Всего новостей: 2500161, выбрано 1 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лесун Анатолий в отраслях: Транспортвсе
Лесун Анатолий в отраслях: Транспортвсе
Россия. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 21 мая 2017 > № 2181241 Анатолий Лесун

Анатолий Лесун: «Повышение качества обслуживания пассажиров – это не разовая работа»

В интервью «Гудку» начальник Горьковской железной дороги рассказал о новых технологиях и управленческих решениях, которые реализуются на магистрали, а также об изменениях на ГЖД к котором приведет строительство ВСМ Москва-Казань.

Горьковская железная дорога – полигон для отработки многих новых технологий и управленческих решений. Здесь развивают логистические узлы и строят новые вокзалы. На полигоне дороги будет реализовываться грандиозный проект по созданию высокоскоростной магистрали, которая со временем соединит Урал и европейскую часть страны.

– Анатолий Фёдорович, первый вопрос – о создании транспортно-логистических узлов. Растёт объём перевозок, и необходимо строить новую концепцию работы дороги. На Горьковской магистрали пилотным стал проект узла Доскино. Можно ли уже сейчас дать ему оценку и рассказать, будет ли проект масштабирован на дороге?

– Проект можно считать успешным. Несколько лет назад станция Доскино представляла собой обычный грузовой двор, где производилась погрузка-выгрузка стройматериалов для технологических нужд, путейского щебня, техники. Когда потребовалось обеспечить условия для работы нашей дочерней компании GEFCO, мы решили, что узел Доскино наиболее удобен для создания транспортно-логистического комплекса. Тогда стояла задача – помочь GEFCO организовать площадку для хранения автомобилей. Её мы решили в кратчайшие сроки, получили хороший экономический эффект. А потом стали развивать объект, провели туда дополнительные коммуникации, улучшили энергоснабжение.

Сегодня реализуется второй этап развития станции. Мы уже производим погрузку автомобилей, которые выпускаются на ГАЗе. Ближайшая перспектива – это отправка порядка ста вагонов в месяц с продукцией Горьковского автозавода. Идут переговоры и с холдингом «СИБУР», где возникла потребность создать распределительный центр поближе к Москве и которому для создания логистического центра также предложен этот узел.

На полигоне дороги реализуется ещё один проект федерального значения – логистический центр на станции Свияжск. Мы не входим в число его учредителей, но инфраструктура будущего центра по переработке грузов примыкает к нашей инфраструктуре. Поэтому дорога развивает станцию.

В целом такие логистические центры, безусловно, надо создавать, это необходимо для развития экономики. Мы рассматривали аналогичные вопросы и с другими регионами, в частности с Владимирской областью. Там тоже создаются логистические центры, но ставка в регионе делается на автотранспорт, что, с моей точки зрения, неперспективно, поскольку сегодня автодороги перегружены.

– Рассматриваете ли вы проекты, связанные с реконструкцией инфраструктуры, которые реализовывались бы на основе государственно-частного партнёрства?

– Мы уже их реализуем. В 2015 году компания «РусВинил» увеличила свои производственные мощности в Кстовском районе Нижегородской области, в связи с чем был реализован совместный проект по существенному улучшению и расширению инфраструктуры железнодорожной станции Зелецино. Подобный проект реализован и по станции Ворсма в Нижегородской области. Там наш партнёр – частный предприниматель, который занимается производством строительных материалов. В Кировской области на станции Оричи совместно с администрацией региона реализовали строительство служебно-технического здания и пешеходного моста через пути. Есть и другие примеры.

– Давайте перейдём к теме пассажирского движения. Буквально на каждом оперативном совещании президент РЖД рассказывает присутствующим о том, какие жалобы и пожелания поступили в его интернет-приёмную. Большая часть этих обращений касается содержания пассажирских станций. На Горьковской железной дороге также уже давно назрела необходимость реконструкции ряда станций. Расскажите о программе их реновации, какие работы сделаны, что намечено на ближайшее будущее.

– Основная часть населения формирует мнение о работе железнодорожного транспорта прежде всего по качеству обслуживания пассажиров. Его повышение должно быть в числе главных приоритетов нашей работы. В преддверии 2017 года мы завершили реконструкцию вокзала в Глазове. Работы проводили на условиях паритетного финансирования: пятьдесят процентов за счёт средств Удмуртской Республики, пятьдесят – за счёт средств ОАО «РЖД». Стоимость проекта составила около 460 млн руб. Я считаю, что получился прекрасный вокзал, удобный и комфортный, где развиваются дополнительные услуги и где решены проблемы маломобильных групп населения.

На железнодорожном вокзале Киров реконструирован конкорс, во Владимире в прошлом году закончилась реконструкция низких платформ под поезд «Стриж». Там же в прошлом году мы возвели платформу с выходом на конкорс, который тоже был реконструирован. Ещё одна новая платформа появилась в Дзержинске. В целом вложили около 700 млн руб. в проекты, связанные с пассажирскими перевозками дальнего следования. Также была реализована программа улучшения инфраструктуры пассажирских объектов в пригородном сообщении на сумму порядка 180 млн руб.

Я хочу подчеркнуть главное: повышение качества обслуживания пассажиров – это не разовая работа. Мы проводили на Горьковской железной дороге опрос пассажиров, чтобы знать их удовлетворённость качеством. Она составила 7,6 балла по десятибалльной шкале. А это значит, нам есть что улучшать.

Вокзал Нижнего Новгорода, требующий реконструкции, – давняя проблема. Мы рассматривали этот вопрос с руководителем Центральной дирекции железнодорожных вокзалов Виталием Вотолевским и губернатором Валерием Шанцевым. Проект реконструкции был отправлен на госэкспертизу, и в конце апреля получено положительное заключение. Работы уже начались. Проект предусматривает строительно-монтажные работы на сумму порядка 1,3 млрд руб., в том числе и для подготовки к чемпионату мира 2018 года. Работа предстоит большая, но она вполне выполнимая – мы уже сформировали календарный график. Проводить её будем с учётом летних пассажирских перевозок – нельзя ограничивать пассажиров в движении.

– Вы говорите о реконструкции вокзала Нижний Новгород. Но вокзал, который должен принимать поезда ВСМ, будет вынесен за пределы города?

– Речь о реконструкции действующего вокзала под существующую схему движения. Если говорить о высокоскоростной магистрали, на территории Нижегородской области будет пять станций. Один пересадочный узел организуется на станции Нижний Новгород-Московский, а второй – в районе аэропорта Стригино. Сегодня мы обсуждаем реконструкцию существующего вокзала с перспективой строительства нового транспортно-пересадочного узла. Это будет единый комплекс по обслуживанию пассажиров.

– Высокоскоростное движение – одна из приоритетных тем для РЖД. После того как будет запущена линия Москва – Нижний Новгород, а дальше и Москва – Казань, изменится структура пассажиропотока. Как вы готовитесь к введению в строй ВСМ? Будет ли пересмотрен подход к формированию пассажирского сообщения в пределах дороги?

– Строительство высокоскоростной магистрали – это мегапроект. В целом он даёт стране новые технологии и новые рабочие места. Но для железнодорожников совмещённое движение пассажирских и грузовых поездов накладывает дополнительные расходы на содержание инфраструктуры. Возьмём, к примеру, направление Москва – Нижний Новгород. Сегодня на отдельных участках скоростные поезда ходят со скоростью 180 км/ч. Грузовые – максимум 90 км/ч. С запуском высокоскоростной магистрали даже на направлении Москва – Нижний Новгород, а в перспективе и Москва – Казань изменятся логистика и движение пассажиров, этот пассажиропоток уйдёт на новую линию ВСМ. Пока рано говорить об этом, но мы понимаем, что поездов, которые сегодня курсируют до Москвы и обратно, не будет. Сейчас это девять пар «Стрижей» и «Ласточек» в сутки. За первые четыре месяца 2017 года они перевозили в среднем ежесуточно 6,2 тыс. пассажиров. Сняв их с маршрута, мы освободим пути для грузовых поездов. А это в конечном итоге снизит нагрузку на инфраструктуру и сократит себестоимость грузовых перевозок. Конечно, останется пассажирское движение сообщением между Нижним Новгородом и Адлером, надеюсь, будут поезда в Крым. Но структура перевозок изменится однозначно.

– Где, на ваш взгляд, было бы оптимальное место для расположения диспетчерского центра управления ВСМ?

– Мне, как начальнику Горьковской железной дороги, хочется сказать: конечно, в Нижнем Новгороде. Смотрите сами. Первый этап реализации, Москва – Казань, требует оборотного депо в Москве и оборотного депо в Казани, где организуются техническое обслуживание поездов, их уборка силами бригад. Текущий ремонт целесообразно осуществлять посередине. Вот почему мы предложили расположить депо в Нижнем Новгороде. Это выгодно технологически, учитывая перспективу развития дороги до Екатеринбурга и далее до Китая. Рассмотрено несколько вариантов, по которым проектанты провели изыскания. Было предложение разместить депо в районе Дзержинска, но там неудобная площадка, есть карстовые пустоты. Второе предложение – использовать территорию в полосе отвода у станции Нижний Новгород-Сортировочный.

А если говорить о ВСМ как о системе, то не принципиально, где будет находиться центр управления перевозками. Современные коммуникационные технологии позволят расположить его где угодно. Сегодня мы управляем из Нижнего Новгорода станциями, которые расположены за сотни километров, и в этом давно нет ничего особенного. Искать место надо с точки зрения экономики: цены, трудовых ресурсов, земли.

– Как дорога готовится к чемпионату мира по футболу?

– Сегодня мы понимаем, что за две недели нам придётся перевезти порядка 60 тыс. пассажиров. Это 45 дополнительных поездов на этот период для отправки болельщиков. При организации перевозок с учётом требований транспортной безопасности происходит определённое ограничение на транспортировку опасных грузов. Мы сегодня ведём расчёт плана формирования грузовых поездов, мощности нашей железнодорожной инфраструктуры. Нас это не пугает, практика работы показала, что мы в состоянии справиться с задачей.

Можно судить хотя бы по опыту Всемирной универсиады студентов в Казани, когда во время открытия и закрытия мы организовали массовое обслуживание пассажиров.

– В компании взят курс на снижение расходов, повышение эффективности труда. На всех дорогах сети действует программа «Бережливое производство». Могли бы вы отметить проекты, которые реализуются на Горьковской дороге в рамках этой программы?

– Не скажу, что мы изобретаем что-то новое. Всегда, при Советском Союзе, при МПС, мы занимались улучшением производственных процессов. Но системность эта работа приобрела с 2010 года. Успеха можно добиться тогда, когда коллектив увлечён этой идеей. В 2011-м в пилотном проекте по внедрению бережливого производства участвовали три предприятия, в этом году будет порядка 150. В 2017-м через реализацию проекта планируем сократить эксплуатационные расходы на 60 млн руб.

Приведу несколько удачных примеров. С 2016 года реализуем совместный проект с Северной железной дорогой. Раньше при организации грузовых перевозок из Сольвычегодска смена локомотивной бригады и локомотива осуществлялась по станции Пинюг. Мы приняли совместное решение ехать до Лянгасова парком северных машин. Только за прошлый год получили экономию 35 млн руб. Сегодня идём дальше, и теперь с учётом оздоровления инфраструктуры, укладки железобетонного пути из Сольвычегодска мы можем ехать до Мурашей без смены локомотивных бригад, и это позволит экономить ещё около 5 млн руб.

В прошлом году мы создали Центр мониторинга инфраструктуры, где выявляем предотказное состояние через оптимизацию управленческих решений. В июле прошлого года у нас прошла Ассамблея начальников дорог под председательством президента компании Олега Валентиновича Белозёрова. Я презентовал этот Центр, он получил хорошую оценку.

Сегодня мы реализуем проект создания социально-кадрового центра, чтобы систематизировать типовые технические работы с персоналом – заполнение приказов, трудовых книжек и т.д. С учётом наличия средств передачи данных мы концентрируем эту работу в одном месте, получая экономический эффект. А также освобождаем специалистов по работе с персоналом от рутины, улучшаем качество подбора и расстановки кадров. Этот проект курирует вице-президент ОАО «РЖД» Дмитрий Шаханов. Через такие проекты мы улучшаем производство, оптимизируем затраты и создаём более комфортные условия для своих работников.

– Правильно ли я понимаю, что центр, о котором идёт речь, уникальный и ничего похожего нет на других дорогах?

– Есть распоряжение вице-президента Дмитрия Шаханова о реализации подобных проектов на четырёх пилотных дорогах. Но той стадии, которая у нас, пока никто не достиг. Есть социальный центр в Новосибирске на станции Инская, но он специализируется лишь на решении социальных вопросов. Мы же сегодня обслуживаем не только РЦКУ, но и ТЦФТО, Дирекцию по тепловодоснабжению, Дирекцию аварийно-восстановительных средств, Дирекцию по эксплуатации зданий и сооружений. Готовы выполнять эту работу и за другие дороги. Мы не изобретаем велосипед, к примеру компания «Ростелеком» давно работает по этому принципу и имеет колоссальный экономический эффект.

– Президент РЖД на оперативных совещаниях регулярно цитирует обращения, которые приходят в адрес его электронной приёмной. Есть ли у вас аналогичный способ связи с работниками? С чем, как правило, к вам обращаются?

– Да, у нас есть телефон «горячей линии», его ввели в 2007 году. Любой работник Горьковской железной дороги, пользователь наших услуг в круглосуточном режиме может обратиться к начальнику дороги. Эта информация систематизируется, и по понедельникам полученные обращения рассматриваются. Раньше в день поступало до тридцати обращений. После создания филиалов и региональных дирекций часть вопросов ушла туда. Так что сегодня число обращений к начальнику дороги снизилось. Обращаются в основном по работе пригородного комплекса – изменениям в расписании, вводу остановок. Если пассажиры массово обращаются с просьбой ввести дополнительную остановку, обсуждаем ситуацию с администрацией соответствующего субъекта РФ.

– В конце прошлого года с Роспрофжелом был подписан новый Коллективный договор. В нём появились небольшие изменения, но в целом он, как и раньше, даёт работникам достаточно большие права и социальные гарантии. Как вы, являясь представителем работодателя, оцениваете этот Коллективный договор? Насколько он отвечает требованиям обеих сторон?

– Если взять историю железнодорожного транспорта, то первый Коллективный договор появился в системе нашей государственности в 90-е годы, когда экономика страны была в очень тяжёлом положении. Общаюсь с другими промышленными предприятиями, поэтому могу сказать, что такого мощного Колдоговора нет ни в одной отрасли. Мы гордимся этим. В феврале мы подводили итоги – все положения договора выполнены на 100%. Мы должны чётко понимать, что только исходя из финансовых возможностей нашей компании можно предоставлять какие-то льготы и гарантии. Главное, что в Колдоговоре прописаны не только обязанности работодателя, но и ответственность работника перед работодателем за выполнение трудовой и технической дисциплины. В новом Коллективном договоре убраны те положения, которые расписаны в федеральных законах, это абсолютно правильно – зачем трактовать то, что положено по закону?

– Компания полностью выполнила обязательства по Коллективному договору. Сотрудники поступили так же пунктуально? Не было нарушений со стороны трудового коллектива?

– Безусловно, компания – это живой организм. У нас есть «бракоделы» и нарушители трудовой дисциплины. Руководители предприятий поступают с ними согласно закону. Если нарушители не поддаются воспитанию и не улучшают свою работу – мы с ними расстаёмся. Здесь важна позиция профсоюза, она должна быть принципиальной.

– В транспортном сообществе обсуждаются плюсы и минусы либерализации тяги. Как лично вы относитесь к возможности передачи локомотивов в частные руки и созданию конкурентного рынка?

– Я выскажу своё личное мнение. Возьмём для примера вагонный парк. Сегодня вагонами управляют операторы. Одной из целей такого реформирования было снижение себестоимости перевозок за счёт рыночной конкуренции. Я не могу сказать, что тарифы значительно упали. Исходя из этого опыта локомотивной тяге необходимо крайне осторожно переходить к экспериментам.

Второй немаловажный вопрос – обеспечение безопасности движения. Сегодня, когда и локомотив, и бригада наши, выстроена стройная система управления процессом перевозок, управления безопасностью движения. Вместе с тем отдельные случаи нарушения Правил технической эксплуатации железных дорог всё-таки происходят. А когда придёт частник, как это будет организовано? Поэтому на данном этапе к либерализации тяги, мне кажется, переходить рано.

Беседовал Алексей Харнас

Россия. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 21 мая 2017 > № 2181241 Анатолий Лесун


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter