Всего новостей: 2397888, выбрано 1 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Жаданов Сабит в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Жаданов Сабит в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2015 > № 1572402 Сабит Жаданов

Байкен Ашимов и Алексей Косыгин – братья-близнецы по духу

Автор: Сабит Жаданов

На протяжении почти двух десятилетий я работал сначала заместителем постоянного представителя, а потом и постпредом Совета Министров Казахской ССР при Совете Министров СССР. По роду службы мне приходилось общаться с тремя премьерами советского правительства – Алексеем Косыгиным, Николаем Тихоновым и Николаем Рыжковым, а также с председателями Совмина нашей республики – Масымханом Бейсебаевым, Байкеном Ашимовым и Нурсултаном Назарбаевым.

В той строго централизованной системе руководства ни один серьезный вопрос, касающийся экономики республики, не решался без вмешательства постпредства. К тому же под руководством Байкена Ашимовича я работал ровно целых 14 лет, поэтому имел возможность изучить стиль и методы его работы.

Первые десять лет его премьерства (с 1970-го по 1980-й) пришлись на период, когда совет-ское правительство возглавлял Косыгин. И могу сказать, что в стиле и методах работы этих двух выдающихся деятелей своего времени было много общего. Оба были людьми немногословными, чрезвычайно скромными в быту. Впоследствии они сблизились, стали дружить семьями, пару раз отдыхали вместе на берегу Черного моря.

Алексей Николаевич недолго присматривался к своему младшему коллеге. Видимо, ему понравилось то, что Байкен Ашимович на заседаниях выступал с позиций интересов не только своей республики, но и всего народного хозяйства СССР как единого целого. О проблемах республики он говорил как о части общей проблемы.

Будучи постоянным участником заседаний Совета министров СССР, я испытывал гордость, когда Косыгин, нарушая очередность республик, установленную Конституцией (Казахстан был пятым), предоставлял слово Ашимову вторым после председателя Совмина РФ либо третьим. Иногда Ашимов первым начинал довольно непростые прения, задавая нужный тон обсуждению - Косыгину тоже нужны были единомышленники.

В общем, будучи хорошим психологом, компетентным и никогда не спешившим с выводами, Байкен Ашимович быстро завоевал расположение Алексея Николаевича. В немалой степени благодаря ему у Димаша Ахмедовича Кунаева в Политбюро ЦК КПСС появился мощный союзник в лице Косыгина. Вкупе с дружескими отношениями, которые сложились у лидера республики с Леонидом Ильичом, это имело очень большое значение: в тот период (1970-80-е годы) экономика и культура Казахстана развивались особенно быстрыми темпами, и именно тогда Казахская ССР по своему уровню вышла на третье место в СССР после Российской Федерации и Украины.

По традиции в конце каждого года Байкен Ашимович приезжал в Москву к Косыгину за очередным миллиардом рублей помощи Казахстану за сданный республикой миллиард пудов высококачественного казахстанского зерна. Дело в том, что в СССР аграрное производство было убыточным: чем больше производили продукции, тем больше требовалось дотаций. Такой вот парадокс: большевики даже космос покорили, а «ножницы» в ценообразовании так и не сумели устранить.

В те годы деньги страны держал в своих крепких руках министр финансов СССР Василий Гарбузов, преемник известного сталинского финансиста Зверева. Он был сильной личностью, отличался принципиальностью, мог сказать в лицо любому члену правительства то, что о нем думает. Многие побаивались Гарбузова, но с Ашимовым у него сложились хорошие отноше-ния. Как никак Казахстан играл важную роль в экономике страны. Да и об отношении Косыгина к Байкену Ашимовичу он хорошо знал.

И вот в очередной раз, прежде чем направить соответствующую бумагу председателю Сов-мина СССР, мы с Ашимовым решили прозондировать почву у Гарбузова, ведавшего финансами. Надо сказать, что я всегда присутствовал при разговорах Байкена Ашимовича с союзными министрами – он считал, что я должен быть в курсе, знать о достигнутых договоренностях, чтобы потом легче было работать с аппаратами министерств.

Байкен Ашимович передал привет от Кунаева, выдал несколько комплиментов и пригласил Гарбузова посетить Алма-Ату, Казахстан. Хотя они симпатизировали друг другу, Василий Федорович на эту «удочку» не клюнул и приступил к делу: «Слушай Байкен, ты доверяешь своему постпреду?». Байкен Ашимович согласно кивнул. «Тогда слушай». Гарбузов взял бумагу, карандаш и начал рисовать, как складывается бюджет страны на следующий год и пятилетку: «Раскрою тебе секрет: впервые намечается дефицит в сумме 5 млрд. рублей». Тогда это были немалые деньги, и услышать такое в 1980-е годы было равносильно оказаться при-частным к государственному секрету чрезвычайной важности.

Гарбузов уже почти шепотом продолжил: «При всем моем уважении к Казахстану, миллиар-ду пудов целинного хлеба и к Димашу Ахмедовичу я не могу в этот раз выступить твоим ходатаем, как раньше. У государства денег нет. Мы с Николаем Константиновичем (Байбаковым, председателем Госплана СССР – прим. авт.) продумываем сейчас, как доложить о сложившейся ситуации Косыгину и Брежневу. Но это непросто.

Несмотря на наши с Байбаковым просьбы взять наши расчеты и уединиться с Леонидом Ильичом вдвоем за чашечкой чая или рюмочкой коньяка и поразмышлять над непростой ситуацией, возникшей в стране, Алексей Николаевич никак не может переступить какую-то невидимую черту, все больше отдаляющую его от Брежнева, особенно в последние годы. Вот такие дела, Байкен Ашимович. Опять нам с Байбаковым придется все это взвалить на себя. Так надоело ловчить. А дела требуют кардинальных решений, народное хозяйство далее не выдержит накопившихся проблем. Надо что-то делать», - закончил он. Именно тогда и проявились первые признаки будущего краха советской экономики.

Байкен Ашимович, как и Алексей Николаевич, выступал за расширение прав союзных республик в том, что касалось руководства предприятиями, расположенными на их территории. И объективные предпосылки к этому были. Все усложняющиеся ведомственные и хозяйственные связи, чрезмерная централизация стали тормозом.

Кстати, создание совнархозов при Хрущеве тоже было направлено на расширение прав республик. Но не дав идее прижиться, от нее быстро отказались, назвав волюнтаристской. А ведь за короткое время существования совнархозов республики ощутили себя полноправными хозяевами своих территорий, начали сами планировать размещение и развитие производительных сил. Совнархозы, в первую оче-редь, давали возможность развивать местные хозяйства, удовлетворяющие потребности местного населения и дававшие возможность формировать полновесные местные бюджеты.

Тенденция к постепенному расширению прав республик наиболее выпукло проявилась в Казахстане – благодаря объективным и субъективным предпосылкам. К объективным относится, прежде всего, общая обстановка в стране: союзные республики созрели к тому, чтобы са-мостоятельно вести свои дела. Это витало буквально в воздухе.

Вспомните период руководства страной Черненко, его первые шаги по децентрализации власти. А к субъективным я отношу дружеские отношения, которые сложились между Кунаевым и Ашимовым за многие годы их совместной работы. Эти отношения были настолько доверительными, что Димаш Ахмедович в последние годы мог подолгу отсутствовать, выполняя поручения Политбюро КПСС, и Байкен Ашимович оставался главным на хозяйстве.

Все 14 лет Ашимов шел в тандеме с Кунаевым, пользовался полной его поддержкой. За это время ему удалось разгрузить партийный аппарат от чисто хозяйственных вопросов, которые перешли в компетенцию Совета министров республики и местных органов.

Приведу один красноречивый факт. Когда Щербицкий, первый секретарь ЦК КП Украины, выхлопотал для своего председателя Совмина Ляшко звание Героя Социалистического труда, Димаш Ахмедович не преминул воспользоваться этим прецедентом, и в августе 1977-го та-кой же чести был удостоен и Ашимов.

Уже будучи на пенсии, Байкен Ашимович получил от общественности почетное звание Ак-сакала республики! Именно он благословил Нурсултана Назарбаева на перенос столицы в Акмолу, дал как аксакал свой бата и пожелал удачи. Все помнят, как в 2007-м вся страна по инициативе Нурсултана Абишевича отмечала его 90-летие в Астане. Я сам воочию видел все это великолепие, был одним из гостей. Глава государства при полном зале приветствовал Байкена Ашимовича как одного из выдающихся деятелей Казахстана и шутливо поблагодарил за то, что 23 годами раньше он уступил ему должность председателя Совета министров Казахской ССР.

Байкен Ашимович ушел из жизни вслед за любимой супругой Бахыт Асетовной. Лишь 19 дней разделили даты их ухода. Он как верный лебедь не смог жить без друга, соратника, единственной любви в его судьбе. Супруги прожили большую и честную жизнь. Они не накопили личного богатства, весь их капитал – это дети, внуки, зятья, которые являются достойно несут фамилию «Ашимов».

Прошло уже более пяти лет, как нет с нами Байкена Ашимовича. Издано много книг о нем, публикуются статьи, воспоминания. Недавно в Алматы у дома, в котором он жил, установили бюст, в его честь открыта новая мечеть.

Многих политиков прошлого сегодня оценивают неоднозначно. Но вот о Байкене Ашимовиче никто не говорит ничего худого. Как и об Алексее Николаевиче Косыгине. Наверное, по-тому, что они по-настоящему служили народным интересам и приносили в жертву им личные.

Сабит Жаданов, персональный пенсионер союзного значения, бывший постоянный представитель Казахстана в Москве (1968-1987 г.г.), заслуженный экономист РК

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2015 > № 1572402 Сабит Жаданов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter