Всего новостей: 2354609, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Самашев Зейнолла в отраслях: Образование, наукавсе
Самашев Зейнолла в отраслях: Образование, наукавсе
Казахстан. США > Образование, наука > newskaz.ru, 13 ноября 2015 > № 1549270 Зейнолла Самашев

Казахстан богат археологическими памятниками, и запас археологических "сюрпризов" не истощится еще долгое время. Последней громкой новостью о находках в казахстанской степи стало обнаружение американским космическим агентством NASA гигантских геоглифов на севере Казахстана.

Корреспондент агентства "Новости-Казахстан" побеседовал с главным научным сотрудником института археологии имени А.Х.Маргулана, профессором Зейноллой Самашевым, который прокомментировал не только снимки NASA, но и рассказал о нынешней ситуации в отечественной археологии.

Зейнолла Самашевич, расскажите, пожалуйста, насколько затратно проведение археологических раскопок и исследований?

— Археологических памятников – сотни тысяч, и изучить их все просто нереально. Для проведения исследований тех или иных мест захоронений или других объектов должна быть весьма весомая причина. Если кто-то заинтересуется определенным объектом, то дадут задание ученым, и тогда можно будет проводить его планомерное изучение.

Но только археологическими изысканиями здесь не обойтись. Мы, археологи, можем выполнить только часть работ и ответить лишь на определенные вопросы. Для проведения качественных комплексных исследований на объекте необходимы самые разные специалисты: геологи, почвоведы, геоморфологи, химики, физики и т.д.

Что касается стоимости исследований, то сумма будет складываться из реальных расходов по всем направлениям. Комплексные исследования археологических памятников весьма затратны, и на это нужны достаточно большие деньги. Точную сумму назвать сложно, так как надо знать стоимость работ всех специалистов, а не только археологов. Но если исходить из реальных затрат, то на такие исследования потребуется несколько десятков миллионов тенге в год.

- Наверное, изучением древних памятников, имеющихся в нашей стране, занимаются и иностранные ученые?

— В целом потенциал нашего региона очень большой, так как республика находится в центре Евразии. Испокон веков на этой территории проходили культурные контакты Востока и Запада, которые, естественно, не могли не оставить следа. Археологическими памятниками, расположенными в нашей стране, интересуются зарубежные ученые. К нам нередко из-за рубежа приезжают специалисты, которые трудятся над тем или иным проектом. В том случае, если внимание проявляют американские или европейские археологи, то их заинтересованность всегда сопровождается финансированием работ. Нас также приглашают на исследования в Монголию, Египет и другие страны. Это общепринятая практика.

Что касается общего интереса иностранных ученых к нашей стране, в том числе геополитического, то это вполне объяснимо: Казахстан – уникальная страна. Казахстан всего чуть-чуть уступает Аргентине и находится на 9-м месте среди самых больших стран мира, занимает площадь, равную 2 миллионам 724,9 тысячи квадратных километров, раскинулся к востоку от Каспийского моря и приволжских равнин до горного Алтая, от предгорий Тянь-Шаня на юге и юго-востоке до Западно-Сибирской низменности на севере. У нас огромные залежи полезных ископаемых, много неосвоенных территорий и т.д. В общем, иностранцы проявляют интерес к нашей стране с разных позиций.

- Как бы вы прокомментировали недавнюю информацию о том, что специалисты NASA сфотографировали геоглифы в Торгайском районе Казахстана?

— В действительности, данные наземные рисунки стали известны казахстанским археологам еще 5-6 лет назад. Геоглифы возникли в сарматскую эпоху, когда возводились святилища, культурные центры, обычно их находят в таких местах, где была концентрация наземных и подземных храмов. В целом, наземные рисунки находят в тех регионах, где искусство играло существенную роль в жизни социума. Такие геоглифы – результат творчества индивидуумов, отдельных личностей.

То, что сообщает NASA относительно периода возникновения геоглифов и культуры народа, жившего в тот период, то это невозможно определить по одному снимку из космоса. Специалисты NASA не могут знать, к какому периоду все относится, тем более они не знают степные культуры. Для этого надо выезжать на местность, проводить изыскания, делать фотосъемки и множество других разных работ, но исследования в данном Торгайском регионе еще не проводились. Были сообщения, что найдены геоглифы, и на этом все остановилось. Что касается рисунков в Торгайском районе, то они очень похожи на классические сарматские тамги.

- Что можете сказать относительно площади, которую отводили под изображения тамг, и их возраста?

— Тамга – знак родовой или племенной принадлежности. Часто сарматские тамги занимают значительную площадь – 100 на 100 метров и более, потому что в таких местах, как правило, проживала большая популяция древних кочевых народов, разных племенных и родовых групп сарматов. У всех у них были свои зоны обитания и места для совершения различных обрядов и ритуалов – религиозных, мистериальных и т.д. Что касается возраста геоглифов в Торгайском районе – они относятся ко второй половине I тысячелетия до нашей эры и к первым векам нашей эры.

Храмы возводились и в Железном веке, а некоторые культовые здания появились даже еще раньше. Кроме того, в районе геоглифов можно поискать и другие сооружения, например, храмы культа огня или культа оружия, статуи, посвященные предкам.

- Ценные археологические находки, обнаруженные в Казахстане, всегда остаются здесь, на родине?

— Активные археологические раскопки на территории Казахстана проводились в 60–70-е годы прошлого столетия, а также в отдельные периоды 1980-х годов. В советское время к нам постоянно приезжали московские, ленинградские и другие экспедиции. Некоторые ученые навсегда забирали найденные артефакты и документацию, а какие-то группы заимствовали обнаруженные материалы для изучения с последующим возвратом. Сейчас никто ничего себе забрать не может. Обычно во время археологических исследований иностранцы могут взять фотографии, чертежно-графические работы. Но забирать вещи, документацию и артефакты никто не имеет права. Я много раз писал и говорил на разных уровнях о том, что на основании тех материалов, которые сейчас находятся вне территории Казахстана, нужно выпускать каталоги или красочные альбомы с указанием музея, в котором они хранятся. Тем более, что экспонатов из Казахстана полно – они есть в Эрмитаже, в Омском музее, в Российском этнографическом музее и т.д.

Если в таких крупных музеях, помимо названия экспоната, будет указано, что он был обнаружен на территории Казахстана, то мы сможем, таким образом, с помощью крупных выставок и различных методов экспонирования наших артефактов в музеях, пропагандировать свою культуру. Поэтому нашему профильному министерству нужно провести определенную работу: составить список таких артефактов, выпустить каталоги. Мы такую программу предлагали еще 5-6 лет назад.

Но чтобы продемонстрировать те артефакты и находки, которые были найдены на территории Казахстана, необходимо для начала создать все условия для их экспонирования, показа для обозрения, а это значит, что нужно проводить реставрационные работы и что музейное дело должно находиться на должном уровне.

- Есть возможность проводить такие реставрационные работы в наших музеях?

— На сегодня не все музеи республики в состоянии все это делать. Нынешняя ситуация такова, что не хватает даже музейных работников. Кадры нужно готовить системно, в том числе археологов, антропологов, реставраторов, а их у нас пока нет. Например, в вузах на художественно-графических факультетах нет отделений или групп по подготовке реставраторов. Их вообще не готовят! Нужно браться за это дело. Найти тех специалистов, кто будет учить студентов реставрационному делу, – не проблема. Желающие стать реставраторами также найдутся, но всё это будет только тогда, когда государство осознает эту необходимость, когда создадут все условия для работающих в археологии, в том числе по заработной плате. Сейчас молодые специалисты, которые приходят в нашу сферу, получают по 20–30 тысяч тенге. Нынче археология в организационном, техническом, методическом планах и по уровню развития занимает одно из последних мест в стране среди других научных направлений. В общем, ситуация просто катастрофическая!

- Судя по некоторым газетным заметкам, вы, археологи, часто находите различные драгоценности.

— Неправда. Да, иногда пишут, что золото нашли и так далее, но это все обычная сенсационная шумиха в СМИ. Ну как журналистам без сенсации?! Но надо понимать, что раскопки любого кургана могут дать много нового, и это новое не всегда означает ювелирную драгоценность. Порой деревянный или железный артефакт с научной точки зрения дороже любого золота.

Работа у археологов не прекращается. Например, сейчас в Акмолинской области ведутся работы. До этого мы проводили раскопки неподалеку от Кокшетау, близ Ерейментау, в Аршалынском районе, нашли курганы, относящиеся к Бронзовому веку. Но без конца копать все подряд тоже нельзя. Копать нужно системно, для решения конкретных вопросов (в частности, для заполнения имеющихся белых пятен в разных периодах, в том числе в Каменном и Бронзовом веках), а затем заниматься обобщением того, что уже сделано. В этом и состоит работа археологов.

Казахстан. США > Образование, наука > newskaz.ru, 13 ноября 2015 > № 1549270 Зейнолла Самашев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter