Всего новостей: 2184671, выбрано 1611 за 0.149 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Саудовская Аравия. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь > rosbalt.ru, 10 августа 2017 > № 2274019

Руководство «Газпром нефти» могут подвести нецелевые проекты?

Компания может лишиться важных партнеров и снизить темпы добычи, отмечают СМИ. Одна из причин — инвестиции в девелопмент, а не в технологии.

В мае этого года ОПЕК и страны, не входящие в картель, договорились продлить соглашение о сокращении добычи нефти до марта 2018 года. Россия после сделки с ОПЕК получила двух крупных международных партнеров — Саудовскую Аравию и Катар. Предполагалось, что компания «Газпром нефть» наладит технологическое партнерство с национальной нефтяной компанией Саудовской Аравии Saudi Aramco, которая является мировым лидером по добыче нефти и размеру нефтяных запасов.

О таком намерении не раз заявлял председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков. «Несколько месяцев назад состоялась первая поездка сотрудников „Газпром нефти“ на производственные площадки Saudi Aramco, мы посмотрели их производственные активы, научно-технический и инженерный центры, посмотрели, как у них организовано обучение. Во время последнего экономического форума в Санкт-Петербурге мы показали министру энергетики, промышленности и природных ресурсов Саудовской Аравии [Халиду аль-Фалиху] наш научно-технический центр. Оказалось, что наша технологическая стратегия во многом соответствует технологическим вызовам, которые стоят перед Saudi Aramco. Мы вполне можем найти точки соприкосновения», — оптимистично сообщил Дюков в интервью РБК.

Однако, по имеющейся информации, Saudi Aramco сейчас не рассматривает никаких совместных проектов с «Газпром нефтью». Аналитики связывают отказ Saudi Aramco от сотрудничества с непониманием саудитами стратегии и тактики российской компании. В числе отрицательных факторов, которые привели к такому решению, также называются растущая задолженность «Газпром нефти», снижение качества запасов нефти, неконтролируемый рост себестоимости, неспособность руководства удержать позиции и потеря рынков, рост нецелевых расходов.

Действительно, «Газпром нефть» в последнее время столкнулась со снижением качества запасов нефти (недавно это отмечали экономисты Высшей школы экономики), что отражается на уровне добычи. Эту информацию подтверждал и сам глава компании Александр Дюков: «у „Газпром нефти“ качество запасов нефти за последние два года упало вдвое». По мнению экспертов ВШЭ, ситуацию могло бы исправить приобретение ряда привлекательных активов — в частности, Эргинского месторождения, что позволило бы нарастить качественные запасы нефти. Помимо прочего, данное месторождение расположено вблизи инфраструктуры и уже разрабатываемых месторождений, что значительно снижает издержки на его разработку. Однако глава компании Александр Дюков, придерживающийся, по его словам, консервативной политики в сфере приобретений, отказался от борьбы за Эргинское месторождение.

Эксперты видят в такой политике существенные риски. По их мнению, масштабы собственных запасов компании завышены, а все прогнозы объемов производства следует сопровождать оговоркой «при нынешних тенденциях» — скорее всего, поддерживать добычу на текущем уровне после 2020 года у «Газпром нефти» возможности не будет. Конечно, компания каждый год отчитывается о новых резервах, либо превышающих объем добычи, либо равных ему. Но дело в том, что все больше запасов относится к разряду трудноизвлекаемой нефти — ее доля в запасах «Газпром нефти» уже превысила две трети резервов. Для разработки месторождений с такой нефтью требуются крупные инвестиции и сложные технологии. «Хорошие» же участки быстро расхватываются и вводятся в оборот. По словам министра природных ресурсов Сергея Донского, доля нераспределенного фонда недр по нефти не превышает 6%.

Текущие показатели нефтедобычи «Газпром нефти» хоть и выглядят красиво, при более глубоком анализе вызывают тревогу. Состояние запасов говорит о том, что надолго этой нефти не хватит. Подавляющее большинство месторождений компании находятся на стадии падения добычи. По прогнозам аналитиков, после 2020 года тренд на рост добычи «Газпром нефти» завершится и начнется падение, поскольку новых крупных месторождений компания не приобретает. Таким образом, если текущие объемы добычи останутся неизменными до 2020 года, к 2030-му производство нефти снизится на 20%, а компания потеряет сотни миллиардов рублей.

Учитывая это, у «Газпром нефти» есть лишь один вариант выживания — увеличение доли трудноизвлекаемых запасов за счет совершенствования технологической базы. На фоне санкций и проблем с получением иностранных технологий, неудивительно, что «Газпром нефть» очень рассчитывала на развитие технологического партнерства с Saudi Aramco. Однако аналитики Saudi Aramco пришли к выводу о нецелесообразности совместной работы — видимо, после изучения действующей методики управления российской компанией. По некоторым данным, вопросы у аудиторов, в частности, вызвали инвестиции «Газпром нефти» в амбициозные, но весьма авантюрные девелоперские проекты.

Напомним, «Газпром нефть» тратит много средств на многочисленные нецелевые проекты, в том числе на строительство башни-небоскреба в Санкт-Петербурге. 500-метровый офисный «Лахта-центр», вокруг которого до сих пор не утихают скандалы, стоит уже более $3 млрд. В интервью РБК Александр Дюков заявил, что для компании «нет никакой разницы, как развиваться — за счет приобретений или за счет органического роста». Вероятно, под органическим ростом руководитель компании имел в виду как раз растущий офисный центр, который в народе прозвали «кукурузой».

К сожалению, мировая история нефтяного бизнеса пока не имеет примеров успешной диверсификации нефтегазового бизнеса в сторону девелоперских проектов. Вероятно, «Газпром нефть» впишет новую главу.

Правда, пока непонятно, насколько это отвечает интересам акционеров — «Газпрома» и государства. Ведь ситуация, когда нефтяная компания недостаточно инвестирует в основное направления бизнеса и не желает развиваться в ногу со временем, чревата стагнацией и другими негативными последствиями. Игнорирование необходимости увеличения запасов, технологического развития, сокращения себестоимости и нецелевых расходов «Газпром нефти» выглядит очень странно.

В этом контексте, возможно, акционерам придется пересмотреть кадровую политику управления компанией. Нерешительность и неспособность топ-менеджмента решать сложные задачи уже привела к задолженности в размере более $20 млрд. Долги давят на кредитный рейтинг, агентства готовятся к его пересмотру и понижению. В рейтинговых агентствах указывают на неспособность компании укрепить ликвидность, а также на значительное дальнейшее ухудшение ключевых финансовых показателей. Перечень претензий широк, но важно другое: с таким подходом у компании просто нет будущего. Насколько с этим готов согласиться главный акционер «Газпром нефти» — государство — покажет время.

Саудовская Аравия. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь > rosbalt.ru, 10 августа 2017 > № 2274019


Чехия. Катар > Миграция, виза, туризм > radio.cz, 10 августа 2017 > № 2273228

Катар отменил визы для граждан Чехии

Тимур Кашапов

Катар отменил визы для граждан 80 стран, включая Чехию. Основным условием безвизового режима является наличие паспорта, который действует как минимум полгода после приезда в Катар и подтвержденных билетов в обратном направлении или в третьи страны. При въезде обладатели чешского паспорта будут получать разрешение на безвизовый въезд, на основании которого они смогут находиться в стране до 90 дней в течение 180-дневного периода. Чешские эксперты ожидают, что в результате отмены визового режима количество туристов из Чехии, посещающих Катар, увеличится с нескольких сотен до нескольких тысяч. Об этом заявил, в частности, Ян Папеж из Ассоциации турагентств ЧР.

Чехия. Катар > Миграция, виза, туризм > radio.cz, 10 августа 2017 > № 2273228


Казахстан. Катар. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 10 августа 2017 > № 2272656

Государство Катар объявило о послаблении визового режима для граждан 80 стран мира, включая Казахстан, Индию, Россию и Китай, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Граждане Казахстана смогут пребывать на Катарском полуострове по бесплатной визе 30 дней с возможностью продлить ее еще на 30 суток. Граждане остальных 33 стран, среди которых, Германия, Франция, Турция, смогут получить визы по прибытии в Катар на 180 дней, в течение которых им будет разрешено дополнительное пребывание до 90 дней.

Таким образом, Катар, оказавшийся в изоляции из-за обвинений в поддержке терроризма, рассчитывает увеличить приток туристов.

Глава департамента туризма Хасан Аль Ибрахим отметил, что такой подход делает Катар самой открытой страной в регионе. По его словам, в Дохе рады зарубежным туристам, которые хотят узнать больше о стране, о культурном наследии Катара и ознакомиться с природными сокровищами полуостровного эмирата.

Высокопоставленный чиновник Катара добавил, что возможно дальнейшее усовершенствование визовой политики государства.

Ранее одномесячные визы для туристов были однократными и стоили около 30 долларов США.

Казахстан. Катар. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 10 августа 2017 > № 2272656


Казахстан. Катар. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271893

Государство Катар объявило о послаблении визового режима для граждан 80 стран мира, включая Казахстан, Индию, Россию и Китай, передает корреспондент МИА "Казинформ".

Граждане Казахстана смогут пребывать на Катарском полуострове по бесплатной визе 30 дней с возможностью продлить ее еще на 30 суток. Граждане остальных 33 стран, среди которых, Германия, Франция, Турция, смогут получить визы по прибытии в Катар на 180 дней, в течение которых им будет разрешено дополнительное пребывание до 90 дней.

Таким образом, Катар, оказавшийся в изоляции из-за обвинений в поддержке терроризма, рассчитывает увеличить приток туристов.

Глава департамента туризма Хасан Аль Ибрахим отметил, что такой подход делает Катар самой открытой страной в регионе. По его словам, в Дохе рады зарубежным туристам, которые хотят узнать больше о стране, о культурном наследии Катара и ознакомиться с природными сокровищами полуостровного эмирата.

Высокопоставленный чиновник Катара добавил, что возможно дальнейшее усовершенствование визовой политики государства.

Ранее одномесячные визы для туристов были однократными и стоили около 30 долларов США.

Казахстан. Катар. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271893


Казахстан. Катар. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 10 августа 2017 > № 2271872

Казахстанцы будут получать бесплатные визы в Катар

До этого момента визы для туристов были однократными и стоили 30 долларов

Государство Катар объявило о послаблении визового режима для граждан 80 стран мира, включая Казахстан, Индию, Россию и Китай, передает Казинформ.

Граждане Казахстана смогут пребывать на Катарском полуострове по бесплатной визе 30 дней с возможностью продлить ее еще на 30 суток. Граждане остальных 33 стран, среди которых, Германия, Франция, Турция, смогут получить визы по прибытии в Катар на 180 дней, в течение которых им будет разрешено дополнительное пребывание до 90 дней.

Таким образом, Катар, оказавшийся в изоляции из-за обвинений в поддержке терроризма, рассчитывает увеличить приток туристов. Глава департамента туризма Хасан Аль Ибрахим отметил, что такой подход делает Катар самой открытой страной в регионе.

По его словам, в Дохе рады зарубежным туристам, которые хотят узнать больше о стране, о культурном наследии Катара и ознакомиться с природными сокровищами полуостровного эмирата.

Высокопоставленный чиновник Катара добавил, что возможно дальнейшее усовершенствование визовой политики государства. Ранее одномесячные визы для туристов были однократными и стоили около 30 долларов.

Казахстан. Катар. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 10 августа 2017 > № 2271872


Казахстан. Катар. Украина. РФ > Миграция, виза, туризм > newskaz.ru, 10 августа 2017 > № 2271825

Катар упростил визовый режим с 80 странами, в том числе Казахстаном, сообщается на официальном туристическом портале Visit Qatar.

Согласно опубликованному списку, граждане 33 стран, среди них ФРГ, Франция, Турция, смогут получить по прибытии в страну визу на 180 дней, в течение которых им будет разрешено 90 дней пребывания.

Гражданам 47 других стран, в том числе России, Украины, Казахстана, будут выдавать визу на 30 дней пребывания. Данная виза может быть продлена еще на 30 дней.

Об упрощении визового режима также сообщил на пресс-конференции в среду исполнительный директор авиакомпании Qatar Airways Акбар аль-Бакир. "Туристическая организация Катара решила отменить визы для граждан 80 стран, если они летят бортом Qatar Airways", — цитирует РИА Новости аль-Бакира.

При этом на сайте Visit Qatar указано, что визу по прибытии могут получить пассажиры любой авиакомпании.

Получить въездную визу в аэропорту Катара можно при наличии следующих условий: действующий загранпаспорт, срок которого заканчивается не менее чем через шесть месяцев с даты въезда, обратный авиабилет, подтверждение бронирования гостиницы в Катаре.

Ранее визу в Катар оформляли в посольстве, срок оформления был 30 дней.

Казахстан. Катар. Украина. РФ > Миграция, виза, туризм > newskaz.ru, 10 августа 2017 > № 2271825


ОАЭ. Катар > Транспорт > ria.ru, 9 августа 2017 > № 2270323

Управление гражданской авиации ОАЭ опровергло сообщения о снятии ограничений на полёты воздушных судов, зарегистрированных в Катаре, через их воздушное пространство.

Ранее в СМИ появилась информация, что ОАЭ якобы согласились частично открыть воздушное пространство для катарских самолётов.

"Главное управление гражданской авиации ОАЭ опровергает сообщения о разрешении для зарегистрированных в Катаре самолётов пересекать суверенное воздушное пространство страны", — сообщили в управлении.

"Этим самолётам разрешено использовать только воздушное пространство под управлением ОАЭ над международными водами", — говорится в сообщении управления.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, в том числе воздушное, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. Они запретили самолетам катарской авиакомпании пересекать воздушное пространство своих стран и совершать туда полеты, распространив запреты на полеты в Катар и на свои авиакомпании. Протестуя против этого решения, Доха обратилась за помощью в ИКАО.

ОАЭ. Катар > Транспорт > ria.ru, 9 августа 2017 > № 2270323


Россия. Бахрейн. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2017 > № 2269045

Специальный представитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов обсудил во вторник с послом Королевства Бахрейн в Москве Ахмеда Аль-Саати кризисную ситуацию вокруг Катара, говорится в сообщении российского внешнеполитического ведомства.

"В ходе беседы состоялся углубленный обмен мнениями по ключевым аспектам ближневосточной проблематики с акцентом на сохраняющуюся кризисную ситуацию в отношениях между Катаром и рядом государств региона, а также актуальным вопросам дальнейшего поступательного развития многоплановых российско-бахрейнских отношений", — говорится в сообщении.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение 13 требований соседей. Катар эти обвинения отверг, но заявил о своей готовности к диалогу.

Россия. Бахрейн. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2017 > № 2269045


США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 августа 2017 > № 2268109

Два посланника США на этой неделе отправляются на Ближний Восток, чтобы помочь разрешить конфликт Катара с рядом арабских стран, сообщило агентство Рейтер со ссылкой на источник в госдепартаменте.

Тимоти Лендеркинг, зампомощника госсекретаря по делам стран Персидского залива, и отставной генерал морской пехоты Энтони Зинни посетят регион, чтобы "пообщаться со всеми вовлеченными сторонами и поддержать усилия по посредничеству со стороны правительства Кувейта", сообщил представитель госдепартамента агентству.

Ранее регион посетил госсекретарь Рекс Тиллерсон, который подписал соглашение с Катаром о противодействии финансированию терроризма, но не добился урегулирования конфликта.

Отставной генерал Зинни не получил какого-либо формального назначения в госдепартаменте. В прошлом он был начальником Центрального командования ВС США и президентом третьей по величине в мире оборонной корпорации BAE Systems.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение 13 требований соседей. Катар эти обвинения отверг, но заявил о своей готовности к диалогу.

Алексей Богдановский.

США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 августа 2017 > № 2268109


Иран. Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 4 августа 2017 > № 2263496

Война слов грозит войной

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи призвал установить международный контроль над Меккой и Мединой – главными святынями мусульман. Этот призыв был поддержан и Катаром, который, конфликтуя с соседями, всё более сдвигается в сторону шиитского Ирана.

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр резко осудил эти призывы:

«Эти заявления – неприкрытая агрессия, объявление войны. Мы сохраняем за собой право дать ответ на любую попытку интернационализации святых мест», – заявил министр в интервью телеканалу «Аль-Арабия».

Аль-Джубейр подтвердил, что Саудовская Аравия рада принять катарских участников хаджа, однако отметил, что королевство не допустит, чтобы данный вопрос стал политическим.

Саудовские источники также утверждают, что катарское руководство само препятствует стремлению своих граждан совершить паломничество, являющееся одним из пяти столпов ислама. При этом ответственность оно пытается возложить на Эр-Рияд.

Напомню, что 5 июня в регионе начался дипломатический скандал. О разрыве дипломатических отношений с Катаром по обвинению в поддержке терроризма и террористических группировок объявили Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ.

Затем Доха получила документ из 13 требований с целью разрешения возникшего конфликта. И хотя точное содержание ответа остаётся нераскрытым до сих пор, известно, что на официальном уровне Доха объявила эти требования нереалистичными. Теперь конфликт выходит на новый виток.

Камиль Мирзаев

Иран. Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 4 августа 2017 > № 2263496


Катар. Италия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 3 августа 2017 > № 2262167

Для ВМС Катара в Италии построят семь кораблей за 6 млрд долларов.

Катар заказал итальянской компании Fincantieri семь кораблей для Военно-морских сил государства. Сделку подтвердил эмир Катара шейх Мухаммад бен Абдуррахман Аль-Тани после встречи с главой МИД Италии Анджелино Альфано в Дохе.

Как сообщает Navy Recognition, сделка предполагает поставку четырех корветов противовоздушной обороны длиной более 100 метров, одного десантного корабля-дока, который возьмет на себя функции мобильной РЛС для корветов, а также двух патрульных кораблей.

"Мы подписали контракт в интересах катарского флота на приобретение семи военных кораблей из Италии. Общая сумма поставки составит 5,9 млрд долларов", – заявил на пресс-конференции в Дохе Мухаммад бен Абдуррахман Аль-Тани.

Сделка предполагает сервисные услуги в Катаре на срок еще 15 лет после передачи кораблей. Их строительство начнется на итальянских верфях Fincantieri в 2018 году и займет шесть лет.

За комплексное оснащение кораблей боевыми системами отвечает компания Leonardo, которая поставит РЛС, сонары, противоторпедную защиту и артиллерийские установки.

По предварительной информации корветы ПВО для Катара получат противокорабельные ракеты Exocet MM40 Block.3, а также зенитные ракеты Aster 30 Block.1 и VL MICA.

Катар. Италия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 3 августа 2017 > № 2262167


Россия. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268044

Катарский кризис и южные проекты России

Геоэнергетическая мозаика вокруг Катара: векторы выхода

Пауза в дипломатическом кризисе вокруг Катара затягивается, стороны будто замерли в ожидании какого-то важного сигнала, будто ждут ошибки соперника. Казалось бы — чего ждать саудовской коалиции, за спиной которой стоят США? Ну, что такое против всех них, вместе взятых, какой-то там Катар? Перекрыть Суэцкий канал для его газовозов — и вот он уже практически отрезан от европейского рынка или по меньшей мере поставлен перед необходимостью нести серьезные затраты, позволяющие американскому СПГ конкурировать с ним по ценам. Чего же они ждут, на что может рассчитывать Доха в такой напряженной обстановке?

Первая часть ответа очевидна — вся эта блокирующая Катар публика ждет отмашки из-за океана о том, что введена в строй вторая линия завода по сжижению газа, что найдены решения по дополнительному фрахту газовозов, что Европа готова перейти на американский СПГ. Чисто техническая пауза, не более того. В том случае, если новая порция американских антироссийских санкций вступит в силу, под угрозой срыва оказывается проект «Северный поток — 2», тогда Европа просто вынуждена будет свои растущие потребности в газе покрывать за счет большего объема СПГ. Блокада Суэцкого канала для судов Катара неизбежно приведет к росту цены на газ, что будет на руку американским сланцевым газодобытчикам и инвесторам заводов по сжижению. Повторим, что «Газпрому» до всей этой чехарды пока никакого дела нет — треть европейского газового рынка он будет спокойно удерживать своими трубопроводами, действующими и строящимися. Но пока активной подготовки к решающему удару по Катару просто не видно — противостоящая сторона как будто чего-то опасается. Чего именно?

Перспективы «Новатэка»

В июне этого года на ПМЭФ, в числе прочих выступлений экономических лидеров, была одна очень примечательная речь, произнесенная заместителем председателя правления ПАО «Новатэк» Марком Джетвеем:

«У нас серьезные амбиции — достичь уровня Катара, только как компания. Это станет возможным после запуска двух СПГ-проектов: «Ямал-СПГ» и «Арктик СПГ — 2». Мы ускорим введение в эксплуатацию — первая линия будет запущена в конце 2017 года, вторая — во второй половине 2018-го, и третья — к первому полугодию 2019-го. Что касается «Арктик СПГ — 2», то мы начнем строительство в 2019 году, если будет принято окончательное инвестиционное решение, чтобы обеспечить ввод первой линии в 2023 году».

Выступление Джетвея мгновенно было ретранслировано «дружеским» по отношению к России информационным агентством Reuters, которое дало своему сообщению замечательный заголовок:

«Новатэк» рассчитывает обойти Катар и стать крупнейшим экспортером СПГ».

Еще раз, внимательно. Джетвей говорил о плане достичь уровня Катара, Reuters приписало «Новатэку» стремление догнать, перегнать и заткнуть Катар за пояс. При этом цифры не то чтобы искажены, они просто поданы такой кучей, чтобы откровенно запутать читателя. Следите за руками!

«Россия в 2016 году экспортировала 10,8 млн тонн СПГ, а завершение проекта «Ямал-СПГ» позволит России отгружать дополнительные 16,5 млн тонн в год и выйти на третье место в мире»

Джетвей — о компании, Reuters — о России. 16,5 млн тонн СПГ в год — это и есть мощность трех линий «Ямал-СПГ». На фоне Катара с его 80 млн тонн — значительная цифра, но отнюдь не то, что можно назвать превосходством. «Арктик-СПГ», для которого ресурсной базой станут месторождения на острове Гыдан, потенциально имеет шансы превзойти «Ямал-СПГ», доведя общий объем производимого СПГ до 70 млн тонн — году так к 2030-му. И это — при условии того самого «окончательного инвестиционного решения», о котором говорил Джетвей. Предполагать, что Катар до 2030 года не будет предпринимать никаких усилий по увеличению своего производства СПГ, конечно, тоже можно — вот только стоит ли…

Очевидно, что хлесткий заголовок американского новостного агентства имел под собой ровно одну цель — попытаться таким вот способом обострить только-только налаживающиеся отношения России и Катара. В марте этого года Леонид Михельсон, председатель правления ПАО «Новатэк», уже высказал свои соображения по этому поводу:

«Доля России в общемировых запасах газа составляет 22−24%, считаю, что такую же долю наша страна должна иметь на рынках СПГ».

Подчеркиваем слово «Россия» в этой фразе. Михельсон не витает в облаках, он помнит не только о своих проектах СПГ, но и о тех, которыми занимается «Газпром». Потому стоит обратить пристальное внимание не только на то, что было произнесено на ПМЭФ и в искаженной форме растиражировано Reuters, но и о «тихом» интервью нашего посла в Катаре Нурмахмада Холова, которое он дал ТАСС в феврале этого года. Вот прямая цитата:

«Еще 2 млрд долларов были направлены на развитие проектов по линии «Новатэк» (Ямал СПГ) и другие».

Вот это и есть реальность, а не пропагандистский блеф — Катар не конкурирует с Россией и «Новатэком», он помогает инвестициями нашим проектам. И делать это Катар начал раньше, чем разразился кризис в его отношениях с арабскими странами.

Своповые сделки — страховка Катара

Собственно говоря, на наш взгляд, это и есть тот самый «туз в рукаве», который, в числе прочих, и является основным тормозом на пути дальнейшей эскалации конфликта. Участие в СПГ-проектах России дает Катару основание на своп-сделки по поставкам газа.

«У нас есть обязательства перед европейскими странами, предлагаем вам, уважаемый северный коллега, выполнить их в обмен на выполнение нами ваших обязательств перед потребителями в Юго-Восточной Азии».

Все, на этом проблема Суэцкого канала решается, причем решение окажется таким, что ничего противопоставить ему нельзя. Будущий СПГ Ямала уже законтрактован на азиатский рынок, но своп-сделкам это помешать не может. Посмотрите на географическую карту, и вы убедитесь, что маршруты Ямал — Азия и Ямал — юг Европы практически совпадают по протяженности, «Новатэку» просто все равно, в какую сторону будут двигаться газовозы с его СПГ.

Напомним, что Пакистан официально отказался поддерживать саудовскую группировку в отношении Катара, и снова предлагаем посмотреть на географическую карту, чтобы присмотреться к маршруту Катар — Южная Азия. Территориальные воды Ирана недосягаемы для военных кораблей саудовской коалиции по определению, дальше начинаются территориальные воды Пакистана — и все, дальше вцепиться в караваны газовозов из Катара практически негде. И возможностей помешать заключению своповых сделок между Катаром и Россией тоже ни у кого нет. Потому и продолжается нынешний сюрпляс вокруг Катара — блокада объявлена, торговые операции прекращены, воздушное сообщение прервано, а что делать дальше — совершенно непонятно. На любой резкий шаг — своп в лоб, ставка США бита…

Остается понять, зачем Пакистану потребовалось его неучастие в делах братских суннитских государств, в чем его-то выгода от обеспечения торговых потребностей Катара. Для тех, кто не в курсе или просто забыл, напомним, что Пакистан и Россия уже несколько раз проводили совместные военные учения, что Россия будет строить в Пакистане газопровод от побережья к столице государства, что Пакистан уже подписал с нами договор о поставке все того же СПГ, что, в конце-то концов, Пакистан одновременно с Индией только что вступил в ШОС. Мягко будет сказано, такое развитие отношений разительно отличается от жесткого противостояния советских времен, но не в сравнении дело.

В одной из наших прошлых статей мы уже рассказывали о том, что Россия вполне способна за счет все тех же своповых сделок с Ираном обеспечить поставки СПГ в Индию, и все та же географическая карта показывает, что нет никаких препятствий для того, чтобы точно таким же способом поставлять СПГ и в Пакистан. Если Иран не имеет никаких возражений по поводу такого вот способа сотрудничества с Индией, то что может служить причиной для возражений в случае с Пакистаном? Проект морского газопровода Иран — Пакистан по-прежнему сталкивается с трудностями, не решенными Пакистаном, и когда Исламабаду удастся договориться с племенами белуджей, предсказать трудно. Но интерес Ирана и к Пакистану, и к Индии заключается отнюдь не только в поставках газа, есть и более интересные проекты.

Отношения Китая и Индии

Китай и с недавних пор Индия являются членами ШОС, но даже этот совместный проект не устраняет глубинных противоречий между двумя этими государствами. Напомним, что на протяжении минувшего века между странами трижды вспыхивали военные конфликты из-за спорных территорий на границе — в 1962, 1967 и в 1987 годах. В 2005 году часть конфликта была решена мирным путем: КНР признала штат Сикким индийской территорией, а Нью-Дели назвал Тибет «Тибетским автономным районом». На начало 10-х годов, однако, Индия не признает суверенитет Китая над районом Аксай Чина, Китай «зеркален» в отношении штата Аруначал Прадеш. При этом с 2008 года Китай — крупнейший торговый партнер Индии, но это не мешает странам наращивать военную инфраструктуру вдоль приграничных районов. Схватка двух демографических и экономических гигантов то обостряется, то затухает, и в последнее время наметилась очередная эскалация.

Новый премьер Индии Нарендра Моди сменил концепцию «Look East» на «Act East» — «Действуй на Востоке», тем самым объявив о начале активного укрепления связей со всеми своими восточными соседями. Моди и глава МИД Сушма Сварадж зачастили в страны Юго-Восточной Азии, индийские боевые корабли начали заходить в воды Южно-Китайского моря, заметно активизировались работы по прокладке стратегического шоссе Индия — Мьянма — Таиланд, деньги на которое также выделил Нью-Дели.

Но эта активизация тут же натолкнулась на противодействие со стороны Китая. В Лаосе китайцы на свои деньги и своими силами строят железную дорогу, которая соединит север страны со столицей, китайские военные строители сумели сменить американских в Камбодже, взрывными темпами растет сотрудничество Китая и Шри Ланки, куда Пекин буквально вливает миллиардные инвестиции. Но больше всего Нью-Дели беспокоит китайская активность в Индийском океане. «Жемчужное ожерелье» — сеть китайских баз и опорных пунктов в южных морях, которое, как считают в Индии, постепенно превращается в удавку на ее шее. Раздражение в этом году уже прорвалось вовне — напомним, что Индия бойкотировала международный саммит в Пекине, посвященный китайскому мегапроекту «Пояс и путь».

15 мая было опубликовано официальное заявление МИДа Индии, цитируем:

«Руководствуясь своей принципиальной позицией по этому вопросу, мы настоятельно предлагаем Китаю вступить в конструктивный диалог о его инициативе «Пояс и путь». Мы ждем позитивного ответа от китайской стороны».

Ответ последовал незамедлительно, причем был весьма резким для дипломатического языка.

«Я не понимаю, что пытается нам сказать господин пресс-секретарь индийского МИД, — парировала глава пресс-службы китайского внешнеполитического ведомства Хуа Чуньин. — Какой тип диалога он подразумевает под «конструктивным»? Какой «позитивный ответ», по мнению пресс-секретаря, должен дать Китай? Наши идеи и действия говорят сами за себя. Наши цели ясны и понятны. Мы с самого начала выступали за членство Индии в «Поясе и пути» и продолжаем это делать».

Вот такая примечательная ситуация среди двух членов ШОС, по поводу которой Россия пока не сказала ни слова. О стратегическом партнерстве России и Китая написаны миллионы статей, а мы просто напомним, что людей, благосостояние которых, по западным меркам, позволяет отнести их к среднему классу, в Индии насчитывается не менее 300 (трехсот — прописью, это не опечатка) миллионов. Два стратегических партнера всегда лучше, чем один. Два стратегических партнера, которые не способны выработать общую позицию, чтобы каким-то образом совместно влиять на Россию, — еще лучше. Второй и четвертый в мире потребители энергоресурсов с очевидной тенденцией дальнейшего роста этого потребления в качестве стратегических партнеров — так и вовсе прекрасно. Извините, если кому-то такое высказывание показалось чересчур циничным, но, как говорится, ничего личного, только бизнес. В условиях экономических санкций со стороны Европы и США два стратегических партнера с полуторамиллиардным населением в каждом — более, чем разумно.

Индия не только возмущается действиями Китая на дипломатическом уровне, бывают случаи и куда как более жесткие и жестокие. В рамках проекта «Шелкового пути» Китай ведет строительство Каракорумского шоссе через территорию, которую Пакистан и Индия делят уже десятилетия — через штат Джамму и Кашмир, который Пакистан оккупировал во время войны 1949 года. За последние 50 лет Индия уже десять раз обращалась к Китаю с нотами протеста, напоминая, что, согласно нормам международного права, любая деятельность Китая оккупированной территории незаконна. Китай все десять раз проигнорировал эти ноты, но сейчас это молчание приводит к тому, что Индия начинает рассматривать проект «Шелкового пути» как совершенно недружественный, если не агрессивный по отношению к ней. И ситуация дошла до совсем уж нецивилизованных действий — не так давно некие «местные сепаратисты» умудрились просто расстрелять восьмерых китайских строителей прямо на месте работ. Китай, разумеется, возмутился, Индия в ответ напомнила, что штат оккупирован Пакистаном, которому и надлежит разбираться с этими «неизвестными террористами»…

Но в Нью-Дели прекрасно понимают прописную истину — важно не только быть «против» чего-то, важно уметь предложить проект собственный, более привлекательный, более выгодный. И такой проект у Индии имеется — индийский ответ на «Шелковый путь» Китая. Назван он без изысков, вполне функционально — «Международный транспортный коридор «Север — Юг».

МТК «Север — Юг»

Вполне традиционно об этом проекте мало пишут в наших СМИ, хотя он заслуживает самого пристального внимания. Транспортный коридор призван соединить два города — Мумбаи (бывший Бомбей) на юге и Санкт-Петербург на севере. Сухо звучит, но, согласитесь, — все равно фантастически. Прямой путь из Индии на север Европы!

«Стартуем» из Мумбаи морем, добираемся до порта Бендер-Аббас на юге Ирана. Далее — до станций Казвин, Решт и до границы с Азербайджаном, где по обе ее стороны расположены два города с одинаковыми названиями — Астара. Здесь должны переставляться ж/д тележки (в Иране колея 1430 мм, в Азербайджане и далее в России — 1520 мм), и по территории Азербайджана составы отправляются к границе России, к городку Самур на берегу одноименной реки. А дальше все в руках РЖД, от юга до Москвы и Санкт-Петербурга.

Проект не нов, генеральное соглашение между транспортными компаниями Индии, Ирана и Индии было подписан еще в 1999 году, межправительственное соглашение появилось в 2000-м, которое было ратифицировано Госдумой в 2002 году. В настоящее время к этому соглашению присоединились Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Оман и Сирия. Как видите, интерес к проекту весьма основателен, более короткую дорогу в Европу ищет не только Индия.

МТК «Север — Юг» на 40% сокращает путь и втрое — время в пути, что означает ощутимый финансовый выигрыш для каждого участника проекта. Долгое время проект был заморожен, хватало весьма серьезных технических трудностей, немало потеряли во время санкций против Ирана, но сейчас проект набирает обороты.

5 марта этого года в ходе своей поездки в Иран президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил иранскую Астару, чтобы лично посмотреть на пробный запуск состава через переход в Астару азербайджанскую. Все в порядке, железнодорожники справились со своей работой. Теперь остается подождать, пока будут закончены последние «штрихи к портрету» на иранской территории, поскольку 200-километровый участок Казвин — Решт — Астара проходит по чрезвычайно сложной местности, содержит несколько десятков мостов и тоннелей. Работы выполнены на 90%, окончание намечено на начало следующего года. По предварительным оценкам, пропускная способность железной дороги составит 1,4 млн пассажиров и от 5 до 7 млн тонн груза в год с дальнейшим расширением до 15−20 млн тонн.

Не так уж и много, но ведь западный маршрут — это только часть МТК «Север — Юг», проектируются еще морской — через Каспийское море, и восточный — по степям его восточного побережья, через территории Туркмении, Узбекистана и Казахстана. В этом случае индийский проект действительно способен стать альтернативой «Шелкового пути», поскольку обеспечит транспортировку грузов, связность Центральной Азии и стран Персидского залива с Россией и с севером Европы. Но эти маршруты пока только в проектах, а западный, через Азербайджан, активно реализуется. Однако наше, российское железнодорожное ведомство, родное РЖД, тоже имеет свое мнение по этому вопросу.

МТК «Север — Юг» и РЖД

Вот перечень мероприятий, которые РЖД планирует реализовать до 2025 года для развития МТК «Север — Юг»:

организация скоростного движения поездов на участке Санкт-Петербург — Бусловская;

развитие Московского железнодорожного узла;

реконструкция с электрификацией участка Ртищево — Кочетовка;

строительство обхода Саратовского железнодорожного узла;

комплексная реконструкция участка Трубная — Верхний Баскунчак — Аксарайская;

проекты организации скоростного и высокоскоростного движения и др.

Впечатляет, не так ли? А еще вам наверняка показалось, что мы ушли куда-то совсем в сторону от проблем Катара. Давайте свяжем этот вопрос и эти сомнения, благо сделать это совсем не сложно. Мы ведь не ответили еще и на самый главный вопрос — а зачем России эти самые своповые сделки с Катаром, которые, не исключено, потребуются полуострову для того, чтобы не свалиться в финансовую яму? Интерес Катара очевиден, но России-то какое дело до его проблем? Контракты о будущих поставках СПГ с Ямала в Юго-Восточную Азию уже имеются, можно будет спокойно выполнять их, наращивать мощность заводов по сжижению природного газа, строить новые и не обращать никакого внимания на проблемы Катара. Можно. Но так ли это выгодно? На наш взгляд, причины для этого имеются, и мы только что показали одну из них.

Запросы РЖД в МКТ «Север — Юг» — это финансы, и финансы немалые. Но транзитные услуги для Европы и Индии, Ирана, Омана для России — это всерьез и надолго, это выгодно. И маршрут через Каспий нам выгоден, и маршрут через Центральную Азию — тоже, поскольку каждый из них заставляет вспоминать присказку «Все пути ведут в Рим. В Четвертый Рим» — все маршруты будут идти через Россию, делая ее центральным связующим звеном для всего материка Евразия. При этом, как все мы знаем, Европа и США свои антироссийские санкции отменять не собираются, они их только старательно усиливают, в том числе и для нашего финансового сектора. Времена длинных и относительно дешевых кредитов для нашего бизнеса закончились в 2014 году, но инвестиционные суверенные фонды Катара ни к каким санкциям не присоединялись и присоединяться не думают.

Конечно, все вышеописанное — всего лишь наши предположения, гипотеза, не более того, но почему бы России не обеспечить вот таким способом финансирование крупного международного транспортного проекта, который вполне способен не только многие годы приносить прибыль бюджету и давать новые рабочие места, но еще и усилить наши взаимоотношения с Индией? Да, сейчас на Индию большое влияние оказывают США, поскольку противостояние Индии и Китая Америке выгодно, но влияние это основано на сугубо политических вопросах. А что может противопоставить этому Россия, за счет чего она может понизить позиции проамериканского лобби? Давайте бегло напомним, каким может быть условный «пакет мер».

Газовые перспективы Индии и Россия

Сегодня Индия — относительно небольшой игрок на газовом рынке. По данным ВР, Индия занимает 21-е место по объемам доказанных запасов газа — 1,4 трлн кубометров, 25-е место по объемам добычи — 33,7 млрд кубометров в год, и 15-е место по объемам потребления — 52,2 млрд кубометров в год. В то же время, согласно прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), в ближайшие годы Индия будет демонстрировать самые высокие в мире темпы роста потребления энергоносителей. Оценка МЭА дает 3% ежегодного роста, то есть в два раза выше, чем такая же оценка для Китая с его 1,6%. К 2030 году Индия станет вторым в АТР потребителем газа еще и потому, что стране предстоит решать проблемы с экологией. На сегодня 50% генерации электроэнергии Индия обеспечивает за счет угля, а доля газа в топливо-энергетическом балансе составляет всего 8% при среднемировых показателях в 24%. Не стоит забывать и о быстрорастущем населении, и о темпах развития индийского ВВП, которые в последнее десятилетие составляют в среднем 7,6% в год. Так что рост потребления газа просто неизбежен, вот только оценки этого роста разными аналитиками дают очень большой разброс. По данным Агентства энергетической информации США, к 2030 году потребление достигнет 95 млрд кубометров — это низшая отметка, а по оптимистичной оценке Совета по регулированию нефтегазовой промышленности самой Индии цифра окажется и вовсе фантастической — 272 млрд кубометров. Реалистичный сценарий — 169 млрд кубометров, при этом к 2020 году Индии придется импортировать не менее 60 млрд кубометров, к 2030-му — до 90 млрд кубометров.

Индийские компании прекрасно понимают обстановку и уже сейчас ведут переговоры с производителями газа в разных странах. Список выглядит следующим образом: Россия, Иран, Катар, Нигерия, Мозамбик, США, Австралия. Географическая карта показывает, что в случае СПГ минимальные расходы на транспортировку будут при поставках из Ирана и Катара, всем остальным поставщикам конкурировать возможно исключительно за счет все тех же своповых сделок или работать с прибылью, мало отличной от нуля. Альтернатива — газовые трубопроводы, проектов которых имеется три штуки.

Газопровод ТАПИ, о котором муссируются различные слухи уже больше десяти лет, должен привести в Индию газ Туркмении по маршруту Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия, длиной 1700 км при планируемой мощности 30 млрд кубометров в год. Маршрут просто потрясающий, поскольку место «входа» трубопровода в Афганистан — Герат, и далее через Кандагар до юга, то есть на протяжении всего маршрута трубопровод должен идти по местам наибольшей активности боевиков «Талибана». По территории Пакистана трубопровод должен пройти через Кветту, а это те самые места, где сосредоточены талибы пакистанские. Блестящие перспективы, одним словом. Да и для Индии ТАПИ проблемы решит только частично, поскольку Пакистан соглашается на такой транзит только при условии, что и сам он будет получать газ из этой же трубы. Как в таких случаях говорится — удачи вам, господа!

Газопровод «Мир» по маршруту Иран — Пакистан — Индия максимальной мощностью 55 млрд кубометров в год практически заморожен из-за политических разногласий между Пакистаном и Индией. Если эти разногласия удастся снять окончательно, то этот газопровод становится реальностью, а надежды на снятие противоречий не просто есть — они растут, наиболее явным симптомом стало совместное и синхронное вступление Пакистана и Индии в состав ШОС. Вот только судьба месторождения «Фархад Б», которое должно стать ресурсным источником для этого газопровода, оказалась весьма замысловатой.

Достаточно подробно мы писали об этом в статье «Энергетика России разворачивается на юг», но можем повторить и совсем коротко. Месторождение найдено консорциумом индийских компаний, по плану они и должны были стать его разработчиками. По договору с Ираном все инвестиции должны быть сделаны индийской стороной, а после того, как они окупятся, дальнейшая прибыль должна стать совместной. Предлагаемые Индией проекты технико-экономического обоснования раз за разом кажутся Ирану чрезвычайно дорогостоящими, переговоры ведутся с 2012 года, но надежды на успех тают. Иран, однако, не желает, чтобы это перспективное месторождение оказалось заброшенным, и с мая этого года рассматривает возможность приглашения в проект другого инвестора. Какого конкретно «другого», Иран вслух не говорит, обозначив его секретным словом «Russians». Чтобы сохранить интригу, не будем писать слово «Газпром» и мы. Да, в этом проекте Пакистана нет и в помине — если проект будет реализован, то трубопровод пройдет через территориальные воды этого государства, но все 33 млрд кубометров газа в год будут идти по нему только в Индию. Причины, по которым высока вероятность того, что Пакистан не будет возражать этому транзиту, мы рассматривали в той же статье, повторяться не станем.

Российский СПГ для Индии

Давайте теперь посмотрим, какие заделы имеются у «Газпрома» уже сегодня. Труб нет, но есть СПГ, который охотно принимают и Индия, и Пакистан. В январе этого года была достигнута договоренность с Пакистаном, запланированный объем поставок — 1,5 млн тонн СПГ ежегодно. С 2018 года должны начаться поставки СПГ в Индию по контракту с компанией Gail, запланированный объем — 2,5 млн тонн ежегодно. Кроме «Газпрома», в игру вполне способен вступить и «Новатэк», но не с «Ямал-СПГ», а в более отдаленной перспективе — с проектом «Арктик-СПГ». Из прочего — переговоры «Газпрома» с еще двумя индийскими компаниями, Gujarat State Petroleum Corporation и Petronet&Oil о заключении контрактов на поставки СПГ до 3,5 млрд кубометров в год начиная с 2019-го. Если переговоры закончатся успешно, то даже без реализации трубопроводных проектов «Газпром» получит на индийском газовом рынке до 16%. И это, на наш взгляд, очень важный момент — пока ведутся переговоры по трубным проектам, очень полезно закрепиться на таком растущем рынке.

Вот только автоматически возникает вопрос — откуда России выгоднее всего поставлять СПГ для Индии, чтобы транспортные издержки были минимальными? Разумеется, чем короче маршрут — тем выгоднее. И вот тут мы снова сталкиваемся все с тем же Катаром, поскольку Иран только-только начинает переговоры с потенциальными иностранными инвесторами о строительстве первых СПГ-заводов. В этом, кстати, скрыта и причина отказа Пакистана от участия в блокаде Катара, ведь с 2015 года Qatargas поставляет в Карачи 3,5 млн тонн СПГ ежегодно. Известна и контрактная цена, которая составляет 5,35 доллара за MBTU или 191,5 доллара за 1000 кубометров. Очевидно, что эта цена служит ориентиром на переговорах «Газпрома» как с Пакистаном, так и с Индией, «продавить» более высокие цены будет весьма проблематично, поэтому протяженность маршрута поставок становится весьма важной. Очевидно, что наиболее оптимальный вариант для России — суметь договориться с Катаром все о тех же своповых поставках СПГ с его территории, а не гонять газовозы с Сахалина. И это — вторая причина, по которой Катар может рассчитывать на заключение своповых сделок с Россией о поставках СПГ в Европу в случае обострения кризиса, возникшего у него с Эр-Риядом и его союзниками.

Позволим себе напомнить о том, что в планах Индии не только увеличение потребления природного газа, но и наращивание генерации электроэнергии на АЭС. Мы уже касались этой темы и в ближайшее время ее продолжим, проведя сравнение с американскими предложениями строительства АЭС в этой стране.

Получается, что Россия заинтересована в дальнейшей нормализации отношений с Катаром по причине наличия сразу двух проектов, участие в которых этой страны было бы для нас чрезвычайно полезным. Как будет развиваться в связи с этим дипломатический кризис вокруг этого государства, покажет ближайшее время, но нам представляется, что дальнейшее экономическое сближение наших стран обоюдовыгодно. Объективно оценивая инвестиционные возможности Катара и его производственные мощности по сжижению газа, мы видим, что и то, и другое можно использовать в нынешней обстановке, когда страны Запада продолжают становящуюся уже откровенно истеричной тактику введения все новых антироссийских санкций.

Борис Марцинкевич

Россия. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268044


Иран. Катар > Транспорт > iran.ru, 2 августа 2017 > № 2263240

Полеты Катарской авиации увеличивают воздушный трафик Ирана на 10 процентов

Разрешение Ирана на использование своего воздушного пространства Катару привело к значительному росту воздушного движения в Иране, рассказал высокопоставленный авиационный чиновник.

«Пятнадцать-тридцать рейсов авиакомпании "Qatar Airways" ежедневно используют иранское воздушное пространство для достижения своих целей», - сказал Рахматолла Махабади, сообщает Fars News.

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и несколько других арабских стран в июне прекратили свои отношения с Дохой, обвинив ее в поддержке терроризма. Они предприняли некоторые карательные меры против Катара, включая закрытие своего воздушного пространства для авиакомпаний Катара.

«Для нас важно обеспечить обслуживание соседних стран, особенно мусульманских стран, в рамках политики дружбы Ирана в регионе», - сказал Махабади.

Он подтвердил, что Иран действовал в соответствии со своей политикой и международными обязательствами, позволяя катарской авиакомпании использовать свое воздушное пространство.

«Шаги, предпринятые Исламской Республикой Иран и ее международный подход к предоставлению услуг для Катара, были одобрены Международной организацией гражданской авиации (ICAO) и Международной ассоциацией воздушного транспорта (IATA)», - сказал Махабади.

Иран. Катар > Транспорт > iran.ru, 2 августа 2017 > № 2263240


США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266787

Chatham House: Кризис в Персидском заливе обнажает слабость подхода Трампа

Выбранная главой Белого дома Дональдом Трампом стратегия, заключающаяся в следовании курсом непредсказуемости, не способствует разрешению кризисов на Ближнем Востоке, лишь обостряя их

С тех самых пор, как Дональд Трамп стал президентом США, его склонность к «непредсказуемости» выступила со всей очевидностью. Невзирая на то, являются ли действия Трампа тщательно выверенной стратегией или попросту прикрытием бесконтрольного, хаотического и, на первый взгляд, не основанного ни на какой стратегии вообще подхода к политическому лидерству, последствия выбранного Трампом курса остро ощущаются как в Вашингтоне, так и во всем мире. И нигде это не соответствует действительности больше, чем в Персидском заливе, где разворачивается политический кризис, в рамках которого неопределенность в отношении следующего шага США равносильна отсутствию какого-либо плана, пишут Джейкоб Паракилас и Питер Солсбери в статье для Chatham House.

Противостояние между Катаром и его соседями - Саудовской Аравией, Бахрейном и ОАЭ - стало первым внешнеполитическим кризисом, случившимся после прихода в Белый дом Трампа. Безусловно, с момента его инаугурации в Сирии, Ираке и КНДР происходили определенные события, однако кризис в Персидском заливе отличается определённой новизной. Процесс по изоляции Катара — страны, в чью энергетику США сделали огромные инвестиции, а также месторасположения базы США, на которой находится 11 тыс. военнослужащих и которая играет ключевую роль для военных кампаний в Афганистане, Ираке и Сирии — возглавили ОАЭ и Саудовская Аравия.

Они посчитали, что могут пойти на этот шаг вопреки интересам Вашингтона в Катаре потому, что им показалось, что они успешно смогли перетянуть Трампа и его ближайшее окружение на свою сторону с помощью тщательно выверенных личных связей и горячего приема делегации США во время визита Трампа в Эр-Рияд в мае 2017 года. Карьерные дипломаты Государственного департамента США считают, что кризис идет вразрез с интересами страны, а также вредит их репутации. На ранних его стадиях Трамп пошел вопреки устоявшейся практике и рекомендации собственного правительства и выступил с заявлением о том, что Катар является «страной-спонсором терроризма», тем самым он встал на позиции, противоречащие главе дипломатического ведомства Рекса Тиллерсона.

До того как были сделаны соответствующие заявления Трампа, аналитики, иностранные дипломаты и большое число официальных лиц Вашингтона ожидали, что вот-вот заработает машина американской дипломатии. Они надеялись, что США смогут канализировать неудовольствие Саудовской Аравии и ОАЭ в менее открытую площадку для обсуждений, где Вашингтон мог бы встряхнуть представителей обеих стран и принудить их пойти на компромисс.

Вместо этого, США, казалось, были парализованы нерешительностью. Со стороны Пентагона, Государственного департамента и других ведомств звучали противоречащие друг другу заявления, что углубляло стратегическую пропасть. Тиллерсон совершил ряд визитов по странам Персидского залива в июле, почти через два месяца после начала кризиса. Вернулся он из него тем не менее с пустыми руками. Не в последнюю очередь это было обусловлено тем, что ни Эр-Рияд, ни Абу-Даби не видели причин соглашаться на его план посредничества. Дипломатам из Франции и Великобритании также не сопутствовала удача. Западные эксперты пришли к выводу, что этот кризис — «дело семейное», поэтому и разрешаться он самими сторонами.

Непредсказуемость может быть полезным инструментом в получении преимуществ над партнером по переговорам при заключении двухсторонних деловых сделок, однако этот инструмент серьезно ограничен при решении комплексных, многосторонних дипломатических кризисов. В глубине дипломатического кризиса в Персидском заливе происходит намного более сложный процесс, нежели несогласие с поддержкой Дохой террористов и давних соперников.

Катар воспринимается как одновременно угроза внутреннему порядку в соседних странах — отчасти из-за его поддержки СМИ, критикующих эти государства, и организации «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — и барьером на пути формирования нового регионального порядка, возглавляемого Саудовской Аравией и ОАЭ. Он, возможно, не будет соответствовать тем ценностям, которые поддерживают США.

Ситуация в Персидском заливе вскрывает фундаментальную проблему со столь ценимой Трампом непредсказуемостью. Дело не просто в том, что его действия непредсказуемы, а в том, что исключение предсказуемости США из уравнения будет иметь вторичные и третичные воздействия, последствия которых просчитать невозможно. В качестве главы государства Дональду Трампу было лишь небольшое число прецедентов, тогда как в качестве лидера США и, таким образом, международного порядка, который Вашингтон помог построить после Второй мировой войны, их нет в принципе.

Трамп критиковал своего предшественника Барака Обаму за то, что его слабость при руководстве международными процессами позволила странам-соперникам США получить над ними преимущества. Однако те же самые обвинения могут быть выдвинуты и в отношении его хаотического подхода и вопиющей подверженности к лести.

Та медлительность, с которой он номинирует официальных лиц Государственного департамента среднего звена — которые играют ключевую роль в урегулировании подобных катарскому кризисов — лишь обостряет сложившуюся ситуацию, поскольку способность бюрократии интерпретировать и воплощать на практике директивы от высшего руководства ограничена. Кроме того, ряд официальных лиц в Вашингтоне отмечает, что Саудовская Аравия и ОАЭ эксплуатируют политический вакуум везде, где им это удается. Нет причин для того, чтобы остальные государства не последовали примеру Эр-Рияда и Абу-Даби.

Нормальные средства, с помощью которых регулируются такие кризисы, отсутствуют на данный момент в арсенале США. Более того, по-прежнему непонятно, сколько еще должно пройти времени, чтобы возобновилась нормальная работа, если такое вообще произойдет. Кризис в Персидском заливе не только служит объективным уроком того, какую опасность представляет собой непредсказуемость подхода Трампа, но и те семена хаоса, которые с ее помощью сеют.

Максим Исаев

США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266787


Катар. Саудовская Аравия. Бахрейн > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 1 августа 2017 > № 2264500

Власти Катара направили жалобу во Всемирную торговую организацию (ВТО) из-за экономического бойкота со стороны Саудовской Аравии, Бахрейна, Египта и ОАЭ, передает в понедельник "Би-би-си".

В Дохе заявляют, что блокада идет вразрез с правилами торговли, а также нарушает право на интеллектуальную собственность.

При этом в случае, если договоренность не будет достигнута в течение 60 дней, то спор будет рассматриваться отдельной комиссией в рамках ВТО.

В самой организации пока не предоставили комментариев по поводу переданной Дохой жалобы.

5 июня Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Бахрейн разорвали дипотношения с Катаром, объявив ему фактическую блокаду. Страны обвинили катарское руководство в поддержке и финансировании террористических группировок и вмешательстве во внутренние дела других стран. В то же время некоторые наблюдатели считают, что истинной причиной послужило то, что в ходе прошедшего саммита стран Персидского залива катарское новостное агентство распространило речь эмира Катара, который заявил о поддержке нормальных отношений с Ираном, что вызвало волну критики на саммите.

Катар. Саудовская Аравия. Бахрейн > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 1 августа 2017 > № 2264500


США. ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 августа 2017 > № 2261460

Министерство экономики ОАЭ заявило, что бойкотирующие Катар страны не нарушают правил Всемирной торговой организации (ВТО), сообщает во вторник эмиратское информационное агентство WAM.

По заявлению министерства, к подобным мерам могут прибегнуть все страны-члены организации в случае угрозы национальной безопасности.

"ВТО позволяет приостанавливать действие преференций в отношении страны-члена в определенных случаях, которые подтвердились в отношении Катара",- говорится в заявлении.

Ранее Доха подала жалобу в ВТО в связи с торговой блокадой со стороны ОАЭ, Саудовской Аравии, Египта и Бахрейна, заявив, что они нарушают правила торговли товарами и услугами, а также право на интеллектуальную собственность.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержал 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира". Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 августа 2017 > № 2261460


США. Евросоюз. Катар. Ближний Восток. РФ > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 31 июля 2017 > № 2260793

Геоэнергетическая мозаика вокруг Катара

Кризис вокруг Катара, причины и возможные следствия. Часть 1

Начать, пожалуй, стоит с проекта поставок сжиженного газа из США в европейские страны, о которых в последнее время так много и охотно говорит Дональд Трамп. При этом свой проект он рекламирует как способ уменьшить доминирование России и ее «Газпрома» на европейском рынке, как способ освободить свободолюбивую Европу от тоталитарного влияния «ужасного северного соседа». Журнал «Геоэнергетика.ru» предлагает послушать Трампа, держа перед глазами калькулятор, после чего задуматься — так ли правдив мистер президент и кому, на самом деле, стоит опасаться гипотетического, пока что, экспорта американского газа в Европу.

Газовые единицы измерения

В 2016 году средняя цена российского газа для Европы составила 167 долларов за одну тысячу кубометров, в этом году «Газпром» прогнозирует подъем цен до уровня 180−190 долларов. В 2016 году доля российского газа в Европе поднялась на 3%, добравшись до 34%, что составляет 179,3 млрд кубометров. Что могут предложить США, сказать сложно, поскольку СПГ (сжиженный природный газ) — не самый простой товар, а одновременно используемые разные единицы измерения делают ситуацию еще более запутанной. Давайте начнем с того, чтобы внести ясность именно с единицами, после чего перейдем к привычной нам метрической системе.

Американцы в своей газовой статистике используют так называемую «британскую тепловую единицу» — БТЕ в русской транскрипции или BTU (British Thermal Unit) в транскрипции англоязычной. Связь с кубометрами природного газа высчитывается по незамысловатой формуле:

1 кубометр природного газа равен 35'800 БТЕ. Но наша газовая отрасль обычно дает цены за 1'000 кубометров, а 1'000 кубометров — это уже 35'800'000 БТЕ.

Как видите, БТЕ весьма «мелкая» единица, поэтому в статистике часто используют МБТЕ или MBTU — мега, миллион БТЕ. Следовательно, средняя цена российского газа для Европы в минувшем году составила 4,66 доллара за МБТЕ. Учитывать коэффициент 38,5 следует при чтении любых статей, касающихся поставок газа из США, особенно всевозможных переводных статей. Частенько переводчики не обращают на это внимания, и мы с вами видим фразы такого вот рода:

«Цены на LNG из-за океана на 1−2 доллара превышают базисные цены на северо-западе Европы».

Если не присматриваться, то может появиться уверенность, что американский газ, с учетом русофобских тенденций в Европе, вполне может быть конкурентом газу российскому — в самом деле, разница в цене кажется минимальной. Но речь-то идет о цене той самой БТЕ, а в пересчете на привычные нам цены за тысячу кубометров разница куда как значительнее — цены на СПГ из-за океана на 38,5—77,0 доллара за тысячу кубометров выше базисных цен в Европе. То есть реально цены американского газа выше российского на 23—46%.

Испытывают ли европейские потребители газа энтузиазм по поводу возможности покупать «дружественный», а не «тоталитарно-агрессивный» газ? Даже не пытаемся изучать риторику всевозможных политиков, смотрим на статистику поставок американского газа в Европу по итогам 2016 года. Поставки были, бесспорно, и составили они 400'000 тонн СПГ. Как вы понимаете, тут снова нужно разбираться с единицами измерения, поскольку сжиженный газ измеряют в тоннах, а трубопроводный — в кубометрах. Тоже ничего хитрого, калькулятор выдержит. Одна тонна сжиженного газа — это в среднем 1'380 кубометров природного газа.

Следовательно, в 2016 году Европа приобрела у США 552 млн кубометров природного газа. У тоталитарного «Газпрома» из злобной России — 179,3 млрд кубометров, у невероятно дружеских США очень демократичного газа — 0,552 млрд кубометров.

Вот теперь, дорогие читатели, можете снова начинать слушать и читать о том, как американцы прекратят газовую гегемонию России в Европе, приятного вам времяпровождения. Почему разница столь значительна? Да потому, что сжиженный газ требует еще и обратного превращения — для того, чтобы он был пригоден для потребления, его нужно аккуратно испарить, что к указанной разнице добавляет еще около 30 долларов за 1'000 кубометров. Слова политиков — очень хорошее дело, но европейские бизнесмены больше любят цифры активов и пассивов, да и всевозможные электростанции популистскими лозунгами топить не очень удобно.

Не будем вдаваться в тонкости газового бизнеса в США, хотя там отличий от привычного нам варианта предостаточно. Если в России к варианту номер 1 — «газ добыл «Газпром» и доставил его потребителям «Газпром», что и прибавится, так только вариант 2 — «Газпром» добыл газ, «Газпром» произвел сжижение газа, «Газпром» зафрахтовал газовозы, «Газпром» доставил газ потребителю», то в Штатах все куда как более замысловато. Фирма One добыла газ, фирма Two произвела сжижение газа на заводе, принадлежащем фирме Three, затем фирма Two зафрахтовала газовозы, фирма Four реализовала потребителям. Не так все это и существенно, как не существенна и гипотетическая возможность поставок американского СПГ обезумевшей от русофобии Польше или Прибалтике. Важен только один существенный момент: поставщики СПГ закупают партии газа на американских биржевых торгах, тем самым подталкивая вверх внутренние расценки на газ. С подобной проблемой уже сталкивалась Австралия, выстроившая свой газовой рынок по такой же схеме — высокие цены на СПГ в Юго-Восточной Азии привели к тому, что резко выросла цена на него и для внутренних потребителей. Резкий рост экспорта, таким образом, ограничивается проблемами, которые возникают на внутреннем рынке, и это служит естественным барьером в конкурентной борьбе с таким мощным экономическим соперником, как наш «Газпром».

В отличие от польско-прибалтийских политиков, Дональд Трамп — серьезный бизнесмен, в биографии которого авантюры были, а вот откровенной глупости не встречалось. С кем же он не на словах, а на деле собирается вести конкурентную борьбу на европейском газовом рынке?

«Поднимутся цены на газ — его станет выгодно везти в Европу из США» — тоже несерьезно, поскольку Россия с прибылью для себя торгует газом и при нынешних 167 долларах за 1'000 кубометров. Достаточно держать цену на этой отметке столько времени, сколько понадобится, вот и все. С законами физики спорить не получается, трубопроводный газ был, есть и будет дешевле сжиженного газа, который требует регазификации, который требует фрахта тысяч газовозов при попытке догнать по объему наши трубы. И американские бизнесмены тоже это прекрасно понимают — в Европу они поставляют не больше 10−11% того, что выдает на-горa единственный пока их завод по сжижению газа Sabine Pass. Но тем не менее Трамп ездит по европейским столицам и пытается протолкнуть американский газ в Европу. С кем же он на самом деле собирается конкурировать? Ответ лежит на поверхности: сжиженный газ может конкурировать только со сжиженным газом другого производителя. Как вы понимаете, вот теперь мы и добрались до слова «Катар».

Некоронованные короли рынка СПГ

Маленькое островное государство Катар в Персидском заливе — мировой лидер поставок СПГ. В 2016-м Катар экспортировал 79,6 млн тонн СПГ, на долю европейских стран пришлось 17,9 млн тонн, что эквивалентно 24,7 млрд кубометров газа трубопроводного, а это уже почти 14% от объема поставок «Газпромом». Как бы напрашивается вывод, что именно «Газпром» и должен больше всех опасаться роста поставок из Катара, но и в руководстве «Газпрома» с законами физики знакомы, мы уверены, не понаслышке. Есть те, кто в этих законах сомневается? Не смеем возражать, просто предложим посмотреть, куда в Европе идет катарский газ.

В Польшу, где Сейм ради противодействия России на всех мыслимых и немыслимых фронтах готов принять закон о том, что 2×2=5, а число «пи» равно 7. В Италию, Испанию, Португалию, Великобританию — в страны, где уже имеются терминалы по приему сжиженного газа. Вот только работают они последние годы отнюдь не на все 100% — по причинам, которые мы указали. Дорого! А вкладываться в терминалы новые — просто рискованно, поскольку цена газа, будучи привязана к цене нефти, не может обеспечить прогноз сроков окупаемости таких инвестиций. Так что позиция России и ее «Газпрома» очевидна — ее рост конкуренции со стороны Катара не беспокоит ровно так же, как поставки СПГ из США.

Газ американский и газ катарский

Ну, а по какой причине США могут начать борьбу с катарским газом в Европе? Снова берем в помощники нашего верного друга калькулятора и смотрим в этот раз на статистику того самого американского завода по сжижению газа за 2016 год. Первое полугодие 2016 газа, на Азию приходится 14% всего произведенного на Sabine Pass СПГ, а вот второе полугодие — уже 36%. Причин две — рекордный рост цен на газ на азиатском рынке и то, что американцам удалось «подвинуть»… Катар. Учтем еще один момент — Sabine Pass начал работать только первой линией, впереди весьма существенное расширение, на подходе к реализации в Америке еще несколько проектов заводов СПГ.

Рынок СПГ Латинской Америки США освоили весьма плотно, в Азии все вроде тоже идет по нарастающей. Чего не хватает? Еще одного рынка и, разумеется, повышения цен. Теперь нам остается только посмотреть на даты — когда внезапно началось обострение ситуации вокруг Катара и когда начались пассажи Трампа о том, как американский СПГ вытеснит из Европы российский трубопроводный газ. То и другое произошло практически одновременно. И практически сразу после начала дипломатического конфликта Катар покорно пошел на сделку по приобретению американского вооружения на сумму 12 миллиардов долларов.

Катар — это 32% мирового рынка СПГ. Катар — это крупнейший в мире завод по сжижению Perl, основанный государственной компанией страны QatarGas на двоих с европейской Royal Dutch Shell. Катар — это крупнейшее в мире месторождение газа Северное/Южный Парс на двоих с Ираном, это 80 млн тонн СПГ в год, что эквивалентно 110 млрд кубометров «трубного газа». Катар — это его собственный, и тоже крупнейший в мире, целый флот газовозов, который позволяет ему весьма гибко и оперативно реагировать на изменения цены на газ в разных регионах — где дороже, туда и наращиваем поставки. Гибко и оперативно еще и потому, что добыча газа идет по «газпромовской» схеме — государственные компании контролируют каждый этап, от геологической разведки до поставок конечным потребителям. А в ЕС имеется 26 терминалов для приема СПГ и его регазификации, строятся новые. При этом катарский газ, как и российский, дешевле американского, транспортные издержки тоже меньше.

Получается, что США, если они желают бороться за европейский рынок СПГ с Катаром, объективно заинтересованы в том, чтобы дипломатическое напряжение вокруг Катара переросло в совершенно определенные меры экономического противодействия. Теоретизировать долго нет нужды, тот же Египет может найти благовидный предлог для того, чтобы «временно прекратить», «временно остановить» движение газовозов через Суэцкий канал. Контракты Катар с европейскими потребителями заключал не спотовые, а длительные, и, отказываясь от их исполнения, он мгновенно получит штрафные санкции. Но и поставки по маршруту, пролегающему через мыс Доброй Надежды, то есть вокруг Африки, увеличивают издержки поставщика, то есть в обоих случаях поставщики из США получают именно то, что им необходимо — ослабление позиций реального Катара, а не мифологизированного «Газпрома». В таком случае риторика Трампа выполняет функцию отвлекающего маневра и ее наличие получает логическое объяснение.

Эволюция отношений Катара и России

Конечно, можно просто подождать, как будут развиваться дальнейшие события, но можно попробовать поднять еще один пласт информации — а как, собственно говоря, выглядят отношения Катара и России? В одной из своих статей журнал «Геоэнергетика.ru» показывал, как выглядел на тот момент сирийский конфликт и какими были действия Катара. Но с той поры много воды утекло, позиции сторон претерпели значительные изменения. Если коротко, в двух словах вспомнить, как выглядели отношения России и Катара в 2013—2014 годах, то можно уложиться всего в одну фразу: нараставшее жесткое экономическое и геополитическое противостояние, причем именно Катар старался нанести удар по позициям России. Это его попытка провести газопровод в обход Ирана — через территорию Сирии — стала одной из главных причин разразившейся в Сирии гражданской войны.

Катар делал ставку на свержение Башара Асада, финансируя для этого банды самого разного пошиба и, как мы все помним, был период, когда такой сценарий вполне мог стать реальностью. Ровно до той поры, пока легитимное правительство Сирии не попросило о военной помощи своего давнего надежного партнера — Россию. Не так уж и много времени потребовалось, чтобы в Катаре осознали — Асад останется на своем месте, никакие бандитские методы не позволят взять контроль над государством в свои руки всем вместе взятым исламистским вооруженным группировкам. По мере нарастания военных успехов армии Сирии, которую теперь поддерживали и поддерживают российские ВКС, менялась и риторика Дохи, вслед за риторикой — и реальные действия.

Если отбросить политические «междометия», то все «завязано» на довольно простую арифметику. Россия, добившись того, что треть снабжения Европы газом находится в ее руках, дальнейшего «экспансионизма» не планирует. Да, объемы поставок в физическом исчислении растут, но эта треть остается неизменной, поскольку растет и объем рынка. Несмотря на бесконечно муссируемую в прессе тему развития энергетики, основанной на ВИЭ, Европе газа нужно все больше и больше. Приняв «Газпром» за некую константу, мы видим, что борьба разворачивается вокруг 2/3 газового рынка Европы. Кто станет поставщиком № 2?

Южный Парс / Северное

И тут, разумеется, нельзя не вспомнить о самом крупном в мире газовом месторождении, располагающемся в Персидском заливе, в территориальных водах Катара и Ирана. Катар называет свою часть месторождения Северной, хотя на географической карте она занимает южный сектор месторождения. Для Ирана это Южный Парс, хотя географически его часть как раз северная. Эту путаницу приходится помнить, иначе эта оаа может ретранслироваться в головы недостаточно внимательных наблюдателей. Запасы Северного — это 13,8 триллиона кубометров газа и 4,3 миллиарда тонн нефти (они же — 27 млрд баррелей, если кому-то так привычнее), в Южном Парсе 14,2 триллиона кубометров газа и 2,7 млрд тонн нефти (18 млрд баррелей). Как видите — практически пополам, и эти гигантские объемы выводят Иран на второе место в мире по запасам газа, а Катар — на третье.

Справляться с такими объемами чисто технически не просто, а одной компании, пожалуй, и вовсе нереально. QatarGas — крупнейшая в мире компания по производству СПГ, но под одним «брендом» скрываются сразу четыре совместных предприятия, при этом перечень совладельцев состоит из ведущих мировых компаний. Total, ExxonMobil, ConocoPhillips, Shell — и никто из них, несмотря на словесную шелуху поклонников либеральной экономики, не смущается от того, что контролирует это все государственная компания Qatar Petroleum. Но и этого конгломерата для Северного маловато, в специально построенном промышленном городе Рас Лаффан — своеобразной «Мекке» газовых и газохимических предприятий не только арабского, но всего мира, базируется второй по величине производитель СПГ — Rasgas.

В свою очередь, иранский Южный Парс (который на самом деле северный) поделен на 28 фаз, в разработке которых до начала санкций участвовали компании из высшего эшелона углеводородного мира — «Газпром», Total, Eni, Shell, Repsol. Санкции закончились, и все участники концессий вернулись на свои места, хотя ситуация нисколько не изменилась — контролируют всю добычу государственные иранские Petropars, OIEC и «Хатем Ольанбийя». Добычу нефти и Иран, и Катар в последний год развивают умеренными темпами, а вот добыча газа наращивается и наращивается. Конечно, есть прекрасный рынок СПГ Юго-Восточной Азии, но избыток предложения может привести к тому, что и тут цены начнут опускаться, потому и Ирану, и Катару нужны дополнительные рынки сбыта. Европа, которой газа нужно все больше, еще и весьма платежеспособна, в Европе «Газпром» не имеет ничего против любых действий, которые не касаются его 1/3 газового рынка.

Башар Асад как камень преткновения

В 2013 году, как мы помним, не только Катар лелеял мечту протянуть газовые трубы через территорию Сирии, но и Иран сделал аналогичное предложение. А теперь складывается уже более интересная ситуация. С одной стороны, Катар — держава суннитская, Иран — шиитская, обе страны претендуют на доминирование в зоне Персидского залива в частности и в мусульманском мире вообще. Но месторождение Парс, которое на политической карте поделено надвое, на геологической карте — одно. Но и Ирану, и Катару нужен европейский рынок, нужна возможность каким-то образом договориться с руководством Сирии о прокладке труб через ее территорию. К концу 2015 года и в Дохе, и в Тегеране уже никто особо не сомневался, что для того, чтобы получить доступ на европейский рынок, предстоит вести переговоры, причем не в Дамаске, а в куда как более северном городе — Москве.

Для Катара это осознание отнюдь не было озарением — в отличие от Ирана, эмират всегда был на «правильной стороне», никогда не попадал ни под какие санкции, ставка на Штаты была сделана давно и казалась вечно выигрышной. Катар активно спонсировал все виды сирийской оппозиции, внедрял в нее представителей «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), помогал объединиться разрозненным отрядам и даже передал в распоряжение состоявшегося объединения здание сирийского посольства. Катар протаскивал поддержку сирийской оппозиции на официальном уровне в ООН, в ЛАГ (Лига арабских государств) — где-то получалось, где-то нет, но спонсорство, несмотря на то, что Катар вступил по первому зову в антитеррористическую коалицию во главе с США, не останавливалось ни на один день.

Новый эмир — новые веяния

Обстановка в самом Катаре оставалась стабильной, несмотря на то, что летом 2013-го стало очевидно, что правящий эмир Хаман бен Халиф Аль Тани намерен уйти в отставку. Своего отца он «бескровно» сверг в 1995-м и, чтобы не повторить столь печальный опыт, преемника подобрал заранее. В конце июня 2013 года эмир передал власть наследному принцу — своему 33-летнему сыну Тамиму бен Хамаду Аль Тани. Шейх Тамим пообещал продолжать дело своего отца, но уже в инаугурационной речи прозвучало нечто совсем свежее:

«Мы уважаем все влиятельные политические течения и не намерены поддерживать одних против других. Мы также против разделения общества в арабском мире по религиозному и конфессиональному принципам».

Новость о том, что Катар не намерен объявлять своим соперником шиитский Иран, прозвучала неожиданно, но только для тех, кто считает религиозные противоречия основой политических отношений в мусульманском мире. Но слова о Коране и способах его толкования — всего лишь надстройка, основой, как и во всем остальном мире, является экономика, а в случае Катара и Ирана — газ, скрывающийся в недрах Парса. Политики вольны прокладывать государственные границы по своему усмотрению, геологическое строение газового месторождения от этого не изменится ни на йоту. Если совсем упрощенно, то Парс можно представить себе как огромный баллон с газом, который Катар вскрыл с одной стороны, а Иран — с другой. Выкачивать содержимое можно, либо ссорясь друг с другом, либо, напротив, тщательно согласовав друг с другом эту работу.

Катар не имел и не имеет ни малейшего желания обострять отношения с Ираном — боевые действия наверняка приостановят работу газодобытчиков, а это приведет только к финансовым потерям. И шейх Тамим просто высказал вслух то, что негласно подразумевалось в годы правления его отца. Иран «тонкий намек на толстые обстоятельства» понял мгновенно — сразу после этого выступления шейха Тамима глава МИД Ирана прибыл в Доху, чтобы дежурно поздравить и неформально разъяснить позицию своей страны по конфликту в Сирии, подчеркнув, что Иран будет прилагать все усилия для сохранения целостности этой страны.

Катар и Иран. Катар и Россия

Вероятнее всего, стороны нашли взаимопонимание — Катар официально приветствовал начало переговоров о возможном снятии санкций с Ирана, которые стартовали летом все того же 2013-го. Это стало прологом к обострению отношений Катара с Саудовской Аравией, которая полагала, что снятие санкций с Ирана приведет к росту его влияния в регионе. Что касается отношений с Россией, то первые шаги нового эмира дружелюбием не отличались. К примеру, в 2014-м Катар активно подписывал договоры о покупке западной военной техники — вертолетов у Франции, комплексов «Пэтриот» у США. Под убаюкивающие разговоры о борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Катар осенью 2014-го объявил о создании Стратегического совета высокого уровня с Турцией с явной целью решать судьбу Сирии после свержения Башара Асада. Тогда же стали активно муссироваться слухи о создании объединенных вооруженных сил, военного флота и полиции шестью монархиями Персидского залива — Саудовской Аравией, Кувейтом, Катаром, ОАЭ, Оманом и Бахрейном. Правда, дальше разговоров дело не пошло, а в самом начале 2015-го довольно неожиданно Катар стал инициатором активизации работы совместной с Россией межправительственной комиссии.

Катарские инвестиционные фонды заговорили о желании инвестировать в Россию, причем не только в энергетический комплекс, но и в сельское хозяйство. Население растет, пахотных земель и пастбищ не хватает, и Катар по собственной инициативе начал сертификацию российского производства мяса птицы, говядины, баранины, яичной продукции. С одной стороны, все совершенно логично, а вот с другой, совершенно неожиданно, ведь Россия отнюдь не является географическим соседом островного государства. Политический вектор «подальше от США и Саудовской Аравии» появился и стал крепнуть. Катар первым из арабских государств приветствовал подписание договора «ядерной шестерки» с Ираном, в августе 2015-го пошел на соглашение с Россией о координации деятельности на международном газовом рынке. И сразу после того, как стало очевидно предстоящее снятие санкций с Ирана, в Катаре заговорили о том, что Парс мог бы стать ресурсным источником для газопровода по маршруту Катар — Иран — Турция — Европа. Катар готов был взять на себя роль посредника в выстраивании отношений Ирана с арабскими странами. Казалось бы, все налаживается, впереди — радужные перспективы.

ВКС России как способ излечения от русофобии

Дальнейшая хронология всем хорошо известна. 28 сентября 2015 года Путин произносит речь на 70-й сессии Генассамблеи ООН, 30 сентября с официальной просьбой о военной помощи к России обратился Башар Асад, в тот же день Совфед дал согласие президенту России на использование ВКС на территории Сирии. Катар сначала не понял, что это всерьез и надолго.

«Никто не может отказаться от призыва Путина объединиться в борьбе с терроризмом, но… нам необходимо решить причину. Мы уверены в том, что сирийский режим, а именного Башар Асад, является настоящей причиной» — заявил в конце сентября 2015-го министр иностранных дел Катара.

После трагедии в небе Сирии с нашим самолетом, сбитым турецкими военными, Доха стремительно подписала с Турцией меморандум о начале переговоров о поставках СПГ как альтернативы российскому газу, начались разговоры о размещении на территории Катара турецкой военной базы. Но Россия не обращала внимания ни на словесную риторику, ни на попытки тесного «газового» сотрудничества Катара и Турции. Да и Тегеран никакого энтузиазма по поводу общего с Катаром газопровода в Европу не проявлял, куда как больше времени уделяя практической помощи Башару Асаду. Это наше спокойствие и уверенная работа ВКС в небе Сирии и стали причиной нарастающего дрейфа Катара в понимании новой расстановки сил в Ближневосточном регионе.

Встреча шейха и президента

В январе 2016-го шейх Тамим прибыл с официальным визитом в Москву, и тезисы его выступления перед прессой по окончании встречи с Владимиром Путиным зазвучали совсем иначе:

«Роль России является сегодня основной в том, что касается стабильности в мире. И мы очень хотим развивать отношения с Россией и найти решение проблем в том, что касается стабильности стран нашего региона».

Перевод с дипломатического, да еще и арабского, тем не менее понятен:

«Похоже, что мы переоценили свои возможности в Сирии, готовы обсуждать ваши варианты развития событий».

Ответ Путина напоминал четкую, недвусмысленную инструкцию:

«У нас есть необходимость поговорить о взаимодействии и согласовании позиций в энергетике, поговорив об инвестиционном сотрудничестве».

Шейх Тамим возражений не имел:

«Нам есть что обсудить, у нас общие интересы в сфере энергетики. Очень важным является также инвестиционное сотрудничество».

Но, как и положено на встречах такого уровня, эмир выдвинул и встречные пожелания:

«Стороны подчеркнули необходимость дальнейшего укрепления сотрудничества в торговле сжиженным природным газом, необходимо повышать долю СПГ в торговле».

Эти тексты тоже перевести не сложно:

«Мы готовы вкладываться в инвестиционные проекты, но просим не чинить препятствий на рынке СПГ».

Собственно, конструктивная часть переговоров была закончена официально-обтекаемым сообщением:

«Главы России и Катара подтвердили свое стремление добиваться тех целей, ради которых был создан Форум стран — экспортеров газа».

Что касается политической и военной составляющих этих переговоров, то и здесь уместно привести слова эмира:

«Руководители двух стран договорились о том, что необходимо искать политическое решение в Сирии. Поэтому лидеры договорились интенсифицировать усилия для того, чтобы положить конец боевым действиям, убийствам и голоду среди мирного населения».

Перевести?

«Да, мы прекращаем или сокращаем финансирование бандформирований на территории Сирии, поскольку смогли нащупать точки соприкосновения с Россией в газовых и нефтяных вопросах».

Вывод ВКС с территории Сирии и «приручение» Катара

В марте 2016-го Катар приветствовал решение России о выводе основной группировки ВКС с территории Сирии и в тот же день официально пригласил Россию поучаствовать в предстоявшей встрече министров стран ОПЕК, намеченной в апреле в Дохе. Россия приглашение приняла, а в мае глава МИД Катара заявил о надежде его государства на … успех России в сохранении политического процесса в Сирии. Не на коалицию во главе с США, не на работу ЛАГ, а на успех России. Сергей Лавров передал ответные слова Путина:

«Владимир Владимирович подтвердил намерения о сотрудничестве с Катаром, включая экономику и политические контакты».

Катарская сторона текст с русского перевела и усвоила:

«И если, допустим, существуют какие-то политические проблемы, то это никаким образом не должно отражаться на деловых связях между представителями деловых кругов. Я особенно это хотел бы подчеркнуть и донести это до деловых представителей двух стран» — таким было заявление посла Катара в России, сделанное им в начале июня 2016-го.

Российская сторона по достоинству оценила дисциплинированность Катара, приняв решение «поощрить», и 1 июля 2016-го на сайте Правительства РФ появилось вот такое официальное сообщение:

«Принять предложение Минобороны России, согласованное с МИД России, о проведении переговоров о подписании соглашения между министерством обороны РФ и министерством обороны государства Катар о военном сотрудничестве».

Не заметили такого «маленького» события, как готовность одного из главных спонсоров гражданской войны в Сирии развивать военное сотрудничество с государством, которого силами ВКС уничтожало и продолжает уничтожать объекты спонсорской помощи? Напрасно. Сопоставляйте приведенные даты с событиями на фронтах гражданской войны в Сирии, и вы без труда заметите взаимосвязь между переговорами России и Катара на высоком уровне и сводками успешных операций сирийской правительственной армии.

Расчеты за ошибки

После сообщения кабмина России о том, что переговоры о возможном военном сотрудничестве с Катаром в принципе возможны, прошло всего пару месяцев — и договор уже был подписан. Произошло это 6 сентября 2016-го во время форума «Армия-2016», ровно через месяц после того, как Катарское инвестиционное агентство всего за 400 млн долларов прикупило целых 10% акций «Алросы». Нормальный принцип — деньги вперед, но не все, а только аванс. В декабре 2016-го катарский суверенный фонд вложил уже 10,5 миллиарда евро в акции «Роснефти». Аванс — договор — окончательный расчет. Ничего личного, только бизнес.

Конечно, Восток — дело тонкое, время от времени Катар вспоминает былую вольницу. Сразу после химатаки в Идлибе 7 апреля этого года МИД Катара привычно назвал виновными власти Сирии, но тут же последовали переговоры с Сергеем Лавровым, и вот уже 15 апреля Катар потребовал «объективного и непредвзятого расследования инцидента». Разумеется, столь взвешенная позиция не могла остаться без соответствующего поощрения, потому 25 апреля появилось сообщение о том, что Россия и Катар полностью согласовали семь ветеринарных сертификатов на поставку в Катар российской продукции животноводства. Баранина, козлятина, говядина, мясо птицы и так далее. С чего бы Геоэнергетика рассказывала про животноводство? Ну, тут уж, извините, — о том, что все ветеринарные и прочие халяльные документы согласованы, что и Россия готова подкормить островитян, миру и граду в апреле поведал наш … министр энергетики Сергей Новак. Ну, не было у него в папке другой «плюшки» за хорошее поведение, не было! Но, похоже, просили о поощрении его преизрядно — господин Новак даже переговоры о поставке зерновых в Дохе начал. Ладно, ничего, бывает.

Блокада начата. Что дальше?

Перемена позиции Катара по отношению к России, визиты главы МИДа Ирана в Доху на переговоры с эмиром, о результатах которых ничего не сообщалось прессе, вызывали рост недовольства со стороны более пламенных сторонников США в Ближневосточном регионе. Похоже, что последней каплей, переполнившей чашу терпения Саудовской Аравии, стало участие катарской делегации в ПМЭФ-2017. Министр финансов, представители суверенных фондов Катара прибыли в город на Неве, но результаты их участия в работе форума озвучены не были. Напомним, однако, даты. Питерский форум закончился 3 июня, а пятого июня о разрыве дипломатических отношений с Катаром заявили Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, ОАЭ, Ливия, Йемен и Мальдивы.

Обошлось ли тут без участия США? 20−21 мая в Эр-Рияде проходил арабо-мусульманский саммит, гостем которого был Дональд Трамп. На этом саммите было объявлено о попытке создания суннитского аналога НАТО, при этом НАТО видит неформальным лидером этого гипотетического блока Саудовскую Аравию. Видимо, точку зрения Эр-Рияда и отразил в своем выступлении глава США, неожиданно назвав Катар «традиционным спонсором терроризма». Сказано это было в присутствии политиков, которые термин «терроризм» толкуют весьма вольно, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы началась совместная дипломатическая атака на «вольнодумца» — Катар, который не только налаживает сотрудничество с Москвой, но и жестко сопротивляется давлению на Иран.

В мусульманском мире нашлось всего три страны, которые четко встали на сторону Катара, не только не присоединились к блокаде и прочим санкциям, но и пришли ему на помощь — в той или иной степени. Иран начал гуманитарные поставки самолетами, Турция оказала всемерную поддержку и выразила готовность разместить на острове свои войска, и Пакистан, который заявил, что не будет поддерживать Саудовскую Аравию и всех присоединившихся. Иран — союзник России в Сирии, Турция — сменившая после извинений за сбитый российский самолет не только риторику, но и внешнюю политику, включая взаимодействие с ЕС и НАТО, Пакистан — «свежее» пополнение ШОС. Такая вот замысловатая, весьма своеобразная коалиция, которую, пусть и с натяжкой, но можно назвать «пророссийской». Даже если до начала дипломатической войны Катар и планировал «сидеть на двух стульях», то теперь его такой возможности лишили. Соединенные Штаты старательно делают вид, что намерены помочь восстановить мир и согласие среди суннитских государств Ближнего Востока — так же старательно, как пытаются показать, что намерены противостоять в Европе поставкам российского газа.

15 июня Катар подписал контракт с Америкой на поставку 36 самолетов F-15 за 12 миллиардов долларов. Просто для справки: ВВС Катара состоят из 1'500 человек, на вооружении которых состоит целых пять французских «Миражей», поставленных на баланс всего-то 20 лет тому назад. 20 лет катарцам этого было вполне достаточно, а через 10 суток после начала блокады их вдруг осенило — как же мы дальше-то без F-15…

Извините, но больше это похоже на некую форму оплаты требований рэкетиров: деньги на стол или мы сожжем ваши ларьки! Высокие отношения, одним словом. Но дальше дипломатических напряжений пока дело не пошло — такое впечатление, что участники действа присматриваются, принюхиваются друг к другу. Катар мал и слаб в военном отношении? Да, конечно. Но иранские самолеты могут перевозить не только гуманитарные грузы, договор о военном сотрудничестве вот подписан, Турция готова в любой момент перебросить на остров свои войска, да и крупнейшая в регионе военная база США продолжает функционировать. В общем, рисковать по-крупному пока никто не собирается, да и поставки СПГ пока никто никаким образом не прерывает. Все будто чего-то ждут — ждут первого хода противника и надеются на то, что он окажется ошибочным.

Осторожность Катара логически объяснима, но почему же Штаты не идут на «добивание», им-то чего опасаться? Почему Катар отвергает все требования участников «блокадной коалиции», что за туз у него в рукаве, на что он надеется? Прежде всего на то, что «блокадная коалиция» не способна военными методами отрезать газовозы от основного рынка в Юго-Восточной Азии. До территориальных вод Ирана их сопроводят, дальше маршрут будет пролегать вдоль побережья Пакистана, который отказался принимать участие в блокаде. Но Штаты это и не интересует, конкурировать с Катаром на азиатском рынке они и так вполне способны, им нужно зачистить рынок Европы. Но Суэц так и не перекрыт, катарские газовозы исправно идут к причалам Испании, Португалии, Италии, Англии. Откуда эта осторожность?..

Статья, однако, и так получилась весьма объемная, поэтому о Ямале, Индии, Каспийском море — в скором продолжении.

Борис Марцинкевич

США. Евросоюз. Катар. Ближний Восток. РФ > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 31 июля 2017 > № 2260793


Катар. Саудовская Аравия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 июля 2017 > № 2259612

Четыре арабские страны, объявившие бойкот Катару, признают только Кувейт в качестве посредника в урегулировании этого конфликта, заявил в воскресенье в Манаме глава МИД Бахрейна Халед бен Ахмед Аль Халифа.

"Помимо роли эмира Кувейта Сабах Аль Ахмеда Аль Джабера Ас-Сабаха, нет больше никаких ролей, он с самого начала выступает в этом качестве, все его поддерживают, и мы надеемся, что его миссия увенчается успехом", — сказал бахрейнский министр на пресс-конференции.

В воскресенье в столице Бахрейна Манаме прошли переговоры глав МИД Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта, объявивших Катару бойкот. По итогам встречи арабская четверка заявила, что сохраняет в силе все требования, выдвинутые катарским властям. Кроме того, министры выразили готовность к диалогу с Катаром, если катарские власти на деле подтвердят прекращение поддержки терроризма.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение 13 требований соседей. Катар эти обвинения отверг, но заявил о своей готовности к диалогу.

Помимо эмира Кувейта, ряд стран, в том числе неарабских, предлагали свою помощь в урегулировании конфликта. Так, президент Турции Тайип Эрдоган совершил турне по странам Персидского залива с целью поиска путей для урегулирования катарского кризиса. Ранее госсекретарь США Рекс Тиллерсон совершил несколько челночных поездок по странам региона, пытаясь достичь примирения сторон.

Надим Зуауи.

Катар. Саудовская Аравия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 июля 2017 > № 2259612


Катар. Египет. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Транспорт > ria.ru, 30 июля 2017 > № 2259519

Четыре арабских страны, бойкотирующие Катар (Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет), позволят катарским самолетам использовать свое воздушное пространство в чрезвычайных ситуациях, сообщает саудовское новостное агентство СПА со ссылкой на заявление государственного агентства гражданской авиации.

"Эта мера подтверждает тот факт, что мы придерживаемся безопасности авиации. Как правило, в таких условиях достигают договоренностей о воздушных коридорах, которые используются в случаях ЧС", — говорится в сообщении. По данным агентства, эта мера принята под патронажем ИКАО, которое координирует такого рода договоренности.

Всего, по данным саудовского информагентства, выделено девять коридоров.

Один из воздушных коридоров под управлением Египта выделен над Средиземным морем, остальные восемь находятся в регионе Персидского залива.

Соответствующее уведомление было сделано для капитанов воздушных судов.

Данная мера вступает в силу 1 августа.

Катар. Египет. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Транспорт > ria.ru, 30 июля 2017 > № 2259519


Таджикистан. Кувейт. Катар. РФ > Миграция, виза, туризм > news.tj, 27 июля 2017 > № 2265522

Рабский труд таджикских мигрантов в арабских странах

Анора Саркорова

Таджикские власти хотят ослабить свою зависимость от России и перенаправить поток мигрантов на заработки в страны арабского Востока.

В качестве альтернативы предлагаются рынки Кувейта, Катара, ОАЭ, а ранее переговоры велись с властями Саудовской Аравии.

Представители этих государств заявляют, что нуждаются в квалифицированных врачах, инженерах, строителях и водителях из Таджикистана, поэтому готовы подписать с желающими трудовые договоры и гарантируют медицинское обслуживание, жилье, работу и, соответственно, достойную оплату.

Официальный Душанбе в настоящее время обсуждает вопросы правового положения и условий отправки таджикских трудовых мигрантов, поскольку в самом Таджикистане уровень безработицы находится на очень высоком уровне.

При этом вакансии в государственных учреждениях появляются довольно часто, однако оклада госслужащего порой хватает лишь на покрытие ежедневных расходов.

В то же время правительство страны не может решить социальные проблемы, и это становится причиной массового выезда таджикских граждан на заработки, в особенности в Россию, пишет Би-би-си.

Безопасность на бумаге

Между тем сотни таджикских граждан уже давно работают в арабских странах, в том числе в Саудовской Аравии. Они попадают туда через фирмы по трудоустройству, легально функционирующие в Таджикистане.

Эти фирмы заверяют мигрантов в безопасности и обязательном соблюдении всех пунктов договора, однако в реальности люди часто сталкиваются с огромными трудностями. Рассказать о своих злоключениях решаются немногие, боясь огласки и преследования.

За последние два года из Саудовской Аравии на родину таджикскими властями были доставлены несколько десятков граждан страны, вызволенных из трудового рабства, заявили Русской службе Би-би-си в министерстве иностранных дел Таджикистана.

Большинство этих людей выехали в Саудовскую Аравию самостоятельно, с помощью фирм по трудоустройству, легально работающих в Таджикистане, не информируя дипломатические миссии за рубежом о своем местонахождении.

46-летняя журналистка Шамсия Асаналишоева в июне этого при содействии консульства Таджикистана в Эр-Рияде была возвращена на родину. Она уехала в Саудовскую Аравию на заработки и не представляла, что переживет унижение, страх, пытки и трудовое рабство.

В интервью Русской службе Би-би-си она призналась, что готова рассказать свою историю потому, что хочет, чтобы люди знали о тех трудностях, которые их могут там ожидать. Особенно это касается женщин, планирующих выезд на заработки.

Рассказ Шамсии Асаналишоевой:

"Проработав много лет на телевидении, я приняла непростое решение: уйти из профессии, потому что она не давала мне возможности заработать на жизнь. Решила открыть свое небольшое дело и заняться малым бизнесом. Взяла кредит, начала работать, но наступил кризис, и я обанкротилась.

Несколько лет проработала в России. Устроилась на стройку, освоила мужские профессии. Любая работа почетна, если это честное занятие. Когда в России наступили кризисные времена, пришлось вернуться.

Однажды, просматривая рекламную газету, я увидела небольшое объявление о работе в Саудовской Аравии.

Оформлением всех разрешительных документов, приобретением авиабилетов занималась фирма по трудоустройству. Условия работы и заработок в 400-500 долларов меня вполне устроили.

Уверена, многие трудовые мигранты никогда не покинули бы родину, если бы имели возможность заработать у себя хотя бы 300-400 долларов.

Фирма по трудоустройству работала легально, имела все необходимые документы на осуществление деятельности в стране, поэтому все мои сомнения быстро развеялись.

В Саудовской Аравии в свой первый приезд я попала в семью образованных и интеллигентных людей. Проработав у них домработницей несколько месяцев, вернулась на родину.

Затем снова начались поиски работы, нашла по объявлению другую фирму по трудоустройству. Дело в том, что я не имела права въезжать в Саудовскую Аравию дважды за короткий срок. Но фирма предложила эти формальности решить. Меня отправили в город Таиф.

Нужно сразу отметить, что очень часто работодатель заставляет наемного работника делать много другой дополнительной работы, не прописанной условиями контракта, и этот труд не оплачивается.

В мои обязанности входила уборка дома, однако хозяйка заставила меня также готовить, стирать и присматривать за детьми. Причем эти услуги никто и не думал оплачивать.

Работа была очень тяжелой, вилла огромная. Приходилось вставать в пять утра, а ложилась я только под утро следующего дня.

В Саудовской Аравии принято днем отдыхать, из-за жары активная жизнь начиналась ближе к вечеру. Но я работала круглые сутки, днем присматривала за детьми, делая всю домашнюю работу, а вечерами прислуживала взрослым.

Отработав некоторое время, я решила вернуться в агентство. Хозяйка меня отпустила, не заплатив за работу.

Рынок подневольных работниц

В офисе фирмы по трудоустройству мигрантам была выделена комната. Выдавали одеяла, на которых мы спали в абсолютно пустом помещении, без всяких удобств. Еду приносили нечасто. Мы жили впроголодь. Периодически нас вывозили, чтобы показать новым хозяевам, а потом снова привозили и запирали на ключ.

Мы могли месяцами находиться в закрытой комнате, пока новый хозяин нас не забирал. Мы не имели паспортов, денег, на улицу нам не разрешали выходить. Купить еду и лекарства мы также не могли.

Я жила вместе с женщинами из Филиппин, Бангладеш, Шри-Ланка, Ганы, Эфиопии. Все они приехали в Саудовскую Аравию в надежде заработать денег. Женщинам было от 18 до 45 лет, на родине у них остались семьи, малолетние дети. Они готовы были терпеть любые издевательства и унижения, лишь бы заработать деньги, чтобы спасти свои семьи от голодной смерти.

Через месяц меня отправили в город Эр-Рияд. Новая хозяйка вела себя очень высокомерно и грубо по отношению ко мне. Я поняла, что не смогу работать в таких условиях и попросила женщину отправить меня на фирму. И тут началось самое страшное. Она сказала, что я должна вернуть ей деньги, заплаченные фирме за домработницу.

Я фактически оказалась в заложниках. Хозяйка дома меня оскорбляла и требовала денег, которых у меня не могло быть. В ответ я пригрозила позвонить в полицию, что окончательно вывело ее из себя. Она стала меня избивать, пытать электрошокером. Затем меня стал избивать ее друг. Это продолжалось несколько часов. Меня заперли в комнате, я кричала и просила о помощи. Я была готова спрыгнуть вниз, чтобы спастись.

Я 30 раз набирала номер полиции. Они приехали спустя десять часов. Я уже не понимала, что происходит вокруг. Боль, издевательства, удары. Я не могла говорить, дышать.

Прямо на улице составили протокол. Меня отвезли в отдел, а потом отправили в агентство. Я еле передвигалась. Ни лекарств, ни слов сочувствия, абсолютное равнодушие. В агентстве меня опять заперли в комнате.

Или штраф, или психбольница

Побои и невыплата заработанных денег - обычное дело. Агентства по трудоустройству отбирают паспорта, отправляя женщин от одних работодателей к другим, совершенно не интересуясь ни физическим, ни психологическим состоянием женщин.

В основном клиентами таких фирм становятся женщины из малообеспеченных и необразованных семей. Фирмы-посредники пользуются их безвыходным положением. Они полностью зависят от хозяев домов, где они трудятся, и агентств, которые им помогают устроиться на работу.

Там я лично познакомилась с теми, кто пережил побои и издевательства. Для многих семей, нанимающих прислугу, эти люди просто рабы. За них платят и делают с ними все, что захочется.

Я потребовала от фирмы, отправившей меня в Саудовскую Аравию, помочь уехать на родину. Но мне сказали, что я должна выплатить им штраф - 2000 долларов.

Меня предупредили: вести себя тихо, а иначе меня могут поместить в психиатрическую больницу, потому что они боялись скандала и последствий.

Мне удалось связаться с консульством Таджикистана в Эр-Рияде. Они фактически спасли мне жизнь и помогли вернуться на родину.

В Душанбе сотрудники Международной организации по миграции поместили меня в реабилитационный центр, оплатив медицинское лечение и мое проживание.

В Саудовской Аравии продолжают работать десятки граждан Таджикистана, положение которых остается крайне тяжелым.

Однако многие после возвращения не спешат обращаться в органы правопорядка, боятся писать жалобы и заявления. Они хотят забыть о том страшном, что с ними произошло.

Но от этого никто не застрахован. Люди продолжают выезжать на заработки, часто не имея на чужбине легального статуса, ни имея представления о стране, в которую едут, потому похожие ситуации будут происходить".

Комментарий Гулчехры Ибрагимовой, юриста Международной организации по миграции:

Трудовые мигранты, выезжающие на заработки, нередко становятся жертвами принудительного рабского труда. Положение особенно осложнилось с наступлением финансового кризиса в странах, принимающих мигрантов. Они стали еще более уязвимыми. Удерживая их обещаниями оплаты, работодатели используют их труд, заранее зная о том, что не смогут или и не собираются им платить.

То, что произошло с Шамсией Асаналишоевой - это классический пример торговли людьми в целях подневольного домашнего труда, который является источником заработка для многих женщин в мире, в особенности для тех, кто не имеет другой возможности, кроме миграции.

Это самая закрытая сфера, где допускается невидимая эксплуатация. Работнику очень сложно доказать незаконность действия своего работодателя, поскольку никто не видит и не знает, как с ним обращаются. Жертвы торговли людьми обычно живут в доме семьи, на которую работают и непрерывно находятся в их распоряжении и власти.

Шамсие, в соответствии с контрактом, были сначала предложены одни условия и обязанности, а потом от нее потребовали выполнения и других, не входящих в условия контракта работ и услуг.

Женщина надеялась, что ей заплатят за дополнительную работу, но работодатель посчитал, что домработница обязана выполнять все требования хозяев. И они совершенно не были готовы к ситуации, что наемный работник может не согласиться с этими условиями и унизительным отношением.

В случае с Шамсией Асаналишоевой, работодатель стала прибегать к прямым оскорблениям, угрозам, а затем к побоям и пыткам.

Отношение к мигрантам в агентстве по трудоустройству, с которым работала таджикская гражданка - это пример абсолютно рабского отношения к человеку.

Женщинам не разрешали выходить на улицу, у них отбирали паспорта, их закрывали в помещении, не предоставляя необходимую медицинскую помощь. Сотрудники этих фирм используют уязвимое положение, неосведомленность, малограмотность людей, в частности женщин.

Шамсие выбраться из ситуации помог ее волевой характер. Но многих проблем можно было бы избежать, если бы она с момента прибытия в страну известила посольство и консульство своей страны, предоставила бы полную информацию о себе, своих планах и местонахождении. Тогда бы ей не пришлось 30 раз звонить в полицию, а сразу проинформировать о своем положении консульство Таджикистана.

К сожалению, зачастую граждане не имеют представления о рисках, с которыми они могут столкнуться, не имеют представления о культуре и национальных особенностях страны, не знают языка государства, куда собираются трудоустроиться.

Би-би-си

Таджикистан. Кувейт. Катар. РФ > Миграция, виза, туризм > news.tj, 27 июля 2017 > № 2265522


Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июля 2017 > № 2257283

Религиозные круги Саудовской Аравии продвигают проект «экспорта» идей ваххабизма

Кадыр Маликов, Akipress.org, Киргизия

По сути агрессивные действия Королевства Саудовская Аравия (КСА) и ее союзников в отношении суверенитета Катара ведут к кризису не только внутри Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), но и косвенно влияют на весь остальной арабо-мусульманский мир.

Жесткое давление на Катар со стороны Саудовской Аравии и ее союзников имеет цель устранить альтернативу многополярного расклада сил в регионе. Кризис продолжится, пока Катар не заставят отказаться от поддержки «Братьев-мусульман», канала «Аль-Джазира», и пока эта страна не согласится идти в фарватере политики КСА, ОАЭ и Египта. Выход же Катара из членства ССАГПЗ сильно может повлиять на всю систему безопасности и сотрудничества в регионе Персидского залива.

Примечательно и то, что скандал произошел сразу после саммита, на котором Вашингтон еще раз озвучил двух главных врагов в регионе: 1) Иран и его союзники и 2) движение «Ихван аль-Муслимун» («Братья-мусульмане» — террористическая, запрещенная в России организация — прим. ред.).

Однако на этом фоне возникают вопросы, кто стоит за этой блокадой? Саудовская Аравия как стратегический «партнер», ввиду географического расположения, наличия запасов нефти и статуса хранителя исламских святынь (Мекка и Медина), всегда являлась объектом традиционного политического влияния сначала Великобритании и затем США.

Визит Дональда Трампа в Королевство в начале лета 2017 ясно показал, что США будут продолжать проводить политику, направленную на разжигание противоречий и противостояния внутри исламского мира с целью обеспечения интересов Израиля и США, а также сохранения и консервации правящих королевских династий в странах Персидского залива.

Ясно, и то, что президент Трамп оценивает политическую и религиозную значимость Саудовской Аравии, также как бизнесмен. Ведь за гарантию безопасности режимов аравийских монархий нужно платить.

Формирование американского порядка в мусульманских странах направлено также на разжигание и еще большее усугубление конфликтов руками некоторых стран и деструктивных групп. Ведь многомиллиардный заказ КСА на американское оружие, предназначен не просто для хранения. Против кого будет это оружие направлено?

Проамериканская явная ориентация саудовской династии в религиозном плане предоставляет повод подвергать сомнению статус королевской династии Саудовской Аравии как хранителя святынь ислама и религиозного лидера всего мусульманского суннитского мира. Начавшаяся блокада и изоляция в месяц Рамазан в отношении Катара, когда народ целой страны страдает — это не гуманно и нарушает принципы ислама и суверенитета Катара.

В данном случае необходимо искать пути урегулирования кризиса политическим путем за столом переговоров, а не ультиматумов. И чтобы сохранить свой религиозный авторитет среди мусульман всего мира как лидера, необходимо использовать ресурс ислама и свой географический статус «родины ислама» в делах объединения мусульман и защиты дела народа Палестины, символов и интересов ислама от внешнего вмешательства, а не достижения краткосрочных политических задач.

К сожалению, можно сказать, что религиозные круги королевства в большей степени продвигают проект «экспорта» идей ваххабизма в разных странах. И в свете последних политических событий в регионе ваххабизм выступает одним из главных инструментов «консервации» обществ и продвижению саудовских политических интересов.

Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июля 2017 > № 2257283


Катар. Египет. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 июля 2017 > № 2256080

Посол Катара в России Фахад Мухаммед аль-Аттыйя не исключил возможность войны с арабскими странами, объявившими Катару бойкот.

"Не думаю, но вообще все может быть", — сказал он, отвечая на вопрос о вероятности войны между Катаром и арабскими странами, объявившими Катару бойкот.

"Эти страны приняли действия против нас, которые не имеют никакого основания, такие неразумные шаги. Это угрожает миру во всем мире. Это может создать хаос, если международные державы и гаранты мира не вмешаются и не помогут решить вопрос", — добавил дипломат в эфире радиостанции "Эхо Москвы".

Катар. Египет. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 июля 2017 > № 2256080


США. Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 июля 2017 > № 2256071

США будут приветствовать роль России в урегулировании конфликта вокруг Катара, заявила на брифинге официальный представитель госдепа Хезер Науэрт.

"Если Россия сможет сыграть роль и помочь привести стороны за стол переговоров, то мы будем это приветствовать, но мы можем быть скептичны, смогут ли они это сделать, но мы определённо будем это приветствовать", — сказала она.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержал 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира". Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 июля 2017 > № 2256071


Турция. Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 июля 2017 > № 2255023

Президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что его визит в Саудовскую Аравию, Кувейт и Катар стал важным шагом к урегулированию катарского кризиса.

Эрдоган воскресенье и понедельник совершил турне по Саудовской Аравии, Катару и Кувейту с целью поиска путей для урегулирования катарского кризиса.

"Я думаю, что наш визит и контакты были важным шагом на пути к восстановлению стабильности и взаимного доверия. Конечно, легче что-то разрушить, чем восстановить то, что было разрушено. В отношениях между государствами это занимает много времени и вызывает много хлопот", — сказал Эрдоган на пресс-конференции в Анкаре по возвращении из Катара.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержал 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира". Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

Турция. Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 июля 2017 > № 2255023


Катар > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 24 июля 2017 > № 2255020

Доха подсчитывает возможные экономические потери от блокады со стороны арабских стран и рассматривает правовую базу для оценки ущерба, заявил в понедельник министр обороны Катара Халид аль-Аттыйя.

"Катар рассматривает правовую базу для оценки ущерба, принесенного блокадой", — сказал он в интервью RT.

По его словам "компетентные органы" уже "подсчитывают возможные экономические потери Катара от блокады".

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержал 13 требований. После этого постпред Саудовской Аравии при ООН заявил, что разорвавшие дипотношения с Катаром страны выработали шесть принципов, которые Доха должна соблюдать для преодоления кризиса. При этом 21 июля посол Бахрейна в РФ Ахмед ас-Саати заявил РИА Новости, что партнеры по блокаде Катара "не сократили список требований, он не изменялся.

Посол Катара отметил, что последнее заявление представителя Бахрейна как раз подтверждает разобщенность партнеров по блокаде.

Катар > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 24 июля 2017 > № 2255020


Россия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 июля 2017 > № 2254905

Россия будет готова оказать посреднические усилия в урегулировании кризиса вокруг Катара, если такие обращения поступят, заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела.

"Мы поддерживаем посреднические усилия, которые предпринимает эмир Кувейта Сабах аль-Ахмед аль-Джабер Ас-Сабах. Если в рамках этих усилий или в дополнение к ним все стороны сочтут, что Россия может также сделать что-то полезное, мы будем готовы откликнуться на такие обращения", — сказал он в интервью курдскому телеканалу "Рудав".

По словам Лаврова, Москва находится в контакте практически со всеми участниками этого конфликта. "Мы заинтересованы в том, чтобы этот кризис был преодолен на основе учета взаимных озабоченностей, поиска таких решений, которые будут приемлемы для всех участников этого процесса", — отметил глава МИД РФ.

Он указал, что Москва видит усилия, которые предпринимают другие страны, заинтересованные в нормализации ситуации в районе Персидского залива, в частности, США. "Как я понимаю, Франция и Великобритания тоже были бы готовы помочь. Мы будем поддерживать все, что ведет к недопущению ситуации, когда этот важнейший регион мира будет превращен в зону хронического кризиса", — сказал Лавров.

Россия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 июля 2017 > № 2254905


Катар. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254452

Карта распространения терроризма

Al Youm As Sabi, Египет

Карта распространения терроризма от Дохи до Персидского залива и всего остального мира включает в себя ряд арабских, африканских и европейских стран. Катар сосредоточен на распространении хаоса, поддерживая террористические группировки и «спящие ячейки» террористов в семи основных арабских государствах, а именно: в Египте, Сирии, Ираке, Йемене, Саудовской Аравии, ОАЭ и Ливии. В каждой из этих стран побывала «рука Катара», которая поддерживала смерть, хаос, гражданскую войну и подпитывала межрелигиозную и межнациональную рознь, чтобы осуществить свой дьявольский план по реструктуризации крупных арабских держав и разделении их на более мелких соперников. Ниже представлены детали катарской карты терроризма в арабских странах.

Ирак

? Катаром финансировался Абд ар-Рахман бен Амир Аль-Наими, который передал денежные средства экстремистским группировкам, воспользовавшись благотворительной деятельностью и правами человека, что способствовало облегчению доступа Аль-Каиды (организация, запрещенная в РФ — прим. ред.) в Ирак.

? Катар организовал несколько конференций в Дохе для объединения иракской оппозиции, некоторые члены которой принимали участие в убийстве иракцев. Это возмутило иракцев и они потребовали, чтобы Катар прекратил вмешательство в их внутренние дела.

? Катар направлял более 2 млн. долларов в месяц Аль-Каиде в Ираке через Абд ар-Рахмана Аль-Наими, который являлся посредником между катарскими гражданами и лидерами Аль-Каиды в Ираке.

? Катар сыграл значительную роль в истории Ирака, которая привела страну к ее нынешнему состоянию. Иракские города разрушены после оккупации организации «ИГИЛ» (запрещена в РФ — прим. ред.). Катар продолжает финансировать «ИГИЛ», который считается террористической организацией, враждебной Ираку.

? В 2014 году катарские СМИ рассказывали о террористической организации «ИГИЛ», которая оккупировала иракские провинции благодаря восставшим племенам. СМИ заставили людей поверить в то, что иракские племена восстали против нынешней политической системы.

Сирия

? Катар поддерживает и финансирует террористические группировки в Сирии. Например, «Джебхат Фатх аш-Шам» (организация. запрещенная в РФ — прим. ред.) и другие вооруженные группировки во главе с лидерами «Джебхат ан-Нусры» ( организация, запрещенная в РФ — прим. ред.), которые управляются через канал «Аль-Джазира», благодаря лидеру «ан-Нусры» Абу Мухаммеду аль-Джоуляни. Кроме того, Доха финансирует и помогает движению «Ахрар аш-Шам» в Сирии.

? Катар имеет контакты и тесные связи с вооруженными террористическими группами в Сирии. Доха принимала участие в сделках по освобождению заключенных и похищенных людей. Например, Катар сыграл роль посредника в освобождении монахинь, похищенных из монастыря в городе Маалуля в Сирии в 2014 году. Переговоры, которые были проведены тогда с «Джебхат ан-Нусрой» показали глубокие и прочные связи между Дохой и Аль-Каидой.

? Катар сыграл роль посредника в соглашении об эвакуации людей из городов Кефрая и Фуа, входящих в «соглашение о четырех городах». Это соглашение было заключено в обмен на освобождение катарских пленников в Ираке. Катар, в том числе, продемонстрировал свою связь и близкие отношения с террористами.

? Доха предоставила политическое убежище экс-премьер-министру Сирии Риаду Фариду Хиджабу, который призывал к борьбе против сирийского режима.

? Катар призвал к военной интервенции со стороны арабских государств в 2012 году, чтобы остановить войну в Сирии. После отречения своего отца в 2013 году шейх Тамим встал во главе государства и начал поддерживать группы повстанцев.

Ливия

? Катаром финансировалось и поддерживалось убийство ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи и его сына Мутасима Билала, которое произошло после захвата двух районов в окрестностях города Сирт 21 октября 2011 года. Убийство Каддафи осуществилось в соответствии с фетвой, выданной шейхом Юсуфом аль-Кардави. Об этом он объявил 20 февраля 2011 года на канале «Аль-Джазира».

? Катар стоял за серией убийств видных военных лидеров, офицеров и полиции, включая начальника штаба ливийской армии во время революции Абделя Фатаха Юниса. А также Катар предпринимал попытки убийства нынешнего командующего ливийской армией фельдмаршала Хафтара в его бывшей штаб-квартире в районе города Абьяр на востоке Бенгази.

? Бенгази был сценой для серьезного преступления. Катарские самолеты приземлялись на ливийской территории в международном аэропорту Бенина, чтобы обеспечить современным оружием террористов, в частности тех, которые известны как «Революционный Совет Бенгази».

? Представитель ливийской армии полковник Ахмед Аль-Мисмари предоставил документ, доказывающий роль катарских чиновников в разжигании конфликтов в Ливии через развертывание катарских военных сил на ее территории.

? Катар покупает оружие и через Судан отправляет его в Ливию. Доха транспортирует оружие из Катара в Митигу или Эль-Джуфру, чтобы после отправить его на катарских автомобилях и бронетехнике террористам, которые воюют с ливийской армии в городе Бенгази.

? Катар поддерживает террористов беспилотниками. Ливийской армией были найдены посланные Катаром ракеты для террористов в Бенгази.

Бахрейн

? Информационное агентство Бахрейна транслировало запись телефонных разговоров между советником эмира Катара Хамадом бен Халифой бен Абдаллой аль-Аттием и бывшим депутатом партии Бахрейна «Аль-Вифак» Хасаном Али Мухаммедом Джума Султаном, который обвиняется властями своей страны в терроризме. Разговор двух мужчин в 2011 году вызвал хаос в Бахрейне и серию трансляций на канале «Аль-Джазира».

? Власти Катара последовательно реализовывают свою собственную повестку дня путем вмешательства в политику Бахрейна через цепь провоцирующих действий. Запись подтверждает непосредственное участия правительства Катара в создании хаоса. Канал «Аль-Джазира», финансируемый из Катара, является одним из элементов для создания хаоса.

? Аль-Джазира сыграла главную роль в поддержке беспорядков в 2011 году, которые осуществлялись шиитами в Бахрейне. Канал предоставлял ежедневные отчеты о Бахрейне, в которых попытался узаконить убийства и другие акты насилия на улицах, а также преподносил революцию в Бахрейне, как стремление его граждан к свободе и переменам.

? В 2011 году Бахрейн запретил въезд арабских и британских журналистов из «Аль-Джазиры» после попытки Ирана совершить в стране государственный переворот вместе с местными группировками.

Объединенные Арабские Эмираты

? В июле 2012 года власти ОАЭ объявили о ликвидации секретной группы, связанной с террористической группировкой «Братья-мусульмане», финансируемой Катаром. Она готовила планы, угрожающие безопасности страны и выступала против государственной конституции, стремясь захватить власть и связь.

Международная организация «Братья-мусульмане» использует любые средства для достижения своих целей и поэтому власти в рамках этого дела арестовали десятки подозреваемых.

? Бывший руководитель ОАЭ Абд Ар-Рахман бен Субаих Ас-Сувейда являлся членом тайной организации, связанной с военизированной группировкой «Братья-мусульмане» (организация. запрещенная в РФ — прим. ред.) в ОАЭ. Выяснилось, что сотрудники Аль-Джазиры были отправлены в Дубай для обучения членов этой тайной организации, чтобы распространить хаос на территории ОАЭ.

? Фетвы Аль-Кардави были использованы Дохой для организации секретной группы в ОАЭ под руководством «Братьев-мусульман», чтобы вызвать хаос и реализовать террористические планы в ряде стран, в том числе и в ОАЭ.

Саудовская Аравия

? Шииты в области Эль-Катиф с 2014 года подвергаются нападениям со стороны террористической организации ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. ред.).

? В мае 2015 года террористическая организация ИГИЛ, финансируемая Катаром, выбрала своей целью мечеть Эль-Кадих, которую часто посещали шииты из провинции Эль-Катиф. Во время пятничной молитвы произошел взрыв, в результате которого погиб 21 человек и 101 были ранены. В своем заявлении ИГИЛ заявило, что молящиеся в мечети являлись отступниками-шиитами.

? 4 июля 2016 года произошел взрыв, устроенный террористом-смертником возле шиитской мечети в Эль-Катиф во время вечерней молитвы, но никто не пострадал. В это же время произошло еще три подобных взрыва возле мечети Пророка. Министерство внутренних дел Саудовской Аравии сообщило, что были найдены останки трех человек. Вероятно, что оба взрыва были осуществлены двумя террористами-смертниками. Один из них был в своей машине, а другой взорвал себя во время молитвы, после неудачной попытки войти в мечеть.

? В июне 2017 года начиненный взрывчаткой автомобиль взорвался в городе Эль-Катиф, в котором проживало шиитское большинство. Террористы использовали автомобиль с грузом боеприпасов и взрывчатых веществ, которые были предназначены для поставки в Аль-Авамию.

Египет

? Катар предоставил убежище членам террористической организации «Братья-мусульмане» и лидерам группировки Аль-Гамаа Аль-Исламийя, бежавшей из Египта и ответственной за проблему терроризма, угрожающей египетскому обществу и влияющей на него. До своего свержения президент Мухаммед Мурси, который считался человеком Катара в Египте, радушно принимал Юсуфа аль-Кардави, всех членов Руководящего бюро «Братьев-мусульман» и его лидеров.

? Правительство Катара поддерживало приход «Братьев-мусульман» к власти после свержения президента Мухаммеда Мурси. Оно принимало с распростертыми объятиями руководителей Братства на канале «Аль-Джазира», подбивая их на совершение террористических действий против армии и полиции.

? Террористы, получающие финансовую поддержку от Катара, убили подполковника управления национальной безопасности МВД Египта Мухаммеда Мабрука, расследующего дела «Братьев-мусульман». Кроме того, Катар сыграл важную роль в громком деле о шпионаже, в котором был обвинен бывший президент Мухаммед Мурси, руководители Братства и члены движения ХАМАС.

? Арестованные в Египте в последние годы террористы подтвердили, что они получали деньги от лидеров «Братьев-мусульман», проживающих в Катаре и Турции, для проведения террористических операций, провокаций и насилия на территории Египта, чтобы осуществить планы Катара.

? «Братья-мусульмане» и их «катарские друзья» стоят за всеми террористическими актами, которые произошли в Каире, Гизе и Александрии. Они причастны к взрывам у здания управления сил безопасности в провинции Дакахлия и в христианских церквях. Они замешаны в убийстве бывшего генерального прокурора Хишама Бараката. И также принимали участие в действиях против армии и полицейских Египта.

? Катар содействует пропаганде идеологии «Аль-Каиды» и «ИГИЛ», поддерживает террористические операции на Синае. Доха упорно вмешивается во внутренние дела Египта и стран региона, ссылаясь на угрозу национальной безопасности арабских стран и распространения семен раздора в арабском мире, что противоречит планам нацеленной на единство арабской нации и реализации ее интересов.

Предательство шейха Тамима. Как связаны соглашения в Эр-Рияде и поддержка Дохой терроризма? Тамим подписал соглашения в Эр-Рияде, в которых официально признается участие Дохи в распространении хаоса и поддержке террористических организаций

То, что Катар поддерживает хаос и терроризм, больше не является секретом. Каждый день всплывают отчеты и документы, подтверждающие поддержку Дохой беспорядков, терроризма и террористических организаций. В течение многих лет Катар демонстрирует свою поддержку терроризму и предоставляет убежище террористам, несмотря на разоблачение его роли и раскрытие документов соглашения, подписанного в Эр-Рияде в 2013 году и дополнительного соглашения 2014 года. Как Катар не сдержал свои обязательства и как распознали поддержку терроризма Дохой в Саудовской Аравии, ОАЭ, Египте и Ливии.

Есть задокументированные отчеты, подтверждающие, что Катар с 2010 по 2016 год потратил около 64,2 млрд. долларов на поддержку терроризма. Однако, по некоторым сообщениям, Катар расширил свою финансовую помощь терроризму до 80 млрд. долларов. Эти деньги были переданы организациями и лицами, участвующими в террористической деятельности, в том числе таким организациям, как «Братья-мусульмане», ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра.

Поэтому обнародование соглашения, заключенного в Эр-Рияде, явилось подтверждением информации о том, что Катар поддерживает и финансирует терроризм. Соглашение было подписано в Эр-Рияде королем Саудовской Аравии Абдаллой бен Абдель Азизом, эмиром Кувейта шейхом Сабахом аль-Ахмедом аль-Джабером ас-Сабахом и эмиром Катара шейхом Тамимом бен Хамадом бен Халифой Аль Тани. Они включали в себя три четких пункта, которые демонстрируют признание шейха Тамима бен Хамада в финансировании и поддержке терроризма и хаоса в регионе.

Он пообещал воздержаться от поддержки терроризма, но не сдержал свое слово и продолжал оказывать помощь террористическим организациям и террористам.

Соглашение включает три основных пункта:

1) Запрет на вмешательство во внутренние дела какой-либо из стран Персидского залива, запрет на предоставление убежища или гражданства любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ, которые ранее совершали преступления против правящего режима в своей стране, а также отказ от поддержки противников государств-членов Совета в том числе поддержки в медийной сфере.

2) Отказ от поддержки организации «Братья-мусульмане», а равно любой иной организации, группировки или отдельных лиц, которые угрожают безопасности и стабильности любой из стран-членов Совета.

3) Отказ стран-членов Совета от поддержки какой-либо политической силы в Йемене, представляющей угрозу для соседних с Йеменом стран. В 2014 году соглашение было дополнено. Страны Персидского Залива взяли на себя обязательство следовать политике Совета и поддержать Египет и содействовать обеспечению безопасности и стабильности в нем, а также прекратить травлю Египта во всех средствах массовой информации.

Эмир Катара подписал первый документ и дополнительное соглашение, тем самым косвенно признавая обвинения в поддержке терроризма и террористических организаций и враждебной деятельности против стран-членов Совета. А также признавая проведение систематических пропагандистских кампаний с помощью канала «Аль-Джазира» против египетской армии и его властей.

Кроме того, все отчеты и документы подтверждают, что Катар предоставлял убежище террористам, лидерам организации «Братья-мусульмане» и членам террористических организаций, некоторые из которых состоят в списках разыскиваемых преступников. Также Катар укрывал осужденных террористов, например Вагди Гонейм Асим Абд Аль- Маджид и других.

Несмотря на судебное решение Катар настаивал на защите террористов и ответил отказом на все запросы об их выдаче, что указывает на упорную поддержку Катаром терроризма в настоящий момент и в будущем.

Несмотря на позиции четырех стран, противостоящих терроризму, и их неоднократные предупреждения и гневные заявления Доха и шейх Тамим с завидным упрямством продолжают поддерживать терроризм. Катар вместе с Турцией и Ираном с головой окунулся в активную поддержку терроризма и интересов, противоречащих интересам правящих режимов стран Персидского залива и других арабских стран. Он открыл дверь для военных баз, турецких военных и Революционной гвардии. В этой статье мы собрали доказательства и факты о поддержке Катаром терроризма и о нарушении им каждого пункта договора, заключенного в Эр-Рияде.

Доха и нарушение первого пункта соглашения, заключенного в Эр-Рияде. Она поддерживает отделение Хезболлы в Бахрейне. Катар финансирует террористов, действующих против Саудовской Аравии и ОАЭ. Он финансирует саудовскую оппозицию, чтобы та начала свою разрушительную деятельность в Королевстве. Доха вывезла из ОАЭ беглеца-террориста, известного как «исламский мыслитель»

Египетский поэт и драматург Абд ар-Рахман Шаркауи в своей знаменитой пьесе «Хусейн-мученик» сказал: «Слову можно верить, если его дал человек слова». Следовательно отсутствие приверженности данному слова и соглашениям — вероломство и бесчестье. И это относится не только к отдельным лицам и группам, а также к странам и правительствам.

Народная пословица гласит: «Слова связывают человека», в то время как Катар придерживается другой ее части — «веревки связывают бычьи рога ». Несмотря на соглашение, которое было заключено в Эр-Рияде в 2013 году и дополнительное соглашение, подписанное в 2014 году ССВГПЗ, предусматривающие невмешательство Катара во внутренние дела стран-членов Совета, Катар не только не выполнил свои обязательства, а даже наоборот, активизировал свою деятельность против стран-членов Совета, особенно против Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ.

Соглашение, подписанное в Эр-Рияде в 2013 году, в своей первой статье предусматривало «запрет на вмешательство во внутренние дела какой-либо из стран Персидского залива, на предоставление убежища или гражданства любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ, которые ранее совершали преступления против правящего режима в своей стране, а также отказ от поддержки противников государств-членов Совета в том числе поддержки в медийной сфере». А в следующем докладе были выявлены нарушения Дохой соглашения, заключенного в Эр-Рияде и дополнительного к нему договора.

Хотя текст соглашения гласит о запрете «предоставлять гражданство любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ», существуют документы, опубликованные за последние несколько лет в странах Залива, свидетельствующие о том, что Доха продолжала выдавать гражданство некоторым семьям из Бахрейна и других стран Залива, тем самым предоставляя им некоторые преимущества. В частности это касается семей, принадлежащих к бахрейнской оппозиции, или лиц, известных своей активной деятельностью против стабильности в Бахрейне. Доха реализовала все это, несмотря на возросший конфликт с Бахрейном, который считал, что действия Дохи негативно отражались на безопасности Королевства и его национальных интересах.

Согласно проверенному бахрейнскому источнику из газеты «Аль-ватан», действия Катара по предоставлению гражданства определенным семьям и их членам влияют на военный институт и институт безопасности, играющие соответствующую роль в поддержании безопасности во время беспорядков, которые происходили в Бахрейне в 2011 году. В центре разговора о предоставлении гражданства Катаром находились члены таких семей, как «Муханнади», «Джалахма» и «Ас-Сувейди». Согласно заявлениям министра иностранных дел Бахрейна шейха Халида бен Ахмеда Аль Халифы на канале «Ротана аль-Халиджи» в июле 2014 года, Катар практиковал религиозную и политическую дискриминацию в ходе предоставления гражданства. Так, если суннитам из арабских племен Бахрейна получить гражданство Катара не составляло труда, то для шиитов это было невозможным. Кроме того, многие из жителей Бахрейна требовали от Катара предоставить им катарское гражданство из-за того, что их семьи проживают там!

Что побудило Катар поступить так? По правде говоря, Катар больше руководствовался не политическими и экономическими мотивами, сколько своей ненавистью к правящему режиму в Бахрейне, к своим соседям в регионе и к стабильности в арабских государствах. Он предоставлял гражданство и привлекал различных людей, действующих против прогресса в арабских странах, не говоря уже о финансовой поддержке большого числа юридических и физических лиц в пределах Бахрейна, таких как Муртада Маджида Ас-Синди и Ахмеда Хассана ад-Даасаки, которые входят в бахрейнское оппозиционное общество «Аль-Вифак», чья деятельность запрещена на территории Королевства с 2016 года. А также в список запрещенных на территории Бахрейна организаций входят: «Коалиция 14 февраля», «Бригада Аль-Аштар», «Бригада Сопротивления», «Движение Свободы Бахрейна» и «Бригада Аль-Мухтар».

Правительство Бахрейна официально обвинило катарские СМИ в пропаганде крамолы и экстремизма. С одной стороны, министр информации Бахрейна Мухаммед Али бен Мухаммед Аль-Румаихи заявил, что существуют каналы и средства массовой информации, которые перестали подстрекать к смуте и экстремизму. Но с другой стороны, он подчеркнул, что эти каналы в последние годы работают не как средства массовой информации, а как рупор пропаганды. Аль-Румаихи добавил, что его страна является одной из наиболее пострадавших стран от пропаганды канала «Аль-Джазира», который не следует профессиональной этике.

Катар не перестает вмешиваться во внутренние дела Саудовской Аравии. В СМИ просочились документы из министерства иностранных дел Катара, подтверждающие финансирование Дохой ряда саудовских оппозиционных сил, которые готовы начать кампанию против Саудовской Аравии. В документах прослеживается финансовая поддержка Катаром саудовского оппозиционера Ганима Аль-Дусари, проживающего в Лондоне с 2003 года. Он вел свою деятельность через медиа-платформу «Social Media News», предоставляя ложную информацию о Саудовской Аравии, призывая к смуте и нарушению социальной стабильности. В это же время правительство Катара продолжало оказывать поддержку организации «Братья-мусульмане» в ОАЭ, и отделению «Хезболлы» в странах Залива, которое сотрудничает с ливанской «Хезболлой». Оно активно ведет шиитскую пропаганду в странах Залива. ССАГПЗ вносит ее в списки террористических организаций. А кроме того, иранцы использовали отряды «Хезболлы» для попытки реализации «иранской революции» в арабских странах!

Катар на этом не остановился. Он поддерживал не только террористические организации в ОАЭ, но также и члена организации «Братья-мусульмане» в ОАЭ Хасана Аль-Хути, который подавался каналом «Аль-Джазира» как «исламский мыслитель», в то время как он являлся подозреваемым в преступлениях, связанных с террористической деятельностью в ОАЭ. Кроме того, Доха принимала участие в поддержке террористических организаций на территории Сирии.

ОАЭ — страна, которая борется с терроризмом. Они долгое время проявляли сдержанность по отношению к Дохе, но этот шаг был неизбежен, потому как Катар стал угрозой для национальной безопасности стран Залива и всего арабского мира. Стало ясно, что Катар движется в неправильном направлении, поэтому он должен быть наказан за свои действия. Профессор из Академии при Университете Эксетер Дания Колейлат в своих комментариях для портала «Аль-Яум Ас-Сабиа» о позиции четырех стран, которые борются с терроризмом, заявила, что это была та самая соломинка, которая сломала спину верблюда. Газета «Financial Times» опубликовала информацию о сумме, выплаченной Катаром террористическим организациям. Эта сумма составила около одного миллиарда долларов. Деньги пошли на поддержку организаций, связанных с Аль-Каидой и Ираном. Британская газета «Independent» сообщила, что правительство Ирака наложило свою руку на мешки с деньгами, чья сумма составила 500 млн. долларов. Эти деньги пошли на выкуп для освобождения граждан Катара, которые были похищены в Ираке в 2015 году, что побудило Катар принять соответствующие меры.

Доха и нарушение второго пункта соглашения, заключенного в Эр-Рияде. Катар предоставил безопасное убежище и медийную помощь организации «Братья-мусульмане». Он отказался выдать террористов. А текст соглашения гласит, что Доха обязывается не оказывать поддержку Братству

В 2014 году государствам-членам ССАГПЗ надоела провокационная политика Катара и скрытая поддержка терроризма, а иногда во многих случаях вполне явная. Страны Залива разорвали дипломатические отношения с Дохой, что вынудило Катар пойти на примирение с ними, чтобы исправить положение вещей.

После встречи министров иностранных дел Катара, Бахрейна, Саудовской Аравии и ОАЭ Доха взяла на себя ряд обязательств. В первую очередь отказ от поддержки организации «Братья-мусульмане», а равно любой иной организации, группировки или отдельных лиц, которые угрожают безопасности и стабильности любой из стран-членов Совета.

Как обычно, Катар не продемонстрировал какого-либо четкого выполнения своих обязательств, а наоборот тормозил выполнение этого требования, ссылаясь на собственные скрытые чувства. Однако, кажется, что тайное давление имело место в то время, чтобы заставить Доху выполнить ее обязательства. Катар принял решение начать выполнять это соглашение. Катар потребовал от семи лидеров организации «Братья-мусульмане» покинуть страну. Среди них: исламский богослов Вагди Гонейм, руководитель организации Джамаль Абд ас-Саттар, который призывал к насилию, экстремизму, ненависти и межрелигиозной розни, Эссам Талимх, являющийся правой рукой Юсуфа аль-Кардави, который призывал по телевидению членов Братства взорвать компании операторов мобильной связи и банки, генеральный секретарь исламского движения Махмуд Хусейн, который удерживал при себе опасные файлы, министр иностранных дел Братства Амр Дарадж, тактик организации Хамза Зауба и министр финансов Ашраф Бадр ад-Дин.

Через четыре месяца Катар принял другое решение, которое касается канала Аль-Джазира. 22 декабря 2014 года катарская телекомпания Аль-Джазиры официально закрыла свой египетский филиал. Всех, включая Египет, обрадовало решение Дохи начать соблюдать условия соглашения, но это было лишь грязной уловкой правительства Катара, привыкшего к подобным дешевым маневрам.

Со временем телеканал «Аль-Джазиры Мубашир» несколько удивил своих зрителей тем, что изменил свое вещание. Теперь его целью стала трансляция «живых» новостей из Египта. Египет и весь арабский мир разве что не смеялся над тем, что транслировал канал. «Аль-Джазира Мубашир» превратился в канал, на котором происходило освещение только египетских новостей с точки зрения «Братьев-мусульман», а также звучало четко и явное подстрекательство к терроризму.

Для Катара не было серьезным шагом изгнание семи руководителей Братства. Это было обычной показухой, потому как они иммигрировали в Турцию, куда им доставлялась щедрая катарская финансовая поддержка и катарское материально-техническое обеспечение. Это позволило Братству увеличить сети каналов и распространить вещание из Турции, благодаря катарской помощи.

В свою очередь Катар превратился в рассадник и убежище для террористов, а наиболее опасные из них отправлялись в Турцию. Доха с распростертыми объятиями принимала у себя ряд исламских богословов и руководителей второго класса, управляющих террористическими операциями на местах, конечно же, среди них был один из самых важных звезд второго класса Асим Абдулла Маджид, человек, который посвятил всю свою жизнь убийствам и кровопролитию. Он был обвиняемым № 9 в убийстве президента Египта Анвара Садата в 1981 году. В марте 1982 года он был приговорен к 15 годам каторги. Он также участвовал в событиях в городе Асьют, где он возглавил силы, которые вторглись в здание Управления безопасности. Они удерживали здание в течение четырех часов, что привело к гибели 118 человек.

Асим Абдулал Маджид вышел из тюрьмы, благодаря пересмотру дел членов исламских группировок. Однако выход из тюрьмы не означал отказ от террора. Вскоре он присоединился к быстро поднимающейся террористической организации «Братья-мусульмане». И в конце концов он поднялся до четвертого по значению места в организации. После этого Асим Абдулла Маджид бежал в Катар, в котором он до сих находится, а оттуда через социальные медиа продолжает разжигать рознь среди обычных египтян и подстрекать их на убийство коптов. Вместе с этим он продолжает организовать новые операции, а также передавать свой опыт в преступной деятельности другим и продолжает нести знамя революции Братства. Абдулла Маджид поднялся в Катаре, наслаждаясь всеми преимуществами окружения близкого к королевской семье, несмотря на смертный приговор за организацию насильственных действий. Еще один суд приговорил его к пожизненному заключению за его деятельность во время событий в Египте в 2011 году. Все это является убедительными доказательствами нарушения второго пункта соглашения, заключенного в Эр-Рияде и дополнительного соглашения. Доха продолжает поддерживать организацию «Братья-мусульмане» и предоставляет убежище террористам.

Это не единственное доказательство поддержки Катаром террористической группы. Существуют еще десятки и даже сотни убедительных доказательств о причастности катарской разведки в планировании многих террористических операций, в том числе убийство генерального прокурора Хишама Бараката. Это подвело черту в признании Катара пособником терроризма.

Бессовестная рука Катара и поставки оружия террористам. Катар нарушил третий пункт соглашения, заключённого в Эр-Рияде. Доха помогала хуситам с 2007 года. Подробности десятилетней игры Хамада и Тамима в Йемене. Запретные тайные отношения с Тегераном

Краткий официальный визит выглядел нормально, в соответствии с существующим протоколом. Катарский самолет эмира приземлился в международном аэропорту Саны. Из него вышел эмир Катара Хамад бен Халифа Аль Тани, который был встречен президентом Йемена Али Абдаллой Салехом. В течение нескольких часов была обрисована карта разрастающегося конфликта в Йемене, но Хамад занял другую сторону конфликта. Хамад направил события в нужное ему русло, помог ополчению хуситов, поддержанных Ираном, и начал действовать против йеменских государственных учреждений и граждан страны.

По данным йеменской газеты «Аль-Васат», Хамад бен Халифа во время своего визита в Сану послал группу из министерства иностранных дел Катара в провинцию Саада, где на йеменско-саудовской границе находились хуситские ополченцы, чтобы те встретились с лидерами ополченцев. Начало их сотрудничества было подготовлено заранее, возможно, в Дохе, но наиболее вероятно, что в Тегеране.

Катар между вынужденной ложью на саммите в Эр-Рияде и реальными действиями

В опубликованном «CNN» тексте соглашения, подписанного в Эр-Рияде в 2015 году, в конце стоят подписи эмира Кувейта и эмира Катара Тамима бен Хамада. В соответствии с третьим пунктом соглашения, государства обязываются не вмешиваться в ситуацию в Йемене и не оказывать поддержку вооруженным ополченцам-хуситам. Несмотря на четко сформулированный пункт соглашения, кажется, что Катар не полностью его понял. С момента подписания соглашения Катар не соблюдал этот пункт ни разу.

5 июня 2017 года в Катаре наступил кризис из-за того, что Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн разорвали с ним дипломатические отношения на фоне предоставленных убедительных доказательств в поддержке Дохой терроризма и совершения подозрительных действий, связанных с распространением оружия в горячих точках, располагающихся в соседних с ним странах. Министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани отрицал участие своей страны в поддержке терроризма, утверждая, что Доха продолжает придерживаться решений, принятых на саммите арабских государств в Эр-Рияде, которые были связаны с совместной борьбой с экстремизмом и вооруженными формированиями в регионе.

Министерство иностранных дел Катара начало применять различные хитрые уловки, чтобы избежать неприятностей, связанных с обвинениями в поддержке терроризма. После этому примеру последовал бывший премьер-министр и министр иностранных дел Катара Хамад бен Джасим, к которому администрация Катара обращалась за помощью, чтобы тот помог справиться с кризисом несмотря на то, что он уже несколько лет не находится у власти. А после отречения от власти эмира Хамада бен Халифы в пользу своего сына Тамима чиновники, вроде руководителя правительственного департамента связи, главы правительства, советника эмира Тамима бен Хамада продолжали придерживаться заданного курса.

Пиар-кампания, которая была организована Катаром, не соответствовала информации и фактам о действиях Катара в Ливии, Сирии, Йемене и в других горячих точках. А также не соответствовала заявлениям Дохи относительно ее позиции в отношении некоторых организаций, вооруженных формирований или отдельных лиц, которые находятся в списке арабского терроризма.

Согласно просочившейся информации, Катару был предоставлен список из 13 пунктов, которые ему необходимо выполнить, чтобы достигнуть договоренности с арабскими странами об урегулировании кризиса. Этот список был передан эмиру Тамиму бен Хамаду эмиром Кувейта шейхом Сабахом Аль-Джабером. Катар признал свои открытые и тайные отношения с рядом вооруженных формирований, представляющих собой террористическую угрозу для соседних с ним стран. Также Катар отказался от выдачи террористов и предоставил им убежище на своей территории, несмотря на свои заявления о приверженности решениям, принятым на саммите в Эр-Рияде, которые касаются безопасности и интересов региона. Обещания Катара и его действия находятся в явном противоречии, что можно рассматривать как доказательства его лжи.

Визит Хамада в Йемен. Начало помощи хуситам

Визит Хамада бен Халифы в Йемен, с которого мы начали наш разговор, состоялся 8 мая 2007 года. Бывший эмир Катара начал свою активную деятельность за несколько лет до этого визита и продолжал вплоть до июня 2006 года, когда Доха вступила в конфликт в районе Саада на севере страны, который проходил между правительством Йемена и ополченцами-хуситами.

Восстание хуситов началось в 2004 году. У ополченцев было ограниченное число вооруженных боевиков в двух районах в провинции Саада. В течение следующих трех лет очаги их сопротивления были ограничены небольшими районами, но правительственные силы представляли их как серьезную угрозу возможного восстания хуситов, чтобы иметь возможность ликвидировать восставших и иметь возможность охотиться за их лидером Хуссейном Аль-Хути. К 2007 году протестное движение усилилось и группы хуситов столкнулись с возможностью проигрыша, но случился визит эмира Катара.

В результате визита были достигнуты договоренности между сторонами. Катар оказывал давление на Йемен, чтобы реализовать свои цели. Совместное заявление о прекращении огня было оглашено во время визита бывшего премьер-министра Катара Хамада бен Джасима в Йемен. Далее было подписано соглашение в Дохе в январе 2008 года между хуситами и властями Йемена. Оно ознаменовало окончание четвертой войны между йеменской армией и повстанцами, а также предоставило ополченцам возможность перегруппироваться и укрепить свои вооруженные силы, используя 18 млн. долларов, которые Доха заставила выплатить правительство Йемена в качестве компенсации повстанцам. Эти деньги были дополнением к десяткам миллионов долларов, которыми правительство Катара непосредственно обеспечивало хуситов, пользуясь несколькими лазейками в соглашении.

Согласно заявлению хуситской газеты «Аль-Васат» и других газет, связанных с повстанческим движением, в соглашение было включено 9 секретных пунктов. Прошло более года с момента подписания соглашения, прежде чем были освобождены лица, задержанные йеменским правительством и отменен орден на арест Яхьи Аль-Хути. Правительство объявило всеобщую амнистию для хуситов и объявило о формировании совместного комитета под руководством Катара, чтобы достичь соглашения о мира и сформировать механизм разделения власти, а также реализовать пакет проектов по модернизации Саады и принять программы по развитию в повстанческих районах через «Катарский фонд по развитию в Йемене», который представлял собой шлюз для легкого поступления денег из Дохи.

Второй визит Хамада. Искра хаоса и примирения между шиитами и «Братьями-мусульманами»

Соглашение, заключенное в Дохе, не пережило 2008 год, поскольку целью было не создание долгосрочного соглашения, а спасение ополченцев-хуситов от йеменского правительства, которое было близко к победе над ними. Это соглашение предоставило хуситам возможность перегруппироваться, восстановить свои ряды, укрепить свое военное и финансовое положение. Благодаря соглашению, прекратилась стрельба и официальные военные операции. Лидеры хуситов Абдул-Малик Аль-Хути, Абдул-Карим Аль-Хути и Абдулла Раузами временно остались в Дохе и посылали деньги и оружие ополченцам в Сааде. Встал вопрос о продолжении соблюдения этого соглашения после усиления роли союзника-Катара в йеменских событиях. Катар перестал соблюдать соглашение в мае 2008 года, всего через пять месяцев после его заключения. В связи с этим возобновились столкновения и началась пятая война в Йемене между хуситами и правительством. Место боевых действий переместилось в столицу, начали происходить прямые столкновения в поселениях в районе Бани-Хашиш, недалеко от международного аэропорта Саны.

Серьезные столкновения продолжались до середины 2010 года, когда роль Катара в йеменских событиях перешла на новый уровень. Оказалось, что Доха готова свергнуть президента Али Абдаллу Салеха. Эмир Катара Хамад бен Халифа совершил свой второй визит в Сану 13 июля 2010 года. Этот визит длился нескольких часов, а перед ним страну посетил с визитом министр иностранных дел и премьер-министр Катара Хамад бен Джасим, чей визит казалось бы привел к заключению соглашение, похожего на предыдущее. Был сформирован катарский комитет Красного Полумесяца и йеменский комитет Красного Полумесяца, которые получили право работать в конфликтных областях. Вместе с тем начались серьезные переговоры с целью изучения механизмов участия хуситов во власти. Однако визит, по сути, стал началом переговоров между хуситами, Движением за национальные реформы и партией Аль-Ислах (йеменское отделение «Братьев-мусульман»). В повестку дня Хамада бен Халифы «также входили встречи в Сане с лидером движения Аль-Ислах Мухаммедом Аль-Ядуми и представителем хуситов Аль-Бухейти.

Катар предал арабскую коалицию, направив в Йемен 1000 солдат

Плодами этого соглашения стали народные протесты в 2011 году. В Йемене на одних и тех же улицах проживали хуситы и «Братья-мусульмане», они проводили совместные встречи и заключали соглашения. В Йемене к власти пришли «Братья — мусульмане», в частности в управление вооруженными силами, через Мохсена Аль-Ахмара и его людей. С достижением успехов президента Абд-Раббу Мансуром Хади в рамках контроля над государственными институтами хуситы получили отмашку на эскалацию конфликта. Серьезные акты насилия вспыхнули в Сааде и Амране, а также произошел тихий и спокойный вывод вооруженных сил «Братьев-мусульман», которые господствовали в этих районах.

Позже лидер движения «Аль-Ислах» Мухаммед Аль-Ядуми сообщил, что посетил Катар в 2012 году во главе делегации, состоящей их нескольких йеменских оппозиционных фракций, чтобы поблагодарить за помощь оппозиционному движению и революции в Йемене, а также за оказание финансовой и информационной помощи. Кроме того, он сообщил, что представитель хуситов Аль-Бухейти также посетил Каир в этом году, где встречался с иранскими официальными лицами при участии катарских чиновников. Заместитель министра информации Йемена Абду Аль-Мугхаллис заявил, что Катар предоставил «виллы» в Дохе для более, чем 40 человек из лидеров организации «Братья-мусульмане» и хуситам. И с помощью политических и финансовых движений Катару удалось завербовать некоторое количество ополченцев на территории Йемена, чтобы после использовать их по своему усмотрению. А также Катар давал взятки некоторым военным и руководителям бригад для того, чтобы разжечь ситуацию в стране и сорвать миссию Арабского альянса, который помогал поддержать легитимные власти Йемена. Близкие к руководству коалиции источники, пожелавшие остаться неизвестными, подтвердили, что Катар направил своих людей для участия в военных действиях в рядах Арабской коалиции, включая 1000 солдат и офицеров прежде чем страны-участницы Коалиции не выбили их из страны и не положили конец участию Катара в Арабском альянсе из-за стремления Катара сорвать усилия Коалиции. Кроме этого, Катар содействовал в передаче средств и оружия через катарские военные подразделения на территории Йемена. Министр обороны Катара Халид Аль-Аттия посетил катарские вооруженные силы в Йемене. Он заявил, что основной причиной прекращения участия Катара в Альянсе является решение о разрыве дипломатических связей между странами в прошлом июне из-за поддержки катарскими силами хуситов, обеспечения его деньгами и оружием.

Катар и Иран. Муллы Тегерана работают в Дохе против арабов

Роль Катара в Йемене расширяется и углубляется, что может показаться нелогичным на первый взгляд из-за ограниченного присутствия Катара в стране и отсутствия точек пересечения из-за небольших совместных интересов.

В своем недавнем заявлении госсекретарь США Рекс Тиллерсон подтвердил, Доха поддерживает связи с ХАМАСом, Талибаном и другими подобными организациями, а также, что те открыли на территории Катара свои офисы. У США есть свое видение этого вопроса, что означает, что роль Катара в Йемене возможно соответствуют политике не только США, но, возможно, и Ирана.

В СМИ просочилась информация о тайном телефонном разговоре между министром иностранных дел Катара Мухаммеда бен Абдул Рахманом Аль Тани и генсеком шиитского оппозиционном движения «Аль-Вифак» Бахрейна. Катарский министр говорил о постоянных контактах, поддержке Катаром этого движения, коммуникации и отношениях с ее лидером Исой Касемом. Согласно информации, предоставленной бахрейнской газетой «Аль-Ватан», Доха предложила помощь Манаме во время народных протестов в 2011 году в обмен на освобождение оппозиционеров, формирование правительства национального единства, свободного пути для оппозиционеров, вывод вооруженных сил «Щит полуострова» из страны. Бахрейн отверг эту инициативу и обвинил Катар в том, что тот является иранским агентом.

В 2013 году силы Йемена захватили возле своих берегов лодку с оружием, которая принадлежала Ирану. Как указала газета «Financial Times», на ее борту были катарцы. Расследованием этого дела занималась ООН. В том же году они взяли под свой контроль Джебхат Ан-Нусру, которая в городе Арсаль на юге Ливии захватил десяток боевиков Хезболлы пока Катар не вмешался, чтобы освободить их. Несколько месяцев спустя хуситы похитили шведскую учительницу Сильвия Эберхарт, которая работала в Йемене. Катар помог с ее освобождением и она была передана Дохе, а после ее перевезли в Тегеран. В прошлом году иракские Силы шиитской народной мобилизации похитили 26 граждан Катара, среди которых есть члены правящей семьи Катара. Все они занимались рыбалкой в территориальных водах Ирака. В их освобождение вмешался Иран. Согласно заявлению премьер-министра Ирака Хайдера Аль-Абади для британской газеты «The Guardian», Катар заплатил выкуп примерно в один миллиард долларов.

Ясно, что катарская активность, которая начиналась в Йемене, Ираке, Сирии и других странах всегда заканчивается в Дохе. Катар играет со всеми сторонами. Он братается с США, принимает талибов и ХАМАС, которые действуют от имени Ирана, и поддерживает хуситов, чтобы укрепить свои позиции в Йемене, он покрывает Хезболлу и финансирует ее. Такая политика была принята еще бывшим эмиром Хамадом бен Халифой с момента его прихода к власти, после свержения отца в 1995 году. Маленький эмират решил поиграть со всеми и получить что-то от каждого.

Ирано-катарские отношения. Газ, дворцы, визиты и армия

Возникает вопрос о выгодах игры с Ираном и выгодах игры с США, которые являются главной силой во всем мире и крупнейшим игроком в регионе. США имеют три военные базы на территории Катара, а что насчет Ирана?

По правде говоря, связи Катара и Ирана выходят за пределы нынешнего кризиса. Для Ирана Доха приготовила нечто особенное. Подготовка к этому началась в 1991 году с соглашения о военно-воздушном сотрудничестве. Военные договоренности между двумя сторонами проходили под руководством Халифа бен Хамад Аль-Тани, в то время как его сын Хамад возглавлял армию Катара. В 1992 году маленький принц Хамад поблагодарил президента Ирана Хашеми Рафсанджани за поддержку Катара в его споре с Саудовской Аравией.

Отношения между Катаром и Ираном обусловлены военными соображениями, так как Катар и Иран находятся в одном газовом бассейне Персидского залива, который занимает площадь около 9700 км2. Из них доля Катара составляет 6000 км2. Маленькое государство Катар должно защищать свои интересы в этой области, чтобы не допустить единовластного контроля Ирана и не подчиняться желаниям и указаниям Тегерана.

В мае 1999 года бывший президент Ирана Мухаммад Хатами посетил Доху с длительным визитом, в ходе которого он был радушно принят Катаром. В ходе своего визита было подписано несколько экономических и военных соглашений. В 2006 году Катар был единственной страной, которая проголосовала «против». 15 стран Совета Безопасности проголосовали «за» резолюцию № 1696 об иранской ядерной программе. В 2007 году президента Ирана пригласили в качестве гостя на саммит ССАГПЗ в Дохе. А 23 декабря 2010 Хамад бен Халифа посетил Тегеран, где встретился с Ахмадинежадом и с верховным лидером Ирана Али Хаменеи, а также с рядом мулл, духовных авторитетов, руководителей Революционных гвардий и с членами внутренней безопасности «Савак». Он подписал большее количество военных соглашений и соглашений по безопасности, чем его предшественники. В 2015 году было подписано расширенное военное соглашение между командиром иранского корпуса Стражей Исламской революции Гасемом Резаи и главой службы безопасности Катара Ахмедом Сейфом Аль-Бадидом. До этого соглашения страну посетил министр культуры Катара и кандидат на пост главы Генерального директора ЮНЕСКО от Катара Хамад бен Абдель Азиз Аль-Кувари, чтобы посетить могилу бывшего иранского верховного лидера Хомейни.

В СМИ просочились документы, подписанные Абдул-Маликом Аль-Хути. Он поблагодарил эмира Катара за поддержку хуситов, которые действуют под флагом Республики Иран, и порадовался тому, что Катар продолжает поддержку Ирана в его продвижении к Мекке и Медине. В своем заявлении прессе после недавнего кризиса в Катаре специальный советник шейха Катара, председатель катарского правительства в изгнании и один из членов семьи бывшего эмира Катара Ахмеда бин Али Аль-Тани Али бен Абдалла, который помог свергнуть деда нынешнего эмира в 1972 году, сообщил, что Тамим бен Хамад купил дворец в Тегеране, который является безопасным местом в случае эскалации конфликта. Это соотносится с подписанием недавних соглашений в сфере безопасности между Катаром и Ираном, благодаря которому члены иранской революционной гвардии обеспечивают безопасность правящему режиму в Катаре, в эмирских дворцах и в ряде других объектов, которые находятся в собственности у членов правящей семьи.

Все указывает на то, что Катар играет со всеми, но играет в основном не в пользу стран Залива по йеменскому делу, по которому он принимает решения, противоположные принятым на саммите в Эр-Рияде. Катар играет в пользу хуситов и Ирана и несмотря на подписанное соглашение поставляет оружие другим террористам.

Дополнительное соглашение в Эр-Рияде в 2014 году разоблачает правящий режим в Дохе. В тексте соглашения говорится о предотвращении любых враждебных действий в отношении Египта и стран Персидского залива, о помощи террористам, которые направляются в Каир. Статья предписывающая ответственность за нарушение соглашения лидерами-государств, подписавших соглашение

Одним словом, внушительные рекламные кампании в миллионы долларов не будет обеспечивать защиту правящей элиты в Дохе, которая финансировала террористические группировки в арабских странах, защищала их лидеров, обеспечивала им безопасное убежище, предоставляла финансирование и свободный доступ к медиа-каналам.

Пиар-кампании в Лондоне и Вашингтоне не будут мешать государствам, пострадавшим от политики Тамима и поддерживаемых им террористических организаций, чтобы обезопасить себя и своих людей от террористов, получающих финансирование, все формы материальной поддержки, помощь от средств массовой информации и логистики из Дохи.

Международное право и международное гуманитарное право дают государствам и отдельным лицам право на защиту себя и своей собственности. Смогут ли они затянуть веревки на шеях членов правящей группировки в Дохе? Ответ был получен от эмира Тамима бен Хамада, который по собственной воле, без принуждения со стороны Египта и стран Персидского залива подписал соглашение в Эр-Рияде в 2013 году, а также дополнительное соглашение в 2014 году. Американский канал «CNN» недавно опубликовал документы, которые поразили весь мир. Катар был выставлен страной, которая осуществляет враждебные действия по отношению к другим странам, поддерживает претензии террористической организации «Братья-мусульмане», а также демонстрирует полное отсутствие приверженности международным соглашениям, которые он подписал.

Цель соглашений в Эр-Рияде в 2013 и 2014 годах состояла в том, чтобы сдержать агрессивную политику Катара в рамках братских отношений между арабскими странами, лишить его возможности помогать оппозиционерам, правонарушителям и агрессивным элементам, помешать Катару наделять врагов арабов землями и деньгами, а также предотвратить его участие и соучастие в любых проектах, основанных на разрушениях, хаосе и гражданских войнах на арабских землях.

Поэтому в соглашениях в Эр-Рияде содержатся требования в адрес Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна. Требования, выдвинутые этими четырьмя странами, не отличаются от требований остальной части Совета по сотрудничеству стран для Дохи в 2013 и 2014 годах. Главным требованиям является остановка поддержки терроризма и террористов, а также прекращение любых враждебных действий в отношении Египта и стран Персидского залива и финансирования всех враждебных арабским странам элементов. Соглашение в Эр-Рияде поставило четкие сроки для реализации требований, которые были продиктованы арабскими лидерами. Катар утверждал о нарушении его суверенитета в 2017 году после заявления четырех арабских стран о принятии ряда мер против Катара, включая отзыв послов, закрытие границы, запрет на авиа и наземное сообщение.

Соглашение в Эр-Рияде было подписано Тамимом бен Хамадом. Текст соглашения являлся созданиям нового этапа в совместной работы между Советом по сотрудничеству стран Персидского залива (ССАГПЗ) и Египтом, с целью обеспечить продвижение единой политики, основанной на уставе Совета по сотрудничеству. Соответственно была достигнута договоренность по следующим пунктам, прежде чем соглашения были подписаны в 2013 и 2014 годах. Это делает Катар преступником из-за несоблюдения соглашений и требует для него наказания в соответствии с механизмами, предусмотренными договором.

Соглашение включает следующие пункты:

1) запрет на вмешательство во внутренние дела какой-либо из стран Персидского залива, на предоставление убежища или гражданства любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ, которые ранее совершали преступления против правящего режима в своей стране, а также отказ от поддержки противников государств-членов Совета в том числе поддержки в медийной сфере.

2) Отказ от поддержки организации «Братья-мусульмане», а равно любой иной организации, группировки или отдельных лиц, которые угрожают безопасности и стабильности любой из стран-членов Совета.

3) Отказ стран-членов Совета от поддержки какой-либо политической силы в Йемене, представляющей угрозу для соседних с Йеменом стран.

За соглашением 2013 года следует дополнительное соглашение, подписанное в Эр-Рияде 16 ноября 2014 года. Лидеры государств, подписавших соглашения, могут принять надлежащие меры в отношении страны, которая не соблюдает их. Первой задачей Совета является контроль за выполнением всех пунктов, содержащихся в соглашении для обеспечения стабильности и безопасности стран Персидского залива

Соглашение включает следующие пункты:

1) приверженность всех стран единой политике Совета сотрудничества стран Залива для оказания помощи Арабской Республики Египет. Страны должны внести свой вклад в безопасность, стабильность страны, оказать ей экономическую поддержку и прекратить всю деятельность СМИ, направленную явно или косвенно против Арабской Республики Египет, в том числе каналов «Аль-Джазира» и «Аль-Джазира Мубашир Мыср».

2) прекратить поддерживать лидеров организации «Братья-мусульмане» и других террористических групп, которые хотят получить убежище, чтобы спастись от властей Египта.

3) прекратить ССАГПЗА поддержку партий, которые представляют опасность для безопасности стран Персидского залива, в том числе прекратить материальную и моральную поддержку организации «Братья-мусульмане» как в странах входящих в Совет, так и в странах, не входящих в Совет. Страны должны договориться о списках с именами террористов и отказаться от поддержки групп, которые представляют угрозу для безопасности и стабильности стран ССАГПЗА, будь то в Йемене, Сирии или любой другой стране. Также страны должны отказаться поддержки и укрытия людей, выступающих против стран Залива. Среди них нынешние или бывшие чиновники, которые стремятся обучить людей из стран Персидского залива действовать против своих правительств. В случае несоблюдения соглашения любой страной, остальные государства имеют право принять соответствующие меры для защиты своей безопасности и стабильности. Четыре арабские страны подвергли подобным мерам Тамима бен Хамада, чтобы защитить свою территорию и свои народы от Дохи, которая поддерживает террористические группы и финансирует все враждебные действия против основных арабских государств.

Тамим бен Хамад, который собственноручно подписал первое и дополнительное соглашения в Эр-Рияде, не имел права называть предпринятые четырьмя арабскими странами меры — осадой. Он не имел права радушно принимать на своей территории бежавших из Египта лидеров террористов. Он, конечно же, не имел права выделять миллиарды долларов на распространение слухов, сфабрикованных отчетов и лживых новостей против Египет через канал «Аль-Джазира» и другие средства, которые распространяют лживые слухи, подобно яду, против Египта и стран Залива.

Катар. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254452


Россия. Катар. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2017 > № 2253384

Желание Катара помочь в урегулировании ситуации в Сирии надо приветствовать, но сделать Доху новой платформой для переговоров будет трудно в связи со сложной политической ситуацией, считает зампред комитета ГД по международным делам Алексей Чепа.

Ранее катарский посол в России Фахад Мухаммед аль-Аттыйя рассказал в интервью РИА Новости, что Катар предлагает Доху как платформу для переговоров всех сторон сирийского конфликта и сам готов принять участие в любых возможных переговорных форматах.

"Мы сегодня используем активно две площадки для мирного урегулирования: это площадка женевских переговоров и площадка в Астане. Я думаю, что дополнительной площадкой в сегодняшней сложной политической ситуацией Катара будет трудно воспользоваться, для урегулирования нам бы правильнее в полной мере загрузить две имеющихся площадки", — заявил Чепа РИА Новости.

При этом депутат отметил, что намерение Катара принимать участие в решении конфликта в Сирии надо одобрять и приветствовать.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела.

Россия. Катар. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2017 > № 2253384


Саудовская Аравия. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > ria.ru, 23 июля 2017 > № 2253383

Агентство гражданской авиации Саудовской Аравии заявило, что паломники из Катара смогут приехать в королевство на хадж через два аэропорта, сообщает эмиратское информагентство WAM.

Согласно заявлению, паломники смогут прибывать в аэропорт короля Абдельазиза в Джидде или аэропорт принца Мохаммеда бен Абдельазиза в Медине. При этом граждане и резиденты Катара смогут пользоваться любыми авиалиниями, кроме Qatar Airways, и следовать транзитом, поскольку прямое сообщение между странами было приостановлено ранее.

Также отмечается, что те, у кого есть официальное разрешение на посещение Саудовской Аравии от властей королевства, смогут прибывать в страну напрямую из Катара при условии, что выбор авиакомпании будет одобрен агентством гражданской авиации.

Саудовская Аравия. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > ria.ru, 23 июля 2017 > № 2253383


Россия. Катар. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2017 > № 2253371

Желание Катара участвовать в сирийском урегулировании скорее всего искреннее, следует его поддержать, считает первый замглавы международного комитета Совфеда Владимир Джабаров.

Посол Катара в РФ сообщил РИА Новости, что страна предлагает организовать в Дохе переговорную площадку по урегулированию ситуации в Сирии.

"Это неожиданное предложение, но оно вписывается вполне (в ситуацию сирийского урегулирования)", — сказал Джабаров РИА Новости в воскресенье.

Он подчеркнул, что Катар находится во внутриарабской изоляции из-за конфликта с Саудовской Аравией. "Ему хочется восстановить свои позиции и в мире, и в арабском мире, отсюда такое предложение", — отметил парламентарий.

Он напомнил, что Катар остается одним из самых крупных союзников США на Ближнем Востоке, на территории страны размещена крупная американская военная база. Кроме того, страна восстановила и практически нормализовала отношения с Россией. "Были крупные инвестиционные сделки с акциями Роснефти", — пояснил Джабаров.

"Поэтому я думаю, что это их искреннее желание (участвовать в сирийском урегулировании) и если это действительно может помочь сторонам конфликта в Сирии, предложение Катара надо поддержать", — считает политик.

Он считает позитивным моментом, если Катар готов участвовать в вопросах снижения напряженности сирийского конфликта.

"Посмотрим, как поведет себя Саудовская Аравия, которая говорит о необходимости борьбы с терроризмом. Готова ли она принять предложение со стороны Катара", — сказал замглавы комитета СФ.

По его словам, несмотря на непростую ситуацию вокруг Катара, многие страны-соседи и европейские государства зависят от катарского газа. Поэтому в целом никто не заинтересован в дальнейшем обострении отношений с Дохой.

Россия. Катар. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2017 > № 2253371


США. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254408

Первая международный визит Трампа и кризис в Катаре

Дэниел Ларисон (Daniel Larison), The American Conservative, США

С самого начала было похоже на то, что первая поездка Трампа в Эр-Рияд послужила катализатором кризиса в Катаре, а теперь мы получили некоторые подтверждения этому от одного из членов возглавляемого Саудовской Аравией блока.

Министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш (Anwar Gargash) подтвердил на этой неделе, что «весьма, весьма успешная» поездка Трампа в мае в страны Персидского залива помогла ускорить принятие решения его страной — вместе с Саудовской Аравией, Египтом и Бахрейном — о начале политического и экономического давления на Катар.

Это допущение укрепляет предположение, что начало первого зарубежного турне Трампа имело значительные негативные последствия. Оно доказывает, что его чистосердечная доброжелательность по отношению к аравийцам и их союзникам послужила для них стимулом предпринять неосторожные действия, противоречащие интересам США. Точно так же самонадеянное мнение Трампа, что он якобы объединил правительства регионов в общем деле, стало одной из причин сведения счетов между клиентами США, что в результате превратило видимость единства и претензии Трампа на роль лидера в полную насмешку.

Трамп доверчиво принял просьбы клиентов о борьбе с терроризмом в Эр-Рияде. Они развернулись и цинично осуществили вендетту против одного из своих соседей, сделав вид, что это эпизод борьбы с терроризмом, и Трамп снова принял их заявления за чистую монету. Саудовский этап считался одной из наиболее успешных частей первой зарубежной поездки Трампа в качестве президента, а два месяца спустя мы понимаем, что на самом деле это был дестабилизирующий и неловкий эпизод, до сих пор вызывающий головную боль у США и региональных правительств.

США. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254408


Китай. Катар > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 июля 2017 > № 2252267

Министр иностранных дел КНР Ван И сегодня встретился с прибывшим в Китай с рабочим визитом министром иностранных дел Катара Мухаммедом бен Абделем Рахманом Аль Тани. Ван И заслушал мнение катарского коллеги по текущему кризису в Персидском заливе и обозначил позицию Китая по соответствующим вопросам.

Ван И отметил, что поддержание стабильности и согласия в районе Персидского залива отвечает основополагающим интересам стран района и общим ожиданиям международного сообщества. Он выразил уверенность, что страны Персидского залива имеют возможности для эффективного контроля текущей ситуации и разрешения разногласий в рамках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. В настоящее время стороны должны сохранять сдержанность, избегать эскалации и расширения неблагоприятной обстановки, как можно скорее начать прямые переговоры, подавая позитивный сигнал внешнему миру о том, что они намерены отстаивать политические и дипломатические средства разрешения кризиса.

Ван И также подчеркнул, что борьба против терроризма в любых формах -- широкий консенсус международного сообщества. Странам Персидского залива следует на основе совместной антитеррористической борьбы в полной мере выполнять свои международные обязательства и посредством откровенного и искреннего диалога постепенно искать возможности разрешения существующих проблем. Китай ценит и поддерживает посреднические усилия Кувейта и призывает международное сообщество сформировать необходимые усилия для разрешения этого кризиса на региональном уровне.

В свою очередь, М. бен Абдель Рахман Аль Тани отметил, что Катар высоко оценивает и полностью одобряет позицию КНР. Он выразил надежду, что кризис будет разрешен посредством переговоров и диалога. Катар намерен, исходя из предпосылки уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела и уважения международного права, вести конструктивный диалог с соответствующими сторонами, постепенно формировать взаимодоверие и тем самым в целом разрешить текущий кризис. Катар выступает против терроризма и экстремизма в любых формах и принял необходимые меры в данном направлении. Китай -- крупная страна с большим влиянием. Катар высоко оценивает объективную и справедливую позицию КНР по кризису в районе Персидского залива, надеется на то, что Китай будет продолжать играть позитивную роль в этом направлении.

Стороны также обменялись мнениями по вопросам двусторонних отношений и достигли взаимопонимания об усилении практического сотрудничества по различным направлениям в рамках совместного формирования "Пояса и пути".

Китай. Катар > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 июля 2017 > № 2252267


ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 21 июля 2017 > № 2250546

В четверг утром в интервью для BBC Омар Саиф Гобаш, посол ОАЭ в России, заявил, что у Эмиратов есть доказательства поддержки Дохой террористов и обеспечении убежища для экстремистов.

“Многие правительства на Западе действительно имеют представление о том, что делают катарцы”, — сказал Омар Саиф Гобаш.

Он имел в виду поддержку Катаром террористических группировок, пропаганду экстремистских идей на Ближнем Востоке и вмешательство во внутренние дела соседей.

Посол подтвердил, что правительство ОАЭ располагает голосовыми и видео-записями, которые доказывают, что Катар контактирует с террористическими группировками на Ближнем Востоке. Он упомянул инцидент, когда официальные лица Катара передали Аль-Каиде в Йемене точное местоположение военных сил ОАЭ, которые планировали атаковать членов группировки.

“Затем у нас на пороге оказались четыре террориста-смертника, и мы получили потери”, — сказал посол.

Он рассказал о видеоматериалах, подтверждающих участие высокопоставленных людей в выдаче указаний о проведении определенных действий в Ливии, Йемене и Сирии.

“Всем известно, что последние несколько лет у Катара были тесные отношения с ан-Нусрой, которая связана с Аль-Каидой”, — заявил посол.

Он сказал, что четыре арабские страны, разорвавшие отношения с Катаром — Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет — настаивают на том, чтобы Катар прекратил поддерживать террористические и экстремистские группировки, а также вмешиваться в дела других стран. Омар Саиф Гобаш заявил, что международное сообщество понимает эти требования, и четыре страны ожидают их соблюдения. Он также сказал, что вышеназванные государства предпочитают сохранять список, содержащий 13 требований, в конфиденциальности, чтобы не компрометировать катарскую сторону.

ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 21 июля 2017 > № 2250546


Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248923

Блокада Катара терпит неудачу

Ишан Тарур (Ishaan Tharoor)? The Washington Post, США

Трудно представить себе, чтобы лидеры Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов думали, что все так произойдет. В начале июня чиновники их правительств, а также их младшие партнеры Египет и Бахрейн, ввели штрафные санкции в отношении Катара и назвали их проблемным, но необходимым шагом, направленным на то, чтобы усмирить надоедливый Катар. Словно Катар, обвиняемый соседями в разжигании экстремизма, — это непослушный ребенок, которого нужно дисциплинировать.

Но во взрослом мире геополитики мера Саудовской Аравии и ОАЭ против Дохи, похоже, не помогла им достичь цели. Катар не оказался в изоляции, вместо этого он укрепил связи с региональными державами — Турцией и Ираном. Оман и Кувейт, другие два государства в Совете сотрудничества стран Персидского залива, не присоединились. Продовольственные и другие товары по-прежнему поступают в доки и аэропорты Катара. И, несмотря на неясные сообщения Белого дома, американские дипломаты, похоже, стремятся к примирению и компромиссу с Катаром, и не собираются принуждать Доху выполнять требования Саудовской Аравии и Эмиратов.

«Как и в случае катастрофической войны в Йемене, Саудовская Аравия и ОАЭ радикально переоценили перспективы своего успеха и не смогли составить надежный план Б на случай, если дело пойдет не по плану, — пишет Марк Линч (Marc Lynch), специалист по Ближнему Востоку в Университете Джорджа Вашингтона. — Квартет, выступающий против Катара, похоже, переоценил страх Катара перед изоляцией Совета и их собственной способностью причинить вред своему соседу».

Новый отчет The Washington Post на этой неделе усугубил неловкость, с которой столкнулись инициаторы блокады. По словам анонимных чиновников разведки США, именно ОАЭ стояли за недавним спорным взломом правительственных новостных СМИ Катара и сайтов социальных сетей, что помогло спровоцировать кризис. Взломщики приписывали ложные высказывания эмиру Катара шейху Тамиму бин Хамаду аль-Тани, в которых он приветствовал Иран как «исламскую власть» и восхвалял палестинскую исламистскую группировку Хамас.

Несмотря на громкие опровержения Дохи, скандал привел к тому, что Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет запретили катарские СМИ, а затем разорвали отношения с Дохой и начали торговый и дипломатический бойкот. Чиновники США «на прошлой неделе узнали, что недавно проанализированная информация, собранная спецслужбами США, подтвердила, что 23 мая старшие члены правительства ОАЭ обсуждали план и его реализацию», — сообщают мои коллеги Карен Деюнг (Karen DeYoung) и Эллен Накасима (Ellen Nakashima). «Должностные лица заявили, что пока неясно, осуществляли ли ОАЭ атаки самостоятельно или заключали контракты на их выполнение».

Посол ОАЭ в Вашингтоне Юсеф аль-Отайба (Yousef al-Otaiba) опроверг эти заявления. «ОАЭ не имеют никакого отношения к предполагаемой хакерской атаке, описанной в статье, — сказал он, прежде чем повторить жалобы своей страны в отношении внешней политики Катара. — Правда сказана о поведении Катара. Финансирование, поддержка и пособничество экстремистам — от Талибана (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.) до Хамаса. Подстрекательство к насилию, поощрение радикализации и подрыв стабильности соседей».

Существует множество прецедентов для слухов и мрачных инсинуаций, которые подпитывают напряженность в этой части мира. Разрыв в отношениях в 2014 году привел к волне ложных сообщений о том, что гражданам Саудовской Аравии и Эмиратов было запрещено посещение Harrods, лондонского универмага, принадлежащего фонду национального благосостояния Катара.

Аналитики объясняют, что нынешний тупик — это продолжение длительных разногласий и напряженности с Катаром, который раздражал более крупных соседей тем, что использовал свои богатства, чтобы оказывать гораздо большее влияние на мировой арене. Речь идет о спорах из-за поддержки разных сторон в конфликтах от Сирии до Ливии, а также о провокационной работе канала «Аль-Джазира», финансируемой Катаром сети, которую Эр-Рияд и Абу-Даби хотят закрыть.

Катар также выбрал другой дипломатический путь, который отличается от плана соседей. В стране размещены офисы таких группировок, как Талибан и Хамас, для посредничества в региональных конфликтах. «На фоне урчащих лимузинов и лодок, пришвартованных в бухте, Доха стала домом для экзотического множества бойцов, финансистов и идеологов, нейтральным городом вроде Вены во времена холодной войны или персидской версией вымышленного пиратского бара в фильме „Звездные войны"», — пишет Деклан Уолш (Declan Walsh) из The New York Times.

«Страна всегда была местом, где оседали бездомные, бродяги и нежелательные люди, — сказал The Times Дэвид Робертс (David B. Roberts), автор книги „Катар: обеспечение глобальных амбиций города-государства" (Qatar: Securing the Global Ambitions of a City-State). — На полуострове не было всеобъемлющей власти, поэтому если бы вас разыскивал шейх, вы могли бы сбежать в Катар, и вас никто не потревожил бы».

Таким образом, кризис среди богатых стран Персидского залива продолжается. На прошлой неделе госсекретарь США Рекс Тиллерсон провел спорный раунд дипломатических переговоров в Кувейте, Катаре и Саудовской Аравии в попытке разрядить ситуацию. Все страны-участницы конфликта — союзники США. В Катаре находится самая большая военная база Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, и Тиллерсон предпочел бы, чтобы все успокоились и вернулись к другим вопросам, в частности к борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.). Но его усилия пока не принесли особых плодов.

Тиллерсон провел публичный гамбит в Дохе, подписав меморандум о взаимопонимании, в котором Катар пообещал сделать все возможное, чтобы заблокировать финансирование экстремистских групп на Ближнем Востоке и в других местах. Это быстро превратилось в фарс. «Катарцы хвастались, что они первыми в регионе подписали такой пакт и призвали арабов, настроенных против них, сделать то же самое, — пишет моя коллега Кэрол Морелло (Carol Morello). — Четыре страны, поддерживающие блокаду, заявили о том, что именно они заставили Катар подписать пакт и одновременно отвергли его как „недостаточную" меру, чтобы положить конец их эмбарго».

В понедельник, когда ОАЭ опровергали обвинения в хакерских атаках, посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне процитировало в Twitter интервью с президентом Трампом, где он нападал на Катар. Это было еще одно доказательство диссонанса между Белым домом и Государственным департаментом в вопросе кризиса — и еще одно напоминание о том, что в ближайшее время спор в Персидском заливе не прекратится.

Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248923


Египет. Катар > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 17 июля 2017 > № 2247899

Власти Египта приняли решение о введении с четверга, 20 июля обязательных въездных виз для всех приезжающих в страну граждан Катара, пишет египетская газета "Дустур".

Исключение будет сделано только для граждан Египта, состоящих в браке с катарцами, детей от смешанных браков, а также катарских студентов, обучающихся в египетских государственных вузах.

По информации издания, теперь граждане Катара, которые до разрыва в июне отношений въезжали в Египет без виз, должны будут получать разрешение на поездку заблаговременно в посольствах АРЕ за границей.

Лица из категорий, для которых сделано исключение, смогут получить туристическую трехмесячную визу в аэропортах Египта, а затем будут обязаны узаконить свое пребывание на египетской территории.

Сообщается также, что необходимость получения виз затронет не только простых граждан, но также дипломатов и чиновников.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Египет отменил авиасообщение с Катаром и закрыл для катарской авиации свое воздушное пространство.

Маргарита Кислова.

Египет. Катар > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 17 июля 2017 > № 2247899


США. ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июля 2017 > № 2247382

По данным американских спецслужб, взлом катарских государственных сайтов и региональный кризис организовали ОАЭ

Эллен Накасима (Ellen Nakashima), Карен Деюнг (Karen DeYoung), The Washington Post, США

Объединенные Арабские Эмираты организовали хакерский взлом сайтов катарского государственного информагентства и социальных сетей, разместив там фальшивые и провокационные заявления, якобы сделанные эмиром Катара шейхом Тамимом бен Хамадом аль-Тани (Tamim Bin Hamad al-Thani), о чем сообщили представители американских спецслужб. Этот осуществленный в конце мая взлом вызвал кризис в отношениях Катара и его соседей, который продолжается до сих пор.

На прошлой неделе стало известно, что американские разведывательные ведомства проанализировали новую собранную ими информацию, которая подтверждает, что члены правительства ОАЭ 23 мая обсуждали данный план и детали его реализации. Американские представители отметили, что пока неясно, занимались ли взломом специалисты ОАЭ, или правительство наняло хакеров из другой страны. В ложных сообщениях, среди прочего, говорилось о том, что эмир называл Иран «исламской державой» и хвалил ХАМАС.

Хакерские атаки и размещение фальшивой информации имели место 24 мая, вскоре после того, как президент Трамп провел продолжительную встречу по вопросам контртерроризма с лидерами стран Персидского залива в соседней Саудовской Аравии и заявил, что эти страны едины.

Сославшись на прозвучавшие в эфире комментарии, приписанные эмиру, саудовцы, ОАЭ, Бахрейн и Египет немедленно запретили все катарские СМИ. Затем они разорвали отношения с Катаром и объявили этой стране торговый и дипломатический бойкот, из-за чего в регионе произошло резкое обострение политической обстановки, и начался дипломатический кризис. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон предупредил, что региональный раскол может ослабить контртеррористические усилия США в борьбе с «Исламским государством» (организация, запрещенная в России — прим. ред.).

Посол Объединенных Арабских Эмиратов в США Юсеф аль-Отайба (Yousef al-Otaiba) назвал ложной информацию из статьи в Washington Post.

«ОАЭ не имеют ни малейшего отношения к описанной в этой статье кибератаке, — говорится в заявлении посла. — Но поведение Катара — это правда. Он финансирует, поддерживает и потакает экстремистам, начиная с талибов и ХАМАС, и кончая Каддафи. Он разжигает насилие, поощряет радикализацию и подрывает стабильность своих соседей».

Эти разоблачения появились после того, как журналисты в последние несколько месяцев ознакомились с содержанием почтовых сообщений, якобы украденных хакерами с личного аккаунта Отайбы. Ответственность за этот хакерский взлом взяла на себя поддерживающая Катар организация под названием GlobalLeaks. Во многих украденных почтовых сообщениях говорится о том, что ОАЭ долгие годы стремятся заручиться поддержкой вашингтонских аналитиков и политических деятелей в вопросах, оказавшихся в центре его спора с Катаром.

Все страны Персидского залива входят в коалицию во главе с США по борьбе против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.). На катарской авиабазе Аль-Удейд размещено более 10 тысяч американских военнослужащих, а также региональный штаб американского Центрального командования. А в Бахрейне базируется Пятый флот ВМС США. Все эти страны закупают американскую военную технику и во многом связаны с американскими внешнеполитическими приоритетами.

Этот конфликт также обнажил острые разногласия между Трампом, который в своих твитах и заявлениях явно встал на сторону Саудовской Аравии и ОАЭ, и Тиллерсоном, который призывает к компромиссам и большую часть прошлой недели посвятил челночной дипломатии, летая между столицами заливных государств, но не добившись пока никакого успеха.

«Мы не рассчитываем на скорейшее урегулирование», — сказал в субботу помощник Тиллерсона Р. Хаммонд (R.C. Hammond). По его словам, госсекретарь предложил «саудовскому блоку» и Катару ряд идей по разблокированию ситуации, включая «общий набор принципов, на которые могли бы согласиться все страны, чтобы создать общие стартовые позиции».

Катар неоднократно утверждал, что его сайты подверглись хакерской атаке, но результаты своего расследования пока не опубликовал. Представители спецслужб заявляют, что у них есть рабочая теория по поводу хакерских взломов катарских сайтов. Она состоит в том, что Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет или некое сочетание этих страны были причастны к осуществленным взломам. Но пока непонятно, участвовали ли в этом плане и другие государства.

Представители американских спецслужб и прочие официальные лица поделились информацией на условии сохранения анонимности, поскольку речь идет о весьма деликатных вопросах.

Аппарат директора национальной разведки и ЦРУ от комментариев отказались. Не стало комментировать происходящее и ФБР, которое, по словам Катара, помогало в проведении расследования.

Представитель катарского посольства в Вашингтоне привлек внимание к заявлению генерального прокурора своей страны Али бен Фетаиса аль-Марри (Ali Bin Fetais al-Marri). Он в конце прошлого месяца сказал, что «у Катара есть доказательства того, что при осуществлении атаки против него использовались смартфоны, проданные в странах, которые подвергли Катар осаде».

Хаммонд заявил, что ему ничего не известно о проанализированных американской разведкой материалах по ОАЭ и о том, знал ли о них Тиллерсон.

Из-за инцидента с хакерской атакой вспыхнула острая ссора между монархиями Персидского залива, которая назревала годами. Последняя вспышка напряженности произошла в 2013 году, когда Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн обвинили Катар в предоставлении убежища политическим диссидентам и в поддержке всеарабской организации «Братья-мусульмане», а также в финансировании террористических группировок, таких как ХАМАС и «Хезболла», и в использовании государственных СМИ для дестабилизации обстановки в соседних странах.

Богатый энергоресурсами Катар, где правит никем не избранная монархия, увидел в этих инспирированных саудовцами обвинениях попытку соседних самовластных правителей удушить в колыбели его либеральные тенденции. Соединенные Штаты же предупредили Катар о необходимости закрутить гайки своим богачам, которые исподтишка финансируют исламистские террористические организации. Вашингтон в прошлом также предупреждал об этом саудовцев и прочие страны Персидского залива. Катар вместе с остальными подписал в 2014 году соответствующее соглашение, в котором пообещал принять меры, но на деле почти ничего не предпринял.

Во время двухдневного визита в Эр-Рияд Трамп встретился с членами Совета сотрудничества стран Персидского залива в составе Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна, Омана и Катара, а также провел индивидуальные беседы за закрытыми дверями с рядом лидеров этого совета, в том числе, с катарским эмиром. Перед отъездом 22 мая Трамп выступил с речью, в которой говорил о религиозной терпимости и единстве в борьбе с терроризомом. Его слушали 50 с лишним мусульманских лидеров, собравшихся по этому случаю со всего мира.

Но наибольшее внимание он уделил саудовскому королю Салману, назвав его мудрым руководителем и человеком, который контролирует огромные нефтяные запасы своей страны. Саудовцы решили приобрести американское оружие на 100 миллиардов долларов, что администрация назвала наивысшим успехом визита Трампа, а также подписали письма о намерении инвестировать сотни миллиардов долларов в сделки с американскими компаниями.

Давая в среду интервью Christian Broadcasting Network, Трамп рассказал, как заранее сообщил саудовцам, что контракты и соглашение это обязательное условие его приезда. «Я сказал: вы должны это сделать, а иначе я не приеду», — заявил президент.

Первые приписанные эмиру заявления появились на вебсайте Qatar News Agency рано утром 24 мая в сообщении о его присутствии на военной церемонии, когда Трамп находился в Израиле, завершая свое девятидневное зарубежное турне. По сообщению катарского правительства, уже через 45 минут оно разослало срочные уведомления о том, что информация фальшивая.

Но в то же утро этот же самый информационный вброс появился в бегущей строке видеозаписи участия эмира в военной церемонии, которая была размещена на канале YouTube катарского информационного агентства. Аналогичный материал появился на государственных информационных лентах в Твиттере.

Саудовские государственные СМИ неоднократно передали эти сообщения в эфир, делая это даже после того, как катарцы предупредили, что материал фальшивый. ОАЭ прекратило передачи всех катарских СМИ в пределах своих границ, в том числе, финансируемой Катаром спутниковой сети Al Jazeera, которая пользуется наибольшей популярностью в арабском мире.

В первую неделю июня арабские страны во главе с Саудовской Аравией разорвали отношения с Катаром, приказали всем живущим на их территории катарцам покинуть свою страну, и закрыли границы для наземного, воздушного и морского сообщения с Катаром. Эта страна находится на полуострове в Персидском заливе, и ее единственная сухопутная граница проходит с Саудовской Аравией.

Обвинив Катар в поддержке терроризма и в провоцировании нестабильности в регионе, эти страны заявили о его чрезмерной близости с Ираном, который является главным соперником Эр-Рияда в борьбе за региональную власть, а также основным пособником глобального терроризма, о чем заявляют Соединенные Штаты. Иран активно торгует с большинством стран Персидского залива, в том числе, с ОАЭ, и кроме того, у него общее с Катаром газовое месторождение, являющееся крупнейшим в мире.

На следующий день после объявления бойкота Трамп косвенным образом поставил это себе в заслугу. «Это замечательно — наблюдать за тем, что визит в Саудовскую Аравию к королю и встреча с представителями 50 стран уже приносит свои плоды, — написал он в Твиттере. — Они заявили, что будут жестко противодействовать финансированию экстремизма, и все при этом указывали на Катар».

В то же время, Тиллерсон и министр обороны Джим Мэттис призвали провести переговоры и оперативно разрешить возникший спор. Когда группа стран во главе с Саудовской Аравией опубликовала перечень «не подлежащих обсуждению» требований к Катару, включая закрытие Al Jazeera и выдворение из страны целого ряда людей, которые считаются террористами, Госдепартамент назвал их необоснованными, заявив, что вопрос о финансировании терроризма это дымовая завеса, за которой скрываются давние региональные противоречия и недовольства, которые надо разрешать через посредников и путем переговоров.

Катар эти требования отверг. Тиллерсон как будто согласился с тем, что они драконовские. Но когда он призвал облегчить бойкот, сказав, что это вызывает гуманитарные трудности и проблемы безопасности, Трамп заявил, что это мера жесткая, но необходимая.

Одним из конкретных результатов поездки Тиллерсона в этот регион на прошлой неделе стало подписанное с Катаром новое двустороннее соглашение о прекращении финансирования терроризма. По словам Хаммонда, Катар стал единственной страной в Персидском заливе, которая откликнулась на данное приглашение.

Беседуя с репортерами на борту самолета, возвращавшегося в пятницу в Вашингтон, Тиллерсон назвал эту поездку полезной, потому что он «услышал и почувствовал, насколько серьезна ситуация, и какие бурные эмоции вызывают данные проблемы». По его словам, он оставил обеим сторонам американские предложения и предположил, что «по некоторым направлениям мы можем продвинуться вперед».

Как заявил Тиллерсон, все причастные к этому страны «реально важны для нас с точки зрения национальной безопасности. Нам нужно, чтобы эта часть мира была стабильна, однако данный конфликт между сторонами явно этому не содействует».

Отвечая на вопрос о твитах и комментариях Трампа, Тиллерсон заметил, что должность госсекретаря очень сильно отличается от должности руководителя Exxon, где он работал ранее. «Все дело в том, что там я был конечной инстанцией при принятии решений», — сказал госсекретарь. Там он знал, чего ждать от давних коллег, а процесс принятия решений в компании был упорядочен и «хорошо структурирован».

«Нельзя сказать, что это характерно для правительства США. И я говорю это не в качестве критики, а просто констатирую факт», — отметил Тиллерсон. По его словам, они с президентом пришли в Белый дом не из мира политики, однако по характеру своей прежней работы он часто контактировал с внешним миром, а поэтому «общаться и сотрудничать с другими мне довольно легко».

Трамп, со своей стороны, во время интервью Christian Broadcasting Network согласился с тем, что у него с Тиллерсоном «есть небольшие разногласия, но только в плане тональности» конфликта в Персидском заливе.

Катар, отметил Трамп, «сейчас оказался в небольшой изоляции, но как мне кажется, скоро он выйдет из нее». Отвечая на вопрос об американской военной базе в Катаре, Трамп сказал, что этот вопрос его не беспокоит.

«Все будет нормально, — сказал он. — Смотрите, если нам придется оттуда уходить, у нас есть 10 стран, готовых построить еще одну базу, поверьте мне. И они еще заплатят за это».

Свой материал для статьи предоставили Карим Фахим (Kareem Fahim) и Кэрол Морелло (Carol Morello).

Карен Деюнг — заместитель редактора и старший корреспондент по вопросам национальной безопасности газеты The Washington Post.

Эллен Накасима — репортер The Washington Post, освещающий вопросы национальной безопасности.

США. ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июля 2017 > № 2247382


ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 17 июля 2017 > № 2245444

Министр иностранных дел ОАЭ доктор Анвар Гаргаш выступил с обращением в Лондоне по поводу «катарского кризиса». По его словам, есть признаки того, что давление на Доху «работает».

Напомним, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет наложили санкции и оборвали дипломатические отношения с Катаром 5 июня в связи с обвинениями в поддержке экстремизма и терроризма. Доха опровергает обвинения.

ОАЭ ищут региональное решение кризиса, консультируясь с международными партнерами по поводу путей разрешения споров между арабскими странами и Дохой.

В сегодняшнем выступлении в Лондоне Анвар Гаргаш заявил: “Нам требуется региональное решение и международный мониторинг. Мы должны быть уверены в том, что Катар, государство с резервами в $300 млрд, больше не является официальным или неофициальным спонсором джихадистских и террористических действий”.

ОАЭ приветствовали соглашение между США и Катаром о противодействии финансированию терроризма. Тем не менее, арабские страны выразили скептицизм относительно того, будет ли Катар придерживаться своих обязательств.

Соглашение между Дохой и Вашингтоном было подписано в ходе четырехдневной миссии госсекретаря США Рекса Тиллерсона, которая должна была положить конец расколу между Катаром и его соседями. Однако никаких заявлений о прогрессе в урегулировании конфликта не было сделано.

Четыре арабские страны заявили, что введенные санкции будут действовать до тех пор, пока Катар не выполнит их требования.

ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 17 июля 2017 > № 2245444


Ливия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 июля 2017 > № 2253276

Ливия: Катар и Хафтар

Появившиеся сообщения о взятии генералом Хафтаром Бенгази и освобождение им этого города от исламистских групп показывают, что санкции против Катара и его блокада начинают давать свои плоды. И хотя, скорее всего, в Бенгази борьба еще не закончена, продвижение ЛНА к контролю и наведению порядка налицо. Какова же связь между далеким от Ливии Катаром и Бенгази, городом на побережье Средиземного моря?

Если вернуться ко времени свержения Каддафи, к 2011 году, то костяк так называемых повстанцев составляли происламистские силы, в том числе последователи «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стояли за попытками смены режимов, в том числе успешными во всех странах, пострадавших от «арабской весны». Катар никогда не скрывал, что поддерживает «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) идеологически и материально.

Стремясь укротить ситуацию, которая обострилась ко времени прорыва повстанцев в Триполи, представители Исполнительного аппарата (в мини-переходном правительстве) предложили план разоружения бойцов, не зарегистрированных в списках бойцов Ливийской народной армии.

Это предложение поступило после объявления повстанцами о создании политической и вооруженной оппозиции, сформировавшей переходный совет в Бенгази.

Однако официальные лица Катара отклонили план разоружения и предостерегли против перспективы разоружения повстанцев.

Все действующие в то время в Ливии силы были осведомлены об угрозе, которая состояла в неконтролируемом распространении оружия, и о десятках тысяч боевиков в густонаселенных городских районах, но никто не мог противостоять повстанцам, которыми руководили офицеры катарской разведки, в большом количестве находившиеся на тот момент в Триполи.

«Катарские офицеры руководили лидерами вооруженных групп, участвовавших в битве за освобождение Триполи, чтобы взять на себя такие жизненно важные цели, как Центральный банк, магазины оружия и боеприпасов и разведывательные службы», — вспоминал ливийский политик, глава Исполнительного аппарата (в мини-переходном правительстве) д-р Махмуд Джибрил о событиях, связанных с свержением строя Каддафи.

Восставшие повстанцы были на первых этапах восстания благодарны за поддержку Катару, который организовал доставку денег повстанцам и развернул против Каддафи пропагандистскую кампанию. Восставшие видели только инвестиции Катара с целью освобождения Ливии от железного кулака Каддафи.

Прошло некоторое время, прежде чем ливийцы поняли, что участие Катара было не так бескорыстно, как это казалось, но также служило интересам определенных зарубежных игроков.

После вмешательства Катара существование сильной национальной армии, способной справиться с неизбежными угрозами и восстановить стабильность в стране, на тот момент было практически невозможным.

«Ансар аль-Шариа», «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Ливийская шиитская сила объединились в Бенгази, чтобы противостоять операции «Достоинство» во главе с маршалом Халифой Хафтаром. Это был плавильный котел террористов, который был поддержан катарскими СМИ и назван ими «повстанцами Бенгази».

Поддержка Катара стала средством давления на правительства бывших ливийских премьер-министров Абдуррахима Эль-Кейба и Али Зидана. Это привело к тому, что ополченцы заработали сотни миллионов ливийских нефтяных доходов и сформировали муниципальные советы Шуры в Бенгази и Дерне и Айдабии, а затем расширили свой контроль над нефтяной зоной Полумесяца и во всех местах, где существуют запасы нефти и газа.

В свете расширения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ливии и притока десятков тысяч незаконных африканских мигрантов международное сообщество препятствовало созданию самопровозглашенного исламского «халифата» на южном берегу Средиземного моря.

Генерал Хафтар, командующий Ливийской народной армией, активно и успешно боролся в восточной части страны с исламистскими повстанцами, как членами ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), так и «Братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Его постоянным союзником в этой борьбе выступает Египет, возглавляемый президентом ас-Сиси. В свое время ас-Сиси пришел к президентству в ожесточенной борьбе с «Братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и своим предшественником Мурси, находящимся сейчас в тюремном заключении после отмены ему смертной казни. Ас-Сиси непримиримый противник «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и оказывает большую материальную и военную поддержку генералу Хафтару в борьбе с повстанцами, включая авиационную поддержку и нанесение бомбовых ударов по лагерям повстанцев. Хафтар заручился также поддержкой России, скорее моральной, о материальной или военной нет достоверных данных, только некоторые публикации говорят об этом, не приводя достаточно доказательств. Также говорят об участии в некоторых боевых операциях французских спецназовцев, не приводя никаких фактических подтверждений, но слухи об участии французов достаточно устойчивы.

Переходя к сегодняшней ситуации, сразу же после разрыва дипломатических отношений с Катаром Саудовской Аравией и другими странами Залива разорвали отношения и Ливия с Египтом. Министр иностранных дел Египта Самех Шукри 6 июля обвинил Катар в «человеческих страданиях» в Сирии и Ливии в эксклюзивном интервью CNN.

Шукри сказал, что «поддерживаемые Катаром радикальные организации «помогли «укрепить» более широкую сеть экстремизма, ответственную за насилие в отношении меньшинств в Египте и терроризм в Европе.

«Мы видим значительный уровень ущерба и человеческих страданий, которые были связаны с вмешательством Катара в Сирии и Ливии, и высокую цену, которую Египту пришлось заплатить в результате потерь гражданских жизней», — сказал Шукри.

Последние успехи Ливийской народной армии в освобождении Бенгази могут быть связаны с ослаблением поддержки исламистских военных образований со стороны Катара, который подвергается сейчас сильнейшему давлению со стороны монархий Персидского залива. А в случае их вытеснения из так называемого нефтяного полумесяца — района, богатого месторождениями нефти, что и пытается сделать Хафтар, они лишаются финансовой подпитки и от торговли нефти. Если этот план удастся, то генерал Хафтар приблизится к контролю над всей территорей Ливии и к возможному президенству. Выборы в Ливии планируется проводить в марте 2018 года, предварительная договоренность об участии Халифы Хафтара кандидатом в президенты была достигнута на встрече с премьером правительства национального согласия Файезом Сарраджем. Пока все выглядит так, что Хафтар умело использует изменившуюся внешнюю конъюктуру в свою пользу, и пока это у него получается.

Александр Шимберг

Ливия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 июля 2017 > № 2253276


США. Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июля 2017 > № 2253418

Ближний Восток: «бешеная энергетическая логистика» и операция «Хаос»

Президент США Дональд Трамп и король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз аль-Сауд провели телефонный разговор и обсудили усилия, предпринимаемые для решения проблемы Катара. Он состоялся после неудачного для саудовцев визита в регион госсекретаря США Рекса Тиллерсона. Вопреки ожиданиям Эр-Рияда, американцы в Катаре подписали меморандум о взаимопонимании между двумя странами. В нем излагаются необходимые усилия, которые Доха должна предпринять, чтобы «укрепить свою борьбу с терроризмом и активно заниматься вопросами противодействия финансированию терроризма». После чего появился «неожиданный» совместный призыв «к диалогу и сдержанности» со стороны Кувейта, США и Великобритании к сторонам конфликта.

Проблема в том, что сам по себе этот документ выбивает одну из важных идеологических основ так называемой антикатарской коалиции, состоящей из Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна, которая продолжает обвинять Доху в «поддержке терроризма и в сотрудничестве с Ираном». Напомним, что указанные выше государства предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований. Ультиматум содержит 13 пунктов, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Тегераном, закрытие турецкой военной базы, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран и поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие спутниковой телевизионной сети «Аль-Джазира». Доха отвергла обвинения арабских соседей, заявив, что выдвинутые требования нарушают ее суверенитет. Но дело не только в этом. Катар поддержали Турция и Иран, а сам кризис в Персидском заливе стал приобретать характер многоходовой геополитической комбинации.

Обозначим ее главные контуры.

1. Начал действовать альянс Катар — Турция — Иран.

2. У Саудовской Аравии стало создаваться ощущение того, что, подписав с Дохой меморандум по борьбе с терроризмом, Вашингтон решил «сдать» Эр-Рияд.

3. Американские эксперты считают, что блокада Катара укрепляет позиции Ирана в Персидском заливе из-за потенциального развала Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива (ССАСПЗ). Также Кувейт и Оман не последовали вслед Саудовской Аравией в ее борьбе с Катаром и вряд ли сделают это в будущем.

Теперь о фоне событий. Мосул взят. Впервые в истории шиитские вооруженные силы Ирака освободили город с суннитским большинством, что означает как минимум продолжение «сектантского конфликта» в стране, возможно, в несколько иной форме. Прогнозируется обострение борьбы в Йемене между хуситами и саудовцами, заговорили даже о вероятности вооруженного вторжения Эр-Рияда в Йемен. В связи с чем особого внимания заслуживает позиция Турции, которую Тиллерсон посетил накануне визита в Саудовскую Аравию. По оценке американских экспертов, Вашингтон «вдруг» решил быстро внести определенные корректировки в свою политику в регионе: развалить новую триаду Катар — Турция — Иран, восстановив прежнюю Турция — Израиль — Саудовская Аравия, правда, устраняя на первых порах Эр-Рияд в качестве одного из опорных элементов триады. Для этого необходимо обозначить процесс сближения с Анкарой, понимая, что Израиль и Саудовская Аравия могут действовать только как закулисные игроки, но никак не в качестве фундаментальной основы новой геополитической архитектуры. Для этого необходимо «вернуть» Турцию к традиционному противостоянию с Ираном на сирийском плацдарме и в Катаре.

Это как раз то, что американское издание The Daily Beast называет «стратегией Трампа по Сирии», которая обсуждалась Тиллерсоном в Турции. Камнем преткновения во взаимоотношениях между Вашингтоном и Анкарой является ставка США в Сирии на курдов и силы так называемой демократической оппозиции. В Стамбуле американский госсекретарь заявил: «Думаю, мы начинаем восстанавливать доверие. Мы добиваемся определенного прогресса в Сирии и надеемся, что сможем развить его с помощью Турции в некоторых районах северной части страны». Это намек на то, что Вашингтон и Анкара достигли или близки к какому-то соглашению по проблеме сирийских курдов. Если это так, то США в отношении Турции играют на понижение, сохраняя ее в любом случае в своей орбите как союзника и партнера. Не случайно после встречи с Тиллерсоном президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о намерении в ближайшее время посетить государства Персидского залива. Однако его прогноз в отношении дальнейшего развития событий в регионе звучит тревожно: «Мы не хотим видеть то же, что происходит в Йемене. Мы не хотим видеть то же, что происходит в Палестине и Ливии. Ясно, что происходит в Сирии, ясно, что происходит в Ираке. Турция платит высокую цену за эти конфликты, поэтому мы не хотим, чтобы это произошло в Катаре».

Отсюда напрашиваются следующие выводы:

1. США потребовали вывести турецкие войска из Катара, предупредив Анкару о вероятности возникновения в Персидском заливе вооруженного конфликта и вероятности вовлечения в него Турции. С таким предостережением выступила британская газета The Times, которая утверждала, что «помощь Турции блокированному арабскими странами Катару может привести к глупому региональному конфликту с вовлечением НАТО». В Катаре расположен командный центр США по Ближнему Востоку. В Бахрейне размещены американские региональные военно-морские силы. Во всех задействованных странах Вашингтон располагает значительным военным присутствием. Этого достаточно для обеспечения безопасности в зоне Персидского залива. Анкаре там делать нечего.

2. Формируется новый замкнутый круг. Турции за отказ от поддержки Катара и выход из коалиции с Ираном могут обещать «развязать руки» в отношении сирийского района Африн (65 км от Алеппо, находящегося под контролем курдских Отрядов народной самообороны), чтобы создать там еще одну зону деэскалации вместе с американцами. Тогда как в провинции Идлиб предусматривается обеспечение безопасности военными из Турции и России. Эксперты полагают, что до конца взять Африн туркам могут не дать. В противном случае Анкару, как и Доху, будут обвинять в «поддержке исламистских движений в регионе и в связях с Тегераном». Если Турция станет действовать по такому сценарию — это неизбежно скажется на ее отношениях с Ираном и, возможно, с Россией по Сирии, что может затруднить их практическое взаимодействие в этой стране.

3. В качестве информационного прикрытия задуманной операции используются рассуждения о различных нефте– и газопроводах в регионе с эпицентром в Турции, хотя для всех очевидно, что для их практической реализации необходима прежде всего геополитическая стабильность в регионе. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) еще не побеждено, оно продолжает удерживать немалые территории, пытается проникнуть в соседние страны, в первую очередь в Иорданию и Саудовскую Аравию. Более того, по оценке авторитетных экспертов, «по мере ослабления ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) региональные межэтнические и межконфессиональные конфликты будут только усиливаться». Сейчас на Ближнем Востоке все «играют» не во имя чего-то, а против чего-то. Это вносит серьезную турбулентность в нарисованные на контурной географической карте различные энергетические маршруты.

Специфика военно-политической ситуации в регионе заключается в том, что на первый план выходят новые вызовы и угрозы, а не надуманная «энергетическая логистика». Более адекватное приближение к оценке ситуации связано с перспективами сохранения государств региона в привычном виде и образе с нынешней их политической системой и идеологическим наполнением. Операция «Хаос» в регионе продолжается. Она обрастает новыми острыми сюжетами, никто из уважающих себя экспертов не берется выступать с краткосрочными и даже среднесрочными прогнозами относительно того, что будет дальше.

Действительно, а что будет дальше?

Станислав Тарасов

США. Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июля 2017 > № 2253418


Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > rusarabbc.com, 14 июля 2017 > № 2259784

В ТПП РФ состоялось организационное заседание Российско-Катарского делового совета, в ходе которого его участники обсудили план работы делового совета, реализацию широких возможностей развития торгово-экономических отношений между Россией и Катаром, объединение усилий и организацию конструктивного диалога предпринимательских кругов двух стран.

Повесткой дня заседания предусмотрены выборы председателя и заместителя председателя Российско-Катарского делового совета и решение других организационных вопросов.

В мероприятии приняли участие вице-президент ТПП РФ Владимир Падалко, директор АНО «Российско-Арабский деловой совет» Татьяна Гвилава, президент ООО «Группа Акрополь» Ахмет Паланкоев, представители МИД России, региональных администраций, руководители компаний и объединений предпринимателей.

Важным инструментом наращивания многоплановой кооперации является Совместная Российско-катарская комиссия по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству.

Основные направления сотрудничества – инвестиционное взаимодействие, энергетическая область, в том числе на площадке Форума стран-экспортеров газа. Значимым представляется взаимодействие в культурно-гуманитарной сфере, в области спорта.

В июне текущего года катарские власти ввели новый облегченный визовый режим для граждан Российской Федерации, который предусматривает, что они могут получать краткосрочную въездную визу на один месяц непосредственно в аэропорту при наличии ряда условий. Предприниматели положительно отреагировали на эту информацию. По их оценкам, это положительно скажется на деловых контактах

Татьяна Гвилава подчеркнула, что в настоящее время перспективной областью двустороннего сотрудничества является производство продуктов питания. Политика продовольственной безопасности, проводимая властями Катара, может стать определяющим фактором для российских компаний, работающих в сфере АПК. Кроме того, Катар может стать хорошей площадкой для дальнейшего продвижения российского бизнеса в страны Персидского залива и Африки.

Деловые круги Катара открыты к взаимовыгодному сотрудничеству с российскими партнерами и проявляют активный интерес к реализации совместных проектов. Катар – стратегически важное для России направление, отметила Татьяна Гвилава.

Ахмет Паланкоев рассказал о своем видении работы делового совета, о важности организации двусторонних и многосторонних деловых и культурных мероприятий, служащих платформой для прямого общения потенциальных партнеров из России и Катара.

Участники заседания выразили благодарность за проведенную работу Умару Джабраилову, бывшему председателю делового совета, который многое сделал для развития двусторонних отношений.

По итогам заседания Ахмет Паланкоев избран председателем делового совета, исполнительным директором утвержден Юсуф Луай, ответственным секретарем – исполнительный директор НКОФ «Азан» Бексултан Бузуртанов.

Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > rusarabbc.com, 14 июля 2017 > № 2259784


Катар. США. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 14 июля 2017 > № 2246156

Катарский кризис принимает затяжной характер.

Примиренческая миссия госсекретаря США Рекса Тиллерсона не увенчалась успехом.

Катарский кризис далек от политического решения, считает госминистр иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) Анвар Гаргаш. «Мы движемся в сторону отчуждения на длительный срок, мы очень далеки от политического решения, которое включает в себя изменение Катаром своего курса. Мы должны искать новый формат отношений», – написал он в своем микроблоге в твиттере. Это заявление, считают наблюдатели, свидетельствует о том, что примиренческая миссия госсекретаря США Рекса Тиллерсона, который на этой неделе посетил Катар и Саудовскую Аравию, не увенчалась успехом.

В Дохе Тиллерсон и катарские власти подписали меморандум о взаимопонимании в сфере борьбы с терроризмом. По словам американского госсекретаря, этот документ «предусматривает ряд шагов, которые две страны предпримут в последующие месяцы и годы с целью пресечения финансирования терроризма и активизации контртеррористических усилий по всему миру».

Госдепартамент США по итогам визита Тиллерсона в страны Персидского залива высказал надежду, что усилия госсекретаря приведут к прямым переговорам между участниками конфликта. «Мы надеемся, что все стороны на это согласятся», – заявил госдеп.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет разорвали отношения с Катаром, обвинив его в финансировании террористических группировок и вмешательстве во внутренние дела других стран. Позднее они выдвинули Дохе ультимативные требования из 13 пунктов, которые Катар объявил невыполнимыми.

Катар. США. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 14 июля 2017 > № 2246156


Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 июля 2017 > № 2243144

Операция «Коровник в пустыне»

Конфликт вокруг Катара пока не нашёл разрешения, Доха приготовилась к длительной блокаде

Ситуация, связанная с блокадой Катара арабскими странами, усугубляется. Катар не пошёл на выполнение выдвинутых ему странами-соседями условий и получил новые обвинения – на этот раз в невыполнении соглашений 2013−2014 годов. Эмират занял твёрдую позицию и приготовился к долгой блокаде: в пустыне уже построены кондиционированные коровники. Страна намерена самостоятельно обеспечивать себя молоком.

Фальшивка-детонатор

Завязка нового витка противостояния приходится на май 2017 года, когда Катарское информационное агентство опубликовало заявление от лица правящего эмира Тамим бин Хамад Аль Тани (Tamim bin Hamad Al Thani) в поддержку Ирана и ХАМАС. Официальная Доха назвала видео фальшивкой, однако его происхождение до сих пор не прояснено.

5 июня ряд стран, среди которых Саудовская Аравия, Египет, Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн, Йемен, Ливия и другие, объявили о разрыве дипломатических отношений с Дохой. Формально – из-за подозрений в поддержке Катаром исламистских группировок, включая «Братьев-мусульман», «Исламский халифат» и «Аль-Каиду».

Газета The Financial Times со ссылкой на источники в правительстве Катара и в командовании боевиков сообщила о ещё одной причине блокады – якобы власти Катара заплатили выкуп в 1 миллиард долларов за освобождение членов королевской семьи, часть из которого ушла террористам, связанным с «Аль-Каидой».

Вслед за разрывом дипломатических отношений страны обязали своих граждан покинуть Катар, а катарским авиакомпаниям были запрещены полёты над территорией этих стран.

Сильнее всего санкции затронули знаменитый катарский канал «Аль-Джазира», который столкнулся с существенными ограничениями вещания и доступа к его сайту на территории ОАЭ, Египта и других стран. Также серьёзно пострадала авиакомпания Qatar Airways (традиционно занимает верхние позиции в мировых рейтингах авиакомпаний). Для неё было закрыто воздушное пространство.

Условием разрешения дипломатического скандала стал ряд требований, выдвинутых Катару со стороны блокировавших его государств. Ультиматум предполагал закрытие телеканала «Аль-Джазира», прекращение дипломатических отношений с Ираном и военного сотрудничества с Турцией, выдача всех разыскиваемых ими преступников, которые скрываются в Катаре. Кроме того, страны потребовали у Дохи денежную компенсацию.

Переговоры по условиям ультиматума ни к чему не привели. 4 июля закончился срок выполнения требований. Катар назвал выдвинутые условия нереалистичными и, заручившись поддержкой Турции и Ирана, заявил, что готов к длительной блокаде.

11 июля CNN опубликовал документы, из которых следует, что Катар не выполнял соглашения 2013−2014 годов между Саудовской Аравией, Бахрейном, ОАЭ и Египтом. По данным телеканала, эти соглашения помогают понять причину кризиса в отношениях между странами. Как следует из договора, страны взяли на себя обязательства «воздержаться от поддержки каких-либо политических течений, которые несут угрозу для кого-либо из членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива».

Как Катар переживает блокаду

Для понимания ситуации, в которой оказался Катар, достаточно понимать, что это очень богатый эмират (независимость получил в 1971 году), который импортирует 90% продовольствия, не имеет запасов питьевой воды и находится в пустыне. Население Катара превышает 2 млн человек. Страна занимает первое место в мире по ВВП на душу населения, благодаря нефтедобыче и нефтепереработке.

После того, как стало понятно, что Доха не будет выполнять предъявленные ей требования, глава Центрального банка Катара заявил, что страна может выстоять любой шок. По его словам, ЦБ Катара обладает запасами в 40 млрд долларов и запасами золота в 300 млрд долларов.

До конца года в страну завезут порядка 4 тысяч коров из западных стран, первый самолёт с животными из Германии должен был прилететь уже на этой неделе. Для бурёнок посреди пустыни уже построены кондиционированные коровники.

Мощности Qatar Airlines используются для поставок в страну продовольствия – главным образом из Ирана и Турции (ультиматум предполагал ослабление связи Катара с этими странами, а получилось наоборот). Власти заявляют, что готовы платить за доставку каждой бутылки молока, если это является ценой независимости страны.

Впрочем, не всё так гладко. В Катаре есть и малообеспеченные слои населения. Как правило, это приезжие рабочие, занятые на стройках объектов инфраструктуры, стадионов и небоскрёбов к чемпионату мира по футболу 2022 года. Для них неизбежный рост цен на продукты оказался ощутимым.

Кирилл Балберов

Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 июля 2017 > № 2243144


США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2243093

США рассчитывают, что Катар сможет начать прямые переговоры со своими соседями и рядом других арабских стран для разрешения кризиса в отношениях, заявила официальный представитель госдепартамента Хизер Науэрт.

Выступая в четверг на брифинге, Науэрт напомнила, что в последние дни госсекретарь США Рекс Тиллерсон посетил Катар и соседние страны, где обсуждал возможные пути выхода из кризиса, выступая в качестве посредника.

"На основе проведенных дискуссий госсекретарь полагает, что важным следующим шагом должны стать прямые переговоры сторон. Мы надеемся, что это произойдет", — сказала Науэрт на брифинге.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2243093


США. ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2243047

Министр иностранных дел ОАЭ шейх Абдалла бен Заид Аль Нахайян приветствовал подписание Катаром и США меморандума о взаимопонимании по борьбе с терроризмом, сообщает в четверг эмиратское информационное агентство WAM.

В то же время министр отметил, что Катар не придерживается двух подписанных ранее соглашений со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива и что ему следует "приложить большие усилия, чтобы вернуть доверие" этих стран.

"Конечно, мы приветствуем подписание Катаром этого соглашения, однако Дохе также следует приложить удвоенные усилия, чтобы изменить сложившееся мнение многих стран о том, что она привечает, поддерживает и финансирует экстремистов", — заявил Аль Нахайян на пресс-конференции в Словакии, где он находится с официальным визитом.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2243047


США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2242898

США наблюдают "небольшой прогресс" в ситуации вокруг Катара, заявила в четверг на брифинге официальный представитель госдепа Хизер Науэрт.

По ее словам, тот факт, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон провел консультации с конфликтующими сторонами, уже является шагом на пути к разрешению кризиса вокруг Катара.

Науэрт отметила, что США наблюдают "небольшой прогресс". Кроме того, по ее словам, Катар и США начнут проводить "регулярные консультации на высоком уровне по контртерроризму".

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2242898


Катар. Франция. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 июля 2017 > № 2252610

Total совместно с Qatar Petroleum приступила к добыче нефти на катарском месторождении Al-Shaheen.

Total оперативно приступает к работе на крупнейшем катарском нефтяном месторождении Аль-Шахин (Al-Shaheen) совместно с Qatar Petroleum.

Об этом 12 июля 2017 г сообщает французская компания.

Total выиграла тендер, на котором определялся новый партнер Qatar Petroleum в июне 2016 г.

Объем инвестиций Total за 5 лет составит 3,5 млрд долл США.

По условиям соглашения, Total будет принадлежать доля участия 30% в совместном предприятии по управлению месторождением - North Oil Co в течение следующих 25 лет.

Ранее эта доля принадлежала датской Maersk Oil.

Отметим, что 85% нефтедобычи Катара приходится всего на несколько месторождений: Аль-Шахин, Духан и Идд-эль-Шарги.

Катарская нефтедобыча делится на наземную и шельфовую.

Месторождение Аль-Шахин, располагается к северу от г Рас Лаффан.

Сегодня нефтяники добывают здесь 300 тыс барр/сутки нефти.

Ежедневно Катар производит по 670 тыс барр нефти.

Таким образом, 1 лишь это месторождение покрывает почти 50% всего производства нефти в стране.

Длина скважины составляет 12 290 м, что вплоть до 2011 г делало ее самой длинной в мире.

Позже рекорд побила нефтяная шахта, прорубленная для проекта Сахалин-1.

Катар. Франция. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 июля 2017 > № 2252610


Израиль. Катар. Сингапур. Весь мир > Транспорт > newsru.co.il, 12 июля 2017 > № 2244853

Влиятельный американский туристический журнал Travel and Leisure опубликовал традиционный рейтинг туристических объектов за 2017 год.

В категории лучших аэропортов мира израильский аэропорт имени Бен-Гуриона занял восьмое место. При составлении рейтинга учитывалось наличие и качество услуг, удобство и дизайн аэропортов.

Лучшим аэропортом мира признан аэропорт Чанги в Сингапуре, располагающий бесплатным кинотеатром, спа-центром, садами, бассейном, комнатами отдыха и умным дизайном, существенно облегчающим ориентирование.

На втором месте – аэропорт Хамед в столице Катара Дохе. Далее следуют аэропорт Дубаи в ОАЭ, аэропорт Инчеон в Южной Корее и аэропорт Гонконга.

Лучший европейский аэропорт расположен в швейцарском Цюрихе. На седьмом месте – аэропорт Ханеда в Токио, на девятом месте – аэропорт Абу-Даби (ОАЭ), а замыкает TOP-10 амстердамский аэропорт Схипхол.

Израиль. Катар. Сингапур. Весь мир > Транспорт > newsru.co.il, 12 июля 2017 > № 2244853


США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2017 > № 2243808

Грандиозная своповая сделка России и Катара: Европа в обмен на Азию

Так что же на самом деле происходит вокруг Катара?

В июне 2017 года на Ближнем Востоке произошел политический раскол, однако вместо обострения сунитско-шиитского противостояния пополам оказался разделен сам суннитский мир. В чем причина разворачивающегося конфликта? Каковы интересы враждующих сторон? Кто инициировал сложившееся положение? И, наконец, кому выгоден очередной персидский конфликт?

Предыстория и предпосылки

В конце девяностых годов прошлого века отец нынешнего катарского эмира создал в Дохе три мощнейших инструмента влияния на исламский мир. Первым стал международный канал «Аль-Джазира» — СМИ номер один на территории всего современного Ближнего Востока. Вторым — Всемирный совет мусульман — наиболее авторитетная мусульманская организация, состоящая из девяноста тысяч уважаемых богословов. А третьим — Суверенный фонд Катара, являющийся одним из двадцати наиболее масштабных мировых фондов благосостояния. Позже именно эти три механизма позволили «карликовому» по своему населению государству стать одним из наиболее влиятельных политических региональных игроков.

В 2011 году, в ходе развития американской стратегии «арабской весны» перевороты произошли в Тунисе, Египте и Йемене; гражданские войны в Ливии и Сирии; восстания и массовые протесты в Бахрейне, Алжире, Ираке, Иордании, Марокко и Омане; менее значительные недовольства в Кувейте, Ливане, Мавритании, Судане, Джибути и Западной Сахаре. И всё это время династия Катара планомерно портила политические отношения буквально со всеми своими союзными соседями региона. Так продолжалось вплоть до переворота в Египте, когда лидер Всемирного совета мусульман Али аль-Карадаги при мощнейшей поддержке катарского канала «Аль-Джазира» буквально силой протащил в кресло руководителя страны партию «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и президента Мухаммеда Мурси.

После этого Саудовская Аравия окончательно отказалась сохранять безучастный нейтралитет и к большому неудовольствию американцев поддержала в Египте собственный государственный переворот, к 2013 году приведя к власти Абделя Фаттаха ас-Сиси. С тех пор разлад между двумя соседями лишь усугублялся, а Катар, в ответ на отстранение от власти своего человека, выпустил в открытый эфир наиболее влиятельного в суннитском мире богослова Карадаги, который месяцами призывал к свержению существующего в Саудовской Аравии королевского строя. Саудиты использовали аналогичные методы и собирали вокруг себя доступных влиянию салафитских улемов, периодически пытаясь с их помощью признать нынешних эмиров Катара незаконными наследниками и узурпаторами престола.

В конечном итоге к 2014 году накал взаимных страстей достиг такой величины, что из Дохи были отозваны все послы тех региональных режимов, которые отозвали их и сегодня. Дальнейшее обострение тянулось восемь месяцев и продолжалось до тех пор, пока в Кувейт не начали прибывать высокопоставленные американские чиновники. В наши дни история повторяется практически в зеркальном виде, за тем существенным исключением, что причины для ее возникновения, а также геополитические последствия сложившейся ситуации на этот раз выходят далеко за рамки внутренних региональных противоречий.

Тем не менее формальным поводом для начала современного кризиса послужило майское обращение эмира Катара в поздравительной речи правоохранительной академии, где последний заявил о серьезных планах правящего режима пересмотреть международные отношения с Ираном, «Хезболой» и Израилем, причем в пользу их кардинального улучшения. Позже видео оказалось в открытом доступе. Саудиты, воспользовавшись приездом Дональда Трампа, сыграли на опережение, силами шести арабских государств — Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ, Бахрейна, Йемена и Ливии объявив Дохе о немедленном разрыве дипломатических отношений. Далее последовало прекращение транспортного сообщения и высылка из указанных стран подданных Катара, получение Дохой списка требований из тринадцати пунктов, отказ, начало взаимных обвинений и дальнейший рост двустороннего противодействия…

Настоящие причины катарского кризиса

I. Терроризм. Обвинения в терроризме, предъявленные Катару в качестве официальной причины для его ближневосточной изоляции, не выдерживают никакой рациональной критики. Такие пункты, как «предоставление убежища лидерам радикальных движений, распространение идеологии «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вмешательство в дела соседних независимых государств, финансирование террористических формирований» и так далее, с легкостью могут быть применены и к самим обвинителям. Уже давно не является секретом, что Катар создавал эти запрещенные в России террористические группировки вместе с Саудовской Аравией — они спонсировались, комплектовались и обучались обеими этими странами и являются их общей историей преступлений перед безопасностью человечества. Реальная причина для катарского кризиса состоит не в этом.

II. Внутренняя конкуренция. Какие бы обвинения ни выдвигали официальные лица арабского мира в публичной риторике, личный повод, сподвигший их к разрыву отношений с Катаром, всегда состоял в политическом соперничестве и упущенных выгодах. Огромные запасы газа и наиболее масштабные по охвату государственные СМИ всегда нервировали катарских соседей. Но наибольшую политическую антипатию вызывало поведение эмирата в Египте, где Доха поддержала «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в Бахрейне, где эмират развивал пропаганду исламского террора, в Ливии и ОАЭ, где им инициировались антиправительственные движения, и собственно в самой Саудовской Аравии, где организовывался не только подрыв общественного доверия, но и вскармливание оппозиции к династии в стране.

Даже в Йемене Катар планировал организовать собственный альтернативный проект и по-новому прописать в нем единоличную роль эмирата. В итоге к моменту начала современного кризиса буквально каждая из стран окружения хотела снизить амбиции зазнавшегося территориального соперника как минимум до нуля.

III. Иран. Религиозный разлом между суннитами и шиитами столетиями являлся основным конфликтом ближневосточного региона. В этой связи значимой причиной антикатарского демарша является обнародованное от его имени заявление о необходимости сближения с шиитским Ираном — главным геополитическим противником суннитских монархий. Катар же налаживать отношения с ним был попросту вынужден. Причина этому состоит в том, что месторождение «Северный купол», разрабатываемое Дохой, расположено не только в пределах его территориальных вод, но и в водах соседнего Ирана. И если раньше находящийся под санкциями Тегеран не мог приступить к разработке собственной части месторождения, то теперь ситуация изменилась, и Катар не смог не учитывать проявившегося иранского мнения.

IV. США и Израиль. США достаточно долго дистанцировались от развивающейся ближневосточной проблемы, и причиной для их столь нелогичного поведения был постоянный поиск внутриполитических альтернатив. Именно для этого Саудовская Аравия, называемая Трампом «главной проблемой Америки в регионе», очень быстро стала первой точкой для его дружественного международного визита, а Иран, под давлением израильского лобби, напротив, превратился во врага номер один. В вопросе с Дохой американский лидер вновь столкнулся с лобби «внутреннего Израиля». И поскольку он необходим ему во внутриполитической борьбе, не стал вмешиваться в конфликт сразу же, прекрасно зная, что эмир этой страны не так давно высказывал идею о поддержке нынешнего движения ХАМАС и предлагал снять с него ярлыки террористической организации.

Плюс ко всему, задержка при вмешательстве давала Трампу и косвенные преимущества, такие как возможность проведения у себя в стране чемпионата мира по футболу в 2022 году, так как борьбу за место его проведения Катар выиграл именно у Америки.

V. Геополитика, Россия, газ — главные причины разворачивающегося конфликта. Суверенный инвестиционный фонд Катара был организован в 2005 году, а уже к январю 2017 года его капитал составлял не менее 335 млрд долларов. В июне 2013 года фонд Катара стал владельцем 2,95% уставного капитала ВТБ, в сентябре 2016-го — владельцем 24,99% акций аэропорта «Пулково». В декабре того же года им были приобретены 19,5% акций «Роснефти» в консорциуме с Glencore, а в июне 2017-го начаты активные переговоры о покупке 25-процентной доли в Независимой Нефтегазовой Компании (находящейся при этом под прямыми американскими санкциями). Сегодня фонд широко поддерживает сотрудничество с Российским фондом прямых инвестиций и изучает проекты с общим объемом 6,5 млрд долларов.

Из перечисленных выше цифр хорошо заметно, что Катар активно сотрудничал с Россией до начала активной фазы сирийской «гражданской» войны и сразу после вмешательства нашей страны в ее военные реалии. А это в свою очередь означает, что короткий провал в несколько лет был обусловлен участием Дохи в чужом геополитическом проекте, причем в таком, в котором Россия уже не являлась сопутствующим игроком. Речь, разумеется, идет об американском трансграничном трубопроводе «Катар — Европа».

Катар при нынешних темпах добычи газа имеет подтвержденные запасы природного сырья на 160 лет вперед, и при этом существенное конкурентное преимущество над Россией — значительно более низкую себестоимость. Исходя из этого, США под руководством предыдущей государственной администрации и пытались вывести Катар на энергетические рынки Европы, надеясь поэтапно выдавить оттуда российские монополии. Доха в данном проекте следовала собственным интересам, Россия получала колоссальный удар, а США — соответствующие геополитические выгоды. Однако с появлением в Сирии российских ВКС проект провалился, трубопровод стал нереализуем, а Доха быстро изменила свои текущие переговорные позиции.

В конце 2016 года Кремль сделал Катару предложение, от которого нельзя было отказаться. Суть заключалась в отправке катарского газа не в ЕС, а напрямую в Азию, в счёт обязательств российского «Ямал СПГ», в то время как российский газ с ямальского месторождения, напротив, шел бы в Европу, но уже в счёт катарских продаж. Иными словами, Россия руками компании «Новатэк» заключала крупнейший газовый контракт с Дохой по реализации сжиженного газа на таких условиях, при которых Катар продает свой СПГ в Азию под видом российского, а Россия реализует тот же собственный объем в ЕС, но под видом катарского.

На самом деле — это грандиозная своповая сделка, о которой Россия и Катар не трубили на весь мир, а тихо и спокойно реализовали. В ней все стороны, кроме США, оказывались довольны: Катар получал альтернативный газовый маршрут, Россия — политические и экономические преференции, а в Сирии переставал финансироваться существенный пул террористов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Судя по длительному невмешательству Америки в катарскую изоляцию, Доха на предложение Москвы все-таки согласилась, а вот США дожидаться конца 2017 года и запуска первой очереди «Ямал СПГ» явно посчитали преждевременным.

В отличие от предыдущих элит Вашингтона, которые планировали вывести Катар на рынок ЕС и тем самым выдавить из него Россию, нынешние, стоящие за спиной Дональда Трампа, исповедуют другую политику. Их метод вытеснения России из ЕС заключается в доставке на его энергетические рынки исключительно американского сжиженного газа. И, разумеется, в данной стратегии Катар в связке с Москвой этому плану чрезвычайно невыгоден. С одной стороны, в США для сжижения столь крупных партий голубого топлива пока нет необходимой инфраструктуры, а с другой, ее строительство займет не менее десяти лет. Для сравнения: объем российских поставок в одну только Германию в 2015 году составил порядка 45,3 млрд кубометров, а это в пересчете составляет не менее 32 млн тонн. Для транспортировки такого количества топлива США потребовалось бы 329 танкеров Creole Spirit в течение одного года, или по одному супертанкеру в ЕС в сутки. И это при том, что на сегодняшний день в мире число таких кораблей колеблется в районе четырехсот.

Учитывая это, Катар, разумеется, планирует бороться, в то время как для нашей страны любой исход сложившегося вокруг Дохи положения представляет собой удовлетворительный результат. Во-первых, в ходе конфликта Катар уже заявил об удвоении собственной добычи газа, и это ставит проблемные для нас СПГ-проекты в США и Австралии под большие вопросы. Во-вторых, семьдесят процентов новых американских СПГ-мощностей, запланированных к реализации на следующее десятилетие от Техаса до Австралии, все еще не имеют инвестиционных решений.

И, в-третьих, те, кто могут эти инвестиционные решения предложить, генеральные директора трех крупнейших нефтегазовых компаний — Exxon Mobil, Royal Dutch Shell и Total — выстроились в очередь не к ним, а к эмиру Катара, открывшего для иностранных инвесторов свободный доступ к разработке нового сверхбогатого газового месторождения. Помимо этого, конфликт вокруг Катара толкает вверх и цены на нефть, что также положительно сказывается на российской экономике, а «арабское НАТО», речь о котором шла во время посещения Саудовской Аравии Дональдом Трампом, в свете нынешнего суннитского раскола реализовано явно не будет.

Катарский кризис еще раз продемонстрировал миру, что арабские государства сплотиться из-за острой внутренней конкуренции не в состоянии. А это делит Ближний Восток уже не только на оси суннитов и шиитов, но и определяет отношения Катара с Египтом и даже с Саудовской Аравией внутри самого ранее единого суннитского образования. Данное обстоятельство качественно повышает возможности Москвы для выгодного политического маневра и позволяет России не занимать те неудобные позиции, при которых придется принимать одну из противоборствующих сторон. Геополитическая партия активно продолжается, но успехи России уже внушают оптимизм.

Руслан Хубиев

США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2017 > № 2243808


Франция. Катар > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 12 июля 2017 > № 2239793

Total и Qatar Petroleum возьмут на себя управление гигантским морским нефтяным месторождением Аль-Шахин (Al Shaheen) в течение 25 лет, начиная с 14 июля 2017 года. На месторождении добывается 300 тысяч баррелей нефти в день.

Концессию будет осуществлять North Oil Company (NOC), которая была создана год назад в качестве партнерства между Total (30%) и Qatar Petroleum (70%).

«Присоединение к проекту Al Shaheen является важной вехой и достижением в долгой истории партнерства с Катаром, где мы работаем уже более 80 лет. NOC будет использовать свои технические возможности для оптимизации эксплуатации сложного нефтяного месторождения Аль-Шахин. - сказал Патрик Пуйан, председатель и главный исполнительный директор Total. - Наша компания полностью привержена развитию своего партнерства с Qatar Petroleum как в Катаре, так и на международном уровне и готова и дальше расширять свое сотрудничество, в частности, в новых проектах в Катаре».

Добыча на месторождении Аль-Шахин, расположенном в 80 км к северу от Рас-Лаффана, началась в 1994 году. В настоящее время здесь построено 30 платформ и 300 скважин, а добыча с месторождения составляет около половины добычи нефти в Катаре.

Первый этап плана развития Al Shaheen, состоящий из бурения 56 новых скважин, начнется этим летом с установки первых двух буровых установок.

Франция. Катар > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 12 июля 2017 > № 2239793


Катар. Россия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 11 июля 2017 > № 2246112

Ситуация с Катаром не угрожает соглашению о снижении добычи нефти - Минэнерго РФ.

В Москве заявили, что не вмешиваются в ситуацию, а также высказали надежду, что проблема будет решена мирно и не помешает борьбе с терроризмом.

Минэнерго России не считает, что катарский дипломатический кризис ставит под угрозу соглашение о сокращении добычи нефти, заявил журналистам министр Александр Новак. «Я сегодня встречался с министром энергетики Катара. Мы обсуждали ситуацию на рынке и наши взаимоотношения. Он еще раз подтвердил, что Катар привержен исполнению тех обязательств, которые они на себя взяли по сокращению добычи нефти», – сказал Новак, комментируя возможность влияния политического конфликта вокруг Катара на выполнение сделки по сокращению добычи нефти.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет 5 июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Посредником в разрешении конфликта выступил Кувейт.

В Москве заявили, что не вмешиваются в ситуацию, а также высказали надежду, что проблема будет решена мирно и не помешает борьбе с терроризмом.

В конце 2016 года ОПЕК и 11 независимых стран-экспортеров, в том числе Россия, заключили соглашение о сокращении добычи нефти. Согласно договоренностям, участники в течение первого полугодия 2017 года должны были вывести с нефтяного рынка 1,8 млн б/с по отношению к уровню октября 2016 года.

На встрече в Вене в мае этого года страны продлили соглашение до апреля 2018 года, сохранив прежние квоты для всех участников. Цель соглашения - снизить глобальные запасы нефти до средних за пять лет уровней.

По словам Новака, Россия и ОПЕК заинтересованы в плавном выходе из соглашения по сокращению добычи нефти и в скором времени намерены обсудить стратегию выхода. По словам Новака, другие участники ОПЕК также подтвердили заинтересованность в выходе из сделки так, чтобы предложение росло по мере роста спроса в течение второго - третьего кварталов 2018 года.

Катар. Россия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 11 июля 2017 > № 2246112


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter