Всего новостей: 2293527, выбрано 31 за 0.355 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Катар. Россия > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 3 ноября 2017 > № 2377886

Катарский инвестфонд купил ГДР компании Дерипаски на 300 млн долл.

Суверенный инвестфонд Катара (QIA) в рамках IPO En+ Олега Дерипаски приобрел ГДР на сумму 300 млн долл. Об этом сообщает "Прайм" со ссылкой на источник в банковских кругах.

По его словам, также в сделке приняли участие Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) с партнерами, которые купили бумаги на 25 млн долл.

Цена размещения глобальных депозитарных расписок (ГДР) в рамках IPO многопрофильного холдинга En+ составляет 14 долл. за бумагу, компания оценена в 8 млрд долл.

При этом общий размер предложения составляет 107,14 млн расписок, что соответствует 1,5 млрд долл. по цене предложения.

Многопрофильный холдинг En+ Group О.Дерипаски в начале октября объявил об IPO, в ходе которого планировал предложить от 15,8% до 18,8% акций и ожидал выручить от размещения около 1,5 млрд долл. Вся компания при этом была оценена в 7-8,5 млрд долл.

Катар. Россия > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 3 ноября 2017 > № 2377886


Китай. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2017 > № 2318984

CEFC надеется получить доступ к рынку газа через партнерство с «Роснефтью».

«Роснефть» и CEFC уже подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве и долгосрочный контракт на поставку нефти.

Китайская CEFC (корпорация «Хуасинь»), которая недавно договорилась о покупке 14,16% акций «Роснефти» у консорциума катарского фонда QIA и компании Glencore, рассчитывает получить доступ к рынку природного газа через партнерство с «Роснефтью» и Катаром, заявил председатель совета директоров CEFC Е Цзяньмин. Об этом сообщило агентство Bloomberg, ссылаясь на китайское агентство «Синьхуа».

Консорциум Glencore и Qatar Investment Authority (QIA) подписал соглашение с China Energy Company Limited CEFC о продаже 14,16% акций «Роснефти». После сделки Glencore останется акционером «Роснефти» с долей 0,5%, а катарский фонд QIA – с долей 4,7%. Сделка будет закрыта после финальных переговоров и одобрения регуляторов. По расчетам аналитиков, общая сумма покупки-продажи 14,16% акций «Роснефти» может составить порядка $9,2 млрд.

По словам главы «Роснефти» Игоря Сечина, в продолжении этой сделки «Роснефть» подписала с CEFC документы об участии китайской корпорации в ряде проектов «Роснефти» на территории России в качестве миноритарных акционеров. «Прежде всего, речь идет о серии добычных проектов в Восточной Сибири, также рассматривается участие в нефтехимических проектах и других», – уточнил Сечин.

«Роснефть» и CEFC уже подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве и долгосрочный контракт на поставку нефти. В июле «Роснефть» и CEFC заключили также соглашение о сотрудничестве. Тогда стороны договорились рассмотреть возможность создания на территории РФ вертикально интегрированного СП для реализации проектов в нефтегазовой отрасли, а также совместного инвестиционного фонда. Июльское соглашение также предусматривает для китайской корпорации опцию по приобретению доли в розничном бизнесе «Роснефти».

CEFC – вертикально интегрированная компания, которая реализует нефтегазовые проекты в сфере добычи, нефтепереработки и нефтехимии, транспортировки и реализации нефтепродуктов. Кроме того, корпорация располагает банковскими, фондовыми и другими финансовыми инструментами и является участником мирового рынка инвестиций в таких сферах как новые источники энергии, биофармацевтика, авиация, туризм, инфраструктурные проекты.

Китай. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2017 > № 2318984


Китай. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 19 сентября 2017 > № 2315207

Покупка CEFC акций Роснефти, скорее всего, не требует согласия правкомиссии - ФАС.

Поскольку CEFC частная компания, она в рамках закона об иностранных инвестициях вправе приобретать миноритарный пакет акций без согласия правкомиссии

Сделка по покупке китайской CEFС акций «Роснефти», скорее всего, не потребует согласования на правительственной комиссии по иностранным инвестициям. «Если те данные, о которых говорят СМИ, если структура сделки именно такая, то она не требует получения согласия правительственной комиссии по иностранным инвестициям», – сказал журналистам замглавы ФАС Андрей Цыганов. Поскольку CEFC частная компания, она в рамках закона об иностранных инвестициях вправе приобретать миноритарный пакет акций без согласия правкомиссии, пояснил он.

«Мы работаем с «Роснефтью», она информацию нам должна представить, ну а компания «Хуасинь» (CEFC) в соответствии нормами закона 57-го должна уведомить нас в установленные сроки», – отметил Цыганов, уточнив, что «сделки еще не было». «Они же только договорились. Некоторые СМИ писали, что уже все, чуть ли не продажа совершена. Закрытие сделки не сейчас», – сказал замглавы ФАС.

«Насколько мы понимаем, это прямая покупка. То есть пока, насколько мы видим, там нет каких-то прослоек, прокладок, через которые она совершается, просто «Хуасинь» берет «Роснефть» у третьих лиц за пределами РФ. Я думаю, что «Роснефть» знает судьбу своих акций, и мы их просто попросили, они согласились то, что они знают об этой сделке нам рассказать», – сказал Цыганов.

Напомним, консорциум Glencore и Qatar Investment Authority (QIA) подписал соглашение с китайской China Energy Company Limited (CEFC, «Хуасинь») о продаже 14,16% акций «Роснефти» CEFC. После сделки Glencore останется акционером «Роснефти» с долей 0,5%, а катарский фонд QIA – с долей 4,7%. Сделка будет закрыта после финальных переговоров и одобрения регуляторов.

Китай. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 19 сентября 2017 > № 2315207


Китай. Швейцария. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 14 сентября 2017 > № 2311452

Сделка по покупке китайской CEFC акций «Роснефти» может потребовать согласования.

Согласование может потребоваться при определенных условиях, сообщил глава ФАС РФ.

Сделка по покупке китайской CEFC 14,16% акций «Роснефти» у консорциума QIA и Glencore может потребовать согласования правкомиссии по иностранным инвестициям, сообщил журналистам глава ФАС России Игорь Артемьев. «Конечно, я думаю, что да. Надо посмотреть сколько они там акций покупают, мы пока не знаем всех деталей, официальных документов нет. Нужно посмотреть, сколько в совокупности будет акций у иностранцев. При определенных условиях может потребоваться согласование», – сказал он, отвечая на соответствующий вопрос. При этом, когда в конце 2016 года консорциум покупал 19,5% акций «Роснефти» согласование не требовалось.

Как сообщил трейдер Glencore, консорциум катарского фонда QIA и Glencore продаст 14,16% акций «Роснефти» китайской энергетической компании CEFC с премией в 16% к рынку. По словам главы «Роснефти» Игоря Сечина, решение о продаже пакета акций компании было принято после того, как произошла серьезная девальвация доллара по отношению к евро.

Консорциум швейцарского нефтетрейдера Glencore и Катарского суверенного фонда (QIA) приобрел в рамках приватизационной сделки 19,5% акций «Роснефти» в декабре 2016 года. После завершения сделки по продаже акций китайской CEFC Glencore и QIA сохранят свои экономические интересы в «Роснефти» соразмерно их начальными инвестициями в капитал, которые были заявлены в декабре 2016 года, – соответственно 0,5% и 4,7%.

Основным акционером «Роснефти» является контролируемый государством «Роснефтегаз» (50% плюс одна акция), еще 19,75% акций владеет британская BP.

Китай. Швейцария. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 14 сентября 2017 > № 2311452


Китай. Швейцария. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 12 сентября 2017 > № 2305529

Сделка по покупке CEFC доли участия в Роснефти может пройти без участия ФАС РФ.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС РФ) проводит изучение сделки по покупке китайской CEFC 14,16% акций Роснефти у консорциума швейцарского трейдера Glencore и суверенного фонда Катара QIA.

Об этом 11 сентября 2017 г сообщает пресс-служба регулятора.

По информации ФАС РФ, с большой долей вероятности можно допустить, что согласования ведомства для завершения сделки не потребуется.

В ФАС РФ ходатайство о закрытии сделки не поступало.

- Мы сейчас изучаем вопрос, и если это частная компания, то согласования с ФАС не требуется, - пояснили в ведомстве.

Напомним, 8 сентября 2017 г стало известно о том, что Glencore и Qatar Investment Authority (QIA) продает 14,16% акций Роснефти китайской CEFC.

После закрытия сделки доля участия Glencore в Роснефти составит 0,5%, QIA - 4,7%.

Такой поворот событий связывают с санкциями и невозможностью консорциума расплатиться за акции Роснефти.

Пакет в размере 19,5% акций Роснефти в декабре 2016 г был продан консорциуму Glencore и QIA за 692 млрд рублей, или 10,2 млрд евро.

Между тем, по мнению 28,39% читателей Neftegaz.RU, можно было бы изыскать внутренние резервы для приватизации госпакета акций Роснефти.

А 27,12% считают, что сделка по покупке CEFC акций Роснефти укрепит отношения между КНР и Россией.

Китай. Швейцария. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 12 сентября 2017 > № 2305529


Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин

Извивы приватизации: как китайцы получили часть «Роснефти»

Михаил Крутихин

Эта сделка закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции. Детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов

Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин объявил, что совладельцем его компании стала крупная частная китайская компания CEFC, которая приобрела 14,2% акций. По оценке Reuters, покупка обошлась китайцам в $9,1 млрд.

Эта сделка, по существу, закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции.

Напомним, как президент России напутствовал Сечина накануне продажи акций, которая оставила под контролем государства чуть больше 50% компании. Выступая 1 февраля прошлого года в Кремле, он сказал: «Все приватизационные сделки должны строго соответствовать нормам и требованиям закона, само собой разумеется. Необходимо обеспечить и максимальную прозрачность этих сделок как для их участников, так и для общественности».

Вот чего в сделке не было, так это прозрачности. Наблюдатели были вынуждены делать выводы о каждой из проведенных чиновниками операций на основании скудных пресс-релизов, а чаще всего просто применяя элементарную логику и здравый смысл с учетом характерных особенностей поведения нынешней российской элиты в хозяйственных делах.

Первая неясность возникла с источником средств, которые якобы поступили в российский бюджет от покупателей 19,5% «Роснефти». Дело в том, что 7 декабря 2016 года, как раз накануне продажи акций, «Роснефть» неожиданно и спешно выпустила облигации на 625 млрд рублей и за полчаса разместила их среди неназванных собственных «дочек». Сделано это было без объявления деталей и даже без обязательного и гласного созыва совета директоров «Роснефти». Чтобы расплатиться, эти дочерние компании заложили облигации в Центробанке, который фактически провел дополнительную эмиссию денег.

Официально было объявлено, что средства пойдут на рефинансирование долга и финансирование зарубежных проектов «Роснефти», однако самой реалистичной гипотезой, за которую сразу ухватились наблюдатели, было использование полученных в Госбанке средств для приватизационной сделки. Иными словами, некие покупатели-бенефициары должны были расплатиться за акции не своими, а государственными рублями.

Подозрения в истинности этой гипотезы укрепились, когда на сцене появились покупатели: государственное инвестиционное ведомство Катара и нефтеторговая фирма Glencore, которая частично принадлежит тому же катарскому фонду. Первой прокололась Glencore, объявившая, что покупает акций только на 300 млн евро, а затем и катарцы были вынуждены признать, что заплатили только 2,5 млрд евро. Таким образом, этому дуэту досталась примерно четверть приватизировавшегося пакета.

За остальное должен был поступить кредит от итальянского банка Intesa. Однако позднее, уже в конце лета 2017 года, итальянские банкиры признали, что не смогли обеспечить синдицирование этого кредита: ни западные, ни восточные банки не пожелали финансировать непрозрачную сделку, где главным действующим лицом выступали находящиеся под санкциями США и ЕС «Роснефть» и ее босс Игорь Сечин.

Без синдицирования этот кредит, как логично было бы предположить с учетом участников сделки, мог поступить только от самой «Роснефти» – из средств, которые компания получила от того самого размещения облигаций, а также из «Роснефтегаза», куда поступают дивиденды самой «Роснефти».

Чтобы еще больше затуманить операцию, катарцы и Glencore быстро зарегистрировали с полдюжины компаний, в том числе в закрытых для посторонних глаз юрисдикциях, и через цепочку перекрестных схем собственности передали свою долю в «Роснефти» (5,3%) зарегистрированной в Сингапуре фирме QHG Shares Pte. Сюда же поступили и акции, за которые так и не расплатился банк Intesa.

По сути дела, они уже не принадлежали российскому государству: «Роснефть» и правительство объявили, что продажа завершена, сделка закрыта, а средства поступили в госбюджет. Получается, что реальными владельцами 14,2% акций госкомпании, возможно, стали те, кто проводил приватизационную операцию с использованием государственных средств. Они-то сейчас и продали этот размещенный в Сингапуре актив китайцам.

Если такой сценарий верен, то катарский фонд, компания Glencore и итальянский банк выступали в качестве посредников операции, обогатившей в том числе продавцов государственной собственности России.

По свидетельству банковских экспертов, итальянцы могли согласиться на роль ширмы за относительно небольшие комиссионные – от одного процента от суммы сделки. Для Glencore наградой стал пятилетний контракт на перепродажу продукции «Роснефти» (220 тысяч баррелей в сутки), что может принести посреднику до полумиллиарда долларов комиссионных за весь срок действия контракта. А катарцы потребовали, чтобы дивиденды на их долю в «Роснефти» составляли не 26% чистой прибыли компании, а 35% – что и получили. Представители QIA и Glencore были приняты президентом России, который выразил им благодарность за помощь, и получили места в совете директоров «Роснефти».

Однако детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов.

Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин


Китай. Швейцария. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 10 сентября 2017 > № 2305103

Сделка по продаже 19,5% акций Роснефти консорциуму QIA и Glencore терпит крах. Китайская Хуасинь выкупает более 2/3 (14,16%) акций Роснефти из пакета Консорциума.

Glencore и QIA - катарский инвестиционный фонд, продали часть акций Роснефти китайской энергетической компании Хуасинь (China Energy Company Limited, CEFC, Huaxin).

Об этом 8 сентября 2017 г сообщила Роснефть.

А это значит, что утвержденный было правительством РФ список кандидатов в Совет Директоров (СД) Роснефти, опять нужно срочно корректировать.

Уже 29 сентября 2017 г в г Санкт -Петербурге состоится внеочередное собрание акционеров, на котором будут обсуждаться промежуточные дивиденды за 1 полугодие 2017 г и избираться новый состав СД.

Казалось, что менеджерам Роснефти придется отчитываться только о падении чистой прибыли акционеров в 1 полугодии, но оказалось, что и проблем с СД не меньше.

Ситуация с составом СД изменилась существенно.

После покупки 14,16% акций Роснефти представитель китайцев тоже должен стать членом СД.

Китайский член СД Роснефти - вероятно, более комфортен для России.

У Glencore останется лишь 0,5% акций Роснефти, и трейдеру придется забыть не только о членстве в СД, но и о преференциях в покупке нефти у Роснефти.

У QIA останется 4,7% акций Роснефти, что тоже ставит под вопрос участие представителя катарского Фонда в СД Роснефти.

Так, потихоньку развалилась эта столь энергично рекламируемая сделка по продаже 19,5 % акций Роснефти консорциуму Glencore и QIA.

И. Сечин на рабочей встрече с В.Путиным заметно волновался.

Хотя казалось, что в канун Нового года Роснефть совершит bay-back, в начале декабря 2016 г И. Сечин анонсировал эту уже тогда вызвавшую много вопросов у обывателей сделку, докладывая В. Путину перед телекамерами.

В ноябре 2016 г правительство РФ выпустило директиву о рекомендуемой цене продажи акций Роснефти, в результате чего бюджет должен был получить 710,85 млрд руб.

Любопытно, что среди претендентов на участие в приватизационной сделке был имевший хорошую валютную подушку Сургутнефтегаз, но падение цен на нефть неблагоприятно сказалось на его положении.

Тогда же, в ноябре 2016 г настолько неожиданно для многих обывателей задержали А. Улюкаева, что Д. Медведев назвал исключительно печальным событием, находящимся за гранью его понимания.

Хотя, после того, как в марте 2016 г А. Улюкаев сильно удивился тому, что многие его коллеги коллеги отделяют личную шерсть от государственной, его задержание не выглядит совсем уж удивительным. Да и по Башнефти его позиция была не совсем удобной.

Место 60 -летнего А. Улюкаева занял 34-летний М. Орешкин, о котором недавно Д. Песков завил, что тот не является фаворитом В. Путина.

В декабре 2016 г власти с нечеловеческим оптимизмом сообщали о продаже госдоли ( приватизации) 19,5% акций Роснефти консорциуму в составе швейцарского трейдера Glencore и Катарского суверенного фонда (Qatar Investment Authority, QIA).

В. Путин даже даже встретился с участниками этой сделки в январе 2017 г.

Уже в январе 2017 г Glencore стала крупнейшим покупателем нефти сорта Urals у Роснефти.

В марте 2017 г Комитет по финансовой безопасности Италии (Financial Security Committee, FSC) одобрил финансирование банком Intesa Sanpaolo приватизации госпакета акций Роснефти.

В апреле 2017 г был подписан указ Президента РФ№ 160 о награждении участников приватизационной сделки высокими госнаградами РФ, в тч Орденом Почета.

Сначала все шло хорошо, хотя некоторые обыватели и брюзжали о том, что Роснефть не может ныне стоить лишь 58 млрд долл США (19,5% от чего и составляет 11,3 млрд долл США).

Обыватели так и не поняли, почему поглощенная в 2013 г ТНК-BP (ныне РН-Холдинг) стоила 55 млрд долл США, а по данным Лондонской фондовой биржи в апреле 2016 г капитализация всей Роснефти составила лишь 51,083 млрд долл США?

Роснефть на это не обращала внимания, лишь поясняя, что интегральная сделка по приватизации доли участия 19,5% в Роснефти и контрольного пакета акций в Башнефти является крупнейшей приватизационной сделкой в истории России и самой крупной сделкой в мировой нефтегазовой отрасли в 2016 г.

Уже скоро обозначились сразу 2, действительно важные, проблемы:

- из-за новых санкций США у основного кредитора консорциума - Banca Intesa Sanpaolo, стало не получаться организовать синдицированный кредит на покупку 19,5% акций Роснефти;

- новые акционеры дерзко потребовали пропорционального участия в СД Роснефти.

В июне 2017 г катарские друзья дерзко заявили о том, что обратный выкуп акций Роснефти после приватизации госпакета невозможен.

Все это происходило на фоне довольно напряженной обстановки в Катаре.

Свято место пусто не бывает.

Трепетное отношение И. Сечина к Китаю известно давно.

Китайцы и в конце 2016 г считались претендентами на участие в приватизационной сделке с Роснефтью, но фигурировала там Sinopec.

Ныне, корпорация Хуасинь выкупила у Консорциума почти 2/3 от пакета 19,5 %акций Роснефти.

По мнению предсовдира Агентства Neftegaz.RU А. Вяземского, вряд ли изначально планировалась столь сложная схема, когда приватизационный пакет Роснефти выкупается Консорицумом, чтобы затем передать 2/3 пакета китайской компании.

Вероятно, в 2016 г велись переговоры и с китайцами, но договориться не смогли.

Россия договорилась с Консорциумом, но санкции Запада не позволили Консорциуму в полном объеме выполнить обязательства по приватизационной сделке.

Китайцы всегда умеют ждать, и дождались.

Вероятно, и условия сделки у китайцев ныне получше.

Именно 14,16% составлял пакет, выкупленный Консорциумом на заемные средства.

Консорциум купил эти 14,16% по цене около 8,2 млрд долл США, исходя из 11,3 млрд долл США за 19,5%.

А продает их по средней цене акций за последний месяц с премией (надбавкой) около 16 % за 9,1 млрд долл США.

Ресурсы - кредитные, поэтому - заработают только банки.

Нужно смотреть только вперед, и о большой надежде на синергию с Хуасинь уже поведал И. Сечин.

Продвинутых обывателей эта сделка не удивила.

Во время визита С. Цзиньпина в г Москву Роснефть заключила несколько стратегических сделок с китайцами.

В начале июля 2017 г, когда в г Москве с официальным визитом был Си Цзиньпин, Роснефть и Хуасинь подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве.

18 августа 2017 г стало известно, что Хуасинь ведет переговоры с Роснефтью о возможной покупке доли участия в российской компании.

В сентябре 2017 г в рамках 9го саммита БРИКС в Китае Роснефть и Хуасинь обновили соглашение о стратегическом сотрудничестве и подписали долгосрочный контракт на поставку нефти.

Опрошенные читатели Neftegaz,RU считали, что активизация Хуасинь связана лишь с российско - китайскими отношениями, и ошиблись.

Китайцы здорово выручили власти РФ, поддержав приватизационную сделку с Роснефтью.

Только ленивый не написал о том, что разрыв в бухгалтерском балансе компании (отчет Роснефти по МСФО), покрывается со скоростью около 60 млрд руб/мес за счет накоплений.

То есть компания без финансовой поддержки извне не сможет не только начинать новые проекты (greenfields), к примеру, Сузунское месторождение в Восточной Сибири, но и вынуждена будет оказаться от некоторых разрабатываемых проектов.

Китай в настоящее время более надежный партнер для России, чем Запад, поэтому следует ждать роста стоимости акций Роснефти.

Акции Роснефти были в боковом тренде несколько лет, но в начале 2016 г пошли в рост на ожиданиях приватизационной сделки.

Пик стоимости акций 394,11 руб/акц пришелся на январь 2017 г.

После того, как участники рынка стали понимать, что реализация сделки затягивается, с февраля 2017 г акции компании тихонько теряли стоимость до 300 руб/акц в сентябре 2017 г.

5 сентября 2017 г начался рост стоимости акций Роснефти.

К 8 сентября стоимость акций Роснефти составила 315 рублей/акц.

Кто успел, тот не опоздал.

Китай. Швейцария. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 10 сентября 2017 > № 2305103


Туркмения. Катар > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 29 апреля 2017 > № 2198774

В Ашхабаде с визитом находится делегация деловых кругов Государства Катар во главе с руководителем ведущей катарской компании «Al Qamra Holding» Хамадом Салех Аль Камра. Об этом сообщает ашхабадский корреспондент Turkmenistan.ru.

В Государственном банке внешнеэкономической деятельности для катарских бизнесменов была проведена презентация крупных инвестиционных проектов национального и международного значения в сфере промышленности, ТЭК, транспорта и связи, реализуемых в Туркменистане.

Более подробное обсуждение направлений партнерства состоялось в рамках встреч членов делегации Государства Катар в правительстве Туркменистана, а также ряде отраслевых министерств и ведомств. В числе основных направлений туркмено-катарского взаимодействия был назван ряд ключевых сегментов национальной экономики, в том числе топливно-энергетический комплекс, транспортно-коммуникационная сфера, химическая и медицинская промышленность.

Туркмения. Катар > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 29 апреля 2017 > № 2198774


Швейцария. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 17 января 2017 > № 2039415

Песков: действия ВТБ по сделке «Роснефти» с Glencore и катарским фондом не могут считаться участием в приватизации.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что действия ВТБ в сделке по покупке «Роснефти» Glencore и Суверенным фондом Катара не может быть расценено как участие в приватизации в нарушение распоряжений президента РФ.

«Это не относится к кремлевской повестке дня. В данном случае вряд ли можно говорить об участии в приватизации, речь идет о коммерческих операциях. Повторяю, это не кремлевский вопрос», - цитирует Пескова «Интерфакс». Он добавил, что «это не может расцениваться как участие в приватизации», отвечая на уточняющий вопрос журналиста о том, является ли бридж-кредит, выданный ВТБ на покупку 19,5% акций «Роснефти», участием в приватизации госкомпании банка с госучастием.

В декабре было подписано соглашение о покупке консорциумом инвесторов в составе суверенного фонда Катара (Qatar Investment Authority, QIA) и швейцарского трейдера Glencore 19,5% акций «Роснефти» у госхолдинга «Роснефтегаз» за 692 млрд рублей (10,2 млрд евро). QHG Shares Pte. Ltd., зарегистрированное в Сингапуре, получило право распоряжаться 19,5% акций НК «Роснефть».

Участие ВТБ в сделке по приватизации НК «Роснефть» позволило избежать волатильности на рынке, заявил «Интерфаксу» пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. «В рамках сделки все цели были достигнуты полностью, но в ходе нее решались самые разные зачади, в частности, надо было избежать различных эксцессов», - сказал он. «Такая последовательность объясняется тем, что в частности, одной из задач было избежание волатильности на валютном рынке», - пояснил Леонтьев.

В ВТБ не комментируют эту информацию.

Швейцария. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 17 января 2017 > № 2039415


Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > fingazeta.ru, 8 января 2017 > № 2045810 Николай Вардуль

Сделка года

Как бюджет получил деньги от приватизации «Роснефти»

Николай Вардуль

Самой масштабной и вместе с тем самой любопытной сделкой уходящего года была, безусловно, приватизация «Роснефти». Формально она была завершена 16 декабря, когда Минфин отчитался о получении искомых денег в бюджет. Но и эта финальная часть проведенной сделки была выдержана в общей стилистике триллера. Который хочется еще раз перечитать или пересмотреть, для того чтобы разобраться во всех хитросплетениях сюжета.

Эпитет «самая» полностью подходит к разным (самым разным) сторонам сделки по приватизации «Роснефти». Когда-то Андрей Илларионов, тогда советник президента Путина, под Новый год проводил пресс-конференции, где представлял различные рейтинги событий года собственного сочинения. Теперь никто из чиновников больше этим не занимается, но, уверен, во всех околорейтинговых опросах, если бы они проводились, приватизация «Роснефти» заняла бы верхние позиции.

Не буду повторять детали разогрева этой сделки — приватизацию «Башнефти» и связанный с ней арест Алексея Улюкаева или сценарий самовыкупа акций самой «Роснефтью», который рассматривался на рынке как самый вероятный вплоть до момента объявления 7 декабря покупки 19,5% акций «Роснефти» консорциумом англо-швейцарского трейдера Glencore и катарского суверенного фонда Qatar Investment Authority. Все это было захватывающе.

Не менее любопытен и последний аккорд. 16 декабря «Роснефтегаз» сообщил о том, что все средства от продажи пакета «Роснефти» аккумулированы на счетах компании и готовятся к переводу в бюджет «по графику, согласованному с Минфином, с учетом поручений президента и правительства об избежании волатильности на валютном рынке». Тогда же (это произошло в Токио) главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин доложил президенту Владимиру Путину, что все средства от продажи 19,5% «Роснефти» перечислены в бюджет. Напомню, 7 декабря правительство приняло распоряжение, по которому «Роснефтегаз» обязан перечислить в бюджет 692,4 млрд руб. от сделки плюс промежуточные дивиденды на сумму 18,4 млрд руб. (итого 710,8 млрд руб.).

Позже в тот же день, 16 декабря, информацию о получении денег от приватизации «Роснефти» подтвердил Минфин. Министр финансов Антон Силуанов рассказал, что средства от приватизации «Роснефти» поступили в бюджет не в результате конвертации полученной «Роснефтегазом» от иностранных инвесторов валюты, а «из других источников». С одной стороны, ясно, что это было сделано, чтобы избежать влияния сделки на валютный рынок. С другой стороны, что это за «другие источники»?

Начнем с покупателей. Сумма сделки составила €10,2 млрд. По условиям сделки, Glencore должен заплатить €300 млн собственных средств, Катар — €2,5 млрд, а остальные €7,4 млрд обязался обеспечить итальянский банк Intesa Sanpaolo при участии неназванных российских банков. РБК выяснил, что сделку профинансирует Газпромбанк, третий по величине активов банк России.

Таким образом, покупатели заплатили живыми деньгами и акциями Glencore менее четверти от суммы сделки. Дальше в игру вступили банки. Как отметили в Росбанке 21 декабря: «Если в предшествующие месяцы был зафиксирован профицит ликвидности у крупнейших банков, а недостаток рыночного фондирования — у средних и мелких участников, то сейчас ситуация изменилась на противоположную». Но и банки расплатились не своими деньгами.

Во-первых, резко активизировались сделки РЕПО крупнейших банков с ЦБ. Стратегические аналитики Sberbank Investment Research сразу после перечисления рублевых средств в бюджет отмечали: «Поскольку рублевые балансы по операциям однодневного РЕПО российских банков с ЦБ выросли за неделю с 56 млрд до 706 млрд руб., можно предположить, что большая часть рублевых средств, необходимых для сделки (речь идет о перечислении денег в бюджет. — Н.В.), была получена благодаря операциям РЕПО госбанков с ЦБ, в рамках которых в качестве залога использовались рублевые облигации, возможно, локальные облигации «Роснефти».

Во-вторых, 19 декабря появилась информация, что «Роснефть» собирает заявки на пятилетние бонды объемом 30 млрд руб. Организатором размещения является Газпромбанк. Агентом по размещению выступает контролируемый «Роснефтью» Всероссийский банк развития регионов (ВБРР).

Общий объем данной программы биржевых бондов «Роснефти» — 1,07 трлн руб. Ранее в декабре компания разместила биржевые облигации сразу на 600 млрд руб. Участники рынка рассказывали РБК, что размещение было нерыночной сделкой. При этом они допускали, что размещение могло быть использовано в расчетах с бюджетом за приватизацию «Роснефти».

16 декабря председатель Банка России Эльвира Набиуллина говорила, что у ЦБ нет вопросов к этому размещению. «Роснефть» заранее предупреждала о своих планах, в том числе и о размещении облигаций на российском рынке.

Таким образом, происходит связываемая участниками рынка с расплатой с бюджетом за приватизацию «Роснефти» мобилизация ресурсов сразу по двум каналам: самой «Роснефтью» на долговом рынке и банками через операции РЕПО с ЦБ. Неслучайно Эльвира Набиуллина, которую цитирует РБК, напомнила: «Наверное, многие просто вспоминают и делают сравнения с декабрем 2014 г. Мне кажется, компания извлекла уроки из этого опыта. У нас никаких вопросов к этим сделкам нет». В декабре 2014 г. «Роснефть» прибегала к крупным заимствованиям, которые могли оказать, как считают некоторые аналитики, влияние на резкие колебания, произошедшие на валютном рынке.

Продолжим пытаться распутывать финансовый клубок. Если для рублевых расчетов с бюджетом не понадобилась конвертация валютных средств, уплаченных за акции «Роснефти», то куда они могли пойти? В Sberbank Investment Research отвечают: «Мы ожидаем, что приток валютных средств отчасти будет использован ВТБ для финансирования приобретения активов Essar Oil консорциумом во главе с „Роснефтью“. Газпромбанк, возможно, использовал свою часть валютных поступлений для предоставления финансирования тому же СП».

Перейдем к подведению итогов.

Первое. «Роснефть» выполнила, а возможно, даже перевыполнила свою задачу. Приватизация 19,5% акций проведена, бюджет причитающееся получил. «Роснефть» продолжает реализацию собственных планов по приобретению активов на внешнем рынке. Игорь Сечин еще раз проявил себя как эффективный менеджер.

Второе. Если приватизация — это, грубо говоря, не только смена собственника, но и уход государства от головной боли, связанной с ведением тех или иных дел, то последнего пока не произошло.

Чтобы бюджет получил свое, был задействован ЦБ (резко расширились сделки РЕПО). Возможно, к сделке в той или иной форме были привлечены и крупные госбанки. Понимаю, что сравнение некорректное, но не могу удержаться. Есть нечто общее у приватизации «Роснефти» с залоговыми аукционами. Применительно к «Роснефти», правда, никаких, даже формальных, аукционов или конкурсов не проводилось. Зато средства ЦБ (согласен, формально не вполне государственные) через операции РЕПО могли привлекаться.

Третье. Механизм приватизационной сделки получился весьма непрозрачным, что вряд ли можно считать ее достоинством.

Четвертое. Приватизация «Роснефти» имеет и политическое звучание. Неслучайно западные комментаторы посчитали ее прорывом санкционных ограничений. Сделка удачно проведена именно после победы в США Дональда Трампа и должна, как представляется, вызвать не новые разбирательства и санкции, а наоборот, привести к их раскачиванию.

Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > fingazeta.ru, 8 января 2017 > № 2045810 Николай Вардуль


Швейцария. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 16 декабря 2016 > № 2008310

Алексашенко о приватизации «Роснефти»: «Если сейчас акции выкупить, а потом перепродать, на этом можно заработать»

ЦБ подчеркивает: вопросов к сделке нет. Алексашенко же указал: долги банков регулятору с 6 декабря выросли на 240 млрд

У Центробанка нет никаких вопросов к сделкам «Роснефти» на рынке. Об этом в пятницу, 16 декабря, заявила Эльвира Набиуллина, комментируя приватизацию пакета «Роснефти».

Ранее РБК и «Ведомости» сообщили, что в приватизации нефтяной корпорации мог участвовать «Газпромбанк». По данным журналистов, госбанк финансирует новых акционеров «Роснефти» — швейцарского трейдера Glencore и Катарский суверенный фонд, которые купили 19,5% нефтяной компании. Кроме того, деньги дает и дочерний банк «Роснефти» ВБРР, выяснили СМИ, но какую сумму, возможно, предоставляют эти банки, неизвестно. Разве что источник «Ведомостей» сообщил: «Газпромбанк» профинансирует сделку в значительной степени.

Пакет в «Роснефти» продали за 10,2 млрд евро. При этом катарский фонд и Glencore дали только 2,5 млрд евро и 300 млн евро соответственно. Остальную сумму должен был перечислить итальянский банк Intesa. В Glencore уточняли, что в сделке будет участвовать синдикат из четырех-пяти банков, в том числе и российских.

Ранее Bloomberg сообщало, что «Роснефтегаз», через который правительство владеет контролем в «Роснефти», получил разрешение разместить на депозитах в Газпромбанке до 1,8 трлн рублей, что сейчас позволило журналистам и экспертам предположить — из этих денег госбанк и мог профинансировать сделку. Если следовать такой версии, получается, что «Роснефть», по сути, сама выделяет деньги на продажу собственных акций. Были и спекуляции по поводу недавнего размещения облигаций Роснефти на 600 млрд рублей. Оно закончилось буквально за несколько часов до объявления о приватизации госкомпании 7 декабря.

В самой «Роснефти» заявляли, что эти деньги пойдут на долги и финансирование зарубежных проектов. К данной сделке у регулятора, как сообщила Набиуллина, тоже нет вопросов. При этом бывший зампред Центробанка Сергей Алексашенко обратил в своем Twitter внимание на то, что долги банков ЦБ с 6 декабря выросли примерно на 240 млрд рублей. Это позволяет предположить, что в схеме по продаже «Роснефти» участвовал и регулятор.

В интервью Business FM Алексашенко высказал свое мнение по поводу того, зачем могла понадобиться сложная схема продажи. Также он прокомментировал версию, согласно которой ее использовали для того, чтобы не взвинтить курс рубля, выбросив на рынок 10 млрд евро.

Сергей Алексашенко: Такая не очень симпатичная схема приватизации «Роснефти», когда на акции пакета особого спроса среди инвесторов нет, а деньги бюджету нужны. Менеджмент «Роснефти» считал: если сейчас акции выкупить, а потом их перепродать, на этом можно заработать. Ну и, собственно говоря, финансирование за счет ЦБ и «Газпромбанка» и, возможно, тех облигаций, которые «Роснефть» выпускала, это и есть возможность, что называется, купить пакет акций «Роснефти» за деньги ЦБ, а потом в какой-то момент перепродать. Посмотрите, уже сейчас даже цена акций после объявления о сделке выросла на 15%. Значит, люди, которые это сделали, неплохо заработали, если могут сейчас продать акции.

Есть еще такая версия, что все это происходило, чтобы выполнить поручение Путина и внезапно не взвинтить стоимость рубля, когда 10 млрд евро хлынут на российский рынок…

Сергей Алексашенко: Мне кажется, что эта гипотеза не имеет права на существование, потому что и в Минфине, и в ЦБ сидят профессионалы, и они очень хорошо понимают: когда большой объем валюты выбрасывается на рынок, с курсом происходят колебания. Обычно при больших объемах сделок сделки между Минфином и ЦБ всегда осуществляются вне рынка, и сделки между крупными банками и регулятором, если банк хочет — любой, независимо, откуда у него взялся заказ на продажу, например, даже 300 млн или 500 млн долларов, — он звонит в ЦБ напрямую и говорит: у меня есть такой объем, давайте решим — я его буду продавать в рынок или я его продам вам напрямую по котировке на какое-то время. И ЦБ всегда идет навстречу, потому что волатильность курса ему не нужна. Поэтому разговоры о том, что такие люди, знаете, совершенно безумные нашлись в каком-то российском банке, выбросили 10 млрд евро единомоментно на рынок — ну, так не бывает в нашей стране.

Тем временем глава «Роснефти» Игорь Сечин доложил президенту, что все деньги от продажи пакета в «Роснефти» перечислены в бюджет. Об этом сообщил пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Речь идет о 710 млрд рублей.

О большой приватизации, в ходе которой продали пакет в «Роснефти», почти год назад заявил президент страны. Тогда же он озвучил основные требования к покупателям госактивов. Они должны иметь российскую юрисдикцию и не могут брать деньги на покупку в российских государственных банках, сказал президент. Также Путин требовал, чтобы сделки были максимально прозрачны для их участников и для общественности.

Швейцария. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 16 декабря 2016 > № 2008310


Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > finanz.ru, 12 декабря 2016 > № 2006646

Сырьевой трейдер Glencore Plc и суверенный фонд Катара вкладывают в покупку акций ПАО "Роснефть" 2,8 миллиарда евро ($3 миллиарда) собственного капитала и привлекают $7,8 миллиарда заемного финансирования от банков во главе с Intesa Sanpaolo SpA.

Кредиты от банков обеспечены приобретаемыми акциями, сообщила Роснефть в пресс-релизе, выпущенном в субботу вечером. Glencore на прошлой неделе заявила, что вложит в сделку по приобретению 19,5 процента акций Роснефти 300 миллионов евро собственного капитала. В субботу трейдер в пресс-релизе указал, что российские банки предоставят ему до 1,4 миллиарда евро финансирования. Собственные инвестиции Qatar Investment Authority в покупку Роснефти составят около $2,7 миллиарда.

Неожиданная сделка по продаже миноритарного пакета Роснефти, заключенная на фоне санкций со стороны США и Европейского союза, стала самой большой иностранной инвестицией в Россию с начала кризиса на Украине. Сделка беспрецедентна по своей сложности и является крупнейшей за всю историю страны, заявил главный исполнительный директор Роснефти Игорь Сечин.

"В условиях крайне неблагоприятной внешней конъюнктуры была проведена масштабная работа по поиску заинтересованных стратегических инвесторов", - приводятся слова Сечина в пресс-релизе.

Бюджет РФ получит от приватизации Роснефти 710,8 миллиарда рублей ($11 миллиардов), сообщила нефтяная компания.

После завершения сделки, расчеты по которой должны быть осуществлены до 15 декабря, РФ сохранит контроль над Роснефтью. Доля BP Plc, крупнейшего иностранного акционера российской компании, составляет 19,75 процента.

Питер Грауэр, председатель совета директоров Bloomberg LP, материнской компании Bloomberg News, также является старшим независимым неисполнительным директором Glencore.

(Bloomberg)

Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > finanz.ru, 12 декабря 2016 > № 2006646


Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > newizv.ru, 11 декабря 2016 > № 2001498

Роснефть раскрыла подробности мега-сделки

Виктор Левин

10 декабря «Роснефть» опубликовала подробный пресс-релиз о продаже 19,5 процентов своих акций международному консорциуму стратегических инвесторов. Общий эффект от сделки составит 1,1 три рублей, отмечают в компании.

Интегральная сделка по приватизации 19,5%-ной доли в ПАО «НК «Роснефть» и контрольного пакета акций в ПАО АНК «Башнефть» является крупнейшей приватизационной сделкой в истории России и самой крупной сделкой в мировой нефтегазовой отрасли в 2016 г. В результате ее успешного завершения государство получит общий эффект, с учетом капитализированных синергий между ПАО «НК «Роснефть» и ПАО АНК «Башнефть», в размере более 1,1 трлн руб. (17,5 млрд долл.), денежные поступления в бюджет в четвертом квартале 2016 г. составят 1 040 млрд руб. (16,3 млрд долл.), отмечается в пресс-релизе.

По итогам приватизации 19,5%-ной доли в ПАО «НК «Роснефть» государственный бюджет Российской Федерации получит 710,8 млрд руб. (11,1 млрд долл. или 10,5 млрд евро), включая средства от реализации акций в размере 692 млрд руб. (10,2 млрд евро), приобретенных консорциумом по цене закрытия торгов акциями ПАО «НК «Роснефть» 6 декабря 2016 г. (352,65 руб. за акцию) с применением 5%-го дисконта, а также 18 млрд руб. (0,3 млрд евро) за счет дополнительных дивидендов АО «РОСНЕФТЕГАЗ», обеспеченных измененной дивидендной политикой, одобренной Советом директоров ПАО «НК «Роснефть» в рамках подготовки продажи доли в Компании.

Приобретение акций ПАО «НК «Роснефть» будет профинансировано за счет собственных средств инвесторов и привлечения банковского финансирования. Собственный капитал инвесторов в компании-приобретателе составит 2,8 млрд евро (3,0 млрд долл.). Основным кредитором консорциума, вместе с рядом банков, выступит международный банк «Banca Intesa Sanpaolo», организовавший безрегрессное финансирование, обеспеченное приобретаемыми акциями с участием других банков в обеспечении финансирования и кредитной поддержки. Риск «Glencore» как акционера через консорциум и структурированные соглашения будет ограничен до уровня 300 млн евро (318 млн долл.). Для завершения сделки необходимо выполнение согласованных сторонами условий.

В рамках расширения стратегического взаимодействия «Glencore» заключит соглашение о поставках нефти, углубляющее совместную работу с ПАО «НК «Роснефть».

В результате сделки структура акционеров Компании включит двух новых якорных инвесторов мирового класса, продолжая сохранять свыше 500 российских и международных институциональных инвесторов.

Комментируя успешное завершение сделки, Главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» и Председатель Совета директоров АО «РОСНЕФТЕГАЗ» Игорь Сечин отметил: «Осуществленная интегральная приватизационная сделка, беспрецедентная по своей сложности, является крупнейшей за всю историю страны. Синергетический эффект с учетом продажи «Башнефти» позволит получить существенные доходы в пользу государства, отдельно докапитализировав остаточную контрольную долю государства в «Роснефти». В условиях крайне неблагоприятной внешней конъюнктуры была проведена масштабная работа по поиску заинтересованных стратегических инвесторов с учетом долгосрочных интересов российской нефтегазовой отрасли и государства в целом. Мы приветствуем вхождение «Qatar Investment Authority» и «Glencore» в акционерный капитал Компании, это по-настоящему стратегические инвесторы. Уверен, что совместная работа обеспечит создание синергии для акционеров «Роснефти», в том числе, за счет дальнейших инвестиций партнеров в проекты Компании».

Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > newizv.ru, 11 декабря 2016 > № 2001498


Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 10 декабря 2016 > № 2009870

Приватизация «Роснефти»: три вопроса о сделке

К чему приведет вхождение Glencore в капитал «Роснефти»

Алексей Топалов

Владимир Путин назвал продажу 19,5% «Роснефти» трейдеру Glencore и Суверенному фонду Катара крупнейшей сделкой уходящего года на энергетическом рынке. Но после приватизации остался ряд вопросов, связанных с перспективами трейдинга и возможного сотрудничества с Катаром. С этими вопросами попробовала разобраться «Газета.Ru».

Чего опасались

Президент Владимир Путин до приватизации «Роснефти» говорил, что вариант, при котором компания выкупит собственные акции, возможен, но является лишь промежуточным, он лишь предоставил бы время для поиска окончательного покупателя.

Рынок, узнав о возможности такого сценария, занервничал.

Андрей Полищук из Райффайзенбанка говорит, что опасения, связанные с таким вариантом сделки, были вызваны сразу несколькими факторами. Во-первых, «Роснефть» контролируется государством, таким образом, деньги, потраченные на выкуп акций, государство частично могло бы впоследствии вернуть себе в виде дивидендов, полученных от компании. «Фактически это была бы полуприватизация», — отмечает аналитик.

Второй момент — собственно деньги. По словам Полищука, собственных средств у «Роснефти» на выкуп акций хватило бы, но компании нужно выплачивать задолженности. «В 2017 году «Роснефть» должна погасить $12,9 млрд, следовательно, средства пришлось бы привлекать», — поясняет эксперт.

И наконец, инвесторы опасались, что, проведя buy back, «Роснефть» просто не смогла бы впоследствии найти покупателя, готового заплатить такую же сумму. Опасения связывались в основном с санкциями Запада, ограничивающими в том числе доступ российских компаний к западным рынкам капитала.

«Но опасения оказались чрезмерными, нашлось достаточно инвесторов, готовых войти в капитал «Роснефти», — указывает Полищук. — Но главное, что санкций не испугались банковские структуры».

В четверг агентство Reuters со ссылкой на источники сообщило, что большую часть займа для покупки акций «Роснефти» трейдером Glencore предоставит итальянский банк Intesa Sanpaolo. Этот банк был агентом по приватизации «Роснефти», а кроме того — входил в пул банков, выдавших в 2013 году компании синдицированный кредит на покупку ТНК-ВР.

Кто получит нефть «Роснефти»

Glencore — один из трех основных трейдеров «Роснефти», и тот факт, что он вошел в капитал нефтяной компании, может изменить доли участия трейдеров в ее поставках. По словам старшего вице-президента Argus Вячеслава Мищенко, на сегодняшний день наибольшая доля поставок «Роснефти» приходится на Trafigura (37,6%), Glencore с 18,6% на втором месте, замыкает тройку Vitol (14,2%).

«По нашим данным, трейдеры не ожидают в ближайшее время перераспределения объемов, — рассказывает Мищенко. — Контракты с трейдерами заключены долгосрочные, менять их сложно, необходим долгий переговорный процесс».

Эксперт указывает, что Trafigura сейчас лидирует в силу того, что предлагает «Роснефти» наиболее выгодные условия. «И сейчас сложно сказать, будет ли готов предоставить схожие условия Glencore», — говорит Мищенко.

Glencore ранее сообщил в своем релизе, что в рамках сделки по покупке акций «Роснефти» получит пятилетний контракт на закупку дополнительных 220 тыс. баррелей в сутки (около 1 млн тонн в год). Глава редакции энергетических новостей и товарных рынков Thomson Reuters Александр Ершов говорит, что ресурсы для этого изыскать будет непросто как минимум до 2018 года, об этом свидетельствуют расчеты Reuters и данные участников нефтяного рынка.

«Участники рынка говорят, что намерение Glencore увеличить закупки, вероятно, означает снижение продаж нефти в адрес кого-то из действующих покупателей «Роснефти», если новый контракт начнет действовать уже в следующем году», — комментирует Ершов.

Почему именно Катар

Глава «Роснефти» Игорь Сечин в беседе с Владимиром Путиным говорил, что в рамках привлечения инвесторов были проведены коммерческие переговоры более чем с 30 компаниями, фондами, профессиональными инвесторами, суверенными фондами, финансовыми институтами стран Европы, Америки, Ближнего Востока, стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

И если выбор Glencore в качестве инвестора вполне объясним, то вхождение в капитал «Роснефти» Суверенного фонда Катара для многих стало неожиданностью.

Аналитик банка «Уралсиб» Алексей Кокин считает, что речь не идет о перспективе каких-то совместных проектов с Катаром. «Роснефти» нужен был инвестор, и она его получила, — говорит эксперт. — Что касается Катара, то Суверенному фонду этой страны необходимо куда-то вкладывать накопленные средства, чтобы они работали».

По словам Кокина, Катар ожидает роста нефтяных цен и, соответственно, видит возможность заработать как на подорожании акций «Роснефти», так и на дивидендах российской компании.

Для Катарского суверенного фонда подобные инвестиции в порядке вещей. Он владел пакетами в таких энергетических гигантах, как французская Total и британо-нидерландская Royal Dutch Shell. В том же Glencore катарскому фонду принадлежит 9%. Кстати, технически это означает, что доля Суверенного фонда Катара в капитале «Роснефти» несколько больше половины от проданных 19,5% (ранее сообщалось, что доли фонда и Glencore в консорциуме, купившем пакет российской компании, распределены поровну).

Теоретически «Роснефть» могла бы сотрудничать с Катаром не в нефтяной, а в газовой сфере. Катар — один из лидеров мирового рынка сжиженного природного газа, а «Роснефть» в ближайшие годы планирует выйти на этот рынок.

Сейчас в планах у «Роснефти» два предприятия по сжижению газа: «Дальневосточный СПГ» на Сахалине и «Печора СПГ» в Ненецком автономном округе. Именно «Роснефть» в альянсе с крупнейшим независимым производителем газа в России компанией НОВАТЭК пролоббировали отмену монополии «Газпрома» на экспорт сжиженного газа.

«Но на практике дальневосточный проект находится в подвешенном состоянии («Роснефть» и «Газпром» спорят из-за транспортировки сахалинского газа по трубам, принадлежащим структуре газового холдинга. — «Газета.Ru»), — комментирует глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — А большая часть будущих мощностей «Печора СПГ» перепрофилируется на производство метанола и карбамида».

По оценкам Симонова, СПГ «Роснефти» сможет выйти на мировой рынок не ранее чем через 10 лет. Глава ФНЭБ считает, что смысл выбора именно катарского фонда как инвестора в другом. Во-первых, деятельность фонда в России уже пересекалась с деятельностью «Роснефти». Катарцы инвестировали в аэропорт Пулково, а российская нефтяная компания занимается его топливообеспечением.

Но главное, по словам Симонова, что российские власти могут рассматривать Суверенный фонд Катара как потенциального инвестора для других объектов приватизации в РФ. Например, Новороссийского морского торгового порта.

Контрольный пакет НМТП должен быть продан в 2017 году. Предполагается, что единым лотом будут продаваться доли в активе, принадлежащие Росимуществу, РЖД и «Транснефти».

Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 10 декабря 2016 > № 2009870


Швейцария. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > rosinvest.com, 9 декабря 2016 > № 2001528

Грандиозная победа Путина

Glencore и Фонд национального благосостояния Катара приобрели 19,5 % акций Российской нефтяной компании "Роснефть" за €10.5 млрд, что знаменует победу для президента Владимира Путина.

Сделка, которая была озвучена пресс-секретарем Владимира Путина в среду вечером, является крупнейшей в рамках программы приватизации, запущенной Правительством РФ в начале года и одной из крупнейших инвестиций в страну.

Сделка состоится, несмотря на финансовые и технологические санкции США и ЕС против "Роснефти", которые сдерживали западные компании от участия в продаже акций Российской нефтедобывающей компании даже в условиях отсутствия официального запрета.

Владимир Путин поздравил Игоря Сечина, влиятельного руководителя "Роснефти", с этой сделкой, назвав ее “очень хорошим результатом”.

“Я хочу поблагодарить всех вас, всех ваших коллег, которые работали над этим, за такой результат”, - сказал Владимир Путин на встрече с Сечиным. Российское правительство сохранит контрольный пакет акций в "Роснефти", в то время как британской нефтяной компании ВР принадлежит 19,75% акций.

Сечин рассказал Владимиру Путину, что сделка будет финансироваться за счет собственных средств инвесторов, а также через пакет финансирования, организованный “одним из крупнейших европейских банков”.

Выгодная для всех сделка

Для Glencore сделка представляет собой возможность утвердить себя в качестве доминирующего трейдера российской нефти после того, как компания была узурпирована главным конкурентом Trafigura в прошлом году. Сделка обеспечит доступ к торговле миллионами баррелей "Роснефти".

Торговля нефтью является жесткой конкурентной отраслью с тончайшими переходами. Трейдеры должны иметь доступ к огромным объемам нефти, чтобы получать значительную прибыль.

Г-н Сечин отметил, что сделка включала договор о поставках с Glencore, а также создание совместного предприятия со швейцарской компанией, при этом Катар будет инвестировать в российские и международные проекты.

Это означает возврат к сделкам для босса Glencore Айвана Глазенберга. С осени 2015 года он продает активы, чтобы погасить долги. На прошлой неделе он объявил программу сокращения долга компании, и сказал, что компания выплатит дивиденды на сумму $1 млрд в 2017 году.

Г-н Глайзенберг пообещал инвесторам не допустить, чтобы чистый рост долга компании более чем в два раза превышал уровень базового заработка.

Это заявление компании Glencore, уже второго по величине независимого нефтетрейдера в мире, говорит о том, что делаются последние штрихи к совместному предприятию с Qatar Investment Authority.

Стратегическая инвестиция

Согласно условиям, Glencore вкладывает всего 300 млн. евро в акционерный капитал, а остальными деньгами обеспечивает QIA с финансированием без права регресса. В роли банка организующего соглашение, выступает European bank.

В рамках соглашения компания Glencore также согласилась на пятилетний договор поставки с Роснефтью. Это позволит обеспечить предложение российской компании в размере 220,000 баррелей в день.

Glencore сказали, что могут иметь место “дополнительные возможности в рамках стратегических партнерских связей для дальнейшего сотрудничества, в том числе в сфере инфраструктуры, логистики и мировой торговли”.

QIA является также крупнейшим акционером компании Glencore с 9% акций. Последняя крупная нефтяная сделка Glencore в была в 2014 году, когда они заплатили $1,4 млрд за Caracal Energy (Чад).

По словам г-на Сечина, цена продажи представляет собой 5-процентную скидку к цене акций компании во вторник.

Суверенный фонд благосостояния Катара не смог сразу же дать комментарий.

Майкл Мойнихэн, директор российских исследований в Wood Mackenzie, сказал: “Через эту сделку с крупной нефтеторговой компанией "Роснефть" сможет расширить доступ на мировые рынки нефти”.

Это последняя в череде сделок, возглавляемых Сечиным, после приобретения крупной российской нефтедобывающей компании "Башнефть" в ноябре с учетом ожесточенной внутренней борьбы внутри российской элиты, приобретения Индийского порта за $13 млрд и других нефтеперерабатывающих компаний, а также перспективных инвестиций в крупные египетские месторождения.

“Сделка - это не просто портфельные инвестиции, а стратегические”, - подчеркнул вице-премьер.

Продажа миноритарного пакета акций "Роснефти" широко рассматривалась как инвестиционно непривлекательная с учетом низких цен на нефть и контроля компании российским правительством.

Внутренняя оценка "Роснефти" на рынке составляла $1-2 млрд, по словам человека, знакомого с вопросом. Вечером в среду большинство инвесторов предполагали, что "Роснефть" будет покупать собственные акции у своей материнской компании в целях удовлетворения введенным правительством срокам до середины декабря.

Но недавнее изменение цен на нефть и соглашение по сокращению производства странами ОПЕК, возможно, сделали инвестиции более привлекательными, - отметил Путин.

Господин Сечин подчеркнул, что "Роснефть" уже взяла на себя обязательства платить 35% прибыли в виде дивидендов.

Владимир Путин отметил, что сделка могла бы стать значительным источником притока иностранной валюты в Россию, и поручил Центробанку найти способ ослабления его влияния на рубль.

Автор: Фархи Джек

Швейцария. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > rosinvest.com, 9 декабря 2016 > № 2001528


Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > fingazeta.ru, 8 декабря 2016 > № 2006584 Николай Вардуль

Как приватизировалась «Роснефть»

Бюджет получит 10,5 млрд евро

Николай Вардуль

КТО ТЕПЕРЬ ГЛАВНЫЙ ПРИВАТИЗАТОР?

Это была не приватизация, а триллер. По закону жанра, до самого последнего момента рынок пребывал в неведении, кто и как купит приватизируемые акции. Какой там конкурс или аукцион! Ничего подобного не было.

Не было ясности даже с тем, когда же наступает тот самый «последний момент». 5 декабря истек срок, установленный правительством для приватизации 19,5% акций «Роснефти» не менее чем за 710,85 млрд руб. Однако ни о какой сделке тогда объявлено не было. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков вынужден был объясняться. Но и он привнести ясность не сумел, заявив лишь, что деньги от продажи бумаг должны поступить в бюджет, «как и предполагалось», до 15 декабря, и «этот крайний срок, мы уверены, будет соблюден». Сказано это было 6 декабря, то есть за 10 дней до «крайнего», несдвигаемого, как дал понять Песков, срока, а за 10 дней до поступления денег в бюджет точно должно быть понятно, кто и как акции «Роснефти» покупает. Понятно не стало. А срок, действительно, несдвигаемый, деньги от приватизации «Роснефти», те самые 710,85 млрд руб. необходимы бюджету в начинающемся новом году. Они уже в нем учтены и расписаны. По Пескову, о том, как прошла сделка по приватизации «Роснефти», можно будет судить лишь после 15 декабря. Вот и вся прозрачность.

Правда, 1 декабря помощник президента РФ Андрей Белоусов заявил, что получил от главы «Роснефти» Игоря Сечина ответы на все вопросы относительно приватизации крупнейшей российской нефтекомпании: «На те вопросы, которые у меня были как у председателя совета директоров „Роснефти“, Игорь Иванович ответил», — сказал Белоусов, отвечая на вопросы журналистов. То есть председатель совета директоров «Роснефти» все-таки знал, как приватизируется компания. А точнее, узнал, потому что для этого ему понадобилось писать запрос Сечину. Уже хорошо. Плохо то, что комментировать какие-либо детали Белоусов отказался. Каждый вопрос знай свой поднос.

Впрочем, как только и раньше речь заходила о приватизации «Роснефти», ясность быстро улетучивалась. Когда Игорь Сечин пролоббировал создание комиссии по ТЭКу под председательством Владимира Путина, став ее ответственным секретарем, приватизация как процесс продажи акций госкомпании компаниям частным сразу едва не обрела весьма экзотические черты: «приватизатором» в ТЭКе предлагалось сделать стопроцентно государственную компанию-копилку акций «Роснефти» и «Газпрома» — «Роснефтегаз». Идея была вызывающе абсурдна, если придерживаться канонов приватизации, зато контроль за ТЭКом сохранялся. В чьих именно руках — тайна Полишинеля. Игорь Сечин не только глава «Роснефти», но и председатель совета директоров «Роснефтегаза».

Потом с длительными аппаратными боями правительство вернуло себе первую скрипку в определении политики приватизации, включая госкомпании ТЭКа. Или так казалось самому правительству.

Но тут грянула «приватизация» «Башнефти». «Приватизация» взята в кавычки вполне заслуженно. «Приватизатором» «Башнефти», как известно, выступил не «Роснефтегаз», но подконтрольная государству «Роснефть». То есть старые лекала все-таки пригодились. Президент Владимир Путин, с одной стороны, дистанцировался от такой «приватизации», публично назвав ее на последнем инвестиционном форуме «Россия зовет!», «странной» и пожурив за это правительство, но, с другой, — выдал индульгенцию, признав, что главное в конце концов — интересы бюджета.

Вскоре все получили сразу два убедительных сигнала, свидетельствующие, что когда бы то ни было становиться на пути реализации планов «Роснефти», мягко говоря, небезопасно. Сначала как гром с ясного неба последовало разоблачение «аферы Улюкаева», по версии следствия решившего получить, если не взыскать, «вознаграждение» (естественно, незаконное) за поддержку поглощения «Роснефтью» «Башнефти» под видом приватизации последней. Потом — 6 декабря — полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич многообещающе высказался в адрес прежней команды «Башнефти»: «Я сейчас не хочу кидать камень в сторону прошлого руководства, но, по крайней мере, те доклады, которые сегодня идут, и та информация, которой мы сегодня владеем, показывают, что очень большие вопросы есть к эффективности работы предыдущего менеджмента». Можно еще вспомнить «казус» Владимира Евтушенкова, попытавшегося первым приватизировать «Башнефть», но быстро и с оттяжкой получившего по рукам. Сделка, как известно, с привлечением правоохранительных органов была возвращена в исходную позицию.

Кто-то еще что-то не понял?

САМА-САМА…

Предыстория, а также информационный вакуум толкали на предположение, что «приватизатором» «Роснефти» выступит сама «Роснефть».

5 декабря она в излюбленной стилистике спецоперации — внезапно и в течение получаса — сумела разместить облигации на сумму 600 млрд руб. ($9,4 млрд). Выпуск является частью облигационной программы общим объемом 1,079 трлн руб. ($16,9 млрд.), недавно одобренной советом директоров «Роснефти».

Свой комментарий аналитики Sberbank Investment Research начинали так: «У „Роснефти“ есть еще несколько вариантов потратить средства, помимо выкупа своих акций». То есть сомнений в том, что главная цель мобилизации денежного ресурса — выкуп своих акций, так называемый buy back, практически не было. «По нашему мнению, — пишут аналитики, — сумма привлеченных средств позволяет предположить, что «Роснефть», возможно, готовится к сценарию, в рамках которого ей придется полностью или частично выкупить 19,5% акций (оцененных в 711 млрд руб., или $11,1 млрд) у холдинга «Роснефтегаз».

Самовыкуп рассматривался как первая вспомогательная ступень приватизации «Роснефти», как мера, вынужденная нехваткой времени для привлечения частных инвесторов, которое ожидается на второй ступени. «Роснефть», таким образом, идет на выручку бюджету.

Какой будет вторая ступень, то есть, кто будет частным инвестором в «Роснефть», было совершенно неясно. Понятно, что в России таких не найти. Представить себе крепнущий за счет акций «Роснефти» ЛУКОЙЛ, например, совершенно нереально. «Роснефть» этого попросту не допустит. А вовне санкции.

Закрадывался и такой вопрос: нужны ли индийские или китайские стратегические инвесторы «Роснефти»? Политическая «галочка» — с этим все понятно. Но какие новейшие технологии они принесут с собой? Второй свежести — те, что уже могли получить (если получили) у тех же американцев. Если вдруг они окажутся в полной мере свежайшими, американцы могут затеять разбирательство, в котором ни китайцы, ни индусы не заинтересованы.

Главное: к канонам приватизации — замене госсобственника на частного собственника, как мы уже неоднократно видели, в «Роснефти» относятся без какого бы то ни было трепета. Там, безусловно, согласны с тем, что приватизация — это передел собственности. Но контроль важнее.

Кто был бы собственником самовыкупленных акций? Сама «Роснефть». А у кого был бы контроль над этими акциями? У руководства компании. Как владел «Роснефтегаз» с председателем совета директоров в лице Игоря Сечина 19,5% акций «Роснефти», так ими же распоряжалась бы «Роснефть» во главе с Игорем Сечиным.

Контроль — только в своих руках. Разве не логично?

Характерно, что уже когда пришла нежданная информация о том, что 19,5% акций «Роснефти» купил катаро-швейцарский консорциум, глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов прокомментировал ее как «проигрыш» Сечина: «Выиграв первый раунд — борьбу за Башнефть», он все-таки проиграл второй».

Я не думаю, что амбиции Игоря Сечина, какими бы они не были, способны перевесить его представление о том, что соответствует интересам российской экономики. А для нее произошедшая сделка очевидно предпочтительнее, чем buy back с перекладыванием в конечном счете государственных денег из одного кармана в другой.

БЮДЖЕТ, РУБЛЬ, КОНТРОЛЬ

Бюджет получает искомую сумму. Возможно, открытый конкурс принес бы больше, но на него в силу решения об очередности: сначала приватизация «Башнефти», потом «Роснефти», специфики приватизации «Башнефти» и сроков бюджетного процесса просто не оставалось времени. Ситуация цейтнота была создана искусственно, но теперь победителей никто судить не будет.

Процесс перевода евро в нужные бюджету рубли никакой трудности не представляет. Будет открыто несколько свопов, «Роснефть» может поделиться с бюджетом только что взятыми на рынке рублями, ей валюта пригодится для расплаты по внешним долгам.

Шероховатость тем не менее есть. Glencore в своем официальном заявлении о сделке сообщает, что заплатит за долю в «Роснефти» 300 миллионов евро в виде собственных акций. Как быть с ними? Российскому бюджету акции нефтетрейдера не нужны, а вот «Роснефти» они, наверняка, пригодятся. Дело даже не в том, что рынок сразу отозвался значительным ростом акций Glencore. «Роснефть» в принципе заинтересована в укреплении связей с нефтетрейдером, которые были установлены еще когда одним из собственников Glencore был небезызвестный Геннадий Тимченко.

У этого интереса как минимум две стороны. Об одной прямо говорится в пресс-релизе Glencore: сделка включает в себя «новое 5-летнее соглашение с „Роснефтью“, расширяющее бизнес Glencore на 220 тысяч баррелей в день».

Вторая сторона включает в себя тему контроля над «Роснефтью», а точнее, вопрос о блокируюшем пакете акций. Сейчас ВР владеет 20% акций «Роснефти», если кто-то из новых владельцев 19,5% акций, а они не являются в полной мере стратегическими инвесторами, так как далеки от технологий добычи, перепродаст 5% ВР, то английская компания получит блокирующий пакет. «Роснефть» в этом не заинтересована, значит, в ее интересах укрепление связей и с Glencore, и с катарским фондом.

Рубль в результате сделки, скорее, укрепится. И это укрепление будет тем значительнее, чем больше валюты продаст «Роснефть», чтобы оставить акции Glencore за собой.

Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > fingazeta.ru, 8 декабря 2016 > № 2006584 Николай Вардуль


Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 8 декабря 2016 > № 2003305 Михаил Крутихин

Кто выиграл от частичной приватизации «Роснефти»

Михаил Крутихин

Банк, профинансировавший сделку, не назван, что заставляет по-новому взглянуть на недавнее размещение облигаций «Роснефти» на общую сумму 625 млрд рублей. Не исключено, что вырученные средства были переданы банку, который выступил кредитором сделки по приватизации. Если это так, то «Роснефть» сама профинансировала значительную часть покупки, увеличив свой долг перед банкирами

На поверхности операция по частичной приватизации «Роснефти» выглядела простой, прозрачной, обоснованной и полезной. Главной ее целью было объявлено сокращение дефицита федерального бюджета: предполагалось, что от реализации 19,5% акций госкомпании казна до конца текущего года получит более 700 млрд рублей, которые за этот пакет заплатят портфельные инвесторы или один стратегический инвестор. Однако на практике инициатива правительства столкнулась с серьезными препятствиями.

Первым из них стало явное нежелание руководителя «Роснефти» Игоря Сечина делиться хотя бы частью контроля над компанией с новыми акционерами, которые, объединившись, могли собрать блокирующий пакет акций и накладывать вето на стратегические решения менеджмента. Возникшая вдруг идея выкупить предлагаемый к приватизации пакет на средства самой «Роснефти» умерла в зародыше: часть выкупленных акций по российским законам становилась бы казначейскими (то есть предназначенными к продаже в течение года) и, главное, неголосующими. А это автоматически увеличивало бы пакет голосующих акций, которыми располагает англо-американская корпорация ВР (чуть менее 20%), и давало бы этому совладельцу право вето.

Такая ситуация породила предположения о двусмысленной позиции Сечина, который с самого начала признался, что не видит пользы в предложенной приватизации, хотя и готов выполнить решение правительства. Складывалось впечатление, что глава компании умышленно саботирует идею приватизации в ходе переговоров с потенциальными покупателями. От участия в сделке отказались японцы, вьетнамцы, индийцы, а китайцы дали понять, что миноритарный пакет, не дающий никакого права участвовать в управлении российской компанией, им неинтересен. Как пояснили китайские источники, одним из условий продажи «Роснефть» якобы сделала обязательство новых совладельцев голосовать на собраниях акционеров солидарно с представителями российского правительства. Более того, в СМИ просочились слухи о том, что Сечин, возможно, требует от покупателей обещаний не вступать в альянс с ВР, чтобы не дать посторонним возможности сформировать блокирующий пакет.

Вторым серьезным препятствием стал имидж «Роснефти», за которой давно тянется шлейф подозрений в махинациях с приобретением активов ЮКОСа. Сама госкомпания и ее глава Игорь Сечин попали под международные санкции, что затруднило сотрудничество с зарубежными партнерами и контрагентами. Например, индийские банки отказались финансировать сделки «Роснефти» с компаниями в Индии, хотя Индия не присоединилась к режиму санкций. Банкиры опасались испортить отношения с партнерами в США, где «Роснефть» включена в черные списки.

Тот факт, что ряд стратегических действий «Роснефти» – к примеру, участие в нефтяных проектах в Венесуэле – выглядят политизированными, а не коммерческими, также подрывает доверие инвесторов к российской госкомпании. Учитывая недоверие зарубежного бизнеса к инвестиционному климату России, где иностранный капитал недостаточно защищен от непредсказуемых действий властей и рейдерских захватов, осторожный подход к предлагаемой операции вполне оправдан.

В конце концов, чтобы выполнить в срок решение правительства, в обстановке полной секретности была подготовлена и осуществлена схема, которая оставила у наблюдателей больше вопросов, чем ответов. Миноритарный пакет акций «Роснефти» в объеме 19,5% на паритетных началах выкупает консорциум в составе Qatar Investment Authority (QIA), то есть государственного инвестиционного ведомства Катара, и нефтяного трейдера Glencore, зарегистрированного в Швейцарии. Главные детали сделки покрыты мраком, хотя некоторый свет на нее проливает пояснительный пресс-релиз Glencore (компания обязана раскрывать информацию, затрагивающую интересы ее акционеров).

Источники в Дохе, с которыми удалось связаться сразу после объявления о сделке, обращают внимание на напряженность в отношениях Катара с Россией в связи с военным вмешательством Москвы в сирийский конфликт. Однако, считают они, сделку можно рассматривать как желание катарских властей создать некий противовес для Вашингтона, политикой которого на Ближнем Востоке не слишком довольны в Дохе. Политический характер участия Катара в сделке с «Роснефтью» явно просматривается. Местные наблюдатели к тому же указывают на «неоправданно высокую» цену российских акций.

По словам этих источников, катарское инвестиционное ведомство серьезно отнеслось к альянсу с Glencore, согласившись потратить больше $5 млрд из своего капитала, общий размер которого около $300 млрд. Это крупное вложение для данного суверенного фонда, хотя Qatar Investment Authority, как правило, не настаивает на участии в принятии решений в компаниях, куда вкладывает деньги. Более того, катарцы вряд ли пойдут на формирование какого-либо альянса с ВР: в Дохе к англо-американскому гиганту относятся настороженно после того, как тот покинул Катар в 1980-х, сделав там крупное открытие залежей углеводородного сырья.

Второй покупатель – швейцарская компания Glencore – уже много лет торгует нефтью, которую приобретает у «Роснефти» (из официальной цены барреля нефти, отгруженного в танкер в Приморске на берегу Балтийского моря, российской компании остается не вся сумма, часть ее уходит в качестве комиссии иностранному трейдеру). В 2013 году Glencore вошла в число кредиторов, предоставивших «Роснефти» средства для поглощения активов ТНК-ВР, за что получила долгосрочный контракт на льготное приобретение нефти в объеме 190 тысяч баррелей в сутки. Финансовая помощь для «Роснефти», покупавшей ТНК-ВР, и стала предоплатой этих поставок.

Теперь, по новому контракту, Glencore будет получать от «Роснефти» еще по 220 тысяч баррелей в сутки на протяжении пяти лет. Такие объемы попадут к швейцарцам за счет сокращения поставок российской нефти через другие трейдерские компании-конкуренты. «Роснефть» фактически в очередной раз заложила посреднику свою еще не добытую нефть в обмен на участие Glencore в приватизационной сделке.

Glencore объявила, что вносит в сделку лишь 300 млн евро из собственных средств, хотя получит половину от приобретаемого пакета. Остальные деньги поступают от катарцев и в виде банковского кредита. Банк, профинансировавший сделку, не назван, что заставляет наблюдателей по-новому взглянуть на таинственную операцию, проведенную 7 декабря, по срочному, чуть ли не моментальному размещению облигаций «Роснефти» на общую сумму 625 млрд рублей. Есть весомые причины предполагать, что вырученные таким образом средства были переданы банку, который выступил кредитором сделки по приватизации. Если эти предположения верны, то «Роснефть» сама профинансировала значительную часть покупки, увеличив свой долг перед банкирами. При этом банкиры, как можно предполагать, должны представлять структуры, не попадающие под режим западных санкций против «Роснефти».

В явной выгоде – и катарский фонд, и швейцарский трейдер. Получит долгожданное финансовое вливание и российский федеральный бюджет. Остается вопрос: вместо такой сложной схемы не проще ли было напрямую перевести в бюджет колоссальные средства от дивидендов «Роснефти» за несколько лет, которые должны были накапливаться в компании-прокладке «Роснефтегаз»? Эта структура официально принадлежит государству на все сто процентов, но отчитываться перед кабинетом министров почему-то отказывается.

Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 8 декабря 2016 > № 2003305 Михаил Крутихин


Швейцария. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 декабря 2016 > № 2001094

Сделка года и «триумф Путина»

«Роснефть» нашла покупателей для 19,5% акций за рубежом. Почему в качестве одного из них выступил именно Glencore, которого называют крупнейшей непубличной компанией планеты?

Кремль объявил о крупнейшей сделке года в России и на мировом энергорынке — пакет «Роснефти» в 19,5% купят иностранцы. Об этом руководитель компании Игорь Сечин доложил вечером 7 декабря президенту России Владимиру Путину. Акции достались швейцарской трейдинговой компании Glencore и Катарскому суверенному инвестфонду (QIA). Сумма сделки составила 10,5 млрд евро.

Предполагалось, что «Роснефть» приватизируют еще до 5 декабря. Как ожидается, деньги в бюджет поступят до 15-го числа, а Сечин утверждает, что деньги начнут поступать в ближайшее время. В свою очередь, Glencore рассчитывает, что сделка будет закрыта в середине декабря. Компания сообщила, что внесет в сделку 300 млн евро собственного капитала, то есть заплатит своими акциями, а оставшаяся часть будет профинансирована за счет денег Катарского суверенного фонда и банковского финансирования. QIA пока не прокомментировало сделку

Кредит консорциуму будет организован «одним из крупнейших европейских банков», сказал Сечин. Financial Times пишет, что это, предположительно, итальянский Intesa Sanpaolo — инвестиционный консультант сделки по приватизации «Роснефти».

Зарубежные СМИ называют новость о соглашении неожиданностью для рынка. В частности, такую точку зрения озвучила The Guardian. Кроме того, Financial Times отмечает: это «триумф для Владимира Путина» на фоне действующих антироссийских санкций. Россия в основном рассчитывала на инвестиции со стороны китайских и индийских государственных энергетических компаний, отмечает Wall Street Journal.

Glencore в своем заявлении отмечает, что существенным условием «предлагаемой сделки» является новые пятилетнее соглашение с «Роснефтью» о поставках трейдеру 220 тысяч баррелей в день. Плюс дополнительные возможности на основе стратегического партнерства в целях дальнейшего сотрудничества, включая инфраструктуру, материально-технического обеспечение и глобальную торговлю. Детали сделки Business FM обсудила с советником по макроэкономике генерального директора компании «Открытие-брокер» Сергеем Хестановым:

«300 млн евро — это действительно непонятно, но главная проблема, которая порождает все остальные касательно приватизации «Роснефти», заключается в том, что, с одной стороны сама мировая нефтяная отрасль в настоящее время находится в довольно сложном положении. И в этих условиях просто в силу положения дел привлечь инвесторов для приватизации крупной нефтяной компании — непростая задача. А вторая проблема — это достаточно высокие страновые риски. Если раньше большая часть российских компаний, которая подлежала приватизации, достаточно легко находила иностранных инвесторов, то сейчас с учетом санкций привлечь крупные иностранные инвестиции для России очень нелегко. Соответственно, нетривиальная задача требует нетривиальных решений. Поэтому удивляться всем особенностям проведения приватизации «Роснефти» нет никаких оснований. С точки зрения того, чего удалось достичь, пожалуй, для нынешних условий задача решена, в общем-то, и не плохо. А то, что схема выглядит необычной и что инвесторы достаточно необычные для отрасли и для компании такого масштаба — это просто следствие сложности задачи. Плюс было достаточно ограничено время, то есть требовалось провести приватизацию довольно быстро. Мне кажется, что будет абсолютно зеркальное продолжение на временном горизонте где-то, наверное, от года до двух. Тоже, в общем-то, достаточно распространенная практика. В конце концов, многие инвесторы, которые покупают акции в процессе приватизации, преследуют цель не владеть этими акциями неопределенно долго, а просто заработать на изменении их стоимости. Соответственно, дождутся какого-то улучшения конъюнктуры, может быть, некоторое время будет работать сделка стран ОПЕК, что может потенциально подтолкнуть цены на нефть вверх, и в этих условиях весьма вероятен рост акций «Роснефти», что и позволит им с прибылью закрыть сделку».

Итоги приватизации «Роснефти» подводит гендиректор фонда национальной энергобезопасности Константин Симонов:

«Конечно, серьезная неожиданность. Такую схему не ожидал никто. На мой взгляд, мы видим, что Сечину до конца не удалось реализовать свой план, мягко говоря. Зря, видимо, Улюкаева арестовывали. Мы видим, что схема, при которой «Роснефть» сама получает эти акции, а потом куда-то их распределяет, не сработала. И вообще, компания Glencore, например, давно в России присутствует, это, как известно, очень крупный трейдер российской нефти, но как раз с Сечиным эта компания вообще никак не ассоциируется. И наоборот, мы знаем, что Сечин всячески отодвигал трейдеров в пользу другой компании — компании Trafigura, с которой «Роснефть» сегодня очень плотно работает. Glencore как раз работала традиционно с другими людьми и в России, кстати, присутствует еще с 90-х годов. Ну, с катарским фондом несколько сложнее, но у меня лично складывается ощущение, что Путин после длительных размышлений принял компромиссное решение. По крайней мере, Сечин полностью эти акции не получит. Конечно, тут тоже вопрос: это конечная история или нет? Не будут ли использованы те же катарцы и Glencore как некоторая шкатулка для временного хранения? Такое тоже может быть. Посмотрим, куда эти акции пойдут дальше. Но все-таки, если бы, действительно была схема с временным хранением, можно было бы перевести акции на «Роснефть» и дальше разбить их на пакеты и продать. В этом плане даже Glencore с точки зрения шкатулки годится не слишком. Поэтому я лично считаю, что Сечин, выиграв раунд с «Башнефтью», раунд с «Роснефтью» пока проигрывает. Тема выглядит более симпатично, с точки зрения бюджета и живых денег, потому что схема с «Роснефтегазом» и «Роснефтью» выглядела совсем неприлично. Здесь внешние инвесторы. Получается, что это не просто деньги государства, переложенные из кармана в карман, а вроде деньги сторонние. Есть Катар, есть Glencore. Это компании не российские, и переводят живые деньги в наш бюджет. И получается, что здесь приватизация, похожая на настоящую, но не совсем, конечно. Потому что если бы это была настоящая приватизация, объявили бы конкурс, и на конкурсе тогда бы мы бы выяснили, кто больше предложил денег. Поэтому все-таки мы видим здесь элементы такой распределительной приватизации, когда тщательно отбираются в теневом режиме покупатели, между ними идет подковерная борьба. Это очевидно совершенно, и все утверждает Путин. Но, по крайней мере, деньги более-менее адекватные бюджет получает. Это факт».

Акции «Роснефти» выросли на открытии торгов и достигли рекордных показателей. На рынке обсуждают условия сделки. Что представляет собой швейцарский сырьевой трейдер Glencore? «Крупнейшая непубличная компания планеты» — так его называли почти девять лет назад в Forbes. «Идеология такова: чем мутнее вода, тем крупнее рыба, которую Glencore поймает», — объясняли представители компании в беседе с изданием.

Glencore десятки лет не боялась работать в самых отсталых странах и легко находила общий язык с отвергнутыми миром диктаторами. В начале 1990-х, в эпоху развала российской экономики, она была главным экспортером российского алюминия, зарабатывая сотни процентов прибыли.

Glencore International основал Марк Рич вместе с партнером Пинкусом Грином в 1974 году. Она называлась Marc Rich & Co, но впоследствии была переименована. Компания торговала иранской нефтью в обход американского эмбарго, закупала никель и золото на Кубе Кастро, торговала с опальной Ливией и ЮАР, когда та оказалась под международными санкциями из-за апартеида.

В 80-х на территории США санкционировали арест основателей компании. Рич и Грин бежали из страны и приняли другое гражданство. Марк Рич оказался единственным игроком на рынке, решившимся поставлять зерно СССР, не принимая во внимание международный запрет из-за войны в Афганистане.

С 1989 по 1993 годы Marc Rich была одним из крупнейших покупателей российской нефти, алюминия, меди, цинка, свинца, угля, поставщиком в страну зерна и сахара. Годовой оборот торговли компании со странами бывшего СССР составлял, по разным данным, 3-4 млрд долларов. В 2002 году в Glencore происходит новая и почти незаметная извне смена власти: исполнительным директором компании становится еще один главный трейдер, на этот раз угольный — Айван Глазенберг. В 2003 году Glencore выделяет владельцу нефтяной компании «Русснефть» Михаилу Гуцериеву, по оценкам, не менее 300 млн долларов на покупку новых месторождений, получая взамен от 40% до 49% в трех добывающих «дочках» нефтяной компании: «Варьеганнефти», «Ульяновскнефти» и «Нафта-Ульяновске».

В последнее время, по данным РБК, у Glencore большие долги: на середину 2016 года чистый долг составлял более 23,6 млрд долларов, валовый — 38 млрд долларов. В начале декабря компания сообщила, что завершила глобальную распродажу активов на 4,7 млрд долларов, чтобы сократить чистый долг. Тогда же глава компании сказал, что Glencore снова готова делать покупки. Как отмечает «Газета.ру», выбор Glencore в качестве стратегического инвестора «Роснефти» понятен: с 2012 года компания является крупнейшим трейдером для российского нефтяного гиганта. По данным Reuters, именно Glencore, используя свои хорошие отношения со многими мировыми банками, помогла «Роснефти» быстро получить кредитные линии для покупки ТНК-ВР. Швейцарский трейдер давно строит планы по участию в совместных проектах с «Роснефтью», о чем источники «Газеты.ру» рассказывали еще в 2013 году.

Швейцария. Катар. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 декабря 2016 > № 2001094


Катар. Швейцария. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 декабря 2016 > № 2001091

«Живые деньги» Glencore и рекордная капитализация «Роснефти»

На фоне приватизации капитализация российской нефтяной компании впервые превысила 4 трлн рублей. Предполагается, что сделку закроют в конце месяца. В какой форме будут вноситься средства?

Капитализация «Роснефти» впервые превысила 4 трлн рублей на фоне приватизации. Акции компании в начале торгов на Московской бирже прибавили больше 6,5% до 380 рублей за одну бумагу. Это новый максимум за всю историю торгов. В Лондоне стоимость глобальных депозитарных расписок «Роснефти» на момент публикации статьи росла на те же 6,5%.

Накануне Кремль объявил о крупнейшей сделке года в России и на мировом энергорынке: пакет «Роснефти» купят иностранцы. 7 декабря глава предприятия Игорь Сечин доложил президенту Владимиру Путину о приватизации 19,5% акций компании. Покупателем стал консорциум швейцарской трейдинговой компании Glencore и Катарского суверенного инвестфонда (QIA).

Сумма сделки составила 10,5 млрд евро. Это соответствует сумме, которую бюджет планировал получить от приватизации «Роснефти» в 710 млрд рублей. Путин поздравил Сечина и поручил поэтапно конвертировать полученную от продажи пакета валюту в рубли, чтобы не допустить скачков курса.

Glencore рассчитывает, что сделка будет закрыта в середине декабря. Трейдер сообщил, что внесет в сделку 300 млн евро собственного капитала, а остальное будет профинансировано за счет денег Катарского суверенного фонда и банков.

В какой форме Glencore будет вносить эти средства? Business FM обсудила данный вопрос с ведущим экспертом союза нефтегазопромышленников России Рустамом Танкаевым.

Рустам Танкаев: Судя по документам, Glencore вносить будет живые деньги, ни о каких акциях речи нет. Что касается огромных долгов Glencore и вообще огромных долгов любой торговой компании, вы знаете, у меня у самого была торговая компания в течение ряда лет. Я очень хорошо в деталях знаю, как это все работает и могу вам сказать: без долгов компании этого рода жить не могут. Дело все в том, что личного, собственного капитала на приобретение и продажу больших объемов товара ни одна торговая компания не имеет и иметь не может. Если она будет иметь такого размера омертвленный капитал, то ее экономические показатели будут чрезвычайно печальными.

Несколько дней назад «Роснефть» размещала свои облигации. Есть какая-то связь между тем размещением облигаций и нынешней сделкой?

Рустам Танкаев: Я думаю, мы не там ищем связь. Связь есть между размещением облигаций и приобретением сталелитейного производства для комплекса «Звезда». Объемы финансирования там огромные и объемы производственных программ. Фактически это программа по освоению Арктического региона России в целом. Поэтому я не вижу никакой связи между приватизацией 19,5% акций «Роснефти» и вот этими деньгами. Я думаю, что она могла бы возникнуть в том случае, если бы «Роснефть» сама выкупала свои акции, но они решили поступить вот так

Ранее было высказано немало предположений о том, что в случае, если «Роснефть» купят иностранные инвесторы, скорее всего, это будут представители Китая или Индии. Однако еще весной в китайской CNPC заявили, что готовы участвовать в приватизации, только если компанию допустят к управлению «Роснефтью».

В чем интерес Glencore и катарского фонда? За счет каких средств швейцарский нефтетрейдер может профинансировать сделку? На этот вопрос попытался ответить партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин: «У Glencore особые отношения с «Роснефтью». Во-первых, эта компания в свое время ссудила деньгами «Роснефть» среди других кредиторов, чтобы та смогла приобрести активы ТНК-ВР. За это Glencore получила право экспортировать из России примерно 300 тысяч баррелей нефти «Роснефти» в сутки, а данный кредит расценивался как предоплата за эту нефть. Теперь мы видим новое соглашение с Glencore, они объявили об этом, что теперь они еще могут экспортировать 220 тысяч баррелей «Роснефти» в сутки, потеснив других конкурентов на этом рынке, другие трейдерские компании, и получается, что это тоже предоплата за нефть, которую они получат из России. Судя по всему, там еще и скидка на цену нефти будет, поэтому Glencore тут в явном выигрыше. Она на правах такого кредитора-покупателя никак не будет влиять на решения руководства во главе с Игорем Ивановичем Сечиным. Что касается катарцев, их фонд до сих не был отмечен в попытках влияния на стратегические решения компаний в акционерный капитал которых он входил своими средствами. Так что он тоже не будет тут претендовать на что-то. Более того, он явно не сможет сформировать какой-то альянс с другим иностранным инвестором, с ВР, например, поскольку у Катара с ВР напряженные отношения еще с 80-х годов. По моим источникам, в столице Катара Дохе, в самой стране, политики несколько недоумевали, зачем это нужно — вдруг поддерживать врага, поскольку политически катарцы не согласны со многими позициями России на Ближнем Востоке и всячески им всегда противодействовали. Но затем вырисовывается такая картина: судя по всему, участие в этой сделке можно расценить как попытку катарцев если не шантажировать, то хотя бы как-то повлиять на американцев. Катар не очень доволен позицией США на Ближнем Востоке. Чтобы показать американцам, что вместе с международной коалицией противодействия «Исламскому государству» у катарцев есть возможность сотрудничать и с другими игроками, такими, как Россия, посылается это сигнал для американцев, поэтому тут тоже очень интересный расклад может получиться. Самое любопытное во всей этой сделке — откуда деньги? Glencore выпустили сегодня пресс-релиз, они написали, что они всего-навсего 300 млн евро туда вкладывают, а остальные деньги приходят от катарцев и от одного или нескольких банков. Но, поскольку существуют только намеки на то, какие это банки могут быть — итальянские или еще какие-то — это вызывает некоторые сомнения, поскольку банки неохотно кредитуют «Роснефть», чтобы не испортить отношения с американцами. И тут сразу возникает вопрос: а зачем это «Роснефти» 7 декабря потребовалось размещать на 600 с лишним млрд рублей своих облигаций неизвестно кому? И вот возникло предположение, что некие кредиторы, купив эти облигации «Роснефти», деньги как раз и тратят на то, чтобы профинансировать эту приватизационную сделку. То есть «Роснефть», увеличивая свой долг, сама себя кредитует по этому финансированию — очень хитрая схема».

За несколько часов до объявления о сделке РБК сообщило, что Игорь Сечин последние недели провел в заграничных командировках и встречах с потенциальными покупателями. Именно поэтому главы «Роснефти» не было на оглашении послания президента Федеральному собранию, куда всегда приглашают крупный бизнес.

Вопрос о приватизации 19,5% акций «Роснефти» не требует обсуждения правительственной комиссией, заявил глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. По его словам, компания лишь должна направить в ФАС уведомление о совершении сделки в установленный законом срок.

В свою очередь, представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев сообщил РИА Новости, что консорциум Glencore и катарского фонда будут иметь представителей в составе совета директоров российской компании. По словам Сечина, кредит будет организован «одним из крупнейших европейских банков». Financial Times пишет, что это, предположительно, итальянский Intesa Sanpaolo — инвестиционный консультант сделки по приватизации «Роснефти».

Катар. Швейцария. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 декабря 2016 > № 2001091


Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 8 декабря 2016 > № 1997434

Россия закрыла сделку года

Сечин подчеркнул личный вклад Путина в продажу «Роснефти»

Алексей Топалов

Государство продало 19,5% «Роснефти» за €10,5 млрд, что несколько ниже рыночной цены, но выше минимальной суммы, заявленной ранее. Покупателями выступили крупнейший сырьевой трейдер Glencore и Катарский суверенный фонд. Источники «Газеты.Ru» говорят, что после завершения приватизации государство может начать подготовку «Роснефти» к другой крупной сделке — слиянию с «Транснефтью».

Сделка по приватизации 19,5% «Роснефти» завершена. Как сообщил в среду вечером журналистам пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, об этом доложил президенту глава «Роснефти» Игорь Сечин. Сечин также подчеркнул, что сделка стала возможной только благодаря личному вмешательству президента России.

Стратегическими инвесторами выступил консорциум в составе сырьевого трейдера Glencore и Катарского суверенного фонда (по 50%). Бюджет от продажи акций «Роснефти» получит €10,5 млрд.

Компания Glencore, которой будет принадлежать половина продаваемой доли, заявил, что переговоры находятся в финальной стадии. В официальном сообщении компании сумма сделки оценивается чуть ниже — €10,2 млрд. Трейдер внесет €300 млн своих средств, остальная часть будет взята в кредит. В сделку включено также пятилетнее соглашение, по которому Glencore будет закупать у «Роснефти» по 220 тыс. баррелей нефти в день.

Путин назвал приватизацию «Роснефти» крупнейшей сделкой на мировом энергетическом рынке в 2016 году.

Согласно ранее выпущенной правительственной директиве, продажа 19,5% «Роснефти» должна была состояться не позднее 5 декабря. Игорь Сечин в беседе с главой государства сообщил, что покупателям был предложен максимально возможный дисконт в 5% от биржевых котировок 6 декабря.

Если взять за основу именно эту дату, то капитализация компании на Лондонской фондовой бирже на момент продажи составляла $58,289 млрд, или €54,984 млрд по курсу ЦБ на 6-е число. Таким образом, рыночная стоимость 19,5% «Роснефти» во вторник составляла €10,721 млрд.

Кстати, согласно директиве правительства, сумма сделки должна была составить не менее 710,847 млрд руб. Учитывая курс евро на 6 декабря, сделка принесла порядка 711,543 млрд руб.

«Президент отметил, что в ближайшие дни в страну будет поступать значительный объем валюты, и с тем, чтобы избежать каких-либо колебаний курса, необходимо предусмотреть соответствующую поэтапную систему конвертации», — сообщил Песков. Игорю Сечину поручено проработать соответствующую схему действий по конвертации с правительством, Минфином и Центробанком.

Продажа «Роснефти» была запланирована для покрытия бюджетного дефицита. Причем изначально минимальная цена продажи части госпакета была установлена на уровне 500 млрд руб. Ранее сообщалось, что в приватизации «Роснефти» могут принять участие такие компании, как «ЛУКойл» и «Сургутнефтегаз», а также инвесторы из Китая и Индии. Также проходила информация, что российской госкомпанией интересуется казахстанский «Казмунайгаз», однако последний опроверг это сообщение.

Правительством также рассматривался вариант, при котором «Роснефть» сама приобретет свои акции. Но, как говорил Владимир Путин, такая схема могла бы стать лишь промежуточным вариантом для поиска окончательных покупателей пакета, если инвесторов не найдется.

Сечин в ходе встречи с Путиным заявил, что в рамках привлечения инвесторов были проведены коммерческие переговоры более чем с 30 компаниями, фондами, профессиональными инвесторами, суверенными фондами, финансовыми институтами стран Европы, Америки, Ближнего Востока, стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Выбор Glencore в качестве стратегического инвестора понятен: компания является давним партнером «Роснефти», хотя крупнейшим трейдером для российского нефтяного гиганта Glencore стала только в конце 2012 года, обойдя Vitol и Royal Dutch Shell. Произошло это после того, как Игорь Сечин покинул правительство и возглавил «Роснефть».

Ранее агентство Reuters со ссылкой на источники сообщало, что именно Glencore, используя свои хорошие отношения со многими мировыми банками, помогла «Роснефти» быстро получить кредитные линии для покупки ТНК-ВР.

Кстати, как доложил Сечин Путину, сделка с Glencore является не просто портфельной, а стратегической инвестицией. Она включает в себя дополнительные элементы. Речь идет о заключении долгосрочного поставочного контракта с Glencore, согласовании позиций на рынках, а также создании совместного предприятия по добыче. Glencore уже давно строит планы по участию в совместных проектах с «Роснефтью», об этом источники «Газеты.Ru» рассказывали еще в 2013 году.

Есть риск того, что Glencore одним из условий сделки поставила дисконт к цене отгрузок «Роснефти», предупреждает один из миноритарных акционеров российской компании.

А вот участие Суверенного фонда Катара, по словам миноритария, наоборот, вызывает позитивные ожидания. «Это портфельный инвестор, максимально заинтересованный в получении прибыли, а значит, с дивидендами все будет хорошо, — полагает собеседник «Газеты.Ru». — Скорее всего, за 2016 год «Роснефть», несмотря на снижение финансовых показателей, выплатит столько же, сколько было по итогам 2015 года».

Как рассказывают источники «Газеты.Ru», знакомые с ходом приватизации, в продаже не участвовал Российский фонд прямых инвестиций, несмотря на то что российский и катарский фонды с 2014 года являются партнерами, сотрудничая по ряду проектов (например, аэропорт Пулково).

«Теперь возможен переход к подготовке следующей крупной сделки, о которой уже давно говорит рынок, — слиянии «Роснефти» с «Транснефтью», — говорит собеседник «Газеты.Ru». — Если она действительно состоится, мы получим «нефтяной «Газпром».

По словам миноритария, приватизация «Роснефти» закончена — государство не снизит свою долю ниже контрольного пакета (ранее в СМИ проходила информация о том, что может быть продано еще 10% компании).

Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 8 декабря 2016 > № 1997434


Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 декабря 2016 > № 2004279

Завершена сделка по продаже акций «Роснефти»

Государственный пакет акций 19,5% компании «Роснефть» реализован за 10,5 млрд евро (http://kremlin.ru/events/president/news/53431).

Это крупнейшая приватизационная сделка в мировом нефтегазовом секторе в 2016 году. Покупатели - консорциум катарского государственного фонда и крупнейшей мировой международной трейдерской компании Glencore.

"Рассчитываю, что приход новых инвесторов в органы управления будет улучшать корпоративные процедуры, прозрачность компании и, соответственно, в конечном итоге будет приводить к росту капитализации. При этом контрольный пакет самой компании остаётся в руках Российского государства - пятьдесят с лишним процентов", - подчеркнул Президент РФ Владимир Путин.

В рамках привлечения потенциальных инвесторов и осуществления продажи были проведены коммерческие переговоры более чем с тридцатью компаниями, фондами, профессиональным инвесторами, суверенными фондами, финансовыми институтами стран Европы, Америки, Ближнего Востока, стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Инвестиционным консультантом по сделке выступил банк Intesa.

Россия. Катар. Швейцария > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 декабря 2016 > № 2004279


Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Нефть, газ, уголь > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 1997073

Правительство РФ подготовило все необходимые документы для оформления сделки по приватизации пакета акций "Роснефти", они будут выпущены в ближайшее время, сообщили в среду РИА Новости в пресс-службе кабмина.

"Акты правительства и директивы для оформления сделки по продаже пакета акций "Роснефти" подготовлены, они будут выпущены в ближайшее время",- сообщили в пресс-службе.

Как отметили в кабмине, "глава "Роснефти" Игорь Сечин доложил о деталях сделки председателю правительства Дмитрию Медведеву сегодня вечером".

Ранее в среду Сечин доложил Путину о завершении сделки по приватизации 19,5% акций "Роснефти". Покупателями и стратегическими инвесторами стал консорциум компании Glencore и катарского суверенного инвестфонда. Сумма сделки составила 10,5 миллиарда евро.

Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Нефть, газ, уголь > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 1997073


Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Нефть, газ, уголь > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 1997057

Решение о приватизации 19,5% акций "Роснефти" консорциумом Glencore и катарского суверенного фонда гораздо выгоднее бюджету, чем buy back "Роснефти"; для конвертации валюты от сделки в рубли могут быть использованы средства, полученные "Роснефтью" от размещения облигаций, полагает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Ранее в среду главный исполнительный директор "Роснефти" Игорь Сечин доложил президенту РФ Владимиру Путину о завершении сделки по приватизации 19,5% акций "Роснефти". Покупателями и стратегическими инвесторами стал консорциум компании Glencore и катарского суверенного инвестфонда. Сумма сделки составила 10,5 миллиарда евро.

"Цена выглядит относительно адекватной, ожидания были, что цена составит порядка 700 миллиардов рублей, в этом плане сделка совершилась достаточно близко к рынку, и с точки зрения цены сделка выглядит достаточно симпатично. Схема buy back, которая предлагалась главой "Роснефти" Игорем Сечиным, выглядела совсем неприлично, как перекладывание бюджетных денег из кармана в карман. … Glencore – частная компания, официально швейцарская, здесь бюджет получает деньги действительно со стороны, и в этом плане это выглядит более логично", — сказал РИА Новости аналитик.

По его словам, такое решение является неожиданным ходом, который говорит о том, что Сечин не сумел пролоббировать наиболее выгодное для него решение. "Выиграв первый раунд – борьбу за "Башнефть", он все-таки проиграл второй. … Видимо, Путин посчитал "Роснефть" настолько значимым активом, что счел правильным разделить его между интересантами", — добавил Симонов.

Между тем, он отметил, что непонятным выглядит отсутствие публичного конкурса. "Остается вопрос – не мог ли бюджет заработать больше, если бы история была публичной и гласной", — сказал эксперт.

Избежать скачков курса

По его словам, сейчас актуальным является вопрос, как будут конвертированы в рубли евро, которые придут в "Роснефтегаз" для оплаты сделки. Для этого есть различные варианты; возможно, рубли будут взяты у самой "Роснефти", которая в среду завершила размещение биржевых облигаций на 600 миллиардов рублей.

"Когда "Роснефть" выпускала облигации, думаю, у Сечина был совершенно другой план – bay back, который не сработал. У "Роснефти" сегодня на счетах есть валюта, полученная от индусов за свои активы, эта валюта им нужна для выплаты долга в декабре и закрытия сделки с индусами по НПЗ. Таким образом, рубли им были нужны, чтоб не продавать валюту для покупки своих акций", — сказал эксперт.

"Они выпустили облигации, чтобы в рублях заплатить "Роснефтегазу" за акции, но Путин этот план не одобрил. Получается, сейчас непонятно, зачем Сечину эти рубли. Гипотетически они могут оказаться в бюджете, несмотря на то что это, скорее, обременение для "Роснефти", однако если команда такая поступит – это будет реализовано. Дело в том, что если "Роснефтегаз" будет эту валюту продавать, то не исключено, что рубль может взлететь, объемы достаточно большие", — заключил Симонов.

Россия. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Нефть, газ, уголь > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 1997057


Египет. Катар > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 6 сентября 2012 > № 638445

Египет и Катар заключили в четверг соглашение о выделении катарской стороной инвестиций в египетскую экономику в размере 18 миллиардов долларов, сообщает агентство Франс Пресс со ссылкой на премьер-министра Египта Хишама Кандиля.

По его словам, средства будут перечислены Египту в течение пяти лет в виде инвестиций в туристический, промышленный и энергетический сектора экономики.

В середине августа глава Государства Катар эмир Халифа бен Хамад Аль Тани распорядился перевести на депозит в Центральный банк Египта два миллиарда долларов. Об условиях катарского депозита в ЦБ Египта тогда не сообщалось.

После египетской революции, произошедшей весной 2011 года арабские страны Персидского залива, в первую очередь, Саудовская Аравия и Катар, обещали значительную финансовую поддержку Египту для проведения преобразований в социальной и экономической сферах. До сих пор, однако, помощь Каиру со стороны монархий Персидского залива ограничивалась краткосрочными целевыми кредитами, в основном, выделяемыми на поддержку импорта из этих стран, и далекими по объемам от обещанных Египту сумм.

Египет. Катар > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 6 сентября 2012 > № 638445


Катар > Приватизация, инвестиции > nalogi.net, 8 июня 2012 > № 573547

Небольшой комментарий к Закону № 13 от 2000 года, объясняющий интерес иностранных инвесторов к Катару, можно прочитать в Части 1, размещенной на сайте 28 мая. Здесь же мы лишь заканчиваем публикацию текста самого Закона.

Статья 8

Иностранные инвестиции не подлежат прямой или косвенной экспроприации или любым иным мерам аналогичного характера, за исключением случаев, когда это делается в общественных интересах и на недискриминационной основе. В таких случаях предусмотрены немедленные компенсации в соответствии с юридическими правилами, предусмотренными для подобной процедуры. При этом компенсация будет эквивалентна реальной рыночной стоимости экспроприируемых инвестиций на момент экспроприации или объявления о ней. Компенсация должна быть выплачена безотлагательно путем бесплатного для получателя трансферта. Она предусматривает также выплату процентов, рассчитанных по ставке, действовавшей накануне платежа.

Статья 9

Иностранные инвесторы имеют право производить все переводы, связанные с их инвестициями, без уплаты комиссии и без каких-либо задержек, как внутри страны, так и вне ее. Подобные переводы включают в себя:

• Инвестиционную прибыль.

• Выручку от продажи или ликвидации всех или части капиталовложений.

• Поступления, полученные в результате урегулирования инвестиционных споров.

Переводы осуществляются в любой конвертируемой валюте, по ставкам, действующим на дату перевода.

Статья 10

Иностранный инвестор может передавать право собственности на инвестиции другому зарубежному или местному инвестору (в случае партнерства), если эта передача осуществляется в соответствии с законами и процедурами, действующими в данное время.

В этих случаях, инвестирование будет по-прежнему регулироваться положениями настоящего Закона, при условии, если новый инвестор продолжит намеченную инвестиционную деятельность, в том числе в плане предусмотренных прав и обязательств.

Статья 11

Соглашение по урегулированию любых споров между иностранным инвестором и иными лицами может быть достигнуто через местный или международный арбитраж.

Статья 12

Положения настоящего Закона не распространяются на:

- Компании и физические лица, назначенные государством для добычи и эксплуатации природных ресурсов или управления ими на основании специальной концессии или соглашения.

- Компании, зарегистрированные Правительством, или те, в которых Правительство принимает участие.

- Другие государственные корпорации и ассоциации с участием иностранных инвесторов, созданные в соответствии со статьей 90 Закона о коммерческих компаниях.

Статья 13

Иностранный инвестор должен обеспечивать безопасность окружающей среды от загрязнения, а также соблюдать все законы, нормы и инструкции, касающиеся общественного здоровья и безопасности. Кроме того, иностранный инвестор не должен предпринимать никаких действий, которые ставят под угрозу государственную политику и общественную мораль.

Статья 14

Положения настоящего Закона не наносят ущерба налоговым льготам и другим гарантиям и стимулам, которые распространялись на компании и проекты на дату вступления в силу данного Закона. Все компании и проекты сохранят те преимущества, льготы, гарантии и стимулы, которые были получены в соответствии с законодательными актами, соглашениями и контрактами, действовавшими ранее.

Статья 15

Если иностранный инвестор нарушает какое-либо из положений настоящего Закона, Министерство должно уведомить его о необходимости устранить нарушения в течение трех месяцев с даты уведомления.

Статья 16

Безотносительно к возможному более строгому наказанию, предусмотренному другими, действующими в Катаре законами, любой иностранец, занимающийся экономической деятельностью, противоречащей настоящему Закону, должен будет заплатить штраф в размере от пятидесяти до ста тысяч катарских риалов.

Статья 17

Технический персонал Министерства, уполномоченный министром, наделяется законными правами на расследование преступлений, совершенных в нарушение положений настоящего Закона, и на реализацию принятых решений. Этот персонал также имеет право доступа к соответствующим помещениям и проектам, с целью проверки и изучения всей необходимой документации.

Статья 18

В связи с принятием в 2000 году Закона № 13, Декрет № 25 от 1990 года подлежит отмене, и любые положения этого Декрета, находящиеся в противоречии с настоящим Законом, также утрачивают законную силу.

Статья 19

Министр публикует все нормы и положения, регулирующие исполнение настоящего Закона, в том числе определяя взимаемые сборы.

Статья 20

Все заинтересованные стороны, каждая в пределах своих компетенций, обязаны неукоснительно руководствоваться настоящим Законом.

дата публикации: 08.06.2012

Катар > Приватизация, инвестиции > nalogi.net, 8 июня 2012 > № 573547


Катар > Приватизация, инвестиции > nalogi.net, 28 мая 2012 > № 566073

В последнее время экономика Катара, не так давно практически целиком зависевшая от нефти и газа, претерпела существенные изменения, благодаря реформам, направленным на преодоление зависимости от цен на нефть, стимулирование развития частного сектора, рост диверсификации, гибкости и либерализацию. Эти реформы не закончены и продолжают осуществляться в русле государственной политики, направленной также на укрепление экономических связей с внешним миром и привлечение иностранных инвестиций. Предпринятые усилия привели к созданию многих отраслей тяжелой промышленности, включая такие, как сталелитейная, нефтехимическая и цементная. Кроме того, Катар подписал серию соглашений с целым рядом стран по экономическому, торговому и техническому сотрудничеству, защите инвестиций совместных предприятий и избежанию двойного налогообложения. Важность этих соглашений находит свое отражение в правовых гарантиях экономической деятельности национальных и иностранных инвесторов, как в самом Катаре, так и за рубежом. Осуществление иностранных инвестиций в экономику Катара регулируется Законом № 13 от 2000 года, состоящим из двадцати Статей:

Статья 1

В соответствии с настоящим Законом иностранные инвестиции могут осуществляться в следующих формах:

• Перевод наличных средств в банки и другие лицензированные финансовые учреждения Катара.

• Импорт материальных ценностей с инвестиционными целями, в соответствии с правилами, предусмотренными данным Законом.

• Прибыль, доходы и резервы, образовавшиеся в результате вложений иностранного капитала в тот или иной из авторизованных проектов, в соответствии с положениями настоящего Закона.

• Получение эксклюзивных прав, таких как лицензии, патенты и торговые марки, зарегистрированные в Катаре.

Статья 2

Зарубежные инвесторы могут вкладывать свои капиталы во все отрасли национальной экономики Катара, при условии, если у них имеется один или более партнеров в этой стране, доля которых составляет не менее 51% капитала, и если эта компания должным образом инкорпорирована, в соответствии с катарским законодательством.

Как известно, нет правил без исключений. Министр финансов и торговли Катара может выдать разрешение на то, чтобы доля иностранного капитала превышала 49 процентов и даже доходила до 100 процентов. Это касается таких сфер, как: сельское хозяйство, промышленность, здравоохранение, образование, туризм, добыча и обработка полезных ископаемых, энергетическая и горнорудная промышленность, а также распространяется на капиталовложения в проекты, которые вписываются в государственные планы экономического развития. Помимо этого, учитываются интересы экспортной индустрии, отраслей, производящих новые виды продукции, внедряющих современные технологии, а также предусматривающих возможность участия местных кадров в реализации проектов.

Статья 3

После консультаций с компетентными органами, министр финансов, экономики и торговли выдает разрешение иностранным компаниям, работающим в Катаре по бизнес-контрактам, приступить к их реализации.

Статья 4

Для рассмотрения вопросов, не фигурирующих в этом Законе, следует руководствоваться положениями других законов, действующих на территории государства и относящихся к данному роду деятельности, с целью получения необходимых лицензий на инвестирование в любую из разрешенных сфер экономики.

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ЛЬГОТЫ

Статья 5

Недвижимость, необходимая для осуществления инвестиционного проекта, может быть сдана в аренду иностранному инвестору на период, не превышающий 50 возобновляемых лет.

Статья 6

Иностранный инвестор может импортировать все необходимое для создания, ведения или расширения проекта, в соответствии с нормами действующего Закона.

Статья 7

Министерство финансов и торговли имеет право:

1. Освобождать иностранный капитал от налога на прибыль в секторах, упомянутых в Статье 2 настоящего Закона, на период, не превышающий 10 лет, начиная с момента работы над инвестиционным проектом.

2. Освобождать инвесторов от таможенных сборов при поставках необходимого импортного оборудования.

3. Освобождать от таможенных сборов при поставках сырья и полуфабрикатов, необходимых для производства, в случае если таковые недоступны на отечественном рынке.

Катар > Приватизация, инвестиции > nalogi.net, 28 мая 2012 > № 566073


Катар > Приватизация, инвестиции > membrana.ru, 28 марта 2011 > № 307782

Через 11 лет чемпионат мира по футболу пройдёт в Катаре. Одна из проблем этой страны – невероятная летняя жара. В июне и июле температура нередко доходит до 50 °C. Чтобы защитить зрителей и игроков от палящего солнца, инженеры решили поднять в небо искусственное облако.

Концепцию разработали учёные из университета Катара (Qatar University). Они предлагают создать тень на стадионе при помощи гигантской летающей конструкции.

Корпус аппарата будет выполнен из углеволокна и наполнен гелием. Поднимать прямоугольную махину в воздух будет не только газ, но и четыре больших винта. Их двигатели должны питаться от солнечных батарей на «крыше» искусственного облака. Управление положением гиганта будет осуществляться с земли.

BBC отмечает, что искусственные облака, по замыслу авторов, могли бы накрывать не только стадионы, но и тренировочные площадки.

По предварительным оценкам, каждое такое облако обойдётся самой маленькой стране, когда-либо принимавшей чемпионат мира по футболу, в $500 тысяч. Однако если продукт станет серийным (на что, конечно же, рассчитывают изобретатели), его цена уменьшится. В дальнейшем эти беспилотники смогут защищать от солнечных лучей пляжи и автомобильные парковки.

Проект был представлен ещё в октябре прошлого года, однако общемировое внимание привлёк к себе только сейчас, что вызвало удивление разработчиков из Катара.

Напомним, что в попытке заполучить чемпионат мира по футболу 2018 года Катар обещал построить подземный стадион.

Катар > Приватизация, инвестиции > membrana.ru, 28 марта 2011 > № 307782


Катар. УФО > Приватизация, инвестиции > metalbulletin.ru, 21 октября 2010 > № 264433

Инвестиции Катара в экономику Урала могут превысить 2 млрд.долл., сообщил полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе Николай Винниченко на пресс-конференции 20 окт. в пресс-центре агентства «Интерфакс-Урал» в Екатеринбурге.

«Уже сейчас получены предложения со стороны катарских инвесторов для округа на сумму не менее 700 млн.долл. нашим предприятиям, причем это только начало. По нашим подсчетам, общий объем инвестиций, который может прийти в Уральский федеральный округ, составляет не менее $2 млрд.», – подчеркнул г-н Винниченко.

«Причем в горнорудном блоке они отдельно выделили тему золоторудных месторождений, поскольку Катар занимается вложением в проекты, которые впоследствии могут приносить прибыль», – отметил полпред президента.

«Представители этого фонда проявили очень большую заинтересованность в проекте «Урал Промышленный – Урал Полярный» как таковом и особенно в его геологоразведочном секторе. Конкретно, катарцы заинтересовались медными, золотыми, барритовым месторождениями на участках, лицензии на которые принадлежат корпорации «Урал Промышленный – Урал Полярный». Речь идет о суммах от 500 млн.долл. прямых инвестиций, – оценил перспективы сотрудничества заместитель гендиректора ОАО «Корпорация «Урал Промышленный – Урал Полярный» Борис Кириллов, передает «УралПолит». – В течение окт. специалисты корпорации подготовят необходимые предложения для подписания соглашения и выхода на инвестиционный процесс».

Юридически договоренности пока не оформлены, но, по словам полпреда, меморандум о намерении может быть подписан в первых числах нояб. во время визита главы Катара в Россию. «Я надеюсь, что по итогам этого визита будут объявлены конкретные решения», – добавил он.

Ранее сообщалось, что ОАО «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК) может стать поставщиком медной катанки для Катара для производства кабелей, проводов и продукции высоких технологий.

Катар. УФО > Приватизация, инвестиции > metalbulletin.ru, 21 октября 2010 > № 264433


Катар > Приватизация, инвестиции > Русские Эмираты, 12 октября 2008 > № 132403

Государство Катар признано наиболее конкуренте способной экономикой среди стран региона Персидского залива, значительно опережающей ОАЭ в мировом индексе конкурентоспособности по версии Всемирного экономического форума. Как следует из «Отчета по мировой конкурентоспособности» (Global Competitiveness Report GCR), в этом году Катар взобрался на пять позиций вверх и занял 26 место. На следующей, 27 строчке, расположилась Саудовская Аравия, также показавшая немалый прогресс относительно года прошедшего, когда КСА занимало 35 позицию рейтинга. Эмираты переместились в 37 на 31 место. Кувейт занял 30 позицию, поднявшись с 35 позиции пред.г. Бахрейн и Оман переместились из пятой десятки в четвертую, оказавшись на 37 и 38 строчке соответственно, по сравнению с 43 и 42 позициями 2007г.

Во главе индекса мировой конкурентоспособности стоят США. На втором месте – Швейцария. Тройку лидеров закрывает Дания, за которой следуют Швеция, Сингапур, Финляндия и Германия. Мировой индекс конкурентоспособности высчитывается на основе анализа открытой информации и ежегодно проводимого опроса панели экспертов. Он базируется на оценке 12 главных показателей уровня конкурентоспособности, таких как – состояние институтов власти, инфраструктура, стабильность макроэкономики, здравоохранение и начальное обучение, высшее образование и повышение квалификации, продуктивность потребительского рынка, состояние рынка труда, уровень развития финансового рынка, технологическое развитие, размер рынка, уровень развития бизнеса и внедрения инноваций. Катар > Приватизация, инвестиции > Русские Эмираты, 12 октября 2008 > № 132403


Катар > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340838

Инофирма

Иностранные инвесторы вправе участвовать в предприятиях, занятых в любом секторе экономики Катара, за исключением банковской сферы, сферы страховых услуг, коммерческих агентств и торговли недвижимостью. Но иностранцы не имеют права на более чем 49% в капитале местных предприятий, кроме компаний, занятых в сельском хозяйстве, промышленности, здравоохранении, образовании, туризме, энергетике, добыче и разработке природных ископаемых.

В законе о компаниях Катара, в частности, предусматривается учреждение предприятий таких организационно-правовых форм, как: открытая компания с ограниченной ответственностью; закрытая компания с ограниченной ответственностью; акционерное партнерство с ограниченной ответственностью.

Открытая компания с ограниченной ответственностью может быть учреждена не менее чем пятью акционерами (максимальное число акционеров – не ограничено):

• минимальный размер уставного капитала – QAR 500 000 (USD 1 равен 3,5 катарских риала). Капитал представлен в виде именных акций одинаковой стоимости – не менее QAR 100 и не превышающей QAR 1 000 каждая;

• компания вправе предлагать свои акции к открытой продаже только после того, как учредители представили в управление по контролю за деятельностью компаний при министерстве экономики и торговли подтверждение банка об оплате не менее чем 10% капитала;

• компанией управляет совет директоров, состоящий не менее чем из 5 и не более чем из 11 директоров (только физических лиц), каждого из которых назначают на эту должность сроком на 3г. Совет директоров избирает председателя, который представляет компанию в отношениях с третьими лицами. Председатель несет ответственность за выполнение решений, принимаемых советом директоров, полномочия которого ограничиваются уставом компании и нормами действующего законодательства;

• директора несут личную ответственность за проявление мошенничества любого вида, злоупотребление полномочиями, несоответствие нормам законодательства, а также за непрофессиональное управление деятельностью компании;

• компания должна отчислять 10% от своей чистой прибыли в специально созданный компанией резервный фонд до тех пор, пока сумма в фонде не будет эквивалентна 50% капитала компании;

• в компанию назначают как минимум одного аудитора.

Закрытую компанию с ограниченной ответственностью можно учредить двум акционерам (максимальное их число – 30):

• минимальный уставный капитал – QAR 200 000. Капитал представлен в виде именных акций одинаковой стоимости – не менее QAR 1 000 каждая – и должен быть полностью оплачен акционерами на момент регистрации компании;

• компания не вправе предлагать свои акции к открытой продаже;

• компанией управляет один или более менеджеров (только физические лица), полномочия которых ограничиваются положениями Устава компании и нормами действующего законодательства;

• менеджеры несут личную ответственность за проявление в любом виде мошенничества, злоупотребление полномочиями, несоответствие нормам законодательства, а также за непрофессиональное управление деятельностью компании;

• если в компании более 10 акционеров, назначается Совет (в составе не менее трех лиц) для контроля за действиями менеджеров;

• в компанию, капитал которой превышает QAR 500 000, назначают как минимум одного аудитора.

Акционерное партнерство с ограниченной ответственностью может быть учреждено не менее чем 3 генеральными партнерами с неограниченной ответственностью по долгам и обязательствам предприятия и не менее чем 10 партнерами, ответственность которых ограничена долями их участия в предприятии:

• минимальный уставный капитал – QAR 200 000;

• партнеры могут быть как физическими, так и юридическими лицами;

• акции должны иметь одинаковую номинальную стоимость;

• партнерством управляют генеральные партнеры (только физические лица), либо ими назначенные менеджеры. Партнеры с ограниченной ответственностью не вправе принимать участие в управлении, иначе они теряют статус ограниченности в ответственности;

• в партнерстве, число членов которого превышает 10, следует избрать Совет (не менее чем из трех лиц) для контроля за действиями менеджеров.

• в партнерство, чей капитал превышает QAR 500 000, назначают минимум одного аудитора.

Каждый иностранный инвестор обязан получить разрешение министра финансов Катара перед началом процесса учреждения своего бизнеса в этой стране.

Все предприятия в Катаре подлежат налогообложению на чистую прибыль по прогрессивной шкале:

Объем прибыли, QAR

Ставка налога,%

Менее 100 000 Не облагается
100 001-500 000 10
500001-1000000 15
1 000 001-1 500 000 20
1500001-2500000 25
2 500 001-5 000 000 30
5 000 001 и выше 35

Иностранцы имеют право арендовать землю на период до 10 лет, импортировать оборудование и материалы для своих проектов. Не исключена возможность получить от уполномоченных властей Катара освобождение от уплаты налогов.

Валютный контроль в Катаре накладывает ограничения на деятельность, связанную с обменом валюты, дорожными чеками, драгоценными металлами, а также денежными переводами, осуществляемыми физическими лицами. Риал Катара свободно конвертируем на мировых финансовых рынках.

Катар подписал соглашения об избежании двойного налогообложения с Индией, Пакистаном, Сенегалом, Сирией и Францией.

Катар > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340838


Катар > Приватизация, инвестиции > emirates.su, 19 декабря 2007 > № 87360

Катар и Кувейт вошли в пятерку самых богатых стран. Всемирный банк опубликовал очередной доклад International Comparison Program Preliminary Global Report Compares Size of Economies, согласно которому в 2005г. в мире было произведено товаров и услуг на 55 трлн.долл. В докладе приводятся оценки валового внутреннего продукта (ВВП) для 146 стран, доля ВВП на душу населения, индекс ценового уровня, показывающего «дороговизну» или «дешевизну» страны.Из расчета доли ВВП на душу населения, наиболее богатыми странами мира признаны Люксембург, Катар, Норвегия, Бруней и Кувейт. Однако по уровню потребления на душу населения (реальные размеры различных материальных благ, которыми пользуются жители той или иной страны) лидеры иные: Люксембург, США, Исландия, Великобритания и Норвегия.

Две трети мирового ВВП обеспечивают всего лишь 12 государств – США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Китай, Индия, Россия, Бразилия и Мексика. Об этом говорится в докладе Всемирного банка о состоянии экономик мира.

При учете сравнительно покупательной способности различных государств, крупнейшими экономиками мира являются США, Китай, Япония, Германия и Индия. Россия обеспечивает три четверти ВВП постсоветских государств, на ее долю приходится две трети инвестиций, произведенных в этом регионе.

Также в докладе сравнен уровень цен в различных государствах. На основании этого расчета выявлены наиболее и наименее дорогие страны. Если уровень цен равен ста баллам – это означает, что он идентичен уровню цен в США. Если уровень цен превышает 100, то страна является более дорогой, чем США, если меньше 100 – менее дорогой. Среднестатистическим для мира уровнем цен является 81 балл.

В пятерку наиболее дорогих для проживания и бизнеса стран вошли Исландия (получила 154 балла), Дания, Швейцария, Норвегия и Ирландия. США (100 баллов) в этом перечне заняли 20 место в мире, уступив Франции (115), Германии (111), Японии и Великобритании (по 118).

Ценовой показатель России равен 45 баллам, Казахстана – 43, Грузии – 41, Армении – 39, Беларуси – 36, Азербайджана и Молдовы – 35, Украины – 33. Латвия и Литва получили по 53 балла, Эстония – 62. Наиболее дешевой считается жизнь в Таджикистане (24 балла), Эфиопии, Гамбии, Киргизстане (28 баллов) и Боливии.

Саудовская Аравия получила 64 балла, а Египет – 28. Катар > Приватизация, инвестиции > emirates.su, 19 декабря 2007 > № 87360


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter