Всего новостей: 2300549, выбрано 492 за 0.270 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390418

Молодой врач: треть моих коллег эмигрировала

Delfi.lt, Литва

В последнее время в общественном пространстве все громче бьют в набат: множество молодых людей эмигрирует. Особенно большое беспокойство вызывают врачи, однако на самом ли деле уезжают все молодые и наиболее перспективные специалисты? Немалая их часть реализует себя в Литве и признается, что видит здесь перспективы.

Глава службы Дежурных врачей Центральной поликлиники Вильнюса, семейный врач Валдас Казловский не скрывает, что было время, когда и он думал об эмиграции. «Конечно, привлекали в 10 раз большие зарплаты, иная система здравоохранения. Но намного больше вещей меня останавливали, чем заставляли все бросить и паковать чемоданы, — рассказал молодой врач. — Во-первых, чтобы уехать жить и работать в другую страну, нужно неплохо владеть языком той страны. Для совершенствования языковых навыков нужны инвестиции, самые большие — время. А времени у врачей как раз больше всего не хватает. Второй момент, который не позволил мне уехать — семья, друзья. Кроме того, зарплата, которую я получаю в Литве, хоть в Европе и считается небольшой, по сравнению со средними зарплатами у нас, немаленькая».

На вопрос, есть ли в числе его коллег и сокурсников те, кто уехал, Казловский ответил: «Примерно треть моих однокурсников эмигрировала. Часть из них уехала еще во время учебы, другие — во время резидентуры. Треть — позже, после получения диплома. Причины эмиграции — разные. Одни уехали ради больших зарплат, другие, чтобы учиться в докторантуре».

По его словам, после встреч с ними можно сделать вывод, что солнце там ярче не светит. «Да, однокурсники, коллеги радуются своей полностью независимой в плане финансов жизни, но большая их часть не чувствует себя счастливыми. Почему? В другой стране они чувствуют себя чужими, скучают по близким, по стенам родного дома. Мир становится глобальнее, но культурные различия между странами очевидны».

Казловский сказал, что полностью себя реализует в Литве. «Почему я выбрал работу в этой поликлинике? Ну, она моя с детских лет. Я ходил сюда, здесь лечился, когда был ребенком. Вот и один из мотивов — сентиментальность, — сказал молодой врач. — Я здесь работаю уже пять лет. Я не мечусь и не ищу другие возможности, поскольку это одна из самых инновационных поликлиник города. Здесь интересно работать, есть возможность совершенствоваться, высокий уровень культуры, а это влияет и на качество услуг».

По словам Казловского, зарплаты во всех поликлиниках столицы примерно одинаковые, поэтому нет смысла кочевать из одной в другую. Не побуждает к смене рабочего места и коллектив, круг знакомых пациентов. Ведь к людям привыкаешь. «И наконец, здесь меня ценят как работника. Мой прогресс заметен и ощутим. Поэтому все поощрения со стороны администрации еще больше мотивируют остаться и продолжать работу, совершенствоваться», — сказал молодой врач.

С коллегой согласна врач, работающая в сфере абдоминальной хирургии, заведующая отделением хирургических консультаций Центральной поликлиники Виктория Жукаускене. По ее словам, когда-то об эмиграции думала и она. «Я была вынуждена думать об эмиграции, поскольку в последние годы учебы об этом думали все. Почему? Ну, поступить в резидентуру, туда, куда ты хочешь, а еще и на бесплатное место не так просто. Конкурсы очень большие, — рассказала врач. — Естественно, что большая часть однокурсников думала об эмиграции, чтобы продолжать учебу и работу за границей. Тем более, что в некоторых странах Европы обучение бесплатное, а зарплата не такая уж и маленькая. Большая часть друзей не только думала об этом, но и готовилась — они изучали языки, совершенствовали уровень владения ими, ходили на разные курсы. Я только думала и заверяла себя, что поступлю в резидентуру, туда, куда хочу. И мне удалось».

Врач рассказала, что в университете изучала немецкий язык. 80% ее одногруппников уехали в Германию. Никто из них не вернулся. Но возможно есть те, кто хотел бы вернуться. «Во-первых, там учиться надо дольше. Некоторые однокурсники еще не окончили учебу, поэтому не могут вернуться. Кроме того, когда долго учишься и работаешь в другой стране даже самые большие патриоты пускают корни. Особенно если появляется вторая половина не из Литвы, если появляется семья, родятся дети», — прибавила Жукаускене. Она рада, что нашла работу в Литве, она полностью реализует себя как специалист. В Центральной поликлинике она работает год и не жалеет добрых слов о своем рабочем месте.

«Мне здесь очень нравится. Прекрасный дружный коллектив, отличные руководители, но больше всего мотивирует то, что поликлиника очень активна, современна, открыта для новшеств. Здесь есть возможность совершенствоваться, и это важно».

Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390418


Литва > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 21 октября 2017 > № 2385147

Литовцев умоляют вернуться домой

Работающие в Литве компании зарубежного капитала приглашают эмигрантов вернуться домой и всю информацию о вакансиях будут выкладывать на новом информационном портале workinlithuania.lt. На нем будут представлены аргументы в пользу возвращения в Литву и информация, в которой нуждаются эмигранты, которые решили вернуться на родину.

«Генезис проблемы прост: с одной стороны мы чувствуем, что эмигранты-специалисты хотят вернуться домой и делать международную карьеру, с другой, — желание зарубежных инвесторов расширяться и постоянная нехватка высококвалифицированных специалистов. До сих пор не было информационной системы, решающей эту проблему. Портал талантов станет тем мостом, который соединит две стороны, одна из которых заинтересована в хорошей зарплате и конкурентном рабочем месте, а другая в быстром расширении», — сказал гендиректор «Инвестируй в Литве» Мантас Катинас.

Сейчас на портале появились вакансии, предложенные 30 действующими в Литве компаниями зарубежного капитала, однако их станет больше. На портале также будет информация об условиях жизни в Литве и вся необходимая информация для переезда. Это будет актуально и для иностранцев, которые будут приезжать работать в Литву, пишет литовский Delfi.

«В Литве растет число зарубежных компаний, поэтому эмигранты могут найти здесь возможность делать карьеру в международной компании быстрее, чем в крупных мировых бизнес-центрах — Нью-Йорке, Франкфурте или Лондоне», — сказал советник главы правительства Литвы Лукас Савицкас.

В Центре глобальных услуг Danske Bank 10% работников учились в зарубежных вузах. Это больше 70 молодых специалистов, которые вернулись в Литву из-за границы. «Они получили качественное образование на Западе и не сомневались в перспективах совершенствования, профессиональных вызовах и качестве жизни в Литве.

Старт проекта Work in Lithuania поможет нам привлечь таких специалистов из-за рубежа», — сказал представитель Центра глобальных услуг Danske Bank Андрюс Радишаускас. Планируется организовать мероприятия в крупных центрах эмиграции в Европе и представить портал и возможность возвращения в Литву живущим там гражданам нашей страны.

Литва > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 21 октября 2017 > № 2385147


Литва > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > inosmi.ru, 5 октября 2017 > № 2339584

Эмигрант вернулся в Литву через 10 лет: это какое-то недоразумение

Миндаугас Яцкявичюс, Delfi.lt, Литва

После 10 лет, проведенных в эмиграции, 38-летний Миндаугас Комскис пытается вернуться в Литву. Эмигрант, который начал в Литве заниматься бизнесом, не скрывает: нелегко, а происходящее в Литве он называет «каким-то недоразумением». Первые его шаги в Литве сопровождает стресс, о котором, живя в Лондоне, он совсем забыл.

«Жена хочет жить в Вильнюсе, у нас четырехмесячный сын, есть вызовы — дом недостроен, если меня здесь нет, магазин может зачахнуть. Это нелегкий период», — признал Комскис. 1,5 года назад в вильнюсской галерее он открыл магазин. В нем можно найти эксклюзивные краски и обои. Комскис торгует продукцией известных британских брендов. Рядом с магазином у него есть компания, которая занимается экспортом литовских окон в Великобританию.

Комскис сказал, что семья уже обосновалась в Литве, а он пока курсирует между Вильнюсом и Лондоном. Почему краски и обои? Во время учебы Комскис был в США, работал в ресторане и красил деревянные дома. В Клайпедском университете Комскис изучал режиссуру, мечтал стать театральным дизайнером по краскам. Но из университета его отчислили, тогда он и уехал в Великобританию. «У меня были слишком большие требования. Там для меня был слишком низкий уровень», — объяснил он причину, по которой его отчислили из университета.

В Великобритании он работал сантехником, барменом, а потом стал заниматься реставрацией: он менял интерьер в домах, планировку, систему отопления. Во время этой работы он столкнулся с продукцией престижного и дорогого бренда. В Лондоне он изучал художественную фотографию. В кризисный 2009 год у начинающих фотографов не было работы, но ему удалось предложить свои услуги британскому изданию. «Потому что фотография — это ложь», — ответил собеседник на вопрос, почему отказался от карьеры фотографа. Сегодня он занимается фотографией редко.

Свою будущую супругу Миндаугас встретил в Литве. «Рано или поздно я хотел связать свою жизнь с Литвой, не хотел жить в другой стране. Поэтому и жена у меня литовка. Что пора возвращаться, я понял перед рождением сына, оценил все моменты — у себя на родине можно добиться большего, чем в эмиграции. Уехать было легче, чем вернуться», — сказал собеседник.

Какое чувство охватило, когда спустя 10 лет возвращаешься в Литву? «Знакомые люди открытые и искренние, но если посмотреть на то, что происходит в Литве — какое-то недоразумение, дисбаланс. Это и недоразумение, связанное с ценностью денег, недоразумение со своей ценностью. Кажется, что каждый день происходит грабеж — все берут столько денег, сколько хотят, кажется, конца этому нет. Есть простые люди, которые живут, они не жадные, но, кажутся, глупыми. Иногда смотришь на стоимость продукта и не понимаешь, откуда, потом видишь — морковь или картофель выращены фермером, они стоят недорого, но это то, за счет чего фермер зарабатывает», — сказал Комскис.

По его мнению, многие люди в Литве хотят показать себя, но у них нет связи с землей — не понимают, откуда и что берется. В Лондоне у Комскиса была удобная и качественная жизнь. Там он ценил адекватность цен и качество продуктов. «Когда я сюда вернулся, все перевернулось с ног на голову, у меня постоянно болит желудок, выбор продуктов — мясо и только мясо, котлеты и соусы, кажется, что на кухне армия, где роботов научили готовить и есть одно и то же», — жалуется Комскис. В Великобритании он покупал продукты, которые не поощряют массовую продукцию, здесь в Литве они стоят бешеных денег.

По словам собеседника, шок бывает и тогда, когда гостей из-за границы ведешь в ресторан — литовской кухне нечем гордиться, это не Испания, которая славится своими традициями в этой сфере. «Меня также шокирует, что в Литве все пьют много кофе. Я езжу по Литве, останавливаюсь на заправке в деревне, стоит аппарат, рядом очередь из 4-6 сельчан, люди добавляют сироп, специи. Это показывает их уровень необразованности. Другой кошмар — приходишь в любой торговый центр, а купить нечего. Вокруг одни чипсы, конфеты, печенье, что касается печенья, нет такого, которое без вредных добавок», — удивляется Комскис.

«Я в большом стрессе, когда я жил в Лондоне, никакого стресса не было. Было постоянство, вокруг люди улыбались. Конечно, у меня есть руки, ноги, я могу о себе позаботиться, но я говорю о людях, которые уезжают, не найдя лучшей жизни», — признал Комскис, отметив, что возвращение в Литву нельзя назвать легким. Несмотря на то, что и начало бизнеса нелегкое дело, он верит в успех и намерен продолжить работу. «Я мог бы привозить сюда краску экономического класса, люди шли бы толпами, и опять все красили бы лишь бы как, для меня важно — лучше меньше, но лучше. Тогда знаешь, что поступаешь правильно», — поделился он своей жизненной философией.

По словам Комскиса, не надо думать, что разбогатеть можно за один день. Он считает, что в Литве люди не думают о будущем. К примеру, в Париже в булочной работают целые поколения одной семьи: если будешь делать что-то плохо, к тебе не пойдут и придется закрыть дело. В Литве нет такой культуры.

«Я думаю, что в Литве низший класс ненормально эксплуатируется, его не включают в общество, с ним не считаются, с такими зарплатами люди немного могут себе позволить. Такой человек покупает в магазине самые плохие продукты, приходит домой, смотрит телевизор, ну еще покупает кофе за 3 евро. Даже в Хакли самый лучший кофе не такой, там кофе стоит 1,80 фунта стерлингов», — удивлялся Комскис соотношению литовских цен и зарплат. «Вернуться сюда нелегко. Пока все уходит из кармана, в карман ничего не попадает, не удивительно, что часть вернувшихся потом уезжает назад. Моя старшая сестра живет в Норвегии и радуется жизни — сказала, там ей спокойно, может вернется только на пенсии. Здесь ей не хватало покоя — все время бегала и ничего не могла заработать», — сказал Комскис, который до эмиграции жил в Таураге.

Литва > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > inosmi.ru, 5 октября 2017 > № 2339584


Литва. Польша > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332675

Почти как русские

Как Литва пытается интегрировать поляков.

Александра Глухих-Полещук, Delfi.lt, Литва

В свое время Литва стала единственной страной Балтии, утвердившей нулевой вариант предоставления гражданства своим жителям. Это избавило страну от проблем с нацменьшинствами — только место привычных для Латвии и Эстонии русскоязычных в Литве занимают поляки. Портал Delfi попробовал выяснить, в чем суть конфликта и насколько остро он стоит, а также почему литовские поляки смотрят российское телевидение и не спешат отдавать своих детей в литовские школы.

Поляки — крупнейшая община национальных меньшинств в Литве. По данным переписи населения 2011 года, поляки составляют 6,6% населения страны (примерно 200 тысяч человек). На втором месте русские — 5,8% от населения, при этом, в отличие от поляков русская община довольно быстро сокращается. Еще в 2001 году, по данным переписи, удельный вес русских в Литве был равен 6,3%, то есть на 0,5% больше, чем сейчас. Польская диаспора за упомянутое десятилетие утратила 0,1% своего представительства. Сокращение численности русских связывают с закрытием Игналинской АЭС (Висагинас — единственный город в Литве, где русское население преобладает в процентном соотношении — 52,2%).

Сила в единстве

Польская диаспора традиционно отличается высокой сплоченностью и организованностью. Причин здесь несколько: компактное расселение (большинство поляков проживают на востоке страны, а в Вильнюсском округе каждый четвертый житель — этнический поляк), исторический контекст (Виленский край с 1922 до 1939 года входил в состав Польши), географическая близость с Польшей (Варшава активно заявляет о своей готовности защищать права соплеменников за рубежом).

В отличие от русских Литвы, основная масса которых сосредоточена в трех городах страны (Вильнюс, Клайпеда и Висагинас), значительное количество поляков проживает в сельских регионах (особенно, в Вильнюсском крае), причем в некоторых они составляют абсолютное большинство населения и контролируют местные администрации. В Вильнюсе, где поляки составляют 16,5% населения, издается польская газета «Kurier Wileński», есть вещающая на польском радиостанция.

Поляки — единственная в Литве национальная община, интересы которой представлены в Сейме и органах самоуправлений. Политическая партия «Избирательная акция поляков Литвы — Союз христианских семей» имеет в нынешнем созыве литовского парламента фракцию из 8 человек (один из которых — в прошлом представитель «Русского альянса»), а лидер организации Вальдемар Томашевский в 2014 году второй раз подряд избрался депутатом Европарламента.

«Избирательная акция поляков Литвы — Союз христианских семей» активно работает и с русскоязычным электоратом. На парламентских выборах 2012 года поляки даже баллотировались в общем списке с клайпедской партией «Русский альянс» и сумели успешно преодолеть 5%-й барьер. То же самое произошло на выборах в 2016 году.

Закон о трех буквах

И поляки, и литовцы проживают на территории Литвы на протяжении многих веков, и несколько столетий Вильно был, преимущественно, польским и еврейским городом. Этнических литовцев до начала Второй мировой войны здесь было не более 3%. Тем не менее до сих пор некоторые ответы на «польские» вопросы не имеют однозначного ответа.

Еще в начале ХХ века в научном сообществе Литвы и Польши шли упорные дискуссии об этнической принадлежности населения Литвы. По одной из версии, которую продвигал историк германо-литовского происхождения Миколас Ремерис, литовских поляков нужно было рассматривать не как «поляков», а как «полонизированную часть автохтонного литовского населения». Эта трактовка и сейчас пользуется популярностью у многих национально-ориентированных политиков.

Формально в 2000 году Литва ратифицировала Рамочную конвенцию Совета Европы о правах национальных меньшинств, тем самым взяв на себя ряд обязательств по отношению к местным полякам и русским (см. справку). Внедрение стандартов Конвенции идет не совсем гладко, о чем свидетельствует и Третье мнение особого консультативного комитета Совета Европы от 2013 года. Так, например, вопрос о написании имен собственных обсуждается в Литве уже больше 10 лет.

Справка: Международный стандарт

Согласно Рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств, за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, должно признаваться право свободно и беспрепятственно пользоваться языком своего меньшинства устно и письменно в частной жизни и публично. В районах компактного проживания («исторически или в значительных количествах») язык меньшинства может использоваться в общении с властями. Государства, ратифицировавшие конвенцию, берут на себя обязательства расширить возможности для написания традиционных названий, названий улиц и иных топографических обозначений, предназначенных для общественного обозрения, на языке нацменьшинств. К «территориям компактного проживания нацменьшинств», по нормам литовского законодательства, причисляются Вильнюсский/Виленский район (доля поляков — 60%), Шальчининкский (80% поляков) и Висагинский/Игналинский (70% — русскоязычные).

Действующие в Литве правовые акты предусматривают, что имена и фамилии в документах граждан Литвы записываются только буквами литовского алфавита.

Польские политики Литвы и выступающая на их стороне Варшава не раз призывали официальный Вильнюс разрешить писать в документах польские имена и фамилии с использованием польского алфавита (буквы x, w, q). За последнее десятилетие в парламент Литвы минимум трижды вносились соответствующие законопроекты. Причем, обычно сразу в двух версиях — либеральной (с написанием оригинальной фамилии на основе букв латинского алфавита на основной странице паспорта) и консервативной (с написанием иностранной транскрипции только на дополнительном листе). Но окончательное решение так и не было принято. Сейчас на рассмотрении депутатов литовского Сейма находится очередной подобный законопроект. Его подачу инициировало правительство. Но легкой судьбы поправкам не обещают. Критики либерального написания имен и фамилий утверждают, что это принизит конституционный статус государственного литовского языка и что могут возникнуть затруднения при прочтении нелитовских фамилий.

Другой символический для литовских поляков вопрос — топонимы. Хотя Рамочная конвенция предусматривает право в местах компактного проживания меньшинств на установку «указателей традиционных местных названий, названий улиц и других топографических указателей» на родном языке, в 2008 году Вильнюсский административный суд распорядился убрать по всей стране названия улиц на польском и русском языках. До этого двойные таблички в районах компактного проживания нацменьшинств висели на протяжении 15 лет. Основанием для решения был Закон о госязыке, который предписывает, что все публичные надписи должны быть только на литовском языке.

Правило о моноязычных табличках касается даже табличек на частной собственности, установленных гражданами за свои деньги. Нарушение может караться штрафом до 350 евро. Широкий общественный резонанс получила история наказания главы Шальчининкского района Болеслава Дашкевича. Руководитель самоуправления, в котором 80% населения составляют этнические поляки, отказался снимать двуязычные указатели с частных домов против воли собственников жилья. За это решением суда ему был назначен штраф в размере 12,5 тысячи евро.

Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств в своем оценочном мнении указал, что запрет на двуязычные таблички не только нарушает конвенцию, но и «пренебрегает той важной символической ценностью для интеграции, которой служит подобное двуязычие для меньшинства» как знак того, что оно высоко ценится и приветствуется как часть общества.

Образование: по стопам Шадурскиса

Однако самым чувствительным вопросом для национальных меньшинств Польши все же остается вопрос образования. В Литве работают школы с русским, польским и белорусским языком обучения. До 2011 года страна проводила очень либеральную политику в отношении школ национальных меньшинств. Например, в отличие от Латвии и Эстонии здесь не применялся принцип языковых квот.

Сеть польских школ в Литве пережила интенсивное развитие в первые годы после восстановления независимости. Если в 1990 году число учащихся на польском потоке составляло примерно 11,5 тысяч человек, то в период с 1990 по 2000 год польские школы посещало ежегодно в среднем уже по 20-22 тысячи детей.

Но в 2011 году парламент Литвы утвердил новую редакцию Закона об образовании которая существенно ограничила присутствие языков нацменьшинств в учебной программе польских, русских и белорусских школ. Если в предыдущей редакции закона содержалось положение о праве на получение среднего образования (с 1 по 12 класс) на родном языке, то в новой редакции данного положения уже нет. Теперь учебные планы едины для всех школ. Исключение составляет родной язык в школах национальных меньшинств. Новый закон также уравнял нормативы комплектации классов для литовских и нелитовских школ. Из-за этого свыше десятка польских и русских школ оказались под угрозой реорганизации и даже закрытия. Тем не менее, формально ни одна школа пока закрыта не была.

Против реформы активно выступали организации нацменьшинств, представители самоуправлений, учебные заведения, родительские комитеты. Под призывом не принимать спорную редакцию Закона было собрано 60 000 подписей, люди выходили на пикеты, были отосланы письма в различные органы власти ЕС, включая Совет ЕС и Еврокомиссию. Но закон все равно вступил в силу. Новые программы образования начали внедрять с 1 сентября 2017 года. Самоуправление Вильнюса сейчас ходатайствует перед Министерством образования с просьбой предоставить статус полной гимназии одной русской и двум польским школам. Решение пока не принято.

Министерство образования Литвы объясняло необходимость реформы демографическими процессами (проблемами с комплектацией классов) и низким уровнем знаний литовского у выпускников нелитовских школ (в этом году в Висагинасе и Шальчининкай почти каждый третий выпускник не сдал государственный экзамен по литовскому языку и литературе на аттестат зрелости, в Вильнюсском районе экзамен завалили 19%).

Стоит добавить, что востребованность польских школ в последние годы растет. Если в 2014 году в первый класс польских школ поступило тысяча детей, то в 2015-м — уже 1 тысяча 20, а в 2016-м — 1 тысяча 60. В русских школах другая тенденция: если в 2015 году в первый класс отдали 1 тысяча 570 детей, то в 2016-м — 1 тысяча 490.

Фактор Путина

Жители Литвы польского происхождения хорошо владеет русским языком и как следствие находится в сфере влияния российских СМИ. По данным исследования Департамента нацменьшинств, действующему при правительстве Литвы, российские телеканалы смотрят 92% русских Литвы и 57,9% местных поляков.

Чтобы создать противовес российской телевизионной «картинке», с февраля 2018 года в местах компактного проживания поляков в юго-восточной части Литвы начнется ретрансляция польских телеканалов. Это решение принималось по инициативе литовских консерваторов и при поддержке Варшавы — официальные позиции Польши и Литвы во внешней политике, как известно, очень близки. Обе страны входят в группу наиболее жестко настроенных по отношению к России членов ЕС.

В бесплатный пакет польского вещания будут входить как информационные, так и развлекательные каналы (TVP Info, Kino Polska International, Kino Polska Muzyka International). Новая услуга будет доступна жителям Вильнюса, Шальчининкая, Швянчениса, а также Вильнюсского, Шальчининкского и Швянченского районов. На ретрансляцию программ планируется выделить 350 000 евро.

Стоит добавить, что популярную среди нелитовского электората, но оппозиционную в парламенте партию «Избирательная акция поляков Литвы — Союз Христианских семей», и особенно ее лидера Вальдемара Томашевского регулярно критикуют в СМИ за «пророссийскость». Несколько лет назад, например, на мероприятии 9 мая он был замечен с георгиевской ленточкой.

Бизнес-интересы помогут?

Отношение к польским нацменьшинствам в Литве связано и с тем, в какой стадии близости или отчуждения находятся двухсторонние отношения между Польшей и Литвой. Причем, в основе этих отношений лежат не гуманитарные, а исключительно экономические вопросы. Для Литвы важна поддержка Польши в достижении синхронизации электросетей с Западной Европой и давление на Белоруссию в связи со строительством Белорусской АЭС в Островце. Другим раздражающим фактором до недавнего времени был спор о тарифах на грузоперевозки. Но в июне этого года Литовские железные дороги и польская компания Orlen, контролирующая НПЗ в Мажейкяй, наконец подписали соглашение о расценках. В литовских и польских СМИ это событие было воспринято как начало нового этапа отношений. Очередное появление в парламенте законопроекта о написании фамилий только подтверждает эту версию.

Дискриминации нет, «фантомные боли» остались

Эксперты расходятся в оценках серьезности проблемы. Завкафедрой политологии в университете Витаутаса Великого, профессор Анджей Пукшто считает, что в отношении сегодняшней ситуации нельзя использовать слово «дискриминация». «В странах ЕС такого термина как «дискриминация национальных меньшинств» юридически не существует: перед вступлением в ЕС все страны-кандидаты ратифицировали Конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств, и тем самым вопрос о положении национальных меньшинств был снят в ЕС с повестки дня. Вопрос о положении поляков в Литве поднимается именно со стороны польского правительства, так как двухсторонние отношения между Польшей и Литвой определяет договор, подписанный в 1994 году, и польская сторона регулярно проводит мониторинг ситуации», — заявил Пушто.

Представитель латвийской делегации в ПАСЕ, правозащитник Борис Цилевич придерживается другого мнения: ни членство в ЕС, ни факт ратификации Рамочной конвенции сами по себе не могут служить доказательством, что все в порядке. «Копенгагенские критерии уважения прав меньшинств были чисто декларативными, у ЕС не было, да и сейчас нет, ни юридических документов, ни механизмов, ни процедур, чтобы проверить, насколько государства-кандидаты их выполняли», — пояснил Цилевич в интервью DELFI. По мнению эксперта, в целом до 2010 года законодательство Литвы в отношении меньшинств было весьма либеральным, но потом началось постепенное ужесточение (в частности, в образовании). «Почему — мне трудно объяснить, вероятно, сказывается общая тенденция ухудшения «климата» по отношению к правам меньшинств в Европе, расцвет популизма, возможно, и какие-то внутриполитические факторы, не очень заметные со стороны — например, стремление использовать исторические «фантомные боли» для набора политических очков», — говорит Борис Цилевич.

Справка: из прогрессистов в консерваторы

Литва долгое время и обоснованно считалась наиболее прогрессивной в вопросах политики нацменьшинств: Литва была первой страной в Центральной и Восточной Европе, которая в 1989 году приняла Закон «О национальных меньшинствах». При Правительстве был создан департамент миграции и национальных меньшинств, главной задачей которого была забота о соблюдении прав меньшинств и сохранении национальной идентичности каждой этнической группы. После вступления в Евросоюз ситуация изменилась. В 2010 году утратил силу Закон «О национальных меньшинствах», новый закон до сих пор не принят. В 2009 году был также упразднен Правительственный̆ департамент миграции и национальных меньшинств. В 2015 году Департамент восстановили, но за время его отсутствия (и единой политики нацменьшинств) парламент Литвы в 2011 году утвердил новую редакцию Закона об образовании, которая существенно ограничила доступность образования на негосударственном языке. Сейчас Департамент пытается помочь отдельным школам нацменьшинств сохранить свою программу обучения, получив для этого специальный статус «удлиненных гимназий». Однако сама реформа уже запущена.

Литва. Польша > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332675


Литва. Польша > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 29 сентября 2017 > № 2331144

Туроператора Novaturas покупают поляки

Крупнейший польский туроператор «Itaka Holdings» просит разрешения на перенятие литовского туроператора «Novaturas».

В четверг Совет по конкуренции получил от «Itaka Holdings» заявление о перенятии 100% акций «Novaturas». Польская компания также переймет дочернии предприятия «Novaturas» — «Aviaturas ir partneriai», латвийскую и эстонскую «Novatour», румынскую «Novatours Holidays».

О сделке сообщили в конце июня. Акции за не разглашаемую сумму продает крупнейший инвестфонд частного капитала в Центральной и Восточной Европе «Enterprise Investors», владеющий 70,72% акций «Novaturas» через зарегистрированную в Люксембурге компанию «Central European Tour Operator», а также мелкие акционеры — Видас Палунас, Угнюс Радвила и Ритис Шумакарис, владеющие по 9,76% акций.

«Enterprise Investors» приобрел акции компании за 40 млн. евро десять лет назад.

Литва. Польша > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 29 сентября 2017 > № 2331144


Казахстан. Франция. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > kt.kz, 19 сентября 2017 > № 2315991

Около 10 тысяч туристов посетили этноаул в Кызылординской области, передает Kazakhstan Today.

В пресс-службе акимата Кызылординской области напомнили, что 20 июня текущего года в Кармакшинском районе при Мемориальном комплексе Коркыта ата была открыта "этнодеревня". На сегодня этноаул посетило около 10 тысяч туристов.

"Этноаул украшает одна 16-канатная Ханская и 6 простых юрт. В каждой из них для гостей представлены на обзор казахские народные музыкальные инструменты, ювелирные и кожаные изделия, ковры, войлок и многое другое. Здесь гостям предоставляются казахские национальные блюда. Кроме того, в зоне комплекса Коркыта ата и этноаула для туристов организованы прогулки на верблюдах и лошадях. Для иностранных туристов работают гиды-экскурсоводы, говорящие на 3 иностранных языках", - отметили в пресс-службе.

Этноаул уже успели посетить около 10 тысяч иностранных туристов и гостей. В их числе, кроме жителей области и других регионов Казахстана, иностранные туристы. Посетители приехали из таких государств как Франция, Литва, Швейцария, Венгрия, Гамбия (Африка), Мексика, Кения (Африка), Гондурас (Латинская Америка), Бельгия, Мадагаскар (Африка), Финляндия, Гренада (Кариком), Соломоновы Острова, Израиль, Нидерланды, Ватикан, Монако, Украина, Армения, Азербайджан, США, Словения, Антигуа и Барбуда (Кариком), Испания, Великобритания, Германия, Голландия, Япония, Россия, Кыргызстан, Узбекистан, Польша, Турция, Иран, Румыния, Чехия и других.

Казахстан. Франция. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > kt.kz, 19 сентября 2017 > № 2315991


Латвия. Литва. Эстония > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 15 сентября 2017 > № 2331263

Эстония поборола трудовую миграцию

Эстония оказалась единственной страной Балтии, сумевшей остановить убыль населения, — зарплаты в стране достигли такого уровня, при котором трудовая миграция уже не нужна.

Представители банка SEB в странах Балтии пришли к выводу, что из трех стран региона Эстония сумела сохранить позитивный баланс миграции.

Есть признаки, указывающие на то, что Эстония достигла такого уровня зарплат, при котором жители выбирают остаться, а не уезжать на заработки за границу – это примерно 1 тысяча евро до уплаты налогов, заявил эксперт по макроэкономике банка SEB Дайнис Гашпуйтис.

Экономист банка SEB Михкел Нестор отметил, что Эстония находится близко к Финляндии, поэтому, кто работает в Финляндии, на выходные приезжает в Эстонию, и это не та эмиграция, как в Литве и Латвии. При этом он признал, что и зарплаты в Эстонии тоже на довольно высоком уровне, и работа «дома» становится все более привлекательной для местных жителей.

При этом самая дорогая рабочая сила в странах Балтии именно в Эстонии. В Латвии в 2016 году работающие в среднем получали 8 евро в час, в Литве – 7,5, а в Эстонии – 11,3 евро в час.

Старший аналитик банка SEB в Литве Тадас Повилаускас рассказал, что, несмотря на улучшение экономической ситуации за последние два года, эмиграция из страны растет. За 15 лет Литва потеряла 19 процентов населения (Эстония – 6 процентов, Латвия – 18 процентов), говорит аналитик.

Возможными причинами роста эмиграции он назвал переезд семей к родственникам, уже обосновавшимся в Великобритании, а также все еще низкий уровень зарплат в Литве. При этом уровень цен в Литве – самый низкий среди трех балтийских стран, а многие литовцы едут закупаться в Польшу, где цены еще ниже.

«Если население продолжит уменьшаться такими темпами, производство должно переключаться больше в сторону экспорта, а не на внутренний рынок, что происходит уже сейчас», — отметил Дайнис Гашпуйтис.

Латвия. Литва. Эстония > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 15 сентября 2017 > № 2331263


Латвия. Эстония. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 7 сентября 2017 > № 2333814

Туристы из Прибалтики объезжают Россию стороной

По данным статистики въездного туризма в РФ, в первом полугодии 2017 года снизилось число путешественников, приезжающих в Россию из всех трех стран Балтии.

По данным агентства ТурСтат, сообщает rus.err.ee, Эстония (186 тыс поездок) заняла 14-е место по числу въездных туристских поездок в Россию по итогам первого полугодия 2017 года, Латвия — 17-е место (123 тыс), а Литва — 18-е место (113 тыс). При этом число поездок из стран Балтии в Россию незначительно снизилось — из Эстонии на 2%, из Латвии — на 11% и из Литвы — на 7%.

Чаще в Россию стали приезжать туристы из Германии, Франции, Испании, Голландии и Норвегии, а из Финляндии, Италии и Великобритании — реже.

В первую тройку по въездному туризму в России вошли Украина (3,9 млн человек), Казахстан (1,5 млн) и Китай (0,55 млн), который впервые опередил занявшую 4-е место Финляндию (0,5 млн туристов).

Въездной туризм в Россию растет в основном за счет туристов из стран Юго-Восточной Азии — Китая, Южной Кореи и Японии.

Общее число въездных туристских поездок в Россию за первые шесть месяцев 2017 года составило около 11 млн. За прошлый год Россию посетили 24,5 млн туристов.

Латвия. Эстония. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 7 сентября 2017 > № 2333814


Литва > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > prian.ru, 7 сентября 2017 > № 2299461

На рынке недвижимости Паланги возможен «бум» - мнение

По мнению экономистов и предпринимателей, жилье в регионе переоценивается: стоимость собственности слишком высока в сравнении с предлагаемыми условиями. Цены при этом продолжают расти.

По словам председателя правления Hanner Арвидаса Авулиса, дополнительным нюансом Паланги является обилие проблемного жилья, нарушающего правовые акты, в которое уже вложились инвесторы и в связи с которым сейчас начато несколько судебных процессов. По словам специалиста, число туристов – особенно русскоязычных и поляков - снижается, а число объектов, предлагаемых в аренду, растет, сообщает DELFI.lt.

Глава объединяющей арендодателей жилья организации Svetingas šeimininkas Ирена Шванене отмечает, что сейчас основные посетители курорта – люди со средним уровнем достатка, которые проводят возле моря всего несколько дней. Причем в этом году большинство туристов прибывало всего на одну ночь. А учитывая короткий сезон и холодное лето в этом году, сфера в целом оказалось убыточной.

Тем не менее, продажи не стоят на месте. Но как иностранцы, так и местные жители отдают предпочтение более дорогому жилью – в районе €150 000-200 000, полагая, что инвестиции в недвижимость лучше банковских вкладов. По данным Roljonа, средняя цена за квадратный метр в Паланге – €900-2700: чем ближе собственность к морю или парку – тем дороже.

Основная цель приобретения жилья здесь – краткосрочная аренда, а не последующая более доходная продажа. И покупатели сейчас в основном приобретают здесь недвижимость для себя, сдавая в непродолжительный летний сезон, чтобы было проще содержать.

В качестве более здорового варианта рынка для инвестиций эксперты предлагают Друскининкай, куда туристы ездят круглый год, и Вильнюс, где основной поток туристов – шесть месяцев в году. Стоимость жилья здесь почти такая же, как в Паланге, а возможность получать доход – выше.

К слову, Литва занимает второе место после Чехии в рейтинге Евростата по скорости годового роста цен на жилье.

Литва > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > prian.ru, 7 сентября 2017 > № 2299461


Эстония. Латвия. Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271026

ПостБалтика. Субъективный путеводитель: где родиться, где стареть, а куда ни ногой

Артурас Морозовас, Delfi.ee, Эстония

Редакция Delfi попросила напоследок придумать небольшой путеводитель по балтийским странам и коротко рассказать о самых запомнившихся городах. Вряд ли он кому-то пригодится, потому что объективного критерия выборки придумать не получилось. Я просто представил, что на Земле остались только три страны — Латвия, Литва и Эстония — и составил очень субъективный и в меру бессмысленный путеводитель в вопросно-ответной форме.

Где бы я хотел родиться?

Разумеется, это Таллин. Мне всегда казалось, что едва ли не самое важное на ранних стадиях взросления — это пейзаж за окном, то, что ты видишь каждый день, выходя на улицу. Если привыкнуть к бесконечным советским панельным коробкам, этой похмельной отрыжке Ле Корбюзье, такой опыт может травмировать. Если смотреть на Таллин с его архитектурой и морем, то все будет хорошо. Он удачно расположился на границе скандинавского и европейского миров, и это прекрасный перекресток. Таллин — столица преуспевающего государства со всеми вытекающими возможностями и плюсами, так что выбор прост и очевиден.

Куда больше ни ногой?

Юрмала. Одно из самых тоскливых и угнетающих мест. Не хотелось бы обидеть чьи-то чувства, наверняка, многим нравится этот город — дело вкуса. Мне он показался прекрасным своей природой, но изуродованным культурой российского телевидения и аморфного пляжного отдыха. Все эти второсортные и третьесортные артисты, привыкшие выступать на «прибалтийских фестивалях», вызывают у меня рвотные рефлексы. Дух постсоветской попсы слишком въелся в песок, да и вообще курорты не мое.

Где бы учился?

Естественно, Тарту. Этот город в принципе оставил у меня самые лучшие впечатления — он гетерогенный, свободный и пропитанный университетской культурой. Тартуский университет — всемирный бренд, великая традиция, там преподавал Лотман. Это прекрасное тихое место для интеллектуального становления и самозабвенных попоек. Тарту словно впитывает все самое интересное и важное, но не раздувается до неприличных размеров и не требует прилагать какие-то неестественные усилия для жизни.

Где русский дух?

Это очень сложный вопрос. Русский дух (что бы это не значило) рассеян повсюду в Литве и Латвии, в меньшей степени в Эстонии, но тоже есть. Я бы назвал Даугавпилс. Он похож на среднестатистический российский город, чудовищно эклектичный, местами грубоватый и часто парадоксальный. Здесь живет больше всего русскоговорящих, но это не так важно. Важно то, что тут очень много именно русскочувствующих. Это прекрасно ощущалось во многом за счет того, что я оказался в Даугавпилсе в разгар выборов. Обычно в российских городах в это время разверзаются врата ада, люди сходят с ума и делают очень странные вещи. В Даугавпилсе было именно так: дикие газеты «Евроскептиков», убийственная Светка-депутат, обмен билетов в кино на участие в какой-то странной политической акции, войны в соцсетях и существенный скепсис ко всему этому цирку со стороны местного населения.

Где вся красота?

В Каунасе. Я не успел рассмотреть его как следует, но даже с первого беглого взгляда он показался мне завораживающим. В нем есть что-то от моих любимых европейских городов. Он не провинциальный, но и не гигант, не бурлящий, но и не унылый. Он пропитан какими-то невероятными историями, но не кричит о них. В общем, речь именно про красоту, которая для меня состоит из уравновешенного достоинства, слегка занудной педантичности и гармоничной структуры. Это все про Каунас.

Где бы проводил старость?

Это Вильнюс. Учитывая, что я не хотел бы унылой старости в компании телевизора и зубного протеза, это идеальное решение. Вильнюс не показался мне молодым и молодежным городом, несмотря на архитектуру, темп и бодрого мэра. Есть в нем какая-то странная томность, уничтожающая всякое желание спешить, цепляться и бежать впереди парoвоза. Такая обстановка не очень располагает к работе, скорее к прогулкам и ленивому написанию мемуаров. Это столица для тех, кто не спешит. И хоть мне не раз жаловались на пробки, бесконечное копошение и невозможность вечером найти место в ресторане, Вильнюс остался в моей памяти хорошо сохранившимся дедушкой.

Где бы еще выпил?

Однозначно в Тарту. Интеллигенты вообще очень интересно пьянеют, поэтому в главном университетском городе Эстонии за всем этим было очень интересно наблюдать. Просто нужно знать места, где собирается богемная образованная прослойка общества, сесть за столик и слушать. Да, и эстонские стауты — это прекрасно, очень жаль, что с трех попыток я так не запомнил, как называлась та марка. После Тарту и эстонского пива можно поехать в любой литовский город, где наливают «Три девятки» и дальше импровизировать.

Где интереснее всего?

У меня слегка деформированный интерес, но с некоторыми оговорками можно сказать, что это Висагинас. В целом, мне не особенно понравился сам город, но те процессы, которые назревают в нем — это что-то действительно историческое. По сути, город либо умрет из-за закрытия своего главного и градообразующего предприятия, либо полностью перезагрузится. И в том, и в другом случае это удивительная драма, за которой хочется наблюдать. Одна из главных идей спасения города состоит в том, чтобы на месте АЭС открыть огромный дата-центр. И если благодаря этому получится перезагрузить Висагинас, это будет настоящий прорыв и впечатляющий поток оптимизма. Это определенно захватывает. Не даром Артурас купил в этом городе квартиру и втихаря фиксирует все происходящее.

Где открыть бизнес?

Все зависит от специфики бизнеса. В целом, мне показалось, что в Балтийских странах очень благоприятная среда для предпринимательства. Так что ответ на вопрос будет сугубо эстетический. В Риге я бы открыл магазин виниловых пластинок, а в Таллине продавал курительные трубки. В таких местах хочется делать что-то аналоговое, а не IT-бизнес.

Где была самая неожиданная находка?

И снова Даугавпилс! Там есть невероятный музей, посвященный творчеству Марка Ротко. Мы наткнулись на него практически случайно, и на фоне общего раздрая не ожидали, что там будет что-то настолько удивительное и крутое. Музей получился очень современный и содержательный, а самое главное, что там можно посмотреть оригиналы самого Ротко. И поверьте, оно стоит того: когда оказываешься перед этими «разноцветными прямоугольниками», понимаешь, почему за них платят такие невероятные деньги. Этого не ощутить, если смотреть на работы Ротко в интернете. Только вживую.

Где было по-настоящему небезопасно?

Как ни странно, в Тарту. История была очень смешная. Мы с Артурасом зашли в православный храм. Шла служба. Мы тихонько стояли у дверей. Неожиданно ко мне подскочил человек в рясе и начал хватать за руки и грозно смотреть. Я не понял, чего он хочет и нелепо улыбался, чтобы снизить градус агрессии. С третьей попытки он все-таки соизволил сказать, что хочет, чтобы я вытащил руку из кармана, потому что это запрещено. Я опешил, но подчинился — со своим уставом в чужой монастырь, все дела. И в этот момент Артурас достал фотокамеру и сделал какой-то кадр. Сразу оговорюсь, что затвор у него очень тихий, никому это не помешало. Но тут же мой хвататель за руки подбежал к Артурасу и свирепо прорычал: «Еще раз достанешь, сфотографируешь что-то — убью». Его интонации, комплекция и безумный взгляд говорили скорее в пользу того, что он не шутит, а может выхватить из-под рясы мачете и перерубить тут всех к чертовой матери. После этого мы спешно ретировались. Артурас, конечно, хотел выяснить отношения, но я представил, как его забивают кадилом под ликующие крики толпы, и вывел из храма.

Где я бы хотел умереть?

Я еще не определился, хочу ли умирать или все же нет. Но если бы выбора не было, то на балтийском побережье есть удивительный закуток с маяком, покосившимся старым домом смотрителя и прекрасным пляжем. Умереть на берегу Балтийского моря — не самый худший вариант. К счастью, про это место мало кто знает, людей там совсем нет. Так что смерть была бы приятной и не осложненной ненужными социальными факторами.

Эстония. Латвия. Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271026


Литва > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 14 июля 2017 > № 2275473

В Литве пустеют города

Паневежис за последние 16 лет потерял 30 тыс. жителей. DW выясняла у покинувших город эмигрантов, что же побудило их уехать и намереваются ли они когда-нибудь вернуться.

Согласно данным городского самоуправления Паневежиса, в городе сейчас проживает 99,8 тысяч жителей. Однако из информации департамента статистики Литвы, предоставленной DW, явствует, что на сегодняшний день в городе осталось 91 106 человек. В любом случае с 2012 по 2016 годы этот небольшой город каждый год терял в результате эмиграции от 1100 до 1600 жителей.

Похожие негативные тенденции наблюдаются и в других городах Литвы — например в Висагинасе. Население города сократилось с 29 554 человек в 2001 году до примерно 19 тысяч в 2016 году. По словам профессора Богуслава Гружевского, главы литовского Института исследования рынка труда, в результате эмиграции жителей Литвы количество трудоспособного населения уменьшается, страна теряет привлекательность для потенциальных инвесторов.

«Эмиграция молодежи, как правило, приносит с собой сокращение числа налогоплательщиков, что болезненно ощущают на себе крупные регионы и города. Внезапно может оказаться, что для того, чтобы поддерживать городскую инфраструктуру — например, дороги, отопление, освещение — муниципалитетам с трудом хватает финансовых средств», — рассказывает Гружевский. Тем не менее, по словам собеседника DW, несмотря на активную эмиграцию, экономика страны пока сохраняет свою привлекательность, что подтверждают и экономические показатели первой половины 2017 года.

Слова Гружевсего об эмиграции подтверждает градоначальник Паневежиса, мэр Ритис Рачкаускас, который указывает на то, что действующим в городе компаниям не хватает не только квалифицированных специалистов, но и неквалифицированной рабочей силы. Рачкаускас подчеркивает, что проблема эмиграции касается не только его города, но и всей страны. «Для того чтобы удержать жителей в городе, мы стараемся создать хорошие условия для предпринимателей, помогаем городским училищам готовить нужных специалистов, на нехватку которых жалуется бизнес», — рассказал DW Рачкаускас. Помимо этого, по словам мэра, власти прилагают усилия для того, чтобы сделать город более уютным и комфортным.

DW удалось связаться с несколькими жителями Паневежиса, которые решили уехать из родного города. Аушра Насявичене из Паневежиса уехала 20 лет назад, сейчас она живет и работает в Вильнюсе. По ее словам, первая волна жителей начала покидать Паневежис после того, как закрылись промышленные предприятия. В 2006 году прекратил свое существование один из крупнейших заводов в странах Балтии по производству цветных кинескопов для телевизоров — «Ekranas», на котором трудилось более 4000 человек. После того, как закрылся завод, из города ушло еще несколько предприятий, и для людей не осталось рабочих мест.

Насявичене утверждает, что с конца 2010 года город понемногу оживает, развивается, возвращается промышленность — но уже поздно, люди уехали. «Из Паневежиса в Англию уехало пять моих родственников, трое из них уже успели создать семьи, в которых родилось четверо детей. Две мои сестры уехали в Вильнюс, третья в Каунас», — рассказывает Насявичене.

Тайдас Дребицкис, другой собеседник DW, жил и работал в Испании, там создал семью с также как и он эмигрировавшей из Литвы женщиной. Несколько лет назад Тайдас вернулся в Литву. Дребицкис утверждает, что он решил эмигрировать, так как хотелось финансовой независимости от родителей и было интересно повидать мир.

«Вернуться мы с женой решили по очень простой причине — у нас росли дети, и нам не понравилось, что они начали забывать родной литовский язык и общаться только на испанском», — рассказал Тайдас. Из-за дефицита рабочих кадров, по словам Тайдаса, у работодателей в Литве можно теперь требовать большую зарплату — они теперь охотнее идут на компромисс.

«Другое дело, что стоит выбраться в воскресение в центр города на прогулку, и вам встретятся преимущественно пенсионеры», — комментирует Дребицкис. Сам Тайдас однако не исключает, что в будущем, когда подрастут дети, он с женой снова уедет жить и работать в Испанию.

Ромас, который согласился побеседовать с DW, из Паневежиса уехал 14 лет назад — и тоже в Испанию. «Уехал я потому, что город был унылым, скучным, друзья детства кто уехал, кто спился, а кто стал мелким преступником. Мне таким становиться не хотелось, вот я и уехал в Испанию. Сейчас у меня здесь уже и дом, и семья», — рассказал DW Ромас. По его словам, в Литву он приезжает редко, раз в несколько лет. Ностальгии, с которой борются многие другие эмигранты, Ромас не ощущает. Он уверен, что дом у человека там, где ему хорошо и комфортно жить.

Литва > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 14 июля 2017 > № 2275473


Литва. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224106

Жители Литвы променяли литовское взморье на европейские города

Delfi.lt, Литва

Жители Литвы традиционно планируют летние отпуска. Но в этом году отдыхать намерено меньше литовцев, предпочтения туристов несколько меняются. Ежегодный опрос клиентов показывает, что в этом году больше жителей отдых на литовском взморье намерены променять на путешествия в европейские города, говорится в пресс-релизе.

«Опрос клиентов о привычках в плане путешествий мы в проводим третий год. В этом году, в отличие от предыдущих лет, стало очевидно, что планирующих отдых в Литве у моря стало меньше. Из более чем две тысячи опрошенных клиентов только 14,4% в этом году собираются провести отпуск на литовском взморье. В прошлом году, например, такой вид отдыха выбрал каждый пятый респондент», — говорит директор по маркетингу Pigu.lt Гедре Вилке.

Еще 12% респондентов в этом году будут отдыхать в литовской деревне, еще столько же респондентов отметили, что отпуск в этом году проведут дома. В предыдущие годы дома отдыхать планировали 11% опрошенных. А вот отдохнуть за границей в этом году планирует больше респондентов. 17% опрошенных жителей Литвы планируют отправиться в Европу и посетить большие города Старого континента. В прошлом году европейские города намеревались посетить 15% клиентов. Отдых на зарубежных курортах, таких как Турция или Египет, в этом году предпочли каждые десять респондентов (7% в прошлом году.).

В дальние экзотические страны, как и в предыдущие годы, планирует отправится около 4% респондентов. Исследование также показывает, что часть жителей Литвы до сих пор не склонны планировать отпуск заранее. 23% участников опроса сообщили, до сих пор не знают, как проведут отпуск в этом году. В прошлом году об этом говорили 17% клиентов интернет-магазина. Интернет — опрос клиентов Pigu.lt провел 23-29 мая, свое мнение в общей сложности высказали чуть более двух тысяч жителей.

Литва. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224106


Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224070

ПостБалтика. Курортная ностальгия умирает, но не сдается

Владислав Моисеев, Delfi.lt, Литва

Побережье Юрмалы со всех сторон продувает холодный ветер. Уже середина июня, но на главной туристической улице Йомас немноголюдно. Владельцы аттракционов апатично приводят в чувство свою технику, продавцы курортного ширпотреба кутаются в куртки и уныло смотрят куда-то в даль: сложно поверить, что их матрешек и янтарные безделушки кто-то когда-нибудь купит. С афиш на улицы города смотрят полузабытые лица преимущественно русских певцов и комиков. Эта картина немного не вяжется с медийным образом самого богатого и процветающего балтийского курорта, который благодаря российскому телевидению формировался десятилетиями.

Разумеется, делать выводы по первому беглому впечатлению глупо: всё-таки туристический сезон начнется только через полторы недели, погода, возможно, сменит гнев на милость, и ощущение опустошенности сменится на что-то более содержательное.

Но последние два года поводов для излишнего оптимизма тут не было. СМИ регулярно задавались вопросом, переживет ли Юрмала и соседние курорты скандальный уход сразу трех крупных российских фестивалей и тысяч туристов, приносивших городу колоссальные доходы. Обычно, ответ на этот вопрос сильно варьировался в зависимости от идеологической ориентации медиа, но консенсус заключался в том, что, так или иначе, наступили тяжелые времена. Разрыв с российской развлекательной индустрией — история гораздо более глубокая, чем может показаться на первый взгляд, и уходит корнями в советское прошлое.

Латвию, Литву и Эстонию часто называли всесоюзной здравницей, европейской витриной СССР, но по факту это была скорее буферная зона между капиталистическим и коммунистическим мирами. Для советских граждан «отдых в Прибалтике« был едва ли не самым элитным способом провести отпуск, а три балтийские страны воспринимались скорее как заграница, хоть и фактически входили в состав Союза. Оттуда отдыхающие по путевкам со всей страны везли передовую технику, модную одежду, пластинки, жвачку, сигареты, эротические журналы и всё то, чего было не достать в простых советских магазинах.

«Отдых в Прибалтике« для многих становился едва ли не главным приключением и переживанием в жизни, формировалась особая курортная традиция, которая, естественно, вызывала чудовищной силы ностальгию. И даже после провозглашения независимости Латвии, Литвы и Эстонии балтийское побережье осталось одним из главных направлений для российских туристов. В некотором смысле, основным товаром этой местности, помимо моря и солнца, были как раз теплые чувства и воспоминания тех, кто здесь уже был и возвращался по инерции снова и снова. И вполне естественно, что вся инфраструктура и сама среда были ориентированы на поддержание этой ностальгии, которая из года в год успешно монетизировалась.

В этом контексте резкое сокращение числа российских туристов — не олигархов и политиков, а простых людей — это история не только о преодолении балтийскими странами советского прошлого, но и о преодолении ностальгирующих туристов своих воспоминаний и теплых чувств. И вопрос, почему так произошло — из-за политического похолодания, отсутствия денег или чего-то еще — остается открытым.

Как изменился турист

Гинтаутас Рекашюс — владелец ресторана «Поросячий рай« и гостевых домиков на литовском побережье в городке Швянтои. Он постоянно улыбается, говорит вкрадчиво и часто шутит про себя, свой бизнес и людей, с которыми ему приходится сталкиваться. Рекашюс закончил Каунасский институт физической культуры и должен был преподавать начальную военную подготовку или стать физруком. Но в 1990 году жизнь начала стремительно меняться, запустилась приватизация, и все надежды на государство и то, что кто-то даст квартиру, работу и благополучие, отпали сами собой. Он понимал, что надо крутиться, чтобы выжить и прокормить семью. Так получилось, что небольшая пивнушка, которую выкупил Рекашюс, стала едва ли не первым элементом частной рекреационной инфраструктуры в Швянтои.

Его рассказы о раннем этапе литовского капитализма временами напоминают истории о российских девяностых со всей их разрухой, крышевателями и рекитирами. Но он как-то пережил этот этап и спокойно доработал до нормализации товарно-рыночных отношений. За четверть века бизнес Рекашюса изменился до неузнаваемости: теперь всё это выглядит очень солидно, от старых времен осталась только ресторанная вывеска «Поросячий рай«. Сначала его друг нарисовал поросенка на фанере и написал что-то про пиво, горох и свиную ногу — три базовых элемента меню. Тогда Рекашюс из Голландии привозил брикеты свинины, и ее все очень хвалили. Но владельца смущало, что все ходили в «Свиную ногу», но в этом не было ни капли поэзии. Надо было что-то менять, пока не прижилось. В итоге путем мозгового штурма родилось название «Поросячий рай«.

У Рекашюса отличное чувство юмора, он всегда готов подколоть собеседника, и кажется, что весь интерьер его ресторана — фрески со свиньями, статуэтки и скульптуры — это тоже такой прикол над посетителями, которые допиваются до пограничных состояний сознания. Правда таких, по его словам, с каждым годом всё меньше. Он рассказывает, что туристы изменились настолько же сильно, насколько поменялась сама индустрия курортных развлечений. Поменялась культура, люди меньше пьют, но стали более аккуратными и требовательными. Он смеется, что до вступления в Шенген запросы были весьма тривиальными, напрягаться особенно и не надо было — спокойно можно было выставлять пластмассовые столики, и никто бы бровью не повел. Но после того, как люди поездили по миру, посмотрели на сервис, их требования поменялись, и индустрии курортного отдыха пришлось меняться вслед за ними. Рекашюс смеется, что главный критерий этих трансформаций — банальная способность аккуратно пользоваться туалетом.

Почему не пляшут с балалайками

Так получилось, что в Швянтои всегда отдыхало очень много литовцев: со времен Советского Cоюза в этот городок целыми заводскими коллективами приезжали по путевкам, и уже после провозглашения независимости люди по инерции продолжили ездить именно сюда. Рекашюс только пожимает плечами: у молодежи нет никаких сантиментов по поводу «прибалтийского отдыха», они едут в Турцию, Кипр, Малагу. Здесь нечего ловить секс-туристам, остается только продавать ностальгию, так что его основной контингент — это старшее поколение.

Бизнес Рекашюса не сильно пострадал от ухудшения отношений с Россией и массовым исходом фестивальщиков. Он, конечно, с горечью говорит, что русских туристов действительно стало меньше, остановилось строительство домов, когда-то затеянное русскими. В ресторанах почти перестали петь российскую попсу — выживают только какие-то суперукорененные хиты, а артисты из России, если и приезжают, то далеко не всегда собирают зал. Но Рекашюс смеется: если бы были автобусы с русскими туристами, тут бы многие плясали с балалайками. Вот только автобусов нет. И дело не в политических распрях, а в банальной нищете: у россиян стало меньше денег. Хотя и политическая напряженность тоже влияет: постоянные клиенты, приезжавшие по десять лет, не хотят лишнего стресса и выбирают другие направления.

Другие курорты балтийских стран переживают похожую историю: после украинского обострения, взаимного обмена санкциями и политических скандалов россиян действительно стало меньше. Кто-то обанкротился, но большинство смогло адаптироваться: теперь сюда приезжают немцы и скандинавы, внутренние туристы на кемперах и велосипедах. Это другой тип отдыхающих: они более прижимистые, не сорят деньгами и часто останавливаются всего на 3-4 дня, пытаясь поймать хорошую погоду. Естественно, это сказывается на доходах, но, судя по всему, не убийственно.

В этом контексте показателен пример как раз Юрмалы: по последним статистическим данным, после большой экономической ямы рекреационная индустрия начала выкарабкиваться, и за последнюю зиму количество туристов там возросло на 31%.

— Наш основной спонсор — хорошая погода, только вот с этим сейчас проблема, — смеется Рекашюс. Он не унывает и верит в то, что выглянет солнце, а государство обратит внимание на его отрасль. Но особых надежд он ни на кого не возлагает, — Богатенькими не будем, но и с голоду не помрем!

Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224070


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 15 июня 2017 > № 2221931

Латвию снова спасает Россия, а не ЕС

После обвального падения прошлых лет поток российских туристов в Балтию снова начал расти. Туроператоры Литвы, Латвии и Эстонии надеются на гостей из России, невзирая на антироссийскую внешнюю и языковую политику своего руководства.

Российские туристы снова заинтересовались Латвией. Ассоциация туроператоров России сообщает, что после обвального падения 2014 года спрос на это направление опять начал расти.

«Прибалтика пользуется стабильным спросом у российских туристов в силу общего исторического прошлого с Россией. В этом году мы наблюдаем увеличение спроса на данное направление, особенно в части курортно-санаторного лечения. Это связано со снижением курса евро по отношению к рублю», — говорит директор Департамента направлений «Алеан» Дмитрий Попов.

Самой популярной прибалтийской республикой у туристов с востока по старой советской традиции остается Латвия.

«Наиболее популярной у туристов является Латвия, а именно Юрмала как место санаторно-курортного лечения. На втором месте — бронирование отелей на выходные в Риге», — утверждает Дмитрий Попов.

В предыдущие годы российский сегмент туристического рынка Латвии сократился почти на треть. Зато в первом квартале этого года турпоток из России вырос на 17%. Если в первом квартале прошлого года в латвийских гостиницах, отелях и хостелах останавливались 46 тысяч российских туристов, то за первый квартал года нынешнего цифра составила 54 тысячи человек.

В своей статье публицист Александр Носович рассказывает, что по количеству туристов, посещающих Ригу, Россия смогла обойти Германию, в последние годы занимавшую первое место. Согласно Рижскому бюро по развитию туризма, с января по март 2017 года больше всего гостей, 20%, приехало в латвийскую столицу из России. За россиянами следуют немцы, эстонцы, литовцы.

Рост числа гостей из России происходит на фоне снижения туристического потока в Латвию в целом. По данным Центрального статистического управления, общее число туристов, посещающих Латвию, за первый квартал 2017 года сократилось на 11,4%. Иностранные туристы в Латвии потратили 645 миллионов евро — на 97 миллионов, или 13%, меньше, чем в прошлом году.

В этой ситуации возвращение российского турпотока — отрадное подспорье для туристического сектора Латвии.

Однако больше всего среди балтийских республик вырос поток гостей из России в Эстонию. По данным российского агентства «ТурСтат», Эстония занимает пятое место по числу зарубежных поездок российских туристов. В первом квартале этого года в Эстонию было совершено 393 тысячи поездок из России, что на 23% больше, чем год назад. Чаще, чем в Эстонию, россияне ездят только в Финляндию, Абхазию, Казахстан и Китай.

В отличие от Латвии, у Эстонии хорошо идут дела и с туризмом в целом. В апреле этого года в эстонских гостиницах останавливались 257 тысяч внутренних и иностранных туристов, что на 14% больше, чем в прошлом году. Количество иностранных туристов, согласно эстонскому Департаменту статистики, за год выросло на 12% — до 157 тысяч человек. Две трети иностранных туристов приезжают в Эстонию из соседних стран: Финляндии, России и Латвии. Российский турпоток играет в эстонском туристическом секторе немаловажную роль.

Куда более противоречивой выглядит ситуация в Литве. В 2014–2016 годах поток российских туристов в Литву сократился катастрофически — на 62%. Из-за сокращения турпотока с востока литовские курортные города прошлым летом потерпели существенные убытки.

В прошлом году, согласно Европейской туристической комиссии, Литва стала одной из стран, в которых зафиксирована положительная динамика туристического потока из России. Однако, по данным российского «ТурСтата», количество туристов из России в Литве вновь уменьшилось: на 123 тысячи, или 9%, поездок меньше, чем в прошлом году. По мнению российских туроператоров, на этом направлении «еще есть над чем работать как российским, так и литовским коллегам».

Все туроператоры из России в один голос называют конкурентным преимуществом Балтии распространенность в Литве, Латвии и Эстонии русского языка. А вот власти самих Литвы, Латвии и Эстонии воспринимают эту распространенность как угрозу и прикладывают посильные усилия для борьбы с ней.

Плюс к тому, неизвестно, как отреагирует национально настроенный местный житель — латыш или эстонец — на вопрос, заданный ему по-русски… Реклама из туристического буклета про «доброжелательное, понимающее русский язык население» в реальности может оказаться большой натяжкой.

Вы уж там определитесь: российские деньги или балтийская русофобия?

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 15 июня 2017 > № 2221931


Литва > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 29 мая 2017 > № 2192602

Возвращение литовцев домой — вред для страны

Литовские экономисты спрогнозировали вариант развития событий на случай, если бы все эмигранты вернулись на родину, информирует RuBaltic.ru.

По мнению старшего экономиста Swedbank Нериюса Мачюлиса, возвращение эмигрантов вызвало бы массу проблем. В частности, утверждает он, уровень безработицы вырос бы до 30%, а также исчезли бы денежные переводы эмигрантов, в результате чего Литва лишилась бы порядка 1 млрд евро в год. «Для госфинансов это было бы большим вызовом: пришлось бы платить пособия по безработице и социальные выплаты. Хорошо, что таких резких перемен в сфере миграции не бывает», — заметил эксперт. Старший аналитик банка SEB Тадас Повилаускас добавил, что, если бы эмигранты вернулись, резко бы выросли цены на недвижимость, особенно в Вильнюсе.

В 2016 году из Литвы уехал миллионный по счету мигрант. Большинство из них не планирует возвращаться. В течение последних пятнадцати лет Литва лидировала в Евросоюзе по масштабам эмиграции, и лишь на несколько лет находилась на втором или третьем месте по данному показателю. Население сокращается не только из-за отъезда жителей, но и по причине естественной убыли.

Согласно данным, представленным в апрельском отчете премьер-министра Саулюса Сквернялиса, в прошлом году из Литвы эмигрировали 50 тыс. 333 жителя, что на 5 тыс. 800 больше, чем в 2015 году (44 тыс. 533), и на 13 тыс. 712 больше, чем в 2014 году (36 тыс. 621). Как говорится в документе, из-за масштабов миграции создается риск для роста экономики: в последние два года каждый третий эмигрировавший был в возрасте 20−29 лет, а каждый четвертый — в возрасте 30−39 лет. «В связи с сокращением количества работоспособных жителей и старением населения в будущем Литва может столкнуться с трудностями финансирования пенсионной системы, здравоохранения и образования», — констатирует правительство.

Литва > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 29 мая 2017 > № 2192602


Литва. США. СКФО > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 мая 2017 > № 2182443

Литва распахивает двери перед чеченскими геями, бегущими от преследований, а США - захлопывают

Робби Греймер | Foreign Policy

"Российские мужчины-гомосексуалы пытаются бежать из своей страны на фоне волны арестов, пыток и убийств в Чечне, регионе на юге государства", - пишет журналист Foreign Policy Робби Греймер. "Теперь Литва, одной из первых, предоставила убежище двум гонимым людям, в то время как США отказались выдать им визы", - утверждает издание.

В среду министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс сказал в интервью Baltic News Service, что Литва дала визы "двум уроженцам Чечни, которые подвергались преследованиям из-за своей сексуальной ориентации", и призвал другие страны ЕС последовать примеру Литвы.

Между тем "в среду издание Buzzfeed News написало, что Госдепартамент отказал в визах чеченцам-гомосексуалам, бегущим от гонений, в то время как ЛГБТИ-организации в России отчаянно ищут способы переправить этих людей за границу", говорится в статье.

"Чечня, которой руководит неоднозначный жесткий лидер Рамзан Кадыров, категорично опровергла сообщения, что ее правительство собирает мужчин-гомосексуалов в лагерях-тюрьмах. И все же на фоне бушующего негодования за рубежом российский президент Путин 11 мая согласился провести расследование на основе сообщений", - напоминает издание.

Литва. США. СКФО > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 мая 2017 > № 2182443


Литва > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 17 мая 2017 > № 2193679

В Литве придумали, как остановить эмиграцию: нужны зарплаты в 1000 евро

Как сообщает Delfi.lt, спикер парламента Литвы Викторас Пранцкетис в интервью на радиостанции Žinių radijas высказал удивление в связи с тем, что литовцы жалуются на зарплаты, в то время как за них согласны работать украинцы.

На вопрос журналиста, почему люди уезжают из Литвы в поисках лучшей жизни, Пранцкетис ответил: «Трудно ответить на этот вопрос, поскольку когда я говорю с теми, кто ищет работников, выясняется, что они работников не находят. Когда говорят те, кто ищет зарплату, они говорят: мы не находим работы. Вот такая странная неспособность договориться. Или уже наше желание стало другим. Знаете, когда мы говорим с украинцами, они хотели бы здесь работать, их наши зарплаты удовлетворяют».

Спикер заметил, что он понимает, что не везде зарплаты одинаковые, он также назвал сумму, которая могла бы удовлетворить думающих об эмиграции. «Если говорить об этом, то средняя зарплата должна быть 1000 евро, при такой зарплате мы остановим эмиграцию», — сказал он.

Литва > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 17 мая 2017 > № 2193679


Белоруссия. Украина. Литва. РФ > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > belta.by, 16 мая 2017 > № 2229102

Более 42 тыс. капитальных строений в Беларуси являются собственностью иностранцев, сообщает БЕЛТА со ссылкой на сайт Государственного комитета по имуществу.

Согласно данным единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним наибольшее количество собственников капитальных строений из числа иностранцев составляют граждане России. Россияне владеют более чем 32 тыс. капстроений, общая площадь которых составляет свыше 2 млн 337 тыс. кв.м. На втором месте - украинцы, на третьем - литовцы.

Всего капитальные строения, расположенные на территории Беларуси, на правах собственности принадлежат гражданам более 83 стран.

По назначению наибольшее число капитальных строений относится к разряду жилых. Это более 34 тыс. объектов недвижимости, общая площадь которых превышает 2 млн 399 тыс. кв.м.

Белоруссия. Украина. Литва. РФ > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > belta.by, 16 мая 2017 > № 2229102


Литва. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175889

После Брексита: куда угодно, только не в Литву

Delfi.lt, Литва

После референдума в Великобритании, когда страна высказалась за выход из Европейского Союза, литовцы несмело начали поговаривать о том, что это политическое событие еще больше отдалит их от Литвы.

Спустя 10 месяцев после этого события, стало ясно, что это не просто слова: все больше жителей Литвы отказываются от гражданства Литвы в надежде обрести дом за границей. «Что-нибудь придумаем, если будет надо, уедем куда угодно, но только не в Литву», — так говорят многие литовцы, проживающие в Великобритании.

Когда гражданин Литвы приобретает гражданство другой страны, он в тот же момент утрачивает все права и обязанности гражданина Литвы. А гражданства он лишается приказом Министра внутренних дел. По этой причине в 2015 году гражданство Литвы утратили, отдав предпочтение паспорту Объединенного Королевства, 58 человек, а в 2016 году — уже 102.

«Результаты мы подсчитываем в конце года, поэтому сложно сказать, сколько людей по этой причине утратят гражданство Литвы в 2017 году», — говорит представитель департамента миграции Йовита Кузьмицкене. — Однако тенденция налицо: увеличилось число не только отказавшихся от гражданства, но и запросы делаются все чаще. Люди интересуются, что произойдет, если они примут гражданство другой страны — интересуются самим процессом».

По словам специалиста, есть еще одна категория людей — это неопределившиеся. Они ждут, когда завершится дискуссия о двойном гражданстве. «По данным нам известных исследований, всего 7% эмигрантов Великобритании думают о возвращении в Литву, а 21% подумывает об изменении страны, онако среди возможных направлений Литвы нет», — говорит член Сейма Гуода Бурокене. По ее словам, принимать меры нужно было сразу после Брексита. «А сейчас мы потеряли год и потеряли еще больше людей», — сказала она.

В марте этого года в Великобритании Литовский клуб лондонского Сити провел опрос, в рамках которого авторы опроса интересовались влиянием Брексита на проживающих в Великобритании граждан Литвы. Опрос проводился в Интернете, его результаты впервые были представлены 1 апреля на организованной в Брюсселе дискуссии «Влияние Брексита на граждан Литвы в Объединенном Королевстве». В общей сложности на вопросы ответили 1157 респондентов. 30% из них проживает в столице Великобритании Лондоне, другие — в провинции.

Серьезно о возвращении на родину думают лишь 7% опрошенных литовских эмигрантов, проживающих в Великобритании. Еще 21% утверждают, что, более вероятно, они уедут в другую страну ЕС, а не в Литву. Более половины респондентов (55%) говорят, что существует вероятность того, что Брексит будет побуждать их добиваться британского гражданства, даже если это будет означать утрату литовского гражданства.

Литва. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175889


Латвия. Эстония. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 15 мая 2017 > № 2193724

Все больше россиян готовы помочь Латвии деньгами

За первые три месяца 2017 года в латвийских гостиницах и других местах размещения туристов больше всего было принято иностранных гостей из России — 53,9 тыс., что на 17% больше, чем в первом квартале 2016 года. Из Эстонии прибыло 30,9 тыс. гостей — на 12,4% больше, из Литвы — 30,8 тыс., или на 12,3% больше.

Количество ночей, проведенных гостями в латвийских гостиницах и других местах размещения туристов, в первом квартале 2017 года по сравнению с тем же периодом 2016 года увеличилось на 6,3% — до 784,9 тыс., свидетельствуют данные Центрального статистического управления.

В том числе количество ночевок иностранных туристов в латвийских гостиницах и других местах размещения туристов за год увеличилось на 6,7% — до 530 тыс.

Средняя продолжительность пребывания гостей в латвийских гостиницах и других местах размещения туристов в первом квартале 2017 года составила 2 ночи.

За первые три месяца 2017 года в латвийских гостиницах и других местах размещения туристов обслужено 397,4 тыс. гостей — на 8,6% больше, чем за тот же период 2016 года, в том числе 264,3 тыс. иностранных гостей, что на 9,9% больше.

46,9% всех иностранных гостей составили гости из соседних стран: 20,4% — из России, 11,7% — из Эстонии, 11,6% — из Литвы, 3,2% — из Белоруссии.

В Риге в первом квартале года было принято 83,7% иностранных гостей, в Юрмале — 6,6%, в Даугавпилсе — 1,4%, в Лиепае — 1,1%, в Сигулдском крае — 0,9%.

Латвия. Эстония. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 15 мая 2017 > № 2193724


Литва > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 7 мая 2017 > № 2166924

Больше 90% молодежи уехали бы из Литвы, если бы могли работать на Западе по специальности

Рута Пукене, Delfi.lt, Литва

Больше 90% молодежи в возрасте 15-19 лет уехали бы из Литвы, если бы могли работать на Западе по специальности, таковы данные исследования, проведенного Центром исследования развития человека.

Такой вывод на заседании комиссий по миграции и предупреждения зависимостей представил президент вышеупомянутого центра Гинтарас Хоментаускас, рассказавший о расследовании эмоционального состояния Литвы. Он заметил, что респондентам задавали следующий вопрос: «Если бы я мог уехать и получить работу по специальности, то эмигрировал бы в развитую западную страну (в Европе или в США)».

«В Литве картина такая: больше 50% ответили, что на таких условиях точно бы уехали. Кажется, это полбеды, всего пол-Литвы, но, если взглянуть по возрастным группам, то это уже пахнет демографической катастрофой. В настоящее время больше 90% молодых людей (15-19 лет — прим. ред.) говорят: "Я эмигрирую". Когда проводим "качественный" опрос, выясняется, что "жизнь в Литве не на уровне", "это деревня", "здесь ничего не происходит" и "ничего никогда не будет происходить", "как здесь вообще живут люди, не знаю". Поэтому "куда-то поеду" и "что-то создам". Иными словами, мы видим явный феномен, большую часть вины за который приходится принять и мне лично, и видно, вам, что "не продали", не убедили молодежь, что Литва — нормальный, цивилизованный, хороший край с огромными возможностями», — сказал Хоментаускас.

По его словам, в 2008 г. ситуация была лучше, желание путешествовать, увидеть что-то новое хотели 70% молодежи того же возраста, а уже через 8 лет таких стало на 20% больше. «Уезжают те, кто эмоционально недоволен Литвой, не могут приспособиться, чувствуют себя ненужными. Решение проблемы — сохранять привлекательность страны. Не вернуть уехавших (это как вернуть жену, ушедшую к другому: может, и есть возможность, но стоит, она уже пожила иначе, в другом месте, будет по-другому ко мне относится) — усилия должны быть направлены на демонстрацию возможностей», — сказал докладчик.

По словам Хоментаускаса, то, что эмигрирует и молодежь, показывает, что эмиграция не связана только с деньгами. «Они даже не пробовали работать, большая часть и зарплаты не получала», — заметил он. Поэтому, по словам Хоментаускаса, целесообразным было бы утверждать, что самая большая наша беда — нехватка счастья, удовлетворенности жизнью, ощущения, что мы нужны и принадлежим стране, а не денег.

По словам докладчика, Литва лидирует по числу самоубийств, по негативу, плохому настроению, эмиграции, сердечным болезням. «Мы нередко взваливаем всю ответственность на плохие гены, на то, что это последствия советской оккупации, на то, что это последствия войны, говорим, что это сделало людей враждебными и нанесло большой вред, но другие (эстонцы, латыши, поляки) пережили то же самое, а ситуация у них сейчас иная», — заметил собеседник, сказав, что стоит искать причины в обществе.

Литва > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 7 мая 2017 > № 2166924


Латвия. Литва. Эстония > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 5 мая 2017 > № 2193777

Эстония — самая популярная страна Балтии

Иностранные туристы в прошлом году больше всего потратили денег в среднем на душу на населения в Эстонии, говорится в обзоре Центрального статистического управления.

Анализ расходов иностранных туристов на душу населения в странах Балтии показывает, что в 2016 году расходы росли в Литве и Эстонии, а в Латвии уменьшились. В Эстонии траты иностранных туристов на душу населения составили 1327,евро, в Латвии — 506,1 евро, в Литве — 431,6 евро.

В 2015 году этот показатель составлял 1312,8 евро в Эстонии, 515,3 евро в Латвии и 402,5 евро в Литве.

Латвия. Литва. Эстония > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 5 мая 2017 > № 2193777


Латвия. Литва > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 2 мая 2017 > № 2193669

В Латвии ликвидируют ВУЗы — нет людей

Молодежь Балтии продолжает уезжать за рубеж. Вузы стоят полупустые, учиться в них некому. Ждать, пока высшие учебные заведения исчезнут сами по себе из-за отсутствия студентов, для небогатых Латвии и Литвы слишком дорого. Чиновники запускают процесс их «оптимизации».

В Литве задумали «оптимизацию» вузов. Сформированная премьер-министром Саулюсом Сквернялисом рабочая группа ставит задачу к 2025 году сократить количество университетов до четырех, оставив два университета «международного уровня» и два технических университета. Технические университеты будут находиться в литовской столице и портовой Клайпеде. Столпами системы высшего образования республики, в свою очередь, станут Вильнюсский и новый Каунасский университеты.

В своей авторской статье публицист Андрей Стариков рассказывает, что сейчас в Литве действуют 14 государственных университетов и несколько десятков колледжей. Подавляющее большинство из них будет пущено под нож «оптимизации».

«Необходимо сплотить фрагментированный потенциал высшей школы, научных исследований, обучения; то, на что мы все надеемся и чего мы все ждем, — это сильная конкурентоспособная высшая школа в Литве. Государство должно очерчивать направление и обеспечивать, чтобы высшие школы такими и были», — высокопарно презентует грядущие изменения министр образования и науки Юргита Петраускене.

Суть вопроса куда более тривиальна: денег на содержание нынешнего количества вузов, при учете сокращения числа студентов, у Литвы попросту нет.

Демография диктует свои правила. Число школьников и студентов в республике ежегодно уменьшается на десятки тысяч человек. За последнее десятилетие количество учащихся сократилось на 31%, или 253 тыс. По словам директора Вильнюсского лицея Саулюса Юркявичюса, 35% абитуриентов не связывают свое будущее с Литвой. Ситуация в региональных школах плачевнее в разы.

«После разговора с детьми становится ясно, что они хотят уехать учиться или даже работать за границей. Существенная вещь — более простая жизнь. Из-за этого большинство уезжает», — рассказывает директор паневежской гимназии «Жемкальниё» Артурас Тотилас.

Выпускники школ не верят в страны Балтии, предпочитают получать образование за рубежом. Вузы стоят полупустыми. Литва страдает от эмиграции сильнее других. Однако и в Латвии дела с демографией обстоят не многим лучше.

Депопуляция рождает всё те же социальные проблемы, одна из которых — сокращение числа учащихся. Если в 2005 году в Латвии насчитывалась 131 тыс. студентов, то в 2010–м лишь 103 тыс., а на начало 2017–го и вовсе менее 83 тыс. человек. Содержать пустующие вузы становится слишком накладно. Тяжелее всего приходится частным учебным заведениям.

«Это проблема для частных вузов, вследствие которой некоторые из них закрылись, другие потеряли государственную аккредитацию, поэтому, скорее всего, и дальше будет происходить какое-то укрупнение высших учебных заведений», — говорит председатель сената Балтийской международной академии Станислав Бука.

«Оптимизация» высших учебных заведений Латвии уже запущена и обещает набирать обороты. Рижская академия педагогики и управления образованием в обозримом будущем будет полностью поглощена Латвийским университетом. На повестке дня объединение Морской академии и Рижского технического университета.

Экс-министр образования Роберт Килис уже успел окрестить этот процесс «кровавым», реорганизацией «по закону джунглей». Чиновники рубят сплеча, не обсуждая свои действия с самими вузами. Учитывая сокращение количества студентов в Латвии, необходимо максимум 20 высших учебных заведений, считают в Минобрнауки. Сейчас в республике их насчитывается 58.

Повысить экономическую жизнеспособность и конкурентоспособность — с такой целью Совет по науке и развитию предлагает соединить вузы с крупнейшими университетами страны.

Латвия. Литва > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 2 мая 2017 > № 2193669


Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2134029

Эмигрировала почти четверть Литвы

Особенно пугает тенденция последних двух лет.

Эгле Самошкайте, Delfi.lt, Литва

Литва достигла такой точки, что рост экономики и снижение уровня безработицы все же не побуждает людей оставаться на родине, поэтому жители по-прежнему массово уезжают туда, где им лучше. Такой вывод можно сделать из сообщения Аудры Сипавичене, главы Вильнюсского бюро Международной организации по миграции. По ее словам, это показывает неравномерный рост экономики: одни жители его ощущают, а положение других даже ухудшается.

«Особое беспокойство вызывают тенденции, которые наблюдаются в последние два-три года. Только в прошлом году из Литвы уехало 50 тысяч человек, в этом году за несколько месяцев — 14 тысяч. Чем же эта ситуация отличается от прежней? Во-первых, тем, что мы в первый раз наблюдаем тенденцию, когда эмиграция не связана с экономическими показателями. То есть экономические показатели растут (рост ВВП и зарплат — один из самых больших в Центральной Европе), снижается уровень безработицы, но параллельно растет и эмиграция, и растет очень быстрыми темпами. Что это показывает? Это показывает, что рост экономики распределяется неравномерно. Его ощущает лишь небольшая группа общества. А ситуация других жителей даже ухудшается», — сказала Сипавичене.

Сипавичене сказала, что с начала независимости из Литвы уехали больше 900 тысяч человек, это почти четверть жителей страны. Чистый убыток составляет 680 тысяч жителей. По этим данным, Литва лидирует в Литве уже больше 10 лет.

«Из-за эмиграции быстро сокращается численность населения, но самая большая проблема — не в этом. Самая большая проблема — структура эмигрантов. Доминирует молодежь, доминируют люди трудоспособного возраста, доминируют представители профессий, которые пользуются спросом. Отсюда и соответствующие показатели», — сказала эксперт.

Да, экономика в Литве растет, констатирует ЕК, но нищета и социальное разобщение в Литве одни из самых больших, неравенство доходов растет, треть жителей находится на грани нищеты, неуплата налогов одна из самых больших в ЕС, в этом

«Этот список можно продолжить, не удивительно, что стало меньше людей, которые считают, что они нужны в Литве. По данным Центра мониторинга, с 2008 года число таких людей снизилось с 62% до 42%. За 8 лет — на двадцать процентов стало меньше людей, которые считают, что они нужны Литве», — заметила Сипавичене.

«Важно не останавливать эмиграцию, не лишать возможности выбора. Эмиграция как ценность — очень нужна, не является злом. Зло — эмиграция как изгнание. Не надо останавливать, лишать этой возможности, надо делать так, чтобы эмиграция была временной, побуждать реэмиграцию и оказывать помощь определившимся», — сказала Сипавичене, заметив, что возвращение — это еще более сложный для людей процесс, чем эмиграция.

«Таким людям приходится не только решать проблемы, связанные с возвращением, но и сталкиваться с негативным мнением жителей Литвы — неудачник, чего ты сюда приехал. Поэтому сложна не только фактическая ситуация, но и психологические проблемы. А реальной помощи на самом деле мало», — сказала эксперт.

Однако Сипавичене предлагает также подумать о разумной политике иммиграции. По ее словам, опыт и исследования других стран показывают, что разумная иммиграция не вытесняет местных жителей и не мешает вернуться уехавшим.

«Напротив, она может увеличить экономический потенциал, привлечь инвестиции, делать Литву привлекательнее для самих литовцев», — считает Сипавичене.

Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2134029


Кипр. Литва. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 марта 2017 > № 2120624

Назван самый дешевый для отдыха город Европы

Специалисты посчитали стоимость проживания, проезд от аэропорта до центра города, питание и развлечения

Город Пафос на юго-западе острова Кипр был признан самым дешевым туристическим направлением Европы. Об этом сообщает Daily Mail.

К такому выводу пришли эксперты британской компании Post Office. Они посчитали расходы на двоих путешественников в разных европейских населенных пунктах на отель (две ночи проживания), проезд от аэропорта до центра города, питание и развлечения, пишет lenta.ru.

В итоге выяснилось, что отдых в Пафосе обойдется туристам примерно в 160 евро. На втором месте рейтинга из десяти позиций оказался Вильнюс (162 евро), замыкает тройку Рига (173 евро).

В топ-10 списка в порядке убывания также попали Варшава, Будапешт, Краков, Лиссабон, Прага, Афины и Пальма-де-Майорка (Испания).

Кроме того, специалисты выяснили, что самым дорогим для туристов городом Европы стала исландская столица Рейкьявик. Двухдневный отдых там обойдется путешественникам в 637 евро.

В январе сотрудники Post Office назвали португальский регион Алгарви наиболее бюджетным туристическим направлением мира в текущем году. В рейтинг из 12 позиций также был включен и Пафос (шестое место).

Кипр. Литва. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 марта 2017 > № 2120624


Литва > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 23 марта 2017 > № 2114338

В Литве для иностранцев приравняли опыт работы к высшему образованию

Чтобы увеличить поток иностранной рабочей силы в страну, власти Литвы приняли решение признавать опыт работы зарубежных специалистов альтернативой высшему образованию.

«Нововведение касается граждан третьих стран, у которых нет диплома о высшем образовании, но которые имеют опыт работы на протяжении не менее пяти лет в какой-либо профессиональной сфере и хотят получить разрешение на работу в Литве в качестве высококвалифицированного сотрудника», - поясняет министр экономики Миндаугас Синкевичус, пишет The Baltic Course.

«Мы не говорим тем самым, что пять лет опыта работы эквивалентны диплому. Но мы утверждаем, что минимум пять лет соотвествующей профессиональной практики, например, в сфере IT, доказывают, что кандидат является высококвалифицированным специалистом», - добавляет министр.

По словам Миндаугаса Синкевичуса, целью нововвведения было облегчить для бизнеса трудоустройство зарубежных специалистов.

Напомним, что среди стран постсоветсткого пространства Литва находится на верхних строчках по популярности у высококвалифицированных работников.

Литва > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 23 марта 2017 > № 2114338


Украина. Литва > Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 9 февраля 2017 > № 2078399

Литовское правительство решило облегчить трудоустройство некоторых специалистов из третьих стран и надеется привлечь таких работников из Украины, сообщил премьер-министр Саулюс Сквярнялис.

"Если смотреть на статистику последних лет, то тех люди тех профессий, о которых мы говорим, приезжают из Украины. Я считаю, что мы видим тот же процесс в соседней Польшей. Там ситуация более либеральная. По нашим данным, так несколько десятков тысяч украинцев, которые успешно интегрировались в трудовой рынок, создают добавочную стоимость и позволяют бизнесу развиваться", - заявил премьер в четверг в интервью радиостанции Ziniu radijas.

По его словам, правительство, облегчая трудоустройство иностранных специалистов, создало достаточные предохранители для того, чтобы не пострадал рост зарплат местных жителей.

В среду литовское правительство одобрило список профессий для облегченного порядка трудоустройства специалистов некоторых сфер из-за границы, в частности, программистов, специалистов в сфере информационных технологий, инженеров различных сфер, техников. Эти положения будут действовать в отношении приезжих не из стран Евросоюза. Внутри самого сообщества все его граждане могут работать в другой стране без разрешения.

Украина. Литва > Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 9 февраля 2017 > № 2078399


Украина. Литва > Миграция, виза, туризм > minprom.ua, 9 февраля 2017 > № 2076509

Литва хочет видеть украинских заробитчан

Правительство Литвы решило облегчить трудоустройство некоторых специалистов из третьих стран и ждет больше украинских работников. Об этом заявил премьер-министр страны Саулюс Сквернялис в интервью радио Ziniu radijas.

"Если смотреть на статистику последних лет, то люди тех профессий, о которых мы говорим, приезжают из Украины. Я считаю, что мы видим тот же процесс в соседней Польше. Там ситуация более либеральная", – сказал он.

По нашим данным, так несколько десятков тысяч украинцев, которые успешно интегрировались в трудовой рынок, создают добавочную стоимость и позволяют бизнесу развиваться, сказал премьер.

По его словам, правительство Литвы, облегчая трудоустройство иностранных специалистов, создало достаточные предохранители для того, чтобы не пострадал рост зарплат местных жителей.

Эти положения будут действовать в отношении приезжих не из стран Евросоюза. Внутри самого сообщества все его граждане могут работать в другой стране без разрешения.

Ранее сообщалось, что власти Чехии увеличили в 2 раза квоту для трудовых мигрантов из Украины. Власти Польши также намерены стимулировать дальнейший приезд трудовых мигрантов из Украины.

Украина. Литва > Миграция, виза, туризм > minprom.ua, 9 февраля 2017 > № 2076509


Литва. Болгария. Эстония. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > gazeta-pravda.ru, 20 января 2017 > № 2051240

Стена как истерический символ

Автор: Юлюс ЯНУЛИС. г. Вильнюс.

Вслед за Эстонией и Латвией Литва тоже решила отгородиться забором от Российской Федерации. Кстати, и опыт такой уже есть. Забор на деньги Евросоюза сооружён на границе с Белоруссией. Там он установлен на отрезке длиной 100 километров (общая граница с Белоруссией составляет 600 километров), но от экономических эмигрантов и контрабандистов не защищает. Местные жители с обеих сторон прекрасно ведают, как эту стену обойти или преодолеть.

ТЕПЕРЬ Литва намерена построить забор на границе с Калининградской областью, на что уже выделено из бюджета 3,6 миллиона евро. Забор соорудят на 135-километровом участке — от реки Неман до озера Виштитис, где пересекаются границы Польши, Литвы и России. Работы должны завершиться в этом году. Рядом с забором будет установлена современная система наблюдения, средства на неё планируют найти в 2018 году.

До сих пор границу между государствами обозначали лишь специальные знаки и 13-метровая контрольная полоса. Возможность установить забор появилась после того, как завершились работы по демаркации границы с Калининградской областью.

Власти республики пытаются убедить: это будет не китайская стена, а всего лишь преграда для проникновения контрабандистов, нелегалов, ибо именно так эффективнее удастся защитить экономические интересы не только Литвы, но и других стран. Министр внутренних дел E. Мисюнас сказал, что искать такое решение для защиты границы с Калининградской областью заставляет плохая геополитическая ситуация. «Забор — это знак, что соседнее государство мы расцениваем как агрессора», — подчеркнул Мисюнас. Бывший министр охраны края ярая русофобка Р. Юкнявичене в свою очередь отметила, что «забор имеет символическое значение, он не остановит танки и другую военную технику, но покажет: мы в Литве оцениваем ситуацию реально».

«Ограждение, которое планируется возвести на границе с Россией, необходимо прежде всего для того, чтобы обеспечить экономическую безопасность Литвы, — говорит литовский премьер С. Сквернялис. — В нашей программе чётко указано: наша цель в том, чтобы к 2020 году граница с Республикой Беларусь и Калининградской областью Российской Федерации охранялась при помощи современных средств. Это обеспечит прежде всего нашу экономическую безопасность, а если говорить о нелегальной миграции, то эти вопросы тоже были бы решены».

Все прекрасно понимают, что забор, который Литва планирует построить на границе с Калининградской областью, это просто истерический символ: «Мы вас так не любим, мы вас так ненавидим, сделать с вами мы ничего не можем, так хотя бы забор поставим».

Когда-то Запад обвинял Германскую Демократическую Республику за возведение Берлинской стены, а в 1989 году радовался: «Наконец-то «железный занавес» рухнул!» А теперь тот самый Запад, продвинувшийся далеко на Восток со своими организациями НАТО и ЕС, строит свои стены.

Литва. Болгария. Эстония. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > gazeta-pravda.ru, 20 января 2017 > № 2051240


Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 9 января 2017 > № 2062092

Исчезающая Литва

Эмигранты продают последнее жилье и увозят родителей.

Ромас Садаускас-Кветкявичюс, Delfi.lv, Латвия

Продавцы недвижимости в Алитусе уже практически забыли те времена, когда под Новый год возвращались эмигранты и расхваливали все их непроданные квартиры, участки и дома. Руководитель агентства по недвижимости Алитуса Miroda Рима Миткене и представитель Ober House в Друскининкай Ричардас Клинцарас говорят, что увеличивается число эмигрантов, которые приняли решение не возвращаться в Литву и просят продать последнее оставшееся тут имущество.

Эмигранты решают не возвращаться

Самое старое агентство по недвижимости Алитуса Miroda действует с 1999 года. Его руководитель Рима Миткене говорит, что эмиграция на столицу Дзукии в плане недвижимости в разные периоды оказывала разное влияние. В начале века, до кризиса инвестирующие в недвижимость в родном городе эмигранты повышали спрос. А сейчас появились противоположные тенденции. Решив окончательно не возвращаться на родину, бывшие алитусцы продают оставшиеся тут квартиры, вывозят стареющих родителей и продают их дома.

Солдаты из 173-го воздушного батальона ВВС США прибыли для проведения совместных американо-литовских военных маневров

«В те времена, примерно в 2005—2007 годах эмигранты привозили деньги и покупали в Алитусе квартиры, дома и участки. Редко когда говорили о полном разрыве связи с Литвой. Нечасто все продавали. После этого был период когда приобретение недвижимости было минимальным. Цены еще были высокими, потом продавцы жилья их снижали, но тем не менее массово никто не покупал», — вспоминает агент по недвижимости. Примерно с 2010 года были одиночные сделки, когда эмигранты еще покупали участки и квартиры, но делали это только те, кто решился вернуться в Литву. «Они уже вели себя по-другому нежели до кризиса. Если накануне Рождества покупают участок, то подготавливают проект, а весной уже что-то начинают строить. Не осталось инвесторов, которые говорили: у меня есть деньги — куплю, пусть будет», — сказала Миткене.

Ситуация в этом году печальная

А вот ситуацию этого года предприниматель называет печальной, так как жители Алитуса возвращаются из-за границы, чтобы продать тут последнее жилье — квартиру которая стояла тут пустой 8 или 10 лет и они платили за коммунальные услуги только для того, чтобы вернуться сюда на несколько недель во время отпуска. «Возвращаются, чтобы продать дом, который так и не был достроен, участки, которые когда-то стоили дорого и на которых они мечтали что-то строить», — рассказывает агент. Она свидетельствует, что сами эмигранты говорят, что приняли решение брать кредит или покупать жилье именно в той стране, в которой когда-то думали лишь временно заработать. «Как раз недавно общались с женщиной, которая продает последнюю квартиру в Алитусе, она уехала к своим детям в Англию, когда до пенсии оставалось 5 лет. Теперь из Литвы, в которой она отработала 30 лет, получает пенсию в размере 200 евро и еще 100 фунтов английской пенсии», — рассказывает Миткене.

Друскининкай: 15-20% клиентов — те, кто не вернется

Тем временем предприниматели из Друскининкай, представитель агентства Ober House Ричардас Клинцарас говорит, что около 15-20% его клиентов — это жители Друскининкай, которые эмигрировали за границу и решили не возвращаться. «Например, на улице Атейтес с я продаю квартиру эмигрантов, которую они начали ремонтировать, однако изменили планы и решили продать», — сказал представитель агентства по недвижимости. Участками для строительства частных домов интересуется еще меньше эмигрантов, нежели квартирами.

Он отметил что до кризиса жители курорта часто выезжали за город и строили там жилье. Однако сейчас тенденции противоположные. Сейчас квартиры в городе более популярны, чем участки и усадьбы. «В Друскининкай раньше бежали за город от высоких цен на отопление, но отопление подешевело заметно, а если еще проведена модернизация, которая изменила облик города!.. Например на улице Атейтес жители некоторых домов платили за отопление до 10 литов за квадратный метр, а теперь платят около 1 евро», — констатировал Клинцарас.

Литва > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 9 января 2017 > № 2062092


Литва > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 9 января 2017 > № 2031035

Литовцы в массовом порядке продают родину

Увеличивается число эмигрантов, которые приняли решение не возвращаться в Литву и просят продать последнее оставшееся тут имущество.

Самое старое агентство по недвижимости Алитуса Miroda действует с 1999 года. Его руководитель Рима Миткене говорит, что эмиграция на столицу Дзукии в плане недвижимости в разные периоды оказывала разное влияние. В начале века, до кризиса инвестирующие в недвижимость в родном городе эмигранты повышали спрос. А сейчас появились противоположные тенденции. Решив окончательно не возвращаться на родину, бывшие алитусцы продают оставшиеся тут квартиры, вывозят стареющих родителей и продают их дома.

«В те времена, примерно в 2005—2007 годах эмигранты привозили деньги и покупали в Алитусе квартиры, дома и участки. Редко когда говорили о полном разрыве связи с Литвой. Нечасто все продавали. После этого был период когда приобретение недвижимости было минимальным. Цены еще были высокими, потом продавцы жилья их снижали, но тем не менее массово никто не покупал», — вспоминает агент по недвижимости.

Примерно с 2010 года были одиночные сделки, когда эмигранты еще покупали участки и квартиры, но делали это только те, кто решился вернуться в Литву. «Они уже вели себя по-другому нежели до кризиса. Если накануне Рождества покупают участок, то подготавливают проект, а весной уже что-то начинают строить. Не осталось инвесторов, которые говорили: у меня есть деньги — куплю, пусть будет», — сказала Миткене.

А вот ситуацию этого года предприниматель называет печальной, так как жители Алитуса возвращаются из-за границы, чтобы продать тут последнее жилье — квартиру которая стояла тут пустой 8 или 10 лет и они платили за коммунальные услуги только для того, чтобы вернуться сюда на несколько недель во время отпуска. «Возвращаются, чтобы продать дом, который так и не был достроен, участки, которые когда-то стоили дорого и на которых они мечтали что-то строить», — рассказывает агент.

Она свидетельствует, что сами эмигранты говорят, что приняли решение брать кредит или покупать жилье именно в той стране, в которой когда-то думали лишь временно заработать. «Как раз недавно общались с женщиной, которая продает последнюю квартиру в Алитусе, она уехала к своим детям в Англию, когда до пенсии оставалось 5 лет. Теперь из Литвы, в которой она отработала 30 лет, получает пенсию в размере 200 евро и еще 100 фунтов английской пенсии», — рассказывает Миткене.

Тем временем предприниматели из Друскининкай, представитель агентства Ober House Ричардас Клинцарас говорит, что около 15-20% его клиентов — это жители Друскининкай, которые эмигрировали за границу и решили не возвращаться. «Например, на улице Атейтес с я продаю квартиру эмигрантов, которую они начали ремонтировать, однако изменили планы и решили продать», — сказал представитель агентства по недвижимости. Участками для строительства частных домов интересуется еще меньше эмигрантов, нежели квартирами.

Он отметил что до кризиса жители курорта часто выезжали за город и строили там жилье. Однако сейчас тенденции противоположные. Сейчас квартиры в городе более популярны, чем участки и усадьбы. «В Друскининкай раньше бежали за город от высоких цен на отопление, но отопление подешевело заметно, а если еще проведена модернизация, которая изменила облик города!.. Например на улице Атейтес жители некоторых домов платили за отопление до 10 литов за квадратный метр, а теперь платят около 1 евро», — констатировал Клинцарас.

Литва > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 9 января 2017 > № 2031035


Литва > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > gazeta-pravda.ru, 13 декабря 2016 > № 2006570

Пасынки на родной земле

Автор: Юлюс ЯНУЛИС. г. Вильнюс.

Разного рода экономисты, политологи, журналисты продолжают твердить об успехах, которых Литва якобы достигла за минувшие 27 лет с момента обретения в декабре 1989 года «свободы и независимости», несмотря на то, что с тех пор эта небольшая прибалтийская республика лишилась пятой части жителей. Подсчитано, что до Нового, 2017 года «свободную и независимую» страну покинет миллионный соотечественник. Чёрным юбилеем назвали в Литве это событие.

КАЖДЫЙ ЧАС из республики выезжают в поисках лучшей доли пятеро её жителей, ежедневно — 120. Для сравнения: в сейме Литвы заседает 141 депутат. Больше половины трудовых мигрантов — люди в возрасте от 19 до 35 лет. Затраты Литвы на то, чтобы вырастить ребёнка, составляют около 60 тысяч евро. Соответственно миллион литовских мигрантов означает, что государство зря потратило 60 миллиардов евро. При этом госдолг страны недавно достиг 17 миллиардов евро. Еврокомиссия подсчитала, что из-за эмиграции и низкой рождаемости Литва к 2030 году утратит 35% жителей трудоспособного возраста — это самый большой показатель в ЕС.

Данные Департамента статистики Литвы свидетельствуют об устойчивой тенденции оттока населения. Первый серьёзный взрыв миграции случился после вступления страны в Евросоюз в 2004-м, потом была волна, пришедшая вместе с финансовым кризисом.

В нынешнем году за 6 месяцев из страны уехали 22,6 тыс. человек (за тот же период 2014-го — 17 тыс.), что означает рост на 24%. 2016-й, таким образом, имеет все шансы повторить рекорд 2011 года по темпам оттока населения — 54 тыс. человек.

Согласно прогнозам, к 2040 году в Литве будут проживать меньше 2 млн. человек (сокращение по сравнению с 2011-м, когда проводилась последняя перепись населения, на 34%).

Граждане Литвы стремятся уехать в более благополучные с точки зрения социальной защиты европейские страны. Миграция дамокловым мечом нависла над республикой. Старение населения оказывается тяжёлым грузом для пенсионной системы и бюджета. Меньше всех по показателю средней европейской продолжительности жизни живут граждане Литвы. Республика уже настолько остро испытывает демографическую проблему, что даже кардинальное повышение рождаемости не компенсирует нехватку населения трудоспособного возраста, что приведёт к острым проблемам в области содержания пенсионеров.

Член городского совета Каунаса П. Якштас представил программу проекта по повышению численности жителей города, иначе, как заметил чиновник, «через двадцать лет в Каунасе может и вовсе не остаться литовцев». Он также подчеркнул, что на сегодняшний день жители города бегут за границу из-за нехватки рабочих мест, и заявил о необходимости поддержки молодых семей как на уровне государства, так и на уровне самоуправления. Аналогичная программа в скором времени может быть представлена в сейме Литвы.

Бежать из страны людей заставляют низкая заработная плата, высокие налоги, безработица, социальная безысходность. Но главным и определяющим фактором является безразличие власти к собственным гражданам, которые чувствуют себя пасынками на родной земле.

У новой власти — коалиции аграриев и соцдемократов — пока нет чётких рецептов лечения этой болезни. Правда, впервые за 8 лет в республике задумались об увеличении пособий, составляющих 102 евро в месяц, для неимущих, лишившихся работы.

А число людей, находящихся на грани нищеты, растёт с каждым годом. В зимние месяцы литовцы платят до 200 евро только за отопление, в то время как в среднем жители страны получают после вычета всех налогов порядка 700 евро. Экономические причины и гонят их из страны. Власть радуется, что «лишние люди» исчезают с рынка труда, таким образом уровень безработицы в прошлом году снизился до 8,6%. Кроме того, переводы от работающих за пределами Литвы тогда составили 3,3% от литовского ВВП.

В республике сейчас насчитывается 130 тыс. безработных. Большая часть из них вынуждена жить на государственные пособия — на 102 евро. Это на 278 евро меньше минимальной зарплаты, которая составляет 380 евро и по-прежнему остаётся самой низкой в Европе.

Сегодня две трети жителей Литвы (более 1,8 млн. человек) считают, что жизнь в стране постоянно ухудшается. В этом уверены практически все слои населения.

Литва > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > gazeta-pravda.ru, 13 декабря 2016 > № 2006570


Литва. Сирия. Ирак > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 12 декабря 2016 > № 2002552

Литовские СМИ сообщает о побеге из страны 35 беженцев, прибывших в республику по европейской программе распределения мигрантов. Проблему с переселенцами, прибывающими в Литву, изучили местные социологи, сообщает «Литовский курьер».

«Существуют две группы беженцев – одни искали безопасное место, зарегистрировались в программе и попали сюда, другие – ехали в Германию или Швецию, но на границе Македонии были задержаны и, опять же, зарегистрировавшись в программе, попали к нам. Это больше выбор Литвы, а не беженцев. Однако насколько Литва самостоятельна в выборе – это уже другой вопрос», – говорит руководитель Вильнюсского отделения Международной организации по миграции Аудра Сипавичене.

На стадии предложения беженцам Литвы для эмиграции никто из просителей об этой стране даже не слышал. Ни названия, ни географического расположения, подчеркнула эксперт. После регистрации в программе с выбором конкретного пункта назначения беженцы получают часть информации, но менять точку назначения уже нет возможности, и пока мигранты остаются в лагерях Италии, Греции или Турции, они в Интернете собирают информацию о будущем месте жительства. И тут наступает разочарование.

«Мы видим, говорят беженцы, что жители Литвы сами бегут из страны, так как же мы будем там жить? И это их начинает беспокоить еще до отъезда», – продолжила А. Сипавичене.

«Приехав в Литву, они чувствуют что-то вроде разочарования, так как думают, что едут в Евросоюз, где действуют одинаковые стандарты, но когда начинают смотреть в Интернете и видят, что люди бегут из Литвы, то присутствует эффект неоправданных надежд. И они очень эмоционально начинают жаловаться», – добавляет социолог Игнас Зокас, руководитель центра изучения общественного мнения Spinter tyrimai.

Так как в Литве нет эмигрантской диаспоры выходцев с Ближнего Востока, то мигранты отмечают как положительный момент размещение их в Центре приема беженцев для адаптации. Страхи у эмигрантов начинаются тогда, когда нужно покидать стены приюта, своих соотечественников и устраивать жизнь самостоятельно – искать работу, жилье и т. д. Интеграцию, в первую очередь, осложняет отсутствие жилья. Это проблема номер один, говорят эксперты. Вторая проблема – работа, и желательно по специальности, но тут уже сразу возникает третья проблема – языковой барьер.

«На изучение литовского языка положено 96 часов. Согласно обновленной интеграционной программе, мы планируем добавить еще 96 часов, для тех, кто хочет учиться. Но это лишь основы. Хотел бы отметить, что беженцам не хватает мотивации для изучения литовского языка. Я знаю, что некоторые более-менее удачно изучают при этом немецкий, планируя выехать в Германию. Раньше выделялось 190 часов на изучение языка, но готовясь к наплыву беженцев, количество часов было уменьшено до 96. Однако проблема еще и в том, что не все приезжие умеют писать. Особенно – женщины. А образованность некоторых беженцев ограничивается 3-4 классами», – рассказывал директор Центра приема беженцев в Рукле Робертас Микуленас.

У опрашиваемых мигрантов поинтересовались их видением перспективы. Респонденты разделились на две группы. Одни намерены выехать, в основном, в Германию, либо вернуться назад, в Сирию и Ирак. Несмотря на угрозу жизни.

«Здесь им не удается интегрироваться. И, не касательно исследования, у нашей организации есть проект «Добровольное возвращение» и мы получили несколько заявлений вернуть их в Грецию, Турцию или Сирию. Но наша программа не разрешает возвращать людей в небезопасные страны либо в страны транзита», – сказала А. Сипавичене.

Литва. Сирия. Ирак > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 12 декабря 2016 > № 2002552


Литва. Норвегия. Великобритания > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 6 декабря 2016 > № 2002529

Больше трети жителей Литвы думает об эмиграции и хотели бы уехать, хотя бы временно. Почти половина из них хотела бы отправиться в Норвегию, Великобританию или Ирландию.

Таковы результаты опроса, проведенного по заказу DELFI компанией Spinter tyrimai 19-27 октября.

Выяснилось, что 28,9% жителей Литвы хотели бы покинуть страну, но только временно. 9,6% намерены уехать навсегда. 61,5% сказал, что не думает об эмиграции. Об эмиграции чаще думает молодое поколение (18-25 лет) респондентов, люди с небольшими и средними зарплатами, жители районных центров. 33,6% участников опроса сказали, что в их ближайшем окружении, в семье (дети, родители, братья, сестры) есть эмигранты. Чаще всего такие родственники есть у жителей районных центров и сел, людей с небольшими и средними доходами.

У тех, кто хочет уехать, спрашивали, в какую страну они хотели бы уехать. Чаще всего речь шла о Норвегии — 20,7% и Великобритании — 20,2%. Норвегию чаще называли люди среднего возраста, жители районных центров и сел. Великобритания по-прежнему привлекает молодежь (18-25 лет), жителей крупных городов. Третья по популярности страна эмиграции — Ирландия. Туда хотели бы уехать 12,7% тех, кто думает об эмиграции. 8,7% хотели бы уехать в Швецию, 7,6% — в Германию, 7,5% — в США. Еще 5% хотели бы уехать в Швейцарию, 4,4% — в Голландию.

Далее идут Испания, Бельгия, Канада, Италия и Россия. У людей спрашивали, по какой причине они хотели бы эмигрировать. Можно было выбирать из нескольких вариантов ответа. Выяснилось, что 83,4% думают об этом ради перспективы получения большей зарплаты. 33,7% указали также, что хотят больше возможности самореализации. Этот вариант чаще выбирали молодые люди 26-35 лет, люди с высшим и жители крупных городов. 17,2% хотели бы покинуть Литву ради лучших бытовых условий.

На них чаще рассчитывают люди с небольшими доходами, средним образованием, представители группы 26-55 лет. Важным показателем является и погода. Ради лучшего климата хотели бы эмигрировать 17% респондентов. Из-за климата Литву чаще готовы покинуть женщины. 13% участников опроса указали, что чувствуют себя в Литве недооцененными, дискриминируемыми. 10% сказали, что в Литве у них нет работы. Еще 6,2% указали, что хотели бы уехать из-за семейных обстоятельств, а 4,2% боятся военного конфликта.

В опросе участвовали 1002 респондента в возрасте 18-75 лет.

Литва. Норвегия. Великобритания > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 6 декабря 2016 > № 2002529


Украина. Литва > Агропром. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 5 декабря 2016 > № 1995491

Литовские поля пашут украинцы

Delfi.lt, Литва

Украинцы уже не только управляют литовскими тягачами, работают на стройках, но и пашут литовские поля. Фермер Инга Чернюте из Купишкского района осенью трудоустроила в своем хозяйстве 4 механизаторов из Украины.

Замдиректора паневежской Биржи труда Аудроне Бигузене сказала, что на 10 месяцев этого года в округе трудоустроили 181 иностранца, эти 4 — единственные, кто работает в сфере сельского хозяйства. Больше всего в Литве украинских водителей — 78, на втором месте — монтеры металлических конструкций — 11. Все трудоустроенные в округе иностранцы в этом году — украинцы и белорусы, большая их часть — 132 — трудоустроены в паневежских компаниях.

Чернюте — первая, кто трудоустроил в своем хозяйстве иностранцев. Она сказала, что ей нужны трактористы, комбайнеры и другие работники для сельхозтехники. Нанять украинцев она решила после неудачного опыта работы с местными работниками. По словам Чернюте, среди местных было трудно найти ответственных и непьющих механизаторов. Частая смена работников особенно во время страды — не на пользу большому хозяйству, которым владеет женщина. Вот она и решилась искать работников за рубежом.

Трудоустройство украинцев заняло несколько месяцев. Иностранцы живут в хозяйстве Чернюте. Пока она рада их ответственному отношению к работе. Фермер не стала называть, какую зарплату платит иностранцам. По словам Чернюте, и другие фермеры интересуются возможностью трудоустройства иностранцев, но их пугает долгая процедура оформления документов. Бигузене не считает, что работники из-за рубежа спасут наших работодателей. По ее словам, в Литве много безработных, которых можно обучить разным ремеслам и специальностям.

Биржа труда уже некоторое время готовит работников по просьбе работодателей. Точнее, собирает желающих и посылает на курсы. В основном это люди 30–45 лет, становится больше людей в группе 50 лет и старше. Молодые безработные, особенно люди со специальностью, более разборчивы при выборе места работы, хотят получать большую зарплату. По словам работников Биржи труда, работодатели идут к ним навстречу в вопросе повышения зарплат. По их словам, прошло время, когда кассирам в магазинах предлагали минимальную зарплату.

Украина. Литва > Агропром. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 5 декабря 2016 > № 1995491


Литва. Украина. Польша > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 29 ноября 2016 > № 2002481

Сложная ситуация в стране заставляет украинцев все чаще иcкать работу за границей. О том, как это происходит в Литве, на примере историй трудовых мигрантов рассказывает Deutsche Welle.

На главной литовской бирже труда, количество украинцев, обращающихся в это учреждение за разрешением на работу, постоянно растет. «В 2012 году с такой просьбой к нам обратилось 1916 человек, в 2014-м — 3157, в 2015-м — уже 4419. В текущем году мы уже выдали разрешения 6014 украинцам», — говорит Юрате Баублене, представитель биржи труда.

Татьяна Дзюба находится в Литве по рабочей визе, являясь соучредителем и директором общественной организации «Inovatyvios švietimo programos jaunimui» («Инновационные программы образования для молодежи»). При этом Дзюба также зарегистрировала на Украине фирму, которая помогает жителям страны связаться с работодателями в Литве и Польше и найти там работу.

Татьяна призналась, что литовский язык дается ей с трудом. В разных госучреждениях, где вся документация на литовском языке, ей иногда приходится пользоваться услугами переводчика. По словам Татьяны, процесс трудоустройства в Литве более сложный, чем в Польше. Нужно подготовить и предоставить целый пакет документов. В итоге, чтобы получить рабочую визу, приходится ждать от двух с половиной до трех месяцев. В Польше же, по ее словам, все формальности занимают всего около недели.

Нериюс Мачюлис, главный экономист Swedbank в Литве, соглашается с тем, что, хотя в стране много свободных вакансий, негативное влияние на трудовую миграцию из других государств, в том числе и из Украины, оказывают бюрократические барьеры. Мачюлис также добавляет, что не лучшим образом на желании работать в Литве сказывается и уровень зарплат в стране (минимальная — 380 евро, средняя после вычета налогов — 600 евро). По мнению экономиста, по этим причинам число украинских трудовых мигрантов в Литве будет расти медленно.

Тем не менее, указывает Татьяна Дзюба, украинцы начинают больше интересоваться работой в Литве, чем в Польше: «Рабочие утверждают, что в Литве с ними поступают более честно, более строго контролируют фирмы, пригласившие на работу иностранцев. В Польше предлагают ту же работу, что и в Литве, иногда даже обещая более высокую зарплату. Но потом начинают делать разные вычеты, в результате получается намного меньше». По выражению Дзюбы, в Литве иностранные рабочие чувствуют себя более защищенно и уверенно, отмечая, что литовцы к украинцам относятся дружелюбно.

Литва. Украина. Польша > Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 29 ноября 2016 > № 2002481


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Миграция, виза, туризм > tourinfo.ru, 10 ноября 2016 > № 1992191

На днях АТОР сообщил о росте спроса к турам в страны Балтии. Однако российские туроператоры не разделяют оптимизма ассоциации, заявляя о отрицательной динамике продаж.

Сергей Ромашкин, генеральный директор компании «Дельфин» удивлен появившейся информации АТОР о стабилизации и росте продаж на прибалтийском направлении. В интервью Туринфо он рассказал, что Латвия с начала года просела на 20%, Литва потеряла 10%, а Эстония лишилась 50% российского турпотока. «Возможно, падение по Эстонии – долгосрочные последствия слабой маркетинговой активности на российском рынке. Эстония

Сергей Ромашкин, "Дельфин":

С начала 2016 года спрос на туры в Литву упали на 10%, в Латвию - на 20%, в Эстонию - на 50%

никогда не уделяла большого внимания нашему рынку, ориентируясь все же на другие. В тройке прибалтийских стран она всегда занимала последнее место. На первом месте, после того, как из Юрмалы ушли наши медийные мероприятия, располагается Литва».

По словам генерального директора компании «Жарков Тур» Андрея Жаркова, ни о каком росте на прибалтийском направлении речи быть не может. «Как может увеличится поток на направлении Эстония и Литва, если эти страны делают все возможное для того, чтобы не давать туроператорам привозить в их страны туристов, постоянно ставят нам преграды. Ну рассчитывают они на самостоятельных туристов и пусть рассчитывают. Нам хочется, чтобы все наладилось, но, думаю, дальше будет еще хуже. Чуть лучше обстоят дела с Латвией, поток туда налаживается, посольство страны ведет грамотную политику.

Очень важный момент для туристов – стоимость визы, в Латвию она стоит 35 евро, тогда как в Эстонию и Литву – 80 евро».

Лариса Аханова, PR-директор туроператора TEZ Tour, рисует более радужную картину. Возмождно потому, что в портфеле компании туристические предложения по эти странам появились только весной 2016 года и у туроператора еще нет сравнительной оценки. «Лидером с первого дня продаж является Латвия. На втором месте Литва, затем Эстония. Когда мы анализировали спрос, понимали, что в первую очередь будут пользоваться сити-брейки ( 4 дня/3 ночи) и оздоровительный отдых на курортах Балтийского моря. В целом у стран Балтии хороший потенциал, они пользуются ровным спросом, в силу бюджетности, отсутствия языкового барьера и возможности добраться разными способами».

С точки зрения предложения, по словам эксперта, все страны Балтии находятся примерно в одном ценовом сегменте и довольно похожи по своим возможностям.

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Миграция, виза, туризм > tourinfo.ru, 10 ноября 2016 > № 1992191


Латвия. Литва. Украина. СЗФО > Металлургия, горнодобыча. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 1 ноября 2016 > № 1969039

Много лет в Риге действует Клуб любителей камня, который возглавляет один из самых известных мастеров в Балтии, художник Сергей Алексеев. Особая любовь мастера – янтарь. Многие искренне удивляются, узнав, что, оказывается, латвийского янтаря не существует, а в странах Балтии давно идет передел рынка.

«В Латвии своего янтаря толком никогда и не было, а был калининградский. Есть понятия: коренные месторождение и аллювиальные — наносные. В Латвии находят янтарь аллювиального происхождения. В Калининграде самые большие на Земле запасы янтаря: его там огромные пласты, от них отходят «тоненькие ручейки» — в том числе и к нам», — сказал Сергей корреспонденту Sputnik.

В море янтарные пласты разламываются, размываются — и кусочки породы выносятся водами к берегу. Хотя в Латвии можно и на суше янтарь копать, куда доходят калининградские пласты. Но находки, если и были, то совсем незначительные. Янтаря на суше тут очень мало.

Это подтверждали и советские специалисты, занимавшиеся здесь геологоразведкой. Вот в Литве, в той же Паланге, янтаря больше — она ближе к Калининграду.

Одно время в Латвии чуть ли не весь янтарь, который здесь продавали туристам, был из Калининграда. Но теперь его тут хорошо, если треть. В самом Калининграде янтарь массово скупают китайцы. В Поднебесной янтарь — культовый камень и лечебный, плюс его еще и в промышленности массово используют.

В далеком прошлом жители приморских районов после сильных штормов собирали корзины янтаря кусками размером с голову, а потом топили ими печи.

Но это время закончилось. Только за последний год цена на янтарь в Калининградской области подскочила в 25 раз. Качественный янтарный шарик диаметром 2,6 сантиметра там стоит минимум 300 евро.

Достоверно неизвестно, меньше ли Россия экспортирует в Латвию янтаря. Но у него конкурентов становится больше.

Сами судите, килограмм необработанного колумбийского янтаря стоит 70-90 долларов, калининградского – больше 1 000 евро (и цена уверенно растет). Латиноамериканского янтаря (на вид – зеленоватый, по весу – самый легкий) тут пока лишь 5%, но видна тенденция к росту. Зато украинского – более 60%. И он на 15-20% дешевле калининградского.

«Украинский янтарь (например, в районе Клесово) в массе своей добывается без контроля со стороны государства, и там, где его копают, даже милиция боится появляться», — говорит Сергей.

«На Украине янтарь добывают варварски: до горизонта лунные пейзажи, вывороченные пни и гниющие стволы – там, где еще несколько месяцев назад был густой живой лес. К янтарным пластам проталкивают трубу, подают воду, она под огромным напором вымывает янтарь с глубины, а на поверхности его вылавливают сачками — прямо в жиже. Человек, чтобы попасть на день на «янтарный Клондайк», платит «смотрящим» изрядные суммы (иногда до 500 долларов) – за право добычи», — продолжает эксперт.

«Зато теперь в этом деле преуспели литовцы: у наших соседей потоком делают украшения. Но еще больший поток — китайский. Литовцы поставляют в Китай сырье — куски янтаря (как правило, калининградского или добытого на нелегальных плантациях на Украине). В Поднебесной все обрабатывают и поставляют в Латвию уже готовые изделия как «символ Балтии», — замечает Сергей.

Ну а потом в Ригу приезжают скандинавы или россияне, думают, что покупают латвийские изделия из местного дорогого сырья, а на деле выходит, что приобретают украинский янтарь или украшения made in China.

Латвия. Литва. Украина. СЗФО > Металлургия, горнодобыча. Миграция, виза, туризм > telegraf.lv, 1 ноября 2016 > № 1969039


Литва > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > gazeta-pravda.ru, 31 октября 2016 > № 1953813

Прибалтийский блеф

Автор: Андрес СЕПП. Юлюс ЯНУЛИС. г. Вильнюс.

Молодёжь покидает страну

ВПРОШЛОМ ГОДУ страну покинули 19,3 тысячи юношей и девушек. Это 43,2% всех уехавших, сообщает департамент статистики при министерстве финансов. Эмиграция молодых растёт. В 2014 году она составляла 15,9 тысячи человек — 43,4% всех эмигрантов.

Отмечено замедление реэмиграции. Если в 2014 году домой вернулись 8,2 тысячи человек в возрасте 14—29 лет, то в 2015-м — только 7,3 тысячи юношей и девушек.

В регионах ситуация ещё плачевнее: люди уезжают даже из крупных и успешных городов. В бывшем городе литовских атомщиков 30-тысячном Висагинасе молодёжи практически не осталось. Жители в возрасте от 14 до 29 лет составляют лишь 15,3% населения, это 4590 человек.

Число желающих учиться в Литве уменьшается с каждым годом. Это свидетельствует о том, что массовая эмиграция молодёжи продолжается. Большинство отправляются учиться или работать в Европу. В этом году в литовские вузы было подано 30931 заявление — на 5% меньше, чем в 2015-м. На сегодняшний день договоры с вузами заключили 23468 человек — на 9,8% абитуриентов меньше, чем в прошлом году, но 7463 человека приняты не были либо вообще отказались от планов учиться в Литве. Молодёжь не стремится поступать в высшие учебные заведения республики из-за низкого качества образования и высокой стоимости обучения. Плата за учёбу в ведущих литовских университетах фактически не отличается от платы в европейских вузах.

Население Литвы продолжает сокращаться. С начала нынешнего года страну уже покинули на 6,5% человек больше, чем за аналогичный период 2015 года.

Литва > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > gazeta-pravda.ru, 31 октября 2016 > № 1953813


Польша. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 сентября 2016 > № 1905761

Чья проблема поляки и русские Литвы?

Римвидас Валатка, Delfi.lt, Литва

Результаты опроса Baltijos tyrimai, недавно объявленные в СМИ, словно окатили холодным душем. Опрос показал, что не только большинство наших русских, но и большинство поляков живет в культурном и информационном пространстве России, а не Литвы или Польши.

Поэтому наши нацменьшинства не видят опасности угрозы со стороны России и даже восхищаются Владимиром Путиным. Целых 66% респондентов среди русских и почти столько же поляков считают Россию дружественной по отношению к Литве страной.

Опрос традиционно сопровождался волной национального возмущения: вот какие неблагодарные, коварные, особенно поляки, настоящая «пятая колонна». А такая реакция — это даже хуже чем кремлевское влияние на наши нацменьшинства. Значит, мы за четверть века не только ничего не сделали, чтобы наши поляки и русские отождествляли себя с Литвой, но мы даже не хотим ничего менять.

Даже большинство наших министров никогда не ездили в Шальчининкай (до 1939 года находился в составе Польши — прим. ред.). Как политики, так интеллектуалы за редким исключением о поляках отзываются с презрением, как об ополяченных литовцах, говорят, что их надо «обратить назад», в лучшем случае — как об агентах Польши.

Против поляков настроена и элита, которая о наших поляках зачастую знает только то, что наговорит Вальдемар Томашевский, и что поляки все время чего-то хотят, но власть якобы не должна уступать Варшаве. Нередко нотки такой неприязненной риторики можно услышать в речах лидеров партий и даже в выступлениях президента. Фокусируя свой взгляд на Томашевском, литовцы почти не видят других поляков — криминалистов, профессоров, врачей, рокеров, спортсменов.

Что уже говорить о русских. Не только литовцу из провинции — многим политикам не под силу перечислить несколько имен известных в Литве русских. Политики и чиновники быстро переняли привычки бывшего старшего брата, а это не дает нацменьшинствам практически никакого пространства и толкает их в объятия потенциального врага.

Но от националистического возмущения результатами опроса, какие же плохие поляки и русские, ничего не изменится. То, что немалая часть поляков и русских с любовью смотрит на Путина, это проблема Литвы, а не Польши. И очень серьезная проблема. Только можно ли ее решить, если власти не только не согласны вернуть полякам им их реальные имена и фамилии, но еще и гордятся своим варварством, а интеллектуалы с искаженными от злобы лицами безостановочно готовят холодец пропаганды, оправдывающий это варварство?

Мы гордимся праздниками песни, но задумывались ли вы о том, что это праздники не Литвы, а только литовцев? Ведь на них нет места для учеников из польских и русских школ. «Праздник песни должен стать праздником Литвы, а не только литовцев, а Совет этнической опеки должен начать заботиться и о наследии поляков, русских, евреев», — пишут в вехах политики национальных общин консерваторы Андрюс Кубилюс, Лауринас Кащюнас и Гедиминас Казенас. По их мнению, государство обязано поддерживать и культуру национальных меньшинств, а унаследованный от оккупантов Русский драмтеатр эту задачу не решит. Авторы этих вех отмечают, что нацменьшинства страдают и от нехватки интеллигентов, а экономическая, социальная и культурная нищета ведет к нищете демократии.

Стоит отметить еще несколько замечаний консерваторов. В Вильнюсе, несмотря на то, что он является колыбелью многонациональности, нет своего музея, который помог бы нам самим преодолеть нашу национальную замкнутость. Авторы вех подчеркивают, что интеграция начинается с общения, поэтому школам предлагают программу «Познай Литву», чтобы ученики могли приехать познакомиться с наследием в Вильнюсе и Вильнюсском районе, познакомиться с русскими и польскими сверстниками.

Все это и еще много другого наше государство упустило. Но лучше позже, чем никогда. Только не застрянут ли эти разумные предложения в парламенте, который стал резерватом народников? То, что предложения консерваторов существенны, показывают и результаты опроса.

Бедные и малообразованные поляки и русские занимают более пропутинскую позицию, чем те, которые окончили университеты и живут лучше. это особенно явно просматривается на примере вильнюсских поляков и литовцев, большинство из которых считают путинскую Россию недружественным по отношению к Литве государством. У нас есть две возможности: протянуть руку нашим полякам и русским или спать еще 20 лет и окончательно проспать 1/6 часть гражданского народа.

Польша. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 сентября 2016 > № 1905761


Белоруссия. Литва > Миграция, виза, туризм > belta.by, 21 сентября 2016 > № 1908293

ОАО "Технобанк" с сегодняшнего дня начинает выплачивать Tax Free по чекам компании Tax Card, оформленным в Литве, сообщили корреспонденту БЕЛТА в банковском учреждении.

В Технобанке пояснили, что для выплаты Tax Free по чекам компании Tax Card, оформленным в Литве, сумма покупки должна быть не менее 55 евро. "Обязательным условием для выплаты Tax Free по всем чекам является наличие на них штампа таможни", - рассказали в банке.

При возврате Tax Free наличными комиссия взиматься не будет.

Чек Tax Free - это документ, который выдают покупателям при покупке товара за границей и по которому они могут получить возврат уплаченного НДС. Налог на добавленную стоимость в разных странах, где действует система чеков Tax Free, может составлять от 3% до 25%.

Белоруссия. Литва > Миграция, виза, туризм > belta.by, 21 сентября 2016 > № 1908293


Россия. Литва > Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 29 августа 2016 > № 1878607

«А что вы будете делать, когда нападут русские?»

Истории жизни русских людей, которые после распада СССР оказались в Прибалтике

Владимир Ващенко

«Газета.Ru» продолжает серию публикаций о том, как сложилась судьба русских людей, которые после распада Советского Союза оказались в бывших национальных республиках. На этот раз истории наших соотечественников из стран Прибалтики, первой из которых в серии будет Литва.

Сергей Благонадежный, 37 лет

Я родился и вырос в столице республики — Вильнюсе. В детстве это был абсолютно русскоязычный город, и я не чувствовал никаких проблем, связанных с межнациональными отношениями. Более того, жизнь в республике выгодно отличалась от той, что была в большинстве других регионов Советского Союза. Здесь гораздо легче было достать товары, которые для всей остальной страны были диковинкой, — например, джинсы или японский магнитофон. И хотя уже в конце 1980-х начинались определенные события (тот же Балтийский путь, когда жители Эстонии Латвии и Литвы выстроились в живую цепь длиной сотни километров, требуя независимости), тогда ребенком я всего этого не понимал. У меня не было никаких забот, наша семья была состоятельной, по советским меркам. В семье была машина, дача, мы ездили каждый год летом отдыхать в Палангу на море. И я даже и подумать не мог, что что-то в этом плане в принципе может поменяться.

События, перевернувшие все, наступили в Литве чуть раньше путча 1991 года в Москве.

В марте 1990 года правительство республики провозгласило независимость от Москвы. Горбачев ее не признал. Началось двоевластие. Мои родители не понимали, что им делать и что вообще происходит. Поднялись резко цены на все, так как Москва пыталась ввести против Вильнюса что-то вроде санкций. Кончилось все вводом советских войск в январе 1991 года. Насколько помню, как только мои родители и их русские друзья об этом узнали, вздохнули с облегчением: сейчас военные наведут быстро порядок и все это закончится. Но произошло все по-другому. Произошел то ли штурм, то ли еще что-то (сейчас историки спорят, что там было на самом деле) Вильнюсского телецентра, погибли 13 человек, в том числе боец спецназа КГБ СССР. После этого войска почему-то выводят, и начинается праздник литовского национализма. Все литовцы сразу заговорили по-своему, а на нас, русских, стали косо смотреть. Впрочем, Вильнюс всегда был культурным городом, и дальше кривых физиономий и обзывательств дело не шло. Но

обидно, когда твоего отца, который всю жизнь отдал для того, чтобы построить в Литве промышленность и ее инфраструктуру, называют в глаза оккупантом, а он не может ничего ответить, так как обзывающих восемь, а он один. И ты, 12-летний мальчик смотришь, как его унижают.

Вообще в Литве жили три основных этноса: литовцы, поляки и русские. Надо отдать должное литовскому правительству, после распада СССР оно дало гражданство всем, вне зависимости от национальности. У нас нет такого дикого понятия, как «паспорт негражданина», как в Латвии и Эстонии. Тем не менее на нормальную работу без знания литовского языка быстро стало невозможно устроиться. Мои родители его, понятное дело, не знали. Но самое страшное было не это. В 1993 году дела на заводе отца стали идти плохо, и его по частям стали продавать непонятно кому. Отец сильно из-за этого переживал. Вечером как-то он возвращался с работы на машине, встал на светофоре и внезапно умер. Врачи сказали, что оторвался тромб. Зарплаты моей матери (она работала в детском саду) вряд ли хватило бы даже для того, чтобы прокормить ее саму. В итоге она стала челноком — возила польскую обувь и одежду. Что-то продавала в Литве, а что-то привозила в Петербург, где продавала на местных рынках. Само собой, этот полулегальный бизнес стали «крышевать» бандиты по разные стороны границ. Самое смешное, что одно время этой «крышей» пыталась стать чеченская группировка. Это закончилось разборками со стрельбой в Варшаве, мама стало этому свидетелем, потом чеченцы куда-то делись. Но насколько я помню, мама всегда возвращалась после этих поездок сама не своя от страха и нервов.

Я же пошел в школу, как и все дети.

Политика местных властей была довольно хитрой: они не запрещали формально русские и польские школы. Но при этом делали так, что школы для русских располагались в максимально неудобных районах, поэтому везти туда маленьких детей было часто невозможным делом.

Польша же после этого стала поддерживать своих соотечественников на государственном уровне. Варшава и сейчас дает деньги на содержание детских садов и школ для поляков, а также польских культурных центров. Поэтому поляки тут живут сплоченной общиной, даже имеют свои политические партии в литовском парламенте.

Россия же своих бывших сограждан бросила. В итоге многие отдавали детей в литовские школы, где им с младых ногтей вдалбливали про то, что все русские — это оккупанты, что это бескультурные и грубые люди, в общем, всякую чушь.

Но на выходе ребенок ненавидел Россию и русский язык. Разумеется, что все русскоязычные названия тут же переменили на литовские (Проспект Ленина быстро стал Проспектом Гедемина), весь документооборот был переведен на литовский язык и так далее. Бывали случаи, когда дети, окончив литовские школы, даже со своими русскими родителями принципиально не говорили по-русски. Ну а мне повезло: меня отдали в русскую школу. При этом литовский язык там преподавала литовка Дайва Гренювене, которая принципиально не разговаривала с нами по-русски. Позже я узнал, что она ненавидит русских, но преподавателем она была от бога. Я потом понял, что это было мое второе везение: я освоил в совершенстве и русский, и литовский языки. Многие русские дети так толком и не выучили местный язык, в том числе и потому, что ходили в русскую школу, где хорошего учителя литовского не нашлось.

После спада первой волны национализма стало попроще. В принципе литовцы в большинстве своем очень воспитанные и спокойные люди, и если бы правительство и СМИ их не накручивали, у нас не было бы конфликтов в принципе. Например, многие мои знакомые литовцы с удовольствием ходят на концерты Бориса Гребенщикова в Вильнюсе (а он часто приезжает в наш город). При этом он часто путает Латвию с Литвой в своих монологах со сцены, но местные так его любят, что прощают ему подобные шалости. Просто у властей страны очень быстро появилась такая мода: все внутренние проблемы вроде безработицы или подорожания продуктов сваливать на Россию. При этом литовское руководство «успешно» профукивало все лучшее, что осталось от СССР. Яркий пример здесь — судьба АЭС под Висагинасом на северо-востоке страны. Она обеспечивала электроэнергией всю страну. Но ее потребовали закрыть как условие вхождения Литвы в Евросоюз, дескать она опасна для экологии. В итоге ток стали покупать втридорога частично у Болгарии, частично у России.

Но при этом, если почитать местные СМИ, виноваты все равно русские и советская оккупация.

Самое неприятное, когда сталкиваешься с этим на бытовом уровне. Как-то раз мы с друзьями поехали на выходные в Каунас (второй по величине город в стране). Там меня здорово отметелили местные литовцы, когда узнали, что я русский. Позже я узнал, что в Каунасе в принципе не любят вильнюсцев (это как противостояние двух столиц в разных странах), а тут еще и русский — ну просто грех, с точки зрения местных гопников, не докопаться. Однако вскоре я понял: драться литовцы не очень-то любят. Если не испугаться и как следует дать хотя бы одному, кто на тебя напал, то даже если их несколько, остальные к тебе не полезут. Я всегда дружил со спортом, и дать зарвавшемуся хаму по лицу для меня было не проблемой.

Ну а через некоторое время я окончил школу. Мама стала болеть и пришлось поступать на заочное отделение Вильнюсского педагогического университета. Днем я работал. В те годы в столице страны был строительный бум (продлился до мирового кризиса в 2008 году), и я подрабатывал на стройке. Деньги были не очень-то большие, но на жизнь хватало. При этом в юношеские годы я понял главное отличие русских и поляков от литовцев. Славяне любят жизнь: для нас нормальным было посидеть на Барбакане с пивом (высокий холм в центре Вильнюса) и петь песни под гитару всю ночь.

Мы воспринимаем жизнь во многом через эмоции. В литовской же культуре их не принято проявлять открыто.

При этом литовцы гораздо дисциплинированнее: если сказано прийти на работу в 9.00, то придут в девять. А не в полдесятого. И на работе литовцы работают, а не бегают перекуривать каждый час. Но общаться мне было проще с русскими или поляками: они ближе мне были по характеру.

Вскоре страна вступила в ЕС и стало можно ездить на Запад работать. Появились люди, бизнес которых состоял в перевозке людей в Великобританию или Германию на заработки. Моя мама совсем расклеилась к тому моменту. Ходить стала с трудом. Денег в Литве для ее лечения стало заработать весьма трудно, семья залезла в долги. Я поехал в Абердин (Шотландия), где работал на заводе по производству рыбных продуктов. Мы с несколькими литовцами работали по 10–12 часов, труд был очень тяжелый (отступая в сторону, хочу сказать, что они были классными ребятами, мы очень сдружились тогда, но, к сожалению, живем теперь в разных странах). Но, по меркам Литвы, нам платили очень прилично. Я легко отдал долги и вообще, отработав восемь месяцев, я приезжал на короткое время в родной Вильнюс, где чувствовал себя королем, мог позволить себе любой ресторан или кафе, угощал друзей, которые, не зная толком литовского, не могли найти нормальной работы даже дома. Само собой, у меня не было проблем с женщинами.

У меня были две подруги в Вильнюсе, а иногда я позволял себе ездить отдохнуть в Клайпеду, где цены еще ниже на все развлечения. Это портовый город, где немало одиноких женщин, мужья которых ушли в рейс.

Само собой разумеется, я оплачивал лечение матери, денег на это хватало с избытком. Все это продолжалось до 2015 года, когда Литва поменяла свои дешевые литы на евро и разница в ценах в Великобритании и здесь перестала быть столь существенной. Но еще раньше, к 2013 году, у меня начались проблемы с суставами. Работать в Абердине приходилось в помещении, где температура доходила до -20 градусов, таковы условия хранения рыбы. Из-за перепада температур я и подорвал здоровье, от последствий этого я до сих пор не отошел.

Сейчас я вернулся в Литву, устроился работать менеджером в спортивный зал (я по образованию учитель физкультуры). Помимо этого я с моими приятелями-поляками создал что-то вроде небольшого бизнеса. Мы организуем приезд туристических групп в город. В Вилюнюс приезжает много поляков, они считают, что это исторически их город. Приезжают сюда и англичане с немцами. В общем, на туристах вполне можно зарабатывать, за несколько лет мы вполне наработали себе репутацию.

Отдельно несколько слов нужно сказать о десоветизации и присоединении Крыма. Все памятники советской эпохе были вскоре после 1991 года демонтированы. Но их не выбросили на помойку, а свезли в Парк Гутас, где его владелец берет немалые деньги за экскурсии по нему.

Официальная точка зрения властей в том, что с 1941 по 1990 год Литва была оккупирована СССР. Если человек подвергает сомнению это утверждение, то для него это может кончиться тюрьмой.

При этом власти разрешали нам всегда отмечать День Победы. 9 мая все, кто хотел, надевали георгиевские ленточки и шли возлагать цветы на Антокольское кладбище, к памятнику советским воинам, которые погибли при освобождении Вильнюса от фашистов. Один раз нам даже разрешили пройти маршем по проспекту Гедемина. При этом толпа литовцев нам орала вслед: «Геда, геда!» («Позор» — лит.). Мы за все это время привыкли к такому отношению и не обращали внимания. Но все изменилось в тот год, когда РФ присоединила Крым. 9 мая 2013 года на Антоколовку пришло огромное количество людей, причем было неожиданно много пожилых литовцев! Люди поняли вхождение полуострова в Россию как сигнал «можно быть русским, можно даже быть советским, это больше не стыдно» (а здесь в Литве это в глазах многих одно и то же). Все местные националисты притихли, никто не вышел нам мешать. При этом в СМИ усилилась в разы антироссийская пропаганда, все стали говорить, что вскоре крымский сценарий будет и здесь. А в армию вернули обязательный призыв. Зачем это России и как она это сделает — никто не задумывался. Это все вызвало характер истерии.

Никогда не забуду, как моя знакомая, учительница в школе, русская, рассказала, как ее спросили литовские дети: «Учительница, а что вы будете делать, когда на нас нападут русские?» Мальчику, который задал этот вопрос, было 8 лет.

Повторюсь, если бы не национализм со стороны властей и СМИ, то проблем было бы меньше в разы. Обычно в общении со своими приятелями-литовцами я сознательно обхожу политику и национальный момент — и тогда у нас сохраняются прекрасные отношения. Более того, как-то с ними я поехал на экскурсию в Киев. Русский язык из всей компании знал только я. Там все время мои знакомые держались меня: я был кем-то вроде переводчика, и они слушали с интересом каждое мое слово про историю этого древнего города.

Я часто задавал себе вопрос: а почему же я не уехал в Россию?

Тем более что год назад умерла моя мать и по большому счету в Литве меня ничего не держит. В Петербурге у меня жила родная бабушка, он нее осталась квартира, и мне есть куда приткнуться на первое время. Тем более что многие мои знакомые, с кем я учился и рос, давно переехали либо на российскую территорию, либо в развитые страны Европы. Я не знаю, как ответить себе на это однозначно. Во-первых, я хорошо знаю историю родного брата. Он женился на русской и переехал в Питер. Я не могу передать словами, с какими трудностями он столкнулся при получении вида на жительство, как он вставал в 4.00 утра, чтобы занять километровую очередь в ФМС, сколько денег потратил на переводы документов на русский язык и так далее. Я знаю, как мне быть, если у меня возникнут проблемы в Литве или в Великобритании, мы живем в едином правовом поле.

Но меня пугает российская действительность с точки зрения отношения к людям.

Второй момент гораздо более важный. Все-таки Вильнюс — это моя родина. Я не знаю, как я буду жить без возможности погулять по Ужупису (исторический район города) или Пушкиновке, без Барбакана и многих других мест, так дорогих моему сердцу. При этом я однозначно чувствую себя русским, мне проще всего говорить и думать по-русски. Кроме того, общаться мне легче всего тоже с русскими. Наша культура устроена так, что даже с малознакомым человеком ты можешь обсудить практически все: от политики до покупки новой машины. У нас не стыдно сказать собеседнику: «У меня все хреново», и он выступит в роли психотерапевта. В литовской культуре не принято говорить о проблемах, там принято показывать в общении, что у тебя все хорошо (даже если это и не так). Так что я с удовольствием приезжаю в Петербург в гости к брату или друзьям, но переехать туда насовсем вряд ли решусь.

Россия. Литва > Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 29 августа 2016 > № 1878607


Абхазия. Литва. СФО. ДФО > Миграция, виза, туризм > ved.gov.ru, 24 августа 2016 > № 1932763

С 29 августа по 25 сентября пройдет научно-исследовательская экспедиция красноярских спелеологов в пещеру Сарма, расположенную в Абхазии, в горном массиве Арабика. Об этом сообщается на сайте НИА-Красноярск.

Как отмечается в сообщении, в настоящее время пещера Сарма является второй по глубине пещерой мира. Её глубина составляет 1830 метров. Примерно такую высоту можно представить, поставив друг на друга шестьдесят девятиэтажных домов.

В состав экспедиции в этом году вошли не только спелеологи Красноярска, но и ученые из Литвы, Владивостока, Томска, Новосибирска.

Спелеологи планируют найти новые проходы и продолжить исследование пещеры еще на больших глубинах, а также провести ряд научных экспериментов по зоологии и микробиологии пещерной полости.

«Apsny.ru»

Абхазия. Литва. СФО. ДФО > Миграция, виза, туризм > ved.gov.ru, 24 августа 2016 > № 1932763


Литва > Миграция, виза, туризм > gazeta-pravda.ru, 11 августа 2016 > № 1857935

Судьба Тируляя

Автор: Юлюс ЯНУЛИС. г. Рига.

ЕЩЁ СОВСЕМ НЕДАВНО Тируляй, небольшой посёлок на севере Литвы, процветал, в нём проживала почти тысяча жителей, большинство из них работали рядом, на торфянике. Основанный в 1953 году Тируляй вскоре стал уже посёлком городского типа. Люди получали бесплатные квартиры, садовые участки, строили собственные дома, дети ходили в детский садик, потом — в школу, рядом были амбулатория, больница, аптека, почта, библиотека, три магазина.

В первые годы так называемой независимости республики торфяник прекратил свою деятельность, жил продажей продукции, заготовленной на несколько лет вперёд. Впоследствии производство возобновилось, однако теперь здесь трудятся чуть больше двадцати рабочих. Поговаривают, что добычу торфа вообще скоро прекратят, создадут заказник для журавлей. Для жителей работа есть только летом — в лесу, у крестьян — на собственных участках. К зиме доходы заканчиваются, все спешат оформить социальные выплаты. Так и живут из года в год вот уже 26 лет.

Сегодня Тируляй стал городом-призраком: запущенные многоэтажки, пустые улицы, заколоченные окна домов. Многие молодые люди переехали в соседние города, другие эмигрировали. Остались только пенсионеры и инвалиды. Основная школа недавно упразднена, есть только начальная, ученики старших классов каждый день отправляются на учёбу за несколько километров.

Постоянно работающих врачей не осталось, семейный доктор появляется пару раз в неделю. Больница разрушена, почта закрыта, библиотека «временно» не работает. Дорога пришла в негодность, сообщение с соседними районами осуществляется только два раза в неделю.

Тируляйцы с ностальгией вспоминают прошедшее советское время, когда многие из них всю жизнь работали на государственном предприятии, пользовались всеми правами советского человека. Ликвидация производства, последовавшие за этим безработица, эмиграция молодёжи уничтожили обыкновенный городок Литвы. К сожалению, это не единичный случай.

В детстве мы зачитывались книгой археолога П. Тарасенко о тайнах озера и торфяника Тируляй. Сегодня никаких тайн уже не осталось, как и процветавшего когда-то городка. Грустно, да и только.

Литва > Миграция, виза, туризм > gazeta-pravda.ru, 11 августа 2016 > № 1857935


Польша. Литва > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 18 июля 2016 > № 1828050

Названы самые дешевые города Европы для туристов

Первое место в рейтинге доступности для путешественников заняла Варшава. Вторая позиция досталась Кракову. А «бронзу» завоевал Вильнюс.

Британское издание The Telegraph опубликовало рейтинг самых дешевых городов Европы для туристического отдыха от Post Office. Аналитики сравнили 35 самых популярных среди путешественников европейских населенных пунктов по общей сумме, которую потратят туристы на проживание в трехзвездочном отеле, билет в музей, экскурсию по городу, проезд от аэропорта в центр, комплексный обед на двоих, напитки и бокал вина.

Лидером рейтинга стала Варшава. Здесь туристы в день могут потратить около €150. Следом за ним идут Краков (€170) и Вильнюс (€170). Интересно, что восточноевропейские города Краков, Прага и Будапешт не так давно заняли лидирующие позиции в рейтинге городов Европы с самой дешевой выпивкой.

Интересно, что в списке дешевых городов для туристов оказалась и Москва, занявшая девятое место между Будапештом и Дубровником. Согласно подсчетам, туристу в российской столице достаточно будет около €200 в день. Конечно, на это прежде всего повлияло снижение курса российского рубля по отношению к иностранным валютам.

ТОП-10 самых дешевых городов Европы для туристов:

1. Варшава, Польша

2. Краков, Польша

3. Вильнюс, Литва

4. Прага, Чехия

5. Афины, Греция

6. Рига, Латвия

7. Лиссабон, Португалия

8. Будапешт, Венгрия

9. Москва, Россия

10. Дубровник, Хорватия

Польша. Литва > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 18 июля 2016 > № 1828050


Литва > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 1 июля 2016 > № 1812277

В Литве упростили получение ВНЖ для иностранцев

30 июня 2016 года сейм страны облегчил условия получения вида на жительство и трудоустройство для граждан третьих стран.

Закон предусматривает, что желающие получить ВНЖ через открытие бизнеса иностранцы должны платить своим работникам не менее двух среднемесячных зарплат. Зато из закона убрали введенное два года назад правило для иностранцев по трудоустройству минимум трех работников, пишет The Baltic Course.

Кроме того, такие иностранцы смогут устраивать на работу лиц, еще не имеющих вида на жительство, но уже подавших соответствующую заявку.

Проще станет работать и жить в Литве высококвалифицированным специалистам, учредителям стартапов, связанных с новейшими технологиями или другими важными для литовской экономики новшествами. Они смогут не только быстрее получить вид на жительство, но и привезти свою семью. Соответствует ли учреждаемое предприятие понятию «стартап», оценит специальная комиссия Министерства экономики.

Литва > Миграция, виза, туризм > prian.ru, 1 июля 2016 > № 1812277


Литва. Эстония > Миграция, виза, туризм > delfi.ee, 20 июня 2016 > № 1811017

Страны Балтии: привлекательная цель для трудовых мигрантов?

Пока литовцы, латыши и эстонцы предпочитают трудиться в более богатых странах Евросоюза, их места дома занимают иностранцы. Что происходит на балтийском рынке труда, выясняла DW.

Согласно недавно опубликованным данным о рынке труда стран Балтии, Литва, Латвия и Эстония становятся местом, куда в поисках работы приезжает все больше жителей Украины, Беларуси и России. По мнению экспертов, балтийские государства, по сравнению с другими постсоветскими странами, привлекают трудовых мигрантов географической близостью, распространенностью русского языка и членством в Евросоюзе. Между тем литовцы, латыши и эстонцы предпочитают эмигрировать в Великобританию, Германию и Скандинавию.

Литва: число трудовых мигрантов растет

"В 2015 году жители иностранных государств получили почти девять тысяч разрешений на работу в Литве. Чаще всего речь идет о трудоустройстве в сфере услуг и в промышленности. Больше всего разрешений было выдано жителям Украины и Беларуси. Продлевать временные разрешения на работу чаще всего пришлось водителям-дальнобойщикам и строителям", — рассказала DW Милда Янкаускене, представитель пресс-службы литовской биржи труда.

По мнению экспертов биржи труда, количество получивших разрешение на работу граждан иностранных государств в Литве в этом году будет выше, нежели в 2015 году. Свои прогнозы эксперты обосновывают тем, что к началу июня такие разрешения уже получили 6510 человек.

Аушра Мальдейкене, известный литовский экономист, преподаватель Вильнюсского университета считает, что в потоке трудовых мигрантов из России, Беларуси и Украины преобладают представители средних и малообеспеченных слоев населения.

По ее мнению, Литву выбирают потому, что здесь можно говорить по-русски, у кого-то, возможно, здесь живут родственники, которые помогут на первых порах. Кроме того, средняя зарплата в Литве после вычета налогов составляет 583,9 евро в месяц.

DW удалось пообщаться с жителями России, которые приехали в Литву работать. "Первый раз в Литву мы с мужем приехали, когда искали где бы отдохнуть и выбрали Палангу. Нам понравилось. Теперь у нас в Паланге дом, маленькое агентство по торговле недвижимостью", — рассказала DW Елена Стукова. По ее словам, в Литве более эффективно действуют отлаженные механизмы по содействию бизнесу, нежели в России. Но, рассказывает Елена, здесь она испытала трудности при поиске специалистов для выполнения хозяйственных работ.

Другая собеседница DW Юлия Башинова, которая вместе с мужем перебралась в Вильнюс год назад, открыла частный детский сад. По словам Юлии, во время регистрации детского сада ей, в отличие от ее знакомых в Москве, у которых аналогичный бизнес, не пришлось сталкиваться с произволом чиновников.

Эстония: самая высокая зарплата

Количество трудовых мигрантов увеличивается не только в Литве, но и в Эстонии. Как сообщили DW в департаменте полиции и погранохраны Эстонии, в 2015 году было выдано 1659 видов на жительство с разрешением на работу. "Больше всего среди получивших разрешения в прошлом году было граждан Украины. В этом году такие документы получило почти семьсот иностранцев", — сообщила DW Виктория Корпан пресс-секретарь департамента полиции и погранохраны.

По мнению Владимира Вайнгорта, доктора экономических наук из Эстонии большое число украинцев, которые приезжают на заработки, объясняется тем, что здесь наблюдается дефицит специалистов в сфере металлообработки и добыче сланцев шахтным методом. Кроме шахтеров, в Эстонию также приглашают на работу высококвалифицированных сварщиков на судоремонтные предприятия.

Вайнгорт считает, что Эстония привлекает жителей Украины и других соседних стран, тем, что по сравнению с Литвой и Латвией, в ней самая высокая зарплата (около 1250 евро в месяц). При этом из Эстонии, по словам эксперта, в другие страны ЕС, в основном, уезжают сельские жители, у которых нет возможности устроиться на работу ни дома, ни в городе, где, как правило, нужны квалифицированные сотрудники.

Латвия: больше всего эмигрантов из Украины

По данным управления по делам миграции и гражданства Латвии, похожую ситуацию можно наблюдать и на латышском рынке труда. Трудовых мигрантов с Украины и из России здесь становится все больше. Если в 2012 году в Латвии официально работали несколько сот украинцев, то в 2016 году их число выросло до 1301. Стабильно растет и число россиян, получивших работу в Латвии. С 406 в 2012 году оно увеличилось до 756 человек в 2016 году.

По словам Евгении Зайцевой, аналитика из Латвии, на сегодняшний день не совсем ясно, где в основном нужны специалисты из постсоветских стран. Украинцы первоначально были приглашены на верфь Рижского судоремонтного завода. А повара работали в сетях ресторанов. Эксперт из Латвии, как и ее коллега из Литвы, считает, что в основной массе трудовые мигранты с Украины и из России, скорее всего, задействованы в тех отраслях экономики, где требуется и используется малоквалифицированный труд. По данным департамента статистики Латвии, в 2015 году средняя зарплата в стране составляла 603 евро.

Литва. Эстония > Миграция, виза, туризм > delfi.ee, 20 июня 2016 > № 1811017


Литва. ПФО > Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 28 марта 2016 > № 1701743

 Литва и Нижегородская область продолжают сотрудничество.

«И снова о Литве» - продолжение проекта сотрудничества Литвы с Нижегородской областью в сфере туризма и индустрии гостеприимства.

В ТПП Нижегородской области состоялось специальное заседание общественного Комитета по туризму и индустрии гостеприимства при ТПП НО, посвященное реализации проекта сотрудничества Литвы с Нижегородской областью. Гостями и основными спикерами заседания стали г-жа Марина Вербале – директор туристической компании «VILNIUS TRAVEL SERVICE» и г-жа Ольга Русакова - руководитель и владелец Арт-отеля «MOON GARDEN» (г. Вильнюс, Литва).

В заседании приняли участие руководители и топ-менеджеры туристических агентств и операторов по внутреннему и въездному туризму, экскурсоводы, представители ВУЗов и СМИ.

В своем выступлении председатель комитета по туризму и индустрии гостеприимства ТПП Нижегородской области Татьяна Смайл рассказала об итогах выставочных мероприятий в Москве на семинаре Ростуризма и ВТО «Современные тенденции брендинга в туристской отрасли: российский и зарубежный опыт», прошедших 21 марта 2016 года в Москве.

Основными тематическими разделами семинара Ростуризма и ВТО стали:

1.Основные тенденции брендинга туристских дестинаций

• Тенденции и стратегии брендинга туристских дестинаций в современном мире

• Новые технологии брендинга туристских дестинаций

• Влияние отзывов на туристский бренд

2. Территориальный бренд: разработка, управление, монетизация

• Территориальный брендинг в стране 1000 городов

• Зарубежный опыт брендинга туристской дестинации на примере г.Барселона

• Будущее Сибири. Опыт управления и развития всемирного бренда

• Практические примеры успешного туристского брендинга: зарубежный опыт

• Успешная практика продвижения Владивостока в рамках бренд-платформы «Открой Тихоокеанскую Россию»

• Управление территориальным брендом. Модель Осло.

• Вологодская область: практика госуправления брендом региона.

Модераторами и спикерами семинара выступили специалисты из Испании, Великобритании и России.

Одна из главных тем встречи – продолжение делового сотрудничества Нижегородской области и Литвы в сфере туризма и индустрии гостеприимства, презентация туристического потенциала Литвы и обсуждение делового визита в Литву представителей туристского бизнеса Нижнего Новгорода в апреле-мае 2016 года.

Данная встреча явилась продолжением контактов, установленных в период пребывания в ТПП Нижегородской области в октябре 2013г. литовской делегации во главе с Послом Литвы в России, а также деловых переговоров в январе 2014г. в Литве по приглашению литовской стороны и встрече в Посольстве Литвы 18 марта 2014г.; бизнес-миссии в Литву делегации Комитета по туризму и индустрии гостеприимства при ТПП НО в апреле 2014г. и визита представителей нижегородских СМИ с Литву в апреле 2014г.

Литовские коллеги представили интересные презентации туристических возможностей Литвы, как экскурсионных, деловых, развлекательных, экстремальных, так и оздоравливающих и лечебных. Обсуждались вопросы дальнейшего сотрудничества и расширения прямых бизнес-контактов между туристическим бизнесом Нижнего Новгорода и Литвы.

Встреча прошла в теплой и дружественной атмосфере. Участники встречи выразили благодарность литовским коллегам за презентацию, удивительную атмосферу гостеприимства Литвы и готовность к дальнейшему сотрудничеству.

Литва. ПФО > Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 28 марта 2016 > № 1701743


Ирландия. Литва > Миграция, виза, туризм > russianireland.com, 22 марта 2016 > № 1720922

ЛИТВА ПУСТЕЕТ

В 2015м году из Литвы эмигрировали 44,5 тыс. человек, что на 21,6% больше, чем в 2014м, а приехали в страну 22,1 тыс. иммигрантов, это на 8,9% меньше, чем в 2014 году, сообщил департамент статистики страны.

Больше всего литовцев, 19 тыс. (42,7%), уехали в Великобританию, 7,5% - в Германию, 7,1% - в Ирландию, 6,4% - в Норвегию, 6,3% - в Россию, 4% - на Украину. На 1 тыс. жителей Литвы в прошлом году приходилось 15,3 эмигрантов (в 2014 г. - 12,5), а также 7,6 иммигрантов. При этом в 2015 году в Литву из эмиграции вернулись 18,4 тыс. человек (83,1% всех иммигрантов), а иммигрировали 3,7 тыс. (16,9%) иностранцев.

В 2015 году эмигрировали 24 тыс. (54,6% всех эмигрантов) мужчин, 20,2 тыс. женщин (45,4%), т.е. уехало на 4,1 тыс. мужчин больше, чем женщин. В 2015 г. каждый третий мужчина-эмигрант был в возрасте 19-26 лет, каждый пятый - 27-34 лет. В 2015 г. эмигрировавшие женщины в возрасте 19-26 лет составили 28,5% от всех эмигранток, женщины в возрасте 27-34 лет составили 23,3%.

Большинство из эмигрировавших из Литвы в 2015 году мужчин и женщин старше 15 лет (соответственно 81,7 и 85,6%) перед отъездом из страны не работали год и дольше.

При этом по сравнению с 2014 годом число иммигрантов из Украины практически не изменилось, число иммигрантов из России и Беларуси сократилось соответственно в 2 и 1,3 раза.

Ирландия. Литва > Миграция, виза, туризм > russianireland.com, 22 марта 2016 > № 1720922


Эстония. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 16 марта 2016 > № 1691966

Такой «шенген» нам не нужен

Нильс ИОГАНСЕН

«Железный занавес» XXI века — суровая реальность. Наших спортсменов не пускают на соревнования, предпринимателям закрывают счета в банках, а туристов разворачивают на границах и в аэропортах. Корреспондент «Культуры» на собственном опыте прочувствовал двойные стандарты «цивилизованной Европы».

Длинные праздники начала марта — самое время навестить ближнее зарубежье. Именно так я и решил поступить, проехав по маршруту Нарва — Таллин — Рига — Вильнюс. Давно, со времен СССР, не был в Прибалтике...

В очередь, в очередь

На первый взгляд, трудности, с которыми предстояло столкнуться, казались преодолимыми. В посольстве Эстонии в конце февраля запись на получение визы только на вторую половину марта, неторопливый тут народец работает. Не беда, в литовском дипломатическом представительстве люди более гостеприимные и шустрые: приходите в любой день, добро пожаловать. Недельный «шенген» выдан быстро и без проблем. Заезд через Эстонию, два дня там, день на дорогу через Ригу, трое суток в Литве, оттуда же вылет в Первопрестольную — такой у меня был план.

Соответственно первым пунктом значилась Нарва, куда предполагалось прибыть поездом. В древнем датско-немецко-русском городе к осмотру намечались крепость, величественная кирха, ратуша и шведские бастионы. Собирался еще заглянуть на кладбище и отдать дань уважения офицерам армии Юденича и красноармейцам, павшим в этих местах в огненном 1918-м.

Автобус до Таллина ходит чуть ли не каждый час, недалеко и недорого. Гостиница в столице Эстонии была забронирована по международному сервису booking.com, распечатка резервирования номера с собой, карта города с маршрутом от автовокзала до отеля — тоже.

Скорый «Балтийский экспресс» доставил меня в Нарву в девять часов утра, вагон замер прямо напротив здания вокзала. Отлично, буду первым на паспортном контроле, быстренько его пройду и вперед — на обзор достопримечательностей. Но не тут-то было.

Флегматичный молодой служащий задавал дежурные вопросы, не испытывая особого интереса к очередному русскому туристу, и уже взял было в руки печать — проштемпелевать въезд. Не успел: внезапно в каморку КПП ввалился тип, смахивающий на американского копа. Он сцапал мой паспорт и произнес: «Пройдемте».

Куратор из-за океана

Процесс общения с представителем местной службы правопорядка сначала не предвещал проблем. «Куда едете, зачем, по какому маршруту, где будете жить?» — мне скрывать нечего. Заодно блеснул знанием истории, рассказал копу, как при Иване Грозном русские таможенники из Ивангорода ставили на реке Нарва подводные изгороди-ловушки, на которые напарывались днищами кораблики чухонских контрабандистов, стремившихся проскочить мимо охраняемого фарватера и не заплатить пошлины. «Да, вы хорошо подготовились к поездке», — констатировал полисмен по имени Альберт.

В отличие от своих коллег на КПП, говоривших с характерным акцентом, он походил на приезжего, больше всего — на англосакса. Отличный русский язык, явно не прибалтийский фенотип, повадки опытного «комитетчика». Куратор из-за океана?

«А теперь мы проедем в наше управление, нужно осмотреть ваши личные вещи», — такое вот неожиданное продолжение беседы. В машину рядом со мной уселся дюжий полицейский с типичной местной внешностью и манерами деревенского увальня. Этот, да, точно эстонец.

Из рюкзака пришлось вывалить все, что там было, опустошить карманы куртки. Коп фотографировал каждую вещь, в блокнотиках, которые нашлись в сидоре, снимал все исписанные странички. Особо заинтересовали его контакты местных жителей — для подстраховки через друзей-знакомых я нашел людей, готовых выступить в роли гидов-краеведов. Ведь одно дело просто ходить-бродить с путеводителем и совершенно другое, когда тебе что-то интересное рассказывают.

Барахло упаковано обратно, Альберт по третьему разу продолжает задавать каверзные вопросы. На тему того, не хочу ли я остаться в чудесной благополучной стране Эстонии, в Евросоюзе, или махнуть при помощи своего «шенгена» куда-то еще. Объясняю бдительному служаке, что неоднократно был в ЕС, ездил в США, даже до Гонконга и Японии как-то добрался. И что у меня есть дом, есть Родина. В ответ мой цербер бормотал что-то вроде «ну-ну, знаем мы вашего брата».

Нечего вам тут делать

Разговор, вместе с обыском длившийся уже более двух часов, подходил к логическому завершению. По идее, на все вопросы я ответил, криминала мне вроде бы не «шили». Однако вердикт принимающей стороны просто поразил.

— Мы отказываем вам во въезде в Эстонию.

— Да не проблема, сейчас доберусь до Питера, сяду на самолет и полечу в Вильнюс. Вы лишитесь туриста, они — нет.

— Не поедете вы ни в какую Литву, мы вам визу эту закрываем.

— На каком основании? Не вы выдавали!

— Шенгенская зона единая, имеем право. Нечего вам делать в Эстонии, и в Литве, и вообще в Евросоюзе.

— Это почему?

— А потому, что мы не понимаем, зачем вы туда едете. И бронь гостиниц у вас не проплачена.

— Так на booking.com ее и не нужно предварительно выкупать. Вы что, не в курсе, как этот сервис работает?

— В курсе. Визу закрываем, поскольку у нас нет понимания, что вы тут будете делать, куда поедете, где станете проживать.

— Так я же все рассказал, брони все показал...

— Мы вам не верим.

Опять-таки под конвоем меня проводили до КПП, который находится на мосту через реку. Вот я и в России. Стою, смолю сигаретку, подсчитываю в уме убытки и вполголоса чертыхаюсь — поездка накрылась. Рядом еще один курильщик, мужичок лет пятидесяти. Разговорились.

— Что, не пустили? Они в последнее время что-то совсем озверели. И не только в отношении туристов из РФ — недавно группу из Франции, следовавшую из Питера, завернули. А уж местных прессуют как хотят. Идет, положим, гражданин Эстонии русского происхождения в Ивангород — его пару часов в полицейском участке маринуют. Обратно — еще столько же. Просто так, чтобы жизнь медом не казалась. Списки у них есть. Даже если фамилию поменяешь на эстонскую, все равно придерутся, что шнурки не в цвет национального флага. В полицейском государстве живем, — делится наболевшим Геннадий.

И пытается успокоить — по его мнению, я не много потерял, делать в Нарве особо нечего. Крепость закрыта, в нее пускают лишь летом, костел так себе, ратуша — стандартная, как в любом мелком городке Германии. А вообще, в Нарве экономический коллапс. Центральную больницу закрыли — на ее содержание нет денег, — остался фельдшерский пункт и акушерско-родильный покой. Если что серьезное, нужно ехать в Таллин. До него чуть больше 200 км, то есть два-три часа на машине. Успеешь помереть, причем не раз.

Что скажет Страсбург?

С российским консулом в Эстонии удалось связаться только из нашего Ивангорода, в полицейском участке мобильный телефон приказали выключить. Объясняю ситуацию и слышу в ответ безнадежные охи-вздохи.

— Мы ничего не можем с ними поделать, они сейчас настроены очень негативно в отношении российских граждан. Визу не аннулировали — уже не самое страшное. Значит, можете подать на новую, в противном случае въезд в шенген вам был бы надолго закрыт, — успокоил советник-посланник посольства РФ в Эстонии Станислав Макаренко.

На маршрутке до Питера, на «Сапсане» и домой. Такой вот получился отдых, зато впечатлений — хоть отбавляй. Мой случай далеко не единичный. Скажем, в конце 2014 года под раздачу попал публицист и писатель, экс-депутат Европарламента Джульетто Кьеза. Он был арестован при въезде в Эстонию, несколько часов провел в камере, после чего его депортировали. Разгорелся большой скандал. Ведь право на свободное перемещение граждан ЕС — основополагающий принцип европейской демократии, прописанный в уставных документах конфедерации.

В настоящий момент дело итальянского политика рассматривает Страсбургский суд по правам человека, ибо эстонская Фемида вынесла совершенно ожидаемый вердикт.

— Мне огласили решение Таллинского суда, согласно которому власти все сделали правильно. Что и почему, не рассказали. Эстонцы вообще не утруждают себя какими-то объяснениями. По закону страна — член ЕС имеет право не пустить к себе гражданина Евросоюза только в том случае, если имеются документы, подтверждающие его опасность для данного государства. Но Эстония — это, по сути, колония США, творит, что хочет. Поэтому власти ЕС предпочитают с ней не ссориться, — поделился с «Культурой» г-н Кьеза.

Между тем в прибалтийской прессе вспыхнул скандал «имени меня». Ряд изданий прямо назвали запрет на въезд для «44-летнего гражданина РФ Иогансена» очередным проколом, подрывающим туристическую отрасль республики. «Гостиницы Эстонии ждут дальнейшего падения числа туристов из Финляндии и России» — гласит один из заголовков. В статье отмечается, что за 2015-й количество отдыхающих из РФ уже уменьшилось на 36 процентов, тогда как наши и финны обеспечивают до 75 процентов всего оборота местной туриндустрии. Для небольшого государства эта отрасль имеет огромное значение, почти две трети эстонского ВВП — сфера услуг, где прием иностранных гостей, их размещение, питание и развлечение стоят на первом месте. Что примечательно, без работы сегодня каждый третий эстонец трудоспособного возраста, и с такой политикой «гостеприимства» получателей пособия вскоре окажется еще больше.

— Без дотаций из европейского бюджета Эстония моментально станет банкротом, в стране начнутся волнения. А ведь по идее это государство, которое однозначно не является демократическим, не имеет никакого права состоять членом ЕС. Оно только получает деньги — итальянские, немецкие, французские, а общим правилам не подчиняется. Посмотрим, что скажет Страсбург, — рассуждает Джульетто Кьеза.

99 евро

Осадок от сорванного отпуска остался приличный. Тем не менее в другие страны Балтии я пока еще готов поехать. Например, в ту же Литву. Посмотреть на Тракайский замок, побродить по набережной Мемеля, забраться на Гору Ведьм. Визу надо восстанавливать, а посему я направил в литовское посольство письмо с объяснением ситуации, копии закрытого «шенгена» и выданных эстонскими пограничниками бумажек.

Писать в представительство Европейского союза в России не стал — итальянский политик отсоветовал. По его мнению, это бесполезно, ибо у Еврокомиссии не хватает власти (читай — суверенитета). Во всяком случае, американцам и их эстонским сателлитам они возражать не смеют.

Литовцы ответили оперативно. «Вы вправе подать документы на новую шенгенскую визу», — обнадежил советник посольства Литовской Республики в РФ Артурас Шиланскас. Подам.

Тем временем прибалтийский интернет продолжал бурлить и порой выдавал редкостные «перлы». Так, меня объявили потомком эстонских немцев, решившим разнюхать, что да как на родине предков. Огорчу авторов версии — мои пращуры давным-давно перебрались в Россию из Шлезвиг-Гольштейна. Хотя логика гипотезы понятна: хорошо известно, что, обретя независимость после 1917 года, эстонцы бросились «с кровью» вырывать собственность не только у русских помещиков, но и у остзейских немцев. В 1941-м Гитлер не стал раздувать этот скандал — вермахту требовалось «пушечное мясо». Его Эстония поставляла в избытке, снарядив целых две дивизии Waffen SS.

Но вернемся в нашу реальность. Важный и неприятный момент, о котором российским туристам, все-таки рискнувшим отправиться в Эстонию, следует знать: там воруют. По отмененному бронированию таллинской гостиницы внезапно пришло списание с моего счета. В ходе переговоров с банком выяснилось, что отель, у которого отсутствовал так называемый CVV2-код (Card Verification Value 2, три цифры на обороте карты — я его благоразумно не дал), провел операцию как «терминальную». То есть якобы с оплатой лично мной на месте, там, в Таллине. Куда я, определенно, не добрался, о чем свидетельствует «шенген» с отказом во въезде. Менеджер кредитной организации посоветовал оперативно заблокировать «пластик» во избежание новых жульнических списаний. Заблокировал. Операция будет опротестована, однако, как мне объяснили, вероятность возврата денег ничтожно мала — американская платежная система VISA встанет на сторону прибалтов.

Надеюсь, мои 99 евро спасут загибающуюся эстонскую экономику.

Эстония. Литва. РФ > Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 16 марта 2016 > № 1691966


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter