Всего новостей: 2099669, выбрано 627 за 0.294 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ливия > Армия, полиция > dknews.kz, 20 мая 2017 > № 2179504

Представитель ливийской национальной армии под командованием Халифы Хафтара Ахмад Аль-Месмари заявил, что по меньшей мере 141 человек погиб в результате атаки на авиабазу на юге страны, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

"Солдаты возвращались с военного парада. Они были безоружны. Большинство из них погибли", − сказал Аль-Месмари.

По его словам, среди жертв атаки также были мирные жители, которые работали на авиабазе или находились поблизости.

Правительство национального согласия заявило, что не отдавало приказ об атаке на авиабазу, а случившееся на юге страны "является военной эскалацией и затрудняет процесс национального примирения".

В Ливии сейчас двоевластие − на востоке страны в городе Тобрук заседает избранный народом парламент, а на западе в столице Триполи правит сформированное при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия во главе с Фаезом Сарраджем. Власти восточной части страны действуют независимо от Триполи и сотрудничают с национальной армией во главе с Халифой Хафтаром, которая ведет затяжную войну с исламистами, напомнил портал.

Ливия > Армия, полиция > dknews.kz, 20 мая 2017 > № 2179504


Ливия. Египет. США. РФ > Армия, полиция > regnum.ru, 1 мая 2017 > № 2164968

Ливия: договорятся ли русские и американцы?

Будет ли Ливия единой и мирной?

Обладающие властью и влиянием в Ливии силы приходят к пониманию, что нет альтернативы единой стране, и потому, вопреки советам некоторых американских экспертов, предлагавшим разделить страну на три части, по границам бывших вилайетов Османской империи, есть общее желание объединить страну за столом переговоров, а не с помощью переворотов и военной силы.

Важную роль в попытках принести мир на ливийскую землю играют соседние государства. Ряд мирных инициатив исходил в последние несколько месяцев от египетского руководства, от президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси. На саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), проходившем в марте этого года в Каире, президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси при поддержке Алжира и Египта объявил об инициативе по решению ливийского кризиса, опираясь на помощь остальных арабских стран. Конечно, соседи Ливии в первую очередь заинтересованы в установлении мира и согласия на ливийской земле, чтобы политическая турбулентность не перекинулась через границы разделенной междоусобицей Ливии. И хотя ЛАГ официально поддерживает Правительство Национального Единства (ПНЕ), возглавляемое Фаизом Сараджем, в последнее время активизировались встречи алжирского и тунисского руководства с представителями палаты представителей (Тобрук), возглавляемой Агилой Салахом Иссой. По отдельности руководители Алжира и Туниса встречались как с Фаизом Сараджем, так и с генералом Халифой Хафтаром, командующим Ливийской Народной Армией (ЛНА), считающимся основным оппонентом Сараджа, владеющим серьезными силовыми ресурсами. Президент Египта пытался организовать личную встречу Хафтара и Сараджа для начала переговоров о сближении позиций, но попытка была безуспешной, и генерал Хафтар достаточно нервно реагировал на вопросы российского кореспондента, пытавшегося уточнить причину срыва несостоявшихся переговоров.

Россия активно участвует в попытках налаживания диалога среди различных групп политического влияния в Ливии. Руководители российского МИДа в конце 2016 года и уже в этом году несколько раз встречались с главой ПНЕ Фаизом Сараджем как в Москве, так и на полях саммита ЛАГ, ну, а с генералом Хафтаром встречи происходили не только в Москве и Ливии, но и на борту российского авианосца, после чего к генералу Хафтару прочно прикрепился на Западе ярлык пророссийского политика, что вряд ли в полной мере является отражением действительности. Напомним, что генерал действительно проходил обучение в Советском Союзе и хорошо владеет русским языком, но не надо забывать, что Халифа Хафтар после разрыва с Муаммаром Каддафи прожил 20 лет в США, и ходили довольно устойчивые слухи о его связях с Центральным разведывательным управлением США. Так что генерал, скорее всего, в первую очередь проливийский политик и пытается заручиться поддержкой со всех возможных сторон.

В апреле в российской столице отметились и представители третьей силы, движения «Единая Ливия», представляющего влиятельную силу в районе городов Мистраты и Сирта, то есть в центре страны на Средиземноморском побережье. Это движение опирается на силы местного милицейского ополчения и ставит себе в заслугу освобождение от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) города Сирта при поддержке авиации США. «Единая Ливия» поддерживает ПНЕ, но по многим вопросам имеет свое особое мнение и проводит свою независимую политику без оглядки как на Фаиза Сараджа, так и на Халифу Хафтара. Участники делегации встретились с представителями МИД, Государственной думы и Совета Федерации.

Внутри Ливии, как уже отмечалось, трудно достигнуть согласия, потому что каждая из присутствующих групп влияния ведет борьбу за контроль над ресурсами, прежде всего нефтью, и не собирается легко отступаться от тех выгод, которыми располагает на сегодняшний день. У ПНЕ это официальное признание мирового сообщества, у генерала Хафтара — фактический контроль над восточной частью страны, включая ряд нефтеналивных терминалов. У «Единой Ливии» — управление крупными городами Сирт и Мистрата, расположенными на побережье со своей портовой инфраструктурой.

Выход из тяжелой ситуации возможен при объединении усилий всего международного сообщества, как стран-соседей, названных в начале статьи, так и Европейского союза, прежде всего Италии, больше всего заинтересованной в цивилизованном решении вопроса беженцев, безусловно, России, и, конечно, США. США на данный момент не сформулировали позицию по Ливии, как, впрочем, и по большому кругу других важных международных вопросов. Были выступления отдельных политиков, экспертов и генералов по ливийской проблематике, но цельной позиции Государственного департамента высказано не было.

Несмотря на определенное напряжение, возникшее в отношениях России и США после запуска американских «Томагавков» по сирийскому аэродрому, и неопределенность с датой встречи между лидерами наших государств, есть небольшой перечень тем, в которых США и Россия могут прийти к согласию. И, как ни странно, вполне возможно, одна из таких тем — Ливия. Между позициями российского МИДа по Ливии и позицией Госдепа нет непримиримых противоречий. Это не Сирия, где заинтересованные внешние игроки, такие как Турция, Иран, Саудовская Аравия, курдское ополчение и США с Россией, поддерживающие в этом конфликте различных игроков, стоят практически на диаметрально противоположных позициях по способам решения сирийской проблемы и возможным путям выхода из конфликта.

В Ливии на данном этапе сохраняется возможность объединения усилий всех внешних и внутренних заинтересованных сторон для поиска взаимоприемлемых решений с сохранением единого государства, признаваемого мировым сообществом, управляемого парламентом, выбранным всем ливийским народом, несмотря на различия во взглядах на историю страны и на пути ее развития, этническую принадлежность и другие противоречия.

Александр Шимберг

Ливия. Египет. США. РФ > Армия, полиция > regnum.ru, 1 мая 2017 > № 2164968


Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 апреля 2017 > № 2159466

Роль России в Ливии

По материалам агентств | Frankfurter Rundschau

В Ливии, охваченной хаосом после гражданской войны, сотни тысяч беженцев ждут возможности переправиться в Европу. Попытки ЕС и ООН стабилизировать страну пока остаются безуспешными. Теперь Россия пытается воспользоваться своим влиянием, констатирует Frankfurter Rundschau.

"Основной проблемой стала борьба за нефть, власть и деньги", - говорит спецпредставитель генсека ООН по Ливии Мартин Коблер. После свержения Каддафи, долгое время возглавлявшего страну, Ливия погрузилась в хаос: глава правительства Фаез ас-Саррадж плохо контролирует ситуацию в стране, на ее востоке - там, где находятся важнейшие нефтяные порты, - было провозглашено собственное правительство. Этот район, напоминает автор статьи, находится под контролем самого влиятельного военного в Ливии, генерала Халифы Хафтара. "Эксцентричный генерал не раз грозил занять Триполи - дипломат ООН Коблер ищет с ним контакт, в том числе с российской помощью".

"Я рад, что у русских есть неплохое влияние на генерала Хафтара", - признается Коблер. Без него, понимает дипломат, решения ливийского конфликта не будет.

По мнению эксперта Российского совета по международным делам Максима Сучкова, Россия преследует свои собственные интересы в Северной Африке. Дружественное России руководство в Ливии могло бы стать частью оси Дамаск-Каир-Триполи, во главе которой стояла бы Россия, считает эксперт.

"Специалисты опасаются, что Россия может повлиять на борьбу за власть в Ливии в угоду собственным интересам, выстроив в перспективе "российский круг влияния" в Средиземноморском регионе", - говорится в статье.

Со свержением режима Каддафи, пишет издание, Москва потеряла контракты в военной, энергетической сфере, а также в области инфраструктуры на общую сумму по меньшей мере 4 млрд долларов. Наряду с экономическими интересами Россия заинтересована в безопасности Ливии, указывает Сучков.

"Недавно генерал Хафтар в ходе визита в Москву поблагодарил Россию за ее помощь в борьбе с терроризмом", - говорится в статье. "Демонстрацией силы" называет автор прием, который был оказан Хафтару в январе 2017 года на российском авианосце "Адмирал Кузнецов" в Средиземном море. По неподтвержденным данным, Москва пообещала Хафтару оружие на сумму до 2 млрд евро.

Москве, уверен Сучков, нужна военная поддержка генерала. Россия хочет позиционировать себя как посредника в процессе стабилизации ситуации в стране, однако не заинтересована в том, чтобы начинать там военные действия. Поэтому Москва лавирует между фронтами: недавно в Россию был приглашен признанный международным сообществом премьер-министр Саррадж.

"Россия не хочет нести военные и финансовые последствия, связанные с возможной эскалацией ситуации в Ливии", - цитирует Сучкова издание.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 апреля 2017 > № 2159466


Евросоюз. Ливия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > dw.de, 26 апреля 2017 > № 2154731

Ливийские власти просят Европейский Союз предоставить им материальную помощь в создании береговой охраны, в частности, 130 частично вооруженных патрульных судов. Об этом сообщила немецкая медиакомпании ARD в среду, 26 апреля. Дипломаты в Брюсселе подтвердили агентству dpa существование списка, который поступил из Триполи в Еврокомиссию несколькими неделями ранее. Страны, входящие в Евросоюз, намерены изучить и обсудить этот вопрос. Ливия считается важнейшей отправной точкой для африканских мигрантов, стремящихся попасть в Европу.

Поток нелегальных мигрантов нарастает

По данным Европейского агентства по охране внешних границ Frontex, за первые 3,5 месяца 2017 года 28 000 человек прибыли в Италию по Средиземному морю из Ливии. "Это на 30 процентов больше, чем за аналогичный период прошлого года", - сказал директор агентства Фабрис Леггери немецкому изданию Passauer Neuen Presse. В основном это - граждане Кот-д'Ивуара, Гвинеи, Нигерии и Бангладеш.

В 2016 году в Италию из Северной Африки прибыли более 180000 мигрантов. Почти 90 процентов из них - через Ливию.

По словам Леггери, банды, занимающиеся нелегальной переправкой беженцев в Европу, пользуясь хаосом в Ливии, сажают в одну лодку по 170 человек, зачастую без достаточного количества провианта и горючего. Два года назад это число не превышало 100 пассажиров на лодку.

ЕС заинтересован в том, чтобы помочь Ливии

В настоящее время Евросоюз помогает ливийским властям создать систему береговой охраны, которая призвана остановить незаконных перевозчиков и суда, направляющиеся к европейскому континенту. Так, уже 93 ливийца прошли профессиональную подготовку для работы в береговой охране, еще 40 закончили обучение на Мальте и Крите, пишет агентство dpa.

По сведениям Леггери, к работе в береговой охране были подготовлены 60 офицеров. Теперь Ливия просит предоставить ей 80 надувных лодок, а также патрульные суда, пять из которых должны быть оснащены радарами и пулеметами. Кроме того, Триполи просит оснастить патрули береговой охраны приборами ночного видения, радиосистемами, гидрокостюмами и пуленепробиваемыми жилетами.

Евросоюз. Ливия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > dw.de, 26 апреля 2017 > № 2154731


США. Египет. Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 апреля 2017 > № 2146461

Глава Пентагона находится с визитом в Каире

Джеймс Мэттис встретился с министром обороны и президентом Египта

Министр обороны США Джим Мэттис в четверг прибыл в Египет. Его визит стал новым свидетельством потепления отношений с Каиром в первые 100 дней администрации Трампа

Мэттис встретился с министром обороны Египта Седки Собхи и президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси, чье появление в Белом доме ранее в этом месяце стало первым визитом египетского лидера с 2009 года, когда бывший президент Барак Обама принимал Хосни Мубарака.

В 2011 году политические беспорядки привели к свержению Мубарака, после чего обстановка в стране некоторое время оставалась нестабильной, после чего к власти пришел авторитарный генерал ас-Сиси.

Эксперт по Ближнему Востоку из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Джеймс Гелвин отмечает, что политика администрации Трампа во многом обусловлена принципом противоположности политике Обамы.

«Иными словами, Трамп смотрит, что делал Обама, и говорит: я буду действовать совершенно иначе», – считает он.

После встречи с представителями египетских властей Мэттис возложил венок на могилу неизвестного солдата в Каире, после чего отправился в Израиль, который станет третьим пунктом его ближневосточного турне, начавшегося в Саудовской Аравии.

Ожидалось, что Мэттис призовет Египет, пытающийся справиться с политическими и экономическими проблемами, и занимать и в дальнейшем жесткую позицию в вопросах борьбы с терроризмом на фоне угроз на Синайском полуострове и даже в некоторых городских районах.

Актуальность этой угрозы показали нападения на коптские церкви в Александрии и Танте в Вербное воскресенье, совершенные боевиками «Исламского государства».

«Судя по всему, угроза растет. Первым делом Египту следует навести порядок у себя дома», – считает старший научный сотрудник Центра за американский прогресс Брайан Катулис.

По словам Катулиса, Мэттису и другим представителям администрации Трампа следует полагаться на таких союзников, как Саудовская Аравия и Египет, чтобы совместные усилия в Ираке, Сирии, Йемене и Ливии привели не к раздроблению этих стран, а к «изоляции террористических и экстремистских группировок при одновременной консолидации власти в этих странах».

В Ливии США поддерживают Правительство национального единства и наносят авиаудары, чтобы помочь вытеснить из страны боевиков «Исламского государства». Египет также наносит удары по объектам «Исламского государства» в Ливии, но поддерживает ливийского командира Халифу Хафтара.

По мнению Катулиса, поддержка, которую Египет оказывает Хафтару, представляет собой серьезную проблему и может привести к дальнейшей дезинтеграции Ливии, однако этим вопросом должен заниматься не Мэттис, а кто-то за пределами Пентагона.

«Это должен быть человек, думающий о более широкой стратегии для Ливии и Ближнего Востока, и боюсь, пока такого человека в администрации Трампа я не вижу», – отмечает он.

Тем временем представители египетских властей оспаривают сообщения о размещении российских военных на базе в западной части Египта. Руководство США считает, что это могло быть сделано с целью поддержать Хафтара в Ливии.

Сотрудник американской администрации сказал корреспонденту «Голоса Америки» в среду, что Вашингтон не обеспокоен российским влиянием в Египте.

«Мы поясним египетской стороне, как объясняли и другим арабским странам, что слишком тесное сближение с Россией не отвечает их лучшим интересам», – заявил он.

США. Египет. Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 апреля 2017 > № 2146461


Россия. Ливия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 апреля 2017 > № 2139037 Марианна Беленькая

Готова ли Россия открыть еще один фронт в Ливии

Марианна Беленькая

Россия ввела в Сирию войска по просьбе сирийского правительства и лично президента Башара Асада. В Ливии подобные договоренности пока невозможны. Но это не значит, что расклад сил в Ливии не изменится и Россия не передумает. В то же время ничто не мешает России уже сейчас участвовать в отдельных операциях в Ливии, как это делают другие страны, претендующие на роль в послевоенном устройстве страны

Станет ли Ливия второй Сирией и сможет ли Россия разрешить ливийский конфликт – эти вопросы звучат во многих западных СМИ. Повторения сирийского сценария опасаются и американские, и британские политики. Речь не только о возможном начале военной операции России в Ливии, но и об участившихся дипломатических контактах Москвы с представителями разных лагерей, борющихся за контроль над Ливией.

Многие обозреватели считают вполне реальной угрозу того, что России удастся изменить баланс сил в Ливии и создать таким образом «российское кольцо» влияния в восточном Средиземноморье, что полностью перекроит всю структуру безопасности в регионе, затронув в том числе и сферу энергетики. Так, к примеру, характеризует ситуацию Jerusalem Post.

Фельдмаршал со связями

Это не первая дискуссия о том, какую роль играет Москва в ливийском конфликте. В экспертном и медийном сообществе даже называется имя ставленника Москвы в Ливии – это фельдмаршал Халифа Хафтар, которому прочат место убитого почти шесть лет назад Муаммара Каддафи. Когда-то ближайший соратник Каддафи, а затем один из его последовательных врагов, Хафтар фактически полностью контролирует восток Ливии (его негласной столицей сейчас считается Тобрук). Есть у Хафтара сторонники и в Триполи, о чем свидетельствуют последние демонстрации в ливийской столице.

Своим сторонникам фельдмаршал Хафтар, который официально занимает пост командующего Ливийской национальной армией, обещает покончить с засильем многочисленных вооруженных группировок, постоянно воюющих друг с другом. Кроме того, Хафтар выступает против радикальных исламистов и для многих олицетворяет тот сильный кулак, который мог бы объединить страну.

На Западе считают, что Москва сделала ставку именно на Хафтара, который в молодости повышал свою военную квалификацию в СССР, и оказывает ему не только политическое содействие, но и помогает оружием и людьми.

Безусловно, визит в Тобрук российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в январе 2017 года помог придать политического веса Хафтару и внутри Ливии, и за рубежом. Это определенно была демонстрация силы. На борту корабля Хафтар провел сеанс видеосвязи с министром обороны России Сергеем Шойгу, в ходе которого обсуждались, согласно официальному релизу, «актуальные вопросы борьбы с международными террористическими группировками на Ближнем Востоке». До этой беседы Хафтар также встречался с Шойгу в Москве летом и осенью 2016 года. По неофициальным данным, Хафтар договорился с Россией о поставках оружия на сумму от 1,5 до 2 млрд евро (оценки разнятся). В ответ Хафтар якобы обещал разместить в Тобруке и/или в Бенгази российскую военно-морскую базу.

Однако следует учесть, что Хафтар не единственный ливийский политик, побывавший в последнее время в российской столице. Не далее как в начале марта здесь был его политический соперник, глава Правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Сарадж. Именно его правительство Совет Безопасности ООН признает единственной легитимной властью в стране. Впрочем, это не мешает международному сообществу параллельно вести диалог и с Хафтаром.

Фельдмаршала помимо России поддерживают Египет, ОАЭ, Франция, склоняется в его сторону и Италия. В декабре, через несколько недель после визита в Москву, Хафтар провел пять дней в Вашингтоне. Если верить СМИ, то в конце 1980-х годов Хафтар, после того как от него отрекся Каддафи, смог бежать из плена в Чаде при посредничестве ЦРУ. Более двадцати лет он прожил в США и вернулся в Ливию только в 2011 году, сразу став одним из ключевых командиров в рядах восставших против Каддафи. Тогда он не смог заручиться безусловной американской поддержкой, но не дал о себе забыть. В 2014 году Хафтар начал операцию по освобождению Бенгази, а потом и всей восточной провинции Ливии от групп исламских экстремистов. В 2015 году ливийская Палата представителей назначила его командующим Ливийской национальной армией, а вот отношения с признаваемым ООН Правительством национального согласия у Хафтара не заладились.

Многочисленные попытки посредников, в том числе и России, найти точки соприкосновения между Триполи и Тобруком потерпели крах. Лично Сарадж и Хафтар, возможно, и могли бы договориться, если бы не вооруженные группировки, в первую очередь Мисуратские бригады, идеологически связанные с организацией «Братья-мусульмане» и поддерживаемые Катаром и Турцией. Сараджа опекает Саудовская Аравия. Но та поддержка, которую получает в последнее время извне Хафтар, перевешивает все, что есть у его конкурентов. И Москва занимает здесь не первое место.

Российские приоритеты

В середине марта, когда западные СМИ обсуждали, что Россия якобы разместила на египетско-ливийской границе беспилотники и группу военных специалистов для помощи Хафтару, авиация Объединенных Арабских Эмиратов оказывала ливийской армии поддержку с воздуха в боях за нефтеналивные порты в Эс-Сидре и Рас-Лануфе, которые в начале месяца попали под контроль боевиков из Бригад обороны Бенгази (близки к Мисуратским бригадам). За штурвалами самолетов были в том числе и американские пилоты, работающие, по данным Intelligence Online, на Эрика Принса, бывшего основателя печально известной по войне в Ираке частной охранной компании Blackwater.

И это уже не первый случай, когда ОАЭ открыто помогают Хафтару. По данным СМИ, в 2016 году Хафтару также оказывал поддержку британский, французский и иорданский спецназ. Все эти силы были брошены на борьбу с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Одновременно американские военные участвовали в освобождении от боевиков ИГ города Сирт. Кстати, действовали тогда США вместе с Мисуратскими бригадами, которые являются не только непримиримыми соперниками Хафтара, но и конкурентами Сараджа.

В середине марта беспорядки в ливийской столице, совпавшие с боями за нефтеналивные порты, в очередной раз показали несовместимость мисуратских и триполитанских кланов. Эта ситуация снова продемонстрировала уязвимость правительства Сараджа и престиж Хафтара, который смог вернуть нефтепортовые терминалы и близок к тому, чтобы полностью установить контроль над «нефтяным полумесяцем» (побережье в заливе Сирта).

Международным нефтяным компаниям, по сути, все равно, кто контролирует нефтеносные районы Ливии и пути экспорта нефти (если только это не боевики «Исламского государства» или «Аль-Каиды»). Главное, чтобы эти силы обеспечивали безопасность и бесперебойную работу. Хафтар, при определенной поддержке извне, продемонстрировал, что способен на это. Так почему бы не сделать ставку на Хафтара? Однако пока в Вашингтоне и Лондоне не торопятся. Новая американская администрация не сделала никаких четких заявлений относительно своего курса в Ливии. В то же время Россия ведет активную политику в этой стране. В этой ситуации серия материалов о российской активности в Ливии должна подтолкнуть к действиям западные правительства.

Всплеск публикаций о возможной военной операции России в Ливии совпал с боями за «нефтяной полумесяц» и произошел через пару недель после того, как «Роснефть» и Национальная нефтяная корпорация Ливии подписали соглашение о сотрудничестве. Речь идет о проектах в области разведки и добычи нефти, а также о покупке сырой нефти. Это соглашение – одна из деклараций о намерениях России вернуть свои позиции в Ливии. И «Роснефть» не единственная российская нефтяная компания, которая хотела бы работать в этой стране. Накануне войны в Ливии уже закрепились «Газпромнефть» и «Татнефть».

Однако самые крупные довоенные контракты были за пределами нефтяной сферы. Прежде всего речь идет о соглашении на строительство скоростной железной дороги Сирт – Бенгази стоимостью 2,2 млрд евро. Работы по нему начала осуществлять «дочка» РЖД «Зарубежстройтехнология», но после начала ливийского кризиса строительство было остановлено, весь персонал эвакуирован. Этот проект касается того района Ливии, который также контролирует Хафтар.

Наконец, самые большие суммы фигурировали в довоенных сделках России и Ливии в сфере военно-технического сотрудничества. В 2008 году Москва и Триполи заключили несколько соглашений по закупке российского вооружения на общую сумму $2,2 млрд, а в январе 2010 года – на сумму $1,3 млрд. На очереди были еще несколько соглашений, но режим Каддафи пошатнулся. В 2011 году в разгар противостояния между повстанцами и правительством на Ливию было наложено очередное эмбарго на поставки оружия.

По подсчетам «Рособоронэкспорта», выгода, упущенная предприятиями российского ВПК из-за ливийского кризиса, составила порядка $4 млрд. Это примерно равно сумме ливийского долга России с советских времен (около $4,5 млрд). Долг был списан в 2008 году в ходе исторического визита в Ливию президента Путина – Москва надеялась на будущие контракты, и не только в военной сфере, но и в энергетике, строительстве и других областях.

Окончательно не потерять свои вложения Москва может, только если ситуацию в Ливии удастся стабилизировать, причем при активном российском участии. Россия учитывает сирийский опыт и старается вести диалог не только с Хафтаром, но и всеми возможными политическими силами. Гарантии, в чьих руках окажется судьба российских контрактов, нет.

Есть и еще одна причина, почему Москва ищет рычаги влияния в Ливии. Нельзя забывать, что эта страна – один из крупнейших игроков на нефтяном рынке. В январе выяснилось, что за предыдущие полгода Ливия увеличила производство нефти более чем в три раза, и это ставит под угрозу договоренности, достигнутые 30 ноября 2016 года между членами ОПЕК и нефтедобывающими странами, не входящими в картель.

Для России это соглашение о сокращении добычи нефти (на 1,2 млн баррелей в сутки) – результат долгих посреднических усилий, в результате которых удалось уговорить снизить квоты и Иран, и Саудовскую Аравию. Ливию от выполнения соглашения освободили, учитывая ситуацию в стране. Еще в конце ноября 2016 года Ливия добывала порядка 575 тысяч баррелей в сутки, а до войны – около 1,6 млн. В первую декаду января добыча нефти достигла уже 708 тысяч баррелей в сутки – максимального уровня за три года. И ливийские власти обещают в этом году превысить довоенный уровень – называется цифра 1,75 млн баррелей в сутки. Это может поколебать мировые цены и сломать хрупкий консенсус между странами – экспортерами нефти. И тогда России могут понадобиться все рычаги влияния, которые у нее есть в Ливии.

Сирийские уроки

В любом случае сирийский опыт, а также череда революций в других арабских странах научили Россию, что надо вести диалог не только с действующей властью. Шесть лет назад, в начале «арабской весны», Москва четко выбирала одну сторону конфликта и стояла за нее до конца. У России, в отличие от США, в регионе не было воспитанной оппозиции – союзников, на которых можно было бы сделать ставку, если ситуация в стране резко меняется. Все эти годы российские дипломаты учились. Сирийский опыт – это не только опыт военной операции на дальних рубежах. Это также опыт поиска компромиссов и разговор с теми, кто, казалось бы, только что «стрелял тебе в спину».

Ситуация в Ливии еще более запутанная, чем в Сирии. Здесь на протяжении шести лет отсутствует центральная власть, а закон олицетворяют различные вооруженные группировки. В стране одновременно действуют два, а временами и больше парламентов, а также несколько правительств, на части расколота армия. Неслучайно на вопрос, делает ли Москва ставку на Хафтара, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков осторожно отметил, что ситуация с властью в Ливии остается «весьма противоречивой и сложной».

И здесь видно принципиальное различие между сирийским и ливийским сценарием. Россия ввела в Сирию войска по просьбе и с согласия сирийского правительства и лично президента Башара Асада. В Ливии подобные договоренности пока невозможны. Логично было бы их заключать с Хафтаром, но пока легитимным руководителем страны является Сарадж. Сделка с Сараджем означает потерю позиций на востоке Ливии. Открыто выступить на стороне Хафтара – слишком явное нарушение решений Совета Безопасности ООН. На это Россия не пойдет, особенно в Ливии, где ооновские резолюции нарушались уже не раз, и Москва первая выступала против подобного развития событий.

Однако это не значит, что расклад сил в Ливии не изменится и Россия не передумает. Когда-то предположить ввод российских войск в Сирию также было невозможно. Просто это не вопрос сегодняшней повестки дня. В то же время ничто не мешает России участвовать в отдельных операциях в Ливии, как это делают другие страны, претендующие на роль в послевоенном устройстве страны.

Россия. Ливия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 апреля 2017 > № 2139037 Марианна Беленькая


Ливия > Армия, полиция > un.org, 11 апреля 2017 > № 2141033

В Ливии процветает работорговля

Сотни мигрантов из стран северной Африки оказываются в положении «рабов», которых продают и покупают на «черных рынках» в Ливии. Об этом сообщает Международная организация по миграции (МОМ) . Ее сотрудники на прошлой неделе задокументировали шокирующие показания жертв - выходцев из нескольких африканских стран, в том числе Нигерии, Ганы и Гамбии.

Многие жертвы рассказали, что их продавали «на площадях или в гаражах». Продавцами в некоторых случаях были местные жители на юго-западе Ливии или водители грузовиков, которые контрабандным путем перевозили их через пустыню Сахара. Многих мигрантов перепродают друг другу контрабандисты, которые нередко удерживают своих жертв взаперти, требуя выкуп у родственников.

«Продажа людей контрабандистами становится все более частым явлением. Это связано с тем, что сети контрабандистов в Ливии разрастаются… У нас есть свидетельства тех, кто побывал в рабстве и был выброшен на улицу, и очевидцев такой практики», - сказал глава МОМ в Ливии Отман Бельбейси.

Ливия является одним из главных маршрутов для африканских беженцев и мигрантов, стремящихся попасть в Европу. В стране действуют многочисленные группировки нелегальных перевозчиков людей. При этом мигранты, которые становятся жертвами торговцев людьми, боятся обращаться за помощью из-за своего нелегального статуса.

Жертв торговли живым товаром принуждают к тяжелому труду, заставляют работать на стройках, а женщин и девочек используют для сексуальных утех. Многих проданных мигрантов содержат в импровизированных тюрьмах.

Недавно сотрудники МОМ в Ливии смогли получить доступ в некоторые из таких центров содержания. Они узнали, что в прошлом году в одном из них из-за болезней и недоедания в течение месяца умерли 14 мигрантов. Поступают сообщения о массовых захоронениях в пустыне.

Международная организация по миграции запустила на местных радиостанциях и в социальных сетях информационную кампанию, предупреждающую об угрозе работорговли в Ливии.

Ливия > Армия, полиция > un.org, 11 апреля 2017 > № 2141033


США. Ливия. Египет. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 апреля 2017 > № 2130881

Глава ливийского Правительства национального единства встретился с представителями США

Тем временем аналитики предупреждают об угрозе дальнейшей нестабильности в этой североафриканской стране

Глава ливийского Правительства национального единства встретился в Штутгарте, Германия, с высокопоставленными представителями властей США в надежде найти путь вперед для страны, которую один аналитик называет «Ираком администрации Обамы».

Как рассказал «Голосу Америки» официальный представитель Африканского командования США Чак Причард, премьер-министр Правительства национального единства Фаиз аль-Сарадж в среду провел переговоры с главой Африканского командования американским генералом Томасом Д. Вальдхаузером и послом США в Ливии Питером Боддом в штаб-квартире Африканского командования США.

«Целью встречи было узнать, как идут дела в Ливии и как идет сотрудничество между гражданскими властями и военными организациями», – пояснил Причард. Сарадж уже во второй раз посетил штаб-квартиру Африканского командования.

Визит состоялся на фоне размещения российских военных на авиабазе в западном Египте, что власти США считают попыткой поддержать Халифу Хафтара, командующего силами конкурирующего правительства на востоке Ливии.

Источники в правительстве США в прошлом месяце сообщили агентству Reuters, что США получили информацию о размещении на египетской базе Сиди-Баррани, в 100 км от границы с Ливией, российских сил специального назначения и беспилотников.

Отвечая на вопрос о том, поддерживает ли Африканское командование идею сотрудничества между Правительством национального единства и Халифой Хафтаром, Причард сказал, что командование «не продвигает ту или иную позицию».

«Мы просто пытаемся помочь установлению стабильности, чтобы ливийский народ смог определиться со своим правительством».

Однако старший научный сотрудник Брукингского института Майкл О'Хэнлон считает «безответственным» такой подход, предлагающий ливийцам самостоятельно выплывать в условиях политического шторма. В особенности после того, как администрация Обамы поняла, что союзники США в Европе не будут оказывать эффективную помощь ливийцам.

«Я считаю, что мы ужасно показали себя в Ливии. Это Ирак администрации Обамы», – сказал он, добавив, что США помогли свергнуть ливийского диктатора Муаммара Каддафи «лишь в надежде на то, что стоит убрать плохого парня, как все наладится».

По его словам, в том же духе действовал президент Джордж Буш-младший в ситуации со свержением Саддама Хуссейна в Ираке в начале 2000-х годов.

Впрочем, в то время как в Ирак США направили более сотни тысяч военнослужащих, аналитики отмечают, что у американских сил в Ливии недостаточно потенциала, чтобы надлежащим образом провести подготовку ливийских военнослужащих. По словам американского чиновника, в стране присутствует лишь небольшой американский контингент, распределенный по нескольким районам, в том числе в Триполи, Мисрате и Бенгази.

США. Ливия. Египет. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 апреля 2017 > № 2130881


Египет. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2017 > № 2122630

Россия в Египте. Она не пойдет в Ливию

Гази Дахман (Gazi Dakhman), Al Araby Al Dzhadid, Великобритания

Собирается ли Россия поворачиваться в сторону Ливии? На нескольких форумах появилась информация о намерениях России запутать своими действиями политические круги на Западе, для того, чтобы отвлечь всеобщее внимание от президента Египта Абдель Фаттаха Ас-Сиси. Любые новости касательно неудач во внутренней политике плохо сказываются на имидже президента Египта. Может ли появившаяся на форумах информация гарантировать египтянам еще один спокойный день без пристального внимания Запада?

Ливия занимает одну из ключевых позиций в политике президента Египта Абдель Фаттаха Ас-Сиси из-за возможной угрозы, которая будет представлять собой Ливия, в случае если контроль над страной перейдет в руки «Братьев-мусульман» или лиц, сочувствующих этой организации. С другой стороны, ливийская нефть является предметом серьезного интереса Ас-Сиси, чья страна страдает от тяжелого экономического кризиса. Президент Египта понимает невозможность принятия какого-либо решения в отношении Ливии в обозримом будущем из-за определенных внешних и внутренних факторов, которые трудно преодолеть в настоящий момент.

Стратегическая важность Ливии для России не подлежит сомнению. Россия стремится изменить глобальный политический ландшафт. Нет никаких сомнений в том, что России крайне сложно сопротивляться искушению участия в принятии глобальных решений. Для реализации своих планов Россия нуждается в большем количестве современных авианосцев.

Московский патриарх более чем уверен в том, что нынешние двигатели авианосцев, выпускающие густой дым, могут стать причиной жалоб со стороны организаций по защите окружающей среды.

А разве Россия не изменила баланс сил в мире, достигнув особого стратегического положения при котором вновь заняла роль активного игрока на международной арене? Существует целый ряд обстоятельств, при которых Россия смогла достигнуть определенных успехов в Сирии. Однако, Ливия, в отличие от Сирии, не может предложить России такие же значительные возможности по многим причинам. Вот некоторые из них.

Россия не имеет возможности вести одновременно две крупные войны (война в Сирии еще не окончена). Сирийская война поставила Россию в сложную ситуацию, сопряженную с определенными проблемами и рисками. Россия нуждается во временных и денежных ресурсах, чтобы продолжать военную кампанию в Сирии. А также, стране необходимо добиться международного признания своих действий в Сирии, и, следовательно, она пока не может думать о кампаниях в других местах.

У России не будет Ирана в Ливии, что осложняет сложившуюся ситуацию. По сути, Египет являет собой аналог Ирана. Многие достижения России в Сирии достигнуты, благодаря усилиям Тегерана, который предотвратил истощение российских ресурсов. Кроме того, Иран отправил в Сирию вооружение и несколько тысяч своих солдат. В свою очередь Ирак профинансировал режим президента Сирии Башара Асада. Все это сильно облегчило задачу России. Однако подобную кампанию крайне сложно повторить в Ливии или в какой-нибудь другой стране. Несмотря на это, президент Ас-Сиси призывает Россию поучаствовать в разрешении ливийского кризиса.

Ливия имеет большую по площади территорию, в десять раз больше Сирии. Эта страна находится на африканском континенте. С севера и с юга Ливию не окружают государства, на которые можно оказать давление для изоляции страны. Повстанцы ни разу не сталкивались с серьёзными региональными силами. И поэтому Иран, Ирак и Хезболла до сих пор не исчерпали свои ресурсы. Несмотря на противоречия, они объединились перед лицом внешней угрозы. В Ливии нет территории (подобной Хмеймиму), на которой Россия может укрепить свои позиции внутри страны. Кроме того, в Ливии нет пророссийски настроенных лидеров, за исключением Халифы Хафтара.

Сегодня Россия сталкивается с серьезной осведомленностью Запада касательно своих целей в регионе. Запад и США пристально наблюдают за действиями России, что представляет определенную сложность в выстраивании любой политики в регионе. Россия прекрасно осознает тот факт, что ее соперники потерпели неудачу в Сирии и теперь хотят осуществить свои планы в Ливии наиболее простыми методами. Но, с какой целью на форумах появилась информация о намерениях России именно в это время, и какова цель этих действий?

Есть три различных мнения на этот счет: Россия ведет психологическую войну, чтобы показать свое величие и способность к активным действиям; сбивает с толку других игроков; отвлекает их и подталкивает к признанию роли России в урегулировании ситуации в Сирии и на Украине; расширяет свое влияние в других регионах. Стремление президента Ас-Сиси укрепить отношения с США и странами Залива призвано дать толчок к развитию конкурентоспособности Египта, наряду с крупными международными и региональными игроками. Ас-Сиси скрывает факт российского присутствия в Египте и предоставления военных баз России на постоянной основе. Известно, что уход СССР из Египта глубоко ударил по самолюбию страны. Президент России Владимир Путин надеется стереть этот эпизод из российско-египетских отношений, а также восстановить российские военные базы в Египте, что своего рода выглядит победой над США.

Россияне положительно оценивают присутствие России в Египте, в отличие от Ливии. Это связно с отсутствием вероятности какого-либо сопротивления со стороны Египта. Отношения между странами складываются подобно сотрудничеству с Ираном по Сирии. В то же время, сотрудничество с Египтом и присутствие России на его территории угрожает торговым путям из Европы в Индийский и Тихий океаны. Что касается нефти, то Халифа Хафтар контролирует большую территорию страны, где сосредоточены основные запасы ливийской нефти. Кроме того, в Ливии остается советское вооружение для обеспечения контроля над страной.

Египет. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 марта 2017 > № 2122630


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117739

Тенденции развития событий в Ливии на фоне конфликта между Россией и Западом

Сами Хашам (Sami Hasham), Rassd, Египет

После свержения режима Каддафи в ходе революции в феврале 2011 года, которому предшествовало несколько месяцев экономического процветания и социальной стабильности, государство вступило в союз с контрреволюционными силами, чтобы противостоять зарождающейся оппозиции. Страна раскололась географически: в то время как западная часть считается оплотом исламизма, восток страны был захвачен генерал-майором в отставке Халифой Хафтаром.

Ливийцы заплатили кровью в борьбе за судьбу Каддафи, но радость по случаю победы над режимом тирании была недолгой: революция завершилась, а противостоявшие ей силы остались.

На протяжении десятилетий ливийское государство являлось своего рода воплощением личности Каддафи, что препятствовало появлению настоящих государственных институтов. Как следствие, вместе с гибелью Каддафи на месте прежних институтов образовался вакуум, чему также способствовала политика региональных и международных игроков, как кажется, нацеленная на создание условий для вмешательства во внутренние дела Ливии и навязывания ей определенной повестки дня.

Комплексный кризис

Ливийский писатель и журналист Асенусcи Басикри считает, что то, что мы наблюдаем в Ливии сегодня, неразрывно связано с тем, что происходило в течение 40 лет правления Муаммара Каддафи. В частности, люди, особенно те, кто сегодня принимает решения, были в значительной степени подвержены влиянию негативных явлений предыдущей эпохи, таких как упадок культуры и образования, радикальные принципы государственного управления, коренные изменения в жизни общества и дискриминация оппонентов.

Он добавил, что региональные и международные игроки не имели бы возможностей для вмешательства в дела Ливии, если бы тому не способствовала ситуация в стране, а именно многочисленные региональные и племенные конфликты, конфликты между исламистами и либералами внутри революционного лагеря, а также борьба между силами революции и контрреволюции.

Басикри отметил, что, несмотря на то, что Хафтар боролся с контрреволюционными силами, он сумел объединить сторонников прежнего режима, представителей племен, бывших собственников, иностранных боевиков и небольшое число военных в рамках так называемой «Национальной армии», противостоящей вооруженным группировкам и террористам.

Революционная борьба

Как заявил член Высшего государственного совета Низар Каван, то, что произошло в Ливии, не ново. На протяжении истории каждая революция сопровождалась контрреволюцией. Он отметил, что когда зарождается революция, она имеет четкую цель — свергнуть режим тирании, однако после достижения этой цели становится очевидно, что продуманного политического проекта нет.

Кроме того, вмешательство региональных игроков, политические и племенные расколы, распространение оружия способствовали продолжению вооруженной борьбы между силами революции и контрреволюции, а также появлению «Исламского государства», которое смогло извлечь выгоду из образовавшегося вакуума в сфере безопасности.

В то же время Каван подчеркнул, что, несмотря на все вызовы и трудности, ливийский народ по-прежнему поддерживает революцию и решение проблемы заключается в том, чтобы достичь согласия всех сторон ливийского конфликта ради построения современного развитого государства.

Россия у черты

С того момента как Россия объявила о своих намерениях в отношении событий «арабской весны», между ней и Западом началась борьба, изобилующая как ожидаемыми, так и вполне неожиданными поворотами, и кажется, что Ливия стала одной из арен этой борьбы.

В Ливии эта борьба достигла нового уровня. Особенно после появления российских кораблей в ливийских территориальных водах и на фоне намерений Москвы создать в этом государстве военную базу, не говоря уже о размещении Италией своих воинских частей в Триполи якобы с целью защиты итальянского посольства, а также об американском, британском и французском присутствии в Ливии, согласно некоторым источникам.

Рим не скрывал своего недовольства в связи с сообщениями ливийских СМИ о подписании генерал-майором в отставке Халифой Хафтаром соглашения с Москвой о реализации договора о поставках оружия. Этот договор был заключен режимом Муаммара Каддафи и Россией в 2008 году в обмен на разрешение российским кораблям ВМФ использовать порт в Бенгази (в тысяче километров к востоку от Триполи).

Комментируя российские шаги на данном направлении, министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано заявил, что «потенциальные соглашения между Хафтаром и Россией, а также российские успехи в Ливии после Сирии, вынуждают нас прилагать еще большие усилия, чтобы играть ведущую роль на ливийской сцене, даже путем диалога с Хафтаром».

В связи с появлением российского авианосца в восточных территориальных водах Ливии временное правительство в городе Эль-Бейда (на востоке), поддерживающее Хафтара, подвергло критике присутствие итальянских военных кораблей у западного побережья Ливии. Временное правительство также сообщило о размещении итальянских воинских частей в Триполи и о том, что более тысячи американских солдат тайно перешли ливийскую границу и базируются в одном из пригородов столицы.

Также согласно ливийским СМИ в провинции Эль-Джуфра (центр) располагаются итальянские воинские части, которые появились там после того, как самолет Хафтара обстрелял авиабазу, подконтрольную «Бригадам Мисураты».

Действия Запада

Со ссылкой на ливийский военный источник и сообщения СМИ сообщается, что Великобритания несмотря на запрет ООН на экспорт оружия в Ливию, в долгосрочной перспективе поддерживает создание системы противовоздушной обороны в Мисураты для защиты «Бригад Мисураты», а также подготовку пилотов и техников, поставку боевых самолетов, системы противоракетной обороны и радаров.

Что касается Соединенных Штатов Америки, то их военно-воздушные силы принимают непосредственное участие в процессе освобождения Сирта от «Исламского государства» (запрещено в РФ — прим. ред.). Вдобавок к этому американские и британские спецподразделения присутствуют на территории между Мисуратой и Сиртом, что стало очевидным во время столкновений с ячейками «Исламского государства» в мае 2016 года, а именно в ходе операции под названием «Аль-Буньян Аль-Марсус», проведенной под контролем Правительства национального единства.

Если Вашингтон, Лондон и Рим в значительной степени координировали свои операции с Правительством национального единства и «Бригадами Мисураты» на земле, то французские спецподразделения участвовали в военных операциях Хафтара в Бенгази. Это обстоятельство подтвердилось падением французского вертолета к западу от Триполи в ходе столкновений с бригадами, защищающими Бенгази. Также часто сообщается о присутствии французских подразделений на юго-западе Ливии.

На борту российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в порту Тобрук, Хафтар встретился с начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерием Герасимовым, а также провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу посредством видеосвязи — все это после призывов к Москве снабдить его оружием.

Сделка о поставках оружия

По мнению директора Центра по изучению Ближнего Востока в Иордании Джавада Аль-Хамда, «Россия не будет соблюдать международное эмбарго на поставки оружия сторонам конфликта в Ливии». В интервью агентству «Анатолия» он заявил, что не исключает, что Москва выполнит условия соглашения, подписанного с режимом Каддафи в 2008 году, которое должно было вступить в силу в 2010 году.

Среди его пунктов можно выделить разрешение на создание российской военно-морской базы в Бенгази (южное Средиземноморье) подобно российской базе в сирийском Тартусе (восточное Средиземноморье). Согласно арабским дипломатическим источникам, соглашение о поставках оружия, к реализации которого стремится Хафтар, заключено на сумму 1,8 миллиарда долларов. Эти деньги пойдут на покупку около 20 боевых самолетов, систем противовоздушной обороны C-300 и танков Т-90, а также модернизацию 140 танков Т-72.

Наличие российских военно-морских или военно-воздушных баз на востоке Ливии, как неоднократно заявляется, означает, что Европа находится под угрозой. По мнению иорданского эксперта, Европа обеспокоена любым продвижением России на востоке Ливии. Учитывая ее экономические и торговые отношения с ливийской стороной, этот вопрос является для Европы ключевым.

В нефтегазовом секторе Ливии, большую часть инвестиций контролирует итальянская компания «Эни». Также она владеет рядом нефтяных и газовых месторождений, в том числе «Абу Тыфль» (50% — «Эни»), «Аль-Бури» (50%), «Аль-Филь» (33,3%), «Аль-Вафа» (50%).

Италия опасается, что присутствие России в Ливии отразится на ее экономическом влиянии в бывшей колонии, особенно, если учитывать, что Россия потеряла инвестиции на сумму в десять миллиардов долларов до свержения Каддафи в 2011 году.

Иорданский эксперт считает, что создание российской военно-морской базы в Ливии позволяет России расширить военное присутствие близко к Европе и американским базам на итальянском острове Сицилия, что стратегически является неприемлемым для Вашингтона.

Аль-Хамд отмечает, что нынешнее молчание США перед российской экспансией в Ливии может быть нацелено на то, чтобы вовлечь «русского медведя» все глубже в «болото» международных конфликтов на Ближнем Востоке, но возможно и то, что оно выражает замешательство Запада в связи с усилением влияния России в борьбе с терроризмом.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117739


Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117737

Что американцам нужно знать на случай вмешательства России в ливийскую гражданскую войну

Аманда Кадлек (Amanda Kadlec), Кристофер Чиввис (Christopher S. Chivvis), Fortune, США

Признаков того, что Россия может пойти на военное вмешательство в ливийскую гражданскую войну, становится все больше. Если она это сделает, Белый дом Трампа столкнется с необходимостью принимать целый ряд неприятных решений, которые будут иметь далеко идущие последствия. Согласится ли новая администрация с взглядами российского лидера на будущее этого региона? Или же она выступит против растущего влияния России?

В течение нескольких месяцев Кремль пытался привлечь правителя восточной части Ливии, генерала Халифу Хафтара (Khalifa Hiftar) на свою орбиту. Сейчас Хафтар является фактическим лидером блока сил восточной части Ливии, выступающего против признанного международным сообществом правительства в Триполи — так называемого правительства национального согласия. Переговоры между этими двумя сторонами ни к чему не приводят, и вот уже несколько месяцев по стране ходят слухи о готовящемся наступлении Хафтара на Триполи.

Хафтар ездил в Москву и поднимался на борт российского авианосца «Адмирал Кузнецов», находившегося в Средиземном море, где он посредством видеосвязи провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу. На прошлой неделе, по некоторым сообщениям, Москва перебросила своих военных на базу, расположенную на северном побережье Египта — всего в 100 километрах от ливийской границы.

Этот шаг можно интерпретировать несколькими способами. Он может представлять собой элемент демонстрации намерений, то есть часть гибридной военной стратегии России, призванной оказать влияние на ход переговоров по вопросу о будущем Ливии. Однако существует множество причин полагать, что на самом деле это может оказаться первой фазой российской интервенции.

Президент России Владимир Путин решительно делает акцент на том, что американские продемократические интервенции на Ближнем Востоке являются противоположностью российской стратегии, которая опирается на авторитарных лидеров, очень похожих на самого Путина. Вмешательство НАТО в ливийский конфликт в 2011 году уже долгое время является поводом для критики Кремля в адрес США, а возможность представить Россию в качестве спасительницы Ливии — то же самое Россия попыталась сделать в Сирии — должно быть, кажется российскому президенту весьма привлекательной.

Более тесные связи с Ливией дадут России возможность расширить зону своего влияния еще дальше вдоль южного побережья Средиземного моря, то есть вдоль южных границ НАТО. К примеру, Россия может попытаться развернуть современные системы ограничения доступа и блокирования зоны вдоль ливийского побережья, что позволит ей в значительной мере расширить зону ограничения доступа, которую она создала на востоке Средиземноморья, развернув подобные системы в Сирии. Эта зона вызывает серьезную тревогу у представителей высшего командования НАТО начиная с прошлого года.

Влияние над Ливией даст России возможность оказывать влияние и на Европу, когда речь будет заходить о той серьезной угрозе, которую представляет собой Центральный средиземноморский миграционный путь, берущий свое начало в Ливии.

Качественная ливийская нефть — это еще одна причина, по которой Москва хочет поддержать Хафтара. Кремль сосредоточился на подготовке к предстоящей глобальной борьбе за природные ресурсы, и российская нефтегазовая компания «Роснефть» в феврале подписала новое соглашение с ливийской Национальной нефтяной корпорацией. Несмотря на несколько неудач, случившихся за последнее время, Хафтар контролирует значительную часть ливийской нефтяной инфраструктуры на востоке страны и имеет некоторое влияние добычу нефти на западе Ливии.

Если Россия решит вмешаться в ливийский конфликт, это поставит команду Трампа в очень сложное положение. США потратили много денег и времени на поддержку правительства в Триполи. Более того, США и специальные войска союзных сил тесно сотрудничали с ливийскими группировками, поддерживающими правительство в Триполи, в рамках успешной контртеррористической операции, позволившей вытеснить боевиков «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прем. ред.) из Сирта в прошлом году. Господство России в Ливии может заставить Италию свести на нет санкционный режим, введенный США и Евросоюзом в ответ на аннексию Крыма Россией и ее вторжение на восток Украины в 2014 году. А укрепление и расширение российской системы ограничения доступа может обернуться новыми рисками для военных операций США в этом регионе.

Если Москва поддержит наступление Хафтара на Триполи, отступят ли США? Позволят ли США силе, пользующейся поддержкой России, сокрушить их ливийских партнеров? Попытаются ли США предпринять меры — возможно, даже военного характера — чтобы замедлить наступление Хафтара и предоставить этим союзникам шанс избежать катастрофы?

Это очень непростой выбор.

Поддержка правительства в Триполи потребует от США перебросить некоторое количество своих военных в Ливию. Достаточно многочисленный американский военный контингент в Ливии, возможно, предотвратит российскую интервенцию, однако такое решение вызовет мощный протест внутри США. Интервенция малого масштаба является более правдоподобным вариантом, однако, даже если американские советники и военные будут вести работу на большом расстоянии от линий фронта, они все равно будут подвергаться риску в том случае, если российские самолеты будут обеспечивать поддержку наступления Хафтара — как они делали в случае с правительственными войсками Башара аль-Асада в Сирии.

Более того, открытые действия против союзника России положат конец попыткам начать перезагрузку российско-американских отношений, на которую Белый дом, видимо, все еще надеется. Стоит признать, что администрация Трампа отправляет довольно противоречивые сигналы касательно ее позиции по отношению к России: некоторые ее представители говорят о Путине почти с симпатией, тогда как другие открыто озвучивают свои подозрения. Тем не менее, столкновение России и США в Ливии окончательно положит конец попыткам Трампа и Путина помириться.

Основной риск заключается в том, что США и их союзники могут в конечном счете оказаться не у дел, пока Россия будет укреплять позиции очередного диктатора в регионе и расширять зону своего влияния вдоль южных границ НАТО. Это станет трагическим финалом истории, которая начиналась с таких больших и светлых надежд в 2011 году, и поможет еще больше укрепить авторитет Путина на международной арене.

Кристофер Чиввис — заместитель директора Центра политики международной безопасности и обороны корпорации RAND.

Аманда Кадлек — политический аналитик некоммерческой корпорации RAND.

Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117737


Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117265

США встревожены российским вмешательством в Ливии

Бел Тру | The Times

Генерал морской пехоты США Томас Вальдхаузер, глава Африканского командования вооруженных сил США, "заявил, что есть "неоспоримая" связь между Кремлем и генералом Халифой Хафтаром, полевым командиром из Восточной Ливии", сообщает корреспондент The Times Бел Тру. Вальдхаузер добавил: "Русские присутствуют там на местах".

Хафтар опирается на ливийский парламент, поясняет автор, и подобен "занозе в боку для США и ООН, которые пытаются привести к власти в Триполи правительство национального единства и тем самым положить конец гражданской войне".

Хафтара "дважды приглашали в Москву, его принимали на борту авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов", ему, по-видимому, пообещали российских инструкторов и оружие", говорится в статье.

"Мы с беспокойством наблюдаем за тем, что делает [российская сторона]", - сказал Вальдхаузер. Он добавил: "В дополнение к военному аспекту всего этого мы наблюдаем определенную недавнюю активность в плане деловых начинаний, будь то нефть или продажа оружия. Русские и Хафтар... По-моему, в данный момент времени эта связь неоспорима".

По данным издания, "многие полагают", что Россия хочет сделать из Хафтара "преемника Каддафи". "Правда, генерал Хафтар - видный участник "Арабской весны", но в 1980-х он занимал командный пост в армии Каддафи", - пишет Тру.

Ливия. США. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117265


США. Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 марта 2017 > № 2120335

 Пентагон заявил о «неопровержимой» связи между русскими и фельдмаршалом Халифой Хафтаром

Христина Третьякова

Генерал Корпуса морской пехоты США Томас Вальдхаузер, возглавляющий Африканское командование вооруженных сил США, заявил, что между Россией и фельдмаршалом Халифой Хафтаром, верховным главнокомандующим вооруженными силами Ливии, существует связь, которую невозможно отрицать. Сообщает Reuters.

На пресс-конференции командир Африканского командования вооруженных сил США заявил, что «в этом районе есть русские» и добавил, что были попытки России повлиять на Ливию.

«Они (российские войска) находятся на земле, они пытаются влиять на события. Мы наблюдаем за тем, что они делают, с большой озабоченностью. И вы знаете, что помимо военной стороны этого, мы видели некоторую недавнюю активность в сфере бизнеса», — сказал Вальдхаузер.

Также он добавил: «Насчет русских и Хафтара, я думаю, что связь (между ними ) на данный момент неоспорима». «Мы знаем, что Хафтар ездил к ним, он был на борту их авианосца», - заявил Валдхаузер.

Нужно отметить, что Томас Вальдхаузер не смог ответить на уточняющий вопрос о том, как именно Москва пытается влиять на Ливию. «Это сложный вопрос, но они находятся на земле, пытаются оказывать влияние. Мы видим бизнес-активность», заявил Вальдхаузер .

Продолжая, он подчеркнул, что «Москва поддерживает контакт и с главой Правительства национального согласия в Триполи Фаизом Сараджем». «Мы знаем, что Сарадж посещал Россию недавно».

Ранее 14 марта агентство Reuters, ссылаясь на дипломатические источники, сообщило, что российские спецназовцы и беспилотные летательные аппараты появились на авиабазе в районе Сиди-Баррани, которая расположена примерно в 100 км от границы Египта с Ливией. По данным Reuters, прибытие российского спецназа к границе Ливии может быть связано с последними неудачами командующего Ливийской национальной армией Халифы Хафтара. Военные под его руководством в начале марта провалили оборону нескольких нефтяных портов. Минобороны РФ опровергло информацию о размещении российских подразделений специального назначения в Египте.

США. Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 марта 2017 > № 2120335


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112803

Путинский «Лис пустыни»

Кристина Хебель (Christina Hebel), Кристоф Зидов (Christoph Sydow), Der Spiegel, Германия

Человек, на которого Владимир Путин делает ставку в Ливии, служил уже многим господам. Получивший военное образование в Советском Союзе Халифа Хафтар (Khalifa Haftar) в 1969 году, будучи тогда молодым офицером, поддержал путч Муаммара Каддафи (Muammar al-Gaddafi) против короля Идриса и возвысился до должности начальника генерального штаба революционного вождя. После того как Хафтар во время пограничного конфликта с Чадом попал в плен, он в конце восьмидесятых впал в немилость у диктатора.

США предоставили ему убежище и поддержали в 1996 году возглавляемое Хафтаром восстание против Каддафи, которое, однако, было быстро подавлено. Генерал вернулся в свой дом недалеко от главного офиса ЦРУ под Вашингтоном. На ливийскую землю он ступил вновь только после того, как в 2011 году Каддафи был свергнут.

Между тем Хафтару исполнилось 73 года. И несмотря на свой солидный возраст он в настоящее время является самым влиятельным человеком в Ливии. Ему подчиняется Ливийская национальная армия, которая в основном состоит из остатков армии Каддафи. Как и Хафтар, многие командиры получили когда-то военное образование в Советском Союзе и соответственно располагают хорошими связями в Москве.

Хафтар отказывается подчиняться правительству

Хафтар стоит во главе армии, однако отказывается признавать правительство премьер-министра Файеза Сараджа (Fayez Sarraj) в Триполи. Немецкий руководитель миссии ООН в Ливии Мартин Коблер (Martin Kobler) после продолжавшихся в течение нескольких месяцев переговоров в конце 2015 года содействовал образованию единого правительства, в котором представлены соперничающие ополченцы и военачальники. Однако Хафтар упорно отказывается подчинить контролю правительства свои войска, которые владеют почти половиной страны. Тем временем он назначил себя фельдмаршалом.

По слухам, во время одной встречи в Каире в феврале премьер Сарадж даже предложил генералу пост министра обороны, однако Хафтар отказался. У Сараджа и его покровителей нет военных и экономических средств для того, чтобы заставить главу армии подчиниться.

Хафтар знает, что у него есть значительная поддержка: президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси (Abdel Fattah el-Sisi) и, что еще важнее, руководитель России Владимир Путин. Кремль чует шанс с помощью Хафтара изменить в свою пользу соотношение сил еще в одной стране «арабской весны».

В Сирии российская военная интервенция пока гарантировала выживание режима Асада. Войска Египта впервые после конца эры Насера в начале семидесятых годов снова проводят совместные маневры с российской армией — а теперь с Хафтаром на востоке Ливии правит человек, который тоже ориентируется на Россию.

Посещение российского авианосца

И Москва ясно дала понять, что Хафтар — это тот человек, на которого Россия делает в Ливии ставку. Министры обороны и иностранных дел за прошедшие месяцы неоднократно принимали генерала в российской столице, неделю назад один из его посланников был на переговорах в Москве. Когда в январе авианосец «Адмирал Кузнецов» во время возвращения из Средиземного моря у берегов Сирии пришвартовался у ливийского порта Тобрук, российская армия приветствовала Хафтара на корабле.

Генерал должен в первую очередь продвигать российские экономические интересы в Ливии. Каддафи в прошлые годы до его свержения заключил крупные военные договоры с Москвой. По данным правительственной службы, отвечающей за экспорт оружия, Россия из-за свержения диктатора потеряла договоры на сумму по меньшей мере в четыре миллиарда долларов США. В 2010 году, в год восстания против Каддафи, Ливия была еще вторым по значению покупателем российского оружия.

Хафтар должен был пообещать частично восстановить подписанные Каддафи договоры и купить в России оружия на сумму в два миллиарда долларов США. Кремль отрицает существование подобных переговоров — в том числе и потому, что экспорт оружия в Ливию из-за все еще действующего эмбарго ООН был бы нелегальным. Генерал уже в течение нескольких месяцев требует отмены военного эмбарго.

Российские наемники в Бенгази

Хафтар мог бы расплатиться экспортом нефти и газа. Его войска контролируют почти все важные места по добыче нефти и порты на востоке страны. С тех пор объем добываемой нефти более чем удвоился с 300 тысяч баррелей до 700 тысяч баррелей в день. В феврале глава российского нефтяного гиганта и доверенное лицо Путина Игорь Сечин вместе с главой ливийской нефтяной компании Мустафой Саналлой (Mustafa Sanalla) подписали договор о сотрудничестве в добыче нефти и разведке новых месторождений.

Это соглашение имеет большое значение, потому что Россия таким образом получает возможность «восстановить экономические и прочие отношения, которые были прерваны в результате свержения Каддафи», — писала «Независимая газета» из Москвы.

Давно уже размещены в Ливии и российские наемники. Олег Кринистин, глава частного военного предприятия RSB подтвердил, что его сотрудники действуют в окрестностях Бенгази. По официальным данным, чтобы очистить от мин нефтеперерабатывающие заводы и для защиты танкеров с нефтью от пиратов.

Сигнал тревоги с Мальты

Москва отрицает, что регулярные российские войска задействованы на стороне Хафтара. Столь же решительно министерство обороны отвергало информацию о размещении спецназа на египетской военной базе недалеко от ливийской границы. Ввиду российской активности в Сирии эксперты из Москвы считают участие наземных войск в ливийском конфликте неправдоподобным.

Однако Россия и так уже использует вакуум, который Запад оставил в Ливии. В любом случае, для Дональда Трампа эта страна, похоже, играет второстепенную роль. ЕС смотрит на Ливию с тревогой прежде всего из-за тысяч беженцев, которые по-прежнему по Средиземному морю прибывают в Италию. Федеральный канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel), а также другие главы государств и правительств делают ставку на то, что переходное правительство будет препятствовать отплытию лодок с беженцами. Однако большие участки побережья контролируются вовсе не правительством, а генералом Хафтаром.

Мальта, страна ЕС, ближе всех расположенная к Ливии, с особой тревогой следит за развитием в этой стране. Министр иностранных дел Джордж Велла (George Vella) за прошедшие недели неоднократно предостерегал от сценария, по которому Россия и ее союзники будут решать о том, сколько беженцев поплывут из Ливии в направлении ЕС.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112803


Сирия. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112757

После Сирии: будет ли Россия изменять ситуацию в Ливии?

Акрам Али,  Media, Объединенные Арабские Эмираты

В скором времени расклад сил в Ливии изменится, что может привести к неожиданным результатам после шестилетнего кризиса. Россия сыграет в этих процессах важную роль, как это когда-то было в Сирии. Все указывает на то, что Москва собирается поддерживать лояльные ей силы.

Временное правительство Ливии требует, чтобы Палата представителей одобрила предоставление Россией помощи в обучении ливийских солдат. Кроме того, Москва также не напрямую поддерживает главнокомандующего Ливийской национальной армией фельдмаршала Халифу Хафтару (после посещения им Москвы в ноябре прошлого года).

Без военного вмешательства

Египетские дипломатические источники сообщают, что Каир не будет поддерживать какое-либо вмешательство в ливийский кризис, только инициативы, способствующие стабилизации политической обстановки. Только путем переговоров со всеми заинтересованными сторонами можно выработать решение о восстановлении государственных институтов.

Также египетские источники сообщили, что Каир готов поддерживать любые инициативы, связанные с политическим урегулированием, в том числе и координацию действий с Россией. Однако военное вмешательство не будет приветствоваться, даже если решение будет одобрено со стороны Ливии. С этим заявлением согласны представители Туниса, Алжира и ряда других стран — все они поддерживают разрешение кризиса путем интенсивных переговоров и постоянных встреч.

Дипломатические источники исключают, что Россия пойдет на прямое вмешательство в Ливию в том виде, как это произошло в Сирии. Она будет оказывать влияние по-другому: путем поставок оружия и обучения военных.

Игра за влияние

Бывший посол Египта в Ливии Ахмед Вахдан считает, что Москва хочет усилить свое влияние на Ближнем Востоке. Например, в случае с Сирией Россия добилась успеха и реализовала свой план по сохранению режима Асада. Также она хочет играть иную роль в игре за Ливию, приобретая новых партнеров в борьбе с США за влияние в регионе.

Ахмед Вахдан пояснил, что Москва не должна торопиться с вмешательством в ливийский кризис. Она может оказывать материальную поддержку и обеспечивать военную подготовку после того, как получит «зеленый свет» от ливийских властей.

Бывший посол Египта в Ливии отметил, что ситуация будет радикально изменяться. В случае военного вмешательства России в Ливию можно ожидать самых негативных последствий, потому что кризис в Ливии полностью отличается от ситуации в Сирии. Необходимо также учитывать и близость египетской, тунисской и алжирской границ. Введение военного контингента может значительно нарушить безопасность этих стран.

Временное правительство Ливии просило Россию оказать военную поддержку в рамках обучения ливийских военных. Президент Палаты представителей Агила Салех заявил следующее: «Мы просили российское правительство помочь нам в подготовке личного состава вооруженных сил и обновлении военной техники с помощью российских специалистов. Большинство наших сотрудников прошли обучение в России и владеют русским языком, поэтому смогут использовать российское оборудование».

Сирия. Ливия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112757


Ливия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Армия, полиция > oilcapital.ru, 20 марта 2017 > № 2119677

ННК Ливии будет контролировать нефтеналивные порты вместе с армией.

Ливийская National Oil Corporation будет осуществлять контроль работы нефтеналивных портов страны совместно с Ливийской национальной армией (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара, сообщил агентству «Рейтер» глава Национальной нефтяной корпорации (ННК) Мустафа Саналла.

«У нас нет оснований полагать, что контроль над нефтеналивными терминалами Эс-Сидр и Рас-Лануф не будет возвращен ННК, – отметил Саналла. – Мы координируем наши действия по оценке объектов с ЛНА».

«По большей части объекты не повреждены. В одном или двух местах инженерам необходимо провести некоторые работы, наши работники постепенно возвращаются на терминалы», – пояснил он.

Избранный постоянный парламент Ливии, заседающий на востоке страны, объявил 15 марта о выходе из достигнутых ранее договоренностей о формировании единой National Oil Corporation и передаче ей нефтяных портов. Такое решение, по данным новостного портала «Аль-Васат», было принято парламентским комитетом по энергетике.

Ранее аналогичное постановление было вынесено временным правительством Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани. В распространенном коммюнике отмечалось, что «соглашение, по которому нефтяные порты были переданы так называемой единой Национальной нефтяной корпорации, больше не действует, поскольку эта структура не выполнила свои обязательства». Парламентарии призвали армию передать контроль над терминалами структуре, подчиняющейся властям на востоке.

3 марта «нефтяной полумесяц» (побережье залива Сирт) подвергся массированной атаке формирований «Бригад обороны Бенгази». Эта группировка была образована летом 2016 года для противостояния лояльной восточным властям Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара.

Однако немногим более недели спустя ЛНА вернула контроль над захваченными боевиками нефтяными терминалами Рас-Лануф и Эс-Сидр, преследуя боевиков вблизи Бен-Джавада, сообщил официальный представитель правительственных вооруженных сил полковник Ахмед аль-Мисмари. По его словам, «ливийские вооруженные силы преследуют разрозненные силы террористов за пределами Бен-Джавада (в 30 км западнее Эс-Сидра), битва продолжается до сих пор».

Часть войск, начавших 14 марта операцию по освобождению наливных портов, осталась на позициях для обеспечения их безопасности.

«Мы разместили группировку для охраны терминалов, и сейчас войска проводят рейды по тотальной зачистке освобожденных районов», – уточнил полковник.

Ливия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Армия, полиция > oilcapital.ru, 20 марта 2017 > № 2119677


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 марта 2017 > № 2111697

Может ли Россия разрешить ливийский конфликт?

Барбара Биббо (Barbara Bibbo), Al Jazeera, Катар

Москва пытается выступить арбитром в спорах между Хафтаром и Сараджем и позиционирует себя как незаменимого переговорщика.

По словам российских аналитиков, Россия готова усилить поддержку повстанческих группировок в восточном регионе Ливии и закрепиться в Северной Африке, но она не намерена размещать там свои войска.

Кремль твердо решил стать посредником в ливийском конфликте и восстановить свое прежнее влияние на арабскую страну, стремясь к сдерживанию как западных амбиций, так и угрозы «Исламского государства Ирака и Леванта» (террористическая организация, запрещена в России — ред.) в североафриканском регионе, сообщили Al Jazeera кремлевские инсайдеры.

Однако, по их словам, на данном этапе Москва может не располагать необходимыми финансовыми или военными возможностями для того, чтобы играть нечто большее, чем просто косвенную роль в поддержке своего ливийского союзника, мятежного генерала Халифы Хафтара.

Поскольку в начале этой недели ливийская национальная армия под командованием генерала Хафтара вернула себе контроль над двумя нефтяными портами Рас-Лануф и Эс-Сидр, в новостях появились сообщения о том, что Россия перебросила в район Бенгази, контролируемый Хафтаром, частные наемные войска для проведения операций по обеспечению безопасности, однако они были опровергнуты российскими официальными источниками.

Поддержка Россией Хафтара, который отказался признать созданное при посредстве ООН правительство Триполи во главе с премьер-министром Фаизом Сараджем, сорвала попытки Запада разрешить ситуацию политическим путем с привлечением всех ливийских фракций, включая исламистов, к разделу власти.

Опираясь на таких спонсоров, как Россия, Египет, ОАЭ и Франция, Хафтар успешно создал тупиковую ситуацию, которая со временем все больше подрывает шансы Сараджа на управление страной под знаменем ливийского политического соглашения (ЛПС), подписанного в 2015 году.

«Отношения России с Хафтаром — это результат простейшего уравнения: Россия поддерживает Египет, главного сторонника Хафтара», — объяснил Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель из Москвы. «Генерал Хафтар объявил терроризму войну, а это совпадает с главной целью России в регионе: уничтожить террористическую угрозу, исходящую от „Исламского государства"», — сказал Фельгенгауэр Al Jazeera.

Фельгенгауэр подтвердил сообщения о том, что Россия использует в Ливии наемников, сказав, что в последнее время это уже часть сложившейся практики. Он добавил, что привлечение военных ресурсов со стороны помогает избежать политической реакции внутри страны.

«Россия не направляет свои войска для оказания помощи Хафтару и едва ли станет это делать в ближайшем будущем. Мы с большей охотой полагаемся на частных военных подрядчиков и наемников. Мы уже используем наемников в Сирии, где они несут серьезные потери, поскольку участвуют в реальных боевых действиях вместо российских военнослужащих. Это очень удобно, потому что у них нет политических пристрастий».

По словам Фельгенгауэра, найму частных военных способствует и новая правовая база, регламентирующая деятельность российских частных военных компаний. В дополнение к ограниченным финансовым ресурсам Россия не может позволить себе расширять собственные военные или финансовые возможности в тот момент, когда Москва вовлечена в другие стратегические конфликты в непосредственной близости к своим границам.

«Наемники дешевле [военнослужащих], а нам необходимо использовать наши финансовые ресурсы как можно эффективнее. Ввиду продолжающегося конфликта в Донбассе, Крыма, сирийской войны, у России нет желания или ресурсов отправляться в Ливию, — сказал Фельгенгауэр. — Россия заинтересована в том, чтобы закрепиться в Ливии и иметь там какое-то влияние, но выделение ресурсов это совсем другое дело».

На вопрос о том, поддерживает ли Россия Хафтара в финансовом и военном отношении, Фельгенгауэр ответил, что Россия готова вести с Хафтаром дела, но не собирается оказывать помощь бесплатно.

«Россия может предложить вооружение, военную подготовку, материально-техническую поддержку, но в этом случае мы намерены претендовать на своего рода компенсацию. У Хафтара есть нефтяные доходы, и Россия может быть готова к обмену».

Та же риторика применима к Египту, главному союзнику Кремля в регионе. На просьбу прокомментировать сообщения российских СМИ о том, что Кремль вел переговоры об открытии военной базы на границе с Ливией, Фельгенгауэр не стал опровергать эту информацию. Он сказал, что Египет обратился к России за обширной экономической помощью, в обмен разрешив ей разместить на своей территории военную базу.

«Мы готовы продавать […] Египту столько, сколько он готов купить. Но не за военную базу. У нас есть другие стратегические интересы в Арктике, на Кавказе, в Центральной Азии. Президенту [Абдулу Фаттаху] Ас-Сиси придется побороться с другими приоритетами в российских расходах на оборону», — сказал Фельгенгауэр.

Российские аналитики согласны с тем, что поддержка Россией генерала Хафтара продиктована ее опасениями по поводу распространения ИГИЛ на подступах к Европе и ее намерением создать широкую антитеррористическую коалицию. Кроме того, Москва стремится играть посредническую роль в Ливии, что даст ей определенные привилегии в установлении отношений с руководством страны в будущем.

3 марта Москва принимала у себя с двухдневным визитом Фаиза Сараджа, который встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и представителем лагеря Хафтара. По словам политического комментатора «Коммерсанта» Сергея Строканя, встреча стала поворотным моментом в стратегии России в Ливии.

«Теперь Москва способна напрямую общаться с обеими сторонами и играть ключевую роль в будущем конфликта. Возможно, западным лидерам такой результат не слишком пришелся по душе, но формально они признали роль России как потенциально полезную для разрешения тупиковой ситуации в Ливии», — сказал Строкань Al Jazeera.

«Москве удалось добиться признания властного лидера Хафтара в качестве незаменимого политического игрока. И Россия заработала себе официальное место за столом переговоров после Сирии теперь и в Ливии».

Скрытое намерение президента Владимира Путина заключается в том, чтобы восстановить присутствие России на Ближнем Востоке и в Северной Африке, как это было при Советском Союзе, используя при этом вакуум, оставленный Соединенными Штатами в регионе, где арабские лидеры все больше убеждаются в политическом отходе Белого дома от местных дел.

Российские аналитики сходятся во мнении, что Москва пытается стать арбитром в споре между генералом Хафтаром и Сараджем и считает себя незаменимым переговорщиком, таким образом, путем ограниченных инвестиций, обеспечивая себе будущую роль в регионе.

«Мы поступаем так же в отношении Египта и Турции, Израиля и Ирана. Мы беседуем с теми, кто не желает друг с другом разговаривать. Окупится ли эта стратегия? Не знаю, но таков замысел», — сказал Фельгенгауэр. Сергей Марков, директор российского «Института политических исследований» и лояльный Кремлю голос, представил совершенно иной взгляд на намерения России в отношении Ливии.

«Ливия — это поле конфронтации России и НАТО. Свержение прежнего режима было глупостью, приведшей к коллапсу всех государств на североафриканском континенте. Россия считает это актом агрессии, — сказал Марков. — Россия почувствовала себя обязанной вмешаться в конфликт и попытается сделать это, преследуя собственные интересы, хотя я не думаю, что сейчас в отношении Ливии существует какая-то определенная стратегия».

В интервью Al Jazeera Марков сказал, что больше всего Россия обеспокоена возможным распространением ИГИЛ на обширных участках ливийской территории и потенциально разрушительными последствиями этого явления для Европы. «В настоящий момент Хафтар является самой светской фигурой в Ливии, и было очевидно, что Россия — также учитывая поддержку Египта — сделает на него ставку».

Однако ливийские аналитики говорят, что русским свойственно упрощенное видение местных реалий и, поддерживая Хафтара или навязывая переговорную модель, они многого не добьются.

Шесть лет спустя после изгнания бывшего лидера Муаммара Каддафи в стране по-прежнему царят кризис и анархия. Водораздел пролегает не только между востоком и западом страны, в племенной ткани страны обнаруживается гораздо больше политических игроков и центров власти.

По словам ливийского аналитика из Турции Незара Крикши, иностранные державы по обе стороны конфликта должны перестать провоцировать межконфессиональную напряженность, им следует работать с поддержанным ООН ливийским политическим соглашением — единственной законной правовой базой, доступной сегодня.

«Если Россия, Египет и прочие страны продолжат оказывать Хафтару поддержку, выхода из кризиса не будет… Трагично наблюдать, как иностранные политические игроки следуют модели многих других гражданских войн, когда формально одобряется мирное соглашение, а в кулуарах ведется работа по его отмене, — сказал Крикши. — ЛПС не идеально, но это единственное, что у нас сейчас есть».

По словам Крикши, ливийское общественное мнение глубоко разделено по вопросу о том, кого поддерживать, поскольку люди утратили доверие ко всем вовлеченным в конфликт политическим фигурам как в самой Ливии, так и за ее пределами, в результате чего политическое решение кажется все менее вероятным.

Однако отклик на основные людские потребности крайне необходим для того, чтобы надежды людей на способность поддерживаемого ООН правительства Сараджа преодолеть политический и экономический кризис отчасти возродились, сказал он.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 марта 2017 > № 2111697


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2017 > № 2111773

Хаос в Ливии: на что надеется Путин

Пока российская стратегия в Ливии выглядит противоречивой Халифа Хафтар рассчитывает получить от России помощь для своей армии.

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Ливия — часть общих планов Москвы по укреплению российского влияния на Ближнем Востоке. Еще одна страна, где можно попытаться получить роль миротворца. Но, в отличие от Сирии, в Ливии Москва выступила не на стороне признанной де-юре власти, а военного, отказывающегося сложить оружие — Халифы Хафтара. Ранее «Апостроф» писал о предвестниках российского вмешательства в ливийские дела. Теперь эти планы становятся все более очевидными. Но менее очевидны цели, которых Россия хочет и способна достичь.

Признаки и мотивы

О намерении российского руководства вмешаться во внутренние дела охваченной войной Ливии теперь свидетельствуют не только регулярные визиты, но и вполне конкретные военные планы. Как сообщило информагентство Reuters, на египетской базе Сиди-Баррани, в 100 км от границы с Ливией, разместилось подразделение российский сил специальных операций — 22 человека. Там же будут базироваться и российские разведывательные беспилотники. Очевидная цель — оказание поддержки маршалу так называемой Ливийской национальной армии Халифу Хафтару.

В январе Хафтар встречался с российскими военными на борту авианосца «Адмирал Кузнецов», который зашел в порт ливийского города Тобрук на пути из Сирии в домашние воды. Ранее в 2016 году Хафтар пару раз посещал РФ, встречался с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым. А во время встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым просил о поддержке для своей армии (о том, почему «своей», а не «ливийской» — дальше). Хафтар, если верить сообщениям СМИ со ссылкой на источники в его окружении, рассчитывал, что Россия отменит эмбарго Совета безопасности ООН на поставки оружия в Ливию или передаст вооружения посредством третьей стороны. Просил маршал у Кремля и начать военную операцию против боевиков-исламистов Ливии.

Пока Россия не пошла по проторенной в Сирии дорожке. Не собирается Москва, как следует из заявлений российских чиновников, и отменять эмбарго, беспокоясь за дальнейшую судьбу вооружений в нестабильной стране. Это не мешает, впрочем, предположить, что скрытые поставки оружия в Ливию уже могли пройти. Западные СМИ сообщали, что на упомянутой встрече в январе договорились о соответствующей схеме при продаже вооружений Алжиру.

В армии Египта отрицают размещение российского спецназа на своей территории. Ожидаемо опровергла эти сообщения и Москва. Но своим комментарием пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков непрямо подтвердил, что Россия имеет в этой стране свои интересы: «…какое-то излишнее вмешательство России в ливийские дела вряд ли возможно и вряд ли целесообразно. Но тем не менее это не означает, что Россия не контактирует с теми сторонами, с которыми считает нужным».

Россия на самом высоком уровне хвалила Хафтара за борьбу против терроризма и сохранение независимости Ливии. Как известно, к этой стране Кремль питает особые чувства, активно спекулируя на том, в какой хаос свалилось государство после совместной операции стран НАТО в поддержку восстания и свержения Муаммара Каддафи.

Египет, который в последнее время активно сближался с Россией, также поддерживает в Ливии именно Хафтара, как и ОАЭ. Важным в этом аспекте кажется то, что Хафтар по своей сути является военным диктатором, как и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, и на словах жестко выступает против исламистских сил. Поэтому Каир, вероятно, подключится к российской операции, если такая будет. Россия все еще может использовать вооруженные силы за границей без объявления войны и не нарушая собственное законодательство — согласно решению Совета Федерации от 2015 года.

Как пишет для российского интернет-издания Republic эксперт-международник Владимир Фролов, у России в Ливии есть три цели. Во-первых, продолжить возрождение статуса РФ как глобальной державы. А это включает и ограничение влияния США, и участие в разрешение кризисов. Во-вторых, противодействовать цветным революциям, «добиться обратимости поддерживаемых Западом народных восстаний против суверенных диктаторов». В-третьих, восстановить сеть государств-клиентов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Грубо говоря, монетизировать «борьбу с терроризмом» за счет баз и выгодных контрактов на закупку российский вооружений, а также освоения месторождений нефти и газа и строительства транспортной инфраструктуры. После свержения Каддафи провалились дорогие контракты.

Внутренняя кухня

Халифа Хафтар имеет богатое прошлое: из союзника Муаммара Каддафи он превратился в противника, сбежал в США, по некоторым данным, стал агентом ЦРУ и в Чаде готовил силы для свержения Каддафи. Другими словами, надежным союзником его не назовешь.

Хафтар, если быть до конца точными, — представитель нелегальной ливийской власти. «Ливийская национальная армия» (ЛНА) поддерживает так называемую Палату представителей Ливии. Та потеряла статус легитимной после соглашения, подписанного по инициативе ООН и при содействии США, стран ЕС и ведущих государств региона год назад в Марокко. Тогда было сформировано Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Файезом ас-Сарраджем, заседающее в Триполи и объединившее умеренные происламские силы и представителей светских политических течений. Хафтар и его союзники из «Палаты представителей Ливии», которых ранее, с 2014 года, на Западе как раз и считали законными властями этой страны, отказались признать ПНС и сложить полномочия.

В Триполи также находится непризнанное умеренно исламистское Правительство национального спасения во главе с «премьером» Халифой Гвеллом (аль-Гави). 14 марта в Триполи начались уличные бои с применением тяжелой техники между сторонниками Гвелла и силами ПНС. Столкновения в столице проходят регулярно. И ПНС на самом деле с трудом поддерживает стабильность на подконтрольных ей территориях на севере и в центре Ливии.

Россия настаивает на необходимости диалога между Правительством нацсогласия и всеми общественно-политическими движениями, племенными группами и национальными меньшинствами Ливии, выступая за его включение в новое руководство страны. Не остается сомнений, что именно он должен стать проводником российских интересов в Ливии.

Хотя Хафтар не представляет признанную власть, западные страны вынуждены с ним считаться, несмотря на сообщения ООН о пытках и незаконных убийствах его военными, — ЛНА контролирует наибольшую часть Ливии, в основном на северо-востоке. В начале марта силы Хафтара потеряли контроль над нефтеналивными портами Рас-Лануф и Эс-Сидр, но отвоевали их у исламистов 14 марта. Не исключено, что с помощью российских сил. Собственно, в этом временном промежутке и могло быть принято окончательное решение о формировании подразделения спецназа.

Потенциал вмешательства

Особое внимание на Ливию и на российскую активность там обращают в Европе, ведь эта страна на средиземноморском побережье стала транзитным пунктом для беженцев и мигрантов из многих стран Африки. Европейские страны согласны с российской идеей включения Хафтара во власть. В Правительстве национального согласия также готовы были сделать его министром обороны и главнокомандующим. Правда, против был сам Хафтар. Разумеется, с надеждой на то, что в будущем сможет рассчитывать на более весомую роль и контроль над всей Ливией. Впрочем, пока у ЛНА нет соответствующих ресурсов. Да и сама ЛНА по сути — не армия, а совокупность группировок, которые опираются на поддержку многочисленных племен. Хафтар возглавляет силы, которые вряд ли готовы и способны действовать где-либо, кроме своих родных земель. А значит, требуется расширение военного присутствия. Например, за счет России.

Российские военные обозреватели, с которыми ранее общался «Апостроф», говорили об игре Кремля в геополитику. В начало новой, после Сирии, военной операции на Ближнем Востоке они не верят хотя бы из-за финансового фактора. Поэтому в Ливии Россия в самом масштабном варианте ограничится развертыванием авиации, но и этот вариант им кажется маловероятным. Поставки оружия и консультативная помощь, конечно, вполне возможны.

«Роснефть заинтересована в том, чтобы развивать свои проекты в этой стране, — сказал «Апострофу» военный обозреватель и главред российского «Ежедневного журнала» Александр Гольц. — Можно предположить, что в какой-то момент интересы российских лидеров и эти нефтяные интересы совпадут, и Россия предпримет некое ограниченное вмешательство. Вмешательство, в силу расстояния и многих других причин, будет сугубо ограниченным. Я не думаю, что ставится стратегическая задача осуществления операции, которая обеспечит полный контроль этого маршала над Ливией». К тому же, отметил Гольц, сообщения о появлении российского спецназа пока не подтверждены.

Reuters утверждает, что в МИД РФ понимают ограниченность возможностей ливийского маршала и хотели бы его вхождения в новое правительство. С более радикальными идеями выступает Минобороны, рассчитывающее на то, что после оказания массированной поддержки Хафтар сможет контролировать всю страну.

Вероятно, пока Россия не имеет окончательной стратегии в отношении Ливии или же намеренно создает видимость ее отсутствия. Если Хафтар собственными силами не способен взять под контроль всю территорию Ливии, а Россия не собирается начинать масштабную операцию, вмешательство лишь подогреет противоречия и поднимет градус противостояния в и так нестабильной стране. Что очевидным образом может повлиять на интересы стран ЕС, которые находятся по другую сторону Средиземного моря. Но, может, это как раз то, что нужно России?

«Вряд ли стоит предполагать, что Россия имеет некий единый план по Ливии, — отвечает Александр Гольц. — Разные группы интересов преследуют разные цели. Если совсем цинично подходить к этому вопросу, то действительно любой беспорядок на Ближнем Востоке выгоден России с той точки зрения, что это поднимает цены на нефть. Но это вступает в противоречие с желанием играть роль великой державы на Ближнем Востоке, демонстрировать флаг — все, что мы видим в Сирии».

Важный момент: Халифа Хафтар даже в сравнении с Башаром Асадом не является законным правителем. В глазах США и стран ЕС усилия России по дестабилизации Ливии будут выглядеть, как еще одна попытка плюнуть в лицо Западу, что явно не сыграет на пользу восстановлению отношений.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2017 > № 2111773


Ливия. РФ > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 16 марта 2017 > № 2111786

Россия укрепляет свои позиции в Ливии в связи с обострением битвы за нефть

Middle East Online, Великобритания

Ливийская армия во главе с Халифой Хафтаром нанесла серьезные удары по боевикам в области нефтяного полумесяца благодаря поддержке Москвы, оказываемой через ливийско-египетскую границу.

Россия переходит от дипломатии к военным действиям

Во вторник силы генерала Халифы Хафтара, поддерживающие Палату представителей в Тобруке, начали наступление с целью восстановления позиций в двух важнейших нефтяных районах на северо-востоке страны, которые находятся под контролем вооруженных группировок. В связи с этим появилось сообщение об отправке Россией военных с базы в Египте на ливийскую границу.

Как заявил директор пресс-службы ливийской армии Халифа Ал-Абиди, «было проведено совместное наступление сухопутных, воздушных и военно-морских сил с целью освободить порт Рас-Лануф от террористов».

Он пояснил, что «главнокомандующий ливийской армией во вторник утром поручил начать наступление на Рас-Лануф и Эс-Сидер». Это связано с тем, что 3 марта «Бригады обороны Бенгази» заняли некоторые позиции в Рас-Лануфе.

С тех пор Ливийская национальная армия под руководством Хафтара ежедневно осуществляет воздушные налеты, однако без укрепления своих позиций на местах.

Россия на военном рубеже

Наступление ливийской армии совпало с разговорами о размещении нескольких десятков российских военных до конца февраля на территории подконтрольной Халифе Хафтару. Так как Москва оказывает ему дипломатическую поддержку, то это вызвало озабоченность у западных стран, прежде всего у Вашингтона.

По словам американских и египетских дипломатических источников, несколько дней назад Россия разместила силы специального назначения на базе в западной части Египта недалеко от границы с Ливией.

Американские дипломаты заявили, что любое подобное развертывание сил может расцениваться как попытка оказать военную поддержку генералу Халифе Хафтару, который предпринял новую попытку выступить против движения «Бригады обороны Бенгази», пытаясь вернуть под свой контроль нефтяные порты.

Американские чиновники, пожелавшие остаться анонимными, отметили, что в районе 100 км от базы Сиди Барани были замечены российские беспилотники на границе с Ливией.

Министерство обороны России опровергло эту информацию и не подтвердило присутствие российских сил в Египте.

Владимир Джабаров, первый заместитель председателя Комитета по международным делам в Совете Федерации, так прокомментировал новость об отправке российских сил на военную базу в Египте: «Россия этого не делала. Это фейковая новость».

Источники в египетской системе безопасности сообщили некоторые детали, сказав, что российское подразделение спецопераций из 22 человек присутствует в Египте, но отказались прокомментировать детали их миссии. Источник также добавил, что в начале февраля Россия пользовалась военной базой Марса Матрух к востоку от Сиди Баррани.

Последние два года и западные страны, и США отправляли силы специального назначения и военных советников в Ливию. Однако американская армия опровергла информацию о том, что оказывала в помощь в проведении операции против «Исламского государства» в Сирте в прошлом году.

Вопрос о роли России в Ливии особенно остро встает в свете растущих страхов Вашингтона. Америка боится, намерений Москвы восстановить свое влияние в этой нефтяной стране, с которой у нее были прекрасные отношения во время СССР.

Правительство в Триполи, признаваемое ООН, зашло в тупик в диалоге с Хафтаром и российскими представителями в последние месяцы. Москва рассчитывает усилить свою дипломатическую поддержку Халифы Хафтара, несмотря на гнев западных стран. Ведь у России уже есть опыт вмешательства в Сирию и поддержки Башара Асада.

Ливийская национальная армия взяла под контроль четыре нефтяных порта на востоке страны — Зуветина, Эль-Бурайка, Рас-Лануф и Эс-Сидер. Через них осуществляется экспорт большей части ливийской нефти. До сентября эти объекты находились под контролем правительства, признанного международным сообществом.

«Ливийский хаос» начался после свержения Муаммара Каддафи в 2011 году. Тогда появилось два конкурирующих центра власти — один находится в Триполи и поддерживается международным сообществом, другой — в Тобруке и возглавляется генералом Халифой Хафтаром.

Движение «Бригады обороны Бенгази» включает в себя различные исламсистские движения. Они действуют против сил Халифы Хафтара на востоке страны.

Правительство национального единства (в Триполи — прим. пер.) заявило, что не имеет отношения к эскалации военного конфликта в районе полумесяца нефтяных портов и не располагает никакой информацией о том, какие силы участвуют в этих событиях. Они также выразили осуждение происходящему, так как это подрывает надежды ливийцев на остановку кровопролития.

Ливия. РФ > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 16 марта 2017 > № 2111786


Ливия. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 марта 2017 > № 2108726

Одно из соперничающих правительств Ливии ищет покровительства Москвы

Спикер Палаты представителей Ливии просит Россию помочь в подготовке бойцов Ливийской национальной армии генерала Хафтара

ВАШИНГТОН – Интервью, опубликованное российским государственным СМИ, показывает, что одно из соперничающих правительств Ливии все активнее ищет покровительства Москвы, что вызывает тревогу у американских военных командиров в регионе.

Спикер Палаты представителей Ливии Акиля Салех Иса заявил подконтрольному Кремлю информагентству «РИА Новости», что он обратился к России за помощью в подготовке бойцов Ливийской национальной армии, возглавляемой генералом Халифой Хафтаром, и пригласил российских законодателей посетить восточные районы Ливии.

«Большинство наших офицеров обучались в России и многие владеют русским языком, и знают, как использовать российскую технику», – цитирует Салеха «РИА Новости».

Он пообещал, что Ливия выплатит России долг в 4 миллиарда долларов по военным контрактам, заключенным в эпоху правления Муаммара Каддафи и добавил, что Кремль пообещал помощь «в борьбе с терроризмом».

Заявление Салеха прозвучало через день после того, как Кремль опроверг многочисленные сообщения о размещении российских спецназовцев и беспилотников на военной базе в Египте вблизи ливийской границы.

Ливийская национальная армия сохраняет верность Палате представителей, но Хафтар является независимо мыслящим командиром, который не всегда разделяет точку зрения политиков палаты.

По словам Салеха, Кремль пообещал принять на лечение в Россию раненых солдат Ливийской национальной армии.

Он сообщил, что делегация Палаты представителей вскоре посетит Москву. Палата представителей не поддерживает международно признанное правительство национального согласия в Триполи, созданное при посредничестве ООН.

Информагентство Reuters сообщило в понедельник, ссылаясь на египетских и американских чиновников, что подразделение российского спецназа из 22 человек прибыло на египетскую авиабазу Сиди-Баррани в 100 километрах от границы с Ливией.

Однако российские законодатели назвали эти сообщения «фейковыми новостями».

Интервью Салеха, однако, усилит беспокойство американских военных командиров.

На прошлой неделе в Вашингтоне глава Африканского командования Вооруженных сил США генерал Томас Уолдхаузер заявил членам комитета Сената по вооруженным силам: «Россия пытается оказать влияние на окончательное решение о том, кто и какой орган станет во главе правительства в Ливии».

Республиканский сенатор Линдси Грэм спросил, пытается ли Москва сделать в Ливии то, что она делает в Сирии, а именно манипулировать процессом политического урегулирования.

«Да, это удачная характеристика», – ответил Уолдхаузер.

В январе генерал Хафтар побывал на российском военном корабле, а в ноябре провел переговоры с главой российского МИДа Сергеем Лавровым.

Ливия. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 марта 2017 > № 2108726


Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110458

Путин хочет "порулить" еще и в Ливии

Мартин Гелен | Frankfurter Rundschau

Россия все сильнее "входит во вкус в ближневосточном покере: после крупномасштабной военной операции в Сирии Кремль, по всей видимости, хочет расширить зону своего влияния на Ливию", пишет Мартин Гелен в газете Frankfurter Rundschau. В качестве первого шага Москва разместила на египетской военной базе Сиди-Баррани спецназ и беспилотники, сообщили новостному агентству Reuters американские военные.

Российский экспедиционный корпус на египетской территории призван поддержать в военном плане "Халифу Хафтара, самого влиятельного человека на востоке Ливии". Хафтара, как отмечает корреспондент, поддерживают Египет и ОАЭ, и во вторник его подразделения перешли в наступление в военной борьбе за нефтяные порты.

Россия начала добиваться расположения Хафтара еще с середины января, затеяв военный спектакль у побережья Ливии: Хафтара со всеми почестями приняли на борту российского авианосца "Адмирал Кузнецов", специально пришвартовавшегося в порту Тобрук, откуда он по видеосвязи разговаривал с министром обороны РФ Сергеем Шойгу о борьбе с терроризмом. В то же время посаженное в Триполи при помощи ООН "правительство национального единства во главе с премьером Фаизом Сарраджем, не может справиться с ситуацией, так как их противники в Тобруке не идут на уступки", говорится в статье.

"Из-за непростой ситуации в Ливии российское вмешательство может серьезно осложнить попытки ООН достичь компромисса в вопросе власти, посредником в котором выступает спецпосланник от ООН немец Мартин Коблер, - продолжает автор. - Москва относится к его миссии скептически, а генерал Хафтар вообще отказывается вести переговоры с Сарраджем".

"С точки зрения стратегии Москвы ливийское досье открывает новые возможности, ведь благодаря этому Россия может надолго зацепиться в военном плане на территории Египта", - комментирует Геллен. "Путин надеется построить отношения с Ливией на старых основах, как при Муаммаре Каддафи: диктатор закупал у России оружия на миллиарды, - говорится в статье. - Не так давно российский энергогигант "Роснефть" подписал соглашение о сотрудничестве с ливийской государственной нефтяной компанией".

Между тем в Вашингтоне и Брюсселе за действиями Москвы наблюдают с тревогой. Командующий американскими войсками в Африке недавно заявил, что Россия хочет повторить в Ливии сирийский сценарий, что явно не отвечает американским интересам.

Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110458


Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110457

Путин берет курс на Ливию

Корреспондент | Bild

По данным американских и египетских источников, в 100 км от ливийской границы на египетской базе Сиди-Баррани предположительно находятся 22 российских спецназовца. США полагают, что Россия хочет обеспечить себе влияние в Ливии, пишет немецкий таблоид Bild.

Россия уже использовала в начале февраля другую египетскую базу ВВС на востоке страны, в районе населенного пункта Марса-Матрух. Через 10 дней, по некоторым данным, российские военные самолеты улетели в Ливию. "По оценкам США, Россия намерена поддержать командующего Ливийской национальной армией Халифу Хафтара. Кто-то видит в Хафтаре именно того сильного лидера, который понадобится Ливии после окончания гражданской войны в стране", - замечает автор статьи.

Позиции Хафтара и его правительства в Тобруке в последнее время заметно ослабли - связано с тем, что его противники провели успешные атаки на подконтрольный ему нефтяной порт, пишет корреспондент Bild.

Представитель ливийской армии опроверг информацию о военной помощи со стороны России или частных российских военных компаний. Минобороны РФ также заявило, что никаких российских спецназовцев в Египте нет.

"Не только Россия, но и США, а также другие страны Запада отправляли спецподразделения и военных консультантов в Ливию", - говорится в статье. По информации из кругов, близких к американским спецслужбам, активность Москвы в Ливии направлена на укрепления позиций России после свержения Каддафи. "Как полагают западные дипломаты, Россия намерена поддерживать Хафтара, - передает корреспондент. - В первую очередь российское руководство положило глаз на нефтяные месторождения Ливии".

Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 марта 2017 > № 2110457


Ливия > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Транспорт > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2104365

Силы Ливийской национальной армии начали наступление на нефтяной порт Рас-Лануф

Ранее в этом месяце город захватила джихадистская группировка «Бригады обороны Бенгази»

Вооруженные формирования под командованием ливийского военного лидера Халифы Хафтара начали наступательную операцию в попытке взять под контроль нефтяной порт Рас-Лануф.

Ливийская национальная армия, базирующаяся в восточной части страны, в последнее время мобилизовала сухопутные войска и проводила авиаудары в преддверии наступления на Рас-Лануф, который сейчас контролирует джихадистская группировка «Бригады обороны Бенгази».

Группировка контролирует Рас-Лануф и еще один нефтяной порт, Эс-Сидер, с тех пор как отбила их у Ливийской национальной армии ранее в этом месяце.

Ливии пытается восстановить политическую стабильность с тех пор, как был свергнут и убит ее лидер Муаммар Каддафи. Противоборствующие фракции не могут договориться о создании правительства национального единства, а многочисленные вооруженные группировки сражаются за территорию.

Ливия > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Транспорт > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2104365


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2017 > № 2104947

Вооруженные специалисты из России работали на частную компанию на востоке Ливии

Мария Цветкова (Maria Tsvetkova), Reuters, Великобритания

Несколько десятков вооруженных специалистов из России до февраля этого года работали в Ливии — в той части страны, которая находится под контролем командующего Ливийской национальной армией Халифы Хафтара (Khalifa Haftar), сообщил Reuters глава частной компании, нанимавшей контрактников.

На сегодняшний день это наиболее четкий сигнал о том, что Москва готова усилить дипломатическую поддержку Хафтара, рискуя при этом вызвать беспокойство западных правительств, и без того встревоженных военной операцией России в Сирии на стороне президента Башара Асада.

Хафтар выступает против поддерживаемого ООН правительства, которое, по мнению западных государств, обладает наилучшими шансами на восстановление стабильности в Ливии. Но некоторые российские чиновники видят в лице ливийского маршала сильного лидера, способного положить конец анархии, которая воцарилась в Ливии шесть лет назад после свержения Муаммара Каддафи.

Российские специалисты, по словам главы компании, работали по коммерческому контракту. Однако, как говорят люди, работающие в этой отрасли, это вряд ли могло стать возможным без одобрения властей.

Олег Криницын, владелец работающей в сфере безопасности компании РСБ-Групп, рассказал в интервью Reuters, что в прошлом году контрактники были направлены в восточную часть Ливии, где и находились до окончания своей миссии в феврале.

По словам Криницына, их задачей было разминировать один из промышленных объектов неподалеку от города Бенгази, расположенный на территории, которую несколько месяцев назад силы Хафтара освободили от исламистских повстанцев.

Глава компании отказался говорить, кто нанял РСБ-Групп для этих целей, где именно работали наемники или о каком конкретно промышленном объекте идет речь. Он также не сообщил, была ли эта операция согласована с поддерживаемым ООН правительством, которому, по мнению многих государств, принадлежит верховная власть в Ливии.

Отвечая на вопрос, получила ли эта миссия официальное разрешение из Москвы, Криницын сказал, что компания не сотрудничала с Минобороны России, но «консультировалась» с МИД страны.

Контрактники не участвовали в боевых действиях, отметил Криницын, но у них было оружие, полученное на территории Ливии. Назвать вид оружия он отказался.

Криницын сказал, что контрактники были готовы ответить в случае нападения.

«Если мы подвергаемся нападению, то, естественно, мы вступаем в боестолкновение с целью защиты нашей жизни и защиты жизни клиента, — сказал он. — По всем правилам военной науки после атаки идет контратака, то есть мы должны противника уничтожить, чтоб опять не пошла вторая волна атаки на нас».

Представители военных и властей на востоке Ливии сказали, что были не в курсе присутствия российских специалистов, а Хафтар не ответил на просьбу о комментарии.

Чиновники на западе Ливии, где базируется поддерживаемое ООН правительство, были недоступны для комментариев. Сотрудник российского Министерства иностранных дел сообщил, что ведомство работает над ответом, но по состоянию на пятницу Reuters его не получил.

Силы Москвы

Иллюстрируя нестабильность ситуации в Ливии, на прошлой неделе силы Хафтара боролись за возврат контроля над нефтяными портами Эс-Сидр и Рас-Лануф, захваченными противостоящей им группировкой в начале марта.

Россия ранее уже использовала сотрудников частных военных компаний в качестве дополнения к собственным силам.

В Сирии наемники широко использовались для выполнения боевых задач в сотрудничестве с регулярными российскими силами и их сирийскими союзниками, сообщили Reuters несколько источников, задействованных в военной операции. Москва не подтверждает использование в Сирии этих бойцов.

Российские частные компании, работающие в сфере безопасности, не раскрывают данных тех, кого они нанимают, но обычно это ветераны спецназа.

Криницын, владелец компании, отправившей сотрудников в Ливию, был офицером погранслужбы России в Таджикистане, на границе с Афганистаном, где, по его словам, приобрел боевой опыт.

Он добавил, что некоторые отправленные в Ливию специалисты ранее работали в Сирии, однако не выполняли боевых задач.

Криницын отказался сообщить, сколько его сотрудников участвовали в операции в Ливии, назвав это коммерческой тайной. Однако в целом, по его словам, для операции по разминированию такого типа необходимо около 50 специалистов и примерно столько же — для обеспечения их безопасности.

Ставка ястребов

Хафтар искал зарубежной помощи для укрепления контроля над рядом районов Ливии, и Россия продемонстрировала готовность к сотрудничеству в противовес более осторожному подходу западных стран.

В ноябре прошлого года Хафтар посетил Москву и встретился с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В декабре военачальник поднялся на борт российского авианосца в Средиземном море и пообщался по видеосвязи с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. В последние недели Россия приняла на лечение около сотни раненых бойцов Хафтара.

В начале марта в Москву для переговоров с Лавровым также приезжал противник Хафтара Фаез Серрадж (Fayez Serraj), возглавляющий поддерживаемое ООН правительство.

Президент России Владимир Путин стремится восстановить стабильность в Ливии, и российская операция в Сирии придала ему уверенности. Однако зарубежные дипломаты, знакомые с позицией российской стороны, сказали, что пока единого мнения о том, как этого достичь, нет.

По их словам, Министерство иностранных дел России хочет, чтобы Хафтар объединил усилия с поддерживаемым ООН правительством. Однако дипломаты также сказали, что есть более воинственно настроенный лагерь, представленный Минобороны РФ и некоторыми чиновниками Кремля, который выступает за поддержку Хафтара для установления контроля над всей Ливией.

Криницын утверждает, что в Ливии его сотрудники столкнулись с группой местных повстанцев, которые были настроены враждебно, но смягчились, когда поняли, что перед ними россияне.

«Было неуютно в той ситуации, конечно, но имидж, который создал Путин в Сирии силой оружия, тактики действий и помощи странам, сыграл положительную роль, и мы поняли, что Россию там ждут сейчас больше, чем другие страны», — сказал он.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2017 > № 2104947


Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 марта 2017 > № 2103779

В Ливии неофициальные российские военные силы действуют в зоне, подконтрольной генералу Хафтару

Сана Харб | Al Huffington Post

"Россия стала активной стороной в Ливии: она ведет переговоры с Фаизом Сараджем, премьер-министром правительства национального единства Ливии, при этом поддерживая его соперника на востоке - командующего Ливийской национальной армией генерала Халифу Хафтара. По данным, раскрытым агентством Reuters, поддержка Хафтара доходит до того, что Россия отправляет на место своих "неофициальных" военнослужащих", - пишет журналистка Сана Харб в Al Huffington Post.

"Дюжина российских частных военных компаний отправила людей, которые действовали до февраля в восточной части Ливии, находящейся под контролем Хафтара, сообщило в воскресенье агентство Reuters, ссылаясь на директора одной фирмы, которая наняла эти компании", - передает автор статьи.

"По данным этого источника, присутствие российских "контрактников" является обычной "торговой сделкой". Однако, как обнаружило агентство Reuters, отправка этих неофициальных военнослужащих была бы невозможна без санкции Москвы", - говорится в статье.

Олег Криницын, директор частной военной компании РСБ-Групп, сообщил, что он задействовал агентства, которые отправляли людей на восток Ливии в 2016 году, и что они были отозваны в феврале, после того как выполнили свою миссию.

"По его словам, миссия военных состояла в разминировании промышленного объекта в районе города Бенгази, подконтрольного войскам генерала Хафтара", - информирует журналистка.

"Криницын указал, что его компания не работает с Минобороны РФ, но у нее были "консультации" с Министерством иностранных дел РФ. Российские военнослужащие, нанятые частными военными компаниями, не принимали участия в боевых действиях, - заверил он. - Они были снабжены оружием, полученным в Ливии".

Тем не менее, подчеркнул он, люди, отправленные на место, были готовы нанести ответный удар в случае нападения - "чтобы защитить себя и жизнь наших клиентов". "По правилам военной науки, за атакой должна последовать контратака. Это означает, что мы должны будем уничтожить врага", - сказал Криницын.

"В 2016 году, - информирует журналистка, - Россия дважды принимала генерала Халифу Хафтара. В начале марта премьер-министр правительства национального единства Ливии Фаиз Сарадж также был принят в Москве Сергеем Лавровым".

"Подобно Египту, Россия открыто делает ставку на Хафтара, вовлеченного в битву против исламистов и проявившего себя как "последовательный человек", что нравится Москве", - отмечает Харб.

"То, что Москва ориентируется на Хафтара, проявилось в мае 2016 года, когда 4 млрд ливийских динаров (приблизительно 3 млрд долларов) поступило на счет центрального банка Тобрука, расположенного в Эль-Байде (на востоке Ливии)", - пишет журналистка.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 марта 2017 > № 2103779


Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 8 марта 2017 > № 2098060

Контрабандисты убили 22 африканских мигранта на западе Ливии, после того, как они отказались садиться на борт из-за плохой погоды, передает агентство Франс Пресс со ссылкой на источник в службе безопасности.

По данным источника, мигранты должны были сесть на корабль на пляже Сабрата в 70 километрах от столицы государства – Триполи.

"Похоже, что между контрабандистами началась перестрелка, которая привела к гибели 22 мигрантов", — приводит агентство слова Международной организации по миграции, опубликованные во вторник 7 марта. По данным организации, в 2017 году 521 мигрант погиб при попытке пересечь Средиземное море.

Ранее сообщалось, что порядка 382 тысяч незаконных мигрантов из стран Ближнего Востока, Азии и Африки прибыли в Европу в 2016 году. Большинство из них прибыли в Европу из Ливии с помощью контрабандистов на переполненных судах.

Европа переживает самый серьезный со времен Второй мировой войны миграционный кризис, вызванный в первую очередь рядом вооруженных конфликтов и экономическими проблемами в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Ливия > Армия, полиция > ria.ru, 8 марта 2017 > № 2098060


США. Ливия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 24 февраля 2017 > № 2094813

Американский генерал видит роль для России в урегулировании ливийского кризиса

По словам главы Африканского командования, Россия может помочь в привлечении сторон к переговорам

ЛОНДОН – Командующий американскими силами в Африке заявил, что единственный способ восстановить мир в Ливии состоит в том, чтобы свести воедино враждующие фракции, что потребует совместных усилий нескольких сторон, в том числе России.

Генерал Томас Вальдхаузер, возглавляющий Африканское командование США, рассказал «Голосу Америка» о продолжающемся хаосе в Ливии во время визита в Германию для участия в Мюнхенской конференции по безопасности.

Ливия почти в шахматном порядке поделена на отдельные конкурирующие центры власти: пользующееся международной поддержкой правительство национального единства контролирует только часть Триполи, тогда как другие фракции борются за контроль над остальными районами столицы и другими городами.

На северном побережье значительную часть восточной Ливии контролируют генерал Ливийской национальной армии Халифа Хафтар и его Палата представителей.

США. Ливия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 24 февраля 2017 > № 2094813


Сирия. Ливия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 февраля 2017 > № 2091599

Why Can’t Syria Be Left in Peace Finally?

Phil Butler

The thing about regime change and proxy wars is that sovereign peoples always take a back seat to the mighty colonialists. Syria is a prime example of a stable and prosperous nation ruined and mowed under by outside forces bent on no good. The Middle East is a huge flaming case of arson being extinguished by the arsonists. How can utter failures ever succeed in creating lasting peace?

The west’s professional liars (politicians) set the Middle East on fire. Now, all those freedoms and fast democracy they promised the revolutionaries (mercenaries) are being negotiated for Syrians and Libyans. Western powers agreed to overthrow these nations, and now leaders like Jean-Claude Juncker gather to decide what’s best for these devastated people? Maybe I am naïve, for we all know the United Nations, Americans, Europeans, Russians, Iranians, African nations and even Canada have some interest in Syria, but “determining” the destiny of Syrians now? The Bush administration started this Middle East mess and Barack Obama upped the stakes with European approval, this is incontrovertible. A quote from the New York Sun in 2005 clues us:

“At the State Department, the Bureau of Near East Affairs and the Bureau of Democracy, Human Rights, and Labor have asked Congress for explicit legal authority to fund liberal opposition parties inside Syria through regional initiatives that have hitherto focused on reforming American allies such as Jordan and Egypt, two administration officials told The New York Sun.”

This report is the only one I could find from 2005, as mainstream media seems to cover the State Department’s tracks then too. Eli Lake of the Sun was the only reporter covering Bush’s plans to replace Assad in Syria, and I find that interesting and damning given the sources he cited. Uncontestable proof arrived in 2006 in the form of a classified two page document revealing the US plan to get Assad gone. Several reports focused on this, but this TIME report frames the Bush scheme. Moving into the Obama White House we saw the Syria game ramped up just as Afghanistan troops were being pulled back. Over in Libya we also know via the idiocy of then Secretary of State Hillary Clinton, how Gaddafi was similarly plotted against. This Foreign Policy Journal report cites Clinton’s emails released by WikiLeaks proving Clinton and the Obama Administration were on the ground in Libya overthrowing the colonel. Europe’s part was to support or turn a blind eye.

Today I am reading a story about the European Union for Foreign Affairs and Security Policy, Federica Mogherini meeting with Russian Foreign Minister Sergei Lavrov about Libya, and I can’t help but cringe. Mr. Lavrov’s position is clear in the he “has to” negotiate with the socialists in Europe and America. As for Mogherini, she is one of the more gifted political figures in Europe. But gifted politicians being sent to wheel and deal a sovereign nation’s fate is still something we should all question. The caveat here is that these nations should assist in cleaning up the mess, and then get out. Mogherini is an operative (an effective one) of the neo-left globalists in Europe and the United States. And failure is stamped on hers and the Juncker Commission, not to mention leadership across central Europe.

From the standpoint of representing Earth’s people, European leadership is a catastrophe. The Eurozone is a disaster, and we don’t need Brexit to signify it. The debt and failed banks, the austerity and strife in Eastern European nations especially condemns not only Brussels, but the IMF, the World Bank, and an army of NGOs assisting in globalist strategies. Libya’s oil, Syria’s, the transient means for massive energy resources, and a geo-strategy of conflict these last 70 years has left the world right where it was in the 1930s – on the brink of cataclysm. The pertinent question at this late date seems crystal clear to me; “When will success in foreign relations be the goal?” Better yet, “When will job performance be the benchmark for listening to politicians?”

Finally, these leaders are successful if one considers the real sources of their power. The people may he “vested trust in them”, but their backers are the same people that have kept us stymied, ruled, invaded, or dead for generations. I’ve no need to discuss a world order here, everyone knows the order – rich versus poor. Amid all this mayhem one man stands out as a leader serving his people. I’ll leave off mentioning his name again here. The point I want citizens to consider is, why does Europe have any say at all in Syria?

Сирия. Ливия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 23 февраля 2017 > № 2091599


США. Ливия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 21 февраля 2017 > № 2091613

NATO’s “Success” in Libya, ISIS Replaces Gaddafi

Salman Rafi Sheikh

Third week of February marked 6th anniversary of ‘popular’ up-rising in Libya that ultimately led to the overthrow of Gaddafi regime. Thanks to NATO’s intervention and the chaos it left behind, today’s Libya lies in ruins, over-run by a multitude of militias and the self-styled Islamic State. While NATO intervention itself was a drastic failure, as we had previously reported, its aftermath has turned out to be even more devastating, forcing the country to descend into utter chaos. What was previously a reasonably stable Libya is today a picture of extreme debilitation where power cuts are routine, water shortage is acute, inflation rate is sky high and a liquidity crisis is looming large. Not to forget that the country does not have a central government and is being run by a militia whose authority and legitimacy is openly challenged by rival factions.

Could there be a better context for the world’s most ruthless and powerful terror organization, ISIS, to grow and establish control over large swaths of the oil rich country? ISIS emerged in Iraq when the country was in shatters after the US forces had withdrawn in 2008-09. Today, ISIS has emerged in Libya when its condition is no different from that of Iraq. This is not a coincidence; for, this is how Western interventionism works and creates chaos in countries that don’t subscribe to its imperialist agendas.

Peace in the country, a prerequisite for which is the establishment of a unitary and centralized government, is still far from the stage of materialization. Rival factions, although they have agreed to engage in dialogue to establish a unitary government, continue to hold mutually differing conceptions with regard to the system that should be implemented. What adds to the problem is that these rival parties do not have control over the whole of Libya. Large swaths of territory remain under Daesh’s control, which in turn is using the country to establish itself in parts of Africa and Europe as well.

According to some reports, IS has an affiliate in sub-Saharan Africa, with the Nigerian Islamist group Boko Haram pledging allegiance to the ‘caliphate’ in March 2015. In Libya, IS goes by the name Majlis Shura Shabab al-Islam (MSSI) — or the Shura Council of Muslim Youth. Established in western Libya back April 2014, it took the oath to al-Baghdadi in June, and one year later boasted of 800 fighters.

Interestingly enough, a sizeable chunk of these fighters was previously fighting in the Middle East in the Syrian and Iraqi cities of Deir and Mosul respectively and then returned home, a year ago, to pay service to the jihadi project in their own country. They have indeed be joined by a large number of fighters from other countries such as Yemen and Tunisia, who are also veterans of the wars in Iraq and Syria.

Development of IS in Libya shows a remarkable similarity to the development of the group in Iraq. Much like Iraq, where ex-officers in Saddam’s army sided with the jihadis after their president’s fall in 2003, Gaddafi’s former supporters, who had gone underground after their leader’s death in October 2011, are now fighting for IS and are providing crucial support links to the group’s “jihad” in Libya where it has already reported to have established some Vilayet, Arabic term that signifies an administrative region. Libya, as such, is now an administrative division of the Islamic State Caliphate, which has its ‘capitals’ in Iraq and Syria.

Enters Trump in Libya

With such a devastating scenario prevailing in Libya, there remains little for the Libyans to celebrate the up-rising, especially when a new era of external interventions and wars is appearing on the horizon.

Although supportive of the Libyan intervention back in 2011, Donald Trump now says he considers it one of the worst foreign policy failures of Barack Obama and then-Secretary of State Hillary Clinton.

In Libya, General Haftar has welcomed Trump’s election, hoping to do business with the new US president. For his part, Trump has promised to strike at ISIS across the world and might find a natural ally in the 75-year-old Libyan strongman, who controls the entire east of Libya, where a quarter of the population lives, and enjoys the backing of Egypt and UAE.

While we are yet to see even the early signs of co-operation between Haftar and Trump, some reports have certainly indicated that Egyptian president has been pressing Washington to switch its support to General Haftar. And, according to these reports, members of the Trump team have started discussing the Haftar option. An American official in Brussels commented: “The Trump people may well think Libya would be a less sensitive theatre to cooperate with the Russians on counter-terrorism than Syria: the common conception is that Libya is a mess – we have Daesh [Isis] running around there and if this guy Haftar is being effective, then maybe he is the man.”

The reference to Russia is meaningful in that NATO is running short on budget and its member countries from Europe are certainly not fulfilling their financial commitments as pointed by Mattis in his latest speech to the alliance. In addition, EU has failed in its past attempts to bring the General round to al-Sarraj’s General National Council, and the offer that promised him retaining military command while accepting the civilian administration.

Therefore, the big question is how and whether the Trump administration would co-operate with Russia in Libya, which, as the above quoted official says, is a ‘less sensitive theatre’ than Syria. NATO created a mess and then left the countries in ruin, leaving whatever credibility it had in ruins. The same mistake must not be repeated to avoid further chaos.

The Libyan Army retook Sirte from ISIS last December, and hopes to repeat the task elsewhere, with aid from Libya’s external friends i.e., the US and Russia. Until that happens, the country will remain a failed state on every single level of governance, providing groups like ISIS to regain strength and find in the Libyan youth a huge stock to recruit from.

США. Ливия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 21 февраля 2017 > № 2091613


Россия. Ливия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081964

«Роснефть» пошла на восток

«Роснефть» готова вкладывать деньги в Ливию и закупать нефть из Курдистана

Алексей Топалов

«Роснефть» ведет активную экспансию на Ближнем Востоке. Компания намерена закупать нефть в Иракском Курдистане, несмотря на то что, по словам экспертов, для России это чревато политическими рисками и ссорой с официальным Багдадом. Кроме того, «Роснефть» готовится инвестировать в ливийскую нефтянку. Как говорят источники «Газеты.Ru», это чисто политический шаг — вливание средств в восстановление ливийской государственности.

«Роснефть» намерена инвестировать в нефтяной сектор Ливии и закупать нефть у Иракского Курдистана. Как говорится в релизе российской компании, выпущенном во вторник, с правительством Иракского Курдистана было заключено соглашение «на покупку и продажу нефти в адрес «Роснефти» в период с 2017 по 2019 год» на условиях предоплаты. Контракт подписан в рамках заключенного между «Роснефтью» и правительством Курдистана соглашения о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин отметил, что соглашение позволит обеспечить сырьем расширяющуюся сеть нефтеперерабатывающих заводов российской компании и повысить их эффективность.

«Мы рады началу взаимовыгодного партнерства с Курдистаном и надеемся, что совместно сможем найти новые рынки сбыта для курдской нефти», — приводятся в релизе слова Сечина.

Как сообщила во вторник ливийская Национальная нефтяная корпорация (NOC), 20 февраля было подписано соглашение о сотрудничестве, предусматривающее инвествложения «Роснефти» в ливийскую нефтянку. Также оно предусматривает создание совместной рабочей группы для реализации проектов в областях разведки и добычи нефти. Кроме того, стороны заключили договор о покупке сырой нефти.

«Россия и «Роснефть», работая с NOC, смогут сыграть важную роль в жизни Ливии», — заявил председатель ливийской компании Мустафа Саналла.

Ливия, являющаяся членом ОПЕК, как пострадавшая из-за войны была выведена из-под действия соглашения картеля с независимыми производителями по сокращению добычи, которое было заключено в конце ноября прошлого года. Ранее Ливия заявляла, что уже до конца 2017 года намерена поднять производство с 0,7 млн до 1,25 млн баррелей в сутки.

«Ливия является чрезвычайно перспективной в плане наращивания добычи, — заявили «Газете.Ru» в «Роснефти». — Нас в целом интересует весь Ближневосточный регион как крупнейшая в мире ресурсная база».

В частности, как рассказал представитель компании, у «Роснефти» обширные планы по трейдингу углеводородов из Египта. «Крупнейший трейдер Glencore входит в наш акционерный капитал, поэтому мы уделяем особое внимание трейдингу вообще, — отмечает собеседник «Газеты.Ru». — Идет оптимизация системы поставок».

Но планы «Роснефти», связанные конкретно с Курдистаном, могут столкнуться с трудностями. «Ситуация с закупками нефти в Иракском Курдистане достаточно сложная, — напоминает глава совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский. — В связи с обостренным вопросом относительно автономии Курдистана, который затрагивает сразу четыре государства — Ирак, Иран, Сирию и Турцию, работа напрямую с курдскими властями имеет определенные риски для компаний».

Эксперт указывает, что международные трейдеры, закупающие нефть в Курдистане, стараются этого не афишировать, так как официальный Ирак не одобряет прямые контакты с властями автономии и заносит такие компании в черный список.

«Учитывая специфику региона, обостренные конфликты, международную антитеррористическую операцию, прямое сотрудничество с властями автономии может иметь очень серьезные и даже глобальные последствия, в том числе и политические», — предупреждает Андриевский.

Что касается Ливии, эксперт указывает на возможность быстрой отдачи, с одной стороны, и наличие высоких рисков, связанных с политической нестабильностью, с другой. Инвестиции же могут быстро окупиться, так как сейчас NOC вновь получила доступ к экспортным портам и возобновила добычу на крупных месторождениях, то есть инфраструктуру создавать уже не нужно.

Источник в нефтяной отрасли также отмечает возможные политические риски закупок нефти у Курдистана. «Власти Ирака считают курдскую нефть контрабандной, и как этот вопрос будет улажен — непонятно», — говорит источник.

Также он отметил, что соглашение с Ливией является чисто политическим шагом. «Никаких экономических обоснований там нет, это лишь попытка влить средства в поддержание ливийской государственности и легитимной власти», — поясняет собеседник «Газеты.Ru».

С другой стороны, российские нефтегазовые компании всегда были заинтересованы в работе на Ближнем Востоке, причем во всех странах региона. Об этом рассказывает гендиректор «Инфотэк-Терминала» Рустам Танкаев. «Например, в сирийском Алеппо был крупный российский геофизический комплекс», — говорит эксперт.

По словам Танкаева, ближневосточные углеводороды являются главным конкурентом для российских на мировом рынке.

«С противником нужно либо воевать, либо сотрудничать, как это делает Россия через совместные проекты», — поясняет эксперт. Кроме того, сейчас есть еще один важный момент — нельзя допустить, чтобы плацдарм на Ближнем Востоке заняли компании из Китая, как это, например, произошло в Туркмении, где китайцы полностью подмяли под себя нефтегазовые проекты (в первую очередь с помощью кредитов).

Россия. Ливия. Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081964


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071225

Хафтар пытается разрубить ливийский узел

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

Ситуация в Ливии стремительно меняется. За последние месяцы командующий Национальной армией Ливии Халифа Хафтар установил контроль практически над всей Киренаикой (восточной Ливией). В сентябре 2016 года он захватил важнейшие нефтяные терминалы на побережье — в так называемом «нефтяном полумесяце», который включает портовые города Рас-Лануф, Эс-Сидер, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется около половины ливийской нефти. Это значительно ослабило финансовую базу Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем и усилило позиции альтернативного центра власти в Бенгази. В конце января силы Хафтара окончательно выбили из пригородов Бенгази боевиков движения «Ансар аш-Шариа». Таким образом, был ликвидирован один из последних оплотов исламистов на востоке Ливии. В целом, под контролем войск Хафтара оказалась почти вся Киренаика (восточная Ливия), где сосредоточены основные запасы ливийской нефти. В Киренаике, в отличие от остальной Ливии, установлен относительный порядок, местные власти намерены даже печатать собственную валюту. Образование автономного квазигосударства Киренаика — главный результат второй гражданской войны в Ливии, вспыхнувшей в 2014 году. Первая гражданская война в 2011 году (вкупе с иностранной интервенцией) привела к свержению режима Муамара Каддафи и фактическому распаду Ливии как государства.

Последние успехи Халифы Хафтара имеют серьезные последствия как для самой Ливии, так и для всей геополитической ситуации в Средиземноморье. Хафтар опирается на Палату представителей (HoR) в Тобруке, которая присвоила ему звание фельдмаршала. Он выступает против западного плана объединения Ливии под эгидой Правительства национального согласия (GNA) в Триполи, который осуществляется при международном посредничестве через спецпосланника генсека ООН Мартина Коблера. Хафтар характеризует Коблера в самых нелестных выражениях и называет контакты с ним «тратой времени».

Правительство в Триполи поддерживают ООН и западные страны, властную структуру в Тобруке и лично Хафтара — Египет, ОАЭ и Россия. Однако не все так однозначно: Франция играет на два фронта и держит на востоке Ливии подразделения спецназа, которые оказывают Хафтару логистическую и боевую поддержку в боях с исламистами.

Египет как крупнейшая региональная держава — главный союзник Хафтара, а египетская территория — естественный тыл Киренаики. Исторически Египет всегда имел виды на Ливию (каких-то 50 лет назад Гамаль Абдель Насер и Муамар Каддафи даже объединялись в одном государстве). Сегодня Египет рассматривает восточную Ливию как буферную зону в борьбе с исламским терроризмом. Эта тема для Египта очень чувствительна: развалившееся ливийское государство стало третьей по значению базой (после Сирии и Ирака) для исламских экстремистов. Ливийский филиал «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) поставил под свой контроль широкий отрезок побережья — от Дерны на востоке до Сабраты на западе Ливии. Другая джихадистская группировка — «Ансар аш-Шариа» — до последнего времени орудовала в Бенгази — втором городе страны. Египетское руководство неоднократно заявляло, что в случае обострения обстановки начнет антитеррористическую операцию на территории Ливии.

Аннексия восточной Ливии (или создание там буферного государства) жизненно необходима Египту и по другим причинам. Присоединение Киренаики поможет решить демографическую проблему Египта, распределить население по длинной береговой полосе, а также пополнить казну за счет ливийской нефти. Для сравнения, население Египта превышает 90 миллионов человек, всей Ливии — около 6,5 миллиона. Египетское военное руководство поддерживает Хафтара и по личностным соображениям. Хафтар — представитель той же офицерской касты, что правит Египтом, он учился в египетских военных академиях в 70-е годы. Без сомнения, Хафтар имеет обширные связи в Каире еще со времен Насера, Садата и Мубарака.

Россия также заинтересована в укреплении центра власти в Бенгази — по экономическим, геополитическим и идеологическим причинам. По мнению многих обозревателей, с помощью Халифы Хафтара Москва пытается вернуть утраченные после устранения Муамара Каддафи нефтяные и инфраструктурные активы в Ливии. На Западе широко распространена точка зрения, что Россия может закрепиться на ливийском побережье при содействии Египта и Алжира. Согласно итальянскому телевидению RAI, Хафтар уже подписал с Россией соглашение, в рамках которого Россия построит две военные базы — вблизи Тобрука и Бенгази. Французский аналитик Жан-Пьер Филью опасается повторения «сирийского сценария» в Ливии. Он считает, что Россия значительно активизировала свою экспансию в Средиземноморье после избрания Дональда Трампа президентом США. В любом случае, российско-восточноливийские (или российско-киренаикские) отношения в последние месяцы вышли на принципиально новый уровень. Хафтар дважды посетил Москву, где провел встречи с главами МИД и Министерства обороны. В январе этого года он посетил авианосец «Адмирал Кузнецов» и провел видеоконференцию с министром обороны Сергеем Шойгу. Хафтару нужны оружие, медикаменты и медицинская помощь для раненых бойцов. Многие уверены, что эту помощь от России он получит — несмотря на формально действующее эмбарго ООН на поставки вооружений в Ливию. Хафтар проходил обучение в военных академиях не только Египта, но также СССР, он даже говорит по-русски.

Евросоюз с тревогой следит за сближением Халифы Хафтара с Россией. Европейские лидеры пытаются отговорить Москву от оказания военной помощи мятежному фельдмаршалу. По мнению ЕС, Хафтар может дополнить ближневосточную «диктаторскую ось» в одном ряду с Башаром Асадом и египетским президентом Ас-Сиси. В этой связи руководство Италии постоянно находится на связи с российским МИД и информирует своих партнеров по Евросоюзу. Позиция европейцев однозначна: Хафтар может играть ведущую роль в вооруженных силах Ливии, но ни в коем случае не в гражданском правительстве. Такая позиция объяснима: Хафтар является ярым противником прозападного Правительства национального единства в Триполи, навязанного ливийцам через ООН. Он — воплощение независимой Киренаики, хотя и не заявляет об этом открыто.

Вопреки упомянутому эмбарго ООН на поставки вооружений, армия Хафтара хорошо вооружена, имеет даже боевую авиацию. Очевидно, что наряду с арсеналами, оставшимися от Каддафи, она использует новое оружие, поставляемое напрямую из Египта. Очевидно, что речь идет о российском оружии, с которым ливийские и египетские офицеры знакомы очень хорошо.

Хотя Хафтар принадлежит к племени Фирджан, разбросанному по всей Ливии, по месту рождения и корням фельдмаршал связан с Киренаикой. Халифа Хафтар — родом из города Адждабия, который некоторое время был даже автономным центром государства Киренаика. Здесь он вырос, учился, а в 1964 году закончил военную академию в Бенгази. Более 20 лет Хафтар был сподвижником Муамара Каддафи, с которым он порвал в 1987 году. После вынужденного изгнания Хафтар прожил 20 лет в США, он имеет американское гражданство и, согласно многим источникам, имел тесные связи с ЦРУ. Хафтар вернулся в Ливию из эмиграции во время революционных событий 2011 года. Однако громко он заявил о себе лишь в мае 2014 года: обосновавшись в Тобруке, он объявил операцию «достоинство Ливии» против исламистов. Соседний Египет, где в 2013 году к власти пришли военные, безоговорочно поддержал Хафтара.

Ливия исторически состояла из трех провинций: Киренаика (западная Ливия), Триполитания (Восточная Ливия) и Феццан (юг), которые имели свои четко выраженные особенности и традиции. После получения независимости в 1951 году эти три области были объединены, а правителем Ливии стал эмир Киренаики Мухаммед Идрис ас-Сенуси, который постоянно проживал в «восточной столице» — Бенгази. После революции 1969 года группа офицеров во главе с Муамаром Каддафи перенесла столицу на восток — в Триполи. Сам Каддафи был родом из восточноливийского города Сирт. Он унифицировал Ливию и перераспределил нефтяные доходы в пользу западной столицы — Триполи. Однако недовольство племенных кланов Киренаики, на которую приходится 80% нефтяных богатство страны, никуда не делось.

Именно в столице Киренаике — Бенгази в 2011 году началось вооруженное восстание против режима Каддафи. В 2012 году Киренаика объявила о создании автономии.

Несмотря на попытки Запада удержать Ливию под контролем Правительства национального согласия (GNA) в Триполи во главе с Фаизом Сараджем, у него нет достаточных военных ресурсов и поддержки внутри страны. Сможет ли объединить всю Ливию фельдмаршал Хафтар? Вряд ли, однако для установления порядка в восточной Ливии сил у него хватит. Одновременная поддержка Египта и России делает позицию Халифы Хафтара достаточно прочной. Единственный фактор риска — его возраст (73 года).

Судя по всему, дело идет к неизбежному разделу Ливии, причем Киренаика зашла в процессе отделения достаточно далеко.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071225


Ливия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 февраля 2017 > № 2066941

ЕС убеждает Россию договориться с ливийским генералом Хафтаром

Патрик Винтур | The Guardian

"Европейские дипломаты предпринимают последние попытки разубедить Россию помогать ливийскому вооруженному диктатору-ренегату Халифе Хафтару захватить всю военную мощь Ливии, - сообщает Патрик Винтур в The Guardian. - Хафтар, глава военного командования восточного правительства Ливии, обратился к Москве за помощью в битве с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. - Прим. ред.), однако европейские дипломаты боятся, что он может присоединиться к так называемой путинской оси светских авторитарных правителей на Ближнем Востоке, к которой относятся сирийский президент Башар аль-Асад и египетский президент Абдул Фатах Ас-Сиси".

"ЕС надеется, что вместо этого Россия - возможно, в союзе с США - попытается убедить Хафтара ограничиться усилением роли армии, но под командованием гражданских и внутри поддерживаемого ООН правительства национального согласия (ПНС), установленного в декабре 2015 года, - говорится в статье. - После своего успеха в Сирии Россия стремится расширить военное влияние на Ближнем Востоке. Дипломаты наблюдают за тем, примет ли Россия конструктивное участие в происходящем в Ливии или вместо этого будет только поддерживать Хафтара, чтобы подорвать трудоемкие усилия ООН по приведению к компромиссу множества ливийских группировок".

"Москва, рвущаяся вернуть потерянные нефтяные и инфраструктурные инвестиции в Ливию, чествует Хафтара, а также лечила его раненых солдат", - сообщает Винтур.

"Это острый кризис, так как ЕС нужно надежное правительство, которое контролировало бы поток мигрантских лодок через Средиземное море, - отмечает журналист. - Чтобы попытаться проверить российские намерения, правительство Италии - ведущей европейской страны в ливийском вопросе - проведет второй раунд переговоров с Россией, чтобы убедить Москву, что военный диктатор, добившийся единоличной власти, а особенно Хафтар, - неподходящее решение в случае Ливии, получившей травму беззакония".

Ливия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 февраля 2017 > № 2066941


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064457

Какую роль Россия играет в ливийском хаосе?

Ливия представляет собой непростое сочетание политических «окопных боев» и преступности. «Как на диком западе» — так описывают обстановку в столичном Триполи местные жители. Кого поддерживает Путин в Ливии?

КРИСТОФ ЭРХАРДТ (CHRISTOPH EHRHARDT), ФРИДРИХ ШМИДТ (FRIEDRICH SCHMIDT), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Больше денег и более качественное вооружение для сил безопасности — вот чего ливийские политики по привычке ожидают от своих западных сторонников. Фаиз Сарадж (Fayez Sarradsch), глава навязанного ООН правительства национального единства, не является исключением. Свой недавний визит в Брюссель в преддверии саммита глав государств ЕС на Мальте он использовал для того, чтобы дать понять европейцам, а также НАТО, что они должны принимать более активное участие в событиях в Ливии, если хотят добиться мира в стране и сдержать поток беженцев. То, что Сарадж станет тем политиком, под чьим руководством будут закрыты границы Ливии для банд контрабандистов, в ближайшей перспективе остается лишь на уровне желания, даже если помощь Запада окажется более щедрой.

В Триполи шутят: «Он даже столицу не может удержать под контролем». Жители города сообщают о столкновениях конкурирующих групп ополченцев. Как он собирается перекрыть точки пересечения границы на юге страны или на побережье? «Как на диком западе», — говорит проживающий в центре Триполи молодой человек, беседуя по телефону. С точки зрения безопасности обстановка скорее будет только ухудшаться, а не улучшаться. «С утра никогда не знаешь, что произойдет», — говорит один из местных жителей. Все воюют друг против друга.

Группировки ведут борьбу за власть в Ливии

Это непростое сочетание политических «окопных боев» и преступности, превратившееся в мутную гремучую смесь. Политические разногласия, в свою очередь, за последнее время скорее обострились. Правительство национального единства во главе с Сараджем все еще не добилось контроля над всеми министерствами. Провозглашенное по результатам недавних выборов правительство на востоке Ливии не признало кабинет Сараджа. Старое, формируемое главным образом исламистами оппозиционное правительство еще не полностью выпустило столицу из своих рук. Только в январе войска этих сил попытались взять под свой контроль несколько правительственных зданий, в частности, здание министерство обороны. Существует даже опасность разжигания гражданской войны между востоком и западом.

«Вполне возможно, что масштабы применения силы будут расти», — предполагает Мохамед Эльарх (Mohamed Eljarh), сотрудник научного центра Атлантического совета, проживающий на востоке Ливии. Там усиливается влияние военачальника и командира так называемой «национальной армии» Халифа Хафтара (Chalifa Haftar). Он намерен захватить власть над всей Ливией. Но на западе страны Хафтара ненавидят. На политиков и ополченцев из города Мисурата, основного центра средоточия власти на западе страны, он действует, как красная тряпка на быка. Там умеренные силы поддерживают правительство национального единства по прагматическим соображениям. Но с тех пор, как «Исламское государство» (ИГИЛ) (запрещенная в России организация — прим. ред.) потерпело поражение в Сирте, в бывшем бастионе восстания против режима Каддафи в рядах радикальных сил все чаще задумываются о том, чтобы пойти на конфронтацию с Хафтаром.

Путин поддерживает командира Хафтара

«Военный совет города раскололся», — говорит Эльарх. Но есть ополченцы, которые пытаются втянуть город в войну против Хафтара. На востоке уже размещаются бригады джихадистов, возглавляемые выходцами из Мисураты и поддерживаемые силами города. Когда один высокий чиновник мисуратского военного совета нанес визит этим бригадам, он был настолько тяжело ранен в результате атаки военно-воздушных сил Хафтара, что ему пришлось ампутировать руку. Нужно во что бы то ни стало предотвратить подобные инциденты, утверждает Эльарх. Он призывает к тому, чтобы усадить стороны конфликта за стол переговоров.

У генерала Хафтара — отличная позиция для переговоров, ведь он заполучил себе в сторонники влиятельного политика: российского президента Владимира Путина. В его представлении Ливия символизирует якобы затеянную Западом «цветную революцию», а с другой стороны, слабость его временного заместителя на президентском посту Дмитрия Медведева, позаботившегося о том, чтобы Россия не наложила вето на резолюцию, санкционировавшую военное вмешательство Совета Безопасности ООН в войну в Ливии. В результате свержения режима Каддафи Москва, должно быть, лишилась контрактов на вооружение, обеспечение инфраструктуры, а также контрактов в области энергетики, на сумму как минимум в четыре миллиарда долларов.

Хафтар учился в Советском Союзе

Со временем Ливия превратилась в символ провала западных противников и вместе с тем стала отличной опорой для расширения геополитического влияния России. Так, хоть Кремль официально и поддерживает правительство национального единства Сараджа, но не упускает возможности указать на неэффективность действий ООН по урегулированию конфликта в Ливии, тем самым все больше поднимая престиж Хафтара. Самопровозглашенный фельдмаршал — старый знакомый, для разговора с которым не нужен переводчик: хоть Хафтар в 80е годы прошлого века эмигрировал в США и прожил там до 2011 года, в 70е годы он проходил обучение в советских военных учреждениях.

В среду новостное агентство Reuters сообщило о том, что 70 раненых солдат Хафтара прибыли в Москву для лечения, они были доставлены из Бенгази в Египет, а оттуда в Россию. Эту помощь, судя по всему, продолжат оказывать. По заказу Центрального банка Ливии на востоке страны Россия напечатала около четырех миллиардов ливийских динаров (2,65 миллиарда евро), чтобы компенсировать дефицит наличных средств, от которого страдает вся страна.

Борьба с терроризмом по сирийской модели

В июне, а также в конце прошлого года, генерал гостил в Москве и, помимо всего прочего, беседовал с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу, а также с пользующимся авторитетом секретарем Совета национальной безопасности Николаем Патрушевым. В конце сентября Хафтар отправил в российскую столицу доверенное лицо: Абдель Бассет аль-Бадри (Abdel Basset al Badri), посол Ливии в Саудовской Аравии, потребовал, как сообщалось в близком к Кремлю издании «Известия», развязывания военной операции против исламистов по сирийской модели.

11 января Хафтар лично поднялся на борт судна «Адмирал Кузнецов», единственного российского авианосца, остановившегося в восточно-ливийском городе Тобрук на обратном пути из Сирии по завершении там военной операции. Хафтара приветствовали с воинскими почестями, а затем, как сообщили в министерстве обороны России, на борту судна состоялась видеоконференция ливийского командира и Сергея Шойгу по вопросам борьбы с терроризмом, а также Хафтар мог лицезреть мастерство пилотажа российских военных летчиков. НАТО раскритиковали этот визит, поскольку международное сообщество признает только правительство национального единства в Триполи, и «взаимодействие лишь с одной стороной не принесет никакой пользы».

Поставки оружия из Москвы?

В ходе этого взаимодействия неоднократно сообщалось о запросах на поставку оружия, эти сообщения Москва официально комментировала, делая акцент на том, что Россия соблюдает эмбарго на поставку оружия Ливии, введенное ООН в 2011 году. После того, как Хафтар посетил «Адмирал Кузнецов», поддерживающий его противников интернет-портал middleeasteye. net со ссылкой на алжирский источник сообщил о том, что Москва собирается обеспечить Хафтара бронированными машинами, боеприпасами и приборами слежения — все это при посредничестве Алжира, чтобы обойти оружейное эмбарго.

Это государство — старый союзник России; власти Алжира действительно не раз прилагали усилия для того, чтобы добиться равновесия и политического урегулирования ливийского конфликта. Алжир также соответствующим образом оказывал влияние на Египет, поддерживавший Хафтара и в последнее время сблизившийся с Россией.

Евросоюз беспокоится о посредничестве в Ливии

Взаимодействие Москвы и Хафтара все сильнее настораживает и Евросоюз: на мальтийском саммите ЕС дипломаты выражали беспокойство по поводу того, что Россия может свести на нет все усилия по установлению посредничества в Ливии. Евросоюз призвал все стороны к активному участию в выполнении условий соглашения ООН по урегулированию конфликта в стране, сообщил один из членов Комиссии в четверг, не упоминая Россию напрямую. Как и в случае с Сирией, Европа, ввиду большого потока мигрантов, оказалась под давлением, и Москва может использовать данное обстоятельство в качестве дополнительного потенциала для шантажа.

Мохамед Эльарх на данный момент считает, что Путин скорее (пока еще) попытается проявить себя в качестве посредника и центральной политической силы, чем окажет поддержку Хафтару в его кампании по захвату всей территории Ливии. На это также указывают сообщения о том, что Москва и Каир способствовали организации встречи Сараджа и Хафтара. На днях Сарадж подтвердил в интервью итальянской газете Corriere Della Sera, что в скором времени он встретится с генералом Хафтаром. Спикер российского Министерства иностранных дел в пятницу сообщила о том, что Сараджа в этом месяце ожидают с визитом в Москве. Официальный представитель МИДа подчеркнула, что ажиотаж вокруг контактов Москвы с генералом Хафтаром в иностранных СМИ «искажает объективную картину». Россия проводит работу «с обоими центрами силы в Ливии».

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064457


Ливия. Россия > Армия, полиция > bfm.ru, 6 февраля 2017 > № 2062308

Сближение с Ливией: Россия делает ставку на генерала Хафтара

Россия поддерживает ливийского генерала, находящегося в оппозиции к правительству в Триполи. Он может вскоре снова приехать в Москву. Какие цели преследуют стороны?

Итальянская La Repubblica обращает внимание на то, что бывший офицер Муаммара Каддафи генерал Халифа Хафтар, который поддерживает непризнанное международным сообществом правительство Тобрука, все больше сближается с Москвой. По данным Business FM, генерал может в самом скором времени снова приехать в российскую столицу.

Халифа Белкасим Хафтар — 73-летний ливийский генерал, имя которого снова на слуху, особенно после того, как в декабре его войска выбили из прибрежного Сирта вооруженные группировки, близкие к «Исламскому государству». Часть из них удалось уничтожить, но значительные силы отступили на юг к границам Чада и Нигера.

Хафтар возглавляет так называемую Национальную армию Ливии, которая находится в оппозиции к признанному ООН правительству национального единства, находящемуся в Триполи. При этом, по сведениям радиостанции, в качестве временного поверенного Ливии в России теперь официально признана представитель Бенгази и Тобрука, а проще говоря, генерала Хафтара, госпожа Фатума Мамлюк. Хотя нельзя сказать, что международные дипломаты Хафтара вообще игнорируют, говорит старший научный сотрудник Института Африки РАН Владимир Кукушкин.

«Действительно, российско-восточноливийские или на российско-киренаикские отношения в последние месяцы несколько активизировались. Представитель ООН по урегулированию в Ливии дипломат Коблер тоже в последние пару недель имел контакты с Халифой Хафтаром по поводу активизации антитеррористических операций».

Москва делает в отношении генерала Хафтара жесты, которые трудно не заметить. Недавно его со всеми почестями принимали на проходившем мимо ливийских берегов авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов», а на прошлой неделе, как стало известно радиостанции, в одну из московских клиник поступило порядка 70 бойцов его армии, которые получили ранения в столкновениях с правительственной милицией Мисраты.

В прошлом году Хафтар дважды, а по некоторым данным, даже трижды приезжал в Москву. Его принимал министр обороны Сергей Шойгу, глава МИД Сергей Лавров и секретарь Совбеза Николай Патрушев. По некоторым сведениям, в самое ближайшее время он должен опять прилететь в Москву. Его цель понятна, считает эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

«Хафтару нужно оружие, и оно наверняка будет получено. У России было два варианта. Первый — быть посредником и на этом завоевывать свой авторитет. Россия от роли посредника фактически отказалась и делает ставку на одного человека. Ливия всегда была поделена на три части, я уж не говорю о племенах. В состоянии ли Хафтар установить контроль над всей Ливией? Москва принимает серьезное, ответственное решение: она принимает нового посла, который фактически посол не Ливии, а Киренаики, и к чему это приведет, очень трудно сказать».

Нельзя также исключать, что дополнительная помощь Хафтару придет с востока из Египта, где очень мощная армия и чей руководитель Ас-Сиси точно так же заинтересован в борьбе и с ИГИЛ, и с «Братьями-мусульманами», присутствие которых становится в Ливии все больше заметно. Есть еще один фактор — меркантильный. По некоторым оценкам, добыча и отгрузка ливийской нефти достаточно быстро может быть восстановлена до довоенного уровня и превысить миллион баррелей в сутки, при этом месторождения и терминалы в основном находятся на востоке страны — в Киренаике.

Андрей Жвирблис

Ливия. Россия > Армия, полиция > bfm.ru, 6 февраля 2017 > № 2062308


Италия. Иран. Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 31 января 2017 > № 2056756

Оружие Ирану и Ливии: четверо арестованных в Италии

Дарио Дель Порто и Конкита Саннино | La Repubblica

Арестованные продавали вертолеты скорой помощи для их переделки. За решеткой итальянец, принявший ислам

"Они продавали в Иран и Ливию вертолеты скорой помощи, которые потом превращались в военные вертолеты. И не только. В нарушение международного эмбарго им удавалось доставлять в эти страны автоматы, ракеты класса "земля-воздух" и противотанковые управляемые ракеты, произведенные в странах бывшего советского блока", - сообщают в итальянской газете La Repubblica Дарио Дель Порто и Конкита Саннино. Во вторник, 31 января, правоохранительные органы Италии "проводят в провинциях Рима, Неаполя, Салерно и Л'Акуилы арест четырех человек, подозреваемых в международном трафике оружия и материалов двойного назначения", пишет издание. По сообщению газеты, "речь идет о трех итальянцах и ливийце по имени Мохамуд Али Шасвиш (его место нахождение не установлено), которых обвиняют в том, что с 2011 по 2015 год" они незаконно ввозили оружие в Иран и в Ливию, где оно "предназначалось активной там группировке ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ. - Прим. ред.)".

"Система вращалась вокруг компании Società Italiana Elicotteri с офисом в Риме, чей официальный представитель Андреа Парди - среди арестованных", - говорится в статье. Как сообщает газета, "по крайней мере, в одном случае эта компания получила помощь от пары из Неаполя, у которой были связи с высокопоставленными чиновниками в Иране". По словам следователей, на которых ссылается издание, "чтобы продавать запчасти вертолетов в эту страну, они создали треугольную схему с участием Республики Панама, которая не признает эмбарго" на поставку оружия в Иран. Еще в одном случае поставка материала "ливийским военным группировкам произошла при помощи украинской компании", сообщают авторы статьи.

Супружеская пара из-под Неаполя, которая тоже была арестована, - это Марио Ди Лева, принявший ислам и получивший имя Джафар, и Аннамария Фонтана, пишет издание. "Их сын также проходит по этому делу", - говорится в статье. "По некоторым сведениям, - добавляют журналисты, - к делу приобщили фотографию, на которой пара запечатлена вместе с бывшим премьер-министром Ирана" - Махмудом Ахмадинежадом.

Италия. Иран. Ливия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 31 января 2017 > № 2056756


Италия. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 января 2017 > № 2055601

Тиллерсон делает ставку на альянс с Италией: «Она сыграет ключевую роль в Ливии»

Госсекретарь США: ЕС должен сохранять единство по украинскому вопросу. Рим станет основным партнером в диалоге с Путиным.

Паоло Мастролилли (Paolo Mastrolilli), La Stampa, Италия

«Вместе с Италией мы совершим великие дела». Лицо Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) расплывается в уверенной улыбке, когда я подхожу представиться на вечеринке после ужина клуба Альфальфа в кафе Милано в Джорджтауне. Будущий госсекретарь США, утвержденный комиссией Конгресса и ожидающий решающего голосования всего Сената только что принял участие в ежегодной встрече самого закрытого вашингтонского клуба, где вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) представлял главу Белого дома, который занят подготовкой новых указов. «Пять из восьми самых богатых людей мира, — пошутил Пенс, поддержав атмосферу вечера, — присутствуют здесь, в этом зале. У меня складывается впечатление, будто я сижу на собрании у нас в кабинете». Потом он объявляет: «Трамп построит большую прекрасную непроницаемую стену. Она будет высотой пять метров и пройдет как раз между западным крылом Белого дома и конференц-залом. А оплатит ее строительство газета New York Times».

В эти времена демократы и республиканцы расходятся во всем, кроме Кафе Милано, где несколько дней назад ужинала и Хиллари Клинтон. После официальной части вечера Тиллерсон приходит на праздник, организованный Франко Нускезе (Franco Nuschese) — возможно, единственным человеком в Вашингтоне, способным сегодня собрать в одном зале бывшего госсекретаря Джона Керри (John Kerry) и его преемника. В ожидании тальолини с трюфелем, выпивая вино «Брунелло ди Монтальчино», новый глава дипломатии обменивается несколькими словами о будущем администрации президента.

На улице бушуют протестные акции в связи с указом по мигрантам, прибывающим из семи исламских государств, но по этому поводу Тиллерсон уже высказался во время слушаний в Сенате: «Я не являюсь сторонником меры по исключению определенной группы лиц. Что касается создания списка мусульман в США, мне нужно намного больше информации о том, как это будет организовано». Его отношения с Италией развивались в прошлые годы, когда он руководил компанией Exxon, главным образом, в постоянном взаимодействии с коллегами из Eni.

Таким образом, само собой разумеется, что, говоря об ожиданиях в отношении нашей страны, он начал с борьбы с терроризмом: «Нам необходим ливийский опыт Италии». Это логичное утверждение, но не совсем само собой разумеющееся, учитывая, что в нашей бывшей колонии заинтересовано множество других стран. Это важно также потому, что с точки зрения разведки, контактов, наземных операций, ливийский вопрос оставался почти всецело в руках Италии, которая ожидает оперативных встреч с новой администрацией, чтобы определить, как продолжать срочную, уже начавшуюся работу.

Второй пункт, о котором говорит Тиллерсон, несколько интереснее тем, как он о нем говорит: «Нам также необходима Италия как ответственный член Европейского Союза, способный следить за его единством в том, что касается украинского вопроса». Первая любопытная особенность связана с тем, что он упоминает ЕС как привилегированного собеседника, несмотря на поддержку Брексита, который выразил президент Трамп. Вторая — намек на единство по украинскому вопросу, в котором США до сих пор оказывали давление на союзников, чтобы они стояли единым фронтом, поддерживая сохранение введенных против России санкций, пока она не будет полностью соблюдать минские соглашения.

Таким образом, Вашингтон не пойдет на уступки, пока Москва не сделает первого шага к примирению. Это предположение подтверждает также нескромное решение Тиллерсона, поставившего в качестве своего заместителя Полу Добрянски (Paula Dobriansky), занимавшую пост заместителя госсекретаря по вопросам демократии и международным делам в администрации Буша и имеющую украинские корни. Третий пункт, в связи с которым он обращается за помощью к Риму, — это «ведение диалога с Путиным», в том числе в преддверии встречи «Большой семерки» в Таормине.

Италия уже давно начала контактировать с новой администрацией через посла Варриккио (Varricchio), и в скором времени предусмотрены прямые переговоры Трампа и премьера Джентилони (Gentiloni). После инаугурации советник по дипломатическим вопросам итальянского правительства Марианджела Дзаппиа (Mariangela Zappia) приезжала в Вашингтон, чтобы встретиться с советником по национальной безопасности Флинном (Flynn). При этом на пост посла США в Риме была утверждена кандидатура казначея республиканской партии Лью Эйзенберга (Lew Eisenberg). В Ватикане США могут представлять Билл Саймон (Bill Simon) или Калиста Гингрич (Calista Gingrich), жена бывшего спикера Палаты представителей. Пресс-атташе Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) сказал нам, что Италии предстоит решить, приглашать ли снова Путина на саммит G7, а это значит, что этот вопрос уже находится на повестке дня.

Италия. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 января 2017 > № 2055601


Италия. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 30 января 2017 > № 2055429

Тиллерсон делает ставку на союз с Италией. "Ключевая роль в Ливии"

Паоло Мастролилли | La Stampa

"Нам нужен опыт, который Италия имеет по вопросу Ливии", - заявил Рекс Тиллерсон, будущий госсекретарь США, назначение которого должен подтвердить Сенат, в разговоре с корреспондентом La Stampa (Ливия была колонией Италии. - Прим. ред.). Паоло Мастролилли пообщался с Тиллерсоном на афтерпати после ужина политического клуба Alfalfa в Вашингтоне. Отношения Тиллерсона с Италией, отмечает журналист, сложились за прошедшие годы, когда тот возглавлял американскую нефтяную компанию ExxonMobil и "постоянно взаимодействовал с коллегами из ENI".

"Италия нам будет нужна также как ответственный член ЕС, чтобы достичь единства по украинскому вопросу в рамках Евросоюза", - сказал будущий госсекретарь США в беседе с автором статьи. Как отмечает журналист, "первое, что интересно в этой фразе, - это упоминание ЕС как привилегированного собеседника, несмотря на поддержку, которую Трамп выразил "Брекзиту". "Вторая интересная вещь - это отсылка к единству по украинскому вопросу, ведь до сих пор США оказывали давление на союзников, чтобы те были сплочены по вопросу поддержания антироссийских санкций, пока Россия не реализует полностью Минские соглашение". А это значит, заключает автор статьи, что "Вашингтон не так уж готов на уступки, если сначала Москва не сделает шагов к примирению". "Это ощущение находит, вероятно, случайное подтверждение в слухах о том, что Тиллеросн избрал в качестве своего заместителя Полу Добрянски", политика украинского происхождения, которая была заместителем госсекретаря по демократии и глобальным вопросам при Буше, пишет журналист.

Третий момент, по которому Тиллерсон просит помощи у Рима, - это "ведение диалога с Путиным", в том числе ввиду саммита "Большой семерки" в мае в Таормине. "Италия уже давно установила контакт с новой администрацией" через своего посла в США Армандо Варриккьо, и "вскоре планируется" встреча Трампа и премьер-министра Италии Паоло Джентилони. Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер дал понять итальянской стороне, "что Италия сама должна решать, приглашать ли вновь Путина на "Большую семерку", и этот вопрос уже на повестке дня".

Италия. Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 30 января 2017 > № 2055429


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 января 2017 > № 2052922

Мятежный генерал вызывает опасения по поводу нового конфликта в Ливии

Хеба Салех | Financial Times

"Уставшие от войны ливийцы могли бы надеяться на лучшее после того, как "Исламское государство" (запрещенное в России. - Прим. ред.) оставило свой опорный пункт в Сурте, а страна удвоила количество производимой нефти. Но мятежный генерал, который кажется все более приближенным к России, подвергает риску столь редкий прогресс, пытаясь расширить подконтрольную ему территорию", сообщает Хеба Салех, корреспондент The Financial Times.

Усиление напряженности связано с тем, что "самозваная Ливийская национальная армия генерала Халифы Хафтара, контролирующая восточную часть Ливии, продвинулась на юг, столкнувшись с повстанцами из западного города Мисурата, лояльными к правительству, поддерживаемому ООН, и возглавившими битву против ИГИЛ в Сурте", - поясняет автор статьи. "Дипломаты и аналитики предупреждают, что насилие может вновь разжечь гражданскую войну, позволить джихадистам перегруппироваться и подвергнуть опасности производство нефти в этой стране - члене ОПЕК, которое в январе достигло 750 тыс. баррелей в день, по сравнению с 300 тыс. в сентябре", - сообщает Салех.

Повстанцы Мисураты в декабре наконец выбили ИГИЛ из Сирта после долгой борьбы, при поддержке американских воздушных ударов. "Продвижение Ливийской национальной армии на юг очень провокационно и опасно, - сказал корреспонденту неназванный западный дипломат. - В Мисурате господствует мнение, что после того, как они победили ИГИЛ в Сурте, дорого за это заплатив, они не будут способствовать установлению военной диктатуры Хафтара".

"Западные дипломаты видят в генерале Хафтаре главное препятствие для приведения в действие соглашения, достигнутого при посредничестве ООН, по объединению страны под властью правительства в Триполи и Президентского совета Ливии под председательством Фаиза Сараджа", - поясняет автор. Однако, "в качестве еще одного подтверждения попытки Москвы расширить свое влияние на Ближнем Востоке генерал Хафтар недавно был приглашен на борт российского авианосца в Средиземноморье, где он провел видеоконференцию с Сергеем Шойгу, министром обороны России". Как отмечает корреспондент, "генерал провозгласил, что он против исламистов всех сортов и его поддерживают Египет и ОАЭ, разделяющие его враждебность по отношению к таким группам, как "Братья-мусульмане".

Комментируя утверждения Хафтара, Клаудия Гаццини, главный аналитик по Ливии в "Международной кризисной группе", отметила: "Еще год назад я бы сказала, что он бесперспективен, но настроения поменялись, особенно на Западе, и поддержка Сараджа и его правительства стала намного слабее".

После визита Хафтара на российский авианосец "его представитель заявил, что Москва поставит запчасти к российским системам вооружений, используемым Ливийской национальной армией", говорится в статье. Также генерал рассчитывает, что отношение Вашингтона переменится с приходом в Белый Дом Дональда Трампа, пообещавшего искоренить исламистский терроризм.

"Если Хафтар сможет заручиться поддержкой Египта, России и ОАЭ и получить согласие администрации Трампа, тогда на его стороне будут все значимые силы", - анализирует ситуацию в разговоре с газетой Маттиа Тоальдо, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. По мнению аналитика, из-за столкновений враждующих группировок "мы увидим новый всплеск джихадизма в Ливии".

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 25 января 2017 > № 2052922


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062049

Почему Россия может победить в Ливии

Мэтт Перпл (Matt Purple), The National Interest, США

Какой эпизод лучше всего отражает безумие американской политики на Ближнем Востоке? Самый очевидный ответ — это война в Ираке, стране, откуда мы не никак не выберемся до сих пор, спустя 14 лет после свержения Саддама Хуссейна. Другой эпизод — это гражданская война в Сирии, где участники множества политических объединений, в том числе бывшего ответвления Аль-Каиды (запрещенной в России террористической организации) и Хезболлы, бегают. вооруженные поставленным Америкой оружием. Что до меня, на мой взгляд, наше безумие на Ближнем Востоке лучше всего отражает сосед Сирии, Ливия. В этой стране усиливается гражданская война между правительством, получающим поддержку со стороны США, и генералом, который прежде получал эту поддержку. Первое — это Правительство национального согласия (ПНС), сформированное при поддержке ООН, которое было переброшено весной прошлого года из Туниса. Временному правительству с того времени не удавалось осуществлять контроль даже над столицей государства, Триполи. Второй — это Халифа Хафтар, бывший соратник Муаммара Каддафи, который впоследствии переметнулся на другую сторону и организовал несколько неудавшихся попыток свергнуть режим, живя при этом в штате Вирджиния. ПНС многие в Ливии считают западной марионеткой, а про Хафтара поговаривают, будто он агент ЦРУ. Более того, широко распространены инсинуации, что США стоят за созданием ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации), общего врага ПНС и Хафтара.

И вот наша борьба за сердце и разум стремительно продолжается.

Хафтар и поддерживаемое им правительство, известное как Палата представителей, базируются на востоке Ливии в городе Тобрук. Оборона города при атаке германской коалиции пошатнула твердость известного германского офицера Эрвина Роммеля. Сегодня проблемой является западный Тобрук. Отказ Палаты представителей поддержать ПНС и продолжающиеся споры между двумя правительствами подрывают дипломатические попытки унификации. Обе стороны ненадолго забыли о своих недоразумениях, чтобы изгнать ИГИЛ из города Сирте в конце прошлого года, но и здесь не обошлось без перепалок. С того времени напряжение вновь выросло. Военная власть обоих правительств связана с боевиками разных объединений, особенно ПНС, опирающегося на влиятельные боевые группировки города Мисурата. Ливия оказалась расколота после свержения Каддафи. Теперь это игра боевиков, и именно они в конце концов решат ее политическую судьбу.

До 1963 года Ливия была разделена на три провинции: Триполитания (где в наше время властвует ПНС), Киренаика (дом современной Палаты представителей) и Феззан. В то время страной едва руководил король Идрис Ливийский. Родовые и местные особенности были весьма сильны здесь и часто превосходили обязательства верности государству. В надежде форсировать единство Ливии король в дальнейшем уничтожил провинции. После свержения Идриса в 1969 году его сменил Каддафи, выполнявший безжалостную программу национализации, которая породила ту страну, которую мы знаем сегодня. Это жестокое допущение, но Каддафи создал современную Ливию, и без его крепкого режима она, как это и предсказывали, распалась. Таким образом, в Ливии США совершили тот же промах, что и в Ираке. Они не поняли, что имеют дело с искусственным государством, не удосужившись изучить мириады невидимо пересекавших его границ. Пытаясь вытеснить диктатуру национальной демократией, США лишь посеяли в стране хаос.

Лучшее, что можно сказать о Ливии сегодня, — это то, что гражданская война не такая кровавая, как в Сирии. И все же намечается зловещее сходство между двумя конфликтами. Россия, давно уже поддерживавшая режим Башара Асада в Дамаске, втянулась в Ливию, поддержав Палату представителей. Недавно Хафтара чествовали на борту Адмирала Кузнецова, единственного российского авианосца. Именно там он и подписал соглашение с Россией. Владимир Путин рассчитывает добиться как идеологической, так и военной победы в сфере общественных связей: во-первых, поддерживая авторитарного Хафтара, пока связанное с Западом и предположительно демократическое ПНС испытывает затруднения, а во-вторых, продолжая разыгрывать роль борца с терроризмом (Хафтар презирает исламизм и сыграл важную роль в изгнании джихадистов из Бенгази). Ливия поможет России осуществить ее цель по наращиванию ее присутствия в Средиземноморье. Соглашение, которое Россия подписала с Хафтаром, позволяет стране построить две новые базы на востоке Ливии.

К Тобруку подступается не только Путин. Хафтара также поддерживает Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет, который видит союзника по борьбе с пересекающими границы террористами скорее в нем, нежели в Триполи. Многие в Тобруке также предвкушают поддержку со стороны Трампа, который, как это выгодно совпадает с целями Хафтара, предпочитает авторитарный порядок демократическому хаосу.

Что касается ПНС, то его положение пошатнулось ранее в январе, когда в отставку подал заместитель главы правительства Муса аль Кони. На пресс-конференции в Триполи он заявил, что предпочел выйти в отставку, так как президентский совет ПНС несет «ответственность за убийства, похищения и изнасилования, происходившие в прошедшем году» и оказался «некомпетентным». Вдобавок к этому, ПНС отбивалось от нападений со стороны третьего правительства, Группы национального спасения в Триполи, которая уступила власть в 2016 году, но вновь начала вести перестрелки.

Хафтар пристально наблюдал за всем происходящим. Он уже ранее объявлял в этом году, что не планирует вести переговоры с ПНС. Если он считает, что может сосредоточить контроль над страной, объединившись с лояльной Бригадой Зинтан к юго-западу от Триполи и, возможно, даже переместиться к самой беспокойной столице, то ему стоит лишь осуществить эту попытку, даже если Мисурата никогда ему не сдастся.

Возможно, лучшим достижением вмешательства Запада в Ливию будет смена одного связанного с Россией авторитарного лидера на другого. Это просто убийственное достижение, но мы к таким уже привыкли.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062049


Сирия. Ливия > Армия, полиция > un.org, 23 января 2017 > № 2057604

Стаффан де Мистура на встрече в Астане: Сирия не должна стать еще одной Ливией

Выступая сегодня на встрече по Сирии в Астане, Специальный посланник ООН Стаффан де Мистура призвал к укреплению режима прекращения огня и созданию механизма контроля за его соблюдением. Он сказал, что нельзя допустить «превращения Сирии в еще одну Ливию» и выразил надежду, что консолидация сирийского перемирия приведет к решению вопросов, связанных с формированием правительства и выборами.

«Масштабы насилия в Сирии сократились, однако не повсюду. В последнее время мы стали свидетелями обострения ситуации во многих местах, в частности, вооруженных столкновений в районе Вади-Барада, в результате которых жители Дамаска и его окрестностей оказались без воды. Да, масштабы насилия сократились, но мы должны добиваться большего» - сказал представитель ООН.

Стаффан де Мистура призвал все стороны конфликта в Сирии обеспечить защиту гражданских лиц, не допускать нападений на объекты гражданской инфраструктуры, в том числе на больницы и школы, а также отказаться от использования блокады в качестве метода ведения войны. Он заявил о необходимости обеспечить беспрепятственный доступ ко всем нуждающимся в гуманитарной помощи сирийцам, напомнив, что это условие является частью договоренностей о прекращении огня.

Представитель ООН призвал к укреплению режима прекращения огня, объявленного в конце декабря при поддержке президентов России и Турции. Он сказал, что шансы на успех будут большими, если стороны согласуют механизм обеспечения контроля за этим режимом. Стаффан де Мистура считает, что все предыдущие попытки перемирия срывались, возможно, именно потому, что такого механизма не было.

Специальный посланник заявил, что укрепление режима прекращения огня укрепит усилия сирийцев и международного сообщества в борьбе с террористическими группами, определенными в резолюции Совета Безопасности.

Вместе с тем, представитель ООН сказал, что, укрепление общенационального перемирия – это первый шаг, который должен быть подкреплен мерами по продвижению политического процесса. Он выразил надежду на то, что встреча в Астане будет способствовать скорейшему возобновлению прямых межсирийских переговоров и решению вопросов, связанных с управлением страной и выборами, как это определено в резолюции Совета Безопасности.

«Давайте не упускать из виду целей, к которым стремятся все сирийцы: освобождение заключенных, похищенных, безопасное возвращение сирийских беженцев и временно перемещенных лиц – мужчин и женщин, восстановление по всей стране нормальной жизни, обеспечение работы основных сирийских учреждений и объектов инфраструктуры. Нам не нужна еще одна Ливия», — заявил Стаффан де Мистура.

Сегодня же в Детском фонде ООН (ЮНИСЕФ) выразили обеспокоенность по поводу судьбы 40 тысяч детей в осажденном сирийском городе Дейр-эз-Зор, где наблюдается эскалация боевых действий.

Сирия. Ливия > Армия, полиция > un.org, 23 января 2017 > № 2057604


Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 января 2017 > № 2048703

Неужели Ливия станет второй Сирией?

Ульрих Шмид | Neue Zürcher Zeitung

На прошлой неделе ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар взошел на борт авианосца "Адмирал Кузнецов" и в дружественной обстановке пообщался по видеосвязи с российским министром обороны Сергеем Шойгу. Речь, по информации российских новостных агентств, шла о необходимых мерах для борьбы с террористическими группировками на Ближнем Востоке. "Ливийский сценарий оказывается очень похож на сирийский", - пишет политический обозреватель швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung Ульрих Шмид.

Ливия, как и Сирия, "погружена в хаос, в котором многочисленные группировки борются между собой за власть. Там тоже есть авторитарный лидер, который хочет выглядеть объединителем и обещает покончить с агрессивным исламизмом", рассуждает автор. Поэтому "в Ливии роль Асада может получить именно Хафтар", предполагает Шмид, добавляя, что "после того, как он взял под свой контроль нефтяные порты Ливии, все вопросы в стране решаются только через него". Более того, хотя "ООН по-прежнему выступает за единое правительство премьер-министра Сараджа, у Хафтара есть большое преимущество - реальная власть". Он руководит войсками, а Сараджу приходится рассчитывать на непредсказуемых исламистских повстанцев.

"Путин же, как политик-реалист, заинтересован в реальной власти. (...) И в реальном расширении этой власти", - подчеркивает Шмид, напоминая, что недавно СМИ Италии и стран Персидского залива сообщили о том, что ливийский фельдмаршал подписал на корабле соглашение, в котором говорится о планах России построить две военные базы в ливийских городах Тобруке и Бенгази. Москва не подтвердила эту информацию, но "не заметить параллели с российскими опорными пунктами в Сирии (Латакия и Тартус) невозможно".

"После успеха в Сирии геополитические амбиции России заметно возросли, - продолжает автор. - Изначально многие скептически отнеслись к планам Путина по вмешательству в ситуацию в Сирии. Но сегодня уже глава Кремля диктует происходящее на Ближнем Востоке". В свою очередь, Ливия "оказывается идеальной территорией для осуществления операций в Средиземноморье". "После того как западные державы слишком поспешно свергли диктатора Муаммара Каддафи, не продумав при этом дальнейшего плана действий, страна погрузилась в хаос и теперь, по сути, приглашает кого-нибудь прийти и установить новый порядок, - поясняет журналист. - Из Тобрука и Бенгази русские смогут без проблем осуществлять боевые вылеты против врагов Хафтара. А их предостаточно. Хотя террористическая организация "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.) в Ливии и побеждена, по всей стране бои ведут джихадисты, исламисты и местные полевые командиры".

Между тем стороны пока лавируют: русские утверждают, что придерживаются эмбарго ООН и не поставляют вооружений Хафтару, а тот, в свою очередь, поддерживает контакт с Сараджем и делится с ним прибылью от сильно возросшего экспорта нефти. Но в то же время Сарадж и ООН фактически беспомощны, а Хафтар так и не признает правительство национального единства. И потому главными на ливийском ринге оказываются Хафтар и русские. В итоге в Триполи уже давно в воздухе висит вопрос, согласится ли Хафтар довольствоваться важным постом в ливийском правительстве, особенно на фоне подозрений в том, что он хочет большего, а именно власти над всей страной. "И если русские начнут оказывать ему поддержку, то это окрылит его еще больше, - полагает Шмид. - Как бы то ни было, для Путина Ливия стала бы серьезным расширением сферы его влияния и плюсом к имиджу, не говоря уже о доходах от продажи нефти". Одно, правда, ему придется учесть: исламисты на западе страны будут обороняться, и борьба за власть в Ливии может оказаться столь же кровавой, как и в Сирии, резюмирует Neue Zuercher Zeitung.

Ливия > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 января 2017 > № 2048703


США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 января 2017 > № 2043615

В-2 уничтожают террористов в Ливии.

Более 80 исламских террористов было уничтожено во время налета ВВС США в Ливии, сообщил министр обороны США Эштон Картер (Ashton Carter) 18 января.

Удар нанесли два стелс-бомбардировщика В-2, взлетевшие с базы в штате Миссури (Средний Запад США). Миссия заняла 34 часа летного времени. Эти самолеты используются в ливийской кампании с 2011 года с начала операции по свержению режима Муамара Каддафи (Moamer Kadhafi). Лагеря террористов располагались в 45 км (30 милях) к юго-западу от прибрежного города Сирт, который стал оплотом боевиков ИГИЛ. Сирт находится в 450 км (280 миль) к востоку от столицы страны Триполи.

Всего в рамках операции Odyssey Lightning ("Молния Одиссея") ВВС США нанесли более 500 авиаударов против формирований ИГИЛ, которые ведут борьбу с правительством национального согласия в этой стране. "Использование бомбардировщиков В-2 показывают возможности нанесения высокоточных ударов на огромных расстояниях силами и средствами Командования глобальных ударов ВВС США", говорит пресс-секретарь Пентагона Питер Кук (Peter Cook).

США имеют в своем распоряжении 20 бомбардировщиков В-2, воздушную дозаправку этих боевых самолетов осуществляют 15 летающих танкеров.

США. Ливия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 20 января 2017 > № 2043615


США. Ливия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 19 января 2017 > № 2053245

Авиация США уничтожила 80 боевиков ИГИЛ в Ливии

Авиаудары в районе города Сирт были нанесены по приказу президента Обамы

В результате американских авиаударов по двум военным лагерям в 45 км к юго-западу от ливийского города Сирт уничтожены несколько десятков боевиков «Исламского государства», сообщил в четверг министр обороны США Эштон Картер.

«По предварительным оценкам, в результате авиаударов были убиты более 80 боевиков ИГИЛ, многие из которых собрались там, бежав от союзных местных войск, которые в прошлом месяце с нашей помощью освободили Сирт», – сказал Картер.

Выступая в свой последний полный день на посту главы Пентагона, Картер добавил, что среди боевиков, по которым наносились удары, были люди, «активно планировавшие операции против наших союзников в Европе».

Он также сообщил, что эти авиаудары призваны напомнить врагам США о том, что подобно тому, как мир не остановился из-за передачи власти в Вашингтоне, не прекратило свою работу и Министерство обороны».

Пресс-секретарь Пентагона Питер Кук рассказал журналистам, что боевики ИГИЛ пытались перегруппироваться в удаленных лагерях, поскольку в Сирте стало небезопасно. Пока неясно, все ли находившиеся в лагере боевики прибыли из Сирта, отметил Кук, добавив, что группировка «представляет угрозу для Ливии, для региона и для национальных интересов США».

«У этой группировки были планы, вот почему мы нанесли удар именно сейчас», – сказал он.

По словам Кука, два бомбардировщика В-2 сбросили около 100 снарядов на два лагеря ИГИЛ в среду ночью. По словам источника в Минобороны, в ходе атаки также использовались беспилотники.

Как сообщается, лагеря расположены в удаленной сельской местности, и в районе ударов не было ни женщин, ни детей.

На видео, снятом перед ударом, видно, как боевики передвигаются по территории в бронежилетах, с оружием и минометами.

Авиаудары были санкционированы президентом Обамой и, по-видимому, станут последней военной операцией, проведенной по указу уходящего в отставку президента.

По словам Картера, удары проводились в координации с правительством национального единства Ливии в рамках продления американской операции в поддержку ливийских сил, освободивших Сирт в прошлом году.

Воздушная операция США в Ливии началась 1 августа и формально закончилась 19 декабря. В начале операции в Пентагоне заявили, что ее миссия – помочь правительству национального единства «добиться решительного стратегического прорыва» и не позволить боевикам ИГИЛ найти прибежище в Ливии, чтобы оттуда наносить удары по США и их союзникам.

США. Ливия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 19 января 2017 > № 2053245


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042409

Россия обоснуется и в Ливии

Таха Кылынч, Yeni Safak, Турция

Убийство американского посла в Триполи Кристофера Стивенса (Christopher Stevens) вечером 11 сентября 2012 года, в штаб-квартире ЦРУ в ливийском городе Бенгази было одним из самых незаурядных событий, свидетелем которых становился Ближний Восток в последние годы. Под влиянием этого события произошел один из самых крутых поворотов в американской внешней политике.

Конкретных доказательств пока нет, но все признаки указывают на то, что нападение на Стивенсона подтолкнуло США к ополчению против всех исламистских движений на Ближнем Востоке, прежде всего «Братьев-мусульман». Американское руководство, которое до этого момента пыталось управлять арабской весной в направлении своих интересов, и отчасти это удавалось, после убийства своего посла в Ливии пришло к решению о том, что сохранить прежний статус-кво в регионе более «разумно». Возобладала мысль, что «в случае еще большей свободы в регионе может произойти взрыв, в результате которого неизвестно, что возникнет».

Отправной точкой таких событий, как поддержка государственного переворота в Египте в 2013 году, выработка негласной позиции на стороне Башара Асада в Сирии, сближение с Ираном, инициация ряда операций в Турции, было произошедшее в Бенгази в ночь на 12 сентября 2012 года.

США, делая все это, не только ввели в замешательство своих традиционных союзников в регионе, над некоторыми районами они полностью потеряли контроль. Одним из них была Ливия, с которой были связаны самые трудные времена политической карьеры бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton).

***

Ожидалось, что свержение Муаммара Каддафи, правившего страной с 1969 по 2011 годы, в результате внешней интервенции, а затем — возможно, по заговору иностранных спецслужб, — линчевание и убийство Каддафи в его родном Сирте принесет в Ливию свободу. На той стадии, к которой сейчас подошел процесс распада, называемый «революцией» уже даже противниками Каддафи, Ливия была фактически поделена тремя отдельными администрациями. В столичном Триполи есть правительство, которое официально поддерживает ООН. Город Мисурата и его пригороды контролируются силами ополчения. А на востоке страны задает тон генерал Халифа Хафтар (Halife Hafter). Парламент в городе Тобрук лоялен Хафтару. Кроме того, есть локальные районы, в которых доминируют небольшие вооруженные группы.

Ливия, которая в период до Каддафи, была разделена на три главных вилайета, Триполи, Феццан и Барка, снова возвращается к этой старой структуре. Но на этот раз на раздел во многом повлияло внешнее вмешательство и воля.

Самый сильный из местных административных центров в Ливии, где, несмотря на все усилия ООН и международного сообщества, обеспечить национальное единство не удается, представляет генерал Халифа Хафтар. 73-летний Хафтар пользуется поддержкой Египта и Объединенных Арабских Эмиратов. Две эти страны, с одной стороны, усиливают Хафтара с военной и экономической точек зрения, с другой — пытаются укрепить и его международные позиции.

На прошлой неделе генералу Хафтару был подан еще один сигнал поддержки. Россия, которая ранее устами замминистра иностранных дел Геннадия Гатилова отмечала, что Ливию должен контролировать Хафтар, приняла генерала на борту своего авианесущего крейсера, ставшего на якорь в порту Тобрук. Это был посыл, обращенный ко всему западному миру и, главным образом, администрации США: «Теперь я в Ливии».

Россия, которая со свержением Каддафи понесла в Ливии потери на уровне, как минимум, четырех миллиардов долларов, открыто предлагая генералу Хафтару поддержку, надеется как компенсировать финансовые потери, так и твердо обосноваться в Ливии. Отмечается, что между двумя сторонами было достигнуто согласие по таким вопросам, как передача оружия силам Хафтара, ветирование резолюции ООН об эмбарго на поставку вооружений в Ливию, оказание экономической помощи. Хафтар, согласно сообщениям, которые уже сейчас нашли отражение в прессе, пообещал России, по меньше мере, две военные базы в Ливии.

То, что в Ливии Россия демонстрирует свой вес на стороне Хафтара, видимо, осложнит положение правительства Триполи, которое поддерживает ООН. Вероятность вовлечения страны в гражданскую войну теперь зависит от позиции и подхода Хафтара к другим группам. Возможный ход событий в случае выбора генералом войны очевиден на примере Сирии.

***

Обычно, говоря об «империализме», имеют в виду США и западные страны, это очень распространенная привычка. Но это чрезвычайно ошибочный подход, поскольку он может создать впечатление, будто у других стран, таких как Россия и Китай, нет имперских целей. Шаги России, которая постепенно повышает свое влияние в исламском мире, от Сирии до Ливии, от республик Средней Азии до Крыма, конечно, обусловлены ее империалистическими целями. Аналогичным образом и Китай, протягиваясь вглубь Африки, стремится создать и защитить свою зону интересов.

Хотя Дональд Трамп, который 20 января официально приступит к своим обязанностям в качестве 45-го президента США, известен своими теплыми сигналами в адрес России, во всех регионах, где США имеют влияние, он столкнется с сапогами российских солдат. Продолжится ли эта демонстрация дружбы, которая имеет место до официального вступления Трампа в должность президента, когда речь зайдет об интересах его страны, мы все увидим.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042409


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042395

В Ливии Россия делает ставку на маршала Хафтара

Тьерри Порт (Thierry Portes), Le Figaro, Франция

В то время как правительство национального единства впало в агонию военный лидер востока страны начал противостояние с Триполи. Официальное подтверждение военного альянса ливийского маршала Халифы Хафтара и России становится плохой новостью для Запада (тот никак не может определиться со стратегией в стране) и противников нового ливийского лидера, начиная с исламистов, которые удерживают Триполи и окрестности города. Новый альянс был обозначен прошедшим в пятницу визитом Хафтара на российский авианосец «Адмирал Кузнецов», который проходил через международные воды у Тобрука на пути из Сирии. Были развешены российские и ливийские флаги, звучали гимны, шли парадом войска и летали самолеты. Затем по видеосвязи состоялась беседа Халифы Хафтара с министром обороны России Сергеем Шойгу. Если отбросить символизм, как утверждают источники, россияне взяли на себя обязательство отправить своих представителей на две базы в Киренаике (у Бенгази и Тобрука) для подготовки армии Хафтара. Что касается оружия, если даже оно и было обещано, с его поставками все не так просто: международное эмбарго действует с революции 2011 года, которая привела к свержению Муаммара Каддафи. Тогда французы и британцы при поддержке американцев внесли вклад в поражение войск диктатора, но не смогли справиться с воцарившимся в Ливии хаосом.

Борьба с исламистами

Поддерживаемое западом правительство национального единства (оно было призвано встать над враждующими силами Тобрука и Триполи) сегодня находится в агонии, без ресурсов и армии. Маршал Хафтар укрепил контроль над востоком страны (Киренаика), тогда как основные месторождения нефти находятся у Сирта. Добыча набрала обороты, и в Центробанк поступают средства. Тем не менее, они частично заблокированы, идут лишь на зарплату чиновников и не предоставляют никакой свободы для маневра правительству национального единства и исламистам, которые зажаты в Триполи без денег (а зачастую и без электричества).

Очень вовремя поставив на маршала Хафтара, Россия (она ощущала себя обманутой после победы Запада над Муаммаром Каддафи) возвращается в Ливию через парадный вход. Хафтар побывал в Москве летом, а затем еще дважды осенью прошлого года. Он пошел по тому же пути, что и его египетский покровитель ас-Сиси, который тоже начал сближение с Россией. По старой логике (борьба с исламистами), которая предоставляет Москве четкую и привлекательную стратегию. Ведь экстремисты сначала закрепились в Восточном Средиземноморье на фоне сирийского конфликта, а теперь пускают корни в Центральном. Министр иностранных дел Мальты, которая сейчас председательствует в Евросоюзе, Джордж Велла (George Vella) недавно напомнил, что «Россия всегда хотела иметь базы в Средиземноморье». Кроме того, он выразил беспокойство по поводу возможного наступления войск маршала Хафтара на Триполитанию: «Это может стать катастрофой, которая вызовет гражданскую войну и еще больший поток беженцев из Ливии» в Европу. Сегодня маршал Хафтар находится в позиции силы в Ливии. Бывший глава муниципального революционного совета Бенгази Джамаль Беннур (теперь он участвует в ливийской игре из Туниса) описывает его стратегию следующим образом: «Армию может создать только он, и с этого следует начать до формирования политических рамок. Со сторонниками Каддафи можно договориться, потому что исламисты — общий враг. С правительствами и парламентами можно не считаться, потому что значение имеют только Хафтар и племена. Триполи скоро развалится».

Разобщенные группы

На востоке племена Киренаики сплотились вокруг Хафтара, который сам относится к западному племени ферджани. Кроме того, его поддерживают варфалла и вершефана (они были на стороне Каддафи) из Триполи и его окрестностей и зинтан (выступали за революцию) из гор Нафуса у границы с Тунисом. Сторонники Хафтара в Триполи могли бы попытаться взять власть в Триполи без прибытия его армии из Бенгази. Дело в том, что расположенная между двумя городами Мисрата становится препятствием на пути планов Хафтара. Именно ее вооруженные группы нанесли поражение ДАИШ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) в Сирте при поддержке американских и британских консультантов. Некоторые из влиятельных местных отрядов и деятелей могли бы попытаться выйти из этой связанной с «Братьями-мусульманами» (группировка запрещена в РФ — прим.ред.) салафитской среды. Но такой шаг вовсе не означает их быстрого присоединения к армии маршала.

В любом случае, с помощью Хафтара Россия, имеющей немалый интерес к нефтяным месторождениям Сирта, по меньшей мере прикрыла тылы и без больших затрат вернулась в игру в Ливии, которая является лишь частью путинской стратегии на Ближнем Востоке. Как бы то ни было, Запад еще отнюдь не выбыл из борьбы. Французские военные поддерживают Бенгази, а у британцев и американцев есть связи в Мисрате. Итальянцы в свою очередь говорят о восстановлении работы дипломатической миссии в Триполи. США же занимают осторожную позицию после убийства их посла в Бенгази в 2012 году. Остается понять, склонит ли Дональд Трамп чашу ливийских весов или же позволит России вести свою игру.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042395


Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 18 января 2017 > № 2045711

Ливийский маршал на борту авианосца «Адмирал Кузнецов»

Александр КУЗНЕЦОВ

Как сообщал департамент информации Минобороны России, 12 января командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Белкасим Хафтар посетил российский авианосец «Адмирал Кузнецов», проходивший около берегов Киренаики (восточной Ливии). Хафтара приветствовали старший в походе вице-адмирал Виктор Соколов, командование и экипаж корабля, после чего состоялась видеоконференция ливийского военачальника с министром обороны Сергеем Шойгу, «в ходе которой были обсуждены актуальные вопросы борьбы с международными террористическими группировками на Ближнем Востоке». В завершение Хафтару была передана «партия медицинских препаратов первой необходимости для ливийских военнослужащих и мирного населения».

Информация о посещении 74-летним ливийским маршалом российского авианосца не осталась незамеченной на Западе. Так, министр иностранных дел Мальты Джордж Велла заявил, что поддержка Москвой Хафтара может быть «разрушительной» - спровоцировать гражданскую войну и поток беженцев в сторону Европы. Комментируя подобные заявления, необходимо подчеркнуть, что гражданская война в Ливии идёт шестой год. Всё, что можно там было разрушить, Запад, инспирировавший свержение Муаммара Каддафи, уже разрушил. Жертвами ливийской войны стали более 50 тысяч человек. Хаос и анархия в стране спровоцировали исход многих ливийцев. В одном Тунисе сейчас проживает более миллиона беженцев из Ливии. Ливийцы вообще очень патриотичные люди. В бедуинских традициях любить свой дом, поэтому появление большого количества эмигрантов из Ливии – показатель крайнего неблагополучия в стране. Те, кто могли и хотели покинуть Ливию, уже сделали это. Объединение же страны под властью сильного лидера привело бы не к дальнейшему исходу населения, а к возвращению тех, кто бежал от разбоя вооружённых группировок.

В 1981-1987 годах полковник Халифа Хафтар, получивший военное образование в СССР, командовал ливийским военным контингентом в Чаде. В 1987 году сдался в плен чадским и французским военным. Позднее попросил политического убежища в США. Так что для Запада этот человек не является неизвестным. В войне с правительством Каддафи в 2011 году участия не принимал и вернулся в Ливию после ее окончания.

Впервые имя Хафтара громко прозвучало в ливийской политике в апреле 2014 года. Это совпало с фактическим расколом страны. В Киренаике в это время утвердился новый законно избранный ливийский парламент – Палата представителей, заседающая в Тобруке. В то же время исламисты, захватившие контроль над страной после свержения Каддафи, отказались признавать результаты выборов и создали в Триполи при поддержке Катара альтернативный парламент и правительство – Всеобщий народный конгресс (ВНК). Затем при посредничестве ООН в апреле 2016 года в Триполи было сформировано Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с бизнесменом Фаезом Сараджем, но оно никого не контролирует и не в силах справиться с террором джихадистских группировок в Триполитании (западной Ливии).

Халифа Хафтар, получивший в тобрукском правительстве пост министра обороны, создал Ливийскую национальную армию (ЛНА) и приступил к собиранию ливийских территорий. В 2015 году он успешно выбил радикальных исламистов из второго по величине города страны Бенгази, а в 2016 году продолжил победоносный марш на запад. 16 сентября прошлого года его войска освободили порты и терминалы «нефтяного полумесяца»: Рас Лануф, Сидру, Зуэйтину и Брегу. Эти порты долгое время находились под контролем «нефтяной гвардии» Ибрагима Джадрана, а доходы от нефти получало не ливийское государство, а племенные ополчения. 16 декабря 2016 года маршал заявил о том, что его войска обязаны занять Триполи для того, чтобы прекратить «издевательства над ливийцами и покушения на их жизнь и достоинство». Заявление было сделано после того, как была обнародована видеозапись изнасилования ливийской женщины боевиками-джихадистами в Триполи. В комментарии указывалось, что подобные бесчинства стали в ливийской столице массовым явлением.

В 2016 году маршал Хафтар дважды побывал в Москве; в июне он встречался с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и министром обороны Сергеем Шойгу, в ноябре - с Шойгу и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. По сообщениям СМИ, в Москве Хафтар вёл переговоры о поставках вооружений правительству в Тобруке. Российская сторона пока не дала окончательного ответа, учитывая, в частности, что спецпредставитель ООН по ливийскому урегулированию М.Коблер крайне негативно реагирует на любые попытки признания правительства Халифы Хафтара и Акиллы Салеха (председателя парламента в Тобруке). М.Коблер делает ставку исключительно на ПНЕ Ф.Сараджа. Последнее, правда, неспособно навести порядок даже в столице. Об этом свидетельствуют как криминогенная обстановка в Триполи, так и волна боёв, прокатившихся в городе в первую половину декабря. В вооружённых стычках участвовали сторонники ПНЕ, боевики лидера ливийских «Братьев-мусульман» Халифы Гвейли и отряды бывшего лидера местной «Аль-Каиды» Абдельхакима Бельхаджа (Бельхадж - один из богатейших бизнесменов Ливии, прикарманивший крупнейший аэропорт и не собирающийся с ним расставаться).

Посещение маршалом Хафтаром российского авианосца стало для правительства в Тобруке важным положительным сигналом. Халифа Хафтар продемонстрировал своим противникам - исламистам из Всеобщего национального конгресса (ВНК) в Триполи и представителям могущественного клана Мисураты уровень своей международной поддержки. Москва же обозначила своё влияние на ситуацию в Ливии и свои приоритеты. Ни одна из стран НАТО, действующих в Ливии, таким влиянием не располагает. Французские и итальянские корабли, которые находятся у берегов Ливии, участвуя в операции по противодействию незаконной миграции, в ливийские территориальные воды входить не рискуют.

Объединительные усилия Х.Хафтара в Ливии поддерживает не только Россия. Серьёзную помощь маршалу оказывает соседний Египет, заинтересованный в обеспечении безопасности своих западных рубежей. Известно, например, что до недавнего времени самолёты ВВС Хафтара пилотировались египетскими лётчиками. Финансируют египетскую военную помощь правительству в Тобруке Объединенные Арабские Эмираты. Положительно к усилиям Халифы Хафтара относится в последнее время и Франция, обеспокоенная проникновением ливийских террористов и оружия из разграбленных арсеналов Каддафи в бывшие французские колонии в Западной Африке.

Гражданская война в Ливии обескровила эту в прошлом богатую страну. Ливийцы, когда-то гордившиеся своим патриотизмом и домоседством, стали народом диаспоры. Крайне негативно сказался ливийский конфликт и на соседних африканских странах. Достаточно вспомнить события 2012 года в Мали, связанные с мятежом туарегов, чем тотчас же воспользовались местные исламисты. Поэтому усилия по объединению страны можно только приветствовать, но одному, даже сильному лидеру, выполнить эту задачу не под силу, учитывая племенной характер ливийского общества. Для оздоровления обстановки в Ливии необходимо согласие основных племён и кланов, примирение бывших сторонников Каддафи и их противников. Некоторую надежду внушает освобождение в июле прошлого года из ливийской тюрьмы Сейф аль-Ислама Каддафи, рассматриваемое некоторыми знатоками ливийской жизни как возможность прорыва в межплеменном примирении.

Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 18 января 2017 > № 2045711


Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 января 2017 > № 2044314

Военные новости: Эрик Принс бомбит Ливию?

Илья Плеханов, ИноСМИ, Россия

Ресурс Intelligence Online опубликовал материал о наемных пилотах, вероятно работающих на Эрика Принса, основателя и бывшего главы известной частной военной компании (ЧВК) Blackwater. Пилоты вылетают с базы Аль-Хадим и пилотируют самолеты AT-802. AT-802 — это сельскохозяйственный самолет начала 90-х годов, производства американской компании Air Tractor («Воздушный трактор»), созданный для распыления удобрений и ядохимикатов, но есть и модификация AT-802U от 2009 года. AT-802U — это легкий штурмовик. Используется ВВС Колумбии и ОАЭ.

Сегодня ОАЭ поддерживают генерала Халифу Хафтара. Хафтар — интересная фигура. Родился в 1943-м году, выпускник Военной академии Бенгази, проходил обучение в СССР и Египте, говорит на русском языке, участвовал в перевороте, который привел к власти Муаммара Каддафи. В 1973 году во время войны с Израилем командовал ливийскими подразделениями, оказывавшими поддержку Египту. Участвовал в чадско-ливийском конфликте и попал в плен. После этого Каддафи отрекся от Хафтара, что сильно повлияло на отношения между ними. При поддержке ЦРУ Хафтар сбежал из плена и перебрался в Заир, в Кению, и, наконец, в США. Жил там почти 20 лет, получил американское гражданство. В 2011 году Хафтар возвратился в Ливию и принял участие в войне.

После многих лет политического и военного лавирования в хаосе ливийских событий, после пережитых покушений, Хафтар в апреле 2016 года в ходе кампании по возвращению в армию бывших офицеров Каддафи стал главнокомандующим национальной армии, которую его противники, впрочем, называют очередной личной группировкой. Халифа Хафтар до недавнего времени пользовался поддержкой США, но после отказа признать созданное в марте прошлого года правительство национального согласия американские друзья к нему сильно охладели. Хафтар сегодня поддерживает парламент в Тобруке, а сам базируется в районе Бенгази и периодически ведет боевые действия как против исламистов, так и против группировок, связанных с Триполи.

Генерал бывает в Москве и ведет переговоры с Россией о поддержке и поставках вооружений, а также пользуется помощью Египта и ОАЭ.

Впервые эмиратский AT-802 был замечен на неопознанной базе в Ливии еще в июне 2015 года. В ноябре 2016 года «Революционный совет шуры Бенгази», радикальная исламистская группировка, связанная с «Аль-Каидой», опубликовала видеоролик, на котором AT-802 ОАЭ наносит удары с воздуха в поддержку сил генерала Хафтара.

Эрик Принс переехал в Абу-Даби в 2010 году, основав компанию Reflex Responses Company (R2), которая в 2011 году получила от ОАЭ контракт на создание иностранного наемного легиона, призванного заниматься контртеррористической деятельностью и обеспечением внутренней безопасности. И хотя сейчас Принс работает на китайских инвесторов, его связи с ОАЭ остаются тесными. По собственным данным ресурса War Is Boring, пилоты, бомбящие с AT-802, являются наемниками и не арабами, и в целом наемные пилоты самолетов такого рода — это обычно американцы.

Ранее Принс уже рассматривал покупку сельскохозяйственных американских самолетов Thrush 510G для австрийской компании Airborne Technologies, в которой у него 25%-я доля. Самолеты, после серьезной модификации в Австрии, с наемными пилотами должны были использоваться в Африке для разведки и огневой поддержки частных военных компаний с воздуха. Принс хотел создать воздушный флот из 100-150 таких самолетов, но дело остановилось на модификации всего двух.

В 2013 и 2015 годах, по данным The Intercept, Принс лично не раз бывал в Ливии и предлагал в том числе и услуги по использованию самолетов и наемных пилотов своей компании.

Кстати, любопытный факт, что родная сестра Эрика Принса, политик и миллиардер Элизабет «Бетси» Девос, в ноябре была названа министром образования США в администрации избранного президента Дональда Трампа.

В 2015-2016 годах много писали об американском наемном пилоте Фреде Шредере, который до контракта в Ливии шесть лет работал в Китае. Шредер пилотировал Mirage по контракту с катарской компанией и базировался под Бенгази.

Кроме возможных пилотов из компаний Принса, в небе Ливии летает множество других наемников. ВВС мятежников Libya Dawn Air Force (LDAF) обращалась в поисках наемных пилотов к украинским и иорданским компаниям, в июне 2016 года погиб португальский наемный пилот Mirage F1ED.

Пилоты молдавской Sky Prim Air со связями с компанией Oscar Jet из ОАЭ летают на транспортных самолетах в интересах правительства в Тобруке, в декабре в Рас-Лануф был замечен наемный пилот компании Cargo Air Company, которая как минимум занимается перевозкой грузов и людей в Ливии.

В 2016 году ресурс Middle East Eye опубликовал несколько материалов, в которых утверждает, что именно ВВС ОАЭ совершают боевые вылеты над Ливией, а в перехваченных ведущихся в том числе и на английском языке переговорах пилотов в небе Ливии помимо британского и американского акцентов слышны еще и французский и итальянский акценты.

После активных переговоров генерала Хафтара с Россией и визита на авианосец «Адмирал Кузнецов» у зарубежных комментаторов возникает вопрос, насколько скоро и будет ли услышана и русская речь в небе над Ливией.

Ливия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 января 2017 > № 2044314


Ливия > Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 января 2017 > № 2039469

Специальный посланник генсекретаря ООН в Ливии, глава Миссии ООН по поддержке в Ливии Мартин Коблер выразил уверенность в том, что ливийский народ в силах устранить внутренние разногласия, осуществить национальное примирение, восстановить безопасность и стабильность в стране, хотя для достижения этого потребуются "время и стратегическое терпение". Об этом он заявил в эксклюзивном интервью корр. Синьхуа в понедельник.

М. Коблер -- немецкий карьерный дипломат, до назначения спецпосланником генсекретаря ООН в Ливии в ноябре 2015 года он был спецпредставителем генсекретаря ООН в Ираке и Демократической Республике Конго.

По его словам, ситуация в Ливии в 2016 году не была благоприятной: хотя в борьбе с группировкой "Исламское государство" и другими экстремистскими силами были достигнуты заметные результаты, тем не менее политический процесс в этой стране находится в состоянии застоя, продолжается гражданская война.

М. Коблер отметил, что вызывает восхищение то, что ливийское правительство национального единства, созданное в соответствии с "Ливийским политическим соглашением", начало реализовывать политическую программу в минувшем году в столице Триполи, а вооруженные отряды правительства отбили оккупированный ИГ ключевой город Сирт.

М. Коблер заявил, что не полностью удовлетворен ситуацией в Ливии, но в борьбе с терроризмом действительно был достигнут ряд сдвигов. ИГ ранее занимало 240 км побережья залива Большой Сирт, "но это уже в прошлом".

Говоря о политическом процессе в Ливии, М. Коблер сообщил, что в конце 2015 года, когда представители разных политических групп Ливии подписали в Марокко "Ливийское политическое соглашение", он действительно почувствовал их стремление к достижению политического примирения, политического и общественного единства страны. Однако в процессе выполнения соглашения стало понятно, что часть групп по-прежнему открыто отказывается от участия в этом процессе и открыто бойкотирует его.

М. Коблер считает, что политический процесс должен быть всесторонним, включать представителей всех групп запада, востока и юга страны, поэтому Миссия ООН по поддержке в Ливии прилагает усилия для того, чтобы те группы, которые все еще не решились, занимают выжидательную позицию и бойкотируют его, участвовали в этом процессе.

По его словам, в настоящее время Ливия должна как можно скорее создать эффективные общественные структуры, чтобы удовлетворить основные потребности населения. Он призвал соответствующие стороны предпринять необходимые действия по улучшению жизненных условий населения и предоставлению ему основных социальных услуг.

После 2011 года, когда режим Муамара Каддафи был свергнут, в Ливии началась гражданская война, споры между разными группировками не прекращаются, политический процесс периодически приостанавливается, однако М. Коблер полон уверенности в будущем Ливии.

По его мнению, масштаб и сложность гражданской войны в Ливии нельзя сравнивать с сирийским конфликтом и другими странами этого региона. В Ливии есть некоторая возможность для контроля ситуации. Кроме того, Ливия -- богатое государство, обладающее значительными нефтяными запасами. У нее нет внешних займов, наоборот, ее валютный резерв превышает 50 млрд долларов США, в связи с этим будущее развитие государства не нуждается во внешних финансовых средствах и помощи.

М. Коблер подчеркнул, что хотя ИГ в минувшем году потерпела серьезное поражение, однако это не означает ее исчезновения -- группировка лишь потеряла полный контроль над некоторыми районами, однако рано еще давать отбой тревоги. Боевики ИГ по-прежнему действуют во многих районах Ливии, что создает угрозу для Ливии и ее сопредельных стран.

По его словам, борьба с терроризмом должна продолжаться, и хотя международное сообщество может предоставить содействие, Ливия несет за это главную ответственность. Дипломат выступает за создание единой ливийской армии, которая возьмет на себя ответственность за защиту территориальной безопасности и борьбу против терроризма.

М. Коблер отметил, что в прошлом году международное сообщество было беспрецедентно единогласно в отношении ливийской проблемы, признало "Ливийское политическое соглашение" основными рамками политического процесса, а также предоставляет помощь в борьбе с терроризмом и сдерживании нелегальной миграции. Мировое сообщество должно на основе уважения суверенитета, достоинства и права народа на самоопределение играть роль партнера и продолжать оказывать Ливии помощь, а не вмешиваться в ее внутренние дела.

М. Коблер подтвердил, что наиболее срочная задача для Ливии -- это достижение прорыва в политическом процессе. Палате представителей следует как можно скорее провести заседание, утвердить и реализовать "Ливийское политическое соглашение", а также уполномочить правительство национального единства ускорить процесс диалога и достижения национального примирения. --0

Ливия > Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 января 2017 > № 2039469


Россия. Ливия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 января 2017 > № 2039779

 Ливийский гость на «Адмирале Кузнецове»

Политика России на Ближнем Востоке приносит свои плоды

Роман Грабовский

За сообщениями из США, посвящёнными новому президенту этой страны, и перипетиями его предстоящей инаугурации, большинство россиян пропустило мимо ушей очень негромкую, но – очень важную новость. 14 января, по пути домой, авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» принял у себя на борту ливийского гостя, генерала Халифа Хафтара.

Почему это важно, и кто такой Халиф Хафтар?

Генерал Халиф Хафтар, офицер армии Муаммара Каддафи. Он не перешёл на сторону Запада, не ушёл в исламисты. С верными ему подразделениями, он удерживает часть территории Ливии, не признаёт прозападное, марионеточное правительство в Триполи. Генерал «подчиняется» правительству Ливии, сформированному в Тобруке (не признанное ООН). Почему я взял в кавычки слово «подчиняется»? Всё просто… правительство в Тобруке без генерала Хафтара ничего из себя не представляет.

Важен этот визит потому, что силы генерала Хафтара на данный момент контролируют 70% территории Ливии.

Там же, на борту «Адмирала Кузнецова» состоялся видео мост между генералом Хафтаром, и министром обороны РФ С.К. Шойгу. Думаю, уровень контактов понятен всем. Более того, в ноябре прошлого года, генерал Халиф Хафтар приезжал в Москву, где его принимали министр иностранных дел, и министр обороны.

Марионеточное правительство Ливии, пытается наладить отношения с генералом Хафтаром, но, он не считает прозападную власть в Триполи законной, и, при попытках войск марионеточного правительства проникнуть на подконтрольную ему территорию, без всяких сантиментов уничтожает их.

О чём же говорит визит генерала на российский корабль?

1. Россия не признаёт марионеточное, прозападное правительство в Триполи, и делает это открыто.

2. Россия проводит, и будет проводить независимую политику на Ближнем Востоке.

3. Крупные игроки в странах Ближнего Востока, благодаря поддержке РФ законного правительства Сирии, поняли, что Россия Путина не бросает союзников, как это делает Запад. К РФ появилось доверие.

4. Россия ставит на реальные силы, и поэтому добивается успеха.

Надеюсь, что в скором времени прозападное правительство Ливии сбежит к своим нанимателям. А силы, оставшиеся верными присяге, полностью возьмут под контроль многострадальную Ливию, при поддержке со стороны России.

Россия. Ливия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 января 2017 > № 2039779


США. Сингапур. Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 января 2017 > № 2033610

Immigration, ‘Peasant Cultures,” & The New Right-Wing Nationalists

Caleb Maupin

Global media is abuzz with talk of the “New Nationalism” that is sweeping the western world. US media talks specifically of the “Alt Right.” So, why is it that figures like Marine Le Pen, Donald Trump, Steve Bannon and Nigel Farrage on the rise? In a desperate attempt to explain it, some analysts have gone as far as to say that the new political shift is due to some sort of Russian conspiracy. The reason for the revival of right-wing populism and authoritarianism is in fact rooted in a deeper reality currently plaguing western politics.

Two well-known American pundits, Cenk Uygur and Ann Coulter, recently sat down for a debate at a conference called “Politicon” in Los Angeles. The exchange got heated as the two barbed back and forth about a variety of political issues.

Ann Coulter, the right-wing analyst who is also the daughter of the anti-Communist witch-hunter Jack Coulter, did her best to focus the conversation on the issue of immigration, which is part of her recent political makeover. Coulter’s career began during the late years of Clinton, and escalated under the Bush administration. The books that defined her career, with titles like “Slander”, “Treason” and “How to Talk to a Liberal” were neoconservative defenses of aggressive US foreign policy and free market capitalism. In the picture her earlier works painted of the United States, those who faced economic hardship were a bunch of lazy whiners who needed to go out and get a job, while US foreign policy was a benevolent form of international charity in which the Pentagon selflessly liberated people being oppressed by dictators and terrorists.

Coulter has had to re-invent herself in recent years. The base of the Republican Party, the suburban and rural white American working class, are no longer economically prosperous. They are increasingly isolationist in their views and do not approve of continued US meddling around the globe. With her nose to the ground, Coulter has shifted from the neocon narrative, in which America is perfect and dissidents are traitors, and has slowly evolved into a nationalist and right-wing populist along the lines of Britain’s Nigel Farrage.

The New Right & The Global Crisis

During the debate, Coulter went on a tirade against immigrants from both the Middle East and Latin America. She said “It’s simply a fact: we are bringing in peasant cultures.” She cited the fact that many Middle Eastern countries have primitive, medieval style legal systems. She cited the fact that many of the immigrant children from Central America had never seen a flushing toilet before.

The response of Cenk Uygur and his liberal audience was to boo and accuse Coulter of being “racist” and “bigoted.” Aside from holding her feet to the fire regarding her statements about nuclear weapons, Uygurs response was not very persuasive, especially to those within Coulter’s right-wing fan base. Those who admire Ann Coulter and voted for Donald Trump are impressed with the boldness of those who are “not politically correct” and break taboos of politeness and cultural sensitivity.

The facts that Coulter cited were in many ways accurate. Saudi Arabia, Qatar, Bahrain, Jordan, UAE and Oman do indeed have primitive legal systems. Many impoverished people in Central and South America do not have access to running to water. Criminal gangs plague Latin America, and terrorist and extremist groups like Al-Queda, ISIS or the Muslim Brotherhood have a lot of influence in the Middle East. All of this is true, though Coulter points it out in a rather crass and insensitive way.

The reality is that millions of people throughout the world, not only in Latin America and the Middle East, but also in Southeast Asia, the islands of the pacific, and many other places, simply cannot live in their homelands any longer, and are fleeing in big numbers. The occurrence is widely recognized as a global crisis of mass migration.

The liberals of Cenk Uygur’s ilk, and even some of the hard left “socialists” and “communists” celebrate mass migration like it is somehow a good thing. They talk about “the American dream” of “coming to a new land.” They shout slogans like “no one is illegal” and “we are all immigrants” with a big smile on their faces. While the political left rightly opposes bigotry and any further repression of immigrant workers, in the process, they ignore a very real humanitarian catastrophe which is shaking the planet. Corpses are discovered on a daily basis on the US border with Mexico. Many migrants have died attempting to cross the Mediterranean to Europe.

It should be no surprise that many working class people in the United States and Europe, who directly observe this inflow of impoverished workers, see a rise in violence, and are increasingly afraid of being killed in terrorist attacks, are rallying behind right-wingers like Trump, Farrage, and Coulter, who at least acknowledge that the problem exists, and claim to offer solutions to it.

Wall Street Oil Bankers & Primitive Regimes

The reason that anti-immigration politicians and activists are often called “racist” is because much of their rhetoric insinuates that those from foreign lands who travel to the west are inherently criminal, dirty, violent or somehow inferior to the westerners. This belief that some peoples are just naturally inferior to others is the textbook definition of racism. Though this kind of blatant racism was widely promoted and accepted by western capitalist powers at one time, it has now become largely unacceptable in public discourse, mainly as a result of the political upheavals which took place the 1960s and 70s.

If one can reject notions of racial supremacy, certain facts must still be addressed surrounding the issue of immigration and cultural diversity.

“Peasant Cultures,” the derogatory and disrespectful phrase used by Ann Coulter is not completely off the mark when describing the legal systems of certain parts of the Middle East. Saudi Arabia is certainly a “peasant culture,” or more accurately a “Bedouin culture.” The ruling elite still live in tents, and Saudi women are not legally permitted to drive cars. People are routinely beheaded and crucified for crimes like “sorcery” or “insulting the King.” More than 30% of the population are foreign born “guest workers,” who exist essentially as slaves. The setup of Saudi society is indeed barbarism, and many within Saudi Arabia, especially Shia Muslim oil workers who endure the horrors of this backward system on a daily basis, are the first to point this out.

Those who would attempt to dismiss the horrific, repressive nature of Saudi society as merely “a different culture” or a “different way of life” are completely disingenuous and should not be taken seriously. However, Saudi Arabia is not the natural outgrowth of Arab civilization. The borders of the Arab world were drawn in the Sykes-Picot Agreement, a secret treaty among western powers. The House of Saud was selected and propped up by the British empire for geo-strategic reasons.

In the 1940s, the Saudi Royal Family became fast friends of America’s financial elite. The Wall Street monopolists of Exxon-Mobile, many major politicians of both the Democratic and Republican Parties, are deeply tied to the Saudi regime. Saudi Arabia sells oil to American oil giants, and purchases a huge number of weapons from Pentagon contractors. Ronald Reagan’s administration made clear in 1981 that it would send troops to protect the regime “if there should be anything that resembled an internal revolution in Saudi Arabia.”

Like Saudi Arabia, the primitive regimes that repress women, torture, behead, and have absolutist monarchs across the Middle East region, are close allies of the United States government and the financial western monopolists. They sell oil to western corporations, and purchase weapons from US military contractors. Almost all of these regimes, be it Kuwait, Bahrain, or United Arab Emirates; nearly all of these primitive, barbaric monarchies are deeply involved in NATO backed efforts to topple the Syrian government. They also echo in Israeli officials fiery denunciations of the Islamic Republic of Iran as being somehow a threat to world peace.

Targeting the Modernizers, Halting Development

While the most savage and backward autocracies have been propped up by the USA, what regimes are targeted by the Pentagon and NATO? Iraq was led by the Baath Arab Socialist Party. Saddam Hussein was a secular leader, who vastly improved the conditions of women in his country, and also modernized and industrialized Iraq. The US invaded Iraq, destroyed the country’s infrastructure, and hung Saddam Hussein. What was once a stable, independent economy that was gradually becoming more modern and civilized, has been reduced to chaos.

The Syrian Arab Republic, currently in the crosshairs of the Pentagon and US funded “regime change” operations, is yet another independent, nationalist government. The Syrian Baathist government has worked with Russia and China to industrialize the country and bring in infrastructure, while at the same time modernizing the society. In Syria, Christians, Alawites, Druze, and Sunnis have lived together in peace for decades. Women in Syria have full constitutional equality. Many Syrian industrial workers are organized into unions that exercise collective bargaining power. Syria, unlike its Wall Street friendly Arab neighbors, is not a “peasant culture” but an impoverished country in a strategic region, led by independent patriotic forces that are desperately trying to modernize and develop.

After the Islamic Revolution of 1979, the leader of the revolution, Ayatollah Khomeni called forth a “construction Jihad.” Iranians were mobilized to build highways, airports, and other infrastructure. Unlike all the Emirates, Kingdoms, and US backed oil autocracies, Iran has contested elections in which “hardliners” and “moderates” compete for elected office. In Iran, the majority of those attending public universities are women. University education and healthcare is free to all citizens, and the society is tightly organized with the Basij organizations volunteering and enforcing the revolution on a local level.

US media fixates on portraying Bashar Assad as a dictator. They claim Syria’s elections are illegitimate, and that the ruling Baath Arab Socialist Party is corrupt. However, the King of Saudi Arabia makes no pretense of being democratically elected. Neither does the King of Jordan, the King of Bahrain, or those who rule Kuwait, the United Arab Emirates, and other US aligned regimes in the region. Syria does not conduct public floggings or beheading. Syria allows religious diversity.

Criticism of Iran and Syria can most certainly be made, but compared to the autocratic oil monarchies who are aligned with Wall Street and the Pentagon, they are very advanced in terms of human rights, the rule of law, and basic societal health. The Islamic REPUBLIC of Iran and the Syrian Arab REPUBLIC exist as “Republics” in a region full of Kingdoms, Emirates and Sultans who openly behead, torture, and deny basic human rights to their people. Yet it is these independent regimes, republics, with elections and leaders who pursue modernization that are targeted by the western capitalist powers and their allies, who simultaneously prop up and align with the most barbaric “peasant cultures.”

Furthermore, while liberals insist on being “politically correct” and just shout “Islamophobe” at anyone who dares say it, in addition to political backwardness, another issue that plagues the Middle East region is terrorism and violent extremism. But why is terrorism so prevalent in the Middle East?

The ideology embraced by ISIS, Al-Queda, Al-Nusra, and almost every other murderous terrorist organization in the Arab world is an extremist distortion of Sunni Islam called “Wahabbism.” Wahabbism is the state ideology, not of Iran or Syria, but of Saudi Arabia. Osama Bin Laden, said to be the mastermind behind the 9/11 attacks, comes from one of the most wealthy families in Saudi Arabia. The multi-billionaire Bin Laden family has a state enforced monopoly on construction within the Kingdom, and is extremely well connected. The previously redacted 28 pages of the 9/11 commission report, reveal all kinds of links between the government of Saudi Arabia, and Wahabbi terrorism.

Bahrain, Kuwait, the United Arab Emirates and the Hashemite Kingdom of Jordan are deeply involved in cooperating with Wahabbi terrorists and fanatics, some of whom are linked to Al-Queda, in an effort to topple the Syrian government. The majority of the hijackers who carried the 9/11 attacks were openly identified as being Saudi citizens.

Who Supports The Terrorists & Drug Dealers?

Barbaric, murderous terrorist groups certainly exist in the Arab world. However, these groups are linked to US backed regimes, and have been utilized by western countries to attack the independent states which are desperately trying to modernize. Starting in 1979, the USA spent over a decade funding Wahabbi terrorist groups as they fought to topple the secular People’s Democratic Party in Afghanistan. The United States currently cooperates with such organizations in its efforts to topple the Syrian government.

The political left mostly refuses to acknowledge the Wahabbi terrorism is a real problem in the Middle East. It screams about “Islamophobia” and holds parades to “welcome the refugees.” It cheers for the “Syrian Revolution” led by Wahabbi terrorists. When the right-wing makes bigoted, ignorant statements about the Arab peoples, or those who practice the Islamic faith, the left’s only response is a kind of semantic scolding. They scold the right for breaking taboos and saying certain things, but do not dig into the reality of the region or its history. This shrill tone and lack of any real depth or analysis allows the crass right-wing to create a racist caricature of all Muslims, Persians, and Arabs. The right-wing looks like it is being “bold” by acknowledging what the left refuses to permit any discussion of.The same can be said for Latin America. Guatemala, Honduras, and Mexico are a mess of poverty and criminal violence. Central American countries hold the world’s top murder rates. South of the US border, drug cartels and other criminal organizations engage in horrendous crimes that are horrifying to any rational person. These thugs and murderers operate near the US border, on both sides, and do horrendous things. Their activities have intensified in recent years, and the areas of the United States near the southern border have not been immune to their violence.

Pointing out this reality is not “racist” as the cowardly, non-ideological left screams at all who point it out. The victims of these monstrous criminals are primarily other people of Central American and Latino backgrounds, and they are the first to denounce these crimes, and point out the crisis. A wave of vigilante anti-drug groups have formed across Mexico to fight the drug cartels.But what is the roots of the drug related violence and chaos in this region? The infamous “School of the Americas” in the US State of Georgia trained many murderous thugs in the art of torture, assassination, and war crimes. Many of the “contras” funded by the United States in Nicaragua, and paramilitary groups propped in Colombia, were directly involved in the drug trade during the 1980s.Even today, the majority of the weapons used by the drug cartels in Mexico originate in the United States. Drug cartels in Mexico have, not only the kind of hunting rifles and hand guns that can be legally purchased in the USA, but also military grade assault rifles and other equipment that was somehow acquired from the US military. The United States trains the Mexican police forces and supplies them with weapons, when they have a reputation for being completely corrupt and bought off by the drug cartels in many areas.Guatemala has endured decades of violence. The roots of this chaos goes back to when the United States supported violent paramilitaries who slaughtered the indigenous peoples throughout the 1970s and 80s.

Honduras elected a socialist President, Manuel Zelaya who wanted to stabilize the country and sought independent economic development. The United States supported the military in toppling him in 2009 with a brutal military coup d’etat. Hillary Clinton discussed her support for the Honduran coup in her book “Hard Choices.” Since the independent socialist President Manuel Zelaya was overthrown, Honduras has been a mess of crime and poverty, and though the recent statistics are quibbled about, it is often listed as “murder capital of the world.”The new western right would like to present peoples of Latin-American decent as inherently criminal and inferior. The political left simply screams “racist” at anyone who dares point out the reality of poverty and criminal violence in the region. What is ignored is that the real problem of gang and drug violence in Central and South America is a result of international bankers trying to hold back development and secure a monopoly for themselves.While Mexico, Guatemala, and Honduras are a mess of violence, Nicaragua is a bastion of stability in Central America. The Sandinista government, which is routinely decried as a “dictatorship” in American media, has drastically reduced poverty, provided housing and education to the population. Just like in the Middle East, it is the independent, nationalist governments, like Nicaragua, Venezuela, Bolivia, and Ecuador that are targets of US intervention and destabilization. Like Wahabbi terrorism in the Middle East, the drug related violence and instability in Central and South America is something that has been imposed on Latin America.

The funding of paramilitaries and drug linked criminal organizations was part of US efforts in the 1980s to topple various Marxist governments in the region. While independent nationalist governments like the Sandinistas have tried to develop, build infrastructure, and modernize their countries, it is the west that has unleashed drugs and violence in an effort to hold back development.

Impoverishing, Not Developing The World

Why is it that children from so many countries around the world have never seen a flushing toilet? Is it because they are inherently “dirty” or inferior peoples as Coulter would have us believe? No. It is because Wall Street monopolists and bankers have held back development.

Nigeria is the top oil exporting country on the African continent. The oil rich Niger Delta Region is home to some of the most impoverished peoples on the planet. Photographs show the horrendous and primitive conditions lived in by these people. The ground the beaches they play on are often stained black with oil. Western corporations like British Petroleum and Royal Dutch Shell have made countless billions from the Niger Delta, but the people there live in extreme poverty.

Nigeria, the top oil exporting country in Africa is now facing a massive crisis of malnutrition according to the world food program.

Libya was once the top oil producing country on the African continent. The Islamic Socialist government of Moammar Gaddafi created Africa’s most efficient water system. Free University education was provided, and Libyans had a lifestyle that the envy of almost everyone else on the continent. Women in Libya held important roles in local levels of the government. It was the USA and NATO that toppled this independent nationalist government. Now, Libyans are fleeing their home country as refugees. The formerly prosperous country has been completely wrecked. Poverty has been forcibly imposed on the people of what was once the most prosperous African country.

What is worse, is that the same kind of controlled economic demolition imposed on Libya, Central America, and the Middle East is now taking place, to a much milder degree, within the borders of the United States.

The new low wage economic order is devastating places like Michigan, Pennsylvania, Ohio, and Wisconsin, states that were key in securing Trump’s victory. These places no longer have good paying industrial jobs, but instead have short term service sector employment. The rates of opiate overdoses, suicide, mental illness, crime and other societal ills spawned by a sudden drop in the standard of living are rising. In the last 8 years, the number of Americans applying for nutritional assistance has increased by 32%.

Silicon Valley, New York City, and some gentrified urban areas of the USA are seeing a new level of stability, but for the rustbelt it’s a very different story. Millions of people in the economically devastated areas voted for Donald Trump because he acknowledged these problems, while Clinton spoke of Obama’s presidency as being successful and promised more of the same.

Trump spoke about the suffering of millions of Americans. He blamed “international bankers” for wrecking the lives of America’s working people. Trump even went as far as to acknowledge the negative results of US foreign policy in Iraq and Syria, where terrorism has been strengthened. Trump dared to condemn Saudi Arabia. His rhetoric embraced the rising isolationist sentiments, which have increased on both the left and the right.

The New Nationalists Fill A Void

Trump’s right-wing nationalism filled a void among an entire strata of American society which is disgusted by the current conditions wrought by American capitalism. Due to the fact that the organized political left makes no solid appeal to the rustbelt working class, they are rallying behind Trump, who appeals to them as a savior. The crowds of protesters outside of Trump’s rallies offered no explanation for why millions of refugees and immigrants are pouring into the western countries, or how the crisis could be stopped. Many of the left-wing activists who protested Trump have openly supported the “regime change” operations in Libya and Syria which have unleashed terrorism and a wave of refugees into Europe. The only message the left has offered the Trump supporters is a nasty rebuke of “racist!”

The surprise victory of Donald Trump was not because millions of Americans were impressed with his program or proposed solutions. Trump’s proposals were rather fluid and inconsistent. Other than his plan for a big wall between the USA and Mexico, and to “bring back the jobs” he statements were often quite vague. Some of Trump’s economic agenda seemed populist and social-democratic, other parts of it seemed free market and neoliberal. Trump did emphasize support for policing agencies, and seemed to play into a disgust at “Black Lives Matter” protests among white Americans who sympathize with the police.

The rise of Trump, as well as the rise of various right-wing populist currents across western Europe is not the result of a Russian conspiracy. It is also not indicative of a pending mass genocide or the creation of a new Third Reich, as certain alarmist voices claim. The situation is this: Nations, countries, and communities all over the world are being impoverished and thrown into chaos by global capitalism. Working people’s lives are being destroyed in both the first and third worlds.

Stability is one of the most basic human needs. People need to feel in touch with the world around them. The lives of people in the western world once involved a higher level of stability and security than any other peoples in the world, but this has been swept away. The day to day insecurity and fears associated with short term, low wage employment, as well as the increased presence and over site of government surveillance and policing agencies is drastically changing the lifestyle of people in western countries. Multiculturalism is causing an increasing amount of ideological insecurity and confusion, with many becoming increasing unsure of what is right and wrong, and looking desperately for purpose in their lives. This is all compounded by the fear of terrorism and crime, which is visibly increasing.

The political left allows no real discussion of these issues, and sticks to abstract slogans against “racism.” To millions of people in the west, the left has become synonymous with the political establishment, which holds no answer to the crisis. To millions, “socialism” is no longer a call for a new political system in which society controls and plans the economy, but instead has become a euphemism for expanding social welfare programs. Many confused Americans will say things like “the USA is half socialist already.”

The left has exists in a kind of “movementist” vacuum where slogans and protest chants take the place of substantive analysis or proposals. The left does not explain that mass migration, drug gangs and Wahabbi terrorism is caused by the international financial order. The left does not offer radical proposals about how improve the lives of working people in the western countries. The left does not expose the criminal nature of US foreign policy, and often cheers on State Department “revolutions” across the planet. While the far-right embraces a bombastic and radical sounding tone filled with anger and demanding change, leftist political rallies often sound like a kind of group therapy involving “safe spaces” and “self-care.”

As a result the newly remolded right-wing, which offers a watered down version of 20th century right-wing nationalism and populism, is providing a worldview and program for moving forward. The far-right is stepping up to the plate, giving voice to peoples anger, as bigoted as it may be, and offering its own solutions, as flawed as they are. In western political discourse, the far-right wing is almost the only radical sounding alternative to the status quo that delivers a coherent message, and acknowledges the problems that are radicalizing and politicizing people.

The new nationalist right-wing is in ascendancy for one reason: disaffected people who want solutions will only turn to those who actually claim to offer them.

США. Сингапур. Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 12 января 2017 > № 2033610


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter