Всего новостей: 2191264, выбрано 592 за 0.254 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ливия. Африка > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > neftegaz.ru, 14 августа 2017 > № 2274627

Добыча нефти в Ливии на месторождении Sharara упала до 200 тыс барр/сутки. Снова беспорядки.

Добыча нефти на крупнейшем в Ливии нефтяном месторождении Эль-Шарара (Sharara) 13 августа 2017 г упала на 1/3 из-за вновь вспыхнувших вооруженных беспорядков.

Об этом 14 августа 2017 г сообщают иностранные СМИ.

13 августа 2017 г добычи нефти на месторождении составила 200 тыс барр/сутки.

6 августа 2017 г, неделей раньше, среднесуточная добычи на месторождении была 300 тыс барр.

Сначала на месторождении вооруженные люди украли с производственных площадок месторождения 2 транспортных средства.

Возникли беспорядки, после чего нефтедобывающие компании приняли решение об эвакуации рабочих с некоторых производственных площадок.

Кроме того, загрузка на экспортном терминале Zueitina (Зуэйтина) была приостановлена с 12 августа 2017 г.

Остановка связана с забастовкой рабочих, которые требуют от National Oil Corporation (NOC) улучшений условий труда.

Месторождение Эль-Шарара расположено на западе Ливии в пустыне Идехан-Марзук.

Суммарные разведанные запасы месторождения составляют 3 млрд барр.

Ливия имеет одни из самых крупных запасов нефти в Африке в 48 млрд барр.

Разработкой месторождения занимается СП NOC и Repsol, Total, OMVA и Statoil.

Производственная мощность месторождения оценивается в 330 тыс барр/сутки, в июле 2017 г здесь добывалось 270-275 тыс барр/сутки.

За счет восстановления добычи на месторождении Эль-Шарара, Ливия в июле 2017 г увеличила экспорт нефти на 11% по сравнению с июнем 2017 г, до 865 тыс барр/сутки, что стало максимальным показателем за 3 года.

К концу 2017 г NOC намерена довести уровень своей добычи до 1,32 млн барр/сутки.

Ливия. Африка > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > neftegaz.ru, 14 августа 2017 > № 2274627


Йемен. Ливия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271050

Межарабские войны: пять крупнейших вооруженных столкновений между арабскими странами в современную эпоху

Абдель Кадер бен Масуд (Abdel Kader ben Masud), Sasapost, Египет

Кризис в Персидском заливе, казалось, достиг такой степени, что некоторые наблюдатели стали говорить о возможности военной интервенции против Катара со стороны Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов после отказа катарских властей выполнить их требования. В то же время ряд экспертов считают, что данные требования были сформулированы таким образом, что выполнить их было просто невозможно, что в свою очередь сделало бы неизбежным военное вмешательство.

«Арабы убивают арабов, разрушают их города и проливают реки арабской крови» — такова мрачная картина арабской жизни на протяжении нескольких десятилетий, причины которой похоронены в земле и скрыты от наших глаз. Именно поэтому нам необходимо совершить небольшое погружение в глубины истории, чтобы понять, что происходит с нами сегодня. Ведь настоящее рождается в утробе прошлого, а история — учитель для тех, кто хочет знать правду. В этом докладе, в самый разгар обсуждений возможной военной интервенции в Катаре, мы вспомним пять крупнейших вооруженных столкновений между арабскими странами, произошедших в современную эпоху.

Война в Йемене в 1962 году

Война в Йемене, которую сами йеменцы называют «Революцией 26 сентября», началась в 60-х годах прошлого века и продолжалась до 1967 года, вплоть до поражения Египта, или так называемой «Наксы» 1967 года (шестидневная война 1967 года — прим. ред.).

Война началась, когда сторонники республиканского режима окружили дворец имама Аль-Бадра, в результате чего Мутаваккилийское королевство пало, а имам бежал в Саудовскую Аравию. Однако Великобритания, Саудовская Аравия и Иордания продолжили поддерживать своих сторонников до 1970 года, в то время как Гамаль Абдель Насер выступил в этой войне на стороне республиканцев. Тем самым он рассчитывал заработать очки против Саудовской Аравии, которая, по его мнению, стояла за распадом объединенной республики, созданной Египтом и Сирией. Кроме того, его целью было распространить социализм в арабском регионе и создать в нем проегипетские режимы в соответствии с идеями панарабизма, которые он продвигал.

Йемен был монархическим государством и имел официальное название Йеменское Мутаваккилийское Королевство. Монархия была британской колонией, и когда некоторые эмиры выразили желание присоединиться к Объединенной Арабской Республике, которая была образована между Египтом и Сирией в 1958 году, король Йемена выступил против и изгнал их из страны. После того как в 1961 году Объединенная Арабская Республика распалась, Гамаль Абдель Насер начал ожесточенную войну против короля Йемена в отместку Саудовской Аравии, которая, как он считал, была виновна в провале проекта объединенного государства с Сирией. Кроме того, Насер оказал поддержку маршалу Абдалле Ас-Салялю, который совершил военный переворот против короля Йемена.

Война началась в 1962 году и продолжалась до 1970 года, то есть длилась восемь лет, хотя основные боевые действия были прекращены уже в 1968 году после поражения Египта в войне годом ранее (событие, известное как «накса» — поражение). Король Йемена покинул страну и нашел убежище в Саудовской Аравии, откуда руководил военными действиями против Египта при совместной поддержке таких стран, как Саудовская Аравия, Иордания и Великобритания.

Египет одержал военную победу в Йемене и способствовал развитию этого государства. Однако если говорить о цене победы, то она была очень высокой — в йеменской войне Египет понес наибольшие потери за всю современную историю страны. Египетская армия была полностью истощена, было убито почти 26 тысяч солдат, вследствие чего Йемен стали называть Вьетнамом. Что касается финансовых затрат Египта на войну, то они составили 40 миллионов египетских фунтов.

«Песчаная война» между Марокко и Алжиром в 1963 году

«Марокканцы нас унижают», — так выразился алжирский президент Ахмед Бен Белла в ходе выступления перед гражданами страны, говоря об амбициях Марокко в алжирской пустыне и, возможно, именно эта знаменитая фраза закрепилась в сознании тех, кто был свидетелем «песчаной войны», разразившейся между Марокко и Алжиром в октябре 1963 года. Это случилось по прошествии года и трех месяцев с того момента, как Алжир получил независимость. Конфликту предшествовали долгие недели приграничных столкновений, что в конце концов привело к вооруженному конфликту между армиями двух стран на окраинах Тиндуфа и Хаси-Бейда. Затем противостояние перекинулось на марокканский Фигиг и закончилось лишь после вмешательства Лиги арабских государств и Организации африканского единства (ОАЕ). Так, в 1964 году стороны прекратили огонь, однако война оставила за собой напряженность в отношениях между Марокко и Алжиром, которая наблюдается и в настоящее время.

Говоря о деталях этой войны, следует отметить, что король Марокко Хасан II посетил Алжир после получения им независимости, призвав президента страны Бен Беллу соблюдать соглашение об урегулировании пограничных споров, которое было подписано с алжирским временным правительством ранее. После этого между двумя странами разразилась информационная война: Алжир считал, что Марокко расширяет зону влияния в регионе, в то время как власти Марокко полагали, что за подобными обвинениями стоит президент Египта Гамаль Абдель Насер, который поддерживал оппозиционные движения против арабских монархий, считая эти режимы реакционными. Марокканская партия «Истикляль» («Независимость») отвергла обвинения алжирского режима, Египет и Алжир запустили информационную кампанию против королевства. Тем временем в 1963 году была опубликована карта «Большого Марокко», территория которого включала треть Алжира, что стало причиной начала настоящей войны между двумя государствами. Алжирские силы атаковали район Хаси-Бейда, в результате чего погибло десять марокканских солдат. В ответ власти Марокко послали в Алжир официальную делегацию с целью положить конец подобным нападениям, однако не добились результата. В итоге переговоры не состоялись, и страны оказались на пороге войны.

Сентябрь 1970 года. «Черный сентябрь»

«Черный сентябрь» — так называют трагические события, произошедшие в сентябре 1970 года. В этом месяце иорданский король Хусейн бен Талал принял меры против того, что он описал как попытку палестинских организаций свергнуть монархический режим в Иордании. Истоки этого конфликта восходят к итогам сражения при Караме, которое произошло между Иорданией и Израилем в 1968 году. Тогда Израиль напал на иорданский поселок Караме в ответ на нападения палестинцев, которые совершались с территории Иордании. Сражение завершилось поражением Израиля, однако эти события стали причиной более чем пятисот кровопролитных столкновений между палестинскими группировками и силами безопасности Иордании в период с середины 1968 и до конца 1969 годов.

9 июня 1970 года была совершена неудачная попытка покушения на короля Хусейна во время проезда его кортежа по центру Аммана. Снайпер, скрывавшийся на минарете мечети «Аль-Хусейни», открыл огонь по машине короля, одна из пуль попала в спину Зейда аль-Рафаи, который пытался защитить монарха. Этот инцидент повлек за собой столкновения между силами безопасности страны и палестинскими организациями, которые продолжались с февраля по июнь 1970 года. В результате погибло около тысячи человек. Король Хусейн понимал, что необходимо нанести сокрушительный удар по палестинским группировкам внутри страны.

Однако в это время Сирия приняла решение вмешаться в конфликт, чтобы защитить палестинских боевиков. С этой целью в Иорданию были посланы три танковые бригады, одна бригада «коммандос», бригада палестинских боевиков, а также более чем 200 танков Т-55. Как следствие, война затянулась на месяц, погибли десятки тысяч человек, в основном палестинцев, а палестинские боевики были вытеснены из Иордании.

Египетско-ливийская война 1977 года

Египетско-ливийская война — кратковременный пограничный конфликт между Ливией и Египтом, который произошел в июле 1977 года после усиления напряженности в отношениях между двумя странами в апреле и мае того же года. Так, в июле полковник Каддафи приказал около 225 тысячам египтян, работающим в Ливии, покинуть страну до 1 марта, иначе они подвергнутся аресту. Вскоре начались перестрелки между пограничными войсками двух стран, а затем наземные и воздушные удары. Уже 24 июля было достигнуто соглашение о прекращении огня при посредничестве алжирского президента Хуари Бумедьена.

Искрой для начала военных действий послужил так называемый «марш на Каир». Так, с подачи собственного правительства, которое выступало против дипломатического сближения между Египтом и Израилем, 20 июля 1977 года тысячи ливийцев направились к египетской границе. Ливийский лидер Муаммар Каддафи призывал к разрушению границ, которые мешают возрождение арабских народов и их объединению, и, в частности, выступал за достижение единства двух государств, следуя подходу Гамаля Абделя Насера, который, по мнению Каддафи, был отвергнут новым президентом Египта Анваром Садатом. Ливийский лидер считал, что египетский народ также выступит против своего президента, поскольку наблюдал народное недовольство в связи с намерением Садата наладить отношения с Израилем. И когда египетские пограничники остановили демонстрантов, артиллерийские подразделения Ливии открыли огонь по египетским пограничным пунктам.

24 июля при посредничестве Алжира и палестинского лидера Ясера Арафата, главы Организации освобождения Палестины, было достигнуто соглашение о прекращении огня. Боевые действия прекратились 25 июля 1977 года, но несмотря на это разногласия между ними сохранились. В августе 1977 года состоялся обмен военнопленными, что обострило отношения между Египтом и Ливией.

Что касается других арабских стран, то они заняли противоположные позиции в отношении конфликта. Так, консервативные режимы, поддерживающие Египет, увидели в действиях Ливии нарушение египетского суверенитета, в то время как националистические арабские режимы выступили на стороне Ливии, подвергнув критике египетско-израильское сближение. Позже это приведет к тому, что большинство арабских государств объявят бойкот египетскому режиму, заморозив членство последнего в Лиге арабских государств. Это случится после визита Анвара Садата в Израиль и подписания между сторонами мирного соглашения в Кэмп-Дэвиде.

После смерти Садата в 1981 году и назначения Хосни Мубарака на должность президента страны был создан комитет по ливийско-египетским отношениям. Его возглавил Ахмад Каддаф ад-Дам, назначенный на должность координатора отношений между Египтом и Ливией.

Вторая война в Персидском заливе

Война, развязанная международной коалицией во главе с Соединенными Штатами, началась после вторжения иракского режима (возглавляемого президентом Саддамом Хусейном) в Кувейт в 1990 году. Тогда кувейтские власти были обвинены в краже иракской нефти и организации заговора против правящего режима. Война длилась 40 дней и закончилась вытеснением иракских войск из Кувейта, сокращением военной и экономической мощи Ирака, а также введением блокады против страны, которая стала причиной драматического ухудшения гуманитарной ситуации в иракском государстве.

Корни этого конфликта восходят к периоду получения Ираком независимости от Соединенного Королевства в 1932 году, в то время как Кувейт стал независимым от британцев в 1961 году. Спустя неделю после провозглашения независимости Кувейта глава Ирака Абдель Керим Касем заявил о требованиях на кувейтскую территорию, что стало причиной международного кризиса. Лига арабских государств вмешалась в ситуацию, выслав арабские войска, состоящие из вооруженных сил Саудовской Аравии, Объединенной Арабской Республики и Судана, в Кувейт. Абдель Керим Касем аргументировал свои требования тем, что Кувейт был частью Ирака и был отнят у последнего в эпоху британского колониализма. 4 ноября 1963 года Ирак признал независимость и суверенитет Кувейта в пределах установленных им границ, а во время иранско-иракской войны Кувейт и Саудовская Аравия оказывали иракскому режиму экономическую поддержку. В частности, объем кувейтской помощи Ираку во время этой войны достиг почти 14 миллиардов долларов.

Багдад надеялся выплатить эти долги за счет повышения цен на нефть путем снижения уровня ее добычи со стороны ОПЕК, однако цены оставались на низком уровне, что вынудило Саддама Хусейна обвинить Кувейт в намеренном увеличении объема производства нефти с целью нанести Ираку ущерб. События стали принимать опасный характер: Саддам Хусейн начал обвинять Кувейт в том, что тот незаконно осуществлял работу по добыче нефти на иракской части совместного месторождения Румайла (кувейсткая часть месторождения имеет название Ратка). Так, президент Ирака Саддам Хусейн заявил, что целью ирано-иракской войны, которая длилась около восьми лет, была защита восточных границ арабского мира, а значит, Кувейт и Саудовская Аравия обязаны договориться с Ираком касательно выплаты долгов или вовсе простить их.

2 августа 1990 года крупные подразделения иракской армии перешли иракско-кувейсткую границу. На территории Кувейта оказались иракские бронемашины и танки, они установили контроль над ключевыми центрами страны, после чего Саддам Хусейн объявил Кувейт девятнадцатой провинцией Ирака. Эмир Кувейта шейх ас-Сабах бежал в столицу Саудовской Аравии — Эр-Рияд, где возглавил кувейтское правительство в изгнании, в то время как Ирак продолжал контролировать Кувейт в течение семи месяцев.

Соединенные Штаты возглавили коалицию из 38 стран по освобождению Кувейта. Операция коалиции получила название «Буря в пустыне» и началась на рассвете 16 января 1991 года после того, как Ирак не выполнил условие Совета Безопасности ООН о выводе своих войск из Кувейта в течение суток. Коалиционные силы во главе с Америкой начали интенсивные воздушные бомбардировки по всей территории Ирака. Всего было нанесено 109867 авиаударов в течение 43 дней, то есть 2555 удара в день, в ходе которых было использовано 60624 тонн бомб.

Ирак ответил на эти бомбардировки тем, что 17 января запустил семь ракет «Скад» в сторону Израиля, в попытке вовлечь его в войну. Кроме того, ряд ракет был запущен по городам Дахран и Эр-Рияд в Саудовской Аравии. Среди наиболее известных целей иракских ракет на территории Саудовской Аравии, стала американская военная зона в Дахране. В результате иракского ракетного удара погибли 28 американских солдат. Другие арабские страны также приняли участие в войне против Ирака, в то время как такие страны как Алжир и Марокко заняли нейтральную позицию. Были и те, кто заявил о своей поддержке Ирака, к примеру, Иордания.

Среди стран, которые послали войска для освобождения Кувейта, были Египет, Саудовская Аравия и другие государства Персидского залива. Что касается статистики потерь, понесенных иракской стороной, то они различны, но в среднем число погибших находится в пределах между 70 до 100 тысяч человек. Помимо этого 30 тысяч иракских солдат оказались в плену, было уничтожено четыре тысячи танков, 3100 орудий, 1856 автомобилей для перевозки солдат, а также около 240 самолетов. Это война является самой известной и ожесточенной межарабской войной современной эпохи.

Возможность новой межарабской войны в Персидском заливе

Вопрос о военном вмешательстве в Катар или любую другую страну связан с правом на вмешательство в дела других государств. Идет ли речь о вмешательстве по форме или содержанию, права на него нет ни у Саудовской Аравии, ни у Объединенных Арабских Эмиратов. Эти две страны являются такими же как Катар, и у них нет определенного рецепта для подобной интервенции, как это случилось, к примеру, в Йемене, где инициатором военных действий стало так называемое законное правительство, в то время как целью военного вмешательства в Катар является изменение существующего признанного режима, поэтому оно не будет иметь легитимный характер на международном уровне.

Саудовская Аравия и ОАЭ могут вмешаться в ситуацию в Катаре только, получив соответствующую резолюцию со стороны ООН, однако это практически невозможно сделать, если учесть, сколько у Катара союзников, а также все нюансы региональной и международной конкуренции.

Как следствие, вопрос о военной интервенции в Катаре не стоит на повестке дня у наблюдателей. Как уже было сказано выше в условиях нынешней международной действительности это не представляется возможным с точки зрения международного права, поскольку отсутствует соответствующий запрос от законного правительства, как и резолюции ООН, допускающие такое вмешательство. Еще одним важным фактором является широкая сеть союзнических отношений, которую имеет Катар. Не следует забывать о турецкой военной базе, на которой будут находиться пять тысяч военнослужащих, а также об американском призыве к началу диалога с целью урегулирования кризиса.

Вмешательство, о возможности которого намекали Саудовская Аравия и ОАЭ, нацелено на то, чтобы свергнуть нынешнее правительство в Катаре и заменить его другим режимом, внешняя политика которого отвечала бы интересам этих двух государств, однако этого возможно достичь только путем внутреннего переворота, а не вмешательства извне. Однако и это маловероятно, поскольку подобный переворот представляет потенциальную угрозу для нынешних монархических режимов в Персидском заливе. Если переворот произойдет в одной из этих стран, то остальные также окажутся под угрозой.

Возможность военной интервенции с целью свержения нынешнего режима представляла реальную опасность для Катара в первые дни кризиса, особенно если учесть неопределенность в позиции Соединенных Штатов в тот период. Об этом свидетельствует решение катарского руководства дать начало турецкому военному присутствию в стране, которое, с одной стороны, может помочь отразить попытки дестабилизировать страну изнутри. С другой стороны, это также имело бы для агрессоров политические последствия.

Катар — не единственная страна, которой угрожает возможность переворота в условиях нынешнего кризиса в Персидском заливе. Так, саудовские отношения с ОАЭ характеризуются большим количеством потенциально взрывоопасных проблем. Среди них вмешательство Эмиратов в Йемене, которое подрывает интересы Саудовской Аравии, повышение уровня взаимодействия между ОАЭ и Ираном. Все это, учитывая конфликты между эмиратцами и саудитами в прошлом, может стать причиной беспощадной войны в Персидском заливе, но уже между Саудовской Аравией и ОАЭ.

Йемен. Ливия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271050


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2017 > № 2258052

В лабиринте ливийских фронтов

Андреа Бэм | Die Zeit

"Все это звучит слишком хорошо, чтобы оказаться правдой: беспомощный глава правительства, военачальник-эгоист и неопытный посредник пытаются спасти одну страну от развала и целый континент - от очередного серьезного кризиса", - пишет Андреа Бэм на страницах немецкой газеты Die Zeit о состоявшейся в среду встрече, на которой ливийский премьер Фаиз Сарадж, практически не имеющий реальной власти, и главный ливийский "полевой командир" Халифа Хафтар при посредничестве французского президента Эммануэля Макрона договорились о режиме прекращения огня и проведении новых выборов в начале следующего года.

Все это может "вывести страну из хаоса, которым пользуются контрабандисты", говорится в статье. Макрон, который не проработал на своем посту и десяти недель, похвалил "историческое мужество" обоих политических и военных противников. Однако "при ближайшем рассмотрении совместное коммюнике является соглашением о намерениях, причем - с массой прорех", констатирует Бэм.

"Мы обязуемся соблюдать режим прекращения огня и отказаться от применения военной силы", - говорится в документе. Исключение делается только для "борьбы с террором". "Но эта формулировка отлично известна по бессчетным соглашениям о режиме прекращения огня в Сирии, где "террористами" сплошь и рядом называют любую сторону, которая стоит у кого-то на пути", - отмечает журналистка.

К тому же стороны не договорились по поводу точной даты выборов и не выработали детали интеграции вооруженных формирований в армию. Но главные вопросы - будут ли вооруженные формирования в Ливии соблюдать достигнутое соглашение и сколько реальной власти есть у Сараджа и Хафтара, говорится в статье.

Фаиз Сарадж с 2015 года возглавляет международно-признанное правительство единства. Тем не менее, даже несмотря на поддержку большого числа ливийцев, ему так и не удалось расширить свои полномочия за пределы столицы страны Триполи. Также ему не удалось разрешить проблемы бесчинств многочисленных вооруженных формирований, восстановить систему здравоохранения и юстиции, наладить поставки электричества. У премьера нет вооруженных сил: вооруженные подразделения в Триполи и вокруг него поддерживают премьера, но не подчиняются ему, поясняет Бэм.

Другие вооруженные формирования в Триполи и важнейшем торговом городе Ливии Мисрате поддерживают бывшее исламистское правительство. В течение нескольких прошлых недель происходили постоянные военные столкновения между ними и верными Сараджу подразделениями неподалеку от Триполи.

В свою очередь, центр власти Хафтара находится на востоке Ливии, в городе Тобрук, где сформировано еще одно правительство. Ливийская национальная армия Хафтара состоит из старых военных Муаммара Каддафи. Наряду с дислоцированными в Мисрате бригадами, которые поддерживают состоятельные бизнесмены, армия Хафтара считается одной из самых значительных военных сил в Ливии, поясняет журналистка.

Хафтар, в прошлом командир армии Каддафи, ставший его противником, после свержения Каддафи зарекомендовал себя в качестве "непримиримого врага всех исламистских сил в Ливии". А влиятельной фигурой на востоке Ливии он стал благодаря поддержке из-за рубежа. Несмотря на международное эмбарго, Хафтар получал и продолжает получать деньги о оружие от Египта, ОАЭ и России. Первые два государства видят в нем союзника в борьбе с "братьями-мусульманами" и в поддержке их собственных планов региональной экспансии. Египетский президент неоднократно использовал египетские бомбардировщики для поддержки Хафтара. Москва же "видит в Хафтаре фактор, при помощи которого можно давить на Евросоюз", говорится в статье.

"Путину не приходится особо напрягаться, так как в Ливии ЕС не выступает единым альянсом", - продолжает журналистка. Пока Италия пытается агитировать города на ливийском побережье бороться с перевозчиками мигрантов, а также вооружает ливийскую береговую охрану и охраняет свои нефтяные интересы, Франция действует по двум направлениям: в политическом плане Париж с согласия Брюсселя поддерживает Сараджа, а в военном - помогает Хафтару в его военных операциях против исламистов на востоке страны, тем самым увеличивая его амбиции на приход к власти в Триполи.

В свою очередь, с точки зрения Хафтара, парижское соглашение - скорее не компромисс, а доказательство неизбежности его взлета. Конечно же, решать без него будущую судьбу Ливии невозможно, но, если он собирается диктовать свои условия как самый сильный человек в стране, ливийцы могут столкнуться с куда более серьезными конфликтами, чем сейчас, а нелегальные перевозчики людей смогут по-прежнему заниматься контрабандой, пишет автор.

"В этом и заключается главная опасность попытки Макрона быть посредником, - подытоживает Бэм. - Тогда в худшем случае новая ливийская заваруха начнется так: военачальник-эгоист обманул слабого премьера и неопытного посредника и погрузил страну в хаос, а Европу - в очередной миграционный кризис".

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2017 > № 2258052


Франция. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 26 июля 2017 > № 2257001

Как Макрону удалось заставить договориться двух враждующих братьев из Ливии

Тьерри Порт | Le Figaro

Объединенные французским президентом ливийский премьер-министр Фаиз Сарадж и генерал Халифа Хафтар, командующий Ливийской национальной армией (ЛНА), договорились о выборах весной, пишет журналист Le Figaro Тьерри Порт.

Франция только что открыла новую перспективу для Ливии, страны, уже в течение шести лет управляемой силой оружия, которой теперь предложено выйти из хаоса посредством организации выборов весной 2018 года. Это дипломатический успех для президента Макрона и министерства иностранных дел Франции, говорится в статье. Им удалось дать ход диалогу между Фаизом Сараджем и генералом Хафтаром, которых все представляли, как враждующих братьев, и связать их совместным заявлением о цели этих предстоящих выборов, оглашенным во вторник в городе Ла-Сель-Сен-Клу.

Разумеется, это пари. Его успех зависит также от многих стран, вовлеченных в дела Ливии, не сводящиеся к различным ополчениям, племенам и политико-религиозным силам, которые довели свою страну до полного хаоса. Однако население слишком измучено неуверенностью в своей безопасности и экономическим кризисом и с благосклонностью взирает на этот луч надежды, каким бы слабым он ни был, передает журналист.

"Фаиз Сарадж является высшей политической властью в Ливии, признанной международным сообществом. Мирные соглашения, подписанные в Схирате в 2015 году под эгидой ООН, сделали из него кого-то вроде президента-премьер-министра, - отмечает автор статьи. - То есть этот человек имеет скорее символическое, нежели фактическое влияние на обстановку в своей стране".

"Совсем другое дело генерал Халифа Хафтар, - продолжает автор. - Политически он опирается на парламент в Тобруке, который был избран демократическим путем и признан международным сообществом. Однако до его приезда в Париж западные дипломаты держались на почтительном расстоянии от генерала Хафтара, так как они стояли на стороне Фаиза Сараджа".

Принимая Хафтара в Ла-Сель-Сен-Клу, где во вторник были завершены переговоры, Эммануэль Макрон ввел генерала в узкий круг ливийских деятелей, на которых намерено сделать ставку международное сообщество, считает автор статьи.

Этот дипломатический ход, как и признание генерала Хафтара, задели Рим. Завистливо наблюдая, как ее соседка рискнула пойти в ее бывшую колонию, Италия призвала Францию "избегать трагических ошибок Саркози, который спровоцировал катастрофу в Ливии". Теперь надо будет дождаться реакции со стороны США, России и Турции, однако присутствие в Ла-Сель-Сен-Клу нового спецпредставителя генерального секретаря ООН по Ливии Гасана Салямы узаконивает французские действия, пишет журналист.

"Выражая надежду, что этот мирный процесс позволит "бороться против терроризма и торговли людьми", президент Макрон хочет верить в то, что Сарадж и Хафтар "обладают достаточной легитимностью, чтобы собрать вокруг себя остальные фракции в Ливии". На самом деле в этом и состоит главная цель. Обязательства, взятые на себя двумя лидерами в Ла-Сель-Сен-Клу по поводу прекращения огня, не особенно их ограничивают, - полагает автор. - Теперь альянсу Сарадж-Хафтар предстоит доказать свою боеспособность".

Франция. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 26 июля 2017 > № 2257001


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июля 2017 > № 2258175

«Упражнения» в Женеве: Асад остается

Ияд Аль-Джаафари, Al Modon, Ливан

Переговорный процесс в Женеве вызывает критику или безразличие у значительной части сирийцев, в том числе тех, кто, казалось бы, в нем заинтересован. В какой-то степени они имеют на это право. Встречи в Женеве еще рано называть переговорами, потому что ситуация «на земле» еще не определена, но, судя по всему, это произойдет в ближайшее время.

После того как американцы вытеснили «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ. — прим. пер.) из наиболее важных регионов, возможно, борьба между силами в Сирии получила логическое завершение в соответствии с правилом «нет победителя — нет побежденных», и эта борьба не велась между сирийцами — конфликт имел место между региональными и международными соперниками.

Вашингтон гибко отреагировал на то, что Иран отрезал американцам дорогу по направлению к Дейр-эз-Зор. Насколько нам известно, такую же маневренность проявил Иран, когда американцы при участии россиян отрезали иранцам доступ к границам оккупированных Голан и Иордании. Недавние дипломатические шаги свидетельствуют о том, что региональные и международные игроки убеждены в необходимости двигаться в сторону политического урегулирования конфликта.

Конечно, слишком рано ожидать положительных результатов этих шагов: подобные меры неоднократно предпринимались в прошлом. Но на этот раз итог может быть другим. Выход «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ. — прим. пер.) из игры, необузданное желание России найти приемлемое политическое завершение своего военного вмешательства в Сирии, а также детали разногласий между Россией и Ираном, которые не раз становились достоянием общественности, не говоря уже о большем вовлечении (в политическом плане) американцев в сирийский конфликт — все это ведет к установлению определенного баланса между игроками, что в свою очередь требует политического урегулирования конфликта и распределения «прибыли».

Местом этого урегулирования станет Женева, где различные сирийские политические силы, поддерживаемые теми или иными игроками, будут вести ожесточенные переговоры, чтобы окончательно определить будущее Сирии. До сих пор было проведено семь раундов переговоров в Женеве, и все они были всего лишь «упражнениями», призванными научить сирийских переговорщиков искусству политического реализма.

Благодаря этим «упражнениям» команда переговорщиков со стороны оппозиции в настоящее время может действовать как более опытная сторона, по сравнению с делегацией от сирийского режима. Причина, если говорить простыми словами, заключается в отсутствии перспектив в отношении военных действий для большинства оппозиционных фракций, а также в позиции тех, кто их поддерживает. Другое дело сирийский режим, который, судя по всему, до сих пор не готов вести серьезные переговоры. Это подтвердил в своем заявлении спецпредставитель Соединенного Королевства по Сирии, который потребовал от России снять с должности главу сирийской делегации на переговорах в Женеве Башара Джаафари в связи препятствованием с его стороны переговорному процессу.

Женевские переговоры так по-настоящему и не начались, в чем Стаффан де Мистура лично признался представителю курдского «Демократического союза» в Женеве, когда сказал последнему, что было проведено уже семь раундов консультаций и дискуссий, однако реальные переговоры все еще не начались.

Разговоры о конституции, борьбе с терроризмом, оказанию помощи, прекращении огня и даже о том, останется ли Асад у власти или нет, все это — вопросы, которые не имеют отношения к переговорам относительно окончательного урегулирования конфликта. Когда эти переговоры начнутся, то будут обсуждаться более фундаментальные проблемы касательно будущего Сирии, это, в частности, реорганизация армии и служб безопасности, а также распределение полномочий в сфере контроля над природными ресурсами Сирии. Кроме того, станут более ясными очертания «курдского узла».

Тем не менее, вопреки тому, что многие думают, вполне вероятно, что решение курдской проблемы, которая не связана с географией или демографией в той степени, в какой она связана с природными богатствами, находящимися на их территории, будет найдено гораздо быстрее, чем решение проблем с армией и безопасностью.

Если Башар Асад останется у власти в Дамаске, то на практике это будет означать сохранение в его руках инструментов принуждения, таких как армия и службы безопасности. Это является корнем сирийской проблемы, ведь данные инструменты являются главным источником власти Асада. Сегодня мы знаем, что большинство игроков на сирийской арене явным или неявным образом выражает согласие с тем, что сирийский президент останется на своем посту. Однако никто из них еще не обсуждал вопросы относительно реорганизации армии и служб безопасности, в особенности первый из них. Всем известно, что в настоящее время нет такого понятия как сирийская армия. Вместо нее существуют «остатки» армии, которые являются легитимным фасадом для деятельности местных и иностранных отрядов милиции, которые борются за защиту режима Асада, а также интересов его союзников. Таким образом, когда поставят на обсуждение вопросы окончательного урегулирования сирийского конфликта, возникнет вопрос: какой будет судьба тех вооруженных оппозиционных группировок и боевиков, которые участвуют в переговорном процессе, а также какая судьба ждет курдские вооруженные отряды? Станут ли эти вооруженные группировки частью сирийской армии в рамках процесса создания ее всеобъемлющей структуры? Согласится ли с этим Асад, откажется ли он от контроля над новой армией или станет контролировать лишь ее часть?

Таким образом, мы видим, что эти вопросы не обсуждались в ходе подготовительных раундов консультаций в Женеве. Режим Асада ускользает от ответа на них, а российская сторона, вне всяких сомнений, боится на них отвечать. Неужели она хочет найти политическое решение конфликта между сторонами, которые являются частью одной страны, а затем попросить их расформировать свои вооруженные отряды, не предоставив им место в будущей армии?

Здесь мы сталкиваемся с вопросом относительно будущего Сирии, сценарии которого различны. Самым перспективным среди них можно считать создание федеральной сирийской армии, в рамках которой каждая крупная фракция отвечала бы за определенные зоны влияния, в том числе части «сирийской армии», оставшиеся под контролем режима Асада. Однако, такое решение, если оно будет принято, ставит перед нами более сложный вопрос — какова при этом будет судьба иностранных боевиков, борющихся на стороне режима Асада? Покинут ли они страну? Кто принудит их к этому?

Так или иначе, российскому руководству придется более серьезно отнестись к решению этих вопросов, по сравнению с иранцами, и возможно, решения, принятые Россией, станут окончательными.

Чего бы стороны ни ожидали от переговорного процесса в Женеве, вплоть до сегодняшнего дня она не может считаться реальной переговорной площадкой по сирийскому кризису, но может стать таковой в ближайшее время.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июля 2017 > № 2258175


Чехия. Ливия > Армия, полиция > radio.cz, 24 июля 2017 > № 2259824

ЧР выделит почти миллион евро на поддержку береговой охраны Ливии

Катерина Айзпурвит

24 млн крон (905,5 тыс. евро) выделит Чехия на поддержку работы береговой охраны побережья Ливии, с которого нелегальные мигранты пытаются проникнуть на территорию Италии. Из этой суммы 20,9 млн крон (788,5 тыс. евро) внесет МВД ЧР и 3,1 млн крон (117 тыс. евро) правительство. Как отмечает премьер-министр Богуслав Соботка, вклад Чехии станет самым крупным среди стран ЕС. Страны Вышеградской четверки (Чехия, Словакия, Венгрия и Польша) подвергаются критике со стороны Брюсселя в связи с отказом участвовать в перераспределении мигрантов по квотам ЕС. При этом правительство ЧР неоднократно подчеркивало, что Чехия активно участвует в защите границ ЕС, направляя помощь в страны, откуда идет поток беженцев, и в транзитные государства.

Чехия. Ливия > Армия, полиция > radio.cz, 24 июля 2017 > № 2259824


Ливия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2235904

Работорговля под носом у Европы

Избиения, удары кнутом и кандалы. Издание EL PAÍS провело собственное расследование после того, как ООН сообщила о росте числа мигрантов, продаваемых в рабство на невольничьих рынках в Ливии.

Начо Карретеро (Nacho Carretero). El Pais, Испания

В городе Сабха на юге Ливии с населением около 100 тысяч человек есть место, известное как «гетто Али». Эти слова заставляют съежиться 18-летнего гамбийца Абу Бакара Яу (Abou Bacar Yaw), который пробыл там два месяца.

По словам очевидцев, гетто Али размещается в здании бывшей тюрьмы. До войны, закончившейся со смертью Муаммара Каддафи, через Сабху пролегал один из путей миграции из Центральной Африки в Европу. Там задерживали и депортировали на родину многих иммигрантов из этого региона. Помимо этого, Сабха была относительно привлекательным городом для туристов-любителей приключений.

По рассказам Абу Бакара, сегодня это здание, состоящее из камер и внутреннего двора, заброшено, в нем полно крыс и пыли. Сотни молодых африканцев содержатся в тесных помещениях без света и вентиляции. Этим местом заправляет ливиец из племени тубу, которого называют Али. Вокруг, на улицах Сабхи, порядок устанавливают военизированные формирования, контрабандисты, мафиози и просто вооруженные жители. Эта зона закрыта для посещения.

Абу Бакар оказался там после пятидневного безостановочного перехода через пустыню. Отправной точкой был город Агадес на севере Нигера, туда же он вернулся через несколько месяцев. Сидя на старом стуле, он рассказывает о своих злоключениях под звучный призыв к молитве, раздающийся из находящейся неподалеку мечети. По словам Абу, возле левого глаза у которого шрам, в Сабхе все знают про гетто Али. «Но это всем безразлично, потому что Ливия — это ад. Все вооружены. Даже дети ходят с пистолетами. И никого не волнует ни добро, ни зло», — говорит он. Кажется, что то, что происходит в гетто Али, не доставляет никому особого беспокойства.

«Я заранее оплатил проезд до Триполи. Я оплатил его в Агадесе до отправления», — рассказывает Абу Бакар. Это стоило ему 381 евро — сбережений всей его семьи. «Но я так и не доехал до Триполи», — вздыхает он. Добравшись до Сабхи после переезда через Сахару, водитель отвез своих пассажиров в гетто. «Там были ливийцы в военной форме и с оружием. Не знаю, были ли это солдаты, повстанцы или кто-то еще», — рассказывает он. Абу и его спутников втолкнули в здание, заявив, что они не оплатили проезд, хотя это было не так, и посадили их под замок без дополнительных объяснений.

На протяжении двух месяцев, пока Абу был в гетто, ему выдавали стакан воды и батон хлеба в день. По его оценкам, там находилось около 300 человек, только мужчины. Тех, кто умирал, другие должны были вытаскивать на улицу и сжигать тела на пустыре рядом с тюрьмой. «Каждый день приходили арабы, иногда в сопровождении телохранителей, и нас выводили во двор. Там мы должны были садиться в ряд таким образом (Абу садится на пол, разведя ноги), каждый садился между ног того, кто был сзади. Образовывалось что-то наподобие поезда на земле», — вспоминает Абу. Он вновь садится на стул и продолжает рассказ: «Арабы ходили между нами и отбирали некоторых. Обычно они выбирали сильных, тех, которые, скорее всего, не умрут через пару дней. Их выбирали как манго на фруктовом рынке. Потом они платили надсмотрщикам гетто и забирали товар. Арабы приходили каждый день покупать нас».

Абу продали через два месяца. «Я не знаю, сколько за меня заплатили. При нас не говорили о деньгах, отходили в угол торговаться», — говорит гамбиец. Абу замолкает, смотря перед собой потухшим взглядом. И продолжает вновь: «Гетто Али — как раз такое место, которое представляешь себе, когда говорят про невольничьи рынки». В городе, до недавнего времени считавшемся туристическим, в стране, находящейся в 400 километрах от Европы, процветает работорговля в XXI веке!

Ливийская «черная дыра»

До войны — конфликта, который вспыхнул в 2011 году в продолжение «арабской весны», — через Ливию пролегал один из нескольких путей миграции в Европу. Представители мафиозных структур предпочитали в ряде случаев переправлять мигрантов в Мавританию, а оттуда на лодках на Канарские острова; или они пересекали Алжир, доезжали до границы с Марокко и перебирались в Мелилью; или пытались через Ливию добраться до побережья, чтобы доплыть на плотах до итальянского острова Лампедуза.

Сегодня через Ливию лежит, пожалуй, единственный путь в Европу. В стране такой хаос, что мафиози и торговцы живым товаром могут беспрепятственно разбивать лагеря где угодно, а в других странах границы находятся под контролем. Каждый населенный пункт в Ливии находится под властью разных вооруженных формирований. И мигранты пытаются воспользоваться этой неразберихой, чтобы пересечь море. По оценкам Международной организации по миграции (МОМ), сегодня в Ливии заблокировано около 330 тысяч мигрантов.

Проблема состоит в том, что у этого беспорядка есть и обратная сторона: в условиях отсутствия какого-либо контроля тысячи мужчин и женщин становятся добычей похитителей. В последние несколько месяцев эти похищения приобрели новый оборот: растет количество рабов.

В апреле этого года МОМ — организация под эгидой ООН — опубликовала доклад, в котором указывается, что в Ливии уже несколько месяцев существуют невольничьи рынки — места, где продают мигрантов для использования их в качестве рабочей силы, обслуживающего персонала или секс-рабов.

Директор миссии МОМ в Нигере Джузеппе Лопрете (Giuseppe Loprete) говорит, сидя в своем кабинете в представительстве в Ниамее, что «мигранты, возвращающиеся из Ливии, рассказывают страшные истории о побоях, аукционах, купле-продаже рабов». Зловещее путешествие в прошлое на противоположное побережье Средиземного моря! Гетто Али, где был продан Абу, — один из таких рынков.

Речь не идет о похищении людей с целью выкупа, ни об эксплуатации рабочей силы, ни о возможности заплатить за освобождение. Речь идет о работорговле, когда жители Ливии покупают выходцев из субсахарской Африки, чтобы те работали в их домах, на фермах или полях без какой-либо зарплаты, если не считать еды и крова, в условиях жестокого обращения.

МОМ заявила об этом, и сейчас очевидцы, которым удалось сбежать, начали давать показания. Но международное сообщество мало что делает для того, чтобы положить конец этому кошмару из прошлого века.

Продан за 3200 евро

«Я хочу рассказать миру о том, что происходит», — говорит 39-летний Ачаман Агахли (Achaman Agahli) — мужчина крепкого телосложения из города Агадес. Он принимает нас у себя дома, представляющего собой строение, сложенное из необожженного кирпича, где живут вместе люди и козы. Ачаман занимался перевозкой бидонов между деревнями в пустыне. Его друг предложил ему попробовать добраться до Европы, чтобы подзаработать. Он посоветовался с женой и, решившись на этот шаг, отправился в путь в июне прошлого года, забравшись в три часа ночи в кузов белого пикапа марки Toyota. Перед отправлением он услышал, как контрабандист, которому заплатили за перевозку, говорил по телефону: «Я отправляю тебе партию из 25-ти». В тот момент Ачаман не придал значения его словам. И только через некоторое время он понял смысл этой фразы.

«Сначала предполагалось, что нас довезут до города Мадамы на границе Нигера и Ливии, но мы поехали дальше, и нас оставили в Катруне, на территории Ливии. Там нас забрали ливийцы из местного племени тубу. Все они носили бороду и были вооружены. Мне сказали, что есть проблемы, кое-чего не хватает. Нас отвезли в Сабху и поместили всех в одну комнату в заброшенном здании», — продолжает он свой рассказ.

Ачаман провел под замком 26 дней. «Нам давали хлеб и молоко. Потом один из надзирателей сказал, что больше нам ничего не дадут, чтобы у нас не было сил на побег», говорит он. На 27-й день пришел какой-то ливиец и начал торговаться с главой похитителей Ачамана. На этот раз они слышали переговоры. «Я говорю по-арабски. Я их понял. Они договорились о продаже партии из 12 человек. Да, так он и сказал: партия из 12. И за каждого из этой партии, за каждого из нас, он собирался заплатить 5 тысяч ливийских динаров», — вспоминает Ачаман. В тот день его купили за 3200 евро.

«Наш покупатель отвез нас к себе домой. У него был большой дом с большим огородом в Убари — городе неподалеку от Сабхи. Это был богатый человек. Около двух месяцев я лечился, потому что был очень болен. Поправившись, я начал работать», — продолжает Ачаман. В его обязанности входило кормление хозяйского скота, уборка хлева, работа в огороде, пахотные работы и т.д. За это ему предоставляли кров и еду. Так как Ачаман говорил по-арабски, он стал доверенным человеком хозяина. «К другим он относился с презрением, а со мной обращался хорошо: не бил и не кричал на меня. Через несколько месяцев я мог свободно приходить и уходить из дома, если нужно было выполнить какие-то поручения», — продолжает повествование африканец.

Побег произошел во время одной из таких поездок. Ачаман рассказывает, как он отправился в Сабху за лекарствами, по дороге он познакомился с водителем родом из Нигера, который помог ему пересечь границу.

На прошлой неделе умерла в родах жена Ачамана. «Она так и не узнала, что со мной произошло. Я ей ничего не рассказывал, не хотел расстраивать ее», — говорит он.

Ремень вместо кнута

Адам Сулейман (Adam Souleyman) одет в желтую футболку с изображением Дон Кихота. Ему 24 года. Он очень худой. На голове у него тюрбан для защиты от солнца и песка. Сейчас он живет в Агадесе, где принимает нас во дворе дома своих родственников, но родился и вырос он в деревне неподалеку от Зиндера — второго по величине города в Нигере, расположенного в южной части страны. Приблизительно полтора года назад оттуда он и отправился в Ливию, пытаясь попасть в Европу.

По воспоминаниям Адама, в приграничном городе Мадама вооруженные люди приказали ему и его попутчикам лечь на землю. «У нас забрали документы и деньги», — вспоминает он. С этого момента Адам превратился в товар.

Они сидели взаперти три дня, потом пришел какой-то человек, которого Адам называет «большим и толстым», обсудил цену с повстанцами и забрал троих. «Один парень был из Мали, другой — из Буркина-Фасо, и я. Всех посадили в пикап, а потом заперли в подвале. Окна там были очень маленькие, почти на уровне земли, покрытой песком. Там было несколько ковров, на которых мы спали. Этот человек нам сказал: «Теперь самое лучшее, что вы можете сделать, — это не умереть».

Это был новый хозяин Адама и двух других африканцев. Он их сдавал в аренду. «Он вывозил нас каждый день нас на работу в разные места. Это были большие дома богатых арабов. Будил он нас, окатывая холодной водой, и выводил из подвала, подстегивая ремнем как кнутом», — рассказывает он, нехотя воспроизводя действия этого человека. «Когда мы заканчивали работу, он приходил за нами и опять отводил нас в подвал», — говорит Адам. В таких условиях он прожил один месяц и десять дней.

«Были дни, когда мы не работали, хозяин не приходил за нами. Тогда мы сидели взаперти без еды. Парень из Мали говорил, что хочет положить этому конец, покончить жизнь самоубийством, что он больше не может так жить», — продолжает Адам.

El País: А ты?

Адам Сулейман: Я нет. Я хотел увидеть свою семью.

— Ты чувствовал себя рабом?

— Я не чувствовал. Я и был рабом.

Шло время. Адам проклинал тот день, когда решил ехать в Ливию. Удача улыбнулась ему в тот вечер, когда хозяин одного дома отправил его к водяной скважине исправить неполадки. «По дороге я встретил грузовичок, в котором ехали рабочие-африканцы. Один из них был из племени хауса, как и я. Я его окликнул и попросил помощи», — рассказывает Адам. Этот человек забрал его к себе домой и потом нашел ему место в машине, возвращающейся в Агадес, где Адам остался работать, чтобы накопить денег и вернуться в Зиндер. «Что с теми двумя парнями из Мали и Буркина-Фасо, я не знаю, — сказал Адам. — Может быть, они все еще там». Он закрывает глаза руками и плачет.

Семь месяцев не видеть небо

Голова Мариан (Marian) покрыта красным платком. Она уехала из Лагоса (Нигерия) в июле прошлого года. Ей сказали, что после недолгой поездки на машине и переправы через реку она окажется в Италии.

Сейчас Мариан 23 года, и она живет на автовокзале в Агадесе в ожидании оказии, чтобы вернуться на родину. Там никто не знает, что случилось с Мариан, а она в течение семи месяцев была секс-рабыней.

Это случилось в ливийском городе Триполи, где они оказались после того, как провели в пустыне больше дней, чем было запланировано, из-за ошибки проводника. Им даже приходилось пить воду из луж. «Когда мы приехали в Триполи, нас заперли в подвале без окон. Я спросила, когда мы поедем в Италию, и какой-то человек ответил, что никогда», — рассказывает Мариан. И с этого момента начался кошмар.

«Некая женщина ввела в курс дела группу девушек, находившихся в подвале. Она сказала, что если мы хотим снова получить свободу, мы должны заплатить определенную сумму (Мариан не хочет говорить, сколько), а единственный способ ее добыть — заниматься проституцией в этом подвале», — продолжает Мариан.

Она всхлипывает: «Я не переставала рыдать и отказывалась. В первый день пришел мужчина и велел мне сесть ему на колени. Я сказала, что не буду этого делать. Тогда пришел муж женщины, которая нам все объяснила, и ударил меня по лицу. Он сказал: „Если ты не будешь повиноваться, я тебя буду бить". И я сказала, пусть бьет, и подставила лицо». Мариан поворачивается, как будто подставляя щеку, и добавляет: «Но наступает момент, когда ты не хочешь, чтобы тебя больше били».

Если Мариан или другая девушка отказывалась, женщина рвала листки, на которых было написано, сколько они заработали. «И мы должны были начинать сначала», — говорит она. Мариан потребовалось семь месяцев, чтобы выйти на свободу. За это время она ни разу не вышла из подвала, ни разу не видела небо.

«Сейчас я хочу вернуться в Лагос, к обычной жизни. Но я надеюсь, что никто из моей семьи не узнает, что со мной произошло», — заключает она.

Оковы на запястьях

Рассказывая свою трагическую историю, Нассер Абдул Кадер (Nasser Abdul Kader) улыбается. Это средство защиты, оболочка, за которой можно спрятаться, чтобы не пасть духом. Нассера никто не покупал. Человек, поработивший Нассера, его похитил.

Как и многие другие, он приехал в Ливию, поверив обещаниям, что его переправят в Италию за четыре дня. Он выехал из Агадеса — города, где родился, и потом его вместе с шестью другими мигрантами оказался в Сабхе без денег и документов. «Мы пришли на площадь, где нанимали на временную работу. Когда появлялся такой наемщик, его окружали со всех сторон в надежде получить работу», — говорит Нассер.

На третий день Нассера и еще одного парня забрал с собой некий тип, которому была нужна рабочая сила. «Он отвез нас на птицеферму, где было полно кур. Он показал нам ферму и сказал, что мы должны кормить кур и не давать им спать по ночам», — рассказывает Нассер. Он сделал гримасу непонимания и пожал плечами. «На следующий день хозяин представил нам двух вооруженных людей, очень сильных, и сказал, что они отвечают за безопасность на ферме», — продолжает он свой рассказ.

В течение месяца и десяти дней Нассер разгружал мешки с кормом, кормил кур и не давал им спать по ночам. Все изменилось, когда Нассер спросил одного из охранников, когда им заплатят за работу. «Он на меня посмотрел, поднял палец вот так и сказал: „Слушай внимательно: здесь не платят зарплату". Я испугался, но на следующий день мы возмутились и отказались разгружать грузовик», — описывает ход событий Нассер.

Последствия этой забастовки дали о себе знать, когда охранники увидели, что мешки с кормом остались неразгруженными. «Они пришли к нам в комнату и избили нас палкой с толстым проводом на конце и ремнем. Потом они показали нам пистолет и сказали, что если мы не будем работать, они нас убьют и возьмут других негров», — говорит Нассер.

С этого дня им пришлось работать так: их связывали друг с другом двухметровой цепью, крепко затянутой на запястьях. «С этого момента нас били проводом, пока мы работали. Так я превратился в раба», — рассказывает африканец.

Нассера и его товарища по несчастью развязывали только, когда они возвращались в свою комнату и ложились спать. «Никто не знал, где мы, у нас не было ни денег, ни документов, ни контакта с внешним миром. Мы были словно мертвецы», — говорит Нассер. Трагедия продолжалась пять месяцев, и однажды утром Нассеру удалось сбежать с фермы, пока охранники спали, крепко напившись.

«Я говорю тем, кто хочет уехать в Европу: не делайте этого. Не уезжайте. Погибнете или станете рабами. И рассказываю им мою историю, — говорит Нассер. — Но разве они слушают? Всегда отвечают одно и то же: у меня нет выбора».

Ливия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2235904


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234238

Как в Триполи отпраздновали освобождение Бенгази?

Erem news, Объединенные Арабские Эмираты

Жители Триполи поделились с Erem news надеждой на то, что Ливийская национальная армия скоро придет и в столицу, находящуюся под контролем отрядов ополченцев.

В Триполи не прекращаются празднования победы Ливийской национальной армии во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром в Бенгази.

Несмотря на риск быть арестованными ополченцами, жители столицы запускали фейерверки и угощали друг друга, в честь победы Хафтара над экстремистами в Бенгази.

Во вторник ночью после заявления Халифы Хафтара празднования также начались в Таджуре (город в 14 километрах к востоку от Триполи — прим. ред.), в районе Гута Шааль и районе рынка (в Триполи — прим. ред.).

Жители сказали Erem news, что они с нетерпением ждут, что в скором времени Хафтар придет и в столицу, которая страдает от действий вооруженных ополченцев.

Мухаммед Мисмари из района Гута Шааль говорит: «Мы просим Аллаха, чтобы поскорее наступил тот день, когда армия придет в столицу, так как не может быть безопасности без полиции и армии».

Активистка Нашира Самира говорит: «В течение этих лет в столице скопилась масса проблем. Мы пытались решить их с помощью правительства "Братьев-мусульман", которые развалили страну, пытались с помощью правительства Фаиза Сараджа. Но сейчас взор народа обращен на Бенгази, где национальная армия одержала победу».

Однако Ахмад Аль-Гамали предупреждает, что «сейчас все внимание "Братьев-мусульман" и их вражеских СМИ приковано к армии и полиции, призывающей народ пробудиться».

«Им ничего не остается, кроме как тихо ненавидеть маршала Халифу Хафтара, над которым им не удалось одержать победу. А ведь он предложил правильную модель государства и смог организовать армию».

«Жители Триполи готовы вступать в ряды национальной армии: тогда ополченцы сложат оружие, а родители дождутся своих детей дома».

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234238


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 5 июля 2017 > № 2233138

 Командующий ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар вечером в среду объявил о полном освобождении от террористических группировок второго по значимости города Ливии — Бенгази.

"Вооруженные силы сообщают вам радостную весть — об освобождении города Бенгази от терроризма. Бенгази полностью освобожден", — заявил Хафтар во время своего видеообращения, распространенного пресс-центром армии.

Ливийская армия под руководством маршала Хафтара вела операцию в Бенгази против боевиков группировок ИГ и "Аль-Каида" (запрещены в РФ) более двух лет. Военные сообщали ранее, что контролируют большинство районов города.

Во вторник официальный представитель ЛНА Ахмед аль-Мисмари заявил о том, что командование ливийской национальной армии надеется взять под контроль столицу страны Триполи без боя.

В Ливии сейчас царит двоевластие — на востоке страны в городе Тобрук заседает избранный народом парламент, а на западе в столице Триполи правит сформированное при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия во главе с Фаезом Сарраджем.

Власти восточной части страны действуют независимо от Триполи и сотрудничают с национальной армией во главе с Халифой Хафтаром, которая ведет затяжную войну с исламистами.

Рафаэль Даминов.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 5 июля 2017 > № 2233138


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 4 июля 2017 > № 2231849

Командование ливийской национальной армии, возглавляемой маршалом Халифой Хафтаром, надеется взять под контроль столицу страны Триполи без боя, об этом во вторник заявил официальный представитель ЛНА Ахмед аль-Мисмари.

"Мы надеемся войти в Триполи без боя, при помощи его жителей. Триполи не перенесет сражений, так как в нем проживает два миллиона человек", — сказал военный на пресс-конференции, проведенной в Каире.

По словам аль-Мисмари, за четыре года с момента образования ЛНА в боях с вооруженными группировками погибли пять тысяч ее бойцов.

Численность ЛНА, сообщил аль-Мисмари, в настоящий момент составляет шестьдесят тысяч человек.

В Ливии сейчас царит двоевластие — на востоке страны в городе Тобрук заседает избранный народом парламент, а на западе в столице Триполи правит сформированное при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия во главе с Фаезом Сарраджем.

Власти восточной части страны действуют независимо от Триполи и сотрудничают с национальной армией во главе с Халифой Хафтаром, которая ведет затяжную войну с исламистами.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 4 июля 2017 > № 2231849


США. Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 28 июня 2017 > № 2225742

Семь сотрудников миссии ООН, захваченных ранее боевиками в ливийском городе Эз-Завия на западе страны, освобождены, сообщает агентство Франс Пресс со ссылкой на представителя президентской гвардии в Триполи Наджми ан-Накуа (Najmi al-Nakoua).

"Они освобождены. Они находятся в безопасности и сейчас направляются в аэропорт Митига", — заявил агентству ан-Накуа.

Ранее телеканал Sky News Arabia сообщал, что боевики бандформирований, связанных с "Аль-Каидой" (запрещена в РФ), взяли в плен сотрудников миссии ООН в городе Эз-Завия. Обстоятельства и детали произошедшего не сообщались.

Миротворческая миссия ООН по поддержке в Ливии (UNSMIL/МООНПЛ) подтвердила факт нападения на конвой организации в Ливии, когда находился "между городом Сурман и Триполи". Миссия связалась с сотрудниками, которых коснулось происшествие, никто из них не пострадал, говорится в заявлении UNSMIL.

Ранее у миссии ООН в Ливии сменился глава, вместо немца Мартина Коблера им стал ливанский дипломат Хассан Саламе.

В Ливии в последние годы сохраняется нестабильная обстановка в связи с деятельностью радикальных исламистов, связанных с "Аль-Каидой"* и ИГ* (запрещены в РФ). В стране также продолжается раскол центральной власти — параллельно действуют правительство нацсогласия в Триполи и временное правительство на востоке страны, а парламент отказался признать законность триполийских властей.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

США. Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 28 июня 2017 > № 2225742


ОАЭ. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214059

ОАЭ поставляют оружие в Ливию, нарушая эмбарго ООН

Аид Амира (Aid Amira), NoonPost, Египет

С 2011 года ОАЭ не прекращают оказывать помощь Ливии для того, чтобы преодолеть последствия февральской революции. Они используют различные пути, то поддерживая сепаратистов и повстанческих лидеров, то поставляя огромное количество оружия, несмотря на установленное ООН эмбарго.

Нарушение эмбарго ООН

Вмешательство ОАЭ в Ливию стало еще более заметным в мае 2014 года после появления на мировой арене такой фигуры, как фельдмаршал Халифа Хафтар, который впоследствии заявил о военном перевороте в существующих государственных организациях, однако сам играл неоднозначную роль во всем этом. Все это было подтверждено в нескольких официальных и неофициальных отчетах, последним из которых был ежегодный доклад Международного комитета по санкциям в отношении Ливии.

В докладе ООН утверждается, что ОАЭ неоднократно нарушали режим международных санкций, введенных против Ливии, обходя введённое против страны эмбарго на поставку оружия в 2011 года путем предоставления военной поддержки фельдмаршалу Хафтару. Такое безрассудство со стороны ОАЭ разрушает все международные дипломатические усилия, и лишь усугубляет ливийский конфликт.

Согласно информации, представленной в этом докладе, благодаря поддержке ОАЭ воздушные силы Ливии набирают обороты и расширяют свои мощности. Комитет полностью уверен в том, что помощь ОАЭ, привела лишь к увеличению числа жертв в ливийском конфликте, а непрекращающиеся поставки оружия в страну, по мнению экспертов, ведут лишь к затягиванию войны, сохранению хаоса и разделению территории страны между тремя конкурирующими правительствами. Кроме того, в докладе отмечается, что используя связи с Саудовской Аравией, ОАЭ смогли передать силам Хафтара 195 боевых машин «Пик-ап», несколько вертолетов Ми-24 белорусского производства, не говоря уже о развитии военной базы в населенном пункте Харуба на юге муниципалитета Эль-Мардж в Киренаике, где были построены самолетные ангары.

Доклад, раскрывший нарушения со стороны ОАЭ, не первый в своем роде. В марте 2015 году в докладе ООН сообщалось, что контрабанда оружия в Ливию включает в себя передачу не только боеприпасов и оружия, но и истребителей, поставляемых ОАЭ и Египтом. С момента своего вторжения в Ливию ОАЭ вместе с Халифой Хафтаром, старались подтолкнуть ливийский народ к революции, чтобы завершить ливийский конфликт и привести к власти военных, как это произошло в Египте, когда Абдель-Фаттах аль-Сиси смог прийти к власти в результате военного переворота против избранного президента Мухаммеда Мурси.

Присутствие на местах

ОАЭ не только контрабандным путем ввозят оружие в Ливию, но и вербуют наемников для того, чтобы они действовали в интересах своей страны. Среди таких следует выделить следующих политиков: министр планирования в эпоху Каддафи и глава Переходного национального совета во время революции Махмуд Джибриль, одна из ключевых фигур в Альянсе национальных сил, возглавляемых Джибрилем, Абдул Маджид Меликка, посол Ливии в ОАЭ Али Анабид, известный своей ненавистью к мусульманам и считающимся близким другом Джибриля. По информации спецслужб и многих СМИ, ОАЭ прочно обосновались в Ливии и проводили военные операции, также как и сейчас сотрудничая с Египтом, они осуществляют бомбардировку Дерны.

9 мая прошлого года американский журнал Time в своем расследовании показал, что, несмотря на эмбарго на поставку оружия в Ливию, ОАЭ развернули шесть турбинных самолетов на авиабазе в восточной части Ливии с целью оказания поддержки силам фельдмаршала Хафтара в войне против его врагов в Бенгази и Дерне. Американский журнал процитировал слова исполнительного директора компании Newmax, занимающейся производство оружия, в которых он подтверждает развертывание самолетов своей компании в Ливии. Он заявил, что «спутниковые снимки подтверждают этот факт».

В октябре 2016 года организация, занимающаяся военными исследованиями, Janes опубликовала отчет, подтверждающий тот факт, что в период с июня по май 2016 года ОАЭ создали военную базу в Восточной части Ливии, откуда впоследствии были выпущены легкие штурмовики АТ-802 и беспилотные летательные аппараты для поддержки операции «Достоинство», осуществляемой под руководством Хафтара. Также были опубликованы фотографии, сделанные на этой базе 23 июля того же года, на которых изображено огромное количество самолетов. В докладе отмечалось, что в то время ОАЭ создали военную базу на месте аэропорта Аль-Хадим, который до их вмешательства был обычным гражданским аэропортом со скромной инфраструктурой.

Роль ОАЭ остается сомнительной

ОАЭ стремится уничтожить Ливию, превратить ее территории в районы постоянных конфликтов, а также разрушить социальную структуру страны. ОАЭ стали прибежищем для лидеров режима Каддафи и сторонников контрреволюции в этой арабской стране, которая уже долгое время живет за счет войны и распространения оружия. Кроме политической и военной поддержки, полученной контрреволюционерами в Ливии со стороны ОАЭ, сыновья эмира Зайда нашли новые способы, и использовали незнакомое арабам оружие, основанное на принципе «купи-продай совесть», что и стало одним из определяющих факторов внешней политики ОАЭ.

Сначала ОАЭ приобрели «совесть» международного посредника, работающего в Ливии, Бернарда Леона. Он был назначен президентом Академии дипломатии ОАЭ, целью которой является развитие отношений страны со всем миром, продвижение и укрепление внешней политики, а также обучение сотрудников, работающих в дипломатии за 53 тысячи фунтов стерлингов в месяц. Все эти действия проводились для того, чтобы осуществить свои планы в Ливии, что и произошло в конечном итоге. СМИ опубликовали подтвержденные данные о союзе Леона с ОАЭ. «Я не работаю над разработкой политического плана, который будет затрагивать всех и в котором все стороны будут взаимодействовать на равных. Я работаю в соответствии со стратегическим планом полной делегитимизации Всеобщего национального конгресса», — такие слова Леона лишь подтверждают его предвзятость к одной из сторон конфликта.

Ранее 10 ноября 2015 года ливийское правительство в Триполи объявило об аресте эмиратского офицера по обвинению в шпионаже, указав на то, что среди его документов и файлов на компьютере были обнаружены доказательства его причастности к преступной деятельности. Прокурор Садик Ас-Сур сказал, что офицер, которого он знает под именем Юсуфа Сакра Ахмада Мубарака, был арестован в Триполи после того, как спецслужбы обнаружили информацию о его деятельности. Роль ОАЭ в Ливии не менее «ужасающая», чем в Тунисе, Египте и Йемене. Сегодня их целью является посеять раздор и конфликт в Персидском заливе, который разделит и раздробит его на части, а также прекратить сотрудничество в рамках совета Персидского залива.

ОАЭ. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214059


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июня 2017 > № 2209035

Нищета, голод и терроризм — вот что НАТО и его союзники принесли в Ливию на заре ложной свободы

Мухаммед Аль-Амин (Muhammed Al-Amin), Afrigatenews, Ливия

К сожалению, в свете расколов в арабском регионе ливийские и арабские политические элиты игнорируют преступления и преднамеренные ошибки сил НАТО и некоторых из ее арабских союзников, которые несут полную ответственность за катастрофическую ситуацию, в которой Ливия живет уже более шести лет. Страна превратилась в несостоявшееся государство, безопасное убежище для террористических и экстремистских групп, центр по торговле людьми и не только. После свержения режима покойного ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи Ливия превратилась из одной из самых богатых стран Африки в беднейшее государство, где люди голодают, а беженцы ждут помощи из-за рубежа. В Ливию пришли десятки организаций, которые оказывают ей гуманитарную помощь в первый раз за 42 года.

Если мы вернемся обратно в 2011 год, то увидим, что страны НАТО, арабские и мусульманские страны во главе с Катаром, Суданом и Турцией поставляли деньги и оружие для групп исламистских боевиков, которые были причастны к событиям 17 февраля, направленных против ливийского лидера Муаммара Каддафи. Эти группы были непосредственно связаны с террористической организацией «Аль-Каида», в частности Ливийская исламская боевая группа (ЛИБГ) во главе с террористом Абдель Хакимом Бельхаджом. Он взял Триполи при поддержке катарских сил, которые играли непосредственную роль в обеспечении групп исламских боевиков вооружением и в настоящее время Бельхадж является главой партии «Хизб Аль-Ватан», финансируемой Катаром.

Корреспондент газеты The Wall Street Journal в Ливии Абдель Бари Атван заявил, что видел как во время битвы за Сирт один из лидеров революции Исмаил Салааби поднял черное знамя «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад». Кроме того, Атван подтвердил, что большинство участников вооруженного восстания против режима полковника Муаммара Каддафи — это радикально-исламские группы боевиков.

Даже после падения режима НАТО и ее союзники в течение шести лет закрывали глаза на эти радикальные экстремистские группировки, до тех пор пока они не распространились в Ливии, словно раковая опухоль и не превратили в ад жизнь ливийцев. Ливия потеряла более чем 600 миллиардов долларов из-за коррупции правительства, созданного этими группировками, но кроме того они стали угрозой для соседей Ливии, особенно для Египта, который заплатил высокую цену после падения режима полковника Муаммара Каддафи. В провинции Эль-Минья на юге Египта погибли 29 коптов от рук экстремистских группировок, пришедших из города Дерна в восточной части Ливии. Этот город является убежищем для террористических и экстремистских группировок под руководством Совета Шуры революционеров Дерна. Он в свою очередь связан с городом Мисрата, который также находится под контролем радикальных и экстремистских формирований, получающих прямую поддержку со стороны Турции через морской порт города.

Таким образом, мы спрашиваем, кто несет ответственность за обнищание и голод ливийского народа, и распространение терроризма в Ливии, которая была безопасной страной до вмешательства международного сообщества, которое ответственно за ухудшение ситуации в Ливии за последние шесть лет?

Нет никаких сомнений в том, что НАТО и ее союзники, особенно Великобритания, Франция и Италия, которая в свою время оккупировала Ливию и создала на ее территории военную базу, заключили договор с милицией из Мисураты и оказывают военную и информационную поддержку Совету Шуры революционеров Дерна вместе с Катаром, Суданом и Турцией. Они несут ответственность за нищету, голод и терроризм в Ливии. Все эти страны пришли, чтобы разграбить богатство под предлогом защиты гражданских лиц, но они не предпринимают никаких усилий для обеспечения их безопасности. Вместо этого они имеют дело с ливийскими террористами, такими как Махди Аль-Харати, Исмаилом Салааби, Абдель Хакимом Бельхаджем, Ибрагимом Джудраном, Сами Ас-Саади, которые воруют ливийскую нефть, и Абдулом Вахаб Каидом — членом ЛИБГ, который несет ответственность за привлечение террористов из африканских стран в Ливию.

По этим причинам хаос в Ливии или террористические операции в соседних с ней странах не закончатся (особенно в Тунисе и Египте) пока действует запрет на поставку оружия Национальной армии Ливии во главе с фельдмаршалом Халифом Хафтаром. В связи с этим запретом, соседние страны обеспечивают полную поддержку Национальной армии Ливии, так как она является «предохранительным клапаном» для их национальной безопасности.

Соседние стран не должны полагаться на международное сообщество для нахождения решения ливийского кризиса, особенно Египет, который борется с терроризмом и экстремизмом вместе с ливийской армией, чтобы не сражаться с ним в переулках Каира.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июня 2017 > № 2209035


Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 11 июня 2017 > № 2213456

Сын Каддафи попал под амнистию

Сын Муаммара Каддафи Сейф аль-Ислам вышел на свободу

Отдел «Политика»

Сын бывшего лидера Ливии Муаммара Каддафи Сейф аль-Ислам вышел на свободу после шестилетнего заключения, попав вод всеобщую амнистию. В июле 2015 года аль-Ислам был приговорен к расстрелу за нарушение государственной безопасности, попытку побега из тюрьмы и осквернение национального флага.

Сейф аль-Ислам Каддафи, сын экс-лидера Ливии Муаммара Каддафи, вышел на свободу после почти шестилетнего заключения, сообщил телеканал Al Arabiya. Его освободили из города Зинтан. По данным источников, аль-Ислам был освобожден в рамках всеобщей амнистии, после чего прибыл в город Аль-Байда на востоке страны.

Сейф аль-Ислам — второй сын Каддафи и первый сын от его второй жены; он родился в 1972 году в Триполи. С ранней юности он занимался политикой и неоднократно представлял Каддафи на международных переговорах. Окончил ливийский университет Аль-Фатех по специальности «архитектор и инженер».

В 1997 году создал Международный фонд сотрудничества в области благотворительности Каддафи, а также возглавил Ливийское национальное общество по контролю над наркотиками. Сейф аль-Ислам участвовал в переговорах с афганским движением «Талибан» и филиппинской антиправительственной группировкой «Абу Сайяф» по вопросам освобождения заложников из числа представителей международных гуманитарных миссий.

В начале нулевых учился в бизнес-школе в Австрии, а позже — в Лондонской школе экономики. Публично выступал за стабилизацию отношений Ливии и Запада, для чего и основал благотворительный фонд Каддафи, который занимался выплатами компенсаций родственникам жертв терактов, организованных ливийцами. Фонд был зарегистрирован в Швейцарии.

В 2005 году Сейф аль-Ислам выступил с призывом опубликовать информацию о нарушениях прав человека в Ливии и освободить некоторых политических заключенных. Выступал с отдельными критическими заявлениями в адрес политики отца, в своих публикациях призывал принять в Ливии конституцию и присоединиться к Декларации прав человека.

В августе 2008 года заявил о намерении уйти из политики, а в 2009 году создал Арабский альянс за демократию, развитие и права человека. После того как в феврале 2011 года в Ливии началось восстание против Каддафи, Сейф аль-Ислам неоднократно представлял своего отца перед прессой, называл повстанцев «террористами» и говорил о необходимости жестких мер.

В июне 2011 года Гаагский международный уголовный суд выдал ордер на арест Муаммара Каддафи, Сейфа аль-Ислама и начальника ливийской разведки Абдуллу аль-Сануси, обвиненных в преступлениях против человечности.

Через несколько месяцев после введения Совбезом ООН санкций против Каддафи и его окружения Сейф аль-Ислам был объявлен в международный розыск, а после гибели Каддафи в октябре 2011 года скрывался на территории Ливии. После смерти отца Сейф аль-Ислам заявил, что не собирается покидать Ливию и будет бороться за свою страну. Но через некоторое время ливийские власти объявили, что он готов сдаться суду.

В конце октября 2011 года главный прокурор Международного уголовного суда Луис Морено-Окампо подтвердил, что с Сейфом аль-Исламом ведутся переговоры на неформальном уровне, через посредников. Морено-Окампо сообщал, что сын Каддафи готов сдаться, если ему гарантируют справедливое судебное разбирательство.

Он был задержан в ноябре 2011 года недалеко от города Обари. Аль-Ислам с двумя охранниками пытался перейти границу, чтобы бежать в Нигер. В июле 2015 года Сейф аль-Ислам был приговорен к расстрелу за нарушение государственной безопасности, попытку побега из тюрьмы и осквернение национального флага.

Суд также вынес приговор группе бывших чиновников времен Каддафи. Они были признаны виновными в военных преступлениях и гибели демонстрантов при подавлении акций протеста в 2011 году.

В феврале 2017 года политический руководитель «Фронта национальной борьбы в Ливии», двоюродный брат Муаммара Каддафи Ахмед Каддаф ад-Дам потребовал от Совбеза ООН принести извинения за «безответственное участие» в событиях в Ливии в 2011 году и нарушение принятых резолюций. Ад-Дам рассказал, что все шесть лет с момента начала «арабской весны» Ливия живет в полной разрухе и нищете, и виной тому — санкции ООН.

Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 11 июня 2017 > № 2213456


Ливия > Армия, полиция > un.org, 7 июня 2017 > № 2206135

Мартин Коблер: мирное соглашение остается путеводной картой для вывода Ливии из кризиса

В Ливии по-прежнему существуют параллельные институты власти. В стране все еще бесчинствуют террористы, царят хаос и беспорядок. Однако мирное соглашение остается путеводной картой для вывода страны из кризиса. Об этом заявил Специальный представитель Генерального секретаря по Ливии Мартин Коблер, выступая сегодня на заседании Совета Безопасности ООН.

«В Ливии переходный процесс еще не завершен. В стране существуют параллельные институты власти. Палата представителей не признает правительство Национального согласия и отказывается принимать поправки к конституции», - рассказал Мартин Коблер.

Вместе с тем, по его словам, благодаря политическому соглашению, все же удалось добиться перемен на местах.

«С 2016 года в стране работает президентский Совет. В Ливии добывается свыше 800 тысяч баррелей нефти в день. Террористическая группировка ИГИЛ, хотя все еще представляет угрозу, серьезно ослаблена по сравнению с тем, чем она была еще год назад», - отметил представитель.

Мартин Коблер подчеркнул, что народ Ливии стремится к миру и безопасности, к светлому будущему для своих детей.

По словам представителя ООН, между ливийцами в целом существует консенсус, что единство Ливии требует формирования единого правительства и единой структуры безопасности.

Говоря о тяжелой экономической и гуманитарной ситуации в стране, Специальный представитель отметил, что расходы Ливии по-прежнему превышают ее доходы, а резерв ее иностранной валюты очень быстро сокращается.

«Несмотря на рост поступлений от продажи нефти и то, что президентскому Совету удалось согласовать новый бюджет на 2017 год, ливийская экономика по-прежнему ослаблена. Тяжелая экономическая ситуация и процветание «черных рынков» подпитывают криминалитет и насилие в стране», - подчеркнул представитель ООН.

Ливия > Армия, полиция > un.org, 7 июня 2017 > № 2206135


Ливия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202155

В Ливии США беспокоит не терроризм, а Россия

Назанин Арманьян (Nazanin Armanian), Publico.es, Испания

Ливия снова оказалась в центре внимания СМИ, но не по причине разрухи, нищеты, массовых убийств и насилия, в которые оказалась ввергнутой эта страна, после того, как в 2011 году НАТО уничтожила ее государственность, убив за семь месяцев около 30 тысяч мирных граждан. Сейчас на нее возлагают ответственность за теракты, совершенные в мае в Манчестере и Египте и унесшие десятки человеческих жизней. Можно подумать, что страны НАТО не несут никакой ответственности за то, что превратили Ливию в еще один рассадник терроризма! После бесконечной лжи об устроителях терактов доверие к западным странам опустилось до нулевой отметки. Согласно последним данным, за терактами 11 сентября 2001 года стояла Саудовская Аравия, а вовсе не талибы и Бен Ладен, и уж тем более не Ирак.

Готовят мировое общественное мнение к новой военной агрессии против Ливии? Несмотря на то, что Совет моджахедов, филиал ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.), состоявшийся в Дерне (Киренаика), опроверг свое участие в убийстве 29 коптов 27 мая, египетская авиация подвергла местность бомбежке, в результате чего погибли около двадцати человек. Защита представителей религиозных меньшинств также не значилась среди приоритетов президента Аль-Сиси. Копты являются в Египте объектом ежедневных нападений со стороны крайне правых исламистов, пользующихся абсолютной безнаказанностью.

Ливия продолжает оставаться несостоявшимся государством

После уничтожения ливийской государственности Североатлантическим союзом в 2011 году и убийства прогрессивных деятелей политики, культуры и права, политический сценарий в Ливии находится под контролем нижеприведенных правых сил, поделивших между собой страну, причем вовсе не обязательно в соответствии с историческими традициями:

1. Правительство национального единства, созданное под эгидой ООН в 2015 году, принадлежит Братьям-мусульманам. Оно расположилось в Триполи, во главе его стоит Фаиз Саррадж. Правительство контролирует Центробанк и пользуется особой поддержкой Катара, Турции и Судана.

2. Правительство маршала Халифа Хафтар, главнокомандующего Вооруженными силами Ливии, расположено в Тобруке, на востоке страны. Выступает против исламистов и пользуется поддержкой России, ОАЭ и Египта.

3. Разномастные группы исламистов: Исламская борьба (создана при поддержке НАТО в 2011 году), «Хизб аль Ватан», возглавлявшаяся Абдель Хакимом Белхаджем (после сближения Каддафи с Западом он был похищен в 2004 году в Бангкоке агентами ЦРУ и MI6 и передан ливийским властям), «Ансар аш-Шариа» и «Рассвет Ливии» (организации запрещены в РФ — прим. ред.) контролируют Бенгази, центральную часть, западную и южную часть Ливии, где проживает большая часть населения.

Все они борются за установление контроля над Триполи и главными нефтяными портами страны. Проект восстановления Ливии, разработанный ООН и Сарраджем, потерпел неудачу ввиду слабости Правительства национального единства и нежелания Халифы Хафтара взаимодействовать с ним. Возможно, он думает, что при помощи России сможет завоевать всю страну (точно так же думал Башар Асад). Он не знает, что одной из причин, по которым НАТО разрушила Ливию, было желание превратить ее в мини-государства, чтобы иметь возможность более плотно контролировать их (то же самое альянс сделал с Суданом в 2011 году, а до этого — с Югославией).

Правительство Сарраджа контролирует малую часть страны и неспособно объединить ее. То обстоятельство, что оно пользуется поддержкой ООН, не меняет положения дел, и мировые державы изучают другие возможности выхода из ливийского кризиса.

Россия возвращается в Ливию

В последний раз ливийский лидер посещал Кремль в апреле 1981 года. Каддафи тогда принимал Леонид Брежнев, возобновивший поддержку противников египетско-израильского мирного договора. Сейчас Москва приглашает маршала Хафтара обсудить будущее его страны. Этот офицер, начавший свою военную карьеру в 60-х годах, а затем ставший агентом ЦРУ, реорганизовал остатки ливийской армии и стремится занять пост «Брата лидера» Каддафи. Объявив войну своим соперникам, он захватил важнейшие нефтяные порты страны Сидру (Sidra) и Рас Лануф (Ras Lanuf) и продолжает расширять зону своего влияния.

Ливия представляет интерес для России.

В силу своего географического положения на Средиземном море. Если России удастся разрешить ливийский кризис и обеспечить стабильность в этом районе, то Евросоюз будет ей благодарен. Для Москвы хорошие отношения с Европой крайне важны, и Ливия может стать путем для достижения этой цели.

Наличие союзников в Триполи даст Москве возможность влиять на миграционные потоки в ЕС, а в итоге и на весь Запад. Начиная с 2011 года, около 14 тысяч мигрантов утонули в водах, отделяющих Ливию от Италии. Ливия сейчас является главной страной мира, где происходит продажа порабощенных мигрантов.

Россия сможет открыть военно-морскую базу в Ливии.

Ливия обладает крупнейшими запасами углеводородов в Африке и представляет собой конкурента в области поставок газа в Европу.

Поскольку укрепление отношений с Ливией является составной частью усилий России по возвращению в Северную Африку, она также развивает связи с Египтом, Тунисом и Алжиром.

Кремль поддерживает отношения с Триполи через МИД, а контакт с маршалом Хафтаром установил через министерство обороны. Москва намерена объединить Ливию под его руководством.

У Евросоюза нет готового плана, но…

У Евросоюза нет согласованной политики по отношению к Ливии. С одной стороны, Франция и Италия конкурируют с Россией в стремлении привлечь на свою сторону Халифу Хафтара. Они хотят ввести его в состав Правительства национального единства (можно подумать, предлагают рассмотреть возможность будущего государственного переворота!). Боятся, что Хафтар, будучи гражданином США, заручится поддержкой Трампа и Путина и отвернется от ЕС. Хотя вероятнее всего, что президент США, которому нужна громкая война, нанесет удар по Ливии, спровоцировав миграцию новых десятков тысяч детей, мужчин и женщин в ЕС. С другой стороны, такие страны как Мальта предупреждают об опасности поддержки ливийского маршала, потому что это может привести к гражданской войне и вызвать очередной кризис беженцев. Посол США при ЕС Энтони Гарднер (Anthony Gardner) выступает против сотрудничества с Россией в Ливии, в том числе и потому, что его беспокоит сближение Москвы и Брюсселя. Себастьян Горка (Sebastian Gorka), бывший советник по вопросам национальной безопасности при Дональде Трампе, вынужденный уйти в отставку за связь с неонацистскими группировками, утверждал, что ливийский кризис вызван расколом страны на восточную и западную часть. Балканизация Ливии как раз и была одной из семи причин устранения Каддафи.

В то время, как мировые державы решают судьбу Ливии, растет недовольство отсутствием безопасности, нехваткой продовольствия, отключениями воды и света, инфляцией и отсутствием основных услуг. По данным ООН, около половины населения мира нуждается в срочной гуманитарной помощи.

Убийство 145 военнослужащих и мирных жителей, поддерживавших Хафтара, силами Правительства народного единства 20 мая этого года, показывает, насколько далека перспектива объединения Ливии, скатывающейся в гражданскую войну.

Бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) сказал, что действия альянса в Ливии стали самыми успешными за всю его историю. Уничтожить предварительно разоруженную страну, расправиться с главой государства и убить с помощью бомбежек тысячи мирных граждан — позорное и подлое дело. Нынешняя разруха в Ливии является следствием преступной интервенции Североатлантического союза. Кое-кто в ЕС, похоже, понял, насколько глупым было свергать полковника Каддафи.

Ливия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202155


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196730

Российское присутствие в Ливии как новый вызов Западу

Российские действия в Ливии призваны создать новую зону влияния, и предназначены для оказания давления на Запад и региональные державы.

Николай Кожанов, Chatham House, Великобритания

Внимание Запада приковано в основном к российским действиям в Сирии, однако Москва наращивает свое присутствие и в других странах Ближнего Востока, пытаясь закрепиться там в роли ключевого международного игрока. Примечательно то, что Россия существенно активизировалась в Ливии по сравнению с 2015 годом. Она оказывает политическую поддержку и военную помощь генералу Халифе Хафтару (Khalifa Haftar), который контролирует восточные районы Ливии, а также помогает ему пустить под откос соглашение от 2015 года, направленное на начало процесса примирения. Но Москва также участвует в дипломатическом урегулировании конфликта между основными группировками — Ливийской национальной армией Хафтара и Правительством национального согласия (ПНС), которое пользуется поддержкой ООН.

Наращивание российского присутствия в этой части Ближнего Востока невозможно объяснить ни соображениями безопасности, ни экономическими интересами. До последнего времени Москву не очень беспокоил рост джихадизма в Ливии и его потенциальные последствия. Конечно, Москва потеряла немалые денежные вложения, когда в 2011 году пало правительство Муаммара Каддафи. Общий размер убытков неизвестен, но по оценкам российской компании по экспорту вооружений «Рособоронэкспорт», ее финансовые потери в Ливии составляют около 6,5 миллиарда долларов. А такие российские энергетические компании как «Газпром», «Лукойл» и «Татнефть» либо участвовали, либо планировали свое участие в инвестиционных проектах в этой стране. Но эти убытки были все-таки терпимы.

Истинная причина российского вмешательства в ливийские дела — это смесь амбиций, оппортунизма и антизападных настроений. Кремль считает, что Правительство национального согласия пользуется западной поддержкой и станет игнорировать российские интересы в Ливии, если у Москвы не будет собственных рычагов влияния на действия ПНС и его спонсоров. Кремль беспокоится, что если в Ливии оставить все как есть, Москву отстранят от урегулирования ливийского кризиса и от участия в политической и экономической жизни послевоенной Ливии. Связи между Хафтаром и США могут быть восстановлены, особенно если его египетский спонсор президент Сиси улучшит отношения с американцами. Поэтому Москва постаралась позиционировать себя как главную сторонницу Хафтара за пределами этого региона.

Российская вовлеченность в ливийские дела также является составной частью глобальной борьбы за власть, которую Кремль ведет с Западом. Вступив в ливийский конфликт, Москва показывает Европе и США, что она не ограничится Сирией и Украиной, и что ее «успех» в Сирии не случаен.

Кроме того, она стремится выйти из международной изоляции. Россия не видит причин, чтобы ограничиться поддержкой Хафтара. Она рада вести переговоры со всеми сторонам в ливийской гражданской войне. Наращивая поддержку Хафтару и одновременно налаживая добрые отношения с лидером ПНС Файезом Сарраджем (Fayez Sarraj) в Триполи и с представителями бригад Мисураты (еще одна влиятельная военная сила), Москва пытается утвердиться в роли посредницы и обрести новые преимущества на переговорах с ЕС. Такая тактика приносит успех. Близкие к российскому Министерству иностранных дел аналитики проводят с европейскими странами неофициальные консультации по Ливии. А Москва в начале мая приложила немало дипломатических усилий для организации встречи между Хафтаром и Сарраджем, продемонстрировав готовность к консенсусу. Появляются первые признаки того, что Европа, несмотря на подозрения по поводу российских намерений, постепенно убеждается, что ей надо вести переговоры с Москвой по этому вопросу.

Но чтобы начать диалог между Россией и Западом, требуется взаимовыгодный обмен. Москва рассчитывает на некие дивиденды в обмен на свою гибкость в ливийском вопросе, скажем, на уменьшение давления на нее из-за действий в Сирии. Налаживая диалог с Европой по Ливии и используя обеспокоенность Европы проблемами миграции, Москва пытается усилить возникшие на Западе разногласия в вопросе отношений с Россией. Она наращивает собственное влияние, ищет наиболее слабых игроков в ЕС и проверяет, готовы ли они оказывать давление, в частности, на Украину.

И последний, но немаловажный момент. Принимая участие в ливийских делах, Кремль укрепляет сотрудничество с ключевыми региональными игроками, главным образом с Египтом и ОАЭ. Некоторые близкие к российскому МИДу источники указывают на то, что это египетский президент Сиси убедил Россию поддержать Хафтара, и Москва согласилась это сделать, чтобы польстить ему. Российско-египетское сотрудничество по Ливии сделало более содержательным диалог между Москвой и Каиром.

Ливийская затея обходится Кремлю недорого. Хафтар в 2016 году три раза побывал в Москве (правда, российские власти официально подтвердили только две встречи), и многие считают, что Россия поставляет ему оружие, а также печатает банкноты для ливийского центрального банка на контролируемых Хафтаром территориях. Но согласно некоторым российским военным экспертам, российское оружие Хафтару доставляют молдавские авиационные компании, пользующиеся материально-техническим содействием Египта и финансовой поддержкой ОАЭ. Москва по сути дела только открывает свои арсеналы с оружием и выдает экспортные лицензии.

Налаживая контакты с другими игроками, Москва сводит к минимуму риски для себя. Хафтар — это ее главная ставка в Ливии, но не единственная. Кремль был крайне недоволен прежними отказами Хафтара встречаться со своими политическими оппонентами, а также его стремлением стать «вторым Каддафи» и взять под свой контроль всю Ливию. Москву беспокоит то, что Хафтар может пойти на улучшение отношений с Саудовской Аравией, позволив пользующимся ее поддержкой проповедникам-салафитам работать на подконтрольных ему ливийских территориях, а также включив салафийские группировки в состав своей армии. В таких обстоятельствах российские контакты с Сарраджем и с его Правительством национального согласия составляют план Б. То есть, если возникнет такая необходимость, Россия сможет сменить фаворита и все равно сохранить свое присутствие в послевоенной Ливии.

У России в Ливии есть достаточно пространства для маневра. Соединенные Штаты не хотят активно вмешиваться в ливийские дела, а в распоряжении у Москвы есть и кнуты, и пряники: она может предложить свою помощь в качестве посредника, а может и спровоцировать усиление конфликта. Ее содействие определенно сделало Хафтара более влиятельным. Российские усилия по налаживанию отношений между ливийскими фракциями и очевидная готовность Москвы к диалогу с ЕС говорят о том, что Кремль отдает предпочтение пряникам. Но Запад должен быть готов к тому, что Москва назначит за свою помощь высокую цену.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196730


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196717

Время побега в Ливию!

Селим Азуз (Selim Azuz), Arabi 21, Египет

Не верьте Абдель Фаттаху Ас-Сиси, когда он говорит, что поводом для нанесения ударов по двум ливийским городам — Дерне и Гунне, послужил взрыв автобуса в городе Эль-Минья, перевозившем группу христиан к монастырю.

После переворота Ас-Сиси только и думает, как убежать за границу от всех мучений и страданий, происходящих внутри страны. Действительно, разница между ним и Гамалем Абдель Насером, как между «небом до землей», и с точки зрения способностей, и эффективности, и ориентаций. Однако Ас-Сиси всегда обращается к его опыту для того, чтобы подражать ему, хотя все и получается хаотично и экспромтом. В этом и заключается разница между «образом» и «оригиналом».

Ас-Сиси подражает Насеру в вопросе враждебного отношения к свободе прессы и средств массовой информации. Он ищет возможность прикрыть свои желания «национальными мотивами».

Абдель Насер бежал в Йемен, потому что войны — это возможность для деспотических режимов заставить оппозицию молчать. Ни один голос не будет громче звонов битвы, а, следовательно, неуместно говорить о провале и неспособностях правителя, когда солдаты воют не на жизнь, а на смерть на заграничных фронтах, а победитель является одновременно побежденным.

Опыт Абдель Насера в Йемене нельзя назвать заманчивым, ведь он способствовал ухудшению его репутации. Египтяне настояли на том, чтобы их армия была ни врагом, но и не другом, затем начали растрачивать свои силы в «Горной войне» (один из конфликтов в 1983-1984 году в рамках гражданской войны в Ливане — прим. ред.), все это стало одной из причин, приведшей к поражению в войне в июне 1967 года.

Война в Йемене — это черное пятно в истории правления Абдель Насера. Никто не имеет права защищать его, включая даже его сторонников. Нельзя подражать этому горькому опыту. Однако что мы делаем? Подражатель видит только войну с иностранными государствами, безопасное убежище для себя и побег от ужасных условий внутри страны. Кроме того, он стремился нанять египетскую армию для сражения в этой войне, однако Египет из-за полного отсутствия доверия к Ас-Сиси и к его стремлениям, не пожелал полностью ввязываться, используя военные силы, как было задумано. Учитывая, что Ас-Сиси с легкостью ввел войска в Йемен, то можно быть уверенным, что такой человек, может продать безопасность всего Персидского залива тому, кто заплатит, и неважно будет ли это Иран или хуситы.

Ливийские события представляют для Ас-Сиси прекрасную альтернативу. Он имеет моральное оправдание для совершения побега в Ливию, ведь опасность надвигается в Египет со стороны ИГИЛ (запрещенная в РФ. — прим. ред.), действующей в Ливии. Именно это стало новым открытием для Ас-Сиси после того, как он не снял запрет на экспорт риса в дружественные страны Персидского залива (впервые запрет на экспорт риса был введен Египтом в 2008 году в рамках политики протекционизма, что породило масштабную контрабанду высококачественного египетского риса во многие страны Ближнего Востока и Северной Африки — прим. ред.), и перестал поступать ливийский бензин, на который у президента Египта «течет слюна».

Кроме того, существует и другой мотив — прокси-война. Власти ОАЭ принимают революционного лидера фельдмаршала Хафтара и поддерживают его стремления в регионе, поскольку он является представителем старой власти, которая работала на пользу ОАЭ и на реализацию их денежных схем. Ас-Сиси видит и понимает, что его задача упрочить позиции Хафтара, даже если придется пожертвовать ливийским народом!…

С самого начала, Ас-Сиси пытается вывернуться и найти укрытие и предлог для того, чтобы убежать в Ливию, ведь он является подражателем, которому не хватает способностей. В дополнении к этому, он понимал, что способен заставить молчать египтян, жалующихся на бедность и отвергающих его планы, полностью отвечающие интересам Израиля и идущие вразрез с безопасностью народа Египта. Он готов отказаться от исторической доли Египта в реке Нил, расточать национальную территорию, отречься от островов Тиран и Санафир в пользу Саудовской Аравии, а также от всего, что могло бы принести пользу Израилю и Саудовской Аравии, считая это знаком любви к Мухаммаду ибн Салману.

Первым предлогом стало убийство египетских христиан в Ливии, руками приверженцев группировки «Аль-Каида». Ас-Сиси угрожал дать ответ на эти действия, начав запланированную войну. Однако он получил несколько предупреждений со стороны международного сообщества и отступил.

Затем случился взрыв пассажирского автобуса, перевозившего группу христиан. Велись разговоры о специальном внедорожнике, который использовался для перевозки и маневренности преступников. Когда упомянули этот вид транспорта, Ас-Сиси заявил, такие грузовики используются только на пересеченной местности и в горах. Первое упоминание внедорожника было связано со штурмом заключенных, когда было решено приостановить обвинение по делу группировки ХАМАС.

На этот раз упоминания о таком виде транспортных средств приходят из Ливии. ИГИЛ как обычно была готова взять на себя ответственность за случившееся событие и не требовать никаких дополнительных деталей подтверждающих ее причастность. Следует отметить, что, несмотря на то, что Ас-Сиси заблокировал более 25 веб-сайтов, включая египетские, где сотни журналистов работают под предлогом борьбы с терроризмом, ресурс, предписываемый ИГИЛ до сих пор остается в открытом доступе.

Власти не смогли найти виновных в катастрофе с автобусом в Эль-Минье. Личность исполнителя этого преступного акта не установлена. Однако власти научились гадать на кофейной гуще и избивать прибывших из Ливии, а также не привлекать к ответственности лица, защищающие границы страны. Как они добрались отсюда до Эль-Миньи в безопасности, не будучи арестованными? Почему армия оставила свои первоначальные обязанности и разгуливает по улице, играя роль полиции, и забывая, что ее функция — защита границ?

Ас-Сиси решил нанести ответный удар и устроил бомбардировку города Дерна. Скорбящие лишь посмеялись над тем, что он сделал. Боевики «Исламского государства» покинули город, однако эти удары предпринимались не для того, чтобы вести борьбу с терроризмом, а чтобы упрочить позиции Хафтара и улучшить его отношения с египетской армией. Дерна является крепостью и оплотом оппозиции Хафтару, который пытается захватить все, что можно в Ливии.

Не останавливая бомбардировку Дерны, Абдель Фаттах Ас-Сиси без каких-либо причин начал бомбить город Гунна. Однако это прокси-война, подразумевающая участие египетской армии, и открывающая двери для Египта после того, как страны Персидского залива захлопнули их. И если шанс попадания денег от экспорта риса приходит сам в руки Ас-Сиси, то никто не сможет следовать за ним и повторить его действия.

Эта война началась с Ас-Сиси, а закончится только после наведения международного порядка. Количество египтян, работающих в Ливии, оценивается в три миллиона человек, однако все они могут стать заключенными в этой стране из-за безумств военных прихотей и укрепления власти. Ас-Сиси потерял себя, когда ввязался в войну по колонизации региона.

Побег в Ливию ничего не принесет Ас-Сиси хотя бы потому, что его личность совсем не популярна в этой стране, однако у него просто нет выбора, кроме как спасаться бегством в последнее свое убежище. Тогда там, возможно, он сможет найти кого-то, кто будет милостив к нему, и будет говорить о мертвеце либо хорошо, либо никак.

Ас-Сиси стал угрозой национальной безопасности Египта, и каждый час, который он продолжает оставаться у власти, — еще одно ранение и травма для родины, ее возможностей и народа.

Так сбросьте его с вершины власти, а если вы не сделаете этого, то он уничтожит всю страну.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196717


Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > russiancouncil.ru, 26 мая 2017 > № 2239366

Ливийская Вандея: угроза политическому урегулированию

Триумф в преддверии мнимой победы

16 мая 2017 г. во втором по величине городе Ливии Бенгази состоялся военный парад Ливийской национальной армии (ЛНА) и союзных ей формирований, приуроченный к празднованию третьей годовщины начала «Революции достоинства».

По некоторым данным, общая численность участников парада составила около 12 тыс. человек. Таким образом, он стал самым массовым мероприятием такого рода, проведенным в стране с 2009 г., когда в Ливии праздновалась 40-я годовщина «Сентябрьской революции», приведшей к власти «свободных офицеров» во главе с М. Каддафи. Преемственность по отношению к последнему крупному параду Джамахирии наблюдалась буквально во всем: от организации движения колонн до подходов к освещению мероприятия в СМИ. Данное обстоятельство стало очередным доказательством того, что ядром ЛНА являются выходцы из системы государственных структур периода правления М. Каддафи.

В торжественном движении военных колонн принимали участие действующие военнослужащие из различных подразделений в составе ЛНА, а также кадеты и выпускники военных учебных заведений. Небывалой массовости удалось достичь лишь путем максимального напряжения сил и ресурсов. С фронтов на западе и юге были сняты, видимо, целые подразделения для того, чтобы они могли торжественным маршем пройти перед объективами фото- и телекамер в Бенгази. Наиболее зрелищной частью парада стала демонстрация военной техники, в т. ч. боевой авиации. Со специально возведенной трибуны парад принимали представители высшего военного командования ЛНА во главе с маршалом Халифой Хафтаром, обратившимся с поздравительной речью к участникам и зрителям.

Несмотря на то что ситуация в Бенгази и окрестностях все еще довольно неспокойна, организаторам мероприятия удалось принять должные меры безопасности и избежать эксцессов на местах. Поэтому ни исламисты из отрядов «Революционного совета Бенгази» и «Революционного совета Дерны», которым три года противостоят силы ЛНА, ни отступившие из Сирта в Киренаику боевики ИГ не смогли помешать триумфу маршала Хафтара. Многочисленные политики и полевые командиры Киренаики, несогласные с претензиями Х. Хафтара и его сторонников на лидерство, с недовольством наблюдали за происходящим. Однако сделать они ничего не смогли или не захотели.

Парад был обставлен как триумф, торжественное вступление в столицу победоносного полководца и его войска. И несмотря на то, что Бенгази не является столицей страны, ЛНА воспринимает город в качестве своего крупнейшего оплота, завоевание которого было обагрено кровью и потом сотен ее бойцов. У данного события был один герой. Им стал маршал Халифа Хафтар, отпраздновавший не просто третью годовщину начала борьбы за «очищение страны от исламизма», а победу в войне за власть. Палату представителей и сформированное ею правительство, которым формально подотчетными считают себя структуры ЛНА, представляли не их руководители, а лояльные триумфатору депутаты, чья роль оказалась сведена к минимуму. Правительство национального единства, признанное на международном уровне и с которым только в начале мая было достигнуто согласие, вовсе не было приглашено.

Тем не менее громко прозвучавшее послание Х. Хафтара было услышано во всех частях Ливии. Но, будучи воспринято далеко не так, как ожидалось, оно породило явление, которое можно назвать «ливийской Вандеей» — движением против «Революции достоинства».

Борьба за «достоинство» или борьба за власть?

Развернутая весной 2014 г. военно-полицейская операция «Достоинство» была призвана восстановить в стране порядок, попранный подконтрольными исламистским фракциям революционными бригадами. Однако по факту она положила начало очередному этапу военно-политического противостояния в Ливии, растянувшемуся на три года.

Поддержав в 2014 г. премьер-министра А. ат-Тани и генерала Х. Хафтара, ряд военачальников и офицеров «старой» (времен Джамахирии) и «новой» (созданной 2011-2012 гг.) ливийской армии открыто выступили против последовательно росшего влияния радикалов во временном представительном органе власти — Всеобщем национальном конгрессе (ВНК). Под радикалами в политическом и научном сообществе сегодня чаще всего принято понимать исламистов или близкие к ним силы, но на деле ситуация видится гораздо сложнее. В союзе с исламистами или под их идеологическим началом действовал широкий круг акторов, чей общий интерес заключался в первую очередь в завершении начатого «Революцией 17 февраля» процесса всеобъемлющей ротации элит. Для ливийского общества, большую часть которого составляет молодежь, данная проблема крайне актуальна, и потому радикалы получили массовую поддержку. В первую очередь, на территории густонаселенного северо-запада (Триполитании), где проживают около 2/3 населения страны.

Целью военных, выступивших в защиту «светского порядка» против «исламистов», было не допустить дальнейшей легализации неконтролируемых революционных бригад в составе государственных органов правопорядка и обороны. Революционные бригады стали инструментом борьбы за вытеснение их не только из большой политики, но и из других сфер общественной жизни (вполне уместно сравнение с политикой дебаасификации в Ираке). Против люстрации «антиреволюционных элементов» в армии и других государственных и общественных учреждениях выступили не только военные, но и многие чиновники, служащие, бизнесмены. Поскольку именно офицеры-профессионалы и все, кто когда-либо был связан с военной службой, оказались под ударом революционного маховика, они и стали авангардом «новой» революции — «Революции достоинства». Они не только аккумулировали для Х. Хафтара и его вооруженных формирований поддержку сочувствовавших в Ливии, но также привлекли к нему заинтересованных игроков извне — Египет, Францию, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Россию.

Тем не менее, несмотря на оказанное доверие и предоставленную помощь, ЛНА не сумела достичь заявленных целей и самостоятельно одержать победу над своими оппонентами. Потеряв контроль над столицей и ее агломерацией в 2014 г., силы Х. Хафтара и их союзников на два с лишним года увязли в боях на северо-востоке государства за Бенгази и окрестности. Врагов оказалось слишком много, а способность Х. Хафтара создать широкую коалицию антиисламистких сил оказалась под вопросом с самого начала. Куда успешнее его в этом направлении продвигались политики, сплотившиеся вокруг Палаты представителей как единственного обладающего хоть какой-то легитимностью представительного органа власти, признанного международным сообществом и внутри Ливии (на значительной ее части). Не имея под своим началом армии, председатель ПП Агила Салех и ряд других политиков оказались куда более договороспособными, чем многие из военных в руководстве ЛНА, и потому более привлекательными для многих ливийцев и иностранных контрагентов.

Тем не менее, получая из-за рубежа ресурсы и помощь для борьбы с исламистами и экстремистами, силы «Достоинства» успешно превратились в одного из наиболее заметных игроков на ливийской военно-политической арене. С помощью иностранных военных специалистов (ЧВК) и регулярных поставок военных материалов в обход действующего эмбарго ЛНА удалось создать серьезную военную организацию, усиленную не только местными ополчениями, но и иностранными наемниками из Чада и Судана. Дисциплина и жесткая вертикальная иерархия отличали эту структуру от остальных и тем самым превратили ее в эффективный инструмент аккумуляции и централизации власти на северо-востоке.

Военная операция «Достоинство», превратившаяся с легкой руки пропагандистов в общественное движение в поддержку «истинных ценностей» ливийской революции, создала необходимые условия для восхождения к вершинам власти в разрушенной войной стране военачальника Халифы Хафтара. При его участии ЛНА превратилась из инструмента обеспечения военной безопасности в центр принятия политических решений, параллельный ПП и созданному ей правительству. Возникший было ропот среди гражданских политиков наткнулся на жесткий ответ со стороны руководства армии, что и подтолкнуло их к переговорам с ВНК под эгидой Миссии ООН в Тунисе и Марокко уже в 2015 г. в обход Х. Хафтара. Появившиеся в результате Схиратские соглашения подарили региону надежду на то, что у ливийского кризиса возникла перспектива невоенного решения путем политического диалога.

Но сторонники ЛНА саботировали работу ПП, когда в ней проходили слушания о признании нового кабинета, создание которого стало частью имплементации Схиратских соглашений. Нежелание Х. Хафтара и военных признавать легитимность ПНЕ во главе с Ф. Сараджем стало следствием отсутствия гарантий с его стороны того, что процесс инкорпорации революционных бригад в вооруженные силы и люстрации «старого» офицерского состава и госслужащих не будет возобновлен. Единственной такой гарантией в условиях, когда Схиратский документ утверждал необходимость подчинения всех военных формирований правительству, они видели назначение Х. Хафтара или иного члена высшего руководства ЛНА на пост министра обороны и включение их представителя в состав Президентского совета. В свою очередь, Ф. Сарадж и силы Северо-Запада увидели в таком назначении прямую угрозу повторения в масштабах всей страны того, что случилось на северо-востоке — вмешательства армии в политику и монополизации власти в руках Х. Хафтара.

В кампании против ИГ в Ливии, развернутой в прибрежной части страны в 2016 г., ПНЕ опиралось исключительно на силы Северо-Запада, стараясь не привлекать ЛНА. В итоге это позволило последней в течение года практически беспрепятственно не только завершить «усмирение» Северо-Востока, но и занять ключевые нефтеналивные порты в центральной части прибрежной зоны и обеспечить себе бесперебойное финансовое и материальное обеспечение. Позиции ЛНА и лично Х. Хафтара, получившего к тому времени маршальское звание и практически безграничные властные полномочия, укрепились настолько, что среди его сторонников все громче зазвучали призывы к расширению зоны операции «Достоинства» на юг и на запад Ливии.

Два взгляда на итоги встречи в Абу-Даби

Первое полугодие 2017 г. ознаменовалось целым рядом военных столкновений с участием сил ЛНА и их наемников. В январе фактически был открыт фронт на западе, когда авиация работающей на Х. Хафтара ЧВК провела серию атак по военным и инфраструктурным объектам, контролируемым милицией города Мисураты на западе. В конце зимы – начале весны возобновились столкновения в районе нефтеналивных портов в прибрежной зоне. Отряды с северо-запада на время выбили дарфурских «ополченцев» из ключевых во всех отношениях для Х. Хафтара населенных пунктов. В марте развернулись боевые действия на юге, где ЛНА и ее оппоненты вмешались в вялотекущее противостояние местных племен. Обе стороны привлекли значительные ресурсы для установления контроля над югом. Уже в апреле и для командования сил министерства обороны ПНЕ в Триполи, и для штаба ЛНА в Бенгази стало очевидно, что никто из них не обладает военным преимуществом. Стороны пришли к выводу о необходимости договариваться.

Состоявшаяся 2 мая долгожданная встреча Х. Хафтара и Ф. Сараджа в столице ОАЭ закончилась заключением устной договоренности и принятием ориентировочного плана действий по перезапуску схиратского процесса и возобновлению политического диалога. Серьезные изменения в первоначальную концепцию политического урегулирования, принятую в рамках соглашений 2015 г., привнесло принципиальное согласие Ф. Сараджа и сил, которые он представляет, на формирование нового временного (до всеобщих выборов) правительства и нового президентского совета (в усеченном составе). Прозвучало также заявление о готовности признать необходимость подчинения всех вооруженных сил именно Президентскому совету, а не правительству. Затем предполагалось распустить нерегулярные вооруженные формирования. То, чего так долго пытались добиться объединившиеся в 2014 г. вокруг ПП и ЛНА силы, казалось ближе, чем когда-либо за два с половиной минувших года.

Видимо, получив определенные гарантии со стороны своих союзников в ОАЭ и КСА, сторонники Х. Хафтара после завершения переговоров в столице Эмиратов были уверены в том, что одно из трех мест в Президентском совете должно достаться маршалу. Это давало им наконец гарантию сохранения контроля над силами безопасности в стране и недопущение возобновления курса на форсированную принудительную ротацию элит, т. е. исключение их из легального политического и экономического пространства. Безусловно, на северо-востоке военные круги и все те, кто вокруг них объединились, восприняли это как долгожданную победу.

Празднования в Бенгази превратились в демонстрацию военной мощи Х. Хафтара, предпринятую на фоне достижения устраивающего его во всех отношениях «консенсуса» на переговорах в Абу-Даби. Военный парад ЛНА был призван подкрепить претензии маршала на место в новом Президентском совете. Кроме того, он должен был показать, что в стране больше не существует иной организованной силы, обладающей сопоставимыми с этой армией военными ресурсами и организацией.

Но оппоненты маршала и его армии — на северо-западе, на юге и даже на северо-востоке — интерпретировали и результаты переговоров, и последовавший парад совершенно иначе. Для них договоренности, достигнутые в Абу-Даби, — это не конец, а лишь начало нового этапа переговоров и торга о распределении власти. Это начало разговора не солдат, а политиков. В этом они в очередной раз принципиально разошлись с военными руководителями ЛНА.

В свою очередь, военный парад был понят буквально как очередная акция устрашения, направленная на уничижение позиций других сторон конфликта. Он стал последним ударом по терпению северо-запада и спровоцировал непропорциональную реакцию со стороны тех, кто посчитал такое положение дел неприемлемым.

Ответная реакция тех, о ком нельзя забывать

18 мая сводная боевая группа предприняла скоординированную атаку на авиабазу в Брак аш-Шати на юге страны, находящуюся под контролем ЛНА (считается, что эта группа сформирована на основе 13-й бригады ВС ПНЕ). Результаты нападения превзошли все ожидания: по разным источникам, от 70 до 141 погибших со стороны захваченных врасплох защитников авиабазы. Как итог — мощнейший удар по репутации ЛНА, бережно выстраивавшейся ее командованием и их египетскими союзниками. Атака привела к полному краху всех попыток восстановить доверие и диалог между северо-западом и северо-востоком, предпринятых европейскими и арабскими лидерами.

Последствия атаки не заставили себя долго ждать. На юге и в центральной части страны возобновились боевые действия между силами национальной армии Х. Хафтара и формированиями, заявляющими о своей лояльности ПНЕ в Триполи. Последние выступают в союзе с местными племенами и «третьей силой» в лице отрядов Мисураты. На северо-востоке противники Х. Хафтара из «Революционного совета Бенгази» провели ряд террористических атак и диверсий против военных и гражданских объектов ЛНА. В столице начались столкновения между национальной гвардией Х. Гвейли и лояльными Ф. Сараджа формированиями. Боевые действия, которые с таким трудом были если не остановлены, то хотя бы замедлены, возобновились с новой силой.

Насколько можно судить сегодня, нерегулярные вооруженные формирования, которых в Абу-Даби высокие договаривающиеся стороны в очередной раз приговорили к «самороспуску», не преминули громко и четко заявить о себе. Они не стали дожидаться реакции политиков и «правительств», кому было доверено представлять их интересы на переговорах.

Состав соединения, атаковавшего Брак аш-Шати, более чем неоднороден. В него вошли бойцы нерегулярных формирований, которых не устраивает ни один из сценариев имплементации соглашений в Абу-Даби. Среди них оказались те, кто на различных этапах развития конфликта воевал в рядах сил «Рассвета Ливии» (вооруженных формирований, выступивших в защиту ВНК против ПП и ЛНА в 2014 г.). Сегодня они воюют в рядах национальной гвардии бывшего председателя Правительства национального спасения (Триполи) Халифы аль-Гвейля или отрядов движения «аль-Буньян аль-Марсус», «третьей силы» в городе Мисурата, а также под сенью министерства обороны ПНЕ Ф. Сараджа на северо-западе и на юге. К ним присоединились боевики из многочисленных исламистских групп, боровшихся в течение нескольких лет против ЛНА в Киренаике под эгидой «Революционного совета Бенгази» и «Революционного совета в Дерне». Все они не желают расставаться с властью, полученной благодаря силе оружия, и не готовы к переговорам ни с одним из правительств или центров силы, заинтересованных в восстановлении государственности в Ливии.

Такое положение дел естественным образом сближает их, пожалуй, с наиболее деструктивной силой, неоправданно забытой большинством наблюдателей после завершения битвы за Сирт в декабре 2016 г. Речь идет о группах сторонников «Исламского государства», успешно отступивших зимой 2016–2017 гг. с побережья на севере в пустыню на юге.

По словам российского арабиста К. Труевцева, южное направление наиболее уязвимо для Ливии: границы здесь открыты и никем не контролируются, что создает благоприятнейшие условия для взаимодействия экстремистов из Ливии с их сторонниками в Мали, Нигере и даже Нигерии и ЦАР. В свою очередь, А. Чупрыгин полагает, что, сумев перегруппироваться на юге Ливии, сторонники ИГ установили союзнические отношения со структурами «Аль-Каиды» в регионе, снабдившими их ресурсами и обеспечившими тем, чем они не могли обзавестись в Сирте, — контактами с местным населением и трансграничными криминальными институтами.

Складыванию такого альянса могла объективно способствовать гибель ряда лидеров «Аль-Каиды в исламском Магрибе» в первой половине 2017 г. В итоге ИГ и «Аль-Каида» приступили к реорганизации своих рядов, что позволяет им стать центром притяжения для всех непримиримых сторон в Ливии.

Неутешительный итог

Шансы на то, что встреча в Абу-Даби, а также ряд других дипломатических инициатив и мероприятий положат начало перезапуску процесса политического урегулирования в Ливии, уменьшаются день ото дня.

За три года «Революции достоинства» Х. Хафтар превратился в крупнейшего военного лидера в стране. Принципиальные противоречия, положившие начало его противостоянию с многочисленными оппонентами на западе и востоке, трудно разрешимы в обозримой перспективе. Реальные военные возможности командующего ЛНА и приписываемые ему политические амбиции тем не менее не сопоставимы, что превращает его в наиболее противоречивую фигуру на ливийской политической сцене. «Революция достоинства» встретила свою Вандею, и это еще не конец, а лишь начало нового витка противостояния.

Персонализация политического процесса никак не идет на пользу поиску оснований для консенсуса и маскирует реальные проблемы и расколы в обществе. Без их преодоления разрешение ливийского кризиса невозможно. Подмена фундаментальных противоречий личностными конфликтами лишь отдаляет перспективу их разрешения.

Все стороны конфликта — а их в Ливии куда больше, чем признанных и непризнанных правительств — разделяют диаметрально противоположенные подходы к пониманию сути разделяющих их противоречий и полное отсутствие взаимного доверия. Возобновление политического диалога, инициированного внешними игроками, видится бесперспективным до тех пор, пока не будут предложены конкретные меры разрешения таких проблем, как несостоятельность политических институтов и бесконтрольная деятельность нерегулярных вооруженных формирований на местах.

Сложившаяся ситуация создает благоприятные условия для усиления влияния в Ливии трансграничных исламистских организаций — ИГ и «Аль-Каиды». Будучи заинтересованными в дальнейшей дезинтеграции ливийского государства, а также всего политического пространства арабского Магриба и Сахеля, они главные бенефициары наблюдаемой эскалации конфликта в этой стране.

Григорий Лукьянов

Преподаватель НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > russiancouncil.ru, 26 мая 2017 > № 2239366


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 25 мая 2017 > № 2185870

Ливийская национальная армия под руководством маршала Халифы Хафтара захватила авиабазу Таменхант на юге страны, подконтрольную лояльным правительству в Триполи отрядам, передает агентство Франс Пресс со ссылкой на военных Хафтара.

Хафтар не признает правительство национального согласия Ливии в Триполи и независимо руководит армией из восточных районов страны. Ранее в мае в ОАЭ состоялись переговоры, на которых Хафтар и глава правительства в Триполи Фаез ас-Саррадж достигли некоторых договоренностей, однако столкновения вооруженных сил двух сторон не прекратились.

"Наши силы… полностью захватили контроль над авиабазой Таменхант на юге Ливии", — сообщил агентству пресс-атташе национальной армии Халифа аль-Обейди.

Как сообщил он, авиабаза находилась под контролем лояльных Триполи отрядов под названием "Третья сила", но военные Хафтара в последние дни окружили ее и подвергли обстрелам. В четверг военные вынудили отряды эвакуироваться с базы и взяли ее без боя.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 25 мая 2017 > № 2185870


Великобритания. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 мая 2017 > № 2185646

Родители "манчестерского бомбиста" были так встревожены, что увезли его в Ливию и отобрали паспорт

Бел Трю, Билли Кенбер, Джон Симпсон, Шон О'Нилл | The Times

Родители будущего "манчестерского бомбиста" были так встревожены его радикализацией в Великобритании, что переехали в Ливию и конфисковали у него паспорт, как сообщили вчера друзья этой семьи, передают корреспонденты The Times.

"22-летний Салман Абеди "съехал с катушек" несколько лет назад, его религиозные взгляды становились все более экстремистскими. Сообщается, что его отец, 51-летний Рамадан Абеди, которого обвиняли в том, что он член "Ливийской исламской боевой группы" (Libyan Islamic Fighting Group, LIFG), вмешался и перевез семью к себе, в Триполи", - говорится в статье.

"Говорят, что Абеди-старший просил старейшин своей мечети в Манчестере приглядывать за его сыном. По некоторым сведениям, член этой семьи рассказал о своих опасениях правоохранительным органам, - передают журналисты. - На прошлой неделе Салман убедил родителей отдать ему паспорт, сказав им, что хочет совершить умру - паломничество в Мекку".

Джамал Зубия, "ведущая фигура в ливийской общине Манчестера", рассказал: "Отец носил все паспорта при себе. Но Салман сказал ему, что хочет совершить умру, и поэтому ему надо уехать из Ливии. Его мать была счастлива".

Лобна Эльгриани, подруга семьи, сказала: "Они отдали ему паспорт, потому что он сказал, что хочет совершить умру. Потом он приехал сюда. Они были очень встревожены. Отец был очень расстроен".

Террорист говорил со своей семьей пять дней назад из Манчестера, сообщают журналисты. По словам его отца, он разговаривал "нормально" и обещал улететь в Саудовскую Аравию. "Вчера Абеди-старший, вернувшийся ранее в Ливию, чтобы помочь свергнуть режим Каддафи, был арестован в Триполи вместе со вторым сыном - 20-летним Хашемом", - говорится в статье.

Великобритания. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 мая 2017 > № 2185646


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 мая 2017 > № 2185613

Ливия вне закона

Редакция | The Times

Молодые и озлобленные джихадисты перемещаются без особых препятствий между Британией и Ливией, которая может считаться одним из самых опасных в мире недееспособных государств. Не говоря уж о трагедии в Манчестере, существует тревожное ощущение, что Великобритания и, на самом деле, весь Евросоюз упустили важную угрозу национальной безопасности, пишет The Times.

"Беззаконие, царящее в Ливии, создало плодотворную почву для террористической группировки "Исламское государство"*, для ответвлений "Аль-Каиды"*, для враждующих группировок и криминальных структур, обогатившихся за счет нелегального перевоза отчаявшихся мигрантов через Средиземное море в ЕС", - говорится в редакционной статье.

"Вмешательство в Ливии сил во главе с Британией и Францией привело к росту враждующих группировок, разграбивших арсеналы, оставшиеся от полковника Каддафи. Осознавая ошибки этого вмешательства, британское правительство не проявило энтузиазма в решении проблем, накапливающихся в Ливии", - отмечает издание.

Фундаментальной проблемой стало отсутствие единого правительства, пишут авторы статьи, отмечая значительные шансы на приход к власти в стране генерала Халифы Хафтара.

"У Британии достаточно опыта для того, чтобы давать советы новому надежному ливийскому правительству по созданию гражданского политического контроля над армией. Она также может помочь, сообщая разведданные, которые позволят перекрыть миграционные пути. В обмен ей следует потребовать новейшей информации из Ливии о действиях джихадистов, вынашивающих злонамеренные планы против Британии", - заключает издание.

*"Исламское государство" (ИГИЛ), "Аль-Каида" - террористические организации, запрещенные в РФ.

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 мая 2017 > № 2185613


Великобритания. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 мая 2017 > № 2185577

Террорист имел связи с Ливией

Габриэлла Сверлинг, Шон О'Нилл, Фиона Гамильмон, Дебора Хайнс, Джорджи Кит | The Times

Как стало известно накануне, исполнитель теракта, который привел к гибели 22 человек на концерте в Манчестере, недавно вернулся из Ливии, пишет The Times.

Полиция и разведслужбы пытаются установить, проходил ли Салман Абеди, манчестерский террорист-смертник, подготовку в джихадистском лагере в Ливии, где ИГИЛ* совместно с "Аль-Каидой"* ведут борьбу с правительственными войсками.

Его школьный приятель сообщил The Times, что Абеди, отчисленный из университета уроженец Манчестера ливийского происхождения, вернулся на прошлой неделе. "Он поехал в Ливию три недели назад и на днях вернулся", - сказал он.

Соседи сообщили, что Абеди отрастил бороду и начал ходить в религиозной одежде последние месяцы, а также молился на улице. Он вывесил флаги и плакаты из окон своего дома.

"22-летний Абеди был известен службам безопасности, которым теперь задают вопрос, какие шаги были предприняты для отслеживания его деятельности после возвращения в Манчестер", - пишут авторы статьи.

В понедельник вечером он поставил чемодан на пол в фойе "Манчестер-Арены" за несколько мгновений до взрыва, по данным видеосъемки, полученной следователями, передает издание. Полиция обыскала дом Абеди и арестовала его брата, 23-летнего Измаила.

Источники в службах безопасности заявили, что теперь их "приоритет номер один" - определить изготовителя взрывного устройства. По их словам, сложно поверить, что Абеди мог осуществить теракт без чьей-либо поддержки.

ИГИЛ* заявляет, что теракт был осуществлен одним из его боевиков, и обещает новую кровь, но следователи рассматривают это заявление скептически. Они также не исключили возможной связи с "Аль-Каидой"*, говорится в статье.

Уровень террористической угрозы в Британии был накануне повышен, впервые с 2007 года. "Мы не можем исключать возможность того, что к этой атаке причастна более широкая группа людей", - заявила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй.

*"Исламское государство" (ИГИЛ), "Аль-Каида" - террористические организации, запрещенные в РФ.

Великобритания. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 мая 2017 > № 2185577


Ливия > Армия, полиция > un.org, 21 мая 2017 > № 2187561

Глава ООН призвал восстановить спокойствие в Ливии после нападения на авиабазу

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш заявил, что обеспокоен эскалацией ситуации вокруг авиабазы Брак-эш-Шати на юге Ливии, а также сообщениями о произвольных казнях мирных жителей в этом районе.

«Генеральный секретарь ООН выразил серьезную обеспокоенность по поводу военной эскалации на авиабазе Брак-эш-Шати на юге Ливии и призвал все стороны проявить сдержанность и восстановить спокойствие», - говорится в заявлении, с которым от имени главы ООН выступил в субботу его Пресс-секретарь.

Глава ООН особенно встревожен большим числом погибших, а также сообщениями о произвольных расправах над мирными жителями, что, по его словам, в случае подтверждения, может быть квалифицировано как военное преступление.

По словам Гутерриша, сложившаяся в Ливии ситуация подтверждает, что военного решения этого конфликта нет. Он призвал все ливийские стороны вернуться к диалогу, направленному на политическое урегулирование кризиса.

По сообщениям СМИ, в результате нападения на авиабазу погибли более 100 человек. Нападение было совершено 18 мая предположительно отрядом выходцев из города Мисурата, известным как «Третья cила». В ходе инцидента погибли гражданские лица, работавшие на базе и проживавшие поблизости от нее. Сейчас в районе базы продолжается эскалация ситуации.

Ливия > Армия, полиция > un.org, 21 мая 2017 > № 2187561


Ливия > Армия, полиция > dknews.kz, 20 мая 2017 > № 2179504

Представитель ливийской национальной армии под командованием Халифы Хафтара Ахмад Аль-Месмари заявил, что по меньшей мере 141 человек погиб в результате атаки на авиабазу на юге страны, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

"Солдаты возвращались с военного парада. Они были безоружны. Большинство из них погибли", − сказал Аль-Месмари.

По его словам, среди жертв атаки также были мирные жители, которые работали на авиабазе или находились поблизости.

Правительство национального согласия заявило, что не отдавало приказ об атаке на авиабазу, а случившееся на юге страны "является военной эскалацией и затрудняет процесс национального примирения".

В Ливии сейчас двоевластие − на востоке страны в городе Тобрук заседает избранный народом парламент, а на западе в столице Триполи правит сформированное при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия во главе с Фаезом Сарраджем. Власти восточной части страны действуют независимо от Триполи и сотрудничают с национальной армией во главе с Халифой Хафтаром, которая ведет затяжную войну с исламистами, напомнил портал.

Ливия > Армия, полиция > dknews.kz, 20 мая 2017 > № 2179504


Ливия. Египет. США. РФ > Армия, полиция > regnum.ru, 1 мая 2017 > № 2164968

Ливия: договорятся ли русские и американцы?

Будет ли Ливия единой и мирной?

Обладающие властью и влиянием в Ливии силы приходят к пониманию, что нет альтернативы единой стране, и потому, вопреки советам некоторых американских экспертов, предлагавшим разделить страну на три части, по границам бывших вилайетов Османской империи, есть общее желание объединить страну за столом переговоров, а не с помощью переворотов и военной силы.

Важную роль в попытках принести мир на ливийскую землю играют соседние государства. Ряд мирных инициатив исходил в последние несколько месяцев от египетского руководства, от президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси. На саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), проходившем в марте этого года в Каире, президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси при поддержке Алжира и Египта объявил об инициативе по решению ливийского кризиса, опираясь на помощь остальных арабских стран. Конечно, соседи Ливии в первую очередь заинтересованы в установлении мира и согласия на ливийской земле, чтобы политическая турбулентность не перекинулась через границы разделенной междоусобицей Ливии. И хотя ЛАГ официально поддерживает Правительство Национального Единства (ПНЕ), возглавляемое Фаизом Сараджем, в последнее время активизировались встречи алжирского и тунисского руководства с представителями палаты представителей (Тобрук), возглавляемой Агилой Салахом Иссой. По отдельности руководители Алжира и Туниса встречались как с Фаизом Сараджем, так и с генералом Халифой Хафтаром, командующим Ливийской Народной Армией (ЛНА), считающимся основным оппонентом Сараджа, владеющим серьезными силовыми ресурсами. Президент Египта пытался организовать личную встречу Хафтара и Сараджа для начала переговоров о сближении позиций, но попытка была безуспешной, и генерал Хафтар достаточно нервно реагировал на вопросы российского кореспондента, пытавшегося уточнить причину срыва несостоявшихся переговоров.

Россия активно участвует в попытках налаживания диалога среди различных групп политического влияния в Ливии. Руководители российского МИДа в конце 2016 года и уже в этом году несколько раз встречались с главой ПНЕ Фаизом Сараджем как в Москве, так и на полях саммита ЛАГ, ну, а с генералом Хафтаром встречи происходили не только в Москве и Ливии, но и на борту российского авианосца, после чего к генералу Хафтару прочно прикрепился на Западе ярлык пророссийского политика, что вряд ли в полной мере является отражением действительности. Напомним, что генерал действительно проходил обучение в Советском Союзе и хорошо владеет русским языком, но не надо забывать, что Халифа Хафтар после разрыва с Муаммаром Каддафи прожил 20 лет в США, и ходили довольно устойчивые слухи о его связях с Центральным разведывательным управлением США. Так что генерал, скорее всего, в первую очередь проливийский политик и пытается заручиться поддержкой со всех возможных сторон.

В апреле в российской столице отметились и представители третьей силы, движения «Единая Ливия», представляющего влиятельную силу в районе городов Мистраты и Сирта, то есть в центре страны на Средиземноморском побережье. Это движение опирается на силы местного милицейского ополчения и ставит себе в заслугу освобождение от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) города Сирта при поддержке авиации США. «Единая Ливия» поддерживает ПНЕ, но по многим вопросам имеет свое особое мнение и проводит свою независимую политику без оглядки как на Фаиза Сараджа, так и на Халифу Хафтара. Участники делегации встретились с представителями МИД, Государственной думы и Совета Федерации.

Внутри Ливии, как уже отмечалось, трудно достигнуть согласия, потому что каждая из присутствующих групп влияния ведет борьбу за контроль над ресурсами, прежде всего нефтью, и не собирается легко отступаться от тех выгод, которыми располагает на сегодняшний день. У ПНЕ это официальное признание мирового сообщества, у генерала Хафтара — фактический контроль над восточной частью страны, включая ряд нефтеналивных терминалов. У «Единой Ливии» — управление крупными городами Сирт и Мистрата, расположенными на побережье со своей портовой инфраструктурой.

Выход из тяжелой ситуации возможен при объединении усилий всего международного сообщества, как стран-соседей, названных в начале статьи, так и Европейского союза, прежде всего Италии, больше всего заинтересованной в цивилизованном решении вопроса беженцев, безусловно, России, и, конечно, США. США на данный момент не сформулировали позицию по Ливии, как, впрочем, и по большому кругу других важных международных вопросов. Были выступления отдельных политиков, экспертов и генералов по ливийской проблематике, но цельной позиции Государственного департамента высказано не было.

Несмотря на определенное напряжение, возникшее в отношениях России и США после запуска американских «Томагавков» по сирийскому аэродрому, и неопределенность с датой встречи между лидерами наших государств, есть небольшой перечень тем, в которых США и Россия могут прийти к согласию. И, как ни странно, вполне возможно, одна из таких тем — Ливия. Между позициями российского МИДа по Ливии и позицией Госдепа нет непримиримых противоречий. Это не Сирия, где заинтересованные внешние игроки, такие как Турция, Иран, Саудовская Аравия, курдское ополчение и США с Россией, поддерживающие в этом конфликте различных игроков, стоят практически на диаметрально противоположных позициях по способам решения сирийской проблемы и возможным путям выхода из конфликта.

В Ливии на данном этапе сохраняется возможность объединения усилий всех внешних и внутренних заинтересованных сторон для поиска взаимоприемлемых решений с сохранением единого государства, признаваемого мировым сообществом, управляемого парламентом, выбранным всем ливийским народом, несмотря на различия во взглядах на историю страны и на пути ее развития, этническую принадлежность и другие противоречия.

Александр Шимберг

Ливия. Египет. США. РФ > Армия, полиция > regnum.ru, 1 мая 2017 > № 2164968


Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 апреля 2017 > № 2159466

Роль России в Ливии

По материалам агентств | Frankfurter Rundschau

В Ливии, охваченной хаосом после гражданской войны, сотни тысяч беженцев ждут возможности переправиться в Европу. Попытки ЕС и ООН стабилизировать страну пока остаются безуспешными. Теперь Россия пытается воспользоваться своим влиянием, констатирует Frankfurter Rundschau.

"Основной проблемой стала борьба за нефть, власть и деньги", - говорит спецпредставитель генсека ООН по Ливии Мартин Коблер. После свержения Каддафи, долгое время возглавлявшего страну, Ливия погрузилась в хаос: глава правительства Фаез ас-Саррадж плохо контролирует ситуацию в стране, на ее востоке - там, где находятся важнейшие нефтяные порты, - было провозглашено собственное правительство. Этот район, напоминает автор статьи, находится под контролем самого влиятельного военного в Ливии, генерала Халифы Хафтара. "Эксцентричный генерал не раз грозил занять Триполи - дипломат ООН Коблер ищет с ним контакт, в том числе с российской помощью".

"Я рад, что у русских есть неплохое влияние на генерала Хафтара", - признается Коблер. Без него, понимает дипломат, решения ливийского конфликта не будет.

По мнению эксперта Российского совета по международным делам Максима Сучкова, Россия преследует свои собственные интересы в Северной Африке. Дружественное России руководство в Ливии могло бы стать частью оси Дамаск-Каир-Триполи, во главе которой стояла бы Россия, считает эксперт.

"Специалисты опасаются, что Россия может повлиять на борьбу за власть в Ливии в угоду собственным интересам, выстроив в перспективе "российский круг влияния" в Средиземноморском регионе", - говорится в статье.

Со свержением режима Каддафи, пишет издание, Москва потеряла контракты в военной, энергетической сфере, а также в области инфраструктуры на общую сумму по меньшей мере 4 млрд долларов. Наряду с экономическими интересами Россия заинтересована в безопасности Ливии, указывает Сучков.

"Недавно генерал Хафтар в ходе визита в Москву поблагодарил Россию за ее помощь в борьбе с терроризмом", - говорится в статье. "Демонстрацией силы" называет автор прием, который был оказан Хафтару в январе 2017 года на российском авианосце "Адмирал Кузнецов" в Средиземном море. По неподтвержденным данным, Москва пообещала Хафтару оружие на сумму до 2 млрд евро.

Москве, уверен Сучков, нужна военная поддержка генерала. Россия хочет позиционировать себя как посредника в процессе стабилизации ситуации в стране, однако не заинтересована в том, чтобы начинать там военные действия. Поэтому Москва лавирует между фронтами: недавно в Россию был приглашен признанный международным сообществом премьер-министр Саррадж.

"Россия не хочет нести военные и финансовые последствия, связанные с возможной эскалацией ситуации в Ливии", - цитирует Сучкова издание.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 апреля 2017 > № 2159466


Евросоюз. Ливия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > dw.de, 26 апреля 2017 > № 2154731

Ливийские власти просят Европейский Союз предоставить им материальную помощь в создании береговой охраны, в частности, 130 частично вооруженных патрульных судов. Об этом сообщила немецкая медиакомпании ARD в среду, 26 апреля. Дипломаты в Брюсселе подтвердили агентству dpa существование списка, который поступил из Триполи в Еврокомиссию несколькими неделями ранее. Страны, входящие в Евросоюз, намерены изучить и обсудить этот вопрос. Ливия считается важнейшей отправной точкой для африканских мигрантов, стремящихся попасть в Европу.

Поток нелегальных мигрантов нарастает

По данным Европейского агентства по охране внешних границ Frontex, за первые 3,5 месяца 2017 года 28 000 человек прибыли в Италию по Средиземному морю из Ливии. "Это на 30 процентов больше, чем за аналогичный период прошлого года", - сказал директор агентства Фабрис Леггери немецкому изданию Passauer Neuen Presse. В основном это - граждане Кот-д'Ивуара, Гвинеи, Нигерии и Бангладеш.

В 2016 году в Италию из Северной Африки прибыли более 180000 мигрантов. Почти 90 процентов из них - через Ливию.

По словам Леггери, банды, занимающиеся нелегальной переправкой беженцев в Европу, пользуясь хаосом в Ливии, сажают в одну лодку по 170 человек, зачастую без достаточного количества провианта и горючего. Два года назад это число не превышало 100 пассажиров на лодку.

ЕС заинтересован в том, чтобы помочь Ливии

В настоящее время Евросоюз помогает ливийским властям создать систему береговой охраны, которая призвана остановить незаконных перевозчиков и суда, направляющиеся к европейскому континенту. Так, уже 93 ливийца прошли профессиональную подготовку для работы в береговой охране, еще 40 закончили обучение на Мальте и Крите, пишет агентство dpa.

По сведениям Леггери, к работе в береговой охране были подготовлены 60 офицеров. Теперь Ливия просит предоставить ей 80 надувных лодок, а также патрульные суда, пять из которых должны быть оснащены радарами и пулеметами. Кроме того, Триполи просит оснастить патрули береговой охраны приборами ночного видения, радиосистемами, гидрокостюмами и пуленепробиваемыми жилетами.

Евросоюз. Ливия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > dw.de, 26 апреля 2017 > № 2154731


Россия. Ливия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 апреля 2017 > № 2139037 Марианна Беленькая

Готова ли Россия открыть еще один фронт в Ливии

Марианна Беленькая

Россия ввела в Сирию войска по просьбе сирийского правительства и лично президента Башара Асада. В Ливии подобные договоренности пока невозможны. Но это не значит, что расклад сил в Ливии не изменится и Россия не передумает. В то же время ничто не мешает России уже сейчас участвовать в отдельных операциях в Ливии, как это делают другие страны, претендующие на роль в послевоенном устройстве страны

Станет ли Ливия второй Сирией и сможет ли Россия разрешить ливийский конфликт – эти вопросы звучат во многих западных СМИ. Повторения сирийского сценария опасаются и американские, и британские политики. Речь не только о возможном начале военной операции России в Ливии, но и об участившихся дипломатических контактах Москвы с представителями разных лагерей, борющихся за контроль над Ливией.

Многие обозреватели считают вполне реальной угрозу того, что России удастся изменить баланс сил в Ливии и создать таким образом «российское кольцо» влияния в восточном Средиземноморье, что полностью перекроит всю структуру безопасности в регионе, затронув в том числе и сферу энергетики. Так, к примеру, характеризует ситуацию Jerusalem Post.

Фельдмаршал со связями

Это не первая дискуссия о том, какую роль играет Москва в ливийском конфликте. В экспертном и медийном сообществе даже называется имя ставленника Москвы в Ливии – это фельдмаршал Халифа Хафтар, которому прочат место убитого почти шесть лет назад Муаммара Каддафи. Когда-то ближайший соратник Каддафи, а затем один из его последовательных врагов, Хафтар фактически полностью контролирует восток Ливии (его негласной столицей сейчас считается Тобрук). Есть у Хафтара сторонники и в Триполи, о чем свидетельствуют последние демонстрации в ливийской столице.

Своим сторонникам фельдмаршал Хафтар, который официально занимает пост командующего Ливийской национальной армией, обещает покончить с засильем многочисленных вооруженных группировок, постоянно воюющих друг с другом. Кроме того, Хафтар выступает против радикальных исламистов и для многих олицетворяет тот сильный кулак, который мог бы объединить страну.

На Западе считают, что Москва сделала ставку именно на Хафтара, который в молодости повышал свою военную квалификацию в СССР, и оказывает ему не только политическое содействие, но и помогает оружием и людьми.

Безусловно, визит в Тобрук российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в январе 2017 года помог придать политического веса Хафтару и внутри Ливии, и за рубежом. Это определенно была демонстрация силы. На борту корабля Хафтар провел сеанс видеосвязи с министром обороны России Сергеем Шойгу, в ходе которого обсуждались, согласно официальному релизу, «актуальные вопросы борьбы с международными террористическими группировками на Ближнем Востоке». До этой беседы Хафтар также встречался с Шойгу в Москве летом и осенью 2016 года. По неофициальным данным, Хафтар договорился с Россией о поставках оружия на сумму от 1,5 до 2 млрд евро (оценки разнятся). В ответ Хафтар якобы обещал разместить в Тобруке и/или в Бенгази российскую военно-морскую базу.

Однако следует учесть, что Хафтар не единственный ливийский политик, побывавший в последнее время в российской столице. Не далее как в начале марта здесь был его политический соперник, глава Правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Сарадж. Именно его правительство Совет Безопасности ООН признает единственной легитимной властью в стране. Впрочем, это не мешает международному сообществу параллельно вести диалог и с Хафтаром.

Фельдмаршала помимо России поддерживают Египет, ОАЭ, Франция, склоняется в его сторону и Италия. В декабре, через несколько недель после визита в Москву, Хафтар провел пять дней в Вашингтоне. Если верить СМИ, то в конце 1980-х годов Хафтар, после того как от него отрекся Каддафи, смог бежать из плена в Чаде при посредничестве ЦРУ. Более двадцати лет он прожил в США и вернулся в Ливию только в 2011 году, сразу став одним из ключевых командиров в рядах восставших против Каддафи. Тогда он не смог заручиться безусловной американской поддержкой, но не дал о себе забыть. В 2014 году Хафтар начал операцию по освобождению Бенгази, а потом и всей восточной провинции Ливии от групп исламских экстремистов. В 2015 году ливийская Палата представителей назначила его командующим Ливийской национальной армией, а вот отношения с признаваемым ООН Правительством национального согласия у Хафтара не заладились.

Многочисленные попытки посредников, в том числе и России, найти точки соприкосновения между Триполи и Тобруком потерпели крах. Лично Сарадж и Хафтар, возможно, и могли бы договориться, если бы не вооруженные группировки, в первую очередь Мисуратские бригады, идеологически связанные с организацией «Братья-мусульмане» и поддерживаемые Катаром и Турцией. Сараджа опекает Саудовская Аравия. Но та поддержка, которую получает в последнее время извне Хафтар, перевешивает все, что есть у его конкурентов. И Москва занимает здесь не первое место.

Российские приоритеты

В середине марта, когда западные СМИ обсуждали, что Россия якобы разместила на египетско-ливийской границе беспилотники и группу военных специалистов для помощи Хафтару, авиация Объединенных Арабских Эмиратов оказывала ливийской армии поддержку с воздуха в боях за нефтеналивные порты в Эс-Сидре и Рас-Лануфе, которые в начале месяца попали под контроль боевиков из Бригад обороны Бенгази (близки к Мисуратским бригадам). За штурвалами самолетов были в том числе и американские пилоты, работающие, по данным Intelligence Online, на Эрика Принса, бывшего основателя печально известной по войне в Ираке частной охранной компании Blackwater.

И это уже не первый случай, когда ОАЭ открыто помогают Хафтару. По данным СМИ, в 2016 году Хафтару также оказывал поддержку британский, французский и иорданский спецназ. Все эти силы были брошены на борьбу с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Одновременно американские военные участвовали в освобождении от боевиков ИГ города Сирт. Кстати, действовали тогда США вместе с Мисуратскими бригадами, которые являются не только непримиримыми соперниками Хафтара, но и конкурентами Сараджа.

В середине марта беспорядки в ливийской столице, совпавшие с боями за нефтеналивные порты, в очередной раз показали несовместимость мисуратских и триполитанских кланов. Эта ситуация снова продемонстрировала уязвимость правительства Сараджа и престиж Хафтара, который смог вернуть нефтепортовые терминалы и близок к тому, чтобы полностью установить контроль над «нефтяным полумесяцем» (побережье в заливе Сирта).

Международным нефтяным компаниям, по сути, все равно, кто контролирует нефтеносные районы Ливии и пути экспорта нефти (если только это не боевики «Исламского государства» или «Аль-Каиды»). Главное, чтобы эти силы обеспечивали безопасность и бесперебойную работу. Хафтар, при определенной поддержке извне, продемонстрировал, что способен на это. Так почему бы не сделать ставку на Хафтара? Однако пока в Вашингтоне и Лондоне не торопятся. Новая американская администрация не сделала никаких четких заявлений относительно своего курса в Ливии. В то же время Россия ведет активную политику в этой стране. В этой ситуации серия материалов о российской активности в Ливии должна подтолкнуть к действиям западные правительства.

Всплеск публикаций о возможной военной операции России в Ливии совпал с боями за «нефтяной полумесяц» и произошел через пару недель после того, как «Роснефть» и Национальная нефтяная корпорация Ливии подписали соглашение о сотрудничестве. Речь идет о проектах в области разведки и добычи нефти, а также о покупке сырой нефти. Это соглашение – одна из деклараций о намерениях России вернуть свои позиции в Ливии. И «Роснефть» не единственная российская нефтяная компания, которая хотела бы работать в этой стране. Накануне войны в Ливии уже закрепились «Газпромнефть» и «Татнефть».

Однако самые крупные довоенные контракты были за пределами нефтяной сферы. Прежде всего речь идет о соглашении на строительство скоростной железной дороги Сирт – Бенгази стоимостью 2,2 млрд евро. Работы по нему начала осуществлять «дочка» РЖД «Зарубежстройтехнология», но после начала ливийского кризиса строительство было остановлено, весь персонал эвакуирован. Этот проект касается того района Ливии, который также контролирует Хафтар.

Наконец, самые большие суммы фигурировали в довоенных сделках России и Ливии в сфере военно-технического сотрудничества. В 2008 году Москва и Триполи заключили несколько соглашений по закупке российского вооружения на общую сумму $2,2 млрд, а в январе 2010 года – на сумму $1,3 млрд. На очереди были еще несколько соглашений, но режим Каддафи пошатнулся. В 2011 году в разгар противостояния между повстанцами и правительством на Ливию было наложено очередное эмбарго на поставки оружия.

По подсчетам «Рособоронэкспорта», выгода, упущенная предприятиями российского ВПК из-за ливийского кризиса, составила порядка $4 млрд. Это примерно равно сумме ливийского долга России с советских времен (около $4,5 млрд). Долг был списан в 2008 году в ходе исторического визита в Ливию президента Путина – Москва надеялась на будущие контракты, и не только в военной сфере, но и в энергетике, строительстве и других областях.

Окончательно не потерять свои вложения Москва может, только если ситуацию в Ливии удастся стабилизировать, причем при активном российском участии. Россия учитывает сирийский опыт и старается вести диалог не только с Хафтаром, но и всеми возможными политическими силами. Гарантии, в чьих руках окажется судьба российских контрактов, нет.

Есть и еще одна причина, почему Москва ищет рычаги влияния в Ливии. Нельзя забывать, что эта страна – один из крупнейших игроков на нефтяном рынке. В январе выяснилось, что за предыдущие полгода Ливия увеличила производство нефти более чем в три раза, и это ставит под угрозу договоренности, достигнутые 30 ноября 2016 года между членами ОПЕК и нефтедобывающими странами, не входящими в картель.

Для России это соглашение о сокращении добычи нефти (на 1,2 млн баррелей в сутки) – результат долгих посреднических усилий, в результате которых удалось уговорить снизить квоты и Иран, и Саудовскую Аравию. Ливию от выполнения соглашения освободили, учитывая ситуацию в стране. Еще в конце ноября 2016 года Ливия добывала порядка 575 тысяч баррелей в сутки, а до войны – около 1,6 млн. В первую декаду января добыча нефти достигла уже 708 тысяч баррелей в сутки – максимального уровня за три года. И ливийские власти обещают в этом году превысить довоенный уровень – называется цифра 1,75 млн баррелей в сутки. Это может поколебать мировые цены и сломать хрупкий консенсус между странами – экспортерами нефти. И тогда России могут понадобиться все рычаги влияния, которые у нее есть в Ливии.

Сирийские уроки

В любом случае сирийский опыт, а также череда революций в других арабских странах научили Россию, что надо вести диалог не только с действующей властью. Шесть лет назад, в начале «арабской весны», Москва четко выбирала одну сторону конфликта и стояла за нее до конца. У России, в отличие от США, в регионе не было воспитанной оппозиции – союзников, на которых можно было бы сделать ставку, если ситуация в стране резко меняется. Все эти годы российские дипломаты учились. Сирийский опыт – это не только опыт военной операции на дальних рубежах. Это также опыт поиска компромиссов и разговор с теми, кто, казалось бы, только что «стрелял тебе в спину».

Ситуация в Ливии еще более запутанная, чем в Сирии. Здесь на протяжении шести лет отсутствует центральная власть, а закон олицетворяют различные вооруженные группировки. В стране одновременно действуют два, а временами и больше парламентов, а также несколько правительств, на части расколота армия. Неслучайно на вопрос, делает ли Москва ставку на Хафтара, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков осторожно отметил, что ситуация с властью в Ливии остается «весьма противоречивой и сложной».

И здесь видно принципиальное различие между сирийским и ливийским сценарием. Россия ввела в Сирию войска по просьбе и с согласия сирийского правительства и лично президента Башара Асада. В Ливии подобные договоренности пока невозможны. Логично было бы их заключать с Хафтаром, но пока легитимным руководителем страны является Сарадж. Сделка с Сараджем означает потерю позиций на востоке Ливии. Открыто выступить на стороне Хафтара – слишком явное нарушение решений Совета Безопасности ООН. На это Россия не пойдет, особенно в Ливии, где ооновские резолюции нарушались уже не раз, и Москва первая выступала против подобного развития событий.

Однако это не значит, что расклад сил в Ливии не изменится и Россия не передумает. Когда-то предположить ввод российских войск в Сирию также было невозможно. Просто это не вопрос сегодняшней повестки дня. В то же время ничто не мешает России участвовать в отдельных операциях в Ливии, как это делают другие страны, претендующие на роль в послевоенном устройстве страны.

Россия. Ливия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 апреля 2017 > № 2139037 Марианна Беленькая


Ливия > Армия, полиция > un.org, 11 апреля 2017 > № 2141033

В Ливии процветает работорговля

Сотни мигрантов из стран северной Африки оказываются в положении «рабов», которых продают и покупают на «черных рынках» в Ливии. Об этом сообщает Международная организация по миграции (МОМ) . Ее сотрудники на прошлой неделе задокументировали шокирующие показания жертв - выходцев из нескольких африканских стран, в том числе Нигерии, Ганы и Гамбии.

Многие жертвы рассказали, что их продавали «на площадях или в гаражах». Продавцами в некоторых случаях были местные жители на юго-западе Ливии или водители грузовиков, которые контрабандным путем перевозили их через пустыню Сахара. Многих мигрантов перепродают друг другу контрабандисты, которые нередко удерживают своих жертв взаперти, требуя выкуп у родственников.

«Продажа людей контрабандистами становится все более частым явлением. Это связано с тем, что сети контрабандистов в Ливии разрастаются… У нас есть свидетельства тех, кто побывал в рабстве и был выброшен на улицу, и очевидцев такой практики», - сказал глава МОМ в Ливии Отман Бельбейси.

Ливия является одним из главных маршрутов для африканских беженцев и мигрантов, стремящихся попасть в Европу. В стране действуют многочисленные группировки нелегальных перевозчиков людей. При этом мигранты, которые становятся жертвами торговцев людьми, боятся обращаться за помощью из-за своего нелегального статуса.

Жертв торговли живым товаром принуждают к тяжелому труду, заставляют работать на стройках, а женщин и девочек используют для сексуальных утех. Многих проданных мигрантов содержат в импровизированных тюрьмах.

Недавно сотрудники МОМ в Ливии смогли получить доступ в некоторые из таких центров содержания. Они узнали, что в прошлом году в одном из них из-за болезней и недоедания в течение месяца умерли 14 мигрантов. Поступают сообщения о массовых захоронениях в пустыне.

Международная организация по миграции запустила на местных радиостанциях и в социальных сетях информационную кампанию, предупреждающую об угрозе работорговли в Ливии.

Ливия > Армия, полиция > un.org, 11 апреля 2017 > № 2141033


Египет. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2017 > № 2122630

Россия в Египте. Она не пойдет в Ливию

Гази Дахман (Gazi Dakhman), Al Araby Al Dzhadid, Великобритания

Собирается ли Россия поворачиваться в сторону Ливии? На нескольких форумах появилась информация о намерениях России запутать своими действиями политические круги на Западе, для того, чтобы отвлечь всеобщее внимание от президента Египта Абдель Фаттаха Ас-Сиси. Любые новости касательно неудач во внутренней политике плохо сказываются на имидже президента Египта. Может ли появившаяся на форумах информация гарантировать египтянам еще один спокойный день без пристального внимания Запада?

Ливия занимает одну из ключевых позиций в политике президента Египта Абдель Фаттаха Ас-Сиси из-за возможной угрозы, которая будет представлять собой Ливия, в случае если контроль над страной перейдет в руки «Братьев-мусульман» или лиц, сочувствующих этой организации. С другой стороны, ливийская нефть является предметом серьезного интереса Ас-Сиси, чья страна страдает от тяжелого экономического кризиса. Президент Египта понимает невозможность принятия какого-либо решения в отношении Ливии в обозримом будущем из-за определенных внешних и внутренних факторов, которые трудно преодолеть в настоящий момент.

Стратегическая важность Ливии для России не подлежит сомнению. Россия стремится изменить глобальный политический ландшафт. Нет никаких сомнений в том, что России крайне сложно сопротивляться искушению участия в принятии глобальных решений. Для реализации своих планов Россия нуждается в большем количестве современных авианосцев.

Московский патриарх более чем уверен в том, что нынешние двигатели авианосцев, выпускающие густой дым, могут стать причиной жалоб со стороны организаций по защите окружающей среды.

А разве Россия не изменила баланс сил в мире, достигнув особого стратегического положения при котором вновь заняла роль активного игрока на международной арене? Существует целый ряд обстоятельств, при которых Россия смогла достигнуть определенных успехов в Сирии. Однако, Ливия, в отличие от Сирии, не может предложить России такие же значительные возможности по многим причинам. Вот некоторые из них.

Россия не имеет возможности вести одновременно две крупные войны (война в Сирии еще не окончена). Сирийская война поставила Россию в сложную ситуацию, сопряженную с определенными проблемами и рисками. Россия нуждается во временных и денежных ресурсах, чтобы продолжать военную кампанию в Сирии. А также, стране необходимо добиться международного признания своих действий в Сирии, и, следовательно, она пока не может думать о кампаниях в других местах.

У России не будет Ирана в Ливии, что осложняет сложившуюся ситуацию. По сути, Египет являет собой аналог Ирана. Многие достижения России в Сирии достигнуты, благодаря усилиям Тегерана, который предотвратил истощение российских ресурсов. Кроме того, Иран отправил в Сирию вооружение и несколько тысяч своих солдат. В свою очередь Ирак профинансировал режим президента Сирии Башара Асада. Все это сильно облегчило задачу России. Однако подобную кампанию крайне сложно повторить в Ливии или в какой-нибудь другой стране. Несмотря на это, президент Ас-Сиси призывает Россию поучаствовать в разрешении ливийского кризиса.

Ливия имеет большую по площади территорию, в десять раз больше Сирии. Эта страна находится на африканском континенте. С севера и с юга Ливию не окружают государства, на которые можно оказать давление для изоляции страны. Повстанцы ни разу не сталкивались с серьёзными региональными силами. И поэтому Иран, Ирак и Хезболла до сих пор не исчерпали свои ресурсы. Несмотря на противоречия, они объединились перед лицом внешней угрозы. В Ливии нет территории (подобной Хмеймиму), на которой Россия может укрепить свои позиции внутри страны. Кроме того, в Ливии нет пророссийски настроенных лидеров, за исключением Халифы Хафтара.

Сегодня Россия сталкивается с серьезной осведомленностью Запада касательно своих целей в регионе. Запад и США пристально наблюдают за действиями России, что представляет определенную сложность в выстраивании любой политики в регионе. Россия прекрасно осознает тот факт, что ее соперники потерпели неудачу в Сирии и теперь хотят осуществить свои планы в Ливии наиболее простыми методами. Но, с какой целью на форумах появилась информация о намерениях России именно в это время, и какова цель этих действий?

Есть три различных мнения на этот счет: Россия ведет психологическую войну, чтобы показать свое величие и способность к активным действиям; сбивает с толку других игроков; отвлекает их и подталкивает к признанию роли России в урегулировании ситуации в Сирии и на Украине; расширяет свое влияние в других регионах. Стремление президента Ас-Сиси укрепить отношения с США и странами Залива призвано дать толчок к развитию конкурентоспособности Египта, наряду с крупными международными и региональными игроками. Ас-Сиси скрывает факт российского присутствия в Египте и предоставления военных баз России на постоянной основе. Известно, что уход СССР из Египта глубоко ударил по самолюбию страны. Президент России Владимир Путин надеется стереть этот эпизод из российско-египетских отношений, а также восстановить российские военные базы в Египте, что своего рода выглядит победой над США.

Россияне положительно оценивают присутствие России в Египте, в отличие от Ливии. Это связно с отсутствием вероятности какого-либо сопротивления со стороны Египта. Отношения между странами складываются подобно сотрудничеству с Ираном по Сирии. В то же время, сотрудничество с Египтом и присутствие России на его территории угрожает торговым путям из Европы в Индийский и Тихий океаны. Что касается нефти, то Халифа Хафтар контролирует большую территорию страны, где сосредоточены основные запасы ливийской нефти. Кроме того, в Ливии остается советское вооружение для обеспечения контроля над страной.

Египет. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2017 > № 2122630


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117739

Тенденции развития событий в Ливии на фоне конфликта между Россией и Западом

Сами Хашам (Sami Hasham), Rassd, Египет

После свержения режима Каддафи в ходе революции в феврале 2011 года, которому предшествовало несколько месяцев экономического процветания и социальной стабильности, государство вступило в союз с контрреволюционными силами, чтобы противостоять зарождающейся оппозиции. Страна раскололась географически: в то время как западная часть считается оплотом исламизма, восток страны был захвачен генерал-майором в отставке Халифой Хафтаром.

Ливийцы заплатили кровью в борьбе за судьбу Каддафи, но радость по случаю победы над режимом тирании была недолгой: революция завершилась, а противостоявшие ей силы остались.

На протяжении десятилетий ливийское государство являлось своего рода воплощением личности Каддафи, что препятствовало появлению настоящих государственных институтов. Как следствие, вместе с гибелью Каддафи на месте прежних институтов образовался вакуум, чему также способствовала политика региональных и международных игроков, как кажется, нацеленная на создание условий для вмешательства во внутренние дела Ливии и навязывания ей определенной повестки дня.

Комплексный кризис

Ливийский писатель и журналист Асенусcи Басикри считает, что то, что мы наблюдаем в Ливии сегодня, неразрывно связано с тем, что происходило в течение 40 лет правления Муаммара Каддафи. В частности, люди, особенно те, кто сегодня принимает решения, были в значительной степени подвержены влиянию негативных явлений предыдущей эпохи, таких как упадок культуры и образования, радикальные принципы государственного управления, коренные изменения в жизни общества и дискриминация оппонентов.

Он добавил, что региональные и международные игроки не имели бы возможностей для вмешательства в дела Ливии, если бы тому не способствовала ситуация в стране, а именно многочисленные региональные и племенные конфликты, конфликты между исламистами и либералами внутри революционного лагеря, а также борьба между силами революции и контрреволюции.

Басикри отметил, что, несмотря на то, что Хафтар боролся с контрреволюционными силами, он сумел объединить сторонников прежнего режима, представителей племен, бывших собственников, иностранных боевиков и небольшое число военных в рамках так называемой «Национальной армии», противостоящей вооруженным группировкам и террористам.

Революционная борьба

Как заявил член Высшего государственного совета Низар Каван, то, что произошло в Ливии, не ново. На протяжении истории каждая революция сопровождалась контрреволюцией. Он отметил, что когда зарождается революция, она имеет четкую цель — свергнуть режим тирании, однако после достижения этой цели становится очевидно, что продуманного политического проекта нет.

Кроме того, вмешательство региональных игроков, политические и племенные расколы, распространение оружия способствовали продолжению вооруженной борьбы между силами революции и контрреволюции, а также появлению «Исламского государства», которое смогло извлечь выгоду из образовавшегося вакуума в сфере безопасности.

В то же время Каван подчеркнул, что, несмотря на все вызовы и трудности, ливийский народ по-прежнему поддерживает революцию и решение проблемы заключается в том, чтобы достичь согласия всех сторон ливийского конфликта ради построения современного развитого государства.

Россия у черты

С того момента как Россия объявила о своих намерениях в отношении событий «арабской весны», между ней и Западом началась борьба, изобилующая как ожидаемыми, так и вполне неожиданными поворотами, и кажется, что Ливия стала одной из арен этой борьбы.

В Ливии эта борьба достигла нового уровня. Особенно после появления российских кораблей в ливийских территориальных водах и на фоне намерений Москвы создать в этом государстве военную базу, не говоря уже о размещении Италией своих воинских частей в Триполи якобы с целью защиты итальянского посольства, а также об американском, британском и французском присутствии в Ливии, согласно некоторым источникам.

Рим не скрывал своего недовольства в связи с сообщениями ливийских СМИ о подписании генерал-майором в отставке Халифой Хафтаром соглашения с Москвой о реализации договора о поставках оружия. Этот договор был заключен режимом Муаммара Каддафи и Россией в 2008 году в обмен на разрешение российским кораблям ВМФ использовать порт в Бенгази (в тысяче километров к востоку от Триполи).

Комментируя российские шаги на данном направлении, министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано заявил, что «потенциальные соглашения между Хафтаром и Россией, а также российские успехи в Ливии после Сирии, вынуждают нас прилагать еще большие усилия, чтобы играть ведущую роль на ливийской сцене, даже путем диалога с Хафтаром».

В связи с появлением российского авианосца в восточных территориальных водах Ливии временное правительство в городе Эль-Бейда (на востоке), поддерживающее Хафтара, подвергло критике присутствие итальянских военных кораблей у западного побережья Ливии. Временное правительство также сообщило о размещении итальянских воинских частей в Триполи и о том, что более тысячи американских солдат тайно перешли ливийскую границу и базируются в одном из пригородов столицы.

Также согласно ливийским СМИ в провинции Эль-Джуфра (центр) располагаются итальянские воинские части, которые появились там после того, как самолет Хафтара обстрелял авиабазу, подконтрольную «Бригадам Мисураты».

Действия Запада

Со ссылкой на ливийский военный источник и сообщения СМИ сообщается, что Великобритания несмотря на запрет ООН на экспорт оружия в Ливию, в долгосрочной перспективе поддерживает создание системы противовоздушной обороны в Мисураты для защиты «Бригад Мисураты», а также подготовку пилотов и техников, поставку боевых самолетов, системы противоракетной обороны и радаров.

Что касается Соединенных Штатов Америки, то их военно-воздушные силы принимают непосредственное участие в процессе освобождения Сирта от «Исламского государства» (запрещено в РФ — прим. ред.). Вдобавок к этому американские и британские спецподразделения присутствуют на территории между Мисуратой и Сиртом, что стало очевидным во время столкновений с ячейками «Исламского государства» в мае 2016 года, а именно в ходе операции под названием «Аль-Буньян Аль-Марсус», проведенной под контролем Правительства национального единства.

Если Вашингтон, Лондон и Рим в значительной степени координировали свои операции с Правительством национального единства и «Бригадами Мисураты» на земле, то французские спецподразделения участвовали в военных операциях Хафтара в Бенгази. Это обстоятельство подтвердилось падением французского вертолета к западу от Триполи в ходе столкновений с бригадами, защищающими Бенгази. Также часто сообщается о присутствии французских подразделений на юго-западе Ливии.

На борту российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в порту Тобрук, Хафтар встретился с начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерием Герасимовым, а также провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу посредством видеосвязи — все это после призывов к Москве снабдить его оружием.

Сделка о поставках оружия

По мнению директора Центра по изучению Ближнего Востока в Иордании Джавада Аль-Хамда, «Россия не будет соблюдать международное эмбарго на поставки оружия сторонам конфликта в Ливии». В интервью агентству «Анатолия» он заявил, что не исключает, что Москва выполнит условия соглашения, подписанного с режимом Каддафи в 2008 году, которое должно было вступить в силу в 2010 году.

Среди его пунктов можно выделить разрешение на создание российской военно-морской базы в Бенгази (южное Средиземноморье) подобно российской базе в сирийском Тартусе (восточное Средиземноморье). Согласно арабским дипломатическим источникам, соглашение о поставках оружия, к реализации которого стремится Хафтар, заключено на сумму 1,8 миллиарда долларов. Эти деньги пойдут на покупку около 20 боевых самолетов, систем противовоздушной обороны C-300 и танков Т-90, а также модернизацию 140 танков Т-72.

Наличие российских военно-морских или военно-воздушных баз на востоке Ливии, как неоднократно заявляется, означает, что Европа находится под угрозой. По мнению иорданского эксперта, Европа обеспокоена любым продвижением России на востоке Ливии. Учитывая ее экономические и торговые отношения с ливийской стороной, этот вопрос является для Европы ключевым.

В нефтегазовом секторе Ливии, большую часть инвестиций контролирует итальянская компания «Эни». Также она владеет рядом нефтяных и газовых месторождений, в том числе «Абу Тыфль» (50% — «Эни»), «Аль-Бури» (50%), «Аль-Филь» (33,3%), «Аль-Вафа» (50%).

Италия опасается, что присутствие России в Ливии отразится на ее экономическом влиянии в бывшей колонии, особенно, если учитывать, что Россия потеряла инвестиции на сумму в десять миллиардов долларов до свержения Каддафи в 2011 году.

Иорданский эксперт считает, что создание российской военно-морской базы в Ливии позволяет России расширить военное присутствие близко к Европе и американским базам на итальянском острове Сицилия, что стратегически является неприемлемым для Вашингтона.

Аль-Хамд отмечает, что нынешнее молчание США перед российской экспансией в Ливии может быть нацелено на то, чтобы вовлечь «русского медведя» все глубже в «болото» международных конфликтов на Ближнем Востоке, но возможно и то, что оно выражает замешательство Запада в связи с усилением влияния России в борьбе с терроризмом.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117739


Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117737

Что американцам нужно знать на случай вмешательства России в ливийскую гражданскую войну

Аманда Кадлек (Amanda Kadlec), Кристофер Чиввис (Christopher S. Chivvis), Fortune, США

Признаков того, что Россия может пойти на военное вмешательство в ливийскую гражданскую войну, становится все больше. Если она это сделает, Белый дом Трампа столкнется с необходимостью принимать целый ряд неприятных решений, которые будут иметь далеко идущие последствия. Согласится ли новая администрация с взглядами российского лидера на будущее этого региона? Или же она выступит против растущего влияния России?

В течение нескольких месяцев Кремль пытался привлечь правителя восточной части Ливии, генерала Халифу Хафтара (Khalifa Hiftar) на свою орбиту. Сейчас Хафтар является фактическим лидером блока сил восточной части Ливии, выступающего против признанного международным сообществом правительства в Триполи — так называемого правительства национального согласия. Переговоры между этими двумя сторонами ни к чему не приводят, и вот уже несколько месяцев по стране ходят слухи о готовящемся наступлении Хафтара на Триполи.

Хафтар ездил в Москву и поднимался на борт российского авианосца «Адмирал Кузнецов», находившегося в Средиземном море, где он посредством видеосвязи провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу. На прошлой неделе, по некоторым сообщениям, Москва перебросила своих военных на базу, расположенную на северном побережье Египта — всего в 100 километрах от ливийской границы.

Этот шаг можно интерпретировать несколькими способами. Он может представлять собой элемент демонстрации намерений, то есть часть гибридной военной стратегии России, призванной оказать влияние на ход переговоров по вопросу о будущем Ливии. Однако существует множество причин полагать, что на самом деле это может оказаться первой фазой российской интервенции.

Президент России Владимир Путин решительно делает акцент на том, что американские продемократические интервенции на Ближнем Востоке являются противоположностью российской стратегии, которая опирается на авторитарных лидеров, очень похожих на самого Путина. Вмешательство НАТО в ливийский конфликт в 2011 году уже долгое время является поводом для критики Кремля в адрес США, а возможность представить Россию в качестве спасительницы Ливии — то же самое Россия попыталась сделать в Сирии — должно быть, кажется российскому президенту весьма привлекательной.

Более тесные связи с Ливией дадут России возможность расширить зону своего влияния еще дальше вдоль южного побережья Средиземного моря, то есть вдоль южных границ НАТО. К примеру, Россия может попытаться развернуть современные системы ограничения доступа и блокирования зоны вдоль ливийского побережья, что позволит ей в значительной мере расширить зону ограничения доступа, которую она создала на востоке Средиземноморья, развернув подобные системы в Сирии. Эта зона вызывает серьезную тревогу у представителей высшего командования НАТО начиная с прошлого года.

Влияние над Ливией даст России возможность оказывать влияние и на Европу, когда речь будет заходить о той серьезной угрозе, которую представляет собой Центральный средиземноморский миграционный путь, берущий свое начало в Ливии.

Качественная ливийская нефть — это еще одна причина, по которой Москва хочет поддержать Хафтара. Кремль сосредоточился на подготовке к предстоящей глобальной борьбе за природные ресурсы, и российская нефтегазовая компания «Роснефть» в феврале подписала новое соглашение с ливийской Национальной нефтяной корпорацией. Несмотря на несколько неудач, случившихся за последнее время, Хафтар контролирует значительную часть ливийской нефтяной инфраструктуры на востоке страны и имеет некоторое влияние добычу нефти на западе Ливии.

Если Россия решит вмешаться в ливийский конфликт, это поставит команду Трампа в очень сложное положение. США потратили много денег и времени на поддержку правительства в Триполи. Более того, США и специальные войска союзных сил тесно сотрудничали с ливийскими группировками, поддерживающими правительство в Триполи, в рамках успешной контртеррористической операции, позволившей вытеснить боевиков «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прем. ред.) из Сирта в прошлом году. Господство России в Ливии может заставить Италию свести на нет санкционный режим, введенный США и Евросоюзом в ответ на аннексию Крыма Россией и ее вторжение на восток Украины в 2014 году. А укрепление и расширение российской системы ограничения доступа может обернуться новыми рисками для военных операций США в этом регионе.

Если Москва поддержит наступление Хафтара на Триполи, отступят ли США? Позволят ли США силе, пользующейся поддержкой России, сокрушить их ливийских партнеров? Попытаются ли США предпринять меры — возможно, даже военного характера — чтобы замедлить наступление Хафтара и предоставить этим союзникам шанс избежать катастрофы?

Это очень непростой выбор.

Поддержка правительства в Триполи потребует от США перебросить некоторое количество своих военных в Ливию. Достаточно многочисленный американский военный контингент в Ливии, возможно, предотвратит российскую интервенцию, однако такое решение вызовет мощный протест внутри США. Интервенция малого масштаба является более правдоподобным вариантом, однако, даже если американские советники и военные будут вести работу на большом расстоянии от линий фронта, они все равно будут подвергаться риску в том случае, если российские самолеты будут обеспечивать поддержку наступления Хафтара — как они делали в случае с правительственными войсками Башара аль-Асада в Сирии.

Более того, открытые действия против союзника России положат конец попыткам начать перезагрузку российско-американских отношений, на которую Белый дом, видимо, все еще надеется. Стоит признать, что администрация Трампа отправляет довольно противоречивые сигналы касательно ее позиции по отношению к России: некоторые ее представители говорят о Путине почти с симпатией, тогда как другие открыто озвучивают свои подозрения. Тем не менее, столкновение России и США в Ливии окончательно положит конец попыткам Трампа и Путина помириться.

Основной риск заключается в том, что США и их союзники могут в конечном счете оказаться не у дел, пока Россия будет укреплять позиции очередного диктатора в регионе и расширять зону своего влияния вдоль южных границ НАТО. Это станет трагическим финалом истории, которая начиналась с таких больших и светлых надежд в 2011 году, и поможет еще больше укрепить авторитет Путина на международной арене.

Кристофер Чиввис — заместитель директора Центра политики международной безопасности и обороны корпорации RAND.

Аманда Кадлек — политический аналитик некоммерческой корпорации RAND.

Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117737


Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117265

США встревожены российским вмешательством в Ливии

Бел Тру | The Times

Генерал морской пехоты США Томас Вальдхаузер, глава Африканского командования вооруженных сил США, "заявил, что есть "неоспоримая" связь между Кремлем и генералом Халифой Хафтаром, полевым командиром из Восточной Ливии", сообщает корреспондент The Times Бел Тру. Вальдхаузер добавил: "Русские присутствуют там на местах".

Хафтар опирается на ливийский парламент, поясняет автор, и подобен "занозе в боку для США и ООН, которые пытаются привести к власти в Триполи правительство национального единства и тем самым положить конец гражданской войне".

Хафтара "дважды приглашали в Москву, его принимали на борту авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов", ему, по-видимому, пообещали российских инструкторов и оружие", говорится в статье.

"Мы с беспокойством наблюдаем за тем, что делает [российская сторона]", - сказал Вальдхаузер. Он добавил: "В дополнение к военному аспекту всего этого мы наблюдаем определенную недавнюю активность в плане деловых начинаний, будь то нефть или продажа оружия. Русские и Хафтар... По-моему, в данный момент времени эта связь неоспорима".

По данным издания, "многие полагают", что Россия хочет сделать из Хафтара "преемника Каддафи". "Правда, генерал Хафтар - видный участник "Арабской весны", но в 1980-х он занимал командный пост в армии Каддафи", - пишет Тру.

Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117265


США. Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 марта 2017 > № 2120335

 Пентагон заявил о «неопровержимой» связи между русскими и фельдмаршалом Халифой Хафтаром

Христина Третьякова

Генерал Корпуса морской пехоты США Томас Вальдхаузер, возглавляющий Африканское командование вооруженных сил США, заявил, что между Россией и фельдмаршалом Халифой Хафтаром, верховным главнокомандующим вооруженными силами Ливии, существует связь, которую невозможно отрицать. Сообщает Reuters.

На пресс-конференции командир Африканского командования вооруженных сил США заявил, что «в этом районе есть русские» и добавил, что были попытки России повлиять на Ливию.

«Они (российские войска) находятся на земле, они пытаются влиять на события. Мы наблюдаем за тем, что они делают, с большой озабоченностью. И вы знаете, что помимо военной стороны этого, мы видели некоторую недавнюю активность в сфере бизнеса», — сказал Вальдхаузер.

Также он добавил: «Насчет русских и Хафтара, я думаю, что связь (между ними ) на данный момент неоспорима». «Мы знаем, что Хафтар ездил к ним, он был на борту их авианосца», - заявил Валдхаузер.

Нужно отметить, что Томас Вальдхаузер не смог ответить на уточняющий вопрос о том, как именно Москва пытается влиять на Ливию. «Это сложный вопрос, но они находятся на земле, пытаются оказывать влияние. Мы видим бизнес-активность», заявил Вальдхаузер .

Продолжая, он подчеркнул, что «Москва поддерживает контакт и с главой Правительства национального согласия в Триполи Фаизом Сараджем». «Мы знаем, что Сарадж посещал Россию недавно».

Ранее 14 марта агентство Reuters, ссылаясь на дипломатические источники, сообщило, что российские спецназовцы и беспилотные летательные аппараты появились на авиабазе в районе Сиди-Баррани, которая расположена примерно в 100 км от границы Египта с Ливией. По данным Reuters, прибытие российского спецназа к границе Ливии может быть связано с последними неудачами командующего Ливийской национальной армией Халифы Хафтара. Военные под его руководством в начале марта провалили оборону нескольких нефтяных портов. Минобороны РФ опровергло информацию о размещении российских подразделений специального назначения в Египте.

США. Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 марта 2017 > № 2120335


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112803

Путинский «Лис пустыни»

Кристина Хебель (Christina Hebel), Кристоф Зидов (Christoph Sydow), Der Spiegel, Германия

Человек, на которого Владимир Путин делает ставку в Ливии, служил уже многим господам. Получивший военное образование в Советском Союзе Халифа Хафтар (Khalifa Haftar) в 1969 году, будучи тогда молодым офицером, поддержал путч Муаммара Каддафи (Muammar al-Gaddafi) против короля Идриса и возвысился до должности начальника генерального штаба революционного вождя. После того как Хафтар во время пограничного конфликта с Чадом попал в плен, он в конце восьмидесятых впал в немилость у диктатора.

США предоставили ему убежище и поддержали в 1996 году возглавляемое Хафтаром восстание против Каддафи, которое, однако, было быстро подавлено. Генерал вернулся в свой дом недалеко от главного офиса ЦРУ под Вашингтоном. На ливийскую землю он ступил вновь только после того, как в 2011 году Каддафи был свергнут.

Между тем Хафтару исполнилось 73 года. И несмотря на свой солидный возраст он в настоящее время является самым влиятельным человеком в Ливии. Ему подчиняется Ливийская национальная армия, которая в основном состоит из остатков армии Каддафи. Как и Хафтар, многие командиры получили когда-то военное образование в Советском Союзе и соответственно располагают хорошими связями в Москве.

Хафтар отказывается подчиняться правительству

Хафтар стоит во главе армии, однако отказывается признавать правительство премьер-министра Файеза Сараджа (Fayez Sarraj) в Триполи. Немецкий руководитель миссии ООН в Ливии Мартин Коблер (Martin Kobler) после продолжавшихся в течение нескольких месяцев переговоров в конце 2015 года содействовал образованию единого правительства, в котором представлены соперничающие ополченцы и военачальники. Однако Хафтар упорно отказывается подчинить контролю правительства свои войска, которые владеют почти половиной страны. Тем временем он назначил себя фельдмаршалом.

По слухам, во время одной встречи в Каире в феврале премьер Сарадж даже предложил генералу пост министра обороны, однако Хафтар отказался. У Сараджа и его покровителей нет военных и экономических средств для того, чтобы заставить главу армии подчиниться.

Хафтар знает, что у него есть значительная поддержка: президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси (Abdel Fattah el-Sisi) и, что еще важнее, руководитель России Владимир Путин. Кремль чует шанс с помощью Хафтара изменить в свою пользу соотношение сил еще в одной стране «арабской весны».

В Сирии российская военная интервенция пока гарантировала выживание режима Асада. Войска Египта впервые после конца эры Насера в начале семидесятых годов снова проводят совместные маневры с российской армией — а теперь с Хафтаром на востоке Ливии правит человек, который тоже ориентируется на Россию.

Посещение российского авианосца

И Москва ясно дала понять, что Хафтар — это тот человек, на которого Россия делает в Ливии ставку. Министры обороны и иностранных дел за прошедшие месяцы неоднократно принимали генерала в российской столице, неделю назад один из его посланников был на переговорах в Москве. Когда в январе авианосец «Адмирал Кузнецов» во время возвращения из Средиземного моря у берегов Сирии пришвартовался у ливийского порта Тобрук, российская армия приветствовала Хафтара на корабле.

Генерал должен в первую очередь продвигать российские экономические интересы в Ливии. Каддафи в прошлые годы до его свержения заключил крупные военные договоры с Москвой. По данным правительственной службы, отвечающей за экспорт оружия, Россия из-за свержения диктатора потеряла договоры на сумму по меньшей мере в четыре миллиарда долларов США. В 2010 году, в год восстания против Каддафи, Ливия была еще вторым по значению покупателем российского оружия.

Хафтар должен был пообещать частично восстановить подписанные Каддафи договоры и купить в России оружия на сумму в два миллиарда долларов США. Кремль отрицает существование подобных переговоров — в том числе и потому, что экспорт оружия в Ливию из-за все еще действующего эмбарго ООН был бы нелегальным. Генерал уже в течение нескольких месяцев требует отмены военного эмбарго.

Российские наемники в Бенгази

Хафтар мог бы расплатиться экспортом нефти и газа. Его войска контролируют почти все важные места по добыче нефти и порты на востоке страны. С тех пор объем добываемой нефти более чем удвоился с 300 тысяч баррелей до 700 тысяч баррелей в день. В феврале глава российского нефтяного гиганта и доверенное лицо Путина Игорь Сечин вместе с главой ливийской нефтяной компании Мустафой Саналлой (Mustafa Sanalla) подписали договор о сотрудничестве в добыче нефти и разведке новых месторождений.

Это соглашение имеет большое значение, потому что Россия таким образом получает возможность «восстановить экономические и прочие отношения, которые были прерваны в результате свержения Каддафи», — писала «Независимая газета» из Москвы.

Давно уже размещены в Ливии и российские наемники. Олег Кринистин, глава частного военного предприятия RSB подтвердил, что его сотрудники действуют в окрестностях Бенгази. По официальным данным, чтобы очистить от мин нефтеперерабатывающие заводы и для защиты танкеров с нефтью от пиратов.

Сигнал тревоги с Мальты

Москва отрицает, что регулярные российские войска задействованы на стороне Хафтара. Столь же решительно министерство обороны отвергало информацию о размещении спецназа на египетской военной базе недалеко от ливийской границы. Ввиду российской активности в Сирии эксперты из Москвы считают участие наземных войск в ливийском конфликте неправдоподобным.

Однако Россия и так уже использует вакуум, который Запад оставил в Ливии. В любом случае, для Дональда Трампа эта страна, похоже, играет второстепенную роль. ЕС смотрит на Ливию с тревогой прежде всего из-за тысяч беженцев, которые по-прежнему по Средиземному морю прибывают в Италию. Федеральный канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel), а также другие главы государств и правительств делают ставку на то, что переходное правительство будет препятствовать отплытию лодок с беженцами. Однако большие участки побережья контролируются вовсе не правительством, а генералом Хафтаром.

Мальта, страна ЕС, ближе всех расположенная к Ливии, с особой тревогой следит за развитием в этой стране. Министр иностранных дел Джордж Велла (George Vella) за прошедшие недели неоднократно предостерегал от сценария, по которому Россия и ее союзники будут решать о том, сколько беженцев поплывут из Ливии в направлении ЕС.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112803


Сирия. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112757

После Сирии: будет ли Россия изменять ситуацию в Ливии?

Акрам Али,  Media, Объединенные Арабские Эмираты

В скором времени расклад сил в Ливии изменится, что может привести к неожиданным результатам после шестилетнего кризиса. Россия сыграет в этих процессах важную роль, как это когда-то было в Сирии. Все указывает на то, что Москва собирается поддерживать лояльные ей силы.

Временное правительство Ливии требует, чтобы Палата представителей одобрила предоставление Россией помощи в обучении ливийских солдат. Кроме того, Москва также не напрямую поддерживает главнокомандующего Ливийской национальной армией фельдмаршала Халифу Хафтару (после посещения им Москвы в ноябре прошлого года).

Без военного вмешательства

Египетские дипломатические источники сообщают, что Каир не будет поддерживать какое-либо вмешательство в ливийский кризис, только инициативы, способствующие стабилизации политической обстановки. Только путем переговоров со всеми заинтересованными сторонами можно выработать решение о восстановлении государственных институтов.

Также египетские источники сообщили, что Каир готов поддерживать любые инициативы, связанные с политическим урегулированием, в том числе и координацию действий с Россией. Однако военное вмешательство не будет приветствоваться, даже если решение будет одобрено со стороны Ливии. С этим заявлением согласны представители Туниса, Алжира и ряда других стран — все они поддерживают разрешение кризиса путем интенсивных переговоров и постоянных встреч.

Дипломатические источники исключают, что Россия пойдет на прямое вмешательство в Ливию в том виде, как это произошло в Сирии. Она будет оказывать влияние по-другому: путем поставок оружия и обучения военных.

Игра за влияние

Бывший посол Египта в Ливии Ахмед Вахдан считает, что Москва хочет усилить свое влияние на Ближнем Востоке. Например, в случае с Сирией Россия добилась успеха и реализовала свой план по сохранению режима Асада. Также она хочет играть иную роль в игре за Ливию, приобретая новых партнеров в борьбе с США за влияние в регионе.

Ахмед Вахдан пояснил, что Москва не должна торопиться с вмешательством в ливийский кризис. Она может оказывать материальную поддержку и обеспечивать военную подготовку после того, как получит «зеленый свет» от ливийских властей.

Бывший посол Египта в Ливии отметил, что ситуация будет радикально изменяться. В случае военного вмешательства России в Ливию можно ожидать самых негативных последствий, потому что кризис в Ливии полностью отличается от ситуации в Сирии. Необходимо также учитывать и близость египетской, тунисской и алжирской границ. Введение военного контингента может значительно нарушить безопасность этих стран.

Временное правительство Ливии просило Россию оказать военную поддержку в рамках обучения ливийских военных. Президент Палаты представителей Агила Салех заявил следующее: «Мы просили российское правительство помочь нам в подготовке личного состава вооруженных сил и обновлении военной техники с помощью российских специалистов. Большинство наших сотрудников прошли обучение в России и владеют русским языком, поэтому смогут использовать российское оборудование».

Сирия. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112757


Ливия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Армия, полиция > oilcapital.ru, 20 марта 2017 > № 2119677

ННК Ливии будет контролировать нефтеналивные порты вместе с армией.

Ливийская National Oil Corporation будет осуществлять контроль работы нефтеналивных портов страны совместно с Ливийской национальной армией (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара, сообщил агентству «Рейтер» глава Национальной нефтяной корпорации (ННК) Мустафа Саналла.

«У нас нет оснований полагать, что контроль над нефтеналивными терминалами Эс-Сидр и Рас-Лануф не будет возвращен ННК, – отметил Саналла. – Мы координируем наши действия по оценке объектов с ЛНА».

«По большей части объекты не повреждены. В одном или двух местах инженерам необходимо провести некоторые работы, наши работники постепенно возвращаются на терминалы», – пояснил он.

Избранный постоянный парламент Ливии, заседающий на востоке страны, объявил 15 марта о выходе из достигнутых ранее договоренностей о формировании единой National Oil Corporation и передаче ей нефтяных портов. Такое решение, по данным новостного портала «Аль-Васат», было принято парламентским комитетом по энергетике.

Ранее аналогичное постановление было вынесено временным правительством Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани. В распространенном коммюнике отмечалось, что «соглашение, по которому нефтяные порты были переданы так называемой единой Национальной нефтяной корпорации, больше не действует, поскольку эта структура не выполнила свои обязательства». Парламентарии призвали армию передать контроль над терминалами структуре, подчиняющейся властям на востоке.

3 марта «нефтяной полумесяц» (побережье залива Сирт) подвергся массированной атаке формирований «Бригад обороны Бенгази». Эта группировка была образована летом 2016 года для противостояния лояльной восточным властям Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара.

Однако немногим более недели спустя ЛНА вернула контроль над захваченными боевиками нефтяными терминалами Рас-Лануф и Эс-Сидр, преследуя боевиков вблизи Бен-Джавада, сообщил официальный представитель правительственных вооруженных сил полковник Ахмед аль-Мисмари. По его словам, «ливийские вооруженные силы преследуют разрозненные силы террористов за пределами Бен-Джавада (в 30 км западнее Эс-Сидра), битва продолжается до сих пор».

Часть войск, начавших 14 марта операцию по освобождению наливных портов, осталась на позициях для обеспечения их безопасности.

«Мы разместили группировку для охраны терминалов, и сейчас войска проводят рейды по тотальной зачистке освобожденных районов», – уточнил полковник.

Ливия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Армия, полиция > oilcapital.ru, 20 марта 2017 > № 2119677


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 марта 2017 > № 2111697

Может ли Россия разрешить ливийский конфликт?

Барбара Биббо (Barbara Bibbo), Al Jazeera, Катар

Москва пытается выступить арбитром в спорах между Хафтаром и Сараджем и позиционирует себя как незаменимого переговорщика.

По словам российских аналитиков, Россия готова усилить поддержку повстанческих группировок в восточном регионе Ливии и закрепиться в Северной Африке, но она не намерена размещать там свои войска.

Кремль твердо решил стать посредником в ливийском конфликте и восстановить свое прежнее влияние на арабскую страну, стремясь к сдерживанию как западных амбиций, так и угрозы «Исламского государства Ирака и Леванта» (террористическая организация, запрещена в России — ред.) в североафриканском регионе, сообщили Al Jazeera кремлевские инсайдеры.

Однако, по их словам, на данном этапе Москва может не располагать необходимыми финансовыми или военными возможностями для того, чтобы играть нечто большее, чем просто косвенную роль в поддержке своего ливийского союзника, мятежного генерала Халифы Хафтара.

Поскольку в начале этой недели ливийская национальная армия под командованием генерала Хафтара вернула себе контроль над двумя нефтяными портами Рас-Лануф и Эс-Сидр, в новостях появились сообщения о том, что Россия перебросила в район Бенгази, контролируемый Хафтаром, частные наемные войска для проведения операций по обеспечению безопасности, однако они были опровергнуты российскими официальными источниками.

Поддержка Россией Хафтара, который отказался признать созданное при посредстве ООН правительство Триполи во главе с премьер-министром Фаизом Сараджем, сорвала попытки Запада разрешить ситуацию политическим путем с привлечением всех ливийских фракций, включая исламистов, к разделу власти.

Опираясь на таких спонсоров, как Россия, Египет, ОАЭ и Франция, Хафтар успешно создал тупиковую ситуацию, которая со временем все больше подрывает шансы Сараджа на управление страной под знаменем ливийского политического соглашения (ЛПС), подписанного в 2015 году.

«Отношения России с Хафтаром — это результат простейшего уравнения: Россия поддерживает Египет, главного сторонника Хафтара», — объяснил Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель из Москвы. «Генерал Хафтар объявил терроризму войну, а это совпадает с главной целью России в регионе: уничтожить террористическую угрозу, исходящую от „Исламского государства"», — сказал Фельгенгауэр Al Jazeera.

Фельгенгауэр подтвердил сообщения о том, что Россия использует в Ливии наемников, сказав, что в последнее время это уже часть сложившейся практики. Он добавил, что привлечение военных ресурсов со стороны помогает избежать политической реакции внутри страны.

«Россия не направляет свои войска для оказания помощи Хафтару и едва ли станет это делать в ближайшем будущем. Мы с большей охотой полагаемся на частных военных подрядчиков и наемников. Мы уже используем наемников в Сирии, где они несут серьезные потери, поскольку участвуют в реальных боевых действиях вместо российских военнослужащих. Это очень удобно, потому что у них нет политических пристрастий».

По словам Фельгенгауэра, найму частных военных способствует и новая правовая база, регламентирующая деятельность российских частных военных компаний. В дополнение к ограниченным финансовым ресурсам Россия не может позволить себе расширять собственные военные или финансовые возможности в тот момент, когда Москва вовлечена в другие стратегические конфликты в непосредственной близости к своим границам.

«Наемники дешевле [военнослужащих], а нам необходимо использовать наши финансовые ресурсы как можно эффективнее. Ввиду продолжающегося конфликта в Донбассе, Крыма, сирийской войны, у России нет желания или ресурсов отправляться в Ливию, — сказал Фельгенгауэр. — Россия заинтересована в том, чтобы закрепиться в Ливии и иметь там какое-то влияние, но выделение ресурсов это совсем другое дело».

На вопрос о том, поддерживает ли Россия Хафтара в финансовом и военном отношении, Фельгенгауэр ответил, что Россия готова вести с Хафтаром дела, но не собирается оказывать помощь бесплатно.

«Россия может предложить вооружение, военную подготовку, материально-техническую поддержку, но в этом случае мы намерены претендовать на своего рода компенсацию. У Хафтара есть нефтяные доходы, и Россия может быть готова к обмену».

Та же риторика применима к Египту, главному союзнику Кремля в регионе. На просьбу прокомментировать сообщения российских СМИ о том, что Кремль вел переговоры об открытии военной базы на границе с Ливией, Фельгенгауэр не стал опровергать эту информацию. Он сказал, что Египет обратился к России за обширной экономической помощью, в обмен разрешив ей разместить на своей территории военную базу.

«Мы готовы продавать […] Египту столько, сколько он готов купить. Но не за военную базу. У нас есть другие стратегические интересы в Арктике, на Кавказе, в Центральной Азии. Президенту [Абдулу Фаттаху] Ас-Сиси придется побороться с другими приоритетами в российских расходах на оборону», — сказал Фельгенгауэр.

Российские аналитики согласны с тем, что поддержка Россией генерала Хафтара продиктована ее опасениями по поводу распространения ИГИЛ на подступах к Европе и ее намерением создать широкую антитеррористическую коалицию. Кроме того, Москва стремится играть посредническую роль в Ливии, что даст ей определенные привилегии в установлении отношений с руководством страны в будущем.

3 марта Москва принимала у себя с двухдневным визитом Фаиза Сараджа, который встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и представителем лагеря Хафтара. По словам политического комментатора «Коммерсанта» Сергея Строканя, встреча стала поворотным моментом в стратегии России в Ливии.

«Теперь Москва способна напрямую общаться с обеими сторонами и играть ключевую роль в будущем конфликта. Возможно, западным лидерам такой результат не слишком пришелся по душе, но формально они признали роль России как потенциально полезную для разрешения тупиковой ситуации в Ливии», — сказал Строкань Al Jazeera.

«Москве удалось добиться признания властного лидера Хафтара в качестве незаменимого политического игрока. И Россия заработала себе официальное место за столом переговоров после Сирии теперь и в Ливии».

Скрытое намерение президента Владимира Путина заключается в том, чтобы восстановить присутствие России на Ближнем Востоке и в Северной Африке, как это было при Советском Союзе, используя при этом вакуум, оставленный Соединенными Штатами в регионе, где арабские лидеры все больше убеждаются в политическом отходе Белого дома от местных дел.

Российские аналитики сходятся во мнении, что Москва пытается стать арбитром в споре между генералом Хафтаром и Сараджем и считает себя незаменимым переговорщиком, таким образом, путем ограниченных инвестиций, обеспечивая себе будущую роль в регионе.

«Мы поступаем так же в отношении Египта и Турции, Израиля и Ирана. Мы беседуем с теми, кто не желает друг с другом разговаривать. Окупится ли эта стратегия? Не знаю, но таков замысел», — сказал Фельгенгауэр. Сергей Марков, директор российского «Института политических исследований» и лояльный Кремлю голос, представил совершенно иной взгляд на намерения России в отношении Ливии.

«Ливия — это поле конфронтации России и НАТО. Свержение прежнего режима было глупостью, приведшей к коллапсу всех государств на североафриканском континенте. Россия считает это актом агрессии, — сказал Марков. — Россия почувствовала себя обязанной вмешаться в конфликт и попытается сделать это, преследуя собственные интересы, хотя я не думаю, что сейчас в отношении Ливии существует какая-то определенная стратегия».

В интервью Al Jazeera Марков сказал, что больше всего Россия обеспокоена возможным распространением ИГИЛ на обширных участках ливийской территории и потенциально разрушительными последствиями этого явления для Европы. «В настоящий момент Хафтар является самой светской фигурой в Ливии, и было очевидно, что Россия — также учитывая поддержку Египта — сделает на него ставку».

Однако ливийские аналитики говорят, что русским свойственно упрощенное видение местных реалий и, поддерживая Хафтара или навязывая переговорную модель, они многого не добьются.

Шесть лет спустя после изгнания бывшего лидера Муаммара Каддафи в стране по-прежнему царят кризис и анархия. Водораздел пролегает не только между востоком и западом страны, в племенной ткани страны обнаруживается гораздо больше политических игроков и центров власти.

По словам ливийского аналитика из Турции Незара Крикши, иностранные державы по обе стороны конфликта должны перестать провоцировать межконфессиональную напряженность, им следует работать с поддержанным ООН ливийским политическим соглашением — единственной законной правовой базой, доступной сегодня.

«Если Россия, Египет и прочие страны продолжат оказывать Хафтару поддержку, выхода из кризиса не будет… Трагично наблюдать, как иностранные политические игроки следуют модели многих других гражданских войн, когда формально одобряется мирное соглашение, а в кулуарах ведется работа по его отмене, — сказал Крикши. — ЛПС не идеально, но это единственное, что у нас сейчас есть».

По словам Крикши, ливийское общественное мнение глубоко разделено по вопросу о том, кого поддерживать, поскольку люди утратили доверие ко всем вовлеченным в конфликт политическим фигурам как в самой Ливии, так и за ее пределами, в результате чего политическое решение кажется все менее вероятным.

Однако отклик на основные людские потребности крайне необходим для того, чтобы надежды людей на способность поддерживаемого ООН правительства Сараджа преодолеть политический и экономический кризис отчасти возродились, сказал он.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 марта 2017 > № 2111697


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2017 > № 2111773

Хаос в Ливии: на что надеется Путин

Пока российская стратегия в Ливии выглядит противоречивой Халифа Хафтар рассчитывает получить от России помощь для своей армии.

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Ливия — часть общих планов Москвы по укреплению российского влияния на Ближнем Востоке. Еще одна страна, где можно попытаться получить роль миротворца. Но, в отличие от Сирии, в Ливии Москва выступила не на стороне признанной де-юре власти, а военного, отказывающегося сложить оружие — Халифы Хафтара. Ранее «Апостроф» писал о предвестниках российского вмешательства в ливийские дела. Теперь эти планы становятся все более очевидными. Но менее очевидны цели, которых Россия хочет и способна достичь.

Признаки и мотивы

О намерении российского руководства вмешаться во внутренние дела охваченной войной Ливии теперь свидетельствуют не только регулярные визиты, но и вполне конкретные военные планы. Как сообщило информагентство Reuters, на египетской базе Сиди-Баррани, в 100 км от границы с Ливией, разместилось подразделение российский сил специальных операций — 22 человека. Там же будут базироваться и российские разведывательные беспилотники. Очевидная цель — оказание поддержки маршалу так называемой Ливийской национальной армии Халифу Хафтару.

В январе Хафтар встречался с российскими военными на борту авианосца «Адмирал Кузнецов», который зашел в порт ливийского города Тобрук на пути из Сирии в домашние воды. Ранее в 2016 году Хафтар пару раз посещал РФ, встречался с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым. А во время встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым просил о поддержке для своей армии (о том, почему «своей», а не «ливийской» — дальше). Хафтар, если верить сообщениям СМИ со ссылкой на источники в его окружении, рассчитывал, что Россия отменит эмбарго Совета безопасности ООН на поставки оружия в Ливию или передаст вооружения посредством третьей стороны. Просил маршал у Кремля и начать военную операцию против боевиков-исламистов Ливии.

Пока Россия не пошла по проторенной в Сирии дорожке. Не собирается Москва, как следует из заявлений российских чиновников, и отменять эмбарго, беспокоясь за дальнейшую судьбу вооружений в нестабильной стране. Это не мешает, впрочем, предположить, что скрытые поставки оружия в Ливию уже могли пройти. Западные СМИ сообщали, что на упомянутой встрече в январе договорились о соответствующей схеме при продаже вооружений Алжиру.

В армии Египта отрицают размещение российского спецназа на своей территории. Ожидаемо опровергла эти сообщения и Москва. Но своим комментарием пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков непрямо подтвердил, что Россия имеет в этой стране свои интересы: «…какое-то излишнее вмешательство России в ливийские дела вряд ли возможно и вряд ли целесообразно. Но тем не менее это не означает, что Россия не контактирует с теми сторонами, с которыми считает нужным».

Россия на самом высоком уровне хвалила Хафтара за борьбу против терроризма и сохранение независимости Ливии. Как известно, к этой стране Кремль питает особые чувства, активно спекулируя на том, в какой хаос свалилось государство после совместной операции стран НАТО в поддержку восстания и свержения Муаммара Каддафи.

Египет, который в последнее время активно сближался с Россией, также поддерживает в Ливии именно Хафтара, как и ОАЭ. Важным в этом аспекте кажется то, что Хафтар по своей сути является военным диктатором, как и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, и на словах жестко выступает против исламистских сил. Поэтому Каир, вероятно, подключится к российской операции, если такая будет. Россия все еще может использовать вооруженные силы за границей без объявления войны и не нарушая собственное законодательство — согласно решению Совета Федерации от 2015 года.

Как пишет для российского интернет-издания Republic эксперт-международник Владимир Фролов, у России в Ливии есть три цели. Во-первых, продолжить возрождение статуса РФ как глобальной державы. А это включает и ограничение влияния США, и участие в разрешение кризисов. Во-вторых, противодействовать цветным революциям, «добиться обратимости поддерживаемых Западом народных восстаний против суверенных диктаторов». В-третьих, восстановить сеть государств-клиентов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Грубо говоря, монетизировать «борьбу с терроризмом» за счет баз и выгодных контрактов на закупку российский вооружений, а также освоения месторождений нефти и газа и строительства транспортной инфраструктуры. После свержения Каддафи провалились дорогие контракты.

Внутренняя кухня

Халифа Хафтар имеет богатое прошлое: из союзника Муаммара Каддафи он превратился в противника, сбежал в США, по некоторым данным, стал агентом ЦРУ и в Чаде готовил силы для свержения Каддафи. Другими словами, надежным союзником его не назовешь.

Хафтар, если быть до конца точными, — представитель нелегальной ливийской власти. «Ливийская национальная армия» (ЛНА) поддерживает так называемую Палату представителей Ливии. Та потеряла статус легитимной после соглашения, подписанного по инициативе ООН и при содействии США, стран ЕС и ведущих государств региона год назад в Марокко. Тогда было сформировано Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Файезом ас-Сарраджем, заседающее в Триполи и объединившее умеренные происламские силы и представителей светских политических течений. Хафтар и его союзники из «Палаты представителей Ливии», которых ранее, с 2014 года, на Западе как раз и считали законными властями этой страны, отказались признать ПНС и сложить полномочия.

В Триполи также находится непризнанное умеренно исламистское Правительство национального спасения во главе с «премьером» Халифой Гвеллом (аль-Гави). 14 марта в Триполи начались уличные бои с применением тяжелой техники между сторонниками Гвелла и силами ПНС. Столкновения в столице проходят регулярно. И ПНС на самом деле с трудом поддерживает стабильность на подконтрольных ей территориях на севере и в центре Ливии.

Россия настаивает на необходимости диалога между Правительством нацсогласия и всеми общественно-политическими движениями, племенными группами и национальными меньшинствами Ливии, выступая за его включение в новое руководство страны. Не остается сомнений, что именно он должен стать проводником российских интересов в Ливии.

Хотя Хафтар не представляет признанную власть, западные страны вынуждены с ним считаться, несмотря на сообщения ООН о пытках и незаконных убийствах его военными, — ЛНА контролирует наибольшую часть Ливии, в основном на северо-востоке. В начале марта силы Хафтара потеряли контроль над нефтеналивными портами Рас-Лануф и Эс-Сидр, но отвоевали их у исламистов 14 марта. Не исключено, что с помощью российских сил. Собственно, в этом временном промежутке и могло быть принято окончательное решение о формировании подразделения спецназа.

Потенциал вмешательства

Особое внимание на Ливию и на российскую активность там обращают в Европе, ведь эта страна на средиземноморском побережье стала транзитным пунктом для беженцев и мигрантов из многих стран Африки. Европейские страны согласны с российской идеей включения Хафтара во власть. В Правительстве национального согласия также готовы были сделать его министром обороны и главнокомандующим. Правда, против был сам Хафтар. Разумеется, с надеждой на то, что в будущем сможет рассчитывать на более весомую роль и контроль над всей Ливией. Впрочем, пока у ЛНА нет соответствующих ресурсов. Да и сама ЛНА по сути — не армия, а совокупность группировок, которые опираются на поддержку многочисленных племен. Хафтар возглавляет силы, которые вряд ли готовы и способны действовать где-либо, кроме своих родных земель. А значит, требуется расширение военного присутствия. Например, за счет России.

Российские военные обозреватели, с которыми ранее общался «Апостроф», говорили об игре Кремля в геополитику. В начало новой, после Сирии, военной операции на Ближнем Востоке они не верят хотя бы из-за финансового фактора. Поэтому в Ливии Россия в самом масштабном варианте ограничится развертыванием авиации, но и этот вариант им кажется маловероятным. Поставки оружия и консультативная помощь, конечно, вполне возможны.

«Роснефть заинтересована в том, чтобы развивать свои проекты в этой стране, — сказал «Апострофу» военный обозреватель и главред российского «Ежедневного журнала» Александр Гольц. — Можно предположить, что в какой-то момент интересы российских лидеров и эти нефтяные интересы совпадут, и Россия предпримет некое ограниченное вмешательство. Вмешательство, в силу расстояния и многих других причин, будет сугубо ограниченным. Я не думаю, что ставится стратегическая задача осуществления операции, которая обеспечит полный контроль этого маршала над Ливией». К тому же, отметил Гольц, сообщения о появлении российского спецназа пока не подтверждены.

Reuters утверждает, что в МИД РФ понимают ограниченность возможностей ливийского маршала и хотели бы его вхождения в новое правительство. С более радикальными идеями выступает Минобороны, рассчитывающее на то, что после оказания массированной поддержки Хафтар сможет контролировать всю страну.

Вероятно, пока Россия не имеет окончательной стратегии в отношении Ливии или же намеренно создает видимость ее отсутствия. Если Хафтар собственными силами не способен взять под контроль всю территорию Ливии, а Россия не собирается начинать масштабную операцию, вмешательство лишь подогреет противоречия и поднимет градус противостояния в и так нестабильной стране. Что очевидным образом может повлиять на интересы стран ЕС, которые находятся по другую сторону Средиземного моря. Но, может, это как раз то, что нужно России?

«Вряд ли стоит предполагать, что Россия имеет некий единый план по Ливии, — отвечает Александр Гольц. — Разные группы интересов преследуют разные цели. Если совсем цинично подходить к этому вопросу, то действительно любой беспорядок на Ближнем Востоке выгоден России с той точки зрения, что это поднимает цены на нефть. Но это вступает в противоречие с желанием играть роль великой державы на Ближнем Востоке, демонстрировать флаг — все, что мы видим в Сирии».

Важный момент: Халифа Хафтар даже в сравнении с Башаром Асадом не является законным правителем. В глазах США и стран ЕС усилия России по дестабилизации Ливии будут выглядеть, как еще одна попытка плюнуть в лицо Западу, что явно не сыграет на пользу восстановлению отношений.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2017 > № 2111773


Ливия. РФ > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 16 марта 2017 > № 2111786

Россия укрепляет свои позиции в Ливии в связи с обострением битвы за нефть

Middle East Online, Великобритания

Ливийская армия во главе с Халифой Хафтаром нанесла серьезные удары по боевикам в области нефтяного полумесяца благодаря поддержке Москвы, оказываемой через ливийско-египетскую границу.

Россия переходит от дипломатии к военным действиям

Во вторник силы генерала Халифы Хафтара, поддерживающие Палату представителей в Тобруке, начали наступление с целью восстановления позиций в двух важнейших нефтяных районах на северо-востоке страны, которые находятся под контролем вооруженных группировок. В связи с этим появилось сообщение об отправке Россией военных с базы в Египте на ливийскую границу.

Как заявил директор пресс-службы ливийской армии Халифа Ал-Абиди, «было проведено совместное наступление сухопутных, воздушных и военно-морских сил с целью освободить порт Рас-Лануф от террористов».

Он пояснил, что «главнокомандующий ливийской армией во вторник утром поручил начать наступление на Рас-Лануф и Эс-Сидер». Это связано с тем, что 3 марта «Бригады обороны Бенгази» заняли некоторые позиции в Рас-Лануфе.

С тех пор Ливийская национальная армия под руководством Хафтара ежедневно осуществляет воздушные налеты, однако без укрепления своих позиций на местах.

Россия на военном рубеже

Наступление ливийской армии совпало с разговорами о размещении нескольких десятков российских военных до конца февраля на территории подконтрольной Халифе Хафтару. Так как Москва оказывает ему дипломатическую поддержку, то это вызвало озабоченность у западных стран, прежде всего у Вашингтона.

По словам американских и египетских дипломатических источников, несколько дней назад Россия разместила силы специального назначения на базе в западной части Египта недалеко от границы с Ливией.

Американские дипломаты заявили, что любое подобное развертывание сил может расцениваться как попытка оказать военную поддержку генералу Халифе Хафтару, который предпринял новую попытку выступить против движения «Бригады обороны Бенгази», пытаясь вернуть под свой контроль нефтяные порты.

Американские чиновники, пожелавшие остаться анонимными, отметили, что в районе 100 км от базы Сиди Барани были замечены российские беспилотники на границе с Ливией.

Министерство обороны России опровергло эту информацию и не подтвердило присутствие российских сил в Египте.

Владимир Джабаров, первый заместитель председателя Комитета по международным делам в Совете Федерации, так прокомментировал новость об отправке российских сил на военную базу в Египте: «Россия этого не делала. Это фейковая новость».

Источники в египетской системе безопасности сообщили некоторые детали, сказав, что российское подразделение спецопераций из 22 человек присутствует в Египте, но отказались прокомментировать детали их миссии. Источник также добавил, что в начале февраля Россия пользовалась военной базой Марса Матрух к востоку от Сиди Баррани.

Последние два года и западные страны, и США отправляли силы специального назначения и военных советников в Ливию. Однако американская армия опровергла информацию о том, что оказывала в помощь в проведении операции против «Исламского государства» в Сирте в прошлом году.

Вопрос о роли России в Ливии особенно остро встает в свете растущих страхов Вашингтона. Америка боится, намерений Москвы восстановить свое влияние в этой нефтяной стране, с которой у нее были прекрасные отношения во время СССР.

Правительство в Триполи, признаваемое ООН, зашло в тупик в диалоге с Хафтаром и российскими представителями в последние месяцы. Москва рассчитывает усилить свою дипломатическую поддержку Халифы Хафтара, несмотря на гнев западных стран. Ведь у России уже есть опыт вмешательства в Сирию и поддержки Башара Асада.

Ливийская национальная армия взяла под контроль четыре нефтяных порта на востоке страны — Зуветина, Эль-Бурайка, Рас-Лануф и Эс-Сидер. Через них осуществляется экспорт большей части ливийской нефти. До сентября эти объекты находились под контролем правительства, признанного международным сообществом.

«Ливийский хаос» начался после свержения Муаммара Каддафи в 2011 году. Тогда появилось два конкурирующих центра власти — один находится в Триполи и поддерживается международным сообществом, другой — в Тобруке и возглавляется генералом Халифой Хафтаром.

Движение «Бригады обороны Бенгази» включает в себя различные исламсистские движения. Они действуют против сил Халифы Хафтара на востоке страны.

Правительство национального единства (в Триполи — прим. пер.) заявило, что не имеет отношения к эскалации военного конфликта в районе полумесяца нефтяных портов и не располагает никакой информацией о том, какие силы участвуют в этих событиях. Они также выразили осуждение происходящему, так как это подрывает надежды ливийцев на остановку кровопролития.

Ливия. РФ > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 16 марта 2017 > № 2111786


Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110458

Путин хочет "порулить" еще и в Ливии

Мартин Гелен | Frankfurter Rundschau

Россия все сильнее "входит во вкус в ближневосточном покере: после крупномасштабной военной операции в Сирии Кремль, по всей видимости, хочет расширить зону своего влияния на Ливию", пишет Мартин Гелен в газете Frankfurter Rundschau. В качестве первого шага Москва разместила на египетской военной базе Сиди-Баррани спецназ и беспилотники, сообщили новостному агентству Reuters американские военные.

Российский экспедиционный корпус на египетской территории призван поддержать в военном плане "Халифу Хафтара, самого влиятельного человека на востоке Ливии". Хафтара, как отмечает корреспондент, поддерживают Египет и ОАЭ, и во вторник его подразделения перешли в наступление в военной борьбе за нефтяные порты.

Россия начала добиваться расположения Хафтара еще с середины января, затеяв военный спектакль у побережья Ливии: Хафтара со всеми почестями приняли на борту российского авианосца "Адмирал Кузнецов", специально пришвартовавшегося в порту Тобрук, откуда он по видеосвязи разговаривал с министром обороны РФ Сергеем Шойгу о борьбе с терроризмом. В то же время посаженное в Триполи при помощи ООН "правительство национального единства во главе с премьером Фаизом Сарраджем, не может справиться с ситуацией, так как их противники в Тобруке не идут на уступки", говорится в статье.

"Из-за непростой ситуации в Ливии российское вмешательство может серьезно осложнить попытки ООН достичь компромисса в вопросе власти, посредником в котором выступает спецпосланник от ООН немец Мартин Коблер, - продолжает автор. - Москва относится к его миссии скептически, а генерал Хафтар вообще отказывается вести переговоры с Сарраджем".

"С точки зрения стратегии Москвы ливийское досье открывает новые возможности, ведь благодаря этому Россия может надолго зацепиться в военном плане на территории Египта", - комментирует Геллен. "Путин надеется построить отношения с Ливией на старых основах, как при Муаммаре Каддафи: диктатор закупал у России оружия на миллиарды, - говорится в статье. - Не так давно российский энергогигант "Роснефть" подписал соглашение о сотрудничестве с ливийской государственной нефтяной компанией".

Между тем в Вашингтоне и Брюсселе за действиями Москвы наблюдают с тревогой. Командующий американскими войсками в Африке недавно заявил, что Россия хочет повторить в Ливии сирийский сценарий, что явно не отвечает американским интересам.

Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110458


Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110457

Путин берет курс на Ливию

Корреспондент | Bild

По данным американских и египетских источников, в 100 км от ливийской границы на египетской базе Сиди-Баррани предположительно находятся 22 российских спецназовца. США полагают, что Россия хочет обеспечить себе влияние в Ливии, пишет немецкий таблоид Bild.

Россия уже использовала в начале февраля другую египетскую базу ВВС на востоке страны, в районе населенного пункта Марса-Матрух. Через 10 дней, по некоторым данным, российские военные самолеты улетели в Ливию. "По оценкам США, Россия намерена поддержать командующего Ливийской национальной армией Халифу Хафтара. Кто-то видит в Хафтаре именно того сильного лидера, который понадобится Ливии после окончания гражданской войны в стране", - замечает автор статьи.

Позиции Хафтара и его правительства в Тобруке в последнее время заметно ослабли - связано с тем, что его противники провели успешные атаки на подконтрольный ему нефтяной порт, пишет корреспондент Bild.

Представитель ливийской армии опроверг информацию о военной помощи со стороны России или частных российских военных компаний. Минобороны РФ также заявило, что никаких российских спецназовцев в Египте нет.

"Не только Россия, но и США, а также другие страны Запада отправляли спецподразделения и военных консультантов в Ливию", - говорится в статье. По информации из кругов, близких к американским спецслужбам, активность Москвы в Ливии направлена на укрепления позиций России после свержения Каддафи. "Как полагают западные дипломаты, Россия намерена поддерживать Хафтара, - передает корреспондент. - В первую очередь российское руководство положило глаз на нефтяные месторождения Ливии".

Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110457


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2017 > № 2104947

Вооруженные специалисты из России работали на частную компанию на востоке Ливии

Мария Цветкова (Maria Tsvetkova), Reuters, Великобритания

Несколько десятков вооруженных специалистов из России до февраля этого года работали в Ливии — в той части страны, которая находится под контролем командующего Ливийской национальной армией Халифы Хафтара (Khalifa Haftar), сообщил Reuters глава частной компании, нанимавшей контрактников.

На сегодняшний день это наиболее четкий сигнал о том, что Москва готова усилить дипломатическую поддержку Хафтара, рискуя при этом вызвать беспокойство западных правительств, и без того встревоженных военной операцией России в Сирии на стороне президента Башара Асада.

Хафтар выступает против поддерживаемого ООН правительства, которое, по мнению западных государств, обладает наилучшими шансами на восстановление стабильности в Ливии. Но некоторые российские чиновники видят в лице ливийского маршала сильного лидера, способного положить конец анархии, которая воцарилась в Ливии шесть лет назад после свержения Муаммара Каддафи.

Российские специалисты, по словам главы компании, работали по коммерческому контракту. Однако, как говорят люди, работающие в этой отрасли, это вряд ли могло стать возможным без одобрения властей.

Олег Криницын, владелец работающей в сфере безопасности компании РСБ-Групп, рассказал в интервью Reuters, что в прошлом году контрактники были направлены в восточную часть Ливии, где и находились до окончания своей миссии в феврале.

По словам Криницына, их задачей было разминировать один из промышленных объектов неподалеку от города Бенгази, расположенный на территории, которую несколько месяцев назад силы Хафтара освободили от исламистских повстанцев.

Глава компании отказался говорить, кто нанял РСБ-Групп для этих целей, где именно работали наемники или о каком конкретно промышленном объекте идет речь. Он также не сообщил, была ли эта операция согласована с поддерживаемым ООН правительством, которому, по мнению многих государств, принадлежит верховная власть в Ливии.

Отвечая на вопрос, получила ли эта миссия официальное разрешение из Москвы, Криницын сказал, что компания не сотрудничала с Минобороны России, но «консультировалась» с МИД страны.

Контрактники не участвовали в боевых действиях, отметил Криницын, но у них было оружие, полученное на территории Ливии. Назвать вид оружия он отказался.

Криницын сказал, что контрактники были готовы ответить в случае нападения.

«Если мы подвергаемся нападению, то, естественно, мы вступаем в боестолкновение с целью защиты нашей жизни и защиты жизни клиента, — сказал он. — По всем правилам военной науки после атаки идет контратака, то есть мы должны противника уничтожить, чтоб опять не пошла вторая волна атаки на нас».

Представители военных и властей на востоке Ливии сказали, что были не в курсе присутствия российских специалистов, а Хафтар не ответил на просьбу о комментарии.

Чиновники на западе Ливии, где базируется поддерживаемое ООН правительство, были недоступны для комментариев. Сотрудник российского Министерства иностранных дел сообщил, что ведомство работает над ответом, но по состоянию на пятницу Reuters его не получил.

Силы Москвы

Иллюстрируя нестабильность ситуации в Ливии, на прошлой неделе силы Хафтара боролись за возврат контроля над нефтяными портами Эс-Сидр и Рас-Лануф, захваченными противостоящей им группировкой в начале марта.

Россия ранее уже использовала сотрудников частных военных компаний в качестве дополнения к собственным силам.

В Сирии наемники широко использовались для выполнения боевых задач в сотрудничестве с регулярными российскими силами и их сирийскими союзниками, сообщили Reuters несколько источников, задействованных в военной операции. Москва не подтверждает использование в Сирии этих бойцов.

Российские частные компании, работающие в сфере безопасности, не раскрывают данных тех, кого они нанимают, но обычно это ветераны спецназа.

Криницын, владелец компании, отправившей сотрудников в Ливию, был офицером погранслужбы России в Таджикистане, на границе с Афганистаном, где, по его словам, приобрел боевой опыт.

Он добавил, что некоторые отправленные в Ливию специалисты ранее работали в Сирии, однако не выполняли боевых задач.

Криницын отказался сообщить, сколько его сотрудников участвовали в операции в Ливии, назвав это коммерческой тайной. Однако в целом, по его словам, для операции по разминированию такого типа необходимо около 50 специалистов и примерно столько же — для обеспечения их безопасности.

Ставка ястребов

Хафтар искал зарубежной помощи для укрепления контроля над рядом районов Ливии, и Россия продемонстрировала готовность к сотрудничеству в противовес более осторожному подходу западных стран.

В ноябре прошлого года Хафтар посетил Москву и встретился с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В декабре военачальник поднялся на борт российского авианосца в Средиземном море и пообщался по видеосвязи с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. В последние недели Россия приняла на лечение около сотни раненых бойцов Хафтара.

В начале марта в Москву для переговоров с Лавровым также приезжал противник Хафтара Фаез Серрадж (Fayez Serraj), возглавляющий поддерживаемое ООН правительство.

Президент России Владимир Путин стремится восстановить стабильность в Ливии, и российская операция в Сирии придала ему уверенности. Однако зарубежные дипломаты, знакомые с позицией российской стороны, сказали, что пока единого мнения о том, как этого достичь, нет.

По их словам, Министерство иностранных дел России хочет, чтобы Хафтар объединил усилия с поддерживаемым ООН правительством. Однако дипломаты также сказали, что есть более воинственно настроенный лагерь, представленный Минобороны РФ и некоторыми чиновниками Кремля, который выступает за поддержку Хафтара для установления контроля над всей Ливией.

Криницын утверждает, что в Ливии его сотрудники столкнулись с группой местных повстанцев, которые были настроены враждебно, но смягчились, когда поняли, что перед ними россияне.

«Было неуютно в той ситуации, конечно, но имидж, который создал Путин в Сирии силой оружия, тактики действий и помощи странам, сыграл положительную роль, и мы поняли, что Россию там ждут сейчас больше, чем другие страны», — сказал он.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2017 > № 2104947


Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 марта 2017 > № 2103779

В Ливии неофициальные российские военные силы действуют в зоне, подконтрольной генералу Хафтару

Сана Харб | Al Huffington Post

"Россия стала активной стороной в Ливии: она ведет переговоры с Фаизом Сараджем, премьер-министром правительства национального единства Ливии, при этом поддерживая его соперника на востоке - командующего Ливийской национальной армией генерала Халифу Хафтара. По данным, раскрытым агентством Reuters, поддержка Хафтара доходит до того, что Россия отправляет на место своих "неофициальных" военнослужащих", - пишет журналистка Сана Харб в Al Huffington Post.

"Дюжина российских частных военных компаний отправила людей, которые действовали до февраля в восточной части Ливии, находящейся под контролем Хафтара, сообщило в воскресенье агентство Reuters, ссылаясь на директора одной фирмы, которая наняла эти компании", - передает автор статьи.

"По данным этого источника, присутствие российских "контрактников" является обычной "торговой сделкой". Однако, как обнаружило агентство Reuters, отправка этих неофициальных военнослужащих была бы невозможна без санкции Москвы", - говорится в статье.

Олег Криницын, директор частной военной компании РСБ-Групп, сообщил, что он задействовал агентства, которые отправляли людей на восток Ливии в 2016 году, и что они были отозваны в феврале, после того как выполнили свою миссию.

"По его словам, миссия военных состояла в разминировании промышленного объекта в районе города Бенгази, подконтрольного войскам генерала Хафтара", - информирует журналистка.

"Криницын указал, что его компания не работает с Минобороны РФ, но у нее были "консультации" с Министерством иностранных дел РФ. Российские военнослужащие, нанятые частными военными компаниями, не принимали участия в боевых действиях, - заверил он. - Они были снабжены оружием, полученным в Ливии".

Тем не менее, подчеркнул он, люди, отправленные на место, были готовы нанести ответный удар в случае нападения - "чтобы защитить себя и жизнь наших клиентов". "По правилам военной науки, за атакой должна последовать контратака. Это означает, что мы должны будем уничтожить врага", - сказал Криницын.

"В 2016 году, - информирует журналистка, - Россия дважды принимала генерала Халифу Хафтара. В начале марта премьер-министр правительства национального единства Ливии Фаиз Сарадж также был принят в Москве Сергеем Лавровым".

"Подобно Египту, Россия открыто делает ставку на Хафтара, вовлеченного в битву против исламистов и проявившего себя как "последовательный человек", что нравится Москве", - отмечает Харб.

"То, что Москва ориентируется на Хафтара, проявилось в мае 2016 года, когда 4 млрд ливийских динаров (приблизительно 3 млрд долларов) поступило на счет центрального банка Тобрука, расположенного в Эль-Байде (на востоке Ливии)", - пишет журналистка.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 марта 2017 > № 2103779


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 8 марта 2017 > № 2098060

Контрабандисты убили 22 африканских мигранта на западе Ливии, после того, как они отказались садиться на борт из-за плохой погоды, передает агентство Франс Пресс со ссылкой на источник в службе безопасности.

По данным источника, мигранты должны были сесть на корабль на пляже Сабрата в 70 километрах от столицы государства – Триполи.

"Похоже, что между контрабандистами началась перестрелка, которая привела к гибели 22 мигрантов", — приводит агентство слова Международной организации по миграции, опубликованные во вторник 7 марта. По данным организации, в 2017 году 521 мигрант погиб при попытке пересечь Средиземное море.

Ранее сообщалось, что порядка 382 тысяч незаконных мигрантов из стран Ближнего Востока, Азии и Африки прибыли в Европу в 2016 году. Большинство из них прибыли в Европу из Ливии с помощью контрабандистов на переполненных судах.

Европа переживает самый серьезный со времен Второй мировой войны миграционный кризис, вызванный в первую очередь рядом вооруженных конфликтов и экономическими проблемами в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 8 марта 2017 > № 2098060


Сирия. Ливия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 февраля 2017 > № 2091599

Why Can’t Syria Be Left in Peace Finally?

Phil Butler

The thing about regime change and proxy wars is that sovereign peoples always take a back seat to the mighty colonialists. Syria is a prime example of a stable and prosperous nation ruined and mowed under by outside forces bent on no good. The Middle East is a huge flaming case of arson being extinguished by the arsonists. How can utter failures ever succeed in creating lasting peace?

The west’s professional liars (politicians) set the Middle East on fire. Now, all those freedoms and fast democracy they promised the revolutionaries (mercenaries) are being negotiated for Syrians and Libyans. Western powers agreed to overthrow these nations, and now leaders like Jean-Claude Juncker gather to decide what’s best for these devastated people? Maybe I am naïve, for we all know the United Nations, Americans, Europeans, Russians, Iranians, African nations and even Canada have some interest in Syria, but “determining” the destiny of Syrians now? The Bush administration started this Middle East mess and Barack Obama upped the stakes with European approval, this is incontrovertible. A quote from the New York Sun in 2005 clues us:

“At the State Department, the Bureau of Near East Affairs and the Bureau of Democracy, Human Rights, and Labor have asked Congress for explicit legal authority to fund liberal opposition parties inside Syria through regional initiatives that have hitherto focused on reforming American allies such as Jordan and Egypt, two administration officials told The New York Sun.”

This report is the only one I could find from 2005, as mainstream media seems to cover the State Department’s tracks then too. Eli Lake of the Sun was the only reporter covering Bush’s plans to replace Assad in Syria, and I find that interesting and damning given the sources he cited. Uncontestable proof arrived in 2006 in the form of a classified two page document revealing the US plan to get Assad gone. Several reports focused on this, but this TIME report frames the Bush scheme. Moving into the Obama White House we saw the Syria game ramped up just as Afghanistan troops were being pulled back. Over in Libya we also know via the idiocy of then Secretary of State Hillary Clinton, how Gaddafi was similarly plotted against. This Foreign Policy Journal report cites Clinton’s emails released by WikiLeaks proving Clinton and the Obama Administration were on the ground in Libya overthrowing the colonel. Europe’s part was to support or turn a blind eye.

Today I am reading a story about the European Union for Foreign Affairs and Security Policy, Federica Mogherini meeting with Russian Foreign Minister Sergei Lavrov about Libya, and I can’t help but cringe. Mr. Lavrov’s position is clear in the he “has to” negotiate with the socialists in Europe and America. As for Mogherini, she is one of the more gifted political figures in Europe. But gifted politicians being sent to wheel and deal a sovereign nation’s fate is still something we should all question. The caveat here is that these nations should assist in cleaning up the mess, and then get out. Mogherini is an operative (an effective one) of the neo-left globalists in Europe and the United States. And failure is stamped on hers and the Juncker Commission, not to mention leadership across central Europe.

From the standpoint of representing Earth’s people, European leadership is a catastrophe. The Eurozone is a disaster, and we don’t need Brexit to signify it. The debt and failed banks, the austerity and strife in Eastern European nations especially condemns not only Brussels, but the IMF, the World Bank, and an army of NGOs assisting in globalist strategies. Libya’s oil, Syria’s, the transient means for massive energy resources, and a geo-strategy of conflict these last 70 years has left the world right where it was in the 1930s – on the brink of cataclysm. The pertinent question at this late date seems crystal clear to me; “When will success in foreign relations be the goal?” Better yet, “When will job performance be the benchmark for listening to politicians?”

Finally, these leaders are successful if one considers the real sources of their power. The people may he “vested trust in them”, but their backers are the same people that have kept us stymied, ruled, invaded, or dead for generations. I’ve no need to discuss a world order here, everyone knows the order – rich versus poor. Amid all this mayhem one man stands out as a leader serving his people. I’ll leave off mentioning his name again here. The point I want citizens to consider is, why does Europe have any say at all in Syria?

Сирия. Ливия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 февраля 2017 > № 2091599


США. Ливия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 21 февраля 2017 > № 2091613

NATO’s “Success” in Libya, ISIS Replaces Gaddafi

Salman Rafi Sheikh

Third week of February marked 6th anniversary of ‘popular’ up-rising in Libya that ultimately led to the overthrow of Gaddafi regime. Thanks to NATO’s intervention and the chaos it left behind, today’s Libya lies in ruins, over-run by a multitude of militias and the self-styled Islamic State. While NATO intervention itself was a drastic failure, as we had previously reported, its aftermath has turned out to be even more devastating, forcing the country to descend into utter chaos. What was previously a reasonably stable Libya is today a picture of extreme debilitation where power cuts are routine, water shortage is acute, inflation rate is sky high and a liquidity crisis is looming large. Not to forget that the country does not have a central government and is being run by a militia whose authority and legitimacy is openly challenged by rival factions.

Could there be a better context for the world’s most ruthless and powerful terror organization, ISIS, to grow and establish control over large swaths of the oil rich country? ISIS emerged in Iraq when the country was in shatters after the US forces had withdrawn in 2008-09. Today, ISIS has emerged in Libya when its condition is no different from that of Iraq. This is not a coincidence; for, this is how Western interventionism works and creates chaos in countries that don’t subscribe to its imperialist agendas.

Peace in the country, a prerequisite for which is the establishment of a unitary and centralized government, is still far from the stage of materialization. Rival factions, although they have agreed to engage in dialogue to establish a unitary government, continue to hold mutually differing conceptions with regard to the system that should be implemented. What adds to the problem is that these rival parties do not have control over the whole of Libya. Large swaths of territory remain under Daesh’s control, which in turn is using the country to establish itself in parts of Africa and Europe as well.

According to some reports, IS has an affiliate in sub-Saharan Africa, with the Nigerian Islamist group Boko Haram pledging allegiance to the ‘caliphate’ in March 2015. In Libya, IS goes by the name Majlis Shura Shabab al-Islam (MSSI) — or the Shura Council of Muslim Youth. Established in western Libya back April 2014, it took the oath to al-Baghdadi in June, and one year later boasted of 800 fighters.

Interestingly enough, a sizeable chunk of these fighters was previously fighting in the Middle East in the Syrian and Iraqi cities of Deir and Mosul respectively and then returned home, a year ago, to pay service to the jihadi project in their own country. They have indeed be joined by a large number of fighters from other countries such as Yemen and Tunisia, who are also veterans of the wars in Iraq and Syria.

Development of IS in Libya shows a remarkable similarity to the development of the group in Iraq. Much like Iraq, where ex-officers in Saddam’s army sided with the jihadis after their president’s fall in 2003, Gaddafi’s former supporters, who had gone underground after their leader’s death in October 2011, are now fighting for IS and are providing crucial support links to the group’s “jihad” in Libya where it has already reported to have established some Vilayet, Arabic term that signifies an administrative region. Libya, as such, is now an administrative division of the Islamic State Caliphate, which has its ‘capitals’ in Iraq and Syria.

Enters Trump in Libya

With such a devastating scenario prevailing in Libya, there remains little for the Libyans to celebrate the up-rising, especially when a new era of external interventions and wars is appearing on the horizon.

Although supportive of the Libyan intervention back in 2011, Donald Trump now says he considers it one of the worst foreign policy failures of Barack Obama and then-Secretary of State Hillary Clinton.

In Libya, General Haftar has welcomed Trump’s election, hoping to do business with the new US president. For his part, Trump has promised to strike at ISIS across the world and might find a natural ally in the 75-year-old Libyan strongman, who controls the entire east of Libya, where a quarter of the population lives, and enjoys the backing of Egypt and UAE.

While we are yet to see even the early signs of co-operation between Haftar and Trump, some reports have certainly indicated that Egyptian president has been pressing Washington to switch its support to General Haftar. And, according to these reports, members of the Trump team have started discussing the Haftar option. An American official in Brussels commented: “The Trump people may well think Libya would be a less sensitive theatre to cooperate with the Russians on counter-terrorism than Syria: the common conception is that Libya is a mess – we have Daesh [Isis] running around there and if this guy Haftar is being effective, then maybe he is the man.”

The reference to Russia is meaningful in that NATO is running short on budget and its member countries from Europe are certainly not fulfilling their financial commitments as pointed by Mattis in his latest speech to the alliance. In addition, EU has failed in its past attempts to bring the General round to al-Sarraj’s General National Council, and the offer that promised him retaining military command while accepting the civilian administration.

Therefore, the big question is how and whether the Trump administration would co-operate with Russia in Libya, which, as the above quoted official says, is a ‘less sensitive theatre’ than Syria. NATO created a mess and then left the countries in ruin, leaving whatever credibility it had in ruins. The same mistake must not be repeated to avoid further chaos.

The Libyan Army retook Sirte from ISIS last December, and hopes to repeat the task elsewhere, with aid from Libya’s external friends i.e., the US and Russia. Until that happens, the country will remain a failed state on every single level of governance, providing groups like ISIS to regain strength and find in the Libyan youth a huge stock to recruit from.

США. Ливия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 21 февраля 2017 > № 2091613


Россия. Ливия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081964

«Роснефть» пошла на восток

«Роснефть» готова вкладывать деньги в Ливию и закупать нефть из Курдистана

Алексей Топалов

«Роснефть» ведет активную экспансию на Ближнем Востоке. Компания намерена закупать нефть в Иракском Курдистане, несмотря на то что, по словам экспертов, для России это чревато политическими рисками и ссорой с официальным Багдадом. Кроме того, «Роснефть» готовится инвестировать в ливийскую нефтянку. Как говорят источники «Газеты.Ru», это чисто политический шаг — вливание средств в восстановление ливийской государственности.

«Роснефть» намерена инвестировать в нефтяной сектор Ливии и закупать нефть у Иракского Курдистана. Как говорится в релизе российской компании, выпущенном во вторник, с правительством Иракского Курдистана было заключено соглашение «на покупку и продажу нефти в адрес «Роснефти» в период с 2017 по 2019 год» на условиях предоплаты. Контракт подписан в рамках заключенного между «Роснефтью» и правительством Курдистана соглашения о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин отметил, что соглашение позволит обеспечить сырьем расширяющуюся сеть нефтеперерабатывающих заводов российской компании и повысить их эффективность.

«Мы рады началу взаимовыгодного партнерства с Курдистаном и надеемся, что совместно сможем найти новые рынки сбыта для курдской нефти», — приводятся в релизе слова Сечина.

Как сообщила во вторник ливийская Национальная нефтяная корпорация (NOC), 20 февраля было подписано соглашение о сотрудничестве, предусматривающее инвествложения «Роснефти» в ливийскую нефтянку. Также оно предусматривает создание совместной рабочей группы для реализации проектов в областях разведки и добычи нефти. Кроме того, стороны заключили договор о покупке сырой нефти.

«Россия и «Роснефть», работая с NOC, смогут сыграть важную роль в жизни Ливии», — заявил председатель ливийской компании Мустафа Саналла.

Ливия, являющаяся членом ОПЕК, как пострадавшая из-за войны была выведена из-под действия соглашения картеля с независимыми производителями по сокращению добычи, которое было заключено в конце ноября прошлого года. Ранее Ливия заявляла, что уже до конца 2017 года намерена поднять производство с 0,7 млн до 1,25 млн баррелей в сутки.

«Ливия является чрезвычайно перспективной в плане наращивания добычи, — заявили «Газете.Ru» в «Роснефти». — Нас в целом интересует весь Ближневосточный регион как крупнейшая в мире ресурсная база».

В частности, как рассказал представитель компании, у «Роснефти» обширные планы по трейдингу углеводородов из Египта. «Крупнейший трейдер Glencore входит в наш акционерный капитал, поэтому мы уделяем особое внимание трейдингу вообще, — отмечает собеседник «Газеты.Ru». — Идет оптимизация системы поставок».

Но планы «Роснефти», связанные конкретно с Курдистаном, могут столкнуться с трудностями. «Ситуация с закупками нефти в Иракском Курдистане достаточно сложная, — напоминает глава совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский. — В связи с обостренным вопросом относительно автономии Курдистана, который затрагивает сразу четыре государства — Ирак, Иран, Сирию и Турцию, работа напрямую с курдскими властями имеет определенные риски для компаний».

Эксперт указывает, что международные трейдеры, закупающие нефть в Курдистане, стараются этого не афишировать, так как официальный Ирак не одобряет прямые контакты с властями автономии и заносит такие компании в черный список.

«Учитывая специфику региона, обостренные конфликты, международную антитеррористическую операцию, прямое сотрудничество с властями автономии может иметь очень серьезные и даже глобальные последствия, в том числе и политические», — предупреждает Андриевский.

Что касается Ливии, эксперт указывает на возможность быстрой отдачи, с одной стороны, и наличие высоких рисков, связанных с политической нестабильностью, с другой. Инвестиции же могут быстро окупиться, так как сейчас NOC вновь получила доступ к экспортным портам и возобновила добычу на крупных месторождениях, то есть инфраструктуру создавать уже не нужно.

Источник в нефтяной отрасли также отмечает возможные политические риски закупок нефти у Курдистана. «Власти Ирака считают курдскую нефть контрабандной, и как этот вопрос будет улажен — непонятно», — говорит источник.

Также он отметил, что соглашение с Ливией является чисто политическим шагом. «Никаких экономических обоснований там нет, это лишь попытка влить средства в поддержание ливийской государственности и легитимной власти», — поясняет собеседник «Газеты.Ru».

С другой стороны, российские нефтегазовые компании всегда были заинтересованы в работе на Ближнем Востоке, причем во всех странах региона. Об этом рассказывает гендиректор «Инфотэк-Терминала» Рустам Танкаев. «Например, в сирийском Алеппо был крупный российский геофизический комплекс», — говорит эксперт.

По словам Танкаева, ближневосточные углеводороды являются главным конкурентом для российских на мировом рынке.

«С противником нужно либо воевать, либо сотрудничать, как это делает Россия через совместные проекты», — поясняет эксперт. Кроме того, сейчас есть еще один важный момент — нельзя допустить, чтобы плацдарм на Ближнем Востоке заняли компании из Китая, как это, например, произошло в Туркмении, где китайцы полностью подмяли под себя нефтегазовые проекты (в первую очередь с помощью кредитов).

Россия. Ливия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081964


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071225

Хафтар пытается разрубить ливийский узел

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

Ситуация в Ливии стремительно меняется. За последние месяцы командующий Национальной армией Ливии Халифа Хафтар установил контроль практически над всей Киренаикой (восточной Ливией). В сентябре 2016 года он захватил важнейшие нефтяные терминалы на побережье — в так называемом «нефтяном полумесяце», который включает портовые города Рас-Лануф, Эс-Сидер, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется около половины ливийской нефти. Это значительно ослабило финансовую базу Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем и усилило позиции альтернативного центра власти в Бенгази. В конце января силы Хафтара окончательно выбили из пригородов Бенгази боевиков движения «Ансар аш-Шариа». Таким образом, был ликвидирован один из последних оплотов исламистов на востоке Ливии. В целом, под контролем войск Хафтара оказалась почти вся Киренаика (восточная Ливия), где сосредоточены основные запасы ливийской нефти. В Киренаике, в отличие от остальной Ливии, установлен относительный порядок, местные власти намерены даже печатать собственную валюту. Образование автономного квазигосударства Киренаика — главный результат второй гражданской войны в Ливии, вспыхнувшей в 2014 году. Первая гражданская война в 2011 году (вкупе с иностранной интервенцией) привела к свержению режима Муамара Каддафи и фактическому распаду Ливии как государства.

Последние успехи Халифы Хафтара имеют серьезные последствия как для самой Ливии, так и для всей геополитической ситуации в Средиземноморье. Хафтар опирается на Палату представителей (HoR) в Тобруке, которая присвоила ему звание фельдмаршала. Он выступает против западного плана объединения Ливии под эгидой Правительства национального согласия (GNA) в Триполи, который осуществляется при международном посредничестве через спецпосланника генсека ООН Мартина Коблера. Хафтар характеризует Коблера в самых нелестных выражениях и называет контакты с ним «тратой времени».

Правительство в Триполи поддерживают ООН и западные страны, властную структуру в Тобруке и лично Хафтара — Египет, ОАЭ и Россия. Однако не все так однозначно: Франция играет на два фронта и держит на востоке Ливии подразделения спецназа, которые оказывают Хафтару логистическую и боевую поддержку в боях с исламистами.

Египет как крупнейшая региональная держава — главный союзник Хафтара, а египетская территория — естественный тыл Киренаики. Исторически Египет всегда имел виды на Ливию (каких-то 50 лет назад Гамаль Абдель Насер и Муамар Каддафи даже объединялись в одном государстве). Сегодня Египет рассматривает восточную Ливию как буферную зону в борьбе с исламским терроризмом. Эта тема для Египта очень чувствительна: развалившееся ливийское государство стало третьей по значению базой (после Сирии и Ирака) для исламских экстремистов. Ливийский филиал «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) поставил под свой контроль широкий отрезок побережья — от Дерны на востоке до Сабраты на западе Ливии. Другая джихадистская группировка — «Ансар аш-Шариа» — до последнего времени орудовала в Бенгази — втором городе страны. Египетское руководство неоднократно заявляло, что в случае обострения обстановки начнет антитеррористическую операцию на территории Ливии.

Аннексия восточной Ливии (или создание там буферного государства) жизненно необходима Египту и по другим причинам. Присоединение Киренаики поможет решить демографическую проблему Египта, распределить население по длинной береговой полосе, а также пополнить казну за счет ливийской нефти. Для сравнения, население Египта превышает 90 миллионов человек, всей Ливии — около 6,5 миллиона. Египетское военное руководство поддерживает Хафтара и по личностным соображениям. Хафтар — представитель той же офицерской касты, что правит Египтом, он учился в египетских военных академиях в 70-е годы. Без сомнения, Хафтар имеет обширные связи в Каире еще со времен Насера, Садата и Мубарака.

Россия также заинтересована в укреплении центра власти в Бенгази — по экономическим, геополитическим и идеологическим причинам. По мнению многих обозревателей, с помощью Халифы Хафтара Москва пытается вернуть утраченные после устранения Муамара Каддафи нефтяные и инфраструктурные активы в Ливии. На Западе широко распространена точка зрения, что Россия может закрепиться на ливийском побережье при содействии Египта и Алжира. Согласно итальянскому телевидению RAI, Хафтар уже подписал с Россией соглашение, в рамках которого Россия построит две военные базы — вблизи Тобрука и Бенгази. Французский аналитик Жан-Пьер Филью опасается повторения «сирийского сценария» в Ливии. Он считает, что Россия значительно активизировала свою экспансию в Средиземноморье после избрания Дональда Трампа президентом США. В любом случае, российско-восточноливийские (или российско-киренаикские) отношения в последние месяцы вышли на принципиально новый уровень. Хафтар дважды посетил Москву, где провел встречи с главами МИД и Министерства обороны. В январе этого года он посетил авианосец «Адмирал Кузнецов» и провел видеоконференцию с министром обороны Сергеем Шойгу. Хафтару нужны оружие, медикаменты и медицинская помощь для раненых бойцов. Многие уверены, что эту помощь от России он получит — несмотря на формально действующее эмбарго ООН на поставки вооружений в Ливию. Хафтар проходил обучение в военных академиях не только Египта, но также СССР, он даже говорит по-русски.

Евросоюз с тревогой следит за сближением Халифы Хафтара с Россией. Европейские лидеры пытаются отговорить Москву от оказания военной помощи мятежному фельдмаршалу. По мнению ЕС, Хафтар может дополнить ближневосточную «диктаторскую ось» в одном ряду с Башаром Асадом и египетским президентом Ас-Сиси. В этой связи руководство Италии постоянно находится на связи с российским МИД и информирует своих партнеров по Евросоюзу. Позиция европейцев однозначна: Хафтар может играть ведущую роль в вооруженных силах Ливии, но ни в коем случае не в гражданском правительстве. Такая позиция объяснима: Хафтар является ярым противником прозападного Правительства национального единства в Триполи, навязанного ливийцам через ООН. Он — воплощение независимой Киренаики, хотя и не заявляет об этом открыто.

Вопреки упомянутому эмбарго ООН на поставки вооружений, армия Хафтара хорошо вооружена, имеет даже боевую авиацию. Очевидно, что наряду с арсеналами, оставшимися от Каддафи, она использует новое оружие, поставляемое напрямую из Египта. Очевидно, что речь идет о российском оружии, с которым ливийские и египетские офицеры знакомы очень хорошо.

Хотя Хафтар принадлежит к племени Фирджан, разбросанному по всей Ливии, по месту рождения и корням фельдмаршал связан с Киренаикой. Халифа Хафтар — родом из города Адждабия, который некоторое время был даже автономным центром государства Киренаика. Здесь он вырос, учился, а в 1964 году закончил военную академию в Бенгази. Более 20 лет Хафтар был сподвижником Муамара Каддафи, с которым он порвал в 1987 году. После вынужденного изгнания Хафтар прожил 20 лет в США, он имеет американское гражданство и, согласно многим источникам, имел тесные связи с ЦРУ. Хафтар вернулся в Ливию из эмиграции во время революционных событий 2011 года. Однако громко он заявил о себе лишь в мае 2014 года: обосновавшись в Тобруке, он объявил операцию «достоинство Ливии» против исламистов. Соседний Египет, где в 2013 году к власти пришли военные, безоговорочно поддержал Хафтара.

Ливия исторически состояла из трех провинций: Киренаика (западная Ливия), Триполитания (Восточная Ливия) и Феццан (юг), которые имели свои четко выраженные особенности и традиции. После получения независимости в 1951 году эти три области были объединены, а правителем Ливии стал эмир Киренаики Мухаммед Идрис ас-Сенуси, который постоянно проживал в «восточной столице» — Бенгази. После революции 1969 года группа офицеров во главе с Муамаром Каддафи перенесла столицу на восток — в Триполи. Сам Каддафи был родом из восточноливийского города Сирт. Он унифицировал Ливию и перераспределил нефтяные доходы в пользу западной столицы — Триполи. Однако недовольство племенных кланов Киренаики, на которую приходится 80% нефтяных богатство страны, никуда не делось.

Именно в столице Киренаике — Бенгази в 2011 году началось вооруженное восстание против режима Каддафи. В 2012 году Киренаика объявила о создании автономии.

Несмотря на попытки Запада удержать Ливию под контролем Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем, у него нет достаточных военных ресурсов и поддержки внутри страны. Сможет ли объединить всю Ливию фельдмаршал Хафтар? Вряд ли, однако для установления порядка в восточной Ливии сил у него хватит. Одновременная поддержка Египта и России делает позицию Халифы Хафтара достаточно прочной. Единственный фактор риска — его возраст (73 года).

Судя по всему, дело идет к неизбежному разделу Ливии, причем Киренаика зашла в процессе отделения достаточно далеко.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071225


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter