Всего новостей: 2493314, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Тройхо Маркос в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433210 Маркос Тройхо

2017 — год утверждения Китая в роли сверхдержавы

Маркос Тройхо (Marcos Troyjo), Folha, Бразилия

Китай, нравится нам это или нет, продолжает расти усиленными темпами. Не на 12%, как 15 лет назад, но где-то в диапазоне от шести с половиной до семи процентов учитывая базу в 13 триллионов долларов.

По оценкам МВФ, который иногда подсчитывает ВВП стран, руководствуясь паритетом покупательной способности, Китай уже является крупнейшей экономикой в мире, а это означает, что в международных экономических отношениях произошла радикальная перестройка, сопоставимая разве что с 1871 годом, когда США обогнали Великобританию.

Под занавес 2017 года можно констатировать еще один факт: Соединенные Штаты больше не являются экономическим гегемоном. Они по-прежнему играют лидирующую роль, но в затылок им дышит Китай. Есть люди, которые шутят, что на смену БРИКС пришел «К+ БРИС».

Китайцы крайне озабочены тем, чтобы бесспорная слава сверхдержавы не вскружила им голову. Для них не характерно тщеславие, к тому же они не стремятся навязать свое лидерство, к примеру, тем учреждениям, которые были созданы странами БРИКС.

Делают они это крайне деликатно. Взять тот же Новый банк развития (NBD) и ряд других институтов, в которых основным действующим лицом выступает Китай, например Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Объяснить этот тип поведения отчасти помогает знаменитая фраза Дэн Сяопина, великого архитектора этого нового этапа, произнесенная еще 40 лет назад: «Скрывать способности и ждать своего часа, дорожить временем, никогда не претендовать на гегемонию».

Иными словами, китайцы выстраивают долгосрочную стратегию, в соответствии с которой рост их влияния необходимо рассматривать скорее как естественное, чем навязываемое явление. Нередко они предпочитают выступать в качестве развивающейся страны и, к примеру, в ООН, присоединяются к повестке дня африканцев или более бедных стран Азии.

Чем больше стран будут институционально связаны с процессами в много- или разносторонних институтах, где сильно китайское руководство, тем лучше для Пекина. Это особенно интересно в случае НБД, поскольку он предоставляет Китаю огромные возможности, не налагая при этом географических ограничений, с которыми сопряжен Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Если инвестиции последнего идут только в Азию, Новый банк развития может инвестировать в проекты в Латинской Америке, Африке и на других континентах, что дает китайцам не только больше пространства для маневров, но и определенную степень косвенности, которую они высоко ценят как в своей культуре, так и во внешней политике.

Какие отношения эта азиатская сверхдержава намерена выстраивать с Бразилией? Вернее всего было бы отметить, что двусторонние экономические отношения сегодня продолжают свое движение по инерции.

С коммерческой точки зрения, они очень похожи на те, которые латиноамериканские страны поддерживали с Англией в XIX веке. То есть, с одной стороны, крупные экспортеры сырья; с другой — экспортер промышленных товаров с более высокой прибавленной стоимостью.

Так и будет в дальнейшем. Китай крайне обеспокоен вопросами продовольственной безопасности, для реализации инфраструктурных проектов ему требуется с каждым разом все больше минерального сырья.

Что точно выходит за рамки инерции, так это заметное увеличение китайских инвестиций в Бразилии, особенно в форме приобретения собственности, так называемых «слияний и поглощений».

Для тех китайских компаний, которые в последние годы намеревались выйти на мировую арену, сейчас самое время действовать. И китайцы не преминут влиться в эту динамику приватизаций и концессий особенно после выборов 2018 года, когда прояснится политический сценарий в стране на ближайшие годы.

В Бразилии они готовы в любой момент увеличить инвестиции в целый ряд областей, сегодня китайцы тщательно исследуют практически весь сегмент инфраструктуры.

В сфере глобальной геополитики возведение Си Цзиньпина в ранг священного лидера, которым был отмечен в Китае 2017 год, едва ли целесообразно связывать с приходом к власти Дональда Трампа.

Даже если бы победу одержала Хиллари Клинтон, всем пришлось бы признать, что Китай зарекомендовал себя как одна из двух крупнейших мировых держав — и мощь китайской власти ощутима во многих областях международных отношений.

Китай значительно укрепил свою роль источника капитала и внешних кредитов. Пекин также расширяет свои инвестиции в области обороны на 12 процентов в год.

Все это происходит вне зависимости от того, кто находится у власти в Соединенных Штатах. Однако тот факт, что в Белый дом пришел президент, предпочитающий протекционизм глобализации, еще больше подчеркивает возвышение Китая.

В то время как глобализация стала большим трамплином, обеспечившим Китаю стремительный взлет, а свободная торговля предположительно лучшим способом разрешения международных проблем, Соединенные Штаты сегодня явно плывут против течения. В этом контексте тускнеющей американской гегемонии 2017 год стал определяющей вехой для Китая, занявшего свое место среди тех, кто командует миром.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433210 Маркос Тройхо


Китай. Бразилия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328721 Маркос Тройхо

Можно ли считать китайско-бразильские отношения кооперацией «Юг — Юг»?

Маркос Тройхо (Marcos Troyjo), Folha, Бразилия

Способность создавать и технически совершенствовать продукты и процессы производства — равно как и выводить их на мировые рынки — является отличительным показателем власти и богатства в современных обществах.

Достижения, полученные путем «созидательного разрушения», если пользоваться выражением Джозефа Шумпетера, ставят страны в «центр» международной экономической геометрии.

Согласно знаменитой «гипотезе Пребиша — Зингера» и всей последовавшей за ней структуралистской школе, из этой модели вытекает концепция «Центр — Периферия», также известная как «Север — Юг».

В центре, или на Севере, расположены страны, которые осуществляют интенсивное «творческое разрушение» и обеспечивают создание ценностей. На периферии, или на Юге, оказываются страны, зависимые от продажи сырья.

Когда в XIX веке центральное руководство находилось в руках Англии, латиноамериканским элитам, таким как Аргентина, удалось сохранить высокий уровень жизни за счет экспорта мяса или пшеницы.

Это был рикардианский мир сравнительных преимуществ, в котором стало возможным процветание Буэнос-Айреса и его культурной жизни. Столетие назад в аргентинской столице было не меньше книжных лавок, чем в Париже, а театры могли соперничать с лондонскими.

Когда роль центральной экономики перешла к Соединенным Штатам (которые также являлись сельскохозяйственной сверхдержавой), встала задача индустриализации путем «творческой адаптации». Теперь страны отличались друг от друга «конкурентными» преимуществами.

С 1978 года Китай борется со своей периферийной позицией путем индустриализации, ориентированной на экспорт. Бразилия — путем замещения импорта.

В первом случае подразумеваются торговые соглашения, государственно-частное партнерство, направленное на структурирование внешней торговли, и низкое вознаграждение трудовых ресурсов. Во втором — протекционизм, стимулы для развития внутреннего рынка и поощрение государственных закупок продуктов местного производства.

Успех или неудача этих моделей связаны с правильным пониманием того «затмения», которое произошло в центре мировой экономики, и необходимой адаптацией к нему национальных стратегий.

Причиной тому Китай, ставший «другим центром» наряду с традиционным «Севером». Следовательно было бы ошибкой приветствовать товарообмен между Бразилией и Китаем как подтверждение отношений по линии «Юг — Юг».

Промышленная модель Китая как торговой нации оказалась настолько эффективной и масштабной, что ее возникновение привело к возобновлению планетарного спроса на сырьевые товары в период с 2003 по 2011 год.

Китайский ВВП в текущих долларах с 1978 года умножился в 60 раз. К концу этого года он превысит 12 триллионов долларов.

С одной стороны, Китай ускорил свою творческую адаптацию и благодаря положительному торговому сальдо и последовавшим излишкам, стратегически направленным в область исследований, разработки и инновации (НИОКР + инновации), постепенно приближается к технологическому центру.

К 2020 году доля китайского ВВП, выделяемая на НИОКР, достигнет 2,5%, что выше среднего показателя в 2,1% в странах ОЭСР. Бразилия продолжает направлять на НИОКР лишь один процент своего ВВП.

С другой стороны, эта обновленная международная система, в которой Китай берет на себя функцию центра, возвращает таким странам, как Бразилия, логику, схожую с моделью сравнительных преимуществ XIX века типа «Север — Юг».

Это иллюстрирует, к примеру, тот факт, что одна тонна китайского экспорта в Бразилию оценивается в три тысячи долларов США, тогда как тонна бразильских товаров, отправляющихся в Китай, стоит менее 170 долларов.

Пассивное тяготение Бразилии к новому центру крайне рискованно. Оно может вызвать эфемерное представление о процветании, обусловленное циклами высоких международных цен на сырье.

По моим оценкам, нам недолго осталось ждать подобного цикла вследствие переноса китайского индустриального парка в страны, являющиеся его геоэкономическими соседями. Рост Индии, Вьетнама, Индонезии и прочих стран на самом деле может довольно долго поддерживать высокую стоимость сельскохозяйственных товаров и полезных ископаемых.

Если в Бразилии и других латиноамериканских странах выгоды, полученные от торговли товарами, не преобразуются в инвестиции в наиболее актуальные сферы сегодняшнего глобального сценария жесткой технологической конкуренции, мы станем участниками консолидации новой оси «Центр — Периферия».

И нашим уделом в ней снова станет периферия. Тогда как центр будет все больше удаляться от США и Европы в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона.

Китай. Бразилия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328721 Маркос Тройхо


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter