Всего новостей: 2493314, выбрано 13 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 апреля 2018 > № 2588813 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам заседания СМИД ШОС, Пекин, 24 апреля 2018 года

Завершилось заседание Совета министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества (СМИД ШОС). Главное внимание было уделено подготовке к саммиту ШОС, который состоится в китайском Циндао 9-10 июня. Это будет первый саммит, в котором ШОС будет действовать уже в составе 8 членов, учитывая, что к нам присоединились Пакистан и Индия. Их приняли в члены ШОС на прошлогоднем саммите в Астане, а в Циндао они впервые будут уже полноправными участниками.

Мы констатировали, что процесс расширения ШОС и вхождения наших индийских и пакистанских коллег в совместную работу идёт успешно. Предстоит ещё немало сделать, но мы понимаем, что наши новые коллеги адаптируются весьма неплохо.

Второй вопрос, который мы обсуждали, это повестка дня саммита в Циндао. Приняты за основу ключевые документы, прежде всего, декларация саммита ШОС, которая будет охватывать все основные направления практического сотрудничества организации и ключевые международные вопросы. Особое внимание в декларации и в сегодняшней дискуссии мы уделили международной деятельности Организации по продвижению принципов уважения суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела других государств, мирного урегулирования кризисов и конфликтов. Эта работа приобретает особое значение перед лицом попыток подорвать процессы формирования полицентричного, демократического миропорядка, которые мы наблюдаем со стороны США и их союзников. Последний пример – это агрессивная акция против Сирийской Арабской Республики. В принятом по итогам сегодняшнего министерского заседания коммюнике этой акции дана принципиальная оценка.

Мы также рассмотрели дальнейшие усилия ШОС по борьбе с новыми вызовами и угрозами. Подготовлена для одобрения лидерами государств в Циндао Программа действий по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2019-2021 гг. На завершающей стадии находится работа по подготовке антинаркотической стратегии ШОС. Сегодня мы высказались в поддержку активизации деятельности региональной антитеррористической структуры ШОС, которая делает весьма полезную работу.

В контексте борьбы с экстремизмом и наркотрафиком особое внимание мы уделили ситуации в Афганистане и вокруг него. Всех тревожит укрепление экстремистов, прежде всего из т.н. «Исламского государства», которые проникают в эту страну из Ирака, Сирии и достаточно прочно пытаются обосноваться особенно в северных районах Афганистана, то есть на границах с нашими союзниками по ОДКБ. Это требует, безусловно, активизации нашей работы по пресечению конфликтных проявлений с территории Афганистана и содействию политическому урегулированию афганского кризиса.

Мы высказались в поддержку итогов Ташкентской конференции по Афганистану, которая состоялась в конце марта в столице Узбекистана, в ходе которой все участники разделили призыв к началу прямых переговоров между афганским правительством и Движением талибов, не допуская при этом попыток игиловцев вовлечь в свои ряды отдельных представителей талибов.

Была подтверждена линия на активное участие в этих усилиях всех соседей Афганистана. Мы продвигали такой подход в рамках встреч в «московском формате». ШОС представляет собой очень удобную естественную площадку для содействия процессам афганского урегулирования, потому что в качестве членов или наблюдателей в неё входят сам Афганистан и все его соседи. В этом контексте участники сегодняшних дискуссий приветствовали возобновление работы Контактной группы ШОС-Афганистан. Её очередная встреча состоялась в Москве осенью прошлого года, а следующая планируется здесь, в Пекине, в середине мая.

Особое внимание на данном этапе мы уделяем процессам экономического взаимодействия. У нас в ближайшее время предстоит подписание соглашения о сотрудничестве между ЕАЭС и его государствами-членами с одной стороны, и Китайской Народной Республикой с другой. Это событие идёт в русле продвижения Концепции сопряжения процессов евразийской экономической интеграции и китайской инициативы «Один пояс, один путь». А в более широком плане речь идёт, конечно же, о формировании проекта «Большой Евразии», Большого евразийского проекта, о котором говорил Президент России В.В.Путин ещё в 2016 г. на саммите Россия-АСЕАН.

Международные связи ШОС развиваются и расширяются. Секретариат ШОС установил рабочие отношения, подписав соответствующие документы, с ООН, АСЕАН, ОДКБ, СНГ. В ближайшее время ожидается подписание меморандума о сотрудничестве с ЮНЕСКО и «дорожной карты» по дальнейшему развитию партнёрства ШОС с АСЕАН.

Основные итоги нашего сегодняшнего заседания отражены в информационном сообщении, которое, по-моему, уже распространяется.

Вопрос: Выполняет ли ШОС роль сдерживающего фактора в отношении Запада экономически и политически? Какова вероятность перехода или расширения сотрудничества стран-участниц на военный уровень?

С.В.Лавров: Мы не занимаемся сдерживанием, а отстаиваем принципы международного права в политической, военно-политической и экономической сферах. Они, как я уже сказал, требуют безусловного уважения суверенитета, территориальной целостности всех государств, требуют отказа от попыток вмешиваться в их внутренние дела с чьей-либо стороны и концентрации исключительно на мирном характере урегулирования любых споров, конфликтов.

ШОС занимается сотрудничеством по военной линии. Как вы знаете, параллельно с заседанием Совета министров иностранных дел, в котором я принимал участие, здесь прошло заседание Совета министров обороны ШОС, в котором участвовал Министр обороны Российской Федерации С.К.Шойгу. Основные усилия наших военных коллег в тесной координации с нами и под руководством глав-государств сосредоточены на повышении готовности ШОС и всех её членов отражать террористические, экстремистские и прочие угрозы территориальной целостности, суверенитетам и законным интересам наших стран. Всё для того, чтобы эта работа была максимально эффективной, делается. Уверен, что дополнительные усилия будут приложены.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос послевоенного восстановления Сирии в плане координации усилий стран ШОС в этом направлении? Есть мысли восстанавливать Сирию, в том числе посредством нового банка развития БРИКС.

С.В.Лавров: Я не слышал о том, чтобы новый банк развития БРИКС принимал к рассмотрению подобного рода проекты. Мы знаем, что совсем недавно в Ялте прошёл международный экономический форум, где участвовала делегация Сирии, которая представила перечень потребностей страны в восстановительных вопросах с точки зрения внешнего содействия, участия в этих процессах. Но, как я понимаю, до практического предметного рассмотрения этих задач пока ещё не созрели условия. Мы должны, конечно же, завершить антитеррористическую работу в поддержку сирийского Правительства на территории Сирии, решать первоочередным образом гуманитарные задачи и задачи восстановления базовой инфраструктуры обеспечения жизнедеятельности.

Что касается экономического восстановления, то это займёт какое-то время. Я убеждён, что здесь нам всем нужно действовать исходя из интересов сирийского народа и при полном уважении суверенитета и территориальной целостности Сирии. Говорю об этом потому, что целый ряд стран откровенно взял курс на развал Сирии. США, я уже об этом не раз говорил, клятвенно нас заверяли, что их единственная цель – изгнать из Сирии террористов, победить т.н. «Исламское государство». Но вопреки своим заявлениям, в том числе Президента Д.Трампа, на практике США активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата и не собираются оттуда уходить, создают там местные органы власти. Их к этому, кстати, активно поощряет Президент Франции, который недавно заявил, что США не должны уходить из Сирии и что американская коалиция должна там оставаться, пока они не создадут в этой стране порядок, который устраивает западные страны. Конечно, это очевидное вмешательство во внутренние дела, нарушение всех мыслимых норм международного права и приличий. Очень надеюсь, что по итогам наших контактов с французскими коллегами мы всё-таки внесём какую-то ясность в то, каким образом мы будем взаимодействовать по сирийскому урегулированию, чтобы соблюдать все правила и нормы международного права и Устава ООН.

Вчера, как вы знаете, между президентами России и Франции состоялся телефонный разговор, в ходе которого Президент России В.В.Путин изложил наши подходы и подтвердил готовность согласовывать позиции с французскими партнёрами. Мы к этому открыты.

Говоря о восстановлении Сирии, конечно, нас очень тревожит громогласно заявленная позиция Запада о том, что они не будут оказывать никакой помощи тем районам, которые находятся под контролем сирийского Правительства. «Лакмусовой бумажкой» станет открывающаяся на этой неделе в Брюсселе конференция по вопросам помощи и содействия Сирии. Посмотрим, как организаторы этой конференции, прежде всего Евросоюз, другие западные страны, участники будут себя позиционировать относительно предстоящих задач по восстановлению сирийской экономики и сирийского хозяйства.

Вопрос: В Торонто прошёл саммит глав МИД «Большой семёрки», на котором опять объявили о возможных санкциях в отношении России и рассказали о том, что создают специальную группу по изучению поведения России. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Видимо, серьёзных проблем, которые они могут решить в своём кругу, у них на повестке дня не осталось. Основные вопросы, которые затрагивают и которые важны для международной экономической жизни, международного сообщества в целом обсуждаются в других форматах. Политические вопросы, военно-политические вопросы обсуждаются в Совете Безопасности и в целом в ООН. Экономические вопросы, конечно, не могут решаться вне рамок «Группы двадцати», где участвуют наряду с «семёркой» все страны БРИКС и многие наши единомышленники.

Что касается итогов встречи министров иностранных дел в Торонто, то, конечно, русофобская подоплёка там очевидна. К сожалению, по этой русофобской, очень скользкой линии пошли и те страны «семёрки», которые заверяют нас в том, что они не разделяют попыток изолировать Россию.

Будем отстаивать свои позиции и терпеливо ждать, пока наши партнёры осознают абсолютную тупиковость и бесперспективность подобных действий.

Россия. Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 апреля 2018 > № 2588813 Сергей Лавров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 апреля 2018 > № 2588812 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с членом Государственного совета, Министром иностранных дел КНР Ван И, Пекин, 23 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные и полезные переговоры, которые стали логическим продолжением нашей недавней встречи в Москве, когда член Государственного совета, Министр иностранных дел КНР Ван И посетил нашу столицу с визитом.

Сегодня в центре внимания у нас была подготовка к визиту Президента России В.В.Путина в Китай, который планируется приурочить к заседанию Совета глав государств-членов ШОС в июне этого года в Циндао.

Мы констатировали беспрецедентно высокий уровень российско-китайских отношений, которые по праву характеризуются как всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие. В деталях обсудили текущее состояние и перспективы продвижения двустороннего взаимодействия, включая целый ряд практических вопросов.

При вас мы подписали очередной ежегодный План консультаций между министерствами иностранных дел, который предусматривает проведение в текущем году многочисленных встреч на уровне заместителей министров и директоров профильных департаментов для обсуждения широкого спектра актуальных тем мировой и региональной повестки дня.

Мы говорили о предстоящем завтра заседании Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС. Большое внимание уделили тематике деятельности Организации в целом. Мы едины в том, что после расширения ШОС за счет принятия в полноправные члены Индии и Пакистана, Организация усилила свою роль в международных делах. Отметили высокий уровень двустороннего взаимодействия России и Китая в рамках ШОС.

Обсудили также вопросы дальнейшего развития таких форматов, как БРИКС и РИК.

Обстоятельно рассмотрели ситуацию вокруг Корейского полуострова, где в последние месяцы наблюдаются позитивные подвижки. Россия и Китай исходят из того, что происходящее во многом отвечает положениям российско-китайской «дорожной карты» корейского урегулирования. Считаем необходимым, чтобы все вовлеченные стороны синхронно делали шаги навстречу друг другу, не предпринимали каких-либо провокационных действий. Договорились всемерно способствовать именно такому развитию событий.

Обменялись мнениями по обстановке в Сирии. С обеих сторон дана крайне негативная оценка ракетной атаке США и их союзников по территории Сирии как грубейшего нарушения международного права. Высказались в пользу проведения тщательного, объективного и без давления извне расследования миссией ОЗХО инцидента с предполагаемым использованием химических веществ в г.Дума. Подчеркнули безальтернативность политико-дипломатического урегулирования сирийского кризиса. Условились наращивать двустороннюю координацию на данном направлении, в том числе в СБ ООН.

Мы «сверили часы» по ситуации вокруг СВПД по иранской ядерной программе. Отметили безусловную важность сохранения договоренностей, которые были зафиксированы в резолюции 2231 СБ ООН. Мы против их пересмотра. Считаем очень контрпродуктивным пытаться свести на нет многолетние международные усилия, которые предпринимались в рамках «шестерки» плюс Иран. Будем препятствовать тому, чтобы эти договоренности были подорваны.

В целом итоги переговоров подтвердили наш обоюдный настрой на укрепление российско-китайского внешнеполитического взаимодействия. Я хотел бы выразить признательность члену Государственного совета, Министру иностранных дел КНР Ван И и всем нашим китайским друзьям за гостеприимство.

Вопрос: Каковы отголоски происходящего в мире для собравшихся в Пекине в этом году? Накаляется обстановка в Сирии, США, возможно, в одностороннем порядке выйдут из ядерного соглашения по Ирану. Как это отражается на ШОС, ее отдельных членах?

С.В.Лавров: Вы широко сформулировали свой вопрос. В мире в целом ситуация нас не очень радует. Как сказал мой коллега и как мы неоднократно говорили, наблюдаются попытки подорвать устойчивость международного порядка, который опирается на Устав ООН, принимаются попытки вершить суд, следствие, выносить приговоры за пределами Устава ООН. Это неприемлемо. Мы об этом четко сказали вместе с КНР в Совете Безопасности, когда голосовали по соответствующим проектам резолюции. В национальном качестве наши представители также такие заявления сделали.

Мы наблюдаем за происходящим в Сирии с большой тревогой. Ровно в тот момент, когда обозначился коренной перелом уже не просто с ИГИЛ, а с остатками террористов, когда был освобожден от экстремистов очень крупный пригород Дамаска Восточная Гута, и что немаловажно, когда наметились реальные возможности в самое ближайшее время начать работу конституционной комиссии в соответствии с решениями Конгресса сирийского национального диалога в Сочи (КСНД), была осуществлена провокация под предлогом использования химического оружия. Не дожидаясь, когда инспекторы ОЗХО прибудут на место, на фоне многочисленных свидетельств того, что все это было постановочным спектаклем, были нанесены удары. Для всех беспристрастных наблюдателей должно быть очевидным, что тем самым пытались сорвать расследование по линии инспекторов ОЗХО и подорвать позитивные тенденции, которые во многом по инициативе стран-гарантов астанинского процесса (России, Ирана и Турции) стали укрепляться на треке сирийского урегулирования. Я уверен, что правда пробьет себе дорогу. Даже те страны, которые произнесли слова поддержки и понимания той абсолютно неправомерной акции, которую предприняли США, Великобритания и Франция, сделали это вынужденно. Большинство из них прекрасно понимает, что это неприемлемый способ решать серьезнейшие международные кризисы. Ближайшая задача – обеспечить, чтобы инспекторы ОЗХО завершили свою работу и сделали это без давления извне, а точнее, не поддаваясь этому давлению, потому что давление на них оказывать пытаются. Мы будем настаивать, чтобы инспекторы посетили все места, которые связаны с т.н. «новостями» о предполагаемой химической атаке, включая то место, где было снято знаменитое видео, когда мальчиков обливали водой, а потом эти мальчики, вполне здоровые, в хорошем настроении, уже были в мирной жизни продемонстрированы мировой общественности. Пока инспекторы ОЗХО это место не посетили, равно как госпиталь и освобожденные сирийскими войсками при нашей поддержке лаборатории, в которых боевики до самого ухода из Восточной Гуты занимались подготовкой к осуществлению химических атак. Все это не должно остаться вне поля зрения инспекторов ОЗХО. Мы будем этого добиваться.

Что касается СВПД по иранской ядерной программе, то, как я уже сказал, у нас с КНР единая позиция. Этот документ был одобрен высшим органом, отвечающим за поддержание мира и безопасности – Советом Безопасности ООН. Пересматривать такие договоренности недопустимо, иначе это будет попытка ревизовать одно из самых больших достижений международной дипломатии последнего времени. Мы с КНР будем всячески противодействовать этому, чтобы не допустить подобного крайне опасного развития событий.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 апреля 2018 > № 2588812 Сергей Лавров


Россия. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 декабря 2017 > № 2425949 Сергей Лавров

Заявление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам встречи министров иностранных дел России, Индии и Китая (РИК), Нью-Дели, 11 декабря 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Присоединяюсь к благодарности в адрес Министра иностранных дел Индии С.Сварадж и Правительства Индии за организацию этой уже 15-й встречи министров иностранных дел РИК.

Встреча подтвердила, что этот формат является полезным, позволяющим лучше видеть шаги, по которым можно судить о том, каким формируется современный мир. У России, Индии и Китая это видение общее. Мы хотим видеть мир полицентричным (это объективная тенденция), основанным на международном праве, уважении всех принципов Устава ООН.

Мы провели товарищеский, откровенный и доверительный обмен мнениями. По большинству вопросов, которые мы обсуждали, у нас совпадение позиций. Общность наших подходов и интересов отражена в развернутом и очень конкретном совместном Заявлении, которое распространяется по итогам нашей сегодняшней встречи.

Мы озабочены такими явлениями, которые мы сегодня наблюдаем, как эрозия международного права, рост фактора силы в международных делах. В этих условиях наша совместная работа приобретает особое значение. Мы договорились продолжать и улучшать координацию наших шагов в рамках ООН, «Группы двадцати», ШОС, БРИКС, а также на различных площадках в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), прежде всего в рамках Восточноазиатских саммитов.

У нас единая позиция о необходимости наращивания усилий по формированию в АТР многосторонней, открытой и инклюзивной архитектуры безопасности и сотрудничества.

Мы, кстати, договорились, о чем уже сказали мои коллеги, проводить на регулярной основе трехсторонние консультации по проблемам АТР. Первый раунд консультаций состоялся в Китае, а на второй раунд наши индийские друзья пригласили к себе. Мы с удовольствием приняли это приглашение.

Мы сделали особый акцент на необходимости укрепления многосторонности в мировых делах и поиска коллективных решений. В принятом Заявлении выражается категорическое неприятие односторонних мер экономического давления санкций, которые, как мы подчеркнули, противоречат нормам и принципам международного права, подрывают авторитет СБ ООН.

Выступили за продолжение реформы международной валютно- финансовой системы. Это тема также активно продвигается как в формате РИК, так и в формате БРИКС, вместе с единомышленниками в «Группе двадцати». Выступаем за обеспечение открытого недискриминационного характера международной торговой системы. В этом контексте мы подробно обсудили перспективы сопряжения различных интеграционных процессов в Евразии. В этой связи отмечу, что Индия и Китай вступили в переговоры с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) по вопросам развития сотрудничества, либерализации торговли. Я уверен, что эти переговоры принесут позитивный для всех результат.

Отметили важность развития кооперации с опорой на наши проекты по реализации транспортного и транзитного потенциала трех стран. Видим в этом еще один вклад в формирование Большого Евразийского партнёрства, как об этом шла речь на саммитах с участием наших лидеров.

Особое внимание уделили борьбе с терроризмом. Подчеркнули бескомпромиссность борьбы с терроризмом во всех его формах и проявлениях, включая распространение террористической и экстремистской идеологий. Мы подчеркнули востребованность уникального опыта антитеррористического взаимодействия, который накоплен, в частности, в ШОС, в рамках которой в этом году была принята уникальная Конвенция по противодействию экстремизму. Россия, Индия и Китай также готовы делиться с другими партнерами своим опытом в деле противодействия финансированию терроризма, борьбы с иностранными террористами и боевиками. База данных по иностранным террористам и боевикам, которая создана в Российской Федерации, является удобной формой сотрудничества, в которой уже участвуют наши китайские и индийские партнеры.

Мы также подчеркнули необходимость активизации усилий по пресечению распространения ОМУ. Наши партнеры поддержали тезис о важности скорейшего начала работы над Конвенцией о борьбе с химическим и биологическим терроризмом.

С близких и совпадающих позиций мы подходим к обеспечению безопасности при использовании информационно-коммуникационных технологий, включая принятие под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Это тоже инициатива членов ШОС.

Мы также дружно выступаем против размещения оружия в космическом пространстве и будем координировать свои действия в этой сфере международного сотрудничества.

Из региональных сюжетов мы обменялись оценками положения дел на Корейском полуострове. Оно чрезвычайно напряженное. Мы считаем недопустимым нагнетать военную напряженность и военную конфронтацию, которая может из-за пропагандистского состояния перейти в горячее. Подчеркнули отсутствие альтернативы решению данной проблемы исключительно политико-дипломатическими средствами. Как Вы знаете, на этот счет есть российско-китайская дорожная карта.

Мы сверили позиции в отношении ситуации в Афганистане, Ираке, Йемене и Ливии.

По сирийскому урегулированию высказались за скорейшее начало процесса национального урегулирования в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН. В этом смысле было подчеркнуто, что достижению этой цели способствует успешное продвижение астанинского процесса и инициатива созыва Конгресса сирийского национального диалога.

Подчеркнута и необходимость строгого и полного выполнения резолюции 2202 СБ ООН, которая единогласно одобрила Минские договоренности по урегулированию внутриукраинского кризиса.

Мы просмотрели ход реализации идей, которые обсуждались во время нашей прошлой встречи в апреле 2016 г. в Москве, и отметили, что с тех пор достигнуты конкретные успехи в создании новых форматов нашего взаимодействия, в частности, отмечали успешное проведение первой встречи молодых дипломатов России, Индии и Китая, прошедшей в КНР в этом году. В следующем году она пройдет в Индии, а в 2019 г. молодых дипломатов к себе пригласит Россия.

В заключение мы подчеркнули важное значение работы политологических центров над проблематикой, которая обсуждается на межгосударственном и межправительственном уровнях в формате РИК. В этой связи хочу отметить, что уже пятнадцатая по счету трехсторонняя академическая конференция состоялась в этом году в Индии, а шестнадцатая пройдет в России в 2018 г. Это очень важный интеллектуальный потенциал, который будет помогать углублять наше стратегическое партнерство.

У нас состоялись двусторонние встречи с министрами иностранных дел Индии С.Сварадж и КНР Ван И, в ходе которых мы рассмотрели ход выполнения договоренностей, достигнутых на состоявшихся в этом году российско-индийских и российско-китайских саммитах, наметили шаги по подготовке новых контактов наших лидеров и контактов на других уровнях.

Еще раз выражаю признательность г-же С.Сварадж и всем нашим индийским друзьям.

Россия. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 декабря 2017 > № 2425949 Сергей Лавров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 мая 2017 > № 2187805 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел КНР Ван И

Уважаемые дамы и господа,

Наши переговоры прошли в атмосфере откровенности, доверительности и взаимного уважения – в традиционной атмосфере двустороннего диалога с нашими китайскими друзьями.

Пользуясь случаем, мы еще раз поздравили Министра иностранных дел Китая Ван И и руководство этой страны с весьма успешным проведением в мае этого года международного форума «Один пояс – один путь», который состоялся в Пекине. У нас нет сомнений, что совместная работа в этом формате будет способствовать поступательному развитию и сопряжению интеграционных процессов на обширном пространстве Евразии, в том числе в русле договоренностей лидеров России и Китая о совместной проработке большого евразийского партнерства и проекта «Один пояс – один путь».

Сегодня мы с обеих сторон подтвердили высокую оценку достигнутого уровня российско-китайского сотрудничества, которое вышло на беспрецедентный за всю историю двусторонних отношений уровень. Обсудили график политических контактов, который, как всегда, очень интенсивен. Главное внимание уделили подготовке предстоящего визита в Россию Председателя КНР Си Цзиньпина.

Актуальные вопросы двусторонней и международной повестки дня наши лидеры также смогут обсудить на «полях» различных многосторонних форумов, которых до конца года пройдет немало. На конец года намечен официальный визит в Китай Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведева для участия в 22-ой регулярной встрече глав правительств.

Мы были едины в том, что российско-китайское взаимодействие является важным стабилизирующим фактором в международных делах. Условились продолжать наращивать сотрудничество и координацию в рамках нашего участия в ООН, БРИКС, в том числе в контексте подготовки к саммиту этой Организации, который пройдет в сентябре этого года в китайском Сямэне, в ШОС (саммит Организации состоится через пару недель в Астане), в рамках РИК, в других многосторонних форматах.

Обменялись мнениями по широкому спектру ключевых региональных и глобальных проблем. У нас совпадающие подходы к ситуации в Сирии, в том числе в контексте поддержки площадки Астаны, в рамках которой достигнута договорённость о создании в САР зон деэскалации. Реализация этой концепции, конечно, станет важным инструментом поддержания режима прекращения боевых действия, облегчения гуманитарного доступа и создания более благоприятных условий для начала инклюзивного межсирийского диалога в Женеве, как это предусмотрено международными документами, принятыми СБ ООН.

Большое внимание уделили ситуации на Корейском полуострове. Подтвердили последовательную линию наших стран на неукоснительное соблюдение всеми вовлеченными сторонами соответствующих резолюций СБ ООН. Мы выступаем за принятие таких мер, которые с одной стороны препятствовали бы дальнейшему развитию северокорейских ракетно-ядерных программ, но в то же время не вели бы к нарастанию напряженности в регионе и не перекрывали бы возможность политико-дипломатического урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. Россия и Китай твердо выступают за полную денуклеаризацию полуострова. Одновременно подчеркнули контрпродуктивность попыток использовать действия Пхеньяна как повод для наращивания избыточного военного потенциала в регионе, включая развертывание там нового позиционного района глобальной ПРО США.

Мы удовлетворены итогами переговоров, которые в очередной раз подтвердили обоюдный настрой на дальнейшее расширение и углубление многопланового российско-китайского стратегического сотрудничества и всеобъемлющего взаимодействия.

Вопрос (адресован Ван И): Вы напомнили, что в Пекине в середине мая прошел форум «Один пояс – один путь». Каким Вы видите участие России в инициативе нового пояса Шелкового пути?

С.В.Лавров (отвечает после Ван И): Как Вы знаете, Россия вместе со своими партнерами по ЕАЭС продвигает открытые и ориентированные в будущее подходы к евразийской экономической интеграции. Параллельно развивался проект «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП), который продвигала КНР. Поскольку оба подхода не предполагают формирования каких бы то ни было закрытых или изолированных механизмов, а, наоборот, нацелены на открытость, то возникла естественная возможность и стремление гармонизировать эти процессы с обеих сторон. Так возникла договоренность о согласовании документа о сотрудничестве между КНР и ЕАЭС. Так же в этом контексте возникла договоренность продвигать конкретные подходы к сопряжению интеграции в рамках ЕАЭС и инициатив, составляющих содержание ЭПШП. Параллельно Президент России В.В.Путин сформулировал предложение о том, чтобы подумать над формированием Большого евразийского партнерства (БЕАП) в контексте расширения внешних связей ЕАЭС с учетом интереса, которые проявили к установлению отношений с ЕАЭС несколько десятков государств. В рамках такого партнерства могли бы сотрудничать члены ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Эта инициатива упоминалась во время состоявшегося год назад в Сочи саммита «Россия-АСЕАН». Параллельно китайская концепция ЭПШП эволюционировала в более всеохватывающий проект «Один пояс — один путь». На последней встрече в Пекине Президент России В.В.Путин и Председатель КНР Си Цзиньпинь договорились подумать о том, как совместно работать над проектами Большого евразийского партнерства и «Один пояс – один путь». Этот процесс многогранен, он находится в состоянии развития. То, что эти подходы к интеграции на евразийском континенте являются открытыми и нацелены на поиск конструктивных и взаимовыгодных для всех решений, является гарантией того, что мы на этом пути преуспеем.

Вопрос: Как Вы оцениваете нынешнее состояние отношений между Россией и КНР в сфере развития делового сотрудничества? Каковы Ваши ожидания от предстоящего визита Председателя КНР Си Цзиньпиня?

С.В.Лавров: Выступая на открытии этой пресс-конференции с моим китайским коллегой, мы уже говорили о том, что российско-китайские отношения переживают расцвет. Они достигли беспрецедентного уровня за всю историю наших связей и охватывают все мыслимые сферы взаимодействия между государствами и, возможно, межчеловеческого общения.

На официальном уровне у нас есть уникальный разветвленный механизм организации партнерства в практическом плане. Наряду с ежегодными саммитами и встречами в верхах «на полях» международных мероприятий (таких бывает 5-7 за год), действует механизм ежегодных встреч глав правительств и механизмы, которые готовят документы к этим мероприятиям. Кроме того, функционируют механизмы, которые возглавляются четырьмя заместителями премьер-министров с обеих сторон. Это сотрудничество охватывает такие сферы как инвестиции, энергетика во всех ее проявлениях (вопросы электроэнергии, углеводородная и атомная энергетика), космос, другие высокотехнологические сферы нашего взаимодействия, ВТС.

Наращивается и структурируется сотрудничество между регионами России и Китая, включая такие знаковые проекты, как формат «Волга-Янцзы» и взаимодействие Восточной Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации с северо-восточными регионами Китая.

У нас также есть структуры для продвижения повседневных контактов деловых кругов. Существует форум, в рамках которого общественность двух стран регулярно проводит встречи и изыскивает все новые взаимоинтересные формы организации контактов между людьми. Есть еще многое другое.

Что касается нашего внешнеполитического взаимодействия, то на высшем и высоком уровнях мы не раз давали оценку этим отношениям как играющим важнейшую, стабилизирующую и уравновешивающую роль на нынешнем очень непростом этапе мирового развития.

Я убежден, что по всем этим направлениям сотрудничества в рамках предстоящего визита Председателя КНР Си Цзиньпиня в Россию будут приняты весомые решения, которые позволят сделать дополнительные шаги. Думаю, что особое внимание будет уделено тому, как на новом этапе реализовывать большой договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Лидеры России и Китая регулярно одобряют соответствующие планы действий. Думаю, что внимание будет уделено и оценке ситуации в мире. В этом контексте главы наших государств сформулируют свое видение путей преодоления трудностей, которые продолжают накапливаться в международных отношениях.

Вопрос: Вы говорили, что обсуждали с Министром иностранных дел КНР Ван И вопрос охраны зон деэскалации в Сирии. Вчера Иран выступил против участия США в этом процессе. Как к этому относится Россия?

С.В.Лавров: Инициатива о создании зон деэскалации в САР с согласия Правительства Сирии и при поддержке вооруженной оппозиции, участвующей в астанинском процессе, была сформулирована «тройкой» гарантов – Россией, Турцией и Ираном. В эти дни продолжаются экспертные консультации со всеми заинтересованными сторонами о том, как конкретно реализовать эту инициативу, включая организацию мониторинга за соблюдением обязательств по прекращению огня и пропускных пунктов для гражданских лиц, доставки гуманитарной помощи и т.д. Какие конкретно страны будут приглашены направить своих военнослужащих, полицейских для обеспечения функций наблюдения и пропуска, будет решаться на консультациях, прежде всего, проводиться с Правительством САР. По-иному не бывает. В ходе любых миротворческих действий главным является согласие принимающей стороны.

Конечно, в этом контексте мы будем активно содействовать тому, чтобы такие группы военных наблюдателей и полицейских были сформированы как можно скорее и в таком национальном составе, который, с одной стороны, поддерживается и согласовывается с САР, а с другой – обеспечивает эффективное и сбалансированное функционирование этих зон деэскалации.

Вопрос (адресован обоим министрам): Каким Россия и Китай видят выход из сложившейся кризисной ситуации на Корейском полуострове? Какие конкретные шаги для этого необходимы? Как обе страны оценивают позиции и действия США, а также стран-соседей КНДР – Южной Кореи и Японии по урегулированию корейского кризиса?

С.В.Лавров (отвечает после Ван И): Могу поддержать все, что было сейчас сказано. Мы придаем очень большое значение принятию срочных шагов по недопущению дальнейшего усугубления конфронтации вокруг Корейского полуострова. Все резолюции СБ ООН должны выполняться. Напомню, что они предполагают прекращение Пхеньяном ракетных ядерных испытаний и определенные меры воздействия на него, чтобы побудить выполнить это требование. Они же предполагают и продолжение переговоров, чтобы найти исключительно политическое решение этой проблеме.

Губительность попыток силовых сценариев признается всеми. В этой связи отмечу недавние высказывания Министра обороны США Дж.Мэттиса, который прямо сказал, что применение силы для урегулирования проблем Корейского полуострова будет губительным и катастрофичным. Надо искать политическое решение. Вроде, сейчас стали звучать голоса в пользу того, чтобы возобновить контакты, но при определенных условиях. Об этом говорят в Вашингтоне, Сеуле, теперь даже в Пхеньяне. Повторю, каждый выдвигает условия, которые предполагают, что кто-то другой должен сделать первый шаг. Пхеньян настаивает на том, чтобы уже сейчас, без решения ядерной проблемы получить полные гарантии безопасности, а США – что прежде всего КНДР должна демонтировать свою ядерно-ракетную программу. Если разговаривать ультиматумами, едва ли мы сдвинемся далеко и скоро.

Мы поддерживаем то, что предложила КНР на основе анализа этой ситуации, а именно параллельное продвижение, чтобы никто не ощущал себя под гнетом ультиматумов и односторонних условий, стороной, которая вынуждена делать односторонние уступки. Эти параллельные движения - та концепция, вокруг которой и на основе которой нужно искать практические шаги по выходу из нынешнего тупика. Конечным итогом этого движения, которое, как я очень надеюсь, мы сможем начать, должна стать полная денуклеаризация Корейского полуострова и одновременно структура, система, которая позволит обеспечить безопасность, мир, взаимовыгодное сотрудничество на Корейском полуострове и в более широком плане – в Северо-Восточной Азии. Надеюсь что все участники процесса, включая Японию, которую Вы упомянули, осознают безальтернативность такого подхода.

?

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 мая 2017 > № 2187805 Сергей Лавров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 июля 2016 > № 1835036 Сергей Лавров

Статья Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «С оптимизмом смотрим в будущее: к 15-летию подписания российско-китайского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве», опубликованная в газете «Жэньминь Жибао» 18 июля 2016 года

16 июля отмечается юбилей события, значение которого трудно переоценить. Пятнадцать лет назад Российская Федерация и Китайская Народная Республика заключили Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который открыл новый этап в отношениях между нашими странами.

Договор − результат динамичного развития двусторонних связей в 1990-е годы, вышедших тогда на уровень стратегического партнерства, устремленного в XXI век. В нем отражено принципиально новое качество отношений, заданы четкие долгосрочные ориентиры их укрепления. Важно, что документ способствовал окончательному урегулированию крайне чувствительной пограничной проблемы, зафиксировал отсутствие взаимных территориальных претензий, послужил политической и юридической основой для успешного оформления российско-китайской границы на всем ее протяжении. Сотни двусторонних документов, подготовленных впоследствии с использованием содержащихся в Договоре формулировок, обеспечивают надежное и эффективное регулирование отношений во всех областях.

Установившийся высокий уровень взаимного доверия и понимания между нашими странами дает возможность продвигать взаимодействие по широкому кругу вопросов, решать самые сложные задачи. Интенсивный политический диалог и регулярные контакты на всех направлениях придают устойчивость сложившейся архитектуре российско-китайских связей.

Сформирован не имеющий аналогов механизм сотрудничества всех ветвей власти, партий и общественных организаций, деловых кругов, учреждений науки, культуры, образования. На системной основе осуществляются межпарламентские обмены. Проводятся консультации по стратегической безопасности, по сотрудничеству в сфере правопорядка, безопасности и юстиции. Регулярно проходят совместные военные и военно-морские учения.

Очередным свидетельством эффективности сотрудничества на основе закрепленных в Договоре принципов стали итоги официального визита в Китай Президента В.В.Путина 25 июня с.г. Главы государств провели углубленный обмен мнениями по всему спектру ключевых вопросов двусторонней и международной повестки дня, придали новый импульс развитию российско-китайского всеобъемлющего доверительного партнерства и стратегического взаимодействия.

По итогам саммита подписано три совместных заявления. Одно из них посвящено общим подходам двух стран к актуальным международным и региональным проблемам. Два других – вопросам укрепления глобальной стратегической стабильности и двустороннего взаимодействия в области развития информационного пространства.

Естественно, особое внимание было уделено 15-летию Договора и его роли в развитии двусторонних отношений. Отмечено, что в результате заключения документа между нашими государствами не осталось нерешенных политических проблем, способных омрачить атмосферу партнерства.

Принципиально важно, что Договор остается руководством к действию в нашей повседневной работе. Каждые четыре года принимаются совместные планы по реализации положений этого документа. Такой подход позволяет выстраивать многопрофильное торгово-экономическое сотрудничество, успешно преодолевать трудности, связанные с нестабильностью на мировых рынках. Россия и Китай формируют стратегический энергоальянс, содействующий укреплению международной энергетической безопасности. Мы расширяем финансовое, инновационное и инвестиционное взаимодействие, кооперацию в сфере высоких технологий. Целенаправленно работаем над активизацией межрегиональных связей.

Впечатляющий прогресс достигнут в сотрудничестве в гуманитарной области. Многократно возросла интенсивность культурных и образовательных контактов. В 2016-2017 гг. проводятся Годы СМИ двух стран: главная задача этой инициативы − упрочение партнерства между журналистскими сообществами. В результате укрепляются взаимопонимание и дружба между нашими народами, социальная основа двусторонних связей. Особенно отрадно, что их «передовым отрядом» становится молодежь, за которой – будущее взаимоотношений наших государств.

На основе Договора наши страны тесно взаимодействуют во внешнеполитической сфере. Как зафиксировано в документе, Россия и Китай последовательно выступают за строгое соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права, против любых действий, направленных на оказание силового давления или вмешательство под каким-либо предлогом во внутренние дела суверенных государств. Мы предпринимаем энергичные совместные усилия для поддержания мира и стабильности, развития сотрудничества в интересах формирования более справедливого миропорядка, где не будет места диктату и гегемонизму.

В соответствии с Договором обе страны исходят из того, что право должно служить краеугольным камнем международных отношений, общего пространства равной и неделимой безопасности и экономического взаимодействия. Эта единая позиция нашла отражение в Декларации о повышении роли международного права, подписанной на саммите в Пекине министрами иностранных дел России и Китая.

Активные совместные усилия наши страны предпринимают в интересах развития интеграционных процессов на евразийском пространстве. Значительная работа проделана с целью реализации принятого на российско-китайском саммите в мае прошлого года в Москве Совместного заявления о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. В ходе пребывания Президента В.В.Путина в Пекине объявлено об официальном запуске переговоров по соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и Китаем. Тем самым сделан крупный шаг на пути формирования открытого и транспарентного всеобъемлющего евразийского партнерства.

В 2001 году на церемонии подписания Договора Президент В.В.Путин процитировал древнее китайское изречение – «дорога сама не прокладывается, дело само не делается». Сегодня – спустя 15 лет – есть все основания гордиться тем, что удалось достичь. Договор полностью отвечает коренным интересам двух стран, играет роль эффективного инструмента их продвижения, демонстрирует пример успешного выстраивания в XXI веке межгосударственных отношений нового типа.

В России неизменно настроены на дальнейшую реализацию потенциала Договора, на углубление связей с Китаем по самому широкому спектру направлений. Для этого есть все необходимые предпосылки – политическая воля, экономическая целесообразность, совпадающие внешнеполитические приоритеты. Уверен, что на основе Договора народы наших стран будут и далее в мире и согласии укреплять российско-китайскую дружбу, добрососедство и сотрудничество во имя общего процветания.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 июля 2016 > № 1835036 Сергей Лавров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 мая 2016 > № 1776263 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на второй Международной конференции «Россия и Китай: к новому качеству двусторонних отношений»

Уважаемый Игорь Сергеевич,

Уважаемые дамы и господа,

Друзья,

Всестороннее продвижение отношений с Китайской Народной Республикой – безусловный внешнеполитический приоритет России. Мы рассматриваем организованную Российским советом по международным делам (РСМД) совместно с Российско-китайским комитетом дружбы, мира и развития вторую конференцию «Россия и Китай: к новому качеству двусторонних отношений» как очень хорошую возможность для анализа нынешнего состояния и перспектив наращивания двустороннего сотрудничества, его влияния на мировую политику и экономику.

Сегодня международные отношения находятся на принципиально новом историческом этапе, связанным с формированием полицентричной системы мироустройства, отражающей укрепление новых центров экономического развития и влияния, культурно-цивилизационное разнообразие современного мира и естественное стремление народов самим определять свою судьбу. Эти процессы развиваются нелинейно, сталкиваются с многочисленными препятствиями, главное из которых – неспособность некоторых государств продвигать несостоятельность концепции однополярности, их попытки любой ценой сохранить доминирование в мировых делах, навязывать, в том числе силовым путем, свою волю, ценности, модели развития.

В таких условиях трудно переоценить важную роль российско-китайского партнерства, приобретшего подлинно стратегический характер, в деле поддержания глобальной и региональной безопасности и стабильности, создания отвечающей велениям времени архитектуры глобального управления. Отношения между нашими государствами, являющиеся наилучшими за всю их историю, по сути, представляют образец межгосударственного сотрудничества в XXI веке. Эти отношения предполагают не замалчивание различных вопросов, которые пока еще не являются предметом консенсуса, а честное, товарищеское, откровенное их обсуждение с целью выхода на взаимоприемлемые и взаимовыгодные договоренности. По всем вопросам, которые возникают в этом разрезе, такие договоренности достигаются. Считаю, что это закономерно, потому что в основе нашей работы – равноправие, уважение, доверие, учет ключевых интересов друг друга. Все это опирается на взаимные симпатии народов России и Китая.

Думаю, что нам есть чем гордиться. Сформирована прочная договорно-правовая база, охватывающая практически все области двустороннего взаимодействия. Его основные принципы и направления зафиксированы в Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем от 16 июля 2001 г., которому в текущем году исполняется 15 лет. Полностью урегулированы вопросы российско-китайской границы.

Эффективно функционирует многоуровневый механизм доверительного политического диалога, включающий ежегодные обмены визитами глав государств, регулярные встречи глав правительств, которым предшествуют заседания четырех межправительственных комиссий на уровне вице-премьеров. В структуру комиссий, которые обеспечивают работу ежегодных заседаний премьеров, входит 19 отраслевых подкомиссий. Налажено взаимодействие по линии Администрации Президента России и Аппарата ЦК КПК, на системной основе осуществляются межпарламентские обмены, проводятся консультации по стратегической безопасности, сотрудничеству в сфере правопорядка, безопасности и юстиции. Все более интенсивными становятся межрегиональные связи, контакты политических партий и гражданского общества. Регулярно проходят совместные военные и военно-морские учения.

Китай – ключевой торгово-экономический партнер России. На повестке дня реализация поставленной лидерами двух государств задачи доведения двустороннего оборота к 2020 г. до 200 млрд. долл.США. Эта цель понятна. В нынешних условиях она может показаться некоторым слишком завышенной, но я убежден, что, несмотря на все конъюнктурные и субъективные проблемы, которые возникают в сфере экономики, эта цель остается на повестке дня и она вполне достижима.

Важнейшая предпосылка успеха – переход на новую модель экономического сотрудничества, которая опиралась бы на более тесные производственные цепочки и инвестиционные связи. Мы рассчитываем на углубление взаимодействия как между банковскими учреждениями России и Китая, так и в рамках таких недавно созданных многосторонних финансовых институтов, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый Банк Развития БРИКС и Евразийский Банк Развития.

Цементирующую роль в российско-китайском партнерстве играет сотрудничество в энергетике во всех ее измерениях, включая атомную. Мы последовательно движемся в сторону формирования стратегического энергоальянса, призванного содействовать укреплению мировой энергетической безопасности в целом.

Большое значение придаем расширению гуманитарных связей. Сейчас проводятся Годы СМИ двух стран, в которых мы видим возможности дальнейшего укрепления взаимопонимания и партнерства между журналистскими сообществами и в целом между представителями гражданского общества России и Китая.

Наши государства были союзниками в годы Второй мировой войны, приняли на себя основной удар агрессоров, понесли самые тяжелые потери. Дальнейшему упрочению российско-китайских отношений способствует единый настрой решительно отстаивать правду о событиях тех лет, бороться с попытками фальсификации истории, реабилитации нацизма и милитаризма. Яркий пример нашего сотрудничества и солидарности – участие Председателя КНР Си Цзиньпин в торжествах в мае 2015 г. в Москве по случаю 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне и участие Президента Российской Федерации В.В.Путина в юбилейных мероприятиях, посвященных 70-летию Победы китайского народа в войне сопротивления Японии.

Важной составной частью российско-китайского стратегического партнерства является тесная координация во внешнеполитической сфере, причем эта координация не направлена против каких-либо третьих стран. Мы с удовлетворением констатируем, что наши подходы к актуальным глобальным и региональным проблемам в большинстве случаев совпадают, а в некоторых случаях очень близки.

Россия и Китай – твердые сторонники упрочения коллективных начал в мировых делах при опоре на международное право, прежде всего Устав ООН. Мы – последовательные противники диктата и шантажа, одностороннего санкционного давления, применения практики «двойных стандартов», попыток вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Эффективно сотрудничаем в ООН и на других многосторонних площадках, в том числе в рамках «Группы двадцати», саммит которой состоится в сентябре в г.Ханчжоу, в ШОС, в рамках БРИКС и «тройки» Россия-Индия-Китай.

Наши страны выступают за укрепление стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), за создание там надежных механизмов обеспечения равной и неделимой безопасности, механизмы которой были бы основаны на внеблоковых подходах. На решение этой задачи нацелена выдвинутая в сентябре 2010 г. российско-китайская инициатива по безопасности и сотрудничеству в АТР. С учетом заложенных в ней принципов Россия и Китай вместе с Брунеем выступили с предложением о начале работы по выстраиванию отвечающей современным реалиям региональной архитектуры. Это предложение получило поддержку на 8-м Восточноазиатском саммите в октябре 2013 года. В рамках механизма ВАС состоялось четыре раунда консультаций по этому предложению, очередной пятый раунд запланирован в Пекине, где продолжится обсуждение инициатив, нацеленных на формирование новой архитектуры безопасности и сотрудничества в АТР.

Между нами достигнута принципиальная договоренность о поиске путей сопряжения евразийской интеграции в формате ЕАЭС и китайского проекта «Экономического пояса Шелкового пути». В Совместном заявлении России и Китая, принятом на высшем уровне 8 мая 2015 г. в Москве, закреплено единое видение модальностей такой работы на двустороннем и многостороннем уровнях в интересах обеспечения поступательного и устойчивого развития в регионе, о котором идет речь. В качестве ключевого ориентира определен выход на создание общего экономического пространства. Одновременно на площадке Евразийской экономической комиссии развернута подготовка соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем, а также «дорожной карты» приоритетных интеграционных проектов в данном формате.

Мы рассматриваем эту работу и в контексте продвижения инициативы Президента Российской Федерации В.В.Путина о начале консультаций стран--участниц ЕАЭС, Шанхайской организации сотрудничества и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии по формированию широкого экономического партнерства на принципах равноправия и взаимного учета интересов. Прошедший на днях в Сочи юбилейный саммит Россия-АСЕАН показал, что страны Ассоциации с большим интересом восприняли эту идею, которая выдвигается и обсуждается на фоне тех процессов, о которых сейчас сказал Игорь Сергеевич – я имею в виду американскую инициативу о создании Транстихоокеанского партнёрства наряду с Трансатлантическим торговым и инвестиционным партнерством. Эти инициированные США партнерства были задуманы как узкий круг стран-учредительниц, в котором и определяются все «правила игры», а остальные должны присоединяться, если захотят, уже на основе правил, сформированных без их участия. Мы подходим к продвижению инициативы широкого экономического партнерства с участием стран ЕАЭС, ШОС и АСЕАН с более демократичных позиций: никакие ограничения на подключение к этому процессу сейчас не выдвигаются. Мы рассчитываем, что открытый характер нашей инициативы позволит обеспечить ее эффективность и, самое главное, нацеленность на удовлетворение интересов всех участвующих в ней стран.

Продолжим совместно с китайскими друзьями предпринимать необходимые шаги, чтобы обеспечить вывод нашего сотрудничества на новые рубежи на благо народов двух стран, в интересах утверждения на международной арене принципов справедливости и равноправия. Убеждены, что предстоящий в июне с.г. визит Президента России В.В.Путина в Китай придаст мощный импульс российско-китайскому многогранному стратегическому партнерству, будет способствовать дальнейшей реализации его поистине неисчерпаемого потенциала.

В завершение хотел бы выразить признательность Российскому совету по международным делам и его президенту И.С.Иванову за организацию нынешнего форума и в целом за очень большую и полезную работу, которую члены Совета проводят по продвижению российско-китайского стратегического партнерства.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 мая 2016 > № 1776263 Сергей Лавров


Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2016 > № 1776146 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на встрече министров иностранных дел стран-участниц Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, Пекин

Благодарю Вас, господин председатель,

Прежде всего хотел бы поблагодарить китайское руководство и Вас лично за гостеприимство и прекрасную организацию сегодняшней встречи.

Обстановка в мире становится все более сложной, вызовы безопасности и стабильности – все более драматичными и многомерными. В межгосударственных отношениях накопилось множество противоречий. Эпоха однополярности, как и мечты о ней, неотвратимо уходят в прошлое. Выстраивание нового баланса сил происходит в условиях усиления конкуренции, к сожалению, зачастую недобросовестной и агрессивной, в условиях соперничества ценностных ориентиров, возникновения новых очагов противостояния, углубления разделительных линий. Все это ведет к неустойчивости глобальных процессов на всех уровнях.

Стремление отдельных государств «застолбить» за собой «право на исключительность» в мировых делах, в том числе путем вмешательства во внутреннюю жизнь других стран в нарушение норм международного права, навязывания другим народам собственных рецептов внутригосударственных преобразований без учета их традиций и национальных особенностей, способствует деградации международной обстановки и нарастанию напряженности.

Трагический пример близорукой и крайне опасной политики сторонников «геополитической инженерии» – украинский кризис. Путь к политическому урегулированию в этой стране лежит только через неукоснительное выполнение Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей через прямой диалог Киева с регионами.

Безусловно, и в зоне приложения усилий Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии немало своих проблем. На Ближнем Востоке ситуация вплотную подошла к черте, за которой начинается разрушение политической карты региона. Это еще одно красноречивое свидетельство пагубности линии на «экспорт демократии» и спровоцированную извне смену неугодных режимов насильственным путем, в том числе, спекулируя на конфессиональном факторе и провоцируя раскол внутри мусульманского мира. Расширяющееся пространство хаоса, охватившее уже Ирак, Ливию, Сирию, Йемен, породило беспрецедентную по масштабам террористическую угрозу, воплощением которой является так называемое «Исламское государство». Экспансия ИГИЛ – ключевой вызов международной стабильности. Пока он не нейтрализован, никто в мире не будет чувствовать себя в безопасности.

Россия твердо привержена борьбе с терроризмом во всех его формах. Убеждены, что победить это зло в одиночку невозможно. Президент В.В.Путин выдвинул инициативу формирования широкой международной коалиции, которая включала бы в себя все стороны, заинтересованные в подавлении экстремистов. При том понимании, что такие консолидированные усилия должны носить комплексный многоплановый характер, быть обоснованными с правовой точки зрения, предприниматься при координирующей роли СБ ООН. При этом не удастся эффективно противостоять террористам, если разделять их на «умеренных» и «радикальных», «своих» и «чужих», «плохих» и «хороших», а тем более, если пытаться манипулировать экстремистскими группировками для достижения собственных политических целей.

Особого внимания требуют также усилия по нейтрализации иностранных террористов-боевиков, противодействию подпитке терроризма за счет нелегальной торговли наркотиками, природными ресурсами и объектами культурного наследия. Выступаем за то, чтобы максимально задействовать имеющиеся многосторонние механизмы для оказания давления на государства, не выполняющие юридически обязывающие решения СБ ООН по перекрытию каналов финансовой подпитки ИГИЛ.

Россия активно содействует странам Ближнего Востока в борьбе с террористической угрозой и в деле восстановления стабильности. По просьбе законных властей Сирии мы направили в сентябре 2015 г. в эту страну подразделения Воздушно-космических сил для оказания помощи в очищении ее территории от террористической оккупации. Поставленные задачи в основном выполняются: сирийская государственность, которую многие хотели разрушить, сохранена, экстремистам нанесен сокрушительный удар, созданы условия для запуска процесса национального примирения, в ходе которого выявилось, кто действительно выступает за то, чтобы сами сирийцы решали свою судьбу, а кто хочет делать это за них и руководствоваться не интересами сирийского народа, а своими собственными корыстными неоимперскими устремлениями. Теперь необходимо обеспечить устойчивый и прямой характер межсирийского диалога, придание ему подлинно репрезентативного характера. Считаем абсолютно необходимым пригласить, как это и предусмотрено резолюцией СБ ООН, руководство курдской Партии демократического союза к участию в переговорах в Женеве. Попытки отдельных оппозиционеров и их внешних покровителей выдвигать ультиматумы неприемлемы и должны немедленно пресекаться, как противоречащие резолюциям Совета Безопасности.

Особую тревогу вызывает рост влияния и численности «Исламского государства» в Афганистане, усугубляющий и без того непростую обстановку сфере безопасности. Готовы продолжать конструктивное сотрудничество с Кабулом в интересах обеспечения стабильности в Афганистане, освобождения этой страны от терроризма и наркоугрозы. Конструктивную роль в афганском урегулировании призвана сыграть ШОС. Это уникальный формат, в котором в качестве членов или наблюдателей присутствуют и сам Афганистан, и все его соседи.

Серьезно беспокоит ситуация в ближневосточном урегулировании. Только реанимирование переговорного процесса между палестинцами и Израилем на основе имеющихся решений ООН с перспективой выхода на взаимоприемлемые договоренности по всем ключевым вопросам даст возможность наметить политическую перспективу решения застарелой проблемы. Энергично задействуем для этого потенциал ближневосточного «квартета», выступаем за тесную координацию с ЛАГ, в том числе в интересах восстановления палестинского единства. В этом вопросе свою роль могла бы сыграть ОИС.

Хорошим примером безальтернативности политико-дипломатического решения самых сложных проблем через коллективные усилия, с опорой на прагматизм и уважение интересов друг друга является достижение договоренности по иранской ядерной программе. Это реальная возможность укрепить режим ядерного нераспространения и конструктивно заняться оздоровлением общей ситуации в сфере безопасности и стабильности на Ближнем Востоке и в мире в целом.

Накопленный опыт должен позволить остановить опасное развитие ситуации на Корейском полуострове, вернуться к шестисторонним переговорам, найти такие решения, которые гарантировали бы его полную денуклеаризацию и надежную безопасность всех стран Северо-Восточной Азии.

Эффективный ответ на существующие в регионе вызовы необходимо искать в русле формирования открытых инклюзивных многосторонних механизмов безопасности, выработки единых для всех «правил игры», на основе принципов равенства и неделимости безопасности, уважения международного права, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, отказа от осуществления или поддержки любых действий, направленных на свержение законных правительств.

Российские подходы разделяет большинство ответственных участников международного общения. Схожие идеи продвигают Китай, Индия, Индонезия, Казахстан. Есть свои наработки и у других стран. Необходимо обеспечить их синергию, чтобы региональная архитектура безопасности действительно учитывала интересы всех государств и была адекватной современным реалиям. В рамках Восточноазиатских саммитов уже состоялось четыре раунда переговоров по выработке такой архитектуры в регионе. Очередной, пятый, раунд состоится в июне в г. Пекине. Мы убеждены, что эта работа должна вовлекать и другие страны, которые не участвуют в ВАС.

Логика «неделимости» применима не только к сфере безопасности, но и к экономическому пространству мира. Именно такой философией, в отличие от сторонников «закрытых» интеграционных альянсов, руководствуются участники евразийского проекта. Мы не противопоставляем Евразийский экономический союз другим интеграционным форматам. Готовы работать над их гармонизацией. Совместное движение в сторону «интеграции интеграций», сопряжение крупных национальных и трансграничных проектов откроет широкие взаимовыгодные перспективы. В этом контексте отмечу российско-китайские договоренности о сопряжении евразийской интеграции и концепции «Экономический пояс Шелкового пути», которые были одобрены в ЕАЭС, а также инициатива Президента В.В.Путина о формировании широкого экономического партнерства по линии ЕАЭС-ШОС-АСЕАН. Меньше чем через месяц предстоит саммит Россия-АСЕАН в Сочи, где эта тема будет одной из центральных.

Уважаемые коллеги!

Созданное по предложению Президента Казахстана Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии доказало свою полезность в качестве площадки обсуждения коллективных подходов к решению различных международных проблем. Считаем важным укреплять и наращивать практическую составляющую деятельности СВМДА в целях эффективной реализации мер доверия по всем направлениям сотрудничества. Принятые недавно Планы действий в военно-политическом и экономическом измерениях, а также в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков формируют добротную основу для укрепления совместной работы.

Россия как координатор взаимодействия в области малого и среднего предпринимательства придает особое значение обеспечению прямых контактов между деловыми кругами. Убеждены, что здесь ключевую роль будет играть созданный в конце прошлого года Деловой совет СВМДА.

Несмотря на многообразие цивилизационных укладов и форм общественно-политического устройства государств-участников Совещания, нам удаётся находить общий язык, развивать конструктивное взаимодействие. Во многом этому способствует неформальный, диалоговый статус нашего объединения. Именно такой формат общения надо сохранить и впредь.

В заключение подчеркну – Россия готова и далее активно участвовать в процессах, направленных на обеспечение безопасности и устойчивого развития азиатского региона. Общими усилиями мы можем многого добиться. Ключ к успеху в том, чтобы строить наши отношения на основе равноправного и взаимовыгодного сотрудничества, учета и уважения интересов друг друга.

Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2016 > № 1776146 Сергей Лавров


Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 апреля 2016 > № 1776142 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам 14-й встречи министров иностранных дел РИК

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очередную 14-ую встречу министров иностранных дел России, Индии и Китая. Встреча прошла в дружественной и доверительной атмосфере, которая всегда присуща нашему трехстороннему диалогу.

Мы обменялись мнениями по всем ключевым вопросам мировой повестки дня, включая политику и экономику. Наше общее мнение заключается в том, что происходящие в мире стремительные перемены, связанные с формированием полицентричной архитектуры мироустройства, диктуют необходимость активизации коллективной работы по поиску оптимальных ответов на многочисленные вызовы с опорой на международное право, центральную роль ООН, взаимоуважительное партнерство.

Подтвердилась заинтересованность наших трех стран в дальнейшем углублении взаимодействия в различных многосторонних форматах, включая ООН, Восточноазиатские саммиты, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Форум безопасности АСЕАН. Договорились также способствовать укреплению позиций БРИКС и ШОС, являющихся межгосударственными объединениями нового типа. Выразили поддержку председательству Индии в БРИКС и Китая в «Группе двадцати» в текущем году.

Обсудили задачи наших стран и других участников БРИКС, а также наших единомышленников в «Группе двадцати» по продолжению усилий по обеспечению реформ международной валютно-финансовой системы. Конкретно обсудили перспективы расширения сотрудничества в деле противодействия трансграничным угрозам безопасности, прежде всего терроризма, экстремизма и незаконного оборота наркотиков, а также возможному попаданию оружия массового уничтожения, включая химическое, в распоряжение террористических группировок.

У нас совпадающие позиции по проблемам Ближнего Востока и Севера Африки. В этом же ключе обсудили обстановку в Афганистане, ситуацию вокруг необходимости обеспечить урегулирование украинского кризиса на основе строгого выполнения Минских договоренностей.

Особое внимание уделили задачам поддержания мира и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), который уверенно утверждается в качестве «локомотива» мировой экономики и политики. Условились наращивать коллективные усилия трех стран по продвижению процесса формирования в АТР открытой и инклюзивной архитектуры равной и неделимой безопасности для всех, опирающейся на общепризнанные международно-правовые принципы. Наши три страны взаимодействуют на консультациях, которые проходят в рамках Восточноазиатских саммитов с целью выработки общеприемлемого юридически обязывающего документа. Мы условились рассматривать эту работу в качестве приоритетной.

В России исходят из того, что логика неделимости применима не только к сфере безопасности, но и к глобальному экономическому пространству. Именно такой философией, в отличие от сторонников «закрытых» альянсов, мы руководствуемся при реализации проекта евразийской интеграции. Не противопоставляя Евразийский экономический союз (ЕАЭС) другим интеграционным форматам, выступаем за их гармонизацию в интересах объединения ресурсов всех государств большой Азии. В этой связи с нашими индийскими и китайскими коллегами обсудили пути реализации инициативы Президента Российской Федерации В.В.Путина по формированию широкого экономического партнерства по линии ЕАЭС, ШОС, АСЕАН на принципах равноправия и взаимного учета интересов. Важным вкладом в эту работу являются уже начатые консультации между ЕАЭС и Индией, ЕАЭС и Китаем по согласованию рамок, обеспечивающих более благоприятные условия развития экономического партнерства.

Переговоры подтвердили востребованность диалога в формате Россия-Индия-Китай, единый настрой на его активное задействование в интересах наших стран и народов. Общее видение ситуации в мировых делах и задач дальнейшего углубления трехстороннего сотрудничества будут отражены в совместном коммюнике, которое мы выпустим после нашей встречи.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать появившиеся в СМИ сообщения, в которых говорится, что Россия и США «на полях» межсирийских переговоров в Женеве проводят секретные консультации, якобы пытаясь склонить стороны к скорейшему заключению соглашения, а также, что США де удалось склонить Россию к изменению своей позиции относительно поддержки Президента САР Б.Асада? Кроме того, в некоторых публикациях упоминалось, что Россия якобы отказалась от штурма г.Алеппо по просьбе США.

С.В.Лавров: Россия и США не ведут между собой никаких секретных переговоров. Есть нормальный режим рабочих консультаций между Москвой и Вашингтоном в качестве сопредседателей МГПС и сопредседателей двух созданных при МГПС целевых подгрупп (одна – по перемирию и соблюдению его условий и вторая – по решению вопросов, которые сейчас препятствуют доставке гуманитарной помощи на всей сирийской территории). По обоим этим направлениям есть существенный прогресс. Действительно, в рамках этих консультаций американские партнеры в качестве сопредседателей МГПС ставят разные вопросы, в том числе и о том, что якобы в районе г.Алеппо правительственные войска нарушают условия прекращения боевых действий. Однако правительственные войска, которых поддерживает группа ВКС России в Сирии, не работают против принявшей условия перемирия части оппозиции. Сирийская армия при поддержке ВКС России работает против террористов. Вокруг г.Алеппо ИГИЛ имеет очень сильные позиции, достаточно большую территорию занимает «Джабхат ан-Нусра». Обе эти террористические группировки пытаются улучшить свои позиции в районе г.Алеппо. Еще раз подчеркну, что они обе являются законной целью для тех, кто борется в Сирии с терроризмом.

Достаточно давно американские коллеги ставили вопрос о том, что позиции «Джабхат ан-Нусры» перемешаны с позициями умеренной, участвующей в перемирии оппозицией. На это было сказано (а американцы в лице Государственного секретаря США Дж.Керри согласились с этим), что если эти группировки хотят соблюдать условия прекращения боевых действий и не хотят выглядеть пособниками террористов, то нужно сделать очень простую вещь: сменить занятую территорию и физически отмежеваться от позиций и редутов террористов. Американцы многократно заверяли нас (если мне память не изменяет, еще в конце февраля), что они этим займутся и используют свое влияние и влияние своих союзников на умеренную оппозицию для того, чтобы вывести их из этих районов и не создавать сложностей для коллективной борьбы с «Джабхат ан-Нусрой». Эти обещания до сих пор не были выполнены, что вызывает простой вопрос: если эти «умеренные» не хотят покидать позиции, занимаемые «Джабхат ан-Нусрой», может, они не являются умеренными? Может, они просто являются теми, кто сотрудничает с этой террористической организацией вопреки резолюции Совета Безопасности ООН?

Мы обсуждаем немало таких вопросов в рабочем режиме. Со своей стороны мы ставили перед нашими американскими коллегами вопрос о том, чтобы, например, закрыть сирийско-турецкую границу. Это давняя и всем хорошо известная проблема, но подпитка террористов (хотя и в меньших объемах) продолжается. Существует рабочий канал по линии военных, где ставятся и рассматриваются все эти вопросы, хотя представители Пентагона периодически заявляют, что не ведется никакой координации между военными России и США. Видимо, стесняются такого сотрудничества, но оно идет и достаточно полезно.

Такой же консультативный и рабочий процесс между российским и американским сопредседательством в МГПС развернут в связи с политическим урегулированием. Начавшиеся сейчас в Женеве переговоры между представителями Правительства и различных групп позиций пока идут в опосредованном формате, через спецпредставителя ООН и, безусловно, так же являются заботой Россией и США. В соответствии с решением, которое принял СБ ООН, мы помогаем специальному посланнику Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре и его команде организовывать этот процесс логистически и по существу.

Это не секрет, и мы об этом часто говорим, что главной задачей сейчас является обеспечение по-настоящему представительного характера оппозиционной делегации. Для наших американских партнеров это предполагает просто «привести в чувство» своих турецких союзников, которые по-прежнему в одиночку блокируют подсоединение к переговорам делегации сирийских курдов из партии «Демократический союз». Успешное содействие переговорам со стороны России и США также предполагает необходимость начала прямого, а не опосредованного диалога между делегацией Правительства Сирии и полноценной инклюзивной делегацией оппозиционеров.

Вот что, собственно, имеет место. Ничто из того, о чем я сейчас сказал, не является секретом. Многие вещи упоминались в наших предыдущих общениях с представителями СМИ. Попытки заявить, что есть какой-то «секретный переговорный канал» и, тем более, что в его рамках кто-то обещал решить судьбу Президента Сирии Б.Асада за рамками межсирийских переговоров – это неправда. Я считаю, это попыткой сорвать выполнение резолюций СБ ООН, в которых на основе российско-американской договоренности, поддержанной всеми, прямо записано: только сирийский народ будет определять судьбу Сирии.

Есть желающие переписать это решение СБ ООН и попытаться предрешить итоги межсирийских переговоров, в частности, выдвигая в ультимативной форме предварительные условия о необходимости ухода на данной стадии Президента Сирии Б.Асада, чтобы можно было обо всем другом договариваться. Это неприемлемо. Это попытка сорвать процесс урегулирования и скомпрометировать СБ ООН. Слухи о том, что Россия «дала на это добро» в ходе каких-то тайных переговоров с США – это уже попытка скомпрометировать Российскую Федерацию, а заодно и возложить на нас ответственность за то, что некоторые, как вы слышали, готовят «план Б». Именно они рассчитывают, что эти переговоры провалятся и тогда можно будет, как сообщали американские официальные лица, накачивать новые вооружения в Сирию для непримиримой оппозиции с тем, чтобы она военным путем решала ту самую старую и до сих пор лелеемую некоторыми задачу свержения режима путем военных действий.

Думаю, что несмотря на опровержения, прозвучавшие из Вашингтона, в том числе от Госсекретаря Дж.Керри, над таким «планом Б» есть немало желающих подумать и если не прямо в «сердце» Пентагона или в других правительственных ведомствах США, то уж точно в регионе. Упомяну в частности Турцию, которая не оставляет попыток, прямо о них заявляя, вмешаться силовым путем. Выдвигаются разные идеи типа каких-то бесполетных зон, зон безопасности. Очень тревожит, что в ЕС, где не могут не понимать, что это просто попытка прикрыть возможную турецкую агрессию против Сирии, не пресекают подобного рода устремления Анкары и даже пытаются им в какой-то мере потакать. Это может очень плохо кончиться. Повторю, это неприемлемая попытка скомпрометировать решение СБ ООН, сорвать выполнение этих решений и затем опять реализовать сценарий, который не был поддержан международным сообществом и является абсолютно пагубным для этого региона.

Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 апреля 2016 > № 1776142 Сергей Лавров


Япония. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 апреля 2016 > № 1776130 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова СМИ Монголии, Японии и КНР в преддверии визитов в эти страны

Вопрос: Как Вы оцениваете текущее состояние российско-монгольских отношений? По каким направлениям есть перспектива расширения этого взаимодействия?

С.В.Лавров: Наши отношения с Монголией – это отношения давних добрых друзей. Без всякого преувеличения, это стратегические отношения. Мы очень ценим дружбу, которая упрочилась между нашими народами не только в общегосударственном плане, но и сугубо на уровне контактов между людьми. Сейчас, когда мы отмечаем целую серию памятных дат, связанных с победами и общей борьбой в годы Второй мировой войны, мы регулярно вспоминаем о том вкладе, который монгольский народ, монгольское государство внесли в поддержку Красной Армии. Это действительно закаленное в боях братство. Не раз наша страна приходила на помощь братскому монгольскому народу. Эти чувства, повторю еще раз, очень глубоко укоренены в сердцах и душах наших людей.

Если говорить о более формальных аспектах, то отношения стали регулярными, хотя какое-то время назад был перерыв. Сейчас на высшем и высоком уровнях идет регулярный диалог, налажены тесные контакты между парламентариями, различными министерствами и ведомствами. Мы считаем, что это очень плотная и полезная ткань наших отношений.

Если брать результаты, то рост товарооборота, который наблюдался до 2012 года, замедлился, а потом перестал нас радовать – сменился снижением. Все это – влияние мировой конъюнктуры, курсовых колебаний валют. Я уверен, что это временное явление. У нас есть очень хороший потенциал для возвращения товарооборота в русло устойчивого роста. Буквально в начале этого года вступил в силу закон о ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Монголии об урегулировании финансовых обязательств Монголии перед Российской Федерацией, которое урегулировало все долговые обязательства Монголии перед нашей страной. Это открывает дополнительные возможности для инвестиционного сотрудничества. Уверен, что мы ими воспользуемся.

Вопрос: Сейчас много говорят о новом «Шелковом пути». Что Монголия и Россия могут вместе сделать в этом направлении? Насколько актуально развитие этого транспортного потока?

С.В.Лавров: «Шелковый путь» – это инициатива, принадлежащая КНР, которая обсуждалась в ходе трехсторонних встреч лидеров России, Китая и Монголии. Она обсуждалась не изолированно, а в русле сопряжения различных процессов, которые развиваются на нашем общем геополитическом пространстве – ЕАЭС как локомотива интеграции на постсоветском пространстве, китайского проекта Экономического пояса «Шелкового пути» и предложенного Монголией проекта «Степной путь». Наши президенты не раз собирались втроем, от них есть поручение. Они в принципе одобрили линию на сопряжение этих трех проектов с тем, чтобы создать своего рода транспортно-экономический коридор Россия–Монголия–Китай. Уже всеми осознано, что экономически это очень перспективно и выгодно для наших стран. Думаю, что это поможет увеличить перевозки и торговый оборот между нашими странами, будет способствовать повышению конкурентоспособности трех наших экономик.

Нельзя не сказать о нашем политическом сотрудничестве с Монголией. Мы тесно взаимодействуем в ООН. Россия признательна за поддержку многих наших инициатив, которые мы продвигаем в Генеральной Ассамблее и других органах ООН. В свою очередь мы поддержали Монголию, когда она изъявила желание присоединиться к ОБСЕ. Рассчитываем на тесную координацию действий в этой международной структуре.

Вопрос: Ваш визит в Японию откроет серию контактов на высшем уровне, включая предстоящий визит Премьер-министра Японии С.Абэ в Россию и планирующийся визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию. При этом сохраняются разногласия между Россией и странами «Большой семерки» по украинскому кризису. Сохраняются и разногласия между Россией и Японией. Например, на большой пресс-конференции в январе этого года Вы сказали, что Россия не считает, что мирный договор – это синоним решения территориального вопроса. Японская позиция состоит в том, что заключение мирного договора неотделимо от решения территориального вопроса, что эти понятия равнозначны. В условиях различия в позициях руководства России и Японии каковы перспективы политического диалога по мирному договору? Как Вы в целом оцениваете текущее состояние российско-японских отношений и текущий темп диалога?

С.В.Лавров: Начну с того, о чем Вы сказали в начале своего многослойного вопроса. Вы упомянули, что встреча министров иностранных дел «Большой семерки» призвала Россию активнее способствовать решению проблем, связанных с украинском кризисом. Я этого призыва не видел и документов «Большой семерки» не читал. «Семерка» – это не тот механизм, который был бы хоть кем-то еще признан в качестве «площадки» для обсуждения украинского кризиса. Украинский кризис нужно обсуждать и решать на основе Минских договоренностей от февраля 2015 года. Эти договоренности были дословно и без каких-либо изменений одобрены Советом Безопасности ООН, равно как этими решениями был одобрен формат Контактной группы и ее 4 рабочих подгрупп. В этих механизмах – Контактной группе и ее подгруппах – представители украинского правительства и Донецка и Луганска, ОБСЕ и Российской Федерации работают напрямую друг с другом. Это тот формат, где нужно искать конкретные пути реализации обязательств, которые взяли на себя Киев, Донецк и Луганск.

Есть «нормандский формат» (Россия, Франция, Германия и Украина), который, как было записано в Декларации лидеров этих четырех стран, призван наблюдать за тем, как выполняются Минские договоренности. Выполняются они плохо, потому что ни США, которые имеют на Киев решающее влияние, ни наши европейский партнеры пока не могут использовать свое влияние, чтобы Киев перестал откровенно саботировать и даже требовать переписать Минские договоренности.

В «Большой семерке» представлены США, Франция и Германия – страны, которые постоянно говорят о необходимости выполнения Минских договоренностей. Если «Большая семерка» в этом заинтересована, то нужно использовать вес этих стран в отношениях с Украиной и потребовать от Киева сделать то, под чем подписался Президент Украины П.А.Порошенко. Но повторю, «Большая семерка» – для нас это «отвлеченная» конструкция, влияния которой на международную политическую жизнь я, честно говоря, не заметил.

Что касается российско-японских отношений, то мы рассматриваем эти отношения как самоценные. Исходим из того, что наши руководители – Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – в ходе своих регулярных контактов договорились развивать сотрудничество по всем направлениям: в торговле, экономике, инвестициях, гуманитарной сфере и, особенно подчеркну, во внешнеполитической области. Мы, конечно, хотели бы, чтобы такая крупная и мощная страна, как Япония, имела больше веса в международных делах и чтобы ее голос звучал более отчетливо и отражал интересы японского народа.

У нас с Министром иностранных дел Японии г-ном Ф.Кисидой также неплохие отношения. Мы ждали его приезда еще в марте или апреле 2014 года, после того, как он стал Министром иностранных дел. По причинам, которые от России не зависели, этот визит состоялся только в сентябре прошлого года. Но, тем не менее, у нас очень неплохое взаимодействие. Рассчитываю, что в Токио в конце этой недели мы обсудим дальнейшие пути совершенствования этого сотрудничества. Мы планируем подписать План консультаций между министерствами иностранных дел России и Японии, который достаточно всеобъемлющий и охватывает все основные проблемы, требующие нашего совместного взаимодействия.

Что касается мирного договора. Действительно, на пресс-конференции в январе этого года я сказал, что проблема мирного договора напрямую не связана с проблемой т.н. «северных территорий», как вы называете их в Японии. Мы говорим с нашими коллегами. По поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ на уровне заместителей министров создан специальный канал диалога по этим вопросам. Диалог идет достаточно регулярно, но по понятным причинам непросто, потому что позиции противоположны. Два раунда диалога были посвящены историческим аспектам этой ситуации в контексте итогов Второй мировой войны. Не приняв ее итогов, мы едва ли сможем куда-то продвинуться.

Тему мирного договора нельзя сводить к каким-то территориальным вопросам, тем более к территориальным претензиям хотя бы потому, что единственный документ, который был подписан и ратифицирован обеими сторонами – Совместная декларация 1956 г., – гласит, что стороны отказались от каких-либо претензий друг к другу, и ближайшей задачей является подписание мирного договора. Упоминания о том, что на переговорах о мирном договоре будет рассматриваться территориальный вопрос, не существует. Мы напоминаем нашим японским коллегам об истории этого вопроса в контексте итогов Второй мировой войны, а также того, что после войны удавалось сделать Москве и Токио. Мы готовим очередной раунд этих переговоров. Думаю, что мы продолжим рассматривать позиции Москвы и Токио в контексте тех параметров, о которых я упомянул.

Закончу ответ на этот вопрос тем, с чего я начал, о чем договорились Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – о всестороннем развитии наших отношений в самых разных областях. Исходим из того, что более тесное переплетение наших экономик, гражданских обществ, установление деловых связей между бизнесменами, обоюдное инвестирование, реализация совместных экономических, торговых, инфраструктурных и внешнеполитических инициатив поможет создать атмосферу, которая будет гораздо более благоприятна для достижения договоренностей по любым трудным вопросам, чем нынешняя. Хотя нынешнюю атмосферу мы не считаем негативной, но она обладает гораздо более серьезным потенциалом, учитывая возможности России и Японии.

Отмечу, что японский бизнес весьма активно заинтересован в работе в Российской Федерации. Это не только автомобилестроение, как уже всем известно, но и фармацевтика, производство коммуникационного оборудования, сельское хозяйство, а также тема «Умная городская среда», где Япония очень здорово преуспела. Мы бы хотели пользоваться этим опытом. Конечно, энергетика: это проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которые реализуются с участием японского бизнеса. Сейчас обсуждается возможность реализации проекта, который условно называется «Энергомост Россия-Япония», а также проработка производства альтернативных видов топлива, включая жидкий водород. Это высокие технологии.

Убежден, что такого рода прорывные проекты в экономике наряду с очень тесными гуманитарными связями, которые, в частности, проявляются в ежегодных фестивалях российской культуры в Японии, и более тесное взаимодействие на международной арене будут способствовать обеспечению интересов народов наших стран и решению всех проблем, которые все еще остаются на повестке дня.

Вопрос: В последнее время заметно развитие военного присутствия России в Арктике и на Курильских островах. Какие угрозы и от каких сил Россия видит в этих регионах? Имеет ли эта тенденция отношение к активизации освоения Северного морского пути? Можно ли считать, что Курильские острова приобретают для России новое значение в стратегическом смысле?

С.В.Лавров: Сегодня Арктика все больше и больше открывается для хозяйственного освоения. Мы заинтересованы, чтобы Арктика стала территорией диалога и сотрудничества. Именно так называется ежегодная конференция, которую мы проводим по линии Совета Безопасности Российской Федерации для наших партнеров, прежде всего, из стран-членов Арктического совета, но и с приглашением других государств, которые уже имеют либо заинтересованы получить в нем статус наблюдателя. Также в контексте происходящих климатических изменений прогнозируется очень значительная активизация судоходства по Северному морскому пути. Я не вполне корректно выразился – не только в контексте климатических изменений. Активизация использования Северного морского пути объективно происходит, потому что Российская Федерация принимает необходимые меры для того, чтобы это было максимально удобно и комфортно. Этот маршрут пользуется возрастающей популярностью. Думаю, что в перспективе это будет очень полезный, эффективный путь для перевозки транзитных грузов между Европой и Азией.

Когда вдоль границ Российской Федерации растет такой интерес к этому международному маршруту, то мы как прибрежное государство несем особую ответственность за обеспечение не только эффективности, но и безопасности этого маршрута. Необходимо сделать так, чтобы был обеспечен надежный, эффективный контроль не только над морскими пространствами, но и над побережьем вдоль этих морских пространств. Необходим потенциал реагирования на какие-то чрезвычайные ситуации, которые, к сожалению, происходят, как бы мы все не перестраховывались. Это касается поиска и спасения, необходимости быть готовыми к террористическим угрозам – сейчас нигде нельзя укрыться от этих бандитов, а также необходимости контролировать возможную контрабанду, наркотрафик и другие аспекты, связанные с организованной преступностью. Все эти задачи невозможно решать без восстановления той инфраструктуры, в том числе военной, которая была практически полностью утрачена в 90-е годы.

Что касается Курильских островов, то это восточные рубежи Российской Федерации. Мы уделяем особое внимание тому, чтобы нормально обустроить эти территории России, комплексно их развивать, прежде всего, в социально-экономическом плане, с учетом потребностей проживающих там российских граждан.

Безусловно, естественным для любого государства является планирование мер по укреплению военной инфраструктуры, когда речь идет о приграничных территориях. Это дальневосточные рубежи нашей страны, и мы обязаны обеспечивать их безопасность. Мы будем уделять все необходимое внимание этой задаче.

Вопрос: В прошлом году между Россией и Китаем была достигнута принципиальная договоренность о сопряжении евразийской интеграции с инициативой Экономического пояса «Шелкового пути». Как Вы оцениваете перспективы такого сопряжения? Какие практические шаги планируется предпринять, чтобы наполнить эту договоренность конкретным содержанием?

Как нам известно, скоро Вы посетите Китай. Расскажите, пожалуйста, какова цель Вашего визита? Как Вы оцениваете отношения между нашими странами?

С.В.Лавров: Начну со второго вопроса. Отношения между нашими странами, как уже неоднократно подчеркивал Президент Российской Федерации В.В.Путин, находятся, наверное, в наилучшей форме за все предыдущие периоды нашей совместной истории. Как лидеры наших стран сформулировали их состояние, это отношения стратегического взаимодействия и многопланового партнерства. Они постоянно углубляются и развиваются на благо наших стран и народов. Безусловно, мы испытываем какие-то негативные воздействия от того, что происходит в мировой экономике. У нас немного сокращается товарооборот. Но, как и в случае с нашими другими соседями на Дальнем Востоке, убежден, что это временное явление. Есть масштабные планы в энергетике и в сфере высоких технологий, включая атомную энергетику, космос, авиастроение, причем прорывное, телекоммуникации и многое другое.

Наряду с этим очень солидным экономическим фундаментом, который мы, тем не менее, хотим всемерно укреплять, активно развиваются другие формы взаимодействия, которые делают еще более плотной ткань нашего сотрудничества, я имею в виду гуманитарные, спортивные, культурные, образовательные связи. Контакты между регионами имеют очень большое значение для того, чтобы эти элементы стратегического партнерства становились все более устойчивыми и перспективными. Одним из проектов, который связан с задействованием потенциала регионов России и провинций Китая, является состыковка программ развития российского Дальнего Востока и северо-восточных провинций Китая.

Новый проект, который также идет по межрегиональному «руслу», – это «Волга-Янцзы». Регионы России, расположенные на Волге, и китайские провинции на берегах Янцзы нашли немало интересного для реализации совместных проектов. Из наших совместных планов, которые касаются развития этого геополитического, геоэкономического пространства произрастает заинтересованность России и Китая в расширении этой совместной работы, в том числе в контексте того, что мы уже сегодня упомянули, - сопряжения различных интеграционных процессов и проектов.

В ходе визита Председателя Си Цзиньпина в Россию 8 мая 2015 г. было подписано заявление, в котором лидеры двух стран поручили провести работу по сопряжению ЕАЭС и китайского проекта Экономического пояса «Шелкового пути». В качестве первого практического элемента в этой работе идет подготовка соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Параллельно с этим соглашением готовится «дорожная карта» приоритетных интеграционных проектов в формате ЕАЭС и Китай.

Более того, наши китайские партнеры заинтересовались инициативой, которую сформулировал Президент России В.В.Путин, когда предложил параллельно с сопряжением евразийской интеграции и Экономического пояса «Шелкового пути» подумать о продвижении сотрудничества, в т.ч. о перспективе создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и ШОС. Думаю, что если либерализовать торговлю между этими двумя объединениями, особенно с учетом того, что в ШОС вступают Индия, Пакистан и в перспективе, конечно же, Иран, то получится весьма мощное объединение. Стимулы для экономического роста на этом огромном пространстве будут максимальны.

Помимо связей между ЕАЭС и ШОС, Президент России также обозначил нашу заинтересованность в том, чтобы привлекать к этому взаимодействию, в том числе в русле согласования мер по либерализации торговли, и АСЕАН. Сейчас эта тема находится в проработке. Готовим в мае в Российской Федерации саммит Россия – АСЕАН, по итогам которого мы будем иметь больше понимания того, как страны-члены АСЕАН рассматривают перспективу участия в таких масштабных и, не побоюсь этого слова, прорывных инициативах.

Что касается внешних аспектов российско-китайского партнерства, то наше взаимодействие по международным делам, сотрудничество в СБ ООН в качестве постоянных членов, наши совместные линии на отстаивание центральной роли ООН в решении любых проблем и уважение международного права при подходе к различным конфликтам и кризисам, считаю, является одним из главных факторов, которые позволяют балансировать и стабилизировать международную обстановку. Тем более это важно в период, когда немало событий происходит в обратном направлении, когда вмешательство во внутренние дела суверенных государств и попытки навязать им рецепты решения проблем извне по чьи-то чужим лекалам серьезно подрывают устойчивость международной системы, порой приводят к хаосу, создают вакуум, который быстро пытаются заполнить экстремисты, террористы, как мы это наблюдаем на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке. Поэтому еще раз подчеркну, что на фоне такой турбулентности в мировой политике, ситуации в международных отношениях, российско-китайское стратегическое партнерство в пользу уважения основ международного права и наши практические шаги по претворению в жизнь этой философии являются очень важным стабилизирующим фактором.

Вопрос: В последнее время наблюдается напряженная ситуация вокруг Южно-Китайского моря, на Корейском полуострове и на Ближнем Востоке. Как Россия и Китай могут координировать позицию по этим вопросам? Какое значение имеет взаимодействие России и Китая в решении таких региональных и международных проблем?

На следующей неделе глава МИД Китая Ван И посетит Россию. Что Вы ожидаете от этого визита?

С.В.Лавров: На следующей неделе в Москве состоится министерская встреча РИК – России – Индии и Китая. Это формат, который положил начало очень важным процессам в мировой политике, был предложен Е.М.Примаковым, моим великим предшественником. К сожалению, его уже нет среди нас, но он предложил в рамках концепции формирования многополярного мира провести контакты, а, по сути дела, сформировать схему сотрудничества в рамках треугольника Москва – Пекин – Дели. Такая работа была начата. Состоялось немало встреч на уровне министров, несколько встреч на уровне президентов и премьеров. Самое главное, что эта «тройка» (Россия, Индия и Китай), по сути дела, послужила стимулом для создания БРИКС. Впоследствии к этой «тройке» присоединились Бразилия, а затем и ЮАР.

БРИКС – это действительно один из перспективных проектов в мировой политике, один из важнейших геополитических проектов, объединяющих страны самых разных регионов, которые одинаково подходят к сотрудничеству в мировых делах, ценят равноправие и взаимную выгоду, обеспечивают баланс интересов и ничего не навязывают друг другу. БРИКС – наше самоценное общее завоевание, прежде всего, наших китайских партнеров и индийских коллег.

Но сформировав БРИКС, мы не утратили интерес к продвижению трехстороннего сотрудничества по линии Россия – Индия – Китай. У такого сотрудничества есть очень хорошие перспективы. Его особое значение заключается в том, что эти три страны БРИКС расположены в одном регионе. В дополнение к тем формам взаимодействия, которые продвигаются в «пятерке» в рамках БРИКС, у нас есть дополнительные возможности, в т.ч. инфраструктурные проекты для реализации в рамках трехстороннего взаимодействия. Будем говорить обо всем этом на встречах с министрами иностранных дел Китая и Индии, а также о нашем взаимодействии в ООН, как мы продвигаем различные инициативы в этой Организации. Не обойдется и без разговоров о реформе ООН, включая реформу ее Совета Безопасности. Здесь у России и Китая единая позиция. Мы выступаем исключительно за такие решения, которые будут предметом самого широкого согласия. Мы не хотим, чтобы через голосование были навязаны какие-то проекты, которые не пользуются широкой поддержкой в ООН и рискуют расколоть Организацию. Это то, что касается наших трехсторонних встреч.

Параллельно со встречей трех министров у нас состоятся двусторонние беседы с моим коллегой и другом Ван И и с индийской коллегой С.Сварадж. Не так давно мы принимали Министра иностранных дел КНР Ван И с двусторонним визитом. Тем не менее проведем с ним двустороннюю беседу и по случаю министерской встречи РИК.

Что касается кризисов в нашем общем регионе, в Северо-Восточной Азии, то нас очень тревожит ситуация на Корейском полуострове. Считаем необходимым сделать все, чтобы ее успокоить и не допустить негативной спирали, когда действие с одной стороны ведет к дополнительному противодействию с другой, вступая в «порочный круг». Мы, как и Китай, не приемлем ракетно-ядерные амбиции Северной Кореи. Об этом мы неоднократно заявляли, в том числе нашим соседям в Пхеньяне. Убеждены, что это будет противоречить всем интересам стратегической стабильности, обеспечению режима нераспространения ядерного оружия и, безусловно, обязательствам КНДР, закрепленным в соответствующих резолюциях СБ ООН. Мы признаем суверенные права Северной Кореи на мирный атом, мирный космос, понимаем и считаем вполне обоснованными озабоченности Пхеньяна тем, что происходит в регионе и может создавать реальные угрозы безопасности этой стране. Но, признавая законные озабоченности КНДР в сфере собственной безопасности, мы отвергаем ее претензии на ядерный статус и выступаем против философии ядерного распространения, которую наши северокорейские соседи практически в открытую проповедуют. Это противоречит не только позициям России и Китая, но и позициям всех участников Договора о нераспространении ядерного оружия. Такой философии нужно противодействовать.

Не могу не отметить и происходящее по другую сторону конфликта. Россия и Китая в неменьшей степени озабочены стремлением отдельных государств использовать эту непростую обстановку на Корейском полуострове для наращивания своего военного присутствия в данном регионе, закачивания в него новых вооружений, включая самые современные и настолько технологически продвинутые, что это совершенно несоразмерно той реальной угрозе, которая исходит от ситуации на Корейском полуострове. Имею в виду планы размещения в Республике Корея американских систем ПРО в рамках создания нового позиционного района американской ПРО в Северо-Восточной Азии. Это, конечно, не изолированная система, а часть регионального сегмента глобальной системы противоракетной обороны США. Безусловно, мы вместе с китайскими друзьями понимаем, что дальнейшее следование этим курсом будет создавать реальную угрозу безопасности уже и наших стран в результате нарушения стратегической стабильности из-за развертывания систем ПРО в этом регионе, как и в Европе. У нас с китайскими коллегами начат и успешно развивается диалог с участием дипломатов, военных, других служб. Уже состоялось два раунда – в апреле 2015 г. в Шанхае и в марте с.г. в Москве. Соответствующие ведомства России и КНР собирались на уровне экспертов и обменивались оценками происходящего в Северо-Восточной Азии, что две наши страны могут предпринять для того, чтобы обезопасить себя от угроз, которые здесь сохраняются и в какой-то степени нарастают.

Убеждены, что помимо выполнения резолюции СБ ООН, где главная ответственность лежит на КНДР, нужно также обеспечивать сотрудничество в этом регионе, в пользу чего тоже высказываются соответствующие резолюции Совета Безопасности. Нужно восстанавливать шестисторонние переговоры и реализовывать договоренности, достигнутые еще в сентябре 2005 г. и открывающие реальный путь к урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Безусловно, одним из ближайших шагов, когда ситуация станет хоть чуть-чуть более спокойной, является возобновление диалога о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это одна из сформулированных на шестисторонних переговорах задач, для чего была даже создана специальная рабочая группа участников шестисторонних переговоров по механизмам мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Россия является председателем этой рабочей группы, и мы предлагаем партнерам начать работу в этом формате.

Что касается обстановки в Южно-Китайском море, то мы исходим из следующего. Все вовлеченные в соответствующие споры государства должны следовать принципам неприменения силы, продолжать поиск обоюдоприемлемых политико-дипломатических решений. Необходимо прекратить любое вмешательство в переговоры непосредственно вовлеченных сторон и попытки интернационализировать эти вопросы. Мы активно поддержали готовность КНР и стран АСЕАН двигаться этим путем, прежде всего, на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Кроме того, между АСЕАН и Китаем в 2002 г. была подписана Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море. Затем в 2011 г. между КНР и АСЕАН были согласованы руководящие принципы по реализации положений этой Декларации. Сейчас, как я понимаю, путем переговоров между Китаем и Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии согласовывается кодекс поведения в Южно-Китайском море, который будет содержать юридические обязательства. Думаю, это единственно возможный путь. Я не раз участвовал в различных мероприятиях в рамках Восточноазиатских саммитов, в рамках регионального форума АСЕАН по безопасности с участием внешних партнеров. Там регулярно наблюдаются попытки интернационализировать вопросы, связанные со спором в Южно-Китайском море. Убежден, что они полностью контрпродуктивны. Только путь переговоров, на который уже встали и которому следуют КНР и страны АСЕАН, может принести искомый результат, а именно обоюдоприемлемую договоренность.

Вопрос: На Ваш взгляд, какие основные геополитические вызовы стоят перед Монголией и Россией?

С.В.Лавров: У Российской Федерации в силу ее географического положения больше геополитических вызовов, чем у Монголии. У Вашей страны есть, как вы сами говорите, два великих соседа – Россия и Китай. Очень важно, что в последние годы налажен механизм трехсторонних встреч лидеров России, Китая и Монголии. Такой же диалог проходит и на других уровнях для решения практических вопросов. На мой взгляд, геополитические вызовы сейчас у всех одни и те же ­– новые, как их принято называть, вызовы и угрозы: терроризм, наркопреступность, другие формы трансграничной организованной преступности, экология, другие компоненты устойчивого развития. Я бы еще назвал обеспечение устойчивого государственного развития, когда страна решает все свои проблемы исключительно через свой процесс, закрепленный в конституции, через участие всех политических сил и не позволяет кому-то вмешиваться в свои внутренние дела. К сожалению, пока такие попытки до конца не искоренены из международной практики. Российская Федерация и Китай (не побоюсь сказать за наших китайских друзей) как два ваших великих соседа будут делать все, чтобы оградить нашу дружественную Монголию от попыток вмешиваться в процессы вашего внутреннего развития.

Вопрос: Насколько мы понимаем, Ваш предстоящий визит в Японию – это важный шаг для подготовки контактов на высшем уровне, в том числе визита Президента России В.В.Путина. К сожалению, между Россией и Японией еще существует санкционный режим. Каковы, на Ваш взгляд, условия снятия или смягчения санкций?

С.В.Лавров: Что касается санкций, то это не наша проблема. Мы слышали от наших японских коллег объяснения относительно того, почему Япония решила присоединиться к отдельным санкциям, которые ввели американцы и европейцы. Мы таких объяснений у наших японских друзей не просили, они сами как бы оправдывались перед нами.

Мы прекрасно понимаем, что, к сожалению, Япония не единственная страна, которая не вполне самостоятельна в своих внешнеполитических действиях. Хотелось бы, чтобы такая крупная держава, как Япония, обретала бы больше такой самостоятельности. В ходе подготовки к контактам на высшем уровне мы вообще этот вопрос не затрагиваем, а наши японские коллеги по собственной инициативе периодически говорят, что они хотели бы прекратить действия санкций, но солидарность с западными странами вынуждает их от этого пока отказываться.

Мы не будем ни в случае с Японией, ни в случае с ЕС, ни в случае с США сами инициировать эту тему. Мы убеждены, что односторонние санкции являются абсолютно незаконными. Есть единственный способ легитимно вводить меры принуждения – это через Совет Безопасности ООН. Мы еще отдельно потом будем говорить с нашими партнерами в концептуальном плане о том, что если в отношении какой-либо страны как например Ирана, в свое время были одобрены в Совете Безопасности ООН коллективные, легитимные санкции международного сообщества, то в таких случаях нужно договариваться, что эти международные санкции нужно строго выполнять, но чтобы к ним ничего нельзя было ни добавить, ни убавить. Необходимо следовать всем запретам, которые ввел Совет Безопасности ООН, а добавлять «сверху», помимо того, о чем договорились по-честному, я считаю неэтичным. Но это не относится к Российской Федерации. В отношении Российской Федерации никаких санкций Совета Безопасности ООН нет и быть и может.

Вопрос: Это не мешает визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию?

С.В.Лавров: Визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию вообще ничего не мешает. Для того, чтобы он состоялся, нужно, чтобы давным-давно сделанное приглашение обрело форму какой-то конкретной даты. Президент России В.В.Путин не раз говорил Премьер-министру Японии С.Абэ, что мы не хотим ставить Японию в неловкое положение. Это не Россия напросилась в гости в Японию, это Япония пригласила нас посетить страну с визитом. Потом несколько раз Премьер-министр Японии С.Абэ говорил Президенту России В.В.Путину, что он думает над датами. Мы успокаивали наши японских партнеров, чтобы они не волновались, что не надо нам каждый раз говорить, что они продолжают думать. Когда «созреют» по конкретным срокам, пусть скажут, мы их и будем рассматривать.

Тем временем со стороны Премьер-министра Японии С.Абэ была выражена заинтересованность посетить Российскую Федерацию. Мы ему тут же предложили конкретные сроки. Как я понимаю, в самое ближайшее время такой визит состоится.

Мы слышали заявления из Вашингтона о том, что они не одобряют контакты на высшем уровне между Россией и Японией. Недавно вроде бы какой-то официальный представитель Государственного департамента или Белого дома сказал, что, «ничего страшного, один раз съездить можно». Это возмутительное поведение. Думаю, что наши японские коллеги это понимают и относятся к этому так, как подобные неприемлемые манеры того заслуживают.

К нам приезжают многие западные партнеры, Президент России В.В.Путин посещает целый ряд европейских стран. Все зависит от того, когда наши японские коллеги почувствуют для себя возможным и комфортным принять решение о том, какие сроки предложить Президенту России В.В.Путину.

Вопрос: Вы упомянули Совместную декларацию от 19 октября 1956 г.. Кроме этой декларации между Россией и Японией существует несколько других документов, в т.ч. Заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Японии «О дальнейшем продолжении переговоров по проблеме мирного договора», подписанное в Иркутске в 2001 году В.В.Путиным и Е.Мори. Может ли оно тоже считаться основой для ведения переговоров?

С.В.Лавров: В этом Заявлении, если я правильно помню, говорится о договорённости продолжать диалог, чтобы решить все вопросы, включая принадлежность всех четырех островов. Мы от этого не отказываемся. Но это все-таки заявление, хотя я подтверждаю, что нашей целью является обеспечение полной ясности в отношении принадлежности всех четырех островов. Декларация от 19 октября 1956 г. – это не просто подписанный, а единственный ратифицированный документ между нашими странами по данной проблеме.

Япония. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 апреля 2016 > № 1776130 Сергей Лавров


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 3 июня 2012 > № 567681 Сергей Лавров

Интервью С.В.Лаврова китайскому информационному агентству «Синьхуа», 3 июня 2012 года

Вопрос: Предстоящий визит В.В.Путина в Китай будет первым после его вступления на пост Президента РФ. Какие ожидания российская сторона связывает с этим визитом?

С.В.Лавров: То, что Президент В.В.Путин свой визит в Китайскую Народную Республику совершает в рамках первой после вступления в должность серии зарубежных контактов, отражает беспрецедентно высокий уровень, на который сегодня вышли российско-китайские связи.

В последние десять с лишним лет наши страны развивают отношения равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия – такая формулировка зафиксирована в основополагающем Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и КНР от 16 июля 2001 года. За это время достигнуты действительно прорывные результаты. Это и окончательное урегулирование пограничного вопроса, и рекордный рост взаимной торговли, достигшей по результатам прошлого года 83 млрд долл., и выход на стратегический уровень сотрудничества в энергетической сфере, и осуществление крупнейших социально значимых двусторонних проектов – национальных Годов России и Китая и Годов русского и китайского языков. Разумеется, нельзя не упомянуть о весьма эффективном взаимодействии наших двух государств на международной арене, которое способствует упрочению мира и стабильности на региональном и глобальном уровнях.

Главной задачей предстоящего визита станет дальнейшее углубление сотрудничества по всем направлениям. В ходе саммита планируется подписать Совместное заявление, а также ряд соглашений между органами исполнительной власти и компаниями двух стран.

На переговорах намечено рассмотреть перспективы развития торгово-экономических отношений, взаимодействия в области энергетики, модернизации и инноваций, наращивания взаимных инвестиций, производственной кооперации, межрегиональных связей. Рассчитываем предметно проанализировать работу по оптимизации структуры двусторонней торговли, прежде всего за счет увеличения в российском экспорте в Китай доли продукции с высокой добавленной стоимостью. Кроме того, планируется обсудить ряд актуальных вопросов сотрудничества в сфере миграции, охраны окружающей среды, рационального использования и охраны трансграничных вод.

Отдельное внимание будет уделено начатой в этом году совместной проверке линии прохождения российско-китайской государственной границы – первой после завершения демаркации, – а также результатам функционирования двусторонних механизмов сотрудничества в районе общей границы.

В повестке дня переговоров по культурно-гуманитарным вопросам – вопросы реализации такого крупного проекта, как Год российского туризма в Китае, стимулирование молодежных обменов, перспективы заключения долгосрочного стратегического документа – Плана действий по развитию российско-китайского взаимодействия в гуманитарной сфере на ближайшие десять лет.

Разумеется, предстоит провести углубленный обмен мнениями по широкому кругу региональных и международных проблем, представляющих интерес для наших стран.

Вопрос: В последнее время обстановка в мире характеризуется как неспокойная и усложняется день ото дня. Китай и Россия сталкиваются с множеством внешних вызовов. В июне прошлого года лидеры Китая и России наметили проект развития отношений между двумя странами на следующие 10 лет. Просим Вас обрисовать перспективу развития сотрудничества между Китаем и Россией на будущее, а также оценить перспективы сотрудничества двух стран на международной арене.

С.В.Лавров: Начну с общих перспектив развития российско-китайских связей. Главы наших государств в прошлом году договорились придать отношениям равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия всеобъемлющий характер. Для достижения этой цели будут предприниматься усилия по целому ряду направлений.

В политической области намерены продолжать укреплять взаимное доверие, стимулировать интенсивные контакты на высшем и высоком уровнях, поддерживать друг друга в вопросах защиты суверенитета, государственного единства и территориальной целостности наших стран. В торгово-экономической сфере поставлены стратегические задачи довести объем двустороннего товарооборота до 100 млрд долл. к 2015 году и до 200 млрд долл. – к 2020 году, наращивать объемы взаимных инвестиций, развивать комплексное сотрудничество в энергетической, научно-технической, инновационной сферах и на межрегиональном уровне. В целях упрочения социальной основы российско-китайских отношений планируется расширять обмены в области образования, культуры, здравоохранения, спорта, средств массовой информации, туризма, киноискусства, архивного дела, по молодежной линии. Наши страны нацелены на углубление традиций дружественных контактов и сотрудничества по военной линии.

Интенсивное взаимодействие России и Китая на международной арене обусловлено нынешней ситуацией в мире, которая характеризуется фундаментальными сдвигами в геополитическом и экономическом ландшафте и отражает непростой процесс становления нового полицентричного миропорядка. В его основе – совпадение ключевых интересов наших стран, близость взглядов на существо происходящих в мире перемен и способы реагирования на возникающие вызовы.

Россия и КНР поддерживают становление многополярной модели международных отношений, формирование более справедливой и демократической политической и экономической системы, укрепление центральной координирующей роли ООН в решении актуальных вопросов международной повестки дня. Мы не приемлем политику расширения военных союзов, развертывание систем ПРО на блоковой основе, попытки обеспечить безопасность одних государств за счет других.

Наши страны тесно сотрудничают в различных глобальных и региональных организациях и форумах, включая ООН и ее Совет Безопасности, ШОС, «Группу двадцати», БРИКС, многосторонние объединения в АТР. Осуществляется эффективная координация позиций по таким важным международным вопросам, как обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке, особенно в связи с событиями в Сирии, ядерная проблема Корейского полуострова, ситуация вокруг иранской ядерной программы.

В целом считаем российско-китайское внешнеполитическое взаимодействие на всех уровнях успешным образцом партнерской координации, взвешенного и прагматичного подхода к решению наиболее острых проблем современности.

Вопрос: ШОС играет важную роль в обеспечении региональной безопасности и стала прочной опорой для поддержания мира в регионе. Однако как в регионе, так и в мире существует много факторов неопределенности, перед ШОС стоит немало вызовов, таких как терроризм, экстремизм, наркотрафик и трансграничная преступность. Как Вы оцениваете перспективы развития ШОС и его будущую роль на международной арене?

С.В.Лавров: Разделяю Вашу оценку ситуации в мире. Международные отношения находятся на переломном этапе. Происходящие в них перемены сопровождаются возросшей турбулентностью на глобальном и региональном уровнях. На наших глазах происходит опасная разбалансировка всей системы глобального управления. Не преодолены до конца последствия финансово-экономического кризиса, продолжается накопление негативных факторов в мировой экономике, которые могут привести к его второй волне. Сохраняется конфликтный потенциал, множатся угрозы безопасности.

В этих условиях приоритетной задачей ШОС остается обеспечение региональной безопасности и стабильности, укрепление потенциала реагирования на различные угрозы, противодействие терроризму, сепаратизму, экстремизму, незаконному обороту наркотиков и трансграничной организованной преступности.

Предстоящее заседание глав государств-членов ШОС 6-7 июня в Пекине станет важным этапом укрепления сотрудничества в решении стоящих перед Организацией проблем. Лидерам наших стран предстоит подписать Декларацию о построении региона долгосрочного мира и совместного процветания. На рассмотрение глав государств будет представлен серьезный концептуальный документ – Основные направления стратегии развития ШОС на среднесрочную перспективу, в котором сформулированы ключевые ориентиры дальнейшего развития нашего объединения. Большое значение будет иметь утверждение новой редакции Положения о политико-дипломатических мерах и механизмах реагирования на ситуации, ставящие под угрозу мир, безопасность и стабильность в регионе, подготовленной с учетом опыта и уроков динамично меняющейся международной обстановки.

К саммиту подготовлена Программа сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2013-2015 гг. Предусмотренные в документе меры призваны повысить эффективность работы Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС, усилить координацию действий государств-членов по самому широкому спектру направлений, привлечь к совместной работе наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС.

Первостепенное значение для безопасности нашего региона приобретает борьба с наркоугрозой. Год назад в Астане была одобрена Антинаркотическая стратегия ШОС на 2011-2016 гг., реализация которой сейчас идет полным ходом. Вслед за вступлением в силу Соглашения между правительствами государств-членов ШОС о сотрудничестве в обеспечении международной информационной безопасности развернута практическая работа по выстраиванию механизмов взаимодействия в этой области. На площадке ШОС вот уже несколько лет успешно проводятся консультации по Афганистану. Перечень того, что делается в рамках Организации, можно было бы продолжить.

Резюмируя: за минувшие годы ШОС прочно утвердилась в качестве ключевого фактора обеспечения безопасности и стабильности в регионе. Сегодня ШОС – это сплоченный коллектив единомышленников, твердо настроенных и впредь активно развивать доверительный политический диалог, равноправное и взаимовыгодное экономическое и гуманитарное сотрудничество, расширять международные связи. Уверен, что у нашей Организации хорошие перспективы и большое будущее.

Вопрос: На предстоящем саммите ШОС в Пекине будет рассмотрен вопрос о приеме Афганистана в ШОС в качестве наблюдателя и приеме Турции в качестве партнера по диалогу. Какое значение имеет расширение ШОС для укрепления роли этой Организации?

С.В.Лавров: Очевидно, что эффективно противодействовать угрозам региональной безопасности можно только сообща, коллективными усилиями. В этом контексте не видим альтернативы расширению ШОС, интерес к которой в нашем регионе и за его пределами неуклонно растет. Убеждены, что прием в ряды нашего объединения таких стран, как, например, Индия и Пакистан, в настоящее время являющихся государствами-наблюдателями, существенно укрепит потенциал ШОС и повысит ее международный авторитет. Приток «свежей крови» придаст Организации дополнительную энергию, будет способствовать ее модернизации.

В настоящее время прорабатывается комплекс вопросов, связанных с увеличением численного состава ШОС. Многое на этом направлении уже сделано. В 2010 году одобрено Положение о порядке приема в ШОС новых членов, в 2011 году утвержден типовой Меморандум об обязательствах государства-заявителя в целях получения статуса государства-члена ШОС. Идет согласование финансовых, юридических и административных условий для приема новых членов. Все это – обязательная «домашняя работа», которую должна выполнить любая международная организация, готовясь к расширению своих рядов.

Между тем и у государств-наблюдателей, и у партнеров по диалогу есть широкие возможности для того, чтобы вносить свою лепту в деятельность ШОС. В этой связи мы с удовлетворением восприняли официальные обращения Афганистана с просьбой о предоставлении ему статуса наблюдателя и Турции – статуса партнера по диалогу. Надеемся, что главы государств-членов ШОС на саммите в Пекине поддержат заявки двух этих государств.

Вопрос: Войска НАТО постепенно уходят из Афганистана. По Вашему мнению, что может делать ШОС для укрепления региональной безопасности и стабильности после ухода натовских сил?

С.В.Лавров: Поспешный вывод коалиционных сил из Афганистана несет в себе серьезные риски для безопасности и стабильности в регионе. В сложном положении оказываются и страны Центральной Азии: уже сейчас наблюдается тенденция перетекания в этот регион террористической и экстремистской активности из северных районов Афганистана. Это, естественно, ставит перед государствами-членами ШОС задачу принятия дополнительных мер по укреплению взаимодействия в сфере безопасности, вовлечения в совместную работу афганских властей.

Афганистан – давний добрый партнер всех государств-членов ШОС. Наша организация поддерживает усилия руководства ИРА по восстановлению мира, выступает за построение в Афганистане независимого, нейтрального, мирного, процветающего государства, свободного от терроризма и наркопреступности.

Государства-члены ШОС уже многие годы оказывают афганскому народу действенную экономическую и гуманитарную помощь в решении насущных проблем по двусторонней линии. Общие действия стран ШОС по борьбе с терроризмом и наркотрафиком тоже являются вкладом в усилия международного сообщества на афганском направлении.

После того, как ИРА будет предоставлен статус наблюдателя при ШОС, для сотрудничества открываются дополнительные возможности. Это прежде всего касается подключения Афганистана к деятельности РАТС ШОС, к обмену оперативной информацией по террористическим и экстремистским организациям и их лидерам, к совместным действиям по пресечению потока наркотиков с афганской территории.

Важное направление сотрудничества – подготовка кадров для Афганистана. Россия приступила к реализации программы по ежегодному обучению более двухсот афганских полицейских в вузах МВД. Мы увеличили количество государственных стипендий для студентов-афганцев. Готовы наращивать помощь Кабулу и впредь. Такой же настрой видим у других государств-членов ШОС.

Обеспечение региональной безопасности напрямую связано с экономическим восстановлением Афганистана, и здесь государства-члены ШОС также готовы оказывать поддержку в осуществлении национальных и транснациональных программ. Перспективным представляется присоединение шосовских стран к проектам строительства газопровода с участием Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии (ТАПИ), линии электропередач, связывающей Центральную Азию и Южную Азию (CASA-1000).

ШОС открыта для взаимодействия по Афганистану со всеми странами и международными организациями, включая США и НАТО. При этом, разумеется, мы готовы работать лишь по тем направлениям, которые отвечают интересам ШОС и которые с нашей точки зрения могут принести реальную добавленную стоимость.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 3 июня 2012 > № 567681 Сергей Лавров


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 3 июня 2012 > № 565633 Сергей Лавров

На днях, в связи с предстоящим визитом президента России Владимира Путина и саммитом ШОС, который пройдет 6 и 7 июня в Пекине, министр иностранных дел России Сергей Лавров дал эксклюзивное интервью агентству Синьхуа. Ниже следует полный текст интервью:

Вопрос: Предстоящий визит В.В.Путина в Китай будет первым после его вступления на пост президента РФ. Какие ожидания российская сторона связывает с этим визитом?

Ответ: То, что президент В.В.Путин свой визит в Китайскую Народную Республику совершает в рамках первой после вступления в должность серии зарубежных контактов, отражает беспрецедентно высокий уровень, на который сегодня вышли российско-китайские связи.

В последние десять с лишним лет наши страны развивают отношения равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия -- такая формулировка зафиксирована в основополагающем Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и КНР от 16 июля 2001 года. За это время достигнуты действительно прорывные результаты. Это и окончательное урегулирование пограничного вопроса, и рекордный рост взаимной торговли, достигшей по результатам прошлого года 83 млрд. долл., и выход на стратегический уровень сотрудничества в энергетической сфере, и осуществление крупнейших социально значимых двусторонних проектов -- национальных Годов России и Китая и Годов русского и китайского языков. Разумеется, нельзя не упомянуть о весьма эффективном взаимодействии наших двух государств на международной арене, которое способствует упрочению мира и стабильности на региональном и глобальном уровнях.

Главной задачей предстоящего визита станет дальнейшее углубление сотрудничества по всем направлениям. В ходе саммита планируется подписать Совместное заявление, а также ряд соглашений между органами исполнительной власти и компаниями двух стран.

На переговорах намечено рассмотреть перспективы развития торгово-экономических отношений, взаимодействия в области энергетики, модернизации и инноваций, наращивания взаимных инвестиций, производственной кооперации, межрегиональных связей. Рассчитываем предметно проанализировать работу по оптимизации структуры двусторонней торговли, прежде всего за счет увеличения в российском экспорте в Китай доли продукции с высокой добавленной стоимостью. Кроме того, планируется обсудить ряд актуальных вопросов сотрудничества в сфере миграции, охраны окружающей среды, рационального использования и охраны трансграничных вод.

Отдельное внимание будет уделено начатой в этом году совместной проверке линии прохождения российско-китайской государственной границы -- первой после завершения демаркации, -- а также результатам функционирования двусторонних механизмов сотрудничества в районе общей границы.

В повестке дня переговоров по культурно-гуманитарным вопросам -- вопросы реализации такого крупного проекта, как Год российского туризма в Китае, стимулирование молодежных обменов, перспективы заключения долгосрочного стратегического документа -- Плана действий по развитию российско-китайского взаимодействия в гуманитарной сфере на ближайшие десять лет.

Разумеется, предстоит провести углубленный обмен мнениями по широкому кругу региональных и международных проблем, представляющих интерес для наших стран.

Вопрос: В последнее время обстановка в мире характеризуется как неспокойная и усложняется день ото дня. Китай и Россия сталкиваются с множеством внешних вызовов. В июне прошлого года лидеры Китая и России наметили проект развития отношений между двумя странами на следующие 10 лет. Просим Вас обрисовать перспективу развития сотрудничества между Китаем и Россией на будущее, а также оценить перспективы сотрудничества двух стран на международной арене.

Ответ: Начну с общих перспектив развития российско-китайских связей. Главы наших государств в прошлом году договорились придать отношениям равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия всеобъемлющий характер. Для достижения этой цели будут предприниматься усилия по целому ряду направлений.

В политической области стороны намерены продолжать укреплять взаимное доверие, стимулировать интенсивные контакты на высшем и высоком уровнях, поддерживать друг друга в вопросах защиты суверенитета, государственного единства и территориальной целостности наших стран. В торгово-экономической сфере поставлены стратегические задачи довести объем двустороннего товарооборота до 100 млрд. долл. к 2015 году и до 200 млрд. долл. -- к 2020 году, наращивать объемы взаимных инвестиций, развивать комплексное сотрудничество в энергетической, научно-технической, инновационной сферах и на межрегиональном уровне. В целях упрочения социальной основы российско-китайских отношений планируется расширять обмены в области образования, культуры, здравоохранения, спорта, средств массовой информации, туризма, киноискусства, архивного дела, по молодежной линии. Наши страны нацелены на углубление традиций дружественных контактов и сотрудничества по военной линии.

Интенсивное взаимодействие России и Китая на международной арене обусловлено нынешней ситуацией в мире, которая характеризуется фундаментальными сдвигами в геополитическом и экономическом ландшафте и отражает непростой процесс становления нового полицентричного миропорядка. В его основе -- совпадение ключевых интересов наших стран, близость взглядов на существо происходящих в мире перемен и способы реагирования на возникающие вызовы.

Россия и КНР поддерживают становление многополярной модели международных отношений, формирование более справедливой и демократической политической и экономической системы, укрепление центральной координирующей роли ООН в решении актуальных вопросов международной повестки дня. Мы не приемлем политику расширения военных союзов, развертывание систем ПРО на блоковой основе, попытки обеспечить безопасность одних государств за счет других.

Наши страны тесно сотрудничают в различных глобальных и региональных организациях и форумах, включая ООН и ее Совет Безопасности, ШОС, Группу двадцати, БРИКС, многосторонние объединения в АТР. Осуществляется эффективная координация позиций по таким важным международным вопросам, как обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке, особенно в связи с событиями в Сирии, ядерная проблема Корейского полуострова, ситуация вокруг иранской ядерной программы.

В целом считаем российско-китайское внешнеполитическое взаимодействие на всех уровнях успешным образцом партнерской координации, взвешенного и прагматичного подхода к решению наиболее острых проблем современности.

Вопрос: ШОС играет важную роль в обеспечении региональной безопасности и стала прочной опорой для поддержания мира в регионе. Однако, как в регионе, так и в мире существует много факторов неопределенности, перед ШОС стоит немало вызовов, таких как терроризм, экстремизм, наркотрафик и трансграничная преступность. Как Вы оцениваете перспективы развития ШОС и его будущую роль на международной арене?

Ответ: Разделяю Вашу оценку ситуации в мире. Международные отношения находятся на переломном этапе. Происходящие в них перемены сопровождаются возросшей турбулентностью на глобальном и региональном уровнях. На наших глазах происходит опасная разбалансировка всей системы глобального управления. Не преодолены до конца последствия финансово-экономического кризиса, продолжается накопление негативных факторов в мировой экономике, которые могут привести к его второй волне. Сохраняется конфликтный потенциал, множатся угрозы безопасности.

В этих условиях приоритетной задачей ШОС остается обеспечение региональной безопасности и стабильности, укрепление потенциала реагирования на различные угрозы, противодействие терроризму, сепаратизму, экстремизму, незаконному обороту наркотиков и трансграничной организованной преступности.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 3 июня 2012 > № 565633 Сергей Лавров


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 11 мая 2012 > № 567686 Сергей Лавров

Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Китая Ян Цзечи, Пекин, 10 мая 2012 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить моего коллегу и друга Министра иностранных дел КНР Ян Цзечи за радушный прием на китайской земле.

Мы конкретно и подробно обсудили широкий круг вопросов, касающихся дальнейшего углубления нашего стратегического взаимодействия и партнерства как по двусторонней линии, так и на международной арене. Российско-китайские отношения вышли на беспрецедентно высокий уровень и продолжают развиваться поступательно. Углубляется регулярный политический диалог на высшем уровне по линии заместителей председателей правительств, министров. По сути, встречи проходят ежемесячно.

Сегодня мы договорились о шагах, которые необходимо осуществить для успешной подготовки государственного визита Президента Российской Федерации В.В.Путина в КНР, а также для проведения осенью этого года очередной встречи глав правительств России и Китая.

Наши отношения обогащаются новыми гранями. Наряду с беспрецедентным ростом товарооборота (который в прошлом году превысил 80 млрд. долларов США) в апреле с.г. впервые прошли российско-китайские военно-морские учения, стартовал новый масштабный гуманитарный проект – Год российского туризма в Китае.

Говоря о гуманитарной составляющей нашего партнерства, не могу не упомянуть о том, что нынешний визит в Китай был начат с посещения города Далянь и участия в церемонии открытия Музея истории освобождения Северо-Востока Китая Советской армией. На встречах с китайскими друзьями мы вновь подчеркнули, что одной из цементирующих основ нашего партнерства является святая память о боевом братстве в борьбе с общим злом.

В кровопролитной Второй мировой войне человечество буквально выстрадало принципы, которые легли в основу современного мироустройства и составляют суть Устава ООН. Это, прежде всего, равноправие, уважение суверенитета и территориальной целостности государств, невмешательство во внутренние дела, недопустимость разрешения международных и региональных конфликтов с применением силы или угрозы силой. Россия и Китай твердо придерживаются именно этих принципов, подходя к самым разным конфликтам, которые сегодня рассматриваются международным сообществом – будь то ситуация на Ближнем Востоке и Севере Африки, Корейском полуострове, вокруг иранской ядерной программы, Афганистана или любой другой кризис. Одновременно наши государства продвигают позитивную объединительную повестку дня в самых различных многосторонних форматах, включая ООН, БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка), РИК (Россия, Индия, Китай), «Группу двадцати» и, конечно, ШОС. Подробно обсудили подготовку к саммиту Шанхайской организации сотрудничества, который пройдет в начале июня в Пекине.

Убежден, что наши сегодняшние переговоры, являясь частью масштабной подготовки к саммиту лидеров России и КНР, будут способствовать дальнейшему продвижению по пути углубления нашего стратегического партнерства и взаимодействия.

Вопрос: Как Россия оценивает последние события в Сирии? Как известно, 7 мая в САР прошли парламентские выборы, которые Вашингтон назвал «смехотворными». Сегодня в стране прогремели два взрыва, которые повлекли человеческие жертвы. Какова будет в дальнейшем позиция Москвы по сирийскому вопросу?

С.В.Лавров: Наша позиция по сирийской проблеме остается неизменной. Убеждены, что единственным выходом из ситуации является прекращение любого насилия, откуда бы оно ни исходило, и выполнение плана, который представил специальный посланник ООН/ЛАГ К.Аннан. Мы делаем все, что в наших силах, для того, чтобы стороны сотрудничали с К.Аннаном, его представителями и Миссией наблюдателей ООН. К сожалению, те государства, которые имеют большее, чем Россия, влияние на оппозицию, особенно на непримиримую ее часть, не поступают таким же образом. Иногда они даже подстрекают вооруженные группы не идти ни на какие компромиссы и договоренности, а продолжать подрывную деятельность в расчете на то, что правительственные силы будут реагировать неадекватно, и что в итоге круг насилия приведет к необходимости внешнего вмешательства. Это неприемлемо, и Совет Безопасности ООН не даст санкции на подобный сценарий.

Сейчас мы наблюдаем нечто вроде «дежавю». В ноябре прошлого года Лига арабских государств учредила арабскую миссию наблюдателей, которая была развернута в Сирии и насчитывала несколько сотен человек. Они принялись работать, содействуя стабилизации обстановки одним своим присутствием, начали готовить объективные доклады. В момент, когда миссия набрала силу, ЛАГ решила ее свернуть. Сейчас похожие призывы раздаются уже в отношении Миссии наблюдателей ООН и в целом усилий, предпринимаемых К.Аннаном. Если люди будут предрекать провал Миссии ООН - это уже вредно. Но, к сожалению, некоторые наши партнеры не только пророчат, но и делают практические шаги, направленные на то, чтобы в прямом и переносном смысле «взорвать» ситуацию. Я имею в виду и взрывы, о которых Вы упомянули.

Никто не снимает с сирийского руководства ответственность. Но это не должно использоваться как предлог для того, чтобы снять всякую ответственность с противоположных сторон (в САР есть несколько экстремистских вооруженных групп, которые осуществляют провокационные вылазки), на которые имеют влияние члены мирового сообщества. И они должны употребить это влияние в пользу, а не во вред.

Мы не на стороне тех, кто действует в отношении Сирии по принципу «чем хуже, тем лучше». Наша приверженность исключительно мирному урегулированию кризиса через диалог с участием всех сирийских сторон остается неизменной. Есть люди, которые хотят оказывать на нас давление с целью изменения такой позиции. Но мы не поддадимся этому давлению и будем последовательно привержены консенсусу, достигнутому в СБ ООН, его решениях и резолюциях, одобряющих план К.Аннана.

Вопрос: Как, по Вашему мнению, Россия и Китай должны развивать отношения в дальнейшем, чтобы сохранить нынешний беспрецедентно высокий уровень сотрудничества?

С.В.Лавров: Считаю, что здесь ничего не нужно выдумывать, потому что принципы и методы сотрудничества, лежащие в основе нашего стратегического партнерства, абсолютно и полностью себя оправдывают. Диалог на высшем уровне постоянно дает новые импульсы взаимодействию во всех без исключения сферах – от экономической, военно-технической, инновационной, инвестиционной, гуманитарной до самых новых инициатив, подобно Году туризма России в Китае и предстоящему в 2013 г. Году туризма Китая в России.

Все эти импульсы необходимо четко и своевременно воплощать в конкретные дела. У нас с КНР создан наиболее разветвленный механизм двустороннего сотрудничества. Он включает всех без исключения министров во главе с председателями правительств, которые готовят предложения и доклады главам государств о выполнении задач, поставленных на высшем уровне. Повторю, я считаю, что у нас оптимальная схема, позволяющая эффективно работать и осуществлять контроль за тем, как выполняются договоренности.

Сегодняшнее обсуждение подготовки к государственному визиту Президента В.В.Путина в КНР подтвердило, что предстоящий саммит наших руководителей станет очередной важной вехой на пути дальнейшего углубления двустороннего стратегического партнерства и всестороннего взаимодействия.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 11 мая 2012 > № 567686 Сергей Лавров


Индия. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 15 апреля 2012 > № 567693 Сергей Лавров

Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам 11-й встречи министров иностранных дел России, Индии и Китая, Москва, 13 апреля 2012 года

Мы провели очень полезный обмен мнениями по актуальным международным и региональным вопросам. Рассмотрели ход реализации решений, принятых нами на предыдущей министерской встрече в 2010 г. в Ухане (КНР). Договорились о наших приоритетах по дальнейшей работе. Итоги обсуждения отражены в подробном Совместном коммюнике - привлекаю внимание к этому документу, который мы сегодня выпускаем.

Особый акцент сделали на региональной повестке дня, включая ситуацию в Афганистане, Иране, на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии и вокруг нее, на Корейском полуострове.

Одной из приоритетных тем считаем задачу формирования архитектуры безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Наши страны едины в том, что такая архитектура должна быть открытой, учитывающей законные интересы каждого расположенного там государства и базироваться на общепринятых нормах и принципах международного права, признании неделимости безопасности, взаимном уважении и доверии. По общему мнению, здесь есть широкое поле для совместной работы в различных форматах, включая Восточно-Азиатские саммиты, механизмы сотрудничества АСЕАН со своими партнерами и др.

Мы едины в необходимости наращивать эффективность коллективных усилий в противодействии терроризму, экстремизму, незаконному обороту наркотиков. Эти угрозы во многом исходят с территории Афганистана. Нам небезразлична судьба этого государства, его народа, поскольку Афганистан – наш общий сосед. От того, как там будут развиваться события, как пойдет процесс нормализации обстановки, как будет выглядеть социально-экономическая ситуация, зависит безопасность и стабильность не только ИРА, но и региона в целом. Мы готовы к дальнейшей совместной работе по Афганистану в рамках различных многосторонних структур. При этом считаем, что Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) - наиболее оптимальный формат регионального взаимодействия по афганским делам. Тем более, что Афганистан является специально приглашенным государством в ШОС и уже обратился с просьбой о предоставлении ему статуса наблюдателя. Мы это поддерживаем.

Не обошли мы сегодня вниманием и иранский сюжет. Серьезно обеспокоены ситуацией вокруг Ирана, являющегося нашим давним партнером, участником ряда региональных объединений, в том числе наблюдателем в ШОС. Позиции России, Индии и Китая по иранской ядерной программе совпадают. Выступаем за исключительно мирное решение этой проблемы на основе имеющихся решений МАГАТЭ и Совета Безопасности ООН. Эти позиции отражены в итоговом коммюнике.

Обсудили и ядерную проблему Корейского полуострова, в т.ч. неудачный запуск ракеты-носителя. Убеждены, что на имеющиеся вызовы необходимо реагировать только политико-дипломатическими средствами. Призываем все заинтересованные стороны к максимальной ответственности, выдержке и продолжению усилий по возобновлению шестисторонних переговоров. Это - безальтернативный формат обеспечения урегулирования ситуации вокруг Корейского полуострова.

Надеемся также, что между двумя корейскими государствами возобновится диалог, отношения будут нормализованы. Это поможет снизить напряженность на Корейском полуострове и в целом в Северо-Восточной Азии.

Наша встреча подтвердила приверженность трех стран – России, Индии и Китая - развитию и углублению диалога не только по вопросам мировой и региональной политики, но и по практическим направлениям сотрудничества. За минувший год наши эксперты по вопросам чрезвычайного реагирования регулярно встречались и согласовывали полезные совместные проекты. Приведу в этой связи пример, касающийся космического мониторинга наводнений и засух. Деловые круги трех стран нарабатывают формы сотрудничества. Прошлой осенью, к примеру, в Ростове-на-Дону прошла встреча трех торгово-промышленных палат.

Отмечу также и взаимный интерес по линии научных кругов. В ноябре 2011 г. в Пекине состоялась уже одиннадцатая конференция политологов и дипломатов Индии, Китая и России.

Я удовлетворен сегодняшней встречей, благодарю моих коллег за сотрудничество и предоставляю слово Министру иностранных дел Индии С.М.Кришне.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): Сергей Викторович, в совместном заявлении министров иностранных дел «Группы восьми» содержится призыв к Совбезу ООН дать соответствующий ответ на запуск северокорейского спутника. Может ли он речь идти о санкционных мерах? Поддержит ли его в этом случае российская сторона?

С.В.Лавров: Мы сожалеем о том, что Пхеньян произвел запуск ракеты вопреки настоятельному призыву международного сообщества не делать этого, включая призывы дружественных КНДР государств. По крайней мере, Китай и Россия адресовали такие призывы. К счастью, на этот раз неудача космического эксперимента не обернулась ущербом для других стран.

Позиция российской стороны проста - у Корейской Народно-Демократической Республики есть право на использование космического пространства в мирных целях. Однако на данном этапе это право ограничено соответствующими резолюциями Совета Безопасности ООН. Как только созреют условия для снятия санкций (о необходимости создания которых хорошо известно Пхеньяну), никаких ограничений на реализацию права на мирное освоение космоса и атомной энергетики у КНДР не будет.

Считаем, что нарушение резолюции Совета Безопасности требует рассмотрения ситуации в СБ ООН. Но реакция Совбеза должна быть взвешенной. Мы не верим в новые санкции, которые ничего не дадут с точки зрения урегулирования ситуации. Полагаем, что СБ ООН должен ответственно подойти к своим обязанностям и принять решения, в которых будет дана принципиальная оценка случившегося и с одновременным ориентиром на достижение главной цели – возобновление шестисторонних переговоров.

Мы призываем наших северокорейских соседей избегать действий, подпитывающих эскалацию напряженности на Корейском полуострове. Одновременно ожидаем максимальной сдержанности и ответственности всех расположенных в регионе государств. Готовы и дальше совместно с партнерами по шестисторонним переговорам продолжать усилия по нормализации обстановки. Сегодня в ходе нашей встречи этот вопрос обсуждался. Констатируем совпадающие подходы трех стран по данной теме.

Вопрос (адресован российскому и индийскому министрам): Когда может начаться процесс приема новых членов в ШОС? Есть ли сдерживающие факторы?

С.В.Лавров (добавляет к ответу С.М.Кришны): Россия поддерживает членство в ШОС Индии и Пакистана, который тоже обратился с соответствующей просьбой. В ходе сегодняшней трехсторонней встречи мы говорили, что в ШОС действует принцип открытости и приняты специальные положения о наблюдателях. Сейчас эти положения переводятся на язык конкретных формулировок о правовых, организационных и финансовых аспектах присоединения государств к членству в Шанхайской организации сотрудничества. Рассчитываем, что эта работа не займет много времени.

В принципе в нынешнем качестве наблюдателя Индия уже участвует в целом ряде областей деятельности ШОС, в частности, в создаваемом энергетическом клубе. Россия приветствовала бы подключение Индии и к работе Региональной антитеррористической структуры Организации, проектам в сфере транспорта, новых технологий, сельского хозяйства, науки и образования. Этому ничего не препятствует. Но, повторю, последние штрихи, которые определят правовые, организационные и финансовые аспекты участия новых членов, надеемся, будут в скором времени завершены, и мы сможем принимать решение по существу просьб Индии и Пакистана.

Спасибо за внимание.

Индия. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 15 апреля 2012 > № 567693 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter