Всего новостей: 2003399, выбрано 598 за 0.306 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Ливия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081964

«Роснефть» пошла на восток

«Роснефть» готова вкладывать деньги в Ливию и закупать нефть из Курдистана

Алексей Топалов

«Роснефть» ведет активную экспансию на Ближнем Востоке. Компания намерена закупать нефть в Иракском Курдистане, несмотря на то что, по словам экспертов, для России это чревато политическими рисками и ссорой с официальным Багдадом. Кроме того, «Роснефть» готовится инвестировать в ливийскую нефтянку. Как говорят источники «Газеты.Ru», это чисто политический шаг — вливание средств в восстановление ливийской государственности.

«Роснефть» намерена инвестировать в нефтяной сектор Ливии и закупать нефть у Иракского Курдистана. Как говорится в релизе российской компании, выпущенном во вторник, с правительством Иракского Курдистана было заключено соглашение «на покупку и продажу нефти в адрес «Роснефти» в период с 2017 по 2019 год» на условиях предоплаты. Контракт подписан в рамках заключенного между «Роснефтью» и правительством Курдистана соглашения о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин отметил, что соглашение позволит обеспечить сырьем расширяющуюся сеть нефтеперерабатывающих заводов российской компании и повысить их эффективность.

«Мы рады началу взаимовыгодного партнерства с Курдистаном и надеемся, что совместно сможем найти новые рынки сбыта для курдской нефти», — приводятся в релизе слова Сечина.

Как сообщила во вторник ливийская Национальная нефтяная корпорация (NOC), 20 февраля было подписано соглашение о сотрудничестве, предусматривающее инвествложения «Роснефти» в ливийскую нефтянку. Также оно предусматривает создание совместной рабочей группы для реализации проектов в областях разведки и добычи нефти. Кроме того, стороны заключили договор о покупке сырой нефти.

«Россия и «Роснефть», работая с NOC, смогут сыграть важную роль в жизни Ливии», — заявил председатель ливийской компании Мустафа Саналла.

Ливия, являющаяся членом ОПЕК, как пострадавшая из-за войны была выведена из-под действия соглашения картеля с независимыми производителями по сокращению добычи, которое было заключено в конце ноября прошлого года. Ранее Ливия заявляла, что уже до конца 2017 года намерена поднять производство с 0,7 млн до 1,25 млн баррелей в сутки.

«Ливия является чрезвычайно перспективной в плане наращивания добычи, — заявили «Газете.Ru» в «Роснефти». — Нас в целом интересует весь Ближневосточный регион как крупнейшая в мире ресурсная база».

В частности, как рассказал представитель компании, у «Роснефти» обширные планы по трейдингу углеводородов из Египта. «Крупнейший трейдер Glencore входит в наш акционерный капитал, поэтому мы уделяем особое внимание трейдингу вообще, — отмечает собеседник «Газеты.Ru». — Идет оптимизация системы поставок».

Но планы «Роснефти», связанные конкретно с Курдистаном, могут столкнуться с трудностями. «Ситуация с закупками нефти в Иракском Курдистане достаточно сложная, — напоминает глава совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский. — В связи с обостренным вопросом относительно автономии Курдистана, который затрагивает сразу четыре государства — Ирак, Иран, Сирию и Турцию, работа напрямую с курдскими властями имеет определенные риски для компаний».

Эксперт указывает, что международные трейдеры, закупающие нефть в Курдистане, стараются этого не афишировать, так как официальный Ирак не одобряет прямые контакты с властями автономии и заносит такие компании в черный список.

«Учитывая специфику региона, обостренные конфликты, международную антитеррористическую операцию, прямое сотрудничество с властями автономии может иметь очень серьезные и даже глобальные последствия, в том числе и политические», — предупреждает Андриевский.

Что касается Ливии, эксперт указывает на возможность быстрой отдачи, с одной стороны, и наличие высоких рисков, связанных с политической нестабильностью, с другой. Инвестиции же могут быстро окупиться, так как сейчас NOC вновь получила доступ к экспортным портам и возобновила добычу на крупных месторождениях, то есть инфраструктуру создавать уже не нужно.

Источник в нефтяной отрасли также отмечает возможные политические риски закупок нефти у Курдистана. «Власти Ирака считают курдскую нефть контрабандной, и как этот вопрос будет улажен — непонятно», — говорит источник.

Также он отметил, что соглашение с Ливией является чисто политическим шагом. «Никаких экономических обоснований там нет, это лишь попытка влить средства в поддержание ливийской государственности и легитимной власти», — поясняет собеседник «Газеты.Ru».

С другой стороны, российские нефтегазовые компании всегда были заинтересованы в работе на Ближнем Востоке, причем во всех странах региона. Об этом рассказывает гендиректор «Инфотэк-Терминала» Рустам Танкаев. «Например, в сирийском Алеппо был крупный российский геофизический комплекс», — говорит эксперт.

По словам Танкаева, ближневосточные углеводороды являются главным конкурентом для российских на мировом рынке.

«С противником нужно либо воевать, либо сотрудничать, как это делает Россия через совместные проекты», — поясняет эксперт. Кроме того, сейчас есть еще один важный момент — нельзя допустить, чтобы плацдарм на Ближнем Востоке заняли компании из Китая, как это, например, произошло в Туркмении, где китайцы полностью подмяли под себя нефтегазовые проекты (в первую очередь с помощью кредитов).

Россия. Ливия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081964


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071225

Хафтар пытается разрубить ливийский узел

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

Ситуация в Ливии стремительно меняется. За последние месяцы командующий Национальной армией Ливии Халифа Хафтар установил контроль практически над всей Киренаикой (восточной Ливией). В сентябре 2016 года он захватил важнейшие нефтяные терминалы на побережье — в так называемом «нефтяном полумесяце», который включает портовые города Рас-Лануф, Эс-Сидер, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется около половины ливийской нефти. Это значительно ослабило финансовую базу Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем и усилило позиции альтернативного центра власти в Бенгази. В конце января силы Хафтара окончательно выбили из пригородов Бенгази боевиков движения «Ансар аш-Шариа». Таким образом, был ликвидирован один из последних оплотов исламистов на востоке Ливии. В целом, под контролем войск Хафтара оказалась почти вся Киренаика (восточная Ливия), где сосредоточены основные запасы ливийской нефти. В Киренаике, в отличие от остальной Ливии, установлен относительный порядок, местные власти намерены даже печатать собственную валюту. Образование автономного квазигосударства Киренаика — главный результат второй гражданской войны в Ливии, вспыхнувшей в 2014 году. Первая гражданская война в 2011 году (вкупе с иностранной интервенцией) привела к свержению режима Муамара Каддафи и фактическому распаду Ливии как государства.

Последние успехи Халифы Хафтара имеют серьезные последствия как для самой Ливии, так и для всей геополитической ситуации в Средиземноморье. Хафтар опирается на Палату представителей (HoR) в Тобруке, которая присвоила ему звание фельдмаршала. Он выступает против западного плана объединения Ливии под эгидой Правительства национального согласия (GNA) в Триполи, который осуществляется при международном посредничестве через спецпосланника генсека ООН Мартина Коблера. Хафтар характеризует Коблера в самых нелестных выражениях и называет контакты с ним «тратой времени».

Правительство в Триполи поддерживают ООН и западные страны, властную структуру в Тобруке и лично Хафтара — Египет, ОАЭ и Россия. Однако не все так однозначно: Франция играет на два фронта и держит на востоке Ливии подразделения спецназа, которые оказывают Хафтару логистическую и боевую поддержку в боях с исламистами.

Египет как крупнейшая региональная держава — главный союзник Хафтара, а египетская территория — естественный тыл Киренаики. Исторически Египет всегда имел виды на Ливию (каких-то 50 лет назад Гамаль Абдель Насер и Муамар Каддафи даже объединялись в одном государстве). Сегодня Египет рассматривает восточную Ливию как буферную зону в борьбе с исламским терроризмом. Эта тема для Египта очень чувствительна: развалившееся ливийское государство стало третьей по значению базой (после Сирии и Ирака) для исламских экстремистов. Ливийский филиал «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) поставил под свой контроль широкий отрезок побережья — от Дерны на востоке до Сабраты на западе Ливии. Другая джихадистская группировка — «Ансар аш-Шариа» — до последнего времени орудовала в Бенгази — втором городе страны. Египетское руководство неоднократно заявляло, что в случае обострения обстановки начнет антитеррористическую операцию на территории Ливии.

Аннексия восточной Ливии (или создание там буферного государства) жизненно необходима Египту и по другим причинам. Присоединение Киренаики поможет решить демографическую проблему Египта, распределить население по длинной береговой полосе, а также пополнить казну за счет ливийской нефти. Для сравнения, население Египта превышает 90 миллионов человек, всей Ливии — около 6,5 миллиона. Египетское военное руководство поддерживает Хафтара и по личностным соображениям. Хафтар — представитель той же офицерской касты, что правит Египтом, он учился в египетских военных академиях в 70-е годы. Без сомнения, Хафтар имеет обширные связи в Каире еще со времен Насера, Садата и Мубарака.

Россия также заинтересована в укреплении центра власти в Бенгази — по экономическим, геополитическим и идеологическим причинам. По мнению многих обозревателей, с помощью Халифы Хафтара Москва пытается вернуть утраченные после устранения Муамара Каддафи нефтяные и инфраструктурные активы в Ливии. На Западе широко распространена точка зрения, что Россия может закрепиться на ливийском побережье при содействии Египта и Алжира. Согласно итальянскому телевидению RAI, Хафтар уже подписал с Россией соглашение, в рамках которого Россия построит две военные базы — вблизи Тобрука и Бенгази. Французский аналитик Жан-Пьер Филью опасается повторения «сирийского сценария» в Ливии. Он считает, что Россия значительно активизировала свою экспансию в Средиземноморье после избрания Дональда Трампа президентом США. В любом случае, российско-восточноливийские (или российско-киренаикские) отношения в последние месяцы вышли на принципиально новый уровень. Хафтар дважды посетил Москву, где провел встречи с главами МИД и Министерства обороны. В январе этого года он посетил авианосец «Адмирал Кузнецов» и провел видеоконференцию с министром обороны Сергеем Шойгу. Хафтару нужны оружие, медикаменты и медицинская помощь для раненых бойцов. Многие уверены, что эту помощь от России он получит — несмотря на формально действующее эмбарго ООН на поставки вооружений в Ливию. Хафтар проходил обучение в военных академиях не только Египта, но также СССР, он даже говорит по-русски.

Евросоюз с тревогой следит за сближением Халифы Хафтара с Россией. Европейские лидеры пытаются отговорить Москву от оказания военной помощи мятежному фельдмаршалу. По мнению ЕС, Хафтар может дополнить ближневосточную «диктаторскую ось» в одном ряду с Башаром Асадом и египетским президентом Ас-Сиси. В этой связи руководство Италии постоянно находится на связи с российским МИД и информирует своих партнеров по Евросоюзу. Позиция европейцев однозначна: Хафтар может играть ведущую роль в вооруженных силах Ливии, но ни в коем случае не в гражданском правительстве. Такая позиция объяснима: Хафтар является ярым противником прозападного Правительства национального единства в Триполи, навязанного ливийцам через ООН. Он — воплощение независимой Киренаики, хотя и не заявляет об этом открыто.

Вопреки упомянутому эмбарго ООН на поставки вооружений, армия Хафтара хорошо вооружена, имеет даже боевую авиацию. Очевидно, что наряду с арсеналами, оставшимися от Каддафи, она использует новое оружие, поставляемое напрямую из Египта. Очевидно, что речь идет о российском оружии, с которым ливийские и египетские офицеры знакомы очень хорошо.

Хотя Хафтар принадлежит к племени Фирджан, разбросанному по всей Ливии, по месту рождения и корням фельдмаршал связан с Киренаикой. Халифа Хафтар — родом из города Адждабия, который некоторое время был даже автономным центром государства Киренаика. Здесь он вырос, учился, а в 1964 году закончил военную академию в Бенгази. Более 20 лет Хафтар был сподвижником Муамара Каддафи, с которым он порвал в 1987 году. После вынужденного изгнания Хафтар прожил 20 лет в США, он имеет американское гражданство и, согласно многим источникам, имел тесные связи с ЦРУ. Хафтар вернулся в Ливию из эмиграции во время революционных событий 2011 года. Однако громко он заявил о себе лишь в мае 2014 года: обосновавшись в Тобруке, он объявил операцию «достоинство Ливии» против исламистов. Соседний Египет, где в 2013 году к власти пришли военные, безоговорочно поддержал Хафтара.

Ливия исторически состояла из трех провинций: Киренаика (западная Ливия), Триполитания (Восточная Ливия) и Феццан (юг), которые имели свои четко выраженные особенности и традиции. После получения независимости в 1951 году эти три области были объединены, а правителем Ливии стал эмир Киренаики Мухаммед Идрис ас-Сенуси, который постоянно проживал в «восточной столице» — Бенгази. После революции 1969 года группа офицеров во главе с Муамаром Каддафи перенесла столицу на восток — в Триполи. Сам Каддафи был родом из восточноливийского города Сирт. Он унифицировал Ливию и перераспределил нефтяные доходы в пользу западной столицы — Триполи. Однако недовольство племенных кланов Киренаики, на которую приходится 80% нефтяных богатство страны, никуда не делось.

Именно в столице Киренаике — Бенгази в 2011 году началось вооруженное восстание против режима Каддафи. В 2012 году Киренаика объявила о создании автономии.

Несмотря на попытки Запада удержать Ливию под контролем Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем, у него нет достаточных военных ресурсов и поддержки внутри страны. Сможет ли объединить всю Ливию фельдмаршал Хафтар? Вряд ли, однако для установления порядка в восточной Ливии сил у него хватит. Одновременная поддержка Египта и России делает позицию Халифы Хафтара достаточно прочной. Единственный фактор риска — его возраст (73 года).

Судя по всему, дело идет к неизбежному разделу Ливии, причем Киренаика зашла в процессе отделения достаточно далеко.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071225


Ливия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 февраля 2017 > № 2066941

ЕС убеждает Россию договориться с ливийским генералом Хафтаром

Патрик Винтур | The Guardian

"Европейские дипломаты предпринимают последние попытки разубедить Россию помогать ливийскому вооруженному диктатору-ренегату Халифе Хафтару захватить всю военную мощь Ливии, - сообщает Патрик Винтур в The Guardian. - Хафтар, глава военного командования восточного правительства Ливии, обратился к Москве за помощью в битве с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. - Прим. ред.), однако европейские дипломаты боятся, что он может присоединиться к так называемой путинской оси светских авторитарных правителей на Ближнем Востоке, к которой относятся сирийский президент Башар аль-Асад и египетский президент Абдул Фатах Ас-Сиси".

"ЕС надеется, что вместо этого Россия - возможно, в союзе с США - попытается убедить Хафтара ограничиться усилением роли армии, но под командованием гражданских и внутри поддерживаемого ООН правительства национального согласия (ПНС), установленного в декабре 2015 года, - говорится в статье. - После своего успеха в Сирии Россия стремится расширить военное влияние на Ближнем Востоке. Дипломаты наблюдают за тем, примет ли Россия конструктивное участие в происходящем в Ливии или вместо этого будет только поддерживать Хафтара, чтобы подорвать трудоемкие усилия ООН по приведению к компромиссу множества ливийских группировок".

"Москва, рвущаяся вернуть потерянные нефтяные и инфраструктурные инвестиции в Ливию, чествует Хафтара, а также лечила его раненых солдат", - сообщает Винтур.

"Это острый кризис, так как ЕС нужно надежное правительство, которое контролировало бы поток мигрантских лодок через Средиземное море, - отмечает журналист. - Чтобы попытаться проверить российские намерения, правительство Италии - ведущей европейской страны в ливийском вопросе - проведет второй раунд переговоров с Россией, чтобы убедить Москву, что военный диктатор, добившийся единоличной власти, а особенно Хафтар, - неподходящее решение в случае Ливии, получившей травму беззакония".

Ливия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 февраля 2017 > № 2066941


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064457

Какую роль Россия играет в ливийском хаосе?

Ливия представляет собой непростое сочетание политических «окопных боев» и преступности. «Как на диком западе» — так описывают обстановку в столичном Триполи местные жители. Кого поддерживает Путин в Ливии?

КРИСТОФ ЭРХАРДТ (CHRISTOPH EHRHARDT), ФРИДРИХ ШМИДТ (FRIEDRICH SCHMIDT), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Больше денег и более качественное вооружение для сил безопасности — вот чего ливийские политики по привычке ожидают от своих западных сторонников. Фаиз Сарадж (Fayez Sarradsch), глава навязанного ООН правительства национального единства, не является исключением. Свой недавний визит в Брюссель в преддверии саммита глав государств ЕС на Мальте он использовал для того, чтобы дать понять европейцам, а также НАТО, что они должны принимать более активное участие в событиях в Ливии, если хотят добиться мира в стране и сдержать поток беженцев. То, что Сарадж станет тем политиком, под чьим руководством будут закрыты границы Ливии для банд контрабандистов, в ближайшей перспективе остается лишь на уровне желания, даже если помощь Запада окажется более щедрой.

В Триполи шутят: «Он даже столицу не может удержать под контролем». Жители города сообщают о столкновениях конкурирующих групп ополченцев. Как он собирается перекрыть точки пересечения границы на юге страны или на побережье? «Как на диком западе», — говорит проживающий в центре Триполи молодой человек, беседуя по телефону. С точки зрения безопасности обстановка скорее будет только ухудшаться, а не улучшаться. «С утра никогда не знаешь, что произойдет», — говорит один из местных жителей. Все воюют друг против друга.

Группировки ведут борьбу за власть в Ливии

Это непростое сочетание политических «окопных боев» и преступности, превратившееся в мутную гремучую смесь. Политические разногласия, в свою очередь, за последнее время скорее обострились. Правительство национального единства во главе с Сараджем все еще не добилось контроля над всеми министерствами. Провозглашенное по результатам недавних выборов правительство на востоке Ливии не признало кабинет Сараджа. Старое, формируемое главным образом исламистами оппозиционное правительство еще не полностью выпустило столицу из своих рук. Только в январе войска этих сил попытались взять под свой контроль несколько правительственных зданий, в частности, здание министерство обороны. Существует даже опасность разжигания гражданской войны между востоком и западом.

«Вполне возможно, что масштабы применения силы будут расти», — предполагает Мохамед Эльарх (Mohamed Eljarh), сотрудник научного центра Атлантического совета, проживающий на востоке Ливии. Там усиливается влияние военачальника и командира так называемой «национальной армии» Халифа Хафтара (Chalifa Haftar). Он намерен захватить власть над всей Ливией. Но на западе страны Хафтара ненавидят. На политиков и ополченцев из города Мисурата, основного центра средоточия власти на западе страны, он действует, как красная тряпка на быка. Там умеренные силы поддерживают правительство национального единства по прагматическим соображениям. Но с тех пор, как «Исламское государство» (ИГИЛ) (запрещенная в России организация — прим. ред.) потерпело поражение в Сирте, в бывшем бастионе восстания против режима Каддафи в рядах радикальных сил все чаще задумываются о том, чтобы пойти на конфронтацию с Хафтаром.

Путин поддерживает командира Хафтара

«Военный совет города раскололся», — говорит Эльарх. Но есть ополченцы, которые пытаются втянуть город в войну против Хафтара. На востоке уже размещаются бригады джихадистов, возглавляемые выходцами из Мисураты и поддерживаемые силами города. Когда один высокий чиновник мисуратского военного совета нанес визит этим бригадам, он был настолько тяжело ранен в результате атаки военно-воздушных сил Хафтара, что ему пришлось ампутировать руку. Нужно во что бы то ни стало предотвратить подобные инциденты, утверждает Эльарх. Он призывает к тому, чтобы усадить стороны конфликта за стол переговоров.

У генерала Хафтара — отличная позиция для переговоров, ведь он заполучил себе в сторонники влиятельного политика: российского президента Владимира Путина. В его представлении Ливия символизирует якобы затеянную Западом «цветную революцию», а с другой стороны, слабость его временного заместителя на президентском посту Дмитрия Медведева, позаботившегося о том, чтобы Россия не наложила вето на резолюцию, санкционировавшую военное вмешательство Совета Безопасности ООН в войну в Ливии. В результате свержения режима Каддафи Москва, должно быть, лишилась контрактов на вооружение, обеспечение инфраструктуры, а также контрактов в области энергетики, на сумму как минимум в четыре миллиарда долларов.

Хафтар учился в Советском Союзе

Со временем Ливия превратилась в символ провала западных противников и вместе с тем стала отличной опорой для расширения геополитического влияния России. Так, хоть Кремль официально и поддерживает правительство национального единства Сараджа, но не упускает возможности указать на неэффективность действий ООН по урегулированию конфликта в Ливии, тем самым все больше поднимая престиж Хафтара. Самопровозглашенный фельдмаршал — старый знакомый, для разговора с которым не нужен переводчик: хоть Хафтар в 80е годы прошлого века эмигрировал в США и прожил там до 2011 года, в 70е годы он проходил обучение в советских военных учреждениях.

В среду новостное агентство Reuters сообщило о том, что 70 раненых солдат Хафтара прибыли в Москву для лечения, они были доставлены из Бенгази в Египет, а оттуда в Россию. Эту помощь, судя по всему, продолжат оказывать. По заказу Центрального банка Ливии на востоке страны Россия напечатала около четырех миллиардов ливийских динаров (2,65 миллиарда евро), чтобы компенсировать дефицит наличных средств, от которого страдает вся страна.

Борьба с терроризмом по сирийской модели

В июне, а также в конце прошлого года, генерал гостил в Москве и, помимо всего прочего, беседовал с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу, а также с пользующимся авторитетом секретарем Совета национальной безопасности Николаем Патрушевым. В конце сентября Хафтар отправил в российскую столицу доверенное лицо: Абдель Бассет аль-Бадри (Abdel Basset al Badri), посол Ливии в Саудовской Аравии, потребовал, как сообщалось в близком к Кремлю издании «Известия», развязывания военной операции против исламистов по сирийской модели.

11 января Хафтар лично поднялся на борт судна «Адмирал Кузнецов», единственного российского авианосца, остановившегося в восточно-ливийском городе Тобрук на обратном пути из Сирии по завершении там военной операции. Хафтара приветствовали с воинскими почестями, а затем, как сообщили в министерстве обороны России, на борту судна состоялась видеоконференция ливийского командира и Сергея Шойгу по вопросам борьбы с терроризмом, а также Хафтар мог лицезреть мастерство пилотажа российских военных летчиков. НАТО раскритиковали этот визит, поскольку международное сообщество признает только правительство национального единства в Триполи, и «взаимодействие лишь с одной стороной не принесет никакой пользы».

Поставки оружия из Москвы?

В ходе этого взаимодействия неоднократно сообщалось о запросах на поставку оружия, эти сообщения Москва официально комментировала, делая акцент на том, что Россия соблюдает эмбарго на поставку оружия Ливии, введенное ООН в 2011 году. После того, как Хафтар посетил «Адмирал Кузнецов», поддерживающий его противников интернет-портал middleeasteye. net со ссылкой на алжирский источник сообщил о том, что Москва собирается обеспечить Хафтара бронированными машинами, боеприпасами и приборами слежения — все это при посредничестве Алжира, чтобы обойти оружейное эмбарго.

Это государство — старый союзник России; власти Алжира действительно не раз прилагали усилия для того, чтобы добиться равновесия и политического урегулирования ливийского конфликта. Алжир также соответствующим образом оказывал влияние на Египет, поддерживавший Хафтара и в последнее время сблизившийся с Россией.

Евросоюз беспокоится о посредничестве в Ливии

Взаимодействие Москвы и Хафтара все сильнее настораживает и Евросоюз: на мальтийском саммите ЕС дипломаты выражали беспокойство по поводу того, что Россия может свести на нет все усилия по установлению посредничества в Ливии. Евросоюз призвал все стороны к активному участию в выполнении условий соглашения ООН по урегулированию конфликта в стране, сообщил один из членов Комиссии в четверг, не упоминая Россию напрямую. Как и в случае с Сирией, Европа, ввиду большого потока мигрантов, оказалась под давлением, и Москва может использовать данное обстоятельство в качестве дополнительного потенциала для шантажа.

Мохамед Эльарх на данный момент считает, что Путин скорее (пока еще) попытается проявить себя в качестве посредника и центральной политической силы, чем окажет поддержку Хафтару в его кампании по захвату всей территории Ливии. На это также указывают сообщения о том, что Москва и Каир способствовали организации встречи Сараджа и Хафтара. На днях Сарадж подтвердил в интервью итальянской газете Corriere Della Sera, что в скором времени он встретится с генералом Хафтаром. Спикер российского Министерства иностранных дел в пятницу сообщила о том, что Сараджа в этом месяце ожидают с визитом в Москве. Официальный представитель МИДа подчеркнула, что ажиотаж вокруг контактов Москвы с генералом Хафтаром в иностранных СМИ «искажает объективную картину». Россия проводит работу «с обоими центрами силы в Ливии».

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064457


Ливия. Россия > Армия, полиция > bfm.ru, 6 февраля 2017 > № 2062308

Сближение с Ливией: Россия делает ставку на генерала Хафтара

Россия поддерживает ливийского генерала, находящегося в оппозиции к правительству в Триполи. Он может вскоре снова приехать в Москву. Какие цели преследуют стороны?

Итальянская La Repubblica обращает внимание на то, что бывший офицер Муаммара Каддафи генерал Халифа Хафтар, который поддерживает непризнанное международным сообществом правительство Тобрука, все больше сближается с Москвой. По данным Business FM, генерал может в самом скором времени снова приехать в российскую столицу.

Халифа Белкасим Хафтар — 73-летний ливийский генерал, имя которого снова на слуху, особенно после того, как в декабре его войска выбили из прибрежного Сирта вооруженные группировки, близкие к «Исламскому государству». Часть из них удалось уничтожить, но значительные силы отступили на юг к границам Чада и Нигера.

Хафтар возглавляет так называемую Национальную армию Ливии, которая находится в оппозиции к признанному ООН правительству национального единства, находящемуся в Триполи. При этом, по сведениям радиостанции, в качестве временного поверенного Ливии в России теперь официально признана представитель Бенгази и Тобрука, а проще говоря, генерала Хафтара, госпожа Фатума Мамлюк. Хотя нельзя сказать, что международные дипломаты Хафтара вообще игнорируют, говорит старший научный сотрудник Института Африки РАН Владимир Кукушкин.

«Действительно, российско-восточноливийские или на российско-киренаикские отношения в последние месяцы несколько активизировались. Представитель ООН по урегулированию в Ливии дипломат Коблер тоже в последние пару недель имел контакты с Халифой Хафтаром по поводу активизации антитеррористических операций».

Москва делает в отношении генерала Хафтара жесты, которые трудно не заметить. Недавно его со всеми почестями принимали на проходившем мимо ливийских берегов авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов», а на прошлой неделе, как стало известно радиостанции, в одну из московских клиник поступило порядка 70 бойцов его армии, которые получили ранения в столкновениях с правительственной милицией Мисраты.

В прошлом году Хафтар дважды, а по некоторым данным, даже трижды приезжал в Москву. Его принимал министр обороны Сергей Шойгу, глава МИД Сергей Лавров и секретарь Совбеза Николай Патрушев. По некоторым сведениям, в самое ближайшее время он должен опять прилететь в Москву. Его цель понятна, считает эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

«Хафтару нужно оружие, и оно наверняка будет получено. У России было два варианта. Первый — быть посредником и на этом завоевывать свой авторитет. Россия от роли посредника фактически отказалась и делает ставку на одного человека. Ливия всегда была поделена на три части, я уж не говорю о племенах. В состоянии ли Хафтар установить контроль над всей Ливией? Москва принимает серьезное, ответственное решение: она принимает нового посла, который фактически посол не Ливии, а Киренаики, и к чему это приведет, очень трудно сказать».

Нельзя также исключать, что дополнительная помощь Хафтару придет с востока из Египта, где очень мощная армия и чей руководитель Ас-Сиси точно так же заинтересован в борьбе и с ИГИЛ, и с «Братьями-мусульманами», присутствие которых становится в Ливии все больше заметно. Есть еще один фактор — меркантильный. По некоторым оценкам, добыча и отгрузка ливийской нефти достаточно быстро может быть восстановлена до довоенного уровня и превысить миллион баррелей в сутки, при этом месторождения и терминалы в основном находятся на востоке страны — в Киренаике.

Андрей Жвирблис

Ливия. Россия > Армия, полиция > bfm.ru, 6 февраля 2017 > № 2062308


Италия. Иран. Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 31 января 2017 > № 2056756

Оружие Ирану и Ливии: четверо арестованных в Италии

Дарио Дель Порто и Конкита Саннино | La Repubblica

Арестованные продавали вертолеты скорой помощи для их переделки. За решеткой итальянец, принявший ислам

"Они продавали в Иран и Ливию вертолеты скорой помощи, которые потом превращались в военные вертолеты. И не только. В нарушение международного эмбарго им удавалось доставлять в эти страны автоматы, ракеты класса "земля-воздух" и противотанковые управляемые ракеты, произведенные в странах бывшего советского блока", - сообщают в итальянской газете La Repubblica Дарио Дель Порто и Конкита Саннино. Во вторник, 31 января, правоохранительные органы Италии "проводят в провинциях Рима, Неаполя, Салерно и Л'Акуилы арест четырех человек, подозреваемых в международном трафике оружия и материалов двойного назначения", пишет издание. По сообщению газеты, "речь идет о трех итальянцах и ливийце по имени Мохамуд Али Шасвиш (его место нахождение не установлено), которых обвиняют в том, что с 2011 по 2015 год" они незаконно ввозили оружие в Иран и в Ливию, где оно "предназначалось активной там группировке ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ. - Прим. ред.)".

"Система вращалась вокруг компании Società Italiana Elicotteri с офисом в Риме, чей официальный представитель Андреа Парди - среди арестованных", - говорится в статье. Как сообщает газета, "по крайней мере, в одном случае эта компания получила помощь от пары из Неаполя, у которой были связи с высокопоставленными чиновниками в Иране". По словам следователей, на которых ссылается издание, "чтобы продавать запчасти вертолетов в эту страну, они создали треугольную схему с участием Республики Панама, которая не признает эмбарго" на поставку оружия в Иран. Еще в одном случае поставка материала "ливийским военным группировкам произошла при помощи украинской компании", сообщают авторы статьи.

Супружеская пара из-под Неаполя, которая тоже была арестована, - это Марио Ди Лева, принявший ислам и получивший имя Джафар, и Аннамария Фонтана, пишет издание. "Их сын также проходит по этому делу", - говорится в статье. "По некоторым сведениям, - добавляют журналисты, - к делу приобщили фотографию, на которой пара запечатлена вместе с бывшим премьер-министром Ирана" - Махмудом Ахмадинежадом.

Италия. Иран. Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 31 января 2017 > № 2056756


Италия. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 января 2017 > № 2055601

Тиллерсон делает ставку на альянс с Италией: «Она сыграет ключевую роль в Ливии»

Госсекретарь США: ЕС должен сохранять единство по украинскому вопросу. Рим станет основным партнером в диалоге с Путиным.

Паоло Мастролилли (Paolo Mastrolilli), La Stampa, Италия

«Вместе с Италией мы совершим великие дела». Лицо Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) расплывается в уверенной улыбке, когда я подхожу представиться на вечеринке после ужина клуба Альфальфа в кафе Милано в Джорджтауне. Будущий госсекретарь США, утвержденный комиссией Конгресса и ожидающий решающего голосования всего Сената только что принял участие в ежегодной встрече самого закрытого вашингтонского клуба, где вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) представлял главу Белого дома, который занят подготовкой новых указов. «Пять из восьми самых богатых людей мира, — пошутил Пенс, поддержав атмосферу вечера, — присутствуют здесь, в этом зале. У меня складывается впечатление, будто я сижу на собрании у нас в кабинете». Потом он объявляет: «Трамп построит большую прекрасную непроницаемую стену. Она будет высотой пять метров и пройдет как раз между западным крылом Белого дома и конференц-залом. А оплатит ее строительство газета New York Times».

В эти времена демократы и республиканцы расходятся во всем, кроме Кафе Милано, где несколько дней назад ужинала и Хиллари Клинтон. После официальной части вечера Тиллерсон приходит на праздник, организованный Франко Нускезе (Franco Nuschese) — возможно, единственным человеком в Вашингтоне, способным сегодня собрать в одном зале бывшего госсекретаря Джона Керри (John Kerry) и его преемника. В ожидании тальолини с трюфелем, выпивая вино «Брунелло ди Монтальчино», новый глава дипломатии обменивается несколькими словами о будущем администрации президента.

На улице бушуют протестные акции в связи с указом по мигрантам, прибывающим из семи исламских государств, но по этому поводу Тиллерсон уже высказался во время слушаний в Сенате: «Я не являюсь сторонником меры по исключению определенной группы лиц. Что касается создания списка мусульман в США, мне нужно намного больше информации о том, как это будет организовано». Его отношения с Италией развивались в прошлые годы, когда он руководил компанией Exxon, главным образом, в постоянном взаимодействии с коллегами из Eni.

Таким образом, само собой разумеется, что, говоря об ожиданиях в отношении нашей страны, он начал с борьбы с терроризмом: «Нам необходим ливийский опыт Италии». Это логичное утверждение, но не совсем само собой разумеющееся, учитывая, что в нашей бывшей колонии заинтересовано множество других стран. Это важно также потому, что с точки зрения разведки, контактов, наземных операций, ливийский вопрос оставался почти всецело в руках Италии, которая ожидает оперативных встреч с новой администрацией, чтобы определить, как продолжать срочную, уже начавшуюся работу.

Второй пункт, о котором говорит Тиллерсон, несколько интереснее тем, как он о нем говорит: «Нам также необходима Италия как ответственный член Европейского Союза, способный следить за его единством в том, что касается украинского вопроса». Первая любопытная особенность связана с тем, что он упоминает ЕС как привилегированного собеседника, несмотря на поддержку Брексита, который выразил президент Трамп. Вторая — намек на единство по украинскому вопросу, в котором США до сих пор оказывали давление на союзников, чтобы они стояли единым фронтом, поддерживая сохранение введенных против России санкций, пока она не будет полностью соблюдать минские соглашения.

Таким образом, Вашингтон не пойдет на уступки, пока Москва не сделает первого шага к примирению. Это предположение подтверждает также нескромное решение Тиллерсона, поставившего в качестве своего заместителя Полу Добрянски (Paula Dobriansky), занимавшую пост заместителя госсекретаря по вопросам демократии и международным делам в администрации Буша и имеющую украинские корни. Третий пункт, в связи с которым он обращается за помощью к Риму, — это «ведение диалога с Путиным», в том числе в преддверии встречи «Большой семерки» в Таормине.

Италия уже давно начала контактировать с новой администрацией через посла Варриккио (Varricchio), и в скором времени предусмотрены прямые переговоры Трампа и премьера Джентилони (Gentiloni). После инаугурации советник по дипломатическим вопросам итальянского правительства Марианджела Дзаппиа (Mariangela Zappia) приезжала в Вашингтон, чтобы встретиться с советником по национальной безопасности Флинном (Flynn). При этом на пост посла США в Риме была утверждена кандидатура казначея республиканской партии Лью Эйзенберга (Lew Eisenberg). В Ватикане США могут представлять Билл Саймон (Bill Simon) или Калиста Гингрич (Calista Gingrich), жена бывшего спикера Палаты представителей. Пресс-атташе Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) сказал нам, что Италии предстоит решить, приглашать ли снова Путина на саммит G7, а это значит, что этот вопрос уже находится на повестке дня.

Италия. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 января 2017 > № 2055601


Италия. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 30 января 2017 > № 2055429

Тиллерсон делает ставку на союз с Италией. "Ключевая роль в Ливии"

Паоло Мастролилли | La Stampa

"Нам нужен опыт, который Италия имеет по вопросу Ливии", - заявил Рекс Тиллерсон, будущий госсекретарь США, назначение которого должен подтвердить Сенат, в разговоре с корреспондентом La Stampa (Ливия была колонией Италии. - Прим. ред.). Паоло Мастролилли пообщался с Тиллерсоном на афтерпати после ужина политического клуба Alfalfa в Вашингтоне. Отношения Тиллерсона с Италией, отмечает журналист, сложились за прошедшие годы, когда тот возглавлял американскую нефтяную компанию ExxonMobil и "постоянно взаимодействовал с коллегами из ENI".

"Италия нам будет нужна также как ответственный член ЕС, чтобы достичь единства по украинскому вопросу в рамках Евросоюза", - сказал будущий госсекретарь США в беседе с автором статьи. Как отмечает журналист, "первое, что интересно в этой фразе, - это упоминание ЕС как привилегированного собеседника, несмотря на поддержку, которую Трамп выразил "Брекзиту". "Вторая интересная вещь - это отсылка к единству по украинскому вопросу, ведь до сих пор США оказывали давление на союзников, чтобы те были сплочены по вопросу поддержания антироссийских санкций, пока Россия не реализует полностью Минские соглашение". А это значит, заключает автор статьи, что "Вашингтон не так уж готов на уступки, если сначала Москва не сделает шагов к примирению". "Это ощущение находит, вероятно, случайное подтверждение в слухах о том, что Тиллеросн избрал в качестве своего заместителя Полу Добрянски", политика украинского происхождения, которая была заместителем госсекретаря по демократии и глобальным вопросам при Буше, пишет журналист.

Третий момент, по которому Тиллерсон просит помощи у Рима, - это "ведение диалога с Путиным", в том числе ввиду саммита "Большой семерки" в мае в Таормине. "Италия уже давно установила контакт с новой администрацией" через своего посла в США Армандо Варриккьо, и "вскоре планируется" встреча Трампа и премьер-министра Италии Паоло Джентилони. Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер дал понять итальянской стороне, "что Италия сама должна решать, приглашать ли вновь Путина на "Большую семерку", и этот вопрос уже на повестке дня".

Италия. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 30 января 2017 > № 2055429


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 января 2017 > № 2052922

Мятежный генерал вызывает опасения по поводу нового конфликта в Ливии

Хеба Салех | Financial Times

"Уставшие от войны ливийцы могли бы надеяться на лучшее после того, как "Исламское государство" (запрещенное в России. - Прим. ред.) оставило свой опорный пункт в Сурте, а страна удвоила количество производимой нефти. Но мятежный генерал, который кажется все более приближенным к России, подвергает риску столь редкий прогресс, пытаясь расширить подконтрольную ему территорию", сообщает Хеба Салех, корреспондент The Financial Times.

Усиление напряженности связано с тем, что "самозваная Ливийская национальная армия генерала Халифы Хафтара, контролирующая восточную часть Ливии, продвинулась на юг, столкнувшись с повстанцами из западного города Мисурата, лояльными к правительству, поддерживаемому ООН, и возглавившими битву против ИГИЛ в Сурте", - поясняет автор статьи. "Дипломаты и аналитики предупреждают, что насилие может вновь разжечь гражданскую войну, позволить джихадистам перегруппироваться и подвергнуть опасности производство нефти в этой стране - члене ОПЕК, которое в январе достигло 750 тыс. баррелей в день, по сравнению с 300 тыс. в сентябре", - сообщает Салех.

Повстанцы Мисураты в декабре наконец выбили ИГИЛ из Сирта после долгой борьбы, при поддержке американских воздушных ударов. "Продвижение Ливийской национальной армии на юг очень провокационно и опасно, - сказал корреспонденту неназванный западный дипломат. - В Мисурате господствует мнение, что после того, как они победили ИГИЛ в Сурте, дорого за это заплатив, они не будут способствовать установлению военной диктатуры Хафтара".

"Западные дипломаты видят в генерале Хафтаре главное препятствие для приведения в действие соглашения, достигнутого при посредничестве ООН, по объединению страны под властью правительства в Триполи и Президентского совета Ливии под председательством Фаиза Сараджа", - поясняет автор. Однако, "в качестве еще одного подтверждения попытки Москвы расширить свое влияние на Ближнем Востоке генерал Хафтар недавно был приглашен на борт российского авианосца в Средиземноморье, где он провел видеоконференцию с Сергеем Шойгу, министром обороны России". Как отмечает корреспондент, "генерал провозгласил, что он против исламистов всех сортов и его поддерживают Египет и ОАЭ, разделяющие его враждебность по отношению к таким группам, как "Братья-мусульмане".

Комментируя утверждения Хафтара, Клаудия Гаццини, главный аналитик по Ливии в "Международной кризисной группе", отметила: "Еще год назад я бы сказала, что он бесперспективен, но настроения поменялись, особенно на Западе, и поддержка Сараджа и его правительства стала намного слабее".

После визита Хафтара на российский авианосец "его представитель заявил, что Москва поставит запчасти к российским системам вооружений, используемым Ливийской национальной армией", говорится в статье. Также генерал рассчитывает, что отношение Вашингтона переменится с приходом в Белый Дом Дональда Трампа, пообещавшего искоренить исламистский терроризм.

"Если Хафтар сможет заручиться поддержкой Египта, России и ОАЭ и получить согласие администрации Трампа, тогда на его стороне будут все значимые силы", - анализирует ситуацию в разговоре с газетой Маттиа Тоальдо, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. По мнению аналитика, из-за столкновений враждующих группировок "мы увидим новый всплеск джихадизма в Ливии".

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 января 2017 > № 2052922


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062049

Почему Россия может победить в Ливии

Мэтт Перпл (Matt Purple), The National Interest, США

Какой эпизод лучше всего отражает безумие американской политики на Ближнем Востоке? Самый очевидный ответ — это война в Ираке, стране, откуда мы не никак не выберемся до сих пор, спустя 14 лет после свержения Саддама Хуссейна. Другой эпизод — это гражданская война в Сирии, где участники множества политических объединений, в том числе бывшего ответвления Аль-Каиды (запрещенной в России террористической организации) и Хезболлы, бегают. вооруженные поставленным Америкой оружием. Что до меня, на мой взгляд, наше безумие на Ближнем Востоке лучше всего отражает сосед Сирии, Ливия. В этой стране усиливается гражданская война между правительством, получающим поддержку со стороны США, и генералом, который прежде получал эту поддержку. Первое — это Правительство национального согласия (ПНС), сформированное при поддержке ООН, которое было переброшено весной прошлого года из Туниса. Временному правительству с того времени не удавалось осуществлять контроль даже над столицей государства, Триполи. Второй — это Халифа Хафтар, бывший соратник Муаммара Каддафи, который впоследствии переметнулся на другую сторону и организовал несколько неудавшихся попыток свергнуть режим, живя при этом в штате Вирджиния. ПНС многие в Ливии считают западной марионеткой, а про Хафтара поговаривают, будто он агент ЦРУ. Более того, широко распространены инсинуации, что США стоят за созданием ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации), общего врага ПНС и Хафтара.

И вот наша борьба за сердце и разум стремительно продолжается.

Хафтар и поддерживаемое им правительство, известное как Палата представителей, базируются на востоке Ливии в городе Тобрук. Оборона города при атаке германской коалиции пошатнула твердость известного германского офицера Эрвина Роммеля. Сегодня проблемой является западный Тобрук. Отказ Палаты представителей поддержать ПНС и продолжающиеся споры между двумя правительствами подрывают дипломатические попытки унификации. Обе стороны ненадолго забыли о своих недоразумениях, чтобы изгнать ИГИЛ из города Сирте в конце прошлого года, но и здесь не обошлось без перепалок. С того времени напряжение вновь выросло. Военная власть обоих правительств связана с боевиками разных объединений, особенно ПНС, опирающегося на влиятельные боевые группировки города Мисурата. Ливия оказалась расколота после свержения Каддафи. Теперь это игра боевиков, и именно они в конце концов решат ее политическую судьбу.

До 1963 года Ливия была разделена на три провинции: Триполитания (где в наше время властвует ПНС), Киренаика (дом современной Палаты представителей) и Феззан. В то время страной едва руководил король Идрис Ливийский. Родовые и местные особенности были весьма сильны здесь и часто превосходили обязательства верности государству. В надежде форсировать единство Ливии король в дальнейшем уничтожил провинции. После свержения Идриса в 1969 году его сменил Каддафи, выполнявший безжалостную программу национализации, которая породила ту страну, которую мы знаем сегодня. Это жестокое допущение, но Каддафи создал современную Ливию, и без его крепкого режима она, как это и предсказывали, распалась. Таким образом, в Ливии США совершили тот же промах, что и в Ираке. Они не поняли, что имеют дело с искусственным государством, не удосужившись изучить мириады невидимо пересекавших его границ. Пытаясь вытеснить диктатуру национальной демократией, США лишь посеяли в стране хаос.

Лучшее, что можно сказать о Ливии сегодня, — это то, что гражданская война не такая кровавая, как в Сирии. И все же намечается зловещее сходство между двумя конфликтами. Россия, давно уже поддерживавшая режим Башара Асада в Дамаске, втянулась в Ливию, поддержав Палату представителей. Недавно Хафтара чествовали на борту Адмирала Кузнецова, единственного российского авианосца. Именно там он и подписал соглашение с Россией. Владимир Путин рассчитывает добиться как идеологической, так и военной победы в сфере общественных связей: во-первых, поддерживая авторитарного Хафтара, пока связанное с Западом и предположительно демократическое ПНС испытывает затруднения, а во-вторых, продолжая разыгрывать роль борца с терроризмом (Хафтар презирает исламизм и сыграл важную роль в изгнании джихадистов из Бенгази). Ливия поможет России осуществить ее цель по наращиванию ее присутствия в Средиземноморье. Соглашение, которое Россия подписала с Хафтаром, позволяет стране построить две новые базы на востоке Ливии.

К Тобруку подступается не только Путин. Хафтара также поддерживает Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет, который видит союзника по борьбе с пересекающими границы террористами скорее в нем, нежели в Триполи. Многие в Тобруке также предвкушают поддержку со стороны Трампа, который, как это выгодно совпадает с целями Хафтара, предпочитает авторитарный порядок демократическому хаосу.

Что касается ПНС, то его положение пошатнулось ранее в январе, когда в отставку подал заместитель главы правительства Муса аль Кони. На пресс-конференции в Триполи он заявил, что предпочел выйти в отставку, так как президентский совет ПНС несет «ответственность за убийства, похищения и изнасилования, происходившие в прошедшем году» и оказался «некомпетентным». Вдобавок к этому, ПНС отбивалось от нападений со стороны третьего правительства, Группы национального спасения в Триполи, которая уступила власть в 2016 году, но вновь начала вести перестрелки.

Хафтар пристально наблюдал за всем происходящим. Он уже ранее объявлял в этом году, что не планирует вести переговоры с ПНС. Если он считает, что может сосредоточить контроль над страной, объединившись с лояльной Бригадой Зинтан к юго-западу от Триполи и, возможно, даже переместиться к самой беспокойной столице, то ему стоит лишь осуществить эту попытку, даже если Мисурата никогда ему не сдастся.

Возможно, лучшим достижением вмешательства Запада в Ливию будет смена одного связанного с Россией авторитарного лидера на другого. Это просто убийственное достижение, но мы к таким уже привыкли.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062049


Сирия. Ливия > Армия, полиция > un.org, 23 января 2017 > № 2057604

Стаффан де Мистура на встрече в Астане: Сирия не должна стать еще одной Ливией

Выступая сегодня на встрече по Сирии в Астане, Специальный посланник ООН Стаффан де Мистура призвал к укреплению режима прекращения огня и созданию механизма контроля за его соблюдением. Он сказал, что нельзя допустить «превращения Сирии в еще одну Ливию» и выразил надежду, что консолидация сирийского перемирия приведет к решению вопросов, связанных с формированием правительства и выборами.

«Масштабы насилия в Сирии сократились, однако не повсюду. В последнее время мы стали свидетелями обострения ситуации во многих местах, в частности, вооруженных столкновений в районе Вади-Барада, в результате которых жители Дамаска и его окрестностей оказались без воды. Да, масштабы насилия сократились, но мы должны добиваться большего» - сказал представитель ООН.

Стаффан де Мистура призвал все стороны конфликта в Сирии обеспечить защиту гражданских лиц, не допускать нападений на объекты гражданской инфраструктуры, в том числе на больницы и школы, а также отказаться от использования блокады в качестве метода ведения войны. Он заявил о необходимости обеспечить беспрепятственный доступ ко всем нуждающимся в гуманитарной помощи сирийцам, напомнив, что это условие является частью договоренностей о прекращении огня.

Представитель ООН призвал к укреплению режима прекращения огня, объявленного в конце декабря при поддержке президентов России и Турции. Он сказал, что шансы на успех будут большими, если стороны согласуют механизм обеспечения контроля за этим режимом. Стаффан де Мистура считает, что все предыдущие попытки перемирия срывались, возможно, именно потому, что такого механизма не было.

Специальный посланник заявил, что укрепление режима прекращения огня укрепит усилия сирийцев и международного сообщества в борьбе с террористическими группами, определенными в резолюции Совета Безопасности.

Вместе с тем, представитель ООН сказал, что, укрепление общенационального перемирия – это первый шаг, который должен быть подкреплен мерами по продвижению политического процесса. Он выразил надежду на то, что встреча в Астане будет способствовать скорейшему возобновлению прямых межсирийских переговоров и решению вопросов, связанных с управлением страной и выборами, как это определено в резолюции Совета Безопасности.

«Давайте не упускать из виду целей, к которым стремятся все сирийцы: освобождение заключенных, похищенных, безопасное возвращение сирийских беженцев и временно перемещенных лиц – мужчин и женщин, восстановление по всей стране нормальной жизни, обеспечение работы основных сирийских учреждений и объектов инфраструктуры. Нам не нужна еще одна Ливия», — заявил Стаффан де Мистура.

Сегодня же в Детском фонде ООН (ЮНИСЕФ) выразили обеспокоенность по поводу судьбы 40 тысяч детей в осажденном сирийском городе Дейр-эз-Зор, где наблюдается эскалация боевых действий.

Сирия. Ливия > Армия, полиция > un.org, 23 января 2017 > № 2057604


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 января 2017 > № 2048703

Неужели Ливия станет второй Сирией?

Ульрих Шмид | Neue Zürcher Zeitung

На прошлой неделе ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар взошел на борт авианосца "Адмирал Кузнецов" и в дружественной обстановке пообщался по видеосвязи с российским министром обороны Сергеем Шойгу. Речь, по информации российских новостных агентств, шла о необходимых мерах для борьбы с террористическими группировками на Ближнем Востоке. "Ливийский сценарий оказывается очень похож на сирийский", - пишет политический обозреватель швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung Ульрих Шмид.

Ливия, как и Сирия, "погружена в хаос, в котором многочисленные группировки борются между собой за власть. Там тоже есть авторитарный лидер, который хочет выглядеть объединителем и обещает покончить с агрессивным исламизмом", рассуждает автор. Поэтому "в Ливии роль Асада может получить именно Хафтар", предполагает Шмид, добавляя, что "после того, как он взял под свой контроль нефтяные порты Ливии, все вопросы в стране решаются только через него". Более того, хотя "ООН по-прежнему выступает за единое правительство премьер-министра Сараджа, у Хафтара есть большое преимущество - реальная власть". Он руководит войсками, а Сараджу приходится рассчитывать на непредсказуемых исламистских повстанцев.

"Путин же, как политик-реалист, заинтересован в реальной власти. (...) И в реальном расширении этой власти", - подчеркивает Шмид, напоминая, что недавно СМИ Италии и стран Персидского залива сообщили о том, что ливийский фельдмаршал подписал на корабле соглашение, в котором говорится о планах России построить две военные базы в ливийских городах Тобруке и Бенгази. Москва не подтвердила эту информацию, но "не заметить параллели с российскими опорными пунктами в Сирии (Латакия и Тартус) невозможно".

"После успеха в Сирии геополитические амбиции России заметно возросли, - продолжает автор. - Изначально многие скептически отнеслись к планам Путина по вмешательству в ситуацию в Сирии. Но сегодня уже глава Кремля диктует происходящее на Ближнем Востоке". В свою очередь, Ливия "оказывается идеальной территорией для осуществления операций в Средиземноморье". "После того как западные державы слишком поспешно свергли диктатора Муаммара Каддафи, не продумав при этом дальнейшего плана действий, страна погрузилась в хаос и теперь, по сути, приглашает кого-нибудь прийти и установить новый порядок, - поясняет журналист. - Из Тобрука и Бенгази русские смогут без проблем осуществлять боевые вылеты против врагов Хафтара. А их предостаточно. Хотя террористическая организация "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.) в Ливии и побеждена, по всей стране бои ведут джихадисты, исламисты и местные полевые командиры".

Между тем стороны пока лавируют: русские утверждают, что придерживаются эмбарго ООН и не поставляют вооружений Хафтару, а тот, в свою очередь, поддерживает контакт с Сараджем и делится с ним прибылью от сильно возросшего экспорта нефти. Но в то же время Сарадж и ООН фактически беспомощны, а Хафтар так и не признает правительство национального единства. И потому главными на ливийском ринге оказываются Хафтар и русские. В итоге в Триполи уже давно в воздухе висит вопрос, согласится ли Хафтар довольствоваться важным постом в ливийском правительстве, особенно на фоне подозрений в том, что он хочет большего, а именно власти над всей страной. "И если русские начнут оказывать ему поддержку, то это окрылит его еще больше, - полагает Шмид. - Как бы то ни было, для Путина Ливия стала бы серьезным расширением сферы его влияния и плюсом к имиджу, не говоря уже о доходах от продажи нефти". Одно, правда, ему придется учесть: исламисты на западе страны будут обороняться, и борьба за власть в Ливии может оказаться столь же кровавой, как и в Сирии, резюмирует Neue Zuercher Zeitung.

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 января 2017 > № 2048703


США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 января 2017 > № 2043615

В-2 уничтожают террористов в Ливии.

Более 80 исламских террористов было уничтожено во время налета ВВС США в Ливии, сообщил министр обороны США Эштон Картер (Ashton Carter) 18 января.

Удар нанесли два стелс-бомбардировщика В-2, взлетевшие с базы в штате Миссури (Средний Запад США). Миссия заняла 34 часа летного времени. Эти самолеты используются в ливийской кампании с 2011 года с начала операции по свержению режима Муамара Каддафи (Moamer Kadhafi). Лагеря террористов располагались в 45 км (30 милях) к юго-западу от прибрежного города Сирт, который стал оплотом боевиков ИГИЛ. Сирт находится в 450 км (280 миль) к востоку от столицы страны Триполи.

Всего в рамках операции Odyssey Lightning ("Молния Одиссея") ВВС США нанесли более 500 авиаударов против формирований ИГИЛ, которые ведут борьбу с правительством национального согласия в этой стране. "Использование бомбардировщиков В-2 показывают возможности нанесения высокоточных ударов на огромных расстояниях силами и средствами Командования глобальных ударов ВВС США", говорит пресс-секретарь Пентагона Питер Кук (Peter Cook).

США имеют в своем распоряжении 20 бомбардировщиков В-2, воздушную дозаправку этих боевых самолетов осуществляют 15 летающих танкеров.

США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 января 2017 > № 2043615


США. Ливия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 19 января 2017 > № 2053245

Авиация США уничтожила 80 боевиков ИГИЛ в Ливии

Авиаудары в районе города Сирт были нанесены по приказу президента Обамы

В результате американских авиаударов по двум военным лагерям в 45 км к юго-западу от ливийского города Сирт уничтожены несколько десятков боевиков «Исламского государства», сообщил в четверг министр обороны США Эштон Картер.

«По предварительным оценкам, в результате авиаударов были убиты более 80 боевиков ИГИЛ, многие из которых собрались там, бежав от союзных местных войск, которые в прошлом месяце с нашей помощью освободили Сирт», – сказал Картер.

Выступая в свой последний полный день на посту главы Пентагона, Картер добавил, что среди боевиков, по которым наносились удары, были люди, «активно планировавшие операции против наших союзников в Европе».

Он также сообщил, что эти авиаудары призваны напомнить врагам США о том, что подобно тому, как мир не остановился из-за передачи власти в Вашингтоне, не прекратило свою работу и Министерство обороны».

Пресс-секретарь Пентагона Питер Кук рассказал журналистам, что боевики ИГИЛ пытались перегруппироваться в удаленных лагерях, поскольку в Сирте стало небезопасно. Пока неясно, все ли находившиеся в лагере боевики прибыли из Сирта, отметил Кук, добавив, что группировка «представляет угрозу для Ливии, для региона и для национальных интересов США».

«У этой группировки были планы, вот почему мы нанесли удар именно сейчас», – сказал он.

По словам Кука, два бомбардировщика В-2 сбросили около 100 снарядов на два лагеря ИГИЛ в среду ночью. По словам источника в Минобороны, в ходе атаки также использовались беспилотники.

Как сообщается, лагеря расположены в удаленной сельской местности, и в районе ударов не было ни женщин, ни детей.

На видео, снятом перед ударом, видно, как боевики передвигаются по территории в бронежилетах, с оружием и минометами.

Авиаудары были санкционированы президентом Обамой и, по-видимому, станут последней военной операцией, проведенной по указу уходящего в отставку президента.

По словам Картера, удары проводились в координации с правительством национального единства Ливии в рамках продления американской операции в поддержку ливийских сил, освободивших Сирт в прошлом году.

Воздушная операция США в Ливии началась 1 августа и формально закончилась 19 декабря. В начале операции в Пентагоне заявили, что ее миссия – помочь правительству национального единства «добиться решительного стратегического прорыва» и не позволить боевикам ИГИЛ найти прибежище в Ливии, чтобы оттуда наносить удары по США и их союзникам.

США. Ливия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 19 января 2017 > № 2053245


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042409

Россия обоснуется и в Ливии

Таха Кылынч, Yeni Safak, Турция

Убийство американского посла в Триполи Кристофера Стивенса (Christopher Stevens) вечером 11 сентября 2012 года, в штаб-квартире ЦРУ в ливийском городе Бенгази было одним из самых незаурядных событий, свидетелем которых становился Ближний Восток в последние годы. Под влиянием этого события произошел один из самых крутых поворотов в американской внешней политике.

Конкретных доказательств пока нет, но все признаки указывают на то, что нападение на Стивенсона подтолкнуло США к ополчению против всех исламистских движений на Ближнем Востоке, прежде всего «Братьев-мусульман». Американское руководство, которое до этого момента пыталось управлять арабской весной в направлении своих интересов, и отчасти это удавалось, после убийства своего посла в Ливии пришло к решению о том, что сохранить прежний статус-кво в регионе более «разумно». Возобладала мысль, что «в случае еще большей свободы в регионе может произойти взрыв, в результате которого неизвестно, что возникнет».

Отправной точкой таких событий, как поддержка государственного переворота в Египте в 2013 году, выработка негласной позиции на стороне Башара Асада в Сирии, сближение с Ираном, инициация ряда операций в Турции, было произошедшее в Бенгази в ночь на 12 сентября 2012 года.

США, делая все это, не только ввели в замешательство своих традиционных союзников в регионе, над некоторыми районами они полностью потеряли контроль. Одним из них была Ливия, с которой были связаны самые трудные времена политической карьеры бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton).

***

Ожидалось, что свержение Муаммара Каддафи, правившего страной с 1969 по 2011 годы, в результате внешней интервенции, а затем — возможно, по заговору иностранных спецслужб, — линчевание и убийство Каддафи в его родном Сирте принесет в Ливию свободу. На той стадии, к которой сейчас подошел процесс распада, называемый «революцией» уже даже противниками Каддафи, Ливия была фактически поделена тремя отдельными администрациями. В столичном Триполи есть правительство, которое официально поддерживает ООН. Город Мисурата и его пригороды контролируются силами ополчения. А на востоке страны задает тон генерал Халифа Хафтар (Halife Hafter). Парламент в городе Тобрук лоялен Хафтару. Кроме того, есть локальные районы, в которых доминируют небольшие вооруженные группы.

Ливия, которая в период до Каддафи, была разделена на три главных вилайета, Триполи, Феццан и Барка, снова возвращается к этой старой структуре. Но на этот раз на раздел во многом повлияло внешнее вмешательство и воля.

Самый сильный из местных административных центров в Ливии, где, несмотря на все усилия ООН и международного сообщества, обеспечить национальное единство не удается, представляет генерал Халифа Хафтар. 73-летний Хафтар пользуется поддержкой Египта и Объединенных Арабских Эмиратов. Две эти страны, с одной стороны, усиливают Хафтара с военной и экономической точек зрения, с другой — пытаются укрепить и его международные позиции.

На прошлой неделе генералу Хафтару был подан еще один сигнал поддержки. Россия, которая ранее устами замминистра иностранных дел Геннадия Гатилова отмечала, что Ливию должен контролировать Хафтар, приняла генерала на борту своего авианесущего крейсера, ставшего на якорь в порту Тобрук. Это был посыл, обращенный ко всему западному миру и, главным образом, администрации США: «Теперь я в Ливии».

Россия, которая со свержением Каддафи понесла в Ливии потери на уровне, как минимум, четырех миллиардов долларов, открыто предлагая генералу Хафтару поддержку, надеется как компенсировать финансовые потери, так и твердо обосноваться в Ливии. Отмечается, что между двумя сторонами было достигнуто согласие по таким вопросам, как передача оружия силам Хафтара, ветирование резолюции ООН об эмбарго на поставку вооружений в Ливию, оказание экономической помощи. Хафтар, согласно сообщениям, которые уже сейчас нашли отражение в прессе, пообещал России, по меньше мере, две военные базы в Ливии.

То, что в Ливии Россия демонстрирует свой вес на стороне Хафтара, видимо, осложнит положение правительства Триполи, которое поддерживает ООН. Вероятность вовлечения страны в гражданскую войну теперь зависит от позиции и подхода Хафтара к другим группам. Возможный ход событий в случае выбора генералом войны очевиден на примере Сирии.

***

Обычно, говоря об «империализме», имеют в виду США и западные страны, это очень распространенная привычка. Но это чрезвычайно ошибочный подход, поскольку он может создать впечатление, будто у других стран, таких как Россия и Китай, нет имперских целей. Шаги России, которая постепенно повышает свое влияние в исламском мире, от Сирии до Ливии, от республик Средней Азии до Крыма, конечно, обусловлены ее империалистическими целями. Аналогичным образом и Китай, протягиваясь вглубь Африки, стремится создать и защитить свою зону интересов.

Хотя Дональд Трамп, который 20 января официально приступит к своим обязанностям в качестве 45-го президента США, известен своими теплыми сигналами в адрес России, во всех регионах, где США имеют влияние, он столкнется с сапогами российских солдат. Продолжится ли эта демонстрация дружбы, которая имеет место до официального вступления Трампа в должность президента, когда речь зайдет об интересах его страны, мы все увидим.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042409


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042395

В Ливии Россия делает ставку на маршала Хафтара

Тьерри Порт (Thierry Portes), Le Figaro, Франция

В то время как правительство национального единства впало в агонию военный лидер востока страны начал противостояние с Триполи. Официальное подтверждение военного альянса ливийского маршала Халифы Хафтара и России становится плохой новостью для Запада (тот никак не может определиться со стратегией в стране) и противников нового ливийского лидера, начиная с исламистов, которые удерживают Триполи и окрестности города. Новый альянс был обозначен прошедшим в пятницу визитом Хафтара на российский авианосец «Адмирал Кузнецов», который проходил через международные воды у Тобрука на пути из Сирии. Были развешены российские и ливийские флаги, звучали гимны, шли парадом войска и летали самолеты. Затем по видеосвязи состоялась беседа Халифы Хафтара с министром обороны России Сергеем Шойгу. Если отбросить символизм, как утверждают источники, россияне взяли на себя обязательство отправить своих представителей на две базы в Киренаике (у Бенгази и Тобрука) для подготовки армии Хафтара. Что касается оружия, если даже оно и было обещано, с его поставками все не так просто: международное эмбарго действует с революции 2011 года, которая привела к свержению Муаммара Каддафи. Тогда французы и британцы при поддержке американцев внесли вклад в поражение войск диктатора, но не смогли справиться с воцарившимся в Ливии хаосом.

Борьба с исламистами

Поддерживаемое западом правительство национального единства (оно было призвано встать над враждующими силами Тобрука и Триполи) сегодня находится в агонии, без ресурсов и армии. Маршал Хафтар укрепил контроль над востоком страны (Киренаика), тогда как основные месторождения нефти находятся у Сирта. Добыча набрала обороты, и в Центробанк поступают средства. Тем не менее, они частично заблокированы, идут лишь на зарплату чиновников и не предоставляют никакой свободы для маневра правительству национального единства и исламистам, которые зажаты в Триполи без денег (а зачастую и без электричества).

Очень вовремя поставив на маршала Хафтара, Россия (она ощущала себя обманутой после победы Запада над Муаммаром Каддафи) возвращается в Ливию через парадный вход. Хафтар побывал в Москве летом, а затем еще дважды осенью прошлого года. Он пошел по тому же пути, что и его египетский покровитель ас-Сиси, который тоже начал сближение с Россией. По старой логике (борьба с исламистами), которая предоставляет Москве четкую и привлекательную стратегию. Ведь экстремисты сначала закрепились в Восточном Средиземноморье на фоне сирийского конфликта, а теперь пускают корни в Центральном. Министр иностранных дел Мальты, которая сейчас председательствует в Евросоюзе, Джордж Велла (George Vella) недавно напомнил, что «Россия всегда хотела иметь базы в Средиземноморье». Кроме того, он выразил беспокойство по поводу возможного наступления войск маршала Хафтара на Триполитанию: «Это может стать катастрофой, которая вызовет гражданскую войну и еще больший поток беженцев из Ливии» в Европу. Сегодня маршал Хафтар находится в позиции силы в Ливии. Бывший глава муниципального революционного совета Бенгази Джамаль Беннур (теперь он участвует в ливийской игре из Туниса) описывает его стратегию следующим образом: «Армию может создать только он, и с этого следует начать до формирования политических рамок. Со сторонниками Каддафи можно договориться, потому что исламисты — общий враг. С правительствами и парламентами можно не считаться, потому что значение имеют только Хафтар и племена. Триполи скоро развалится».

Разобщенные группы

На востоке племена Киренаики сплотились вокруг Хафтара, который сам относится к западному племени ферджани. Кроме того, его поддерживают варфалла и вершефана (они были на стороне Каддафи) из Триполи и его окрестностей и зинтан (выступали за революцию) из гор Нафуса у границы с Тунисом. Сторонники Хафтара в Триполи могли бы попытаться взять власть в Триполи без прибытия его армии из Бенгази. Дело в том, что расположенная между двумя городами Мисрата становится препятствием на пути планов Хафтара. Именно ее вооруженные группы нанесли поражение ДАИШ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) в Сирте при поддержке американских и британских консультантов. Некоторые из влиятельных местных отрядов и деятелей могли бы попытаться выйти из этой связанной с «Братьями-мусульманами» (группировка запрещена в РФ — прим.ред.) салафитской среды. Но такой шаг вовсе не означает их быстрого присоединения к армии маршала.

В любом случае, с помощью Хафтара Россия, имеющей немалый интерес к нефтяным месторождениям Сирта, по меньшей мере прикрыла тылы и без больших затрат вернулась в игру в Ливии, которая является лишь частью путинской стратегии на Ближнем Востоке. Как бы то ни было, Запад еще отнюдь не выбыл из борьбы. Французские военные поддерживают Бенгази, а у британцев и американцев есть связи в Мисрате. Итальянцы в свою очередь говорят о восстановлении работы дипломатической миссии в Триполи. США же занимают осторожную позицию после убийства их посла в Бенгази в 2012 году. Остается понять, склонит ли Дональд Трамп чашу ливийских весов или же позволит России вести свою игру.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042395


Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 18 января 2017 > № 2045711

Ливийский маршал на борту авианосца «Адмирал Кузнецов»

Александр КУЗНЕЦОВ

Как сообщал департамент информации Минобороны России, 12 января командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Белкасим Хафтар посетил российский авианосец «Адмирал Кузнецов», проходивший около берегов Киренаики (восточной Ливии). Хафтара приветствовали старший в походе вице-адмирал Виктор Соколов, командование и экипаж корабля, после чего состоялась видеоконференция ливийского военачальника с министром обороны Сергеем Шойгу, «в ходе которой были обсуждены актуальные вопросы борьбы с международными террористическими группировками на Ближнем Востоке». В завершение Хафтару была передана «партия медицинских препаратов первой необходимости для ливийских военнослужащих и мирного населения».

Информация о посещении 74-летним ливийским маршалом российского авианосца не осталась незамеченной на Западе. Так, министр иностранных дел Мальты Джордж Велла заявил, что поддержка Москвой Хафтара может быть «разрушительной» - спровоцировать гражданскую войну и поток беженцев в сторону Европы. Комментируя подобные заявления, необходимо подчеркнуть, что гражданская война в Ливии идёт шестой год. Всё, что можно там было разрушить, Запад, инспирировавший свержение Муаммара Каддафи, уже разрушил. Жертвами ливийской войны стали более 50 тысяч человек. Хаос и анархия в стране спровоцировали исход многих ливийцев. В одном Тунисе сейчас проживает более миллиона беженцев из Ливии. Ливийцы вообще очень патриотичные люди. В бедуинских традициях любить свой дом, поэтому появление большого количества эмигрантов из Ливии – показатель крайнего неблагополучия в стране. Те, кто могли и хотели покинуть Ливию, уже сделали это. Объединение же страны под властью сильного лидера привело бы не к дальнейшему исходу населения, а к возвращению тех, кто бежал от разбоя вооружённых группировок.

В 1981-1987 годах полковник Халифа Хафтар, получивший военное образование в СССР, командовал ливийским военным контингентом в Чаде. В 1987 году сдался в плен чадским и французским военным. Позднее попросил политического убежища в США. Так что для Запада этот человек не является неизвестным. В войне с правительством Каддафи в 2011 году участия не принимал и вернулся в Ливию после ее окончания.

Впервые имя Хафтара громко прозвучало в ливийской политике в апреле 2014 года. Это совпало с фактическим расколом страны. В Киренаике в это время утвердился новый законно избранный ливийский парламент – Палата представителей, заседающая в Тобруке. В то же время исламисты, захватившие контроль над страной после свержения Каддафи, отказались признавать результаты выборов и создали в Триполи при поддержке Катара альтернативный парламент и правительство – Всеобщий народный конгресс (ВНК). Затем при посредничестве ООН в апреле 2016 года в Триполи было сформировано Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с бизнесменом Фаезом Сараджем, но оно никого не контролирует и не в силах справиться с террором джихадистских группировок в Триполитании (западной Ливии).

Халифа Хафтар, получивший в тобрукском правительстве пост министра обороны, создал Ливийскую национальную армию (ЛНА) и приступил к собиранию ливийских территорий. В 2015 году он успешно выбил радикальных исламистов из второго по величине города страны Бенгази, а в 2016 году продолжил победоносный марш на запад. 16 сентября прошлого года его войска освободили порты и терминалы «нефтяного полумесяца»: Рас Лануф, Сидру, Зуэйтину и Брегу. Эти порты долгое время находились под контролем «нефтяной гвардии» Ибрагима Джадрана, а доходы от нефти получало не ливийское государство, а племенные ополчения. 16 декабря 2016 года маршал заявил о том, что его войска обязаны занять Триполи для того, чтобы прекратить «издевательства над ливийцами и покушения на их жизнь и достоинство». Заявление было сделано после того, как была обнародована видеозапись изнасилования ливийской женщины боевиками-джихадистами в Триполи. В комментарии указывалось, что подобные бесчинства стали в ливийской столице массовым явлением.

В 2016 году маршал Хафтар дважды побывал в Москве; в июне он встречался с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и министром обороны Сергеем Шойгу, в ноябре - с Шойгу и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. По сообщениям СМИ, в Москве Хафтар вёл переговоры о поставках вооружений правительству в Тобруке. Российская сторона пока не дала окончательного ответа, учитывая, в частности, что спецпредставитель ООН по ливийскому урегулированию М.Коблер крайне негативно реагирует на любые попытки признания правительства Халифы Хафтара и Акиллы Салеха (председателя парламента в Тобруке). М.Коблер делает ставку исключительно на ПНЕ Ф.Сараджа. Последнее, правда, неспособно навести порядок даже в столице. Об этом свидетельствуют как криминогенная обстановка в Триполи, так и волна боёв, прокатившихся в городе в первую половину декабря. В вооружённых стычках участвовали сторонники ПНЕ, боевики лидера ливийских «Братьев-мусульман» Халифы Гвейли и отряды бывшего лидера местной «Аль-Каиды» Абдельхакима Бельхаджа (Бельхадж - один из богатейших бизнесменов Ливии, прикарманивший крупнейший аэропорт и не собирающийся с ним расставаться).

Посещение маршалом Хафтаром российского авианосца стало для правительства в Тобруке важным положительным сигналом. Халифа Хафтар продемонстрировал своим противникам - исламистам из Всеобщего национального конгресса (ВНК) в Триполи и представителям могущественного клана Мисураты уровень своей международной поддержки. Москва же обозначила своё влияние на ситуацию в Ливии и свои приоритеты. Ни одна из стран НАТО, действующих в Ливии, таким влиянием не располагает. Французские и итальянские корабли, которые находятся у берегов Ливии, участвуя в операции по противодействию незаконной миграции, в ливийские территориальные воды входить не рискуют.

Объединительные усилия Х.Хафтара в Ливии поддерживает не только Россия. Серьёзную помощь маршалу оказывает соседний Египет, заинтересованный в обеспечении безопасности своих западных рубежей. Известно, например, что до недавнего времени самолёты ВВС Хафтара пилотировались египетскими лётчиками. Финансируют египетскую военную помощь правительству в Тобруке Объединенные Арабские Эмираты. Положительно к усилиям Халифы Хафтара относится в последнее время и Франция, обеспокоенная проникновением ливийских террористов и оружия из разграбленных арсеналов Каддафи в бывшие французские колонии в Западной Африке.

Гражданская война в Ливии обескровила эту в прошлом богатую страну. Ливийцы, когда-то гордившиеся своим патриотизмом и домоседством, стали народом диаспоры. Крайне негативно сказался ливийский конфликт и на соседних африканских странах. Достаточно вспомнить события 2012 года в Мали, связанные с мятежом туарегов, чем тотчас же воспользовались местные исламисты. Поэтому усилия по объединению страны можно только приветствовать, но одному, даже сильному лидеру, выполнить эту задачу не под силу, учитывая племенной характер ливийского общества. Для оздоровления обстановки в Ливии необходимо согласие основных племён и кланов, примирение бывших сторонников Каддафи и их противников. Некоторую надежду внушает освобождение в июле прошлого года из ливийской тюрьмы Сейф аль-Ислама Каддафи, рассматриваемое некоторыми знатоками ливийской жизни как возможность прорыва в межплеменном примирении.

Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 18 января 2017 > № 2045711


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 января 2017 > № 2044314

Военные новости: Эрик Принс бомбит Ливию?

Илья Плеханов, ИноСМИ, Россия

Ресурс Intelligence Online опубликовал материал о наемных пилотах, вероятно работающих на Эрика Принса, основателя и бывшего главы известной частной военной компании (ЧВК) Blackwater. Пилоты вылетают с базы Аль-Хадим и пилотируют самолеты AT-802. AT-802 — это сельскохозяйственный самолет начала 90-х годов, производства американской компании Air Tractor («Воздушный трактор»), созданный для распыления удобрений и ядохимикатов, но есть и модификация AT-802U от 2009 года. AT-802U — это легкий штурмовик. Используется ВВС Колумбии и ОАЭ.

Сегодня ОАЭ поддерживают генерала Халифу Хафтара. Хафтар — интересная фигура. Родился в 1943-м году, выпускник Военной академии Бенгази, проходил обучение в СССР и Египте, говорит на русском языке, участвовал в перевороте, который привел к власти Муаммара Каддафи. В 1973 году во время войны с Израилем командовал ливийскими подразделениями, оказывавшими поддержку Египту. Участвовал в чадско-ливийском конфликте и попал в плен. После этого Каддафи отрекся от Хафтара, что сильно повлияло на отношения между ними. При поддержке ЦРУ Хафтар сбежал из плена и перебрался в Заир, в Кению, и, наконец, в США. Жил там почти 20 лет, получил американское гражданство. В 2011 году Хафтар возвратился в Ливию и принял участие в войне.

После многих лет политического и военного лавирования в хаосе ливийских событий, после пережитых покушений, Хафтар в апреле 2016 года в ходе кампании по возвращению в армию бывших офицеров Каддафи стал главнокомандующим национальной армии, которую его противники, впрочем, называют очередной личной группировкой. Халифа Хафтар до недавнего времени пользовался поддержкой США, но после отказа признать созданное в марте прошлого года правительство национального согласия американские друзья к нему сильно охладели. Хафтар сегодня поддерживает парламент в Тобруке, а сам базируется в районе Бенгази и периодически ведет боевые действия как против исламистов, так и против группировок, связанных с Триполи.

Генерал бывает в Москве и ведет переговоры с Россией о поддержке и поставках вооружений, а также пользуется помощью Египта и ОАЭ.

Впервые эмиратский AT-802 был замечен на неопознанной базе в Ливии еще в июне 2015 года. В ноябре 2016 года «Революционный совет шуры Бенгази», радикальная исламистская группировка, связанная с «Аль-Каидой», опубликовала видеоролик, на котором AT-802 ОАЭ наносит удары с воздуха в поддержку сил генерала Хафтара.

Эрик Принс переехал в Абу-Даби в 2010 году, основав компанию Reflex Responses Company (R2), которая в 2011 году получила от ОАЭ контракт на создание иностранного наемного легиона, призванного заниматься контртеррористической деятельностью и обеспечением внутренней безопасности. И хотя сейчас Принс работает на китайских инвесторов, его связи с ОАЭ остаются тесными. По собственным данным ресурса War Is Boring, пилоты, бомбящие с AT-802, являются наемниками и не арабами, и в целом наемные пилоты самолетов такого рода — это обычно американцы.

Ранее Принс уже рассматривал покупку сельскохозяйственных американских самолетов Thrush 510G для австрийской компании Airborne Technologies, в которой у него 25%-я доля. Самолеты, после серьезной модификации в Австрии, с наемными пилотами должны были использоваться в Африке для разведки и огневой поддержки частных военных компаний с воздуха. Принс хотел создать воздушный флот из 100-150 таких самолетов, но дело остановилось на модификации всего двух.

В 2013 и 2015 годах, по данным The Intercept, Принс лично не раз бывал в Ливии и предлагал в том числе и услуги по использованию самолетов и наемных пилотов своей компании.

Кстати, любопытный факт, что родная сестра Эрика Принса, политик и миллиардер Элизабет «Бетси» Девос, в ноябре была названа министром образования США в администрации избранного президента Дональда Трампа.

В 2015-2016 годах много писали об американском наемном пилоте Фреде Шредере, который до контракта в Ливии шесть лет работал в Китае. Шредер пилотировал Mirage по контракту с катарской компанией и базировался под Бенгази.

Кроме возможных пилотов из компаний Принса, в небе Ливии летает множество других наемников. ВВС мятежников Libya Dawn Air Force (LDAF) обращалась в поисках наемных пилотов к украинским и иорданским компаниям, в июне 2016 года погиб португальский наемный пилот Mirage F1ED.

Пилоты молдавской Sky Prim Air со связями с компанией Oscar Jet из ОАЭ летают на транспортных самолетах в интересах правительства в Тобруке, в декабре в Рас-Лануф был замечен наемный пилот компании Cargo Air Company, которая как минимум занимается перевозкой грузов и людей в Ливии.

В 2016 году ресурс Middle East Eye опубликовал несколько материалов, в которых утверждает, что именно ВВС ОАЭ совершают боевые вылеты над Ливией, а в перехваченных ведущихся в том числе и на английском языке переговорах пилотов в небе Ливии помимо британского и американского акцентов слышны еще и французский и итальянский акценты.

После активных переговоров генерала Хафтара с Россией и визита на авианосец «Адмирал Кузнецов» у зарубежных комментаторов возникает вопрос, насколько скоро и будет ли услышана и русская речь в небе над Ливией.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 января 2017 > № 2044314


Ливия > Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 января 2017 > № 2039469

Специальный посланник генсекретаря ООН в Ливии, глава Миссии ООН по поддержке в Ливии Мартин Коблер выразил уверенность в том, что ливийский народ в силах устранить внутренние разногласия, осуществить национальное примирение, восстановить безопасность и стабильность в стране, хотя для достижения этого потребуются "время и стратегическое терпение". Об этом он заявил в эксклюзивном интервью корр. Синьхуа в понедельник.

М. Коблер -- немецкий карьерный дипломат, до назначения спецпосланником генсекретаря ООН в Ливии в ноябре 2015 года он был спецпредставителем генсекретаря ООН в Ираке и Демократической Республике Конго.

По его словам, ситуация в Ливии в 2016 году не была благоприятной: хотя в борьбе с группировкой "Исламское государство" и другими экстремистскими силами были достигнуты заметные результаты, тем не менее политический процесс в этой стране находится в состоянии застоя, продолжается гражданская война.

М. Коблер отметил, что вызывает восхищение то, что ливийское правительство национального единства, созданное в соответствии с "Ливийским политическим соглашением", начало реализовывать политическую программу в минувшем году в столице Триполи, а вооруженные отряды правительства отбили оккупированный ИГ ключевой город Сирт.

М. Коблер заявил, что не полностью удовлетворен ситуацией в Ливии, но в борьбе с терроризмом действительно был достигнут ряд сдвигов. ИГ ранее занимало 240 км побережья залива Большой Сирт, "но это уже в прошлом".

Говоря о политическом процессе в Ливии, М. Коблер сообщил, что в конце 2015 года, когда представители разных политических групп Ливии подписали в Марокко "Ливийское политическое соглашение", он действительно почувствовал их стремление к достижению политического примирения, политического и общественного единства страны. Однако в процессе выполнения соглашения стало понятно, что часть групп по-прежнему открыто отказывается от участия в этом процессе и открыто бойкотирует его.

М. Коблер считает, что политический процесс должен быть всесторонним, включать представителей всех групп запада, востока и юга страны, поэтому Миссия ООН по поддержке в Ливии прилагает усилия для того, чтобы те группы, которые все еще не решились, занимают выжидательную позицию и бойкотируют его, участвовали в этом процессе.

По его словам, в настоящее время Ливия должна как можно скорее создать эффективные общественные структуры, чтобы удовлетворить основные потребности населения. Он призвал соответствующие стороны предпринять необходимые действия по улучшению жизненных условий населения и предоставлению ему основных социальных услуг.

После 2011 года, когда режим Муамара Каддафи был свергнут, в Ливии началась гражданская война, споры между разными группировками не прекращаются, политический процесс периодически приостанавливается, однако М. Коблер полон уверенности в будущем Ливии.

По его мнению, масштаб и сложность гражданской войны в Ливии нельзя сравнивать с сирийским конфликтом и другими странами этого региона. В Ливии есть некоторая возможность для контроля ситуации. Кроме того, Ливия -- богатое государство, обладающее значительными нефтяными запасами. У нее нет внешних займов, наоборот, ее валютный резерв превышает 50 млрд долларов США, в связи с этим будущее развитие государства не нуждается во внешних финансовых средствах и помощи.

М. Коблер подчеркнул, что хотя ИГ в минувшем году потерпела серьезное поражение, однако это не означает ее исчезновения -- группировка лишь потеряла полный контроль над некоторыми районами, однако рано еще давать отбой тревоги. Боевики ИГ по-прежнему действуют во многих районах Ливии, что создает угрозу для Ливии и ее сопредельных стран.

По его словам, борьба с терроризмом должна продолжаться, и хотя международное сообщество может предоставить содействие, Ливия несет за это главную ответственность. Дипломат выступает за создание единой ливийской армии, которая возьмет на себя ответственность за защиту территориальной безопасности и борьбу против терроризма.

М. Коблер отметил, что в прошлом году международное сообщество было беспрецедентно единогласно в отношении ливийской проблемы, признало "Ливийское политическое соглашение" основными рамками политического процесса, а также предоставляет помощь в борьбе с терроризмом и сдерживании нелегальной миграции. Мировое сообщество должно на основе уважения суверенитета, достоинства и права народа на самоопределение играть роль партнера и продолжать оказывать Ливии помощь, а не вмешиваться в ее внутренние дела.

М. Коблер подтвердил, что наиболее срочная задача для Ливии -- это достижение прорыва в политическом процессе. Палате представителей следует как можно скорее провести заседание, утвердить и реализовать "Ливийское политическое соглашение", а также уполномочить правительство национального единства ускорить процесс диалога и достижения национального примирения. --0

Ливия > Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 января 2017 > № 2039469


Россия. Ливия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 января 2017 > № 2039779

 Ливийский гость на «Адмирале Кузнецове»

Политика России на Ближнем Востоке приносит свои плоды

Роман Грабовский

За сообщениями из США, посвящёнными новому президенту этой страны, и перипетиями его предстоящей инаугурации, большинство россиян пропустило мимо ушей очень негромкую, но – очень важную новость. 14 января, по пути домой, авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» принял у себя на борту ливийского гостя, генерала Халифа Хафтара.

Почему это важно, и кто такой Халиф Хафтар?

Генерал Халиф Хафтар, офицер армии Муаммара Каддафи. Он не перешёл на сторону Запада, не ушёл в исламисты. С верными ему подразделениями, он удерживает часть территории Ливии, не признаёт прозападное, марионеточное правительство в Триполи. Генерал «подчиняется» правительству Ливии, сформированному в Тобруке (не признанное ООН). Почему я взял в кавычки слово «подчиняется»? Всё просто… правительство в Тобруке без генерала Хафтара ничего из себя не представляет.

Важен этот визит потому, что силы генерала Хафтара на данный момент контролируют 70% территории Ливии.

Там же, на борту «Адмирала Кузнецова» состоялся видео мост между генералом Хафтаром, и министром обороны РФ С.К. Шойгу. Думаю, уровень контактов понятен всем. Более того, в ноябре прошлого года, генерал Халиф Хафтар приезжал в Москву, где его принимали министр иностранных дел, и министр обороны.

Марионеточное правительство Ливии, пытается наладить отношения с генералом Хафтаром, но, он не считает прозападную власть в Триполи законной, и, при попытках войск марионеточного правительства проникнуть на подконтрольную ему территорию, без всяких сантиментов уничтожает их.

О чём же говорит визит генерала на российский корабль?

1. Россия не признаёт марионеточное, прозападное правительство в Триполи, и делает это открыто.

2. Россия проводит, и будет проводить независимую политику на Ближнем Востоке.

3. Крупные игроки в странах Ближнего Востока, благодаря поддержке РФ законного правительства Сирии, поняли, что Россия Путина не бросает союзников, как это делает Запад. К РФ появилось доверие.

4. Россия ставит на реальные силы, и поэтому добивается успеха.

Надеюсь, что в скором времени прозападное правительство Ливии сбежит к своим нанимателям. А силы, оставшиеся верными присяге, полностью возьмут под контроль многострадальную Ливию, при поддержке со стороны России.

Россия. Ливия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 января 2017 > № 2039779


США. Сингапур. Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 января 2017 > № 2033610

Immigration, ‘Peasant Cultures,” & The New Right-Wing Nationalists

Caleb Maupin

Global media is abuzz with talk of the “New Nationalism” that is sweeping the western world. US media talks specifically of the “Alt Right.” So, why is it that figures like Marine Le Pen, Donald Trump, Steve Bannon and Nigel Farrage on the rise? In a desperate attempt to explain it, some analysts have gone as far as to say that the new political shift is due to some sort of Russian conspiracy. The reason for the revival of right-wing populism and authoritarianism is in fact rooted in a deeper reality currently plaguing western politics.

Two well-known American pundits, Cenk Uygur and Ann Coulter, recently sat down for a debate at a conference called “Politicon” in Los Angeles. The exchange got heated as the two barbed back and forth about a variety of political issues.

Ann Coulter, the right-wing analyst who is also the daughter of the anti-Communist witch-hunter Jack Coulter, did her best to focus the conversation on the issue of immigration, which is part of her recent political makeover. Coulter’s career began during the late years of Clinton, and escalated under the Bush administration. The books that defined her career, with titles like “Slander”, “Treason” and “How to Talk to a Liberal” were neoconservative defenses of aggressive US foreign policy and free market capitalism. In the picture her earlier works painted of the United States, those who faced economic hardship were a bunch of lazy whiners who needed to go out and get a job, while US foreign policy was a benevolent form of international charity in which the Pentagon selflessly liberated people being oppressed by dictators and terrorists.

Coulter has had to re-invent herself in recent years. The base of the Republican Party, the suburban and rural white American working class, are no longer economically prosperous. They are increasingly isolationist in their views and do not approve of continued US meddling around the globe. With her nose to the ground, Coulter has shifted from the neocon narrative, in which America is perfect and dissidents are traitors, and has slowly evolved into a nationalist and right-wing populist along the lines of Britain’s Nigel Farrage.

The New Right & The Global Crisis

During the debate, Coulter went on a tirade against immigrants from both the Middle East and Latin America. She said “It’s simply a fact: we are bringing in peasant cultures.” She cited the fact that many Middle Eastern countries have primitive, medieval style legal systems. She cited the fact that many of the immigrant children from Central America had never seen a flushing toilet before.

The response of Cenk Uygur and his liberal audience was to boo and accuse Coulter of being “racist” and “bigoted.” Aside from holding her feet to the fire regarding her statements about nuclear weapons, Uygurs response was not very persuasive, especially to those within Coulter’s right-wing fan base. Those who admire Ann Coulter and voted for Donald Trump are impressed with the boldness of those who are “not politically correct” and break taboos of politeness and cultural sensitivity.

The facts that Coulter cited were in many ways accurate. Saudi Arabia, Qatar, Bahrain, Jordan, UAE and Oman do indeed have primitive legal systems. Many impoverished people in Central and South America do not have access to running to water. Criminal gangs plague Latin America, and terrorist and extremist groups like Al-Queda, ISIS or the Muslim Brotherhood have a lot of influence in the Middle East. All of this is true, though Coulter points it out in a rather crass and insensitive way.

The reality is that millions of people throughout the world, not only in Latin America and the Middle East, but also in Southeast Asia, the islands of the pacific, and many other places, simply cannot live in their homelands any longer, and are fleeing in big numbers. The occurrence is widely recognized as a global crisis of mass migration.

The liberals of Cenk Uygur’s ilk, and even some of the hard left “socialists” and “communists” celebrate mass migration like it is somehow a good thing. They talk about “the American dream” of “coming to a new land.” They shout slogans like “no one is illegal” and “we are all immigrants” with a big smile on their faces. While the political left rightly opposes bigotry and any further repression of immigrant workers, in the process, they ignore a very real humanitarian catastrophe which is shaking the planet. Corpses are discovered on a daily basis on the US border with Mexico. Many migrants have died attempting to cross the Mediterranean to Europe.

It should be no surprise that many working class people in the United States and Europe, who directly observe this inflow of impoverished workers, see a rise in violence, and are increasingly afraid of being killed in terrorist attacks, are rallying behind right-wingers like Trump, Farrage, and Coulter, who at least acknowledge that the problem exists, and claim to offer solutions to it.

Wall Street Oil Bankers & Primitive Regimes

The reason that anti-immigration politicians and activists are often called “racist” is because much of their rhetoric insinuates that those from foreign lands who travel to the west are inherently criminal, dirty, violent or somehow inferior to the westerners. This belief that some peoples are just naturally inferior to others is the textbook definition of racism. Though this kind of blatant racism was widely promoted and accepted by western capitalist powers at one time, it has now become largely unacceptable in public discourse, mainly as a result of the political upheavals which took place the 1960s and 70s.

If one can reject notions of racial supremacy, certain facts must still be addressed surrounding the issue of immigration and cultural diversity.

“Peasant Cultures,” the derogatory and disrespectful phrase used by Ann Coulter is not completely off the mark when describing the legal systems of certain parts of the Middle East. Saudi Arabia is certainly a “peasant culture,” or more accurately a “Bedouin culture.” The ruling elite still live in tents, and Saudi women are not legally permitted to drive cars. People are routinely beheaded and crucified for crimes like “sorcery” or “insulting the King.” More than 30% of the population are foreign born “guest workers,” who exist essentially as slaves. The setup of Saudi society is indeed barbarism, and many within Saudi Arabia, especially Shia Muslim oil workers who endure the horrors of this backward system on a daily basis, are the first to point this out.

Those who would attempt to dismiss the horrific, repressive nature of Saudi society as merely “a different culture” or a “different way of life” are completely disingenuous and should not be taken seriously. However, Saudi Arabia is not the natural outgrowth of Arab civilization. The borders of the Arab world were drawn in the Sykes-Picot Agreement, a secret treaty among western powers. The House of Saud was selected and propped up by the British empire for geo-strategic reasons.

In the 1940s, the Saudi Royal Family became fast friends of America’s financial elite. The Wall Street monopolists of Exxon-Mobile, many major politicians of both the Democratic and Republican Parties, are deeply tied to the Saudi regime. Saudi Arabia sells oil to American oil giants, and purchases a huge number of weapons from Pentagon contractors. Ronald Reagan’s administration made clear in 1981 that it would send troops to protect the regime “if there should be anything that resembled an internal revolution in Saudi Arabia.”

Like Saudi Arabia, the primitive regimes that repress women, torture, behead, and have absolutist monarchs across the Middle East region, are close allies of the United States government and the financial western monopolists. They sell oil to western corporations, and purchase weapons from US military contractors. Almost all of these regimes, be it Kuwait, Bahrain, or United Arab Emirates; nearly all of these primitive, barbaric monarchies are deeply involved in NATO backed efforts to topple the Syrian government. They also echo in Israeli officials fiery denunciations of the Islamic Republic of Iran as being somehow a threat to world peace.

Targeting the Modernizers, Halting Development

While the most savage and backward autocracies have been propped up by the USA, what regimes are targeted by the Pentagon and NATO? Iraq was led by the Baath Arab Socialist Party. Saddam Hussein was a secular leader, who vastly improved the conditions of women in his country, and also modernized and industrialized Iraq. The US invaded Iraq, destroyed the country’s infrastructure, and hung Saddam Hussein. What was once a stable, independent economy that was gradually becoming more modern and civilized, has been reduced to chaos.

The Syrian Arab Republic, currently in the crosshairs of the Pentagon and US funded “regime change” operations, is yet another independent, nationalist government. The Syrian Baathist government has worked with Russia and China to industrialize the country and bring in infrastructure, while at the same time modernizing the society. In Syria, Christians, Alawites, Druze, and Sunnis have lived together in peace for decades. Women in Syria have full constitutional equality. Many Syrian industrial workers are organized into unions that exercise collective bargaining power. Syria, unlike its Wall Street friendly Arab neighbors, is not a “peasant culture” but an impoverished country in a strategic region, led by independent patriotic forces that are desperately trying to modernize and develop.

After the Islamic Revolution of 1979, the leader of the revolution, Ayatollah Khomeni called forth a “construction Jihad.” Iranians were mobilized to build highways, airports, and other infrastructure. Unlike all the Emirates, Kingdoms, and US backed oil autocracies, Iran has contested elections in which “hardliners” and “moderates” compete for elected office. In Iran, the majority of those attending public universities are women. University education and healthcare is free to all citizens, and the society is tightly organized with the Basij organizations volunteering and enforcing the revolution on a local level.

US media fixates on portraying Bashar Assad as a dictator. They claim Syria’s elections are illegitimate, and that the ruling Baath Arab Socialist Party is corrupt. However, the King of Saudi Arabia makes no pretense of being democratically elected. Neither does the King of Jordan, the King of Bahrain, or those who rule Kuwait, the United Arab Emirates, and other US aligned regimes in the region. Syria does not conduct public floggings or beheading. Syria allows religious diversity.

Criticism of Iran and Syria can most certainly be made, but compared to the autocratic oil monarchies who are aligned with Wall Street and the Pentagon, they are very advanced in terms of human rights, the rule of law, and basic societal health. The Islamic REPUBLIC of Iran and the Syrian Arab REPUBLIC exist as “Republics” in a region full of Kingdoms, Emirates and Sultans who openly behead, torture, and deny basic human rights to their people. Yet it is these independent regimes, republics, with elections and leaders who pursue modernization that are targeted by the western capitalist powers and their allies, who simultaneously prop up and align with the most barbaric “peasant cultures.”

Furthermore, while liberals insist on being “politically correct” and just shout “Islamophobe” at anyone who dares say it, in addition to political backwardness, another issue that plagues the Middle East region is terrorism and violent extremism. But why is terrorism so prevalent in the Middle East?

The ideology embraced by ISIS, Al-Queda, Al-Nusra, and almost every other murderous terrorist organization in the Arab world is an extremist distortion of Sunni Islam called “Wahabbism.” Wahabbism is the state ideology, not of Iran or Syria, but of Saudi Arabia. Osama Bin Laden, said to be the mastermind behind the 9/11 attacks, comes from one of the most wealthy families in Saudi Arabia. The multi-billionaire Bin Laden family has a state enforced monopoly on construction within the Kingdom, and is extremely well connected. The previously redacted 28 pages of the 9/11 commission report, reveal all kinds of links between the government of Saudi Arabia, and Wahabbi terrorism.

Bahrain, Kuwait, the United Arab Emirates and the Hashemite Kingdom of Jordan are deeply involved in cooperating with Wahabbi terrorists and fanatics, some of whom are linked to Al-Queda, in an effort to topple the Syrian government. The majority of the hijackers who carried the 9/11 attacks were openly identified as being Saudi citizens.

Who Supports The Terrorists & Drug Dealers?

Barbaric, murderous terrorist groups certainly exist in the Arab world. However, these groups are linked to US backed regimes, and have been utilized by western countries to attack the independent states which are desperately trying to modernize. Starting in 1979, the USA spent over a decade funding Wahabbi terrorist groups as they fought to topple the secular People’s Democratic Party in Afghanistan. The United States currently cooperates with such organizations in its efforts to topple the Syrian government.

The political left mostly refuses to acknowledge the Wahabbi terrorism is a real problem in the Middle East. It screams about “Islamophobia” and holds parades to “welcome the refugees.” It cheers for the “Syrian Revolution” led by Wahabbi terrorists. When the right-wing makes bigoted, ignorant statements about the Arab peoples, or those who practice the Islamic faith, the left’s only response is a kind of semantic scolding. They scold the right for breaking taboos and saying certain things, but do not dig into the reality of the region or its history. This shrill tone and lack of any real depth or analysis allows the crass right-wing to create a racist caricature of all Muslims, Persians, and Arabs. The right-wing looks like it is being “bold” by acknowledging what the left refuses to permit any discussion of.The same can be said for Latin America. Guatemala, Honduras, and Mexico are a mess of poverty and criminal violence. Central American countries hold the world’s top murder rates. South of the US border, drug cartels and other criminal organizations engage in horrendous crimes that are horrifying to any rational person. These thugs and murderers operate near the US border, on both sides, and do horrendous things. Their activities have intensified in recent years, and the areas of the United States near the southern border have not been immune to their violence.

Pointing out this reality is not “racist” as the cowardly, non-ideological left screams at all who point it out. The victims of these monstrous criminals are primarily other people of Central American and Latino backgrounds, and they are the first to denounce these crimes, and point out the crisis. A wave of vigilante anti-drug groups have formed across Mexico to fight the drug cartels.But what is the roots of the drug related violence and chaos in this region? The infamous “School of the Americas” in the US State of Georgia trained many murderous thugs in the art of torture, assassination, and war crimes. Many of the “contras” funded by the United States in Nicaragua, and paramilitary groups propped in Colombia, were directly involved in the drug trade during the 1980s.Even today, the majority of the weapons used by the drug cartels in Mexico originate in the United States. Drug cartels in Mexico have, not only the kind of hunting rifles and hand guns that can be legally purchased in the USA, but also military grade assault rifles and other equipment that was somehow acquired from the US military. The United States trains the Mexican police forces and supplies them with weapons, when they have a reputation for being completely corrupt and bought off by the drug cartels in many areas.Guatemala has endured decades of violence. The roots of this chaos goes back to when the United States supported violent paramilitaries who slaughtered the indigenous peoples throughout the 1970s and 80s.

Honduras elected a socialist President, Manuel Zelaya who wanted to stabilize the country and sought independent economic development. The United States supported the military in toppling him in 2009 with a brutal military coup d’etat. Hillary Clinton discussed her support for the Honduran coup in her book “Hard Choices.” Since the independent socialist President Manuel Zelaya was overthrown, Honduras has been a mess of crime and poverty, and though the recent statistics are quibbled about, it is often listed as “murder capital of the world.”The new western right would like to present peoples of Latin-American decent as inherently criminal and inferior. The political left simply screams “racist” at anyone who dares point out the reality of poverty and criminal violence in the region. What is ignored is that the real problem of gang and drug violence in Central and South America is a result of international bankers trying to hold back development and secure a monopoly for themselves.While Mexico, Guatemala, and Honduras are a mess of violence, Nicaragua is a bastion of stability in Central America. The Sandinista government, which is routinely decried as a “dictatorship” in American media, has drastically reduced poverty, provided housing and education to the population. Just like in the Middle East, it is the independent, nationalist governments, like Nicaragua, Venezuela, Bolivia, and Ecuador that are targets of US intervention and destabilization. Like Wahabbi terrorism in the Middle East, the drug related violence and instability in Central and South America is something that has been imposed on Latin America.

The funding of paramilitaries and drug linked criminal organizations was part of US efforts in the 1980s to topple various Marxist governments in the region. While independent nationalist governments like the Sandinistas have tried to develop, build infrastructure, and modernize their countries, it is the west that has unleashed drugs and violence in an effort to hold back development.

Impoverishing, Not Developing The World

Why is it that children from so many countries around the world have never seen a flushing toilet? Is it because they are inherently “dirty” or inferior peoples as Coulter would have us believe? No. It is because Wall Street monopolists and bankers have held back development.

Nigeria is the top oil exporting country on the African continent. The oil rich Niger Delta Region is home to some of the most impoverished peoples on the planet. Photographs show the horrendous and primitive conditions lived in by these people. The ground the beaches they play on are often stained black with oil. Western corporations like British Petroleum and Royal Dutch Shell have made countless billions from the Niger Delta, but the people there live in extreme poverty.

Nigeria, the top oil exporting country in Africa is now facing a massive crisis of malnutrition according to the world food program.

Libya was once the top oil producing country on the African continent. The Islamic Socialist government of Moammar Gaddafi created Africa’s most efficient water system. Free University education was provided, and Libyans had a lifestyle that the envy of almost everyone else on the continent. Women in Libya held important roles in local levels of the government. It was the USA and NATO that toppled this independent nationalist government. Now, Libyans are fleeing their home country as refugees. The formerly prosperous country has been completely wrecked. Poverty has been forcibly imposed on the people of what was once the most prosperous African country.

What is worse, is that the same kind of controlled economic demolition imposed on Libya, Central America, and the Middle East is now taking place, to a much milder degree, within the borders of the United States.

The new low wage economic order is devastating places like Michigan, Pennsylvania, Ohio, and Wisconsin, states that were key in securing Trump’s victory. These places no longer have good paying industrial jobs, but instead have short term service sector employment. The rates of opiate overdoses, suicide, mental illness, crime and other societal ills spawned by a sudden drop in the standard of living are rising. In the last 8 years, the number of Americans applying for nutritional assistance has increased by 32%.

Silicon Valley, New York City, and some gentrified urban areas of the USA are seeing a new level of stability, but for the rustbelt it’s a very different story. Millions of people in the economically devastated areas voted for Donald Trump because he acknowledged these problems, while Clinton spoke of Obama’s presidency as being successful and promised more of the same.

Trump spoke about the suffering of millions of Americans. He blamed “international bankers” for wrecking the lives of America’s working people. Trump even went as far as to acknowledge the negative results of US foreign policy in Iraq and Syria, where terrorism has been strengthened. Trump dared to condemn Saudi Arabia. His rhetoric embraced the rising isolationist sentiments, which have increased on both the left and the right.

The New Nationalists Fill A Void

Trump’s right-wing nationalism filled a void among an entire strata of American society which is disgusted by the current conditions wrought by American capitalism. Due to the fact that the organized political left makes no solid appeal to the rustbelt working class, they are rallying behind Trump, who appeals to them as a savior. The crowds of protesters outside of Trump’s rallies offered no explanation for why millions of refugees and immigrants are pouring into the western countries, or how the crisis could be stopped. Many of the left-wing activists who protested Trump have openly supported the “regime change” operations in Libya and Syria which have unleashed terrorism and a wave of refugees into Europe. The only message the left has offered the Trump supporters is a nasty rebuke of “racist!”

The surprise victory of Donald Trump was not because millions of Americans were impressed with his program or proposed solutions. Trump’s proposals were rather fluid and inconsistent. Other than his plan for a big wall between the USA and Mexico, and to “bring back the jobs” he statements were often quite vague. Some of Trump’s economic agenda seemed populist and social-democratic, other parts of it seemed free market and neoliberal. Trump did emphasize support for policing agencies, and seemed to play into a disgust at “Black Lives Matter” protests among white Americans who sympathize with the police.

The rise of Trump, as well as the rise of various right-wing populist currents across western Europe is not the result of a Russian conspiracy. It is also not indicative of a pending mass genocide or the creation of a new Third Reich, as certain alarmist voices claim. The situation is this: Nations, countries, and communities all over the world are being impoverished and thrown into chaos by global capitalism. Working people’s lives are being destroyed in both the first and third worlds.

Stability is one of the most basic human needs. People need to feel in touch with the world around them. The lives of people in the western world once involved a higher level of stability and security than any other peoples in the world, but this has been swept away. The day to day insecurity and fears associated with short term, low wage employment, as well as the increased presence and over site of government surveillance and policing agencies is drastically changing the lifestyle of people in western countries. Multiculturalism is causing an increasing amount of ideological insecurity and confusion, with many becoming increasing unsure of what is right and wrong, and looking desperately for purpose in their lives. This is all compounded by the fear of terrorism and crime, which is visibly increasing.

The political left allows no real discussion of these issues, and sticks to abstract slogans against “racism.” To millions of people in the west, the left has become synonymous with the political establishment, which holds no answer to the crisis. To millions, “socialism” is no longer a call for a new political system in which society controls and plans the economy, but instead has become a euphemism for expanding social welfare programs. Many confused Americans will say things like “the USA is half socialist already.”

The left has exists in a kind of “movementist” vacuum where slogans and protest chants take the place of substantive analysis or proposals. The left does not explain that mass migration, drug gangs and Wahabbi terrorism is caused by the international financial order. The left does not offer radical proposals about how improve the lives of working people in the western countries. The left does not expose the criminal nature of US foreign policy, and often cheers on State Department “revolutions” across the planet. While the far-right embraces a bombastic and radical sounding tone filled with anger and demanding change, leftist political rallies often sound like a kind of group therapy involving “safe spaces” and “self-care.”

As a result the newly remolded right-wing, which offers a watered down version of 20th century right-wing nationalism and populism, is providing a worldview and program for moving forward. The far-right is stepping up to the plate, giving voice to peoples anger, as bigoted as it may be, and offering its own solutions, as flawed as they are. In western political discourse, the far-right wing is almost the only radical sounding alternative to the status quo that delivers a coherent message, and acknowledges the problems that are radicalizing and politicizing people.

The new nationalist right-wing is in ascendancy for one reason: disaffected people who want solutions will only turn to those who actually claim to offer them.

США. Сингапур. Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 января 2017 > № 2033610


Россия. Ливия. Ближний Восток > Армия, полиция > mil.ru, 11 января 2017 > № 2032170

Министр обороны России и глава армии Ливии обсудили по видеосвязи борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке

Сегодня командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Белкасим Хафтар посетил тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», совершающий переход в основной пункт базирования в составе авианесущей группы Северного Флота.

На борту авианесущего крейсера командующего Ливийской национальной армией приветствовали старший на походе вице-адмирал В.Н. Соколов, командование и экипаж корабля.

После небольшой экскурсии по кораблю состоялась видеоконференция маршала Халифа Хафтара с Министром обороны Российской Федерации генералом армии Сергеем Шойгу, в ходе которой были обсуждены актуальные вопросы борьбы с международными террористическими группировками на Ближнем Востоке.

В завершение визита на авианесущий крейсер российской стороной маршалу Халифу Хафтару была передана партия медицинских препаратов первой необходимости для ливийских военнослужащих и мирного населения.

6 января 2017 года, в соответствии с решением Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации Министерство обороны России приступило к сокращению группировки Вооруженных Сил в Сирии.

Первыми зону конфликта покинули корабли авианесущей группы Северного флота с авианосцем «Адмирал Кузнецов» и тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий».

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия. Ливия. Ближний Восток > Армия, полиция > mil.ru, 11 января 2017 > № 2032170


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 января 2017 > № 2025563

Пожнет ли Россия в Ливии сирийские плоды?

Al Hayat, Великобритания

Вероятно, что некоторые их тех плодов, что Россия пожнет в результате своей победы в Алеппо, окажутся на востоке Ливии. Уже более года Россия укрепляет свои позиции в восточной части Ливии с целью создания дружественных ей альянсов и возвращения в этот регион. Россияне считают, что Запад, приняв резолюцию 1973, не позволившую отрядам Каддафи подавить восстание в Бенгази (в 2011 г., — прим. пер.), на самом деле преследовал цель свергнуть режим и физически устранить Муаммара Каддафи. С начала арабской весны в 2011 году, Москва ждет удобного случая, чтобы закрепиться на Средиземноморье и обойти Францию, Италию, Испанию, Британию, Германию и США. В результате выборов в Ливии в 2014 году возникло два конкурирующих правительства в Триполи (на Западе) и в Эль-Бэйде (на Востоке). Россия делает ставку на две силы: с одной стороны, на сторонников Каддафи, а с другой — на бывшую оппозицию, выступающую против салафитских движений. Возглавляют эти силы генерал Халифа Хафтар и председатель Палаты представителей Акила Салех. Тогда, как связи с американцами у генерала сохраняются и развиваются уже около 20 лет, отношения между ним и Москвой только в этом году вышли на новый уровень постоянных консультаций и встреч. Русские принимали Хафтара Москве в июне. Тогда стороны согласились, что сложности, которые не позволяют Правительству национального единства под руководством Фаиза Сараджа, двигаться в направлении успешного государственного строительства, носят фундаментальный характер.

Несмотря на таинственность, которая окружала встречи Хафтара с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, вполне вероятно, что обсуждались вопросы снабжения армии Хафтара российским оружием. Во время визита Хафтара в Москву в прошлом месяце (в ноябре 2016 г., — прим. пер.) он вновь встречался с вышеперечисленными лицами. В своем комментарии информационному агентству «Спутник» он заявил, что многие ливийские военные эксперты учились в России, однако в будущем, когда будет снят запрет на импорт вооружений, нам будет поступать современное оружие и в связи с этим нам потребуется помощь российских военных специалистов». Не прошло и недели с визита Хафтара, как в Москву прибыл спикер ливийского парламента Акила Салех и также встретился с Лавровым и Патрушевым. Он отрицает, что целью визита была просьба предоставить оружие. В своем комментарии для «Аль-Хаят» он рассказал о новой «дорожной карте» политического урегулирования, которая будет являться альтернативой соглашению, подписанному в Схирате в декабре 2015 г. и реализуемому правительством национального единства. Салех признал «широкое понимание» российской стороной данного вопроса. После встречи с Лавровым он отметил, что есть множество возможностей для нового развития старых российско-ливийских отношений в нефтегазовой, железнодорожной и сельскохозяйственной отраслях. «Кроме того, мы нуждаемся в восстановлении страны и подготовке армии, так как многие наши военные руководители прошли обучение в России и преимущественно знают русский язык».

На этом фоне победа русских в Сирии может стать стимулом для восстановления российского влияния в Ливии и реализации мечты о воссоздании военного порта в Средиземноморье. В этом контексте Москва подтвердила намерение выполнить обязательства по договорам, подписанным до 2011 года, а также соблюдать и новые договоренности.

Помимо Москвы Хафтара также поддерживает Париж, придерживающийся схожего стиля в отношениях с ним. Разные французские источники подтверждают, что французские власти поддерживают войска Хафтара авиацией, снабжают его разведданными и готовят специалистов для его армии. На другой стороне ливийской арены находятся западные лидеры, поддержавшие правительство Сараджа и аффилированные с ним силы, как «Баньян Аль-Марсус», в битве за Сирт против ИГИЛ. В период между августом и декабрем американцы нанесли 470 ударов по позициям ИГИЛ в Сирте по официальному запросу признанного ими и международным сообществом правительства.

Все это означает, что схиратские соглашения не способствуют разрешению конфликта легитимности власти. Помимо правительства Абдаллы Ат-Тани и Халифы Аль-Гави, слабого Всеобщего национального конгресса (в Триполи) и Палаты представителей (в Тобруке), конфликт между которыми не ослабевает, существует также и множество других вооруженных групп. Что касается наиболее влиятельных игроков, то это в первую очередь сторонники Каддафи, которые все чаще стали появляться на побережье. Кроме того, на юге вновь разгорелся конфликт в Себхе между племенами каддафа и авляд сулейман. Удивительно то, что эти племенные и политические расколы могут взорвать ситуацию в любое время. Поэтому первый шаг на пути формирования новой политической системы согласно схиратским соглашениям является объединение военных институтов и институтов безопасности, чтобы не оставить правительство национального единства без возможности исполнять соглашение. Второй шаг состоит в изъятии всего оружия у отрядов милиции и объединение их в составе единой государственной структуры.

Любой сценарий повлияет на стабильность и безопасность в странах региона: война в Ливии продолжит дестабилизировать обстановку в Северной Африке и создавать благоприятную среду для распространения в регионе террористических групп. Колебания крупнейших западных стран также оказывают влияние на ситуацию. Понятно, что политика Дональда Трампа будет отличаться от проводимой Обамой и госсекретарем Хиллари Клинтон, потерпевшей фиаско в Ливии — что и стало одной из причин ее поражения на выборах. Поэтому маловероятно, что США сделает ставку на организации политического ислама в Северной Африке и, в частности, в Ливии. Скорее они будут искать общие точки соприкосновения и работать над реализацией схиратских соглашений и вовлекать все стороны — сторонников и противников Каддафи — в решение проблем.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 января 2017 > № 2025563


Россия. Ливия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > finanz.ru, 27 декабря 2016 > № 2020939

Россия оказала весомую поддержку влиятельному командиру ливийской армии Халифе Хафтару, который противостоит сформированному при содействии ООН правительству страны, заявив, что ему нужно отвести роль в новом руководстве.

Заместитель министра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов выступил с критикой в адрес спецпредставителя ООН в Ливии, отдающего предпочтение другим политическим силам. Его комментарии стали самым громким заявлением России в поддержку Хафтара, который контролирует больше территорий, чем любая другая фракция в расколотой стране. Позиция РФ, заявившей о неэффективности нынешнего управления, может осложнить возглавляемые Западом усилия по укреплению международно признанной, но слабой исполнительной власти в Триполи.

"Хафтар, безусловно, является ведущей политической и военной фигурой, - говорится в письменных ответах Гатилова на вопросы агентства Блумберг. - Считаем, что ливийцам необходимо найти компромисс по его участию в новом ливийском руководстве".

Стремясь вернуть себе влияние советских времен, распространявшееся на Ближний Восток и другие территории, Россия уделяет все больше внимания Ливии после того, как участие вооруженных сил РФ в операции против исламистских повстанцев в Сирии помогло переломить ситуацию в пользу президента Башара Асада. Победа на выборах в США Дональда Трампа, который обещал объединить усилия с РФ в борьбе против терроризма, может привести к сближению интересов Путина и новых американских властей в Ливии и Сирии.

Хафтар борется против радикальных исламских группировок и контролирует основную часть нефтяных мощностей Ливии. За последние полгода он дважды посетил Москву и встречался с министрами иностранных дел и обороны, а также секретарем Совета безопасности, стремясь заручиться их поддержкой. Россия печатает деньги для подразделения центробанка в лояльной Хафтару восточной Ливии. По словам Гатилова, РФ будет строго соблюдать оружейное эмбарго, введенное Советом безопасности ООН.

(Bloomberg)

Россия. Ливия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > finanz.ru, 27 декабря 2016 > № 2020939


Сирия. Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 декабря 2016 > № 2015166

После сирийской победы Путин помогает ливийскому силовику как новому союзнику

Генри Мейер, Кэролайн Александер, Гаит Шенниб | Bloomberg

"У Владимира Путина, возбужденного успешной помощью своему союзнику в Сирии, появились новые амбиции - поддержать еще одного, на этот раз в Ливии. Эти усилия начинают подтачивать ливийское правительство, поддерживаемое ООН", - сообщают корреспонденты Bloomberg.

"Правительство российского президента подружилось с влиятельным военным лидером, который сейчас контролирует больше территории, чем любая другая группировка в переживающем смуту нефтяном североафриканском государстве. Халифа Хафтар побывал в Москве дважды за последние полгода, причем встречался с министрами обороны и внутренних дел, а также главой национальной безопасности, чтобы получить поддержку. Его ведущий союзник также приезжал в Москву на прошлой неделе. Москва посылает деньги и военных специалистов на базу Хафтара на востоке", - говорится в статье.

"Чем дольше мы ждем, тем больше вероятность, что Хафтар победит, - сказал Риккардо Фабиани, специалист по Ближнему Востоку и Северной Африке из лондонской Eurasia Group. - Ясно, что он получает военную, финансовую и дипломатическую поддержку".

"Поддерживая Хафтара в его противостоянии правительству премьер-министра Файеза ас-Сараджа на западе, Россия может укрепить свое влияние в регионе и получить от Ливии миллиарды долларов в рамках контрактов на приобретение оружия и других товаров. В то же время она рискует сильнее разжечь конфликт, полыхающий в расколотой стране. ООН обвиняет войска, верные Хафтару, а также сопротивляющиеся ему вооруженные группировки, в нарушениях прав человека, таких как пытки и незаконные убийства", - сообщают авторы.

"Хафтара поддерживают и другие игроки, хотя противостоят ему могущественные ополчения, сосредоточенные в основном в центре и на западе Ливии, где проживает 70% населения. Среди его союзников - Объединенные Арабские Эмираты и Египет, президент (и бывший верховный главнокомандующий) которого Абдель Фаттах ас-Сиси тесно связан с Кремлем. Путин назвал кампанию по свержению ливийского диктатора Муаммара Каддафи, которую возглавляло НАТО, "крестовым походом", - говорится в статье. По словам чиновников и представителей госкомпаний, Россия потеряла не менее 4 млрд долларов на оружейных сделках и еще миллиарды долларов - на энергетических и транспортных контрактах, когда Каддафи свергли и казнили, передают журналисты.

"США и Евросоюз поддерживают ливийское правительство, сформированное при участии ООН. 29 ноября пресс-секретарь Госдепартамента Джон Кирби призвал Хафтара и его войска покориться "гражданскому командованию" властей Триполи", - сообщают журналисты.

Они добавляют, что 73-летний Хафтар - бывший союзник Каддафи. В 1970-х получил военное образование в России. По данным саудитского канала "Аль-Арабия", после ссоры с ливийским диктатором Хафтар 20 лет жил в США, сотрудничая с ЦРУ.

Сирия. Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 декабря 2016 > № 2015166


США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 декабря 2016 > № 2019640

Хватит, навоевались.

Американские военные заявили о завершении операции против сил ИГ в Ливии.

Вооруженные силы США завершили операцию против группировки "Исламское государство" (запрещена в РФ) в Ливии, сообщает во вторник агентство Associated Press со ссылкой на заявление африканского регионального командования армии США (АФРИКОМ).

Этому заявлению предшествовал разгром сил группировки в районе ливийского города Сирта.

По данным АФРИКОМ, ВВС США нанесли 495 авиаударов по позициям ИГ и ее технике в ходе операции по освобождению Сирта. В то же время в командовании пообещали продолжать оказывать поддержку ливийским силам безопасности в борьбе с ИГ.

Новое правительство Ливии, поддерживаемое ООН, и вооруженные группы из города Мисраты в мае начали операцию по зачистке Сирта от террористов ИГ.

Армия США приступили к ударам по ИГ в августе этого года после того, как застопорилось наступление правительственных сил Ливии на ИГ.

США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 декабря 2016 > № 2019640


Латвия. Ливия > Армия, полиция > telegraf.lv, 12 декабря 2016 > № 2002536

Недавно утвержденный Сеймом оборонный бюджет Латвии является одним из самых быстро растущих в мире, сообщили в пресс-службе Министерства обороны.

Как свидетельствует опубликованный в октябре 2016 года анализ «IHS Markit», у Латвии и Литвы — с 2014 года самые быстро растущие оборонные бюджеты, причем эти темпы роста сохранятся до 2018 года.

По сравнению с 2015 годом, в 2016 году оборонный бюджет Латвии увеличен на 40%, а в 2017 году по сравнению с 2016 вырастет на 22%.

Оборонный бюджет в 2017 году составляет 449,57 млн евро или 1,7% ВВП. В следующем году планируется выделить на оборону 4,9 цента из 1 евро, уплаченного в налогах. В 2016 году оборонный бюджет составляет 367,86 млн евро.

В 2017 году Минобороны условно делит бюджет в трех направлениях: 33% — на инвестиции, 28% — на содержание, 39% — на персонал.

К 2018 году планируется увеличить оборонный бюджет до 2% ВВП.

Латвия. Ливия > Армия, полиция > telegraf.lv, 12 декабря 2016 > № 2002536


США. Сирия. Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 9 декабря 2016 > № 2009903 Гэрет Эванс

«Было ошибкой говорить, что Асад должен уйти»

Экс-глава МИД Австралии: здравый смысл — в мусорке, популизм Трампа стал нормой

Александр Братерский

О том, почему в Сирии не сработала современная система международной безопасности и что несет миру избранный президент США Дональд Трамп, «Газете.Ru» рассказал бывший глава МИД Австралии, политик и публицист Гэрет Эванс. Беседа состоялась в рамках прошедшего в Лондоне Международного люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

— Как вы оцениваете ситуацию в Сирии? Насколько возможно достижение мира в этой стране?

— Ситуация, конечно, отвратительная. Трудно отделить плохих парней от хороших. Я думаю, что для Запада с самого начала было ошибкой говорить, что действующий президент Сирии Башар Асад должен уйти.

Конечно, Асад совершил огромное количество преступлений, и в идеальном мире хотелось бы, чтобы он покинул свой пост. Однако в процессе политического урегулирования он должен быть частью решения проблемы, а не частью самой проблемы.

Вероятное решение сирийского конфликта должно включать в себя также амнистию для тех, кто восстал против нынешнего режима. Также необходимо гарантировать защиту религиозных меньшинств и сплотиться перед лицом борьбы с террористическим «Исламским государством» (запрещено в России. — «Газета.Ru»).

Возможно, Россия и США найдут общий язык на переговорах, однако видя, как развиваются военные действия, трудно предположить какое-то эффективное политическое решение.

— Даже если войска Асада при поддержке России возьмут Алеппо?

— Возможно, это как раз то, что заставит стороны сесть за стол переговоров.

— Вы много сил посвятили развитию теории «Responsibility to protect» («Обязанность защищать»), которая подразумевает начало военных интервенций, если где-то страдает мирное население. Сейчас, после провала кампании в Ливии например, эта теория подвергается немалой критике. Работает ли она сегодня?

— Я думаю, она хорошо работает, если говорить о дебатах в ООН. У стран есть общее понимание, что «обязанность защищать» должна работать, когда, например, происходит массовая резня.

Впрочем, сегодня состояние умов другое, чем было 10–15 лет назад. Сегодня реализуется множество превентивных мер, которые призваны остановить кровопролитные конфликты. Об этом мало говорят, и мировая общественность часто просто не знает о таких международных операциях.

Вот возьмите, к примеру, Бурунди, которое многие годы было мишенью «Аль-Каиды». Там наличие политической воли позволило принять превентивные меры в духе «обязанности защищать».

Сирия, в свою очередь, стала катастрофическим провалом, так как в Совете Безопасности ООН не удалось достичь консенсуса. До этого произошел провал по Ливии.

Подход к Ливии был правильным на начальном этапе, однако он сошел с рельсов. То, что сначала представляло собой мандат по защите гражданского населения, превратилось в смену режима без какого-либо осмысления последствий. Но мы должны извлекать уроки из прошлого.

Если вы посмотрите на ситуацию в Кении в 2008 году, там была ситуация, близкая к руандийской: происходили масштабные этнические чистки. Доктрина «Обязанность защищать» тогда сработала, совместные действия ООН и сил Африканского союза помогли добиться дипломатического, а не военного решения проблемы.

Дипломатические усилия приложил и тогдашний генсек ООН Кофи Аннан. И это был резкий контраст с Руандой, где такой международной реакции не было.

Но я оптимист. Много езжу по миру, и, исходя из своих наблюдений, не думаю, что кто-то хочет вернуться во времена 15-летней давности. Тогда от геноцида и внутренних конфликтов старались держаться подальше.

Не думаю, что кто-то хочет обратно, во времена Генри Киссинджера (советник президента США по национальной безопасности, сторонник подходов «реальной политики»).

Киссинджер как-то говорил главе МИД Таиланда: «Передайте камбоджийцам (речь шла о режиме красных кхмеров. — «Газета.Ru»), что они хотя и убийцы, но США это не мешает. Мы хотим с ними дружить».

— Как вы оцениваете перспективы президентства Дональда Трампа в США исходя из вашего многолетнего международного опыта?

— Всю свою жизнь я посвятил политике, основанной на рациональных интересах, которая вырабатывается путем переговорного процесса. Сегодня здравый смысл выброшен в мусорку и приземленный популизм стал нормой. Когда политика становится заложником сегодняшнего состояния умов, это кажется очень тревожным. Все это не способствует развитию безопасного мира.

Когда в мире политики могут просто рассуждать об использовании ядерного оружия, кажется, что не так много сегодня зрелых людей находится во главе государств. Сам Трамп, кажется, вообще не понимает историю ядерного нераспространения.

— Изменится ли Трамп, когда встанут у руля США?

— Конечно, на это возлагаются надежды, но на это нельзя полагаться. Человек за месяц до победы на президентских выборах публикует сообщения в Twitter, где излагает идеи, взятые будто только что из головы. Он делает заявления в такой манере, которые просто оскорбляют профессиональных дипломатов, долго занимавшихся этими вопросами.

Надеюсь, что он будет окружен более ответственными людьми. Вот его министр обороны, кажется, трезво оценивает ситуацию и понимает свои возможности.

Но сейчас мы ждем еще назначения госсекретаря. И если это кто-то вроде Рудольфа Джулиани или Джона Болтона, то да поможет нам Господь!

— Вы затронули тему ядерного оружия. Считаете ли вы, что в сегодняшнем мире его действительно могут использовать?

— Тенденция последних лет — это вполне комфортное отношение к идее о том, что ядерное оружие может быть применено.

Многие годы мы исходили из того, что ядерное оружие не должно быть использовано и оно существует лишь для сдерживания. И если вы начинаете создавать атмосферу, при которой атомные снаряды могут быть использованы, вы движетесь в очень опасную сторону.

Дело здесь даже не в том, кто применит ядерное оружие. Все-таки до сих пор существует понимание, что его использование станет суицидом для любой страны, принявшей такое решение. Однако огромное количество ядерного оружия, которое находится сегодня на руках у человечества, создает вероятность системной ошибки или кибератаки, которая может привести к случайному удару и самым непредсказуемым последствиям.

США. Сирия. Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 9 декабря 2016 > № 2009903 Гэрет Эванс


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 декабря 2016 > № 2016724

Начнет ли Россия интервенцию в Ливии?

Самия Медавар (Samia Medawar), L'Orient-Le Jour, Ливан

«Наш инструмент — дипломатия, и мы не рассматриваем никаких других вариантов», — заявил на прошлой неделе госсекретарь США Джон Керри своему итальянскому коллеге по поводу Ливии, в столице которой сейчас бушуют бои между вооруженными группами. Подробности этих событий нам неизвестны, однако в результате погибли не менее семи человек, а столкновения подобного рода, по всей видимости, давно стали там обычным делом. Вчера ливийское правительство национального единства заявило о взятии прибрежного Сирта на востоке Ливии. Новость прозвучала после провала множества дипломатических инициатив по урегулированию ливийского конфликта и полугода боев за родной город Муаммара Каддафи, который стал оплотом «Исламского государства» (запрещенной в России террористической организации — прим. ред.) в 2015 году.

Эта победа стала большим успехом для правительственных войск, которым на востоке страны составляют конкуренцию отряды генерала Халифы Хафтара. За последние месяцы тот взял под контроль Бенгази и «нефтяной полумесяц» с помощью собственных сил, которые состоят из различных вооруженных групп и подразделений ливийской армии. Генерал Хафтар получает поддержку Египта и ОАЭ, а также может положиться на верных сторонников, прежде всего в его родной Киренаике. За последнее время ему удалось стать лидером в борьбе с исламистами.

Именно в такой перспективе следует рассматривать две его поездки в Москву в конце июня и в конце ноября. Российская пресса полагает, что у него были встречи с министром обороны Сергеем Шойгу и министром иностранных дел Сергеем Лавровым, а также генеральным секретарем Совета безопасности РФ. Там он, вероятно, просил предоставить военную помощь и нанести авиаудары по исламистам в рамках его наступления на востоке Ливии. Хотя сейчас, конечно же, еще слишком рано утверждать, что Москва начнет военное вмешательство в Ливии, полностью сбрасывать со счетов подобную перспективу нельзя, в частности после того, как Россия расширила свою роль в регионе, оказав военную поддержку президенту Башару Асаду и полностью изменив расклад в сирийском конфликте. «Две поездки Хафтара в Москву с лета 2016 года оказались плодотворными, но не потому что он заполучил современное оружие, а потому что ему удалось установить связи и навести мосты, подготовив тем самым почву для российской военной помощи после снятия ооновского эмбарго», — полагает эксперт по Ливии Рональд Брюс Сент-Джон (Bruce St-John).

Пока у Москвы (официально) нет позиций в Ливии, но она реализует программы на ее территории, утверждает специалист по России из Французского института международных отношений Жюльен Носетти. «Москва отправила десятки инструкторов в страну, чтобы помочь силам генерала Хафтара в Тобруке», — говорит он, подчеркивая маловероятность «официального» военного вмешательства в обозримом будущем. «Россия и так уже разрывается между сирийским и украинским фронтами, что влечет за собой соответствующую финансовую нагрузку», — отмечает Жюльен Носетти.

Исламистская угроза

Того же мнения придерживается и Рональд Брюс Сент-Джон. По его словам, Россия, скорее всего, ограничилась бы военной, финансовой и политической поддержкой сил генерала Хафтара. Москва издавна стремилась заполучить военно-морскую базу в Средиземноморье и (безуспешно) пыталась выторговать ее в Ливии (во время конференции перед подписанием Парижского мирного договора 1947 года) на переговорах с Западом после Второй мировой войны.

«Использование Россией египетской военной базы Сиди-Баррани менее чем в 100 километрах от ливийской границы может стать компромиссом в контексте укрепления военного и антитеррористического сотрудничества между Москвой и Каиром», — полагает Жюльен Носетти.

Такое вмешательство дало бы Москве очень многое. По словам Рональда Брюса Сент-Джона, главной задачей внешней политики России при Владимире Путине является восстановление потерянных после окончания холодной войны престижа и влияния как на международной арене, так и на Ближнем Востоке. Кроме того, следует учесть, что российское руководство «искренне обеспокоено» угрозой радикального ислама и перспективой возвращения исламистов в Россию для проведения терактов.

Помимо стремления закрепиться в Ливии и расширить влияние в регионе, стоит отметить и привлекательность для России военного профиля генерала Хафтара, тем более что с 1978 по 1983 годы тот учился в Москве, подчеркивает Жюльен Носетти. К тому же Кремль стремится уменьшить роль Сирии в своей ближневосточной политике, и «большая активность на ливийском фронте логически вписывается в этот подход».

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 декабря 2016 > № 2016724


Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 8 декабря 2016 > № 1997439

«Цивилизаторская миссия» загнала Ливию в новое средневековье

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Спустя пять лет после убийства Муамара Каддафи Ливия так и не оправилась от тяжелейших последствий гражданской войны и иностранной агрессии. Число правительств, претендующих на власть над страной, увеличилось до трёх, а счёт вооружённых банд, рвущих Ливию на части, идёт на сотни. Политическую анархию усугубляет тяжелейший экономический кризис.

Пятилетний спуск в бездну

Катастрофе, превратившей Ливию из самого процветавшего государства Африки в территорию хаоса и всестороннего кризиса, исполнилось пять лет. 20 октября 2011 года был зверски убит Муамар Каддафи, до последнего защищавший свой родной город Сирт. А спустя месяц, 19 ноября, был схвачен Саиф аль-Ислам — старший сын ливийского лидера. После смерти отца именно он возглавил сопротивление интервентам и их марионеткам-мятежникам.

Первый юбилей этих трагических событий прошёл в Ливии незамеченным. Даже те, кто первоначально поддержал смену власти, признают сегодня свою ошибку, ставшую фатальной для государства и его народа. Незадолго до годовщины убийства Каддафи ведущее издание Зимбабве «Санди мэйл» провело опрос среди граждан Ливии и выяснило, что большинство из них жалеют об уничтожении Джамахирии — уникального строя, существовавшего в стране до 2011 года. Вот что, к примеру, сказал журналистам 31-летний Мохаммед, живущий в городе Мурзук на юге Ливии: «Я присоединился к выступлениям с первых дней и воевал против Каддафи. Прежде я ненавидел его больше, чем кого бы то ни было. Но теперь я преклоняюсь перед ним». Другие согласившиеся на беседу люди, хоть и на разный лад, повторяли одну мысль: жизнь в Ливии стала намного беднее и опаснее, чем при Каддафи.

Запоздалая переоценка происходит и в тех странах, которые приняли активное участие в интервенции. В недавно опубликованном отчёте специальной комиссии британского парламента отмечается, что угрозы мирным жителям действия правительственных войск не представляли. Даже боевиков, не причастных к преступлениям, солдаты Каддафи отпускали на все четыре стороны. А ведь именно «смертельная опасность», которой якобы подвергались жители ливийских городов, и явилась главным поводом для начала бомбардировок! Теперь же британские депутаты признают: оснований для вторжения не было, а правители Франции, Италии, Великобритании, США и других стран-агрессоров изначально нацелились на свержение Каддафи, даже не рассматривая никаких других вариантов вроде переговоров или санкций.

Впрочем, эти сделанные задним числом признания не вернут жизни тысячам погибших ливийцев и не возродят процветавшую страну. Да такой цели западные политики и не ставят. Извлекая скелеты из шкафов оппонентов, они лишь делят власть. Тем временем сама Ливия продолжает пожинать плоды агрессии. Экономический кризис усугубляется с каждым месяцем. Свет в дома жителей подаётся максимум по 12 часов в сутки, рост цен исчисляется двузначными, а на некоторые продукты — и трёхзначными цифрами. Базирующееся в Триполи правительство Фаиза Сараджа объявило о планах девальвировать местную валюту — динар, а также отменить субсидии на топливо. Эти меры только ухудшат положение подавляющего большинства ливийцев.

Власти страны, а вслед за ними и большинство экспертов, объясняют кризис падением уровня добычи нефти и газа — основных экспортных товаров Ливии. На первый взгляд, так оно и есть. При Каддафи извлекалось в среднем 1,5 миллиона баррелей «чёрного золота» ежедневно. К лету этого года добыча сократилась до 200 тысяч баррелей. Но даже если предположить, что прежние показатели будут достигнуты (председатель правления Национальной нефтяной компании Мустафа Саналла недавно пообещал довести добычу до 1,1 миллиона баррелей уже в следующем году), жизнь простых ливийцев они улучшат вряд ли. Новые руководители страны не разделяют социалистических убеждений Муамара Каддафи, так что нефтедоллары скорее оседают на заграничных счетах политиков, чем в социальных программах.

Амбиции фельдмаршала

Это доказывают все пять лет, прошедшие с момента смены власти. Политики, поднятые на поверхность волнами мятежа и гражданского конфликта, меньше всего озабочены народными нуждами. Отсюда — непрекращающиеся передел сфер влияния и дробление страны. Попытка «национального примирения», приведшая к подписанию Схиратских соглашений, закончилась провалом. Впрочем, иной исход был невозможен. Миссия ООН под руководством Бернардино Леона, а затем Мартина Коблера изначально взяла неверный курс. Вместо кропотливой работы по налаживанию внутриливийского диалога иностранные посредники поставили перед собой цель сколотить чисто формальный альянс. Причём в максимально короткие сроки. На миссию ООН давила как американская администрация, которой в преддверии выборов нужно было закрыть крайне невыгодное для Демократической партии «ливийское досье», так и Евросоюз, заинтересованный в налаживании бесперебойных поставок нефти и газа.

Понятно, что родившееся в результате «дитя» оказалось уродливым и чахлым. Действуя где подкупом, а где и откровенными угрозами, «примирители» добились одобрения своего плана частью сил. Но, как оказалось, данное слово и даже поставленная подпись — не гарантия успеха. Несколько месяцев Правительство национального единства и Президентский совет (оба под руководством Фаиза Сараджа) были вынуждены ютиться на военно-морской базе в пригороде ливийской столицы Триполи под охраной иностранного спецназа. Лишь в июле, опять-таки применив скрытые рычаги влияния, Запад добился от триполийского правительства согласия на передачу полномочий Сараджу. О его поддержке также объявили ополчения Мисураты, опираясь на которые, новая власть смогла приступить к исполнению обязанностей.

Но, несмотря на то что и США, и ЕС, и ООН признали правительство Сараджа законным органом власти, его влияние не распространилось дальше столицы. Главной помехой стала позиция Тобрука, где расположен параллельный центр власти. В конце августа тамошняя Палата представителей выразила недоверие новому правительству, обвинив его в полной зависимости от исламистов. Для этого есть основания. Так называемое Правительство национального единства в действительности представляет интересы крайне узкого круга лиц, близкого к ливийским последователям движения «Братья-мусульмане».

Жёсткая отповедь Тобрука вызвана тем, что он держится «на штыках» Халифы Хафтара — командующего Ливийской национальной армией. Этот бывший соратник Каддафи, поддержавший мятеж 2011 года, судя по всему, сам лелеет диктаторские планы. В интервью одному из египетских изданий он заявил, что для Ливии будет благом концентрация власти в руках «сильного лидера», подобного президенту Египта Абдул-Фаттаху Ас-Сиси. В качестве первого шага к заветной цели Хафтар в сентябре этого года принял звание фельдмаршала. Показательно, что его кумир и покровитель Ас-Сиси был удостоен аналогичного титула за полгода до совершения переворота в 2014 году.

Амбиции Халифы Хафтара на первых порах вызвали на Западе раздражение. Ещё бы: план концентрации власти в руках правительства Сараджа трещал по швам, а антиисламистская политика фельдмаршала, мягко говоря, не нравилась тем, кто решил сделать ставку на триполийские и мисуратские элиты. Однако последующие события заставили внешние силы пересмотреть свои приоритеты. В середине сентября армия Хафтара в результате стремительной и почти бескровной операции «Нежданная гроза» заняла основные нефтеналивные порты на берегу залива Сидра. Последние два года они контролировались «Гвардией защиты нефтяных объектов». За этим громким названием скрывались обыкновенные банды, требовавшие выплаты дани за использование портовой инфраструктуры. Вес Хафтара после этой операции резко увеличился. Теперь его сторонники контролируют значительную часть сырьевого сектора Ливии, включая большинство месторождений и четыре из пяти терминалов для отгрузки нефти.

Фаиз Сарадж, прежде именовавший Хафтара «мятежником», предложил ему войти в правительство. Очевидно, изменить риторику премьер-министру посоветовали зарубежные покровители. Так, Мартин Коблер заявил, что «всегда был за включение Хафтара в командование вооружёнными силами», хотя ещё пару месяцев назад убеждал Совбез ООН ввести против него санкции. Однако войти в кабинет Сараджа фельдмаршал отказался, видимо, рассчитывая на более заманчивые предложения.

Дробление власти, дробление страны

Но ситуация в Ливии спокойнее от этого не стала. Исламистские организации, выразившие лояльность Правительству национального единства, в свете сближения последнего с Хафтаром решили отыграть назад. 14 октября в Триполи начался мятеж под руководством бывшего главы триполийского правительства Халифы аль-Гави. В апреле он согласился передать власть Сараджу, но теперь обвинил своего преемника в слабости и неспособности управлять государством. Сторонники аль-Гави заняли комплекс правительственных зданий и офисы ряда СМИ. В телеобращении экс-премьер сообщил о введении в столице режима ЧП и объявил, что кабинет под его руководством возвращается к управлению страной. В Триполи начались столкновения между ополчениями. В поддержку аль-Гави выступили так называемые Бригады революционеров Ливии, собравшие 5 ноября крупный митинг в столице. Они назвали недопустимыми переговоры правительства Сараджа с «военным преступником» Хафтаром и заявили, что на их стороне — муфтий (глава мусульманской общины Ливии) Садык аль-Гарьяни, известный радикальными исламистскими взглядами.

На сегодняшний день Триполи фактически разделён на зоны влияния сторонниками Сараджа и аль-Гави. Оплотом мятежного политика стал город Хомс, расположенный в 120 километров к востоку от столицы. 5 ноября там состоялось показательное приведение к присяге членов нового-старого правительства.

Таким образом, в Ливии теперь три кабинета, каждый из которых претендует на власть над всей страной. Ни один из них, однако, не может навести относительный порядок даже на контролируемой территории. В ноябре кровавые столкновения между представителями двух племён произошли в городе Сабха на юге страны. В результате боёв с применением танков и миномётов погибли по меньшей мере полсот-ни человек. Ожесточённые бои между ополчениями прошли в последние недели в Эз-Завии на западе Ливии и в самом Триполи. Обострение обстановки налицо в Бенгази, где армия фельдмаршала Хафтара пытается ликвидировать опорные пункты салафитской группировки «Ансар аш-Шариа», к слову, связанной с исламистами из Триполи и Мисураты.

Наконец, в Сирте продолжается операция верных правительству Сараджа сил против «Исламского государства». Ещё в августе звучали заявления о полном освобождении города, однако исламисты сопротивляются до сир пор. В операции участвуют американские военно-воздушные силы, что наводит на мысль о сознательном затягивании боёв. Присутствие ИГ — хороший предлог для западного вмешательства. В конце ноября официальный представитель минобороны США Питер Кук заявил о готовности Вашингтона активизировать операцию в Ливии. Тогда же Белый дом расширил полномочия Совместного командования специальных операций. Теперь бороться с террористами оно сможет в любой точке земного шара, причём не только в сотрудничестве с местными спецслужбами, но и самостоятельно.

Пользуясь хаосом в стране, активизируют проникновение в неё различные внешние силы. В Бенгази отрядам Хафтара помогает французский спецназ. Подразделения из Италии, Великобритании и США окопались в Мисурате и Триполи. Спустя пять лет ливийская земля и её богатые недра — по-прежнему объект вожделения иностранных хищников и страшный, кровоточащий памятник «цивилизаторской миссии» современных империалистов.

Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 8 декабря 2016 > № 1997439


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 7 декабря 2016 > № 1998349

Сирт освобожден, Ливия остается расколотой

Сельян Масе | Libération

"После шести месяцев боев ополченцы, верные Правительству национального единства, в конце концов вытеснили "Исламское государство" (запрещенная в РФ организация. - Прим. ред.). Но джихадисты при этом не исчезли с ливийской сцены: повсюду в стране исламистские силы находятся в состоянии воссоединения", - считает журналист Libération Сельян Масе.

"Они защищали свою ливийскую вотчину шесть месяцев. Боевики "Исламского государства" окончательно оставили во вторник единственный важный город, который они контролировали вне сирийско-иракской зоны, Сирт на берегу Средиземного моря. Победа бригад, находящихся под военным руководством Правительства национального единства (GNA), была одержана ценой значительных потерь - 712 убитых и более 3 тыс. раненых - и почти полного разрушения города, который начиная с августа подвергался бомбежкам со стороны американской авиации", - говорится в статье.

"Около 30 джихадистов сдались", - объявил официальный представитель операции. "Никогда до сих пор солдаты ИГИЛ не капитулировали, предпочитая напоследок совершить операцию террориста-смертника, чтобы умереть мучеником. Все же окончание битвы за Сирт не означает уничтожения "Исламского государства" в Ливии и еще меньше - конца джихада в стране", - пишет автор.

"Только что завершенная венная операция, под кодовым названием "Аль-Буньян аль-Марсус", была проведена под официальным контролем Правительства национального единства, которое возглавляет премьер-министр Файез ас-Сарадж. Но правительство не располагает настоящей национальной армией. Бойцы, пришедшие на схватку с "Исламским государством" в Сирте, являются членами бригад, сформированных во время или после гражданской войны, которая привела к падению Каддафи в 2011 году. Большая часть этих ополченцев - выходцы из могущественного города Мисрата", - продолжает автор.

"В общей сложности от 5 до 6 тыс. человек, по официальным данным, были размещены на боевых позициях в Сирии, напоминает независимый журналист Том Фене, эксперт по Ливии. Что они будут делать теперь? Вернутся к себе? Останутся защищать Сирт? Двинутся на восток? ИГИЛ занимал всех, но самое трудное впереди. У каждой бригады своя собственная программа: скоро возникнет раскол". На самом деле истинными победителями битвы за Сирт являются, прежде всего, ополченцы, а не правительство. "В социальных сетях послания с поздравлениями адресованы бригадам, которые считают геройскими, - отмечает Том Фене. - Файез ас-Сарадж может сделать из этой победы дипломатический аргумент, но он не выиграет в популярности в глазах ливийцев".

"Люди думают, что после Сирта ИГИЛ в Ливии исчезнет: это неправда, - продолжает Том Фене. - Джихадисты рассеялись, они берут на себя теракты в Триполи, и в различных отчетах упоминается о базах, организованных на Юге".

"Исламское государство" далеко не единственная организация, причисляющая себя к вооруженному джихаду в Ливии. Она даже не самая многочисленная и не самая могущественная", - сообщает автор.

"Десятки других радикальных исламистских группировок возникли после падения Каддафи, как на востоке, так и на западе, - пишет автор. - "Ансар аш-Шария", близкая к "Аль-Каиде" (запрещенные в РФ организации. - Прим. ред.), сформировала коалицию с другими исламистскими группировками, образовав костяк "Совета шуры революционеров Бенгази", чтобы противостоять самопровозглашенной Ливийской национальной армии (ЛНА). Ее возглавляет маршал Халифа Хафтар, который не признает власти Файеза ас-Сараджа. ЛНА добивается успеха при открытой поддержке Египта, Объединенных Арабских Эмиратов, России и при менее открытой поддержке Франции", - сообщает Масе.

"Наконец, третья категория салафитов, участвующих в военных действиях в Ливии, - "мадхалиты". Это название произошло от имени саудовского улема (улем - мусульманский богослов. - Прим. ред.) Раби ибн Хади аль-Мадхали, они выступают за послушание местным политическим властям", - говорится в статье.

"Теперь, когда битва за Сирт подходит к концу, лагерь радикальных исламистов будет воссоединяться заново, - уверяет Али Бенсаад, профессор Французского института геополитики. - Столкновения в Триполи, произошедшие на прошлой неделе, куда были вовлечены люди Абдеррауфа Кары и сторонники верховного муфтия Ливии Аль-Гарьяни, это только начало. Ливия входит в новый период неопределенности".

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 7 декабря 2016 > № 1998349


Ливия > Армия, полиция > un.org, 6 декабря 2016 > № 1999198

Спецпредставитель ООН предложил план по стабилизации ситуации в Ливии

Политическое соглашение о создании правительства национального единства в Ливии, подписанное год назад, позволило освободить от ИГИЛ большую часть территории этой страны. Тем не менее, прогресс в остальных сферах жизни идет гораздо медленнее, чем ожидалось. Об этом членам Совета Безопасности заявил Специальный представитель Генерального секретаря и глава Миссии ООН по поддержке Ливии Мартин Коблер.

По его словам, власть правительства национального единства ограничена, а его законодательные инициативы зачастую встречают отпор в парламенте. Как подчеркнул Коблер, борьба теневых правительств за влияние угрожает безопасности и стабильности в стране. «В последние дни мы наблюдали самую кровавую вспышку насилия в Триполи с 2014 года, - заявил Спецпредставитель. – Меня это очень беспокоит. Пользуясь возможностью, я хочу призвать все силы, участвовавшие в этих столкновениях, немедленно прекратить сражаться друг с другом и терроризировать население и позволить возобладать разуму».

Как сообщил Коблер, в нарушение международного эмбарго в Ливию продолжает поступать оружие. Часть этого оружия, по данным Миссии ООН, оказывается в руках террористов.

Коснувшись экономической ситуации в стране, Спецпредставитель ООН отметил, что рост добычи нефти принес некоторое «облегчение», однако правительство национального единства не имеет доступа к вырученным средствам, а дефицит бюджета составляет 70 процентов от ВВП. «Я призываю Центробанк Ливии спасти правительство национального единства, выделив средства в кратчайшие сроки и без бюрократических проволочек», - заявил Коблер. В противном случае, предупредил он, стране грозит экономический коллапс. Он отметил, что в результате беззакония и коррупции финансовые резервы Ливии за три года снизились со 108 миллиардов долларов до 46 миллиардов долларов.

С целью стабилизации ситуации Спецпредставитель ООН предложил план из шести пунктов, который включает в себя решение политических вопросов, борьбу с вооруженными формированиями и терроризмом, меры по оздоровлению экономики, обеспечение соблюдения прав человека и законности, а также создание условий для возвращения Миссии ООН по поддержке Ливии (МООНПЛ) в Триполи. Напомним, офис Миссии был переведен в Тунис из соображений безопасности.

Ливия > Армия, полиция > un.org, 6 декабря 2016 > № 1999198


США. Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 5 декабря 2016 > № 1994401

США требуют от вооруженных формирований в Ливии очистить города страны, прежде всего, столицу Триполи, заявил журналистам представитель госдепартамента Марк Тонер.

"США выражают глубокую обеспокоенность эскалацией насилия между вооруженными группировками в Триполи и призывают все стороны немедленно уступить призывам правительства национального согласия по прекращению боевых действий", — сказал Тонер.

"Мы призываем все стороны к деэскалации напряженности в столице и уважению условий политических соглашений в Ливии, включая меры безопасности, предусматривающие вывод вооруженных группировок из ливийских городов и их замену на части правительственной армии и полиции", — сказал Тонер.

По сообщениям СМИ, по меньшей мере восемь человек, включая гражданские лица, погибли в возобновившихся столкновениях в Триполи.

С 2011 года после свержения, а затем убийства бывшего лидера Ливии полковника Муаммара Каддафи эта страна живет в условиях политического коллапса и хаоса в системе безопасности, которыми воспользовались международные террористические группировки, распространившие свое влияние в ряде регионов Ливии. В стране царит двоевластие: избранный народом парламент, который заседает в городе Тобрук на востоке страны, и сформированное в марте этого года при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия во главе с Фаезом ас-Саррагом со штаб-квартирой в Триполи. Обе структуры отказываются признавать друг друга и сотрудничать.

Алексей Богдановский.

США. Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 5 декабря 2016 > № 1994401


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 4 декабря 2016 > № 1992272

Военные в ливийском городе Сирт за выходные задержали восемь боевиков группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), которые пытались сбежать из осажденного города вплавь.

Сирт, захваченный террористами в 2015 году, расположен на берегу Средиземного моря, с мая против ИГ в нем ведут операцию военные формирования, лояльные правительству национального согласия Ливии в Триполи.

"Наши силы предотвратили попытку бегства шести боевиков ДАИШ (арабский акроним ИГ — ред.) вплавь по морю", — сообщила пресс-служба военной операции в своем Facebook в минувшую субботу.

В воскресенье были пойманы еще два "пловца", сообщает национальное агентство LANA со ссылкой на военный источник. По его данным, задержанные оказались гражданами соседнего Туниса. Куда боевики рассчитывали уплыть, не уточняется.

Военные в Сирте в августе заявляли, что город освобожден от ИГ на 70%, однако полностью освободить его пока не удалось. Бои продолжаются в прибрежном районе Гиза-Бахрия, где остаются террористы.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 4 декабря 2016 > № 1992272


Ливия. Россия. ЦФО > Армия, полиция > ria.ru, 27 ноября 2016 > № 1983299

Командующий ливийской армией Халифа Хафтар прибыл в воскресенье Москву с официальным визитом, сообщает пресс-служба командования национальной армии Ливии на своей странице в Facebook.

Халифа Хафтар руководит вооруженными силами, лояльными парламенту Ливии на востоке страны. Созданное в 2016 году при поддержке ООН правительство нацсогласия в столице Триполи так и не получило поддержку Хафтара и депутатов.

Визит командующего в Россию станет вторым за год, в июне Хафтар встречался в Москве с министром обороны РФ Сергеем Шойгу и секретарем совбеза Николаем Патрушевым. Подробности нового визита в сообщении армейской пресс-службы не уточняются.

Хафтар известен как противник исламистов, войска под его командованием ведут борьбу с группировкой "Исламское государство" (запрещена в РФ) в городе Бенгази.

Ливия. Россия. ЦФО > Армия, полиция > ria.ru, 27 ноября 2016 > № 1983299


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 29 октября 2016 > № 1951737

По меньшей мере три человека погибли при обстреле нескольких районов в ливийском городе Бенгази, 14 пострадали, заявил агентству Sputnik глава пресс-службы управления главного командования ливийской армии Халифа аль-Обейди.

Аль-Обейди заявил, что "снаряды были выпущены из района Канфуда, последней точки сосредоточения боевиков группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) в городе Бенгази, осаждаемом некоторое время силами армии, которая не может штурмовать город в связи с присутствием в нем большого числа мирных жителей".

По данным источника, все погибшие и пострадавшие — мирные жители, среди них женщины и дети.

В Ливии 31 марта приступило к работе новое правительство национального согласия страны во главе с премьером Файезом ас-Сараджем. Правительство надеется восстановить целостность страны, которая с момента свержения в 2011 году режима Муаммара Каддафи находилась на грани распада. Отдельные районы Ливии до сих пор захвачены боевиками, связанными с ИГ.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 29 октября 2016 > № 1951737


Ливия. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 28 октября 2016 > № 1959383

Libya is a Complete Western Disaster, Finds a British Parliamentary Report

Salman Rafi Sheikh

Three years ago, NATO declared that the mission in Libya had been “one of the most successful in NATO history.” Today, this statement is a proven lie that was fed to the public at large in the West. A recently published report of British parliament’s foreign affairs committee has categorically acknowledged that the Western intervention in Libya in 2011 was not only based upon flawed intelligence but also directly paved the way for the resurgence of Islamist terror groups in the country. What had initially been propagated as a sort of “humanitarian intervention” to “protect” civilians from the “tyranny of Gaddafi” soon exacerbated into the notorious game of regime change and led to the subsequent disaster, proliferation of Islamist groups and Libya’s downfall from a reasonably stable state to a fragmented one. The report’s findings are, as such, highly critical in terms of the way the West, particularly the US, has been projecting the utmost necessity of NATO’s intervention.

Even if we were to agree to the Western proposition that Gaddafi regime was inflicting atrocities on its people and that the real goal, as a recent article published by the corporate-funded Brookings Institute argues, was to protect people, the report finds it to be wrong. It unambiguously states:

“Many Western policymakers genuinely believed that Muammar Gaddafi would have ordered his troops to massacre civilians in Benghazi, if those forces had been able to enter the city. However, while Muammar Gaddafi certainly threatened violence against those who took up arms against his rule, this did not necessarily translate into a threat to everyone in Benghazi. In short, the scale of the threat to civilians was presented with unjustified certainty. US intelligence officials reportedly described the intervention as “an intelligence-light decision.”

Exposing the hollowness of the propagated “truths” that Gaddafi regime was indiscriminately killing his countrymen and that he would have continued to do so “in large numbers if that’s what his survival required”, the report states that nothing of this sort was happening at the time of intervention or was likely to follow. Intervention happened not because Gaddafi was inflicting atrocities but because he was winning the fight against Western and Arab funded militias:

“Despite his rhetoric, the proposition that Muammar Gaddafi would have ordered the massacre of civilians in Benghazi was not supported by the available evidence. The Gaddafi regime had retaken towns from the rebels without attacking civilians in early February 2011.”

The report goes on to state that:

“On 17 March 2011, Muammar Gaddafi announced to the rebels in Benghazi, “Throw away your weapons, exactly like your brothers in Ajdabiya and other places did. They laid down their arms and they are safe. We never pursued them at all.” Subsequent investigation revealed that when Gaddafi regime forces retook Ajdabiya in February 2011, they did not attack civilians.”

Contrary to this situation was the mantra of “protecting” people that was officially projected for public consumption, while the real goal was to send Gaddafi home and to re-design Libya’s future in which Gaddafi or his affiliates would have no role to play. The report states:

“When the then Prime Minister David Cameron sought and received parliamentary approval for military intervention in Libya on 21 March 2011, he assured the House of Commons that the object of the intervention was not regime change. In April 2011, however, he signed a joint letter with United States President Barack Obama and French President Nicolas Sarkozy setting out their collective pursuit of “a future without Gaddafi”.

That the goal was always to impose a new regime on the people of Libya is evident from another finding that no option other than that of military intervention was explored and considered:

“The Government rapidly developed a new policy of intervention to protect civilians as Muammar Gaddafi’s forces approached Benghazi in mid-February 2011. It did not explore alternatives to military intervention such as sanctions, negotiations or the application of diplomatic pressure. In pursuing regime change, it abandoned a decade of foreign policy engagement…”

What the West wanted to achieve by regime-change?

As could be expected of the West, the real goal was to extend Western influence in the African continent. Libya was to be the gateway for that. However, as long as Gaddafi was there, this objective could never be realized. Hence, the anti-Gaddafi propaganda and the development of “pro-democracy” discourse in the West that paved the way for NATO-led intervention. The report enlists following critical objectives, which were of crucial importance for France’s Sarkozy, behind the military intervention and change of regime in Libya:

1. A desire to gain a greater share of Libya oil production.

2. Increase French influence in North Africa,

3. Improve his internal political situation in France,

4. Provide the French military with an opportunity to reassert its position in the world.

5. Address the concern of his advisors over Qaddafi’s long term plans to supplant France as the dominant power in Francophone Africa.

Therefore to achieve these objectives, a dual strategy was implemented. On the one hand, NATO intervened and on the other hand weapons were allowed to be distributed to the Islamist militias. The report categorically states:

“….the international community turned a blind eye to the supply of weapons to the rebels. Lord Richards highlighted “the degree to which the Emiratis and the Qataris…played a major role in the success of the ground operation.” For example, Qatar supplied French Milan antitank missiles to certain rebel groups. We were told that Qatar channelled its weapons to favoured militias rather than to the rebels as a whole.”

Who were the “rebels”?

While it is largely believed that that crisis in Libya were linked to a general uprising linked with the so-called “Arab Spring”, this is far from the truth. For one thing, a general popular uprising against an autocrat regime could not possibly have descended into a pure chaos but for the involvement of foreign funded extremist groups. This is precisely what happened in Libya. The critical question, therefore, is: were the Libyan rebels really “rebels”? The report disputes the Western official narrative that it was a general uprising and that extremists got involved at some alter stage. Contrary to the official narrative, the report concludes:

“It is now clear that militant Islamist militias played a critical role in the rebellion from February 2011 onwards. They separated themselves from the rebel army, refused to take orders from non-Islamist commanders and assassinated the then leader of the rebel army, Abdel Fattah Younes.”

That the West had “turned a blind eye” to the support certain militias were receiving from Arab countries is, in fact, an indication of the Western complicity in facilitating the rise of Islamist groups in Libya. And as the report states yet again:

“We asked Lord Richards whether he knew that Abdelhakim Belhadj and other members of the al-Qaeda affiliated Libyan Islamic Fighting Group were participating in the rebellion in March 2011. He replied that that “was a grey area”. He added that “a quorum of respectable Libyans were assuring the Foreign Office” that militant Islamist militias would not benefit from the rebellion. He acknowledged that “with the benefit of hindsight, that was wishful thinking at best.”

What is Libya today? A disastrous mess

It is a mess, a victim of Western conspiracy and its notorious cold-war era policy of imposing regime change in countries that refuse to abide by their rules of global politics. Libya, today, is a disaster. Facts speak for themselves: In 2010, Libyan economy was generating US$75 billion in GDP, with an average per capita income of US$12,250, roughly equal to an average income in some European countries. As of 2016, however, Libya is likely to experience a budget deficit of some 60% of GDP. The United Nations ranked Libya as the world’s 94th most advanced country in its 2015 index of human development, a decline from 53rd place in 2010.

Thanks to the Western intervention which was, to say the least, not only ill-informed and a result of propaganda against Gaddafi but also motivated by purely geo-political considerations. Thanks to the Western intervention that has ‘successfully’ transformed Libya from the richest African state under Gaddafi to a failed state under Western supervision.

Its various experiments in Libya have failed to transform it into a pure Western vessel. And as the reports indicate, the US in now trying to install one of its long term assets, General Khalifa Hifter, who aims to set himself up as Libya’s new dictator and then help the West in transforming Africa’s political economy into a disastrous the kind of which Libya, Syria, Iraq and Afghanistan today are.

Ливия. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 28 октября 2016 > № 1959383


Ливия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 28 октября 2016 > № 1953814

Наследие «мертвеца из холодильника»

Автор: Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель «Правды».

Пять лет назад американский спецназ, который, по мнению экспертов, был весьма небрежно загримирован под ливийскую уличную толпу, растерзал полковника Муамара Каддафи, возглавлявшего Народную Ливийскую Арабскую Джамахирию. Умирающего легитимного лидера государства-члена ООН бросили ещё живым в промышленный холодильник крупного супермаркета, где он и скончался.

Восток — дело тонкое

Западные СМИ сегодня проявляют огромный и, на первый взгляд, не очень понятный интерес к судьбе Каддафи. Мало ли, в самом деле, погибло крупных политиков в ходе инспирированных Вашингтоном «цветных революций»? Так почему же такой интерес именно к Каддафи?

Незадолго до своей гибели он писал: «В Европе 50 миллионов мусульман. Ещё 50 миллионов живут в Турции… Есть знаки, что Аллах дарует мусульманам победу в Европе — без мечей, без оружия и без завоеваний. Через несколько десятилетий она превратится в мусульманский континент».

При этом Каддафи не педалировал вопрос об африканской иммиграции. Он заключил соглашение с Италией, которую эта проблема особенно беспокоила. И уменьшил число беженцев, прибывающих на Апеннины с Чёрного континента в десять раз.

Полковник маневрировал. Он предупреждал европейских лидеров: если не будете уважительно относиться к Ливии, получите миграционную волну, которая в исторически кратчайшие сроки смоет европейскую цивилизацию. Амбициозные западные политики предпочли уничтожить Каддафи. Им казалось, что с его исчезновением исчезнет и проблема. Но получилось иначе: правоту оценок полковника сегодня не видит разве что политический слепец. Отсюда и интерес к этой загадочной фигуре.

Он родился в бедной бедуинской семье. В 14 лет впервые участвовал в политической антимонархической демонстрации. В 19 лет Каддафи уже создал подпольную боевую организацию, целью которой было свержение короля Идриса I. Тогда король уцелел.

Потом Каддафи учился за государственный счёт в Великобритании. А вернувшись домой, сделал блистательную военную карьеру. Но служить монарху не захотел. В 1969 году в возрасте 27 лет совершил военный переворот и возглавил ливийский Совет революционного командования. С тех пор он более сорока лет возглавлял страну. Менялось название государства, по-разному назывались должности, которые занимал Каддафи. Но суть оставалась неизменной: при Каддафи Ливия набирала силу. Из нищей африканской страны она стала стабильным и богатым светским государством, где народ жил в достатке и покое. Полковник провёл тотальную национализацию, была создана совершенная инфраструктура. Незадолго до его убийства европейская пресса приводила любопытные цифры: зарплата медсестры в этой стране составляла в пересчёте 1000 долларов в месяц; за каждого новорождённого ребёнка государство выплачивало родителям 7000 долларов. Бензин стоил 0,14 доллара за литр. За подделку лекарств следовало одно наказание — смертная казнь. Образование и стажировку за рубежом всем желающим оплачивало государство. Спекуляция жильём запрещалась. Медицина в стране была бесплатной. Новобрачные получали в подарок 64000 долларов на покупку жилья и обзаведение бытовой техникой. И так далее... Естественно, оснований для бунта не было, и «цветные революционеры» опирались на наёмников. Сегодняшняя Ливия, раздираемая подкупленными убийцами и криминальными кланами, являет собой разительный контраст с недавним прошлым.

Но это ещё не вся правда о полковнике Каддафи. Его имя эксперты часто упоминают рядом с именем президента соседней страны — Египта — Анвара Садата. Он тоже участвовал в антимонархическом движении, боролся за свержение королевской власти в своей стране. Садат шёл бок о бок с Гамалем Абдель Насером, который во главу угла своей политики ставил дружбу с СССР и был даже удостоен звания Героя Советского Союза. Став президентом в 1970 году, Анвар Садат круто изменил курс — выслал из Египта советских военных советников и начал перевооружать армию на американский манер.

Существует целая литература о связях Садата с гитлеровской военной разведкой — абвером. Будто бы ему даже был присвоен чин полковника вермахта. Садат, что подтверждается фотодокументами, любил наряжаться в эту парадную форму и с гордостью рассматривал себя в зеркалах.

При этом он не скрывал своих профашистских настроений. В мемуарах Садат писал: «Гитлер поразил меня, а ещё больше меня поразил немецкий военный дух. Когда Роммель начал наступление в Западной пустыне, очищая её от англичан, он одновременно начал завоёвывать и моё сердце. Он завладел моим сердцем и моими мечтами…» В 1942 году Садат был заключён в египетскую тюрьму за связь с фашистской агентурой.

Практически одновременный приход к власти в Ливии и Египте Каддафи и Садата породил множество версий об их связях с египетскими спецслужбами, где в то время было очень сильно влияние «тихих американцев».

Курс на СССР

Когда Садата убили во время военного парада в 1973 году, на Ближнем Востоке многие вздрогнули — чувствовалось, что наступают новые времена. Каддафи активизировал свои связи с Советским Союзом. В СССР Каддафи ценили: когда полковник прилетал в Москву, его на аэродроме встречал лично Леонид Ильич Брежнев. Люди Каддафи, как утверждают американские эксперты, работали в 45 странах, и действовали они в интересах СССР. Ливийские офицеры учились в советских военных академиях. В страну поступало много оружия из СССР, в сочетании с бурно растущей при советской помощи ливийской нефтяной промышленностью полковник Каддафи становился всё более влиятельной политической фигурой.

Много шума наделал взрыв на дискотеке в Берлине, за который, по мнению западных экспертов, ответственность несли «агенты Каддафи». Погибли два американских солдата. США среагировали жёстко — президент Рональд Рейган послал к ливийским берегам три авианосца с кораблями сопровождения. Американские самолёты бомбили Триполи, погибли около ста ливийцев, в том числе и полуторамесячная приёмная дочь Каддафи. ВВС США потеряли двух пилотов.

Реакция полковника была однозначной: в небе над Шотландией «агенты Каддафи» уничтожили пассажирский самолёт «Пан Америкэн» — более двухсот жертв. На Ливию наложили международные санкции.

С новой российской властью у Каддафи уже не было таких дружеских отношений, как с руководством СССР. На рубеже веков после длительных и очень тяжёлых переговоров Каддафи согласился выплатить огромные компенсации семьям погибших в самолёте «Пан Ам» и обязался уничтожить ливийскую программу разработки оружия массового поражения. В ответ ему обещали компенсации родственникам жертв бомбардировок Триполи, с Ливии были сняты санкции, США исключили её из списка спонсоров террора.

Полковник Каддафи называл Барака Обаму «сыном» и требовал от дипломатов максимальной активизации работы по подготовке их встречи (она так и не состоялась). Обама оценил ситуацию однозначно: «Разумеется, Ливии будет лучше, если Каддафи лишится власти».

Полковник приехал в Россию, поставил свой бедуинский шатёр в центре Москвы и принимал там важных людей. Успеха этот вояж не имел.

Интересно сейчас перечитывать суждения высших должностных лиц Российской Федерации по ливийскому вопросу. Владимир Путин (тогда премьер-министр) сказал: «Что касается Ливии, она находилась в своё время в строгой изоляции после известных событий. Россия придерживалась этих санкций. Но потом западные лидеры пошли навстречу Ливии и даже принимали господина Каддафи в своих странах. Ну мы смотрели на это спокойно.

Но потом у них возникли многомиллионные контракты с Ливией. И мы почувствовали себя чужими на этом празднике жизни. И быстро восстановили отношения с этой страной».

По мнению американских аналитиков, огромные нефтяные контракты Ливии с западными транснациональными монополиями были одной из причин того, что Россия не использовала право вето при рассмотрении ливийского вопроса в Совбезе ООН — российские нефтяники почувствовали себя ущемлёнными. И Москва дала «зелёный свет» атакам на ливийские города.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров оценил ситуацию так: «Мы больше не допустим двусмысленности, которая проникла в резолюцию по Ливии». Весьма дипломатичную фразу о двусмысленности, которая проникла в резолюцию Совбеза ООН, аналитики прочли как осторожное признание ошибки. Но чьей ошибки? По Сталину, каждая ошибка имеет фамилию, имя и отчество. А у нынешней российской власти получается, что ошибка проникла неизвестно откуда.

Вместе с тем другие специалисты выделяют во фразе Лаврова слова: «Мы больше не допустим…» И, проецируя их на сегодняшнюю ситуацию в Сирии, приходят к выводу: Россия сделала кардинальные выводы из судьбы Муамара Каддафи и не допустит её повторения применительно к Башару Асаду.

Отвязавшиеся марионетки

Популярный американский журнал «Ньюс-уик» опубликовал впечатляющий фотомонтаж: президенты США и Франции Джордж Буш-младший и Николя Саркози, премьер-министры Великобритании Гарольд Браун и Тони Блэр, итальянский премьер Сильвио Берлускони, как марионетки, прикреплены к нитям, которые держит твёрдой рукой невозмутимый кукловод Муамар Каддафи. Текст не для слабонервных. Мировые лидеры помогали тому, кого они называли брутальным диктатором.

А он управлял ими, дёргая за нужные нити, скреплённые крупными взятками. Но потом по команде из США марионетки отвязались и убили кукловода.

Казалось бы, всё ясно: лучше убить, чем платить. Но у прессы есть вопросы: все ли высокопоставленные взяточники стали объектом внимания популярного американского еженедельника? Или не все?

Почему, например, только один президент США Джордж Буш-младший заклеймён позором? А его предшественник Клинтон? А Барак Обама? Или нынешний кандидат в президенты (а во времена уничтожения Каддафи — госсекретарь США) Хиллари Клинтон? Они что, символы духовной непорочности? Или публикаторы обошли их вниманием по каким-то другим причинам?

Сегодняшняя предвыборная президентская кампания в США даёт повод для размышлений. Вспоминается, что «Ньюсуик» — издание, близкое к Демократической партии Соединённых Штатов. И потому демократических политиков в публикации нет, позорят только президента-республиканца Джорджа Буша-младшего.

Интересно сегодня перечитывать и стенограммы дебатов в Европарламенте по ливийской проблеме. Так, депутат-консерватор из Великобритании Чарльз Танно, говоря о «смелости» английского премьера Дэвида Кэмерона и французского президента Николя Саркози, с восторгом заметил: «Их можно поздравить — режим Каддафи пал, ливийцы вот-вот начнут строить плюрализм и демократию. А операцию НАТО по защите мирных граждан и вовсе можно назвать уникальной: она не привела ни к одной жертве. Да и со стороны противников Каддафи было отмечено всего несколько злоупотреблений. В то время как каддафисты и наёмники совершали серьёзные преступления».

Член Европейской народной партии Хосе Игнасио Садафранко из Испании утверждал: «Учитывая, что нам потребовалось всего шесть месяцев, чтобы положить конец ужасной диктатуре, длившейся 42 года, можно сказать: мы молодцы!» При этом депутат выразил уверенность, что Арабская весна поставит заслон перед распространением «радикальных исламистских идей».

Когда читаешь весь этот совсем недавний европарламентский бред, невольно обращаешься к ситуациям сегодняшним — обсуждению украинской и сирийской проблем в том же Европарламенте. И возникает естественный вопрос: что делали так долго представители России в этом странном сборище политических тупиц и наёмных говорунов? Может быть, действительно нужно продемонстрировать волю нашей великой страны и, уходя, хлопнуть дверью, не ожидая, что, возможно, когда-нибудь европарламентарии научатся видеть реальную картину реального мира?

Ливия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 28 октября 2016 > № 1953814


США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 26 октября 2016 > № 1948482

"Сан-Антонио" заменил "Уоспа" в ливийской кампании.

С 21 октября десантный корабль USS San Antonio заменил USS Wasp в ливийской кампании, сообщает "Военный Паритет".

В отличие от Wasp корабль, пришедший на замену, не может обеспечить палубную эксплуатацию самолетов ВВП типа AV-8B Harrier Корпуса морской пехоты США. Отмечается, что "Харриеры" сыграли важную роль в операции Odyssey Lightening ("Молния Одиссея") в августе этого года, нанося удары по исламистам в районе города Сирт.

В настоящее время "Уосп" с шестью "Харриерами" прибыл на отдых на ВМБ в Суда-Бей (Крит). В настоящее время авиационная поддержка наземных войск обеспечивается вертолетами Bell UH-1Y Venom и AH-1W Cobra авиационной группы 22-го экспедиционного отряда морской пехоты на "Сан-Антонио".

США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 26 октября 2016 > № 1948482


США. Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 23 октября 2016 > № 1943440

 Леди Макбет Арканзасского Уезда

призрак Каддафи подкарауливает Хиллари Клинтон.

Исраэль Шамир

В эти дни Хиллари Клинтон борется с Доналдом Трампом за пост президента США. Она его обвиняет в расизме и в приставаниях к женщинам, как принято в США. Ее поддерживает вся без исключения американская пресса, и нынешний президент, и жена нынешнего президента, так что Трампу нелегко.

Но приставания к женщинам и массовые убийства – все-таки в разных весовых категориях. И мне кажется, что в этом споре все чаще появляется между двумя претендентами призрак злодейски замученного ливийского лидера Муаммара Каддафи. А кровь Каддафи – на руках Хиллари.

Мы все видели, как она ликовала и радостно сообщала городу и миру: «Мы пришли, увидели, и он умер», как бы передразнивая латинское «вени-види-вици» древних цезарей. Не она тогда была президентом, а Барак Обама, лауреат премии мира, но к злодейству она, г-жа госсекретарь, подталкивала слабовольного президента, как ее сестричка - леди Макбет – подталкивала своего супруга на убийство короля.

Подумать только – прошло уже пять лет, с тех пор, как был злодейски убит один из самых колоритных политиков и государственных деятелей Арабского Востока, Муаммар Каддафи. Страна, которой он много лет руководил, стала в его годы одной из самых преуспевающих в Северной Африке. Множество экономических мигрантов из Черной Африки находило себе работу в Ливии, вместо того, чтобы рискуя жизнью плыть на крохотных суденышках в Европу. Ливия останавливала миграцию – не силой оружия, а предложением работы.

Каддафи стремился к большим проектам – он создал огромную реку, питавшую земли засушливой Ливии подземными водами, обнаруженными под Сахарой. Он старался соединить воедино арабские страны по плану Гамаль Абдель Нассера; он планировал запустить золотой африканский динар чтобы освободить Африку от эксплуатации.

Каддафи был настоящим борцом против империализма, и его казна всегда была открыта перед революционерами, а иногда – и авантюристами. Он помог Ирландской Республиканской Армии в ее борьбе за свободу Ирландии, он поддерживал палестинское дело, ратовал за Кубу и Вьетнам. Совершенно независимый по характеру человек, он ни на миг не стал «московской марионеткой», как называли враги лидеров, прислушивавшихся к советской компартии. В красной Москве к нему относились хорошо, хотя и пеняли за авантюризм и непослушание. В Москве пост-советской – пытались строить с ним отношения, но это было не просто из-за его самовольного характера и необязательности. Он мог договориться – а потом не выполнить договор.

После падения СССР он решил во что бы то ни стало договориться с Западом. Он отдал западным компаниям ливийскую нефть, приватизировал предприятия и продал их на Запад, помогал американцам в борьбе с Аль Каедой, отказался от арсеналов мощного оружия, и даже заплатил огромную контрибуцию Англии – за якобы сбитый по его указанию британский лайнер. С тех пор мы уже узнали, что к гибели лайнера Каддафи и Ливия причастны не были – его взорвали агенты западных спецслужб. Ливийцев, якобы причастных к гибели лайнера, сами англичане давно отпустили – никаких доказательств против них не было.

Но все попытки Каддафи договориться с Западом ему не помогли. Они не прощают прошлой самостоятельности и полагаются только на послушных рабов. За деньги Катара хулиганье из Египта было вооружено американским оружием и брошено в Триполи. Начался мятеж, во главе которого стояли боевики Аль Каеды. Каддафи справился бы с мятежниками, но на Западе подняли обычный вой: «Каддафи убивает собственный народ!» «Его самолеты бомбят мирное население». Это было ложью, как тогда в Триполи, так и сегодня в Алеппо, как и несколькими годами раньше, когда та же Хиллари Клинтон, эта леди Макбет Арканзасского уезда, настрополила своего муженька Билла на бомбежку Югославии во имя спасения Боснии, а затем Косова.

НАТО приступила к бомбежке Ливии. Западные СМИ лгали, что Каддафи бежал, лгали, что его войска бомбят мирных жителей. Когда Каддафи решился оставить столицу, было поздно. Наблюдатели НАТО отследили его маршрут и передали данные боевикам Аль Каеды. Он был схвачен и страшно, мучительно убит. Над его телом долго издевались, и в Вашингтоне радостно приплясывала г-жа Клинтон.

Прошло недолгое время, и главу дипломатической миссии США в Бенгази – на самом деле агента спецслужб – убили те же боевики, тем же самым методом, что и Каддафи: его изнасиловали ножом.

С тех пор Ливия распалась на воюющие округа, нет там ни мира, ни спокойствия, Арабская Весна окончилась кошмаром, обещанная Хиллари Клинтон демократия не пришла в Ливию – как она не пришла и в Сирию, и в Ирак.

Но с тех пор окровавленный призрак Каддафи ходит по коридорам Белого Дома и Госдепартамента. Он подкарауливает Хиллари Клинтон.

США. Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 23 октября 2016 > № 1943440


Ливия > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 октября 2016 > № 1944807

Что осталось после диктатора

Исполняется пять лет со дня гибели ливийского диктатора Муаммара Каддафи

Александр Атасунцев

Ровно пять лет назад, 20 октября 2011 года, боевики так называемого Переходного национального совета казнили полковника Муаммара Каддафи, эксцентричного ливийского диктатора. На этом завершилась история Ливийской Джамахирии — режима, который Каддафи придумал сам и впоследствии представлял как «третий путь», между капитализмом и коммунизмом. После смерти Каддафи Ливия лишилась политического режима в принципе.

В XXI веке гражданские войны в арабских странах начинаются с безобидных на первый взгляд инцидентов. Так было в 2010 году, когда в Тунисе начались очередные народные волнения. Продавец фруктов Мухаммед Буазизи в знак протеста против коррумпированности полиции и чиновников демонстративно облил себя бензином и поджег в окрестностях города Сиди-Бу-Саида. Он вряд ли подозревал, что его поступок вызовет «арабскую весну» — беспрецедентную волну возмущения народных масс по всему Ближнему Востоку, которая свергнет целый ряд автократий и диктатур, но не сделает страны счастливее.

В 2011 году «весна» добралась до Ливии. 15 февраля того года в Бенгази был задержан правозащитник Фтахи Тербиль. Через несколько дней протесты против его задержания распространились по всей стране. Активизировались и оппозиционные силы. За несколько недель страна вошла в состояние тотальной гражданской войны.

Муаммар Каддафи выступал по телевизору и призывал своих сторонников искать и уничтожать постепенно вооружающуюся оппозицию, «проходя от улицы к улице, от дома к дому, от двери к двери, от засова к засову».

Меньше чем за месяц Совбез ООН разработал и принял резолюцию о военном вмешательстве. 17 марта резолюция была принята. Россия воздержалась от голосования. Уже 19 марта первый удар по Ливии нанесли ВВС Франции. Спустя несколько часов боевые вылеты начали совершать американские и английские самолеты. Они обеспечивали бесполетную зону над Ливией, не позволяя военной авиации Каддафи бомбить вооруженную оппозицию. Кроме того, коалиция помогала авиаударами по позициям войск, лояльных шаткому ливийскому правительству.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский сказал «Газете.Ru», что молчаливое согласие России на западную операцию в Ливии было «грубейшей ошибкой России».

«Каддафи «заказали» Саудовская Аравия и Катар. Роль киллера они заставили сыграть ООН. А мы пошли на поводу», — считает эксперт. По его мнению, первую скрипку в этой войне сыграла борьба за нефть.

С Сатановским соглашается и президент Института религии и политики, главный эксперт НИИ социальных систем МГУ, член Общественной палаты РФ Александр Игнатенко. По его мнению, война в Ливии была попыткой реализовать проект реставрации ливийского королевства, пролоббированный Катаром и Саудовской Аравией — двумя крупными нефтедобывающими державами и суннитскими теократиями.

Важную роль играло и столкновение идеологий. В 1970-х, пока Каддафи строил молодую Ливийскую Джамахирию, он был увлекающимся социалистом-реформатором, желавшим скрестить эту идеологию с анархистскими идеями и традиционным исламом. Долгое время Каддафи считал, что это ему удалось.

Он называл свою Джамахирию «третьей всемирной теорией», отличной и от социализма, и от капитализма.

Впрочем, нефтяные доходы сыграли не менее важную роль. Захватив в 1969 году власть в Ливии, Каддафи национализировал нефтедобывающую отрасль. Правда, в 2003 году полковник все-таки объявил о взятии курса на «народный капитализм». Тогда же была объявлена приватизация нефтяной и смежных отраслей промышленности. К этому времени экономика Ливии, которую зарегулировал режим Каддафи, самостоятельно развиваться уже не могла.

«Все это затевалось, чтобы осуществить контроль за ливийской нефтью. Как вы думаете, кто продавал Китаю первый танкер с нефтью после убийства Каддафи? Его продавали катарцы, а не ливийцы», — рассказывает Игнатенко.

В кругу врагов

Выступая 30 апреля с телеобращением к народу, Каддафи объявил, что готов заключить перемирие, призвав страны НАТО к переговорам.

«Вы просите оставить власть того, кто отдал ее еще в 1977 году. Что же ему оставить? Свою страну? Это просто смешно. Кто имеет право требовать от человека покинуть его страну?» — заявлял тогда Каддафи.

Диктатор лукавил. Под предлогом передачи власти народу он лишь закрепил ее в своих руках. Агрессивное вмешательство Ливии в дела сопредельных государств, а также причастность ливийских спецслужб к взрыву пассажирского самолета в шотландском Локерби у 1988 году создали официальному Триполи крайне негативный образ. Ливия жила десятилетиями под режимом международных санкций.

В 2011 году международная коалиция свергла диктаторский режим Каддафи. Триполи пал, а Каддафи экстренно эвакуировался в Сирт. Когда окружили и этот город, Каддафи попытался бежать. Но кортеж попал под бомбардировку, и полковник был схвачен вооруженными боевиками прямо на поле боя. Долго он не прожил. На последнем видео с Каддафи свергнутый диктатор, залитый собственной кровью, в страхе оглядывается по сторонам. Вокруг — только враги.

«Мы знали, что это конец. Каддафи говорил: «Меня разыскивает Международный уголовный суд. Ни одна страна не примет меня. Я предпочитаю умереть от рук ливийцев», — рассказывал после смерти Каддафи тогдашний начальник службы внутренней безопасности Ливии генерал Мансур Дао в интервью ВВС.

Обстоятельства смерти ливийского диктатора до сих пор остаются нерасследованными. В Переходном национальном совете, боевики которого захватили Каддафи, отвергают версию преднамеренного убийства. Их позиция — Каддафи погиб во время перестрелки между лояльными ему военными и отрядами повстанцев.

По словам председателя исполкома руководящего органа повстанцев Махмуда Джибриля, раненный в руку Каддафи был обнаружен в дренажной трубе. Его попытались отвезти в больницу, однако машина, в которой он находился, попала под перекрестный огонь, и пленный скончался от пулевого ранения в голову.

Позднее новые власти Ливии не раз отклоняли международные запросы с требованием провести независимое медицинское заключение.

Не самый простой бедуин

В «Зеленой книге», своем главном политическом труде о Джамахирии — попытке выйти за рамки двух традиционных моделей государственного устройства, западной и социалистической, — Каддафи называет себя «простым бедуином, который ездил на осле и босым пас коз».

Выступая по телевидению или радио, Каддафи называл свой народ детьми пустыни. В пустыне Каддафи и закончил свой путь.

Вопреки исламской традиции, после смерти тело полковника вместе с телом его сына Муатасима было выставлено на всеобщее обозрение в холодильной камере одного из торговых центров Мисураты — города неподалеку от Триполи. Через несколько дней Каддафи похоронили где-то в Ливийской пустыне. Точное место захоронения до сих пор хранится в тайне. Новые власти опасаются, что могила полковника превратится в место паломничества для его сторонников.

«Режим Каддафи был диктатурой, само собой разумеется не имевшей к демократии никакого отношения. Но самое-то главное, что Ливия была более или менее стабильным, договороспособным государством. Это было государство, которое при всех своих недостатках соответствовало и условиям, и традициям (политическим в том числе) ливийского народа», — говорит Игнатенко.

Накануне событий 2011 года Ливия стала принимать активное участие в блокировании миграционного потока из Северной Африки в Европу, напоминает эксперт. Нынешний кризис с беженцами в Европе — в том числе последствия ливийской военной операции, считает он.

После смерти Каддафи война в стране не закончилась. C 2012 года Ливией управлял Всеобщий национальный конгресс (ВНК), поддерживаемый Западом. Он не боролся с растущим влиянием радикальных исламистских группировок отчасти потому, что в самом конгрессе были сильны позиции радикалов

Еще в декабре 2013 года ВНК принял шариат в качестве основы для законодательства.

За два года при ВНК Ливия не смогла создать эффективную полицию и армию. В феврале 2014 года срок полномочий национального конгресса истек, и он принял решение о продлении полномочий еще на год. Это вызвало новые массовые протесты обеспокоенных радикализацией страны граждан. Оппозицию возглавил генерал Халифа Хафтар, в прошлом воевавший как раз на стороне ВНК.

Сейчас в стране работают два парламента и три правительства: гражданское в Триполи, военное в Тобруке, а в Бенгази работает совет шуры. Последний присягнул террористическому «Исламскому государству» (запрещено в РФ).

Ливия > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 октября 2016 > № 1944807


Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 17 октября 2016 > № 1934826

Ливия: пять лет без Каддафи

На этой неделе исполняется пять лет со дня гибели ливийского лидера Муаммара Каддафи, убитого 20 октября 2011 года во время штурма Сирта. С тех пор ситуация в стране остается крайне неустойчивой. Она подогревается не только внутренними противоречиями, но и действиями международных террористических группировок - это не только "Аль-Каида исламского Магриба" и "Ансар аш-Шариа", но и ДАИШ. Вследствие незащищенности границ и отсутствия эффективных силовых структур террористы без труда попадают в Ливию и так же легко покидают ее пределы.

Старший преподаватель Департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов напоминает, что в декабре прошлого года в марокканском городе Схирате были заключены соглашения о новой политике примирения в Ливии: "Было создано Правительство национального единства, был найден человек, который был готов работать с этим правительством. Официальным архитектором этой системы безопасности, новой модели урегулирования выступил специальный представитель генерального секретаря ООН по Ливии Мартин Коблер, который вплоть до сегодняшнего дня прикладывает титанические усилия, чтобы повернуть ситуацию в Ливии в иную сторону. Правительство национального единства переехало в марте этого года в Триполи, под его эгидой была развернута широкомасштабная кампания по борьбе с ДАИШ на территории современного ливийского государства. Он перспективы правительства национального единства оказываются еще более туманны, а конфликт трансформировался и переходит в свою очередную стадию. К сожалению, концепция Правительства национального единства продемонстрировала свою уязвимость, когда переехав на территорию Триполи кабинет Фаиза Сараджа обнаружил, что у него нет никакой военной силы на земле, и собственно никак победить ДАИШ, кроме как обратившись к существующим здесь военным группировкам, ему не удастся".

"Единственной силой, на которую смог опереться кабинет Сараджа, оказались военные бригады, ранее подчинявшиеся Всеобщему национальному конгрессу, и союз "Рассвет Ливии", в который объединяются исламистские группировки на северо-западе страны. Именно они стали опорой, с помощью которой правительство Сараджа развернуло кампанию против Сирта, контролируемого ДАИШ, и при поддержке иностранных государств, в первую очередь европейских и региональных держав - Алжира, Египта. Удалось нанести ряд существенных ударов по ДАИШ на территории Ливии, ограничив подконтрольную ему территорию и нанеся ему серьезные военные потери. Тем не менее политический кризис от этого стал усугубляться, потому что процесс принятия правительства национального единства в качестве единственной легитимной платформы для политического урегулирования застопорился", - полагает эксперт.

"В сентябре этого года мы наблюдали, как военные отряды ливийской национальной армии, подконтрольные теперь уже маршалу Халифе Хефтеру, захватили ряд нефтеналивных портов, взяли под контроль эти территории и ведут сейчас активный переговорный процесс с Египтом, с Российской Федерацией о предоставлении им военной помощи и политической поддержки для снятия эмбарго и ограничений на поставку оружия в эту страну, для установления полного контроля над Триполитанией, что подразумевает под собой подрыв инициативы создания правительства национального единства. Сегодня в этом правительстве нет единого министра обороны и нет готовности признать в качестве этого министра Халифы Хефтера", - говорит Григорий Лукьянов.

По его словам, в этих условиях внешние участники, в частности США, устранились в виду близости американских выборов: "В рамках этой электоральной кампании ливийская тема - самое последнее, к чему хотела бы обращаться команда Демократической партии США, потому что это прямой удар по позициям кандидата от этой партии на выборах. Минимальные действия со стороны США создают условия, когда конфликт с одной стороны развивается сам по себе, а с другой стороны стимулирует другие государства к содействию его урегулированию. Но ресурсы этих государств весьма ограничены. Нынешние модели урегулирования изживают себя быстрее, чем мы успеваем это фиксировать".

Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 17 октября 2016 > № 1934826


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 9 октября 2016 > № 1924529

Ливийские военные, проводящие в районе города Сирт к востоку от Триполи антитеррористическую операцию, ликвидировали в ряде городских районов более 70 боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), сообщает ливийское информагентство ЛАНА.

По имеющейся информации, военные блокировали, а затем освободили от сил группировки ИГ ряд важных позиций в районе эз-Завава в Сирте. Сообщается также, что уничтоженные боевики пытались покинуть город.

По сообщениям ливийских СМИ, жители некоторых блокированных военными городских районов сами выявляют и ликвидируют скрывающихся в их кварталах террористов.

ИГ является на сегодняшний день одной из главных угроз мировой безопасности. За три года террористам удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии. Кроме того, они пытаются распространить свое влияние в странах Северной Африки, в частности в Ливии.

По разным оценкам, контролируемая ИГ территория достигает до 90 тысяч квадратных километров. Данные о численности экстремистской организации тоже варьируются — от 50 тысяч до 200 тысяч боевиков.

Маргарита Кислова.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 9 октября 2016 > № 1924529


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1914831 Бернар Анри Леви

Ливия: ответ британским парламентариям

Ответ Бернара-Анри Леви на доклад британской Палаты общин о войне в Ливии в 2011 году

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy), La Regle du Jeu, Франция

Невозможно оставить без ответа доклад Палаты общин о войне в Ливии 2011 года.

Его авторы упрекают коалицию в том, что она была «сосредоточена» лишь на «смене режима военными средствами». Это не так. И справедливости ради нужно отметить, что в каждый из ключевых моментов конфликта Каддафи предоставлялась возможность начать переговоры. Предложенная Берлускони 27 марта ссылка в Зимбабве… Данное 6 июня обещание о бегстве без преследования в Международном уголовном суде… Посредническая миссия, которую поручили в начале июля бывшему испанскому премьеру Аснару…. Поездка Вильпена в Джербу 19 августа… Не говоря уже о том, что самолеты коалиции до самого последнего момента воздерживались от ударов по одному объекту: речь идет о частной взлетной полосе в городе-бункере Баб аль-Азизия, откуда его самолет мог взлететь в любой момент. Это было для него в буквальном смысле выходом… Об этих перипетиях в свое время писали в прессе. Они подтверждают то, что решение продолжать беспросветные бои было принято именно самим диктатором.

Авторы доклада недовольны тем, что союзники не смогли «выявить» среди мятежников «радикальные исламистские группировки». Но это тоже неверно. Дело в том, что угроза исламизма преследовала всех главных действующих лиц в этой истории. Мне до сих пор вспоминаются слова Николя Саркози, которые тот произнес 15 сентября в гостинице Corinthia в Триполи, где в полном составе собрался Переходный национальный совет: «Франция сделала то, что сделала, не для того, чтобы однажды оказаться лицом к лицу с еще худшей, чем при Каддафи, фундаменталистской диктатурой». На самом деле, вопрос стоял не так: «Есть ли исламисты в Ливии?» А так: «Как сделать так, чтобы их число не выросло, чтобы они не подгребли под себя достижения революции?» Ответ был такой: нужно сделать ставку на умеренных, ограничить, по возможности, военно-политическое поле для маневра экстремистов, в силу присутствия пришедших на помощь повстанцам французских, американских, британских и арабских летчиков лишить исламизм его традиционно главного аргумента о войне цивилизаций, в которой Запад неизменно встает на сторону диктаторов против народов. Пять лет спустя, я все еще считаю, что мы поступили правильно. Именно благодаря этому Ливия не стала еще одной Сирией. И именно поэтому ливийцы не принимают, а дают отпор зародившемуся на пространстве от Багдада до Дамаска «Исламскому государству» (террористической группировке, запрещенной в России, — прим. ИноСМИ). Они гонят его из страны: вчера — из Дерны, сегодня — из Сирта, завтра — из Сабраты.

Наконец, Саркози и Кэмерона обвиняют в том, что они поступили поспешно, не выделив достаточно времени на «проверку того, что режим Каддафи на самом деле представлял угрозу для мирного населения». Это тоже совершенно несерьезно. Как подтвердить «реальность» угрозы? Нужно было, как в Сирии, ждать 100 000, 200 000, 300 000 погибших? В начале апреля я сам заснял танковые колонны и посеянные ими разрушения в пригородах Бенгази. Нужно было дождаться, пока они не разнесут весь город? А что насчет Мисраты? Что скажут об этих странных вопросах выжившие из Мисраты, которые спасались на разрушенных улицах от снайперов и осколочных бомб? Причем все это происходило в апреле и мае, то есть на протяжении недель и месяцев. До этого же Каддафи сыпал угрозами, которые, как сейчас полагают в Вестминстере, могли быть просто «словами», и их не следовало «принимать всерьез». Мисрата же стала печальным тому подтверждением. Сомневающимся в решимости Каддафи парламентариям (22 февраля он пообещал «очистить» страну от «крыс», пройтись «от дома к дому» и провести операцию, «как на Тяньаньмэнь») стоило бы взглянуть на сделанные 20 апреля фотографии отважных американских фотографов Тима Хетерингтона (Tim Hetherington) и Криса Хондроса (Chris Hondros), которые несколько часов спустя были убиты в центре города.

Впоследствии коалиция не выполнила свой долг в том, чтобы помочь освобожденной Ливии построить государство и общество. Это действительно так.

Не исключено, что призрак войны в Ираке парализовал европейские демократии, которые, как многие надеялись, помогут этой зарождавшейся нации на долгом пути становления.

Однако само вмешательство, ответ на призыв народа, выступившего против 42 лет абсолютной власти безумного диктатора, альянс с Африканским союзом и Лигой арабских государств (если забыли, она первой потребовала применения силы), принятие в Совбезе ООН первой резолюции в рамках ответственности по защите, проведение точечной операции с жесткими правилами и периметрами безопасности — все это совершенно противоположно модели иракского конфликта и, хотим мы того или нет, сделало честь Великобритании и Франции.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1914831 Бернар Анри Леви


Ливия. Индия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 29 сентября 2016 > № 1914338

28 сентября стало известно, что главнокомандующий ливийской армией генерал Халифа Хафтар обратился к Москве с просьбой о поставках в Ливию оружия и техники. Поставки находились под запретом с 2011 года, и многие мировые державы проявляют активность на этом направлении, однако ливийская армия выбрала Россию. Как и многие другие армии.

Спрос на российское оружие с началом операции Воздушно-космических сил РФ в Сирии вырос. В жестких ближневосточных условиях продукция отечественного ОПК (включая программное обеспечение крылатых ракет и ГЛОНАСС) подтвердила высокую надежность и эффективность.

В 2015 году Россия экспортировала вооружений на 14,5 млрд долларов. Портфель заказов достиг рекордной с 1992 года суммы — 56 млрд долларов. Преобладающая доля поставок — высокотехнологичная авиационная продукция и системы противовоздушной обороны. В портфеле "Рособоронэкспорта" заказов авиатехники — на 18 млрд долларов, средств ПВО — на 9 млрд долларов.

Кроме признания выдающихся тактико-технических характеристик и прикладных возможностей, мировой спрос и 27% оружейного рынка свидетельствуют об устойчивом научно-техническом прогрессе в России и о крахе политики изоляции и экономического давления Запада.

Россия занимает прочные позиции на мировом рынке вооружений и в ближайшие годы намерена потеснить основного конкурента — США. С шестым по объему ВВП в мире, на оружейном рынке РФ демонстрирует значительное превосходство над многими развитыми странами. Экспорт российских вооружений в 2016 году сохранится на уровне 15 млрд долларов.

Экспорт российского вооружения

С-300/400 аналогов не имеют

В ходе сирийской операции ВКС России на базе "Хмеймим" развернуты зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400, то есть созданы все условия для боевого применения. На сотни километров "прозрачнее" стали соседние с Сирией страны — Турция, Ирак, Саудовская Аравия и другие. Кстати, ЗРС С-400 может одновременно наводить 72 ракеты и обстреливать 36 воздушных целей. Плюс высокая степень автоматизации системы ПВО и непрерывный, круглосуточный режим боевого дежурства.

По мнению представителей Минобороны США, в кризисном регионе даже не столь совершенные российские ЗРК С-300 изменяют баланс сил, превращают регион в бесполетную зону для самолетов F-16 или F/A-18 Hornet. Лишь два десятка бомбардировщиков B-2 Spirit, а также истребители F-22 Raptor вроде бы могут летать относительно безопасно.

Россия поставит иранским вооруженным силам четыре дивизиона ЗРК С-300ПМУ-2. И если в борьбе за контроль над различными регионами США еще надеются на самолеты, изготовленные по технологии "стелс", то следует заметить, что никто не проверял в боевых условиях, насколько эти "стелсы" невидимы для С-300.

Поставки Ирану современных российских ЗРК кардинально меняют военные планы США, усиливают влияние России в регионе и в мире. Показательна острая реакция конгресса США на решение российского президента Владимира Путина.

Если начало или исход вооруженных конфликтов на планете перестанут зависеть от военной силы США, американцы окончательно потеряют контроль над геополитикой.

Впрочем, авторитетный американский политик Генри Киссинджер однажды сказал: "Дипломатия есть искусство обуздывать силу". Таким образом, и ЗРК С-300, и зенитную ракетную систему С-400, которую вскоре получит Индия, можно считать лишь инструментами дипломатии.

Первым делом — вертолёты

На международных оружейных выставках идут виртуальные битвы самых передовых разработок авиационной техники и вооружений. Победители получают не только деньги, они определяют уровень военно-технического сотрудничества и технологический уровень будущих военных конфликтов.

К примеру, законодатели вертолетного стиля живут в РФ — это подтверждают Международная выставка Defexpo India 2016 и сотни совместных российско-индийских проектов в области вертолетостроения.

В сентябре 2015 года индийский Совет по оборонным закупкам одобрил приобретение 48 вертолетов Ми-17В5 на сумму 1,1 млрд долларов. Ранее в мае таким же образом была одобрена закупка 197 вертолетов производства ОАО "Камов". Заметим, Индия эксплуатирует уже более 400 российских винтокрылых машин.

А в перспективе, по договоренности с Россией на индийской территории будут производиться вертолеты типа Ми-17 и Ка-226Т (до 400 в год). Кстати, российские Ка-226 конкурировали в индийском тендере с европейскими AS550 Fennec, однако тендер отменили — высокие характеристики Ка-226 в горной и морской модификациях полностью удовлетворили заказчика.

"Сухой" подавляет

В последние годы Россия поставляет Индии оружие и военную технику на сумму около 5 млрд долларов. В феврале 2015 года традицию укрепила выставка Aero India-2015.

Сегодня истребители Су-30МКИ, которые неоднократно демонстрировали превосходство над большинством современных истребителей, составляют основу боевого состава индийских ВВС.

В октябре 2015-го Индия вновь отдала предпочтение российским истребителям, потеснившим французские Rafale. Перспективы военно-технического сотрудничества с Индией просматриваются на годы вперед.

Подтягиваются и другие наши соседи. Китай станет первой после России страной, которая получит 24 самолета Су-35С. Истребители этого типа обладают увеличенным запасом топлива, радиусом действия более 1500 км, и эффективно дополнят возможности ВМС Китая.

Среди потенциальных покупателей Су-35С — Индонезия, Алжир, Вьетнам, Венесуэла. По оценкам специалистов, российский авиапром может ежегодно экспортировать на мировой рынок до ста истребителей Су-35С.Вьетнам планирует расширить парк истребительной авиации за счет приобретения истребителей Су-30МК2.

Устойчивым спросом на международном рынке пользуется и гражданская продукция ЗАО "Гражданские самолеты Сухого" — только в рамках салона МАКС-2015 зарубежные компании заказали самолетов Sukhoi Superjet 100 (SSJ100) на сумму свыше 1 млрд долларов. Приоритетом становится совместное производство оборонной продукции на территории стран-партнеров.

Новинки для сухопутных войск

В конце сентября Россия представила свыше 300 образцов военной техники на выставке ADEX 2016 в Азербайджане. Среди них — бронемашина семейства "Тигр", зенитный ракетный комплекс "Тор-М2КМ", танк Т-90С, противотанковые системы "Метис-М1", артиллерийский комплекс "Краснополь-М2", минометный комплекс "Грань", ракеты для ЗРПК "Панцирь-С1", гранатомет АГС-30, а также стрелковое и огнеметное вооружение. И возле стендов — многолюдно.

Ранее на международной оборонной выставке IDEX-2015 в Абу-Даби РФ впервые показала модернизированный танк и необитаемый боевой модуль со скорострельной пушкой калибра 57 мм.

Начинается эра роботизации вооружений, боевых беспилотников во всех пространственных средах. В этом направлении Россия уже многое сделала. Вес российского ОПК по достоинству оценили и на оружейной выставке DSA-2016 в Малайзии.

Конкурентные преимущества российских производителей — независимая внешняя политика РФ, эффективное боевое применение в локальных конфликтах, успешная многолетняя эксплуатация вооружений во всех климатических зонах Азии, Африки и Латинской Америки.

Побеждает безупречность

Сохраняется высокий интерес к российским оружейным новинкам для Военно-морского флота. В июле 2015 года это подтвердил Военно-морской салон в Петербурге, с участием 46 стран и 10 главкомов ВМС.

На сегодня только ВМФ России располагает антиторпедой. Не каждая страна может похвастать корабельным ракетным комплексом "Калибр — НК", который хорошо зарекомендовал себя на Ближнем Востоке. Экспортный потенциал этих и других образцов значителен.

За минувшие 15 лет РФ поставила за рубеж боевых кораблей на сумму более 21 млрд долларов (треть этой суммы приходится на подводные лодки). Это не предел. Дальнейшие планы связаны с расширением границ военно-технического взаимодействия и оперативным реагированием на конъюнктуру и географию рынка.

Кстати, о географии. За последние 12 лет Россия продала странам Латинской Америки военной техники и вооружения на сумму в 14 млрд долларов. Наиболее активные партнеры в области военно-технического сотрудничества — Куба, Никарагуа, Перу, Венесуэла, Аргентина, Эквадор, Уругвай, Мексика, Колумбия, на которые приходится около 15 процентов российского оружейного экспорта. Емкость латиноамериканского рынка вооружений на ближайшие десять лет может составить 50 млрд долларов. Очень перспективный континент.

В современном мире реальным суверенитетом обладают только сильные в военном отношении государства. Россия предлагает готовую высокотехнологичную продукцию, честный трансферт технологий и образцы боевого применения.

АЛЕКСАНДР ХРОЛЕНКО, ОБОЗРЕВАТЕЛЬ МИА "РОССИЯ СЕГОДНЯ"

Ливия. Индия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 29 сентября 2016 > № 1914338


Ливия. Евросоюз. Африка > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > mirnov.ru, 22 сентября 2016 > № 1904977

Миллион долларов за голову европейца

Западные СМИ приводят свидетельства того, что группировка «Исламское государство»* полностью контролирует потоки мигрантов, отправляющихся из Ливии в страны Европы. Из этих людей террористы формируют свои ячейки.

Селения вдоль всего средиземноморского побережья Ливии заполнены мигрантами из стран Африки. Они ожидают, когда их посадят в лодки и переправят в Европу.

Корреспондент британской The Daily Мail Эндрю Мэлоун пишет, что от европейцев скрывают чудовищный размах этого бизнеса, возникшего по вине западных стран, уничтоживших ливийскую государственность.

Мэлоун утверждает, что ИГ использует Ливию для заброски в Европу своих будущих агентов. Группировка захватила значительную часть ливийской территории, в других районах полно эмиссаров ИГ.

Из-за страха перед головорезами Ливию перестали посещать съемочные группы западных телеканалов, репортеры агентств и газет. Опустели и по большей части закрылись иностранные посольства. Все это происходит на фоне обещаний, раздаваемых «Исламским государством»: выплачивать по миллиону долларов за любого европейца или американца, переданного в руки террористов. Мэлоун с удивлением обнаружил, что из 400 номеров роскошного оте­ля в Триполи, всегда забитого под завязку, сегодня занят лишь один - его собственный.

Наравне с «Исламским государством» Ливией сегодня правят три враждующих между собой правительства, здесь царит полнейшее беззаконие.

Вместо того чтобы блокировать побережье и прекратить нашествие на континент беженцев и террористов, европейские военные корабли лишь способствуют нарастанию кризиса, доставляя в целости и сохранности людей с перехваченных лодок в итальянские порты.

Руководитель ливийской разведки не понимает, почему европейцы не помогут уничтожить тренировочные лагеря ИГ, куда за ничтожную плату заманивают африканцев, обещая помочь их семьям. В лагерях им промывают мозги так, что из них те выходят фанатичными убийцами. За переправку в Европу потенциального боевика ИГ платит контрабандистам около 2 тыс. евро.

Ливийцы предупреждают, что среди беженцев из Африки много настоящих преступников. При нападениях на ливийские военные базы террористы используют живой щит из женщин и детей, которых сажают в машины со взрывчаткой, управляемые подрывниками-самоубийцами.

«Дэвида Кэмерона должен преследовать тот ад, в который погрузилась Ливия», - пишет Мэлоун о бывшем британском премьер-министре, который вместе с тогдашним президентом Франции Николя Саркози уничтожил ливийское государство и не понес за это никакой ответственности. Как и за кровавый хаос, в который с головой окунулась эта некогда процветавшая страна.

*- Запрещена в России

Николай Иванов

Ливия. Евросоюз. Африка > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > mirnov.ru, 22 сентября 2016 > № 1904977


Ливия. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 сентября 2016 > № 1899072

Ливийская дилемма

Максим Егоров

Главнокомандующий ливийскими вооруженными силами генерал Х. Хафтар в интервью российскому агентству «Спутник» 5 сентября раскритиковал осуществляемые американскими ВВС с 1 августа бомбардировки ливийского города Сирт, в котором закрепились боевики ДАИШ. Против них с 12 мая воюют милиции из Мисураты, подчиняющиеся правительству национального согласия Ф. Сарраджа.

Однако успехи проводимой ими операции под кодовым названием «Аль-Буньян аль-Марсус» оказались скромными, и они до сих пор не смогли переломить ход боев в свою пользу, отвоевав лишь окрестности города. ДАИШевцы мастерски используют городские кварталы, воюют при помощи снайперов, заминированных автомобилей и масштабного минирования домов и улиц. Нехватки вооружения и боеприпасов у них не наблюдается, да и численность их доходит до 6000 человек.

В этих условиях Ф. Саррадж обратился к США с просьбой поддержать наступление милиций Мисураты с воздуха. Появилась информация, что на стороне наступающих действуют спецназы США, Великобритании, Италии. Вот это-то и вызвало гнев генерала. С его точки зрения, Ф. Саррадж не является представителем легитимных властей, да и вообще США наносят удары не в ответ на просьбу этого правительства, а по собственным расчетам.

Известные основания у генерала делать такие заявления имеются. Заседающий в Тобруке легитимный парламент – фактически единственный избранный народом институт в Ливии – 22 августа на своем заседании 106 голосами из 170 выразил вотум недоверия нынешнему правительству Ф. Сарраджа и призвал сформировать новое правительство. Такое право у парламента, в том числе и в соответствии с резолюциями СБ ООН, есть. Одним из главных камней преткновения является вопрос о руководстве вооруженными силами. Согласно 8 статье Схиратских соглашений от 17 декабря 2015 года оно должно быть передано Президентскому совету, с чем не согласен ни парламент в Тобруке во главе с его председателем А. Салехом, ни сам генерал Х. Хафтар.

Любопытно, что спецпредставитель генсека ООН по Ливии и глава Миссии ООН по поддержке Ливии (МООНПЛ) М. Коблер, мандат которого СБ ООН продлил в июне на шесть месяцев, занимает одностороннюю позицию поддержки Ф. Сарраджа и выставляет стороной, препятствующей урегулированию, «мятежного» генерала Х. Хафтара. Более того, он хочет заручиться поддержкой Москвы в том, чтобы она оказывала давление на главнокомандующего, дабы он «присоединился к политическому соглашению по Ливии». Параллельно М. Коблер лоббирует снятие введенного в 2011 году оружейного эмбарго на поставки оружия Ливии, однако опять-таки подчеркивает, что это должно быть сделано «для сил, подконтрольных Ф. Сарраджу». Формально он ратует за это с тем, чтобы оказывать поддержку силам Мисураты в борьбе с ДАИШ. При этом он не признает наличие у Ливии регулярной армии во главе с генералом Х. Хафтаром, считая, что на земле воюют только милиции. Свою позицию он объясняет тем, что оружие должны получить те, кто «не направляет оружие против кого-либо еще, кроме террористов». Более чем прозрачный намек на генерала Х. Хафтара, который с большим недоверием относится к исламистским милициям, заправляющим и в Триполи, и в Мисурате.

Однако ясно, что мандат М. Коблера состоит в поддержке формирования правительства национального согласия, а не выставлении ультиматумов одной из сторон.

У генерала Х. Хафтара и поддерживающего его парламента в Тобруке могут возникнуть подозрения, что позиция М. Коблера не такая уже невинная. Например, в интервью 13 июля агентству «Ассошиэйтед пресс» он заявил, что ливийская армия может быть будет децентрализованной и подтвердил, что обсуждается вопрос о создании трех военных комитетов, представляющих Киренаику, Триполитанию и Феззан. За этим любой искушенный наблюдатель увидит план по фактическому разделу страны. Какое уж тут единство, если будет три командующих! Очевидно просматривается желание М. Коблера ослабить позиции Х. Хафтара и лишить его претензий на статус руководителя общенационального масштаба.

Но М. Коблер – это вершина айсберга. То, что за него играют еще и западные державы, стало совершенно очевидно, когда после вышеупомянутого голосования в Тобруке 22 августа правительства Франции, Германии, Италии, Испании, Великобритании и США призвали ливийский парламент в Тобруке проголосовать за пересмотренный состав правительства национального согласия в течение 10 дней, как предусмотрено политическим соглашением. Что это, как не подыгрыш Ф. Сарраджу и М. Коблеру и грубое давление на народных избранников?

О том, что дело нечисто, говорит и молчание западных СМИ об операциях их спецназа на территории страны. Газеты и журналы как в рот воды набрали и пишут о чем угодно, только не о происходящем в Ливии. Об авиаударах ВВС США по территории суверенной страны с подачи не вполне легитимного, по признанию того же М. Коблера, правительства в Триполи говорят как о чем-то обыденном и неизбежном. Глухо, как через вату, звучат сообщения о том, что скоро может начаться большая наземная операция против ДАИШ. Об этом написал «как бы между прочим» журнал «Ньюсуик», посетовавший на то, что «умная политика» Б. Обамы в отношении Ливии оказалась не такой уж умной. Но теперь, что делать, надо бороться с террористами, да и решать проблему незаконной иммиграции из Ливии в Европу, утверждает почтенное западное издание. Интересно, что эти действия США осуществляются без общественного обсуждения и санкции конгресса. Какая уж тут международная легитимность, если администрация США и свои-то собственные законы не хочет соблюдать!

Спешка, нежелание считаться с политическим процессом в Ливии, игнорирование или чисто формальное следование международным нормам выдают, что за действиями западных держав стоят крупные геополитические и экономические интересы. Надо вспомнить, что Ливия – одна из богатейших стран мира по запасам нефти и других полезных ископаемых. Контроль над ее нефтяными ресурсами в период острого экономического кризиса на Западе может дать еще один глоток кислорода задыхающейся западной экономике, да еще позволит пошантажировать Россию, что ливийская нефть способна стать заменой российской на европейском рынке. Поэтому единое суверенное ливийское государство Западу и не нужно – проще под предлогом борьбы с ДАИШ захватить страну и поделить ее на три кантона, а месторождения нефти передать под защиту частных военных компаний, которые обеспечат интересы транснациональных корпораций, имеющих долю в этих месторождениях еще со времен М. Каддафи. За лицемерными призывами к единству страны стоит поддержка тех сил, которые готовы пойти навстречу интересам Запада, даже ценой развала страны.

В этих условиях российская дипломатия справедливо призывает ливийские политические силы преодолеть внутренние разногласия в интересах всех граждан страны. Только так можно выйти на здоровый политический процесс, начатый, но не завершенный в Схирате, сформировать общенациональные госинституты, единую армию и полицию, обеспечить безопасность самой Ливии и успешно противостоять террористам.

Ливия. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 сентября 2016 > № 1899072


Ливия. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 3 сентября 2016 > № 1896798

Ливийская развилка для Кремля

Пойдет ли Россия за «Исламским государством» из Сирии в Ливию

Мария Баранова

Ливия считается «резервной базой» для террористического «Исламского государства» на случай его проигрыша в Сирии. Перед Россией в связи с этим встает вопрос: стоит ли развивать сирийский успех еще одной стране Арабского Востока? «Газета.Ru» разбиралась, какие силы может поддержать Москва и соотносится ли это с ее внешнеполитическими интересами.

После свержения Муаммара Каддафи силами международной коалиции в 2011 году Ливия погрузилась в безвластие и хаос. Жесткая вертикаль власти, которую выстроил Каддафи, подчинив себе враждующие кланы и племенные группировки, была уничтожена, но на смену ей ничего не пришло. Попытка построения институтов власти на основе системы партийного представительства не принесла тех результатов, которые ожидали на Западе. Разобщенная оппозиция и исламистские группировки, которые вошли в новый парламент, показали свою неспособность восстановить ливийскую государственность.

Все это создает идеальные условия для проникновения сюда оперативной базы террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). За последние два месяца в Сирии были уничтожены две центральные фигуры организации — Омар аш-Шишани и Аль-Аднани. С апреля в соцсетях, связанных с радикальным исламистским подпольем, начали появляться сообщения, в которых руководство ИГ впервые начала признавать возможность поражения их террористического «халифата», сообщила «Газете.Ru» Евгения Гвоздева, директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности (ESISC). Ранее в 2016 году был зафиксирован существенный отток боевиков ИГ из Сирии в Ливию, территорию которой не бомбардируют ни Россия, ни западные союзники.

В 2015 году ИГ удалось захватить несколько крупных ливийских городов, в том числе Сирт — родину ливийского диктатора Муаммара Каддафи.

Для Москвы эта ситуация вызывает вопрос: имеет ли смысл расширять свою антитеррористическую операцию на Ливию? В конце концов действия отечественных ВС на сирийской территории привели к ослаблению ИГ, и сейчас государственности Сирии грозит в первую очередь не терроризм, а столкновение интересов различных кланов и политических групп.

Слухи о том, что Ливия может стать следующей страной, где развернется российская «военная авантюра», усилились в августе в связи с новостями о визите ливийского генерала Халифа Хафтара в Москву.

Как предполагал в своей аналитической заметке Юрий Бармин, эксперт Российского совета по международным делам, приглашение посетить Москву исходило лично от Владимира Путина. Он утверждал, что российский интересы в Ливии продиктованы не столько экономическими выгодами, сколько желанием стать одним из активных игроков в реставрации политической системы. Таким образом, как отмечает Бармин, Россия может получить дополнительный рычаг влияния на обстановку на Ближнем Востоке.

Похожую точку зрения выразил ряд известных англоязычных издательств и арабские информационные агенства Al Arabiya и Al Jazeera. Так как Россия уже помогла правительству в Табруке напечатать 4 млрд динаров, «чтобы укрепить центральный банк в противовес действующему в Триполи», потенциальные поставки российского вооружения Хафтару журналисты расценили логичным продолжением политики Кремля, в особенности на фоне «бессилия» стран Запада повлиять на ситуацию.

Страна на двоих

На настоящий момент в стране действуют два правительства и два парламента. Первый центр силы — это Правительство национального единства и Президентский совет Ливии, который базируется в Триполи. Эти органы власти изначально были созданы в Тунисе в прошлом декабре на основе Схиратского соглашения, заключенного при посредничестве Совбеза ООН. Главой правительства стал Фаиз Сарадж, которого страны Запада рассматривают как единственную надежду на политическое объединение Ливии.

Другим центром власти стала Палата представителей (ПП) Ливии, избранная в 2014 году и получившая международное признание со стороны ряда государств и ООН. ПП базируется в Тобруке.

Армия Ливии во главе с Халифой Хафтаром лояльна правительству в Тобруке, которое пользуется поддержкой Египта и ОАЭ. Триполи, в свою очередь, защищает военная коалиция «Рассвет Ливии», сформированная из бывших джихадистов «Аль-Каиды», берберских ополченцев, ливийской ветви «Братьев-мусульман» и боевиков Мисураты. Правительство Сараджа готово идти на компромиссы с исламистами. Хафтар и ПП настроены безоговорочно враждебно.

Страна находится в тупике. Специалисты говорят о том, что при отсутствии конструктивных практических усилий со стороны внешних игроков в ближайшие годы Ливию может ожидать три сценария, каждый из которых неутешителен. Первым и наиболее реальным представляется дальнейшая фрагментация общества и децентрализация власти, которая поставит под вопрос существование Ливии как государства и станет благодатной почвой для расширения террористических организаций.

Некоторые опасаются, или ожидают, что в недалеком будущем ситуацию сможет переломить восходящий лидер главнокомандующий армией Халифа Хафтар.

Фигура Хафтара приковала к себе внимание международных СМИ и аналитиков, когда он развернул операцию «Достоинство» по вытеснению группировок исламистов из Бенгази и восточных регионов страны. Журналисты начали проводить параллели с египетским генералом Абдель Фаттахом ас-Сиси, незадолго до того совершим военный переворот и начавшим преследования исламистского движения «Братья-мусульмане». Хафтар также не скрывает своих политических амбиций, полагая, что, получив военно-техническую помощь «сверхдержав», ему удастся установить мир на территории всей Ливии.

Генерал наступает

В молодости Хафтар был одним из приближенных к Каддафи офицеров, участвовал в военном перевороте 1969 года, который привел к власти известного диктатора. Некоторые авторы утверждают, что Хафтар учился в СССР, однако, скорее всего, речь идет о прохождении инструктажа у советских офицеров, которых отправляли в Ливию в 1970–1980-е годы, в рамках более широкого военного сотрудничества.

В конце 1980-х годов Хафтар был одним из командующих ливийскими войсками в пограничной войне с Чадом, но потерпел поражение и попал в плен. В результате Каддафи выдвинул в адрес Хафтара обвинения в предательстве. Со времени пребывания в тюрьме начинается оппозиционная деятельность генерала.

Находясь в заключении, Хафтар и группа его приближенных офицеров установили контакты с базирующимся в Чаде «Национальным фронтом спасения Ливии», поддерживаемым ЦРУ. После военного переворота в Нджамене генерал и его сторонники были эвакуированы американскими спецслужбами в Соединенные Штаты.

В Америке Хафтар получил гражданство и продолжил сотрудничать с ЦРУ, разрабатывая план свержения Каддафи. Хафтар прожил в США, штат Вирджиния, вплоть до 2011 года. После он вернулся Ливию, чтобы принять участие в гражданской войне, которая закончилась падением джамахирии и убийством Каддафи. Однако Хафтар не был принят на родине. Его обвиняли в сотрудничестве с ЦРУ, в предательстве, в намерениях стать «новым Каддафи». Ему не удалось завладеть достойной позицией в переходном правительстве Ливийской республики, и он вернулся в Соединенные Штаты «провести время с внуками».

В 2013 году генерал вновь вернулся в Ливию и начал собирать своих сторонников, старых соратников по борьбе против Каддафи. В мае 2014 он развернул операцию «Достоинство» по вытеснению боевиков-исламистов, которая началась в Бенгази, расширилась на ряд восточных территорий и дошла до Триполи. Хафтар начал штурм бывшей столицы, но в итоге был выбит из города силами «Рассвета Ливии», которые до нынешнего момента считают его своей основной целью. С этих событий начался новый виток ливийской гражданской войны.

А был ли союзник?

Корреспонденты западных изданий в Ливии утверждают, что у Хафтара немало сторонников. Его непримиримая позиция по отношению к исламистам создает ему образ «ливийского ас-Сиси», который дает надежду рядовым ливийцам, уставшим от постоянных вооруженных столкновений и войны «всех против всех».

Однако, несмотря на определенный ажиотаж вокруг его персоны в медийном пространстве, объективно ресурсы и влияние Хафтара ограничены. Для того чтобы продолжить наступление на позиции своих противников, ему необходимо добиться снятия эмбарго на продажу оружия и заручиться международной поддержкой.

Америка, некогда заинтересованная в сотрудничестве с Хафтаром как с опытным военачальником, сейчас настроена не так благосклонно. В Вашингтоне его действия называют «самоуправством» и считают главным препятствием к объединению Ливии — из-за его категорического отказа вступать в диалог с властями в Триполи, пока Триполи не очистят от террористов.

«Хафтар угрожает основным инициативам, поддерживаемым Западом, и установлению международно признаваемой политической власти», — гласит одно из исследований вашингтонского аналитического центра New America.

Эксперты РСМД Григорий Лукьянов и Руслан Мамедов полагают, что всерьез говорить об интересах Москвы в Ливии пока невозможно.

«У России сегодня нет тех интересов и вызовов в Ливии, какими обладают и с какими приходится иметь дело в этой стране европейским и арабским странам Средиземноморья, — полагает Лукьянов. — В Ливии не существует здоровых политических сил, с которыми Россия могла бы вести дела с уверенностью и доверием.»

Руслан Мамедов добавил, что, несмотря на поддержку Хафтара со стороны основного российского партнера в регионе – Египта, у генерала недостаточно сил и авторитета для того, чтобы объединить страну.

«Сейчас взоры обращены на правительство национального единства Сараджа, которое недавно было признано и со стороны правительства в Триполи», – считает эксперт.

Неясно, насколько правдоподобны сведения о визите самого Хафтара в Москву. В российских СМИ об этом сообщили только агентство Sputnik и газета «Известия», ссылаясь на свои источники. Позже корреспонденты «Известий» и РИА «Новости» взяли интервью у посла России в Триполи Ивана Молоткова, который подтвердил присутствие генерала в Москве, но не говорил, что он лично был на встречах с представителями российского МИДа и Министерства обороны.

Григорий Лукьянов, впрочем, утверждает, что Хафтар в Москву не приезжал. По его сведениям, переговоры от его имени в Москве вели только представители генерала.

«С российской стороны был заместитель министра иностранных дел, отвечающий за ближневосточное направление. Во многом это был знак уважения со стороны российского МИДа египетским покровителям Хафтара», — добавил собеседник «Газеты.Ru». Информационные агентства «Интерфакс» и ТАСС вовсе не сообщили о состоявшемся визите.

Вне зависимости от деталей и формата этого визита эксперты подчеркивают, что Хафтар не является лицом, представляющим Ливию как государство. Поэтому предметный диалог будет возможен только тогда, когда в стране появится легитимная власть.

Ливия. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 3 сентября 2016 > № 1896798


Евросоюз. Ливия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > inform.kz, 1 сентября 2016 > № 1883870

Почти 25 тысяч мигрантов были спасены за последний год в результате проведения Евросоюзом в Средиземном море военно-морской операции «София» по борьбе с нелегальной миграцией. Об этом сообщил журналистам в Брюсселе европейский дипломатический источник.

«Операция длится чуть более года. За это время мы спасли почти 25 тыс. мигрантов, среди них 3,6 тыс. женщин, 1,2 тыс. детей и 21 грудной ребенок», - сказал он.

«Мы нейтрализовали 288 лодок, которые использовались для незаконной перевозки людей», - подчеркнул собеседник, добавив при этом, что «операция продвигается успешно, а незаконные перевозчики мигрантов постепенно теряют свой флот».

Напомним, военно-морская операция ЕС «София» (EUNAVFOR MED) была инициирована 22 июня 2015 года после серии катастроф с судами с беженцами, которые пытались добраться из Ливии до Италии. Ее целью является разрушение экономической модели контрабандистов мигрантов.

Корабли береговых служб ЕС получили право останавливать, обыскивать и не пропускать плавающие средства, заподозренные в контрабанде людьми.

20 июня 2016 года Совет ЕС расширил мандат операции, добавив к нему две дополнительные задачи: обучение ливийских береговой охраны и военно-морского флота, а также содействие в открытом море у берегов Ливии осуществлению эмбарго ООН на поставки оружия.

Евросоюз. Ливия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > inform.kz, 1 сентября 2016 > № 1883870


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 28 августа 2016 > № 1873832

Не менее 18 ливийских военных погибли, еще 120 ранены в ходе наступления на последние позиции террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) в городе Сирт, передает агентство Франс Пресс со ссылкой на медицинский источник.

Ранее сообщалось, что ливийские военные начали наступление на последние позиции боевиков в Сирте. Действия против террористов в захваченном Сирте с июня ведут силы, верные правительству нацсогласия Ливии, в основном вооруженные отряды из города Мисрата. Сообщалось, что под их контролем в начале августа находилось уже 70% города.

Дополнительные подробности пока не сообщаются.

ИГ является на сегодняшний день одной из главных угроз мировой безопасности. За три года террористам ИГ удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии, часть которых удалось отбить за последние месяцы. Единого фронта борьбы с ИГ нет: с группировкой борются правительственные войска Сирии при поддержке российских Воздушно-космических сил, армия Ирака, международная коалиция во главе с США, а также курды, ливанские и иракские шиитские ополченцы.

Боевики ИГ захватили Сирт и часть средиземноморского побережья Ливии в 2015 году.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 28 августа 2016 > № 1873832


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter