Всего новостей: 2492012, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Завадский Марк в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914329 Марк Завадский

Российский офис Aliexpress в каком-то смысле можно назвать самой эффективной интернет-компанией. При том что выручка российского бизнеса группы исчисляется десятками миллионов долларов, непосредственно в местном офисе работает лишь шесть сотрудников. Какие задачи стоят перед командой, какие уроки были извлечены после запуска "Русской моды" и почему даже слабый бренд лучше no name продукта, в интервью для совместного проекта Ассоциации менеджеров и агентства "Прайм" рассказал глава российского офиса Aliexpress Марк Завадский.

- Вы сперва были журналистом, потом бизнесменом, а теперь — наемный менеджер. Сложно было привыкнуть к смене роли?

— И журналистика, и бизнес — это истории про общение с людьми, способность понимать их и умение просчитывать разные варианты развития событий. Я давно хотел уйти из журналистики во что-то другое. При этом переход был весьма плавным: какое-то время я продолжал писать и параллельно создал свою компанию, которая занималась организацией мероприятий и консалтингом самого разного уровня, начиная от рок-концертов и заканчивая консультациями для со-организаторов форума АТЭС на Дальнем Востоке.

- То есть, вы просто начали монетизировать свое знание китайского и контактную базу?

— Да, я мог описывать различные кейсы в статьях, а мог помогать компаниям на практике. Мне всегда было интересно работать в поле.

Потом на меня вышел Aliexpress. Мне понравилось то, что в компании по-прежнему сохраняется атмосфера стартапа. Это проявляется хотя бы в том, что сперва в российском офисе работал лишь я один. Какое-то время у меня не было ни офиса, ни сотрудников, ни коллег, была лишь поддержка бренда и команды в Китае, так что во многом это было похоже на мою работу в Гонконге. Сейчас нас шесть человек: координатор, четыре менеджера и скоро выйдет сотрудник, занимающийся работой с платежными системами. Фактически, каждый сотрудник в нашем офисе — это самостоятельный стартап имени себя самого, и его дальнейшее развитие во многом зависит от собственной инициативы.

Параллельно есть китайская команда, которая также занимается развитием бизнеса в России. Вот так и складывается история взаимодействия двух команд.

- Как разделены зоны ответственности?

— Четкого разделения нет, многое зависит от конкретных проектов. Но в целом развитие бизнеса больше опирается на ресурсы российского офиса, а операционная деятельность на стороне Китая.

- Во сколько начинается рабочий день и обязательно ли знание китайского?

— Лично я — "жаворонок" и нередко начинаю работу уже в 5-6 утра. Официальное начало рабочего дня — 9 утра. Однако, каждый сотрудник достаточно самостоятельно формирует свое расписание. Мы не гонимся за формальными показателями и вместо этого специально ищем людей, которые сами по себе заряжены на работу.

Знание китайского языка не обязательно, у нас есть люди без него, хотя это и осложняет работу. Мы постепенно локализируем свой бизнес, поэтому мы понимаем, что значение знания китайского языка в офисе постепенно будет снижаться, и все процессы будут происходить тут, в России.

"Мы не верим в экстенсивный путь развития"

- Какие сейчас ключевые задачи стоят перед компанией?

— Есть задача повысить средний чек и привлечь новых клиентов, которые по ряду причин сейчас у нас не покупают. Нам важно убедить покупать те товары, которых раньше не было или их ранее не брали по какой-то причине. Важно то, что у нас уже есть доверие покупателей и все признают, что если есть какая-то проблема, то Aliexpress всегда вернет деньги.

- Вы сказали о планах привлечь новых покупателей, где вы их планируете найти?

— Москва и Санкт-Петербург, у нас здесь доля ниже, чем у других ритейлеров, поэтому мы будем активно работать в этих городах. По-прежнему большим потенциалом обладают регионы, где еще многие просто не доверяют покупкам через интернет.

Сейчас наша базовая аудитория молода и активна, мы хотим выйти и на другую аудиторию, и постарше, и серьезнее.

- Как вы хотите ее привлечь? Реклама?

— Мы не верим в экстенсивный путь развития и предпочитаем работать с уже сложившейся базой, чтобы наши покупатели привлекали своих друзей, родственников. Также нам нравятся партнерские истории — у нас есть ряд успешных кейсов с Почтой России, SPSR, Yandex Money, QIVI и другими компаниями.

Для расширения аудитории мы планируем работать с товарным предложением по нескольким направлениям. Во-первых, это китайские товары. Мы отказались от канала С2С и сосредоточились на B2C. Сейчас мы отказались от поддержки no name продукции и жестко работаем с брендами, следим, чтобы они были оригинальными, соответствовали ожиданиям по качеству, даже если у них нет бюджета для маркетинга. И это не только одежда и аксессуары, но и, например, бренды наушников, игрушек или телефонов.

- Почему вы видите потенциал в этом направлении?

— Из-за финансовой ситуации, покупатели стали очень чувствительны к ценам и менее чувствительны к срокам доставки. При этом возможность выбора для них по-прежнему очень важна. В последнее время у нас стали больше покупать брендовых товаров. Теперь в большинстве товарных категорий на Aliexpress просто нельзя выставить товар без бренда.

- Какие еще рассматриваете варианты стимулирования спроса?

— Мы думаем над онлайн кредитованием покупок, чтобы потребитель мог брать кредит или рассрочку. Сейчас ищем партнеров для этого проекта, у которых есть свои алгоритмы скоринга, которые они могли бы адаптировать, в том числе, под наши данные об истории покупок того или иного потребителя. Естественно, не каждый сможет взять кредит, но я уверен, что мы можем найти жизнеспособную модель.

- С кем именно ведете переговоры и готовы ли предоставлять фондирование вашим партнерам?

— Переговоры идут с десятком компаний. Мы не планируем предоставлять фондирование партнерам, поскольку это не наш бизнес.

"Регулирование интернет-торговли пока нецелесообразно"

- А как складываются отношения с российскими продавцами?

— Это второй важный вектор развития. Мы постепенно становимся площадкой, через которую свою продукцию или товары могут продавать российские производители и интернет-ритейлеры. Мы сотрудничаем с российскими Philips и Redmond, Panasonic и даже Unilever. Будучи marketplace-платформой мы готовы работать даже с фабриками напрямую.

- Сколько всего российских магазинов у вас представлено?

— Порядка 100 в разной стадии работы, кто-то работает, кто-то заканчивает интеграцию.

- Одним из ваших проектов была "Русская мода", число заказов в этом магазине не дотянуло даже до ста. Вы приняли какие-то меры по итогам этой истории?

— Проект с самого начала был очень сложным с операционной точки зрения, хотя бы потому, что фабрики не умеют работать в интернете. Кроме того, не была отлажена логистическая цепочка. Урок, который мы извлекли, — необходимо работать напрямую с теми фабриками и брендами, которые хотят и имеют ресурсы для этого. Кроме того, мы стали активнее сотрудничать с партнерами, которые могут помогать компаниям вести свои магазины на нашей площадке.

- Кто-то из компаний, которые первоначально были представлены на площадке, вернулись в Aliexpress для самостоятельной работы?

— Две компании. Российские фабрики пока не готовы к работе через marketplace.

- Существует мнение, что трудности проекта связаны не с его организацией, а с низким качеством ассортимента и высокими ценами самих российских производителей.

— Очень сложно определить, какие товары являются российскими. У целого ряда местных компаний головной офис действительно зарегистрирован в России, но производственная площадка в Китае. Нам как торговой площадке все равно, где товар был изготовлен, главное, чтобы он находился на местном складе.

Кроме того, российские товары вполне конкурентоспособны в целом ряде категорий, например, косметика или продукты питания. Наши партнеры из Российского экспортного центра уверены, что есть и другие ниши, и мы готовы их искать и поддерживать. Мы готовы давать им трафик авансом, но все остальное в руках производителей. 5-го сентября открылся официальный российский павильон на нашей площадке Tmall Global в Китае, в будущем в сотрудничестве с РЭЦ мы планируем расширять ассортимент продукции в павильоне.

- Некоторые компании считают, что cross borger-торговлю (покупки в зарубежных интернет-магазинах) необходимо жестче регулировать и ввести, например, пошлины, чтобы поддержать российских интернет-ритейлеров. Как, на ваш взгляд, необходимо регулировать отрасль?

— У нас пока нет официальной позиции по этому вопросу, которой я мог бы сейчас поделиться, могу лишь высказать свое мнение как участника рынка. Сейчас доля покупок через интернет в общем обороте розничной торговли в России не превышает 3% и, учитывая динамику роста, регулирование рынка интернет-торговли пока нецелесообразно. Но это не значит, что позже оно не будет нужно.

Если каким-то образом закрыть потоки cross borger, что предлагают некоторые игроки, местные e-commerce компании не окажутся в выигрыше. Большинство представителей отрасли это понимает, и в официальных и неофициальных разговорах почти все признают, что введение пошлины не окажет поддержки рынку.

- Рынок настолько широк, что пока и вам, и другим игрокам просто хватает места.

— И мы, и Ozon.ru, и "М.Видео"MVID —0,34%, и другие лидеры сектора хотим увеличить долю интернет-покупок в принципе. К тому же, есть большое число товаров, которые неэффективно доставлять из Китая. И я еще не говорю про такие товарные категории, как книги, мебель, крупную бытовую технику, билеты.

Конечно, мы также хотим быть представлены в этих сегменте, но в качестве marketplace-платформы — мы еще один канал продаж, а не конкуренты российским ритейлерам. Точно так же мы работаем в Китае, на наших площадках там представлены основные китайские ритейлеры и производители.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914329 Марк Завадский


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 апреля 2016 > № 1709578 Марк Завадский

«Наше уничтожение не панацея для российского e-commerce»

Глава AliExpress в России о тонкостях электронной торговли

Дмитрий Шестоперов

Одна из крупнейших интернет-площадок AliExpress отпраздновала шестилетие. В связи с этим глава AliExpress в России Марк Завадский рассказал «Газете.Ru» о том, чего площадке удалось достичь на российском рынке, куда денутся «фирменные» китайские переводы названий товаров и что спасет российский e-commerce.

«В e-commerce сейчас 70% оплаты совершается наличными»

— Марк, хотел бы поздравить вашу площадку с шестилетием. Расскажите, чего площадка достигла за последние годы и что готовится в ближайшем будущем?

— Считаю, что в России мы достигли многого за шесть лет. Мы не раскрываем данные, к сожалению, однако если оценивать результаты, которые видят другие участники рынка, то они говорят о многом. Уже полтора года, по данным TNS Global, мы стабильно входим в десятку самых посещаемых сайтов в России, конкурируя с Facebook. Наше мобильное приложение вот уже больше года занимает первое место по скачиваниям среди приложений электронной коммерции в России и несколько недель было первым в топе всех бесплатных приложений в России.

Мне особенно приятно, что мы продвинулись достаточно сильно в плане локализации, логистики. У нас появилась доставка SPSR, появился информационный обмен с «Почтой России», добавились новые способы платежей.

Во-первых, это платежи с мобильного баланса, которые позволили нам стать доступнее для молодых людей, у которых, например, нет пластиковой карты или Qiwi-кошелька, но точно есть телефон с SIM-картой. Во-вторых, это внедрение возможности оплаты наличными.

— Про наличные, кстати, можно поподробнее? Для каких целей, зачем и почему, ведь безналичная оплата удобнее и прогрессивнее?

— Безусловно, прогрессивнее, но мы не можем не считаться с тем, что в традиционном e-commerce сейчас 70% оплаты совершается именно наличными. Сейчас у нас нет опции оплаты доставки при получении товара, но по крайней мере мы ввели возможность оплаты для тех, у кого физически нет дебетовых карт. Они могут сделать заказ на сайте, а впоследствии внести платеж в офисах «Связного», «Евросети» или «Почты России».

— То есть это больше на регионы ориентировано?

— Да, конечно, такая история больше региональная. Все-таки в Москве дебетовых карт намного больше. С другой стороны, «Связной», «Евросеть» есть везде, и если на карточке нет денег, но есть кэш, то всегда можно сделать заказ, и в течение суток его можно оплатить в одном из отделений.

— К вопросу о региональных доставках. Известно, что в Москву, Петербург посылки приходят достаточно быстро, но региональные клиенты обычно ждут намного дольше. Какие подвижки есть в этом направлении?

— Наш основной партнер на этом поприще – это, конечно, «Почта России», хотя сейчас и SPSR обеспечивает доставку части заказов. Та же «Почта России» в последнее время серьезно улучшила работу и с точки зрения обслуживания, и с точки зрения скорости. Понятно, что обобщенный результат сродни средней температуре по больнице, поскольку Россия большая, продавцы и посылки разные. Но в целом мы наблюдаем серьезные улучшения за последние годы.

— Как разрешаются ситуации, когда посылки теряются или повреждаются?

— Такие случаи бывают, они расследуются. Пропажа или повреждение посылки может произойти совершенно на разных стадиях. И мы выясняем, на каком этапе это случилось. В любом случае мы всегда возвращаем деньги покупателю.

«Мы не можем продать то, что не может продаться»

— Я, наверное, не совру, если скажу, что российский рынок является одним самых приоритетных для AliExpress. Готовятся ли какие-то «фишки» для российского покупателя и какие глобальные планы дальнейшего развития?

— Для нас на российском рынке, наверное, основной проект как раз не связан с Китаем. Мы запустили российский маркетплейс в рамках AliExpress, и в течение этого года мы будем развивать именно его. То есть мы даем возможность российским компаниям выйти на AliExpress. Сейчас этот проект ориентирован на Россию и страны Таможенного союза, в будущем, надеемся, он выйдет на глобальный рынок, и нам удастся привлечь к сотрудничеству больше российских ритейлеров.

— Будет какой-то отдельный раздел для российских товаров?

— Да, это уже есть. Такие продавцы отмечены российским флагом. Ассортимент товаров разнообразный, сейчас в ассортименте более 20 тыс. товаров различных категорий. Под российскими товарами я подразумеваю не только те, которые производятся непосредственно в России, но и те, которые поставляются продавцами, находящимися на территории России. На данный момент с нами уже сотрудничают L'Oreal, Philips, Redmond, Ardi, представители российских b-брендов, если говорить о бытовой технике.

В ближайшее время будем активно развивать категорию товаров для детей, сегодня все больше компаний переносят производство таких товаров в Россию.

— Насколько продвигается история с российскими стартапами? Вы сотрудничали, например, с Fibrum. Есть ли развитие в этом направлении?

— С Fibrum мы провели одну акцию, продали некоторое количество шлемов. Они до сих пор есть в одном из наших магазинов. Мы, конечно, открыты для подобного рода историй, но вопрос вот в чем: AliExpress — это некий вызов для любой компании. Наша площадка — это максимально конкурентная среда, у нас невозможен никакой протекционизм.

Мы можем поставить российский товар, например, на главную страницу, в каждое окно, но если он будет дороже или хуже аналогов, то его все равно никто не купит или купит очень маленькое число людей.

И поэтому это своего рода вызов для российских стартапов. Мы можем продвинуть стартап, но мы не можем сделать его товар более конкурентоспособным. В этом кроются большие трудности.

Соревноваться с китайскими товарами по себестоимости, по маркетинговым возможностям достаточно сложно.

Вот Fibrum, например, продает шлемы примерно за 7 тыс. руб. Но недавно я слышал, что в Новосибирске появился стартап, предлагающий очки виртуальной реальности за 300 руб. Я списался с автором разработки — возможно, мы выведем его на AliExpress.

Мы можем выставить у себя все что угодно, но мы не можем продать то, что не может продаться. Товар должен выдержать конкуренцию с тысячами и сотнями тысяч аналогичных товаров на нашей площадке.

— А как выяснить, насколько конкурентоспособным будет тот или иной товар?

— Во-первых, можно попробовать. Во-вторых, можно посмотреть на сопоставимые товары и на их цены. И если твой товар дороже, то надо хорошо подумать, чем он лучше, и подробно это описать, чтобы это стало очевидно потенциальному покупателю.

Не секрет, что некоторые российские компании, которые не могут похвастаться инновационностью, все делают в Китае, ставят свой бренд и продают это с внушительной маржой. На AliExpress такие компании вряд ли будут иметь успех.

«Наши «фирменные» переводы все равно никуда не денутся»

— AliExpress многими российскими покупателями воспринимается как онлайн-площадка, где можно найти и приобрести забавную китайскую мелочевку. Но, насколько я понимаю, вы все же нацелены на то, чтобы стать более серьезным интернет-магазином. В этом плане какая стратегия у AliExpress?

— Мы, скорее, хотим развить нашу товарную экспертизу и сделать так, чтобы люди доверяли нам и в плане более серьезных покупок. На мой взгляд, мы уже достаточно продвинулись в этом, нас очень широко обсуждают в соцсетях. И доминирующая интонация в отзывах, особенно в общении «старожилов» и новичков AliExpress, примерно такая: «Попробуй, это не страшно, деньги тебе вернут, если что-то пойдет не так».

Таким образом, доверие к нам мы уже воспитали, люди понимают, что с нами можно иметь дело. И на этом базисе доверия уже можно строить серьезный бизнес. Мы видим сейчас, что у нас более активно покупают телевизоры, холодильники, кофемашины.

— Я купил холодильник, и я иду на почту забирать его самостоятельно?

— Нет, почему, мы же говорим о российских компаниях, доставляющих курьерскими службами, есть возможность забрать товар в пункте самовывоза.

Люди уже шутили в соцсетях по этому поводу. Проблема в том, что нас ассоциируют только с «Почтой России». Купил — и товар доставит именно она, а потом его необходимо забирать самому. Но мы активно рассказываем людям, что это уже не так.

— Касательно продвижения. В соцсетях есть масса групп в духе «Смотри, что я нашел на AliExpress». Это ваши проекты?

— Нет, у нас только два основных проекта. «ВКонтакте» — это официальная группа, сейчас в ней больше 2,2 млн участников. И группа «горящих товаров». Остальные группы ведут наши фанаты, которым нравится обсуждать вещи на AliExpress.

Мы, как выяснилось, продаем не только товары — мы продаем эмоции.

Покупка на AliExpress — это очень эмоциональное действие, которое сопряжено с массой чувств: нетерпение, ожидание, волнение. Эти чувства коррелируют с активностью в соцсетях, людям нравится это обсуждать, делиться впечатлениями с друзьями. И у нас очень много таких «бесплатных посланников», которым нравится покупать у нас и рассказывать об этом необычном опыте.

Специально для самых преданных наших фанатов была создана и целая социальная сеть — iTao. В iTao, кстати, недавно мы запустили пилотный проект, некий аналог «Авито». Люди могут перепродавать друг другу вещи, которые им не подошли, не понравились или надоели. Такая возможность доступна только в приложении — оно называется ReTao. Важно, что продажи там идут не через нашу платежную систему, а обособлено, этакий вторичный рынок. Там даже можно найти людей из своего региона, города, с которыми можно встретиться лично для продажи.

— Я вот, например, пока не являюсь пользователем iTao. Как, по-вашему, можно привлекать туда новых людей, ведь это целая соцсеть?

— Сейчас в iTao около сотни тысяч пользователей из России уже есть. Изначально это выросло из группы «ВКонтакте», когда мы увидели, что покупатели любят делиться своими фотографиями, но у «ВКонтакте» для этого была недостаточно подходящая функциональность.

И мы сделали отдельную сеть. Не могу сказать, что мы как-то активно продвигаем именно iTao. Эта площадка сама привлекает пользователей тем, что позволяет виртуально «пощупать» товар, поскольку там собраны отзывы на вещи, которые люди реально покупали у реальных продавцов.

Ты пришел на AliExpress, например, и у тебя нет конкретной цели для покупки. Тебе просто хочется купить что-то интересное, но при этом уже опробованное и хорошее. И iTao, наверное, идеальный сайт для таких целей.

На iTao, кстати, доминирует женская аудитория, девушки любят обмениваться отзывами на одежду, на какие-то товары из сферы моды. Для молодых модниц, мне кажется, это хорошее пособие для работы с AliExpress.

— Получается, вам удается в каком-то смысле менять подход к потреблению. Ведь раньше китайские товары ассоциировались в основном с ширпотребом…

— Нам удалось показать, что это фан. Да, пожалуй, мы изменили представление о китайских вещах, но дело в том, что в Китае действительно очень много товаров, так как это «всемирная фабрика», но до России традиционным путем доходит только малая часть всего «ассортимента». Его нужно провозить через таможню, где-то складировать. И именно формат маркетплейса позволяет предоставлять максимальный выбор, и этот выбор делает опыт «фановым» для покупателей.

— Кстати о «фановых» историях. В начале года стало известно, что AliExpress предлагает российским пользователям на краудсорсинговой основе делать «человеческие» переводы названий товаров вместо машинного. Неужели мы лишимся забавных названий товаров?

— Этот проект уже начал работу, но, учитывая количество товаров на AliExpress, думаю, что наши «фирменные» переводы все равно никуда не денутся. Тем не менее мы хотим, чтобы у самых ходовых товаров все-таки переводы были адекватными.

И думаю, нам нужно сохранить некий баланс, чтобы «фановый» антураж вокруг нас также остался. Но при этом мы сделаем покупку более удобной, более человечной.

— Ну и напоследок, пожалуй, самый серьезный вопрос. Как AliExpress относится к заявлениям главы АКИТ, что покупка на вашей площадке — это «кража», и к словам Германа Клименко о том, что AliExpress в каком-то смысле душит российский ритейл?

— Мы очень хорошо общаемся и с Федоровым, и с Клименко. Мне кажется, что ряд заявлений делается в неком пылу полемического задора. Сам Федоров, кстати, неоднократно заявлял о том, что AliExpress очень много сделала для развития российского e-commerce, поскольку многие россияне совершили первую покупку в интернете именно на нашей площадке. И мы как раз обучили наших сограждан покупать в интернете.

Я думаю, что мы действительно в каких-то сегментах обостряем конкуренцию за покупателя, но любая конкуренция — это хорошо.

И до сих пор на уровне контролирующих органов нет единого мнения о том, нужно ли и как в принципе регулировать интернет-торговлю. Очень много высказываний на высоком уровне делается в пользу сохранения нынешней ситуации. И Минэкономразвития, и Минпромторг неоднократно говорили о том, что не стоит принимать резких мер в этой области, потому что нужно думать прежде всего о потребителе и взвешивать все за и против.

Поэтому мы сами активно участвуем в этих обсуждениях. Разумеется, я лично не согласен с господином Федоровым и с господином Клименко в этой области, но мы с ними ведем очень конструктивную полемику и обсуждаем сотрудничество в каких-то других вопросах.

Тот же магазин «220 вольт», например, уже представлен на нашей площадке и довольно давно функционирует на AliExpress. Алексей Федоров — один из акционеров этого магазина.

Так что тут нет антагонизма, противостояния. Перед российским e-commerce действительно стоят определенные вызовы, но я не думаю, что на них можно ответить за наш счет и за счет миллионов наших покупателей в регионах. Наше уничтожение не панацея для российского e-commerce.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 апреля 2016 > № 1709578 Марк Завадский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter