Всего новостей: 2397727, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Фаллико Антонио в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Россия. ДФО > Финансы, банки > regnum.ru, 5 сентября 2017 > № 2464714 Антонио Фаллико

Накануне Восточного экономического форума (ВЭФ) председатель совета директоров банка "Интеза" Антонио Фаллико рассказал в интервью ТАСС о своих ожиданиях от форума, а также о планах банка на Дальнем Востоке. Кроме того, он коснулся темы санкций и объяснил, как они влияют на работу иностранного бизнеса в России.

— Чего вы ожидаете от ВЭФ? Насколько важно, по вашему мнению, развитие Дальнего Востока?

— Вот уже несколько лет в Евразии очень активно идут интеграционные процессы.

Соответственно, ВЭФ я рассматриваю как один из инструментов, который не только будет способствовать интеграции евразийского пространства, но и усилит вовлечение в этот процесс Дальнего Востока — региона, уникальный потенциал которого еще раскрыт не полностью.

Прежде всего, преодоление отставания Дальнего Востока активизирует усилия по интеграции России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что важно в нынешней геополитической ситуации.

Именно развитие Дальнего Востока способно сделать Россию сильным, интегрированным, пожалуй, ключевым игроком региона.

— Какой потенциал у Дальнего Востока с экономической точки зрения? В чем может быть его привлекательность для итальянского бизнеса?

— И Россия в целом, и Дальний Восток очень привлекательны для зарубежного бизнеса, не только для итальянского. В вашей стране наш банк присутствует более 40 лет. Именно "Банка Коммерчале Итальяна", который позже вошел в состав группы "Интеза Санпаоло", был первым иностранным банком, открывшим представительство еще в Советском Союзе. Тогда банк, например, участвовал в финансировании строительства АвтоВАЗа.

Дальний Восток уникален по потенциалу, который пока полностью не раскрыт. Уголь, драгоценные металлы, лес, биоресурсы — такое сочетание природных богатств необычно даже для России.

В последнее время государство предпринимает беспрецедентные меры поддержки региона. Началось расширение режима свободного порта с Владивостока на другие территории: свободные порты появились в Хабаровском крае, на Сахалине, Камчатке и Чукотке.

Продолжается процесс создания территорий опережающего развития, куда активно вовлекаются местные компании. Все это говорит о большом внимании, которое уделяется региону, а это — сигнал зарубежным и, в том числе, итальянским бизнесменам.

Но, конечно, работы еще очень много. В первую очередь, необходимо развивать инфраструктуру, строительную и другие отрасли.

Привлекательность Дальнего Востока, как это ни парадоксально, заключается также в его удаленности и определенном отставании. Ведь удаленность предполагает дефицит современных бизнес-решений, недостаток продуктов для малого и среднего бизнеса: те тенденции, которые широко используются в Европе, практически не задействованы здесь.

Например, во Владивостоке только недавно начали появляться хлебопекарни и сыродельни, тогда как, допустим, в той же Италии это направление малого бизнеса чрезвычайно развито.

Таких свободных ниш очень много. Зарубежные предприниматели могут привнести новый для региона опыт, придать импульс развитию бизнеса.

— Рассматривает ли банк "Интеза" возможность для инвестирования в этот регион? В каких проектах может быть заинтересован банк?

— Мы — банк. Мы работали, работаем и планируем оставаться на Дальнем Востоке. Инвестирование для нас, это, в первую очередь, кредитование, финансирование малых, средних и крупных компаний региона. Именно наши финансовые инструменты, наш сервис, персонализированное обслуживание, выстраивание долгосрочных отношений является серьезным вложением в регион.

Дальний Восток уникален по потенциалу, который пока полностью не раскрыт. Уголь, драгоценные металлы, лес, биоресурсы – такое сочетание природных богатств необычно даже для России

Мы гарантируем поддержку компаний на всех уровнях, обеспечивая доступность кредитования и, что важно, долгосрочное финансирование, помогаем клиентам оценить их риски, найти оптимальное решение поставленной задачи.

Инвестирование — это и работа с частными клиентами. С помощью наших весьма конкурентоспособных продуктов мы даем людям возможность сохранять и приумножать сбережения, обзаводиться жильем, путешествовать, закрывать текущие потребности, а, значит, чувствовать уверенность в завтрашнем дне, повышать качество своей жизни.

Если говорить об отраслях, наиболее интересных банку, то это, конечно же, рентабельные, имеющие большой потенциал развития, поддерживаемые государством производства, способные создать новые рабочие места и способствующие развитию региона.

— Насколько банк "Интеза" в целом заинтересован в российском бизнесе? Каким вы видите банк через пять лет в России?

— Россия является для нас стратегическим рынком, и этим все сказано.

У всего есть конец, будет конец и санкциям. Европейский бизнес не скрывает, что эти ограничения надо снимать

Мы прошли через несколько сложных лет, отмеченных падением нефтяных цен, экономическим спадом, геополитической напряженностью, санкциями и контрсанкциями. На данном этапе имевшиеся проблемы полностью еще не преодолены, но их влияние заметно уменьшилось. Бизнес адаптировался к санкционным режимам и новым реалиям нефтяных цен, российская экономика вернулась к росту.

Каким будет наш банк через пять лет? Конечно, без искусственных внешних ограничений перспективы, с учетом вектора развития российского рынка, были бы отличные. Мы будем работать во всех сферах, на которые санкции не распространяются, их много. Геополитика довлеет на бизнес, но не в такой степени, как это иногда может представляться со стороны.

— В августе банк опубликовал свою финансовую отчетность по МСФО за первое полугодие 2017 года. Согласно отчетности чистый убыток банка сократился до 271,09 млн рублей (в 2016 году — 390,56 млн рублей). Как удалось сократить убыток? Когда банк "Интеза" может выйти на прибыль?

— Чистый убыток сократился по сравнению с прошлым годом в основном из-за существенного снижения уровня резервов на возможные потери.

Бизнес нуждается в свободных рынках, в честной конкуренции, в ясных правилах игры.

Определенный вклад внесло также увеличение доходов от торговых операций.

Резервы на возможные потери по ссудам ниже из-за относительно сильного влияния нескольких крупных кредитов в сегменте корпоративного бизнеса в 2016 году.

Банк планирует выход на прибыль за счет роста комиссионного дохода во втором полугодии 2017 года и сокращения расходов по резервам на возможные потери по ссудам.

— Не так давно США ввели новые санкции против России. Сказалось ли это на отношениях между Италией и Россией с точки зрения бизнеса?

— Давайте будем реалистами. Новые санкции вводят ограничения не только для Италии, но для всей Европы, бьют, в том числе по европейским интересам, по ее энергобезопасности и конкурентоспособности европейской продукции на глобальных рынках.

Будет Европа игнорировать свои жизненные интересы или все же отреагирует? Есть признаки, что на этот раз молчать она не будет. Но все же много остается непонятного.

Евросоюз нуждается в позитивных отношениях с США, это бесспорно. Но ему необходимо иметь позитивные отношения и с Россией.

— Как вы считаете, как бизнес, работающий на территории России, реагирует на новые санкции? Это усложняет работу?

— Любые ограничения осложняют бизнес, бьют по всем сторонам, а не только по той, против которой формально направлены.

Мне попадались данные ООН, согласно которым экономический ущерб от обмена санкциями с Россией для европейских стран оказался вдвое выше, чем для России.

Бизнес нуждается в свободных рынках, в честной конкуренции, в ясных правилах игры.

— На ваш взгляд, как долго еще Россия будет находиться под санкциями? Вредят ли они России или все же это шанс для развития собственных производств?

— У всего есть конец, будет конец и санкциям. Европейский бизнес не скрывает, что эти ограничения надо снимать.

Была надежда, что с новой американской администрацией такой процесс начнется. Однако положение в США оказалось настолько сложным, что эта проблематика превратилась в одну из главных внутриполитических тем.

Перемены зависят теперь преимущественно от развития событий в Вашингтоне, а не от событий в мире, к которым они официально привязаны.

Для российской экономики нынешнее положение имеет и положительные аспекты, открывающие возможности для ускоренного развития. Она это продемонстрировала уже, например, в сельском хозяйстве, где достигнуты большие успехи. Не везде, правда, благоприятными условиями воспользовались, а восстановление некоторых отраслей потребует гораздо более длительных циклов, например в машиностроении.

Шанс есть. Как им российская экономика воспользуется — посмотрим.

— Сейчас российские банкиры очень много говорят о технологии блокчейн. Как вы считаете, может ли Россия стать лидером в этой области?

— Внедрение отдельных банковских продуктов с использованием технологии блокчейн уже происходит. Но для того, чтобы стать лидером, необходимо создать регуляторные предпосылки для использования таких технологий в различных сферах бизнеса и государственном управлении, решить вопросы стандартизации.

Это очень конкурентная среда. Предположить, какой продукт получит наибольшее признание и распространение, очень сложно. Россия с ее математической школой может играть заметную роль в развитии блокчейн-технологии.

Мария Степанова, Елена Петешова

Россия. ДФО > Финансы, банки > regnum.ru, 5 сентября 2017 > № 2464714 Антонио Фаллико


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter