам государственным организациям. Его миссия – в бесчисленных контактах, на которые идут представители иранской и российской сторон, видя в Сафарове знатока и радетеля, положившего свою жизнь на алтарь ирано-российского братства. Его мечта – создать центр российско-иранского единения, изучения двух великих соседствующих цивилизаций, которые при всём своем внешнем различии обладают метафизическим единством, одинаковыми представлениями о смысле человеческого бытия. Этот центр, состоящий из историков, философов, религиозных деятелей, художников, способен сформулировать эту высшую, объединяющую Иран и Россию мечту, исходя из высших религиозно-философских представлений, усовершенствовать экономические, культурные, политические и другие связи между нашими странами. Такой центр могут питать своими энергиями государственные учреждения обеих стран, быть духовным посредником, способствовать нашим отношениям, от глубины и искренности которых зависит судьба региона, а быть может, и целого мира.

Иран. Сирия. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 13 марта 2017 > № 2102798


США. Иран. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 11 марта 2017 > № 2101454

Попытки США маргинализировать Иран ведут к обратному эффекту

Попытки администрации Трампа политически изолировать Иран, особенно в отношении войны в Сирии, а также усилить военное и экономическое давление на ИРИ, могут в долгосрочной перспективе оказаться контрпродуктивными для региональной стабильности. Вместо того чтобы пытаться подорвать растущий российско-иранский альянс, угрожать прямым ударом по иранским целям или начинать теневую войну с Ираном, США должны как минимум избегать провокаций до завершения наступления на Мосул, а в идеале стремиться возобновить дипломатические контакты с Тегераном.

Главная политическая стратегия администрации Трампа по противодействию Ирану - укрепить связи США с Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и убедить Россию отказаться от партнерства с Ираном. Вашингтон оказывался в подобной ситуации ранее. В 1987 году президент Рональд Рейган и советский лидер Михаил Горбачев оказались ″запертыми″ в борьбе за разрешение ирано-иракского конфликта и получение статуса арбитра мира и влияния на Ближнем Востоке. Россия поддерживала дипломатические связи со всеми сторонами, несколько склоняясь в пользу Тегерана, чтобы положить конец страхам гегемонии США в регионе. США предпочли страны ССАГПЗ и Ирак и не имели связей с Ираном и Сирией после Иран-контрас (крупный политический скандал в США во второй половине 1980-х годов. Разгорелся в конце 1986 года, когда стало известно о том, что отдельные члены администрации США организовали тайные поставки вооружения в Иран,- прим. ″ВК″). Первоначальный ответ Ирана на давление со стороны Советского Союза и США в этот период заключался в укреплении своих позиций и продолжении войны. То же самое можно сказать и о главном арабском союзнике Ирана в конфликте Хафезе Асаде, который сопротивлялся налаживанию отношений с Ираком, несмотря на огромное экономическое давление.

Нынешняя администрация наивно полагает, что альянс между Ираном и Сирией может быть разорван с помощью России. У России нет стимулов к продвижению интересов США в регионе. Она рассматривает Иран как противовес гегемонии США. Сегодня Россия вновь имеет дипломатические отношения одновременно с ССАГПЗ, Израилем, Сирией и Ираном, что является значительным достижением. США должны отреагировать, расширяя свои собственные дипломатические отношения, не ограничиваясь традиционными союзниками.

США только ускорили неизбежное, когда устранили Саддама Хусейна от власти. Воспоминания об иракских ракетах, падающих на Тегеран, и образы иранских солдат, застывших от химического оружия Саддама, укоренились в коллективной памяти иранцев. Следствием этой неудачной истории является то, что Иран рассматривает влияние Запада и ССАГПЗ в Ираке как экзистенциальную угрозу. Но иранские интересы в Ираке выходят за рамки стратегических соображений. Привязанность людей друг к другу глубока, духовные элиты стран связаны.

Вывод о том, что влияние Ирана в Ираке является лишь оппортунистическим ответом на провал американского интервенционизма, является воплощением ревизионистского прочтения истории.

Американские силы в регионе никогда не будут обладать властью ”Талибана” в Афганистане или шиитских боевиков в Ираке. В 2008 году [тогдашний командующий Многонациональными силами в Ираке] генерал Дэвид Петреус получил сообщение от лидера подразделения ”Кодс” Касема Сулеймани, который сообщил, что контролирует военную политику Ирана в этом регионе. Петреус смело, если не бесцеремонно ответил Сулеймани: ”Исчезни!”. Петреус давно покинул ряды национальной безопасности, однако Сулеймани никогда не прекращал свою деятельность в Ираке и Сирии.

”Он хорошо сыграл свою роль. Но это длительная игра, поэтому давайте посмотрим, как будут разворачиваться события”, - сказал Петреус о Сулеймани в 2015 году. Однако Петреус не осознает, что эта ”длительная игра” приносит пользу Ирану. Иран может проявлять свое влияние в Ираке за счет США. Когда офицеры Корпуса стражей исламской революционной гвардии (КСИР) находятся на полях сражений в Мосуле, они не беспокоятся о том, что шиитские ополченцы, которых они обучают, будут стрелять им в спины в буквальном смысле. Более того, иранским командирам не приходится ссылаться на пустые банальности, основанные на ”иракском” национализме, чтобы мотивировать своих союзников. США должны признать, что судьбы Ирака и Ирана неразрывно связаны, и поэтому Тегеран всегда будет утверждать свое влияние в Багдаде.

Достижение ядерного соглашения открыло дверь для взаимодействия между США и Ираном. Сторонники жесткой линии с обеих сторон быстро раскритиковали сделку. Если возобновление торговли кажется слишком значительным препятствием, то о военном сотрудничестве, конечно, не может быть и речи. Однако на местах командиры КСИР, находящиеся под влиянием иранцев шиитские ополченцы, иракские военные, спецназ США и американские самолеты участвуют в медленно продвигающейся, но успешной кампании по освобождению Мосула. Это ничуть не менее необычно, если учесть, что всего десять лет назад американские морские пехотинцы и ополченцы Муктада ас-Садра участвовали в ежедневных столкновениях.

Поддерживаемые Ираном шиитские ополченцы теперь получают поддержку с воздуха, предоставляемую теми же американскими боевыми кораблями, которые они когда-то стремились уничтожить. Это означает, что между КСИР и американскими войсками происходит налаживание отношений в боевом пространстве - скорее всего, через иракскую армию и курдов в качестве посредников. Это своего рода симбиотические военные отношения, которые могут установиться только тогда, когда угроза, исходящая от общего врага, выходит за рамки дипломатии. Угроза такому равновесию отвлечет американских солдат и иракскую армию от борьбы с ИГИЛ (международная террористическая организация, запрещенная в России, - прим. «ВК») и приведет к беспорядку в сражениях.

Саудовская и американская гегемония в Персидском заливе - еще один триггер для иранской внешней политики. Сбитый США в 1988 году иранский рейс Air 655 для иранского национального сознания то же самое, что и кризис с заложниками в 1979-1981 годов для американцев. В идеальном сценарии Тегерана, катера КСИР утверждают иранское влияние без участия в реальных боях. В худшем случае для обеих сторон американские корабли будут стрелять первым, и Иран заявит об агрессии США. Очень важно, чтобы правила вовлечения не применялись механически, и США не участвовали в ненужной перестрелке с КСИР. В то время как обороноспособность Ирана может быть преодолена проекцией власти США, любой удар приведет к неопределенным последствиям, которые будут разыграны в Ираке и Сирии в ущерб американским войскам и их союзникам.

Если нормальные дипломатические отношения между США и Ираном останутся практически или идеологически несостоятельными, то администрация Трампа должна сосредоточиться на том, чтобы победить ИГИЛ в Ираке и Сирии и взять на себя обязательства по сохранению статус-кво в Ормузском проливе. Эта стратегия позволит и Ирану, и США сотрудничать против общего врага, сохраняя при этом лицо.

Atlantic Council

США. Иран. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 11 марта 2017 > № 2101454


Иран. Саудовская Аравия. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 10 марта 2017 > № 2104346 Марианна Беленькая

Что нужно для примирения Ирана и Саудовской Аравии

Марианна Беленькая

Как только иранцы убедятся, что ситуация в Сирии стабильна, а шиитскому населению ничто не угрожает, они могут уйти оттуда при гарантиях соблюдения интересов Ирана. Разграничение интересов устроит и саудовцев. Иран для них удобный внешний враг, на которого можно перевести гнев населения, но открытое противостояние требует слишком много ресурсов. Если с Тегераном нельзя расправиться руками Вашингтона, лучше договориться

Руководство Ирана проявляет все больше интереса к тому, чтобы восстановить дипломатические отношения с Саудовской Аравией, и в этом ему готовы помочь многие другие державы, особенно в Персидском заливе. Правда, Эр-Рияд явных шагов навстречу Тегерану пока не делает, но полному бойкоту между двумя странами положен конец. За тем, что происходит между Саудовской Аравией и Ираном, внимательно следят их соседи. Ведь от этого зависит стабильность Ближнего Востока в целом, а в частности – то, как будет развиваться ситуация в Сирии, Ираке, Ливане, Бахрейне и Йемене, где соперничество Эр-Рияда и Тегерана наиболее явно.

Ссора региональных лидеров

Со времен иранской революции и свержения шаха в 1979 году отношения между Ираном и Саудовской Аравией переживают постоянный кризис. Это либо полный разрыв, либо холодная война, где лишь изредка случается совпадение интересов. Две страны делят влияние в исламском мире, выходя за традиционные линии раздела: шииты – сунниты. Их соперничество уже относится не к сфере религии, а скорее к политике и экономике.

В 2003 году, после падения режима Саддама Хусейна в Ираке, на Ближнем Востоке впервые за десятилетия пошатнулся баланс сил. Иран вышел на первые позиции в арабском мире, стал для арабской улицы символом сопротивления США, Израилю и вообще империализму. Саудовская Аравия и ее региональные союзники, напротив, выглядели закостеневшими и погрязшими в коррупции.

Далее, в 2011 году вместе с началом «арабской весны» последовал новый виток противостояния. Эр-Рияд и Иран вступили в открытую конфронтацию, но на территории других стран – особенно явно это проявилось в Сирии. Однако до официального разрыва отношений прошло еще несколько лет – это случилось только в 2016 году.

Поводом стала казнь шиитского проповедника, одного из лидеров саудовской оппозиции Нимра ан-Нимра в начале января 2016 года. Он был приговорен саудовскими властями к смертной казни еще в октябре 2014 года за подстрекательство к массовым протестам. В ответ на казнь разгневанная толпа разгромила дипмиссии Саудовской Аравии в Иране. Участники нападения были наказаны, но арабские страны обвинили Тегеран в разжигании междоусобицы в регионе и разорвали дипотношения с Тегераном. Сначала такое решение принял Эр-Рияд, за ним последовали Бахрейн и Судан, ОАЭ понизили уровень представительства, отозвал своего посла Кувейт. Но, безусловно, дирижировали этим процессом саудовцы.

Обострение и без того непростых отношений между двумя странами началось еще в 2015 году, когда во время хаджа в Саудовской Аравии погибли около восьмисот паломников, в том числе 464 иранца. Тегеран обвинил саудовцев в некомпетентности и потребовал обеспечить безопасность своих людей. В Эр-Рияде сочли, что Иран слишком политизирует проблему. Разрыв дипотношений только усугубил ситуацию. В итоге в 2016 году иранские паломники остались без хаджа. Но год спустя диалог по этой теме возобновился. В конце февраля представители двух стран провели переговоры о перспективах участия иранцев в хадже. Многие региональные эксперты восприняли это как позитивный сигнал для ирано-саудовских отношений.

Этот сигнал не единственный. По словам президента Ирана Хасана Рухани, около десятка стран готовы выступить (или уже выступают) в качестве посредников между Тегераном и Эр-Риядом. Одним из первых о своей посреднической миссии объявил Ирак. Министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джаафари сказал, что он уже несколько месяцев передает устные послания саудовским и иранским официальным лицам и продолжит делать все от него зависящее для сближения позиций Эр-Рияда и Тегерана, так как любой кризис в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией влияет на Ирак. Другой вопрос, насколько эффективным может быть посредничество страны, ставшей одним из главных источников противоречий между Тегераном и Эр-Риядом.

За Ираком последовал Кувейт. В конце января глава МИДа этой страны шейх Сабах аль-Халед ас-Сабах передал президенту Рухани послание от своего эмира, в котором говорилось о возможности диалога между Тегераном и его арабскими соседями. Таким образом, Кувейт выполнил миссию по началу переговоров с Ираном – сделать это ему еще в декабре поручил Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Ответом стал первый с 2013 года визит Рухани к арабским соседям (в середине февраля он посетил Оман и Кувейт). Это вряд ли было бы возможно без молчаливого одобрения Саудовской Аравии.

Пауза по-саудовски

Саудовцы дирижируют происходящим в регионе, но официально выдерживают паузу. Если не считать переговоров по хаджу, создается впечатление, что мириться они с иранцами не собираются. «Наши отношения с Ираном напряженные, и это следствие его агрессивной и враждебной политики. Было бы замечательно жить в мире и согласии с Ираном, но для танго нужны двое», – заявил саудовский министр иностранных дел Адель аль-Джубейр в январе, и это одна из самых типичных цитат со стороны Эр-Рияда.

Свидетельством того, что в отношениях двух стран пока ничто кардинально не изменилось, являются и подконтрольные Саудовской Аравии СМИ. Они по-прежнему настороженно относятся к Ирану. Так, первый с 1990 года визит главы МИДа Саудовской Аравии в Багдад трактовался этими медиа однозначно: Эр-Рияд решил положить конец иранской монополии в Ираке и вернуть эту страну в братские объятия арабских стран.

Но возможно, за кулисами речь о компромиссах и линии раздела влияния в Ираке, в том числе и экономического, между Саудовской Аравией и Ираном все же идет. Стабильность в Ираке может помочь ирано-саудовскому сближению, настойчиво продолжают утверждать в Багдаде.

То, что компромиссы в принципе возможны, уже продемонстрировал ливанский пример. В конце октября 2016 года, после двух лет междувластия, в Ливане появился президент. Арабские СМИ утверждают, что этого не случилось бы без согласия между Ираном и Саудовской Аравией, которые поддерживают противоположные ливанские партии.

Но все же нельзя не согласиться с арабскими СМИ, утверждающими, что именно Тегеран в большей степени заинтересован в восстановлении отношений. Газета «Аш-Шарк аль-Аусат» считает, что Ирану в диалоге с Вашингтоном нужна поддержка арабских соседей, в первую очередь Эр-Рияда. Новая американская администрация фактически сразу заявила о намерении отказаться от ядерной сделки, заключенной иранцами в 2015 году, и в целом настроена по отношению к Тегерану достаточно враждебно.

Такая политика может обернуться для президента Ирана Рухани катастрофой. В мае в стране должны состояться выборы президента. Рухани готов баллотироваться на второй срок. Его основным козырем до сих пор была именно ядерная сделка – Совместный всеобъемлющий план действий по иранской атомной программе, о котором договорились Тегеран и шестерка международных посредников. Эти договоренности позволили Ирану начать выход из международной изоляции, открыли перспективы экономического сотрудничества с зарубежными партнерами.

Внутри Ирана соглашение подавалось как триумф иранской дипломатии, и если сейчас США отзовут свою подпись, то дадут шанс противникам Рухани – тем радикальным силам, которые изначально выступали против уступок Западу. Уже сейчас руководитель и духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что благодарен президенту США Дональду Трампу за то, что он «облегчил нашу жизнь и показал истинное лицо Америки».

Российский фактор

«Аш-Шарк аль-Аусат» также утверждает, что к сближению с Эр-Риядом Тегеран подталкивает и Москва. Россия и лично президент Путин сыграли важную роль в подписании соглашения о сокращении добычи нефти между странами – членами ОПЕК и теми, кто не входит в картель. Для этого понадобилось добиться согласия внутри ОПЕК, прежде всего между Саудовской Аравией и Ираном, которые несколько месяцев отказывались приходить к единой позиции.

Для России нормализация отношений между этими странами действительно критична, и не только из-за нефти. Цена согласия между Эр-Риядом и Тегераном – гарантия стабилизации ситуации в Сирии, да и других странах региона (хотя Сирия для Москвы стоит на первом месте). Влияние Саудовской Аравии на часть сирийской вооруженной оппозиции столь же велико, как влияние Ирана на боевиков «Хезболлы». Эр-Рияд спонсирует и политическую оппозицию. Также через Саудовскую Аравию, пусть и негласно и не по официальным каналам, идет часть финансирования для таких террористических группировок, как «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в РФ). И Москва заинтересована, чтобы эти каналы были перекрыты, а финансовые потоки и в целом деятельность террористов при этом не повернулись в сторону России.

Кроме того, российский бизнес привлекают перспективы экономического сотрудничества с Эр-Риядом, но пока саудовцы действуют на этом направлении осторожно. В том числе из-за тесного партнерства Москвы и Тегерана, их общих усилий в Сирии. Саудовская Аравия еще не разобралась, что ей принесет усиление позиций Москвы на Ближнем Востоке, как это отразится на ее традиционном соперничестве с Ираном. В этом контексте саудовцам гораздо ближе новая политика президента США Дональда Трампа – положить конец распространению влияния Ирана на Ближнем Востоке. Это полностью отвечает интересам Эр-Рияда.

Поэтому Москва оказалась в непростой ситуации. Ей очень важно удержать баланс со всеми партнерами в регионе – и Ираном, и Саудовской Аравией, и Турцией (последняя также находится в непростых отношениях с Тегераном, хотя поддерживает с ним тесные экономические связи). При этом Москве важно восстановить отношения и с Вашингтоном. Многие эксперты не исключают, что Россию поставят перед выбором – или США, или Иран. «Представители администрации Трампа говорят мне, что хотят понять, насколько Владимир Путин готов прервать свои отношения с Ираном и сотрудничать с США, чтобы препятствовать агрессии Тегерана в Сирии и на Ближнем Востоке», – написал еще до инаугурации Трампа журналист Bloomberg Элай Лэйк.

Однако трудно представить, что Москва резко разойдется с Тегераном, даже несмотря на то, что у двух стран постоянно возникают трения по тем или иным вопросам, включая Сирию и «Хезболлу». В принципе Россия не хочет ссориться ни с одним из своих опасных друзей на Ближнем Востоке – ни с Турцией, ни с Ираном, ни с Саудовской Аравией.

Что поможет договориться

Многое станет ясно в конце марта, когда в Москву приедет иранский президент Рухани. Возможно, к этому времени прояснится и ближневосточная стратегия Трампа. Будет ли он заинтересован в том, чтобы предсказуемый и уравновешенный президент Ирана, доказавший, что с ним можно иметь дело, остался у власти, или же предпочтет дестабилизацию ситуации в этой стране и регионе.

Если активного американского вмешательства не последует, то Эр-Рияд и Тегеран могут договориться. Монархии Персидского залива ставят Ирану условие – прекратить вмешательство в дела арабских стран. В первую очередь речь идет об использовании «Хезболлы» для силовых операций на территории Ливана и Сирии.

Сделать это непросто. «Хезболла» – одна из самых влиятельных и дееспособных политических сил в Ливане. И эту ситуацию уже не изменить, разве что постоянно заставлять эту партию, как и другие ливанские силы, искать компромиссы, а не конфронтацию. Что касается Сирии, то не следует забывать, что отряды «Хезболлы» одними из первых среди иностранных сил оказали сопротивление «Исламскому государству» и «Джебхат ан-Нусре». Как только Иран убедится, что ситуация в Сирии стабильна, а шиитскому населению и святыням не угрожают ни террористы, ни вооруженная оппозиция, боевики «Хезболлы» могут уйти при гарантиях соблюдения экономических и политических интересов Ирана.

Четкое разграничение интересов может устроить и саудовцев. Иран, безусловно, удобный внешний враг, на которого можно перевести гнев населения, но открытое противостояние требует слишком много ресурсов. Если с Тегераном нельзя расправиться руками Вашингтона, лучше договориться. Иначе хаос в регионе только усугубится, и этим воспользуется общий враг в лице «Исламского государства». Это никому не нужно. Поэтому сейчас главное, чтобы никто извне не подкармливал политические амбиции – ни Тегерана, ни Эр-Рияда.

Иран. Саудовская Аравия. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 10 марта 2017 > № 2104346 Марианна Беленькая


Иран. Франция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102090

Товарооборот между Ираном и Францией вырос на 235 % за год

Посол Франции в Тегеране Мюриель Пеникауд объявил о том, что товарообмен между Тегераном и Парижем увеличился на 235 % в прошлом году, по сравнению с 2015 годом, сообщает Fars News.

Объем торговли с Ираном составил 2,1 млрд. евро в 2016 году, показав 235-процентный рост, уточнил Пеникауд. Он добавил, что Франция экспортировала такие предметы, как санитарную, фармацевтическую, химическую и косметическую продукцию, а также автомобили, оборудование и запасные части в Иран.

Франция также приветствует иранских инвесторов и помогает им получить доступ к французскому рынку, насчитывающему 65 млн. потребителей, а также к рынку численностью 500 миллионов человек в Европе и Африке, добавил французский министр.

Иран. Франция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102090


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102087

Иран оказал инженерно-технических услуг за рубежом на сумму более $ 2 млрд.

Иран оказал инженерно-технических услуг за рубежом на сумму более $ 2 млрд. после реализации Совместного комплексного плана действий (JCPOA) в январе 2016 года, сообщает IRNA.

По словам руководителя Ассоциации международных консультантов и подрядчиков Ирана (ICCA) Мохаммеда Резы Ансари, электротехнические и технические услуги составляют большую часть прироста стоимости этого сектора экспорта.

Чиновник отметил, что дальнейшее развитие экспорта в этой области нуждается в удалении мешающих барьеров, среди которых особенно выделяется выдача банковских гарантий. Иран, в основном, осуществляет за рубежом конструкционные, электротехнические и дорожно-строительные проекты.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102087


Иран. Корея > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102086

Южная Корея поставит первый мега-контейнеровоз в Иран до марта 2018 года

Южнокорейская компания "Hyundai Heavy Industries Company Ltd" (HHI) поставит первый мега-контейнеровоз в Иран грузоподъемностью 14 500 TEU до марта 2018 года, заявил управляющий директор компании "Iran Shipping Lines" (IRISL), сообщает Tasnim.

По словам Мохаммада Саиди, после того, как первый контейнеровоз будет поставлен в Иран, южнокорейская компания HHI собирается поставлять одно судно каждый месяц. "На морской транспорт приходится более 87 процентов торговли Ирана", - подчеркнул чиновник.

В декабре 2016 года, IRISL подписала соглашение с HHI, на основе которого южнокорейская компания построит для Ирана мега-контейнеровозы, а также танкеры для перевозки нефтепродуктов.

Иран. Корея > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102086


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102085

Иран экспортировал в США товаров на $ 5,6 млн. в январе 2017 года

Согласно последнему докладу Американской статистической ассоциации (ASA), Иран экспортировал в США товаров на $ 5,6 млн. в январе 2017 года, сообщает Tehran Times.

Американский импорт иранских товаров составил ноль в том же месяце в 2016 году, говорится в докладе.

Импорт товаров в Иран из США в январе составил $ 4,9 млн., показав падение на 52 процента по сравнению с тем же месяцем 2016 года, когда эта цифра достигла почти $ 10,2 млн.

Товарооборот между Ираном и США в январе 2017 года составил $ 10,5 млн., зарегистрировав рост на три процента по сравнению с тем же периодом предыдущего года.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102085


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102082

Аятолла Хаменеи ответил США на критику иранской выборной системы

Верховный лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хаменеи раскритиковал Вашингтон за его обвинения, направленные против выборной системы в Иране, напомнив скандальность президентских выборов, проведенных в США в последнее время, сообщает Fars News.

"Американцы, которые имеют тесное сотрудничество с самыми жестокими и бесчеловечными режимами в регионе, и вызвали такой огромный скандал на своих собственных недавних выборах, в настоящее время нацеливаются и критикуют выборы иранского народа", - сказал аятолла Хаменеи в Тегеране в четверг, на встрече с членами Ассамблеи экспертов.

Иранский лидер отреагировал на доклад в области прав человека 2016 года, распространенный Государственным департаментом США 3 марта, ставящий под сомнение избирательный процесс в Исламской Республике.

Хаменеи подчеркнул стратегическое влияние Ирана в мире, особенно в Западной Азии, в качестве одного из главных достижений Исламской Республики за последние четыре десятилетия. По мнению Хаменеи, именно это влияние на ближневосточные народы является причиной гнева США в отношении Ирана.

Аятолла Хаменеи назвал рецепт против голословного и агрессивного поведения западных держав, направленного против Ирана, и заявил: "Мы должны иметь наступательную позицию против Запада во всех областях, включая такие темы, как права человека, терроризм и военные преступления".

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102082


Иран. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102081

Иран и Сербия укрепляют сотрудничество, используя все средства

Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич подчеркнул энтузиазм своей страны в дальнейшем расширении отношений и сотрудничества с Ираном, используя все средства, сообщает Fars News.

Иран является честным другом для Сербии и Сербия гордится тем, что дружит с Ираном, заявил Дачич на встрече с председателем Комиссии парламента Ирана по национальной безопасности и внешней политике Аладдином Боруджерди в Белграде.

Он также указал на традиционные связи между двумя странами, отметив, что эти отношения быстро развиваются, и Сербия готова принять любые меры в этом направлении.

Сербский министр также подчеркнул необходимость введения безвизового режима и установление прямых рейсов между Тегераном и Белградом.

Боруджерди, возглавляющий парламентскую делегацию Ирана, прибыл в Сербию во вторник.

Иран. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102081


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102080

Спикер меджлиса Ирана: Полагаться на иностранные державы, постыдно для региональных правителей

Спикер парламента (меджлиса) Ирана Али Лариджани подчеркнул, что страны ближневосточного региона богаты запасами нефти и газа, а потому зависимость правителей этих стран от иностранных государств является зазорным явлением, сообщает Fars News.

Крупные державы грабят активы стран региона, обещая им обеспечение их безопасности, когда они сами нуждаются в них, сказал Лариджани, выступая на церемонии в северной иранской провинции Семнан.

Он назвал зависимость некоторых политиков региона от США и Великобритании, при наличии огромных запасов нефти и газа, постыдной.

На прошлой неделе, касаясь этой темы, секретарь Совета по целесообразности Ирана Мохсен Резайи подчеркнул, что его страна является другом арабских стран, и ее проблемы с несколькими арабскими странами находят свои корни во взглядах и политике их правителей, а не народов.

"У нас нет никаких проблем с арабами, но проблема заключается в наглых правителях, которые являются прислужниками Израиля", - написал Резайи на своей странице в Twitter. "Люди в Саудовской Аравии и ОАЭ жаждут демократии", - добавил он.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102080


Азербайджан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102078

Азербайджан и Иран заинтересованы в дружбе

Иран и Азербайджан заинтересованы в дружбе не только исходя из соображений соседства и этнической близости, но и общей для обеих стран повестки, толкающей их к наиболее сильному игроку — России. Отношения Баку и Тегерана находятся на высоком уровне, утверждает президент Азербайджана. Судя по «нагрузке» недавнего визита Ильхама Алиева в Тегеран, можно без преувеличения сказать, что он имел не только региональное, но и международное значение.

Итоги переговоров между Баку и Тегераном еще раз подтвердили стремительное развитие отношений между двумя странами, в то время как известно, что еще недавно они относились друг к другу с большим подозрением. Но их близкое соседство, террористическая активность на Ближнем Востоке, внешнее давление и изменившийся общий геополитический контекст диктует формирование новых реалий для Азербайджана и Ирана, связанных, главным образом, с Россией и вопросами безопасности.

Президент Азербайджана приехал в страну, которую новый президент США Дональд Трамп назвал «террористическим государством номер один», а премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху предупредил о готовности «атаковать» Иран. К этому стоит добавить наличие серьезного ближневосточного фронта против Ирана и внешние попытки внести раскол не только в ирано-азербайджанские отношения, но в формирование альянса Иран-Азербайджан-Россия. Именно в такое время Алиев едет в Тегеран, где высказывается весьма смело, что воспринимается как открытая поддержка Ирану. А это уже вызов тем, кто пытается потопить действующий иранский режим.

Вот официальная информация о визите Алиева в Тегеран. Кстати, с президентом этой страны Хасаном Роухани за последние три года он встретился в восьмой раз. Как заявил Алиев на встрече со своим иранским коллегой, отношения между двумя странами успешно развиваются, и «вышли на самый высокий уровень. Многие важные вопросы нашли свое решение, и сотрудничество Азербайджана и Ирана охватывает все сферы». Ирано-азербайджанские отношения Алиев оценил как «дружеские и братские». Роухани, в свою очередь, назвал «очень близкими» позиции Ирана и Азербайджана по региональным проблемам, включая ситуацию в Сирии и Ираке.

Роухани, кроме того, проинформировал, что в ходе встречи с Алиевым были рассмотрены вопросы сотрудничества в форматах Иран-Азербайджан-Россия, Иран-Азербайджан-Турция и Иран-Азербайджан-Грузия. В рамках первого формата, сказал он, уже предприняты позитивные шаги.

Кстати, сразу вслед за этим глава российского МИД Сергей Лавров по итогам переговоров со своим азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым заявил о заинтересованности Москвы в успешном функционировании формата Иран-Азербайджан-Россия — ему он видится перспективным как с точки зрения экономического сотрудничества, так и развития транспортной и логистической инфраструктуры. «Безусловно, мы заинтересованы в его продолжении», — сказал Лавров.

Здесь же отметим, что визит Алиева в Иран состоялся за несколько дней до встречи президентов России и Турции — она намечена на 10 марта в Москве. Турцию Лавров назвал «близким партнером» и России, и Азербайджана. Так что часть упомянутых выше «треугольников» проглядывается, хотя вопрос их реального строительства и устойчивости пока остается открытым. Подробности — ниже.

Возвращаясь к теме Алиева в Иране. Завершая ее сугубо политическую часть, отметим, что президент Азербайджана выразил благодарность Ирану за его позицию по урегулированию карабахского конфликта, основанную на принципе территориальной целостности и суверенитета Азербайджана.

По итогам переговоров Алиева и Роухани подписаны несколько документов, ключевым из которых является меморандум о сотрудничестве в области борьбы с легализацией денежных средств и иного имущества, полученного преступным путем, и финансированием терроризма.

А еще Алиев присутствовал на пробном запуске железной дороги Астара (Азербайджан) — Астара (Иран): этот участок является связующим звеном транспортного коридора «Север — Юг». Алиев назвал «историческим событием» совместное участие Ирана и Азербайджана в реализации проекта. «Север — Юг» свяжет Иран с железными дорогами Европы и рынками Евразийского экономического союза, а Россия и Азербайджан получат доступ к портам Персидского залива и государствам Индийского океана. В общем, можно считать, что международный транспортный коридор уже состыкован — осталось завершить небольшой объем работ на территории Ирана.

И еще один «деловой момент»: Алиев заявил о «хороших возможностях сотрудничества» сторон в нефтегазовой сфере. По его словам, в Тегеране состоялся обмен мнениями по совместной реализации «нефтегазовых операций» в Каспийском море. А Роухани озвучил заинтересованность Ирана в сотрудничестве с Азербайджаном по своповым поставкам нефти.

Отметим также, что Алиева принял лидер Исламской революции Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи. Как передает Iran. ru со ссылкой на Mehr News, он «приветствовал поддержку Азербайджаном Исламской Республики Иран в международном сообществе, особенно на ядерных переговорах с шестью мировыми державами, что сделало страну еще более близкой к Ирану».

«Враги весьма недовольны дружескими отношениями между Ираном и Азербайджаном, особенно сионистский режим, который осуществлял дезинформированные попытки разделить двух соседей. В борьбе с этим злом мы должны улучшить сердечность в отношениях», — подчеркнул духовный лидер Ирана.

Он также затронул тему ирано-азербайджанской торговли и заявил, что она ниже ожидаемой: «Торговый баланс должен быть как минимум в 10 раз выше, чем сейчас». Алиев подтвердил, что «торговый баланс не является удовлетворительным, и некоторые проекты должны способствовать его улучшению». Речь, в частности, идет о развитии торгового коридора «Север — Юг».

В общем, визит вроде бы прошел отлично и многообещающе. Ожидается, что после него состоится саммит президентов государств треугольника Иран-Азербайджан-Россия. В его состоятельности заинтересована не только Москва — он усилит позиции Баку и Тегерана на международной арене. Но возможно ли такое плотное сближение Ирана и Азербайджана, которое могло бы обеспечить нерушимость новой политической «геометрии»?

Да, у Ирана и Азербайджана общая повестка, «роднящая» их с Россией — борьба с терроризмом, радикальным исламом, сотрудничество на Каспии, Южном Кавказе и на Ближнем Востоке, взаимодействие в области энергетики и транспорта, сохранение имеющихся в трех странах политических режимов.

Однако не будем забывать о мощной антииранской кампании, которую продолжают раскручивать США, Израиль и иже с ними. Выдержит ли треугольник такой прессинг в условиях тесных взаимоотношений Азербайджана с Израилем и западными нефтяными компаниями? Не станет ли последнее обстоятельно причиной, по которой тесная политическая смычка Ирана и Азербайджана станет невозможной?

Как пишет Haqqin.az, «Никакого стратегического партнерства в правильном, а не журналистском толковании этого термина, между Ираном и Азербайджаном в ближайшей перспективе не предвидится. Дружественный нейтралитет в политике, не исключающий, впрочем, периодических обменов любезностями, к чему склонна и одна, и другая сторона. Неспешное развитие экономических взаимосвязей, в том числе, и на уровне региональных проектов. Это тот максимум возможного, что есть и будет, и что полностью подтвердил состоявшийся визит президента Алиева в Тегеран».

И далее: «Но вот парадокс. Этот кажущийся незначительным после красивых картинок в освещавших визит масс-медиа максимум не просто устраивает и Баку, и Тегеран. Более того, он является краеугольным фактором безопасности всего Южного Кавказа и Каспийского региона. Политика есть искусство возможного, и две основные фигуры прошедшего визита — Алиев и аятолла Али Хаменеи (Хасан Роухани – глава исполнительной правительства) — в полной мере продемонстрировали, что этим искусством владеют виртуозно. Нейтралитет, безусловно, лучше вражды. Но и псевдодружба может оказаться опаснее, чем крепкая нейтральность в отношениях».

Мнение это несколько «крайнее», однако оно может оказаться ближе к реальной картине ирано-азербайджанских отношений, чем их восторженные оценки. Но «нейтралитет» никак не может стать прочным «материалом» для выстраивания устойчивого треугольника Иран-Азербайджан-Россия. Может, в этом и состоит смысл визита Алиева в Тегеран, который несомненно сработает на укрепления двусторонних отношений.

Ирина Джорбенадзе

Азербайджан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 марта 2017 > № 2102078


США. Иран. Судан > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 10 марта 2017 > № 2101444

Антимусульманская политика провоцирует потерю специалистов в нефтяной отрасли США

Каждую пятницу инженеры различных специальностей собираются на службу в небольшой мечети Мидленда, штат Техас. По словам Фарука Рафика, который регулярно посещает эти службы, работа более половины из них связана с нефтяной промышленностью. Новый запрет на въезд в США может остановить рост нефтяной отрасли, которая отчаянно нуждается в специалистах, которые приезжают из стран с мусульманским большинством, чтобы работать в Техасе.

"Действия администрации Трампа влияют на принятие решений о найме, - говорит управляющий директор агентства по подбору персонала для нефтяных компаний Commodity Talent Джордж Стайн. - Два наших международных клиента думают отказаться от привлечения иностранных работников из-за трудностей, связанных с запретом".

После того, как первый указ Трампа был заблокирован судами, президент публиковал новый, более конкретный указ. Согласно второму документу, жители Ирана, Судана, Сомали, Ливии, Сирии и Йемена не смогут посещать США, если не получат специальное разрешение на "совершение деловых поездок или выполнение профессиональных обязанностей".

Заместитель директора Энергетического института Техасского университета Майкл Уэббер рассказывает, что студент из Ирана потерял потенциальную работу из-за того, что компания была обеспокоена его визой. Уэббер отметил, что университет также пересматривает распределение финансирования для будущих студентов, что может вынудить талантливых студентов из шести стран, попадающих под запрет, передумать переезжать в Соединенные Штаты. "Мы не можем дать 100000 долларов иранцу, если мы не знаем, сможет ли он устроиться на работу после этого, - сказал Уэббер. - Процесс набора студентов изменится".

У большинства мусульман, приходящих в мечеть в Мидленде, есть гринкард, но антимусульманская риторика Трампа делает переезд в Соединенные Штаты непривлекательной перспективой для ищущих работу мусульман, которые живут за границей. "В Канаде неплохо, как и в Германии" – говорит пакистанский инженер из Мидленда. – Но когда приезжаешь в США, создается такое впечатление, что ты отказываешься от собственной чести".

Утечка иностранных кадров происходит на фоне обещания Трампа о дерегулировании бизнеса. Этот парадокс ставит нефтяные компании в сложное положение: они хотят, чтобы разнообразие специалистов осталось, но не хотят раздражать администрацию. Например, после первого указа Трампа об иммиграции компания Chevron выпустила заявление, в котором подтвердила, что продолжит нанимать людей всех религий, но без явного осуждения запрета.

Если суды не заблокируют запрет Трампа, это окажет сильное влияние на всю отрасль. Консультант по нефти и газу Марк Лакур объяснил, что индустрия сталкивается с дефицитом талантливых специалистов на протяжении многих лет. ″Инновации в отрасли, такие как биотехнологическая очистка (использование нефти для производства всего, от пластмасс до кисточек), требуют экспертов. Особенно это касается новых технологий, а часть этих специалистов - мусульмане", - отметил Лакур.

Нефтяные компании уже конкурируют с технологическими компаниями Силиконовой долины за специалистов, а с вводом запрета нефтяной индустрии приходится конкурировать с технологической.

Хотя в последнее время некоторые мусульмане, проживающие в США, стали жертвами преступлений на почве ненависти, Рафик и другие прихожане мечети в Мидленде чувствуют себя в безопасности. "Я живу в западном Техасе, и я заметил, что чтобы не показывали в СМИ, чтобы не говорил Дональд Трамп, люди очень добры ко мне", - говорит инженер-электрик Изза Салеми.

Более ста лет стабильного глобального роста научили нефтегазовую отрасль терпимости, но такого подхода к найму придерживались не всегда. "Когда-то давно в нефтяной индустрии все было гораздо хуже. 50-60 лет назад ее называли антисемитской, - сказал Уэббер. - Но этого нельзя допустить. Отрасль нуждается в капитале и людях со всего мира".

The Guardian

США. Иран. Судан > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 10 марта 2017 > № 2101444


Израиль. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 марта 2017 > № 2100907

Нетаньяху призывает Путина заблокировать коридор иранского влияния на израильской границе

Дэвид Филипов, Рут Эглаш | The Washington Post

В четверг премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху посетил Москву, стремясь добиться от российского президента подтверждения того, что присутствие России в Сирии поможет Израилю помешать его главному врагу, Ирану, воспользоваться ситуацией хаоса, чтобы окончательно закрепиться на северной границе Израиля, пишут журналисты The Washington Post Дэвид Филипов и Рут Эглаш.

"Хотя Россию не устраивают некоторые стратегические цели Ирана в послевоенной Сирии, неясно, как далеко может пойти Путин в поддержке действий Израиля по предотвращению создания Ираном сферы влияния от Тегерана до Ливана через Сирию и Ирак", - говорится в статье.

С тех пор как Россия вступила на территорию Сирии два года назад, Израиль неоднократно разъяснял Путину свои "красные линии" в отношении Ирана и поддерживаемых им группировок - ливанской "Хизбаллы" и других шиитских группировок, вовлеченных в боевые действия в Сирии, говорится в статье.

"Нетаньяху посетил Москву четыре раза за последние полтора года, и стороны заключили договоры о сотрудничестве, целью которых было предотвратить столкновение их самолетов в воздушном пространстве Сирии", - добавляют авторы.

Журналисты отмечают, что официально Москва отказывается комментировать дальнейшую судьбу иранских сил в послевоенной Сирии. Эта официальная позиция отражает реальность, при которой у Путина нет ни возможностей, ни намерений исключать Иран из процесса урегулирования в Сирии, ведь роль Ирана в поддержке Асада намного превосходит роль России, считает внешнеполитический аналитик Владимир Фролов (Москва).

Издание сообщает, что военные из Корпуса стражей исламской революции вплотную приблизились к границе на Голанских высотах, установленной с Израилем по условиям перемирия 1967 года. Также в среду иракская шиитская группировка "Хизбалла аль-Нуджаба" провозгласила создание "Бригады освобождения Голанских высот".

Как считается, Израиль в последние годы негласно произвел несколько авиаударов на территории Сирии, нацеленных на предполагаемые оружейные склады и хранилища ракет Ирана и "Хизбаллы". Россия закрыла глаза на эти действия.

"Путин, сделавший поддержку Асада основой своей политики, скорее всего, не будет готов поддержать активные военные действия со стороны Израиля", - говорится в статье.

"Учитывая все это, трудно понять, что Путин может пообещать Нетаньяху, - сказал Фролов. - Он может пообещать многое и, скорее всего, так и сделает, но он не в том положении, чтобы выполнить это".

Израиль. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 марта 2017 > № 2100907


Израиль. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 марта 2017 > № 2100687

Израиль пытается заручиться поддержкой России против Ирана

Петр Смоляр, Le Monde, Франция

После падения Алеппо Израиль беспокоится насчет иранского влияния в Сирии и связанных с ним угроз для его безопасности. В этом была основная причина очередной поездки Биньямина Нетаньяху в Москву. Целью премьера было напомнить о поставленных Израилем «красных линиях». «Иран пытается на постоянной основе закрепиться в Сирии с военным присутствием на суше и на море. Кроме того, он стремится постепенно открыть против нас фронт на Голанских высотах, — отметил Нетаньяху 5 марта на заседании Совета министров. — Я сообщу президенту Путину о категорическом неприятии Израилем такой перспективы».

В кабинете на первом этаже канцелярии премьера в Иерусалиме директор Министерства разведки Чагай Цуриэль проводит пальцем по линиям на карте Ближнего Востока. Он чертит полумесяц, шиитскую ось, от Средиземного моря до Красного. Именно такие гегемонистские планы Израиль и суннитские державы приписывают Ирану. По словам этого бывшего представителя руководства Моссада (он проработал там почти 30 лет), Израиль тревожит возможное строительство постоянных иранских военных структур на территории Сирии.

«Усиление Ираном шиитской оси, особенно после падения Алеппо, представляет угрозу не только для безопасности Израиля, но и для суннитского большинства в Сирии, суннитских стран региона и суннитских меньшинств в других странах, например, в России и Китае, — говорит он. — Нельзя позволить «Хезболле» и Ирану закрепиться в Сирии. Мы должны утвердить то, чего нельзя допустить. В частности, появления иранской военной или морской базы в Сирии. То есть, долгосрочного присутствия».

Эта иранская база стала новым кошмаром Израиля. После подписания и ратификации США соглашения по иранской ядерной программе в 2015 году Исламская Республика перестала упоминаться во всех выступлениях Нетаньяху. Тем не менее, появление в Белом доме Дональда Трампа (он намекает на перспективы тесного сотрудничества двух стран против Тегерана) и изменение ситуации в Сирии вновь делают Иран приоритетным врагом в израильской внешней политике. В ходе церемонии в Министерстве иностранных дел 6 марта Биньямин Нетаньяху назвал Иран «самым большим генератором терроризма в мире».

За несколько часов до вылета, во время четвертого уже по счету допроса в полиции по подозрению в коррупции, Нетаньяху разрешили прерваться, чтобы ответить на звонок. На другом конце был Дональд Трамп. Лидеры двух стран обсудили в частности Иран. В ходе встречи в Белом доме 15 февраля глава израильского правительства пытался убедить Трампа, что США заинтересованы в признании аннексии Голанских высот, откуда Израиль следит за юго-западом Сирии.

Эта телефонная беседа должна была придать Нетаньяху больше веса перед поездкой в Москву к Путину. Оба лидера хорошо знают и высоко ценят друг друга. С сентября 2015 года они трижды общались в Москве и один раз на конференции по климату в Париже. «Премьер мечтает добиться российских обязательств по поводу будущего ухода «Хезболлы» и иранцев из Сирии или хотя бы официального принятия его обеспокоенности, — отмечает Бенедетта Барти из Института исследования национальной безопасности в Тель-Авиве. — Но у Израиля мало рычагов в этом диалоге. Сегодня Россия нуждается в их присутствии в Сирии».

Как бы то ни было, израильское военное руководство было впечатлено тем, как России удалось взять Сирию под контроль с достаточно ограниченными средствами, и считает, что Москва в состоянии в случае необходимости призвать к порядку другого покровителя режима Асада. «Россия и Иран вместе работают в Сирии, однако у них не обязательно одинаковые интересы и взгляды, — подчеркивает Чагай Цуриэль. — Если Москва хочет сегодня добиться pax russiana, ей потребуется привлечь США и прочих неподконтрольных ей игроков для обеспечения стабильности. Не думаю, что ей нужны растущие трения между Ираном, «Хезболлой» и Израилем. Должен отметить, что она никогда публично не одобряла передачу Сирией современного оружия «Хезболле». Кроме того, ей, без сомнения, нужны более высокие цены на нефть, что означает нежелательность окончательной ссоры с Саудовской Аравией».

К тому же, Израиль хочет продолжить сотрудничество с Россией в сирийском воздушном пространстве, где он регулярно проводит вмешательства для предотвращения передачи тяжелого оружия «Хезболле». Шиитское движение прилагает усилия в трех направлениях: высокоточные ракеты с прицелом на собственное производство, ПЗРК для противодействия израильскому превосходству в воздухе и противокорабельные снаряды против израильского флота в море или даже портах. Как сообщают израильские источники, у «Хезболлы» имеются ракеты типа «Яхонт» российского производства дальностью в 300 километров.

Израиль. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 марта 2017 > № 2100687


Израиль. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 10 марта 2017 > № 2099483

Израиль обеспокоен связями России с Ираном

Визит Нетаньяху в Москву демонстрирует как растущее влияние России на Ближнем Востоке, так и беспокойство Израиля

МОСКВА – Премьер-министр Израиля на этой неделе приезжал в Москву, чтобы обсудить с российским президентом сирийский кризис. Это – очередной признак растущего влияния России на Ближнем Востоке, а также беспокойства Израиля по поводу союзников Москвы в регионе.

По итогам встречи Биньямин Нетаньяху и Владимир Путин не опубликовали никакого совместного заявления, однако, как позже заявил Нетаньяху, он «ясно дал понять» Путину, что Израиль хочет предотвратить сохранение «военного присутствия Ирана и его марионеток» в Сирии при урегулировании конфликта.

Россия стала занимать более существенное место во внешнеполитических расчетах Израиля с тех пор, как Кремль вмешался в сирийский конфликт в сентябре 2015 года.

Израиль в основном не вмешивается в сирийский конфликт, за исключением сотрудничества с Россией, чтобы избежать потенциальных столкновений с израильскими военными операциями вдоль сирийской границы.

Однако военные связи России в Сирии, наряду с традиционными противниками Израиля, Ираном и «Хезболлой», являются источником беспокойства для израильских властей.

В особенности их нервирует перспектива того, что иранские вооруженные силы могут на постоянной основе закрепиться в приграничном регионе Голанские высоты, который контролирует Израиль.

«Россия внесла очень важный вклад», – сказал Нетаньяху в заявлении, признавая усилия России в борьбе с «Исламским государством» в Сирии.

По его словам, он сказал российскому лидеру, что Израиль, «естественно, не хочет, чтобы этот терроризм сменил радикальный шиитский исламский терроризм во главе с Ираном».

Российские эксперты по Ближнему Востоку выражают сомнения в том, насколько сильным влиянием на Иран обладает Путин, подчеркивая, что альянс между странами основан скорее на ситуативных факторах, нежели на традиции.

«Россия и Иран зависимы друг от друга», – отметила в интервью «Голосу Америки» эксперт по Ближнему Востоку Карина Геворкян.

По ее словам, их нынешнее партнерство основано не только на том, что обе страны поддерживают режим Башара Асада в Сирии, но и на экономических связях и поставках оружия из России в Иран.

Однако, подчеркивает Геворкян, в первую очередь эти отношения построены на прагматизме.

«Может ли Путин пообещать Нетаньяху поднять этот вопрос с иранцами? Да, может. И иранцы вполне могут согласиться, если сочтут, что это в их интересах», – поясняет она.

Тем временем президент США Дональд Трамп дал понять, что хочет вовлечь Москву в масштабную коалицию по борьбе с «Исламским государством». В Кремле эту инициативу горячо приветствовали.

Однако на фоне многочисленных расследований российского вмешательства в американские выборы Трамп перестал столь активно продвигать идею сотрудничества с Россией.

По словам Геворкян, в этой связи переговоры Нетаньяху с Путиным после того, как в прошлом месяце израильский лидер приезжал в Вашингтон на встречу с Трампом, озадачили обозревателей. «Сперва Нетаньяху едет в Вашингтон, а теперь в Москву?» – отмечает она. Разумеется, Нетаньяху мог бы стать идеальным посредником.

Израиль. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 10 марта 2017 > № 2099483


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 9 марта 2017 > № 2106096

Недавний визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Иран еще раз подтверждает стремительное развитие отношений между двумя странами, в то время как известно, что еще недавно они относились друг к другу с большим подозрением. Но их близкое соседство, террористическая активность на Ближнем Востоке, внешнее давление и изменившийся общий геополитический контекст диктует формирование новых реалий для Баку и Тегерана, связанных, главным образом, с Россией и вопросами безопасности. То есть Иран и Азербайджан вынуждены дружить не только исходя из соображений соседства и этнической близости, но и общей для обеих стран повестки, толкающей их к наиболее сильному игроку — России.

Судя по «нагрузке» визита Алиева в Тегеран, можно без преувеличения сказать, что он имел не только региональное, но и международное значение. Достаточно отметить, что президент Азербайджана приехал в страну, которую новый президент США Дональд Трамп назвал «террористическим государством номер один», а премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху предупредил о готовности «атаковать» Иран. К этому стоит добавить наличие серьезного ближневосточного фронта против Ирана и внешние попытки внести раскол не только в ирано-азербайджанские отношения, но в формирование треугольника Иран-Азербайджан-Россия. Именно в такое время Алиев едет в Тегеран, где высказывается весьма смело, что воспринимается как открытая поддержка Ирану. А это уже вызов тем, кто пытается потопить действующий иранский режим.

Вот официальная информация о визите Алиева в Тегеран. Кстати, с президентом этой страны Хасаном Роухани за последние три года он встретился в восьмой раз. Как заявил Алиев на встрече со своим иранским коллегой, отношения между двумя странами успешно развиваются, и «вышли на самый высокий уровень. Многие важные вопросы нашли свое решение, и сотрудничество Азербайджана и Ирана охватывает все сферы». Ирано-азербайджанские отношения Алиев оценил как «дружеские и братские». Роухани, в свою очередь, назвал «очень близкими» позиции Ирана и Азербайджана по региональным проблемам, включая ситуацию в Сирии и Ираке.

Роухани, кроме того, проинформировал, что в ходе встречи с Алиевым были рассмотрены вопросы сотрудничества в форматах Иран-Азербайджан-Россия, Иран-Азербайджан-Турция и Иран-Азербайджан-Грузия. В рамках первого формата, сказал он, уже предприняты позитивные шаги.

Кстати, сразу вслед за этим глава российского МИД Сергей Лавров по итогам переговоров со своим азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым заявил о заинтересованности Москвы в успешном функционировании формата Иран-Азербайджан-Россия — ему он видится перспективным как с точки зрения экономического сотрудничества, так и развития транспортной и логистической инфраструктуры. «Безусловно, мы заинтересованы в его продолжении», — сказал Лавров.

Здесь же отметим, что визит Алиева в Иран состоялся за несколько дней до встречи президентов России и Турции — она намечена на 10 марта в Москве. Турцию Лавров назвал «близким партнером» и России, и Азербайджана. Так что часть упомянутых выше «треугольников» проглядывается, хотя вопрос их реального строительства и устойчивости пока остается открытым. Подробности — ниже.

Возвращаясь к теме Алиева в Иране. Завершая ее сугубо политическую часть, отметим, что президент Азербайджана выразил благодарность Ирану за его позицию по урегулированию карабахского конфликта, основанную на принципе территориальной целостности и суверенитета Азербайджана.

По итогам переговоров Алиева и Роухани подписаны несколько документов, ключевым из которых является меморандум о сотрудничестве в области борьбы с легализацией денежных средств и иного имущества, полученного преступным путем, и финансированием терроризма.

А еще Алиев присутствовал на пробном запуске железной дороги Астара (Азербайджан) — Астара (Иран): этот участок является связующим звеном транспортного коридора «Север — Юг». Алиев назвал «историческим событием» совместное участие Ирана и Азербайджана в реализации проекта. «Север — Юг» свяжет Иран с железными дорогами Европы и рынками Евразийского экономического союза, а Россия и Азербайджан получат доступ к портам Персидского залива и государствам Индийского океана. В общем, можно считать, что международный транспортный коридор уже состыкован — осталось завершить небольшой объем работ на территории Ирана.

И еще один «деловой момент»: Алиев заявил о «хороших возможностях сотрудничества» сторон в нефтегазовой сфере. По его словам, в Тегеране состоялся обмен мнениями по совместной реализации «нефтегазовых операций» в Каспийском море. А Роухани озвучил заинтересованность Ирана в сотрудничестве с Азербайджаном по своповым поставкам нефти.

Отметим также, что Алиева принял лидер Исламской революции Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи. Как передает Iran. ru со ссылкой на Mehr News, он «приветствовал поддержку Азербайджаном Исламской Республики Иран в международном сообществе, особенно на ядерных переговорах с шестью мировыми державами, что сделало страну еще более близкой к Ирану».

«Враги весьма недовольны дружескими отношениями между Ираном и Азербайджаном, особенно сионистский режим, который осуществлял дезинформированные попытки разделить двух соседей. В борьбе с этим злом мы должны улучшить сердечность в отношениях», — подчеркнул духовный лидер Ирана.

Он также затронул тему ирано-азербайджанской торговли и заявил, что она ниже ожидаемой: «Торговый баланс должен быть как минимум в 10 раз выше, чем сейчас». Алиев подтвердил, что «торговый баланс не является удовлетворительным, и некоторые проекты должны способствовать его улучшению». Речь, в частности, идет о развитии торгового коридора «Север — Юг».

В общем, визит вроде бы прошел отлично и многообещающе. Ожидается, что после него состоится саммит президентов — государств треугольника Иран-Азербайджан-Россия. В его состоятельности заинтересована не только Москва — он усилит позиции Баку и Тегерана на международной арене. Но возможно ли такое плотное сближение Ирана и Азербайджана, которое могло бы обеспечить нерушимость новой политической «геометрии»?

Да, у Ирана и Азербайджана общая повестка, «роднящая» их с Россией — борьба с терроризмом, радикальным исламом, сотрудничество на Каспии, Южном Кавказе и на Ближнем Востоке, взаимодействие в области энергетики и транспорта, сохранение имеющихся в трех странах политических режимов.

Однако не будем забывать о мощной антииранской кампании, которую продолжают раскручивать США, Израиль и иже с ними. Выдержит ли треугольник такой прессинг в условиях тесных взаимоотношений Азербайджана с Израилем и западными нефтяными компаниями? Не станет ли последнее обстоятельно причиной, по которой тесная политическая смычка Ирана и Азербайджана станет невозможной?

Как пишет Haqqin.az, «Никакого „стратегического партнерства“ в правильном, а не журналистском толковании этого термина, между Ираном и Азербайджаном в ближайшей перспективе не предвидится. Дружественный нейтралитет в политике, не исключающий, впрочем, периодических „обменов любезностями“, к чему склонна и одна, и другая сторона. Неспешное развитие экономических взаимосвязей, в том числе, и на уровне региональных проектов. Это тот максимум возможного, что есть и будет, и что полностью подтвердил состоявшийся визит президента Алиева в Тегеран».

И далее: «Но вот парадокс. Этот кажущийся незначительным после „красивых картинок“ в освещавших визит масс-медиа максимум не просто устраивает и Баку, и Тегеран. Более того, он является краеугольным фактором безопасности всего Южного Кавказа и Каспийского региона. Политика есть искусство возможного, и две основные фигуры прошедшего визита — Алиев и аятолла Али Хаменеи (Хасан Роухани здесь фигура техническая) — в полной мере продемонстрировали, что этим искусством владеют виртуозно. Нейтралитет, безусловно, лучше вражды. Но и псевдодружба может оказаться опаснее, чем крепкая нейтральность в отношениях».

Мнение это несколько «крайнее», однако оно может оказаться ближе к реальной картине ирано-азербайджанских отношений, чем их восторженные оценки. Но «нейтралитет» никак не может стать прочным «материалом» для выстраивания устойчивого треугольника Иран-Азербайджан-Россия. Вообще же создается впечатление о некоторой преждевременной «трескучести» вокруг вышеуказанного формата. С другой стороны, «трескучесть» эта задает определенный геополитический фон и тон, сдерживающий оппонентов вышеуказанных государств (из числа воинственных и агрессивных) от разнузданного распоясывания.

Может, в этом и состоит смысл как визита Алиева в Тегеран, так и всей пропагандистской шумихи вокруг треугольника Иран-Азербайджан-Россия.

Ирина Джорбенадзе

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 9 марта 2017 > № 2106096


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 марта 2017 > № 2098077

Президент США Дональд Трамп заявил, что Вашингтон не намерен терпеть "провокационные действия" ВМС Ирана, сообщил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

"Президенту, конечно, доложили о корабле США, который был близко (с иранским – ред.). Президент ясно заявил, что (США) не будут терпеть эти провокационные действия (Ирана – ред.)", — заявил Спайсер в среду на брифинге.

Ранее агентство Рейтер со ссылкой на источники в американской администрации сообщило, что корабль ВМС США в Ормузском проливе изменил курс из-за сближения с ним катеров Корпуса стражей иранской революции, которые приблизились на расстояние порядка на 550 метров к американскому кораблю измерительного комплекса USNS Invincible, шедшему в сопровождении трех британских военных кораблей.

Заявление американских чиновников представитель КСИР назвал "неправдивым" и обвинили корабль США в сближении.

Инцидент произошел в минувшую субботу.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 марта 2017 > № 2098077


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter