Всего новостей: 2358080, выбрано 2755 за 0.267 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина. Латвия. Белоруссия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 14 января 2018 > № 2456062

Украина, Латвия, Белоруссия: антироссийский информационный кордон создан

Сторонникам Русского мира везде шьют разжигание межнациональной розни

Длящийся уже почти месяц «процесс» по делу белорусских декабристов с каждым пройденным днем превращается во все более трагикомичный фарс. Уровень научной компетенции всех трех экспертов, готовивших обоснование для предъявления обвинения по ч.3 ст.130, предусматривающей от 5 до 12 лет лишения свободы, продемонстрированный ими в ходе допросов на суде, как бы это помягче сказать… просто «зашкаливает» своей некомпетентностью, предвзятостью, эмоциональностью, откровенным национализмом.

Пригласить такого рода экспертов провести экспертизу текстов Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко, это все равно, что пригласить давать оценку коммунизму и советскому периоду истории сторонникам необандеровщины на Украине или в Прибалтике. Как идейные оппоненты могут быть «независимыми» экспертами? А то, что Иванова, Кирдун и Гатальская являются идейными оппонентами Русского мира и «русского империализма», как и их необандеровские коллеги на Украине, судящие за аналогичные «преступления» украинских сторонников Русского мира — это к доктору не ходи — они сказали всё сами на суде.

В этой связи напомню, что 28 сентября Бердичевский суд Украины вынес приговор украинским журналистам Дмитрию Васильцу и Евгению Тимонину (они были арестованы 24 ноября 2015 года и почти два года находились в СИЗО) — 9 лет лишения свободы за создание интернет-канала «Новороссия-ТВ» в YouTube.

Этот приговор достаточно эмоционально прокомментировала на своей странице в Facebook заслуженный юрист Украины, бывший министр юстиции Украины Елена Лукаш: «Знаете причину этой жестокости? Это приговор для нас. Это нам должно стать очень страшно. Это мы должны замолчать и спрятаться. Это мы должны понять, что любая антирежимная риторика закончится обвинениями в госизмене, сепаратизме, терроризме и покушении на госстрой и «девяточкой» в тюрьме. Поэтому пресмыкающиеся так уверенно исполнили команду «фас»!».

29 сентября Служба безопасности Украины сообщила о задержании еще одного «преступника» — журналиста и блогера Павла Волкова. Его обвиняют в работе на ДНР и ЛНР. СБУ утверждает, что Волков «готовил и размещал на сепаратистских интернет-ресурсах материалы с призывами к нарушению территориальной целостности и неприкосновенности границ Украины, провоцировал разжигание межнациональной розни». В ходе обыска сотрудники СБУ изъяли доказательства в виде текстов, которые хранились в компьютере Волкова. СБУ также утверждает, что задокументировали «новое задание» блогера в виде организации в Запорожье «информационной кампании против нашей страны».

Новый, 2018 год, украинские журналисты встретили за решёткой. Как и ещё один их коллега — Василий Муравицкий https://www.fondsk.ru/news/2017/12/31/ukraina-belarus-2017-god-neslyhannoj-svobody-slova-45351.html, «которого за публикации в блогах и российских СМИ обвиняют на Украине в государственной измене, терроризме, разжигании национальной розни, посягательстве на территориальную целостность государства. Журналисту грозит 15 лет тюрьмы. Процесс уже назван в Национальном союзе журналистов Украины «судилищем за взгляды и высказывания, за журналистскую деятельность».

Сам Василий, обращаясь за поддержкой к европейцам, сказал: «Почему меня, журналиста, за моё право осуждают и обвиняют в государственной измене и подрывной диверсионной деятельности? Обратите внимание: журналистская статья называется «подрывной диверсионной деятельностью». Я — террорист?! Сторона обвинения утверждает, что я террорист и что своей статьёй я «взорвал» национальную безопасность. Вдумайтесь, как это можно сделать с помощью слова? Если говорить уже запрещено, если «говорить свои мысли запрещено», то так уже и заявляйте».

Процессы против активистов Русского мира на постсоветском пространстве не ограничиваются Украиной. Так, в Латвии известному журналисту, руководителю портала Имхоклуб, бывшему депутату Рижской думы от партии «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ) (2005—2009 годы), одному из инициаторов «Конгресса неграждан» Юрию Алексееву полиция безопасности предъявила обвинения по статье за разжигание национальной розни. Точно так же, как на Украине и в Белоруссии.

Ситуацию прокомментировал публицист Владимир Линдерман http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/zhostkaja_podstava560.htm?utm_source=politobzor.net: «Против моего товарища, редактора imhoclub. lv Юрия Алексеева возбуждён уголовный процесс за разжигание национальной розни. Якобы на нескольких сайтах были размещены его комментарии с призывом убивать латышей и т. п. Полиция безопасности провела обыск в его квартире. В ходе обыска были найдены несколько десятков патронов к пистолету Макарова. Изъяты носители информации: комп, флешки, архивные жесткие диски. Зная Алексеева лет эдак сорок, могу уверенно утверждать, что всё это — тупая полицейская провокация. И комменты, и патроны. Изложу свою версию-предположение. Патроны были подброшены заранее. Это несложно сделать, учитывая, что Юрий много времени проводит за пределами Латвии. Аналогично в 2002 г. мне в квартиру подложили тротиловую шашку с детонаторами. Я тоже редко тогда бывал дома».

О чем говорит происходящее? Мы видим, что сразу в трех бывших советских республиках по одному и тому же надуманному обвинению в разжигании межнациональной розни судят наиболее активных журналистов, политологов, экспертов, которые путем своих публикаций пытались предотвратить сползание своих стран к необандеровщине. Как мы видим, слово оказывается тем, что власти этих республик опасаются больше всего.

То есть обвинения, предъявляемые Службой безопасности Украины и полицией безопасности Латвии — полностью идентичны тем, что предъявляет белорусский Следственный комитет Юрию Павловцу, Дмитрию Алимкину и Сергею Шиптенко. То есть вполне можно высказать предположение (благодаря «логико-семантическому следованию») что все эти действия белорусских, латвийских и украинских властей в отношении активистов Русского мира происходят скоординировано, по одному и тому же сценарию.

На этом фоне слова того же главы МИД Белоруссии Владимира Макея, сказанные им 11 января в интервью китайскому агентству «Синьхуа», о том, что Белоруссия является стратегическим союзником России, выглядят, на мой экспертный взгляд, на который я имею право благодаря «логико-семантическому следованию» («спасибо» Ивановой-Кирдун-Гатальской за формулировку — о ней мы поговорим в будущей публикации отдельно), как откровенное и наглое вранье — не могут судить в союзном России государстве сторонников этого самого союза. В необандеровском, как показывает опыт той же Латвии и Украины, — могут.

Как мы видим, СБ Украины, ПО Латвии и СК Белоруссии работают по одним и тем же лекалам — призывы к воссоединению разорванных частей Русского мира, понимание русских, белорусов и украинцев как единых частей одного народа, критика необандеровских тенденций в своих странах, критика роста агрессивного национализма, критика действий поддерживающих эти тенденции чиновников — воспринимаются как призывы к межнациональной розни.

Кем же является Республика Беларусь для России с учетом процесса над белорусскими декабристами? Не знаю, как в экономике, об этом могут сказать лучше специалисты, но в области идеологии, информационной работы Белоруссия сегодня стоит в одном ряду с необандеровской Украиной и русофобской Латвией. На днях этот логико-семантический тезис получил еще одно подтверждение — теперь русский язык будет вытесняться и из белорусской армии. К сожалению, Лукашенко проиграл, казалось, выигранную в 1994 году идеологическую борьбу БНФ и отдал последователям идей угнетения белорусской нации со стороны «русского империализма» все командные высоты в области идеологии.

Суд над белорусскими журналистами лично для меня со всей очевидностью показывает, что власти республики, совместно с южными и северными соседями, откровенно играют против Русского мира с нашими оппонентами во главе с США, Британией, и под их тонким руководством осуществляют один за другим удары по Русскому миру, по единству русского и белорусского народов. То есть и являются теми, кто разжигает межнациональную рознь.

Позавчера Москва промолчала по вопросу увольнения пророссийских активистов из органов государственного управления республики. Вчера Москва промолчала по поводу разжигания белорусскими СМИ межнациональной розни и не указала белорусскому мининформу на обязанность закрывать подобного рода ресурсы. Сегодня власти республики перешли к следующему этапу травли союзного актива в республике — и судят ведущих журналистов и политологов.

Завтра закроют российские ТВ-каналы, а послезавтра обвинят Россию в разжигании межнациональной розни. Оппоненты России смотрят, что Москва не может заставить даже ближайшего «союзника» вести себя прилично, и понимают, что можно давить и дальше, Москва утрется. Военная победа в Сирии — конечно, важна, хотя там до политического финала еще очень далеко. Но вот если в Белоруссии наиболее профессиональные и известные журналисты получат сроки заключения — это будет именно поражение, которое никакая Сирия заслонить не в силах.

Юрий Баранчик

Украина. Латвия. Белоруссия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 14 января 2018 > № 2456062


Латвия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 января 2018 > № 2454210

Депутат Европарламента (ЕП) от Латвии Татьяна Жданок решила сложить мандат, чтобы принять участие в выборах в сейм Латвии, сообщил РИА Новости ее помощник Андрей Толмачев.

"Правление партии Русский союз Латвии приняло решение об участии в парламентских выборах этого года. Партия поручает руководство предвыборной кампанией сопредседателю правления — Татьяне Жданок. В целях наиболее эффективного руководства кампанией Татьяна Жданок складывает полномочия депутата Европейского парламента и в ближайшее время возвращается к работе в Латвии", — сказал Толмачев.

Решение об участии Жданок в выборах в сейм связано с ситуацией вокруг русских школ.

"Нынешний 2018 год — решающий в судьбе русских Латвии. От нас зависит — быть или не быть русским школам, отстоим ли мы право на родной язык для будущих поколений. Единственной политической силой, способной организовать эффективное сопротивление ликвидации русского образования, является Русский союз Латвии. Это наглядно показали события последнего полугодия", — сказал Толмачев.

По его словам, представительство партии в ЕП возглавит экс-депутат сейма Мирослав Митрофанов.

"Эстафета представительства партии в Европейском парламенте переходит к Мирославу Митрофанову. Это обеспечивает преемственность политического опыта и открывает путь к сохранению трибуны Европарламента для голоса русских Латвии. Приступая к работе в Европарламенте, Мирослав Митрофанов продолжит деятельность в штабе защиты русских школ", — сказал Толмачев.

Личное участие Татьяны Жданок в выборах в качестве кандидата в депутаты сейма будет определено позднее, поскольку оно зависит от решения Конституционного суда. В настоящий момент Жданок не может баллотироваться в сейм Латвии, поскольку оставалась членом Компартии ЛССР после того, как она была запрещена.

Правящая коалиция Латвии ранее поддержала представленную минобразования реформу, согласно которой школы нацменьшинств через три года перейдут на преподавание почти всех предметов на государственном языке. На русском учащиеся будут осваивать только сам язык, литературу и связанные с культурой и историей предметы.

Минобрнауки Латвии предлагает провести реформу в школах нацменьшинств в 2021-2022 учебном году. Она предусматривает, что дошкольное обучение будет осуществляться билингвально. В начальной школе с первого по шестой классы будет доступно три модели двуязычного обучения. На завершающем этапе основного образования с седьмого по девятый классы 80% предметов будут преподаваться на государственном языке страны. В средней школе с 10-го по 12-й классы обучение будет только на латышском языке.

Латвия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 января 2018 > № 2454210


Япония. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 января 2018 > № 2453128

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ прибыл с официальным визитом в Латвию

В субботу премьер-министр Японии Синдзо Абэ прибыл с официальным визитом в Латвию, ставшую второй страной, которую он посетил в ходе своего турне по трем балтийским государствам и трем восточноевропейским странам.

Ранее, во время встречи японского премьера с главой кабинета министров Эстонии Юрием Ратасом была достигнута договоренность о сотрудничестве в области кибербезопасности и информационных технологий.

Эта встреча на высшем уровне последовала за принятым Японией решением стать членом Центра передового опыта по совместной защите от киберугроз НАТО со штаб-квартирой в Таллине.

Япония. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 января 2018 > № 2453128


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > rg-rb.de, 12 января 2018 > № 2453507

Рана ветерана

Президент Латвии утвердил закон о статусе участника Второй мировой войны, лишающий права получить его наибольшую часть живущих в стране ветеранов Красной армии.

21 декабря 2017 года Сейм (латвийский парламент) принял в окончательном чтении закон о присвоении статуса участника Второй мировой войны гражданам Латвии, воевавшим в регулярных военных частях как против нацистской Германии, так и против СССР. На неграждан этот закон не распространяется.

Участниками Второй мировой войны признаются граждане Латвии, являвшиеся таковыми по состоянию на 17 июня 1940 года (тогда в Латвию вошли части советской Красной Армии, в стране было создано новое правительство, а действующий президент Карлис Улманис (Kārlis Ulmanis) бездействовал), а также постоянные жители Латвии, легально въехавшие в страну до этой даты. Эта норма не распространяется на лиц и членов их семей, прибывших в Латвию по так называемому договору о военных базах от 5 октября 1939 года (в этот день главы МИД СССР и Латвии подписали Договор о взаимопомощи между представляемыми ими странами сроком на 10 лет).

Также по новому закону, участниками Второй мировой войны не будут признаны члены национал-социалистической партии Германии и её военизированных структур, сотрудники гестапо и служб безопасности. Кроме того этот статус не будет присвоен сотрудникам КГБ СССР или ЛССР, за исключением работников их финансовых и административно-хозяйственных структурных подразделений.

Закон устанавливает, что «Латвия не несёт юридической ответственности за деяния оккупационных властей во время её оккупации и что как оккупированное государство она не участвовала в военных действиях во время Второй мировой войны».

Против принятия закона о статусе участника Второй мировой войны в его нынешней редакции изначально протестовала парламентская фракция «Согласие» (лат. Saskaņa), чей лидер – Янис Урбанович (Jānis Urbanovičs), прямо указывал, что принимаемый закон устанавливает присвоение статуса участника Второй мировой войны только части граждан Латвии – в зависимости от вида и времени получения гражданства. «То есть граждане, ставшие таковыми в порядке натурализации, поставлены в положение людей граждан второго сорта. По закону, участниками Второй мировой войны не могут быть признаны также латвийские неграждане, проживающие на территории республики. Тем самым вызывающим образом ослабляется статус негражданина как лица, принадлежного к Латвии, и закон лишает возможности получить статус участника Второй мировой войны наибольшую часть ветеранов Красной армии», – отметил Урбанович в своём обращении к президенту страны. По его оценке, «условие принятого Сеймом нового закона о присвоении статуса участника Второй мировой войны лишь определённой группе граждан противоречит Закону о гражданстве и раскалывает, а не примиряет латвийское общество. Складывается ситуация, когда статус ветерана войны фактически не смогут получить победившие в этой войне», – выразил озабоченность Янис Урбанович в письме на имя президента Латвийской Республики.

Но несмотря на просьбу парламентской фракции «Согласие» вернуть документ в Сейм для пересмотра, глава латвийского государства 51-летний Раймондс Вейонис (Raimonds Vējonis) закон подписал.

Сергей Дебрер

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > rg-rb.de, 12 января 2018 > № 2453507


США. Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 января 2018 > № 2449860

МИД РФ призывает соответствующие структуры ООН, ОБСЕ и СЕ дать оценку подписанию президентом Латвии закона "О статусе участника Второй мировой войны", заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Ранее президент Латвии Раймонд Вейонис утвердил закон о присвоении статуса участника Второй мировой войны гражданам страны, воевавшим в регулярных военных частях как против нацистской Германии, так и против СССР.

"Призвали международные профильные структуры (ООН, ОБСЕ, СЕ) дать этому вопиющему шагу латвийских властей соответствующую принципиальную оценку", — говорится в ответе Захаровой, опубликованном на сайте МИД РФ.

По ее словам, "планомерный курс официальной Риги на переписывание истории нам… уже хорошо известен".

"Цинично оскорбив память 150 тысяч советских воинов, героически отдавших свои жизни за освобождение Латвии, политическое руководство этой страны фактически уравняло в статусе участников Второй мировой войны, воевавших на стороне фашистской Германии, и их пособников с воинами антигитлеровской коалиции", — подчеркнула она.

"Очевидно, что этот закон вносит еще больший раскол в общество, играя на руку силам, заинтересованным в разжигании в латвийском социуме ксенофобских настроений и межнациональной розни", — заявила Захарова.

Согласно закону, участниками Второй мировой войны признаются граждане Латвии, являвшиеся таковыми на 17 июня 1940 года, и постоянные жители республики, легально въехавшие в страну до этой даты.

Участниками Второй мировой войны не будут признаны сотрудники национал-социалистической партии Германии и ее военизированных структур, тайной полиции и служб безопасности этого режима. Этот статус также не будет присвоен сотрудникам КГБ СССР или ЛССР, за исключением сотрудников финансовых и административно-хозяйственных структурных подразделений. Статус участника Второй мировой войны не будет присваиваться лицам, осужденным за преступления против человечества и другие преступления.

США. Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 января 2018 > № 2449860


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 января 2018 > № 2449854

МИД России возмущен тем, что президент Латвии подписал закон "О статусе участника Второй мировой войны", который уравнивает ветеранов, воевавших на стороне СССР, с теми, кто участвовал в войне на стороне нацистской Германии.

Ранее президент Латвии Раймонд Вейонис утвердил закон о присвоении статуса участника Второй мировой войны гражданам страны, воевавшим в регулярных военных частях как против нацистской Германии, так и против СССР.

"Возмущены этим очередным кощунственным законодательным актом. Откровенное глумление над ходом и итогами Второй мировой войны абсолютно неприемлемо и будет иметь серьезные последствия для российско-латвийских отношений", — говорится в заявлении официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, опубликованном на сайте ведомства.

Согласно тексту закона, участниками Второй мировой войны признаются граждане Латвии, являвшиеся таковыми на 17 июня 1940 года, и постоянные жители республики, легально въехавшие в страну до этой даты.

Участниками Второй мировой войны не будут признаны сотрудники национал-социалистической партии Германии и ее военизированных структур, тайной полиции и служб безопасности этого режима. Этот статус также не будет присвоен сотрудникам КГБ СССР или ЛССР, за исключением сотрудников финансовых и административно-хозяйственных структурных подразделений. Статус участника Второй мировой войны не будет присваиваться лицам, осужденным за преступления против человечества и другие преступления.

В Латвии проживает несколько тысяч участников Второй мировой войны, которые воевали как на стороне Красной Армии, так и на стороне латышского легиона Ваффен СС. Латышский легион СС был создан командованием нацистской Германии в годы Второй мировой войны на территории оккупированной Латвии из двух гренадерских дивизий. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер 24 марта 1943 года издал приказ, уточняющий понятие "латышский легион" в качестве общего определения для латышей, проходящих службу во всех латышских воинских формированиях "Ваффен СС", включая полицейские батальоны. Всего в рядах латышского легиона были около 150 тысяч человек.

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 января 2018 > № 2449854


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 января 2018 > № 2457424

Иудин поцелуй: Крым — украинский, так считает «союзник» Москвы в Риге

Повторная публикация в рамках проекта «Лучшее за 2017 год»

Нил Ушаков, мэр Риги и любимец части политической элиты России, заявил, что Крым должен находиться в составе Украины. «Партия «Согласие» выступает за территориальную целостность Украины, а это значит, что Крым должен оставаться в составе этой страны», — так заявил Ушаков в интервью изданию на латышском языке Neatkarigas Rita Avize. А до этого, в 2014 году, Нил Ушаков в интервью изданию на русском языке Vesti. lv заявил следующее: «По факту Крым сейчас — часть России, и я не вижу, что может случиться в обозримом будущем, чтобы эта ситуация изменилась».

Что вдруг изменилось? Все просто, впереди — выборы. Нил Ушаков никогда не был политиком, который твёрдо придерживается своих взглядов, и это — общеизвестный факт. Единственное, в чем он последователен, так это в желании быть у власти. И желание это настолько велико, что в обмен на гипотетические несколько мест в правительстве Латвии Нил готов был признать «оккупацию» Латвии Советским Союзом. Не похоже, что Нил не осознаёт, что дело не только в словесном признании или непризнании слова «оккупация». Этот термин — краеугольный камень прибалтийских этнократий. Убери его — и все здание современной преступной государственности Латвии развалится. Признание же этого факта от имени ведущей партии, которая собрала в себе практически все русские голоса Латвии, означает укрепление фундамента латышской русофобской этнократии.

И вот новые чудеса политической гибкости. Нил Ушаков заявляет, что он последовательный сторонник международного права, и что недопустимо использовать армию для решения конфликтов. Но при этом Нил не удосужился возвысить свой голос против расчленения Сербии, войны правительства Украины против своего народа в Донбассе. Да и последний обстрел Сирии ракетами с кораблей ВМС США, в нарушение всех международных норм, остался не заклейменным со стороны «поборника международного права» Ушакова.

Можно быть руководителем «пророссийской партии» в Латвии и постоянно игнорировать интересы России и осуждать ее международную политику. Но нельзя быть руководителем «пророссийской партии» в Латвии и игнорировать даже на словесном уровне интересы США. Этого не простят ни кураторы Латвии из-за океана, ни местные спецслужбы. И тогда даже о гипотетическом месте в правительстве Латвии можно и не мечтать.

А Нил выкрутится. Надо просто в нужное время и в нужных местах города Москвы рассказывать, что на словах партия и лично Нил осуждают политику России, но в душе-то они настоящие сторонники «русского мира», и бизнес-проекты лично с Нилом и партией прекращать нельзя.

Сергей Артёменко

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 января 2018 > № 2457424


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 января 2018 > № 2451428

Москва призывает неправительственные организации, занимающиеся защитой свободы слова, адекватно оценить действия властей Латвии, выславших корреспондентов ВГТРК и "ТВ Центр", заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Телеканал "Россия 24" ранее сообщил, что власти Латвии выдворили корреспондента ВГТРК Ольгу Курлаеву, обвинив ее в угрозе национальной безопасности. Ранее супруг Курлаевой журналист телекомпания "ТВ Центр" Анатолий Курлаев заявил радиостанции Baltkom, что латвийские правоохранители задержали его в Риге и намерены выслать из страны. По словам журналиста, его уведомили, что с 2015 года он считается в Латвии персоной нон грата.

Захарова, комментируя решение Риги, заявила, что депортация супружеской пары журналистов произошла на основании "абсурдных обвинений в "угрозе национальной безопасности"". По ее словам, латвийские власти "при молчаливой поддержке" Евросоюща пытаются "полностью зачистить информационное пространство" от неугодных средств массовой информации.

По мнению Захаровой, власти Латвии "прямо и грубо" нарушают свои обязательства в сфере защиты свободы мнения и действуют вразрез с актами ООН, ОБСЕ и Совета Европы.

Представитель МИД пообещала добиваться "соответствующей реакции профильных международных институтов" и призвала НПО дать адекватную оценку действиям Риги, "немыслимым для демократического общества".

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 января 2018 > № 2451428


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 декабря 2017 > № 2443268

В интересах России голоса звучат с очень разных сторон

Беседа с европарламентарием от Латвии Робертом Зиле.

Эгилс Лицитис (Egils Līcītis), Latvijas Avize, Латвия

Интервью с европарламентарием Робертом Зиле о том, что Национальное объединение должно осуществить в год выборов в Сейм и кто будет его кандидатом на должность премьер-министра. Но началась беседа с оценки событий 2017 года в Европе с точки зрения «брюссельца» Зиле.

LA: Сейчас у многих спрашивают, каким был год. Что самое важное, по вашему мнению, произошло в Европе?

Робертс Зиле: По-моему, больше всего опасений и неясностей в начале года было, когда завершились выборы в двух крупных государствах: во Франции, где голосовали за президента, и в Германии, где выбирали парламент. Результаты в обоих случаях почти в порядке, хотя действия президента Франции Макрона немного тревожат. Обычно Франция «наседает» на Европейский Союз, чтобы удержать власть в Париже. В Латвии тоже довольно много восхищенных тем, какой европейский новый французский лидер. Но насколько хорошо Латвии, если Франция окажется вверху пирамиды ЕС? Думаю, то, что хорошо для Франции, не хорошо для Латвии.

— Как же так?

— Недавно в Совете ЕС разгорелся маленький конфликт по поводу ценностей. Председатель Туск сказал, что миграционные квоты провалились, распределение мигрантов по странам неэффективно. Многие это поняли с 2015 года, и, по нашей статистике, все привезенные в Муцениеки (Латвия) беженцы отправились прочь. Туск сказал правду, на что комиссар по беженцам Аврамопулос ответил: какой «неевропейский» президент ЕС. Я рассказываю это, чтобы пояснить, что такое европейские ценности. В моем понимании: если хорошо Латвии и Польше, если неплохо Германии или Испании — в любом вопросе. Не может быть ценностей, если всем плохо, даже Германии, которой не становится лучше от потоков миграции. У Франции, Бельгии и Италии большое количество накопленных долгов, которых у Латвии сравнительно мало. В том случае, если в еврозоне мы вместе начнем распределять долги, то государства, которые любят больше тратить, чем ограничивать расходы, начнут жить за счет более экономных государств. Метод Макрона: создать министерство финансов ЕС, сделав долги общими, — нежелательный для Латвии курс. Это один пример, когда европейские ценности призывают, если это идет на пользу национальной политике, и французы такой прием практикуют часто. Государственные деятели Латвии должны продемонстрировать, что не со всем следует соглашаться только потому, что французский или другой лидер утверждает, что это, мол, европейские ценности.

— Перед важными выборами в Германии и Франции прогнозировалось, что правые силы будут занимать все большую политическую нишу, но в результате мадам Ле Пен оказалась на отдаленной периферии, и в Германии формируют традиционное правительство. Ну, в Австрии правое правительство. Но куда склонится Европа? Мартин Шульц предсказывал, что в 2025 году будут Соединенные Штаты Европы. Может, он употребил глинтвейн?

— Приток мигрантов в Европу создал кризис, и можно сказать, что для обострений в большей мере еще нет решения. Это повлияло на результаты выборов. В Германии упала поддержка и партии Меркель, и возглавляемым Шульцом социал-демократам в пользу альтернативных популистов. В Германии общество не такое решительное, как во Франции, где старую власть могут вымести метлой…

Таким образом, поворот есть. Когда в 2000 году в Австрии победила Партия свободы Хайдера, государства отреагировали, развернув огромную контркампанию. Сейчас присутствие крайне правых воспринимают толерантно, хотя эта партия в Европарламенте в одной группе с Ле Пен. И эта госпожа при голосованиях явно на стороне России.

— Что эта за «традиция» националистов — вести себя пропутински? У Партии свободы есть также договор с партией Кремля.

— Путинская партия довольно широко заключала договоры с европейскими крайне правыми и крайне левыми партиями. Призываю читателей, которым импонируют национальные идеи, понять, почему эти «националисты» такие пламенные сторонники политики России. Лицемерная политика Еврокомиссии, которая вынудила людей больше поддерживать правых популистов, не пошла на убыль. Это проявляется в давлении на правительства Венгрии, Польши — вплоть до беспрецедентного решения лишить права голоса в союзе в наказание за независимый курс. В то же время входящая в Европейскую народную партию (и в политическую «семью» Юнкера) партия премьера Испании Рахоя может делать в Каталонии что хочет, а позиция лидеров ЕС: там все в порядке, это внутреннее дело Испании… Что касается заявления Шульца, я не верю, что в 2025 году будут Соединенные Штаты Европы. На выборах внутри страны Шульц не использовал тематику ЕС, что среди немецких социал-демократов было расценено как ошибка. Но самое важное то, что ни немецкий народ, ни политики не хотят платить за федеральную Европу. Федеральный бюджет США — 22-23% ВВП. В ЕС — 1% ВВП стран-членов блока, и вряд ли в Германии согласятся многократно увеличить взносы, чтобы выровнять уровень жизни на территории союза.

— С введением санкций многим российским политикам закрыт путь в европейские учреждения. Притих ли сейчас голос Кремля в Брюсселе?

— Россия была представлена в Страсбурге, в «доме» Совета Европы, и после санкций голос звучит заметно тише. И использование допинга в спорте повредило престижу государства. В то же время голоса в интересах России в Европарламенте звучат с очень разных сторон — на правом, на левом фланге, многократно — со стороны зеленых, бывших коммунистов. Такие защитники создают «зону» влияния в Европе, и есть желание расширить эту сеть, хотя русских делегаций приезжает меньше.

— В Латвии обещали развернуть протесты против латышизации школ, и Жданок привезла сторонников «Русским школам быть!» покричать в Брюссель. Активность русских партий в Европе услышана?

— О «манифестациях» группки Жданок я узнал из латвийских СМИ, как и о митингах в Риге, на которых практически не было школьников. В Брюсселе это не услышано, и реформы образования воспринимают нормально.

— Как политически опытный Зиле оценивает, каким будет конечный результат выборов в Сейм Латвии через год? Избиратели захотят стабильности или подарят доверие новым политическим игрокам?

— Надеюсь и думаю, что предпочтение будет отдано стабильности, но изберут также новые силы, например, Новую консервативную партию. На мой взгляд, люди все-таки оценят проделанное правительством, потому что экономика с восходящей кривой. Как и во всей еврозоне…

— А если голосование не приведет к планируемому желаемому сценарию? Если кому-то покажется, что «ради интересов государства» нужно пригласить в правительство «Согласие»?

— Будем ловить Бригманиса на слове, по меньшей мере, со стороны Крестьянского союза Латвии твердо прозвучало, что с «Согласием» — никогда. Позиция зеленых не столь ясна, но Крестьянский союз самая большая организация Союза зеленых и крестьян. Мне не хочется верить, что они согласятся на сотрудничество с партией Ушакова.

— Коллеги Пабрикс, Бондарс постоянно повторяют, как опасно, если решающее слово в Латвии возьмут связанные с олигархами прокремлевские силы. Кого они имеют в виду, и существует ли реально эта угроза?

— Кто промосковские — всем ясно. Другое дело, что вроде бы латышские политики не исключают сотрудничество с «Согласием», против этого нужно бороться, потому что это опасно. Не секрет также, какие партии считаются олигархическими. С учетом роли Айвара Лемберга, влияния в Союзе зеленых и крестьян, которое не мало, Пабрикс и Бондарс, наверное, указывают на это. Мне картина кажется сложнее. Те, кто называет себя проевропейскими, в большей части согласны с задуманным Шульцом и Юнкером путем федерализации. Но это не единственное проевропейское направление. Национальное объединение за Европейский союз, но не в видении упомянутых господ. Мы за союз национальных государств, где государствам-участникам позволено решать многие вопросы, не касающиеся Брюсселя, и этот взгляд имеет достаточно много сторонников в Европе.

— Может быть, мы напрасно используем обозначение промосковские силы? «Согласие» разорвало связи с путинской партией, вступило в семью европейских социал-демократов.

— В парламенте в Брюсселе есть социалисты, которые голосуют за выгодные России пункты, и есть социалисты, которые понимают угрозы со стороны России. Ушаков осуществил изменение курса по нескольким причинам. Возможно, захотел войти в среду европейских левых, потому что он еще молодой по возрасту политик. Он вечно не будет мэром Риги, понимает, что премьером Латвии не стать, так почему бы не сделать шаг в направлении Европы. Для такого будущего участие в группе социалистов очень полезно. Другое дело, воспринимают ли люди в Латвии «Согласие» всерьез как представителей социал-демократов. На мой взгляд, нельзя доверять изменению курса, когда «Согласие» так долго продвигалось, представляя интересы России в Латвии.

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 декабря 2017 > № 2443268


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 26 декабря 2017 > № 2437075

Латвийцы считают, что взимаемые налоги расходуются неправильно

Большинство — 76% — жителей Латвии считает, что взимаемые налоги в стране в целом расходуются неправильно, показал опрос, проведенный осенью этого года центром социологических исследований SKDS.

С утверждением, что в целом в Латвии собранные налоги тратятся правильно, 37% опрошенных полностью не согласны, еще 39% — скорее не согласны.

Удельный вес придерживающихся такого мнения жителей по сравнению с прошлым годом вырос на 4 процентных пункта, причем число респондентов, полностью не согласных с тем, что налоговые поступления расходуются правильно, увеличился на 7 процентных пунктов. Наиболее критически жители Латвии в этом вопросе были настроены в 2009 году, когда 84% опрошенных считали, что взимаемые налоги в Латвии в целом расходуются неправильно.

Противоположного мнения в этом году придерживаются 15% респондентов — на 3 процентных пункта больше, чем в прошлом году. Больше всего жителей, считающих, что налоги тратятся правильно, было зафиксировано в 2006 году, когда такого мнения придерживались 22% опрошенных.

9% респондентов не смогли дать конкретный ответ на этот вопрос.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 26 декабря 2017 > № 2437075


Латвия. Литва. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 25 декабря 2017 > № 2437119

Русофобскую Латвию ждет социальный коллапс

Социальный кризис в Прибалтике, вызванный рекордной депопуляцией и оттоком трудоспособного населения, будет усугублен критическим сокращением внешней поддержки, всегда определявшей экономическое развитие Литвы, Латвии и Эстонии. Страны Балтии столкнутся с урезанием дотаций из фондов ЕС и окончательным уходом российского транзита.

Прибалтика никогда не была самодостаточным регионом. Необходимым условием ее экономического развития в ХХ веке была поддержка извне. Советские Литва, Латвия и Эстония были наиболее благополучным в социальном и экономическом отношении регионом СССР в первую очередь из-за долгосрочного курса Москвы на создание из Прибалтики «витрины социализма».

За счет союзного Центра была построена вся инфраструктура, необходимая для экономического развития советской Прибалтики: энергоснабжение, дороги, морские порты, фабрики и заводы.

Использование советской инфраструктуры, несмотря на ее изношенность и произошедшую в постсоветский период деиндустриализацию, до сих пор остается одной из основ экономики Литвы, Латвии и Эстонии.

Переход стран Балтии от социализма к рынку, признанный многими западными экономистами образцовым для постсоветского пространства, не был бы столь успешен без щедрого кредитования Литвы, Латвии и Эстонии МВФ, Всемирным банком и другими международными финансовыми организациями.

Залогом получения кредитов для прибалтийских правительств были, во-первых, последовательное и дисциплинированное проведение либеральных реформ по рецептам МВФ и других кредиторов, во-вторых, проамериканская внешняя политика. Именно следование англосаксонской указке позволило Литве, Латвии и Эстонии рассчитывать на поддержку Соединенных Штатов, обладающих исключительным влиянием в наднациональных финансовых институтах.

Благодаря такой политике страны Балтии вышли из структурного кризиса быстрее других частей бывшего СССР и превратились в сателлитов США на международной арене.

После перехода прибалтийских экономик на рыночные рельсы им были созданы, казалось бы, все условия для самостоятельного экономического развития. Но страны Балтии так и не стали экономически самодостаточными: необходимым условием их роста осталось внешнее финансирование. После кредитов МВФ Прибалтика «села на иглу» дотаций из структурных фондов ЕС.

Еврофонды дают странам Балтии около 3% роста ВВП. С учетом того, что экономический рост в Литве, Латвии и Эстонии колеблется в районе 2–3%, без европейской поддержки этот рост был бы отрицательным.

В 2017 году государственный бюджет Латвии составил 8 миллиардов евро; из них более миллиарда евро составляла иностранная финансовая помощь. То есть минимум восьмая часть латвийского бюджета в уходящем году формировалась из поступлений извне.

Между тем прибалтийские политики, чиновники и экономисты признают, что их странам нужно готовиться к сокращению или даже полному прекращению денежных поступлений из Брюсселя после принятия новой семилетней финансовой перспективы ЕС в 2020 году.

Сразу после референдума о выходе Великобритании из ЕС министр финансов Латвии Дана Рейзниеце-Озола заявила, что «брексит» угрожает освоению еврофондов, а последствия решения британцев могут привести к перераспределению финансирования из структурных фондов ЕС уже в рамках текущего финансового периода.

Страны Балтии уже сейчас регулярно сталкиваются с отклонением их финансовых заявок в Брюсселе. Еврокомиссия отказалась софинансировать в необходимом объеме большие энергетические проекты Литвы: строительство Висагинской АЭС и обслуживание терминала сжиженного природного газа в Клайпеде. Не получила денег ЕС на свой проект СПГ–терминала Эстония. В Латвии в 2016 году техническая заминка с перечислением денег из отдельных еврофондов привела к тому, что экономический рост в республике оказался меньше запланированного латвийским правительством.

При этом активизация антироссийской политики Литвы, Латвии и Эстонии привела к разрушению старых экономических связей Прибалтики на Востоке.

Эмбарго России на поставки продовольствия из стран — членов Евросоюза закрыло прибалтийским сельхозпроизводителям российский рынок сбыта мясо-молочной продукции.

Отсутствие перспектив улучшения отношений с Литвой, Латвией и Эстонией сделало переориентацию российского транзита с Прибалтики на отечественные порты осознанной государственной политикой. Официально поставленная руководством страны задача: ни один российский груз с 2020 года не должен идти на экспорт через страны Прибалтики.

Русофобская концепция Прибалтики отсекает Вильнюс, Ригу и Таллин от выгод сотрудничества не только с Россией, но и с интеграционными проектами, в которых участвует Россия. В 2020 году одновременно иссякнет российский транзитный поток, резко пойдет на убыль финансирование из Брюсселя и начнут в полной мере сказываться последствия демографической катастрофы, вызванной беспрецедентным для Прибалтики потоком эмигрантов.

Латвия. Литва. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 25 декабря 2017 > № 2437119


Латвия. Эстония > Внешэкономсвязи, политика. Алкоголь > telegraf.lv, 25 декабря 2017 > № 2437112

Предпраздничная лихорадка: эстонцы сметают алкоголь с полок латвийских магазинов

В субботу в Айнажи в магазине SuperAlko было непросто пробраться с тележкой между полками со спиртным. А народ тем временем лишь прибывал.

И владельцы приграничных латвийских магазинов подтверждают, что перед праздниками их оборот возрос в несколько раз, пишет Pärnu Postimees.

Лучший способ влиться в поток покупателей и завести с ними разговор — самому взять тележку и положить в нее ящик какого-нибудь пива. «Это хорошее пиво?», — спрашивает вдруг одна дама, которая, как выясняется, приехала сюда вместе с супругом из Пярнумаа. Выслышав описание, ее муж решает взять несколько ящиков и себе.

«Можно сказать, предпраздничное паломничество, — говорит он. — Дочь у меня живет в Финляндии. Подарю зятю пару ящиков, очень хороший финн. Они должны приехать между Рождеством и Новым годом. Что же другое ему подарить? Он любит сауну и пиво, у них дома три разных сауны».

В Айнажи пара ездит все же не так часто. «Я покупаю за раз так много, что нет необходимости ездить часто», — поясняет муж.

В последний раз он ездил в SuperAlko в октябре. Тогда было куплено восемь ящиков пива, теперь все они опустошены. «У нас два-три банных дня в неделю, в сауне уходит пять-шесть банок, — рассказал он. — Среди недели в рабочие дни вообще не пью».

Жители Эстонии приехали в Латвию практически с пустым баком. «Здесь литр бензина почти на десять центов дешевле, я заправил 60 литров, — рассказал мужчина. — Еще мне нравится Saldejums. Пломбир, который в Эстонии не производят».

«В любом случае сюда стоит приехать», — говорит один из покупателей, приехавший из Икла.

«Часто не езжу, — говорит другой. — Но, если едем в Латвию, всегда заходим в магазин. И сегодня получилось так же».

Тем временем из-за полок выходит женщина. За несколько минут до этого она выбрала пару бутылок шампанского. Теперь у нее в руках бутылки водки: сосед позвонил и попросил купить.

Есть и те, кто приехал в SuperAlko в первый раз. «Мы были в Латвии, решили заехать сюда на обратном пути», — рассказал молодой человек, который вместе с компанией возвращается домой.

Несмотря на ажиотаж в торговом зале, у кассы отстоять в очереди занимает пять-десять минут.

Проектный руководитель Aldar Eesti OÜ Рийн Рятсеп подтвердила, что в период праздников оборот приграничных магазинов возрастает в несколько раз. «Естественно, самое напряженное время на выходных, например, в прошлую субботу в магазине в Айнажи за час совершили более ста покупок. И так целый день», — заметила она.

Особенно острая проблема перед праздниками — нехватка парковочных мест. «У нас здесь то и дело бывает, что парковка занята и машины паркуются у обочины шоссе», — сказала Рятсе

Директор Alko1000 Эйнар Виснапуу также сказал, что оборот сейчас значительно больше обычного, нехватка места ощущается очень сильно. «Это какой-то сумасшедший дом!», — признался он.

Виснапуу выразил надежду на то, что уже в середине января магазин в Айнажи расширят и ситуация улучшится.

Латвия. Эстония > Внешэкономсвязи, политика. Алкоголь > telegraf.lv, 25 декабря 2017 > № 2437112


Латвия. Узбекистан > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 24 декабря 2017 > № 2437084

На Рижском Центральном рынке откроется уголок Ташкента

Председатель правления АО Rīgas Centrāltirgus Артис Друвиниекс в составе делегации Рижской думы побывал в столице Узбекистана. Главным результатом поездки стало соглашение об открытии на Рижском Центральном рынке лавки с узбекскими продуктами.

Поездка состоялась по приглашению Государственного комитета Республики Узбекистан по развитию туризма. Страна с населением более 30 миллионов жителей заинтересована в новых туристических направлениях, тем более, что обе столицы связывает прямое авиасообщение. Во время встречи с заместителем председателя Госкомтуризма Равшаном Усмановым обе стороны обменялись опытом по привлечению иностранных туристов, и рижский опыт был признан более богатым, заслуживающим изучения и внедрения в Узбекистане.

В свою очередь, первый заместитель хокима (мэра) Ташкента Нозим Хусанов высказал заинтересованность в Риге в качестве основы для продажи узбекских товаров на европейских рынках. Включая и Рижский Центральный рынок. В первую очередь это сельхозпродукты, фрукты и овощи. Также большой интерес могут представлять традиционные блюда: ноны, самса и пловы, рецепты которых исчисляются десятками вариаций. Известные на постсоветском пространстве, в Западной Европе, конечно, они будут гастрономической экзотикой. Кроме того, Узбекистан готов предложить европейцам продукты ремесленного труда (керамика, шёлковые и хлопчатобумажные ткани).

В свою очередь двухмиллионный Ташкент, по словам заместителя хокима, заинтересован в латвийских молочных продуктах и морепродуктах – спрос на них, несмотря на национальные привычки в еде, неуклонно растёт.

Крупнейший рыбный павильон (его площадь 17 га) и старейший базар столицы Узбекистана «Чорсу» – подходящее место для «Рижского дворика». В свою очередь его ташкентский коллега может открыться в Овощном павильоне Центрального рынка Риги в течение года.

Латвия. Узбекистан > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 24 декабря 2017 > № 2437084


Латвия. Литва > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика. Экология > telegraf.lv, 19 декабря 2017 > № 2437046

Директор Akropole Būve рассказал о ходе строительства

Директор Akropole Būve: Для строительства торгового центра мы реконструируем улицы Маскавас и Саласпилс и посадим 700 деревьев

Сейчас на строительстве многофункционального торгового центра Akropole в Кенгарагсе, работают около 350 строителей, однако на период, когда начнутся отделочные работы, на объекте будут задействованы 1200 работников, рассказал DB директор SIA Akropole Būve Каспар Бейтиньш.

По его словам, строительная компания SIA Merks, которая осуществляет строительство Akropole, привлекла к сотрудничеству одну из ведущих литовских строительных компаний Mitnija, поэтому на стройке в основном задействованы латвийские и литовские строители. Самая «горячая» пора на объекте начнется в середине лета 2018 года, уточнил Бейтиньш.

Зима не мешает проведению работ, заявил он. «Если температура опускается ниже -15 градусов, то пару дней приходится переждать, если температура выше, то проблем нет. К тому же монолитные конструкции объекта уже практически готовы», — говорит Бейтиньш.

Парковка у Akropole предусмотрена на 2300 автомашин. В то же время строительство парка Park & Ride не запланировано. По словам директора Akropole Būve, компания планирует посадить вокруг Akropole около 700 деревьев и 400 из них будут сразу довольно большими, поэтому окружающая центр среда с момента открытия будет уже зеленой. В многофункциональном торговом центре будут работать 200 магазинов, в том числе и супермаркет Maxima.

Сертификация BREAM – метод экологической экспертизы объектов недвижимости — на данный момент, по словам директора Akropole Būve, находится в процессе. «Там две стадии – проектирования и строительства. Проектирование – самое сложное, там необходимо собрать очень много документов. Мы все документы уже подали, остается получить этот сертификат на проектирование в начале следующего года. В свою очередь, для сертификации BREAM на строительство необходимо обеспечить определенные требования, так, например, в здании должны быть души, теплые гардеробные, инфраструктура для инвалидов, так же считаются затраченные энергоресурсы и т.д. Там есть целый список требований, которые мы должны выполнять, и сертификация происходит после того, как мы это выполнили», — говорит Бейтиньш.

Бейтиньш также рассказал, какие работы происходят на объекте в данный момент. В этап, строительства инфраструктуры инвестировано 7 млн евро – сюда в том числе входит перенесение трамвайных путей, реконструкция улиц Маскавас и Саласпилс. «Мы уже построили половину эстакады с улицы Саласпилс, которую, в свою очередь, мы расширяем. Строятся автобусные остановки, пешеходные переходы. Мы также строим внешнюю инженерную сеть – вода, канализация, электричество будет завершено в следующем году. Конструкции офиса планируется завершить в этом году, остальные – будут завершены в следующем году. Также сейчас мы начинаем частично монтировать несущие конструкции крыши».

Все работы проходят по плану – в соответствии с графиком строительства. Открытие торгового центра Akropole, запланированное на начало 2019 год, остается в силе, подчеркнул Каспар Бейтиньш. Как известно, торговый центр возводится на территории, где исторически находилась фарфоровая фабрика С.Т. Кузнецова, поэтому акцент дизайна нового здания будет поставлен на важных элементах бывшего завода Кузнецова – будут сохранены два дымоходы фабрики, камни из мельницы, формы фарфора и историческая часть фасада с логотипом завода Кузнецова.

Разрешение на строительство многофункционального торгового центра Akropole от управления по строительству города Риги было получено в 2009 году, а в 2015 году был согласован технический проект. Проект начал быстро развиваться сразу после подписания договора между Akropole и SIA Merks о начале строительных работ в полном объеме 7 апреля этого года. Общий размер инвестиций – 200 млн евро.

Общая площадь торгового центра будет иметь в общей сложности около 96 000 кв.м, из которых 11 000 кв.м предназначены для постройки офисных помещений, и он станет одним из крупнейших многофункциональных центров в Латвии. В Akropole предусмотрено ледовое поле, 16 дорожек для боулинга, 9 кинозалов, широкий выбор ресторанов и кафе, а также зона развлечений для детей.

Латвия. Литва > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика. Экология > telegraf.lv, 19 декабря 2017 > № 2437046


Латвия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 18 декабря 2017 > № 2438258

Инвесторы Германии отказываются от Латвии

Латвия неактивно и неясно формулирует свои преимущества для привлечения иностранных инвесторов, другие балтийские страны в некоторых сегментах кажутся им привлекательнее. Не пошла на пользу Латвии в этом смысле и налоговая реформа, заявили газете Dienas Bizness немецкие инвесторы.

Германия - второй крупнейший партнер Латвии по импорту товаров и четвертый крупнейший по экспорту, в 2016 году оборот торговли между странами достиг, по данным Центрального статиститического управления, почти 2 млрд евро. Прямые инвестиции Германии в Латвии в конце 2016 года превышали 585 млн евро. Немецкие инвесторы до сих пор основали в Латвии 434 предприятия, обеспечивающие почти 7900 рабочих мест. Латвия по количеству немецких предприятий занимает в Балтии первое место, хотя в Литве рабочих мест создано больше.

Исследование AHK (Немецко-Балтийская торговая палата) - первое, в которое включены все предприятия в странах Балтии с долей немецкого капитала по крайней мере 50%. По словам исполнительного директора AHK Флориана Шредера, многие немецкие инвесторы снова интересуются странами Балтии, цитирует Delfi. Однако Латвия от этой тенденции пока получает очень мало, потому что крупнейшие инвестиции направляются сейчас на развитие автопромышленности в Литве. Предприятие по производству автодеталей Hella и электроники Сontinental в Каунасе к 2019 году создадут примерно 2000 новых рабочих мест.

Герман Бергер

Латвия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 18 декабря 2017 > № 2438258


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 декабря 2017 > № 2425663

Я б спросил у Путина...

Игорь Губерман про времена бесплодно глаголящих гладиаторов.

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

Возможно все что угодно: так формулирует свои ощущения о ситуации в мире Игорь Губерман. Накануне гастролей в Риге автор знаменитых колких четверостиший-гариков рассказал порталу Delfi о том, что думает о Латвии, России, Израиле, чем отличается церковь от религии и что бы он спросил у Путина, если бы принял участие в пресс-конференции с президентом России…

«Зал мне приятнее полный. Если это не так, то мои ощущения сходны с ощущением профессиональной потаскушки, в бордель к которой сегодня никто не пришел — обидно», — говорит Игорь Губерман, который 15 декабря в 19.00 выступит в Доме Еврейской общины с новой программой «Гарики и байки».

В Ригу Губерман приехал после горячего приема в Минске и нордического в Таллине. Перед этим умудрился залезть на крышу Будапештской оперы и полюбоваться на зады великих композиторов. «Почему-то думал, что зад Чайковского будет чем-то отличаться от остальных… Ничего подобного!» — констатировал Игорь Миронович, в очередной раз доказывая, что юмор спасает.

Жизнерадостности, оптимизму и самоиронии литератора, недавно отметившего 80-летие, можно только завидовать. Он даже благодарен советской власти за то, что в свое время упекла в лагеря: «Как говорили в конце 30-х молодые крестьяне, попавшие в лагеря, иначе я бы не встретился с таким количеством интересных людей, я ж сидел с профессорами — попутно образование получил. Профессорами звали таких, как я — я им кроссворды разгадывал».

К своему возрасту он относится с большим любопытством: «Последнее время часто пишу о старости. Тема ужасно интересная — много нового узнаешь. Иван Петрович Павлов, когда умирал, диктовал свои ощущения студентам. И когда вокруг говорили слишком громко, кричал: уймитесь, Павлов работает. Конечно, старость — это унизительно и трудно, но, как кто-то замечательно сказал, это единственный способ жить долго».

К своей популярности Губерман тоже весьма ироничен: «В Лейпциге получил записку из зала: я к вам пришел один, потому что моя жена вас терпеть не может. Отличная записка! Посмотрим, что будет в Риге».

Латвия

В Ригу я впервые приехал в 1958 году — писать диплом на Рижском вагоностроительном заводе по теме старого еврея о трехфазном двигателе. Они хотели, чтобы я потом у них в конструкторском бюро поработал — думали, что я трудолюбивый такой. По счастью, не случилось. Зато друзья в Риге и по сей день есть. С одним сегодня буду пить водку.

Язык

(В связи с проходившим в тот день в Риге пикетом за сохранение русских школ)

Мне кажется, если человек живет в другой стране — ее язык знать надо. Даже англичане учили языки своих колоний. Тем более, что ваши дети все равно освоят латышский и уйдут из русского языка. Скажем, мои внуки (у меня шесть внучек и два внука) все ходили в ивритоязычную школу. А дальше все зависит от семьи. Две моих внучки знают русский лишь на уровне «бабушка, дай денежку», «дедушка, принеси». Это затрудняет общение, но это не повод для демонстрации.

Все равно у ваших детей главным языком будет латышский, как основной язык их работы и общения. Ведь русских тут сильно меньше? (Узнает, что в Риге — примерно 50 на 50.) Ах так! Тогда пусть и латыши учат русский! (Смеется.) Сам я иврит толком так и не освоил. Могу, конечно, спросить на базаре «а дешевле?» или в автобусе «куда я еду?», а потом с ужасом ждать ответа. Впрочем, его и не требуется, кругом — друзья-россияне. Каждый пятый. В автобусе спросишь, замучают советами на русском языке. Думаю, если бы я даже выучил иврит, он бы у меня сам отсох — негде его употреблять.

Израиль

Там я сразу себя почувствовал как дома, но адаптироваться было тяжело. Приезжие израильтяне хорошо говорят на эту тему: первые год-два ты кормишься говном, а потом потихоньку начинаешь посыпать его сахаром. Точно — и календарно, и по ощущениям. Я очень плохой инженер, потому не мог работать по специальности. Жена — филолог, но готова была идти мыть подъезды. Правда, мечтала мыть полы в аптеках — там чище. По счастью, ее быстро взяли в университет — в отдел исследования евреев Восточной Европы. Потом и я стал ездить на гастроли. Постепенно все встало на свои места.

Прекрасная страна, которой я искренне горжусь. У нас только что выпустили из тюрьмы президента, которого посадили на шесть лет за то, что он щупал попки своим секретаршам, ну и не только щупал. До сих пор сидит премьер-министр за то, что получил за какую-то поездку два раза от двух организаций… Потрясающая демократия!

Да и вообще, если подумать, такая крохотная страна, а выиграла пять-шесть войн с чудовищным окружением — арабскую ненависть к евреям ни с чем нельзя сравнить! Молодой араб, с детских лет начиная ходить в мечеть, ежедневно слышит призывы муллы убивать евреев, что, кстати, нарушение Корана. Недавно внимательно перечитал суры об убийстве — они не относятся ни к евреям, ни к христианам, Мухаммед писал, что убивать надо неверных. То есть, язычников. Но для сегодняшнего ислама мир поделен на территорию, еще не захваченную им и уже захваченную. Так что участь Европы — ужасна.

Иерусалим

(В связи с переездом туда посольства США и последовавшими волнениями)

Да уж, Трамп замечательно все разбудил. Ведь палестинцы очень не хотят, чтобы Иерусалим был столицей Израиля, хотя в Коране нет ни единого упоминания Иерусалима. Думаю, что будет интифада и крупные волнения, но, поскольку я не политолог, мне похеру.

Война

В Израиле войной попахивает уже 60 лет, с тех пор, как он начал существовать — нас это не волнует привыкли, что ли. Все наши недружественные соседи прекрасно знают, чем для них обломится очередная война. Тем более что нет такой гигантской помощи Советского Союза, как раньше. В мире же, по моим ощущениям, именно сейчас войной попахивает крепко. Где она начнется, гадать не буду. Кто бы мог подумать, что Первая мировая начнется из-за выстрела сербского студента Гаврилы Принципа в эрцгерцога Фердинанда в Албании. При психологии Путина и сопутствующих генералов, которые смотрят ему в рот, возможно все что угодно. Даже, простите, вторжение в Прибалтику. Не хотел вас пугать, но так нагляднее.

Путин

(В связи с проходившей в тот день пресс-конференцией президента России)

Я б спросил у Путина: зачем он сидит так неприлично долго? Больше он меня никак не интересует — слишком много о нем знаю.

Россия

Очень к ней привязан и люблю ее до сих пор. Никак не перережу эту пуповину, да и не стараюсь! Притом что огромное количество моих друзей к России сильно охладели, я ее люблю и каждый день читаю о ней новости. В записках из зала меня нередко упрекают в корыстности чувств, намекая на российские гастроли и гонорары, но это не так. Впрочем, не собираюсь оправдываться. Лучше прочту подходящий стишок:

Своей истории верна,

Болея хамством, рабством, барством,

Россия дивная страна

В весьма херовом государстве.

Революция-1917

Для России это было чудовищное явление. Для всего мира — позитивное и интересное. Ведь Россия стала маяком, который горел по курсу, где опасно и куда идти нельзя. Кто-то замечательно сказал: «Социализм построить можно, но для этого надо выбрать страну, которую не жалко». Так что для России это был кошмар. И обратите внимание, что столетие там почти и не праздновали — очень уж неадекватное отношение к этому событию. По телевидению показали фильм «Троцкий» с замечательным Хабенским. С точки зрения израильтянина — страшное кино: главные герои — два еврея, Парвус и Троцкий, кошмарные змеи, которые помогли революции, взяли деньги у Генштаба, ввели децимацию, убийство каждого десятого… И все это ложится на евреев.

Настроения-2017

Сегодня времена бесплодно глаголящих гладиаторов. Как Витька Шендерович, например. Бессмысленно кричать, когда никто не слышит. Навальный — замечательное явление, но и он ничего не может сделать. В народе царят равнодушие и апатия. Я много езжу по российским городам — все вижу. После выступлений пью водку с очень хорошими людьми, состоятельными, но не ворами — теми, которые заработали деньги трудом, изобретательностью и способностями. Но как только с ними заговоришь про Крым, выясняется, что он — наш. И ничего тут не втолкуешь — просто замолкаю. Сознание отравлено чудовищно, поэтому ни о какой революции, восстании и бунте речи быть не может.

Сознание

В головах у людей — полная каша, которая постепенно варится из реальности и информации, бурными реками стекающимися в черепные коробки. Вкус зависит от того, какой источник человек выбирает и к какому привыкает. Но предсказать, что за блюдо в итоге там сварится, не возьмусь — я меньший дурак, чем вам кажется.

Ценности

И все же люди достаточно накололись на девизах из серии «Один за всех и все за одного!» и «Была бы страна родная, и нету других забот!» Постепенно переходят к здоровому и правильному мироощущению, что главное — ты сам, семья и так далее. Общие ценности сильно скомпрометированы подонками. Сегодня даже неудобно вслух говорить о патриотизме и геройстве. Отсюда и анекдоты из серии, что Матросов, падая на пулемет, сказал: «Гололедица!» Интересно, что именно, когда человек думает сперва о себе, он гораздо сострадательнее относится и к окружающим — животным с перебитой лапкой или попавшему в беду инвалиду. Он в целом лучше относится к человечеству, когда за своих спокоен. Но, может, я и не прав.

Религия

Обещают, что и после смерти мы будем как-то существовать — это утешает в какой-то мере. Но сама религия и при этой жизни для многих — большое спасение! Не случайно же христианство называли «религией рабов» — это единственная надежда. Огромному количеству старушек и теток среднего возраста вера в Бога очень помогает жить: они помолятся — и сразу легче. Поэтому религия всегда была и будет.

Главное, отличать религию от церкви, которая зачастую не что иное, как синдикат по добыче денег. Еврейские религиозные организации не исключение. В Израиле они шустрят на две стороны — выколачивают шекели и из государства, и из верующих. Да и Русская православная церковь ведет себя безобразно — со всем приобретением недвижимости и отжимом культурных объектов, ну чистая мафия. Не удивляюсь, зная главу РПЦ патриарха Кирилла, который служил в КГБ под кличкой Михайлов. К религии все это не имеет никакого отношения.

Исламисты тоже обслуживают верхушки своих государств, орудуя искаженными понятиями ислама. Я сужу по нашим палестинцам — там куча народа, которые хотят жить в мире с евреями. Когда проводят анонимные опросы, очень многие не хотят жить в арабской стране, потому что в Израиле им намного лучше и прав у них куда больше. Но сказать это вслух они боятся — сожгут лавочку, а то и просто убьют. Нам, бывшим советским людям, такая опасливость очень понятна.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 декабря 2017 > № 2425663


Евросоюз. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 декабря 2017 > № 2453725

Депутат Европарламента Андрей Мамыкин, активно защищающий права русскоязычных жителей Латвии, в интервью «Росбалту» ответил на вопросы, касающиеся латвийских реалий, положения русскоязычных в республике и отношений РФ с Европой.

— Почти два года назад Совет ЕС снял санкции с Республики Беларусь, введенные 15 лет назад. А вот с Россией все получилось как-то «наоборот».

— Да, в июле этого года состоялся официальный визит европарламентариев в Минск. А до этого 14 лет не было никаких контактов. Эту встречу можно назвать исторической, потому что удалось сдвинуть «камень недоверия». Белорусы — это наши соседи, которые очень хорошо относится к Латвии, и мы любим эту страну и ее людей.

Санкции в отношении России, к сожалению, продолжают действовать. Каждые полгода их продлевает — не Европарламент — Совет Европейского Союза. Иногда после жарких споров и возражений таких стран, как Греция, Венгрия, Чехия. Цена этих санкций огромная: уже никто не скрывает, что Евросоюз потерял вдвое больше, чем Россия. Хочется верить, что до конца полномочий этого Европарламента в 2019 году санкции в отношении России удастся снять, однако большинству стран, особенно входящим в НАТО, удобно иметь такого «врага», чтобы выбивать деньги на закупку вооружений в ущерб социальным программам. Я внук красноармейца, меня воспитывали бабушка и дедушка, и рассказы про войну вбиты мне в подкорку. Для меня нет ничего страшнее ее, и я не хочу, чтобы троих моих сыновей превратили в «пушечное мясо».

— Наверное, даже не очень информированный человек, далекий от этих проблем, знает, что в Латвии остро стоит национальный вопрос, который проявляется во многих сферах. Например, в образовании. Ведь скоро, чтобы получить образование на родном языке, придется уезжать из страны или отдавать детей в частные школы.

— Я, хоть с акцентом, но, в общем, неплохо говорю по-латышски. Но когда мой старший сын, который учит химию по учебнику на латышском, обращается за помощью, мы по три часа делаем уроки по скайпу. Я тоже не понимаю химических терминов. В итоге у него ни латышского, ни химии.

Каждый год в образовании у нас — в школах и в вузах — происходят какие-то реформы. В результате наше образование не ценится. И поэтому мечта большинства школьников, окончив среднюю школу, уехать куда-то из Латвии — работать или учиться. Это позор для страны, когда молодежь не видит здесь своей перспективы.

И я не могу понять, о чем думает министр образования, когда он проводит такие реформы. Иногда кажется, что это просто желание «отомстить» нашим детям, их родителям, бабушкам и дедушкам, потому что у себя на кухне мы говорим на своем родном языке, потому что у нас есть праздники, которые очень для нас важны, святы и которые мы чтим и не можем от них отказаться. Это желание оторвать у человека часть его идентичности. Поэтому когда я нахожусь в Риге, всегда участвовал и буду участвовать в митингах и акциях протеста против подобных реформ и всех призываю выразить свою позицию. Правда, учителя русских школ находятся «под законом о лояльности», и если они примут участие в этих митингах или 9 мая положат цветы у памятника Освободителям в Задвинье, то сразу же будут наказаны, хотя в душе они с нами. Но мы с вами можем отстоять свою позицию. У православных говорят: «Господь и намерения целует».

На первой акции, которая прошла 23 октября, было около 500 человек. Вышли две дамы из министерства образования и науки, которые усмехнулись и отметили, что собрались в основном пенсионеры. Но не надо обижать пенсионеров — они тоже жители Латвии, и у них у всех есть внуки. На второй акции 16 ноября «Свет против тьмы», когда люди шли с фонариками, было как минимум 2,5 тысячи человек, было много и молодых людей. И министерство начало задумываться. Третья акция состоится 14 декабря. Если нас будет много, министр Шадурскис почувствует нашу силу. Мы должны проявить солидарность и мирными, абсолютно демократическими акциями сказать, что мы не хотим такую реформу.

Частные школы могут быть выходом для немногих — в стране одна сотая процента сможет платить от 200 до 500 евро в месяц за обучение только одного ребенка в такой школе. Нужны серьезные дискуссии, но Шадурскис вообще ни с кем не советуется. В том-то и заключается цинизм этой реформы: вот — власть, а вот народ, и они друг с другом не встречаются.

К тому же подспудно уже сейчас предполагается, что русские дети не пойдут массово в латышские школы — будут «латышские латышские» и «русские латышские» школы. Чем это не образец классической сегрегации? Мне на месте Шадурскиса было бы стыдно сидеть за столом, за которым работал великий поэт Янис Райнис, министр образования в 1926—28 годах, который ввел самую прогрессивную систему образования и которому принадлежат слова: «Не народ против народа, а все вместе против тьмы».

— Может ли Европарламент чем-то помочь?

— Что касается Европарламента, к сожалению, большая проблема состоит в том, что, в отличие от общего рынка, общей валюты, общих таможенных принципов работы, культура и образование отданы полностью на откуп каждому национальному государству. С одной стороны, это понятно — в союзе 28 государств, а народов, языков еще больше.

Но о реформе Шадурскиса в Европарламенте знают, его об этом информируют Яна Тоом из Эстонии, представитель Латвии Татьяна Жданок, Виктор Успаских из Литвы. У нас создана интергруппа по традиционным языковым меньшинствам, где объединены депутаты из разных политических объединений, которой руководит швед из Финляндии Нилс Турвалс. Он образование получил и в школе, и в вузе на шведском, но при этом прекрасно говорит на финском. В той же Каталонии можно получить образование и на каталанском языке, и на испанском. То есть эти схемы работают в других европейских странах, а в Латвии — нет. И причина — в позиции нашего министра. Шадурскису нужно переизбрать свою партию «Единство» с рейтингом 3%. Ему нужно забить умы, отвлекая от рассуждений над тем, почему народ год от года живет хуже.

5 декабря напротив здания Еврокомисси и Совета Европейского союза мы провели акцию, организатором которой была Татьяна Жданок, в защиту русского образования в Латвии. Цель акции — показать европейским властям, что русские Латвии полны решимости защищать образование на родном языке. В этом смысле Европейский парламент тем и хорош, что к его голосу прислушиваются, даже если он не имеет полномочий для принятия решений. Такова политическая культура.

Недавно в Латвии был объявлен сбор подписей Федеративного союза европейских национальностей к Еврокомиссии в защиту нацменьшинств. По идее организаторов, собранные в Латвии подписи станут аргументом в споре с национальными и европейскими властями относительно проблем русскоязычного населения, в том числе в отношении образования. И хотя оно имеет широкий формат и касается всех национальностей в Европе, я поддерживаю это голосование как еще один шаг к положительному решению и наших вопросов. А чем больше мы сидим на кухне и молчим, тем меньшего добьемся.

— А что вы можете сказать о факельных шествиях Национального объединения Латвии и лозунгах, которые на них звучат? Конечно, к проблеме образования это вроде бы не имеет отношения, но об «атмосфере» говорит многое.

— Мой отец вторым браком женат на еврейской женщине Анне Аркадьевне, и она очень много рассказывала о том, как погибли ее дяди, дедушки, другие родственники, в том числе в Латвии. Часть их большой семьи до 1940 года жили в Германии. В ее семье прекрасно помнили о том, как в 1933 году Гитлер пришел к власти после патриотических речей в пивных Мюнхена. Анна Аркадьевна говорит: «Когда я слышу нынешние лозунги, мне это напоминает преднацистскую Германию». Первыми ласточками того, что потом произошло, в частности, с еврейским народом, были подобные факельные шествия.

Если бы отцы-основатели Латвийского государства дожили бы до сегодняшней даты, они сгорели бы от стыда за своих наследников, а сегодня, я уверен, «переворачиваются в гробах» 18 ноября — в День провозглашения Латвийской Республики, когда их «последователи» не могут возложить цветы на их могилы без националистического пафоса.

— Совет общественных организаций Латвии на своем заседании 21 ноября принял заявление с обращением к руководству республики, а также к международным организациям, в котором не только выражается протест против разработанной программы ликвидации школ национальных меньшинств, но и содержится ряд требований, в том числе, по отмене преамбулы к Конституции Латвийской Республики, которая делает ее этнократическим государством. Как на это может отреагировать европарламент?

— Я бы проголосовал в поддержку и этого пункта тоже. Сатверсме (конституция), принятая в 1922 году, действительно один из старейших демократических документов на территории современного ЕС. Первый президент Янис Чаксте и другие политики задумывали Латвию как совершенно демократическую страну в самом чистом и прекрасном смысле этого слова. Поэтому наряду с этническими латышами еще семь национальностей были выделены как народы-соучредители этого государства. По-латышски это звучит как iedzimtas tautas, примерно это можно перевести — рожденные здесь. Белорусы, евреи, русские, немцы, цыгане, литовцы, эстонцы — народы, которым тогда было гарантировано образование на их родном языке. Именно поэтому в Латвии 1918 года не было понятия «государственный язык»; чиновники принимали заявления на трех языках, и на них же можно было вести судопроизводство; в Сейме официально можно было выступать на латышском, русском и немецком. Но одну из старейших и демократичнейших конституций Европы, созданную отцами-основателями Латвийского государства, в 2010-е годы потомки дополнили преамбулой, превращающей страну в «латышский заповедник». Мне хочется верить, что если не это, так следующее поколение политиков исправят эту ошибку.

— Россию иногда упрекают в бездействии в отношении защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Резолюции, принятые депутатами Госдумы и общественными организациями, не всегда оказывают должную силу воздействия. Какой, на ваш взгляд, должна быть политика России в отношении соотечественников?

— Понятно, что это не должно быть введение войск. Ни один самый отчаянный генерал не будет воевать с НАТО или, наоборот, с Россией. С другой стороны, очевидно, что торговые отношения зашли в тупик. Больше перекрывать нечего, у нас нет транзита по системе трубопроводов уже с 2002 года, есть только транзит по железной дороге, который падает. Россия перепрофилируется, решая свои экономические проблемы, строя свои порты. Деньгами мы давно наказаны. А что касается «резолюций» — это такой «жанр»… На что и на кого подействовала хоть одна резолюция европейского парламента?

Я думаю, Россия дипломатическими мерами достаточно защищает права соотечественников — на уровне посольства, министра иностранных дел и на уровне президента страны. Когда новый латвийский посол Риекстиньш вручал верительные грамоты Владимиру Путину, президент РФ, несмотря на короткое время, отведенное протоколом, поднял именно этот вопрос — о защите соотечественников. Это говорит о том, что Россия самым серьезным образом подходит к данному вопросу.

Беседовала Ольга Соколова, Рига

Евросоюз. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 декабря 2017 > № 2453725


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 11 декабря 2017 > № 2438259

О праве не говорить по–русски

Пузатый патриот в очках приходит в отдел кадров минобороны Латвии и просит назначить его командиром спецназа.

— Вы стрелять умеете?

— Нет.

— Десять километров пробежите? Единоборствами владеете?

Молчит потенциальный командир, обиженно сопит, прислушивается к сердечной аритмии.

Очевидно, рекрутеры в такой ситуации вежливо, но настойчиво возьмут подслеповатого снайпера под белы ручки и выставят за дверь.

При этом никому в голову не придет обвинить их в нарушении права конкретного индивидуума на работу. Каждый претендент должен соответствовать предъявляемым требованиям.

Впрочем, нет не должен. Так считают доморощенные националы, которые обиделись на то, что работники сферы обслуживания общаются с клиентами на понятном им (клиентам) языке. Наверное, думают, что латыш, заговоривший по–русски, по–украински или по–китайски, моментально самовычеркивается из списка голосующих за нацблок. На словах, однако, уверяют, что требование к персоналу говорить не только на латышском является дискриминацией этого самого персонала.

Борьба за права и против дискриминации — дело святое. Тут главное — не останавливаться на продавщицах, опрометчиво сказавших «спасибо» по–русски.

Кухарки тоже не прочь поуправлять латвийским государством. А у желающих стать латвийскими министрами требуют высшее образование. Налицо дискриминация тех, кто не окончил вуз.

Права абитуриентов, не имеющих музыкального слуха, грубо попирает требование консерватории попадать в ноты. И где тут справедливость?

Священное право жителей Латвии получать миллион евро в год нарушило решение правительство назначить директором airBaltic одного–единственного Мартина Гаусса. А как же остальные несостоявшиеся миллионщики?

Впрочем, права нашего человека надо рассматривать в более широком, европейском контексте. Конечно, давно назрел справедливый закон о латвийских зарплатах и пенсиях — чтобы были не меньше люксембургских. При таких доходах наконец можно будет себе позволить перекочевать из рядов обслуживающего персонала в разряд клиентов и говорить только на одном языке.

Ну а с нынешними средними латвийскими зарплатами придется учить русский язык.

Андрей ШВЕДОВ

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 11 декабря 2017 > № 2438259


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 декабря 2017 > № 2415969

В российском МИД вызывает недоумение устроенный спецслужбами фарс с выдворением трех граждан РФ из Латвии, сообщили РИА Новости в департаменте информации и печати российского внешнеполитического ведомства.

Отвечая на просьбу агентства прокомментировать ситуацию вокруг задержания российских граждан в Латвии, в департаменте указали, что, "по имеющейся информации, 1 декабря 2017 года в связи с решением главы МВД Латвии о временном запрете на въезд в страну были задержаны трое наших граждан (Андрей Юров, Станислав Бакуло и Иван Емельянов), следовавшие с группой из шести человек на рейсовом автобусе из Санкт-Петербурга в Ригу через Эстонию для участия в первом всебалтийском турнире по военно-спортивной игре "Аирсофт" по приглашению его организаторов".

"Посольство России в Риге оперативно связалось с латвийскими правоохранительными органами и выяснило, что соотечественники находятся в Центре задержания иностранных граждан Рижского управления погранохраны МВД Латвии и ожидают завершения процедуры депортации", — отметили в департаменте МИД.

"В ходе пребывания наших граждан в упомянутом Центре с ними поддерживался постоянный контакт по линии Консульского отдела", — добавили там.

"Вызывает недоумение устроенный спецслужбами фарс с "выдворением" россиян. Ведь в соответствии с действующими нормативными актами Латвии правоохранительные органы были заранее уведомлены как о предстоящем турнире, так и о персональном составе его участников", — заключили в департаменте информации и печати МИД России.

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 декабря 2017 > № 2415969


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 декабря 2017 > № 2414411

Российские порталы: латышский национальный герой Лачплесис — это на самом деле русский князь

Марис Антоневичс (Māris Antonevičs), Latvijas Avize, Латвия

День Лачплесиса (государственный праздник Латвии, отмечается 11 ноября в память о событиях 1919 года, когда латышские военные формирования отразили нападение германских войск на Ригу — прим. ред.) уже несколько лет становится особой целью атак российской пропаганды. В прошлом году в репортаже российского телеканала НТВ факельное шествие в День Лачплесиса от Братского кладбища сравнивалось с нацистской Германией, лживо утверждалось, что участники шествия выкрикивали нацистские лозунги, и что такие мероприятия финансируются из государственного бюджета. И в этом году после Дня Лачплесиса на другом российском телеканале — «Россия-24» — появился репортаж журналиста Дарьи Григорьевой. Она отправилась в Лестене, чтобы пристыдить тех, кто 11 ноября поминает латышских легионеров. Значит — мотив тот же.

Но есть и другие приемы. Так, вскоре после Дня Лачлесиса в соцсетях некого малоизвестного портала появилась публикация «Латышский национальный герой — русский князь». Во вступлении к статье указано, что латыши, празднуя и ликуя в День Лачплесиса, даже не догадываются, что этот образ происходит из русской культуры. Это обосновывается тем, что автор эпоса «Лачплесис» Андрейс Пумпурс подлинный патриот России, для которого слова «За веру, царя и Отечество» были не пустым звуком, а побуждением к действию. Именно поэтому он для своего литературного произведения (в статье утверждается, что оно было написано в 1851 году) взял героя из русского народа. Лачплесис — это на самом деле князь Вячеслав Борисович (Вячко), который боролся против рыцарей Тевтонского ордена в Юрьеве (ныне Тарту). И в других описанных в эпосе «Лачплесис» событиях участвовали не латышские племена, а русские, которые в те времена жили в окрестностях нынешнего города Кокнесе. Далее автор статьи вырванными из истории фактами пытается доказать свою теорию, чтобы она казалась вероятной.

Происхождение и распространенность

Такая статья в отдельности, возможно, не заслуживала бы большого внимания, если бы она не отражала общую тенденцию: регулярные попытки в публицистике характеризовать Латвию, как «исконную русскую землю». С аннексией Крыма в России большую популярность приобрел лозунг «Крым наш», и на государственном уровне израсходованы значительные средства, чтобы обосновать «исторические права» России на этот полуостров, увязывая их даже с крещением князя Владимира Святославовича в 988 году, которое произошло в Корсуни (на территории нынешнего Севастополя). К примеру, недавно в российских СМИ было интервью с публицистом Анатолием Вассерманом (его фрагменты опубликовал также русскоязычный интернет-портал Латвии Vesti.lv) под заголовком «Латвия — оккупированная часть России», в котором утверждалось, что Балтия законно принадлежит России, потому что «Россия Латвию и Эстонию за два миллиона ефимков купила в 1721 году». В статье выражается уверенность, что балтийские «республики в любой момент могут быть включены в состав России, необходимо только провести референдум о выходе из Европейского Союза и о возвращении в состав России».

Разоблачение

Профессор Латвийского университета, руководитель отделения латвистики и балтистики Оярс Ламс углубленно изучал и личность Андрея Пумпурса, и эпос «Лачплесис». Вот его комментарий: «Материал построен на нелепостях и имперских фантазиях. В 1851 году, который упомянут как год сочинения „Лачплесиса“, Пумпурсу было 10 лет, и он пас отцовских свиней, однако для создания эпоса в последующем это время имело большое значение, потому что именно услышанные в детстве сказания послужили основой для концепции героя. В российской армии Пумпурс оказался, не сумев найти гражданскую оплачиваемую работу. В некотором роде это был шаг отчаяния, и Пумпурса мотивировала не военная служба, как таковая, его воодушевила борьба сербов против турок, а не российский патриотизм. В военных действиях Пумпурс никогда не участвовал, однако его взглядам все-таки свойственна определенная пророссийскость, которая объясняется мыслью о том, что, сотрудничая с Россией, будет возможно уменьшить доминирование прибалтийских немцев в Латвии. Использование мотива Вячко в эпосе „Лачплесис“ маловероятно. Об этом Вячко, который некоторое время был правителем Кокнесе, сведений очень мало. В хронике Индрикиса он описан как предатель епископа, изгнанный из Кокнесе. Убегая, Вячко сжег замок, а его военная дружина разбрелась. Через год епископ нашел на месте замка множество червей и змей из-за оставленных Вячко нечистот. Позже Вячко появился в Тервете, где погиб в окружении. В связи с Кокнесе в хронике упоминаются „рутены“, это могут быть члены дружины, помогавшие Вячко собирать нечистоты. На латинском языке Вячко называют Ветсеки и аналогичным образом. Сведения очень скупые и неясные».

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 декабря 2017 > № 2414411


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409068

Русские и Латвия

Размышления над книгой Т. А. Жданок и М. Б. Митрофанова

История русских в странах, возникших после 1991 г. на пространстве бывшего СССР, а до этого — Российской Империи, — это история преодоления предательства. Каждое новое предательство усиливало гнет. Когда оно преодолевалось, гнет слабел и лучше становилось не только русским, но и, объективно, народам-соседям и тем государствам, в которых наши соотечественники оказались волею перестроечного разрушения. Об этом — преодолении предательства и обретении на этой основе новых сил для продолжения борьбы — недавно вышедшая в Латвии книга известных русских политиков Татьяны Аркадьевны Жданок и Мирослава Борисовича Митрофанова «Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза»[1].

Я читал эту книгу с противоречивыми чувствами. С одной стороны, — печали и стыда за то, что Россия образца 1991 г. и большинство ее политиков оказались не в состоянии адекватно ответить на вызов защиты своего народа — особенно в той его части, которая, будучи отсечена волюнтаристски воздвигнутыми границами или лишена гражданства, была подвергнута дискриминации. С другой, с чувством искреннего уважения к тем в Латвии, кто этот вызов принял и сделал на поприще борьбы с русофобией и шовинизмом (который бывает не только «великодержавным») гораздо больше, чем можно было ожидать в тех условиях.

Слабину ведь тогда, в годы заката СССР, дали не только мы, в России: большая часть населения Латвийской ССР и очень многие русские в том числе повели себя в годы «перестройки» и сразу после 1991 г. таким образом, который, уверен, не может не вызывать у них сегодня, как минимум, досады. Детали этих настроений и общественных процессов в книге Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова выписаны ясно и подробно.

Татьяна Аркадьевна и ее соратники, сплотившиеся вокруг дела защиты всех тех, кто оказался обездолен культурно, исторически и социально, были тогда и остаются сегодня людьми, сделанными из другого материала. Не стали, потому что они живые, но и не теста, потому что их не раскрошишь. Помню весну 1997 г., когда я приехал в Ригу в качестве советника-посланника нашего посольства. Ельцинская линия полного соглашательства с этнократическими элитами в «новых независимых государствах» была тогда уже существенно поколеблена Е. М. Примаковым в качестве министра иностранных дел России, а линия неполного соглашательства, последовавшая за его увольнением с поста председателя правительства России, еще не наступила; наше давление на прибалтов в интересах восстановления утерянных в этом регионе военно-политических позиций и возвращения соотечественникам отнятых у них гражданских и культурных прав нарастало.

Далеко не все русские Латвии, однако, встретили эту нашу активность приветливо. Многих она даже испугала, ибо требовала и от них более определенной позиции. Отсюда пошло нашептывание: а не слишком ли вы обостряете, надо отнестись к латышам с пониманием, развивайте экономику, а политика приложится. А главное — просто увеличьте финансирование русских организаций, особенно этнографического характера (у нас ведь полно «русских» — было тогда и остается сейчас — стремящихся свести «национальность» к условным балалайке, косоворотке и матрешке). Татьяна Жданок, Гарольд Астахов, Владимир Бузаев, Яков Плинер, Мирослав Митрофанов, Геннадий Котов, тогда еще совсем молодой Юрий Соколовский, другие, наоборот, мыслили принципиально иначе, требовали и от себя самих, и от России полного выполнения своего долга.

Эта жизненная и политическая установка, нашедшая за четверть века свое воплощение во множестве дел и свершений, дала авторам книги не просто право, как они пишут, бросить «вызов… системе взглядов, согласно которым русские за пределами России в постсоветскую эпоху — это исключительно жертвы обстоятельств, не способные изменяться и менять реальность в своих интересах» (с. 3), но и достаточные основания говорить о русской общине Латвии как об активном делателе истории.

Работа Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова с первых своих страниц, посвященных истории Латвии в XX веке, вызывает к себе доверие. Написано емко и ответственно, на основе обилия фактов и с привлечением оценок как сторонников, так и оппонентов. Их более чем уместное цитирование я бы отнес к числу авторских находок, благодаря которым латвийская история последних десятилетий звучит в книге на разные голоса.

Не буду обсуждать конкретные формулировки главы, посвященной истории, — в конце концов, каждый читатель сможет при желании сам поразмышлять над ними и поспорить с авторами, но главные мысли разделов, в которых говорится о жизни прибалтийских губерний Российской Империи и особенно о периоде после 1945 г., поддержу. Кстати говоря, мне по душе, что авторы пишут Российская Империя с заглавных букв. Чем она хуже Советского Союза, Российской Федерации или Соединенных Штатов Америки — ведь во всех этих случаях второе слово названия обозначает тип государственного устройства?

Подводя к основной теме своего исследования, авторы пишут и о политических репрессиях, связанных с восстановлением советской власти в Латвии в 1940 г.[2] и после Великой Отечественной войны, которые, естественно, затронули не только латышей, но и русских и представителей других народов, и о сложностях новой индустриализации, повлиявших на демографию. В то же время, они подчеркивают, что по социально-экономическим показателям Латвийская ССР опережала большинство других республик, а ее ВВП на душу населения в начале 1980-х гг. был соразмерен среднедушевому валовому продукту в Испании. В республике отсутствовала безработица; медицина и образование, включая высшее, как и везде в СССР, были бесплатны и доступны для всего населения. И еще один важнейший, в том числе и с точки зрения национального самосознания латышей, факт: Латвия и Эстония были теми республиками бывшего СССР, где в 80-е годы XX века средняя зарплата работника в сельском хозяйстве, основе национального жизненного уклада, превышала среднюю зарплату промышленных рабочих и государственных служащих. Вроде бы все это — прописные истины, но напомнить их новым поколениям, не жившим в СССР, нелишне.

Особенно подробно авторы останавливаются на языковой ситуации. Для немалого числа читателей этой книги, думаю, будет откровением узнать, что в советской Латвии латышская молодежь училась в школах на один год больше русской молодежи. Другими словами, хорошее знание русского языка, открывавшее доступ в любые высшие учебные заведения СССР, давалось не в ущерб латышскому языку или литературе, а в дополнение к ним. О многом говорит и такой приведенный в книге факт: в Академии художеств, Консерватории и на очном отделении Историко-философского факультета Латвийского государственного университета обучение велось только на латышском языке. «…Дух народа расцвел невиданно ярко — такого всплеска культуры и искусства, как в шестидесятые — девяностые годы прошлого века, Латвия не видела никогда», — цитируют (с. 31) в этой связи авторы известного латышского композитора Имантса Калниньша[3].

Дают Жданок и Митрофанов и свое видение слабостей советской системы. С ними можно соглашаться или не соглашаться, но это страноведчески интересное видение, поясняющее причины того, что они называют «дискомфортом», который испытывали латыши в СССР. Этот «дискомфорт», однако, как отмечают авторы, не помешал существованию неформальной сделки: в обмен на лояльность латышской элиты к советской власти союзные органы гарантировали поддержку латышской культуры и развитие всех ступеней образования на латышском языке, а также продвижение национальных кадров в сфере управления и в правящей коммунистической партии.

Сделки элит, однако, вещь обоюдоострая. Но хуже, когда имеет место предательство элиты в отношении своего народа. История последних лет существования Латвии в составе нашей общей страны, рассказанная Татьяной Жданок и Мирославом Митрофановым, есть горькое тому подтверждение. Народный фронт Латвии (НФЛ), получивший в силу своих демократических обещаний на начальном этапе существования поддержку немалого числа общественно-активных русских, уже очень скоро предал их и встал на позицию «Латвии для латышей». В свою очередь, Интернациональный фронт трудящихся Латвийской ССР, выступавший с позиций сохранения СССР и Латвии в его составе, как справедливо подчеркивают авторы исследования, не получил такого же доступа к ресурсам советских учреждений и Компартии, которым обладал НФЛ. Результатом стало его быстрое вырождение из потенциального противовеса Народному фронту в стагнирующую организацию.

Авторы не называют происходившее в 1986 — 1991 гг. так, как оно того заслуживает, пишут просто о «неспособности» высшего руководства СССР провести хозяйственные реформы, сохраняя политическую стабильность. В изложенных на страницах книги фактах, однако, мы находим немало подтверждений имевшего место тогда политического предательства своей страны и своего народа руководством Латвийской ССР и, главное, союзным руководством во главе с Михаилом Горбачевым.

Никто, как это к сегодняшнему дню стало совершенно ясно, и не собирался тогда сохранять политическую стабильность. В центре была взята установка на вхождение России, освободившейся от «груза» среднеазиатских и закавказских республик, «в Европу», что было невозможно без десоветизации, которая всячески поощрялась, начиная с 1986 г. Прибалтийские республики рассматривались как фактор, призванный способствовать нахождению взаимопонимания между Москвой и западными столицами. Соответственно, на все угрозы, связанные с созданием в Латвии, Литве и Эстонии жестких этнократий и их переходом в стан НАТО и ЕС, в Москве закрывали глаза.

Местные партийные и советские чиновники это хорошо чувствовали и понимали. Латыши были связаны еще и внутренней национальной порукой. Русские повели себя менее солидарно, но, как бы то ни было, дух предательства ощущало все население Латвийской ССР. У одних от этого опускались руки; другие считали, что судьба им благоволит. Но судьба оказалась роком, который, искусив латышей возможностью поставить себя над соседом, сегодня толкает некоторых видных лидеров национального самосознания восточноевропейского народа, устремившегося на Запад, в объятия ислама…

Страницы, посвященные 1986 — 1991 гг. читаются как политический детектив. Да это и была, на наш взгляд, многоуровневая спецоперация Запада против СССР, осуществлявшаяся в Латвии через НФЛ, в основном, руками латышей, бежавших из страны вместе с отступавшими гитлеровцами, и их потомков под общим лозунгом «Реванш!». Высшее союзное руководство было настолько увлечено сдачей Западу более значительных рубежей, а руководство второго эшелона в некоторой своей части — сдерживанием этого предательства, что им было не до латвийской, или эстонской, или литовской конкретики. Поэтому вслед за верхушкой компартии Латвии вся советская государственная машина Латвийской ССР работала в те годы на отрыв этой республики от Союза, демонтаж социализма, создание основ будущего «независимого» этнократического режима.

Чувствуя, что у них полностью развязаны руки, лидеры НФЛ, как подчеркивают авторы, уже не опасались откровенно лгать тем русским, кто был готов продолжать оказывать им поддержку. Здесь в исследовании вновь веско звучат цитаты из документов тех лет. Например, из программы Народного фронта (октябрь 1989 г.): «НФЛ выступает за то, чтобы гражданство было предоставлено всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с латвийским государством». И еще: «НФЛ поддерживает право национальных меньшинств на всестороннее среднее образование на родном языке, а также способствует открытию и дальнейшему развитию национальных школ» (с. 58).

Подробно описывая платформу и действия своих политических противников, авторы одновременно в деталях разбирают разногласия в своем стане, среди противников антиконституционных действий НФЛ. С особым сожалением они говорят о не сложившихся тогда отношениях между объединением депутатских групп Латвийской ССР «Союз» и новым руководством Компартии Латвии во главе с А. Рубиксом, пришедшим на смену тем, кто встал на сторону НФЛ (Я. Вагрис, А. Горбунов и др.). Созданный КПЛ Комитет общественного спасения (КОС) не смог перенять реальную власть в республике и сохранить Латвию в составе СССР. Почему это произошло, авторы наглядно показывают на примере политической позиции сопредседателя КОС известного хозяйственного руководителя и члена президентского совета СССР Альберта Каулса, который предпочел не идти на конфликт с Народным фронтом, а при новой власти, после принесенных им извинений за сотрудничество с А. Рубиксом, получил право участвовать в политике.

Предательской по отношению к русским гражданам СССР, проживавшим в Латвийской ССР, как, впрочем, и по отношению к русским на всей территории Союза, стала политика руководства РСФСР во главе с Борисом Ельциным. В момент обострения отношений НФЛ с союзными властями после принятия декларации о государственной независимости Латвии Ельцин пришел на помощь латвийским сепаратистам, одновременно в принципе отказавшись контактировать с фракцией «Равноправие» Верховного Совета Латвийской ССР.

История с Договором об основах межгосударственных отношений между РСФСР и Латвийской ССР известна, он сыграл свою немалую роль в деле подрыва СССР. Договор был подписан в январе 1991 г., а ратифицирован российской стороной в январе 1992 г., когда СССР уже прекратил свое существование. В заслугу Ельцину иногда ставят тот факт, что в договор, мол, были включены некоторые положения в защиту интересов русскоязычного населения, в частности положение о гарантиях свободного получения гражданства всеми гражданами СССР — постоянными жителями соответствующих республик. Жданок и Митрофанов тоже это отмечают. На деле, однако, это положение латвийской стороной всегда игнорировалось, а российское руководство никогда всерьез не пыталось заставить Ригу следовать своим обязательствам. Как правильно пишут авторы, договор укрепил позиции Народного фронта, и, добавлю от себя, уменьшил число сторонников тех, кто реально пытался бороться и за сохранение союза, и за права жителей в готовившихся к отделению республиках.

В нарушение конституции СССР Борис Ельцин подписал декрет о признании Латвийской Республики 24 августа 1991 года. Не соответствовало конституции и решение о признании Латвии, Литвы и Эстонии независимыми государствами, принятое Государственным советом СССР. Но это, как говорится, наши проблемы. Проблемой же русских политиков Латвии стало то, что эти решения не просто подстегнули процесс международного признания сепаратистских республик, но и обеспечили условия, в которых новые латвийские власти развязали кампанию репрессий в отношении оппозиции. Без суда были запрещены Компартия Латвии, Интерфронт, Объединенный совет трудовых коллективов и Совет ветеранов. Были закрыты несколько выходивших на русском языке газет, распущены местные органы власти в районах компактного проживания русских. Понятно, что эти репрессии имели целью не подавление противников независимости — тут новым властям опасаться было нечего. Их целью было зачистить политическое пространство, лишить русских Латвии своих общественных организаций и лидеров в тот момент, когда принимались важнейшие для будущего страны решения, обеспечить непререкаемое доминирование латышей.

Исследование Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова — работа многоуровневая и полифоничная. Среди затронутых в ней сюжетов — описание гибели большей части народнохозяйственного наследия СССР с соответствующими социальными последствиями, история разделения жителей Латвии на граждан и «неграждан», денационализация земли и домовладений, ужесточение языкового законодательства, вывод российских войск и массовая эмиграция в 1990-е, неудачная попытка русских жителей организовать свою жизнь в «независимой» Латвии на принципах культурной и хозяйственной автономии, история деятельности Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) и других общественных организаций с участием русского населения Латвии, борьба за сохранение образования на русском языке и исторической памяти русских и латышей, противодействие пронацистскому реваншизму и многое другое. Но если главной темой исследования является противостояние шовинизму и русофобии, то главный его нерв — столкновение двух линий внутри тех сил, которые заявили о себе в качестве противников этнорадикализма и агрессивной антироссийской, сугубо прозападной ориентации Латвии.

Сторонниками первой из них — линии последовательной борьбы против дискриминации и ассимиляции русских — были политики, создавшие в 1990 г. фракцию «Равноправие» Верховного Совета Латвийской ССР, и те, кто позже присоединился к ним[4]. Проводниками второй линии были деятели «Атмоды», создавшие в 1993 г. объединение «Согласие — Латвии, возрождение — народному хозяйству», которое в 1994 г. стало «Партией народного согласия». Их корни уходят в НФЛ, но авторы отдают должное их принципиальной реакции на скорую трансформацию НФЛ из общественно-политического объединения, заявлявшего о своем общедемократическом характере, в группу политических организаций этнорадикального, шовинистического характера. Так, именно в силу несогласия с лишением гражданства большой части жителей Латвии и резким ужесточением законодательства о языке с поста министра иностранных дел ЛР в 1992 г. ушел один из основателей ПНС Янис Юрканс.

Так в чем же состоит столкновение этих линий? Сторонники «Равноправия» поставили себе задачу в прямом смысле слова борьбы за равенство в правах всех постоянных жителей Латвии, причем борьбы с использованием, как они сами пишут, всех методов — «от парламента до массовых уличных акций» (с. 165), и сохраняли приверженность этому своему политическому идеалу в течение всех лет до настоящего дня.

Юрканс, Урбанович и их сторонники[5] взяли установку на то, чтобы их партия стала некой «центристской» политической силой, которая бы одновременно защищала права национальных меньшинств, выступала за улучшение отношений с Россией и одновременно была бы приемлема для латышского истеблишмента в качестве участника правительственной коалиции. В целях этой «приемлемости» они были готовы снижать принципиальность постановки тех или иных политических и правозащитных вопросов, искать «согласия» с силами, формирующими латвийские правительства. Что это за силы, думаю, всем понятно.

Казалось бы, история так называемого правительства Чеверса должна была дать хороший урок тем, кто рассчитывал что-то менять в Латвии путем вхождения в правительство. Авторы пишут об этом подробно, а я напомню вкратце. Это правительство было создано в 1995 г. по итогам выборов Блоком национального примирения (входившие в него партии, включая ПНС, получили 47 из 100 мест в парламенте и имели поддержку 5 депутатов от блока Соцпартия — «Равноправие»), но в силу предательства некоторых депутатов утверждено не было. Было ли это предательство единичным случаем? Нет, такая история повторялась потом многократно в различных вариантах. Что стояло за ренегатством тех или иных деятелей, читатель тоже хорошо понимает: личные слабости конкретных людей и системная работа тех, кто призван был сохранять прозападную латышскую (в данном контексте эти слова являются фактически синонимами) Латвию в поле влияния США и ЕС.

Можно, конечно, посмотреть на эти поиски «согласия» или «приемлемости» с другой стороны — не политической логики, а совести: возможно ли в принципе согласие с теми, кто последовательно хочет заставить тебя отказаться от родного языка (а то, что преобладающая часть латышского истеблишмента хотела в те годы и хочет сейчас именно ассимилировать русских, на мой взгляд, — очевидный факт, особенно после резко полярного голосования русской и латышской общин в ходе референдума 2012 г. о придании русскому языку статуса второго государственного). В этой связи стоит обратить внимание и на особую подлость понятия «интеграция». Вся возня вокруг этой так называемой «интеграции» была не чем иным, как прикрытием самой настоящей ассимиляции, только в растянутом, «ползучем» варианте.

Авторы правильно отмечают, что приемлемыми «согласисты» хотели быть не только для латышского истеблишмента — во всяком случае, «европеизированной» его части — но и для российских политических и бизнес-кругов прозападного свойства, проявлявших интерес к Латвии. И это многое объясняет в их политическом мировоззрении. Мы же помним, что и само руководство России в те годы, в начале 2000-х, в качестве приоритетной ставило задачу продемонстрировать свою «приемлемость» для Запада в качестве полезного партнера, не бороться за справедливый международный порядок, а войти в сформированную Западом мировую «правительственную коалицию». Реализма прибавится позже, отметкой станет Мюнхенская речь Владимира Путина, но даже в 2015 г. мы все еще слышали от некоторых российских политиков пожелания так или иначе «вернуться к доконфликтному статус кво». Что же говорить о запущенном с помощью российских либералов маховике политической поддержки ПНС — «Согласия»!

Соглашусь с авторами, что именно 1998 г. стал особенным годом в смысле конфликтности внутриполитической ситуации в Латвии и нарастания желания все большего числа русских бороться за свои права. Жданок и Митрофанов справедливо называют его «годом беспрецедентной общественной активности», выделяя выборы VII Сейма, референдум по закону о гражданстве и массовые акции против института «неграждан», пикетирование Сейма при рассмотрении вопросов о государственном языке и об образовании. Но совершенно специфическую роль сыграло жестокое обращение полиции с участниками пикета пенсионеров 3 марта 1998 г., которое вызвало, наконец, должное внимание в России к происходящему в Латвии. Раздались призывы включить экономические рычаги. Усилить нажим на Латвию вынуждены были также международные организации.

В этот год в нашей стране оформился так называемый «комплексный», или «пакетный», подход к отношениям с Латвией, (как, впрочем, и Эстонией), предусматривавший развитие экономических связей в прямой увязке с выполнением Ригой наших пожеланий по прекращению дискриминации русского населения, а также со степенью учета латвийской стороной интересов России в военно-политической сфере. В те годы это стало возможным только благодаря тому, что министром иностранных дел России, а потом председателем правительства являлся Евгений Максимович Примаков. Я о его роли в изменении российской политики в Прибалтике неоднократно писал и повторяться не буду.

В данной статье, однако, мне хочется отметить еще одного человека, сыгравшего ключевую роль в разработке и начале проведения этого подхода, в отстаивании российских национально-государственных интересов на прибалтийском направлении, защите соотечественников от дискриминации и ассимиляции. Это Александр Иванович Удальцов. В 1997 — 2001 гг. он являлся послом России в Латвии, а в 2001 — 2005 гг. — директором Второго Европейского департамента МИД России, в ведение которого наряду с Великобританией, Ирландией, Финляндией, Швецией, Норвегией и Исландией входили Латвия, Литва и Эстония. С 1997 по 2000 гг. я был у него заместителем в качестве советника-посланника в Посольстве России в Латвии, а с 2001-го и до марта 2005 г. — куратора прибалтийского направления в МИДе и имел возможность практически ежедневно наблюдать его последовательность и изощренность в политической и дипломатической работе — как внешней, так и внутрироссийской.

Эстафету у него в Латвии принял Игорь Иванович Студенников, являвшийся послом с февраля 2001-го по сентябрь 2004 г. Странно, что последующие послы — Виктор Калюжный и Александр Вешняков — в книге упоминаются, а вот об Удальцове, немало помогавшем и непосредственно ЗаПЧЕЛ, и в целом русской политике в Латвии, авторы не говорят ни слова.

Возвращаясь к мысли о борьбе внутри противостоявшего этнорадикалам в Латвии фронта, обращу внимание на сюжеты, связанные с историей взаимоотношений лидеров «Равноправия» с Альфредом Рубиксом. Именно лидеры «Равноправия» сыграли ключевую роль в организации акций протеста против его заключения в тюрьму (1992 — 1997), обеспечивших досрочное освобождение бывшего первого секретаря КПЛ. Но настоящего сотрудничества не получилось: ему помешала политико-идеологическая конкуренция и личное соперничество. В июне 2003 г. Соцпартия по инициативе Альфреда Рубикса вышла из ЗаПЧЕЛ с формулировкой «непреодолимые идеологические противоречия». Татьяна Жданок, в свою очередь, так описывает суть этой коллизии: «Соцпартия может стать истинно левой партией тогда и только тогда, когда в обществе установится равноправие. Абстрагированные социалистические идеи на нашей почве могут идти в нечто никак не напоминающее плоды социальной справедливости… Социализм без равноправия — это национал-социализм… Главными нашими лозунгами на предстоящих выборах в Сейм должны быть антифашистские лозунги» (с. 128).

Не буду комментировать в деталях перипетии борений между Социалистической партией Латвии (детищем, напомню, самого «Равноправия»), и собственно «равноправцами», но на одном аспекте восприятия этими двумя силами друг друга считаю необходимым остановиться. Подводя итоги последнего десятилетия XX в., авторы пишут о том, что одним из существенных препятствий на пути укрепления русских партий стала «конкуренция между догматизмом поклонников лидера Компартии Рубикса и правозащитными приоритетами либеральной части русской общественности». Догматизм в применении любой научной теории — вещь чреватая, но вот диалектически применить марксистско-ленинский, классовый подход к ситуации в Латвии в 1990-е — первой декаде 2000-х есть смысл. И этот подход покажет именно то, что фиксируют авторы исследования: объединение противников обострения ситуации вокруг проблемы прав русских шло далеко не только по национальному критерию. Капитал поддерживал капитал. Латышских шовинистов поддерживал крупный международный и местный капитал, а местный русский капитал, а также капитал российский клеились к ним. Соответственно, приверженность лидеров ПНС латышской национальной элите была приверженностью во многом классовой — приверженностью к тем, у кого деньги и власть. Точно так же в соответствии с этим, классовым, принципом — ради «сохранения достигнутого им материального положения» — местный средний класс потянулся к ПНС.

Именно поэтому принцип «русские голосуют за русских», о котором пишут авторы исследования и который действительно восторжествовал на рубеже 2000-х и привел многочисленных русских и близких русскому делу политиков в парламент, расшибся об интересы капитала, в том числе и русского. Деньгами и интригой капитал не без труда, но неизменно перечеркивал результаты труда подвижников. Именно так и произошло в 2003 г., когда после мощного успеха ЗаПЧЕЛ на выборах 2002 г., ставшего логичным результатом напористой работы объединения в 1998 — 2002 гг., а также, что это скрывать, серьезной политической поддержки России, объединение было раздроблено. Вновь предательство. Но мало того, что оно было раздроблено, ПНС перетянули на свою сторону часть избранных в парламент представителей ЗаПЧЕЛ. Их последующие судьбы, в основном незавидные, авторы тонко выписывают по ходу исследования.

«Равнодушное (я бы добавил, что порой и враждебное — прим. М. Д.) отношение бизнес-элиты к коллективным интересам общины в решающие для нее годы», с понятной горечью пишут авторы исследования, привело к тому, что в Латвии не удалось сформировать «структуру русского национального меньшинства по образцу региональных и национальных меньшинств Европы»[6]. В русской общине победил «индивидуальный способ выживания, равнодушие и отчуждение большинства русских латвийцев от жизни государства и общества» (с. 284−285).

Если же, забегая немного вперед, говорить об изменении позиции российского капитала, произошедшей лишь на рубеже 2010-х гг., то он перестал (да и то, не полностью) взаимодействовать с теми, кто подвергал и подвергает его соотечественников дискриминации, не потому, что осознал, что это плохо; не в силу национального самосознания или приверженности «общедемократическим» принципам, а потому что, наконец, понял, что может сам зарабатывать большие деньги на транзите, и, во-вторых, потому что получил такое указание от соответствующих властных структур. Сами эти структуры тоже отнюдь не воспылали чувством национальной солидарности, а просто пришли к выводу, что продолжать ставить на первое место интересы «партнерства» с Западной Европой и, тем более, жертвовать ради этого реальными интересами страны в отношениях с соседями контрпродуктивно. Более того, — чревато потерей самой власти.

Вернемся, однако, к началу 2000-х. В России тогда происходили противоречивые процессы, шла борьба за то, на какой основе будут далее формироваться внешнеполитические интересы страны — корпоративной или общенациональной. Корпорации, которых совсем недавно Евгений Примаков начал ставить в условия необходимости учитывать государственные интересы, вновь брали силу. На латвийском и эстонском направлениях результатом их влияния на государственные органы стал отход от политических и правозащитных приоритетов. Они нахраписто навязывали свои интересы государству, а оно уступало им — но не все.

Вот как Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов передают суть происходивших тогда изменений, и я готов подписаться под этой оценкой:

«После 2003 года в России взял верх «сверхпрагматичный» подход к отношениям с постсоветскими странами. Этот подход базировался на вере в диктат экономических интересов. Предполагалось, что элиты постсоветских стран не смогут отказаться от личной выгоды от экономического взаимодействия с богатой Россией, что со временем должно привести к разрешению всех политических противоречий между государствами. Политтехнологи и олигархи постсоветской России переносили на постсоветскую элиту в соседних странах собственное восприятие мира, не принимая во внимание культурные отличия, исторические фобии и внутреннюю солидарность политических элит бывших «национальных» республик СССР. Россияне отказывались понимать, что у продажности есть границы и что лишь на экономической выгоде стратегические отношения между странами построить невозможно» (с. 191).

Говоря это, авторы отдают должное позиции «российских дипломатов и отдельных политиков, настаивавших на поддержке русского гражданского общества в странах бывшего СССР». Мол, благодаря ей «результирующий вектор» иногда менялся. Спасибо, как говорится, что не забыли, но мы настаивали не только на поддержке русского гражданского общества в странах бывшего СССР. Мы настаивали на примате национально-государственных интересов России, и поддержка соотечественников за рубежом была лишь их частью, хотя и немаловажной.

В марте 2003 г. в России был опубликован меморандум под названием «Эффективно ли защищает правительство России национальные интересы? Необходимость и потенциал активных действий в Прибалтике», подготовленный Проектным комитетом в составе Никиты Иванова, Модеста Колерова и Глеба Павловского[7]. Меморандум сыграл немаловажную роль в противодействии указанной линии корпоративного давления на государство, но именно его по непонятным для меня причинам авторы исследования трактуют в качестве документа, в котором этот выше описанный «сверхпрагматичный», или «новый», подход нашел свое воплощение.

Это тем более странно, учитывая, что Проектный комитет весьма точно описывал то, что произошло в объединении ЗаПЧЕЛ в 2003 г.: «Успех (имеется в виду второе место, занятое ЗаПЧЕЛ по итогам парламентских выборов 5 октября 2002 г.) был достигнут во многом за счет российской поддержки: лидер блока Я. Юрканс даже был принят президентом России Владимиром Путиным. Однако 15 февраля 2003 года возглавляемая Я. Юркансом «Партия народного согласия» (ПНС) инициировала раскол и заявила о выходе из блока. Этот шаг открыл для ПНС возможности создания коалиций в рамках парламента и вхождения в правительство лично Я. Юрканса. Всю поддержку, оказанную ему Россией, Я. Юрканс принес в жертву личной карьере, не приняв на себя никаких политических обязательств даже в пределах «европейских стандартов». Напротив того, сделал явственный крен в сторону стандартов совсем другого рода».«Не обремененные ответственностью «друзья России» должны уйти в прошлое, — подчеркивали авторы меморандума. — Прежде чем поддержать чью бы то ни было политику, Россия вправе задаться вопросом об эффективности ее результатов».

Что в такой постановке вопроса могло вызвать неприятие со стороны политиков от «Раноправия» — истинной основы ЗаПЧЕЛ того периода? Ведь и Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов в своей книге с полным на то основанием критически пишут о линии Юрканса и Урбановича в те годы и в последующем.

В связи с меморандумом Проектного комитета авторы исследования «Русские в Латвии на изломе веков» приводят другое распространенное тогда в российской политической и экспертной среде мнение, согласно которому Россия могла бы найти точки соприкосновения с латышскими «прагматичными националистами», а русским было бы «выгодно состоять в латышских партиях, которые могут реально их защищать» (с. 193). Это была, действительно, ошибочная идея, и Жданок и Митрофанов в своей негативной оценке ее абсолютно правы. В латвийской политике было очень мало настоящих националистов; преобладали этнорадикалы и шовинисты, а еще — «прагматичные» либералы, делавшие карьеру в условиях этнократии. Ни те, ни другие, понятно, не могли образовать в Латвии партий, которые бы «реально защищали русских», ни взять партию, реально продвигавшую интересы русских, в свою коалицию. Впрочем, что я агитирую за очевидное: не все ли мы вместе наблюдали латвийскую политику последующие полтора десятка лет?

Но главное-то в меморандуме было другое: он был попыткой остановить неблагоприятное вмешательство в российско-латвийские отношения и шире — в формирование транзитной конъюнктуры в регионе Балтийского моря некоторых российских нефтяных корпораций. Это вмешательство не сразу, но все же было остановлено, а вот стремление к так называемому партнерству с Западом продолжилось и привело весной 2005 г. к полному отказу от комплексного подхода, включая согласие Москвы подписать российско-латвийский пограничный договор без всяких условий[8]. Этот-то отход и оказал самое что ни на есть негативное влияние на перспективы русской политики в Латвии, и ответственность за него несут вовсе не авторы меморандума.

Тем не менее, при всех вышеописанных сложностях начала 2000-х, соглашусь с авторами, что период до 2004 г., то есть до вступления Латвии в ЕС, был благоприятным периодом для борьбы русских в Латвии за свои права. Соглашусь и с тем, что большинство формальных лидеров русской общины повели себя в те годы пассивно.

Наступательный характер действий в те годы стал результатом напора «нового» ЗаПЧЕЛ, которому удивительным политическим мужеством сохранивших верность своему флагу политиков и тех, кто поддержал их в этот драматический момент (здесь надо отдельно добрым словом вспомнить Юрия Петропавловского и Николая Кабанова), удалось не только пережить раскол и предательство, но и обрести новое дыхание.

О развернувшейся в 2003 г. кампании против дискриминационной образовательной реформы известно немало, однако книга Жданок и Митрофанова содержит интересные дополнительные подробности, касающиеся деятельности самого Штаба защиты русских школ, реакции внешних сил, а также факторов, приведших к затуханию протестов. Протесты осенью 2004 г. пошли на спад, это так, но факт остается фактом: митинг в защиту равных прав для русского населения Латвии, состоявшийся в Риге 1 мая 2004 г., то есть в день вступления Латвии в ЕС, собрал более 65 тыс. участников. Он действительно стал, как отмечается в книге, «подтверждением доверия русской части общества Латвии к ЗаПЧЕЛ как партии, которая наиболее адекватно отреагировала на вызов времени» (с. 262).

Из «согласистов» в русской весне 2004 г. в Латвии приняли участие единицы. Тем позорнее выглядели попытки руководителей ПНС, предпринятые в ходе выборной кампании 2006 г., перехватить у ЗаПЧЕЛ лозунги «Мы за русский язык, мы за русские школы!», а также распространявшаяся тогда клевета в том смысле, что «Школьная революция» использовалась лидерами ЗаПЧЕЛ в личных карьерных целях. Заслуга в том, что этот общественный и духовный подъем имел место, всегда останется за ЗаПЧЕЛ.

Как я уже упомянул, крупной темой начала 2000-х была подготовка Латвии к вступлению в Европейский союз и НАТО. С НАТО все очевидно: движение «Равноправие» и партия «ЗаПЧЕЛ» всегда были последовательными противниками вступления Латвии в эту военную организацию. Здесь книга спокойно фиксирует факты — от первых протестов в 1990-е до выступлений в Сейме и пикетов против участия латвийских военных в операциях в Ираке и Афганистане.

С ЕС ситуация сложнее. Если в 1995 г. «Равноправие» выступало против ускоренного присоединения к ЕС, то во время референдума 2003 г., полагая, что «период евроинтеграции Латвии оказывал положительное влияние на решение правозащитных проблем», руководство партии призвало избирателей проголосовать «за». Эта позиция была тогда критически воспринята кем-то в России и немалым числом русских в Латвии. Но вслушайтесь в аргументацию, которую приводят авторы книги (речь идет о заявлении «Равноправия» от 16 сентября 2003 г.): «В ЕС у русской общины Латвии могут появиться новые возможности для преодоления дискриминации. Опасно оставаться один на один с этнической олигархией в изолированном, отсталом, морально нездоровом национальном государстве…» «Почему один на один? В это время России уже твердо встала на путь поддержки соотечественников!» — скажет кто-то у нас. «А до отказа от «пакетного» принципа отношений, важнейшей составляющей которого была именно защита прав соотечественников, оставалось менее двух лет», — отвечу им я.

Символичным в этих обстоятельствах было назначение осенью 2004 г. послом в Латвию бывшего министра топлива и энергетики Виктора Калюжного. Его деятельность нанесла существенный вред позициям России в Латвии и Прибалтике в целом, но особенно возмутительной была его линия против ЗаПЧЕЛ. Авторы исследования имеют все основания оценивать его действия в Латвии так, как они это делают, а обильное цитирование его публичных заявлений дает дополнительные подтверждения — хотя профессионалы в этом никогда не сомневались — его низкого профессионализма и сильной степени ангажированности в корпоративных схемах. Примечательный факт: в феврале 2008 г. латышские СМИ наперебой публиковали «сенсационную» информацию о том, что его сыновья Михаил и Павел являются совладельцами латвийской фирмы «Terminala serviss»[9].

Вступление Латвии в ЕС повлияло на форматирование политического пространства в Латвии, открыло для латвийских политиков возможности деятельности на европейской арене. С 2004 г. один из авторов книги — Татьяна Жданок — является депутатом Европейского парламента. Ее активная деятельность на этом поприще, особенно по ознакомлению европейской общественности с реальным положением русской общины Латвии, продвижению полезных для соотечественников правозащитных и культурных инициатив, а также по объединению организаций наших соотечественников на европейском континенте, вызывает глубокое уважение. Посвященные этому страницы книги раскрывают немало полезных для экспертов нюансов европейской политики. Будут они интересны и любому вдумчивому читателю.

Очень важно, что Татьяна Жданок была вновь выбрана депутатом ЕП и на выборах 2009 г., и в 2014 г. Некоторые российские комментаторы в 2009 г. поспешили акцентировать «слабые» результаты ЗаПЧЕЛ на муниципальных выборах и заявить, что те, кто в России призывал к поддержке этого объединения как «единственно правильной русской партии»[10], либо сами ошибались, либо целенаправленно вводили в заблуждение своих адресатов. Это была поверхностная оценка. Свою роль в том, что результаты были именно такими, сыграл, на мой взгляд, следующий фактор: в работе муниципалитетов особое значение имеет поддержка партийных представителей со стороны бизнеса, а это по известным причинам не было сильной стороной «ЗаПЧЕЛ». Но и для самих русских в Латвии, и для России на перспективу большее значение имело как раз то, как их интересы представлены на общеевропейской площадке, в частности — в Европейском парламенте, как они там защищаются и продвигаются. И Татьяна Жданок делала это самым достойным образом. А избиратели имели в последующие годы возможность сравнить ее результаты и никчемные итоги присутствия в ЕП представителей от «Центра согласия». Занятое тогда объединением «За права человека в единой Латвии» на выборах в ЕП условное третье место — это был его несомненный коллективный успех, тем более что он вновь был достигнут в условиях тотального информационного (то есть, финансового) преобладания ЦС в масс-медиа, особенно на Первом балтийском канале.

Авторы исследования, надо сказать к их чести, уделяют анализу своих ошибок немалое число страниц, иногда даже, на мой взгляд, проявляя излишнюю самокритику. Какой смысл, скажем, писать о том, что ЗаПЧЕЛ недооценило значимость телевидения в общении с избирателями — разве нашелся бы кто-то, кто был готов предоставлять достаточно финансовых средств на телевизионные проекты ЗаПЧЕЛ? Или возьмем рассуждения о том, что в эти годы содержательная составляющая предвыборных кампаний стала быстро терять значимость, на первый план вышли личная харизма кандидата и интенсивность его рекламы, что ЗаПЧЕЛ не учел изменение «запросов» избирателей, «проморгал» переход к «лидерской политике». Во-первых, для уважающего себя политика и просто человека подстраиваться под идущий вниз культурный уровень избирателя или окружения — дело чреватое: можно так и застрять там, внизу. А во-вторых, о каком лидере, хотел бы я спросить, идет речь? Никакого настоящего нового лидера у русской общины Латвии тогда не появилось — им была и оставалась группа политиков и общественных деятелей во главе с Татьяной Жданок. А понимал это избиратель или перестал понимать, по большому счету, важно в первую очередь для него самого: лучше или хуже делается дело его защиты в органах власти.

Кстати говоря, по поводу понимания: для меня вовсе не является фактом, что латвийский избиратель не понимал, кто такой Нил Ушаков. Вполне возможно, что понимал, но его реальное избрание некоторым образом было компенсацией за унижение: вот вы говорите, что нас ассимилируют (признать, что тебя ассимилируют, а ты с этим ничего сделать не можешь, конечно, тяжело), а у нас зато мэр русский! А он, на самом деле, как показали последующие годы, вовсе и не тот, кого можно было бы назвать настоящим русским.

На феномене под названием «Нил Ушаков» стоит остановиться подробнее. С многим из сказанного о нем Жданок и Митрофановым надо согласиться, но есть что добавить. Нил Ушаков, в моем понимании, — это ассимилированный «русскоязычный», то есть тот, кто говорит на русском языке, но для кого Россия перестала быть духовной Родиной, центром мира. Откуда они появляются, понятно, ибо нашими противниками за последние десятилетия многое сделано для разрыва связи времен, исключения из национального достояния важнейших культурных и мировоззренческих наработок и достижений, особенно достижений советского времени, искажения восприятия русскости и вообще проблемы национального самосознания.

В свое время, придя на пост мэра латвийской столицы, Нил Ушаков пообещал «устроить в Риге маленький Лас-Вегас», и это не было просто проявлением «потаенной мечты рижского обывателя». Это было еще одним свидетельством идейной скудости, а свято место, как говорится, пусто не бывает. Пустота по части своего мировоззрения заполняется чужим для русского человека идейным содержанием, которое, как мы видим, споро осваивается. Тем более что и помощники у него за эти годы были своеобразные. Будут ли местные и наши прозападные (или собственно западные?) кукловоды продвигать его дальше к вершинам? До определенной степени. Удобно, конечно, когда какие-то антироссийские идеи продвигаются человеком, в адрес которого только недавно звучали здравицы и приветствия в связи с его успехами как «русского политика» и «представителя интересов соотечественников». Но не думаю, что из Ушакова или кого-то подобного когда-нибудь сделают, например, главу правительства Латвии. Это было бы слишком вызывающим ходом по отношению к латышам, особенно шовинистически настроенным латышам, чья мечта, причем не потаенная, сводится к тому, чтобы русские в Латвии, любые русские, в том числе и лояльные латышской этнократии, оставались на положении людей второго сорта.

Если вернуться к вопросу об ошибках, то таковой, действительно, была предпринятая ЗаПЧЕЛ в 2006 г. на выборах в Сейм попытка расширить свою электоральную платформу и позиционировать себя как партию общедемократического левого свойства, для которой социал-демократические лозунги имеют приоритет над традиционными русскими вопросами. Авторы сами о ней пишут, и к сказанному ими на этот счет нечего добавить кроме того, что на выборах 2010 г. ЗаПЧЕЛ полностью вернулась на платформу представительства интересов русского населения Латвии, но нужные 5% уже не набрала — инициатива при поддержке «доброхотов» из России была перехвачена «Центром согласия».

Недавняя история Латвии с точки зрения русского латвийца — это, конечно, вещь интересная, но из всего сказанного в книге Жданок и Митрофанова, мы, в России, конечно, должны еще раз извлечь урок для нас самих. И этот урок, в первую очередь, касается нашей позиции по поводу всего, что происходило с нашими соотечественниками за теми рубежами, которые наметились в последние годы «перестройки», а после 1991 г. пролегли во всей своей полноте.

1990-е, надо сказать, оставили для последующей политической работы на латвийском направлении не такой уж плохой багаж. О заделах, созданных при Евгении Максимовиче Примакове, я уже писал, но вот другой пример. Жданок и Митрофанов пишут о том, что условием поддержки, оказанной «Равноправием» в 1997 г. Андрису Берзиньшу в качестве мэра Риги, было его обещание восстановить памятник Освободителям Латвии в Задвинье, пострадавший от террористического акта этнорадикалов-реваншистов накануне выборов в самоуправления. Хорошо, что такие вопросы ставились и договоренности по ним достигались. Правда, однако, заключается в том, что любой мэр Риги был бы вынужден отремонтировать памятник, поскольку обязательство латвийской стороны обеспечивать сохранность не только захоронений, ни и мемориальных сооружений было включено в качестве отдельной статьи в двустороннее соглашение по вопросам социальной защищенности военных пенсионеров РФ. Этот документ вошел в пакет соглашений о выводе российских войск, подписанный в 1994 г., и деваться тогда латвийской стороне было некуда[11]. Ничего подобного ни в случае с Эстонией, ни с Литвой сделано не было. Здесь, как и в ряде других вопросов (например, по радару раннего предупреждения о ракетном нападении в городе Скрунде, который продолжал работать до августа 1998 г.), следует отдать должное послу по особым поручениям МИД России, руководителю Государственной делегации РФ на переговорах с Латвией Сергею Сергеевичу Зотову.

Татьяна Жданок, Мирослав Митрофанов, их соратники сожалеют о возможностях усиления латвийской русской политики, упущенных после 2002 г. в силу выбора, который заинтересованная в Латвии часть российского истеблишмента (а также российского и латвийского бизнеса) сделала в пользу ПНС — «Центра согласия». Впрочем, сожаление в данном случае, — это слишком мягкое слово. Судите сами.

Есть одна политическая сила — «Равноправие» в разных его ипостасях и связанные с ним общественные организации. Ее историю до произошедшего в 2003 г. раскола мы обсудили. Что же происходит дальше? В апреле 2003 г., то есть через два месяца после раскола единого «большого» блока «За ПЧЕЛ», «остатки» «ЗаПЧЕЛ» занимают третье место в рейтинге политических партий, а в июне — второе (с. 231). Блок ЗаПЧЕЛ[12] успешно проходит муниципальные выборы 2005 г., его депутаты избираются в 18 самоуправлений из 20, в которые они выдвигались, а в Даугавпилсе представитель ЗаПЧЕЛ становится вице-мэром города, причем происходит это несмотря на внедрение в латвийскую политику новых якобы «русских» партий, не рассчитанных на политическую перспективу, но имевших своей задачей просто оттянуть голоса от ЗаПЧЕЛ.

За 2002 — 2006 гг. фракция ЗаПЧЕЛ выдвинула в Сейме 162 законодательные инициативы по отмене различий в правах граждан и неграждан (фракции ПНС и Соцпартии — 48 предложений по этому вопросу; с. 304). В IX Сейме фракция ЗаПЧЕЛ продолжала настаивать на решении проблем, важных для русского населения: ликвидация массового безгражданства и его последствий, развитие системы образования на русском языке, ликвидация иных форм дискриминации, противодействие искажению истории, поддержка культуры национальных меньшинств, противодействие русофобии. Если фракция ЦС выдвинула за эти годы всего 48 соответствующих инициатив, то ЗаПЧЕЛ — 264. Наиболее важные из них разобраны в книге.

16 марта 2005 г. активисты ЗаПЧЕЛ провели яркую манифестацию против шествия бывших легионеров СС, а 16 марта 2006 г. эта фракция внесла в Сейм проект декларации «О недопустимости оправдания преступлений нацистского режима, прославления лиц, воевавших на стороне нацистов, и попыток возрождения нацизма». 2009 г. ЛКПЧ и Латвийский антифашистский комитет организовали в Риге конференцию «Мир без нацизма».

В 2007 г. ЗаПЧЕЛ резко осудил эстонские власти за снос памятника советским воинам в центре Таллина и защищал эстонских антифашистов от репрессий после варварского разгона манифестации в защиту Бронзового солдата. «Центр согласия» и Соцпартия в целом остались безразличны к этому событию. В 2008 г. ЗаПЧЕЛ стал инициатором акций в поддержку позиции России по грузинской агрессии против Южной Осетии. Татьяна Жданок тогда посетила с визитом Цхинвал, в то время как фракция ЦС даже не стала голосовать против резко антироссийской резолюции Сейма, просто не участвовала в голосовании.

Напористая политическая позиция — и, тем не менее, в 2010 г. ЗаПЧЕЛ не удается преодолеть 5%-й барьер, и в парламент она не попадает. На вновь организованную тогда вокруг нее предательскую информационную блокаду обратили внимание даже латышские эксперты. Авторы приводят на этот счет оценку политолога Иветы Кажоки: «Аудитория крупнейших русских изданий была подвержена основательной промывке мозгов в пользу «Центра согласия» и «За лучшую Латвию»… Одна из нелатышских партий, ЗаПЧЕЛ, была брутально выдавлена из многих русских СМИ». Благодаря этому ЦС, как я уже отметил, получил 29 мест в парламенте. И что? Его опять не взяли в правительство.

А теперь взглянем на ПНС — «Центр согласия», его результаты с точки зрения честного и вдумчивого русского избирателя. Во время «Школьной революции» ПНС как партия в целом не поддержала уличные протесты в защиту образования на русском языке (хотя отдельные члены ПНС в них участвовали). Во многом из-за этого, но и по другим причинам на муниципальных выборах 2005 г. ПНС не дотянула до 5%-го барьера, но в 2006 г., пообещав избирателям после выборов обязательно войти в правительство, она в парламент уже прошла и с неплохими результатами — 14,42% и 17 мест.

Выше было отмечено, насколько «согласисты» отставали в парламентской активности по важным для русских Латвии проблемам в 2002 — 2010 гг. Но не просто отставали! В своей предвыборной кампании в 2010 г. ЦС, как подчеркивают авторы, полностью ушел от вопросов, которые касались русского языка, образования и вопросов массового безгражданства (с. 370). При этом (вот она — сила пиар, если избиратель отвыкает думать!) ЦС получил уже 29 депутатских мандатов, но вновь был проигнорирован латышским истеблишментом в качестве потенциального участника правительственной коалиции.

В 2011 г. фракция «Центра согласия» проголосовала вместе с латышскими этнорадикалами за увеличение так называемых «языковых штрафов». В книге в этой связи приводится мнение активиста ЗаПЧЕЛ Андрея Толмачева, который оценил этот шаг как «еще один сигнал со стороны ЦС правящей элите, что ради вхождения в правящую коалицию ЦС готов идти на все, вплоть до сдачи «русских вопросов» (с. 375). Это, однако, был не первый сигнал такого рода. Став в 2009 г. так называемым «первым русским мэром» Риги, Нил Ушаков вскоре закрыл 10 русских школ, в том числе и те, в которых его сторонники проводили агитацию накануне выборов, обещая поддержку. Соглашусь с мнением авторов, что «спешка и бескомпромиссность, с которой Нил Ушаков одобрил ликвидацию русских школ, очевидно, должна была доказать латышской политической элите, что Ушаков полностью контролирует русскую общину, может предотвращать любые протесты с ее стороны, а потому является удобным партнером для осуществления власти на любом уровне» (с. 365). Отказался новый мэр и от переименования улицы Джохара Дудаева в Риге, хотя неоднократно, в том числе во время визита в Москву, обещал это сделать.

Приняв эти сигналы, после выборов 2010 г. латышские этнократы пошли по пути ужесточения своей политики и, в частности, начали кампанию за полный перевод всех русских школ на латышский язык обучения. Ответом стала инициатива созданного с этой целью не без поддержки ЦС общества «Родной язык» по проведению референдума за признание русского языка вторым государственным. Даже понимая практическую бесперспективность такой постановки вопроса, ЗаПЧЕЛ поддержала идею референдума, увидев в ней главное: возможность новой демонстрации консолидированной позиции русской общины в защиту своих прав. Референдум в силу особенностей латвийской системы организации народного волеизъявления состоялся лишь в феврале 2012 г. «За» проголосовало почти 25% участников.

Между тем, на внеочередных выборах 2011 г. «Центр согласия», вернувшись к конформистской политике, призвал «объявить мораторий на национальные и языковые вопросы и заняться экономикой» (с. 387−388). Он получил 31 мандат. Казалось бы, «очередной успех», но «успех», по моему глубокому убеждению, контрпродуктивный. И дело даже не в том, что ЦС вновь не взяли в правительственную коалицию. Хуже была сама демонстрация того факта, что даже почти треть парламента ничего поменять во внутренней и внешней политике Латвии не в состоянии: этнократический режим непоколебим.

ЗаПЧЕЛ между тем продолжил активную деятельность. В 2011 г. им был инициирован новый референдум — об изменении закона о гражданстве с целью ликвидации института «неграждан» в принципе, то есть присвоения негражданам гражданства без прохождения процедур натурализации (так называемый «нулевой вариант»). Комментируя эту инициативу, Татьяна Жданок подчеркнула суть проблемы: «…международные эксперты спрашивают: почему не видно широкой волны протеста в вашей стране? Хочу напомнить истину, выстраданную опытом всех угнетаемых: права не дают — их берут» (с. 390−391). Руководство ЦС отказалось от участия в инициативе проведения этого референдума, хотя он был гораздо более перспективен, чем референдум по языку. Эту оценку подтвердило решение Центральной избирательной комиссии, отказавшей инициаторам референдума в праве проведения его второго, решающего, этапа.

Но даже оба этих референдума и события вокруг них не вызвали международного интереса. «Латвийская этническая демократия оказалась приемлемой для западных партнеров», — с полным на то основанием пишут авторы. Но и Россия тоже оказалась не готовой в политическом смысле противопоставить латышской этнократии, продолжающей дискриминировать русских, что-то более весомое, чем дежурные заявления, добавлю я. Максимум, на что она решилась пойти, — это перенаправить на свои порты часть шедшего ранее через Латвию транзита, да и то только в меру соображений экономической целесообразности.

Что же касается не ситуации в целом, а конкретной политической силы, сохранившей в течение всех прошедших после 1991 г. лет приверженность борьбе за равные права для всех постоянных жителей Латвии и за подлинное добрососедство с Россией, то странно было бы ожидать, что кто-то из логичных «благотворителей» отдаст ей за это должное. Авторы исследования это хорошо понимают и пишут о себе так: «Как латышская, так и российская элита не были заинтересованы в существовании партии, являвшей собой пример уникальной на постсоветском пространстве самоорганизации русского гражданского общества без участия государства и олигархов». И это не проявление обиды, а диагноз.

Но ничто не вечно в этом мире, а уж неготовые правильно отвечать на вызов времени элиты — тем более. В заключении авторы несколько смягчают сделанные по ходу изложения оценки отношения к ЗаПЧЕЛ российского истеблишмента, подчеркивая, что откровенно недружественной к ЗаПЧЕЛ позиция официальной России была короткое время — в 2005 — 2006 гг., а потом, мол, возобладал «нейтральный подход при уважительном отношении лично к лидерам и активу ЗаПЧЕЛ». Личное уважение, конечно, дело хорошее, но гораздо важнее та констатация, которая следует за этим утверждением: Россия поддерживала русскую часть гражданского общества Латвии, но не поддерживала ЗаПЧЕЛ как русскую партию (с. 425). Другими словами, Москва видела в русских за рубежом лишь объект своего внимания, но отказывала им в субъектности.

В этом нет ничего удивительного: такая же линия проводилась в отношении соотечественников на Украине (и авторы тоже об этом упоминают). Но где все эти многочисленные организации соотечественников, в деятельность которых на Украине были вложены немалые средства, оказались в момент кризиса 2013−2014 гг. и потом? «Центристская» же партия типа «Центра согласия» — партия Януковича — оказалась не просто не в состоянии гарантировать интересы российского бизнеса на Украине, не только не захотела последовательно сопротивляться наступлению Запада на интересы России, но и, что мне представляется самым важным и о чем Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов в отличие от вышеупомянутого почему-то не говорят, она оказалась не в состоянии защитить самих русских – и в политическом, и в прямом физическом смысле слова. И об этом уроке мы ни в коем случае не должны забывать.

Не могу не обратить внимания еще на один момент, который вызвал у меня вопросы и, полагаю, заставит задуматься не одного внимательного читателя. В исследовании полностью (за исключением пары мало значимых фотографий) отсутствуют упоминания о роли Церкви — что Латвийской православной церкви Московского патриархата, что старообрядческих общин — в жизни русских Латвии в рассматриваемый период: «на изломе веков». Ведь должен же был быть и, наверное, существовал какой-то батюшка, который был духовным помощником если не всего русского движения в защиту права на образование на родном языке, то хотя бы некоторых его активистов! В книге немало и других сюжетов, в которых Церковь могла заявить свою позицию. Поддержка со стороны Церкви была, но была негласной? Или ее не было? Вопросы серьезные… И ответить на них так или иначе придется — и политикам, и исследователям, и самим представителям Церкви.

Возрастающая агрессивность внешней среды — как на международном, так и на внутреннем, уровне — будет требовать от русских и в России, и в соседних странах дальнейшего национального возмужания. «Собирать камни», то есть усилить внимание к укреплению своего самосознания, «уклоняться от объятий», то есть забыть о «единстве» и «согласии» с теми, с кем его быть по определению не может, жестко давать сдачи, когда тебя задирают, усиливать ритуал как наглядное проявление верности традиции, называть, наконец, вещи своими именами.

В 2014 г. партия ЗаПЧЕЛ получила новое название: «Русский союз Латвии». Это о многом говорит и ко многому обязывает.

Статья опубликована в «Журнале российских и восточноевропейских исторических исследований» № 3 (10), 2017 г.

[1] Жданок Т., Митрофанов М. Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза. «Averti-R» SIA. Рига. 2017. 431 с.

[2] Впервые советская власть в неоккупированной германскими войсками части Латвии — в Цесисе, Валмиере и Валке — была установлена практически сразу же после революционных событий в Петрограде в октябре (ноябре по н.с.) 1917 г. В декабре 1917 г. в Валмиере II съезд Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии провозгласил советскую власть и избрал правительство — «Исколат», действовавшее до февраля 1918 г. Во время расширения зоны германской оккупации латышские большевики потеряли власть, при помощи РККА вернули ее в декабре 1918 — январе 1919 гг., провозгласив 13 января 1919 г. в Риге Латвийскую Социалистическую Советскую Республику (ЛССР), а в ходе развертывания гражданской войны, проведения военной интервенции странами Антанты и при поддержке польских войск в январе 1920 г. — были вытеснены с территории ЛССР. 11 августа 1920 г. в Риге представители РСФСР подписали с правительством Латвийской Республики (ЛР) «Мирный договор между Россией и Латвией», увенчавший поражение большевиков на территории Латвии и отторжение от Псковщины в пользу ЛР населенных русскими земель в районе ж/д станции Пыталово.

[3] В 1990 — 1993 гг. И. Калниньш был депутатом Верховного Совета ЛССР/ЛР; в 2006 — 2010 гг. — депутатом 9-го Сейма от национал-радикальной политической партии «Отечеству и свободе/ДННЛ». В 2010 г. Калниньш перешел в Союз «зеленых» и крестьян. В 2012 г. он принял ислам, а годом позже публично критически высказался в адрес Евросоюза и одобрил политику президента России Владимира Путина и президента Белоруссии Александра Лукашенко.

[4] В 1993 г. входившие во фракцию политики организовали движение «Равноправие», в 1994 г. создали Социалистическую партию Латвии и блок «Равноправие» — Соцпартия, потом партию «Равноправие» (1996). В 1998 — 2003 гг. эта партия сыграла ключевую роль в деятельности объединения «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), спасла это объединение в 2003 г. после того, как его покинули партнеры-«согласисты», провела это движение, а затем партию ЗаПЧЕЛ через сложные 2004 — 2014 гг. и создала на этой основе партию «Русский союз Латвии», действующую в настоящее время.

[5] В 1996 г. Партия народного согласия потеряла свою фракцию в Сейме, в 1997 г. восстановила ее, а в 1998 г. уже успешно (6 мест в Сейме) участвовала в парламентских выборах в составе объединения ЗаПЧЕЛ. Весьма успешным было участие блока ЗаПЧЕЛ в выборах 2002 г. (всего 25 депутатских мандатов, из них у ПНС 13). Этот результат стал возможен благодаря активной политической поддержке России (авторы об этом не пишут, но это так). Потом Юрканс с Урбановичем спровоцировали раскол ЗаПЧЕЛ с задачей избавиться от конфликтного груза «Равноправия», но это вызвало волнения в самой ПНС, закончившиеся уходом Юрканса из своей партии. Далее ПНС действовала в составе объединения «Центр согласия» (общий результат 17 мандатов на выборах IX Сейма), а затем, с 2010 г., в составе Социал-демократической партии «Согласие», формально увеличивала число своих сторонников в Сейме (в настоящее время — 23 места). Многие годы оно руководило рижским самоуправлением, а представитель объединения Нил Ушаков являлся и является мэром латвийской столицы.

[6] Идея сформировать такую структуру в силу членства самой Татьяны Жданок и, с 2007 года, блока ЗаПЧЕЛ в Европейском свободном альянсе — партии регионов и национальных меньшинств Европы, в принципе, понятна. В качестве задачи-минимум к ней вопросов нет, тем более что и ее-то решить не удалось. Однако русские Латвии — это явно не национальное меньшинство и даже не «локальная национальная община». Они принципиально отличаются от каталонцев, басков или, скажем, шотландцев тем, что являются частью великого народа и только вместе с ним могут совершать то, что в конце книги ее авторы формулируют в качестве одной из основных задач своей партии — воспроизводить свою культуру и традиции.

[7] Никита Иванов являлся тогда помощником начальника Управления Президента России по внешней политике Сергея Приходько, Модест Колеров — главным редактором информационного агентства REGNUM, Глеб Павловский — президентом Фонда эффективной политики.

[8] Осенью 2004 г. МИДом России латвийской стороне была предложена идея подписания в пакете с договором о границе декларации об основах отношений, или так называемой «большой политической декларации». В ней имелось в виду определить принципы соседства, включая отказ от дискриминации по национальному или историческому принципу, отказ от санкций как инструмента политики и недопущение использования своей территории для враждебных соседу действий. Латвийская сторона эту идею восприняла критически, но и не ответила категоричным отказом, поскольку была заинтересована в подписании пограндоговора. В марте 2005 г. российская сторона сама сняла это свое предложение.

[9] См., например: сообщение агентства BNS, 10.02.2008; Novicka A. Vēstnieka intriga // Diena, 13.02.2008.

[10] Конечно, ЗаПЧЕЛ не была «единственно правильной русской партией». А где она такая была — может быть, в России? Но ЗаПЧЕЛ, конечно же, уже тогда была самой последовательной и принципиальной партией, защищавшей интересы русских и выступавшей за по-настоящему добрососедский подход к отношениям с Россией.

[11] Позже случаи пренебрежительного отношения посольства и МИДа к отслеживанию нарушений данного обязательства латвийской стороны и реакции на них, к сожалению, имели место. Как, например, в 2007 г., когда памятный камень красноармейцам — освободителям города Бауска был демонтирован и перенесен со своего исторического места в центре города на кладбище на окраине.

[12] После выхода из «большого» ЗаПЧЕЛ отдельные члены Соцпартии и ПНС создали партию «Свободный выбор в Европе народов» — BITE (по-латышски «пчела») и тем самым сохранили объединение.

Михаил Демурин

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409068


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 30 ноября 2017 > № 2438242

Безработным латвийцам грозит голод

Примерно у четверти латвийцев средств на проживание хватает только для того, чтобы купить продукты питания, пишет nra.lv.

На новую одежду, обувь, бытовую технику, посещение театра, путешествия или же другие крупные покупки денег не хватает. У 4% населения Латвии не хватает денег даже на еду. Потеряв работу, без каких либо средств на проживание осталась бы большая часть латвийцев.

У 39% латвийцев нет никаких накоплений, которые они могли бы использовать, в случае потери работы. У 17% опрошенных средств хватит не больше чем на месяц. Более чем 66% жителей Латвии, потеряв основной заработок, рискуют остаться без средств на проживание, об этом свидетельствует опрос SEB банк, проведенный во всех трех странах Балтии.

Член правления SEB банка пояснил Арнис Шкапарс, что больше всего своей финансовой ситуацией удовлетворены жители Рижского района, Видземе и Земгале. Меньше всего своими доходами довольны латгальцы.

На то, что зарплаты не хватает даже на покупку продуктов питания указывают те латвийцы, кто являются пенсионерами либо приближаются к пенсионному возрасту. Также неудовлетворенность высказали те, у кого доходы после уплаты налогов не превосходят 260 евро. Только 1% опрошенных латвийцев могут позволить себе все, что хотят.

В Литве меньше жителей с высоким заработком (18%), а самые состоятельные люди проживают в Эстонии - 45% респондентов ответили, что могут приобрести практически все.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 30 ноября 2017 > № 2438242


Латвия. Эстония > Внешэкономсвязи, политика. Алкоголь. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 28 ноября 2017 > № 2438256

Таллин бессилен: эстонцев из Латвии и палкой не выгнать

Бывший министр финансов, член финансовой комиссии Рийгикогу реформист Айвар Сыэрд считает, что решение правительства в два раза уменьшить запланированное на следующий год повышение акцизов на алкоголь означает, что приграничная торговля в Латвии будет продолжаться.

«Решение кабинета министров означает, что приграничная торговля останется. Фактически, мы сможем еще целый год наблюдать за расширением приграничной торговли», — сказал Сыэрд ERR.

По его словам, все больше и больше потребителей начинают использовать возможность покупки акцизных и других потребительских товаров на границе. Сыэрд добавил, что существующие там торговые сети расширяют свои площади, делают пристройки, планируются новые торговые центры и расширяется ассортимент предлагаемых товаров.

«Разница в акцизах с Латвией остается достаточно большой, сумма акцизов и налога с оборота, которая в следующем году поступит в бюджет Латвии, будет намного больше, чем прогнозируемые Министерством финансов 70 млн евро», — считает Сыэрд.

Латвия. Эстония > Внешэкономсвязи, политика. Алкоголь. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 28 ноября 2017 > № 2438256


Латвия. Швеция > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 27 ноября 2017 > № 2438247

О двух объединениях — «нац» и ИТ

Шведский ИТ–гигант Telia подает в суд на Латвию. Сумма иска составляет десятки миллионов евро.

Ранее Telia принял решение продать свои доли капитала в латвийских LMT с Lattelecom. И даже нашел покупателя. Однако правительство Латвии, воспользовавшись принятыми недавно поправками о контроле за стратегическими отраслями, отказалось утверждать сделку. Формальная причина: по неофициальной информации, покупатель мог быть связан с Россией.

После срыва сделки Telia распространило на Стокгольмской фондовой бирже заявление о подготовке иска против правительства ЛР. Параллельно готовится заявление в регулирующие органы Еврокомиссии. Латвию обвиняют в протекционизме и препятствии свободному движению капитала.

...В этом месте можно выдохнуть. Пока таких новостей не было, однако с высокой степенью вероятности мы их можем услышать уже в следующем году. А заложили информационную мину (она же долговая) под госбюджет Латвии на минувший неделе политики из нацобъединения, заблокировавшие, простите за тавтологию, ИТ–объединение — LMT с Lattelecom.

Слияние двух компаний было жизненно необходимо, чтобы сохранить в ближайшие годы остатки былой конкурентоспособности. Тот же LMT ныне в 200–300 раз меньше крупных европейских операторов. И легко может быть вытеснен с домашнего рынка.

Не секрет, что против слияния двух компаний последовательно выступает руководство LMT — там уже несколько лет строят вокруг своего уютного огорода заборчик, который должен защитить кресла топ–менеджеров от мировых процессов слияний и объединений. И тут очень кстати на бизнес–сцену выскочили доморощенные националисты.

Что общего у исповедующих патриархальные ценности политиков и компании с современными технологиями? Со временем это выяснится. Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Тем более в Латвии.

Ну а пока не помешало бы отложить из бюджета миллионов пятьдесят. Проделки националистов стоят недешево.

Андрей ШВЕДОВ

Латвия. Швеция > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 27 ноября 2017 > № 2438247


Вьетнам. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 20 ноября 2017 > № 2395344

Поздравительные телеграммы в связи с Национальным праздником Латвийской Республики

По случаю Национального праздника Латвийской Республики (18 ноября 1918 г. – 18 ноября 2017 г.) Президент Вьетнама Чан Дай Куанг направил поздравительную телеграмму Президенту Латвийской Республики Раймондсу Вейонису.

По этому случаю Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук направил поздравительную телеграмму Премьер-министру Латвийской Республики Марису Кучинскису.

В тот же день Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь также направил поздравительную телеграмму Министру иностранных дел Латвийской Республики Эдгару Ринкевичу.

Вьетнам. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 20 ноября 2017 > № 2395344


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393596

18 ноября нас уберегло

Улдис Шмитс (Uldis Šmits), Latvijas Avize, Латвия

То, что провозглашенная 18 ноября 1918 года Латвийская Республика стала реальностью, уберегло многих жителей государства от уничтожения и террора, который свирепствовал в России. Правда, в 1940 году государства Балтии были насильственно включены в состав СССР и тоже пережили полные трагизма времена, или «черные десятилетия репрессивного коммунизма», как этот период охарактеризован в опубликованном Белым домом докладе в связи со столетним юбилеем большевистской революции. В документе упомянуто, что коммунистические тоталитарные режимы уничтожили более 100 миллионов человек и сломали бесконечное множество судеб, потому что «политическая философия», которую проповедовали и внедряли на практике коммунисты, «несовместима со свободой, процветанием и ценностью человеческой жизни».

Необходимо добавить, что первоначально латышские левые круги этой «философии» верили. Надоели и «тюрьма народов», как называл царскую империю вождь пролетариата, и война, а лозунги большевиков казались привлекательными. До 1919 года, когда пришлось испытать на собственной шкуре правление Стучки. К счастью, кратковременное. Полученный тогда опыт частично объясняет, почему влияние коммунистов в Латвийской Республике было ничтожным и постоянно уменьшалось. В свою очередь, в общине находившихся или оставшихся в Советском Союзе латышей был очень большой удельный вес членов компартии (в 1927 году — около девяти процентов, для сравнения: украинцев — в компартии было 0,4%), и, как известно, многие занимали ответственные должности. До тех пор, пока не были в массовом порядке ликвидированы.

Признание нашего государства в 1921 году обеспечило, что с точки зрения международного права провозглашенная 18 ноября 1918 года Латвийская Республика продолжала существовать и в «черные десятилетия» оккупации и существует по-прежнему, поэтому в следующем году будем праздновать ее столетний юбилей. Украинцы в ноябре будущего года организуют мероприятия в память о перенесенном 85 лет назад голодоморе (1932-1933), во время которого погибли, а именно: из-за созданных обстоятельств умерли от голода по различным подсчетам от семи до десяти миллионов жителей Украины. Многие страны официально считают это реализованным сталинским режимом геноцидом. На фоне этого преступления, цинично выражаясь, даже осуществленные в оккупированных и аннексированных Эстонии, Латвии и Литве депортации выглядят довольно бледно. Количество жителей Латвии в 30-е годы прошлого века было меньше, чем сейчас, и если бы незаконное образование Латвийская ССР было создано еще тогда, несложно представить, сколько было бы заморено латышей во имя сплошной коллективизации и индустриализации. Или в целях искоренения «врагов народа» — в ходе организованных в Советском Союзе кампаний по чисткам это произошло в реальности.

Сложно сказать, в какой мере и как долго Кремль всерьез придерживался тезиса о том, что учение марксизма самое сильное, потому что правильное (естественно, были отброшены развернутые Лениным рассуждения Маркса о России как довольно мракобесной стране). Но это учение было полезным и «дополнялось» в соответствии с политической конъюнктурой, чтобы использовать его для сохранения власти и распространения влияния в мире. Так же, как сегодня прежняя партийная номенклатура, чекисты и связанные с ними люди из организованной преступности используют свободный рынок Запада для экспорта коррупции (часто применяемый политологом Лилией Шевцовой термин). Запад отзывчив. Однако не в известные моменты, которые связаны не с финансовой выгодой, а с непреодоленными историческими воспоминаниями. Когда Путин аннексировал Крым, это неизбежно навело на мысль, что никогда прежде с момента окончания Второй мировой войны, включая эпоху СССР, ни одно европейское государство не присваивало территорию другого государства. Нужно быть «друзьями Крыма» (среди них есть также латвийские политики, которые недавно были приглашены в Ялту), чтобы это не понимать. Лучшее пожелание этим политикам: избегать встречи или наоборот — как можно скорее встретиться — с признанными в мире защитниками крымских татар. В их числе легендарный диссидент советских времен Джемилев и участник событий Третьей Атмоды в Латвии, бывший директор Латвийского государственного архива Чубаров. (Полагаю, что Юрканс встречался с ним не раз). Будет о чем поговорить на тему истории. Истории уже забытых времен — Российской империи, а в особенности СССР.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393596


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 ноября 2017 > № 2390301

Пикет в поддержку русского образования в Латвии прошел в четверг у латвийского посольства в Таллине, сообщила общественная организация "Русская школа Эстонии" (РШЭ).

По словам председателя правления РШЭ Мстислава Русакова, активисты пришли на пикет, чтобы поддержать русских жителей Латвии в их борьбе за право обучения на родном языке. Ранее министр образования Латвии Карлис Шадурскис сообщил, что с 2020–2021 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах планируется преподавать только на латышском языке, но в школах нацменьшинств будет сохранена возможность изучать родной язык, литературу и предметы, связанные с культурой и историей.

"К сожалению, из Латвии приходят тревожные новости. Согласно новым планам латвийских властей, старшие классы русских школ Латвии планируется, за исключением нескольких этнокультурных предметов, перевести на латышский язык обучения к 2020-2021 году", — сказал Русаков журналистам.

Кроме представителей РШЭ на пикет вышли активисты Объединенной левой партии Эстонии (ОЛПЭ), Координационного совета российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ) и общественной организации "Российские соотечественники Европы". Собравшиеся держали в руках плакаты с требованиями прекратить дискриминацию русского языка в Латвии.

В этот же день в Риге прошло шествие в защиту русских школ Латвии, в котором, по информации организаторов, приняли участие около 5 тысяч человек.

В Латвии только один государственный язык — латышский, остальные имеют статус иностранных. При этом русский является родным почти для 40% населения. В республике работают 313 средних школ и 22 вечерних. Из них, по данным министерства образования, 107 школ осуществляют билингвальные программы обучения: 60% предметов — на латышском, 40% — на языке национальных меньшинств (русском, украинском, польском). В том числе 99 школ ведут обучение с использованием русского языка.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 ноября 2017 > № 2390301


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 ноября 2017 > № 2390277

В 16:00 (18.00 мск) от Пороховой башни в Риге началось шествие в защиту русского языка.

По сообщению корреспондента Sputnik Латвия, в манифестации принимают участие около 500 человек.

Люди приехали из разных городов Латвии. Основной лозунг шествия — "Ассимиляции — нет!", причем он написан на трех языках: русском, латышском и английском.

Люди скандируют: "Руки прочь от русских школ!". Колонну охраняет полиция.

Министр образования Карлис Шадурскис ранее сообщил, что с 2020/21 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах планируется преподавать только на латышском языке, но в школах нацменьшинств будет сохранена возможность изучать родной язык, литературу и предметы, связанные с культурой и историей.

Двадцать третьего октября под окнами министерства образования на улице Вальню уже проходил митинг против реформы Шадурскиса. Тогда на него пришли порядка 700 человек. Люди говорили о том, что хотят, чтобы русские дети знали латышский язык, но при этом изучали предметы на родном языке.

После митинга президент Латвии Раймондс Вейонис заявил, что Латвия должна идти к образованию только на латышском, так как он "является единственным государственным языком", но реформу нужно проводить постепенно.

На портале общественных инициатив Manabalss.lv начался сбор подписей за сохранение русского языка как языка обучения в школах. Одна из петиций уже набрала необходимое для рассмотрения в Сейме количество голосов — 10 тысяч — и будет передана в Сейм 21 ноября.

В Латвии только один государственный язык — латышский, остальные имеют статус иностранных. При этом русский является родным почти для 40% населения.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 ноября 2017 > № 2390277


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 ноября 2017 > № 2389267

В своем желании слепо следовать за Западом Латвия готова порвать любые связи с Россией и взамен объединиться, к примеру, с последователями лидера украинского национализма Степана Бандеры, заявил в интервью Sputnik Латвия латвийский политик, лидер русского движения Руслан Панкратов.

Панкратов назвал подменой патриотизма неуемное желание латвийских властей любыми способами "уесть" Россию. По мнению политика, стране, от культуры которой остались только флаг и гимн, нужно найти новые источники, откуда люди будут черпать патриотический дух.

"У меня вопрос к правительству и службам безопасности Латвии: вам что, не спокойно живется, вы хотите, чтобы начали резать головы, как на Донбассе?" — сказал Панкратов.

Если Латвия продолжит вести русофобскую пропаганду, то это может стать прецедентом для всего Европейского союза и тем самым сделает фашизм в Европе совершенно нормальным явлением, ведь страна сейчас проповедует именно фашистский режим, подчеркнул политик.

"Такой очаг напряжения в ЕС грозит реальным военным конфликтом, который может разразиться в любой момент", — предупредил он.

По его словам, Латвия уже сейчас оказывает вполне серьезную поддержку радикальным националистам, объединение которых постепенно приобретает реальную силу, что не может не беспокоить. Панкратов также рассказал, что в Латвию под видом туристов приезжает множество наемников для подготовки к участию в военных действиях в Донбассе, и параллельно с этим среди населения ведется русофобская пропаганда.

Панкратов как организатор показа 12 ноября в Риге польской военной драмы "Волынь" рассказал, что акция протеста против картины была проведена с разрешения правительства и что пикетчиков охранял отряд специального назначения.

"Пикетчики вели себя агрессивно, приставали к прохожим, называли "Волынь" почему-то антилатвийским фильмом, но спецназ именно пикетчиков охранял", — заявил политик.

По его мнению, такая ситуация вызвана тем, что в Латвии отряды Waffen SS уже приравнены к Красному Кресту, к своего рода "санитарам", проводившим "справедливые" зачистки, к героям, и тот, кто позволит себе усомниться в этом, становится врагом народа. Этой же причиной вызвано и отношение к советским ветеранам.

"Чтить начали только тех, кто воевал против СССР", — отметил Панкратов.

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 ноября 2017 > № 2389267


Китай. Латвия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 ноября 2017 > № 2394353

Посол Латвии в Китае: инициатива "Пояс и путь" предоставляет Латвии новые возможности для развития

С преимуществами в географическом положении и в системе железнодорожных перевозок Латвия рассчитывает стать связующим логистическим центром Евразийского континента с помощью реализации китайской инициативы "Пояс и путь" /Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь 21-го века/. Об этом заявил посол Латвии в Китае Марис Селга в понедельник в интервью корр. Синьхуа.

18 ноября будет отмечаться 99-я годовщина провозглашения Латвийской Республики. Несмотря на древнюю историю и слияние культур страна пока не так популярна у китайского народа как другие государства ЕС. Также предстоит наращивать взаимопонимание между народами Китая и Латвии. Однако сейчас эта ситуация изменяется по мере активизации двустороннего сотрудничества в различных областях.

По словам М. Селги, Латвия, которая активно откликнулась на инициативу "Пояс и путь", стала важным партнером в сотрудничестве по ее реализации. "Благодаря совместным усилиям обеих сторон Латвия превратилась в важный путь, по которому китайские товары поступают в Европу", - сказал он. "Надеюсь, что все большее количество продукции поступит из Латвии и стран Северной Европы на китайский рынок".

5 ноября 2016 года в Ригу прибыл первый грузовой поезд с китайскими товарами по маршруту Иу - Рига, что ознаменовало открытие железнодорожного сообщения между Китаем и Латвией. Через Ригу часть товаров была перевезена в другие страны Восточной и Северной Европы, и даже в Америку.

Тесное экономическое сотрудничество повышает интерес жителей Латвии к Китаю и китайскому языку. В 2011 году в Латвийском университете был открыт Институт Конфуция, и сегодня в этой стране с 2-миллионным населением уже открыто 9 подобных центров обучения.

Латвия разработала национальную стратегию развития, предусматривающую освоение новых азиатских рынков с ориентиром на сотрудничество с Китаем. М. Селга со своими коллегами прилагают усилия к укреплению взаимопонимания между народами Китая и Латвии, стараясь предоставить обеим сторонам еще больше возможностей для развития.

"Латвия надеется, что все больше и больше китайских предприятий и частных лиц будут осуществлять здесь инвестиционную деятельность", - сказал посол.

Китай. Латвия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 ноября 2017 > № 2394353


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 ноября 2017 > № 2386429

Национальное объединение "Все — Латвии", входящее в состав правительства республики, предложило Сейму внести поправки к закону о труде, предусматривающие, что работник при выполнении обязанностей имеет право общаться с жителями Латвии только на государственном (латышском) языке.

По мнению партии, поправки необходимы, чтобы устранить частые ситуации, когда у работника без достаточного обоснования требуют знания того или иного иностранного языка. Это происходит и в том случае, если специфика работы не связана с оказанием услуг иностранным клиентам.

"То, что работодатель запрещает работнику быть граждански ответственным и говорить с людьми на латышском языке, унизительно. Если депутаты поддержат предложенные нами поправки, то у каждого работника в сфере обслуживания будет неотъемлемое право отвечать жителям Латвии на латышском языке", — говорится в сообщении для СМИ, подписанном сопредседателем объединения Райвисом Дзинтарсом.

По данным статистики, в семи крупнейших городах Латвии проживает половина населения страны, а латышей — только 40%, отмечают в объединении. "Таким образом, там существует полная самодостаточность русского языка, особенно на частных предприятиях. Работодатели в таких условиях при приеме на работу требуют знания русского языка, потому что большинство их клиентов и партнеров на государственном языке не говорит", — говорится в заявлении.

В краях и малых городах Латвии доля латышей составляет 75%, и нет необходимости знать и использовать русский язык. Таким образом, в крупных городах большинство не говорящих по-русски не могут работать на многих частных предприятиях и в госучреждениях, если в соответствующем регионе русскоговорящих клиентов очень много, считают в объединении. В результате к требованиям рынка труда лучше приспособлены школы с русским языком образования, где обучают русскому, английскому и латышскому. В латышских школах в первую очередь изучаются английский и немецкий языки, а затем русский. Это одна из причин отъезда людей из Латвии в Англию, Германию, Ирландию, убеждены в политсиле.

"Чтобы прекратить лингвистическую дискриминацию работников, не говорящих по-русски, мы предлагаем законодательные поправки, запрещающие при приеме на работу и в дальнейшем в трудовых отношениях предъявлять к работникам несоразмерные требования к знанию конкретного иностранного языка. Требовать владения языка можно будет только в том случае, если рабочие обязанности без него выполнять невозможно", — отмечается в сообщении для СМИ. Согласно поправкам, работодателям — предприятиям с государственным и муниципальным капиталом — нужно запретить требовать знание языка, не являющегося языком ЕС.

В Латвии один государственный язык – латышский. Русский, который является родным для 40% населения страны, имеет статус иностранного.

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 ноября 2017 > № 2386429


Латвия > Агропром. Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 13 ноября 2017 > № 2385216

В Origo расширяют ресторан Lido — из-за большого потока клиентов

Предприятие общественного питания АО Lido инвестирует в расширение своего заведения в торговом центре Origo 90 тыс. евро, сообщил председатель правления предприятия Марис Блумбергс.

По его словам, расширение обусловлено спросом со стороны клиентов.

«Из-за большого потока клиентов мы почувствовали необходимость увеличить количество сидячих мест. О возможностях расширения ресторана мы спросили владельцев торгового центра, которые пошли нам навстречу и предложили арендовать расположенные рядом помещения площадью 74 кв.м», — сказал Блумбергс.

Сейчас в ресторане ведется реконструкция, чтобы можно было расширить зал для клиентов. Ресторан при этом продолжает работать.

Реконструкцию планируется завершить до Рождества. Lido сможет принимать 146 клиентов вместо нынешних 96, а летом на террасе будет еще 80 дополнительных мест.

Латвия > Агропром. Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 13 ноября 2017 > № 2385216


Киргизия. Латвия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 11 ноября 2017 > № 2390048

Министр иностранных дел Кыргызской Республики Эрлан Абдылдаев провел встречу с государственным секретарем МИД Латвийской Республики Андрейсом Пилдеговичсем. Об этом сообщает пресс-служба МИД КР в субботу.

По информации ведомства, в г. Самарканд в рамках международной конференции по обеспечению безопасности и устойчивого развития в Центральной Азии под эгидой ООН «Центральная Азия: одно прошлое и общее будущее, сотрудничество ради устойчивого развития и взаимного процветания» состоялась встреча министра иностранных дел КР Э. Абдылдаева с государственным секретарем МИД Латвийской Республики А. Пилдеговичсем.

Стороны обсудили состояние и перспективы развития двустороннего сотрудничества между Кыргызстаном и Латвией.

Киргизия. Латвия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 11 ноября 2017 > № 2390048


Латвия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 11 ноября 2017 > № 2385224

Большинство работников в Латвии не получают никаких «конвертов»

86% работников в Латвии получают официально всю зарплату, свидетельствует опрос, проведенный порталом «CV Market».

В то же время 1% опрошенных всю зарплату получает «в конверте».

7% респондентов в ходе опроса сообщили, что получают официально большую часть зарплаты, а 6% отметили, что основную часть зарплаты получают «в конверте».

По сравнению с ситуацией год назад число работников, которые всю зарплату получают «в конверте», уменьшилось — в прошлом году таких было 4%.

В свою очередь увеличилось количество респондентов, которые получают «в конверте» большую часть зарплаты — в прошлом году такой ответ дали 4%. Количество работающих, которые всю зарплату или большую ее часть получают официально, практически не изменилось — год назад 86% опрошенных все зарплату получали официально, а 6% — большую ее часть.

Опрос также показал, что часть зарплаты или всю зарплату «в конверте» чаще получают мужчины. Большую часть зарплаты официально или «в конверте» получают в основном работники финансового сектора, сферы администрирования, обслуживания клиентов и торговли. Те участники опроса, которые сообщили, что получают «в конверте» всю зарплату, чаще всего представляют производственную отрасль, транспорт и логистику.

Опрос проводился с 20 октября по 2 ноября, в нем участвовали 779 респондентов в возрасте от 20 до 55 лет.

Латвия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 11 ноября 2017 > № 2385224


Испания. Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 10 ноября 2017 > № 2382989

Калниете: "Испания недооценивает российскую угрозу"

"Если в Европарламенте кто и разбирается в движениях за независимость и российском вмешательстве, так это Сандра Калниете, вице-президент фракции Европейской народной партии с 2014 года"

Так пишет журналист El Pais Давид Аландете, предваряя ее интервью. Автор описывает биографию Калниете: "Она родилась в 1952 году в ГУЛАГе, в Сибири, куда ее родителей отправили в качестве рабов", а "жизнь во взрослом возрасте в условиях советского террора превратила ее в активистку латвийского движения за независимость".

Калниете хочет объяснить Испании: "Российская угроза реальна, к ней следует отнестись серьезно", и "любые сравнения между Каталонией и республиками Балтии - выдумка и надругательство над памятью жертв коммунизма".

"Почему Россия может быть заинтересована в кризисе в Каталонии?" - спросил журналист.

Калниете ответила: "Испания - одно из важнейших государств Евросоюза, которое уже страдает от кризиса, связанного с "Брекзитом", и России весьма позитивно относится к формированию другого кризиса, который способствовал бы регионализации Европы. В Бельгии и в других странах типа Италии есть проблемы с национализмом. Если ЕС придется погрузиться в свои проблемы, его безопасность и внешняя политика будут утрачивать мощь в мировом масштабе".

Журналист сказал: "Россия не слишком таится при этих кампаниях. Почему она вмешивается в такой открытой форме?"

Калниете заявила: "Я уверена, что Россия делает это, чтобы продемонстрировать, что она очень сильна и может вмешиваться во внутренние дела всех стран, что она может добиваться своих целей, а мы ничем не можем этому помешать".

"Заинтересована ли Россия в ослаблении демократии на Западе?" - "Несомненно", - ответила Калниете.

Заявив, что в ЕС уже есть разногласия, она сказала: "Есть опасность промывания мозгов европейцам: утверждается, что наши ценности на самом деле не ценности, что большинство европейцев - лицемеры, что у европейских политиков двойная мораль. Проводятся параллели между Крымом и Косово, их связывают с Каталонией..."

Журналист отметил: "Многие полагают, что эта российская угроза - полная научная фантастика, паникерские предположения".

Калниете ответила, что мы живем в эпоху колоссальных перемен - "цифровой революции". "Например, прямые угрозы странам Балтии, соседствующим с Россией, уже не более реальны, чем те, которые получает, например, Испания, скрытая за горами. В цифровом мире горы уже не несут оборонительной функции", - сказала она.

Журналист заметил, что сторонники независимости Каталонии часто утверждают, что ситуация в этой автономной области - все равно что ситуация в балтийских республиках до распада СССР.

Калниете ответила: "Балтийские государства были оккупированы тоталитарным и кровавым режимом. Испания - демократическая страна, у которой есть Конституция, а у Каталонии имеется свое самоуправление".

Испания. Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 10 ноября 2017 > № 2382989


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 9 ноября 2017 > № 2454449

Парламент Латвийской Республики 2 ноября во втором чтении принял законопроект о присвоении статуса участника Второй мировой войны как военнослужащим Советской армии, так и воевавшим за фашистскую Германию. Конечно, бойцы Латышского легиона Ваффен СС тоже «участники», но почему-то теперь это «участие» даст им точно такой же статус ветерана и льготы, как и у тех, кто сражался против нацистов. Впрочем, даже не «точно такой же». Ведь те, кто воевал в Красной Армии, разделяются на «чистых» и «нечистых».

Да, если закон будет принят, то участниками Второй мировой войны в Латвии будут признаны не только бывшие бойцы Латышского легиона Ваффен СС, но и солдаты РККА, однако лишь имевшие на момент вхождения ЛССР в состав Советского Союза гражданство Латвийской Республики. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что «участниками Второй мировой войны планируется признать тех жителей, которые по состоянию на 17 июня 1940 года были гражданами Латвии или легально приехали на постоянное место жительства в эту страну до этой даты». То есть подавляющее большинство освобождавших республику от фашистских захватчиков в 1944-м участниками войны считаться не будут и, соответственно, лишатся льгот.

Надо сказать, что «корни» законопроекта нужно искать еще в 2012 году, когда президент страны, в то время Андрис Берзиньш, выступил с предложением принять политическое решение, «примиряющее» участников войны. Правда, депутаты фракции «Согласие» в Сейме до сих пор сомневаются в «примиряющем» характере законопроекта, так как он предусматривает «сортировку» ветеранов по различным критериям, а потому не будет содействовать единому пониманию Второй мировой войны в обществе и одинаковому отношению к его участникам. Депутат от «Согласия» Игорь Пименов даже заявил, что законопроект направлен на внесение раскола и среди ветеранов, воевавших на стороне победившего в войне Советского Союза: не будут признаны участниками войны большинство «красноармейцев-неграждан», а также партизаны и подпольщики.

Отметим, правда, что в статусе участника Второй мировой все же откажут членам национал-социалистической рабочей партии Германии, ее неких «парамилитарных структур», тайной полиции и служб безопасности, а также тем, кто был осужден «за преступления против человечества», ну и, разумеется, сотрудникам НКВД СССР. Однако легион Ваффен СС явно был самой что ни на есть «милитарной» структурой без всяких «пара», а потому можно не сомневаться, что если закон будет принят, то участниками Второй мировой войны Латвия признает всех бывших эсэсовцев и лишь некоторое число бойцов Красной Армии. На взгляд Игоря Пименова, этим законопроектом предпринимается попытка в очередной раз прописать в законодательстве преемственность по отношению к первой Латвийской Республике, которая существовала до 1940 года.

Напомним Латышский легион СС был создан на территории оккупированной Латвии в составе двух гренадерских дивизий. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер 24 марта 1943 года издал приказ, уточняющий понятие «латышский легион» в качестве общего определения для проходящих службу во всех латышских воинских формированиях Ваффен СС, включая полицейские батальоны. Всего в рядах латышского легиона находились, по разным данным, от 110 до 150 тысяч человек. Понятно, что практически все они — граждане довоенной Латвии, зато в составе 130-го Латышского стрелкового корпуса РККА этнических латышей было даже чуть меньше, чем русских.

Впрочем, даже оказаться «правильным красноармейцем» в данном случае честь сомнительная. Как заявил председатель Антифашистского комитета Латвии Иосиф Корен, одобренный законопроект уравнивает ветеранов той армии, которая «разжигала и топила печи Освенцима, и той, которая эти печи загасила и уничтожила». Он также отметил то обстоятельство, что ветераны Красной Армии, натурализовавшиеся после 1990 года, не считаются «полноценными» гражданами. «То есть стали уже делить граждан на полноценных и неполноценных. Закон категорически несправедливый, неправильный и, в общем-то, работающий на раскол общества», — сказал Корен.

Координатор Совета общественных организаций Латвии (СООЛ), член Всемирного координационного совета (ВКС) российских соотечественников, проживающих за рубежом, историк Виктор Гущин полагает, что данную инициативу латвийского парламента нельзя рассматривать иначе, как очередной шаг в направлении укрепления официальной идеологии об «оккупации» Латвии Советским Союзом, а также как политическую реабилитацию идеологии и практики нацизма. С учетом латвийских реалий, полагает он, нет никаких сомнений в том, что статус ветерана Второй мировой войны и «прилагаемые к этому статусу льготы получат люди, которые в годы войны совершали преступления против мирного населения».

Совет общественных организаций Латвии уже выразил категорический протест против принятия данного законопроекта в упомянутой трактовке. Одновременно СООЛ считает, что его нельзя рассматривать в отрыве от общей антироссийской внешней политики Латвийского государства и политики русофобии внутри страны, а также в отрыве от антироссийской политики и политики пересмотра итогов Второй мировой войны на Украине, в Польше и некоторых других государствах Европы, что можно рассматривать и как подготовку стран Запада к войне против России.

На состоявшемся недавно в Москве очередном заседании ВКС было принято обращение, основной смысл которого сводится к необходимости формирования в Европе и мире массового антивоенного движения в защиту мира и обращается внимание на опасность неонацизма.

«После 1991 года… в Европе и мире резко активизировались политические силы, исповедующие радикальный национализм. В конце 1990-х — начале 2000-х годов эта политическая тенденция приобрела четкую антироссийскую направленность, найдя свое выражение во все возрастающей русофобии и информационной войне против России. В ряде стран движения неонацистского толка, прикрываясь демократической риторикой, уже более четверти века последовательно проводят курс на пересмотр итогов Второй мировой войны, (…) обеление тех, кто в годы войны сотрудничал с нацистами, помогая осуществлению их человеконенавистнических планов. В наиболее яркой форме эта политическая тенденция уже с начала 1990-х годов начала проявляться в странах Прибалтики, а с начала 2000-х — на Украине», — говорится в тексте документа.

В обращении отмечается, что в Латвии уже действует закон, который приравнял бывших солдат Латышского добровольческого легиона Ваффен СС к «политически репрессированным лицам», что позволило им, в отличие от ветеранов антигитлеровской коалиции, ежемесячно получать материальные льготы и пособия. «Во имя сохранения мира в Европе необходимо общими усилиями остановить политику обеления бывших нацистских коллаборационистов и снос советских воинских памятников и мемориалов», — подчеркивают авторы заявления.

Принят документ был 30 октября, а через три дня, напомним, латвийский парламент во втором чтении поддержал законопроект о ветеранах Второй мировой в «неправильной» редакции. Призывы, как видим, не подействовали, а у «несогласного» «Согласия» в Сейме всего 24 места из 100. Кажется, перед заключительным голосованием все уже предопределено — бывшие эсэсовцы станут «героями войны».

Николай Беляев, Рига

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 9 ноября 2017 > № 2454449


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > telegraf.lv, 8 ноября 2017 > № 2438244

Самооборона от министра

Если бы Карлиса Шадурскиса не было, его бы надо было придумать.

Вольно или невольно, но он стал человеком–идеей, объединившей вокруг себя город и деревню, отцов и детей, русских и латышей. Точнее сказать — объединившей против себя.

Известна даже стоимость этого объединяющего раздражителя: 114 тысяч евро. Столько ведомство Шадурскиса заплатило за исследование, предусматривающее закрытие школ — и латышских, и полурусских.

Услышав о новаторских идеях минобраза, хором взвыли главы небольших самоуправлений. Руководство крупных городов в открытую готовится саботировать операцию «Ликвидация». Защитники русских школ вышли на улицы, учителя затаились в ожидании волны увольнений, школьники готовятся к марш–броскам по дороге знаний к ближайшей работающей школе...

А может, маниакальное желание закрывать все, что шевелиться, — это нормально? Может, Шадурскис — мудрый хозяйственник, буревестник рыночных реформ, продирающийся сквозь неблагодарную толпу совков–дармоедов, присосавшихся к оскудевшей госказне? Надо жить по средствам, господа учащие и учащиеся: нет денег — нет школ. Приходите позже, когда Латвийская Республика разбогатеет хотя бы до уровня Советской Латвии.

Дело, однако, в том, что деньги на школы есть. Просто их переложили в другой карман, и в результате имеем пулеметы вместо глобусов, танки вместо трамваев, казармы вместо школ, иностранных солдат вместо иностранных инвестиций.

Ладно, если бы танки, казармы и командированные канадские командиры были жизненно важны для будущих оборонительных боев и контрнаступлений. Но в их реальность не верят не только в Латвии. Даже бравый генерал Ходжес, который командует войсками США в Европе, на днях назвал агрессию против Балтии крайне маловероятной...

Так, может, для Латвии все же выгоднее закрывать военные базы, а не школы? Если так, то впору организовывать отряды самообороны от Шадурскиса. Иначе в мирное время придется подсчитывать потери, нанесенные не гипотетическим врагом, а гиперинициативным министром.

Андрей ШВЕДОВ

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > telegraf.lv, 8 ноября 2017 > № 2438244


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384508

Юбилей нелюбимого предка

Алексей Евдокимов,Delfi.lv, Латвия

Слова «столетний юбилей» сейчас в Латвии повторяются часто, торжественно, с пафосом и придыханием, — но уж конечно, не в связи с октябрем 1917-го. Наш столетний юбилей будет через год и одиннадцать дней. В день рождения Первой, межвоенной Латвийской республики. Ведь принято (предписано в обязательном порядке) считать, что нынешняя Латвия — и есть та самая республика, провозглашенная 18 ноября 1918-го.

К этой странной игре, в которую страна играет уже дольше, чем Первая республика просуществовала, можно было бы относиться даже с известным умилением — как к взрослому мужику, бегающему по лесу в самодельных доспехах и на полном серьезе называющему себя толкиеновским эльфом. Если бы прямым следствием игры не было лишение трети населения страны гражданских прав. Но интереснее всего, перефразируя Воланда, в этом вранье — не то, что вранье это довольно подлое (говорю как один из лишенных в свое время гражданства), а то, насколько демонстративно оно игнорирует реальность.

Та самая первая парламентская республика — это, строго говоря, четырнадцать лет: с 1920-го, когда с латвийской территории выбили Красную Армию, до улманисовского переворота в 1934-м. Короткий и далекий исторический эпизод, связанный с латвийской современностью примерно так же, как какая-нибудь Шведская Ливония. Давно не осталось в живых ни одного человека, заставшего ту Латвию в сознательном возрасте. А главное — ни идеология, ни политическая практика нынешнего государства не имеют отношения к стране, прямой наследницей (и даже не наследницей, а ею самой!) оно, нынешнее государство, себя считает.

Ну да, мы взяли у той республики конституцию. Но вот есть такая страна Либерия — совершенно нищая и неблагополучная даже по меркам африканского континента. Конституцию для нее некогда, в XIX веке, написал американский юрист Саймон Гринлиф — взяв за образец конституцию США. И что — была Либерия хоть в XIX веке, хоть позже, похожа на Соединенные Штаты чем-нибудь, кроме этой самой конституции?

Реальное положение дел определяет не идеологическое самовнушение и не книжечка с надписью «Satversme» на обложке — а воспитание и генетика. И в этом современная Латвия наследует, разумеется, никакой не Первой республике. Она наследует Латвийской ССР.

Какими страшными словами ни называй наше советское прошлое, сколькими годами заключения ни грози за отрицание оккупации, какие гигантские счета за ущерб ни выкатывай, все мы родом оттуда — из Советской Латвии, из Советского Союза. Все наши особенности и вся наша специфика. Все наши глупости и мелкие злодейства. Все то, без чего нас невозможно представить, еще труднее — понять. Все это — советское наследие.

Генетическая связь с родителем еще не означает, понятное дело, любви к нему и признательности. Что подтверждают царь Эдип и доктор Фрейд. Вся идеологическая конструкция, положенная в основу латвийской политики (мы продолжатели Первой республики; пятьдесят советских лет — не наша история, а перерыв, лакуна, дыра в истории; ничего, кроме ущерба, советские полвека принести не могли, и т. д. и т. п.) — это в чистом виде тягчайший фрейдистский комплекс. Современная Латвия оттого так отчаянно отрицает собственное советское происхождение, так свирепо ненавидит своего советского родителя, что она — плоть от плоти его.

Речь в данном случае совершенно не о том, хорош был СССР или плох, хорошо или плохо было в его составе Латвии — а о том, что наше антисоветское настоящее целиком и полностью определяется нашим советским прошлым.

И вовсе не только наше.

Чем больше времени проходит с момента радикального расширения Евросоюза в 2004 году — тем очевидней становится, что никакой единой Европы так и не получилось. Существуют две Европы, граница между которыми проходит аккурат по когдатошней границе Варшавского блока. И все то, что отделяет восточную, бывшую социалистическую часть ЕС от Европы Старой — уровень жизни, социальное расслоение, социальный дарвинизм, идеологические заморочки, специфическое понимание демократии — сближает ее с другими постсоветскими странами, не входящими в ЕС.

Латвия беспрерывно козыряет европейскими ценностями, видя в этом свое счастливое отличие от азиатской деспотии по ту сторону Зилупе — совершенно искренне не понимая, что сам фундамент здешней идеологии и политики абсолютно несовместим с политической и идеологической реальностью современного Запада. Агрессивный национализм в духе первой половины XX века, сотни тысяч неграждан, языковые законы, школьная реформа Шадурскиса — все это по меркам современного Запада абсолютная дичь и нонсенс. Но именно искреннее непонимание тех правил, по которым живет Запад (хороши они или не очень — разговор совершенно отдельный), свидетельствует об отсутствии у Латвии европейского воспитания. Она из другого мира. Она росла в других условиях. Ходила в другую школу.

Речь — еще раз — не о распределении черного и белого, цвета и тьмы на политической карте. Речь о том, что и комплексы, и идейные установки — то, что определяется опытом и воспитанием — у Запада и у республик (и сателлитов) бывшего СССР совершенно разные. Что бы эти постсоветские страны сами ни думали и как бы друг к другу ни относились.

Типичный — очень показательный — пример: тема беженцев и иммигрантов. Латыши, россияне, поляки, венгры, сербы живут при разных политических режимах, состоят в разных союзах, провозглашают разные ценности — но в непонимании и неприятии западного отношения к ближневосточным и африканским беженцам и иммигрантам они абсолютно едины. И не в том дело, кто тут прав — мы или Запад (в частных вопросах скорее мы, в общих — он, но не будем углубляться). А в том, что жителям Запада определенные идеологические установки вбиты в сознание — а нам нет. У Запада опыт другой, история другая. А у нас у всех опыт — советский и постсоветский.

Наша родина — СССР, никуда от этого не денешься. И Райвиса Дзинтарса, и Карлиса Шадурскиса.

Поэтому 7 ноября, день рождения страны, с которой все мы прямо связаны биографически и косвенно связаны ментально (причем Дзинтарс, Шадурскис и прочие — сильнее множества здешних русских) — гораздо более значимый для Латвии день, чем 18 ноября. И столетний юбилей стократно проклятого СССР — несравнимо более важная дата, чем столетие первой Латвийской республики.

Я не говорю — праздник. Вряд ли это повод праздновать. Сравните жизнь по разные стороны границы бывшего советского блока. Посмотрите, в какую сторону — и только в эту строну — пересекают оную границу ежегодно сотни тысяч бывших строителей социализма. Посмотрите, в конце концов, на Дзинтарса с Шадурскисом.

Нечего тут праздновать.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384508


Латвия. Литва. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 7 ноября 2017 > № 2385098

У Латвии самый плохой баланс внешней торговли в Балтии

Объем экспорта и импорта Латвии за восемь месяцев был меньше, чем Литвы и Эстонии, и дефицит баланса внешней торговли среди стран Балтии самый большой также у Латвии, свидетельствуют данные Центрального статистического управления.

За восемь месяцев объем экспорта Латвии составил 7,213 млрд евро, Литва экспортировала товаров на 16,928 млрд евро, Эстония — на 8,427 млрд евро. Латвия 73% общего экспорта вывезла в страны ЕС, Литва — 59%, Эстония — 72%.

Экспорт латвийских товаров в Литву за восемь месяцев составил 17% общего объема экспорта, в Эстонию — 12%. Литва вывезла в Латвию 10% общего объема экспорта, в Эстонию — 5%. Эстония вывезла в Латвию 9% общего объема экспорта, в Литву — 6%.

За восемь месяцев объем импорта Латвии составил 9,118 млрд евро, Литва импортировала товаров на 18,692 млрд евро, Эстония — на 9,809 млрд евро.

Из стран ЕС Латвия ввезла 77% общего объема импорта, Литва — 70%, Эстония — 82%.

Латвия ввезла из Литвы 19% общего импорта товаров, из Эстонии 8%. Литва ввезла из Латвии 7% своего импорта, из Эстонии — 3%. Эстония ввезла из Латвии 8% импорта, из Литвы — 9%.

Дефицит баланса внешней торговли Латвии за восемь месяцев составил 1,906 млрд евро, Литвы — 1,764 млрд евро, Эстонии — 1,382 млрд евро.

Латвия. Литва. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 7 ноября 2017 > № 2385098


Латвия. Индия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > telegraf.lv, 3 ноября 2017 > № 2385093

Кучинскис увидел новый «Янтарный путь». Теперь из Индии

Латвийская пищевая отрасль оперативно привела свою продукцию в соответствие с требованиями сегодняшнего потребителя, отметил сегодня премьер-министр Марис Кучинскис на церемонии открытия выставки World Food India в Дели.

Как сообщили агентству ЛЕТА в бюро премьера, обращаясь с речью к участникам выставки, Кучинскис подчеркнул, что производство продовольствия — один из важнейших секторов латвийской экономики.

Отметив современные тенденции к глобализации, он подчеркнул, что сама по себе глобализация не является достаточным условием для роста экономики и благосостояния общества. Премьер выразил уверенность в необходимости уделять внимание также продовольственной безопасности.

«Латвия уже развивает центр дистрибуции для индийского экспорта в страны ЕС. Это будет новый «Янтарный путь», подобный тому, который тысячи лет назад соединял балтийские и индийский народы», — сказал Кучинскис.

Премьер Латвии 2-6 ноября находится с рабочим визитом в Индии. У Кучинскиса запланированы встречи с президентом Индии Рамом Натхом Ковиндом и премьер-министром Нарендрой Моди.

Латвия. Индия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > telegraf.lv, 3 ноября 2017 > № 2385093


Великобритания. Латвия. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 ноября 2017 > № 2376370

Помогает ли пост президента борьбе за женские права? Проверяем факты

Оксана Антоненко

Русская служба Би-би-си, Рига

Кандидатом в президенты России впервые за более чем 10 лет может стать женщина. Никто точно не знает, изменила бы ее победа жизнь рядовых женщин в стране - подобного опыта в России нет. Зато он есть в соседних Латвии, Литве и Эстонии.

Русская служба Би-би-си сравнила жизнь в этих странах - до женщин-президентов и после.

Участие женщин в политике на высшем уровне - одно из условий гендерного равенства, сказано в декларации ООН (Пекинская платформа действий). Логично было бы предположить, что женщины-президенты (то есть политики высшего уровня) должны были бы как-то улучшать положение женщин в своих странах, сокращая неравенство.

Чтобы понять, насколько это правда, мы отобрали несколько статистических показателей и сопоставили их со временем пребывания женщины на президентскому посту.

Разницу в положении мужчин и женщин (социальном, политическом ит.д.) исследователи демонстрируют при помощи индексов гендерного неравенства (например, индекс ООН). На этот индекс мы обратили внимание в первую очередь.

При вычислении индекса во внимание берут целый ряд показателей: зарплата женщин, их здоровье, представленность в парламентах и на руководящих постах. Эти показатели мы сравнили отдельно.

Мы включили в список не только Латвию, Литву и Эстонию, где были женщины-президенты, но также Россию и Великобританию - где в это время женщин на высших политических постах не было.

Ниже - индекс гендерного неравенства ООН.

Показатели Латвии действительно улучшились во время президентства Вайры Вике-Фрейберги, однако показатели соседей, где в это время не было женщин-президентов, улучшались примерно с такой же скоростью.

То же касается пребывания на посту президента Литвы Дали Грибаускайте.

Со средней зарплатой ситуация такая же: во всех пяти странах она растет примерно одинаковыми темпами - вне зависимости от того, кто занимает пост президента.

С числом женщин на руководящих должностях картина сложнее, однако и тут нельзя сказать, что оно увеличивается именно в те периоды, когда страной руководит женщина.

Представленность женщин в парламентах постепенно растет во всех странах - вне зависимости от того, кто ими руководит.

Что касается показателя здоровья, который обычно учитывается при составлении индексов гендерного неравенства, то и тут тенденция очевидна: смертность при родах падает во всех пяти странах - кто бы ими ни руководил.

Почему между пребыванием женщин на высших государственных постах и всеми перечисленными показателями нет видимой связи? Или, возможно, изменения стоит искать за пределами официальной статистики?

С этим вопросом мы обратились к местным исследователям и представителям женских центров.

Для начала, все они согласились: гендерные роли в обществе перестраиваются крайне медленно, так что ожидать реальных перемен (в сфере зарплат или представленности во власти) следует на отрезке длиной в десятилетия. Однако женщины-президенты, по мнению экспертов, совершенно точно сдвинули этот процесс с мертвой точки.

Во-первых, в Латвии и Литве были приняты законы, направленные на борьбу с домашним насилием: в обоих случаях это произошло во время пребывания на посту женщин-президентов. В Эстонии тема домашнего насилия была поднята в президентской речи по случаю независимости страны.

Юрате Седуйкиене, директор Женского информационного центра (Литва):

Думаю, что только благодаря ей (Дале Грибаускайте) был принят закон о насилии в семье (в 2011 году - Би-би-си). Неправительственные организации работали долго и сложно, и каждый раз, когда закон попадал в парламент, его отвергали. До 2011 года потерпевшие сами должны были идти в полицию, писать заявление, собирать все документы. Сейчас дело открывают сразу, а полиция может задержать агрессора. Открылись кризисные центры, мы сами звоним женщинам, чтобы рассказать, какие у них есть права.

Илута Лаце, глава женского центра Марта (Латвия)

В 2010 году все женщины парламента собрались, чтобы обсудить проблему домашнего насилия. Тогда нам удалось сдвинуть эту проблему, показать, что это важно. Потом начался процесс улучшения законодательства. В 2014 году был принят закон о том, что именно агрессор должен покинуть дом, а не жертва.

В своей речи по случаю Дня независимости Эстонии [президент Керсти Кальюлайд] говорила в том числе о насилии в отношении женщин и домашнем насилии, за что ее после этого критиковали: зачем надо было говорить об этом в День независимости?

Во-вторых, исследователи отмечают, что с приходом женщин на высшие руководящие должности изменилось отношение общества к самому явлению женщин-политиков. Правда, единого мнения тут нет.

Аушра Маслаускайте, социолог (Литва)

Если мы смотрим на то, как женщины представлены в политике, то изменения тут минимальны. Женщина-президент не повлияла на общую ситуацию в контексте гендерно-эгалитарного устройства общества (общество, в котором гендерная роль является одной из центральных характеристик человека - Би-би-си). Некоторые небольшие изменения, на уровне риторики, были, но крайне сложно сказать, чем именно они обусловлены.

Илута Лаце, глава женского центра Марта (Латвия)

Я очень хорошо помню, что когда Вике-Фрейбергу только избрали, в обществе велись дискуссии: как это, президент будет шагать вместе с армией на каблуках? [Ее пребывание на посту президента] изменило то, как общество воспринимает женщину-президента.

Марита Зитмане, исследователь (Латвия)

Мне кажется, ничего не поменялось в плане восприятия женщин как лидеров. Я бы не сказала, что Вике-Фрейбергу воспринимали в контексте ее пола. Она к тому времени уже была в определенном возрасте. Как это часто бывает, политиков воспринимают через архетипы - и тут она скорее представляла архетип матери, мудрой женщины. Поэтому ее образ был как бы за пределами полового разделения, и на восприятие женщин-политиков она не влияла.

Кади Виик, феминистка (Эстония)

Когда у женщин в политике становится больше, меняется дискурс. Сейчас, например, у нас идут серьезные дебаты о домогательствах. Если эти вопросы обсуждаются, если женщины говорят о том, что они хотят быть в политике, о том, что они не хотят терпеть домогательства, - тогда меняются стереотипы. А когда поменяются стереотипы, тогда сократится и разница в зарплатах (между мужчинами и женщинами - Би-би-си).

Катри Ламесоо, эксперт по гендерным вопросам, Эстония

Мне кажется, многие находят замечательным то, что президент - женщина. Самое важное, что она сделала, - маленькие девочки видят: первый в их понимании человек в государстве - женщина. Это вдохновляет. Они понимают: не обязательно становиться певицами и танцовщицами, они могут быть президентом.

Великобритания. Латвия. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 ноября 2017 > № 2376370


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > telegraf.lv, 2 ноября 2017 > № 2438241

Как помочь Шадурскису

Стабильности в Латвии нет. В правительстве опять затеяли перестройку.

Впрочем, какой поп, такой и приход. Заступая на службу, премьер жалуется на чехарду с налогами и тут же начинает налоговую реформу. Уже через пару месяцев увидим результаты в виде роста цен на АЗС.

Нынешним летом министр образования утверждает, что система билингвального обучения показала свою состоятельность, а уже осенью ставит крест на русских школах.

С Кучинскисом понятно — надо где–то брать деньги на стингеры и гаубицы, чтобы скрасить затянувшееся ожидание армады с Востока. Еще надо искать средства на повышение зарплат, чтобы не разбежались последние медсестры и учителя.

А Шадурскису–то что неймется? Неужели начал поход в Европарламент? Практика показывает, что переезду в Брюссель предшествуют приступы борьбы за латышскую Латвию. Как–то исторически сложилось, что чем громче и бескомпромиссней обвинять русских (неважно — доморощенных или зазилупских), тем выше шансы провести следующие пять лет в Европейском парламенте.

Там хорошо — не надо школы закрывать, не надо объяснять населению, почему чужую армию кормить важнее, чем своих пенсионеров. Надо только зарплатный счет проверять, на который ежемесячно переводится в районе 10 тысяч евро в месяц. Ну и щеки надувать, когда интервью даешь.

Математик Шадурскис понимает алгоритм трансформации латвийского политика в европейские депутаты лучше других. Доктору наук не составит труда просчитать логическую последовательность действий, которые проложат путь из скандального кабинета министра образования на доходное место европейского парламентария. Так, может, надо помочь профессору–министру?

В принципе, голосов русских граждан Латвии хватит на два мандата. За одного (одну) голосуем сердцем — чтобы о нас не забывали в Европе. За другого — Шадурскиса — разумом: националист с возу — нелатышской кобыле легче.

Платили же дань татаро–монгольскому игу, чтобы в покое оставили. Почему бы не заплатить и Шадурскису. С поправкой на исторические масштабы один такой министр стоит целой орды.

Кстати, посадив его на рейс Рига — Брюссель, с облегчением вздохнут не только русские жители Латвии. Вне зависимости от национальности оставшиеся в Латвии смогут направить энергию в конструктивное русло — заниматься ростом благосостояния, а не эскалацией противостояния.

Андрей ШВЕДОВ

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > telegraf.lv, 2 ноября 2017 > № 2438241


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372647 Илзе Кригере

Кому пришло в голову направить стрелков в Петроград?

Интервью с руководителем отдела Первой мировой войны Военного музея Латвии Илзе Кригере.

Виестурс Спруде (Viestūrs Sprūde), Latvijas Avize, Латвия

«Уже в первые дни революции латышские стрелки подчеркивали, что они являются армией трудящихся. Состоящие в подавляющем большинстве из рабочих и безземельных крестьян Латвии они не могли встать на чью-то другую сторону, кроме советской власти (…). Латышский стрелок духовно и физически сросся с российской рабоче-крестьянской революцией», — декларировала 6 ноября 1922 года, отмечая пятую годовщину большевистского переворота в Петрограде, выходившая в России газета Krievijas Cīņa. На тот момент, когда 7 ноября (25 октября по старому стилю) большевики устроили переворот и свергли Временное правительство Керенского, из всей территории Латвии в ходе Первой мировой войны не оккупированными немцами остались только северная Видземе и входившая в состав Витебской губернии Латгале. Линия фронта проходила от Пабажи на побережье в направлении Цесис и упиралась в Даугаву у Кокнесе. Если даже в Петрограде восстание большевиков многие тогда считали очередным бунтом смутных времен, а не началом нового тоталитарного и, к сожалению, долгого режима, то как это восприняли ослабленные войной латыши? «Если честно, в тот момент для жителей Латвии переворот не означал ничего. Ни одна проблема не была решена», — так характеризует события конца 1917 года руководитель отдела Первой мировой войны Военного музея Илзе Кригере.

LA: Из рассказов латышских коммунистов, а также из современных книг по истории следует, что именно латышские стрелки в октябре и ноябре 1917 года совершили переворот на территории Латвии, точнее — в северной Видземе.

Илзе Кригере: Нельзя сказать, что стрелки делали революцию. Но они были военной силой, вошедшей после этого в города Цесис, Валмиера, чтобы взять власть и установить порядок. На территории Латвии, как и в Петрограде, переворот произошел фактически без большого кровопролития. Необходимо пояснить, что разгром 12-й Российской армии начался уже осенью 1917 года с наступления немцев на Ригу. Русские части грабили как могли. У кого было ружье — тому принадлежала власть. Сохранились распоряжение с требованиями отнять у казаков полицейские функции, которые им были даны с 1915 года для обеспечения тыла рижского фронта. Людям и без того не хватало продовольствия, а тут еще начались казачьи грабежи. Командир 5-го Земгальского полка Юкумсс Вациетис издал приказ о том, что на находящейся в зоне ответственности полка территории стрелкам предоставляются полномочия полицейских, чтобы они могли защитить население от мародеров. Боец 2-го рижского стрелкового полка Мартиньш Энерстс Авотиньш в воспоминаниях пишет, что приходилось защищать местных жителей от солдат русских частей. Сказать, что в этих частях недоставало дисциплины, — это значит: высказаться слишком мягко. В регионе в то время была сконцентрирована армейская масса, были местные жители и большое количество беженцев. Централизованных поставок продовольствия для армии на момент переворота 1917 года уже не было. Грабежи стали бесконтрольными. Но централизованных поставок продовольствия не было также для населения северной Видземе. В сентябре и октябре сложилась беспрецедентная даже для военного времени ситуация — голод. Были случаи, когда люди умирали от голода. Вводились различные ограничения на продовольствие. Хлеб разрешалось печь только с различными примесями. Беженцев и учреждения пытались отправить в Видземе и в Россию, но из-за нехватки транспортных средств никого никуда отправить не могли.

В стрелковых частях еще в 1917 году создали институт комиссаров. Комиссар был в каждом полку, а комиссаром всех стрелков был назначен большевистский агитатор Семен Нахимсон. К тому же, незадолго до переворота во всех полках и районах были созданы революционные военные комитеты. Такие комитеты были также в местных земельных советах. Их единственная цель заключалась в руководстве перенятием власти и в контроле этого. Как я уже сказала, кровопролития не было, и все напоминало формальную процедуру. На самом деле некому было сопротивляться. Верные Временному правительству части были выведены еще в сентябре. И Валку, где ранее находился штаб 12-й армии, отдельные лояльные правительству Керенского подразделения покинули до того, как туда в начале ноября вошли стрелки и 436- й батальон Новоладожского полка. 2-й Рижский полк в Валке использовался для гарнизонной службы и поддержания общественного порядка. Иногда пишут, что стрелки вступали в отряды красногвардейцев, но это не совсем так. В красногвардейцы зачисляли прежних, уже демобилизованных стрелков или тех, кто вернулся из госпиталей. Они были инструкторами.

— Таким образом, в Латвии никто не оказал сопротивления перевороту?

— Я уже говорила, что был голод. Всем было почти что все равно. Может быть, даже существовала какая-то надежда, что станет лучше, потому что Временное правительство было неспособно решить ни один вопрос. Ни земельный, ни продовольственный, ни национальный. Хорошо известно, что сразу после того, как Керенский 1 (14) сентября 1917 года провозгласил Россию республикой, латышская делегация отправилась в Петроград с просьбой об автономии для Латвии. Это отклонили. А тут вроде появилась надежда. Никто не знал, с чем придет большевистская власть, потому что на словах все было красиво. Когда в Валке провозгласили так называемую Республику Исколата (Исполнительный комитет совета депутатов латышских стрелков, рабочих и безземельных крестьян) во главе с Фрицисом Розиньшем, была издана «Декларация о самоопределении Латвии». Конечно, говорилось, что Латвия входит в состав Советской России, но Республика Исколата первой издала декрет о том, что в государственных учреждениях и школах должен использоваться латышский язык. В Резекне был проведен Конгресс представителей Латгале, который принял решение о присоединении Даугавпилсского, Лудзенского и Резекненского уездов к видземсккой части Республики Исколата. Да, землю у поместий отняли и объявили собственностью республики, но крестьянам землю не раздали. Другое дело, что практически ничего не реализовали, потому что не могли. Только голод как был, так и остался.

— В Латвии среди стрелков о Ленине вообще кто-нибудь слышал?

— Стрелки очень хорошо знали агитатора Льва Троцкого. Ленина в Латвии не знал никто. Мне кажется, что его даже в России как следует никто не знал.

— В Петрограде тогда было много латышских рабочих с эвакуированных предприятий. Они сыграли какую-то роль в событиях 25 октября?

— Это вопрос, в котором часто многие путают, когда речь идет о Гражданской войне в России, рассуждая, если латыш, значит — стрелок. В Петрограде была очень большая и сильная организация латышских рабочих Prometejs, многие члены которой вступили в красную гвардию, потому что действительно придерживались очень левых взглядов. Латышские красногвардейцы из Prometejs во время переворота охраняли штаб большевистского восстания в Смольном. Стрелков для охраны Смольного — так называемую роту Смольного туда направили только в конце ноября. В роте было 340 человек — по 40 из каждого полка под руководством прапорщика Яниса Петерсона. Затем в Петроград для гарнизонной службы был направлен также 6-й Тукумский полк. Между прочим, это миф, что стрелки охраняли кабинет Ленина. Они обеспечивали внешнюю охрану, а не охрану конкретно кабинета Ленина, его охраняли красногвардейцы. Да, среди них были латыши. К примеру, некий Звиргздиньш. Правда, стрелки как охранники Ленина упоминаются в поздних мемуарах, но, извините, в запасниках нашего Военного музея с советских времен хранится целая куча воспоминаний господ пожилого возраста, в которых уже после Второй мировой войны рассказывалось о делах, к которым эти господа и близко не стояли. Они эти «воспоминания» просто списывали с книг… Мифов об этом времени много, а материалов, действительно основанных на личном опыте людей, очень мало. Разумеется, говорить, что латышские красногвардейцы сыграли важную роль в октябрьском перевороте, было бы большим преувеличением.

— Кому пришла в голову идея направить латышских стрелков в Петроград?

— Петерису Стучке! Он в то время находился Петрограде, был членом Революционного военного комитета. Предложение поступило от него. Между прочим, руководитель Республики Исколата Фрицис Розиньш был против отправки стрелков. В начале декабря 1917 года состоялся 5-й съезд стрелков, на котором было принято решение больше не направлять стрелков в Россию, хотя большевики постоянно требовали этого. Конгресс решил, что стрелки, прежде всего, должны заниматься поддержанием порядка в Балтии. Позже категорически отказались ехать в Россию 1-й Даугавгривский полк и 7-й Бауский полк. Необходимо упомянуть такое печальное событие: в Валке гарнизонную службу выполнял 2-й Рижский полк. Национально настроенные украинские солдаты провели там митинг с целью выразить поддержку праву Украины на самоопределение, Украинской Раде. 2-й Рижский полк по заданию Исколатстрела разогнал этот митинг. В мемуарах также много пишут о борьбе против банды грабителей «Черная рука» — стрелки поймали ее участников и расстреляли главарей. К сожалению, позже в феврале-марте 1918 года, когда после наступления немцев и Брестского мира большая часть стрелков оказалась в России, их использовали там как полицейскую силу. Однако у стрелков не было другого выбора — немецкий плен или Россия.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372647 Илзе Кригере


Украина. Латвия. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 октября 2017 > № 2444331

Чем Украина не Прибалтика? Экономическое чудо ближе, чем кажется

Обозреватель, Украина

Когда страны Прибалтики вышли из состава СССР, МВФ не предвещал им ничего хорошего — ведь идеологическая независимость не равно экономическая свобода. Что сделали Латвия, Литва и Эстония? Дерзко начали все сначала.

В первую очередь, они ввели равные условия для инвестирования, открыв экономику для иностранных вложений и для внутреннего бизнеса. И параллельно делали прозрачной банковскую систему. Лакомый кусочек в виде непаханого финансового поля получили скандинавские банки, которые помогли выплыть маленьким государствам с 30-процентным дефицитом бюджета в темные 90-е и не утонуть во время финансового кризиса 2008-2010 годов.

Оказавшаяся в сложнейшем геополитическом положении Украина может сейчас перенять опыт своих друзей и партнеров, тем более, что банковский сектор уже пережил самые тяжелые времена. Система очищена от «мусорных» банков, НБУ регулярно снимает валютные ограничения и даже мечтает снизить учетную ставку, что, если произойдет, закричит для стабильных банков зеленым сигналом: снижаем процентные ставки на кредиты! Дело осталось за малым — привлечь инвестиции и с мультипликатором влить их в выздоравливающую экономику. Но как придут эти инвестиции, когда и, самое главное, от кого? Разбирался «Обозреватель».

Лучшее время для прорыва

Исследование Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (MIGA) показывает, что количество инвестиционных проектов «с нуля» после значительного конфликта (внутреннего или внешнего) в среднем падает на 34%, тогда как количество инвестированного капитала — на 90%. В то же время ПИИ начинают восстанавливаться в среднем через три года после завершения масштабного военного конфликта.

ВВП Украины с конца 2016 года растет, но не такими темпами, каких бы хотелось.

Да, несмотря на не лучшие времена для украинской экономики, отсюда не ушли, например, крупные агрохолдинги, фармацевтические компании и банки (что показательно — иностранные в том числе), но у среднего бизнеса на переориентацию денег фактически нет. А поля для развития уже созданы: с 1 января 2016 года работает Зона свободной торговли с Евросоюзом, в 2017-м открылись рынки Канады, что дало возможность выйти еще и в США.

Кредит доверия

В 2014 году, в разгар массовой очистки банковской системы Украины, Нацбанк обязал финучреждения постепенно увеличивать уставные капиталы — к середине 2024 года до 500 миллионов гривен. Это важное решение было принято для того, чтобы обезопасить сам рынок от уязвимых банков и укрепить общее состояние. Первый отчетный этап — к 11 июля 2017 года нужно было иметь 200 миллионов гривен — прошел довольно спокойно. Крупные и средние банки с заданием справились, а мелким предложили альтернативные варианты: сдать банковскую лицензию, прекратить банковскую деятельность без закрытия юрлица, то есть стать финансовой компанией с сохраненной репутацией.

Увеличение капитала позволило банкам начать кредитование. Однако продолжать наращивать средства в нынешних реалиях сложно: собственникам, скорее всего, придется справляться собственными силами. В этом случае эффективный план развития может заинтересовать новых инвесторов и привлечь инвестиции как в сам банк, так и в рынок финансов. Ведь, как известно, каждый вложенный в капитал доллар позволяет обеспечивать до десяти долларов кредитной поддержки экономики.

Кто получит плюшки

Приток инвестиций, естественно, запустит бизнес: как застывший, так и новый. Кроме того, кредитным инструментом пользуются еще и местные органы власти. Финансовая децентрализация дала территориальным громадам рычаг для восстановления инфраструктуры, которая долгое время не просто не развивалась, а в лучшем случае латалась.

Многие общины недавно кинулись менять окна в больницах и школах, по кусочкам ремонтировать дороги, а вот особенные хозяйственники использовали поступления в бюджет с умом: берут кредиты в иностранных банках, которые благодаря низким «материнским» ставкам выдают ссуды под низкие проценты. Так, например, в Киеве появился новый общественный транспорт и коммунальная техника, а в Днепре возобновили строительство метро.

Впрочем, капитал нужен не только для инфраструктурных проектов — общенациональных и местных, но и для экспортных отраслей, в первую очередь, сельского хозяйства и высоких технологий. Это одни из самых перспективных и маржинальных отраслей, которые в силах запустить экономику Украины заново: создать рабочие места, привлечь новых инвесторов, вытянуть уровень доходов украинцев до среднеевропейского. Пока многие из «двигателей» работают за счет внутренних резервов. А представьте, если бы у них был легкий доступ к кредитным средствам?!

Инвестиции — толчок к прогрессии

По данным НБУ, в 2017 году увеличился чистый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) — до 194 миллионов долларов, 85% из которых были направлены в реальный сектор. В целом за восемь месяцев текущего года поступления (без учета операций по переоформлению долга в уставный капитал) почти вдвое превышали объемы за аналогичный период прошлого года.

«Главными инвесторами в Украину сегодня являются иностранные акционеры банков. С начала 2015 года зарубежные собственники банков вложили в свои украинские учреждения свыше пяти миллиардов долларов прямых инвестиций, что обеспечило две трети всего притока ПИИ в Украину за этот период», — отмечает старший советник «Альфа-Банка Украина» Роман Шпек.

Он обратил внимание, что украинская экономика по своей структуре не имеет иного пути перехода к устойчивому ускоренному росту, нежели посредством интенсивного привлечения иностранных инвестиций.

«Это даже не „велосипед", который надо самостоятельно изобретать. Именно через такой путь прошли наши соседи из Центральной Европы, впоследствии ставшие членами ЕС. На активном притоке иностранных инвестиций формировалось экономическое чудо во многих успешных странах Азии. Но несмотря на некоторое оживление экономики, мы испытываем дефицит иностранных инвестиций», — заявил Шпек.

По его данным, на Украине приток прямых иностранных инвестиций поддерживается в пределах 3% ВВП, тогда как мировая практика экономического рывка развивающихся стран говорит о том, что успех можно констатировать, когда приток ПИИ в страну составляет 5-10% ВВП на протяжении нескольких лет. «В масштабах Украины это означает 5 — 10 миллиардов долларов ежегодно», — уточнил старший советник «Альфа-Банка Украина».

«Иностранные инвестиции всегда были нужны Украине. В банковский сектор в том числе. Дело в том, что после национализации ПриватБанка образовалась монополия на рынке банковских услуг — Ощадбанк, Укргазбанк, Приват и Укрэксимбанк занимают более 50% рынка», —считает эксперт в сфере банковской деятельности Василий Горбаль.

По его словам, монополия всегда приводит к снижению качества сервисов. «Это нормально, такой закон конкуренции действует давно и по всему миру. Мы уже сейчас наблюдаем некоторое падение качества, поэтому новая кровь поможет внедрить новые инструменты, коммуникационные модели и подход к пиар-сопровождению», — уверен эксперт.

Кто готов рискнуть первым?

По словам Горбаля, после победы Революции Достоинства украинским банковским сектором заинтересовался знаменитый британский HSBC, который, кстати, работает в странах с вооруженным конфликтом. Все согласятся, что приход такого мощного банка оживил бы украинский финансовый рынок и был бы очень хорошим сигналом для других инвесторов, но мало кто верит в реальность столь скорого прихода в Украину крупных банковских групп. «Пока в Украине не будет работать ruleoflaw, пока не будет судебной реформы, реальной защиты прав кредиторов и инвесторов, защиты собственности — тотального потока инвестиций ожидать не стоит», — отметил инвестиционный банкир Сергей Фурса.

В таких условиях наиболее реальный вариант развития событий для банковского сектора Украины и экономики в целом — заход на рынок заинтересованных финансовых и нефинансовых групп из ближайшего зарубежья. Ведь именно такие инвесторы склонны к оправданному риску и готовы работать на таких волатильных рынках, как Украина. Появление таких групп-первопроходцев будет способствовать более активному восстановлению финансового рынка и предшествовать выходу крупных игроков, в частности мультинациональных корпораций.

Украина. Латвия. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 октября 2017 > № 2444331


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 31 октября 2017 > № 2376034

Латвия — единственная из трех прибалтийских стран, в которой после «окончания» СССР пролегла глубокая «граница» прямо внутри республики — между гражданами и негражданами, латышами и «нацменьшинствами», латышско- и русскоязычными жителями. В соседней Эстонии «русские» тоже выделились в обособленную группу, но там нет такого выраженного отличия в уровне жизни и в гражданских правах с «коренными». Соответственно, нет и серьезного гражданского конфликта. В Литве русскоязычная диаспора не так многочисленна и свои интересы почти никак не защищает, тем более, что гражданство там сразу дали всем желающим. Национальные конфликты там тоже есть, но не с русскоязычными, а с польским и белорусским меньшинствами.

А вот Латвия сама себя «загнала в уникальность», разделив своих жителей на два сорта — «правильных» и «неправильных». И этот конфликт, заложенный уже поколение назад, сегодня регулярно прорывается различными акциями протеста и непроходящим страхом перед «русской угрозой».

Поняв, что тактическими действиями давнее противостояние внутри общества ликвидировать уже не получится, власти Латвии хотят решить проблему стратегически — через приобщение всех «некоренных» жителей к латышскому языку и культуре прямо со школьной парты. Логика в этом есть, ведь главная проблема внутреннего размежевания Латвии — языковая. И, по большому счету, негражданин может стать гражданином Латвии, просто выучив язык страны, в которой живет. Но на практике большинство русскоязычных этого не хотят и предпочитают оставаться в странном статусе «негражданина», не имея возможности участвовать в выборах и заниматься многими видами деятельности.

Феномен негражданина

Российские СМИ очень часто упоминают «неграждан Латвии», но крайне редко объясняют, что же означает это понятие. А за ним скрывается настоящий феномен, так как подобный статус прежде был не известен юридической науке (в отличие от статусов «иностранец» или «апатрид»). В его появлении виновны латвийские политики самого конца 80-х — начала 90-х, всю жизнь боровшиеся с «советской оккупацией» и в 1991-м решившие «закрепить победу».

Юридическое основание появления этой категории людей — решение Верховного Совета Латвии от 15 октября 1991 г. «О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации», по которому гражданство Латвии было признано только за примерно 2/3 жителей страны — гражданами довоенной Латвии и их потомками.

Для сравнения: история соседней Белоруссии (граничит с Латвией) — ничуть не менее сложная и драматичная, но там в 1991-м даже самым радикальным националистам и в голову не приходило одной части населения дать гражданство, другой — не дать. То есть в белорусском обществе «нулевой вариант» (когда гражданство получили все, кто на момент объявления независимости был прописан в республике) присутствовал просто по умолчанию и признавался обществом как единственно допустимый.

В Латвии все вышло иначе. Негражданами в 1990-х стали люди, переселившиеся в Латвийскую ССР из других республик в 1940—1989 годах, и их дети. И автоматически — что легко было предвидеть — неграждане стали главным фактором нестабильности в латвийском государстве. Таковым и остаются, хотя их число сильно сокращается. Если в середине 90-х численность неграждан была около 730-740 тысяч человек, то на начало 2017 года их уже около 242 тысячи (11,39% населения страны). Две трети неграждан — старше 51 года, приблизительно 2/3 из них составляют этнические русские.

С 1995 года закон о статусе неграждан менялся семь раз. В итоге сегодня неграждане не имеют избирательных прав, хотя могут состоять в латвийских партиях и делать им пожертвования. Ограничены они также в профессиональной деятельности: не могут служить в армии, правоохранительных органах, охране тюрем, работать чиновниками, адвокатами, нотариусами, фармацевтами, работниками Службы государственных доходов и ЗАГСов. Также существуют ограничения в социальных и экономических правах: в приобретении недвижимости, в правах на приватизационные сертификаты, в подсчете пенсионного стажа, в праве ношения оружия, в выезде без виз в ряд стран. Латвийский комитет по правам человека насчитывает 80 различий между правами граждан и неграждан Латвии.

Пройти процедуру натурализации и стать гражданином Латвии для негражданина вроде бы несложно. Требуется принести обещание верности Латвийской Республике, уплатить пошлину, сдать экзамены по латышскому языку, конституции, гимну и истории Латвии. Латвийское государство обязалось предоставлять гражданство всем, кто выполнил предусмотренные законом требования. К концу июля 2015 года натурализацию прошли 143 061 человек. Однако многие (в основном — русскоязычные) от нее просто отказываются. По данным Управления натурализации, основные причины таковы: убеждение, что гражданство полагается им по праву — 34,2%, недостаточное владение латышским языком — 23,2%, трудности со сдачей экзамена по истории — 20,5%, меньшие расходы неграждан на визы в ряд стран, включая Россию — 20,2%, размер пошлины — 20,2%. Более позднее исследование показало, что 45% опрошенных неграждан считали свое владение латышским языком недостаточным для натурализации.

Принудительное объединение через образование

23 октября в Риге, у здания Министерства образования и науки, прошла первая акция протеста против перевода средних школ национальных меньшинств на латышский язык обучения. Эта реформа была анонсирована в октябре, и во многом ее положения аналогичны похожей реформе 2004 года. Суть одна: власти Латвии понимают, что, несмотря на сокращение численности неграждан «естественным образом», сам по себе институт негражданства еще очень долго будет оставаться дестабилизирующим фактором, а сами неграждане — «пятой колонной» России не только в Латвии, но и в целом в странах Прибалтики. Самое логичное решение проблемы — начать с детей. В 2004 году реформа школ нацменьшинств предусматривала увеличение до 60% доли предметов, которые изучаются на латышском языке в старших классах (10-12-м). Официальное обоснование той реформы — обеспечение равных возможностей для выпускников латышских и нелатышских школ.

Теперь предложение Министерства образования и науки предусматривает полный переход образования в старших классах школ нацменьшинств на латышский язык. Планируется, что на родном языке ученики таких школ смогут осваивать только сам язык, литературу и предметы, связанные с культурой и историей. Все это будет происходить постепенно. Первый этап — отказ от принятия ответов на экзаменах в 12-м классе на русском языке, и это правило вступит в силу уже в 2018-м. В 2019—2020 годах изменится модель преподавания в основной школе, чтобы к концу 9-го класса 80% учебного материала преподавалось на латышском языке. Отвечать на экзаменах девятиклассникам с 2019-го также придется на госязыке. Финал реформы намечен на 2020/2021 учебный год, когда все общеобразовательные предметы в старших классах будут переведены на латышский.

Реформа затронет и дошкольные учреждения. С 2018/2019 учебного года в детских садах для детей нацменьшинств будет введена программа интенсивного изучения латышского языка.

13 лет назад школьная реформа вызвала большое сопротивление у неграждан Латвии. Весной 2003 года был создан Штаб защиты русских школ, ставший главным организатором акций протеста. С 2003 по 2005 годы прошло около 200 пикетов и манифестаций против реформы. Самая крупная акция, собравшая порядка 30 тысяч участников, состоялась 1 сентября 2004-го. Резонанс в СМИ получила также многодневная голодовка, в которой участвовали 10 человек.

Согласно опросу Балтийского института социальных наук, в 2004 году реформу поддерживали только 20% учителей школ нацменьшинств, 15% учеников и 13% родителей.

Сегодня, согласно опросу компании общественного мнения TNS, школьную реформу поддерживает 61% «экономически активного населения Латвии», не поддерживает — 34% и 5% не смогли дать конкретного ответа. По публикациям в СМИ и дискуссиям в соцсетях видно, что сегодня и нелатышское население расколото. Например, популярно мнение, что отказ от русского языка в старших классах повысит в дальнейшем конкурентоспособность выпускников на рынке труда.

Конечно, акции протеста будут и теперь. В них собираются участвовать те же, кто защищал школы в 2004-м: представители Штаба защиты русских школ, Русского союза Латвии, Латвийского комитета по правам человека, Русского общества в Латвии, Союза граждан и неграждан, Русской общины Латвии и других подобных организаций. Но уже сейчас можно с уверенностью сказать: сопротивление реформе будет значительно слабее, чем 13 лет назад. И у этого есть конкретная причина.

Естественная натурализация

Уже четверть века Латвия живет своей, самостоятельной жизнью, и как бы ее национальные меньшинства не противились этому, как бы не отождествляли себя с другими странами (прежде всего — с Россией), с ходом времени они неизбежно все больше ассоциируют себя с Латвией как «своим» государством.

По результатам недавнего исследования Министерства культуры, представители нацменьшинств в Латвии становятся все более лояльными, активными на выборах (речь о тех, кто получил статус гражданина страны) и ощущающими принадлежность к этому государству. Однако, как пишет газета Latvijas avīze, при этом представители нацменьшинств по-прежнему лучше всего отзываются о советском периоде в истории Латвии, а картина с владением и использованием нацменьшинствами латышского языка остается «самой печальной».

Но в целом результаты исследования выглядят для нынешней власти вполне позитивными. Если два года назад только 67% опрошенных представителей национальных меньшинств заявили, что чувствуют принадлежность к Латвии как к стране, то теперь цифра выросла до 84%. Связь с Россией, наоборот, уменьшается — 21% против 28% два года назад.

«Отношение представителей нацменьшинств становится более лояльным, число разногласий между латышами и представителями других национальностей по многим вопросам уменьшается. Самую большую гордость за свою страну нацменьшинства испытывают в случаях, когда Латвия добивается международных успехов в культуре и спорте», — говорится в отчете Минкульта.

Газета Latvijas avīze очень критически отнеслась к этим данным. Ее журналисты акцентируют внимание на том, что хотя число представителей нацменьшинств, которые говорят о неприемлимости депортаций 1941 и 1949 годов, резко выросло (с 29% до 44%), они по-прежнему считают времена нахождения Латвии в составе СССР лучшими. Более половины — 55% — уверены, что «тогда было скорее хорошо, чем плохо», а еще 16% — «очень хорошо» (правда, всего пару лет назад таких было 29%). Критически к данному историческому периоду относятся лишь 11%, отмечает газета.

Без скандала — никак

Конфликты между гражданами Латвии и русскоязычным меньшинством (именно так выглядит разделение общества, если назвать вещи своими именами), к сожалению, регулярно инициируются с обеих сторон. Если не считать нынешней школьной реформы, предыдущий крупный скандал, причем с международным резонансом, разгорелся в мае нынешнего года.

19 мая в издании «Национальные вести» была опубликована статья депутата Сейма Латвии Эдвина Шноре, в которой он цитировал слова довоенного министра по общественным делам Адольфа Берзиньша: «Если один раз пустишь русскую вошь в шубу, вывести ее будет сложно». «И действительно, мы видим, что приехавшие в советское время русскоязычные хотя и постоянно ругают Латвию, отсюда не уезжают», — написал в статье Шноре.

Скандал разгорелся нешуточный. Возмутился российский МИД, а депутаты Сейма от партии «Согласие» обратились в парламентскую комиссию по этике с просьбой дать оценку высказываниям Эдвина Шноре. Однако позднее, уже в июле, проведя проверку, латвийская Полиция безопасности (ПБ) решила не начинать уголовный процесс о высказываниях депутата Эдвина Шноре «о русских и вшах». ПБ приняла решение отказать в возбуждении уголовного дела, потому что, по ее мнению, в происшедшем не констатированы признаки преступления.

И вот теперь, комментируя упомянутое исследование Министерства культуры Латвии, газета Latvijas avīze приводит высказывание Эдвина Шноре, в котором он обвинил нацменьшинства в «ненастоящей принадлежности». «Их чувство принадлежности растет, но какой Латвии они хотят принадлежать? Такой, где можно обойтись русским языком!» — говорит Шноре. Его не устраивает, что «русскоязычные свободно наслаждаются культурными и художественными мероприятиями на русском языке, используют его в общественном транспорте, магазинах и других местах». Политик назвал нынешнюю ситуацию «печальной» и констатировал, что «установка на интеграцию на основе латышского языка провалилась».

Однако есть повод «печалиться» и другой стороне. Сейм отклонил законопроект «О прекращении предоставления детям статуса неграждан», который был внесен президентом Раймондом Вейонисом. Причем речь шла лишь о детях, которым только еще предстоит родиться. «Бояться людей, которые родятся в Латвии, на мой взгляд, совершенно неправильно. Нужно уже однажды перестать тиражировать последствия советского периода…», — отмечал Вейонис. Однако большинство в парламенте продолжает чего-то «бояться».

Денис Лавникевич

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 31 октября 2017 > № 2376034


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 27 октября 2017 > № 2366247

«Националы» против неграждан. За что судят лидера «Конгресса неграждан» Александра Гапоненко?

Янис Ласманис (Jānis Lasmanis), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

За последние восемь лет Полиция безопасности Латвии ежегодно возбуждала не менее шести уголовных дел за разжигание ненависти. Не все уголовные дела оперативно доходили до суда, но на этой неделе перед судом за разжигание национальной ненависти предстал лидер «Конгресса неграждан» Александр Гапоненко.

С заявлением в Полицию безопасности (ПБ) в связи с возможным разжиганием национальной ненависти в начале 2015 года обратились депутаты Сейма Эйнарс Цилинскис, Гайдис Берзиньш и Вейко Сполитис. Их внимание привлекла публикация Гапоненко, размещенная на сайте социальной сети Facebook.com.

Гапоненко поместил ссылку на написанную им и опубликованную российским информационным агентством Notum.info статью «Балтия в огне: от факельных шествий неонацистов до начала большой войны». В публикации активист выражает мнение, что в государствах Балтии ведется активная подготовка основной нации к участию в военных действиях. «А ориентируется элита Балтии на опыт довоенных республик, в которых в 30-е годы были установлены мягкие нацистские режимы. В годы войны правящая элита основной нации практически в полном составе перешла на службу к немцам и с большой радостью участвовала в уничтожении неполноценных этнических элементов — евреев, цыган, славян», — пишет Гапоненко и высказывает опасения, что повторить такие действия страны Балтии готовятся уже в ближайшее время.

В ПБ посчитали, что таким образом Гапоненко совершил деяние, предусмотренное 78-й статьей Уголовного закона, — разжигание национальной, этнической и расовой ненависти. За такое деяние Гапоненко грозит лишение свободы до пяти лет, принудительные работы или денежный штраф.

В свою очередь, прокуратура, поясняет, что, опубликовав статью такого содержания, Гапоненко нарушил Конституцию Латвии и положение Европейской конвенции о правах человека и основных свободах, которое относится к свободе слова, а также норму Международного пакта ООН о гражданских и публичных правах.

Суд начал рассматривать дело 23 октября, но следующее судебное заседание состоится только летом будущего года. Тем временем, Гапоненко не считается виновным в инкриминируемом ему деянии и использует все гарантированные в Конституции свободы, в том числе свободу передвижения.

Например, в начале октября он гостил в аннексированной Россией части Украины, где принял участие в дискуссии круглого стола зарубежных украинцев, во время которой впервые за все время своей активной деятельности позиционировал себя как живущего в Латвии украинца и заявил, что живущие в Латвии украинцы не воспринимают себя как отдельную от русских нацию. «У нас единая цивилизация, в рамках которой мы живем. Мы болезненно воспринимаем раскол Украины, радуемся присоединению Крыма к России», — сказал активист на проходившем на русском, а не на украинском языке мероприятии.

Случаи, когда деятельность радикально настроенных лиц привлекает внимание ПБ, не редки. Так, за период с 2009 года по 78-й статье Уголовного закона возбуждено 95 дел. Больше всего работы у службы безопасности было в 2013 году, когда она возбудила 22 таких дела, в прошлом году — восемь. В свою очередь, уголовное преследование и передача дела в суд требуют длительного времени: в 2015 и 2016 годах в суд было передано по пять дел, а в первой половине этого года — одно.

В поле зрения ПБ попадают как левые, так и правые радикалы. На рассмотрении суда, кроме дела Гапоненко, находится также дело его единомышленника Иллариона Гирса, по которому он обвиняется в разжигании национальной ненависти. В свою очередь, в 2011 году за разжигание национальной ненависти к русскоязычным был осужден Ингус Граудиньш, которого приговорили к условному наказанию. До сих пор на рассмотрении суда находится дело, обвиняемым по которому является один из основателей движения «Хельсинки-86» Линардс Грантиньш.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 27 октября 2017 > № 2366247


Польша. Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364638

Русский язык — это элегантно!

Польский актер Даниэль Ольбрыхский про съемки в Латвии, политику Польши, дружбу с Высоцким и Михалковым

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

Высоцкий, Окуджава, Барышников, Михалков, Кончаловский, Бондарчук, Поланский — все эти небожители были Володьками, Мишками и Никитками для актера Даниэля Ольбрыхского, звезды польского кино и театра международного уровня. Сегодня Даниэль воюет с правящей партией Польши и шлет наказы Путину через Михалкова. Разговор портала Delfi с актером случился на рижском еврейском кладбище, где он снимался в фильме «Ван Гоги».

В чем заключается сюжет картины «Ван Гоги» — пока тайна. По словам режиссера Сергея Ливнева, это история отца и сына, которых играют Даниэль Ольбрыхский и Алексей Серебряков. Латвия играет Латвию. Но главные герои — не латыши, а евреи. Ольбрыхский признался, что вспоминать русский язык ему было непросто: «В польском всегда ударение на предпоследний слог, во французском — на последний, а у вас всякий раз думаю — пИсать или писАть?» Впрочем, глядя, как он уверенно держится перед камерой и произносит свои слова, трудно даже усомниться в том, что все у него получится.

Delfi: Как русский язык пришел в вашу польскую жизнь?

Даниэль Ольбрыхский: Все воспитанные люди хоть немножко выросли на чудесной русской литературе. Неудобно как-то не читать Толстого, Достоевского, Чехова… В молодости я зачитывался модным тогда Достоевским (я потом даже Раскольникова играл в телеспектакле), но сейчас в зрелые годы люблю возвращаться к Толстому.

— А сейчас среди польской молодежи модно читать Достоевского и Толстого?

— Сейчас у молодежи, похоже, вообще, не модно читать. Смотрю, как растет мой внук, и не замечаю, чтобы литература была для него чем-то важным. Это у меня на прикроватной тумбочке 10-20 книг всегда стоит — на любое настроение. Я их просто пожираю и больше всякого кино люблю.

И еще я всегда любил русские песни. Мелодии русского языка все мое поколение училось на Булате Окуджаве — в гимназии еще. Мы знали его песни наизусть: сидели у костров с гитарками и пели «Простите пехоте», «Солдатские сапоги»… это было элегантно! Мы росли на них и, благодаря им полюбили русский язык всей душой.

Булат знал про нашу любовь и часто приезжал в Польшу. Была его известная фраза: «Из всего социалистического лагеря Польша — самый веселый барак». Благодаря тому, что я довольно рано стал популярным актером, я имел счастье познакомиться с Булатом — нас свела Агнешка Осецка — переводчица многих его текстов. Мы очень тепло общались в узком кругу. Он прекрасный, умный, скромный и очень интересный. Он мне всегда говорил: «Даниэль, не забывай быть хоть немного самоироничным!»

— В России вы как впервые оказались?

— Моей первой поездкой за границу были Москва и Ленинград — с фильмом Анджея Вайды «Пепел». Тогда познакомился с верхушкой советского кино — Сергеем Бондарчуком и Григорием Чухраем, а в Питере попал на репетицию пьесы «Идиоты» у Георгия Товстоногова, где Кеша Смоктуновский с Евгением Лебедевым репетировали в свитерах. Мы ужинали вместе в гостинице, я хотел познакомиться со Смоктуновским поближе и спросил у швейцара: а где тут самый близкий ночной клуб? Кеша сделал страдальческое лицо, швейцар задумался и ответил: «В Варшаве!» И, подумав еще, добавил: «Нет, самый близкий все же, наверное, в Хельсинки».

— В общем, Россия была немного другой, чем сейчас.

— Так. Но люди мало изменились — у нас очень артистичный сосед. И я те годы вспоминаю с большим теплом — мою дружбу с невероятными людьми из Дома кино и Дома литераторов.

— Высоцкий и экс-рижанин Михаил Барышников в то же время появились в вашей жизни?

— Ой, точно, Миша ведь рижанин — надо ему позвонить, что я тут.

— Он недавно получил почетное гражданство Латвии и бывает тут, может, встретитесь.

— Тут, да, но не в России. Он мне сказал, что пока этот труп из Мавзолея не будет нормально похоронен на кладбище, Миша не приедет в Россию.

— Как вы познакомились?

— Через режиссера Романа Поланского — Миша с ним был знаком, даже дружен, кажется. Мы с ним часто пересекаемся в Париже, Нью-Йорке, Варшаве. Уже после смерти Высоцкого мы встретились с Мишей в парижском кафе — он готовился к картине «Белые ночи» (Тейлора Хэкфорда), где играл самого себя, и мы с Мариной Влади ему сказали: «Ты обязательно должен станцевать Высоцкого. И он это сделал — появилась сцена, где он танцует «Чуть помедленнее, кони!» Мы с Мариной ее авторы.

— А Высоцкий как возник в вашей жизни?

— Задолго до нашего знакомства я о нем слышал, когда его песни еще не были так популярны в Польше. Меня его песне научила супруга нашего режиссера Ежи Гофмана Валентина с Украины, но ни она мне не сказала, ни я не знал, что это Высоцкий — я всюду ее пел под гитару: «В тот вечер я не пил, не пел. Я на нее вовсю глядел…»

А познакомились мы с Володей очень смешно. Во время кинофестиваля в гостинице «Россия» ко мне был приставлен «переводчик» — поскольку, никакого перевода с русского мне не требовалось, было сразу ясно, кто он — младший лейтенант КГБ. И вот сидим мы с рюмочками, пьем на полуэтаже, и тут он застыл в изумлении: смотри, кто из лифта выходит! Это — Владимир Высоцкий. Оборачиваюсь — идет невысокий молодой человек в джинсах. Он улыбнулся — было видно, что он тоже знает, кто я. И мы разошлись.

Вернулись мы с «переводчиком» в бар. Он наливает по рюмке себе и мне. И он говорит: «То, что я тебе сказал, что он актер, пот и наша легенда — это все правда, но самое важное…» Тут лейтенант осмотрелся по сторонам, проверил под барной стойкой, отключил что-то у себя в пиджаке и продолжил фразу: «…он..бет Марину Влади!» До сих пор, когда мы с Мариной встречаем незнакомых с этой историей людей, она просит: «Даниэльчик, расскажи им, как ты познакомился с Володькой!»

— Вы общаетесь до сих пор?

— Конечно, это ж сестренка моя! А с Володей у нас была такая глубокая дружба, что он называл меня своим братом. Как и я, он сильно не любил самолеты, потому в Париж к Марине ехал всегда через Варшаву и останавливался у меня. А когда за два года до его смерти я переехал в Париж, мы встречались и общались там.

— На похоронах вы не были?

— Не был, я тогда снимался в фильме Клода Лелюша. На девятый день мы с Мишей Шемякиным устроили поминки в мишиной парижской квартире. А на 40 дней я обещал Марине прилететь в Москву, и клятву сдержал. Хотя в Польше в то время была очень накаленная ситуация — наш август, на котором я с Лехом Валенсой стоял. Получить паспорт и приехать в Москву было нелегко. В их крохотной квартирке на Малой Грузинской собралась вся интеллектуальная Москва. А вокруг Ваганьковского кладбища стояли огромные костры, в которые молодежь бросала разбитые гитары. Я об этом стихотворение написал, которое есть в моей книжице воспоминаний «Поминки по Высоцкому». Ее перевели и на русский. Одну такую книгу я даже подарил Путину, когда десять лет назад он пригласил к себе на ланч на Рублевке членов жюри Московского кинофестиваля и меня.

— Еще один ваш яркий и очень многогранный друг — Никита Михалков.

— Мы с моим другом Никиткой — ровесники, он младше меня на несколько месяцев. И ощущение такое, что знакомы с детства. На самом деле, встретились мы в 1971 году — я получил приз на Московском кинофестивале за лучшую мужскую роль в картине Анджея Вайды «Березняк». Нам тогда было по 20. То, что Никита большой режиссер, я понял сразу, как увидел его дипломный фильм «Спокойный день в конце войны». Хотел с ним работать. И вот он позвал меня в свой «Сибирский цирюльник». У меня было 30 съемочных дней, а у великого английского актера Ричарда Харриса — 33. Никита наснимал материала на семь часов экранного времени, я ему говорил: «Ты с ума сошел — сериал, что ли, снимаешь!» А он взял потом и порезал меня. Я там только мелькаю. Никита сказал, что он позже смонтирует сериал, где я буду во всей красе, но что-то я не видел никакого сериала…

— За годы вашего знакомства Никита для вас сильно изменился? Ваша дружба сохранилась?

— Ее испортить трудно — все же Никита очаровательный и невероятно талантливый человек. Мы редко сейчас общаемся. И это неплохо, иначе бы сильно спорили, наверное. Он и с братом любит поспорить. Андрон, когда ставил своего «Короля лир» в Варшаве, рассказывал, что когда они с супругами поехали кататься на лыжах, то ни одного ужина мирно не заканчивалось.

— А теперь у вас еще и политические разногласия с Михалковым?

— Да, говорят, что он слишком в политику пошел.

— «Говорят» — не то слово! Вы же ему письмо написали, с просьбой походатайствовать перед Путиным насчет освобождения режиссера Олега Сенцова.

— Я ему написал, что, по моим сведениям, Путину достаточно лишь пальцами щелкнуть, чтобы человека освободили. А Никита с Путиным всегда был близок. И в его ответе был весь Никита последнего времени. Он сказал: дорогой Даниэль, мы не настолько византийская страна, чтобы президент мог что-то диктовать свободному суду. Если режиссер невиновен, он не будет в тюрьме, наверное. Думаю, что Никита считает: у России должен быть царь. Хороший и умный.

Но даже если предположить так, то чем режиссер может быть опасен для России? Он что, бандит, убил кого-то? Даже в царские времена не было таких политических преступников. Мир смотрит на Россию, как на страну монстров каких-то… Надеюсь, что рано или поздно, если народ несогласен с таким — он выберет другую власть. А если народ считает, что власть может делать, что хочет, то он сам и заслуживает такую власть — сам виноват. Лично я люблю вмешиваться в политику. В отличие от Никитки, я почти всегда выступаю против действующей власти, чтобы ей спокойно не сиделось. Уверяю вас, в каждой стране — есть за что.

— И вам это сходило с рук?

— Ну уж нет. Я был даже запрещен. В советское время я был активным членом «Солидарности», в самом ее эпицентре — в Гданьске, подписывал письма против власти. Мы дружили с Лехом Валенсой, когда еще он был рабочим в Гданьске и никто подумать не мог, знал, что он станет президентом. В 80-х в Польше для меня не было работы. По телевидению меня не показывали. Мои зарубежные фильмы — «Жестяной барабан» и «Диагональ слона» — получали «Оскаров», а на родине об этом не написали ни слова. Только когда Элем Климов (тогда время председатель Союза кинематографистов СССР) позвал меня на Московский кинофестиваль, в Польше для меня все запреты кончились в 1989 году. А до этого что же… Я был правой рукой главного врага коммунистов Валенсы.

— Когда советский строй закончился, и в Польше к русским относились не очень — как это отразилось на вас, русофиле?

— Никак. Думаю, старая система должна была рухнуть намного раньше — это же ужас просто, что навыдумывал Карл Маркс и развили Ленин, Сталин, Хрущев и наши политики-покойники!

— Ну вот, а гостивший недавно в Риге Далай-лама сообщил, что он — убежденный марксист!

— Дурак, значит. Гениально про всю эту задумку Маркса высказался президент Линкольн в Конгрессе США — он сказал: «Господа, конгрессмены! Иногда и нам надо посмотреть на то, что в Европе происходит. Недавно прислали мне книжку — не то Карла, не то Чарли Маркса. О-очень интересно — вот послушайте, только не смейтесь: чтобы бедным стало лучше, надо грабить, а иногда даже убивать богатых… Но кто из бедных будет работать, если богатых не будет? Это же парадокс! Не смейтесь, но в Европе такой идиотизм в книжках пишут… О, тут еще написано о том, что это политика любви между людьми и народами. Ничего у них из того не выйдет — слишком дурно написано». Но вышло, и вышло на десятки лет. А потом одно зло ушло — так другое постучалось в двери. И у нас, и у вас. Уверен, что были бы живы Володя и Окуджава, они бы спели про это свои крепкие песни.

— Про то, что происходит в России, мы неплохо информированы. А что у вас там случилось? Вы снова против власти?

— Я резкий противник партии, которая сейчас руководит страной, и ее лидера Ярослава Качиньского.

— И что вам не нравится? Из Риги ощущение такое, что все там у вас идет в гору. Латвия завалена польскими товарами. Завидуем!

— Экономический подъем шел с первых лет независимости — тут уже трудно что-то испортить. И сегодня Польша открыта и свободна. Уже то, что я могу по телевизору жестко критиковать мистера Качиньского и его партию — это уже хорошо. Правда, не все каналы меня показывают. Общественным телевидением Польши завладели люди партии Качиньского — меня там не было три года. Но есть другие каналы. В общем, зло никуда не исчезает.

— В чем оно?

— Это демократически избранный ужас. Надеюсь, что его также демократично можно будет и убрать со временем. Главное, чтобы поляки не проспали следующие выборы — три года назад половина не пришла. В тоге сегодня правит партия, чья политика основана на ненависти к людям, которые думают иначе, чем они. Они яростно настроены против интеллигенции, глубоко националистичны и шовинистичны, сеют ярый антисемитизм, пропагандируемым с радио «Мария» — мы подозреваем, что им руководит бывший агент КГБ, который пустил корни в Польше. И на уровне Европы они показывают свою дурость: 27 стран голосовало за то, чтобы наш бывший премьер Польши Дональд Туск продолжал свою миссию, как президент Европейского Совета. Против — только делегат из Польши, который из партии Качиньского. Не дай бог, кто-то прыгнет выше него.

— Раз такое руководство вы себе выбрали демократическим путем — значит, такие идеи востребованы. Как и в США востребован Трамп…

— Черт его знает! Это какая-то дурость польских избирателей. А теперь многие говорят: если бы я знал, никогда бы так не голосовал. А что тут не знать?

— Почему, прожив в Париже 10 лет и став звездой мирового масштаба, вы все же предпочитаете жить в Польше?

— Мне так удобнее — тут работать и жить. Это моя страна, даже если что-то тут не так. Это даже лучше — есть с чем поспорить. Тут же не диктатура генерала Ярузельского, который, как я позже узнал, меня очень уважал. И я его тоже.

Польша. Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364638


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361557

Пушкин как агент Путина

Александр Гильман, Delfi.lv, Латвия

Зачем латвийские власти так изощренно издеваются над русской школой? Объяснения, которые они приводят, абсурдны: вполне достаточно ввести экзамены и все прочие виды проверок знаний со стороны государства на латышском. Все остальное можно отдать на откуп школам и родителям, и пусть те сами выбирают из многих методов те, которые приведут к поставленной цели — знанию и предмета, и латышского языка. Ответ на этот вопрос лежит далеко от сферы педагогики.

Начать надо с важнейшего различия между титульной и инородческой частями населения Латвии. Для латышей независимое латвийское государство является высшей ценностью хотя бы потому, что столь небольшие народы редко имеют свое национальное государство, а нашим соседям оно еще и досталось относительно легко. Для русскоязычных латвийцев оно такой ценностью быть не может, поскольку с объявлением Латвией независимости они из большинства стали национальным меньшинством со всеми вытекающими из этого неприятностями.

Следовательно, у латышей всегда будут опасения — не захотят ли русские присоединиться к России, если такая возможность будет. Они же сами ценят право жить в своей стране — почему соседями не может овладеть столь же естественное чувство? До поры до времени эти опасения были умозрительными, но крымские события стали настоящим шоком. Два миллиона добропорядочных граждан Украины радостно встретили врага и восторженно проголосовали за переход полуострова в его собственность.

Возникает вопрос, как могут поступить в такой ситуации русскоязычные латвийцы? И что надо сделать, чтобы они так не поступили? Как добиться того, чтобы принадлежность к государству в самоощущении человека оказалась бы сильнее принадлежности к собственному народу?

И тут выясняется неприятная вещь: фактором риска является русская культура. Как ни странно, все эти писатели — откровенные агенты врага, даже если они умерли сотни лет тому назад.

Например, Александр Сергеевич Пушкин тлетворно влияет на души соотечественников не только потому, что был придворным, то есть кем-то вроде сотрудника современной администрации президента России, или потому, что написал шовинистическое стихотворение «Клеветникам России». Пушкин опасен именно мощью своего таланта. Аполлон Григорьев сказал про него знаменитую фразу «Пушкин — наше все». Если наше — то чье? Очевидно, русского народа. Таким образом, латвийский поклонник пушкинского таланта, разделяющий это мнение, относит себя к русскому народу. А русский народ живет в основном в России. И избирает своим национальным лидером в должности президента страны Владимира Владимировича Путина. Поэтому естественно, что проживающие вне России представители русского народа должны с таким выбором солидаризироваться. И если Путин пошлет «вежливых людей» в Латвию, то встретит их не как врагов, а как освободителей.

Получается, покойный Пушкин является опаснейшим агентом Кремля, продолжающим вербовать нелояльных латвийцев. Ту же роль играют и прочие культурные деятели. Даже если они при жизни находились в непримиримых противоречиях с современной им российской властью. Множество выдающихся россиян вынуждены были покинуть Россию. Они враждовали с нею с разных позиций: Герцен или Синявский — с либеральных, Бунин или Солженицын — с консервативных.

Но от этого их творчество не менее вредно. Потому что и в политической эмиграции они оставались россиянами. Они хотели строить другую Россию — но от этого страна их мечты не переставала быть Россией. Соответственно, их поклонники не перестают относить себя к русскому народу со всеми вытекающими отсюда опасными выводами.

Опасны даже те, кто сегодня жестко критикует российскую власть. Борис Акунин, например, категорический противник аннексии Крыма, он уехал во Францию. Но пишет он для россиян и заинтересован, чтобы его книги покупались. Поэтому действие его книг происходит в России, причем порой — в тех ее частях, которые сегодня Россией быть перестали, романы-то исторические. И читая их, непременно задумываешься, что тогдашняя политическая география была получше нынешней…

Трагедия Латвии в том, что для нее опасен любой строй в России. Сегодняшняя Россия болеет имперскими фантомными болями и периодически присоединяет к себе утраченные кусочки — то Южную Осетию с Абхазией, то Крым. Но если к власти придут либералы, а страна примет политические ценности Запада, то со временем вступит в Евросоюз и НАТО. Граница исчезнет, сотни тысяч россиян захотят поселиться в тихой малолюдной Латвии с нашим прекрасным сервисом и всеобщим знанием русского языка — и никто им не сможет запретить. Это было бы почти столь же сильным ударом по национальному государству, как ввод войск.

Можно сформулировать. Русский язык, как большинство других европейских, в том числе латышский, — глубоко национален. Вся русская культура сконцентрирована на одной стране — России. И полюбивший эту культуру человек непременно ощущает свою сопричастность России. Именно поэтому эта культура опасна для Латвии, ибо Россия несет для нее геополитическую угрозу самим фактом своего существования по соседству.

Следовательно, залогом государственной безопасности Латвии является ее избавление от русскоязычных, как носителей этой опасной культуры. В 30-40-е годы прошлого века латышским патриотам удалось в кратчайшие сроки избавиться от немецкой и еврейской общин, здорово улучшив демографическую ситуацию. Сегодня столь брутальные методы не проходят, приходится прибегать к ассимиляции и выдавливанию. Причем целесообразно усилия сосредоточить на новых поколениях, которые еще не испорчены пушкинской пропагандой.

В местностях, где процент русскоязычных невелик, это удалось легко и просто. Русские классы закрывались за малочисленностью, ребята учились на латышском безо всяких излишеств в виде русской литературы. Потом они либо уезжали из родного городка, либо вступали в брак с латышами, и следующее поколение росло вполне латышским.

Но в больших городах поступать таким образом невозможно, хотя националисты все время требуют создания единой латвийской школы с единым латышским языком обучения. Потому что если в классе русских и латышей окажется примерно поровну, то неизбежно языком общения наряду с латышским станет и русский. А это противоречит идеологии нашего государства, которое стремится ограничить употребление русского языка и познания в нем латышей. Не приведи господи, еще проснется интерес к имперской культуре.

Поэтому приходится принимать компромиссные решения. Русскую школу решено сохранить. Чтобы она отличалась от нормальной, в ней по-прежнему продолжат обучать русскому языку и прочим враждебным наукам — чем-то приходится жертвовать. Но взамен надо сделать так, чтобы ученики выходили из этих школ с как можно меньшим объемом знаний. Вот отсюда и идея, что русские учителя должны преподавать русским ученикам физику на латышском. Потому что другие методы достижения аналогичной цели — например, перевод учебного процесса в позицию «стойка на голове» — объяснить было бы еще труднее.

Результатом должен стать переход лучших учеников в престижные латышские школы, там по крайней мере предмет объясняют носители языка. Ребята привыкают быть незначительным меньшинством, равнодушным к родному языку, и повторяется ситуация 90-х годов в латышской провинции. А остальные разумно приходят к выводу, что неверно связывать свою жизнь с государством, которое так изощренно издевается над ними и их учителями. Не случайно старшеклассники русских школ — это та аудитория, которая особенно часто дает положительный ответ на вопрос «Собираетесь ли вы уехать из Латвии в ближайшие годы?»

В вопросе образования меньшинств существует нерушимое единство партий и народа. Не случайно политологи говорят, что нынешнее обострение латышизации школ связано с предстоящими выборами в Сейм. Политики знают, что их электорат радостно поддерживает дискриминацию русскоязычных и охотно отдаст голоса тем, кто ею занимается особенно усердно. Не зря голосовать за реформу обещают все латышские партии Сейма.

К каким практическим выводам должна привести изложенная здесь логическая цепочка? Во-первых, бесполезно вести разговор в категориях педагогики. На вас будут смотреть стеклянными глазами и говорить, что все делается для блага детишек. Решается задача государственной безопасности, и ради этого благого дела политики готовы солгать — они же имеют дело с врагом, которого не грех обмануть во имя Родины.

Надо понять, что это политическая проблема, которую надо решать политическими методами. Ликвидация образования на русском принесет голоса избирателей — но далеко не всем партиям. То, что благодаря этому получит лично Шадурский и Национальное объединение, потеряют остальные латышские партии. Они не могут осудить реформу — тогда потеряют еще больше. Но должны как-нибудь ее саботировать, чтобы у Шадурского с националистами опять не вышло задуманное — стоит ли голосовать за таких пустомель?

Вот тут уже что-то зависит от нас с вами. Ведь международная обстановка такая неспокойная. Стоит ли дестабилизировать ситуацию? Не воспользуются ли этим наши враги и всякие клеветники? Не спровоцируем ли мы непредсказуемую Россию? Такой ход мышления тоже характерен для отечественного электората. Сумеем поднять шум, как в 2004 году, — значит, дадим аргументы тем, кто предлагает двигаться неспешно.

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361557


Латвия. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 21 октября 2017 > № 2385158

Мурниеце: Вьетнам — важнейший азиатский торговый партнер Латвии

После подписания между Латвией и Вьетнамом соглашения об избежании двойного налогообложения предприятия двух стран могут успешно использовать потенциал торгового сотрудничества.

Об этом заявила председатель Сейма Инара Мурниеце на встрече с вице-президентом Вьетнама Дангой Тхи Нгок Тхинь.

Как цитирует слова Инары Мурниеце пресс-служба Сейма, Вьетнам уже сейчас является важнейшим торговым партнером Латвии в Южной Азии. На этот рынок успешно вошли латвийские деревообрабатывающие предприятия и компании, работающие в сфере IT технологий. Интерес проявляют также производители пищевой и фармацевтической отраслей.

Актуален в двухсторонних отношениях Латвии и Вьетнама вопрос о нелегальной миграции. Латвия заинтересована сообща решать эту проблему, подчеркнула Мурниеце.

В свою очередь, Данга Тхи Нгок Тхинь заявила, что Вьетнам не поддерживает нелегальную миграцию и выразила готовность в продолжении разговора с Латвией по договору о реадмиссии.

Латвия. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 21 октября 2017 > № 2385158


Вьетнам. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 20 октября 2017 > № 2359233

С 19 по 22 октября с официальным визитом в Латвии по приглашению президента Раймонда Вейониса находится вице-президент Вьетнама Данг Тхи Нгок Тхинь.

Во второй половине дня 19 октября в резиденции президента в Риге состоялась встреча Данг Тхи Нгок Тхинь с президентом Раймондом Вейонисом.

Во встрече обсуждены политические и экономические отношения между государствами. После встречи вице-президент Вьетнама Данг Тхи Нгок Тхинь и президент Латвии Раймонд Вейонис присутствовали на церемонии подписания соглашения об избежании двойного налогообложения между Вьетнамом и Латвией.

Планировалось, что 20 октября вице-президент Вьетнама встретится с председателем Сейма Инарой Мурниеце и министром иностранных дел Эдгаром Ринкевичем. Также Данг Тхи Нгок Тхинь посетит Рижский технический университет, предприятие Madara Cosmetics, Латвийский национальный художественный музей и Рундальский дворец.

Вьетнам. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 20 октября 2017 > № 2359233


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter