Всего новостей: 1963332, выбрано 799 за 0.224 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
КНДР. США. Корея > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 января 2017 > № 2038370

Чем опасно столкновение Трампа и Ким Чен Ына

Андрей Ланьков

Остановить ядерную программу Пхеньяна военным путем невозможно без серьезных потерь для Сеула. Но самим США таким образом удастся избавиться от угрозы ядерной атаки, пусть и ценой американо-южнокорейского союза. А это может заинтересовать президента Трампа, который скептически говорит о существующей системе американских союзов, в том числе и с Южной Кореей

В отличие от России в остальном мире жизнь в начале января не останавливается, и первые дни нового года принесли тем, кто так или иначе заинтересован в судьбах Корейского полуострова, весьма важные новости, которые, возможно, станут предвестником более чем серьезных проблем.

Собственно говоря, новости свелись к обмену заявлениями. Первого января в своей традиционной новогодней речи (впрочем, на этот раз выполненной в весьма необычной манере) высший руководитель КНДР Ким Чен Ын сказал, что в ближайшее время Северная Корея произведет испытания межконтинентальной баллистической ракеты, которая, подразумевается, в состоянии поразить цели в континентальной части США.

На следующий день с своем твиттере Дональд Трамп написал, что, мол, хотя Северная Корея и заявляет о том, что скоро закончит разработку ракеты, способной угрожать США, «этого не случится» («North Korea just stated that it is in the final stages of developing a nuclear weapon capable of reaching parts of the US. It won’t happen!»). Подобная формулировка может быть истолкована двояко. С одной стороны, ее можно понять в том смысле, что Трамп не верит, что такая задача может быть решена Северной Кореей, а с другой – как обещание, что Трамп не допустит подобного поворота событий.

События последних лет продемонстрировали, что Северная Корея вполне может решить технические задачи, связанные с разработкой такой ракеты, так что президентский твит следует понимать в другом смысле: подобного поворота событий администрация Трампа не допустит. Но в таком случае возникает вопрос: а что именно могут предпринять США в сложившейся ситуации?

Новый подход Пхеньяна

Конечно, можно считать, что Трамп возлагает надежды на дипломатию. Как известно, еще во время предвыборной кампании он заявил, что, дескать, готов съесть гамбургер с Ким Чен Ыном и поговорить с ним о возможной «сделке». Скорее всего, Трамп, движимый отчасти инстинктом бизнесмена, а отчасти верой в свою исключительную способность заключать пресловутые сделки, действительно поначалу попытается найти какой-то компромисс с Северной Кореей, – в конце концов, с такой же позиции начинали и многие из его предшественников.

Однако беда в том, что такой компромисс в принципе невозможен. Единственное условие, на основании которого Соединенные Штаты могут сейчас пойти на уступки Северной Корее, – это отказ Пхеньяна от ядерного оружия. Однако в Пхеньяне считают, что ядерное оружие является главной и, возможно, единственной гарантией безопасности как страны, так и режима, и не собираются отказываться от ядерной дубинки ни при каких обстоятельствах. Таким образом, можно предположить, что даже если американо-северокорейские переговоры начнутся, довольно быстро это принципиальное различие позиций заведет стороны в тупик.

Попытки договориться с Пхеньяном предпринимались и проваливались с завидной регулярностью, но сейчас дело не только в них, но еще и в том, что в недалеком будущем президента Трампа могут ожидать неприятные сюрпризы, принципиально отличающиеся от тех, с которыми сталкивались его предшественники.

Подход Ким Чен Ына к вопросам ядерной стратегии радикально отличается от того подхода, которого придерживался его покойный отец Ким Чен Ир. Ким Чен Ир, кажется, был вполне удовлетворен тем, что у Северной Кореи имелись небольшие силы ядерного сдерживания, которые к концу его правления состояли примерно из десятка примитивных зарядов, при отсутствии средств доставки. Ким Чен Ир считал, что даже гипотетическая вероятность нанесения ответного ядерного удара по США и их союзникам, пусть и с использованием экзотических методов (например, доставка ядерного заряда в трюме безобидного на вид траулера), в достаточной степени обеспечивает безопасность КНДР.

Его сын Ким Чен Ын, кажется, лелеет более амбициозные планы. Он сделал ставку на создание полноценных средств сдерживания, которые включали бы в себя не только куда большее количество ядерных зарядов, но и эффективные средства доставки ядерного оружия. Из традиционных компонентов ядерной триады один – бомбардировочная авиация – Северной Корее не по карману, но вот над двумя другими – межконтинентальными ракетами (МБР) и баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ) – в КНДР работают много и на удивление успешно.

Сейчас в Северной Корее речь идет о несколько уменьшенной и упрощенной копии того подхода к вопросам ядерного сдерживания, который характерен для Франции, Великобритании, Китая и иных «старых» ядерных держав второго эшелона. Ким Чен Ын стремится к тому, чтобы создать ракетно-ядерный потенциал, способный с большой долей вероятности пережить первый удар и нанести в ответ неприемлемый ущерб противнику, которым, понятно, являются Соединенные Штаты.

Учитывая исторические прецеденты и реалии современного мира, специалисты из разных стран, работая независимо друг от друга, пришли к похожим оценкам того уровня, к которому сейчас стремится Северная Корея. Речь идет об одной-двух сотнях ядерных зарядов, в качестве средств доставки которых может быть использовано несколько десятков межконтинентальных баллистических ракет, находящихся на боевом дежурстве, и две-три подводные лодки, также вооруженные баллистическими ракетами и находящиеся на патрулировании.

Вообще говоря, Северная Корея в последние годы немало удивила наблюдателей, в рекордно короткие сроки добившись впечатляющих успехов в разработке баллистических ракет подводных лодок.

Трудно сказать, когда именно КНДР сможет развернуть этот потенциал, хотя, судя по решению включить упоминание о предстоящих испытаниях межконтинентальной ракеты в новогоднюю речь, существенный прогресс может наметиться в ближайшие годы. Учитывая то, какими стремительными темпами шла работа в последнее время, вполне можно предположить, что всего лишь через несколько лет американская разведка сообщит президенту Трампу, что КНДР в ближайшем будущем поставит на боевое дежурство системы оружия, способные с большой долей вероятности нанести удар по континентальной территории США.

Это означает, что КНДР станет третьей, после России и Китая, страной, способной стереть с лица земли Сан-Франциско, Вашингтон и Нью-Йорк. Теоретически, конечно, такой возможностью также обладают Франция и Великобритания, но понятно, что в случае с этими двумя странами речь идет именно о возможностях теоретических. Очевидно, что уровень доверия к Москве и Пекину, несмотря на все трения и проблемы, в Вашингтоне несравнимо выше, чем уровень доверия к Пхеньяну, за руководством которого давно (и несправедливо) закрепилась репутация «иррационального» и «непредсказуемого».

Новая реакция Вашингтона

И тут возникает главный вопрос, как президент Трамп отреагирует на сообщение, что в ближайшее время северокорейская ядерная угроза из гипотетической превратится в реальную.

Пока, столкнувшись с тем или иным вызовом со стороны Северной Кореи, американские президенты, по большому счету, действовали по одной и той же схеме. Сначала Вашингтон грозно заявлял, что совершение Северной Кореей того или иного шага (например, проведение ядерных испытаний или создание центров по обогащению урана) является «недопустимым» и приведет к «непредсказуемым последствиям».

В ответ Северная Корея, проигнорировав эти грозные предупреждения, рано или поздно делала именно то, против чего протестовал Вашингтон. Когда это происходило, американская сторона не предпринимала никаких конкретных действий, ограничиваясь либо риторикой, либо ужесточением экономических санкций, неэффективность которых к настоящему времени совершенно очевидна.

Подобное поведение было вызвано отчасти верой в возможность дипломатического решения, равно как и верой в силу санкций, но главную роль в этой сдержанности Вашингтона играло крайнее нежелание использовать военную силу против Северной Кореи. Теоретически нанесение точечного удара по северокорейским ядерным объектам возможно. Более того, известны и удачные прецеденты подобных операций: рейды израильской авиации против ядерных объектов Ирака в 1981 году и Сирии в 2007 году сыграли немалую роль в том, что ядерные программы этих стран оказались безрезультатными.

Возможность военной операции всерьез обсуждалась в Вашингтоне в начале 1990-х годов, во время первого из нескончаемой череды «северокорейских ядерных кризисов». Однако тогда от этого плана отказались, а в более поздние времена к нему, кажется, и вовсе не возвращались. Для этой осторожности есть веские причины: использование военной силы для ликвидации северокорейского ядерного потенциала может привести к непредсказуемым последствиям и поставить под угрозу как позиции США в важном для них регионе, так и всю систему американских международных союзов.

Главную проблему тут создает исключительная стратегическая уязвимость Сеула. Большой Сеул, город с населением примерно 25 миллионов человек, находится на самой границе Севера и Юга. В непосредственной близости от города, на северокорейской стороне границы, размещена самая мощная в мире группировка тяжелой артиллерии. Теоретически северокорейские орудия способны нанести столице Южной Кореи ущерб, сравнимый с применением ядерного оружия малой мощности.

Понятно, что в ответ на возможный американский удар по ядерным объектам, заводам по производству ракет, пусковым установкам и базам подводных лодок Северная Корея может отреагировать, нанеся удар по тем целям, до которых она может дотянуться, то есть в первую очередь по сеульской агломерации. Понятно и то, что подобный удар может привести к южнокорейскому ответу, результатом чего станет начало новой корейской войны.

Даже если до войны дело не дойдет, подобный поворот событий вызовет гигантское напряжение в отношениях Сеула и Вашингтона, которые и так бывают временами довольно сложны. С точки зрения южнокорейцев, американская атака на северокорейские объекты, которая спровоцирует удар по Сеулу, станет доказательством того, что союз с США является не гарантией безопасности их страны, а, наоборот, потенциальной угрозой этой безопасности.

С точки зрения рядового южнокорейца ситуация будет выглядеть так, как будто американцы решают вопросы безопасности собственной страны, сознательно жертвуя при этом безопасностью своих южнокорейских партнеров и чуть ли не используя их в качестве живого щита. Подобный поворот событий нанесет американо-южнокорейскому союзу тяжелейший удар, от которого тот, вероятно, уже никогда не оправится.

Эти обстоятельства, которые отлично понимают в американской политической элите, останавливали предшествующих президентов США. Но возникает вопрос, остановят ли они Дональда Трампа, который скептически говорит о существующей системе американских союзов, в том числе и о союзе между США и Южной Кореей.

В конце концов, если подходить к проблеме с точки зрения кратко- и среднесрочных интересов США, подобное военное мероприятие выглядит рационально, ибо оно, по всей вероятности, отбросит северокорейскую ядерную программу назад на многие годы и даже десятилетия. Таким образом, США удастся на какое-то время избавиться от угрозы ядерной атаки, пусть и ценой американо-южнокорейского союза, а возможно, и ценой войны в Восточной Азии.

Прошлые президенты считали подобную цену неприемлемой, но будет ли она неприемлемой для президента Трампа, особенно если учесть его республиканское окружение и его стремление выглядеть жестким защитником интересов Америки? Например, в январском (2017) выпуске Foreign Affairs появилась статья Ричарда Хааса, руководителя Совета по международным отношениям, в которой напрямую говорится именно о возможном упреждающем ударе по северокорейским ядерным объектам. Особую весомость этой статье придает то, что Ричард Хаас, выражавший подобные взгляды и раньше, сейчас рассматривается как кандидат на пост заместителя госсекретаря в администрации Трампа.

Иначе говоря, избрание Трампа означает, что ситуация на Корейском полуострове, которая, несмотря на всю воинственную риторику сторон (особенно Пхеньяна), оставалась стабильной, в настоящее время становится куда более опасной, чем раньше. Увы, но возможность новой корейской войны более не проходит по ведомству политической фантастики.

КНДР. США. Корея > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 января 2017 > № 2038370 Андрей Ланьков


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 11 января 2017 > № 2032946

От 80 тысяч до 120 тысяч человек содержатся в лагерях в КНДР по обвинению в политических преступлениях, такие данные в среду опубликовал госдепартамент США в связи со включением семи высокопоставленных членов правительства Северной Кореи в санкционный список за нарушение прав человека.

"Правительство КНДР продолжает совершать внесудебные убийства, похищение людей, незаконные аресты и задержания, принуждение к труду и пытки. Многие из таких нарушений совершаются в политических лагерях, в которых могут содержаться, по нашим расчетам, от 80 тысяч до 120 тысяч человек, в том числе дети, члены семей тех, кто подвергся репрессиям и цензуре", — говорится в сообщении госдепартамента. Население КНДР — около 25 миллионов человек.

В Вашингтоне отмечают, что нарушения прав человека в КНДР носит "систематический и повсеместный характер".

В среду США внесли в список санкций семь чиновников КНДР, в том числе министр госбезопасности Ким Ир Нам, замминистра пропаганды и замглавы партийного отдела пропаганды, а также министерство труда и госплан.

"Государственная комиссия по планированию и министерство труда являются наиболее серьезными нарушителями прав человека и органами цензуры в Северной Корее", — заявили в госдепартаменте.

В отношении КНДР действуют многочисленные санкции США, в том числе по ядерной программе Пхеньяна.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 11 января 2017 > № 2032946


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 11 января 2017 > № 2032921

Белый дом подтвердил в среду заявления Пентагона, что США готовы сбивать ракеты КНДР в случае опасности для себя или союзников.

"США имеют возможности защищать себя и своих союзников от угрозы, исходящей от Северной Кореи, включая возможность сбивать ракеты, которые представляют угрозу США или их союзникам", — сказал журналистам пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест.

"Мы призываем Северную Корею воздержаться от дестабилизирующей деятельности, которая часто треплет другим нервы", — добавил Эрнест.

Ранее лидер КНДР Ким Чен Ын в своем новогоднем обращении к нации заявил, что страна достигла завершающей стадии в разработке межконтинентальных баллистических ракет.

В январе 2016 года КНДР провела четвертые испытания ядерного оружия, а в феврале запустила ракету, которая способна, по некоторым оценкам, поражать цели на расстоянии до 12 тысяч километров. В ответ СБ ООН и ряд отдельных стран приняли разного рода санкции, призванные заставить Пхеньян отказаться от ядерных и ракетных разработок. КНДР отказывается свернуть ядерную программу и уже в сентябре провела самые мощные в своей истории ядерные испытания.

Алексей Богдановский.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 11 января 2017 > № 2032921


КНДР. США. Корея > Армия, полиция > dknews.kz, 8 января 2017 > № 2038988

Спецназ США и вооруженные силы Южной Кореи создадут специальный отряд для проведения операции по убийству северокорейского лидера Ким Чен Ына в случае начала войны на Корейском полуострове, сообщает Kazpravda.kz со ссылкой на korrespondent.net.

Отмечается, что отряд, в который войдут от 1 до 2 тысяч человек, будет создан по американскому образцу, однако адаптирован к особым условиям полуострова.

Американские военные, входящие в отряд, будут подчиняться южнокорейскому командованию, пишет агентство «Ренхап» со ссылкой на военный источник.

Кроме того, в ближайшие месяцы США и Сеул условились провести ряд совместных тренировок для отработки возможных сценариев.

В задачи отряда будет входить не только убийство Ким Чен Ына, но и нейтрализация всего высшего политического и военного руководства КНДР.

КНДР. США. Корея > Армия, полиция > dknews.kz, 8 января 2017 > № 2038988


КНДР. США. Корея > Армия, полиция > newizv.ru, 8 января 2017 > № 2032355

Мечта Северной Кореи об атомной бомбе может стать кошмарной явью

В случае войны США и Южная Корея ликвидируют Ким Чен Ына

Виктор Левин

Сбежавший на Запад северокорейский дипломат Тхэ Ён Хе рассказал о планах КНДР к 2017 году создать баллистическую ракету с ядерной боеголовкой, способную поразить континентальную часть США, сообщает в воскресенье агентство "Ренхап".

"Северная Корея поставила перед собой цель создать уменьшенные ядерные заряды, которые можно будет разместить в ракетах, способных достичь США, к 2017 или началу 2018 года, учитывая политические перемены в Южной Корее и Соединенных Штатах", - заявил Тхэ Ён Хе.

Ранее в новогоднем обращении к нации лидер КНДР Ким Чен Ын сказал, что разработка межконтинентальной баллистической ракеты вступила в заключительную фазу.

В прошлом году Пхеньян провел два ядерных испытания, несмотря на протесты со стороны Совбеза ООН, сообщает Интерфакс.

Обычно ядерные угрозы северокорейских безумцев воспринимаются населением на ура. Тогда как мир нормальных людей с ужасом гадает, как бы отобрать у обезьяны гранату.

Вооруженные силы Республики Корея (Южная Корея) и спецназ Вооруженных сил США планируют создать специальное подразделение, которое будет предназначено для убийства лидера Корейской Народно-Демократической республики Ким Чен Ына в случае начала боевых действий на Корейском полуострове. Об этом сегодня, 8 января, сообщает агентство «Рёнхап» со ссылкой на источники в южнокорейской армии.

Сообщается, что создается совместная бригада численностью от одной до двух тысяч человек. Бригада может появиться уже в этом году. При этом американские военные будут подчиняться южнокорейскому командованию. В задачу бригады будет входит уничтожение лидера КНДР Ким Чен Ына в случае начала новой войны на Корейском полуострове. Также эта бригада должна будет уничтожить всех членов высшего военного и политического руководства Северной Кореи.

КНДР. США. Корея > Армия, полиция > newizv.ru, 8 января 2017 > № 2032355


КНДР. Россия. Весь мир > Армия, полиция > militaryparitet.com, 30 декабря 2016 > № 2028360

Северной Корее запрещено продавать даже пистолеты.

Путин запретил поставлять стрелковое оружие в Северную Корею.

Президент России Владимир Путин запретил поставлять стрелковое и легкое оружие в Северную Корею. Такое решение было принято для выполнения резолюции Совета Безопасности ООН 2270 от 2 марта 2016 года. Соответствующий указ был опубликован на официальном портале правовой информации.

«Самый жесткий» за 20 лет пакет санкций Совбеза ООН против КНДР был принят в связи с ее ядерной программой. Он предусматривал в том числе запрет на продажу и поставки стрелкового оружия и легких вооружений в КНДР.

Принятие резолюции стало ответом на ядерную программу КНДР. В январе 2016 года Северная Корея объявила об успешном испытании водородной бомбы, а спустя месяц — о запуске ракеты. Это раскритиковали почти все страны, включая Россию. Именно после этого Совет Безопасности ООН пообещал ввести новые санкции против КНДР.

До этого, согласно резолюции Совбеза ОНН 2006 года, существовало эмбарго на поставку материалов для производства баллистических ракет или ядерного оружия, а также запрет на ввоз тяжелого вооружения и военной техники в КНДР.

КНДР. Россия. Весь мир > Армия, полиция > militaryparitet.com, 30 декабря 2016 > № 2028360


США. КНДР. Афганистан. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 29 декабря 2016 > № 2021152

Американские предсказатели, или Новая сказка о золотом петушке

Александр САЛИЦКИЙ, Ольга ГЕРАСИМОВА

У Пушкина в одной из сказок появляется замечательный прибор – золотой петушок, указывающий на возможные направления возникновения угроз безопасности тридевятого царства. Без петушка этому царству было никак – угрозы ему возникали постоянно и со всех сторон.

Есть такой петушок и у разработчиков внешней политики США. Зовут петушка Centre for Preventive Action (CPA), работает этот под эгидой CFR – Совета по международным отношениям, влиятельнейшего мозгового центра США, издающего журнал Foreign Affairs.

Предупреждение международных конфликтов, как рекламирует себя CPA, является одной из его главных целей, а важным инструментом работы служит подготовка ежегодных докладов, в которых фиксируется некоторое количество (обычно около дюжины) конфликтов, уже разгоревшихся или только разгорающихся, или примороженных в разных точках планеты. Оценка конфликтов производится по двум критериям (шкалам): их глобального значения и вероятности перерастания в более серьёзные военные столкновения, ведущие к ещё большим рискам. Таких докладов СРА подготовил уже семь или восемь, и вот только что появился доклад с оценками угроз на 2017 год.

Поскольку в сети есть и сделанный более года назад прогноз на 2016 год, полезно посмотреть, что получилось, а что не получилось у американских предсказателей. Насколько основательными и точными были ожидания СРА по поводу характера и остроты наиболее вероятных и наиболее серьёзных международных конфликтов 2016 года.

На первое место осенью прошлого года эксперты СРА поставили конфликт в Сирии. Пожалуй, с этим не поспоришь: ожидания подтвердились, хотя появился и свет в конце этого жуткого тоннеля.

Вторым по значимости конфликтом 2016 года американские эксперты назвали поздней осенью 2015 года возможное нападение неядерными средствами на США или кого-то из их союзников. Этого не случилось, как не произошло и ещё одной (третьей по значению) неприятности: «крайне разрушительной кибератаки на критически важную американскую инфраструктуру». В обоих этих случаях золотой петушок промахнулся, что лишний раз подтверждает: реальных внешних угроз Америке практически нет. Зато охотников их выдумывать предостаточно…

Прочие очаги напряжённости выстраивались в прогнозе CPA на 2016 год в общем и целом в порядке, который могли бы счесть вполне соответствующим реальному «грозовому потенциалу» в Пекине и в Москве. Это «серьезный кризис внутри КНДР или вокруг нее»; «политическая нестабильность в ЕС, вызванная наплывом мигрантов и беженцев»; «продолжающееся политическое дробление Ливии»; «повышение напряжённости в отношениях Израиля и палестинцев»; «усиление политического насилия в Турции»: «рост политической нестабильности в Египте» (здесь, пожалуй, дела всё же были лучше прогноза), «усиление насилия и нестабильности в Афганистане»; «продолжение распада Ирака из-за самопровозглашенного ИГ и продолжающегося конфликта между суннитами и шиитами».

Заметим, что и прогноз низкой вероятности ухудшения ситуации в 2016 году оказался у экспертов СРА вполне удачным. Он касался трёх конфликтов: востока Украины (Донбасса) – здесь не были развязаны полномасштабные боевые действия; не произошло вооружённого столкновения в Южно-Китайском море (эпизод с захватом подводного дрона американских ВМС легко обратить в шутку); не взорвалась Нигерия под угрозой террора «Боко Харам».

При подготовке прогнозного доклада о главных угрозах международной безопасности в 2017 году, составленного под руководством Пола Стэрза (Paul B. Stares), методика несколько изменилась. Число международных конфликтов, с которыми оперирует доклад, установлено в количестве 30 наиболее значимых для США. В начале ноября проект доклада был разослан примерно 7 тысячам правительственных чиновников и специалистов-международников, от которых было получено около пятисот ответов. Каждый из опрошенных должен был оценить вероятность (высокая, средняя, низкая) воздействия на интересы США фигурирующих в докладе конфликтов.

Высокая степень воздействия означает прямые угрозы территории США и населению страны, необходимость использования американских вооружённых сил (в соответствии с существующими у Вашингтона договорными обязательствами) или же угрозу поставкам в США критически важных ресурсов. Средняя степень воздействия того или иного конфликта на интересы США означает угрозу странам, стратегически важным для Америки, но не имеющих с ними договоров о совместной обороне. Низкая степень значимости присвоена конфликтам, способным вызвать серьёзные последствия, но в странах, имеющих для США ограниченное стратегическое значение.

Интересны оценки экспертами CPA вероятности наступления в 2017 году того или иного конфликтного события.

Подавляющее большинство угроз (21 из 30), согласно этим оценкам, сохранятся с уходящего года. Однако есть и очень существенные коррективы. Так, в разряд приоритетных угроз (высокая степень вероятности конфликта) внесена вероятность военного столкновения между Россией и страной-членом НАТО. К этому же разряду отнесена высокая вероятность интенсификации конфликта между Турцией и курдами. Названы ещё пять угроз такого же, то есть высшего, уровня: террористический удар или кибератака на США; кризис на Корейском полуострове; рост насилия и нестабильности в Афганистане; дальнейшая эскалация гражданской войны в Сирии.

Одновременно в прогнозе на 2017 год появились девять новых рисков (угроз). К ним отнесены рост авторитаризма и политической нестабильности на Филиппинах и в Турции (это риски второго уровня). Семь оставшихся выбраны с помощью опросов массовой аудитории (так называемый краудсорсинг): интенсификация нынешнего политического кризиса в Бурунди; гражданские протесты и этническое насилие в Эфиопии; продолжающиеся атаки террористической группировки «Аш-Шабаб» в Сомали и соседних африканских странах; политическая нестабильность в Таиланде в связи с утверждением у власти нового короля; волнения и насилие в Зимбабве; политическая нестабильность в Колумбии, связанная с разрывом мирного соглашения между правительством и революционными вооруженными силами (FARC); возможность нового военного конфликта между Арменией и Азербайджаном по поводу Нагорного Карабаха.

Три угрозы, отмеченные в прогнозе на 2016 год, в прогнозе на будущий год увеличились в размере. Помимо опасности военного столкновения между Россией и странами НАТО (переместилась со среднего уровня на высший) с низшего уровня на средний передвинуты угрозы военного столкновения между Пакистаном и Индией, а также политического кризиса в Венесуэле.

Две угрозы в сознании прогнозистов из CPA трансформировались. Опасения по поводу стабильности Йемена, особенно в связи с угрозой, какую представляет собой «Аль-Каида» на Аравийском полуострове, переросли в страх перед последствиями военной интервенции Саудовской Аравии в этой стране. Рост политического насилия в Нигерии, особенно в связи с деятельностью террористической группировки «Боко Харам», перешёл в ощущение угрозы восстания в дельте Нигера.

Понижен (смещён с высшего уровня на средний) статус угроз, вызванных такими конфликтами, как политическая нестабильность в ЕС из-за кризиса с беженцами; распад Ирака; обострение израильско-палестинских отношений; распад Ливии.

Девять рисков (угроз), указанных в прогнозе на 2016 год, из списка угроз в прогнозе на 2017 год исключены вообще. Это рост политической нестабильности в Египте; нарастание криминального насилия в Мексике, межрелигиозные конфликты в Ливане; рост политической нестабильности в Иордании; потенциальный конфликт между Ираном и США; политическая нестабильность в Саудовской Аравии; эскалация исламского терроризма в России, рост межконфессионального насилия в ЦАР и Мьянме. Это довольно любопытный факт: ведь причины всех этих явлений никуда не делись, тем не менее из краудсорсинговых прогнозов они исчезли.

Подводя итог всем этим выкладкам, вспомним ещё раз золотого петушка из сказки. В определённом смысле его способ анализа геополитической обстановки был более совершенным, несмотря на недостаток специальных средств. У петушка была одна очень полезная черта: он указывал только одно направление, откуда грозила опасность тридевятому царству. А вот у первой державы мира таких угроз получается три десятка. Только и озираться по сторонам.

Или, может быть, все эти прогнозы, вовсе даже не прогнозы, а ориентировочная карта-схема точек приложения интервенционистских усилий США на ближайшее будущее?

США. КНДР. Афганистан. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 29 декабря 2016 > № 2021152


США. КНДР. Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 декабря 2016 > № 2029326

Каждый из последних трех президентов США, приходя в Белый дом, обнаруживал на своем столе папку с устрашающим названием «Северная Корея». Каждого из них призывали сделать что-нибудь с этим изолированным государством, занятым созданием ядерного оружия, которое способно достать до территории США. Однако все три главы Белого дома считали, что лучше закрыть глаза на КНДР и оставить северокорейскую проблему на будущее, когда кому-то другому придется справляться с ней.

Тем не менее все они пытались добиться каких-то результатов с помощью смеси санкций и переговоров, направленных на то, чтобы вынудить Пхеньян отказаться от своих планов. Когда же все эти попытки оканчивались провалом, главы Белого дома попросту тянули время в надежде, что КНДР вернется за стол переговоров. В администрации Обамы даже придумали название такому подходу — «стратегическое терпение», однако у Дональда Трампа нет такой роскоши, он должен решать проблему КНДР, пишет Джефф Дайер в статье для National Interest.

Автор отмечает, что Трамп уже не сможет отодвинуть проблему КНДР на второй план, поскольку после пяти испытаний ядерного оружия, часть из которых была провалом, другая — лишь частичным успехом, а также с учетом работ по минимизации боеголовок, ядерная программа КНДР достигла такой критической массы, что её больше нельзя игнорировать. Так, уходящий директор национальной разведки США Джеймс Клеппер отметил недавно, что «уже бессмысленно» пытаться заставить Пхеньян отказаться от ядерного оружия. По его словам, ядерное оружие — это их «гарантия от уничтожения».

Провал трех предыдущих администраций был связан с тем, что они придерживались одного и того же ложного пути, поскольку другие варианты еще хуже. Сейчас ситуация не изменилась, и те варианты по-прежнему не стали лучше, несмотря на то, что Пхеньян находится на грани того, чтобы стать действительной, а не потенциальной угрозой США.

С учетом успехов КНДР все чаще стали говорить о нанесении превентивных ядерных ударов по объектам ракетной инфраструктуры страны. Однако избранный президент Трамп будет вынужден принимать во внимание риск того, что Пхеньян нанесет по Сеулу ответный удар, а также возможности того, что и Китай также может прийти на помощь своему союзнику.

С другой стороны, Трамп может приказать своей администрации проглотить гордость и вернуться за стол переговоров еще до того, как Пхеньян пойдет хотя бы на одну уступку. Он может представить это как признание реальности и заявить, что никто еще не проверял Ким Чен Ына на предмет того, насколько он гибкий политик. Если же Трамп решит провести саммит с Кимом, это даст новостным каналам пищу на целую неделю.

Однако цель нового раунда переговоров неясна. Пхеньян, скорее всего, будет продавливать серию новых обязательств со стороны Вашингтона, которые нарушат структуру безопасности всего региона. И ситуация будет выглядеть так, словно США признали Северную Корею в качестве легитимной ядерной державы, несмотря на официальные заявления Вашингтона об обратном. В том и состоит цель КНДР.

Не стоит забывать, что и во внутренней политике у Трампа также не все в порядке. Он уже готовится к тяжелым схваткам с республиканцами в Сенате по вопросу о том, что он видит в качестве своих приоритетов, таких как инфраструктурное финансирование. Поэтому ему вряд ли сейчас захочется биться еще и из-за КНДР.

Остается еще один вариант, который еще никто не пробовал, — ввести санкции против Китая. США ввели против Северной Кореи какие только могли прямые санкции, однако этого нельзя сказать о китайских компаниях, которые торгуют с КНДР и создают, по сути, экономическую линию жизни. Нужно дать понять Пекину, что Вашингтон исчерпал все способы, и либо КНР действительно надавит на своего союзника, чтобы он отказался от ядерного оружия, либо Китай сам почувствует последствия. Такие последствия могут состоять в усилении ПРО в Южной Корее и Японии. В таком случае гарантии успеха нет, однако администрация Трампа может подчеркнуть, что если и этот подход провалится, тогда очень вероятным станет нанесение превентивных ударов по Северной Корее.

Избранный президент Дональд Трамп заявил как-то, что США должны оставить решать проблему с КНДР Китаю, но само по себе это не произойдет, поэтому Пекин нужно подтолкнуть.

Максим Исаев

США. КНДР. Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 декабря 2016 > № 2029326


КНДР. США > Армия, полиция > militaryparitet.com, 25 декабря 2016 > № 2027821

Северокорейская угроза-2020.

Эксперты: баллистические ракеты КНДР к 2020 году смогут долетать до США.

Отмечается, что серьезность северокорейской ядерной программы состоит в быстром росте числа боеголовок, а также их минитюаризации и разнообразии.

КНДР к 2020 году сможет создать межконтинентальные баллистические ракеты, способные достичь основной территории США, считают южнокорейские эксперты. Об этом сообщило в воскресенье агентство Ренхап со ссылкой на доклад Института стратегии национальной безопасности, работающего под эгидой Национального агентства разведки Республики Корея.

"Серьезность северокорейской ядерной программы состоит в быстром росте числа боеголовок, а также их минитюаризации и разнообразии", - говорится в тексте доклада, который приводит агентство.

Предполагается, напомнили специалисты, что Северной Корее удалось разработать улучшенную версию атомной бомбы. Кроме того, эксперты отметили, что в ходе последних испытаний разработанная в КНДР баллистическая ракета пролетела около 1,4 тысячи километров.

"Разработка межконтинентальных ракет подводного базирования займет несколько лет, однако теперь это вопрос времени, а не технологий. Учитывая возможности северокорейских подлодок, военные базы США не только в Южной Корее, но и в Японии будут под угрозой", - говорится в докладе.

Ранее специалисты корпорации RAND - авторитетной исследовательской организации, базирующейся в Калифорнии, - заявили, что к 2020 году КНДР будет обладать сырьем для создания от 50 до 100 ядерных боеголовок.

КНДР. США > Армия, полиция > militaryparitet.com, 25 декабря 2016 > № 2027821


Корея. КНДР > Армия, полиция. Авиапром, автопром > militaryparitet.com, 19 декабря 2016 > № 2019508

Южнокорейские F-16 поразят бункеры младшего Кима.

Южная Корея оснастила F-16 бомбами для поражения бункеров в КНДР.

Южная Корея вооружила свои истребители F-16 бомбами и ракетами, способными поражать подземные цели на территории КНДР и сбивать самолеты на расстоянии от 50 до 180 километров, передало в понедельник из Сеула информационное агентство Рёнхап.

Модернизация истребителей, в частности, включает оснащение их ракетами класса "воздух-воздух" среднего радиуса действия AIM-120 и управляемыми бомбами GBU-31JDAM, рассчитанными на уничтожение бункеров руководства КНДР в случае войны.

В ноябре 2009 года правительство Южной Кореи подписало соглашение с американской корпорацией Lockheed Martin о модернизации самолетов F-16, и с октября 2013 года новым вооружением были оснащены около 30 таких истребителей, сообщает агентство. По его данным, в дальнейшем их предполагается оснастить также радарами с высокочувствительной активной фазированной антенной решёткой (АФАР).

Корея. КНДР > Армия, полиция. Авиапром, автопром > militaryparitet.com, 19 декабря 2016 > № 2019508


КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 декабря 2016 > № 2010200

Санкции усилили «осадный менталитет» в КНДР

Северная Корея считает, что США открыто стремятся к смене режима в Пхеньяне

СЕУЛ – Недавняя реакция Северной Кореи на международные санкции и критику дает представление о том, как руководство в Пхеньяне видит в КНДР страну, живущую в условиях осады.

После очередной серии санкций, введенных Советом Безопасности ООН в отношении Северной Кореи в связи с проведением в сентябре пятого ядерного испытания, представитель КНДР в ООН Ча Сон Нам поддержал усилия его страны по укреплению ядерного сдерживания против «непрекращающихся враждебных шагов» со стороны США.

В письме Совету Безопасности северокорейский дипломат написал, что США поставили цель «политического удушения и системного коллапса» правительства Ким Чен Ына. По словам дипломата, после смерти северокорейского лидера Ким Чен Ира в 2011 году США «начали открыто добиваться цели» свержения правительства в Пхеньяне.

К письму прилагался меморандум МИД КНДР, включающий длинный список военных провокаций, якобы совершенных США. Среди них:

– увеличение числа американских военнослужащих, участвующих в совместных военных учениях с Южной Кореей с 3500 в 2013 году до 27 тысяч в 2016 году;

– размещение в регионе атомных авианосцев и подводных лодок, а также ядерных стратегических бомбардировщиков;

– учения с отработкой упреждающих ударов для имитации получения контроля над ядерными объектами Северной Кореи;

– развертывание систем ПРО THAAD в Южной Корее.

США и их союзники утверждают, что принимают более решительные меры с использованием обычных вооружений для противодействия нарастающей ядерной угрозе со стороны КНДР, отмечая, что в этом году Пхеньян провел два ядерных испытания и многочисленные запуски баллистических ракет.

Ливия как пример

Эксперты по Северной Корее отмечают, что сторонники жесткой линии в Пхеньяне усилили акцент на сохранении мощного потенциала ядерного сдерживания после того, как стали свидетелями свержения ливийского диктатора Муаммара Каддафи в 2011 году. Падение Каддафи при помощи возглавляемого США международного военного вмешательства произошло через несколько лет после сворачивания им ливийской ядерной программы.

Следующим уроком стала российская аннексия Крыма в 2014 году и вторжение в Восточную Украину через несколько десятилетий после того, как Киев согласился уничтожить тысячи ядерных боеголовок и баллистических ракет, оказавшихся в его распоряжении после распада Советского Союза.

Заместитель директора Корейской программы в Стэнфордском университете Дэвид Строб говорит, что может понять менталитет осадного положения, который насаждается в Северной Корее. Однако он считает Пхеньян не невинной жертвой, а несостоявшимся государством, которое пытается использовать свой ядерный потенциал для запугивания и получения уступок от противников и раздувает внешнюю угрозу, чтобы сохранить власть в руках семьи Кимов.

«Северокорейские лидеры говорят об угрозе со стороны США, но я считаю, что больше всего они боятся собственного народа, и особенно того, что однажды люди могут понять, насколько более успешным является другое корейское государство, расположенное к югу от них, и что когда это произойдет, люди могут восстать против них», – сказал Строб на недавней конференции, организованной Корейским экономическим институтом Америки.

Права человека

В своей жалобе в ООН Пхеньян также обвинил США в раздувании проблемы нарушений прав человека с целью подрыва легитимности и независимости страны и для оказания давление на другие страны, с тем, чтобы они сократили или разорвали контакты с КНДР.

Эксперт по Корее Джонатан Поллак из Института Брукингса говорит, что правительство Ким Чен Ына относится к критике ситуации с правами человека особенно чувствительно.

«Нет никаких сомнений, что публичное обсуждение ситуации с правами человека в Северной Корее действует на нервы руководству в Пхеньяне», – сказал Поллак на недавнем мероприятии, посвященном правам человека в Северной Корее, проходившем в Институте Брукингса.

Международное сообщество усилило критику Северной Кореи, после того как в 2014 году комиссия по расследованию ООН выпустила доклад, в котором уподобила злодеяния, происходящие в Северной Корее, действиям нацистской Германии. В докладе комиссии рассказывалось о сети политических тюрем в стране, в которых находятся около 120 тысяч мужчин, женщин и детей, а также описывались систематические пытки, случаи обращения в рабство, изнасилования и убийства.

Позднее Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за передачу дела о преступлениях против человечности в Северной Корее в Международный уголовный суд, но мнения членов Совета Безопасности ООН по этому вопросу разделились. Китай и Россия заблокировали принятие каких-либо дальнейших мер.

В декабре Совет Безопасности ООН третий год подряд собрался для обсуждения предполагаемых массовых нарушений прав человека в Северной Корее.

Заместитель постоянного представителя КНДР в ООН Ким Ин Рён отверг эти обвинения и обрушился с критикой в адрес США за убийство невинных граждан во время оккупации Ирака. Дипломат также обвинил Вашингтон в манипулировании Советом Безопасности для подрыва легитимности правительства Ким Чен Ына.

«США выносят проблемы прав человека в КНДР на рассмотрение Совета Безопасности ООН, чьи полномочия никак не связаны с проблемами прав человека. Это объясняется тем, что Совет Безопасности ООН cвелся к органу, в котором у Соединенных Штатов нет равных в бесцеремонности и произволе при нарушениях Устава ООН и международного права», – сказал он.

Однако спецпосланник США по вопросам прав человека в Северной Корее Роберт Кинг считает уместным увязывание вопроса о нарушениях прав человека в КНДР с проблемами безопасности и агрессивным стремлением Пхеньяна к обладанию современными ядерными и ракетными технологиями.

«Режим, который ставит благополучие и благосостояние собственного народа значительно ниже обладания ядерным оружием, не колеблясь, использует это ядерное оружие против других», – сказал Кинг на мероприятии в Институте Брукингса.

Хотя Северная Корея отвергает обвинения в массовых нарушениях прав человека, она отказывается пустить в страну независимые правозащитные организации для расследования этих обвинений.

КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 декабря 2016 > № 2010200


США. Россия. КНДР > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 14 декабря 2016 > № 2010145

Конфликт России и НАТО включен в число серьезнейших угроз 2017 года

Авторы исследования Совета по международным отношениям также обращают внимание на возможный кризис в Северной Корее и потенциальные кибератаки и теракты в США

Эксперты Совета по международным отношениям отнесли серьезную военную конфронтацию между Россией и страной-членом НАТО, а также крупный кризис в Северной Корее к числу самых серьезных потенциальных очагов международной напряженности в 2017 году.

В ежегодном «Исследовании превентивных приоритетов» (Preventive Priorities Survey) приводится семь потенциальных источников конфликта, эскалация которых может иметь серьезные последствия для национальных интересов США.

Список возглавляет намеренная или непреднамеренная конфронтация между Россией и членами НАТО, вызванная агрессивным поведением России в Восточной Европе.

Другие наиболее серьезные угрозы включают крупный кризис в Северной Корее в связи с испытанием ядерного оружия или межконтинентальных баллистических ракет, военной провокацией или внутренней политической нестабильностью; разрушительную кибератаку на критическую инфраструктуру США, а также теракт на территории США или союзной страны с большим числом жертв, совершенный иностранными или доморощенными террористами.

Среди угроз, отнесенными авторами к числу умеренных, эскалация которых, тем не менее, вероятна: рост насилия и нестабильности в Афганистане, усиление насильственных столкновений между Турцией и различными курдскими вооруженными группировками, а также эскалация гражданской войны в Сирии, вызванная усилением внешней поддержки воющих сторон, включая военную интервенцию внешних сил.

«Учитывая приход новой президентской администрации, важно помочь политикам предвосхищать и избегать политических кризисов, которые могут угрожать американским интересам, – заявил ведущий автор исследования Пол Стейрс. – Цель нашего ежегодного исследования – выявить наиболее вероятные источники нестабильности и конфликтов в мире, с тем чтобы правительство могло соответствующим образом расставить приоритеты».

По сравнению с прошлым годом, когда самой серьезной угрозой считалась активизация гражданской войны в Сирии, на этот раз авторы исследования понизили уровень влияния этого конфликта на интересы США с высокого до умеренного.

Приоритет еще четырех потенциальных конфликтов был понижен на 2017 год. Среди них: политическая нестабильность в странах ЕС из-за кризиса с беженцами, раскол Ирака из-за межконфессионального насилия и «Исламского государства», усиление напряженности между израильтянами и палестинцами и политический распад Ливии.

США. Россия. КНДР > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 14 декабря 2016 > № 2010145


КНДР. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 11 декабря 2016 > № 2001538

К новой санкционной резолюции ООН по КНДР

Константин Асмолов

30 ноября 2016 г., через 82 дня после проведения Пхеньяном пятого ядерного испытания Совет Безопасности ООН ужесточил санкции в отношении КНДР, единогласно приняв подготовленную США новую резолюцию под номером 2321. Новый пакет ограничений включает в себя следующее:

Экспорт северокорейского угля допускается в пределах 38% от объёма 2015 года. В абсолютных цифрах — до 7,5 миллионов тонн в год.

Всем странам-членам ООН предписывается запретить ввоз из КНДР никеля, меди, серебра и цинка.

Отдельно запрещен экспорт бронзовых памятников. Видимо, потому что кто-то из аналитиков Конгресса США объявил подобный экспорт церемониальных скульптур чуть ли не главным источником зарабатывания валюты после того, как прекратил существование Кэсонский комплекс.

Резолюция обязывает все государства-члены ООН приостановить научное и технологическое сотрудничество с лицами или компаниями, которые официально спонсируются или представляют КНДР, за исключением медицинских обменов. «В целях пресечения развития и ресурсного обеспечения запрещенных программ» ограничения касаются не только военно-технической, но и торгово-экономической, финансовой, транспортной и образовательной сфер.

Кроме того, каждое дипломатическое представительство, консульское учреждение КНДР и их сотрудники могут иметь только по одному счету в банках стран пребывания. Кроме того, в резолюции содержится призыв о сокращении численности персонала дипмиссий и консульств Северной Кореи за рубежом.

Резолюция сопровождается списком отдельных лиц и организаций, в отношении которых будут действовать запреты на поездки и заморозка активов, а также наименований материалов, оборудования и технологий, запрещенных к поставкам на Север.

При этом, однако, «важно не допускать вольных интерпретаций этих мер, чтобы это не приводило к ухудшению гуманитарной ситуации и жизни населения страны, не подрывало не имеющие отношения к запрещенным программам отрасли экономики КНДР».

Ожидается, что из-за этой резолюции в следующем году доходы Севера от экспорта сократятся на 27% или на 800 млн долларов, однако в дополнение к «общемировым» санкциям США и их союзники ввели обширный пакет односторонних.

Министерство финансов США включило в санкционный список еще 7 лиц и 16 компаний, связанных с КНДР. Согласно опубликованным на сайте ведомства данным, под санкции также попали 16 самолетов северокорейской авиакомпании Air Koryo.

Южная Корея также ужесточила санкции, впервые включив в свой «черный» список китайскую компанию Dandong Hongxiang Industrial Development и четырех ее представителей за то, что они способствовали экспорту угля из КНДР. Эта компания также подозревается в том, что она поставляла в КНДР оксид алюминия, который применяется при создании атомной бомбы. Согласно опубликованному документу, «Хунсян груп» запрещается иметь какие-либо финансовые и валютные сделки с РК и ее гражданами, а капиталы компании в РК замораживаются. В целом представленные санкции позволяют сделать вывод, что РК может разорвать отношения с предприятием любой страны в случае причастности к ядерным или ракетным разработкам Пхеньяна.

Но репрессии против китайской компании – отнюдь не главный элемент новых санкций. В черный список были добавлены 35 организаций и 36 человек, которые играют ключевую роль в разработке Севером оружия массового уничтожения, а также в обеспечении КНДР финансовыми ресурсами, в том числе начальник Главного политуправления Корейской народной армии Хван Бён Со, заместитель председателя Госсовета СК Чхве Рён Хэ, заместитель отдела по вопросам политики Ким Вон Хон и другие. Из числа организаций в черный список РК попали Трудовая партия Кореи, Госсовет КНДР, Центральный военный комитет ТПК, министерство народных вооруженных сил и другие ключевые госструктуры, которые имеют отношение к разработке оружия массового поражения и идейной пропаганде. Под санкции также попали некоторые заводы, которые подозреваются в изготовлении оружия массового поражения и военных материалов, а равно студия «Мансудэ», зарабатывающая иностранную валюту на продаже пресловутых «бронзовых памятников».

Кроме того, впервые в список объектов санкций вошли физические лица и организации, руководящие экспортом северокорейского угля и отправкой на заработки за рубеж рабочих – их количество выросло с 34 до 69, а физических лиц с 43 до 79.

Помимо этого был ужесточен контроль за межкорейским товарооборотом: в частности, вводится наказание в случае импорта одежды, произведенной в КНДР, но ввозимой под видом китайской. Это сделано для перекрытия дохода Севера от производства одежды по заказу иностранных компаний.

Наконец, ужесточены меры давления в сфере судоходства. Так, срок закрытия доступа к южнокорейским портам для иностранных судов, прошедших через морскую территорию Севера, был продлен с прежних 180 дней до года.

Приняло новые санкции против КНДР и правительство Японии. Новый пакет включает расширение запрета на повторный въезд в Японию руководства Ассоциации северных корейцев в Японии, а также иностранных ядерщиков и специалистов в области ракетной техники, если они посетили Северную Корею; запрет на вход в японские порты всех без исключения судов, в том числе японских, если они заходили в северокорейские порты, даже с гуманитарными целями. Кроме того, Япония запретила экспорт в КНДР новых самолетов и вертолетов.

По данным телеканала NHK, японские власти намерены запретить въезд в страну лицам, имеющим отношение к КНДР, а также замораживать имущество компаний и организаций, работающих с Севером.

КНДР отреагировала ожидаемо: как отмечается в опубликованном в четверг заявлении представителя МИД, решение о введении таких ограничительных мер свидетельствует «о превышении полномочий и нарушении суверенитета КНДР Совбезом, который действовал по инструкциям Соединенных Штатов», и в ответ на введение санкций «Пхеньян примет самые решительные ответные меры в интересах самообороны».

Китай также не одобрил односторонние санкции. Как заявил на брифинге официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан, «Китай всегда выступал и выступает против любых односторонних санкций вне рамок Совета Безопасности ООН, выступает против введения односторонних санкций в отношении другого государства, против того, чтобы какие-либо односторонние санкции ущемляли законные интересы Китая».

Как можно охарактеризовать данный шаг Совбеза и его возможные последствия?

Не принять резолюцию было нельзя – со стороны ООН это выглядело бы слишком серьезной потерей лица, тем более что формально текущий миропорядок, когда ядерное оружие разрешено не любому, выгоден пятерке постоянных членов СБ ООН больше, чем когда ядерных стран несколько десятков, и среди них, например, могут оказаться две Кореи, Япония и Тайвань.

Также понятно, что новая резолюция должна хотя бы насколько-то «поднять градус» и ужесточить санкции. Здесь, однако, начинаются проблемы: Соединенные Штаты предлагали де-факто полную экономическую блокаду, а Россия и Китай, воспринимающие американские санкции как способ сменить режим, выступают против. При этом, похоже, что продавить Китай на американский вариант не удалось.

Да, много неприятных ограничений, — автор, в частности, недоумевает, касается ли запрет на научно-техническое сотрудничество ученых гуманитарной направленности. Однако ограничения на экспорт северокорейской рабочей силы не введены. Сохраняются и такие совместные проекты, как российско-северокорейский «Рачжин-Хасан».

Что же до экспорта угля, то очень интересен вопрос, как считать «эти самые 60%». Если до конца года Север демонстративно увеличит экспорт угля и 60% будут считать от этой суммы, то реальное ограничение этого экспорта будет существенно меньшим. Плюс никуда не денутся фирмы-однодневки и прочие инструменты избегания санкций.

Именно этим, по мнению автора, объясняется то, что США, РК и Япония немедленно объявили односторонние дополнительные санкции против Севера, плюс снова пытаются (на взгляд автора довольно грубо) давить на Китай, поскольку всерьез ударить по экономическому развитию КНДР действительно можно только с его активным участием.

Однако не очень понятно, насколько Китай примет подобное давление. Похоже, что тренд на противостояние США и КНР будет только увеличиваться и вероятность того, что Китай пойдет на сотрудничество в северокорейском вопросе ради защиты чего-то более важного снижается, особенно после проблемы THAAD.

Что сделают северокорейцы в ответ – вопрос, но формально они тоже должны показать зубы. Предполагаю, однако, не столько ядерное испытание, сколько ракетный запуск, поскольку программа создания ядерного оружия официально завершена.

Что же касается эффекта от грядущих санкций, то его надо оценивать минимум через полгода. А пока можно вспомнить и то, что удалось сделать КНДР на фоне предыдущих санкций, и то, как два года назад, после введения санкций против РФ на фоне крымского кризиса некоторые эксперты предполагали, что к нынешнему времени Кремль ждет экономический крах и пик протестного движения. Ни того, ни другого не произошло.

КНДР. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 11 декабря 2016 > № 2001538


США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 8 декабря 2016 > № 2029454

США будут сбивать запущенную КНДР ракету, только если она угрожает Америке или ее союзникам, заявил в воскресенье глава оборонного ведомства США Эштон Картер.

"Мы будем сбивать ее (ракету), если расчеты показывают, что она несет угрозу нам или нашим союзникам", — сказал Картер, подчеркнув, что операция по перехвату ракеты будет осуществляться только в случае угрозы нанесения удара по территории США или союзников со стороны Северной Кореи.

По его словам, "ядерная программа КНДР и баллистические ракеты угрожают США". "Мы готовы защитить Корейский полуостров", — сказал Картер, отметив развитие системы ПРО и присутствие американского военного контингента в Азии.

США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 8 декабря 2016 > № 2029454


КНДР. США. Япония. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 2 декабря 2016 > № 1990222

 ЗАЯВЛЕНИЕ ГРУППЫ СОЛИДАРНОСТИ С КНДР ПО РЕЗОЛЮЦИИ СБ ООН №2270

Виталий Лебедев

Совет безопасности ООН, действующий по указе США сфабриковали резолюцию о санкциях, осуждающую испытание ядерной боеголовки в сентябре этого года.

США и другие мировые бандиты, поддержавшие резолюцию №2270, вставшие на сторону сил, попирающие суверенитет и достоинство корейской нации, совершили опрометчивый поступок, который ещё раз подтверждает истинную сущность Совета Безопасности как слабо прикрытого союза великодержавных шовинистов и империалистов!

Прогрессивные люди мира уже давно поняли, что ООН не выполняет свои обязанности и даже участвует как инструмент сговора шайки империалистов, и что ракетно-ядерная программа КНДР носит исключительно оборонительный характер, цель которой защита мирных граждан КНДР, не получающих выгоду от корпоративного сговора мировых толстомумов.

США, чьи руки запачканы кровью, не знают границ, их цель мировое господство! Печальный исторический опыт определил, что единственным гарантом суверенитета и независимости может быть только собственное ядерное оружие, а не какие-либо международные организации и союзы, способных диктовать волю сильных. Капиталистическое общество живет по законам джунглей, где сила, а не закон вершат нынешними международными отношениями, требующих демонстрации силы, коей является самозащитная мера суверенного государства. Совет Безопасности ООН не имеет никакого права запрещать демонстрацию самозащитных мер суверенного государства, в том числе ядерные подземные испытания и меры для укрепления обороноспособности страны.

Нынешние санкции не вписываются ни в какие рамки, потому, как по своему содержанию они направлены прежде всего против мирного населения посредством тотального сокращения экспорта ресурсов в соседние страны, а также полностью абсурдных запретов, во-многом не имеющих ничего общего с так называемой «северокорейской ядерной угрозой».

Цель таких санкций — попытка малограмотной шайки мировых бандитов задушить КНДР.

Особенно поражают действия японских реакционеров, попирающие права своих граждан в лице корейского национального меньшинства. Новые односторонние санкции, о которых заявил пёс Абэ, предусматривают запрет на возвращение в Японию лиц, побывавших в КНДР. В том числе сотрудникам Ассоциации северокорейских граждан в Японии, представляющей интересы корейского национального меньшинства, в отношении которого Япония в «лучших» традициях старого времени проводит шовинистическую политику. Аналогичный запрет распространяется и на суда с гуманитарной помощью, что не вписывается в какие-либо общечеловеческие ценности.

Коллектив Группы солидарности с КНДР жёстко критикует действия стран-членов ООН, поддержавших резолюцию №2270, внёсшей новую лепту в кровавой истории Совета безопасности ООН, действующего по указе США. Мы поддерживаем инициативу большинства членов-стран ООН, включая стран-участников движения неприсоединения, по срочному реформированию СБ ООН, который используется в качестве политического инструмента держав, ставя себя над международным законодательством!

Желаем корейскому народу успехов в развитии ядерных сил сдерживания, больше сил и веры в себя, во что бы то ни стало сломить все планы империалистов в кратчайшие сроки для выполнения задач 7-ого Съезда Трудовой Партии Кореи! Да здравствует сонгунская Корея, Мансе!

Отправлено в посольство КНДР в РФ

КНДР. США. Япония. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 2 декабря 2016 > № 1990222


Япония. КНДР > Армия, полиция > kapital.kz, 2 декабря 2016 > № 1990168

Япония выделит рекордную сумму на военные расходы

Часть средств пойдет на закупку систем ПВО в связи с возросшей угрозой, исходящей от Северной Кореи

Правительство Японии намерено потратить на нужды обороны в следующем финансовом году 44,6 млрд долларов. Об этом сообщает издание The Mainichi.

Средства пойдут на закупку новых систем ПВО в связи с возросшей угрозой, исходящей от Северной Кореи. Также Токио намерен усилить оборону удаленных от основной части страны островов из-за военной активности Китая в Южно-Китайском море. При этом уточняется, что дополнительные военные ассигнования будут выделены кабинетом министров еще в этом году. Таким образом, оборонный бюджет страны растет пятый год подряд, утверждает издание, пишет lenta.ru.

28 ноября этого года сообщалось, что японское правительство готово потратить на закупку новых систем противоракетной обороны (ПРО) Patriot американского производства 1,7 млрд долларов.

Тремя днями ранее появилась информация о том, что Токио намерен разместить на своей территории несколько батарей американской системы ПРО THAAD. В обоих случаях указывалось, что причиной военных приготовлений является потенциальная угроза со стороны КНДР.

В августе стало известно, что оборонное ведомство страны запросило на свои нужды 51 млрд долларов. Кроме систем ПВО и ПРО, средства предполагалось расходовать на разработку и создание беспилотных самолетов-разведчиков и истребителя в ближайшие годы. Кроме того, для ВВС страны планируется закупка американских самолетов-невидимок F-35.

В качестве перспективных оборонных разработок японские военные рассматривают создание боевых лазеров.

Япония. КНДР > Армия, полиция > kapital.kz, 2 декабря 2016 > № 1990168


КНДР. Корея. Япония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 декабря 2016 > № 1989119

Союзники США поддержали ужесточение санкций против Северной Кореи

Южная Корея намерена ввести дополнительные односторонние санкции против КНДР

Союзники США в Восточной Азии приветствовали в четверг ужесточение санкций, наложенных на Северную Корею Советом Безопасности ООН. Тем не менее, лишь немногие в регионе ожидают, что эти новые меры окажут сдерживающее воздействие на правительство Ким Чен Ына.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ выступил с заявлением в поддержку новой резолюции Совбеза, подчеркнув, что она «отражает намерение международного сообщества принять жесткие меры в совершенно иной сфере, нежели прежние».

Правительство Южной Кореи призвало КНДР внимательно отнестись к предупреждению со стороны международного сообщества – остановить свою ядерную программу или столкнуться с последствиями.

«Она столкнется не только с более серьезными экономическими трудностями и ощутит дипломатическую изоляцию, но и с тем, что ее права и привилегии как члена ООН будут приостановлены», – сказал пресс-секретарь МИДА Южной Кореи Чхо Чун-Хек.

Руководство Южной Кореи объявило также, что введет против КНДР дополнительные односторонние санкции.

КНДР. Корея. Япония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 декабря 2016 > № 1989119


США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 1 декабря 2016 > № 1991475

Совет Безопасности ООН 30 ноября единогласно принял резолюцию, в рамках которой против Северной Кореи вводятся новые санкции. Автором документа выступили США, отреагировавшие на пятое испытание ядерного оружия, которое состоялось в сентябре. В соответствии с документом Совбеза ежегодный экспорт угля КНДР сокращается до $400,9 млн или 7,5 млн тонн, что намного меньше, чем экспорт этого вида топлива в 2015 году.

Резолюцией также вводится запрет на экспорт меди, никеля, серебра и цинка, а также ряд других ограничений. Но для их успеха необходима работа всех заинтересованных в решении вопроса ядерной программы сторон, а не только Китая, сообщает Global Times.

За два месяца до принятия санкций между Вашингтоном и Пекином состоялся ряд переговоров, на которых обсуждали более жесткие санкции против Пхеньяна. Китай выступал за то, чтобы целью санкций была непосредственно ядерная программа КНДР, а не северокорейский народ, давление на который может привести к гуманитарной катастрофе.

Поскольку Китай является крупнейшим рынком сбыта северокорейского угля, в странах Запада и в Южной Корее можно часто слышать утверждение, что позиция Китая играет решающую роль в том, будет ли та или иная резолюция успешна. Однако такая логика несостоятельна.

КНР осуществила на практике целый ряд санкционных резолюций ООН по Северной Корее, понеся тем самым больше экономических и дипломатических потерь, чем другие страны. Китаю сложнее — из-за связей с Пхеньяном — контролировать протяженную совместную границу, о чем свидетельствуют уголовные дела против граждан КНДР, преступивших закон на границе с Китаем.

Более того, санкции могут быть только частью международных попыток убедить Пхеньян оставить программу ядерного оружия. Вашингтону и Сеулу нужно присоединиться к инициативе по повышению безопасности КНДР, а также снизить обеспокоенность Пхеньяна относительно возможных угроз, стоящих перед ним. Они должны попытаться достичь соглашения с КНДР в области безопасности и доверия, иначе никакими санкциями Пхеньян не сломить.

Вопрос ядерной программы зашел в тупик, потому что КНДР, США и Южная Корея не могут провести переговоры и построить доверительные отношения между собой. Это сказывается на всей Северо-Восточной Азии. Вашингтон и Сеул требуют от Пекина оказывать давление или выступить против Пхеньяна с тем, чтобы им не надо было прилагать больше усилий.

Несмотря на новые санкции, стороны по-прежнему очень по-разному мыслят. Китай придерживается мнения, что все стороны должны брать на себя ответственность, однако США и Южная Корея считают, что во всем правы и могут показывать пальцем на других из-за сложившейся ситуации на Корейском полуострове.

Если такие жесткие санкции не подействуют, Вашингтону и Сеулу стоит посмотреть на себя самих. США ввели санкции против большого числа стран по всему миру, однако кнутом без пряника многого не добьешься.

Издание заключает, выражая надежду, что КНДР сможет воспринять последние санкции спокойно и рационально, тогда как США и Южную Корею не обуяет стремление к власти и захватничеству. Единственным мирным решением ядерного вопроса КНДР является такое, при котором все три стороны могут сделать один шаг назад.

Максим Исаев

США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 1 декабря 2016 > № 1991475


КНДР > Армия, полиция. Электроэнергетика > inopressa.ru, 1 декабря 2016 > № 1989395

Санкции, скорее всего, не сдержат ядерную программу Северной Кореи

Чун Хан Вон, Джонатан Чен | The Wall Street Journal

"Новые международные санкции против экономики Северной Кореи стали сигналом о формирующемся консенсусе между Китаем и США по необходимости срочных мер для сдерживания развивающейся ядерной программы Пхеньяна, несмотря на сомнения по поводу их эффективности", - пишет The Wall Street Journal.

"Резолюция Совбеза ООН по санкциям, принятая в среду, направлена на то, чтобы сократить ежегодный экспорт Северной Кореи, по некоторым оценкам, на 800 млн долларов - что примерно составит четверть от его общей суммы, - установив ограничения на экспорт ее угля в Китай", - говорится в статье.

"Однако продолжавшиеся месяцами ожесточенные споры о санкциях привели к соглашению о том, что они сами по себе, по словам многих экспертов, вряд ли убедят северокорейского лидера Ким Чен Ына отказаться от амбиций превратить страну во всемирно признанную ядерную державу", - пишет издание.

"Китай, ближайший союзник Северной Кореи, раньше сопротивлялся принятию жестких экономических санкций против Пхеньяна, в основном, беспокоясь о стабильности в бедной стране на своей границе. Но, приняв санкции, Пекин, как представляется, рассчитывает, что новые меры не дестабилизируют Северную Корею", - предполагают авторы статьи.

Эксперты утверждают, что решение Пекина нанести удар по основному источнику доходов Пхеньяна имеет целью пожурить северокорейского лидера, не подорвав при этом его режим.

Тем не менее, некоторые эксперты считают резолюцию потенциально эффективной.

Бывший член экспертной комиссии ООН по наблюдению за исполнением санкций против Северной Кореи Джордж Лопез утверждает, что новые санкции будут жестче, чем ожидает Северная Корея. По его словам, они усложнят закупки для ядерной программы Северной Кореи, отложат ее на несколько месяцев и, возможно, изменят расчеты Пхеньяна о том, проводить ли очередное ядерное испытание и когда это делать.

Впрочем, некоторые китайские эксперты предостерегают от того, чтобы возлагать слишком большие надежды на новейшие меры.

"Вызывает сомнения то, сможет ли новая резолюция полностью прекратить финансирование, необходимое для северокорейских ядерной и ракетной программ, - считает Чжан Лянгуй, эксперт по Северной Корее из Центральной партийной школы (Пекин). - У Северной Кореи имеется много средств для того, чтобы обеспечить финансирование, и трудно отделить военные нужды от гражданских при таком режиме".

КНДР > Армия, полиция. Электроэнергетика > inopressa.ru, 1 декабря 2016 > № 1989395


КНДР > Армия, полиция > un.org, 30 ноября 2016 > № 1992693

Совет Безопасности ООН ужесточил и расширил санкции в отношении Пхеньяна

Сегодня члены Совета Безопасности, осудив ядерное испытание, проведенное Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) 9 сентября, и ее деятельность, связанную с баллистическими ракетами, приняли новую резолюцию, ужесточающую режим санкций в отношении Пхеньяна. Они включили в «черные списки» 11 должностных лиц КНДР, запретили экспорт меди, никеля, серебра и цинка, а также импорт ковров и фарфора как предметов роскоши.

Новый документ базируется на пяти предыдущих резолюциях о санкциях в отношении КНДР. Его положения значительно расширяют сферу охвата ранее введенных ограничений, а также предусматривают новые жесткие меры.

Так, новой резолюцией члены Совета обновили и расширили список запрещенных для экспорта и импорта предметов, материалов и оборудования. Они также дополнили перечень запрещенных предметов роскоши. Туда попали ковры и гобелены стоимостью свыше 500 долларов США и посуда из фарфора стоимостью свыше 100 долларов.

Совет расширил список физических и юридических лиц, на которые распространяются его санкции, в том числе связанные с запретом на поездки и замораживанием счетов. В этот «черный список» включено 10 новых организаций и 11 новых должностных лиц Северной Кореи, в том числе ее послы в Египте и в Мьянме.

Совет Безопасности настоятельно рекомендовал всем государствам-членам ООН приостановить научно-техническое сотрудничество с участием лиц или групп, представляющих КНДР, за исключением обменов в области медицины.

Члены Совета призывают государства-члены ООН сократить число сотрудников дипломатических представительств и консульских учреждений КНДР, а также принимать меры по ограничению въезда на их территорию членов правительства КНДР, если они связаны с программами по ядерному оружию.

Резолюция разрешает досматривать корабли, а также ручную кладь и багаж лиц, прибывающих в Северную Корею и выезжающих из нее, на предмет выявления предметов, подпадающих под режим санкций.

Члены Совета запретили экспорт из КНДР меди, никеля, серебра и цинка, а также ужесточили ограничения на продажу угля.

Генеральный секретарь ООН приветствовал новую резолюцию Совета Безопасности, заявив, что оно содержит «самый жесткий набор санкций».

«Сегодняшняя резолюция содержит самый жесткий и наиболее полный режим санкций, когда-либо введенных Советом Безопасности. Она однозначно говорит о том, что КНДР должна прекратить дальнейшее провокационные действия и полностью выполнять свои международные обязательства», - заявил Генеральный секретарь ООН.

Пан Ги Мун напомнил, что с января этого года Северная Корея провела два ядерных испытания и 25 пусков с использованием технологий баллистических ракет.

Генеральный секретарь ООН призвал все государства выполнять требования Совета Безопасности в отношении КНДР, а руководство этой страны - «изменить курс и пойти по пути ядерного разоружения».

Выступая по мотивам голосования, представитель Российской Федерации Владимир Сафронков заявил, что принятые «жесткие меры» «ни в коем случае не могут использоваться для удушения северокорейской экономики или ухудшения гуманитарной ситуации и положения населения страны».

Он подчеркнул, что «ситуация на Корейском полуострове не должна служить предлогом для увеличения в регионе иностранных военных потенциалов». «Мы решительно осуждаем наращивание вблизи границ соседних с КНДР государств наступательного вооружения, включая размещение систем противоракетной обороны THAAD. Безопасность страны не может быть прочной и долговременной, если ее пытаются выстраивать за счет ущемления безопасности других государств», - предупредил российский представитель.

Он призвал все стороны проявлять сдержанность, избегать провокационной риторики, не идти на обострение и незамедлительно заняться поиском путей выхода из кризиса.

Постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр сказала, что новые ограничения на продажу угля, а также запрет на экспорт меди, никеля, серебра и цинка лишат режим КНДР 800 миллионов долларов США в год. Она напомнила, что 25 процентов доходов Северной Кореи от экспорта идут на развитие ядерной деятельности.

КНДР > Армия, полиция > un.org, 30 ноября 2016 > № 1992693


КНДР. Китай. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 29 ноября 2016 > № 1993334

Ситуация на Корейском полуострове и трудный выбор США

Константин Асмолов

Не так давно мы писали о трудном выборе, который встает перед руководством КНР, однако развитие ракетно-ядерной программы КНДР ставит Вашингтон перед не менее сложным решением. Как и Пекин, он должен выбрать между двумя группами неприятных политических последствий, определяя какое из двух зол все-таки меньшее.

В предыдущих материалах, посвященных тому, как описывают ситуацию американские эксперты различных политических ориентаций, мы приводили определенный набор аргументов или варианты реагирования, которые критикует или, наоборот, считает приоритетными та или иная сторона. Однако, как и в случае с КНР, на самом деле выбор вариантов сводится всего к двум. Либо это тот или иной вариант признания свершившегося факта ядерного статуса КНДР, либо тот или иной вариант смены режима, неизбежно ведущий к открытой конфронтации. Учитывая, что ядерный статус внесен в основной закон страны, денуклеаризация без ликвидации нынешнего политического строя Северной Кореи невозможна.

Оставить все как есть, просто увеличивая санкции и рассчитывая на то, что рано или поздно режим развалится – эта тактика уже не сработала и вряд ли будет работать, как и ранее, из-за позиции Китая. Если же превратить санкции в полномасштабную финансовую, торговую и транспортную блокаду, это фактически попытка сменить режим, спровоцировав или внутренние беспорядки, или внешнюю конфронтацию – не будем забывать, что решающую роль в объявлении Японии войны США сыграло нефтяное эмбарго.

Превентивный удар по ядерным объектам «по израильскому варианту» тоже невозможен потому, что в условиях КНДР он не сможет пройти «без сучка и задоринки», а если и пройдет, не останется безнаказанным. Учитывая особенности северокорейской идеократии, в ответ на «покушение на наше высшее достоинство» они не смогут не отреагировать, даже если такая реакция также будет не очень рациональной.

Не выйдет и раскачать лодку, сменив режим малой кровью. Серьезная работа по дестабилизации режима и организации там «цветной революции» вряд ли будет успешна, – для гипотетического «майдана» банально не хватает предпосылок, не говоря уже и о возможной инфраструктуре.

Пытаться вести диалог на иную тему (например, мирный договор по итогам Корейской войны) не гарантирует того, что Север заморозит ЯПКП в качестве встречной уступки и не будет использовать эту передышку для ее дальнейшего развития на фоне возможного послабления санкционного режима. Плюс множество технических и бюрократических проблем с подтверждением заморозки делает необходимый контроль маловероятным.

Поэтому, как и в случае с выбором КНР, мы опишем набор неприятностей, с которыми столкнется Америка в каждом из двух случаев.

Если ядерный статус будет признан, то:

1. Это будет серьезный удар по режиму нераспространения ядерного оружия. Особенно с учетом того, что КНДР сначала вступала в ДНЯО, а потом вышла из него. Хотя, по мнению автора, у нее было на это право на фоне объявления безъядерного государства целью ядерного оружия США, не все согласны с этим, полагая, что из-за этого северокорейский прецедент опаснее индо-пакистанского. Кроме того, признание ядерного статуса КНДР может привести как минимум к региональной ядерной гонке: концепция южнокорейской бомбы уже обсуждается.

2. Между тем падение режима НЯО наносит удар по возможностям Америки как мирового гегемона – существующий миропорядок во многом строится на американском доминировании, в том числе за счет ядерного потенциала, существующего только у сверхдержав и являющегося важным статусным элементом. Да, возможно, новый мировой порядок, в котором число ядерных держав увеличится, больше ударит по РФ или КНР (особенно если у Соединенных Штатов будет система ПРО, при помощи которой она отразит атаку страны, чей ядерный потенциал ограничивается дюжиной-другой боеголовок). Однако, даже если Америка и останется гегемоном, навязывать свою волю ядерному государству и исполнять роль мирового полицейского станет существенно сложнее. Скажется это и на отношениях США с региональными союзниками – Японией и РК.

3. Отдельно надо отметить внутриполитические/репутационные последствия. С учетом того уровня демонизации, которой подвергалась Северная Корея с конца ХХ века, а равно – распространенности в США протестантизма (с точки зрения этики которого атеистический коллективизм КНДР и ее культ личности вождей – безусловное зло), отказ от конфронтации с таким государством будет воспринят как «сделка с дьяволом», которую будет очень тяжело объяснить американскому общественному мнению, и противников такой позиции найдётся немало.

4. При этом, особенно с точки зрения недругов КНДР, нет никакой гарантии того, что после признания ядерного статуса КНДР, «северокорейская угроза миру» не будет увеличиваться. И хотя с точки зрения автора это скорее пустые страшилки, в США многие уверены в том, что в этом случае КНДР будет и далее «шантажировать» мировое сообщество или начнет продажу ядерных технологий международному терроризму.

5. Кроме того, признание ядерного статуса означает и признание существования КНДР, с которой у Америки до сих пор нет дипломатических отношений. А глядя на позицию Сеула в отношении попыток Японии установить диалог с КНДР, любой шаг вперед к установлению официальных экономических и политических связей Севера и Америки может привести к существенному ухудшению американо-южнокорейских отношений.

Если же мы всерьез говорим о конфронтации с Севером, то:

1. Слишком велик риск того, что вместо блицкрига «в иракском стиле» случится затяжная война, которая потянет за собой целый букет последствий. Во-первых, это риск потерь, при том что современное американское общество весьма к ним чувствительно. Во-вторых, это высокая вероятность серьезного ущерба, который может быть нанесен Южной Корее даже за счет обстрела из конвенционного оружия или возможных диверсий спецназа КНДР. И это при том, что «превентивный обезоруживающий удар» может и не достичь цели. Хочется напомнить, что, когда в 1993-1994 гг. администрация Клинтона прорабатывала военную операцию против КНДР по аналогии с операцией в Ираке, данные о возможных потерях существенно охладили «ястребов» и подтолкнули их к переговорам, итогом которых было Рамочное соглашение, завершившее первый виток ядерного кризиса.

2. Далее, существует риск того, что региональный конфликт перерастет в что-то большее. Программа-минимум – КНДР удается-таки нанести ответный (и потенциально ядерный) удар по континентальной территории США. Да, его вероятность считается небольшой, но если таковое случится, Америка может считать эту войну проигранной, даже если после такого вся территория КНДР превратится в марсианский пейзаж. Программа-максимум – вовлечение в конфликт КНР и РФ с перерастанием войны в Третью мировую; Москва и Пекин вряд ли поддержат инициирование конфликта Севером, но что будет, если войну начнут США? И как вообще они могут отреагировать на американские ракеты, летящие в их сторону? И что будет делать Америка если ее ракеты, направленные на КНДР, собьют Китай и Россия?

3. Даже победа США и их союзников в таком конфликте не принесет немедленное благорастворение и демократию – процесс послевоенной «стабилизации ситуации» будет долгим, дорогим и трудным. Восстановление разрушенного войной государства, проблемы беженцев, еще большие проблем с обеспечением лояльности населения Севера – все это описано в целом ряде материалов автора.

4. Сюда же – потенциальное восстановление последствий северокорейских ударов по Японии и РК, которое ставит вопрос: «Готово ли будет американское руководство к такому количеству ущерба у своих союзников?». Атаки атомных электростанций двух стран могут стать причиной экологической катастрофы, превосходящей Чернобыль или Фукусиму.

5. Наконец, если приготовления к конфликту будут видны и станет понятно, что он неизбежен, руководство КНДР может решить «погибать, так с музыкой» и пойти ва-банк. В том числе – действительно заняться ядерным распространением или ядерным терроризмом.

С точки зрения автора, этот выбор менее сложен, чем выбор Китая, поскольку, с точки зрения сторонника американских ценностей, у воинственного подхода больше аргументов, чем у диалога, и причин тут тоже несколько:

– Личностный фактор, связанный с определенной зависимостью политиков от общественного мнения. Автор не уверен, что любой из президентских кандидатов обладает достаточной решимостью, чтобы в случае своего прихода к власти сказать: «Нам не удалось окоротить Пхеньян: более того, из-за наших ошибок он превратился в полноценную ядерную державу вопреки всем нашим действиям, и, значит, нам придется менять стратегию и договариваться». С точки зрения психологических и репутационных последствий, это решение еще более сложное, чем решение, принятое Кеннеди для разрешения Карибского кризиса.

– Сюда же – последствия демонизации режима, которые мы уже упоминали выше. Политик, эпично побеждающий патентованное Зло, будет иметь больший рейтинг, чем тот, кто посмеет договариваться.

– Проблема дезинформированности, связанная с зависимостью от ангажированной информации южнокорейского происхождения. Возможности компетентно собирать данные о положении дел в КНДР Америка не имеет. В лучшем случае речь идет о данных технической разведки, но и они нуждаются в интерпретации. Автору кажется, что разговоры о «превентивном обезоруживающем ударе» во многом строятся на скормленных им южнокорейцами представлениях о том, что под влиянием санкций в КНДР тяжелый политический и экономический кризис, так что публичное военное унижение режима немедленно спровоцирует массовое выступление против него. В такой ситуации можно поверить в то, что «превентивный удар» обойдется малой кровью, но спровоцирует развал режима по аналогии с влиянием проигранной войны с Японией на события в России 1905 года.

Определенная иллюзия защищенности, связанная с разработками ПРО. Не военные, но политики могут полагать, что население США все-таки будет наблюдать конфликт по телевизору. Откровенные критики США добавляют к этим мотивациям цинизм и желание ослабить РК и Японию так, чтобы они понесли основную тяжесть от конфликта и впоследствии были бы более зависимы, но для автора это слишком конспирологично.

Как будет выглядеть в итоге американская политика в корейском вопросе, конечно, покажет время, и автор надеется, что принятое решение скорее умалит напряженность, чем увеличит ее. Однако выбор между двумя типами неприятностей плох всегда – и часто именно на нем построена большая политика.

КНДР. Китай. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 29 ноября 2016 > № 1993334


КНДР. Весь мир > СМИ, ИТ. Армия, полиция > metalinfo.ru, 16 ноября 2016 > № 1973494

В Северной Корее началась фольговая истерия

Власти Северной Кореи начали акцию по принудительному сбору обыкновенной алюминиевой фольги с целью защиты военных объектов от наблюдения за ними космических спутников.

«Приказ о сборе фольги пришел в июне, но потом был отложен из-за необходимости решения иных задач, но вот теперь он приведен в действие», - сказал один из источников.

Другой источник сообщил, что сбором фольги занимаются даже школьники, подбирая выброшенные на обочины дорог пустые пачки сигарет.

«Те же семьи, которые не могут сдать фольгу, просят сделать денежные пожертвования», - отметил он.

Власти говорят населению, что фольга сделает невозможной съемку военных объектов из космоса.

КНДР. Весь мир > СМИ, ИТ. Армия, полиция > metalinfo.ru, 16 ноября 2016 > № 1973494


США. КНДР. Китай > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 15 ноября 2016 > № 1968552

США—КНР: на кого возлагать ответственность за развитие ракетно-ядерной программы КНДР?

Константин Асмолов

Заявления КНДР о завершении своей программы развития ядерного оружия вызвали всплеск дискуссий на тему «кто виноват». Точнее, кто несет главную ответственность за то, что ситуация дошла до нынешнего уровня, и на фоне развивающегося противостояния США и КНР Пекин начали обвинять еще и в этом, причем разброс обвинений разнится от «ничего не делал, хотя мог» до «активно помогал».

Начнем с высказываний кандидата в президенты США Хиллари Клинтон. 13 октября 2016 г. агентство Associated Press, ссылаясь на сайт WikiLeaks, сообщило, что еще в июне 2013 года в ходе лекции среди должностных лиц Goldman Sachs Хиллари Клинтон указала на то, что народно-освободительная армия Китая является главным спонсором КНДР. И уже тогда обозначила позицию о том, что если Пекину не удастся сдержать КНДР от создания межконтинентальной баллистической ракеты, способной нести ядерное оружие, США могут взять Китай в кольцо системы ПРО и военно-морских баз.

Японская «Санкэй симбун» цитирует министра обороны США Эштона Картера: «на Китае лежит большая ответственность за нынешние действия КНДР. Он покрывает опасное поведение этой страны» и подводит аудиторию к мысли о том, что налицо заговор Пекина, который, постоянно получая от США за великодержавную политику, решил ответить Вашингтону таким образом. В доказательство японцы ссылаются на «Чосон ильбо», которая сообщила, что, по словам бывшего сотрудника Разведывательного управления министерства обороны США Брюса Вектора (Bruce Vector), озвученным 1 сентября, северокорейская ракета — это точная копия китайской двухступенчатой твердотопливной баллистической ракеты Цзюйлан-1, которая размещается на подлодках.

Выступая с лекцией в Сеульском государственном университете, помощник госсекретаря США Тони Блинкен также заявил, что о северокорейской экономике невозможно говорить без упоминания о Китае. Пхеньян полностью зависит от сотрудничества с Пекином, поэтому на Китае лежит особая ответственность в реализации антисеверокорейских санкций.

Цель подобных обвинений – вынудить КНР быть «более конструктивной». Между тем в заявлениях китайских политиков постоянно проговаривается, что ЯПКП не вызвана действиями Пекина, и КНР не располагает волшебным ключом к её разрешению. Корни проблемы берут начало в противоречиях между США и КНДР, и конструктивный подход должна проявлять Америка. Как отметила 12 сентября 2016 г. официальный представитель МИД КНР Хуан Чуньин, суть ядерной проблемы Корейского полуострова заключается в противоречии между КНДР и США, и американская сторона должна взять на себя ответственность. «Мы еще раз призываем все стороны смотреть на общую ситуацию, действовать осмотрительно и избегать взаимных провокаций, совместно продвигать процесс денуклеаризации, прилагать реальные усилия для достижения мира и стабильности на Корейском полуострове», сказала китайский дипломат, отметив, что сегодняшнее развитие ситуации свидетельствует о важности и неотложности скорейшего возвращения к шестисторонним переговорам.

14 сентября в газете Жэньминь Жибао были отвергнуты американские предложения о том, что КНР должна принимать активное участие в изоляции КНДР. Там заявляют, что основную долю ответственности за текущую ситуацию несет не КНДР, а США. 21 сентября на своей речи в ООН премьер-министр Ли Кэцян также не упоминал про санкции.

2 ноября 2016 г Хуа Чуньин вновь заявила, что одними санкциями и давлением добиться коренного решения проблемы Корейского полуострова невозможно. Комментируя недавнюю встречу глав делегаций США и Республики Корея на шестисторонних переговорах, в ходе которой вновь прозвучали призывы ужесточить санкции и усилить давление в отношении КНДР в надежде, что новая резолюция Совета безопасности ООН введет принудительное ограничение экспорта северокорейской угольной продукции, Хуа Чуньин указала, что рассмотрение и обсуждение северокорейской ядерной проблемы в СБ ООН идет. Однако в важной содержательной части резолюции 2270 СБ ООН говорится о необходимости возобновить шестисторонние переговоры и стремиться к разрядке напряженности в Северо-Восточной Азии политическими и дипломатическими средствами. Это и есть путь коренного решения северокорейской ядерной проблемы.

А двумя днями позже, 4 ноября, она же заявила, что размещение американской системы противоракетной обороны на Корейском полуострове подорвёт стратегический баланс сил в регионе и Пекин оставляет за собой право принять необходимые меры для защиты собственной безопасности. Действия США противоречат усилиям по обеспечению мира и стабильности на Корейском полуострове, сказала Хуа Чуньин, призвав соответствующие стороны учитывать законную обеспокоенность Китая.

В основе такой политики КНР – как проблема THAAD, которую КНР видит направленной на сдерживание его ракетного потенциала, так и более широкое восприятие антисеверокорейских военных приготовлений США, как направленных на деле против КНР. В результате, несмотря на ряд острых противоречий между странами, в отношениях Пекина и Пхеньяна работает принцип «враг моего врага – мой друг». Проще поддерживать КНДР на плаву, чем рисковать более серьезными последствиями, которые могут наступить, если её прижмут слишком сильно. Готовность Китая расследовать нелегальные торговые связи ряда китайских компаний с КНДР показывает, что «окно не закрыто полностью», и это можно рассматривать как попытку ослабить американские усилия по введению санкций против китайских компаний, ведущих дела с КНДР легальным образом.

Одновременно Китай и Северная Корея расширяют экономическое сотрудничество, несмотря на действие международных санкций. Как сообщила газета «Нодон Синмун», 25 октября в Пхеньяне состоялась третье заседание межправительственной комиссии КНДР И КНР по пограничным вопросам. Китайскую сторону возглавлял заместитель министра иностранных дел Лю Чжэньминь, а северокорейскую – заместитель главы МИД Пак Мён Гук. Обсуждались вопросы организации нового пограничного перехода, ибо уже в сентябре нынешнего года построен мост между северокорейским городом Синыйчжу и китайским Хуньчунем. Кроме того, в ближайшем будущем будет открыт мост между Синыйчжу и китайским Даньдуном.

Кроме того, товарооборот между СК и Китаем в третьем квартале нынешнего года по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 3,4%. В СЭЗ Расон китайцы строят новые склады и офисы, что означает приток инвестиций. Резко вырос импорт машин из КНДР в КНР.

Вырос и импорт китайского риса. По данным Таможенного управления Китая, в сентябре 2016 года из Китая в КНДР поставлено 18,477 тонн зерновых культур. Это в 2,7 раза больше, чем в августе, и в 6 раз больше, чем в сентябре прошлого года. В сентябре импортировано 16 тыс. тонн риса, что на 2 тыс. тонн больше, чем в период с января по август. И хотя южнокорейские эксперты объясняют это решением северокорейского руководства о стабилизации цен на рис, поскольку запасы риса, сделанные в прошлом году, фактически исчерпаны, с некоторого времени у них любой факт, имеющий отношение к КНДР, расценивается только как знак скорого голода и краха.

В общем, пока одна сторона обвиняет и бряцает оружием, другая ищет способы урегулирования проблемы, и это хорошо показывает, кто мог бы подключиться к установлению диалога, но не желает этого.

США. КНДР. Китай > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 15 ноября 2016 > № 1968552


США. КНДР. Россия. Весь мир > Армия, полиция > rosbalt.ru, 14 ноября 2016 > № 1977334

В последнее время ядерное оружие из сдерживающего фактора превращается в эдакую устрашающую ядерную «рогатку» возможного регионального применения, о чем уже открыто говорят некоторые политики. Стремление иных стран «завести» у себя атомную станцию в надежде хоть таким образом получить доступ к чувствительным технологиям (и, возможно, потом продвинуться в направлении ядерной военной программы) еще больше обостряет проблему распространения атомного оружия, нагнетая и без того высокую напряженность. О том, что сейчас происходит в этой сфере, «Росбалту» рассказал новозеландец, известный эксперт по нераспространению ядерного оружия, координатор организации «Парламентарии за ядерное нераспространение и разоружение», лауреат международной премии «За жизнь, достойную человека» (The Right Livelihood Award) Алан Вейр.

— Алан, недавно в печати был обнародован доклад европейских ученых о состоянии мировой атомной энергетики, из которого следует, что на сегодняшний день в 31 стране мира работает 404 ядерных реактора. Другие ученые говорят о том, что государству, владеющему такой технологией, довольно легко перейти к ядерной военной программе. То есть сделать свою атомную бомбу. А как вы оцениваете ситуацию с этой точки зрения?

— Наверное, следует начать с того, что любая атомная станция уже может рассматриваться как своего рода потенциальная ядерная бомба. Достаточно вспомнить Чернобыль или взять ту же японскую «Фукусиму». Очевидно, что атомные станции во время аварий на них производят и отправляют в воздух или в воду большое количество радиоактивных веществ. Таким образом, атомные станции опасны сами по себе. Во-вторых, если мы говорим о разных видах бомб, то в случае с АЭС это потенциально радиоактивные «бомбы».

— Именно об этом много сейчас и говорится. Особенно, если речь идет о террористах, которые грозятся заполучить и взорвать эту самую «грязную» бомбу. Как она работает?

— Радиоактивная бомба это нечто иное, чем атомная. В радиоактивной на самом деле не происходит цепная ядерная реакция. Она имеет некоторый радиоактивный материал в качестве поражающего элемента и обычный взрыватель. Главный результат подрыва такой бомбы — опасное излучение и радиоактивные изотопы, которые «распыляются» на довольно большое расстояние, поражая вокруг все живое. И да, такая «грязная» бомба — мечта всех террористов, включая из ИГИЛ («Исламское государство» — организация, признанная террористической в РФ — «Росбалт»).

— Ну, а может ли страна, которая имеет атомные станции, используя так называемый «мирный» атом, быстро создать свою полноценную атомную бомбу?

— Теоретически это, конечно, возможно. Радиологическая бомба — это достаточно просто, но ядерный взрыв — это намного сложнее. Создание атомной бомбы — цепной реакции определенного типа — требует, прежде всего, специальное техническое оборудование, наработку расщепляющихся материалов, которых не существует в природе. Это все достаточно трудно сделать самостоятельно, даже имея атомную станцию. Однако некоторые страны сумели пройти этот сложный путь, как, например, Индия и Пакистан. Известно, что ядерный клуб государств насчитывает сегодня девять стран. И только пять из них, так сказать, официальные.

— По мнению некоторых российских экспертов, иные из стран с АЭС могут довольно быстро и легко при необходимости запустить свою военную ядерную программу. Например, Германия или Япония. В Японии на конец 2014 года запасы плутония, судя по открытым источникам, составили уже 47,8 тонны. И его можно использовать для производства ядерного оружия.

— Да, Япония могла бы быстро сделать свою атомную бомбу, потому что она уже имеет сепарированный плутоний, необходимый для этого. Его нарабатывают реакторы нового типа. И это как раз хороший пример для ответа на вопрос о том, что, имея реактор АЭС, можно при желании создать атомную бомбу. Однако большинство стран, владеющих АЭС, не получают сепарированный плутоний. Они имеют отработавшее ядерное топливо и отходы, которые не используются для создания бомбы.

— Северная Корея, которая сейчас усиленно проводит испытания своих ракет в качестве средств доставки, перманентно угрожает миру своей ядерной бомбой. Кстати, первый ядерный реактор для ее АЭС в Йонбене помог строителям «чучхе» заполучить СССР. Однако точной информации о бомбе северокорейцев мир пока не имеет. Не блефуют ли они?

— Я абсолютно уверен в том, что Северная Корея имеет ядерную бомбу. Именно потому, что у них есть своя военная ядерная программа, полагаю я, поэтому они и не подписали до сих пор Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Второе — у них есть технические возможности для ее создания — атомная станция и все, что надо, для обогащения. И главное — они провели подземные взрывы, и это было зафиксировано организацией по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

— А как можно быть уверенным, что это были именно ядерные взрывы, а не обычных вооружений? Ведь мы знаем из советской истории создания этого оружия массового поражения, что Сталин, чтобы предотвратить ядерный удар по СССР со стороны США, пока он не имел еще своей атомной бомбы, велел советским военным организовать в Сибири серию мощных взрывов обычных бомб, которые были бы имитацией ядерных испытаний. Может, и Пхеньян взял это на вооружение?

— В этом не может быть никаких сомнений. Организация, которая мониторит исполнение Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, имеет четыре метода, как распознать такие тесты. Первый — это регистрация землетрясения. Второй — гидроакустический эффект. Третий — определение радиоактивности в воздухе. Это самый надежный показатель, потому что ядерная бомба «выдает» определенные виды радионуклидов. И четвертый — это наличие в атмосфере газов, которые указывают на ядерный взрыв, а не обычного вооружения. Эта организация имеет передовое оборудование, чтобы определить в атмосфере газы, сопутствующие ядерному взрыву. В случае с Северной Кореей все эти четыре показателя и были выявлены. Так что никаких сомнений нет.

— А сколько испытаний, по вашей оценке, провел Пхеньян и сколько атомных бомб он уже имеет?

— Было зафиксировано четыре испытания. Что касается бомб, то здесь сложно сказать точно. Все зависит от количества расщепляющегося материала и мощности предполагаемых зарядов. По моему мнению, Северная Корея может иметь уже девять атомных бомб.

— А как реагирует на это ООН?

— В 1996 году в ООН был, наконец, одобрен и подписан многими странами очень важный международный Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Организация для мониторинга исполнения этого договора, как я уже говорил, имеет свою систему для выявления такой деятельности. Однако Северная Корея, Индия и Пакистан так к нему и не присоединились. Точно установить, что Северная Корея провела свои испытания, стало возможным только после 2006 года, когда у этой организации появилось передовое оборудование по улавливанию любого ядерного «шороха». С другой стороны, Совет Безопасности ООН предпринял серьезные шаги, наложив на Пхеньян ряд санкций, включая запрет транзакций, некоторой логистики и т. д. Однако это не остановило Северную Корею, о чем свидетельствуют и ее недавние запуски ракет как средств доставки.

— А приходилось ли вам как эксперту бывать в Северной Корее? Это вообще возможно?

— Я был в Северной Корее лет девять назад — это была своего рода образовательная поездка. Мы встречались там с людьми из министерства иностранных дел, депутатами, учеными. Сотрудник нашей организации «Парламентарии за ядерное нераспространение и разоружение» года три назад тоже побывал в Пхеньяне, встречался с депутатами. А на днях я разговаривал в Женеве с одним из северокорейских парламентариев. Мы обсуждали с ним идею создания азиатской зоны, свободной от ядерного оружия. Он проявил интерес.

— Что вы думаете о Договоре о нераспространении ядерного оружия? Судя по всему, большинство мировых экспертов сходятся на том, что этот договор больше не работает. Во всяком случае, он не выполняет роль, прописанную в его тексте.

— О, я не согласен с этим. Большинство стран в мире подписались под этим документом. Посмотрите, что произошло потом — от своих военных ядерных программ отказались Южная Африка, Бразилия, Аргентина и некоторые другие. Также согласно этому договору под контроль структуры ООН — МАГАТЭ — поставлено производство расщепляющегося материала. Это большое достижение.

— Да, но это относится к первым годам работы договора, предполагающего постепенное сокращение ядерного оружия в мире вплоть до его уничтожения. Однако этого не произошло за 45 лет его существования. Так называемые неприсоединившиеся страны в отчаянии предлагают ООН утвердить даже график уничтожения ядерного оружия. Но ядерные государства не вступают в игру. Вот даже, несмотря на протест немецких и бельгийских депутатов, США держат полторы сотни атомных бомб на территории шести стран Европы. Это ли не нарушение ДНЯО? Притом что Россия после падения СССР забрала на свою территорию все ядерное оружие из стран бывшего соцлагеря и республик СССР.

— Я бы не сказал, что это нарушение ДНЯО — США вполне легально держат в Европе свое ядерное оружие. В договоре нет такого запрета, видимо, это упущение этого документа. Другое дело, что следует разработать еще один международный закон — о создании зон, свободных от ядерного оружия. И мы над этим уже давно работаем.

— На самом деле это нарушение ДНЯО. Согласно нему страны НАТО обязались: «…не принимать передачу… ядерного оружия или ядерных взрывных устройств или управление таким оружием или взрывным устройством прямо или косвенно». США и другие ядерные государства, в свою очередь, обязались «…не передавать никакому другому получателю ядерное оружие или иные ядерные взрывные устройства или управление таким оружием или взрывным устройством прямо или косвенно».

А что вы думаете по поводу второй «холодной войны», которая накрыла сейчас мир? Возможно ли прямое ядерное столкновение между Россией и США?

— В мире сейчас царит хаос, множество проблем и интересов у разных стран. Как никогда ранее процветает терроризм. Такого хаоса не было во время первой «холодной войны». Однако я не думаю, что США решатся ударить по России. Потому что Россия сейчас очень сильна с военной точки зрения. Ударить по России — это совершить самоубийство. Вообще в мире слишком много атомного оружия — более 15 тысяч единиц. Чтобы уничтожить человечество, этого более чем достаточно. Поэтому остается надеяться на благоразумие политиков.

Беседовала Алла Ярошинская

США. КНДР. Россия. Весь мир > Армия, полиция > rosbalt.ru, 14 ноября 2016 > № 1977334 Алан Вейр


Россия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akm.ru, 14 ноября 2016 > № 1968356

Президент РФ Владимир Путин внёс в Госдуму на ратификацию проект федерального закона "О ратификации Договора между Российской Федерацией и Корейской Народно-Демократической Республикой о выдаче". Об этом говорится в сообщении пресс-службы Кремля.

Договор подписан в Пхеньяне 17 ноября 2015 года в целях развития международно-правовой базы российско-корейского сотрудничества по вопросам выдачи.

Стороны, согласно договору, обязуются на взаимной основе и при соблюдении указанных в нём условий выдавать по запросу друг другу лиц, находящихся на территории одной из сторон, для уголовного преследования или исполнения приговора в запрашивающей стороне за преступления, влекущие выдачу. При этом под преступлениями, влекущими выдачу, понимаются деяния, которые в соответствии с законодательством обеих сторон являются уголовно наказуемыми и влекут за собой наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

Кроме того, договор содержит положения, предметом регулирования которых являются основные права и свободы человека и гражданина. Так, статьёй 13 договора предусматривается, что выданное лицо не может быть подвергнуто уголовному преследованию, заключено под стражу, осуждено, выдано третьему государству за любое преступление, совершённое до его выдачи, кроме преступления, в связи с которым это лицо было выдано.

Россия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akm.ru, 14 ноября 2016 > № 1968356


США. КНДР > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 ноября 2016 > № 1966595

США–КНДР: американские эксперты предлагают стратегию

Константин Асмолов

Продолжая тему американской реакции на развитие ракетно-ядерной программы КНДР, можно отметить, что экспертные мнения по поводу того, «что делать и кто виноват» довольно различны. На базе весьма сходного набора вводных представители разных лагерей поощряют или бракуют разные варианты американского ответа.

В этом материале мы рассмотрим три исследования, представляющих различные мозговые центры и политические лагеря.

материал директора Международного научного центра имени Вудро Вильсона, бывшего конгрессмена Джейн Хармен и её коллеги, эксперта по корейским проблемам Джеймса Персона, опубликованный в газете Washington Post (сторонники переговоров);

текст Эванса Ревере, бывшего дипломата, экс-президента Корейского общества и руководителя мозгового треста Albright Stonebridge Group (сторонник жесткого давления);

материал руководителя мозгового центра «Совет по международным отношениям», бывшего руководителя отдела планирования Госдепартамента США Ричарда Хаасса для издания The Strategist (сосредотачивается на прогностике и оценке рисков).

Текущая ситуация

Каждый из трех авторов отмечает, что развитие ракетно-ядерной программы КНДР поставит следующего президента США перед очень серьезным вызовом, и это требует иной политики, чем стратегическое терпение Обамы.

Общим элементов всех трех материалов являются следующие тезисы:

КНДР приспособилась к жизни в условиях санкций, создавая и испытывая баллистические ракеты и ядерные заряды. Как пишут Хармен и Пирсон, «в течение многих лет мы вводили жесткие односторонние и многосторонние санкции в попытке заставить Северную Корею начать денуклеаризацию», но «выбранная стратегия не сработала».

При этом эффективность санкций ограничена из-за позиции Китая. Хармен и Персон полагают, что появление единой Кореи, находящейся в союзе с США, Китай считает худшим сценарием развития событий, чем ядерная КНДР. Между тем, пока у Пекина сохраняется обеспокоенность по поводу нестабильности на границе с Севером, механизм сотрудничества с Китаем по ЯПКП не будет работать в должной степени. Ревере идет дальше, полагая, что новому президенту придется иметь дело с изменившейся позицией КНР: похоже, США приблизились к пределу китайской готовности сотрудничать, и Пекин более не намерен «делать одолжение Вашингтону» солидаризируясь с ним в северокорейском вопросе. Соответственно, все усилия США по усилению санкций будут встречать противодействие КНР и могут сказаться на охлаждении американо-китайских отношений.

ЯО обеспечивает КНДР сдерживающий потенциал, укрепляющий позиции режима и не позволяющий поступить с КНДР как с Ливией или Ираком, и дает режиму чувство безопасности. Следовательно, Пхеньян не намерен использовать ЯО для торга, денуклеаризируясь в обмен на что-либо. Как отмечает Ревере, шестисторонние переговоры по мнению Пхеньяна «мертвы», и выполнять решения Совместного заявления 19 сентября 2005 года он не намерен.

КНДР будет и далее наращивать свою ракетно-ядерную программу. При этом Север уже теоретически способен нанести удар по собственно территории США, что Ревере открыто называет «кошмаром». Как считает Хаасс, на данный момент арсенал ядерного оружия КНДР составляет от восьми до двенадцати зарядов, а к 2020 году сможет успешно разместить ядерный заряд на межконтинентальной баллистической ракете, способной нанести удар по континентальной территории США. Галуччи более пессимистичен – по его мнению к 2020 году арсенал Севера может достичь 100 ядерных и межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками, с которыми современная американская ПРО может не справиться (особенно если речь пойдет о ракетах с твердотопливным двигателем). Так или иначе, угроза КНДР интересам США будет только расти.

Цели Пхеньяна все авторы в целом определяют одинаково. КНДР уверена, что США вынужденно примут ее ядерный статус и начнут договариваться на ее условиях. Ради этого она повышает ставки: «мы готовы рискнуть ядерной войной для того, чтобы достичь наших целей – а как насчет вас»? Однако, хотя северяне думают, что США вынужденно пойдут к ним на поклон, угроза их военных провокаций только укрепит союз США и РК и выработку контрмер.

У консерваторов в дополнение к этому потаенной целью КНДР позиционирован ядерный шантаж (как выцыганивание помощи либо требование ведения переговоров и дипломатического признания) и захват Южной Кореи с целью ее коммунизации. Хаасс полагает, что если у Пхеньяна будет потенциал нанесения удара по территории США, он может посчитать, что ему больше нечего бояться Америки и может начать вторжение в Южную Корею с применением обычного, неядерного вооружения.

При этом есть понимание того, что использовать РФ и КНР для косвенного давления не выйдет. Хармен и Пирсон специально отмечают, что американские аналитики долгое время преувеличивали «покорность Пхеньяна Пекину». Между тем, как отмечается в их статье, согласно документам из КНДР, на протяжении многих десятилетий Пхеньян придерживался мнения, что Пекин непочтительно относится к нему и нарушает его суверенитет.

Хаасс особенно обращает внимание на региональные последствия успехов КНДР в области ядерного оружия и баллистических ракет. Если Сеул или Токио посчитают, что КНДР обладает потенциалом, способным сдержать США от участия в войне на Корейском полуострове, они лишатся уверенности в гарантиях своей безопасности, предоставленных Вашингтоном, и могут начать разработку собственного ядерного оружия, что, в свою очередь, вызовет обеспокоенность в Китае. Кроме того, Хаасс использует пугалку, при которой «столкнувшаяся с нехваткой средств Северная Корея может пойти на соблазн и продать ядерное оружие тому, кто заплатит больше, будь то террористическая группировка или другое государство».

Правильные и неправильные пути реагирования/оценка рисков

Как верно замечает Ревере, цена бездействия неприемлема, но выход предлагается разный, причем, как отмечает Хаасс, «есть несколько вариантов действий, однако ни один из них не является особенно приятным».

Хармен и Пирсон предлагают Вашингтону «продемонстрировать некоторую гибкость». США должны понимать страхи Пхеньяна и не идти на бряцание оружием или иные действия, которые «заставляют незащищенный Пхеньян стать еще более непокорным». Вашингтону даже предлагают «рассмотреть возможность приостановки совместных военных учений с Южной Кореей и предложить Северной Корее заключить договор о ненападении, которого она давно ждала». Хотя на такой шаг можно пойти только в случае появления прогресса в деле «замораживания всех программ КНДР по ядерным и ракетным испытаниям и возвращения инспекторов Международного агентства по атомной энергии».

Бывший глава делегации США на переговорах с Севером Роберт Галуччи также полагает, что следующее правительство США должно уделить внимание возможности диалога с Пхеньяном. Однако Хаасс полагает, что Пхеньян никогда не откажется от средства, которое в КНДР считают наилучшей гарантией выживания режима. Если переговоры и начнутся, КНДР будет использовать их только для того, чтобы получить побольше времени и добиться больших успехов в своих ядерной и ракетной программах.

Э. Ревере рассматривает пять вариантов политики будущего лидера США, также критикуя идею переговоров и обращая особое внимание на репутационные последствия сделки с Пхеньяном.

Оставить все как есть, постепенно увеличивая санкционное давление и рассчитывая, что со временем под его весом Пхеньян согласится на денуклеаризацию. Однако этот подход уже не сработал, чему примером – четвертое и пятое ядерные испытания. Хаасс также критикует этот вариант, отмечая, что Китай, обеспокоенный возможными потоками беженцев и нахождением объединенной Кореи в геополитической орбите США, будет, скорее всего, продолжать поставлять топливо и продовольствие, необходимые КНДР.

Военное решение, предполагающее уничтожение не только ракетно-ядерной инфраструктуры, но и всей инфраструктуры поддержки, включая ликвидацию северокорейской системы ПВО. Подобный удар должен сделать КНА небоеспособной или как минимум неспособной провести контрудар. Однако (с этим согласен и Хаасс) риск состоит в том, что удар может не достигнуть всех своих целей и привести к тому, что КНДР осуществит нападение на Южную Корею. При этом КНДР имеет возможности серьезно повредить РК при помощи артиллерии, да и вероятность возможности ответного применения северокорейского ОМП все-таки не равна нулю и должна учитываться. В итоге превентивный удар может перерасти в затяжную войну, которая нанесет тяжелый удар Южной Корее. Кроме того, мы знаем что КНР, скорее всего, не ввяжется в конфликт если его инициирует КНДР, но как она поведет себя если США ударят первыми? Также, Ревере не особенно верит, что даже победа в таком конфликте принесет благорастворение – процесс послевоенной «стабилизации ситуации» будет долгим и трудным. (Впрочем, Ревере выступает за жесткий военный ответ, если конфликт будет инициирован КНДР).

Жить с ядерной КНДР, хотя ее ядерный статус вряд ли будет признан ДНЯО. От этого будет только хуже: это перечеркнет десятилетия наших усилий, подорвет режим нераспространения ЯО, разрушит доверие японских и южнокорейских союзников США, которые в результате могут озаботиться своей ядерной программой. КНДР же при этом никак не будет ограничена и угроза от нее будет только увеличиваться. Более того, скорее всего Пхеньян только раззадорится таким успехом и будет и далее шантажировать мировое сообщество и угрожать ему.

Изменить цель диалога. Например, пойти навстречу их предложениям о заключении мирного договора с США вместо соглашения о перемирии 1953 г. Но думать, что после такого шага навстречу Пхеньян заморозит свои ядерные программы – иллюзия. Мирный договор не примет Сеул, а любая декларация мира на полуострове невозможна без участия РК. Кроме того, если мы пойдем на предложения Севера, нет никакой гарантии, что в ответ он действительно пойдет на уступки в ядерной сфере. В общем, по мнению Ревере, предложение мира направлено на то, чтобы разрушить стратегический союз США и РК.

Заморозка. Заморозить развитие ядерной программы и пытаться ликвидировать ее со временем. Выглядит наилучшим решением, но как этого достичь? Опять же, временная заморозка все равно не даст денуклеаризации; возникает масса технических вопросов с верификацией того, заморозили или нет (а между тем именно они привели к коллапсу шестисторонки); всерьез гарантии дает только on-site monitoring, а его КНДР скорее всего не разрешит. Следовательно – все это будет лишь иллюзией прогресса при его отсутствии. И это не говоря о цене, которую КНДР заломит за такую заморозку, в любом случае используя передышку в давлении для наращивания своей военной мощи, пусть и не связанной напрямую с ракетно-ядерной программой.

План Ревере — «беспрецедентное давление на режим». США и их союзники должны максимально жестко заставить КНДР сделать выбор между денуклеаризацией и выживанием режима. Если КНДР видит главной целью сохранение режима и полагает что ядерная программа – главный способ этого сохранения, США должны убедить Пхеньян в том, что ее развитие, наоборот, увеличит проблемы режима, заставив платить беспредельно дорогую цену.

Что для этого делать? Ревере предлагает целый пакет действий. Усиление мер, направленных на обрубание КНДР любых каналов зарабатывания твердой валюты и разрушение любых возможностей северокорейских компаний вести бизнес со странами ООН в рамках системы санкций, как международных, так и односторонних. Повысить санкции до уровня «иранских», выбить КНДР из международной банковской и финансовой системы, накладывать вторичные санкции на всех, кто сотрудничает с КНДР (в первую очередь китайские компании и банки), принуждая их разрывать связи с КНДР – вплоть до прекращения потока туристов. Жесточайшие проверки и задержания/конфискации морских и воздушных судов КНДР, а также судов стран, торгующих с КНДР. Карантин/морское эмбарго под предлогом «не давать КНДР вести незаконную торговлю наркотиками или товарами, запрещенными резолюциями ООН». Укрепление международного давления и международного сотрудничества для создания единого фронта воздействия на Пхеньян. Информационная война, которую надо вести, используя уязвимости их сотовых телефонов, максимизируя наплыв информации.

Фактически, Ревере предлагает полную дипломатическую и экономическую блокаду (пусть и не называя этого слова), подкрепленную военными демонстрациями и тайными и явными мерами по «использованию уязвимостей режима». Он понимает, что такой подход несет риски, включая усложнение отношений с КНР и определенные опасности для РК, однако Сеул солидарен с Вашингтоном в том, что пришло время рисковать для избегания еще более ужасного будущего. Южнокорейские власти, по его мнению, готовы выбрать меньшее зло ради предотвращения большего, ибо развитие КНДР не оставляет иного шанса.

Хаасс предлагает сфокусироваться на дипломатии с Китаем. После консультаций с Сеулом и Токио США должны провести встречу с китайской стороной и предложить им приемлемый для Пекина вариант того, как будет выглядеть объединенная Корея. На его взгляд, КНР пошла бы навстречу, если объединенная страна гарантированно будет неядерным государством, а контингент вооруженных сил США на полуострове будет сокращен и развернут южнее, чем сейчас.

Если такие действия не приведут к значительному сокращению поддержки Китаем Северной Кореи, США надо сосредотачиваться не на превентивном ударе, а на усилении обороны и разворачивании большего числа противоракетных систем. Да, у КНДР есть ракеты, способные доставить ядерное оружие на территорию США, но у Америки хватает возможностей целиком уничтожить их в процессе «доставки» и провести куда более мощный контрудар. Это создаст формат сдерживания, при котором Пхеньян осознает, что у него все равно ничего не выйдет.

К тому же, если из разведывательных данных будет следовать, что Северная Корея приводит свои ракеты в боевую готовность и вот-вот нанесет удар, можно и провести превентивную ликвидацию – главное, чтобы «разведка доложила точно» и не опоздала. А параллельно со всем этим можно применять кибероружие, с помощью которого прогресс Северной Кореи в области разработки ядерного оружия и баллистических ракет будет приостановлен. Как именно это делать в условиях отсутствия в КНДР массового интернета – дело техники.

Как видно, вариантов много, но суммируя их, можно сказать, что следующий президент США в любом случае окажется перед трудным выбором. Из каких неприятностей ему выбирать и что может повлиять на решение – в нашем следующем материале.

США. КНДР > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 ноября 2016 > № 1966595


КНДР. Южный Судан > Армия, полиция > ria.ru, 3 ноября 2016 > № 1958011

Кения обвинила генерального секретаря ООН в непропорциональном ответе на расследования нападения на отель в южносуданской столице Джубе, совершенного местными солдатами.

Ранее были обнародованы результаты расследования событий в столице Южного Судана 11 июля, когда миротворцы ООН не ответили на нападения и изнасилования солдатами армии страны гуманитарных сотрудников. Спецкомиссия постановила, что "миссия ООН не ответила эффективно на насилие из-за нехватки лидерства, готовности и взаимодействия различных компонентов миссии". Эксперты также пришли к выводу, что "командование и организация руководства не соответствовали стратегии предотвращения риска, которой следовали миротворцы". Миротворцами ООН командовал военный из Кении. Генеральный секретарь Пан Ги Мун во вторник "попросил немедленно заменить общевойскового командующего" миссии в Южном Судане генерал-лейтенанта Джонсона Могоа Кимани Ондиеки.

"Не может быть правильно, что только одно лицо несет всю вину явных системных ошибок, что произошло в данном случае. Расследование не могло быть и не должно было быть только вокруг командующего, который к тому моменту находился на своем посту три недели", — заявил постоянный представитель Кении при ООН Мачария Камау.

Он заявил о системных неудачах и необходимости соблюдения коллективной ответственности Департамента ООН по поддержанию мира, руководства миссии МООНЮМ и ООН в целом. По его словам, генерал Ондиеки был уволен "как козел отпущения".

После увольнения своего военного Кения объявила о выводе контингента из Южного Судана. Постпред Кении, в свою очередь, сообщил журналистам, что "полностью пересмотрит свое участие в Южном Судане".

Ольга Денисова.

КНДР. Южный Судан > Армия, полиция > ria.ru, 3 ноября 2016 > № 1958011


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 1 ноября 2016 > № 1959443

North Korea is an Pentagon Vassal State

F. William Engdahl

If it weren’t for the fact that he is absolute dictator of a country with a formidable army and nuclear missile technology, North Korean President Kim Jong Un, the 290 pound, 32 year-old ruler would be a clown figure. Unfortunately for world peace, Kim Jong Un, while he is playing games with his rockets and threats of war, is serving the long-term interests of the USA, especially the military industrial complex, the Pentagon and State Department, whose priority increasingly is to make an Asia Pivot of military power projection to contain and isolate the Peoples’ Republic of China as well as Russia.

In the end of the 1990’s I had the chance occasion to have a chat with the late James R. Lilley. Lilley was at the Davos World Economic Forum and by chance had sat at my dinner table together with a delegation from the China Peoples’ Liberation Army. As I was the only westerner at the table he struck up a conversation, and as he saw I was more than conversant in global politics, he began talking, perhaps more than he should have with one he did not know.

James R. Lilley was no outsider. A member, together with his close friend, George H.W. Bush, of the infamous Yale University Skull & Bones secret society, Lilley served some three decades at the CIA along with Bush. Both Lilley and Bush were US Ambassadors to China.

Lilley’s term in Beijing coincided with the May-June 1989 Tiananmen Square student protests. I have reason to believe he played the key US role in orchestrating that clash between thousands of protesting students and the Chinese government as one of Washington’s early Color Revolution attempts to destabilize communist China simultaneously with the CIA’s role in destabilizing the Soviet Union.

At the time of Tiananmen protests, the man who developed the handbook for color revolutions, Gene Sharp, of the Albert Einstein Institute, was in Beijing until the Chinese told him to leave, and George Soros’ Chinese NGO, the Fund for the Reform and Opening of China, after Tiananmen, was banned when Chinese security services found that the fund had links to the CIA.

This background is important to better situate who Lilley was – a consummate insider of the George Bush CIA “deep state” networks that try to remake the world to their liking. In our Davos talk, Lilley told me he had been furious at President G.H.W. Bush in the aftermath of Tiananmen for refusing to make a stronger denunciation of the Beijing government, that, for a massacre that he knew never took place.

In the event, in our Davos discussion we touched on events in Asia and the ongoing focus by Washington on North Korea’s nuclear program. Unexpectedly, Lilley made a remarkable statement to me. He said, “Simply put, at the end of the Cold War, if North Korea didn’t exist we would have to create it as an excuse to keep the Seventh Fleet in the region.” Shortly before our Davos discussion North Korea had launched a missile over Japan, causing huge anxieties across Asia.

What is Kim Jong Un?

Who or better said, what is Kim Jong Un? Since the death of his father in 2011 Kim Jong Un has consolidated power as absolute dictator. In December 2011 Kim became Supreme Commander of the Korean People’s Army. His earlier history has been carefully hidden. It has been verified that he attended school in Europe at Liebefeld Steinhölzli school in Köniz near Bern. Accounts say he lived in Switzerland, under a false name, from 1991 until 2000. There he reportedly developed a prodigious taste for French Bordeaux wines, Yves St Laurent cigarettes, Swiss Emmenthaler cheese and luxury Mercedes autos according to Kim Jong-il’s former personal chef, Kenji Fujimoto.

While Kim’s extensive stay in Europe might or might not have been the opportunity for US intelligence to nurture some kind of contact, Kim’s deeds since taking control have been a godsend to the US role in disrupting Chinese as well as Russian relations with both North Korea and with South Korea as well as with Japan.

One of Kim Jong Un’s earliest indications of a major shift in foreign policy away from Beijing came when he ordered the arrest of his uncle for treason in December, 2013. Jang Sung-taek had been vice-chairman of the National Defence Commission, second only to that of the Supreme Leader and was “key policy adviser” to the politically inexperienced Kim Jong-un on the death of Kim’s father. More importantly, Jang was well-known as China’s best friend in Pyongyang.

As Washington moved to implement its new Asia Pivot military encirclement policies against China, removal of Beijing’s most influential friend in North Korea would be very convenient, to put it mildly.

Kim Jong Un not only had Jang executed, Jang’s wife, Kim Kyong-hui, the only daughter of former North Korean supreme leader Kim Il-sung, the only sister of former North Korean supreme leader Kim Jong-il and the aunt of Kim Jong-un, a General in the army and Politburo member, was reportedly poisoned on orders of Kim, though no confirmation has been possible. What is known is that Kim ordered the systematic execution of all other members of Jang’s family including children and grandchildren of all close relatives. Those reportedly killed in Kim’s purge include Jang’s sister Jang Kye-sun, her husband and ambassador to Cuba, Jon Yong-jin, and Jang’s nephew and ambassador to Malaysia, Jang Yong-chol as well as the nephew’s two sons. At the time of Jang’s removal, the Kim regime announced, “the discovery and purge of the Jang group…made our party and revolutionary ranks purer …”

Clearly, Kim Jong Un was just the kind of dictator Washington’s warhawks could “do business with.”

Kim’s War Threats

The timing and effect of Kim Jong Un’s bizarre threats to wage war against South Korea and other states of the region, including Japan, as well verbal threats to strike cities on the US West Coast since 2013, fit too neatly into the geopolitical agenda of Washington, but not against North Korea. The agenda of Washington was aimed rather against China and the Russian Far East.

In March 2013, North Korea’s Kim, absurdly enough, threatened the United States with a “pre-emptive nuclear attack”, and Kim Jong-un issued a detailed threat to “wipe out” Baengnyeong Island, under United Nations Command and South Korean control since the Korean War and scene of previous naval clashes. Under Kim Jong Un, North Korea has boasted of plans for conducting nuclear strikes on US cities, including Los Angeles, and Washington, D.C. Military experts suggest the threats were pure macho bravado and that Kim’s nuclear capabilities are bluff at least at this stage. It had the effect of painting Washington as a major enemy of Pyongyang, a useful cover for Washington however and creating the backdrop for Washington to promote its Asian military expansion, in fact aimed at both China and Russia, not Pyongyang.

It’s commonly believed that since the 1950’s Korean War, communist North Korea has been a Beijing puppet regime. It’s true that China is North Korea’s biggest trading partner, and main source of food, arms, and energy. It has also helped sustain Kim Jong-un’s regime, and has historically opposed harsh international sanctions on North Korea. However, the relationship is anything but congenial for Beijing. Their main concern is to keep their North Korea neighbor from exploding in chaos.

While China does maintain certain influence and while China sees North Korea as a buffer between it and the US-allied South Korea, Beijing’s ability to influence the erratic Kim Jong Un seems to be extremely limited, if at all, a significant change from earlier Kim dynasty dictators. The one power to gain from Kim Jong Un’s bellicose actions is the United States as geopolitical hegemon desiring to turn Japan and especially South Korea against China.

In February of this year North Korea announced that it had fired a long-range rocket in violation of a UN Security Council resolution that was voted with approval of both China and Russia. The rocket firing was immediately condemned by Japan, South Korea and the US. Most notably, right after the North Korean rocket firing, the Seoul South Korea government entered serious talks for acquiring Washington’s THAAD missile defense system, arguing it was to counter the threat from the north. China protested loudly.

At the same time Japan increased its THAAD infrastructure installations from the US. Both deployments were aimed not at North Korea, whose missile threat to South Korea is ruled out. They were aimed at goosing up the governments of South Korea and of Shinzo Abe in Japan in their development of anti-China postures. Only months earlier, relations between South Korea and Japan were chilly and China was making peaceful economic overtures to South Korea. The Seoul decision to accept THAAD missiles has chilled those ties.

Russia Also Loses

China is not the only strategic loser in the latest nuclear tests and rocket firing provocations of Kim Jong Un. Russia, which has had largely positive relations with North Korea going back to the Cold War, has undergone a major loss of influence owing to very tough UN Security Council economic sanctions passed in March, 2016 in response to Kim’s latest military provocations. Russia agreed to the UN sanctions, but quite reluctantly, as did China.

Moscow stands to lose major economic deals and influence as a result in North Korea. More importantly, those deals, denominated not in dollars but in rubles, will also be prohibited by the financial sanctions. The Security Council resolution, drafted by the United States, will also scotch plans for a new financial clearing house to facilitate transactions between the Russia and North Korea.

Further, the US-drafted economic sanctions target very precisely Russian-North Korean economic projects. It severely restricts North Korean mineral exports–explicitly of coal, iron and iron ore, gold, titanium, vanadium, and rare earth minerals–which were to be used to pay for the Russian investments and projects that included Russian electric power stations and metallurgic plants. Russia had planned to re-export the North Korean coal and finance Russian rebuilding of a rail link between North Korea’s Rajin port and Russia’s Khasan.

In November, 2013, before Washington launched its Ukraine coup d’ etat, otherwise known as Euromaidan, to split Russia from the European Union, Russia, North Korea and South Korea had signed a Memorandum of Understanding during a visit of Russian President Putin to Seoul. That agreement would also include South Korea in a further restoration of the entire Trans-Korean Railway, a major positive development towards stabilizing relations between the two Koreas.

At this point it clearly is the case that under the erratic 32-year-old Swiss-educated Kim Jong Un, Washington has found the perfect boogie man to scare South Korea and Japan into embracing Washington’s agenda to maximize pressure, military as well as economic, against Russia and against China. James R. Lilley’s Davos remark to me is borne out by the recent militaristic and foreign policy actions of North Korean Supreme Commander, Jim Jong Un. It seems it wasn’t even necessary for the United States to “create North Korea.” Washington only had to cultivate the infantile personality of Kim Jong Un.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 1 ноября 2016 > № 1959443


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 26 октября 2016 > № 1958864

Министерство иностранных дел Северной Кореи назвало американскую администрацию во главе с президентом Бараком Обамой "незаконной шайкой бандитов". Такое заявление в Пхеньяне сделали в ответ на недавние слова госсекретаря США Джона Керри, который объявил КНДР "нелегитимным режимом".

"Клика Обамы, включая Керри, - это незаконная шайка бандитов, поскольку они силой свергают законные правительства в суверенных государствах, которыми они недовольны, и уже уничтожили десятки тысяч невинных людей в разных частях мира", - говорится в заявлении представителя северокорейского МИДа, передает Kazakhstan Today.

Дипломаты отмечают, что как бы США ни старались повесить на Северную Корею ярлык "нелегального режима", это "не подорвет стратегической позиции КНДР, которая в полной мере демонстрирует силу единства и сплоченности и беспредельно огромную мощь государства", пишут РИА Новости.

Керри на прошлой неделе назвал КНДР "нелегитимным режимом", несмотря на то, что страна является полноправным членом ООН.

Сейчас США и их союзники добиваются усиления санкций и нажима на КНДР, чтобы вынудить Пхеньян отказаться от ядерных и ракетных разработок. Со своей стороны в Северной Корее заявляют, что не пойдут на это, пока не исчезнет угроза со стороны Вашингтона.

Американская военная активность на Корейском полуострове возросла после 5 сентября, когда КНДР успешно испытала сразу три баллистические ракеты, которые достигли зоны ПВО Японии за тысячу километров от места пусков и с высокой точностью упали в море в радиусе всего одного километра. Вслед за этим 9 сентября Пхеньян провел свое пятое по счету ядерное испытание, несмотря на запрет со стороны Совбеза ООН.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 26 октября 2016 > № 1958864


США. КНДР > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 25 октября 2016 > № 1950846

Глава Национальной разведки США: Пхеньян не намерен избавляться от ядерного оружия

По мнению Джеймса Клэппера, попытки убедить Северную Корею приступить к денуклеаризации не имеют шансов на успех

Глава национальной разведки США Джеймс Клэппер заявил во вторник, что проводимая США политика попыток убедить Северную Корею начать процесс денуклеаризации, «вероятно, не имеет шансов на успех». По его словам, самое большее, на что можно надеяться в этой связи, это возможное сдерживание роста ядерного потенциала КНДР.

«Они не собираются делать это – это их единственный шанс на выживание», – подчеркнул Клэппер, когда, в ходе его выступления в Совете по международным отношениям ему был задан вопрос, считает ли он возможным, что Северная Корея избавится от своего ядерного арсенала.

США. КНДР > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 25 октября 2016 > № 1950846


США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 25 октября 2016 > № 1946983

Директор национальной разведки США Джеймс Клэппер во вторник подверг сомнению готовность КНДР когда-либо отказаться от своей ядерной программы.

"Попытка добиться от Пхеньяна денуклеаризации Корейского полуострова, возможно, безуспешна", — сказал он, выступая в нью-йоркском Совете по международным отношениям в ходе дискуссии, которая транслировалась на сайте этой организации.

По его мнению, Пхеньян "не пойдет на это, поскольку для них это шанс на выживание".

Дмитрий Злодорев.

США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 25 октября 2016 > № 1946983


США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 24 октября 2016 > № 1944046

Слишком знакомой стала ситуация, при которой КНДР проводит очередное ядерное испытание, а Вашингтон призывает к более жестким санкциям. Из-за её привычности возникает вопрос, можно ли считать новости о действиях Северной Кореей сенсационными. Однако в этот раз все по-другому, и после осуществленного 9 сентября подрыва ядерного заряда США нужно принять новый план действий по сдерживанию КНДР, пишет Александр Ким в статье для National Interest.

Автор отмечает, что, по некоторым сведениям, новый заряд КНДР оказался мощнее, чем бомба, сброшенная на Хиросиму, а его габариты удалось успешно сократить, для того чтобы он мог устанавливаться на баллистическую ракету. Если это так, значит Пхеньян успешно завершил создание своего ядерного оружия.

Особое беспокойство вызывает т то, что сентябрьскому испытанию предшествовали пуски баллистических ракет — один с подводной лодки и три наземного базирования. При этом одной из них была установлена система, позволяющая преодолевать защиту установок ПРО THAAD, которые Вашингтон планирует развернуть в Южной Корее.

Из-за все большей угрозы, исходящей от северокорейского режима, США больше не могут придерживаться политики «стратегического терпения», вместо этого, Вашингтон должен принять новый план, в рамках которого не только США, но и другие страны региона будут вынуждены присоединиться к сдерживанию будущей агрессии КНДР.

Во-первых, Белый дом должен усилить сотрудничество в рамках трехстороннего соглашения об обмене разведывательной информацией с Японией и Южной Кореей, подписанное в декабре 2014 года. На данный момент в нем фигурирует только сотрудничество по действиям КНДР в области ракет. Из-за исторически непростых отношений между Сеулом и Токио стороны не смогли подписать более всесторонний договор. Однако на фоне потепления в отношениях между двумя странами и повышении угрозы со стороны КНДР, трехсторонние отношения должны быть расширены.

Во-вторых, Вашингтон должен активным образом наращивать оборонный и наступательный потенциал Южной Кореи. После того как в стране будет развернуты системы THAAD, Сеул будет располагать мощной, многоступенчатой противоракетной обороной. Однако с учетом размера арсенала Пхеньяна и значительных успехов в технологиях баллистических ракет, систем THAAD может оказаться недостаточно. Помимо укрепления южнокорейской обороны, Вашингтон должен провести консультации с Сеулом относительно снятия ограничений последнего на использование баллистических ракет в качестве сдерживающего фактора против агрессии КНДР.

На данный момент баллистические ракеты Сеула ограничены радиусом в 800 км и полезной нагрузкой в 500 кг. Из-за того, что большая часть ракетных объектов КНДР находится на севере страны, из-за этих ограничений способность Южной Кореи нейтрализовать угрозу может быть сильно подорвана. С помощью наращивания военного потенциала Сеула Пхеньяну будет направлен четкий сигнал, что США привержены обороне Южной Кореи и будут идти до победного конца в случае начала конфликта.

В-третьих, необходимо возобновить переговоры с Южной Кореей о возвращении тактического ядерного оружия США. На фоне постоянных провокаций со стороны Северной Кореи в Сеуле все активнее выступают за возвращения ядерного оружия в Южную Корею. Хотя сейчас нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия не входит в планы Сеула, однако если КНДР не будет поставлено в определенные рамки, Сеул во все большей степени будет склоняться к началу собственной ядерной программы, что приведет к большей дестабилизации в регионе.

Более того, этот шаг станет четким сигналом Китаю, который на протяжении многих лет не занимал решительной позиции по КНДР, полагаясь на политический инкрементализм. Если начать дискуссию относительно возвращения ядерного оружия США на Корейской полуостров, это станет для Пекина демонстрацией того, насколько серьезно Вашингтон относится к северокорейской угрозе Может быть тогда, подход Пекина будет более конструктивным.

Какими бы ни были детали, очевидно, что США необходима новая стратегия противостояния провокациям Северной Кореи. Пхеньян ведет себе все более агрессивно, наращивая стратегический потенциал, поэтому пассивность в его отношении больше не является возможной. Вашингтону нужен план противостояния КНДР, а также для защиты своих союзников в регионе от агрессии со стороны Северной Кореи.

США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 24 октября 2016 > № 1944046


КНДР. Корея > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 20 октября 2016 > № 1941888

Сбежавшие официантки: точка или запятая?

Константин Асмолов

17 августа СМИ РК передали сообщение, что Национальная служба разведки РК завершила расследование в отношении группы из 12 бывших северокорейских гражданок, работавших в ресторане в городе Нинбо китайской провинции Чжэцзян. Как сообщил представитель Национальной службы разведки, им дана возможность, будучи свободными людьми, жить, где они хотят, и заниматься делом, которое они выберут. Все они, как и другие беженцы с Севера, могут рассчитывать на помощь в получении образования. О директоре ресторана, который прибыл с девушками, пока не сообщается.

На этом в истории о сбежавших официантках вроде бы поставлена точка. Следствие закончено, девушки выпущены по программе защиты свидетелей, и все лишние вопросы должны отпасть.

Однако вскоре после этого ведущая оппозиционная газета «Хангёре синмун» опубликовала результаты своего расследования, и его версия несколько отличалась от «девушки выбрали свободу». Как сообщил «источник, хорошо осведомленный о деталях этой истории», побег был организован и спонсирован южнокорейской разведкой, а затем использован руководством Южной Кореи, чтобы показать эффективность санкций против КНДР, хотя на самом деле побег не имел ничего общего с этим.

Версия «Хангере синмун» такова. Сотрудник разведки познакомился с персоналом ресторана, постепенно вошел в доверие и в итоге намекнул на возможность побега, организацию которого полностью взял на себя. Именно он купил всем билеты на самолет из Шанхая в Малайзию, и когда группа сошла с самолета, они направились прямиком в посольство, где сразу же получили паспорта граждан РК, после чего в тот же день под охраной местного спецназа проследовали на самолет до Сеула.

Власти Китая не стали препятствовать выезду беглецов, заявив, что не имели оснований — у всех вылетавших были действующие загранпаспорта, купленные билеты на самолет. С другой стороны, впоследствии представителям Юга будто бы сделали «внушение», потребовав воздержаться от создания конфликтных ситуаций и не устраивать «межкорейскую войну на территории Китая».

Журналисты обратили внимание на следующее. Во-первых, обычно перебежчики из КНДР находятся в третьих странах по два-три месяца, и никакой спецназ их не охраняет. Во-вторых, инциденту сразу придали максимальную огласку, хотя обычно (и это было видно даже по недавним побегам дипломатов), официальный Сеул говорит о таких побегах туманно и с опозданием. Из этого делается вывод, что новость от 8 апреля готовилась «под выборы» 13 апреля, чтобы оказать влияние на их результат.

Кроме анонимного источника, газета использовала итог телефонного разговора с менеджером ресторана и также выяснила любопытные детали. Менеджер прямо подчёркнул, что «никто не убегал из-за эффекта санкций», и был очень недоволен оглаской и шумихой вокруг дела. Пояснил он и то, отчего беглецы «отказались» общаться с представителями «Организации юристов за демократизацию»: «Нам сказали, что эти юристы просеверокорейские, что они плохие люди… Я так и стал думать. Остальные официантки также стали полагать, что в случае встречи с ними все оставшиеся в Северной Корее родственники погибнут».

Что же до слухов о «финансовых проблемах» ресторана и долгах владельца перед китайцами, то они остались за бортом. Вопрос о том, было ли это похищение или добровольное решение на побег, тоже остался открытым, — публичные заявления по этому поводу никто не делал, хотя газета намекает на то, что решение все же было добровольным, хотя разведка Юга и подтолкнула их к нему.

Несколько позднее свою развернутую версию представили северяне, явно пытаясь предвосхитить возможные публичные заявления о добровольности побега. Естественно, грядущие признания заранее объявили вынужденными, стиль представления доказательств был традиционно специфичен, но в сухом остатке история выглядит так: представители «марионеточных спецслужб намеренно вступили в контакт с менеджером ресторана по фамилии Хё, который по уши влез в долги, связавшись с брокерами и ведя порочную жизнь». Прижав его, южане велели ему собрать паспорта женщин и вывести их в Малайзию, так что о «похищении» официантки узнали только после того, как они сели в самолет, направляющийся в Южную Корею. Начался раздрай, но Хё успокоил их, сказав, что «они едут в Южную Корею для выполнения особого задания». После этого на женщин начали физически и психологически давить, «заставляя признаться в бегстве» и проводя репетиции «интервью», каждый раз меняя журналистов и наблюдателей. Цель – составить нарезку из нужных высказываний или сделать так, чтобы похищенные не могли отличить настоящее «интервью» от ложного и выпустить в эфир лишь ту программу, которая будет организована по их сценарию.

Понятно, что полного доверия у автора нет ни к тем, ни к другим, тем более что при расследованиях корейских газет стоит учитывать Закон о национальной безопасности, связываться с которым неохота, отчего критики разведслужб или того, что можно было бы обозвать «восхвалением КНДР», в таких текстах быть не может. Если мы предали огласке тот факт, что, на самом деле, это был не просто побег, а спецоперация, для которой потребовалось много средств и ресурсов — это одно, а поднимать тему о том, что девушки могли быть несогласны с выбором свободы, значит подставиться.

Однако реалистичная версия произошедшего формируется достаточно легко, особенно если вспомнить историю Ким Рен Хи, о которой мы уже писали, а также материал о том, почему среди недавно убежавших на Юг так много дипломатов или работников торговли. Да, это лишь предположение, но пока автор не видит фактов, которые бы явно ему противоречили.

Итак, по той или иной причине менеджер ресторана был нечист на руку, отчего, когда перед ним появилась перспектива быть отозванным домой для расследования, решил принять южнокорейское предложение и сбежать всей группой.

Кто-то догадывался и был не против, кто-то догадывался и был против, а в последний момент остался (напомним, что всего официанток было 20, и 7 вернулись домой), но формально девушкам было сказано, что есть приказ перебраться на новое место. Благо в самом Китае ресторан уже переезжал, это не выглядело неожиданностью. Поэтому я могу представить себе, что до определенного времени девушки не представляли себе, насколько они влипли.

Однако после прибытия в Малайзию девушек ставят перед фактом, что, оказывается, они выбрали «свободу». Здесь вспоминается история Ким Рен Хи и то, как она себя вела, как ее «заманили» на территорию Юга, — на каком-то этапе у нее просто отобрали паспорт и начали на нее давить, заявляя, что «если ты будешь возмущаться, всем придется плохо». В коллективе начинается разброд. Кто-то согласился с мыслью о том, что жить на Юге — это хорошо хотя бы потому, что пути назад нет. Кто-то был просто фрустрирован и не знал, что делать. Кто-то был испуган и поддался мнению коллектива. Кто-то выступил против.

Однако разведке и пропаганде РК требовался не просто групповой побег, но и убойные показания новых перебежчиц. Поэтому разведчики не стали отдавать их в Ханавон, а держали в информационной изоляции, обрубая любые попытки разбавить келейную обработку.

Отмечу сразу – рассуждение о том что «если бы девушки открыто сказали, что выбрали свободу, их семьи бы уничтожили» невалидна: Син Дон Хек еще не такое говорил, а его отец оказался вполне себе жив. Кроме того, те девушки, которые остались и вернулись на Север, скорее всего, уже рассказали достаточно много, чтобы северокорейские власти могли принять грамотное решение.

Однако долгий процесс уламывания не закончился ничем. Развести девушек на публичное заявление не получилось, после чего их разделили и распихали в разные части страны, изменив им имена и спрятав по программе защиты свидетелей. Возможно, еще отяготив подпиской о неразглашении. В результате сами они могут быть достаточно напуганы, чтобы предпринимать какие-то действия и «выходить из шкафа», а найти их самостоятельно всяким гражданским активистам будет проблематично.

Резюмируя: возможно, разведчики таки уломали девушек до ситуации «ничего не изменить, примите свою судьбу, сидите тихо», после чего шум постепенно стихнет. Возможно, будет публичное заявление, которому одни поверят, а другие нет. В любом случае, с точки зрения автора, в истории о сбежавших официантках поставлена не точка, а запятая.

КНДР. Корея > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 20 октября 2016 > № 1941888


США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 20 октября 2016 > № 1940131

США осуждают неудачный запуск КНДР ракеты средней дальности, заявил министр обороны США Эштон Картер.

"Мы осуждаем попытку, которая произошла накануне вечером — даже ее неудача нарушила ряд резолюций ООН", — сказал Картер на пресс-конференции в Пентагоне с министром обороны Южной Кореи Хан Мин Ку. "США подтверждают железные гарантии защиты Южной Кореи с использованием расширенных возможностей сдерживания", — добавил Картер. Он повторил обещание встретить "уничтожающим и эффективным ударом" любую попытку использования ядерного оружия против США или Южной Кореи.

КНДР осуществила в ночь на четверг неудачный запуск баллистической ракеты средней дальности, говорится в заявлении Стратегического командования ВС США. Предполагается, что речь идет о баллистической ракете средней дальности "Мусудан", запущенной в районе города Кусон на северо-востоке страны.

5 сентября КНДР успешно испытала сразу три баллистические ракеты, которые достигли зоны ПВО Японии за тысячу километров от места пусков и с высокой точностью упали в море в радиусе всего одного километра. Вслед за этим 9 сентября Пхеньян провел пятое по счету с 2006 года ядерное испытание, несмотря на запрет со стороны СБ ООН.

Алексей Богдановский.

США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 20 октября 2016 > № 1940131


КНДР. США > Армия, полиция > nhk.or.jp, 20 октября 2016 > № 1939262

ВС США выявили неудачный запуск ракеты Северной Кореей

Вооруженные силы США сообщили о попытке Северной Кореи запустить баллистическую ракету среднего радиуса действия типа «Мусудан».

Как сообщило Стратегическое командование США, неудачный запуск был замечен в 22:00 по универсальному времени в среду на объекте поблизости от города Кусон в северо-западной провинции Пхёнан-пукто, граничащей с Китаем.

Американские вооруженные силы сообщили, что, по всей вероятности, ракета была типа «Мусудан». Военные специалисты США продолжают анализировать полученные данные.

Другая закончившаяся неудачей попытка запуска ракет средней дальности в Кусоне была предпринята в среду. Как полагают, запуски являются ответом Пхеньяна на совместные военные учения США и Южной Кореи, которые завершились в тот же день.

Япония заявила Северной Корее свой решительный протест после последнего по времени запуска баллистической ракеты - второго на текущей неделе.

В четверг генеральный секретарь кабинета министров Ёсихидэ Суга сообщил, что японское правительство не обнаружило никаких летящих объектов, приближающихся к Японии, и что национальная безопасность страны не пострадала.

По словам Суга, правительство заявило Северной Корее о своем решительном протесте через японское посольство в Пекине.

КНДР. США > Армия, полиция > nhk.or.jp, 20 октября 2016 > № 1939262


США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 19 октября 2016 > № 1939035

Северная Корея провела 9 сентября очередное испытания своего ядерного оружия, наиболее мощное и, по всей видимости, самое успешное на данный момент, есть основания предполагать, что страна не откажется от своих ядерных амбиций, ведь от них зависит сохранение режима, пишет Андрей Ланков в статье для National Interest.

Автор отмечает, что северокорейские лидеры открыто заявляют о том, что будь у Саддама Хуссейна оружие массового поражения, он был бы жив. Пхеньяну также не интересны обещания сотрудничества в области экономики или безопасности, и тому есть веские причины. Так, лидер Ливии Муаммар Каддафи согласился в 2004 году отказаться от своей ядерной программы в обмен на экономические связи, однако впоследствии он был убит мятежниками, которых поддерживали западные державы.

То же самое случилось на Украине, считает автор, которая отказалась в 1994 году от своего ядерного потенциала в обмен на гарантии своей безопасности со стороны России, США и Великобритании. Для руководства КНДР эти примеры являются оправданием их стремления к ядерному оружия, которое одно может предотвратить смену режима.

В таких условиях, считает автор, мировое сообщество, если реальной целью является ядерное разоружение Северной Кореи, не может сделать практически ничего, кроме как осуществить военное вторжение. Переговоры неоднократно срывались, а официальные лица страны понятным образом видят немного энтузиазма в проведении переговоров, которые они рассматривают как подписание себе смертного приговора.

Одной из возможностей является с помощью дипломатии добиться заморозки ядерной программы Северной Кореи, а также купить готовность Пхеньяна остановить процесс разработки этого оружия на какое-то время. Однако в таких условиях оружие и материалы смогут остаться в КНДР. И даже этот несовершенный и спорный компромисс невозможен сейчас, поскольку ни КНДР, ни США не заинтересованы в таких переговорах.

В Вашингтоне и столицах других крупных западных стран выступают за сохранение жесткой линии в отношении страны. Больше всего надежд на одобренные ООН санкции, которые вряд ли приведут к большому успеху.

Прежде всего, ни один санкционный режим не добьется успеха без искренней и безусловной поддержки КНР, на долю которой приходится более 90% северокорейской внешней торговли. Однако несмотря на серьезное недовольство в Пекине относительно поведения Пхеньяна, Китай по-прежнему не стремится присоединяться к санкционному режиму.

В отличие от их американских коллег, китайские аналитики понимают, что незначительное давление не заставит северокорейское руководство пойти на ядерное разоружение. Даже если международные санкции нанесут удар по экономике страны, политики КНДР не сменят своего курса.

В Китае признают, что без жесткого давления на КНДР, такого, целью которого будет не экономический коллапс, а народное восстание, разоружения не добиться. Будучи поставленная в такую ситуацию, северокорейская элита может решить, что отказ от ядерной программы является меньшим риском, чем политические последствия такого кризиса. Однако есть основания полагать, что даже в такой ситуации Пхеньян проигнорирует политические вопросы и продолжит развивать ядерное оружие.

С точки зрения Китая, оказывать такое давление на КНДР рискованно, поскольку оно может привести к падению режима, которое Пекину не нужно. КНР не нужна гражданская война в соседней, обладающей ядерным оружием стране, Пекин не хочет сталкиваться с необходимостью вмешиваться военным и политическим образом, а также выступает против объединения Кореи под эгидой Сеула.

Есть причины относиться скептически к выраженным недавно Вашингтоном надеждам на то, что увеличение численности военного контингента США в регионе, оправданного северокорейской враждебностью, подтолкнет Китай к смене своего отношения к Пхеньяну. Так, недавнее решение США развернуть в Южной Кореи системы ПРО развернуло Китай в противоположную сторону. Теперь в Пекине более склонны к тому, чтобы рассматривать КНДР в качестве стратегического буфера против США.

Таким образом, пришло время — нравится это кому-то или нет — научиться жить с Северной Кореей, обладающей ядерным оружием. В таких условиях международному обществу все равно придется играть определенную роль, продвигая перемены в КНДР, которые её руководство будет воспринимать менее угрожающими. Например, смену курса Ким Чен Ына в сторону «диктатуры развития». Будут также предприниматься попытки разрешить проблему с ядерным оружием с помощью давления и переговоров, однако они вряд ли приведут к какому-либо успеху.

США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 19 октября 2016 > № 1939035


США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 19 октября 2016 > № 1938168

США готовы предпринимать новые шаги по ядерному разоружению, заявил госсекретарь Джон Керри.

"Все страны в мире, кроме КНДР, движутся либо в сторону мирных стран, у которых нет ядерного оружия, либо, если оно у них есть, – к тому, чтобы сокращать его. Это то, что сделали США и Россия по договору СНВ. И мы сейчас готовы делать еще больше (в ядерном разоружении)", — заявил Керри на пресс-конференции по итогам переговоров в формате "2+2" с министром иностранных дел Южной Кореи Юн Бёнсе и министром обороны Хан Мин Ку.

США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 19 октября 2016 > № 1938168


США. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 октября 2016 > № 1935047

Белый дом подтвердил неудачный ракетный запуск КНДР, который не представлял угрозу Америке, заявил официальный представитель Белого дома Джош Эрнест.

"Я могу подтвердить, что Стратегическое командование (СТРАТКОМ) ВС США в выходные зафиксировало, то, что мы считаем неудавшимся запуском ракеты", — заявил Эрнест. В субботу США сообщили о, предположительно, неудавшемся пуске ракеты в КНДР.

По словам Эрнеста, запуск не представлял угрозы для Северной Америки.

"Мы многократно говорили, что каждый ракетный запуск КНДР является нарушением резолюций Совета Безопасности ООН", — сказал представитель Белого дома. Он подчеркнул, что Вашингтон "поддерживает контакт с международными партнерами с тем, чтобы увеличить давление на КНДР" и продолжает усилия по обеспечению безопасности своих союзников в регионе.

Как сообщалось ранее, 5 сентября КНДР успешно испытала сразу три баллистические ракеты, которые достигли зоны ПВО Японии за тысячу километров от места пусков и с высокой точностью упали в море в радиусе всего одного километра. Вслед за этим 9 сентября Пхеньян провел пятое по счету с 2006 года ядерное испытание, несмотря на запрет со стороны СБ ООН.

Совет Безопасности ООН в последний раз обсуждал ситуацию на Корейском полуострове 9 сентября. По итогам встречи члены Совета Безопасности приняли решение начать работу над ответными мерами в отношении КНДР — речь идет о резолюции СБ по Главе VII Устава ООН.

США. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 октября 2016 > № 1935047


США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 17 октября 2016 > № 1935033

Совет безопасности ООН серьезно осудил последнее из проведенных КНДР ракетных испытаний, которое прошло неудачно, и заявил о готовности принять дальнейшие меры по ситуации, говорится в принятом в понедельник заявлении.

"Члены Совета безопасности серьезно осудили последний неудавшийся пуск баллистической ракеты, осуществленный КНДР 14 октября 2016 года", — говорится в заявлении. Эти действия члены СБ признали "серьезным нарушением международных обязательств КНДР".

В субботу сообщалось, что США зафиксировали, предположительно, неудавшийся пуск ракеты в КНДР. В заявлении Стратегического командования (СТРАТКОМ) ВС США отмечается, что это произошло в районе города Кусон. Предположительно, речь идет о ракете "Мусудан".

"Члены Совета согласились, что СБ продолжит внимательно следить за ситуацией и примет дальнейшие значительные меры в соответствии с ранее высказанными намерениями", — отмечается в тексте.

Ольга Денисова.

США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 17 октября 2016 > № 1935033


КНДР > Армия, полиция > nhk.or.jp, 17 октября 2016 > № 1934458

Сегодняшний выпуск рубрики ВЗГЛЯД посвящен пуску Северной Кореей баллистической ракеты в конце прошлой недели

Вооруженные силы США заявили, что в конце прошлой недели Северная Корея произвела испытательный пуск, предположительно, баллистической ракеты средней дальности «Мусудан». В сегодняшнем выпуске рубрики ВЗГЛЯД мы попросили специально назначенного профессора аспирантуры университета Такусёку Хидэси Такэсада прокомментировать этот пуск.

Как сказал Такэсада, Северная Корея угрожала ответить на совместные военные учения США и Южной Кореи, которые завершились в минувшую субботу. Он считает, что Пхеньян выбрал момент для пуска ракеты с целью добиться максимального эффекта своей критики в адрес США.

Более того, как отметил Такэсада, Северная Корея впервые предприняла попытку пуска из Кусонга в западной части страны с помощью мобильной пусковой установки. Пхеньян, очевидно, стремился удивить весь мир, продемонстрировав свою способность производить пуски ракет из места, которое трудно определить заранее.

Северной Корее удалось добиться успеха в деле пуска ракеты «Мусудан» всего один раз 22 июня этого года. Как полагают, эта ракета достигла высоты в тысячу километров, прежде чем упасть в море на расстоянии 400 километров от места пуска. Это означает, что теперь Северная Корея может запускать ракеты в космос и затем возвращать их в атмосферу. Это предполагает наличие высокоразвитой технологии.

По мнению Такэсада, в военной области международному сообществу необходимо продолжать улучшать технику, которая может сбивать ракеты, находящиеся за пределами атмосферы. На дипломатической арене предпринимаются усилия с целью изолировать Северную Корею и заставить ее отказаться от своих ядерных программ. Однако таким мерам становится все более сложным принести ожидаемые результаты.

КНДР > Армия, полиция > nhk.or.jp, 17 октября 2016 > № 1934458


США. КНДР > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 октября 2016 > № 1936100

Пентагон: очередной запуск баллистической ракеты в КНДР потерпел неудачу

Карла Бабб

Тем не менее, США сохраняют бдительность перед лицом северокорейских провокаций

Южная Корея решительно осудила очередную попытку запуска ракеты, предпринятую Северной Кореей. Глава южнокорейского Объединенного комитета начальников штабов заявил в воскресенье, что запуск является «очевидным нарушением резолюций Совета Безопасности ООН» и «незаконной провокацией».

Ранее американские военные сообщили, что в субботу Северная Корея попыталась запустить баллистическую ракету средней дальности, но запуск завершился неудачно.

Стратегическое командование США сообщило, что его мониторинговые системы зафиксировали попытку запуска в 7:33 по московскому времени в субботу. Кроме того, представители Североамериканского командования воздушно-космической обороны (НОРАД) сообщили со ссылкой на своих аналитиков, что ракета не представляла угрозы для Северной Америки.

Официальные лица в Вашингтоне, однако, подчеркнули, что США сохраняют бдительность «в условиях северокорейских провокаций», и отметили «железную» приверженность совместной работе с американскими союзниками Южной Кореей и Японией в целях поддержания безопасности в северо-восточной Азии.

Представители американских военных предполагают, что речь идет о северокорейской ракете средней дальности «Мусудан», запущенной в окрестностях города Кусон.

США. КНДР > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 октября 2016 > № 1936100


КНДР > Армия, полиция > dw.de, 15 октября 2016 > № 1932702

В Северной Корее очередной ракетный запуск не увенчался успехом. Об этом в субботу, 15 октября, сообщили американские военные. По их данным, речь шла о запуске баллистических ракет средней дальности. Запуск состоялся ранее в тот же день, около 18.30 по московскому времени. Для США и Канады запуск ракеты не представлял угрозу.

По оценкам южнокорейских и американских экспертов, КНДР в ближайшее время может произвести очередные ядерные испытания. После предыдущего запуска ядерной ракеты, который состоялся 9 сентября 2016 года и был признан самым мощным за всю историю Северной Кореи, Пхеньян объявил о "дальнейших мерах" по усилению "качества и объема" своей ядерной боеспособности.

В ответ на сентябрьские запуски Совет Безопасности ООН анонсировал новые санкции против Пхеньяна. Кроме того, позднее стало известно, что США, Япония и Южная Корея готовы в одностороннем порядке принять дополнительные меры в отношении КНДР после недавних ядерных испытаний. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) назвала проведенные ядерные испытания КНДР "в высшей степени тревожным и прискорбным актом".

КНДР > Армия, полиция > dw.de, 15 октября 2016 > № 1932702


КНДР. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 13 октября 2016 > № 1932896

К попытке вернуть КНДР в список стран-спонсоров терроризма

Константин Асмолов

29 сентября 2016 года, преодолев вето Барака Обамы, конгресс США принял закон «О правосудии против спонсоров терроризма». Хотя в основном его поминают в контексте возможного охлаждения отношений между США и Саудовской Аравией, с данной историей связана и очередная попытка вернуть в список стран, поддерживающих терроризм, Северную Корею.

14 сентября подкомиссия по Азиатско-Тихоокеанскому региону Комитета по внешним связям Палаты представителей Конгресса США провела по этому вопросу слушания, на которых выступили сотрудник американского фонда Heritage Foundation Брюс Клингнер, аналитик Центра стратегических и международных исследований Виктор Чха и другие эксперты соответствующей политической ориентации. Клингнер, ныне работающий в центре азиатских исследований Heritage Foundation, 20 лет отработал в ЦРУ и РУМО, в том числе руководил отделением ЦРУ, которое занималось анализом КНДР во время первого витка ядерного кризиса в 1993 году. Затем, в 1996-2001 гг., он был замдиректора отдела Кореи все в том же ЦРУ. Виктор Чха тоже известный консерватор и бывший сотрудник американской администрации.

Немудрено, что по мнению обоих специалистов, «нет никаких препятствий в возвращении СК в список стран-спонсоров терроризма, поскольку доказательств подобной деятельности предостаточно». Виктор Чха напомнил о кибератаке северокорейских хакеров на американскую кинокомпанию Sony Pictures, которая нанесла ущерб компании и привела к утечке информации. Клингнер пошел еще дальше — под его понимание террористической деятельности подходят «угрозы в отношении простых людей в политических целях». Уже одно это является достаточным поводом для включения КНДР в вышеуказанный список государств, которые, согласно официальной позиции государственного департамента США, оказывают поддержку актам международного терроризма.

В этот раз экспертов выслушали, но с первого приступа вопрос не решился, хотя СМИ РК описали процесс следующим образом: «В США всё более активно звучат призывы вернуть Северную Корею в список стран, поддерживающих терроризм. После её исключения из списка в 2008 году многие высказывались против этого, но после проведения Пхеньяном пятого ядерного испытания вопрос вновь приобрёл актуальность». Однако, если эти действия приведут к результату, мы получим впечатляющий пример того, как работает принцип зачисления в официальные враги, при котором формальное соответствие критериям уже совершенно не важно.

Напомним, что «спонсором терроризма» считается государство, «оказывающее помощь международным террористам в форме оснащения вооружением, предоставления баз, убежища или защиты от наказания, финансирования или обеспечения их подготовки, снабжения разведывательными сведениями, оказывающее иную помощь и поддержку». В более подробной версии «поддержкой терроризма» считаются:

Систематическое снабжение террористов оружием, деньгами или иными материальными средствами, без которых их террористическая активность не была бы столь эффективна.

Предоставление террористам политической поддержки — от информационных кампаний в их пользу до предоставления территории для тренировочных лагерей или баз, с которых данная террористическая организация ведет борьбу против третьей страны.

Руководящая и направляющая роль, при которой та или иная политическая организация действует в прямых интересах указанной страны; важно, что здесь речь идет о прямой связи, которая доказана, а не о косвенной выгоде, когда действия террористов льют воду на мельницу указанной страны, но при этом террористы не имеют руководства и поддержки.

Собственно террористическая деятельность спецслужб государства, в случае если оно занимается именно террором, а не диверсиями; эти понятия несколько отличаются «целевой аудиторией», ибо в случае военных действий значительная часть того, что принято называть терактом, рассматривается как «диверсионная деятельность», приемлемая как часть ведения войны и направленная на уничтожение вражеских военных или их имущества, в том числе и в тылу врага.

Иногда в государственный терроризм отдельно выделяют ситуацию, в которой спецслужбы государства целенаправленно ведут охоту на диссидентов по всему миру: опять-таки здесь требуется не единичный акт или «эксцесс исполнителя», а систематическая и доказанная практика политических убийств на территории третьих стран.

Как можно заметить, кибератаки или невнятные угрозы в список данных действий не входят, не говоря о том, что пресловутая кибератака на кинокомпанию Сони Пикчерс как главная причина зачисления в список выглядит смехотворно.

Во-первых, слишком много экспертов утверждают, что без инсайдера подобный взлом был невозможен. Более того, автор сталкивался с информацией о том, что этого инсайдера также уже нашли, в то время как разговоры о причастности КНДР строятся на довольно зыбких предположениях об использовании определенного программного обеспечения.

Во-вторых, даже если считать атаку делом рук Пхеньяна, она не имела целью нанести ущерб жизненно важным объектам. В отличие, скажем, от действий Styxnet, который вызывал настоящие аварии на производстве. Если бы северокорейские хакеры вызвали взрыв на атомной электростанции или хотя бы крупномасштабный blackout, повлекший за собой жертвы, разрушения и серьезный экономический ущерб, такой кибер-теракт можно приравнять к террористической атаке. Но в случае с Сони даже не было уничтожения важной информации – хакеры просто вывалили в Сеть то, что нашли.

В-третьих, если действия, похожие на атаку на Сони, теперь считаются не просто хакерством, а именно терроризмом, то мы получаем чрезвычайно обоюдоострый прецедент. Терроризмом оказывается и деятельность Сноудена или Ассанжа, и громкие взломы второй половины 2016 года, связанные с президентской кампанией в США. Означает ли это, что Соединенные Штаты и целый ряд иных стран на основании точно такой же логики должны быть записаны в списки стран-спонсоров терроризма?

В ответ на подобные обвинения сторонники возвращения КНДР в список начинают говорить, что Север вынесли оттуда чисто по политическим соображениям, и пора просто восстановить справедливость. Увы, и этот аргумент неверен.

Да, было время, когда Северная Корея предпринимала действия, вписывающиеся в понятие терроризм, однако даже основные громкие истории по этому поводу верны наполовину. Рассмотрим эти случаи.

Нападение группы коммандос на Голубой дом в 1968 году – было, факт подтвержденный и общеизвестный. Как и провальная попытка южнокорейского ответа, по мотивам которой был снят фильм «Сильмидо».

Покушение на Пак Чон Хи в 1974 г., когда была убита его жена. Связи покушавшегося с северокорейскими спецслужбами так и не были доказаны. Известно, что он был японским корейцем и принадлежал к левой организации, однако наиболее вероятная версия – террорист-одиночка. Вообще, в этой истории довольно много темных мест, связанных с тем, как покушавшийся умудрился попасть с оружием на закрытое заседание.

Покушение на Чон Ду Хвана в 1983 г. в Бирме – было, задержанный бирманскими власти исполнитель дал признательные показания. Кстати, после этого Бирма разорвала дипломатические отношения с КНДР.

Взрыв южнокорейского самолета в 1987 г., после которого КНДР и занесли в список – чрезвычайно мутная история, о которой мы знаем исключительно со слов единственной свидетельницы, которая, напомним, раскаялась и была амнистирована, после чего ее следы затерялись. Конспирологическая версия говорит о провокации спецслужб РК, иной вариант – о японской кореянке из числа террористок, которая пошла на сделку со следствием и стала изображать северокорейскую шпионку, выдав политически нужную версию.

После этого времени Северная Корея не предпринимала каких бы то ни было действий, которые могли бы быть рассмотрены как поддержка терроризма: причастность КНДР к смерти Ли Хан Ёна так и осталась неподтвержденной, а история о покушении на Пак Сан Хака фактически превратилась в шоу и выставила в неприглядном свете самого самопровозглашенного «диссидента номер один», когда «специалист по отравленным иглам» оказался заурядным иглотерапевтом.

Разгадка здесь одна – возвращение Северной Кореи в список не только добавляет этой стране демонизации, но и существенно увеличивает санкционное давление, которого противникам Пхеньяна сегодня так не хватает. Возвращение в список спонсоров терроризма позволит закрыть Пхеньяну доступ к финансовой помощи со стороны таких международных организаций, как МВФ или Азиатский банк развития. И потому недруги КНДР и далее будут плевать на созданные ими же определения, дискредитируя саму концепцию борьбы с государственной поддержкой террористических организаций.

КНДР. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 13 октября 2016 > № 1932896


Корея. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 11 октября 2016 > № 1927622

Размещение ПРО США в Южной Корее нацелено на сдерживание Китая и России, говорится в пресс-релизе посольства КНДР в РФ, поступившем в распоряжение РИА Новости.

"Хозяева Белого дома и Пентагона объясняют, что размещение THAAD в Южной Корее нацелено на "оборону Южной Кореи от угрозы со стороны Северной Кореи". Однако можно убедительно сказать, что комплекс систем ПРО на большой высоте взял на прицел Китай и Россию. То есть, обессилить силы сдерживания этих ядерных держав с помощью THAAD и сохранять свой гегемонистский статус в этом регионе, вот в чем подлинное нутро США", — говорится в документе.

Относительно сдерживания КНДР, в Пхеньяне считают, что противоракетный комплекс США не может стать сдерживающим фактором для северокорейской стороны. "Ну а, спрашивается, найдется ли у США какая-то утешительная альтернатива в заслоне от северокорейской ядерной угрозы, которая приведет их к окончательной гибели? Ничто — ни уйма комплексов ПРО, ни размещение в Южной Корее THAAD — им не поможет", — говорится в пресс-релизе.

В июле после пяти месяцев переговоров США и Южная Корея договорились о развертывании системы THAAD, которая должна будет в случае необходимости перехватывать баллистические ракеты Северной Кореи. THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) предназначена для высотного заатмосферного перехвата ракет, как утверждается, малого и среднего радиуса действия. По информации южнокорейского оборонного ведомства, радиус действия THAAD не превышает 200 километров. Местом дислокации THAAD в Южной Корее станет территория гольф-клуба в уезде Сонджу в восточной провинции Кенсан-Пукто.

Корея. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 11 октября 2016 > № 1927622


КНДР. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 10 октября 2016 > № 1932793

Ядерная программа КНДР завершена?

Константин Асмолов

27 сентября 2016 г. посольство КНДР в РФ распространило серию материалов, в которых было заявлено, что Северная Корея «в основном завершила» создание ядерного оружия, которое теперь полностью готово к практическому применению.

Как отмечает один из документов, «в ходе нынешних ядерных испытаний были окончательно проверены и подтверждены структура, особенности действия, характеристики и мощность стандартизированных и унифицированных ядерных зарядов для дальнейшей установки их на баллистические ракеты артиллерийских отрядов «Хвасон» стратегических сил Корейской народной армии». В связи с этим ТПК посылает северокорейским ядерщикам «горячие поздравления».

При этом заявляется, что «принятие мер по качественному, количественному росту ядерных вооруженных сил государства, призванных защищать наше достоинство, право на существование и подлинный мир от нарастающей американской угрозы ядерной войной» будет продолжаться.

В этом заявлении можно отметить два основных посыла. Первый – это указание на то, что теперь КНДР является полноправной ядерной державой, у которой наличествует не ядерное взрывное устройство (которое можно использовать, лишь заманив к нему побольше противников), а полноценное ядерное оружие и его средства доставки. Это работающая ракета, которая может достичь Японии, а, возможно, и Гуама, это ракета подводного базирования, и главное — ядерная боеголовка, которая помещается в эти ракеты. Именно это означает пассаж «цель применения ядерного заряда к оружию «в основном достигнута». Добавим к этому сообщение ЦТАК, согласно которому КНДР успешно провела наземное испытание нового ракетного двигателя и призыв Ким Чен Ына в кратчайшие сроки запустить очередной спутник.

Собственно, и ранее северяне заявляли, что могли бы показать больше, но у КНДР нет своей Новой земли или атолла Муророа, «не хотели беспокоить Москву и Пекин неудачными экологическими последствиями более мощных взрывов». Тем не менее, скорость, с которой северяне демонстрировали развитие своего ракетно-ядерного потенциала, превзошла расчеты ряда осторожных экспертов — за два-три года они решили целый ряд нетривиальных технических проблем и прошли путь, который, как казалось многим, они должны были бы пройти лет за десять.

С определенной точки зрения это заявление подытоживает то, что мы уже наблюдали в течение всего 2016 года. Северяне показали, что у них хватает материалов на то, чтобы проводить два ядерных испытания в год, при том, что раньше интервал составлял, в среднем, три года; отработан новый ракетный двигатель, проведена целая серия пусков ракет малого и среднего радиуса действия. Такие успехи стремятся объяснить самыми разными факторами, но похоже, что изменение международной обстановки в сторону большей напряженности подстегнуло пхеньянское руководство к мысли о том, что заявления о «стирании КНДР с лица земли» могут воплотиться в реальность, а ядерное оружие – единственный адекватный щит: примеры Ирака, Ливии и Сирии это гарантируют.

Радикального увеличения «северокорейской угрозы миру» при этом — нет. Вероятность военного конфликта, в котором Север выступит в качестве агрессора и тем более применит первым ядерное оружие, по прежнему минимальна. Это связано с тем, что военный потенциал Юга и его союзников существенно превосходит КНДР. Кроме того, даже применение ЯО не меняет общего стратегического баланса при том, что в этом случае по стране, которая нарушила табу на его применение последует ядерный ответ, сила которого будет несоизмерима.

А вот для желающих стереть Пхеньян с лица земли, ситуация меняется куда серьезнее: долетит ракета или нет, перехватят ее или нет, — полностью гарантировать перехват нельзя и связанные с этим риски все равно придется учитывать. И даже если Пхеньян сотрут с лица Земли, но в ходе войны хотя бы одна северокорейская атомная бомба взорвется на территории Японии или РК, победа будет «пирровой», — экономические, политические, экологические и репутационные издержки существенно перевесят удовольствие от того, что северокорейскому режиму наконец-то пришел конец.

Подобная ситуация может иметь два выхода: в первом Соединенные Штаты начинают воспринимать Северную Корею как серьезную угрозу, и думать над вариантом превентивного удара высокоточным оружием с расчетом на превосходящий технологический потенциал. Решение довольно рискованное, но на стороне его приверженцев тот же охранительный рефлекс, который в определенных ситуациях заставляет американского полицейского сначала стрелять, а потом выяснять, что было причиной «подозрительных действий» того, в кого он уже всадил пули.

Другой вариант развития ситуации, на который, возможно, и рассчитывает Ким Чен Ын, это то, что подобная демонстрация окончательно убедит Соединенные Штаты и их союзников в том, что решение северокорейского вопроса силовым путем слишком опасно и бесперспективно, после чего Вашингтон наконец-то начнет пытаться договариваться. Но здесь тоже много подводных камней. Во-первых, атомная бомба защищает от смены режима силовым образом, но не от более тонких методов дестабилизации обстановки. Во-вторых, демонизация Северной Кореи находится на таком уровне, что ведение переговоров с ней не менее психологически непереносимо, чем возможность северокорейского удара по территории США.

Второй северокорейский посыл, возможно, заключается в том, что период активного показывания зубов на этом может хотя бы на время остановиться. Не исключено, что до конца года руководство КНДР попытается подкрепить итоги своего заявления новыми незримыми достижениями. Но автор видит в подобном объявлении намек на то, что при определенной реакции международного сообщества курс на систематическое проведение ядерных испытаний столь сильно нервирующих международное сообщество и идущих вразрез с резолюциями ООН, возможно, подошел к концу. Похоже воспринимает текст представитель России при международных организациях в Вене Владимир Воронков: «Это может говорить о том, что прекратятся ядерные испытания, которые беспокоили всё международное сообщество. Если это так, то это может внушать осторожный оптимизм».

Если так, то Северная Корея поставила точку в процессе, который мог завести ее на путь дальнейшего обострения отношений со своими северными соседями. Отсутствие новых ракетных или ядерных испытаний не будет раздражать Москву и Пекин. А затем Северная Корея может попытаться выйти на новый виток переговоров, направленных на признание своего ядерного статуса. Не случайно некоторые эксперты уже выступили со встречным предложением – пусть КНДР подпишет Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, который, кроме нее не ратифицировали Китай, Египет, Индия, Иран, Израиль, Пакистан и США. А то когда в 2006 году ООН призвала все страны присоединиться к данному протоколу, открыто проголосовавших «против» было всего двое – США и КНДР.

Конечно, вероятность успеха таких переговоров тоже невелика — полностью проблема все равно не убрана, потому что ракетные испытания проводить придется, а они, при наличии заявленной боеголовки, будут становиться причиной ажиотажа. Но все же — это был красивый, хотя и рискованный ход. И хотя автор не уверен, что после подобного заявления Северную Корею немедленно примут в ядерный клуб, он будет с интересом следить за развитием событий.

КНДР. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 10 октября 2016 > № 1932793


Казахстан. КНДР. Весь мир > Армия, полиция > inform.kz, 10 октября 2016 > № 1925855

Ерлан Идрисов со страниц «Global Times» призвал КНДР отказаться от ядерных амбиций

Одно из авторитетных англоязычных изданий Китая - «Global Times» - опубликовало статью министра иностранных дел Казахстана Ерлана Идрисова «Казахстан показывает активность в денуклеаризации», передает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

«Если вы почитаете главные газеты мира, то узнаете, что практически ежедневно публикуются материалы об опасениях международного сообщества из-за стран, пытающихся развивать возможности по созданию ядерного оружия. Такие опасения широко освещаются каждый раз, когда проводятся подземные ядерные испытания, а также запуски в небо ракет. Но маловероятно, что вы читали о том, что есть страна, добровольно и в одностороннем порядке отказавшаяся от своего атомного арсенала», - начинает статью автор.

Он предполагает, что для многих людей будет большим сюрпризом узнать, что Казахстан предпринял такой шаг почти четверть века назад.

«Народ Казахстана хорошо знаком с ужасом ядерного оружия, поскольку ядерный полигон СССР был расположен на нашей земле - в Семипалатинске. Сотни ядерных испытаний были проведены здесь практически без учета благосостояния населения. Большая часть территории нашей страны стала непригодной для проживания. Многие казахстанцы до сих пор несут на себе следы ужасов тех страшных времен», - пишет Е.Идрисов.

Он отмечает, что с момента обретения независимости в 1991 году одним из первых действий Казахстана был отказ от четвертого в мире по величине ядерного арсенала и закрытие Семипалатинского ядерного полигона. С тех пор Казахстан является лидером в деле ядерного нераспространения.

«В этом году мы отмечаем 25-ю годовщину нашей Независимости. Я считаю, что наши страны-партнеры по всему миру должны внимательно посмотреть на конкретные шаги, которые мы сделали, чтобы помочь сделать наш регион и весь мир более безопасным местом», - сообщает министр.

Он напомнил, что в 2009 году Казахстан совместно с четырьмя соседями в регионе путем заключения Семипалатинского договора установил в Центральной Азии зону, свободную от ядерного оружия.

«После такого успеха мы призываем достигнуть прогресса в запуске аналогичной зоны на Ближнем Востоке. В 2012 году Казахстан запустил проект АТОМ (Abolish Testing. Our Mission) - международная образовательная и информационно-пропагандистская кампания по формированию глобального общественного мнения против ядерных испытаний и, в конечном счете, ядерного оружия. Уже свыше 300 тысяч человек из более чем 100 стран мира поддержали наш призыв», - пишет Е.Идрисов.

Напомнив о подписании Казахстаном в прошлом году соглашения с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) о создании на территории РК Международного банка низкообогащенного урана, автор подчеркивает, что это первый банк такого типа.

«Это обеспечит мир гарантированной поставкой топлива для гражданской атомной энергетики, тем самым внесет важный вклад в укрепление режима ядерного нераспространения», - пишет Е.Идрисов.

Далее автор высказывает опасения Казахстана из-за недавно проведенных ядерных испытаний в КНДР.

«Мы рассматривает эти тесты как явное нарушение Северной Кореей своих международных обязательств. Мы призываем Пхеньян прекратить проведение дальнейших ядерных испытаний. В целях предотвращения ядерной катастрофы крайне важно в полной мере соблюдать соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН и предпринять конкретные шаги в направлении денуклеаризации. Мы призываем Северную Корею отказаться от своих ядерных амбиций и вернуться к шестисторонним переговорам с участием США, Китая, России, Южной Кореи и Японии», - отмечает министр иностранных дел Казахстана.

Он сообщает читателю, что отказ от ядерного оружия не снизил обороноспособность Казахстана, а его многовекторная внешняя политика доказала, что обладание ядерным оружием не является необходимостью для обеспечения национальной безопасности.

«В январе Казахстан на два года займет место непостоянного члена Совета Безопасности ООН. Это первый случай, когда страна Центральной Азии займет такой пост. С нашим опытом в области ядерного разоружения и нераспространения мы намерены повысить нашу ответственность перед миром», - резюмирует автор.

Казахстан. КНДР. Весь мир > Армия, полиция > inform.kz, 10 октября 2016 > № 1925855


США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 7 октября 2016 > № 1923494

Увеличение активности на ядерном полигоне Северной Кореи может свидетельствовать о подготовке к новому испытанию или об исследовании результатов предыдущего ядерного испытания, заявили исследователи из США со ссылкой на спутниковые снимки, сообщает 7 октября Reuters.

Группа исследователей из школы перспективных международных исследований Университета Джона Хопкинса заявила, что спутниковые снимки запечатлели большое транспортное средство и группу людей на ядерном полигоне Пхунгери в провинции Янгандо.

«Одной из возможных причин этой деятельности является сбор данных ядерного испытании 9 сентября», — говорится в заявлении исследовательской группы.

Исследователи отметили, что КНДР может преследовать и другие цели, например, подготовку к новому ядерному испытанию.

Напомним, 7 октября министр обороны Японии Томоми Инада предупредила о возможных провокациях со стороны КНДР 10 октября во время празднования дня образования Трудовой партии Северной Кореи.

США. КНДР > Армия, полиция > regnum.ru, 7 октября 2016 > № 1923494


США. КНДР > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 5 октября 2016 > № 1932901

Who is Driving Tensions on the Korean Peninsula?

Joseph Thomas

With North Korea’s recent nuclear weapon test, it appears the East Asian state is transitioning from possessing a demonstration capability toward hosting a functional nuclear arsenal. While analysts believe North Korea has yet to miniaturise its nuclear weapons to fit in rocket-launched warheads, the frequency and size of the nation’s nuclear tests indicate expanding capabilities in both research and development as well as in fabrication and deployment.

BBC’s article, “North Korea’s nuclear programme: How advanced is it?,” would claim:

North Korea has conducted several tests with nuclear bombs.

However, in order to launch a nuclear attack on its neighbours, it needs to be able to make a nuclear warhead small enough to fit on to a missile.

North Korea claims it has successfully “miniaturised” nuclear warheads – but this has never been independently verified, and some experts have cast doubt on the claims.

And despite Western commentators and their counterparts in South Korea and Japan’s claims that North Korea’s nuclear weapons programme is a proactive, provocative policy, closer scrutiny reveals that Pyongyang’s defence policy may be instead predicated on legitimate fears reflecting and reacting to American and South Korean foreign policy.

An Axe Poised Above Pyongyang

The International Business Times in an article titled, “As nuclear threat escalates, South Korea has concrete plans to eliminate Kim Jong-un,” would report:

South Korean troops are reportedly on standby to “eliminate” North Korea’s leader Kim Jong-un, should they feel threatened by their nuclear weapons.

According to CNN International, South Korean Defence Minister Han Min-koo revealed the information in parliament on 21 September. When asked whether a special forces unit had already been put together to eliminate the North Korean dictator, Han confirmed that such a plan was already in place.

Such an announcement, while at first may appear to be South Korea reacting to what it believes is a legitimate threat, is instead a clearly provocative move meant specifically to escalate tensions on the Korean Peninsula, not assuage them.

Such an operation, to maximise chances for success, would be kept secret, not announced to the world. Additionally, “eradicating” a leader believed by many to serve mainly as a figurehead, with a large network of military and industry leaders surrounding him handing various aspects of North Korean foreign and domestic policy, would accomplish little in negating any actual military threat the nation posed to its southern neighbour.

Instead, a much larger and more involved plan would need to be put in place and prepared vigorously for, one that would entail hundreds of thousands of South Korean and American troops and possibly even other forces brought in under the guise of a UN peacekeeping force to overwhelm and subdue North Korea.

And such a plan does indeed exist.

A 2009 paper published by influential US-based think tank, the Council on Foreign Relations, titled, “Preparing for Sudden Change in North Korea,” would enumerate a deeply involved plan for US and South Korean forces to fill any void that may develop in the event that North Korea’s government collapses.

While the report itself does not mention US activities underway to induce such a collapse, such activities are indeed ongoing, as they are elsewhere around the world, as are their effects are on display where they have already unfolded, namely Libya, Syria, Iraq, Yemen and Afghanistan.

The plan itself involves subduing any and all resistance from North Korea’s military and population with an occupying force nearly a half-million strong, as well as the complete seizure of North Korea’s economy and its subsequent integration into South Korea’s “market economy.”

With such plans in place, with US and South Korean forces clearly practising for them annually and with the US intentionally and persistently attempting to undermine political stability within North Korea itself, what other sort of geopolitical posture should the world expect to see pursued by Pyongyang’s leadership besides paranoia and a perpetual war footing?

It is clear that covert and overt threats made by the West and its political proxies in Seoul either directly or through policy either put on paper or into practice indirectly, drives North Korea’s reciprocal belligerence.

The United States and its East Asian proxies have a clear material and military advantage over North Korea and could afford more than Pyongyang to make concessions and to redirect energy and resources away from threatening the North Koreans, toward genuine rapprochement.

However, while genuine rapprochement would be in the entire Korean Peninsula’s best interests, as well as in China and Japan’s, it would negate any further need for the United States’ presence on the Peninsula. Thus, as long as Seoul depends on or allows the US to provide regional security, it will entail such security that will ensure America’s perpetual presence and influence over the region. With America’s dual purpose being to both control the Koreas as well as encircle neighbouring China, there is virtually no reason ever for the United States to foster genuine peace and coexistence on the Peninsula.

The removal, therefore, of American forces from both Korea and Japan would be the first and most crucial step toward real reconciliation and progress in the region, reconciliation and progress that Asia requires but would acquire at the cost of America’s regional hegemonic ambitions.

США. КНДР > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 5 октября 2016 > № 1932901


КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 3 октября 2016 > № 1917593

Ким Чен Ын, неуемный наследник атомной династии

Себастьен Фалетти | Le Figaro

"Высший руководитель" Северной Кореи вписывается в традицию: он утверждает свою власть, опираясь на ядерное оружие и культ секретности", - пишет Себастьен Фалетти в газете Le Figaro.

"Ядерное устрашение - это лживая игра в покер. В возрасте 32 лет "маршал" Ким Чен Ын уже в ней преуспел, дерзко застолбив себе место в игорном доме великих держав. Вашингтон, Пекин, Москва и Париж в бессильном смущении взирают на "Высшего руководителя" одной из самых бедных стран планеты, вломившегося с заднего крыльца в их закрытый клуб хранителей ядерного меча", - говорится в статье.

"В этом году наследник, воспитанный в Швейцарии, и болельщик NBA, американской баскетбольной лиги, ускорил свое продвижение вперед на атомном поприще. В 2016 году он уже провел два ядерных испытания и 22 испытания ракет, пуск которых осуществлен с подводных лодок, чтобы обзавестись способностью ко "второму ядерному удару", необходимой для правдоподобной политики устрашения", - информирует издание.

"Такие искания вписываются в националистический и династический жест режима, основанного на культе независимости", - пишет автор.

"В 2012 году Ким Чен Ын перешел точку невозврата, превратив бомбу в "революционное наследие", записанное в новой конституции", - говорится в статье.

"В настоящее время стратеги Пентагона забили тревогу. Сила северокорейского ядерного удара уже не является чем-то из области научной фантастики. Северокорейское уравнение перевернулось: отныне время уже не играет в пользу Запада", - считает автор статьи.

"Тем не менее, Пхеньян еще далек от обладания достоверной ударной силой, несмотря на постоянные уверения своего "Высшего руководителя". На сегодняшний день есть вероятность, что северокорейские ракеты с ядерными боеголовками могут взлететь, однако они не способны к нанесению точечного удара", - передает газета.

"Будущий американский президент окажется лицом к лицу с серьезным вызовом: как согнуть спину диктатору, ставшему голливудской звездой, чтобы удержать его от нажатия ядерной кнопки, на которого Америка никак не в силах повлиять", - заявляет автор.

"Разумеется, Китай больше не скрывает своего раздражения после каждой выходки своего "красного младшего брата", - передает газета.

"По сути, истинная угроза ядерного продвижения вперед со стороны Кима состоит в китайско-американской напряженности, угрожающей хрупкому геостратегическому равновесию в Азии. Она разжигает гонку вооружений в Сеуле и Токио и усиление американского военного присутствия в регионе, ускоряя в ответ комплекс организации круговой обороны со стороны возрождающегося имперского Китая", - утверждает автор.

"Представители династии Ким всегда были мастерами игры, состоящей в сталкивании великих держав друг с другом с целью обеспечить свое выживание и продвинуть свои интересы. В 1950-е годы "Великий вождь" Ким Ир Сен сумел воспользоваться соперничеством между Сталиным и Мао и американской нерешительностью при начале своего наступления на Сеул. Дерзкий вызов, который вверг полуостров в кровавый конфликт и знаменовал начало холодной войны. Его внук, так на него похожий, играет, в свою очередь, как начинающий чародей, и еще не выложил свои главные козыри", - заключает Себастьен Фалетти.

КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 3 октября 2016 > № 1917593


КНДР > Армия, полиция > nhk.or.jp, 1 октября 2016 > № 1914194

Группа американских исследователей выступила с предположением о сооружении в Северной Корее новой подводной лодки

Одна американская исследовательская группа сообщила, что, согласно сделанным со спутника снимкам, в Северной Корее предположительно сооружается новая подводная лодка, размеры которой превышают габариты подводной лодки, использовавшейся для испытательных запусков баллистических ракет.

Группа исследователей из университета Джонса Хопкинса опубликовала в пятницу анализ спутниковых снимков одной судоверфи в порту города Синпхо на востоке Северной Кореи. Эти снимки были сделаны в период с января по сентябрь.

Исследователи сообщили, что на основе изображений они заметили перемещение крупных компонентов при помощи кранов, а также присутствие на объекте большого скопления рабочих в определенное время.

Как сообщили исследователи, в прошлом месяце они смогли подтвердить наличие компонента цилиндрической формы, составляющего в диаметре 10 метров, который может предназначаться для сооружения новой подводной лодки.

КНДР > Армия, полиция > nhk.or.jp, 1 октября 2016 > № 1914194


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter