Всего новостей: 2298211, выбрано 3943 за 0.260 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Бельгия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 ноября 2017 > № 2394033

«Восточное партнерство» грозит крахом ныне правящих режимов его участников

Брюссель выдавливает Баку в исламский мир

24 ноября государства Евросоюза и шести стран «Восточного партнерства» — Украина, Азербайджан, Грузия, Молдавия, Белоруссия и Армения — соберутся в Брюсселе на пятый саммит. Предыдущий, четвертый, состоялся в конце мая 2015 года в Риге. За прошедшие два с лишним года европейские чиновники и эксперты проделали «внушительную работу», позволившую определить состояние «Восточного партнерства», что нашло определенное отражение в принятой на днях Европарламентом резолюции.

Поставлена первая и главная задача: ориентировать «Восточное партнерство» на выполнение к 2020 году поставленных 20 ключевых задач. Определены следующие направления: экономическое развитие и рыночные возможности, укрепление государственных институтов и общества. Все это призвано придать новую динамику отношениям Брюсселя с восточными соседями Европейского союза. Второе. В особую группу выделяются Грузия, Молдавия и Украина, которые имеют договоры об ассоциации с ЕС и которым обещают некоторые экономические преференции как странам, «демонстрирующим существенный прогресс на европейском пути после выполнения четких условий». Третье. Выделяются в особую подгруппу Белоруссия, Азербайджан и Армения, которые «не только движутся с разной скоростью, но и имеют разные стремления относительно сотрудничества с ЕС».

При этом важно отметить, что европейские эксперты считают, что в таких странах, как Белоруссия и Азербайджан, политической или социально-экономической трансформации по европейской модели не происходит, а Украина и Молдавия под предлогом «русской угрозы» пытаются подменить практическую повестку дня «геополитикой». В целом же шесть стран ВП объединяет один общий, но по-разному мотивированный фактор: стремление продвинуть свои трактовки в повестку дня, выводя на первые позиции геополитику и только на вторые или третьи позиции — навязываемые Брюсселем программы внутренних реформ. Причины понятны: реализация предлагаемых ЕС внутриполитических и экономических реформ рано или поздно ведет к смене ныне действующих режимов в этих странах.

Поэтому романтическое представление Брюсселя о том, что, окружив Россию «новыми демократическими режимами», он таким образом подтолкнет Москву к желательным для ЕС преобразованиям, оказывается несостоятельным. Фактически режимы Киева, Баку, Тбилиси, Кишинева, Минска и Еревана, несмотря ни на что, руками и ногами держатся за Россию. А выходящие под грифом Европейской комиссии документы не дают ответа на вопрос, как Евросоюз намерен решать обозначенную дилемму своей «восточной политики». Одни считают, что неготовность стран «Восточного партнерства» выполнять взятые на себя в рамках соглашений об ассоциации обязательства должна вести к замораживанию финансирования со стороны ЕС либо приостановке определенных частей договоров. Но утверждение приоритета внутренних реформ может привести к новым «майданам», кризисам государственности членов ВП.

Следует иметь в виду, что под внутренними реформами Брюссель подразумевает не только борьбу с коррупцией и «частными интересами местных олигархических структур», политическую демократизацию, но и улучшение положения этнических меньшинств. Для таких стран, как Украина, Грузия, Молдавия и Азербайджан, это предложение выглядит как предложение барону Мюнхаузену самого себя за волосы вытаскивать из болота. И в отличие от господина барона шансов на это у них мало. За примерами ходить далеко не надо. Украина отказывается выполнять Минские соглашения, вести переговоры с Луганском и Донецком по урегулированию ситуации на юго-востоке страны. Это привело к серьезному кризису в отношениях Киева с Брюсселем, что особенно видно по постоянным критическим заявлениям главы миссии ЕС на Украине. Не исключено, что в будущем Евросоюз решится заморозить или свернуть помощь Киеву по различным направлениям, такой вариант Брюссель уже практикует в Молдавии.

Далее. Стало известно, что послы стран — членов Евросоюза уже согласовали декларацию саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе, кроме одного абзаца, который касается нагорно-карабахского конфликта. Азербайджан и Армения пытались и пытаются по этой проблеме провести в документ свои взаимоисключающие формулировки. Такое уже происходило в Риге в 2015 году на саммите ВП, когда Баку настаивал на том, что «основополагающим принципом урегулирования азербайджано-армянского нагорно-карабахского конфликта являются резолюции Совбеза ООН», хотя эта формулировка не значится в формулярах европейских институтов, в том числе и в рабочих документах Минской группы ОБСЕ.

Более того, Баку свой отказ подписывать соглашение об ассоциации с ЕС объяснял тем, что в его преамбуле отсутствовало упоминание о сохранении территориальной целостности Азербайджана. Брюссель предложил промежуточный вариант — поименно не выделять существующие конфликты и ограничиться общей формулировкой, конкретно не указывая на ту или иную проблему, призывая активизировать усилия по мирному урегулированию конфликтов на основе принципов и норм международного права. И сейчас все идет как прежде. Недавно президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что его страна во все европейские институты вступала добровольно. Все последующие его шаги в сторону «Восточного партнерства» делались с уверенностью, что, реализуя энергетические проекты в обход России, выступая в роли чуть не «гаранта энергетической безопасности Европы», он добьется позитивного отношения ЕС к урегулированию нагорно-карабахского конфликта исключительно по сценарию Баку.

И что в результате? Другое дело — Армения. Во-первых, ее позиция по нагорно-карабахскому конфликту в целом совпадает с европейской. Во-вторых, европейские эксперты считают, что в формате «Восточного партнерства» можно расширить коммуникационные связи между Арменией и Грузией. В-третьих, по всем признакам, Россия не усматривает в действиях Еревана игру против себя, ведь Армения уже определилась со своим стратегическим выбором, вступив в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Теперь появляется шанс создать на базе альянса с Грузией мост между ЕАЭС и Евросоюзом.

Так что если очередной саммит «Восточного партнерства» закончится определенными новациями в части реализации горизонтальных связей участников, хотя бы между Арменией и Грузией — это по дипломатическим меркам будет тоже результатом. Есть над чем серьезно задуматься Баку. Азербайджан относится к той небольшой группе трансконтинентальных стран, чья территория находится и в Европе, и в Азии. Но ЕС никогда не обращался с Азербайджаном как с европейской страной, в то время как Армения воспринимается в Европе совершенно иначе. Брюссель к Баку относится потребительски, держит его на расстоянии как страну исламского мира. В равной мере это относится и к такому стратегическому партнеру Азербайджана, как Турция, которую стали выдавливать из Европы. Случайно ли все это?

Станислав Тарасов

Бельгия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 ноября 2017 > № 2394033


Китай. Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 ноября 2017 > № 2393640

Китай делает заход на Южный Кавказ

Гайдз Минасян | Le Monde

Китайские стратеги стремятся использовать Кавказский перешеек как кратчайший путь для сокращения расстояния межу Азией и Европой. Москва относится к этому недоверчиво, пишет журналист французской Le Monde Гайдз Минасян.

Китайский проект "Новый шелковый путь" одаривает своей благосклонностью Северный Кавказ (Армению, Азербайджан, Грузию). Впервые после распада СССР Китай, дружественная для России страна, по-своему предлагает вывести из изоляции кавказское пространство, не пытаясь вытеснить оттуда Россию, бывшую державу-опекуна, и не отказываясь от своей притягательной силы для этих трех постсоветских государств, говорится в статье.

Китай всегда деятельно способствовал развитию Северного Кавказа. После конца СССР в 1991 году Китайская Народная Республика завязывала связи с тремя государствами и множила инвестиции в их горнодобывающую промышленность, строительство и банковский сектор. Однако китайские стратеги, прежде всего, сосредоточились на инфраструктурах и транспортных путях, пытаясь использовать Кавказский перешеек в качестве кратчайшего пути для уменьшения дистанции между Азией и Европой, передает автор.

С интервалом в несколько дней эта стратегия китайского проникновения была подкреплена двумя тройственными встречами. Железнодорожная линия Баку-Тбилиси-Карс (БТК), торжественно открытая 30 октября неподалеку от Баку, "представляет собой самый короткий путь, связывающий Азию с Европой", заявил Ильхам Алиев, президент Азербайджана, стоя рядом со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом и грузинским премьер-министром Георгием Квирикашвили, продолжает журналист.

Двумя днями позднее, 1 ноября российский, иранский и азербайджанский президенты собрались в Тегеране, чтобы, в числе прочих вопросов, ускорить осуществление проекта строительства линии железной дороги, соединяющей три страны, расположенные на Каспии, с целью объединиться в единую систему с китайским проектом, пишет Минасян.

Таким образом, на Южном Кавказе начались стратегические дебаты по коридорам "Восток-Запад" и "Север-Юг". За церемониями торжественного открытия и другими общими заявлениями остаются три подводных камня. Прежде всего, присутствует традиционная подозрительность России ко всему, что касается ее ближнего зарубежья. Россия усматривает в БТК плохой ремейк нефтепроводов 1990-2000-х годов, связывающих Азербайджан с Грузией и Турцией - при поддержке Запада, - особенностью которых являлось то, что они обходили российскую территорию. Для Москвы это невыносимо, она всегда не переваривала эти провокационные нефтепроводы, подчеркивает автор.

Что касается проектов коридора "Север-Юг", Россия является их соучастником. Она может договориться со своими иранскими и китайскими партнерами, так как эти проекты проходят через ее территорию, но ее беспокоит ТИАГ (Туркмения-Иран-Армения-Грузия), поскольку этот проект уничтожения энергетической и дорожной изоляции Ирана по направлению к Европе обойдет ее стороной, говорится в статье.

Вторым препятствием, отмечает журналист, является досье по неопределенному статусу Каспия: это море или озеро?

Наконец, третья проблема связана с состоянием "ни войны, ни мира", которое господствует на Южном Кавказе. Женевский переговорный процесс, начатый после российско-грузинской войны августа 2008 года, не сдвинулся с мертвой точки. 41-й раунд переговоров, прошедших 10 и 11 октября, не привел ни к чему. По поводу конфликта в Нагорном Карабахе, противопоставляющем армян и азербайджанцев, мирный процесс тоже зашел в тупик, пишет автор.

По сути, Россия хочет усилить свое посредничество в этом конфликте. После того, как в 2013 году было достигнуто вступление Армении в Евразийский союз (так в тексте; договор о вступлении Армении в ЕАЭС был ратифицирован в декабре 2014 года. - Прим. ред.), Россия стремится расширить этот общий рынок с участием Азербайджана, вернее, вне Ирана и Китая - тем самым отдавая предпочтение коридору "Север-Юг" в ущерб коридору "Восток-Запад". Остается понять, хватит ли у Москвы средств оказывать сопротивление амбициям Китая, комментирует Минасян.

Китай. Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 ноября 2017 > № 2393640


Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393585

Россия пытается с помощью конфликтов держать под контролем постсоветские страны

Арам Аветисян, Amerikayidzayn, США

На днях в организации Атлантический совет состоялась презентация книги Джеймса Койла под названием «Пограничные войны России и замороженные конфликты» о политике России в отношении постсоветских стран и постсоветских конфликтов.

«В работе рассматриваются внешнеполитические подходы Путина с точки зрения теории политического реализма и раскрываются общие линии, содержащиеся в приднестровском, украинском, грузинском и карабахском конфликтах», — говорит ведущий мероприятия, аналитик Организации Аталнтический совет Лаура Линдерман. По мнению автора, политика России является деструктивной и не способствует урегулированию постсоветских конфликтов. «У нас нет много способов для противодействия российским посягательствам. Причина в том, что президент Путин четко отметил, что будет использовать военную силу, чтобы защитить то, что он характеризирует, как национальные интересы. Такая ответная реакция приведет нас в старые дни холодной войны, куда никто не хочет возвращаться», — говорит Койл.

Автор утверждает, что Москва создает конфликты или способствует их замораживанию, чтобы ослабить, расколоть постсоветские страны и сохранить свое влияние на них. «Россия пытается ослабить другие страны, таким образом, усиливая свое влияние на них», — говорит он. По мнению автора, карабахский конфликт несколько отличается от остальных конфликтов, потому что в этом случае Москва с самого начала поддерживает, как армянскую, так и азербайджанскую стороны.

Однако автор утверждает, что российская сторона со временем больше склонилась к Армении, исходя из некоторых соображений. Он выделил еще одну разницу: «Если посмотрите на другие конфликты, то в Молдавии и Грузии были русские миротворцы. На Украине Россия предложила свои миротворческие войска, но в зоне соприкосновения карабахского конфликта нет российских миротворцев, а стоят только армянские и азербайджанские войска», — отмечает Койл.

Действующий формат переговоров, по его мнению, не добился никакого успеха. Кроме того, несмотря на обстоятельство, что здесь все работают вместе, Россия многократно предпринимала попытки вытолкнуть американскую и европейскую стороны. По мнению автора, еще во время Ельцина российская внешняя политика объявляла, что постсоветское пространство является зоной влияния Москвы. Койл считает, что эта российская политика может препятствовать экономическому развитию постсоветских стран.

По мнению эксперта, США и ЕС должны двигаться по этому направлению, оказывая соответствующую экономическую помощь и способствую экономическому развитию региона. Что касается санкций, то Койл считает эту меру неэффективной. «Санкции бесполезны и являются символическими. Они всего лишь являются мерами, о которых американские конгрессмены и сенаторы скажут своим избирателям, показывая что предприняли что-что в вопросе Украины», — подчеркивает автор.

Автор книги подчеркивает важность теории политического реализма в международных отношениях, где акцент ставится на приоритетность национального интереса государства.

Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393585


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 ноября 2017 > № 2393098

Президент России Владимир Путин передает главе азербайджанского государства Ильхаму Алиеву теплые приветы, сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров.

"Вы (президент Азербайджана Ильхам Алиев) совсем недавно встречались с президентом Российской Федерации, в Тегеране. Это было 1 ноября. Он передает вам самые теплые приветы. С удовольствием вспоминает ваши контакты", — сказал Лавров на встрече с Алиевым в президентской резиденции "Загульба".

По словам Лаврова, Россия привержена выполнению всех договоренностей с Азербайджаном.

"Мы также с удовлетворением отмечаем рост товарооборота. По нашей статистике, за первые 9 месяцев — более 60%. Это очень серьезный шаг к тому, чтобы имевшую место несколько лет тенденцию к снижению товарооборота обратить вспять, набрать темпы", — сказал глава МИД РФ.

Он отметил также успешное проведение в этом году в Ставрополе межрегионального форума.

Что касается урегулирования карабахского конфликта, Лавров сообщил, что Россия как сопредседатель минской группы ОБСЕ "заинтересована помогать искать развязку и обеспечивать движение к урегулированию нагорно-карабахского конфликта".

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 ноября 2017 > № 2393098


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 ноября 2017 > № 2393093

Азербайджан крайне заинтересован в скорейшем урегулировании карабахского конфликта, заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев.

"Сегодня поговорим о вопросах, связанных с урегулированием армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Азербайджан крайне заинтересован в скорейшем урегулировании этого вопроса", — сказал он в ходе встречи с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

По словам Алиева, сегодняшняя встреча — это возможность обсудить вопросы, связанные с дальнейшим развитием отношений двух стран. Он указал, что Азербайджан удовлетворён тем, как складываются межгосударственные отношения, они охватывают все сферы и имеют очень хороший динамизм.

Алиев сообщил о регулярности встреч на высшем и высоком уровне. "Все это показывает, что отношения на высоком уровне. Мы их давно характеризуем как отношения между стратегическими партнерами и уверены, что в будущем будем наращивать потенциал сотрудничества", — сказал президент Азербайджана.

Конфликт в Карабахе начался в феврале 1988 года, когда Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) заявила о выходе из Азербайджанской ССР. В сентябре 1991 года в центре НКАО Степанакерте было объявлено о создании Нагорно-Карабахской республики (НКР). Власти Азербайджана в ходе последующего военного конфликта потеряли контроль над Нагорным Карабахом.

Переговоры по мирному урегулированию конфликта ведутся в рамках Минской группы ОБСЕ с 1992 года. Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 ноября 2017 > № 2393093


Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 ноября 2017 > № 2393120

Нагорный Карабах: Анкара пытается успокоить Баку

Интрига подходит к концу, начинаются тактические дипломатические маневры

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган после переговоров в Сочи со своим российским коллегой Владимиром Путиным и после посещения Кувейта и Катара, решил вернуться к проблеме урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Ведь накануне сочинских переговоров он дважды анонсировал якобы имеющееся у турецкой стороны некое «инициативное предложение» по этой проблеме, которое могло бы «вызвать раздражение у армянского лобби на Западе».

В этой связи предполагалось, что Анкара выставит нечто подобное «пакетному соглашению», в котором предусматривалась и нормализация ее отношений с Ереваном — это было бы логично. Однако в действительности все оказалось иначе. Если цитировать заявление Эрдогана по турецкому информационному порталу Haberturk, звучит оно следующим образом:

«Я призвал Путина уделять больше внимания нагорно-карабахскому конфликту. Он и сам так думает, однако, по моему мнению, особых надежд у него нет из-за позиций, занимаемых сторонами. Я напомнил ему о принятом решении относительно освобождения пяти районов и о том, что армянская сторона должна была покинуть данные территории».

Российская сторона в свою очередь не комментирует данное заявление. Хотя не исключено, что Эрдоган в беседе с президентом Владимиром Путиным в Сочи действительно затрагивал проблему урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Но кто и когда принимал решение по пяти районам, о чем как о факте говорит Эрдоган? Турецкая газета Star указывает на резолюции Совета Безопасности ООН начала 1990-х годов, однако в этих документах подобной конкретизации не содержится. Глава бакинского Центра политических инноваций и технологий, политолог Мубариз Ахмедоглу подчеркивает, что о пяти районах недавно заявлял московский философ Александр Дугин, ссылаясь на никогда не существовавший так называемый план Лаврова. Как говорит Ахмедоглу, «ни в одном документе не упоминается о том, что Азербайджану должны возвратить пять районов вокруг Нагорного Карабаха». Но добавляет:

«Даже в самом «арменизированном» варианте обновленных «мадридских принципов» (к слову, а почему Баку не публикует свой вариант этих принципов? — С.Т.) упоминается о том, что в первую очередь Азербайджану должны быть возвращены семь районов».

Объективности ради отметим, что в так называемых Мадридских принципах, которые были согласованы Ереваном и Баку в 2007 году, о районах говорится. Но этот документ не был подписан конфликтующими сторонами, хотя на его основе уже не первый год продолжаются переговоры в формате Минской группы ОБСЕ без участия Степанакерта. Следовательно, президент Турции в своих суждениях апеллирует к документу, не имеющему правовой основы. Тогда почему он решил выйти с этой проблемой на уровень диалога с президентом России и ранее заявляя об определенной согласованности своих позиций с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым? На этот вопрос ответил глава азербайджанской делегации в ПАСЕ Самед Сеидов:

«В политике есть такое понятие, как актуализация проблемы. Эрдоган, подняв карабахский вопрос, актуализировал его. Обсуждение этой непростой темы лидерами двух региональных держав уже плюс».

А зачем понадобилось Баку «актуализировать» проблему урегулирования нагорно-карабахского конфликта через Анкару, тогда как Россия и без того находится в поле активного диалога с Баку и Ереваном? И тут есть ответ. Эксперт турецкого Центра стратегических исследований Ближнего Востока (ORSAM) Ойтун Орхан уверен в том, что «российская политика в Сирии по многим аспектам» якобы «сейчас зависит от позиции Турции», а «в экономической сфере две страны на пороге начала реализации проектов стоимостью в десятки миллиардов долларов». Поэтому, по его словам, «взаимная поддержка в стратегических вопросах будет углубляться, и, естественно, у Турции будет больше возможностей влиять на решение карабахского конфликта, и вместе с Москвой она в конечном счете может стать ключевым фактором на пути урегулирования».

На наш взгляд, проблема в другом. Эрдоган пытается интегрироваться в карабахский геостратегический механизм, чтобы использовать его в решении других более важных для него проблем — с курдами в Сирии и в Ираке — восстановив схему отношений времен Ленина и Ататюрка в формате Россия-Азербайджан-Турция. Россия дистанцировалась от этой «игры», понимая уровень и смысл маневров турецкой дипломатии. Но этим сюжетом интрига не исчерпывается. На днях официальный представитель МИД России Мария Захарова решила прокомментировать заявление экс-сопредседателя Минской группы Мэтью Брайзы о том, что США могут отозвать своего делегата в МГ ОБСЕ из-за «сокращения финансирования госдепом» и что «формат Минской группы может быть изменен».

По ее словам «все логично выглядит — если на одного сопредседателя станет меньше, то формат изменится». Однако дело в том, что именно Брайза стал вбрасывать информацию, будто госсекретарь США Рекс Тиллерсон намерен ликвидировать в рамках реорганизации своего ведомства должности около 30 специальных послов, включая тех, кто занимается сирийским и карабахским конфликтами. В случае реализации такого сценария, должность американского сопредседателя в Минской группе будет возложена на заместителя помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии. В Баку оценили эту возможную акцию Вашингтона как «передачу инициативы при решении карабахского вопроса России», что вписывается в логику рассуждений о возможности его решения в формате Москва-Анкара. Однако Захарова оценила такие заявления как «спекуляции»:

"Мы были, продолжаем оставаться и будем активным сопредседателем Минской группы. От США назначен новый сопредседатель МГ ОБСЕ. Он непосредственно является участником переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию».

Кстати, на встречу в Москве с главой МИД Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым в формате Минской группы американский сопредседатель Эндрю Шефер явился даже со своим помощником. В одном из недавних интервью Шеффер заявил, что «ведется работа для организации встречи Налбандян — Маммедъяров», которая, как стало известно, должна состояться в Вене в первых числах декабря в расплывчатом формате министерской встречи ОБСЕ. Так что все возвращается на круги своя, хотя некоторая активность в карабахском направлении продолжается. В австрийском председательстве в ОБСЕ заявляют: «Во время саммитов в Вене и Санкт-Петербурге в 2016 году были сделаны конкретные предложения по мерам укрепления доверия. Среди них было предложение расширить полномочия личного представителя действующего председателя ОБСЕ по конфликту, с которым в принципе согласились президенты Армении и Азербайджана».

На следующей неделе глава МИД России Сергей Лавров отбывает в Баку и Ереван. По всем признакам, он подтвердит венскую повестку предстоящих переговоров.

Станислав Тарасов

Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 ноября 2017 > № 2393120


Туркмения. Афганистан. Азербайджан > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика. Таможня > podrobno.uz, 17 ноября 2017 > № 2393261

Грузия, Туркменистан, Азербайджан, Афганистан и Турция в Ашхабаде подписали соглашение о новом транспортном коридоре «Лазуритовый путь», предполагающий перевозку грузов из Афганистана в Европу через Южный Кавказ, говорится в сообщении на сайте МИД Туркменистана.

Подписание документа состоялось на полях VII региональной конференции экономического сотрудничества по Афганистану (RECCA – Regional Economic Cooperation Conference on Afghanistan) в Ашхабаде.

Предполагается, что железнодорожные пути и автострады соединят город Торгунди в афганской провинции Герат с Ашхабадом, затем с портом Туркменбаши на Каспийском море. Далее коридор продолжится через Каспий до Баку, затем через Тбилиси на Анкару с ответвлениями в Поти и Батуми, далее – от Анкары до Стамбула.

Бюджет проекта оценивается в $2 млрд. Консультации по созданию транспортного коридора начались в 2012 году. Национальные железнодорожные и автомобильные магистрали уже образуют значительную часть этого транспортного коридора, так что соглашение направлено, прежде всего, на облегчение логистики транзита и упрощение таможенных процедур.

«Сегодня мы подписали важное многостороннее соглашение. Афганистан, Туркменистан, Азербайджан, Грузия и Турция — это страны, которые заложили основу новому транзитному коридору. Это означает больше грузооборота через этот коридор и новые возможности для наших стран, Грузии и региона. Это важный шаг, сделанный в направлении нашей политики, чтобы Грузия была активным участником транзитных проектов региона», – сказал министр иностранных дел Грузии Михаил Джанелидзе.

Основные цели проекта – повышение экономической интеграции региона и увеличение объемов торговли.

Свое название транспортный коридор получил по цвету минерала лазурита, который в древности был одним из главных предметов экспорта из Центральной Азии на Ближний Восток, в Европу и Северную Африку.

Туркмения. Афганистан. Азербайджан > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика. Таможня > podrobno.uz, 17 ноября 2017 > № 2393261


Узбекистан. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 17 ноября 2017 > № 2393254

Президент Азербайджана Ильхам Алиев сегодня принял заместителя премьер-министра Узбекистана Алишера Султанова, сообщает пресс-служба главы государства.

Султанов отметил, что президент Узбекистана считает необходимым полное использование возможностей по развитию двусторонних отношений. Он сказал, что Шавкат Мирзиёев с нетерпением ждет своего визита в Азербайджан, проводится активная подготовительная работа для того, чтобы визит был эффективным и плодотворным. О конкретной дате визита не сообщается.

Говоря о недавно введенной в эксплуатацию железной дороге Баку-Тбилиси-Карс, Алишер Султанов подчеркнул, что этот проект имеет важное значение для региона.

Президент Ильхам Алиев поблагодарил за теплые слова, выразил удовлетворение от встреч, проведенных с президентом Узбекистана. Глава государства подчеркнул, что братские отношения между странами и народами опираются на общую историю, культуру, языковой фактор.

Ильхам Алиев подчеркнул важность взаимного доверия между главами государств и взаимной поддержки в международных структурах. Глава государства также отметил важность приумножения усилий для расширения торгового оборота, сотрудничества в энергетической, транспортной и других сферах.

Узбекистан. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 17 ноября 2017 > № 2393254


Армения. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 ноября 2017 > № 2391306

Обострения в переговорном процессе необходимы во избежание настоящих столкновений.

Вардан Григорян, Armworld, Армения

Вступивший в фазу активного обсуждения вопрос урегулирования карабахского конфликта снова стал одной из тем активного международного дискурса, благодаря состоявшейся 13-ого ноября в Сочи встрече Эрдоган — Путин и последовавшей за этим встречи президентов Армении и России в Москве.

Безусловно, с точки зрения времени и очередности событий, эти встречи никак не взаимосвязаны, так как визит президента Армении в Россию был давно запланирован. Но в содержательном плане это не так уж важно, так как в Сочи Турция использовала все свое политическое влияние для предотвращения окончательного замораживания вопроса Карабаха.

При этом, вопрос обсуждался по закрытой повестке, что свидетельствует о том, что российская сторона сделала выводы из инициированной ею после апрельской войны 2016 года и затем оборвавшейся краткосрочной посреднической миссии. Сейчас Россия руководствуется известным принципом: требует, чтобы вопрос того, чтобы волки были сыты, не лишался за счет овец. Это означает, что Кремль не доверяет искренности Турции, но, одновременно, не желает держать ее слишком далеко. Все это становится очевидно в контексте итогов сложных переговоров, состоявшихся в Сочи.

Внешне стороны восстановили двухсторонние отношения, но в действительности в принципиальных вопросах они очень далеки друг от друга. Это касается и сложившейся ситуации в Сирии, и условий продажи С-400, и крымского вопроса, и, конечно, политики на Южном Кавказе. Во всех этих вопросах Турция надеется на применение противовесов — угрожая сотрудничать с Россией, параллельно шантажирует своих западных партнеров.

Россия это хорошо видит, следовательно, стремится затянуть время до серьезного разговора с США, ожидаемого после президентских выборов 2018 года. После этого Запад должен будет сделать выбор между этими двумя региональными державами, при чем, этот выбор не будет в пользу Турции. Значит, России еще нужна Турция, но заключение серьезных и безвозвратных сделок с ней исключается.

В этом контексте вполне естественно и закономерно, что в ближайшем будущем министр иностранных дел России Сергей Лавров осуществит визит по маршруту Анталия-Баку-Ереван. Его целью будет придать правдоподобность предложениям Турции о скорейшем урегулировании карабахского конфликта, обсужденным за закрытыми дверями в Сочи.

Включение известного турецкого курорта в маршрут Лаврова свидетельствует о том, что Россия не прочь воспользоваться новой возможностью заняться Карабахом. Вопрос только в том, какие цели преследует по отдельности каждый участник нынешнего осеннего обострения переговоров.

Турции и ожидающему ее приказа Азербайджану необходимо получить что-нибудь в карабахском вопросе взамен на обещание открыть пути коммуникации региона, которые затем можно и закрыть. В этом контексте на предстоящих российско-турецких и армяно-российских переговорах возможно даже проигрывание протоколов от 2009 года о нормализации армяно-турецких отношений, потому что Турция очень хочет с помощью России как можно быстрее перекрыть пути возрождения Севрского договора.

Но это понимают и в Москве, поэтому требуют у Анкары отказаться от Азербайджана и одновременно подтолкнуть его на уступки армянам.

Осознавая все это, спустя несколько часов после переговоров Путин — Эрдоган, глава Азербайджана заявил, что позиции его страны в карабахском вопросе не меняются. Баку предугадывал что привезет с собой Сергей Лавров, потому что, безусловно, знал о чем говорили Реджеп Эрдоган и Владимир Путин.

Но если Баку, с одной стороны, требует ускорить урегулирование карабахского вопроса, хорошо осознавая, что весной 2018 года будет иметь дело с намного более худшими условиями, а, с другой стороны, продолжает требовать все, то в чем тогда смысл посреднической миссии Лаврова?

Все дело в том, что Россия осуществляет эту миссию не для противостояния своим партнерам по Минской группе ОБСЕ или оказания давления на стороны конфликта, с целью добиться быстрого урегулирования, а для проверки возможностей увеличения своего влияния в регионе в контексте углубления сотрудничества с Турцией. Однако, сохранение влияния России просто невозможно без крепкой опоры в виде Армении и армянского фактора.

Значит, настоящая цель посреднической миссии Сергея Лаврова не Карабах, а Азербайджан, который, в свою очередь, осознавая все это, предварительно отказывается от компромиссов, то есть, от формирования какой-либо системы противовеса, направленной на увеличение влияния России в регионе. Это показывает, что после Анталии и Баку Лавров может просто отправляться в Москву, потому что в Ереване уже не будет тем для обсуждения.

Но ради того, чтобы общественное мнение в двух странах было настроено на ожидание урегулирования путем мирных переговоров, которые необходимо без волнений перевести на весну 2018 года, для министра иностранных дел России было бы неплохо посетить также и Ереван.

Армения. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 ноября 2017 > № 2391306


Казахстан. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Агропром > kt.kz, 16 ноября 2017 > № 2391044

Сегодня в Баку президент Азербайджана Ильхам Алиев принял первого заместителя премьер-министр РК Аскара Мамина, передает Kazakhstan Today.

Мамин и Алиев обсудили перспективы развития сотрудничества по всему спектру торгово-экономических отношений двух стран, сообщает пресс-служба премьер-министра РК.

Как отметил Мамин, Азербайджан является крупнейшим стратегическим партнером Казахстана в кавказском регионе, а казахстанско-азербайджанские отношения имеют высокий потенциал развития во всех областях взаимовыгодного сотрудничества.

Первый заместитель главы правительства сообщил, что казахстанско-азербайджанская Межправительственная комиссия разработала Дорожную карту по расширению торгово-экономического сотрудничества между РК и АР на 2017-2020 годы.

Президент Азербайджана в свою очередь отметил важную роль Казахстана в наращивании потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута и эксплуатации линии Баку - Тбилиси - Карс.

"Ввод в эксплуатацию автодороги и автомобильного перехода в порту Курык значительно повысит объемы грузопотока в направлении Азия - Европа. По итогам 10 месяцев 2017 года объем перевозки грузов увеличился в 2,5 раза и составил 1 млн 650 тыс. тонн. К 2020 планируется довести объем транспортировки контейнерных потоков году до 300 тыс. ДФЭ", - сказал Мамин.

Стороны также отметили успешность взаимодействия двух стран в транспортно-логистической сфере и железнодорожном машиностроении.

"Обеспечение торговых потоков современной логистической инфраструктурой и качественным сервисом по скорости и цене доставки позволит странам-участникам транзитных коридоров освоить новые рынки и привлечь грузопотоки", - сказал Мамин.

Кроме того, собеседники обсудили необходимость синхронизации деятельности торговых портов Актау, Курык и Алят, создания всех необходимых условий для повышения их коммерческой привлекательности.

Также были затронуты вопросы дальнейшего развития сотрудничества в инвестиционной сфере, аграрно-промышленном секторе, нефтегазовой отрасли.

Алиев и Мамин договорились принять меры по увеличению товарооборота, а также восстановить предыдущие объемы экспорта казахстанского зерна в Азербайджан до 1 млн тонн в год.

Кроме того, Мамин передал руководителю Азербайджана приветствие и наилучшие пожелания от президента РК Нурсултана Назарбаева. Алиев также передал приветствие президенту Казахстана и подчеркнул важность его официального визита в Баку в апреле текущего года. Алиев отметил, что этот визит придал существенный импульс дальнейшему развитию казахстанско-азербайджанских отношений.

Казахстан. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Агропром > kt.kz, 16 ноября 2017 > № 2391044


Армения. Азербайджан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390322

Две повестки урегулирования карабахского конфликта: почему Лавров едет в регион

Аракс Мартиросян, 168 жам, Армения

Вокруг урегулирования карабахского конфликта намечается довольно сложный и многослойный процесс. После встречи президентов Армении и Азербайджана, состоявшейся после долгой паузы в Женеве 16-ого октября, складывается впечатление, что в переговорном процессе происходит столкновение армянской и азербайджанской повесток, относительно дальнейшего пути урегулирования карабахского конфликта, так как на данный момент нет единой повестки переговоров, приемлемой для обеих сторон.

Занимательно, что с одной стороны делается попытка сохранить итоги состоявшихся после апрельской войны 2016 года встреч на высшем уровне в Вене и Санкт-Петербурге, принуждая сторон конфликта внедрить механизмы расследования инцидентов на линии соприкосновения азербайджано-карабахских вооруженных сил. С другой стороны, Анкара и Баку вкладывают усилия, чтобы скомпрометировать проходящий в рамках Минской группы ОБСЕ процесс урегулирования, провалить его и вывести Москву из повестки МГ ОБСЕ, чтобы вовлечь ее в реализацию других планов.

Армянская сторона, судя по заявлениям высокопоставленных лиц, пытается противостоять этим турецко-азербайджанским планам, хотя президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган лично обещал обсудить урегулирование карабахского конфликта с президентом России Владимиром Путиным во время их встречи 13-ого ноября, утверждая, что при желании президента России конфликт будет урегулирован. Президент Турции, в частности, отметил, что ключ решения карабахского конфликта находится в руках президента России Владимира Путина, и если он пожелает, вопрос с легкостью получит решение.

Он также намекнул, что у него есть определенные предложения Путину. Параллельно этому заявлению Эрдогана, один из азербайджанских аналитиков вбросил в информационные потоки один план, согласно которому, армянская сторона освободит пять регионов в обмен на вступление Азербайджана в ЕАЭС и ОДКБ и размещение российских миротворческих сил в Карабахе.

Отметим также, что неизвестно речь идет о, так называемом, «плане Лаврова» или же новом документе. Тем не менее, российская сторона пока сохраняет молчание в связи с этим планом, тем временем венские и санкт-петербургские договоренности, кажется, содержатся и в повестке Москвы.

На днях постоянный представитель России в ОБСЕ Александр Лукашевич на заседании Постоянного Комитета ОБСЕ заявил, что Россия высоко ценит обязанности сторон по снижению напряжения на линии соприкосновения, и этой цели будет служить также выполнение договоренностей, достигнутых 16-ого мая 2016 года в Вене и 20-ого июня в Санкт Петербурге, которые направлены на снижение военных рисков и расширение мисси наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения.

Напомним, что заявление Лукашевича последовало за важными заявлениями американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Эндрю Шефера, а затем и президента Армении Сержа Саргсяна о важности венских и санкт-петербургских договоренностей. Американский дипломат отметил: «Штаты остаются преданны процессу Минской группы и продолжают призывать сторон уважать перемирие и на высшем уровне продолжать переговоры, предпринимая шаги по выполнению в полной мере договоренностей, достигнутых во время встреч в Вене и Санкт-Петербурге».

Президент Армении после встречи с президентом Молдавии заявил, что договоренности Вены, Санкт Петербурга и Женевы должны быть выполнены, в то время, как перед женевской встречей азербайджанская сторона заявила, что Армения отказалась от предусловий, согласившись вернуться к содержательным переговорам.

По мнению экспертов, говоря о предусловиях, Азербайджан имеет ввиду венские и санкт петербургские договоренности. Вызывает интерес еще одно направление развития процесса, которое имело место после заявления Эрдогана. Как видно, сроки ожидаемой в ближайшем будущем встречи министров иностранных дел Армении и Азербайджана затягиваются.

В одном из своих интервью в конце октября американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Эндрю Шефер заявил, что ведется работа для организации встречи Налбандян-Маммедъяров. Тем временем, на днях официальный представитель МИД России Мария Захарова отметила, что посредники планируют организовать встречи министров иностранных дел Армении и Азербайджана до конца года.

Получается, что министры должны встретиться после неофициальной встречи Путин — Трамп, переговоров Путин — Эрдоган и Путин — Саргсян и предстоящего визита главы МИД России Сергея Лаврова в регион.

По сведениям «168 ЖАМ», в течение предстоящих нескольких недель глава МИД России с однодневными визитами посетит Баку и Ереван. Как передают российские источники агентства, Лавров 19-ого ноября посетит Баку, а 20-ого ноября прибудет в Ереван. В повестке регионального визита министра будет вопрос урегулирования карабахского конфликта.

По данным «168 ЖАМ», существует две версии относительно повестки Лаврова. «Согласно первой версии, Лавров будет пытаться разработать эффективную повестку для предстоящей встречи Налбандян — Маммедъяров, в центре которой будут венские и санкт-петербургские договоренности. А по второй версии, Лавров предложит план, который пользуется поддержкой других стран — сопредседателей Минской группы», — сообщил источник.

Напомним, что хотя российская сторона опровергает разговоры о существовании «плана Лаврова», бывший американский сопредседатель МГ ОБСЕ Ричард Хогланд отметил, что не важно где был разработан план, так как он пользуется безусловной поддержкой остальных двух стран-сопредседателей. Более того, Хогланд не опровергал, что его слова касаются именно «плана Лаврова».

В беседе с «168 ЖАМ» российский политолог Александр Скаков сказал, что карабахский конфликт всегда был предметов российско-турецких переговоров, так как имеющая политические проблемы с Турцией и Азербайджаном Армения является стратегическим союзником России, ее союзником в рамках ЕАЭС и ОДКБ.

«У Азербайджана всегда определенные преувеличенные ожидания, связанные с Москвой. Турция и Азербайджан возможно пожелают, чтобы Турция присоединилась к переговорному процессу, что невозможно», — сказал Скаков. По его убеждению, комментарий Лукашевича на заседании Постоянного Комитета ОБСЕ был показательным. Российская сторона, фактические, таким образом ответили устремлениям Азербайджана, целью которых является вывод переговоров из рамок МГ ОБСЕ.

«Учитывая комментарий Лукашевича, можно предположить, как Путин отреагирует на попытки Эрдогана обсуждать карабахский конфликт. Думаю, обсуждение этого вопроса в рамках Путин-Эрдоган, не будет иметь развитий», — намекнул российский политолог. По убеждению Скакова, целью регионального визита Лаврова является формирование благоприятной атмосферы для дальнейших переговоров. «Московская сторона не против акцентирования ее преимуществ в переговорном процессе, что будет достигнуто посредством такого визита, однако шагов за рамками Минской группы не было и не будет»,- сказал Скаков, подчеркивая, что у российской стороны нет отдельных планов, о чем многократно говорилось.

Армения. Азербайджан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390322


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 ноября 2017 > № 2390240

Баку: «ИРА – это значит Исламская Республика Азербайджан»

Размышления перед саммитом «Восточного партнерства»

Накануне саммита «Восточного партнерства», который должен состояться 24 ноября в Брюсселе, экс-глава ПАСЕ (2005—2008 годы), представитель христианских демократов Рене Ван дер Линден дал интервью азербайджанскому информационному порталу Haggin.az. Оно привлекло наше внимание тем, что нидерландский политик отметил главную особенность Баку по сравнению с другими участниками ВП — Ереваном, Минском, Тбилиси и Кишиневом. Азербайджан является единственным исламским государством в этой группе, хотя его называют самым светским государством в исламском мире.

Отметим и то, о чём пишет в этой связи иранское издание Farda со ссылкой на заявление заместителя министра иностранных дел Республики Азербайджан Махмуда Мамедкулиева. По словам дипломата, «подписание нового соглашения Республики Азербайджан с Европейским союзом по стратегическому партнерству не представляется возможным до ноября». Причин тому множество. Первая. По мнению некоторых европейских экспертов, одна из них в том, что «ЕС оказался перед выбором: экспортировать в соседние страны стабильность или импортировать оттуда нестабильность». Суть второй. Существуют проблемы с проведением в странах «Восточного партнерства» глубинных и болезненных реформ с целью пресечения институциональной коррупции, усилении независимости правовой системы. Также сложно осуществлять конкретные меры по улучшению ситуации с правами человека. Что же касается конкретно Баку, очевидным выглядит то, что он пытается свести партнерство всего лишь к нескольким отдельным вопросам, включая урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Хотя понимает, что ему может быть предложен далеко не тот сценарий, который он ожидает. Третья. В последние годы изменился не только внешний широкий геополитический контекст, но и ситуация на соседнем Ближнем Востоке, что имеет самое прямое отношение к Азербайджану. Вот что говорит по этому поводу Рене Ван дер Линден:

«С точки зрения Брюсселя, Азербайджан — это страна, где свободы меньше, чем должно быть в Европе. Но с точки зрения Джидды, столицы Организации исламского сотрудничества, в Азербайджане слишком много свободы, больше, чем должно быть в мусульманском мире. Эта двойственность мироощущения вкупе с растущими угрозами светскому исламу по всему миру ставят власти Азербайджана в сложное положение. Все изменения в сторону ползучей (как в Турции) или радикальной (как в большинстве арабских стран) исламизации формировались именно на базе развития демократии и гражданского общества. Результаты очевидны. И это вызывает опасения официального Баку, который стремится держать под жестким контролем этот сегмент политической активности, который регулярно пытаются заполнить исламистские группы. Как в этом случае реагировать нам, европейцам? Публично критиковать, называть власти диктаторскими, угрожать изоляцией, вызывая тем самым еще большее желание властей Азербайджана дистанцироваться от европейских институтов? А может, разговаривать с ними как с равноправными партнерами, которые сегодня сталкиваются с исламистскими вызовами и которым надо помочь сохраниться в европейской системе ценностей?»

Но светскость досталась Баку по наследству от Советского Союза. Когда же Азербайджан стал выстраивать альянс с Турцией по принципу «одна нация — два государства», то базировался на принципах кемалистской секуляризации и идеологии турецкого национализма. К тому же Анкара сама находилась чуть ли не преддверии вступления в ЕС, что в свою очередь открывало для Баку уже через Турцию (вместо России) новые перспективы для европейской модернизации. Стали раздаваться призывы о создании общего рынка по подобию европейского и в определенной степени в противовес ему, пространства с единым флагом, алфавитом, денежной единицей, мерами измерения, стандартами. Однако когда в Турции стали понимать, что эволюция европейского эксперимента, связанного с демократизацией, ведет к отказу от кемализма, обозначению фактора многоэтнического и многоконфессионального государства, пришедшая к власти в 2002 году Партия справедливости и развития вскоре взяла курс на исламизацию страны, которая, как предполагает Рене Ван дер Линден, может перекинуться и на Азербайджан.

Реально ли такое? Да, реально. И об этом уже давно рассуждают многие азербайджанские эксперты, но своеобразно, связывая такой тренд пока больше не с Турцией, а с соседним Ираном, с исходящим оттуда мощными потоками шиизма, который способен изменить подходы к азербайджанской идентичности. Напомним, что в Азербайджане свыше 60% граждан относят себя к шиитской ветви ислама. Как утверждает бакинский конфликтолог Ариф Юнус, автор книги «Ислам в Азербайджане», все религиозные группировки делятся на три больших группы — это шиитские организации и суннитские, которые в свою очередь делятся на две части, одна связана с салафизмом, то есть именует себя ваххабитами, другая ассоциирует себя с так называемым турецким исламом, в основном это суфии. Поэтому новый идейный прорыв Турции в Азербайджан на плечах суфиев вряд ли возможен, и Анкара может быть выдавлена из этой страны. Может быть, поэтому премьер Турции Бинали Йылдырым в интервью СNN «неожиданно» выступил с предупреждением о том, что «распространение шиизма в регионе стало серьезной угрозой», а это было воспринято турецкими экспертами как попытка рассматривать проблемы региона уже только с конфессиональной стороны, хотя и в самой Турции существует многомиллионная шиитская община. По оценке бакинского специалиста по Ближнему Востоку профессора Рафика Алиева, это является свидетельством того, что «Иран со своим политическим шиизмом становится более сильным игроком в регионе, Турции придется считаться с этим фактом».

Не случайно и то, что на днях турецкая газета Hürriyet выступила с призывом к Анкаре «перейти, пока не поздно, к светской дипломатии». Нельзя сказать, что Баку, в свою очередь, не видит возвышения ислама как у себя, так и в Турции, где ислам становится уже заметной политической силой, которую пытается держать под своим контролем турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган. Станет ли действовать аналогично и его азербайджанский коллега Ильхам Алиев? Окажется ли для него естественным и неизбежным вывод ислама в публичную сферу? Если да, то когда? Пока Алиев вместе с Эрдоганом подвергается резкой критике со стороны Запада и Европы по части нарушений норм демократии и прав человека. Однако по мере развития событий на Ближнем Востоке почти одновременно возрастают и геополитические риски для Азербайджана и Турции. Что касается Брюсселя, который одновременно отторгает Анкару и флиртует с Баку через «Восточное партнерство», то похоже, что ЕС пытается всеми способами установить свой контроль над Азербайджаном. Получится ли? Как пишет в Haqqin. az азербайджанский публицист Чингиз Гусейноглу, «ИРА означает Исламская Республика Азербайджан, и каким бы невероятным не казался этот прогноз, полагаю, что его публичного провозглашения ждать осталось недолго».

Станислав Тарасов

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 ноября 2017 > № 2390240


Турция. Азербайджан. Армения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388876

Путин и Эрдоган не говорили о Карабахе, но заявили о восстановлении отношений

Аршалуйс Мгдесян, Armtimes.com, Армения

Отношения России и Турции можно считать почти полностью восстановленными. Об этом в начале встречи со своим турецким коллегой в узком формате заявил президент РФ Владимир Путин, сообщает пресс-служба Кремля. Несмотря на сделанное за несколько дней до этого заявление президента Турции Эрдогана о том, что он с Путиным должен обсудить карабахский конфликт, ни Владимир Путин, ни Реджеп Тайип Эрдоган после встречи не обратились к кaрабахскому вопросу.

Президенты России и Турции провели долгие переговоры, продлившиеся около четырех часов. «Российско-турецкие отношения, можно сказать, восстановлены и почти дошли до прежнего уровня», — сразу после встречи заявил Путин.

«Если в прошлом году у нас была 34 процентная потеря товарооборота, то за 8-9 месяцев этого года товарооборот вырос уже на 38 процентов. Мы работаем почти во всех направлениях. В сфере безопасности региона Сирии работаем очень активно. Очень рад оперативной возможности. У нас сформирована хорошая практика — оперативно обсуждать все вопросы и находить решения для них», — сказал Путин, заявив, что переговоры с Эрдоганом были полезны и прошли без дипломатических излишеств.

В свою очередь, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что отношения между Россией и Турцией развиваются день за днем. «Наши двухсторонние отношения и расширение нашего сотрудничества в региональных вопросах дадут возможность смотреть на будущее лучше. День ото дня наши отношения развиваются все лучше в сферах политики, экономики и торговли», — сказал Эрдоган.

Он отметил, что между двумя странами все чаще устанавливаются контакты на высшем уровне, и выразил уверенность, что эта встреча будет эффективной.

Напомним, что до визита в Сочи Эрдоган сделал несколько заявлений о переговорах с Путиным и повестке российско-турецких отношений, таким образом также подчеркивая переговорные позиции Анкары на предстоящей встрече.

Эрдоган сначала призвал США и Россию вывести свои войска из Сирии. После переговоров, в ответ на вопрос журналистов о том, обсуждался ли вывод войск из Сирии на встрече с Путиным, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков ответил, что на встрече обсуждались гораздо более важные вопросы, о которых нельзя говорить публично.

Несмотря на вышеупомянутое заявление президента России, российская сторона пока не сняла все запреты на турецкие товары, также Москва не спешит вернуться к безвизовому режиму. До переговоров в Сочи Эрдоган заявил, что Турция выступает за снятие санкций в торговых отношениях с Россией. Эрдоган желает вернуться к прежнему режиму, когда не существовало визового режима с Россией.

Путин и Эрдоган отметили важность сотрудничества между двумя странами особенно в энергетической сфере, была подчеркнута важность проектов газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции «Аккую». В ближайшие недели «РосАтом» перейдет к практической стадии строительства атомной станции.

На переговорах присутствовали также министр обороны России Сергей Шойгу и начальным генерального штаба вооруженных сил Турции Хулуси Акар.

До полета в Сочи Эрдоган выразился также за то, чтобы договор о поставках зенитно-ракетных комплексов С-400 был осуществлен как можно быстрее. «Насчет С-400 мы договорились с Россией, договоры подписаны. Есть некоторые технические детали, мы это обсудим в рамках моего визита в том числе со специалистами Министерства обороны. Хотим сделать шаги, чтобы договор как можно раньше воплотился в жизнь», — сказал Эрдоган.

Примечательно, что 2-ого ноября, после визита в Баку, Эрдоган заявил, что на встрече с Путиным поднимет также вопрос Карабаха. «Если Путин на самом деле сконцентрируется на карабахской проблеме, то она очень быстро будет урегулирована», — сказал президент Турции, вызвав этим большой ажиотаж в армянской прессе. Неизвестно обсудили ли руководители двух стран карабахский конфликт, однако по итогам встречи ни Путин, ни Эрдоган публично не затрагивали эту тему.

До встречи в Сочи российский политолог, эксперт по военным вопросам Павел Фелгенгауэр, говоря о предложениях президента Турции Реджеп Тайип Эрдогана по карабахскому вопросу, которые, согласно турецким СМИ, он собирался представить во время встречи с президентом России Владимиром Путиным на этой неделе, заявил, что «по всей вероятности, Путин мягко откажет Эрдогану».

«По всей вероятности, Путин мягко откажет Эрдогану, более того, это не повлияет на отношения двух стран. Даже в случае согласия Путина, Армения не согласится на вмешательства и участие Турции в карабахском вопросе. Президент Армении со всех трибун говорит о предусловиях Турции, утверждая, что они не принимаются, и армяно-турецкие отношения должны быть урегулированы без предусловий. Следовательно, я не считаю, что это рабочий вариант»,- сказал он в беседе с «168 Жам».

Турция. Азербайджан. Армения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388876


Казахстан. Таджикистан. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 14 ноября 2017 > № 2389929

Казахстан подписал меморандум о развитии туризма с ЕТО

Казахстанская туристская ассоциация и Евразийская туристская организация (ЕТО) подписали меморандум о сотрудничестве, сообщает корреспондент МИА «Казинформ».

Меморандум подписан во вторник в рамках Международного туристического форума «Ancient Taraz-2017», прошедшего в Таразе.

Также подписаны меморандумы Казахской туристской ассоциации с ассоциациями туризма Таджикистана, Азербайджана, Узбекистана и Украины.

«В основном, меморандумы касаются обмена опытом, взаимного рекламирования, - рассказала в интервью корреспонденту МИА «Казинформ» руководитель управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития акимата Жамбылской области Карлыгаш Аралбекова. - В целом планировалось подписание девяти меморандумов, но двое наших гостей по техническим причинам отпали. Однако потом они заявили, что, после того как побывали на форуме и увидели потенциал туризма в нашей области, обязательно подпишут эти договоренности».

«Очень познавательно было познакомиться с элементами Великого Шелкового пути, о котором я слышал ранее на международных туристических выставках. В Таразе можно было воочию это увидеть, чтобы теперь донести эту информацию в Украине, чтобы туристы из Украины приезжали в Жамбылскую область, и в Казахстан в том числе. Это и есть тема подписания меморандума», - рассказал глава правления украинской ассоциации активного и экологического туризма Сергий Пидмогильный.

Как сообщили в пресс-службе акима Жамбыслкой области, помимо подписания меморандумов в рамках Международного туристического форума «Ancient Taraz-2017» состоялись встречи акима Жамбылской области Карима Кокрекбаева с Чрезвычайным и Полномочным Послом Федеративной Республики Германия в Республике Казахстан Рольфом Мафаэлем, а также с представителем ЮНЕСКО в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане Кристой Пиккат. В ходе этих встреч было подчеркнуто, что сотрудничество с жамбылским регионом, имеющим огромный туристический потенциал, обещает быть эффективным и продуктивным.

В форуме приняли участие около 350 иностранных гостей - специалистов в сфере туризма из Китая, Кореи, Малайзии, Германии, России, Кыргызстана и других европейских и азиатских стран.

В Жамбылской области функционируют 44 турфирмы, 150 гостиниц, один юрточный городок, 8 зон отдыха, 10 детских оздоровительных лагерей, 5 санаторно-курортных здравниц с уникальными лечебными грязями и минеральными водами.

Казахстан. Таджикистан. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 14 ноября 2017 > № 2389929


Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 ноября 2017 > № 2384752

Нагорный Карабах: для кого Баку в Москве готовил «лапшу второй свежести»?

Переговорный процесс по урегулированию конфликта обнулился

Азербайджанский политолог, руководитель аналитического центра «Атлас» Эльхан Шахиноглу, ссылаясь на полученную из «вызывающих доверие источников информацию», сделал информационный вброс. Согласно ему, в канун встречи в Сочи глав России и Турции Москва якобы подготовила «три условия» урегулирования нагорно-карабахского конфликта — вхождение Азербайджана в ЕАЭС и ОДКБ, размещение в Карабахе российских миротворческих сил и освобождение пяти районов вокруг Нагорного Карабаха.

Однако было ясно, и сразу, что это откровенно, мягко говоря, непрофессиональная работа бакинского политолога. Почему президент России Владимир Путин должен обсуждать со своим турецким коллегой вопросы, находящиеся прежде всего в компетенции Азербайджана и Армении? Логичней было бы предполагать, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, как допускали некоторые армянские эксперты, привезет в Сочи «турецко-азербайджанский проект по урегулированию конфликта». Во всяком случае, накануне Эрдоган, после встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, заявил, что на предстоящих переговорах с Путиным он «выступит с серьезной инициативой для решения нагорно-карабахской проблемы» и что «подобные шаги вызовут обеспокоенность не только армянского лобби, но и некоторых сил на Западе».

Но бакинский политолог Шахиноглу почему-то не предпринял попытку, сославшись традиционно на какие-нибудь свои «доверительные источники», раскрыть «инициативу Эрдогана». То, что комбинация шьется белыми нитками, сразу поняли и грамотные азербайджанские политологи. Так, профессор юриспруденции, доктор юридических наук Ильхам Рагимов сразу задался вопросом, откуда его коллега получил «достоверную информацию»? Ведь, «как правило, до встреч на таком уровне (Путин и Эрдоган — С.Т.) круг вопросов, которые будут обсуждаться, мало кому бывает известен». Что касается якобы выставляемых Москвой «трех условий», то, по мнению Рагимова, «это очень далеко от реальности». Одним словом, речь идет о политической провокации. Но кто ее разработал, если исходить из того, что непрофессиональные информационные вбросы, как правило, распространяется «вирусным» методом и по законам жанра на втором этапе подхватываются другими участниками информационной войны?

Баку предпринял такую попытку, организовывая интервью с информационным порталом Minval. az российского политолога Александра Дугина. Но вот что тот сообщил: «У меня нет твердого подтверждения информации Шахиноглу, хотя я занимаюсь этой проблемой. Повестка дня нашего президента на встречах на высшем уровне всегда держится в строгом секрете. В целом это были бы слишком радикальные требования («три условия» Шахиноглу — С.Т.) со стороны Москвы. Наш президент — прагматик. Но то, что мы (а кто это «мы»? — С.Т.) стоим за освобождение пяти районов — это очевидно». При этом Дугин подчеркнул, что «никаких сепаратных переговоров с Турцией у нас не будет», а после утечек, подобных вышеупомянутой, «может показаться, что Азербайджан не является суверенным субъектом, что за спиной Баку Москва может договориться с Анкарой».

Странность ситуации заключается в том, что ранее Баку «раскручивал» так называемый «план Лаврова», который якобы предусматривал возвращение Азербайджану некоторых районов. Сам Дугин неоднократно ссылался на этот проект, как и побывавший недавно в Баку писатель и публицист Александр Проханов, несмотря на то, что Москва всё опровергла на уровне заявлений МИД. Затем идею возвращения районов, но в обмен на самоопределение Нагорного Карабаха, начали приписывать уже исключительно президенту Армении Сержу Саргсяну. Таким образом, Баку уже не первый раз выстраивает в информационно-политическом пространстве алогичную конфигурацию по принципу, как пишет один бакинский портал, демонстрации «лапши второй свежести», которую он потом пытается продать России.

А что в реальности? За последнее время произошло немало событий, заслуживающих самого серьезного внимания. В Женеве состоялась встреча президентов Азербайджана и Армении, итоги которой первоначально внушали определенный оптимизм, так как стороны вроде бы договорились о новых мерах по снижению напряженности на линии соприкосновения. После этого появилась информация, что главы МИД двух стран приступили к активной подготовке второго такого саммита, который должен был состояться еще в нынешнем году. Однако на днях официальный представитель МИД России Мария Захарова сообщила, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ еще только планируют до конца года организовать встречу с министрами иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмаром Мамедъяровым и Эдвардом Налбандяном.

Значит, и саммит Алиев — Саргсян переносится на будущий год, что означает замедление в темпах переговорного процесса, снижение уровня позитивного импульса, который появился после последних переговоров президентов в Женеве. Помимо того, попытка Баку включить Турцию в переговоры по урегулирования конфликта проваливается, а зона информационной неопределенности расширяется. Поэтому главы МИД Азербайджана и Армении во время планируемой в этом году встречи вновь будут вести только «переговоры о переговорах», обсуждать решения, по-разному понимаемые сторонами.

16 ноября в Москве Мамедъяров намерен провести встречу с сопредседателями МГ ОБСЕ. Возможно, и армянская сторона будет действовать по такому же сценарию, включая двухсторонний диалог Москва — Баку и Москва — Ереван, после чего последуют обычные дежурные заявления. В свою очередь, Евросоюз вновь подтвердил свою приверженность мирному урегулированию карабахского конфликта, призвал начать осуществление мер доверия, утвержденных в 2016 году на саммитах в Вене и Санкт-Петербурге, включая расширение полномочий личного представителя действующего председателя ОБСЕ. То есть всё как обычно.

Станислав Тарасов

Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 ноября 2017 > № 2384752


Турция. Армения. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384464

Путин откажет Эрдогану по вопросу Карабаха

Аракс Мартиросян, 168 жам, Армения

После встречи президентов Армении и Азербайджана Саргсян — Алиев в Женеве Азербайджан снова пытается включить вопрос урегулирования карабахского конфликта в повестку диалога Россия — Турция — Азербайджан. Еще не иссякли разговоры о российском «плане Лаврова» по урегулированию, как появился турецко-азербайджанский план урегулирования карабахского конфликта, который президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пытается представить на предстоящей встрече с президентом России Владимиром Путиным.

Переговоры Эрдоган — Путин еще находятся на подготовительном этапе, но сроки встречи президентов пока не оглашаются. Активность президента Турции Эрдогана по карабахскому вопросу стала заметна на церемонии открытия железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, когда находящийся в Баку турецкий президент отметил: «Мы проклинаем оккупационную политику Армении».

Эрдоган также сказал, что карабахский вопрос — это «кровоточащая рана не только для Азербайджана, но и для Турции», не забыв, при этом, в очередной раз напомнить, что Анкара в вопросе урегулирования этого конфликта поддерживает Азербайджан.

Второго октября президент Турции заявил турецким журналистам, что Анкара выступает с инициативой по урегулированию карабахского конфликта: «Инициатива призвана поддержать Азербайджан и освободить азербайджанские земли, которые были захвачены армянами. Переговоры будут проведены с президентом России Владимиром Путиным, естественно, это вызовет беспокойство не только армянского лобби, но и некоторых сил на Западе», — сказал Эрдоган.

Возможность существования турецко-азербайджанского плана становятся еще более существенной, если учитывать недавние комментарии президента Азербайджана Ильхама Алиева. Президент Азербайджана отметил, что между Москвой и Баку нет не решенных вопросов. Примечательно, что параллельно этому, в Москве готовится встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана с сопредседателями Минской группы ОБСЕ, что, конечно, пока не подтверждено. Известно, однако, что 16 ноября в Москве министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров проведет встречу с сопредседателями МГ ОБСЕ. Армянская сторона пока хранит молчание в связи с участием в трехсторонней встрече.

В беседе с «168 Жам» российский эксперт по военным и политическим вопросам Павел Фелгенгауэр сказал, что разговоров об участии Турции в работе МГ ОБСЕ, обсуждениях карабахского вопроса по формату Турция-Россия-Азербайджан было много на разных стадиях переговорного процесса, когда Азербайджан стремился добиться какого-либо выгодного для себя решения.

На данный момент, по мнению политолога, Азербайджан воодушевлен интенсивностью трехстороннего регионального сотрудничества, следовательно, используя сложившийся в регионе момент, пытается навязать Армении выгодное для себя решение по урегулированию конфликта. Баку считает, что эти форматы настолько повысили значимость Азербайджана, что Россия и Турция уступят азербайджанским желаниям. Примечательно, по мнению Фелгенгауэра, что Азербайджан пытается сделать это при помощи двух своих «старших братьев».

«Перед Турцией Азербайджан поднимает вопросы в открытую, а Россию в свои проекты пытается вовлечь с помощью дипломатического языка, потому что российско-азербайджанские отношения не предполагают такой искренности. Это, по-моему, не новость. Азербайджан постоянно пытался вовлечь Турцию, Турция, по моему впечатлению, этого сейчас не очень-то должна хотеть, ей и так проблем хватает. Просто Турция не откажет своему стратегическому партнеру и попытается поднять этот вопрос, понимая, что он не может быть решен в таком формате», — сказал Фелгенгауэр.

По его мнению, вмешательство Турции в этот вопрос сейчас нисколько не исходит из интересов России, потому что особенно сейчас сопредседатели двигаются по одинаковой повестке, позволяя Москве быть лидеров процесса и признавая особые отношения Москвы, как с Ереваном, так и с Баку. Это, по убеждению эксперта, удовлетворяет Москву, Москве всегда было нужно именно это — иметь доминирующую позицию на Южном Кавказе, из-за чего Россия в этом конфликте заняла нейтральную позицию, воздержавшись от поддержки какой-либо стороны.

Азербайджан пытается также использовать нынешнюю политику Вашингтона, напряженные отношения России и Турции с Западом, в условиях чего, по мнению азербайджанской стороны, Турция и Россия, по всей вероятности, пожелают получить доминирующее положение в регионе, урегулировав конфликт. Для этого Азербайджан и предлагает свой сценарий.

«Однако, как показывает нынешний процесс, ни Россия, ни даже Турция не заинтересованы такими проектами», — сказал Фелгенгауэр.

По его убеждению, Путин, по всей вероятности, мягко откажет Эрдогану, более того, это даже не скажется на отношениях двух стран.

По мнению российского политолога, следующее препятствие заключается в том, что даже в том случае, если Путин согласится, Армения не примирится со вмешательством и участием Турции в карабахском вопросе.

«Президент Армении со всех трибун говорит о предусловиях Турции, утверждая, что они неприемлемы, и армяно-турецкие отношения должны быть урегулированы без предусловий, следовательно, я не считаю, то это работающий вариант. Более того, есть другие страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Существует формат МГ ОБСЕ, который уполномочен урегулировать карабахский конфликт или помочь его урегулированию, другие форматы не могут иметь место»,- сказал Фелгенгауэр.

Немецкий политолог Александр Рар тоже считает неперспективной турецкую инициативу, подчеркивая, что России не выгодно идти против интересов Вашингтона в этом вопросе, поскольку урегулирование карабахского конфликта сейчас доверено Минской группе, а Минская группа дает преимущества России.

«Сами американские сопредседатели отмечают, что процесс урегулирования конфликта может вести та страна, которая на этот момент может убедить сторон занять конструктивную позицию», — сказал Рар.

По его убеждению, турецкая инициатива является тем более деструктивной, что сопредседатели Минской группы ускоряют переговорный процесс. «Сразу после встречи президентов организовывается следующая министерская встреча, стороны выступают с примечательными заявлениями, которые касаются урегулирования, то есть, стороны обсуждают какой-то план, Россия участвует в этом, организует этот процесс, и будет идиотизмом ожидать от России чего-либо еще», — заметил Рар.

Эксперты не имеют больших ожиданий от трехсторонних переговоров министров в Москве. По мнению Фелгенгауэра, обычно после таких встреч сопредседатели МГ ОБСЕ выступают с дежурными заявлениями.

«По моему убеждению, на этих встречах не обсуждаются серьезные вопросы, кроме ситуации на линии соприкосновения, на границах, ситуации в зоне конфликта и некоторых деталей. Переговоры по важным вопросам ведут президенты, а министерские встречи важны с точки зрения организации президентских переговоров, на встречах министров обсуждается множество рабочих вопросов»,- сказал российский политолог.

По мнению Рара, на данный момент даже президентская встреча не стала бы переломной в сложившейся ситуации, потому что в обеих странах ожидаются внутриполитические изменения.

Турция. Армения. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384464


Азербайджан. Евросоюз. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > aze.az, 10 ноября 2017 > № 2382740

Азербайджан ждет практических шагов от МГ ОБСЕ по Карабаху

Азербайджан ждет от сопредседателей Минской группы ОБСЕ практических шагов в целях активизации переговоров по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.

Как передает AZE.az со ссылкой на постпредство Азербайджана в ОБСЕ, с таким заявлением азербайджанская делегация выступила 9 ноября на 1163-м заседании Постоянного совета ОБСЕ в Вене.

Азербайджанская делегация, приветствуя усилия сопредседателей по активизации переговорного процесса, назвала встречу президентов Азербайджана и Армении в Женеве 16 октября 2017 года шагом в правильном направлении: «Встреча доказала, что предусловия по возобновлению субстантиных переговоров обречены на провал. Мы в целом позитивно оцениваем сам факт встречи и ее итоги, что отражено в совместном заявлении. Мы ожидаем от сопредседателей практических шагов по активизации переговоров», – говорится в заявлении азербайджанской делегации.

«Наряду с этим, незаконная практика Армении по изменению демографического, культурного и физического характера на оккупированных территориях Азербайджана демонстрирует систематическую политику Еревана, направленную на укрепление статус-кво и навязывание свершившегося факта.

«Подобные шаги со стороны Армении, в том числе вооруженные провокации вдоль линии соприкосновения войск, подрывают мирные усилия. Страны-участницы ОБСЕ должны выполнять обязательства по соответствующим нормам международного права в целях предотвращения и ликвидации незаконной экономической и иной деятельности их физических и юридических лиц, где бы они ни находились.

Мы также хотели бы напомнить, что резолюции Совета Безопасности ООН, решения и документы ОБСЕ, принципы Хельсинкского заключительного акта составляют основу для разрешения конфликта. Азербайджанская делегация заявила, что если Армения искренне заинтересована в поиске политического решения конфликта, то она должна конструктивно участвовать в процессе урегулирования конфликта на основе представленных четких положений», – отмечается в документе.

Делегация подчеркивает, что поэтапный вариант урегулирования конфликта не имеет альтернативы и остается лучшим шансом для достижения мира: «Главная концепция этого подхода основана на устранении последствий конфликта, которые определены в резолюциях Совета Безопасности ООН, в частности, начиная с вывода армянских вооруженных сил, откладывая оставшиеся политические вопросы для будущих переговоров на Минской конференции.

Этот подход является основным направлением и в настоящее время составляет основу предложений на переговорном столе».

В решении ОБСЕ от февраля 1992 года содержатся призывы к уважению неприкосновенности всех границ и гарантий отсутствия территориальных претензий к любому соседнему государству, включая воздержание от враждебной пропагандистской деятельности, которая, в частности, способствовала бы таким территориальным претензиям”.

Делегация отметила, что заявления высокопоставленных должностных лиц Армении до и сразу после встречи в Женеве вызывают вопросы относительно реальных намерений Еревана: «В этом контексте мы ожидаем, что сопредседатели Минской группы и государства-участники ОБСЕ осудят бессмысленные усилия Армении по оправданию изоляции армянской общины нагорно-карабахского региона Азербайджана и пропаганде режима, незаконного созданного на оккупированных территориях Азербайджана».

Делегация напоминает Постоянному совету, что такие попытки были осуждены Советом Безопасности ООН еще в 1993 году: «Совет Безопасности подтвердил нерушимость границ Азербайджана, недопустимость применения силы с целью захвата территории и нарушения суверенитета Азербайджана над Нагорно-Карабахским регионом.

Армения должна понимать и помнить, что ни Азербайджан, ни международное сообщество никогда не признают последствий оккупации территорий и этнической чистки. Никакого мирного урегулирования конфликта не может быть достигнуто, если оно нарушает Конституцию Азербайджанской Республики и нормы международного права. Военная оккупация территории Азербайджана не является решением и никогда не принесет Армении желаемого политического результата».

Азербайджан. Евросоюз. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > aze.az, 10 ноября 2017 > № 2382740


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 ноября 2017 > № 2381988

Нагорный Карабах: переговорный формат остается прежним

Баку и Ереван двигаются по замкнутому кругу

Посол США в Азербайджане Робер Секута выступил с заявлением: «Я недавно был в Вашингтоне и обсудил с новым сопредседателем Минской группы ОБСЕ Эндрю Шефером возможные меры для продвижения процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Для мирного урегулирования конфликта мы продолжаем оказывать помощь лидерам ведущих стран. После прихода к власти в США новой администрации были приняты решения относительно того, в какой форме следует продолжать данный процесс. Также было принято решение о назначении нового сопредседателя в МГ ОБСЕ. Мы продолжаем работать в этом направлении».

Говоря о встрече президентов Азербайджана и Армении в Женеве, посол отметил, что это очень позитивный шаг и должно быть продолжение таких шагов: «Сопредседатели продолжают работу в этом направлении. Ведется работа по встрече с министрами иностранных дел, и продолжается работа для продвижения процесса вперед, чтобы достичь мирного урегулирования конфликта». Это заявление Секуты многие азербайджанские СМИ, и не только они, оценивают в категориях «администрация Дональда Трампа приняла решения относительно переговорного процесса по урегулированию карабахского конфликта». Действительно, посол не стал скрывать, что в Белом доме обсуждался вопрос о формате переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Но он отказался рассказать, в каком направлении шло это обсуждение.

В данном случае существует только два сценария. Первый: после апрельской войны 2016 года появилась возможность изменить формат переговоров через приглашение Степанакерта. Такой ход событий предполагал получение на это согласия Баку и Еревана, против чего вряд ли выступили бы сопредседатели Минской группы. Хотя бы потому, что если Баку все же примет условия Венских и Санкт-Петербургских соглашений, предусматривающих введение на линии соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и международных наблюдателей, то участие в этом процессе Степанакерта даже на так называемым техническом уровне неизбежно. Однако публично Азербайджан и Армения, выступая с противоположными заявлениями относительно будущего Нагорного Карабаха, тему участия его в переговорном процессе старательно избегают. Между тем сопредседатели МГ ОБСЕ посещают Степанакерт, что можно воспринимать как косвенное участие его в переговорах.

Второй сценарий: Баку выступает с резкой критикой деятельности Минской группы, сопредседателей именует «гастролерами, которые не могут добиться значимых успехов в деле мирного урегулирования». И более. После того, как Ереван стал членом ОДКБ, Баку начал заявлять, что Россия является — по определению — союзником Армении и теряет статус равноудаленного посредника. При этом Азербайджан и Францию считает «проармянской» стороной, уверяя, что политику Парижа по нагорно-карабахскому конфликту определяет исключительно «армянское лобби». Что касается США, то президент Азербайджана Ильхам Алиев рассчитывал, что президент Дональд Трамп займет особую позицию, учитывающую роль Баку в выстраивании энергетических и транспортных коммуникаций в обход России. Но ничего такого не происходит и вряд ли произойдет в обозримом будущем.

Тем не менее, утверждает бакинский политолог, руководитель проекта The Great Middle East Али Гаджизаде, Азербайджан по-прежнему считает, что формат МГ ОБСЕ себя полностью исчерпал и Баку следует добиваться следующего: а) либо увеличения числа сопредседателей с включением сюда Турции (как союзника Азербайджана) и Великобритании (как крупной и адекватной европейской державы) с обязательным исключением Франции; б) либо полный отказ от ОБСЕ и формата сопредседательства с возвращением карабахского вопроса под эгиду ООН. Теоретически можно было предполагать возможность повышения статуса Турции в Минской группе до уровня сопредседателя, но только в случае ратификации Анкарой подписанных в октябре 2009 года Цюрихских протоколов, предусматривающих восстановление дипломатических отношений с Арменией и открытие границ между двумя странами. Но сейчас такая комбинация на практике невозможна, хотя президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что намерен в ходе своего предстоящего визита в Москву обсудить с российским коллегой Владимиром Путиным карабахское урегулирование.

Обсуждать, конечно, можно, но предложить конфликтующим сторонам устраивающий их какой-либо проект Анкара не может, так как сама скована событиями на Ближнем Востоке. Если же оценивать возможности возвращения карабахского вопроса под эгиду ООН, то страны — сопредседатели МГ ОБСЕ являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и вряд ли будут стремиться к изменению существующего формата. Заявление посла США в Азербайджане Секуты это еще раз подтверждает. Таким образом, статус-кво в зоне конфликта остается прежним, что подтвердил и министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров в ходе своего официального визита в Швецию. Вот почему складывается устойчивое ощущение, что Баку и Ереван в переговорном процессе двигаются по замкнутому кругу, то расходясь в разные стороны, выступая с самыми интригующими заявлениями, то сходятся вновь в одной точке на Минской группе.

После заявления посла Секуты на нет сводятся ожидания Баку в отношении того, что администрация Трампа — в отличие от прежней администрации — будет более инициативной в вопросе разрешения карабахского конфликта. Подходы Вашингтона не изменились, Баку и Еревану по-прежнему предлагается принять базовые элементы одним пакетом. С этим на данном этапе согласна и Москва. Как сообщается, в ближайшие дни президент Армении Серж Саргсян отправится в Россию с рабочим визитом. Сопредседатели МГ ОБСЕ планируют организовать встречу глав МИД Азербайджана и Армении до конца года, а до того проведут консультации с министрами по отдельности. В настоящий момент российский сопредседатель вместе с американским и французским коллегами ведет работу над местом и датой консультаций. Конечно, стороны, помимо взаимоотношений между собой, остановятся на перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Что-то нам подсказывает, что дело может сдвинуться с существующей точки, ведь переговоры на этом направлении заметно активизировались. Рождается какая-то новая схема урегулирования. Будем ждать, если, конечно, движение вперед снова не окажется круговым.

Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 ноября 2017 > № 2381988


Россия. Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384416

Россия не может позволить, чтобы принимались решения по Карабаху, без учета интересов Армении

Рипсиме Оганнисян, Tert.am, Армения

По словам директора Института востоковедения Национальной Академии Наук Республики Армения, тюрколога Рубена Сафрастяна, несмотря на некоторое сближение российско-турецких отношений, не стоит забывать, что Турция все еще остается членом НАТО, а интересы сторон в регионе противоречат друг другу. Следовательно, он считает маловероятным, что Россия пойдет на соглашение с Турцией по вопросу Карабаха.

«Значение Армении для России очень велико в геополитическом плане, потому что здесь у нее размещена военная база, Армения осталась единственным союзником России на Южном Кавказе», — сказал он, отмечая, что учитывая именно это обстоятельство, нужно понимать, что российско-турецкое сближение не будет иметь перспективу большего углубления.

Напомним, что президент Турции на следующей неделе встретится с президентом России. Эрдоган заявил, что на встрече будет обсуждаться также карабахский вопрос. «Если Путин на самом деле сконцентрируется на карабахской проблеме, то она будет с легкостью урегулирована»,- заявил вчера президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Рубен Сафрастян с уверенностью отметил, что Турция все время будет пытаться поднять вопрос карабахского конфликта в разговоре с Россией. Однако он заметил, что никто не видит у России желание идти навстречу Турции в этом вопросе.

«Россия не может позволить, чтобы в одностороннем порядке, не учитывая интересов Армении, принимались решения относительно Карабаха. Если Армения ослабнет, ослабнет Арцах, а если ослабнет Арцах, усилится Азербайджан, а в этом случае усиливается Турция. Это уже не выгодно России — между Россией и Турцией есть конфликт в вопросе усиления влияния на Южном Кавказе»,- отметил он.

На замечание, что возможно Эрдоган делает такие заявления, потому что пытается льстить Путину, Рубен Сафрастян высказал мнение, что исследуя дипломатию Эрдогана нужно учитывать, что его риторика в основном не соответствует его возможностям.

«Будучи харизматичным политическим деятелем, он зачастую использует такую риторику, чтобы оказать впечатление на свое население, он работает на внутреннюю аудиторию, на другие страны, но в этом случае он ничего не добьется»,- сказал он.

По словам Рубена Сафрастяна, президент РФ не будет особо польщен «похвалами» Эрдогана.

«Факт в том, что Россия является членом Минской группы ОБСЕ и продолжит свою посредническую миссию, как это делала до сегодняшнего дня. А посредническая миссия предполагает, что нельзя принимать во внимание какие-то заявления, необходимо осуществлять миссию, сохраняя полную нейтральность. Но я считаю, что в последний период сопредседатели Минской группы, кажется, начинают понимать, что политика Азербайджана в этом вопросе основана на провокациях и преследует цель свести к нулю переговорный процесс»,- сказал он.

На вопрос о том, на какой стадии находится российско-турецкое примирение, и восстановлено ли доверие между сторонами, Рубен Сафрастян ответил: «С руководимой Эрдоганом Турцией очень тяжело иметь дело, она постоянно меняет свои условия, приводит новые. Россия хочет наладить свои отношения с Турцией, потому что имеет проблемы с Западом, а сближение с Турцией позитивно для нее. Но с другой стороны мы видим, что политика Турции авантюрна, и невозможно достичь серьезного сближения с такой страной, тем более, что Турция не демонстрирует отдаление от Запада, продолжает оставаться и членом НАТО, и союзником США, хотя американцы и критикуют некоторые шаги Турции. Я пока не вижу стратегических изменений в политике Турции».

Россия. Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384416


Иран. Азербайджан. Сирия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 8 ноября 2017 > № 2380726 Ахад Газаи

Иранский дипломат: «Давление США усилит военно-техническое сотрудничество Тегерана и Москвы»

На прошлой неделе в Тегеране состоялся саммит с участием глав Ирана, России и Азербайджана. Россия и Иран успешно сотрудничают в урегулировании конфликта в Сирии, а также ищут пути для увеличения двустороннего товарооборота. Экс-посол Ирана в Азербайджане Ахад Газаи считает, что для закрепления успеха странам следует отказываться от доллара и переходить на расчеты в национальных валютах, а в перспективе – создать собственную валюту вместе с Китаем и другими государствами. Дипломат поделился с «Евразия.Эксперт» подробностями сотрудничества Ирана и ЕАЭС в связи с созданием между ними зоны свободной торговли, а также рассказал, в какой ситуации Иран будет готов купить российские ЗРК С-400.

- Господин Газаи, на прошлой неделе в Тегеране прошел саммит с участием глав России, Ирана и Азербайджана. Какие у вас впечатления об этом событии?

- Я очень положительно оцениваю трехстороннюю встречу президентов Владимира Путина, Ильхама Алиева и Хасана Рухани. Стороны обсудили вопросы в сфере безопасности, борьбы с преступностью и терроризмом, а также проблемы экономического характера.

Во-первых, эта встреча даст возможность раскрыть потенциал трех сторон для более тесного экономического сотрудничества. Во-вторых, Россию и Иран связывают не только торгово-экономические связи. Они активно взаимодействуют в вопросе безопасности и координируют свои усилия для укрепления мира и стабильности в Сирии.

Это очень важный момент, поскольку вы сами прекрасно знаете, что благодаря России и Ирану ситуация в Сирии развивается очень позитивно. На встрече в Тегеране российский и иранский лидеры выразили желание продолжить активное сотрудничество в деле борьбы с терроризмом в Сирии.

Я уверен, что на фоне усиливающегося давления США на Москву и Тегеран сотрудничество обеих стран в экономической сфере и вопросе безопасности усилится еще больше.

- К одной из ключевых тем, обсуждавшихся в рамках саммита, можно отнести развитие международного транспортного коридора «Север-Юг». Насколько важен этот маршрут?

- Этот коридор призван соединить индийский порт Мумбаи с российским городом Санкт-Петербургом. Он пройдет по западному побережью Каспийского моря через территорию Ирана и Азербайджана. В прошлом году из Индии были реализованы поставки через Иран в Россию. В этом году первый пробный проезд успешно прошел азербайджано-иранскую границу. То есть коридор «Север-Юг» продемонстрировал возможности эффективной реализации.

Основным преимуществом коридора «Север-Юг» перед другими маршрутами является сокращение в несколько раз времени перевозок по сравнению с морским путем.

Важное значение для развития данного маршрута в перспективе будет иметь сдача в эксплуатацию новой железнодорожной линии Решт – Астара (Иран) – Астара (Азербайджан), которая является недостающим звеном железнодорожного сообщения по западной ветви «Север-Юг».

Надеюсь, что окончательный запуск этого маршрута послужит началом нового века торгово-экономических отношений между всеми странами, задействованными в этом масштабном проекте.

Я считаю, что России, Ирану и Азербайджану после полного запуска этого маршрута следует усилить сотрудничество в области безопасности транспортного коридора, поскольку могут быть силы, не желающие реализации этого проекта.

Этот проект принесет большие дивиденды всем странам-участницам проекта, послужит дополнительным импульсом для реализации дальнейших масштабных проектов в регионе.

- США пытаются усилить давление на Россию и Иран. В ходе тегеранской встречи иранский лидер предложил отказаться от доллара и перейти на взаимные расчеты в национальных валютах. На ваш взгляд, может ли быть реализовано это предложение?

- Да, конечно. Я считаю, что давно нужно было перейти на взаиморасчеты в национальных валютах. Или можно было бы создать свою единую валюту региона как евро.

Практика показала, что торговля в долларах служит преимущественно интересам США. Во-первых, это работает во благо их экономики, а, во-вторых, доллар – это экономическое «оружие» американцев, которым они пользуются против стран, когда им заблагорассудится.

Я считаю, что если Россия, Иран, Азербайджан, Китай и восточные страны объединятся и создадут свою единую валюту, то это пойдет им только на пользу.

Или же можно создать международную виртуальную валюту. Все, это, конечно, потребует немалого времени – вышеуказанным странам придется в таком случае уже полностью отказаться от доллара.

Я считаю, что Россия, Иран, Китай и другие страны должны ускорить свои действия в этом направлении. Вот, например, Турция и Иран уже завершают работу по переходу на взаиморасчеты в национальных валютах, и в скором времени торговля между обеими странами будет осуществляться по новой системе.

- Вы отметили, что Россия и Иран тесно сотрудничают по сирийскому вопросу. Недавно США разработали новую стратегию по Ирану, которая нацелена на ослабление военного присутствия Тегерана в регионе. Каким вам видится российско-иранское военное сотрудничество в свете давления США на Иран?

- Ближний Восток является рассадником терроризма. К сожалению, угроза терроризма сегодня продолжает усиливаться, несмотря на то, что ИГИЛ* теряет свои позиции в Сирии и Ираке. Большая часть территории Сирии до сегодняшнего дня контролировалась боевиками ИГИЛ и других террористических организаций.

Но сегодня чаша весов склоняется в пользу России и Ирана – благодаря совместным усилиям Тегерана и Москвы более 90% сирийской территории очищены от ИГИЛ.

Нерегиональные игроки, например США, пытались сменить правящий режим в Сирии руками определенных сил, но не достигли своей цели. Конечно, наши страны находятся в Сирии по просьбе Асада и продолжат борьбу с терроризмом в этом регионе.

Поэтому я считаю, что на фоне происходящих в Сирии и на Ближнем Востоке процессов военно-техническое сотрудничество Тегерана и Москвы будет только усиливаться.

- Турция собирается приобрести российский зенитный комплекс С-400. Иран тоже проявляет к нему интерес. Что вы можете сказать об этом?

- Если Иран почувствует сильную угрозу своей территориальной целостности, то может приобрести не только С-400, но и другие виды оружия.

Иран сам определят курс своей внешней и внутренней политики, никакая страна не может вмешиваться во внутренние дела страны.

- Ранее Россия пользовалась иранской авиабазой Хамадан, но потом российские самолеты покинули этот аэродром. Могут ли они вернуться?

- Сложно сказать, вернется ли Россия на аэродром Хамадан. Но я знаю одно: если Ирану понадобится сдать аэродром во временное пользование России, он пойдет на это исключительно в рамках своих интересов. То есть это не будет по желанию России или США. Иран всегда придерживался и придерживается своего независимого курса и не идет ни на какие уступки даже под давлением других стран.

- Как в Иране оценивают перспективы сотрудничества с Евразийским экономическим союзом?

- ЕАЭС – молодое и перспективное объединение. Я выступаю за тесное сотрудничество Ирана с Евразийским экономическим союзом. Насколько мне известно, переговоры ЕАЭС и Ирана по созданию зоны свободной торговли находятся на завершающей стадии, но есть определенные разногласия, и сейчас в этом направлении ведутся работы. Нужно довести это дело до конца. Я думаю, что переговоры в этом направлении пройдут успешно, и в будущем Иран даже может вступить в ЕАЭС.

Что касается товарооборота между Россией и Ираном, он пока небольшой. Экономические отношения немного оживились, когда были сняты санкции в отношении Ирана после достижения в 2015 г. договоренностей по иранской ядерной программе.

В 2016 г. объем российско-иранского товарооборота возрос по сравнению с 2015 г. на 70-80% и составил более $2 млрд.

В первом квартале 2017 г. товарооборот России с Ираном составил около $400 млн, уменьшившись примерно на 2% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. У России и Ирана есть большой потенциал, мы его еще не полностью использовали. И сейчас наши страны ищут пути увеличения товарооборота.

Беседовал Сеймур Мамедов

ИГИГ (ИГ, Исламское государство) – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э»

Источник – Евразия.Эксперт

Иран. Азербайджан. Сирия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 8 ноября 2017 > № 2380726 Ахад Газаи


Франция. Азербайджан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 7 ноября 2017 > № 2384119

Во Франции суд отклонил иск Азербайджана к журналистам

Суд в Нантере отклонил иск государства Азербайджан к французской государственной телекомпании France Télévisions и двум журналистам. Поводом для иска стало то, что журналисты назвали Азербайджан «диктатурой», а его президента Ильхама Алиева «деспотом».

Суд в Нантере подчеркнул, что закон о свободе прессы не дает права государству подавать иск о клевете против гражданина, а уж тем более против журналиста.

7 ноября 2015 года на телеканале France 2 вышла расследовательская программа Cash Investigation о зарубежных поездках экс-президента Франции Франсуа Олланда, во многом посвященная Азербайджану. В самом начале передачи телеведущая Элиз назвала режим Ильхама Алиева «одной из самых жестоких в мире диктатур». В тот же день автор программы Лоран Ришар в эфире радиостанции France Info назвал Ильхама Алиева «диктатором»и «деспотом».

Из-за этих слов государство Азербайджан подало в суд, обвинив этих двух французских журналистов и главу телекомпании France Télévisions Дельфин Эрнот в клевете.

На первом судебном заседании по этому делу 5 сентября ответчики и из защитники настаивали на принципиальной неприемлемости этого процесса, когда государство подает в суд на журналистов. «Представьте себе Северную Корею, которая бы 47 раз в месяц подавала иски в отношении журналистов» — заявила тогда Элиз Люсе.

Свидетели истцов говорили о демократических преобразованиях в Азербайджане. Однако международная организация «Репортеры без границ» указала, что ситуация со свободой слова в Азербайджане за последние годы ухудшилась. Страна занимает 162-е место из 180 в индексе свободы слова «Репортеров без границ» от 2017 года.

Франция. Азербайджан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 7 ноября 2017 > № 2384119


Азербайджан. Иран. Россия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 ноября 2017 > № 2377373

Иран-Россия-Азербайджан: прагматичное сближение

1 ноября президент России Владимир Путин совершил визит в Тегеран, где он провел встречу в трехстороннем формате с Хасаном Рухани и Ильхамом Алиевым, а также отдельные переговоры с ними и с духовным лидером (рахбаром) Ирана Али Хаменеи. Российско-азербайджано-иранский саммит становится регулярным мероприятием. В 2016 г. он прошел в Баку, а следующие переговоры президентов состоятся в Москве. Можно ли рассматривать этот формат как заявку на формирование некоего альянса? Или речь идет о прагматизации отношений трех евразийских государств? Что само по себе не так уж и мало, учитывая перегруженность Кавказско-Каспийского региона этнополитическими конфликтами и социально-экономическими противоречиями.

Как правило, при рассмотрении положения дел на Большом Кавказе в фокусе внимания оказываются противоречия между Россией и Западом, евроатлантическим и евразийским интеграционным векторами.

Между тем в регионе свои интересы отстаивают и другие игроки, чьи устремления не тождественны ни российским, ни американским подходам. Среди них следует особо отметить Иран.

Хотя внешнеполитические приоритеты Исламской республики сосредоточены на Ближнем Востоке, без Тегерана невозможно представить себе урегулирование конфликтов в Сирии, Йемене, Ираке, а без разрешения ирано-израильских и ирано-саудовских противоречий – долгосрочную стабилизацию этого турбулентного региона. Закавказье представляет для Ирана значительный интерес. Исламская республика имеет общую сухопутную границу с Арменией и Азербайджаном, а также с районами, непосредственно примыкающими к зоне нагорно-карабахского конфликта. Будучи одной из пяти прикаспийских стран, Иран крайне заинтересован в бесконфликтном определении окончательного статуса Каспия.

В определенной степени на кавказском направлении Иран продолжает свою ближневосточную политику, сфокусированную на соперничестве с США и Израилем.

Он крайне болезненно воспринимает проникновение внешних игроков в этот регион. Неоднократно острые проблемы во взаимоотношениях Ирана и Азербайджана возникали как следствие азербайджано-израильского военно-технического сотрудничества и взаимодействия Баку с НАТО, а также активного проникновения западных энергетических компаний на Каспий. Тегеран настаивает на том, что острые конфликты в Закавказье могут быть разрешены только с участием трех государств региона (Грузия, Армения, Азербайджан) и их трех евразийских соседей, исторически связанных с судьбами региона (Иран, Россия, Турция). Исламская республика последовательно продвигает формат «три плюс три» как идеальную платформу для урегулирования имеющихся противоречий и недопущения новых конфронтаций.

В то же время было бы неверно рассматривать кавказское направление иранской внешней политики как простое приложение к ближневосточной повестке дня.

Прежде всего следует отметить, что, в отличие и от Москвы, и от Вашингтона с Брюсселем, Тегеран в намного большей степени обращен не только к актуальной повестке дня, но и к кавказской истории.

По словам профессора Сейеда Джавада Мири, разрыв между Ираном и Кавказом «очень пагубно сказался на всех сторонах. И мы видим продолжающиеся трагедии с того времени и до наших дней». Это нестабильность в Грузии, проблемы Южной Осетии и Абхазии, война и конфликт между армянами и азербайджанцами, неразрешенная проблема Каспия.

Не будет преувеличением назвать важнейшим кавказским приоритетом Тегерана урегулирование нагорно-карабахского конфликта.

С одной стороны, иранская позиция близка российской. И Тегеран, и Москва выступают за переговоры, политическое урегулирование и недопустимость силовой разморозки статус-кво. С другой стороны, Россия разделяет консенсус с двумя другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ (США и Францией) относительно «базовых принципов» разрешения конфликта (также известных как «обновленные мадридские принципы»), один из которых предполагает размещение международных миротворцев. Но этот шаг неприемлем для иранской стороны, поскольку рассматривается как укрепление нерегиональных игроков в Закавказье.

По-разному Иран и Москва воспринимают и ситуацию вокруг Абхазии и Южной Осетии. С точки зрения Тегерана, территориальная целостность новых независимых государств Закавказья – основа для стабилизации региона.

При этом Иран не считает, что данный результат достижим через силовое подавление республик, отколовшихся от «материнских образований». В целом же, по словам иранского эксперта Кайхана Барзегара, в региональных кризисах, где жестко сталкиваются интересы Запада и России, Исламская республика стремится держать «активный нейтралитет», не делая окончательного выбора между российским и американским «доминированием».

Сдержанный и осторожный подход Ирана к проблемам региональной безопасности подталкивает страны Закавказья искать дружбы с Тегераном. За последние три года азербайджанский и иранский президенты провели девять встреч. Налицо запрос на улучшение двусторонних отношений, которые в течение предыдущих периодов (особенно во время пребывания на посту президента Ирана экстравагантного Махмуда Ахмадинежада) прошли через серьезные испытания. И хотя интенсивность ирано-армянских контактов на высшем уровне за тот же период была меньшей, Хасан Рухани в ходе своих встреч с Сержем Саргсяном выражал заинтересованность в заключении соглашения с ЕАЭС, ведущего к образованию зоны свободной торговли.

Армения видит себя в качестве связующего звена между Ираном и Евразийском экономическим союзом, не говоря уже об очевидном интересе к развитию армяно-иранских транспортных коммуникаций.

На фоне открытия нового железнодорожного проекта Баку – Ахалкалаки – Тбилиси – Карс, идущего в обход Армении, эта задача более чем актуальна. Несмотря на декларируемую приверженность евроатлантической интеграции, свой интерес к развитию взаимовыгодных отношений с Ираном демонстрирует и Грузия. Яркий пример тому – прошлогоднее решение грузинского правительства о возобновлении соглашения об отмене виз для иранцев.

Таким образом, Исламская республика – не просто важный и активный, но и самостоятельный игрок в Закавказье, позиция которого имеет свои отличия и от подходов России, и от интересов Азербайджана. В этой связи видеть в трехстороннем российско-азербайджано-иранском формате некий стратегический альянс – и по сути, и по форме неверно.

В таких регионах, как Закавказье, сегодня на первый план выходят не всеобъемлющие коалиции и блоки, а ситуативное и селективное взаимодействие.

В него будут вовлекаться не только участники ноябрьской встречи в Тегеране, но и Турция, и Запад (например, в процессе карабахского урегулирования), и другие страны региона. Не исключено, что и поверх имеющихся расхождений, если говорить о Грузии и России. И если такое прагматическое взаимодействие войдет в практику, то региональная безопасность хотя и не станет совершенной, но будет более устойчивой, чем сегодня.

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Источник – Евразия.Эксперт

Азербайджан. Иран. Россия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 ноября 2017 > № 2377373


Россия. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 ноября 2017 > № 2376610

Тегеран и Москва готовятся к самому драматичному повороту событий

Главным образом Иран и Россия «напоминали» Азербайджану, что он «стоит» в их стратегических планах

События в Тегеране 1 ноября 2017 года, видимо, в дальнейшем станут некой новой точкой отсчета. Дело не в том, что был подтвержден трехсторонний формат встреч президентов Ирана, России и Азербайджана, без взаимосвязи с отношениями Ирана и России в дву– и многосторонних форматах с Арменией. Неангажированные наблюдатели обязаны отметить несколько главенствующих факторов.

Первый — пожалуй, впервые в мире Верховный лидер Ирана айятолла Сейед Али Хаменеи в течение довольно краткого времени во второй раз принял и вел переговоры с лидером другой страны, то есть с Владимиром Путиным. И судя по сообщениям иранских СМИ, говорили они не только как политические лидеры, но и как верховные главнокомы вооруженных сил своих стран.

Второй — параллельно с встречами президентов и иными переговорами, в Тегеране в тот же день состоялась встреча и переговоры начальника Генштаба Вооруженных Сил России и 1-го замминистра обороны РФ генерала армии Валерия Герасимова с его иранским коллегой Мохаммадом Багери. По иранской трактовке, начальники Генштабов «обсудили современную и новую оборонную дипломатию».

Третий фактор — впервые за всю историю последних лет айятолла Хаменеи принял… азербайджанского президента Ильхама Алиева. И темы, затронутые на этих переговорах, если судить по сообщениям иранского официоза, должны были быть не столь уж приятными для Алиева. Мы выдвигаем такую версию, исходя и из характеристики главного требования Хаменеи — «необходимо противодействовать мерам противников ирано-азербайджанских отношений», и из тех заявлений, которые Верховный лидер Ирана делал уже 2 ноября.

Президентский саммит завершился подписанием Совместного заявления, текст которого был оперативно распространен СМИ самых различных стран. Анализируя пункты этого документа, мы отмечаем, что главным образом Иран и Россия «напоминали» Азербайджану, что он «стоит» в их стратегических планах. В частности, в транспортных программах (но речь только о коридоре «Север — Юг», а не о «золотой мечте» Баку — убедить Китай и другие страны, примкнувшие к экономической программе «Великого Шелкового пути», в необходимости использования железнодорожной ветки Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку…), а также в программах расширения сотрудничества в нефтегазовой и нефтехимической сферах, в том числе в области разведки и разработки нефтегазовых месторождений, транспортировки и своповых поставок сырой нефти и нефтепродуктов, углубления взаимодействия на международных энергетических площадках. В этом же ряду программы поддержки реализации проекта по соединению электросетей России, Азербайджана и Ирана и договоренностей по торговле электроэнергией.

Далее идут пункты более глобального значения. Приведем их очередность, чтобы любому объективному читателю было ясно, что считают первоочередным (в том числе и с точки зрения «обработки» Азербайджана) Иран и Россия: 1) правовой статус Каспийского моря, а также сотрудничество портовых администраций, морское судоходство, мультимодальные перевозки, морской туризм, сохранение водных биоресурсов, защита окружающей среды, энергетика, торговля, экономика, научные исследования, гидрография, метеорология, безопасность и военное сотрудничество, предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций; 2) все неурегулированные конфликты в регионе могут быть урегулированы только мирно, — «путем переговоров на основе принципов и норм международного права и принятых в соответствии с ними решений и документов»; 3) сообща «противодействовать терроризму, экстремизму, транснациональной организованной преступности, незаконному обороту оружия, наркотических средств и их прекурсоров, торговле людьми и преступлениям в сфере информационно-коммуникационных технологий».

Таким образом, для Тегерана и Москвы нейтрализация усилий Азербайджана по Каспию, которые противоречат интересам Ирана и России, важней, чем, допустим, неурегулированные конфликты в Закавказье и готовность Азербайджана содействовать совместной борьбе Ирана и России с международным терроризмом в Сирии и Ираке. Что касается конфликтов, то тут ясно — иранский президент Хасан Роухани и глава России просто еще раз предупредили Алиева о том, что не потерпят очередных шагов Азербайджана по переводу Карабахской проблемы в фазу «горячей войны».

В принципе, ясно и то, почему Ирану и РФ не особо нужно содействие Баку в вопросе борьбы с терроризмом — сообщалось же, что иракская армия и шиитское ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби» уже готовятся взять под контроль участок территории на северо-западе страны, имеющий общую границу с Сирией и Турцией. Успехи и в уничтожении террористов в сирийском Дэйр-эз-Зоре. А если возникнет необходимость, чтобы Азербайджан сам осудил или выдал бы своих граждан, участвовавших в войне в Сирии и Ираке на стороне террористов, то тогда и задействуют против Алиева те его «подписи», которые были получены 1 ноября 2017 г. в Тегеране.

Остальную часть воздействия на президента Азербайджана, видимо, взял на себя айятолла Хаменеи. Вот лишь несколько тезисов, из которых вполне вырисовывается, что внушал иранский Верховный лидер своему визави. Например, Хаменеи заявил, что «у близких братских отношений между Ираном и Азербайджаном есть противники, подрывным действиям и соблазнам которых нужно противостоять». Кому не ясно, что говорил Хаменеи о США и Израиле, которые не скрывают, что Азербайджан — это своеобразная «база» их спецслужб в Закавказье?

Чтобы убедиться в этом, Алиеву следовало бы задержаться в Тегеране и услышать собственными ушами то, что заявлял Хаменеи перед десятками тысяч студентов и школьников 2 ноября в честь национального Дня студента: «США являются главным врагом иранского народа, и Тегеран никогда не поддастся давлению США»; «США глубоко недоброжелательны и враждебны по отношению к народу Ирана и исламскому миру в целом». Причем затем айятолла расширил круг стран, по отношению к которым Вашингтон враждебен: «Абсурдные заявления Трампа показывают, что Америка враждебно настроена не только по отношению к лидеру, правительству и народу Ирана, но и испытывает недоброжелательность и неприятие ко всем неутомимым и сопротивляющимся государствам».

И отнюдь не зря Хаменеи, как отмечают иранские СМИ, напомнил Алиеву, что «большинство населения Азербайджана, как и Ирана и Ирака, являются последователями школы Ахль Аль Байт». Чтобы не углубляться в раскрытие смысла этого заявления, просто укажем — речь в том числе и об одном из существенных расхождений между шиитами и суннитами в Исламе, кого считать «людьми дома», как переводится с арабского Ахль Аль Байт. Таким образом, айятолла Хаменеи по-восточному дипломатично призвал Алиева «отойти» от США и Израиля и повернуться лицом к шиитам Ирана и Ирака.

Если говорить о теме переговоров айятоллы Хаменеи с Владимиром Путиным, то исходить придется из сообщений иранских СМИ. А они крайне скупы. Из них мы узнаем: Хаменеи сказал, что «результаты ирано-российского сотрудничества по вопросу о Сирии подтвердили, что Тегеран и Москва могут достичь общих целей в сложных ситуациях». Процитируем далее по тексту: «Лидер приветствовал предложение президента Путина о дальнейшем расширении сотрудничества с Ираном во всех областях, заявив, что для развития связей необходимо использовать полезный опыт последних лет в двусторонних отношениях и урегулировании региональных кризисов. «Поражение американской коалиции, поддерживающей террористов в Сирии, является неоспоримым фактом, однако они продолжают составлять заговоры, поэтому разрешение сирийской проблемы должно продолжаться», — сказал он.

Иранский лидер отметил, что надлежащее сопротивление и сотрудничество Тегерана и Москвы в борьбе с мятежниками и террористами в Сирии является очень значимым и сделало Россию влиятельной страной в Западной Азии. По словам Верховного лидера, народ Сирии должен сам решать вопрос о будущем страны, и на сирийское правительство другим сторонам не следует оказывать давление. «Мы можем ликвидировать санкции США, изолировать их различными методами, такими как устранение доллара и замена его национальными валютами в двухсторонних и многосторонних экономических отношениях», — добавил Верховный лидер.

Об «изъятии» доллара из торгового оборота несколько последних лет говорят не только Иран и Россия, но и Китай, и даже Индия и Япония, были сведения о наличии таких намерений и у других государств Азии. В том числе — у ряда стран-союзников США на Ближнем Востоке. Но впервые верховный главком Ирана заговорил о цели ближайшей перспективы в виде изоляции США и их усилий.

Можно твердо заявить, что суть переговоров Хаменеи-Путин была еще глубже, чем может показаться при ознакомлении с сообщениями иранских СМИ. И можно уверенно констатировать, с учетом совместного заявления саммита трех президентов, что Хаменеи и Путин обсуждали не только ситуацию по Сирии и Ираку, но и положение дел в Закавказье и Прикаспии, не исключено — также по Средней Азии и Афганистану, коль скоро два лидера согласны с тем, что в Сирии налицо «поражение американской коалиции, поддерживающей терроризм». Тогда они согласны и с тем, что после поражений в Сирии-Ираке, а также неуспехе с «курдской независимостью», США почти стопроцентно будут пытаться втолкнуть в хаотическое развитие и Закавказье, и Прикаспий, и Среднюю Азию с Афганистаном. С этих позиций, предупреждения Роухани, Путина и Хаменеи в адрес азербайджанского президента Алиева уже выглядят как «предпоследний мессидж» на будущее — ведь по пункту в совместном заявлении, в котором выражена поддержка Совместному всеобъемлющему плану действий по иранской ядерной программе («Венские соглашения» 2015 г.), очевидно, что Тегеран и Москва готовятся к самому драматичному повороту событий и выходу США из «Венских соглашений» 2015 г. и, следовательно, к еще большему усилению конфронтации с Вашингтоном.

Понятно, что на вышеописанном фоне встреча и переговоры генералов Герасимова и Багери «остались за кадром». А зря. Ведь понятно же, что приезд начальника российского Генштаба не просто так был приурочен к визиту в Тегеран президента Путина и трехстороннему саммиту президентов. По версии агентства IRNA, «начальник Генштаба вооруженных сил Ирана и его российский коллега подчеркнули необходимость оказания помощи Движению Сопротивления в Сирии и борьбы с терроризмом… Указав на хороший уровень сотрудничества между вооруженными силами Ирана и России за последние 2 года, начальник Генштаба вооруженных сил Ирана высоко оценил проведение армейских международных игр в России и приглашение Ирана участвовать в этом мероприятии, поскольку, по его словам, эти соревнования приведут к расширению сотрудничества между двумя странами. Он также выразил надежду, что вскоре встретится со своим коллегой в Москве. Начальник Генштаба вооруженных сил РФ также выразил удовлетворение нынешним уровнем оборонного и военного сотрудничества между двумя странами. Оба чиновника обменялись мнениями о борьбе с терроризмом в различных сферах и совместном руководстве в целях противодействия иностранному вмешательству в регионе. Они сделали акцент на повышении оборонного взаимодействия, включая вопросы безопасности, промышленности, научные исследования и образование».

Агентство Tasnim добавляет — в ответ Герасимов заявил, что «во время моего пребывания в Тегеране, я хотел бы обсудить текущую ситуацию в Сирии, а также области для дальнейшего развития военно-технического сотрудничества между Ираном и Россией».

Итак, Генштабы провели «сверку часов», возможно — предварительно обсудили не только вероятные новые военные поставки, но и будущие театры своего военного взаимодействия, допустим, хотя бы по Сирии-Ираку. Хотя если учитывать переговоры Хаменеи-Путин, то, видимо, круг вопросов на переговорах Багери-Герасимов был намного шире…

Сергей Шакарянц

Россия. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 ноября 2017 > № 2376610


Россия. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 ноября 2017 > № 2376600

Нагорный Карабах: в какой роли Баку пытается выставлять Москву?

Нужен ли Азербайджан в ОДКБ и в Евразийском экономическом союзе?

После трехсторонней встречи в Тегеране президентов Ирана, России и Азербайджана и проведения двухсторонних переговоров в Баку наступил период информационной эйфории. Но одно дело говорить о развитии отношений между Россией и Азербайджаном, другое — проецировать эти отношения на перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, где Россия занимает позицию равноудаленности.

Так, президент Азербайджана Ильхам Алиев на встрече в Тегеране со своим российским коллегой Владимиром Путиным заявил — цитируем по haqqin. az — буквально следующее: «Изучая повестку дня наших двусторонних отношений, мы обнаружили, что нет ни одного вопроса, который требовал бы своего решения… Мы просто вспомнили достигнутые успехи — результаты нашего сотрудничества в экономической, транспортной, энергетической, политической сферах и дали указания соответствующим структурам для определения путей дальнейшего развития отношений. То есть это показатель такого уровня отношений, когда даже на уровне президентов нет каких-то особых вопросов, требующих своего решения».

Аналогичную мысль, правда, другими словами, выразил и глава России, заявляя, что «отношения между нашими странами носят особый характер, безусловно, это характер стратегического партнерства», отмечая рост товарооборота, работу по другим направлениям и постоянные консультации по региональной проблематике. Это действительно так, что не является ни для кого не секретом, в особенности для Еревана. Но некоторые бакинские политики и СМИ заговорили о том, что, мол, Азербайджану «удалось парализовать внешнюю политику Армении и изменить настрой в Карабахском вопросе в свою пользу». А депутат азербайджанского парламента Захид Орудж назвал «прогрессом включение карабахского вопроса в итоговую декларацию трехстороннего саммита президентов Азербайджана, Ирана и России в Тегеране».

Мы еще раз прослушали запись заявления президентов Ирана, Азербайджана и России на пресс-конференции в Тегеране. Так вот, в них нет ни одного упоминания о нагорно-карабахском конфликте. Не случайно и глава МИД России Сергей Лавров в ходе совместной пресс-конференции с генеральным секретарем ОБСЕ Томасом Гремингером специально подчеркнул: «Мы также отмечаем, что в нагорно-карабахском урегулировании основную роль наряду со сторонами играют сопредседатели Минской группы ОБСЕ». Таким образом Баку еще раз напомнили, что урегулирование конфликта не является вопросом двухсторонних отношений между Россией и Азербайджаном, что Москва работает в тандеме с Минской группой.

Поэтому искажение российской позиции некоторыми бакинскими политиками можно расценивать как грубую провокацию против Москвы на этом направлении. Напомним, что и раньше в Азербайджане, несмотря на официальное отрицание России, заявляли о наличии какого-то «плана Лаврова» по урегулированию конфликта, подавали его в СМИ как «особую позицию Москвы» в отличие от других стран-сопредседателей МГ ОБСЕ. На этом же направлении в «помощь» Баку сейчас стал работать и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, заявляя, что «в духе солидарности с Азербайджаном» он намерен затронуть проблему конфликта на предстоящей встрече с Путиным, «если Путин, действительно, сосредоточится на этом вопросе, он будет легко решен».

Но российский президент уже принимал активное участие — кстати, вместе с Минской группой — в подготовке после апрельской войны 2016 года Санкт-Петербургского соглашения, предусматривающего введение мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и появление там международных наблюдателей. Азербайджан отказался подписывать этот документ, а главы других стран-сопредседателей МГ ОБСЕ не стали принимать эстафету. Поэтому для Анкары было бы логичным оказать давление на Баку, чтобы тот принял условия этого соглашения, а не пытаться предлагать Москве некие сепаратные переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Идем дальше. Алиев, принимая в Баку руководителя группы французско-азербайджанской дружбы Национальной ассамблеи Франции Пьера Алена Рафана, заявил, что Париж «как сопредседатель Минской группы тоже играет свою роль в деле урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта». Хотя, по его словам, «армянское лобби распространяет в различных странах мира вымышленную и лживую информацию об Азербайджане и Нагорном Карабахе». А раньше Баку выступал с аналогичными призывами и к Вашингтону, предлагая ему активизировать политику на этом направлении. Но по факту пока что четко просматриваются попытки Азербайджана «развести» МГ ОБСЕ или изменить формат группы, чего Баку все-таки не удается.

Надо сказать, что словесной шелухи вокруг проблемы урегулирования нагорно-карабахского конфликта появляется много. Связано это с тем, что возобновились переговоры на уровне глав МИД Азербайджана и Армении, в Женеве состоялась встреча президентов двух стран, готовится еще одна. По всем признакам Минская группа предложила конфликтующим сторонам какой-то проект, положения из которого так или иначе комментируются сторонами. Так, президент Армении Серж Саргсян заявил о том, что «компромиссы могут быть болезненными» и это «Азербайджан сам должен занять более конструктивную позицию».

Естественно, ведь без компромиссов такой конфликт, как нагорно-карабахский, решить не удастся. Но если действительно существует желание искать конструктивные подходы, то сам переговорный процесс не должен быть предметом информационной войны, когда каждая из сторон заявляет о своей «победе», не вступив даже в настоящее дипломатическое сражение. А пока по факту разговоры Армении о «компромиссах» воспринимаются Азербайджаном как признак «слабости» или «поражения». Но тут у Баку не сходятся концы с концами, что видно, например, по «сенсационному» заявлению руководителя азербайджанского аналитического центра «Атлас» Эльхана Шахиноглу.

Ссылаясь на «полученную из достоверных источников информацию», он утверждал, что «президент России Путин в канун встречи с турецким коллегой Эрдоганом подготовил три условия Азербайджану для безоговорочного освобождения пяти районов вокруг Нагорного Карабаха». «Азербайджан должен войти в Евразийский экономический союз» — это первое условие, как утверждает Шахиноглу. Второе: «Азербайджан станет членом Организации Договора о коллективной безопасности». Третье: «в Карабахе будут размещены российские миротворческие силы». По словам политолога, «это очень тяжелые условия, первое можно выполнить с определенными исключениями, а остальные два противоречат интересам национальной безопасности Азербайджана».

Те же идеи развивает депутат азербайджанского парламента Орудж, заявляя, что «настало время уведомить проживающее в Карабахе население о планах Азербайджана относительно дальнейших действий». И что же это за планы? Оказывается, речь идет о «гарантиях безопасности армянского населения и их политических правах, причем в составе Азербайджана, где они получат больше дивидендов как в экономическом плане, получая возможность использовать нефтегазовые ресурсы страны, так и в юридическом». Далее: «Армяне могут рассчитывать на автономию наподобие нахчыванской в составе Азербайджана с возможностью создания парламента и государственных органов с получением экономических льгот».

При этом Орудж всех заверяет в том, что «Баку удалось перетянуть на свою сторону союзников Армении, используя совместные экономические проекты, нейтрализовать существующие с 1990-х годов факторы влияния и угроз, открытые антиазербайджанские позиции, усилия армянского лобби». Наконец, добиться «военного преимущества». Одним словом, Баку мыслит, как говорят на Украине, по принципу: в огороде — бузина, а в Киеве — дядька. Между тем, в Азербайджане должны по-настоящему осознать, что второго Советского Союза больше никогда не будет. Президент России не станет, как некогда Троцкий и Сталин, «дарить» Нагорный Карабах Азербайджану.

Для Москвы в этом нет, в отличие от большевиков в 1920-х годах, идеологической нужды. А есть реальная геополитика, которая диктует России действия, направленные на обеспечение безопасности Нагорного Карабаха, что возможно только при активизации своего политического и военного присутствия в Степанакерте. И дело тут не только в новой расстановке сил в Закавказье, а в бурных событиях в соседнем Ближнем Востоке, где формируется новый миропорядок. Кто, как и какое государство в этих регионах уцелеет — вопрос открытый. Азербайджан свой стратегический выбор уже сделал. Не стоит ему мешать. Армения же должна быть с Россией, но не в России.

Станислав Тарасов

Россия. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 ноября 2017 > № 2376600


Узбекистан. Азербайджан. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > kapital.kz, 4 ноября 2017 > № 2375801

В Ташкенте прошло заседание Электроэнергетического совета СНГ

Представители стран Содружества обсудили актуальны вопросы

Актуальные вопросы в сфере энергетики государств Содружества обсуждены в субботу в Ташкенте на 51-м заседании Электроэнергетического совета (ЭЭС) СНГ, передает корреспондент Интерфакса.

В работе заседания приняли участие руководители органов госвласти и национальных энергетических компаний государств-участников СНГ: Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

Заседание открыл президент ЭЭС СНГ, министр энергетики России Александр Новак. С приветственной речью выступили вице-премьер правительства Узбекистана Алишер Султанов и зампредседателя исполкома СНГ Сергей Иванов.

На заседании заслушаны доклады членов ЭЭС СНГ о ходе подготовки энергосистем к осенне-зимнему периоду 2017−2018 годов. Рассмотрены актуальные вопросы развития сотрудничества государств-участников СНГ в сфере электроэнергетики, включая международные договора в данной сфере, а также нормативно-технические документы и материалы рабочей группы по энергоэффективности и возобновляемой энергетике.

Также были обсуждены и утверждены рекомендации по организации взаимопомощи при проведении аварийно-спасательных работ на объектах электроэнергетики государств-участников СНГ.

Участники отметили важность развития интеграционных связей в целях обеспечения надежной и эффективной работы энергетической отрасли государств Содружества.

По итогам заседания подписаны протокольные решения.

На заседании присутствовал министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халед аль-Фалех, прибывший накануне вечером в Ташкент.

По данным источника, «на полях» заседания ожидаются двусторонние переговоры, подробности которых не разглашаются.

Узбекистан. Азербайджан. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > kapital.kz, 4 ноября 2017 > № 2375801


Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 ноября 2017 > № 2384376

Иранская провинция Западный Азербайджан экспортировала товаров на $ 224 млн.

Около 514 000 тонн товаров на сумму $ 224 млн. были экспортированы их иранской провинции Западный Азербайджан, расположенной на северо-западе Ирана, в течение шести месяцев этого года, с 21 марта по 22 сентября 2017, регистрируя рост на 2 % в стоимостном выражении и снижение на 38 % по тоннажу, по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, рассказал глава Организации промышленности и горнорудной промышленности этой провинции.

Джафар Садек Эскандари добавил, что Ирак был крупнейшим рынком экспорта из Западного Азербайджана в течение этого периода, доля которого составляла 66 %, а затем идет Турция – 25 %.

За тот же период провинция импортировала 227 000 тонн товаров на сумму 380 миллионов долларов США, что на 3,8 % больше, чем в прошлом году, и на 16 % по сравнению с предыдущим годом, сообщает персидская газета "Donya-e-Eqtesad".

Наибольшую долю в импорте занимает Турция с долей 77 % по весу и 71 % в стоимостном выражении.

Западный Азербайджан является одним из основных сельскохозяйственных центров Ирана, так как его 1,3 миллиона гектаров пахотных земель обеспечивают около 6 % всей сельскохозяйственной продукции страны.

Арбузы, грецкие орехи, сливы, томаты, миндаль и яблоки являются основными сельскохозяйственными продуктами, экспортируемыми из северо-западной иранской провинции.

Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 ноября 2017 > № 2384376


Азербайджан. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 2 ноября 2017 > № 2376090

Лидеры России, Азербайджана, Турции и Ирана стали вести переговоры в разных «комбинациях» столь часто, что в хронологии их встреч уже можно запутаться. Вот и теперь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган снова слетал с визитом в Азербайджан, открыл железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс, поучаствовал в заседании Совета сотрудничества высокого уровня Азербайджан-Турция и поговорил один на один с президентом Ильхамом Алиевым. А уже на следующий день последний вылетел в Тегеран на саммит с президентами России и Ирана — Владимиром Путиным и Хасаном Роухани.

Кстати, визит Эрдогана в Баку «совпал» с 25-летием установления дипломатических отношений между Азербайджаном и Турцией. В Баку, на официальной церемонии открытия дороги, находился и премьер-министр Грузии Гиоргий Квирикашвили. Его визиту в соседнюю страну предшествовала трехсторонняя встреча министра обороны Азербайджана с начальниками Генеральных штабов вооруженных сил Грузии и Турции.

О стратегическом партнерстве Баку, Тбилиси и Анкары написано и сказано много. Соответствующий, так сказать, «треугольник», несмотря на то, Азербайджан является одной из сторон еще и «треугольников» с участием России (Москва-Баку-Тегеран и Москва-Баку-Анкара), уже сложился, и стороны обсудили в Тбилиси вопросы военного сотрудничества и региональной безопасности. Разумеется, более детальной официальной информации о встрече нет.

Но ее значения не стоит недооценивать, поскольку Азербайджан, Грузия и Турция являются партнерами в региональных экономических, энергетических и транспортных проектах и имеют нерешенные территориальные конфликты. Так что без крайне серьезного сотрудничества в сфере безопасности, поддерживающего устойчивость упомянутого «треугольника», стороны которого не могут быть равными в силу разных возможностей его участников, им не обойтись. Отметим, что Баку, Тбилиси, Анкара проводят и совместные военные учения.

В общем, от успешности их регионального сотрудничества зависит и безопасность государств бассейнов Черного и Каспийского морей, включая Россию и Иран. И хоть у Азербайджана и Турции есть конкретные претензии к Ирану, а у Грузии — к России, сложившиеся геометрические конфигурации друг другу не мешают — скорее, они дополняют возможности реагирования на угрозы безопасности в регионе.

О чем говорили Алиев и Эрдоган в Баку? По официальной информации, они обсудили вопросы международной и региональной повестки дня, в особенности — карабахский конфликт. Отметим, что вскоре после встречи Алиева и Путина в Москву к российскому президенту прибудет его армянский коллега Серж Саргсян. Не приходится сомневаться, что помимо предстоящей смены власти в Армении и перехода республики к парламентской форме правления (говорят, Саргсян рвется занять место первого лица государства — теперь уже в качестве премьера, и тут многое будет зависеть от позиции Кремля), стороны обсудят и карабахское урегулирование. Причем сразу после встречи Алиев-Путин и Алиев-Эрдоган, а также в канун предстоящих переговоров глав МИД Армении и Азербайджана.

Перед визитом в Баку Эрдоган дал интервью азербайджанским агентствам, в котором карабахской проблеме было уделено большое внимание — он назвал ее «кровоточащей раной» как для Азербайджана, так и для Турции. Вопрос этот, подчеркнул он, не будет разрешен до тех пор, пока Армения не прекратит оккупацию азербайджанских территорий. «Оккупационная политика Армении и направленные против гражданского населения последние провокации никак не могут способствовать миру в регионе», — сказал Эрдоган. Минской группе ОБСЕ по карабахскому урегулированию он рекомендовал «работать активнее». Президент Турции заверил, что его страна продолжит поддерживать справедливую позицию Баку в карабахском урегулировании.

Партнерство с Азербайджаном он назвал «стратегическим» во всех сферах — военной, оборонной промышленности, энергетической, экономической и т. д. Особый акцент был сделан на открытии железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, имеющей «стратегическое значение» для всего региона в целом, а для Грузии, Азербайджана и Турции — в частности. «Мы объявляем о создании прямого железнодорожного сообщения от Лондона до Китая», — заявил президент Турции. Не обошел он вниманием и «стратегическую значимость» проекта TANAP по транспортировке каспийского природного газа в Турцию с выходом на Европу, обеспечивающей, как считается, энергетическую безопасность последней. Транзитной страной для экспорта газа тоже является Грузия.

Что цементирует отношения треугольника Баку-Тбилиси-Анкара, а, точнее, в его рамках — взаимодействие Турции и Азербайджана? Турция, признал Эрдоган, за последние четыре года превратилась в мишень для многочисленных нападок (надо думать — с Запада). Но ведь Азербайджан, Россия и Иран — тоже, так что три разных треугольника — Москва-Баку-Тегеран, Москва-Баку-Анкара и Баку-Тбилиси-Анкара имеют, в контексте Запада, одни и те же проблемы. Возможно, в меньшей степени они распространяются на Грузию, но это — до поры, до времени.

Целью нападок на Турцию, считает Эрдоган, является желание ослабить эту страну: «Но мы все равно выстояли… Мы верим, что любые трудности открывают новые возможности. Мы будем работать над поощрением внешних инвестиций, вложением инвестиций в Азербайджан крупными турецкими компаниями, будем сотрудничать с Азербайджаном в вопросе приватизации». А «трудности» Турции, по версии официальной Анкары, усугубляет организация FETÖ под руководством проживающего в США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена — считается, что его последователи пытались устроить в Турции государственный переворот. Так что сейчас в республике военных и штатских арестовывают «пачками». Азербайджан не остался в стороне — ведь и здесь внешние силы стараются свалить действующую власть. Так что Эрдоган выразил особую благодарность президенту Алиеву и всему азербайджанскому народу за солидарность в борьбе с FETÖ.

Ну и крайне актуальный вопрос — борьба с терроризмом. По информации Эрдогана, Турция и Азербайджан тесно взаимодействуют в этой сфере, обмениваются разведданными, сотрудничают в оперативной деятельности. «Ведь Азербайджан является важной страной в сфере пресечения перехода в Сирию иностранных террористов», — сказал турецкий лидер. А Алиев на заседании Совета сотрудничества высокого уровня заявил, что Азербайджан «приобретает и будет приобретать военную продукцию у Турции».

Понятно, что решающим фактором в образовании всех вышеупомянутых «треугольников» является выстраивание пояса безопасности участвующих в них стран вне членства в какой-либо конкретной военной организации. В большей степени новая политгеометрия возникает на почве «экспорта демократии» Запада на Ближний Восток, Южный Кавказ, в государства Каспия. Гарантом деэскалации напряженности Запад, вопреки его заверениям, не стал, а только приумножил дестабилизационные процессы в указанных регионах.

В результате они стали группироваться по интересам, которые часто не совпадают, однако решающим в этом вопросе сейчас является наибольшая актуальность вопроса и его цена, а не отдельные фрагменты несогласия. И этому сильно способствовало резкое ухудшение отношений Турции с Западом и главным партнером по НАТО — США. То есть Турция сейчас загнана в тупик, в который продолжают пытаться загнать и Иран, а от ситуации в этих двух странах и их ролевого участия в сирийском и иных вопросах зависят не только государства Ближнего Востока, но также Южного Кавказа и бассейна Каспия. Соответственно, прежде антагонистичным, однако заинтересованным в стабильности странам, пришлось кинуться к России.

Так, Турция наладила отношения с РФ не только в экономике, энергетике, но и в военной сфере. Есть основания полагать, что во время недолгого периода «холодной войны» площадкой для российско-турецкого урегулирования стал Азербайджан — надо думать, Алиев хорошо справился со своей ролью. А треугольник Россия-Иран-Турция сложился при откровенных усилиях Москвы. Но каждая из этих стран претендует на гегемонию в регионе, что несколько усложняет «моральную сторону» их взаимодействия. Однако в заданных политических реалиях — противостоянии всех трех игроков Западу — им, конечно, целесообразнее сотрудничать, чем пытаться справиться с проблемами поодиночке.

Насколько долгосрочным и устойчивым окажется этот треугольник — сказать трудно, однако в контексте сирийского кризиса он способен сыграть уравновешивающую роль. А Азербайджану он может сослужить хорошую услугу в решении карабахского конфликта: ведь считается (условно), что Иран — на стороне Армении, , а Турция — Азербайджана. Но Иран всегда действует с широко открытыми глазами, поэтому «дружить» с Арменией он может с большой пользой для урегулирования: Тегеран гораздо более дипломатичен, чем Анкара, а Москва располагает рычагами воздействия на противные стороны: особенно, на Ереван.

В общем, этому треугольнику сейчас не нужны никакие сложности и военные эскалации, поскольку они многое от них потеряют. Выход — держаться вместе, расширять экономическое, энергетическое и военно-техническое сотрудничество; не мешать функционированию параллельных треугольников, которые, кстати, во многом дублируют друг друга. И похоже на то, что идут они именно по такому пути. В будущем какие-то «ответвления» от него вполне возможны, но, надо надеяться, не за счет соображений безопасности заинтересованных регионов, сближение которых уже движется по нарастающей.

Ирина Джорбенадзе

Азербайджан. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 2 ноября 2017 > № 2376090


Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 2 ноября 2017 > № 2375967

Владимир Путин приехал в Тегеран на трехсторонний саммит лидеров Азербайджана, Ирана и России. Однако азербайджанский лидер Ильхам Алиев, по большому счету, на этой встрече выступал в качестве прикрытия. Благодаря его присутствию нельзя было сказать, что речь шла исключительно о российско-иранских переговорах на высшем уровне.

Так что не удивительно, что Владимир Путин по итогам переговоров так старательно акцентировал внимание на каспийской теме. По его словам, на трехсторонних переговорах обсуждалось многострадальное соглашение по разделу общего для России, Ирана, Азербайджана, Туркмении и Казахстана водоема. «Надеюсь, что в ближайшее время мы закончим согласование всех параметров, наших договоренностей, которые должны быть подписаны в ближайшее время по каспийской проблематике, по статусу Каспия», — оптимистично заявил российский лидер по итогам трехсторонних переговоров с президентами Ирана и Азербайджана Хасаном Роухани и Ильхамом Алиевым.

В реальности же понятно, что соглашение, которое начали обсуждать еще при Борисе Ельцине, едва ли не так же далеко от подписания, как в конце 1990-х годов, если даже не еще дальше. Интересы пяти прикаспийских стран слишком различны.

Так что трехсторонний саммит, особенно в нынешней внешнеполитической ситуации, — это лишь предлог для Путина лично приехать в Тегеран. Тем самым Москва однозначно демонстрирует крепость своего союза с Ираном, причем отнюдь не только по сирийскому вопросу.

Сирия, впрочем, стала темой номер один. Это подчеркивали не только руководители России и Ирана, которые, по итогам переговоров, заявили, что у них нет ни одного противоречия по поводу будущего этой страны и, можем мы сделать вывод, президентского будущего действующего формального сирийского лидера Башара Асада. Значение сирийской темы подчеркнули, каждый по-своему, также США и Израиль.

Американцы подготовили к встрече в Тегеране заявление о том, что Россия пытается помешать расследованию фактов применения режимом Асада химического оружия против своих противников. Израильтяне, которые неоднократно публично заявляли, что не потерпят создания иранских военных баз на сирийской территории и вообще усиления влияния Ирана в регионе, нанесли воздушные удары по пригородам сирийской столицы Дамаска и города Хомса. Речь, как стало известно позднее, была об ударах по объектам, связанным с ливанской шиитской группировкой «Хезболла», которая выступает союзником Ирана и, по израильским данным, им же и финансируется.

Таким образом, Израиль и США дали понять, что внимательно следят за российской внешнеполитической активностью в регионе. Причем израильтяне не хотят вступать в конфликт с Москвой, но лишь дают понять, что категорически против ее возможного альянса с Тегераном по каким-то вопросам, кроме актуальной операции против боевиков запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство». США же не скрывают, что уже сейчас считают Россию союзницей Ирана, против которого администрация Дональда Трампа, кстати, хочет вновь ввести ранее действовавшие санкции, потому что не верит в так называемую «ядерную сделку». Ее условия, напомним, заключались в обмене: снятие санкций в ответ на прекращение иранской ядерной программы, которая могла привести к созданию ядерной бомбы.

В свою очередь, иранские власти также старались продемонстрировать, что Россия уже сегодня является их военным союзником. Показательно, что Владимир Путин встретился с аятоллой Али Хаменеи — духовным и реальным политическим лидером страны. Верховный руководитель Ирана сразу же предложил российскому президенту ни много, ни мало совместно «изолировать США», в том числе переходом на расчеты в национальных валютах. Это, по мнению Али Хаменеи, поможет преодолеть американские санкции, под которыми находится России и которые частично продолжают действовать против Ирана.

Москва, впрочем, надо сказать, «козыряя» дружбой с Тегераном и военным сотрудничеством с ним в Сирии, не стремится вступать с иранцами в открытый военный или торгово-экономический союз. Темы, которые волнуют Россию, это сирийское урегулирование и сохранение ограничения по уровню добычи нефти, которые не позволили бы ей начать вновь стремительно дешеветь. К этому может добавляться тема транзитных транспортных коридоров, например «Север-Юг» в сторону Индии и такие частные вопросы, как поставки российского газа через Азербайджан в Северный Иран, где есть дефицит «голубого топлива», несмотря на то, что иранцы сами являются крупными экспортерами газа.

Под «вечным союзом» с Ираном Кремль, несмотря на продолжающееся ухудшение отношений с Западом, пока явно не готов подписаться. Ситуативный союз в Сирии и стремление заработать на частичном снятии санкций с Ирана вовсе не означают, что Москва уже сделала стратегический разворот в сторону Тегерана, как бы этого ни хотелось аятолле Хаменеи и московским сторонникам сближения с иранцами. Слишком велик опыт двустороннего сотрудничества в последние десятилетия, который показывает, что Иран — отличный союзник лишь преимущественно на словах. В действительности он всегда преследует исключительно свои интересы, в ответственные моменты легко забывая о партнерах.

Иван Преображенский

Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 2 ноября 2017 > № 2375967


Иран. Азербайджан. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 2 ноября 2017 > № 2374090

Лидеры России, Ирана и Азербайджана договорились о расширении сотрудничества в нефтегазовой и нефтехимической сферах.

Пока Д. Медведев проводил время в Китае, В. Путин принял участие в саммите глав России, Ирана и Азербайджана, который прошел 1 ноября 2017 г в г Тегеране.

Во время саммита В. Путин провел ряд встреч, в том числе и с лидерами Ирана и Азербайджана.

Была и совместная 3-сторонняя встреча, во время которой В. Путин, Х. Рухани и И. Алиев обсудили текущую политическую обстановку и наметили планы на будущее в реализации совместных энергетических и экономических проектах.

По итогам встреч лидеры стран сделали совместное заявление.

Тезисы:

- Лидеры стран подтверждая важность укрепления связей между представителями коммерческих структур, подчеркивают необходимость создания надлежащих условий для деятельности торгово-промышленных палат и продвижения интересов деловых кругов;

- Главы Ирана, России и Азербайджана заявили о значимости сотрудничества в области автомобильного, железнодорожного и воздушного транспорта в целях модернизации транспортной инфраструктуры и развития международного транспортного коридора «Север – Юг».

В этой связи было принято решение о скорейшей реализации проекта по строительству железнодорожной линии Решт – Астара;

- Главы государств поддержали расширение сотрудничества в нефтегазовой и нефтехимической сферах, в том числе в области разведки и разработки нефтегазовых месторождений, транспортировки и своповых поставок сырой нефти и нефтепродуктов, а также углубление взаимодействия на международных энергетических площадках;

- В целях устойчивого регионального развития страны договорились о реализации проекта по соединению электросетей РФ, Азербайджанской Республики и Ирана и договоренностей по торговле электроэнергией;

- В культурных целях, а так же для углубления взаимоотношений между гражданами РФ, Азербайджана и Ирана лидеры государств договорились облегчить визовый режим;

- Главы, указывая на важность укрепления взаимодействия и координации в рамках многосторонних региональных механизмов и форматов с участием трех стран, подчеркивают необходимость интенсификации консультаций и сотрудничества на таких площадках;

- В ходе 5-сторонних переговоров по проекту конвенции о правовом статусе Каспийского моря, главы государств подтвердили намерение обеспечить скорейшее принятие документа консенсусом прибрежных государств;

- РФ, Азербайджан и Иран договорились бороться совместно с терроризмом.

В ходе саммита ряд компаний, в том числе и из РФ подписали соглашения о сотрудничестве, меморандумы, а так же провели ряд деловых встреч.

Иран. Азербайджан. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 2 ноября 2017 > № 2374090


Иран. Азербайджан. Казахстан. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Экология > fishnews.ru, 2 ноября 2017 > № 2372323

Президенты назвали приоритеты сотрудничества на Каспии.

В совместном заявлении по итогам встречи в Тегеране президенты России, Ирана и Азербайджана выразили удовлетворение ходом переговоров по подготовке Каспийской конвенции и назвали приоритеты для укрепления отношений.

Президент России Владимир Путин, президент Ирана Хасан Рухани и президент Азербайджана Ильхам Алиев провели встречу в Тегеране. По итогам саммита лидеры трех стран приняли совместное заявление.

Как сообщает корреспондент Fishnews, стороны выразили удовлетворение ходом пятисторонних переговоров по проекту конвенции о правовом статусе Каспийского моря и подтвердили, что готовы обеспечить скорейшее принятие этого документа консенсусом прибрежных государств. Это, напомним, Азербайджан, Казахстан, Туркмения, Россия и Иран.

В заявлении Каспий назван «морем мира, дружбы, безопасности и сотрудничества». При этом стороны перечислили области, в которых необходимо укрепление отношений. В числе таких сфер – сохранение водных биоресурсов, защита окружающей среды, научные исследования, гидрография. Также в качестве приоритетов для укрепления связей указаны сотрудничество портовых администраций, морское судоходство, мультимодальные перевозки, морской туризм, энергетика, торговля, экономика, метеорология, безопасность и военное сотрудничество, предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций.

Отметим, что в мае 2016 г. вступило в силу Соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биоресурсов Каспийского моря. Документ определяет принципы и формы сотрудничества в сохранении и рациональном использовании водных биоресурсов Каспия, среди областей взаимодействия - управление совместными запасами, обязательства по борьбе с незаконным промыслом и меры по воспроизводству ВБР.

Иран. Азербайджан. Казахстан. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Экология > fishnews.ru, 2 ноября 2017 > № 2372323


Азербайджан. Турция. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372841

Алиев повязал себя проектом Баку – Тбилиси – Карс

В зоне нагорно-карабахского конфликта стоит ждать перемен

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили торжественно открыли ввод в эксплуатацию железнодорожной линии Баку — Тбилиси — Карс (БТК). Ждали еще приезда президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, но вместо него прибыл премьер Бакытжан Сагинтаев.

По современным понятиям БТК — это долгострой. Идея витала в воздухе еще в 1990-е годы почти одновременно с концептом строительства нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан. Но если второй проект удалось реализовать, то реализация БТК началась только в ноябре 2007 года на территории Грузии. Ушло 10 лет на прокладку от Карса до Ахалкалаки полотна длиной в 105 километров, из которых 76 километров проложены по территории Турции. Причины тому назывались разные. Радиостанция «Голос Америки» указывает, что «первоначально стоимость проекта составляла 422 млн долларов, хотя согласно Баку только Азербайджан вложил в него 640 млн». А премьер Казахстана Сагинтаев заявил на церемонии открытия, что в целом было инвестировано «более 10 миллиардов долларов».

То есть указывается на трудности с финансированием проекта. В то же время, по мнению некоторых российских экспертов, реализация этого проекта была ускорена после того, как Китай выступил с инициативой «Один пояс — один путь», которая именуется еще как «Новый Шелковый путь». Вот почему мы обратили внимание на то, что говорили лидеры и представители государств, присутствовавшие на вводе БТК в эксплуатацию.

Алиев:

«Железная дорога Баку — Тбилиси — Карс — это самый короткий и надежный путь, соединяющий Европу с Азией. Сейчас мы работаем над интеграцией транспортных коридоров Баку — Тбилиси — Карс и Север — Юг. Я считаю, это вполне возможно. Уверен, что в будущем энерготранспортные пути Север — Запад и Юг — Запад будут сданы в эксплуатацию. Два этих грандиозных проекта объединят многие большие страны. Баку — Тбилиси — Карс означает восстановление части исторического Шелкового пути. Ее смогут использовать Китай, Казахстан, Центральная Азия, Азербайджан, Грузия, Турция и страны Европы».

Эрдоган:

«Мы объявляем о создании прямого железнодорожного сообщения от Лондона до Китая».

Сагинтаев:

«Этот проект расширит логистические возможности на Каспии, создаст благоприятные условия для перевозки грузов из Китая в Европу, скорость грузоперевозок возрастет вдвое».

При этом озвучены и такие цифры: на начальном этапе по железной дороге БТК планируется перевозить до 6,5 млн тонн грузов и около 1 миллиона пассажиров, в будущем пиковая пропускная способность коридора должна составить 17 миллионов тонн грузов в год, а количество пассажиров должно увеличиться до 3 миллионов. БТК предназначается также для поставок в Турцию сжиженного газа из стран Каспийского региона, нефтепродуктов из Туркменистана и Азербайджана. Но главная цель, конечно же — контейнерные перевозки из Китая. Но почему тогда на этой церемонии открытия не было представителя Китая? Не получается ли так, что Пекин стали «женить» без его участия?

Напомним, что 13 мая в Пекине между Грузией и Китаем было подписано соглашение о свободной торговле (ЗСТ) между двумя странами. Почти все грузинские и азербайджанские, да и некоторые их российские коллеги, заявляли, что Поднебесная торопится, поскольку в конце июня планируется запустить «проект века», железную дорогу Баку — Тбилиси — Карс, «первый в истории постсоветского пространства транспортный проект, идущий в обход России», что отныне «Баку, Тбилиси и Анкара станут сверять свои политические часы с Пекином». Отметим и то, что в Грузии ранее побывал первый транзитный поезд, который доставил груз из Китая в Турцию. Маршрут был избран следующий: из китайского порта Ляньюньган грузы проследовали в Казахстан, затем морской паром доставил их в Азербайджан, а из Азербайджана по железной дороге в Грузию. На завершающем этапе из грузинского порта Поти грузы были переправлены по Черному морю в турецкий город Стамбул.

Президент России Владимир Путин, будучи с визитом в Китае, так прокомментировал ситуацию: «Маршрут железнодорожной магистрали в рамках «Пояса Шелкового пути» пока обсуждается, будет выбран лучший вариант. И наши специальные ведомства и компании, и китайские, и партнеры из других стран изучаю этот вопрос. Здесь существуют разные варианты для Китая: и через Казахстан, а потом уйти восточнее и южнее на Иран, возможно, через территорию Российской Федерации». Касаясь Азербайджана, Путин уточнил: «Мы изучаем и реализуем и другие маршруты, скажем, Север — Юг. Мы с премьер-министром Индии констатировали, что первые партии контейнеров из Мумбаи через Иран, через Азербайджан дошли уже до Санкт-Петербурга и назад. Все изучается в практическом плане, работа идет в ежедневном режиме. Что будет наиболее эффективным — посмотрим в ходе предварительных тестовых испытаний и выберем оптимальные решения».

Как видим, глава России вообще не упомянул о БТК, а перспективы транспортной интеграции Азербайджана в Азию связал не с Китаем, а Индией. Не случайно теперь некоторые турецкие и азербайджанские эксперты заявляют, что речь нужно вести только о «сигналах» Анкары и Баку, которые намекают Пекину о готовности принять участие в проекте «Шелковый путь». Конечно, нельзя исключать, что китайцы эти сигналы услышат. Но, как считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований профессор Константин Сыроежкин, «Китай никогда не обещал никому никаких благ, а в последнее время настаивает на том, что не собирается брать на себя всю ответственность и оплачивать все проекты». Пекин предлагает, а присоединиться к нему или нет — дело суверенных государств.

Что же касается БТК, то в Китае отлично понимают, что в этом проекте на первое место ставится геополитика, а не проблемы экономической эффективности. По оценке грузинского эксперта Гия Хухашвили, которую он выдал в интервью «Голосу Америки», БТК «на данном этапе является нестабильным, он проходит через не очень спокойные регионы, еще нужно будет приложить многие усилий для того, чтобы он получил статус стабильного транспортного коридора». А еще есть и другое. Реализация БТК будет сковывать стремление Баку силовым методом решить нагорно-карабахский конфликт. Ведь все, кто вложил огромные средства в проект, заинтересованы в стабильности в регионе. На этом выводе мы пока остановимся, признавая в то же время, что запуск БТК начинает менять ситуацию в Закавказье.

Станислав Тарасов

Азербайджан. Турция. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372841


Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372783

Президент РФ Владимир Путин заявил, что в ходе трехсторонней встречи с президентами Ирана и Азербайджана Хасаном Роухани и Ильхамом Алиевым обсудил проблему борьбы с терроризмом, а также экономические вопросы.

"Мы обсуждали важные вопросы в сфере стабильности, борьбы с преступностью, с терроризмом. Но во главе угла, конечно, лежат проблемы экономического характера", — сказал Путин.

Он подчеркнул, что Россия, Иран и Азербайджан – крупные производители углеводородов. "Но это не значит, что мы должны конкурировать. Это значит, что мы должны координировать свои усилия", — подчеркнул он.

Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372783


Иран. Азербайджан. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372782

Решить проблемы в Сирии в одностороннем порядке не получится, заявил президент РФ Владимир Путин.

"Еще здесь очень много вопросов, проблем, ни одну из них не удается решить в каком-то одностороннем порядке. Ни одна из сторон, ни одна из стран в одностороннем порядке решить эту проблему не может", — сказал Путин по итогам трехсторонней встречи с главами Ирана и Азербайджана.

По словам главы российского государства, РФ рассчитывает на дальнейшее позитивное сотрудничество с Ираном и высоко оценивает итоги прошедших в Тегеране переговоров.

Иран. Азербайджан. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372782


Азербайджан. Грузия. Турция > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372519

Баку-Тбилиси-Карс: новые вехи Шелкового пути

Мари Жего (Marie Jégo), Le Monde, Франция

Соединить Азию с Европой при помощи железной дороги скоро станет проще простого. 30 октября в Азербайджане состоялось торжественное открытие 838-километровой железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс. Она связала столицу Азербайджана Баку с турецким городом Карс через территорию Грузии.

Ожидается, что новая магистраль (БTK), будет перевозить 1 миллион пассажиров и 6,5 миллионов тонн грузов в год. В 2025 году грузооборот может увеличиться до 50 миллионов тонн, если все будет работать, как задумывалось. Строительство железнодорожного узла между двумя континентами будет завершен в 2018 году, когда Турция заложит последний камень в железнодорожный туннель Мармарай, который строится под Мраморным морем.

БТК — это первый этап масштабного проекта строительства «железнодорожного коридора» между Азией и Европой, который, после завершения работ, будет перевозить пассажиров и грузы «из Пекина в Лондон за 12-15 дней», по словам Ахмета Арслана, министра транспорта Турции. Под угрозой находятся грузовые перевозки через Россию и Иран, а также морские перевозки. «Шелковый железнодорожный путь будет намного быстрее», — утверждают власти Азербайджана.

В понедельник первый поезд покинул Алат, порт на юге Баку, построенный для облегчения торговли с Казахстаном и Туркменистаном, двумя центральноазиатскими государствами на восточном берегу Каспийского моря. Сев в поезд, представители Азербайджана, Турции, Казахстана, Грузии и Узбекистана c удовлетворением отметили, что этот проект станет залогом «мира и процветания для региона».

Однако этот проект не коснулся Армении, которую оставили за бортом, несмотря на то, что ее железная дорога, построенная во времена Советского Союза, предлагала самый короткий путь в Турцию.

Этот вариант был немыслим, потому что Армения и Азербайджан находятся в конфликте из-за Нагорного Карабаха, населенного в основном армянами и где постоянно происходят столкновения.

В знак солидарности с азербайджанским соседом Турция закрыла свою границу с Арменией в 1993 году и не собирается открывать ее в ближайшее время. У выхода из изоляции есть свои пределы.

Азербайджан. Грузия. Турция > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372519


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372318

Встреча с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.

В Тегеране состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым.

Встреча лидеров двух стран прошла перед началом саммита России, Ирана и Азербайджана.

* * *

Начало встречи с Президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым

В.Путин: Уважаемый Ильхам Гейдарович! Очень рад Вас видеть – на этот раз в Тегеране.

Мы регулярно встречаемся и по телефону разговариваем, в постоянном контакте, это естественно, потому что отношения между нашими странаминосят особый характер. Безусловно, это характер стратегического партнёрства.

Мы с Вами знаем, сколькими нитями связаны Азербайджан и Россия. И должен отметить, что наши усилия, в общем, даром не проходят – по развитию двусторонних контактов, имею в виду рост товарооборота за первые девять месяцев, это почти 62 процента.

Мы работаем и по другим направлениям, постоянно консультируемся по региональной проблематике.

Очень рад возможности увидеться с Вами в двустороннем формате.

И.Алиев: Спасибо, Владимир Владимирович! Тоже очень рад Вас снова видеть.

Мы уже не раз встречались в этом году, и наши встречи всегда ведут к хорошим результатам, потому что мы даём новый импульс развитию отношений.

Очень рады, что и товарооборот растёт после определённых сложных процессов. Это говорит о том, что есть большой взаимный интерес между бизнес-структурами, и рост товарооборота – это и показатель восстановления нашей экономики, взаимного интереса.

Наши отношения с Россией имеют стратегический характер, и мы так и характеризуем их. Сотрудничаем по всем направлениям: в гуманитарной сфере, экономической, энергетической, транспортной, военно-технической. Поэтому это полноценные отношения друзей, соседей, близких партнёров.

Также очень рад, что сегодняшняя встреча проходит на полях трёхстороннего саммита. Это тоже, считаю, очень важное событие глобального масштаба, я бы сказал.

Потому что это сотрудничество основано на глубоких исторических корнях и взаимных интересах, взаимной поддержке, которую наши страны оказывают на международной арене.

Так что очень рад новой встрече и обсуждению важных вопросов, которые, уверен, дадут новый толчок к укреплению наших связей.

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372318


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372291 Владимир Путин, Хасан Рухани, Ильхам Алиев

Заявления для прессы по итогам встречи Владимира Путина, Президента Ирана Хасана Рухани и Президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Х.Рухани (как переведено): Прежде всего, разрешите поблагодарить Президента Российской Федерации многоуважаемого господина Владимира Путина, а также Президента Республики Азербайджан многоуважаемого господина Ильхама Алиева за то, что приняли моё приглашение.

Сегодня нам удалось в Тегеране провести второй саммит трёхстороннего формата. Основа этого саммита связана с дружбой и добрососедскими отношениями между тремя странами. Дружба и географическое соседство, культурные отношения послужат процветанию наших народов.

На саммите в Баку и на тегеранском саммите мы затронули некоторые вопросы, которые мы будем отслеживать. Один из важных вопросов – это транзит между тремя странам и транзит между Азией и Европой. Маршрутный транзитный коридор «Север – Юг» присоединит эти два континента друг к другу. Мы предлагаем, чтобы в будущем Бендер-Аббас будет соединён с городом Хельсинки, – мы можем соединить Азию и Европу. Эта дорога пройдёт через Республику Азербайджан, через Россию, а потом через Восточную и Северную Европу.

Мы поговорили о развитии дорожного и морского транспорта. Мы три страны, которые расположены на Каспии, и мы должны использовать это море как море мира и дружбы для всех стран региона и использовать ресурсы этого моря.

Мы также намерены углублять отношения между тремя странами в экономической сфере. Мы делаем большой шаг на пути присоединения к Евразии, и это будет очень положительным сотрудничеством между Ираном и странами Евразии. Мы также намерены создать зелёный таможенный коридор между тремя странами и соблюдать единые таможенные стандарты.

В ходе Тегеранского саммита мы поговорили о сотрудничестве в банковской сфере и использовании национальных валют при торговле между Ираном и Азербайджаном, между Ираном и Россией, а также между тремя странами, чтобы мы как в двустороннем формате, так и в трёхстороннем формате использовать наши национальные валюты.

Мы поговорили о сотрудничестве в сфере энергетики. Все три страны имеют хорошие нефтегазовые запасы и имеют уникальное региональное и международное положение. Мы поговорили о сотрудничестве в сфере техники для получения нефти и газа. Также мы поговорили об инвестициях в энергетической сфере, которые играют важную роль для наших стран.

Наши электрические сети должны быть синхронизированы при соединении друг к другу, чтобы мы могли использовать существующий электроэнергетический потенциал друг друга.

Кроме экономических вопросов мы затронули и экологические вопросы, особенно в отношении Каспийского моря. Мы все, три страны, являемся прикаспийскими странами, и мы говорили о том, чтобы правовой статус Каспийского моря скорее был финализирован, чтобы могли использовать существующие потенциалы в этом море.

Уважаемый господин Владимир Путин предложил провести следующий саммит в России. Мы согласились с этим. Я благодарю господина Путина и объявляю, что следующий саммит состоится в следующем году в России.

Кроме вопросов экономического сотрудничества мы говорили и о региональном сотрудничестве, трёхстороннем формате сотрудничества между Ираном, Россией и Турцией по этому направлению.

В нынешнем саммите все три страны подтвердили необходимость региональной стабильности, борьбы с терроризмом, борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и организованной преступностью.

День за днём отношения между тремя странами развиваются. Мы намерены использовать наши потенциалы для процветания наших народов.

Спасибо вам за внимание.

И.Алиев (как переведено): Уважаемый Президент Рухани! Уважаемый Президент Путин! Уважаемые дамы и господа!

Прежде всего, хочу поблагодарить господина Рухани за оказанное гостеприимство. Я очень рад вновь находиться в братской стране.

Сегодня мы с Президентом Рухани и Президентом Путиным провели встречи относительно дальнейших перспектив развития наших связей. Наши связи успешно развиваются и находятся на высоком уровне.

Что касается формата трёхстороннего сотрудничества. Как вам известно, первый саммит состоялся в августе прошлого года в Баку по инициативе Азербайджана, а нынешний саммит свидетельствует о том, что этот формат имеет большое значение и хорошее будущее.

Трёхстороннее сотрудничество вполне естественно, потому что наши народы связывает общая история, география. Веками наши народы находились в тесной связи друг с другом. Формат трёхстороннего сотрудничества имеет большое значение для региональной безопасности. Считаю, что наше успешное сотрудничество играет большую роль в обеспечении стабильности и безопасности в регионе.

Конечно, нас объединяет целый ряд экономических и инфраструктурных проектов, господин Рухани сказал об этом в своём выступлении. Азербайджан является единственной в мире страной, имеющей сухопутные границы как с Ираном, так и Россией. Такое расположение, конечно, способствует тому, что мы успешно сотрудничаем во всех областях.

В период, минувший после предыдущего саммита, произошли очень важные события, хотя прошло чуть больше года, тем не менее. Соглашения, достигнутые в прошлом году, нашли сегодня отражение в жизни, особенно в экономической сфере. Сегодня во время саммита прозвучали цифры. В этом году более чем на 60 процентов возрос наш торговый оборот [с Россией], с Ираном – более 30, а в прошлом году – более 70 процентов. Это свидетельствует о том, что между тремя странами существуют очень искренние тёплые отношения. И конечно, экономический сектор, бизнесмены видят это в положительном свете.

Кроме того, возрастающий торговый оборот свидетельствует об успешном развитии нашей экономики. И резкое падение цен на нефть не отразились особо на нашей экономике.

Кроме того, в период после предыдущего саммита Азербайджан усовершенствовал свою железнодорожную инфраструктуру, построена железная дорога до границы с Ираном. И первый поезд уже в марте этого года прошёл азербайджано-иранскую границу.

В настоящее время полностью готов к эксплуатации азербайджанский участок в транспортном коридоре «Север – Юг». Пусть об этом знает и печать. По финансированию железной дороги уже достигнуто соглашение. Документ парафирован. И после того, как эти процедуры будут претворены в жизнь, этот вопрос тоже найдёт решение.

Что касается нефтегазового сектора, мы имеем большую историю в этой области. Это и сотрудничество здесь, естественно. Так как все три страны вносят вклад в вопросы энергетической безопасности, одновременно наши страны играют роль в стабилизации цен на нефть. И мы видим, что страны ОПЕК и не являющиеся членами этой организации, искренне сотрудничают, в результате этого сотрудничества цены достигли приемлемого уровня.

Мы соединили электрические линии как с Ираном, так и Россией, и закладывается хорошая основа для регионального сотрудничества, за год нашли решение очень многие вопросы: и достигнутые сегодня соглашения, и в результате исполнения тегеранской резолюции, – надеюсь, до следующего саммита мы достигнем хороших результатов и информируем об этом общественность. Наше сотрудничество естественно, искренне, основано на дружбе, взаимном уважении, и это сотрудничество, конечно, имеет большое значение для региона.

Нынешний саммит прошёл на высоком уровне, за что я ещё раз выражаю господину Рухани признательность.

В.Путин: Уважаемые дамы и господа!

Со своей стороны хотел бы выразить удовлетворение результатами нашей совместной работы. Хочу поблагодарить руководство Ирана за приглашение, а жителей Тегерана – за терпение, которого они набрались в ходе наших передвижений по городу. Мы видели, как это непросто.

Но надеюсь, что наша работа сегодня не прошла даром. Мы действительно обсуждали очень важные вопросы трёхстороннего формата, но уверен, что, работая таким образом – открыто, доброжелательно, с обоюдным стремлением к положительному результату, – наша работа будет приносить пользу нашим странам, нашим государствам, нашим народам.

Мы обсуждали важные вопросы в сфере стабильности, борьбы с преступностью, терроризмом, но во главе угла, конечно, лежат проблемы экономического характера. Коллеги мои уже об этом сказали, мне бы не хотелось повторяться.

Хотел бы только добавить, что тот важный, очень важный коридор «Север – Юг», о котором здесь уже говорилось, в тестовом режиме отработал. В прошлом году из Индии были осуществлены поставки через Иран в Россию и дальше. Этот маршрут показал свою экономическую целесообразность и эффективность.

Известно хорошо, что Россия, Иран и Азербайджан – крупные производители углеводородов, но это не значит, что мы должны конкурировать. Это значит, что мы должны координировать свои усилия.

Кстати говоря, координация в рамках OPEC уже дала свои положительные результаты, но это было бы невозможно, если бы к этой работе не присоединились страны, не входящие в этот картель. То же самое происходит и в рамках Организации производителей газа. Здесь мы сотрудничаем тоже и будем сотрудничать дальше.

Я бы хотел обратить внимание на то, что, несмотря на большое производство углеводородов в каждой из наших стран, есть, как ни странно, интерес к поставкам этого сырья друг другу, имея в виду внутреннюю логистику.

Например, мы подтверждаем свою готовность поставлять газ по трубопроводным транспортным системам Азербайджана на север Ирана, что может представлять экономическую целесообразность для наших партнёров.

Мы говорили о развитии отношений в других секторах. Весьма важным, на наш взгляд, является сотрудничество в гуманитарных областях: в образовательной сфере, сфере медицины, контактах между регионами наших государств и, разумеется, в области культуры.

И, само собой разумеется, коллеги тоже говорили об этом, мы все – прикаспийские государства. Надеюсь, что в ближайшее время мы закончим согласование всех параметров наших договорённостей, которые должны быть подписаны в ближайшее время по каспийской проблематике, по статусу Каспия.

В ходе сегодняшнего визита состоялись и двусторонние переговоры, и с Президентом Азербайджана мы встречаемся часто. Мы «сверили часы» по некоторым наиболее важным направлениям, отметили рост товарооборота в двустороннем формате и поговорили о перспективных направлениях нашего взаимодействия.

С Президентом Рухани говорили, разумеется, о двусторонних контактах, в том числе в сфере экономики – это энергетика, транспортное машиностроение, сельское хозяйство. И состоялась очень обстоятельная беседа с Верховным руководителем Ирана. Она была очень содержательной, очень полезной.

И в первом, и во втором случае мы подробно обсудили ситуацию с безопасностью в регионе, вопросы, связанные с договором по иранской ядерной проблематике, и, разумеется, по ситуации в Сирии говорили подробно.

Хотел бы отметить, что мы работаем с Ираном весьма продуктивно. Нам удаётся согласовывать позиции по сирийской проблематике.

Благодаря нашим совместным усилиям, а также усилиям Турции, как вы знаете, очень позитивно развивается ситуация на самой территории в борьбе с терроризмом и переговорный процесс, который проходит в Астане и очередной раунд которого только что завершился – и завершился положительно.

Ещё здесь очень много вопросов, проблем, ни одну из них невозможно решить в каком-то одностороннем порядке. Ни одна из сторон, ни одна из стран в одностороннем порядке решить эту проблему не может.

Мы очень рассчитываем на дальнейшее позитивное сотрудничество с нашими иранскими партнёрами и друзьями и очень высоко оцениваем результаты сегодняшнего визита.

Хочу поблагодарить господина Президента за ту атмосферу, которая была создана в ходе сегодняшней работы.

Благодарю вас за внимание.

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372291 Владимир Путин, Хасан Рухани, Ильхам Алиев


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372290 Владимир Путин

Выступление на встрече лидеров России, Ирана и Азербайджана.

В.Путин: Хочу выразить слова благодарности Президенту Азербайджана за идею проведения таких саммитов, а иранскому коллеге – за организацию второго саммита руководителей Азербайджана, Ирана и России.

Считаю, что регулярные встречи в таком формате востребованы. Они позволяют координировать позиции по наиболее острым вопросам региональной и международной повестки дня, вести конструктивный поиск решений общих проблем в области безопасности, борьбы с международным терроризмом, развивать взаимодействие в области торговых, экономических связей, культурно-гуманитарной сфере.

Основные направления трёхстороннего сотрудничества отражены в Совместном заявлении, которое мы подпишем по итогам сегодняшнего саммита. Хотел бы остановиться на некоторых важных, на мой взгляд, моментах.

Безусловно, одна из наших основных задач – обеспечение региональной стабильности и безопасности. Необходимо повышать координацию деятельности спецслужб и правоохранительных структур, наладить интенсивный обмен данными о деятельности международных террористических, экстремистских организаций, бороться с наркоторговлей, транснациональной преступностью, пресекать попытки транзита боевиков через территории наших стран.

Важно продолжать диалог по проблематике Каспия, коллеги только что об этом говорили, способствовать скорейшему завершению работы над Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря.

Разумеется, особое внимание необходимо уделить развитию взаимовыгодного сотрудничества в торгово-экономической сфере. В прошлом году на 70 процентов вырос российско-иранский товарооборот, за восемь месяцев текущего года на 62 процента увеличилась торговля России с Азербайджаном; устойчивая позитивная динамика наблюдается и в азербайджано-иранском товарообороте.

Чтобы дополнительно стимулировать трёхсторонние экспортно-импортные потоки, нужно упрощать таможенные процедуры, ликвидировать существующие барьеры на пути свободного движения товаров и услуг.

Можно было бы подумать и над увеличением доли национальных валют во взаиморасчётах, налаживанием более тесных связей по линии финансовых и банковских учреждений, активнее задействовать деловые круги трёх стран.

Хорошие возможности для развития сотрудничества – в области транспортной инфраструктуры. Прежде всего имею в виду инициативу создания западной ветки международного коридора, об этом тоже только что коллеги говорили, «Север – Юг» – действительно, одного из наиболее коротких и потенциально коммерчески выгодных транспортных маршрутов из Южной Азии в Европу.

Поддерживаем планы иранской стороны начать строительство последнего недостающего участка западнокаспийского маршрута – железнодорожную ветку Решт – Астара. Реализация этого проекта позволит более эффективно выстраивать транзитные перевозки, сократить стоимость доставки грузов.

Видим перспективы для углубления взаимодействия и в сфере энергетики. Россия, Иран, Азербайджан прочно занимают ведущие позиции в мире по добыче углеводородов. Считаю, что нашим общим интересам отвечает совместная разведка, разработка месторождений нефти и газа, запуск общих проектов в области производства и транспортировки энергоресурсов.

По-прежнему актуальной остаётся задача создания энергомоста Россия – Азербайджан – Иран, предусматривающего объединение электроэнергетических систем наших стран. Воплощение в жизнь этой инициативы позволило бы повысить энергобезопасность и обеспечить надёжное электроснабжение всего региона.

Среди других востребованных направлений выделю кооперацию в промышленности, сельском хозяйстве, области высоких технологий, медицине, производстве лекарственных препаратов; о положительных примерах такого сотрудничества тоже уже говорилось.

Большое внимание следует уделить вопросам гуманитарного взаимодействия, реализовывать совместные культурные программы, наращивать туристические и молодёжные обмены, контакты в области спорта, содействовать расширению прямых связей между регионами трёх стран.

Уважаемые коллеги! Хотел бы выразить уверенность в том, что сотрудничество между Россией, Азербайджаном и Ираном будет и далее поступательно развиваться, приобретать системный и регулярный характер.

Уважаемые коллеги! В завершение своего выступления хотел бы пригласить вас на следующий трёхсторонний саммит в Россию.

Благодарю вас за внимание.

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372290 Владимир Путин


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372286

Совместное заявление Президента Российской Федерации, Президента Азербайджанской Республики и Президента Исламской Республики Иран.

Российская Федерация, Азербайджанская Республика и Исламская Республика Иран, далее именуемые Сторонами,

подтверждая основанные на взаимном уважении дружественные связи между правительствами и народами трёх стран,

подчёркивая приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права и положениям Устава Организации Объединённых Наций,

учитывая необходимость взаимодействия для достижения общих целей и противодействия региональным угрозам,

акцентируя необходимость расширения взаимовыгодного сотрудничества, в том числе укрепления и развития безопасных транспортных коридоров и транзитных перевозок с учётом их роли в создании благоприятных возможностей для регионального развития и процветания,

в атмосфере дружбы и взаимного уважения проанализировав нынешнее состояние и перспективы трёхстороннего сотрудничества и актуальные региональные и международные вопросы,

заявляют о следующем:

Стороны, выражая удовлетворение трёхсторонним взаимодействием, подчёркивают важность повышения уровня отношений и поступательного развития сотрудничества между правительствами и парламентами трёх стран на региональной и международной арене, а также связей между людьми;

Стороны, подчёркивая важность совместных усилий по дальнейшей активизации торгово-экономических связей, отмечают необходимость создания благоприятных условий для развития торговли и осуществления взаимных инвестиций. Приоритетными направлениями взаимодействия являются промышленность, энергетика, транспорт, сельское хозяйство, финансово-банковская сфера и область таможенного регулирования;

Стороны, подтверждая важность укрепления связей между представителями коммерческих структур, подчёркивают необходимость создания надлежащих условий для деятельности торгово-промышленных палат и продвижения интересов деловых кругов;

Стороны подтверждают значимость сотрудничества в области автомобильного, железнодорожного и воздушного транспорта в целях модернизации транспортной инфраструктуры и развития международного транспортного коридора «Север – Юг». В связи с этим Стороны подчёркивают необходимость скорейшей реализации проекта по строительству железнодорожной линии Решт – Астара;

Стороны, отмечая ключевую роль Российской Федерации, Азербайджанской Республики и Исламской Республики Иран в устойчивом функционировании региональных и мировых энергетических рынков, поддерживают расширение сотрудничества в нефтегазовой и нефтехимической сферах, в том числе в области разведки и разработки нефтегазовых месторождений, транспортировки и своповых поставок сырой нефти и нефтепродуктов, а также углубление взаимодействия на международных энергетических площадках;

Стороны в целях устойчивого регионального развития высказываются в поддержку реализации проекта по соединению электросетей Российской Федерации, Азербайджанской Республики и Исламской Республики Иран и договорённостей по торговле электроэнергией;

Стороны, ставя своей целью углубление отношений между народами трёх стран, отмечают необходимость расширения взаимодействия в таких сферах, как культура, наука, средства массовой информации, образование, спорт, молодёжная политика и туризм. Кроме того, они подчёркивают важность дальнейшего облегчения визового режима для граждан Сторон;

Стороны намерены расширять сотрудничество в области медицины и здравоохранения, включая производство лекарственных средств и медицинского оборудования, развитие медицинского туризма и реализацию совместных проектов в этих сферах;

Стороны, подчёркивая особую важность Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе в качестве примера эффективно работающей многосторонней договорённости по урегулированию сложной международной проблемы, признают, что его успешная реализация требует от всех участников неукоснительного исполнения своих обязательств при должном использовании Исламской Республикой Иран и другими участниками Совместного плана преимуществ, предусмотренных его положениями. Стороны, принимая во внимание подтверждённую МАГАТЭ приверженность Исламской Республики Иран обязательствам по Совместному плану, который является частью резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 20 июля 2015 г., напоминают об обязанности всех государств – членов ООН оказывать содействие в исполнении этой многосторонней договорённости;

Стороны, указывая на важность укрепления взаимодействия и координации в рамках многосторонних региональных механизмов и форматов с участием трёх стран, подчёркивают необходимость интенсификации консультаций и сотрудничества на таких площадках;

Стороны, выражая удовлетворение ходом пятисторонних переговоров по проекту конвенции о правовом статусе Каспийского моря, подтверждают намерение обеспечить скорейшее принятие этого основополагающего документа консенсусом прибрежных государств. Рассматривая Каспийское морекак море мира, дружбы, безопасности и сотрудничества, Стороны отмечают необходимость укрепления отношений в следующих областях: сотрудничество портовых администраций, морское судоходство, мультимодальные перевозки, морской туризм, сохранение водных биоресурсов, защита окружающей среды, энергетика, торговля, экономика, научные исследования, гидрография, метеорология, безопасность и военное сотрудничество, предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций;

Стороны признают, что неурегулированные конфликты в регионе являются существенным препятствием для регионального сотрудничества, и в связи с этим подчёркивают важность их скорейшего мирного урегулирования путём переговоров на основе принципов и норм международного права и принятых в соответствии с ними решений и документов;

Стороны преисполнены решимости всемерно противодействовать терроризму, экстремизму, транснациональной организованной преступности, незаконному обороту оружия, наркотических средств и их прекурсоров, торговле людьми и преступлениям в сфере информационно-коммуникационных технологий. Они призывают мировое сообщество к объединению усилий для эффективной борьбы с этими вызовами и угрозами международной стабильности и безопасности при центральной координирующей роли Организации Объединённых Наций;

Стороны подчёркивают необходимость воздерживаться от политизированного и избирательного использования проблематики прав человека;

Российская Федерация и Азербайджанская Республика высоко оценивают усилия Исламской Республики Иран по организации и эффективному проведению трёхсторонней встречи.

Подписано в Тегеране 1 ноября 2017 года, что соответствует 10 абана 1396 года солнечной хиджры, в трёх подлинных экземплярах, каждый на русском, азербайджанском и персидском языках, при этом все тексты являются равноаутентичными.

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372286


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372283

Встреча лидеров России, Ирана и Азербайджана.

В Тегеране состоялась трёхсторонняя встреча Владимира Путина, Президента Исламской Республики Иран Хасана Рухани и Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева.

По итогам саммита принято совместное заявление лидеров России, Ирана и Азербайджана.

Завершив встречу, Владимир Путин, Хасан Рухани и Ильхам Алиев сделали заявления для прессы.

Ранее в этот день в рамках рабочего визита Президента России в Иран состоялись отдельные встречи Владимира Путина с главами Ирана и Азербайджана.

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372283


Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372281

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась отдельная встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани.

Х.Рухани (как переведено): Уважаемый господин Президент, добро пожаловать в Исламскую Республику Иран! Для нас очень радостное событие принимать Вас здесь, в Тегеране.

Помимо развития наших двусторонних отношений мы сегодня также наблюдаем новые этапы развития международных отношений между Россией, Ираном и Азербайджаном.

Последние четыре года отношения между нашими странами постоянно развивались. И то, что мы за последние два года дважды принимаем Вас в Тегеране, – знак хорошего развития наших двусторонних связей.

И нам очень приятно, что помимо развития двусторонних отношений наши страны играют важную роль в заключениимира и стабильности в регионе. И одним из последствий ведения взаимоотношений стал разгром одной из опаснейших группировок террористов.

Развитие трёхстороннего сотрудничества в формате Россия – Иран – Турция свидетельствует о том, что в Сирии идёт процесс к возвращению мира и стабильности в стране.

Намерение Правительства Ирана заключается в том, чтобы и дальше развивать отношения с нашим важным соседом и другом – Россией, а также продолжать взаимодействие в области мира и безопасности.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Со своей стороны хочу поблагодарить Вас за организацию сегодняшнего визита.

Мы имеем возможность поговорить и в двустороннем, и в трёхстороннем формате.

Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372281


Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 октября 2017 > № 2384343

Иран озвучил планы по экономическому сотрудничеству с Азербайджаном

Иран намерен сотрудничать с Азербайджаном в сельскохозяйственном секторе, рассказал министр экономики и финансов Ирана Масуд Карбасян, добавив, что Иран также способен поделиться своим опытом с соседней страной.

Иран обладает надлежащим опытом и технологиями в сельскохозяйственном секторе, поэтому Исламская Республика заинтересована в сотрудничестве с другими странами, в том числе с Азербайджаном, в этой сфере, сказал он, сообщает Iran Daily со ссылкой на Trend News.

Рассказывая о ежегодном импорте сельскохозяйственной продукции в Иран, он сказал, что Иран может удовлетворить часть своих потребностей в сельскохозяйственной продукции путем выращивания и сбора сельскохозяйственных культур за рубежом.

Он затронул опыт Ирана в области сельского хозяйства на Украине, Казахстане и Бразилии, а также в Южной Африке, отметив, что сельскохозяйственное сотрудничество может сыграть важную роль в расширении торговых связей.

Официальные лица Ирана и Азербайджана планируют создать совместное предприятие по производству сельскохозяйственной техники и оборудования.

Исламская Республика экспортировала 5,8 млн. тонн сельскохозяйственной продукции на сумму 5,686 млрд. долларов США в течение прошлого 1395 года до 20 марта 2017, что указывает на 21,7-процентный рост по объему и на 3,61 % в стоимостном выражении.

Карбасян рассказал, что Иран приветствует предложение Азербайджана создать Особую экономическую зону в иранском пограничном городе Астара.

Создание специальной экономической зоны, по его словам, освободит Азербайджан от некоторых правил, а также предоставит Баку возможность извлечь выгоду из своих инвестиций в иранскую Астару.

Карбасян также пообещал следить за предложением помочь Азербайджану использовать свой инвестиционный план в иранском пограничном городе.

Предложение о создании экономической зоны было сделано министром экономики Азербайджана Шахином Мустафаевым на совместном заседании 26 октября.

Ранее Азербайджан согласился предоставить инвестиции в размере 60 млн. евро для развития железнодорожных объектов.

Министр призвал использовать национальные валюты в торговле с Азербайджаном, назвав расширение банковского сотрудничества в качестве средства расширения экономических и производственных связей между двумя странами.

Карбасян сказал, что обе стороны ведут переговоры о создании независимого банка для облегчения финансовых связей между двумя странами, а также использования национальных валют в двусторонней торговле.

Говоря об опыте Ирана в использовании национальной валюты в торговле с Турцией и Россией, он сказал, что такой же метод может быть применен и для Азербайджана.

Ранее, в сентябре, Центральные банки Ирана и Турции подписали соглашение о проведении двусторонней торговли с использованием местных валют.

Карбасян описал предложение о запуске совместного предприятия по производству автобусов в Азербайджане как значительное, добавив, что производство автобусов способно создавать рабочие места.

Иран, добавил он, занимается производством и экспортом автобусов в течение последних 70 лет. Он отметил, что его страна готова передать свои ноу-хау по производству автобусов в соседние страны, включая Азербайджан.

Карбасян добавил, что сотрудничество между двумя странами в совместном предприятии по производству легковых автомобилей в Азербайджане проложило почву для совместного производства автобусов.

"Iran Khodro" и "Azermash" планируют запустить в ближайшее время первое совместное предприятие Ирана и Азербайджана по производству легковых автомобилей.

Официальные лица ранее заявили, что строительство производственной линии совместного предприятия для автомобилей в промышленном парке "Нафтчала" Азербайджана практически завершено, и, вероятно, производство начнется к марту.

Карбасян также затронул планы по расширению сотрудничества в других сферах, в частности в области морских перевозок, выработки электроэнергии и таможенных услуг.

Подчеркнув возможности расширения сотрудничества в сфере морского транспорта в Каспийском море, он сказал, что развитие иранских портов Каспиан и Амирабад, а также азербайджанского порта Алат создадут возможности для запуска морских перевозок для транспортировки грузов и пассажиров между двумя странами.

Стороны также обсудили пути увеличения рабочего времени таможенных служб между двумя странами с целью облегчения транзита товаров.

Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 октября 2017 > № 2384343


Россия. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371665

В триумвирате Азербайджан — Иран — Россия слабым звеном является Баку

К визиту в Иран президента России Путина

1 ноября президент России Владимир Путин совершит официальный визит в Тегеран. Он встретится со своим иранским коллегой Хасаном Роухани. А после пройдут уже трехсторонние переговоры, к которым подключится уже президент Азербайджан Ильхам Алиев. Не исключены и двухсторонние переговоры российского и азербайджанского лидеров.

Напомним, что первый такой саммит прошел в Баку в августе 2016 года, в результате чего была принята декларация, в которой стороны заявили о намерении развивать сотрудничество в борьбе с терроризмом, урегулировании региональных конфликтов, взаимодействии на Каспии, развивать связи в энергетике, транспорте и других сферах. Стороны договорились создать рабочие группы по направлениям, представляющим взаимный интерес. Но с того времени в регионе произошли заметные изменения, которые стали сказываться и еще скажутся на политике России, Ирана и Азербайджана. Не случайно многие эксперты «расчленяют» предстоящий визит президента Путина в Иран на несколько составных частей, которые могут приобрести самостоятельное значение.

Прежде всего, отметим, что Вашингтон по разным причинам втянул Россию и Иран в состояние санкционной войны. Президент США Дональд Трамп отказался подтвердить соблюдение Тегераном ядерного соглашения, американцы ввели штрафные меры против иранцев под предлогом создания ими баллистических ракет. Но, как заявил эксперт лондонского аналитического центра Chatham House Матье Булек в интервью Deutsche Welle, «визит российского президента в иранскую столицу не связан напрямую с заявлениями Трампа», так как две страны имеют общую повестку на сирийском направлении. Помимо того, Москва и Тегеран ведут активную внешнюю политику на Ближнем Востоке, где формируются (и часто разваливаются) самые невероятные тактические альянсы, одним из которых является союз Россия — Иран — Турция.

Москва и Анкара посылают сигналы Вашингтону о том, что они, как и Брюссель, поддерживают соглашение по иранской ядерной программе. Однако никто не знает, как поведет себя дальше Брюссель в случае, если Вашингтон пойдет на аннулирование ядерного соглашения с Тегераном и расширит санкции против этой страны. Дипломатические источники в Иране сообщают, что эта проблема будет осуждаться в ходе визита президента России, точно так же, как и процесс урегулирования ситуации в Сирии. Отметим и то, что поездка Путина в Тегеран состоится после посещения Москвы королем Саудовской Аравии, у которой остаются напряженные отношения с Ираном. Поэтому можно предполагать, что российский лидер предпримет попытку выступить в роли посредника в налаживании отношений между Тегераном и Эр-Риадом.

Шансы есть, всё зависит от политической воли лидеров этих двух стран. Тем более что саудовская сторона одобрительно высказывается об астанинском процессе, странами-гарантами которого являются Россия, Турция и Иран. Наконец, Путин в Тегеране особое внимание уделит перспективам расширения сотрудничества между странами в самых широких сферах, том числе в сфере энергетики, затронет вопрос правового статуса Каспия. При этом иранские эксперты отмечают, что с учетом развития ситуации в регионе Москва и Тегеран «не могут позволить себе рисковать достигнутым уровнем взаимопонимания и политического доверия».

Интрига в другом. Не совсем очевидно, какое место в сложившейся ситуации будет отводится двумя геополитическими «тяжеловесами» Азербайджану, если вдруг придется выступать совместно на антиамериканской платформе, что может завязать тугой узел противоречий. Речь идет, конечно, о формате Россия — Азербайджан — Иран. В этой связи перед экспертами встает немало вопросов о природе такого альянса: будет ли он носить исключительно геоэкономический характер, позволят ли американцы Баку следовать дальше или Азербайджан под давлением Москвы и Тегерана продолжит смещаться в сторону регионального геополитического союза.

Если события станут развиваться по такому сценарию, то Алиеву придется менять курс внешней политики. Как не крути, но в Тегеране в формате трехсторонней встречи такие вопросы возникнут, хотя МИД России считает, что на данный момент никто не ведет речи о союзе, а только о дополнительном формате взаимодействия, интеграции в регионе Каспия в контексте проекта транспортного коридора «Север — Юг».

Но Азербайджан в триумвирате является слабым звеном. Он может прямо или косвенно попасть под санкции со стороны США, которые способны выступить против создания коридора с Ираном. Об этом открыто размышляют сейчас многие бакинские эксперты. К тому же Азербайджан и Россия является конкурентами в вопросе поставок углеводородов в Европу. Вот почему формат Россия — Азербайджан — Иран является эффективным с точки зрения геоэкономического сотрудничества, однако пока будет иметь больше декларативный характер. Так что ожидать подписания в Тегеране каких-то глобальных документов вряд ли приходится.

Ясно пока только то, что Москва демонстрирует поддержку Тегерану и посылает таким образом сигнал Вашингтону. Но как дальше будут развиваться события, покажут, конечно, итоги визита президента России Владимира Путина в Иран.

Станислав Тарасов

Россия. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371665


Казахстан. Азербайджан. Грузия. РФ > Транспорт > inform.kz, 31 октября 2017 > № 2370114

Казахстан активно развивает транзитные континентальные маршруты, Транскаспийский маршрут играет значимую роль, и, конечно, сдача железной дороги Карс-Ахалкалаки очень важна в этой цепочке. Об этом сказал президент «Қазақстан темір жолы» Канат Алпысбаев, участвовавший в церемонии открытия нового железнодорожного маршрута «Баку-Тбилиси-Карс».

Об этом сообщает корреспондент МИА «Казинформ».

«Перед нами открывается прямая железная дорога до Турции, Южной Европы. Соответственно, доставка грузов сократится в два раза. Если, допустим, с восточных портов Китая до Турции в среднем доставка занимает около 30-40 дней, то по железной дороге мы сможем доставить этот же груз в течение 15 дней, это очень значительное событие», - отметил К.Алпысбаев.

Также он отметил, что «при этом дорога будет играть важную роль не только для расширения транзита, но и увеличения экспортного потенциала нашей страны».

«Уже сегодня мы с турецкими коллегами обсуждаем возможность перевозки казахстанского зерна, металла, угля на рынки Турции, то есть вся номенклатура экспортно-товарной группы Казахстана может со временем реализовываться и довозиться до рынков через данный коридор», - сказал президент «Қазақстан темір жолы».

«По инициативе Казахстана создан Транскаспийский консорциум, где участвуют основные железные дороги - Грузии, Азербайджана, Турции и ряд экспедиторов. Для нас очень важны сроки доставки и транзитные маршруты наших товаров. Конечно, это в мировом индексе логистики сыграет значительную роль», - отметил К.Алпысбаев, отвечая на вопрос о повышении конкурентоспособности РК.

Кроме того, он отметил, что следует уходить от бумажных технологий по оформлению перевозочных документов. Сегодня обсуждается вопрос по созданию единой цифровой платформы в связке казахстанских и азербайджанских портов, это Курык, Актау, Баку и Алят, и, соответственно, с цепочкой СЭЗ Хоргос - «Восточные ворота» Казахстаном там реализована цифровая платформа, которая называется «Номад». «Сейчас активно проводим переговоры с нашими коллегами, чтобы внедрить ее здесь», - сообщил глава компании.

Касаясь темы тарифов, он отметил, что «тарифная политика уже утверждена, буквально в течение двух недель должны утвердить между странами-участниками данного коридора».

«Если сравнить, то транспортировка в направлении из Китая в Европу через Казахстан, Россию, Беларусь и Польшу и, соответственно, по данному коридору, должна быть однозначно не выше, а на уровне этого, это будет конкурентным», - резюмировал К.Алпысбаев.

Казахстан. Азербайджан. Грузия. РФ > Транспорт > inform.kz, 31 октября 2017 > № 2370114


Казахстан. Азербайджан. Россия > Агропром. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 30 октября 2017 > № 2368553

В КТЖ-Грузовые перевозки объяснили слабую загрузку зерновозов в выходные дни

На рынке Казахстана для перевозки зерна и зерновых культур во внутриреспубликанском и экспортном сообщении задействован парк в количестве более 9 тысяч зерновозов, сообщает пресс-служба АО «КТЖ-Грузовые перевозки».

Обеспеченность зерновозами находится на достаточном уровне для обеспечения, как внутренних, так и экспортных перевозок казахстанского зерна. Для перевозок урожая 2017 года на все вагоны АО «Астық Транс» был произведен деповской и текущий ремонт.

В настоящее время в связи с началом сезона интенсивных отгрузок зерна в Казахстане резко увеличилась потребность в вагонах-зерновозах на традиционных экспортных направлениях порт Актау, страны Средней Азии, порты Российской Федерации и Азербайджан.

Из задействованного парка на территории РК находится 4 165 единицы, за пределами страны - 1061. На территории РФ - 128 вагонов, в Азербайджане - 7, в странах Средней Азии - 928, которые после выгрузки вернутся в Казахстан.

В октябре текущего года грузоотправителями FCC (Pioneer Agroresourses), «АзияАгроФуд», «Алтын-Дан», «Дани-Нан» и «Инвест-Агротрейд», осуществляющими перевозку продовольственной пшеницы из северных зерносеющих областей в южные регионы для зерноперерабатывающих предприятий через АО «Астық Транс», было заявлено 1129 вагонов для перевозки 76 тысяч тонн зерна. По состоянию на 27 октября было перевезено 736 вагонов или 50 тысяч тонн.

До конца месяца оставшиеся 393 вагона будут обеспечены под погрузку согласно поданных заявок указанных грузоотправителей. Вагоны уже заадресованы под данные погрузки.

При этом в разрезе компаний грузоотправителей данные выглядят следующим образом:

- FCC (Pioneer Agroresourses)- 22 вагона;

- «АзияАгроФуд»- 1 вагон;

- «Алтын-Дан»- 56 вагонов;

- «Дани-Нан» - 227 вагонов;

- «Инвест-Агротрейд» - 87 вагонов.

Вместе с тем, в связи с началом сезона, сложившейся ценовой конъюнктуры рынка и, соответственно, резким ростом погрузки начиная с сентября текущего года значительно увеличился срок оборота вагонов, прежде всего за счет увеличения сроков погрузки и разгрузки. При плане оборота во внутреннем сообщении 13,5 суток, фактический оборот составляет более 20 суток.

Срок простоя вагонов на элеваторах в ожидании погрузки в среднем увеличился от 2 до 5 суток.

«При этом, следует отметить, что в выходные и праздничные дни элеваторы соглашаются работать только по двойному тарифу. Грузовладельцы во избежание дополнительных расходов, не смотря на пиковый сезон отгрузок, скопление и простои вагонов, не производят погрузку в выходные дни, тем самым сбивая ритмичность перевозочного процесса. Так, если в будние дни отгружается до 300 вагонов, то в выходные - в шесть раз меньше (порядка 50 единиц)», - отмечают в АО «КТЖ-Грузовые перевозки», - отмечают в пресс-службе АО «КТЖ-Грузовые перевозки».

В ближайшие дни с указанными грузоотправителями будет заключен соответствующий меморандум о сотрудничестве, в соответствии с которым АО «Астық Транс», прежде всего, гарантированно будет обеспечивать вагонами внутриказахстанские перевозки, так как это социально значимые перевозки, обеспечивающие производителей хлеба, птицеводство, животноводство.

Казахстан. Азербайджан. Россия > Агропром. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 30 октября 2017 > № 2368553


Казахстан. Азербайджан. Турция > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 29 октября 2017 > № 2367396

Новый железнодорожный проект Баку-Тбилиси-Карс очень важен для Азербайджана, Турции и Грузии. Но этот проект имеет большую значимость и для Казахстана, считает руководитель исследовательского центра «Атлас», политолог Эльхан Шахиноглы. Об этом передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Участие Президента Нурсултана Назарбаева и Президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в открытии железнодорожного маршрута Баку-Тбилиси-Карс - знаковое событие для Баку. Новость, что в открытии маршрута будет участвовать Президент Казахстана, еще больше привлечет внимание мировой общественности к проекту», - отметил эксперт.

По его мнению, через маршрут Баку-Тбилиси-Карс Казахстан и Китай смогут экспортировать свои товары в Европу, и наоборот. Это наиболее короткий путь для КНР, чем морской. Если Китай часть своих товаров будет доставлять через БТК, это еще больше увеличит значимость Казахстана как транзитной страны.

«У Казахстана и Азербайджана есть еще одна задача. Две страны должны будут улучшать и развивать транспортно-логистическую систему через Каспий. Во-первых, в кратчайшие сроки увеличить свои логистические возможности на Каспии», - сказал Шахиноглу.

Затрагивая тему двустороннего сотрудничества, он отметил, что отношения между РК и АР находятся на очень высоком уровне.

«Казахстан поддерживает Азербайджан, что высоко ценится в политических и общественных кругах республики. Не все лидеры соседних для Азербайджана стран так однозначно подходят к этому вопросу, как Президент Казахстана», - подчеркнул эксперт

«Предыдущий визит Н. Назарбаева в Баку показал решимость обеих стран развивать двухсторонние экономические отношения. Нужно создавать совместные предприятия и общими усилиями привлекать зарубежные инвестиции. Для этого есть все возможности. Казахстан и Азербайджан - экономически лидеры своих регионов», - резюмировал эксперт.

Казахстан. Азербайджан. Турция > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 29 октября 2017 > № 2367396


Турция. Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 октября 2017 > № 2367190

Анкаре пора перестать быть заложником Баку в Закавказье

О нормализации отношений между Турцией и Арменией

Бывший посол Турции в Азербайджане Унал Чевикёз выступил в газете Hurriyet со статьей, посвященной проблемам турецко-армянских отношений. Он напомнил, что 10 октября 2009 года в Цюрихе были подписаны два документа, предусматривающие восстановление дипломатических отношений между двумя странами и открытие границ. При этом в публикации содержится открытый намек на то, что Анкара пошла на такой шаг в результате проводимой тогда политики внутренней демократизации, налаживания диалога с турецкими курдами, что призвано было стабилизировать ситуацию во внутренней Анатолии.

Чевикёз указывает, что возможная ратификация цюрихских документов парламентами Турции и Армении создавала бы в Закавказье уникальную ситуацию. Анкара, восстановив отношения с Ереваном, могла бы инициировать параллельно и процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта. И не только это. В тот момент, намекает посол, Турция предпринимала попытку демократического решения курдской проблемы. Часть боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) покинула территорию страны и перешла в соседний Ирак. Лидеру РПК Абдулле Оджалану, который находится до сих пор в заключении, турецкие власти обещали досрочное освобождение. Партия смягчила свои требования, понизив их до обучения в школах на курдском языке, стала довольствоваться обещаниями получить в будущем в Турции статус культурной автономии. Таким образом, процессы нормализации отношений между Анкарой и Ереваном и стремление Анкары выстроить заново отношения с курдами фактически сливались в единый геополитический узел.

В этом нет ничего удивительного. Турецкое экспертное сообщество уже давно признает, что «курдский вопрос в стране исторически так или иначе связан с проблемами, с которыми в прошлом сталкивались армянская община и православные сирийцы, проживающие на юго-западе страны». Об этом на сайте Today’s Zaman писал социолог, эксперт по истории курдского вопроса, турок по национальности Исмаил Бешикчи. По его словам, правящая в последние годы в Османской империи партия «Объединение и прогресс» стремилась перестроить и «отюркизировать» империю. Этот вопрос «был связан с национализацией экономики, на пути осуществления которой стояли армянская, греческая и община алевитов, имевшие существенное влияние в стране».

Потом последовали выселение и резня, геноцид армян, греко-турецкий обмен населением и т.д. Но «решив проблемы армян и греков», Анкара не смогла ассимилировать курдов, подавить алавитов. В этом контексте Цюрихские документы, которые тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон называла «историческими», приобретают особое значение. Но они вообще не касались Азербайджана, тем не менее, Баку удалось сорвать процесс нормализации турецко-армянских отношений. МИД Азербайджана заявлял следующее: «В 1993 году Турция закрыла границы с Арменией в знак протеста против оккупации территорий Азербайджана, конкретно Кельбаджарского района», а «высшее руководство Турции неоднократно заявляло, что пока не упразднена эта причина, границы открыты не будут».

Так президент Азербайджана Ильхам Алиев превратил Анкару в заложницу своей политики. Объективности ради напомним, что Турция время от времени пыталась вырваться из бакинской ловушки. В августе 2012 года занимавший тогда пост главы МИД Турции Ахмет Давутоглу пробовал инициировать прямые переговоры между Азербайджаном и Арменией в Стамбуле, кстати, увязывая их косвенно и с переговорами по Сирии. По мнению турецкой газеты Star, предлагаемая комбинация исходила от Хилари Клинтон. «Я умолял армянскую сторону вернуть Азербайджану хотя бы один район, обещая уговорить Ильхама Алиева подписать с Арменией договор о прекращении состояния войны и об открытии границ между двумя странами, — откровенничал недавно Давутоглу с журналистами. — Между турками и сербами конфликт длился тысячу лет, а с армянами наши проблемы существуют где-то около ста лет. Если мы смогли решить проблемы на Балканах с Сербией, Боснией и Герцеговиной, почему мы не можем сделать то же самое и с армянами?».

США отделяли вопрос о нормализации отношений между Баку и Ереваном от урегулирования нагорно-карабахского конфликта, стремились интегрировать Армению в ситуацию на Ближнем Востоке. В то же время тогда в европейских и в турецких СМИ циркулировали сообщения о том, что Анкара и Ереван возобновили секретные переговоры по возобновлению цюрихского процесса, но «внутри правящей турецкой Партии Справедливости и развития существуют определенные разногласия по вопросам, касающимся армяно-турецких протоколов и открытия границы». В результате мировой дипломатии не удалось урегулировать проблемы турецко-армянских отношений на основе так называемого комплексного подхода. Турецкой дипломатии, как показывают последующие события, пришлось действовать уже по параллельному сценарию и исключительно на курдском направлении.

Сложная закулисная многоходовая интрига, связанная с развитием так называемой «арабской весны», привела к тому, что центр транснационального курдского вопроса переместился из Турции в Сирию, потом Ирак, а сейчас он вновь может вернуться в Турцию. Эту ситуацию фиксируют сегодня, кроме Чевикёза, и другие отставные турецкие дипломаты, а в турецких СМИ время от времени проскальзывает информация, что «в МИД страны есть люди, которые считают стратегической ошибкой то, что в 2009 году и позже Турция стала поддаваться воздействиям Азербайджана». Ныне ситуация на этом направлении выглядит следующим образом: в августе 2011 года турецкий парламент снял с повестки дня почти 900 законопроектов, среди которых были и армяно-турецкие протоколы. Но 24 сентября того же года турецкое правительство вернуло в повестку парламента армяно-турецкие протоколы, однако сроки их ратификации до сих пор не определены.

К ним Анкара в любой момент может вернуться. Относительно недавно глава МИД Армении Эдвард Налбандян заявлял, что Ереван «готов к урегулированию отношений с Турцией без предусловий». Турция объективно заинтересована в нормализации отношений с Арменией, прежде всего, как членом ОДКБ и Евразийского экономического союза, равным счетом и в нормализации армяно-азербайджанских отношений. В такой ситуации цюрихские документы могут стать для Турции мощным резервным дипломатическим ходом. К тому же «армянский вальс» со стороны Турции мог бы заметно изменить настроения в «христианской» Европе. Конечно, первая ласточка еще не означает наступление весны, но и без ласточки весна тоже не наступает. Станет ли такой ласточкой в турецко-армянских отношениях выступление посла Чевикёз скоро станет известно.

Станислав Тарасов

Турция. Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 октября 2017 > № 2367190


Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 октября 2017 > № 2366466

Что день грядущий готовит Нагорному Карабаху

Готовится очередная встреча Алиев — Саргсян

Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что «Россия приветствует готовность Азербайджана и Армении интенсифицировать переговорный процесс и предпринять дополнительные шаги, направленные на снижение напряженности на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе». И добавила, что Москва поддерживает усилия сопредседателей Минской группы ОБСЕ, «которые сейчас прорабатывают вопросы, связанные с проведением очередной встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении для обсуждения сущностных вопросов урегулирования и возможных мер по стабилизации ситуации».

О подготовке такой встречи заявлял также американский сопредседатель Минской группы Эндрью Шефер в беседе с информационным агентством «Арменпресс». По его словам, сейчас уточняется дата, речь идет о ближайших неделях. Это подтвердил и глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров на недавней совместной пресс-конференции в Баку с польским коллегой Витольдом Ващиковским, когда говорил о том, что у сопредседателей МГ ОБСЕ «имеется ряд предложений», дело в «конкретных обсуждениях». Отметим, что его заявление было сделано после состоявшихся 16 октября (по инициативе сопредседателей Минской группы) в Женеве переговоров президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. По итогам появилось заявление о том, что стороны договорились принять меры «для еще большего снижения напряженности на линии фронта». При этом Саргсян в Женеве в посольстве Армении на встрече с представителями швейцарской армянской общины уточнил, что «какой-либо конкретной договоренности о вариантах решения проблемы нет».

Женевскую встречу готовили, помимо сопредседателей МГ ОБСЕ, и главы внешнеполитических ведомств двух стран. Но буквально через несколько дней после встречи на фронте вновь начались боевые столкновения. В промежутке возник политический скандал. Помощник президента Азербайджана по вопросам внешней политики Новруз Мамедов заявил, что «президент Армении, несмотря на обещание, не сдержал слова, так как было решено, что, помимо согласованных пунктов, никаких заявлений не будет». А что такого сказал Саргсян? Только то, что «Нагорный Карабах будет вне Азербайджана». Поэтому стало складываться впечатление, что переговорный процесс по урегулированию конфликта вновь срывается.

События начали развиваться по следующему сценарию. Президент Армении на заседании Национального исследовательского университета министерства обороны заявил: «Действительно странно, и я с нетерпением жду нашей следующей встречи (с президентом Азербайджана — С.Т.), чтобы я мог спросить своего коллегу, что его разозлило. При этом говорят люди, которые, как правило, не должны ничего знать о нашем разговоре, потому что беседа была тет-а-тет, и если у нас была договоренность не раскрывать детали, как тогда его помощники или, я не знаю, заместители и так далее, ознакомились с темой?».

Затем первый заместитель министра обороны Армении Артак Закарян заявил Радио Азатутюн, что «рост напряженности на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения после встречи президентов Армении и Азербайджана в Женеве не имеет отношения к результатам встречи Саргсян — Алиев» и «связывать напряженность с Женевой совершенно неуместно». По его словам, «напряженность на границе периодически всегда наблюдалась, это обусловлено одним обстоятельством: внутри Азербайджана не смиряются с той реальностью, что реализация права Нагорного Карабаха на самоопределение не имеет альтернативы».

Так вводится фактор «третьей силы», который может быть задействован в определенных случаях: оппозиция внутри руководства Азербайджана либо выступает против возобновления переговорного процесса с Арменией в принципе, либо против достигнутой в Женеве некой договоренности, о чем ей (от кого?) стало известно. С другой стороны, информационный выпад помощника президента Азербайджана по вопросам внешней политики Мамедова в адрес Саргсяна вряд ли был возможен без санкции Алиева. Отсюда вывод: конфликтующие стороны достигли конкретной договоренности, но предпочитают пока не предавать ее гласности. Поэтому стороны решили не прерывать интенсивного переговорного процесса, демонстрируя по разным причинам в этом свою заинтересованность.

Обозначая главную сценарную канву предстоящих переговоров, американский сопредседатель Минской группы Шефер заявил, что «США остаются верными деятельности МГ ОБСЕ и продолжают призывать стороны уважать режим прекращения огня и продолжать переговоры на самом высоком уровне, предпринимая шаги по полному претворению в жизнь прежних договоренностей, в том числе достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге». Учитывая, что другие сопредседатели не дезавуировали это заявление, можно считать, что Шефер высказал общую позицию.

Напомним, что после апрельской войны 2016 года на встречах президентов Армении и Азербайджана были достигнуты договоренности о внедрении механизмов расследования пограничных инцидентов и расширении полномочий офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Однако они не были подписаны Баку. Более того, о них в заявлении по итогам встречи в Женеве вообще не упоминалось. Поэтому в качестве версии можно предполагать, что Алиев готовится на возможной предстоящей встрече с Саргсяном таки объявить о подписании Венских и Санкт-Петербургских соглашений.

Но все может быть и иначе. Ведь в нюансы переговоров посвящено всего несколько человек, а интерпретировать их можно как угодно. Пока все обстоит следующим образом. На этапе подготовки встреч — министров иностранных дел, глав двух государств — не прекращается ведущаяся с обеих сторон информационная война, в которой стороны пытаются друг другу устраивать тактические ловушки. В итоге можно согласиться с мнением государственного министра Нагорного Карабаха Араика Арутюняна, который утверждает, что реальных переговоров по НКР фактически нет. По его словам, «всё что сегодня мы имеем — это встречи на уровне президентов или глав МИД Армении и Азербайджана». Добавим от себя, что это встречи с долгими перерывами, устные, но не письменные договоренности, которые легко нарушаются. Посмотрим, что получится на сей раз.

Станислав Тарасов

Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 октября 2017 > № 2366466


Чехия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > radio.cz, 26 октября 2017 > № 2368204

Состоялся визит чешской делегации в Азербайджан

Тимур Кашапов

Завершился визит делегации ЧР во главе с заместителем председателя Сената Чешской Республики Иржи Шестаком в Азербайджан. В ходе своего пребывания в закавказской республике Шестак, в частности, встретился с заместителем председателя заксобрания Азербайджана Милли Меджлиса Валехом Алескеровым.

По итогам визита глава чешской делегации выступил с рядом заявлений, в том числе о необходимости мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Шестак также выразил уверенность, что Соглашение о стратегическом партнерстве между Европейским Союзом и Азербайджаном откроет новые возможности для обеих сторон и поспособствует развитию межпарламентских и экономических отношений Баку и Праги. Среди наиболее перспективных отраслей сотрудничества двух стран Шестак назвал такие сферы, как сельское хозяйство, химическая промышленность и металлургия.

Чехия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > radio.cz, 26 октября 2017 > № 2368204


Казахстан. Азербайджан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > inform.kz, 26 октября 2017 > № 2365958

Казахстан и Азербайджан становятся мостом для грузоперевозок между Европой и Азией

Сегодня в Баку в ходе брифинга для представителей СМИ посол РК в Азербайджане Бейбит Исабаев проинформировал о состоянии двустороннего политического, торгово-экономического сотрудничества, передает корреспондент МИА «Казинформ» в Азербайджане.

Он рассказал и об ожидаемом участии Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на официальной церемонии открытия железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс (БТК), которая состоится 30 октября текущего года.

«БТК можно назвать ключевым звеном межконтинентальной магистрали Транскаспийского международного транспортного маршрута (ТМТМ), проходящего из Китая через Казахстан, Азербайджан, Грузию, Турцию и далее в Европу. Открытие БТК - это исторически грандиозное событие. Поистине масштабный проект, который придаст импульс транзитно-транспортному взаимодействию стран Азии и Европы, идущих вдоль Шелкового пути», - сказал посол.

«Первые два эшелона из 82 контейнеров уже выехали из Китая и Казахстана. Наш состав везет казахстанское зерно до порта Мерсин в Турции. Сейчас формируется и готовится к отправке состав с казахстанским углем в Румынию», - отметил дипломат.

Кроме того, РК прилагает большие усилия по модернизации и развитию транзитно-транспортного потенциала, логистики, в том числе Кавказского маршрута. В этой связи, наша республика играет важную роль в доставке грузов по маршруту Азия-Европа и обратно.

«С прошлого года к ТМТМ присоединился контейнерный поезд «Викинг», куда входят Беларусь, Латвия, Литва, Турция, Болгария, Румыния, Молдова, Грузия, Финляндия и Азербайджан. Таким образом, наши страны уделяют большое внимание развитию своего транзитно-транспортного потенциала, которые также являются локомотивом нашего двустороннего экономического сотрудничества» - подчеркнул он.

«За 9 месяцев т.г. объемы взаимных перевозок железнодорожным транспортом составили около 1,5 млн. т грузов, что на 146% больше по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Прогнозируется, что до конца года эти цифры вырастут до 2-2,5 млн. т. По транзитным перевозкам через территорию РК и АР ожидается значительный рост. Это свидетельствуют о том, что запуск нового коридора является весьма актуальным и своевременным», - отметил дипломат.

«Сегодня уже можно с уверенностью констатировать, что Казахстан и Азербайджан становятся своеобразным «транзитным мостом» для грузоперевозок между Европой и Азией», - заявил дипломат.

«В реализации проекта БТК использовалась продукция казахстанского машиностроения. Для реконструкции основных азербайджанских железнодорожных магистралей использовалась продукция Актюбинского рельсобалочного завода. На участках нового коридора будут использоваться казахстанские тепловозы и электровозы, выпускаемые АО «Локомотив құрастыру зауыты» и «Электровоз құрастыру зауыты». Поставлены и работают 10 тепловозов, а до 2020 года будут поставлены 40 грузовых электровозов переменного тока. Первые два электровоза казахстанского производства поступят в АР в конце 2017 года, 24 единицы - в 2018 году и 14 единиц - в течение 2019 года», - сообщил Б. Исабаев.

Как стало известно, по итогам 2016 года рост товарооборота между РК и АР составил 7,9%, а за 9 месяцев т.г. наблюдается рост на уровне 12-15%.

В завершении брифинга Б. Исабаев резюмировал, что скоординированное и эффективное транзитно-транспортное сотрудничество между Казахстаном и Азербайджаном в среднесрочной и долгосрочной перспективе откроет новые возможности для экономического развития наших стран.

Казахстан. Азербайджан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > inform.kz, 26 октября 2017 > № 2365958


Германия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 26 октября 2017 > № 2365275

Франкфуртское региональное отделение ХДС получило в 2012 году 28 тысяч евро от азербайджанской нефтегазовой госкомпании Socar в нарушение правил ФРГ о пожертвованиях партий. Об этом в четверг, 26 октября, сообщает консорциум СМИ, в который входят общественные вещатели NDR, WDR и газета Süddeutsche Zeitung.

Согласно публикации, два платежа - 3 000 и 25 000 евро - были проведены представительством Socar в Германии на счет окружной организации ХДС во Франкфурте в конце февраля 2012 года. Это вызвало четырехлетний юридический спор с управлением делами бундестага, поскольку законодательство Германии запрещает партиям получать пожертвования от стран, не входящих в ЕС.

Аудиторы в штаб-квартире партии в Берлине уведомили об этой ситуации администрацию бундестага, контролирующую финансирование партий, которая уже осенью 2013 года решила, что согласно закону такой дар недопустим, несмотря на то, что он поступил с немецкого счета. ХДС перевел полную сумму пожертвования в федеральное казначейство.

Однако, несмотря на нарушение закона, партии не придется платить штраф - административный суд Лейпциге постановил в апреле текущего года, что явка с повинной может не только смягчить наказание, но и избежать его вовсе.

Проверкой того, почему азербайджанский госконцерн пожертвовал ХДС десятки тысяч евро, администрация бундестага не занималась. Однако, по словам главы немецкого отделения Socar Эльмара Мамедова, взаимодействие с политиками и должностными лицами важно для него "на фоне геополитического значения Азербайджана и Socar". Это демонстрирует, к примеру, проект газопровода, проходящего через семь стран, который должен быть быть завершен в 2019 году. Этот проект был принят в 2013 году при поддержке тогдашнего комиссара ЕС по энергетике, немецкого политика, члена ХДС Гюнтера Эттингера (Günther Oettinger).

Германия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 26 октября 2017 > № 2365275


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter