Всего новостей: 2397470, выбрано 5134 за 0.280 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Россия. Иран > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 19 февраля 2018 > № 2503427

Геоэнергетика как основание Второй «холодной войны»

Стратегия национальной безопасности — США, Россия и Иран

В удивительное мы с вами время живем, уважаемые читатели — даже тогда, когда России совершенно открыто, без иносказаний и каких бы то ни было двусмысленностей, объявляют очередную «холодную войну», мы не хотим сами себе в этом признаваться. Часть политиков России рассказывает нам с вами про возможности найти общий язык с пресловутыми «американскими партнерами», мы и сами себя убаюкиваем самыми причудливыми надеждами. «Всё еще наладится, санкции не могут быть вечными, США понимают, что их экономике они идут во вред» — ну, и так далее. Но всё это, на наш взгляд — всего лишь попытка не замечать очевидные факты.

Документы, определяющие концепцию национальной безопасности США, выстраиваются в четко определенную иерархию по степени важности и значимости. На самом высоком уровне находится стратегия национальной безопасности (National Security Strategy, NSS), которую подписывает президент. В ней излагаются обобщенные цели и приоритеты власти США в обеспечении безопасности страны. Ступенью ниже стоит национальная оборонная стратегия, подписываемая министром обороны — она фокусируется на роли обороны в реализации стратегии национальной безопасности. Дальше идет национальная военная стратегия США (National Military Strategy, NMC), которая разрабатывается объединенным комитетом начальников штабов — в США этот орган руководит вооруженными силами страны. В этом NMC формулируется роль вооруженных сил в соответствии с задачами, указанными в вышестоящих документах. Кроме того, раз в четыре года в США выходит обзор обороны, Quadrennial Defence Review, последний из них увидел свет в 2014 году. Если коротко — после того, как Дональд Трамп подписал NSS, стратегию национальной безопасности, вояки США берут под козырек и строят свои планы, оборонительные и наступательные, необходимые для наилучшего обеспечения задач, очерченных мистером президентом. С того момента, как опубликован этот документ, вся риторика Трампа, позволяющего себе время от времени, к примеру, вот такое высказывание:

«Я чувствую, что дружественные отношения с Россией в противовес нашему всегдашнему противостоянию, являются ценным приобретением для мира и нашей страны, а не тяжелыми обязательствами»,

становится просто словами, колебаниями воздуха в акустическом диапазоне, и не более того. Теперь нужно просто изучать опубликованную, не секретную часть NSS и расставаться с иллюзиями.

Заголовок одного из разделов этого документа звучит простенько и со вкусом — Peace through Strength, «Мир с помощью силы»:

«Необходима модернизация вооруженных сил, особенно ядерного оружия и соответствующей инфраструктуры, необходимы новые подходы к закупкам вооружений, к обеспечению боеготовности, необходимо сохранение полного спектра сил для отражения любых угроз — на суше, на воде, в воздухе, космосе и киберпространтсве».

Против кого? Никаких неясностей — всё расписано по полочкам. Среди трех главных вызовов-угроз великим США числятся «ревизионистские режимы Китая и России», под «ревизионизмом» в документе понимается принципиальный отказ от однополярного мира. Угроза номер два — «государства-изгои Иран и Северная Корея», угроза номер три звучит традиционно — «джихадистские террористические группы». Про номер три рассуждать можно долго, тема обширная — кто и зачем создает эти самые джихадистские группы, кто и как их использует, чем для этого обеспечивает и так далее. Даже намекать не будем, что с этой угрозой номер три у Штатов рыло в пуху — не настолько дурно мы воспитаны и, если кому-то что-то подобное почудилось, то мы тут не причем.

Обнародованный текст NSS забивает последний гвоздь в крышку гроба любых надежд на улучшение отношений США и России в ближайшее время — до того момента, когда нынешний или следующий президент не подпишет новый NSS. Как бы мы ни пытались смягчить текст документа, факт остается фактом — Россия, Китай, Иран и Северная Корея в одностороннем порядке объявлены угрозами национальной безопасности США. Можно анализировать, по каким внутриамериканским причинам текст NSS именно такой, а не какой-то другой — это тоже интересная и достойная анализа тема, но она носит сугубо философский характер. Политологи могут находить закономерности, перечислять всевозможные политические группировки США и так далее — это всё равно не отменит того, что вслед за NSS будут разработаны и остальные планы для обеспечения ее реализации, и планы эти будут уже сугубо военными, оборонительными и наступательными. Жесткость формулировок может обескураживать, вызывать недоумение и удивление — но только в том случае, если не понимать, что таким стал ответ США на слова Владимира Путина, сказанные им в обращении к народу после воссоединения с Крымом в 2014 году — тогда наш президент призвал США смириться с реальностью многополярного мира. Приносим извинения за последующее объемистое цитирование — оно необходимо уже для того, чтобы вы, наши читатели, ознакомились с блистательным примером демагогии, умением прикрывать утилитарные цели пафосными словесами.

«Нынешние вызовы свободным обществам выглядят такими же серьезными, но более разнообразными, чем угрозы во время холодной войны, при тоталитарной угрозе со стороны Советского Союза. … Китай и Россия стремятся формировать мир, который противоречит американским ценностям и интересам. … Россия имеет целью ослабить влияние США в мире и отделить Америку от ее союзников и партнеров. … Китай распространяет свою власть в ущерб суверенитету других и строит самую совершенную в мире после американской военную систему. … Соединенные Штаты и Европа будут вместе противостоять российской подрывной деятельности и агрессии, а также угрозам, которые представляют собой Иран и Северная Корея».

Есть тут хоть какие-то возможности для расширенной интерпретации? На наш взгляд, вопрос совершенно риторический — Россия несет угрозу более разнообразную, чем нес Советский Союз во времена холодной войны, так что welcome в «Холодную войну №2». Нам ее объявили без всяких компромиссов, без оглядки на мнение многочисленных либералов в высших эшелонах нашей власти. Мы можем быть приверженцами сколь угодно мирной политики, но Рубикон перейден, мосты сожжены, маски сброшены — можете самостоятельно добавить любые слова, приличествующие моменту.

Роль энергетики

Если у кого-то вызывает удивление то, что мы обращаем столь пристальное внимание на военно-политический документ, то это зря. Авторы текста NSS чрезвычайно любезны — они не забывают, что нам нужны для этого логические обоснования.

«Россия распространяет свое влияние в разных районах Европы и Центральной Азии через контроль над ключевыми энергетическими ресурсами».

Один из разделов NSS звучит следующим образом: «Доминирование в энергетике», в нём ставится задача превратить Америку в «энергетически доминирующее государство, обеспечив за ней центральную позицию в глобальной энергетической системе как ведущего потребителя, производителя и инноватора». Спасибо, Дональд Джонович, что нам теперь так весело! Если кто-то еще сомневался в нашем тезисе, что все центральные мировые события нашего времени вращаются вокруг главного, центрового вопроса — энергетики, то теперь вам, господа скептики, придется спорить уже не с нами, а с президентом США. Вперед — ищите аргументы, пытайтесь его переубедить, находите доводы, а мы, вслед за передовой либеральной общественностью, признаем авторитет этого политического деятеля.

США понимают, что «атака» России идет на энергетическом фронте, именно ей в первую очередь они будут противостоять, именно развитие нашей энергетики они будут пытаться остановить и разрушить. Вняв аргументам Владимира Путина, провозгласившим несколько лет назад концепцию развития России как энергетической сверхдержавы, США приняли вызов. Это — основа нашего противостояния, всё прочее вторично, а все, кто с этим не согласен, имеют право писать письма мелким почерком непосредственно в Белый дом. «Письма, письма лично на почту ношу…» — есть такая красивая песня, которую каждый волен наполнить новым содержанием.

На войне как на войне

Война, даже если она холодная, диктует свои правила. Соединенные Штаты Америки — могущественный противник, «бой» будет идти экономический, а ВВП США покрывает ВВП России, как бык овцу. Да, конечно, тут есть место анализу того, насколько национальные интересы США совпадают с интересами многочисленных транснациональных корпораций, базирующихся в этой стране. Но даже если и есть определенные противоречия, способствовать их интенсификации будет очень непросто. Это, безусловно, важная задача, но вряд ли мы в ближайшие годы узнаем, кто и какими способами будет пытаться ее выполнить, из открытых источников. Есть вещи куда как более очевидные и явные — для противостояния такому противнику России нужны союзники. Именно «союзники», поскольку уже несколько сотен лет друзьями России остаются исключительно ее армия и флот. Любой союзник — явление преходящее: сегодня мы с ним в одной лодке, а после дождичка в четверг изменятся внешние обстоятельства, и союзник растворится, как туман над речкой поутру. Так что, как ни странно, нам надо бы поблагодарить Дональда Джоновича за то, что он создал не самый плохой экипаж для нашего гребного суда.

Правда, КНДР в качестве союзника Россия не рассматривает — отказ товарища Ына от подписания Договора о нераспространении ядерного оружия перечеркивает любые прочие нюансы. Так что все вполне традиционно — соображать нам в ближайшее время предстоит на троих с Китаем и Ираном. При этом, повторим, речь не идет о «дружбе навек» — союз возник не только по желанию сторон, но во многом из-за действий стороны, объявившей все три государства своими противниками. Да, что касается некой Европы, все страны которой в NSS скопом объявлены «союзниками и сторонниками», то это тоже вопрос далеко не тривиальный. Стран в старушке Европе много, они, хоть и умные, но строем пока не ходят, даже в ногу далеко не всегда получается. Собственно говоря, при всем американском энтузиазме и задоре NSS именно это и констатирует:

«Россия распространяет свое влияние в разных районах Европы».

С легким пренебрежением называя страны «районами» — океан большой, бинокль слабенький, подробности плохо различимы. Но о Европе, ЕС и прилегающих территориях — не в этот раз.

Итак, Китай, Россия и Иран усажены Штатами в одну лодку. Совершенно очевидно, что под одну гребенку эту тройку не пострижешь — Китай не только в разы больше по населению, по объему экономики, промышленности, финансовых ресурсов, есть и еще две серьезных особенности. Иран побывал под серьезнейшими санкциями США и ЕС, они и в наше время сняты далеко не полностью, Россия находится под санкциями с 2014 года. Китай за последние годы вышел на первое место по импорту энергетических ресурсов — того самого богатства, которыми обладают Россия и Иран. Если безоговорочно принимать данным министерства нефти Ирана и ОПЕК, то доказанные запасы нефти на территории Ирана составляют 19 млрд тонн или 140 млрд баррелей — третье место в мире «по ранжиру Международного Энергетического Агентства (МЭА). По запасам природного газа Иран занимает второе место в мире, сразу после России — 27,6 трлн кубометров. Данные по России точностью не отличаются, так уж устроено наше законодательство, но общепринятая оценка по газу — треть мировых запасов, не менее 150 трлн кубометров, нефти у нас — опять же по оценкам МЭА — 14,1 млрд тонн (103,2 млрд баррелей), но при этом геологическая разведка арктического шельфа и побережья могут существенно изменить эти цифры. Получается, что Россия, Иран и Китай самым замечательным образом дополняют друг друга — мы и персы способны обеспечить энергетическими ресурсами Китай, спрос которого растет почти на 10% ежегодно. О том, какую стратегию выбрал Китай, мы уже писали.

С момента публикации этой статьи появилось пока только одно уточнение — Шанхайская международная нефтяная биржа назвала новую дату начала торгов, 26 марта.

Китай, несмотря на то, что управляется Коммунистической партией, еще ни разу не оказывался под действием санкций — статус «всемирной мастерской» отнять не представляется возможным. Даже США, несмотря на все постулаты NCC, не рискуют пойти на такой шаг, а Европа даже и слышать об этом не хочет — напротив, в этой «старушке» нарастает конкуренция за право участия в глобальном проекте «Шелковый путь», за китайские инвестиции, которые будут сопровождать его развитие. Россия и Иран находятся в иной ситуации — несырьевой экспорт из наших стран растет, но рост этот фантастическим назвать язык не поворачивается.

Россия, Иран и углеводороды

В отличие от Штатов, не торопится ЕС и зачислять Иран в число «стран-изгоев», и вовсе не из-за каких-то гуманитарных соображений или желания строго соблюдать условия «ядерной сделки» с Ираном. То, что Евросоюз не является предсказуемым партнером, мы с вами прекрасно знаем — достаточно вспомнить гарантии министров иностранных дел Германии и Франции Януковичу, официально данные ему в феврале 2014 года. Настоящую причину мы указали чуть выше — баррели и кубометры углеводородов.

Схожая картина и в случае с Россией, отличие только в существующих и строящихся магистральных трубопроводах, но потенциально Иран действительно способен стать столь желанным для ЕС поставщиком и природного газа, и нефти. В свою очередь, для Ирана Евросоюз — это 27% его экспорта углеводородов, при этом нефть и газ Иран продает за евро. Клубок противоречий получается изумительной красоты: чтобы уменьшить свою зависимость от российского газа и нефти кардинальным образом (проект магистрального газопровода из Азербайджана с его максимальным объемом в 10—15 млрд кубометров в год — лишь элемент декора, какой бы шумной не была пропагандистская компания по этому поводу), Европа имеет единственную разумную альтернативу — нефть и газ Исламской Республики Иран в комплекте с газом Катара, который так и не избавился от проблем с санкциями со стороны своих соседей. Впрочем, что касается альтернативных поставок нефти, то тут предложений предостаточно, причем не только от стран Персидского залива, но из государств Африки. А вот с газом для Европы всё куда как жестче. Даже если Катар в обозримом будущем решит все свои проблемы с санкциями со стороны арабских стран, всё, что он может предоставить Европе — это только СПГ, поскольку проект магистрального газопровода (далее — МГП) через территорию Сирии существует только в воспоминаниях, причины общеизвестны.

Что может дать вот такая удивительная ситуация с поставками газа, мы воочию можем наблюдать на примере Турции. Несмотря на все амбиции Эрдогана, на его попытки играть на нескольких направлениях одновременно, Турция стала третьим участником коалиции по урегулированию ситуации в Сирии наряду с Россией и Ираном. Можно раскладывать самые замысловатые геополитические пасьянсы, но основа такого дисциплинированного поведения — то, что Россия и Иран обеспечивают более 80% потребностей Турции в поставках природного газа. Такая перспектива вряд ли нравится Европе, но альтернатива не просматривается. Поставки СПГ с территории США — просто дорого и куда как менее гибко, чем трубопроводные поставки из России и такие же, которые можно организовать из Ирана через территорию Турции. Месторождения Северного моря вычерпаны практически до дна, у Норвегии приличные запасы остались только на месторождении «Тролль», со стороны Алжира и Туниса поставки тоже сходят на нет. Что у нас там еще из газовых новостей?

Гигантское месторождение «Зохр» на шельфе Египта, которое не только способно решить все проблемы растущих потребностей этой страны, но и превратить Египет в экспортера газа в Европу. Тысячекратно ругаемый и даже проклинаемый одновременно патриотами и либералами, «правыми» и «левыми», Игорь Сечин уже успел подписать контракт и оплатить 30% акций этого проекта для Роснефти. Газовые месторождения на шельфе Кипра? Чтобы начать их разработку, Европе предстоит помочь Кипру решить территориальные споры с таким замечательным государством, каковым, вне всякого сомнения, является Турецкая Республика Северный Кипр, переговоры с которой летом минувшего года зашли в тотальный тупик. Северный Кипр, конечно, Республика, но ведь Турецкая.

Турции конкурент второй нитки «Турецкого потока», как бы это цензурно выразиться-то… очень не нужен, причем сразу по двум причинам. Во-первых, деньги за транзит получать кто же не хочет (Болгарию не называть, это государство с низкой планкой социальной ответственности), а во-вторых, один раз Турция уже «одними помидорами не отделывалась». Вот, собственно, и всё, если не считать гипотетического трубопровода на пятикилометровой глубине за нереальные деньги с израильских шельфовых месторождений. Этот проект, конечно, Европа время от времени вспоминает, но складывается впечатление, что только для того, чтобы еще раз посмотреть на смету, содрогнуться и снова спрятать под сукно. Извините, но другой планеты у нас для Европы нет. Вполне демократично, собственно говоря — или согласиться на рост влияния «страшно-ужасного кремлевского режима», или на всё более тесное сотрудничество с режимом аятолл. Выбирай, но осторожно. Осторожно, но выбирай.

Поиск общих позиций

Если же смотреть на ситуацию с точки зрения России, то здесь «всё то же самое, только наоборот» — если нам удастся выстроить взаимные отношения с Ираном должным образом, чтобы поставки газа в Европу велись строго согласованно, то все санкции, которые довелось и доводится переживать обеим нашим странам, могут показаться причастным к ним цветочками на фоне ягодок. Согласование экспортной политики позволяет решить и потенциально возможный рост поставок из Катара, ведь газ для своих заводов по сжижению Катар черпает из Северного Парса, который для Ирана — Южный Парс. Предложение кажется слишком жестким, слишком агрессивным? Напомним нетленные строки NSS-2018:

«Соединенные Штаты и Европа будут вместе противостоять российской подрывной деятельности и агрессии, а также угрозам, которые представляют собой Иран и Северная Корея».

Извините, но это не мы расставляем границы, определяем противников и конкурентов. Никто в Европе не возмутился содержимым NSS, не подал даже робкого голоса против, у всех стран ЕС есть масса собственных хлопот и забот, не до проблем тут России и Ирана. Вы видите причины вести себя деликатно с этой публикой? Мы — видим. Несмотря на рост не сырьевого экспорта, и Иран, и Россия сохраняют зависимость от экспорта углеводородов, который обеспечивает весомую долю государственных бюджетов.

На день сегодняшний поставки газа из России и Ирана — палка о двух концах. Если Россия и Иран согласуют свои позиции, то ответ Европы может быть достаточно жестким — они ведь, в принципе, могут согласиться на поставки СПГ из США, что может быть очень болезненно. Как мы можем смягчить последствия такого удара, тоже понятно — и Россия, и Иран должны увеличивать поставки углеводородов в другие регионы, наращивать диверсификацию. Собственно, Россия этим уже успела озаботиться, факты хорошо известны.

Строится «Сила Сибири» и газоперерабатывающий завод в Амурской области, в ноябре 2017-го введена в эксплуатацию первая линия «Ямал СПГ», поставки которого законтрактованы в Юго-Восточную Азию, 1 января пущена вторая нитка нефтепровода в Китай, что только усилит позиции России как крупнейшего поставщика нефти в Поднебесную, ведутся переговоры по «Силе Сибири-2», ресурсным источником для которой вполне могут стать те же месторождения, из недр которых идут поставки в Европу.

У Ирана же ситуация куда как более сложная — многие газовые проекты были оборваны на взлете западными санкциями, но ситуация удивительна тем, что это не самая большая беда. Не были реализованы совместные проекты с Европой — зато сейчас имеются возможности заниматься разработкой газовых проектов для поставок топлива в такие страны, как тот же Китай, в Пакистан, в Индию, в Оман. Одновременно это может послужить хорошим основанием для решения еще одной проблемы — исторического груза двусторонних отношений ИРИ и СССР. Если кто-то подзабыл, то напомним, что Советский Союз был союзником Ирака в годы его войны с Ираном, за что аятолла Хомейни наградил нашу страну званием «малого сатаны» — «большим сатаной» раз и, похоже, навсегда объявлена Америка. Чем больше будет совместных проектов Ирана и России в энергетике — тем прочнее будут наши связи, тем больше будет возможностей для выработки общей позиции по экспорту газа в Европу.

Разумеется, Иран и Россия вполне могут развивать торговые отношения не только в энергетической отрасли. Уже состоялись поставки комплексов ПВО С-300, идут переговоры по продолжению сотрудничества в рамках договора о военно-техническом сотрудничестве. Но тут многое, к сожалению, зависит еще и от успехов России в импортозамещении. Классический пример — история с несостоявшимся контрактом поставок 100 самолетов «Сухой-Суперджет». Мы можем сколько угодно раз называть это изделие российским, но 90% его авионики — это патентованное оборудование производства США. Штаты просто запретили поставки этого оборудования в Иран в любом виде — и контракт не состоялся. А вот с энергетикой всё куда как иначе — в ней никакие препятствия просто не существуют в принципе. Куда как иначе и еще в одном направлении — в организации альтернативного маршрута поставок товаров из Индии в Европу и обратно, поскольку, повторимся другой планеты у нас для Европы нет. Мало того — нет у нас другой планеты и для третьего члена экипажа лодки «стратегических конкурентов США», для Китая. Проект «Шелкового пути» весьма перспективен и соблазнителен, но вот есть у полуторамиллиардного Китая противоречия с полуторамиллиардной Индией и нет причин для того, чтобы Россия и Иран учли интересы этого растущего гиганта.

Совместные энергетические и транзитные проекты России и Ирана

Объем статьи не позволяет подробно рассмотреть все российско-иранские энергетические и транзитные проекты, мы просто ограничимся их списочным перечислением, оставив их анализ для следующей публикации на эту тему:

АЭС «Бушер» и подписанный меморандум о возможности увеличения числа атомных энергоблоков до восьми штук;

Энергомост «Север — Юг» с участием России, Грузии, Армении и Ирана;

Железнодорожный и морской транспортный коридор с участием Индии, Ирана, Азербайджана и России. Если кто-то пропустил новости этого проекта, сообщаем, что 8 февраля прибывший из России тестовый поезд направился из Азербайджана в Иран по маршруту Астара (Азербайджан) — Астара (Иран), а Азербайджан уже успел предложить запустить пассажирский железнодорожный состав из иранской Астары в город Москву и обратно;

22 декабря 2017 года министр нефти Ирана Б. Зангане пригласил Газпром присоединиться к проекту газопровода по маршруту Иран — Оман;

В 2016 году Иранская национальная нефтяная компания подписала договор с южнокорейской KOGAS о предоставлении инжиниринговых услуг по проектированию МГП IGAT 9. Этот МГП предназначен для транспортировки топлива от города-порта Асалуйе, ближайшего к Южному Парсу на северо-запад, до границы Ирана с Турцией и дальнейшего экспорта в Европу. 22 января 2017 года замминистра нефти Ирана Х. Р. Араки сообщил, что «власти Ирана очень рады участию в проекте IGAT-9 российских энергетических компаний. Турция стала третьей страной, отвечающей за зоны деэскалации в Сирии, она учитывает позиции России и Ирана, причин для этого великое множество, однако главные из них мы знаем по именам — «Турецкий поток» и IGAT-9;

В сентябре 2017 года министр нефти Ирана Б. Зангане твердо заявил, что проекты развития газового месторождения Фарзад-Б и строительства морского МГП из Ирана в Пакистан и далее в Индию осуществляется с большой задержкой, но они будут реализованы, «хотя для решения этих проблем необходимо привлечение России»;

Энергомост Россия — Азербайджан — Иран;

12 декабря 2017 года Газпром, Иранская нефтяная компания и иранский фонд Oil Industry Pension, Saving and Staff Welfare Fund подписали меморандум о сотрудничестве в рамках проекта «Иран СПГ», который предполагает совместное строительство двух технологических линий по сжижению газа мощностью 5,25 млн тонн каждая;

В тот же день Газпром и Иранская нефтяная компания подписали «дорожную карту» о подготовке Газпромом исследования о реализации на территории Ирана интегрированных проектов в области добычи, транспортировки и переработки углеводородов, включая газовую химию. После подписания договора Алексей Миллер рассказал журналистам, что результаты исследований Газпром планирует представить в первом квартале этого года;

20 февраля 2017 в присутствии министров энергетики России и Ирана состоялась торжественная церемония закладки первого камня тепловой электростанции «Сирик» — 4 блока по 350 МВт каждый, 1,2 млрд долларов кредита России. Полная сдача в эксплуатацию ТЭС намечена на 2021 год, «Сирик» расположен в 130 км от порта Бендер-Аббас на берегу Персидского залива. Именно здесь будет заканчиваться паромная переправа из Мумбаи и начинаться железнодорожная часть транспортного коридора Индия — Иран — Азербайджан — Россия.

Ну и, напоследок, пока еще без номера, рассмотрим и один из результатов заседания Международной конференции по проблемам терроризма и межрегионального взаимодействия, прошедшего с 24 по 26 декабря в Исламабаде, участвовали в котором руководители парламентов России, Пакистана, Афганистана, Ирана, Турции и Китая. Обсуждали там исключительно проблемы терроризма, но 27 декабря спикер парламента Ирана А. Лариджани сообщил, что подписал с господином Вячеславом Володиным договор о создании комитета для реализации совместных проектов в энергетической и железнодорожной сферах.

Как видите, не только мы и Дональд Трамп, но и весьма серьезные политики Ирана и России твердо убеждены, что весь сегодняшний мир вращается вокруг энергетики. Если же отбросить иронию, то список совместных российско-иранских энергетических проектов обширен, многогранен и достаточно интересен для того, чтобы продолжить эту тему в следующих статьях.

 Борис Марцинкевич

США. Россия. Иран > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 19 февраля 2018 > № 2503427


Иран > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502209

О «трудных буднях» нефтегазовой сферы Ирана

О таковых поведал журналистам исполнительный директор Национальной газовой компании (Ирана)

Две претензии к потерям в энергетическом секторе

Donya-e Eqtesad, Иран

Несмотря на ежедневно добываемые 800 миллионов кубометров газа в Иране, доминирующее значение имеет реализация «голубого топлива» на внутреннем рынке, на рынке же мировом страна не занимает сколько-нибудь значимых позиций. Несомненно, обеспечение природным газом 92% населения, которое в нем нуждается, ради его благополучия и благосостояния — дело, которым никак нельзя пренебрегать или закрывать на него глаза. Однако значительные объемы потерь природного газа, пока он доставляется потребителю в домашние сети или на промышленные предприятия, показывают, что если бы существовала грамотно разработанная программа контроля над потреблением газа, и согласованная с ней программа экспорта, то очевидно, что объемы экспорта иранского газа на внешние рынки можно было бы сделать куда более объемными.

Помимо значительных объемов потерь природного газа внутри страны, еще одна проблема, которая выпала на долю Ирана (напомним, что ИРИ занимает 2-е место в мире по запасам природного газа) — это существование определенных политических барьеров, с которыми сталкивается Иран, при торговле «голубым топливом» со странами региона. Важность вопроса об экспорте газа и о программе маркетинга, которая существует у Национальной газовой компании, особенно ввиду существования таких конкурентов, как Россия (даже на местном, региональном рынке) стала причиной того, что первые вопросы, которые задавали журналисты, присутствовавшие на пресс-конференции, которую давал Хамид-Реза Эраки, касались именно этой проблемы. В ходе вчерашней пресс-конференции, которая проходила на 16-м этаже головного офиса Иранской национальной газовой компании, задавали также и другие вопросы, среди которых хотелось бы упомянуть урегулирование вопроса с «газовой задолженностью» Турции, строительство национальных линий трубопроводов, экспорт газа в Ирак и проблемы приватизации предприятий Национальной газовой компании.

О крупнейшей газовой инфраструктуре в Иране

По словам Эраки, Иран располагает сегодня сетью газопроводов общей протяженностью около 30 тысяч километров и, таким образом, имеет в распоряжении одну из крупнейших газовых инфраструктур, существующих во всем мире в целом. 76% сельского населения страны и 98% городского населения ежедневно получают до 800 миллионов кубометров природного газа на нужды домашнего хозяйства. Таким образом, можно утверждать, что с поставкой ежедневно 800 миллионов кубометров природного газа по всей стране, около 92% всего населения Ирана обеспечено «голубым топливом», а вместе с ним — и теми благами, которые оно может дать. Наряду с этим, существует еще также приблизительно 8 тысяч населенных пунктов в сельских районах, которые готовы получать газ, и, по словам Эраки, в течение ближайших двух лет необходимо полностью завершить газификацию этих населенных пунктов. В отношении планов по дальнейшему развитию инфраструктуры, замминистра нефти заявил следующее: «Мы к настоящему времени полностью завершили газификацию 25 тысяч сельских населенных пунктов, в отношении 5 тысяч селений ведется активная работа по газификации, а 3 тысячи сел должны получить «голубое топливо» уже до конца текущего года». По словам исполнительного директора Национальной газовой компании, в настоящее время страна располагает 270 газовыми станциями и 30 тысяч км газораспределительных сетей — все это обеспечивает поставки природного газа потребителю в разные районы страны. Также, как сказал замминистра нефти страны, «Иран располагает крупнейшей в мире инфраструктурой по доставке природного газа. Мы в свое время дали слово запустить один из самых сложных маршрутов газопроводов, линию Кейасар — Нека, с тем, что если бы северный сосед вдруг приостановил бы поставки газа, не возникло бы больших трудностей. Но с осуществлением этого плана нам удалось выйти из очень сложного положения».

О взаимосвязи между оптимальным потреблением природного газа и его экспортом

Как уже было сказано, Иран занимает второе место по запасам природного газа во всем мире. Однако, несмотря на высокие показатели добычи и производства, почти все, что страна добывает, потребляется внутри самой страны. Исполнительный директор Национальной газовой компании говорил также и об этой проблеме. Именно об этом прозвучала его фраза — «Сколь много газа мы бы ни добывали, столько же мы ежедневно и сжигаем». Столь огромный объем внутреннего потребления касается и домашних хозяйств и местной промышленности — в обоих секторах колоссальные объемы потерь. С одной стороны, износ газовых сетей в домашних хозяйствах и несоответствие их принятым стандартам, с другой — крайне низкий КПД его использования в промышленности, приводят к тому, что до 20 % природного газа, который уходит на внутреннее потребление в стране, просто расходуется впустую. Это была одна из самых обсуждаемых и важных проблем на пресс-конференции главы газовой промышленности страны, и Эраки, отвечая на вопросы журналистов, все время указывал на эти причины. Отмечая, что, если ликвидировать эти 20 % потерь, можно было бы создать массу новых рабочих мест и просто-напросто увеличить доходы страны, он подчеркнул — «если бы была разработана соответствующая программа по оптимизации потребления природного газа, то часть молодых специалистов, которая приходит работать в эту сферу, могла бы воплощать в жизнь стратегии по экономии затрат».

Эраки подчеркнув, что только лишь Национальная газовая компания не может отвечать одна за разработку стратегий по оптимизации потребления, и что для этого необходимо сотрудничество нескольких учреждений и институтов, в том числе правительства и маджлиса (парламента), и также признал, что еще одной важной причиной потерь или неэффективного использования природного газа, помимо бытового сектора, является низкий КПД работы электростанций страны, причем порой этот показатель снижается до 30 %. Заместитель министра нефти (по газодобыче), выражая сожаление относительно низкого КПД в промышленном секторе, отметил: «Эффективность работы электроцентралей в других странах превосходит 50 %». Как полагают эксперты, одним из важнейших факторов безудержного и чрезмерного расходования природного газа в Иране как невосполнимого источника энергии является его низкая цена. Развивая свои рассуждения, Эраки заявил, что Иран обладает всеми возможностями для масштабного экспорта данного энергоносителя, однако проблема еще и в том, что и больших масштабов достигают и расходы: таким образом, получается, что, сколько бы природного газа ни добывалось бы, пропорционально добыче также стремятся к росту и расходы внутри страны. «При тех возможностях и рыночных позициях, которыми мы располагаем, — подчеркивает исполнительный директор Национальной газовой компании, — мы не можем найти для себя подходящие рынки. Нужно срочно искать способы экономии, в противном случае, газа на экспорт может не остаться совсем». В тех условиях, когда ни госучреждения, ни частный сектор, ни просто население не экономят, а законодатели также ничего для этого не предпринимают, что же тогда сможем сделать мы?— задавался вопросом высокопоставленный чиновник.

Потери возможностей для экспорта и атаки на «посольские» стены

Помимо безудержного расходования газа внутри страны, что уже становится ощутимым препятствием для экспорта сырья за рубеж, существуют также и некоторые политические моменты, которые касаются ситуации в регионе и тоже сильно сдерживают и ограничивают возможности для экспорта иранского газа. В настоящее время Иран экспортирует природный газ только в Турцию и Ирак. Некоторое его количество все же поставляется в Армению, взамен чего мы получаем электроэнергию. Таким образом, очевидно, что Иран совершенно не использует возможности для поставок газа в страны и на рынки региона Персидского залива, для которых наш газ, кстати, в крайней степени необходим. Экспорт природного газа из Ирана в арабоговорящие страны Персидского залива еще совершенно не налажен, а, между тем, это было бы самым лучшим экспортным направлением для иранского газа, и с экономической, и с географической точек зрения. Но, опять же, есть еще и ряд политических факторов, в силу которых ни Иран не использует и не извлекает выгоду из газовых рынков этих стран, ни эти страны не получают иранский газ. Но при этом есть Россия, которая, для поставок газа в Кувейт (государство, которое расположено совсем рядом с Ираном), уже разрабатывает целую программу. Замминистра нефти, однако, подчеркнул, что «если даже Россия и захочет экспортировать свой газ в Кувейт, то ей для этого никак не миновать территорию Ирана», и напомнил: «У нас тоже велись на эту тему переговоры с кувейтской стороной, и переговоры шли успешно, пока известные события, связанные с инцидентами вокруг посольства Саудовской Аравии, не заставили прекратить эти переговоры».

Правда, при этом, как полагает директор Национальной газовой компании Ирана, «то, что Иран в мировой торговле газовыми ресурсами играет небольшую роль, еще не является показателем отсталости (страны) — ведь такая страна, как соседний Катар, который экспортирует намного больше, имеет крайне невысокое внутреннее потребление, а потребление в Иране природного газа очень велико». При этом он снова подчеркнул, что Кувейту нужен иранский газ, однако именно в то время, когда уже был налажен и успешно шел переговорный процесс, «кое-кому» понадобилось лезть на стены посольства Саудовской Аравии и оттуда выкрикивать угрозы в адрес этой страны — и, таким образом, вся коммуникация оказалась нарушена и прервалась (речь идет о волнениях в Иране, связанных с казнью в Саудовской Аравии шиитского проповедника, —прим. перев.). Но несомненно — как только политические препятствия будут устранены, диалог, по мнению замминистра, вновь наладиться, и иранский газ пойдет и в страны Залива. Глава Национальной газовой корпорации Ирана, подчеркнув, что Иран и Кувейт имели по этому поводу позитивный диалог, образно подметил: «Во время драки диалог не ведут, но при этом ясно всем, что наипростейший путь для импорта природного газа в Кувейт — это Иран».

Начало экспорта газа в Ирак через Басру

Контракт по продаже газа из Ирана в Ирак, начал работать спустя 6 лет (после его подписания), летом минувшего года. По самой последней информации, изначально поставки газа, для снабжения топливом Багдадского узла электроцентрали, шли в объемах 7 миллионов кубометров в день, но к декабрю прошедшего года они возросли до 14 миллионов. По словам замминистра, в настоящее время экспорт газа из Ирана в Ирак осуществляется в объемах, в среднем, от 8 до 10 миллионов кубометров ежедневно. Принято решение о том, что с началом теплого времени года объемы поставок достигнут 35 миллионов кубометров ежедневно, что станет возможно с вводом в эксплуатацию транс-иранской ветки №6.

Но есть и еще один пункт назначения для иранского газа в Ираке — это Басра, куда поставки, вплоть до настоящего времени, еще не начались. Эраки, в отношении поставок газа в Ирак через Басру, сказал на пресс-конференции следующее: Иран готов начать поставки газа маршрутом через Басру, но нет готовности у Ирака. Недавно на нашем совместном заседании их сторона обещала завершить свою часть работ к началу марта, и вероятно, что экспорт из Ирана в Ирак через Басру стартует уже с началом следующего (иранского) солнечного года (начало иранского солнечного года, — 21 марта, прим. перев.). В отношении вопроса оплаты поставок иранской стороной, глава Иранской Национальной газовой компании сказал: «Оплата идет хорошо, но я не могу сказать вам, каким путем она осуществляется, поскольку в этом случае они могут ее прекратить. Возможно, есть кто-то, кто хочет разрушить все наши линии связи. К таковым относятся, в том числе, те, кто ввел против нас санкции, и не хочет, чтобы деньги поступали в страну. Вот однажды мы перечислили деньги в Туркменистан — продолжил чиновник, — и имя банка было при этом оглашено. И проблемы начались буквально на следующий день».

Иран готов к переговорам с Туркменистаном

Эраки, напомнив о том, что в прошедшем году Туркменистан прекратил экспорт газа в Иран, отметил: «Мы высказали пожелание, чтобы они снизили цены. Одно время мы нуждались в закупках у туркменской стороны — если бы мы не приобретали его, северная часть страны полностью осталась бы без газа. Мы тогда объявили туркменской стороне — какова задолженность и каковы ваши требования. Если они захотят, мы снова возобновим переговоры, и также — вместе пойдем в международный арбитраж, если они того пожелают. Когда поставки газа ими прерывались, нам наносился ущерб. Временами и качество их газа было низким — весь этот вопрос, соответственно, подлежит изучению».

Для Ирана очень ценен европейский рынок

Исполнительный директор национальной газовой компании Ирана относительно экспорта газа в Европу заявил: «Европейский рынок весьма сложен, в сравнении с рынками соседних областей и регионов, но он при этом для нас более ценен. У экспорта иранского газа в Европу две сложности: первое — это действия Турции, которая предпочитает покупать газ у Ирана или же у России и далее уже распоряжаться закупленным газом, поставляя его дальше в Европу. Вторая же сложность в том, что экспорт в Европу — неэкономичен, но мы все равно заинтересованы в присутствии на европейском рынке».

Урегулирование проблемы «газового долга» Турции

Замминистра нефти прокомментировал также ситуацию с поставками в Турцию, в связи с предъявлением последней «газового иска», по решению арбитражного суда: «вся газовая задолженность перед Турцией ликвидирована, и теперь мы уже снова получаем деньги за тот газ, что мы туда поставляем. Эраки также добавил, что сумма задолженности, по постановлению Арбитражного суда, составила 1,5 миллиарда долл. США, и в счет этой задолженности, нам пришлось поставить в Турцию приблизительно 8 миллиардов кубометров газа. При этом замминистра раскритиковал некоторые СМИ, которые СМИ утверждали, что Иран отдал Турции газ «за просто так», подчеркнув, что на самом деле, при ликвидации газовой задолженности, Иран также получил деньги, но только в виде, своего рода, «аванса».

Мы не согласны с отменой абонентской платы

Отмена строки с абонентской платой в квитанциях по оплате потребленной электроэнергии стала еще одной темой того круга вопросов, которые вчера задавали Эраки журналисты. Глава Национальной газовой компании Ирана, в связи с отменой строки об абонплате за газ, сказал следующее: «По нашему мнению, ставить этот вопрос неприемлемо. Да, действует специальный закон, и мы его вынуждены применять. Но из-за этого в бюджете Национальной газовой компании недосчитывается 1 трлн туманов. Но при наличии этой статьи (в платежной квитанции), мы могли бы предлагать необходимое сервисное обслуживание всем абонентам, пользующимся газом». «Как вы можете видеть, Национальная газовая компания, помимо все остальной масштабной деятельности, которую она ведет, должна также создать некий разумный канал, который, в числе прочего, обеспечивал бы финансирование компании. Но закон изъял данную строку из платежных документов». Исполнительный директор Национальной газовой компании также напомнил о существовании статьи абонентской платы в данный момент в квитанциях по водоснабжению, электричеству, телекоммуникациям, однако же абонентская плата за газ изъята из квитанций…»

Все доходы депонировались бы в казну…

Замминистра нефти, по поводу сообщения от аудиторского суда относительно отсутствия депонирования 11 трлн туманов (денежная единица, —прим. перев.) со стороны Национальной газовой компании Ирана в казну, заявил: «Общая сумма ежегодного дохода Национальной газовой компании — 17 триллионов туманов, где 8 триллионов приходится на долю целевых субсидий, 4,5 триллиона- в счет текущих расходов и на поддержание газораспределительных сетей в рабочем состоянии, а остальные средства должны поступать еще в качестве налоговых платежей, на депозит и в Фонд национального развития ». Эраки, отметив, что вопрос, который поднял Суд аудиторов, возник на основе чисто бухгалтерского расчета, добавил: компания потребует от аудиторов пояснений — что они имели в виду в этом заявлении.

Что известно о транснациональной магистрали № 6

В отношении хода работ по возведению 6-го транснационального газопровода, исполнительный директор Национальной газовой компании сообщил следующее: «Линия на 90 % уже запущена в эксплуатацию, а еще 10 % будет запущено на будущий год. Протяженность этой линии около 1000 км». По поводу значения данного газопровода для экспорта сырья, Эраки отметил: «Благодаря этой протяженной линии мы, во-первых, не будем иметь проблем с транспортировкой газа на западе страны, а во-вторых, сможем в полной мере и без каких-либо затруднений реализовывать те соглашения, которые у нас есть на поставку газа в Турцию и Ирак». Заявив о том, что из 5 крупных проектов 3 будут завершены и сданы в эксплуатацию на заре наступающего года (т.е. в конце марта, — прим. перев.), он подчеркнул — чтобы 6-я линия была сдана в эксплуатацию в этом месяце, потребуется еще 12 триллионов туманов.

Что предприняла компания по заводам сжижения природного газа (LNG)

Исполнительный директор Национальной газовой компании, продолжив рассказ о реализованных и реализующихся проектах, констатировал, что в деле строительства мини-заводов и установок по сжижению природного газа, из-за особой сложности данного направления, успехов было куда меньше. «Институтом газовой промышленности при Тегеранском университете было подписано соглашение о сотрудничестве с одной компанией из Республики Корея, на предмет совместных разработок новых технологий. Если это удастся, то изобретение станет новацией, и тогда Корея и Иран смогут запатентовать его» — продолжил Эраки. Замминистра также добавил, что существует еще другой проект, на маршруте Тегеран-Мазандеран и в Харазской долине, который основан также на технологиях по сжижению и конденсации, есть ряд проектов в провинции Мазандеран, но пока не удалось начать их продвижение.

Два пути приватизации национальной газовой сферы

Высокопоставленный чиновник также упомянул и о программах приватизации. В данной связи он отметил, что у Национальной компании есть 2 пути (сценария) реализации проекта: первый основан на аутсорсинге компании. В этом случае объект остается в распоряжении государства, а все работы производит частный сектор. Этот сценарий уже применяется в Национальной газовой компании. Есть и второй сценарий, который рассматривается министерством нефти — проведение постоянного мониторинга и изучения структуры нефтяной промышленности страны, с целью определить, какие сектора должны остаться под управлением государства, и какие могут быть отданы в ведение частного сектора. В завершение своего выступления Эраки затронул вопрос о поставках газа на электростанции и транспортировки его к газохранилищам. По его словам, в 2013-2014 гг. электростанциями было израсходовано приблизительно 35 миллиардов кубометров природного газа. «На завершение текущего года — говорит Эраки — мы рассчитываем, что электроцентрали в общем и целом освоят до 67 кубометров. Наполняемость наших двух хранилищ, в бассейнах Шуридже и Сарадже также находится на приемлемом уровне. Этой зимой 1,3 миллиарда кубометров природного газа было получено из месторождения Сарадже, и 2,5 миллиарда кубометров обеспечено месторождением Шуридже.

Иран > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502209


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 9 февраля 2018 > № 2494394

В иранском городке Ассалуйе зафиксирован рост танкеров, перевозящих газовый конденсат

Новый ежемесячный отчет о трафике нефтяных танкеров в районе месторождения «Южный Парс» в иранском Ассалуйе, в провинции Бушер, показывает резкий рост объемов торговли газовым конденсатом, сообщает Financial Tribune.

«В период с 22 декабря по 20 января в Асалуйе было загружено более 16,4 миллионов баррелей газового конденсата из «Южного Парса», из которых 14,4 миллиона баррелей были экспортированы», - рассказал управляющий директор компании «Iran Oil Terminals» Сейед Пируз Мусави.

«В течение 30 дней «Южный Парс» также поставил 5,2 миллиона баррелей газового конденсата нефтехимической компании «Nouri» и 3,3 миллиона баррелей на НПЗ «Звезда Персидского залива» в соседнюю провинцию Хормозган».

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 9 февраля 2018 > № 2494394


Ирак. Иран > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > oilcapital.ru, 8 февраля 2018 > № 2500944

Иракская армия приступила к освобождению северных нефтеносных районов.

Начата операция по зачистке нефтеносных районов близ города Туз-Хурмату в провинции Салах-эд-Дин.

Вооруженные силы Ирака начали операцию по наведению порядка в нефтеносных районах на севере страны, сообщило агентство Reuters. «С целью обеспечения безопасности и стабильности рано утром 7 февраля была начата операция по зачистке нефтеносных районов близ города Туз-Хурмату в провинции Салах-эд-Дин», – говорится в заявлении армейского командования.

Руководство Ирака ведет активные подготовительные работы перед началом транспортировки сырья из провинции Киркук на нефтеперерабатывающий завод в город Керманшах на северо-западе Ирана, отмечает Reuters.

По данным шиитского народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», в северных иракских провинциях могут скрываться от 200 до 500 боевиков террористической группировки «Исламское государство» и неизвестной ранее радикальной организации «Ар-Райят аль-Бейда» («Белые знамена»). Согласно сведениям из других источников, число экстремистов может достигать тысячи человек.

Ирак. Иран > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > oilcapital.ru, 8 февраля 2018 > № 2500944


Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 8 февраля 2018 > № 2494359

Иран планирует возобновить экспорт сжиженного природного газа в иракскую Басру

Министр нефти Ирана Бижан Зангане объявил, что Иран планирует возобновить экспорт сжиженного природного газа (СПГ) в иракскую Басру в следующем 1397 иранском году (начнется 21 марта 2018).

"Иран уже начал экспортировать газ в столицу Ирака Багдад, и в ближайшие месяцы он начнет экспортировать СПГ в Басру", - сказал Зангане, сообщает Fars News.

Министр нефти Ирана также сказал, что оставшиеся фазы проектов развития газового месторождения "Южный Парс" являются главным приоритетом его министерства.

Супергигант "Южный Парс", известный как "Северный Купол" в Катаре, является самым большим в мире газовым месторождением, которое имеет 28 фаз развития в регионе Персидского залива.

Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 8 февраля 2018 > № 2494359


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 8 февраля 2018 > № 2494358

Ежедневная добыча нефти в Иране в январе увеличилась на 30 000 баррелей в сутки

Ежедневная добыча сырой нефти в Иране в прошлом месяце (январь) увеличилась на 30 000 баррелей в сутки до 3 830 000 баррелей в сутки, что свидетельствует о самом высоком росте добычи нефти среди стран-членов ОПЕК после Саудовской Аравии.

Иран увеличил производство на нефтяных месторождениях к западу от реки Карун, сообщает официальное информационное агентство Исламской Республики IRNA.

Добыча нефти в Саудовской Аравии увеличилась на 60 000 баррелей в сутки до 10,10 млн. баррелей в сутки, хотя она все же меньше показателя, согласованного в договоре ОПЕК.

Китай, Индия, Япония и Южная Корея, как четыре основных азиатских потребителя нефти из Ирана, в 2017 году приобретали в среднем 1,270 млн. баррелей нефти в сутки, что на 2,5 % больше по сравнению с прошлым годом, хотя государственная статистика показывает, что покупка нефти этими четырьмя азиатскими странами в Иране в декабре и январе снизилась на 16,3 % в годовом исчислении.

В декабре 2017 года Китай, Индия, Япония и Южная Корея импортировали из Ирана 1 550 000 баррелей нефти в день.

Экспорт нефти в Японию из Ирана в декабре 2017 года упал на 11 % до 241 000 баррелей в день. Импорт нефти Японией из Ирана в декабре 2016 года находился на уровне 271 000 баррелей в сутки.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 8 февраля 2018 > № 2494358


Иран. Франция > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 8 февраля 2018 > № 2494354

Работа "Total" по иранскому газовому проекту "Южный Парс" идет хорошо

Работа "Total" по газовому проекту "Южный Парс" идет хорошо, несмотря на угрозы США ввести новые санкции в отношении Ирана, рассказал исполнительный директор французской нефтегазовой группы Патрик Пуйанне.

""Total" консультировался с властями Франции и Европы относительно защиты своих инвестиций в Иране, в случае возобновления санкций", - рассказал Пуйанне во французской газете "Le Monde" во вторник, сообщает Fars News.

Компания стала первым крупным западным энергетическим инвестором в Иране после отмены санкций в январе 2016 года. Общая сумма акций компании составляет 50,1 % на 11-ой фазе крупнейшего газового месторождения в Иране в рамках проекта стоимостью 5 млрд. долларов.

Проект будет иметь производственную мощность в 2 миллиарда кубических футов в день, или 400 000 баррелей нефтяного эквивалента в день, включая конденсат, начиная с 2021 года.

Министр нефти Ирана Бижан Зангане ранее заявил, что "Total" потеряет все свои инвестиции, если она выйдет из сделки без применения санкций Совета Безопасности ООН.

Несмотря на эти угрозы со стороны США, Пуйанне сказал, что проект "Южный Парс" "развивается полным ходом, без задержек, и "Total" продолжает работать, даже при том, что ситуация с американским Конгрессом довольно неопределенная".

Иран. Франция > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 8 февраля 2018 > № 2494354


Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 7 февраля 2018 > № 2502894

Иран надеется, что соглашение с Газпромом по участию в Иран СПГ будет заключено в 1ой половине 2018 г.

Об этом заявил посол Ирана в России М. Санаи 7 февраля 2018 г.

По словам посла, иранская сторона очень хочет, чтобы российские компании поторопились и уже подписали соответствующие контракты.

Так М. Санаи ответил на вопрос российских СМИ о том, может ли контракт быть заключен в первой половине 2018 г.

Напомним, что Газпром, NIOC, Oil Industry Pension, Saving and Staff Welfare Fund 13 декабря 2017 г подписали меморандум о взаимопонимании (МоВ) по изучению перспектив взаимодействия в рамках проекта Иран СПГ.

Газпром тогда сообщил, что изучит возможность участия в проекте, а также проведет исследование по реализации в Иране проектов по добыче, транспортировке и переработке углеводородов.

Сейчас акционерами проекта Iran LNG являются дочка NIOC - NIGEC (National Iranian Gas Export Company), которая владеет 49% в проекте, и иранский Oil Pension Fund (51%).

Ресурсная база проекта - месторождение Южный Парс.

1ая фаза проекта Iran LNG предусматривает:

- строительство 2х технологических линий по сжижению газа мощностью по 5,25 млн т/год.

2ая фаза предусматривает:

- увеличение производительности до 21 млн т/год за счет создания 2х дополнительных технологических линий.

Также есть вероятность, что Газпром займется строительством газопровода Иран-Оман, о чем стало известно 22 декабря 2017 г.

Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 7 февраля 2018 > № 2502894


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 7 февраля 2018 > № 2494370

Расход топлива в Иране эквивалентен 5,5 млн. баррелей нефти в сутки

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане рассказал, что расход топлива в Иране эквивалентен 5,5 миллионам баррелей нефти в сутки, и такой объем расхода топлива считается самым высоким уровнем потребления топлива в мире с точки зрения энергоемкости.

Выступая на церемонии подписания соглашения о сотрудничестве по реализации плана развития городского железнодорожного транспорта между Организацией по сбережению топлива Ирана (IFCO) и муниципалитетом Тегерана, состоявшейся во вторник в центральном здании Министерства нефти, он добавил, что министерство нефти будет платить метрополитену 9,8 цента за каждого пассажира, использующего метро, чтобы снизить уровень использования наземного транспорта и потребление топлива.

Министр отметил, что экономия топлива осуществляется двумя способами, и эта "экономия приведет к сокращению импорта и увеличению экспорта этой продукции", сообщает Mehr News.

Говоря о проблемах с трафиком в Тегеране, он подчеркнул: "Необходимо повысить эффективность системы общественного транспорта для сокращения загрязнения воздуха и пробок на дорогах, и этот вопрос следует серьезно рассмотреть".

Зангане также указал что, в настоящее время ведутся переговоры с ведущими автопроизводителями по разработке автомобилей, работающих на сжатом природном газе, добавив, что "для этой цели сегодня утром было подписано соглашение о сотрудничестве в присутствии Али Вакили, управляющего директора Иранской организации по сбережению топлива (IFCO) и Мохсена Пур-Сейеда Акаи - заместителя главы муниципалитета Тегерана по вопросам транспорта с целью реализации плана развития городского железнодорожного транспорта (метро).

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 7 февраля 2018 > № 2494370


Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 7 февраля 2018 > № 2494368

Иракские военные принимают меры к обеспечению поставок нефти из Ирака в Иран

Вооруженные силы Ирака готовят операцию по консолидации контроля над территорией вблизи границы с Ираном, которая будет использоваться для транзита иракской нефти, заявили официальные лица, подчеркнув обеспокоенность по поводу горной местности, где активны террористические вооруженные группировки.

Операция по обеспечению безопасности в районе горного хребта Хамрин может начаться на этой неделе, сообщает Reuters. Данная область находится между нефтяными месторождениями Киркук и городом Ханакином на иранской границе.

Иракские чиновники из сферы нефтяной промышленности объявили в декабре планы транспортировки нефти из Киркука посредством грузовиков на иранский нефтеперерабатывающий завод в Керманшахе.

На прошлой неделе грузовые автоперевозки должны были начаться, и чиновники из сферы нефтяной промышленности отказались объяснить причины задержки, отличные от причин технического характера.

Официальные лица не уточнили возможных угроз для горного хребта Хамрин. Известно, что там действуют две группы боевиков, одна из которых состоит из остатков самозваного террористического сообщества ИГИЛ, а другая, известная как "Белые знамена", является новой и малоизвестной.

Ирак и Иран договорились обменивать до 60 000 баррелей сырой нефти в день, добываемой из Киркука, на иранскую нефть, которая будет поставляться на юг Ирака, сообщает Financial Tribune.

Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 7 февраля 2018 > № 2494368


Иран. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 6 февраля 2018 > № 2500897

В случае отмены сделки ОПЕК+ Иран может нарастить добычу на 100 тысяч б/с за неделю.

Но страна по-прежнему следует договоренностям ОПЕК.

Иран может увеличить добычу нефти в течение 5-6 дней минимум на 100 тыс. б/с в случае отмены соглашения ОПЕК+, сообщает агентство Bloomberg, ссылаясь на министра нефти Ирана Бижана Намдара Зангане. По словам министра, Иран наращивает производство нефти на таких месторождениях, как Карун и Азадеган.

Однако министр отметил, что страна по-прежнему следует договоренностям ОПЕК: «Мы сохраняем ограничения по сделке ОПЕК+». По соглашению ОПЕК+, напомним, Иран должен держать добычу нефти на уровне 3,8 млн б/с.

Зангане также высказал мнение, что члены ОПЕК не настроены поддерживать очень высокие цены на нефть, поскольку такая ситуация вызывает колебания цен.

По данным Зангане, Иран поставляет в Россию в среднем 3 млн баррелей нефти в месяц (около 100 тыс. б/с). Первый танкер по этому контракту был отправлен в середине ноября.

В свою очередь, министр энергетики РФ Александр Новак сообщал, что Россия в 2018 году закупит у Ирана через структуру «Промсырьеимпорт» порядка 5 млн тонн нефти (примерно 100 тыс. б/с) в рамках сделки «нефть в обмен на товары».

Иран. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 6 февраля 2018 > № 2500897


США. Иран. Евросоюз. Азия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 6 февраля 2018 > № 2500892

Министр нефти Ирана обвинил Трампа в срыве контрактов.

Зангане считает, что США пытаются дестабилизировать рынок для тех, кто хочет работать с Ираном.

Политика президента США Дональда Трампа привела к срыву ряда нефтяных и газовых контрактов с участием Ирана, заявил иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане на пресс-конференции в Брюсселе, подчеркнув, что «Трамп пытается дестабилизировать рынок для тех, кто хочет работать с Ираном». По словам Зангане, некоторые страны «на международном и региональном уровнях» также оказывают давление на компании Европы и Азии, чтобы они не заключали контракты с Ираном. В то же время, отметил министр, более 20 зарубежных фирм ведут переговоры с Ираном по вопросам работы на иранских нефтяных и газовых месторождениях.

«Я не стану озвучивать проекты, которые близки к согласованию. Иначе, с завтрашнего дня начнется давление, чтобы контракты с нами не подписывались», – подчеркнул министр.

США. Иран. Евросоюз. Азия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 6 февраля 2018 > № 2500892


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 6 февраля 2018 > № 2494381

Иран развивает газопереработку на месторождении Хенгам

Газоперерабатывающие мощности газового месторождения Хенгам (в Персидском заливе) будут официально открыты в ближайшем будущем, сообщила в понедельник Shana со ссылкой на информацию, предоставленную компанией "Iranian Offshore Oil Company" (IOOC).

По словам управляющего директора IOOC Хамида Боварда, все связанные с этим процессы, инфраструктура и оборудование, включая системы деминерализации, подслащивания, трубопроводы, резервуары, котлы, компрессоры и т. д., были успешно установлены в течение последних 70 дней.

"Объект был разработан для переработки 70 миллионов кубометров газа в сутки", - рассказал чиновник, сообщает Mehr News.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 6 февраля 2018 > № 2494381


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 6 февраля 2018 > № 2494380

Иран планирует стать экспортером технических и инженерных услуг в газовом секторе, сообщил управляющий директор Национальной иранской газовой компании (NIGC) Хамидреза Араки.

"Мы уже договорились с некоторыми соседними странами о том, чтобы экспортировать им такие услуги", - сказал чиновник на пресс-конференции в понедельник, сообщает Tehran Times.

"Мы, в NIGC, в течение последних двух лет материализовали количественные цели, и теперь мы работаем над вопросом качества и стандартизации, которые приведут к экспорту технических и инженерных услуг", - отметил управляющий директор.

Отвечая на вопрос о приоритетах экспорта газа NIGC, он сказал: "Поставка газа для внутреннего потребления безопасным и стабильным способом имеет для нас большее значение, но у нас есть потенциал и возможности экспорта".

"В настоящее время мы экспортируем восемь миллионов кубометров газа в день в Ирак, которые вырастут до 50 млн. куб. м, исходя из нашего контракта с соседней страной, и у нас есть также возможность экспорта в страны Персидского залива", - пояснил Араки.

Он сказал: "Для экспорта газа в Басру мы готовы уже два последних месяца, и ожидается, что экспорт начнется в начале следующего [иранского календарного] года (конец марта), когда иракская сторона будет тоже готова".

Управляющий директор NIGC также рассказал, что Иран имеет одну из крупнейших сетей газопроводов в мире. Он сказал, что работа над шестым национальным газопроводом протяженностью 1000 километров завершена на 80-90 процентов, и трубопровод будет открыт в следующем календарном году.

Была проделана определенная напряженная работа в некоторых сложных регионах для прокладки этого трубопровода, и для этого было затрачено 70 триллионов риалов (около 1,45 млрд. долларов США), подчеркнул официальный представитель.

Араки также озвучил уровень ежедневной добычи газа в Иране в объеме 800 млн. куб. м. Он отметил, что планируется достичь уровня добычи в размере 1 млрд. куб. м, согласно Шестому пятилетнему национальному плану развития страны (2016-2021 годы).

По его словам, Шестой план предусматривает ежедневный экспорт газа в размере 200 млн. кубометров.

Он также рассказал, что 92 процента населения (98 процентов в городских районах и 76 процентов в сельских районах) в Иране пользуются природным газом, в настоящее время.

Чиновник объявил о том, что по всей стране в рамках декады Фаджр (1-10 февраля, отмечающей годовщину победы Исламской революции) будет введено в эксплуатацию 3000 проектов стоимостью 120 триллионов риалов (около 2,5 млрд. долларов США) в газовой сфере.

Он сказал, что около 90 триллионов риалов (более 1,87 миллиарда долларов) приходится на проекты трубопроводов и станций, а остальные 30 триллионов риалов (около 625 миллионов долларов) приходится на проекты по поставкам газа в сельские районы.

Управляющий директор NIGC отметил, что в настоящее время около 25 000 деревень пользуются природным газом, и ведутся работы на проектах по поставкам газа в 5000 деревень, из которых проекты по поставкам газа в 3000 деревень будут реализованы в связи с декадой Фаджр.

Он оценил количество деревень, остающихся без снабжения газом, в районе 8000 штук и выразил надежду, что к ним газ будет поставляться в течение следующих двух лет, если будет выделен необходимый фонд.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 6 февраля 2018 > № 2494380


Иран. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 5 февраля 2018 > № 2500882

3 млн баррелей нефти ежемесячно поставляет Иран в Россию.

Иран и Россия договорились начать поставки нефти по программе в мае 2017 года.

Каждый месяц Иран поставляет 3 млн баррелей нефти в Россию по программе «нефть в обмен на товары», сообщило агентство ИРНА, ссылаясь на заявление министра нефти Ирана Бижана Намдара Зангане. По его словам, расчеты в рамках данной программы производятся в евро.

В мае 2017 года Иран и Россия договорились начать поставки нефти по программе, созданной еще в 2014 году, когда против Ирана действовали санкции. Объем сделки обозначили в 100 тыс. б/с.

По словам главы Минэнерго РФ Александр Новак, «нефть в обмен на товары» – это механизм развития торгового оборота между двумя странами, так как выручка от реализации нефти в основном идет на покупку российских товаров и услуг. Нефть в основном будет направляться на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Оператором сделки выступает «Промсырьеимпорт».

Иран. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 5 февраля 2018 > № 2500882


Иран. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 5 февраля 2018 > № 2498895

Иран поставляет в Россию 3 млн барр/мес нефти в рамках программы «нефть в обмен на товары».

Об этом 5 февраля 2018 г сообщил министр нефти Ирана Б. Зангане.

Расчеты за поставки нефти между Россией и Ираном производятся в евро.

Б. Зангане решительно опроверг сообщения о том, что Иран может торговать нефтью в обмен на оружие.

Такие заявления глава Миннефти Ирана назвал нелогичными и лживыми.

Мы никогда таким не занимались, заявил Б. Зангане.

Россия и Иран начали обсуждать программу «нефть в обмен на товары» в августе 2014 г.

Тогда между странами был подписан соответствующий меморандум.

Эта программа была призвана была расширить торгово-экономическое сотрудничество России и Ирана в условиях западных санкций, введенных в отношении обеих стран.

Однако старт совместной программы неоднократно переносился, во многом из-за сложностей с денежными расчетами.

Но в конце-концов, в мае 2017 г Иран и Россия договорились начать поставки нефти по программе.

В ноябре 2017 г глава Минэнерго РФ А. Новак сообщил о начале поставок иранской нефти.

Россия при этом выступает в качестве оператора в лице ФГУП Промсырьеимпорт, перенаправляя иранскую нефть в другие страны, в основном, на переработку.

Половина средств от реализации используется для закупки российских товаров и услуг для Ирана.

Начиная с 2018 г Россия планирует приобретать у Ирана 5 млн т/год нефти (около 100 тыс барр/сутки).

Взамен по программе «нефть в обмен на товары» Россия может поставить Ирану товаров на 45 млрд долл США.

Среди этих товаров - продукция для железных дорог, грузовики и автобусы, самолеты и оборудование для аэродромов, трубы, услуги по строительству на территории Ирана.

Иран. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 5 февраля 2018 > № 2498895


Россия. Иран > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 февраля 2018 > № 2485935

Натуральный обмен. Зачем Россия импортирует нефть из Ирана

Варвара Перцова

Корреспондент Forbes

Иран поставляет в Россию 3 млн баррелей нефти в месяц, это около 1% от ежемесячного объема нефтедобычи в России

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане заявил, что объемы экспорта иранской нефти в Россию по программе «нефть в обмен на товары» составляют 3 млн баррелей в месяц, сообщило агентство Irna.

Он также отметил, что расчеты между государствами производятся в евро. Россия и Иран еще августе 2014 года подписали меморандум о поставках иранской нефти в обмен на товары. На тот момент Иран находился под международными санкциями.

Россия может поставить Ирану товаров на $45 млрд в рамках этой программы. Действующее соглашение было подписано в мае 2017 года и предусматривает, по сути, бартерный обмен иранской нефти на российское зерно, оборудование, стройматериалы, услуги (например, строительство электростанций и железных дорог), а также поставки вооружений, рассказал Forbes Виталий Ермаков, заведующий Центром анализа энергетической политики Института энергетики НИУ ВШЭ:

«После частичного снятия санкций значение бартера для Ирана несколько уменьшилось, но сделка между Ираном и Россией по-прежнему играет важную роль для обеих стран и позволяет им развивать экономическое и коммерческое сотрудничество вне режима долларовых денежных потоков, которые находятся под контролем США».

Для Ирана до сих пор сохраняются серьезные ограничения по международной торговле в долларах. По мнению Ермакова, коммерческий смысл также имеют своповые операции, когда нефть при поставках на индийский НПЗ «Роснефти» отгружается из южных иранских портов с серьезной экономией на транспортных затратах. При этом Иран может закупать нефть у прикаспийских государств (включая Россию) для поставок на север Ирана.

Как отметил Александр Лосев, генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом», заявленные 3 млн баррелей экспортируемой иранской нефти равны примерно трети от суточной нефтедобычи в России или 1% от месячного объема, и при текущих ценах на нефть их стоимость составляет около $200 млн.

Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, критически оценил коммерческую оправданность для России договоренности с Ираном:

«Логика такой сделки сомнительна. России не нужен импорт чужой нефти — она ее экспортирует. То есть, речь идет о покупке нефти в Иране для ее последующей перепродажи без завоза в Россию. При нынешних ценах не энергоносители прибыль от такой спекуляции не может быть значительной. Коммерчески мыслящая компания на такое не пойдет — не случайно в договоренности фигурирует «одна из российских госкомпаний», где решения принимаются часто по внеэкономическим соображениям».

Как отметил Крутихин, конкретный перечень товаров не раскрывается, но речь может идти в первую очередь об оружии: «Но и здесь выгода не просматривается: чтобы погасить сумму в $45 млрд микроскопической надбавкой от перепродажи чужой нефти, потребуются не годы, а века». В любом случае, эта сделка не может принести России ничего, кроме коммерческого ущерба, уверен эксперт: «Она выглядит как плохо замаскированная материальная помощь иранскому режиму за счет неназванной госкомпании, то есть фактически за счет российских налогоплательщиков».

Ранее СМИ сообщали, что Тегеран торгует нефтью в обмен на оружие, но власти Ирана опровергли эту информацию.

Как пояснял ранее министр энергетики Александр Новак, «нефть в обмен на товары» — это механизм развития торгового оборота между двумя странами, так как выручка от реализации нефти в основном идет на покупку российских товаров и услуг. По словам Новака, нефть в основном будет направляться на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Оператором сделки выступает подведомственный Минэнерго «Промсырьеимпорт», который и ищет покупателей, готовых приобрети нефть.

В свою очередь торговый представитель России в Иране Андрей Луганский в интервью РИА Новости рассказал, что под «товарами» в первую очередь подразумеваются товары для железных дорог Ирана — «поставки рельсов, подвижного состава, локомотивов, электрификация железной дороги».

Россия. Иран > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 февраля 2018 > № 2485935


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 2 февраля 2018 > № 2494451

Азиатские страны в декабре импортировали из Ирана 1,58 млн. баррелей нефти в день

Китай, Индия, Япония и Южная Корея импортировали 1,58 миллиона баррелей сырой нефти в день в декабре из Ирана, показали данные правительства и отслеживания судов.

Они получали 1,67 млн. баррелей в день, в среднем за весь 2017 год, что на 2,5% больше, чем годом ранее, сообщает Reuters.

Заместитель министра нефти и торговли Ирана по международным делам Амирхоссейн Заманиния заявил на прошлой неделе на конференции в Токио, что Иран полностью соблюдает свои обязательства по сделке 2015 года, которая была подписана с крупнейшими мировыми державами.

Декабрьские покупки нефти крупнейшим покупателем - Китаем - упали на 17,2 процента по сравнению с предыдущим годом, до 571 275 баррелей в день в декабре, а импорт Индии снизился на 6,2 процента, свидетельствуют данные по отслеживанию судов.

Импорт в Японии снизился на 11,2 процента по сравнению с тем же периодом прошлого года, когда он был на уровне 218 757 баррелей в сутки, показали данные, опубликованные министерством экономики, торговли и промышленности Японии в среду.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 2 февраля 2018 > № 2494451


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 2 февраля 2018 > № 2494387

Иран развивает 2 новых газовых месторождения в провинции Фарс

Месторождения Дей и Сефид Захур в Иране входят в число вновь открытых газовых месторождений. Небольшое расстояние между этими двумя областями привело к тому, что чиновники рассматривают их развитие вместе, сообщает Shana.

Эти месторождения, в настоящее время, нуждаются в инвестициях и современных технологиях. Иран предложил Дей и Сефид Захур для вкладывания инвестиций.

Антиклиналб Сефид Захур расположена к северу от антиклиналя месторождения Дей, в 150 километрах к юго-западу от южного города Шираз.

Запасы газа на месторождениях Дэй и Сефид Захур оцениваются в районе 6,2 и 6,5 трлн. куб. футов, соответственно. Эти два месторождения были открыты в 2005 году и, как утверждалось, содержат 11,4 трлн. куб.ф. газа, из которых 8,5 трлн. куб. футов могут быть извлечены.

Для завершения геологоразведочных работ на этом месторождении в 2003 году были проведены сейсмические испытания, результаты которых были проанализированы и интерпретированы. По сообщениям, антиклиналь Сефид Захура обладает потенциалом для производства. Начались буровые работы, и первая разведочная скважина уже вышла на глубину 5 271 метра.

Сефид Захур, по оценкам, также содержит 205 миллионов баррелей конденсата с коэффициентом извлечения 35 %.

По прогнозам, при бурении 17 скважин может быть извлечено 30 млн. куб. м газа в сутки.

Антиклиналь Сефид Захур расположена примерно в 30 километрах к югу от города Гир.

Ожидается, что в результате планируемой разработки месторождений Дей и Сефид Захур в провинции Фарс будет добываться 15,1 млн. куб. м газа и 10 000 баррелей конденсата.

Следующая цель, к которой стремятся эти проекты, - развитие завода в Фарашбанде для создания газоперерабатывающих мощностей на уровне 21 млн. куб. метров газа в сутки. Перерабатывающие мощности завода планируется увеличить на 5 млн. куб. м / сут, при этом обработанный газ будет закачиваться в газопровод 2 (IGAT2). Пока же газовый конденсат будет передан на Ширазский НПЗ.

Согласно первоначальным оценкам, Дею и Сефиду Захуру потребуется 8615,4 млрд. риалов плюс 519,5 млн. долларов для развития.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 2 февраля 2018 > № 2494387


Иран. Бразилия. Казахстан. РФ > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 1 февраля 2018 > № 2482537

В 2017 году АО «Транснефть – Диаскан» выполнило диагностику более 4,2 тыс. км трубопроводов на объектах зарубежных заказчиков. Основная часть работ велась на территории Ирана, Бразилии, Казахстана.

На территории Ирана в 2017 году специалистами АО «Транснефть – Диаскан» обследовано более 2,7 тыс. км трубопроводов. В Бразилии продиагностировано порядка 729 км трубопроводов, в Казахстане – 313 км.

Кроме того, в минувшем году специалисты предприятия проводили внутритрубную диагностику трубопроводов (ВТД) на территории Мексики, Сингапура, Китая, Омана и Малайзии.

К настоящему времени АО «Транснефть – Диаскан» выполнило проекты по ВТД в 14 странах мира, при этом в 2017 году диагностические работы в Омане, Китае и Сингапуре предприятие проводило впервые.

В 2018 году АО «Транснефть – Диаскан» продолжит расширять портфель международных заказов. В частности, планируется начать работы в Алжире, Аргентине, Индии и Индонезии.

Иран. Бразилия. Казахстан. РФ > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 1 февраля 2018 > № 2482537


Иран. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 31 января 2018 > № 2500782

Иран обогнал Катар по уровню добычи на Северном/Южном Парсе.

Доля Катара в общем объеме добытого на месторождении газа станет меньше половины по итогам января.

Иран начал добывать больше газа, чем Катар, на совместном гигантском газовом месторождении Северное/Южный Парс в Персидском заливе, сообщила арабская служба телеканала Sky News со ссылкой на иранские источники. По данным Sky News, в январе уровень добычи топлива Ираном на месторождении, как ожидается, составит 553 млн кубометров в сутки. Это означает, что доля Катара в общем объеме добытого на месторождении газа станет меньше половины, хотя его квота составляет 2/3. Различные международные специализированные институты предполагали, что Иран превзойдет Катар по добыче газа на месторождении Южный Парс в 2020 году, однако это произошло двумя годами ранее.

Месторождение Северное/Южный Парс – крупнейшее в мире сверх гигантское нефтегазовое месторождение в центральной части Персидского залива с запасами в 14,2 трлн кубометров. Месторождение Северное, южная его часть, расположена в территориальных водах Катара. Южный Парс – это северная (иранская) часть. После открытия месторождения в 1971 году Катар заявлял, что границы месторождения совпадают с границами катарских территориальных вод, однако позже Иран объявил, что 1/3 запасов находится на его территории, что было принято международным сообществом.

Sky News отмечает, что Тегеран и Доха в последнее время имеют тесные политические и торгово-экономические связи. Это вызвало раздражение у некоторых арабских государств Ближнего Востока во главе с Саудовской Аравией, которые наложили санкции на Катар и выдвинули среди прочих условий требование разорвать отношения с Ираном.

Иран. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 31 января 2018 > № 2500782


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 31 января 2018 > № 2494444

Иранский экспорт нефти в Европу за 11 месяцев 2017 года почти удвоился

Иранский экспорт нефти в Европу за 11 месяцев 2017 года (с января по ноябрь) почти удвоился и составил 9,3 млрд. евро, по сравнению с аналогичным периодом 2016 года, сообщает ISNA.

Последние статистические данные новостного сайта Европейской комиссии (Евростат) показывают, что 28 членов Европейского Союза импортировали иранскую нефть на сумму 9,3 млрд. евро в течение 11-месячного периода.

Экспорт нефти из Ирана в Европу с января по ноябрь 2016 года составил 4,7 млрд. евро.

Италия является крупнейшим импортером нефти из Ирана за 11 месяцев 2017 года с 3 млрд. евро импорта. Франция занимает второе место с 2,2 млрд. евро импорта. Греция, Испания и Нидерланды находятся на 3-5 позициях.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 31 января 2018 > № 2494444


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 31 января 2018 > № 2494414

Потребление газа в Иране достигло рекордного уровня

Представитель Национальной иранской газовой компании (NIGC) отметил, что потребление газа в иранских домохозяйствах сегодня превысило 570 миллионов кубических метров, что является самым высоким потреблением природного газа в последние годы.

Представитель Национальной иранской газовой компании Маджид Буджарзаде заявил, что 4 февраля 2017 года иранские домохозяйства потребляли 538 миллионов кубометров природного газа, тогда как в предыдущие годы этот показатель был немного ниже 500 миллионов кубических метров.

Он сказал, что по мере увеличения потребления газа в домашних хозяйствах, NIGC вынуждена пропорционально сократить поставки газа на электростанции и в промышленный сектор, добавив, что этого можно избежать, если потребители будут использовать газ более оптимально, сообщает Mehr News.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 31 января 2018 > № 2494414


Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 30 января 2018 > № 2500793

Контракты на разработку месторождений Мансури и Шангуле Иран заключит в марте – Shana.

Для работ на месторождении уже отобраны две компании.

Иран планирует заключить контракты на разработку месторождений Мансури и Шангуле в марте 2018 года, сообщило агентство Shana со ссылкой на исполнительного директора Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Али Кардора. По его словам, для работ на месторождении отобраны две компании, однако Кардора не уточнил, о каких компаниях идет речь.

Что касается Шангуле, подписание контракта по нему ожидается к 20 марта. Интерес к разработке месторождения высказали три компании.

«Газпром нефть» направила Ирану предложения по разработке месторождения Шангуле, а «ЛУКОЙЛ» – по месторождениям Мансури и Аб Теймур.

Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 30 января 2018 > № 2500793


Германия. Иран. ПФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 30 января 2018 > № 2500773

Wintershall намерена разрабатывать в Иране Дехлоран, которым интересовалась «Татнефть».

Предложенный немецкой компанией план рассматривают в иранской NIOC.

Немецкий нефтедобытчик Wintershall представил NIOC план по разработке иранского нефтяного месторождения Дехлоран, к которому проявляла интерес «Татнефть», сообщило информационное агентство Shana со ссылкой на иранскую госкомпанию. Предложенный немецкой компанией план рассматривают в NIOC и уже проведено заседание с участием консультантов по управлению разработками месторождений. NIOC объявила, что немецкая компания планирует длительное сотрудничество.

Месторождение Дехлоран находится на юго-западе Ирана. Контракт на его разработку может включать в себя тщательную подготовку существующих скважин, бурение новых скважин, план строительства производственных объектов, запуск новых установок по опреснению морской воды, а также строительство жилых объектов для персонала. Запасы месторождения оцениваются в 5 млрд баррелей нефти.

Wintershall – дочернее предприятие концерна BASF. Компания более 85 лет занимается поиском и добычей нефти и газа. Концерн осуществляет свою деятельность в Европе, Северной Африке, Южной Америке, на Ближнем Востоке, а также в России и Прикаспийском регионе.

Германия. Иран. ПФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 30 января 2018 > № 2500773


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 30 января 2018 > № 2494431

Иранское нефтяное месторождение Мансури готовится к разработке

В настоящее время планируется завершить подготовку контракта на разработку нефтяного месторождения Мансури в Иране - резервуара с 3,3 млрд. баррелей сырой нефти на юге Ирана, сообщил главный исполнительный директор "National Iranian Oil Company".

"Две [иностранные] компании были включены в список для разработки нефтяного месторождения Мансури, одна из которых получит контракт", - заявил Али Кардор, не указав подробностей, сообщает ICANA.

Он добавил, что местная компания также присоединится к проекту развития нефтяного месторождения Мансури в рамках схемы, аналогичной той, которая относится к сделке по 11-ой фазе "Южного Парса", в которой французский энергетический гигант "Total" сотрудничает с иранской компанией "Petropars".

Расположенное в 50 км к юго-востоку от Ахваза в богатой нефтью провинции Хузестан, месторождение Мансури начало функционировать в 1970-х годах, и планы предусматривают увеличение объема добычи с нынешних 60 000 баррелей в день.

"Лукойл", индонезийская "Pertamina", "Tenco", дочерняя компания строительной группы "Khatam-al-Anbiya", и конгломерат MAPNA Group подписали соглашения о разведке месторождения Мансури. Согласно сообщениям, одно из предложений по развитию Мансури предусматривало пятикратный рост за счет производства 300 000 баррелей в день.

Кардор также выразил мнение, что контракт о разработке месторождения Чангуле будет подготовлен к концу текущего финансового года, до 21 марта, добавив, что три компании находятся в гонке за нефтепромысловым предприятием в западной провинции Илам.

Чангуле было обнаружено в 1999 году в результате исследований, проведенных консорциумом, в который входят российский "Лукойл" и норвежская "Statoil". По оценкам, освоение месторождения потребует инвестиций в размере 2,2 млрд. долларов США.

Голямреза Манучехри, заместитель главы "National Iranian Oil Company" по инженерным изысканиям и разработкам, заявил на прошлой неделе, что NIOC получил 45 из 100 предложений по развитию, которые он ожидает получить для различных нефтегазовых проектов.

NIOC также приближается к решению о том, как разрабатывать месторождение Дехлоран в западном Иране, а крупнейший в Германии производитель нефти и газа "Wintershall" считается лучшим кандидатом для этого, сообщает Shana в воскресенье.

В октябре 2016 года российская "Татнефть" подписала меморандум о взаимопонимании по изучению Дехлорана.

Тегеран активизировал усилия по привлечению иностранных нефтяных и газовых компаний в свою ключевую нефтяную промышленность после нескольких лет финансовых и торговых ограничений. Министерство нефти заявляет, что крупные проекты по разведке и добыче будут осуществляться совместно иранскими и международными компаниями, а небольшие месторождения будут присуждены отечественным компаниям.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 30 января 2018 > № 2494431


Иран. Туркмения > Нефть, газ, уголь > interfax.az, 30 января 2018 > № 2477120

Иран готов судиться с Туркменией в международных судебных инстанциях для урегулирования вопросов, связанных с поставками туркменского газа иранским потребителям, сообщает арабская служба CNBC со ссылкой на заявление министра нефти Ирана Бижана Зангане местным СМИ.

Туркмения приостановила газовый экспорт в Иран в январе 2017 года под предлогом образовавшейся задолженности за поставки в размере от $1,5 млрд до $1,8 млрд по различным данным.

Иран импортировал туркменский газ с 1997 года для снабжения северных регионов страны, особенно интенсивно в осенне-зимний период.

"Они (представители Туркмении - ИФ) говорят, что Иран задолжал $1,5 млрд за экспорт газа, однако мы уверены, что эта цифра не верна", - подчеркнул министр.

Б.Зангане заявил о готовности прибегнуть к международным судебным разбирательствам для урегулирования вопроса по цене на газ, отметив при этом, что иранскую сторону не устраивает также качество туркменского топлива.

Ранее в декабре 2017 года генеральный директор Иранской национальной газовой компании Хамид Рада заявлял, что иранская сторона предпочла бы судебным тяжбам диалог для решения конфликтной ситуации.

Иран. Туркмения > Нефть, газ, уголь > interfax.az, 30 января 2018 > № 2477120


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494438

Нефтяной экспорт Ирана увеличился на 60 000 баррелей в день в текущем году

Нефтяной экспорт Ирана увеличился на 60 000 баррелей в день в период с 21 марта 2017 года по 20 января 2018 года, рассказал министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, выступая в прямом телевизионном интервью, сообщает IRNA.

По его словам, экспорт нефти и газового конденсата из Ирана составляет более 2,5 миллионов баррелей в день.

По его словам, ежедневная добыча нефти в Иране в настоящее время составляет менее 4 миллионов баррелей, и в настоящее время предпринимаются усилия по увеличению добычи до 4,5 миллионов баррелей в день.

"Если у нас будут достаточные ресурсы, мы сможем повысить наши мощности по добыче нефти", - заверил Зангане.

Он рассказал, что если переговоры с иностранными компаниями приведут к благоприятным результатам, производственные мощности Ирана увеличатся более чем на 1,7 миллиона баррелей, что было бы непростой задачей.

По его словам, теперь доходы от продажи нефти не блокируются, и вся прибыль за экспортируемые партии сырой нефти депонируется на счете Центрального банка Ирана.

Он добавил, что добыча на месторождениях Западного Каруна на юго-западе страны достигла 305 000 баррелей в день в течение 10-месячного периода, с 21 марта 2017 по 20 января 2018.

Эта цифра составляла 161 000 баррелей в день в прошлом 1395 году до марта 2017 года, сказал Зангане.

Министр нефти отметил, что в настоящее время разрабатываются комплексные планы по дальнейшему увеличению добычи на совместных нефтяных месторождениях, включая Ядаваран, Яран и Азадеган. По его словам, объем производства на этих месторождениях увеличится на 60 000 баррелей до 21 июня 2018 года.

Зангане отметил, что добыча нефти на месторождении Азар в западной иранской провинции Илам, начавшаяся в прошлом году, приблизилась к 30 000 баррелям в день, и добавил, что добыча нефти из нефтяного слоя "Южного Парса" на юге Ирана, составляет 20 000 баррелей в сутки.

Говоря о добыче нефти Организацией стран-экспортеров нефти, он отметил, что к концу 2018 года члены ОПЕК, вероятно, будут придерживаться предельных объемов производства. Он сказал, что они не заинтересованы в повышении цен на нефть до 60 долларов за баррель.

"Чем выше цены, тем больше сланцевой нефти будет произведено в США, что приведет к снижению цен на нефть и, таким образом, ОПЕК потеряет свою долю на рынке", - заметил он.

Комментируя добычу газа на "Южном Парсе", крупнейшем в мире газовом месторождении, в южно-иранской провинции Бушер, Зангане сказал, что ежедневная добыча газа на этом месторождении увеличилась на 83 миллиона кубических метров в день в течение срока с 21 марта 2017 года по 20 января 2018 года.

"В прошлом году добыча газа на этом месторождении составляла 470 миллионов кубических метров в день, а за девятимесячный период достигла 553 миллионов кубических метров", - рассказал Зангане.

Министр отметил, что Иран не потерпит убытков, если французский энергетический гигант "Total" не сможет инвестировать 500 миллионов долларов в крупный газовый проект в Иране к середине 2019 года.

"Если "Total" не сможет инвестировать не менее 500 миллионов долларов в проект развития 11-ой фазы "Южного Парса" к середине 2019 года, иранскому министерству нефти будет разрешено отменить контракт и не выплачивать убытки консорциуму во главе с французской компанией", - сказал он. В настоящее время нет доказательств того, что "Total" готова покинуть проект, сказал Зангане.

Он также рассказал, что по договоренности с российским "Газпромом", Иран заинтересован в развитии четырех газовых месторождений в Иране, включая "Фарзад А", "Фарзад Б", "Северный Парс" и "Киш". Недавно был подписан контракт, но российская компания также заинтересована в инвестировании в проекты по производству сжиженного природного газа в Иране.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494438


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494437

Иран планирует запустить 2-ую фазу НПЗ "Бандар-Аббас" к марту 2018 года

Иран заявляет, что планирует запустить вторую фазу крупного нефтеперерабатывающего газоконденсатного завода к концу текущего 1396 иранского календарного года, который начался 21 марта 2017.

Министр нефти Ирана Бижан Зангане рассказал в телевизионном интервью, что вторая фаза газоконденсатного нефтеперерабатывающего завода "Бандар-Аббас" начнет функционировать к марту, сообщает Fars News.

"В настоящее время, объект производит 12 миллионов литров бензина "Евро-4", и второй этап завода будет введен в строй, если Аллах захочет", - сказал чиновник.

Отвечая на вопрос, приведет ли введение в строй второй фазы проекта к прекращению импорта бензина в Иран, чиновник сказал: "Нет, потому что производство новых автомобилей увеличит внутреннее потребление этого товара".

По официальным данным, автомобильное производство увеличивается на 1,2 млн. единиц в год, что увеличивает спрос на топливо на 8 % или 6-7 млн. литров в день.

"Как только вторая фаза проекта будет введена в строй, производство бензина внутри Ирана будет более сбалансированным, и как только третья фаза будет запущена к концу следующего [календарного] года, производство этого товара достигнет благоприятного состояния в стране", - сказал Зангане.

Он сказал, что бензин, производимый нефтеперерабатывающим заводом, имеет лучшее качество и почти соответствует стандартам качества "Евро-5", как говорят некоторые эксперты.

Выпуск бензина будет удвоен, как только вторая фаза станет полностью работоспособной, и мощность производства достигнет 36 миллионов литров в день к моменту запуска третьей фазы.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494437


Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494432

"Татнефть" готова сотрудничать с Ираном в разработке месторождения Шадеган

Российская нефтегазовая компания "Татнефть" заявила о своей готовности сотрудничать с Ираном в разработке нефтяных месторождений страны, в частности по проекту "Шадеган", сообщает Fars News.

"Мы также готовы сотрудничать с другой российской нефтяной компанией "Зарубежнефть" в проекте разработки месторождения "Шадеган" в Южном Иране", - сказал генеральный директор компании "Татнефть" Наиль Маганов.

"Наша компания всегда готова сотрудничать с Ираном, если позволит ситуация", - добавил он.

Маганов рассказал, что компания "Татнефть" заинтересована в участии в проекте эксплуатации двух иранских месторождений "Шадеган" и "Дехлоран", и готова вести переговоры с другими компаниями, в том числе с иранскими, заинтересованными в проекте.

"Мы отправили наше предложение Национальной иранской нефтяной компании, и мы ждем ответа", - добавил российский чиновник.

Компания "Татнефть", имеющая штаб-квартиру в Республике Татарстан является пятым по величине производителем нефти в России и присутствует на более чем 77 нефтяных месторождениях в качестве оператора.

Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494432


Иран. Франция > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494409

Компания "Total" работает над проектом развития иранского газового месторождения "Южный Парс" по графику, рассказал заместитель директора по инженерным и технологическим вопросам Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Голямреза Манучехри, сообщает ILNA.

В июле 2017 года консорциум из таких компаний, как "Total", "China CNPC International" и "Petropars Company" из Ирана подписали контракт с NIOC на разработку 11-ой фазы сверхгигантского газового месторождения "Южный Парс", при этом "Total" получила 50,1 процента акций проекта, CNPC, владеет 30-процентной долей участия и "Petropars" имеет оставшиеся 19,9 процента.

Генеральный исполнительный директор "Total" Патрик Пуйане рассказал в ноябре прошлого года, что его компании придется пересмотреть свое участие в проект развития газового месторождения в Иране, если Соединенные Штаты решат наложить односторонние санкции на Тегеран из-за его ядерной программы, учитывая активы "Total" на американском рынке.

Отвечая на заявление "Total", министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане сказал, что Total потеряет все свои инвестиции, если она выйдет из сделки.

Зангане сказал, что "Total" взяла на себя обязательство выделить 56 миллионов евро (66 миллионов долларов) для проекта "Южный Парс", и эта работа продолжается, как указано в контракте.

В прошлом месяце, Мохаммад Мешкинфам, управляющий компанией "Pars Oil and Gas Company" (POGC), отвечающий за разработку газового месторождения "Южный Парс", заявил, что "Total" полностью выполняет свои обязательства относительно своей сделки с Ираном, и деятельность компании идет по графику.

Иран. Франция > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 29 января 2018 > № 2494409


Иран > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 26 января 2018 > № 2502828

Погода оказалась против. Установка платформы 14А на 14-й фазе месторождения Южный Парс затянулась на 10 дней.

На 14й фазе иранского газового месторождения Южный Парс установлена платформа 14А.

Об этом 25 января 2018 г сообщил директор 14й фазы Х. Масуди.

Платформа 14А массой 2530 т был загружена для транспортировки в порту Бандар-Аббасе 2 января 2018 г.

На предназначенном месте платформа была установлена 24 января 2018 г.

Работы планировалось завершить 15 января 2018 г, но помешала погода.

Платформа 14A станет основной платформой 14й фазы разработки месторождения Южный Парс.

Добычу газа на 14й фазе планируется начать в марте 2018 г.

К этому времени будут готовы к использованию наземные коммунальные 14й фазы, в т.ч перерабатывающие заводы, установки по переработке серы и установки для закачки газа в иранский газопровод IGAT.

Ожидается, что на 14й фазе будет добываться 56,6 млн м3/сутки и 75 тыс барр/сутки газового конденсата.

Также в рамках 14й фазы будет производится 1 млн т/год сжиженного газа и 1 млн т/год этана, а также 400 т/сутки серы.

Газовое месторождение Южный Парс является крупнейшим в мире газовым месторождением.

Южный Парс делится между Ираном и Катаром, охватывая территорию в 3700 км2 территориальных вод Ирана в Персидском заливе.

Месторождение разрабатывается в 29 фаз, власти Ирана рассчитывают, что к марту 2019 г будут функционировать 24 фазы.

Запасы месторождения оцениваются в 51 трлн м3 газа и около 50 млрд барр газового конденсата.

Добыча газа на месторождении составляет 555 млн м3/сутки.

Иран > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 26 января 2018 > № 2502828


Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 25 января 2018 > № 2472663

«Татнефть» готова работать с «Зарубежнефтью» на иранском проекте Шадеган.

В июле «Зарубежнефть» подписала меморандум о взаимопонимании с NIOC по месторождениям Раг Сефид и Шадеган.

«Татнефть», претендующая на разработку двух месторождений в Иране – Шадеган и Дехлоран – готова обсуждать партнерство с другими компаниями, которые также заинтересованы в этих проектах, в частности, с «Зарубежнефтью», сообщил журналистам гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе.

«Мы всегда готовы и открыты к сотрудничеству, если условия позволяют», – сказал он, отметив, что на данном этапе переговоры с «Зарубежнефтью» пока не ведутся. Предложения по разработке обоих месторождений «Татнефть» уже представила в Национальную иранскую нефтяную компанию (NIOC).

Ранее «Зарубежнефть», которая претендует на ряд месторождений в Иране, не исключала возможности создания консорциума для работы на проектах с партнерами не из Ирана. В июле компания подписала меморандум о взаимопонимании с NIOC по двум месторождениям – Раг Сефид и Шадеган.

Также сообщалось, что «Зарубежнефть» займется разработкой нефтегазовых месторождений в Иране в консорциуме с иранской Ghadir Investment Company (GIC) и турецкой Unit International. Речь идет о трех нефтяных месторождениях – Сепехр, Джофейр и Даркхуайн и газовом Киш.

Иран после снятия санкций в начале 2016 года объявил о намерении привлечь иностранные инвестиции в добычу нефти и газа в стране. На открытые торги предполагается выставить 52 месторождения. Иранские власти значительно модернизировали модель контракта, которая в нынешнем виде напоминает соглашение о разделе продукции, по которому зарубежные инвесторы привыкли работать. Так, новый иранский контракт привязывает вознаграждение инвестора к рыночным ценам на нефть и дает возможность ставить запасы нефти на баланс. Кроме того, срок действия контракта увеличен с 5-10 до 20-25 лет.

Иран. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 25 января 2018 > № 2472663


Иран. Индия > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470996

Компания "Essar Oil" почти удвоила импорт нефти из Ирана в Индию

Компания "Essar Oil" почти удвоила импорт нефти из Ирана в декабре по сравнению с предыдущим месяцем, преодолевая тенденцию, когда индийские нефтеперерабатывающие предприятия импортировали меньше нефти из Исламской Республики.

"Essar Oil" принадлежит российской "Роснефти", которая завершила приобретение этого консорциума, купив 98,3 % в рамках сделки на сумму 12,9 млрд. долларов в августе, чтобы закрепиться в Азии.

Новые данные, цитируемые Reuters, показали, что "Essar" купал 139,4 тыс. баррелей в день иранской нефти в декабре, что на 16,5 % больше, чем год назад.

Согласно отчету, компания получала примерно на 21 процент меньше нефти из Ирана в объеме 134 000 баррелей в сутки в 2017 году.

Как сообщают СМИ, индийское правительство приказало нефтеперерабатывающим предприятиям страны импортировать меньше нефти из Ирана, поскольку Иран отказался передавать разработку своего гигантского газового месторождения "Farzad B" Индии на очень льготных условиях, которые требовал Нью-Дели.

Данные об общем объеме импорта нефти в Индию в декабре были недоступны, но в ноябре в страну импортировалось 266 000 баррелей иранской нефти, что меньше на 43 процента по сравнению с октябрем, но на 55 процентов больше, чем год назад.

США также препятствуют будущей нефтяной торговле Ирана с Индией. Увеличение объема производства сланцевой нефти в США стало серьезным препятствием для традиционных производителей нефти, и Азия появилась на их радарах в качестве новой цели.

Иран. Индия > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470996


Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470995

Иран и Ирак достигли соглашения об объединении разработки двух нефтяных месторождений

Иран и Ирак достигли соглашения об объединении разработки двух небольших нефтяных месторождений в Хоррамшахре в провинции Хузестан на юго-западе Ирана, сообщает Fars News.

"Иран и Ирак подписали контракт об объединении двух небольших месторождений в Хорремшахре, на юго-западе Ирана", - рассказал заместитель генерального директора Национальной иранской нефтяной компании Голямреза Манучехри.

Во вторник, Манучехри отметил, что страна не отстает от соседнего Ирака в разработке месторождений Западного Каруна.

Вчера он сказал репортерам в кулуарах нефтяной выставки на острове Киш, что месторождения, расположенные в этом районе, развиваются, и их проекты развития не отстают от графика.

"Тендер на разработку месторождения "Азадеган" находится в стадии развития, что касается месторождения Яран, то был заключен договор с нефтегазовой компанией "Persia Oil and Gas Company", окончательный контракт с которой будет подписан, кроме того ведутся переговоры по месторождению Ядаваран с компанией "Sinopec"", - сказал чиновник.

Он также рассказал, что "Total" выполняет свои обязанности в рамках проекта развития 11-ой фазы "Южного Парса", добавив, что переговоры NIOC с датской компанией "Maersk" по разработке нефтяного слоя этого сверхгигантного газового месторождения продолжаются.

Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470995


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470994

Ирану необходимы инвестиции в размере $ 3 млрд. для завершения развития "Южного Парса"

Член иранского парламента заявил, что Ирану необходимо будет инвестировать 3 миллиарда долларов для завершения развития оставшихся этапов газового месторождения "Южный Парс", сообщает Fars News.

Глава энергетического комитета парламента Ферейдун Хассанванд заявил, что большинство фаз развития проекта вступят в строй в следующем календарном году, начиная с 21 марта, за исключением проекта развития фазы 14, который является более трудоемким по сравнению с другими этапами основного газового месторождения.

В настоящее время Иран производит 550 миллионов кубометров природного газа из этого газового месторождения, которое он разделяет с Катаром. Иран до сих пор инвестировал более 69 миллиардов долларов США для его разработки, из которых 70 % было предоставлено за счет внутренних ресурсов.

Начиная с 2015 года, также было запущено 11 морских платформ для перекачки газа с месторождения на перерабатывающие заводы, расположенные на суше в районе Ассалуйе, в провинции Бушер.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470994


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470993

На иранском газовом месторождении "Южный Парс" установлена платформа 14 А

Платформа 14А иранского газового месторождения "Южны Парс" (в Персидском заливе), которая был загружена для транспортировки в Бандар-Аббасе 2 января, была установлена на своем назначенном месте в заливе в среду, сообщает информационное агентство Shana.

По словам представителя компании - оператора 14-ой фазы Хамидрезы Масуди, 2500-тонная структура представляет собой основную платформу 14-ой фазы "Южного Парса".

Ожидается, что на 14-ой фазе будет добываться 56,6 млн. кубометров газа и 75 000 млн. баррелей газового конденсата в день, 1 млн. тонн сжиженного газа и 1 млн. тонн этана в год, а также 400 тонн серы в день.

"Южный Парс", который Иран разделяет с Катаром в Персидском заливе, по оценкам, содержит значительный объем природного газа, на который приходится около 8 процентов мировых запасов и около 18 миллиардов баррелей конденсата.

На первом этапе, месторождение было разделено на 24 стандартных фазы. В настоящее время большинство фаз полностью работоспособны.

По словам управляющего директора "Pars Oil and Gas Company" (POGC), которая отвечает за разработку "Южного Парса", Мохаммада Мешкинфама, на данный момент, добыча газа на гигантском газовом месторождении составляет 555 миллионов кубических метров в день (м3 / д).

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470993


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470983

В наступающем году Иран превратится в экспортера бензина

Иран превратится в самодостаточную страну для удовлетворения своих внутренних потребностей в бензине и даже начнет экспорт этой продукции в следующем иранском году, который начнется 21 марта 2018 года, заявил в среду высокопоставленный иранский чиновник в сфере нефти.

"Мы будем самодостаточными в производстве бензина к концу следующего года, а качество выпускаемого Ираном бензина "Евро-5" будет лучше, чем иностранные образцы", - сказал высокопоставленный чиновник нефтяной промышленности Ирана Насер Ашури Калерудхани.

Он упомянул об открытии НПЗ "Звезда Персидского залива" в Южном Иране и сказал, что производство бензина в стране в первые три месяца следующего года достигнет 24 млн. литров, а во второй половине следующего года оно превысит 36 млн. литров, сообщает Fars News.

Ашури Калерудхани предсказал, что в следующем году Иран будет экспортировать часть произведенного бензина в другие страны.

Президент Ирана Хасан Роухани в апреле подчеркнул, что открытие НПЗ "Звезда Персидского залива" откроет путь для того, чтобы Иран стал самодостаточным в производстве бензина.

"Открытие НПЗ "Звезда Персидского залива" будет не только способствовать достижению самообеспеченности в области производства топлива, но и создаст тысячи рабочих мест для молодежи", - сказал президент Ирана Роухани.

Первый этап НПЗ "Звезда Персидского залива" начал функционировать с мощностью переработки 120 000 баррелей газового конденсата в день, в мае 2017 года.

После начала полной эксплуатации, НПЗ будет производить 36 миллионов литров бензина такого же качества, как Евро-4 и Евро-5, в результате чего общее производство бензина в стране составит 100 миллионов литров в день. Таким образом, в дополнение к сокращению импорта бензина в страну, это поможет Ирану присоединиться к экспортерам этого продукта.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 25 января 2018 > № 2470983


Туркмения. Китай. Иран. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > turkmenistan.gov.tm, 25 января 2018 > № 2470169

Доля экспорта в ВВП Туркменистана стабильно растёт

За последние годы во внешней торговле страны произошли существенные изменения: значительно расширилась номенклатура поставок, в экспортных операциях представлено большинство отраслей промышленности и сельского хозяйства. Сегодня основными статьями туркменского экспорта являются природный и сжиженный газ, нефть и нефтепродукты, электроэнергия, полипропилен, минеральные удобрения и продукция химической промышленности, хлопковое волокно, хлопчатобумажные пряжа и ткани, ковры и ковровые изделия, шерсть и прочие товары. В 2017 году объем экспорта увеличился более чем на шесть процентов по сравнению с 2016 годом.

Нынешнее состояние внешнеэкономических связей характеризуется тенденцией увеличения экспортных и снижения импортных поставок. В настоящее время Туркменистан поддерживает торговые связи с более чем 110 странами мира. Ведущими партнёрами нашей страны являются Китай, Иран, Афганистан, Италия, Турция, Россия, Швейцария, Объединенные Арабские Эмираты, Узбекистан.

В целях дальнейшего совершенствования экспортной политики, а также активизации перерабатывающих производств, комплексного использования сырьевых ресурсов, совершенствования структуры экспорта, увеличения доли частных предприятий была разработана государственная программа по наращиванию объёмов экспорта продукции, производимой в Туркменистане, в рамках которой, планируется осуществить более тридцати проектов. Будут созданы новые производства, нацеленные на развитие химической индустрии, промышленности стройматериалов, легкой и пищевой, машиностроения, фармацевтики, сельского хозяйства, и других отраслей.

Дальнейшее увеличение объёма экспорта будет обеспечено за счёт повышения конкурентоспособности, поддержки наиболее перспективных производств. Реализация программы будет способствовать укреплению позиций нашей страны на международных рынках, диверсификации экономики, совершенствованию отраслевой и организационно-хозяйственной структуры.

В качестве платформы для наращивания экспортного потенциала страны выступает нефтегазовый комплекс. Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым инициированы масштабные проекты по формированию многовариантной системы транспортировки туркменских энергоносителей на мировые рынки.

Одним из ключевых аспектов повышения экспортного потенциала страны является увеличение доли товаров промышленной переработки. В этих целях начата реализация масштабных инвестиционных проектов по производству конкурентоспособной продукции. Так, в поселке Киянлы Балканского велаята ведётся строительство газохимического комплекса по производству полиэтилена и полипропилена, в Ахалском велаяте - завода по производству бензина из природного газа, в городе Гарабогаз Балканского велаята - завода по производству карбамида.

Наряду с этим, планируется строительство еще одного крупного газохимического комплекса в поселке Киянлы Балканского велаята по производству полипропилена, полиэтилена, поливинилхлорида, каустической соды, соляной кислоты и жидкого хлора. В Мары - комплекса по производству аммиачной селитры и карбамида, в Балканском велаяте - заводов по производству йода, брома и йодобромной продукции. Реализация этих инновационных проектов позволит в ближайшей перспективе расширить ассортимент экспортоориентированных товаров и увеличить их поставки на внешние рынки.

Активная внешнеэкономическая стратегия Туркменистана, нацелена на совершенствование внешнеторгового оборота, расширение географии экспорта, повышение потенциала несырьевых отраслей, технологическое совершенствование, доведение экспортоориентированной продукции до уровня мировых стандартов. Всё это создаст условия для успешной интеграции национальной экономики в систему мирохозяйственных связей, её устойчивого роста.

Туркмения. Китай. Иран. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > turkmenistan.gov.tm, 25 января 2018 > № 2470169


Иран. Белоруссия > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 24 января 2018 > № 2470979

Беларусь заинтересована в увеличении закупок нефти у Ирана

Говоря о том, что Беларусь заинтересована в увеличении закупок нефти у Ирана, министр нефти Ирана сказал, что Беларусь ранее уже получила две партии нефти из Исламской Республики, сообщает Mehr News.

Выступая на встрече с министром промышленности Беларуси Виталием Вовком во вторник, министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане сказал, что Беларусь получила почти два миллиона баррелей нефти в двух партиях. Он сказал, что Беларусь заинтересована в покупке большего количества нефти у Ирана, отметив, что в настоящее время ведутся переговоры по этому вопросу с Департаментом международных дел Национальной иранской нефтяной компании.

Он сказал, что, хотя Иран заинтересован в расширении своих энергетических отношений с Беларусью, обе стороны не обсуждали сотрудничество в секторе переработки нефти.

Он сказал, что белорусская делегация находится в Тегеране, чтобы провести заседание Совместной экономической комиссии Ирана и Беларуси.

Белорусский министр отметил, что Иран и Беларусь провели конструктивные переговоры о создании совместной рабочей группы с того времени, как в последний раз два министра встречались в прошлом году. Беларусь является страной, не имеющей выхода к морю, граничит с Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией.

Иран. Белоруссия > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 24 января 2018 > № 2470979


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 24 января 2018 > № 2470977

В наступающем году на иранском газовом месторождении "Южный Парс" запустят 5 фаз

Министр нефти Ирана Бижан Зангане рассказал, что страна начнет добычу газа с 5 фаз сверхгигантного газового месторождения "Южный Парс" в течение следующего 1397 иранского календарного года, начинающегося 21 марта 2018.

Во время визита в понедельник на нефтеперерабатывающие предприятия крупнейшего газового месторождения, Зангане сказал: "Мы стараемся завершить фазы 13, 14, 22, 23 и 24 газового месторождения в течение следующего [календарного] года при условии, что проекты должным образом будут финансироваться", - сообщил в понедельник официальный веб-сайт министерства нефти Ирана SHANA.

В сопровождении членов энергетического комитета иранского парламента Зангане сказал, что когда Иран сможет полностью запустить в строй два крупных нефтеперерабатывающих проекта, а именно "Сираф" (с пропускной способностью 48 000 баррелей в сутки) и нефтеперерабатывающие газоконденсатные заводы в Бендар-Аббасея (мощностью 36 000 баррелей в сутки), страна больше не будет иметь газового конденсата для экспорта.

Он также сказал, что Иран в настоящее время производит 4,5 млн. тонн этана в год, но этот показатель пересечет отметку на уровне 6 млн. тонн в год в следующем году и 10 млн. тонн в год к 2020 году.

Это при том, что "страна потребляет 5.5 млн. т/год, что означает, что остальной товар можно будет поставлять на экспорт.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 24 января 2018 > № 2470977


Азербайджан. Иран > Нефть, газ, уголь > interfax.az, 23 января 2018 > № 2470997

Компания SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана, ГНКАР) импортировала из Ирана в 2017 году 1 млрд 761 млн кубометров газа, сообщили агентству «Интерфакс-Азербайджан» в компании.

«В соответствии с контрактом на импорт газа из Ирана, подписанном в октябре 2016 года, в Азербайджан в 2017 году было поставлено 1 млрд 761 млн кубометров. При этом в Нахчыванскую Автономную Республику (НАР) Азербайджана поставлено 270 млн кубометров газа», - отметили в компании.

Наряду с этим, в рамках своповых поставок газа в Иран для нужд НАР по действующему до 2025 года контракту, иранской стороне ежегодно передается 402 млн кубометров газа. Из указанного объема в НАР поставляется 350 млн кубометров газа.

Как сообщалось, в настоящее время в Иран осуществляются своповые поставки азербайджанского газа в объеме 1,3 млн кубометров газа в сутки для нужд НАР. НАР не имеет общей границы с основной территорией Азербайджана и граничит с Ираном, Арменией и Турцией. Поставки газа в Иран осуществляются по магистральному газопроводу Астара-Казимагомед.

Ранее глава компании SOCAR Ровнаг Абдуллаев заявлял, что Госнефтекомпания Азербайджана предложила Ирану собственные подземные хранилища (ПГХ) для хранения 1-2 млрд кубометров газа. Речь шла о том, чтобы Иран закачивал в ПГХ в Азербайджане каждое лето газ для создания определенного запаса, чтобы спустя 1-2 года использовать этот газ для снабжения своих северных регионов.

Азербайджану дополнительный газ нужен для тестирования возможностей хранения в ПГХ.

Согласно официальным данным, в 2016 году импорт иранского газа в Азербайджан составил 136 млн 625,8 тыс. кубометров на сумму $19 млн 127,61 тыс.

Н.Аббасова

Азербайджан. Иран > Нефть, газ, уголь > interfax.az, 23 января 2018 > № 2470997


Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470849

Добыча нефти и газа на совместных месторождениях, разделяемых Ираном и Ираком, значительно возросла

Первый вице-президент Ирана Эсхаг Джахангири заявил, что добыча нефти и газа на совместных месторождениях, разделяемых Ираном и Ираком, значительно возросла, сообщает Mehr News.

"Прогресс планов Экономики сопротивления был примечателен в области министерства нефти, и национальные достижения в добыче нефти и газа на совместных нефтяных месторождениях является значительным", - сказал первый вице-президент Ирана Эсхаг Джахангири в понедельник. Иранский чиновник выступил с речью, обращаясь к комитету по Экономике сопротивления.

Он добавил, что в некоторые периоды времени Иран отставал от Ирака при использовании совместных нефтяных месторождений, но отсутствие прогресса было компенсировано сейчас, и в настоящее время на нефтяных месторождениях, расположенных к западу от реки Карун, имеются хорошие планы.

В начале ноября 2016 года Иран начал добычу нефти с месторождения Северный Яран, месторождения, которое Иран разделяет с Ираком, после многих лет задержки.

Высокопоставленный иранский чиновник подчеркнул, что весь потенциал страны, будь то в частном секторе или в неправительственных организациях, должен использоваться для достижения цели в добыче нефти в размере 1 220 000 баррелей в сутки.

"Все правительственные органы, в том числе Национальный фонд развития, Организация бюджета и планирования, Министерство экономики должны объединить свои усилия с министерством нефти для достижения этой цели, которая является символом Экономики сопротивления", - заявил Джахангири.

Иран. Ирак > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470849


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470848

Производство газа на месторождении "Южный Парс" в Иране составляет 555 млн. кубометров в день

По словам управляющего директора компании "Pars Oil and Gas Company" (POGC), которая отвечает за разработку газового месторождения "Южный Парс" в Иране, производство газа на нем составляет 555 миллионов кубометров в день (м3 / сут).

Мохаммад Мешкинфам выступил с речью на встрече с министром нефти Ирана Бижаном Намдаром Зангане и членами комитета по энергетике парламента страны, которые посетили фазы развития "Южного Парса" в понедельник, сообщает информационное агентство Tasnim News.

Управляющий директор POGC сказал, что уже было инвестировано 69 миллиардов долларов для разработки гигантского газового месторождения, и с учетом инфраструктурных инвестиций этот показатель достигает 72 миллиардов долларов.

"Южный Парс" обеспечивает поставку 70 процентов газа, потребляемого внутри страны, добавил он.

По оценкам, гигантское газовое месторождение, которое Иран разделяет с Катаром в Персидском заливе, содержит значительный объем природного газа, на который приходится около восьми процентов мировых запасов и около 18 миллиардов баррелей конденсата.

На первом этапе месторождение было разделено на 24 стандартных фазы разработки. В настоящее время большинство фаз полностью работоспособны.

Завершение этапов развития "Южного Парса" входит в число приоритетов министерства нефти, обозначенных президентом Ирана Хасаном Роухани в указе, подписанном в середине сентября 2017 года.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470848


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470845

Иран планирует прокладывать 1200 км газопроводов ежегодно

Строительство каждого 1000-километрового 56-дюймового газопровода стоит более 3 миллиардов долларов, рассказал иранский чиновник из газовой отрасли, сообщает Fars News.

Управляющий директор по технологиям и развитию Национальной иранской газовой компании (NIGC) Хоссейн Монтазер Торбати заявил, что NIGC разработала план по прокладке 1200 км газопроводов каждый год.

"Семь станций давления должны быть построены каждый год для такой длины трубопроводов, на которые потребуются от 30 до 40 миллиардов риалов инвестиций", - добавил чиновник.

Далее он сказал, что часть средств, необходимых для строительства проектов, будет предоставлена из государственных ресурсов, а остальная часть должна будет обеспечиваться частными инвесторами.

"За последние годы, разработчики из частного сектора продемонстрировали большие возможности в этой сфере", - сказал он.

Иран планирует к 2025 году проложить 9 000 километров газопроводов высокого давления.

После прокладки трубопроводов, газопроводы высокого давления в Иране достигнут длины 45 000 километров с нынешних 36 000 километров.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470845


Белоруссия. Иран > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 23 января 2018 > № 2467396

Тегеран приветствует инвестиции белорусских компаний в нефтяную промышленность Ирана. Об этом сказал первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири на встрече с министром промышленности Беларуси Виталием Вовком.

Эсхак Джахангири подчеркнул, что Беларуси уделяется важное место во внешней политике Ирана. По его словам, две страны могут расширять взаимные связи в сферах современных технологий и военной промышленности.

Он также выразил готовность иранской стороны продавать нефть Беларуси и удовлетворять нефтяные потребности страны.

В свою очередь Виталий Вовк отметил, то Минск может экспортировать в Иран продукты питания и животноводства. Он также добавил, что Беларусь готова передать Ирану технологии изготовления тракторов и комбайнов.

Виталий Вовк возглавляет белорусскую делегацию на 14-м заседании смешанной белорусско-иранской комиссии по вопросам экономического сотрудничества в Тегеране.

Белоруссия. Иран > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 23 января 2018 > № 2467396


Иран. Оман. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 22 января 2018 > № 2502763

Иран рассказал о потенциальных партнерах по газопроводу Иран - Оман. А как же Газпром?

Иран может привлечь международные нефтегазовые компании к проекту строительства магистрального газопровода (МГП) Иран - Оман.

Об этом NIOC сообщила 22 января 2018 г.

Газопровод Иран - Оман протяженностью 400 км обеспечит доставку иранского газа в Оман.

Наземная часть МГП протяженностью 200 км пройдет между г Rudan и Mobarak Mount в провинции Гормозган на юге Ирана.

Морской участок МГП протяженностью 200 км и стоимостью около 1,5 млрд долл США протянется между Ираном и портом Sohar в Омане.

Стоимость морского участка оценивается в 721 млн долл США, общая стоимость МГП - 1 млрд долл США.

Проект долгое время тормозился из-за разногласий между Ираном и Оманом.

Сложностей добавила и позиция Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), не соглашавшихся на прокладку газопровода в своих суверенных водах.

Также Иран не мог начать проект из-за санкций Запада, но сразу после снятия санкций, Иран активизировал работы по проекту.

В феврале 2017 г Иран и Оман подписали предварительное соглашение по проекту МГП Иран - Оман.

В 2013 г Иран и Оман договорились, что Иран будет поставлять в Оман 28 млн м3/сутки газа в течение 15 лет.

Иран предполагает ввести МГП в эксплуатацию в 2020 г.

Согласно договоренностям между Ираном и Оманом, Иран построит наземную часть МГП Иран - Оман.

Работы по проекту Иран уже готов начать.

К проекту NIOC планирует привлечь такие международные компании Total, Shell, Uniper, E.ON, Kogas и Mitsui & Co.

В декабре 2017 г исполнительный директор NIOC А. Кардор говорил, что Иран заинтересован в участии Газпрома в строительстве МГП Иран - Оман.

Сотрудничество NIOC и Газпрома включает еще ряд интересных проектов.

NIOC рассматривает возможность совместной реализации нескольких новых проектов, в т.ч Iran LNG, Farzad-A и Farzad-B, North Pars (Северный Парс).

Большой интерес вызывают перспективы совместной прокладки МГП Иран - Пакистан - Индия.

Также есть перспективы и для научно-технического партнерства.

Иран интересуется передовыми технологическими и научными наработками Газпрома для совместных проектов.

Также Газпром может включиться в консалтинговую работу в Иране.

Еще 1 направление - участие в поставках современного оборудования для строительства газопроводов.

Иран. Оман. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 22 января 2018 > № 2502763


Таджикистан. Иран. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > news.tj, 22 января 2018 > № 2474411

Запуск крупного НПЗ в Дангаре опять перенесли: на неопределенный период

Пайрав Чоршанбиев

Запуск крупного нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) в Свободной экономической зоне (СЭЗ) «Дангара» состоится после поставок достаточного объема сырой нефти.

Сейчас ведутся переговоры с российскими и иранскими нефтедобывающими компаниями, сообщил начальник управления СЭЗ министерства экономразвития и торговли РТ Фаридун Розиков 22 января на пресс-конференции в Душанбе.

По его словам, 99 процентов строительных работ уже завершено, в настоящее время привлекаются специалисты из Китая, которые изучают установленную там технологию.

Розиков отметил, чтобы запустить завод, предварительно нужно запастись большим объемом сырой нефти.

«Руководители компании проводят переговоры с поставщиками из России и Ирана. После поставки определенного объема сырой нефти завод будет введен в эксплуатацию», - добавил он.

По словам первого заместителя министра экономического развития и торговли РТ Завки Завкизода, существовавшие ранее проблемы с дополнительным финансированием уже решены. «Остается проложить чуть более 2 километров железной дороги до завода. С поставкой сырой нефти для его последующей переработки не будет проблем. Этот вопрос продуман, сырье будет приобретено из самых дешевых источников», - заключил замминистра.

Строительство в СЭЗ «Дангара» НПЗ проектной мощностью 1,2 миллиона тонн нефти в год началось в 2014 году. Возведением данного предприятия занимается созданное совместное таджикско-китайское предприятие TK-oil, учрежденное китайской компанией - Dong Ying heli Investment and Development и таджикской - «Хасан и Ко».

Еще до начала строительства размер инвестиций на первом этапе (запуск линии мощностью переработки до 300 тысяч тонн нефти в год) был объявлен в размере 80 миллионов долларов, а на втором и третьем этапах потребуется 300-500 миллионов. Доля китайской стороны в проекте составляет 90 процентов, таджикской – 10.

Первоначально первую очередь предприятия планировалось сдать в эксплуатацию в конце 2015 года. Позже строители передумали и решили преподнести завод в качестве достижения к 25-летию государственной независимости Таджикистана, которое отмечалось в сентябре 2016 года. Но не получилось: дату запуска перенесли на март 2017 года, а затем и на июль.

Соблюсти назначенный срок вновь не удалось, и было объявлено, что завод заработает к концу года. Однако этого вновь не случилось.

Зачем нам завод?

Между тем, специалисты считают, что запуск завода, скорее всего, переносится из-за трудностей, связанных с обеспечением завода сравнительно дешевым сырьем.

«Вполне ожидаемо, что запуск в очередной раз перенесли, - говорит экономист Зафар Аюбов. - Чтобы приступить к переработке нефти, нужно предварительно запастись определенным ее объемом. Дело в том, что такие заводы обычно возводятся в тех местах, где имеются достаточные запасы нефти, и чем ближе к месторождению, тем лучше. Если уж решили строить на территориях, отдаленных от месторождений, нужно хотя бы позаботиться о прокладке нефтепровода, чтобы производство было рентабельным. В Таджикистане же нет больших запасов нефти, а на прокладку трубопровода из других стран нужны огромные средства. Поэтому придется доставлять его транспортом, а это, с учетом протяженности пути и высокой вывозной пошлины на сырье в странах-экспортерах, делает его переработку нецелесообразным. Скорее всего, инвесторы Дангаринского завода, не взвесив предварительно все плюсы и минусы производства, столкнулись теперь со сложностями по его обеспечению сырьем», - считает экономист.

Строители НПЗ в Дангаре рассчитывали в первую очередь на российскую и казахстанскую нефть. А в России, к примеру, принято считать, что продавать сырье - это низкотехнологично, а в сравнении с экспортом «высокотехнологичной» продукции или продукции «высокого передела» еще и низкодоходно. Нефтепродукты по отношению к нефти там считаются продуктами «высокого передела», а нефтепереработка в сравнении с нефтедобычей «высокотехнологичным» производством.

Мы проверили, и выяснилось, что экспортная пошлина на сырую нефть в России почти в три раза выше пошлины на светлые нефтепродукты (бензин, авиакеросин, дизельное топливо и прочее). А если учитывать, что Таджикистан получает российские нефтепродукты на основе двухстороннего межправительственного соглашения по нулевой экспортной ставке, целесообразность переработки нефти в самой республике действительно отсутствует.

Собственная добыча нефти в Таджикистане составляет мизерные объемы, так как до настоящего момента не обнаружены большие нефтеносные месторождения.

Таджикистан. Иран. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > news.tj, 22 января 2018 > № 2474411


Иран. Оман. ОАЭ > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 22 января 2018 > № 2472058

Иран построит береговой участок крупного газопровода в Оман.

Стоимость проекта оценивается в $1,2 млрд.

Иран готов построить береговой участок крупного трубопровода, по которому природный газ будет поставляться из Персидского залива в Оман к югу от Оманского залива, сообщил главный исполнительный директор National Iranian Gas Co. (NIOC) Хамидреза Араки. Иран и Оман в феврале 2017 года подписали предварительное соглашение по проекту трубопровода, стоимость которого оценивается в $1,2 млрд. Однако он по-прежнему находится на самой начальной стадии, отмечает Financial Tribune.

В рамках достигнутых в 2013 году договоренностей Оман будет получать 28 млн кубометров газа в сутки из Ирана в течение 15 лет. Страны надеются, что поставки начнутся к 2020 году, сообщает Shana. «Основываясь на переговорах между Тегераном и Маскатом, Иран будет возводить наземный участок газопровода, и мы готовы приступить к работе», – сказал Араки.

Планы предусматривают расширение существующей трубопроводной инфраструктуры почти на 200 км для передачи газа из портового иранского города Ассалуйе на берегу Персидского залива в Кухмобарак на берегу Оманского залива. Оттуда будет проложен подводный трубопровод в оманский порт Сохар.

По данным IRNA, султанат может импортировать до 20 млрд кубометров иранского газа в год, или более 50 млн кубометров в сутки для удовлетворения своих потребностей.

По словам министра нефти Ирана Бижана Намдара Зангане, трубопровод обойдет морскую границу ОАЭ, «поскольку Эмираты не позволят прокладывать трубопровод в своих территориальных водах». Это означает, что трубопровод будет проложен через более глубоководные участки Оманского залива (до 1000 метров), а не в более мелких водах ОАЭ (около 300 метров).

Иран производит более 800 млн кубометров газа в сутки, экспортирует всего около 40 млн кубометров в сутки. Страна имеет крупнейшие в мире запасы газа после России.

Иран. Оман. ОАЭ > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 22 января 2018 > № 2472058


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter