Всего новостей: 2294415, выбрано 143 за 0.266 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Катар. Саудовская Аравия. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > interfax.com.ua, 18 октября 2017 > № 2353913

Эмир Катара шейх Тамим бин Хамад Аль Тани обратился с призывом к Саудовской Аравии, Египту, ОАЭ и Бахрейну отказаться от эмбарго в отношении страны, передает в среду агентство АП.

"Мы все братья, и для всех нас этот кризис привел к потерям", - сказал катарский эмир, выступая на совместной пресс-конференции с президентом Индонезии Джоко Видодо.

При этом глава Катара отметил несправедливый характер экономической блокады, установленной этими странами.

В свою очередь, Индонезия придерживается мнения о необходимости проявления сдержанности сторонами конфликта, отмечает агентство.

Ранее сообщалось, что 5 июня Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Бахрейн разорвали дипотношения с Катаром, объявив ему фактическую блокаду и обвинив катарское руководство в поддержке и финансировании террористических группировок и вмешательстве во внутренние дела других стран.

Катар. Саудовская Аравия. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > interfax.com.ua, 18 октября 2017 > № 2353913


Саудовская Аравия. Катар > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310577

Утечки свидетельствуют о том, что Саудовская Аравия едва не напала на Катар

В электронном сообщении, предположительно написанном послом ОАЭ в США, говорится о том, что захват Катара «решит все проблемы».

Оливия Алабастер (Olivia Alabaster), Middle East Eye, Великобритания

Саудовская Аравия была близка к тому, чтобы «завоевать» Катар, о чем свидетельствуют утечки электронных сообщений, предположительно написанных послом ОАЭ в США Юсефом Аль Отайбой (Yousef Al Otaiba).

Указывающие на это данные обнаружены в электронной переписке, украденной неизвестными и размещенной в среду в онлайне.

В переписке с бывшим американским дипломатом Элиотом Абрамсом (Elliot Abrams) Отайба отмечает: «Захват Катара решит все проблемы. Буквально. И саудовский король Абдалла за несколько месяцев до своей кончины в январе 2015 года был близок к тому, чтобы сделать нечто подобное с Катаром».

Явно удивленный Абрамс отвечает: «Я этого не знал. Поразительно!»

«Насколько серьезно все могло быть?» — спрашивает американец, указывая на то, что собственно катарцев в стране не более 250-300 тысяч.

«Иностранцы вмешиваться не будут», — продолжает он. «Да, можно пообещать увеличение зарплат индусам, полиции, но кто будет воевать не на жизнь, а на смерть?» — пишет он, имея в виду то обстоятельство, что в Катаре велика доля мигрантов из южной Азии.

Отайба отвечает: «Таково было заключение. Сделать это было бы легко и просто».

«Обаме бы это не понравилось, — заявил Абрамс. — Но вот новый парень…» Этим многоточием он как бы показывает, что нынешний президент США Дональд Трамп мог поддержать действия Эр-Рияда по захвату соседней страны из зоны Персидского залива.

«Точно», — подтверждает Отайба.

Отайба сначала отвечал на предположение Абрамса о том, что захватить Катар следует Иордании.

«Катар надо захватить хашимитам, — написал Абрамс, — потому что это решит их финансовые проблемы и проблему поддержки терроризма катарцами».

Абрамс был помощником американского президента Джорджа Буша и заместителем советника по национальной безопасности в его администрации. В настоящее время он работает старшим научным сотрудником в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations), занимаясь там ближневосточными исследованиями.

Спустя месяц после этого обмена сообщениями (он состоялся в мае 2017 года) Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет объявили, что вводят экономическую и политическую блокаду Катара, обвинив эту страну в поддержке терроризма, что Доха категорически отрицает.

Пресс-секретарь посольства ОАЭ в США заявила нашему изданию, что она не может «подтвердить или опровергнуть» подлинность этой переписки.

Представитель Абрамса пока не откликнулся на просьбу нашего издания дать комментарии по этому поводу.

Саудовская Аравия. Катар > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310577


Катар. США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 9 сентября 2017 > № 2301956

Катар осуждает и отвергает обвинения четырех арабских стран в поддержке терроризма и вмешательстве во внутренние дела других государств, изложенные в их совместном заявлении после переговоров президента США Дональда Трампа с эмиром Кувейта, заявил директор информационного офиса МИД Катара Ахмед бен Сейид ар-Румейхи.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн выпустили совместное заявление после переговоров эмира Кувейта с президентом США, где отметили, что единственным способом урегулирования отношений с Катаром остается выполнение Дохой их 13 требований, в числе которых прекращение финансирования терроризма и вмешательства в дела других государств.

"Заявление "четверки", в котором говорится о вмешательстве Катара в дела других стран и финансировании терроризма, безосновательно. Эти обвинения идут вразрез с политикой Катара, которая основывается на уважении суверенитета других стран, а также противоречат международному признанию заслуг Катара в борьбе с терроризмом", — отметил ар-Румейхи, чьи слова приводятся на сайте МИД Катара.

Кроме того, он подчеркнул приверженность Катара диалогу с самого начала возникновения кризиса в отношениях с арабскими странами. "Государство Катар хочет обсуждать любые требования объявивших ему блокаду стран, используя конструктивный диалог на основе уважения к международному праву и суверенитета государств", — добавил ар-Румейхи.

Он указал, что правительство Катара и его подданные "высоко ценят" посреднические усилия эмира Кувейта для разрешения кризиса и поддержку другими странами этих усилий.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Вскоре после разрыва отношений четыре арабские страны предъявили Катару ультиматум из 13 требований, среди которых были понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

Катар. США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 9 сентября 2017 > № 2301956


Бахрейн. Кувейт. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301729

Министр иностранных дел Бахрейна Халед бен Ахмед аль-Халифа не согласился с заявлением эмира Кувейта о существовавшей возможности военного решения конфликта между Катаром и арабскими государствами.

"Наши страны не стремились, и не будут стремиться к созданию военной угрозы кому-либо, но мир также знает, что мы не позволим какой-либо стороне, малой или большой, угрожать безопасности наших народов или стабильности", — написал он в своем микроблоге в Twitter.

Глава МИД Бахрейна прокомментировал слова эмира Кувейта, сказавшего на пресс-конференции с президентом США, что благодаря посредническим усилиям удалось избежать военного исхода конфликта с Катаром.

Министр указал, что "эмир Кувейта говорил от сердца, но его величество знает, что военный сценарий не исходил от стран, которые разорвали отношения с Катаром".

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Вскоре после разрыва отношений четыре арабские страны предъявили Катару ультиматум из 13 требований, среди которых были понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

Бахрейн. Кувейт. Катар > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301729


Россия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300870

Оружейные сделки и возвращение России в арабский мир

Фаез Ад-Дувейри (Faiz Ad-Duweiri), Al Jazeera, Катар

Стратегическое значение Ближнего Востока определяется его географическим положением. Благодаря слиянию старых континентов отсюда можно контролировать самые важные моря в мире (Каспийское, Черное, Средиземное, Красное, Персидский залив и Аравийское море), Суэцким каналом, проливами Босфор и Дарданеллы, а также Баб-эль-Мандебским и Ормузским проливами.

Экономическая значимость Ближнего Востока заключается в запасах нефти и газа, которые составляют 40% мировых запасов нефти и 39% мировых запасов газа до недавних открытий месторождений в Катаре.

География России стала причиной ее внимания к Ближнему Востоку. Поскольку российское государство занимает большую часть Евразии, Ближний Восток рассматривается ее южными воротами и регионом, который отделяет Россию от южных вод.

По этой причине царская Россия стремилась навязать региону свое присутствие и достичь теплых вод. С этой целью она развязала несколько войн против персидского (1809, 1813 и 1826 годы) и османского государств (1828, 1829 и 1853 годы).

В 1960-х и 1970-х годах Советский Союз стремился к военному присутствию в Египте, Эфиопии, Сомали, Южном Йемене, Йеменской Арабской Республике, Судане, Ливии, Алжире, Ираке, а также в Сирии, где на Средиземноморском побережье в Тартусе расположена самая важная российская военно-морская база.

Советское влияние в регионе постепенно уменьшалось в связи с началом экономического кризиса, который стал одним из причин распада Советского Союза. Большая часть его влияния была утрачена. Когда преемницей Союза стала Российская Федерация, то влияние сохранилось лишь в Сирии и в какой-то степени Алжире.

Факторы, определяющие значимость региона для России

Россия под руководством Владимира Путина не отказалась от своей мечты о постоянном военном присутствии на Ближнем Востоке, в регионе, который представляет большое политическое, экономическое и стратегическое значение для Путина.

Политическая значимость региона определяет большую часть интересов России на Ближнем Востоке. Цель Москвы составить конкуренцию Вашингтону. Несмотря на то, что соотношение военных сил между странами не в пользу России, она воспользовалась нежеланием администрации Обамы действовать решительно в кризисных ситуациях в регионе и поспешила заполнить образовавшийся военно-политический вакуум.

Таким образом, Америка оказалась на заднем сиденье, дав возможность России встать у руля. Это обстоятельство позволяет России использовать свои успехи на Ближнем Востоке — и особенно в Сирии — для того, чтобы выторговать уступки по другим, более значимым для России проблемам, в том числе по кризису вокруг Украины, Крымского полуострова и системы ПРО у российских границ.

Что касается значимости Ближнего Востока с экономической точки зрения, то здесь Россия стремится помешать США и Европейскому Союзу достичь Восточного газопровода напрямую, поскольку это снизит важность российского газа и нефти и приведет к падению цен на мировом рынке, что в результате нанесет ущерб российской экономике.

Россия также активизирует экономические и торговые отношения с арабскими странами, Ираном и Турцией, получает льготы и привлекает арабские инвестиции, особенно из стран Персидского залива. Эти средства помогут возродить российскую экономику, которая страдает от кризисов по причине низких цен на нефть и газ.

Рост стратегического значения Ближнего Востока можно наблюдать по мере того, как Россия продолжает делать шаги на пути к восстановлению своего влияния в регионе в рамках долгосрочной стратегии по возвращению себе места на международной арене. Так, с этой целью Россия формирует новые региональные и международные альянсы, расширяет свое военное присутствие и укрепляет экономические связи в этом жизненно важном регионе.

С начала 2005 года Россия стала проявлять гораздо больший интерес к Ближнему Востоку, кульминацией чего стал визит президента Путина в 2007 году в регион, который рассматривался как начало улучшения отношений России с арабскими странами. Исследования указывают на то, что политика Путина в отношении этих государств опирается на ряд составляющих, таких как международное положение, торговые отношения и региональная стабильность.

Россия должна играть активную роль в качестве глобальной державы, не позволяя Соединенным Штатам доминировать в этом регионе, поэтому она стремится сформировать влиятельные союзы с рядом региональных игроков, такими как Иран и Сирия, которые настроены враждебно по отношению к американцам. Кроме того, Россия ставит перед собой цель заключить соглашения и покончить с историческими разногласиями с государствами, которые находятся в орбите влияния Соединенных Штатов. Особенно это касается государств Персидского залива.

Последствия российских сделок по оружию

Сближение России с проамерикански настроенными странами в экономической и военной сферах подтвердилось в ходе заключения нескольких соглашений в сфере торговли оружием. Арабские страны первыми в мире заключили сделки по закупке вооружения, в то время как американцы отказались удовлетворить некоторые их просьбы в отношении оружия.

Исторически на Америку приходится львиная доля этой прибыльной торговли, но Россия смогла изменить ситуацию, особенно в период между 2006 и 2010 годами. При этом доля США составляла 34%, в то время как Россия заняла второе место с 25% от мировой торговли оружием.

Использование нового оружия заставит военных стратегов внести существенные коррективы в доктрину армии, соизмеримые с характеристиками этого оружия и новыми боевыми задачами, для выполнения которых оно будет использоваться. Это означает, что оружейные сделки — это не только прибыльный бизнес, но и процесс сотрудничества, последствия которого могут распространяться на другие области.

Таким образом, мы видим, что движение России к Ближнему Востоку определяется российскими внутренними факторами, а также тем, как Москва видит регион и свои интересы в нем. Так, Россия боится подъема исламистских движений, которые могут достичь сепаратистских регионов Северного Кавказа.

Более того, стабильность на Ближнем Востоке обеспечивает стабильность южных границ России, что помогает противостоять международной изоляции, в которой она оказалась после украинского кризиса. Также Россия предстает в качестве эффективной силы, способной урегулировать самые сложные кризисы.

Тем не менее присутствие России на Ближнем Востоке не имеет решающего значения с точки зрения геополитики. Так, даже российская военная интервенция не изменит ход игры в долгосрочной перспективе и не является стратегической угрозой для Соединенных Штатов, которые по-прежнему контролируют ближневосточную региональную систему, по мнению Майкла Найтса, исследователя в Вашингтонском институте ближневосточной политики.

Таким образом, российское влияние на Ближнем Востоке будет иметь ограниченный характер. Этот регион несмотря на свое стратегическое значение не будет главным приоритетом России, в связи с чем остаются открытыми вопросы о способности России перевести свои успехи в завоевания, а также о том, сможет ли она заплатить военную, экономическую и политическую цену защиты своих союзников, как это делают Соединенные Штаты?

Россия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300870


Саудовская Аравия. ОАЭ. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 сентября 2017 > № 2296328

О войнах, которые уничтожают арабов

Таляль Салман (Talal Salman), Al Shorouq, Египет

Саудовская Аравия находится в напряжённых отношениях с ОАЭ и Катаром, которые в свою очередь воюют в Сирии и в Ираке. Отношения между Египтом и Суданом также ухудшаются из-за территориальных споров на границе.

Из-за борьбы большого количества акторов в регионе Ливия перестала существовать как самостоятельное государство. В настоящее время мировые державы с разными интересами договариваются о политическом будущем этой нефтедобывающей страны.

Алжир находится в изоляции под руководством президента Абдель Азиза Бутефлика, который имеет огромное влияние на политическую систему внутри страны, ограничивая полномочия премьер-министра. В то же время граждане этой богатой страны живут в условиях высокой имущественной дифференциации, главная причина которой наследники и родственники президента.

Король Марокко Мохаммед VI превратил свою страну в курорт для принцев и арабских нефтяных шейхов.

Что касается Ирака, то он ведёт открытую войну против ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), которая занимает более половины территории страны. Мосул, не найдя союзников среди арабских стран, обратился за помощью к США и Ирану.

Курды во главе с Масудом Барзани упрямо настаивают на отделении от Ирака, игнорируя усиление напряжения среди турецких и иранских курдов. Более того, иракским курдам недостаточно предоставленной автономии и представительства в Багдадском правительстве, в том числе в Министерстве внутренних дел, Министерстве финансов и других структурах.

Что касается Сирии, она борется с представителями радикальной оппозиции, среди которых ИГИЛ, Аль-Каида (запрещена в РФ — прим. ред.) и её террористически ячейки, которые заблокировав политическими лозунгами умеренную оппозицию, превратили политический конфликт в гражданскую войну. Ситуация меняется под влиянием «дружественных сил» в лице Ирана и России, приславшей экспертов военно-морского флота и создавшей «комитеты по примирению», которые отделили радикальную политическую оппозиции при подготовке решения о мирном урегулировании и сохранении единства Сирии, а также разработке серьёзных структурных реформ и определении места партии Баас в новой политической системе.

Ливан раздирают внутренние противоречия: тяжёлый экономический кризис и политическое противостояние двух коалиций. Последнее вынудило правительство занять позицию посредника, хотя могло претендовать и на роль модератора ситуации.

В Палестине не прекращается борьба за святые места, а также муки убийств и массовых арестов. Ее раздирают противоречия, и наполняет атмосфера ненависти. Президент США Дональд Трамп в рамках визита к лидеру Палестинского государства посетил Стену Плача, что представлялось опасным в сложившихся обстоятельствах. Палестинское движение неоднородно, есть те, кто стремится вернуть Сектор Газа и Западный Берег реки Иордан, как это было в 1948 году. Много говорится о сепаратистских проектах Мохаммеда Дахлана (известный лидер палестинского движения, активно отстаивающий позицию о возвращении границ к 1967 году — прим. ред.). Есть те, кто обвиняет Египет в сепаратизме и выступает против него. В то же время организуются демонстрации, в которых участвуют молодые и взрослые мужчины, ради мечети Аль-Акса, которая в настоящее время закрыта для палестинцев.

Остаётся вспомнить про Йемен, где холера и братоубийственная война практически уничтожили население страны. На протяжении трёх лет посредники пытаются урегулировать этот кровавый конфликт, но безрезультатно.

Арабский регион живёт вне политики: некоторые граждане погрязли в ненависти к своим правителям и создаваемой ими имущественной дифференциации, это есть и в королевствах, и в эмиратах, и в республиках. В таких странах власть игнорирует проблемы своих граждан и подданных, их требования свободы, независимости и прогресса. Они находятся в состоянии постоянной войны между правительственными армиями и террористическими группировками, которые ведут себя в этих странах так, как будто там нет законной власти.

Арабы сражаются друг с другом в Йемене, Сирии, Персидском Заливе, а также в странах Северной Африки. Почему всё складывается именно так? Лига арабских государств превратилась в бесполезную организацию, а проекты объединения арабского народа исчезли. Ближний Восток утратил былую конкурентоспособность, основанную на нефти и газе. Прошли времена, когда богатые арабские страны могли навязать свою волю. Связи между арабскими государствами ослабли. Арабы во всех вопросах от войны до торговли стали опираться на мнение Вашингтона, чтобы вооружить свои армии и укрепить силы безопасности. Курс арабской валюты зависит от курса американского доллара. Страны отправляют лучших представителей молодёжи получать образование в США. Обычные люди стремятся иммигрировать в Америку в поисках работы и лучшего будущего, которое они не могут получить у себя в стране.

Естественные связи между арабскими государствами уже исчезли или исчезают. Не происходит обмена опытом (между профессорами, инженерами, врачами и студентами), нарушены экономические и торговые отношения, а также построены плотины и иные барьеры между соседними странами. Сейчас главным приоритетов является открытие границы между Ираком и Саудовской Аравией, так как это позволит катарским паломникам прибыть в Мекку для совершения хаджа. В этой ситуации самое печальное то, что никого эта проблема не заботит и никто не думает над её решением.

Как будто конфликты лежат в основе отношений между арабскими странами, или даже разногласия, ставящие их на грань войны… Искра войны уже загорелась на Аравийском полуострове и по неизвестной причине переросла в кризис между Королевством «черного золота» и «газовыми эмиратами» (Саудовская Аравия и ОАЭ — прим. ред.).

Кто сможет помочь арабским странам воссоединиться?

Израильский враг нашёл общие интересы с некоторыми арабскими государствами, так как нефть и газ способны решить исторические и географические разногласия.

Из-за постоянных конфликтов влияние арабов стремится к нулю. Даже богатые запасы нефти, газа и стратегическое расположение не оказывает былого влияния на политическую роль арабских государств. Противостояние пришло на смену братству и общим интересам.

Какую роль будут играть арабы в истории наших дней?

Саудовская Аравия. ОАЭ. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 сентября 2017 > № 2296328


Турция. Иран. Катар. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 августа 2017 > № 2300460

Турция, Иран и Катар: тройственный союз и российское оружие

Шахаб Аль-Мукахиля, Al Ghad, Иордания

Учитывая недавние визиты в Россию, совершенные турецкими, катарскими и иранскими военными должностными лицами для обсуждения вопроса о покупке российских систем противовоздушной обороны, в том числе систем С-400, можно заключить, что три страны готовятся изменить региональную геополитику на Ближнем Востоке путем формирования трехстороннего альянса, объединяющего Тегеран, Доху и Анкару.

25 июля 2017 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил членам правящей Партии справедливости и развития (ПСР), что его страна подписала с Москвой военный контракт о покупке системы противовоздушной обороны С-400 на сумму 2,5 миллиарда долларов после вывода Германией своих зенитных комплексов из Турции вследствие политических разногласий с Анкарой. Системы С-400 считаются передовыми, они способны перехватывать ракеты среднего и дальнего радиуса действия, используя сложные радары, которые могут обнаружить цели на расстоянии 570 километров. Она также может обнаруживать истребители пятого поколения с расстояния до 150 километров.

По мере усиления конфликта между Катаром и другими странами Персидского залива Иран и Турция стремились использовать кризис вокруг Катара, чтобы укрепить региональное влияние, заняв позицию близкую позиции Дохи. С момента начала кризиса иранцы и турки стали проводить встречи в Анкаре и Тегеране. Это открывает большие возможности для изменения региональных альянсов и смещения приоритетов некоторых стран, в том числе Турции и Ирана, с точки зрения их интересов. Разумеется, это не исключает роль Израиля, который пытается повлиять на кризис. Турция быстро стала участником конфликта в Персидском заливе. 7 мая 2017 года турецкий парламент принял законопроект, разрешающий размещение войск на турецкой военной базе в Катаре в соответствии с совместным соглашением по обороне, подписанным двумя странами в 2014 году.

Хотя президент Турции подверг критике решение объявить бойкот Катару и отказался обвинить Доху в финансировании терроризма, он также избегал критики в адрес стран из противоположного лагеря и посетил Эр-Рияд в то время, когда турецкие компании заявили о своей готовности контролировать поставки продовольствия и воды в Катар.

Поддержка Катара со стороны Турции обусловлена экономическими и политическими интересами, которые связывают Доху и Анкару. Турецкие компании выиграли контракты на сумму более чем 13 миллиардов долларов. Это государственные инфраструктурные проекты, связанные с подготовкой к Чемпионату мира по футболу в Катаре в 2022 году. Турки считают, что им следует воспользоваться нынешними возможностями, а не ждать неизвестного будущего. Кроме того, Турция считает Россию нестабильным и непостоянным союзником, поэтому Анкара не хочет подчиняться московским требованиям относительно поставок газа, пока ее катарский союзник готов поставлять газ в Турцию по льготным ценам.

С другой стороны следует отметить, что вмешательство турецкой армии в катарский кризис путем развертывания турецких войск в Катаре может усилить военное влияние Анкары после того, как ее войска были сосредоточены в Мосуле, Иракском Курдистане и Сирии, хотя операция «Щит Евфрата» завершилась.

В свою очередь отношения Анкары с другими государствами Персидского залива могут вступить в период напряженности в будущем. Предполагалось, что Эр-Рияд заключит с Турцией крупнейшую двустороннюю сделку на сумму 2 миллиарда долларов, чтобы купить военные корабли (MILGEM) и турецкие вертолеты. Ожидается, что инвестиции Саудовской Аравии в Турции сократятся, хотя две страны достигли значительного прогресса во взаимной торговле, объем которой составил около 20 миллиардов долларов.

Позиция Анкары по кризису вокруг Катара, возможно, стала причиной призывов со стороны граждан Саудовской Аравии бойкотировать турецкие товары в социальных сетях. Тем не менее, отношения между Анкарой и Эр-Риядом не окажутся в тупике, потому что в любой момент в регионе Персидского залива по какой-либо причине может вспыхнуть война, что будет означать ослабление суннитского лагеря, который Саудовская Аравия активно укрепляла для противостояния Ирану.

Что касается Ирана, то на официальном уровне руководство страны придерживается осторожной позиции в отношении регионального кризиса, подчеркивая, что стремится развивать отношения со всеми сторонами. В то же время Тегеран отказался принять меры против Катара. Когда отношения между государствами Персидского залива и Катаром обострились, иранские официальные лица объявили о своем отказе принять меры с целью наказания Катара. «Эра санкций, разрыва дипломатических отношений, закрытия границ и блокады стран закончилась, и изгнание из альянсов и блоков не является решением кризиса», — заявил политический советник иранского президента Хамид Абу-Талиби.

Поддержка Катара со стороны Ирана обусловлена рядом факторов. Во-первых, это двустороннее сотрудничество в различных областях. Так, в 2016 году обе страны подписали соглашение, разрешающее иранским вооруженным силам действовать в территориальных водах Катара в рамках борьбы с контрабандой и терроризмом. Кроме того, стороны сотрудничают в области безопасности, это обусловлено тем, что Катар имеет влияние на некоторые сирийские вооруженные группировки. Вдобавок ко всему Доха сыграла ключевую роль в оказании помощи в перевозке тел 13 иранских офицеров, погибших в сирийском городе Хан-Туман.

Если говорить об экономике, между Катаром и Ираном есть свободная экономическая зона в иранском городе Бушере, которая была создана в рамках двустороннего соглашения в 2014 году, накануне кризиса в Персидском заливе. Согласно ему Иран осуществляет экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов питания в Катар через три порта на юге Ирана. Отношения между Катаром и Ираном также обусловлены стремлением Тегерана восстановить отношения с Анкарой. Сегодня их отношения переживают взлет. После нескольких месяцев напряженности между Турцией и Ираном, на протяжении которых Анкара обвиняла Тегеран в стремлении разделить регион на основе этно-конфессиональных различий, 7 мая состоялся визит министра иностранных дел Ирана в Анкару в контексте обсуждений ситуации в Персидском заливе. Этот визит сумел растопить лед между странами и открыл перед ними новые возможности. В частности, был проложен путь к недавнему визиту главы Генштаба иранских вооруженных сил Мухаммеда Бакри в Турцию. Он обсудил со своим турецким коллегой различные региональные проблемы, в том числе кризис в отношениях между Катаром и государствами Персидского залива. Совсем недавно Иран и Турция активизировали сотрудничество с Россией, которая стала крупным игроком на Ближнем Востоке после того, как влияние США в этом регионе снизилось и сосредоточилось на регионе Тихого океана вследствие многочисленных внутренних проблем, с которыми сталкивается администрация США в настоящее время.

Турция. Иран. Катар. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 августа 2017 > № 2300460


Катар. Сирия. Казахстан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 24 августа 2017 > № 2283630

Катар хотел бы присоединиться к процессу урегулирования кризиса в Сирии в рамках переговоров в Астане, сообщил посол России в Катаре Нурмахмад Холов.

Как рассказал посол РИА Новости, правительство Катара считает, что может повлиять на ситуацию в Сирии, так как эмират является одним из основных игроков в регионе и имеет сильное влияние на "умеренную оппозицию". В частности, в Дохе проживает идейный вдохновитель группировок "Джейш Аль-Ислам" и "Ахрар Аш-Шам".

Москва, в свою очередь, приветствует любые инициативы по достижению мира в Сирии, отметил дипломат. Он отметил, что, несмотря на некоторые разногласия, Москва и Доха сходятся в том, что перемирие в Сирии должно произойти при сохранении территориальной целостности страны и институтов власти.

В столице Казахстана Астане ранее прошло пять встреч по вопросам межсирийского урегулирования. Последняя состоялась 4-5 июля, следующая встреча может состояться в середине сентября. Основным результатом переговоров стал подписанный в ходе четвертого раунда меморандум о создании зон безопасности. Согласно документу, любые боевые действия в зонах деэскалации на территории Сирии прекращены с 6 мая. Меморандум подписали страны-гаранты: Иран, Россия и Турция.

Катар. Сирия. Казахстан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 24 августа 2017 > № 2283630


Монголия. Катар > Армия, полиция > montsame.gov.mn, 16 августа 2017 > № 2303732

Ц.МУНХ-ОРГИЛ: МОНГОЛИЯ СТРЕМИТСЯ РАСШИРЯТЬ СОТРУДНИЧЕСТВО С КАТАРОМ В ОБОРОННОЙ СФЕРЕ

Министр иностранных дел Ц.Мунх-Оргил 15 августа принял Чрезвычайного и Полномочного посла Катара в Китае и по совместительству в Монголии Султана бен Саид аль-Мансури.

Стороны обменялись мнениями по вопросам двусторонних отношений и сотрудничества.

На встрече посол Катара передал ему приветствия от главы МИД Мухаммеда бен Абдуррахмана Аль-Тани и отметил, что его страна намерена расширить сотрудничество со странами Азии.

Далее он подчеркнул важность вложения инвестиций и ускорения реализации Соглашений между двумя нашими странами. Катар намерен открыть свое постпредставительство в Монголии, добавил Султан бен Саид аль-Мансури.

Со своей стороны, г-н Мунх-Оргил отметил, что Монголия приветствует катарские инвестиции. При этом он добавил, что обе страны сотрудничают в оборонной сфере и подчеркнул, что Монголия стремится расширять сотрудничество с Катаром в вышеназванной сфере.

Н.Халиунаа

Монголия. Катар > Армия, полиция > montsame.gov.mn, 16 августа 2017 > № 2303732


Катар. Италия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 3 августа 2017 > № 2262167

Для ВМС Катара в Италии построят семь кораблей за 6 млрд долларов.

Катар заказал итальянской компании Fincantieri семь кораблей для Военно-морских сил государства. Сделку подтвердил эмир Катара шейх Мухаммад бен Абдуррахман Аль-Тани после встречи с главой МИД Италии Анджелино Альфано в Дохе.

Как сообщает Navy Recognition, сделка предполагает поставку четырех корветов противовоздушной обороны длиной более 100 метров, одного десантного корабля-дока, который возьмет на себя функции мобильной РЛС для корветов, а также двух патрульных кораблей.

"Мы подписали контракт в интересах катарского флота на приобретение семи военных кораблей из Италии. Общая сумма поставки составит 5,9 млрд долларов", – заявил на пресс-конференции в Дохе Мухаммад бен Абдуррахман Аль-Тани.

Сделка предполагает сервисные услуги в Катаре на срок еще 15 лет после передачи кораблей. Их строительство начнется на итальянских верфях Fincantieri в 2018 году и займет шесть лет.

За комплексное оснащение кораблей боевыми системами отвечает компания Leonardo, которая поставит РЛС, сонары, противоторпедную защиту и артиллерийские установки.

По предварительной информации корветы ПВО для Катара получат противокорабельные ракеты Exocet MM40 Block.3, а также зенитные ракеты Aster 30 Block.1 и VL MICA.

Катар. Италия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 3 августа 2017 > № 2262167


Катар. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254452

Карта распространения терроризма

Al Youm As Sabi, Египет

Карта распространения терроризма от Дохи до Персидского залива и всего остального мира включает в себя ряд арабских, африканских и европейских стран. Катар сосредоточен на распространении хаоса, поддерживая террористические группировки и «спящие ячейки» террористов в семи основных арабских государствах, а именно: в Египте, Сирии, Ираке, Йемене, Саудовской Аравии, ОАЭ и Ливии. В каждой из этих стран побывала «рука Катара», которая поддерживала смерть, хаос, гражданскую войну и подпитывала межрелигиозную и межнациональную рознь, чтобы осуществить свой дьявольский план по реструктуризации крупных арабских держав и разделении их на более мелких соперников. Ниже представлены детали катарской карты терроризма в арабских странах.

Ирак

? Катаром финансировался Абд ар-Рахман бен Амир Аль-Наими, который передал денежные средства экстремистским группировкам, воспользовавшись благотворительной деятельностью и правами человека, что способствовало облегчению доступа Аль-Каиды (организация, запрещенная в РФ — прим. ред.) в Ирак.

? Катар организовал несколько конференций в Дохе для объединения иракской оппозиции, некоторые члены которой принимали участие в убийстве иракцев. Это возмутило иракцев и они потребовали, чтобы Катар прекратил вмешательство в их внутренние дела.

? Катар направлял более 2 млн. долларов в месяц Аль-Каиде в Ираке через Абд ар-Рахмана Аль-Наими, который являлся посредником между катарскими гражданами и лидерами Аль-Каиды в Ираке.

? Катар сыграл значительную роль в истории Ирака, которая привела страну к ее нынешнему состоянию. Иракские города разрушены после оккупации организации «ИГИЛ» (запрещена в РФ — прим. ред.). Катар продолжает финансировать «ИГИЛ», который считается террористической организацией, враждебной Ираку.

? В 2014 году катарские СМИ рассказывали о террористической организации «ИГИЛ», которая оккупировала иракские провинции благодаря восставшим племенам. СМИ заставили людей поверить в то, что иракские племена восстали против нынешней политической системы.

Сирия

? Катар поддерживает и финансирует террористические группировки в Сирии. Например, «Джебхат Фатх аш-Шам» (организация. запрещенная в РФ — прим. ред.) и другие вооруженные группировки во главе с лидерами «Джебхат ан-Нусры» ( организация, запрещенная в РФ — прим. ред.), которые управляются через канал «Аль-Джазира», благодаря лидеру «ан-Нусры» Абу Мухаммеду аль-Джоуляни. Кроме того, Доха финансирует и помогает движению «Ахрар аш-Шам» в Сирии.

? Катар имеет контакты и тесные связи с вооруженными террористическими группами в Сирии. Доха принимала участие в сделках по освобождению заключенных и похищенных людей. Например, Катар сыграл роль посредника в освобождении монахинь, похищенных из монастыря в городе Маалуля в Сирии в 2014 году. Переговоры, которые были проведены тогда с «Джебхат ан-Нусрой» показали глубокие и прочные связи между Дохой и Аль-Каидой.

? Катар сыграл роль посредника в соглашении об эвакуации людей из городов Кефрая и Фуа, входящих в «соглашение о четырех городах». Это соглашение было заключено в обмен на освобождение катарских пленников в Ираке. Катар, в том числе, продемонстрировал свою связь и близкие отношения с террористами.

? Доха предоставила политическое убежище экс-премьер-министру Сирии Риаду Фариду Хиджабу, который призывал к борьбе против сирийского режима.

? Катар призвал к военной интервенции со стороны арабских государств в 2012 году, чтобы остановить войну в Сирии. После отречения своего отца в 2013 году шейх Тамим встал во главе государства и начал поддерживать группы повстанцев.

Ливия

? Катаром финансировалось и поддерживалось убийство ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи и его сына Мутасима Билала, которое произошло после захвата двух районов в окрестностях города Сирт 21 октября 2011 года. Убийство Каддафи осуществилось в соответствии с фетвой, выданной шейхом Юсуфом аль-Кардави. Об этом он объявил 20 февраля 2011 года на канале «Аль-Джазира».

? Катар стоял за серией убийств видных военных лидеров, офицеров и полиции, включая начальника штаба ливийской армии во время революции Абделя Фатаха Юниса. А также Катар предпринимал попытки убийства нынешнего командующего ливийской армией фельдмаршала Хафтара в его бывшей штаб-квартире в районе города Абьяр на востоке Бенгази.

? Бенгази был сценой для серьезного преступления. Катарские самолеты приземлялись на ливийской территории в международном аэропорту Бенина, чтобы обеспечить современным оружием террористов, в частности тех, которые известны как «Революционный Совет Бенгази».

? Представитель ливийской армии полковник Ахмед Аль-Мисмари предоставил документ, доказывающий роль катарских чиновников в разжигании конфликтов в Ливии через развертывание катарских военных сил на ее территории.

? Катар покупает оружие и через Судан отправляет его в Ливию. Доха транспортирует оружие из Катара в Митигу или Эль-Джуфру, чтобы после отправить его на катарских автомобилях и бронетехнике террористам, которые воюют с ливийской армии в городе Бенгази.

? Катар поддерживает террористов беспилотниками. Ливийской армией были найдены посланные Катаром ракеты для террористов в Бенгази.

Бахрейн

? Информационное агентство Бахрейна транслировало запись телефонных разговоров между советником эмира Катара Хамадом бен Халифой бен Абдаллой аль-Аттием и бывшим депутатом партии Бахрейна «Аль-Вифак» Хасаном Али Мухаммедом Джума Султаном, который обвиняется властями своей страны в терроризме. Разговор двух мужчин в 2011 году вызвал хаос в Бахрейне и серию трансляций на канале «Аль-Джазира».

? Власти Катара последовательно реализовывают свою собственную повестку дня путем вмешательства в политику Бахрейна через цепь провоцирующих действий. Запись подтверждает непосредственное участия правительства Катара в создании хаоса. Канал «Аль-Джазира», финансируемый из Катара, является одним из элементов для создания хаоса.

? Аль-Джазира сыграла главную роль в поддержке беспорядков в 2011 году, которые осуществлялись шиитами в Бахрейне. Канал предоставлял ежедневные отчеты о Бахрейне, в которых попытался узаконить убийства и другие акты насилия на улицах, а также преподносил революцию в Бахрейне, как стремление его граждан к свободе и переменам.

? В 2011 году Бахрейн запретил въезд арабских и британских журналистов из «Аль-Джазиры» после попытки Ирана совершить в стране государственный переворот вместе с местными группировками.

Объединенные Арабские Эмираты

? В июле 2012 года власти ОАЭ объявили о ликвидации секретной группы, связанной с террористической группировкой «Братья-мусульмане», финансируемой Катаром. Она готовила планы, угрожающие безопасности страны и выступала против государственной конституции, стремясь захватить власть и связь.

Международная организация «Братья-мусульмане» использует любые средства для достижения своих целей и поэтому власти в рамках этого дела арестовали десятки подозреваемых.

? Бывший руководитель ОАЭ Абд Ар-Рахман бен Субаих Ас-Сувейда являлся членом тайной организации, связанной с военизированной группировкой «Братья-мусульмане» (организация. запрещенная в РФ — прим. ред.) в ОАЭ. Выяснилось, что сотрудники Аль-Джазиры были отправлены в Дубай для обучения членов этой тайной организации, чтобы распространить хаос на территории ОАЭ.

? Фетвы Аль-Кардави были использованы Дохой для организации секретной группы в ОАЭ под руководством «Братьев-мусульман», чтобы вызвать хаос и реализовать террористические планы в ряде стран, в том числе и в ОАЭ.

Саудовская Аравия

? Шииты в области Эль-Катиф с 2014 года подвергаются нападениям со стороны террористической организации ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. ред.).

? В мае 2015 года террористическая организация ИГИЛ, финансируемая Катаром, выбрала своей целью мечеть Эль-Кадих, которую часто посещали шииты из провинции Эль-Катиф. Во время пятничной молитвы произошел взрыв, в результате которого погиб 21 человек и 101 были ранены. В своем заявлении ИГИЛ заявило, что молящиеся в мечети являлись отступниками-шиитами.

? 4 июля 2016 года произошел взрыв, устроенный террористом-смертником возле шиитской мечети в Эль-Катиф во время вечерней молитвы, но никто не пострадал. В это же время произошло еще три подобных взрыва возле мечети Пророка. Министерство внутренних дел Саудовской Аравии сообщило, что были найдены останки трех человек. Вероятно, что оба взрыва были осуществлены двумя террористами-смертниками. Один из них был в своей машине, а другой взорвал себя во время молитвы, после неудачной попытки войти в мечеть.

? В июне 2017 года начиненный взрывчаткой автомобиль взорвался в городе Эль-Катиф, в котором проживало шиитское большинство. Террористы использовали автомобиль с грузом боеприпасов и взрывчатых веществ, которые были предназначены для поставки в Аль-Авамию.

Египет

? Катар предоставил убежище членам террористической организации «Братья-мусульмане» и лидерам группировки Аль-Гамаа Аль-Исламийя, бежавшей из Египта и ответственной за проблему терроризма, угрожающей египетскому обществу и влияющей на него. До своего свержения президент Мухаммед Мурси, который считался человеком Катара в Египте, радушно принимал Юсуфа аль-Кардави, всех членов Руководящего бюро «Братьев-мусульман» и его лидеров.

? Правительство Катара поддерживало приход «Братьев-мусульман» к власти после свержения президента Мухаммеда Мурси. Оно принимало с распростертыми объятиями руководителей Братства на канале «Аль-Джазира», подбивая их на совершение террористических действий против армии и полиции.

? Террористы, получающие финансовую поддержку от Катара, убили подполковника управления национальной безопасности МВД Египта Мухаммеда Мабрука, расследующего дела «Братьев-мусульман». Кроме того, Катар сыграл важную роль в громком деле о шпионаже, в котором был обвинен бывший президент Мухаммед Мурси, руководители Братства и члены движения ХАМАС.

? Арестованные в Египте в последние годы террористы подтвердили, что они получали деньги от лидеров «Братьев-мусульман», проживающих в Катаре и Турции, для проведения террористических операций, провокаций и насилия на территории Египта, чтобы осуществить планы Катара.

? «Братья-мусульмане» и их «катарские друзья» стоят за всеми террористическими актами, которые произошли в Каире, Гизе и Александрии. Они причастны к взрывам у здания управления сил безопасности в провинции Дакахлия и в христианских церквях. Они замешаны в убийстве бывшего генерального прокурора Хишама Бараката. И также принимали участие в действиях против армии и полицейских Египта.

? Катар содействует пропаганде идеологии «Аль-Каиды» и «ИГИЛ», поддерживает террористические операции на Синае. Доха упорно вмешивается во внутренние дела Египта и стран региона, ссылаясь на угрозу национальной безопасности арабских стран и распространения семен раздора в арабском мире, что противоречит планам нацеленной на единство арабской нации и реализации ее интересов.

Предательство шейха Тамима. Как связаны соглашения в Эр-Рияде и поддержка Дохой терроризма? Тамим подписал соглашения в Эр-Рияде, в которых официально признается участие Дохи в распространении хаоса и поддержке террористических организаций

То, что Катар поддерживает хаос и терроризм, больше не является секретом. Каждый день всплывают отчеты и документы, подтверждающие поддержку Дохой беспорядков, терроризма и террористических организаций. В течение многих лет Катар демонстрирует свою поддержку терроризму и предоставляет убежище террористам, несмотря на разоблачение его роли и раскрытие документов соглашения, подписанного в Эр-Рияде в 2013 году и дополнительного соглашения 2014 года. Как Катар не сдержал свои обязательства и как распознали поддержку терроризма Дохой в Саудовской Аравии, ОАЭ, Египте и Ливии.

Есть задокументированные отчеты, подтверждающие, что Катар с 2010 по 2016 год потратил около 64,2 млрд. долларов на поддержку терроризма. Однако, по некоторым сообщениям, Катар расширил свою финансовую помощь терроризму до 80 млрд. долларов. Эти деньги были переданы организациями и лицами, участвующими в террористической деятельности, в том числе таким организациям, как «Братья-мусульмане», ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра.

Поэтому обнародование соглашения, заключенного в Эр-Рияде, явилось подтверждением информации о том, что Катар поддерживает и финансирует терроризм. Соглашение было подписано в Эр-Рияде королем Саудовской Аравии Абдаллой бен Абдель Азизом, эмиром Кувейта шейхом Сабахом аль-Ахмедом аль-Джабером ас-Сабахом и эмиром Катара шейхом Тамимом бен Хамадом бен Халифой Аль Тани. Они включали в себя три четких пункта, которые демонстрируют признание шейха Тамима бен Хамада в финансировании и поддержке терроризма и хаоса в регионе.

Он пообещал воздержаться от поддержки терроризма, но не сдержал свое слово и продолжал оказывать помощь террористическим организациям и террористам.

Соглашение включает три основных пункта:

1) Запрет на вмешательство во внутренние дела какой-либо из стран Персидского залива, запрет на предоставление убежища или гражданства любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ, которые ранее совершали преступления против правящего режима в своей стране, а также отказ от поддержки противников государств-членов Совета в том числе поддержки в медийной сфере.

2) Отказ от поддержки организации «Братья-мусульмане», а равно любой иной организации, группировки или отдельных лиц, которые угрожают безопасности и стабильности любой из стран-членов Совета.

3) Отказ стран-членов Совета от поддержки какой-либо политической силы в Йемене, представляющей угрозу для соседних с Йеменом стран. В 2014 году соглашение было дополнено. Страны Персидского Залива взяли на себя обязательство следовать политике Совета и поддержать Египет и содействовать обеспечению безопасности и стабильности в нем, а также прекратить травлю Египта во всех средствах массовой информации.

Эмир Катара подписал первый документ и дополнительное соглашение, тем самым косвенно признавая обвинения в поддержке терроризма и террористических организаций и враждебной деятельности против стран-членов Совета. А также признавая проведение систематических пропагандистских кампаний с помощью канала «Аль-Джазира» против египетской армии и его властей.

Кроме того, все отчеты и документы подтверждают, что Катар предоставлял убежище террористам, лидерам организации «Братья-мусульмане» и членам террористических организаций, некоторые из которых состоят в списках разыскиваемых преступников. Также Катар укрывал осужденных террористов, например Вагди Гонейм Асим Абд Аль- Маджид и других.

Несмотря на судебное решение Катар настаивал на защите террористов и ответил отказом на все запросы об их выдаче, что указывает на упорную поддержку Катаром терроризма в настоящий момент и в будущем.

Несмотря на позиции четырех стран, противостоящих терроризму, и их неоднократные предупреждения и гневные заявления Доха и шейх Тамим с завидным упрямством продолжают поддерживать терроризм. Катар вместе с Турцией и Ираном с головой окунулся в активную поддержку терроризма и интересов, противоречащих интересам правящих режимов стран Персидского залива и других арабских стран. Он открыл дверь для военных баз, турецких военных и Революционной гвардии. В этой статье мы собрали доказательства и факты о поддержке Катаром терроризма и о нарушении им каждого пункта договора, заключенного в Эр-Рияде.

Доха и нарушение первого пункта соглашения, заключенного в Эр-Рияде. Она поддерживает отделение Хезболлы в Бахрейне. Катар финансирует террористов, действующих против Саудовской Аравии и ОАЭ. Он финансирует саудовскую оппозицию, чтобы та начала свою разрушительную деятельность в Королевстве. Доха вывезла из ОАЭ беглеца-террориста, известного как «исламский мыслитель»

Египетский поэт и драматург Абд ар-Рахман Шаркауи в своей знаменитой пьесе «Хусейн-мученик» сказал: «Слову можно верить, если его дал человек слова». Следовательно отсутствие приверженности данному слова и соглашениям — вероломство и бесчестье. И это относится не только к отдельным лицам и группам, а также к странам и правительствам.

Народная пословица гласит: «Слова связывают человека», в то время как Катар придерживается другой ее части — «веревки связывают бычьи рога ». Несмотря на соглашение, которое было заключено в Эр-Рияде в 2013 году и дополнительное соглашение, подписанное в 2014 году ССВГПЗ, предусматривающие невмешательство Катара во внутренние дела стран-членов Совета, Катар не только не выполнил свои обязательства, а даже наоборот, активизировал свою деятельность против стран-членов Совета, особенно против Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ.

Соглашение, подписанное в Эр-Рияде в 2013 году, в своей первой статье предусматривало «запрет на вмешательство во внутренние дела какой-либо из стран Персидского залива, на предоставление убежища или гражданства любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ, которые ранее совершали преступления против правящего режима в своей стране, а также отказ от поддержки противников государств-членов Совета в том числе поддержки в медийной сфере». А в следующем докладе были выявлены нарушения Дохой соглашения, заключенного в Эр-Рияде и дополнительного к нему договора.

Хотя текст соглашения гласит о запрете «предоставлять гражданство любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ», существуют документы, опубликованные за последние несколько лет в странах Залива, свидетельствующие о том, что Доха продолжала выдавать гражданство некоторым семьям из Бахрейна и других стран Залива, тем самым предоставляя им некоторые преимущества. В частности это касается семей, принадлежащих к бахрейнской оппозиции, или лиц, известных своей активной деятельностью против стабильности в Бахрейне. Доха реализовала все это, несмотря на возросший конфликт с Бахрейном, который считал, что действия Дохи негативно отражались на безопасности Королевства и его национальных интересах.

Согласно проверенному бахрейнскому источнику из газеты «Аль-ватан», действия Катара по предоставлению гражданства определенным семьям и их членам влияют на военный институт и институт безопасности, играющие соответствующую роль в поддержании безопасности во время беспорядков, которые происходили в Бахрейне в 2011 году. В центре разговора о предоставлении гражданства Катаром находились члены таких семей, как «Муханнади», «Джалахма» и «Ас-Сувейди». Согласно заявлениям министра иностранных дел Бахрейна шейха Халида бен Ахмеда Аль Халифы на канале «Ротана аль-Халиджи» в июле 2014 года, Катар практиковал религиозную и политическую дискриминацию в ходе предоставления гражданства. Так, если суннитам из арабских племен Бахрейна получить гражданство Катара не составляло труда, то для шиитов это было невозможным. Кроме того, многие из жителей Бахрейна требовали от Катара предоставить им катарское гражданство из-за того, что их семьи проживают там!

Что побудило Катар поступить так? По правде говоря, Катар больше руководствовался не политическими и экономическими мотивами, сколько своей ненавистью к правящему режиму в Бахрейне, к своим соседям в регионе и к стабильности в арабских государствах. Он предоставлял гражданство и привлекал различных людей, действующих против прогресса в арабских странах, не говоря уже о финансовой поддержке большого числа юридических и физических лиц в пределах Бахрейна, таких как Муртада Маджида Ас-Синди и Ахмеда Хассана ад-Даасаки, которые входят в бахрейнское оппозиционное общество «Аль-Вифак», чья деятельность запрещена на территории Королевства с 2016 года. А также в список запрещенных на территории Бахрейна организаций входят: «Коалиция 14 февраля», «Бригада Аль-Аштар», «Бригада Сопротивления», «Движение Свободы Бахрейна» и «Бригада Аль-Мухтар».

Правительство Бахрейна официально обвинило катарские СМИ в пропаганде крамолы и экстремизма. С одной стороны, министр информации Бахрейна Мухаммед Али бен Мухаммед Аль-Румаихи заявил, что существуют каналы и средства массовой информации, которые перестали подстрекать к смуте и экстремизму. Но с другой стороны, он подчеркнул, что эти каналы в последние годы работают не как средства массовой информации, а как рупор пропаганды. Аль-Румаихи добавил, что его страна является одной из наиболее пострадавших стран от пропаганды канала «Аль-Джазира», который не следует профессиональной этике.

Катар не перестает вмешиваться во внутренние дела Саудовской Аравии. В СМИ просочились документы из министерства иностранных дел Катара, подтверждающие финансирование Дохой ряда саудовских оппозиционных сил, которые готовы начать кампанию против Саудовской Аравии. В документах прослеживается финансовая поддержка Катаром саудовского оппозиционера Ганима Аль-Дусари, проживающего в Лондоне с 2003 года. Он вел свою деятельность через медиа-платформу «Social Media News», предоставляя ложную информацию о Саудовской Аравии, призывая к смуте и нарушению социальной стабильности. В это же время правительство Катара продолжало оказывать поддержку организации «Братья-мусульмане» в ОАЭ, и отделению «Хезболлы» в странах Залива, которое сотрудничает с ливанской «Хезболлой». Оно активно ведет шиитскую пропаганду в странах Залива. ССАГПЗ вносит ее в списки террористических организаций. А кроме того, иранцы использовали отряды «Хезболлы» для попытки реализации «иранской революции» в арабских странах!

Катар на этом не остановился. Он поддерживал не только террористические организации в ОАЭ, но также и члена организации «Братья-мусульмане» в ОАЭ Хасана Аль-Хути, который подавался каналом «Аль-Джазира» как «исламский мыслитель», в то время как он являлся подозреваемым в преступлениях, связанных с террористической деятельностью в ОАЭ. Кроме того, Доха принимала участие в поддержке террористических организаций на территории Сирии.

ОАЭ — страна, которая борется с терроризмом. Они долгое время проявляли сдержанность по отношению к Дохе, но этот шаг был неизбежен, потому как Катар стал угрозой для национальной безопасности стран Залива и всего арабского мира. Стало ясно, что Катар движется в неправильном направлении, поэтому он должен быть наказан за свои действия. Профессор из Академии при Университете Эксетер Дания Колейлат в своих комментариях для портала «Аль-Яум Ас-Сабиа» о позиции четырех стран, которые борются с терроризмом, заявила, что это была та самая соломинка, которая сломала спину верблюда. Газета «Financial Times» опубликовала информацию о сумме, выплаченной Катаром террористическим организациям. Эта сумма составила около одного миллиарда долларов. Деньги пошли на поддержку организаций, связанных с Аль-Каидой и Ираном. Британская газета «Independent» сообщила, что правительство Ирака наложило свою руку на мешки с деньгами, чья сумма составила 500 млн. долларов. Эти деньги пошли на выкуп для освобождения граждан Катара, которые были похищены в Ираке в 2015 году, что побудило Катар принять соответствующие меры.

Доха и нарушение второго пункта соглашения, заключенного в Эр-Рияде. Катар предоставил безопасное убежище и медийную помощь организации «Братья-мусульмане». Он отказался выдать террористов. А текст соглашения гласит, что Доха обязывается не оказывать поддержку Братству

В 2014 году государствам-членам ССАГПЗ надоела провокационная политика Катара и скрытая поддержка терроризма, а иногда во многих случаях вполне явная. Страны Залива разорвали дипломатические отношения с Дохой, что вынудило Катар пойти на примирение с ними, чтобы исправить положение вещей.

После встречи министров иностранных дел Катара, Бахрейна, Саудовской Аравии и ОАЭ Доха взяла на себя ряд обязательств. В первую очередь отказ от поддержки организации «Братья-мусульмане», а равно любой иной организации, группировки или отдельных лиц, которые угрожают безопасности и стабильности любой из стран-членов Совета.

Как обычно, Катар не продемонстрировал какого-либо четкого выполнения своих обязательств, а наоборот тормозил выполнение этого требования, ссылаясь на собственные скрытые чувства. Однако, кажется, что тайное давление имело место в то время, чтобы заставить Доху выполнить ее обязательства. Катар принял решение начать выполнять это соглашение. Катар потребовал от семи лидеров организации «Братья-мусульмане» покинуть страну. Среди них: исламский богослов Вагди Гонейм, руководитель организации Джамаль Абд ас-Саттар, который призывал к насилию, экстремизму, ненависти и межрелигиозной розни, Эссам Талимх, являющийся правой рукой Юсуфа аль-Кардави, который призывал по телевидению членов Братства взорвать компании операторов мобильной связи и банки, генеральный секретарь исламского движения Махмуд Хусейн, который удерживал при себе опасные файлы, министр иностранных дел Братства Амр Дарадж, тактик организации Хамза Зауба и министр финансов Ашраф Бадр ад-Дин.

Через четыре месяца Катар принял другое решение, которое касается канала Аль-Джазира. 22 декабря 2014 года катарская телекомпания Аль-Джазиры официально закрыла свой египетский филиал. Всех, включая Египет, обрадовало решение Дохи начать соблюдать условия соглашения, но это было лишь грязной уловкой правительства Катара, привыкшего к подобным дешевым маневрам.

Со временем телеканал «Аль-Джазиры Мубашир» несколько удивил своих зрителей тем, что изменил свое вещание. Теперь его целью стала трансляция «живых» новостей из Египта. Египет и весь арабский мир разве что не смеялся над тем, что транслировал канал. «Аль-Джазира Мубашир» превратился в канал, на котором происходило освещение только египетских новостей с точки зрения «Братьев-мусульман», а также звучало четко и явное подстрекательство к терроризму.

Для Катара не было серьезным шагом изгнание семи руководителей Братства. Это было обычной показухой, потому как они иммигрировали в Турцию, куда им доставлялась щедрая катарская финансовая поддержка и катарское материально-техническое обеспечение. Это позволило Братству увеличить сети каналов и распространить вещание из Турции, благодаря катарской помощи.

В свою очередь Катар превратился в рассадник и убежище для террористов, а наиболее опасные из них отправлялись в Турцию. Доха с распростертыми объятиями принимала у себя ряд исламских богословов и руководителей второго класса, управляющих террористическими операциями на местах, конечно же, среди них был один из самых важных звезд второго класса Асим Абдулла Маджид, человек, который посвятил всю свою жизнь убийствам и кровопролитию. Он был обвиняемым № 9 в убийстве президента Египта Анвара Садата в 1981 году. В марте 1982 года он был приговорен к 15 годам каторги. Он также участвовал в событиях в городе Асьют, где он возглавил силы, которые вторглись в здание Управления безопасности. Они удерживали здание в течение четырех часов, что привело к гибели 118 человек.

Асим Абдулал Маджид вышел из тюрьмы, благодаря пересмотру дел членов исламских группировок. Однако выход из тюрьмы не означал отказ от террора. Вскоре он присоединился к быстро поднимающейся террористической организации «Братья-мусульмане». И в конце концов он поднялся до четвертого по значению места в организации. После этого Асим Абдулла Маджид бежал в Катар, в котором он до сих находится, а оттуда через социальные медиа продолжает разжигать рознь среди обычных египтян и подстрекать их на убийство коптов. Вместе с этим он продолжает организовать новые операции, а также передавать свой опыт в преступной деятельности другим и продолжает нести знамя революции Братства. Абдулла Маджид поднялся в Катаре, наслаждаясь всеми преимуществами окружения близкого к королевской семье, несмотря на смертный приговор за организацию насильственных действий. Еще один суд приговорил его к пожизненному заключению за его деятельность во время событий в Египте в 2011 году. Все это является убедительными доказательствами нарушения второго пункта соглашения, заключенного в Эр-Рияде и дополнительного соглашения. Доха продолжает поддерживать организацию «Братья-мусульмане» и предоставляет убежище террористам.

Это не единственное доказательство поддержки Катаром террористической группы. Существуют еще десятки и даже сотни убедительных доказательств о причастности катарской разведки в планировании многих террористических операций, в том числе убийство генерального прокурора Хишама Бараката. Это подвело черту в признании Катара пособником терроризма.

Бессовестная рука Катара и поставки оружия террористам. Катар нарушил третий пункт соглашения, заключённого в Эр-Рияде. Доха помогала хуситам с 2007 года. Подробности десятилетней игры Хамада и Тамима в Йемене. Запретные тайные отношения с Тегераном

Краткий официальный визит выглядел нормально, в соответствии с существующим протоколом. Катарский самолет эмира приземлился в международном аэропорту Саны. Из него вышел эмир Катара Хамад бен Халифа Аль Тани, который был встречен президентом Йемена Али Абдаллой Салехом. В течение нескольких часов была обрисована карта разрастающегося конфликта в Йемене, но Хамад занял другую сторону конфликта. Хамад направил события в нужное ему русло, помог ополчению хуситов, поддержанных Ираном, и начал действовать против йеменских государственных учреждений и граждан страны.

По данным йеменской газеты «Аль-Васат», Хамад бен Халифа во время своего визита в Сану послал группу из министерства иностранных дел Катара в провинцию Саада, где на йеменско-саудовской границе находились хуситские ополченцы, чтобы те встретились с лидерами ополченцев. Начало их сотрудничества было подготовлено заранее, возможно, в Дохе, но наиболее вероятно, что в Тегеране.

Катар между вынужденной ложью на саммите в Эр-Рияде и реальными действиями

В опубликованном «CNN» тексте соглашения, подписанного в Эр-Рияде в 2015 году, в конце стоят подписи эмира Кувейта и эмира Катара Тамима бен Хамада. В соответствии с третьим пунктом соглашения, государства обязываются не вмешиваться в ситуацию в Йемене и не оказывать поддержку вооруженным ополченцам-хуситам. Несмотря на четко сформулированный пункт соглашения, кажется, что Катар не полностью его понял. С момента подписания соглашения Катар не соблюдал этот пункт ни разу.

5 июня 2017 года в Катаре наступил кризис из-за того, что Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн разорвали с ним дипломатические отношения на фоне предоставленных убедительных доказательств в поддержке Дохой терроризма и совершения подозрительных действий, связанных с распространением оружия в горячих точках, располагающихся в соседних с ним странах. Министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани отрицал участие своей страны в поддержке терроризма, утверждая, что Доха продолжает придерживаться решений, принятых на саммите арабских государств в Эр-Рияде, которые были связаны с совместной борьбой с экстремизмом и вооруженными формированиями в регионе.

Министерство иностранных дел Катара начало применять различные хитрые уловки, чтобы избежать неприятностей, связанных с обвинениями в поддержке терроризма. После этому примеру последовал бывший премьер-министр и министр иностранных дел Катара Хамад бен Джасим, к которому администрация Катара обращалась за помощью, чтобы тот помог справиться с кризисом несмотря на то, что он уже несколько лет не находится у власти. А после отречения от власти эмира Хамада бен Халифы в пользу своего сына Тамима чиновники, вроде руководителя правительственного департамента связи, главы правительства, советника эмира Тамима бен Хамада продолжали придерживаться заданного курса.

Пиар-кампания, которая была организована Катаром, не соответствовала информации и фактам о действиях Катара в Ливии, Сирии, Йемене и в других горячих точках. А также не соответствовала заявлениям Дохи относительно ее позиции в отношении некоторых организаций, вооруженных формирований или отдельных лиц, которые находятся в списке арабского терроризма.

Согласно просочившейся информации, Катару был предоставлен список из 13 пунктов, которые ему необходимо выполнить, чтобы достигнуть договоренности с арабскими странами об урегулировании кризиса. Этот список был передан эмиру Тамиму бен Хамаду эмиром Кувейта шейхом Сабахом Аль-Джабером. Катар признал свои открытые и тайные отношения с рядом вооруженных формирований, представляющих собой террористическую угрозу для соседних с ним стран. Также Катар отказался от выдачи террористов и предоставил им убежище на своей территории, несмотря на свои заявления о приверженности решениям, принятым на саммите в Эр-Рияде, которые касаются безопасности и интересов региона. Обещания Катара и его действия находятся в явном противоречии, что можно рассматривать как доказательства его лжи.

Визит Хамада в Йемен. Начало помощи хуситам

Визит Хамада бен Халифы в Йемен, с которого мы начали наш разговор, состоялся 8 мая 2007 года. Бывший эмир Катара начал свою активную деятельность за несколько лет до этого визита и продолжал вплоть до июня 2006 года, когда Доха вступила в конфликт в районе Саада на севере страны, который проходил между правительством Йемена и ополченцами-хуситами.

Восстание хуситов началось в 2004 году. У ополченцев было ограниченное число вооруженных боевиков в двух районах в провинции Саада. В течение следующих трех лет очаги их сопротивления были ограничены небольшими районами, но правительственные силы представляли их как серьезную угрозу возможного восстания хуситов, чтобы иметь возможность ликвидировать восставших и иметь возможность охотиться за их лидером Хуссейном Аль-Хути. К 2007 году протестное движение усилилось и группы хуситов столкнулись с возможностью проигрыша, но случился визит эмира Катара.

В результате визита были достигнуты договоренности между сторонами. Катар оказывал давление на Йемен, чтобы реализовать свои цели. Совместное заявление о прекращении огня было оглашено во время визита бывшего премьер-министра Катара Хамада бен Джасима в Йемен. Далее было подписано соглашение в Дохе в январе 2008 года между хуситами и властями Йемена. Оно ознаменовало окончание четвертой войны между йеменской армией и повстанцами, а также предоставило ополченцам возможность перегруппироваться и укрепить свои вооруженные силы, используя 18 млн. долларов, которые Доха заставила выплатить правительство Йемена в качестве компенсации повстанцам. Эти деньги были дополнением к десяткам миллионов долларов, которыми правительство Катара непосредственно обеспечивало хуситов, пользуясь несколькими лазейками в соглашении.

Согласно заявлению хуситской газеты «Аль-Васат» и других газет, связанных с повстанческим движением, в соглашение было включено 9 секретных пунктов. Прошло более года с момента подписания соглашения, прежде чем были освобождены лица, задержанные йеменским правительством и отменен орден на арест Яхьи Аль-Хути. Правительство объявило всеобщую амнистию для хуситов и объявило о формировании совместного комитета под руководством Катара, чтобы достичь соглашения о мира и сформировать механизм разделения власти, а также реализовать пакет проектов по модернизации Саады и принять программы по развитию в повстанческих районах через «Катарский фонд по развитию в Йемене», который представлял собой шлюз для легкого поступления денег из Дохи.

Второй визит Хамада. Искра хаоса и примирения между шиитами и «Братьями-мусульманами»

Соглашение, заключенное в Дохе, не пережило 2008 год, поскольку целью было не создание долгосрочного соглашения, а спасение ополченцев-хуситов от йеменского правительства, которое было близко к победе над ними. Это соглашение предоставило хуситам возможность перегруппироваться, восстановить свои ряды, укрепить свое военное и финансовое положение. Благодаря соглашению, прекратилась стрельба и официальные военные операции. Лидеры хуситов Абдул-Малик Аль-Хути, Абдул-Карим Аль-Хути и Абдулла Раузами временно остались в Дохе и посылали деньги и оружие ополченцам в Сааде. Встал вопрос о продолжении соблюдения этого соглашения после усиления роли союзника-Катара в йеменских событиях. Катар перестал соблюдать соглашение в мае 2008 года, всего через пять месяцев после его заключения. В связи с этим возобновились столкновения и началась пятая война в Йемене между хуситами и правительством. Место боевых действий переместилось в столицу, начали происходить прямые столкновения в поселениях в районе Бани-Хашиш, недалеко от международного аэропорта Саны.

Серьезные столкновения продолжались до середины 2010 года, когда роль Катара в йеменских событиях перешла на новый уровень. Оказалось, что Доха готова свергнуть президента Али Абдаллу Салеха. Эмир Катара Хамад бен Халифа совершил свой второй визит в Сану 13 июля 2010 года. Этот визит длился нескольких часов, а перед ним страну посетил с визитом министр иностранных дел и премьер-министр Катара Хамад бен Джасим, чей визит казалось бы привел к заключению соглашение, похожего на предыдущее. Был сформирован катарский комитет Красного Полумесяца и йеменский комитет Красного Полумесяца, которые получили право работать в конфликтных областях. Вместе с тем начались серьезные переговоры с целью изучения механизмов участия хуситов во власти. Однако визит, по сути, стал началом переговоров между хуситами, Движением за национальные реформы и партией Аль-Ислах (йеменское отделение «Братьев-мусульман»). В повестку дня Хамада бен Халифы «также входили встречи в Сане с лидером движения Аль-Ислах Мухаммедом Аль-Ядуми и представителем хуситов Аль-Бухейти.

Катар предал арабскую коалицию, направив в Йемен 1000 солдат

Плодами этого соглашения стали народные протесты в 2011 году. В Йемене на одних и тех же улицах проживали хуситы и «Братья-мусульмане», они проводили совместные встречи и заключали соглашения. В Йемене к власти пришли «Братья — мусульмане», в частности в управление вооруженными силами, через Мохсена Аль-Ахмара и его людей. С достижением успехов президента Абд-Раббу Мансуром Хади в рамках контроля над государственными институтами хуситы получили отмашку на эскалацию конфликта. Серьезные акты насилия вспыхнули в Сааде и Амране, а также произошел тихий и спокойный вывод вооруженных сил «Братьев-мусульман», которые господствовали в этих районах.

Позже лидер движения «Аль-Ислах» Мухаммед Аль-Ядуми сообщил, что посетил Катар в 2012 году во главе делегации, состоящей их нескольких йеменских оппозиционных фракций, чтобы поблагодарить за помощь оппозиционному движению и революции в Йемене, а также за оказание финансовой и информационной помощи. Кроме того, он сообщил, что представитель хуситов Аль-Бухейти также посетил Каир в этом году, где встречался с иранскими официальными лицами при участии катарских чиновников. Заместитель министра информации Йемена Абду Аль-Мугхаллис заявил, что Катар предоставил «виллы» в Дохе для более, чем 40 человек из лидеров организации «Братья-мусульмане» и хуситам. И с помощью политических и финансовых движений Катару удалось завербовать некоторое количество ополченцев на территории Йемена, чтобы после использовать их по своему усмотрению. А также Катар давал взятки некоторым военным и руководителям бригад для того, чтобы разжечь ситуацию в стране и сорвать миссию Арабского альянса, который помогал поддержать легитимные власти Йемена. Близкие к руководству коалиции источники, пожелавшие остаться неизвестными, подтвердили, что Катар направил своих людей для участия в военных действиях в рядах Арабской коалиции, включая 1000 солдат и офицеров прежде чем страны-участницы Коалиции не выбили их из страны и не положили конец участию Катара в Арабском альянсе из-за стремления Катара сорвать усилия Коалиции. Кроме этого, Катар содействовал в передаче средств и оружия через катарские военные подразделения на территории Йемена. Министр обороны Катара Халид Аль-Аттия посетил катарские вооруженные силы в Йемене. Он заявил, что основной причиной прекращения участия Катара в Альянсе является решение о разрыве дипломатических связей между странами в прошлом июне из-за поддержки катарскими силами хуситов, обеспечения его деньгами и оружием.

Катар и Иран. Муллы Тегерана работают в Дохе против арабов

Роль Катара в Йемене расширяется и углубляется, что может показаться нелогичным на первый взгляд из-за ограниченного присутствия Катара в стране и отсутствия точек пересечения из-за небольших совместных интересов.

В своем недавнем заявлении госсекретарь США Рекс Тиллерсон подтвердил, Доха поддерживает связи с ХАМАСом, Талибаном и другими подобными организациями, а также, что те открыли на территории Катара свои офисы. У США есть свое видение этого вопроса, что означает, что роль Катара в Йемене возможно соответствуют политике не только США, но, возможно, и Ирана.

В СМИ просочилась информация о тайном телефонном разговоре между министром иностранных дел Катара Мухаммеда бен Абдул Рахманом Аль Тани и генсеком шиитского оппозиционном движения «Аль-Вифак» Бахрейна. Катарский министр говорил о постоянных контактах, поддержке Катаром этого движения, коммуникации и отношениях с ее лидером Исой Касемом. Согласно информации, предоставленной бахрейнской газетой «Аль-Ватан», Доха предложила помощь Манаме во время народных протестов в 2011 году в обмен на освобождение оппозиционеров, формирование правительства национального единства, свободного пути для оппозиционеров, вывод вооруженных сил «Щит полуострова» из страны. Бахрейн отверг эту инициативу и обвинил Катар в том, что тот является иранским агентом.

В 2013 году силы Йемена захватили возле своих берегов лодку с оружием, которая принадлежала Ирану. Как указала газета «Financial Times», на ее борту были катарцы. Расследованием этого дела занималась ООН. В том же году они взяли под свой контроль Джебхат Ан-Нусру, которая в городе Арсаль на юге Ливии захватил десяток боевиков Хезболлы пока Катар не вмешался, чтобы освободить их. Несколько месяцев спустя хуситы похитили шведскую учительницу Сильвия Эберхарт, которая работала в Йемене. Катар помог с ее освобождением и она была передана Дохе, а после ее перевезли в Тегеран. В прошлом году иракские Силы шиитской народной мобилизации похитили 26 граждан Катара, среди которых есть члены правящей семьи Катара. Все они занимались рыбалкой в территориальных водах Ирака. В их освобождение вмешался Иран. Согласно заявлению премьер-министра Ирака Хайдера Аль-Абади для британской газеты «The Guardian», Катар заплатил выкуп примерно в один миллиард долларов.

Ясно, что катарская активность, которая начиналась в Йемене, Ираке, Сирии и других странах всегда заканчивается в Дохе. Катар играет со всеми сторонами. Он братается с США, принимает талибов и ХАМАС, которые действуют от имени Ирана, и поддерживает хуситов, чтобы укрепить свои позиции в Йемене, он покрывает Хезболлу и финансирует ее. Такая политика была принята еще бывшим эмиром Хамадом бен Халифой с момента его прихода к власти, после свержения отца в 1995 году. Маленький эмират решил поиграть со всеми и получить что-то от каждого.

Ирано-катарские отношения. Газ, дворцы, визиты и армия

Возникает вопрос о выгодах игры с Ираном и выгодах игры с США, которые являются главной силой во всем мире и крупнейшим игроком в регионе. США имеют три военные базы на территории Катара, а что насчет Ирана?

По правде говоря, связи Катара и Ирана выходят за пределы нынешнего кризиса. Для Ирана Доха приготовила нечто особенное. Подготовка к этому началась в 1991 году с соглашения о военно-воздушном сотрудничестве. Военные договоренности между двумя сторонами проходили под руководством Халифа бен Хамад Аль-Тани, в то время как его сын Хамад возглавлял армию Катара. В 1992 году маленький принц Хамад поблагодарил президента Ирана Хашеми Рафсанджани за поддержку Катара в его споре с Саудовской Аравией.

Отношения между Катаром и Ираном обусловлены военными соображениями, так как Катар и Иран находятся в одном газовом бассейне Персидского залива, который занимает площадь около 9700 км2. Из них доля Катара составляет 6000 км2. Маленькое государство Катар должно защищать свои интересы в этой области, чтобы не допустить единовластного контроля Ирана и не подчиняться желаниям и указаниям Тегерана.

В мае 1999 года бывший президент Ирана Мухаммад Хатами посетил Доху с длительным визитом, в ходе которого он был радушно принят Катаром. В ходе своего визита было подписано несколько экономических и военных соглашений. В 2006 году Катар был единственной страной, которая проголосовала «против». 15 стран Совета Безопасности проголосовали «за» резолюцию № 1696 об иранской ядерной программе. В 2007 году президента Ирана пригласили в качестве гостя на саммит ССАГПЗ в Дохе. А 23 декабря 2010 Хамад бен Халифа посетил Тегеран, где встретился с Ахмадинежадом и с верховным лидером Ирана Али Хаменеи, а также с рядом мулл, духовных авторитетов, руководителей Революционных гвардий и с членами внутренней безопасности «Савак». Он подписал большее количество военных соглашений и соглашений по безопасности, чем его предшественники. В 2015 году было подписано расширенное военное соглашение между командиром иранского корпуса Стражей Исламской революции Гасемом Резаи и главой службы безопасности Катара Ахмедом Сейфом Аль-Бадидом. До этого соглашения страну посетил министр культуры Катара и кандидат на пост главы Генерального директора ЮНЕСКО от Катара Хамад бен Абдель Азиз Аль-Кувари, чтобы посетить могилу бывшего иранского верховного лидера Хомейни.

В СМИ просочились документы, подписанные Абдул-Маликом Аль-Хути. Он поблагодарил эмира Катара за поддержку хуситов, которые действуют под флагом Республики Иран, и порадовался тому, что Катар продолжает поддержку Ирана в его продвижении к Мекке и Медине. В своем заявлении прессе после недавнего кризиса в Катаре специальный советник шейха Катара, председатель катарского правительства в изгнании и один из членов семьи бывшего эмира Катара Ахмеда бин Али Аль-Тани Али бен Абдалла, который помог свергнуть деда нынешнего эмира в 1972 году, сообщил, что Тамим бен Хамад купил дворец в Тегеране, который является безопасным местом в случае эскалации конфликта. Это соотносится с подписанием недавних соглашений в сфере безопасности между Катаром и Ираном, благодаря которому члены иранской революционной гвардии обеспечивают безопасность правящему режиму в Катаре, в эмирских дворцах и в ряде других объектов, которые находятся в собственности у членов правящей семьи.

Все указывает на то, что Катар играет со всеми, но играет в основном не в пользу стран Залива по йеменскому делу, по которому он принимает решения, противоположные принятым на саммите в Эр-Рияде. Катар играет в пользу хуситов и Ирана и несмотря на подписанное соглашение поставляет оружие другим террористам.

Дополнительное соглашение в Эр-Рияде в 2014 году разоблачает правящий режим в Дохе. В тексте соглашения говорится о предотвращении любых враждебных действий в отношении Египта и стран Персидского залива, о помощи террористам, которые направляются в Каир. Статья предписывающая ответственность за нарушение соглашения лидерами-государств, подписавших соглашение

Одним словом, внушительные рекламные кампании в миллионы долларов не будет обеспечивать защиту правящей элиты в Дохе, которая финансировала террористические группировки в арабских странах, защищала их лидеров, обеспечивала им безопасное убежище, предоставляла финансирование и свободный доступ к медиа-каналам.

Пиар-кампании в Лондоне и Вашингтоне не будут мешать государствам, пострадавшим от политики Тамима и поддерживаемых им террористических организаций, чтобы обезопасить себя и своих людей от террористов, получающих финансирование, все формы материальной поддержки, помощь от средств массовой информации и логистики из Дохи.

Международное право и международное гуманитарное право дают государствам и отдельным лицам право на защиту себя и своей собственности. Смогут ли они затянуть веревки на шеях членов правящей группировки в Дохе? Ответ был получен от эмира Тамима бен Хамада, который по собственной воле, без принуждения со стороны Египта и стран Персидского залива подписал соглашение в Эр-Рияде в 2013 году, а также дополнительное соглашение в 2014 году. Американский канал «CNN» недавно опубликовал документы, которые поразили весь мир. Катар был выставлен страной, которая осуществляет враждебные действия по отношению к другим странам, поддерживает претензии террористической организации «Братья-мусульмане», а также демонстрирует полное отсутствие приверженности международным соглашениям, которые он подписал.

Цель соглашений в Эр-Рияде в 2013 и 2014 годах состояла в том, чтобы сдержать агрессивную политику Катара в рамках братских отношений между арабскими странами, лишить его возможности помогать оппозиционерам, правонарушителям и агрессивным элементам, помешать Катару наделять врагов арабов землями и деньгами, а также предотвратить его участие и соучастие в любых проектах, основанных на разрушениях, хаосе и гражданских войнах на арабских землях.

Поэтому в соглашениях в Эр-Рияде содержатся требования в адрес Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна. Требования, выдвинутые этими четырьмя странами, не отличаются от требований остальной части Совета по сотрудничеству стран для Дохи в 2013 и 2014 годах. Главным требованиям является остановка поддержки терроризма и террористов, а также прекращение любых враждебных действий в отношении Египта и стран Персидского залива и финансирования всех враждебных арабским странам элементов. Соглашение в Эр-Рияде поставило четкие сроки для реализации требований, которые были продиктованы арабскими лидерами. Катар утверждал о нарушении его суверенитета в 2017 году после заявления четырех арабских стран о принятии ряда мер против Катара, включая отзыв послов, закрытие границы, запрет на авиа и наземное сообщение.

Соглашение в Эр-Рияде было подписано Тамимом бен Хамадом. Текст соглашения являлся созданиям нового этапа в совместной работы между Советом по сотрудничеству стран Персидского залива (ССАГПЗ) и Египтом, с целью обеспечить продвижение единой политики, основанной на уставе Совета по сотрудничеству. Соответственно была достигнута договоренность по следующим пунктам, прежде чем соглашения были подписаны в 2013 и 2014 годах. Это делает Катар преступником из-за несоблюдения соглашений и требует для него наказания в соответствии с механизмами, предусмотренными договором.

Соглашение включает следующие пункты:

1) запрет на вмешательство во внутренние дела какой-либо из стран Персидского залива, на предоставление убежища или гражданства любому гражданину из любого государства-члена ССАГПЗ, которые ранее совершали преступления против правящего режима в своей стране, а также отказ от поддержки противников государств-членов Совета в том числе поддержки в медийной сфере.

2) Отказ от поддержки организации «Братья-мусульмане», а равно любой иной организации, группировки или отдельных лиц, которые угрожают безопасности и стабильности любой из стран-членов Совета.

3) Отказ стран-членов Совета от поддержки какой-либо политической силы в Йемене, представляющей угрозу для соседних с Йеменом стран.

За соглашением 2013 года следует дополнительное соглашение, подписанное в Эр-Рияде 16 ноября 2014 года. Лидеры государств, подписавших соглашения, могут принять надлежащие меры в отношении страны, которая не соблюдает их. Первой задачей Совета является контроль за выполнением всех пунктов, содержащихся в соглашении для обеспечения стабильности и безопасности стран Персидского залива

Соглашение включает следующие пункты:

1) приверженность всех стран единой политике Совета сотрудничества стран Залива для оказания помощи Арабской Республики Египет. Страны должны внести свой вклад в безопасность, стабильность страны, оказать ей экономическую поддержку и прекратить всю деятельность СМИ, направленную явно или косвенно против Арабской Республики Египет, в том числе каналов «Аль-Джазира» и «Аль-Джазира Мубашир Мыср».

2) прекратить поддерживать лидеров организации «Братья-мусульмане» и других террористических групп, которые хотят получить убежище, чтобы спастись от властей Египта.

3) прекратить ССАГПЗА поддержку партий, которые представляют опасность для безопасности стран Персидского залива, в том числе прекратить материальную и моральную поддержку организации «Братья-мусульмане» как в странах входящих в Совет, так и в странах, не входящих в Совет. Страны должны договориться о списках с именами террористов и отказаться от поддержки групп, которые представляют угрозу для безопасности и стабильности стран ССАГПЗА, будь то в Йемене, Сирии или любой другой стране. Также страны должны отказаться поддержки и укрытия людей, выступающих против стран Залива. Среди них нынешние или бывшие чиновники, которые стремятся обучить людей из стран Персидского залива действовать против своих правительств. В случае несоблюдения соглашения любой страной, остальные государства имеют право принять соответствующие меры для защиты своей безопасности и стабильности. Четыре арабские страны подвергли подобным мерам Тамима бен Хамада, чтобы защитить свою территорию и свои народы от Дохи, которая поддерживает террористические группы и финансирует все враждебные действия против основных арабских государств.

Тамим бен Хамад, который собственноручно подписал первое и дополнительное соглашения в Эр-Рияде, не имел права называть предпринятые четырьмя арабскими странами меры — осадой. Он не имел права радушно принимать на своей территории бежавших из Египта лидеров террористов. Он, конечно же, не имел права выделять миллиарды долларов на распространение слухов, сфабрикованных отчетов и лживых новостей против Египет через канал «Аль-Джазира» и другие средства, которые распространяют лживые слухи, подобно яду, против Египта и стран Залива.

Катар. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254452


Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский

Чем закончится блокада Катара

Дмитрий Фроловский

После начала блокады Катара Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать слабость. Саудовская позиция наверняка будет смягчаться, а Доха в ответ придет на помощь «старшему брату», выполняя наименее радикальные требования

Конфликт небольшого эмирата Катар и группы государств во главе с Саудовской Аравией вышел на новый этап. Катарцы отказались выполнять требования предъявленного им ультиматума, а значит, противостояние теперь затянется на несколько месяцев, а возможно, и лет. Отношения между союзниками США на Ближнем Востоке никогда не были идеальными, но нынешний кризис не имеет аналогов в истории. И даже если дальше он будет развиваться по самому консервативному и спокойному сценарию, то все равно необратимо изменит правила, по которым строится международная политика в регионе.

Катарское упорство

Продолжающаяся уже несколько недель блокада Катара − это результат коллективных действий целой группы стран во главе с Саудовской Аравией: Бахрейна, ОАЭ, Египта, Йемена и Ливии. Они разорвали с эмиратом дипломатические отношения, закрыли сухопутную границу, прервали морское и авиасообщение. Неформальным сигналом к началу блокады стал недавний визит президента США Дональда Трампа в Эр-Рияд. В конце мая глава Белого дома на полях антитеррористического саммита провел встречи с представителями более пятидесяти государств исламского мира. Поездка должна была вернуть надежду на объединение суннитских стран для коллективной борьбы с экстремизмом, а возможно, и дать импульс к созданию местной версии НАТО.

Однако пока вместо единства возникают только новые конфликты. В ходе визита Эр-Рияд заключил рекордные по суммам военные контракты с США и воспринял это как карт-бланш для жесткого внешнеполитического курса. Уверовавшие в собственные силы саудиты с особым рвением принялись укреплять свои позиции в регионе. Соседний Катар пришелся как нельзя кстати для демонстрации амбиций и мощи Эр-Рияда. Небольшой, но богатый эмират хоть и входит в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и воюет бок о бок со странами саудовской коалиции в Йемене, умудрялся сохранять собственный внешнеполитический курс.

На протяжении многих лет Катар активно поддерживал исламистские группировки по всему региону (например, движение «Братья-мусульмане»), многие из которых раздражали и Эр-Рияд, и Тель-Авив. Доха стала одним из центров поддержки «арабской весны», из студий «Аль-Джазиры» открыто звучала критика внутренней и внешней политики Саудовской Аравии, ее союзников, а также Израиля. По слухам, фотография с сайта телеканала, на которой изображен саудовский король Салман, сидящий рядом с женщиной с непокрытой головой из команды Трампа, вызвала особый гнев саудовского правителя.

Эр-Рияд давно планировал приструнить Доху, но все время оглядывался на Вашингтон. Саудовские и израильские лоббисты много лет уговаривали Белый дом решить катарский вопрос, но Обама стоял до последнего. Зато визит Трампа на фоне его обещаний бороться с терроризмом развязал саудитам руки. Администрации Трампа нужна была показательная жертва, чтобы продемонстрировать серьезность своих антитеррористических намерений, и под давлением Израиля и Саудовской Аравии выбор пал на Катар.

Решающую роль саудовского и израильского давления подтверждает то, что ни по тесноте связей с Ираном, ни по масштабам поддержки экстремистских группировок Катар не сильно выделяется на фоне других монархий Персидского залива. Широко известно, что семьи и фонды из Саудовской Аравии оказывают даже более масштабную поддержку различным радикальным группировкам, а ОАЭ за последние годы выстроили прочные бизнес-отношения с иранской элитой. Но подогретый усилиями лоббистов Вашингтон проигнорировал факты и дал саудитам добро на усмирение Дохи.

В первые дни новость о блокаде вызвала в Катаре состояние близкое к панике. Почти половина продуктов питания импортируется из Саудовской Аравии по наземной границе, а другая часть через морские порты, среди которых Джебель-Али в ОАЭ. Закрытие этих каналов снабжения могло обернуться массовым голодом. Кроме того, блокада страны, владеющей крупнейшим флотом по перевозке сжиженного газа, не сулила ничего хорошего и в энергетической сфере.

Однако Катар оказался готов к сопротивлению, застав врасплох многих в саудовском руководстве. Худшие опасения не подтвердились: эмират быстро нашел альтернативные каналы поставки продовольствия, а Иран предоставил морской и воздушный коридор.

Ожидаемый отказ выполнять 13 пунктов ультиматума, поддержка со стороны Анкары и Тегерана, а также решение увеличить добычу и поставки СПГ на 30% к 2024 году (до 100 млн тонн в год) – все это однозначно указывает на то, что Доха не намерена сдаваться.

Интервенция или переворот

Катарское упорство поставило Саудовскую Аравию в неловкое положение, и теперь уже Эр-Рияду надо искать способ выйти из сложившейся ситуации, сохранив лицо.

Наименее вероятный вариант – это военная интервенция. Всего несколько лет назад, в 2011 году, Саудовская Аравия при поддержке Катара и других монархий Залива уже вводила войска для подавления шиитских демонстраций в Бахрейне. Применение саудитами военной силы против одной из стран-союзниц по ССАГПЗ до сих пор свежо в памяти у многих в регионе.

После Бахрейна ввод саудовских войск в Йемен в 2015 году уже не вызвал такого шока, но добавил Эр-Рияду опыта военных интервенций в соседних государствах.

На фоне низких цен на нефть, бюджетного дефицита и высокой безработицы у саудовского руководства есть все основания и дальше придерживаться жесткого внешнеполитического курса для консолидации общества внутри страны. Еще органичнее такой курс будет смотреться, если проводить его будет новый, молодой и активный король Мухаммед бин Салман. Тридцатиоднолетний наследник явно скоро сменит на престоле своего отца, восьмидесятиоднолетнего короля Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда.

Однако провести военную кампанию в Катаре, где расположены американская и турецкая военные базы, невозможно без согласования с США. А Вашингтон, несмотря на активную работу лоббистов, хорошо осознает важность Дохи как посредника при общении с исламскими радикалами всех мастей и вообще как важного союзника США на Ближнем Востоке.

К примеру, в мае 2014 года Катар убедил талибов освободить американского солдата Боуи Бергдала, а пару месяцев спустя поспособствовал освобождению журналиста Питера Тео Кертиса из сирийского плена «Фронта ан-Нусра». Несмотря на общение с радикалами, катарская разведка плотно сотрудничает с американскими коллегами, и в этом вопросе Доха полностью лояльна Вашингтону. Поэтому Белый дом вряд ли одобрит военное вмешательство, а нынешняя показательная порка Катара – это максимум, на что готова команда Трампа.

Руководство США уже смягчает свою позицию по катарскому кризису: на смену фактическому одобрению блокады Трампом в твиттере пришел призыв госсекретаря Тиллерсона к переговорам и компромиссу.

Военное вмешательство хоть и принесет Эр-Рияду дивиденды в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной поставит под удар привычный формат взаимодействия в регионе. Другие монархии Залива начнут искать возможность обезопасить себя от потенциального вторжения, налаживая связи с Ираном или Турцией.

Другой вариант саудовской реакции – это подготовка в Катаре государственного переворота. Эр-Рияд давно мечтает сместить нынешнюю правящую династию Аль Тани, поскольку воспринимает их как выскочек и угрозу для целостности саудовского блока.

Род Аль Тани перебрался в Катар из Неджда, центрального региона Саудовской Аравии, и правит эмиратом с самого обретения независимости в 1971 году. Катарская династия принадлежит к племени бану Тамим, представители которого известны в Саудовской Аравии как члены влиятельного консервативного духовенства. Получается, что род, который в Саудовской Аравии является просто влиятельным, в Катаре руководит целой страной и даже осмеливается противоречить саудовским королям.

Поэтому в Эр-Рияде были бы рады поставить во главе эмирата кого-нибудь из представителей конкурирующих внутри королевской семьи кланов или даже катарской армии. По слухам, спецслужбы Саудовской Аравии работают над реализацией подобного плана на протяжении многих лет, и именно страх государственного переворота стал одной из основных причин неожиданной передачи власти от эмира Хамада бен Халифы Аль Тани его сыну Тамиму бин Хамаду Аль Тани.

Но даже если эти обвинения против Эр-Рияда верны, нынешний кризис, наоборот, укрепил позиции катарской династии. Катарцы сейчас испытывают чувства, знакомые россиянам по событиям в Крыму 2014 года. На крупнейшем базаре Катара в Сук-Вакифе массово продаются футболки с патриотическими надписями поддержки шейха Тамима. В соцсетях проводятся крупномасштабные кампании солидарности. Свою поддержку правительству выражают не только граждане эмирата, но и иностранные рабочие, которых в десять раз больше. Сложно представить себе успешный переворот в такой атмосфере всеобщего единения. Блокада сплотила даже конкурирующие кланы внутри королевского рода.

Примирение с осадком

Несмотря на активные разговоры о возможной интервенции или перевороте, по всей видимости, катарский кризис и дальше будет развиваться относительно мирно. Специфика арабской дипломатической культуры и разветвленные родственные связи со временем неизбежно смягчат позиции сторон. Всем известно, что у арабов принято торговаться, а торг всегда следует начинать с завышенных позиций, постепенно снижая требования и приходя к общему знаменателю.

Ультиматум, выдвинутый Катару, был заведомо обречен на провал. В Эр-Рияде понимали, что Доха откажется выполнять все 13 пунктов, и заранее планировали, что делать дальше. Однако саудиты не ожидали, что Катар способен так быстро заручиться поддержкой Турции и Ирана.

Анкара ждет от союза с Дохой помощи в реализации собственных региональных амбиций, а также вполне осязаемой финансовой благодарности катарцев за поддержку в трудную минуту. Тегеран поддерживает Доху из желания ослабить суннитскую коалицию в рамках большого регионального противостояния с Эр-Риядом.

Обе страны не только активно вступились за Доху и поставляют в Катар продовольствие, но также заявили о возможной военной помощи. Сообщения о присутствии в эмирате Стражей исламской революции остаются неподтвержденными, но вот совместные катаро-турецкие военные учения на базе Тарик-бин-Зияд вполне реальны и уже вызвали широкий резонанс в саудовском блоке. Общая численность армии Катара не превышает 17 тысяч человек, большую часть составляют наемники из других арабских стран, а также Индии и Пакистана, поэтому эмирату жизненно необходима военная поддержка внешних союзников.

После начала блокады Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать собственную слабость. Поэтому саудовская позиция по отношению к Катару наверняка будет смягчаться в самое ближайшее время, а сама Доха в ответ придет на помощь «старшему брату» и согласится на новые условия.

Скорее всего, в перспективе из ультиматума исчезнут самые жесткие требования – например, закрытие «Аль-Джазиры» и турецкой базы или выплата репараций. Останутся более туманные – например, отказ от спонсирования терроризма. В ответ на такое требование Катар может прекратить поддержку ХАМАС и финансирование проектов в Палестине, чем заодно спасет себя от многих нападок израильского лобби в Вашингтоне. За последний год Доха и так существенно сократила вложения в палестинские проекты, предчувствуя, что рано или поздно ей придется это сделать.

Несмотря на сотрудничество с Ираном в разработке нефтегазового месторождения «Южный Парс», вероятность создания полноценного альянса Дохи и Тегерана остается крайне низкой. Масштабы взаимодействия двух стран вряд ли уйдут далеко от нынешнего состояния. Иран и Катар до сих пор не восстановили полноценные дипотношения после казни шиитского шейха Нимр ан-Нимра в Саудовской Аравии и последующего погрома саудовского посольства в Тегеране. Кроме того, в катарском обществе сохраняется крайне негативное отношение к Ирану и четкая позиция, что их страна должна выступать на стороне суннитов.

Многочисленные родственные связи, общая этническая и конфессиональная принадлежность делают примирение практически неизбежным исходом катарского кризиса. Тем не менее даже если полное примирение в конце концов будет достигнуто, этот конфликт все равно необратимо изменит формат взаимодействия в регионе и существенно понизит уровень доверия между странами Залива.

Катару и другим монархиям Залива придется принять новые правила игры, демонстрировать лояльность Саудовской Аравии и не отклоняться от общего курса суннитской коалиции. Но при этом они начнут держать в уме план «Б» на случай ослабления саудитов, а ослабление это неизбежно из-за стремительно растущих внутренних проблем Эр-Рияда.

Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский


США. Катар > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223444

Влиятельный американский сенатор Роберт Коркер в понедельник пообещал блокировать любые сделки по продаже оружия в страны Персидского залива до разрешения кризисной ситуации вокруг Катара.

"Я не дам разрешения на любые сделки по продаже оружия членам Совета сотрудничества государств Персидского залива (ССГПЗ) до тех пор, пока они не найдут решение существующего спора", — написал законодатель, возглавляющий сенатский комитет по иностранным делам, на своей странице в Twitter.

По этому поводу он направил письмо госсекретарю США Рексу Тиллерсону.

"Прежде чем мы дадим дальнейшие разрешения на продажу летального оружия членам ССГПЗ, мы должны лучше понимать, как они намерены разрешить нынешнюю спорную ситуацию и восстановить единство своей организации", — отметил Коркер.

Сенатор подчеркнул, что "нынешние споры в рядах ССГПЗ только мешают усилиям по борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ – ред.) и по противостоянию Ирану".

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет 5 июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. Позднее о разрыве дипотношений также заявили Мальдивы, Маврикий, Мавритания. Иордания и Джибути снизили уровень своих диппредставительств в Катаре. Сенегал, Нигер и Чад объявили об отзыве послов.

В итоге к блокаде Катара не стали присоединяться только два государства, входящие в Совет сотрудничества стран Персидского залива, — Кувейт и султанат Оман. Катар все обвинения отверг и заявил, что ответных мер принимать не будет.

Дмитрий Злодорев.

США. Катар > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223444


Сирия. Катар. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222599

Как начинаются войны сверхдержав

Не с грохота орудий, но с замешательства в Вашингтоне касательно связей между Сирией, Катаром, Ираном и Россией.

Эмиль Симпсон (Emile Simpson), Foreign Policy, США

В прошлом месяце, впервые с начала сирийской гражданской войны в 2011 году, США напрямую атаковали силы сирийского правительства и его союзников — не единожды, но, по меньшей мере, четыре раза. Теперь главный вопрос касается уже не Сирии, а России, пригрозившей сбивать самолеты возглавляемой США коалиции в небе над Сирией в ответ на последний из этих инцидентов, в котором истребитель США сбил сирийский бомбардировщик.

Стоят ли США и Россия на грани войны на Ближнем Востоке, и если так, как ее можно избежать?

Политическое положение на Ближнем Востоке текуче и неупорядоченно. Однако, простоты ради, перед обсуждением роли США и России мы оставим в стороне малых участников конфликта и разделим остальных на пять приблизительных категорий, образовавшихся в этом регионе с начала Арабской Весны в 2011 году.

К первой относятся суннитские монархии (Саудовская Аравия, Объдиненные Арабские Эмираты и Бахрейн); светские арабские националисты (Египет с момента прихода президента Абдула-Фаттаха Ас-Сиси к власти в 2013 году, Алжир, Морокко и Тунис); и силы генерала Халифы Хафтара на востоке Ливии.

Во второй категории состоят Турция; Катар; сторонники Братьев-мусульман, в число которых входит палестинский ХАМАС; Египет в правление президента Мурси вплоть до 2013 года и международно признанное правительство Ливии, располагающееся в западной части страны.

Третью категорию составляют Иран и его шиитские союзники, в число которых входят Ирак (во всяком случае, некоторые из основных фракций в багдадском правительстве), режим Асада в Сирии и Хезболла в Ливане.

Четвертая включает разномастные структуры джихадистов-суннитов, в том числе Исламское Государство (запрещенная в России террористическая организация, — прим. ред.), различные союзники Аль-Каиды (запрещена в РФ, ред.) и множество малых группировок.

Пятую представляет Израиль, не входящий ни в одну из категорий выше, однако ближе всего стоящий к членам первой.

Три ключевых мотива с начала Арабской Весны в 2011 году дают общее объяснение роли Соединенных Штатов и России в происходящем и причин, по которым две сверхдержавы движутся к столкновению на Ближнем Востоке.

Первый — противоречие между стабильностью и правами человека. Соединенные Штаты и их западные союзники, поначалу вдохновленные человеколюбием, добились смены режима в Ливии и попытались осуществить ее в Сирии, поддержав повстанцев в обоих случаях. Эти восстания быстро оказались заражены радикальным исламизмом, дав России возможность резонно заявить о необходимости поддержать авторитарных лидеров с противоположной стороны конфликта (Хафтара в Ливии и Асада в Сирии), чтобы предотвратить исламистский хаос.

Схожий случай представляет Египет. Россия воспользовалась неприязнью администрации Обамы к режиму Сиси за нарушения им прав человека, последовавшие за свержением правительства Братьев-мусульман, чтобы увеличить российское влияние в Каире — об успехе этих действий свидетельствует текущая поддержка Египтом российского вмешательства в Сирии.

Второй мотив — ядерный договор с Ираном, заключенный в 2015 году администрацией Обамы и продолженный администрацией Трампа, несмотря на неприязнь последнего; по мнению его поборников, этот договор был наилучшим способом предотвратить получение Ираном ядерного оружия без объявления войны. Россия присоединилась к санкциям против Ирана, однако когда они были сняты, Москва вступила в более теплые отношения с Тегераном — об этом свидетельствовала ее важная роль в заключении договора ОПЕК между Саудовской Аравией и Ираном в ноябре 2016 года.

В отличие от Москвы, администрация Трампа заняла по отношению к Тегерану жесткую позицию. Для такой смены взглядов у нее было несколько причин: иранские ракетные испытания, проведенные после заключения договора; поддержка Ираном шиитских боевиков в Ираке, Сирии, Йемене и Ливане; и вера в то, что такие давние союзники США как Саудовская Аравия, Объединенные Эмираты и Израиль нуждаются в большей поддержке (хотя многие израильтяне поддержали соглашение с Ираном).

Третий мотив — роль, которую приобрели в регионе радикальные группировки суннитских исламистов, взявших на вооружение социальные сети и прочие инструменты, облегчающие взаимодействие через интернет. Без этого невозможно объяснить скорость, с которой сформировалось ИГИЛ. Подвижные сети джихадистов умело воспользовались уязвимыми местами хрупких государств, а затем захватили власть в областях с суннитским большинством — прежде всего в западном Ираке, северной Сирии и южном Йемене.

Если сложить три этих мотива воедино, можно понять суть нынешнего противостояния между США и Россией в Сирии.

Ключевой проблемой является то, что несмотря на успехи возглавляемой США коалиции в борьбе против ИГИЛ в Ираке и Сирии, ни администрация Обамы, ни администрация Трампа не определились с тем, кто будет управлять освобожденными территориями. Другими словами, у США есть военная стратегия, но нет стратегии политической — и чем больше территорий коалиция отбивает у ИГИЛ, тем это заметнее.

Администрация Трампа лишь усугубила положение — в соответствии со своей жесткой антииранской позицией, новое правительство ясно дало понять, кого оно не хочет видеть во главе освобожденных территорий: поддержанных Ираном шиитских боевиков, составляющих значимую часть наземных сил как Асада, так и Багдада.

Таким образом, администрация Трампа пришла к выводу, что как джихадисты-сунниты, так и шиитские боевики должны одинаково рассматриваться в качестве радикальных исламских террористов. В результате США начали куда агрессивнее действовать против военизированных шиитских группировок в Сирии. Более того, жесткий подход новой администрации, продемонстрированный Трампом в ходе его визита в Рияд, побудил Саудовскую Аравию, ОАЭ, Бахрейн и Египет к блокаде Катара по обвинению в поддержке иранских союзников.

Однако явное отсутствие позитивно сформулированной цели США на Ближнем Востоке привело к тому, что перед американцами стоят две отдельные задачи — уничтожение ИГИЛ и противодействие Ирану; отсутствие связи между ними лишь усугубило сумятицу в регионе. Представьте себе пастушью собаку, отлично умеющую лаять, но плохо ориентирующуюся в пространстве: сейчас Ближний Восток напоминает погоняемое ею стадо.

Даже в самой администрации, похоже, не очень представляют, как разбираться с последствиями собственной стратегии — это стало очевидно из противоречивой реакции на катарский кризис: пока президент Трамп радостно расхваливал блокаду Катара на публике, члены его команды, отвечающие за национальную безопасность, пытались уладить конфликт за кулисами. По всей видимости возобладал именно этот, более спокойный подход.

Так чего же хочет добиться Вашингтон? Кто знает.

Хотя наиболее вероятным исходом катарского кризиса станет обеспеченный США договор между сторонами, вполне возможно, что осознавшая свою уязвимость Доха постарается снизить свою зависимость от Соединенных Штатов и укрепить отношения с Турцией, у которой в Дохе уже есть военная база; с Россией, уже поддерживающей с эмиратом прочные коммерческие связи (Катар владеет существенной частью акций Роснефти); и с Ираном, в отношениях с которым Катар нуждается для совместной разработке залежей природного газа в Персидском заливе.

В Сирии и Ираке явно видны ограничения, накладываемые отсутствием позитивной политической стратегии. В Ираке США фактически расчистили место для поддерживаемых Ираном шиитских группировок, что противоречит антииранской позицией нынешней администрации. Единственной реальной альтернативой является поддержка борьбы курдов за самоуправление, однако до сих пор США выступали за единство Ирака.

Положение в Сирии сложнее, потому что в отличие от иракских курдов, наладивших неплохие отношения с Анкарой, сирийские курды столкнулись с яростным сопротивлением турецких властей при малейшей попытке основать независимое государство на севере страны. Тем не менее, возглавляемая США коалиция почти полностью полагается на наземные силы курдов в Сирии в борьбе с ИГИЛ. Поддерживают ли Соединенные Штаты курдское государство на севере Сирии? Неизвестно. Предложили ли они курдам какую-либо альтернативу? Нет. Продолжает ли эта территория быть законной частью Сирии? Да. Неудивительно, что это породило серьезную путаницу и нарастающий конфликт между США и Россией.

Возвращаясь к первоначальному вопросу — грядет ли на Ближнем Востоке столкновение между сверхдержавами?

На мой взгляд, пока США не разработают позитивную политическую стратегию, между поддерживаемыми Россией шиитскими боевиками и силами США так и продолжатся столкновения, вполне могущие привести к инциденту, в котором Россия собьет американский самолет, или американцы собьют самолет РФ. Но даже при таком развитии событий, я не думаю, что Вашингтон или Москва стремятся к вооруженному столкновению. Однако конфликты редко развиваются по разумному сценарию — насилие приводит к возросшему эмоциональному напряжению и может выйти из-под контроля с непредсказуемым исходом.

Помимо риска конфликта с Россией, частые атаки со стороны США на шиитские группировки ставят под угрозу полного развала ядерный договор с Ираном. В свою очередь, это вернет на повестку дня вероятность войны между США и Ираном. Даже если этого не произойдет, Иран с высокой вероятностью ответит на действия США резким увеличением своего воздействия на Багдад. Худшим сценарием будет возвращение к власти иранской марионетки вроде бывшего премьер-министра Нури Аль-Малики (Nouri al-Maliki), которая потребует от США вывести из Ирака войска — в таком случае Вашингтон встанет перед трудным выбором: подчиниться или вернуть прямой контроль над страной.

Чтобы избежать обострения такого рода, администрации Трампа следует сформулировать позитивную политическую повестку на Ближнем Востоке, которая объединит и дополнит негативные задачи по борьбе с ИГИЛ и Ираном. В настоящий момент ключевой составляющей такой повестки будет ясная позиция относительно будущего курдов в Ираке и Сирии.

Сирия. Катар. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222599


Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236740 Тулеген Аскаров

Тревожный Рамадан

До исламского саммита в Астане – 79 дней, а в Заливе неспокойно!

Тулеген АСКАРОВ

Смена наследника престола в Саудовской Аравии лишь добавила масла в огонь разгоревшегося конфликта между богатейшими арабскими государствами.

ИХ ВОДИЛА МОЛОДОСТЬ В КАТАРСКИЙ ПОХОД?

Напомним читателям, что практически сразу же после саммита «США – Исламский мир», состоявшегося в Эр-Рияде, о разрыве дипломатических отношений с Катаром и его изоляции заявила группа исламских стран во главе с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Лидеры этих государств обвинили Катар в поддержке радикальных исламистов и Ирана. Президент США Дональд Трамп поддержал изоляцию Катара рядом арабских стран. Каплей, формально переполнившей чашу их терпения, стала выступление эмира Катара, появившееся на сайте новостного агентства QNA этого государства, в котором выражалась поддержка Ирану и движению ХАМАС. Ведь на саммите от имени всех его гостей саудовцы заклеймили Тегеран за его враждебную арабам политику в регионе, пригрозив заодно достойно ответить на этот вызов!

Безрезультатными оказались попытки катарцев оправдаться со ссылкой на результаты расследования сотрудников ФБР, приехавших в Доху, по информации телеканала CNN, и обнаруживших доказательства взлома сайта государственного информационного агентства. Официально об этом было заявлено на уровне министра иностранных дел Катара, по мнению которого разразившийся кризис в отношениях арабских государств основан на дезинформации. Говорилось тогда и о том, что американские следователи обнаружили следы российских хакеров в этом взломе. В ответ в Москве также на уровне МИД заявили, что на государственном уровне Россия к хакерству отношения не имеет и иметь не может. А во время встречи со своим катарским коллегой шеф российской дипломатии Сергей Лавров призвал участников этого конфликта разрешить противоречия за столом переговоров. С аналогичным предложением выступил и казахстанский МИД.

В Вашингтоне же хозяин Белого дома Дональд Трамп поддержал изоляцию Катара, напомнив заодно, что в Эр-Рияде он как раз и призывал лидеров арабских государств занять жесткую позицию в отношении источников финансирования терроризма. А одним из таких источников как раз и был обозначен Катар. С соответствующим заявлением выступил и Госдепартамент США. Тем временем список террористических группировок, в финансировании которых обвиняли Доху, разрастался с пугающей быстротой – в него включили «Братьев-мусульман», ИГИЛ, «Аль-Каиду», сирийские группы боевиков и другие. Внесла свою лепту в обвинительный хор даже британская деловая газета Financial Times, по данным которой внушительная сумма в $1 млрд, выплаченная Катаром за освобождение из плена в Ираке членов королевской семьи, захваченных там на соколиной охоте, досталась непосредственно шиитской военизированной группировке «Катаиб Хизбаллах», представителям сил безопасности Ирана и даже сирийским террористам из бывшей организации «Джебхат ан-Нусра», связанной с «Аль-Каидой». О том, что и ряд других арабских государств, прежде всего Саудовская Аравия, также был давно замечен в поддержке исламистов, как-то забылось в пылу страстей с разрывом дипломатических отношений и введением экономической блокады против Катара.

Нельзя не сказать и о том, с чего, точнее, с кого, начался этот материал – с наследников арабских монархий. Саудовский король на днях назначил наследным принцем своего 31-летнего сына. Нынешний эмир Катара старше всего на пять лет этого влиятельного наследника, контролирующего в Саудовской Аравии ее оборону, борьбу с терроризмом, а также нефтяную и экономическую сферы. Понятно, что эти два молодых правителя и являются главными фигурами в нынешнем противостоянии, внося в него присущую их возрасту агрессию. По данным западных СМИ, есть здесь еще и третья ключевая фигура, правда, возрастом постарше, – 56-летнего наследного принца Абу-Даби, заместителя верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ, верного союзника саудовского наследника.

ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ

Как бы то ни было, уже почти три недели катарцы живут в условиях политической, экономической и транспортной изоляции со стороны своих влиятельных арабских соседей по региону. Им запрещено въезжать в бойкотирующие страны, которые не принимают катарские самолеты и морские суда, а заодно прекратили поставлять продукты питания в Катар. Руку помощи протянула ему Турция, откуда пошло продовольствие в местные супермаркеты, подключились Иран и Оман.

Включили, как говорится, «заднюю» и в Вашингтоне – госсекретарь США Рекс Тиллерсон призвал участников бойкота ослабить блокаду против Катара. Заодно в Госдепе высказали озабоченность тем, что бойкотирующие страны так и не представили публично детальные доказательства своих обвинений в адрес Дохи, из-за чего появляются сомнения в истинных причинах изоляции Катара. Министр иностранных дел Саудовской Аравии на личной встрече с г-ном Тиллерсоном заверил в готовности его страны предоставить в любой момент необходимое продовольствие и медицинскую помощь катарцам. Неделю спустя после начала блокады арабские государства Залива смягчили условия воздушной блокады, разрешив авиакомпаниям третьих стран летать через их территорию в Доху.

В общем, ситуация не из приятных. К тому же конфликт между ближайшими соседями, исповедующими одно течение в исламе, имеющими общий язык и культуру, пришелся на священный месяц Рамадан. Даже из светского Казахстана, географически далекого от Катара, это противостояние видится именно под таким углом. Кстати, и в самом Катаре наших соотечественников немало – по данным казахстанского посольства в Дохе, на консульском учете там состоят порядка 200 тысяч соотечественников!

Обсуждается активно эта тема казахстанцами в соцсетях, причем со знанием особенностей экономической жизни стран региона. К примеру, известный финансист Айдан Карибжанов напомнил, что от поставок катарского газа зависят ОАЭ, при этом последнее государство само и является главным акционером месторождения в бойкотируемой им стране! «На этом газе базируется инфраструктура Эмиратов, производство электроэнергии, как следствие, насосы аквапарков, искусственный снег лыжной трассы, кондиционирование торговых центров, отелей и жилых помещений, – констатирует блогер. – Сами эмиратовцы давно говорили о необходимости нарастить добычу собственного газа, но особо не спешили. Все-таки их главная специализация была на нефти. Жить на катарском газе было привычнее». Он же напомнил, что государственная корпорация «Qatar Petroleum» вопреки блокаде ее страны, трактуемой как форс-мажор и освобождающей от договорных обязательств, продолжает поставки газа в ОАЭ.

К Катару, как, впрочем, и к другим арабским государствам Залива, в Казахстане относятся с понятной симпатией. Ведь предыдущий эмир этого государства стал первым лидером арабского мира, совершившим визит в нашу страну. Произошло это почти 20 лет тому назад – весной 1999 года. Тогда высокий гость привез щедрый дар в виде гранта на $6,8 млн для строительства Исламского культурного центра «Нур-Астана» – белоснежной красивой мечети, украшающей левобережье столицы.

А в апреле этого года министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов был принят в Дохе нынешним молодым эмиром Катара. Последнему министр передал личное приглашение главы нашего государства принять участие в первом саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям, который пройдет в Астане 10-11 сентября и совпадет с закрытием выставки ЭКСПО-2017.

Понятно, что Казахстан весьма заинтересован в разрешении нынешнего конфликта между вовлеченными в него влиятельными арабскими и другими мусульманскими государствами до начала саммита. Так что в принципе, с учетом уже накопленного опыта Астанинского процесса по урегулированию в Сирии, можно предложить нашу столицу как площадку для переговоров и по этому конфликту, благо вполне естественный повод для приезда в Астану у высоких гостей будет в течение всего лета благодаря ЭКСПО-2017.

Конечно, в первую очередь хотелось бы видеть в гостях упомянутых выше молодых правителей Катара и Саудовской Аравии, которым предстоит вершить судьбы не только своих стран и своего региона, но и определять основные направления мировой энергетической политики и безопасности. Ничего не поделаешь – мир меняется, уходят в прошлое прежние поколения королей, шейхов и эмиров, а молодым жителям богатых арабских стран становится тесновато жить в устоявшихся веками канонах, как и их сверстникам повсюду. И почему-то верится, что восточная мудрость возобладает в решении нынешней арабской проблемы, – может, оттого, что священный месяц Рамадан близится к концу, предвещая благословенный праздник Ораза Айт (Ид уль-Фитр)!

Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236740 Тулеген Аскаров


Франция. Египет. Катар > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 июня 2017 > № 2241062

"Мираж-2000" будут летать до 2030 года.

С 2015 года истребитель Rafale французской компании Dassault "долгожданно" пошел на экспорт, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на youtube-канал издания AviationWeek (20 июня).

Отмечается, что эти истребители закупили Египет, Катар и Индия. В настоящее время "Рафали" состоят на вооружении в военной авиации Франции и Египта, первый самолет для Катара будет поставлен в 2018 году. Есть потенциальны клиенты, среди которых можно назвать Малайзию, где шансы "Рафаля" достаточно серьезные. "Рафали" будут состоять на вооружении, по меньшей мере, еще 20-30 лет. Ведется модернизация под стандарт F3R с ракетами Meteor и начинается работа над версией F4, где наибольшее внимание будет уделено повышению сетецентрических возможностей. Например, наземные подразделения будут получать информацию от истребителя. Эти возможности обеспечит новейшая разведывательно-прицельная система компании Thales.

Что касается истребителя Mirage-2000, то ВВС Франции до сих пор имеют на вооружении три варианта самолета - С (Charlie), N (носитель ядерного оружия) и D (ударный самолет). Ожидается что эти самолеты будут состоять на вооружении до 2030 года. Будет проведена модернизация истребителя, например, вариант D получит прицельный контейнер Thales, подвесную пушечную установку и "другие возможности".

Франция. Египет. Катар > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 июня 2017 > № 2241062


США. Катар > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 19 июня 2017 > № 2229092

"Боинг" назвал годы производства F-15 для Катара.

18 июня компания Boeing заявила, что производство истребителей F-15 Advanced Eagle для ВВС Катара может начаться в 2019 году, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на janes.com (19 июня).

В ВВС Катара эти самолеты уже получили индекс F-15QA. Компания надеется, что оформление и заключение контракта будет завершено в ближайшее время, производство 36 самолетов будет вестись до 2022 года, заявил официальный представитель "Боинга".

График поставок до сих пор не урегулирован Катаром, переговоры по "окончательным деталям" еще ведутся. Одним из вопросов является подготовка экипажей - кто будет за эту работу нести ответственность.

США. Катар > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 19 июня 2017 > № 2229092


США. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция > regnum.ru, 16 июня 2017 > № 2220331

Почему США продают истребители F-15QA «пособнику террористов»?

Катар закупил 36 американских истребителей F-15QA: Доха снова союзник Вашингтона?

Несмотря на всю «травлю», которая развернулась против Катара 6 июня 2017 года, когда Саудовская Аравия и её союзники разорвали с этим небольшим нефтеносным государством дипломатические отношения и ввели против него сухопутную блокаду, Доха подписала контракт на поставку 36 американских тяжёлых истребителей F-15QA за $12 млрд.

Более того, буквально несколько дней назад из Вашингтона тоже звучали обвинения в адрес Катара, причём речь шла о пособничестве террористам. Теперь же США продают своему «опальному» союзнику крупную партию современного вооружения. Почему?

Плата за безопасность?

Известно, что впервые информация о сделке между Катаром и США относительно истребителей F-15QA появилась в 2016 году. Тогда речь шла о запросе Дохи о закупке 72 самолётов этого типа за $21,1 млрд. На первый взгляд стоимость самолётов просто «сумасшедшая» — $333 млн за один борт (речь идёт о подписанном контракте на 36 единиц). Однако в цену входит также авиационное вооружение (в неизвестном количестве), обучение пилотов (в том числе всё что для этого необходимо — симуляторы и т.п.), некоторое количество запчастей, а также какой-то объём сервисных и логистических услуг. С учётом этих факторов всё уже выглядит не так страшно, хотя очевидно, что самолёты Катар получит без всяких скидок и по самой высокой цене. Что касается комплектации — то F-15QA, по-видимому, близок к саудовским F-15SA. Эта машина является продвинутой экспортной модификацией двухместного F-15E Strike Eagle — многоцелевой машины, способной эффективно бороться не только с воздушными, но и наземными целями. Самолёт оснащён современной радиолокационной станцией с активной фазированной антенной решёткой.

Всё это хорошо, но есть и другой вопрос — зачем небольшому Катару понадобилось 72 тяжелых истребителя (а подписание второго контракта ещё на 36 самолётов через 1−2 года вполне ожидаемо), если уже подписан и находится в процессе реализации контракт на поставку 24 французских истребителей Dassault Rafale. Эта сделка обошлась Катару в 6,3 млрд евро (условия примерно такие же, как и с F-15 — поставляется также оружие, запчасти и т.п.). Для небольшого Катара использование самолётов двух типов выглядит нерациональным, хотя страна и не страдает от недостатка средств. Вполне вероятно, что крупный контракт с США является некой платой за безопасность Катара, так как сами эти самолёты от внешней агрессии соседей очень богатого, но маленького игрока не спасут.

«Травля» Катара подходит к концу?

Крупная военная сделка между Катаром и США должна всерьёз насторожить Саудовскую Аравию и её союзников — это однозначный сигнал о том, что Доха всё-таки остаётся важным союзником для Вашингтона и красную черту переходить нельзя. Так что наиболее негативные сценарии в виде морской блокады Катара или сухопутной военной интервенции становятся всё менее вероятными. Вполне возможно, что и градус накала и риторики тоже постепенно пойдёт вниз. С другой стороны, Доху уже подтолкнули к сотрудничеству с Тегераном и Турцией, а значит, руководство страны теперь резонно может захотеть диверсифицировать свои транспортные потоки, с целью избежать неприятных сюрпризов в будущем.

Леонид Нерсисян

США. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция > regnum.ru, 16 июня 2017 > № 2220331


Бахрейн. Катар > Армия, полиция > ria.ru, 16 июня 2017 > № 2211730

Бахрейн располагает доказательствами "прямых контактов" Катара с отдельными руководителями террористических организаций и их финансовой поддержке с его стороны, заявил в интервью РИА Новости посол королевства Бахрейн в РФ Ахмед ас-Саати.

"У нас имеются доказательства прямых контактов Катара с отдельными руководителями организаций и группировок в Лондоне или в Дохе и их финансовой поддержке с его стороны", — отметил ас-Саати.

По его словам, власти Бахрейна знают террористические группировки в стране, которые поддерживаются Катаром. "Наличие связей у Катара с различными группировками было раскрыто много лет назад, но сейчас дело дошло до определенных границ. Мы не можем пренебрегать нашей безопасностью, увидев, что Катар продолжает прежнюю политику", — добавил посол.

Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет 5 июня объявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив Доху в поддержке террористических организаций и дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Власти восточной части Ливии, Йемена, Мавритания, а также Мальдивы и Маврикий впоследствии тоже заявили о разрыве отношений с Катаром.

Бахрейн. Катар > Армия, полиция > ria.ru, 16 июня 2017 > № 2211730


Катар. Великобритания. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2220392

Катар: исторический путь в мировую политику

От древней аравийской провинции до британского протектората времен Первой мировой войны

«Путь к власти осилит идущий»

Катар, расположенный в «сердце» Персидского залива, оказался в эпицентре исторической борьбы великих держав и империй за господство над Ближним и Средним Востоком. Разумеется, до 1930-х годов о нефтяных богатствах края никто и не подозревал. Местных правителей волновала проблема пресной воды и пошлины от региональной торговли, которая связывала арабов и персов с Европой и Азией. Конкурирующие друг с другом культуры учились говорить на одном языке — языке торговли, который манил к берегам Катара правителей со всего света.

Так, например, с 224 по 651 год полуостров находился под властью персидских Сасанидов, которые раскинули свои владения (Эраншахр) на территориях современного Ирана и Ирака. Однако к концу 620-х годов их империя ослабла, что позволило посланнику Пророка Мохаммеда (Мансуру ибн Сава аль-Тамими) начать исламизацию Катара (628 год). Чаша весов повсеместно склонялась в пользу арабов — в 636 году они побеждают персов в битве при Кадиссии. Тогда Арабский халифат распространяет свою власть на Ирак, а после сражения при Нехавенде (642 г.) — фактически устанавливает протекторат над Ираном. Персия в те годы страдала не только от междоусобиц, но и от чумы (завезённой из Китая и Индии), которая из-за больших расстояний в пустынной и жаркой Аравии с трудом проникала во владения Омейядов и их преемников.

Аббассиды управляли Катаром до 1258 года, пока халифат не пал под натиском Монгольской империи, европейских крестоносцев и тюркских племен. Начался длительный период междуцарствия, который завершится лишь в 1500-х годах с завоеванием Египта армией Сулеймана Кануни. По сути, Катар вошёл в состав Османской империи как наследство каирских князей.

Безраздельное господство Османской империи над краем продолжалось до 1783 года, когда князья Бахрейна из династии аль-Халифа и их союзники из клана аль-Джалахима присоединили Катар к своим владениям, выступив таким образом против Омана. Великобританию это устраивало, поскольку данный ход ослаблял влияние Франции в Египте и на Аравийском полуострове, где с 1744 года при поддержке Лондона было образовано ваххабитское княжество Неджд (будущая Саудовская Аравия). Что касается Российской империи, она не дремлет — в том же 1783 году Екатерина II издаёт манифест о присоединении Крыма. Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. открыла Санкт-Петербургу заманчивые перспективы на Черном море и Босфоре. Однако Лондон больше тревожила активность Парижа, который заманил на свою сторону египетского пашу Мохаммеда Али, известного своими походами против Неджда. Спор вокруг Катара нарастал, вылившись в многолетние кровавые распри с участием бахрейнских князей, эмиров Омана, царей Персии, ваххабитов с Аравийского полуострова и османских властей.

К началу 1820-х годов война достигла таких масштабов, что Британская Ост-Индская компания заключила с шейхами прибрежной зоны договор о мире (1820 года), который был призван обезопасить торговлю с Индией. Но атаки пиратов продолжились. И тогда военные корабли Великобритании пошли на беспрецедентный шаг, атаковав в 1821 году Доху. Город был сожжен вместе с жителями. Колониальная политика Лондона нуждалась в кадрах, которых отбирали из числа бедуинов Аравии. Ведь ваххабиты были давними союзниками Лондона. Выбор пал на племя аль-Тани из г. Фуваират. В 1847 году предводитель клана Мухаммед бен Тани перебирается в Доху на княжение. Кровные узы определяют политические предпочтения — он заключает союз с королём Неджда Фейсалом бен Турки, который посещает эмират в 1851 году.

Дела идут в гору, слава аль-Тани распространяется по всей Аравии, но тут в дело вмешиваются князья Бахрейна из династии аль-Халифа. В результате набега, осуществленного бахрейнцами в 1867 году, Доха была разграблена. Междоусобная война продолжилась с новым размахом, вынудив британского полковника Льюиса Пелли подписать 12 сентября 1868 года соглашение с домом аль-Тани, по которому Лондон признавал независимость Катара. Вот как описывает действия Пелли сотрудник Британской библиотеки Карен Стэпли: «Когда предупреждения Пелли были отвергнуты аравийскими шейхами, британские корабли разбомбили ключевые порты Бахрейна, Катара и Абу-Даби, пригрозив усилить натиск. Только тогда правители Катара и Абу-Даби согласились вести переговоры с англичанами. При условии, что англичане защитят их от клана аль-Халифа, они были готовы искать мирное решение. Вскоре после этого глава дома аль-Халифа и его сторонники были захвачены в плен англичанами. Британское правительство объявило о поддержке младшего брата шейха — Али бин Халифа аль-Халифа».

Англичане спешили, поскольку в будущем 1869 году французы готовились сдать в эксплуатацию Суэцкий канал, акции которого были вскоре куплены правительством Бенджамина Дизраэли на деньги лондонской ветви клана Ротшильдов. Примечательно, что в 1872 году Катар был оккупирован Османской империей, что вынудило наследника престола Касима ибн Мухаммада аль-Тани найти общий язык с Константинополем. Оттоманская порта воспользовалась итогами франко-прусской войны 1870—1871 гг., позволившей Отто фон Бисмарку провозгласить в Версале Второй рейх. Отныне Германия включается в борьбу за выход к Персидскому заливу. Не случайно в 1872 году немецкий инженер Вильгельм фон Прессель, автор железнодорожного проекта «Средиземное море — Ирак», обращается к османскому правительству с призывом построить сеть железных дорог. В своих планах Берлин руководствовался геологоразведкой в зонах, прилегающих к Тигру и Евфрату, которая была осуществлена в 1871 году. Обнаруженные запасы нефти не шли в сравнение с отсутствием в регионе трансграничных железных дорог. Поэтому в 1888 году строительная компания Philipp Holzmann начинает на деньги Deutsche Bank возводить Анатолийскую железную дорогу, которая к середине 1890-х годов свяжет Константинополь и Анкару с Коньей, центром суфийских орденов.

Немцы именовали проект дорогой «Трёх Б». То есть Берлин — Босфор — Багдад. Хотя железнодорожные ветки выходили далеко за рамки обозначенных городов. Так, дорога от Коньи предназначалась для выхода на Адану, Нусайбин и Мосул, откуда ветка следовала на юг — к Багдаду, Басре и Кувейту. Особое значение имела и Сирийская железная дорога, связывающая Алеппо с Дамаском и Бейрутом с последующим выходом на Хиджазскую железную дорогу до Мекки. У Лондона было два варианта: либо согласиться с экспансией Берлина и Константинополя, либо объявить им войну. Катар поможет Великобритании. В 1893 году Касим аль-Тани откажет османским властям в просьбе установить в Дохе таможенный пункт. Турки попытаются арестовать смутьяна, который даст им бой в местечке аль-Вайбах, что в 15 км к западу от Дохи. Эмир уйдет из жизни с подписанием англо-османской конвенции (от 29 июля) 1913 года, по которой Константинополь отдал Лондону права на Катар, Кувейт, Бахрейн и управление судоходством по реке Шатт-эль-Араб.

В таких внешних условиях Лондон и Доха подошли к Первой мировой войне, которая продолжается до сир пор. Причем продолжается она не где-нибудь, а внутри правящего дома аль-Тани. В своей истории Катар знал всего восемь правителей (ныне правит восьмой эмир — Тамим бин Хамад аль-Тани), из которых только первые два эмира передавали власть преемнику по закону наследования, а не вследствие дворцового переворота. Вход в мировую политику — дорогая затея во всех смыслах.

Саркис Цатурян

Катар. Великобритания. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2220392


Катар. Эритрея > Армия, полиция > ria.ru, 14 июня 2017 > № 2210556

Министерство иностранных дел Катара подтвердило отзыв катарских миротворческих сил с границы Джибути и Эритреи.

"Катар проинформировал правительство Джибути об отзыве всех своих войск, размещенных на границе Джибути", — говорится в заявлении внешнеполитического ведомства страны.

Ранее кувейтская газета "Аль-Анба" сообщала, что правительство Джибути получило официальную ноту от катарского МИД о прекращении посредничества Катара между Джибути и Эритреей. Издание утверждало, что Катар также отозвал свои миротворческие силы с границы двух африканских государств, размещавшиеся в регионе с 2008 года.

Территориальный конфликт между Джибути и Эритреей возник в 2008 году и длился с 10 по 13 июня. Стороны заключили соглашение о перемирии в столице Катара Дохе в 2010 году.

Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет 5 июня объявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив Доху в поддержке террористических организаций и дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Власти восточной части Ливии, Йемена, а также Мальдивы, Мавритания, Коморские острова впоследствии также заявили о разрыве отношений с Катаром. О снижении уровня дипломатических отношений с Дохой заявили в Джибути, Сенегал отозвал своего посла в Катаре.

Катар. Эритрея > Армия, полиция > ria.ru, 14 июня 2017 > № 2210556


Катар. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 12 июня 2017 > № 2207061

Катар преткновения

Ближний Восток раскололся из-за нового конфликта

В понедельник, как гром среди ясного неба, Египет, Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Мальдивы, Маврикий, а также не полностью контролирующие свои страны лидеры Йемена и Ливии объявили о полном разрыве дипломатических отношений с Катаром. В краткие сроки граждане этих стран покинут Катар, а его подданные должны покинуть указанные государства. Фрондеры обвинили Доху в поддержке и спонсировании террористов, связях с Ираном и дестабилизации ситуации в регионе. Кроме этого они закрыли свои морское, воздушное и сухопутное пространство для транспорта и грузов, связанных с Катаром, в один миг превратившимся в изгоя. Открытую поддержку Дохе высказал лишь турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган, а также Тегеран (что, конечно, только отрицательно повлияло на позицию соседей). Россия, Кувейт и Оман пытаются выступить посредниками в этом столь неожиданном конфликте, однако карты спутывает двойственная позиция США. С одной стороны Вашингтон призывает все стороны к урегулированию конфликта, угрожающего планам Америки по борьбе с экстремистами из ИГ в Ираке и Сирии, намекая, что за хакерской атакой на катарское информагентство, вызвавшей острую реакцию со стороны соседей Дохи, стоит Россия. А с другой - президент Дональд Трамп в своем Твиттере представляет дело так, будто это с его подачи соседи по региону устроили Катару бойкот. Трамп стремится ужесточить американскую политику против Ирана, а также максимально быстро добиться успехов в борьбе с ИГ, однако эти цели как минимум мешают друг другу, что мы уже и видим на примере блокады Катара, на территории которого расположена крупнейшая военная база США, откуда координируется наступление на ИГ в Ираке и Сирии. На этом фоне ИГ берет на себя ответственность за громкое нападение на здание иранского парламента и мавзолей Хомейни в Тегеране, а иранские власти возлагают ответственность на Эр-Рияд. В ситуации конфликта всех против всех выигрывают только экстремисты из ИГ, которые могут получить желанную передышку от атак международной коалиции.

Насколько удалось разобраться в происходящем журналистам, спусковым крючком, запустившим открытую фазу конфликта Саудовской Аравии и Катара (остальные страны-бойкотеры всего лишь двигаются в русле саудовской политики), послужила информация, размещенная на сайте официального новостного агентства Дохи. В ней якобы эмир Катара говорит о необходимости налаживания более тесного сотрудничества с Ираном. Власти страны уже опровергли данное заявление, а официальные круги в США (к расследованию произошедшего инцидента подключилось ФБР США) даже успели намекнуть своим СМИ, что за хакерской атакой против Дохи могут стоять российские хакеры, которым приписывают акты информационного саботажа во время последних президентских избирательных кампаний в Америке и Франции.

Определенная логика в том, чтобы устроить переполох в суннитском лагере, поддерживающем сирийских повстанцев, воюющих против Дамаска, России и Ирана, конечно, есть. Правда, есть и факт обширного присутствия катарских денег в российской экономике, страдающей от западных санкций. Почти пятая часть акций «Роснефти» была куплена катарскими инвесторами, что существенно помогло выровнять бюджетный баланс российскому правительству. В этом, кстати, может заключаться и еще одна претензия соседей к Дохе. Что касается взаимоотношений с Ираном, то определенные компромиссы с шиитским гегемоном достигала и сама Саудовская Аравия, в частности по линии OPEC. Что касается обвинений в выплате выкупа за членов королевской семьи Катара, захваченных проиранскими элементами во время охоты в Ираке, то тут обвинение выглядит скорее надуманным, чем реальным. Выкуп сложно назвать финансированием, ибо добровольности тут просто нет. Что касается обвинений в контактах с сирийскими повстанцами, то их имеет не только Доха, но и Эр-Рияд, и Амман, и Анкара, и даже США. Так что очевидно, что реально соседи недовольны чем-то иным.

Более вероятно, что речь идет о поддержке Катаром международного движения «братья-мусульмане» (ихван уль-муслимин), считающегося одной из движущих сил недавней арабской весны. Юсуф аль-Кардауи- идеологический пастырь ихванов, длительное время проживает в Катаре, а Доха практически открыто поддерживала правительство Мухаммеда Мурси в Египте, пришедшее к власти после свержения диктатуры Хосни Мубарака и в свою очередь, отстраненного в результате военного переворота. Аль-Кардауи какое-то время был близок к Ирану (вплоть до того, что его сын, по слухам, перешел в шиизм) и отстаивал идеи единства суннитов и шиитов, особенно на фоне неудачной для Израиля войны в Ливане в 2006 году, где ему противостояла та самая «Хезболла», которая сейчас активно воюет с суннитскими группировками в Сирии. Однако тот факт, что проиранские боевики похитили членов катарской правящей фамилии, вынудив платить выкуп, достаточно иллюстрирует отсутствие реальной политической близости между Тегераном и Дохой. Умеренность Катара в отношении Ирана, в противоположность жесткости, проповедуемой Саудовской Аравией, основывается, скорее, на независимой политической линии, чем на тайном союзе.

Еще одна основа своенравной политики Катара – информационное доминирование в арабском медиа-сегменте катарского канала al-Jazeera, чья редакционная политика вызывает крайнее раздражение практически у всех властей арабского мира, также выглядит более реальной в списке претензий соседей к Дохе. Не случайно в ультиматуме, который, по информации некоторых СМИ, выставила Катару Саудовская Аравия, говорится не об отказе от поддержки боевиков в Сирии или Ираке, а именно об ихванах и al-Jazeera. Разрыв отношений с Тегераном также упоминается, однако окончательно отказываться от контактов с иранцами не могут позволить себе и сами саудовцы, которым нужно договариваться внутри OPEC, где Иран – один из ключевых игроков. Кроме того, весь этот список – от поддержки Мурси и ихванов, а также боевиков в Сирии, до контактов с Ираном (причем все это – в куда большей степени) – можно было бы предъявить и Турции, но отношения с ней Эр-Рияд пока решил не усложнять. Соответственно, мы можем с большой уверенностью предполагать, что демарш против Катара больше походит на попытку утверждении гегемонии Эр-Рияда в Заливе, чем на борьбу с деструктивными веяниями из Дохи.

На этом фоне поведение лидера США Дональда Трампа сложно объяснить. Пока Госдеп призывает к диалогу, а Пентагон благодарит Доху за возможность воевать против ИГ с ее территории, Твиттер-аккаунт хозяина Белого дома выдает: «Приятно видеть, что визит в Саудовскую Аравию и встреча с королем и представителями еще 50 государств уже дает свои плоды. Они заявили, что займут твердую позицию в отношении финансирования экстремизма, и все указывали на Катар. Возможно, это станет началом конца ужасов терроризма». Администрация Белого дома и Государственного департамента выбивается из сил, чтобы выдержать дипломатический тон, не утратить ключевого союзника и одновременно объяснить, что же делает господин президент. «В лучших традициях суровой эпохи "Твиттер-дипломатии" президент Дональд Трамп нанес сокрушительный удар по осторожно выстроенному карточному домику ближневосточной политики. Он не просто занял одну из сторон в глубоком и древнем конфликте арабского мира, он еще и поставил это себе в заслугу», - так характеризует произошедшее обозреватель Би-Би-Си.

И, будто бы все еще недостаточно запутанно, на этой же неделе происходит громкая акция неизвестных радикалов в иранской столице. Две группы террористов атаковали мавзолей имама Хомейни, основателя современного теократического режима в Иране, и парламент страны. В первом случае один из нападающих взорвал себя, остальные пытались расстреливать молящихся, во втором – группа террористов была относительно быстро заблокирована с несколькими заложниками в одном из кабинетов. Число жертв тегеранских атак оценивается в 12 человек. Ответственность за нападение взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство», однако официальный Тегеран устами представителей «Корпуса стражей Исламской революции», военизированной организации, подчиняющейся напрямую духовному лидеру страны аятолле Хаменеи, возложил ответственность на Саудовскую Аравию. Иранские военные и целые подразделения ведут военные действия против ИГ на территории Ирака и Сирии, где выступают ударными силами в войне с ИГ. Сформированные американскими советниками регулярные войска Ирака в результате боев в Мосуле практически обескровлены, а курдское ополчение, которое при поддержке США подошло к столице ИГ Ракке, вряд ли способно захватить этот город. В итоге стремление Трампа одновременно противостоять и ИГ, и Ирану, противоречит само себе: победа на земле над экстремистами не может быть достигнута без одобрения аятолл.

На противоречия в позиции Трампа ненавязчиво указывает и Анкара. «Напряженность вокруг Катара имеет место в период, когда мы более всего нуждаемся в солидарности и сотрудничестве, и не принесет пользы ни одному государству региона... Попытки изолировать Катар, ведущий эффективную борьбу с терроризмом, не внесут вклада в решение проблем. Турция продолжит развивать отношения со всеми дружескими странами, которые оказали ей поддержку в период предотвращения попытки военного переворота 15 июля 2016 года, в том числе и с Катаром»,- заявил президент Эрдоган. Турция также играет одну из важных ролей в конфликте на территории Ирака и Сирии, и игнорирование ее позиции также способно породить в ближайшем будущем новые конфликты, на почве которых влияние экстремистов, как это уже было, только возрастет. Наоборот, эффективность международной коалиции против ИГ в регионе с каждым днем бойкота Катара будет только падать. Конечно, это будет происходить вместе с катарской экономикой, слишком сильно интегрированной в экономическое пространство с соседями по Заливу, и с ростом рисков смены власти в Катаре, где дворцовый переворот – наиболее распространенный способ престолонаследия. Чтобы поддержать своего союзника, Анкара заявила о своей готовности отправить в Доху турецкие войска.

На момент написания данного материала кризис вокруг Катара так и не разрешился. На сегодняшний день он стал самым серьезными испытанием для стабильности региона Ближнего Востока за пределами войны в Сирии и Ираке. Глубокие противоречия в регионе Залива угрожают уже не только планам газо- или нефтепроводов, но основному региону добычи нефти в мире. В случае, если конфликт вспыхнет уже тут, то под ударом будет уже не региональная, а глобальная безопасность.

Катар. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 12 июня 2017 > № 2207061


Россия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 июня 2017 > № 2205380

Пуля милосердия от русского царя

Муамин Мухтар (Muamin Muhtar), Al Youm As Sabi, Египет

Нет никаких сомнений в том, что отношения между Россией и Катаром не настолько безоблачны, как многие думают. В настоящее время экономические проекты и инвестиции связывают Москву и Доху, но если мы обратимся к прошлому, то увидим, что после того, как Катар настроил чеченских моджахедов против советских войск, а также после его поддержки террористов в Сирии, убивающих российские войска, сражающиеся против ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), напряжение между двумя странами только нарастает.

Доказательством наличия трещины в отношениях между странами, может служить тот факт, что Россия располагает информацией о поддержке Катаром сил международного терроризма. Председатель Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Озеров заявил, что пока никаких изменений в отношениях между Катаром и Россией происходить не будет. Однако следует тщательно изучить поступившую информацию о том, что Катар поддерживает международный терроризм.

Чиновник также добавил, что Россия является суверенным государством, которое реализует независимую политику и не подстраивается под решения других стран. Однако, конечно же, мы будем внимательно изучать всю информацию, поступившую из Египта и Саудовской Аравии, о том, что Катар оказывает поддержку международному терроризму.

Член Сената отметил, что у страны, разорвавшей свои отношения с Катаром есть доказательства выдвинутых против него обвинений. Он указал на то, что решение арабских стран — это серьезный шаг, который является еще и знаком совместных усилий направленных на борьбу с международным терроризмом.

В свою очередь, министр иностранных дел России Сергей Лавров, комментируя разрыв отношений между арабскими и исламскими странами и Катаром, заявил, что Москва готова строить дружеские отношения со всеми странами Ближнего Востока. Он также добавил, что Россия поддерживает стремления этих стран противостоять международному терроризму.

Лавров заявил, что Москва стремится поддерживать сложившиеся хорошие отношения со всеми странами, особенно в этом регионе. Сейчас самое главное — сосредоточить все внимание на угрозе международного терроризма.

Объявив о своем решении разорвать дипломатические и консульские отношения с эмиратом Персидского залива, арабские и исламские страны нанесли тяжелый удар по Катару. Они готовы принять враждебные меры против катарского правительства, которое поддерживает террористические организации, особенно «Братьев-мусульман», а также подрывает безопасность и стабильность в тех странах, которые заявили о своем решении.

Россия стала раскрывать истории принятия и укрытия террористов в Дохе. В 2001 году спецслужбы государства обнаружили в стране чеченского писателя и политика Зелихмана Абдулмуслимовича Яндарбиева. Именно он был президентом Чеченской республики Ичкерия с 21 апреля 1996 года по 12 февраля 1997 года. Владимир Путин, в свою очередь, пообещал, что он будет ликвидирован.

В 2000 году Яндарбиев отправился в Пакистан, чтобы закрепить и упрочить отношения со своими коллегами в Афганистане, однако давление Москвы на Исламабад заставило и вынудило его перебраться в ОАЭ, а затем в Турцию. Доха же стала его последней остановкой.

В октябре 2002 года, перед тем как Катар принял и укрыл его, Яндарбиев организовал захват заложников в московском театре, и сделал несколько телефонных звонков группе боевиков. Во время операции по освобождению заложников, проведенной российскими спецслужбами, погибло 129 из 800 человек. Большинство находившихся в театре погибло от использованного в ходе штурма газа. Также спецслужбы России ликвидировали 41 боевика.

Во время своего пребывания в Катаре, Яндарбиев поддерживал террористические группировки на родине. Правительство России официально потребовало от эмирата выдачи его властям. В 2004 году Министерство иностранных дел неоднократно вызывало посла Катара в Москве по этой причине.

13 февраля 2004 года Зелихман Яндарбиев был убит в результате подрыва его автомобиля во время возвращения домой из столицы Катара Дохи. Он скончался в больнице, а его 13-летний сын Дауд получил тяжелые ранения. Изначально не было ясно, кто несет ответственность за взрыв, однако в дальнейшем подозрения пали на российские спецслужбы, которые в свою очередь полностью отрицали свою причастность.

На следующий день после нападения власти эмирата арестовали трех россиян, работающих в российском посольстве в Катаре. Один из них был освобожден благодаря своему официальному статусу дипломата, двух других продолжали обвинять в убийстве Яндарбиева. В ходе расследования прокуратуры Катара было установлено, что обвиняемые получили приказ совершить убийство лично от Сергея Иванова. 30 июня 2004 года они были приговорены к пожизненному заключению. Судья указал на то, что они действовали по приказу российского руководства.

Такое постановление суда усугубило отношения между Дохой и Катаром. 23 декабря 2004 года Катар согласился передать заключенных в Россию, где они смогли бы отбывать тюремное заключение. После их депортации на родину, российские тюремные власти сообщили, что постановление Катара «не имеет ничего общего с законами России», они были выпущены на свободу и исчезли из поля зрения.

Россия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 июня 2017 > № 2205380


Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 июня 2017 > № 2217197

Саудовская Аравия выставила Катару 24-часовой ультиматум.

Саудовская Аравия дала Катару 24 часа на выполнение 10 условий, которые были переданы через Кувейт, который сейчас играет роль посредника в переговорах между Саудовской Аравией и Катаром. Об этом сообщают Вести.ru со ссылкой на SkyNews Arabia.

Основное требование Саудовской Аравии – прекращение Катаром любых отношений с ХАМАС и «Братьями-мусульманами» (террористическая организация, запрещенная в России).

Последствия невыполнения Катаром требований пока остаются неизвестными.

Напомним, 5 июня несколько стран Персидского залива: Саудовская Аравия, Йемен, Ливия, Бахрейн, Египет, ОАЭ, а также Мальдивская Республика и Маврикий разорвали дипотношения с Катаром.

Основные опасения аналитиков сейчас связаны с тем, что кризис будет означать конец Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива (ОАЭ, Катар, Бахрейн, Оман, Кувейт и Саудовская Аравия).

Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 июня 2017 > № 2217197


Турция. Катар > Армия, полиция > ria.ru, 7 июня 2017 > № 2202186

Парламент Турции принял закон, разрешающий размещение турецких военнослужащих на базе в Катаре и сотрудничество по обучению жандармерии в этой стране, сообщает в среду телеканал NTV.

Ранее представитель МИД Турции подтвердил РИА Новости намерение Анкары и Дохи создать турецкую военную базу в Катаре.

Отмечается, что размещение турецких военных в Катаре будет осуществлено в соответствии с соглашением о сотрудничестве двух стран в области безопасности и обучения сотрудников жандармерии, подписанным в 2015 году.

В понедельник Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет объявили о разрыве дипотношений с Катаром, прекратив с ним всякое сообщение. К ним присоединились Йемен, временное правительство Ливии, Мальдивы, Маврикий и Коморские острова. Президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что его страна не поддерживает изоляцию Катара, продолжит развивать отношения с ним и приложит усилия к урегулированию кризиса путем диалога.

Алена Палажченко.

Турция. Катар > Армия, полиция > ria.ru, 7 июня 2017 > № 2202186


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202116

Дипломатическая изоляция Катара спровоцирует новую большую войну?

Суннитские страны Персидского залива давно уже рвутся в бой с Ираном. Теперь они получили необходимое оправдание.

Саймон Хендерсон (Simon Henderson), Foreign Policy, США

В 1914-м было Сараево, а в 2017 будет Доха? Мы стали свидетелями исторического момента сродни убийству наследника австро-венгерского престола, которое привело к Первой мировой войне. Но на сей раз столкновение может начаться между войсками Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов с одной стороны, и армией Ирана с другой. Вашингтону надо действовать очень быстро, дабы остановить сползание к этой войне, а не ждать, когда начнется кровавая бойня.

Номинально целью для Саудовской Аравии и ОАЭ является Катар, который уже давно не соглашается с общим мнением стран Персидского залива относительно Ирана. Эр-Рияд и многие другие арабские страны в понедельник разорвали отношения с этим обогатившимся на газе эмиратом, а Саудовская Аравия запретила катарским самолетам полеты через свою территорию, закрыла сухопутную границу и транзит катарских судов через свои воды. По любым меркам это фактически повод к войне. Для сравнения: начавшаяся полвека назад Шестидневная война была вызвана тем, что Египет закрыл пролив Эт-Тиран, лишив таким образом Израиль выхода в Красное море.

Иран в ответ заявил, что разрешит Катару пользоваться тремя своими портами, чтобы импортировать через них необходимое стране продовольствие. Эр-Рияд и Абу-Даби наверняка увидят в этом жесте подтверждение предательских связей Дохи с Тегераном.

Есть как минимум две повествовательные линии, объясняющие, как мы до этого докатились. Если верить правительству Катара, 24 мая хакеры осуществили взлом его официального агентства новостей Qatar News Agency и передали фальшивую новость о том, что эмир Тамим бин Хамад Аль Тани заявил: «Для враждебности арабов по отношению к Ирану нет оснований». В этом якобы фальшивом сообщении подтверждено, что Катар поддерживает «Братьев-мусульман» и их палестинское ответвление ХАМАС, а также сохраняет добрые отношения с Израилем.

Между тем СМИ Саудовской Аравии и ОАЭ, на которые оказывают воздействие власти, придерживаются иной линии, заявляя, что эти сообщения соответствуют действительности. Они отреагировали мгновенно и с огромным возмущением. СМИ без конца повторяют комментарии эмира, а интернет-доступ к катарским средствам массовой информации был заблокирован, в связи с чем официальные опровержения Катара прочесть невозможно.

Не исключено, что первый хакерский взлом организовал Тегеран, у которого огромное раздражение вызвала антииранская позиция, занятая участниками саммита в Эр-Рияде, прошедшего 20-21 мая. Тогда президент США Дональд Трамп встретился с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом Аль Саудом и с представителями десятков мусульманских государств. 3 июня на несколько часов был взломан твиттеровский аккаунт министра иностранных дел Бахрейна шейха Халида бин Ахмеда аль-Халифы (Khalid bin Ahmed al-Khalifa), и в этом инциденте правительство страны обвинило активистов из шиитской оппозиции, отказавшись показать пальцем на Иран. Мотивом для Ирана могло стать его стремление продемонстрировать разобщенность стран Персидского залива, а также раздражение из-за того, что Трамп поддержал позицию Совета сотрудничества государств Персидского залива против Тегерана.

Катар, со своей стороны, считает себя жертвой заговора Эр-Рияда и Абу-Даби, у которых издавна враждебные отношения с Дохой, несмотря на то, что все они входят в Совет сотрудничества государств Персидского залива. Эр-Рияд считает, что Катар, который отводит центральную роль ваххабизму (собственно, как и само саудовское королевство), является возмутителем спокойствия в регионе. Доха, разрешающая женщинам садиться за руль, а иностранцам пить алкоголь, в свою очередь, обвиняет саудовцев в том, что из-за них у ваххабизма дурная репутация. А Абу-Даби презирает Доху за поддержку «Братьев-мусульман», которые в ОАЭ находятся под запретом.

В 2014 году там уже был неловкий дипломатический кризис, продлившийся восемь месяцев, однако сегодняшняя проблема уходит своими корнями в 1995 год, когда отец катарского эмира Тамима Хамад отстранил от власти своего никчемного и вечно отсутствующего отца. Саудовская Аравия и ОАЭ увидели в этом семейном перевороте опасный прецедент для правящих семей государств Персидского залива, и начали плести заговоры против Хамада. Как отмечает один работавший в то время в Дохе дипломат, эти соседи подговорили несколько сотен представителей племен убить Хамада, двоих его братьев, а также министров иностранных дел и энергетики, чтобы затем вернуть власть старому эмиру. ОАЭ даже привели в состояние повышенной боевой готовности свои боевые вертолеты и истребительную авиацию, чтобы поддержать эту попытку. Но у заговорщиков ничего не вышло, так как один член племени рассказал о заговоре за несколько часов до его начала.

На фоне таких событий паранойя эмира Тамима кажется вполне оправданной. В выходные дни одна из газет ОАЭ сообщила, что член правящей катарской семьи из числа оппозиционеров шейх Сауд бин Насер (Saud bin Nasser) намерен посетить Доху и выступить в качестве посредника.

Но численность населения Катара составляет всего 200 тысяч человек, и объяснить важность этой страны довольно сложно. Живущие там иностранцы относятся к ней с легким недоумением. В городском ландшафте Дохи доминируют часто пустующие, но ярко освещенные небоскребы, один из которых за свою форму получил шуточное название «розовый презерватив». Но в Катаре самый высокий в мире доход на душу населения. Этот эмират занимает второе место в мире после Ирана по запасам природного газа, экспортируя его в больших объемах в самые разные страны от Британии до Японии. Там также находится гигантская авиабаза «Аль Удейд», с которой американские самолеты совершали боевые вылеты во время войн в Афганистане и Ираке, и которая сегодня является командным центром американской кампании против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.).

37-летний эмир Тамим правит этой страной в тени своего отца, который в 2013 году отрекся от престола в его пользу. Ключевым приоритетом для него наверняка является оставаться хорошим союзником Америки и в то же время ничем не раздражать Иран. Газовые богатства этой страны сосредоточены в основном на морском месторождении, которое Доха делит с Тегераном. Пока Катар выкачивает оттуда больше углеводородов, чем Иран.

Вашингтон может сыграть важную роль в урегулировании этой взрывоопасной ситуации. Американские официальные лица могут считать, что Катар не очень-то беспристрастен, балансируя между США и Ираном; однако затяжной конфликт между Эр-Риядом и Дохой, а также борьба, способная подтолкнуть Катар в иранские объятия, не выгодны никому. В этом отношении в весьма выгодном положении находится госсекретарь Рекс Тиллерсон. ExxonMobil, которым он руководил до прихода в американское правительство, является крупнейшим иностранным игроком в катарском энергетическом секторе, и Тиллерсон наверняка неплохо знаком с теми, кто в этой стране принимает самые важные решения.

Эр-Рияд и ОАЭ как будто хотят показать свою надежность и пригодность в качестве альтернативных площадок для размещения американских войск, сосредоточенных сегодня в «Аль-Удейде». Но репутация у них не настолько хороша, как они пытаются показать. В 2003 году Саудовская Аравия выгнала американские войска с авиабазы «Принц Султан», когда Эр-Рияд пытался справиться со своими исламскими экстремистами после атак 11 сентября. В Абу-Даби уже размещается американская разведывательная и заправочная авиация, но чтобы создать хорошо оснащенный командный центр взамен «Аль-Удейда», понадобится немало времени.

Эта конфронтация стала испытанием для неопытной администрации Трампа. Всего несколько недель тому назад во время коллективного фотографирования в Эр-Рияде наследный принц Абу-Даби Мухаммед бин Зайд аль-Нахайян (Muhammed bin Zayed Al Nahyan) оттеснил эмира Тамима, чтобы встать по правую руку от американского президента. Теперь Саудовская Аравия и ОАЭ пытаются сделать то же самое на международной арене. Из всех возможных ближневосточных кризисов этот советники Трампа никогда не упоминали.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202116


Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 7 июня 2017 > № 2201764

Эр-Рияд выдвинул Катару ультиматум и дал 24 часа

Последствия его невыполнения пока остаются неизвестными

Вскоре после дипломатического кризиса, который практически поместил Катар не только в политическую изоляцию, но и заблокировал возможность торговли морским путем и, судя по всему, ограничил экспорт нефти и СПГ, ситуация ухудшилась. SkyNews Arabia сообщила, что Саудовская Аравия дала Катару сутки на выполнение 10 условий, которые были переданы через Кувейт, который сейчас играет роль посредника в переговорах между Саудовской Аравией и Катаром, пишет vestifinance.ru.

Согласно сообщениям СМИ основное требование Саудовской Аравии заключается в том, чтобы Катар прекратил все отношения с ХАМАС и «Братьями-мусульманами». Дополнительной информации об этом ультиматуме, как и о его последствиях, пока нет. Телеканал Al Jazeera сообщил, что эмир Кувейта Шейх Сабах аль-Ахмад аль-Джабер Аль-Сабах покинул Саудовскую Аравию во вторник после проведения посреднических переговоров с королем Саудовской Аравии Салманом бин Абдул Азизом, чтобы постараться нейтрализовать эскалацию конфликта между арабскими странами и Катаром.

Эмир Кувейта попросил шейха Тамима бен Хамада Аль-Тани, правящего эмира Катара, удержаться от усиления напряженности. Он призвал его не принимать решения, которые могли бы обострить ситуацию. Тем не менее министр иностранных дел Катара заявил, что его народ отвергает тех, кто пытается навязать свою волю или вмешаться в ее внутренние дела.

Основные опасения сейчас связаны с тем, что кризис будет означать конец Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, куда входят шесть государств: ОАЭ, Катар, Бахрейн, Оман, Кувейт и Саудовская Аравия. Множество аналитиков отмечают, что потенциальный распад совета должен рассматривать уже сейчас как наиболее вероятный сценарий, некоторые также предупреждают о «военной конфронтации».

Но вероятность какого-либо военного вмешательства сейчас кажется просто ничтожной. Да, Саудовская Аравия является фактическим лидером региона, но также вынуждена действовать с некоторой оглядкой на США, которые считаются ее главным союзником. Однако Америка также поддерживает самую большую концентрацию военнослужащих на Ближнем Востоке на авиабазе Аль-Удэйд в Катаре. Эта база в 20 милях к юго-западу от Дохи насчитывает около 11 тыс. военнослужащих США.

Катар инвестировал более 1 млрд долларов на строительство авиабазы в 1990-х гг. И это способствовало постепенному углублению сотрудничества с военными силами США. На базе находятся региональная штаб-квартиры Центрального командования ВВС США, Центра совместных воздушных и космических операций и 379-го крыла воздушной экспедиции. По данным ВВС, Объединенный центр воздушных и космических операций контролирует военную авиацию США в Афганистане, Сирии, Ираке и 18 других странах. Фактически база в Катара является «нервным центром» воздушных кампаний США по всему региону. Очевидно, что такая яростная дипломатическая атака на Катар вряд ли понравится Вашингтону.

Спор между Катаром и арабскими странами обострился после недавнего взлома государственного агентства новостей Катара. Тогда агентство разместило от имени эмира страны речь в поддержку отношений с Ираном, но позднее МИД заявил, что сайт агентства был взломан. Тем не менее Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн не нашли такие доводы убедительными, поэтому продолжают утверждать, что эмир заявлял о нормализации отношений с Тегераном. Фактически Эр-Рияд это воспринимает как вызов своему лидерству в регионе, так как ранее на саммите стран Персидского залива и США было опубликовано сообщение со стороны саудитов от имени всех гостей с осуждением политики Ирана.

Кроме того, Саудовская Аравия обвинила Катар в связях с «Аль-Каидой» и «Исламским государством». Катар опроверг эти утверждения, заявив, что заявления оппонентов являются необоснованными. По мнению Дохи, группа государств, вводящая санкции, «явно пытается установить контроль над Катаром, что само по себе является нарушением суверенитета и прямо отвергается».

Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 7 июня 2017 > № 2201764


Катар. Саудовская Аравия. Иран > Армия, полиция. Финансы, банки > gazeta.ru, 6 июня 2017 > № 2206604

Охота на миллиард

Катар заплатил террористам выкуп в один миллиард долларов

Отдел «Политика»

Точка кипения в конфликте между Катаром и его соседями была достигнута из-за колоссального выкупа, заплаченного Дохой иранцам и джихадистам за освобождение похищенных во время охоты членов королевской семьи. Остальные страны региона посчитали эту историю прикрытием для финансирования террористов и предательством общесуннитского дела.

Миллиард долларов наличными были переданы Дохой иранским официальным лицам, связанным с ними иракским боевикам и воюющей в Сирии группе радикальных исламистов. Об этом со ссылкой на источники по обе стороны сделки сообщает The Financial Times. По информации издания, около €400 млн осело в Иране. €300 млн должны были получить связанные с ним через «Хезболлу» иракские боевики. Остальное было передано связанной с «Аль-Каидой» (организация запрещена в России) сирийской группировке «Тахрир аль-Шам».

Транзакции стали частью масштабной сделки по освобождению членов королевской семьи Катара, захваченных в конце 2015 года во время соколиной охоты на территории Ирака. По мнению собеседников FT, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет восприняли сделку как форму финансирования терроризма. Но особенно Эр-Рияд разозлила роль и доля его главного соперника в регионе Ирана.

Как сообщает издание, 26 человек, среди которых были и члены королевской семьи Катара, в декабре 2015 года отправилась на соколиную охоту в Ирак. Там они были захвачены в плен шиитской радикальной группировкой «Катаиб Хезболла». После чего заложники были вывезены на территорию Ирана, где и содержались следующие полтора года. «Катаиб Хезболла» связана с ливанской «Хезболлой», считающейся проектом Тегерана и воюющей в Сирии на стороне правительственных войск Башара Асада. Несколько десятков ее бойцов были взяты в плен «Тахрир аль-Шам».

Именно возможность использовать катарских заложников для обмена на пленных и была первоначальным мотивом похищения в Ираке. Впоследствии, видимо, обнаружилась родственная связь нескольких заложников с эмиром Катара Хамадом бин Халифа Аль Тани и ставки возросли.

При этом освобождение заложников также было привязано с условиями эвакуации четырех населенных пунктов в Сирии: два из них были осаждены джихадистами, два — шиитскими силами.

В ходе переговоров были установлены условия выкупа и обмена, в которые также были включены многочисленные посредники. Некоторые из них, по всей видимости, не получили причитающегося и придали факт сделки огласке.

FT приводит заявление премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади. В минувшем апреле он заявил об аресте Багдадом громадных сумм наличных средств, прибывших самолетами из Катара. По словам источника издания, деньгами были забиты чемоданы в грузовых отсеках самолетов.

Впрочем, неизвестно, связаны ли именно эти деньги с вызвавшей международный скандал сделкой.

Напомним, что накануне восемь арабских стран объявили о разрыве отношений с Катаром. Саудовская Аравия, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Египет первыми объявили о высылке дипломатов и граждан Катара, прекращении транспортного сообщения. Позже к ними присоединились Ливия, Йемен, островные государства Мальдивы и Маврикий. Причиной все государства назвали финансирование Дохой терроризма и последовательную дестабилизацию обстановки на Ближнем Востоке.

Одновременно наблюдатели отмечают, что причиной внезапной изоляции Катара могло стать недовольство Саудовской Аравии, претендующей на лидерство в регионе, независимой политикой соседа. Опираясь на свое экономическое могущество (Катар занимает третье место в мире по разведанным месторождениям природного газа), эмират стремился играть роль независимого игрока, способного оставаться над схваткой и быть посредником во многочисленных и многослойных конфликтах в Заливе.

В том числе Доха поддерживала связи с Ираном и единственной из суннитских стран поздравила Хасана Роухани с недавним переизбранием президентом.

Финансируемый Катаром канал «Аль-Джазира» также играет значительную роль в формировании информационной повестки как в регионе, так и в мире, что также ставит под вопрос гегемонию Эр-Рияда.

Изоляция Катара последовала через две недели после важного визита в Саудовскую Аравию президента США Дональда Трампа. Выступая перед приглашенными принимающей стороной главами 55 мусульманских государств, Трамп призвал обратить особенное внимание на проблему финансирования терроризма и экстремизма. Вероятно, таким образом главным союзником саудитам был выдан карт-бланш на проведение жесткой политики в отношении соседа.

Катар. Саудовская Аравия. Иран > Армия, полиция. Финансы, банки > gazeta.ru, 6 июня 2017 > № 2206604


Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newsru.co.il, 6 июня 2017 > № 2202495

Катар в осаде: экономические последствия конфликта в арабском мире

Бойкот со стороны ряда арабских государств, по всей видимости, нанесет существенный ущерб экономике Катара.

- Трамп прокомментировал арабский бойкот Катара

Эмират Катар – одна из самых богатых стран мира, богатство которой базируется на крупнейших месторождениях природного газа.

Однако миру это государство известно, прежде всего, телекомпанией "Аль-Джазира", авиакомпанией Qatar Airways, чемпионатом мира по футболу 2022 года и спонсорским контрактом с футбольным клубом "Барселона".

Кроме того, в эмирате расположена крупнейшая в регионе база армии США, и высокопоставленные чиновники в Пентагоне уже дали понять, что речи о ее закрытии быть не может.

Введенная арабскими странами Персидского залива воздушная и сухопутная блокада Катара в первую очередь ударит по населению эмирата и по пассажирам Qatar Airways. Авиакомпания вынуждена отменить десятки рейсов в сутки в аэропорты ОАЭ и Саудовской Аравии, а полеты в других направлениях будут длиться на час-два дольше.

Что касается населения – Катар не обеспечивает себя продуктами питания, в значительной степени (около 40%) базируясь на сухопутном импорте из Саудовской Аравии. Многие катарцы ездят за продуктами в соседнее королевство, где цены на них существенно ниже. Закрытие границы приведет к резкому росту цен и, если конфликт затянется, к образованию дефицита.

Также закрытие границы означает практически полное прекращение строительных работ, поскольку материалы для них (и в первую очередь – для стадионов и других объектов, связанных с чемпионатом мира по футболу) также поступают из Саудовской Аравии. Под угрозой оказываются строительство метро, медицинского центра и нового морского порта.

В финансовой сфере банки ОАЭ и Саудовской Аравии объявили о прекращении работы с банками эмирата.

Гражданам стран, разорвавших отношения с Катаром, дано 14 дней, чтобы покинуть территорию эмирата. Это решение негативно отразится на строительной отрасли и на медицине (в Катаре работают около 200 тысяч египетских строителей, инженеров, медиков).

В сложной ситуации оказываются и другие иностранные рабочие, зарабатывающие в Катаре и обеспечивающие таким образом свои семьи. В эмирате работают граждане Индии, Пакистана, Филиппин и других стран Азии.

Влияние конфликта на газовые контракты на текущий момент оценить сложно, однако еще до конфликта международное рейтинговое агентство Moody's снизило кредитный рейтинг эмирата до уровня Aa3 из-за снижения доходов от газа на фоне падения цен на мировых рынках. Основным пострадавшим в данной ситуации станет Египет, для которого Катар в 2016 году был основным поставщиком природного газа. Учитывая энергетические и финансовые проблемы страны, властям в Каире необходимо будет быстро найти нового поставщика газа, не повышая при этом цены. Негативно на ситуации в Египте скажется и возвращение на родину 200 тысяч выдворенных из Катара иностранных рабочих.

Катар и Саудовская Аравия состоят в OPEC, и до сих пор эмират поддерживал политику королевства в нефтяном картеле. Хотя на долю Катара приходятся всего 2% экспортируемой странами OPEC нефти, конфликт может привести к разногласиям в организации и разрыву договоренностей о сокращении добычи нефти.

Напомним, что 5 июня о разрыве дипломатических отношений с Катаром заявили Бахрейн, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Йемен, восточная Ливия, Мальдивы и Маврикий. Доху обвиняют в финансировании террористов, сотрудничестве с Ираном и попытках вмешательства во внутренние дела арабских стран.

Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newsru.co.il, 6 июня 2017 > № 2202495


Катар > Армия, полиция > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200759

Выкуп в $1 млрд: Катар пошел на сделку с террористами для освобождения заложников

Редакция Forbes

Деньги были заплачены боевикам «Аль-Каиды» и спецслужбам Ирана ради свободы 26 членов королевской семьи, захваченных в заложники на соколиной охоте

Катар заплатил террористам выкуп в размере до $1 млрд за освобождение членов королевской семьи, похищенных во время соколиной охоты на юге Ирака. И это вызвало гнев в арабских странах, разорвавших дипломатические отношения с Дохой, сообщила вечером 5 июня газета британская газета Financial Times со ссылкой на информированные источники

Собеседники издания их числа командиров вооруженных группировок и представителей правительства в регионе рассказали, что выкуп был заплачен за освобождение 26 членов катарской королевской семьи, которые были захвачены в заложники во время соколиной охоты на юге Ирака. И за освобождение 50 военных, захваченных исламистами в плен в Сирии. Выкуп был передан воюющей в Сирии с войсками Башара Асада группировке, связанной с «Аль-Каидой» (террористическая организация, запрещенная в России), и службам безопасности Ирана, которые были задействованы в организации обмена.

Собеседник издания, близкий к правительству Катара, подтвердил, что «выплаты были сделаны». Сама сделка состоялась в апреле.

В декабре 2015 года неизвестные вооруженные люди похитили участников соколиной охоты в пустыне Наджаф на юге Ирака недалеко от границы с Саудовской Аравией. Среди похищенных были члены правящей семьи Катара. Переговоры об их освобождении велись более года между Ираном, Катаром и ливанским движением «Хезболлах». В апреле 2017 года 26 охотников были освобождены и переданы послу Катара в Ираке.

Информация о выкупе в $1 млрд за освобождение заложников появились в день, когда четыре арабских государства, в том числе Бахрейн, Египет, Объединенные Арабские эмираты и Саудовская Аравия разорвали дипломатические отношения с Катаром, обвинив Доху в поддержке исламистов. Вслед за ними о разрыве дипотношений с Катаром объявили Йемен, Мальдивы, Маврикий и власти восточной части Ливии.

Катар > Армия, полиция > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200759


Казахстан. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 6 июня 2017 > № 2200001

Астана призывает страны, вовлеченные в ситуацию с Катаром, урегулировать все с помощью переговоров, заявил министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов.

"Что касается разворачивающейся ситуации относительно дипломатических отношений ряда арабских стран с государством Катар, я бы хотел сказать, что наша страна выражает надежду на то, что все стороны преодолеют разногласия и урегулируют данную ситуацию дипломатическими методами, путем переговоров", — сказал Абдрахманов журналистам во вторник.

Министр отметил, что Казахстан призывает все стороны, которые вовлечены в эту ситуацию, "проявить сдержанность и принять взаимоприемлемые решения прежде всего во благо народов этих стран, которые в первую очередь будут страдать от разрыва дипломатических отношений".

5 июня Египет, Саудовская Аравия, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты объявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив его в поддержке террористических организаций и дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Позже власти восточной части Ливии, Йемена, а также Мальдивы и Маврикий тоже приняли такое решение.

Сегодня стало известно о том, что Катар заплатил террористам около миллиарда долларов выкупа за похищенных членов королевской семьи.

Казахстан. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 6 июня 2017 > № 2200001


Австрия. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > oilru.com, 5 июня 2017 > № 2220537

Геополитический хаос и Катар: новая угроза ОПЕК.

Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет прервали дипломатические отношения с Катаром и закрыли все границы из-за его отношений с Ираном и поддержки террористических организаций.

Таким образом, геополитический кризис на Ближнем Востоке только усиливается. Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет также объявили о приостановлении воздушного и морского сообщения с Катаром. В дополнение к этому Эр-Рияд намерен полностью закрыть наземные границы, что лишит Катар импорта.

Четыре страны обвиняют Катар в пособничестве террористическим организациям "Братья-мусульмане", "Исламское государство" и "Аль-Каида" (все организации запрещены в России), "действующим при поддержке Ирана" на территории Саудовской Аравии и Бахрейна.

Власти стран дали катарским дипломатам 48 часов на выезд.

Геополитическое землетрясение началось всего через несколько дней, после того как президент США Дональд Трамп покинул регион. Раскол между Катаром и другими членами Совета сотрудничества стран Персидского, скорее всего, означает смерть этой организации.

Спор между Катаром и арабскими странами Персидского залива начался с предполагаемого взлома Государственного агентства новостей Катара. Тогда агентство разместило от имени эмира страны речь в поддержку отношений с Ираном, но позднее МИД заявил, что сайт агентства был взломан.

Тем не менее Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн не нашли такие доводы убедительными, поэтому продолжают утверждать, что эмир заявлял о нормализации отношений с Тегераном. Фактически Эр-Рияд это воспринимает как вызов своему лидерству в регионе, так как ранее на саммите стран Персидского залива и США было опубликовано сообщение со стороны саудитов от имени всех гостей с осуждением политики Ирана.

Изначально о разрыве отношений с Тегераном объявил Бахрейн, объявив иранские власти в "раскачивании ситуации с безопасностью и стабильностью" на территории страны. Помимо остановки авиационного и морского сообщения гражданам Катара теперь запрещено посещать Бахрейн, равно как и жители Бахрейна не могут поехать в Катар.

Всего через несколько минут после заявлений из Манамы, аналогичные обращения опубликовали Эр-Рияд, Абу-Даби и Каир.

Помимо этого, было прекращено участие Катара в военной операции в Йемене.

Очевидно, что решение было согласовано правительствами этих государств, учитывая практически одновременную публикацию заявлений.

Все это произошло в течение суток, после того как Иран заявил, что Запад игнорирует реальных спонсоров терроризма по всему миру, а лидер лейбористов в Великобритании почти открыто обвинил Саудовскую Аравию в финансировании терроризма.

Участие Турции

В начале 2016 г., согласно данным Middle East Eye, Турция и Катар создали стратегический альянс. По документам Анкара взяла на себя обязательство защищать Катар от внешних угроз.

До этого, в декабре 2015 г., Турция, к удивлению многих, объявила о планах по созданию военной базы в Катаре.

После 100-летнего перерыва Турция возвращается в Персидский залив и наращивает свое присутствие за рубежом. В январе Анкара объявила, что она также создаст военную базу в Сомали.

Конкретные подробности о Катарском соглашении, которые Турция назвала альянсом перед лицом "общих врагов", остаются скудными.

Получается, Катар стал козлом отпущения в этой войне с терроризмом? И совершенно ясно, что на Ближнем Востоке просто вновь усиливается игра за лидерство, где Эр-Рияд не собирается сдавать свои позиции в любом случае.

При этом поддержка проекта по созданию газопровода из Катара в Европу через территорию Сирии теперь, видимо, уже в прошлом, а этот газопровод некоторые наблюдатели считали одним из поводов войны в Сирии.

Кроме того, геополитический хаос вокруг Катара создает дополнительные сомнения в стабильности ОПЕК.

Традиционно события на Ближнем Востоке влияют на стоимость нефти, а раздор между крупными производителями может теоретически усилить понижательное давление на цены, поскольку членам ОПЕК необходимо сохранять единство в условиях действия соглашения по сокращению добычи.

Если кризис не будет смягчен, Катар вполне может выйти из соглашения в попытке повысить свои доходы. И это будет необходимо, так как доставка импортных товаров и продуктов, так же как и продажа нефти, теперь будет доступна только морским путем.

Судя по всему, именно полное закрытие границ с Саудовской Аравией для Катара является самыми серьезными "санкциями".

Пока же рынок нефти реагирует серьезным ростом: стоимость Brent прибавляет 1,4%, достигая $50,65 за баррель.

Пока конфликт не сказался на поставках нефти, но по крайней мере могут быть перебои с экспортом из Катара. Кроме того, пока нет реакции со стороны Ирана, а потенциально все это может ограничить поставки через Ормузский пролив, через который проходит около 30% всего объема экспортируемой нефти морским путем с Ближнего Востока.

Австрия. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > oilru.com, 5 июня 2017 > № 2220537


Катар. Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 5 июня 2017 > № 2213461

Буря в Заливе

Разорвавшие дипотношения с Катаром страны обвинили его в поддержке исламистов

Игорь Крючков, Игнат Калинин

Крупнейшие арабские державы объявили о разрыве отношений с Катаром в связи с поддержкой Дохой терроризма и попыткой дестабилизации ситуации в регионе. Жесткие дипломатические меры последовали после недавнего визита в регион Дональда Трампа, во время которого он требовал фактически именно таких мер. Рынки уже отреагировали ростом цены на нефть.

Первыми о разрыве дипломатических отношений с Катаром заявили Бахрейн и Саудовская Аравия. Бахрейн обвинил соседа по Персидскому заливу в попытках вмешательства во внутреннюю политику, в дестабилизации ситуации в регионе и финансировании поддерживаемых Ираном террористических группировок. МИД страны сообщил о прекращении морского и воздушного сообщения с Катаром в ближайшие 24 часа, высылке всех дипломатов из страны в течение 48 часов и выдворении всех граждан этой страны в ближайшие 14 дней — в дальнейшем въезд в Бахрейн им будет запрещен. Кроме того, подданным короля Бахрейна запрещено посещать Катар.

На аналогичные меры пошла Саудовская Аравия, воспользовавшись «своим суверенным правом, гарантированным международным законодательством». Эр-Рияд объяснил свои действия защитой от терроризма и экстремизма. Кроме прекращения транспортного сообщения и высылки дипломатов, саудовская монархия своим решением исключила Катар из объединенной военной коалиции сил, сражающихся с шиитскими повстанцами на юге полуострова в Йемене. Сам Йемен вместе с другой страдающей от гражданской войны арабской страной, Ливией, также присоединились к демаршу.

Именно в Саудовскую Аравию недавно совершил свой первый иностранный визит президент США Дональд Трамп. Помимо односторонних переговоров он также выступил перед лидерами 55 мусульманских стран, специально приглашенных в Эр-Рияд. В своей речи президент США обрушился именно на терроризм и страны, его поддерживающие. Особенно он отметил Иран, однако в отношении Катара никаких обвинений не прозвучало.

Во время визита американская делегация также заключила несколько деловых соглашений с правительством Саудовской Аравии, в том числе и в оборонной сфере.

Бахрейн также важен для Штатов — здесь располагается основная база Пятого флота США. Таким образом с инициативой о разрыве отношений первыми выступили два ближайших союзника Вашингтона в регионе.

Почти сразу к ним присоединились две другие региональные державы. Объединенные Арабские Эмираты обвинили Катар в дестабилизации ситуации в регионе и создании угрозы безопасности и также разорвали сообщение, выслали дипломатов и граждан эмирата из страны. Наконец, в МИД Египта более предметно обозначили претензии — финансирование и поддержка Дохой запрещенных в России террористических организаций «Исламское государство», «Аль-Каида» и «Братья-мусульмане».

По мнению Ревы Гуджон, замдиректора программы глобального анализа Stratfor американского аналитического центра, причина конфликта между странами Залива напрямую связана с визитом Трампа в Саудовскую Аравию 20–21 мая.

Саудовская речь Трампа обозначила амбиции политика на Ближнем Востоке. В стране, где работает немало благотворительных фондов, которые СМИ уличали в поддержке террористов, Трамп призвал арабские страны сплотиться перед угрозой радикальной исламистской идеологии.

«Лучшее будущее возможно, только если вы изгоните террористов и экстремистов, — убеждал Трамп представителей 55 исламских стран, собравшихся на конференции в Эр-Рияде. — Изгоните их из ваших стран. Изгоните их из ваших храмов. Изгоните их из ваших коммун. Изгоните с вашей святой земли. Изгоните их из этого мира». Кроме того, президент США назвал Иран главным источником нестабильности на Ближнем Востоке, который необходимо сдержать любой ценой.

В преддверии этого визита Трампа издание The Washington Post со ссылкой на источники в Белом доме сообщило, что американский президент привез в Саудовскую Аравию план создания «арабского НАТО» — оборонного союза, отвечающего интересам суннитских монархий Аравийского полуострова и Вашингтона одновременно и нацеленного против Ирана и его шиитских союзников.

Именно эта инициатива, которая в разных вариациях обсуждалась в США с 1950-х годов, и стала причиной эскалации противостояния, утверждает Гуджон в статье для Stratfor от 31 мая.

По мнению эксперта, чаяния Трампа об «арабском НАТО» — «это лишь мираж в пустыне».

«Даже если большинство суннитских арабских держав опасаются иранского экспансионизма, экономического забвения и госпереворотов, их глубокие геополитические различия не дадут Саудовской Аравии и ее американским спонсорам качественного альянса в сфере безопасности», — утверждает Гуджон.

Одна из главных линий разлома сегодня проходит между Саудовской Аравией и ОАЭ, с одной стороны, и Катаром — с другой. Это стало очевидно уже спустя два дня после выступления Трампа в Эр-Рияде. 23 мая катарское государственное информагентство Qatar News Agency процитировало эмира страны, шейха Тамима бин Хамада Аль Тани. Судя по этой публикации (которая была удалена с сайта QNA спустя короткое время), Аль Тани утверждал, что Иран — серьезная региональная и исламская держава, с которой необходимо налаживать контакты, а не провоцировать конфликт.

Катарский эмир призывал прислушиваться и к мнению некоторых радикальных исламских организаций (в том числе палестинской «Хамас»), поскольку они также представляют мусульманскую общину. Кроме того, в той же публикации QNA Аль Тани говорил, что между США и Катаром «сохраняются противоречия».

После этого в твиттере катарского МИДа появилось сообщение о том, что официальная Доха потребовала от послов Бахрейна, Египта, Кувейта, Саудовской Аравии и ОАЭ покинуть страну.

Реакция суннитских держав не заставила себя ждать. В течение ближайших часов ОАЭ и Саудовская Аравия заблокировали ряд катарских СМИ на своей территории. Среди возможных ответных действий саудовские СМИ называли пересмотр США решения от 2003 года о переносе базы ВВС из Саудовской Аравии в Катар — на аэродром Аль-Удейд.

Очевидно, разрыв дипломатических отношений 5 июня стал пиком этого информационного конфликта внутри суннитского мира.

«Катар, с небольшим населением и государственной системой, централизованной вокруг Дохи, лишен внутренней этнорелигиозной напряженности, в отличие от своих соседей, — объясняет Гуджон причины саудовско-катарского конфликта. — Такой уровень безопасности позволяет Катару занимать независимую позицию и не признавать приказы из Саудовской Аравии или ОАЭ. Единственный крупный игрок на региональном газовом рынке, Катар нашел четкий путь и идеальную энергетическую платформу, которая отделяет его от соседних стран – нефтяных тяжеловесов».

Катарские власти считают, что, несмотря на размеры Саудовской Аравии и экономические успехи ОАЭ, у этих стран слишком разбалансированы политическая система и экономика. Кроме того, вероятность кризиса усиливают противоречия внутри клановой системы, считает эксперт Stratfor.

На дипломатический скандал в главном нефтедобывающем регионе мира моментально отреагировал рынок. Нефть марки WTI в понедельник подоражала на 1,08%, Brent — на 1,28%.

Катар. Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 5 июня 2017 > № 2213461


Бахрейн. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 5 июня 2017 > № 2198764

Ряд арабских стран разорвал отношения с Катаром

Доху обвинили в поддержке «Аль-Каиды» и ИГ

Бахрейн разрывает дипломатические отношения с Катаром, передает Reuters со ссылкой на государственные СМИ королевства. В Манаме обвинили Катар в том, что он поддерживает терроризм и вмешивается во внутренние дела Бахрейна. Воздушное и морское сообщение между странами прекращено. Бахрейн также предписал своим подданным выехать из Катара в течение 14 дней, пишет lenta.ru.

Подданные Катара также имеют две недели, чтобы покинуть территорию Бахрейна, а катарским дипломатам предоставлен 48-часовой срок, передает Al Arabiya.

Катар «сеял в Бахрейне хаос, самым вопиющим образом нарушая все соглашения и принципы международного права, не принимая во внимание ценности, права, мораль, попирая принципы добрососедства и приверженности постоянно действующим отношениям между странами Персидского залива, отвергая все ранее взятые обязательства», — отмечается в заявлении.

В свою очередь, разорвала дипотношения с Катаром и прекратила транспортное сообщение с ним Саудовская Аравия. Как заявили в Эр-Рияде, этот шаг необходим для защиты королевства от «терроризма и экстремизма». Саудовская Аравия призвала «все братские страны и компании сделать то же самое».

Вслед за Бахрейном и Саудовской Аравией о разрыве отношений с Катаром и прекращении сообщения объявил Египет, также обвинив Доху в поддержке терроризма, в том числе экстремистской организации «Братья-мусульмане».

ОАЭ также поддержали этот шаг, подчеркнув, что Катар «расшатывает безопасность» в регионе. Катарским дипломатам отведено 48 часов на то, чтобы покинуть страну.

Как сообщает РИА Новости, конфликт между Катаром и его соседями произошел спустя неделю после саммита стран Персидского залива и США в Эр-Рияде, когда Катарское агентство новостей разместило от имени эмира речь в поддержку выстраивания отношений с Ираном. На саммите в Эр-Рияде Саудовская Аравия от имени всех гостей встречи осудила Иран за его враждебную политику и пригрозило адекватным ответом. Позднее представитель МИД Катара заявил, что сайт агентства был взломан, и речь от имени эмира была опубликована хакерами и не имеет отношения к катарскому лидеру.

Однако Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн сочли опровержение неубедительным и продолжают настаивать, будто слова о нормализации отношений с Ираном действительно принадлежат эмиру. Госминистр ОАЭ по иностранным делам Анвар Гаргаш призвал Катар изменить свою политику и не повторять прежних ошибок, чтобы восстановить отношения с соседями.

Бахрейн. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 5 июня 2017 > № 2198764


Катар > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 31 мая 2017 > № 2209931

Российские эксперты: Катар использует «Аль-Джазиру» для поддержки экстремизма

Фахим Ас-Сурани (Fahim As-Surani), Al Bayan, Объединенные Арабские Эмираты

Редакционная политика катарского канала Al Jazeera и его освещение неоднозначных событий в регионе и в мире сформировали уникальную модель использования средств массовой информации для оправдания террористических актов и тех, кто за ними стоит, что является грубым нарушением основных стандартов объективности и журналистской этики и работы СМИ.

Несмотря на географическую удаленность, кажущееся отсутствие точек соприкосновения и объективное расхождение интересов между странами, Россия оказалась одним из государств, ставшим целью для искаженных кампаний на экранах канала.

В связи с этим Ибрагим Ибрагимов, профессор Российского исламского университета считает, что государство Катар использует канал Al Jazeera, чтобы усилить свое влияние в регионе. Посредством этого медийного инструмента Катар извлекает собственную выгоду из экстремистских движений, укрепляющих свое присутствие в некоторых арабских странах.

По его словам, когда «Братья-мусульмане» пришли к власти в Египте, Доха быстро начала их поддерживать и финансировать. В средствах массовой информации как тайно, так и публично, была оказана поддержка движениям, известным своей террористической деятельностью в большинстве стран Ближнего Востока. Al Jazeera же была во главе этого курса.

Ибрагимов указал на то, что Al Jazeera стала использовать шейха Юсефа Аль-Кардави в качестве одного из инструментов в информационной и психологической войне. Во время его работы на канале на экраны выходили противоречивые и лживые репортажи, оправдывающие и в явной форме защищающие террористические организации во главе с ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра (запрещены в РФ — прим. ред.), несмотря на сотни зверских операций, совершенных ими в странах мира.

Трибуна терроризма

Специалист по террористическим движениям Виктор Иванов говорит, что катарский канал намеренно превратился в платформу для руководителей террористических группировок и всех тех, кто разжигает насилие и оправдывает кровавые акты этих групп, а также исключительное право канала на обнародование заявлений группировок и информации об их военных операциях.

Он отметил, что Al Jazeera была единственным СМИ в мире, которое имело уникальное право на обнародование речей и заявлений лидера Аль-Каиды, которым в то время был Усама бен Ладен, а позже следующего руководителя организации — Аймана аль-Завахири. Корреспонденты канала были единственными, допущенными до подобных встреч, несмотря на то, что лидеры скрывались в тайных местах и десятки государств охотились за ними из-за совершенных ими преступлений.

Иванов напомнил об опубликованной компанией MGM News переписке между редактором английской версии Al Jazeera с исполнительным продюсером канала, которая явно показывает, что сотрудники канала оправдывали нападение на редакцию французской газеты Charlie Hebdo в январе 2015 года. Сам же канал довольствовался описанием преступления как «нападение на свободу слова».

Иванов считает, что на совести тех, кто устанавливает политику канала и приветствует его непрофессиональные практики, лежит ответственность за пролитую кровь и жизни, прервавшиеся из-за лжи и искажения фактов путем сокрытия правды о беспорядках и гражданских войнах во многих местах планеты, которые продолжаются до сих пор.

Вмешательство в Крым

Профессор Ибрагим Ибрагимов из Российского исламского университета задается вопросом об интересе Al Jazeera к крымскому вопросу с позиции возвращения полуострова Украине, хотя никаких исключительных и привилегированных отношений между Киевом и государством, в котором работает канал, не существует. Интересны репортажи, фальсифицирующие факты о крымском референдуме и присоединении к России, а также пропаганда террористических операций, произошедших в нескольких регионах России, включая Москву и Санкт-Петербург, а также клевета, что это является ответом на политику России на Ближнем Востоке.

Al Jazeera вышла в широкое мировое вещание в 1996 году и быстро стала выделяться в пространстве СМИ. Было широко распространено мнение, что ее лозунги на самом деле воплощают реальное мнение арабского канала с штаб-квартирой в Дохе, столице Катара.

Отличительной чертой работы Al Jazeera в связи с освещением событий 11 сентября 2001 года и войны в Афганистане непосредственно из своих офисов в Кабуле, стало то, что Al Jazeera транслировала речи лидеров «Аль-Каиды» (в первую очередь Усамы бен Ладена и Аймана Аз-Завахири). Тем самым канал продемонстрировал свои тесные связи с «Аль-Каидой», вызвав подозрительное отношение к себе у многих зрителей и даже у целых стран.

Саудовский писатель Турки Ат-Турки полагает, что у Al Jazeera есть возможность общаться с любыми экстремистскими кругами во всем мире, так как внутри канала есть люди, которым доверяют лидеры фундаменталистских групп. В итоге, сеть сомнительных и искусных связей продолжает плестись от Турции до Соединенных Штатов и Канады, проходя через центр Лондона.

Катар > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 31 мая 2017 > № 2209931


Катар. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 15 апреля 2017 > № 2141512

Катар согласен с Россией в необходимости проведения тщательного расследования химической атаки в Сирии, заявил глава МИД Катара Мохаммед Рахман Аль Тани.

"Мы договорились с российской стороной о том, что очень важно провести независимое и объективное расследование", — сказал он по итогам переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

По словам Мохаммеда Рахмана Аль Тани, "необходимо привести к ответу тех, кто причастен к этому преступлению". "Поэтому мы поддержим все усилия, направленные на это", — отметил он.

Сирийская оппозиция 4 апреля заявила о 80 жертвах атаки с применением химоружия в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб и 200 раненых. Виновником атаки она назвала правительственные войска Сирии, которые в ответ решительно отвергли обвинения и возложили ответственность на боевиков и их покровителей.

США, не продемонстрировав никаких доказательств виновности сирийских военных и не прислушавшись к призыву России провести тщательное расследование, нанесли удар по сирийской военной базе в ночь на 7 апреля. По данным Пентагона, всего было выпущено 59 ракет.

При этом сирийские власти заявляли, что сирийские правительственные войска никогда не применяли химоружие против мирных граждан и против террористов, а весь химический арсенал страны был вывезен из страны под контролем ОЗХО.

Катар. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 15 апреля 2017 > № 2141512


Катар > Армия, полиция > ria.ru, 5 апреля 2017 > № 2129610

Взрыв прогремел рядом с посольством Катара в столице Сомали, городе Могадишо, четыре человека получили ранения, передает агентство Синьхуа со ссылкой на полицию.

Инцидент произошел в среду вечером.

Пока ни одна группировка, действующая в регионе, не взяла на себя ответственность за взрыв.

Ранее начиненная взрывчаткой машина въехала в кафе в Могадишо, жертвами стали шесть человек.

В Сомали действует террористическая организация "Аш-Шабаб", которая ведет вооруженную борьбу против центрального правительства страны и препятствует гуманитарной деятельности ООН. Группировка внесена США в список террористических организаций в 2008 году, в отношении нее на территории страны действуют санкции.

Катар > Армия, полиция > ria.ru, 5 апреля 2017 > № 2129610


Сирия. Саудовская Аравия. Катар. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 10 марта 2017 > № 2101450

Страны Персидского залива заняли выжидательную позицию в Сирии

На этой неделе спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД РФ Михаил Богданов обсудил с представителем руководства сирийского оппозиционного Народного фронта за перемены и освобождение Кадри Джамилем итоги межсирийских переговоров, проходивших в Женеве 23 февраля–3 марта. Очередной раунд переговоров проходил под эгидой ООН с участием делегаций правительства САР и нескольких групп сирийской политической оппозиции, к которым также подключились представители вооруженных группировок, принявших условия режима прекращения боевых действий в Сирии. Богданов выразил сожаление в связи с невыполнением в ходе подготовки и проведения мероприятия требования о максимально широком представительстве сирийской оппозиции, зафиксированного в резолюции 2254 СБ ООН.

Между тем, как пишет Al-monitor, после женевской встречи ситуация для сирийской оппозиции выглядит более мрачной, чем для Башара Асада. Потеря Алеппо в декабре прошлого года и последовавшие за ней мирные переговоры под эгидой России в казахской столице Астане в январе еще больше разделили хрупкий фронт оппозиции и стали поворотным моментом в сирийском конфликте.

Тем не менее страны Персидского залива (Саудовская Аравия, Катар и Объединенные Арабские Эмираты), которые были основными сторонниками сирийской оппозиции, практически никак не комментируют существенное изменение в раздираемой войной стране. Неужели страны Персидского залива отказались от Сирии?

С начала войны, шесть лет назад, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) активно участвовал в событиях в Сирии. В октябре 2015 года, через месяц после начала российской военной операций в САР, страны Персидского залива усилили военную поддержку сирийским повстанческим группировкам - от Свободной Сирийской армии (ССА), до исламистского Джейш аль-Фатха. Но эта поддержка постепенно уменьшалась после замораживания южносирийского фронта и падения Алеппо в декабре.

«Кажется, Сирия перестала быть приоритетом для Саудовской Аравии после начала конфликта в Йемене. Страны Персидского залива потратили гораздо больше ресурсов на Йемен, чем на Сирию, поскольку Йемен представляет гораздо большую угрозу для национальной безопасности в Персидском заливе. Конфликт в Сирии [с точки зрения стран Персидского залива] сводится к ограничению того, что Саудовская Аравия воспринимала как иранское влияние”, - сказал Al-Monitor старший аналитик исследовательского института Delma Institute в ОАЭ Мохамед Хинейди.

Конкуренция стран Персидского залива с Ираном возникла на фоне Исламской революции 1979 года, которая позиционировала режим мулл в качестве конкурента Саудовской Аравии. Арабская страна считается центром исламской легитимности и лидерства, за которые с ней соперничает Иран. ”Реализация исламистской, антимонархической, теократической шиитской революции в Иране глубоко встревожила Саудовскую Аравию и многие другие арабские страны, в том числе государства Персидского залива”, - написал в докладе старший научный сотрудник Института арабских стран Персидского залива в Вашингтоне (AGSIW) Хусейн Ибиш.

Кроме того, создание и поддержка Ираном в арабских странах таких организаций как ″Хезболла″ и исламская партия ”Дава” в Ираке, рассматривается как прямая угроза для стран Персидского залива. ″Хезболла″ воспринимается государствами Персидского залива как мощный инструмент, служащий экспансионистской политике Тегерана.

Король Иордании Абдалла был одним из первых, кто предостерегал против создания шиитского полумесяца, распространяющего свое влияние из Ирана в Ливан через Ирак и Сирию. Начало сирийских протестов и разворачивающаяся война в 2011 году стали серьезным дестабилизирующим фактором в арабском регионе, позволившим Ирану укрепить свои позиции в Леванте, поддержав Башара Асада размещением 20 тысяч иностранных боевиков, в основном шиитов из Ирака, Ливана, Афганистана и Пакистана. Значительные инвестиции Ирана в Сирию, по подсчетам официального представителя ООН, которого цитирует Bloomberg, составляют 6 миллиардов долларов в год.

Агрессивная позиция Ирана по Сирии на фоне отступления Саудовской Аравии может быть объяснена взглядами и приоритетами различных игроков в регионе. ”Сирия рассматривается в качестве опоры Ирана. Опасения в отношении того, что Тегеран может быть лишен этого крайне важного актива из-за восстания против режима Асада, сделали Сирию центральной точкой регионального соперничества”, - говорится в докладе AGSIW.

Однако для Саудовской Аравии и стран Персидского залива как прямая стратегическая угроза воспринимается Йемен. ”Йемен считается важным полем битвы, так как он находится на заднем дворе государств ССАГПЗ и особенно важен для Саудовской Аравии в географическом, культурном, политическом и стратегическом плане”, - объяснил Al-Monitor независимый эксперт из Дубая Абдулхалек Абдулла.

Хотя Сирия представляет собой проблему для Персидского залива, последствия в отношении терроризма по-прежнему поддаются контролю. «В Саудовской Аравии было запланировано 18 терактов, 8 из которых совершено, остальные удалось предотвратить”, - сообщил Al-Monitor эксперт по вопросам безопасности Исследовательского центра Персидского залива Мустафа Алани.

Другим препятствием для оппозиции стал сдвиг в соотношении сил: захват Алеппо был воспринят государствами Персидского залива как необратимый удар по сирийской оппозиции.

Изменение твердой антиасадовской позиции Турции, по крайней мере публично, представляет собой дополнительный вызов для стран Персидского залива. В августе Турция и Россия пришли к соглашению, и теперь Анкара придерживается принципа невмешательства по отношению к режиму, а Москва дала Турции зеленый свет на начало операции ”Щит Евфрата” в Северной Сирии. Эта операция не только пошатнула позиции цитадели ИГИЛ (международная террористическая организация, запрещенная в России, - прим. «ВК»), но и нанесла серьезный удар по амбициям курдов, которые собирались объединить три курдских кантона, Хасаки, Кобани и Африн, что проложило бы путь к независимости. Без полной поддержки Анкары страны ССАГПЗ не могут увеличить военную поддержку повстанцам, поскольку турецкая граница является единственным маршрутом поставок в Северную Сирию.

Взаимопонимание Турции и ССАГПЗ является прочным, поскольку обе стороны сталкиваются с аналогичными угрозами в лице Ирана и вооруженных Сил народной мобилизации Ирака.

Все эти события оставили сирийскую оппозицию изолированной и еще более ослабленной. Изменения ситуации в Сирии, когда мятежники были изгнаны из Дамаска и Алеппо в северные районы, лишь усилили давление на и без того измотанную оппозицию. В таких крупных группах как Ахрар-аш-Шам произошли столкновения и фрагментация, в результате которых по приказу Джабхат Фатх-аль-Шама появилась новая группировка под названием Хаят Тахрир аш-Шам. Военный глава группы из Джабхат Фатх аль-Шама, Абу Мохаммед аль-Голани, в конце февраля осудил участие оппозиции в Женевских переговорах, призвав повстанцев вместо этого предпринять новые нападения.

«Многие повстанческие группы, которые борются друг с другом, являются экстремистскими организациями, - пояснил Хинейди. - Недавно произошли столкновения в оппозиционной цитадели в Идлибе между Лива аль-Акса, которая руководствуется идеологией, подобной идеологии ИГИЛ, и группой Тахрир аль-Шам под руководством Джабхат Фатх аль-Шама [ранее связанная с Аль-Каидой Джабхат ан-Нусра]. Крайне маловероятно, что страны Персидского залива заинтересованы в разрешении спора между этими двумя организациями. Иными словами, ни одна страна, по всей видимости, не собирается оказывать давление на оппозиционные группы, чтобы те прекратили боевые действия, если только одна из этих групп не является прямым клиентом данных стран”.

Таким образом, страны ССАГПЗ, судя по всему, заняли выжидательную позицию в отношении Сирии, которая вряд ли изменится в ближайшее время. Эта позиция, по-видимому, связана с выжидательной тактикой, принятой странами Персидского залива в отношении обещаний президента США Дональда Трампа о возможном создании безопасных зон в Сирии.

Арабские страны, возможно, делают ставку на Россию в качестве посредника, учитывая интернациональный характер конфликта. ”В отличие от Ирана, Россия не защищает сектантские мотивы. Ее цель - создать светское государство, чего также хотят и страны Персидского залива. Россия хочет убедиться, что структура режима не рухнет, и это совпадает с арабскими интересами, для обеспечения инфраструктуры безопасности Сирии″, - сказал заключил Алани.

Таким образом, на сегодняшний день страны Персидского залива, по-видимому, предпочли выжидательный подход, основанный на двух неизвестных - новая политика Трампа в отношении Сирии и способность России заключить сделку.

Al-Monitor

Сирия. Саудовская Аравия. Катар. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 10 марта 2017 > № 2101450


США. Катар > Армия, полиция > militaryparitet.com, 28 февраля 2017 > № 2095911

США поставят Катару радарную систему для ПВО/ПРО.

Компания Raytheon получила контракт стоимостью 1 млрд долл от ВВС США на обеспечение производства РЛС раннего предупреждения для правительства Катара, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на upi.com.

РЛС такого класса позволяют вооруженным силам обнаруживать угрозы как можно раньше, чтобы успеть отразить удар. Системы могут быть интегрированы в разные платформы, в том числе на таких как самолеты E-2D Advanced Hawkeye ВМС США.

По контракту с ВВС США компания предоставит радарную систему раннего обнаружения для интеграции в систему ПВО и ПРО Катара. Работы должны быть завершены к концу июня 2021 года.

США. Катар > Армия, полиция > militaryparitet.com, 28 февраля 2017 > № 2095911


Азербайджан. Катар. Венесуэла. Весь мир > Армия, полиция > aze.az, 15 февраля 2017 > № 2101930

Азербайджан назван одной из самых безопасных стран мира

Азербайджан входит в число 20-ти стран с самым низким уровнем преступности. Это стало известно в результате исследования, проведенного в 125-ти государствах.

Азербайджана занял в нем 18-е место с индексом 27,05. Самые безопасные страны мира находятся в Азии – это Катар (15,70), Сингапур (16,58) и Тайвань (17,24). В первую десятку также входят Австрия, ОАЭ, Гонконг, Грузия, Япония, Дания и Беларусь.

Среди европейских стран Азербайджан занимает 9-е место, пишет AZE.az со ссылкой на сайт Numbeo.

На постсоветском пространстве Азербайджан, помимо Грузии (7-е место в общем рейтинге) и Беларуси (10-е), уступает также Эстонии (12-е). Армения (19-е) располагается на одну ступень ниже Азербайджана, далее следуют Латвия (40-е), Литва (50-е), Молдова (64-е), Россия (67-е), Казахстан (72-е) и Украина (85-е). В Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане и Таджикистане исследование не проводилось.

Турция занимает в рейтинге лишь 55-е место, а Иран – 83-е.

Самой опасной страной мира считается Венесуэла с рейтингом 85,28. В десятке самых криминальных государств также Папуа – Новая Гвинея, Гондурас, Южный Судан, ЮАР, Афганистан, Сальвадор, Нигерия, Бразилия и Тринидад и Тобаго.

Самой опасной европейской страной является Украина. За ней следуют Швеция, Россия, Молдова, Италия, Бельгия, Албания, Франция, Турция, Греция и т.д.

Отметим, что согласно рейтингу, в Азербайджане крайне низка вероятность подвергнуться физической атаке из-за цвета кожи, этнической принадлежности и религии. Индекс – 12,50. Также в нашей республике очень низкий уровень угона автомобилей – 18,75.

Низким считается и индекс большинства других преступлений: нападения и вооруженные ограбления (20,31), уровень преступности (24,44), вероятность быть оскорбленным (25), преступления против собственности – вандализм и ограбления (25,52), вероятность нападения (27,66), вероятность быть ограбленным на улице (28,72), уровень использования и продажи наркотиков (29,26) и т.д.

Также в Баку очень высок уровень безопасности в дневное время (86,73) и достаточно высок уровень безопасности ночью (68,88).

Однако, статистику Азербайджана портит индекс проблемы коррупции и взяточничества, который высок – 79,26.

Отметим, что Numbeo строит свои рейтинги на основе отзывов местных жителей, которые отвечают не только на вопросы на криминальную тему, но также о стоимости и качестве жизни в той или иной стране, ценах на недвижимость, здравоохранении, уровне загрязнения, пробках на дорогах и транспорте.

Азербайджан. Катар. Венесуэла. Весь мир > Армия, полиция > aze.az, 15 февраля 2017 > № 2101930


Франция. Катар > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 26 января 2017 > № 2049834

Катарские "Рафали" получат израильские "нашлемки".

С 24 января на заводском аэродроме компании Dassault Aviation была выполнена серия полетов на построенном для ВВС Катара двухместном истребителе Rafale DQ (серийный номер DQ01).

Сообщается, что Катар решил приобрести нашлемную систему целеуказания для пилотов истребителей этого типа под индексом Targo 2 разработки израильской компании Elbit Systems. Новое оборудование позволяет значительно повысить уровень ситуационной осведомленности экипажа, безопасность полета и надежность эксплуатации. Шлем может быть как полностью автономным, так и интегрированным в авионику самолета.

Контракт на закупку 24 истребителей (18 одноместных Rafale EQ и шесть двухместных Rafale DQ) был подписан 4 мая 2015 года, сумма сделки 6,3 млрд евро. В стоимость контракта также входит вооружение - ракеты воздушного боя MICA IR, MICA EM и Meteor, КР SCALP-EG, УАБ серий GBU и AASM. Первый истребитель должен прибыть в Катар в середине 2018 года, темп поставок - одна машина в месяц.

Франция. Катар > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 26 января 2017 > № 2049834


США. Катар. Индия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 6 января 2017 > № 2028377

"Стингеры" идут на экспорт.

Компания Raytheon получила контракт по линии иностранных военных продаж правительства США на поставку 92 переносных ЗРК FIM-92 Stinger Катару, Индии и Италии.

Сумма контракта составляет 207,9 млн долл США, будут поставляться комплексы Stinger FIM-92H и FIM-92F Block 1, запасные части, услуги по обучению и учебные компоненты. Производство ведется на заводе компании в Тусоне (Аризона).

"Стингер" оснащен перепрограммируемым микропроцессором (reprogrammable microprocessor) для отслеживания воздушных угроз, поставки будут завершены к 30 апрелю 2020 года.

США. Катар. Индия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 6 января 2017 > № 2028377


Сирия. Лихтенштейн. Катар. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 22 декабря 2016 > № 2024845

ООН отыщет преступников в Сирии

Генассамблея ООН создаст новый механизм расследования военных преступлений в Сирии

Валентин Логинов

Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о создании нового механизма расследования в отношении лиц, ответственных за военные преступления в Сирии, для будущих судебных преследований. «Газета.Ru» узнала у экспертов, сможет ли новая структура действительно помочь в процессе урегулирования сирийского конфликта.

Резолюция, написанная по инициативе Лихтенштейна и Катара, предполагает, что под эгидой ООН будет создан «международный беспристрастный и независимый механизм по содействию проведению расследований в отношении тех, кто несет ответственность за наиболее серьезные преступления по международному праву, совершенные в Сирийской Арабской Республике с марта 2011 года, и их судебному преследованию».

Обвинений выдвигается много

Резолюцию приняли 105 голосами. Среди стран, поддержавших ее, государства Евросоюза, США, ОАЭ, Йемен, Канада, Украина и другие. Против проголосовали 15 стран, в том числе Россия, Китай, Иран, Сирия, Алжир, Белоруссия. Представители 52 государств воздержались.

При этом новая структура должна сотрудничать с уже работающей независимой Международной комиссией по расследованию событий в Сирии. Однако в самом тексте резолюции не указывается, как два органа разделят свои полномочия, а также кто должен войти в состав структуры, которая будет разбираться в преступлениях.

Постпред Сирии при ООН Башар Джаафари подверг принятый документ резкой критике и заявил, что резолюция является не чем иным, как «грубым вторжением во внутренние дела» его страны. По словам дипломата, Генассамблея тем самым создала «опасный правовой прецедент», который будет использоваться для сведения счетов с неугодными режимами.

Однако эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», склонны считать, что вряд ли резолюция может рассматриваться как документ, направленный против конкретной стороны конфликта.

«Большие обвинения выдвигаются против всех сторон: и против террористов, и против оппозиции, и против правительственных войск», — рассказал руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.

Что касается России, то никаких доказательств причастности российских военных к преступлениям на территории Сирии нет, добавил он.

С 2011 года, когда в Сирии началась гражданская война, различные международные организации неоднократно обвиняли правительственные войска Башара Асада в военных преступлениях, а ряд из них даже называли преступлениями против человечества. Справедливости ради надо отметить, что ООН, Human Rights Watch и Amnesty International не закрывали глаза и на преступления сил оппозиции, хотя их уличали в преступлениях куда реже.

По версии ООН, сирийские вооруженные силы несут ответственность за убийства и пытки детей, врачей, пациентов больниц, психологическое и сексуальное насилие, произвольные аресты, беспорядочные обстрелы гражданских районов, похищения людей. Этот список можно продолжать достаточно долго.

Боевикам оппозиционных сил в то же время вменяются массовые казни и пытки, внесудебные расправы, мародерство, осквернение религиозных объектов.

Стоит также отметить, что с конца 2015 года, когда российские ВКС начали операцию против террористов в Сирии на стороне президента Башара Асада, страны Запада стали обвинять Россию в обстрелах больниц, школ и других гражданских объектов, хотя конкретных доказательств представлено так и не было.

Примечательно, что резолюция о создании дополнительного механизма расследования военных преступлений в Сирии принята на фоне продвижения сирийских правительственных войск в Алеппо. Прежние переговоры по размежеванию так называемой умеренной оппозиции от террористических группировок провалились, поскольку на практике это оказалось сделать гораздо сложнее.

Осложнить жизнь российской элите

Постпред России в ООН Виталий Чуркин даже заявлял о том, что оппозиция и террористы живут во взаимовыгодном симбиозе. Тем не менее страны Запада продолжали настаивать на необходимости сдерживания России в Сирии, а также привлечения российских военных к ответственности за якобы совершенные преступления.

Самым громким происшествием, в котором западные политики обвиняют Россию, стал обстрел совместного конвоя Сирийского арабского Красного Полумесяца и гуманитарных организаций ООН 19 сентября в районе Алеппо. Тогда из 30 грузовиков с гуманитарной помощью было уничтожено 18, погибло не меньше 21 человека. Глава российского МИДа назвал обвинения против Москвы бездоказательными и необоснованными. А российские военные представили данные своего мониторинга и заявили, что к атаке на гумконвой причастны террористы «Джебхат ан-Нусры» (организация запрещена в России).

Этот эпизод расследовала ООН, однако сегодня стало известно, что результатов работы специальной комиссии, по сути, нет.

В докладе отмечается, что, «хотя причиной инцидента стала воздушная атака, невозможно установить исполнителя или исполнителей».

Под подозрение ООН попали ВВС США, ВКС России и армия Асада. Силы оппозиции, с точки зрения организации, не могли быть причастными к этому инциденту.

Принятая сегодня резолюция вполне укладывается в ту антироссийскую риторику, которую ведут США на протяжении последних нескольких лет, считает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

«Этот документ носит пограничный характер, и игра ведется сугубо на том, чтобы осложнить действия российской политической элиты», — сказал собеседник «Газеты.Ru». Однако, по мнению эксперта, вряд ли можно говорить, что резолюция направлена против режима Башара Асада, потому что «Сирия в настоящий момент скорее является шахматным полем, на котором разыгрывают свои партии великие державы».

В ноябре американская газета The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники писала, что Германия рассматривает возможность введения новых санкций против России из-за действий ее ВКС в Сирии.

И хотя изначально официальные лица ФРГ отрицали такую возможность, спустя несколько недель немецкие политики заговорили об этом открыто.

«Много говорится о военных преступлениях в Сирии. Но слово «Россия» в этом контексте отсутствует. Назвать вещи своими именами, назвать главного военного преступника в Сирии должно стать не просто нашим желанием, а нашей обязанностью», — заявлял председатель комитета бундестага по внешней политике Норберт Реттген.

Тогда же депутаты немецкого парламента опубликовали петицию, в которой говорилось, что «Евросоюз обязан наложить санкции хотя бы на тех россиян, кто напрямую связан с этими ужаснейшими преступлениями». «Нельзя допустить того, чтобы эти люди спокойно летали в Париж и Мюнхен перед Рождеством, в то время как в Сирии гибнут женщины и дети», — сказано в тексте петиции.

Как раз снимки детей, якобы ставших жертвами военных действий в Алеппо, стали активно распространяться в социальных сетях в последний месяц. При этом авторы публикаций делают ставку на эмоциональную составляющую военных действий. Вместе с тем в таких записях практически игнорируется фактор борьбы с терроризмом, что является основной целью российского военного присутствия в Сирии.

Эти снимки не публикуются в ведущих СМИ, поскольку их подлинность чаще всего сомнительна. При этом уже доказано, что как минимум часть подобных фотографий, гуляющих по сети, являются постановочными.

В частности, 19 декабря МВД Египта на своей странице в Facebook сообщило о задержании целой съемочной группы, которая создавала подобные «фоторепортажи из Алеппо» на развалинах ветхих зданий в египетской провинции Порт-Саид.

Прогресса не будет

Также стоит отметить, что резолюцию принимают на фоне двух терактов, которые произошли вечером 19 декабря с разницей в несколько часов. В турецкой столице был застрелен российский посол Андрей Карлов. Ответственность за его убийство взяла на себя террористическая группировка «Джейш аль-Фатх» (запрещена в России). В тот же вечер в Берлине грузовик въехал в толпу людей, гулявших по рождественской ярмарке. Ответственность взяло на себя «Исламское государство» (организация запрещена в РФ).

Новый механизм, который будет создан на основе резолюции Генассамблеи ООН, ставит перед собой задачу досконального расследования правонарушений, допущенных воюющими сторонами в Сирии. Однако эксперты не верят в эффективность новой структуры.

«Расследование военных преступлений в Сирии, конечно же, будет идти, и этот процесс будет достаточно долгим. Однако никаких результатов достигнуто не будет из-за того, что стороны, участвующие в сирийском конфликте, занимают принципиально различные позиции.

Каждая сторона будет представлять свою версию событий, что затруднит перевод ситуации в правовое поле», — рассказал в беседе с «Газетой.Ru» Теодор Карасик, ведущий аналитик Gulf State Analytics (Вашингтон).

Сирия. Лихтенштейн. Катар. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 22 декабря 2016 > № 2024845


Россия. Сирия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > finanz.ru, 20 декабря 2016 > № 2020921

Россия, которая продемонстрировала свою силу на Ближнем Востоке, присоединившись к военной операции в Сирии, теперь хочет воспользоваться еще одним козырем в своем арсенале - энергоресурсами - с целью расширить влияние в регионе.

Ряд соглашений позволит России и странам Персидского залива сотрудничать в областях, представляющих для них общий интерес, и сместить фокус с Сирии, где они поддерживают разные стороны военного конфликта. Только за последний месяц Россия помогла добиться первого за 15 лет соглашения о сокращении добычи между Организацией стран-экспортеров нефти и независимыми производителями, а также заручилась инвестициями на $5 миллиардов от суверенного фонда Катара в рамках приватизации ПАО "Роснефть", которое, в свою очередь, объявило о покупке доли в египетском газовом месторождении за сумму до $2,8 миллиарда.

Россия любыми способами старается усилить свои позиции на Ближнем Востоке, сказал Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике.

События в регионе складываются для президента Владимира Путина как никогда удачно. Охлаждение отношений между США и государствами Персидского залива в последние годы, экономический кризис в странах-экспортерах энергоресурсов в связи с падением цен на нефть, а также признание того, что Россию нельзя игнорировать в вопросах безопасности региона, означает, что перед Путиным все чаще распахиваются двери.

Партнеры времен СССР

Российские компании и дипломаты уделяют особое внимание Северной Африке и Ирану, которые были партнерами страны еще в советскую эпоху. Восстанавливая охладевшие после распада СССР отношения в сфере политики, торговли оружием и энергетики, РФ также возрождает связи с Египтом при президенте Абделе Фаттахе Ас-Сиси.

Амбиции России в Персидском заливе по-прежнему ограничены из-за давних связей США в этом регионе в сфере как безопасности, так и экономики, сказал Лукьянов. И хотя геополитика играла значительную роль, главная мотивация РФ при продвижении сделок по стабилизации цен на нефть и привлечению инвестиций в Роснефть была финансовой, сказал он.

(Bloomberg)

Россия. Сирия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > finanz.ru, 20 декабря 2016 > № 2020921


Сирия. США. Катар > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 5 декабря 2016 > № 1993327

What Washington Wants us to Believe isn’t Happening in Syria

Salman Rafi Sheikh

With Syria gradually coming under the control of the Syrian army, backed as it is by the Russian and Iranian forces, the Western propaganda about Assad and its allies has equally lost its grip. In fact, nothing else could have proved the West wrong about Syria than the simple fact that the Syrian forces, despite suffering from a war fatigue of five years, have held their ground and retaken a lot of territory that they had previously lost to the “rebels” and other terrorist organisations. With Aleppo only inches from falling and with rebels now being cornered in the province of Idlib and a few isolated pockets of territory in Aleppo and Homs Provinces and around the capital, Damascus, the US president Obama’s early warning about Russia and Iran being trapped in Syria has quite convincingly been proven wrong.

In his first ever comment about Russia’s military campaign in Syria, given in October 2015, Obama had clearly said Russia and Iran’s attempt to “to prop up Assad and try to pacify the population is just going to get them stuck in a quagmire and it won’t work,” adding further that “they will be there for a while if they don’t take a different course.”

It doesn’t appear to be quite a convincing assessment when we compare it to what Syria and its allies have achieved in terms of rolling back, containing and eliminating proxy groups and other terror outfits being supported by a number of Araba and non-Arab countries.

Even the fact of Russia’s success in Syria is now being recognized, willy-nilly though, in the official and semi-official circles. “The Russian and Iranian intervention has completely changed the dynamic for Assad,” said Robert S. Ford, a former American ambassador to Syria and now a senior fellow at the Middle East Institute. “Look at the fighting in Aleppo,” he added. “There are at least as many Lebanese Hezbollah and Iraqi-Iranian militia fighters as there are soldiers born in Syria, so the war of attrition that was going against Assad is no longer doing.”

While the dynamics of war have most certainly changed, the story doesn’t end here. It has been followed by a programme of consolidation through the creation of systematic settlement programmes. According to the latest figures provided, on last Friday, by the Russian centre for reconciliation, new reconciliation agreements were signed with representatives of six more settlements in Syria, including two in the province of Hama, two in the province of Latakia, one in the province of Damascus and one in the province of Homs.

It further stated in its bulletin that “the number of settlements joining the reconciliation process has reached 1,018”, adding further that “talks on joining the regime of cessation of hostilities were continued with field commanders of illegal armed groups in the province of Damascus and commanders of armed opposition groups in the provinces of Homs, Hama, Aleppo and al-Quneitra.”

Although these facts largely remain unreported in the West, and a gloomy and dark picture of Assad and Russia is portrayed, this deliberate refusal to accept that Assad is going to stay in power in the future and that the Syrians themselves should decide their future would not in itself change today’s ground realities of Syria.

And the ground reality is that the Syrian forces, backed by its allies, have largely reversed the US and its allies’ programme to send Assad home. Therefore, what the US wants us to believe about Syria in terms of Syria being devastated by Russian and Syrian bombing isn’t really happening; what is, however, happening is a gradual recovery of the hold the Western supported “rebels” had established over Syria.

While Russia’s entry in Syria has turned out to be a turning point of the conflict, it has also meant a major loss for the US and its allies, which had poured in arms and ammunitions worth billions of dollars to topple Assad—something that these countries continue to see an ideal goal to work towards and achieve.

In this behalf, the latest relief for the rebels came in the last week when Qatar’s foreign minister, Sheikh Mohammed bin Abdul-Rahman al-Thani, told the Reuters that the Gulf emirate was not thinking of abandoning the anti-Assad insurgents and would continue to arm them.

“This support is going to continue. We are not going to stop it. It doesn’t mean that if Aleppo falls we will give up on the demands of the Syrian people,” he said. Nor if President-elect Donald Trump decides to end US support for the rebels, which he has indicated he may. “We are not going to change our position.”

This continuation of support is in tandem with the new policy of protracted conflict being designed. If the old policy had aimed at ousting Assad, the new aims at not allowing him to consolidate his country and establish complete peace.

For instance, according to some US intelligence (CIA) officials, who spoke to Voice of America on the condition of anonymity, said that “the opposition will not be easily defeated.” “The possibility exists for the five-year Syrian civil war to descend into a protracted battle fought through hit-and-run-style attacks, which regime forces are not prepared to handle”, the official added further to the policy that the Qatari prince had hinted on earlier.

The post Aleppo fall scenario would thus, according to this constructed future-analysis, look like this: the Arab states would continue to provide weapons and the US would direct the new strategy to fight the Syrian forces and thus conveniently create conditions for more destruction to take place, and thereby, disable Assad from reconstructing his country.

However, notwithstanding the logic of this policy, the question is: will the foreign-backed rebels be able to sustain a fight on a scale and of the magnitude that might enable them to compensate for the myriad losses they have suffered in the last one month or so, particularly the loss of Aleppo?

With many of these groups are reportedly simply walking away and others willing to become part of Al-Qaeda in the wake of these loses, the US and its allies are only brewing a recipe of more violence and blood-shed in the country by sticking to the policy of arming proxies.

Now, this is something that is actually likely to happen but fails to attract the attention of the people because people in the West are provided with a factitious version of the conflict wherein Russia and Syria appear only as “villains.” However, the truth is that countries officially and unofficially funding “rebel” and extremist groups are creating chaos; while the Syria and Russian forces are clearing the Syrian territory of this extremist mess.

Сирия. США. Катар > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 5 декабря 2016 > № 1993327


США. Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 20 ноября 2016 > № 1984241

Will Trump Dump The Wahabbi Autocrats?

Caleb Maupin

US leaders almost always justify their foreign policy with words about “democracy” and “human rights.” Especially when talking about the Middle East, the insincerity of such words are blatantly obvious. While US leaders criticize Iran and Syria for alleged human rights violations, the entire world can see that the US allies in the region are serial human rights violators.

Israel has been widely condemned for its treatment of Palestinians. Saudi Arabia is a country where even the basic notion of human rights does not exist. The Kingdom is an absolute monarchy where people can still be executed by beheading or crucifixion in the 21st century. Crimes punishable by death under the Saudi regime include “sorcery” and “insulting the King.” Under Saudi law, the people are not citizens with rights, but rather “subjects” who are essentially the King’s property.

Qatar is yet another repressive regime. Like Saudi Arabia, it is an absolute monarchy, where a King serves as the unelected autocrat.

Bahrain is known not only for its lack of democratic structures, but for its repression of the Shia Muslim majority who frequently take to the streets, demanding their rights.

The United Arab Emirates, Kuwait, Jordan, and almost every other US-aligned regime in the Arab world has a primitive political system, centered on an autocratic monarchy. These regimes are known to torture, behead, flog, repress free speech, oppress religious minorities, and do all kinds of things US leaders claim to oppose.

This does not prevent the United States from selling weapons to these regimes, or from purchasing their oil. This also does not prevent the USA from establishing military bases on their soil, and otherwise coddling them.

In fact, the Financial Times describes how the United Arab Emirates is becoming a beloved “tax haven” for the rich and powerful in the western world. While western leaders love to talk about human rights, they have no problem with autocratic emirates handling their money.

The Roots of Wahabbi Terrorism

More shockingly, the involvement of these regimes in terrorism has not deterred US support. It took 15 years for the classified 28 pages of the 9/11 Commission report to be released. The pages revealed that Saudi government officials had collaborated with the 9/11 hijackers. It furthermore revealed that Saudi Arabia had been uncooperative and offered minimal support to US officials with their investigations during the aftermath of the attacks.

The Saudi Royal family owes its reign to the British Empire. During the 1800s the British discovered that the House of Saud were useful allies against the Ottoman Empire, and were more than willing to sell their oil at a reasonable price. The Saudi monarchy professes a particularly conservative brand of Islam known as “Wahabbism.”

While not every Wahabbi has been involved in terrorism, Al-Queda, ISIS, Al-Nusra, Osama Bin Laden, Omar Mateen, and nearly every Middle-Eastern or Central-Asian terrorist who has menaced the world in recent years has been an adherent of Wahabbism. Wahabbism is particularly anti-Western and anti-American. Opponents of the Saudi ideology it often call it “Takfirism,” a term that refers to Wahabbi’s willingness to kill other Muslims with whom they disagree.

The relationship between Wahabbi fanatics and Britain’s wealthy has not ended. A recent article in the Financial Times describes how British Houses of Finance now specialize in “Islamic Banking.” While many Islamic scholars describe the very concept as fraudulent, many financial institutions are accommodating sultans, emirates, and princes who adhere to strict Wahabbi laws. Islam forbids lending money for interest, so many financial institutions have invented loopholes with hidden fees, investment returns, and other mechanisms that can accommodate strict adherents.

During the 1980s, the CIA worked with the heir of a wealthy Saudi construction dynasty to build a Wahabbi army. Osama bin Laden was sent to Afghanistan to build an army of “Mujihadeen” to topple the People’s Democratic Party. The USA worked closely with the fanatical Wahabbi terrorists to battle the Marxist government of Afghanistan and their Soviet allies.

Currently, the United States works with Saudi Arabia to fund a Wahabbi insurgency against the secular Syrian Arab Republic. ISIS and Al-Nusra are known to be terrorists inspired by the Saudi ideology. The Saudis have been caught directly helping them out. Among the US backed “moderate rebels,” many Wahabbis can also be found.

Most of the various US-aligned autocracies in the Middle East can be linked to Wahabbi forces in Syria. Bahrain, Qatar, Kuwait, and other regimes have made the goal of “regime change” in Syria a priority, and many ISIS fighters have emerged from their respective populations.

Is The Tide Turning?

While the past three presidencies of Bush, Obama, and Clinton have involved massive coddling of the Saudi regime, Donald Trump often spoke against Saudi Arabia during his Presidential campaign. Furthermore, in a recent move, the US Congress dramatically overrode Barack Obama’s veto, and passed the controversial JASTA bill, allowing victims of terrorism to sue the Kingdom of Saudi Arabia in US courts.

While Trump often appealed to ignorant and Islamophobic sentiments among Americans, he also appealed to an isolationist desire to stop meddling around the world. Trump made fighting ISIS, the Wahabbi extremist group unleashed amid US-Saudi regime change efforts, a key plank of his campaign.

Will Trump live up to his words? Will the USA end its alliance with Pro-Wahabbi autocratic regimes that are linked to terrorism?

Though Trump spoke against the Saudis and talked of fighting ISIS, his campaign included reckless denunciations of the Islamic Republic of Iran. Trump’s speeches often seemed to lump Iran in with ISIS, ignoring the fact that Iranian Revolutionary Guards are on the battlefield each and every day, risking their lives to defeat ISIS.

Iran is greatly threatened by ISIS terrorism. ISIS and most Wahabbis consider the Islamic Republic of Iran to be led by “Shia Apostates.” ISIS and other anti-government forces in Syria have recruited fighters from around the world on the basis of toppling Syrian President Bashar Assad because of his Alawi faith, which Wahabbis consider to be a variation of Shia apostasy.

Contradictory Middle East Positions

For too long, the USA has been targeting secular, nationalist governments like the Baathist regimes of Iraq and Syria, the Islamic Republic of Iran, or Gaddafi’s Libya. In doing so they have been passively helping and strengthening the bloodthirsty Wahabbi fanatics who these regimes have held back, and whose ideological foundation is promoted by Saudi Arabia.

If Trump is serious about stopping ISIS and the surrounding wave of Wahabbi terrorism, he will immediately end the US financial and military relationship with the Saudi regime, as well as the nearby, pro-Wahabbi autocracies.

Furthermore, Trump will need to end his irresponsible demonization of the Islamic Republic of Iran, and join with the Iranians, the Russians, the Syrian government, and China in the fight against ISIS terrorism.

If Trump were to do this, it would be one of the most dramatic shifts ever seen in US foreign policy.

During his campaign, Trump has taken two somewhat contradictory positions in relation to the Middle East. While he has denounced Saudi Arabia and talked about how US “regime change” policies have strengthened terrorism, he has also repeated the anti-Iranian talking points of Netanyahu, and spoken with great admiration for Israel.

Israel has been the greatest direct beneficiary of the US policy in the Middle East. Each regime the US has targeted in the region–Syria, Iraq, and Iran–have been outspoken opponents of Israel who directly support Palestinian resistance. Meanwhile, the Wahabbi-linked autocrats denounce Israel in words, but do very little to threaten its existence or strength.

Israel’s primary enemies, Iran and Syria, are also the primary target of the Wahabbi fanatics and the Saudi monarchy. Israeli and Saudi Arabia may denounce each other, but their foreign policies both center on hostility to what the Saudis call “the Shia crescent.”

Regarding the Middle East, the new President will be forced to decide whether he seeks to continue aligning US and Israel foreign policies, and targeting Iran and Syria, or whether he wants to end Wahabbi terrorism, and stop cooperating with the regimes actively linked to it.

Trump is often perceived as quite unpredictable. Whichever choice he makes, it is likely to surprise many people.

США. Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 20 ноября 2016 > № 1984241


Финляндия. Катар. Весь мир. РФ > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > tourinfo.ru, 13 октября 2016 > № 1966414

Россию признали одной из самых небезопасных стран мира

В соответствующем рейтинге, составленном Всемирным экономическим форумом, пишет The Telegraph, Россия занимает 126 место, соседствуя с Мьянмой и Ямайкой

В топ-10 самых безопасных стран между тем вошли Финляндия, Катар, ОАЭ, Исландия, Австрия, Люксембург, Новая Зеландия, Сингапур, Оман и Португалия.

При создании рейтинга учитывались "общая преступность и насилие (включая террористическую угрозу) в той или иной стране, а также уровень доверия к правоохранительным органам и их способность защитить граждан от преступности".

Василий Лебедев, генеральный директор туркомпании "Открытие", категорически не согласен с этим рейтингом. "Безопасность страны определяется уровнем преступности, уровнем убийств на 100 тыс. населения и другими подобными официальными данными. По этим параметрам, на первом месте должен быть Китай, за ним должна следовать Северная Корея, где туристы просто носят на руках и с ним ничего не случится, это исключено, как понятие вообще. Россия на 126 месте? Это по какой такой причине разница нашей страны и Финляндии столь высока? На мой взгляд, это, мягко сказать, необоснованно. Мне интересно, где живут составители списка? Наверное, в Финляндии или Исландии. Доверия к таким спискам нет ни малейшего".

Арам Антонян, генеральный директор компании "Болеро тур", считает все списки достаточно двоякими. "Конечно, списки немного политизированы, но все они так или иначе основаны не на бабушкиных сказках, а на реальных цифрах. Ведь, не смотря на то, что во главе всего стоят цифры, здесь учитывают еще риски по возможным преступлениям, террористическим угрозам. Исходя из этих параметров, Россия не входит в первую 10-ку и даже 20-ку.

Вместо того, чтобы размышлять о справедливости присужденного нашей стране места, нам нужно думать о том, как наладить ситуацию. Есть хороший пример. В этом году самый колоссальный прирост туристов продемонстрировала Грузия, в том числе и благодаря тому, что страна является абсолютно безопасной, риски сводятся здесь к 0,0001%. Вот и нам нужно стремиться к подобным показателям".

Финляндия. Катар. Весь мир. РФ > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > tourinfo.ru, 13 октября 2016 > № 1966414


Финляндия. Катар. Весь мир > Армия, полиция > newizv.ru, 12 октября 2016 > № 1928924

Названы самые безопасные в мире страны

Анжелика Кавалерова

В рейтинг самых безопасных для проживания стран мира вошло 141 государство. На первом месте оказалась Финляндия.

В ходе заседания экспертов Всемирного экономического форума (ВЭФ) были определены самые безопасные страны мира. Лидером в этом списке стала Финляндия. Второе место занял Катар, а третье ОАЭ. Четвертая и пятая позиция закрепились за Исландией и Австрией.

В первую десятку также попали Люксембург, Новая Зеландия, Сингапур, Оман и Португалия. России в рейтинге отведено только 126-е место. Последнее место заняла Нигерия. Об этом сказано в отчете ВЭФ.

Критерии для создания рейтинга не были неожиданными - учитывались различные факторы, которые могут повлиять на благополучие жизни в странах. Например, ситуация с преступностью в стране, в том числе терроризм, уровень доверия населения к правоохранительным органам, способность полиции защитить граждан в случае необходимости и прочие параметры.

Финляндия. Катар. Весь мир > Армия, полиция > newizv.ru, 12 октября 2016 > № 1928924


Россия. Катар > Армия, полиция > mil.ru, 6 сентября 2016 > № 1886285

Главы военных ведомств России и Катара подписали соглашение о военном сотрудничестве

Межведомственное соглашение о военном сотрудничестве подписали сегодня в рамках международного военно-технического форума «Армия-2016» Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу и государственный министр по вопросам обороны Катара Халид бен Мухаммед аль-Аттыйя.

«Подписание этого документа послужит укреплению российско-катарского военного сотрудничества», — подчеркнул глава российского военного ведомства на церемонии подписания документа.

Сергей Шойгу также отметил, что военное и военно-техническое сотрудничество двух стран имеет положительную динамику.

«Россию и Катар связывает общее стремление к поддержанию активного политического диалога, последовательному наращиванию взаимовыгодных связей в различных областях», — заявил он.

Министр обороны России подчеркнул, что взаимодействие в сфере обороны в полной мере отвечает интересам государств и народов России и Катара, а также содействует стабильности как в зоне Персидского Залива, так и на Ближнем Востоке в целом.

В свою очередь, государственный министр по вопросам обороны Катара отметил, что «совместный политический диалог с друзьями в России доказал — руководители двух государств заинтересованы в создании и установлении сотрудничества, стремятся закрепить отношения между двумя странами».

Управление пресс-службы и информации Министерства обороны Российской Федерации

Россия. Катар > Армия, полиция > mil.ru, 6 сентября 2016 > № 1886285


Таджикистан. Катар > Армия, полиция > news.tj, 22 августа 2016 > № 1870903

Вопросы борьбы с терроризмом, экстремизмом и другими угрозами современного мира были обсуждены в ходе встречи министра внутренних дел Республики Таджикистан Рамазона Рахимзода с Чрезвычайным и Полномочным послом Государства Катар в Республике Таджикистан Али ибн Мубораком ал-Муханнади.

Как сообщает пресс- центр МВД РТ, в ходе встречи стороны также обсудили проект Соглашения между правительствами Республики Таджикистана и Государства Катар о сотрудничестве в борьбе с преступностью и в сфере безопасности.

По словам Рамазона Рахимзода, подписание данного проекта Соглашения прежде всего положительно повлияет на укрепление двухстороннего сотрудничества между министерствами внутренних дел Таджикистана и Катара.

Стороны выразили надежду, что проект Соглашения между правительствами о сотрудничестве в борьбе с преступностью и безопасности будет подписано в ближайшее время.

Таджикистан. Катар > Армия, полиция > news.tj, 22 августа 2016 > № 1870903


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter