Всего новостей: 2097574, выбрано 6959 за 0.238 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иран > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 23 мая 2017 > № 2181965

После выборов президента иранцы надеются на реформы

Успех Роухани отпраздновала прозападно настроенная молодежь Ирана, но сам Запад не спешит в объятия Роухани

Триумфально победив на выборах, президент Ирана Роухани сразу оказался между двух огней. Дома ему ставят палки в колеса консерваторы-аятоллы. За границей же президент Трамп пытается сколотить против Ирана военный союз, уже известный как "арабское НАТО". Сможет ли Роухани найти общий язык с Трампом и решится ли на радикальные реформы внутри страны?

Проигравший на выборах президента Ирана экс-генпрокурор, аятолла Ибрахим Раиси в понедельник призвал Совет стражей конституции проверить данные о нарушениях, сообщило агентство Fars. Так, штаб экс-прокурора еще в день выборов заявил, что на некоторых участках закончились бюллетени, а новые выдали не сразу. Кроме того, имя Роухани в бюллетенях оказалось напечатано крупным шрифтом. Жалоба Раиси уже вряд ли сыграет роль, поскольку слишком велика разница в голосах с победителем.

"Если вдруг будут перечеркнуты итоги выборов, это приведет к колоссальным социальным протестам, как это было в 2009 году", – отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин. Напомним, тогда беспорядки начались после объявления победы Махмуда Ахмадинежада.

Как писала газета ВЗГЛЯД, в субботу 68-летний президент Хасан Роухани одержал на выборах убедительную победу, заручившись поддержкой в 59% голосов, и был таким образом переизбран на второй срок. Ближайший соперник Раиси набрал лишь около 39% голосов. Всего в выборах участвовало четверо: помимо Роухани и Раиси, еще и бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таб и кандидат от консерваторов Мостафа Ага Мирсалим.

Тем временем президент США Дональд Трамп, выступая накануне на арабо-исламско-американском саммите в Эр-Рияде, заявил, что Иран "от Ливана до Ирака и Йемена финансирует (поставки) оружия, тренирует террористов, боевиков и другие экстремистские группы, которые сеют разрушение и хаос по всему региону". Именно при поддержке Ирана режим Башара Асада "совершил немыслимые преступления" в Сирии, добавил Трамп. Он призвал усилить международную изоляцию Ирана, назвав эту страну главным спонсором террора.

Все американские президенты не особенно любили Иран, но такой антииранской активности, как у Трампа, сложно было ожидать. "Одна из его задач – создание антииранского блока на Ближнем Востоке. И основания для успеха у него есть", – подчеркнул эксперт, отметив, что шиитский Иран в Сирии никто из стран Ближнего Востока видеть не хочет. "Поэтому Роухани будет трудно проводить свою внешнюю политику, и особенно – работать на Ближнем и Среднем Востоке", – говорит Сажин.

Сейчас Ирану нужны иностранные инвестиции и высокие технологии. Без контакта с Западной Европой, Японией, Китаем этого не достичь. "Важно, насколько Евросоюз поддержит антииранскую деятельность Трампа и его ближневосточных союзников", – подчеркнул Сажин.

Иран все равно будет делать все возможное, чтобы налаживать отношения с США, считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. "Иранское руководство много говорит на тему жесткого ответа на американские провокации, но при этом делает все, чтобы наладить отношения с США, в том числе в рамках крупных закупок самолетов Boeing и запчастей к ним, – подчеркнул он в комментарии газете ВЗГЛЯД. – Совершенно неважно, кто у власти, те же самые закупки западных, а вовсе не российских самолетов осуществляли компании, тесно связанные с "Корпусом стражей Исламской революции" – конкуренты Роухани на политическом поле".

"Иран готов к взаимодействию с международным сообществом. Это показал опыт прошедших лет", – заявила и советник директора Российского института стратегических исследований (РИСИ), политолог Елена Супонина. "Сейчас все зависит от американцев", – отметила собеседница. По ее мнению, если Штаты продолжат загонять иранцев в угол, то разрушат всю работу, проделанную Россией, прежней администрацией США и Европой по ядерному соглашению.

Супонина напомнила, что страна с населением более чем в 80 млн человек играет важную роль в регионе. Без Ирана невозможно решить многие проблемы. "Такой настрой Трампа опасен, вместо решения он толкает к нагнетанию напряженности, а на Ближнем Востоке это в любой момент чревато эскалацией всех существующих конфликтов, как в Сирии, так и в Йемене и других районах", – резюмировала Супонина.

Молодежь вышла на улицу – под музыку

После того, как о победе Роухани было объявлено официально, его обрадованные сторонники вышли на улицы Тегерана, где скандировали лозунги, танцевали, врубали музыку на всю громкость и неустанно давили на гудки автомобильных сигналов, сообщила Financial Times. Многие иранцы надеются, что теперь Роухани двинется в сторону реформ – вопреки сопротивлению консерваторов, которые обладают огромной властью в стране, отметила газета.

Источник газеты, являющийся родственником верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, заявил, что масштаб поддержки президента позволит ему принять программу реформ. Результат может даже заставить "более жестких политиков смягчить свои взгляды", добавил собеседник.

О том, что иранцы ожидают дальнейших реформ, заявила и газета New York Times. "Нынешние выборы показали, что иранское общество за последние годы сильно изменилось. Стало доступным спутниковое телевидение, интернет, высшее образование, подешевели международные поездки, так что теперь большинство иранского общества придерживается ценностей среднего класса", – подчеркнул портал. Это наталкивается на антизападную идеологию и строгую интерпретацию ислама, которую продвигал Раиси и все государственные организации. Раиси чрезвычайно жестко критиковал и ядерную сделку с Западом.

"Никаких радикальных реформ не стоит ожидать ни во внутренней политике, ни во внешней", – уверен, однако, Сажин. Он напомнил, что "в Иране даже птицы не летают без указа верховного лидера. Президент в Иране очень ограничен в своих действиях, он должен идти в русле генеральной линии, которую вырабатывает верховный лидер и его окружение".

Марина Балтачева

vz.ru

Иран > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 23 мая 2017 > № 2181965


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 23 мая 2017 > № 2181925

Президент Ирана Хасан Роухани выступил с критикой политики США на Ближнем Востоке и пообещал продолжить развитие ракетной программы страны.

В понедельник Роухани провел первую пресс-конференцию после переизбрания на пост президента.

Он упомянул о призыве президента США Дональда Трампа, который тот сделал в воскресенье, к объединению с исламскими странами в борьбе против терроризма. Трамп заявил, что Иран поддерживает боевиков и является одним из главных источников денежных средств для них.

Роухани сказал, что США не понимают, что происходит на Ближнем Востоке, и не раз совершали ошибки в этом регионе.

На прошлой неделе администрация Трампа объявила о новых экономических санкциях против Ирана в связи с разработкой этой страной ракетной программы.

Роухани заявил, что Иран и дальше будет проводить испытания ракет, если потребуется, и ему не нужны чьи-либо разрешения на проведение этих испытаний.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 23 мая 2017 > № 2181925


США. Израиль. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 мая 2017 > № 2183071

Израиль и США вместе способны остановить иранскую экспансию на Ближнем Востоке и не дать ему получить ядерное оружие, заявил глава израильского правительства Биньямин Нетаньяху после встречи с американским президентом Дональдом Трампом.

Он сказал, что в Израиле ценят изменение подходов Соединенных Штатов по сравнению со временами Барака Обамы, когда была заключена критикуемая Нетаньяху и Трампом атомная сделка с Ираном.

"Я уверен, что вместе мы сможем остановить иранский марш агрессии и террора в этом регионе и сорвать планы Ирана стать державой, обладающей ядерным оружием", — сказал премьер-министра.

Иран и "шестерка" международных посредников 14 июля 2015 года достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома. Был принят совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), выполнение которого снимает с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза. Соглашение с Ираном критиковали власти Израиля и нынешний президент США Дональд Трамп.

США. Израиль. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 мая 2017 > № 2183071


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 мая 2017 > № 2182914

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш поздравил Хасана Роухани с переизбранием на пост президента Ирана, заявил в понедельник журналистам представитель генсека Стефан Дюжаррик.

В субботу, 20 мая, иранские власти объявили, что действующий президент страны Хасан Роухани переизбран на второй срок, получив 57% голосов на выборах.

"Генеральный секретарь поздравляет народ и правительство Ирана с успешным проведением президентских выборов, а президента Роухани — с переизбранием. Он ждет продолжения сотрудничества с ним и его правительством по взаимно интересным вопросам", — заявил Дюжаррик.

Накануне выборов в Иране в ООН сообщили, что будут следить за президентскими выборами в стране на основе открытых источников, так как Тегеран не обращался с просьбой направить наблюдателей всемирной организации.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 мая 2017 > № 2182914


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 мая 2017 > № 2183040

Экс-генпрокурор Ирана Ибрахим Раиси после поражения на выборах президента страны обратился с просьбой к Совету стражей конституции, в функции которого входит наблюдение за выборами, провести расследование нарушений во время выборов, передает агентство Fars.

В субботу иранские власти объявили, что действующий президент страны Хасан Роухани переизбран на второй срок, получив 57% голосов на выборах. Раиси набрал порядка 38% голосов избирателей.

По данным агентства, Раиси направил Совету стражей конституции Ирана, одной из функций которого является наблюдение за выборами, письмо, в котором заявил о необходимости тщательного разбора нарушений, имевших место как до, так и во время голосования.

В день выборов, проходивших в Иране в пятницу, штаб Раиси заявил, что на многих избирательных участках в какой-то момент закончились бюллетени, а новые МВД якобы не желает выдавать. Кроме того, глава штаба Раиси Али Никзад направил соответствующее заявление комиссии по наблюдению за выборами, в котором сообщил о нарушениях.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 мая 2017 > № 2183040


США. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 мая 2017 > № 2183008

Президент США Дональд Трамп обвинил Иран в поддержке терроризма на встрече с лидерами исламских стран в Эр-Рияде, на которой представители Тегерана не присутствовали.

"От Ливана до Ирака и Йемена Иран финансирует (поставки — ред.) оружия, тренирует террористов, боевиков и другие экстремистские группы, которые сеют разрушение и хаос по всему региону", — сказал Трамп, выступая на саммите с лидерами арабских стран в Эр-Рияде. Речь Трампа транслировали американские телеканалы.

Кроме того, по мнению президента США, режим Башара Асада в Сирии "совершил немыслимые преступления" при поддержке Ирана.

Иран поддерживает сирийские власти, а также наряду с Россией и Турцией является страной-гарантом перемирия в стране, как это определено соглашением в Астане о создании зон деэскалации.

Саудовская Аравия, где выступал Трамп, является стратегическим соперником Ирана в регионе. Накануне США подписали с Саудовской Аравией соглашения о военных поставках, которые могут привести к продаже Эр-Рияду американского оружия на 350 миллиардов долларов.

Алексей Богдановский.

США. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 мая 2017 > № 2183008


США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 мая 2017 > № 2181143

Тиллерсон призвал Иран отказаться от ракетной программы и поддержки терроризма

Госсекретарь США считает, что это поможет Тегерану наладить отношения с «остальным миром»

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил в субботу, что он надеется на то, что переизбранный на второй срок президент Ирана Хассан Рухани использует победу на выборах для того, чтобы остановить программу по созданию баллистических ракет и прекратить поддержку «террористических сетей» во всем мире.

Выступая на совместной пресс-конференции с главой дипломатического ведомства Саудовской Аравии в Эр-Рияде, Рекс Тиллерсон также сообщил о том, что Вашингтон намерен «удвоить усилия» по сдерживанию действий Тегерана в Сирии и Йемене.

«Я не буду комментировать собственные ожидания, но мы надеемся, что если Рухани хочет изменить отношения Ирана с остальным миром, то он должен сделать именно такие шаги», - сказал Тиллерсон.

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Абдел аль-Джубейр назвал прошедшие в Иране выборы «внутренним делом» этой страны, но призвал Тегеран выполнить требования резолюций ООН, предприсывающих прекратить работы по созданию баллистических ракет и отказаться от «поддержки терроризма».

В ходе пресс-конференции Рекс Тиллерсон, сопровождающий президента Трампа в его первом зарубежном турне, подчеркнул, что в самом начале визита США и власти Саудовской Аравии подписали коммерчекие соглашения на сумму в 350 миллиардов долларов.

США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 мая 2017 > № 2181143


Иран > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 мая 2017 > № 2181125

Иран: Рухани выиграл президентскую гонку

После подсчета большинства бюллетеней, действущий президент набрал более половины голосов среди четырех кандидатов

Иран снова проголосовал за то, чтобы президент Хасан Рухани остался на посту президента. В субботу государственное телевидение объявило Рухани победителем на президентских выборах. Он с легкостью обошел своего самого серьезного оппонента – консервативного религиозного деятеля Ибрагима Раиси.

Среди четырех претендентов на пост президента Рухани набрал 57 процентов голосов. Следом за ним идет Раиси, который набрал 38 процентов.

В связи с невероятно высокой явкой на выборах в пятницу, избирательная комиссия Ирана продлила голосование до полуночи. Чтобы проголосовать, некоторым избирателям пришлось стоять в очереди по четыре часа.

По всей стране работали более 60 тысяч избирательных участков. Согласно сообщению Центральной избирательной комиссии Ирана, в качестве избирателей в стране было зарегистрировано 56 миллионов человек.

Рухани в своей политической карьере сделал ставку на историческое соглашение Ирана с США и еще пятью ведущими мировыми державами, согласно которому страна согласилась частично свернуть свою ядерную программу. Это привело к смягчению экономических санкций в отношении Тегерана. Раиси выступал с критикой соглашения, так как в отношении Ирана продолжают действовать санкции на осуществление финансовых и банковских операций.

Политические аналитики верно предсказали победу Рухани на выборах. Более того, исторически, с 1981-го года все действующие президенты Ирана всегда переизбирались.

Избирательная платформа консерватора Раиси в основном касалась экономики. В ходе кампании он обещал создать миллионы рабочих мест и решить проблему с 12,7% уровнем безработицы в стране. Считается, что он был фаворитом Верховного руководителя Ирана, аятоллы Али Хаменеи, который, однако, публично так и не поддержал кандидатуру Раиси.

После Исламской революции 1979-го года в Иране была создана политическая система правления, в которой кандидаты в президенты должны получить одобрение совета представителей духовенства. Тогда как Верховный руководитель Ирана имеет большую власть, президент страны, тем не менее, также имеет достаточно большое влияние на правительство.

Среди кандидатов в президенты был и реформатор Мустафа Хашемитаба, который уже баллотировался на этот пост в 2001-м году, а также бывший министр культуры Мустафа Мирсалим. Ни один из них не набрал большого количества голосов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 мая 2017 > № 2181125


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180906

Действующий президент Ирана Хасан Роухани, баллотирующийся на второй срок, лидирует на выборах, набирая около 22,8 миллиона голосов после обработки 38,9 миллиона бюллетеней, заявил глава штаба по проведению выборов при МВД страны Али Асгар Ахмади.

Ахмади отметил, что эти голоса были признаны действительными, в то время как властям удалось подсчитать порядка 40 миллиона голосов. Власти ранее заявили, что всего проголосовали более 40 миллионов человек.

По его словам, за Роухани следует экс-генпрокурор Ирана аятолла Ибрахим Раиси с 15,4 миллиона голосов. Кандидат от консерваторов Мостафа Ага-Мирсалим, по предварительным подсчетам, набирает 455 тысяч голосов, бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таба – 210 тысяч голосов.

Окончательные итоги голосования, по словам Ахмади, объявит министр внутренних дел страны Абдолреза Рахмани Фазли в районе 14.00 по местному времени (12.30 мск).

Избирательные участки открылись в пятницу утром во всех городах Ирана. Одновременно с президентскими в Иране проходят выборы в городские советы и довыборы в парламент. Правом голоса обладают около 56 миллионов человек.

Власти, отмечая высокую явку на выборах, несколько раз продлевали время голосования, в результате чего избирательные участки закрылись в полночь по местному времени (в районе 22.30 мск). Явка на выборах, по данным МВД, составила порядка 70%.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180906


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180903

Вне зависимости от итогов президентских выборов в Иране, у Москвы и Тегерана сохранятся дружественные отношения, позиции духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, определяющего этот курс, очень прочны, заявил РИА Новости первый зампредседателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

"Иран – очень непростой партнер. Тем не менее, у России в данный исторический момент с этой страной есть общие долговременные интересы, которые составляют прочную основу для теснейшего взаимовыгодного сотрудничества", — сказал сенатор.

По его словам, речь идет о реализации соглашения шести стран по иранской ядерной программе и совместной борьбе против международного терроризма в Сирии. "Иран жестко и последовательно выполняет свои обязательства. Лично я, без всяких скидок, оцениваю Иран как дружественную для России страну", — сказал Клинцевич.

Так же, по мнению парламентария, следует подходить и к президентским выборам в Иране. "Уверен, кто бы ни победил, нынешний внешнеполитический курс будет продолжен. Позиции руководителя и духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, определяющего этот курс, очень прочны", — сказал сенатор.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180903


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180900

Действующий президент Ирана Хасан Роухани переизбран на второй срок, набрав 57% голосов, заявил глава МВД Абдолреза Рахмани Фазли после подсчета 100% голосов.

"Последние результаты, которые я представлю вам, можно сказать, являются окончательными: число голосов 41 220 131, Роухани набрал 23 549 616, или 57% голосов, и был избран дорогим народом Ирана президентом страны", — сказал Фазли.

Помимо Роухани, на пост президента претендовали еще три человека. Основным соперником действующего президента был аятолла Ибрахим Раиси, получивший 38% (15,7 миллиона голосов). Бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таба, набравший порядка 400 тысяч голосов, и кандидат от консерваторов Мостафа Ага-Мирсалим, за которого проголосовали около 215 тысяч избирателей, значительно уступили лидерам.

У кандидатов есть три дня на апелляцию, после чего будут представлены окончательные официальные итоги.

Выборы состоялись 19 мая. Власти, отмечая высокую активность избирателей, несколько раз продлевали время голосования, из-за чего избирательные участки закрылись в полночь по местному времени (22.30 мск), а явка достигла порядка 70%.

Одновременно с президентскими прошли выборы в городские советы и довыборы в парламент. Правом голоса в Иране обладают около 56 миллионов человек.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180900


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180895

Победа действующего президента Ирана Хасана Роухани на президентских выборах в стране обеспечит предсказуемость действий Тегерана и в отношениях с РФ, и по вопросам международной повестки, считает глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий.

Ранее глава МВД страны Абдолреза Рахмани Фазли после подсчета 100% голосов сообщил, что президент Ирана Роухани переизбран на второй срок, набрав 57% голосов.

"Победа Хасана Роухани на выборах президента Ирана, безусловно, хорошая новость. Его переизбрание на второй срок обеспечивает предсказуемость действий Тегерана и в двусторонних отношениях с Россией, и в самых чувствительных вопросах международной повестки", — заявил Слуцкий журналистам.

По словам депутата, именно в период первого срока Роухани Иран выступил как один из ведущих посредников в сирийском урегулировании, заложив формат, "в рамках которого Россия, Иран и Турция стали гарантами режима прекращения боевых действий, а также подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии".

"Иран остается важным партнером во всех этих процессах, а переизбрание его президента обеспечивает их поступательное развитие", — заключил Слуцкий.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 мая 2017 > № 2180895


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179903

Министерство внутренних дел Ирана в третий раз — еще на час — продлило время голосования на проходящих в пятницу в стране выборах, говорится в заявлении ведомства.

Согласно заявлению, министр внутренних дел Ирана Абдолреза Рахмани продлил голосование на выборах президента Ирана и выборах в городские советы до 23.00 (21.30 мск).

Ранее МВД продлевало время голосования сначала с 18.00 до 20.00 по местному времени (с 16.30 до 18.30 мск — ред.), потом еще на два часа, отмечая высокую избирателей явку на выборах.

Избирательные участки открылись в пятницу утром во всех городах Ирана на выборах нового президента страны. Одновременно с президентскими в Иране проходят выборы в городские советы и довыборы в парламент. Правом голоса обладают около 56 миллионов человек. Всего открылось около 63 тысяч участков.

Кандидатов в президенты четверо: действующий президент Хасан Роухани, аятолла Ибрахим Раиси, бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таба и кандидат от консерваторов Мостафа Ага-Мирсалим. Если ни один из них не наберет в первом туре более 50% голосов, спустя неделю состоится второй тур с участием двух кандидатов, набравших наибольшее число голосов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179903


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179874

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи одним из первых проголосовал на проходящих в стране президентских выборах, передает телеканал Press TV.

"Выборы очень важны, и судьба страны находится в руках народа", — заявил Хаменеи, проголосовавший на избирательном участке в Тегеране.

Голосование в Иране началось в 08.00 (07.30 мск) и продлится до 18.00 (16.30 мск), но, вероятно, работа избирательных участков будет продлена из-за высокой явки.

Кандидатов четверо: действующий президент Хасан Роухани, аятолла Ибрахим Раиси, бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таба и кандидат от консерваторов Мостафа Ага-Мирсалим. Если ни один из них не наберет в первом туре более 50% голосов, спустя неделю состоится второй тур с участием двух кандидатов, набравших наибольшее число голосов.

Одновременно с президентскими в Иране пройдут выборы в городские советы и довыборы в парламент.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179874


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179837

Явка на выборах президента Ирана составила порядка 70%, сообщает агентство Рейтер со ссылкой на МВД страны.

По данным МВД, на президентских выборах проголосовали 40 миллионов человек, что составляет порядка 70% всех зарегистрированных избирателей.

Ранее сообщалось о закрытии избирательных участков и начале подсчета голосов.

Избирательные участки открылись в пятницу утром во всех городах Ирана на выборах нового президента страны. Одновременно с президентскими в Иране проходят выборы в городские советы и довыборы в парламент. Правом голоса обладают около 56 миллионов человек. Всего открылось около 63 тысяч участков.

Кандидатов в президенты четверо: действующий президент Хасан Роухани, аятолла Ибрахим Раиси, бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таба и кандидат от консерваторов Мостафа Ага-Мирсалим. Если ни один из них не наберет в первом туре более 50% голосов, спустя неделю состоится второй тур с участием двух кандидатов, набравших наибольшее число голосов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179837


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179824

Избирательный штаб кандидата в президенты Ирана Ибрахима Раиси утверждает, что на многих избирательных участках около трех часов назад закончились бюллетени, а новые МВД якобы не желает выдавать, следует из заявления штаба, имеющегося в распоряжении РИА Новости.

Ранее власти Ирана, отмечая высокую явку населения, продлили голосование. Однако, по данным СМИ, к этому времени количество проголосовавших достигло порядка 30 миллионов человек, в то время как число лиц, имеющих право голоса, составляет 56 миллионов.

"Бюллетени в ряде городов закончились три часа назад. МВД не выдает новые. Бюллетени не доставляются в избирательные участки, где Раиси обгоняет (президента Ирана) Роухани", — говорится в заявлении.

Ранее в пятницу глава штаба Раиси Али Никзад направил соответствующее заявление комиссии по наблюдению за выборами, в котором еще до окончания голосования на избирательных участках он сообщил о нарушениях.

Среди нарушений Никзад указал на незаконное участие в агитационной деятельности сторонников правительства, действовавших в поддержку президента Ирана Хасана Роухани, который баллотируется на второй срок. Кроме того, он отметил, что избирателям предоставляли бюллетени для голосования без необходимых печатей.

Кандидатов в президенты четверо: действующий президент Хасан Роухани, аятолла Ибрахим Раиси, бывший вице-президент Мостафа Хашеми-Таба и кандидат от консерваторов Мостафа Ага-Мирсалим. Если ни один из них не наберет в первом туре более 50% голосов, спустя неделю состоится второй тур с участием двух кандидатов, набравших наибольшее число голосов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 мая 2017 > № 2179824


Иран. США. Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 19 мая 2017 > № 2179481

Исламская Республика Иран не прекратит реализацию своей ракетной программы из-за нового раунда санкций, введенных США в отношении ряда иранских и китайских фигурантов, по причине поддержки иранской программы разработки баллистических ракет, передает МИА «DKNews» со ссылкой на КазТАГ.

«Министерство иностранных дел Ирана распространило заявление, в котором говорится, что страна продолжит свою ракетную программу в соответствии со своим «неотъемлемым и законным правом» для повышения обороноспособности страны», - говорится в сообщении.

В заявлении МИД Ирана также подчеркивается, что ракетная программа Исламской Республики не нарушает никаких международных обязательств страны, в том числе резолюцию ООН номер 2231. Напомним, что согласно резолюции 2231 (2015), принятой советом безопасности ООН 20 июля 2015 года и одобряющий JCPOA (Совместный всеобъемлющий план действий, известный как ядерная сделка), Иран не должен предпринимать никаких действий, связанных с баллистическими ракетами предназначенных для обеспечения доставки ядерных боеголовок.

Вместе с тем Иран в качестве контрмер в отношении новых санкций со стороны США наложил санкции на 9 американских компаний и отдельных лиц за «нарушения прав человека» путем прямого или косвенного сотрудничества с Израилем. Обновленный список санкционированных лиц и компаний будет выпущен после получения одобрения иранскими властями.

Ранее, 17 мая, президент США Дональд Трамп расширил список санкций в отношении Ирана, к чему призывал в рамках международной ядерной сделки 2015 года. В частности, он ввел санкции в отношении семи иранских и китайских граждан и компаний, имеющих отношение к программе создания баллистических ракет в Исламской Республике.

Иран. США. Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 19 мая 2017 > № 2179481


Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 19 мая 2017 > № 2179449

Иране проходят президентские выборы. В 8.00 по местному времени в стране открылись свыше 63 тыс. избирательных участков. Голосование продлится до 18.00, однако может быть продлено, передает МИА «DKNews» со ссылкой на КазТАГ.

Среди кандидатов – баллотирующийся на второй президентский срок Хасан Роухани, бывший генпрокурор страны Эбрахим Раиси, экс-министр культуры и исламской ориентации Мостафа Ага Мирсалим и экс-министр промышленности Мостафа Хашеми Таба.

«Первые двое считаются явными фаворитами, при этом, согласно данным соцопросов, их шансы на победу примерно равны. Бывшие члены правительства выглядят очевидными аутсайдерами и сами признают за собой эту роль», - отмечает агентство.

Изначально были зарегистрированы 6 кандидатов, однако мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф и первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири на этой неделе объявили о прекращении участия в президентской гонке.

Для победы кандидату необходимо набрать более 50% голосов. Если это не удастся сделать ни одному из претендентов, состоится второй тур, в котором будут соперничать два лидера по итогам первого.

Штаб по проведению выборов при МВД Ирана обещает подсчитать голоса в максимально сжатый срок и объявлять промежуточные результаты по мере поступления данных с мест.

В последние дни власти настойчиво призывали электорат, численность которого составляет 56,41 млн человек, проявить активность и политическую сознательность. По прогнозам местных СМИ, явка избирателей составит не менее 70%.

Президент в Иране – второе по значимости официальное лицо. Верховная власть принадлежит руководителю и духовному лидеру аятолле Али Хаменеи. Именно он определяет основные направления внешней и внутренней политики, выносит решения по наиболее важным для страны вопросам, является главнокомандующим вооруженными силами.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 19 мая 2017 > № 2179449


Иран > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 мая 2017 > № 2179424

В Иране начались президентские выборы

Голосование называют референдумом по ядерному соглашению

Иранские граждане в пятницу отправились на избирательные участки, чтобы принять участие в президентских выборах, которые многие рассматривают как референдум по ядерному соглашению с ведущими мировыми державами.

Фаворитом считается действующий президент Хасан Рухани, чья умеренная администрация и заключила соглашение.

Серьезную конкуренцию ему может составить Ибрагим Раиси, сторонник жесткой линии и приближенный высшего руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи.

В выборах участвуют еще два кандидата.

В соответствии с иранской конституцией, последнее слово в любых государственных делах остается за высшим руководителем. Президент Ирана играет второстепенную роль, но все же обладает значительной властью и влиянием как во внутренней, так и во внешней политике.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 мая 2017 > № 2179424


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 мая 2017 > № 2182514

Шиитский интернационал Ирана

Доминик Петерс, Кристоф Зюдов | Der Spiegel

Иран желает увеличить "свое влияние в арабском мире, и в результате Исламская Республика имеет свою шиитскую милицию во многих арабских столицах - частично в открытую, а частично - нет", пишут обозреватели немецкого журнала Der Spiegel Доминик Петерс и Кристоф Зюдов.

Так, еще в 2004 году король Иордании Абдулла II спрогнозировал появление "шиитского полумесяца", который после свержения суннитского режима Саддама Хусейна растянется от Ирана до Ирака, Сирии и Ливана. Иорданский король заявил, что "этот полумесяц дестабилизирует государства Персидского залива и весь регион". С тех пор этот "шиитский полумесяц" пугает многих, но особенно часто о нем напоминают в консервативных суннитских странах и Саудовской Аравии. Руководство страны полагает, что ее постепенно окружают вассалы Тегерана. Более того, именно этим страхом саудиты объясняют не только жестокое подавление шиитского меньшинства в своей стране, но и военные операции в Бахрейне и Йемене.

К примеру, левый край "полумесяца" образует Ливан, где и взяла свое начало шиитская революция: после израильского вторжения в 1982 году аятолла Хомейни послал туда иранских Стражей революции, которые набирали там бойцов из бедного и обделенного шиитского населения. Именно из этих групп и появилась "Хизбалла" ("Партия Аллаха"). Последняя является единственной организацией, которая не была разоружена после завершения гражданской войны в Ливане в 1990 году, и до сих пор остается политическим игроком и самой мощной военной силой в стране - даже сильнее армии. "Хизбалла" финансируется и вооружается из Ирана, и ее лидер Хасан Насралла признает высшего руководителя Ирана Али Хаменеи. "Благодаря "Хизбалле" у Ирана есть плацдарм, напрямую граничащий с Израилем", - отмечают журналисты.

В Сирии есть собственная шиитская организация - "Лива аль-Фатимиюн" с более чем 10 тысячами членов. Она набирает своих бойцов среди хазарейцев, то есть шиитского меньшинства в Афганистане. Как правило, их отправляют на сирийский фронт всего через несколько месяцев тренировок при помощи лживых обещаний. Такая же роль отведена милиции "Лива Зайнабиюн" - в ней воюют пакистанские шииты. По той причине, что менее 5% населения Сирии являются шиитами, местные шиитские организации не играют значимой роли в гражданской войне. Но самой значимой из них считается "Лива аль-Бакир", куда входят несколько тысяч бойцов. Группа принимала участие в битве за Алеппо на стороне правительства.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 мая 2017 > № 2182514


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 мая 2017 > № 2182513

Выборы в Иране - из числа тех, в которые Путин не хочет вмешиваться

Рула Халаф | Financial Times

"Россия сделалась мастером в деле вмешательства в выборы в других странах. Однако Иран выбивается из этого ряда", - пишет Рула Халаф на страницах The Financial Times.

Президент Татарстана Рустам Минниханов посетил в апреле Тегеран, где провел ряд встреч, в том числе с кандидатом в президенты Ирана Ибрахимом Раиси. Этой встречи оказалось достаточно, чтобы навесить на Раиси ярлык человека России и вызвать слухи о российском вмешательстве. Но в политическом смысле этого недостаточно, считает журналистка.

Во-первых, президентские выборы, которые должны состоятся в Иране в пятницу, не заслуживают внимания Владимира Путина. Президент Ирана - это влиятельная позиция, но не самая сильная. Все решения в конечном итоге принимает Али Хаменеи, верховный лидер, который будет править до своей смерти. "Преемника выберет совет религиозных экспертов, который не будет отвлекаться по посторонних и, тем более, на русских", - говорится в статье.

Иран и Россия иногда сотрудничают друг с другом, но у них тяжелая история отношений. Иранцы доверяют русским даже меньше, чем американским врагам. Кроме того, они ненавидят всех, кто пытается вмешиваться в их дела, хотя и оправдывают собственное вмешательство в политику окружающих их государств, пишет автор.

Во-вторых, выборы в Иране - это тот редкий случай, когда интересы России и западных правительств совпадают. Хасан Роухани - архитектор ядерного соглашения 2015 года, подписанного с мировыми державами, включая США и Россию.

В-третьих, у Роухани, похоже, идеальные отношения с Россией. Его чествовали в Москве в марте, где он встретился с Путиным, подписал серию соглашений и получил почетную степень в МГУ, сообщает Халаф.

У России и Ирана есть некоторые разногласия по Сирии, где они являются союзниками и противниками одновременно. Если непосредственные политические интересы России состоят в том, чтобы сохранить ядерное соглашение и заниматься войной в Сирии, конфигурация режима Тегерана ее вполне устраивает.

"Так что, если Россия и вмешается в выборы, то ее интерес будет в том, чтобы поддержать Роухани и сохранить действие ядерного соглашения", - заключает автор.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 мая 2017 > № 2182513


США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 18 мая 2017 > № 2178263

Палата представителей предложила санкции против союзников Сирии

Инициаторы законопроекта говорят, что его цель – увеличить издержки для Асада и его внешних сторонников

Палата представителей Конгресса США приняла законопроект, который предусматривает введение санкций в отношении сторонников режима сирийского президента Башара Асада, поощряет проведение переговоров и поддерживает привлечение к ответственности военных преступников.

Документ был внесен на рассмотрение законодателей председателем Комитета палаты по международным делам республиканцем Эдом Ройсом и старшим демократом в комитете Элиотом Энгелом.

После одобрения палаты он переходит на рассмотрение Сенатом.

Выступая в палате перед голосованием, Ройс выразил возмущение ежедневными страданиями сирийского народа, причинами которых, по его словам, являются воздушные удары, химические атаки, принудительное голодание, применение пыток «в промышленных масштабах», а также преднамеренные удары по больницам, школам и рынкам, которые наносятся с помощью как высокоточных бомб, так и примитивных бочковых бомб.

«Хотя ИГИЛ причастно к насилию в Сирии, именно Башар Асад и его сторонники, среди которых Россия, Иран и «Хезболла», являются главными движущими силами гибели людей и разрушения, – заявил республиканский законодатель. – У ИГИЛ нет самолетов. Нет, это российские и сирийские истребители и вертолеты сбрасывают бомбы на больницы и школы. Именно «Хезболла» и иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) атакуют города, сжигают посевы и мешают доставкам продовольствия, воды и медикаментов уязвимым группам мирного населения».

По словам Ройса, цель законопроекта – увеличить издержки для Асада и его внешних сторонников через воздействие на те сектора экономики, которые позволяют Асаду безнаказанно убивать.

В соответствии с этим законопроектом иностранным компаниям и банкам придется сделать выбор: работать с режимом или с Соединенными Штатами. Он также предусматривает санкции против любых субъектов, перебрасывающих оружие или бойцов в Сирию для поддержки режима Асада.

С точки зрения Ройса, законопроект создает экономические рычаги, чтобы подтолкнуть стороны к переговорам, таким образом создавая условия для достижения мира на основе переговоров.

«Прямо сейчас Россия и Иран провозгласили себя "гарантами" мира и пообещали создать "зоны деэскалации", где проведение военных операций может быть ограничено, и куда могут устремиться мирные жители в поисках безопасности, – сказал Ройс. – Однако поддерживать порядок в этих зонах будет сирийская армия при помощи российской военной полиции, бойцов «Хезболлы» и командиров КСИР, которых поддерживают шиитские ополченцы. То есть те самые люди, которые за время этого конфликта безнаказанно убили несколько тысяч сирийских мирных жителей, и которые активно участвуют в разжигании межконфессионального насилия в регионе».

«С таким сценарием у мира нет шанса», – заключил законодатель.

США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 18 мая 2017 > № 2178263


Иран > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 мая 2017 > № 2178259 Марианна Беленькая

Выборы в Иране. Какой президент выгоден России и миру

Марианна Беленькая

Иранские СМИ, а вслед за ними и западные, и арабские обсуждают, какой президент Ирана более выгоден России. По одной версии, Москве выгоднее изоляция Ирана, чтобы быть единственным союзником Тегерана. Есть и другая позиция – в случае избрания консервативного Раиси Москву будет проще убедить перестать поддерживать иранцев и выступить против них единым фронтом с Саудовской Аравией, Израилем и США

Девятнадцатого мая в Иране состоятся выборы президента. Почему это важно? Ведь человек, который занимает эту должность, не является главой государства и не определяет политический курс. Все решения в Иране принимает верховный (и духовный) лидер. Уже 28 лет эту роль исполняет аятолла Али Хаменеи. Однако и он так или иначе ориентируется на выбор народа. Личность президента отражает настроения в иранском обществе, а это, соответственно, задает направление, по которому будет развиваться страна ближайшие четыре года.

При любом исходе выборов Тегеран не откажется от своих политических амбиций и взглядов на происходящее в мире, не будет резко менять союзников и мириться с врагами. Все, что изменится, – это риторика и стиль дипломатии. Иран делает выбор между открытой враждебностью по отношению к Западу и соседям времен президентства Махмуда Ахмадинежада и деловым разговором, начатым во времена Хасана Рухани. Вопрос в том, какой Иран больше устраивает Россию и международное сообщество.

На кого делать ставку?

Основных претендентов на этот пост двое – действующий президент Хасан Рухани и бывший прокурор страны, а ныне хранитель усыпальницы имама Резы в городе Мешхеде Эбрахим Раиси. Последний – близкий соратник и наиболее вероятный преемник верховного лидера Али Хаменеи. Победа на президентских выборах для него дело чести и дополнительные очки на пути к более высокой должности.

Многие эксперты не исключают, что избрание нового руководителя Ирана не за горами – 77-летний Хаменеи испытывает немало проблем со здоровьем. И только при смене верховного лидера можно будет говорить о смене иранской политики. Пока же оба кандидата расходятся только в том, как сделать «Иран великим». Но одинаково сильно стремятся достичь этой цели.

Рухани поддерживают так называемые реформаторы. Он прагматик, тогда как его предшественник Ахмадинежад и нынешний соперник Раиси относятся к группе консерваторов и клерикалов. И если окружение Рухани считает, что иранцы выиграют от определенной степени открытости перед внешним миром, то представители консервативных кругов называют отношения с Западом развращающими и контрпродуктивными. Они призывают искать потенциал развития Ирана внутри страны.

Казалось бы, международное сообщество заинтересовано в том, чтобы президентом остался Рухани, чья команда добилась заключения ядерной сделки. То есть согласилась свернуть военные программы Ирана в атомной сфере в обмен на снятие санкций. В теории, если все стороны выполнят свои обязательства, сделка должна привести к более безопасной ситуации в регионе и мире. А также, что немаловажно, она открыла широкие возможности по работе в Иране для многих международных компаний, прежде всего нефтегазовых.

Но все не столь однозначно. Многие и на Западе, и на Востоке сомневаются в искренности намерений Тегерана свернуть свои военные ядерные программы, да и в целом не считают, что угроза со стороны Ирана стала меньше. Политический аналитик телеканала «Аль-Джазира» Марван Бишара отмечает, что при Рухани, прикрываясь лозунгами о реформах и умеренности, Тегеран проводил более агрессивную и циничную политику на Ближнем Востоке, чем это было во времена Ахмадинежада.

Действительно, за последние несколько лет Иран усилил свое политическое и экономическое влияние в регионе, в первую очередь в Ираке и Сирии. Это произошло не только благодаря политике иранского руководства. Ирану никто не мешал, а давление Запада на сирийский режим только подталкивало Дамаск в объятия Тегерана. США в Ираке фактически самоустранились.

Впрочем, умалять заслуги Рухани тоже не стоит. С ним, в отличие от Ахмадинежада, не стыдились иметь дело любые политики мирового уровня. Ведь он так красиво говорит о реформах и открытости Ирана.

Но есть две страны, которых не устраивает подобное развитие событий, – Саудовская Аравия и Израиль. Ближневосточные соседи прекрасно понимают, что красивые слова не означают смены курса. Израиль был и остается главным врагом Ирана, его мишенью. Эр-Рияд – основной конкурент Тегерана в исламском мире.

Положить конец иранским политическим амбициям, заручившись прежде всего поддержкой США, будет проще, если у власти в Иране окажется второй Ахмадинежад. С Рухани играть в такие игры сложнее. Именно поэтому постоянно предпринимаются попытки или подорвать авторитет Рухани, или спровоцировать иранских политиков.

Как спровоцировать Тегеран

Удобнее и надежнее всего действовать через США. И сразу же после избрания нового американского президента саудовцы и израильтяне бросили все свои дипломатические усилия на то, чтобы помешать сближению между Вашингтоном и Тегераном. Во многом они преуспели. На повестке администрации Дональда Трампа пересмотр ядерной сделки. Впрочем, пересмотр затянулся, Вашингтон готов сделать шаг в любом направлении. Многое будет зависеть от исхода выборов в Иране и того, какой окрас примет иранская дипломатия.

Но все же тот факт, что ядерная сделка находится под угрозой срыва, не мог не нанести урон Рухани. Ведь это основной козырь в его предвыборной кампании. Команда Рухани подчеркивает, что после отмены санкционного режима иранская экономика начала расти, хотя для того, чтобы в полной мере получить дивиденды от заключенного соглашения, не хватило времени. Полтора года против восьми лет изоляции Ирана во времена Ахмадинежада. При Рухани удалось снизить инфляцию (7,5% вместо 25–30% в последние годы), но не победить безработицу, уровень которой бьет рекорды (12% трудоспособного населения в целом, более 20% среди молодежи).

Однако аргумент о нехватке времени звучит неубедительно для сторонников Раиси и многих еще не определившихся в своем выборе иранцев. Они не отрицают необходимость ядерной сделки, но считают ее результаты недостаточно полезными для Ирана. После последних предвыборных дебатов, посвященных экономике, рейтинг Рухани пошатнулся. Он не смог убедительно опровергнуть обвинения в коррупции со стороны команды Раиси.

А если в дополнение к экономическим проблемам окажется, что будущее ядерной сделки туманно и США готовы пересмотреть соглашение, то все достижения действующего президента Ирана будут обнулены. Стоит ли ему отдавать свой голос? И стоит ли вести диалог с Западом или с той же Саудовской Аравией, которые столь вызывающе ведут себя в отношении Ирана, особенно в последнее время?

Если еще в феврале – марте 2017 года ближневосточные СМИ активно обсуждали возможное примирение между Эр-Риядом и Тегераном, то за несколько недель до иранских выборов на повестке дня снова оказалась тема потенциальной войны между двумя странами. Началось все с высказываний заместителя наследного принца и министра обороны Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана Аль Сауда. В интервью телеканалу «Аль-Арабия» он отверг возможность диалога с Тегераном и обвинил иранцев в пропаганде экстремизма и в стремлении доминировать в мусульманском мире. Особо Тегеран задели слова, что Саудовская Аравия не будет ждать, когда ее территория станет полем битвы, и будет работать над тем, чтобы полем битвы стал сам Иран.

Ответ не заставил себя ждать. «Мы им советуем не глупить. Однако если же они сделают что-либо необдуманное, мы не оставим ни одного места в целости и сохранности, за исключением Мекки и Медины», – это высказывание министра обороны Ирана Хосейна Дехгана разошлось по всем мировым СМИ. Арабская пресса как по отмашке снова заговорила об иранской угрозе.

На этом фоне особенно интересно совпадение иранских выборов с ближневосточным турне Трампа. В ходе своей первой президентской поездки он посетит и Саудовскую Аравию, и Израиль. Безусловно, в обеих странах речь пойдет об Иране. Тем более что с саудитами планируется заключить сделку о поставках оружия на сумму $200 млрд.

Кроме того, во время визита в Саудовскую Аравию Трамп проведет переговоры с лидерами арабских государств Персидского залива, запланирован также и американо-мусульманский саммит, на который приглашены главы 18 стран, где ислам является доминирующей религией. Среди них Индонезия, Азербайджан, Турция, Нигер, но не Иран. Речь, помимо прочего, пойдет о создании совместной коалиции по противостоянию экстремизму и терроризму. И это не что иное, как прямой вызов Ирану, попытка превратить его в регионального изгоя. Другой вопрос, что поговорить еще не значит сделать. Не каждый из тех, кто приедет в Саудовскую Аравию, готов к открытому противостоянию с Ираном. Скорее это будет демонстрацией силы при помощи США.

Российский фактор

В этом раскладе нельзя забывать и о России. В том, чтобы перетянуть Москву на свою сторону, заинтересованы многие участники ближневосточной игры. Все тот же Мухаммед бен Салман в интервью The Washington Post заявил, что Саудовская Аравия старается убедить Россию не делать все ставки в регионе на Иран.

В последнее время не всегда простые российско-саудовские отношения действительно неплохо развиваются. Обе стороны демонстрируют удивительное согласие в нефтяных вопросах (от цен на нефть до совместных проектов), хотя уровень сотрудничества между Москвой и Эр-Риядом далек от того, что существует в американо-саудовских отношениях.

Но от Тегерана Россия тоже отказываться не будет. Во-первых, это достаточно опасный региональный партнер-соперник. Во-вторых, добрые отношения с Ираном – удобная карта для торга в отношениях и с Западом, и с арабскими странами Персидского залива.

Так, замглавы МИД РФ Михаил Богданов заявил, что Москва все время пытается выступать в качестве посредника между американцами и иранцами, иранцами и саудитами. Он подчеркнул, что это непросто, но в то же время другого пути нет.

Не желая терять свои позиции в Иране, Москва также старается обезопасить себя при любом исходе выборов. С Рухани у российского руководства давно сложились близкие отношения, немаловажным стал визит иранского президента в Москву в марте этого года, фактически накануне выборов. Но без внимания не остался и соперник Рухани. С Раиси в середине апреля встретился в ходе визита в Иран президент Татарстана Рустам Минниханов. В итоге Россия не избежала обвинений в попытке вмешаться в иранские выборы с обеих сторон – и реформаторов, и консерваторов.

Иранские СМИ, а вслед за ними и западные, и арабские обсуждают, какой президент Ирана более выгоден России. Среди версий есть теория, что Москва предпочитает изоляцию Ирана ради того, чтобы быть единственным союзником Тегерана. Есть и другая позиция – в случае избрания Раиси Москву будет проще убедить перестать поддерживать иранцев и выступить против них единым фронтом с Саудовской Аравией, Израилем и США. Обе версии хоть и упрощают реальность, не лишены смысла и подтверждают, что у России будет возможность воспользоваться любым исходом выборов для усиления своих позиций.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 мая 2017 > № 2178259 Марианна Беленькая


Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 мая 2017 > № 2177087

Законный срок избирательной кампании для кандидатов в президенты Ирана и для выборов городских и сельских советов завершился в четверг в 8 часов утра, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Согласно закону, предвыборная кампания во всех её формах началась 20 апреля, и кандидаты должны закончить избирательную кампанию за 24 часа до начала выборов.

В штаб-квартире выборов было объявлено, что национальным СМИ не будет разрешено издавать какие-либо сообщения в пользу или против кого-либо из кандидатов в президенты в четверг утром. Также директора газет, информационных агентств, новостных каналов, социальных сетей и журналов поставлены в известность о том, что они должны прекратить публикацию любых сообщений против или в пользу кого-либо из кандидатов в президенты 18 мая.

12-е президентские выборы и 5-и выборы городских и сельских советов в Иране пройдут в пятницу 19 мая в 8 часов утра примерно на 64 тысячах избирательных участках.

Министерство внутренних дел Ирана сообщило, что кандидатами являются: Мостафа Ага Мирсалим, Исхак Джахангири, Хасан Рухани, Ибрахим Раиси, Мохаммад Бакер Галибаф и Мостафа Хашеми Таба.

Президентские выборы пройдут 19 мая. Для победы кандидату необходимо набрать более 50% голосов. Если ни одному из претендентов не удастся заручиться поддержкой такого числа избирателей, будет проведен второй тур голосования, участвовать в котором будут два лидера первого тура.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 мая 2017 > № 2177087


США. Иран. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 мая 2017 > № 2176865

США расширили санкции в отношении Ирана

Тегеран обвинили в реализации программы по созданию баллистических ракет

Офис по контролю за иностранными активами (OFAC) Министерства финансов США объявил об очередном расширении санкций в отношении Ирана. В новом санкционном списке оказались два высокопоставленных чиновника, уличенных в организации поставок взрывчатых веществ и других опасных материалов в Сирию, а также участию в иранской программе по созданию твердотопливной баллистической ракеты. Кроме этого, жесткие меры введены в отношении группы коммерческих компаний из КНДР и иранских фирм.

«Администрация подтвердила свою приверженность политике противодействия дестабилизирующим действиям Ирана, таким, как создание баллистических ракет и поддержка режима Асада», - заявил глава минфина США Стивен Мнучин.

В официальном сообщении Министерства финансов упоминается высокопоставленный чиновник оборонного ведомства Ирана Мортеза Фарасатпур, причастный к реализации программы по созданию баллистических ракет, а также директор компании SBIG Рахим Ахмади, отвечавший за испытания ракетного оружия.

В числе компаний, против которых введены санкции, минфин США назвал китайскую Ruan Ruling и три аффилированные с ней коммерческие фирмы. По утверждению американских властей, китайские компании поставляли в Иран различное оборудование военного назначения, включая системы наведения ракет.

США. Иран. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 мая 2017 > № 2176865


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 мая 2017 > № 2177294

США продолжат режим снятия санкций против Ирана в соответствии с ядерной сделкой, заявил госдепартамент.

Ранее в понедельник США внесли в список санкций по Ирану четыре компании и три физлица в связи с ракетной программой Тегерана, но оставили в силе режим снятия санкций, как это было условлено по итогам соглашения между Ираном и "шестеркой" международных посредников.

"Мы сообщаем в конгресс, что Соединенные Штаты продолжают режим снятия санкций, как это требуется для продолжения реализации обязательств США по снятию санкций в соответствии с Всеобъемлющим планом действий", — заявил и.о. помощника госсекретаря Стюарт Джонс.

Иран и "шестерка" международных посредников 14 июля 2015 года достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома. Был принят совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), выполнение которого снимает с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза. План вступил в действие 16 января 2016 года.

При этом США сохраняют санкции против Ирана по ракетной программе, правам человека и по подозрению в том, что Тегеран спонсирует терроризм.

Алексей Богдановский.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 мая 2017 > № 2177294


Иран > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 мая 2017 > № 2176908 Николай Кожанов

Президентские выборы в Иране: о чем спорят кандидаты

Николай Кожанов

Будь предсказание итогов иранских выборов игрой в казино – на ней разорились бы многие. Положение, в котором находится Рухани, непростое. Но независимо от исхода голосования, в 2017 году иранцы будут выбирать из оттенков только одного цвета – консервативного. В этом смысле не так уж и важно, кто победит. Курс страны все равно останется во многом неизменным

Выборы президента в Иране не бывают спокойными, надо быть готовым к любому повороту. Однако до последнего момента одно негласное правило все-таки существовало: избранный президент правит два срока. Полностью отбыть второй срок разрешили даже Ахмадинежаду, который под конец президентства пошел на немыслимое – попытался противостоять верховному лидеру, за которым последнее слово в решении всех ключевых вопросов внутренней и внешней политики страны. Впрочем, сегодня ходят слухи, что в 2017 году установленное правило может измениться и Рухани станет первым за 36 лет главой исполнительной власти Ирана, кого не переизбрали на второй срок.

Беспокоиться нынешнему президенту действительно есть о чем. Все более жесткая критика слышна со стороны верховного лидера Хаменеи и близких к нему консерваторов. Касается она тяжелого состояния иранской экономики, за которое Рухани все чаще приходится оправдываться. И в этих оправданиях команда действующего президента доходит совсем до нелепостей – например, уверяет иранских избирателей, что упреки верховного лидера – вовсе не упреки, а подбадривание и попытка очертить будущий фронт работ.

Три проклятия Хасана Рухани

О тяжелом экономическом положении в Иране сейчас не говорит только ленивый. Однако прав был основатель нынешней республики аятолла Хомейни, который как-то в сердцах воскликнул, что исламская революция делалась во имя идеи, а не «ради цены на арбузы». Думается, что и в нынешних политических спорах экономический фактор скорее вторичен – он стал лишь поводом для того, чтобы надавить на Рухани.

Прежде всего, критики действующего президента подменяют понятия. Заявляя о провале экономической политики действующего кабинета министров, они на самом деле указывают на провал политики социально-экономической, а это, как говорят в знаменитом анекдоте, «две большие разницы». На практике сама экономика Ирана не так уж плоха, особенно если учесть, что экономические санкции со страны до конца не сняты, негативный эффект от тех, что были отменены, сохраняется до сих пор, а зависимый от нефти Иран живет в условиях низкой стоимости барреля.

В этих непростых условиях Рухани все же удалось добиться определенных успехов в развитии страны. Он хоть и медленно, но оживляет экономику, остановил падение ВВП, создаются новые рабочие места, идет реформа банковской системы. В 2016 году удалось обеспечить темпы роста ВВП, которые, по разным оценкам, составили от 6% до 11%. Впервые за долгое время инфляция упала ниже 10%. Зависимость бюджета от экспорта нефти падает (к 2017 году она составила менее 40%), а расходы на импорт второй год подряд полностью покрываются доходами от ненефтяного экспорта, что говорит об успехе программы по диверсификации экономики.

Проблема Рухани заключается в другом. К началу его президентства страна уже была в глубокой экономической яме, и довели ее до такого состояния действия предшественников нынешнего президента. Однако предшественники, создав все необходимые условия для коллапса, в силу обстоятельств не успели в полной мере пожать плоды своих усилий, вовремя передав бразды правления Рухани.

Так, еще за год до прихода Рухани к власти, размер ВВП Ирана оценивался в $541 млрд. Его сокращение началось в 2013–2014 годах. Причем обвал был настолько резкий, что даже после роста 2015–2016 годов иранский ВВП к 2017 году составил лишь $377 млрд. Рухани старался объяснить населению, что в кризисе виноват не он, а санкции, падение цен на нефть и, самое главное, экономические просчеты предшественников, чьи ошибки быстро не исправить. Но простой иранец уже привык, что каждый новый президент обвиняет во всех текущих проблемах предшественника, и поэтому оценивает политиков по простому правилу: плохо стало при тебе, ты и виноват.

Вторым проклятием Рухани стали завышенные ожидания населения. Ухудшение экономической ситуации в Иране в 2012–2015 годах сказалось на ситуации в социальной сфере. Это, в свою очередь, создало у иранцев иллюзию, что возвращение к экономическому росту мгновенно решит и социальные проблемы. Однако этого не произошло. По состоянию на начало 2017 года в Иране высокими остались показатели социального расслоения и безработицы (особенно среди выпускников высших учебных заведений). Продолжили расти цены на потребительские товары, в то время как покупательная способность рядового иранца уменьшилась.

Более того, для стабилизации экономической ситуации Рухани пришлось пойти на непопулярные шаги: пересмотреть некоторые социальные программы, а также начать привлекать инвестиции в первую очередь в капиталоемкие, а не трудоемкие производства. Конечно, оздоровительные меры обязательно дадут положительный эффект, но не сегодня, а в среднесрочной и долгосрочной перспективе. А обыватель хочет чудес уже сейчас.

Третьим проклятием Рухани стала сама существующая в Иране экономическая система с сильным государственным вмешательством, клановостью, непрозрачностью, теневым сектором и противоречивыми элементами исламской экономики. Введенные против страны в 2010–2012 годах санкции не были главной причиной проблем. Они лишь обострили их. В результате снятие санкций не стало панацеей от поразивших Иран проблем. Для обеспечения реального устойчивого роста стране необходимы кардинальные структурные реформы, в ходе которых потребуется пересмотреть и некоторые идеологические догматы. Пойти на это весьма сложно и, судя по всему, у Рухани нет на то негласного разрешения со стороны верховного лидера.

За что не любят Рухани?

Однако главной причиной, по которой на Рухани обрушиваются критики, является все же не экономика. Она лишь только повод. Это подтверждается двумя фактами. С одной стороны, никто из оппонентов президента не смог предложить четко сформулированной альтернативной экономической программы. В своих выступлениях они сконцентрировались на критике Рухани и раздавали ничем не обоснованные обещания (например, быстро увеличить количество рабочих мест и решить социальные вопросы).

Реализовать такие популистские программы уже пытался предшественник Рухани Ахмадинежад (например, его проект бюджетного жилья «Мехр»), но ни к чему хорошему эти попытки не привели. В Тегеране об этом помнят и едва ли станут повторять ошибки, снова ввязываясь в неоправданно раздутые социальные проекты. Да и денег на это ни у кого нет.

С другой стороны, у конкурирующих кандидатов не просматривается явного намерения кардинально менять нынешний экономический курс. Все осознают, что реформы нужны, но также понимают, что радикальные преобразования пока невозможны. Делать меньше, чем Рухани, Раиси (основной оппонент нынешнего президента) не сможет – Иран тогда ожидает еще больший социально-экономический кризис. Но и сделать больше – тоже нет. Поле для маневра у него будет таким же, как и у текущего главы исполнительной власти.

На этом фоне возникает ощущение повторяющейся истории: Рухани уже критиковали за якобы необдуманное и скороспелое подписание ядерной сделки с международным сообществом. Однако в ходе предвыборных дискуссий все кандидаты вдруг сошлись во мнении, что альтернативы этой сделке нет.

Основные взгляды кандидатов, по сути, совпадают. Различаются лишь нюансы. Раиси представляет более жесткую часть консерваторов. Кому-то более привлекательным мог показаться Галибаф, выдвиженец иранских технократов, но он снял свою кандидатуру в пользу Раиси. К тому же, несмотря на свою светскость, Галибаф - выходец из силовиков, а следовательно, едва ли может быть заподозрен в либеральных симпатиях.

Сам Рухани заигрывает с либералами, представляет умеренные силы консервативного лагеря, но в основе своей мало чем отличается от массы консерваторов: его либерализм во многом маска. Достаточно упомянуть, что при формально либеральном Рухани борьба с инакомыслием в Иране совсем не ослабла, а по некоторым оценкам, даже превзошла времена неоконсерватора Ахмадинежада.

Иными словами, оппоненты в президентской гонке не спорят о том, какой будет их будущая власть, а просто хотят до нее добраться. Сейчас в Иране за кресло президента борются не различные политические силы со своей индивидуальной программой, а представители разных групп, придерживающихся одной идеологии.

Проиграет ли Рухани?

Будь предсказание итогов иранских выборов игрой в казино – на ней разорились бы многие. Положение, в котором находится Рухани, непростое. Раздражает он многих. После самоотвода мэра Тегерана Галибафа, главным конкурентом Рухани стал глава фонда «Кудс-Разави» Раиси.

Он мог бы попробовать разыграть против Рухани карту тяжелого социального положения в Иране, но сегодня, в конце кампании, видно, что Раиси не смог превзойти действующего президента ни с точки зрения харизмы, ни по убедительности программы. По крайней мере так говорят очень ненадежные в иранских условиях соцопросы.

Куда более загадочна неожиданная критика Рухани со стороны верховного лидера Хаменеи. Вполне возможно, что возросшая популярность президента вместе с его заигрываниями с реформаторской частью иранской политической элиты начали раздражать верховного лидера и он своей критикой подыграл более близким ему консерваторам. Однако, как это уже не раз случалось в прошлом, Хаменеи способен менять свое мнение, особенно если он увидит, что иранские избиратели по-прежнему предпочитают действующего президента.

Так что Рухани вполне может остаться и на второй срок. Другое дело, что в 2017 году иранцы будут выбирать из оттенков только одного цвета – консервативного. В этом смысле не так уж и важно, кто победит. Курс страны останется во многом неизменным.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 мая 2017 > № 2176908 Николай Кожанов


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 мая 2017 > № 2173210

Принять участие в президентских выборах в Иране 19 мая планируют 66,7% граждан страны, сообщает иранское агентство IRNA со ссылкой на данные собственного опроса.

Более 16% респондентов заявили, что пока не приняли решения об участии в голосовании. Как отмечает агентство, неделей ранее о своем намерении голосовать на выборах заявляли 63% участников опроса.

Как показывают результаты исследования, 63,4% респондентов уже решили, кому отдадут голос на выборах, остальные заявили, что еще не определились со "своим" кандидатом.

Участие в опросе, который проводился 7-8 мая, приняли более шести тысяч жителей в 31 провинции Ирана.

Президентские выборы в Иране пройдут 19 мая, участвовать в голосовании имеют право более 56 миллионов иранцев. Победит кандидат, который наберет больше 50% голосов избирателей. Если это не удастся ни одному из шестерых кандидатов, в число которых входят действующий президент Хасан Роухани, аятолла Ибрахим Раиси и мэр Тегерана Мохаммад Галибаф, состоится второй тур выборов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 мая 2017 > № 2173210


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 мая 2017 > № 2172435

Рейтинг действующего президента Ирана Хасана Роухани, который намерен добиваться своего переизбрания, снизился после прошедших в пятницу теледебатов кандидатов на пост главы государства, передает агентство Tasnim, ссылаясь на данные из провинций страны.

По мнению избирателей, следивших за ходом дебатов между кандидатами в президенты Ирана, Роухани и первый-вице президент страны Эсхак Джахангири выглядели менее убедительно, в частности делали акцент на посторонних темах, тем самым не дав своим соперникам по президентской гонке представить избирателям программы по выводу экономики страны из плачевного состояния.

Агентство также отмечает, что Роухани и Джахангири в ходе теледебатов больше пытались перейти на личные препирательства с другими кандидатами, но получили от своих соперников — мэра Тегерана Мохаммада Галибафа и аятоллы Ибрахима Раиси — "вразумительные" ответы. При этом, как отмечают аналитики и эксперты, поделившиеся мнением с агентством, президент и вице-президент Ирана действовали неразумно.

Галибаф в ходе дебатов показал свою налоговую декларацию и призвал конкурентов сделать так же. Он в прямом эфире вытащил из кармана документы, якобы свидетельствующие о покупке другими кандидатами на президентский пост Эсхаком Джахангири и Хасаном Роухани участка земли "за бесценок", а именно — меньше чем за 1 доллар, более 20 лет назад. В ответ на это бывший вице-президент Ирана Джахангири заявил, что у него нет никаких земельных владений. Нынешний президент республики Роухани намекнул Галибафу, что мог предотвратить его участие в выборах.

Президентские выборы в Иране пройдут 19 мая. Президентом страны станет кандидат, который наберет больше 50% голосов избирателей. Если это не удастся ни одному из кандидатов, состоится второй тур выборов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 мая 2017 > № 2172435


Китай. Иран. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 13 мая 2017 > № 2171925

Выдвинутая Китаем инициатива "Пояс и путь" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/ полезна Среднему Востоку, включая Иран, и всему миру. Об этом заявил в эксклюзивном интервью корр. Синьхуа постоянный представитель Ирана при ООН Голямали Хошру.

Не скрывая свое одобрение инициативы "Пояс и путь", он дал чрезвычайно высокую оценку важной роли взаимосвязи в содействии экономическому процветанию Ирана, разрядке ситуации на Среднем Востоке и осуществлению Целей ООН в области устойчивого развития до 2030 года.

"Нам нужна эта взаимосвязь, которую предоставляет инициатива "Пояс и путь", так как в эпоху глобализации нет страны, которая может оставаться в изоляции от внешнего мира", -- сказал дипломат.

По его словам, Иран был важной страной на Древнем Шелковом пути и сегодня также будет играть важную роль в реализации инициативы "Пояс и путь". Он с удовлетворением отметил активное участие Ирана в строительстве "Пояса и пути".

По его мнению, инициатива "Пояс и путь" принесет пользу Ирану в сферах энергетики, транспорта, науки и техники, инвестиций и других областях.

Что касается влияния инициативы "Пояс и путь" на средневосточный регион, Голямали Хошру считает, что она "посредством развития экономики, налаживания сотрудничества и создания рабочих мест" будет содействовать экономическому развитию Среднего Востока и тем самым, возможно, позволит разрядить ситуацию в регионе.

"Если весь мир уделит должное внимание этой инициативе, то выиграют все", -- сказал он. --0-

Китай. Иран. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 13 мая 2017 > № 2171925


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173170

Президент Ирана отметил ухудшение международной обстановки

Президент Ирана Хасан Роухани отметил ухудшение международной обстановки после того, как враждебный президент США Дональд Трамп вступил в должность четыре месяца назад, и призвал к большей осмотрительности в отношении вопросов внешней политики, сообщает Financial Tribune.

"Наша ситуация критическая на мировой арене, и хуже, чем три года назад. Мы не говорим, что те, кто покинул свой пост в американской системе, были нашими друзьями. Они все одинаковы и считаются врагами Исламской Республики", - заявил президент Ирана на собрании депутатов в Тегеране в среду.

Президент-республиканец Дональд Трамп принял более жесткую политику в отношении Ирана, чем его предшественник Барак Обама. Роухани сказал: "С группой, которая пришла к власти в США, более трудно иметь дело [по сравнению с предыдущими], потому что ее члены имеют различное мнение. Мы должны быть более осторожными, и осуществить некоторое планирование".

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173170


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173168

Кандидаты на пост президента Ирана продолжают выборные кампании

До выборов президента и депутатов городских и сельских советов в Иране остались считанные дни. 19 мая 56 млн. иранцев, имеющих право голоса, будут иметь право прийти на избирательные участки и решить будущее своей страны на ближайшие 4 года. Шесть кандидатов на пост президента продолжают свои агитационные компании и проводят встречи с избирателями.

Заместитель президента Ирана Хассана Роухани по парламентским делам в среду заявил, что встреча между Роухани и реформистскими депутатами парламента (меджлиса), состоявшаяся за день до этого оказалась очень дружелюбной. Хоссейнали Амири рассказал, что встреча была организована депутатами, поддерживающими действующее правительство (парламентская группа "Надежда"), сообщает ISNA.

На встрече Роухани высказал свой прогноз для страны, в случае если он снова будет переизбран, а затем ответил на вопросы законодателей, добавил Амири.

Кандидат в президенты Ирана Мустафа Хашеми Таба, как сообщает IRIB, посетовал, что иранские научные университеты находятся в плохой ситуации. "Это особенно так, потому что имеется хороший рынок для докторских диссертаций, которые можно было купить на улице", - сказал он в среду. Он также пожаловался на то, что система научной оценки не проводит различия между студентами с хорошими оценками и двойками на рынке труда.

"Давайте все попробуем и материализуем Исламскую цивилизацию", - заявил кандидат в президенты Мохаммад Бакер Калибаф в среду на встрече с этническими руководителями и элитами провинции Хузестан. Исламская революция должна построить исламскую систему и проложить путь для поклонения Бога, сказал он.

Кроме того, IRIB сообщил в среду, что предвыборный штаб Калибафа подал иск против главы Центрального банка Ирана Валиоллы Сеифа за использование правительственной трибуны для обвинений в адрес кандидата.

Еще один соискатель президентского кресла Мостафа Мирсалим рассказал, что он был бы рад, если кто-либо из его соперников ушел в сторону и призвал своих сторонников голосовать в пользу него.

Он также рассказал, что отверг идею увеличения денежных субсидий, говоря: "Я должен сойти с ума, чтобы попытаться увеличить денежные подачки", - сообщает информагентство Tasnim. Он также призвал избирателей к высокой явке на выборах, заявив: "Если мы будем иметь 70-процентную явку, тогда мы будем иметь более высокую степень демократии".

Кандидат в президенты Эбрахим Раиси рассказал, что он будет использовать женщин в своем правительстве, если он станет президентом Ирана. Выступая в среду, он подверг критике "тех, кто наживаются даже через тень войны", сообщает Fars News. Он также сообщил, что будучи хранителем священной гробницы имама Резы, большинство писем, которые он получил от обычных людей касались безработицы.

Самым подходящим выбором являются не те, кто клевещет на своих соперников, заявил влиятельный аятолла Хосейн Нури Хамедани в среду, имея ввиду поведение некоторых кандидатов в президенты. Аятолла подчеркнул, что кандидаты должны воздерживаться от лжи, искажения фактов и ложных обвинений, сообщает IRNA. Он также отметил, что голосование на выборах является правом и обязанностью для всех иранцев.

Между тем, стало известно, что граждане Ирана, проживающие в Канаде, не смогут проголосовать на выборах. В соответствии с заявлением федерального правительства Канады, никаких избирательных участков не будет создано для граждан Ирана в Канаде для участия в предстоящих президентских выборах в Иране.

Решение было принято через месяц после того, как постоянный представитель Ирана при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке направил дипломатическую ноту канадским чиновникам с просьбой о создании избирательных участков для выборов 19 мая.

Министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф заявил, что нынешнее канадское правительство не в состоянии обеспечить необходимые средства для проведения выборов, так как Тегеран не имеет дипломатических представительств в стране. Он призвал иранцев, которые живут в Канаде, отдавать свои голоса в соседних американских городах.

Как сообщил ранее МИД Ирана, иранцы могут отдать свои голоса на предстоящих выборах в 103 зарубежных странах.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173168


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173167

В Иране планируется увеличить экспорт ненефтяных товаров на $ 2 млрд.

Штаб Экономики сопротивления поручил министерству промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Ирана задачу добиться повышения ненефтяного экспорта страны на $ 2 млрд. в текущем 1396 иранском году (март 2017- март 2018), путем расширения возможностей малых и средних предприятий.

Министерству также было поручено завершить и запустить 50 крупных национальных проектов, сообщает информационное агентство Mehr со ссылкой на директиву, посланную в министерство первым вице-президентом Ирана Эскаком Джахангири.

К Экономике сопротивления относится набор принципов, изложенных лидером Исламской революции аятоллой Сейедом Али Хаменеи, направленный на укрепление внутреннего производства, обуздание зависимости от экспорта нефти, повышение производительности труда и поощрение иранцев покупать отечественную продукцию.

Согласно данным Таможенного управления Исламской Республики, Иран экспортировал 129,648 млн. тонн ненефтяных товаров на сумму $ 43,93 млрд. за прошедший 1395 год, показав рост стоимости экспорта на 3,58 % по сравнению с предыдущим годом.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173167


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171528

Кандидаты в президенты Ирана сосредоточились на экономике страны на последних перед выборами дебатах и обменялись обвинениями в непрозрачности финансовых операций.

Президентские выборы в Иране пройдут 19 мая. Президентом страны станет кандидат, который наберет больше 50% голосов избирателей. Если это не удастся ни одному из кандидатов, состоится второй тур выборов.

Мэр Тегерана Мохаммад Галибаф в ходе дебатов показал свою налоговую декларацию и призвал конкурентов сделать так же. Он в прямом эфире вытащил из кармана документы, якобы свидетельствующие о покупке другими кандидатами на президентский пост Исхаком Джахангири и Хасаном Роухани участка земли "за бесценок", а именно — меньше чем за 1 доллар, более 20 лет назад.

В ответ на это бывший вице-президент Ирана Джахангири заявил, что у него нет никаких земельных владений. "У меня есть только квартира, в которой я живу. Воспитание — это хорошая вещь, и правда – тоже. Не надо обвинять людей без доказательств", — заявил в эфире ТВ Джахангири.

В Иране отменили решение не показывать дебаты кандидатов в прямом эфире

Нынешний президент республики Роухани намекнул Галибафу, что мог предотвратить его участие в выборах. "Недавно было полное досье о превышении вами полномочий. Если бы мы показали его, то вы бы не сидели с нами тут на дебатах сегодня", — заявил Роухани.

Также кандидаты затронули тему контрабанды и пообещали принять меры по воспрепятствованию ей.

Кроме того, Роухани призвал аятоллу Ибрахима Раиси, которого СМИ называют близким соратником верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, "не использовать свою религиозную позицию в политических целях".

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171528


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171398

Выборы в Иране: с Роухани или без него?

19 мая иранцы отправятся на избирательные участки, чтобы определить имя будущего президента страны. Два главных претендента на эту должность: уходящий глава государства Хасан Роухани и Ибрагим Раиси.

Ардаван Амир-Аслани (Ardavan Amir-Aslani), Atlantico, Франция

19 мая иранцы отправятся на избирательные участки, чтобы определить имя будущего президента страны. Два главных претендента на эту должность: уходящий глава государства Хасан Роухани и Ибрагим Раиси, бывший прокурор и председатель фонда «Астан Кудс Резави», который является одновременно мавзолеем имама Резы (восьмой имам шиитов) и богатейшим религиозным фондом в мире с активами в 20 миллиардов евро.

Как бы то ни было, хотя оба кандидата ходят в тюрбанах и являются представителями духовенства, они воплощают в себе два совершенно разных взгляда. Уходящий президент символизирует соглашение по ядерной программе, которое обеспечило (по крайней мере, в теории) возвращение Ирана в международную финансовую систему и снятие связанных с атомной сферой международных санкций. Кроме того, он представляет более современный и прагматичный Иран, улыбающееся лицо на переговорах с Западом, который не забыл о восьми неспокойных годах Махмуда Ахмадинежада (тот превратил страну в сравнимого с Северной Кореей изгоя).

Раиси же наоборот воплощает в себе сторонников жесткого курса. Именно он был прокурором, который в 1988 году отправил на эшафот тысячи политзаключенных, главным образом из Организации моджахедов иранского народа (была союзницей Саддама во время ирано-иракской войны). Этот давний ученик верховного лидера Али Хаменеи является фаворитом стражей революции и спецслужб, в первую очередь, из-за сурового отношения к тем, кто не согласен с сутью и теократической идеологией режима. Он подал свою кандидатуру по личной просьбе Хаменеи, отказавшись от самой желанной в стране должности директора «Астан Кудс Резави», на которую был назначен пожизненно.

Консерваторы обязательно подчеркнут через Раиси, что окончание связанных с ядерной программой санкций мало что на самом деле дало стране вопреки всем обещаниям Роухани. Так, например, иностранные инвестиции, которые сулил президент после подписания соглашения так и не потекли в Иран. Вместо эльдорадо иранцы получили холодный душ из несбывшихся надежд экономической открытости. Роухани слишком сильно расписывал положительные стороны отмены санкций и безосновательно породил надежду, которая могла только рухнуть при отсутствии обещанных экономических результатов. Неудача была главным образом сопряжена с сохранением несвязанных с ядерной отраслью американских санкций, которые действуют со времен исламской революции и продолжают сковывать руки международным банкам (в результате они практически не финансируют иранские проекты). Так, хотя за прошедший налоговый период иранский ВНП вырос на 7,4%, за пределами нефтяной отрасли рост составил всего 0,9% из-за отсутствия финансирования проектов.

Да, снятие санкций позволило Ирану приобрести новые гражданские авиалайнеры (страна испытывала в них острейшую необходимость), однако обещанные рабочие места так и не были созданы. Но в этом заключалось главное обязательство Роухани. Иранский народ, более 60% которого младше 40 лет, образованы и открыты миру, рассчитывал на кардинальные перемены в экономике и повседневной жизни. Он надеялся на создание рабочих мест иностранными инвесторами, которые (за редким исключением) так и не пришли в страну.

На экономическое разочарование накладывается и новая американская администрация, которая враждебно относится к Ирану и бросается в крайности, расшатывая и без того неопределенную ситуацию.

Именно в такой непростой обстановке иранцы уже совсем скоро отправятся на избирательные участки. У людей сложилось мнение, что кандидат от консерваторов пользуется поддержкой всех властных кругов и имеет таким образом все шансы быть избранным. К тому же, напомним, что протеже верховного лидера идет тем же путем к главной должности в иранской теократии: сначала президент, а затем высший руководитель. Сложно представить себе, что после своей карьеры Раиси согласился встать на не слишком-то хоженый путь к президентскому креслу, не получив предварительных гарантий насчет исхода выборов. Тем более что Хаменеи скоро исполнится 80 лет, и ему отчаянно нужен преемник.

Последний год в его заявлениях звучит прославление «экономики сопротивления», которая сторонится международной торговли вопреки призывам уходящего главы государства. Кроме того, он пожелал, чтобы будущий президент дистанцировался от Запада, намекая тем самым на политику открытости Роухани.

В отличие от спорного избрания Ахмадинежада в 2009 году, сложно представить, чтобы народ хлынул на улицы в поддержку Роухани, который растерял популярность из-за преувеличения позитивных сторон соглашения по иранской ядерной программе. Кроме того, верховный лидер недавно открыто подчеркнул, что не потерпит протестов против результатов выборов и не даст свободы демонстрантам.

Неужели дни Роухани в кресле президента сочтены?

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171398


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173142

Доля сетевых магазинов в Иране постоянно увеличивается

Иранские сетевые магазины медленно, но увеличивают свою роль в торговле товаров по всей стране, отмечает Financial Tribune.

Пять лет назад, сетевые магазины имели долю в розничной торговле товаров в Иране на уровне 3 %, но в прошлом году (март 2016 - март 2017), эта доля выросла до 7 %, отметил менеджер департамента продуктов питания и напитков сети магазинов "Refah" Алиреза Парване в интервью Financial Tribune.

По данным Парване, в развитых странах, сетевые магазины имеют долю около 70 % в розничной торговле. Он рассказал, что иранцы продолжают благоприятствовать традиционным рынкам продажи, хотя картина меняется.

"Доля [сетевых магазинов розничной торговли в Иране] продолжает расти в геометрической прогрессии", - добавил он.

Отметив, что иранская общественность все чаще находит покупки в сетевых магазинах более удобными, он сказал, что люди становятся все более и более осведомленными относительно того, что товары, цены и услуги пользуются лучшим контролем и контролем в сетевых магазинах.

Иранские сети магазинов обычно предлагают свои товары по ценам ниже, чем те, что напечатаны на упаковке, для привлечения большего количества клиентов и увеличения объемов продаж. В среднем, товары в иранских сетевых магазинах можно приобрести на 15 % дешевле по сравнению с ценами, напечатанными на упаковке, так как эти магазины непосредственно получают продукцию от производителей и предлагают их конечным потребителям без каких-либо посредников.

По словам главы Национального союза сети магазинов Амира Хосро Фахриана, около 25 000 человек в настоящее время работают в 2 500 сетевых магазинах в Иране.

Компания "Refah Chain Stores" имеет 230 филиалов, разбросанных по всем провинциям, в которых работают около 3 000 человек. Ее уставный капитал оценивается в 10 триллионов риалов ($ 266,098 млн.).

Согласно Парване, "Refah" планирует увеличить количество своих магазинов до 500 в 2021-2022 финансовом году.

В прошлом году "Refah" подписал Меморандум о взаимопонимании по вопросам электронной торговли и совместных инвестиций в гипермаркетах и небольших сетевых магазинах с крупнейшей розничной сетью Южной Кореи EMART.

По словам заместителя министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Моджтабы Хосротаджа, около 1,8 млн. торговых точек работают в Иране, что составляет одну торговую точку на каждых 44 иранца, что "является не достаточным".

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173142


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173138

Кандидаты в президенты Ирана сделали новые заявления

Избирательная кампания в Иране нагревается с шестью кандидатами в президенты, претендующими на должность главы исполнительной власти страны, отмечает Iran Daily.

В обращении к своим сторонникам-женщинам на стадионе в столице Тегерана, президент Ирана Хасан Роухани, который стремится переизбраться, сказал, что его выступление явно отражает его оппозицию "дискриминации по признаку пола" и "гендерному угнетению", сообщает Press TV.

"Исламская революция была успешной, потому что женщины вышли на сцену. Сегодня, если женщины выступят на избирательной арене, если все пойдут на выборы, мы, безусловно, будем успешными", - сказал он.

Иранский народ избрал путь социальной и политической свободы, а также свободу мысли и слова, заявил Роухани, добавив, что он стремится к "подлинной безопасности".

Обращаясь к своим сторонникам в городе Керман, другой кандидат Сейед Эбрахим Раиси выделил экономические проблемы иранцев и сказал, что богатая природными ресурсами страна не заслуживает того, чтобы сдерживаться такими проблемами, как абсолютная бедность, безработица среди молодежи и коррупция.

Он подчеркнул важность "чувства собственного достоинства", и заметил, что "революционное руководство" может произвести "большие почести" для нации.

Раиси также отметил, что "главной проблемой в нашей стране является не отсутствие ликвидности, оборудования и ресурсов, а слабое исполнительное и экономическое управление".

Другой конкурент, Мохаммад Бакер Калибаф сказал своим сторонникам в юго-западном городе Ахваз, что он будет стремиться обеспечить "благосостояние, мир и безопасность" для всех людей, в случае избрания президентом.

Он также отметил свои достижения на посту мэра Тегерана, и сказал, что бедность не может иметь места в обществе. Он отметил, что плохое управление является причиной высокого уровня бедности в богатой ресурсами стране.

Кандидат в президенты Ирана Мустафа Ака Мирсалим также рассказал студентам в центральном городе Исфахан, что человеческие ресурсы пребывают в забвении в Иране, и заявил, что прогресс будет достигнут только с помощью образованных, преданных и честных преподавателей и студентов.

Бывший министр культуры также обвинил нынешнее правительство в неспособности придерживаться принципов устойчивости экономики. Инфляция была снижена под управлением Роухани, но она по-прежнему существует, указал он.

Мустафа Хашеми Таб также заявил в телеобращении, что основной задачей, стоящей перед следующей администрацией, является использование внутреннего капитала и стимулирование инвестиций.

Бывший вице-президент также подверг критике распределение ежемесячных денежных субсидий среди людей и призвал двигаться в направлении реализации Экономики сопротивления.

Первый вице-президент Ирана Эскак Джахангири, который также баллотируется на пост президента, сказал, что все иранцы должны пользоваться социальной и экономической справедливостью.

Он выступил в защиту политики администрации Роухани и подчеркнул важность социальной и экономической справедливости. Он также отметил, что частный сектор должен быть уверен в том, что он является "основой для экономического развития Ирана".

"Сегодня люди доверяют правительству, и это доверие служит огромным ресурсом для правительства", - сказал он.

Иранцы будут голосовать, чтобы показать открытость миру, несмотря на "климат напряженности", созданный президентом США Дональдом Трампом, отметил вице-президент Ирана в интервью AFP.

Джахангири сказал: "Наше правительство начало работу по хорошей дороге - ядерный вопрос был решен, мы стабилизировали экономику, вернулась надежда, и я уверен, что иранцы будут голосовать за это правительство, чтобы продолжить его работу".

Иранцы пойдут на выборы 19 мая, чтобы избрать нового президента страны. Более 56 миллионов человек имеют право голоса. Шесть кандидатов в президенты обозначили свои планы на двух теледебатах. Третья телевизионная программа с дебатами кандидатов запланирована на 12 мая.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173138


Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173137

Пакистану не понравилось высказывание главы Генерального штаба ВС Ирана

В МИД Пакистана был вызван посол Ирана в Исламабаде из-за высказываний главы Генерального штаба Вооруженных сил Ирана генерал-майора Мухаммеда Бакри, сообщает Financial Tribune.

Во вторник, посол Ирана Мехди Хонардуст был вызван в МИД Пакистана для того, чтобы передать обеспокоенность Пакистана относительно предупреждения, прозвучавшего со стороны Бакери о том, что Иран будет иметь дело с террористами самостоятельно, если Пакистан не сможет решить эту проблему.

"Мы ожидаем, что пакистанские чиновники будут контролировать границы, арестовывать террористов и закроют их базы ... Если теракты продолжатся, мы нанесем сокрушительные удары по их убежищам и норам, где бы они ни были", - заявил генерал Бакери в понедельник на Press TV.

Он заявил об этом в ответ на нападение, произошедшее 11 апреля на ирано-пакистанской границе, которое унесло жизни 10 иранских пограничников, добавив, что пограничная область на территории Пакистана, "к сожалению", превратилась в убежище и в полигон для "саудовских наемных террористов", которые пользуются одобрением со стороны США".

Так называемая террористическая группировка "Джаиш аль-Адл" взяла на себя нападение в своем заявлении. Нападавшие убежали на пакистанскую территорию сразу после преступного нападения.

После нападения, МИД Ирана вызвал посла Пакистана, чтобы выразить решительный протест Тегерана. На прошлой неделе министр иностранных дел Исламской Республики Мохаммад Джавад Зариф побывал в Пакистане во главе высокопоставленной политической, военной, правоохранительной делегации, чтобы обсудить нападение и провести переговоры с высокопоставленными пакистанскими официальными лицами.

Во время встречи, Хонардуст призвал воздерживаться от заявлений, которые могут нанести ущерб двусторонним отношениям между соседними странами. Командующий Сухопутными войсками иранской армии генерал-лейтенант Ахмад Реза Пурдастан также заявил, что страна оставляет за собой право уничтожить "логова" террористов в Пакистане.

Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173137


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171380

Выборы в Иране: Путина обвиняют во вмешательстве в президентскую кампанию в Иране

Ян-Эрик Смильден (Jan-Erik Smilden), Dagbladet, Норвегия

Пару недель тому назад перед российским посольством в Тегеране состоялись демонстрации. Участвующие в них разгневанные бородатые молодые мужчины кричали, что посольство — «шпионское гнездо». Этот лозунг возвращает нас в 1979 год, когда студенты в иранской столице протестовали перед зданием тогдашнего американского «шпионского гнезда».

Почему Россия вдруг стала мишенью для демонстрантов? Причину следует искать в приближающихся президентских выборах. Президента России Владимира Путина обвиняют в том, что он очертя голову бросился в избирательную кампанию, поддерживая аятоллу Ибрахима Раиси. Такое вмешательство нравится не всем. Но что касается президентской кампании в США, то Россию обвиняют в закулисном влиянии и хакерских атаках в пользу Дональда Трампа, а вот в Иране, похоже, Путин предоставляет свою поддержку более открыто.

«Демонстрации на прошлой неделе — только один пример того, что многим иранцам не особенно нравится российское вмешательство в президентские выборы», — пишет известный иранский комментатор Амир Тахери (Amir Taheri) живущий в изгнании в Европе.

Две недели назад российский президент направил Рустама Минниханова, президента российской республики Татарстан, в священный для мусульман-шиитов город Махшад в Иране. В качестве главы делегации, состоявшей из 60 человек, Минниханов встретился с Ибрахимом Раиси, одним из трех кандидатов в президенты, которые могут победить на выборах в Иране. Визит не остался незамеченным.

В Иране Раиси относится к сторонникам жесткого курса — в отличие от нынешнего президента Хассана Роухани, который вновь выставил свою кандидатуру. Путин принимал Роухани в Москве, но, по мнению некоторых наблюдателей, кремлевский царь, якобы, считает Роухани слишком «проамериканским». Именно Роухани при поддержке духовного лидера Ирана Али Хаменеи вел с США, Великобританией, Францией, Китаем, Россией и Германией переговоры о заключении ядерного соглашения в ноябре 2013 года.

Исторически у России были интересы, связанные с Ираном. В 19-м веке Россия и Великобритания поделили Иран на две сферы влияния: русским достался север, а британцам — юг. Во время Второй мировой войны, когда Иран официально был нейтрален, но шах Реза Пехлеви симпатизировал нацистской Германии, СССР и Великобритания вторглись в страну. Оккупационные власти привели к власти сына Резы — Мохаммеда Резу Пехлеви, остававшегося шахом до революции аятоллы Хомейни в 1979 году. Советский Союз оккупировал Северный Иран вплоть до 1946 года.

Нефтяные богатства Ирана играли особенно важную роль в игре, к которой постепенно подключились и США. При шахе Мохаммеде Резе Пехлеви Иран был союзником США, в то время как руководители просоветской коммунистической партии Тудех часто оказывались в пресловутых шахских тюрьмах. После 1979 года аятолла Хомейни твердо заявил, что Иран не будет опираться ни на СССР, ни на США. Но постепенно русские стали играть все более важную роль в стране — и в экономическом плане, и как поставщики оружия. Россия и Иран сражаются по одну сторону в Сирии, где Башар Асад продолжает оставаться у власти благодаря их присутствию.

Отношения между Россией и Ираном стали более системными после встречи между Али Хаменеи и Владимиром Путиным два года назад. Тогда иранский духовный лидер заявил, что Иран не будет занимать никакие позиции в международной политике, не «скоординировав» их с Москвой заранее.

То, что плохие отношения между США и Россией явно не улучшились после того, как Дональд Трамп стал американским президентом, возможно, способствовало тому, что Владимир Путин выбрал свою сторону в иранской предвыборной борьбе. Хассан Роухани стремится к улучшению отношений с Западом и США. В сегодняшней ситуации это едва ли отвечает интересам русских. Но открытым остается вопрос, какую позицию займет Али Хаманеи, человек, обладающий реальной властью в Иране.

Хаменеи во время избирательной кампании публично никогда не выступал и не вставал на чью-либо сторону, хотя некоторые кандидаты и утверждали, что он их поддерживает. Для духовного лидера поддержка кандидата, который, возможно, впоследствии проиграл бы выборы, означала бы потерю престижа. Идеологически и Ибрахим Раиси, и третий значительный кандидат, Мохаммед-Багер Галибаф, Хаменеи ближе, чем Роухани. Галибаф является мэром Тегерана, ранее он возглавлял Революционную гвардию и иранскую полицию.

Али Хаменеи 77 лет, со здоровьем у него неважно. В следующие четыре года может произойти многое; если его не будет, президент получит возможность влиять на выбор преемника. Поэтому президентские выборы, которые состоятся в этом месяце, важны не только для России, но и для всего мира.

ЦРУ постоянно вмешивалось в иранскую политику, когда страной правил Мохаммед Реза Пехлеви. И нельзя сказать, что американские разведывательные службы с тех пор стали желанными гостями в Иране. В то время как для российской разведки ФСБ на иранской земле действовать гораздо проще, учитывая близкие отношения между Россией и Ираном.

Информации о том, был ли кто-либо арестован во время демонстраций перед российским посольством, не поступало. То, что власти дали ее провести и не вмешались, может быть плохим знаком для президента Путина.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171380


Сирия. Турция. Иран. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 мая 2017 > № 2171115

У ООН «миллион вопросов» к заключенному в Астане соглашению

Вместе с тем представители ООН выражают надежду на успех договоренности

У ООН остается «миллион вопросов» по поводу соглашения, которое заключили на прошлой неделе Россия, Турция и Иран с целью деэскалации насилия в Сирии, где, несмотря на сообщения о снижении интенсивности столкновений, почти полностью блокированы поставки гуманитарной помощи. Об этом заявил в четверг заместитель генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Ян Эгеланн.

«Россия, Турция и Иран объяснили нам сегодня и вчера… что они будут очень открыто и инициативно сотрудничать с ООН и гуманитарными партнерами для выполнения этого соглашения», – сказал он журналистам.

«У нас все еще остается миллион вопросов и сомнений, но я думаю, что мы не можем себе позволить, как некоторые, относиться к этому дистанцированно и цинично, утверждая, что соглашение обречено на провал. Нам нужно, чтобы оно достигло успеха», – добавил он.

Соглашение о создании зон деэскалации в Сирии было подписано на прошлой неделе в столице Казахстана Астане. В течение двух недель планируется разрешить такие оперативные вопросы, как обеспечение порядка в этих зонах, а к 4 июня представить соответствующий план.

Спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявил, что намерен организовать «деловые и довольно краткие» мирные переговоры в Женеве с 16 по 19 мая, чтобы воспользоваться моментом повышенной активности. Политический авторитет стран-подписантов и временные рамки соглашения дают ему хороший шанс на успех.

В противном случае могут случиться «еще 10 Алеппо», отметил Мистура, отсылая к ситуации во втором по величине городе Сирии, который в декабре после многолетних боев был взят силами сирийского правительства.

По его словам, ключевым аспектом заключенного в Астане соглашения является то, что оно представляет собой «временную» договоренность с целью решения наиболее срочных проблем, а не предусматривает раздел Сирии на постоянной основе.

Сирия. Турция. Иран. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 мая 2017 > № 2171115


Сирия. Россия. Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 мая 2017 > № 2170657

Президент Сирии Башар Асад заявил, что попытки террористов нарушить соглашение о зонах деэскалации в стране будут пресечены сирийскими и российскими военными при поддержке Ирана и ливанского движения "Хезболлах".

"Прежние инициативы провалились не потому, что были неправильными. Они провалились, потому что другие страны вмешивались с целью военной деэскалации. Мы надеемся, что эти страны поймут, что любая эскалация провалится, потому что военные Сирии и РФ при поддержке Ирана и "Хезболлах" ударят по террористам при любой попытке нарушить соглашение", — заявил Асад в интервью белорусскому телевидению.

Представители стран-гарантов перемирия в Сирии (РФ, Иран, Турция) в ходе очередного раунда международных переговоров в Астане, прошедших 3-4 мая, подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии. Они включают провинцию Идлиб, а также определенные части соседних провинций Латакия, Хама и Алеппо, определенные части на севере провинции Хомс, Восточная Гута, определенные районы на юге Сирии — провинции Дераа и Кунейтра.

Сирия. Россия. Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 мая 2017 > № 2170657


Сирия. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 мая 2017 > № 2170638

Движение "Хезболлах" поддержит любую позицию сирийского правительства на переговорах, будь это в Астане или в любом другом месте, заявил генеральный секретарь шиитского движения Хасан Насрулла в прямом эфире телеканала "Аль-Манар".

"Мы не являемся стороной в переговорах, будь они политические или связанные с безопасностью. Мы направились в Сирию с ясной целью — помочь сирийскому руководству в борьбе с терроризмом",- подчеркнул Насрулла.

Он также отметил, что на сегодняшний день взаимодействие союзников Сирии — России и Ирана — находится в "наибольшей степени гармонии".

"Союзники Сирии, а именно Россия и Иран, они в большей степени гармонии сегодня, чем когда-либо. А мы говорили, где надо быть, там и будем", — сказал генеральный секретарь "Хезболлах".

Михаил Алаеддин.

Сирия. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 мая 2017 > № 2170638


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 мая 2017 > № 2170309

Как Дональд Трамп президента Ирану выбирал

Георгий Асатрян

востоковед, к.и.н.

В Иране отметили 38-ю годовщину Исламской революции. На надписи В Иране отметили 38-ю годовщину Исламской революции. На надписи "Спасибо, мистер Трамп. Вы показали истинное лицо США" Фото AP Photo/Vahid Salemi

Новый президент США сыграл не последнюю роль в выборах главы иранского государства, намеченных на 19 мая

Политическая система Ирана уникальна, ей нет аналогов в мире. Несмотря на то что президент в иранской системе координат является главой исполнительной власти, его полномочия ограничены волей верховного лидера (Рахбара) — Али Хаменеи, правящего почти 30 лет. Иран – страна персонифицированная, воля Хаменеи значит почти все. При всем при этом современный Иран — система со своими сдержками и противовесами.

После «Исламской революции» в стране был введен принцип «вела-е факих», то есть правление духовенства. Ираном правят шиитские священники – аятоллы. Курс развития страны задается Хаменеи. Между тем, президент – второй человек в стране и является главой правительства, назначает министров, представляет страну на политической арене. Есть возможности маневра крайне ограниченной демократии, присутствуют разные политические направления. Политическая система Ирана достаточно децентрализована, в стране есть немало центров силы. Но все это возможно лишь в узко дозволенных рамках идеологии Исламской республики. Все это проходит под надзором верховного лидера, который дает «советы» и «направляет» целую страну в нужное, в его понимании, русло.

Казалось бы, почему вообще важны выборы президента, если практически вся полнота власти в руках Хаменеи и аятолл? Дело в том, что верховный лидер стоит наверху иранской политической системы, он не правит страной в ежедневном режиме, не встречается с представителями иностранных государств, не ведет переговоры, не занимается ежедневными вопросами экономического и социального развития. Для этого существует госаппарат и бюрократия. Всем заведует президент, он задает тон и внешней политике. Он своего рода канцлер-премьер, исполняющий волю лидера, но при этом обладающий небольшим коридором для собственного маневра.

Приведу пример. Все помнят Иран в период президентства архиконсервативного и одиозного Махмуда Ахмадинежада. Жесткая риторика, угрозы войны (чаще направленные против, но порой и самим Тегераном), обвинения в разработке ядерного оружия, полуизоляция. Все это закончилось, по словам самих же иранцев, вводом калечащих санкций и беспрецедентными акциями протеста. Одним словом, Иран окружала угнетающая атмосфера, которая не давала возможности для стабильного развития. На смену Ахмадинежаду пришел «реформист-либерал» Хасан Рухани со своей политикой открытых дверей, диалога с миром (читай — Западом) и реформами. Сменилась риторика, активизировались внешнеполитические контакты, замаячили столь необходимые инвестиции. Все это закончилось подписанием «сделки века» — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Иран согласился прикрыть ядерную программу в обмен на снятие санкций. С Ирана были сняты наиболее жесткие ограничения, риторика Запада смягчилась. Наиболее впечатлительные даже заговорили о скором союзе Ирана и США (что было, мягко говоря, упрощением).

Теперь Исламская республика снова выберет вектор развития, а он в данном случае небольшой: жесткая «консервативная» линия или продолжение «реформистской» повестки. Отсюда вытекают такие вопросы, как культурная открытость или «жизнь в себе», усиление контактов с Западом или их ограничение. Формат экономических отношений и место неиранской культуры – все, так или иначе, определится на предстоящих выборах. Во всех возможных вариациях незримо витает «фактор США». Но не все зависит от Ирана, зачастую он действует вторым номером. Давление на Иран его ужесточает, диалог – смягчает. Ведь Исламская республика – страна восточная, а иранцы — чувствительные люди.

Все эти вопросы, безусловно, имеют стратегический характер и находятся в компетенции верховного лидера. Однако выборы президента Ирана не могут состояться без его воли, а победителем станет тот, кого посчитает более достойным Хаменеи. Сначала лидер, а за ним и иранский народ (Рахбар и народ, как известно, одно целое) выберет стратегический курс на ближайшие годы. При всем при этом, Иран не склонен к резким шагам. Все перечисленное – это вариации одного и того же режима с незыблемыми принципами. Речь идет о небольших акцентах. Иран в этом смысле, как чаша весов, а президент – как бы символ изменений в рамках возможного. Это своеобразная магия иранской внутренней политики.

Консерваторы или реформаторы

Совет стражей допустил к выборам 6 из 1636 кандидатов. Любой кандидат, не соответствующий системе, без объяснений причин выводился из президентской гонки. Этот орган, состоящий из духовенства, является своего рода «фильтром». Таким образом, участие в выборах примут президент «реформатор» Хасан Рухани, его первый вице-президент Эсхак Джахангири, «консервативный» мэр «либерального» Тегерана Мохаммад Калибаф, «консервативный» клерикал Ибрагим Раиси, бывший министр Мостафа Мир-Салим и бывший вице-президент Мустафа Таба. Главными кандидатами являются Рухани и Раиси. Джахангири и Калибаф — их proxi (еще одно изобретение иранской демократии), которые будут агитировать не столько в свою пользу, а за «курс». Два других кандидата – для видимости.

Привычная для нас терминология не способна полностью описать политические реалии Ирана. Однако политические «фракции» Исламской Республики принято делить на две очень условные фракции – «консерваторы-фундаменталисты» и «реформаторы-либералы». Именно поэтому принято писать их в кавычках. Более того, в последние годы, тонкая граница между двумя фракциями стала еще более условной. Политических партий и ассоциаций – несколько сотен, однако политика здесь – дело сугубо личностное. Условных «реформаторов» представляет действующий президент Рухани. База его поддержки — крупные города. Здесь все, как на Западе.

У «консерваторов» все устроено несколько иначе: у них нет единства в рядах и ярко выраженного лидера. Наиболее сильным кандидатом является клерикал Раиси. База поддержки «консерваторов» сельские районы Ирана, где население голосует так, как имам скажет на пятничной молитве. Раиси хранителем Мавзолея Имама Резы в своем родном Мешхеде и председатель самого крупного исламского фонда. Его сложно назвать религиозным фанатиком или муллой в шорах. Раиси достаточно взвешенный по иранским меркам политик. Помимо этого, у Раиси есть поддержка могущественного силового органа, ставшего благодаря журналистам легендой и страшилкой одновременно – Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

У иранского президента нет власти над КСИР. Он подконтролен только одному человеку – верховному лидеру. По конституции, КСИР, как и другие силовые ведомства, не имеют право влиять на выборный процесс. Несмотря на это, позиция стражей негласно учитывается. Уж очень влиятелен КСИР. После начала войны в Сирии, позиции силовиков только усилились. Более того, ведомство расширило свое присутствие в экономике страны. Любые реформы, «открытие» страны или иностранные инвестиции рассматриваются силовиками, как угроза своему положению. Бизнес есть бизнес. В этом смысле, КСИР против Рухани и его реформистского курса. Наиболее фундаменталистские силы рассматривают политику открытых дверей, как угроза режиму, попытку нарушить действующих статус-кво, а значит, и подорвать могущество клерикалов и их силового аппарата.

Трамп — друг «Исламской революции»?

Парадоксально, но Иран оказался в плену политических событий на Западе. Во многом выбор иранского народа (читай — Рахбара) будет продиктован отношением США к Тегерану. Антииранская риторика Трампа, имеющая сходство с политикой неоконов времен президента Буша, повышает шансы иранских «фундаменталистов». Как, впрочем, несколько лет назад, курс Барака Обамы на нормализацию отношений дал козыри «реформаторам». Многое будет зависеть от риторики Трампа и действий его администрации. Иранцы народ очень восприимчивый и любые действия будут рождать противодействия.

Глава Белого дома, мягко говоря, никогда не проявлял симпатии к Ирану. Его предвыборная риторика была наполнена антииранскими тезисами. Тегеран обвинялся во всех проблемах Ближнего Востока. Более того, Трамп собрал вокруг себя исключительно антиирански настроенных персон - таких, как глава Пентагона по кличке «бешеный пес» Джеймс Маттис, глава ЦРУ Майк Помпео или госсекретарь Рекс Тиллерсон.

В последние недели дело дошло до конкретных заявлений. Хозяин Овального кабинета назвал Иран «террористическим государством номер один», а «ядерную сделку» – самой ужасной сделкой, которую можно представить. Трамп упрекнул Тегеран в нежелании выполнять СВПД и не исключил вариант ее пересмотра. Глава Пентагона, находясь в Саудовской Аравии, заявил, что Иран играет дестабилизирующую роль в регионе. Против Ирана был введен новый пакет санкции. В Тегеране не остались в долгу (иранцы в долгу не остаются) и также сделали ряд антиамериканских заявлений. Судя по всему, обе стороны возвращаются к хорошо забытому старому – пропагандистской и психологической войне. Именно она была сутью американо-иранских отношений в 2006-2014 годах, от которой обе стороны только лишь страдали.

Отношения США к Ирану имеют свою историю. Можно сказать, что антииранизм является частью политической действительности, или, по крайней мере, парадигмой части американской элиты. Отношение Вашингтона базируется на комплексе исторических фактов, включая нападение на американское посольство в Тегеране в 1979 году, гражданскую войну в Ливане, кризисы в Афганистане и Ираке. Особую роль в формировании антиранской позиции играют союзники США – арабские монархии Залива и Израиль. Саудовское, катарское и израильское лобби имеет беспрецедентно сильное влияние на американские «мозговые центры», играющие не последнюю роль в принятии политических решений.

Однако возникает вопрос, нужно ли это США? Зачем Вашингтону подыгрывать иранским «фундаменталистам» и топить Рухани, который, действительно, настроен на диалог. Неужели в администрации Трампа нет специалистов, которые могли бы объяснить простую истину – не давайте «фундаменталистам» козыри накануне выборов? Иногда возникает ощущение, что новая администрация специально хочет вспомнить хорошо забытое старое и начать новую холодную войну с Ираном.

Антииранская риторика Трампа на руку иранским «консерваторам». Они традиционно делают ставку на антизападные и антиамериканские силы. Откровения Трампа и его администрации увеличивают шансы Раиси, что в свою очередь, ударит по процессам, запущенным Рухани. Главному «реформатору» Ирана скажут: «твоя стратегия не сработала». Возможно, со временем победу одержит коллективный Ахмадинежад. А Ближний Восток, как и весь мир, получат новый виток противостояния. Это отразится на Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне, Ливане. США можно будет сразу забыть про освобождение Мосула от террористов ИГИЛ. Исчезнут хоть какие-то возможности влияния на режим Башара Асада в Сирии. Более того, Иран имеет серьезное влияние на западе Афганистана, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нужно ли это Трампу?

Отношения между США и Исламской республикой во время Обамы можно назвать лучшими в истории двух стран. Но был период, сравнимый с ним – первые месяцы после терактов 11 сентября 2001 года. Благодаря усилиям, в том числе Ирана, США смогли использовать афганский «Северный альянс», состоящий из антиталибских сил, для того, чтобы нанести поражения движению «Талибан». Но президент Буш совершил ошибку, которую спустя годы повторяет Трамп. Иран даже был включен в «ось зла» — ноу-хау неоконов. Мало кто помнит, но иранцы сразу ответили – в Афганистан был отправлен афганский полевой командир Гульбеддин Хекматьяр, который находился в Иране под домашним арестом. В итоге, США в Афганистане пришлось противостоять не только «Талибану», но и многотысячным сторонникам радикальной «Исламской партии» Хекматьяра.

«Реформаторы» опасаются, что усилия Трампа похоронят успехи прошлых лет. Сказать, что политика Рухани привели к прорыву нельзя. Население ждет и требует чего-то большего, особенно в экономике. Сегодня около 40-50 % иранцев живут за чертой бедности. Люди хотят всего и сразу. Но бывает ли так? Страна находилась в тяжелейшем экономическом положении. Калечащие санкции сняты совсем недавно, а ограничения в сфере финансов действуют и сегодня. Молодежь Ирана открыто к диалогу с Западом, хочет перемен и развития. Иран нуждается в высоки технологиях и инвестициях. Все этом может дать, в первую очередь, Запад.

Президентские выборы в Иране – событие непредсказуемое. Ведь многое зависит от чувств одно человека – Хаменеи. Кто одержит победу – сказать сложно. Кажется, что шансы Рухани более предпочтительны. Тем более в иранской традиции принято переизбирать президента на второй срок – давать ему как бы второй шанс. Глубокая вовлеченность Ирана в события в Сирии и Йемене усилила позиции силовиков, в особенности КСИР. Консервативный фланг намерен взять реванш, «остановить» Рухани и вбить последний гвоздь в гром «тлетворного» влияния Запада. И как это ни парадоксально, у иранских «консерваторов» появился могущественный и не очень пока вдумчивый союзник – президент США Дональд Трамп.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 мая 2017 > № 2170309


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173152

Брат аятоллы Хаменеи призвал голосовать на выборах президента Ирана за Роухани

Сейед Хади Хаменеи, брат верховного лидера аятоллы Сейеда Али Хаменеи, выразил поддержку Хасану Роухани в качестве кандидата в президенты Ирана, сообщает ISNA.

"Я хотел бы попросить всех голосовать за господина Роухани, для развития страны, чтобы процветать и иметь мир для иранцев, чтобы гордиться", - сказал он в своем заявлении.

"На этот раз, небрежность будет иметь гораздо более серьезные последствия", - сказал он, добавив, что "мы должны рассеять авантюризм и отсутствие плана и этики".

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173152


Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173130

Турция планирует отгородиться от Ирана стеной

Официальный представитель МИД Ирана заявил во вторник, что Турция "неофициально сообщила" Тегерану о плане построить стену на границе Ирана и Турции, сообщает Tehran Times.

"Иран неофициально информирован о намерении Турции построить стену вдоль части ее границы с Ираном", - рассказал чиновник, который попросил не называть его имени.

"Очевидно, что турецкие власти намерены применить новые меры по ужесточению безопасности границ", - отмечает чиновник. Он не уточнил о наличии дипломатических контактов по этому вопросу.

Во вторник турецкая "Hurriyet Daily News" со ссылкой на высокопоставленного чиновника, сообщила, что Анкара рассматривает планы по строительству стены вдоль турецко-иранской границы в рамках мер по борьбе с запрещенной Курдской рабочей партией (КРП).

КРП, которая первой взяла в руки оружие более чем трех десятилетий назад, считается террористической группой в Турции, Соединенных Штатах и Европейском Союзе.

Как сообщается, стена будет построена длиной 70 км вдоль границы вблизи Агры и провинции Игдыр, а остальная территория будет защищена вышками и железными заборами, говорится в материале. Ирано-турецкая граница простирается с севера на юг более чем на 300 миль.

Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173130


Иран. Польша > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173125

Польский частный сектор готов инвестировать в иранскую провинцию Хузестан

Польский частный сектор готов к инвестициям в товаросопроводительный сектор и морскую промышленность иранской юго-западной провинции Хузестан, сообщает IRIB со ссылкой на польского чиновника.

По данным иранского агентства Maritime News (MANA), на встрече с членами Палаты торговли и промышленности в административном центре Хузестана городе Ахвазе, советник министра энергетики Польши упомянул большие географические преимущества Хузестана, в том числе длинную береговую линию, активные порты и доступ к водам Персидского залива, и сказал, что польские частные компании готовы внести свой вклад в морские проекты в этом регионе.

Иран. Польша > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173125


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173122

Новости предвыборной борьбы в Иране

Генеральный прокурор Ирана заявил во вторник, что число избирательных преступлений, в 2017 году было ниже, чем на выборах 2013 года.

По состоянию на воскресенье, в общей сложности были поданы в прокуратуру 236 заявлений о нарушениях предвыборного процесса, рассказал Мохаммад Джафари Монтазери, сообщает IRIB. Он добавил, что 27 исков были поданы в Министерство внутренних дел от штабов кандидатов.

По словам начальника избирательного штаба МВД Ирана, 56 миллионов иранцев, имеют право голоса на выборах в Советы и на выборах президента страны 19-го мая.

Выступая перед ISNA во вторник, Али Аскар Ахмади рассказал, что 1 350 294 человека, как ожидается, будут голосовать впервые. Ахмади добавил, что он эти данные сформированы на основе переписи 2016 года, и напомнил, что голосовать могут все иранцы в возрасте с 18 лет.

Он также сказал, иранские эмигранты, которые потеряли свои национальные удостоверения личности, могут использовать свои паспорта, чтобы голосовать.

Кандидат в президенты Мохаммад Бакер Калибаф заявил, что он начнет борьбу с безработицей с бедных районов, в случае своего избрания.

"Сегодня от экономического кризиса страдают все. Безработица не знает того, кто ты, курд, турок, белуджи, араб, или перс", - сказал он во время поездки в провинцию Курдистан во вторник, сообщает Mehr.

"Первое, на что я бы обратил внимание, так это на безработицу", - сказал он, добавив, что "у нас есть хороший потенциал среди молодежи, но некоторые смотрят в сторону Запада".

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173122


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 10 мая 2017 > № 2172373

США рискуют получить в Тегеране «кровавого аятоллу»

Нарастающая агрессивность Трампа в отношении Ирана может привести к победе на президентских выборах в этой стране ультраконсервативного политика.

Иранцам предлагают определиться, какой лагерь им ближе — либералов или консерваторов.

В Иране 19 мая состоятся двенадцатые по счету президентские выборы. Число желающих занять этот пост перевалило за 1630 человек, но после их строжайшего отсева Советом стражей конституции ИРИ до участия в выборах допущены шесть политиков. Отметим, что Совет стражей отмел, среди прочих, и популярного в определенных политических и электоральных кругах Ирана экс-президента Махмуда Ахмадинежада, известного в высшей степени резкими заявлениями в адрес Запада, критикой нынешнего главы государства Хасана Роухани и духовного лидера Али Хаменеи.

Таким образом, иранским избирателям предстоит выбирать между Роухани, экс-министрами промышленности и культуры Мустафой Хашеми Таба и Мустафой Мирсалим; мэром Тегерана Мохаммадом Багер Галибафом; бывшим генеральным прокурором, ныне — хранителем мавзолея Имама Резы Эбрахимом Раиси, и первым вице-президентом Эсхаком Джахангири.

По сути же иранцам предлагают определиться, какой лагерь им ближе — либералов или консерваторов. Первый возглавляет Роухани, второй — Раиси. Шансы на победу у них приблизительно равные.

Если победит Роухани, «сдавший» Западу развитие иранской ядерной программы, это будет означать, что большинство населения ИРИ выступает за сближение со «свободным миром», большую открытость, привнесение некоторой светскости в иранское общество, и не обращает особого внимания на провалы в экономике и безработицу. Ответственность за них, считают оппоненты Роухани, лежит на иранском президенте.

Но провалы в экономике можно списать на то, что Иран еще не успел прийти в себя после снятия с него многолетних санкций. А возвращение страны в мировое сообщество, ассоциируемое с президентством Роухани, его хорошие отношения с Европой возродят Иран и создадут в нем множество новых рабочих мест.

Победа Роухани также будет означать, что большинство избирателей пропустило мимо ушей недавнюю критику аятоллы Али Хаменеи в адрес действующего президента на «западной почве» и то, что при нем, так сказать — в народе, стали придавать меньшее значение всемогущему Корпусу стражей Исламской революции. Однако это обстоятельство может сильно навредить действующему президенту в глазах консервативной части общества, духовенства и фундаменталистов, часть из которых поддержало его на прошлых выборах.

Но, заметим, после избрания Роухани многое в мире изменилось. И главное, что президентом США стал Дональд Трамп, провозгласивший Иран «террористическим государством номер один», и неоднократно озвучивший свое недовольство отменой Бараком Обамой антииранских санкций. И Иран, ненадолго и условно вздохнувший, с еще большей определенностью предстал под прицел США и его союзников, включая ближневосточных.

Такая ситуация породила в ИРИ весьма воинствующие настроения. Часть электората Роухани на прошлых выборах стала задаваться вопросом: сумеет ли он справиться с жесточайшими нападками на Иран, требующими «железной руки» для сохранения страны.

Проводником жесткой политики в отношении США и иже с ними в иранском обществе считается Раиси, который, к тому же, как говорят, является преемником духовного лидера Ирана и имеет большую поддержку в силовых структурах страны. Бывший генпрокурор и кандидат в президенты не скрывает своей острой неприязни к Западу, неприемлемости отказа Ирана от развития ядерной программы, к «прогибанию» Тегерана перед Вашингтоном и отсутствию, с его точки зрения, жесткого отпора американцам.

Собственно, Трамп подтолкнул Иран к возвращению в ультраконсерватизм и к избранию президента, являющегося антиподом дипломатичному реформатору Роухани; такого президента, который бы смог дать жесткий отпор Трампу на его же политическом языке, сопровождаемом действиями, синхронными вербальному ряду.

В общем, значительная часть электората считает, что Иран находится в смертельной опасности, и Раиси является именно тем «зубастым» лидером, который способен «бросить перчатку» переусердствовавшему Трампу и бескомпромиссно отстаивать интересы своей страны. Но это палка о двух концах, которую запустили в иранскую политику США, недооценившие реформатора Роухани и провоцирующие его замену ультраконсервативным президентом.

Словом, Роухани может поплатиться вторым сроком за разрядку отношений с Западом, в частности, с США; то есть за ту программную «волну», которая и «вынесла» его в президенты на прошлых выборах. Теперь эта волна вполне способна его накрыть, а Иран — снова изолировать от большей части внешнего мира.

Так что основными соперниками на выборах считаются Роухани и Раиси. Но прогнозировать исход иранских выборов дело неблагодарное в силу их малой предсказуемости и географически полярной идеологии электората. Так, в крупных городах, научных и культурных центрах избиратель преимущественно ориентируется на собственное мнение, а вот глубинка проголосует за того, на кого им укажет местное духовенство.

Поэтому второй тур голосования исключить нельзя, равно как вполне вероятно, что один или два баллотирующихся снимут свою кандидатуру в пользу идеологически близкого ему (им) кандидата — то есть Роухани или Раиси. С другой стороны, Галибаф, входящий в тройку наиболее реальных кандидатур на пост президента, может намеренно остаться на выборах до конца, чтобы оттянуть побольше голосов у Роухани.

Но кто есть Раиси? Политического и управленческого опыта у него нет. В правовом «поле» и среди людей старшего поколения он известен как «кровавый аятолла» — в конце 80-х годов прошлого столетия Раиси руководил судебными комиссиями: приговоренных к казни за политическое инакомыслие было тогда множество. Повторимся, что он имеет прочные связи в духовенстве, хотя и неоднородном. Тем не менее, во многих регионах оно создает Раиси репутацию именно того президента, который нужен сегодня Ирану. Главный аргумент соответствующей пропаганды — Роухани не справится с таким «монстром», как Трамп, а вот Раиси — сможет.

Не вдаваясь в разбор ложности этого посыла, отметим, что, во-первых, усилившаяся агрессивность Трампа против Ирана на деле может оказаться не более чем политическим эпатажем. Во-вторых, в случае проигрыша Роухани Иран закроет для себя приоткрытые действующим президентом каналы взаимодействия со многими государствами, в том числе, и Запада. В-третьих, говорят, что Раиси прочат в духовные лидеры Ирана, и нельзя исключить, что он снимет свою кандидатуру в пользу Галибафа — гораздо более известного иранскому обществу и менее консервативному, чем «кровавый аятолла».

Словом, исход нынешних выборов в Иране непредсказуем, и разговор сегодня может идти только об их основных фигурантах. Но кто бы ни выиграл эти выборы, задачи, поставленные перед Ираном, останутся неизменными — физическое выживание (терроризм, Израиль, «жадные глаза крупных держав на Ближнем Востоке») с сохранением имеющегося «веса» ИРИ в регионе и мире, выполнение ядерной сделки (обещание Роухани в случае его переизбрания на второй срок), и оздоровление экономики.

Ирина Джорбенадзе

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 10 мая 2017 > № 2172373


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171353

Тихий молодежный бунт в исламской республике

Аксель Веден (Axel Støren Weden), VG, Норвегия

ТЕГЕРАН/ИСФАХАН — Поколение, родившееся и выросшее в Исламской Республике Иран, раздвигает границы. Но новой революции они не хотят.

Звучит «Shape of You» Эда Ширана. Две женщины в коротких юбках с пайетками и на высоких каблуках танцуют, смеются и хлопают в ладоши. За кухонным столом чокаются «аракой», местной самогонкой. По кругу идет сигарета с «травкой».

Эта афтерпати могла бы быть где угодно в мире. Но в этот вечер четверга мы в квартире, расположенной в богатой, северной части Тегерана, и человек двадцать женщин и мужчин, которым под 30, собрались здесь, чтобы оттянуться по полной.

«Народ пьет, курит и занимается сексом до свадьбы. Тут можно достать все, что хочешь, прямо домой привезут», — объясняет «Али Реза» на беглом английском.

Никто в комнате не знал иного Ирана, чем исламскую республику. Прошло почти 40 лет с того дня, как народное восстание, требованием которого была свобода, смело авторитарную и прозападную монархию Мохаммеда Резы Пехлеви, последнего шаха Ирана.

Те, кто пьет, должны наказываться ударами кнутом

Но на втором этапе революции власть захватили исламисты. Иран превратился в теократическое государство, частично основывающееся на законах шариата. Народные требования демократизации и свободы были отставлены в сторону. В последние 38 лет в Иране система, где инакомыслие жестоко подавляется, права человека игнорируются, а к женщинам относятся как к гражданам второго сорта.

До 1979 года мини-юбки и алкоголь в Тегеране были чем-то самим собой разумеющимся. Сегодня того, кто пьет, наказывают 80 ударами кнутом, а женщины, помимо целого ряда других дискриминирующих их законов, обязаны всегда, когда они находятся вне дома, носить закрывающую их с головы до ног одежду, они должны избегать громкого смеха и воздерживаться от езды на велосипеде.

Но почти четыре десятилетия исламской республики не смогли «причесать» поколение, никогда не жившее в другом Иране.

Мне, проехавшему по стране почти неделю в качестве туриста, ознакомившемуся с социальными медиа, молодые иранцы кажутся экспертами в том, как можно лавировать в повседневной жизни, определяемой предписаниями и запретами. Границы перемещаются постоянно.

Меня приглашали и в поездки, и на вечеринки

Это началось еще до приезда. Благодаря гостевой сети Couchsurfing, которая, как и Facebook, блокируется, но к которой ты с легкостью можешь получить доступ с помощью специального приложения, у нас появляется целый ряд запросов как от женщин, так и от мужчин. Нам предлагают жилье, предлагают присоединиться к походу в горы, сходить вместе в кафе, художественные галереи и на вечеринки.

Разница между тем, что ты видишь в официальной жизни, и тем, что на самом деле происходит за четырьмя стенами жилища, велика. Спутниковые антенны — что-то столь же само собой разумеющееся, как и телевизоры. Из гостиных следят за новостями от BBC, CNN и оппозиционного канала Manoto, вещающего из Лондона. По данным властей, до 70% населения нарушает закон, владея спутниковой антенной.

Но гражданское неповиновение выходит и за пределы жилищ.

В Исфахане, третьем по величине городе страны, мы видим двух девочек лет 12 с мамашами на буксире. Мамаши в чадре, это консервативный черный наряд, полностью закрывающий все тело — кроме лица. Девочки идут на несколько метров впереди. В хиджабах, предписанных законом, но сверху у них бейсболки, надетые козырьками назад. Но одной из кепок блестящими буквами написано «YOLO» (сокращение от «You Only Live Once», «Живем один раз»). Одна из девочек оборачивается и что-то раздраженно говорит матери.

Они не носят хиджаб в знак протеста

В социальных медиа границы окружающего мира тоже расширяются. «Назанин», модная женщина, которой слегка за 20 и которая сама делающет украшения, часто пользуется Instagram (который не блокирован). На многих собственных фотографиях она без платка.

И в этом она не одинока: через сайт активистов «My Stealthy Freedom» (Моя скрытая свобода) в Facebook, у которого более миллиона подписчиков, женщины выкладывают собственные фотографии без хиджаба в знак протеста против диктатуры духовенства. Реакционные правители Ирана от этого не в восторге. В прошлом году восемь женщин-моделей были арестованы за то, что поделились своими фотографиями, на которых они без хиджаба, в Instagram.

«Назанин» рассказывает, что она и сама получала предупреждения от патрулей полиции нравов Гашт-э Эршад за непристойное поведение. Если она в городе, встречается с друзьями, ее красочная шаль, чаще всего, сдвинута назад, за уши.

«У меня еще не было никаких серьезных проблем, но меня предупредили, что «это мой последний шанс», и что если я не возьму себя в руки, меня могут наказать», — рассказывает она.

По данным Amnesty International, примерно 2,9 миллиона женщин в период с марта 2013 года по март 2014 года получили от полиции предупреждение в связи с «непристойной одеждой». Но иранцы находят новые и креативные способы преграды обходить. В новом приложении пользователи Интернета могут на карте города указывать, где они видели полицию нравов. И таким образом предупреждать других пользователей.

Через две недели президентские выборы

Правда, некоторые говорят, что смелость в социальных медиа — лишь поверхностный признак того, что молодежи разрешена некоторая свобода. Несмотря на то, что в четыре года правления президента-реформатора Хассана Роухани наметился новый внешнеполитический курс, он не привел к большей политической свободе в самой стране. Наоборот, ситуация с правами человека, скорее, стала хуже.

19 мая президентские выборы. Будет ли переизбран на новый срок Хасан Роухани или же победит его главный соперник Ибрагим Раиси, консервативный кандидат, тесно связанный с духовным лидером страны аятоллой Али Хаменеи, шансы на улучшение условий работы СМИ, свободу слова и соблюдение прав человека все равно ничтожны.

Несмотря на недоверие к режиму многие встреченные нами молодые иранцы испытывают определенный, хотя и слабый оптимизм в отношении к будущему. Они надеются, что соглашение по ядерной программе и смягчение санкций будут способствовать улучшению экономического положения страны и отношений с остальным миром, а это даст им возможность ездить за границу и осуществлять свои мечты в других местах, а не в Иране.

Эволюция, а не революция

На вечеринке в Тегеране время приближается к полуночи. «Али Реза», как и многие другие дети исламской революции, винит родителей в том, что они вышли на улицы, чтобы сбросить авторитарный режим шаха в конце 1970-х годов.

Он уверен в том, что в Иране наступят перемены. Но, наученный горьким опытом, добавляет: «Это произойдет путем эволюции, а не революции. Путем революции уже попытались. И мы видим, к чему это привело.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171353


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 мая 2017 > № 2171348

Стереотипы об Иране: правда и вымысел

Юля Кузнецова, Иран сегодня, Россия

Об Иране в России знают мало. Какая-то бедная арабская страна, испепеленная солнцем, разоренная войной. Да что там о ней говорить: одна нефть, террористы и фрукты. А еще угнетенные девушки в хиджабах. Возможно у кого-то вспялывают отрывки из стихотворений Омара Хайяма. Что говорят об Иране русские и есть ли среди этого хотя бы крупица правды?

Иран — арабская страна, где идет война и живут террористы

Миф. Многие русские привыкли путать Иран с Ираком, персов с арабами, и ставить все страны Ближнего Востока в один ряд. Мол, что за страна такая Иран? Да одна из тех, где живут арабы, из года в год бушуют войны, и бесчинствуют террористы.

В Иране, конечно, живут арабы, однако они составляют не более двух процентов населения страны. В основном арабский этнос распространен на юге страны: на побережье Персидского залива, в провинциях Фарс и Хузестан. Остальные 98 процентов — это персы, азербайджанцы, курды, а еще туркмены, бахтиары, кашкайцы, белуджи, талыши, луры, армяне и многие другие народности. Каждый со своими традициями и языками.

Что насчет террористов? Мэрилендский университет США проанализировал более 125 тысяч террористических атак в мире и составил рейтинг стран по уровню терроризма. В рейтинге на 2016 год первые места заняли Ирак, Афганистан, Нигерия, Пакистан и Сирия. Россия оказалась на 30 месте, США — на 36, а Иран — на 47. Всего в рейтинге 130 стран.

Загадочные женщины, закутанные в черные хиджабы

Правда, да не совсем. Русские считают, что в иранских женщинах царит какая-то загадка. Восточные красавицы с манящими глазами, но с головы до ног спрятанные под темными паранджами. Но не все красавицы Ирана укутаны в темные покрывала.

Начнем с того, что такое хиджаб. В западных странах ошибочно считают, что это черное одеяние, превращающее женщину в палатку и нарушающее ее права и свободу. В то время как на самом деле он представляет собой не отдельный вид одежды, а свод правил, по которым должна одеваться мусульманка. Кстати, многие соблюдают его по собственному желанию.

Длинное покрывало, скрывающее женский силуэт, но оставляющее открытым лицо, называется чадрой (перс. «чадор»). Чадра распространена в Иране, особенно среди взрослых женщин. Ее принято надевать в мечети и в любых других святых местах, а также в государственных учреждениях, университетах и на официальных мероприятиях. Обычно женщины обходятся и другим видом хиджаба, который покрывает только голову, плечи, большую часть груди и называется макнаэ. Безусловно, предпочтительна одежда темных тонов.

Что касается обычных встреч с друзьями и прогулок по городу, то вы увидите настоящее разнообразие цветов, стилей и платков. Многие девушки натягивают шаль только на половину головы или заправляют ее за уши. А ветер то и дело сдувает их, обнажая густую темную копну волос.

Страна нефти, газа, ковров и сухофруктов

Правда. Этого добра навалом. Ирану принадлежит около десяти процентов мирового запаса нефти и около шестнадцати процентов природного газа. Кроме того, Иран производит треть ковров ручной работы, продаваемых по всему миру, и экспортирует огромное количество фруктов и сухофруктов, орехов и икры. Конечно, санкции связывают страну по рукам и ногам и делают ее далеко не богатой. Однако от голода, как могут некоторые себе представить, здесь не умирают.

Жаркое солнце и райские сады

Русские считают, что в Иране жаркий климат. Сумасшедшее солнце выжигает все живое, оставляя только пустыню да голые каменистые горы. Но это только часть правды.

Географическое расположение Ирана уникально. Здесь можно найти и две равнинные пустыни, и горные массивы с самым высоким вулканом в стране Демавендом (5610 метров над уровнем моря), и даже лесные массивы на севере страны. Среднегодовая температура в Иране около +20 градусов по Цельсию. На западе страны климат схож со средиземноморским. На юге температура воздуха достигает +50 градусов. Что же касается горных цепей Эльбурса и Загроса, им свойствен сухой и безводный климат.

Из-за такого климатического разнообразия Иран считают страной четырех сезонов. В одно и то же время, но в разных районах можно увидеть все времена года. Зимой в Тегеране удастся покататься на лыжах, а на острове Кише поплескаться в Персидском заливе.

Иран в России считают пустыней, а он прославился на весь мир своими уникальными садами, которые внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Стиль и традиции их оформления повлияли на устройство садов в Испании и Индии, а ирригационная система, которая использовалась для озеленения тысячи лет назад, потрясает до сих пор.

Строгая мусульманская страна с красивыми мечетями

Русские думают об Иране как о закрытой и мрачной религиозной стране со строгими правилами. Слишком много запретов и сексизма. Что там делать? Ни позагорать на пляже, ни рюмку горячительного выпить. Но при этом люди считают, что в стране много красивых мечетей.

Иран — действительно страна, в которой религия занимает важное место, она же считается неотъемлемой частью политической системы страны и порождает строгие правила. Но от иностранцев в Иране не будут требовать их полного выполнения. Здесь любят туристов и ждут, что те в ответ будут вежливо относиться к персидским традициям.

Безусловно, мечети в Иране великолепные. Завораживающая мозаика, ослепляющие стеклянные изразцы, мягкие персидские ковры — в мечети можно просидеть весь день, наслаждаясь красотой и уютом. Здесь можно переждать полуденный зной и духоту, а можно остаться на ночь, если вдруг негде переночевать. Главное правило — вести себя уважительно к святому месту и не фотографировать молящихся людей.

А с чем еще ассоциируется Иран?

Иран считают другим миром, совсем не похожим на наш. Далекий, закрытый, труднодоступный мир, где не пляшут под дудку США, где специи — смысл еды, а «торговаться» — смысл покупки. Мир, где когда-то существовал зороастризм, а сегодня ведут речи об атомной политике. В России слишком противоречивое мнение об Иране: в голове одновременно всплывают религиозные фанатики, навеянные СМИ, и отрывки из стихотворений Омара Хайяма.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 мая 2017 > № 2171348


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter