Всего новостей: 2361801, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Михеев Василий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Михеев Василий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
КНДР > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 18 февраля 2013 > № 927766 Василий Михеев

А если пульнут?

Ядерная угроза, исходящая от Северной Кореи, становится реальной

Специалисты по Корее рассуждают о том, почему Пхеньян произвел запуск ракеты, и как отразится на мировой политике очередное испытание оружия массового поражения в КНДР.

Василий Михеев, специалист по Корее, членкор РАН, замдиректора ИМЭМО РАН

Последнее, третье за семь лет, ядерное испытание в Северной Корее — грубое нарушение режима нераспространения оружия массового уничтожения и резолюций ООН. Резкое осуждение действий Пхеньяна Совбезом — правильная и ожидаемая реакция.

1. Что произошло нового после взрыва?

Вместе с тем нынешняя ситуация особая. В общем-то мир привык к тому, что КНДР имеет военную ядерную программу, проводит неудачные тесты, обостряет ситуацию в СВА, но добиться реального успеха в создании современного ядерного оружия не сможет по причине технологической отсталости, усугубляемой изоляцией от мира.

Однако, похоже, наступил поворотный момент. Нет, о создании настоящей атомной бомбы речи пока не идет. Да, последнее ядерное испытание обозначило прогресс северокорейских разработчиков. Угроза обладания Пхеньяном ядерным оружием становится реальной. А если такое случится, то возможности воздействия мирового сообщества на Пхеньян значительно уменьшатся — ведь действительно могут пульнуть.

О серьезности ситуации свидетельствует и возросшая по сравнению с предыдущими испытаниями жесткость международной реакции, и прежде всего реакции Китая. Официальный Пекин выразил «недовольство» (не сожаление, озабоченность и т.п.), что в переводе с китайского дипломатического означает «терпение на грани». Китайские эксперты по Северной Корее опять же впервые заговорили, что Пекин должен в данной ситуации действовать жестко.

Если накал серьезности в восприятии ситуации новым пекинским руководством сохранится, то можно предположить внесение иных, чем до сих пор, более решительных подходов Китая к КНДР в новую внешнеполитическую доктрину, разработку которой Пекин предполагает завершить к осени 2014 года.

2. Причины. Зачем это нужно Северной Корее и о чем это говорит?

Первое. Новый пхеньянский лидер Ким Чен Ын показал, что не намерен изменять стратегию развития страны и будет следовать старым курсом, направленным на шантаж ядерным фактором, в надежде на получение от США и Южной Кореи экономической помощи в ответ на обещания свернуть ядерную программу, с периодичностью даваемые, а затем отзываемые под всегда неизменным предлогом американской угрозы. Чем дальше продвинута ядерная программа, тем больше Вашингтон и Сеул должны платить за нее.

На протяжении 1998–2007 годов старые лидеры Сеула так и реагировали на ситуацию: предоставляли помощь без взаимности со стороны Пхеньяна, исходя из той посылки, что за безопасность надо платить. В похожем варианте действовали и американские администрации.

Официальный Пекин выразил «недовольство», что в переводе с китайского дипломатического означает «терпение на грани»

Приход к власти в США Барака Обамы и в Южной Корее Ли Мен Бака положил конец этой спирали: Пхеньян обостряет ситуацию — получает деньги в обмен на обещания свернуть ядерные и ракетные разработки — тратит деньги, не выполняет обещания — снова нагнетает и т.д.

В начале этого года в США и Южной Корее к власти пришли новые команды, хотя и возглавляемые прежними политическими силами: в США переизбран Обама, в Южной Корее 25 февраля состоится инаугурация Пак Гын Хе, из той же правящей партии, что и уходящий президент.

Ядерный ход Пхеньяна — заявка на сигнал новым властям в Вашингтоне и Сеуле: сейчас вам все же придется платить, поскольку мы добиваемся прогресса.

Второе — внутриполитическая направленность акции. Политики и аналитики из нормальных стран недоумевают: почему бы Пхеньяну не заняться рыночными реформами и со временем стать таким же быстроразвивающимся, как Китай? Ответ — в логике северокорейского режима. Ким Ир Сен и Ким Чен Ир не пошли на рубеже 1990-х годов на рыночные реформы, увидев в них ясную перспективу потери власти: быстро, по советскому варианту, или постепенно, по китайскому (китайский принцип сменяемости лидеров не приемлем для северокорейского клана Кимов).

Политики и аналитики из нормальных стран недоумевают: почему бы Пхеньяну не заняться рыночными реформами и со временем стать таким же быстроразвивающимся, как Китай?

Однако после прекращения советской помощи и ее сокращения со стороны Китая в начале 1990-х северокорейская командно-распределительная экономическая система сталинского образца стала разваливаться. Власть не может обеспечить население продовольствием. Предприятия не работают, нет света и воды. Ситуация ухудшается все последние 20 лет. Сегодня уже 30% населения живет на грани голодной смерти, по сообщениям южнокорейских СМИ, учащаются случаи каннибализма, которые стали признаваться и северокорейскими чиновниками. Процветает воровство, подпольные производства, черный рынок и обеспечивающая безопасность в условиях отсутствия рыночного законодательства коррупция.

При этом около 10% населения живет весьма неплохо. Мобильные телефоны и компьютеры, пусть и без выхода за рубеж, машины, возможность тратить деньги в коммерческих ресторанах и магазинах типа советских «Березок» или тех, что создавались после второй мировой войны для государственного изъятия выданных советским офицерам денег за участие в войне (некоторые путают их с частным сектором, но это государственные предприятия, легальный частный бизнес в КНДР запрещен законом).

Это верхушка, имеющая доступ либо к иностранной валюте через каналы внешней помощи и сотрудничества, либо к централизованно распределяемым ресурсам, часть которых через коррупционные схемы идет на черный рынок. Личные интересы этого слоя — в сохранении привилегий и объяснении населению тяжелого настоящего внешней угрозой из США.

Еще один внутриполитический аспект: ядерное испытание, как и запуск баллистической ракеты в декабре 2012 года, нацелено на повышение личного авторитета Ким Чен Ына. Его приход к власти не был подготовлен ни организационно, ни пропагандистки. Например, до сих пор не объявлен год его рождения, т.к. не завершена идеологическая работа по стыковке новой легенды о сыне с существующими «революционными» легендами о деде и отце. После провальной попытки запустить ракету в апреле в северокорейском обществе, несмотря на его зажатость и подконтрольность власти, стали распространяться негативные мнения о Ким Чен Ыне как о «недееспособном лидере».

3. Почему Пхеньян не боится?

В Северной Корее уверены: противоречия и конфронтация между Россией, США и Китаем носят вечный характер. Это дает шансы на постоянное маневрирование и игру на противоречиях тройки — при уверенности в том, что вместе эти страны против КНДР серьезно, имея в виде точечную или широкомасштабную военную акцию, действовать не будут.

В Пхеньяне не боятся и санкций. Во-первых, внешние связи Северной Кореи и так существенно ограничены, и новые санкции мало что изменят. Во-вторых, там нет ни частного бизнеса, ни среднего класса, чьи интересы могут быть результативно затронуты санкциями. В том смысле, чтобы побудить их к давлению на власть. Нет и механизмов такого давления. А интересы большей массы населения власть не интересуют.

30% населения Северной Кореи живет на грани голодной смерти. По сообщениям южнокорейских СМИ, учащаются случаи каннибализма, которые стали признавать даже северокорейские чиновники

Наконец, главное — существующие у мирового сообщества санкционные возможности не могут кардинально повлиять на положение северокорейской верхушки. Китай, несмотря на «недовольство», не пойдет на полное прекращение экономических связей из-за опасений наступления там полного коллапса и наплыва критического для стабильности северо-востока Китая голодных северокорейских беженцев. Европейские страны в силу своих либеральных традиций не смогут полностью блокировать деятельность северокорейских банков, обслуживающих «золото и денежные потоки партии». Япония ввела торговые санкции против КНДР, минимизировав торговые потоки. Однако главное для Пхеньяна не столько торговля, сколько роль просеверокорейской организации «Чхонрен», выступающей финансовым окном КНДР в мир. Поставить под санкции «Чхонрен» японское правительство может, только изменив внутреннее законодательство. Дело непростое и долгое. Поэтому «его пугают, а ему не страшно».

4. Что делать?

Проблема Пхеньяна напоминает проблему хулигана, терроризирующего интеллигентную компанию. Его стараются увещевать, уговаривать, воспитывать, решать проблему «только дипломатическим путем» и т.п. Но все это до той поры, пока хулиган не нанесет реального физического вреда кому-то из компании.

В отношении КНДР «пора», похоже, наступила — это поворотный момент в развитии ядерной программы КНДР.

Нынешняя ситуация бросает вызов главным мировым ответственным ядерным державам (Россия, США, Китай), имеющим общие интересы: не допустить, чтобы Пхеньян стал обладателем ядерного оружия. Совпадение интересов позволяет ставить вопрос о том, чтобы использовать ситуацию для прорыва в развитии трехстороннего политического и военного сотрудничества России, США и Китая.

В этом контексте американская идея о точечном превентивном ударе по ядерным объектам Северной Кореи заслуживает по крайней мере обсуждения.

Но этого недостаточно. Единственный путь окончательного решения северокорейского ядерного вопроса — постепенная смена характера северокорейского режима в направлении открытости и рыночных отношений. Но сам режим на это не пойдет. Здесь требуется стратегия тотального вовлечения страны, нацеленного на изменение менталитета тех в КНДР, кто все же способен меняться. Хотя бы по причине личной заинтересованности в валюте и житейских благах.

Однако здесь опять же необходима координация усилий заинтересованных стран. И если в вопросах силового сдерживания Пхеньяна на первые роли выходят ядерные державы, то в политике тотального вовлечения требуется взаимодействие всех стран — участниц шестисторонних переговоров по Северной Корее.

Для этого уже создана, хотя пока и не используемая площадка: механизм шестисторонних переговоров. С участием КНДР они вряд ли скоро возобновятся. Однако в формате действует так называемая пятая группа — по проблемам безопасности в СВА, единственная, которая допускает работу и без участия КНДР. Председателем группы является Россия.

И сегодня как раз наступает тот поворотный момент, когда начало работы группы приобретает жизненное значение.

Василий Михеев

КНДР > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 18 февраля 2013 > № 927766 Василий Михеев


КНДР > Армия, полиция > mn.ru, 18 февраля 2013 > № 771933 Василий Михеев

А ЕСЛИ ПУЛЬНУТ?

Ядерная угроза, исходящая от Северной Кореи, становится реальной

Специалисты по Корее рассуждают о том, почему Пхеньян произвел запуск ракеты, и как отразится на мировой политике очередное испытание оружия массового поражения в КНДР.

Василий Михеев, специалист по Корее, членкор РАН, замдиректора ИМЭМО РАН

Последнее, третье за семь лет, ядерное испытание в Северной Корее - грубое нарушение режима нераспространения оружия массового уничтожения и резолюций ООН. Резкое осуждение действий Пхеньяна Совбезом - правильная и ожидаемая реакция.

1. Что произошло нового после взрыва?

Вместе с тем нынешняя ситуация особая. В общем-то мир привык к тому, что КНДР имеет военную ядерную программу, проводит неудачные тесты, обостряет ситуацию в СВА, но добиться реального успеха в создании современного ядерного оружия не сможет по причине технологической отсталости, усугубляемой изоляцией от мира.

Однако, похоже, наступил поворотный момент. Нет, о создании настоящей атомной бомбы речи пока не идет. Да, последнее ядерное испытание обозначило прогресс северокорейских разработчиков. Угроза обладания Пхеньяном ядерным оружием становится реальной. А если такое случится, то возможности воздействия мирового сообщества на Пхеньян значительно уменьшатся - ведь действительно могут пульнуть.

О серьезности ситуации свидетельствует и возросшая по сравнению с предыдущими испытаниями жесткость международной реакции, и прежде всего реакции Китая. Официальный Пекин выразил недовольство (не сожаление, озабоченность и т.п.), что в переводе с китайского дипломатического означает терпение на грани. Китайские эксперты по Северной Корее опять же впервые заговорили, что Пекин должен в данной ситуации действовать жестко.

Если накал серьезности в восприятии ситуации новым пекинским руководством сохранится, то можно предположить внесение иных, чем до сих пор, более решительных подходов Китая к КНДР в новую внешнеполитическую доктрину, разработку которой Пекин предполагает завершить к осени 2014 года.

2. Причины. Зачем это нужно Северной Корее и о чем это говорит?

Первое. Новый пхеньянский лидер Ким Чен Ын показал, что не намерен изменять стратегию развития страны и будет следовать старым курсом, направленным на шантаж ядерным фактором, в надежде на получение от США и Южной Кореи экономической помощи в ответ на обещания свернуть ядерную программу, с периодичностью даваемые, а затем отзываемые под всегда неизменным предлогом американской угрозы. Чем дальше продвинута ядерная программа, тем больше Вашингтон и Сеул должны платить за нее.

На протяжении 19982007 годов старые лидеры Сеула так и реагировали на ситуацию: предоставляли помощь без взаимности со стороны Пхеньяна, исходя из той посылки, что за безопасность надо платить. В похожем варианте действовали и американские администрации.

Официальный Пекин выразил недовольство, что в переводе с китайского дипломатического означает терпение на грани

Приход к власти в США Барака Обамы и в Южной Корее Ли Мен Бака положил конец этой спирале: Пхеньян обостряет ситуацию - получает деньги в обмен на обещания свернуть ядерные и ракетные разработки - тратит деньги, не выполняет обещания - снова нагнетает и т.д.

В начале этого года в США и Южной Кореи к власти пришли новые команды, хотя и возглавляемые прежними политическими силами: в США переизбран Обама, в Южной Корее 25 февраля состоится инаугурация Пак Гын Хе, из той же правящей партии, что и уходящий президент.

Ядерный ход Пхеньяна - заявка на сигнал новым властям в Вашингтоне и Сеуле: сейчас вам все же придется платить, поскольку мы добиваемся прогресса.

Второе - внутриполитическая направленность акции. Политики и аналитики из нормальных стран недоумевают: почему бы Пхеньяну не заняться рыночными реформами и со временем стать таким же быстроразвивающимся, как Китай? Ответ - в логике северокорейского режима. Ким Ир Сен и Ким Чен Ир не пошли на рубеже 1990-х годов на рыночные реформы, увидев в них ясную перспективу потери власти: быстро, по советскому варианту, или постепенно, по китайскому (китайский принцип сменяемости лидеров не приемлем для северокорейского клана Кимов).

Политики и аналитики из нормальных стран недоумевают: почему бы Пхеньяну не заняться рыночными реформами и со временем стать таким же быстроразвивающимся, как Китай?

Однако после прекращения советской помощи и ее сокращения со стороны Китая в начале 1990-х северокорейская командно-распределительная экономическая система сталинского образца стала разваливаться. Власть не может обеспечить население продовольствием. Предприятия не работают, нет света и воды. Ситуация ухудшается все последние 20 лет. Сегодня уже 30% населения живет на грани голодной смерти, по сообщениям южнокорейских СМИ, учащаются случаи каннибализма, которые стали признаваться и северокорейскими чиновниками. Процветает воровство, подпольные производства, черный рынок и обеспечивающая безопасность в условиях отсутствия рыночного законодательства коррупция.

При этом около 10% населения живет весьма неплохо. Мобильные телефоны и компьютеры, пусть и без выхода за рубеж, машины, возможность тратить деньги в коммерческих ресторанах и магазинах типа советских Березок или тех, что создавались после второй мировой войны для государственного изъятия выданных советским офицерам денег за участие в войне (некоторые путают их с частным сектором, но это государственные предприятия, легальный частный бизнес в КНДР запрещен законом).

Это верхушка, имеющая доступ либо к иностранной валюте через каналы внешней помощи и сотрудничества, либо к централизованно распределяемым ресурсам, часть которых через коррупционные схемы идет на черный рынок. Личные интересы этого слоя - в сохранении привилегий и объяснении населению тяжелого настоящего внешней угрозой из США.

Еще один внутриполитический аспект: ядерное испытание, как и запуск баллистической ракеты в декабре 2012 года, нацелено на повышение личного авторитета Ким Чен Ына. Его приход к власти не был подготовлен ни организационно, ни пропагандистки. Например, до сих пор не объявлен год его рождения, т.к. не завершена идеологическая работа по стыковке новой легенды о сыне с существующими революционными легендами о деде и отце. После провальной попытки запустить ракету в апреле в северокорейском обществе, несмотря на его зажатость и подконтрольность власти, стали распространяться негативные мнения о Ким Чен Ыне как о недееспособном лидере.

Ядерные успехи нацелены на становление авторитета Ким Чен Ына.

3. Почему Пхеньян не боится?

В Северной Корее уверены: противоречия и конфронтация между Россией, США и Китаем носят вечный характер. Это дает шансы на постоянное маневрирование и игру на противоречиях тройки - при уверенности в том, что вместе эти страны против КНДР серьезно, имея в виде точечную или широкомасштабную военную акцию, действовать не будут.

В Пхеньяне не боятся и санкций. Во-первых, внешние связи Северной Кореи и так существенно ограничены, и новые санкции мало что изменят. Во-вторых, там нет ни частного бизнеса, ни среднего класса, чьи интересы могут быть результативно затронуты санкциями. В том смысле, чтобы побудить их к давлению на власть. Нет и механизмов такого давления. А интересы большей массы населения власть не интересуют.

30% населения Северной Кореи живет на грани голодной смерти. По сообщениям южнокорейских СМИ, учащаются случаи каннибализма, которые стали признавать даже северокорейские чиновники

Наконец, главное - существующие у мирового сообщества санкционные возможности не могут кардинально повлиять на положение северокорейской верхушки. Китай, несмотря на недовольство, не пойдет на полное прекращение экономических связей из-за опасений наступления там полного коллапса и наплыва критического для стабильности северо-востока Китая голодных северокорейских беженцев. Европейские страны в силу своих либеральных традиций не смогут полностью блокировать деятельность северокорейских банков, обслуживающих золото и денежные потоки партии. Япония ввела торговые санкции против КНДР, минимизировав торговые потоки. Однако главное для Пхеньяна не столько торговля, сколько роль просеверокорейской организации Чхонрен, выступающей финансовым окном КНДР в мир. Поставить под санкции Чхонрен японское правительство может, только изменив внутреннее законодательство. Дело непростое и долгое. Поэтому его пугают, а ему не страшно.

4. Что делать?

Проблема Пхеньяна напоминает проблему хулигана, терроризирующего интеллигентную компанию. Его стараются увещевать, уговаривать, воспитывать, решать проблему только дипломатическим путем и т.п. Но все это до той поры, пока хулиган не нанесет реального физического вреда кому-то из компании.

В отношении КНДР пора, похоже, наступила - это поворотный момент в развитии ядерной программы КНДР.

Нынешняя ситуация бросает вызов главным мировым ответственным ядерным державам (Россия, США, Китай), имеющим общие интересы: не допустить, чтобы Пхеньян стал обладателем ядерного оружия. Совпадение интересов позволяет ставить вопрос о том, чтобы использовать ситуацию для прорыва в развитии трехстороннего политического и военного сотрудничества России, США и Китая.

В этом контексте американская идея о точечном превентивном ударе по ядерным объектам Северной Кореи заслуживает по крайней мере обсуждения.

Но этого недостаточно. Единственный путь окончательного решения северокорейского ядерного вопроса - постепенная смена характера северокорейского режима в направлении открытости и рыночных отношений. Но сам режим на это не пойдет. Здесь требуется стратегия тотального вовлечения страны, нацеленного на изменение менталитета тех в КНДР, кто все же способен меняться. Хотя бы по причине личной заинтересованности в валюте и житейских благах.

Однако здесь опять же необходима координация усилий заинтересованных стран. И если в вопросах силового сдерживания Пхеньяна на первые роли выходят ядерные державы, то в политике тотального вовлечения требуется взаимодействие всех стран - участниц шестисторонних переговоров по Северной Корее.

Для этого уже создана, хотя пока и не используемая площадка: механизм шестисторонних переговоров. С участием КНДР они вряд ли скоро возобновятся. Однако в формате действует так называемая пятая группа - по проблемам безопасности в СВА, единственная, которая допускает работу и без участия КНДР. Председателем группы является Россия.

И сегодня как раз наступает тот поворотный момент, когда начало работы группы приобретает жизненное значение.

Наверх

Чего добивается Пхеньян

Георгий Толорая, специалист по Корее, директор корейских программ Института экономики РАН, исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС

Во время недавнего падения челябинского болида некоторые решили, что это корейская ракета (так сказала одна из интервьюируемых). О чем это говорит? О том, какую широкую и негативную реакцию благодаря усилиям западных СМИ в общественном сознании вызвали северокорейские ракетно-ядерные эксперименты.

Третье по счету ядерное испытание в КНДР 12 февраля вызвало, пожалуй, чуть ли не больше шума и ярости в мире, чем первые два - в 2006-м и 2009 годах (хотя, скажем, американского ядерного испытания в декабре 2012 года никто и не заметил).

Наверное, дело частично в том, что такого развития событий ждали и реакцию хорошо подготовили. Уже был опыт, когда вслед за запуском ракеты и осуждением его Совбезом ООН северокорейцы устраивали ядерный фейерверк. Так было в 2009 году, так могло быть в апреле 2012-го после неудачного запуска спутника и критики действий КНДР в ООН

Но тогда молодой руководитель КНДР Ким Чен Ын, преисполненный еще надежд на лучшее после достигнутых год назад с США прорывных договоренностей о диалоге, вроде бы не дал согласия на ядерный тест. А к нему, говорят, уже было все готово в соответствии с инструкциями Ким Чен Ира, скончавшегося в декабре 2011 года.

Во время недавнего падения челябинского болида некоторые решили, что это корейская ракета

На сей раз не было особых иллюзий относительно возможной сдержанности северокорейцев. После того как СБ ООН принял резолюцию, осуждавшую успешный запуск спутника 12 декабря 2012 года, Пхеньян высказал возмущение тем, что мирный запуск (такой же, кстати, спустя месяц с небольшим осуществила с помощью российских специалистов Южная, хорошая, Корея) был квалифицирован как испытание баллистической ракеты. А оно запрещено небеспристрастной к плохой Корее резолюцией СБ ООН от 2006 года (была принята после первого ядерного взрыва и довольно искусственно увязывало ядерную и ракетную программы КНДР).

КНДР прямо и без экивоков заявляла, что примет жесткие ответные меры. В их числе и ядерный тест, подготовка к которому активно и открыто для спутников-шпионов велась на полигоне в Пхунгери. К тому же по дипканалам были заранее оповещены основные партнеры КНДР, включая США, Китай и Россию.

Оторвем конечности ураном

Есть, однако, новые причины для беспокойства. Северокорейцы официально заявили, что на сей раз испытали мощное и компактное устройство, и загадочно добавили, что теперь ядерный сдерживатель КНДР диверсифицирован. Значит ли это, что появился новый тип боезаряда, который может быть установлен на ракету, что в США вправе рассматривать как прямую угрозу, так как северокорейцы не раз обещали оторвать конечности американскому империализму? И еще: не намекает ли КНДР на то, что сейчас испытала не плутониевый, как раньше, а урановый заряд?

Это в корне меняло бы ситуацию. Плутоний северокорейцы наработали на построенном в 80-е годы самостоятельно по английскому дизайну и хорошо заметном примитивном реакторе в Ненбене, который уже отжил свое. Запаса плутония хватит на шесть-восемь бомб. А вот если они научились обогащать уран и создавать заряды на его основе (что контролировать извне гораздо сложнее), то смогут практически без ограничений клепать атомные бомбы и, не дай бог, передавать их (или технологию изготовления) плохим парням. Обмен специалистами и информацией в этой области КНДР ведет с Ираном (говорят, иранцы даже присутствовали во время испытания), ранее имело место ядерное сотрудничество с Сирией и Мьянмой. Это заставило США прилагать немалые силы к его прекращению - в Сирии объект, похожий на реактор, израильтяне просто разбомбили.

Взрыв в обмен на уважение

Зачем все это северокорейцам? Официально говорится, что наращивание ядерных мускулов направлено против угрозы агрессии извне. Но фактор ядерного сдерживания скорее психологический, чем военно-технический. КНДР и так была де-факто ядерной державой, произведя соответствующие испытания в 2006-м и 2009 годах. Поэтому что-то доказывать в плане укрепления обороноспособности им не было необходимости, хотя нынешнее испытание специалисты и считают свидетельствующим о прогрессе ядерных устройств КНДР.

Не идет ли речь о попытке повысить ставки в диалоге с США? Ядерная карта с какого-момента действительно стала использоваться Пхеньяном для торга с противниками (да и союзниками) по самым разным вопросам, в том числе для получения экономической помощи. Не решил ли кто-то в Пхеньяне, что сработает и на этот раз? Что Вашингтон (а именно он главный адресат северокорейских взрывных посланий) будет вынужден завязать диалог во избежание новых провокаций и для того, чтобы хотя бы заморозить северокорейскую ракетно-ядерную программу? Ну заодно захотелось повысить статус и поддержку внутри страны нового лидера

В пользу такой интерпретации работают последующие заявления и действия Пхеньяна. Ускорились работы по модернизации стартовых площадок, вбрасывается информация о разработке новой тяжелой ракеты, а также о том, что КНДР в течение года проведет еще одно или два испытания Пхеньян, возможно, надеется, что Вашингтон и его союзники, в особенности Токио (Япония очень нервно реагирует на ракетно-ядерные затеи северокорейских соседей), озаботятся поиском компромисса с новым режимом, сразу показавшим зубы. Может быть, в ответ на домыслы о молодости и неопытности Ким Чен Ына .

Если такие надежды у пхеньянских стратегов и были, то возможности их реализации вызывают сомнения. Нынешним испытанием КНДР только ухудшила ситуацию для себя. Очевидно, что она испортила отношения со всеми, в том числе с главным союзником - Китаем, да и Россией. Хотя Китай по геополитическим соображениям заинтересован в сохранении северокорейского буфера, режим страны, похоже, вызывает у большинства политиков нового поколения в Пекине только раздражение. Но сил решительно воздействовать на капризного клиента нет: отказ от экономической помощи, и тем более полная блокада, мог бы привести к коллапсу КНДР, за чем последовал бы южнокорейский бросок на Север и образование на границах Китая зоны нестабильности, находящейся под пристальной опекой США и, вероятно, с американским военным присутствием. Такого Пекин себе позволить не может, чем Пхеньян беззастенчиво пользуется. Китай, наверное, был бы не прочь иметь в Пхеньяне более покладистых руководителей, именно поэтому нынешняя северокорейская элита крайне опасается усиления китайского влияния.

И женщина не поможет

Следует ожидать и ухудшения отношений КНДР с новым правительством в Сеуле. Через несколько дней предстоит инаугурация нового президента РК Пак Ын Хе, кстати, первой женщины. Но вряд ли теперь она сможет реализовать предвыборные намерения о более мягкой линии в отношении Севера и возобновлении сотрудничества, замороженного при ее предшественнике архиконсерваторе Ли Мен Баке. На юге Корейского полуострова сразу после взрыва начались крупномасштабные военные учения, Сеул стал размещать на границе с Северной Кореей крылатые ракеты. Он ускорит разработку баллистических ракет с дальностью 800 километров, будет разрабатывать собственные системы ПРО. Настоящую истерику вызвали испытания в Японии с ее радиофобией, так что рассчитывать на конструктивный подход правительства Абэ тоже не приходится

Можно также ждать попыток ряда стран ввести новые санкции против КНДР через ООН, а также новых ограничительных мер со стороны некоторых государств в одностороннем порядке. А ведь если власти США, допустим, в национальном законодательстве запретят американцам ведение дел с любыми зарубежными компаниями, заключавшими сделки с КНДР, это будет означать фактическую экономическую блокаду страны.

Что мы едим, неважно

КНДР, пожалуй, уже самая наказанная страна в мире. Почему же попытки сдерживания ядерных амбиций столь малоэффективны? Да потому что санкции в отношении страны, живущей почти натуральным хозяйством, не работают! Чисто экономические рычаги воздействия малоэффективны, поскольку руководящий клан заинтересован прежде всего в сохранении власти и самой жизни (за которую в случае оккупации Югом никто не поручится), а потому проблемы уровня жизни и экономического роста далеко не на первом месте.

А вот если они научились обогащать уран, то смогут практически без ограничений клепать атомные бомбы

Надо договариваться фактически о том, чтобы обменять ядерную программу на реальные гарантии безопасности страны. Такие попытки предпринимались с начала 90-х годов, но были неуспешными в силу не только чрезмерной подозрительности и лживости северокорейцев (на деле они выполняли то, о чем договорились, включая демонтаж ядерных установок), но и лицемерия Запада. Договариваться с подобным режимом, признавать его легитимность ни США, ни Южная Корея, ни Япония никогда не хотели, а переговоры велись больше для отвода глаз, в целях склонить Пхеньян к односторонним уступкам. Ждали коллапса Севера, который решил бы все проблемы.

Кинжал в сердце

В перспективе проамериканская единая Корея была бы выгодна для американских интересов. Для США корейская ситуация важна в первую очередь в контексте отношений соперничества с Китаем, а там, глядя на карту, называют Корейский полуостров кинжалом, направленным в сердце Китая. Однако затевать войну ради объединения Корей - а по-другому не получится - ни у кого желания нет. Цена смены режима и объединения запредельно высока...

В то же время конфронтация, северокорейский раздражитель позволяют постоянно давить на Пекин, к тому же оправдывают растущее присутствие США в регионе, в том числе военное. Министр обороны Леон Панетта подчеркнул, что очередное ядерное испытание в КНДР подтвердило необходимость создания в Азиатско-Тихоокеанском регионе системы ПРО для защиты американских военнослужащих за рубежом, а также друзей и союзников США. Так что сохранение напряженности на полуострове не противоречит сегодняшним интересам США.

Поэтому всерьез разбираться с Пхеньяном никто не собирается. В отличие, например, от Ирана, который еще только на пути к ядерному вооружению. И не только потому, что в Северной Корее нет нефти. Не так уж и боятся американцы северокорейских ракет с ядерными боеголовками - вероятность их успешного применения мизерная, да и зачем это Пхеньяну? Пропагандистская кампания в мировых СМИ - лишь попытка создать образ врага и поставить в неудобное положение Китай.

К сожалению, иногда войны начинаются помимо воли сторон. Если северокорейцы и дальше будут вести себя столь же вызывающе, нельзя все же полностью исключить превентивных ударов по их ядерным объектам. Руководители страны тогда окажутся перед выбором: наносить самоубийственный ответный удар, за которым последует полное разрушение КНДР, или ограничиться символическим отпором и избежать конфронтации. Но такого развития событий не хочет никто.

Кризис - в возможность

Превращение граничащего с нашим Дальним Востоком региона в горячую точку для России крайне нежелательно. Поэтому мы осудили ядерные испытания Пхеньяна самым решительным образом. Но, с другой стороны, России следует сделать так, чтобы не возобладали приверженцы чрезмерного жесткого подхода. Следует попытаться превратить кризис в возможность. России, осудив КНДР, надо одновременно призвать всех к сдержанности и трезвому подходу.

Мы должны настаивать на принятии Совбезом ООН взвешенной резолюции по ядерным испытаниям КНДР, а не на закручивании гаек. Следует попытаться убедить и другие государства отказаться от возможных самостоятельных санкций. В целом же необходимо налаживать диалог с КНДР, вести переговоры и отнюдь не только по ядерной проблеме, которую изолированно, в отрыве от создания новой неконфронтационной системы обеспечения безопасности на полуострове разрешить невозможно

КНДР > Армия, полиция > mn.ru, 18 февраля 2013 > № 771933 Василий Михеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter