Всего новостей: 2395856, выбрано 16 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Адилов Серикжан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромвсе
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 15 апреля 2016 > № 1723335 Серикжан Адилов

Мажилис: как «трезвенники» соседствуют с «буйно помешанными»?

Автор: Серикжан Адилов

Территория абсурда. Именно так можно охарактеризовать старт нового парламентского созыва. Одни "слуги народа" в первые же дни работы пали жертвой собственной харизмы, вызвав на себя огонь негодования общественности, другие, наоборот, демонстрируют непривычную, что уж греха таить, для депутат­ского корпуса трезвость мысли при рассмотрении спущенных сверху законопроектов. Налицо откровенный диссонанс и какофония.

"Цирк уехал, клоуны остались"

И все это в рамках одной палаты, которая, если события и дальше будут развиваться таким образом, больше будет смахивать не на "правую руку президента" в реализации институциональных реформ, а на чеховскую палату № 6.

…Эх, зря бюджет потратился на именитого специалиста, решившего привить нашим мажилисменам основы аналитической работы. В течение четырех дней известный эксперт, независимый консультант и коуч из Нидерландов Герард Уйтендаал путем мозгового штурма натаскивал народных избранников, пытаясь объяснить им передовые методы сбора данных и их анализа, а также базовые принципы подготовки аналитических отчетов. Но куда там. Не придумана еще та гребенка, которая способна причесать мысли доморощенных депутатов и ровными рядками направить их на реализацию поставленных задач.

Надо сказать, что "звезды разговорного жанра" старых созывов в лице Мухтара Тиникеева, Нуртая Сабильянова, Айкына Конурова, Азата Перуашева пока не раскачались.

Новички же вроде бывшего помощника машиниста Геннадия Шиповских все еще примеряются, с какого боку подобраться к такой махине, как мажилис, сравнивая тепловоз с парламентом, а пассажиров с народом, и только обещают "помочь" не только рабочему классу, но и, цитируем, "экономистам" (что с учетом отсутствия высшего образования у депутата заставляет встать волосы на всем теле дыбом). В такой ситуации цирковые огни вынуждены зажигать совсем неожиданные персонажи, ранее не выказывавшие предрасположенности к гротеску и буффонаде.

Но почему на роль клоуна в этом созыве назначили Гульжану Карагусову, когда вокруг столько более достойных кандидатур? Вопрос, на который нет ответа. Впрочем, от этого факт не перестает быть фактом: мадам депутат всего за несколько дней работы в новом созыве трижды успела сесть в калошу.

При обсуждении законопроекта о коллектор­ской деятельности мажилисвумен не только сравнила коллекторов с мафией, но и предложила государству примерить на себя образ "коза ностры", заявив буквально следующее: "Как говорят, чтобы бороться с мафией, ее надо возглавить. Вот этим законом эту мафию государство возглавит и, самое главное, будет регулировать. Извините, я неправильно говорю, но принцип тот же". Странно, конечно, что столь опытный депутат предлагает не бороться с мафией, а заставить ее самоорганизоваться, фактически заменив традиционную клятву на крови специальным законом. Но с учетом других измышлизмов Карагусовой это не выглядит таким уж странным. Конечно же, мы имеем в виду ее попытку защитить то, что вряд ли нуждается в адвокатах.

7 апреля журналисты спросили экс-министра труда и социальной защиты, а ныне депутата о том, почему иногородние депутаты в ожидании служебного жилья обретаются в дорогущем пятизвездочном отеле и действительно ли цена номера в нем зашкаливает за сто тысяч тенге. Вместо того, чтобы попытаться развеять заблуждение или, на худой конец, промолчать, мадам Карагусова "выпустила когти" и, словно известный голливудский персонаж Фредди Крюгер, стала размахивать ими перед носами обалдевших обывателей. "Вы хотите, чтобы депутата соответствующего уровня, который является носителем секретов, который является неприкосновенным... Есть же такие квартиры у нас, где за койку в час платят. Вот это хотите? - негодовала она. - Для этого есть деньги в бюджете... Во всех странах есть определенные требования к уровню проживания людей такого уровня. И ничего здесь страшного нет. Кто как содержится, тот так и работает".

Потом, конечно, выяснилось, что "гастарбайтеры" с депутатскими значками проживали в номерах по 29 тысяч тенге в сутки (что опять же не может не вызывать вопросов, если учесть, что депутаты прошлого созыва, попав в аналогичные обстоятельства, ютились в "четырех звездах", цена на которые сегодня начинается с 9 тысяч тенге в сутки). Но это, как говорится, уже другая история. Наша же закончилась окончательным превращением Гульжаны Карагусовой в антигероя.

Естественно, то, с каким апломбом мажилисвумен встала на защиту привилегий своих "братьев по разуму", вызвало шквал критики в социальных сетях, суть которой сводится к одному: "не хотим быть хозяевами, хотим быть слугами". Но Карагусову это, похоже, только еще больше раззадорило. Оголив шашку и усевшись на аргамака праведного негодования, она дала интервью сайту "Саясат", в котором продолжила гнуть свою линию: "Я вообще на реакцию социальных сетей не реагирую, потому что у меня нет времени на нее обращать. В социальных сетях мало времени проводят люди, которые много работают. Тем более в соцсетях много проплаченных людей - пример этому Украина", - заявила она и продолжила тему скитаний мажилисменов по пятизвездочным отелям: "… депутата поселить в дешевый вариант, даже трёхзвёздочные отели - так не делают… Ответственность у нас очень большая, мы ведь ветвь власти. Правительство дает нам закон на рассмотрение, и если мы что-то неправильно делаем, не дожимаем, а потом они говорят, что это парламент же принял… А что они все с нами делают, заставляют под разными соусами проводить ту политику, которая нас совершенно не устраивают, - этого никто не знает. Это же ответственность, это не на базаре же поселить человека за 4 тенге в сутки… Посмотрите, как у членов парламента других стран, это будут разные вещи".

Конечно, такую линию защиты честной не назовешь. В противном случае госпожа Карагусова должна была бы сравнивать и дальше - доходы наших пенсионеров с бюргерскими традициями, уровень социальной обеспеченности многодетных семей с положением в скандинавских странах, защищенность и размер кошелька наших шахтеров с социальным обеспечением их европейских коллег. (Кстати, горняки уж точно не вписываются в депутатскую формулу про то, "кто как работает, так и содержится", - они пашут так, что мадам и не снилось, причем рискуют не спущенной петлей на чулках, а своими жизнями).

Как тут не привести слова журналиста Сергея Дуванова, к которому можно относиться по-разному, но который в этот раз, публикуя пост в "Фейсбуке", попал не в бровь, а в глаз: "…ввиду ухудшения общеэкономической ситуации у школьников булочку с молоком отняли. Спрашивается, а почему на депутатов деньги есть, а на школьников нет? Ведь есть возможность разместить их там, где в три раза дешевле? Почему экономия средств на них не распространяется? Увы! К такому затягиванию поясов люди, попавшие во власть, не привыкли. Западло им такая экономия. В их понимании экономия касается всех остальных, но только не их. Себя они рассматривают в качестве этаких "священных коров", которых нельзя ни в чем ограничивать, потому что это будет им мешать хорошо работать".

На волне "гостиничного скандала" засветились и новички мажилиса.

Депутат от КНПК Ирина Смирнова, которая до избрания в парламент возглавляла учебное заведение и производила впечатление борца за правду, на этот раз явно себе изменила. "Слушайте, я всю жизнь работала, не было дня, чтобы я не работала. Я тоже платила налоги. Я, наверное, живу сегодня на свои налоги, в конце концов, - возмутилась она. - Я хочу, действительно, достойно работать. Я хочу бороться за правду, я хочу добиваться, я хочу всё это делать. Но с таким подходом, я не понимаю…".

А чего тут понимать и обижаться на народ? Он искренне не понимает, почему за правду депутат хочет бороться исключительно на парламентской трибуне, а за пределами мажилиса эти хотелки заканчиваются. Тем более что госпожа Смирнова сама дала повод для подобных размышлений: "Я не разбиралась, по госзаказу ли было, или это был подарок кого-то. Я не знаю, будет ли у меня такой депутатский запрос. Меня это не очень волнует. Меня волнуют другие вопросы. Например, проблемы образования".

Удивил комментарий и другого депутата - всем нам хорошо известного Артура Платонова: "Когда проводят разного рода тендеры с нарушением закона, часто никаких вопросов не возникает. Хотя нарушения бывают. Но когда все проведено честно и когда в соответствии с предложением ценовым было выбрано самое низкое по цене, около 29 тысяч, почему-то возникают вопросы. Не считая того, что эта гостиница находится ближе, чем какая-либо другая, и некоторые депутаты в хорошую погоду могут и пешочком с пользой для здоровья прогуляться".

Интересно, когда и каким образом мажилисмен установил, что тендер был проведен "чест­но", если даже не делал соответствующего депутатского запроса? И почему ему совсем не интересно узнать, из каких законодательных актов, нормативных или внутренних документов парламента вытекает то, что депутаты обязаны проживать исключительно в пятизвездочных отелях? Впрочем, хватит уже об этом: сытый голодного никогда не разумел, не поймет и теперь.

По ту сторону рампы

К счастью, далеко не все депутаты нового созыва выстраивают свою деятельность на производстве внешних эффектов или, что еще хуже, - могильной тишины. Уже проявили себя старожилы. Это Мухтар Тиникеев (кто бы сомневался в возможностях этого доброго молодца) и, что непривычно, Майра Айсина с Аманжаном Жамаловым, которые по полочкам разложили недочеты законопроекта о коллекторской деятельности, лоббируемого Нацбанком и поддерживаемого парламентским комитетом по финансам и бюджету.

При обсуждении законопроекта "О платежах и платежных системах" благодарные аплодисменты заслужили Екатерина Никитинская и новичок, пришедший в парламент из фармацевтического бизнеса, - Иван Клименко. Та трезвость в оценке ситуации, в суждениях и прогнозах, которую продемонстрировали эти депутаты, дорогого стоит, в том числе и народного доверия.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 15 апреля 2016 > № 1723335 Серикжан Адилов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 марта 2016 > № 1680601 Серикжан Адилов

Политтехнологи: время чужаков прошло, время своих еще не наступило

Автор: Серикжан Адилов

"Черный пиар", "война компроматов" и другие политтехнологические штучки давно перестали прорастать на политическом поле Казахстана. Электоральные кампании последнего десятилетия больше напоминают чинные посиделки партийных боссов в помпезном ресторане, перерастающие во всеобщую пьянку с обязательными здравицами в адрес главной партии страны.

Алексей Ситников, Станислав Белковский, Глеб Павловский, "калужская команда" Куклина. Еще десять-пятнадцать лет назад эти авторы предвыборных чудес постоянно отирались в наших пенатах, столуясь у богато накрытого дастархана. Их гонорары доходили до 20 миллионов долларов за кампанию, и они были нарасхват.

За ними дружно тянулась шеренга "второго эшелона" в лице менее именитых политтехнологов из России и Украины - Александра Тыминского, Юрия Косвина, Вадима Кулько и иже с ними. За куда более скромные гонорары они были готовы на все: не только с нуля выстроить электоральную кампанию отдельной партии, но и достаточно агрессивно сломать имидж конкурента и даже попытаться дестабилизировать внутриполитическую обстановку.

Благодаря этим высокооплачиваемым фокусникам казахстанцы видели, как Гани Касымов, лидер только что появившейся Партии патриотов, примерял маску Жириновского, кидая вазу с цветами в телеведущего, как Дарига Назарбаева, держа лопату в ухоженных руках, вместе с однопартийцами, методом асара, вскапывает политическое поле, как лидеры еще единого "Ак жола" выдают на-гора альтернативные законы, по качеству в разы превосходящие правительственные варианты.

Да, предостаточно было и нечистоплотных приемчиков типа раздачи продуктовых корзин и наличных от имени кандидата партии-конкурента, как это случилось с Оразом Джандосовым, или появления кандидатов-однофамильцев…

Случались даже трагедии: некоторые эксперты до сих пор видят в событиях в алматинском микрорайоне "Шанырак" следы работы политтехнологов. Так это или нет, судить не беремся, но очевидно одно: малейшее дуновение в политической жизни того времени было следствием акции, четко спланированной рукой Мастера.

Сегодня даже не верится в то, что и у нас когда-то выборы были яркими шоу с непредсказуемыми импровизациями. Теперь же процесс опускания бюллетеня в урну зачастую вызывает зевоту. Час предвыборных потех остался в глубоком плюс­квамперфекте. Политическая реформа 2007 года отвадила с нашей плодородной пашни пришлых специалистов - политтехнологов. А свои, доморощенные, до их уровня так и не успели дорасти, так как играли они преимущественно роль "принеси - подай", и к уровню принятия решений их допускали только при проведении кампаний в регионах. Впрочем, по большому счету, это уже и не столь важно: политтехнологам с любой пропиской в наших краях просто нечего делать.

В одном из своих недавних интервью социолог Бахытжамал Бектурганова охарактеризовала ситуацию в Казахстане как "моноцентричный формат политической системы", подразумевающий отсутствие соперничества между партиями при высокой определенности (предсказуемости) электорального исхода.

И кому, скажите на милость, в таких условиях нужны предвыборные и электоральные исследования, систематическая работа по формированию позитивного мнения о кандидате, повышению степени его известности и рейтинга, противодействие черным политтехнологиям, сбор информации о соперниках?

Во-первых, после полного отказа от выборов депутатов парламента по мажоритарной системе (в одномандатных округах) избирательный процесс стал обезличенным, что сводит к нулю потребность в такого рода услугах. Организацией же работы штаба, а также разработкой концепции избирательной кампании могут заняться и местные специалисты - даже из числа тех, что сидят в партиях на фиксированной зарплате.

Во-вторых, нет никакой необходимости рисовать партийные лики в условиях практически полного отсутствия конкуренции. Исчезновение оппозиции привело к борьбе своих со своими, а это уже не сфера деятельности специалистов по политическим технологиям. Ну разве что только тех, кто имеет второе образование в области психиатрии.

Трудно не согласиться с политологом Дастаном Кадыржановым, который не так давно поставил диагноз "смерть" рынку политического консалтинга на просторах великой степи. "Политический консалтинг существует в условиях политической конкуренции. Политические консультанты усиливают потенциал политиков при ведении конкуренции. Когда конкуренты отсутствуют, то и смысла ее существования нет, во всяком случае, в легальной (открытой) политике.

Политический консалтинг - это финансово-интеллектоемкая сфера. В условиях, когда все политические выборы и победители определяются не за голоса, затраты не имеют смысла. Поэтому все политическое консультирование де­градировало".

Эту точку зрения подтверждает и выпадение из состояния затянувшейся спячки таких партий, как "Ауыл" и "Бирлик", которые даже не посчитали нужным прибегнуть к услугам политтехнологов для организации необходимого имиджевого минимума. Как говорится, на фига козе баян, если расклад и так очевиден.

Пар­тийные игроки, включившиеся в нынешнюю электоральную кампанию, объясняют свое нежелание призвать на подмогу политтехнологов по причине скудости своих бюджетов. На данном этапе их вполне устраивает то, что формированием имиджа кандидатов в депутаты за сущие копейки (речь идет о суммах не более десяти тысяч долларов) занимаются местные журналисты.

Возможно, новая политическая реформа, о возможности которой говорят политологи, вдохнет новую жизнь в легкие политического консалтинга. Но, скорее всего, опять же придется звать иностранцев. Да, у нас тоже есть специалисты высокого уровня, но им и раньше было неинтересно заниматься исключительно выборными технологиями внутри страны, и вряд ли они захотят изменить своим принципам. К тому же таких людей, чьи имена не принято упоминать всуе, можно пересчитать по пальцам.

Остальным же по-прежнему предстоит учиться и учиться. А тренировки, связанные с вылазками к соседям, пока дают преимущественно отрицательные результаты - достаточно вспомнить историю о том, как казахстанских политтехнологов засекли в кыргызской сауне с девочками…

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 марта 2016 > № 1680601 Серикжан Адилов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 марта 2016 > № 1680598 Серикжан Адилов

Поможет ли МИДу смена шила на мыло?

Автор: Серикжан Адилов

В конце прошлой недели в Министерстве иностранных дел РК произошел натуральный кадровый переворот. Решением главы государства со своих постов были смещены сразу четыре заместителя Ерлана Идрисова. Событие, прямо скажем, неординарное, но вполне закономерное.

Рассматривать смену ключевых игроков в МИДе как следствие неудач казахстанской дипломатии вряд ли стоит. Явных провалов, как впрочем, и ярких инициатив, отмечают эксперты, у этого ведомства не наблюдается уже несколько лет. Причина масштабной рокировки, скорее всего, кроется в другом - в накопившейся критической массе негатива, который окутал МИД за последние несколько лет.

Руководящие кадры министерства стали не столько, как модно сейчас говорить, "тормозом развития", сколько олицетворением неэффективности. И с учетом того, что скандалы все чаще начали бить по внешнеполитическому ведомству шквальным огнем, потребовалось выпустить пар. И он был выпущен - вместе с "великолепной четверкой", имена которой так или иначе были связаны с этими скандалами. Но не будем голословными.

Экономист по образованию Рапиль Жошыбаев на руководящих постах в министерстве непрерывно находился 12 лет подряд. Замминистра - ответственный секретарь МИД - в течение почти трех лет первый заместитель главы ведомства. "В поле" Жошыбаев практически не работал, если не считать полуторагодичную миссию в качестве первого секретаря, советника посольства РК в странах Балтии.

В МИДе он курировал департамент внешнеэкономической политики, департамент консульской службы, службу государственного протокола, департамент материально-технического снабжения - те направления работы ведомства, которые либо регулярно подвергались критике, либо сотрясались скандалами. Взять хотя бы внешнеэкономическую политику.

Работу дипломатов именно на этом поприще глава государства подверг резкой критике в ходе расширенного заседания правительства 18 ноября 2015 года.

Материально-техническое снабжение тоже осуществлялось весьма своеобразно. Помнится, как два года назад министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев сделал достоянием гласности тот факт, что МИД хочет прикупить в столице Франции шикарный особнячок - новое здание для посольства. Цена вопроса - 10,5 миллиарда тенге.

Когда депутаты подняли шум, Жошыбаев на всех парах прискакал в парламент и попытался защитить право МИДа на такое транжирство. Правда, все его аргументы свелись к тому, что в случае наступления часа "Х" элитную недвижимость можно будет сбыть с рук… Аналогичная ситуация была также с покупкой здания в Москве для расширения посольства РК в РФ и в Нью-Йорке для нового здания генконсульства.

Не лучшим образом при Жошыбаеве обстояли дела и с консульской службой. Напомним только о самом громком скандале. В 2013 году компетентные органы выяснили, что в течение трех лет под носом у "куратора" службы Жошыбаева действовала самая натуральная ОПГ, незаконно выдававшая визы. В группировку входили сотрудники МИДа - дипломаты и консулы. Суд воздал всем по заслугам: члены ОПГ получили от 5 до 12 лет.

Но что касается куратора, то пуля пролетела мимо него, да еще и крикнула "ага". Такой исход дела, если верить публикациям в СМИ, был логичным и закономерным. "Жошыбаев всегда играл большую роль в МИДе благодаря якобы высокому покровителю. Многих карьерных дипломатов изумляло быстрое продвижение по службе Рапиля Сейтхановича, который и соответствующего образования-то не имеет", - писала в свое время газета "Караван". Хочется верить, что не только по этой причине за Жошыбаевым после смещения его с поста первого заместителя главы МИД сохранилась долж­ность комиссара меж­­дународной специализированной выставки EXPO-2017.

С еще одним теперь уже бывшим вице-министром Саматом Ордабаевым и вовсе любопытная ситуация. Тот факт, что после своего грандиозного провала в парламенте этот дипломат-агроном (агрохимик по специальности) просидел в замах еще два с половиной года, - не просто чудо, но и диагноз для МИДа.

На пост вице-министра он был назначен в феврале 2013 года, а уже спустя три месяца сел в лужу, фактически подведя свое ведомство под монастырь и сорвав прохождение через парламент важного государственного документа. Ни на один из вопросов депутатов он не смог ответить ни "бэ", ни "мэ", за что и был выставлен за дверь под грозный спич тогдашнего спикера мажилиса Нурлана Нигматулина: "Вы пришли в парламент, вам задают вопросы, отвечайте. Если не готовы, уходите, мы вас в следующий раз послушаем… Предмета не знаете, ничего... Самат Исламович, до свидания!".

Остается только догадываться, как такой "профессионал" курировал департамент стран СНГ и занимался вопросами евразийской интеграции.

А вот что касается Аскара Мусинова и Алексея Волкова, то они, похоже, просто "пошли за компанию", попав под раздачу. Каких-либо явных проколов с их стороны не наблюдалось. Скорее наоборот. Недаром Мусинов в декабре прошлого года был награжден орденом "Парасат". Эти двое в системе МИДа были самыми настоящими "рабочими лошадками", имеют успешный опыт работы в дипломатических представительствах в Европе и Азии. Скорее всего, снимая их с постов в министерстве, глава государства имел на этих дипломатов свои виды. У Казахстана достаточно много просевших в последнее время направлений в двусторонних отношениях, и такие бойцы больше нужны на передовой.

Способны ли новые заместители Ерлана Идрисова вывести систему МИДа с орбиты скандалов? Вопрос больше риторический.

С одной стороны, новые вице-министры Мухтар Тлеуберди, Акылбек Камалдинов, Галымжан Койшыбаев и Роман Василенко - опытные дипломаты, возглавлявшие миссии в таких странах как Швейцария, Малайзия, Индонезия, Лихтенштейн, Ватикан, Япония, Литва, Латвия, удостоенные многих государственных наград и даже личных благодарностей президента. Их имена не замараны скандалами, в их адрес никто и никогда не высказывал оскорбительных подозрений.

К тому же, например, Мухтар Тлеуберди уже работал заместителем министра в бытность Касым-Жомарта Токаева. Плюс еще и в том, что, за исключением Романа Василенко, который занимал должность председателя комитета международной информации, новые вице-министры длительное время фактически были выключены из функционала МИДа. А значит, с большой долей вероятности можно предположить, что они не обременены коммуникативными, порой порочными связями внутри системы и будут способны к принятию независимых решений - разумеется, в рамках должностных полномочий.

С другой стороны, не факт, что новая команда замов хоть как-то будет способствовать введению работы МИДа в обозначенное президентом русло активизации работы по привлечению инвесторов в страну. За исключением опять же Василенко, никто из них не имеет экономического образования…

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 марта 2016 > № 1680598 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 26 февраля 2016 > № 1664363 Серикжан Адилов

Бактыкожа Измухамбетов: «Наш регион уверенно смотрит в будущее»

Автор: Серикжан Адилов

Резкое снижение цен на углеводородное сырье не особо повлияло на динамику развития главного нефтяного региона страны. Хотя аким Атырауской области Бактыкожа Измухамбетов, отчитываясь перед населением о проделанной работе, вынужден был констатировать, что "нестабильность в развитии мировой экономики не обходит стороной нашу область" и "прошедший год выдался не из легких", упаднических настроений нет.

В регионе создана подушка экономической безопасности, а реализация таких прези­дент­ских инициатив, как 5 институциональных реформ и 100 конкретных шагов, позволит пережить трудные времена. Для полноты картины мы решили остановиться на ключевых моментах в выступлении Бактыкожи Измухамбетова.

Под знаком индустриального развития

"Из 45 проектов Карты индустриализации десять введены в эксплуатацию в прошлом году", - сообщил аким, дав понять, что жителям области есть чем гордиться.

Среди значимых для экономики региона проектов можно выделить ввод в строй завода по производству оптического кабеля. Предприятие выпускает 100 видов кабельных изделий и на сегодняшний день предпринимает вполне конкретные шаги для наращивания производственных мощностей с тем, чтобы покрыть потребности республики в выпускаемой заводом продукции на сто процентов. Кроме того, в этом году появится новый цех - по производству медного кабеля, а штат сотрудников увеличится как минимум вдвое: с 65 до 150-200 рабочих мест.

Рассказал аким и о предприятии, которое выпускает полиэтиленовую пленку и полипропиленовые мешки. На нем работают около 200 человек. "Такая продукция производится в Казахстане впервые", - отметил глава региона. Ожидается, что предприятие, полностью удовлетворив внутренний спрос, в дальнейшем около 60 процентов продукции будет экспортировать в Россию.

С особой гордостью Бактыкожа Измухамбетов сообщил о том, что "из десяти введенных в прошлом году в эксплуатацию объектов шесть относятся к агропромышленному комплексу".

Стоит отметить, что в области в последнее время появляются новые для экономики региона отрасли. Так, в прошлом году была открыта трикотажная фабрика, которая перерабатывает 100 тонн верблюжьей и 350 тонн овечьей шерсти и производит 400 тысяч метров высококачественного сукна и одеял-покрывал.

В нынешнем году планируется ввести в строй фармацевтический завод. И это далеко не полный список предприятий, готовых стать точками роста.

- Начнется реализация особых проектов, - сообщил Бактыкожа Салахатдинович. - На 20 гектарах в Индерском районе будет построена теплица. Планируется засеять 900 гектаров лавандой с последующей ее переработкой. На кровле теплицы и 200 гектарах земли будут установлены солнечные панели. Солнечная электростанция будет вырабатывать 80МВт тока, а теплица благодаря переходу на международный стандарт "BIO" ежегодно будет производить 20 тысяч тонн овощей.

Из 80 МВт электроэнергии только 10 МВт будут расходоваться на теплицу, а все остальное пойдет на покрытие потребностей населения. Работа по проекту уже начата. Еще одно особое направление - внедрение ветряных установок мощностью 52 МВт в Исатайском районе. Стоимость проекта - 12,3 миллиарда тенге частных инвестиций. Эти проекты область готовит для выставки "ЭКСПО-2017".

Подняв упавшего, поднимаешься и сам

В отчете акима отдельной строкой была выделена сфера, на которой постоянно акцентирует внимание сам глава государства. Это поддержка малого и среднего бизнеса. Если говорить сухим языком цифр, то ситуация выглядит так. На средства, выделенные для реализации в регионе госпрограммы "Дорожная карта бизнеса" (а это 1,4 миллиарда тенге) реализованы 123 проекта, созданы 655 рабочих мест.

С 2013 года малый и средний бизнес финансируется также и из местного бюджета. В прошлом году на его поддерж­ку было выделено 200 миллионов тенге. С 2014 года государство поддерживает предпринимателей через транши из Нацфонда. Уже профинансировано 38 объектов на сумму 7,6 миллиарда. И результаты такой под­держ­ки налицо.

"Средним и малым бизнесом в течение 9 месяцев прошлого года произведено товаров и оказано услуг на 523,3 миллиарда тенге. По сравнению с таким же периодом предыдущего года это на 21,2 процента больше", - сообщил аким.

При этом он отметил, что самым доступным источником в плане поддержки предпринимательства по-прежнему остается сельское хозяйство. Начиная с 2012 года, в отрасль было привлечено 18 миллиардов тенге, причем 6,5 миллиарда из них составили инвестиции самих предпринимателей. Это позволило сохранить солидные темпы роста аграрного производства.

Как следует из отчета акима, только за послед­ние три года открыто 18 предприятий, из них 10 созданы при непосредственном участии акимата, и в нынешнем году все они выйдут на полную мощность.

- В общем, в результате проведенной работы область обеспечена овощами на 149 процентов, яйцами - на 115, мясной продукцией - на 85, картофелем - на 38, молочной продукцией - на 103 процента. Объем внутреннего валового продукта сель­ского хозяйства составляет 52,4 миллиарда тенге, фактический валовой индекс достиг 104 процентов, - констатировал Бактыкожа Измухамбетов.

Поводы для гордости

А теперь приведем ряд фактов, свидетельствующих о том, что тот путь, который выбрал для своего развития регион, сулит выход к заманчивым перспективам.

- В прошлом году в области построено 550 тысяч квадратных метров жилья, - сообщил аким. - За счет бюджетных средств сдан в эксплуатацию 41 дом на 1 205 квартир. Начато строительство жилых домов не только в городе Атырау. Небывалый случай: в районных центрах сданы 600 квартир!

В Кульсарах, Индерборске, Аккистау и Ганюшкино построены девять трех­этажных домов по 60 квартир каждый. Эта работа будет продолжена. В первом полугодии нынешнего года начнем строительство еще шести 60-квартирных домов.

В рамках программы модернизации жилищно-коммунального хозяйства в течение прошлого года реконструировано семь многоэтажных жилых домов. Полностью завершен ремонт 21,8 км теплосетей, 720 км электросетей, 8,4 км водо- и канализационной сетей, а также трех отопительных котлов.

- В прошлом году на развитие транспортной инфраструктуры из государственного бюджета было выделено более 16 миллиардов тенге, - напомнил аким. - Отремонтировано 139 километров дорог, завершилось строительство самого крупного дорожного объекта "Атырау - Индер". В последние годы мы много внимания уделяем сельским автотрассам. Из отремонтированных в прошлом году 139 километров 114 - это дороги в районах, и только 25 - городские. За это и критикуют меня. Но сельчане ничем не хуже горожан. В 2016 году на развитие транспортной инфраструктуры из государственного бюджета выделены 13,1 млрд тенге, запланирован ремонт дорог протяженностью 96 километров.

С начала реализации программы "Ак булак" завершено строительство 88 объектов в 72 населенных пунктах. Степень обеспеченности жителей области питьевой водой за счет централизованного водоснабжения возросла с 52 процентов до 75,6 процента.

Газифицировано 79,5 процента населенных пунктов, "голубым топливом" сегодня пользуются 98 процентов жителей региона.

Особое внимание в области уделяется развитию образования. За послед­ние три года сданы в эксплуатацию 24 объекта этой сферы. Только в прошлом году были открыты четыре школы и шесть детских садов. В 2016-2017 годах будут сданы в эксплуатацию 20 детских садов и 15 школ.

Аналогичная ситуация и в здравоохранении. Все районные центры обеспечены типовыми поликлиниками, строятся ФАПы и амбулатории. Только в прошлом году сданы в эксплуатацию восемь медицинских объектов. "Совсем скоро, в марте, в поселке Геолог откроется поликлиника на 100 посетителей, а в апреле - город­ская больница на 180 мест", - резюмировал аким.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 26 февраля 2016 > № 1664363 Серикжан Адилов


Казахстан. США > Финансы, банки > camonitor.com, 11 февраля 2016 > № 1644579 Серикжан Адилов

Возможна ли в Казахстане жизнь без доллара?

Автор: Серикжан Адилов

Сегодня вместе с экспертами мы пытаемся разобраться в том, насколько адекватны призывы власти к народу перестать думать о курсе доллара? Что даст решение указывать цены на недвижимость, автомобили, другие товары только в национальной валюте? Возможен ли какой-то эффект от этих мер и призывов?

При каких условиях возможна дедолларизация?

Мурат Темирханов, член правления АО «Halyk Finance»:

- Призывы не думать о курсе доллара, а также решение о том, что все должны указывать цены на недвижимость, автомобили, другие товары только в национальной валюте – всё это относится к мерам властей по борьбе с долларизацией экономики. Прежде всего, это касается долларизации депозитов в банках.

- А почему она происходит?

- В условиях ухудшающейся экономической ситуации перевод сбережений и свободных средств из тенге в доллары – это способ сохранить покупательскую способность своих денег. На конец прошлого года 79% всех депозитов населения составляли валютные. Для юридических лиц эта цифра составляла 62%.

- Зачем нужно бороться с долларизацией?

- С точки зрения стимулирования роста экономики в кризисное время такая борьба является важнейшей задачей. Это связано с тем, что очень высокая степень долларизации депозитов не дает правительству и Нацбанку возможность осуществлять общепринятую антикризисную контрциклическую политику.

Вместо, того чтобы стимулировать рост экономики в кризис путем смягчения монетарной и фискальной политики (увеличение государственных расходов и предоставление ликвидности в тенге под низкие процентные ставки), экономические власти, напротив, вынуждены ужесточать ее, поскольку население и бизнес убегают от тенге, покупая валюту.

В текущих условиях, как только правительство и Нацбанк начнут вливать в экономику дешевые средства в тенге, немедленно произойдет следующий виток девальвации и инфляции. То есть, вместо стимулирования роста экономики мы получим немедленное её ухудшение.

В целом, в снижении долларизации депозитов есть две стороны.

Первая - это то, что когда бизнес и население начнут переводить свои валютные средства в тенге, соответственно увеличится тенговая ликвидность в банковской системе. А чем больше предложение тенге на рынке, тем ниже процентные ставки. То есть, дедолларизация должна привести к росту кредитования экономики по более низким процентным ставкам.

Вторая сторона – это то, что низкий уровень долларизации означает повышение доверия к нацвалюте и к экономической политике властей. При наличии такого доверия у государства появляется возможность начать упомянутую контрциклическую политику, чтобы стимулировать рост экономики.

- Так все-таки возможен ли какой-то эффект от этих призывов и указания цен только в тенге?

- Если люди боятся потерять покупательскую способность своих денег, то никакие призывы и цены, указанные только в тенге, не заставят их отказаться от покупки валюты для сохранения своих сбережений. Единственный выход - снижение девальвационных, а также инфляционных ожиданий населения и бизнеса.

Снижению девальвационных ожиданий помогает то, что мы перешли к свободно плавающему курсу. Сейчас тенге может не только бесконечно девальвировать, но и укрепиться. История свободного плавания курса в Казахстане еще совсем короткая, но мы уже были свидетелями того, как при повышении цен на нефть тенге заметно усиливался – например, в 2005-06 годах.

Если предположить, что нефтяные цены сегодня достигли дна и завтра вернутся на уровень, скажем, 60 долларов за баррель, то при плавающем курсе наш тенге должен укрепиться до отметки менее чем 300 тенге за доллар. То есть все, кто покупал валюту по курсу выше этого уровня, могут потерять на большой курсовой разнице.

Таким образом, если у нас будет действительно свободно плавающий курс, и Нацбанк не станет вмешиваться, то такая ситуация может отбить у многих охоту переводить свои свободные средства из тенге в валюту.

Еще один важный момент связан с инфляционными ожиданиями. Если рост цен на товары и услуги будет оставаться на высоком уровне, то это приведет к падению покупательной способности тенге и сохранению привлекательности доллара. И даже если правительство и Нацбанк смогут приостановить темпы инфляции, то всё равно понадобится время, чтобы снизить инфляционные ожидания.

То есть, низкий уровень инфляции должен продержаться какое-то время, и в этот период властям нужно будет проводить очень понятную и адекватную экономическую политику. Только в таких условиях возможно снижение инфляционных ожиданий.

«Эффект самоисполняющегося пророчества»

Финансовый аналитик Данияр Куаншалиев в качестве ответа на наши вопросы предложил свой пост в «Фейсбуке». Нам его мнение показалось интересным:

«В марте прошлого года я записал интервью с одним из самых толковых финансистов, которых когда-либо встречал на своем жизненном пути, – Максатом Кабашевым. В ту пору он занимал пост главы Казахстанской фондовой биржи.

Во время разговора мой собеседник честно признал, что фактически KASE – это большой обменный пункт для Нацбанка. Свою позицию он аргументировал просто: на тот момент 72% всех операций на бирже составляли валютные операции.

Оглядываясь спустя год на эту интересную встречу, я понимаю, насколько прав был Максат Рахимжанович. Есть старая поговорка «Степь широка, да вот тропинка узкая». Для нашей страны это, можно сказать, аксиома. За последний год все население превратилось в валютных спекулянтов: от мала до велика.

Сводки по курсу доллара постят издания, газеты, журналы, ведутся онлайн-трансляции, а выступления официальных лиц относительно этой темы всегда набирают по несколько сотен тысяч просмотров.

Всеобщее, всепоглощающее долларовое безумие охватило нашу страну. Как эпидемия гриппа...

Достаточно взглянуть на статистику: за 2015 год обменные пункты продали американской валюты наличкой на $16,9 млрд.! Это около 1 000 долларов на каждого казахстанца! Если смотреть в разрезе ВВП (по предварительным оценкам, 38,4 трлн. тенге, в долларах по средневзвешенному курсу составит $173,5 млрд.), то это чуть менее 10%. Ужас! Честно признаться, боюсь открывать статистику объемов сделок на торгах с валютой за год на KASE. Не хочу портить настроение.

Самое обидное, что в прошлом году многие очень умные и талантливые финансовые эксперты во все горло орали, что надо решать ситуацию с валютным рынком. Руководству регулятора была представлена полномасштабная программа действий, которые должны были снизить ущерб от коллапса и позволить более мягко перейти в режим свободного плавания. Их послушали? No fucking way!

Нет пророка в своем отечестве, и Нацбанк фактически проигнорировал «красные огни»… Теперь очевидно, что для власти их игра в «девальвации не будет» аукнулась over 9000. Нечего обманывать народ!»

Далее Данияр Куаншалиев задается вопросом, что делать, и приходит к выводу о необходимости дедолларизации:

«Мы видим, что правительство пытается сделать это силовым методом - через запреты, законодательные нормы и так далее. По мне, это не лучшая тактика, но, видимо, они иначе не умеют. Однако это не значит, что они не правы. Нашей стране срочно нужно поломать этот тренд, иначе курс будет падать ниже и ниже, и так до бесконечности.

Необходимо, чтобы и банки, и население, и все прочие субъекты экономики перестали все больше и больше давить на курс, тем самым создавая «эффект самоисполняющегося пророчества»…

Понимаю, до жути обидно оттого, что власти нас продинамили, но если сейчас мы не сплотимся, если сейчас мы не откажемся от эгоизма в угоду общей цели – то нас ждут очень серьезные последствия. Боюсь даже вслух говорить о них».

«Не надо бояться курса тенге в 350 или 375 за доллар»

Сапарбай Жубаев, кандидат экономических наук, старший преподаватель ЕНУ им Л.Н.Гумилева:

- Каждая из суверенных стран или каждый союз стран имеет свою национальную валюту, которая, естественно, является гордостью народа и одним из главных атрибутов независимости. Основные денежные операции внутри страны, особенно платежи, осуществляются в национальной валюте. Это аксиома экономики.

Основной показатель экономического развития страны - ВВП - тоже рассчитывается на основе национальной валюты. Поэтому все взаиморасчеты в Казахстане должны производиться в тенге. Но по сложившейся традиции крупные денежные операции при купле-продаже недвижимости и транспортных средств население постсоветских стран привыкло осуществлять в иностранной резервной валюте.

Таких валют до 30 ноября 2015 года было всего четыре – доллар США, евро, фунт стерлингов и йена. Затем к ним присоединилась пятая – китайский юань. Они отличаются от всех других валют тем, что, во-первых, представляют крупные экономики мира, а во-вторых, и это главное, являются стабильными. Их обменный курс относительно доллара США если и меняется, то очень незначительно.

При переводе макроэкономических показателей, показателей суверенных резервов и показателей платежного баланса обычно применяют резервные валюты, что позволяет получить реальные цифры развития страны. Но многие показатели, такие, как объем золотовалютных резервов Национального банка, доходы и расходы Национального фонда, объемы экспорта и импорта, мы обязаны рассчитывать в долларах США.

Таким образом сравнивают уровень экономического развития разных стран. Поэтому все страны свои суверенные резервы держат в резервных валютах. Кстати, таковы и требования МВФ, членами которого мы стали в 1992 году.

Призывы руководителей отдельных стран перейти при взаиморасчетах за экспортные и импортные операции на национальные валюты можно понять, но осуществить это без потери одного из партнеров очень трудно. Я бы даже сказал: практически невозможно. Причина - изменение обменного курса любой валюты к доллару США.

В такой ситуации призыв к населению во время расчетов забыть базовые ориентиры и даже «думать» в национальной валюте может дать кратковременный эффект, но в долгосрочной перспективе приведет к потере ориентиров. Конечно, если я купил квартиру за 18,5 млн. тенге в 2014-м и продаю ее за 30 млн. тенге в 2016-м, то вроде моя прибыль - 11,5 млн. тенге. Но если мой мозг все эти показатели пересчитает в резервных валютах, то он зафиксирует потери.

Решение указывать цены на недвижимость, автомобили, другие товары только в национальной валюте тоже даст кратковременный эффект - повысится спрос на тенге в краткосрочной перспективе. Но в долгосрочной перспективе нам сложно будет обеспечить рост и развитие воспроизводственного процесса в целом.

Меры Национального банка по уменьшению вознаграждения за валютные вклады (депозиты) не решат проблему высокого спроса на резервные валюты. Нацбанку лучше подумать о мерах по «количественному смягчению», то есть активизировать свое участие, по примеру коллег из США и Евросоюза, на открытом рынке ценных бумаг и активнее регулировать денежную массу через ставки рефинансирования.

«Возможны ли эффективные меры по дедолларизации нашей экономической жизни?» Мой ответ: «Да». Для этого нужно уменьшить спрос на резервные валюты, то есть на доллары и евро в первую очередь. Больше экспортировать и поменьше импортировать. Особенно в сфере услуг. С товарами у нас положение более-менее нормальное. Даже сейчас, в кризисный период, торговый баланс – положительный. Объем экспорта товаров из Казахстана значительно превышает объем импорта.

Мы «проигрываем» в балансе услуг (транспорт, строительство, туризм, финансовые услуги и т.д.), и у нас огромные платежи по процентам за кредиты и по дивидендам привлеченных инвестиций. Например, в 2014 году экспорт услуг составлял около 6 млрд. долларов, а их импорт был почти в два раза больше - 12 млрд.

Огромные валютные ресурсы мы отдаем соседям, вместо того, чтобы они нам платили за транспортировку грузов через бескрайние просторы нашей Родины. Поэтому скорейшее осуществление программы «Нурлы жол», где первостепенное значение придается развитию инфраструктуры национальной экономики, должно стать задачей для всех. Особенно строго надо следить за госзакупками в квазигосударственных компаниях.

Они должны по максимуму, насколько это возможно, закупать собственное, казахстанское. Тогда спрос на доллары уменьшится, и покупательная способность тенге будет стабильной. Не надо бояться курса тенге в 350 или 375 за доллар. Важно, чтобы курс был стабильным. Тогда мы перестанем думать и делать расчеты в долларах.

«Призывы без реформ несостоятельны»

Макс Бокаев, гражданский активист:

- По поводу адекватности запрета судить не берусь, но напомню про эксперимент, проведенный психологом Дэниелом Вегнером. В ходе этого эксперимента одной группе людей запрещали думать о чем-либо, а другой разрешали (предметом запрета был белый медведь).

В той группе, где установили запрет, медведь всплывал в сознании людей примерно в два раза чаще, чем в контрольной группе, которой думать о нем не запрещали.

Когда же всем участникам эксперимента предписали думать о медведе, то испытуемые, которым раньше запрещали вспоминать про это животное, стали делать это еще чаще, чем в первом опыте.

Думаю, с гражданами РК произойдет то же самое - законы психологии универсальны.

Понятное дело, все призывы к дедолларизации экономики, к тому, чтобы цены указывались в тенге и т.д., делаются для того, чтобы усилить возможности правительства в проведении денежно-кредитной, бюджетной политики и, в конечном итоге, способствовать повышению экономической безопасности. Но не думаю, что все это сработает без политических и экономических реформ.

Дело привычки

Марат Шибутов, политолог:

- Вообще, указание цен на автомобили и квартиры в иностранной валюте было нарушением Гражданского кодекса и закона "О валютном регулировании и валютном контроле".

В статье 13 данного закона прописаны все случаи, когда граждане Казахстана могут торговать в валюте - это касается только магазинов дьюти-фри, покупок ценных бумаг и аффинированного золота. То, что было у нас в объявлениях, - это нарушение.

Правда, для физических лиц не влекущее особых последствий в виде ответственности.

Поскольку у нас заработные платы и налоги привязаны к тенге, а не к валюте, то такое указание цены является правильным.

А заодно многие люди избавятся от иллюзий. Все, старые добрые времена уже прошли, теперь все зарабатывают и тратят в тенге.

Постепенно все к этому привыкнут - как привыкли к запрету тонировки и пристегиванию ремнями в автомобиле.

Чиновники должны показать пример

Айгуль Омарова, независимый журналист:

- За долгие годы казахстанцы, как и жители других постсоветских стран, привыкли всё измерять в долларах. И поэтому призывы властей указывать цены в тенге не находят должного понимания у широких масс.

Впрочем, люди могут понять и принять такие призывы, если чиновники первыми покажут пример. Причём во всём.

Например, после того, как заявили о том, что надо одеваться во всё казахстанское, нужно было продолжить ряд: лечиться только в казахстанских больницах, отдыхать только в нашей стране и т.д.

А чтобы принимаемые меры оказались действенными, властям следовало бы спрашивать по всей строгости закона с тех, кто нарушает правила. Это первое.

Второе – рано или поздно Казахстан полностью откажется от долларовой привязки, и это надо понимать. Другое дело, что нельзя резать по живому. И властям следует не просто объявлять о тех или иных мерах, а тщательно продумывать механизм реализации ими же самими установленных правил.

Казахстан. США > Финансы, банки > camonitor.com, 11 февраля 2016 > № 1644579 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569652 Серикжан Адилов

Пенсионные активы переложат с «больной» головы на «здоровую»

Серикжан АДИЛОВ

Финита ля комедия? Благодаря волевому решению главы государства Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ) уходит из-под крыла Нацбанка. Не прошло и трех лет, как фарс стал очевидным. В последнее время ведущие финансисты и аналитики не раз пытались отрубить распушенный "петушиный хвост" менеджмента ЕНПФ, то и дело хваставшего своими мифическими победами, которые непременно сравнивались с поражениями частных фондов. Но теперь топор оказался в нужных руках.

Победными реляциями, сыпавшимися все это время из утробы ЕНПФ, казахстанцы давно были сыты по горло. Стоит вспомнить, что в сентябре известный финансист, председатель совета директоров АО VISOR Holding Айдан Карибжанов в пух и прах разгромил все иллюзии, которыми с середины 2013 года кормил население, правительство и президента страны самый неоднозначный за всю историю нашей независимости "реформатор" - Кайрат Келимбетов. По мнению Карибжанова, "то, что произошло в нашей пенсионной системе за последние годы, это деградация.

Существовавшая частная пенсионная система была неидеальной из-за формального и насквозь коррупционного регулирования. Вместо изменения методов регулирования и борьбы с коррупцией в самой пенсионной системе и регулирующих органах был выбран вариант огосударствления.

Теперь даже отдаленных намеков на принцип сдержек и противовесов не существует. Управление всеми пенсионными деньгами теперь отражает всю эту путаницу, хаос и непоследовательность, которые царят в головах "экономических реформаторов" и которые стали очевидными всем в результате мучительных приключений с девальвацией…

Если государство не хочет получить через несколько лет огромный социальный взрыв, по сравнению с которым все предыдущие социальные волнения покажутся детскими капризами, то надо немедленно принимать программу возврата к частной пенсионной системе. Причем с учетом тех недостатков, которые были ранее выявлены. Огосударствление пенсионной системы базировалось на идеологии "богатого социального государства", которое придет и всем поможет, если надо. Падение цен на нефть камня на камне не оставило на этих фантазиях. Пора признать, что решения были ошибочными".

В похожей тональности полмесяца назад прозвучало и заявление Умут Шаяхметовой, руководителя "Народного банка", назвавшей Нацбанк "не самым лучшим менеджером" с точки зрения управления пенсионными активами. По ее мнению, компании, которые "собрались" под крышей Нацбанка, мало того что убыточны, так еще и "убивают рынок" в принципе.

Фактически получается, что задача, озвученная в президентском послании (прекратить тратить пенсионные накопления на кредитование бизнеса, вывести ЕНПФ из-под контроля Национального банка и передать его под управление частных компаний) направлена не только на спасение пенсионных сбережений, но и сохранения реноме Нацбанка. Ведь в последнее время доверие к нему было в значительной степени подорвано, что в условиях наступающих "тяжелых времен" можно расценивать как еще один серьезный вызов.

Решение президента тем более актуально, что знаковых десяти отличий деятельности ЕНПФ под управлением Нацбанка от работы частных НПФ за минувшие два с половиной года так и не обнаружилось.

В интервью нашей газете бывший заместитель председателя Государственного центра по выплате пенсий Людмила Жуланова, стоявшая у истоков внедрения накопительной пенсионной системы, говорила: "Деятельность ЕНПФ может быть эффективной только при условии успешного менеджмента и диверсификации инвестиционного портфеля, то есть нужны надежные инструменты вложения пенсионных активов и управления ими. Кроме того, административные расходы ЕНПФ априори должны быть ниже, чем суммарные расходы предыдущих фондов". Но как раз с этим у последнего, надеемся, "детища" Кайрата Келимбетова далеко не все в порядке.

Одним из основных аргументов в пользу создания ЕНПФ являлось то, что некоторые частные пенсионные фонды значительную часть средств направляли на поощрение агентов и своих штатных сотрудников. Даже озвучивались данные, что доля подобных затрат на оплату труда в общехозяйственных расходах доходила до 70 процентов. Но аналогичная ситуация наблюдается и в ЕНПФ. В 2013-м доля расходов на оплату труда и командировочные в операционных расходах превысила 57,1 процента. В отчете за 2014-й наблюдалось снижение - на оплату труда сотрудников пришлось порядка 30 процентов операционных расходов. Но произошло это за счет резко возросших расходов на кастодиальные услуги.

В нынешнем году ситуация вновь вышла на первоначально заданную прямую. По итогам работы ЕНПФ за десять месяцев текущего года расходы на оплату труда и командировочные составили более 5 миллиардов тенге при общем объеме расходов в 10,7 миллиарда.

Получается, что вкладчики раньше "кормили" одних не справившихся с задачей менеджеров, а теперь - других. Вот и вся разница. Косвенно об этом говорят и другие факты, которые мы взяли из протоколов госзакупок ЕНПФ. Так, аренда основного помещения только одного алматинского филиала фонда обходится в 45 миллионов тенге в год, или 146 тысяч долларов по текущему курсу.

Примерно 70 тысяч долларов стоит ежегодная аренда каждого отделения филиала в южной столице, а их шесть. И это без учета оплаты коммунальных и эксплуатационных услуг, которые тоже влетают в копеечку. Комплекс услуг только для центрального аппарата АО "ЕНПФ" выливается в сумму порядка 20 миллионов тенге, или 70 тысяч долларов, в год. Конечно, когда речь идет о 5,5 триллиона тенге - это мелочи, но лепту в рост операционных расходов они вносят: в целом по итогам прошлого года эти затраты выросли в три раза по сравнению с 2013-м и продолжают демонстрировать тенденцию к увеличению. А в условиях экономического кризиса это говорит не в пользу эффективности менеджмента фонда.

Надежность инвестиционного портфеля ЕНПФ тоже вызывает вопросы. В частности это касается облигаций банков второго уровня и размещения депозитов. По оценкам экспертов, долги банков перед фондом достигли критического уровня. Соотношение капитала банков и объема привлеченных средств от ЕНПФ порой превышает 100 процентов, что, естественно, несет с собой риски. Тем более что дальнейшее целевое использование привлеченных пенсионных активов не контролируется - они идут как на финансирование экономики (где предостаточно нежизнеспособных проектов), так и на потребительское кредитование.

Но и это еще полбеды. Как утверждал бывший заместитель председателя правления почившего в бозе АО "НПФ Народный банк Казахстана" Кантар Орынбаев, более серьезным риском, чем вложение активов в сомнительные бумаги, для НПФ является инфляция. И хотя руководство ЕНПФ постаралось растрезвонить о своих достижениях (мол, обеспечена доходность выше уровня инфляции), очевидность этих самых достижений сомнительна.

Например, 6 процентов доходности по итогам 2014 года Людмила Жуланова оценила так: "Для участников системы пенсионных накоплений пока это означает одно: их вклады обесцениваются, а не преумножаются". Вряд ли стоит ожидать иных итогов и по завершении года текущего: как заявила недавно Умут Шаяхметова, "доходность в 9 процентов сравнивалась с инфляцией в 8 процентов, а сегодня уровень инфляции составляет 9,4 процента. Плюс к этому до конца 2015 года инфляция будет еще выше".

Неудивительно, что финансисты, экономисты, аналитики только приветствовали решение президента страны избавить Нацбанк от заботы о народных триллионах. Правда, пока нет ощущения, что в конце вновь обозначенного пути забрезжит свет. Главный вопрос - кому из представителей частного сектора будет доверена пенсионная кубышка и не войдут ли в их число инвестиционные компании, сформировавшиеся на обломках вчерашних НПФ, с теми же руководителями и управляющими? А исключать это нельзя. И если "прецеденты" будут созданы, то можно предположить, что доверие населения к накопительной пенсионной системе падет еще больше.

Впрочем, делать какие-либо прогнозы сегодня преждевременно. Новые правила игры пока не обозначены, а механизмы не выработаны.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569652 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569650 Серикжан Адилов

Ерболат Досаев: министр или сборщик налогов?

Серикжан АДИЛОВ

На посту министра национальной экономики Ерболат Досаев выглядит в более выигрышном свете, чем в кресле главы Минздрава - все мы помним, чем тогда обернулось его руководство. Впрочем, и на нынешней должности он педалирует принятие явно антинародных законов и больше смахивает на банального сборщика налогов, нежели на эффективного стратега.

"Мытарь"

Чуть больше трех лет назад Ерболат Досаев вернулся во власть. Но можно ли назвать это возвращение триумфальным? Большой и жирный вопрос. За это время он, восставший из пепла шымкентской трагедии с зараженными ВИЧ детьми, и место в списке богатейших людей Казахстана потерял (в 2014-м Досаев с капиталом в 110 миллионов долларов занимал 45-е место), и на государственной должности не укрепился. Даже наоборот.

Отчасти потому, что сконцентрировался исключительно на двух направлениях - увеличении доходной части бюджета за счет повышения налогового бремени (порой вопреки здравому смыслу) и на попытке юридически размыть между государственными органами ответственность за провалы.

Не знаем точно, но, судя по наблюдениям, очередной забег Ерболата Досаева во власть не был гладким с самого начала. Уже в год его назначения главой ведомства, занимающегося экономикой в целом и бюджетными процессами в частности, мажилисмены выразили недоверие проводимой Досаевым политике, обвинив его в безразличии к финансовым проблемам и нежелании работать.

Депутат Рауан Шаекин тогда без обиняков заявил Досаеву в лицо: "Мы друг друга давно знаем, как-то недавно вы сказали, что не рады той должности, на которую вас назначил глава государства и оказал доверие парламент. Может, весь вопрос в этом?" А вот что сказал тогдашний спикер мажилиса Нурлан Нигматулин: "…вы все меняетесь там по кругу, кто-то, кстати, по второму разу заходит. Эта же проблема к вам опять вернулась, хотя прошло столько времени".

Но, как говорится, вот пуля пролетела - и ага: выдюжил Ерболат Досаев, устоял, хотя сам еще в бытность министром здравоохранения не раз заявлял, что "человек, который не прогрессирует, - это безнадежно отсталый человек".

А ровно через год он вновь попал как кур в ощип. Теперь за министра Досаева взялся депутат Мухтар Тиникеев, который, собственно, первым подметил его особенный стиль работы: "Министерство совсем работать не хочет, налогами все хочет решить. Где ваши налоговые органы? Почему вы не хотите работать? Налогами хотите все решить?" Но с министра опять как с гуся вода - он по-прежнему продолжает вертеться вокруг своей оси, повышая то налоги, то акцизы. И пусть меры эти считаются антинародными. Пусть бизнес начинает уходить "в тень", что, кстати, признает и сам Досаев (тем самым пуская себе пулю в лоб, поскольку борьба с теневой экономикой - поручение, данное ему президентом страны еще осенью 2013-го).

Пусть инициируемые им шаги ведут к расширению нелегального товарооборота, чем сегодня обеспокоены депутаты. Лично ему все нипочем: в отчетах всегда можно продемонстрировать красивые цифры, да и должность эта, в конце концов, не вечная.

Как тут не вспомнить пословицу "Не было ни гроша, да вдруг алтын"? Она очень хорошо иллюстрирует "бюджетный процесс", протекающий под руководством Ерболата Досаева. А чтобы иллюстрация эта передавала все оттенки масштабного полотна, выходящего из-под кисти "мастера" Досаева, вспомним, из чего был соткан этот холст.

Примеров, конечно, масса, но остановимся на одном - на приказе министра за номером 212, которым он утвердил новые правила аренды помещений в государственных социальных объектах, в результате чего стоимость съема помещений столовых в больницах и школах выросла почти в десять раз. Мало того, что этот приказ был издан без согласования с Национальной палатой предпринимателей и вызвал немало вопросов у Генпрокуратуры, так он еще стал и настоящей пьесой абсурда с бизнесменами и потребителями в качестве актеров поневоле.

А как иначе расценить то, что стоимость аренды, например, столовой в Центральной городской клинической больнице Алматы площадью 249,2 квадратных метра одномоментно возросла с 207,7 тысячи тенге в год до более чем пяти миллионов, то есть в 22 раза! Предприниматели тогда посчитали: чтобы окупить себестоимость услуг столовых в режимных учреждениях, где явно не следует ждать наплыва посетителей и рассчитывать на удовлетворение их замысловатых кулинарных фантазий, - надо продавать обычную булочку по 1300 тенге!

Вот только вопрос: зачем Ерболату Досаеву так рьяно пополнять бюджет, если грамотно спланировать эффективное распределение этих средств он все равно не умеет?

"Мальчик для битья"

Все, что выходит за должностные обязанности сборщика налогов, у министра Досаева получается еще более экстравагантно.

Поправки в законодательство о государственно-частном партнерстве, вынесенные на суд депутатского корпуса, названы "уродливыми". Предложение снизить ставки акциза на виноматериал, реализуемый для производства этилового спирта и алкогольной продукции, с 20 до 0 тенге за литр и освободить от уплаты акцизов производителей сигарет, выпускаемых на экспорт, вызвали подозрения в алкогольно-табачном лобби.

Большинство же законодательных инициатив Ерболата Досаева названы "оторванными от жизни", а ему самому депутаты не раз ставили "двойку" и давали домашнее задание - учить и учить действующее законодательство.

Да и относительно выполнения тех вводных, которые давал Досаеву при назначении на нынешнюю его должность глава государства, есть немало вопросов. В частности тогда речь шла о выработке видения того, каким образом можно скорректировать бюджетное планирование с учетом программы индустриально-инновационного развития, поддержки малого и среднего бизнеса. Акцентировал внимание президент и на вопросах ЭКСПО-2017. А главное - поставил четкую задачу: "Надо прекращать практику нерационального использования государственных денежных средств. Министерство должно стать органом, координирующим их эффективное применение. Надо следить за тем, чтобы государственные расходы не росли из года в год".

Но что в итоге?

Министр Досаев из года в год только и повторяет как мантру: "Основным приоритетом бюджетной политики должна стать жесткая экономия бюджетных ресурсов, рациональное использование средств Национального фонда РК и повышение эффективности госрасходов". А вот с эффективностью по-прежнему проблемы. Бюджет как не осваивался, так и не осваивается, государственные программы постоянно уточняются в сторону увеличения финансирования, субсидии продолжают выделяться не вовремя.

Вряд ли можно записать в актив и привычку "занимать до зарплаты" у зарубежных партнеров. Последний такой заем стал причиной скандала. 40 миллионов долларов, полученных из Международного банка реконструкции и развития, будут потрачены на обучение предпринимателей за рубежом и получение ими соответствующих сертификатов, что никак не укладывается в логику сегодняшних реалий с их необходимостью жесткой экономии. К тому же, по словам сенатора Куаныша Айтаханова, подобных займов у нашего государства и без того вагон и маленькая тележка: "На 1 октября 2015 года государственный долг страны составил 7,6 триллиона тенге. Почти вся эта сумма - задолженность правительства. За послед­ние девять месяцев из-за колебаний курса валют она выросла на 20 процентов, или почти на 2 триллиона тенге".

С одной стороны понятно - работать Досаеву приходится в очень сложный период. Экономический кризис, спад производства, уменьшение платежеспособности населения, необходимость разработки новой экономической политики согласно требованиям Пяти институциональных реформ и Плана нации "100 конкретных шагов"… Да и снести "памятники" деятельности на этом посту его предшественников, например, Кайрата Келимбетова, не так-то просто. Но, с другой стороны, за время пребывания на посту министра в действиях Досаева должна была появиться хоть какая-то целостность. Но увы и ах.

Его телодвижения больше смахивают на разрозненные звенья мозаики, которые пока складываются в картину, написанную в духе сюрреализма, что подмечаем не только мы. Помнится, в прошлом году президент страны так и сказал Досаеву: "Много слов говоришь по конкретному вопросу, так министра экономики никто не поймет в стране. Ты говори человеческим языком, а не эзоповским, чтобы понятно было… И не надо читать никому непонятные лекции".

Но очевидно и другое: Ерболат Досаев в качестве министра пришелся ко двору и не вызывает раздражения у других представителей политической элиты. По крайней мере, в правительстве Карима Масимова Досаев еще поработает. Пусть даже в роли "мальчика для битья".

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569650 Серикжан Адилов


Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2015 > № 1547749 Серикжан Адилов

Кайрат Умаров: титан казахской дипломатии

Серикжан АДИЛОВ

Все мы прекрасно знаем предание о титанах, держащих землю на своих плечах. Современных дипломатов вполне можно причислить к их потомкам. Удерживать на достойном уровне оси сотрудничества с мировыми державами под силу только истинно сильным политикам и профессионалам, о которых в будущем, не исключено, тоже будут слагать легенды. Чрезвычайный и полномочный посол Казахстана в США Кайрат Умаров - из их числа.

Решение направить Кайрата Умарова в Вашингтон президент страны принял в январе 2013 года. И теперь уже странно читать комментарии, в которых обыватели подвергают сомнению возможность Умарова курировать такое стратегически важное для нашей внешней политики направление, как взаимодействие с США, и безапелляционно заявляют о необходимости назначения на пост посла фигуры из числа зарекомендовавших себя политических тяжеловесов. Сегодня, по прошествии почти трех лет, очевидно, что это было грамотное и выверенное решение, способное вывести двусторонние отношения Казахстана и США на новый, более качественный уровень. Личность посла в этом процессе играет одну из ключевых ролей. И, как показало время, Кайрат Умаров оказался на своем месте.

Он возглавил посольскую миссию в период явного охлаждения взаимоотношений между нашими странами. После продуктивного официального визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в США в 2010 году встреч на высшем уровне больше не проводилось, да и политики из верхнего эшелона "звездно-полосатой" страны перестали наведываться в наш регион. Последний подобный визит совершила бывший госсекретарь Хилари Клинтон, и было это в том же 2010-м. Торгово-экономическое сотрудничество, можно сказать, замерло, равно как и объем привлечения американских инвестиций в Казахстан. Да, в зачет шла успешная реализация некоторых инвестиционных проектов, но в целом это больше напоминало разовые акции. К аналогичным выводам о возникшем охлаждении отношений пришли и американские аналитики. Исследование было проведено группой специалистов под эгидой Института Центральной Азии и Кавказа Университета Джонса Хопкинса. Эксперты сошлись во мнении, что в отношениях Казахстана и США в это время было "очень много разговоров и очень немного конкретики". Но сегодня "лед начал таять". И далеко не послед­нюю роль в наступлении этой оттепели сыграл посол Казахстана в США, которого за океаном воспринимают как грамотного и эффективного политика.

Базу под укрепление взаимодействия между двумя странами заложил еще Ерлан Идрисов, предшественник Кайрата Умарова на посту главы казахстанской дипломатической миссии в США, а ныне министр иностранных дел РК. При его непосредственном участии диалог между Казахстаном и США приобрел уникальный формат - двусторонней комиссии по стратегическому партнерству. Это сегодня председательство в комиссии осуществляют главы внешнеполитических ведомств Казахстана и США, а первоначально ответственность за работу с казахстанской стороны лежала на плечах Кайрата Умарова. Именно он, будучи вице-министром иностранных дел, закладывал камни в фундамент комиссии, демонстрирующей сегодня достаточно высокую эффективность свой деятельности. В течение двух лет Кайрат Умаров был непосредственным участником механизма ежегодных консультаций между Казахстаном и США, запущенного в марте 2010 года для институционализации казахстанско-американского диалога и обеспечения последовательности совместной работы по укреплению и углублению стратегического партнерства между двумя странами.

Будучи сопредседателем этой структуры, Умаров вместе со своим американским коллегой - помощником госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Робертом Блейком - работал по таким направлениям, как нераспространение оружия массового уничтожения, региональная безопасность, стабилизация ситуации в Афганистане, председательство РК в ОБСЕ, демократия и права человека, энергетика, военное, социально-экономическое и научно-техническое сотрудничество. Роберт Блейк тогда заявлял: "Казахстан - единственная страна в Центральной Азии, с которой у США такая обширная и насыщенная повестка двустороннего сотрудничества. Механизм двусторонних консультаций демонстрирует свою эффективность и способствует дальнейшему расширению и совершенствованию казахстанско-американского диалога".

Вообще же, Кайрата Умарова с полным правом можно назвать специалистом по США. Поэтому перед тем, как пройтись по граням таланта этого дипломата, позволим себе сделать несколько штрихов к его портрету.

Родился он в Фергане, учился в Алматы, но по специальности "преподаватель английского и французского языков" проработал всего год - после этого его карьера начинает делать кульбиты, что свойственно людям, способным выходить за горизонты среднестатистических возможностей. Сначала Кайрат Умаров занимается научной работой в Институте истории, этнографии и археологии Академии наук Казахстана, затем становится главным редактором переводов с английского языка главной редколлегии по художественному переводу при Союзе писателей РК. Независимость республики он встречает в качестве референта Казсовпрофа. Переломным в его карьере становится 1992 год. Молодому государству нужны профессионалы с незашоренным взглядом, смелые и знающие свое дело. Кайрат Умаров с лихвой продемонстрировал эти качества на посту сначала второго, затем первого секретаря, а потом и заведующего отделом Европы и Америки Министерства иностранных дел. Уж спустя два года после прихода в МИД он становится первым секретарем и советником посла РК в США. На тот момент дипмиссией руководил Тулеутай Сулейменов, прошедший школу МИД СССР и возглавлявший до своего отъезда в Вашингтон казахстан­ское внешнеполитическое ведомство. Работа под началом такого мастодонта дорогого стоит.

Хотя впоследствии Кайрат Умаров на некоторое время отошел от вопросов сотрудничества с США (работал в департаменте Европы МИД РК), американское направление уже стало его стихией. И когда в 1998 году Умарова назначили советником-посланником посольства РК в США, он оказался в своих санях. Стоит напомнить, что время это было сложнее. На родине в стане оппозиционеров, имевших доступ к международным трибунам, бушевала критика по поводу привлечения в Казахстан иностранных инвестиций, которые большей частью были представлены средствами американских компаний, и на фоне другого разгоравшегося скандала, получившего в мировой прессе название "Казахгейт", поддерживать реноме молодого независимого государства было непросто. Но работал Кайрат Умаров опять же в связке с такими опытнейшими дипломатами, как Канат Саудабаев и Болат Нургалиев, что позволяло наращивать потенциал и набираться знаний. С этой точки зрения в плюс пошла и работа в Индии и Шри-Ланке, где Кайрат Умаров в течение пяти лет был послом. А назначение его в сентябре 2009-го заместителем министра иностранных дел позволило ему выйти на новый уровень, проявить значительную степень самостоятельности и ответственности. Примечателен тот факт, что в 2012 году, в момент очередной пертурбации правительства, когда кресло главы МИД продолжительное время оставалось вакантным, Кайрат Умаров вместо министра возглавил нашу делегацию на Ассамблее ООН и с честью выдержал испытание "главной ролью".

Стоит также отметить, что Кайрат Умаров - блестящий переговорщик. В частности, он входил в состав оргкомитета по продвижению заявки города Астаны на право проведения выставки EXPO-2017. Кроме того, он имеет определенный политический вес на международной арене. В этом плане показателен тот факт, что еще будучи вице-министром иностранных дел, он, наряду с администратором Нацио­нальной администрации по ядерной безопасности (NNSA) Томом Д'Агостино стал в 2010 году лицом года по контролю за вооружениями (Arms Control Persons of the Year). Для справки: президентам США и России отвели в этой табели о рангах лишь третье место.

Поэтому вполне понятно, что американская сторона только приветствовала факт назначения послом Кайрата Умарова. Например, Ричард Вайц, старший научный сотрудник Хадсоновского института в Вашингтоне, писал: "За пять лет пребывания в Вашингтоне в качестве главного представителя Казахстана Ерлан Идрисов завоевал репутацию одного из самых влиятельных и видных иностранных дипломатов бывших советских республик. С момента своего прибытия в столицу Соединенных Штатов в начале января Кайрат Умаров столь же энергично принялся публично продвигать казахстан­ские интересы и выступать за расширение американо-казахстанских связей".

И, действительно, уже в марте 2013 года, практически сразу же после назначения, как сообщал ресурс EurasiaNet.org, он обозначил главные направления свой деятельности на посту посла. Первоочередное внимание уделялось задачам упрочения двустороннего сотрудничества в сфере торговли и инвестиций, сельского хозяйства, науки и техники, региональной безопасности (особенно применительно к Афганистану), межличностных контактов и ядерного нераспространения, учитывая роль Алматы в организации на своей территории переговоров по ядерной программе Ирана.

Не выпали из поля зрения Кайрата Умарова и вопросы формирования международного имиджа Казахстана. И тут его активность налицо - практически каждый месяц в СМИ появляются сообщения о визитах посла в различные штаты США, о проведении встреч с представителями американ­ского политического истеблишмента. Серьезное внимание Кайрат Умаров уделяет развитию культурных связей двух стран. В частности, на очень высоком уровне прошли Дни казахстанской культуры в США. Кроме того, посол прекрасно понимает и активно использует факт влияния переводной литературы на улучшение отношений между странами. Творчество казах­ских писателей и поэтов способно открыть всему миру душу казахского народа, позволяет понять его менталитет.

Особняком стоит работа дипломата по привлечению американских инвестиций и налаживанию связей с бизнесменами из США. Задача эта для Кайрата Умарова не новая. Он уже сопредседательствовал вместе с партнером аудиторской компании "Эрнст энд Янг" в группе по вопросам повышения инвестиционного имиджа, созданной при Совете иностранных инвесторов Казахстана, и прекрасно осведомлен обо всех тонкостях и подводных камнях этого процесса. И, как говорят факты, послу удалось серьезно укрепить это направление. Только в нынешнем году в Казахстане появилось 47 новых представительств и филиалов компаний США, а проведенный в июне с.г. в Астане первый американо-казахстанский бизнес-форум свидетельствует о том, что работа эта стала носить системный характер.

Успехи казахстанской дипломатии за последнее время получили достойную оценку со стороны американских экспертов. Председатель Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Джонса Хопкинса Фред Старр считает, что "Казахстан смог добиться того, чего никакая страна не смогла сделать: развивать дружественные и сбалансированные отношения одновременно с Китаем, Россией и США". Другой эксперт, старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа Хадсонского института Ричард Вайтц, указывает на то, что "растущая роль Казахстана в регионе продвигает интересы США". На его взгляд, посредством "активного взаимодействия в Евразии, которое включает в себя прямые инвестиции и торговлю, а также поддержку растущей региональной коммерческой и транспортной инфраструктуры, Казахстан помогает трансформировать Центральную Азию и Каспийский регион в "дугу возможностей", а не в "дугу кризиса".

И ничуть неудивительно, что в Америке Кайрат Умаров был удостоен звания "Человек года" за вклад в укрепление связей между США и странами бывшего СССР.

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2015 > № 1547749 Серикжан Адилов


Казахстан. Весь мир > Армия, полиция > camonitor.com, 6 ноября 2015 > № 1541774 Серикжан Адилов

Преступления без наказания

Серикжан АДИЛОВ

Мы уже неоднократно рассказывали о том, как представители казахстанской правоохранительной системы ловят дырявыми сетями преступников с очень громкими именами, скрывшихся за рубежом, а когда улов уходит из рук, делают вид, что виноваты в этом все кто угодно, но только не они. И вряд ли беспрецедентное решение Франции выдать в руки российского правосудия Мухтара Аблязова существенно повлияет на эту "увлекательную забаву".

Напомним, 17 сентября премьер-министр Франции Манюэль Вальс подписал постановление об экстрадиции Мухтара Аблязова в Россию. Казалось бы, вот он, прецедент, который рождает надежду на то, что и в отношении других VIPов, оставивших криминальный след в Казахстане, дело сдвинется с мертвой точки, а понятие неотвратимости наказания и для них станет реальностью. Да только надежда эта, откровенно говоря, хлюпенькая.

Скрывшиеся от казахстанского правосудия бывшие чиновники и олигархи откровенно потешаются над потугами вернуть их на родину. И, к сожалению, небезосновательно. Сегодня Казахстан практически бессилен как-то влиять на вопросы экстрадиции вчерашних небожителей и вынужден играть второстепенную роль в большой игре, доказательством чему, собственно, и является решение об экстрадиции Аблязова в Москву. Наши правоохранительные органы еще два года назад с пеной у рта отстаивали свое право на соответствующее ходатайство параллельно с Россией, утверждая, что у нас куда больше оснований и возможностей заполучить беглеца.

Сегодня же им остается только "приветствовать" выдачу преступника стране-партнеру, пожиная, по сути, плоды поражения. С одной стороны, их радость от решения французов, надо полагать, вполне искренняя, поскольку экстрадиция Аблязова в Россию - это все же шанс поучаствовать в процессе и хотя бы попытаться вернуть часть ущерба, нанесенного стране бывшим банкиром. С другой, это последний звоночек, дающий понять, что ни деньги, ни связи, ни личные договоренности не могут служить гарантией возвращения на "место преступления" тех, кто водрузил на себя корону политического узника и козыряет этим в европах. Чтобы изменить ситуацию, нужно серьезно менять подход к таким вопросам внутри страны. Но как раз этого-то пока и не происходит.

Ухватить за хвост хищников, уплывающих из рук правосудия, мы не можем по нескольких причинам. Одна из них - Казахстан не ратифицировали во­время многочисленные международные документы. Хотя это, конечно, еще полбеды, поскольку даже без присоединения к пактам мы имеем возможность двигаться в рамках двусторонних договоров и соглашений. Но путь этот весьма и весьма ограничен. Что касается стран дальнего зарубежья, то, если верить информации, размещенной на сайте Генпрокуратуры РК, подобные договора заключены только с ОАЭ, КНР, Республикой Корея, Монголией, Турцией, Ираном и Испанией. Взаимодействие же с другими странами существенно осложняется, а зачастую и вовсе выглядит невозможным.

Еще одна причина - это серьезная защита, которую предоставляют беглым преступникам различные международные конвенции. Например, Конвенция ООН "О статусе беженцев" и Конвенция Совета Европы "О выдаче" от 1957 года. В первом документе заложены основания для признания лица беженцем по мотивам расы, этнического происхождения, политических убеждений и так далее, что, собственно, и вынуждает наших беглецов строить из себя оппозиционеров и кричать на весь мир о преследовании их по политическим мотивам. Вторая конвенция фактически запрещает экстрадировать человека в случае, если ему на родине могут грозить пытки и несправедливое судебное разбирательство. Адвокатам беглецов нужно лишь доказать, что правоохранительная и судебная система в стране, требующей выдачи, не соответствует международным стандартам, - и дело в шляпе. С этой точки зрения примечателен прецедент шестилетней давности. В ноябре 2009 года Европейский суд по правам человека отказал в экстрадиции из Украины в Казахстан Амира Кабулова, обвиняемого в совершении убийства в Алматы. Причина - отсутствие гарантии объективного расследования его уголовного дела. В заключении Европейского суда так и говорилось: "Достоверно установлено, что в Казахстане любое лицо, подозреваемое в совершении уголовного преступления, содержащееся в местах лишения свободы, подвергается огромному риску стать объектом пытки или обращения, унижающего человеческое достоинство, порой даже без всякой причины и цели. Поэтому Суд поддерживает аргумент заявителя о том, что сам факт задержания в качестве подозреваемого в совершении уголовного преступления представляет достаточные основания полагать, что по возвращении в страну заявитель подвергнется обращению, противоречащему статье 3 Европей­ской конвенции о защите прав человека. Таким образом, экстрадиция нарушает статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека". Появление документа со столь однозначным содержанием де-юре и де-факто стало для многих стран лекалом в вопросах выдачи Казахстану беглых преступников. Доказывать же всему миру обратное - беспристрастность нашей судебной системы, возможность справедливого судебного разбирательства, отсутствие пыток в тюрьмах - казахстанские власти не спешат.

Кроме того, существует институт обжалования решений о выдаче, который зачастую если и не оспаривает вопрос экстрадиции, то фактически замыливает сам процесс. Например, процедура экстрадиции Вероники Ефимовой, проходящей по делу о БТА, заняла почти пять лет. Несмотря на то, что еще в начале 2013-го Европейский суд по правам человека фактически признал правомочным решение о ее выдаче, в Казахстан она была возвращена только в конце прошлого года.

Еще одна большая проблема - отсутствие профессионализма на всех этапах процесса, начиная от уголовного преследования внутри страны и заканчивая переговорами за ее пределами, а также желание свалить все проблемы с больной головы на здоровую, наняв дорогостоящих юристов и консультантов. В большинстве случаев подобное партнерство оборачивается для нас только новой порцией скандалов и ухудшением и без того неоднозначного имиджа. Например, только в деле об экстрадиции Виктора Храпунова снаряд дважды упал в одну и ту же воронку. Сначала Казахстан заподозрили в попытках оказать давление на официальные органы Швейцарии через Томаса Борера и юридическую контору Homburger, которые, как заявлялось, "выступили посредниками казахстанского правительства". А позже всплыла некрасивая история об "опасных связях" швейцарского пиар-агентства Burson-Marsteller и казахстанской партии "Ак жол". В итоге результата ноль, а деньги налогоплательщиков пущены на ветер. По информации зарубежных СМИ, ежемесячный гонорар только Томаса Борера составлял 30 тысяч евро. Сами же мы работать более эффективно или не можем, или не хотим.

Помнится, еще в 2011 году Генеральный прокурор РК Асхат Даулбаев, докладывая главе государства о результатах расследования убийства топ-менеджеров "Нур банка", сообщал о проведении более чем 20 экспертных исследований, допросе более чем 30 свидетелей и наличии других свидетельств, неопровержимо доказывающих причастность к этому делу Алиева, Кошляка и руководимой ими преступной группы. Но, как мы все знаем, вен­ский суд проигнорировал эти доказательства, хотя незадолго до этого австрийские юристы, помогавшие казахстанской стороне и вдовам погибших добиться справедливого наказания для преступников, оптимистично заявляли, что теперь "ничто более не мешает экстрадиции Алиева из Австрии в Казахстан". Вот и возникает вопрос: что это были за доказательства, если от них так легко "отплевался" венский суд?

Вот как прокомментировал случившееся правозащитник Евгений Жовтис: "Наши следователи и прокуроры привыкли к тому, что в нашем в суде все или почти все пройдет. И показания свидетелей "под копирку". И их "необычайная" память, особенно тех, кто находится в местах лишения свободы, то есть в полной власти правоохранительных органов. И доказательства, полученные незаконным путем, если строго следовать требованиям уголовно-процессуального законодательства. А австрийский суд этого не признал. Вот и результат".

Одним словом, желания у нашей системы правосудия схватить за причинное место беглецов хоть отбавляй, а вот рыть землю носом они не привыкли. И уж тем более они не привыкли опираться исключительно на железобетонные доказательства и четко аргументировать свою позицию. Недаром представитель Российского института стратегических исследований, говоря о причинах экстрадиции Аблязова в Россию, а не в Казахстан, прямо заявил о более аргументированной позиции России в этом деле.

А иногда и вовсе доходит до откровенных ляпов. Например, подавая заявку в Интерпол на розыск сына Виктора Храпунова - Ильяса, наши правоохранители в качестве обоснования указали совершение им экономических преступлений в Казахстане в период с 1997-го по 2004 год, когда он был еще прыщавым юнцом. Скорее всего, сына просто перепутали с папой, но, как говорится, из песни слов не выкинешь.

Вот и приходится констатировать, что для игры в "высшей лиге" мы со своими топорно вырубленными клюшками пока еще не созрели. А значит, заклейменные нашим правосудием беглецы могут и дальше наслаждаться жизнью в странах, в которые нам со своими уставами и соваться-то не стоит.

Запрос на экстрадицию Храпунова, поданный в марте прошлого года казахстанскими органами правосудия, власти Швейцарской Конфедерации отклонили уже через несколько месяцев. Других попыток заполучить бывшего алматинского градоначальника, насколько нам известно, не предпринималось. Между тем, как отмечали эксперты, именно "Швейцария не раз выдавала обвиняемых в преступлениях, например, России, поэтому перспективы задержания и последующей экстрадиции в Казахстан Виктора Храпунова есть". Но мы, ввязавшись в игру, похоже, забили гол в собственные ворота. В своем прошлогоднем интервью Храпунов так и заявил: "Швейцария очень четко дала ответ о том, что в Казахстане не соблюдаются права человека, преследуются инакомыслящие из-за политических убеждений. Поэтому отказ, думаю, окончательный. Считаю, что Казахстан не будет что-либо еще подавать. Конкретно сказано: экстрадиция невозможна".

После оправдания венским правосудием Альнура Мусаева и Владимира Кошляка по делу об убийстве топ-менеджеров "Нур банка" их возможная выдача и вовсе переросла в разряд невероятного, хотя Генпрокуратура и тешит себя иллюзиями, заявляя, что этот вопрос "остается открытым".

Не менее туманны на сегодняшний день и перспективы выдачи других беглецов - Мурата Кетебаева, Сагынбека Муташева и прочих. А в отношении многих и перспектив-то никаких нет. Например, местонахождение братьев Рыскалиевых до сих пор так и не установлено…

Казахстан. Весь мир > Армия, полиция > camonitor.com, 6 ноября 2015 > № 1541774 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527035 Серикжан Адилов

СПК: правила выдувания мыльных пузырей

Серикжан АДИЛОВ

Деятельность социально-предприниматель­ских корпораций (СПК) всегда оценивалась неоднозначно. Эти аппендиксы, выросшие из тела государства, но одетые в форму АО, так и не смогли стать теми самыми "устойчивыми бизнес-структурами", об эффективной работе которых в регионах когда-то мечтал глава государства. Скорее, наоборот, зачастую они выступают в роли тормозов экономики. На деньги, которые СПК гребут из бюджета совковой лопатой, построить почему-то получается только миражи. Парадокс? Увы, закономерность.

В очередной раз наличие этой закономерности подтвердил лидер фракции партии "Ак жол" в парламенте Азат Перуашев. "Неоднократные проверки этих институтов развития свидетельствуют о том, что управление активами в СПК осуществляется неэффективно, нормативно-правовая база их деятельности в зачаточном состоянии, в вопросах развития отсутствует единая стратегия и системность… Смешение коммерческих и некоммерческих задач не позволяет определить приоритеты. Следствием стала убыточность большинства из них… Отсутствуют четкие критерии оценки результативности компании и эффективной системы мотивации персонала. За время существования СПК фактически ничего не поменялось. На СПК по-прежнему сваливают обязанности, которые никак не вяжутся с понятием успешной предприниматель­ской деятельности, их деятельность дублирует другие институты поддержки предпринимательства, созданные государством", - заявил депутат, зачитывая перед коллегами свое обращение к премьер-министру Кариму Масимову с просьбой предоставить отчет о деятельности СПК и рассмотреть вопрос целесообразности их существования.

Столь резкая постановка вопроса обусловлена тем, что, по мнению мажилисмена, "в настоящее время СПК превратились в хозяйственные ведомства при акиматах, распоряжающиеся средствами стабилизационного фонда.

Они сегодня вместо поддержки бизнеса представляют из себя проблему для бизнеса, создавая дополнительные административные барьеры и являясь фактором, сдерживающим его развитие. Например, при выдаче разрешения на добычу общераспространенных полезных ископаемых СПК получают 50-процентную долю участия в уставном капитале, не вкладывая ни тиына, в то время как раньше предприниматель мог получить такое разрешение без участия СПК".

Идея создания социально-предпринимательских корпораций впервые была озвучена казахстанским лидером почти десять лет назад, в послании народу от 2006 года. По словам главы государства, СПК должны были стать "локомотивами развития страны". И, надо признать, поначалу казалось, что уж на этот раз президентская инициатива не будет превращена в профанацию. Во-первых, реализаторы проекта достаточно серьезно изучили опыт американских корпораций экономического развития, английских агентств регионального развития, Центра развития бизнеса в Дании - структур, которые у себя на родине делают погоду в социально-экономическом развитии регионов. Во-вторых, сразу же массово насаждать новые структуры в областях и двух столицах не стали. Полигоном для обкатки была выбрана Караганда, где в пилотном режиме начала действовать СПК "Сары-Арка". В-третьих, ее опыт стал основанием для внесения в законодательство серьезных поправок, которые должны были способствовать адекватному функционированию социально-предпринимательских корпораций и превратить их в перспективе в крупные региональные центры, выступающие в качестве катализаторов формирования конкурентоспособных производств. Но самое главное - предполагалось, что со временем государство выйдет из уставного капитала СПК, а сами они превратятся в своеобразные кооперативы малого и среднего бизнеса и уже самостоятельно будут реализовывать цели и задачи, заложенные в понятие СПК.

Впрочем, уже через пару лет стало очевидным, что их постигнет роль пятого колеса в телеге, несмотря на то, что пилотный проект был признан удачным и в стране появилось еще шесть социально-предпринимательских корпораций.

Первые годы работы СПК прошли под знаком минус. Как свидетельствовали проверки Счетного комитета, "управление активами государства в социально-предпринимательских корпорациях осуществляется неэффективно". В 2007-2008 годах все СПК - "Сары-Арка", "Ертіc", "Тобол", "Батыс", "Каспий", "Жетiсу" и "Онтустік" - допустили нарушения на общую сумму 6,3 миллиарда тенге. "Как показал анализ доходов отдельных СПК, зачастую они почти на 100% получены за счет вознаграждения от размещения средств на депозитах в банках второго уровня и по остаткам денежных средств на расчетных счетах", - говорилось в отчете.

В принципе, никто и не сомневался в том, что основная причина неудач СПК, как и в большинстве подобных случаев, связанных с неэффективностью работы институтов развития, заключается в качестве менеджмента, вставшего у руля корпораций. Молодые, да ранние, а зачастую просто вчерашние чиновники, являющиеся до мозга костей порождением командно-административной системы, эти люди оказались падкими на красивые фантики. Тогда как суть содержимого в тех мифических победах, о которых они рапортовали наверх, уходила далеко на задний план. Итог такого отношения к делу не заставил себя ждать. Реализованные проекты, а уж тем более успешные, можно пересчитать по пальцам. Возьмем для примера "первую ласточку" - СПК "Сары-Арка", которая долго морочила всем головы стомиллионным (в долларах!) проектом строительства завода по производству биоэтанола в городе Есиль Акмолинской области совместно со словацкой компанией Korlea Invest. Запуск производства должен был состояться еще в 2008 году, но от проекта не осталось не то что мокрого места - архивной пыли.

Примерно в то же время были заявлены еще несколько проектов. В частности, разработка угольного месторождения "Куу-Чекинское" (участок Северный) в Карагандинской области стоимостью почти 4 миллиарда тенге, а также реконструкция и модернизация двух овощехранилищ общей стоимостью почти 700 миллионов тенге. Их судьба так и осталась тайной первых лет работы СПК, хотя акиматы все списали на кризис.

Тут следует пояснить, что корпорацией на тот момент руководил небезызвестный Альберт Рау, ныне заместитель министра национальной экономики и развития, и то, каким образом он "лепил" первую казахстанскую СПК, высоко ценит сам глава государства. Исходя из этого, можно предположить, что инвестиционный портфель в других СПК на порядок хуже. По крайней мере, слова президента свидетельствуют как раз об этом: "Только СПК "Сары-Арка", которую возглавлял Рау, была сделана по-человечески… в ЮКО еще. Все остальные ничего не делали. Огромные штаты сидят, мы им все месторождения отдали. Мы это не довели до конца, а в общем-то идея была правильная". К такому выводу глава государства пришел еще весной 2010 года. И даже не исключил возможности "уничтожить, ликвидировать" СПК. Но усилиями нынешнего министра на­цио­нальной экономики и развития Асета Исекешева и его команды СПК были спасены, впоследствии переданы в подчинение акиматам, а еще через год и вовсе расплодились - их количество было доведено до 16, чтобы ни одному региону не было обидно.

Была ли успешной эта реформа? Однозначно, нет - скорее, налицо сизифов труд, и такую форму организации деятельности СПК можно считать тем самым последним гвоздем, который нужно было забить в крышку гроба еще тогда, когда подобный сценарий предлагал президент. Как показывает практика, в данном конкретном случае горбатого только могила исправит.

Для наглядности приведем всего лишь несколько фактов.

В 2011 году СПК "Каспий" ввез в Казахстан два пассажирских самолета. При этом компания была освобождена от уплаты таможенных платежей, поскольку самолеты были ввезены в рамках инвестиционного проекта по созданию в городе Актау региональной авиакомпании. Однако в последующем "Каспий" свои инвестиционные обязательства не выполнил: авиакомпания не была создана, а самолеты проданы третьим лицам. Проиграв таможенным органам судебный процесс, СПК выплатила в бюджет 191 миллион тенге.

Два года назад представитель Министерства регионального развития давал такую оценку работе СПК в аграрно-промышленном комплексе: "В настоящее время реализуется 85 проектов с участием СПК. Здесь также возникают проблемы. Так, из 82 сельских заготовительных центров действующими являются лишь 32, бездействует 32 СЗЦ, по 10 СЗЦ из-за проблем с разделением имущества между СПК проекты остались нереализованными... Из 14 СПК, участвующих в реализации проектов в сфере АПК, убытки получили 4".

Национальным хитом стало участие СПК "Каспий" в инновационном проекте строительства завода планшетников в Актау. Вдаваться в детали не будем, они и так хорошо всем известны, просто напомним, что ущерб, нанесенный государству, составил 200 миллионов тенге.

В августе текущего года Счетный комитет опубликовал очередные разоблачительные данные. Речь шла все о той же СПК "Каспий": "В ходе заседания уделено внимание деятельности АО "НК "СПК "Каспий", на протяжении нескольких лет сопровождающейся многочисленными нарушениями, что, по оценке Счетного комитета, вызвано отсутствием контроля со стороны уполномоченных органов области. Так, в 2011-2012 годах акиматом области на строительство I очереди жилого комплекса в мкр. "Акку" г.Актау для очередников и вкладчиков по системе жилищно-строительных сбережений АО "НК "СПК "Каспий" выделены средства республиканского бюджета в сумме 5 миллиардов тенге, однако ни одного квадратного метра для участников введено не было. При этом количество лиц, стоящих в очереди на получение жилья, с 2012 по 2015 год увеличилось с 4,6 до 6,6 тысячи человек. Строительство жилого комплекса в мкр. "Акку" сопровождалось грубейшими нарушениями законодательных актов и строительных нормативов, в результате в 2013 году строительство данного жилого комплекса было приостановлено на срок более одного года и повлекло проведение дополнительных работ на сумму полмиллиарда тенге. АО "НК "СПК "Каспий" средства республиканского бюджета в сумме 1,6 миллиардов тенге при отсутствии актов выполненных работ перечислены генеральной подрядной организации. Также установлено, что бюджетный кредит на сумму 347,7 миллионов тенге, предназначенный для строительства жилых домов I очереди в мкр. "Акку", вместо возврата в доход республиканского бюджета дочерней компанией АО "НК "СПК "Каспий" с 2013 года размещен на депозите в банке второго уровня".

В этом году на два месяца был арестован бывший председатель правления СПК "Сары-Арка" Талгат Абильда, подозреваемый в хищении вверенного чужого имущества путем присвоения и растраты в группе лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения в особо крупном размере. Летом его выпустили под залог.

Как тут не согласиться с бывшим вице-премьером Асыгатом Жабагиным, заявившим в сентябре 2013 года: "Идея с СПК была провальная и вообще не нужная. Создали какую-то солянку, которую невозможно переварить".

Но, несмотря на столь очевидные промахи в работе СПК, их опять не умерщвляют, а всего лишь переформатируют. В мае 2013 года, после принятия новой концепции, они из партнеров предпринимателей в регионах превратились в самых натуральных "халявщиков", которые осуществляют лишь общее руководство, получившее название "комплексная поддержка". Если раньше СПК реально участвовали в бизнес-проектах, то с этого момента их функции ограничены определением перечня проектов, имеющих важное социально-экономическое значение для региона, поиском и привлечением к их реализации инвесторов, а также оказанием содействия инициаторам проектов и инвесторам в разработке бизнес-планов и необходимой документации. Но даже при таком скукоживании функций вопрос качества отбора проектов так и не был оговорен. А он в эпопее с СПК - наиглавнейший. Приведем лишь один пример.

ТОО "Фирма "Номад" уже не первый год пытается запустить в Караганде производство по глубокой переработке зерна пшеницы. Сейчас этот проект, находящийся в портфеле СПК "Сары-Арка" (доля участия которого в проекте составляет 9,1 процента), фигурирует в региональной Карте индустриализации. Проект масштабный, дорогой, тянущий аж на 5,9 миллиарда тенге, и рискованный, как утверждают специалисты. Но вся прелесть ситуации в том, что производство должно было быть запущено еще в 2013 году, когда проектом занимались "КазАгро" и "КазАгрофинанс". Первый выделил кредитную линию в 35 миллионов долларов, а второй должен был проинвестировать проект на 300 миллионов тенге. Как вы уже догадались, в 2013-м производство не появилось. Очередное сообщение о его старте было датировано летом 2014-го, причем в связке уже с другим партнером - Нацио­нальным агентством технологического развития, которое и собиралась выделить на реализацию проекта уже не 300, а 450 миллионов тенге. Но производство опять не было запущено, а проект чудным образом оказался в СПК "Сары-Арка", и с учетом доли корпорации в ней объем инвестиций на этот раз должен перевалить за 500 миллионов тенге. Новый срок запуска производства - январь будущего года. Стоит ли напоминать, какими обычно убытками для институтов развития, а фактически для бюджета оборачиваются подобные долгоиграющие проекты? Вспомним "Биохим", "Силициум Казахстан" и иных "живых мертвецов" - их сегодня, конечно, пытаются реанимировать, норовя всучить в нагрузку бизнесменам, но толк от дальнейшей работы этих объектов по причине заоблачных сроков окупаемости весьма и весьма призрачен. Впрочем, скорее всего, когда станет ясно, что перерезание красной ленточки еще не является гарантией реализации проекта (он может остановиться буквально по любой банальной причине - снега зимой или летнего солнцепека, что у нас уже бывало), сотрудники СПК, отбиравшие сей шедевр в свою копилку, останутся в стороне. Это, увы, уже традиция.

Очень сомнительно, что голос Азата Перуашева будет услышан. При таких размытых функциях, которые корпорации получили в результате последней "реформы", размылась и ответственность СПК, что, собственно, позволяет им еще энное количество времени паразитировать на теле власти, продолжая наполнять экономику мыльными пузырями. Признаваться в том, что они собственными руками загнали паровоз регионального развития в тупик, никто в правительстве не хочет…

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527035 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527028 Серикжан Адилов

Диалог власти и общества: возможно ли невозможное?

Серикжан АДИЛОВ

Аксиома о глухоте власти при немоте народа в современных социально-экономических и политических условиях стала требовать доказательств. Народ - главный источник власти. Так говорит наша Конституция. Это де-юре. Де-факто же во взаимоотношениях власти и общества не все так однозначно. Хотя чиновники и придумывают различные формы коммуникаций между обществом и государственными органами, зачастую складывается ощущение, что мнение народа интересует власть исключительно во время выборных гонок. Во внеэлекторальные же периоды мы наблюдаем банальное игнорирование запросов общества, нередко с налетом издевки.

Электронное правительство так и не стало "открытым правительством"

Во всех без исключения существующих сегодня каналах диалога власти и общества наблюдаются гигант­ские пробоины. Особенно явственно они видны на примере главной коммуникационной площадки - электронного правительства.

В мировой практике существует такое понятие, как "открытое правительство" (open government). Оно подразумевает открытие для общества доступа к статистике, государственной информации, общественный контроль над формированием бюджетов и расходованием бюджетных средств, информирование населения по различным злободневным проблемам, вплоть до дорожных пробок и плохо убранных улиц. Наша система интерактивного общения власти и населения, хотя отчасти и предусматривала нечто подобное, несмотря на свою доступность, совершенно не соответствует необходимости оперативного реагирования на проблемы, с которыми сталкиваются казахстанцы. Блоги чиновников, интерактивные сервисы, предназначенные для общения народа с чиновниками, на сайтах министерств и ведомств по логике должны были приблизить власть к нуждам народа, но на самом деле подменили собой суть диалога. Отсутствие конкретики в ответах, а нередко и откровенные отписки, отфутболивание обращений в органы, в отношении которых они были поданы, затягивание сроков предоставления информации и комплекс других "шероховатостей" свидетельствуют лишь о том, что монументальное полотно под названием "электронное правительство" изначально писалось не в жанре реализма, а в манере примитивизма.

Возьмем, к примеру, блог министра национальной экономики Ерболата Досаева. Несмотря на то, что на дворе экономический кризис, а общество еще не очухалось от случившейся девальвации, министра в этом месяце побеспокоили обращениями только 12 раз (по данным на 21 октября). Да и то основная масса вопросов касалась вовсе не тяжелой экономической ситуации. На единственный же животрепещущий вопрос - "Почему не падает доллар? Нефть как выросла, видите? Или вы там все заинтересованы в росте доллара? Обещали одно, что теперь тенге будет зависеть от нефти, и что скажете?" - министр ответил, мягко говоря, загадочно. Сославшись на то, что официальный курс национальной валюты устанавливает и публикует совсем другой орган, он переадресовал заявителя в Нацбанк. Может, поэтому и экономика у нас такая своеобразная, раз такие сущности, как цены на нефть и устойчивость национальной валюты, проходят мимо главы профильного ведомства?

В адрес министра энергетики Владимира Школьника поступило только 10 обращений, на счету министра по инвестициям и развитию Асета Исекешева и министра финансов Бахыта Султанова - по 30. В середине "турнирной таблицы" находятся министры образования Аслан Саринжипов, юстиции Берик Имашев, внутренних дел Калмуханбет Касымов - 40-50 обращений за двадцать дней. Правда, что касается последнего, то обращения эти он зачастую просто игнорирует, и заставить его рассмотреть заявление не так-то просто - доходит даже до угроз. Вот лишь один пример. Обращение №301665 (16 октября) от сотрудника полиции так и заканчивается: "В том случае, если и это мое обращение останется нерассмотренным, то мне с родителями-пенсионерами 75 лет придется обратиться в СМИ для обнародования о беспорядке в рядах МВД РК!!!".

Лидирует по количеству обращений министр здравоохранения и социального развития Тамара Дуйсенова - более ста обращений за двадцать дней в октябре. Это и понятно - она курирует сферу, так или иначе касающуюся каждого гражданина.

Практически бездействуют блоги министра по делам экономической интеграции Жанар Айтжановой, министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедиулы (последнее обращение датировано еще 9 октября), министра сельского хозяйсва Асылжана Мамытбекова (последнее обращение от 5 октября). Вполне возможно, что сегодня, когда цены пляшут гопака, народу не до культуры со спортом. Но вряд ли его перестали интересовать последствия вступления нашей страны в ВТО и сверхнеожиданности, которые приносит нам тесная интеграции с Россией - эти факторы способны напрямую ударить по карману каждого кзахстанца. Скорее всего, собака тут зарыта в другом. В том, что такой ресурс, как блоги руководителей государственных органов на сайте электронного правительства, доказал свою неэффективность, и все меньшее количество наших сограждан прибегает к его услугам, поскольку понимает зряшность такого общения.

Никудышные связисты

Еще один канал связи власти и населения - акимы всех уровней - тоже пробуксовывает. Хотя, если сравнивать с электронным правительством, рубрика "вопрос - ответ" на сайтах акиматов на порядок результативнее. Тут телефон не совсем "оглох", да и отфутболивать граждан акимам в большинстве случаев просто некуда. В качестве положительного примера мы бы выделили личный блог главы Алматинской области Амандыка Баталова. Но есть и такие, кто поддерживает диалог с населением лишь от случая к случаю. А блог акима Акмолин­ской области Сергея Кулагина и вовсе не обновлялся с 1 сентября текущего года. Бейбит Атамкулов возглавляет ЮКО уже два с половиной месяца, однако его блог продолжает оставаться в зачаточном состоянии.

Еще один вариант возможного диалога - отчетные встречи акимов с населением - того же поля ягода. Совсем недавно депутат мажилиса Маулен Ашимбаев четко расставил точки над i в этой эпопее: "Не всегда они дают возможность населению задать те вопросы, которые оно хочет задать". Мы бы сказали немного иначе: никогда. Даже если какому-нибудь ушлому гражданину и удастся озвучить то, что накипело, у него либо микрофон вырвут из рук, либо под улюлюканье толпы, как врага народа, выведут из зала. А зачастую окружение акима заранее обрабатывает кандидатов в массовку во избежание подобного рода эксцессов, что сводит на нет пользу от таких встреч.

Так что, несмотря на наличие отдельных положительных примеров, крепкой и надежной связь местных властей с народом назвать сложно. Хотя налаживание диалога между ними должно начинаться именно "с низов", то есть в регионах, что доказала трагедия в Жанаозене. С другой стороны, понятно, что по мановению волшебной палочки этого не случится. Тут как минимум нужны политическая воля и реальная реформа местного самоуправления. Пока же, с учетом ограниченного инструментария, шансов наладить полноценный диалог с обществом, да еще так, чтобы оно верило своему собеседнику, у акимов практически нет. Главы регионов, районов, аулов редко имеют возможность самостоятельно влиять на разрешение проблемных ситуаций. Чаще они вынуждены прибегать к услуге "звонок другу" (в нашем случае - центру), чтобы согласовать свою позицию с вышестоящими инстанциями. А это не делает акима и его команду равноправными участниками диалога, принижает их роль и авторитет в глазах местного сообщества. Да и сам аким вряд ли каждый раз будет хвататься за телефонную трубку. Скорее, наоборот, будет как можно дольше оттягивать момент огласки. Откровенная демонстрация своей несостоятельности (хотя все прекрасно понимают, какими тисками ограничены возможности акима) чревата риском потерять как минимум должность, как максимум - то доверие, которое двигает госслужащих, особенно политических, по карьерной лестнице. А своя рубаха, как известно, ближе к телу.

Есть еще два центра притяжения и перераспределения информации - администрация президента (АП), регулирующая связь общества с первым лицом государства, и Служба центральных коммуникаций, ставшая подиумом для показа чиновников народу. В отличие от предыдущих вариантов, эти каналы более надежны и устойчивы, но, как ни крути, они осуществляют лишь одностороннюю связь. Подразделения АП и работающие в них должностные лица по долгу службы вынуждены реагировать на обращения казахстанцев, адресованные главе государства. Но не секрет, что многие граждане либо вообще не получают ответы, либо им приходят откровенные отписки, а обеспечение встреч президента с трудовыми, учебными и прочими коллективами во время поездок в регионы и вовсе проходит в режиме микроскопирования. Тут уж не до озвучивания проблемных вопросов.

В СЦК - другой коленкор. Вроде бы внешне цензура отсутствует, но, скорее всего, журналиста, загнавшего какого-либо высокопоставленного чиновника в тупик, вряд ли будут охотно пускать на следующие "дефиле". В лучшем случае попросят задать неудобные вопросы с глазу на глаз. Увы, это достаточно распространенная практика. Поэтому и мы, журналисты, в плане налаживания диалога между властью и обществом практически бесполезны. Да, на нашей стороне есть определенная сила в виде законодательства, предусматривающего санкции к чиновнику за отказ от общения и возможность подать на молчуна в суд, а нередко и авторитет главного редактора, способного открыть пинком дверь во многие высокие кабинеты. Но этого явно недостаточно, чтобы посредством СМИ донести глас народа до того, кому он адресован. Например, в течение нескольких лет на страницах нашей газеты и на нашем сайте мы публиковали открытые письма граждан на имя главы государства, но есть большие сомнения в том, что "наверху" их прочли и приняли по ним соответствующие меры.

Вряд ли можно назвать связующим звеном и институты гражданского общества, в частности, политические партии. Во-первых, по причине их игрушечности, что особенно стало очевидным в результате последней серии слияний и поглощений, наблюдавшихся на партийном поле. Во-вторых, у большинства из них нет возможности донести народное мнение туда, куда нужно, не расплескав его по дороге, усыпанной шипами внутрипартийных склок и нереализованных личных амбиций их лидеров. Даже парламентские партии в этом плане не помощники. Нацепив лавры победителей, они настолько сроднились с ними, что возможное расставание уже кажется разводом с большой буквы. А спровоцировать вылет из парла­мент­ского гнезда может любая мелочь, даже куда менее серьезная, чем озвучивание реальных проблем, волнующих общество. В этом мы тоже убедились на собственном опыте, Когда редакция отправила депутатам журналистские запросы, из двадцатки наиболее авторитетных мажилисменов в бой ввязался только один - Валерий Котович. И он давно уже не у дел.

Определенные надежды можно питать относительно разве что партии "Ак жол". Азат Перушев на самом деле ставит перед правительством серьезные вопросы. Но почти все они касаются предпринимательства, а вот проблемы простого человека, далекого от бизнеса, остаются в тени. Что же касается партии власти, то, несмотря на сеть общественных приемных и на то, что она вроде бы на "ты" общается с народом, особыми успехами в налаживании диалога между властью и обществом она похвастать не может.

Закон нам в помощь?

Во многих странах мира прижились механизмы, позволяющие вести прямой разговор чиновников с народом и способствующие договороспособности обеих сторон. Например, референдум. Но для нас это вряд ли является рабочей схемой. За всю историю независимости у нас лишь два вопроса выносились на всеобщее обсуждение - принятие новой Конституции и продление полномочий президента страны. За населением, конечно, законодательно закреплено право инициирования референдума, но на практике нужно обладать поистине акробатическими способностями, чтобы выполнить все условия, прописанные в законе. Так, в качестве инициаторов может выступить группа граждан в составе не менее чем двухсот тысяч человек, в равной мере представляющих все области, столицу республики и города республиканского значения. Понятно, что этот механизм еще можно использовать при определении судьбоносных для страны направлений, а в обычной жизни, где злободневные социально-экономические проблемы плодятся как кролики на ферме, это нерентабельно - не наинициируешься.

Есть за границей и другие механизмы. В частности практически неизвестный нам, хотя и применявшийся в прошлом оппозиционными партиями - петиции. В некоторых европейских странах законодательно закреплена обязательность их рассмотрения госорганами, так как считается, что именно эта форма связи с народом позволяет донести до власти вопросы, которые никакими иными путями решены быть не могут. В нашем же законодательстве, как поясняют эксперты, петиции как форма обращения физических или юридических лиц не предусмотрены, а значит, никакой юридической силы они не имеют.

О многих механизмах, доказавших свою эффективность в других странах, нам пока можно только мечтать. В США, например, портал regulations.gov дает гражданам возможность высказать предложения к любому проекту нормативного акта и увидеть реакцию его разработчиков. В Канаде это сайт "Проконсультируйся с канадцами", который позволяет каждому внести свои предложения к тем документам, которые разрабатываются властями в данный момент и требуют общественной дискуссии. А в шотландском городе Абердин и вовсе действует уникальная система городских общественных советов, состоящих из представителей самых разных слоев общества. Определен четкий принцип ротации участников. Все важные город­ские вопросы регулярно рассматриваются на заседаниях. Если вопрос острый, то власти в обязательном порядке проводят анкетирование жителей города. У нас же, увы, практически не используются даже такие инструменты, как регулярный мониторинг общественных настроений по заказу властей и публичные слушания по актуальным проблемам.

Но, с другой стороны, плюсом является уже то, что проблема стала обозначаться экспертным сообществом и депутатами. Первые предлагают заключение общественного договора, вторые обещают, что ситуацию существенно изменит рассматриваемый сегодня парламентариями проект закона "О доступе к информации". Помимо того, что он предусматривает становление госорганов на рельсы публичности и открытости, этот законопроект, по мнению тех, кто поддерживает прохождение документа, заставит представителей власти гораздо чаще прочищать уши, с тем чтобы услышать собственный народ.

Но, как говорится, поживем - увидим…

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527028 Серикжан Адилов


Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 16 октября 2015 > № 1519348 Серикжан Адилов

Почему от перестановки мест слагаемых в Нацбанке сумма никогда не изменится?

Серикжан АДИЛОВ

Бушевавший несколько недель ажиотаж вокруг того, продолжит Кайрат Келимбетов и дальше рулить Нацбанком (НБ) или нет, откровенно говоря, удивил, поскольку уже давно очевидно, что, кто бы ни был капитаном этого судна, он всего лишь пешка в замысловатой шахматной игре.

Несмотря на практически безграничные полномочия центрального банка страны, которые прописаны в законодательстве и которые выводят его из системы госслужбы, обязывая подчиняться исключительно первому лицу государства, по сути НБ, как и государственные структуры, лишен самостоятельности в принятии решений. В положении о нем есть весьма расплывчатая формулировка: "Национальный Банк Казахстана координирует свою деятельность с Правительством Республики Казахстан и проводит с ним регулярные консультации". А чем могут обернуться, казалось бы, невинные консультации в наших реалиях, все прекрасно знают не понаслышке. И это еще не все. Главными органами управления НБ являются правление и совет директоров. Именно правление определяет контуры деятельности финансового регулятора, и право делать тут погоду не является исключительной компетенцией команды самого Нацбанка. А в состав правления входят помощник президента РК Ербол Орынбаев, министр финансов Бахыт Султанов и министр нацио­нальной экономики Ерболат Досаев. Возможно, в отношениях именно с этими политическими фигурами у нынешнего главы НБ существует необходимая степень договороспособности, но фигуры могут меняться (кадровые перестановки у нас происходят регулярно), а правила игры, которым приходится подчиняться, останутся. Что же касается "зоны самостоятельности" самого Нацбанка, то она ограничена вопросами формирования его структуры, кадровой политики и того, что позволяет ему как государственному институту осуществлять свои функции. В соответствующем законе так и прописано: "Председатель Национального банка Казахстана наделен полномочиями принимать оперативные и исполнительно-распорядительные решения по вопросам деятельности Национального банка Казахстана, за исключением полномочий, оговоренных настоящим Законом для правления Национального банка Казахстана".

То есть ни о какой экономической независимости, подразумевающей самостоятельность в выборе инструментов денежно-кредитной политики, а также право давать или не давать денежные средства правительству для финансирования государственных расходов (не говоря уже о политической независимости, заключающейся в установлении целевых ориентиров), понятное дело, речь не идет. По сути, эффективность руководства НБ сводится лишь к одному - к тому, насколько грамотно оно может увязать "высшую волю" с действительностью и преподнести общественности получившееся (не всегда аппетитное) блюдо под красивым соусом. У Григория Марченко, предыдущего главы Нацбанка, это получалось чуть лучше, чем у Кайрата Келимбетова, но это вовсе не означает, что последний менее состоятелен как менеджер. Просто он поставлен в более суровые обстоятельства и, возможно, не имеет того гибкого стержня, которым обладал Григорий Александрович и который не позволял сломать спину при лавировании между тем, что нужно, и тем, что должно. Столь же красиво, "а-ля Марченко", сидеть за рулем лайнера, стоящего на автопилоте, Кайрату Нематовичу не позволяют отсутствие ярких актерских способностей и полное незнание текста пьесы под названием "Предопределение".

То, что сегодняшний Нацбанк в значительной степени стеснен обстоятельствами, косвенно подтверждает и прозвучавшее в начале лета текущего года мнение его зампреда Олега Смолякова: "Нам нужна большая независимость в принятии решений. Имеется в виду следующая независимость. У нас в правлении все равно есть представители и правительства РК, и администрации президента. И правление - единственный орган, который принимает все стратегические решения по поводу денежно-кредитной политики. В других странах есть такие конструкции, когда в решениях по таким направлениям как процентная ставка и многим другим центральные банки более самостоятельны. Понятно, что мы живем в своем политическом процессе и являемся частью его. И мы не говорим, что нужно все это радикально изменить. Но нужно двигаться в сторону повышения независимости Национального банка".

Впрочем, хорошо это (придание большей независимости) или плохо - большой и жирный вопрос.

Казахстан не является исключением в плане ограничения самостоятельности центрального банка. И далеко не во всех странах поднимают вопрос о придании структуре, делающей погоду в финансовом секторе, максимально возможной степени независимости. Даже те страны, где такой вопрос регулярно выносится на повестку дня, нередко оттягивают проведение реформы из-за боязни породить глиняного голема. Наоборот, зачастую приходится наблюдать совершенно обратную картину. Например, сейчас на рассмотрении Госдумы РФ находится предложенный депутатом Катасоновым законопроект, предусматривающий ограничение полномочий Центрального банка России. И, в принципе, такое стремление надеть смирительную рубашку вполне объяснимо. Ведь расширение полномочий центрального банка может привести к излишней его политизации. А при отсутствии действенного контроля со стороны общественных и государственных структур (как в случае с нашим Нацбанком, в отношении которого законодательно закреплена следующая норма: "Проверка деятельности Национального банка Казахстана и его организаций любыми государственными органами осуществляется только с согласия или по поручению Президента Республики Казахстан") это чревато куда более серьезными проблемами, чем недостаточная самостоятельность финансового регулятора. И адекватность его деятельности тогда уже напрямую будет зависеть от того, кто стоит у руля. Тут стоит вспомнить мнение о главе НБ, высказанное Келимбетовым еще в те времена, когда никто не мог представить его в этой роли. Говоря о Марченко, он вспомнил фильм про советского министра иностранных дел Андрея Громыко, получившего на Западе прозвище "Мистер Нет", и заявил: "Нынешний глава Нацбанка - как раз такой "Мистер Нет". Он может сказать "нет", отстоять свою точку зрения на самом высоком уровне, вплоть до своей отставки". При сложившейся системе неважно, можно ли такое сказать про самого Кайрата Нематовича, а вот если государство отпустит вожжи "кураторства" над Нацбанком, то это уже другой коленкор.

Конечно, если бы наш НБ существовал, допустим, в форме акционерного общества, то проблема контроля хотя бы частично была бы решена. А это достаточно распространенная практика. Например, функции "банка банков" в США выполняют банки ФРС. Первоначально их акционером являлось правительство, потом, когда они встали на ноги, в роли акционеров стали выступать коммерческие банки. Или возьмите Японию: 55 процентов акций ее центрального банка принадлежат государству, 45 процентов - частным лицам. Такой же расклад, но с небольшой разницей в процентном соотношении, существует в Швейцарии. Центральный банк Италии полностью принадлежит коммерческим банкам и страховым компаниям.

Но в наших условиях это опять же палка о двух концах. При ослаблении позиций государства в этой структуре уже никто не сможет гарантировать, что акционированный Нацбанк будет проводить единую общегосударственную денежно-кредитную политику, а не такую, которая прямо или косвенно будет удовлетворять интересы узкой группы акционеров. И подобный расклад вовсе не из области очевидного-невероятного, особенно если учесть, какие фигуры стоят за нашими банками. Поэтому, как ни крути, сегодняшняя ситуация, когда самостоятельность НБ ограничена, вполне соответствует нашим реалиям: из двух зол, как известно, выбирают меньшее, и остро реагировать на смену главы этого института - зря тратить нервы.

Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 16 октября 2015 > № 1519348 Серикжан Адилов


Казахстан > Экология > camonitor.com, 15 октября 2015 > № 1518213 Серикжан Адилов

«Табигат»: привычка «жевать сопли»

Серикжан АДИЛОВ

Осеннее обострение

Есть у лидера движения «Табигат» Мэлса Елеусизова чудачество: ставить в канун выборов свою любимую заезженную пластинку с песнью о создании экологической партии. Но, делая звук погромче, дабы апеллировать к слуху электората, Мэлс Хамзаевич, похоже, сам оглох и не слышит звучащих в его адрес откровенных насмешек и подозрений в желании попиариться.

«Партия «зеленых»? Хорошо хоть не «голубых». Примерно так была воспринята очередная попытка Елеусизова. Хотя вопросы экологии сегодня в тренде, серьезно к обещаниям, слова и музыку которых каждый из нас знает наизусть, вряд ли стоит относиться. Уж очень много Мэлс Хамзаевич наговорил за тридцать лет своей деятельности, а соткать из этих слов единое полотно не получается до сих пор. Да и государство сегодня уделяет куда больше внимания вопросам экологии, чем десять-двадцать лет назад: строит «зеленую экономику», обкладывает гигантскими штрафами нарушителей природоохранного законодательства и даже расселяет жителей неблагополучных в экологическом плане населенных пунктов. Так что априори образ Елеусизова-героя растушевывается и блекнет на фоне ресурсов и возможностей власти. А если честно, то впору вести речь о деформации имиджа старейшего эколога страны. И в этом заслуга уже самого Мэлса Хамзаевича. Видимо, за все эти годы он так устал говорить, что теперь, открывая рот, откровенно выпускает «голубков».

Презентуя на днях уже набившую оскомину идею создания экологической партии, Елеусизов честно признался, что регулярно седлает этого конька, пытаясь въехать на нем как победитель в ворота парламента или президентского дворца: «Идея не новая, я много лет говорю о необходимости такой партии». А дальше, как говорится, Остапа понесло. Пытаясь подвести основу под очередную необходимость соскрести мох с широкомасштабного замысла по завоеванию партийного поля, Елеусизов наплел много чего интересного, но никаким боком не касающегося экологии. «Это нормальная партия, не экстремистская, она не будет заниматься экспортом революций, мы хотим идти эволюционным путем, как природа», - заявил он, а чуть позже добавил: «Она (партия – прим. ред.) для женщин нужна и для детей, она не признает никаких религий, для нее нет разницы в национальностях. Мы не против президента и государства, мы против революции, но мы будем бороться за чистую окружающую среду».

В этой презентации хоть как-то можно объяснить оправдания в отсутствии экстремистских воззрений: все-таки экологов-экстремистов во всем мире пруд пруди, но вот для выражения любви к лидеру нации Мэлс Хамзаевич, думается, мог бы выбрать и более удобный случай. Как-никак само понятие «партия» предполагает борьбу за власть (конечно же, не путем революций, в этом с Елеусизовым трудно поспорить), а тут такие реверансы в пол, что становится не совсем понятно, зачем Мэлсу Хамзаевичу большая политика – чтобы его дифирамбы в адрес власти были слышны сильней?

Самое печальное в этой пьесе абсурда заключается в том, что инициаторы создания новой партии так до сих пор и не поняли, что зародыш умер еще в утробе. Руководитель спортивной благотворительной школы Владимир Гашута, поддерживающий Елеусизова, настолько уверен в востребованности его инициативы, что рассчитывает на вступление в ряды партии не только экологически озабоченных сограждан, но и «буржуев». «По своей численности эта партия может даже превзойти те, которые у нас есть», - заявил он на пресс-конференции, посвященной нереализованности застарелых амбиций самого известного эколога страны.

Трудно подсчитать, сколько раз Елеусизов заявлял о создании партии «зеленых». Один политолог попробовал свести дебет с кредитом и решил уравнение: каждые три года. Наверняка и нынешняя попытка окажется не последней. Во-первых, как мы уже говорили, время упущено, и власть на экологическом поле играет гораздо убедительнее самодеятельных коллективов. Во-вторых, вырасти в партийного лидера Мэлс Хамзаевич собирается без наличия основательной платформы и даже без расстановки адекватных акцентов. Да, он озвучил главные проблемы: изменение климата, таяние ледников, состояние Каспия, Аральского моря и Балхаша. Но ответ на вопрос, каким образом их решению поможет создание политической партии, так и остался за кадром, равно как и то, насколько «быстрее и выше» государственных органов сможет продвинуться в этом направлении партийная структура. А учитывая разносторонность личности Мэлса Хамзаевича, нетрудно предположить, что уже совсем скоро вычлененная им проблематика начнет обрастать «ненужными подробностями» - многочисленными инициативами, в том числе и довольно одиозными. Ведь Елеусизов часто пытается объять необъятное. То предложит проложить канатную дорогу от Алматы до Иссык-Куля, то объявит о намерении проверять казахстанских производителей продуктов питания и выдавать свои сертификаты – «Знак качества», а то и вовсе вознамерится приступить к побелке склонов Заилийского Алатау. И все это в перерывах между постоянными мероприятиями, имеющими целью формирование образа Елеусизова как общественного бренда: Или-Балхашская регата, восстановление древних захоронений, возрождение собачьей породы тазы и так далее. В итоге получается то, о чем недавно сказал председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков, несколько лет назад собиравшийся вступить в партию Елеусизова, а сегодня прозревший: «… кроме риторики, к сожалению, пока никакого прогресса и продвижения я не вижу».

Даже если предположить, что Елеусизов на сей раз доведет идею по созданию партии «зеленых» до конца, вряд ли это принесет ему существенные бонусы. В лучшем случае она будет выполнять роль статиста на партийном поле. В этом убеждают и примеры других стран. Взять хотя бы Францию, которая, наверное, является рекордсменом по количеству подобного рода партий. Партия «Экологическое поколение» («Поколение экологистов»), основанная в 1990 году, за время своего существования четырежды тягалась силами с политическими тяжеловесами, но так ни разу и не провела своего представителя в парламент. Партия «Cap 21» возникла в 2000 году на основе экологического дискуссионного клуба. На первых порах она могла гордиться единичным представительством в парламенте, но последние несколько выборных гонок были проиграны ею в пух и прах. Если смещаться по карте поближе к нашим пенатам, то можно считать показательным пример Белоруссии. Экологическая партия под названием «Зеленые» там существует уже двадцать лет, причем большую часть жизни исключительно на бумаге, а в последнее время она озабочена проблемами ЛГБТ-сообщества и борьбой с гомофобией. Еще более печален наш собственный опыт, связанный с деятельностью Серикжана Мамбеталина и переформатированием партии «Руханият» в экологическую. Бесславная кончина этого политического объединения говорит сама за себя.

Хотя, безусловно, есть примеры и другого рода. В той же Франции в 1995 году кандидат от «зеленых» на президентских выборах получил 3,3 процента голосов и был назначен министром окружающей среды и региональной политики. Успех был повторен в 2000 году, когда после выборов кандидат от «зеленых» занял в правительстве пост государственного секретаря по общественной экономике.

Шанс на успех у экологов, решивших стать козырной картой на партийном поле, как показывает практика, появляется преимущественно в период слияний и поглощений. Это либо объединение нескольких мощных организаций экологического толка в один мощный кулак, либо вливание в качестве массовки в партии иного идеологического толка. Есть и третий вариант: свою роль могут сыграть мощная идеология и четкая концентрация внимания общественности на конкретной злободневной проблеме. Но вряд ли вариант Елеусизова будет даже отдаленно напоминать что-то подобное: уж очень он далек от объединения с другими фигурами, активно работающими в экологическом направлении, а о проповедуемой им идеологии и вовсе хочется скорбно помолчать…

Казахстан > Экология > camonitor.com, 15 октября 2015 > № 1518213 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 октября 2015 > № 1512506 Серикжан Адилов

Кто и когда посадит чиновников на жесткую диету?

Серикжан АДИЛОВ

Напрасно после августовского падения тенге премьер-министр Карим Масимов призывал казахстанцев начать жить по средствам. Далеко не все чиновники прониклись этим воззванием - они, видимо, решили, что глава кабмина так неостроумно шутит, а потому продолжают испивать до дна то, чем наполняется бюджетная кормушка.

За примерами далеко ходить не надо. Портал госзакупок - это и энциклопедия, и хрестоматия, и атлас алчности тех, кто находится у руля. Правда, в последнее время в лидеры выбились не центральные министерства и ведомства (скорее всего, возымело действие систематическое стучание по шапке), а подведомственные организации, которые даже сейчас, когда бюджет затянул пояс на последнюю дырку, не хотят умерить свои аппетиты.

Пример первый. В модуле "Аукцион" размещена заявка республиканского государственного учреждения "Катон-Карагайский государственный национальный природный парк", подчиняющегося Комитету лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза, на приобретение кабинета руководителя. Стоимость комплекта - 305,4 тысячи тенге без учета НДС. Казалось бы, вещь нужная и не такая уж разорительная для бюджета. Только вот вопрос: зачем руководству нацпарка такая дорогая мебель? Диапазон цен на украинские кабинеты в стиле SPLIT, на которые нацелился заказчик, достаточно обширен, но нацпарк почему-то выбрал комплект премиум-класса, один из самых дорогих. Чем не устраивает руководителей нацпарка мебель отечественного производства (аналоги, кстати, стартуют от 95 тысяч тенге), непонятно.

Но мебельные изыски - лишь цветочки, а урожай ягодок, как всегда, собирают закупки автотранспорта. Именно с ними связан пример №2. Республиканское государственное предприятие "Национальный центр биотехнологии "Биомедпрепарат" Комитета науки Министерства образования и науки 2 октября текущего года подвело итоги аукциона на покупку внедорожника средней размерности и улучшенной комплектации. И, наверное, очень даже неплохо, что аукцион не состоялся, так как РГП собиралось прикупить автомобиль аж за 9,3 миллиона тенге (свыше 34 тысяч долларов по нынешнему курсу). С одной стороны, понятно: предприятие перспективное, молодым ученым, в том числе и выпускникам программы "Болашак", нашедшим приют в этой обители, хочется дышать полной грудью. Но, с другой, если бы наши ученые были чуть ближе к реальности, может, и наука у нас развивалась бы совсем другими темпами? Мы это к тому, что за ту сумму, которую РГП намеревается потратить на покупку авто, можно купить два джипа ничуть не хуже. Как это, например, сделали в райфинотделе Казалинского района Кызылординской области, который собирается купить два полноразмерных внедорожника в базовой комплектации, потратив на них в общей сложности 8,7 миллиона тенге, или в акимате Алматин­ской области, уложившемся в 4,9 миллиона тенге за "проходимца". Даже Республиканский центр космической связи вполне удовлетворился внедорожниками по 6,5 миллиона тенге каждый.

Пример третий. ДВД Акмолинской области 23 сентября текущего года способом аукциона намеревался приобрести служебный автотранспорт. Речь шла о покупке легковушек класса В, малых, базовой комплектации, с полным электропакетом, центральным замком, длиной порядка 3,6-4,2 м и шириной 1,5-1,7 м. То есть вполне себе обычные машины среднего класса. Да только вот цена на них была заявлена поистине золотая, на порядок выше внедорожников казахстанской сборки, - свыше 7 миллионов тенге за единицу. Что это за машины, так и осталось загадкой, поскольку аукцион не состоялся. Подобная цена была бы вполне объяснимой, если в салон каждого такого авто установить по пулемету. В противном случае какие-либо объяснения бессмысленны, так как средняя стоимость машин такого класса не превышает 4 миллионов тенге. Например, республиканская телерадиокорпорация "Казахстан" закупила автомобили, в спецификации которых значится, что они класса В, малые, повышенной комплектации, имеют системы безопасности ABS,SRS,ГУР, ПЭП, регулировку угла наклона рулевой колонки, центральный замок, КПП-автомат, климат-контроль, круиз-контроль, датчик света, подогрев сидений, кожаный салон, - по 3,5 миллиона тенге за штуку. Как говорится, почувствуйте разницу.

Конечно же, этими примерами черту под аппетитами руководителей различного рода госпредприятий подвести трудно. Но это каждый желающий может сделать самостоятельно, лично убедившись в том, что значительная часть заявок составлена в стиле "живи богато и красиво, себе на радость - всем на диво". Хотя, конечно, в таком подходе к трате бюджетных средств нет ничего необычного. Во время предыдущего экономического кризиса тоже неоднократно фиксировались такие фокусы. Но, видимо, сын ошибок трудных еще долго будет обходить стороной наш госаппарат и сообщающиеся с ним сосуды. Почему мы в этом так уверены? Да потому, что принудить чиновников к здравомыслию, скромности, эффективности расходования госсредств на собственные нужды не удавалось ни одному из премьер-министров. Хотя каждый из них так или иначе пытался навести порядок в этом деле. Помнится, один из них без обиняков заявлял, что расходы республиканского бюджета на содержание госаппарата огромны для такой небольшой страны, как Казахстан, и что он готов сократить их "без сочувствия к коллегам по кабмину". Одно время даже предлагался механизм, предусматривавший установку на желудок чиновничества утягивающего кольца: сумма, на которую будут уменьшаться расходы на содержание госаппарата, будет адекватна той сумме, которую не осваивает каждое министерство, ведомство, их подразделения и акиматы. Но где тот премьер и его предложения…

А чиновничество с его жаждой к сладкой жизни все еще живее всех живых. Даже призывы главы государства к скромности оно пропускает мимо ушей. Специальные распоряжения типа "вето" на покупку дорогущих автомобилей представительского класса, и те внедрялись со скрипом.

Конечно, можно издать кучу нормативных актов, расписав, что следует покупать за счет бюджета, а чего не следует, и даже определить ценовой "потолок" для каждой группы товаров. Можно напрячь Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции, чтобы оно разработало очередное ноу-хау. Но гарантий, что это сработает, нет никаких. И не будет до тех пор, пока покупки чиновников не станут жестко контролироваться. Нет, не специальными службами, на содержание которых тоже уйдут огромные деньги, а общественными советами, созданными по принципу попечительских, где люди разных профессий будут оценивать степень целесообразности и разумности покупок за госсчет. Впрочем, спровоцировать систему на такой шаг может только глава государства. Подобным инициативам, инициированным снизу, у нас традиционно не дают хода…

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 октября 2015 > № 1512506 Серикжан Адилов


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 сентября 2015 > № 1484652 Серикжан Адилов

Какие коррективы следует внести в отношения между Казахстаном и Россией?

Серикжан АДИЛОВ

В октябре планируется официальный визит президента РФ Владимира Путина в Казахстан. В преддверии этого события мы попытались выяснить, такими ли уж гладкими являются отношения между нашими странами и есть ли необходимость внесения в них корректив - как в плане двусторонних связей между Казахстаном и Россией, так и в рамках различных интеграционных союзов.

В политике полигамия порой оправдывает себя

Мурат Телибеков, руководитель Союза мусульман Казахстана:

- Геополитическая ситуация меняется быстро, и ориентироваться здесь довольно сложно. Один из главных нынешних трендов - стремительная поляризация мира. Мы как будто вновь возвращаемся к временам "холодной войны". Ее симптомы и флуктуации все чаще переходят в откровенное кровопролитие.

Нельзя рассматривать отношения России и Казахстана в отрыве от глобальных политических процессов, которые во многом определяют их направление и содержание.

Сегодняшний мир чрезвычайно глобализован. Мир пресыщен глобализацией, и в этих условиях для личного выбора остается слишком мало пространства. Если пристально вглядеться в разрозненные и спорадические конфликты, разгорающиеся в различных частях света, то нетрудно заметить, что, по сути, это звенья одной цепи. Например, ожесточенная война с ИГИЛ - лишь верхушка айсберга, указывающая на движение громадных тектонических плит. Глубоко заблуждается тот, кто считает этих людей горсткой фанатиков, одурманенных идеей создания мифического халифата, и не более того.

Определяющим фактором является противостояние между США и Россией. Этот конфликт оказывает значительное влияние не только на политические, но и на экономические процессы во всем мире. Измученный каждодневной необходимостью делать выбор между двумя воюющими друзьями (или врагами) президент Назарбаев порой выглядит весьма утомленным. Находясь на перекрестке стратегических магистралей, он пока умудряется выдерживать баланс интересов. Но как долго он сможет сохранять подобный нейтралитет? На память приходит французская пословица: "Иногда лучшее решение - это отсутствие решения". Назарбаев, конечно, не француз, а Акорда отнюдь не Елисейский дворец, и тем не менее этот опыт успешно используется в казахских степях. Возможно, есть смысл затянуть выбор до той поры, пока не станет ясным исход борьбы, и тогда можно будет торжественно принять сторону победителя.

Участь таких государств, как Казахстан (а их в мире преобладающее большинство), - держать нос по ветру и как можно дальше отстраняться от битвы слонов. Эти геополитические бойцы достаточно сильны и при желании могут задать трепку любой стране, если ей вздумается демонстрировать непомерные амбиции.

Казахстан должен продолжать нынешнюю политику, ориентированную на экономическую интеграцию с Россией, и в то же время активно сотрудничать с Соединенными Штатами, но ни в коем случае не предпринимать действий, которые могут быть истолкованы как враждебный жест в адрес одной из сторон. Даже если речь идет о таких террористических организациях, как ИГИЛ, необходимо проявлять максимальную сдержанность.

Следует также внести коррективы в оборонительную концепцию страны и дистанцироваться от участия в военных блоках. Весьма осторожно нужно разыгрывать и "китай­скую карту". Не всем могут понравиться щедрые посулы Китая и чрезмерное сближение с ним. Это может обернуться серьезными неприятностями.

Как выразился в приватной беседе один из зарубежных дипломатов, Казахстан напоминает женщину, у которой много бойфрендов. Возможно, это не очень хорошее сравнение, но в политике подобная полигамия порой оправдывает себя.

В целом создается впечатление, что серьезные ошибки во внутренней политике Казахстан пытается исправить за счет внешней помощи. Соответствуют ли затраты ценности приобретаемого товара, покажет время.

Главное - не выплеснуть с водой и ребенка

Айгуль Омарова, независимый журналист:

- К сожалению, инте­грационные процессы в обоих государствах не имеют должного освещения в СМИ. По этой причине ни в Казахстане, ни в России не знают о том, что реально происходит. Между тем устранение таможенных барьеров уже существенно сказывается на увеличении товарооборота между нашими странами. Укрепляется приграничное сотрудничество. Идет обмен новыми технологиями и методиками в различных областях. Однако правдивой, достоверной и объективной информации обо всем этом не встретить ни у нас, ни в России. Зато когда в России за­прещается ввоз того или иного товара вследствие несоответствия санитарным нормам и другим стандартам, в казахстанских СМИ поднимается волна критики по поводу "зверств российских таможенников, санэпидемслужбы" и т.д. То же самое происходит и в российских СМИ, когда за­преты идут с казахстан­ской стороны.

Поэтому первое, на что должны обратить внимание обе стороны, - это прозрачность, транспарентность интеграционных процессов. Второе - выработка единой политики по отношению к этим процессам. Не секрет, что и у нас, и в России есть как сторонники интеграции, так и противники. Хотелось бы, чтобы в СМИ наших стран освещались все точки зрения. Но при этом стоит больше внимания уделять реальной интеграции, тому, что уже происходит, а не акцентировать внимание на отдельных шероховатостях. Несомненно, были и будут недоразумения различного характера. Это ведь как в семье: пока не притрутся друг другу, споры будут возникать. Главное - не выплеснуть с водой и ребенка.

Интеграция, и прежде всего экономическая, необходима нам для существования, ибо она открывает рынки сбыта, возможности для обмена новейшими технологиями, методиками и т.д. Но самое главное, в чем нуждаются интеграционные процессы, - это унификация законодательства, приведение в соответствие с принятыми договорами различных нормативных актов, по которым строятся экономические скрепы. Строжайшее соблюдение закона - единственная гарантия того, что мы можем избежать всякого рода недопониманий.

Слишком много рисков потерять независимость

Махамбет Абжан, председатель правления республиканского общественного объединения "Шанырак":

- Несомненно, нужно запретить запуски "Протонов", закрыть россий­ские полигоны на нашей земле. В рамках Договора о ЕАС нужно перенести офис Евразийской комиссии в Астану. Этот вопрос уже поднимался президентом Назарбаевым, но нужно снова его поднять. Мы 70 лет ездили в столицу Москву, теперь союзной столицей должна стать Астана. В противном случае комиссия должна быть упразднена либо лишена статуса наднационального органа.

По опыту Евросоюза мы видим, что наднациональные органы находятся в Брюсселе, а не в Германии. Мы бы даже могли согласиться на размещение комиссии в Бишкеке, но только не в Москве. Слишком много рисков потерять независимость с центральным органом, дислоцирующимся в России.

Вопрос о единой с РФ системе ПРО тоже нужно пересмотреть. Будут бомбить по Москве - могут и по Астане шмальнуть…

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 сентября 2015 > № 1484652 Серикжан Адилов


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 5 июня 2015 > № 1389651 Серикжан Адилов

Нужны ли президенту независимые советники?

Витязи в овечьей шкуре

Автор : Серикжан АДИЛОВ

Советник для любого главы государства, по логике, должен стать незаменимой палочкой-выручалочкой. Он вовремя и перспективы совершения тех или иных шагов обрисует, и предостережет от ошибок с далеко идущими последствиями. Так должно быть, но не факт, что так и есть на самом деле.

Например, президент Таджикистана в прошлом году разогнал всех своих советников, а их была такая тьма, что специально приходилось вводить трех­уровневую классификацию. Но, как показывает практика, ни одно государственное решение от такого "мирного разгона" не пострадало.

Институт советников президента Казахстана с момента обретения страной независимости практически не менялся. Наряду с отечественными "мозгочинами", вакантные места занимала целая плеяда из числа иностранных легионеров. Впрочем, насколько адекватными были советы и тех и других - вопрос, на который не существует ответа, поскольку на протяжении всех этих лет, как, впрочем, и сейчас, институт советников остается чуть ли не самым непрозрачным видом дея­тельности, неподотчетным ни обществен­нос­ти, ни контролирующим госорганам. Но тем не менее, раз он продолжает существовать, значит, он нужен президенту и рекомендации, подготовленные этой командой особого назначения, востребованы.

С другой стороны, все чаще звучит мнение, что главе государства нужны не "ручные" советники, работающие не только за честь и за совесть, но еще и за зарплату (хотя их роль никто не принижает), а независимые эксперты, способные беспри­страст­­­но, невзирая на личные взаимоотношения с представителями политической и бизнес-элиты, выдавать альтернативные наработки.

И с такой позицией трудно не согласиться, тем более что еще несколько лет назад теперь уже бывший советник Нурсултана Назарбаева по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев говорил о том же: "Президенту не нужны советники, которые будут смотреть ему в рот и пытаться угадать его мысли". Но, опять же, так должно быть в идеале. А вот будет ли на самом деле - большой и жирный вопрос.

Советников президента, несмотря на их явную приближенность к первому лицу, трудно назвать особой кастой в государственной иерархии. В большей степени эта должность смахивает на "присутственную", формальную, что отчасти подтверждал все тот же Ертысбаев, самый "разговорчивый" из прези­дент­ских советников: "Много у меня было самых различных советов, рекомендаций, предложений. К одним советам президент прислушивается, к другим равнодушен, третьи отдает на экспертизу". Так что, по сути, кто и какие дает советы - всего лишь половина вопроса. Не менее важно, кто будет проводить экспертизу того или иного предложения и какими принципами при этом руководствоваться. Но главное, конечно же, в другом - как выразился известный российский экономист Евгений Ясин, решения власти, в том числе и президента, складываются не из советов, а по обстоятельствам.

С другой стороны, как раз советники, если можно так выразиться, способны влиять на формирование таких обстоятельств, чтобы сделанные ими предложения легли на хорошо удобренную почву. Но под силу ли это нашим советникам? Консультанты уровня Киссинджера или Баруха появляются раз в столетие, да и не в каждой стране. Можем ли мы похвастать таким "богатством"?

Одно время считалось, что в роли своеобразных "силовых" центров во внутренней политике, способных реально помочь президенту детально вникнуть в ситуацию, могли бы выступить внештатные советники, которые, в противовес штатным, состоящим в структуре АП, подбирались бы явно более тщательно и осмысленно. Но уже очевидно, что на это не стоит рассчитывать. Они, конечно вне рамок официоза, но насколько они независимы - тот еще вопрос, особенно если вспомнить, что во "внештатниках" в свое время ходили и Тимур Кулибаев, и Булат Утемуратов, и Булат Абилов. Безусловно, у них больше возможностей и личной свободы для высказывания своего мнения по тому или иному вопросу, и вряд ли они опасаются вызвать своими советами недовольство первого лица в государстве, но они, как ни крути, часть системы и в силу сложившихся взаимоотношений бизнеса с государством и представителей элит друг с другом могут быть априори независимы только от бюрократических условностей.

Ответ на вопрос, нужны ли президенту независимые советники, связан еще и с тем, как будет решаться другой вопрос, касающийся принципа подбора кадров на эти должности. Либо процессом правит политическая конъюнктура, когда чиновник, входящий в обойму или в ближний круг, временно оказался не у дел и нуждается в трудоустройстве, либо же назначения проводятся исходя из профессиональной целесообразности, когда советы именно этого конкретного индивида важны и ценны с точки зрения дальнейшего развития страны. Но с учетом того, с какой скоростью у нас меняются советники главы государства (особенно если сравнить их с тем же самым Барухом, "пережившим" аж восемь президентов США и пришедшимся ко двору при каждом из них), выводы напрашиваются сами.

Конечно, можно в очередной раз сделать ставку на приглашение советников как из ближнего, так и из дальнего зарубежья. Но накопленный опыт их консультирования, увы, не впечатляет и настраивает далеко не на мажорный лад. И, к сожалению, практика работы с советниками, не имеющими казахстанского гражданства, выглядит как системная ошибка. Советы они дают, безусловно, дельные, но при их реализации на практике выясняется, что казахстанская почва никак не подходит для прорастания этих зерен будущего благоденствия. Приведем лишь несколько примеров.

На заре становления независимости бал в корпусе советников президента Казахстана правила так называемая команда Олега Сосковца. Это, в первую очередь, советник по экономическим вопросам Григорий Явлинский и советник по иностранным инвестициям Владимир Щербаков, бывший министр экономики и прогнозирования СССР, впоследствии ставший крупным бизнесменом. Итоги работы этой группы озвучивались не раз: она "отличилась фаворитизмом, взяточничеством, созданием подконтрольных Сосковцу фирм и компаний", и очень скоро рожденным в СССР советникам была дана отставка.

На смену им пришел американский юрист Джеймс Гиффен, карьера которого в роли советника закончилась в Манхэттенском суде Нью-Йорка. Впрочем, любви к "легионерам" этот факт не поубавил. До последнего времени должность советника президента по экономическим вопросам занимал президент КИМЭПа Чан Йан Бэнг, автор научного труда об экономических реформах СССР, экономическом развитии Кореи и Северной Кореи. Напомним, что доктор Бэнг прибыл в Казахстан в 1990 году, был назначен на должность заместителя председателя экспертной комиссии и консультировал наших чиновников по вопросам проведения экономической политики, рыночных реформ и приватизации. Но запомнился он не своими советами, а серией громких скандалов, связанных с КИМЭПом, да успехами своей супруги - Ян Су Ким, которая, пока муж консультировал высшее руководство республики, не теряла времени даром и активно занялась бизнесом, став владелицей ТОО "ЮСКО Интернешнл". Эта многопрофильная компания работает в таких направлениях как строительство, телекоммуникации, инженерные системы, склады и логистика, отопление и вентиляция.

И уж вовсе бесславно закончилась карьера советника президента Джеймса Вульфенсона, бывшего главы Всемирного банка, певшего дифирамбы Казахстану и обещавшего поставить на ноги РФЦА. Обещание свое он не выполнил и, как истинный еврей, ушел по-английски.

Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в свое время был советником Муаммара Каддафи и консультантом различных финансовых организаций, в частности банка JP Morgan, суверенного фонда "Абу-Даби" и ряда правительств, в основном ближневосточного региона. Сегодня он за свои советы получает в Казахстане оклад в 13 миллио­нов евро в год, но вряд ли является образчиком того, что должно вкладываться в понятие "президентский советник". Как выразился по итогам двухгодичного консультирования Блэром казахстанского лидера директор европейского и центрально-азиатского отделения Hu­man Rights Watch Хью Уильямсон, "на самом деле усилия Блэра, возможно, дали правительству в Астане видимость респектабельности, но не принесли реальных изменений".

Так нужны ли президенту независимые советники, если пользы от них немного? А может, лучше обходиться "собственными силами"?

Только в штате АП у главы государства числятся трое советников. Помимо этого действует с десяток советов и экспертных групп по тем или иным вопросам - молодежной политике, использованию средств Нацфонда, работе с предпринимателями и т.д. В функции этих советов как раз таки и входит выработка рекомендаций на ближайшую и отдаленную перспективы. И такая ли уж беда, что мнение этих экспертов нельзя назвать независимым, поскольку возглавляют их преимущественно бывшие чиновники? Например, итальянский поэт и историк, творивший в конце 19 века, Артуро Граф утверждал: "Внимайте советам тех, кто много знает, но прежде всего - советам тех, кто вас сильно любит". А уж любви и почитания у наших советчиков к Лидеру нации явно не занимать.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 5 июня 2015 > № 1389651 Серикжан Адилов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter