Всего новостей: 2400007, выбрано 5 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Арсюхин Евгений в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАлкогольАгропромРыбавсе
Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин

Комментарий. Как в «подбрюшье Москвы» наконец-то нормальную еду привезли

- Дамочка, шо вы смотрите. Обычные помидоры. С грядки.

- Удивительно, но после этих слов я как раз и решила купить эти помидоры. В самом деле, что я хожу да выбираю? Прекрасные помидоры. Не то, что в сетевом магазине, - сказала мне потом «дамочка».

Дело было в подмосковном Видном, это практически Москва, здания со столичной пропиской видны в Видном из любой точки. Продавец был со Ставрополья, и его южнорусская манера торговли, конечно, поражала не привыкших к тому, что продавец шутит, жителей ближайшего Подмосковья.

- Мужчина, вы куда? – мужчина замирает, как будто пулю в спину получил, - Вам что, ничего не понравилось?

Мужчина покорно возвращается. Но тут было и без ставропольского артиста прилавка на кого посмотреть. Вот женщина из Тверской области, у нее прялка, как те, старые, но на самом деле новая:

- Муж выточил.

К ней подсаживается пожилая женщина, та дает ей кудель, вроде как мастер-класс. Еще у тверичанки куклы, набитые сушеной крапивой.

- С ними надо разговаривать, - доверительно сообщает она покупательнице.

Да что вообще творится в Видном? Ярмарка выходного дня, в центре города, возле кинотеатра. Оператор ярмарки - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка». Мне уже случалось быть на ярмарке в подмосковном Голицыно, которую организовывала эта компания. Фирменный почерк прослеживается: приветливый чудак на ходулях, гармошка, аниматоры, в общем, по-русски, с удалью. Но в Видном даже интереснее, чем в Голицыно, получилось: Г-образное пространство возле кинотеатра, одно «плечо» - промыслы, мастер-классы и «активности», как говорит молодежь. Другое «плечо» - продукты питания. Сначала натешишься, потом закупишься, и домой. Очень просторно, очень рационально и грамотно все организовано.

Временно исполняющий обязанности Главы городского поселения Видное Александр Усков внимательно слушает женщину – она пришла за покупками, завидела главу, ну и воспользовалась ситуацией.

- Ну, значит, машины ставят и ставят! – экспрессивно рассказывает она.

- Как общаетесь с людьми? Лично, или по интернету? – интересуюсь, когда разговор закончился.

- И так, и так, - машет рукой Усков, и становится понятно, что 24 часа в сутки он, собственно, и общается.

- Ярмарка продлится три дня, пока что, - переходим наконец к делу, - Проводим такое мероприятие в первый раз. Цель? Цель-то понятна, качественные продукты горожанам!

Ловлю замглавы администрации Романа Харланова, потому что вопрос-то остался, а что, у людей практически в Москве – проблемы с покупкой продуктов? Оказывается, да. В Москву не наездишься, через МКАД и через пробки, а местная сетевая торговля «отжигает» - хотя она и в Москве, да и по всей России ведет себя одинаково. Как именно – вы прекрасно знаете.

- У нас тут цены вдвое меньше, чем на колхозных рынках, - говорит Харланов, - Почему с рынками сравниваю? Да потому, что сравниваю по качеству, подобное с подобным. Сюда приехали фермеры из 11 регионов, привезли свои продукты, ну а люди – люди хотят хорошо питаться.

Харланов рассказал, что главная цель – не просто три дня чтобы ярмарка пела и плясала. А чтобы местные магазины заключили бы постоянные контракты с теми производителями, кто прибыл на ярмарку, и чтобы шли постоянные поставки продуктов.

- Сетевые магазины? – уточняю.

- Ну, это вряд ли. Средний бизнес, мелкий бизнес…

А возможно, ярмарка тут и постоянно будет.

- Этот вопрос будем решать с населением.

На месте населения я бы не возражал, бетонная площадь возле кинотеатра все равно никак не используется. По словам Харланова, людей спросят, хотят ли они, чтобы ярмарка выходного дня была здесь всегда. Чтобы она была в другом каком-то месте. Они проголосуют. Ну и – ярмарке быть, как написала бы газета «Правда».

Харланов оказался вообще интересным человеком. Он-то сам всю жизнь в Видном, что для этих мест редкость, город стремительно растет, появляются новые люди со всей России, и мне стало интересно его мнение, что это за люди, как они ведут себя в городе.

- Ну, тут та проблема, что «новые люди» не воспринимают Видное как свой дом. Работают в Москве, тут ночуют, ничего их с Видным не связывает.

- Нет гражданского общества?

- Вот, точно. Но все устоится, это временное явление.

А тем временем на сцене появилась Софья, звезда телепроекта «Голос. Дети». Поет в самом деле хорошо. Как положено звезде, 13-летняя девочка не так-то и проста. Гармонист стал набирать мелодию, она жестом его остановила, обменялись птичьими профессиональными словами, вот, заиграла гармонь в другой тональности, запела. Она из Новомосковска Тульской области, в советские годы страшное было место, в воздухе воняло стиральным порошком, а недавно был – преобразился город. Одно время Софья жила в Видном и выступала перед горожанами задолго до того, как стала звездой федерального телепроекта. Захотел с ней поговорить, женщина, ее опекавшая (у звезды должен быть продюсер), засуетилась:

- Не на пекле, не на солнце!

- Ничего, мы быстро.

Я просто выяснил творческие планы певицы. Певицу манит, конечно же, волшебный мир телевидения. Хочет что-то такое делать в шоубизе. Ну, пожелаем успеха.

Глава - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка» Михаил Микоц ходит щеголем, на нем солнечные очки, вижу, ярмаркой доволен.

- Вы никогда не подбирались так близко к Москве? – задал я глупый вопрос.

- Да мы и в самой Москве работали!

Но видно, что Видное (да, тут словами бесконечно можно играть) – место, которое Микоцу по душе, он бы тут развернулся.

- Мы долго искали идеального оператора, и наконец нашли! – бросил, пробегая, глава «торгового отдела администрации» Эдвард Вагин.

Ну, нашли, и хорошо! Я, если честно, все отирался возле промыслов, таких там молодцов собрали. Тут тебе и мастер-класс по керамике: маленькая девочка садится, надевает фартучек, и бесстрашно погружает руки в глину. Тут и ковка, выкованное можно забрать с собой. Куют отец, словно сошедший с обложки книжки про русичей, и такие же его дети, сыновья, у всех волосы длинные, профили тонкие, я про одного подумал, что он девчонка, но нет, мышцы-то играют.

Затем решил постичь ярмарку самым простым способом – как покупатель. Отдал должное «просто помидорам» из Ставрополья, купил исключительно дешевой и хорошей картошки, запал на огурчики – такие, какие надо огурчики, и вместе с жителями Видного поплелся прочь, сминаемый тяжестью покупок.

Видному очень нужна такая ярмарка. Да она и всем нужна. Едим-то ведь отраву. Я для полноты картины прошелся по альтернативным точкам. Ну, сетевой магазин он и есть сетевой, непременный охранник на входе раздевает тебя взглядом, ты уже преступник для него, кричащие этикетки «Акция, скидки!» - и все несвежее, все пластиковое. Еще две бабки сидели возле аптеки, зелень и грибы. Все. Конечно, Микоцу тысячи людей «спасибо» скажут. А если получится у них в Видном обосноваться – так постоянно будут говорить.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 июля 2015 > № 1445000 Евгений Арсюхин

Комментарий. Фермерский шантаж: сожгу свое поле

«Фермер» из Курской области Анастасия Долгополова обратилась к президенту Владимиру Путину: она сожжет свое поле, потому что государство не помогло ей убрать урожай. Перед нами новое явление, хотя уже и не первое: человек объявляет себя фермером, а потом начинает давить на государство: я же фермер! Мне положено!

Долгополова, обращение которой радостно растиражировали как бы либеральные СМИ (ну как же, в пику сжиганию пармезана – сжигают родную русскую пшеницу, или что там у нее) рассказывает, что решила стать фермером год назад, когда узнала, что Россия запретила ввоз некоторых иностранных продуктов.

Видимо, г-жа Долгополова понятия не имеет о том, что существует бизнес-план, что фермерство и вообще АПК – это серьезное экономическое предприятие. Она сразу стала требовать господдержки на том основании, что она «начинающий фермер». Наконец она попала к главе Курской области Александру Михайлову, который распорядился Долгополовой помочь. Но тут уже включился плохо смазанный механизм исполнения решений госвласти, так что в итоге Долгополовой не помогли. Землю не выделили, бесхозные склады не отдали.

Тем не менее, у Долгополовой откуда-то взялось 60 га, откуда – из текста обращения непонятно. Этот участок она обработала с помощью двух других фермеров.

Ни Россельхозбанк, ни Сбербанк ей кредита не дали. В этом Долгополова видит какую-то особенную злонамеренность власти, а я вижу нормальную, расчетливую политику финансовых структур. Я бы не дал. Ведь не вернет. Зачем давать заведомо невозвратный кредит?

И вот это поле, эти 60 га Долгополова сейчас собирается нарочито сжечь, потому что ее порыв оказался не нужен, потому что ее урожай (так что она там все же посеяла?) не нужен, а главное, главное то, как она собирается это сделать:

- Решили сжечь это поле, так как выхода другого у нас нет. Продать перекупщикам за копейки? Смысла не вижу. Сделаю я это публично, вызову журналистов. Для того чтобы другие люди, которые хотят связать свою жизнь с фермерским хозяйством, подумали: а нужно ли им это? И остальные посмотрели на то, как на самом деле работают президентские программы в Курской области

Публично. В присутствии журналистов. Журналисты приедут, не сомневаюсь. Кстати, а когда в Курской области выборы? Не про это ли вся эта история?

Чудно все это. Я видел, чтобы крестьяне не сеяли на следующий год какую-то культуру, потому что не выгодно. Но чтобы сжигать то, что вырастил? Как-то это не по-людски. Не по-крестьянски.

Я вот только за, чтобы другие люди, «которые решили связать свою жизнь с фермерским хозяйством, подумали, нужно ли им это». Подумайте. Вот пишу эти строки, а по телевизору показывают очередного тошнотворного «фермера». Очередной «русский пармезан стране я дам». Даже по картинке видно, что нет там производства, нет вообще ничего, есть сухое молоко, которое бадяжат и наскоро превращают в нечто, напоминающее сыр. Зато есть журналисты и разорванная на груди рубаха:

- Я фермер! Я страну кормлю!

Рубаху можно рвать по-разному. Сложились две стратегии рвания рубах. Одни рвут ее за действующую власть и всячески стращают Америку своими продуктами. Другие рвут ее против власти, иконой стиля тут выступает, конечно, г-н Мельниченко, успешный проект «фермера-правдоруба».

Вся эта суета только отвлекает от реальных проблем реальных аграриев. Ничего путного не выйдет, если дать г-же Долгополовой да хоть сто миллионов, хоть без возврата. Но так успешно маскируется та проблема, что реальные фермеры в самом деле не могут получить нормальный кредит. Что настоящие фермеры не могут получить землю, хотя везде лежит брошенная.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 июля 2015 > № 1445000 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 июня 2015 > № 1408251 Евгений Арсюхин

Комментарий. «Деревенские деньги» пошли по стране – спасибо прокуратуре

Михаил Шляпников, фермер из Егорьевского района Подмосковья, придумавший деревенскую валюту – колионы (по имени деревни Колионово, где располагается хозяйство Шляпникова), сообщил о том, что в двух деревнях в Рязанской области также вводятся местные деньги. Ранее, помимо деревни Колионово, деревенские деньги пытались выпускать в Башкирии.

Шляпников рассказал журналистам, что посланцы этих двух деревень побывали у него. Они уже заказали формы для изготовления денег. Напомним, что Шляпников делал свои Колионы в фирме по изготовлению визиток. То есть рязанские последователи Шляпникова взялись за дело с большим размахом.

Идея сделать деревенские платежные знаки пришла Шляпникову из-за того, что высокие кредитные ставки и нестабильность получения субсидий (от последних Шляпников даже отказался) оставляют мелкого производителя без наличности на протяжении большей части года. В деревне господствует бартер. Чтобы унифицировать бартерный обмен, и заменить хаотичную систему расписок единой формой, Шляпников и придумал некую единицу – колион, приравняв пять колионов к ведру картошки.

Колионы не применяются в отношениях с внешним миром, ими не выплачивается зарплата, ими нельзя рассчитаться в местном магазине. Тем не менее прокуратура Егорьевского района усмотрела в изготовлении колионов угрозу экономической безопасности РФ. Делом вынудили заняться даже ЦБ РФ, представители которого на словах были за фермера, и преступления не видели, но к судебному заседанию прислали отписку, в которой, в частности, было сказано, что «рубль состоит из ста копеек», и что выпускать рубли может только РФ. То есть ЦБ по сути подставил «какого-то фермера». Что вряд ли кого удивило.

Суд над Шляпниковым постоянно откладывается, потому что на судебные заседания приезжает огромное число журналистов, и есть подозрение, что суд состоится тогда, когда внимание прессы ослабнет, и приговор можно будет вынести вне телекамер. Но прокуратура вряд ли рассчитывала (хотя Шляпников предупреждал), что огласка, которую получило дело из-за рвения прокуратуры, лишь популяризирует идею деревенских денег. Идея таких как бы денег назрела, говорил Шляпников автору этих строк, люди просто или не догадываются, или боятся. Однако из-за освещения казуса Шляпникова в СМИ многие фермеры поняли, как именно надо действовать, и приступают. «Всех не засудите», думают они, и отчасти они правы, потому что даже в Егорьевском районе, где налицо жесткий конфликт фермера и местной администрации, судебный процесс продвигается так себе.

Представителям же ЦБ пора выучить более тонкую науку, чем «в одном рубле сто копеек». Счастье деятелей из ЦБ в том, что они убеждают высшее руководство страны в своей компетентности. Но высокий уровень инфляции и отсутствие внятной кредитной политики вкупе с охотой за банками привели к тому, что в стране скоро не останется заемного капитала. Вот и будут в деревнях печатать фантики, приравненные к картошке. Добро пожаловать в новое средневековье, Центральный банк.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 июня 2015 > № 1408251 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 29 мая 2015 > № 1383444 Евгений Арсюхин

Комментарий. Фермера судят за суррогатные деньги

На следующей неделе, в среду, в Егорьевске Московской области пройдет суд над фермером Михаилом Шляпниковым, которого обвиняют в покушении на экономическую безопасность России и подрыв конституционного строя. Шляпников выпустил собственные деньги – калионы, по названию деревни Калионово неподалеку от Егорьевска.

По словам Шляпникова, с ним уже контактировали люди на уровне зампредов ЦБ, «дело дошло до Набиуллиной». По словам Шляпникова, ЦБ на его стороне. Там не видят ничего страшного в личных деньгах. Шляпников говорит, что инициатива в возбуждении дела целиком принадлежит местной прокуратуре. Суд на первом заседании принял к сведению заключения специалистов по денежному обращению, которые уверяют, что Шляпникова наказывать не надо.

Калионы привязаны не к рублю, а к продукту, и служат на самом деле просто расписками в бартерных расчетах. В сельском хозяйстве живые деньги бывают два раза в год, все остальное время – это эпоха расчета натурой со сложной системой «кто кому должен». Как бы деньги в самом деле упрощают такие расчеты, 5 калионов привязаны к ведру картошки, остальные танцуют от этого эквивалента. Поскольку основной бизнес Шляпникова – питомник, более крупные номиналы привязаны к одному саженцу, за который заказчик вносит предоплату.

Сами калионы напечатаны на фирме, где производят визитки. То есть могут быть сделаны кем угодно. Тем не менее в России всего два таких случая, другой в Башкирии, но там стоимость местной единицы привязана к рублю и быстро падает со временем, побуждая человека избавиться от суррогата денег. Интересно, что Шляпников встречался с башкирским коллегой, они обсуждали планы.

Суд в среду окажется прецедентным. Если фермерам разрешат выпускать собственные деньги, все этим радостно займутся, потому что это удобно.

Но вот вопрос, будет ли это хорошо. Пока калионы эмитированы на 1 миллион рублей при товарной массе, которая их покрывает, в 10 млн. То есть покрытие с запасом. Но лиха беда начало. Калионы уже стали загадочным образом торговаться на бирже биткоинов, и их курс растет. То есть суррогаты денег постепенно затягиваются в ту же систему отношений, которая извратила сущность «просто денег». Калионы хороши, пока обращаются в деревне с населением в 7 человек, где, кроме Шляпникова, нет других экономически активных субъектов.

Сам Шляпников считает свое детище удачной шуткой. Но признает, что многие готовы ее повторить.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 29 мая 2015 > № 1383444 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 12 мая 2015 > № 1366176 Евгений Арсюхин

Комментарий. Для них фермер – не профессия

В Ярославской области за долги арестовано имущество мелкого фермера. Это 8 телят, 14 кроликов, 20 куриц и 4 фазана.

Как сообщают тамошние судебные приставы, мужчина долгое время не выплачивал алименты, потому что у него не было средств. Когда долг превысил 100 тысяч, приставы арестовали имущество. То, что алименты не платил, должно подорвать доверие к этому фермеру. В самом деле, алименты платить надо. Но давайте вчитаемся в сообщение приставов, чтобы наш праведный гнев в сторону фермера сменился несколько другим чувством.

Приставы пишут, что «должник нигде официально не трудоустроен и не имеет никакого дохода и счетов в банке. В частном доме он устроил ферму и выращивал там животных на продажу». То есть в понимании приставов, в понимании государства Российского этот человек – тунеядец. И счета в банке нет, и трудовой книжки нет, и «в частном доме устроил» - да это же форменное преступление. В частном доме-то.

Этот случай дает нам возможность посмотреть, как на самом деле государство относится к фермерам и смотрит на них. Когда в Минсельхозе идут очередные ученые разговоры, что нужно ограничить право ЛПХ называться фермерами, это по необходимости прикрытые разговоры, не выдающие истинных намерений тех, кто говорит. Опасно, нужно сохранять лояльность аудитории. Но на самом деле власти хотели бы всех превратить в наемных работников. Чтобы трудовая книжка. Счет в банке. Чтобы в частном доме без скотины. С таким гражданином им удобно иметь дело. С фермерами неудобно, как неудобно было товарищу Сталину с крестьянами вне колхозов. Хорошо, когда люди колесики и винтики. Плохо, когда у них в доме телята и фазаны.

Законопроект о преследовании тунеядцев, о котором все только и говорят, крестьяне обошли стороной, потому что сами они себя тунеядцами не считают. Нет, это не про нас, думают они. Вы ошибаетесь, товарищи, с точки зрения государства вы эти самые тунеядцы и есть. «Самозанятые» в лучшем случае, но даже этот уродливый термин еще к вам несколько снисходителен. На самом деле вы тунеядцы, и вас по новому законопроекту предлагается лишить, например, страховой бесплатной медицины. То есть окончательно вычеркнуть из общества. Вы еще не понимаете, что так будет, а так будет непременно. Имейте в виду.

Идея превратить АПК в индустрию не покидает власти, и, судя по заявлениям нового министра сельского хозяйства, который собирается устроить крестовый поход за рентабельность, на этом поле ничего не изменилось. Заводы производят сталь и машины, агрохолдинги производят еду, хорошо упакованную, с яркими наклейками, огромными товарными массами. Еда поступает в гигантские магазины, где миллионы горожан ее скупают. Агрохолдинги при этом отличаются высокой рентабельностью и денег не просят (на самом деле, «своим» агрохолдингам будут всегда деньги давать, это неистребимо, но об этом мы узнаем случайно, про это не напишут СМИ). Фермеру, даже встроенному в рыночную систему (тому, кто поставляет товар в немногочисленные торговые сети «экологичной еды») в этом разгуле индустриализации места нет.

Живых коней окончательно победила железная конница, как сказал поэт. Но прочь уныние. Пока не победила, только собирается. Прелесть наших властей в том, что они могут какое угодно видение иметь, но довести до конца свои затеи все равно не в состоянии. Так что платите вовремя алименты, тем более что это по совести, и пока к вам не придут приставы, за вашими фазанами. Помощи от государства не ждите, прекратите ныть и обивать пороги, прекратите платить ловкачам, которые считают себя выразителями ваших чаяний, пустое это. Результаты их работы налицо. Просто выживайте, пока выживается. И голову пониже, чтобы государство вас не заметило.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 12 мая 2015 > № 1366176 Евгений Арсюхин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter