Всего новостей: 2495333, выбрано 436 за 0.054 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 мая 2018 > № 2610799 Арсений Поярков

Цифровой полис. Как будут работать страховщики будущего

Арсений Поярков

основатель агентства по оценке цифровых активов Digrate, член экспертного совета Государственной Думы РФ по цифровой экономике и блокчейн

По мере развития цифровой экономики страхование как отдельная услуга может потерять свою актуальность. Чтобы остаться на плаву, страховщикам придется встроиться в глобальный цифровой мир и стать частью сторонних экосистем

Все большее количество услуг можно оформить и получить онлайн. Мало кто уже пользуется почтовыми отделениями, библиотеками, билетными кассами. Финансы тоже очень быстро оцифровались: вклады, кредиты, инвестиции, страховые полисы — все эти продукты можно оформить в интернете, получить консультации, урегулировать страховые случаи, отследить инвестиционную доходность.

В 2017 году банки и страховые компании активно пытались запускать свои маркетплейсы, на которых продавали как собственные, так и партнерские продукты. Банк России также решил поучаствовать в продаже услуг и планирует запуск странового маркетплейса, где россияне смогут выбирать лучшие условия по страховым, банковским и инвестиционным продуктам.

Тренд на создание единой цифровой экосистемы приведет к тому, что пользователи будут получать предложение о необходимой финансовой услуге строго в тот момент, когда она актуальна, с индивидуально настроенными параметрами. Никого не удивляет «галочка» о покупке расширенного страхового покрытия при покупке авиабилетов. Точно так же различные виды страховых продуктов можно будет в один клик получить, садясь в машину, выходя на пробежку, уезжая на выходные за город. Система будет сама автоматически подбирать местную компанию, отношения с которой уже стандартизированы. Это будет что-то вроде сервиса «Яндекс.Такси» для финансового мира.

Крах старого мира

Участь классических финансовых организаций с действующей системой продаж ставится под вопрос. Каково место в цифровой экосистеме у старомодных страховых компаний, продающих в отделениях полисы ОСАГО и ДМС?

Никому не нужно страхование как таковое. Людям нужны финансовые гарантии там, где это удобно и дешево. Кто лучше знает, как и когда вы ездите на машине, сколько двигаетесь, какая у вас квартира — страховщик или интернет-поисковик?

Безусловно, переход в цифру несет в себе дополнительные риски. Например, риски технического несовершенства или злонамеренных действий третьих лиц. Проще говоря, «умный» скоринг вдруг может начать сбоить, принимать некорректные решения и так далее.

На «классическом» рынке можно было быстро разобраться, позвонить своему менеджеру в страховую компанию, а тут, скорее всего, придется изначально иметь дело с автоматизированной службой технической поддержки. Впрочем, по мере развития технологий роботы смогут обеспечить качественный диалог — доступно объяснить все тонкости страхования, помочь в урегулировании сложных ситуаций.

Без имени

Уже сегодня отрасль делает первые шаги на пути в цифровую экономику. Например, страхование грузов на блокчейне запустила компания «Ренессанс Страхование». AIG в прошлом году продало первый полис на блокчейне с международным покрытием (страхование рисков для банка Standard Chartered).

Крупнейшие международные страховые группы основали блокчейн-альянс B3i, куда входит 23 страховщика. Также развиваются стартапы, посвященные инновационным технологиям в страховании. Появились сервисы страхования велосипедов on-demand (с возможностью включать каско для велосипеда, когда нужно) или Vrumi — сервис страхования недвижимости, которую собственники сдают в аренду под мероприятия и встречи. Активно развивается автоматизированное урегулирование, осмотры с помощью дронов и прочие технологии, исключающие человеческий фактор на этапе контакта со страхователем.

Чем больше составных частей процесса страхования будет автоматизировано, тем ближе эпоха, когда страхование станет сопутствующей услугой. Пользователю в нужный момент будет автоматически предлагаться получение покрытия, значение того или иного бренда страховщиков будет минимизировано за счет стандартизирования и создания гибкой системы гарантий.

Страховщикам необходимо либо интегрироваться в такие развивающиеся экосистемы, либо пытаться развивать собственные сервисы, которые будут удовлетворять широкий круг потребностей клиентов

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 мая 2018 > № 2610799 Арсений Поярков


Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600641 Владислав Иноземцев

Вечная стройка. Можно ли решить проблему обманутых дольщиков

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Рыночные механизмы в строительстве жилья оказались неэффективны. По-настоящему решат проблему только государственные гарантии по защите прав участников долевого строительства

За два дня до инаугурации президента России, 5 мая, по всей России прошли протесты против Владимира Путина. По призыву оппозиционного политика Алексея Навального на массовые демонстрации вышло множество людей, часть из которых весьма далека от политики. В числе прочих это россияне, отчаявшиеся найти решение своих проблем, — обманутые дольщики. На этом примере хорошо заметно, что стандартные рыночные механизмы, на которые возлагались большие надежды, в строительной сфере так и не заработали.

Проблема невыполнения строительными компаниями обязательств перед инвесторами появилась давно. По состоянию на середину 2017 года в России насчитывалось от 130 000 до 150 000 граждан, которые не могли добиться получения жилья, в строительство которого вложили личные средства. По ряду причин государство признает обманутыми дольщиками только 40 000 человек.

Почему не работает действующая система

В качестве средства решения проблемы долгое время считался федеральный закон № 214, который призван отрегулировать отношения, возникающие в ходе долевого строительства многоквартирных домов. Однако почти с самого начала применения этого закона стало ясно, что «шероховатости» не исчезают.

Основной причиной стал, на мой взгляд, главный тренд в развитии механизма обеспечения интересов дольщиков. Федеральный закон № 214 в редакции от 21 июля 2014 года допускает три вида гарантии: открытие счетов эскроу, банковскую гарантию или страхование ответственности. Очевидно, что первые два варианта не слишком выгодны для застройщиков: в первом случае они де-факто замораживают свои средства до самого завершения строительства, а во втором компании вынуждены платить банкам комиссии и постоянно подтверждать свою платежеспособность. В результате бóльшая часть операций такого рода довольно быстро сконцентрировалась в страховании.

Статистика подобного типа страхования уникальна для России. С 2013 года, когда надзор над страховым рынком был передан Банку России, объем собранных страховщиками премий по страхованию договоров долевого участия составил около 30 млрд рублей. Однако никаких страховых выплат произведено не было. Для сравнения: по договорам добровольного страхования автотранспортных средств (КАСКО) цифры за один только 2016 год составили 170,7 млрд рублей премий и 97,5 млрд рублей выплат. При этом более 90% всех премий поступило на счета трех компаний («Респект», «Региональная страховая компания» и «ПОВС застройщиков»), у которых доля этого вида доходов в общем объеме страховой премии составляла к началу 2017 года от 80% до 100%.

Причины такого положения дел достаточно понятны. Во-первых, страховой договор обычно заключается на определенный срок, но в случае неисполнения застройщиком своих обязательств судебные процедуры могут продолжаться много лет, что лишает дольщиков шанса оперативно получить вложенные средства. Во-вторых, страховым случаем не считается умышленное мошенничество со стороны застройщика, с которым на практике приходится сталкиваться довольно часто. И в-третьих, широкая судебная практика по таким делам так и не сложилась.

Видимость решения

Страхование договоров долевого участия (ДДУ) в его сложившемся виде в принципе не давало клиенту необходимых гарантий, обеспечивая скорее видимость решенности проблемы. Объектом страхования по такому договору выступает сумма, которую гражданин проинвестировал в строительство, однако страховое покрытие не компенсирует ни рыночной стоимости жилья, ни потерь, образующихся в связи с выплатой процентов, пеней и штрафов по ипотечным кредитам. И я даже не говорю об эффекте девальвации.

По мере того как власти начали активнее бороться с недобросовестными застройщиками, возможность получить свои деньги, как это ни странно, сократилась еще больше. Дело в том, что как только против руководителей или собственников строительной компании возбуждается уголовное дело, страховка перестает действовать. Только в Москве за последние годы наблюдалась масса таких случаев: дела ЖК «Царицыно» и АО «МКХ», ЖК «Квартал Триумфальный» и ЗАО ФЦСР, ЖК «Микрорайон Левобережная» и СУ-155 (если упоминать только самые резонансные из них). К тому же по состоянию на конец прошлого года страховки в России не имели более половины дольщиков, что только подтверждает предположение о формальном характере страхования.

Тема гарантирования прав дольщиков становится особенно актуальной по двум причинам. С одной стороны, еще в прошлом году власти инициировали создание Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства. В этот фонд застройщики должны перечислять по 1,2% от суммы каждого договора долевого участия. Несмотря на противодействие строительного лобби, закон № 218 утвердила Госдума, в полной мере этот документ вступает в силу 1 июля 2018 года.

С другой стороны, ясно, что новые правила не помогут разрешить уже существующие конфликты. В ситуации с ЖК «Царицыно» правительству Москвы потребовалось отстранить недобросовестного застройщика и передать проект АО «Мосотделстрой № 1», которое, как предполагается, достроит и введет в эксплуатацию объект, используя в том числе поддержку со стороны городского бюджета. Но у властей большинства российских регионов нет возможностей решать проблему московскими методами, то есть заливанием проблемного проекта деньгами из бюджета.

Число застройщиков-банкротов растет

На начало 2018 года в России число строительных организаций, уже признанных банкротами, превысило 280 единиц, а число подавших заявления о банкротстве приближается к 250. По стране не завершено возведение 989 домов общей площадью 6,6 млн кв. м, и очевидно, что страховые компании не способны решить эти проблемы в одиночку. Стоит отметить, что упоминавшаяся «Региональная страховая компания» в прошлом году вышла из этого бизнеса, передав свой портфель страхования ДДУ более известному и опытному «Проминстраху».

Инициаторы создания Фонда защиты прав дольщиков, по сути, взяли за образец для работы давно действующую в России систему страхования банковских вкладов. В начале прошлого года, когда разрабатывался соответствующий закон, это выглядело обоснованным и логичным. Между тем на протяжении 2017 года стало понятно, что и в банковской среде, где концентрация бизнеса существенно превышает ту, которая наблюдается в строительной сфере (на топ-10 банков по состоянию на 1 января 2018 года приходилось 71% всех активов, тогда как десять крупнейших застройщиков обеспечили по итогам прошлого года менее 7% жилищного строительства в стране), Агентство по страхованию вкладов не справляется с «оздоровлением» проблемных кредитных организаций. Банку России пришлось даже прибегнуть к вливанию средств через Фонд консолидации банковского сектора. Использование новой схемы обусловило рекордные убытки ЦБ по итогам прошлого года: впервые с 1998 года они достигли 435,3 млрд рублей.

Что делать?

Новая политика регулирования вопросов долевого участия (и в части создания Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства, и в части ужесточения требований к организациям-застройщикам) представляет собой кальку с усилий Банка России, предпринимавшихся на протяжении последних лет. ЦБ действовал так вплоть до середины прошлого года, когда главное внимание уделялось выводу с рынка ненадежных банков и страхованию вкладов. Но сегодня к этим подходам нужно добавлять новые, учитывая рост спроса на квартиры со стороны граждан и важность строительного сектора для обеспечения экономического роста в ближайшие годы.

Что следовало бы предложить в данной ситуации? На мой взгляд, следует признать, что в современных российских условиях невозможно уповать на эффективное решение накопившихся проблем чисто рыночными методами. Необходимо соединить меры страховой защиты, инструменты, подобные Фонду защиты прав граждан — участников долевого строительства, а также средства дополнительной защиты инвесторов со стороны региональных органов власти. В конечном счете все эти функции должны так или иначе «замыкаться» на государство.

В первом случае тарифы на страхование должны дифференцироваться в зависимости от надежности застройщика. Таким образом рынок будет обеспечивать преимущества крупным компаниям и дискриминировать менее известные на рынке. Во втором случае следует поддержать инициативу создания Фонда защиты дольщиков и гарантировать открытость и гласность его работы. Наконец, в третьем случае следовало бы сформировать на уровне регионов (или в некоторых случаях федеральных округов) пулы устойчивых строительных компаний, которые могут с получением ограниченного объема бюджетных средств или финансовых гарантий завершать строительство начатых недобросовестными девелоперами объектов. Здесь опыт Москвы в разрешении дел с проблемными жилыми комплексами мог бы сыграть значительную роль. Основанием для такого решения служит тот факт, что региональные власти, согласовывающие проект застройки, несут часть ответственности в случае, если партнер оказывается недобросовестным предпринимателем.

Еще раз повторю: проблемы защиты граждан от коммерческих и финансовых рисков в России не решаются «автоматически». В развитых странах формирование соответствующих механизмов заняло многие годы. Чтобы пройти путь к цивилизованному рынку, федеральные и муниципальные власти должны делать все от них зависящее, чтобы на деле продемонстрировать: права потребителей важнее прав предпринимателей.

Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600641 Владислав Иноземцев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 мая 2018 > № 2593095 Владислав Яблонских

Вопреки всему.

Как «КОРТРОС» адаптируется к новым реалиям рынка, продолжает строить планы, а главное - реализовывать их.

Экономическая ситуация и законодательные новшества на рынке новостроек привели к тому, что большинство российских девелоперов, подводя итоги прошлого года, констатировали падение объемов продаж в своих проектах. На фоне пессимистических настроений группа компаний (ГК) «КОРТРОС», вопреки общей тенденции, продемонстрировала рост по ряду ключевых показателей. Что помогает компании развиваться в непростые для отрасли времена? Каково в целом нынешнее состояние и перспективы жилищного строительства в России? Об этом и многом другом – «СГ» поговорила с главным финансовым директором ГК «КОРТРОС» Владиславом ЯБЛОНСКИХ.

«СГ»: 2017-й год был непростым для строительной отрасли: объемы жилищного строительства снизились, нормы регулирования стали жестче. «КОРТРОС» один из немногих, кто в этих условиях, называет его удачным. Чем это объясняется?

В.Я: Действительно, несмотря на сложную ситуацию в экономике, основные проекты ГК демонстрировали положительную динамику цены квадратного метра, так, например, на московском рынке рост цены по итогам 2017 года составил 82% по отношению к 2016 году, а рост объемов проданного жилья в квадратных метрах 4%. Повышение маржинальности в текущей рыночной ситуации (опережающий рост цены «квадрата» относительно объемов контрактации в метрах) в первую очередь было достигнуто за счет того, что рынку был предложен в каждом из реализуемых проектов уникальный по своим качествам продукт позволивший аккумулировать платежеспособный спрос. По большому счету, прошлый год во многом стал знаковым для нас, так как ознаменовал собой некое переформатирование нашего девелоперского портфеля, став новым эволюционным этапом компании. Что я под этим имею в виду? Прежде всего – это вхождение в активную фазу реализации нашего амбициозного проекта в сфере элитной недвижимости в Санкт-Петербурге - комплекса Royal Park на Петровском острове. Там будет даже построена внутренняя марина — и яхты смогут подходить прямо к домам, что, заметьте, для России большая редкость. К слову, до этого элитной сферой «Кортрос» не очень-то и занимался. В этом сегменте у нас есть только один реализованный проект в Перми — жилой комплекс (ЖК) «Астра», построенный на месте известной табачной фабрики.

Отдельно стоит отметить и дальнейшее развитие нашего базового, масштабного проекта комплексного освоения территории «Академический» в Екатеринбурге. Речь идет о запуске там продаж по договорам долевого участия (ДДУ), что позволило нам существенно расширить «воронку продаж». Если раньше здесь продавалось только готовое жилье, то теперь за счет ДДУ мы смогли привлечь новых покупателей. Это, в частности, позволило нам занять с этим проектом по итогам года около 25% местного рынка новостроек. В 2018-м и далее, рост объема контрактации в метрах, по нашим оценкам, продолжится, и в потенциале мы видим минимальную планку продаж в «Академическом» на уровне 150 тыс. «квадратов» в год. Помимо 8% роста в Екатеринбурге, в прошлом году нам удалось еще и значительно нарастить свое присутствие на наиболее маржинальных рынках страны - Москвы и Санкт-Петербурга (рост к 2016 году 118% (с учетом проектов fee development) и 92% соответственно), в том числе за счет реализации новых знаковых для рынка проектов. В целом по результатам 2017 года объем поступлений денежных средств от продаж жилой недвижимости по сравнению с 2016 годом увеличился по всей ГК на 8% (а с учетом проектов fee development на 22%).

«СГ»: Тогда как объяснить, что на этом позитивном фоне вдруг появляется информация чуть ли ни об отзыве у компании рейтинга S&P Global Ratings?

В.Я: Во-первых, в сообщении агентства (имеется в распоряжении «СГ») говорится лишь о приостановке «рейтинговых действий» по причине введенных санкций и подтверждения рейтинга на текущем уровне. Однако российские журналисты использовали некорректный перевод. Верный термин по-русски звучит «приостановило» (suspension), а отзыв рейтинга обозначался бы withdrawal. Во-вторых, все мы понимаем, что это чистая политика. После введения известных санкций, S&P - как американское рейтинговое агентство – просто вынуждено было совершить в отношении нас некое ухудшающее действие, что отражало бы их видение на возможные последствия этих ограничений. При этом в самом S&P понимают, что бизнесу «КОРТРОСа» ничего не угрожает – хотя бы потому, что мы является рублевой компанией, и ведем свою деятельность только на территории РФ. В релизе S&P, кстати, четко прописано, что «группа не имеет валютных долговых обязательств и какой-либо существенной зависимости от зарубежных контрагентов. Компания не испытывает сложности с обслуживанием и погашением по текущей долговой нагрузке, а доступные источники ликвидности более чем в два раза превышают уровень долга». Ну, а «приостановка» рейтинга – это не потому, что S&P что-то смущает, а потому, что они, повторюсь, как американская организация, не имеют права иметь каких-либо деловых отношений с лицом, попавшим в SDN List. Кстати, агентство, завершая свое сообщение, пишет, что они с удовольствием возобновят с нами сотрудничество, как только санкции будут сняты.

«СГ»: С этим понятно. Давайте тогда вернемся к российским реалиям. В частности, к происходящим сейчас в стране законодательным изменениям, касающихся долевого строительства, и возможному полному переходу от «долевки» к проектному финансированию. Что вы об этом думаете?

В.Я: Пока мы живем в прежней законодательной парадигме. Каких-либо реальных механизмов замены долевого строительства банковским финансированием еще даже не представлено. Как нет и конкретных дат для начала столь радикальных изменений. А вот с 1 июля 2018 года – со вступлением в силу ряда ключевых поправок в 214-ФЗ, вводящих новые требования к застройщикам - правила игры для большинства игроков рынка могут действительно сильно поменяется. Хотя мы от этого не ожидаем серьезного эффекта на деятельность компании. Объясню, почему. Потому что во всех своих проектах мы либо уже получили разрешение на строительство, либо сейчас получаем их с запасом, что позволит нам как минимум 2018-2019 годы работать без учета влияния этих законодательных поправок.

А если говорить в целом, то «КОРТРОС», по большому счету, всегда жил в логике проектного финансирования. Даже те проекты, которые мы строили по ДДУ, мы всегда реализовывали имея кредитные линии по проектному финансированию. Да еще и не во всех проектах мы этими линиями воспользовались. У нас есть ряд проектов, в которых такой потребности просто не было в силу того, что мы очень четко угадали с продуктом и с целевой аудиторией. Взять хотя бы наш пермский ЖК «Гулливер», который мы запустили в 2015 году, сделав под него изначально проектное финансирование, но так ни разу им и не воспользовались. Второй пример – строящийся ЖК «Серебряный Бор» в Москве. На этот проект также существовала кредитная линия, которая в итоге нам не потребовалась, потому что продажи здесь идут опережающими темпами. Притом, что это объект на Живописной улице еще и является одним из лидеров на московском рынке по темпам роста стоимости квадратного метра. Когда мы только начинали его продавать стоимость «квадрата» составляла 180-186 тыс. рублей, а сейчас его средняя цена – более 300 тыс.

Что касается проектного финансирования как такового, то давайте для начала разберемся - к чему может привести отмена ДДУ. В случае стопроцентного проектного финансирования маржа отрасли частично будет смещаться в пользу банков. Потому что они, по сути, частично возьмут на себя функцию технического заказчика. Плюс увеличатся объемы финансирования, поскольку денег от дольщиков уже не будет. При этом, на мой взгляд, для развития отрасли было бы правильно соблюсти некий баланс, чтобы денежный поток не просто перераспределился в пользу финансового сектора от реального сектора экономики, но и последний тоже какие-то плюсы получил. Какими инструментами этого можно было бы добиться? Наверно, если говорить о земельных отношениях, то здесь было бы уместно говорить о каких-то механизмах рассрочки платежей. Особенно в длинных, масштабных проектах. Опять же в проектах комплексного развития территорий (КОТ), где большой объем ввода, и на балансе застройщика может оставаться много (и надолго) готовых квартир - было бы, конечно, здорово, если бы государство изыскало возможность применения хоть какой-то льготы -- ну, не знаю, на год-полтора, чтобы введенный недавно налог на непроданные квартиры снизить либо вообще свести его в ноль. Также было бы правильно с точки зрения налогов в целом более широко трактовать затраты на вход в проект. Девелопмент - это ведь мультиплицирующая отрасль, и ее устойчивое развитие полезно для экономики в целом, потому что она слишком много рабочих мест создает. Само собой, ждем мы и уже обещанной властями поправки, касающейся правила одного SPV, в части применения ее для КОТов. Тогда у проектов, попадающих под определение комплексных, появится возможность получать одним застройщиком разрешение на разные очереди. Чтобы вновь заработал конвейер последовательной реализации.

«СГ»: Работать в отрасли становится сложней - это видно невооруженным взглядом. Конкуренция усиливается, на рынке активно идет процесс укрупнения… Все это объясняется лишь регуляторикой?

В.Я: С точки зрения законодательства рынок становится более профессиональным и цивилизованным. А вот что касается тенденции на укрупнение отрасли, она особо не зависит от градостроительного регулирования. Хотя бы по одной простой причине, что девелопмент на сегодняшний момент - это, наверное, одна из последних отраслей в российской экономике, в которой большое количество денег и они еще очень сильно диверсифицированы по множеству компаний. Достаточно посмотреть на нефтянку, металлургию, телеком и т.д. - где всего четыре-пять игроков, из которых половина — государственные или окологосударственные. И только поэтому в девелопменте еще пока очень сильна конкуренция. Хотя и укрупнение - это нормальный эволюционный этап для отрасли - с одной стороны. С другой - та регуляторика, о которой мы говорим, она, конечно, преследует благие цели со стороны государства — защитить граждан, не допустить появления новых обманутых дольщиков. Но, как мне кажется, основная проблема-то — как раз с теми застройщиками, которые не по ДДУ строят. С теми, которые до сих пор используют какие-то обходные,и порой, мошеннические, истории. Хотя сам по себе механизм ДДУ - он не такой уж и плохой, и он очень хорошо защищает права частных соинвесторов. Вопрос, мне кажется, в применении этого механизма. И здесь, наверно, тоже нужен какой-то разумный баланс. Потому что зарегулировать отрасль, оставить две-три большие компании - в этом тоже не будет ничего хорошего. Будет минус в конкуренции, что, в конечном итоге, наверное, сузит возможность выбора для для рядового покупателя. Именно поэтому так важно не перейти в олигопольный или в монопольный рынок. Потому что отсутствие здоровой конкуренции - это в результате потеря в качестве продукта и в его разнообразии.

«СГ»: В сложившихся условиях большинство девелоперов предпочитают не запускать сейчас новых проектов, некоторые - фактически «замораживают» свое развитие. «КОРТРОС» от своих планов на будущее не отказывается?

В.Я: Логика появления новых площадок и развития компании у нас следующая: мы ставим себе задачи иметь сбалансированный проектный портфель. Что я под этим подразумеваю? Это, во-первых, присутствие в нескольких регионах - это однозначно Москва и Санкт-Петербург, как наиболее маржинальные рынки. Это Екатеринбург и Пермь - как наши базовые города. Это в текущей ситуации уже и Ростов-на Дону — вы сами недавно писали о проекте с нашим участием по строительству жилого массива на месте бывшего городского аэропорта. Потенциально смотрим и на другие регионы, где нам было бы интересно с точки зрения развития поприсутствовать. При этом в «КОРТРОСе» существует еще и перпендикулярный взгляд на свой девелоперский портфель, его сбалансированности с точки зрения представленных в нем типов проектов. Мы считаем, что для компании очень важно иметь долгосрочные, масштабные проекты типа «Академического» и при этом удачно сочетать их с точечными проектами, такими как «Серебряный бор». При подобной диверсификации по срокам реализации проектов становится очевидно, что более длинный проект может быть менее маржинальным, чем короткий, а, соответственно, на коротком вы зарабатываете больше, но он небольшой - год-два, и все — закончился.

Ну и наконец, третий вид диверсификации - это по сегментам рынка. Мы видим себя в комфорт- и бизнес-классе, которые мы считаем для себя приоритетными. Что касается «элитки» здесь уже надо case-by-case смотреть. Это все-таки тот сегмент, на который в каких-то кризисных ситуациях негативный эффект сразу проявляется, при том, что во всех остальных сегментах кризисные явления гораздо менее заметны. Особенно если вы изначально правильно позиционировали этот проект с точки зрения потенциальных потребителей и платежеспособного спроса. Если вы еще на старте проекта уделяли ему должное внимание, понимали, для кого вы это строите и кому вы это будете продавать, то спрос никуда не денется, ваша задача просто его собрать. Но не стоит при этом еще и забывать о том, покупательские предпочтения ведь тоже могут меняться. Смотрите, если раньше можно было бы построить «панельку», условно, посреди поля, и вы бы ее все равно точно продали, то сейчас люди за свои деньги хотят получить максимально качественный продукт. И его оценка качества сейчас многокритериальна: помимо цены, это и уже может быть и планировка, и квартирография, и отделка мест общего пользования, и благоустройство территории, и «социалка» и т.д. И здесь очень важно предлагать людям какое-то комплексное решение, причем оно везде может быть разным. Если в проектах комплексного освоения территории на первое место выходит инфраструктура, то в каких-то точечных историях это, прежде всего, локация, соотношение цена/качество. Все это то, что и позволяет как раз «притянуть» тот самый платежеспособный спрос.

Взять хотя бы наш другой столичный проект - ЖК «Люблинский» на юго-востоке Москвы. Казалось бы - очередная точечная застройка. В чем его уникальность? Да хотя бы в том, что когда мы его запускали, вокруг практически не было никаких новых объектов моложе конца 70-х годов. Сплошная старая застройка, а при этом очень удачное расположение и сложившаяся инфраструктура. За абсолютно разумные деньги люди получили современный продукт уровня, как минимум, «комфорт-плюс», при этом совершенно другого потребительского свойства, чем все, что находится по соседству.

Возвращаясь к нашим планам — добавлю, что мы, к примеру, в конце второго полугодия 2018 года собираемся совместно с партнерами из Capital Group уже выйти на стройку по еще одному интересному проекту в Останкинском районе столицы. Это бывшая промзона, где ранее располагался Калибровский завод, при этом расположенная относительно близко к центру города.. Там появятся пять домов переменной этажности — от 10 до 35 этажей, суммарной поэтажной площадью под 300 тыс. «квадратов».

Справочно:

Группа компаний «КОРТРОС» является признанным лидером российского рынка по вводу жилья. Проектные офисы ГК расположены в Москве, Cанкт-Петербурге, Екатеринбурге, Перми, Ярославле и Краснодаре. Под управлением холдинга сейчас находится портфель проектов на более чем 16 млн кв. метров.

Автор: Сергей ЛАНЦОВ для СГ-ОНЛАЙН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 мая 2018 > № 2593095 Владислав Яблонских


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин

Интервью замминистра Никиты Стасишина: об ипотеке и долевом строительстве 

Граждане должны видеть, из-за чего власти региона решили сдать дом с опозданием

ЕСЛИ ОСНОВАНИЯ НЕУБЕДИТЕЛЬНЫ, ТО ГРОШ ЦЕНА ТАКОЙ ВЛАСТИ

Основной механизм приобретения жилья в России – ипотека. Первоначальный взнос, как правило, составляет около трети всей суммы кредита, а просроченная задолженность низка и продолжает снижаться. Тем обиднее людям, которые копили и потом исправно платят кредит, но квартиры не получили из-за недобросовестности застройщика. О том, что нужно сделать, чтобы проблема обманутых дольщиков навсегда ушла в прошлое, порталу "Интерфакс-Недвижимость" рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин.

Обманутые дольщики: сколько их у нас?

Мы считаем, что необходимо вести учет не по реестру пострадавших граждан, а по количеству объектов, поскольку реестр носит заявительный характер. В прошлом году были утверждены региональные "дорожные карты" решения проблем обманутых дольщиков. И вот по ним, по состоянию на 1 января, к проблемным относятся 836 объектов. Это 1101 дом. Поясню, объект – это не один дом, а количество выданных разрешений на строительство. Где-то субъекты выдают на каждый дом разрешение, где-то – в рамках проекта планировки территории. Мы в Минстрое считаем, что подсчет граждан на основании реестра не вполне корректен. Сегодня в нем чуть более 30 тыс. человек. При этом мы понимаем, сколько в этих 836 проблемных объектах зарегистрировано договоров долевого участия (ДДУ), то есть, каково максимальное число пострадавших людей может быть в этих домах. Это около 81 тыс. договоров.

Как Минстрой следит за работой регионов с обманутыми дольщиками?

Мы еженедельно проводим селекторные совещания с регионами, где рассматриваем дорожные карты решения проблем дольщиков. Их создание в конце прошлого года позволило нам взять под контроль реальный ход восстановления прав граждан. Мы также оцениваем активность инициативных групп в соцсетях, обращения граждан в Минстрой. Работаем со всем объемом информации: не только от чиновников, региональных властей, но и от граждан. Они знают мои телефоны, "Твиттер", Фейсбук, ходят на личные приемы. Подчас наше общение с дольщиками, увы, намного ближе, чем общение с ними региональных властей. Мы сейчас кардинально меняем этот вектор в сторону местных чиновников. Также в дорожных картах есть конкретные сроки, конкретные меры и этапы реализации. Если они не выдерживаются, то они должны корректироваться.

Почему не соблюдаются заявленные сроки?

До 15 апреля мы собирали скорректированные планы от регионов с новыми сроками и обновленными перечнями объектов. Это будет новый предмет для обсуждения. Дело в том, что многие субъекты не хотели показывать нам реальную картину, и мы выявили новые проблемные объекты, не отображенные в "дорожных картах". Такие объекты будут дополнительно проверены региональными отделениями партии "Единая Россия", и по результатам проверки перечень проблемных объектов может быть расширен. Нам необходимо, чтобы регионы начали понимать свою ответственность. И теперь, например, если в планах-графиках сроки решения проблем дольщиков сдвинуты вправо, регионы должны объяснить, с чем это связано. Эти обоснования мы будем, не стесняясь, размещать в интернете. Чтобы граждане видели, из-за чего министр строительства конкретного региона решил сдать дом позже, чем собирался. Что он сделал, или, наоборот, не сделал, чтобы решить эту проблему.

Насколько вескими бывают основания для переноса сроков?

Скоро увидим. Мы сейчас это проанализируем после изучения скорректированных графиков, и поделимся информацией. Вообще же мы добавили требование обосновать причины переноса сроков не только для того, чтобы понять, насколько вескими могут быть эти самые причины. Но и для того, чтобы регионы дисциплинировались и не переносили сроки. Если обоснования будут неубедительными, в духе "так получилось, извините", то грош цена такой власти, ответственной за решение этих проблем. По таким случаям мы будем готовить доклады в правительство.

А в целом насколько ответственны регионы по отношению к дольщикам?

С учетом того, что на эту проблему очень пристальное внимание обращает президент Владимир Путин, и что эта тема постоянно обсуждается у первого вице-премьера Игоря Шувалова, а министр Михаил Мень регулярно докладывает о ситуации на более высокие уровни, то, конечно, отношение меняется. Большинство проблем сложилось оттого, что в регионах кто-то на что-то закрывал глаза, недостаточно контролировал или просто не обращал должного внимания. При этом наши граждане были не настолько подкованы юридически, чтобы оценить ситуацию. Они думали: вот мы зарегистрировали ДДУ, оформили страховку, все нормально. А страхование тем временем не заработало.

Почему страхование не заработало?

Почти по каждому проблемному объекту есть факт мошенничества, вывода средств или еще что-то. Возбуждается уголовное дело, а это уже значит, что страхового случая не будет, и компенсацию никто не выплатит. Или, например, были факты, когда страховые полисы прикладывались к регистрационным документам, но не оплачивались застройщиком. И такие компании уже обанкротились.

В прошлом году был создан Фонд защиты прав дольщиков. Прошло полгода с момента его основания. Как вы оцениваете его работу?

Фонд эффективно работает. Минстрой совместно с Дом.рф (ранее АИЖК – ИФ) запустили информационную систему, где проблемные объекты видны, как на ладони. На сайте Минстроя мы открыли единое окно подачи проектных деклараций. Это идет в одной связке с выдачей заключения о соответствии застройщика (ЗОС) на привлечение средств граждан, с фактом регистрации ДДУ в Росреестре. Сейчас мы максимально обезопасили дольщиков от мошеннических схем. Того, что было раньше, точно быть уже не может. Так что фонд работает как часы, с минимальным количеством сотрудников и с применением новейших информационных технологий.

Что касается тарифа, то, когда мы в прошлом году его устанавливали, отталкивались от среднего тарифа страховых компаний. Он равнялся 1,2% (от цены ДДУ – ИФ). Конечно, его нужно корректировать, это все обсуждается. Нам необходимо, чтобы жилье оставалось при этом доступным, а объемы строительства увеличивались. К 2024 году мы должны выйти на ввод 120 млн кв.м жилья. Это реальная, но очень амбициозная задача, которую поставил президент.

А какие есть механизмы достройки проблемных объектов?

Пошел третий год санации кампании СУ-155, мы на этой истории набили очень много шишек, но в то же время наработали большой опыт достройки объектов в процедуре банкротства. Что такое спецсчета, как формировать объекты незавершенного строительства, как правильно сформировать реестр и войти в процедуру конкурсного производства – все теперь отработано. С 1 января этого года мы ввели новый порядок: если есть хоть один обманутый дольщик и начата процедура банкротства, то сразу объект уходит в конкурсную массу. Появляется спецсчет, объект незавершенного строительства можно "достать" из конкурсной массы, сформировать реестр пострадавших граждан. На заседании комиссии Минстроя, которую я возглавляю, мы рассматриваем заявки застройщиков, желающих достроить дом или жилой комплекс. Как правило, нам приходят ходатайства от регионов с просьбой передать объект через суд другому застройщику, очистив его от иных кредиторов кроме дольщиков.

Добавьте к этому масштабные инвестиционные проекты с компенсацией земельных участков. Где-то регионы выделяют деньги на строительство инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Где-то незавершенные объекты достраиваются за бюджетные деньги, как это будет сейчас в Москве. Все эти меры согласуются с нашей ведомственной комиссией. Какой именно способ будет выбран, зависит от экономики проекта, от возможности увеличения технико-экономических показателей проекта, от цены квадратного метра в том или ином субъекте.

На горизонте переход к проектному финансированию. Какие вопросы остаются?

Проектное финансирование не исключает долевого строительства: оно должно остаться, просто механизм привлечения денег граждан должен стать цивилизованным, с участием банка, чтобы снять риски с покупателя. Конечно, идет обсуждение, можно ли полностью снять риск, учитывая, что гражданин покупает квартиру на этапе строительства и со значительной скидкой, но это другой разговор.

Что касается перехода в цивилизованную плоскость: мы постепенно меняем законодательство. С 1 июля этого года планируем ввести банковское сопровождение, которое станет "первой ласточкой" очищения компаний. Это системные решения, позволяющее уйти от так называемого котлового метода привлечения средств застройщиком через техзаказчиков, и максимально обезопасить использование средств граждан. Чтобы на них не покупались газеты, заводы и пароходы. Я говорю даже не о краже денег, а просто о непрофильном, не относящемся к жилищному строительству использованию средств. Можно, конечно, тратить деньги на детские сады и школы, но это должно происходить внутри проекта, на который привлекаются средства дольщиков.

Первая задача, требующая решения при переходе к проектному финансированию: готовность инфраструктуры банков участвовать в таком объеме привлечения средств, а это от 1,4 до 1,7 трлн рублей ежегодно. И этот показатель будет только расти с учетом повышения доступности ипотеки.

Второе — цена вопроса, под какой процент банки будут готовы кредитовать застройщиков. Мы не можем допустить, чтобы это сильно повлияло на стоимость жилья, и оно стало недоступным. Третье. Нужно понять, какие сроки будут определены для принятия решения по конкретным проектам. Наконец, самое главное — механизм действия. Мы планово над этим работаем, у нас есть три года на то, чтобы подготовить инфраструктуру банков.

Мы уже коснулись темы доступности ипотеки, которая, безусловно, растет в последнее время. Обычно в связи с этим часто вспоминают об "ипотечном пузыре". Он может появиться?

В кризисное время 2014-2015 годов у нас была программа по субсидированию ставок ипотеки, и она была очень эффективной. Нам часто предлагали подумать о субсидировании не процентов, а первоначального взноса, но мы этого не сделали и не будем делать. Сегодня покупательская и платежная дисциплина ипотечного заемщика значительно выше, чем у обладателей других видов кредитов. Просрочка невысокая, а средний первоначальный взнос составляет 30-34%. Это означает, что появление "ипотечного пузыря", который был в США, связано не с объемом выдачи ипотеки, а с подходами к андеррайтингу и оценке рисков. Даже если риск оценивался грамотно, люди уходили от первоначального взноса. А первоначальный взнос – это накопления семьи, которые они боятся потерять, иначе они не могут в полной мере оценить ответственность за решение взять ипотеку. Это очень важно. У нас ипотечная система в принципе работает по-другому и достаточно жесткий андеррайтинг. Например, мы не поддерживаем субсидирование первоначального взноса. Потому что человек, который берет ипотеку, должен понимать, на что он будет ее содержать, сколько он готов вложить. Это как с рождением ребенка — нужно все просчитывать и планировать. В США не планировали – в итоге получилось, что получилось.

Тем не менее, и у нас есть заемщики, попавшие действительно в трудную ситуацию. В том числе, люди, бравшие ипотеку в иностранной валюте. Как помогают им?

У нас действует комиссия по принятию решений о выделении помощи заемщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации. По состоянию на 10 апреля мы рассмотрели 3290 заявок. Уже сейчас помощь получили свыше 1116 семей, а по более чем 813 заявкам приняты положительные решения и в ближайшее время ожидается оформление банками со своими заемщиками необходимых документов. Таким образом, общее количество ипотечных заемщиков – участников обновленной программы помощи может составить до 2 тыс. человек, из которых около половины составят граждане, которые ранее оформили ипотечные кредиты в иностранной валюте.

В какой перспективе возможно достижение ставки в 7%, о которой говорил президент?

Уже сейчас для некоторых категорий граждан ставка составляет 6% — речь идет о семьях с двумя и более детьми. В целом же все зависит от позиции Центробанка и от ключевой ставки. Мы надеемся, что сейчас выйдут новые указы, там будет пункт об ипотечной ставке, и это станет национальным приоритетом в области развития жилищной политики. Еще одна тенденция, которая напрямую связана с ростом доступности ипотеки – люди стали покупать квартиры большей площади. Это значит, что наша экономика все же оздоравливается, а развитие жилищного строительства – прививка от различных экономических заболеваний.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин


Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581902 Дмитрий Забелло

Дмитрий Забелло: Когда мы заинтересованы в клиенте, мы готовы демпинговать

Венера Гайфутдинова

обозреватель Forbes.kz

Глава ВТБ рассказал в эксклюзивном интервью о том, как банк будет бороться за хороших заёмщиков

В начале 2018 произошло крупнейшее в истории российской экономики объединение банков под единым брендом: ВТБ24 присоединился к ВТБ. Обозреватель Forbes.kz встретилась с председателем правления ДО АО «Банк ВТБ (Казахстан)» Дмитрием Забелло, чтобы узнать, как изменения в материнской компании повлияют на казахстанскую дочку. Кроме того, у самого Банка ВТБ (Казахстан) много интересных новостей, которые хотелось обсудить с его руководителем.

Мы встречаемся в головном офисе Банка ВТБ (Казахстан) в Алматы в кабинете Дмитрия Забелло, стены которого выкрашены в невероятно нежный голубой цвет.

- Интересный выбор, - не могла не сказать я, отметив, что выбранный цвет сочетается с цветом глаз моего собеседника.

- Это корпоративный стандарт, цвет из брендбука ВТБ, - объяснил Дмитрий Забелло.

На небольшом столике у руководителя Банка ВТБ (Казахстан) фотографии маленькой дочери, которой сейчас уже 21 год. В остальном кабинет Дмитрия Забелло мало отличается от кабинетов руководителей, возможно, потому что он человек очень системный - наверное, даёт о себе знать первая профессия – программист.

F: Дмитрий Александрович, материнский банк в России объединил под одним брендом все дочерние компании. Как это отразится на Банке ВТБ (Казахстан)?

- Для нас принципиально ничего не поменялось, но эффект объединения мы уже ощущаем. Слияние ВТБ 24, Банка Москвы и ВТБ позволило объединить весь розничный бизнес под единым брендом. В нашем дочернем банке и до этого все бизнес-линии: розница, МСБ и крупный, инвестиционный бизнес - работали под единым брендом. С другой стороны, объединение ВТБ 24 и ВТБ позволило консолидировать весь опыт. Этим опытом и продуктами, апробированными на других рынках, мы как дочерняя компания пользуемся. Более того, благодаря слиянию ВТБ24 и ВТБ было оптимизировано значительное количество издержек. Сэкономленные средства будут направлены на развитие. В частности, ВТБ продолжит инвестировать в IT.

Изменение фирменного стиля – это внешнее подтверждение тех перемен, которые на протяжении уже достаточно большого периода времени идут в группе и в нашем банке в частности. Весь период рестайлинга в группе идёт под слоганом «Время меняться!», и здесь важно отметить два направления.

Первое - настало время перемен, и эти перемены должны носить созидательный характер для клиентов, сотрудников и компании в целом. Второе - мир ускоряется, изменения уже перестали быть этапами, они постоянны, и важны уже не сами знания, а навыки их применения.

Изменения создают возможности, но только для тех, кто способен ими воспользоваться. У нас есть стратегические цели – это повышение рентабельности бизнеса и улучшение благосостояния наших клиентов. И мы поступательно к ним движемся. Но мы понимаем: чтобы прийти к этой цели, мы должны оперативно трансформироваться согласно постоянно меняющимся требованиям рынка, видеть возможности - именно в этом заключается суть нашей стратегии развития.

F: S&P Global Ratings повысило рейтинг АО «Банк ВТБ (Казахстан)» с «BB» до «BB+» и подтвердило его краткосрочный рейтинг на уровне «B». Прогноз изменения рейтинга — «стабильный». Аналитики рейтингового агентства отмечают, что рейтинг АО «Банк ВТБ (Казахстан)» повышен в связи с повышением рейтинга материнского Банк ВТБ (Россия). Вы согласны с таким заключением S&P?

- У нас в этом вопросе никаких иллюзий нет. Кредитный рейтинг – это независимая оценка способности банка выполнять свои финансовые обязательства, то есть один из самых важных показателей его надёжности, который помогает нам привлекать недорогие пассивы и, как следствие, делать максимально выгодные предложения нашим клиентам.

Банк ВТБ (Казахстан) является частью международного финансового холдинга ВТБ. Естественно, что от общего состояния группы зависит и состояние дочерних организаций. В обосновании к повышению рейтинга агентство S&P указало, что Банк ВТБ (Казахстан) имеет «очень высокую стратегическую значимость» для материнской структуры, и мы всегда чувствуем это отношение со стороны группы ВТБ. Мы получаем от международного холдинга не только финансовую поддержку, но и выверенные бизнес-модели, которые позволяют предлагать казахстанскому рынку одни из лучших банковских продуктов и услуг, а также активно развиваться. За последний год, например, после принятия новой стратегии развития и внедрения разработанной группой ВТБ модели продаж, нам удалось увеличить продажи и сгенерировать прибыль.

F: У Банка ВТБ (Казахстан) действительно нет проблем, но и банк не был особо активен на рынке. Складывалось впечатление, что Казахстан не слишком интересный рынок для ВТБ. Сейчас эта ситуация изменилась?

- Докапитализация Банка ВТБ (Казахстан), которую в ближайшее время проведёт материнская компания, говорит о самых серьёзных намерениях группы на рынке РК. Хочу отметить, что намерения у ВТБ в Казахстане всегда были серьёзными; скорее, вопросы были к текущей ситуации на рынке республики.

В 2014 у Банка ВТБ (Казахстан) был пик развития в республике. Мы начали активное развертывание сети. Только мы развернули сеть, как начался кризис ликвидности. Все риски реализовались практически сразу после нашего выхода на рынок Казахстана. В 2015 наш акционер подтвердил свои намерения на казахстанском рынке и провел докапитализацию. 2016 год проходил под девизом разгребания всех проблем и поиска точек роста. После серьёзной корректировки мы провели второй старт бизнеса в 2017.

F: Согласно неаудированной отчётности, по состоянию на 1 января 2018 чистый доход Банка ВТБ (Казахстан) составил 1,8 млрд тенге. Судя по этому показателю, вы нашли точки роста. Как вам удалось выйти в прибыль в 2017, после того как банк два года подряд фиксировал убытки?

- Крупный бизнес был для нас локомотивом в 2017, что позволило закрыть прошлый год с прибылью 1,8 млрд тенге, согласно неаудированной отчетности. Первый квартал 2018 мы закрыли почти с такой же прибылью, как за весь прошлый год – 1,5 млрд тенге. Это лишь подтверждает, что выбранная нами тактика оправдана.

Мы выделили глобальные бизнес-линии в отдельные блоки – крупный бизнес, МСБ, розница. Первым стартанул крупный, сейчас выходит на заданные параметры средний и малый бизнес, и следом мы должны сделать очень эффективную розницу. Это достаточно сложная и амбициозная задача, но мы знаем, что розница идет в фарватере корпоратов, и поэтому изначально основной акцент был на крупном бизнесе. В этом году все бизнес-линии должны генерировать прибыль. Это амбициозная задача, потому как розница для любого банка - это 2/3 расходов, она требует большой сети, много персонала. Мы активно в этом направлении движемся. Рост портфеля уже начался, может, он не такой активный, но расти быстрее рынка - дело опасное. Перед нами стоит задача войти в десятку банков по активам, но задача номер один - это быть эффективным банком. Однако мало выйти на прибыль - нам нужно зарабатывать столько, сколько хочет акционер.

F: Много хочет заработать акционер?

- Нет, стандартное видение – 15% на капитал - вполне устраивает. В прошлом году мы достигли 13% по этому показателю. В целом у нашей группы этот показатель равен 9%. Основной вопрос, который стоит перед нами: через какие инструменты мы будем достигать поставленные задачи?

F: Действительно интересно, как вы будете решать поставленные задачи, учитывая, что сейчас на рынке у БВУ нет проблем с ликвидностью, но нет и хороших заёмщиков…

- Мы видим, что компании адаптировались к новой экономической реальности, переработали накопленные проблемы. Мы понимаем, с какими компаниями пойдём дальше. В этом году мы основной акцент сделаем на рост кредитного портфеля.

F: Вы понимаете, с какими компаниями пойдёте дальше, но что вы делаете, чтобы эти компании поняли, что они пойдут дальше с вами?

- Мы готовы поступиться ценой и интересным для нас клиентам давать очень низкие ценовые предложения по процентным ставкам, стоимости обслуживания. Когда мы заинтересованы в клиенте, мы готовы демпинговать. Нам важно получить клиента, расширяя объемы сотрудничества, а не увеличивая стоимость одного продукта. Предлагать различные продукты. Нам важно начать взаимодействие, а потом его расширять.

У нас есть уникальные предложения для клиентов. Крупный бизнес у нас вообще уникален. В крупном бизнесе мы себя уже очень комфортно чувствуем. Наша задача - стать таким же игроком и в других сегментах.

Мы максимально прилагаем усилия, чтобы для лучших клиентов были доступны лучшие продукты, которые мы наработали по всему миру. Наша задача, чтобы клиенты получили самые свежие продукты, самые востребованные, те, которые необходимы им для получения прибыли. Когда клиент будет зарабатывать, мы тоже будем зарабатывать.

Вся команда старается быть экспертами для наших клиентов. Если мы что-то не знаем, то привлекаем наших коллег. Рынок уже мог оценить экспертизу группы ВТБ. В декабре 2017 мы провели экспертное мероприятие с крупным бизнесом, в этом году сделали ещё одно, куда пришло ещё больше наших клиентов. На этих мероприятиях выступают специалисты из «ВТБ Капитал», которые дают экспертную оценку основным трендам. Они дают бизнесменам инструмент, который помогает в принятии решений. Мы видим, что эта экспертиза необходима рынку, и это наше главное преимущество на рынке.

F: В 2017 вы приняли трехлетнюю стратегию развития. Не считаете ли вы стратегии развития, рассчитанные на несколько лет, неактуальными в условиях, когда всё развивается очень быстро?

- Наша стратегия - это не догма. Прямо сейчас мы с коллегами ее корректируем, особенно в области розничного кредитования. Мы отказываемся от определённого перечня продуктов, доходность которых нас не устраивает. Вместе с тем мы нащупали целый сектор продуктов по рознице – комиссионная компонента и медицинское страхование.

Мы стараемся как можно быстрее получить обратную связь и по итогам вносим изменения в свою работу. Эта адаптивность достаточно трудно даётся, так как требует усилий от команды – компетенции должны быть высокими во всех направлениях.

Но при этом у нас главная стратегическая цель не меняется – повышение рентабельности бизнеса. Мы должны быть эффективны вне зависимости от того, что происходит на рынке. А вот дальше всё очень живое, вы даже не представляете, до какой степени. Смысл стратегии сегодня не в её детализации, а в сосредоточенности на цели. Всё зависит от скорости реакции команды на внутренние и внешние события. Это основное, что перестроено внутри банка – скорость реакции очень большая, она выражается в скорости смены команды в случае необходимости.

F: Готовы ли люди работать в условиях, когда все быстро меняется?

- Это действительно непросто, но мы очень активно развивали тему работы с переменами. Я считаю, что на сегодня команда четко понимает, что перемены не просто неизбежны - они необходимы. Это основной инструмент движения вперед. Если раньше перемены нужно было пережить, то сейчас мы их ищем. Сейчас вся команда настроена на поиски того, как и что изменить. Мы еженедельно делаем корректировки. Я не вижу дискомфорта у команды.

Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581902 Дмитрий Забелло


США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581823 Габриэль Цукман

Сравнимое с США неравенство наблюдается только в России и Индии

Профессор экономики из Университета Беркли Габриэль Цукман рассказывает о резком росте неравенства с 1980-х годов и формировании системы социального воспроизводства, которая перечеркивает идеалы меритократии.

Витторио Де Филиппис (Vittorio De Filippis), Slate.fr, Франция

Профессор экономики из Университета Беркли Габриэль Цукман (Gabriel Zucman) известен своим исследованием об офшорах и сокрытых богатствах. Он участвовал в составлении «Доклада о мировом неравенстве» под руководством Тома Пикетти (Thomas Piketty).

— Каковы черты неравенства в США?

— В первую очередь речь идет об активном росте очень высоких доходов и прибыли с финансовых активов, которые увеличиваются на 4-6% в год с 1980-х годов, а также стагнации доходов подавляющего большинства американского населения. Если рассмотреть долю 1% самых богатых американцев в общенациональном доходе, получается, что в 1980 году на них приходилось 10% против 20% в настоящий момент.

— То есть, кусок пирога 1% самых богатых вырос в два раза…

— У 50% американцев с самыми низкими доходами складывается обратная ситуация. На них приходилось 20% национального дохода в начале 1980-х годов против всего 12% сейчас. Для половины американского населения средний доход до выплаты налогов и отчислений составляет всего 16 000 долларов. При этом у 1% самых богатых средний доход до уплаты налогов достигает 1,3 миллиона долларов.

— Этот низкий показатель не меняется?

— Он не менялся с начала 1980-х годов. Можно даже сказать, что за последние 38 лет для половины населения вообще не было никакого экономического роста.

— Как распределяются богатства среди этого 1%?

— 0,1% зарабатывают сейчас 6 миллионов долларов в год, а 0,01% — 29 миллионов. Наконец, 0,001% получают 125 миллионов, что касается зарплаты и дохода с капитала… Как и во Франции, значительная часть приносящего доход имущества представлена недвижимостью, акциями и облигациями… Оно сконцентрировано еще сильнее, чем доходы. Так, верхний 1% американского населения владеет 40% имущества.

— Это неравенство выражено сильнее, чем в других богатых странах?

— Да. Сравнимое по масштабам неравенство существует, например, в России и Индии. 1960-х и 1970-х годах распределение доходов и имущества было относительно равным. Как бы то ни было, триумф рыночной экономики привел к росту неравенства.

— С чем связаны такие перемены по сравнению с 1980-ми годами?

— В 1960-х годах распределение зарплат было более ровным. Это достижение стало результатом «Нового курса» Рузвельта, который был доведен до конца президентом Джонсоном: его социальная политика привела к формированию программы медицинского страхования в 1965 году. Так появилось социальное государство. Тем не менее после избрания Рейгана в 1981 году и спада экономического роста был постепенно начат своеобразный политический эксперимент. Налоговая нагрузка на группы с самым высоким доходом была постепенно ослаблена: в 1960-1970-х годах она могла достигать 90%, однако была доведена до 28% в 1986 году. С этого момента изменение государственной политики стало систематическим. Высокая в 1970-х годах минимальная зарплата застыла на месте. Возможности профсоюзов были существенно ограничены. Доступ к высшему образованию претерпел серьезные изменения: некогда оно было бесплатным, но стало недоступно дорогим. Единственным решением стал опасный уровень долга. Нынешняя ситуация — результат принятых в 1980-х годах решений.

— Какие выводы нужно из этого сделать?

— Все это тесно переплетается с налогообложением. Наблюдается связь между социальным упадком и снижением налоговой нагрузки. Стремление администрации Трампа продолжить курс на снижение налогов для самых богатых может только усилить неравенство.

— Вы говорите об этом с большой долей уверенности…

— Да. Когда в условиях сильнейшего ослабления регуляции происходит снижение налоговых ставок для самых богатых, это ведет в хищническому поведению. Такое снижение налоговой нагрузки создало условия для формирования системы, в которой просматривается активное стремление к денежной выгоде, пусть даже в ущерб остальному обществу. Иначе говоря, если самых богатых облагают 90% налогом, у них нет особого интереса разрабатывать дополнительно сотни тысяч долларов, поскольку при превышении определенного порога налоговая служба заберет 90%. Сегодня максимальная ставка составляет 37%. В этом заключается характерная черта хищнического капитализма.

— К каким проявлениям несправедливости ведет неравенство доходов и имущества, а также снижение налогообложения?

— Это влечет за собой другие формы неравенства. Одним из примеров является сильнейшее неравенство в доступе к высшему образованию. У молодых людей, чьи родители относятся к 1% самых богатых, есть 100% шанс поступить в университет. Между доходами родителей и вероятностью поступления существует прямая связь. А это в свою очередь лишь закрепляет неравенство.

— И противоречит идеалам меритократии?

— Разумеется. США называют себя меритократическим государством. Примером тому служит «американская мечта»: кто угодно может создать стартап и стать миллиардером. Однако практика показывает, что социальная мобильность находится в ступоре уже не один десяток лет, а для поступления в университет нужно родиться в богатой семье. Та же самая несправедливость возникает и в медицине. Обогащение одних в ущерб другим перерисовывает городской пейзаж, формируя финансовую и расовую сегрегацию. Для более половины американцев жизнь трудна, опасна и неустойчива. Другими словами, в США семья, в которой рождается человек, все больше и больше определяет его существование. Теперь в Америке говорят о «лотерее рождения».

США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581823 Габриэль Цукман


США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579576 Виктор Супян

США: глобализующаяся экономика в глобализующемся мире

Виктор Супян, Научный руководитель экономического направления ИСКРАН, профессор, доктор экономических наук

Сегодня многие связывают глобализацию с теми процессами, которые происходят в американской экономике. А вот каково взаимное влияние экономических процессов, происходящих в США, и процессов, происходящих в мировой экономике, попробуем разобраться.

Если исходить из наиболее общего определения, что процесс глобализации представляет собой превращение мирового хозяйства в единый рынок товаров, услуг и капиталов, то, безусловно, место США в этом процессе является весьма весомым и во многом определяющим.

Можно говорить о том, что процесс международной экономической глобализации, постепенно усиливая взаимовлияние и взаимозависимость национальных экономик, вышел на уровень, когда его количественное наращивание привело к заметным качественным последствиям как для американской экономики, так и для взаимодействующих с ней экономик, породив серьезные социально-экономические вызовы.

Масштабы и направления глобализации

Глобализация экономики проявляется в нескольких основных процессах (составных элементах): росте масштабов и значения внешней торговли и международного движения капиталов, расширении масштабов межстрановых перемещений трудовых ресурсов, росте информационных обменов, усилении экономической интеграции и кооперации как на межгосударственном уровне, так и на уровне отдельных компаний.

Объем внешней торговли США в 2016 году составил почти 5 трлн. долларов. Размеры экспорта составили 2,2 трлн. долларов, импорта - 2,7 трлн. долларов, то есть США имели значительный отрицательный торговый баланс в размере 504 млрд. долларов. При этом 25% внешнеторгового оборота США составляют услуги, баланс торговли которыми, в отличие от торговли товарами, положительный - соответствующие показатели в 2016 году равнялись 247 млрд. долларов и 752 млрд. долларов.

Среднегодовые темпы прироста американского экспорта товарами за период 2010-2016 годов составили 2,6%, уступая лишь Китаю (4,6%) и ОАЕ (14%), будучи на уровне ЕС (2,6%), и опережая все другие крупные страны и регионы, в том числе страны СНГ (0%), Япония (-0,5%). В США рост импорта составлял 3,2% ежегодно, в Китае - 4,2%, в Саудовской Аравии - 10%. В странах СНГ он составлял 1,7%.

При этом доля США в мировом товарном экспорте на протяжении длительного периода (после Второй мировой войны) постоянно сокращалась - с 14,6% в 1953 году до 9,4% в 2016-м, уступив в XXI веке первую позицию Китаю (13,6%). Что касается импорта, то здесь США по-прежнему занимают первую строчку (14,3%), преследующий их Китай - вторую (10,0%). Применительно к импорту динамика доли США не столь однозначна, как в случае с экспортом: на протяжении конца ХХ и начала ХХI века доли США то возрастали, то сокращались. Например, в 1953 году она составляла 13,9%, в 1973-м сократилась до 12,4%, затем увеличилась до 15,9% в 1993 году и до 16,9% в 2003-м1.

Основными категориями американского товарного экспорта в 2016 году являлись машины и оборудование - 551 млрд. долларов, или 35,8% от общего объема товарного экспорта, сырье и другие товарные запасы - 396,4 млрд. долларов, или 27,3% от общего объема экспорта, автомобили и запчасти к ним (150,3 млрд. долл., или 10,3%), продовольственные товары и напитки (130,5 млрд. долл., или 9,0%), прочие товары (60,3 млрд. долл., или 3,9%)2.

Среди укрупненных категорий импорта в 2016 году на первом месте находились машины и оборудование - 589,9 млрд. долларов, или 26,9%, автомобили и запчасти к ним - 350,1 млрд. долларов, или 16,0%, комплектующие и сырье - 443,3 млрд. долларов, или 20,3%, потребительские товары - 589,6 млрд. долларов, или 26,6%, продовольствие и напитки - 130,0 млрд. долларов, или 5,9%, прочие товары - 90,8 млрд. долларов, или 4,1%. Любопытно, что масштабы экспорта и импорта этих укрупненных товарных групп весьма близки.

По страновому и региональному распределению американского экспорта ведущие позиции занимали Канада - 18,3% от его общего объема в 2016 году, Европейский союз (28 стран) - 16,7%, Мексика - 15,9%, Китай - 8,0% и Япония - 4,3%. Доля России в американском экспорте составляла лишь 0,7% (23-е место). В качестве экспортеров основными торговыми партнерами США в 2016 году являлись Китай - 21,1%, ЕС - 17%, Мексика - 13,4%, Канада - 12,7% и Япония - 6,0%. Доля России - 1,2% (14-е место)3.

В США доля внешней торговли по отношению к национальному ВВП достигла рекордного уровня за всю историю страны - более 30% в 2015 году. Так, только за 1990-2016 годы американский экспорт возрос более чем в 4,4 раза (с 535,2 млрд. долл. до 2,2 трлн. долл.), что позволило обеспечить его прирост в размере 30%. Следует при этом отметить не только общее увеличение доли и значения внешней торговли, но и отдельные важные изменения в ее динамике и структуре. Прежде всего, подчеркнем, что рост экспорта в последние десятилетия неизменно опережал рост производства. Особенно заметные изменения произошли в экспорте услугами - транспортными, туристическими, финансовыми, связи, технического содействия, образования и т. д. В 1950 году лишь 2% всех произведенных услуг направлялось на экспорт, в 1999 году - уже 6%. В 2016 году на долю услуг приходилось более 34% всего американского экспорта (17% в 1950 г.)4. В целом же доля работающего на экспорт внутреннего производства увеличилась с 9% в 1929 году до 21% к началу ХХI века; высокотехнологичные отрасли, такие как, например, электронная промышленность, производят на экспорт более 25% своей продукции.

Импорт также способствует интеграции экономики США в мировое хозяйство. Нередко США импортируют те же категории продукции, что и экспортируют. Например, компьютерная отрасль во втором десятилетии ХХI века экспортировала 45% своей продукции (компьютерные системы, периферийное оборудование и программное обеспечение). В то же время 60% внутреннего промежуточного и конечного потребления в данной товарной группе было импортировано.

Главными движущими силами роста объемов внешней торговли США являются технический прогресс, государственная экономическая политика, направленная на либерализацию торговли и деятельность ТНК за рубежом. Технологические изменения, прежде всего в области транспорта, связи, обработки и передачи информации, заметно сократили издержки на ведение международного бизнеса, тем самым расширив возможности для внешней торговли и инвестиций.

Помимо прогресса в технических средствах международных коммуникаций, значительную роль в глобализации экономики играет политика государства. До середины прошлого века внешнеторговая политика большинства развитых стран носила преимущественно протекционистский характер. Не избежали такой политики (а в ряде случаев активно ее используют и поныне) и США, в частности приняв в 1930 году Закон о тарифах (Закон Смута - Хоули).

С середины 1950-х годов отношение многих правительств, в том числе американского, к тарифной политике начинает меняться. Политики и бизнесмены осознают преимущества международного разделения труда, международной экономической специализации и кооперации. США, имея множество конкурентных преимуществ перед своими контрагентами, с середины 1970-х годов стали активно поддерживать идеи более свободной торговли и движения капиталов и рабочей силы. Значительные усилия американского правительства были направлены как на снижение собственных торговых тарифов, так и на стимулирование к подобным мерам других стран. После создания в 1948 году системы ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле) и последующего преобразования ее во Всемирную торговую организацию (ВТО) процесс взаимного «открытия» экономик различных стран заметно ускорился. Например, во второй половине ХХ века тарифы на промышленные товары в развитых странах снизились с уровня в среднем с 40 до 4%. Постепенно снижались и нетарифные ограничения в торговле.

В этот же период в различных странах были созданы мощные интеграционные группировки (НАФТА, Европейский союз, АСЕАН и др.), внутри которых перемещение финансовых и трудовых ресурсов было практически полностью либерализовано.

Одним из ключевых факторов либерализации американской экономики и роста значения внешней торговли является роль американских ТНК за рубежом. Именно они определяют баланс между прямыми американскими инвестициями за рубеж и иностранными в США в пользу американских инвестиций. Американские прямые инвестиции за рубеж превышают прямые инвестиции других стран на 1,2 трлн. долларов. Американские ТНК доминируют среди крупнейших ТНК мира. Так, среди крупнейших ТНК мира по размерам выручки и прибыли насчитывается 132 американских ТНК, 73 китайских и 68 японских компаний. В десятке лидеров списка четыре американских ТНК - «ЭксонМобил», «ВолМарт Сторс», «Шеврон» и «КонокоФилипс».

Глобализация экономики США, в том числе либерализация внешней торговли, вызывает многообразные и далеко не однозначные последствия как для экономики, так и для социальной сферы страны. Положительный или отрицательный вектор этих изменений во многом зависит от уровня развития национальной экономики, позиций страны в мировом хозяйстве. Как правило, чем более мощной является экономика той или иной страны, тем больше позитивных последствий она имеет от процесса экономической глобализации. Однако даже в этом случае глобализация может порождать немало проблем и отрицательных для экономики и населения страны последствий. Пример США подтверждает это в полной мере.

Можно отметить целый ряд позитивных последствий развития внешней торговли для американской экономики. Так, дешевый импорт из третьих стран сдерживает инфляцию и таким образом способствует росту доходов и повышению потребительского спроса и, как следствие, росту экономики. Рост экспорта американских товаров приводит к созданию дополнительных рабочих мест, часто высокооплачиваемых.

Среди очевидных минусов растущей глобализации американской экономики - огромный дефицит торгового баланса США, что имеет отнюдь не только положительные последствия. Рост торгового дефицита ведет к увеличению дефицита платежного баланса и внешнего долга.

Стремясь усилить преимущества глобализации и минимизировать ее негативные последствия, США пытаются прежде всего способствовать либерализации мировой торговли, особенно в тех направлениях, где это соответствует их интересам, где конкурентные позиции США особенно сильны. Это касается торговли услугами, прежде всего в области телекоммуникаций, информационных технологий, финансов.

Одна из озабоченностей, связанная с глобализацией экономики, - высвобождение работников под влиянием внешней торговли и вывоза предприятий за рубеж. Так, миллионы американцев теряют рабочие места вследствие перевода производств за рубеж и увеличения масштабов импорта (США имеют большой отрицательный торговый баланс - более 504 млрд. долл. в 2016 г.)5. На это делал упор Д.Трамп в борьбе за пост президента, обещая вернуть рабочие места на родину.

Особое внимание экономистов и политиков привлекает проблема дефицитов торгового и платежного балансов. В 1990-х годах и в начале 2000-х эти дефициты росли постоянно, достигнув рекордных величин по отношению к ВВП (дефицит, например, платежного баланса в 2015 г. достиг почти 500 млрд. долл. - 3,3% ВВП). Сами по себе дефициты торгового и платежного балансов еще не являются однозначно отрицательными для экономики страны явлениями - все зависит от того, чем они вызваны. В настоящее время главная причина дефицитов - более быстрый рост американской экономики по сравнению с экономиками других стран, что привлекает иностранные капиталы и иностранных импортеров на американский рынок.

Внешний дефицит означает, что страна потребляет больше, чем производит. Разница между производством и потреблением покрывается за счет импорта. Как правило, иностранные инвесторы и экспортеры полученные в США доллары вкладывают в американскую экономику. Когда спрос на внутренние инвестиции в США превышает масштабы внутренних сбережений, осуществляется заимствование за рубежом и таким образом растет государственный долг. Если же сбережения превышают инвестиционный спрос, их избыток устремляется за рубеж.

Таким образом, рост экономики, как это имеет место в США, может происходить одновременно с ростом дефицита внешнеторгового и платежного балансов. Тем не менее некоторые сектора американской экономики, в частности обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство, могут испытывать трудности из-за возросшей иностранной конкуренции, роста импорта и сокращения экспорта. Так, если с 1993 по 1997 год занятость в обрабатывающей промышленности США выросла на 700 тыс. человек, то с 2000 по 2004 год она сократилась почти на 3 млн. человек, в значительной степени вследствие сокращения спроса на экспортную продукцию. С 2005 по 2010 год занятость в обрабатывающей промышленности сократилась еще на 2 млн. человек. Однако после кризиса 2008-2009 годов занятость в обрабатывающей промышленности США начала постепенно расти, что связано с процессом инсорсинга, то есть возвращением некоторых ранее вывезенных из США производств.

Обобщая, можно утверждать, что, хотя современные дефициты торгового и платежного балансов отражают в основном силу американской экономики, привлекательность ее для инвесторов и иностранных экспортеров, имеются и определенные негативные последствия этого явления. Поэтому, несмотря на все текущие (и часто весьма долговременные) преимущества наличия дефицита торгового и платежного балансов, в США вместе с тем есть понимание того, что в долговременном плане необходимо стремиться к сокращению этих дефицитов, поскольку они увеличивают государственный долг, который рано или поздно придется отдавать.

В целом очевидно, что экономическая глобализация, принося экономике и населению США больше плюсов, чем минусов, тем не менее ставит перед страной целый ряд новых проблем по повышению эффективности адаптации к этому процессу, стала во многом новым вызовом США в начале ХХI века.

В середине второго десятилетия ХХI века США сохраняют позиции крупнейшего экспортера и импортера капитала. Это касается как движения капитала в США и из США в целом, включая финансовые активы, ценные бумаги, недвижимость и т. д., так и движения прямых инвестиций, то есть предполагающих долгосрочные производственные капиталовложения и участие в управлении иностранными компаниями.

В целом по объему привлеченных ПИИ в 2015 году США находились на первом месте - 379 млрд. долларов, на втором - Гонконг (174 млрд.), на третьем - Китай (135 млрд.). Россия занимала в этом списке второстепенные позиции (9,8 млрд. долл.).

В 2016 году стоимость американских активов за рубежом составила 23,8 трлн. долларов по сравнению с 6,2 трлн. долларов в 2000 году. В 2016 году иностранные активы в США достигли 32,2 трлн. долларов по сравнению с 7,6 трлн. долларов в 2000 году (см. Таблицу 1).

Таблица 1

Международная инвестиционная позиция* США

в 2000 и 2016 годах, трлн. долларов

Тип инвестиций

2000 г.

2016 г.

Американские активы за рубежом

      6,2

      23,8

В том числе прямые американские активы за рубежом

      1,5

        7,4

Иностранные активы в США

     7,6

      32,2

В том числе прямые иностранные инвестиции в США

     1,4

        7,5

Источник: Bureau of Economic Analyses. International Data, 2017

//http://www.bea.gov/

(*Международная инвестиционная позиция - это макроэкономическое понятие, обозначающее общий объем и структуру финансовых активов и обязательств страны перед нерезидентами.)

Таким образом, международная инвестиционная позиция США составила в 2016 году 8,4 трлн. долларов, то есть иностранные активы в США превышали американские за рубежом на 6,5 трлн. долларов.

Особый интерес представляет баланс между прямыми инвестициями США за рубежом и иностранными в США. Здесь картина иная, нежели с балансом всех материальных и финансовых активов. Объем прямых накопленных инвестиций США за рубежом в 2016 году составил почти 7,4 трлн. долларов по сравнению с 1,5 трлн. долларов в 2000 году. В свою очередь, иностранные прямые инвестиции в США составили в 2016 году 7,5 трлн. долларов, увеличившись с 2000 года на 6,1 трлн. долларов. Таким образом, американские прямые инвестиции за рубежом почти равны прямым инвестициям других стран в США6

Согласно оценке ЮНКТАД, наиболее перспективными странами-экспортерами ПИИ в 2016 году были США, Китай и Великобритания. Россия в этом прогнозе не вошла в первые 12 наиболее перспективных стран-экспортеров ПИИ. Что касается наиболее перспективных стран-реципиентов ПИИ, то, согласно прогнозу ЮНКТАД на 2017 год, первые места заняли Китай, США и Индия. Россия в списке первых 17 стран заняла 16-е место7.

Позиции США в мировом хозяйстве

О сохраняющемся лидерстве США в мировом хозяйстве и после мирового финансового кризиса свидетельствуют прежде всего главные макроэкономические показатели, и в первую очередь позиции США в мировом ВВП. Так, по данным МВФ, в 2016 году США существенно опережали все другие страны по объему ВВП, рассчитанному по текущему курсу (18,6 трлн. долл., или 24,7% мирового ВВП), опережая по этому показателю ЕС (28 стран) - 16,4 трлн. долларов, или 21,7% мирового ВВП. Отставание Китая, находящегося среди стран на втором месте в мире, - весьма заметное (11,2 трлн. долл., или 14,8%). При подсчете ВВП по паритету покупательской способности (ППС), США имеют меньшую долю в мировом ВВП (16%, по расчетам и МВФ, и ЦРУ), чем ЕС (17,1%) и Китай (18,5%). Что касается России, то ее позиция - десятое место в мировой табели о рангах по номинальному ВВП и шестое - при расчете по ППС8.

При расчете позиций США по ВВП на душу населения как по обменному курсу, так и по ППС картина выглядит несколько иначе: в 2016 году США занимали седьмое-восьмое место по данному показателю по обменному курсу и шестое-восьмое место по ППС, пропуская перед собой группу высокоразвитых малых стран Европы (Люксембург, Норвегию, Швейцарию, Швецию и др.), а также несколько нефтедобывающих стран Ближнего Востока и Сингапур. Отрыв ВВП на душу населения в некоторых из этих стран от США очень значителен - в Люксембурге, например, более чем в два раза, а в Катаре почти в три раза.

Важно при этом отметить, что все крупные, значимые в мировой экономике страны заметно отстают от США по показателям ВВП на душу населения, рассчитанного как по обменному курсу, так и по ППС. Так, крупнейшая из европейских стран - Германия по этому показателю занимала, по разным подсчетам, от 19-го до 24-го места, ЕС в целом - от 24-го до 27-го места, а Китай - с 93-го по 101-е места.

ВВП России на душу населения в 2016 году по обменному курсу составлял около 9 тыс. долларов (67-е место), а по паритету покупательной способности - около 24 тыс. долларов (по разным оценкам, 49-е место).

Самое же главное, о чем необходимо помнить, проводя такого рода макроэкономические сопоставления, это качество ВВП, его структура. Так, например, Китай и другие быстрорастущие страны, даже если они в обозримой перспективе достигнут уровня американского ВВП по обменному курсу по количественным параметрам, вряд ли смогут сравниться с США по качественному наполнению ВВП. Американский ВВП в значительной степени создан в сфере услуг (около 80%), в том числе в таких ее определяющих современное развитие секторах, как наука, образование, здравоохранение, телекоммуникационные услуги, и в наиболее высокотехнологичных отраслях обрабатывающей промышленности. ВВП Китая, наиболее реального конкурента США, создан за счет традиционных товаров, пусть даже все чаще наукоемких, но второго эшелона.

Было бы, кстати, большим заблуждением считать, что американская экономика чуть ли не потеряла свою обрабатывающую промышленность и, в частности, машиностроение, уступив эти отрасли Китаю. США сохраняют крупнейшую в мире обрабатывающую промышленность, объем производства которой превосходит совокупный объем обрабатывающей промышленности Китая. На долю США приходится более 21% мировой обрабатывающей промышленности, причем эта цифра остается стабильной на протяжении последних 40 лет. При этом действительно существенно меняется структура американской обрабатывающей промышленности - если многие ее традиционные отрасли переводятся за рубеж (в Китай, другие развивающиеся страны), то концентрация и доля высокотехнологичных отраслей промышленности возрастает. По оценкам, на долю США приходится около 40% всех высокотехнологичных отраслей мировой обрабатывающей промышленности (авиакосмическая, медицинская, военная, телекоммуникационная, компьютерная, фармацевтическая и т. п.).

Представляется, что в настоящее время в мире формируется новое международное разделение труда, где США и некоторые другие высокоразвитые страны концентрируются на разработке и производстве новых технологий и наукоемких изделий, на наиболее наукоемких отраслях сферы услуг (наука, образование, здравоохранение, финансы), оставляя менее развитым странам сферу традиционного и массового производства товаров и услуг. Американская экономика идет в авангарде этих изменений.

Весьма показательно место США и по такому интегральному индикатору, как «индекс развития человеческого потенциала», рассчитываемому ежегодно Программой развития ООН и включающему оценку ВВП на душу населения, ожидаемой продолжительности жизни в стране и уровня и охвата населения образованием. Фактически это оценка не только уровня развития экономики, но и качества жизни в стране. В 2015 году США по данному показателю находились на десятом месте в мире, уступая лишь небольшим и высокоразвитым странам Европы и Сингапуру. Показатели десяти первых стран превысили величину 0,9 (из 1). Россия, по этим оценкам, находилась на 57-м месте, Китай на 91-м9

Важнейшим индикатором, отражающим уровень экономического развития любой страны, является такой ключевой показатель эффективности общественного производства, как производительность труда. По этому показателю (рассчитанному как отношение ВВП к отработанным человеко-часам) США являются безусловным лидером среди крупных развитых стран (59 тыс. долл.). Однако в общем списке стран они уступают трем небольшим высокоразвитым европейским странам - Норвегии, Люксембургу и Голландии. Потенциально главный конкурент США - Китай отстает по данному показателю в разы.

Одним из наиболее значимых конкурентных преимуществ США, оказывающих влияние на позиции страны в долговременной перспективе, является уровень научно-технического развития. Различные показатели однозначно свидетельствуют о безусловном доминировании США в этой ключевой для экономического развития сфере. Так, в 2017 году на долю США приходилось более 26% мировых расходов на научные исследования. На долю ближайших конкурентов США по величине расходов на науку - Китая и Японии приходилось 21 и 8,4%, а всей Европы (34 страны) - 20,8%. Доля России в общемировых расходах на НИОКР составляла только 2,7%.

По абсолютной величине расходов на НИОКР США также безусловный лидер - 527 млрд. долларов в 2017 году. Вместе с тем доля расходов на НИОКР в ВВП США занимает лишь десятое место (2,8%), уступая Южной Корее, Израилю, Японии, Швеции, Германии, Швейцарии, Дании, Австрии и Финляндии10. В США бывшим Президентом Обамой была поставлена задача в ближайшие годы довести долю расходов на НИОКР в ВВП до 3% (хотя она пока не реализована).

По мнению экспертов, из девяти выделяемых важнейших технологий (сельскохозяйственные, медицинские технологии, композитные материалы и нанотехнологии, энергетические, компьютерные, информационные, авиакосмические и автомобильные технологии) США занимают первую позицию в восьми областях (кроме автомобильных технологий).

Столь же сильны позиции США и в образовании, прежде всего в высшем. Американские исследовательские университеты неизменно занимают первые места в мировых рейтингах вузов.

Несомненно, что научно-техническое лидерство США - это важнейший ресурс страны, обеспечивающий их опережающие позиции на многие годы вперед. Однако понимание того, что и другие страны не стоят на месте, заставило Президента США в его ежегодном обращении к Конгрессу в январе 2011 года «О положении страны» обратить особое внимание именно на необходимость ускоренного научно-технического развития, увеличения инвестиций в науку и инновации, поскольку только так, как заметил Б.Обама, «можно победить будущее».

Еще одним важнейшим политическим фактором социально-экономического лидерства США является их военный потенциал, в значительной степени обусловленный большими военными расходами. Так, по оценке авторитетного Стокгольмского института исследования проблем мира, удельный вес США в мировых военных расходах в 2016 году составил более 36% (более 600 млрд. долл.). Расходы других стран, входящих в лидирующую пятерку по этому показателю (Китай, Франция, Великобритания и Россия), составляли по удельному весу от 3,5 до 6,6% от мировых расходов на военные нужды. Помимо чисто военного доминирования, нельзя не учитывать и то обстоятельство, что существенная часть этих расходов направляется в наиболее высокотехнологичные отрасли промышленности для создания военной техники и проведения военных 
НИОКР. Это обусловливает и то обстоятельство, что США контролируют самую большую долю рынка вооружений (33% продаж в период 2012-2016 гг.). Доля в продажах военной техники других стран в этот период была значительно меньше: России - 23%, Китая - 6,2%, Франции - 6%, Германии - 5,6%11.

К числу показателей, определяющих положение страны в мировом хозяйстве, относится также место страны в мировой внешней торговле и международных потоках капитала, о чем подробно говорилось в первом разделе данной статьи.

США остаются самым привлекательным рынком для иностранных инвесторов - прямые иностранные инвестиции обеспечивают до 7% капиталовложений в основные фонды. Несмотря на все потрясения финансовой сферы США, облигации Федерального казначейства по-прежнему рассматриваются в качестве наиболее надежного инструмента сохранения денежных средств для их иностранных владельцев. Об этом, в частности, говорит то обстоятельство, что, в отличие от прямых инвестиций, совокупные иностранные активы в США, значительная часть которых составляют портфельные инвестиции в ценные бумаги корпораций и в облигации Федерального казначейства, по объему существенно превосходят американские активы за рубежом - соответствующие цифры составляли в 2016 году 32,2 трлн. долларов и 23,8 трлн. долларов12

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу, что, несмотря на целый ряд безусловно негативных последствий финансово-экономического кризиса, экономика США продемонстрировала, во-первых, значительную устойчивость и способность противостоять кризису, а во-вторых, не только сохранила лидирующие позиции в мировом хозяйстве по целому ряду важнейших макроэкономичес-ких показателей, но в ряде случаев усиливает свои конкурентные преимущества.

Экономическая политика новой администрации США 
и перспективы глобализации

Многие вызовы и проблемы, в том числе и в сфере глобализации, так или иначе находят отражение в экономических декларациях и планах Президента Д.Трампа. Хотя и по прошествии года после вступления в должность экономическая политика нового президента не получила достаточно полного и логически связанного плана, можно констатировать, что Д.Трамп намерен реализовывать свои предвыборные обещания. Что же предлагает Д.Трамп в качестве новой экономической политики?

Отметим прежде всего, что нового Президента США вряд ли можно отнести к последовательным сторонникам какой-либо экономической школы. Одни его предложения, безусловно, продолжают идеи и традиции республиканского консерватизма. Многие его предложения и прогнозы основываются на теории «экономики предложения», активно использовавшейся во время президентства Р.Рейгана и исходящей из предположения о том, что снижение налогов непременно приведет к ускорению экономического роста и, как следствие, преодолению бюджетного дефицита. Другие соображения Д.Трампа очевидно носят черты ограничительных мер в отношении свободного рынка, особенно во внешнеэкономической сфере. В чем президент последователен, так это в отстаивании идей протекционизма и антиглобализма. На этом, собственно, построена центральная идея его экономических преобразований - возвращение в Америку рабочих мест и недопущение перевода производств за рубеж.

Можно выделить несколько ключевых направлений в экономической политике, которым Д.Трамп намерен следовать. Безусловно, наиболее важным аспектом всей экономической политики Трампа в настоящее время является налоговая реформа. Новое налоговое законодательство было принято Конгрессом и подписано Президентом Д.Трампом 22 декабря 2017 года (The Tax Cuts and Jobs Act). Новый закон о налогах и рабочих местах сохраняет семь ставок подоходного налога, но снижает уровень этих ставок. Ставки подоходного налога, согласно новому закону, составляют 10, 12, 22, 24, 32, 35 и 37% в зависимости от уровня получаемых доходов. (В прежнем законодательстве ставки составляли 10, 15, 25, 28, 33, 35 и 39,6%.) Так, 10-процентый подоходный налог взимается с индивидуального дохода до 9,5 тыс. долларов, а максимальная ставка используется при доходе свыше 500 тыс. долларов. Новый закон предполагает увеличение сумм доходов, с которых производятся налоговые вычеты. Так, стандартный налоговый вычет на индивидуальные доходы увеличен с суммы в 6,3 тыс. долларов до 12 тыс. долларов, а на доходы семейных пар - с 12,7 тысяч до 24 тыс. долларов.

Закон увеличивает стоимость освобождаемой от налогообложения недвижимости в сумме до 11,2 млн. долларов для одного владельца и до 22,4 миллиона для семейных пар. От принятия этого положения выиграет 1,5 млн. самых богатых американцев.

Очень заметным является в новом законе снижение корпоративного налога - его максимальный уровень понижается с 35 до 21%, то есть до самого низкого уровня с 1939 года. На самом деле реально и до нового закона мало кто платил корпоративный налог по максимальной ставке - благодаря умелым действиям налоговых юристов средняя величина корпоративного налога составляла 18%.

Закон позволяет репатриацию активов в размере до 2,6 трлн. долларов, хранящихся в офшорных зонах. В этом случае владельцы должны заплатить налог в размере 15,5% на финансовые активы и 8-процентный налог на оборудование.

По новому закону сокращаются налоги на алкогольные напитки. Как считают эксперты из Брукингского института, это налоговое послабление приведет к 1,5 тыс. преждевременных смертей ежегодно в результате роста потребления алкоголя.

В целом можно констатировать, что новое налоговое законодательство будет более благоприятным для бизнеса, чем для граждан. Сокращения корпоративных налогов являются постоянными, а для граждан сохраняются только до 2025 года. Как отмечают многие эксперты, основные преференции новый закон приносит наиболее богатым семьям. Так, сокращение налогов начиная с 2019 года коснется каждого, но для тех, кто получает 30 тыс. долларов и меньше, налоги начиная с 2021 года вновь возрастут. К 2023 году они вырастут для всех, кто зарабатывает 40 тыс. долларов и меньше.

Второе направление - кардинальное изменение внешнеэкономической политики. В русле этого курса президентские инициативы направлены на защиту национальных производителей и внутреннего рынка. Политика в этой области должна быть нацелена на пересмотр торговых соглашений с зарубежными партнерами для снижения доли импорта и увеличения внутреннего производства. С этой целью предполагается увеличение внешнеторговых тарифов на ввозимые товары из-за рубежа, прежде всего из Китая. Это, по мнению президента, приведет к возвращению многих производств обратно в страну. Теми же задачами обусловлены и предложения по изменению условий Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), которое якобы стимулирует вывод американских компаний за рубеж и уже состоявшийся выход США из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, подписания которого США добивались много лет.

Одно из заявленных направлений реформ - новая энергетическая стратегия, нацеленная на достижение энергетической независимости. На это будет направлено снятие ограничений (экологических и других) на развитие энергетических проектов, принятых в период администрации Б.Обамы, которые, по мнению Д.Трампа, могли привести к уменьшению потенциального ВВП на 2,5 трлн. долларов до 2030 года и к снижению личных доходов американцев на 7 тыс. долларов в год. Снятие ограничений на добычу нефти и газа в сланцевых пластах, а также на добычу угля может способствовать удешевлению энергии и росту доходов энергетического сектора. Ожидается, что меры по развитию энергетики приведут к росту ВВП на 100 млрд. долларов и созданию ежегодно 500 тыс. новых рабочих мест, а также к росту совокупного годового фонда оплаты труда в 30 млрд. долларов за ближайшие семь лет. Это, в свою очередь, приведет к увеличению доходов консолидированного бюджета на 6 трлн. долларов за четыре десятилетия13.

К энергетическим проектам примыкают планы по резкому увеличению инвестиций в инфраструктурные проекты. Речь идет о дополнительных 100 млрд. долларов инвестиций в течение десяти лет в энергетическую, транспортную и коммунальную инфраструктуры, то есть в строительство линий электропередач, дорог, мостов, объектов водоснабжения. Среди объявленных мер в этой области - увеличение масштабов кредитования данных проектов, инфраструктурный налоговый кредит, упрощение разрешительной системы.

Объявлена также модернизация регуляторной системы. По мнению Д.Трампа, государственное регулирование экономики избыточно и обходится, по расчетам его экспертов, в 2 трлн. долларов и сокращает доходы домохозяйств на 15 тыс. долларов в год. Только за 2015 год федеральные агентства выпустили 3300 распоряжений и постановлений (по сравнению с 2400 в 2014 г.), ограничивающих предпринимательскую деятельность. В планах Трампа объявление моратория на новые федеральные административные акты, а также отмена многих правил и регулирующих хозяйственную деятельность постановлений, особенно в области энергетики и экологии.

Уже предприняты попытки по изменению иммиграционных правил, пока, правда, на уровне исполнительных указов. Речь идет в первом указе о запрете въезда в США граждан из семи мусульманских стран (решение оспорено судебными властями) и запрете въез-
да граждан из шести мусульманских стран - во втором указе. Предполагается и принятие нового иммиграционного законодательства, по которому может быть произведена депортация из США нескольких миллионов нелегальных иммигрантов и ужесточены правила иммиграции.

Была сделана попытка на законодательном уровне подвергнуть ревизии принятую Конгрессом реформу здравоохранения, расширяющую охват медицинским страхованием миллионов американцев. Потерпев фиаско в Конгрессе, президент в октябре 2017 года своими указами отменил ряд положений Закона о доступном здравоохранении.

Как видно, многие позиции экономической программы Д.Трампа носят достаточно противоречивый характер. Некоторые из них - просто трудновыполнимы. Так, способен ли Д.Трамп вернуть американские компании на родину с помощью налоговых льгот? Ведь в основе глобализации лежат объективные причины, а интернационализацию и транснационализацию производства никакими указами и льготами отменить невозможно. В рыночной экономике капитал идет туда, где выше норма или масса прибыли. Это и ничто другое лежит в основе экономической глобализации.

Расширению глобализации и дальнейшего международного разделения труда способствует и научно-технический прогресс. Кстати, сторонники идей Трампа порой утверждают, что как раз научно-технический прогресс приведет к тому, что исчезнет основа вывода предприятий за рубеж - стремление снизить издержки труда. В результате автоматизации и других инноваций трудовая компонента издержек станет столь невелика, что не будет никакого смысла переводить производство за рубеж в целях снижения издержек труда. Представляется, что этот тезис носит несколько абстрактный характер. По крайней мере, ни нынешний этап инноваций, ни предыдущая автоматизация не привели ни к массовой безработице, ни к безлюдному производству. Возникли новые рабочие места, требующие более высокой квалификации, а также миллионы рабочих мест в сфере услуг, многие подразделения которой тоже начали перемещаться за рубеж с целью снижения издержек.

Вполне очевидно, что и в дальнейшем новые рабочие места в экономике США будут создаваться не в традиционных «старых» отраслях (металлургия, автомобильная промышленность, текстильная промышленность и т. д.), в значительной степени переведенных за рубеж, а в новых наукоемких отраслях, имеющих перспективу роста.

Противоречивость экономических предложений Д.Трампа видится и в том, что одновременно планируется значительное сокращение налогов, и, стало быть, по крайней мере на первом этапе этого сокращения, произойдет снижение поступлений в бюджет, что создаст проблемы для заметного роста расходов на инфраструктурные проекты и оборону. Приведет ли предполагаемое снижение налогов к быстрому ускорению экономического роста и, как следствие, росту налоговых поступлений? Сомнительно. Ведь инвестиционный процесс определяется не только ставками налогообложения, но в первую очередь масштабами совокупного спроса, уверенности как инвесторов, так и потребителей в хороших экономических (и политических) перспективах. По крайней мере, более восьми лет послекризисного развития американской экономики такой однозначной уверенности явно не продемонстрировали.

Некоторые предложения Д.Трампа выглядят вполне разумными и обоснованными и идут, кстати, скорее не в русле неолиберальных (республиканских) представлений, а в традициях кейнсианских концепций и практики Демократической партии. К ним можно отнести предлагаемый рост расходов на инфраструктуру, на развитие энергетики (без крайностей пренебрежения экологическими аспектами), мораторий на прием на работу новых федеральных служащих (в практическом плане к ним, правда, даже не приступали). Но реализация этих мер может застопориться из-за возможной нехватки бюджетных средств из-за снижения налогов. Увеличение же дефицита бюджета может привести к еще большему росту государственного долга.

Политика нового президента может серьезно повлиять на состояние американской экономики, на внешнеполитические позиции страны, в том числе и в негативном плане. Однако, скорее всего, несмотря на внешнюю приверженность предвыборным обещаниям, их радикализм уменьшится. Следует иметь в виду, что многие из намеченных планов новой администрации США требуют одобрения Конгресса, общественной поддержки. Решения, принимаемые в Белом доме, испытывают на себе давление различных влиятельных политических и экономических центров силы. Здесь и Конгресс, в котором даже республиканцы отнюдь не во всем солидарны с инициативами Д.Трампа в различных областях, и судебная власть, которая уже продемонстрировала свое несогласие с политикой президента в области иммиграции, и влияние общественного мнения, и средства массовой информации.

При этом следует помнить, что, какой бы ни была экономическая политика федеральных властей, в США существует весьма эффективная модель рыночной экономики, в основе которой лежат конкуренция и частная собственность, высокоразвитое предпринимательство и сильная трудовая этика.

Несмотря на декларируемый протекционизм, никуда не исчезнут экономические и политические интересы США во всем мире. Оставаясь единственной экономической и военно-политической сверхдержавой, США могут изменить формы и методы своего влияния на международные отношения и мирохозяйственные связи, но их стремление сохранить доминирующие позиции в мире, несомненно, сохранится. Этот вывод в полной мере относится и к перспективам глобализации американской экономики. Будучи обусловлен в первую очередь объективными факторами, процесс глобализации, хотя и может частично испытывать влияние той или иной политики, вряд ли может быть повернут вспять.

 1World Trade Statistical Review. 2017 Table A2. P. 98 // www.wto.org/statistics

 2Exibit 6. U.S. Trade in Goods by Principal End-Use Category. P. 6. U.S. Bureau of Census. 2017.

 3World Trade Organization. International Trade Statistics 2016. P. 31 // www.wto.org/statistics

 4US Census Bureau, US Bureau of Economic Analyses, US International Trade in Goods and Services. July 2017. Exibit 1. US International Trade of Goods and Services. P. 1.

 5Ibid. // http://www.census.gov/foreign-trade/Press-Release current_press_release_/ t900/pdf

 6Bureau of Economic Analyses. International Data, Net International Investment Position. 2017 // http://www.bea.gov/

 7World Investment Report UNCTAD, 2015.

 8Statista. The Statistical Portal // http://www.statista.com/statistics/263591/gross-domestic-product-gdp-of-the-united-states

 9Human Development Report 2016. P. 167, 168 // www.hdr.undp.org/sites.default/tiles/hdr-14-report-en-1.pdf

102018 Global R&D Funding Forecast, December 2018.

11SIPRI Yearbook 2017, Summary. P. 15.

12Bureau of Economic Analyses. International Data // http://www.bea.gov/table/table.cfm

13Fact Sheet: Donald J. Trump’s Pro-Growth Economic Policy will create 25 million Jobs // http://www.donald-j-trump.com/press-releases/fact-sheet-donald-j-trumps-pro-growth-economic-policy/html (accessed 02.03.17).

США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579576 Виктор Супян


Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > forbes.ru, 23 апреля 2018 > № 2580997 Игорь Юргенс

Заехали в тупик. Как ОСАГО стало убыточным для страховых компаний

Игорь Юргенс

Президент Всероссийского союза страховщиков/Российского союза автостраховщиков (РСА)

Недостаточные тарифы, злоупотребления и случаи прямого мошенничества стали причиной того, что в прошлом году страховые компании ушли в глубокий минус. Многим пришлось покинуть рынок, оставшиеся сознательно снижают свою долю

Минувший год стал сложным для автостраховщиков. Все внимание компаний, оставшихся на рынке ОСАГО (их уже всего 59, хотя 14 лет назад насчитывалось 240), сосредоточено сейчас на выправлении ситуации с автогражданкой. ОСАГО уже давно тормозит из-за хронической недостаточности тарифа, но в прошлом году страховщики впервые ушли в глубокий минус.

Сборы страховщиков по ОСАГО снизились на 3% за год, а суммы выплат выросли с утроенной скоростью (9% в 2017 году). При этом пени, штрафы, неустойки и накладные расходы в структуре выплат по суду уже превысили 50%. Средняя выплата в ОСАГО в 2017 году увеличилась на 10% с 69 000 до 75 800 рублей, а средняя премия упала на 4% — с 6032 рублей до 5800 рублей.

Многие из тех, кто остался на рынке, сознательно снижают свою долю. Показателен пример прежнего лидера, компании «Росгосстрах»: несколько лет назад она контролировала треть рынка ОСАГО, сейчас доля компании едва превышает 10%. Бедствие, которое терпит этот некогда серьезнейший игрок, сказалось на всем рынке, и, конечно, первая в современной истории национализация страховщика не прошла безболезненно.

Преступные автоюристы

К 2018 году мегарегулятор страховой отрасли, Министерство финансов России, признал, что ОСАГО сдерживается не рыночными методами, а по социальным основаниям. Были разговоры, что после выборов нужно будет как-то это исправить. По словам главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, стратегическая задача состоит в уходе от предвыборной зависимости ОСАГО в ближайшие три-четыре года. Необходимо поставить ОСАГО на рыночные рельсы, чтобы рынок нашел равновесную цену, а ОСАГО стало базовым каско и приносило благо автовладельцу, не будучи убыточным для страховщика.

Одно из важнейших событий прошлого года — поправки в закон об ОСАГО, касающиеся натурального возмещения. Когда мы выходили с инициативой этого закона, то рассчитывали, что изменения сыграют положительную роль в выравнивании ситуации, что таким образом удастся побороть «черных автоюристов». Это движение началось массово после того, как в 2012 году на страхование распространили закон о защите прав потребителей, а затем в 2014 году увеличилась максимальная выплата по ОСАГО.

Когда максимум, что можно получить с одной аварии, — 100 000 рублей, это не особо интересно злоумышленникам. Преступлений в этой сфере было 10-15%. Сейчас, когда можно «накрутить» 400 000 рублей за «железо» плюс 500 тысяч рублей за ущерб жизни и здоровью (и это не считая штрафов и пеней), извлечение денег из аварий стало бизнесом. Люди заинтересовались, сгруппировались, привлекли профессиональных юристов и поставили все на поток. Получились целые банды. Мы надеялись, что с принятием закона о натуральном возмещении недобросовестные автоюристы успокоятся, но этого не случилось.

В процессе согласования закона столько было введено ограничений, что многое из задуманного просто не работает. Сервисное техобслуживание не укладывается в отведенное законом время, так как многие запчасти нужно заказывать, а детали просто не приходят вовремя. Ограничение в 50 км до станций техобслуживания в некоторых регионах абсурдно. Например, Волгоград растянут на 100 км: как тут уложиться?

В итоге закон не смог «перекрыть кислород» мошенникам: те же самые недобросовестные автоюристы нашли новые способы затаскивать страховщиков в суд по натуральному возмещению. При этом доля урегулирований в натуральной форме у некоторых крупных компаний доходит до 40% в ряде регионов. Используя лазейки в законодательстве, недобросовестные посредники без малейших угрызений совести подрывают основы рынка страхования, призванного защитить всех, кто ездит по дорогам страны. И эти люди даже не считают себя преступниками.

В итоге такого компромиссного текста закона страховщики получили рост выплат, в том числе за счет обязательности ремонта новыми запчастями. Это примерно на 30% увеличивает затраты. В то же время страховые компании не смогли избавиться от дополнительной нагрузки нестраховых выплат в судах.

Есть и еще один нюанс действия натурального ОСАГО. Автовладелец по соглашению со страховщиком может отказаться от ремонта. В этом случае он подписывает бумагу, что согласен с той выплатой, которую ему рассчитали в страховой компании.

Мошенничество с электронными полисами

В 2017 году были запущены обязательные продажи электронного ОСАГО, что дало возможность по большей части решить проблемы доступности полисов в проблемных регионах. Часть регионов России получили такой статус из-за того, что страховщики просто отказывались там работать из-за запредельных убытков. К концу года через интернет продавалось уже более 34% полисов ОСАГО.

Не сразу удалось наладить всю систему — на первом этапе отмечалось большое количество сбоев в работе сайтов страховых компаний и базе данных РСА, которая в силу чрезмерной нагрузки не всегда справлялась. Мы всерьез начали работу по созданию новой базы с совершенно другими техническими параметрами: когда создавалась нынешняя, о таких нагрузках никто не мог и подумать.

Важным моментом в увеличении доступности ОСАГО стало создание Российским союзом автостраховщиков системы гарантирования возможности заключения договора ОСАГО в электронном виде — системы «e-ОСАГО Гарант», которая позволяет совершить покупку через сайт РСА. Эта функция подключается при наличии сбоев на сайте компании, в которую обратился клиент, либо если у этой компании закончились «электронные бланки», то есть номера полисов.

По мере роста доступности мы стали отмечать появление новых форм мошенничества: подделку электронных документов и фальсификацию данных в заявлениях на заключение договоров ОСАГО, заполняемых при оформлении через интернет. Активизировались и недобросовестные посредники, которые якобы помогают автовладельцам заполнить форму заявки, а на деле вводят их в заблуждение относительно стоимости полиса и зарабатывают на этом.

Мошенники начали массово регистрировать в интернете сайты по продаже ОСАГО, копирующие сайты страховщиков. Для борьбы с этим явлением РСА заключил договор со специализированными компаниями по борьбе с кибермошенничеством. За девять месяцев 2017 года было выявлено и заблокировано более 700 таких сайтов.

Сейчас ситуация с мошенничеством и злоупотреблением правом перешла все мыслимые пределы. Страховщики потеряли около 40 млрд рублей из-за мошенничества в сфере ОСАГО. В 2017 году РСА совместно Банком России провел серию межведомственных совещаний в регионах, чтобы донести мысль о том, что проблемы в ОСАГО чреваты ростом социальной напряженности.

Мы проехали почти по всем федеральным округам (на 2018 год оставили относительно благополучные Центральный и Северо-Западный), провели межведомственные совещания с МВД и Генпрокуратурой, довели до сведения местных властей, насколько катастрофическая ситуация складывается у них под носом. Местные власти должны понимать, что ситуация с мошенничеством по ОСАГО напрямую влияет на его доступность, а следовательно — на социальную напряженность в регионе.

Итогом совещаний стала системная работа всех сторон, активизация следствия и доведение дел до суда. В целом правоохранители обратили больше внимания на страховое мошенничество. По итогам этой работы в органы правопорядка направлено более 8100 заявлений по выявленным фактам страхового мошенничества в страховании в целом. По ним возбуждено 1565 уголовных дел. Большинство заявлений и возбужденных дел касается ОСАГО. Мы надеемся, что впоследствии сможем сказать: «2017 год стал переломным в борьбе со страховыми мошенниками». Впрочем, сейчас мы только в начале трудного и долгого пути.

Проблемы ОСАГО стали системными, и решать их необходимо комплексно — постепенно «отпуская» тарифы, давая возможность страховщикам поощрять добросовестных водителей пониженными коэффициентами и наказывая рублем разного рода нарушителей. Установление справедливого тарифа поможет устранить возникшие перекосы и пресечет практику, когда «плохих» водителей дотируют добропорядочные автовладельцы.

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > forbes.ru, 23 апреля 2018 > № 2580997 Игорь Юргенс


Россия. США > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575695 Александр Шохин

«После кризисов Россия стала терять свое место в мире»

Глава РСПП: бизнес ждет новое правительство и не торопится с инвестициями

Петр Нетреба

Предприниматели ждут поддержки от государства на фоне ужесточения санкций США. Соответствующие переговоры с премьер-министром Дмитрием Медведевым начались 30 марта и продолжились 12 и 17 апреля. Бизнес настаивает на предсказуемой экономической политике и очередном моратории на изменение налоговой системы до 2024 года, рассказал в интервью «Газете.Ru» основной участник этих переговоров, глава РСПП Александр Шохин.

— Насколько сильный «запас прочности» у российского бизнеса перед внешними вызовами? Почему последние санкции США, объявленные 6 апреля, и эскалация российско-американских отношений по сирийской проблеме не нанесли глубокую травму экономике?

— Внешние вызовы сказываются на российских компаниях по-разному. Разумеется, вся российская экономика страдает из-за чрезвычайно высокой неопределенности и волатильности рынков, связанных с действиями ряда иностранных государств и, в частности, США. Так, курс рубля за последние несколько дней сначала испытал десятипроцентную девальвацию по отношению к евро и доллару США, а затем частично отыграл падение. Существенно снизились индексы ключевых российских фондовых площадок. Так, с 6 по 12 апреля 2018 года индекс РТС снизился с 1236,5 до 1125,1 пункта, максимально опустившись за указанный период до 1083,5 пункта. За аналогичный период индекс Московской биржи опустился с 2281,2 до 2210 пунктов при минимальном уровне в 2090,9 пункта.

В результате в «водоворот» попали даже те компании, в отношении которых новые ограничения не были введены, но которые были в той или иной форме связаны с соответствующими секторами экономики.

Кроме того, из-за новых санкций существенно осложнился трансферт технологий из-за рубежа. Так что я бы не стал говорить о том, что последние санкции остались не замеченными российской экономикой, по крайней мере, в краткосрочном периоде.

Впрочем, на сегодняшний день в условиях высокой зависимости бюджетных поступлений от углеводородов подпадание под санкции металлургов сказывается на пополнении российского бюджета не настолько сильно, как было бы в случае распространения аналогичных ограничений на нефтегазовый сектор. Так, министр финансов Антон Силуанов в конце 2017 года прогнозировал долю нефтегазовых доходов в бюджете России в 2018 году в 37%.

Что касается отдельных компаний, то их устойчивость перед внешними вызовами и точечными санкциями связана со значимостью в их бизнесе внешних рынков в целом и рынков государств, введших санкции, в частности. Немаловажна и зависимость бизнеса от доллара США. Для попавших под санкции компаний исполнение контрактов в долларах будет крайне затруднено, если вообще возможно. Соответственно, особенно актуальной становятся задачи выхода на новые рынки и заключение контрактов в иных иностранных валютах или в рублях.

Кроме того, последние санкции привели к дополнительному росту неопределенности ввиду разрыва между реальной стоимостью акций попавших под санкции компаний в соответствии с рыночными условиями и показателями их деятельности, с одной стороны, и фактической оценкой компаний на основе спекулятивных действий и опасений рынка, с другой. При этом последние события не слишком сильно сказались на волатильности рынков сырья и продукции, производимой бизнесом, пострадавшим от санкций.

Это говорит о том, что после некоторого успокоения рынков цена акций компаний может постепенно вырасти. Соответственно, в выигрыше могут оказаться те инвесторы, которые не поддадутся панике и приобретут ценные бумаги российских компаний.

— Стоит ли сейчас относиться к задаче, повторно поставленной президентом, по увеличению экономического роста до среднемировых 3—4% как к реалистичной? Тем более, что эта задача ставилась неоднократно и ни разу не была выполнена. А к 2018-му году мы подошли с ростом всего 1,5%, что, скорее, похоже на стагнацию …

— Действительно, президент уже не первый и даже не второй раз ставит задачу о темпах роста. Еще в 2007 году, перед кризисом 2008 - 2009 годов, стояла задача догнать и перегнать по душевому ВВП Португалию и стать пятой экономической державой в мире. Многим из этих задач уже второй десяток лет. А после двух кризисов, 2008 — 2009 годов и 2015 — 2016 годов, Россия стала терять свое место в мировой экономике и торговле.

Но дело не только в цифрах. Мне кажется, более важно то, что президент в последнем послании Федеральному собранию акцентировал внимание, прежде всего, на необходимости технологического развития.

Хроническое отставание России в технологиях, какие бы темпы роста ни были, все равно не позволяет сохранить свое место и влияние в глобальной экономике, в глобальном разделении труда, в глобальных цепочках добавленной стоимости.

Отсюда одновременно и такие добавки, если можно так выразиться, к этим макроэкономическим сюжетам: мы обязаны не только в экономике, но и в цифровизации управления, в подготовке кадров выходить на рубежи передовых стран. А для этого нужен рывок.

— Как его обеспечить?

— Еще десять лет назад можно было полагаться на углеводороды. И за счет этих ресурсов какие-то задачи можно было решать, потихонечку трансформируя экономику, снижая зависимость от экспорта нефти и сырья. Сейчас таких возможностей все меньше и меньше. Сырьевые экспортные товары, прежде всего, нефть, подешевели, и перспектив выйти на цифры, которые еще недавно казались незыблемыми, нет.

Ситуация нас подталкивает к тому, чтобы двигаться как можно быстрее. Прежде всего, это надо делать в высокотехнологичных производствах. Двигаться надо, основываясь на притоке инвестиций в основной капитал. Не случайно появилась еще одна задача — выйти на уровень инвестиций в основной капитал не ниже 25% ВВП. И здесь мы наталкиваемся на нашу традиционную проблему — уровень инвестиций у нас намного ниже уровня сбережений. То есть деньги в экономике, у населения есть, но инвестиций мало.

Поэтому необходимо создать условия для трансформации сбережений в инвестиции и на основе этого сделать рывок в экономическом росте. Эту задачу надо немного по-другому, может быть, переформулировать, чтобы было понятно, что речь не идет об установке роста в 1,5% ВВП или 3,8%. Это только внешний индикатор. По существу нужно, действительно, сделать рывок на основе более активного инвестиционного процесса.

Он, в свою очередь, возможен только на основе расширения пространства экономической предпринимательской свободы, на основе частной собственности и частной инициативы.

Если мы выстроим эту цепочку правильно, то выйдем на ту траекторию, которая нам позволит развиваться именно темпами между Германией и Китаем.

— Где можно взять деньги на инвестиционный рост: в федеральном бюджете, у корпораций или населения?

— Бюджет не должен быть основным инвестором, он должен быть соучастником процесса. Государство должно создавать нормальные условия для того, чтобы и население, и корпорации, и малый бизнес, а не только крупные компании и корпорации, инвестировали в развитие производства.

Наши исследования показывают, что бизнесу и населению не хватает уверенности в завтрашнем дне. Неясно, какая будет экономическая политика, будут ли повышаться налоги, будут ли страховые платежи оставаться страховыми или через бюджет будут приходить в виде неких пособий. Даже в чисто экономическом поле есть много развилок и вопросов, на которые пока нет ответов. Эти ответы нам обещают дать «как только — так сразу».

Вот, прошли выборы, пройдет инаугурация, будет сформировано новое правительство — и оно ответит на все эти вопросы. Коль скоро это так — можно подождать. Подождать и не торопиться с теми или иными проектами, планами развития компаний и так далее.

Многим корпорациям до сих пор непонятна не только конкретная конструкция тех или иных видов налогов, таких как, например, НДС или налог на прибыль. Разговоры о налоговом маневре подзатихли, но я думаю, что точка не поставлена. В мае эта дискуссия начнется, может быть, с новой силой. Но бизнесу до конца не понятны окончательные решения по донастройке налоговой системы, даже безотносительно к налоговым маневрам.

Возьмем неналоговые платежи. Мораторий некоторый на их повышение был объявлен. Тем не менее, креатив и федеральных, и региональных, и муниципальных органов власти, и бюджетных учреждений различного уровня таков, что можно обложить этими неналоговыми платежами бизнес так, что мало не покажется. Даже стабильность налоговой системы здесь не поможет. Не случайно, что бизнес последнее время сконцентрировал свой диалог с правительством именно на теме неналоговых обязательных платежей.

Например, те же экологические и утилизационные сборы. Мы понимаем, что экология важна. Но очень плохо, когда нет определенности в том, как соотносится экологическая компонента с фискальной. Если эти платежи будут переданы в Налоговый кодекс и будут администрировать ФНС, то это будет еще с большей очевидностью фискальным компонентом системы, нежели экологическим.

Далее, страховые взносы. Ликвидируют ли все страховые фонды, по сути дела, и будет эта система частью бюджетной? Или сохранится страховое начало в деятельности того же Фонда социального страхования? Что будет с накопительной пенсионной системой? Таких вопросов, к сожалению, очень много.

Последнее время мы часто упражняемся в разработке стратегических документов. Но окончательных ответов на многие, на первый взгляд, частные вопросы нет.

А таких частных вопросов так много, что это, вообще-то, превращается в системную проблему отсутствия предсказуемости экономической политики.

— До выборов президента многие ждали тот или иной вариант социально-экономической программы, а получили краткое поручение администрации президента разработать «национальные цели развития РФ на период до 2024 года». Как вы будете определять приоритеты?

— Это вы ждали. На самом деле, раньше середины мая 2018 года ждать этой программы не стоит. Экономическая программа действующего президента и одновременно кандидата в президенты не может быть чересчур конкретной. Слава богу, что в ней не было популистских обещаний решить те или иные вопросы, как предлагали другие его соперники по выборам.

Возьмем пример другого рода. Есть такой непредсказуемый президент Дональд Трамп. Он, действительно, импульсивный и непредсказуемый. Тем не менее, он одно из своих ключевых предвыборных обещаний реализовал, принял налоговую реформу, даже несмотря на то, что ее не так просто было провести через Конгресс. То есть даже наиболее чувствительные реформы можно быстро не только объявить, но и реализовать.

Честно говоря, мы хотели бы жить не в сослагательном наклонении. Мы не имеем права тратить время понапрасну. И так его много потеряли.

Кроме того, у нас пакет тех или иных реформ уже есть. Даже если взять наработки Центра стратегических разработок, то многие из них можно реализовывать с колес. Например, предложения по судебной реформе. Некоторые изменения в процессуальных нормах, в УПК, в КОАПе, в процессуальном кодексе Верховный Суд сейчас вносит в Госдуму. Безусловно, ничто не мешает еще дальше продвинуться на пути снижения правоохранительного давления на бизнес.

РСПП еще пару лет назад выдвинул такие предложения. Так, мы давно ставили вопрос о том, чтобы члены органов управления хозяйственных обществ применительно к уголовному преследованию рассматривались как предприниматели. Есть такая гуманная норма в законодательстве, что нельзя предпринимателей арестовывать до суда. Но в реальности предпринимателями оказывались индивидуальные предприниматели, предприниматели без регистрации юридического лица и так далее. Сейчас в Государственной Думе уже в первом чтении рассмотрен вопрос о поправках, согласно которым, председатели советов директоров и члены советов директоров, наблюдательных советов, члены правления будут приравнены к предпринимателям. Тогда их нельзя будет закрывать до суда, а придется использовать другие формы — домашний арест, залог или поручительство. Хотя понятно, что от новой формулировки до имплементации этой нормы дистанция огромного размера.

Мы также считаем, что надо больше использовать механизмы чисто фискального наказания. Если возмещается ущерб, платится штраф в бюджет, то по определенным составам преступлений надо освобождать от уголовной ответственности. Такая финансовая ответственность уже достаточно сильное наказание. Есть целый ряд других предложений, которые мы обсуждаем, в рамках созданной два года назад рабочей группы по мониторингу правоприменительной практики в отношениях бизнеса и правоохранительных органов. Если этот набор обсуждаемых и лежащих на поверхности предложений будет не только обсужден, но и доведен до поправок в законодательство, а эти поправки может внести президент, то их можно принять уже в рамках весенней сессии Думы. Это будет серьезный шаг в направлении создания большей определенности и предсказуемости деловой среды.

Безусловно, какие-то вещи нужно делать, если угодно, показательно. Я имею в виду не показательные процессы и возбуждение дел против членов списка российского Forbes. Я имею в виду показательные действия, например, по снижению доли государства в экономике. Но пока что мы видим, что доля государства в экономике все время растет. Так расчистка банковского сектора тоже привела к увеличению доли государства.

Конечно, мы видим заявления ЦБ, что все, по сути, национализированные через Фонд консолидации банковского системы банки будут продаваться. Но вопрос в том, кто их будет покупать. Иностранных инвесторов особо нет, и в ближайшее время, наверное, не будет. Стало быть, деньги нужно искать внутри. Но для этого должна быть определенность в том, что банковский бизнес будет доходным, перспективным и маржинальным. Выставить на продажу легко, а продать не так просто.

Поэтому очень важно государству определиться, что важнее, фискальная компонента от сокращения доли государства, от приватизации либо структурно-институциональная.

Мы считаем, что ожидания продать подороже привели к тому, что доля государства в экономике вдвое увеличилась. Кроме того, мы видим, что фискальный интерес реализовать очень сложно. Поэтому нужно идти через структурный интерес. Расширять поле частной инициативы и частного капитала. И за счет этого рассчитывать, что в будущем мы получим дополнительный эффект от сокращения расходов государства и бюджета на поддержку госкомпаний и в расчете на расширение налоговой базы. Такие демонстрации очень нужны как показатель того, что государство начинает двигаться в этом направлении.

— А нужна ли бизнесу реформа надзорных и карательных органов власти, например, создание аналога ФБР — структуры, совмещающей в себе функции СК, ФСБ и МВД?

— В конце 1991 года, когда развалился СССР и полномочия перешли к российскому правительству, возникла идея создать министерство государственной безопасности, слив МВД и остатки КГБ. Просуществовала эта объединенная конструкция очень недолго. Потому что сразу возникло ощущение, что это будет структура-монстр с концентрацией всей власти в одних руках.

И сейчас объединять в одном месте силовые функции достаточно опасно.

Но нужно ли держать в каждом правоохранительном органе свои следственные подразделения — это тоже вопрос. Можно говорить о необходимости большего прокурорского надзора за следствием. И, в этом смысле, считаю, что можно поддержать генерального прокурора Юрия Чайку, который недавно как раз говорил о том, что часть полномочий прокуратуре неплохо было бы вернуть, которые при реформе, связанной с созданием СКР, прокуратура потеряла.

Речь идет, прежде всего, о том, чтобы прокуратура представляла интересы государства, в том числе в судебном процессе. Когда я говорил о том, что в ряде случаев по экономическим преступлениям надо расширить перечень составов, при которых возмещение ущерба и штраф являются достаточным наказанием, здесь мы должны больше ориентироваться на оценку интересов государства. А так у нас обвинительный уклон: следователь начал, прокурор поддержал. Судье деваться некуда, лучше поддержать и тех, и других, а то, глядишь, следователь придет выяснять, почему судья такой добренький. В результате у нас нет в этой системе защиты интересов именно государства, а не конкретных ведомственных интересов. Может быть, какая-то реформа здесь в ближайшее время и имеет право на существование, но не в виде концентрации всех следственных действий в одних руках.

— Так ли остра, по-вашему, в бизнес-среде проблема наследования, как об этом говорят эксперты?

— Мы считаем, что многие элементы англосаксонского наследственного права не мешало бы инкорпорировать в российскую правовую систему. В частности, условное наследство. Когда наследство передается наследникам при условии, что они выполнят какие-то обязательства. Например, не распылять тот или иной пакет акций. Наше законодательство не позволяет это делать. В итоге богатые и не очень богатые, средние предприниматели обращаются к англосаксонскому праву, к их наследственным фондам, трастам и так далее. Не потому, что они бегут из России, а потому, что наше законодательство несовершенно. И мы поддерживали инициативы депутатов, в частности, председателя комитета по госстроительству Госдумы Павла Крашенинникова, что законодательство нужно усовершенствовать и повысить привлекательность российской юрисдикции для наследственных дел. Вот недавно один из ведущих предпринимателей заявил, что он уже готовится к тому, что придется передавать бизнес наследникам. Но он выставил условие, что распыления акций не будет. Но это условие по российскому законодательству не проходит. Значит, придется регистрировать все эти наследственные фонды или соответствующие условия «на той стороне».

Мы уже много сделали для повышения привлекательности российской юрисдикции. И решение еще и наследственного вопроса, может, не главный, но очень важный, на мой взгляд, шаг. Это не значит, что мы должны переходить с континентальной системы права на англосаксонскую. Но многие элементы англосаксонской системы вполне можем инкорпорировать в российско-континентальную, по сути дела, правовую систему.

— Как долго еще стоит продолжать обсуждать варианты изменений налоговой системы? Вы говорите о том, что до сих пор толком не известно, в каком объеме бизнес несет налоговую нагрузку: «Надо сначала все посчитать и, когда правительство предложит налоговый маневр, придерживаться этого объема, не допуская роста налогов». Почему Вы опасаетесь, что базовое предложение Минфина налогового маневра по формуле 22% на 22% все же приведет к росту налоговой нагрузки?

— Общая конструкция такова, об этом министр финансов неоднократно говорил, что любой такого рода маневр обладает фискальной нейтральностью. То есть повышения ставок не будет. Нам нужно, оценивать последствия не только макроэкономические, что доля налогов в ВВП не увеличится, а если будет увеличиваться, то только с точки зрения улучшения собираемости, как это произошло в 2017 году.

Нас сейчас больше интересует роль налогов, стимулирующая инвестиционный процесс. В этой связи надо дать ответ на многие вопросы. Например, должна ли в современной цифровизирующейся экономике снижаться цена труда? Труд у нас дефицитный ресурс. Главный ли фактор то, что экономика находится в тени и у нас высокие затраты на труд, в связи с чем многие работодатели, как считается, платят в конверте? Поэтому суммарный платеж страховых платежей в 30% — это тормоз для того, чтобы обелить экономику? А снижение до 22% — это уже стимул выходить из тени или нет? У нас же ведь сейчас суммарная ставка страховых платежей 34%. А 30% – это, вообще-то, льготная временная ставка.

Я считаю, что если мы зафиксируем 30% как постоянную ставку страховых взносов, это уже бы повысило предсказуемость этой системы.

Если же мы повысим НДС или введем налог с продаж, то это приведет к сужению спроса. У нас только-только начали расти реальные доходы населения. До этого они несколько лет только снижались. Теоретически можно перераспределить нагрузку в сторону косвенных налогов, но сейчас для этого не самое подходящее время.

Поэтому идет спор о том, можем ли мы в ближайшие годы сделать рывок на основе этого налогового маневра, либо нам что-то другое нужно. Улучшение предпринимательского климата и деловой среды может сыграть более существенную роль, чем такое перераспределение налоговой нагрузки.

Я не считаю, что наша налоговая система совсем уж неэффективная. Она по многим параметрам лучше налоговых систем, существующих в ряде других стран. Донастраивать ее, безусловно, нужно. Мы как раз и предлагаем правительству думать на эту тему. Могут быть использованы механизмы селективной, выборочной поддержки, не отраслей и регионов, а инвестиционных процессов. Например, есть специнвестконтракт. Сейчас готовится закон о развитии этого механизма. Главная идея в том, что инвестор, принесший свой миллиард рублей, получит гарантию от всех регуляторов в том, что условия реализации проекта не будут меняться весь период его окупаемости. Мы должны открыть всем, кто готов инвестировать, возможность это сделать и получить предсказуемость на разумный период. Это же ответ и на вопрос о том, как использовать инвестиционный ресурс компании.

Сейчас ликвидность есть, а предсказуемости нет.

— То есть решение по налоговой модели может быть отложено…

— Нет, я считаю, что его не надо откладывать, надо принимать решение.

— И это решение не должно нарушить действующую модель?

— Принципиально не трогая нынешнюю модель.

А решение, на самом деле, состоит в том, что какое бы решение или отсутствие решения ни имело место, нам лучше его заморозить не на год-два, а до 2024 года как минимум.

— Вам удалось добиться от правительства исчерпывающего перечня неналоговых платежей?

— Такой перечень мы в принципе, имеем. У нас есть версия бизнеса из 70 с лишним платежей обязательных платежей. И есть версия Минэкономразвития и Минфина, в которых около 50 платежей. Даже если считать, что эти 50 позиций предмет для обсуждения, то уже сейчас мы договорились о том, что мы их рассортируем. Некоторые из этих платежей носят характер государственной пошлины. Их можно смело убрать в тот раздел Налогового кодекса, который так и называется «Государственные пошлины». А некоторые платежи носят характер коммерческих услуг. В этом случае проблема, оказывается, связана не только с неналоговыми платежами, а со всей бюджетной системой.

Многие функции федеральные региональные и муниципальные органы исполнительной власти перекладывают на бюджетные учреждения, которые они создают. Чтобы получить то или иное решение федерального органа, предприниматели вынуждены идти по указанному им адресу и за деньги получать ту или иную экспертизу. Например, в одном из регионов требуется такая спецоценка условий труда, когда вы должны оценить к какой категории относятся условия труда, там высокие риски, низкие, по заболеваемости, профессиональные и т.п. Компании делают этот аудит за деньги и, казалось, получают результат. Но в регионе вводится платеж за экспертизу качества выполненных экспертиз условий труда. И опять бизнес платит.

То есть, можно придумывать многочисленные пирамидальные системы неналоговых платежей, которые никто не контролирует. И если мы переводим неналоговые платежи в закон, что-то надо делать с этими бюджетными учреждениями, которые работают на своеобразном хозрасчете. Если мы им устраняем возможность зарабатывания денег на бизнесе, то их нужно финансировать из бюджета. Но если мы их в свободный полет пускаем, они будут резвиться сколь угодно долго.

Сейчас мы договорились с правительством, что часть неналоговых платежей будут отражены в Налоговом кодексе, а часть — в отдельном законе. В этом законе самый важный пункт будет о том, что реестр платежей будет устанавливаться на федеральном уровне. Лезть в этот перечень можно только через закон. Это такой минимум, о котором мы договорились. Но многое зависит от того, что мы включим в Налоговый кодекс. Для бизнеса включение неналоговых платежей в Налоговый кодекс дает плюс в том, что это высокий уровень законодательства. А минус в том, что сейчас за неуплату этих неналоговых платежей грозить только административное наказание. Но если они попадут в Налоговый кодекс, наказание станет уголовное. Поэтому нам важно посмотреть, а являются ли эти платежи налогами, как нас убеждают некоторые наши оппоненты. Например, экологический сбор, утилизационный, «Платон», и так далее, когда их вводили, говорили о сугубо целевом характере этих взносов.

Поэтому лучше сделать первый шаг, понимая, что потребуется и второй: принять универсальный закон о неналоговых платежах и механизме их введения, пересмотра ставок, который бы поднял бы уровень принятия решений. Спор с правительством еще идет, но теперь по деталям. Сейчас мы смотрим по каждому виду платежей куда лучше их перевести: в Налоговый кодекс или в отдельный закон, или вовсе отменить. Мы считаем, что начинать надо с того, чтобы часть их отменить. Потому что они явно являются результатом креатива органов власти и тех бюджетных учреждений, которых расплодилось чересчур много.

-Какой реформы институтов социальной поддержки вы ждете? Надо ли объединять ПФР, ФОМС и ФСС «физически» или достаточно оцифровать их данные в единую базу?

— Мы 15 с лишним лет выстраивали систему страховых платежей, и не случайно все эти фонды называются страховыми. Если их сейчас все погрузить в бюджет и сделать просто «мешками», через которые проходят платежи, с администрированием через ФНС, наверное, можно что-то сэкономить. На численности, на зданиях и сооружениях. Но я бы не торопился их объединять в одно ведомство. Системы по-разному функционируют. Например, ФОМС страховым принципам особо не следует. В ряде случаев мы видим, что регионы, уплачивая взносы за неработающее население, несут нагрузку в меньшем объеме, чем работодатели, платящие за своих работников. А стандарты обязательного медицинского страхования равнозначны — что для работающих, что для неработающих.

Но что касается Фонда социального страхования, то он на 95%, если не больше, страховой фонд. Там не страховых платежей всего два: единовременное пособие при рождении ребенка и пособие женщинам, ставшим на ранний учет при небольших сроках беременности. Если эти два платежа отдать в бюджет, все остальное — страховое.

Конечно, многие вещи можно реформировать.

Но лучше, если принципы совершенствования страховой системы будут обсуждаться с социальными партнерами — работодателями и профсоюзами, как это делается, например, в Германии. Государство не вмешивается в эту систему, оно создает только базовые условия, и даже тарифы не обсуждаются.

Мы считаем, что вполне можем выйти на такой же механизм. Изъять Фонд социального страхования из государственной системы и сделать его публично-правовой компанией, с особым регулированием, со своим фондом и самостоятельным определением тарифов. Это все могут делать социальные партнеры. Это и предмет коллективных договоров, и отраслевых тарифных соглашений, генерального соглашения социальных партнеров. Государству туда лезть, в принципе, незачем.

Россия. США > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575695 Александр Шохин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 апреля 2018 > № 2568975 Константин Гаазе

Сценарии репрессий и политические развилки российского авторитаризма

Константин Гаазе

Чем успешнее модернизационная диктатура, тем терпимее становится элита к насилию по отношению к протестующим «с обратной стороны Луны». Речь не только о политической оппозиции, но и о притеснениях мигрантов, коренного населения, граждан, выселяемых для целей инфраструктурного строительства. Одновременно растет толерантность правящего класса к репрессиям по отношению к собратьям. Дело министра Улюкаева и братьев Магомедовых – иллюстрация верности этого тезиса

Каждая следующая санкционная кампания Запада против России ставит перед аналитиками вопрос о пределах устойчивости российской модели авторитаризма. Устойчивости экономической, политической, общественной. Чтобы ответить на этот и подобные ему вопросы, обычно говорят о слабостях и несовершенствах режима, часто преувеличивая их или даже выдумывая. Главное искушение здесь состоит в желании прямо связать интересующие нас эффекты и сценарии с так называемой природой режима или с его так называемым секретом выживания.

В первом случае дело быстро заканчивается мистикой. Выделенные аналитически типы режимов – военная хунта, персональная диктатура и так далее, являющиеся по сути просто классификационными категориями, наделяются каузальной силой, схожей по мощи и неотвратимости с силой судьбы у древних греков. Грубо получается буквально так: как правил, так и погибнешь.

Во втором случае все сводится к проблеме секрета выживания авторитарного режима: если с его эксплуатацией начнутся проблемы, тут и конец режиму. Режим держался на штыках? Ждем, пока кончатся деньги на штыки. При помощи телевидения 24 часа в сутки промывал подданным мозги? Конец наступит от освободительной силы интернета, которая уполовинит телеаудиторию.

Ощущение недостоверности возникает на уровне здравого смысла. Режим в таких моделях не просто действует, но действует холодно, рационально и умно (нашумевшая статья Дэниэла Трейсмана – яркое и приятное исключение), мотивации правителей всегда ясны и непротиворечивы. Режим к тому же способен осознавать возникающие дилеммы и может принимать относительно сложные решения. Это уже не номинальная «совокупность формальных правил и практик», а редко ошибающаяся мыслящая машина в духе искусственного разума сэра Эдварда Коука.

В реальности авторитарные режимы обычно иррациональны, никогда не монолитны и не всегда отдают себе отчет в собственных действиях. Это вовсе не могучие разумные Левиафаны, олицетворенные той или иной персоной. Коалиции поддержки, благодаря которым такие режимы выживают, гетерогенны и часто появляются на свет благодаря случаю, а не в соответствии с заранее продуманным планом.

Наша коалиция, показавшая себя 18 марта этого года, появилась на свет благодаря кризису 2008 года, который с технической точки зрения, хотя, разумеется, не по своей природе, был полностью синонимичен волнам санкционной кампании Запада. Отток капитала, необходимость замещения западных кредитов отечественными, необходимость наращивать господдержку отечественных промышленных кампаний, перекладывать их долги на баланс отечественной банковской системы и так далее.

Фундамент экономических и политических механизмов использования внешних рисков для укрепления режима был заложен тогда. Сегодня, когда чиновники в голос радуются падению курса рубля, речь идет именно об этом: единственное, чему научился российский авторитаризм за 10 лет, это монетизировать геополитические риски. Экономически, за счет роста рублевого эквивалента экспортной выручки, зачисляемой в бюджет. И политически. За счет риторики осажденной крепости и расширения коалиции поддержки путем наращивания государственной помощи отдельным предприятиям и целым отраслям экономики.

Не умаляя значения моделей и исследований, посвященных слабостям и дефектам авторитарных режимов, кажется, сегодня пришло время пойти и в другую сторону: вывести сценарии развития событий в России из посылки об относительной эффективности политик, которые сформировали текущую модель российского авторитаризма.

Головокружение от успехов

У этого успеха три слагаемых: воспроизводство дискретной коалиции поддержки в обществе, мобилизация государственного аппарата для решения задач режима и способность продолжать перестройку социальной и экономической реальности таким образом, чтобы эта перестройка могла восприниматься и элитой, и простыми гражданами как модернизация, осуществляемая и в их интересах тоже. Схожие рецепты успеха авторитарных режимов в Аргентине и Бразилии еще в середине 70-х годов описал Гильермо О’Доннелл.

Он рассмотрел два модельных сценария: политики, проводимые режимом, оказываются успешными или неуспешными, соответственно, поддержка режима растет или сокращается. По мысли О’Доннелла, достижения для авторитарных режимов в каком-то смысле опаснее неудач. Чем успешнее авторитарный режим, чем крепче узы, связывающие его с коалицией поддержки. Чем гомогеннее элита, тем хуже этот режим адаптирован к будущему, которое создает собственными руками.

Это объясняется так. Чем больше разных политик проводит власть, чем больше политик успешно внедряются и встречают поддержку (реальную, перформативную или вообще номинальную), тем сильнее меняется социальный и экономический пейзаж. Режим и его база с какого-то момента видят только свои достижения, а издержки вмешательств выдавливаются в иные измерения, их попросту больше не нужно различать.

Пострадавшие слои общества, которые стали жертвой государственного вмешательства и теперь несут бремя издержек этого вмешательства, напротив, не различают ничего, кроме издержек, им не видны достижения. В отношения режима и коалиции, таким образом, зашит системный дефект: неснимаемый конфликт между ними и пострадавшими слоями, между лицом и изнанкой правительственных политик.

Слепота режима по отношению к собственным неудачам прогрессирует в том числе за счет того, что госаппарат начинает использовать специфические техники фальсификаций, чтобы задобрить и обдурить авторитарный режим, сделать вид, что его политики успешны и поддержка у него – огого. Речь идет о множестве форм лести, обмана и очковтирательства: от полностью липовых отчетов о любви к вождю, которыми заирское Национальное бюро документации заваливало Сесе Секо, до советских приписок.

Есть и другой важный эффект успешности авторитарных режимов. Чрезвычайные ситуации, такие, как драма вокруг свалки в Волоколамске, начинают работать как средство доставки части граждан из региона успехов, согласия, поддержки режима в регион издержек, несогласия и протестов. В этом смысле ЧП становится переключателем: комплиментарный схизмогенез, когда режим получает тем больше поддержки, чем громче кричит о своих победах, в результате ЧП мгновенно превращается в симметричный, когда растущая интенсивность победных рапортов встречает все больший и больший протест и несогласие.

Сценарии посадок

Репрессии в такой оптике – это не скальное основание авторитаризма, как полагают некоторые школы сравнительной политологии, а дериватив управленческой успешности или неуспешности того или иного авторитарного режима. Тот же О’Доннелл особо отмечает, что толерантность элиты к репрессиям и прочим нарушениям закона в отношении тех, кто сопротивляется установлению режимом «рая на земле», растет по мере достижения все новых и новых управленческих успехов.

Чем успешнее модернизационная диктатура с точки зрения масштаба вмешательства в общественную жизнь, тем терпимее становится элита (и вся гетерогенная коалиция поддержки режима) к насилию по отношению к протестующим «с обратной стороны Луны». Речь не только о политической оппозиции, но и о притеснениях мигрантов, малых народов, коренного населения, граждан, выселяемых из мест проживания для целей инфраструктурного строительства, и так далее. Также речь идет и о росте толерантности правящего класса к репрессиям по отношению к собратьям.

Дело министра Улюкаева – иллюстрация верности этого тезиса. Правящий класс не оказал Улюкаеву практически никакой поддержки, даже словесные интервенции были крайне сдержанными. При этом количество версий, так или иначе рационализирующих арест и посадку министра, росло в геометрической прогрессии: элита буквально горела желанием придумать, почему Улюкаев виноват по понятиям, даже если он невиновен по закону. Бывший министр почти четыре месяца сидит в тюрьме, но конвейер по производству таких версий продолжает работать. Из новинок: версия об импортных офшорах, которые Улюкаев, ослушавшись Путина, не закрыл, и версия о побеге к американцам, который якобы замышлял экс-министр.

Почти то же самое мы наблюдаем в разворачивающемся деле братьев Магомедовых. Внутри элиты это дело стремительно рационализируется вне контекста чрезмерно жесткого и слабо доказанного, насколько пока можно судить, обвинения в создании ОПГ. Вот основные векторы этой рационализации: слишком много попросили у «Транснефти» за пакет акций «Суммы», не поделились «Трансконтейнером», посмели купить билеты в Майами и так далее.

Фиксация новых и все более причудливых осей конфликтов, объясняющих и одновременно рационализирующих арест Магомедовых: «Путин и Токарев против Магомедова и Медведева», «Чемезов руками Алиханова через фигуру Магомедова против Дворковича, чтобы продвинуть Мантурова и ударить по Медведеву» и так далее – показывает две вещи. Наверху теперь у всех конфликт со всеми – это раз. И элита свыклась с тем, что в результате этих конфликтов кто-то оказывается на нарах, – это два.

Именно поэтому версия «вернут капиталы, и обвинение в создании ОПГ снимут» выглядит не вполне достоверно. Нужды в таких обменах больше нет. Репрессии стали для режима и элиты нормой, особой жестокостью там больше никого не напугаешь, элита ждет репрессий и стремительно научается игнорировать их природу, рационализируя репрессивные акты посредством логики нарушения «понятий».

Существует несколько моделей, описывающих сценарии и возможные векторы репрессий в авторитарных режимах. Одни исследователи утверждают, что чем богаче авторитарный режим, тем выше его склонность сдерживать репрессии в отношении элиты и, наоборот, усиливать репрессивное давление на простых граждан. Но, кажется, более верного подхода придерживаются Асемоглу и Робинсон, утверждая, что элита выбирает репрессии (не уточняя, какие именно) после достижения критического неравенства, так как издержки демократизации как альтернативы репрессий для элиты неприемлемы. В нашем случае это означает, что и внутри элиты, и в отношении тех, кто оказался «на изнанке» успехов российского авторитаризма, репрессии будут нарастать.

Две политики

Вчерне обрисовав возможные эффекты успешности российского авторитаризма и репрессивную изнанку этой успешности, следует хотя бы в самых общих чертах сформулировать и возможные сценарии эволюции режима. Каким трансформациям подвергается авторитарный режим, когда он в целом перестраивает всю социальную реальность вокруг себя? Каков коридор возможностей для трансформации режима, когда его окружает только пространство побед, пространство поддержки со стороны всех общественных сил, которые режим способен различить?

Самый значимый эффект состоит в том, что успехи российского авторитаризма привели к расколу российской политики на два несвязанных друг с другом региона. Первый регион – это политика, возникающая в связи с кристаллизацией тех или иных слоев российского общества, ставших выгодополучателями или, наоборот, жертвами действий властей всех уровней. Это политика последствий модернизации, предпринятой режимом в разных областях экономической и социальной жизни. Волоколамск, «Платон», дольщики, горожане против реновации и так далее – вот первые «партии» этой политики.

Второй регион – это политика внутри и вокруг двора президента Владимира Путина. Это политика сведения счетов, коалиций и усобиц, перераспределения крупнейших активов российской экономики и борьбы за командные высоты в системе управления. Такая политика становится объектом маскировок и умолчаний, сам факт ее наличия постоянно отрицается, но в то же время именно эта политика является для элиты единственной политической реальностью.

Между двумя этими регионами давно возникла токсичная серая зона транзита, зона нелегальных обменов, передачи контрабанды и постоянных провокаций, нечто вроде политической свалки, отравляющей обе политики – и дворцовую, и стихийно-уличную – своим зловонием.

Сколько-нибудь длительное (двадцать или хотя бы десять лет) мирное сосуществование этих двух регионов политического невозможно. Опубличивание зоны транзита через превращение декоративных политических институтов (Дума, ОНФ и так далее) обмена в реальные также невозможно: чтобы укрепиться, эти институты должны быть независимыми брокерами между двумя политиками, но их независимость может стать только деривативом их силы, это безвыходная ситуация, дело Слуцкого – яркое этому подтверждение.

Российская версия «пакта Монклоа», когда придворные фракции под давлением уличной политики подпишут «пункты», которые ограничат их право на войну всех против всех, поставят точку в их беспредельном обогащении и обяжут их каким-то образом служить российскому обществу, также невозможна. Эту точку мы прошли еще в 2011 году. Успешный авторитарный режим просто не может прозреть, у него уже нет тех оптических инструментов, которые позволят увидеть собственные несовершенства.

Остается два сценария. Политика двора может стать публичной, а придворные партии могут превратиться в партии парламентские, предложив свои услуги общественным группам, пострадавшим от действий или бездействий властей, которые сегодня выходят на площади. Или это же сделает объединенная политическая оппозиция режиму, созданная по знаменитому принципу «движемся порознь, бьем вместе».

Первый сценарий маловероятен: вытащить в публичное пространство конфликты, которые внутри двора и элиты уже привыкли решать посадками и репрессиями, очень сложно. Второй сценарий, таким образом, остается единственным нереволюционным сценарием эволюции режима. Сегодня в Кремле полагают, что отсутствие у российской оппозиции агентности, воли бороться за власть – это гигантский плюс для всей системы власти. А квазиполитические коллективные действия граждан – это главный для системы вызов.

На самом деле все обстоит ровно наоборот. Способность граждан к коллективным действиям – это гарантия того, что режим и завтра сможет возобновить коалицию своей поддержки, ведь полная апатия граждан будет означать и смерть этой модели авторитаризма. А вот отсутствие агентности у оппозиции – это главный вызов для режима. Спустя какое-то время походы на переговоры с толпой станут невозможны, и тогда в толпу, возникшую по поводу того или иного ЧП, придется стрелять. Или дать сложившейся и признаваемой режимом оппозиции возможность говорить от ее имени.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 апреля 2018 > № 2568975 Константин Гаазе


Казахстан > СМИ, ИТ. Транспорт. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 12 апреля 2018 > № 2565900 Алибек Наримбай, Али Шайхислам

Почему предприниматели в Казахстане должны быть «стенобоями»

Mail.ru оценила проект OKauto.kz в 100-300 млн рублей

На днях один из основателей стартапа OKauto (проверка и уведомление о штрафах за нарушение ПДД через мобильное приложение) Алибек Наримбай заявил, что в mail.ru его компанию оценили в 100−300 млн рублей.

За год существования проект вышел на ежемесячные обороты в 150-200 тыс. активных пользователей (в денежном выражении – 10 млн тенге). Приложение обошло альтернативные сервисы в лице e-gov и интернет-банкингов, так как позволяет легко проверить и удалить (за 5 минут) штраф из базы при оплате. Впрочем, монетизировать приложение основатели планируют не за счет комиссий за погашение штрафов, а продавая страховые полисы ОГПО, автозапчасти, реализуя дополнительные сервисы (помощник на дороге, эвакуатор, автоюрист и т.д.), выдавая рассрочку для оплаты штрафов в течение первых семи дней и внедряя бонусные системы на услуги АЗС.

Идейные вдохновители и сооснователи проекта Алибек Наримбай и Али Шайхислам рассказали «Капитал.kz», какие инвестиции потребовались для запуска, какую прибыль они ожидают и почему предприниматели в Казахстане должны быть «стенобоями».

О самом начале и интернете вещей

Алибек Наримбай: В 2009 мы с партнерами открыли компьютерный клуб Mouse Club и шесть лет зарабатывали на этом. В то время мы разработали систему управления электрическим током. Это было нужно, чтобы включать-выключать игровые консоли и телевизоры, когда время у игроков заканчивалось. Это то, что сейчас называется IoT-технологиями, на этом построена технология «умный дом». А мы это еще в 2009 году сделали и несколько лет пользовались. Уже потом я по телевизору увидел, что парень включил лампочку через приложение и получил грант в 10 млн тенге. Я тогда понял, что занимаюсь не тем (смеется).

Продать эту технологию мы пробовали, но наш опыт продаж тогда был очень маленьким. Хотя могли сделать «умный дом», всеми лампочками управлять, утюгами. Мы делали презентацию в «Казахтелекоме», «Казпочте». Нам сказали: «Мы подумаем». Это были какие-то менеджеры среднего звена, которые выглядели очень важными.

Али Шайхислам: Мы уже на втором курсе начали принимать заказы на разработку сайтов. В основном клиентами были малый и средний бизнес. Я следил за тем, что происходит на Западе и в России. И уже тогда я понял, что все идет в сторону мобильных приложений. Перед OKauto у меня был отрицательный опыт разработки и проектирования мобильных приложений – покупки жд/авиабилетов, заказа такси. Но, несмотря на это, я рад полученному опыту.

Сколько нужно времени и денег

А.Н.: В марте 2017-го возник OKauto. Но инвестиции мы привлекли еще на стадии идеи. У нас был бизнес-план всего на один лист. Мы стали искать инвестора, который бы нам поверил, и нашли. Первый раунд инвестиций составил $260 тыс. Из них к настоящему моменту освоена половина. Мажоритарная доля в компании принадлежит нам с Али. После регистрации компании проект запустился ровно через год. Большую часть времени подготовки заняли изучение законодательной базы, получение доступа и интеграция к источнику базы данных.

Governmentrelations как коммерческая тайна

А.Н.: Взаимодействие с государственными сервисами – самая сложная часть пути. Как удалось получить доступ к республиканской базе МВД? Мы с Али называли друг друга «стенобоями». Мы решили не останавливаться ни перед чем и идти до конца. Не бывает нерешаемых проблем. А Али вообще обладает упертым характером.

А.Ш.: Тут важен опыт продаж. Для предпринимателя этот навык – must have. Мы не решали эти вопросы посредством агашек. Конечно, удача сыграла свою роль, но, кроме этого, надо изучить текущую законодательную базу. Что под капотом погашения штрафа? Есть банк, комитет казначейства, куда поступают в конечном счете деньги, есть МВД, платежный шлюз электронного правительства и есть пользователь. Нам с партнерами удалось объединить всех этих участников. В основном многие банки не подключаются к этой базе, потому что не позволяет технический потенциал и ответственные стороны за интеграцию не справляются с этой задачей.

А.Н.: Потом было сложновато, когда у нас начался рост в первые месяцы, мы не ожидали такого количества скачиваний и «боролись» с отказоустойчивостью. Наши серверы даже на 20% не загружались, а государственные уже падали. Падали серверы МВД, банков. Особенно плохо было, когда это случалось в пятницу вечером. Тогда все: до понедельника никто не работает. После наблюдений всех подводных камней мы разработали систему приоритетов и очередей.

А.Ш.: Максимальное время ожидания запроса – до 30 секунд, а в зависимости от загруженности очереди – 2 минуты, в среднем – до 7 секунд. Но по нынешним меркам это долго.

Сколько уникальных пользователей сейчас?

А.Ш.: Сейчас у нас 150-200 тыс. активных пользователей ежемесячно.

А.Н.: Вообще, мы всегда говорим о числе скачиваний. Сейчас их у нас более 400 тыс.Но, как правило, это не один автомобиль и не один пользователь. Вы можете проверять свою семью, жену и т.д. На самом деле количество авто и водителей уже более 900 тыс. Скоро будет миллион.

А.Ш.: С точки зрения динамики роста активных пользователей мы выросли на 100% за последние полгода.

Конкуренты и монетизация

А.Н.: Какая у нас доля рынка? Если смотреть по скачиваниям, то это уже каждый десятый автомобиль (всего в РК зарегистрировано около 4 млн авто). Если оценивать по уникальным пользователям, то уже больше 20%. Мы не считаем Egov и банки нашими конкурентами. У них масса других услуг, как они будут конкурировать со специализированным приложением? Мы почти не зарабатываем на комиссиях и будем даже рады, если человек узнает о штрафе у нас, а оплатит его через удобный ему способ.

А.Ш.: Мы – в первую очередь контент-провайдеры и позиционируем себя как сервис проверки и уведомления о штрафах. Я сомневаюсь, что банки смогут, например, предоставить фото предписания.

А.Н.: Из тех пяти направлений монетизации, о которых мы заявляем, только одно в активной стадии реализации, а другие – на уровне изучения подводных камней и поиска партнеров. Для этого предусмотрен второй раунд инвестиций в размере не менее $1 млн, в результате которого мы планируем стать большой IT-компанией. Запуск начинаем со страховки.

А.Ш.: В публичном питче мы рассказали, что затраты у нас сейчас 2 млн тенге в месяц, а обороты – 10 млн тенге, но это не значит, что наша рентабельность – 80%. На текущий момент чем больше сумма общих платежей по штрафам, тем больше нам приходится замораживать оборотные средства.

А.Н.: Рабочей модели монетизации пока нет. Но каждый из пяти планируемых пунктов при его реализации в десять раз покроет все затраты.По нашим расчетам, самыми прибыльными будут дополнительные сервисы.

Мы считаем, что оборот компании может достигнуть в течение полутора лет десятков миллионов долларов. А в штате будет максимум 25-30 человек. Окупаемость наступит через несколько месяцев после запуска сервисов монетизации.

Что значит оценка mail.ru для компании?

А.Н.: Оценка компании во многом зависит от веры инвесторов. В зависимости от этого ее можно оценить и в 100 млн, и в 500 млн рублей.

А.Ш.: Оценка стартапа – это своеобразная философия, там нет четкой формулы. На местном уровне обычно применяется олдскульный подход, основанный на расчетах доли рынка, выручки, умноженной на количество месяцев или лет. В случае со стартапом это не разовая покупка или продажа. Речь идет о траншах от общей суммы привлеченных инвестиций на развитие проекта при выполнении промежуточных показателей.

А.Н.: Кстати, если мы «по-олдскульному» будем считать, то компания станет еще дороже.

А.Ш.: А вообще, в истории Казнета до этого не было примеров, чтобы российские эксперты или mail.ru оценивали казахстанские стартапы.

К экспансии готовы

А.Н.: У нас готовы все необходимые разработки, и как только другая страна будет готова открыть доступ к базам данных по штрафам, мы можем зайти на эти рынки. Например, Украина готовится к этому еще с 2013 года, но известные события все затормозили. Года через два у нас будет возможность зайти с готовой моделью. Рынок Узбекистана тоже интересен, его мы бы смогли уже сейчас «забрать» за парочку месяцев и стать там лидерами. Но для этого нам нужны второй раунд инвестиций и укрупнение компании.

А.Ш.: Зарубежные рынки – это вопрос опыта и готовой модели. В перспективе возможна и Юго-Восточная Азия. В этом году в феврале я посетил Сингапур и Малайзию, но, как мне показалось на первый взгляд, сервис проверки и уведомления штрафов не будет сильно востребован – местные сервисы неплохо справляются, но, с другой стороны, есть и свои законодательные нюансы.

Кадры привлекали опционами

А.Ш.: Местный кадровый потенциал оставляет желать лучшего (смеется). Нехватка чувствуется из-за отсутствия критической массы. А даже если найти тех немногих, кто со светлой головой, то, как правило, их очень сложно заинтересовать, поскольку есть альтернатива зарабатывать в долларах или работать за границей.

А.Н.: Но все же команду мы нашли в Казахстане. Поиск программистов занимает много времени, мы постоянно в поиске. Предлагаем сотрудникам опционную программу. И уже есть люди, у которых есть доля в нашем проекте. Они стоят у истоков продукта, и мне кажется, ребята точно не прогадали.

Три совета начинающим стартаперам

А.Н.: История успеха у всех уникальная, а ошибки у всех одинаковые. «Дядюшка Маргулан» (Маргулан Сейсенбаев, – ред.) так говорит, и мы с ним согласимся. Надо изучать «фэйлы» других компаний.

А.Ш.: У меня до этого проекта были три «фэйла». Первый совет: тестируйте проект на этапе зарождения идеи. И если «пошло», не останавливайтесь ни за что. До того, как появилась возможность проверить или оплатить штраф в приложении, мы провели тесты. Например, сделали кнопку «оплатить» и замеряли, сколько пользователей на нее нажимали.

А.Н.: Вообще, предпринимателю, чтобы сделать великий проект, надо 6-7 лет работать, обжигаться. OKauto – успешный, но далеко не первый мой проект. Так вот второй совет: если тестирование проекта прошло успешно, становитесь «стенобоями». Стен очень много в Казахстане. Если у вас нет суперагашки, нужно уметь их пробивать. Это уже вопрос, наверное, характера, темперамента.

А.Н.: А третий совет – на тему «как искать инвестора». Многие приходят ко мне и говорят: не могу найти инвестора, нет денег. Я привожу пример: вы хотите купить новый «Лексус», который стоит 50 миллионов. Предлагаю купить его сегодня, если принесете вечером 5 миллионов. Вы точно найдете деньги, потому что будете уверены – завтра продадите его за 50. И инвестору нужно показать компанию, которая принесет ему 50 миллионов при вложениях в 5. В Казахстане деньги есть и всегда были. Или идея плохая, или донести ее не могут.

А.Ш.: Но есть и проблема неопытности инвесторов, особенно когда речь идет о стартапах. Мы искали такого бизнес-ангела, у которого есть понимание инвестиций в IT. Человека из офлайна, с видением из постсоветского пространства не советуем, потому что высока вероятность возникновения непонимания на определенном этапе.

Казахстан > СМИ, ИТ. Транспорт. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 12 апреля 2018 > № 2565900 Алибек Наримбай, Али Шайхислам


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2018 > № 2569149 Дмитрий Медведев

Отчёт Правительства о результатах работы в 2012–2017 годах.

«Правительство Российской Федерации: <…> представляет Государственной Думе ежегодные отчёты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой» (Конституция Российской Федерации, статья 114, подпункт а пункта 1).

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые депутаты Государственной Думы! Уважаемые Вячеслав Викторович (В.Володин), Валентина Ивановна (В.Матвиенко)!

В этом году отчёт Правительства – особенный по многим причинам. Во-первых, глава исполнительной власти страны выступает перед парламентом в десятый раз. Я считаю, что традиция представлять отчёт в Государственной Думе, которая была заложена в 2008 году, помогает Правительству точнее оценить результаты своей работы, лучше планировать следующие шаги и, конечно, разъясняет позицию Правительства по самым разным вопросам жизни страны.

Самое главное, что этот отчёт делает наше с вами взаимодействие более эффективным. Могу говорить об этом с полным основанием – как Председатель Правительства, которое проработало самый длительный срок в истории современной России. Мы с депутатами Государственной Думы VI и VII созывов решали сложнейшие задачи по развитию страны, находили оптимальные выходы из самых непростых ситуаций. Их действительно было очень много. И всё, что я сегодня буду говорить с этой трибуны (прошу всех приготовиться, это не очень короткое выступление), – это результат нашего с вами общего труда. За прошедшие шесть лет законами стали свыше полутора тысяч инициатив, которые подготовило Правительство. И я хотел бы поблагодарить весь депутатский корпус за эту совместную работу.

Отчёт Правительства – это обычно подведение итогов работы за год, но с учётом того, что это особый отчёт, о чём я сказал, сегодня, наверное, недостаточно говорить только об этом. Страна выбрала Президента. И 7 мая, после вступления в должность, Правительство в соответствии с Конституцией сложит свои полномочия, поэтому это последний отчёт его нынешнего состава. Поэтому я считаю важным вспомнить все шесть лет работы, какими они были, каковы результаты нашей деятельности.

Эти шесть лет – это не преувеличение, не фигура речи – были годами испытаний, испытаний на прочность нашей экономики. Никогда прежде за столь короткий период она не получала столько сильных ударов одновременно. Это и мировой финансовый кризис, и обвал сырьевых рынков, и санкции, закрытие финансовых и технологических рынков. От таких шоков нет иммунитета у любой, даже самой здоровой экономики, а у нашей – с её структурными проблемами – это ей грозило просто катастрофой. Но мы не просто выжили, мы начали развиваться, как бы нам ни пытались помешать извне.

Эти шесть лет были также периодом избавления от иллюзий, скажем прямо – иллюзий о наших партнёрах. Сотрудничество всегда выгоднее, чем конфронтация, в экономике, культуре, в борьбе с общими угрозами. Такая логика партнёрства представляется всем очевидной. Но, к сожалению, это оказалось не так. Вопреки здравому смыслу в Америке и Европе нашей стране начали упорно навязывать роль врага. Старались, стараются выдавить нас из мировой политики, мировых экономических отношений. Кстати, и последние решения администрации США в этой сфере – это попытка бороться с нами путём недобросовестной конкуренции. Ограничивать наше развитие, создавать напряжение в экономике, на валютном, фондовом рынке. Нет сомнения, что мы с этим давлением справимся. Мы уже научились это делать. И обратим в конечном счёте все эти действия на пользу нашей собственной экономике, нашему собственному экономическому развитию. Но не забудем тех, кто продолжает антироссийскую политику, кто вредит нашей стране.

Хорошо и то, что сценарии сегодняшнего глобального развития пишут не только такие силы. Интеграцию и сотрудничество с Россией успешно развивают страны Азиатско-Тихоокеанского региона, евразийского пространства. А один только ЕАЭС – это сегодня 180 миллионов человек. Это другая реальность, и с ней сегодня тоже все вынуждены считаться.

Эти шесть лет были также годами открытия самих себя, открытия новых возможностей. Мы осознали, что должны быть гораздо более самодостаточными. И на промышленной продукции всё чаще написано: «Сделано в России». И, что самое главное, сделано хорошо! Мы вернули себе статус ведущей аграрной державы, наш хлеб покупают по всему миру. Так же как и российский софт, который в России создаёт основу для цифровой экономики. Мы защищали и защитили свой дом от террористов, остановив превращение Ближнего Востока в глобальный террористический лагерь.

Таким образом, мы научились превращать вызовы в стимулы нашего развития.

Это были шесть лет покорения новых вершин. Мы подготовили и отлично провели летнюю Универсиаду, Кубок Конфедераций, но главное – зимнюю Олимпиаду и Паралимпиаду. Мы гордимся этими соревнованиями и нашими атлетами.

Мы быстрее всех за эти годы выросли в рейтинге делового сообщества Doing Business. Наши ребята начали участвовать в соревнованиях профессионального мастерства WorldSkills совсем недавно и уже заняли первое место. А в мировых олимпиадах по многим предметам лидерами являются наши школьники и студенты.

Происходило освоение Арктики. И конечно, в эти шесть лет Крым и Севастополь вернулись домой. Это событие, вне всякого сомнения, изменило страну, изменило мир и открыло новую главу в истории современной России. Эта глава началась с восстановления справедливости и большой и напряжённой работы. Наша страна писала эту главу с огромной гордостью и достоинством. Буквально за один год Крым стал нашим не только на политической карте, но и в экономической, инфраструктурной и социальной системе нашей страны. Роман-Кош, Ай-Петри, Аюдаг вновь стали вершинами Российской Федерации.

Эти шесть лет были периодом большой стройки. Эта стройка была по всей стране. Мы никогда раньше не возводили столько жилья, детских садов и школ. В городах ремонтируются дворы и парки. Практически заново отстроен олимпийский Сочи. Приводятся в порядок города, которые примут чемпионат мира по футболу. Преобразились Владивосток и остров Русский. Завершено строительство первой очереди космодрома Восточный. Спроектированный нами самолёт МС-21 совершил первый опытный полёт. Практически возведён Керченский мост. Идёт модернизация БАМа и Транссиба. Строится Центральная кольцевая дорога. Запущен Западный скоростной диаметр в Петербурге и Московское центральное кольцо. По всей стране реконструируются морские и воздушные порты.

За шесть лет мы прошли путь, на который многие страны тратили десятилетия – причём в условиях, когда на них никто не давил, когда они были в свободном, спокойном состоянии, когда никто не пытался с помощью санкций, ограничений целенаправленно замедлить их развитие. Всё это было непросто. Ещё раз хочу сказать, мы справились. В этом никто из нас и не сомневался. Именно с таким настроем наша страна вступает и в новый период своего развития. Как показали итоги выборов и в Государственную Думу в 2016 году, и особенно Президента – в 2018 году, люди поддерживают этот курс – курс на развитие России, который мы все вместе реализовывали в течение шести лет.

Показателей, которые описывают, какими темпами движется страна, в каком состоянии находится экономика, довольно много. Но есть один индикатор, который является важнейшим (если хотите, синтетическим), характеризует всю картину жизни в государстве, в нашей стране: как человек лечится и что он ест, в каком доме живёт, каким воздухом дышит, сколько денег зарабатывает. Этот индикатор – продолжительность жизни. За истекшие шесть лет она выросла на два с половиной года. Сегодня продолжительность жизни в нашей стране, если брать период, за который вообще такого рода аналитика велась, рекордная – почти 73 года. Это, правда, средние цифры, это тоже нужно понимать.

Мы преодолели порог в 70 лет, который, как считают демографы, отделяет развивающиеся страны от более развитых стран. Это качественный скачок, который позволил Президенту поставить новую цель: к концу следующего десятилетия продолжительность жизни должна составить более 80 лет.

Конечно, решающий вклад в продолжительность жизни вносит медицина.

Что можно сказать по этому поводу?

Во-первых, за шесть лет нам удалось снизить общую смертность на 6,8%. Особенно от сердечно-сосудистых заболеваний, от туберкулёза (прошу обратить внимание на эти цифры). Именно на борьбе с ними мы сосредоточились в рамках исполнения майских указов.

Была перестроена система экстренной помощи, создана сеть региональных сосудистых центров, отделений с самым современным оборудованием. Результат – за шесть лет смертность от инсультов снизилась на 20%, от инфарктов – на 17%.

Серьёзно обновлён парк скорой помощи. Только в прошлом году в регионы было поставлено почти 1,5 тыс. новых автомобилей.

Второе. За шесть лет мы добились самой низкой за всю историю страны материнской и младенческой смертности. Младенческая снизилась почти на 35%, материнская – на 36,5%.

Я думаю, все понимают, какой вклад в это внесли перинатальные центры. В них есть всё, чтобы помогать мамам, новорождённым в самых трудных, в самых тяжёлых случаях. По программе строительства перинатальных центров мы возвели 49 таких клиник. И, кстати сказать, продолжаем строить.

Мы подготовили программу по детским поликлиникам и детским поликлиническим отделениям в больницах.

Я буду и в ходе доклада вкратце отвечать на те вопросы, которые представили уважаемые фракции. Этим интересовались коллеги из «Единой России». Регионам на ближайшие три года выделяем из федерального бюджета по 10 млрд рублей в год.

В-третьих, настоящий прорыв произошёл в медицине высоких технологий. Раньше в регионах мало кому удавалось сделать высокотехно­логичную операцию. Нужно было ехать в Москву, в крупные города, а то и вообще за границу. Сейчас это можно сделать практически в любом областном центре. За шесть лет объёмы оказания высокотехнологичной медицинской помощи выросли более чем в два раза. Если в 2012 году её получали 450 тысяч человек, то в 2017 году – уже более 1 миллиона человек.

А я помню время, это было в 2006–2007 годах, когда мы только начинали национальный проект по здравоохранению, мы делали меньше 100 тыс. таких операций в год по стране. Рост десятикратный за эти десять лет. Количество медицинских организаций, где такую помощь оказывают, за это время выросло в три раза, сейчас это более 1 тыс. медицинских учреждений.

В-четвёртых. Мы принимаем меры, чтобы люди, которые живут в отда­лённых районах, тоже без проблем получали медицинскую помощь. Об этом спрашивали коллеги из ЛДПР. У нас действует отдельный приоритетный проект по развитию санитарной авиации. Мы, естественно, будем его продолжать, потому что масштабы страны диктуют необходимость развития и этого вида медицинской помощи.

Кстати, мы весьма продуктивно обсудили демографическую повестку дня в ходе моей встречи с коллегами из ЛДПР при подготовке этого отчёта.

Цифровые технологии, электронные медицинские карты, запись к врачу, телемедицина (об этом спрашивали коллеги из «Единой России») – всё это тоже помогает сделать медицину мобильной и более доступной.

В-пятых, за эти шесть лет мы изменили ситуацию на фармакологическом рынке. Мы расширяем перечень жизненно необходимых и важнейших препаратов. За последние три года в него дополнительно включено свыше 100 лекарств. Доля российских лекарств из этого перечня увеличилась с 2012 года с 63 до 84%. У нас есть необходимость сделать эту долю где-то в районе 90%, тогда мы можем считать себя абсолютно независимыми в этой сфере. Благодаря государственному регулированию цены на эти лекарства удалось удержать, а в целом ряде случаев и снизить. Чтобы в аптеках не было поддельных лекарств, к концу 2020 года все препараты будут промаркированы, чтобы каждый человек мог проверить их легальность.

Шестое. Мы начали создавать качественно новую систему социального обслуживания. Теперь социальные услуги можно получить как в государственных, так и в негосударственных организациях. Их число с 2013 года возросло с 67 до 239. Развивается волонтёрство. У нас сейчас порядка 20 тыс. таких добровольческих объединений, в которых участвует 5 миллионов человек. И этот год объявлен у нас, напомню, Годом волонтёра.

И ещё одно. Очень важно, что наши люди стали выбирать здоровый, активный образ жизни. Число людей, которые регулярно занимаются спортом, увеличилось в полтора раза и достигло 50 миллионов человек. Около 17 миллионов детей занимаются физкультурой и спортом. Во многом это, конечно, результат тех больших спортивных проектов, которые проходили и проходят в России, но не только. Параллельно со спортом высоких достижений мы развивали массовый спорт. Об этом, кстати, спрашивали разные фракции, коллеги из «Справедливой России». За шесть лет было построено и реконструировано около 43 тыс. спортивных объектов, а на сегодняшний день их у нас открыто более 300 тыс.

Всё это помогает людям жить дольше. Но мы хотим, чтобы в нашей стране рождалось больше детей, чтобы наша страна молодела. Поэтому был принят целый ряд мер по поддержке рождаемости, и только благодаря этим мерам (об этом можно уже с абсолютной уверенностью сказать) мы не скатились в очередную демографическую яму. За эти шесть лет в России родилось свыше 11,3 миллиона детей. Это на 2,6 миллиона больше (практически на треть), чем за предшествующую шестилетку. Численность населения выросла на 3,8 миллиона человек. Но сейчас родителями становятся те, кто родился в 1990-е годы. Их по известным причинам меньше. Поэтому для поддержки рождаемости по инициативе Президента принят (с вашим участием, конечно, уважаемые коллеги-депутаты) новый демографический пакет. Продлена программа материнского капитала – до конца 2021 года, предусмотрены дополнительные возможности его использования. Тем, у кого родился второй или третий ребёнок, мы субсидируем ставку по ипотеке сверх 6%. Малообеспеченные семьи теперь также получили право на ежемесячные выплаты на первого ребёнка, как родного, так и усыновлённого. Тем более что наши граждане стали гораздо активнее забирать детей из детских домов. Это действительно очень отрадный факт. У нас за шесть лет более чем в два раза сократилось число сирот, которые не устроены в семьи: почти со 120 тысяч до 51 тысячи. Это очень хорошие показатели, надеюсь, что эта цифра будет и дальше меняться.

Конечно, когда люди собираются стать родителями, они прежде всего задумываются, на что они будут растить ребёнка. Мы хорошо понимаем, что бедность остаётся острейшей проблемой в стране, наверное, самой большой. Но то, что удалось сделать за эти три года, к сожалению, недостаточно, чтобы её победить. Меры принимались и будут приниматься. Мы сделали серьёзные шаги, повысили МРОТ до прожиточного минимума – впервые в истории современной России. С 2013 года он вырос почти в два раза, как известно, с 1 мая составит 11 163 рубля. Это коснётся более 3 миллионов человек, причём половина из них работает в бюджетной сфере. Коллеги из «Единой России» спрашивали, найдут ли регионы деньги на повышение зарплат (там действительно всегда ситуация не самая лёгкая, с учётом увеличения МРОТ). Хочу прямо сказать: мы им поддержку обязательно окажем. Уже сейчас мы выделили им на эти цели из резервного фонда Правительства 36 млрд рублей.

Рост минимального размера оплаты труда – это, соответственно, меньше разница между зарплатами в разных регионах. Это скажется на развитии спроса, тем более что инфляция у нас очень низкая теперь, это минимальные показатели за всё время. Но есть люди, которые не в состоянии в полном объёме обеспечить себя. Мы им обязаны помогать. Те, чей доход не дотягивает до прожиточного минимума (это пенсионеры, инвалиды, ветераны, ряд многодетных семей), получают доплату в виде различных пособий и выплат. Мы надеемся, что эта доплата будет становиться всё более адресной и более ощутимой.

Ключевой для нас и объективно одной из самых сложных задач в эти годы стало повышение зарплат в бюджетной сфере. Мы им занимались практически каждый день, начиная с выхода известных указов от 7 мая 2012 года. В рамках этих указов нам пришлось работать, но совершенно в других экономических условиях, чем те, которые были в 2012 году. В разных регионах повышение зарплат достигалось разными темпами. Но зарплаты учителей, медицинских работников, преподавателей вузов и работников культуры, педагогических работников детских садов и социальных работников вышли на заданные в майских указах показатели.

В этом году мы продолжаем повышать зарплаты бюджетникам. Это уровень жизни миллионов людей – врачей, учителей, тех, кто воспитывает детей, ухаживает за пожилыми людьми, преподаёт в университетах, занят в культуре и науке. Кто делает важнейшую работу для нашей страны. Качество медицинской, социальной помощи и образования действительно становится одной из главных сфер государственного внимания.

Если раньше считалось, что работа является делом всей жизни любого человека, то сейчас совершенно очевидно, что это не совсем так. Учёба становится делом всей жизни. Информация в современной жизни, в цифровую эпоху очень быстро устаревает. Наша задача – сформировать у всех поколений умение и желание постоянно учиться и меняться. В том числе делая непрерывным само образование. Причём начинать надо с самого раннего возраста. Для этого нужны современные учебные заведения, где содержание учебного процесса и всё, что с этим связано, будет мотивировать человека к учёбе.

Напомню, у нас были очень большие проблемы с детскими садами. В 2012 году была одна ситуация. С тех пор мы открыли более 5,7 тыс. новых детских садов и создали более 1,5 млн дополнительных мест. Практически ликвидировали очереди в детские дошкольные учреждения для детей в возрасте от трёх до семи лет. Это была масштабная работа. Для этого потребовалось только бюджетных денег более 130 млрд рублей. И, пользуясь этой возможностью, я ещё раз хотел бы искренне поблагодарить всех коллег-депутатов за поддержку этого проекта.

Теперь мы решаем эту же задачу для детей до трёх лет. Коллеги-депутаты из «Единой России» интересовались этим вопросом. Сразу скажу, мы делаем всё, чтобы родители уже к 2021 году могли отдать ребёнка в ясли, если они этого захотят. Софинансируем расходы регионов, которые являются ответственными за эту тему. Речь идёт о практически 50 млрд субсидий в этом и следующем году. За прошедший год у нас появилось более 100 тыс. дополнительных мест в детских садах, в том числе для самых маленьких детей.

Но к тому времени, когда дети подрастают, их должна ждать принципиально новая школа. Теперь обновление содержания учебных программ идёт с учётом новейших научных достижений в образовании. Дети живут уже в мире цифровых технологий. За несколько лет мы проектируем и строим школы нового формата. На эти цели в 2016–2017 годах выделено более 50 млрд рублей. 146 школ уже открыли свои двери, из них 83 – в прошлом году. Для детей, которые живут вдалеке от школ (у нас страна очень большая, и эта проблема часто встречается), мы закупали и закупаем автобусы по просьбе регионов, хотя это их полномочия. 12 тыс. за последние семь лет было приобретено, из них 1,5 тыс. – в прошлом году.

Но сегодня знаний одной лишь школьной программы, конечно, недостаточно. Мы развиваем и дополнительное образование по всем направлениям: и по гуманитарным наукам, по техническим, по естественно-научному. Почти в половине регионов появились технопарки «Кванториум». Там дети на новейшем оборудовании занимаются робототехникой, промышленным дизайном, знакомятся с нано- и биотехнологиями.

И даже отдых в летних лагерях становится интереснее, именно потому, что он позволяет детям развиваться. Такие лагеря, как «Артек», «Орлёнок», «Сириус», – отличный пример новой модели детского отдыха. А для молодых людей постарше мы регулярно проводим форумы: «Территория смыслов на Клязьме», «Таврида», «Балтийский Артек», «Арктика. Сделано в России». Только в прошлом году в различных форумах приняли участие более 370 тысяч человек.

Д.Медведев: «Для тех, кто лучше хочет узнать нашу страну, мы строим туристическую инфраструктуру. В рамках ФЦП запустили инвестиционные проекты более чем на 100 млрд рублей. В результате в 35 регионах страны формируются 45 туристических кластеров. Турпоток в 2017 году, по предварительным данным, превысил 56,5 млн поездок».

Развиваются и цифровые формы образования. Создана цифровая платформа для всех уровней обучения, в том числе профессионального. Уже в этом году онлайн-курсы пройдут более 1,5 миллиона человек. Конечно, они позволяют выявлять наиболее талантливых подростков из регионов.

Шесть лет назад мы поставили перед собой цель: к 2020 году не менее пяти российских вузов должны входить в первую сотню ведущих мировых университетов. Это очень сложная задача, потому что конкуренция в образовательном мире очень острая. На эти цели было направлено более 50 млрд рублей. Из них 10,5 млрд – в прошлом году. И сейчас в топ-100 различных мировых рейтингов – 11 наших университетов. Ещё 17 вошли в топ-200. Но эта работа должна быть продолжена.

Мы активно участвуем в движении WorldSkills, чтобы популяризировать среднее профессиональное образование.

Образование – это не только знания из учебника, лекции преподавателя. У каждого человека должна быть возможность самому смотреть, как живёт страна, путешествовать, знакомиться с искусством. Мы помогаем крупным культурным проектам и фестивалям, таким как «Золотая маска», где представлены спектакли практически из всех регионов, Чеховский, Пасхальный фестивали и другие. Развиваются гастрольные программы. Количество выставочных проектов с 2012 года увеличилось почти наполовину, посетителей музеев – практически больше чем на треть.

В сёлах и малых городах вновь заработали дома культуры, что особенно отрадно, потому что там было всё очень тяжело. Возрождаются муниципальные театры, открываются кинозалы. Мы начали возрождать и детские театры, которые долгое время практически были забыты.

В прокат выходят новые российские фильмы. Прошлогодние кассовые сборы от них впервые за долгое время превысили 13 млрд рублей – это почти четверть кассовых сборов со всех фильмов, а вы понимаете, насколько жёсткой является конкуренция в мире кинематографа.

Для тех, кто лучше хочет узнать нашу страну, мы строим туристическую инфраструктуру. В рамках ФЦП запустили инвестиционные проекты более чем на 100 млрд рублей. В результате в 35 регионах страны формируются 45 туристических кластеров. Сейчас, кстати, один рубль, который мы вкладываем в туризм, даёт нам пять рублей прибыли. Турпоток в 2017 году, по предварительным данным, превысил 56,5 млн поездок. И внутренние авиаперевозки (это, естественно, эффект развития туризма в том числе) в 2017 году оказались почти в два раза выше уровня 2011 года.

Но строим мы не только туристическую инфраструктуру. Конечно, основные наши усилия сосредоточены на строительстве жилья. Это действительно важнейшая задача. 2015 год, напомню, вообще стал пиковым – более 85 млн кв. м. Напомню, что в РСФСР, которая тоже активно строила, в рекордном 1987 году было 72,8 млн кв. м.

Когда начинался кризис, некоторые эксперты вообще предрекали нам обрушение жилищного рынка. Да, к сожалению, в 2014–2015 годах многие проекты остановились, к части из них приступали с опаской. В итоге в прошлом году ввод жилья немного снизился. Но он всё равно остаётся на очень высоком уровне – 78,6 млн кв. м.

Ни в один другой период в нашей стране ставки по ипотеке не были такими низкими – они сейчас меньше 10%. В прошлом году более 1 миллиона семей взяли около 2 трлн рублей на приобретение жилья. Сейчас примерно каждая третья семья может позволить себе взять ипотечный кредит, и, конечно, нужно сделать всё, чтобы количество таких семей расширялось. Выдача новых кредитов за январь – февраль почти удвоилась. Всё это стало возможным благодаря запуску в марте 2015 года программы субсидирования процентных ставок по ипотечным кредитам. В результате почти 40% займов было выдано именно в рамках этой государственной программы. Это позволило и дома достроить, начатые в период высокого спроса, и запустить новые проекты.

В целом строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний. По сути, мы провели реформу института саморегулирования. На смену «коммерциализированным» допускам к строительству пришёл гораздо более прозрачный принцип. Чтобы работать в качестве генподрядчика на строительном рынке, нужно быть членом саморегулируемой организации, соответствовать определённым требованиям и внести взнос в компенсационный фонд возмещения вреда. Главное, что мы реализуем на практике принцип финансовой ответственности саморегулируемых организаций за своих участников.

Мы также провели подробный анализ ситуации с обманутыми дольщиками. Напомню, что в октябре 2017 года заработал государственный компенсационный фонд. Сейчас реализуется «дорожная карта» по переходу на новые формы финансирования жилищного строительства. Цель – перенести строительные риски с будущих жильцов на профессиональных участников, а это застройщики и банки.

Одновременно со строительством нам приходится решать другие непростые задачи. К примеру, расселение аварийного жилья, которое было признано таковым до 1 января 2012 года. Эта программа беспрецедентна по масштабам, она не имеет аналогов. Она должна завершиться в ближайшие месяцы. Полностью свой аварийный фонд, напомню, расселил 71 регион, ещё 12 завершают этот процесс (по тому состоянию, которое было выбрано за точку отсчёта). Хочу сообщить, в том числе и фракции «Единой России», которая этот вопрос задавала: по состоянию на 1 марта в новые квартиры переехало 678 тысяч человек, расселено 10,5 млн кв. м такого жилья. Фактически с нуля был построен город величиной, например, с Ижевск или Барнаул.

Для системного решения проблемы мы сейчас создаём постоянный механизм расселения аварийного жилья. Соответствующий законопроект будет внесён в Государственную Думу.

Для того чтобы не допустить появления нового ветхого жилья, мы начали не менее амбициозную программу по капитальному ремонту. За четыре года отремонтировано более 400 млн кв. м, то есть в порядок приведён каждый шестой многоквартирный дом, который внесён в программу капитального ремонта.

Для сравнения: в 2014 году собиралось только 65% взносов на квартирную плату, за коммунальные услуги, в прошлом году – более 92%. Это осознание ответственности людей за своё имущество, свою собственность. И это итог развития за шесть лет. Мы создали систему, когда главными в управлении многоквартирными домами становятся люди, а не управляющие компании.

Удалось на 60% снизить аварийность в сетях теплоснабжения и почти в два раза – в сетях водоснабжения, в том числе благодаря тому, что была создана система привлечения частных инвестиций в сферу жилищно-коммунального хозяйства. Инвестиционные обязательства, которые взяли на себя концессионеры, превышают 250 млрд рублей в этой сфере.

Развитие жилищного строительства и коммунального хозяйства мы видим как пазлы общей картины городской среды. Сейчас 77% жилого фонда в России – это однообразные микрорайоны (так они застраивались) с весьма плотной застройкой и далеко не всегда развитой городской инфраструктурой. И здесь наша задача – обновить общественные пространства, создать новые места для отдыха и развития людей.

Напомню, в прошлом году с вашей поддержкой мы запустили по всей России программы благоустройства дворов, улиц, площадей, набережных, парков. Всего за год было оборудовано свыше 20 тыс. дворов и 200 парков. 20 тыс. – это уже, конечно, хорошая цифра.

Для экономии денег сформирован реестр лучшей проектной документации, это своего рода банк идей для застройщиков. Другой способ сократить стоимость государственных и муниципальных строек заключается в применении реальных, без учёта предложений всяких посредников, цен на современные технологии и материалы. Государственная информационная система, посвящённая этим вопросам, уже работает.

Особое внимание мы уделяем снятию административных барьеров в строительстве и в сфере предоставления земель под дороги, инженерные сети и другую инфраструктуру. Создаются прозрачные механизмы регулирования и контроля застройки. Сегодня в Государственной Думе на рассмотрении находится пакет правительственных законопроектов, которые посвящены решению этих важнейших вопросов. Просил бы вас, уважаемые депутаты, принять эти законопроекты в весеннюю сессию.

Очевидно, что никакое благоустройство невозможно без нормальных дорог. Начали мы с крупнейших городов, запустив соответствующий приоритетный проект, потому что именно там основная нагрузка на дороги. В итоге с опорой на самые современные технологии отремонтировано более половины дорог федерального значения – 26 тыс. км. Об этом спрашивали коллеги из ЛДПР. Уже в прошлом году нам удалось сократить число аварийно-опасных участков по отношению к уровню 2016 года. Это тысячи спасённых жизней.

Уважаемые коллеги! Всё, что было сделано за шесть лет в строительстве, в социальной сфере, в ряде других направлений, – это наше совместное достижение. И мы в Правительстве чувствовали поддержку Государственной Думы, а когда это требовалось – и вполне серьёзную конструктивную критику тех или иных решений. Конечно, мы уважали ваше стремление сделать ещё больше. Кто из нас этого не хочет? Ценили ваше понимание условий, в которых нам приходилось работать. Вашу готовность находить баланс между желанием добиться мгновенного результата и реальными возможностями государства. А они были не так велики, как бы нам всем хотелось. Я предлагаю ещё раз к этому обратиться, чтобы это осталось сегодня в нашем общении в рамках доклада.

2012 год. Мир ещё не вышел из тяжелейшего финансово-экономического кризиса 2008–2009 годов. Все страны вместе искали эффективные решения, договаривались, пытались сделать мировую систему более устойчивой и справедливой.

Россия не допустила обвала ни в своей экономике в целом, ни в социальной сфере. Начала уверенно двигаться вперёд. Напомню, что ВВП в 2012 году неплохо рос.

В 2014 году цены на нефть упали вдвое. Так же резко сжались доходы бюджета. Сложилась сложная ситуация на биржах. Двузначный рост цен образовался. По итогам 2014 года инфляция составила около 11%. Плюс к этому – закрытые, причём одномоментно, главные международные рынки капиталов и технологий. Самые мрачные прогнозы западных аналитиков: буквально с минуты на минуту российская экономика должна рухнуть, а большинство предприятий и банков – разориться.

Благодаря точечным антикризисным мерам мы не только удержали ситуацию и адаптировали реальный сектор и финансовую систему к новым условиям. Самое главное – я хотел бы ещё раз об этом сказать – мы поддержали людей и наиболее уязвимые территории, отрасли и предприятия. Буквально каждую неделю я и мои коллеги проводили антикризисные совещания и принимали точечные решения, кому конкретно помогать. Это, может быть, в обычных условиях и не самый правильный метод управления экономикой, но в тех условиях это было абсолютно необходимо. В результате этой поддержки по итогам прошлого года безработица составила 5,2%. В феврале текущего года – 5%. Но напомню, что ещё в 2009 году она превышала 8%.

Мы провели докапитализацию банков, чтобы в кризис люди не потеряли свои деньги, финансовая система работала устойчиво. Причём сделали это аккуратно, не раскручивая инфляцию.

Ещё пару лет назад всегда во время отчёта задавался вопрос, что мы делаем, чтобы сдержать рост цен. Это было вполне понятно. Очень важно, что по итогам прошлого года цены выросли на 2,5%. В этом году (в период с января по март) инфляция пока чуть выше 2%.

А ведь низкая инфляция – это не только стабильные цены в магазинах. Это ещё и доступные кредиты, дешёвая ипотека, возможность открыть своё дело.

В общем и целом я считаю, что мы достойно прошли этот тяжёлый и ответственный период, который стал по-настоящему стресс-тестом для всего государства – не только для банков, предприятий, а вообще для всего государства. Сформировали стабильную макроэкономическую среду. Причём сделали это так, как и обещали – без изменения налоговой нагрузки. А за счёт того, что оперативно настроили бюджетную систему применительно к новым условиям, улучшили администрирование и оптимизировали государственные расходы.

Скорректировали мы и бюджетный процесс в соответствии с проектным подходом. В середине 2016 года начали работу по 11 стратегическим направлениям развития. Поставили понятные и чёткие цели: строительство жилья и школ, обустройство дорог, развитие ипотеки, арендного жилья, расширение несырьевого экспорта. Часть из них я уже сегодня упоминал.

В целом за шесть лет валовой внутренний продукт вырос на 5%. И даже в два самых тяжёлых, кризисных года совокупные потери валового внутреннего продукта не превысили 3%. Это гораздо меньше, чем потери, которые были на предыдущем витке кризиса, когда наша экономика потеряла почти 8%. Это означает, что мы научились работать и в кризисных условиях.

Сейчас экономика показывает рост – по итогам прошлого года приблизительно 1,5%. Конечно, эти цифры, хотя и со знаком «плюс», не очень большие – мы все это понимаем, но они говорят о качественных изменениях, которых удалось добиться. Сегодня наша экономика гораздо меньше зависит от внешних условий. Она гораздо более современная и конкурентоспособная и может стабильно развиваться даже при относительно низких ценах на нефть, опираясь прежде всего на собственные источники. Экономику сегодня толкают вперёд не только сырьевые, но и другие отрасли: я имею в виду химическую промышленность, сельское хозяйство, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение, уже упомянутое жилищное строительство, фармацевтику, IT-отрасль.

Ещё одна тема, о которой хотел бы сказать. Наша экономика готовится к ответам на глобальные технологические вызовы. Современный мир – это мир новых идей, новых технологий. И в этом мире позиции страны определяются способностью генерировать инновации. Мы практически во всех отраслях создаём информационную инфраструктуру, которая станет основой перехода на цифровые технологии, стараемся сформировать благоприятную среду для появления новых высокотехнологичных компаний и продуктов. Все эти направления предусмотрены новой программой «Цифровая экономика», которая была принята в прошлом году. Параллельно мы выстраиваем инфраструктуру поддержки инновационной деятельности. За счёт различных институтов мы поддержали практически 6 тыс. стартапов во всех сферах. И эта работа идёт на разных площадках. Только в «Сколково» суммарная выручка от стартапов превысила 150 млрд рублей. Реализуется Национальная технологическая инициатива. Она создаёт условия для выхода на рынок принципиально новых товаров. Через различные механизмы поддержку получают более 500 проектов.

Безусловно, технологические прорывы невозможны без достижений фундаментальной науки. В 2016 году Президент утвердил Стратегию научно-технологического развития страны. Академия наук всё активнее участвует в реализации общегосударственных задач, в поиске ответов на так называемые большие вызовы – это и искусственный интеллект, и цифровизация, медицина, биотехнология, энергетика, новые материалы и целый ряд других направлений.

Важно, что мы перестали терять научные кадры. В 2014 году впервые общая численность исследователей не сократилась, а увеличилась. И отрадно, что в эту сферу идёт всё больше перспективной молодёжи. По мере бюджетных возможностей, конечно, мы стараемся увеличивать ассигнования в гражданскую науку. В 2017 году её финансирование составило 336 млрд рублей, что на 20% больше, чем в 2016 году. Очень важно, что за эти шесть лет в новые технологии поверил бизнес. У нас возник слой динамичных частных компаний, которые активно применяют инновационные подходы и растут быстрее других. Безусловно, наша задача – чтобы таких компаний было больше во всех сферах. С приходом новых технологий в традиционные отрасли они начинают расти быстрее.

Но того факта, что наша промышленность выстояла, не рухнула на пике кризиса 2014–2015 годов, конечно, недостаточно. Эту задачу мы уже решили и постепенно перешли от оперативных антикризисных действий к мерам долгосрочного характера: от адресной, в том числе веерной, помощи всем – к стратегиям по конкретным секторам.

Сегодня наша цель – создать новую конкурентоспособную промышленность. Поэтому одна из наших долгосрочных задач – это разумное замещение промышленного импорта на конкурентоспособную российскую продукцию. Добавлю, что речь идёт не о тотальном вытеснении всего импорта (это было бы странным), а только о тех позициях и секторах, где зависимость приобрела критический характер. Таких достаточно, к сожалению.

В общей сложности у нас реализуется 24 отраслевых и 78 региональных планов импортозамещения. Мы настраиваем на решение этой задачи систему государственных закупок, закупок госкомпаний. Эффективно работает и Фонд развития промышленности. Завтра я буду проводить очередное совещание, посвящённое импортозамещению.

По большинству отраслей целевые показатели, которые мы закладывали в планы импортозамещения, достигнуты. Но это не означает, что сделано абсолютно всё. Есть отрасли, где мы видим наибольший эффект (и мне ещё раз об этом хотелось бы сказать, потому что это важные и наши совместные с вами, уважаемые коллеги, достижения), я имею в виду фармацевтику, транспорт, нефтегазовое машиностроение. В этих отраслях доля отечественной продукции выросла более чем на 10% (в некоторых случаях на 20 и даже больше). Выше плановых значений идут также медицинская промышленность, лесная и деревообрабатывающая промышленность, автомобилестроение и радиоэлектроника.

За период 2014–2017 годов доля российской продукции в общем объёме закупок государственных компаний топливно-энергетического комплекса выросла с 50% с небольшим до 85% и даже 95%. Это очень важно, потому что наши крупнейшие компании зачастую покупали иностранную продукцию, а сейчас они практически в полном объёме сориентированы на нашу промышленность.

Но мы фокусируемся, конечно, не только на внутреннем рынке. Мы занимаемся продвижением нашей промышленной продукции на внешних рынках. Для координации этой работы выделено отдельное направление стратегического развития – «Международная кооперация и экспорт». Работает Российский экспортный центр. По четырём пилотным отраслям утверждены экспортно ориентированные стратегии – по сельхозмашиностроению, автопрому, железнодорожному машиностроению и гражданскому авиастроению.

Эти меры дают некоторые первые результаты. Общий рост несырьевого неэнергетического экспорта оценивается в 2017 году в 22% с лишним, то есть больше чем на пятую часть наш несырьевой экспорт уже вырос.

Никакой экспорт не будет востребован без технологического перевооружения промышленности. Мы ориентируем систему государственной поддержки, требования технического регулирования таким образом, чтобы предприятия постепенно переходили на самые современные технологии.

Чтобы бизнес активнее занимался реконструкцией предприятий, был принят закон о переходе на принцип наилучших доступных технологий, и этот закон сейчас реализуется.

Ликвидация экологического ущерба также должна стать самостоятельной отраслью, которая генерирует спрос на перспективные технологии и оборудование. Тем более что целый ряд проблем здесь, включая расчистку свалок, стал одной из самых важных и серьёзных тем для обсуждения.

Начиная с 2012 года мы активно занимаемся ликвидацией экологически опасных объектов, которые достались нам ещё с советских времён: это брошенные предприятия, полигоны промышленных отходов. Реализовано 30 проектов по ликвидации экологического ущерба. И конечно, эта работа должна быть продолжена, причём по всей территории страны.

Инициирована программа развития возобновляемой энергетики. Построено 22 объекта и создано высокотехнологичное производство основного оборудования для солнечных электростанций.

Несколько цифр по ряду ключевых отраслей. Вопросы по их развитию есть у всех фракций, я постараюсь ответить на эти вопросы.

Автомобилестроение. За прошлый год производство всех видов автомобилей выросло почти на 20%. Экспорт в 2017 году вырос на 30% (включая автокомпоненты). Доля автомобилей российского производства (включая мировые бренды) на внутреннем рынке достигла 85%.

В сельхозмашиностроении производство за шесть лет выросло (в денежном измерении) в три раза, в прошлом году – почти на 20%. Доля российской продукции составила 56%. Экспорт вырос на 16%. Сработали меры поддержки аграриев, которые приобретают нашу технику со скидкой. Если в 2016 году в серийное производство поступили 75 новых моделей техники, то в 2017 году это число выросло в два раза – до 150 новых машин, я имею в виду модели.

Железнодорожное машиностроение. За три года производство грузовых вагонов выросло почти в два раза. Свою роль сыграли меры, которые простимулировали транспортные компании заняться обновлением грузового вагонного парка, а также меры по поддержке экспорта. В 2017 году экспорт грузовых вагонов вырос почти на 60%.

Химическая промышленность. За шесть лет прирост производства составил почти 30%.

Фармацевтика. Прирост производства за шесть лет составил 70,5%. Мы поддержали производство лекарств, о чём я уже говорил, которые включены в перечень жизненно необходимых.

Весьма интенсивно развивалась IT-отрасль. За последний год объём цифровой экономики оценивается в 5% ВВП. Это уже значимые цифры. При этом электронная торговля увеличилась на 21%. Инфраструктура цифровой экономики, включая программное обеспечение, выросла на 32%.

Интернетом в России сегодня пользуется свыше 87 миллионов человек, его охват составляет 72,5%. Россия занимает 2-е место в мире по доступности услуг сотовой связи по уровню тарифов и 10-е место по доступности услуг широкополосного доступа в интернет также по уровню тарифов. И работу эту, конечно, мы продолжим. Мы усилили свою позицию в сфере кибербезопасности. С нуля была построена национальная платёжная система «Мир».

Но, конечно, не все отрасли росли равномерно. Например, металлурги сталкиваются с политически мотивированными решениями, когда для них закрывают рынки сбыта. Тем не менее отрасль существенно обновила фонды, освоила производство новой продукции.

Инвестируя в перерабатывающие отрасли, мы не можем забывать о добывающих. В топливно-энергетическом комплексе нам удаётся удерживать лидирующие позиции. В 2017 году Россия сохранила за собой первое место по экспорту газа. Второе – по экспорту нефти. Третье – по экспорту угля.

За шесть лет экспорт газа (включая сжиженный природный газ) вырос на 20%. За этот период глубина переработки нефти увеличилась на 10%.

В оборонно-промышленном комплексе мы решали сразу несколько задач. Ключевая – повышение боеспособности Вооружённых Сил. Здесь усилия были сосредоточены на выпуске высокотехнологичной продукции, принципиально новых образцов стратегического вооружения. О них подробно рассказал Президент в Послании Федеральному Собранию.

В то же время налаживалось и производство обычных вооружений. Система гособоронзаказа стала более чёткой и эффективной. За шесть лет его исполнение существенно улучшилось. Раньше он выполнялся примерно на 80%, сейчас – стабильно на 97%. За эти годы в войска поступило более 58 тыс. единиц различных систем и комплексов, это позволило модернизировать 800 воинских частей и подразделений.

Мы сохраняем лидирующие позиции на международном рынке вооружений. В 2012 году объём экспорта был в районе 14 млрд долларов. Все последующие годы находился на уровне 15 млрд долларов. Даже в условиях санкций портфель заказов не опускался ниже 45 млрд долларов. География военно-технического сотрудничества постоянно растёт. Сегодня среди партнёров России – больше 100 государств.

Важное направление нашей работы – диверсификация оборонно-промышленного комплекса. При помощи госпрограмм мы провели масштабную модернизацию оборонных предприятий и теперь используем этот потенциал для увеличения доли гражданской продукции. В числе приоритетов – гражданская авиация. Проектируются и строятся самолёты и вертолёты, двигатели для них. И конечно, эта задача будет решена.

Мы обеспечили России независимый доступ в космическое пространство. Была построена первая очередь космодрома Восточный. Произошёл первый, исторический пуск ракеты-носителя с тремя спутниками в апреле 2016 года. Сейчас начинается строительство второго стартового стола. Здесь не всё проходило гладко, вы знаете. Этими вопросами интересовались депутаты из разных фракций. Конечно, мы занимаемся анализом возникающих проблем. Обязательно должны быть найдены причины и сделано всё, чтобы эту ситуацию исправить.

Несмотря на различные проблемы, космодром Восточный ещё раз подтвердил, что Россия входила, входит и будет входить в элиту стран, которые осваивают космос.

Более подробно о сельском хозяйстве. Российский аграрно-промышленный комплекс – это действительно наша гордость. В 2017 году прирост производства продукции сельского хозяйства по отношению к 2012 году составил более 20% в хозяйствах всех категорий. Мы успешно снизили зависимость нашего внутреннего рынка от импорта и собираем рекордные урожаи. В этом году урожай зерновых составил более 135 млн т. Я в канун нашей встречи встречался с представителями фракции КПРФ, мы подробно обсуждали вопросы развития сельского хозяйства. Был сформулирован ряд предложений. Этот бурный рост – результат небывалой ранее государственной поддержки аграрно-промышленного комплекса, того внимания, которое мы все вместе ему уделяли. За шесть лет из федерального бюджета туда направлено более 1,2 трлн рублей. Мы дали аграриям доступ к льготным кредитам по ставке до 5%. У регионов появилась возможность через единую субсидию самим определять приоритетные направления поддержки АПК. Кроме того, мы увеличили размер грантов для фермеров.

Но помогать нужно не только деньгами. Сельхозпроизводителям нужна была земля. Мы скорректировали законодательство с вашей помощью, и в прошлом году впервые за 15 лет посевная площадь превысила 80 млн га.

Чтобы повысить урожайность, аграриям нужны качественные семена. В прошлом году было отобрано 13 инвестиционных проектов по созданию селекционно-семеноводческих центров, которые получают государственную поддержку. Эту тему затрагивали коллеги из ЛДПР.

Ещё одна мера государственной поддержки – гибкая тарифная политика. Осенью мы собрали такой большой урожай зерновых, что было сложно возить по железной дороге, поэтому был введён льготный тариф на перевозку зерна. Мы также строим новые терминалы в портах, создаём сеть оптово-распределительных центров. Эти центры нужны сельхозпроизводителям уже сейчас. География нашего экспорта расширяется, мы выходим на новые рынки, в том числе в Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке. В прошлом году экспорт сельхозпродукции и продовольствия составил более 20 млрд долларов. Это хорошее достижение.

На примере сельского хозяйства мы видим, как инвестиции в отрасль превращаются в цифры роста, причём речь идёт не только о государственных, но и о частных деньгах. Бизнес не должен бояться вкладывать средства, поэтому одной из ключевых задач в истекший период было формирование более привлекательной деловой среды. Напомню, что мы стартовали с весьма низкого уровня. В 2012 году Россия занимала 120-е место в рейтинге Doing Business, причём это достаточно спокойный, благополучный год был. Тогда нашими ближайшими соседями по рейтингу были такие страны, как Кабо-Верде и Коста-Рика. Нельзя сказать, что за шесть лет мы добились идеальных условий, это было бы преувеличением. Проблем ещё хватает. Но мы поднялись в рейтинге на 85 позиций и заняли 35-е место. Ни одна страна так быстро по этому рейтингу не двигалась. Теперь мы находимся рядом с Японией в этом рейтинге, и есть все предпосылки, чтобы двигаться вперёд и дальше.

Конечно, сами по себе подобные рейтинги – лишь индикатор. Тем не менее интерес инвесторов мы видели и по динамике прямых иностранных инвестиций, даже несмотря на введённые санкции. Этот интерес мы активно поддерживали все шесть лет, развивали финансовый рынок, создавали ключевую инфраструктуру. У нас появились единый мегарегулятор на базе Банка России, центральный депозитарий. Также были созданы особые налоговые механизмы, чтобы поддержать интерес к новым проектам на территории России. Специальные соглашения и контракты, которые инвесторы могли бы заключить как с центром, так и с регионами. Особые условия в рамках отдельных территорий. Снижение или обнуление налогов для новых промышленных площадок. А совсем недавно введена возможность предоставления инвесторам права на инвестиционный налоговый вычет, который позволяет уменьшить налоговые обязательства инвестора на 90% расходов на приобретение или реконструкцию основных фондов. Сейчас деньги инвесторов идут на установку нового оборудования, внедрение современных технологий, привлечение и создание собственных ноу-хау.

Шесть лет назад был создан Российский фонд прямых инвестиций, который вместе со своими партнёрами развивает нашу экономику. Этот фонд и его соинвесторы вложили более 1,2 трлн рублей в российские компании, сфокусировавшись в том числе на проектах в области инфраструктуры и технологий.

Сами представители бизнеса активно помогали в улучшении бизнес-климата. Вместе с Агентством стратегических инициатив с 2012 года прорабатывались «дорожные карты», были упрощены или ускорены многие процедуры, которые имеют значение при старте и ведении нового проекта.

Особое внимание в рамках работы по улучшению инвестклимата должно быть уделено малому и среднему бизнесу – это так и происходило. Коллеги из Коммунистической партии интересовались вопросами поддержки этого сектора. Мы приняли большой пакет решений – от создания профильной Корпорации МСП и инфраструктурных решений до налоговых льгот и особых условий кредитования. Статистика показывает, что эти решения принесли неплохой результат – за шесть лет количество малых и средних предприятий увеличилось приблизительно на треть и в начале этого года превысило 6 млн. Вклад этого сектора также вырос – до 22,3%. Но понятно, что это ещё не та цифра, которую все мы хотели бы видеть.

Расширяется доступ малого и среднего бизнеса к деньгам. Ставки по кредитам снижаются не только из-за низкой инфляции, но и благодаря развитию Национальной гарантийной системы и субсидированию кредитов МСП. Сейчас небольшие предприятия могут привлекать кредиты по ставке не выше 6,5%.

Общий уровень финансовой поддержки малых и средних предприятий в 2017 году составил почти 234 млрд рублей. Это качественно новый уровень. Создан гарантированный рынок сбыта для малых и средних предприятий – это закупки крупнейших заказчиков.

Что касается поддержки так называемых микропредприятий, чем интересовались коллеги из «Справедливой России», по нашему законодательству они относятся к категории малых предприятий. Это основа сектора МСП – порядка 95% общего числа предприятий. Так что все решения, о которых я говорил, касаются и микропредприятий.

Важным элементом работы по улучшению инвестиционного климата стало повышение открытости в работе Правительства, формирование системы обратной связи. Для этого мы создали систему предварительного обсуждения проектов и решений. При министерствах появились активные общественные советы. Экспертный совет при Правительстве стал неотъемлемым элементом работы кабинета министров в текущий период.

Радикально повысилась и прозрачность бюджета. Сегодня наша страна входит в топ-15 стран по этому показателю. При крупнейших естественных монополиях созданы советы потребителей. Без учёта их позиции не принимаются важнейшие тарифные и инвестиционные решения. Крупные инвестиционные проекты государственных компаний проходят публичный, технологический и ценовой аудит.

Начата реформа контрольно-надзорной деятельности. Подготовлен законопроект, который прошёл первое чтение в Государственной Думе. По сути, это новая система государственного контроля. Многие годы этот контроль был достаточно отсталым, малоэффективным, затратным. В отдельных случаях – просто формальным.

Нам нужна современная, гибкая система контроля и надзора. Но главное, чтобы она была стопроцентно надёжной. Цель начатой программы – кардинально повысить безопасность людей, снизить число смертельных случаев, заболеваний, отравлений. И снизить материальный ущерб.

Законодательно утверждено использование проверочных листов, создан Единый реестр проверок.

Отношение бизнеса к государственному контролю тоже постепенно меняется, но очевидно, что необходимо и встречное движение. Бизнес должен в полной мере осознавать и нести ответственность в вопросах безопасности людей. Чтобы трагедия Кемерова, которая стала действительно трагедией всей страны, никогда не повторилась.

Надо провести консультации с объединениями предпринимателей, продумать дополнительные шаги, чтобы без изменения решений по снижению административной нагрузки на бизнес безопасность была полностью гарантирована. И в каждом конкретном случае нужно учитывать специфику, степень и вероятность возникновения рисков.

Настоящий прорыв произошёл в сфере оказания государственных услуг. Я имею в виду многофункциональные центры. Благодаря им поменялась практика общения людей с государством. Теперь почти каждый житель страны в «едином окне» за один запрос может получить около 30 видов государственных услуг и порядка 150 муниципальных. Не нужно бегать за справками по инстанциям, стоять в многочасовых очередях, общаться с посредниками.

К 1 марта 2018 года у нас открыто почти 3 тыс. таких центров. Доля граждан, которые теперь могут пользоваться их услугами, достигла 96%. Это очень хороший результат, и все признают, что эти новации действительно облегчают жизнь большому количеству людей. Напомню, что на 1 января 2013 года было всего 12% людей, которые могли пользоваться этими услугами. Центры продолжают открываться. Мы передаём им всё больше полномочий. И этот проект оказался настолько удачным, что и для бизнеса, для ведения предпринимательской деятельности такие центры начали предоставлять услуги.

Уважаемые коллеги, когда мы говорим о наших достижениях и проблемах, конечно, речь должна идти не только о Москве, Петербурге, крупных городах, должна идти обо всей стране. Важно, чтобы эти перемены ощущались в каждом доме. Чтобы каждый человек видел: построен новый микрорайон, открылось предприятие, разбит парк, появился аэропорт – на всей территории страны, от Калининграда до Дальнего Востока, Крайнего Севера. Кстати, перед отчётом мы встречались с коллегами из «Справедливой России», обсуждали, в каких нелёгких климатических условиях у нас люди живут на Севере. Решение любых вопросов там требует особого подхода. Конечно, Север должен и дальше находиться в постоянном фокусе внимания Правительства, чтобы он не просто сохранился, но и развивался.

В последние годы мы пересмотрели подход к пространственному развитию. Его смысл не в том, чтобы все возможности в рамках нашей огромной страны были одинаковыми, это малореально, а в том, чтобы эти возможности были созданы. Несколько лет мы проводили анализ. Результаты этой работы будут положены в основу Стратегии пространственного развития.

Конечно, мы понимаем, что многим регионам непросто. Перед ними стоят задачи повышать зарплаты, пенсии, создавать рабочие места. В значительной части регионов эти проблемы решены, но обратной стороной стала разбалансировка региональных бюджетов. Поэтому нашей целью было поддержание устойчивости региональных бюджетов, повышение самодостаточности регионов.

Объём федеральной поддержки регионам на протяжении последних лет неуклонно рос. В этом году он превысит 1,7 трлн рублей (это приблизительно на 2,5% больше, чем в 2017-м). Коллеги из «Единой России» спрашивали, планирует ли Правительство оказывать регионам дополнительную помощь на повышение зарплат бюджетникам. Ответ на этот вопрос: да, планирует. В этом году её размер составит более 136 млрд рублей.

В позапрошлом году региональные бюджеты исполнены с минимальным дефицитом за 10 лет – он уменьшился с более чем 170 млрд рублей до 12 млрд рублей. Достаточно сопоставить эти цифры.

Произошёл перелом негативной тенденции с долгами регионов. У коллег из КПРФ этот вопрос был, да и у других фракций тоже. По итогам 2017 года впервые за многие годы объём госдолга регионов сократился на 1,6%. Сокращение, может, не такое большое, но обращаю внимание на то, что до этого государственный долг регионов всё время рос. Мы с вами встречались, встречались с коллегами из Совета Федерации, всё это обсуждали, что долг растёт и растёт и надо что-то с этим делать. И вот впервые он начал сокращаться. Эту тенденцию, конечно, нужно закрепить.

Проводится большая работа по реструктуризации задолженности регионов. Значительная часть коммерческих кредитов замещена бюджетными. Ставка по ним ниже, срок возврата также продлён, льготы введены.

Проведена инвентаризация расходных полномочий региональных и местных органов власти. Теперь финансовая помощь из федерального бюджета должна в полном объёме распределяться с учётом реальных потребностей регионов и состояния их финансов. В качестве мотивации для наиболее динамично развивающихся регионов предусмотрены гранты. Для тех, кто смог добиться роста налоговых поступлений, – с этого года, напомню, возвращается налог на прибыль организаций.

Но есть регионы, специфика которых потребовала от нас особых усилий. Месяц назад наша страна отметила четырёхлетие с момента возвращения Крыма. На всех нас лежала колоссальная ответственность – наладить нормальную жизнь на полуострове. Понятно, что там она была далека от российских стандартов. И сейчас проблемы, конечно, ещё сохраняются. Крым пережил экономическую блокаду, перебои с поставками, обрывы транспортного сообщения. Больницы и школы оставались без света и тепла.

Буквально весь полуостров был «поставлен на капитальный ремонт». В кратчайшие сроки в Крым переброшен энергомост. Реконструированы и обустроены аэропорты, морские терминалы, дороги улучшаются. Построены десятки инженерных объектов, новая газотранспортная система. В ближайшие месяцы откроется автомобильное движение по Керченскому мосту. А до конца года – по автодороге от Керчи до Севастополя. Напомню, что за эти годы на развитие Крыма из федерального бюджета в рамках межбюджетных трансфертов было направлено почти 415 млрд рублей, при этом в рамках ФЦП – более 360 млрд.

Пожалуй, ещё никогда в современной российской истории не уделялось столько внимания Восточной Сибири и Дальнему Востоку. В прошлом году впервые за четыре года рост инвестиций в основной капитал в регионе почти в четыре раза превысил общероссийские темпы. Теперь около четверти всех прямых иностранных инвестиций приходится на Дальний Восток. Индексы промышленного производства, сельского хозяйства, строительства на Дальнем Востоке выше, чем в среднем по стране. Это отрадный факт. Это результат работы инвесторов в территориях опережающего развития, свободном порту Владивосток и таких инициатив, как программа «Дальневосточный гектар» или снижение энерготарифов для промышленности на Дальнем Востоке.

Уважаемые коллеги, всё, о чём я сейчас говорил, – это не просто рассказ о том, что сделано. Это, если хотите, отчёт в том числе и о будущем. Новый состав Правительства продолжит масштабные проекты, которые мы вместе с вами осуществляли все эти шесть лет. Наша главная идея проста: достойная жизнь для каждого человека, каждого гражданина нашей страны, достойная жизнь для всей нашей страны.

Константин Симонов как-то написал, что мы упрямый народ. И если однажды нам в голову пришла хорошая идея, рано или поздно мы эту идею осуществим, причём осуществим с поистине русским размахом. Мы так и будем действовать.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

В.Володин: Коллеги, переходим к вопросам от фракций.

В.Шурчанов (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Вы сказали, что задолженность консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации сейчас составляет порядка 2,5 трлн рублей. Причиной её возникновения является передача более чем 140 полномочий без сопровождения финансовыми мандатами.

Как Правительство видит решение этой проблемы? Может быть, нужно вернуться к старому бюджетному правилу? В 2000-х годах у нас бюджет делился 50 на 50 между Федерацией и субъектами. Это дало бы больше свободы субъектам в решении своих вопросов.

Ещё один большой вопрос – по обманутым дольщикам. Их более 500 тысяч по стране. Каждый день они перед Государственной Думой стоят со своими плакатами. Все решения вроде бы приняты, однако действительного движения вперёд по этим вопросам нет.

Что касается субъектов, у них сейчас в связи с санкциями будут опять потребности в расходной части возрастать, потому что часть нагрузки они будут вынуждены взять на себя.

Д.Медведев: По поводу задолженности регионов я уже некоторые позиции обозначил. Эта задолженность формировалась исторически. Мы осознаём, насколько она давит на региональные бюджеты. Практически везде это было сделано из благих побуждений, деньги брались на различные проекты, в том числе в коммерческих банках, но в результате всё это легло на региональные бюджеты и очень сильно отягощает жизнь.

Именно поэтому мы начали вместе с регионами расчистку этих бюджетов, принимали решения. В ряде случаев это принесло большой эффект. Переходили с коммерческих кредитов на бюджетные кредиты, где совершенно другие ставки. Региональные бюджеты задышали гораздо легче.

Именно поэтому эта задолженность наконец перестала расти и начала снижаться. Нужно продолжить делать всё, что мы делали в последнее время, чтобы эта задолженность была по силам всем регионам. Мы с вами понимаем, у нас очень разные регионы, и то, что может позволить себе Москва, вряд ли сможет позволить себе Чукотка. Поэтому здесь решения должны быть, с одной стороны, общими, но с учётом текущей ситуации.

Вы сказали о 140 полномочиях. Строго говоря, их не 140, а меньше, в районе 110. Но Вы правы в том, что нам нужно внимательнее отнестись к тому, какие полномочия переданы, какие из них переданы без денег. И такого рода работа продолжается. Мы должны найти оптимальную модель соотношения этих полномочий на будущее.

Что касается налоговых источников региональных доходов, то сейчас они делятся приблизительно в пропорции 52 на 48% в пользу федерального центра. Но здесь это вопрос будущего и вопрос выбора. Мы понимаем, что целый ряд налоговых источников вполне органично привязан к регионам и оттуда уходить не должен.

С другой стороны, некоторые налоги вряд ли можно себе представить в виде региональных источников доходов. Я имею в виду, например, НДС, который сопровождает процесс движения товара и приращения добавленной стоимости во всех циклах. Или НДПИ, поскольку НДПИ в полной мере зависит от текущей ситуации на рынке углеводородов, и если там будут скачки – а от этого никто не застрахован, – соответственно, будет падать налоговая обеспеченность регионов. Поэтому вопрос закрепления источников – отдельная и сложная тема, но, безусловно, ей нужно заниматься и дальше. Самое главное, что наметились вполне позитивные факты и в этой сфере.

Что касается проблемы дольщиков, мы с вами понимаем, насколько она сложна для нашей страны. Мы и год назад её обсуждали в этом зале. Количество обманутых дольщиков уменьшается, работа эта ведётся, и, по-моему, в 67 регионах Министерство строительства с ними подписало «дорожные карты» о том, каким образом эти задачи будут решаться.

Понятно, что сделать это одномоментно нереально. Где-то, к сожалению, таких людей больше, где-то меньше. Но каждый регион этим занимается, и мы оказываем поддержку по линии федерального бюджета.

Вы знаете, что был создан специальный фонд поддержки обманутых дольщиков, с тем чтобы мы вообще не допускали на будущее подобных ситуаций и переложили бремя финансовой ответственности на институты, которые способны такую ответственность нести, – я имею в виду на застройщиков и банки. В будущем, надеюсь, эта система так и будет функционировать.

И последнее. В дальнейшем нам вообще нужно отойти от модели долевого строительства и перейти к нормальным кредитным отношениям в жилищной сфере, как это есть во всём мире.

М.Дегтярёв (председатель Комитета ГД по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи, член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Наезд на Россию в полной мере ощутили на себе наши спортсмены, болельщики возмущены дискриминацией наших олимпийцев и паралимпийцев. Мы проводим какое-то расследование? Есть ли результаты его? Этим интересуются наши избиратели. Также народ интересуется, подаём ли мы иски в суд о защите чести и достоинства, будем ли подавать. Потому что оболганные спортсмены лишены возможности выступать.

Успехи в сфере спорта очевидны. Также на Совете по спорту при Президенте глава государства говорил, что пора смещать расходы и господдержку с профессионального спорта на массовый и детско-юношеский спорт. Планирует ли Правительство, какое Ваше мнение, окончательный фокус внимания и расходы сместить в эту сферу? Мы будем так больше получать здоровых людей.

Д.Медведев: Действительно, не могу с Вами не согласиться, решения, принятые в отношении наших спортсменов, нашей сборной, вообще нашего олимпийского движения, являются несправедливыми, и я об этом сказал открыто, хотя это даже вызвало какую-то там обиду и непонимание со стороны руководителя Международного олимпийского комитета. Тем не менее и сейчас ещё раз готов это повторить, особенно в свете тех решений, которые состоялись в спортивном арбитраже, так называемом суде CAS, когда наши спортсмены были восстановлены. Вопросы, которые были связаны с употреблением допинга, не нашли своего подтверждения. Были приняты решения по наградам Олимпийских игр в Сочи. Тем не менее ни одно из этих решений не получило своего отражения в последующих решениях Международного олимпийского комитета, когда наши спортсмены, несмотря на восстановление, не были допущены до участия в Олимпиаде.

Более того – я интересовался буквально вчера этим вопросом, – до сих пор нет мотивировочной части решения этого Олимпийского суда, спортивного суда. Это означает, что вокруг всей этой темы продолжаются какие-то не вполне понятные процессы. Уже прошло очень много времени с момента вынесения решения, а его выдать нам боятся. Считаю, что это абсолютно несправедливое и политизированное отношение к нашей стране и нашим спортсменам.

Теперь по поводу самих спортсменов. Я абсолютно согласен с Вами, нужно добиваться справедливости всеми юридически возможными способами. Это и судопроизводство в спортивном арбитраже, в CAS, туда требования заявлены и спортсменами, и даже одним моим коллегой по Правительству, я имею в виду Виталия Леонтьевича Мутко. Эти иски должны быть рассмотрены, и по ним должны быть вынесены решения. На мой взгляд, абсолютно необходимо продолжать такого рода исковое производство и в других судах, в том числе в иностранных общегражданских судах, куда наши спортсмены могут заявить свои требования, и они это сделали. Это касается и Соединённых Штатов, и Канады, и Финляндии, некоторых других стран. И там нужно добиваться решения о защите чести и достоинства в рамках существующих процедур и правил. И в наших судах, в российских судах тоже нужно добиваться соответствующих решений.

Поэтому поддержку – и моральную, и иную поддержку на эту тему, я считаю, мы все обязаны нашим спортсменам оказать.

Что касается массового спорта, я кое-что сказал в выступлении. Это важнейшая тема, предмет государственного внимания, и хорошо, что коллеги из Государственной Думы этим занимаются. Помимо спорта высших достижений массовый спорт – это, может быть, ещё более важная для страны задача, поскольку это касается огромного количества людей. Цифра, которую я привёл – 50 миллионов человек у нас занимается спортом сейчас на постоянной основе, – это действительно очень хорошая цифра. Нужно сделать всё, чтобы эта цифра росла.

Я также привёл ещё одну цифру. У нас в настоящий момент действует 300 тыс. спортивных сооружений. Если пролистать немножко назад наши воспоминания, то, я думаю, лет 10 назад количество таких спортивных сооружений было раз в пять-семь меньше, чем сейчас. Это означает, что мы все – и вы, уважаемые коллеги, депутаты, – избрали поддержку спорта массового в качестве своего приоритета. Мы на это направляем деньги. Программы на это также направлены и реализуются. Мы обязательно должны продолжить это делать и в будущем.

В.Богодухов (член фракции политической партии «Единая Россия»): Международная ситуация, в которой оказалась наша страна, требует разработки и создания отечественных прорывных технологий. Однако проблемой для достижения этой цели является недостаточное количество молодых, перспективных, высококвалифицированных кадров. Скажите, пожалуйста, какими способами можно создать скоординированную систему мер и стимулов для закрепления молодёжи в оборонно-промышленном комплексе?

И второе. Какие меры со стороны Правительства Российской Федерации принимаются для привлечения молодёжи в данную отрасль?

Д.Медведев: Я думаю, что наиболее развёрнутый ответ на Ваш вопрос прозвучал в ходе оглашения Президентом Послания Федеральному Собранию, поскольку всё то, что было представлено Президентом, – это свидетельство того, что наш оборонно-промышленный комплекс не просто живёт, он развивается и достигает новых успехов. Причём используя технологии и решения не советской поры, о чём нам частенько приходилось раньше слушать – что всё это переиздание советских решений. Это принципиально новые решения. Откуда они появились? Они появились именно потому, что есть большое количество молодёжи, которая готова трудиться в оборонно-промышленном комплексе. Такая система была создана. Сначала были определены стипендии для тех, кто работает в ОПК. Это довольно значительные деньги, они делятся на категории. И большое количество молодёжи стало эти стипендии получать. Мы обсуждали это с Владимиром Владимировичем (Путиным). Он рассказал, что разговаривал с молодым конструктором, который ему сказал: как только я стал получать стипендию, я понял, что государство из этой отрасли не уйдёт, и поэтому решил в ней остаться. Вот лучший пример этой поддержки.

Помимо грантов, стипендий нам нужно обязательно и дальше проводить обучение по основным специальностям. Это прежде всего инженерные специальности. В настоящий момент, насколько я помню, около 22 тысяч человек учатся по этим направлениям. Такая поддержка будет обязательно продолжена.

М.Емельянов (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, наша фракция, конечно, ценит тот оптимизм, которым пронизан Ваш доклад, но, честно говоря, хотелось бы в докладе слышать не только об успехах, но и о проблемах, которые стоят перед страной, и путях их решения.

Важнейшей из них мы считаем обеспечение экономического роста. К сожалению, показатели минимизированы, более того, налицо тенденция к затуханию, в ряде отраслей продолжается спад. Отдельные успехи в отдельных отраслях достигнуты скорее вопреки макроэкономическим условиям, нежели благодаря им, в результате активности отдельных промышленных предприятий, отдельных ваших министров, министерств. Действия же финансово-экономического блока скорее направлены на торможение экономического роста, нежели на его стимулирование. По крайней мере не в пользу экономического роста экстенсивная бюджетная политика, искусственное ограничение доходов населения, прежде всего работающих пенсионеров, налоговая политика в пользу сырьевых, необрабатывающих отраслей.

Вопрос простой. Готовы ли вы к изменению макроэкономической политики, поставить во главе её угла экономический рост и как вы намерены этого добиться?

Д.Медведев: Я могу, конечно, развёрнуто начать отвечать на этот вопрос, но в силу специфики доклада, это, наверное, с моей стороны было бы неправильно, потому что за изменение подходов к экономическому росту, налоговую политику и иные вопросы, которые Вы задаёте, в принципе будет отвечать новое Правительство Российской Федерации.

Если Вы говорите или спрашиваете о том, что было сделано, то я постарался достаточно подробно, как Вы сказали, с известным оптимизмом (я абсолютно уверен в том, что мы достигли достаточно многого за эти шесть лет нашей с вами совместной работы), об этом всём рассказать.

Контуры же будущей политики, вне всякого сомнения, основаны на Послании Президента Федеральному Собранию, и, по сути, это была предвыборная программа нашего кандидата в Президенты – Владимира Владимировича Путина. Естественно, будущее Правительство должно будет сделать всё для того, чтобы эту программу реализовать.

А.Журавлёв (независимый депутат, избранный от политической партии «Родина»): В 2016 году на Петербургском экономическом форуме Владимир Владимирович Путин сказал, что мы выступаем за создание широкого партнёрства – евразийского партнёрства с участием таких стран, как Китай, Индия, Пакистан, Иран, и ряда других. И мне кажется, это было бы действительно серьёзным ответом на те вызовы, перед которыми мы сейчас стоим, а именно западные вызовы. И у нас есть серьёзный манёвр на территории Азии, Африки, Ближнего Востока.

Я понимаю, что Правительство многое делает для того, чтобы создать евразийское партнёрство, но на территории бывших республик СССР. Что делает Правительство для того, чтобы действительно создать широкую коалицию, о которой говорит Президент?

Д.Медведев: Мы стараемся, действительно, не ограничиваться только рамками евразийского сообщества, хотя это важнейшие изменения в геополитике на постсоветском пространстве, это полноценное интеграционное объединение. Силу этой интеграции и, конечно, проблемы, связанные с интеграцией, мы все уже успели ощутить. Но интеграция не должна замыкаться только евразийским сообществом, только Евразийским экономическим союзом.

Я и мои коллеги активно участвуем в создании различных форм кооперации с различными государствами-партнёрами. Напомню, что в настоящий момент уже подписано торговое соглашение с Вьетнамом. Это быстрорастущая экономика, достаточно тесно связанная с нами. Это торговое соглашение далось нам не очень просто, потому что это всегда поиск компромиссов, поиск каких-то экономических развязок. Тем не менее это первый пример торгового соглашения.

В настоящий момент мы вовсю продвигаем наше сотрудничество и обсуждаем вопрос достижения специального соглашения с Китайской Народной Республикой в рамках в том числе объединения возможностей Евразийского экономического союза и концепции «Один пояс – один путь».

У нас в самой продвинутой фазе находятся взаимоотношения по подписанию торгового соглашения с Сингапуром, Израилем, Ираном и целым рядом других стран. Я думаю, это вопрос ближайших месяцев или нескольких лет.

При этом каждый раз, когда мы готовим такие соглашения, мы должны думать о нескольких моментах.

Во-первых, мы должны, естественно, защитить своего национального производителя. В результате подписания таких соглашений мы ничего не должны потерять, а только приобрести, в том числе новые рынки, новые технологии и новые возможности.

Во-вторых, мы должны смотреть на сроки такого рода интеграционных документов и принимать решения ответственно, чтобы не забегать вперёд.

Относительно недавно, в конце прошлого года, я был на саммите АСЕАН, это так называемый Восточноазиатский саммит, и там тоже огромное количество наших потенциальных партнёров. Между Евразийским экономическим союзом и АСЕАН могут быть установлены полноценные отношения по развитию кооперации.

Так что эта работа будет обязательно продолжена.

Д.Новиков (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Майские указы Президента 2012 года предполагали решить целый ряд проблем, создать 25 млн высокотехнологичных рабочих мест, помочь модернизации экономики, увеличить зарплаты бюджетников.

По выполнению указов много вопросов.

Номинальный рост заработной платы бюджетников нередко сопровождался сокращением штатов, переводом работников на неполную ставку.

Сегодня общая задолженность по зарплате в стране составляет почти 3 млрд рублей, а данные Федеральной службы судебных приставов свидетельствуют, что долгов здесь накопилось уже 15 млрд. Получить людям средства крайне сложно – организации обанкрочены, исключены из списка юридических лиц. Именно так, например, обстоит дело на шахте «Восточная» в Гукове Ростовской области. Как предполагается решать эти проблемы?

И в целом что, по Вашему мнению, стало причиной далеко не полного исполнения майских указов: недостаток финансирования, нехватка квалификации у конкретных чиновников или какие-то другие проблемы?

Д.Медведев: Конечно, ситуация с исполнением указов находится в центре внимания. Мы её, кстати, вчера обсуждали и с Президентом страны.

Очевидно, что сделать всё-таки, на мой взгляд, удалось весьма немало. Другое дело, что исполнение не является идеальным, и это тоже правда. Именно поэтому нам нужно приложить все усилия для того, чтобы на тех позициях, по которым нам не удалось выйти на запланированные рубежи, работу эту сконцентрировать и усилить на будущее.

Тем не менее отдельные моменты, о которых Вы сказали, я прокомментирую, потому что ситуация выглядит несколько иначе. По поводу, например, 25 млн рабочих мест. Эта работа продолжается, и там плановые показатели установлены не в 2018 году, а в 2020 году, и поэтому сейчас ещё подводить итоги рано.

Если говорить об увеличении зарплаты бюджетников, это была сложная тема. Я, выступая с докладом, сказал о том, что мы взялись за её решение в одной экономической ситуации, а к 2013–2014 годам она оказалась совершенно другой. Это действительно был очень тяжёлый процесс. Кстати, мои коллеги, которые этим занимались, что называется, ночами не спали вместе с коллегами из регионов, для того чтобы выйти на необходимые результаты. Не всё, не сразу, но тем не менее удалось сделать. Если говорить о показателях по зарплате бюджетников, у них в качестве индикаторов было поставлено 1020 позиций, вот мне коллеги докладывают, что из них исполнено 1016, то есть полностью выполнено практически всё и везде, за исключением четырёх позиций в четырёх регионах. И это также решаемая задача. То есть по зарплате бюджетникам в целом нам решение найти удалось, хотя, подчёркиваю, это действительно был весьма непростой труд.

Если говорить о сокращении штатов, нужно эти меры отличать друг от друга. В ряде случаев оптимизация численности была изначально необходима, и мы об этом открыто говорили. В ряде случаев эта оптимизация была либо незапланированной, либо неправильной, и приходилось корректировать решения, связанные с такой оптимизацией. Но подобного рода кадровые решения всё равно должны быть продолжены. Я имею в виду необходимость в целом оптимизации всей бюджетной сети так, чтобы и люди не пострадали, но в то же время чтобы наша бюджетная сеть была достаточно прозрачной, понятной, управляемой и современной.

Если говорить о задолженности, то задолженность бюджетникам не является большой, это, в общем, совсем небольшие цифры, это управляемая ситуация, и, естественно, Правительство за ней следит.

Если говорить о задолженности по обанкроченным предприятиям, по коммерческим структурам, это более сложная проблема. Я неоднократно тоже совещания проводил – Вы упомянули Гуково, – я думаю, что там целый ряд решений, который был принят, позволит расшить и эту проблему с выплатой заработной платы работникам этой шахты.

Но в любом случае тема исполнения указов всё равно должна будет находиться на контроле у Правительства.

С.Маринин (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): В Ульяновской области расходы на лекарства для граждан растут, а обеспеченность препаратами сохраняется на уровне 2016 года, по отдельным категориям – ещё ниже.

Основная проблема в том, что почти половина расходов по этой статье уходит на лекарства больным редкими (орфанными) заболеваниями. У нас в области проживает 143 таких пациента, стоимость годового лечения каждого из них доходит до 23 млн рублей. Регионы неоднократно просили Правительство помочь в финансировании лечения данной категории больных. В Госдуме мы задавали этот вопрос, но воз и ныне там.

Проблемы серьёзные, из года в год кредиторская задолженность медучреждениям растёт. В Ульяновской области она уже достигла 2 млрд рублей. Из-за огромных региональных долгов больные могут остаться без лекарственной помощи.

Дмитрий Анатольевич, готовы ли Вы сказать, что Правительство России сделало всё, чтобы обеспечить нуждающихся граждан жизненно важными лекарствами? Эффективна ли эта работа?

Д.Медведев: Я в своём докладе говорил, что у нас происходило с финансированием лекарств на протяжении последних шести лет, а также со списком жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Этот список, во-первых, с каждым годом расширяется. Я сказал, что он увеличился ещё на 100 единиц.

Во-вторых, жизненно необходимые лекарственные препараты в значительной степени теперь выпускаются в Российской Федерации. 84 или 85% этих препаратов выпускается в России, а стало быть, цены на них становятся ниже, если сравнивать с покупкой подобных препаратов, препаратов со сходной химической формулой за границей.

В-третьих, мы продолжаем этот рынок регулировать. В противном случае его бы разорвало на части и мы получили бы совершенно другую ситуацию. Регулирование на этом рынке позволяет следить за ценами на лекарства. В прошлом году, если брать кластер жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, цены у нас не только не выросли, они даже немного, буквально на процент, но уменьшились. Это результат такой работы.

И наконец, последнее, что я хотел бы сказать на эту тему. Мы, естественно, продолжим помощь и поддержку регионов по теме лекарственных препаратов. В текущем году на это запланировано порядка 30 млрд рублей. Значительная часть этих средств пойдёт в регионы, чтобы удовлетворить спрос и поддержать людей, которые такого рода препараты используют.

И самое последнее – по орфанным препаратам. Наверное, нам нужно будет (я имею в виду и нынешнее Правительство, и будущее Правительство) посмотреть на эту тему под несколько иным углом. Может быть, есть смысл обсудить вопрос о передаче финансирования лечения орфанных заболеваний и покупки соответствующих дорогостоящих препаратов на федеральный уровень.

О.Окунева (член фракции политической партии «Единая Россия»): В 2017 году Правительство работало над сохранением позитивных тенденций в демографической ситуации. В своём докладе Вы сказали о пакете демографических инициатив, о новых выплатах при рождении первого, второго ребёнка до достижения им возраста полутора лет. Продолжается выплата для семей при рождении третьего ребёнка, последующих детей до трёх лет.

Однако при нахождении в отпуске от полутора до трёх лет граждане, находящиеся в отпуске, мамы продолжают получать пособие уже более 20 лет в размере 50 рублей ежемесячно.

Планирует ли Правительство инициировать пересмотр размера этой компенсационной выплаты с учётом критериев адресности, безусловно, и принципов нуждаемости?

Д.Медведев: Это пособие было установлено в 1994 году, и его нужно пересмотреть.

Что же касается демографических инициатив, с которыми выступил Президент страны, то они будут реализованы, это очень значительные и серьёзные инициативы, которые позволят поддержать рождаемость в нашей стране в весьма сложный демографический период. Естественно, мы должны будем изыскать и административные, и финансовые ресурсы для обеспечения реализации этих демографических инициатив.

О.Шеин (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Ведущие российские СМИ сообщили о достигнутом в Правительстве консенсусе о повышении ставки подоходного налога с 13 до 15%, а Аркадий Дворкович сказал, что для населения разница будет невелика.

Вместе с тем в России, по оценкам Росстата, неофициально в сегменте экономики работает 15 миллионов человек, фонд оплаты труда ежегодно составляет порядка 10 трлн, выпадающие доходы местных бюджетов легко посчитать – 1,5 трлн, выпадающие объёмы поступлений в Пенсионный фонд, другие внебюджетные фонды – 3 трлн рублей в год.

Не находите ли Вы правильным вместо того, чтобы повышать налоги с работников:

а) ввести прогрессивную шкалу подоходного налога в отношении топ-менеджмента;

б) те фирмы, которые используют неофициальный труд и фактически укрываются от налогов, отсечь от государственных налоговых льгот и от исполнения государственных подрядов и государственных закупок?

Д.Медведев: Мы с вами эту тему неоднократно в ходе отчёта Правительства обсуждали.

Первое. Решения, касающиеся налоговых ставок, должны будут приниматься новым составом Правительства. Никаких предварительных решений на сей счёт не существует. Комментарии, которые делаются, – это мнение отдельных членов Правительства, не более того.

Второе. Очевидно, что 13-процентная плоская шкала НДФЛ создала принципиально новую ситуацию с уплатой этого налога на территории Российской Федерации. Мы все очень быстро забываем плохое, так устроена человеческая память. Но достаточно вспомнить, как у нас платился этот налог в тот период, когда была прогрессивная ставка, какое количество серых схем, конвертов использовалось и что произошло сразу после перехода к плоской шкале. Все этот налог стали платить. Даже те, у кого доходы весьма и весьма значительные.

Поэтому, прежде чем принимать какие-либо иные решения на сей счёт – об увеличении налоговой ставки, сохранении плоской шкалы налогообложения в рамках налога на доходы физических лиц или введении прогрессивной шкалы, – нужно взвесить все за и против, и далеко не все аргументы по прогрессивной ставке налогообложения, что называется, подвигают нас к принятию этого решения.

Вы отлично знаете, что и у нас в стране, и в других странах, во-первых, прогрессивная шкала налогообложения, как правило, наиболее затруднительной становится не для тех, у кого сверхдоходы, а для тех, у кого средние доходы, и больше всего бьёт по среднему классу. Это нужно иметь в виду.

Во-вторых, очевидно, что при введении прогрессивной шкалы сразу входим в другую реальность, связанную с административным обслуживанием уплаты НДФЛ, а именно: необходимо будет снова подавать налоговые декларации, возникнут всякого рода проблемы, связанные с исчислением налогов, и, конечно, часть налогов уйдёт, совершенно очевидно, в серую зону.

Каков объём этих уходов, тоже нужно оценить. Я никогда не говорил, что в нашей стране невозможна прогрессивная шкала налогообложения. Наверное, как и в других странах, элементы такого рода налогообложения возможны, но это нужно самым внимательным образом просчитывать, не разрушая того, чего мы добились в деле уплаты налога на доходы физических лиц за последние 15 лет. Это всё-таки фундаментальные изменения.

И наконец, если что-то делать в этой сфере, на мой взгляд, это обязательно необходимо сопровождать мерами по поддержке наименее обеспеченных слоёв населения. Я имею в виду налоговые вычеты, необлагаемые минимумы и так далее. Всё это предстоит обсуждать.

Р.Шайхутдинов (независимый депутат, избранный от политической партии «Гражданская платформа»): Президент поставил задачу довести количество самозанятых в малом бизнесе и вообще занятых в малом бизнесе до 40%. Сегодня, мы знаем, занятых всего 76 миллионов человек, занятых в малом бизнесе – 19 миллионов. В теневой экономике занятость доходит до 24 миллионов. Огромные средства выделяются, ресурсы для решения задач, поставленных Президентом. Но, согласно отчёту Счётной палаты, вся деятельность по поддержке малого и среднего предпринимательства признана неэффективной и непрозрачной. Задачи, поставленные Президентом, не решаются. Количество занятых в МСП сокращается. Небольшое увеличение количества предприятий связано в основном с тем, что большие превращаются в маленькие. Вывод самозанятых из тени пока провалился. В чём Вы видите причину? То ли подходы неверны, то ли меры не те?

Д.Медведев: У меня несколько иные ощущения всё-таки, я о них сказал с трибуны. Я не считаю, что меры по поддержке малого и среднего бизнеса вообще ничего не достигают. В противном случае у нас бы его просто не было, а он у нас растёт. Я имею в виду даже процент людей, занятых в малом и среднем бизнесе. Не могу не согласиться с тем, что, наверное, растёт не такими темпами, как нужно нашей экономике, – неоднократно об этом и Президент говорил, и Правительство. Нам нужно там процентов 50 людей, чтобы занимались малым бизнесом, а у нас пока около 25 в лучшем случае. И это, конечно, задача на ближайшие годы. Это первое.

Второе. Меры по поддержке, которые принимаются в рамках Корпорации МСП. Я неоднократно встречался с коллегами из малого и среднего бизнеса, они называют эти меры вполне удачными. Другое дело, что ими воспользоваться могут не все, в том числе и из-за того, что не на всех хватает ресурса финансового. Но работа эта в рамках корпорации обязательно будет продолжена – и по выдаче кредитов под низкую процентную ставку 6,5, и по гарантированию.

Третья категория – самозанятые, о которых Вы сказали. Мне кажется, задача Правительства и Государственной Думы – наконец разобраться, что это вообще такое. Потому что понятие самозанятых в нашем законодательстве в настоящий момент отсутствует. Нам нужно окончательно определиться, кого мы понимаем под этими людьми. Если это просто те, кто подрабатывает, то это никакие не самозанятые, а если это люди, которые скрываются от регистрации и получают доходы, это другая история. Но в любом случае государственная регистрация нужна. И это вопрос довольно сложной законодательной работы. Давайте её проведём.

Н.Арефьев (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Санкции США вошли в сферу финансовых операций. Рассматривается вопрос о введении запрета на инвестирование в добычу углеводородного сырья и газо- и нефтепроводы. Также рассматривается полный запрет на операции с российскими ценными бумагами, которых реализовано на сумму 1,6 трлн рублей, а это чревато тяжкими последствиями. Как Вы думаете, не пора ли нам ввести зеркальные санкции и возвратить 100 млрд долларов, вложенных в ценные бумаги США, так же как и международные резервы? У нас есть полное основание опасаться, что на эти средства могут наложить арест, как это было с Ираном, Ираком и другими странами.

Д.Медведев: Трудно не согласиться с Вами, что мы живём уже в несколько иной реальности, имея в виду наши взаимоотношения с целым рядом крупнейших стран, включая Соединённые Штаты Америки.

Попытки давления, неприкрытого использования всякого рода санкционных законов под надуманными предлогами не только не уменьшаются, а увеличиваются. К числу этих попыток я могу отнести и изменения в санкционном списке, и подведение под соответствующие санкции, по сути, целых отраслей российской экономики, если брать, например, алюминиевую промышленность. Это же борьба не с конкретным представителем крупного бизнеса, мы с вами понимаем, здесь детей нет. Это борьба за рынки, борьба с крупнейшими поставщиками алюминия, цветных металлов, иными представителями металлургической отрасли, которую развернули американские политические и деловые круги.

Посмотрите, что они делают. Они приняли решение об ограничениях, связанных с европейским рынком. Они, по сути, развернули полноценную торговую войну с Китайской Народной Республикой, и сейчас они под другим соусом, под разговоры о том, что мы пытаемся наказывать русских, которые плохо себя, мол, ведут, на самом деле используют неконкурентные способы борьбы за экономические рынки. Это именно так и надо называть. И это должно получить соответствующую оценку, в том числе в рамках решений различного рода торговых институтов. Мы, кстати, не исключаем возможность обращения за защитой в эти торговые институты.

Что касается ответных мер, они, конечно, должны быть хорошо просчитанными, они не должны наносить ущерба нам самим, они должны быть адекватными. Тем не менее я не исключаю, что по известным направлениям мы должны будем взвесить все аспекты нашего сотрудничества с Соединёнными Штатами Америки. Решение об этом принимает Президент страны. Правительство, естественно, будет реализовывать тот курс, который определит Президент. Но понятно, что нас пытаются всё жёстче и жёстче брать в определённое финансово-экономическое кольцо, и не реагировать на это мы не можем. Рассчитываю, что и коллеги – депутаты Государственной Думы выступят с соответствующими инициативами.

На нашем рынке довольно много продуктов, я имею в виду экономических продуктов, которые мы получаем из Соединённых Штатов Америки, с которыми нужно отдельно разбираться (это довольно сложная история, мы неоднократно с вами об этом говорили), но и целый ряд других товаров, которые к нам на рынок поставляются или даже производятся американским бизнесом на территории нашей страны.

А.Курдюмов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Есть такая позиция – создаём комфортные условия для малого бизнеса, в том числе меньше проверяем его, потому что иначе людям зарабатывать некогда будет, всё рабочее время уйдёт на проверки. И Президент говорил неоднократно о снижении административных барьеров для наших предпринимателей. Но снижать – это же не значит, что их надо отменять, тем более если предприниматели напрямую оказывают услуги людям и любое нарушение тут же может сказаться на здоровье и безопасности потребителей.

Посмотрите на трагедию в Кемерове: торгово-развлекательный центр «Зимняя вишня» с его оборотом – это якобы малый бизнес, в ведении которого никто не заметил нарушений правил пожарной безопасности.

Что может предложить Правительство для предотвращения подобной ситуации, чтобы бизнес не лишить возможности развиваться и чтобы люди от этого бизнеса не страдали?

Д.Медведев: Я достаточно подробно, мне казалось, в выступлении сказал об этом, но, раз Вы спрашиваете, я какие-то дополнительные разъяснения также дам.

Очевидно, что из трагедии, которая произошла в Кемерове, должны быть извлечены самые серьёзные уроки. И здесь недопустимы скоропалительные оценки, но очевидно, что помимо следствия, определения виновных, их наказания необходимо посмотреть и на вопросы, связанные с организацией бизнеса на такого рода предприятиях и организацией контрольных мероприятий. И действующая система контроля и надзора, даже при наличии так называемых надзорных каникул, не освобождает бизнес от проведения всех необходимых мероприятий по соблюдению техники безопасности.

С другой стороны, у всех проверяющих организаций все возможности по контролю сохраняются. Поэтому, когда я иногда слышу от некоторых наших коллег: всё, что произошло, связано с тем, что изменилась система контроля и надзора, – это, конечно, не так.

При наличии желания правильным образом исполнять свои контрольно-надзорные функции ни один представитель малого или какого-то иного бизнеса не может ничего противопоставить законному желанию проверяющей организации. И поэтому именно в таком ключе наши контрольно-надзорные органы и должны действовать. Но в свою очередь, и я об этом тоже сказал, это не устраняет ответственности самого бизнеса.

Действительно, очень странно, когда крупные площади обслуживают компании, которые действуют в форме малого бизнеса, применяют упрощённую систему налогообложения, хотя там обороты явно другие. Это тоже предмет проверок, включая проверки правоохранительных органов, и на это нужно также обратить в будущем самое пристальное внимание.

Наконец, если говорить о реформе законодательства в этой сфере, сейчас у вас на рассмотрении в Государственной Думе находится законопроект о контрольно-надзорной деятельности, который ориентирован на риск-ориентированный подход. Нужно сделать так, чтобы законопроект, который в конечном счёте появится, учитывал все плюсы и минусы текущей ситуации, смотрел бы на эту ситуацию под более серьёзным, более внимательным углом зрения, чтобы не допустить в будущем каких-либо провалов в контрольно-надзорной деятельности.

Я не исключаю, что известные изменения в этот законопроект тоже потребуются. Но об этом, я думаю, мы сможем поговорить в ходе консультаций между Правительством и Государственной Думой.

Ю.Смирнов (член фракции политической партии «Единая Россия»): Президент Владимир Владимирович Путин в Послании Федеральному Собранию подверг критике результаты оценки кадастровой стоимости имущества физических лиц.

Ещё острее стоит вопрос в сфере коммерческой недвижимости, результаты оценки кадастровой стоимости которой оказались значительно выше рыночной. Это привело к резкому росту налогов на недвижимость. Суды завалены исками о пересмотре результатов оценки, их рассмотрение затягивается на многие месяцы, нанесён урон инвестиционному климату.

Какие меры принимает Правительство по упорядочению оценки кадастровой стоимости коммерческой недвижимости, с тем чтобы она стала на уровне рыночной?

Д.Медведев: Действительно, эта проблема есть, трудно возражать, что здесь всё гладко.

Я напомню, у нас действовал старый закон об оценочной деятельности, принятый ещё в 1990-е годы. В результате применения этого закона и, наверное, старых методик получилось так, что в ряде случаев, особенно это касается развитых экономических субъектов, рыночная стоимость отдельных участков земли оказалась ниже кадастровой стоимости. Это, конечно, странно и абсолютно недопустимо. Ровно поэтому сейчас подготовлены изменения в методические указания, происходит замена членов комиссий, которые занимаются этой оценкой.

Надеюсь, что введение нового закона на эту тему, который вступил в силу, введён в действие с 1 января 2018 года, поможет эти сложности преодолеть.

Хотя объективности ради надо признать, что в ряде случаев наблюдается и обратная картина, когда рыночная стоимость слишком сильно отличается от кадастровой стоимости и кадастровая стоимость незначительна по отношению к рыночной. То есть существуют проблемы и с одного, и с другого угла. С ними необходимо будет обязательно разбираться путём издания новых методических указаний и наведения порядка. И судебные процедуры тоже никто не исключал. Ровно поэтому о них и говорилось.

Г.Хованская (председатель Комитета ГД по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству, член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Жилые помещения имеют целевое назначение и предназначены исключительно для проживания граждан. Использование их в качестве так называемых хостелов не допускается ни гражданским, ни жилищным законодательством. Это подтверждает и судебная практика.

Думой в первом чтении принят законопроект, исключающий использование жилых помещений в качестве гостиниц. Концепция поддержана Президентом в апреле 2016 года и согласована с ГПУ ко второму чтению в декабре 2017-го. Однако в Правительстве готовятся поправки, полностью меняющие концепцию, поддержанную Президентом. Они снимают ограничение на целевое использование квартир и направлены на легализацию гостиничного бизнеса в жилищном фонде.

Поддерживаете ли Вы концепцию проекта, согласованную с Президентом?

Д.Медведев: Галина Петровна, мы же с Вами встречались, обсуждали это, и, по-моему, Вы услышали то, что я сказал в ходе наших консультаций. Я понимаю, что Вы хотите, чтобы я это ещё раз публично произнёс, ровно поэтому этот же вопрос задаёте. Как человек обязательный я это сделаю.

Первое. Естественно, мы подходы Президента будем реализовывать.

Второе. Законопроект, на мой взгляд, должен предусматривать обратную силу – действие этого закона и его распространение на те гостиницы (я предлагаю вообще термин «хостелы» не использовать, его нет в нашем законодательстве), которые были созданы до его вступления в силу. А также предусматривать весьма жёсткие ограничения, связанные с функционированием такого рода гостиниц, включая право вето со стороны жильцов на создание этих гостиниц, чтобы конечное слово оставалось за жильцами, а не за теми, кто пытается эти гостиницы создавать.

И наконец, вступление в силу этого закона где-то с 1 октября текущего года.

О.Смолин (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Экс-министр финансов и в прошлом Ваш оппонент Алексей Кудрин постоянно поднимает вопрос о повышении пенсионного возраста женщинам до 63, а мужчинам до 65 лет. При этом в России до 65 не доживают 45% мужчин.

Тот же Кудрин приводит данные, согласно которым в Корее ежегодно на 10 тысяч населения внедряются 478 многофункциональных роботов, в Китае – 36, в России – 2. Понятно, что повышение пенсионного возраста удешевит рабочую силу и ещё более замедлит технический прогресс.

Кроме того, год назад я задавал вопрос о возобновлении индексации пенсий работающим. В результате ухода пенсионеров в тень потери трёх фондов, региональных бюджетов с учётом недоплаченных налогов значительно превышают экономию.

Вопрос: каково Ваше личное отношение к повышению пенсионного возраста и возобновлению индексации пенсий хотя бы работающим людям с низкой зарплатой, хотя бы людям с инвалидностью? Спасибо.

Д.Медведев: Олег Николаевич, действительно, это тот вопрос, который мы тоже неоднократно обсуждали в стенах Государственной Думы.

Первое, что хотел бы сказать. Конечно, Алексей Леонидович (А.Кудрин) не мой оппонент, это мой коллега, но это не означает, что у нас должны быть одинаковые позиции по всем вопросам и что мы во всём сходимся.

В отношении темы повышения пенсионного возраста. Это сложный и очень важный вопрос, который мы с вами в том числе, а также с экспертным сообществом обсуждаем на протяжении, наверное, последних 10 лет. Очевидно, что наша страна, люди в нашей стране меняются, и, несмотря на цифры, которые Вы сейчас привели, всё-таки невозможно не отметить, что в настоящий момент у нас уже принципиально другая продолжительность жизни.

Если говорить о моменте установления пенсионного возраста, то это произошло в 1930-е годы, когда продолжительность жизни в нашей стране была приблизительно, я специально статистику поднимал, на 30 лет меньше, чем сейчас. Средняя продолжительность жизни в середине 1930-х годов была 39–41 год. И можно посчитать, как это соотносилось с пенсионным возрастом. Очевидно, что мы живём в другой стране, с другой медициной, что, конечно, не означает, что у нас все задачи здесь решены, об этом я говорил только что, выступая с докладом.

Поэтому при принятии решения о пенсионном возрасте, очевидно, не должно быть резких, непродуманных и непросчитанных решений, но при этом государство, исполнительная власть должны всё-таки ориентироваться на существующие реалии. Такого рода решения, я думаю, уже назрели, их нужно обсуждать и по ним нужно определяться.

Что касается пенсии работающим пенсионерам. Очевидно абсолютно, что в какой-то момент мы приняли очень гуманную (и это на самом деле хорошо) модель соотношения между пенсиями и работой.

Я напомню, Олег Николаевич, Вы человек тоже зрелый, знаете об этом. В советский период достаточно длительное время, где-то до середины 1970-х годов вообще не допускалось одновременное получение зарплаты и пенсии. Вообще не допускалось! Это допускалось только в определённых рамках, если пенсия небольшая и зарплата маленькая. Моя бабушка, например, работала сторожем и получала пенсию рублей 40 или 50 и зарплату порядка 60 рублей. Потом появились ещё акты, которые распространяли эти возможности на наиболее тяжёлые виды профессий (горячие цеха и так далее), но это всё равно суммировалось только до определённого предела.

Мы выбрали другую модель, и в настоящий момент человек, который получает пенсию (вне зависимости от размера этой пенсии) и зарплату (вне зависимости от размера этой зарплаты), может получать оба источника существования. Я просто хочу, чтобы мы с вами как законодатели и представители исполнительной власти об этом помнили.

Второе. Мы действительно платили или начисляли индексацию работающим пенсионерам. В какой-то момент мы вынуждены были от этого отказаться только по экономическим причинам – просто потому, что у нас не хватало на это денег. Это не означает, что к этому вопросу невозможно вернуться. К этому вопросу можно возвращаться, при этом нужно понимать, что всё-таки финансовое положение работающих пенсионеров и неработающих пенсионеров несколько разное.

Но подчёркиваю, этот вопрос не закрыт.

Б.Чернышов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Приближается самый главный экзамен в России, я имею в виду ЕГЭ по русскому языку. Средний балл по русскому языку в стране практически не меняется, за 2017 год такой же, как и раньше.

Хотя многое было уже сделано, необходимо проводить такие акции, как тотальный диктант, дальше пропагандировать и стимулировать изучение русского языка. К слову, Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, уже дважды участвовал в этом мероприятии.

И самое важное – это продолжать дорабатывать государственные образовательные стандарты, учесть, что обучение русскому языку нужно наладить и для тех, кому русский язык не является родным, потому что молодёжь из соседних стран, которая изучает национальные языки, приедет в нашу страну и будет работать.

В связи с этим хотелось бы узнать, какие меры принимает Правительство, чтобы скорректировать образовательные стандарты и повысить грамотность выпускников? И что делает для развития сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза по этому вопросу?

Д.Медведев: Трудно не согласиться, что русский язык – это, по сути, культурный код, код общения между гражданами нашей страны и между нашими гражданами и иностранцами. И мы должны делать всё для того, чтобы сохранять живой, современный, и в то же время правильный литературный язык, к чему так активно стремится и к чему нас в том числе побуждает и Владимир Вольфович Жириновский, когда выступает в разных местах.

Если говорить об образовательном стандарте, то он действительно должен быть также весьма и весьма современным, но в то же время учитывать уровень подготовленности самих школьников, а если говорить о преподавании русского как иностранного – уровень подготовленности иностранцев. Поэтому здесь должны соединиться два принципа.

Вообще, стандарт в этой сфере должен, с одной стороны, давать определённый воздух для тех школ, которые этот стандарт внедряют, с другой стороны, содержать набор общеобязательных требований, минимальных требований, которые должны обеспечивать сохранение и развитие нормального, современного и в то же время литературного русского языка.

По понятным причинам в настоящий момент существуют разные варианты языка. Мы с вами понимаем, что компьютерный язык очень сильно отличается от литературного языка, а сленг очень сильно отличается от литературных традиций конца XIX – начала XX века, которые нашли своё блестящее отражение в русской классической литературе. В то же время все эти факторы нужно учитывать при подготовке образовательных стандартов.

Что касается наших контактов с коллегами из Евразийского союза, из других стран, очень важно, чтобы преподавание русского языка для них велось на нормальном, достаточном уровне. Чтобы те решения, которые здесь принимаются, были выполнимыми и в то же время обеспечивали надлежащую адаптацию таких лиц в российский социум, чтобы они могли здесь жить, работать, не нарушая наших законов и не разрушая наших традиций. Именно поэтому они обязаны сдавать экзамены и по русскому языку, и по нашей истории, и по нашему законодательству. Я считаю это правильным.

В.Катенев (член фракции политической партии «Единая Россия»): Я тоже об образовании, только об инженерном. При обсуждении отчёта Правительства за 2016 год отмечалось, что в стране не хватает дипломированных инженеров. Что было предпринято Правительством Российской Федерации в 2017 году, чтобы привлечь выпускников школ в технические вузы? Как адаптируются программы подготовки в вузах к потребностям рынка труда? Есть ли взаимодействие с работодателями в этом процессе? По сути, нужна модернизация инженерного образования, Вы с этим согласны?

Д.Медведев: Я абсолютно поддерживаю фракцию и вообще всех, кто выступает за развитие инженерного образования. Вы знаете, к сожалению, в 1990-е годы произошла эрозия инженерного образования. В результате мы потеряли, может быть, даже целое поколение современных, грамотных инженеров. И сейчас пытаемся восполнить этот пробел. Насколько я помню, у нас приблизительно 225–230 тыс. бюджетных мест в настоящий момент для подготовки специалистов-инженеров установлено. И я считаю, что мы и дальше должны делать всё для того, чтобы обеспечить хорошую подготовку инженеров. Должны сохранять это количество бюджетных мест и даже, может быть, увеличивать.

По понятным причинам инженера подготовить гораздо сложнее, чем юриста, хотя я сам когда-то обучался этой специальности. Это и дополнительные деньги, но всё это возвращается нам новыми технологическими решениями и в конечном счёте развитием экономики. Поэтому и программа подготовки инженерных кадров, и сохранение рабочих мест, и активная профориентация, и работа самих предприятий, то есть деятельность работодателей, – всё должно приниматься во внимание.

О.Нилов (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Мой вопрос о реформе и проблемах от неё в лесной отрасли России. Если коротко, разрешите по-райкински спросить. Кто шил костюм нашему лесничеству и лесному хозяйству последние 10 лет? И что делать с этой узкой специализацией, когда один пилит, другой тушит, третий контролирует и так далее? В итоге миллионы гектаров леса горят, миллионы кубометров кругляка по-прежнему вывозятся за рубеж, а в казне многомиллиардные убытки от богатейшей отрасли мира. Может быть, возродить Минлеспром, как до сих пор это работает в Белоруссии? Или дать людям право не только на валежник, но и на лес для строительства домов, реновации сёл России? 20 млн кубов экспортируемого кругляка – это 500 тыс. деревянных домов, 50 млн кв. м жилья, в разы более дешёвого и лучшего, чем…

Д.Медведев: Для нас очень важно сохранить лес как ведущее богатство нашей страны и обеспечить его правильную переработку с высокой добавленной стоимостью на территории нашего государства, а не экспорт этого пресловутого кругляка за три копейки за границу. Но проблема эта действительно не самая лёгкая. Я напомню, что уже приблизительно 11 лет все эти полномочия относятся к числу региональных, и, наверное, с учётом масштабов нашей страны, объёмов лесного богатства в целом это правильно. Но если говорить о системе управления, что бы мне хотелось поддержать: нам, конечно, нужно попытаться установить такие правильные два ключа между Федерацией и регионами, а в настоящий момент это не работает как следует. Хотя отдельные примеры, как нужно следить за лесными богатствами, есть.

Вот я посмотрел, в Иркутской области, например, проходил эксперимент, пилотный проект по маркировке вообще всех тех поставок, которые осуществляются, чтобы мы просто понимали, что происходит. И здесь система маркировки грузов, система прослеживаемости поставляемых товаров, которой мы сейчас занимаемся в масштабах всей страны, по всей номенклатуре товаров, – должна сыграть свою роль.

Что касается создания или возрождения Минлеспрома, наверное, я здесь не скажу ничего нового: создание министерства далеко не всегда приводит к каким-то позитивным последствиям, как правило, приводит к обратным последствиям – становится больше бюрократов, а регулирование не становится лучше.

Но то, что требуется настроить эту систему именно в два, так сказать, ключа, о которых я сказал, чтобы мы понимали, что происходит, – это я не могу не поддержать.

С.Пантелеев (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Дмитрий Анатольевич, почему Минфин торпедирует самые эффективные постановления по поддержке отечественной промышленности, АПК (номера 1432, 1528, 145) поправками в 170-ю статью Налогового кодекса, вводящими двойное налогообложение на получающих субсидии?

Почему «Росагролизинг», имея 83 млрд бюджетных средств в уставном капитале, из которых ежегодно 15 млрд возвратные, в 2017 году в два раза снизил закупку отечественной техники для АПК? При острой необходимости техники на селе рынок затоваривается.

И в продолжение. Ваше отношение к выработке более жёстких критериев отбора для предоставления субсидий в рамках постановления №1528 с целью поддержки исключительно отечественного товаропроизводителя?

Д.Медведев: Нашего производителя надо поддерживать. И сейчас мы больше половины сельхозтехники закупаем внутри страны. Напомню, ещё совсем недавно это было 10–15%, и мы радовались любой приобретённой единице сельхозтехники, в том числе из-за границы.

Но Вы правы: чем больше будет закупаться нашей техники, тем лучше. И в качестве критерия отбора закупка российской сельхозтехники обязательно должна использоваться. Я это не могу не поддержать.

Что же касается постановлений №1432, №1528, №145 и трактовки статьи 170-й Налогового кодекса – по субсидиям, как я понимаю, и по налогу на добавленную стоимость, – мне об этом говорили в ходе встречи коллеги из вашей фракции. И я обещал в этом разобраться, чтобы такого двукратного удержания не было, особенно по чувствительным категориям, связанным с поставкой сельхозтехники. Такое поручение Минфину дано. Я вчера специально уточнял, Минфин этим занимается.

По «Росагролизингу». Мы с вами понимаем, его возможности тоже не беспредельны. Он и так очень многое делает для закупки качественной сельхозтехники. На этот год предусмотрены достаточно большие средства. Но в системе «Росагролизинга» нужно правильным образом управлять деньгами, которые мы передаём по бюджетной линии, и иными привлечёнными средствами. В настоящий момент нужно отбалансировать эту модель.

А.Шерин (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): В результате санкций либо недоработок Правительства в России за чертой бедности более 20 миллионов человек, то есть каждый седьмой, и это наши с вами сограждане. У них нет счетов за границей, нет недвижимости в Лондоне и США, они вынуждены ежемесячно отдавать минимум половину доходов за ЖКХ, собирать деньги на лечение детей через СМС, старики месяцами копят на котелку колбасы.

По ТВ народ видит озабоченность Правительства, как поддержать тех, кто хранит свои капиталы за рубежом. А живущим от зарплаты до зарплаты повышают МРОТ до 11 тыс. рублей и разрешают собирать бесплатно дрова в лесу.

ЛДПР помимо прочего предлагает повысить МРОТ до 20 тыс. рублей. Но наша инициатива не прошла в Государственной Думе.

Какие меры планирует принять Правительство для реальной поддержки бедного населения страны в нынешних условиях?

Д.Медведев: Я в своём выступлении сказал, что, как и Вы, считаю бедность наиболее сложной и наиболее кричащей проблемой современной России. Об этом и Президент страны говорил, когда обращался с Посланием Федеральному Собранию.

Шаги, которые предпринимаются в этом направлении, я могу сказать лишь одно, пока не являются достаточными. Но эти шаги должны быть комплексными. Невозможно решить эту проблему только путём увеличения МРОТ, как бы нам этого ни хотелось. Я уж не говорю о том, что денег на упомянутое Вами увеличение минимального размера оплаты труда в бюджете в настоящий момент нет. Я и так считаю, что мы вместе прошли очень большой путь, когда приняли известные решения, связанные с минимальным размером оплаты труда, и в настоящий момент эти решения уже будут реализованы.

Существуют разные подходы к тому, каким образом эту проблему решать. Это задача всей государственной машины – это задача и исполнительной власти, и законодательной власти, и, конечно, в конечном счёте это связано просто с нашим экономическим положением.

Я напомню, что, когда мы приступали к решению этой проблемы – я имею в виду то, что было в начале 2000-х годов, – к категории бедных у нас относилось до 30 миллионов человек. В настоящий момент мы оцениваем, исходя из существующих критериев, количество людей, которые находятся за чертой бедности, в районе 20 миллионов человек. Эта цифра несколько подросла, к сожалению, в ходе кризиса.

Мы должны сделать всё, чтобы как минимум вернуться к тем параметрам, которые были ещё несколько лет назад, и в целом стараться эту проблему решить. Рассчитываю на то, что и фракция ЛДПР внесёт в решение этой проблемы свой вклад.

П.Федяев (член фракции политической партии «Единая Россия»): Ситуация с обеспечением безопасности дорожного движения на железнодорожных переездах оценивается как критическая. По данным ГИБДД, в 2017 году на железнодорожных переездах произошло 242 ДТП, как правило, это тяжёлые ДТП. Это на 17,5% выше, чем в 2016 году. При этом отдельные переезды закрывают на время до 19 часов. Конечно, это создаёт многокилометровые пробки. Служба спасения, полиция, скорая помощь, пожарные не могут проехать на место происшествия, оказать помощь нашим гражданам, когда помощь нужна в экстренном порядке.

Поддерживает ли Правительство предложение фракции «Единая Россия» о ликвидации железнодорожных переездов в одном уровне с автомобильными дорогами посредством строительства автомобильных путепроводов по единому типовому проекту с предусмотренным выделением на это средств из федерального бюджета ежегодно?

Д.Медведев: Проблема переездов через железнодорожное полотно относится к числу наиболее опасных и требующих государственного внимания.

Буквально несколько дней назад в Крыму произошла авария (к сожалению, с большим количеством погибших) именно на железнодорожном переезде. И это, естественно, предопределяет наше общее внимание к этой теме. Я думаю, что создание переездов по стандартному единому проекту в принципе могло бы быть неплохой идеей в тех случаях, когда речь идёт о достаточно стандартизованных ситуациях. Наверное, полностью ликвидировать – так, как Вы говорите, – эту проблему при помощи единых подходов и проектов к проектированию переездов будет сложно, но использовать эту модель можно.

Готовьте предложения, давайте посмотрим, что можно сделать, в том числе и с использованием федеральных ресурсов.

В.Гартунг (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Как Вы уже сказали, российская экономика показывает весьма скромные темпы роста – менее 1,5% в год, при этом под контролем государства находится более 70% российской экономики. И чрезвычайно важным для роста экономики является повышение эффективности этого сектора. Как правило, эта эффективность заключается в эффективности государственных закупок, и Правительство достаточно много вносит поправок в законодательство – в 44-й, в 223-й федеральные законы – по увеличению прозрачности и конкурентоспособности закупок.

Но при этом в декабре этого года Правительство внесло поправку, по которой вывело из-под действия этих законов закупки у взаимозависимых лиц. Речь идёт о триллионах и даже десятках триллионов рублей.

Хотел бы знать Ваше личное мнение, потому что представитель Правительства, когда объяснял эту поправку, сказал, что Правительство не может остановить этот поток и поэтому решило этот процесс возглавить. Как Вы лично к этому относитесь?

Д.Медведев: Я не присутствовал на обсуждении этого закона, но не могу не разделить Ваших опасений, насколько я понимаю, по поводу возможности манипулирования отдельными законодательными конструкциями, в том числе моделью так называемых взаимозависимых лиц, когда на взаимозависимых лиц не распространяются правила 223-го федерального закона и целый ряд других правил.

Мы новое законодательство в этой сфере готовили для повышения прозрачности подобного рода закупок, а не для того, чтобы использовались какие-то схемы. Иными словами, давайте посмотрим, каким образом будет работать эта модель. Если эта модель приведёт к манипулированию понятием взаимозависимых лиц, для того чтобы избежать конкурентных закупок, тогда от этой модели нужно будет отказаться.

В.Володин: Сейчас у нас в рамках процедуры выступления от фракций.

Г.Зюганов: Очень важно в трудную минуту верно оценить ситуацию, правильно определить основные угрозы и выработать стратегию развития.

В этой связи обсуждение сегодня проблем страны не только важно, но и весьма полезно. Почти все министерства и ведомства провели коллегии, встречи и собеседования, и премьер довольно подробно изложил их взгляд на происходящее.

К его отчёту я добавил бы следующее. Прежде всего мы обязаны сделать главный вывод, а главный вывод заключается в том, что в стране продолжается кризис, и по многим характеристикам он осложняется. Мир развивается гораздо быстрее, чем мы. Темпы развития в мире 3,5% – эта установка Президента, которая дана была год назад, не выполнена. Мы вышли на 1,5%, но если вы уберёте сырьевую составляющую, как правило, или стагнация, или отрасли продолжают спад.

Общество расколото, причём этот раскол нарастает. За прошлый год число долларовых миллионеров увеличилось почти на 17%, население 42-й месяц подряд продолжает нищать, и это главное «достижение», которое должно быть немедленно преодолено.

Что касается износа оборудования, то это нарастает даже в нефтегазовой отрасли, где износ превысил 55%.

Да, мы прирастали в населении, но за прошлый год уже потеряли 134 тысячи, убывает энергично население на Дальнем Востоке, где уровень жизни по-прежнему остаётся крайне низким.

Что касается послания Президента. Я не согласен, что после 7 мая наступит что-то иное. Все здесь сидящие законодатели и члены Правительства будут работать в стране, и мы должны сегодня посмотреть, что будет завтра.

Президент поставил задачу не просто выйти на мировые темпы, но и всё сделать, чтобы ВВП в ближайшие шесть лет вырос на душу населения в полтора раза, а это означает, надо иметь темпы минимум 7–8%. Мы имели такие темпы перед войной почти 20 лет, они составили около 15%. Китайцы имели такие темпы, по реформам Дэн Сяопина они составили около 10%. Но у нас последние пять лет был спад ВВП.

Чтобы выходить на эти темпы, мы обсуждали с премьером и сошлись в том, что надо минимум завтра иметь 10 трлн в кармане. Премьер сказал: от 7 до 15. Давайте, допустим, 10 трлн, это большая сумма, которая позволит решить ряд проблем. Но каким образом можно победить в любой борьбе, если вы не решите три проблемы – нужна сплочённость общества, максимальная мобилизация ресурсов и освоение новейших технологий.

Что касается сплочённости общества. Да, часть мер мы приняли, но нам надо срочно решать проблему, назову, хотя бы образно, аварийного жилья. Дмитрий Анатольевич, объём аварийного жилья вырос за эти годы на 12 млн кв. м и нарастает. Будут падать балконы, взрываться квартиры. Эта проблема не решена.

Что касается «детей войны» (мы вносили), их 14 миллионов. Пять раз вносили. Мы настаивали, чтобы Вы приняли решение. 140 млрд всего нужно, это бы имело колоссальный и моральный авторитет в стране.

У нас сейчас дополнительные доходы составляют 1,3 трлн, давайте решим. У них средняя пенсия в деревне 8–9 тыс., в городе 10–13, это жалкое существование людей, которые победили и страну отстраивали.

Давайте решим вопрос по ЕГЭ. Министр Васильева принимает меры. Смотрите, как её «долбят» со всех сторон. Она пытается вернуть образование к классической русской, советской и мировой лучшей школе. Но у нас ЕГЭ господствует, он угробит последнее поколение, которое должно завтра будет работать.

Что касается мобилизации ресурсов. Кто вам не даёт решить простую проблему… Говорите, у вас денег нет. Берите за три года отчёт: золота, алмазов, леса, газа, нефти, продают каждый раз примерно на 20 трлн рублей, в бюджете ни разу не было больше 8. Возьмите ещё пятёрку, это совсем другая картина будет.

Введите госмонополию на спиртоводочную промышленность. В царское время 30–35 рублей, в советское 25–30 рублей, сейчас ни рубля не получают. 40 тысяч трупов от палёной водки, давайте решим эту проблему.

Что касается налогов. Неправда, что вы не повышаете налоги. Возьмите сборы – уже шесть или семь новых сборов, от «Платона» до экологического и курортного сбора, вы в прошлом году 250 млрд вытащили из карманов граждан. На эти деньги можно было многое сделать и поправить положение.

Возьмите новые технологии. Кто нам не даёт решить вопрос о распространении уникального опыта нашего депутата Жореса Алфёрова, который создал школу лучших математиков, физиков? Университеты, академии, суперпроизводство – почему это не реализуется в стране в каждом субъекте Российской Федерации? ФАНО удушило всех. У нас бегут из страны специалисты. Три года назад убежало 20 тысяч лучших специалистов, год назад – 42 тысячи. Оставьте их работать в стране, создайте нормальные условия, мы получим колоссальную отдачу только по этой статье.

Народные предприятия. Ну сколько можно говорить! Вам не нравится Казанков в Марий Эл. Там глава был, сидел, возглавлял бандитов, сейчас сидит в тюрьме. Сам звонил ему: отвяжись от народного предприятия. Отвязался. Это народное предприятие сейчас работает, 1,2 млрд одних налогов заплатило. Шикарная зарплата. Три новых завода построили. Но он нам там не дал землю для развития народного предприятия. Мы взяли два района в Татарстане и вывели их в передовые.

Вам не понравился Грудинин со своим совхозом. Суперуникальное предприятие. Все его лупили и сейчас продолжают по инерции. Съездите и гляньте, как можно решать проблемы, ни одной копейки у государства не взяли. Школы лучшие в мире, детские сады лучшие в Европе, зарплата самая высокая в стране. Чего бы не распространить и поддержать! Мы же этот закон писали вместе с Примаковым, Маслюковым и Геращенко, когда после дефолта страна на коленях стояла. Причём уникальный опыт, никаких дополнительных затрат. Возьмите и реализуйте.

Мы разбирали с вами бюджет. Бюджет, чтобы было развитие, 25 трлн. Его не после 7 мая надо формировать, его сейчас надо формировать. Но открываете бюджет, который вы приняли, там минус 17% на экономику, столько же на социалку и 32 на ЖКХ – при таком износе оборудования и жилищного хозяйства. Давайте принимать сейчас решение. Мы рассмотрели с Вами, Дмитрий Анатольевич, 20 программ. У одних 8 трлн. Правильно. Но устойчивость села аграрная – 16 млрд. На селе живёт 38 миллионов человек. Каждый четвёртый – одно рабочее место на селе, шесть в городе. Тогда из восьми 2 трлн отдайте деревне, у нас ни одна программа не окрашена деньгами, которые должны идти на село. И детские сады, и всё остальное на селе решается в пять раз хуже, чем в других местах. Давайте тогда примем это решение. Я бы на Вашем месте сейчас на село отдал бы дополнительно 100 млрд.

Получили 135 млн т хлеба, ни на одну копейку нигде не подешевело, цены обвалили, село потеряло 125 млрд, и сейчас не могут закупать технику, затоварились наши собственные заводы.

Главное богатство – земля, вода, лес. Вот вы все говорите насчёт леса, он уже полыхает с марта. Почему в Белоруссии лесников больше, чем у нас? Лесное хозяйство – одно из самых уникальных. Мы умели работать на этом поприще. Если бы мы взяли да купили 150 заводов глубокой переработки леса, мы бы озолотились, мы 100 млрд долларов получили бы по этой статье без ущерба для природы. Ни одна программа, ни «Чистая вода», ни «Лес», ни «Транспортные магистрали»… Тогда выстраивайте их на будущее, если собираетесь избавиться от той петли, которую нам на шею сегодня набросили. А петлю набросили и будут затягивать. А чтобы нас не душили, нужен новый курс, сильное и профессиональное Правительство и очень эффективная работа.

И последнее. Все беды, которые были в последнее время, связаны с нарушением СНиП и норм, правил строительства. В СССР был Госстрой и девять крупнейших фирм – от Сельстроя до Промстроя и Спецстроя. Я с ними работал на объектах. Вот такие мастера были! А сейчас куда ни ткнёшься, нет фирмы, которая бы даже ликвидировала серьёзную аварию. Надо делать выводы. Мы у очень опасной черты.

В.Жириновский: По экономическим проблемам. Вот можно было бы какое замечание. Наверное, Министру природных ресурсов. Ну что, мы со свалками не можем разобраться? Кстати, свалки тоже от советской власти идут, выбрасывают мусор куда угодно. Все давно делают заводы. Швеция ждёт мусор из других стран, вон даже Китай перерабатывает, все перерабатывают, у нас он валяется. И это же видно всё. Но в этом-то вопросе можно наладить. Что мы, не можем заводы сделать такие, чтобы вообще ничего не дымило и шла переработка?

Такая огромная страна. Давайте вывозить его туда, где никто не живёт. Давайте тундру засыпать этим мусором. Там некому проводить митинги. Туда не поедет московская оппозиция, не доберутся ни на оленях, ни пешком, ничего. В тундру направьте весь мусор. В нашей стране вдруг некуда положить мусор – ну это же наивность такая! Видимо, чиновники сидят в кабинетах и не могут спуститься.

Это такой момент, который действительно неприятен тем, что люди выходят на улицы. Но чем же им дышать, если открывают окно и туда дует ветер с этой свалки? А вопрос решается предельно просто.

По налогам. Наверное, можно всё-таки немножко начать снижать НДС и медленно замещать налогом с продаж. Так мы усилим наше машиностроение. Мы дадим рабочие места. Больше доходов, заработает больше потребительский рынок. Но мы всё время душим.

Но технические специалисты есть. Здесь вот «Единая Россия» уже переняла нашу программу по инженерному образованию.

Мы рады, что все три партии, так сказать, перенимают наши наработки.

В.Володин: Наше сегодняшнее заседание носит, безусловно, особый характер. В своём выступлении Председатель Правительства уже подчеркнул, что нынешний отчёт подводит итог работы за шесть лет. Это даёт нам возможность проанализировать и обсудить путь, который прошла страна за эти годы, оценить результаты и ответить на вопрос, что нам ещё необходимо предпринять, какие шаги сделать.

Месяц назад Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин обратился со стратегическим посланием к Федеральному Собранию – к нам с вами, коллеги. Поставлены задачи принципиально нового уровня на ближайшие десятилетия. Главная цель – обеспечить прорывное развитие России. И сегодня мы обсуждаем, как этого достичь, какой фундамент создан за предыдущие годы.

Работа проделана огромная. Прошло шесть лет – один из самых важных, непростых и ответственных периодов в современной истории нашей страны. Возвращение Крыма и Севастополя в состав России определило эту эпоху. За последние четыре года, в очень короткий срок, удалось сделать многое, чтобы наши законы, социальные программы, крупнейшие инфраструктурные проекты заработали в Крыму и Севастополе.

В то же время мы столкнулись с огромными внешними вызовами. На самом деле давление на нашу страну, уважаемые коллеги, существовало всегда – и в период Российской империи, и в советский период, и даже в 1990-е годы, хотя это было время, когда можно было и не предпринимать недружественных шагов, потому что Россия была слабой и мы делали всё во многом под диктовку советчиков, которые представляли другие страны. Но именно сегодня, когда наша страна стала развиваться более активными темпами, когда она стала составлять реальную конкуренцию, это давление приобрело неприкрытый и агрессивный характер.

Объявленные против нашей страны санкции направлены на то, чтобы остановить развитие России. Достаточно вспомнить, как ещё в начале 2015 года бывший Президент Соединённых Штатов Америки Барак Обама бодро заявлял, что под санкционным давлением Россия изолирована, а её экономика разорвана в клочья.

Но за последние годы мир убедился, что ничего подобного не произошло. Мы достойно и эффективно ответили на брошенный нам вызов. Смогли обеспечить устойчивость и стабильность в макроэкономической сфере, в развитии реального сектора экономики, в решении социальных проблем.

Инфляция по итогам 2017 года составила 2,5% и стала самой низкой за последние десятилетия.

Нам удалось создать национальную платёжную систему. Восстановлен экономический рост. Приняты и реализованы важнейшие решения, позволившие обеспечить импортозамещение.

Рост сельскохозяйственного производства – рекордный даже по сравнению с советским периодом.

Рекордными являются и объёмы жилищного строительства, причём речь идёт о строительстве современного, комфортного жилья. Правительству удалось реализовать основные задачи, которые ставились в майских указах. Это было непросто.

Заработали и развиваются президентские демографические инициативы. Уровень гарантий для молодых семей существенно расширен.

Но мы не можем, коллеги, и не должны успокаиваться. Видим, как сейчас предпринимаются всё новые и новые попытки усилить давление на Россию, её предприятия, целые отрасли экономики, и мы обязаны поддержать наши компании, наших производителей в условиях такого внешнего давления. Мы говорим о наших важнейших предприятиях, о жизни моногородов, где эти предприятия являются единственным местом работы граждан, обеспечивают фактически всю жизнь города. Речь идёт о многотысячных трудовых коллективах, о зарплатах людей, об их семьях, жизненных планах и благополучии.

С другой стороны, коллеги, нам пора ответить на хамское поведение со стороны Соединённых Штатов Америки, на неприкрытый лоббизм США своих интересов, на создание препятствий для работы российского бизнеса.

И в этой связи, уважаемые коллеги, Дмитрий Анатольевич, представители всех фракций Государственной Думы, было бы правильно принять зеркальные меры по отношению к продукции, которую США к нам ввозят. Сделать ровно то, что они предпринимают по отношению к нашим товаропроизводителям. У нас такая возможность есть.

Нельзя воспринимать порядочность как слабость. А власти Соединённых Штатов Америки, по-видимому, считают, что наша порядочность является слабостью. Это не так. И те, кто сегодня инициирует недружественные решения, это должны понимать.

Россия строит международные отношения на понятных, открытых принципах – принципах дружбы, принципах выстраивания двусторонних отношений, исключающих двойные стандарты, принципах невмешательства в суверенные дела других государств. И мы этому будем следовать дальше, но не потерпим, когда против нас применяются подлые методы политической работы, двойные стандарты, предпринимаются недружественные шаги, и будем стараться сделать всё, чтобы им противостоять.

Коллеги, сегодня прозвучало достаточно критики. Наверное, она прозвучит и после меня. Работа над ошибками всегда нужна, но главное – предлагать, как их исправить или избежать.

Мы с вами постоянно бываем в регионах, знаем, сколько ещё нерешённых проблем, как трудно живут многие семьи. И в этой связи нам предстоит многое сделать.

Необходимо признать, сегодня не хватает контроля за решениями, которые мы сами же принимаем. Это вопрос и к нам самим, и к Правительству. Чтобы законы эффективно работали и достигали заявленных целей, необходимо вовремя принимать качественные подзаконные акты. Это тем более важно, что обозначенные Президентом России в послании стратегические приоритеты развития требуют серьёзного законодательного обеспечения.

Коллеги, в рамках своих полномочий мы работаем с Правительством полтора года. За это время мы многое смогли сделать. Вспомним непростые слушания по проблемам обманутых дольщиков, реновации, лесной амнистии, развитию сельского хозяйства, принятые нами совместно с Правительством поправки в регламент, работу министров с профильными комитетами. В этой связи давайте, уважаемые коллеги, товарищи, выразим благодарность Председателю Правительства Дмитрию Анатольевичу Медведеву за то, что он ориентировал Правительство на более тесную работу с парламентом. Именно благодаря его позициям мы многое сделали по повышению качества принимаемых законов.

Послание Президента, стратегические задачи, сформулированные в нём, нас ко многому обязывают. Нам необходимо сделать всё, чтобы улучшить жизнь людей, чтобы наша страна была сильной, современной.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые члены Правительства, которые присутствуют в нашем зале, спасибо вам за конструктивную совместную работу над решением этих задач.

С.Миронов (руководитель фракции политической партии «Справедливая Россия»): Как мы слышали в отчёте Правительства, уж чему точно Правительство научилось, так это отчитываться. Очень информативно, очень серьёзный доклад. И действительно за шесть лет немало сделано, есть позитивные примеры.

Но в целом, говоря о политике нашего Правительства в 2017 году и во все предыдущие годы, нужно чётко сказать, что это был курс на либеральные реформы, курс либеральный. И Правительство с упорством, достойным лучшего применения, шло и продолжает идти именно этим путём.

Незначительный экономический рост и отдельные позитивные сдвиги как раз оттеняют тот печальный вывод, что Правительство явно требует и структурных, и кадровых перемен. Робкие попытки организовать стратегическое планирование, найти точки роста и дать им необходимую поддержку не дают соответствующих результатов. К сожалению, тенденция деградации социального государства только увеличивается.

Хочу затронуть несколько проблем, которые особенно чувствительны для граждан нашей страны.

Народосбережение. Мы абсолютно убеждены, что ключевая задача Правительства именно народосбережение, а значит, качество жизни, все социальные вопросы, будь то образование, здравоохранение, заработная плата, пенсии, жилищная политика. И здесь мы видим, что, как в народе говорят, конь практически не валялся. Правительство, очевидно, упускает самую главную цель своей деятельности, а именно улучшение качества жизни людей. Именно поэтому наша партия внесла уже в Государственную Думу законопроект о народосбережении, где мы прописываем ясную, чёткую государственную концепцию народосбережения и предлагаем сформировать новый координационный орган – национальный совет по народосбережению, который должен возглавить Президент Российской Федерации, а самое активное участие в этом совете должно принимать Правительство и исполнительные органы власти субъектов Российской Федерации.

Безусловно, эти предложения потребуют дополнительных финансов. Мы неоднократно говорили Правительству, где необходимо брать деньги. Это и прогрессивная шкала подоходного налога.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы, отвечая на вопрос из зала, сказали, что, наверное, имеет смысл подумать о некоем фрагменте или каком-то элементе прогрессивной шкалы. Вот очередная инициатива, она внесена в Государственную Думу. Я ещё раз повторю, мы не покушаемся, как Вы сказали, на доходы среднего класса. Мы предлагаем сделать вилку: 13% для всех и 18% только для тех, кто получает больше 2 млн рублей в месяц. Я могу назвать цифру: 20 тысяч человек в Российской Федерации. Для налоговых органов обсчитать 20 тысяч человек очень легко, но это даст 200 млрд рублей дохода в бюджет. Давайте попробуем, посмотрим. Мы не предлагаем сразу большую линейку, давайте с этих вещей начинать.

Также мы предлагаем расширить применение налога на роскошь, отмену возврата НДС для экспортёров сырья, введение государственной монополии на оборот и производство этилового спирта. Мы с коммунистами об этом постоянно говорим. Мы посчитали: действительно, раз и навсегда решение проблемы палёной водки и смерти наших людей – и 450 млрд рублей дохода в казну государства.

И конечно, в условиях санкций нам немедленно нужно возвращать наши деньги из стран НАТО. Непонятно, зачем мы кредитуем экономики (давайте называть вещи своими именами) вражеского нам государства, которое демонстрирует самые агрессивные намерения в отношении нашей страны. И здесь из серии: ещё вчера, может быть, было рано, но завтра может быть уже поздно.

Образование. В Послании Федеральному Собранию Президент сказал, что одна из главных проблем, которая стоит перед нашей страной, это технологическое отставание. Но реформы в системе образования за последние годы привели к тому, что у нас очень хромает инженерная наука, у нас выпускники школ, поступая в институт, не умеют учиться, они не умеют думать, потому что их только натаскивают на сдачу пресловутого Единого государственного экзамена. И вместо того, чтобы работать с каждым ребёнком, идёт натаскивание, как я сказал, и дрессировка детей для сдачи ЕГЭ.

Министр образования Ольга Васильева пытается вернуться к обсуждению сути образования и содержания образования и распространить единое образовательное пространство на территории всей страны. Но она натыкается на жесточайшее сопротивление прежних реформаторов образования, которые столько там наломали дров, что нам ещё долго придётся расхлёбывать.

Именно содержание образования, а не некие навыки и компетенции, о которых любят говорить, – вот что приведёт в конечном итоге нашу страну и к технологическому прорыву, и к современной, мощной, высокотехнологичной экономике, и в конце концов к независимости.

Наша фракция, наша партия считает вызовом современности унизительное положение учителя в нашей стране. Несмотря на майские указы, сегодня учитель, для того чтобы получить ту зарплату, о которой отчитываются, должен работать в два-три раза больше. Огромная бюрократическая отчётность. И мы считаем, что учителя, как и наши врачи, и работники культуры, обязательно должны быть приравнены по заработной плате и по социальным гарантиям к государственным служащим.

Здравоохранение. К сожалению, здесь реформы последних лет привели к тому, что сегодня 17 тыс. населённых пунктов в нашей стране (да, как правило, это небольшие населённые пункты) не имеют ни одного медицинского пункта, фельдшерско-акушерского пункта. То есть люди, случись что, не имеют возможности получить какую бы то ни было медицинскую помощь. И мы видим, что показатели смертности, к сожалению, растут, несмотря на то что общая продолжительность жизни благодаря демографическим инициативам Президента подрастает. Здесь проблем ещё очень много.

Государство совершенно правильно, например, охрану безопасности, охрану границ, охрану закона, охрану правопорядка ни в коей мере не отдаёт в стихию рынка. А важнейший вопрос – охрану здоровья граждан – спокойно отдали на усмотрение рыночных механизмов.

Сегодня огромное количество частных страховых компаний как пиявки присосались к нашему бюджету, в частности, к Фонду обязательного медицинского страхования, и качают деньги. И становится в конце концов выгодно долго лечить, выгодно создавать различные новые лечебные процедуры, но не вылечивать. Это абсолютно неправильно.

Мы противники в целом Фонда обязательного медицинского страхования. Мы считаем, что это обязанность государства и должно быть прямое бюджетное финансирование.

Если говорить о ещё одной ситуации, не могу не сказать с этой трибуны: считаю позором для нашей страны, позором для Правительства нашей страны, когда на центральных каналах телевидения идут призывы собирать деньги всем миром на лечение детей, а десятки миллиардов рублей у нас утекают в карманы частных страховых медицинских компаний.

Следующая тема – это жильё. Здесь, конечно, упование на ипотеку. Большинству наших граждан концы с концами не свести, есть не на что. Поэтому ипотека не решит всех проблем.

Наши предложения, о которых мы неоднократно говорили: и стройсберкассы, и возвращение кооперации, и, безусловно, фонд некоммерческого жилья (мы закон такой внесли, поддержал Президент), и конечно, социальное жильё, потому что люди неимущие, инвалиды, ветераны, дети-сироты только социальное жильё могут получить. Здесь (Дмитрий Анатольевич, на эту тему с Вами говорили), действительно, можно подумать о том, что, если социальное жильё, необязательно оно должно иметь возможность приватизации, необязательно получать его в собственность, жить-то можно сегодня и сейчас.

Завершая своё выступление, хочу сказать, что нынешняя экономическая модель развития нашей страны неэффективна и уклоняться от выбора новой, адекватной условиям России экономической модели Правительству больше нельзя.

Сегодня системно не решена ни одна социальная проблема, потому что реформа образования завершилась тем, что у нас уровень образованности упал, реформа здравоохранения – тем, что стало платно и недоступно, реформа ЖКХ – дороговизной, пенсионная реформа – дефицитом Пенсионного фонда и намёками Правительства о необходимости повысить пенсионный возраст. И абсолютно неравномерно успехи и какие-то экономические ростки распределяются.

Больше всего мы победили знаете в чём? В росте количества долларовых миллионеров. Вот здесь мы впереди планеты всей. Увы, это тоже реалии сегодняшнего дня. А на другом полюсе – более 20 миллионов граждан нашей страны, которые живут практически за чертой бедности.

России нужен рост для всех, чтобы и успехи делились на всех, и любые тяготы тоже были разделены на всех.

Мы уверены, что с действующим финансово-экономическим блоком Правительства этого добиться невозможно. Политика Правительства Российской Федерации, безусловно, требует не просто корректировки, а кардинального пересмотра.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Уважаемые коллеги!

Я всегда, когда на протяжении этих шести лет завершал отчёт, отвечал своим товарищам, коллегам, оппонентам, руководителям фракций, комментировал наиболее яркие, искренние, острые выступления. Они действительно и яркие, и острые, и интересные. Сегодня я этого делать не буду.

Мы все с вами очень разные. Это хорошо. В то же время все присутствующие в этом зале в чём-то очень близкие люди. Почему? Мы с вами все по-разному, тем не менее искренне хотим процветания своей стране. Мы хотим счастья нашим детям, нашим внукам.

Спасибо вам за большую совместную работу!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2018 > № 2569149 Дмитрий Медведев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 11 апреля 2018 > № 2564579 Петр Своик

Петр Своик: «Реформированию накопительной пенсионной системы мешают лоббисты и инерция»

Накопительная пенсионная система в Казахстане уже давно отдает привкусом приближающегося фиаско. Старые «болячки» становятся хроническими, анамнез постоянно пополняется новыми недугами, а чудодейственного лекарства нет. Предпринятая несколько лет назад попытка модернизировать систему лишь продлила агонию уже начавшего остывать «пациента». А может, ему уже нельзя ничем помочь? Наш собеседник – член общественного совета Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), известный экономист Петр Своик.

Почему Нацбанк и ЕНПФ застряли в тупике?

- Петр Владимирович, на каких проблемах системы вы сегодня акцентировали бы внимание? Что сейчас больше всего угрожает будущим пенсионерам?

- В настоящее время проблемы, накопившиеся на рынке труда вообще и в накопительной пенсионной системе в частности, сконцентрировались вокруг вопроса «самозанятости». С этим связана замена министра труда и социальной защиты, и такая же задача – увеличить охват участников накопительной пенсионной системы – поставлена теперь перед ЕНПФ. Вроде бы все верно, путь выбран правильный. Полная вовлеченность трудоспособных граждан в систему пенсионного накопительства - задача не техническая, а концептуальная, целиком определяющая дальнейшую целесообразность и перспективность самой системы. Но на самом деле не все так просто.

При том, что счетами в ЕНПФ охвачены практически все трудоспособные граждане Казахстана (численность рабочей силы составляет 8,9 миллиона человек, а количество счетов достигает 9,4 миллиона), регулярные ежемесячные взносы поступают менее чем от полутора миллионов человек, то есть лишь от каждого шестого трудящегося. И даже тех, кто перечисляет хотя бы по одному месячному взносу за год, насчитывается всего 5,9 миллиона человек, а это менее двух третей от количества работающего населения.

За двадцать лет существования накопительной пенсионной системы сложилось довольно устойчивое соотношение: относительно полный охват – менее трети работоспособных казахстанцев, периодический охват – менее двух третей, еще одна треть - не охвачена вовсе. И причина этого заключается не в недостатках учета или агитации, а в структурных закономерностях. Если говорить конкретно, то это проявление того статистического факта, что списочная численность наемных работников в Казахстане составляет всего 5,7 миллиона человек. Другими словами, численность людей, занятых на предприятиях, которые обеспечивают официальное трудоустройство, имеют отделы HR и бухгалтерии для осуществления кадрового учета и автоматических расчетов с налоговыми органами и ЕНПФ, гораздо меньше, чем фактической рабочей силы в Казахстане. А еще, как минимум, одна треть населения вообще находится вне структурированного рынка труда и, следовательно, неспособна взаимодействовать с государственными фискальными и социальными институтами. И, если исходить из этого, то уже сделанная Министерством труда и соцзащиты ставка на программу «продуктивной занятости» в принципе не может быть успешной. Равно как и предпринимаемые сегодня попытки обеспечить формализацию «самозанятых» через усиление учета и некие налоговые стимулы. Тем более не принесут результата прорабатываемые сейчас ЕНПФ в том же ключе меры по привлечению вкладчиков. Коль скоро автоматическим участием через официальное трудоустройство охвачено менее двух третей будущих пенсионеров и коль скоро стимулы для добровольного участия со стороны государства отсутствуют, то достигнутый на сегодня охват можно смело считать предельным.

- То есть это тупик, и по пенсионной системе пора заказывать поминки?

- Я бы охарактеризовал ее нынешнее положение как кризисное и буквально переломное. С одной стороны, презентована трехуровневая пенсионная система, включающая и солидарную, и накопительную составляющие. И с ней вполне можно было бы согласиться, но только при одном базовом условии - полном охвате ею всех будущих пенсионеров. Но в рамках сложившейся деятельности ЕНПФ и планируемых мер это заведомо недостижимо. С другой стороны, лоббируется возврат к частным накопительным фондам и компаниям по управлению пенсионными активами (КУПА), да еще с выводом накоплений казахстанцев на внешние рынки. Иначе говоря, возврат к тому, от чего мы ушли четыре года назад, да теперь еще и в условиях резкого повышения неопределенности с мировым финансовым рынком. Налицо концептуальный и организационный тупик, в котором топчутся ЕНПФ и курирующий его Национальный банк. Фактически единственным аргументом в пользу сохранения накопительной пенсионной системы в ее нынешнем виде являются крупные дивиденды, получаемые ее организаторами и участниками за счет изымаемых у граждан отчислений от зарплат. Тогда как потери бюджета и самих граждан неизмеримо больше.

Сила инерции, сложившаяся за последние двадцать лет, вкупе с лоббистскими интересами препятствует сколько-нибудь серьезному реформированию пенсионного накопительства. И система все сильнее нагружается проблемами. Но их все равно рано или поздно придется решать. И как бы парадоксально это ни прозвучало в данной ситуации, именно пенсионное накопительство при правильной его организации способно решить сразу две крупные проблемы национальной экономики. Во-первых, полностью легализовать рынок труда в Казахстане, а во-вторых, создать длинный и недорогой инвестиционный ресурс для ее развития.

Когда недодумывают головой, докладывают из кармана

-Что вы подразумеваете под правильной организацией? Какие конкретно проблемы нужно решить, чтобы пенсионная система реально начала работать на экономику и перестала устраивать все новые и новые «диверсии»?

- Первую из существующих проблем я бы обозначил так: недоверие вкладчиков как концентрация отношения к ЕНПФ.

На начало 2017 года количество индивидуальных пенсионных счетов, на которые были внесены добровольные взносы, составило 36,5 тысячи, или лишь 0,37 процента от общего числа (9 миллионов 817 тысяч) вкладчиков. К концу года добровольных вкладчиков осталось 35,5 тысячи человек (падение на 2,9 процента). При этом накоплений за счет добровольных взносов на начало года насчитывалось 1,7 миллиарда тенге, или всего 0,02 процента от всей суммы пенсионных накоплений (7 триллионов 637 миллиардов тенге). Причем в течение года объем добровольных пенсионных накоплений нисколько не вырос, оставшись на уровне 1,7 миллиарда тенге. Другими словами, даже начисленный инвестиционный доход не смог компенсировать фактический отток «добровольцев».

Надо сказать, что число граждан, добровольно делающих пенсионные взносы, всегда было небольшим, а в последние годы оно неуклонно снижается. В предкризисном 2007-м было 36 тысяч добровольных участников, в лучшем после кризиса 2012-м – 42 тысячи, а, например, за 2016 год их число сократилось с 39 до 36,6 тысячи.

Вторая проблема заключается в том льготном и придаточном положениях, которые занимает ЕНПФ.

За 2017 год в фонд автоматически поступило 754 миллиарда тенге взносов, тогда как выплаты вышедшим на заслуженный отдых и уехавшим из страны пенсионерам составили лишь 211 миллиардов тенге. Сумма комиссионных составила 46,8 миллиарда тенге, из которых 16,2 миллиарда выплачены за управление активами (как будто Национальный банк является субъектом коммерческой деятельности). Остальное пошло на содержание непосредственно ЕНПФ. Если учесть, что фонд не занимается управлением пенсионными накоплениями и инвестиционной деятельностью, а осуществляет только учетные функции, то мы имеем весьма интересную картину: доля затрат на содержание учетной надстройки – 14,5 процента от полезных выплат и 4 процента от собираемых взносов. Как ни крути, а такой «бизнес», при котором на 754 миллиарда тенге гарантированных поступлений приходится лишь 211 миллиардов необходимых затрат, тогда как на собственное содержание извлекается более 30 миллиардов тенге, не может не иметь мощной лоббистской защиты. При этом ЕНПФ, расстающийся через выплаты состоявшимся пенсионерам и уезжающим из Казахстана всего лишь с четвертью регулярно закачиваемых в систему пенсионных взносов, имеет не более чем десятипроцентную долю в общем пенсионном обеспечении страны. Чтобы в этом убедиться, достаточно сопоставить те самые 211 миллиардов тенге выплат из ЕНПФ со строкой госбюджета на 2017 год. Называется она «социальная помощь и социальное обеспечение». Величина расходов по этой статье составляет 2 триллиона 304 миллиардов тенге, из которых более двух триллионов – собственно пенсионные выплаты по солидарной системе.

Третья проблема заключается в паразитировании на бюджете и банковской системе.

В посланиях президента уже второй год подряд значатся поручения Национальному банку отвечать не только за инфляцию, но и за экономический рост, а также обеспечить долгосрочное и дешевое фондирование банков второго уровня в тенге. Однако инвестирование пенсионных накоплений в национальное экономическое развитие традиционно не практикуется, а относительно недавнее «инвестирование» пенсионных активов в обязательства коммерческих банков, наоборот, способствует еще большему завышению кредитных ставок. Основной же «инвестиционный» доход извлекается из бюджета, то есть за счет налогоплательщиков и за счет сокращения затрат на социальные и другие необходимые государственные расходы.

Так, на начало этого года доля государственных ценных бумаг в активах ЕНПФ составляла более 46 процентов, что в денежном выражении оценивалось в 3,59 триллиона тенге. Доходность по ним - 8 процентов. Исходя из этих данных, можно подсчитать, что в 2017 году, выплачивая вознаграждение по ним, государство и бюджет расстались примерно с 290 миллиардами тенге. И это в ситуации, когда приходные и расходные статьи бюджета по социальной части серьезно разбалансированы, причем во многом именно благодаря существованию пенсионной накопительной системы. Поясню. В государственном бюджете 2017 года индивидуальный подоходный налог был запланирован на уровне 746 миллиардов тенге, социальный налог – в 582 миллиардов. Все вместе - 1,33 триллиона тенге прихода против уже упомянутого расхода на пенсии и социальные пособия в 2,3 триллиона тенге. Разбалансировка – почти триллион тенге. Между тем, мимо бюджета в прошлом году прошли те самые 754 миллиарда тенге пенсионных взносов, автоматически поступивших в ЕНПФ, а сам бюджет, повторюсь, потратился на 290 миллиардов тенге выплат «инвестиционного дохода». И это не считая затрат на компенсацию инфляции выходящим на пенсию вкладчикам. Всего этого вкупе как раз с лихвой хватило бы на то, чтобы перекрыть недостающее.

Акцентирую внимание и на вложении пенсионных активов в банки второго уровня. Их объем на начало 2018 года - 1,56 триллиона тенге, что составляет 20,2 процента от суммы всех пенсионных накоплений. Но тут важно понимать, что прибыль для последующих расчетов с ЕНПФ банки могут получить только с заемщиков - за счет дальнейшего повышения и так уже непосильных для производственного кредитования ставок. И вообще, решение отбирать без согласия работающих зарплатную десятину и заводить ее в помощь коммерческим банкам - более чем сомнительная затея в свете прав граждан, рыночной свободы и конкуренции, и такое решение явно нуждается в проверке на соответствие конституционным принципам правового, демократического и социального государства.

Четвертая проблема - убыточность накоплений.

С самого начала деятельности общественного совета при ЕНПФ мы неоднократно ставили вопрос о дополнении общей отчетности фонда и персональных выписок вкладчикам сведениями о соотношении накапливаемой доходности и накапливаемой инфляции. Но пока безрезультатно, и пора прямо сказать, почему.

Причина такова: при том, что основная масса «инвестиционного дохода» вообще не связана с экономически полезным инвестированием, а обеспечивается паразитированием на государственном бюджете и банковской кредитной системе, накопление взносов граждан в ЕНПФ является фактически убыточным.

Для иллюстрации приведу сделанную нами сопоставительную таблицу, основанную на официальной выписке конкретного вкладчика (ФИО имеется) за последние четыре года – с начала деятельности ЕНПФ (см. ниже – прим. ред.). Жирным курсивом помечены цифры, полученные из ЕНПФ, и на их основании сделаны расчеты по трем вариантам.

Первый вариант – простая индексация накоплений в соответствии с официальной годовой инфляцией. Итог: фактические накопления вкладчика уменьшились на 312 тысяч тенге, или на 3 процента от всей суммы накоплений.

Второй вариант основан на индексации накоплений не по общей инфляции, которая учитывает не имеющие отношения к пенсионерам производственные цены и стоимость товаров (услуг) для богатых, а по утверждаемым на каждый год размерам минимальной зарплаты и пенсии, - то есть, по простому продуктовому набору, актуальному для основной массы казахстанских пенсионеров. И что мы получаем в итоге? По покупной способности накоплений относительно товаров первой необходимости вкладчик за четыре года потерял 1 миллион 386 тысяч тенге, или 11 процентов от своих накоплений.

И, наконец, третий вариант, при котором мы посмотрели на то, что было бы с доходами вкладчика, если бы он имел дело не с ЕНПФ, а с коммерческим банком, размещая свои накопления хотя бы под 11 процентов годовых. В этом случае дополнительный доход составил бы 1 миллион 115 тысяч тенге – на 9 процентов больше того, что ему обеспечил бы ЕНПФ.

Известно, что законом предусмотрена компенсация инфляции для вкладчиков, выходящих на пенсию. Однако делается это даже не в ЕНПФ, а почему-то в Центре по выплате пенсий, к тому же по неизвестной и не дающей возможности проверить методике. В лучшем случае это всего лишь обеспечивает некую формальную доплату, заведомо не компенсирующую потерю реальной покупательской способности накопленных за всю трудовую жизнь отчислений. Не говоря уже о выплате хоть какого-то дохода на принудительно изымаемые у трудящихся средства. Здесь вполне уместно предположить, что сквозная скрытность – как соотношения между накоплениями вкладчиков и накапливаемой инфляцией в отчетности ЕНПФ, так и механизмов ее компенсации по линии Центра по выплате пенсий – прикрывает одно и то же. А именно фактическую убыточность накопительной пенсионной системы, при которой бюджет несет не только выявляемые простым анализом триллионные издержки, но и некоторые не показываемые дополнительные затраты на компенсацию инфляции. Как будто это всякий раз стихийный форс-мажор, а не подлежащие бюджетному планированию неизменно убыточные результаты многолетней деятельности.

В поисках выхода

- Петр Владимирович, зная вас, предположу, что у вас есть свой вариант решения этой задачки со сплошными минусами…

- Я попытался доходчиво объяснить, чем так сильна разорительная для государственного бюджета и невыгодная невольным вкладчикам накопительная пенсионная система. Сильна она своей крайней выгодностью для лиц и организаций, задействованных в сборе, распределении и использовании пенсионных средств. При этом тот факт, что лишь треть всей рабочей силы Казахстана платит взносы в ЕНПФ регулярно, еще треть – нерегулярно, а остальные практически не участвуют, может вовсе не волновать эти самые лица и организации. Им вполне достаточно и уже имеющихся 7,8 триллиона тенге, непрерывно пополняемых и оборачиваемых. Это понятно, равно как и наличие мощного лоббирования, направленного на возврат к прокручиванию громадных и гарантированно растущих пенсионных средств частными «инвесторами», да еще под бюджетные обеспечения доходности и компенсации убыточности такого рода «бизнеса».

Слаженный официальный и частный лоббизм в пользу сохранения и повторной приватизации такой системы можно было бы считать непреодолимым, однако имеются объективные обстоятельства, заставляющие искать менее ангажированные и более эффективные решения. Наиболее важным из таких обстоятельств можно считать начало перехода к обязательному медицинскому страхованию, что является оттянутой на двадцать лет второй частью той же реформы, внешне продиктованной социальными задачами и переводящей солидарную государственную ответственность в индивидуально-частную. И в таком ключе вопрос полного охвата населения становится действительно решающим. Если неудачу с полным переходом от солидарного к накопительному пенсионному обеспечению правительство смогло как-то спрятать за разрозненным существованием и той, и другой систем, то в сфере здравоохранения такую двойную нагрузку государство уже просто не потянет.

Полный охват, если решение этой проблемы не изображать, а действительно искать, осуществим только в двух вариантах. Это либо реструктурирование рынка труда в сторону крупных организаций, обеспечивающих полную легальную занятость (например, аналоги колхозов-совхозов на селе), что в обозримой перспективе нереально, либо создание очевидных стимулов для населения на добровольное участие в накопительном пенсионном и медицинском страховании.

-И как это может выглядеть на практике?

- Исходя из сделанных выводов, сформулирую свои предложения тоже в двух вариантах.

«Отступной» вариант заключается в осуществлении «мягкой посадки» накопительной пенсионной системы при параллельном сворачивании затеи с медицинским страхованием. Например, обязательность ежемесячных пенсионных взносов можно перевести в добровольный формат, разрешив при этом вкладчикам использовать определенную часть накоплений на определенные и оговоренные нужды: приобретение жилья, участие в ипотеке, образование. А также разрешить вкладчикам постепенно переводить часть накоплений просто на банковские депозиты.

Но есть еще «активный» вариант. За основу тут можно взять уже презентованную Национальным банком и ЕНПФ систему трехуровневого пенсионного обеспечения. А именно: совместить ее с медицинским страхованием и организовать сквозную – от рождения до старости - систему накопительного социального страхования, установить перечень страховых случаев с правом использования определенной части накоплений, включая создание семьи, рождение детей, приобретение жилья, получение образования. Кроме того, установить гарантированную сверх инфляции ежегодную доходность накоплений плюс поощрительный бонус на добровольные взносы, а пенсионные (социальные) накопления инвестировать в основном в объекты инфраструктуры, находящиеся под государственным тарифным регулированием (электроэнергетика, магистральные трубопроводы, железнодорожная отрасль, ЖКХ, а также строительство доступного жилья). Частным инвесторам средства тоже должны предоставляться, но только под условие обеспечения установленной положительной доходности и при достаточном залоге.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 11 апреля 2018 > № 2564579 Петр Своик


Казахстан > Медицина > kapital.kz, 5 апреля 2018 > № 2561467 Салтанат Туганбекова

Как биосимиляры применяются в клинической практике в Казахстане

Эксперты поделились опытом лечения эпоэтином зета

Елена Тумашова

В прошлом году в Казахстане появился биосимиляр эпоэтин зета – аналог биологического лекарственного средства для лечения анемии, которая возникает как сопутствующее заболевание у больных с тяжелыми заболеваниями. Появление таких препаратов в мире стало новой эпохой в медицине: изменились и продолжают меняться подходы к лечению, современная биологическая терапия становится более доступной для большего количества пациентов. Ранее деловой еженедельник «Капитал.kz» рассказал о том, как компания SANTO вывела на рынок Казахстана биосимиляр эпоэтин зета. На этот раз клиницисты поделились мнением о применении биосимиляров. Уважаемые специалисты клиницисты-ученые в области нефрологии и онкологии рассказали и о том, что обозначает для системы здравоохранения и пациентов внедрение биосимиляров и как это может повлиять на лечение серьезных заболеваний

Профессор Салтанат Туганбекова, доктор медицинских наук, руководитель Республиканского общественного объединения «Общество нефрологов, врачей диализа и трансплантологов Казахстана», руководитель отдела терапевтической службы Национального научно-медицинского центра

– Салтанат Кенесовна, какую роль лечение рекомбинантными человеческими эритропоэтинами играет в нефрологии?

– Когда у человека развивается хроническая патология почек, присутствует различная симптоматика. Один из основных симптомов – анемия, она возникает на поздних этапах патологического процесса. Нефрогенная анемия закономерно осложняет лечение хронической почечной недостаточности. Поэтому лечение почечной анемии, которую еще называют нефрогенной или ренальной анемией, является важнейшей частью ведения пациентов с хронической патологией почек.

Внедрение в нефрологическую практическую медицину рекомбинантных человеческих эритропоэтинов в 1990-х было равносильно революции в лечении нефрогенной анемии, это способствовало значительному продлению жизни, облегчению симптомов у пациентов с хронической почечной недостаточностью.

– Как давно эпоэтин зета применяется в клинической практике в Казахстане?

– Биологический препарат эпоэтин зета в клинической нефрологической практике в Казахстане у пациентов с ренальной анемией применяется уже несколько месяцев в нескольких гемодиализных центрах, расположенных в разных регионах страны. Доступ данного препарата, равно как и других препаратов, в клиническую практику был возможен только после прохождения процедур государственной регистрации в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан в сфере обращения лекарственных средств. То есть после проведения экспертизы по оценке безопасности, эффективности и качества лекарственного средства в соответствии с Правилами проведения экспертизы лекарственных средств.

Использование эпоэтина зета в клинической нефрологической практике и при оказании заместительной почечной терапии в Казахстане обосновано наличием доказанного положительного опыта применения в клинической практике стран Европейского Союза уже более девяти лет. Эпоэтин зета включен в Британский Национальный Формуляр, в международные клинические стандарты по лечению анемии при хронической почечной болезни, в Республиканский клинический протокол по лечению хронической болезни почек версии 2016 года.

– Что дает применение биосимиляра эпоэтина в терапии нефрогенной анемии?

– Одной из самых высоко затратных статей в лекарственном обеспечении пациентов с хронической болезнью почек является терапия нефрогенной анемии препаратами эритропоэтина. Истечение сроков патентной защиты на биофармацевтические препараты эритропоэтина способствовало разработке биосимиляров, в том числе эпоэтина зета.

Европейские данные по использованию препаратов эритропоэтина демонстрируют растущую популяцию пациентов с хронической болезнью почек, получающих лечение эпоэтином зета, без сообщений о непредвиденных побочных эффектах.

Биосимиляры эпоэтина несут потенциал сокращения бюджетных расходов в лекарственном обеспечении пациентов с хронической болезнью почек, что особо актуально в условиях растущего числа пациентов, нуждающихся в терапии эритропоэтинами, при условии, что все пациенты будут охвачены этой терапией. Конечно, мы, клиницисты, несем ответственность за исходы терапии у наших пациентов и поэтому должны иметь доказательства, что каждый вновь внедряемый биосимиляр эпоэтина получает подтверждение эффективности и безопасности в реальной клинической практике Казахстана. Мы в Республиканском общественном объединении «Общество нефрологов, врачей диализа и трансплантологов Казахстана» будем анализировать пострегистрационный опыт применения эпоэтина зета в реалиях клинической практики Казахстана, для того чтобы сделать наше собственное заключение. Мы обязательно ориентируемся на накопленный международный опыт, но наш собственный опыт очень важен.

– Как давно эритропоэтины применяются в нефрологии?

– Внедрение рекомбинантных человеческих эритропоэтинов произошло еще в 1988 году в Европе и в 1989 году в США. Высокая эффективность в нормализации уровня гемоглобина при применении эритропоэтинов у пациентов с хронической почечной патологией в конечном счете привела к вытеснению практики гемотранфузий – переливания крови и использования андрогенных стероидов в лечении нефрогенной анемии.

Также ранние исследования рекомбинантных человеческих эпоэтинов показали улучшение показателя качества жизни при хронической болезни почек, что способствовало в итоге широкому использованию рекомбинантных человеческих эпоэтинов в лечении нефрогенной анемии.

Со временем в клинической практике для лечения нефрогенной анемии стали применяться различные эритропоэтины (эпоэтин альфа, эпоэтин бета, дарбэпоэтин альфа, метоксиполиэтиленгликоль-эпоэтин бета). Истечение сроков патентной защиты на биофармацевтические препараты рекомбинантных человеческих эпоэтинов способствовало разработке и внедрению в клиническую практику беспатентных препаратов эпоэтина, биосимиляров, представляющих собой официально зарегистрированные версии оригинального биотехнологического препарата с той же аминокислотной последовательностью, как и у референтного препарата, используемые в тех же дозах по тем же терапевтическим показаниям. Биосимиляр должен быть сравним по показателям качества, эффективности, безопасности и иммуногенности с референтным препаратом, патент на который уже истек.

Как показывает европейский опыт, внедрение биосимиляров приводит к конкурентности на рынке и снижению затрат на приобретение биотехнологических препаратов.

– Какова потребность в Казахстане в биосимилярах эпоэтина?

– В Казахстане к 2018 году число пациентов на заместительной почечной терапии достигло более 5000. Ежегодный прирост этих больных составляет приблизительно 10%. Необходимо отметить, что обеспеченность гемодиализной помощью в Республике Казахстан за последние 10 лет значительно возросла, практически в пять раз, и из средств госбюджета на лечение больных выделяется внушительная сумма. Есть потребность в терапии эритропоэтинами и пациентов с хронической патологией почек, находящихся на додиализном этапе, так как своевременная терапия таких пациентов позволяет отсрочить переход на заместительную почечную терапию. Эти пациенты также полностью охватываются государственным бесплатным медицинским обеспечением.

– Каким вы видите будущее биосимиляров в Казахстане?

– Как я уже говорила, проблема хронической болезни почек в Казахстане актуальна, количество пациентов растет. Необходимо поддерживать и улучшать уже достигнутые показатели качества лечения пациентов с хронической болезнью почек, в том числе и по целевым показателям уровня гемоглобина при нефрогенной анемии. Кроме того, стоит задача одновременного снижения финансовых затрат. Поэтому имеющийся опыт применения биосимиляров эпоэтина, на примере эпоэтина зета, в странах Европы и наш собственный опыт в Казахстане могут иметь прикладное значение в текущих условиях реформы здравоохранения с переходом на модель обязательного социального медицинского страхования в Казахстане.

Сурия Есентаева, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой онкологии, маммологии Казахстанско-Российского медицинского университета

– Сурия Ертугыровна, какова роль биологической терапии в современной медицине?

– Биологические препараты – это новая эра в медицине. Новая эпоха в лечении системных заболеваний, таких как ревматоидный артрит, псориаз, системная красная волчанка, – тяжелых и практически неизлечимых. В этом же ряду стоит рак (буду говорить об онкологических заболеваниях, поскольку специализируюсь именно на них), и он все еще воспринимается как фатальное заболевание. И вот эти препараты – биологические – открыли новые возможности в борьбе не только с самими заболеваниями, но и с осложнениями, возникающими из-за болезни и в процессе лечения. Одним из таких осложнений является, в частности, анемия.

Препараты, которые были разработаны для лечения анемии и ассоциировались с противоопухолевой терапией, как раз-таки представляли собой группу биопрепаратов, поскольку в их основу лег рекомбинантный человеческий эритропоэтин. Важно понимать, что технология их создания очень сложная, и, конечно, разработка оригинальных средств требовала больших затрат. В истории любого препарата наступает момент, когда заканчивается его лицензия. Этот момент наступил для оригинальных биопрепаратов, что послужило толчком к следующему шагу – созданию биосимиляров.

– В чем преимущества биосимиляров?

– Биосимиляры находятся в более выгодном положении по сравнению с оригинальными биологическими препаратами, поскольку при их создании используются полученные и отработанные знания и технологии, но уже на более высоком, современном, уровне. Биосимиляры соответствуют требованиям по биоэквивалентности, эффективности, безопасности и пр. Это означает, что определенные затраты на их разработку будут ниже по сравнению с затратами на производство оригиналов.

Почему это важно? Потому что применение биосимиляров, во-первых, дает возможность широкого доступа пациентов к уникальным по своему действию препаратам. Во-вторых, экономится бюджет государства. Для Казахстана, например, это очень важный момент, потому что лечение онкологических пациентов на сегодняшний день в нашей стране полностью дотируется.

– В чем различаются механизмы действия биологических и химически синтезированных препаратов?

– Механизмы совершенно не совпадают. Химиотерапия предполагает использование цитостатических препаратов, которые по сути своей яды: они воздействуют на клетку и вызывают ее гибель. Причем убивают все клетки, которые быстро размножаются – клетки крови, опухоли, желудочно-кишечного тракта, волосяные луковицы.

Биологические препараты, созданные в начале ХХI века и сейчас занимающие в онкологии 30-40% всего объема лечения, построены по другому принципу. Они воздействуют на определенные механизмы, мишени в опухолевой клетке – с учетом молекулярной генетики, иммуногистохимических особенностей опухоли, поэтому их еще называют таргетными.

Поэтому когда мы говорим в целом о биопрепаратах в онкологии, мы говорим как раз об индивидуализации лечения. Для каждого пациента тактика должна быть выработана с учетом молекулярно-генетических особенностей опухоли. У каждого больного своя опухоль, со своими характеристиками.

– Насколько широко биосимиляры сейчас используются в онкологии в Казахстане?

– В онкологии мы сейчас широко применяем биологические препараты, но пока большинство из них представлено оригинальными препаратами. Хотя уже появляются их биосимиляры. Чисто противоопухолевые биосимиляры мы еще никогда не использовали в терапии, в основном используем биосимиляры, предназначенные для коррекции гематологических осложнений.

Основное лечение в онкологии – противоопухолевое. Человеку назначают химиотерапию, это длительный процесс в жестком режиме. Возникают побочные эффекты, в том числе гематологические, например, анемия (она проявляется практически в 40% случаев). Когда развиваются гематологические осложнения, мы вынуждены либо приостанавливать, либо, если осложнения достаточно выражены, отменять химиотерапию. Это сразу же снижает эффект лечения и способствует развитию злокачественного процесса, заболевание может прогрессировать.

Более того, анемия сама по себе всегда снижает качество жизни пациента – общее состояние, самочувствие, физическую активность. И, конечно, это еще больше усугубляет состояние человека.

Поэтому для завершения лечения очень важно, чтобы состояние больного, его лабораторные показатели, общий статус были как можно лучше. Биологические препараты, биосимиляры способствуют улучшению качества жизни человека, помогают правильно проводить назначенное лечение. И они способствуют тому, что при метастатических процессах больные могут жить как при любом хроническом заболевании, когда болезнь можно контролировать и пациенты не просто живут долго, но и качество их жизни находится на высоком уровне.

– То есть онкологическим больным очень важно получать терапию биологическими препаратами. Какие биосимиляры сейчас используются в Казахстане в онкологии?

– На нашем рынке определенное время назад появились филграстимы, тогда мы воспринимали их как генерики, не понимали, что это именно биосимиляры – препараты совсем другого класса. Когда появились эритропоэтины, уже зазвучало официальное определение – биосимиляр, и пришло совсем другое понимание их сути.

И филграстимы, и эритропоэтины – это препараты сопроводительной терапии в онкологии, колониестимулирующие факторы (воздействуют на костный мозг). Филграстим способствует выработке клеток лейкоцитарного ростка, эритропоэтины – эритроцитарного ростка.

Эритропоэтины направлены как раз на нормализацию гематологических осложнений, о чем мы говорили выше – они используются в лечении анемии. Это значимый в онкологии класс препаратов. То, что в 2017 году в Казахстане появился и был зарегистрирован биосимиляр эритропоэтина, в частности эпоэтин зета, позволяет нам в большей степени обеспечивать терапию нуждающихся пациентов и добиваться эффекта, который мы хотим получить в процессе лечения.

– Насколько высока потребность в биосимилярах, которые применяются в сопроводительной терапии онкологических больных?

– Мы с компанией SANTO провели ретроспективное исследование на базе двух диспансеров. Просканировали около 1000 историй и примерно в 30% случаев выявили анемию на фоне химиотерапии. Это как раз те пациенты, которым показано лечение эритропоэтинами и также препаратами железа.

Как показало наше исследование, к сожалению, малая доля пациентов получала лечение эритропоэтинами – порядка 5-7% из всех нуждающихся. Остальные получали лечение препаратами железа, причем перорального приема, эти препараты не дают такого быстрого желаемого эффекта, который необходим для проведения беспрерывного лечения химиотерапией.

Наше исследование показало актуальность проблемы: реальное число больных, нуждающихся в терапии эритропоэтинами, намного больше, чем то количество препаратов, которое закупается и назначается.

Потребность в биосимилярах очень высокая, они используются в лечении практически каждой локации рака. И если у пациентов есть возможность получить терапию биопрепаратами за счет того, что стоимость их будет ниже при том же высоком качестве, это хорошо и для самих пациентов, и для государства.

Казахстан > Медицина > kapital.kz, 5 апреля 2018 > № 2561467 Салтанат Туганбекова


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 3 апреля 2018 > № 2560846 Андрей Бокарев

Интервью Директора Департамента международных финансовых отношений Андрея Бокарева "Российской газете"

Об обучении студентов и школьников основам финансовой грамотности

Бокарев Андрей Андреевич

Директор Департамента международных финансовых отношений

Минфин хочет сделать основы финансовой грамотности обязательным элементом таких предметов, как математика, история, литература, право в школах и вузах. Учить детей попробуют на ошибках таких героев, как Раскольников и Чичиков.

Об этом "Российской газете" сообщил директор проекта Минфина России и Всемирного банка "Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в РФ" Андрей Бокарев, также возглавляющий в министерстве департамент международных финансовых отношений.

По его словам, проект продлили до конца 2020 года, а сейчас идет работа над расширением региональной базы учебно-методических центров, которые будут готовить преподавателей финансовой грамотности для школ. До конца этого года такие центры будут охватывать половину страны.

Андрей Андреевич, в каком формате сейчас преподают в школах основы финансовой грамотности? Это факультатив или обязательный предмет?

Андрей Бокарев: Есть несколько подходов. Первый - вводить ее в качестве отдельного предмета, что пока не совсем оптимально, так как часто ведутся разговоры о перегруженности детей и чрезвычайной насыщенности школьной программы. Поэтому мы выбрали два других варианта.

Федеральный закон об образовании позволяет школам самостоятельно выбирать курсы и программы для внеурочной деятельности и факультативов. Это дает возможность вводить основы финансовой грамотности, но за рамками обязательной программы. Каждая школа, регион, город вправе это решить сами.

Помимо девяти регионов, где у нас проект идет на протяжении нескольких лет (Татарстан, Алтайский, Краснодарский и Ставропольский края, Архангельская, Саратовская, Калининградская, Томская и Волгоградская области, Москва. - Прим. ред.), ряд других субъектов Федерации и школ используют наши наработки и методические материалы и внедряют преподавание основ финансовой грамотности по своему усмотрению.

"85 процентов школьников копят деньги, больше 70 - делают покупки в Интернете"

Мы работаем над тем, чтобы отдельные аспекты, связанные с финграмотностью, включили в обязательные к преподаванию курсы в школе. В первую очередь, это математика, обществознание, основы экономики, география, история, ОБЖ и литература.

Кстати, в начале апреля в рамках недели финграмотности для детей и молодежи на базе экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова состоится конференция "Учимся финансовой грамоте на ошибках и успехах литературных героев". Школьники 7-11-го классов представят результаты исследований на основе, например, "Мертвых душ" Н. Гоголя, "Преступления и наказания" Ф. Достоевского и других писателей.

Когда элементы основ финансовой грамотности в школах и вузах станут обязательными?

Андрей Бокарев: Работа идет по нескольким направлениям с точки зрения расширения или уточнения федеральных государственных образовательных стандартов, в частности, в области обществознания. Это означает, что теперь уже во всех учебных пособиях, которые станут по этому предмету выпускать, будет присутствовать аспект финансовой грамотности.

В дисциплине "право" есть раздел "гражданское право", и мы предлагаем, например, в рамках этой темы рассматривать аспекты, связанные с заключением договоров между кредитором и заемщиком, или с защитой прав потребителей финансовых услуг. Здесь мы ведем работу с Банком России и даем предложения минобрнауки.

Проект Минфина и Всемирного банка заканчивается в 2019 году, но до 2023 года действует национальная стратегия в этой области. Для школ, желающих участвовать в проекте, что-то изменится?

Андрей Бокарев: Сейчас мы работаем над расширением региональной базы учебно-методических центров, которые будут готовить преподавателей финансовой грамотности для школ. До конца этого года такие центры охватят половину страны (более 40 регионов). Кроме того, мы стали активно использовать возможности и практику постоянных участников проекта, чтобы они делились опытом с другими регионами. Например, в Томской области есть региональный центр финансовой грамотности, который предоставляет возможность обучения представителям соседних регионов. К ним приезжают коллеги, чтобы каждый раз не обращаться в Москву. То есть, по сути, мы переходим на упрощенную схему работы.

Также мы приняли решение продлить проект до конца 2020 года для того, чтобы обеспечить максимально широкое распространение уже созданных в его рамках продуктов и материалов по всей стране.

Недавно при поддержке Минфина для взрослого населения были сняты видеоролики о финансовых услугах на примере работы девушки в банке. Причем авторы касались не только темы защиты прав потребителей финансовых услуг, но и банальной порядочности, воспитания. Планируете снимать ролики для школьников?

Андрей Бокарев: Мы над этим работаем. Очевидно, что такая форма подачи очень востребована. Мы снимаем не только видео, но и делаем инфографику, а в этом году запустили "Азбуку финансовой грамотности" со "Смешариками". Первые серии мультфильмов опубликованы на официальном youtube-канале "Смешариков". Регионы и все учебные заведения имеют возможность использовать эти материалы на семинарах, фестивалях. В случае проявления заинтересованности мы стараемся оказать техническую поддержку в организации мероприятий.

По вашему мнению, насколько сегодня смышленое подрастающее поколение?

Андрей Бокарев: Исследования демонстрируют, что школьники по всему миру становятся все более активными пользователями финансовых услуг. Если говорить о России, то 85 процентов подростков копят деньги из разных источников, больше 70 процентов делают покупки через Интернет, каждый второй оформлял страховой полис на разные случаи. Цифры говорят сами за себя.

Начиная с 2012 года мы участвуем в оценках, проводимых Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) - в Международной программе по оценке образовательных достижений учащихся (PISA). Сейчас методология предусматривает оценку уровня знаний 15-летних школьников мира. В 2015 году мы поднялись на четвертое место с десятого в 2012-м. Позади остались, например, Австралия, Нидерланды. За это время можно говорить о существенном прогрессе российских школьников. Причем важно обратить внимание, что исследование ОЭСР применительно к России проводилось в 42 регионах, то есть оно репрезентативно.

Немалую роль в повышении уровня финансовой грамотности наших школьников сыграли мероприятия Минфина. К следующему году число подготовленных педагогов, получивших сертификаты методических центров на обучение школьников, достигнет 30 тысяч по стране, включая учителей сельских школ. Это в два раза больше, чем в начале этого года. Правда, сюда входит часть тех преподавателей, которые пройдут повышение квалификации заново.

Родители могут проверить сертификаты на подлинность? Где гарантия, что тот, кто учит ребенка, сам разбирается в предмете?

Андрей Бокарев: Конечно, сертификат можно проверить. Все преподаватели, кто официально проходит эти курсы обучения, получают сертификат установленного образца, который подтверждает, что они прослушали определенный курс. Кроме того, существует система тестирования оценки знания, поэтому ситуация, когда на выходе будет стоять галочка за участие и присутствие, исключена. Только в случае успешной сдачи теста педагог получает сертификат.

Как обучить ребенка финансовой грамоте

Андрей Бокарев: Начните включать ребенка в обсуждение семейных вопросов в части финансов, спрашивать его мнение. К сожалению, более чем 70 процентов российских семей, имеющих детей до 16 лет, о финансах с детьми вообще не говорят. Безусловно, это не значит, что мы должны детально, до малейших подробностей обсуждать с детьми бюджет семьи, но они должны быть причастны к этой теме, понимать, что у них тоже есть право голоса и они могут высказать пожелания. Это позволит им лучше понимать объем семейного бюджета, уровень доходов, что на данном этапе семья себе может позволить, а что - нет. В этом случае снижается риск, что ребенок будет просить от родителей больше, чем они могут себе позволить.

Все-таки стоит предоставить ребенку возможность принимать самостоятельные решения по распоряжению деньгами. Пусть это будут небольшие суммы - карманные деньги, которые выдают на завтраки или еще какие-то цели, но у него должна быть возможность самому попытаться принять финансовое решение. Всегда можно и нужно иметь возможность помочь советом, но если ребенок будет понимать, что он сам выбрал игрушку или книгу, то через такие шаги начнет воспитывать в себе соответствующее отношение к деньгам. Можно вместе спланировать покупку, потом проанализировать ее с ребенком, ответив на вопросы: "насколько тебе это было нужно", "какие задачи ты решил, купив эту вещь", "действительно ли это то, что ты хотел". Если у ребенка проявляется интерес к финансам, то его лучше поддерживать, чтобы дать возможность узнать что-то новое.

Сейчас, с учетом тех продуктов, которые созданы в рамках проекта Минфина, с учетом того, что большинство из них в открытом доступе, можно просто дать ребенку что-то прочитать, посмотреть образовательные мультфильмы и так далее. И самое главное - надо начинать с себя. Подавайте собственному ребенку пример путем ответственного финансового поведения. Если он будет видеть, что родители уделяют этому аспекту внимание, обсуждают в семье бюджет, принимают взвешенные решения и так далее, то, естественно, ребенок будет воспринимать это как пример для подражания, и такая модель поведения будет постепенно формироваться и у него.

Текст: Александра Воздвиженская

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 3 апреля 2018 > № 2560846 Андрей Бокарев


Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 3 апреля 2018 > № 2554221 Ольга Кучерова

Слияние двух лун: через 5—7 лет каско и ОСАГО могут стать одним полисом

Почему дешевеют полисы каско и что с ними будет дальше

Идея скрестить ОСАГО и каско не выглядит абсолютной утопией

Эксперты рынка автострахования в последнее время, говоря о судьбе автокаско, выдают противоречивые оценки: то рынок вот-вот восстановится, то никогда уже не будет прежним… Будет ли и дальше снижаться стоимость страхования автомобиля в России?

Тренды, которые отмечает большинство автостраховщиков, — снижение средней премии (главным образом за счет франшиз и продуктов с урезанным покрытием) и уменьшение убыточности (главным образом за счет грамотной селекции клиентов и тщательного андеррайтинга).

Банки.ру решил спросить у ведущих игроков рынка, что будет происходить с моторным страхованием в России и продолжит ли дешеветь каско. Некоторые ответы оказались весьма неожиданными.

«Рынок каско не будет прежним»

Денис Морозов, директор департамента продаж компании «Ингосстрах»:

— Рынок каско не будет прежним, его ждет серьезная трансформация. Стремительного роста страхования каско в его нынешнем виде мы уже, скорее всего, не увидим. С учетом того, что лимит по ОСАГО сейчас позволяет покрывать существенную долю убытков, произошло смещение урегулирования из каско в ОСАГО. А последние изменения, касающиеся расширения европротокола, еще больше сдвинут эту границу. Клиенты приходят к осознанию того, что полис ОСАГО и полис каско с урезанным покрытием в совокупности закрывают почти все риски. Кроме того, Банк России постепенно подталкивает рынок к слиянию каско и ОСАГО. Постепенно сближаются и рамки регулирования для ОСАГО и каско. Мы даем 5—7 лет для полного слияния этих продуктов и появления единого полиса моторного страхования.

За последние десять лет уровень аварийности, а следовательно, и убыточности серьезно снизился, поэтому каско дешевеет. На это, конечно же, влияет широкое распространение продуктов с урезанным покрытием и франшизой. В портфеле «Ингосстраха» доля таких продуктов превышает 60%.

Аварийность — это в том числе отражение продуктовой линейки страховщика. Полисы с франшизой имеют некоторый дисциплинирующий эффект. И клиент уже думает, заявлять о случае или нет, понимая, что все учитывается в истории страхования. Если есть франшиза со второго страхового случая, то у клиента возникает вопрос: стоит ли заявлять первый, если второй уже будет с франшизой?

Премия будет снижаться и в дальнейшем. На тариф в первую очередь влияют не рост или падение продаж, а сами продукты и убыточность. Также на аварийность влияет в лучшую сторону и организация дорожного движения, системы контроля (камеры контроля и прочее) и системы пассивной безопасности автомобилей.

«Чтобы вернуться на позиции докризисного уровня, потребуется 2—3 года»

Василий Бусаров, заместитель генерального директора ВСК:

— Несмотря на то что в 2017 году наблюдался положительный тренд в части продаж новых автомобилей, рынок каско не продемонстрировал роста ни по сборам, ни по количеству заключенных договоров. Во многом сказался эффект застоя в продажах прошлых лет (база страхуемых автомобилей сокращалась последние пять лет): новые машины продавались мало, а в б/у сегменте клиенты зачастую отказывались от каско. Чтобы вернуться на позиции докризисного уровня, потребуется 2—3 года.

Сегодня мы видим стабилизацию доли классических франшизных и усеченных продуктов, при этом средняя франшиза на протяжении последних 3—4 лет имеет тенденцию к увеличению (клиенты все чаще выбирают франшизу в 20—30 тысяч рублей).

На протяжении нескольких лет мы видим снижение средней премии по каско, однако по портфелю ВСК оно незначительное — на уровне нескольких процентов. Конкурентная среда и более гибкий подход компаний к тарификации, а именно возможность более точечно определять тариф для конкретного клиента, — основные причины снижения премии по каско.

Реальные доходы населения все еще продолжают падать, и это нельзя не учитывать при формировании продуктовой линейки и тарифной политики.

Некоторые компании стремятся переманить к себе безубыточных клиентов из других компаний, предлагая им дополнительные скидки. Одновременно с этим страховые компании разрабатывают новые методики оценки риска, стараются предоставить более качественный сервис и сохранить клиента как можно дольше.

По сравнению с 2014—2015 годами убыточность по каско, конечно, снизилась. И причина этого не только в более тщательной селекции клиентов страховыми компаниями. В целом основные критические точки уже пройдены, рынок стабилизировался, инфляция стала более предсказуемой.

В горизонте текущего года значительного снижения премии по каско мы не ожидаем. Однако реальные доходы населения все еще продолжают падать, и это нельзя не учитывать при формировании продуктовой линейки и тарифной политики.

«Ценовая планка будет сохраняться на уровне прошлого года»

Сергей Демидов, управляющий директор по автострахованию группы «Ренессанс страхование»:

— Прогноз на текущий год позитивный. В 2017 году завершилось падение продаж новых машин, а объемы автокредитования вышли на докризисный уровень — 2014 года. Сборы по новому бизнесу каско в нашей компании в 2017 году увеличились на 30% по сравнению с 2016-м. Мы прогнозируем рост российского рынка каско в этом году на 5—7%.

По сравнению с 2016 годом средняя стоимость договора в 2017-м стала меньше на 6% и составила 49 790 рублей. Это обусловлено снижением тарифов и ростом доли полисов с франшизой и с иными бюджетосберегающими опциями. Общая доля договоров с франшизой в нашей компании превысила 50%.

Убыточность действительно снизилась. Наша компания, как и многие крупные игроки страхового рынка, уделяет большое внимание сегменту клиентов, принимаемых на страхование. Например, для выявления потенциальных рисков осуществляется проверка страховой истории клиентов. В том числе по этой причине в 2017 году наблюдается снижение убыточности. Также на уменьшение убыточности повлияло увеличение доли договоров с франшизой, снижение частоты заявления мелких убытков.

На наш взгляд, ценовая планка будет сохраняться на уровне прошлого года. Это связано с положительной динамикой роста продаж новых автомобилей.

«Тарифы по каско в 2017 году снизились на 20—25%»

Павел Нефедов, заместитель директора по маркетингу СК «Зетта Страхование»:

— Говорить о том, что добровольное автострахование выходит из кризиса, рано. До сих пор на рынок каско влияют два фундаментальных фактора: падение продаж новых транспортных средств, длившееся на протяжении трех лет (вплоть до 2017 года), и большой процент отказа от каско в этот же период тех, кто страховал его ранее. Если пару лет назад полис каско имели 10% автовладельцев, то сейчас этот показатель находится на уровне 7%.

Тем не менее позитивные прогнозы есть. Высокими темпами растет проникновение продуктов с франшизой и усеченного каско: с 2—3% до 50%. С 2017 года наметилось некоторое оживление, связанное с ростом продаж новых автомобилей, обусловленным активным ростом кредитования и функционированием программ государственной поддержки.

Сдержанными темпами рынок каско будет восстанавливаться. По количеству клиентов рост будет более быстрым, чем по премии. Прогнозы по продажам новых автомобилей в ближайшие годы достаточно оптимистичны (+5—10% в год), при этом тренд на сокращение средней премии из-за дальнейшего распространения франшизы продолжится. Таким образом, в ближайшие годы доля владельцев полиса каско новых транспортных средств будет только увеличиваться в структуре рынка, а средняя премия, с высокой долей вероятности, будет снижаться и далее.

Тарифы по каско в 2017 году снизились на 20—25%, что объясняется развитием андеррайтинга в компаниях, а также распространением продуктов с франшизой среди клиентов. Кроме того, сказывается усиление конкуренции за клиента между ведущими игроками. Мы считаем это позитивным изменением как для страхового сообщества, так и для конечного потребителя страховых услуг.

До сих пор на рынок каско влияют два фундаментальных фактора: падение продаж новых транспортных средств, длившееся на протяжении трех лет (вплоть до 2017 года), и большой процент отказа от каско в этот же период тех, кто страховал его ранее.

Убыточность по каско также снизилась: в течение последних трех лет она стабильно не превышает 50%, в то время как в 2013 году составляла примерно 75%. Это объясняется целым рядом причин: закрытием высокоубыточных сегментов, андеррайтинговыми мерами по борьбе с мошенничеством, развитием экономпродуктов с низкой убыточностью и ограниченным покрытием, снижением частоты страховых случаев на рынке в целом и, конечно, тщательной селекцией клиентов. Что касается последнего, то если еще несколько лет назад для тарификации использовались только возраст и стаж клиента, а также история страхования в компании, то в настоящее время существует более десяти факторов, влияющих на решение об итоговом тарифе. В первую очередь это страховая и кредитная истории, а также факторы, отражающие продолжительность и стиль управления автомобилем.

По нашим прогнозам, новых неприятных сюрпризов в этом году рынок не преподнесет. До конца 2018 года все вышеперечисленные тренды на рынке каско сохранятся. Продолжится падение сборов на фоне роста продаж полисов в количественном выражении. Все большую популярность будут получать экономпродукты. Например, запущенный год назад продукт нашей компании «Не виноват», предполагающий покрытие всех рисков, которые могут произойти с автомобилем не по вине клиента, стал флагманом нашей антикризисной линейки. Увеличение тарифов со стороны страховых компаний мы исключаем. Напротив, высокая конкуренция будет побуждать страховщиков создавать новые интересные и комфортные по цене страховые продукты.

«Продукты с франшизой занимают до 80% портфеля»

Мария Барсова, операционный директор, заместитель гендиректора по имущественным видам страхования ЭРГО:

— Есть сигналы рынка, которые вселяют оптимизм и говорят о том, что по итогу 2018 году можно ждать более положительной динамики и роста количества продаж страховых полисов каско. В целом ситуация определяется во многом трендом на рынке продаж новых автомобилей и экономической ситуацией в стране в целом. В нашей компании по итогам 2017 года за счет динамичного четвертого квартала уже наблюдается небольшой рост в каско как по количеству премий, так и по объему премии. При этом мы отмечаем снижение показателя средней премии по каско, в первую очередь за счет продуктов с франшизой, которые занимают до 80% портфеля.

Сейчас наблюдается ситуация, когда страховые компании достигли неплохих показателей, найдя определенный баланс между доходностью, ценой страховки и уровнем убыточности по каско. Во многом это произошло из-за использования продуктов с франшизой, которые помогают клиенту сэкономить на стоимости страховки, а компании — снизить операционные расходы на урегулирование мелких выплат. Благодаря этому произошло небольшое снижению страхового тарифа для клиента. Что касается цифр ERGO, количество полисов каско возросло, но незначительно.

«Снижение убыточности каско может быть связано с перетоком мошенников в ОСАГО»

Евгения Ивикеева, директор департамента развития продаж СК «Югория»:

— По итогам 2017 года автомобильный рынок РФ показал рост в 11,9%. Это позволяет говорить о росте и в 2018 году, если будет действовать господдержка. По количеству застрахованных автомобилей 2017 год превзошел 2016-й, и в 2018 году эта тенденция сохранится. По объему собранных премий в 2018 году рынок продолжит снижаться, а вот в 2019-м может выйти на объемы 2016 года.

Средняя премия на рынке автокаско в 2016 году была 47 тысяч рублей, в 2017-м — около 41 тысячи рублей. Снижение вызвано применением франшизы, усеченных продуктов и переориентацией рынка на массовый сегмент.

Убыточность по каско действительно снижается. Это может быть связано как с более качественной селекцией и менее рисковыми продуктами, так и с оттоком мошенников в ОСАГО из-за увеличения лимитов.

Мы считаем, что снижение премий замедлится, а затем начнется рост. Это будет связано с увеличением продаж новых автомобилей, активным развитием продаж каско в трейд-ин, и реализацией отложенного спроса 2014—2016 годов после стабилизации экономической обстановки.

«Убыточность снизилась еще в 2014—2015 годах»

Андрей Ковалев, заместитель директора департамента андеррайтинга и управления продуктами СК «Согласие»:

— Убыточность на рынке каско снизилась еще в 2014—2015 годах, когда большинство страховщиков санировали портфели и стремительно увеличивали тарифы вслед за девальвацией рубля. Внесла свой вклад в снижение убыточности и тщательная селекция клиентов.

По нашим прогнозам, средняя премия по каско останется стабильной или немного подрастет. Возможность увеличения тарифов за счет роста продаж транспортных средств будет практически компенсирована жесткой конкуренцией на рынке каско и дальнейшим распространением франшизных и урезанных продуктов.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 3 апреля 2018 > № 2554221 Ольга Кучерова


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 30 марта 2018 > № 2552415 Михаил Мень

Доклад главы Минстроя России Михаила Меня об итогах деятельности министерства в 2017 году на заседании коллегии ведомства

Добрый день, уважаемые члены коллегии

и приглашенные!

Сегодня мы подведем основные итоги работы Минстроя России за 2017 год, а также наметим планы на 2018 год.

I. Жилищное строительство

1. Объемы жилищного строительства.

В целом, можно сказать, что прошедший год был достаточно успешным для отрасли жилищного строительства. По объему ввода жилья нами в 2017 году прогнозировалась цифра около 76 млн. м. кв., учитывая, что в эксплуатацию должны были вводиться дома, разрешения на строительство которых выдавались с непростом 2015 году.

Однако, благодаря в том числе и принятым мерам поддержки жилищного строительства, в 2017 году удалось выйти на объем ввода жилья в стране почти 80 млн., если быть совсем точным, 79,2 млн. м. кв., что лишь на 1,3 % ниже уровня 2016 года.

Более того, по итогам 2017 года зафиксирован рост (к 2016 году) на 12,5% объема ввода индустриального стандартного жилья. Введено почти 45 (44,9) млн. кв. метров.

В 2018 году мы прогнозируем увеличение объемов строительства жилья. И эти прогнозы уже подтверждаются. По данным Росстата, за первые два месяца 2018 года общий объем ввода жилья составил 10,2 млн. кв. метров, что на 24,6 % больше аналогичного периода 2017 года.

2. Ипотека.

В 2017 году зафиксирован рекордный объем ипотечного кредитования. Выдано более 1 млн. кредитов на сумму более 2 трлн. рублей, что почти на 27 % больше по количеству выданных кредитов и на 37 % в денежном выражении чем в 2016 году.

К концу года ставки по ипотеке снизились до рекордно низкого уровня - 9,79%. Мы понимаем, что этого недостаточно. Президентом поставлена задача снизить ставку по ипотечным кредитам до 7% годовых и увеличить объем ввода жилья до 120 млн.кв. м. в год. Это главная задача Министерства на ближайшие годы.

3. Долевое строительство.

Особое внимание в своей работе мы уделяем вопросам обеспечения безопасности инвестиций граждан в жилищное строительство. Мы работаем по двум направлениям:

Первое - защита будущих участников долевого строительства.

Разработаны и приняты изменения в законодательство, предусматривающие:

- ужесточение требований к застройщикам по новым договорам участия в долевом строительстве;

- расширение полномочий по контролю за целевым использованием застройщиками привлеченных денежных средств, уплачиваемых участниками долевого строительства.

Но самое главное - с октября 2017 года заработал государственный Фонд защиты дольщиков, который является гарантом обеспечения обязательств перед участниками долевого строительства. На сегодняшний день 675 застройщиков из 76 субъектов Российской Федерации застраховали в Фонде договора на 15,5 тысяч объектов долевого участия.

Сейчас эти застройщики производят отчисления в фонд по единому тарифу 1,2%. Нам предстоит серьезная работа по дифференциации тарифов в зависимости от уровня надежности застройщиков и расположения строящегося дома.

В прошлом году «Домом РФ» совместно с Минстроем России создана Единая информационная система жилищного строительства, в которую с 1 января 2018 года вносится информация обо всех застройщиках и объектах долевого строительства. Более подробно об этом информационном ресурсе расскажет Плутник Александр Альбертович.

Работа по защите прав граждан инвестирующих свои средства в жилищное строительство будет продолжена. Правительством Российской Федерации утвержден план поэтапного перехода от прямого привлечения средств граждан застройщиками к проектному финансированию строительства жилья с использованием банковских инструментов, сводящих к минимуму риск для граждан.

Второе направление - решение проблем «обманутых дольщиков» - тех граждан, которые вложили деньги в строительство жилья, но так и не получили свои квартиры.

В соответствии с решением Правительства Российской Федерации мы совместно с «Домом РФ» и банком «Российский капитал» завершаем программу обеспечения жильем «дольщиков» объектов компании «СУ-155». В 2017 году завершено строительство 39 домов. По 2 объектам произведена выплата компенсаций. В 2018 году должно быть завершено строительство оставшихся 30 домов.

В регионах организована аналогичная работа в отношении участников строительства других «проблемных объектов». В субъектах Российской Федерации разработаны планы-графики завершения строительства проблемных объектов или предоставления гражданам компенсации. Всего в планы-графики включено 836 «проблемных объектов».

В 2017 году восстановлены права 6 тысяч семей – участников строительства 140 «проблемных объектов». В 2018 году регионами запланировано восстановить права участников строительства 360 «проблемных объектов».

Этот вопрос у нас на особом контроле.

4. Стимулирование строительства жилья

Важнейшим инструментом для увеличения объемов строительства и снижения цены жилья в проектах комплексного освоения территорий стала подпрограмма «Стимулирование жилищного строительства», реализуемая в рамках приоритетного проекта.

В 2017 году средства в размере 20 млрд. рублей распределены в виде субсидий бюджетам 32 субъектов Российской Федерации для строительства объектов социальной, инженерной и транспортной инфраструктуры. Данная мера позволила дополнительно ввести в эксплуатацию 8,3 млн. кв. метров жилья, что на 32 % превышает плановый показатель.

Ведется работа по вовлечению в жилищное строительство неэффективно используемых земель в городах, включая промышленные зоны. Это безусловно позволяет повысить эффективность городского развития и станет хорошим подспорьем для развития отрасли. За 2017 год вовлечены в жилищное строительство федеральные земли площадью почти 3,5 тыс. га, что на 9 % больше запланированного.

В 2018 году Минстроем России распределены средства федерального бюджета 33 субъектам Федерации на строительство объектов инфраструктуры в рамках реализации уже 100 проектов жилищного строительства с плановым вводом в 2018 году жилья в объеме более 8 млн. кв. метров.

II. Снижение количества административных барьеров в получении государственных услуг

Серьезным фактором, оказывающим положительное влияние на объемы строительства, является сокращение административных барьеров и улучшение предпринимательского климата.

В этом направлении мы ведем системную работу с Агентством стратегических инициатив.

В прошедшем году утверждены исчерпывающие перечни процедур при строительстве объектов нежилого назначения и линейных объектов теплоснабжения.

Параллельно мы сокращаем количество процедур, включенных в ранее утвержденные исчерпывающие перечни (жилищного строительства; линейных объектов водоснабжения и водоотведения; плоскостных (не линейных) объектов водоснабжения и водоотведения; объектов электросетевого хозяйства).

За счет оптимизации процедур в сфере строительства, в том числе в части правил подключения к инженерным сетям, из 4 исчерпывающих перечней (водоснабжение; жилищное строительство; нежилые объекты; теплоснабжение) в общей сложности исключено 108 процедур.

Дальнейшее упрощение административных процедур в строительстве, по нашему мнению, следует проводить за счет автоматизации их прохождения.

В связи с чем, в августе прошлого года началась реализация эксперимента на территории Москвы, Санкт-Петербурга и Московской области по переводу в электронный вид услуг по подключению к инженерным сетям, что также позволит сократить сроки оформления необходимых документов и согласований. Эксперимент планируется завершить в 2018 году, а полученные результаты будут распространены на всю страну.

Также в рамках целевой модели «Получение разрешения на строительство и территориальное планирование» ведется работа по унификации региональных и муниципальных нормативных актов, разработаны целевые показатели по 5 основным этапам прохождения процедур, необходимых для получения разрешения на строительство модельного объекта – многоквартирного жилого дома (многоквартирный жилой дом выше 4 и ниже 14 этажей, общей площадью не менее 1000 и не более 10000 кв. метров, с высотой этажа, не превышающей 3,5 метра, имеющий не более одного подземного этажа).

Основная цель целевых показателей – сокращение общего срока прохождения указанных этапов с 180 дней (среднее значение по регионам на момент разработки целевой модели) до 82 дней к концу 2021 года.

Также, в соответствии с поручением Правительства мы совместно с коллегами из Минэкономразвития России и «Дома РФ» подготовили предложения по упрощению административных процедур в жилищном строительстве, в том числе, по автоматизации предоставления государственных услуг, с использованием единой информационной системы в жилищном строительстве.

Реализация этих предложений, в случае одобрения Правительством, станет одной из важнейших задач Министерства.

III. Градостроительная деятельность

В рамках совершенствования государственного регулирования градостроительной деятельности ведется работа сразу по нескольким направлениям.

1. Техническое регулирование в строительстве.

В рамках проводимой работы по реформированию системы технического нормирования в 2017 году разработано и актуализировано 75 сводов правил, 35 национальных стандартов, включающих требования к инновационным строительным материалам и конструкциям.

В рамках реализации утвержденного Правительством Плана по внедрению технологии информационного моделирования в строительстве ведется разработка комплекса нормативно-технических документов.

К концу этого года будет завершено формирование минимального набора нормативно-технических документов, необходимых для работы с BIM–технологиями. В настоящее время утверждено 7 стандартов и 4 свода правил, готовятся к утверждению 3 свода правил и 1 стандарт, до конца года будут разработаны и утверждены еще 3 стандарта, а также общероссийский BIM-ориентированный классификатор строительной информации и национальный словарь строительных терминов (до 2020 года будет утверждено еще 7 нормативно-технических документов, направленных на расширение внедрения информационного моделирования, в том числе Правила формирования информационной модели местности по результатам инженерных изысканий и др.).

2. Проекты повторного применения.

Для повышения эффективности использования бюджетных средств закреплена обязанность органов власти при планировании и реализации капитальных вложений использовать экономически эффективную проектную документацию повторного применения.

В настоящее время в соответствующий реестр включены сведения о проектной документации в отношении 189 объектов различного назначения.

Для увеличения темпов наполнения реестра с рядом субъектов подписаны планы-графики направления в Минстрой России проектной документации по 321-ому объекту.

3. Обоснование инвестиций.

В соответствии с утвержденным Правительством планом ведется работа по совершенствованию порядка обоснования инвестиций.

Новая система будет предусматривать проведение оценки эффективности решений, связанных с проектированием, строительством, эксплуатацией и сносом объекта с учетом всех этапов «жизненного цикла».

Основополагающий законопроект уже подготовлен, прошел все необходимые согласования и в ближайшее время будет направлен в ГосДуму.

Переход к механизму обоснования инвестиций позволит оптимизировать затраты на реализацию крупных инвестиционных проектов, в том числе на эксплуатацию и снос, финансирование которых осуществляется с привлечением бюджетных средств.

4. Совершенствование системы ценообразования в строительстве.

С целью повышения достоверности определения сметной стоимости строительства Минстроем проведена работа по развитию системы ценообразования в строительстве. Суть заключается в создании актуальной сметно-нормативной базы, основанной на периодическом мониторинге стоимости строительных ресурсов.

В сентябре 2017 года введена в эксплуатацию государственная информационная система ценообразования в строительстве. Во ГИС ЦС размещены утвержденные сметные нормативы, классификатор строительных ресурсов, а также перечень юридических лиц (8 987), которые обязаны предоставлять информацию, необходимую для формирования сметных цен строительных ресурсов. В настоящее время продолжается наполнение системы данными о стоимости строительных ресурсов, а также ведется работа по оценке готовности регионов к переходу на ресурсную модель для строек финансируемых за счет бюджетных средств.

Кроме того, в 2017 году:

- утверждены 12 методик, необходимых для определения сметной стоимости строительства, реконструкции и капитального ремонта объектов капитального строительства;

– актуализировано 255 сборников государственных элементных сметных норм и федеральных единичных расценок, а также 21 сборник укрупненных сметных нормативов;

– разработано 819 новых государственных элементных сметных норм и 812 федеральных единичных расценок.

IV. Контрольная и разрешительная деятельность.

В рамках совершенствования разрешительной деятельности Министерства в 2017 году осуществлен переход на выдачу разрешений на строительство и на ввод объектов в эксплуатацию в электронной форме с использованием единого портала государственных услуг. Теперь обратиться за выдачей разрешения в любое время, не приезжая в Министерство.

Также организована работа по контролю соблюдения региональными властями законодательства о градостроительной деятельности и исполнения ими переданных полномочий в части проведения экспертизы и контроля за соблюдением градостроительного законодательства органами местного самоуправления.

В 2017 году проведены две внеплановые выездные проверки (в октябре – в Сахалинской области, в ноябре – в Тверской области). В текущем году запланировано 11 проверок, 2 из них уже проведено (в Ярославской и Московской областях). По результатам выданы предписания о приведении регионального законодательства в соответствии с федеральным, а также устранению выявленных нарушений в деятельности уполномоченных органов власти.

V. ЖКХ

1. Привлечение частных инвестиций.

Один из приоритетов Минстроя России - повышение качества коммунальных услуг, в том числе, за счет частных инвестиций.

Общий объем вложений в отрасль в 2016 году составил 194 млрд рублей, по предварительным оценкам, цифра 2017 года будет сопоставимой. Важную роль здесь играют концессии – к слову, в отличие от других отраслей, 95% инвестиций в рамках концессий составляют именно частные средства.

По предварительным данным на 1 января 2018 г. в сфере ЖКХ заключено 1831-о концессионное соглашение. Общий объем инвестиций (нарастающим итогом), предусмотренный в рамках действующих концессионных соглашений, составил более 257 млрд руб.

По предварительным данным в 2017 году заключено порядка 300 концессионных соглашений, предусматривающих около 50 млрд. рублей инвестиций.

Важно отметить, что в регионах, в которых реализуются концессии, удалось снизить аварийность в теплоснабжении на 47%, сократить потери в сетях на 18%. В сфере водоснабжения удалось снизить аварийность на 21% и сократить потери на 14%.

Необходимо отметить, что, к сожалению, есть случаи заключения концессионных соглашений, которые фактически являются договорами аренды. По результатам проверки выявлено 155 концессий (около 8% от общего их количества), не предусматривающих обязательств концессионеров. Мы, безусловно, будем работать над повышением качества заключаемых концессионных соглашений. Первый шаг уже сделан. После определения региона третьей стороной концессионных соглашений качество заключаемых концессий улучшилось.

Для стимулирования притока в отрасль частных инвестиций мы совместно с коллегами из «Сбербанка» сформировали так называемое «коробочное решение» - типовое тиражируемое кредитное решение, предусматривающее стандартизацию параметров заемного финансирования концессионных проектов в сфере тепло-, водоснабжения и водоотведения, что позволит концессионерам привлекать долгосрочные кредиты по ставке, превышающей ключевую ставку Банка России не более, чем на 3-4 процентных пункта. В этом году мы прогнозируем заключение порядка 50 таких кредитов в 33 регионах страны, 21 из них (на сумму порядка 14,5 млрд рублей) находятся в высоко стадии готовности.

2. Расселение аварийного жилья.

Завершается расселение аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 года. Программа выполнена на 98,6%.

Всего за время реализации программы расселено более 1 миллиона человек (1 млн. 20 тыс.) из 15 млн. 820 тыс.кв.м аварийного жилья, в том числе более 678-и тыс. человек и 10,6 млн.кв.м в рамках указа Президента страны от 7 мая 2012 года.

Целевые показатели выполнил 71 регион. В 12 регионах данная работа должна быть завершена до конца этого года. Им предстоит расселить чуть более 179 (179,28) тыс.кв.м, в которых проживает 10,5 тыс. человек.

Также до конца года должно быть завершено расселение вновь выявленного аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 г. Эта задача стоит перед 13 регионами где выявлено чуть больше 150 (151,7) тыс.кв.м такого жилья. Федеральная поддержка регионам оказана (3,15 млрд. рублей) и при должном контроле со стороны глав регионов проблем тут не должно быть.

И самое главное по этому направлению – до конца года должен быть утвержден постоянно действующий механизм расселения аварийного жилья, признанного таковым после 1 января 2012 года.

В соответствии с поручением Президента соответствующий законопроект будет внесен в ГосДуму уже в эту весеннюю сессию.

3. Капитальный ремонт многоквартирных домов.

Довольно успешно работает и механизм сдерживания ветшания жилищного фонда – система капитального ремонта домов.

В 2017 г. произведен капитальный ремонт более 46 тыс. домов, общая площадь которых составляет 172,8 млн. кв. метров в которых проживает более 6 млн. человек. Эти показатели - наш ориентир, который необходимо выдерживать в дальнейшем.

Важным здесь является рост доверия граждан, отражающийся на собираемости взносов. По итогам 2017 года собираемость взносов достигла 92,1%, что почти на 6,5% больше показателя 2016 года.

4. Формирование комфортной городской среды.

В прошедшем году мы приступили выполнению новой задачи – формированию комфортной городской среды.

Всего в 2017 году в рамках проекта благоустроено 23 тысяч объектов в 1653 муниципалитетах, в которых живет почти 86 миллионов человек, то есть проект так или иначе затронул больше половины населения нашей страны (58,5 %).

Это больше плановых показателей и, надеюсь, нам удастся сохранить этот темп.

Для этого мы на основании результатов 2017 года в помощь регионам сформируем реестр лучших практик, которыми смогут пользоваться все желающие.

Всего из поступивших в Минстрой 537-ми заявок на включение в реестр экспертами отобрано для включения в реестр более 100 проектов.

Также необходимо отметить высокий интерес граждан к этой работе и готовность в ней участвовать. В прошедшем году в реализации проекта приняло участие порядка 900 тысяч человек.

В этом году проект будет еще масштабнее и захватит малые города и исторические поселения, которые будут финансироваться по отдельным правилам по итогам конкурсного отбора.

Проект стал значимой частью масштабного развития городов.

VI. Отдельные актуальные задачи.

Помимо названных основных направлений деятельности Министерство решает также отдельные задачи, которые ставятся Президентом и Правительством. Так Минстрой курирует строительство стадионов к чемпионату мира по футболу, строительство гражданских объектов космодрома «Восточный», участвует в восстановлении Соловецкого архипелага, выполняет отдельные задачи в Дальневосточном регионе.

Совместно с «Домом РФ» Министерство оказывает адресную поддержку развитию городов Владивосток (остров Русский), Калининград, Саратов, Палех. С участием Правительства Московской области разрабатываем концепцию пространственного развития города Сергиев Посад как центра Православия.

Это основные результаты нашей работы, о которых я хотел Вам доложить с учетом ограниченности времени. Мое выступление дополнят другие выступающие в рамках сегодняшнего заседания.

В заключение своего выступления, вспоминая слова Президента в послании Федеральному Собранию о том, что развитие городов стало движущей силой для всей страны, хочу поблагодарить всех коллег, которые непосредственно участвовали и помогали нам в этой работе, Вас, Дмитрий Николаевич, коллег из Совета Федерации и Государственной Думы, наших региональных коллег, и конечно же самих граждан, которые активно подключились и помогли сделать нашу страну еще красивее и комфортнее.

Минстрой, безусловно, как и поручил Президент, продолжит работу по развитию городов и других населённых пунктов в рамках масштабной программы пространственного развития России.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 30 марта 2018 > № 2552415 Михаил Мень


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 марта 2018 > № 2550933 Александр Шохин

Встреча Дмитрия Медведева с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным.

Обсуждались, в частности, вопросы развития института специального инвестиционного контракта, а также совершенствования системы неналоговых платежей.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Николаевич, мы с Вами не так давно обсуждали текущую экономическую ситуацию, обсуждали определённые идеи в сфере налоговой политики и некоторые другие вопросы, которые волнуют предпринимательское сообщество. Вы рассказывали о подходах РСПП к решению отдельных проблем, в том числе и по совершенствованию такого неплохо зарекомендовавшего себя экономического института, как специальный инвестиционный контракт. Не скрою, многие проекты у нас предлагают реализовывать именно в такой форме, имею в виду набор преимуществ, льгот, а также налоговых режимов, которые применяются при исполнении этого контракта. Знаю, что Вы над этим работали. Какие предложения?

А.Шохин: Во-первых, хотел бы сказать о том, что мы, не только Российский союз промышленников и предпринимателей, но и другие бизнес-объединения активно включились сейчас в реализацию Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. Безусловно, такие прорывные задачи, как выход на темпы роста выше среднемировых, увеличение инвестиций в основной капитал с нынешних 17,5% до 25% как минимум, – это серьёзные задачи, которые требуют повышения стимулирующей роли налоговой системы.

И у нас действительно целый ряд конкретных предложений на этот счёт есть. Мы более двух лет работали с Правительством, Министерством экономического развития, Министерством финансов, Министерством промышленности и торговли, и мне кажется, что подготовлен неплохой вариант закона о специальных инвестиционных контрактах, который, мы надеемся, уже в ближайшее время будет рассмотрен на Правительстве и внесён в Государственную Думу. Что прежде всего в этом законе нас привлекает как бизнес? Это сохранение неких базовых налоговых регуляторных условий на разумный, адекватный период, связанный с реализацией проекта. Это даже более важно для бизнеса – предсказуемость условий ведения предпринимательской деятельности, нежели даже конкретные налоговые льготы. Мы хотели бы, чтобы этот базовый принцип в финальной версии закона остался, и есть все основания полагать, что можно этот закон принять уже в рамках весенней сессии Государственной Думы.

Кроме того, мы включились в работу по реализации Вашего поручения, Дмитрий Анатольевич, по проработке темы неналоговых платежей. В частности, две недели назад на совещании под Вашим председательством было решено, что некоторые из этих неналоговых платежей можно инкорпорировать в Налоговый кодекс. Мы с этим в принципе согласны, но мы видим целый ряд проблем, которые надо решить, прежде чем это делать. Возьмём, например, экологические платежи. Экологические платежи – это не чисто фискальная мера, как мы надеемся, это ещё и способ устранить проблемы, связанные в том числе с утилизацией отходов производства и так далее. Здесь явно фискальная функция, то есть налоговая, и экологическая функция в определённом противоречии находятся. И многие предприятия, если будут сами перерабатывать отходы производства и активно этим заниматься, не будут платить эти платежи. Как крайний вариант такое возможно, но тогда никакого экологического сбора не будет, и налоговой службе нечего будет собирать. Поэтому надо вопросы, связанные с администрированием, с более чётким прописыванием, что нам важнее – экология или сбор налогов…

Д.Медведев: И то и другое для нас очень важно.

А.Шохин: Я согласен, баланс нужен какой-то. Кроме того, в том проекте закона, который Минфин подготовил, содержится норма, которую бизнес горячо поддерживает, о том, что все решения о новых неналоговых платежах, об изменении ставок должны приниматься за шесть месяцев до начала финансового года. А в том проекте Бюджетного кодекса, который сейчас обсуждается, подготовленном Минфином, три месяца значатся. Хорошо было бы всё-таки в пользу бизнеса решить этот вопрос. Для нас ведь важно подготовиться к этим изменениям. Но при этом мы исходим из того, что будет обеспечена, как говорят финансисты, фискальная нейтральность всех этих изменений. Я думаю, что в течение нескольких месяцев мы сумеем выйти здесь на оптимальные формулировки, удовлетворяющие и бюджет, и бизнес. И очень важно было бы сдвинуть вопрос о неналоговых платежах с нынешней дискуссионной ситуации в соответствующие решения. Для нас очень важна базовая позиция, Правительство её проводит достаточно чётко, а именно то, что все неналоговые платежи должны иметь законодательное оформление. Стало быть, должна быть предсказуемость в этой области.

Сейчас идёт также активная работа по инвентаризации налоговых льгот, и здесь мы тоже хотели бы вступить в активный диалог с Правительством. Нам хотелось бы, чтобы не было такого упрощённого подхода к налоговым льготам по принципу, что некоторые типы налогоплательщиков сразу будут исключаться – например, налогоплательщики, включённые в консолидированную группу налогоплательщиков, или какие-то отрасли целиком будут изъяты, металлургия например.

Также хотелось бы, чтобы была оценка комплексного мультипликативного эффекта от налоговых льгот. Многие компании ведь не только строят заводы и другие производственные объекты, они строят и социальные объекты, социальную инфраструктуру: дороги, школы, больницы и так далее. И нам очень важно, чтобы учитывались эти инвестиции компаний и относились эти расходы на себестоимость. Об этом тоже мы неоднократно говорили, но хотели бы, чтобы в рамках этой работы по инвентаризации льгот и по повышению их эффективности все эти соображения были учтены.

Буквально сегодня Центральный банк предложил ограничить сумму пеней и различного рода штрафов полуторным размером от основного тела долга. Такого рода подход можно было бы применить и к безнадёжной задолженности юридических лиц. Скажем, определить, что сумма пеней не может быть выше какого-то размера.

Д.Медведев: По отношению к основному долгу Вы имеете в виду?

А.Шохин: К основному долгу. Это позволило бы фактически безнадёжную задолженность, которая накопилась в кризисный период – 2015–2016 годы, урегулировать без разрушения бизнеса. Многие компании готовы, что называется, платить. Было бы неправильно здесь прощать долги, иначе добросовестные налогоплательщики оказываются в худшем положении, но продумать такую схему реструктуризации вполне возможно. Мы с Государственной Думой уже начали вести диалог, с Министерством финансов. Думаю, здесь главное найти количественные критерии.

Ещё один вопрос в контексте донастройки налоговой системы – это судьба страховых фондов, фондов социального страхования. Хотел бы проинформировать Вас, что социальные партнёры, РСПП как общероссийское объединение работодателей и ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России) как сторона профсоюзов Российской трёхсторонней комиссии, готовят сейчас предложение по трансформации Фонда социального страхования в публично-правовую корпорацию, с тем чтобы социальные партнёры в большей степени несли ответственность за управление этим фондом. Он носит чисто страховой характер, за небольшими исключениями. Здесь можно было бы отработать и страховые принципы, и механизм публично-правовой корпорации, которая уже есть у нас не только в теории, в законодательстве, но и на практике, я имею в виду фонд дольщиков.

Мы довольно много имеем предложений по прикладным, если можно так сказать, направлениям – донастройке налоговой системы, системы обязательных платежей – и хотели бы, чтобы диалог с Правительством здесь продолжался так же активно, как и раньше.

Д.Медведев: Этот диалог, действительно, никогда не прерывался. Мы совсем недавно, Вы упомянули об этом, обсуждали и систему неналоговых платежей, и интеграцию этой системы в действующее правовое поле. Здесь я абсолютно солидарен с позицией, которую Вы высказали, собственно, я и сам об этом неоднократно говорил: вся эта система должна быть в легальном поле. Нельзя допустить ситуацию, когда то или иное ведомство изобретает эти платежи, умножает их количество и этот процесс становится неконтролируемым. Это бьёт и по бизнесу, и по экономике в целом. Поэтому давайте работу и над этими вопросами, и над специальным инвестиционным контрактом, его новым оформлением продолжим и обсудим сейчас более подробно.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 марта 2018 > № 2550933 Александр Шохин


Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 30 марта 2018 > № 2550913 Николай Токарев

Встреча с главой компании «Транснефть» Николаем Токаревым.

Владимир Путин встретился с председателем правления публичного акционерного общества «Транснефть» Николаем Токаревым. Обсуждались достижения холдинга за 25-летнию историю и результаты работы за прошлый год.

В.Путин: Николай Петрович, в этом году компании «Транснефть» исполняется 25 лет с момента образования, создания. За эти годы она превратилась в крупнейшую мировую компанию подобного рода.

Давайте начнём с этого. Два слова скажите о том, что из себя сегодня представляет компания, я вижу, конечно, по документам, но и Ваши комментарии были бы уместны, и, конечно, по результатам работы за прошлый год.

Н.Токарев: Владимир Владимирович, прежде всего хотел бы от 115-тысячного коллектива «Транснефти» сердечно Вас поздравить с избранием на пост Президента Российской Федерации и пожелать больших успехов в деле развития, укрепления страны. «Транснефть» всегда рядом, всегда будет поддерживать Ваши усилия в этом направлении. Можете на нас полностью рассчитывать.

В.Путин: Спасибо большое.

Н.Токарев: Если говорить о таком небольшом юбилее, то, конечно, нам есть чем гордиться. За 25 лет сделано очень много. Сегодня «Транснефть» присутствует в 64 субъектах Российской Федерации, то есть это регионы нашей деятельности, это восемь федеральных округов, это 115 тысяч сотрудников.

За прошедшее время, особенно за последние 10 лет, построено 19 тысяч километров линейной части, в том числе нового строительства, в новых проектах девять тысяч километров, и замена линейной части, то есть технический ресурс, который отработан, – это ещё 10 тысяч километров; 50 нефтеперекачивающих станций.

В.Путин: Это за прошлый год?

Н.Токарев: Это за последние 10 лет.

В.Путин: А всего где-то 500?

Н.Токарев: У нас 70 тысяч километров – линейная часть, из них примерно 20 тысяч с небольшим – это нефтепродукты, и 50 тысяч километров – это нефтяные магистрали.

В.Путин: Это станции по перекачке?

Н.Токарев: 50 – это новых.

В.Путин: А всего?

Н.Токарев: А всего – более 500 нефтеперекачивающих станций разных мощностей.

И за последние десять лет, особенно с вводом новых больших проектов, которые были реализованы в это время, создано порядка 13,5 тысячи рабочих мест, из них девять тысяч – это Восточная Сибирь, Приморье, Хабаровский край, Амурский край.

Из наиболее значимых проектов благодаря Вашей поддержке – Восточная Сибирь – Тихий океан» (первая и вторая очередь), это Балтийская трубопроводная система, это отвод на Китай Сковородино – Мохэ, Заполярье – Пурпе, Пурпе – Самотлор, Куюмба – Тайшет. И новые нефтепродуктовые магистрали – это проект «Север», который позволил до 15 миллионов тонн увеличить подачу продуктов на Приморск, и проект «Юг», первая и вторая очереди, который связал в единую нитку куст южных нефтеперерабатывающих заводов начиная от Волгограда, и сегодня проводным транспортом продукты передаются в ту сторону.

Особой отличительной, для нас такой важной вехой явилась серьёзная подвижка в деле импортозамещения. Мы начали эту работу не потому, что санкции были введены, а ещё в 2008–2009 годах были приняты все необходимые решения советом директоров, руководством компании о том, что нам надо производить продукцию, которую мы можем на своей базе, базе наших заводов, и создавать совместные предприятия, производить, локализовывать в России, всё это делать. Было выделено финансирование, выделены приоритетные 26 направлений, по которым работа велась.

Сегодня мы полностью выполнили программы по 23 продуктам из этого приоритетного списка. И на сегодня в России производится 93 процента необходимого нам оборудования, которое мы закупаем. И программа предусматривает доведение этого показателя до 97 процентов через два года, в 2020 году. И мы его реально выполним, потому что результаты НИОКРов есть, они нас обнадёживают.

Совместно с итальянскими партнёрами построены интересные предприятия в Челябинске: мы теперь сами полностью удовлетворяем потребности отрасли в наших насосах, – Вы были в Челябинске, видели.

В августе этого года будет введено в эксплуатацию новое совместное предприятие с итальянцами, которое будет производить электрические двигатели, приводы для этих насосов. Производим собственную молекулу и теперь уже начали производить продукцию на её базе противотурбулентной присадки, которая позволяет увеличить объёмы прокачки. Раньше был единственный продавец и производитель на рынке, американская компания «Бейкер Хьюз», – теперь мы делаем с нашими татарскими партнёрами здесь, в России.

И в плане энергоэффективности тоже достигнуты серьёзные результаты. Мы сумели за счёт применения новых технологий и режимов работы современного оборудования с лучшими показателями добиться экономии от 16 процентов энергопотребления, то есть это порядка семи миллиардов рублей.

Работа в этом плане продолжается, и вот по аудиту, который сделал КПМГ, удельное энергопотребление на единицу товара транспортной продукции «Транснефти» сегодня является лучшим в мире. Это выводы авторитетной аудиторской компании.

Не буду останавливаться на блоке наших социальных программ, которые реализованы…

В.Путин: Какая средняя зарплата?

Н.Токарев: Средняя зарплата – 90 тысяч рублей, в зависимости от регионов.

В.Путин: В этом году планируете увеличение зарплаты?

Н.Токарев: Мы проиндексировали на текущий год. У нас на ставку инфляции всё это сделано, и мы практически ежегодно планируем эту работу проводить. В Центральной России, конечно, она немножко пониже. Дальний Восток и Восточная Сибирь, Север – в основном, конечно, там за 100 тысяч, там уже зарплата побольше.

У нас работает программа добровольного медицинского страхования, свой серьёзный, конкурентный на рынке негосударственный пенсионный фонд, он третий после «Газпрома» и «РЖД». Так что у нас замотивированы сотрудники ещё перспективой получения корпоративной пенсии.

Из последних серьёзных социальных программ я бы отметил особое внимание к поселковым школам. Мы за четыре предстоящих года планируем отремонтировать, в том числе и капитально отремонтировать, оборудовать современной техникой, интерактивными атрибутами и кабинетами (конкретно физики, химии и математики) поселковые школы. И 240 школ у нас в программе, мы уже эту работу начали, и она идёт полным ходом.

Все остальные направления: это медицина, образование, культура, спорт, есть конфессиональные сегменты, – в общем-то, всем стараемся уделять внимание, чтобы никто на нас не обижался.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 30 марта 2018 > № 2550913 Николай Токарев


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 29 марта 2018 > № 2554039 Владимир Виневский

Служба на курорте: расслабляться не приходится.

Краснодарский край - благодатный южный регион России. Это и величественный Кавказ - родина разных народов с их историей и этнографией. И Черноморское побережье с вечнозелёными пальмами и магнолиями, ярким солнцем, которое светит здесь более 260 дней в году. Но Кубань по праву считается не только прекрасной курортной зоной, здравницей России. У края богатые история и традиции. Кто не слышал о кубанских казаках, которые основали большинство современных городов и станиц Краснодарского края? На территории региона в мире и согласии проживают более 120 представителей разных национальностей.

Интервью с начальником ГУ МВД России по Краснодарскому краю генерал-лейтенантом полиции Владимиром ВИНЕВСКИМ было намечено на четвёртый день моей командировки. Поэтому я воспользовалась возможностью ближе познакомиться с регионом, побеседовать с его жителями, узнать не только об особенностях климата в южных широтах, менталитете кубанцев, но и о существующих проблемах, криминальной обстановке. Словом, на встречу с начальником полицейского главка я шла уже «подкованной» и с новыми впечатлениями.

О цифрах и безопасности

- Владимир Николаевич, хотелось бы начать с приятных впечатлений. Краснодарцы, с которыми мне удалось побеседовать, признаются, что в городе они чувствуют себя в безопасности. Многие отмечают, что хулиганств и грабежей стало заметно меньше. Можно ли это считать результатом успешной борьбы полиции с уличной преступностью?

- И не только с уличной. В последние годы у нас наметилась тенденция к снижению количества преступлений по многим видам, в первую очередь - против личной и имущественной безопасности. Есть определённые успехи в раскрытии тяжких противоправных деяний, в частности, убийств, а также краж и мошеннических действий. За последние годы почти вдвое сократились правонарушения в подростковой среде. Этому способствовало принятие в 2008 году в Краснодарском крае так называемого детского закона (закона о профилактических мерах по недопущению беспризорности и правонарушений, совершаемых подростками). Данным правовым актом чётко регламентируется нахождение несовершеннолетних на улицах без сопровождения родителей до десяти вечера. Контроль за его соблюдением возложен на рейдовые группы, куда, кроме полицейских, входят и представители общественности - педагоги, родители, казаки и даже священнослужители. Особое внимание уделяется тем детям, которых задерживают в ночное время на улице систематически. Если такое происходит, рейдовая группа выезжает по адресу проживания ребёнка, чтобы выяснить, что же всё-таки вынуждает его ночью уходить из дома. Мы видим: закон в крае успешно работает. За время его действия уменьшилось число правонарушений и в отношении несовершеннолетних. Кубанский опыт стали перенимать и в других регионах.

В целом по итогам 2017 года в крае уровень преступности снизился по 82 пунктам. Можно и дальше апеллировать к цифрам, но всё-таки главный критерий, по которому, как мне кажется, было бы правильно судить о нашей работе, - это как раз спокойствие, порядок на улицах, чувство безопасности у жителей. Разумеется, хорошие результаты не сами приходят, это итог колоссальной работы всего личного состава. Я не говорю сейчас о какой-то вехе в нашей деятельности. Ведь проблем ещё очень много, и мы готовы их решать.

Вернуть доверие

- С тех пор как вы возглавили ГУ МВД России по Краснодарскому краю в 2011 году, поменялись ли приоритеты в работе?

- Когда меня только назначили на должность руководителя кубанской полиции, у населения было много негатива по отношению к стражам правопорядка. Поэтому перед собой и личным составом я поставил одну из главных задач - вернуть доверие граждан. А для этого нужно работать с людьми, встречаться, разговаривать, решать насущные проблемы. Начал с того, что стал проводить выездные приёмы граждан в подразделениях. И сейчас делаю это регулярно. Лично общаюсь с каждым посетителем, который находится в сложной жизненной ситуации. Мои заместители тоже выезжают в районы и встречаются с населением. Сначала изучаем, откуда больше поступает заявлений, какие там есть проблемы, затем туда и направляемся. Доверие людей к стражам порядка постепенно возвращается. А борьба со всеми проявлениями преступной деятельности была и остаётся главным нашим приоритетом.

- С какими вопросами жители края обращаются за помощью к полиции?

- На приём приходят люди с самыми разными ситуациями, в том числе личного характера, скажем, недовольство качеством рассмотрения уголовных дел, конфликты с соседями - к примеру, не поделили межу между участками. Обращаются к нам граждане, которые поднимают более глобальные аспекты, касающиеся всех жителей. Например, выходят с предложениями по организации и благоустройству парковочных мест. Приходят дольщики с жалобами на затягивание сроков строительства. Есть большой спектр вопросов, напрямую не относящихся к компетенции правоохранительных органов. Но от человека, который пришёл со своей проблемой, нельзя просто отмахнуться, даже если он обратился не по адресу. Когда это касается каких-то просьб людей, а ответственные за данное направление руководители на местах их не слышат, конечно, вмешиваемся. Нередко помогаем составить исковые заявления. По некоторым вопросам отчитываюсь на Совете безопасности при главе администрации, докладываю лично губернатору Краснодарского края. У нас налажено тесное взаимодействие с местными органами власти. Стараемся, чтобы после обращения к нам человеку стало понятно, как действовать и куда направляться дальше.

Один сотрудник и два казака

- Как удаётся справляться с возложенными задачами в условиях, когда население Краснодара растёт и фактически уже превышает миллион человек, при этом численность регионального гарнизона полиции остаётся на прежнем уровне?

- Стараемся задействовать все ресурсы и возможности, включая общественность, дружинников, студентов, курсантов Университета МВД и военных учебных заведений.

В Краснодаре около 80 тыс. студентов, это мощная сила, которая может и должна быть использована для обеспечения правопорядка. Увеличиваем количество патрулей и за счёт привлечения казаков. Маршруты патрулирования перемещаем ближе к вокзалам, гипермаркетам, торговым центрам и рынкам. Это происходит не только в столице края, но и во всём регионе. На сегодняшний день у нас создано 47 казачьих дружин, их численность составляет более 1600 человек. Ежесуточно совместно с сотрудниками полиции на охрану общественного порядка заступают до 500 казаков-дружинников. В 2017 году совместными нарядами раскрыто около 100 преступлений и пресечено более 4,5 тыс. административных правонарушений. Значительную помощь казаки оказывают во время проведения массовых мероприятий, в том числе международного уровня.

Сегодня и на каждого участкового уполномоченного полиции ложится большая нагрузка. А в курортный сезон она увеличивается в разы. В некоторых станицах на одного участкового приходится по пять, а иногда и по семь тысяч человек. Это звено объективно нуждается в усилении.

Профилактика - многогранный аспект, в ней задействованы не только сотрудники полиции. Словом, в предупреждении негативных явлений и борьбе с ними мы всегда можем рассчитывать на поддержку местных властей и общественности.

Отличившихся добровольных помощников стражей порядка поощряем в рамках проекта «Поступок». Это служит для них хорошим стимулом.

Море, горы и… большая ответственность

- Краснодарский край в первую очередь ассоциируется с солнцем, морем и горами. Ежегодно миллионы людей приезжают на Азово-Черноморское побережье отдыхать и оздоровиться. Это обстоятельство, по всей видимости, налагает на стражей порядка особую ответственность…

- Краснодарский край готов принимать гостей не только летом, но и круглый год. Курортный сезон на побережье длится с 1 июня по 30 сентября. Но если брать Сочи, то здесь туризм круглогодичный. Зимой, например, все едут в Красную Поляну. На Новый год этот горнолыжный курорт посетили около 360 тыс. туристов. Его популярность только растёт.

В прошлом году Кубань приняла порядка 17 млн приезжих, тогда как численность населения края составляет около 5,7 млн. Эта цифра характеризует высочайшую нагрузку на регион.

Но, к сожалению, не все едут к нам с чистыми намерениями. Больше всего преступлений совершается именно «гастролёрами». Они умело пользуются тем, что отдыхающие, как правило, на курорте расслабляются и теряют бдительность. Забыл закрыть окно в номере гостиницы на первом этаже, доверился незнакомцу, предложившему за небольшую плату арендовать домик у моря… Люди на отдыхе часто становятся жертвами мошенников и воров. Сотрудники полиции работают в основном на упреждение этих видов преступлений. Мы доводим информацию профилактического характера до граждан, ролики на тему мошенничества и необходимости проявлять внимательность постоянно звучат в эфире. Несмотря на наплыв туристов, в прошлом году удалось снизить на 4,6 % случаи краж и мошеннических действий.

- В последнее время Краснодарский край стал площадкой для проведения массовых мероприятий всероссийского и международного значения. Если говорить конкретно о Сочи, то для всех очевиден послеолимпийский успех курорта, основные составляющие которого - современная инфраструктура, насыщенный событиями календарь, внимание со стороны первых лиц государства. А какой опыт в обеспечении правопорядка и безопасности в связи с этим приобрели полицейские края?

- Благодаря Олимпиаде в Сочи стражи порядка получили колоссальный опыт, в том числе по взаимодействию с сотрудниками многих субъектов Российской Федерации и представителями других силовых структур. Во время её проведения в Краснодарский край прибыло много прикомандированных полицейских. Каждый отвечал за свой участок работы. После Олимпиады все спортивные объекты и инфраструктура задействованы практически на 100 процентов. В прошлом году обеспечено более 9 тыс. массовых мероприятий, что почти наполовину больше, чем в 2016-м. На территории края состоялось 26 международных и 339 всероссийских спортивных соревнований. Проведены III зимние Всемирные военные игры в г. Сочи, Российский инвестиционный форум, Кубок конфедераций FIFA, российский этап чемпио­ната мира «Формула-1», Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. В этом году также уже прошёл ряд знаковых событий, в числе которых Конгресс национального диалога Сирии (встреча представителей сирийской оппозиции) и экономический форум.

Руководство страны, зарубежные партнёры и гости, организаторы и участники мероприятий дают высокую оценку деятельности правоохранительных органов по обеспечению безопасности массовых мероприятий. Уже есть наработки, которыми полиция Кубани делится с коллегами из-за рубежа. Нашим опытом заинтересовались в Аргентине и Китае.

Работа по обеспечению правопорядка проходит постоянно, а не только накануне события: мониторинг ранее судимых, выявление лиц, которые могут внести дестабилизацию, патрулирование улиц и многое другое.

Сегодня подготовка к главному спортивному событию года - чемпионату мира по футболу - вышла на финишную прямую. Безопасность на мундиале, который по времени совпадёт с пиком курортного сезона, - одна из первоочередных задач. Так что в это лето об отдыхе нам придётся забыть. И хотя кубанская полиция всегда ощущает поддержку коллег из других регионов во время проведения больших мероприятий, всё-таки за порядок и безопасность на своей территории отвечаем в первую очередь мы сами.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Визитная карточка

Владимир Виневский родился 30 октября 1958 года в Гродненской области. В 1994 году окончил Санкт-Петербургскую высшую школу МВД России.

В органах внутренних дел служит с октября 1981 года с последовательным продвижением от милиционера УВД Дзержинского райисполкома г. Ленинграда до начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю.

За добросовестное отношение к служебным обязанностям, активный вклад в борьбу с преступностью награждён государственными наградами Российской Федерации, почётным званием «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел Российской Федерации», неоднократно поощрялся приказами МВД России.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 29 марта 2018 > № 2554039 Владимир Виневский


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > mirnov.ru, 29 марта 2018 > № 2553897 Валентина Матвиенко

ОМС: ВЗЯТЬ ДА ОТМЕНИТЬ?

Громкая новость пришла из Совета Федерации.

На заседании научно-экспертного совета по реализации задач, озвученных в послании президента, спикер Валентина Матвиенко предложила направлять средства в медицинские учреждения через структуры Минздрава напрямую из федерального и регионального бюджетов, минуя Фонд ОМС, а саму систему страхования сделать добровольной, то есть ни много ни мало радикально изменить систему финансирования медицинских услуг в стране.

Что могло заставить третье по рангу должностное лицо в российской вертикали власти публично бросить камень в систему обязательного медицинского страхования, в которой крутятся около 2 трлн народных рублей? В смысле - сумасшедшие деньги, переданные государству в виде налогов, чтобы обеспечить быстрое и качественное лечение больных.

Валентина Ивановна жестко заявила, что деньгами этими слишком вольготно распоряжаются страховые компании:

«Сколько средств граждан уходит на содержание этих страховых компаний?! Это просто конторки по перекачиванию денег граждан. А какая эффективность страховой компании? Приезжаешь в регион - самые красивые здания у отделений ПФР, ФОМС, ФСС. Вот на это уходят средства. И это называется эффективной системой?!»

Спикер замахнулась на медстрахование! Система эта строилась на заре доморощенного либерализма, когда недоучившиеся «экономисты-завлабы» ломали советские механизмы социального обеспечения, внедряя по рецептам заморских учебников или забугорных советников механизмы иностранные, совсем иные.

Именно тогда между государством и нуждающимися в соцподдержке гражданами возникли посредники - толстые прокладки в виде всех этих фондов.

Скопировать их по-умному с иностранных образцов «реформаторы» не сумели, упустив сознательно или по малограмотности важные детали. Потому и получилось – их фонды заточены на то, чтобы умножать средства налогоплательщиков и оплачивать их лечение, а «наши» больше пригодны для обогащения начальников этих фондов.

Первый грандиозный скандал в ФОМС случился осенью 2006 года, когда Генпрокуратура арестовала практически все руководство во главе с его директором Андреем Тарановым.

Уголовное дело было заведено по результатам проверки Счетной палатой деятельности организации за 2005 год, речь шла о преступлениях по двум статьями УК РФ - «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Получение взятки».

Через четыре года снова! В августе 2010-го страна узнала о раскрутке «дела томографов», получившего шанс стать самым громким коррупционным скандалом года. Стоимость томографов и другой дорогостоящей медицинской техники завышалась в разы, они покупались через третьих лиц, при этом с каждой перепродажей цена увеличивалась в несколько раз.

Продолжение - в сентябре 2017 года. Генпрокуратура выяснила, что ФОМС, отказывая в деньгах сельским медпунктам, тратил бюджетные деньги на закупку квартир своему руководству.

Например, заместитель начальника управления фонда получил на эти цели 11,5 млн рублей, при этом у чиновника в собственности уже были две квартиры в Арабских Эмиратах плюс большая квартира в Москве. Всего фонд выделил пяти своим руководителям 45 млн рублей.

При этом следователи отметили, что на фоне резкого улучшения жизни начальников организации долги больниц в регионах достигают сотен миллионов, а то и миллиардов рублей! Такое вот заколдованное место этот ФОМС: поток государственных средств здесь резко меняет направление и вместо поликлиник и больниц сворачивает в карманы чиновников.

«Государственные деньги государственным же медучреждениям передаются через частных коммерческих посредников, - утверждают специалисты Минздрава. - У нас структуры ОМС заинтересованы в росте объема медицинских услуг, но не заинтересованы в результатах лечения. Главное - лечить дольше и дороже, чтобы больше положить себе в карман. Система экономически нацелена на рост числа больных, а особо - на увеличение доли тяжелобольных с длительно или хронически протекающими болезнями. Все это противоречит целям государства и общества!»

Так в наших нынешних реалиях работает обязательное медстрахование, в котором огромные бюджетные деньги сначала закачиваются в коммерческие организации, чтобы затем быть отправленными в государственные поликлиники и больницы. Это теоретически.

Но на то он и посредник, чтобы к нему прилипали купюры. Как утверждает создатель НИИ по управленческим и экономическим проблемам Минздрава Юрий Комаров, из бюджета ОМС по дороге из фондов в больницы вымывается около 14%, то есть примерно 238 млрд рублей.

По официальным выводам Счетной палаты, в 2015 году система ОМС потеряла 30,5 млрд рублей, которые страховые компании потратили на собственные нужды, а в 2017-м СП зафиксировала увеличение на 26-39% тарифов на услуги, оказываемые больницами в рамках системы ОМС.

Количество скандалов в ФОМС, а также превращение рядовых чиновников в крупных жуликов, едва они рассаживаются по начальственным кабинетам фонда, однозначно свидетельствуют - лавочку надо закрывать и переходить на короткую прямую схему «федеральный бюджет - медицинские учреждения». Думается, спикер Совета Федерации не случайно озвучила эту идею именно сейчас, когда среди властных элит началась гонка за пост нового главы правительства.

Участникам этой гонки стоит также обратить внимание на Пенсионный фонд, который работает по схожей схеме и у которого постоянно не хватает денег. Может, и здесь укоротить и вернуться к советской модели «бюджет - собес - пенсионер»?! Не помнится, чтобы на нее сильно жаловались...

Лаврентий Павлов

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > mirnov.ru, 29 марта 2018 > № 2553897 Валентина Матвиенко


Россия > Транспорт > forbes.ru, 29 марта 2018 > № 2548960 Игорь Моржаретто

Держитесь за баранку. В России подорожают машины и появятся новые штрафы

Игорь Моржаретто

автомобильный эксперт

Весной цены на автомобили вырастут из-за изменения ставок утилизационного сбора. Кроме того, Госдума готовит ряд законопроектов, вводящих новые и увеличивающих действующие штрафы для автомобилистов

Каждый год в канун новогодних праздников или чуть позже автопроизводители традиционно повышают цены на авто нового модельного года. Объясняют это появлением новых опций, инфляцией, изменением курсов валют и так далее. Так было и в этом январе, когда практически все компании подняли цены на 3-5% (в среднем). Но, увы, нет уже никаких сомнений в том, что в ближайшие месяцы нас накроет очередная волна повышения цен, с инфляцией никак не связанная.

Неумолимый рост

В январе правительство утвердило повышение в два-три раза акцизов на новые автомобили, мощностью свыше 200 л. с., и в результате некоторые модели премиум-класса подорожали на 300 000-500 000 рублей. А 1 апреля у нас случится индексация утилизационного сбора. Правительство утвердило новые ставки — они, как уверяют, выросли всего на 15%. Но это в среднем по больнице (по всем видам автомобильной техники); для легковых машин повышение оказалось куда более серьезным. Для новых автомобилей с мотором объемом до 1 л вырастет действительно всего на 17% (до 33 000 рублей), но такие у нас в стране популярностью не пользуются — за год продают меньше 5000 шт. А вот для самой массовой категории с моторами от 1 до 2 л утилизационный сбор подняли аж на 90% (до 84 000 рублей), от 2 до 3 л — на 49% (до 126 000 рублей). На машины с двигателем объемом 3 л и выше ставки не изменились.

Выросла сумма платежей и для грузовых авто и прицепов, в зависимости от мощности и массы рост составил от 15% до 90%. Смешно, но даже для новых электромобилей, продажи которых государство обещает поддерживать, сбор увеличился на 15% (до 32 600 рублей). Ставки утилизационного сбора для подержанных автомобилей (если кто еще захочет их ввозить!) выросли на те же 15-90%, но в абсолютных цифрах стали совсем запретительными. Например, за 3-4-летний автомобиль с двигателем 1-2 л придется отдать (дополнительно к таможенным сборам!) еще и 313 800 рублей. Прощайте, бэушные иномарки из Европы и Японии…

Вот что при этом интересно: автопроизводители, которые развернули сборку своих машин в России, этот сбор платят, но впоследствии его им компенсируют за счет промышленных субсидий от государства (правда, с временным лагом в 3-6 месяцев). На эти цели правительство планирует выделить в 2018 году 102 млрд рублей. Причем доля отечественной сборки на рынке составляет уже 83%.

Тогда вообще не очень понятно, зачем увеличивать, причем так резко, этот сбор, ведь в большинстве случае деньги просто перекладываются из одного кармана в другой и обратно. Чтобы получить деньги сейчас, а завтра… Так это будет завтра! Или хотят окончательно прибить импорт? Но зачем? На самые мощные и дорогие машины сбор не вырастет. А вот цена импортных иномарок бюджетного и среднего класса снова может поползти вверх… Да что там, обязательно поползет, или модели просто тихо уйдут с нашего рынка! Кому мешает, скажем, Nissan Juke, Mitsubishi ASX или Renault Dokker? Или немногочисленные выжившие на наших просторах пикапы? Ожидается, что повышение цен на эти модели может составить 5-8%, а для среднего класса это слишком много… Кстати, без сомнения, вырастет (хотя и не так резко) и цена локализованных моделей, так как утильсбор надо заплатить сегодня, а компенсация придет ближе к осени.

Все это не может не отпугнуть часть покупателей и остановить рост и так на неокрепшем рынке. Стоит ли это потенциального дополнительного дохода в 5 млрд рублей, которые федеральный бюджет планирует получить уже в этом году? А вдруг правительство (тьфу-тьфу-тьфу!) решит отменить субсидии российским заводам (такой сценарий вполне возможен по нынешним временам; между прочим, это объясняет, зачем в принципе затеяна история с повышением сбора)? Тут же неминуемо последует повышение цен на все новые машины. Не надо быть пророком — в таком случае как минимум надо ставить жирный крест на планах восстановления всей отрасли с оборотом более 2 трлн рублей в год.

Так, для справки. Утилизационный сбор как оплата затрат государства на переработку автомобиля после окончания его эксплуатации был введен в 2014 году. По самой приблизительной оценке коллег из «Авторевю», за это время государство собрало по этой статье примерно 140 млрд рублей. Только вот к утилизации эти деньги никакого отношения пока не имеют — у нас даже нет рамочного закона, как и соответствующей госпрограммы. А полученные деньги используются на самые разные (надеюсь, исключительно благие!) цели.

Да, кстати, чуть не забыл! В марте Минпромторг расширил список автомобилей, владельцы которых заплатят транспортный налог в два-три раза больше, чем обычный, потому что их машины теперь относятся к роскошным — с 909 моделей до 1120. Напомню, что роскошными считаются авто ценой выше 3 млн рублей, а инфляцию и изменение курса рубля в министерстве существенными причинами не считают. Поэтому сегодня уже придется дополнительно раскошелиться покупателям BMW 5-й серии и Х3 (даже с базовым 2-литровым мотором), Ford Explorer, Nissan Murano, Volkswagen Touareg… Гордитесь, хозяева этих моделей, вы — элита!

Новые кары

Что еще ждет автомобилистов в ближайшие месяцы? По информации из Государственной думы, уже в нынешнюю сессию будет принято несколько новых «автомобильных» законов — из числа тех, что уже порядком залежались в профильных комитетах. Во-первых, это залог в 30 000 рублей за автомобиль, задержанный у пьяного водителя. Без уплаты этой суммы машину со штрафстоянки не забрать. В мае 2016 года документ был принят в первом чтении, и теперь, может быть, дело сдвинется с мертвой точки.

Во-вторых, в КоАП может наконец-то появиться штраф за опасное вождение — 5000 рублей за первый раз, лишение прав на год — за второй. Сам термин появился в ПДД еще в июне 2016 года, проект о наказании Госдума приняла в январе 2017 года. И с тех пор дорабатывается, потому что непонятно, как оформить это правонарушение? По каким принципам?

И в-третьих, в кодексе может появиться аналог балльной системы, которую у нас поименуют «накопительная система для злостных нарушителей ПДД». Суть ее в том, что за три общественно опасных нарушения (проезд на красный свет, превышение скорости на 40 км/ч и т. д.) в течение года водитель лишится прав или будет оштрафован дополнительно на 30 000 рублей. В октябре 2016 года законопроект прошел в первом чтении, и — завис… А теперь он — в приоритете у законодателей, так что ждем.

Есть еще один проект — ужесточение ответственности для водителей, которые не пропустили карету «скорой помощи». Депутаты предлагают лишать таких автомобилистов прав на два года. А если пациент умер, водителю может грозить реальный срок по уголовной статье. Правда, доказать причинно-следственную связь в таком случае будет непросто, поэтому законопроект до первого чтения не дошел (хотя и рекомендован профильным комитетом). Поэтому в этом полугодии его, видимо, обсуждать не будут. Но кто знает?..

Июль будет жарким

В этом месяце вступают в силу три знаковых решения, которые так или иначе повлияют на повседневную жизнь автомобилистов. Во-первых, лимит допустимого ущерба по европротоколу будет увеличен с 50 000 до 100 000 рублей. Оформить происшествие можно без участника сотрудника ГАИ; главное, чтобы участники ДТП были согласны с тем, кто виноват, и не было пострадавших людей. Вроде тут все хорошо, но страховщики сильно опасаются большого количества случаев мошенничества, ведь ставки-то повышаются. А гаишники будут приезжать на место ДТП все с меньшей охотой — разбирайтесь, мол, сами.

Кроме того, в июле вступают в силу поправки в КоАП, по которым состояние опьянения водителей будет определяться не только по показаниям алкометра, но и по результатам анализа крови. Наказание за нетрезвую езду остается прежним — 30 000 рублей штрафа и лишение прав. Состояние опьянения будет считаться установленным, если в 1 л крови водителя содержится более 0,3 г (это и есть промилле) абсолютного этилового спирта. Кстати, в дальнейшем МВД планирует увеличить штраф за отказ от медицинского освидетельствования — с нынешних 30 000 до 35 000-45 000 рублей.

И еще: с 1 июля все новые автомобили, которые произвели в РФ или ввезли из-за границы, не будут получать бумажные паспорта транспортного средства (ПТС), только электронные. Существующие синенькие ПТС не отменяются, их можно обменять на электронную версию, но только добровольно. Выглядит все очень красиво, но нет никаких сомнений в том, что на первом этапе обнаружится немало проблем… Например, как купить полис ОСАГО на новый автомобиль (а без этой бумажки нельзя поставить машину на учет) без ПТС? По договору купли-продажи? Этого не позволяет закон; у ГИБДД и страховых компаний ответа пока нет.

Впрочем, ждать осталось недолго — до 1 июля. И отступать некуда: бланки новых бумажных паспортов в МВД не заказали.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 29 марта 2018 > № 2548960 Игорь Моржаретто


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 марта 2018 > № 2544571 Хиллари Клинтон

Хиллари Клинтон, что произошло?

Эксклюзивное интервью с лузером

Нильс Торсен (Nils Thorsen),  Politiken, Дания

На самом деле, она была настроена говорить скорее о политике. Но когда корреспондент газеты «Политикен» (Politiken) встретился с нею в Амстердаме, нас интересовало другое: как удается заставлять себя вставать по утрам с постели, когда мечта всей твоей жизни разбита перед лицом всего мира. Как убедить себя, что то немногое, чего можешь достичь сейчас, тоже дорогого стоит? Книга Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) «Что произошло?» («What Happened?) только что переведена на датский язык. Мы встретились с её автором, чтобы обсудить, почему она проиграла Дональду Трампу (Donald Trump), почему так много американцев ее ненавидят, и что за дилемма, по ее словам, встает перед каждой женщиной с амбициями. Да, а еще она любит датский телесериал «Правительство» («Borgen»)

Наконец-то этот день настал. После долгих лет подготовки, унижений и неудач. Целое десятилетие она стояла впереди всех в неофициальной очереди женщин-претенденток на самый могущественный пост в мире. Триумф отложился на восемь лет после победы Обамы, но вот близок миг, когда путь, кажется, открыт. Вот день, когда американцы впервые выберут женщину-президента, пресловутый стеклянный потолок будет пробит, а Хиллари Клинтон обеспечит себе место в истории.

Хиллари Диана Родэм Клинтон

Родилась 26 октября 1947 года в Чикаго. Отец — торговец текстильными изделиями и убежденный консерватор. Несмотря на это, родители считали, что их дочь должна преуспеть.

В молодости Хиллари поддерживала республиканцев, но переметнулась в стан демократов в 1968 году под влиянием кандидата в президенты Юджина МакКарти (Eugene McCarthy), который был против войны во Вьетнаме.

Хиллари Клинтон имеет степень в области политологии Колледжа Уэлсли (Wellesley College) в Массачусетсе и в области юриспруденции Йельского университета, где она и встретила Билла Клинтона в 1971 году. Четыре года спустя они поженились, после чего родилась дочь Челси.

Пока Клинтон делала успешную карьеру юриста, Билл Клинтон дважды был губернатором штата Арканзас (1979-1981 и 1983-1992).

С 1993 по 2001 Клинтон была первой леди.

С 2001 по 2009 — сенатором от штата Нью-Йорк.

В 2008 она уступила Бараку Обаме в борьбе за место кандидата в президенты от Демократической партии.

С 2009 по 2013 — госсекретарь США

Казалось, ее триумфу не может помешать даже этот толстосум и звезда реалити-шоу с обширной поддержкой СМИ. Да и сама Хиллари в своей победе не сомневалась ничуть, прибыв вместе с мужем вечером 8 ноября 2016 года в пентхаус отеля «Пенинсула» в Нью-Йорке, чтобы в кругу друзей и соратников наблюдать за тем, как результаты из разных штатов постепенно складываются в безоговорочную победу.

«У меня и в мыслях не было, что мы можем проиграть», — говорит Хиллари.

Вот она сидит передо мной посреди большого конференц-зала в амстердамском отеле за небольшим квадратным столиком с белой скатертью. Она прибыла на наш континент читать лекции, и в моем распоряжении всего 20 минут. Очевидно, мы будем говорить скорее о политике, чем об эмоциях. Между нами трепещет пламя свечи. Рядом стоит ваза с тюльпанами, а вокруг нас тут и там виднеются тени охранников и телохранителей — они молча наблюдают за нами.

«По всем нашим данным, да и по всем имеющимся сведениям, победа была у нас в кармане», — объясняет она.

Однако из Северной Каролины стали прибывать тревожные сведения, и Билл Клинтон нервно расхаживал по номеру, жуя незажженную сигару. Хиллари же успокаивала себя тем, что все штаты выигрывать вовсе необязательно, поэтому решила вздремнуть — а выборы пусть идут своим чередом.

Пока она спала, дело приняло непредвиденный оборот. Мир словно пронесся мимо нее. Когда она проснулась, еще ждали результатов из Мичигана, Пенсильвании и Висконсина. Вроде бы ничего не было решено. Но Мичиган загорелся красным (цвет республиканцев — прим.перев.). А когда и Пенсильвания отошла Трампу в 1.35, все было кончено.

По словам Хиллари Клинтон, ей стало трудно дышать, как будто из комнаты откачали весь кислород.

«У меня был настоящий шок. Было очень больно».

Вокруг фуршетного стола собрался народ — семья, друзья и старые коллеги.

«И все они были так же обескуражены, как и я сама».

Как одновременно сказать «Простите, я проиграла» и «Где вас, черт возьми, носило?». Хиллари Клинтон ответила на это книгой в 478 страниц, которую написала в соавторстве с двумя спичрайтерами. Книга эта наполнена личными, кровью напитанными переживаниями — от огорчения и ярости до чувства вины и откровенного недоумения.

На днях книга «Что произошло?» вышла на датском языке. И рассказ о поражении Хиллари Клинтон из ее собственных уст вышел куда более неприглаженным, гневным и прямолинейным, чем ее прежние автобиографии, соблюдающие рамки приличия. Но, кроме того, это и искренняя попытка разобраться, что же случилось на самом деле, потому что как она сама пишет: «До сих пор мне это кажется невероятным».

Politiken: Говорят, американцы не любят проигравших. Почему же Вы все равно решили написать книгу?

Хилари Клинтон: С одной стороны, чтобы загладить вину перед самой собой. Но еще мне хотелось обратить внимание на многие вопросы, которые продолжают быть актуальными. Ведь в нашем поражении были замешаны и другие силы, повлиять на которые я не могла. О них мы начали догадываться только недавно. Теперь наша разведка говорит, что в наши выборы постоянно вмешивается Россия, а у нас в ноябре как раз новые выборы. Мы не учли большую перспективу, а надвигался идеальный шторм, срежиссированный по законам реалити-шоу. Нам нужно продолжать говорить об этом, и я так и собираюсь сделать. Если никто другой, то это сделаю я.

Странный миг

Хиллари Клинтон начала свой предвыборный вечер с обсуждения будущей победной речи со спичрайтерами. Они решали, как сделать так, чтобы нация объединилась, и как достучаться до тех, кто голосовал за проигравшего. То есть за Дональда Трампа.

В конце вечера она выкроила время, чтобы открыть толстые папки с планом на переходный период и первыми вопросами, которыми она займется в качестве президента. Вот амбициозная программа новой инфраструктуры, которая позволит создать новые рабочие места. Все уже готово. Когда о победе объявят официально, она выйдет на роскошную сцену стеклянного Джавиц-центра на Манхеттене, где пол сделан в виде карты США. Вот там она и будет стоять, посреди Техаса, в белом костюме, первая женщина, ставшая президентом США. Белый цвет в знак важности исторического момента. Они с Биллом даже приобрели в пригороде Нью-Йорка дом по соседству, чтобы гостям и обслуге было удобнее.

Но когда она проснулась после короткого сна, мир переменился безвозвратно.

«Вопросы посыпались один за другим, — рассказывает Хиллари, — Что случилось? Как мы могли это прошляпить? Что, черт возьми, творится?».

Из Белого Дома сообщили, что Обама опасается, что результат окажется спорным, и что грянет долгое разбирательство.

«Знаешь, мне пришлось поговорить с Трампом». Улыбка пробегает по лицу. «У меня еще много вопросов, но телеканалы уже объявили его победителем».

Мы сидим по разные стороны белой скатерти и молчим. По словам Хиллари, это был самый странный миг за всю ее жизнь. Дональд Трамп месяцами костерил ее «продажной Хиллари». Во время теледебатов он пообещал упрятать ее за решетку. А на митингах дирижировал толпой, скандирующей: «В тюрьму ее!». И вот внезапно эти выходки стали благопристойными. И в то же время, пишет Клинтон, «наступило ужасно будничное чувство, как будто звонишь соседу и говоришь, что не можешь прийти к нему на барбекю».

Прислугу для несостоявшегося празднества отправили по домам. И пока Билл сидел и наблюдал ликование Трампа по телевидению, Хиллари отправилась готовить завтрашнее обращение. Она попросила свою команду заготовить примирительную речь. Понемногу люди расходились. В конце концов, они с Биллом остались вдвоем. Они легли на кровать, и он взял ее за руку.

«Я просто лежала и смотрела в потолок, до тех пор, пока не пришло время говорить речь», — пишет Хиллари.

Виноваты другие

О том, что этот мир иногда бывает нелепым и больше похожим на чей-то вымысел, чем на вышколенную хореографию, которую мы считаем реальностью, мне пришлось вспомнить в моем скромном гостиничном номере в Амстердаме, где я увидел репортаж CNN о том, как президент США объявил мировую торговую войну.

Пожилой, слегка полноватый господин с оранжевыми волосами и резкой жестикуляцией на плоском экране больше смахивал на кошмарный сон, чем на персонаж из реальной политики. Это скорее эксцентричный злодей из фильмов про Бэтмена, чем типичный представитель политической элиты.

И пока я иду несколько сот метров к шикарному отелю Краснапольски (Krasnapolsky), где я проведу 20 минут наедине с Хиллари Клинтон, меня не оставляет чувство, будто что-то где-то подменили. Женщина, которая получила больше голосов, чем любой белый мужчина, уделила свое время мне, журналисту мелкой газетенки из малюсенькой страны. Это попросту не вписывается в границы того, что мы привыкли называть реальностью.

Когда «Что произошло?» появилась на прилавках осенью, некоторые рецензенты нашли, что книга толково написана и весьма остроумна, и что Хиллари остра на язык и не щадит никого, даже себя. Другие как будто читали совсем другую книгу. «Плохо продуманный текст, который красноречивее всего рассказывает о причинах поражения», — отозвался «Гардиан» (The Guardian), назвавший книгу «патологоанотомическим исследованием проваленной кампании». По словам «Гардиан», массы не пошли за Хиллари, потому что ее холодный расчет дал сбой, когда она ошибочно решила, что американская политика все еще вращается вокруг политических программ. А вот Трамп отлично понял, что теперь это не что иное, как продолжение шоу-бизнеса.

По мнению газеты «Нью-Йоркер» (New Yorker), Хиллари проиграла, потому что «не смогла найти подходящий язык, темы для разговора или хотя бы выражение лица, чтобы убедить достаточное количество американских пролетариев, что их подлинный герой — как раз она, а не карикатурный богач». И, читая, замечаешь, как она старается выставить себя в выгодном свете перед лицом истории — ведь таким образом она и создает свое наследие.

Как она неоднократно сама подчеркивает, ответственность за поражение лежит на ней одной. Но при этом не гнушается перекладывать часть вины на других.

На Берни Сандерса (Bernie Sanders) — за то, что дал подпитку кампании Трампа своими обвинениями в том, что она — якобы креатура дельцов с Уолл-Стрит. На русских — за то, что вбрасывали фейковые новости. На Трампа — за то, что превратил президентскую гонку в клановую войну. На бывшего директора ФБР Джеймса Коми (James Comie) — за то, что за одиннадцать дней до выборов пообещал заново возбудить дело о ее рабочей переписке, что, по ее мнению, и стоило ей победы.

Ну и, конечно, на СМИ. По ее словам, они «привели к победе самого неопытного, самого невежественного и самого некомпетентного президента за всю истории нашей страны, сделав из оплошности, которую я совершила, воспользовавшись личной почтой на посту госсекретаря, ключевую тему избирательной кампании».

Что Хиллари Клинтон знает такое, что нам тоже хотелось бы узнать? Иными словами, о чем ее спрашивать? Что происходит в Белом Доме, мы и сами видим. А как демократам побыстрее прийти в себя после ее поражения — это уже задача для новой поросли.

Жаловаться на то, что не получилось стать во главе величайшей в мире сверхдержавы, уже поздно, как бы того ни хотелось. С другой стороны, это поражение ошеломило весь мир. И его последствия мы стали замечать только недавно. Тогда, может быть, вот о чем: что чувствуешь, когда проигрываешь так, что рушится весь мир? И как вообще удается вставать по утрам с постели и убеждать себя в том, что то немногое, чего можешь достичь сейчас, тоже дорогого стоит?

«Кто Вы на самом деле?»

В светлом конференц-зале немолодой журналист голландской газеты настойчиво продолжает светский разговор о подлодках, пока я уже в который раз перечитываю свои вопросы. Вдруг в коридоре начинается движение, голландца просят на выход, мне кивают, и через секунду на ковре появляется она, сияющая блондинка в золотисто-желтом кимоно. Она широко улыбается, и на ее лице написано все что угодно, кроме поражения.

«Здравствуйте, Нильс. Рада познакомиться. Я все надеялась, что удастся попасть в Копенгаген, — говорит она, пока мы жмем друг другу руки. — Обожаю вашу страну».

Вот мы и начали. Она здесь и готова общаться. И хотя даже здесь, в уголке старого мира, она продолжает работать над своим имиджем, она все равно кажется более чуткой, живой и настоящей, чем я представлял себе — она словно импровизирует. Ее голос всего за несколько предложений может перескочить с радостного щебетания, когда речь идет о личном, до мрачного полушепота, когда дело доходит до политики и глобальных вопросов.

Как и многие, я представлял себе Хиллари Клинтон человеком, чей имидж хореографически отточен, и о чьем настоящем лице можно только догадываться, когда она, подобно солнечной блондинке или, скорее, престарелому телепузику, облаченному в основные цвета, появляется на трибунах по всему миру, весело подмигивая и помахивая ручкой как бы случайным людям в толпе.

Судя по всему, все это для нее не ново. Она сама признается в своей книге «Что произошло?», что ей странно слышать вопросы «кто Вы на самом деле?» и «почему Вы хотите стать президентом?». Подразумевается, что за этим должно стоять что-то нехорошее — амбиции, тщеславие, цинизм. Ей кажется странным и распространенное мнение, будто у нее с Биллом имеются, по ее собственному выражению, «некие особые договоренности». После чего признается, что им тоже бывает стыдно, «но именно это мы и называем браком» — пишет она.

С тем, что миллионы людей ее терпеть не могут, она примирилась. «Я думаю, частично это объясняется тем, что я была первой женщиной-кандидатом в президенты. Я не думаю, что моим последовательницам придется выдерживать то же самое. Хотя посмотрим, — отвечает она на мой вопрос о причинах столь массовой нелюбви. — Я была первой женщиной из поколения бэби-бумеров (1940-е — 1960-е, прим.перев.) и работающей матерью, которая стала первой леди. Думаю, люди подумали: э, нет, что-то не тянет она на просто жену президента, скорее на часть его штаба. Отсюда и их злоба».

И тем не менее именно Хиллари Клинтон большинство американцев считает женщиной, достойной подражания, согласно опросу Гэллапа (Gallup). «Вот что странно. Когда я что-то делаю, люди меня уважают и хвалят мой труд. Но когда я ищу новую работу, все меняется. Так было, когда я сначала была сенатором, а потом стала госсекретарем. И когда я прошу людей о поддержке, это всякий раз вызывает противоречивые чувства, как вообще всегда бывает с женщинами, которые добились власти».

— Почему так происходит?

— Мне кажется, люди думают, что с женщинами, которые хотят стать президентом что-то не то. Мол, какая нормальная женщина этого захочет? А другие скажут: да я и не знаю ни одной такой. Вот жена моя не хочет, дочь не хочет. Да и мои подчиненные тоже не хотят. Значит, что-то тут не так.

© пресс-служба парка «Роев ручей» | Перейти в фотобанк

Тигрица и белый медведь из Красноярска предсказали результат президентских выборов в США

Возможно, вся эта шумиха, все интриги, которые плелись вокруг нее во время избирательной кампании, и вбили клин между ней и избирателями.

«Обо мне болтали разные небылицы, мы их сочли обычной чепухой, но, как оказалось, впоследствии, именно из-за них многие поставили галочку напротив другой фамилии. Рассказывали, будто я тяжело больна и лежу на смертном одре, — смеется Клинтон. — Будто я главарь банды педофилов, которая держит детей в подвале пиццерии. И другие дикости, которые тут же подхватили русские, Трамп и правые СМИ. Некоторые и подумали: может она и вправду умирает, а нам морочит голову».

Йога, белое вино и гнев

День после выборов в Нью-Йорке был холодный и дождливый. Когда она проезжала через толпу своих сторонников, многие плакали, другие показывали кулак в знак солидарности. Самой Хиллари Клинтон казалось, будто она совершила предательство. «В каком-то смысле так и было, — пишет она. И добавляет — Я несла свою усталость, как броню». После речи, в которой она признала поражение, они с Биллом поехали в свой старый дом в пригороде Нью-Йорка. Только в машине она позволила себе улыбнуться. «Единственное, чего мне хотелось, это попасть домой, переодеться в домашнее и никогда больше не снимать трубку», — вспоминает Хиллари. Тогда настал черед спортивных штанов для йоги и флисовой рубашки. На ближайшие несколько недель. К ним прибавились расслабляющие дыхательные упражнения, йога и обильные порции белого вина. Но по временам, признается Клинтон, хотелось кричать в подушку.

Она смотрела телешоу, которые ей записал муж. Молилась богу. Мысленно переносилась в отпуск в «неаполитанские романы» Элены Ферранте (Elena Ferrante), пачками глотала детективы и тексты Генри Ноуэна (Henri Nouwen) о духовности и борьбе с депрессией. И плакала, когда актриса Кейт МакКиннон (Kate McKinnon), одетая «под Хиллари», села за рояль и спела песню «Hallelujah» Леонарда Коэна (Leonard Сohen) на одном из телешоу — «Хоть сделал я лишь то, что смог // И шел путем ошибок, проб // Но я не лгал, не стал шутом в чумном пиру я».

Она почти маниакально вытирала пыль со всех шкафов и ходила на долгие прогулки с Биллом, но все равно всякий раз, стоило лишь услышать новости, накатывал один и тот же вопрос, неостановимый, словно слезы — как же это могло произойти?

Несколько дней, думать ни о чем другом попросту не получалось, признается она.

А еще был гнев. Ей трудно было сдерживаться, когда Трамп принялся нанимать тех же самых банкиров с Уолл-Стрит, в сговоре с которыми еще недавно обвинял ее. И еще труднее, когда приходили извиняться люди, которые не проголосовали. «И как вы только могли?— размышляет Клинтон в книге. — Вы же пренебрегли своим гражданским долгом в самый неподходящий для этого момент!».

«Это было просто ужасно! — восклицает она в ответ на мой вопрос о первых неделях после выборов. — Я же предупреждала нашу страну об опасности, исходящей от Трампа. Я же ясно видела, что он представляет собой нешуточную угрозу нашей демократии и ее институтам». Она ловит мой взгляд: «Я надеялась, что ошибаюсь, Нильс, понимаешь?».

У американцев это работает безотказно. Услышав свое имя, любой из них словно взлетает на полсантиметра над стулом, наполняясь важностью и уверенностью в себе.

«Я надеялась, — она подбирает слова, — что он, как бы он себя ни вел раньше и что бы ни говорил во время предвыборной кампании… почувствует долг и ответственность своего поста и будет вести себя… подобающе. Но недели шли, и ничего так и не произошло».

Я спрашиваю, есть ли у нее, за что себя винить.

«За разные частности, — отвечает она быстро. — За то, что недостаточно ясно объясняла людям нашу повестку». Я полагаю, это должно означать: не сумела переломить свой имидж ставленника системы в глазах разочарованного рабочего класса. «И, — добавляет она, — за то, что не справилась с Трампом во время теледебатов».

— Это когда он пошел прямо на Вас?

— Да. Он попросту преследовал меня по сцене. Я сразу разгадала, чего он добивается, и решила его попросту игнорировать. Сейчас я не уверена, что поступила правильно, поскольку он превратил теледебаты в реалити-шоу.

«Я думала, люди хотят, чтобы президент был современным человеком, на которого можно положиться, который бы поступал по-взрослому: не терял самообладания и не вел себя как ребенок. Я постоянно прокручиваю в голове эти моменты и, думаю, сейчас бы попробовала поступить по-другому».

«У меня была команда мирового класса, они дважды помогли Обаме стать президентом и были настоящими доками по части политтехнологий. Мы планировали современную кампанию, своего рода „Обама 2.0". И у нас получилось. Но Трамп и его союзники поменяли сценарий, и кампания вылилась в телешоу. В моем лагере, к сожалению, к этому оказались не готовы».

«Во время моей встречи с Путиным он напомнил мне тип мужчин, которые усаживаются в метро с широко расставленными ногами, мешая другим. Они словно заявляют: „Я заберу себе столько места, сколько сочту нужным" и „Тебя я не уважаю нисколько и буду вести себя так, как будто сижу дома в халате". У нас это называется „мэнспрэдинг" (manspreading). <…> Путин не уважает женщин и презирает всякого, кто ему перечит, поэтому я для него двойная проблема».

Хиллари Клинтон о Владимире Путине

«Мы видели, что русские что-то замышляют. Но не разгадали их замысла. Многое мы поняли только сейчас. А тогда мы не могли понять, откуда берется весь этот компромат на меня», — говорит она, ссылаясь на появившиеся впоследствии отчеты о целой киберармии блоггеров и фальшивых профилей в соцсетях, которые выставляли Клинтон в дурном свете.

Я спрашиваю, какой из своих поступков она бы охотнее всего «переиграла».

«Ну, я бы никогда не стала пользоваться личной почтой, будучи руководителем Госдепа, — смеется она и тут же добавляет — несмотря на то, что это совершенно легально, так поступали мой предшественник и мой преемник».

Преимущество альфа-самца

В книге нашлось место и для других претензий к себе. За то, что она, в отличие от Берни Сандерса, не давала грандиозных обещаний, просто потому что их исполнение может занять много лет, хотя избирателей это, безусловно, прельстило бы. В ходе своей кампании Клинтон всерьез раздумывала о том, чтобы предложить американцам гарантированный минимальный доход, небольшой, фиксированный заработок для всех (наподобие того, что в 2017 году ради эксперимента был введен в Финляндии — прим.перев.), однако отказалась от этой идеи, взвесив все за и против.

Теперь она считает, что надо было бы рискнуть.

Клинтон пишет, что ее худшие опасения относительно собственных «изъянов» в качестве кандидата в президенты полностью оправдались.

«Некоторые из них врожденные, — объясняет она в ответ на мой вопрос. — Я женщина, и я не могу это изменить. А у нас в стране есть много людей, которые никогда не решатся поддержать женщину на таком посту. Об этом твердили все наши исследования, но мне казалось, что я все же смогу пробиться благодаря своему опыту».

Мать Барака Обамы была совсем юна, а его отец вернулся в Кению, поэтому мальчика воспитывали дедушка с бабушкой. Он вырос, стал борцом за гражданские права и профессором юриспруденции. Прекрасная биография для начала политической карьеры. Отец Билла Клинтона умер до его рождения. Семья годами жила на ферме без водопровода и с уборной на улице. К тому же Биллу приходилось то и дело унимать отчима, который распускал руки на мать. И все же он стал первым в их семье, кто закончил университет. Хиллари Клинтон, по собственному признанию, такой драматичной биографией похвастать не может. Она выросла в обычной белой семье среднего класса в пригороде Чикаго, и у нее было счастливое детство. Оглядываясь назад, она лишь жалеет, что недостаточно подчеркивала, что принадлежит к поколению женщин-первопроходцев, изменивших мир.

Когда она соперничала с Обамой, первым чернокожим кандидатом в президенты, она не акцентировала свой пол. Но в этот раз все было по-другому, объясняет она.

«Наверное, мне следовало донести эту мысль по-другому, более эффективно. Я не знаю. Но я уверена, что перед следующей женщиной на моем месте встанет та же дилемма».

Опросы общественного мнения показывали, что многие республиканцы и республиканки были против женщины-президента. Даже в стане демократов царил скепсис. Кроме того, был и «неизбежный барьер унизительных сексистских комментариев».

— В чем это выражалось?

— Ну, например, говорят, будто у женщин слишком визгливые голоса. Хотя я знавала немало мужчин, которые буквально выкрикивают свои легкие наружу. В любом случае, их эта критика не касается. Она адресована не только лично мне, но и всякой женщине, которая осмеливается высунуться и заявить: «Итак, я собираюсь стать губернатором или президентом». Бытует немало сексистских заблуждений, которые многие, я уверена, даже не замечают.

© AP Photo, Jessica Hill

Бывший президент США Билл Клинтон

Когда ее муж проиграл губернаторские выборы в Арказасе в 1980 году, это произошло отчасти из-за того, что она выступала под своей девичьей фамилией Родэм. Когда Билл спустя 12 лет решил участвовать в президентской гонке, она добавила его фамилию к своей, но тогда ей досталось за то, что она делала адвокатскую карьеру. А когда она ответила, что ей ничего не стоит «отправиться домой, печь пироги и устраивать чайные посиделки», ее сочли самодовольной карьеристкой, поглядывающей на американских домохозяек свысока.

Когда Хиллари Клинтон уже после выборов прочла «глубокий анализ» своих теледебатов с Трампом, ей было чему удивиться. «После выборов я штудировала все, что про них написали, — улыбается она. — И вот я читаю: может, она и в самом деле смотрелась убедительнее и не раз его подловила, но от Трампа все равно нельзя было оторвать глаз».

Она смотрит мне в глаза.

«Он же ведет себя как альфа-самец. Он хочет, чтобы его таким считали. И более того, мы в глубине нашего ДНК тоже полагаем, что президент таким и должен быть. Я сломала немало барьеров, но этот, последний, оказался мне не по силам. Но я думаю, мне удалось расчистить пространство для дебатов, и в следующий раз люди окажутся более внимательными».

Какой-то миг мы сидим молча. Вдруг она заявляет:

«А ведь я люблю телесериал „Правительство" („Borgen", датский сериал о женщине-премьер-министре — прим. перев.), просто обожаю его».

Тут она пускается в подробный разбор сюжета, актерской игры и, не в последнюю очередь, испытаний, выпавших на долю главной героини.

«Держать в равновесии семью и работу — это всего лишь одна из задач, ложащихся на плечи женщин», — рассказывает Хиллари, добавляя, что если работа сопряжена с властью, то дилеммы не избежать.

«С одной стороны, никто не хочет становиться чужим для самого себя. С другой, надо уметь оставаться собой в ситуации, когда окружающие считают тебя лидером. И это непросто».

Слишком много противников

Хиллари Клинтон долго раздумывала над тем, участвовать ли ей в инаугурации Трампа — опасалась, что ее освищут и встретят криками «в тюрьму ее!». Она согласилась, когда узнала, что там будут Джимми Картер (Jimmy Carter) и Джордж Буш-младший (George W. Bush). Мало-помалу она начала думать о том, как больно приходилось прошлым проигравшим, когда они попадали в такую же ситуацию.

Инаугурационную речь Трампа она называет «ревом из бездны белого национализма».

«Это мрачно, опасно и отвратительно, — отзывается она. — Я все думала: вот это да, нам вправду предстоят тяжелые времена — и мои опасения оправдались».

«Нильс!» — одна из теней, сидящая за несколько столов от меня, тактично дает понять, что время подходит к концу.

«Еще две минуты», — прошу я и перевожу разговор на последние вопросы.

— Меня всегда интересовало, что делают люди после того, как побывали президентом…

Хиллари Клинтон смеется в голос.

— А Вы так долго были первой в очереди, и вдруг все кончилось, а президентом Вы так и не стали. Как Вы приспосабливаетесь к новой жизни?

— Я много времени проводила в прогулках по лесу с друзьями, чтобы заглянуть в свое будущее. Я ведь правда была уверена, что стану президентом и столько всего сделаю для нашей страны. Однако у меня не вышло. Но сдаваться я не привыкла. Поэтому я начала искать новые способы внести свой вклад.

Она поднимает глаза.

«Это не какая-то одна всеобъемлющая работа, а много разных интересных вызовов. Я поддерживаю новые политические организации и молодых кандидатов, бросающих вызов трамповским манерам и республиканским порядкам, чтобы восстановить баланс демократических сил».

— Какая у Вас теперь цель в жизни?

— К счастью, у меня много дел, которыми я занимаюсь уже много лет. Это и медицинское страхование и всякого рода конфликты в нашем обществе. И еще я помогаю борющейся стороне подняться.

«Я делаю, что могу, чтобы охранять и защищать нашу демократию», — говорит она, судя по всему не подозревая, что своим «defend and protect» невольно процитировала президентскую клятву, дать которую ей так и не пришлось («… в полную меру моих сил буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов…» — прим.переводчика).

— И все же, как Вы ответите на вопрос «что произошло»?

— Произошло то, что передо мной оказалось слишком много противников. Кампания Трампа, не похожая ни на что, с чем мы имели дел раньше. Сексизм. Русские, которые постоянно влияли на исход выборов. Информация использовалась как оружие, и мы только сейчас начали понимать, какую опасность она представляет для демократий по всему миру. Я не смогла одолеть все это, и мне очень, очень жаль, — отвечает она.

И добавляет с полуулыбкой:

«Потому что мне кажется, что из меня бы вышел хороший президент».

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 марта 2018 > № 2544571 Хиллари Клинтон


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 15 марта 2018 > № 2530177 Тулеген Аскаров

Не надо бояться «дракона»

Пока в Казахстане темп общественной и деловой жизни несколько снизился под влиянием первых весенних праздников, у нашего восточного соседа, напротив, сейчас в разгаре период «двух сессий», считающихся по праву главными ежегодными политическими событиями в жизни Китая.

Тулеген АСКАРОВ

40 ЛЕТ ПО ПУТИ ДЭНА

В Пекине сейчас на свои заседания собрались депутаты тамошнего парламента – Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и представители Всекитайского же комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК), в состав которого входят представители Компартии, армии, бизнеса, Сянгана (Гонконга), Аомэнь (Макао), Тайваня, национальных меньшинств и зарубежных китайских диаспор. В общей сложности в столицу Поднебесной прибыли более 5 тысяч членов ВСНП и ВК НПКСК!

При этом китайским парламентариям придется заседать более двух недель до 20 марта, поскольку повестка дня их сессии оказалась весьма широкой и важной. Да и нынешний год в истории Поднебесной занимает особое место – на него приходится 40-летие с начала осуществления политики реформ и открытости! Ведь в 1978 году по инициативе группы прагматиков в Китайской компартии во главе с Дэн Сяопином началась программа экономических реформ по созданию социалистической рыночной экономики, открытой внешнему миру.

Напомним и о том, что «двум сессиям» предшествовал исторический XIX съезд Китайской компартии, прошедший в октябре прошлого года и активно освещавшийся ДК. Так что вполне логично установки того съезда повлекли значительные перемены в законодательстве, системе государственного управления Китая и приоритетах работы правительства.

Глава последнего – премьер Госсовета КНР Ли Кэцян выступил с развернутым докладом о проделанной работе на первой сессии ВСНП 13-го созыва, открывшейся 5 марта. Из основных положений доклада отметим в первую очередь заявление китайского премьера о намерении продвигать новую структуру всесторонней открытости его страны с постепенным расширением рамок и уровня этой структуры с одновременным совершенствованием структуры и механизма открытости. Стоит вспомнить, что за 40 лет неукоснительного следования политики открытости Китай сумел осуществить исторической скачок от бедности к процветанию, создав могучую экономику рыночного типа.

Эта страна занимает второе место в мире по объему ВВП и привлеченным прямым иностранным инвестициям, лидирует по торговому обороту и по численности населения с доходами среднего уровня – более 400 млн человек! Кстати, по итогам минувшего года среднедушевой располагаемый доход в Китае составил почти 26 тысяч юаней, а медианный – 22,4 тысячи юаней ($511,5 и $440,7 соответственно).

Только в прошлом году, по данным министерства коммерции, число учрежденных в Китае предприятий на базе иностранных инвестиций увеличилось на 27,8% по сравнению с 2016 годом до 35,6 тысячи. А объем фактически использованных таких вложений вырос на 7,9% до 877,6 млрд юаней, или $138,6 млрд. При этом в близких к Казахстану западных районах Китая количество новых компаний с иностранным участием выросло на 43,2% по сравнению с 2016 годом. Инвестиции в отрасль высоких технологий увеличились на впечатляющие 61,7%, а их доля от общего объема привлеченных иностранных инвестиций достигла 28,6%.

«РЕВОЛЮЦИЯ ОТХОЖИХ МЕСТ» И НАМ НУЖНА!

В докладе премьера Ли Кэцяня отметим немало положений, в той или иной степени затрагивающих экономические интересы нашей страны и весьма применимых в казахстанской реальности. Начнем с основных показателей развития Китая на текущий год, которые вполне обнадеживают как казахстанских производителей, так и отечественных потребителей китайских товаров.

Экономический рост Поднебесной прогнозируется на уровне примерно 6,5% при соразмерном росте доходов населения и инфляции в районе 3%. Объем китайского импорта и экспорта стабилизируется и будет расти, а международный платежный баланс этой страны сохранит сбалансированность. Как подчеркнул Ли Кэцян, основные макроэкономические ориентиры определены в соответствии с требованием завоевания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и соответствуют реалиям китайской экономики, совершившей переход от высоких темпов роста к высококачественному развитию.

Как выясняется из доклада, за минувшее пятилетие на борьбу с бедностью в Китае из центрального бюджета было потрачено более 280 млрд юаней, а расходы на образование несколько лет подряд превышали 4% от ВВП. Среднедушевая норма финансовых дотаций для сельского и неработающего городского населения, охваченного системой базового медицинского страхования, увеличилась с 240 юаней до 450 юаней, создана система страхования на случай серьезных заболеваний.

Не раз повышались нормы базовых пенсий по старости, повышены нормы прожиточного минимума и нормы пособий и дотаций для льготных категорий граждан, усовершенствована система социальной помощи. В результате обеспечены основные жизненные потребности примерно 60 млн человек из числа граждан, охваченных системой обеспечения прожиточного минимума, и особо нуждающихся категорий населения. Стоит напомнить в этой связи и о последних социальных инициативах руководства Казахстана, которые нацелены на повышение доступности ипотеки и высшего образования, снижение подоходного налога для соотечественников с низкими зарплатами.

Пристальное внимание в докладе китайского премьера уделяется развитию села, включая развитие практики «Интернет плюс сельское хозяйство» и продление земельного подряда еще на 30 лет по истечении его второго срока, строительство и реконструкцию сельских автодорог общей протяженностью 200 тыс. км. Есть даже отдельный план и по болезненной для имиджа Казахстана теме, решить которую у нас никак не могут, – в Китае намерены реализовать трехлетний план действий по упорядочению жилой среды в сельской местности с «революцией отхожих мест»!

Шла речь в докладе и о стратегии согласованного развития регионов с освобождением Пекина от нецелесообразных для столицы функций, строительстве нового района Сюнъань, стимулировании развития экономического пояса вдоль реки Янцзы, региона «Большого залива» Гуандун-Сянган-Аомэнь. При этом китайские власти намерены неуклонно повышать качество урбанизации нового типа, в которой приоритет отдается развитию общественного транспорта, улучшению инфраструктуры удобного для населения сервиса, планомерной реконструкции «внутригородских деревень», старых ветхих микрорайонов, строительству объектов дождевой канализации и комплексных подземных коммуникаций. Конечно, в Казахстане немало делается в этом направлении, но все же наш «воз» движется в этом направлении довольно медленно, – к примеру, в Алматы никак не определятся с судьбой старых микрорайонов, дома в которых давно перешагнули за отведенный для них срок.

Ли Кэцян отметил в своем докладе и необходимость активно наращивать потребление с одновременным стимулированием эффективных инвестиций. Так, планируется еще на три года продлить срок действия льготного налогообложения при приобретении автомобилей на новых энергоносителях, создать показательные зоны развития туризма, базирующегося на комплексном использовании ресурсов регионов со снижением стоимости входных билетов на территории важных государственных туристических зон. В планах китайского правительства – содействие развитию интернет-торговли и экспресс-доставки.

Для сведения: среднегодовой прирост общего объема розничных продаж через интернет составил более 30%! На строительство железных дорог только в этом году пойдут инвестиции в объеме 732 млрд юаней, на развитие автомагистралей и водных путей сообщения – 1,8 трлн юаней, а общий объем инвестирования в строительство гидротехнических объектов достигнет 1 трлн юаней.

РОБОТЫ-ЖУРНАЛИСТЫ УЖЕ В ПАРЛАМЕНТЕ РАБОТАЮТ

Казахстанским чиновникам стоило бы внимательнее приглядеться и к китайскому опыту в сфере макрорегулирования и макроконтроля. Одним из приоритетов здесь выступает политика скромности чиновников всех уровней и категорический отказ от роскоши со строгим ограничением текущих расходов властей. Напомним и о завидной стабильности обменного курса юаня к доллару, опирающейся на взвешенную монетарную политику, проводимую Народным банком Китая – центральным банком страны. Внимание заслуживает и заявление китайского премьера о том, что следует ориентировать капитал к более активному инвестированию в малые и микропредприятия, сельское хозяйство, село и крестьянство, в бедные районы.

Активно велась в Китае и борьба с бюрократизацией управленческой системы. За истекшие пять лет количество позиций, требующих утверждения ведомствами Госсовета, сократилось на 44%, окончательно отменено непредусмотренное законом лицензирование. Количество инвестиционных проектов, подлежащих утверждению со стороны правительственных органов центрального уровня, уменьшилось на 90%, а число посреднических услуг в сфере административного утверждения и лицензирования – на 74%. Число наименований товаров и услуг, цены на которые устанавливаются центральным правительством, снизилось на 80%, по местным правительствам – более чем на 50%.

Наверняка затронет двусторонние экономические отношения наших стран и намерение Китая продолжить сокращение мощностей по производству стали и угля. В этом году снижение объема выплавки стали и чугуна составит порядка 30 млн тонн, будут выведены из эксплуатации около 150 млн тонн угледобывающих мощностей и все угольные энергоблоки мощностью менее 300 тысяч кВт, не соответствующие стандартам.

Ну, а коллеги по редакции ДК обратили внимание и на условия для работы СМИ в дни «двух сессий». Так, впервые были созданы «коридоры» депутатов ВСНП и членов ВК НПКСК, чтобы они могли отвечать на вопросы журналистов. В сообщениях информагентств из Пекина говорилось и об интеллектуальном роботе «Ванцзай», умеющем не только говорить, двигаться и размышлять, но и распознавать речь, обрабатывать ее и отбирать данные.

Был там и другой робот – «Сяоцимэй» – в роли анимированного тележурналиста. А в центре новых СМИ газеты «Жэньминь жибао» при освещении «двух сессий» впервые была использована система искусственного интеллекта, распознающая речь и осуществляющая ее синхронный перевод на английском с подготовкой «болванки» текста для новостного сообщения. Там же были продемонстрированы в деле новейший VR-фотоаппарат для панорамных съемок, портативные смарт-камеры, аппаратура для мультиканальной передачи данных по сети и другие технические и технологические новшества для журналистского труда.

НА ВОСТОКЕ ВЫЗРЕВАЕТ НОВЫЙ ШАНС И ДЛЯ НАС

Первые важные итоги «двух сессий» уже известны. В Конституцию Китая включены идеи лидера этой страны Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи наряду с руководящей ролью Компартии. Исключено из Конституции ограничение для председателя КНР и его заместителя занимать свои должности не более двух сроков подряд. Реформируется Госсовет КНР – после реорганизации в его составе будет 26 министерств и комитетов, включая новые министерства природных ресурсов, по делам ветеранов и по управлению чрезвычайными ситуациями. Появится ряд новых управлений, включая агентство по сотрудничеству в области международного развития и государственное управление по делам иммиграции. Примечательно, что на пленарном заседании первой сессии ВСНП, где заслушивались пояснения относительно проекта закона о надзоре и плана реформ структур Госсовета, присутствовали высшие руководители Китая, включая и Си Цзиньпина.

Как пояснил на пресс-конференции министр коммерции КНР Чжун Шань, определены 6 задач и 8 планов для превращения этой страны в могущественную торгово-экономическую державу к 2050 году. Соответствующая «Дорожная карта» будет реализована в три этапа: к 2020 году Китаю предстоит упрочить статус крупной торгово-экономической страны; к 2035 году – предварительно выполнить строительство могущественной торгово-экономической державы; а к 2050 году – полностью осуществить намеченную цель.

Это означает, что к востоку от Казахстана совсем скоро откроются новые масштабные экономические перспективы для наших производителей и населения, сулящие большие выгоды. Естественно, продолжится и реализация инициативы «Пояса и пути», которой исполняется в этом году 5 лет. Напомним, что о ней китайский лидер заявил в Астане. Кстати, товарооборот Китая со странами, расположенными вдоль «Пояса и пути» увеличился в прошлом году на 17,8% до 7,4 трлн юаней ($1,2 трлн), а объем прямых инвестиций китайских предприятий в экономику этих государств составил $14,4 млрд при общей сумме контрактов на подрядные работы в $144,3 млрд.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 15 марта 2018 > № 2530177 Тулеген Аскаров


Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 7 марта 2018 > № 2523314 Николай Алексеенко

По западному пути: как будет работать банк для девелоперов

Николай Алексеенко

Генеральный директор Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК)

В России появился специализированный банк для строителей. Чем он будет полезен застройщикам и покупателям жилья?

Перефразируя известное изречение: быть сегодня девелопером — это когда мечтаешь услышать «да» от банкира, а не от девушки. И это отнюдь не преувеличение, особенно если ты не являешься крупным застройщиком элитной недвижимости.

Проблема доступа строителей к кредитным линиям была актуальной как минимум в течение всего периода новейшей истории России. Зачастую в банках стоит просто запрет на кредитование отрасли: резервирование дорогое, при этом адекватно оценить риски на порядок сложнее, чем в иных отраслях экономики. Все это привело к тому, что на отечественном рынке фактически можно посчитать по пальцам одной руки число банков с достаточным опытом кредитования девелоперских структур, а доля строительства в общем портфеле кредитов уступает европейскому показателю в два раза: 7% против 14%.

Такие цифры особенно настораживают на фоне перехода к проектному финансированию жилищного строительства. И, учитывая специфику отечественной экономики, на сцену выходит государственный игрок. Конечно, можно сколь угодно много говорить об огосударствлении нашей экономики, о краткосрочных и долгосрочных перспективах такого подхода, но это уже отдельная обширная тема.

Восстанавливая цепочку событий

Оглядываясь назад, понимаешь, что рано или поздно специализированный строительный банк должен был появиться. Отправной точкой явно послужило банкротство осенью 2015 года крупнейшей девелоперской группы страны СУ-155, которое вывело на совершенно другой уровень вопрос решения проблем обманутых дольщиков. Это стало первым прецедентом в истории, когда решение вопроса достройки объектов проблемного застройщика было взято под прямой контроль Минстроя России.

«Мы вынуждены были вмешаться в этот процесс. Я лично возглавил рабочую группу, которая в еженедельном режиме занимается решением проблем. Сейчас могу с уверенностью сказать, что решение найдено», — говорил министр строительства Михаил Мень осенью 2015 года. Таким образом, этот случай стал первым в истории российского строительного рынка, когда девелопер проходил процедуру санации по аналогии с банковским сектором. Достройка объектов была возложена Минстроем России на банк «Российский капитал», тогда он и стал известен более широкому кругу.

Параллельно с этим нарастала волна обманутых дольщиков, не осталось сомнений, что систему долевого строительства необходимо качественно менять. Минстрой совместно с Единым институтом развития в жилищной сфере уже в 2016 году начал процесс реформирования рынка. Сначала путем ужесточения требований к застройщикам, внедрения фонда защиты дольщиков взамен страхованию, создания единой информационной системы в сфере жилищного строительства. Сегодня уже разработана дорожная карта поэтапного ухода от долевого строительства в его привычной форме в сторону проектного финансирования с использованием эскроу-счетов.

Как итог, у властей имеется два механизма решения проблем. С одной стороны, к началу 2018 года появился банк с опытом санации крупнейшего девелопера. С другой стороны — Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), на платформе которого аккумулируется весь объем информации о жилищном рынке страны. Надеемся, обе структуры при совместной работе смогут предложить удачные решения по созданию профильного банка для реализации пилотных проектов с использованием механизмов проектного финансирования жилищного строительства.

Первым шагом по совместному взаимодействию стала передача в самом конце прошлого года банка «Российский капитал» в структуру единого института развития в жилищной сфере. Таким образом, уже в 2018 году в структуре АИЖК появится профильный ипотечно-строительный банк.

Специализированный банк в мировом опыте

Практика создания специализированных банков для строительной отрасли уже зарекомендовала себя во всем мире. Имея общую основу и направленность, различные специализированные банки имеют все-таки ряд особенностей.

Когда говорят «строительный банк», первое, что приходит в голову, — известный China Construction Bank, который сегодня реализует проекты не только на национальном инфраструктурном рынке, но и на международном. Однако функционально такая финансовая корпорация более близка к банкам развития, в российской практике аналогом является ВЭБ. Такие банки осуществляют финансирование капиталоемких проектов по строительству объектов инфраструктуры, направленных на долгосрочное развитие страны. В основном это относится к проектам, которые не могут быть осуществлены за счет коммерческого сектора.

Если говорить очень условно, то сейчас АИЖК само по себе является некоторым видом специализированного ипотечного банка (или корпорации) наподобие Federal National Mortgage Association (Fannie Mae), Federal Home Loan Mortgage Corporation (Freddie Mac). Однако если посмотреть на объем функций, то АИЖК уже давно вышло за рамки классического определения ипотечной корпорации — взять хотя бы ведение программы развития городской среды, либо проведение сделки по переселению ряда министерств в «Москва-Сити», либо содержание единой системы мониторинга всего рынка жилищного строительства в стране. После присоединения фонда РЖС, АИЖК трансформировалось в институт развития в жилищной сфере. Чтобы иметь полный набор инструментов, не хватало только полноценного ипотечно-строительного банка.

В данных условиях важно на пути реформирования жилищной сферы не получить громоздкую, неповоротливую структуру со сложным механизмом принятия решений.

Ипотечно-строительные банки предоставляют целевое долгосрочное залоговое финансирование проектов жилищного и коммерческого строительства или строительства объектов социальной инфраструктуры. Привлечение финансирования происходит через выпуск облигаций, как правило, гарантированных государством и обеспеченных закладными. Ярчайшими мировыми примерами являются Deutsche Pfandbriefbank AG, Construction Bank of Ghana.

Застройщикам — банк, а населению?

Даже несмотря на масштабные планы развития нового банка на ипотечном рынке страны, потенциальная польза для конечного потребителя — населения — этим не ограничивается. Новый ипотечно-строительный банк вполне вероятно станет одним из основных игроков среди финансовых организаций, которые будут предоставлять услугу открытия эскроу-счетов для покупки недвижимости на стадии строительства. В свою очередь, рыночные компетенции строительного банка, по оценке девелоперов, позволят увеличить круг надежных застройщиков и тем самым повысить уровень сохранности средств населения.

Если отталкиваться от международного опыта, а также от уже существующего государственного вектора на развитие городской среды, справедливо предположить появление линейки специализированного кредитования. Примечателен опыт Германии, где Reconstruction Loan Corporation (KfW-Bank) обеспечивает долгосрочное финансирование специализированных проектов, связанных со строительством. Например, в целях внедрения новых методов строительства, реконструкции и реновации существующего жилого фонда и коммерческой недвижимости, повышения энергоэффективности существующей недвижимости, перехода к зеленым технологиям и экологичности. Такие банки значительно ускоряют переход к новым технологиям и позволяют относительно быстро улучшить уровень городской среды.

И это логично: если ставка кредитования проектов с применением инновационных технологий и материалов, с озеленением и благоустройством территорий будет раза в полтора-два ниже, то девелоперу просто экономически выгодно выбирать такой вариант реализации проекта. Все это, несомненно, впоследствии скажется на уровне жизни в городах, позволит реализовывать проекты благоустройства и развития инфраструктуры для населения.

О реальном воплощении потенциала нового банка можно будет судить уже к концу этого года. Нельзя говорить о монополизации рынка проектного финансирования со стороны этого банка — порядка 20 банков имеют аналогичную возможность по участию на данном рынке. Преимущество новой структуры во многом заключается в релевантной оценке отраслевых проектных рисков, чего сложно достичь большинству финансовых организаций.

Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 7 марта 2018 > № 2523314 Николай Алексеенко


Россия > Медицина > forbes.ru, 6 марта 2018 > № 2523279 Алексей Ремез

На здоровье. Как финансировать медицину, чтобы повысить качество жизни

Алексей Ремез

директор компании UNIM

Бесплатной медицины не бывает в принципе. Чему Россия может поучиться у других стран и какие технологии помогут повысить уровень эффективности здравоохранения

Путин призвал совершенствовать систему здравоохранения. Минфин и Минздрав обсуждают реформу обязательного медицинского страхования (ОМС) для повышения ответственности страховых компаний и сокращения нагрузки на государство. Необходимость реформ очевидна — проблемы с наполнением бюджета и низкая удовлетворенность населения медицинской помощью. Сколько стоит «бесплатная» медицина, какие источники финансирования здравоохранения существуют в мире и существует ли система приближена к идеалу?

Мифы о «бесплатной» медицине

Фонд обязательного медицинского страхования или ОМС, достался России как реформа советской плановой системы. Проще говоря, бюджет планируется на год вперед исходя из количества застрахованных и статистики по заболеваемости в том или ином регионе. В тарифе отсутствует прибыль и возможность расходовать бюджет исходя из потребностей. Огромное количество посредников, влечет за собой рост расходов и снижение конечной ответственности.

Бесплатной медицины не бывает в принципе. За визиты к врачу, диагностику, лечение платит или гражданин, или государство. Причем вопреки расхожему стереотипу в России за медицину платит население, просто отчисления происходит на стороне работодателя. Исключение составляют дети, пенсионеры и безработные, но в итоге финансирование медицинской помощи для этих категорий, ложиться на работающих граждан. Отказавшись от этого, работодатель мог бы увеличить зарплату примерно на 5%, а сотрудник платить за медицину на основе конкурентного выбора между лечебными учреждениями.

Стереотипы о бесплатности той или иной услуги, очевидно, вредны. Стоит вспомнить пример отечественной стоматологии. Российская стоматология работает на абсолютно рыночных условиях и по вполне рыночным (российским) тарифам. Здесь доля государственных клиник невелика, например, в Москве порядка 6%. Ни у кого не возникает иллюзий про бесплатность стоматологической помощи и как следствие, те государственные клиники, которые существуют, вынуждены тянуться по уровню качества и сервиса за частными. В итоге стоматология — это одна из немногих сфер здравоохранения где наблюдается активный спрос среди экспатов, потому что качество соизмеримо с лучшими мировыми образцами, а цена ниже.

Однако это не означает, что за каждый визит к врачу, каждую таблетку или каждый диагностический тест пациент должен выложить деньги из своего кармана. Более того, в ситуации наступления критических заболеваний (кардиология, онкология, различные виды аутоиммунных и наследственных заболеваний), заплатить за диагностику и лечение 95% граждан просто не смогут. Чтобы разобраться в лучших мировых практиках, рассмотрим примеры.

Системы финансирования здравоохранения

Существует две базовые модели. Первая — это социалистическая. В такой системе государство берет на себя ответственность за финансирование всей или значительной части медицинской помощи. Эти средства могут, как собираться с граждан (напрямую или через работодателя) или изыматься из каких-либо статей дохода (например, от сверхдоходов получаемых от продажи энергоресурсов). Преимущества такой модели в низкой финансовой нагрузке награжданина. Недостатки — инертность, отсутствие конкуренции, нагрузка на государственный бюджет.

Другая базовая модель — полностью рыночная. Здесь страховые компании берут на себя обязательство оплачивать медицинскую помощь. В такой модели государство никак не участвует в финансировании медицинской помощи или участвует минимально. Итог ясен — гражданин с большой долей вероятности может рассчитывать на высокое качество медицины. Обратной стороной этой медали становятся колоссальная стоимость страховок. Например, в США за последнее десятилетие стоимость страхования одного работника взлетела более чем в полтора раза. При этом затраты населения США на платную медицину в 2013 году составили $4500 — больше всех в мире и более чем вдвое больше, чем в Швейцарии, идущей второй по затратам на коммерческое лечение.

В результате значительная часть американского населения остается не застрахованной, и доля таких людей растет. Рынок страхования, предоставляемого работодателями, чрезвычайно монополизирован, что препятствует мобильности трудовых ресурсов и создает условия для дискриминации пациентов как до, так и после заключения страхового договора, в том числе в виде отказа в выплатах. Постоянно растущая стоимость социальных программ для обеспечения медицинской помощи пенсионерам и малоимущим, стала одной из причин острого дефицита бюджета США: по данным Американской медицинской ассоциации, в 2013 году общий объем расходов на здравоохранение в США достиг $2,1 трлн, а в 2017 году по предварительным оценкам должен был составить $3,2 трлн — 18% от ВВП.

Наряду с этими моделями, существует значительное количество компромиссных. В качестве примера можно привести Израиль. Базовую медицинскую помощь оплачивает государство (но за счет значительного налога взимаемого как с граждан, так и с работодателей). Однако эта помощь не обеспечивает значительную часть амбулаторных процедур и 90% граждан государства Израиль платят за дополнительную медицинскую страховку в одну из частных страховых компаний.

В целом подобная «компромиссная» система может быть применена в рамках инициативы Минфина и Минздрава в России. Преимущества такой модели в том, что оставляя финансирование за счет бюджета базового уровня медицинской помощи (речь в основном о купировании критических состояний и лечении в стационаре), можно существенно повысить эффективность первичного звена за счет привлечения страховых денег и конкуренции.

Как может развиваться совершенствования систем финансирования здравоохранения в век технологий? Идеальную систему финансирования здравоохранения найти сложно. Однако можно поразмышлять о том, как может быть устроена такая «идеальная» система.

Софинансирование

Софинансирование медицинских услуг гражданами серьезно снижает нагрузку на бюджет, даже если доля участия собственных средств пациента не является крупной. Это отсекает посещение врач той категории пациентов, которой просто необходимо общение. Процент таких обращений достаточно высок.

Врач мог бы потратить время на помощь действительно нуждающемуся пациенту, но оно уходит на беседу с человеком, который ходит по врачам из «спортивного интереса». Процент такого софинансирования не может быть существенным (не более 20-30%) и должен уменьшаться в случае необходимости оказания дорогостоящей помощи или постоянной помощи.

Автоматизация

Время, выделенное на одного пациента в рамках амбулаторного приема, в российских государственных или частных лечебных учреждениях варьируется от 15 до 25 минут. Значительное время тратится на заполнение медицинских документов. Это тот процесс можно и нужно автоматизировать. Хранение всех медицинских данных в электронном виде тоже позволяет значительно уменьшить время на проведение рутинных процедур.

Если говорить про сами диагностические манипуляции, то здесь тоже существует огромное поле для автоматизации процессов. Например, рутинный осмотр дерматолога, в значительной степени упрощается при наличии достаточно простого оборудования, способного составить картографию родинок и в целом кожи. Автоматизация позволяет увеличить пропускную способность амбулатории и соответственно снизить себестоимость услуги.

Банки

Банковские структуры давно стремятся перейти к сервисной модели бизнеса, как следствие, стремятся оказывать клиенту максимальный перечень услуг. Медицинская помощь является базовой услугой, необходимой каждому. Различные банковские продукты, включающие в себя те или иные страховые услуги, способны обеспечить снижение нагрузки на страховой бюджет за счет перераспределения прибыли получаемой от клиента.

Технологии

Страховая компания должна стать еще и технологической компанией. Накопление статистики, анализ больших данных, персонализация подхода к застрахованному за счет анализа данных — все это позволит повысить качество медицинской помощи и одновременно снижать себестоимость. Главным интересантом внедрения технологий становится именно страховая компания. Многочисленные стартапы из области Digital Health будут выстраиваться в очередь не в венчурные фонды, а в отдел внедрения технологий этого страховщика.

Из примеров: появление персональных устройств, позволяющих прогнозировать наступление заболевания или не допустить его развития, которое будет способствовать оптимизации расходов на лечение.

Диспансеризация

Главным драйвером скрининга и раннего выявления заболеваний становится страховщик, ведь капиталистическая логика говорит, что лучше вложить рубль в раннюю диагностику, нежели миллион в лечение заболеваний на поздних стадиях. Я очень хорошо запомнил беседу с одним приятелем. Он рассказывал как страховая компания в Израиле, предложила ему пройти бесплатный, в любое удобное для него время тренинг, призванный отказаться от курения. На тренинг он не смог пойти, но курить все равно бросил. Причем мотивировал он это решение таким образом: «Я предприниматель и очень хорошо понимаю, что стоит за такими действиями страховой компании, ведь она умеет считать деньги». На самом деле в России существует стереотип, что именно наши граждане не любят ходить к врачам и их не затащишь на диспансеризацию. Это не так. Никто в мире никто не хочет ходить к врачу без совсем острой необходимости.

Существует всего два способа обеспечить значительный охват диспансеризации. Первый назовем условно «тоталитарным» – это обязательная государственная система по аналогии с той, что существовала в Советском Союзе, когда государство, через работодателя обязывало проходить диспансеризацию всем. В такой модели есть риск, что процесс будет проходить для галочки, но в любом случае это эффективнее чем отсутствие таковой системы.

Второй способ — финансовый рычаг воздействия, который существует в «западных» моделях здравоохранения. Если застрахованный не проходит качественный и персонализированный скрининговый осмотр, стоимость страховки значительно возрастает. Этот механизм показывает свою эффективность, хоть и не позволяет добиться 100% охвата.

Россия > Медицина > forbes.ru, 6 марта 2018 > № 2523279 Алексей Ремез


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 марта 2018 > № 2523277 Владимир Синельников

Шире круг: как малому бизнесу выжить в кросс-секторной экономике

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Ведущие компании мира стремятся максимально расширить свой профиль, чтобы конкурировать во всех сегментах одновременно. Но доступно ли это «обычному» бизнесу?

По результатам опроса MCKinsey, более трети из 300 CEO ведущих компаний мира видят выход за границы привычного сектора ключевой стратегией развития. На смену традиционным отраслевым компаниям приходят экосистемы, которые конкурируют сразу со всеми и меняют представления о рыночных сегментах. Экосистемы объединяют в «одном окне» целый портфель продуктов и услуг, решая максимум задач своих клиентов. Но как встроиться в экономику экосистем «обычному» бизнесу?

Клиент, избалованный уберизацией, хочет персонального сервиса и решения всех потребностей одним кликом. Стратегии уже придерживаются крупные компании Alibaba, Apple, Google, Microsoft, Amazon, Facebook. Они создают глобальные экосистемы с сервисами, удовлетворяющими целый набор потребностей. Экосистемы строятся вокруг потребностей клиентов (а не возможностей компании) на сквозной кросс-секторной аналитике: при склейке данных из разных областей рождаются важные, иногда неожиданные инсайты.

Один из любопытных примеров — корпорация Rakuten, которая управляет крупнейшими в Японии маркетплейсом, интернет-банком, порталом бронирования путешествий и около 70 других бизнесов и сервисов в разных странах. Кроме того, в 2014 году Rakuten приобрела приложение Viber, насчитывающее 800 млн пользователей по всему миру.

Быть просто банком или производителем гаджетов, уже недостаточно, понимают и российские игроки и создают неожиданные на первый взгляд продукты и партнерства. Сбербанк и Тинькофф Банк запускают виртуальных операторов, «Яндекс» договаривается о партнерстве с главным конкурентом «Яндекс.Такси» — Uber, покупает сервис доставки еды Foоdfox и планирует создать совместную торговую площадку со Сбербанком. Тем самым они намерены привлечь новых и повысить лояльность существующих клиентов, стать более конкурентоспособными сегодня.

Касается каждого

Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз на форуме «Финнополис» сказал, что время нишевых игроков заканчивается, уже через несколько лет начнется конкуренция экосистем, в которых будет по 10-20 млн клиентов. Хотя саму концепцию экосистем еще в 1993 году предложил Джеймс Мур, сравнивший современную экономику с биологической системой, где кооперация не менее важна, чем конкуренция.

Конечно, и прежде классические бизнес-модели перекраивались. Например, когда сто лет назад открылся первый супермаркет, тоже образовалась своеобразная экосистема «продавец — поставщик — покупатель». Тогда новый формат потеснил позиции мясных, молочных и бакалейных лавок, предоставив людям возможность покупать все продукты в одном месте да еще и выбирать их самостоятельно.

Поначалу кажется, что правила касаются только гигантов. На самом деле новые возможности и угрозы появляются для всех, от корпораций до малого бизнеса. В глобальные экосистемы вовлекается все больше компаний. Так, в 2017 году Alibaba подключила ко Дню холостяка рекордное количество офлайн-партнеров: 600 000 частных магазинчиков в городах и 30 000 сервисных центров в сельской местности. Компания помогает участникам своей экосистемы по программе o2o (online-to-offline) инструментарием и поддерживает на пути превращения в «умные магазины». Это позволило ретейлеру показать рекордную выручку в день распродаж — $25,3 млрд.

Активный идеолог новой экономики в России — Сбербанк — создает на своем сайте экосистему для малого бизнеса. Кроме финансовых услуг в интернет-банке, можно подключить допсервисы для оптимизации процессов и маркетинга (сейчас их 12, и, очевидно, что численность сервисов будет расти). Большая часть сервисов интегрирована в платформу банка по модели White Label. Сервис для онлайн-продвижения бизнеса использует платформу Solomoto, конструктор для создания сайтов — софт 1С-UMI, облачная CRM — от FreshOffice, онлайн-бухгалтерия — от сервиса «Мое дело». Такое сотрудничество выглядит привлекательным и для банка, и для партнера. Сбербанк получает дополнительный доход от нефинансовых сервисов, собирает больше данных о поведении клиентов, повышает уровень их лояльности и буквально привязывает клиентов к своей инфраструктуре.

Необходимость трансформации понимают, например, в Камазе. Автопроизводитель создает единую для всех дилеров экосистему, подключая их к внешней CRM. В компании создали платформу, обеспечивающую связь «дилер — клиент», к которой подключены более 700 пользователей — сотрудников дилерских центров. Благодаря этому автопроизводитель уже нарастил клиентскую базу, охватив почти 80% целевой аудитории, и получил инструменты, чтобы вести каждого потребителя от первого контакта с брендом до смены техники по модели trade-in. Партнеры Камаза тоже увидели в этой системе возможность сделать свой бизнес более интересным и эффективным.

«Билет» в экосистему

Чтобы получить «билет» в экономику экосистем, компания должна быть технологичной, гибкой и клиентоориентированной. Но российский бизнес не всегда легок на подъем. В маркетплейсе Goods, например, замечают: интернет-магазины тяжело решаются на сотрудничество, ведь платформы, подобные Goods, обычно нацелены на высокие стандарты предоставляемых услуг (цена, качество товара, упаковка, сроки доставки, условия возврата и пр.). Это требует от продавца определенной дисциплины и отточенных операций.

К примеру, чтобы маркетплейс мог доставить покупателю все заказы на следующий день, каждый продавец обязан отгрузить свой товар вечером накануне. Но многие до сих пор не работают в выходные, не отгружают товар в день заказа, не владеют информацией об остатках, а торгуют со складов дистрибьюторов — и эти ограничения физического мира понижают их рейтинг в экосистеме продаж.

Один предприниматель спросил меня, как ему подключиться к «большим данным». Помните: просто так доступ к «трубе» никто не предоставит. Необходимо искать новых партнеров, которые знают о вашей аудитории больше, чем вы сами, и могут закрыть «белые пятна» в покупательском опыте ваших клиентов. Разумеется, вы тоже должны быть полезны таким партнерам.

Начните рассматривать свой собственный бизнес как омниканальную экосистему. Один знакомый предприниматель взял в управление небольшую региональную сеть салонов связи. Первым делом он расширил спектр сервисов: к стандартному набору «телефоны, сим-карты, аксессуары» добавил кредитование через брокера, услугу trade-in и продажу б/у гаджетов, услуги по настройке техники. А еще он встроился в сеть пунктов выдачи заказов шести крупных интернет-магазинов, то есть создал свою маленькую простую экосистему.

Сами по себе эти сервисы нерентабельны, потому что требуют переформатирования салонов, расширения их площади и дополнительной арендной платы. Зато они привлекают новых и повышают лояльность постоянных покупателей, а также обеспечивают дополнительные продажи. Оборот магазинов после запуска «нового формата» в городах вырос на 10%, а в сельской местности — на 30%. На селе такой салон становится своеобразным «центром технического прогресса», потому что из-за низкой платежеспособности и цифровой грамотности покупателей эти сервисы еще более востребованны.

Сотовые ретейлеры давно развивают экосистемы, хотя вряд ли кто-то десять лет назад применял этот термин к себе. С той маржинальностью, которую имеет торговля мобильными телефонами, заработать можно только при большом трафике и на регулярных покупках. Для миллионов людей в нашей стране «Евросеть» — это не просто магазин, где продают гаджеты и сим-карты. Люди меняют телефон в среднем раз в два года, но в салон заходят куда чаще: оплачивают услуги, совершают денежные переводы, покупают ОСАГО, железнодорожные и авиабилеты, путевки, билеты в театр и т. д.

Мир, дружба, big data

Собирать данные голыми руками не получится, для этого нужны технологии и выстроенные бизнес-процессы. Если у вас десять клиентов, вы знаете их предпочтения и привычки и можете поздравлять их с днем рождения по памяти лично. Во всех остальных случаях коммуникации с клиентами нужно автоматизировать.

По данным российского исследования рынка CRM-маркетинга в России, 41% компаний с большими клиентскими базами постоянно используют инструменты CRM-маркетинга (Customer relationship management) и только 33% поддерживают омниканальную коммуникацию. Казалось бы, даже такой активный игрок, как Hoff, только планирует интегрировать коммуникации с покупателем в разных каналах: email, SMS и на сайте. Треть опрошенных компаний вообще не имеют единой платформы для управления отношениями с клиентами. В ходе исследования были опрошены 250 компаний, представляющих 13 отраслей от FMCG до сферы образования. Если бы выборка исследования была шире, то ситуация скорее всего была бы более печальной. Не секрет, что многие российские компании до сих пор анализируют отношения с клиентами с помощью Microsoft Excel, а самописные CRM-системы зачастую не дают возможности реализовать омниканальную коммуникацию в принципе.

С развитием автоматизации операционные расходы сокращаются, а синергия разных отраслей делает цепочку win-win еще длиннее и удваивает, утраивает кредит доверия покупателей. Компаниям в экосистеме больше не надо оглядываться на свои возможности: они могут предлагать клиенту новое, провоцировать его на дальнейшее потребление и сосредоточить свои усилия на том, чтобы получить на этого пользователя «эксклюзивные права».

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 марта 2018 > № 2523277 Владимир Синельников


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 1 марта 2018 > № 2515977 Татьяна Митрова

Развивая Черчилля. Энергобезопасность в отношениях России и Европы

Татьяна Митрова

За последние 10–15 лет отношения между Россией и Европой в сфере энергетической безопасности проделали головокружительный путь от вполне стабильных до крайне нервных, насыщенных взаимными подозрениями и страхами. Однако во всех четырех элементах энергобезопасности, предложенных еще Черчиллем, можно найти потенциал для восстановления доверия и выгодной кооперации

Энергобезопасность, наверное, один из наиболее часто употребляемых терминов при обсуждении взаимоотношений между Россией и Европой в сфере энергетики и один из наиболее противоречивых. Для европейцев чаще всего он ассоциируется с опасениями, обусловленными высокой зависимостью от поставок российских энергоносителей, в первую очередь природного газа; для представителей РФ – с транзитными рисками и так называемой безопасностью спроса – необходимостью получить гарантии сбыта произведенных углеводородов.

Энергетическая гонка вооружений

За последние 10–15 лет отношения между Россией и Европой в этой сфере проделали головокружительный путь от вполне стабильных и спокойных до крайне нервных, насыщенных взаимными подозрениями и страхами. Здесь можно видеть пример классической «спирали безопасности», когда действия одной стороны по превентивной защите своих интересов трактуются другой как подготовка к агрессивным недружественным действиям и влекут за собой симметричный ответ, что только усиливает опасения первой стороны (именно по этому сценарию в 1970–1980-х годах шла гонка вооружений), и, как показывает практика, выскочить из этого замкнутого круга при высоком недоверии сторон друг к другу практически невозможно.

Понимая, что в обозримой перспективе напряженные отношения между Россией и США, а значит, и между Россией и трансатлантическими партнерами США сохранятся, трудно найти рецепт выхода из сложившейся не просто плохой, а неуклонно ухудшающейся ситуации: пока не восстановлен базовый уровень взаимного доверия, каждая сторона будет искать подвох в любом действии контрагента. Тем не менее, как нам представляется, есть некоторые направления сотрудничества в сфере повышения энергобезопасности, которые могли хотя бы отчасти затормозить движение по этой лестнице, ведущей вниз.

Со времен Черчилля, впервые обозначившего проблему энергобезопасности применительно к топливоснабжению британского флота, классические методы обеспечения энергобезопасности оставались неизменными.

Потреблять меньше (энергосбережение и энергоэффективность).

Производить с запасом (наращивание инвестиций и создание разного рода запасов и свободных мощностей).

Знаменитое черчиллевское «диверсификация, диверсификация, и только диверсификация».

Максимально использовать потенциал распределенной энергетики и местных источников энергоснабжения.

Энергосбережение

Первый метод вопросов не вызывает: конечно, сэкономить энергию в большинстве случаев и дешевле, и для экологии лучше. Именно поэтому со времен первого нефтяного кризиса сначала западные страны-импортеры, а теперь уже и практически все правительства столько внимания уделяют энергоэффективным технологиям и стандартам. Этот общемировой тренд за последние 30 лет продемонстрировал очень впечатляющие результаты: энергоемкость мирового ВВП снизилась с 1997 года на 40% (то есть для производства одного доллара ВВП теперь в среднем по миру используется на 40% меньше энергии). Но поскольку экономика и уровень жизни растут, в абсолютных объемах человечество все же потребляет больше энергии, чем когда-либо. Хотя и тут уже начинают проявляться очень серьезные тенденции: так, в большинстве стран ОЭСР (в первую очередь в ЕС и Японии) уже стабилизируются и абсолютные объемы энергопотребления, и даже в развивающихся странах темпы роста спроса на энергию замедлились. Европа, безусловно, один из лидеров в этом процессе: согласно данным Международного энергетического агентства, в 2006 году европейское энергопотребление достигло пика и с тех пор постепенно сокращается.

Для стран-производителей, кстати, это тоже хороший вариант увеличить объемы экспорта, не наращивая добычу – просто за счет меньшего собственного потребления. С этой точки зрения очень перспективной и совершенно неконфликтной темой для обеих сторон – России и Европы – представляется кооперация в энергосберегающих проектах на территории Российской Федерации. С одной стороны, это обеспечивает для европейцев дополнительный объем высвобождающихся для экспорта энергоресурсов, с другой – прекрасно вписывается в климатическую повестку и борьбу с глобальным изменением климата, а главное, это происходит на уровне конкретных предприятий и муниципалитетов, а не в парадигме мегапроектов, а потому не несет никакой геополитической нагрузки. Конкретных форматов взаимодействия может быть много – от продажи или трансфера технологий до вхождения европейских компаний в качестве инвесторов и сервисных компаний или просто обучающих программ и обмена опытом.

Тема настолько корректная и политически нейтральная, что придраться к ней практически невозможно, а во времена, когда разговаривать обеим сторонам становится все сложнее – общение все больше напоминает ходьбу по минному полю, – такие темы особенно важно развивать, чтобы оставался хоть какой-то канал для диалога.

Рост добычи и инвестиций

С опережающим наращиванием добычи/производства и созданием избыточных мощностей и запасов все сложнее. До сих пор не решен принципиальный вопрос: а кто за это должен платить? Обычно по умолчанию предполагалось, что запас производственных мощностей должны создавать производители (для надежности, чтобы, в случае чего, быстро откликнуться на дополнительные потребности рынка), а инвестировать в хранилища, стратегические резервы и пр. должны потребители (если что-то пойдет не так). И если потребители хоть как-то, пока не особо успешно, пытаются интернализировать эти затраты и превратить мощности по хранению тех же углеводородов или электроэнергии не просто в резерв на случай форс-мажора, а в торгуемый товар для покрытия пикового спроса, то производителям пока не удалось научиться продавать свои избыточные добычные мощности наподобие страховых полисов. Более того, они серьезно обожглись в последние годы, в ответ на всеобщую истерику 2006–2008 годов по поводу надвигающегося энергодефицита создав избыточные мощности по добыче и экспорту углеводородов – и с разбегу влетев в период перенасыщенного рынка, низких цен и острой конкуренции.

Теперь перед принятием любого инвестрешения компании еще сто раз подумают, насколько корректен используемый ими прогноз роста спроса и стоит ли брать такой риск омертвления инвестиций в случае, если спрос окажется ниже ожидаемого (что в последнее время происходит с завидной регулярностью). К этому стоит добавить и совершенно новый фактор – нарастающие ожидания «пика нефти», не в смысле пика добычи, а пика потребления. Экологическая повестка и бесконечные рассуждения об электромобилях, ВИЭ и других технологиях «Энергетического перехода» сделали свое дело: инвестиционные ожидания инвесторов ухудшаются на глазах. Все больше инвестфондов и банков просто отказываются финансировать угольные проекты как уходящую отрасль, а некоторые уже всерьез предрекают закат нефти на горизонте до 2030 года – и также сокращают финансирование. Рассуждений о пике спроса на нефть очень много, разброс прогнозируемых сроков крайне велик, но, откровенно говоря, точная дата тут совершенно не важна: важны ожидания, а они ухудшаются. Как ни крути, а привлекать инвестиции в крупные долгосрочные проекты на предположительно падающем рынке с низкой маржинальностью будет намного сложнее. И уж, конечно, мало кто решится инвестировать, заранее предполагая низкий уровень последующей загрузки мощностей. С газом ситуация лучше, мирового пика потребления пока никто не заявлял, но в Европе, например, есть очень противоречивые прогнозы, часть которых предусматривает долгосрочный рост газопотребления, в то время как другие, напротив, – сокращение и спроса, и импорта газа.

В классической системе взаимоотношений между Россией и ЕС эти риски покрывались как за счет долгосрочных (на 25–30 лет) контрактов «бери или плати», которые давали гарантию долгосрочной загрузки мощностей для производителей, так и за счет обменов активами и взаимных инвестиций (как, например, у дочерних структур BASF и E.ON в Южно-Русском месторождении и «Северном потоке»). Однако такого рода схемы все менее привлекательны для потребителей: сроки контрактов неуклонно сокращаются, новых практически не заключают, рассчитывая докупать недостающие объемы на споте, а совместные инвестиции с российскими компаниями становятся все более сложными из-за санкций и общей геополитической ситуации. Баталии, развернувшиеся вокруг «Северного потока – 2», лучшее тому подтверждение.

Диверсификация

Диверсификация – это альфа и омега энергобезопасности. Диверсифицировать пытаются все, что можно: и типы энергоресурсов в топливной корзине потребителей, и технологии их применения, и источники поставок (как с точки зрения географии, так и с точки зрения контрагентов), и сами маршруты транспортировки. Тут, пожалуй, наиболее мощную динамику показывают все нетопливные источники энергии – среднегодовые темпы роста ВИЭ в последние годы составляют 10%, и во многом изменение потребности в углеводородах связано именно с ростом возобновляемой энергетики. Этот тренд в Европе закреплен на политическом уровне, и нет оснований предполагать, что он изменится. Что же касается диверсификации источников поставок, тут ситуация грустнее, за последние 10 лет особых успехов в этом направлении добиться не удалось – за исключением относительно небольших объемов сетевого газа из Азербайджана и совсем символических поставок СПГ из США, новых источников не появилось, и, судя по всему, сложно ожидать тут каких-то резких изменений. Конечно, европейцы хорошо поняли необходимость создания альтернативных «Газпрому» источников поступления газа – это, как СПГ в Прибалтике, позволяет резко усилить переговорную позицию при обсуждении цен, однако экономическая логика показывает, что у российского газа запас по ценовой конкурентоспособности намного больше, чем у большинства альтернатив. Что же касается диверсификации маршрутов транспортировки, то опять же «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» хорошие иллюстрации тому, что этот тезис потребителями «покупается» плохо и чаще всего уже даже не рассматривается как реальная диверсификация.

Децентрализация энергоснабжения

Ну и, наконец, последний по порядку, но отнюдь не по значимости способ повышения энергобезопасности – децентрализация энергообеспечения, переход на распределенные местные энергоресурсы. Можно сказать, что именно этот подход радикально снизил проблемы энергобезопасности для США в связи с успешной разработкой местных ресурсов сланцевой нефти и газа. Он же за счет роста ВИЭ и разного рода распределенных энергоресурсов позволяет странам Северо-Западной Европы (Дания, Великобритания, Нидерланды, Германия и др.) не увеличивать зависимость от импорта углеводородов.

Благодаря техническому прогрессу теперь небольшие распределенные энергопроекты имеют вполне сопоставимый с крупными уровень удельных затрат, при этом заметно превосходя их по другим параметрам, таким как экология, гибкость, снижение рисков и пр. В условиях медленно растущего (а то и падающего) и при этом очень непредсказуемого спроса точная подстройка под запросы рынка оказывается важнее – по крайней мере, не происходит омертвления инвестиций, которое можно наблюдать на многих мегапроектах. Малые установки как раз дают куда больше гибкости и скорости в принятии инвестиционных решений. Так, запуск новых сланцевых скважин достиг невероятной скорости: уже полутора-двух месяцев хватает, чтобы их пробурить. Это огромное преимущество по сравнению с крупными проектами, занимающими от пяти лет (за это время конъюнктура рынка может полностью измениться).

И еще один аспект: потребители сейчас получают все большие возможности выбора технологий; хочешь – к централизованной сети подключайся, хочешь – газовую микроТЭЦ в подвале ставь, а хочешь – солнечные панели с накопителями на крышу. А если к развитию децентрализованной энергетики и всех «малых форм» добавить и новые технологии управления на основе цифровой информации от немыслимого количества подключенных устройств, больших данных, углубленной аналитики (включая машинное обучение) и прочих технологий интернета вещей, то под вопрос начинает ставиться сама целесообразность высококонцентрированной и централизованной организации энергетики. Помимо всего прочего, это еще, в отличие от традиционных углеводородов, и очень быстро растущие рынки с высокой инвестиционной привлекательностью: так, среднегодовые темпы развития микрогридов – 30%, накопителей электроэнергии – 17%.

В сочетании с остальными традиционными методами обеспечения энергобезопасности такой «переход на подножный корм» может стать хорошим подспорьем, причем опять, как и в случае с энергоэффективностью, не только в Европе, но и в России.

Таким образом, выходит, что именно инновационные технологии как на стороне производства и передачи, так и даже в большей степени на стороне потребления энергоресурсов могут обеспечить наибольший вклад в энергобезопасность России и ЕС и одновременно в построение нового типа сотрудничества, основанного не столько на прокачке растущих объемов углеводородов с Востока на Запад, сколько в развитии новых энергетических технологий на этих рынках.

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 1 марта 2018 > № 2515977 Татьяна Митрова


Казахстан. Великобритания. США. ЕАЭС. РФ > Финансы, банки. Медицина. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 28 февраля 2018 > № 2515645 Елена Бахмутова

Почему перенесли внедрение второго пакета медстрахования?

Елена Бахмутова рассказала о решении проблем, которые вскрылись при запуске системы ОСМС

Когда стало известно о том, что в Казахстане начнет работать система обязательного социального медицинского страхования (ОСМС), казалось, что речь идет только о страховой медицине. На практике же выяснилось, что реформа тесно связана и с занятостью населения, и с уровнем информатизации в стране, и с качеством подготовки медработников, и с развитием медицинских технологий. Мало того, вскрылся целый пласт проблем, которые существовали годами, рассказала в интервью центру деловой информации Kapital.kz председатель правления Фонда социального медицинского страхования Елена Бахмутова. Например, недополучение установленного законом гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП). Государство намерено решить этот вопрос, пояснила она.

— Почему перенесли срок внедрения ОСМС и возможно ли, что это в очередной раз повторится?

— По сути, система социального медстрахования уже запущена, потому что первый этап внедрения ОСМС уже состоялся. Объем взносов и платежей составляет 43 млрд тенге, за истекший период платежи поступили за 5,3 млн человек. Платят исправно, ведется учет всех отчислений и взносов, поступившие платежи до запуска пакета медуслуг по страхованию пока инвестируются. Фонд социального медицинского страхования уже существует и выполняет функцию стратегического закупщика медицинских услуг. Пока это касается гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, но «завтра» к этому добавится пакет обязательного социального медицинского страхования. Так что вопрос заключается только в том, запускать второй пакет медстрахования в 2019 или 2020 году.

С другой стороны, в фонде есть деньги, и это дополнительное финансирование, которого критически не хватает системе здравоохранения. На днях я прочла интервью Алексея Кудрина о том, что в России на государственное здравоохранение тратится 3,2% от ВВП. В Казахстане — 1,8%. При этом речь идет о наших ближайших соседях, партнерах по ЕАЭС, а не о США или Великобритании. То есть недостаток средств очевиден и запуск обязательной системы медицинского страхования в виде дополнительного пакета медицинских услуг, безусловно, увеличит финансирование здравоохранения. С другой стороны, проблемы не до конца решены.

Речь идет о неформальном занятом населении. По нашим подсчетам, 2,2 млн человек должны страховаться самостоятельно, то есть ежемесячно платить взносы в размере 5% от минимальной заработной платы. Если они этого не сделают, то не смогут получить расширенный пакет медуслуг в рамках ОСМС и будут обеспечены только базовым пакетом бесплатной медпомощи, который гарантирован для всего населения и финансируется за счет республиканского бюджета. Благодаря запуску программы цифровизации вопросы интеграции информационных баз стали актуальными для всех государственных органов. Это позитивно повлияет на «оцифровку» неформализованного населения и ускорит автоматизацию госуслуг. Программа цифровизации стала катализатором решения проблем с формализацией самозанятого населения и, соответственно, запуском пакета медицинских услуг в рамках ОСМС.

— Так с чем связан перенос сроков ОСМС?

— Говорилось, что нужно разобраться с неформальной занятостью. Весь прошлый год министерство труда и социальной защиты этим занималось. Будучи профильным госорганом, оно разрабатывает пакет мер для стимулирования активной занятости. Но надо быть реалистами. Все равно останется большое количество людей, которые не будут охвачены этими мерами, и им придется страховаться самостоятельно. Мы в фонде это осознаем и ставим перед собой задачи по обеспечению таких граждан информацией о том, что произойдет, если они не заплатят обязательные взносы на медицинское страхование, о том, как это сделать максимально просто и экономично. По этому вопросу идет работа с банками второго уровня.

— Как банки могут в этом помочь?

— Максимально простой и экономичный путь осуществления взносов — платежи через онлайн-банкинг и банковские терминалы. Также можно заплатить, зайдя на сайт Казпочты. Главное — человек должен понимать, что страхование в рамках ОСМС дает гарантию на получение дополнительных медицинских услуг, входящих в этот пакет. Базовый пакет включает их минимальный набор.

— То есть перечень бесплатной медпомощи сократят?

— Глава государства сказал, что надо разработать новую модель гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП), определив четкие границы обязательств государства. Сегодня многие услуги, входящие в пакет ГОБМП, по факту не предоставляются из-за ограниченности финансирования. В результате растет недовольство населения тем, что ему вроде обещано бесплатное лечение, но при этом приходится просиживать в очередях или платить за услугу, лишь бы не ждать. Нужно пересмотреть пакет услуг, провести своеобразную инвентаризацию и выбрать приоритетные виды помощи, прямо влияющие на уровень заболеваемости и имеющие высокую экономическую эффективность. Сейчас такая работа ведется с участием независимых экспертов.

— Кто будет заниматься оптимизацией обязательного пакета медуслуг?

— Для этой работы министерство здравоохранения как уполномоченный орган создало рабочую группу. Перечень медицинских услуг как в рамках ГОБМП, так и в рамках обязательного социального медицинского страхования устанавливается постановлением правительства. Для подготовки обновленных перечней необходима работа профессионалов, пациенты могут поучаствовать в этой работе через НПО, с которыми по законодательству обязаны согласовываться нормативно-правовые акты. Кроме того, будут организованы общественные обсуждения разработанных проектов.

Фонд заинтересован в том, чтобы пакет ГОБМП и пакет услуг ОСМС действительно были эффективными, в долгосрочном периоде способствовали бы увеличению продолжительности жизни, снижению смертности, но в то же время были экономичными и реально обеспечивались финансированием.

— Это будет болезненный процесс…

— Чтобы избежать кричащих заголовков в СМИ на эту тему, нужно детально разобраться, какие из декларируемых услуг реально доступны для населения, подтвердили свою эффективность и экономичность и поэтому в обязательном порядке должны быть включены в обновленную модель ГОБМП. Эта работа требует времени, необходим профессиональный анализ большого объема информации, полученной из достоверных источников.

— Есть ли какие-то предварительные данные?

— Оценки разные. В этом году в бюджете заложено 917 млрд тенге на закуп медицинской помощи в рамках ГОБМП. При этом недостаток средств составляет около 800 млрд тенге, если базироваться на декларативном перечне медицинских услуг. Если бы услуги оказывались в реальности, то норматив финансирования на амбулаторном уровне в расчете на одного прикрепленного человека пришлось бы увеличивать в 2,5 раза.

— Но если благодаря внедрению ОСМС приток средств в систему здравоохранения увеличится, то, может, список ГОБМП можно не сокращать?

— У нас слишком утрировано значение термина «оптимизация». Оптимально — означает наиболее эффективно при наименьших затратах. Речь не идет о механическом исключении услуг, нужно расставить приоритеты. Реформа в здравоохранении, которая связана с ОСМС, уже идет и вскрыла множество годами копившихся и нуждающихся в решении проблем.

Казахстан. Великобритания. США. ЕАЭС. РФ > Финансы, банки. Медицина. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 28 февраля 2018 > № 2515645 Елена Бахмутова


Россия. ЦФО > Медицина > lgz.ru, 28 февраля 2018 > № 2513673 Амиран Ревишвили

Понятия «врач» и «доброта» – синонимы

Одних только компетенций для излечения больного недостаточно

Какие чувства испытывает хирург во время операции, в чём секрет хирургического робота, есть ли разница между медициной российской и зарубежной, может ли здравоохранение быть бесплатным – об этом в интервью «ЛГ» рассказал главный хирург Минздрава России, директор Национального медицинского исследовательского центра хирургии им. А.В. Вишневского, академик РАН Амиран Ревишвили.

О профессии врача

– Обычно медицина, как и искусство, – занятие династийное. В вашей семье, Амиран Шотаевич, докторов не было: мама – учитель, отец – инженер. И тем не менее вы выбрали именно этот род занятий. Почему?

– В медицину меня привело желание мамы и папы видеть меня врачом, хотя в школе я очень серьёзно интересовался математикой и физикой, участвовал во всех олимпиадах. Биология тоже входила в список любимых предметов, но мой интерес был в большей степени прикован к изучению животного мира, а не человеческой природы.

– Я знаю, что подростком вы были одним из самых известных охотников за ядовитыми змеями в тех местах, где жила ваша семья, в Грузии. Причём вы их не истребляли, а изучали. Извините, если раскрываю секрет. Наверное, для многих людей, даже давно знакомых с вами, это будет абсолютно неожиданным открытием: солидный человек, врач и учёный с мировым именем – и вдруг столь необычное увлечение в юношестве. Но не оно ли предопределило ваше будущее и позволило добиться таких серьёзных успехов в медицине? Ведь охота на змей требует большого мужества, решительности, быстрых реакций, концентрации внимания и точности движений – всего того, что необходимо хирургу. Или я ошибаюсь?

– Не ошибаетесь. Всё так и было. Родители решили, что склад моего характера плюс пытливый ум, плюс это необычное увлечение – предпосылки для того, чтобы мне пойти после школы в медицинский институт.

Когда встал вопрос, где именно поступать – в Тбилиси или в Москве, – отец меня предупредил: «Учти, у нас нет никаких знакомств, есть только твои знания». Я поехал в Москву, сдал документы в Первый медицинский институт, поступил и учился на «отлично».

– Но почему из множества врачебных специальностей вы предпочли именно кардиохирургию?

– С кардиохирургией нас свела судьба, иначе не скажешь. Первоначально меня привлекала урология. Нашими преподавателями в институте были отец и сын Пытели – Антон Яковлевич и Юрий Антонович, известные советские учёные, выдающиеся урологи, яркие личности. Своими фантастическими лекциями они увлекли не только меня, а многих студентов. Но «роман с урологией» не сложился по весьма прозаической по тем временам причине. Когда я окончил институт, мне, как ленинскому стипендиату, предложили поступить в аспирантуру, однако выбор мест был ограничен: либо радиология, либо кардиохирургия. Ни одного места в аспирантуре по урологии не было.

Радиологию я отринул сразу. Учиться в аспирантуре по кардио­хирургии предстояло в Институте сердечно-сосудистой хирургии им. А.И. Бакулева, причём у знаменитого Владимира Ивановича Бураковского, но даже это меня не вдохновило.

Самое интересное было дальше. Когда я в первый раз пришёл к Бураковскому, как вы думаете, о чём я начал с ним говорить? О том, каким образом мне с его помощью попасть в аспирантуру к академику Николаю Алексеевичу Лопаткину, всемирно известному урологу. Бураковский был потрясён моей дерзкой просьбой.

– Не обиделся?

– К счастью, нет. Это был удивительный, великодушный человек. Он позвонил академику Лопаткину и договорился о нашей встрече с ним. И я пошёл на эту встречу. Мы поговорили с Николаем Алексеевичем десять минут и расстались. Мои иллюзии развеялись окончательно, никакой возможности попасть к нему в аспирантуру у меня не было. Я вернулся к Владимиру Ивановичу, который в утешение мне сказал: «Поверь, лучше кардиохирургии ничего нет». И это оказалось правдой.

Итак, меня принимают в аспирантуру в Бакулевский центр, я попадаю в отделение к Лео Антоновичу Бокерии, тогда ещё не академику, но уже известному учёному и хирургу. Под его научным руководством я начал заниматься аритмологией, и мы сделали первые в нашей стране шаги по развитию интервенционной и хирургической аритмологии.

Затем мне предложили заняться абсолютно новым направлением в советской медицинской науке – хирургическим лечением фибрилляции предсердий. Мне этот сегмент аритмологии очень понравился, тем более что за рубежом на тот момент практиковали несколько методик диагностики и лечения нарушений ритма сердца, которых ещё не было в СССР. Хотелось догнать зарубежных коллег. Конечно, было немного страшно окунуться в абсолютно новое для советской науки и медицины направление, но в итоге я выбрал именно его.

В начале 1980-х годов мы начали проводить электрофизиологические исследования сердца, вот где мне пригодилось отличное знание физики. Тогда же впервые в Советском Союзе мы начали выполнять операции на открытом сердце пациентам с нарушениями ритма сердца. А ещё через десять лет – новое достижение, стали делать катетерные операции при аритмиях, и в Бакулевском центре было создано первое в стране отделение хирургического лечения нарушений ритма сердца.

– Хирург, работавший на открытом сердце, увлёкся катетерными технологиями?

– После катетерных процедур пациент через день-два уходит из больницы домой, и это огромный плюс. Ощущение фантастическое: человек попал в клинику совершенно больной, а на следующий день после операции ты видишь его бодро шагающим по коридору отделения.

Но открытая кардиохирургия была, есть и будет ещё долго в нашем арсенале, хотя мы и стремимся к малотравматичности операций. Поэтому у меня на одной неделе могут быть и открытые операции на сердце, и катетерные аритмологические процедуры. Так я и остался на двух берегах этой большой реки – кардиохирургии, – постоянно, в течение уже многих-многих лет переходя с одного края моста на другой.

Сегодня не могу даже сказать, какая из областей мне ближе – открытая кардиохирургия или аритмология. Потому что в аритмологии, как я уже сказал, восхищает результат, который ты видишь прямо во время процедуры, когда у пациента на твоих глазах восстанавливается ритм. И конечно, абсолютные супервпечатления получаешь от операции на остановленном сердце. Она тебя затягивает на три-четыре часа, ты полностью отключаешься от внешнего мира. А когда по завершении работы хирурга сердце «включается» и начинает биться, это просто непередаваемо!

– Вы почти два года провели на стажировках в ведущих кардиохирургических клиниках США, много раз бывали в европейских медицинских центрах. Одним словом, видели всё своими глазами. Правда ли, что есть космическая разница в формате отношений врача с пациентом? Если мы приучены к тому, что доктор будет лечить не только лекарствами, но и добрым словом, подолгу беседовать с пациентом, то за рубежом больные к такой роскоши не приучены. Там регламент взаимодействия врача с пациентом строго ограничен выполнением врачебной манипуляции.

– Вы сейчас сказали абсолютную правду. Так и есть. Наша национальная традиция – это беседа врача с пациентом. Первое, что должен сделать врач, – вызвать доверие больного. Это хорошая традиция, я считаю, что её нужно сохранять. В любой ситуации, даже если ты очень устал, потому что у тебя сегодня было две-три операции, ты еле стоишь на ногах, но вечером перед тем, как уйти из клиники, ты должен зайти к пациенту, которого будешь оперировать завтра или которого оперировал сегодня, поинтересоваться его самочувствием, побеседовать. Он этого ждёт. И обманывать это ожидание ни в коем случае нельзя.

На Западе – иначе. Система коротких визитов: минута-две, больше не положено, остальное вам расскажет медсестра или менеджер.

– Может быть, зарубежная медицина так формализует общение врача с пациентами для того, чтобы доктор в случае неудачи не испытывал излишних эмоциональных переживаний, а родственники пациента не предъявляли претензии, что врач не оправдал их надежд, хотя настраивал на благополучный исход?

– Не исключено. Но что касается надежд, ни один врач не может гарантировать пациенту 100% успешный результат лечения. Особенно когда речь идёт о хирургии. Не потому что он заведомо плохо оперирует, а потому что в хирургии не всё зависит от мастерства врача. Бывает, что болезнь оказывается сильнее. В жизни каждого хирурга случаются такие ситуации, когда ты можешь сутки простоять у операционного стола, пытаясь спасти пациента, но в конце концов так ничего и не получается. И это абсолютно разрушительная для врача история. Обостряются все недуги, возникает гипертония – так сильно ты переживаешь это несчастье. Ведь они все тебе как близкие люди, потерять пациента – то же самое, что потерять близкого человека.

– Но это, к сожалению, неизбежно. Тем более в хирургии. Поэтому человек, который идёт в эту профессию, наверное, должен быть готов к тому, что ему придётся не только побеждать, но и проигрывать.

– Не согласен. К этому подготовиться невозможно. Я, например, имея почти сорок лет врачебной практики, не могу к этому привыкнуть.

О российском здравоохранении

– Многие считают, что лучшие врачи и клиники – на Западе, потому что именно туда чаще всего едут лечиться бизнесмены, звёзды эстрады, спортсмены. А как на самом деле: сопоставим ли уровень российской медицины с уровнем медицины в других странах?

– Это представление возникло из-за незнания наших сограждан о достижениях российской медицины. К сожалению, мы мало рассказываем о позитивных переменах в отрасли, о выдающихся российских врачах, о лучших клиниках.

Сегодня мировая медицина – это, безусловно, интернациональная сфера знаний и опыта. Достижения здесь складываются из успехов не какой-то одной страны, а разных стран и разных специалистов, в том числе российских. Именно в современной медицине созданы и используются самые высокие технологии, какие только можно представить. Я считаю, что они даже выше, чем космические технологии. И это правильно, потому что речь идёт о жизни человека.

Кстати, немногие знают, что такое чудо современной медицины, как роботизированные хирургические установки, изначально создавались учёными именно для космической отрасли. Предполагалось, что в случае необходимости можно будет прямо на борту космической станции выполнить экстренную операцию космонавту, управляя хирургическим роботом с Земли. А затем кто-то очень мудрый решил адаптировать эту идею для гражданского сектора здравоохранения. Сначала никто не верил в успех, а теперь тысячи хирургических роботов используются в разных странах мира, включая Россию.

Теперь вернёмся к вашему вопросу о сравнении российской и зарубежной медицины. Мы всегда считали своим огромным достижением и основным преимуществом бесплатную медицину. Когда-то, во времена относительно «простой» медицины, Советское государство могло позволить себе полностью финансировать эту отрасль. Сегодня объективно уровень технологий настолько высок, что ни одному государству в мире не хватит денег, чтобы всегда своих граждан обеспечивать высококачественной и высокоэффективной медицинской помощью за счёт казны. Неслучайно и за рубежом, и в нашей стране набирает обороты частный сектор здравоохранения. Система добровольного медицинского страхования, которая очень развита на Западе и в США, у нас со временем тоже станет нормой, это просто неизбежно.

В то же время российское государство по-прежнему остаётся социально ориентированным: в прошлом году почти миллион квот на высокотехнологичное лечение было выделено и оплачено из госбюджета. Так называемая система ВМП (высокотехнологичной медицинской помощи. – Авт.) начиналась в 2006 году со ста тысяч квот на всю страну, а теперь почти миллион наших сограждан бесплатно получили за год суперсовременное и очень дорогостоящее лечение в лучших клиниках России. Речь идёт о таких медицинских технологиях, которые среднестатистический житель нашей страны из своего кармана пока оплатить не может. Разве это не преимущество отечественной системы здравоохранения?

В плане медицинских технологий мы ни в чём не отстаём от остального мира, поверьте. Другое дело – у нас масштабы иные, вопрос доступности современных медицинских технологий жителям любого региона, любой глубинки – вот что актуально.

– Он, по-вашему, решается?

– Да, и уже многое сделано. Для того чтобы помощь была оказана вовремя и на должном уровне, в стране организована трёхуровневая система медицинской помощи по возрастающей степени сложности проводимого здесь лечения: муниципальные учреждения здравоохранения, межрайонные медицинские центры, региональные клиники. А в минувшем году появился и четвёртый уровень – национальные медицинские исследовательские центры, их создано 22 на всю страну. Институт хирургии имени Вишневского тоже попадает в эту элитную двадцатку.

Теперь это, согласно приказу Минздрава от 13 февраля, ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр хирургии им. А.В. Вишневского». Перед нами поставлена задача – довести хирургию до одинаково высокого уровня во всех субъектах РФ, для чего мы должны обучать специалистов, внедрять и контролировать применение современных методик.

– За последние десять лет в кардиологию и кардиохирургию были сделаны крупные бюджетные вливания, построены крупные центры сердечно-сосудистой хирургии. Оправдываются ли эти вложения?

– Безусловно. Я помню, когда обсуждали саму идею строительства таких центров в регионах, где кардиохирургии вообще не было, было много скепсиса: а где возьмём столько специалистов? Но ведь решили эту задачу. Кроме семи центров сердечно-сосудистой хирургии, во всех регионах создали сосудистые центры, где проводят экстренные эндоваскулярные операции при инфаркте и инсульте. За короткое время пациента с инфарктом довозят до сосудистого центра и моментально ставят стент, восстанавливая кровоснабжение сердца. Раньше, когда сосудистых центров не было, смертность от инфаркта у нас в стране была просто запредельной. Теперь в каждом из этих центров выполняют по несколько тысяч операций на сердце и сосудах ежегодно.

Но говорить, что проблема полностью решена, пока рано. В России сегодня делают более тысячи стентирований на миллион населения, а целевая цифра – три тысячи, к этому нам надо стремиться. Операций аортокоронарного шунтирования нужно выполнять тысячу на миллион населения, мы пока делаем в три раза меньше, здесь тоже есть куда развиваться. Хотя, если говорить в целом, сердечно-сосудистая хирургия оказалась в привилегированном положении, эта область медицины укомплектована и технологически, и в кадровом отношении.

– Какие ещё области медицины нуждаются в таком же приоритетном финансировании?

– Приоритеты расставляет статистика. Как вы знаете, в России, как и в других странах мира, в структуре причин смертности населения на первом месте сердечно-сосудистые заболевания, на втором – онкологические, на третьем – внешние причины, то есть травмы, отравления и т.д. Поэтому логично, что следующим объектом повышенного внимания государства стала онкология. И Министерство финансов выделяет сегодня значительные финансовые средства для лечения онкологических больных, в большей мере это касается приобретения препаратов для химио­терапии и развития радиологических методов лечения.

Это огромные расходы, потому что, к сожалению, у нас преобладают пациенты с запущенными, 3–4-й стадиями рака. Почему так произошло? Потому что мы потеряли главное звено в медицине – первичное, ослабили работу поликлиник. Должна быть не формальная диспансеризация, когда пациент заходит в кабинет и ему сразу говорят: «Вы здоровы, до свидания». Должно быть полное обследование, включающее эхокардиографию, флюорографию, специальный контроль онкомаркеров, при необходимости – КТ и МРТ. Конечно, это очень дорогая программа, но она позволит нам выявлять заболевания на первой стадии, а лечение на первой стадии – это совсем другая выживаемость и совсем другие финансовые затраты.

– По вашему мнению, кто должен стоять во главе Министерства здравоохранения – врач или экономист, опытный хозяйственник?

– За небольшим исключением министрами здравоохранения у нас в стране всегда были всемирно известные врачи и учёные, представители разных областей медицины. Они имели гигантский авторитет как в профессиональном сообществе нашей страны, так и за рубежом. И это я считаю главным условием для пребывания на посту руководителя министерства помимо компетенций и в медицине, и в управлении, и в экономике здравоохранения.

Ещё одно немаловажное условие – будучи требовательным руководителем, это должен быть человек толерантный и добрый. Если ты не добрый, ты не врач, независимо от того, кто ты – хирург, травматолог, не говоря уже о педиатрах. В моём понимании слова «врач» и «доброта» – синонимы.

Что касается оценки работы нынешнего руководства Министерства здравоохранения, мнение абсолютно позитивное. Говорю это искренне.

Об Институте Вишневского

– В январе 2016 года вы были назначены на должность директора Института хирургии им. А.В. Вишневского.

– И вы видите, что здесь теперь происходит (смеётся. – Ред.). Разруха…

– Вы имеете в виду реконструкцию? Так это же явление временное.

– Честно говоря, эта реконструкция давно была необходима. Через год институту формально исполнится 75 лет, но фактически медицинское учреждение располагается здесь с середины XIX века, занимает несколько зданий, которые являются памятниками архитектуры и культурного наследия. Мы просто обязаны придать им приличествующий вид, восстановить их красоту. Это не говоря о главном корпусе – «небоскрёбе» постройки 70-х годов. За пятьдесят лет он тоже изрядно устарел и требует реновации. Так что мы переживаем процесс глобального обновления и дискомфорт, с которым такие проекты неизбежно сопряжены.

Зато по окончании всех работ это будет обновлённый архитектурно-медицинский комплекс, сохранивший всю прелесть старой Москвы и дополненный новыми чертами, этакий взгляд сквозь 150 лет – из середины XIX века в XXI век. Если ты помнишь и чтишь историю, то имеешь шанс, что в будущем и история вспомнит тебя.

– Амиран Шотаевич, в вашей жизни произошёл поворот: практикующий хирург с мировым именем согласился взять на себя обязанности директора. Не спрашиваю, почему и зачем вы приняли такое решение, но признайтесь, можно ли эффективно сочетать творческую профессию врача с функционалом менеджера? И готовы ли вы постепенно «изжить» в себе оперирующего доктора и целиком сосредоточиться на работе руководителя?

– Это самое страшное пожелание, какое только возможно для хирурга…

Знаете, у меня был опыт работы с иностранными компаниями по созданию робота для выполнения аритмологических операций. Во время одного из тестирований оборудования я спросил автора идеи, какова, по его мнению, конечная цель разработки такого робота? Он ответил: когда хирург достигнет настолько преклонного возраста, что уже не сможет стоять у операционного стола, он будет, сидя в кабинете, с помощью джойстика манипулировать роботом, который в операционной сам будет устранять у пациента очаги нарушения ритма сердца.

Вот тогда-то я впервые «примерил» достижения технического прогресса к самому себе и… совершенно не обрадовался такой перспективе. Ведь самое большое в жизни удовольствие для меня – хорошо выполненная операция, это однозначно. Поэтому что касается совмещения двух видов деятельности – руководителя и хирурга – я не считаю необходимым делать между ними выбор. Хотя это совершенно разные науки, и мне пришлось на новом посту освоить массу новых знаний.

Елена Сергеева

Россия. ЦФО > Медицина > lgz.ru, 28 февраля 2018 > № 2513673 Амиран Ревишвили


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > globalaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513565 Игорь Пичугин

Без посредников?

Движущие силы цифровой экономики

Игорь Пичугин – кандидат физико-математических наук, руководитель отдела развития инновационной деятельности МФТИ.

Резюме Цифровая экономика требует от людей изменения привычек и способа выполнения тех или иных действий. Мы теперь совсем иначе коммуницируем друг с другом, покупаем и потребляем многие продукты, развлекаемся и организуем досуг.

В 1983 г. журнал «Тайм», традиционно определяющий «человека года», назвал таковым персональный компьютер. Журналисты хотели подчеркнуть большое значение ПК в жизни человека. С тех пор миновало 20 циклов закона Мура, и производительность процессоров выросла в миллион раз. Количество перешло в качество, в результате чего родился феномен цифровой экономики. Появились возможности для разработки новых цифровых продуктов, процессов и бизнес-моделей, которые были немыслимы еще несколько лет назад.

В 2012 г. международный концерн Kodak, на заводах которого трудились десятки тысяч человек, объявил себя банкротом. Примерно в то же время Facebook за 1 млрд долларов купил интернет-компанию Instagram, позволяющую редактировать цифровые фотографии и обмениваться ими. В Instagram тогда было всего 16 сотрудников и еще отсутствовал полноценно работающий продукт. У Kodak же «под сукном» лежали патенты на цифровую фотографию.

Капитализация интернет-компании Airbnb, не имеющей ни одной кровати для сдачи в аренду, выше, чем у гостиничной сети Hyatt. Airbnb просто сводит тех, кому здесь и сейчас требуется ночлег, с теми, у кого как раз есть свободная жилплощадь. Еще пример: когда компания Amazon вышла из «гаража» на глобальный рынок, немецкий концерн традиционной каталожной торговли Quelle вынужден был объявить о банкротстве. Бизнес-модель обеих компаний – посылочная торговля. Но Quelle больше работала на основе бумажного каталога, а Amazon сразу принялась покорять цифровой мир.

Сегодня каждый топ-менеджер знает подобные истории цифрового успеха. Они вдохновляют, но как их повторить? Сами по себе цифровые технологии пока не приносят никакой пользы. Экономический эффект дает их реализация в рамках новых моделей бизнеса и организационных форм в новых продуктах и бизнес-процессах.

Как оцифровывается бизнес

Бизнес-модель – способ, которым компания зарабатывает деньги. Она содержит, например, ответ на вопрос «где деньги?», т.е. модель доходов (монетизации), описывающую, кто будет платить за продукт или услугу. Так называемая подрывная бизнес-модель описывает случай, когда конкретный продукт или услуга полностью переосмысливается за счет преобразования в цифровую форму, существующие поставщики теряют экономические и технические навыки и компетенции, появляются новые поставщики, способные вытеснить с рынка прежних лидеров. На рис. 1 это видно на примере процесса фотографирования. В аналоговом мире были нужны фотоаппарат и пленка. Сделав кадр, приходилось ждать, пока не будет отснята вся пленка. Затем ее нужно было отнести в фотоателье для проявки. Через какое-то время готовые снимки можно было забрать и вклеить в фотоальбом. Если требовались дополнительные снимки, чтобы послать их друзьям, нужно было снова обращаться в фотоателье и затем высылать фотографии по почте. Сегодня весь этот процесс лишен смысла.

Камера в смартфонах – лишь одна из многих функций. Она всегда под рукой, снимки посмотрят сразу, сохраняют и одним нажатием кнопки показывают всему миру. Поэтому и обанкротился Kodak, так и не сумевший реализовать на деле свои патенты на цифровую фотографию.

Первыми оцифровались отрасли, производящие информационные продукты и услуги (СМИ, консалтинг). За ними следуют отрасли, производящие материальные продукты. Так, революция намечается в автомобильной промышленности, где технологии авторулевого и электромобильности, поддерживая друг друга, меняют привычную бизнес-модель. Новые цифровые технологии в финансах (fintech) могут оставить не у дел традиционных финансовых посредников – банки. Подрывные бизнес-модели в производстве связаны с технологиями 3D-печати.

Рис. 1. Трансформация аналоговой бизнес-модели в цифровую

Рис. 2. Сроки внедрения прорывных технологий сокращаются

Внедрение новых технологий в промышленность и быт с каждым разом происходит все быстрее (рис. 2), а их стоимость снижается с такой скоростью (табл. 1), что рано или поздно оцифровано будет все, что может быть оцифровано в принципе. В этом сомнений нет. И цифровизация затронет все отрасли экономики без исключения. Так что успешным сегодня компаниям лучше не полагаться на свои прошлые победы и заслуги, а заняться цифровой трансформацией бизнеса и внимательно изучить ее движущие силы. Можно выделить восемь таких сил.

Табл. 1. Снижение стоимости прорывных технологий

Технология

Стоимость эквивалентнойфункциональности

Масштабирование

3D-печать

2007: $40 000 
2014: $100

400 раз за 7 лет

Промышленные роботы

2008: $500 000 
2013: $22 000

23 раза за 5 лет

Дроны

2007: $100 000 
2016: $100

1000 раз за 9 лет

Солнечная энергетика

1984: $30 за кВт*час 
2014: $0,16 за кВт*час

200 раз за 20 лет

Датчики (3D LIDAR Sensors)

2009: $20 000 
2014: $79

250 раз за 5 лет

Секвенирование человеческого генома

2000: $2 700 000 000 
2011: $100 000 
2015: $100

27 млн раз за 15 лет

1. Персонализация. Возможности персонализации рекламы, продуктов и услуг кажутся безграничными. Можно создать персональную ленту новостей, персональную дистанционную образовательную программу, учитывающую скорость обучения и специфические интересы и способности ученика. Приобретают индивидуальность страховые полисы, ориентированные на стиль вождения клиента или его заботу о здоровом образе жизни. Более индивидуальными можно сделать и материальные продукты. Если в 1930-е гг. заводы Генри Форда предлагали машину «любого цвета, если этот цвет черный», то теперь автопром может предложить окраску и отделку из огромного множества вариантов.

За счет цифровых производственных технологий, таких как 3D-печать, становится экономически оправданным производство партии продукции всего в одну единицу. Поскольку затраты при этом такие же, как при массовом производстве, «индпошивом» могут заниматься малые и средние предприятия. Поэтому множатся сервисы по изготовлению мебели по персональным эскизам, индпошиву кроссовок и лыжных ботинок: покупателю в спортивном магазине сканируют ноги, и обувь тут же изготавливается строго по индивидуальной мерке. Впрочем, сканировать можно прямо на сайте и быстро получить готовый товар (например, доставленный дронами). Успехом пользуется даже заказ через интернет мюсли, смешанных по индивидуальному рецепту.

2. Автоматическое управление. Возможность автоматического управления объектами служит мощным стимулом цифровой трансформации. Многие объекты (будь то продукты или люди) берут управление на себя, так что внешний менеджмент не требуется.

В производственной цифровой экономике, которая описывается отдельной концепцией «Индустрия 4.0», сами собой управляют «умные» материалы, комплектующие и инструменты. Производственное оборудование знает свои технические функции и границы возможностей. «Умные» материалы понимают, какие технологические операции им необходимы. И те и другие общаются через «интернет вещей» и координируют процесс производства путем «переговоров» по схеме machine-to-machine, без вмешательства человека. Вышестоящее управление производством выпадает и нужно только в особых случаях.

Дальше всех в этом направлении продвинулись производители полупроводников. Мегафабы стоимостью 10 млрд долларов и выше работают «без света», т.е. производственные процессы происходят без людей. Пластины по всей фабрике передвигают роботы. Датчики в оборудовании поддерживают точность выполнения операций. Одна машина сообщает соседке по технологической цепочке выходные параметры пластины, чтобы та могла надлежащим образом откалиброваться для работы с входящей в нее пластиной. Машины сообщают, когда им требуется техобслуживание, – никаких плановых ремонтов, только по необходимости. Благодаря новым технологиям немногочисленным лидерам индустрии полупроводников (отрасль сильно консолидирована) удалось радикально снизить сроки выполнения производственных операций, хотя количество производственных этапов удвоилось, а их сложность возросла.

Другой яркий пример автоматического управления – авторулевой. Технологии полностью автономного вождения радикально изменят наше отношение к движимому имуществу, а также сам формат услуги транспортной мобильности: вместо владения автомобилем на первый план выходит концепция car-sharing. Google Car, например, предполагает изменить соотношение времени на движение автомобиля и его стоянку: сейчас это 5:95, а должно стать наоборот.

Автоматическое управление в медицине означает, что пациент все больше ответственности за состояние своего здоровья берет на себя. Те медицинские параметры, которые врач обычно проверяет у пациента на приеме, могут измеряться носимыми устройствами: фитнес-браслетами, цифровыми пластырями, часами Apple Watch. С помощью технологий искусственного интеллекта полученные параметры можно перерабатывать в медицинские рекомендации, отодвигая тем самым встречу с врачом. Конечно, при пересадке тазобедренного сустава пациенту все еще нужен хирург или по крайней мере робот. Но и в этом случае индивидуальный искусственный сустав может быть автоматически создан путем печати на 3D-принтере на базе сканированной 3D-модели, обработанной системой CAD/CAM.

Кроме того, интернет позволяет людям управлять своей профессиональной деятельностью с большей самостоятельностью. Так называемые интернет-кочевники (программисты, журналисты, консультанты) могут работать в любом месте и в любое время суток. Они не связаны трудовыми договорами с иерархической системой компании, сами определяют формат работы, продолжительность рабочего дня и нагрузку.

3. Продукты и услуги с предельно низкими издержками. В своей книге «Общество нулевых предельных издержек» Джереми Рифкин отмечает, что все больше материальных продуктов, но прежде всего услуг, можно производить и оказывать практически без затрат. Да, создание контента все еще стоит денег, но его распространение через Интернет практически бесплатно. Благодаря таким интернет-сервисам, как Skype или WhatsApp, можно бесплатно совершать видеозвонки на самые дальние расстояния. Никаких издержек не требуется при фотосъемке смартфоном. Ничего не стоит повторное использование знаний, накопленных в результате выполнения консалтинговых проектов и однажды разработанных аналитических алгоритмов для оценки текущего состояния компании-клиента.

Взять с собой в машину пассажира или предоставить обычно пустующую комнату для ночевки гостя тоже не требует никаких затрат. Но если свести на интернет-портале тех, кому надо ехать по маршруту, с теми, кто уже едет на своей машине по этому маршруту, или тех, кому нужно переночевать, с теми, у кого как раз есть свободная комната, получается хороший бизнес. Именно такая бизнес-модель служит основой так называемой экономики совместного потребления (c2c-коммерции).

По такой же схеме работают fintech-компании, которые, минуя банки, соединяют частников, готовых дать деньги в долг, с надежными заемщиками (надежность «оцифровывается» с помощью собственных скоринговых систем). Даже стартапы обрели возможность получать необходимые им для развития деньги не через традиционные венчурные фонды, а напрямую у будущих покупателей их продукции (на краудфандинговых платформах Kickstarter, Indiegogo и др.). По этому поводу один крупный венчурный капиталист из Кремниевой долины недавно сказал, что индустрия венчурного капитала, по сути, умерла. Чего не скажешь о самих стартапах.

Начинающим компаниям агрессивные предложения по низкой цене позволяют проникать на занятый рынок и отвоевывать свою долю, как это сделали Airbnb в сегменте ночлега или Uber на рынке транспортных услуг.

4. Умные сервисы. О том, что потребность в перемещении из точки А в точку Б можно удовлетворять не только путем покупки автомобиля, но и через систему car-sharing, мы уже говорили. Еще один широко обсуждаемый цифровой сервис – облачная диагностика. Производитель оборудования может собирать данные о температуре, скорости, вибрации, потреблении энергии и т.д. своих агрегатов за счет установки на них датчиков. Эти данные через Интернет анализируются в режиме реального времени, а также сравниваются со всеми установленными в разных местах агрегатами. Обработанные данные используются для составления графиков технического обслуживания оборудования с учетом индивидуальных условий его работы. Благодаря такому умному техобслуживанию у производителя появляется новая бизнес-модель, связанная с продажей не самого оборудования, а его функциональности. Так, производители авиационных турбин больше не продают их авиакомпаниям вместе с самолетами. Продается полетное время, а нашпигованные датчиками турбины остаются в собственности производителя, за ними ведется постоянное наблюдение, на основе которого проводится техобслуживание. Авиакомпании же могут сосредоточиться на своем основном бизнесе – привлечении и обслуживании пассажиров.

Вместо традиционной схемы, когда агрегаты установлены стационарно в заводских цехах, куда доставляется сырье, их можно сделать мобильными и доставлять в места, где требуется их функциональность (как экскаваторы к месту рытья котлована). Согласование спроса и предложения такой производственной функциональности, а также управление поставками соответствующего оборудования становится новой интересной интернет-услугой.

5. Компании-платформы. Компании, сделавшие посредничество между клиентами и поставщиками товаров и услуг в Интернете основой своей бизнес-модели, принято называть интернет-платформами (рис. 3). Чем больше покупателей приходит на платформу, тем выгоднее поставщикам выставлять на нее больше товаров. И наоборот, платформа будет тем интереснее покупателям, чем больше на ней поставщиков, шире предложение.

Рис. 3. Архитектура компании-платформы

Организации, бизнес-модель которых заключается в посредничестве между покупателями и продавцами, отнюдь не порождение Интернета. Товарные и фондовые биржи работают уже не одно столетие. В роли посредника между людьми, которые хотели бы давать деньги в долг, и людьми, которые хотели бы эти деньги взять, выступают банки. Но интернет-платформы делают посредничество более эффективным и дешевым. Поэтому fintech-компании со своими интернет-платформами, где кредиторы и заемщики встречаются друг с другом напрямую, делают традиционные банки лишним звеном.

Новые технологии и возможности организации работы ослабляют иерархические связи, силу набирают плоские рыночные структуры, где координация осуществляется на основе добровольных соглашений между поставщиками и клиентами.

Быть платформой или ее частью выгодно, но сначала компания должна решить, каким образом ей интегрироваться в архитектуру платформы. Если компания хочет сама владеть платформой, она должна создать программное решение и привлечь как можно больше клиентов и поставщиков. Это сложно, но сулит наибольшую выгоду. Либо компания берет на себя роль поставщика дополнительных продуктов и услуг для существующей платформы. Эту роль можно усилить за счет того, что компания сама будет соединять поставщиков промежуточной продукции, а клиентов вовлекать в сотрудничество с компаниями-платформами. Таким образом, создаются сети компаний-платформ.

6. Краудсорсинг. В команде находить решения легче, чем в одиночку. Заниматься разработкой новых продуктов может не только специально созданный внутри компании отдел R&D, но и все заинтересованные сотрудники, а также клиенты, поставщики и партнеры, вплоть до анонимного сообщества всех заинтересованных разработчиков в мире. Это явление, известное как открытые инновации (Open Innovations), также поддерживается интернет-технологиями. Мотивация экспертов для участия в разработке нового продукта или решения проблемы обеспечивается такими стимулами, как публичное обещание вознаграждения за успешные решения.

Групповой эффект используется для сбора через интернет-платформы средств на развитие новых идей и продуктов (краудфандинг). Будущие покупатели вносят деньги и размещают предварительные заказы на обещанный продукт, а после начала его продаж получают приоритетное обслуживание.

7. Экономичная организация. Еще одна движущая сила цифровой трансформации связана с упрощенной формой организации разработки и сбыта новых продуктов и услуг. Многие интернет-компании с высоким оборотом или капитализацией имеют весьма скромный штат. Таким образом, постоянные затраты поддерживаются на низком уровне. Автопроизводитель Tesla Motor распространяет машины не через классические представительства или дилеров, как это принято в автопроме, а в основном через Интернет. Точно так же не требуют стеклянных небоскребов и многочисленных филиалов новые облачные банковские услуги (fintech), нужна только интернет-платформа. Такая экономная организация и облегченная оргструктура, а также цифровые продукты с предельно низкими издержками дают интернет-компаниям огромное конкурентное преимущество, которое грозит большими проблемами компаниям традиционным.

8. Экспоненциальный рост. Успешные интернет-компании растут очень быстро. Их рост не связан с наймом сотрудников, а служащее частью их бизнес-модели распространение информации через Интернет происходит почти независимо от ресурсов. Этим объясняется стремительный рост социальных сетей и таких сервисов, как Uber или Airbnb, несмотря на ограниченность их ресурсов.

Все рассмотренные движущие силы цифровой экономики иллюстрируют два важных момента:

Крупные компании не могут быть уверены в том, что сохранят преимущество перед цифровыми бизнес-моделями, а появляющиеся цифровые продукты рассматривают лишь в качестве расширения своего ассортимента.

Мелкие компании за счет экспоненциального роста могут в течение короткого времени поколебать позиции лидеров рынка или даже вовсе вытеснить их.

Как регулировать экономику совместного потребления

Настоящая подрывная модель, трансформирующая и бизнес, и общество и ставящая в тупик государство – экономика совместного потребления. Лежащее в ее основе использование компьютерных платформ для проведения пиринговых сделок между клиентами и поставщиками получило отдельное название в честь транспортной компании Uber – «уберизация». Бизнес-модель Uber несет такую разрушительную силу, что продвижение компании на рынке сопровождается многочисленными судебными исками со стороны работающих по старинке конкурентов. В этой модели меньше издержки, поэтому ниже конечные цены, а сама она стала возможной потому, что люди быстро меняют привычки и делают то, чего не делали раньше: сдают на короткое время свои дома или комнаты незнакомцам, дают и принимают деньги от людей, с которыми никогда не встречались. Они могут заниматься этим потому, что в эпоху смартфонов и аналитики больших данных решать вопросы аренды и финансирования напрямую стало проще, быстрее и дешевле. Люди доверяют технологиям выполнение действий, которые выглядят гораздо более удобными, нежели традиционное владение активами. Оценка репутации и благонадежности незнакомцев тоже возложена (через различные рейтинговые и скоринговые системы) на технологии.

Вообще цифровая экономика требует от людей изменения привычек и способа выполнения тех или иных действий. Мы теперь совсем иначе коммуницируем друг с другом, покупаем и потребляем многие продукты, развлекаемся и организуем досуг. Например, одним из преимуществ традиционных магазинов остается получение товара сразу же. Но такие сервисы, как доставка в течение двух дней в Amazon.com, и другие быстрые и бесплатные услуги сводят это преимущество на нет. Социальные сети меняют привычки и поведение людей. Ничего подобного в истории еще не было. И бизнес этим активно пользуется.

Государственные регуляторы обеспокоены уберизацией, поскольку пока не знают, как регулировать экономику совместного потребления и обкладывать ее налогами. Но это тот случай, когда новые технологии, которые часто ругают за сокращение рабочих мест, способствуют самозанятости людей и порождают новые профессии.

В категорию уберизации входит и такое часто обсуждаемое понятие, как криптовалюта. Самая известная из них – биткоин – появилась в 2009 г., и за семь лет курс биткоина вырос в 57 500 раз. Цифровая валюта разработана для обхода сложности, уязвимости, неэффективности и высокой стоимости текущей системы выполнения транзакций. Биткоин базируется на распределенном реестре, блокчейне, через который отслеживаются все транзакции криптовалюты и движение любых активов, как материальных, так и цифровых. Блокчейн можно рассматривать как операционную систему типа Microsoft Windows или MacOS, а биткоин – одно из ее приложений. Поскольку блокчейн представляет собой одноранговую пиринговую сеть, эта платформа и циркулирующая с ее помощью криптовалюта тоже имеют отношение к экономике совместного потребления.

В отличие от традиционных валют, выпускаемых центральными банками, биткоин никто не печатает и не контролирует. Биткоины «добываются» (майнятся) людьми и все чаще предприятиями, которые управляют компьютерами по всему миру, используя программы, решающие математические головоломки. Как и традиционные валюты, обеспеченные золотым запасом страны, биткоин в определенном смысле обеспечен вычислительной мощностью и связанным с нею энергопотреблением. Максимальное количество единиц криптовалюты ограничено, а процесс ее майнинга становится все более энергоемким, поэтому курс биткоина так стремительно растет.

Главное свойство криптовалюты – отсутствие регуляции. Ее в принципе никто не может контролировать. Поэтому криптовалюта, как это происходит в любой модели уберизации, отодвигает в сторону традиционных посредников между людьми и бизнесом – центральные банки. Государство, разумеется, с этим мириться не хочет и пытается ввести регуляцию за счет выпуска государственных криптовалют. Об этом, например, недавно объявили власти Венесуэлы. О планах по выпуску крипторубля говорят и в России. Если крипторубль появится, все остальные цифровые валюты в России будут запрещены. Таким образом, крипторубль – попытка контролировать явление, ставшее популярным благодаря своей принципиальной нерегулируемости. Но получится ли взять криптовалюту под контроль, неизвестно. По крайней мере Китаю, который два года назад пытался наложить запрет на биткоин, это не удалось. Поскольку государственные криптовалюты, спускаемые сверху центральным банком, не основаны на блокчейне, они не имеют преимуществ биткоина и не интересны бизнесу. Конечно, теоретически любое государство может создать свою криптовалюту, но самая большая трудность состоит в том, чтобы понять, насколько ей будут доверять международные рынки.

Как уже говорилось, модель экономики совместного потребления (c2c) устраняет традиционных посредников из многих бизнес-процессов, спрямляет коммуникации между конечными потребителями. Но ведь и государство осуществляет множество посреднических функций между властными институтами и гра

жданами. И теперь его роли монопольного посредника брошен вызов. Инструменты прямой демократии и электронного голосования, например, способны, в принципе, отодвинуть в сторону таких посредников, как политические партии. Особенно сейчас, когда падает популярность большинства традиционных партий в ведущих демократических странах. Видные марксисты, рассуждавшие об отмирании государства еще в те времена, когда из всех примет цифровой экономики в наличии были только электричество, телеграф и телефон, могут испытывать чувство удовлетворения.

Аналитики Bank of America и Merrill Lynch видят следующие признаки цифровой экономики:

Мы вступили в период ускорения инноваций в трех экосистемах, несущих «творческое разрушение»: «интернет вещей» (IoT); экономика совместного потребления (Sharing Economy) и онлайновые сервисы.

Выигрывают потребители: технологии делают вещи проще, доступнее, эффективнее и дешевле.

Для бизнеса это означает смену парадигмы: традиционные поставщики под угрозой, побеждают инноваторы со своими цифровыми бизнес-моделями.

Экономика может иметь больший объем и темпы роста, нежели о том говорят стандартные статистические прогнозы.

Вопрос о влиянии технологий на производительность труда остается неразрешимым. Пессимисты говорят, что рост производительности труда от развития и внедрения цифровых технологий проявится когда-нибудь позже; оптимисты утверждают, что все дело в неадекватности измерений. Новые технологии влияют на микроэкономику, т.е. проявляются на операционном уровне.

Инновации означают, что ветровая и солнечная энергетика к 2030 году будут обеспечивать до 80% генерируемой мощности, создавая альтернативу ископаемым видам топлива.

«Творческое разрушение» сопровождается ускорением в области робототехники. Количество индустриальных роботов выросло на 72% за последние 10 лет, тогда как число рабочих мест в США сократилось на 16%.

Инновации в медицине и позитивное влияние технологий в производстве продуктов питания ведут к увеличению продолжительности жизни.

Технологии обеспечивают проведение правительственных программ по преодолению неравенства доходов, охраны частной жизни и кибербезопасности.

Ожидается, что индустрия IoT к 2020 году составит 7 трлн долларов, рынок экономики совместного потребления (Sharing Economy) сейчас «весит» свыше 450 млрд, а локальные онлайн-сервисы для потребителей уже представляют собой бизнес с общим оборотом в 500 млрд долларов.

Финансовые инновации от m- и e-банкинга, криптовалюты до роботов –

инвестиционных советников трансформируют мир банковских услуг и управления активами.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > globalaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513565 Игорь Пичугин


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 27 февраля 2018 > № 2514438 Михаил Волков

Глава «Ингосстраха»: в прошлом году мы укрепили нашу финансовую устойчивость

О том, как оформить каско через мобильное приложение, что происходило на страховом рынке в прошлом году и что его ожидает в текущем, Business FM рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков

Как вы оцениваете итоги прошлого года для рынка и для компании, какие у вас ожидания от 2018 года?

Михаил Волков: Мы закончили 2017 год прибыльно, укрепили нашу финансовую устойчивость. Прибыль оказалась меньше, чем была в 2015 и 2016 годах, но это было совершенно ожидаемо на фоне стабилизации экономики, это нормальная ситуация. Все достаточно неплохо, стабильно, за одним большим исключением. Мы все время возвращаемся к теме ОСАГО, и здесь пока ничего не изменилось. Мы надеемся, что после расчетов по результатам 2017 года, которые РСА и Центральный банк должны завершить в ближайшее время, возобновится диалог на тему дорожной карты, которая должна привести к либерализации тарифа. Мы очень надеемся, что на горизонте 2-3 лет мы полностью перейдем к либерализации тарифа, когда страховщик сможет самостоятельно устанавливать тариф в рамках согласованной системы, не будет такой жесткой тарификации, которая существует сегодня.

При либерализации, о которой вы говорите, каковы пессимистические прогнозы для потребителя?

Михаил Волков: Большого роста я не ожидаю, но будет большая дифференциация. У нас сегодня есть регионы, в которых очевидно занижен территориальный коэффициент, то есть каким-то регионам придется платить больше, и произойдет большая дифференциация между теми, кто хорошо и плохо ездит. У нас сегодня те, кто ездит хорошо, переплачивают за тех, кто ездит плохо. Тем, кто попадает в аварии, к сожалению, придется платить больше. Тем, кто ездит аккуратно и в аварии не попадает, скорее всего, будут платить меньше.

2017 год запомнился чередой серьезных передряг в банковской сфере, и когда вы говорите о финансовой устойчивости, нельзя не отметить, что «Ингосстрах» сотрудничал с банками из так называемого «московского кольца». Их судьба как-то отразилась на компании?

Михаил Волков: Для нас эта ситуация была очень печальной. В течение года мы постоянно и ежедневно мониторили то, что происходит, вынуждены были снижать свои размещения в этих банках, потому что видели неустойчивость ситуации. Сейчас, когда по сути уже все произошло, могу сказать, что мы не потеряли деньги в связи с этой ситуацией, и те деньги, которые сейчас там размещены, не несут риска для нашей финансовой устойчивости. С другой стороны, эти банки — наши стратегические партнеры. Мы вместе с ними развиваем страховой рынок, продаем наши продукты. С этой точки зрения ничего не изменилось, мы с ними как работали, так и продолжаем работать, несмотря на те изменения, которые с ними произошли. И это, скорее, положительный фактор.

Какие прогнозы на старте 2018 года делает «Ингосстрах» по рынку и по своему бизнесу?

Михаил Волков: Я надеюсь, что рынок будет продолжать развиваться вместе с экономикой. Как мы видим по результатам 2017 года, продажи новых автомобилей увеличиваются, это хороший и для экономики, и для бизнеса показатель.

Это было ожидаемым или это сюрприз?

Михаил Волков: Результаты, наверное, чуть лучше, чем были ожидания. Мы ожидаем, что такой тренд сохранится, продажи будут расти, при этом мы думаем, что рынок каско не будет расти пропорционально. Потому что все знают, что на фоне попыток немного сэкономить на полисах каско, многие наши клиенты начинают покупать продукты с франшизой. Это сокращает объем рынка, но все равно мы надеемся, что будет положительное развитие.

Каско вы относите к точке роста на 2018 год. Что еще может дать импульс для роста рынка в этом году?

Михаил Волков: Мы очень надеемся, что будет принято законодательство, мотивирующее развитие страхования квартир и домов, и мы в «Ингосстрахе» тоже много делаем для того, чтобы наш портфель рос в этом направлении. Продолжается рост страхования жизни, хотя на фоне очень бурного роста, который происходил в последние несколько лет, я ожидаю, что рост будет, но не такими высокими темпами. Вместе с экономикой рынок будет не сильно, но все же расти.

Тренд последнего времени по всему финансовому сектору — это цифровизация бизнеса. Мобильные приложения, все в один клик, отсутствие необходимости обращаться в офис — в банковской сфере это ярко видно. Насколько это развито в страховом секторе и, в частности, что делает в этом плане компания «Ингосстрах»?

Михаил Волков: В страховом секторе это пока развито чуть меньше, но мы действительно много делаем в этом направлении. У нас в стратегии записано, что одно из наших основных направлений развития — это развитие цифровых технологий. 2017 год, на мой взгляд, был революционным для «Ингосстраха». В середине года мы запустили принципиально новый сайт, а в конце года — новое мобильное приложение, которое, по нашим оценкам и по оценкам экспертов, является одним из лучших и в России, и на международном рынке. С его помощью намного удобнее, намного быстрее и намного комфортнее купить полис. А следующий релиз, который мы выпустим, позволит урегулировать убытки, не обращаясь в офис. Уже сегодня появилась уникальная для российского страхового рынка функция — самоосмотр. Автомобиль можно будет застраховать по каско, не приезжая в офис, просто сделав несколько фотографий документов и своего автомобиля, связавшись с нашим оператором с помощью видеозвонка, показав ему автомобиль, оплатив полис и получив его по электронной почте.

А как компания страхуется от таких рисков, как, например, стоят рядом два внедорожника очень дорогих: мой и моего друга. Мой битый, а его — целый. Мы номера поменяли, ваш специалист осмотрел машину, поменяли обратно, и я через день у вас?

Михаил Волков: VIN вы не поменяете, мы попросим продемонстрировать VIN, есть много разных технологий, которые позволят нам бороться с мошенничеством. На своем личном примере могу показать, насколько это удобно — приобретать полис онлайн, в частности, полис для выезжающих за рубеж. Я лично, загрузив это приложение как зарегистрированный пользователь, купил полис ВЗР за 20 секунд. Мне самому было очень приятно и очень удобно.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 27 февраля 2018 > № 2514438 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 февраля 2018 > № 2502161 Ольга Кучерова

Жизнь на продажу

Банк России будет пристально следить за банками, продающими страхование жизни

«Жизнь» стала в России главным страховым продуктом

Страхование жизни стало главным видом страхования в России. Объем премий по страхованию жизни за 2017 год вырос в полтора раза. Но дальше сохранить такие темпы роста, скорее всего, не удастся. Что будет с жизнью дальше, прогнозируют эксперты рынка.

Разгон-торможение

«Жизнь» растет опережающими темпами и уже стала самым весомым сегментом страхового рынка, опередив прежних лидеров по сборам — ОСАГО и ДМС. Сборы по страхованию жизни выросли в 2017 году на 53,3% — до 328,5 млрд рублей. Всего же 23 страховщика жизни, входящие в Ассоциацию страховщиков жизни (АСЖ) и представляющие 99,5% рынка страхования жизни, за 12 месяцев 2017 года по всем видам личного страхования собрали 356,3 млрд рублей. Общий прирост премий (и в сегменте life, и в non-life) составил 44%.

Общий размер страховых выплат членов АСЖ за 12 месяцев 2017 года увеличился на 14,8% по сравнению с выплатами страховщиков за аналогичный период предыдущего года и составил 43,7 млрд рублей, сообщил президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс. Выплаты по страхованию жизни увеличились на 22,2% и составили 34,5 млрд рублей.

Как отмечает руководитель комитета ВСС по развитию страхования жизни Максим Чернин, на первом месте и по объемам, и по темпам прироста — инвестиционное страхование жизни (ИСЖ). «В прошлом году оно начало тянуть за собой накопительное страхование жизни (НСЖ), там темпы роста тоже в районе 30—40%. Кредитное страхование жизни восстановилось, потому что объем выдачи кредитов стал расти, а рисковое страхование жизни сейчас продается в первую очередь через продукты страхования от несчастного случая, которые есть и в life-сегменте и в non-life», — рассказал Чернин. Он также отметил, что сейчас хорошо развиваются «сервисные» продукты: страхование от критических заболеваний, второе медицинское мнение, телемедицина — все, что касается не только денежной выплаты, но и превентивных мер и сервисной помощи. По его мнению, эти направления могут стать самым быстрорастущим сегментом — за счет эффекта низкой базы.

Комментируя итоги 2017 года в страховании жизни, Игорь Юргенс сообщил, что темпы роста по сравнению с предыдущими периодами замедлились. «Взрывные показатели прошлых лет связаны с эффектом низкой базы, — сказал он. — Однако и рост в 2017 году можно считать значительным — никакой другой финансовый сектор не может похвастаться такими результатами. Ожидаем, что в 2018 году темпы роста продолжат замедляться, однако тенденция двузначного роста сохранится и рынок прибавит 25%».

Максим Чернин полагает, что это минимум роста для 2018 года. «25% — это, мне кажется, довольно консервативная оценка, потому что рост продолжается. Будет ли 30% или 60% — зависит от того, что будет происходить на рынке депозитов. Если вдруг ставки по депозитам по той или иной причине начнут расти, инвестиционное страхование жизни будет развиваться чуть медленнее. Но трендов на повышение ставок я лично пока не вижу», — говорит эксперт.

По словам Юргенса, замедление в том числе связано с тем, что накоплена уже внушительная база: резервы под управлением, оценочно, превышают 600 млрд рублей. Объем средств ПИФов втрое меньше — 200 млрд рублей.

Президент АСЖ и президент компании «МетЛайф» Александр Зарецкий также считает, что в 2018 году будет трудно сохранить нынешний темп роста без активных действий со стороны всех участников рынка и регуляторов. Актуальными направлениями развития рынка, по его мнению, являются продвижение новых продуктов и реализация пакета стимулирующих мер. Он также считает необходимым включение страховых компаний в пенсионную реформу, так как у них накоплено достаточно компетенций для управления пенсионными деньгами. По оценке вице-президента ВСС Максима Данилова, присоединение страховщиков к пенсионной реформе в пятилетней перспективе при благоприятном налоговом режиме может увеличить объем рынка страхования жизни в 3—4 раза.

Стандарты «теплоты взаимодействия»

Активное или неактивное развитие рынка будет зависеть от уровня удовлетворенности клиента — в этом сходятся все эксперты по страхованию жизни. А так как локомотивом все-таки является инвестиционное страхование жизни, которое на 90% продается через банки, много будет зависеть от подхода банков — как они себя будут вести в условиях падения ставок по депозитам. Очень важно, чтобы все участники рынка ответственно подходили к экономике этого продукта, подчеркивают страховщики. Максим Чернин, в частности, считает, что от «теплоты взаимодействия» страховщика с клиентом сейчас очень многое зависит: ведь в страховании жизни клиент идет не только за деньгами, но и за помощью.

Поведение банков как агентов страховщиков будет напрямую контролироваться ЦБ РФ. К страховщикам жизни уже с прошлого года приковано пристальное внимание регулятора. Директор департамента страхового рынка ЦБ РФ Игорь Жук неоднократно заявлял, что страховщики жизни с развитием отрасли вошли в «повышенную зону ответственности». Поэтому Банк России будет следить за их деятельностью, контролируя этот сегмент рынка наравне с контролем ОСАГО, страхованием перевозчиков, туроператоров и застройщиков. «Компании по «жизни» ворвались в контур нашего особого внимания», — сказал Жук журналистам, добавив, что регулятор будет проводить проверки и направлять запросы в компании по страхованию жизни.

Представитель Банка России также настоятельно рекомендовал СРО страховщиков как можно скорее принять соответствующие стандарты. По его словам, в России растет количество так называемых внутренних инвесторов, именно поэтому драйвером рынка является ИСЖ. «Нам бы очень хотелось, чтобы этот тренд с увеличением сборов подкреплялся стандартами качества. Это задание, которое стоит перед профессиональным сообществом, а курировать его будет Банк России, — отметил Игорь Жук. — Нам бы хотелось, чтобы потребители страхования жизни четко понимали, что им предлагается, какие условия заключения, перезаключения (договоров)».

В ВСС уже готовят отдельный стандарт по страхованию жизни. Он в ближайшее время будет обсуждаться внутри союза. Как пояснил глава профильного комитета ВСС Максим Чернин, одним из стандартов должно стать донесение ключевой информации о продукте (в первую очередь ИСЖ) до клиента в максимально доступной форме. В частности, обсуждается, что помимо многостраничного договора, в котором должны прописываться все детали, страховщики обязаны будут выводить на одну страницу крупным шрифтом самое важное — так, чтобы не прочитать это было невозможно. Обсуждается также обязательность «приветственных звонков» от страховщика новым клиентам — чтобы вовремя выявить и скорректировать при необходимости промашки банков-продавцов. Это должно сократить долю мисселинга — продаж страхового инвестиционного продукта под видом банковского депозита или продукта с гарантированной доходностью.

По словам Игоря Жука, особое место в стандартах должно быть уделено прозрачности отношений страховщика и клиента. Должен быть отражен «период охлаждения» (срок, в течение которого клиент может передумать и расторгнуть договор без потерь, — с 2018 года 14 дней). Как сообщили в ВСС, СРО страховщиков в течение двух месяцев планирует принять стандарты по страхованию жизни.

Максим Данилов, курирующий страхование жизни, пообещал, что контроль за соблюдением стандартов со стороны союза будет жестким, и назвал его «поведенческим надзором». За их нарушение страховщикам грозят штрафы в размере от 600 тыс. рублей и исключение из СРО, что неизбежно влечет за собой отзыв лицензии Банком России

9 380% роста

Лидером рынка остается компания «Сбербанк Страхование жизни», собравшая в 2017 году более 101,36 млрд рублей премии (около 31% всего объема по страхованию жизни). Ближайшие конкуренты — «РГС-Жизнь» и «АльфаСтрахование-Жизнь» — держатся на почтительном расстоянии с результатами 53,50 млрд и 52,33 млрд рублей премии соответственно. Тройка лидеров совместно контролирует более 60% всего рынка страхования жизни (по объему собранных премий). Занимающие четвертое и пятое места «Ренессанс Жизнь» и «ВТБ Страхование жизни» также заметно отстают от первой тройки (21,15 млрд и 20,87 млрд рублей). На долю пятерки лидеров приходится около 76% всех собранных премий.

Лидерами по выплатам стали «РГС-Жизнь» (7,77 млрд рублей), «Сбербанк Страхование жизни» (5,21 млрд рублей), «АльфаСтрахование-Жизнь» (5,17 млрд рублей), у которых подошли уже сроки закрытия по большому количеству договоров (РГС и «Альфа» одними из первых вышли на рынок).

Лидерами роста стали «ВСК Линия жизни», «Югория-Жизнь», СК «Благосостояние», «Русский стандарт Страхование», «СОГАЗ-Жизнь» — все они показали более чем двукратный рост премий. Несмотря на это, ни одной из этих динамично развивающихся компаний не удалось войти в пятерку лидеров по сборам: «ВСК Линия жизни» с рекордными темпами прироста (почти 9 380%) оказалась лишь шестой, «СОГАЗ-Жизнь» заняла седьмое место, «Русский стандарт Страхование» — 12-е. СК «Благосостояние» и «Югория-Жизнь» даже не вошли в 15 крупнейших компаний по сборам.

К слову, судьба обоих этих страховщиков под большим вопросом. Первый уже влился в группу «Ренессанс Страхование» после сделки по объединению страховых активов между «Ренессансом» и НПФ «Благосостояние», что, по словам генерального директора «Ренессанс Life» Олега Киселева, не оказало сильного влияния на бизнес. Этот бренд, скорее всего, сохранен не будет. В свою очередь, на «Югорию» (возможно, вместе с «жизнью») имеет виды страховая компания «Опора», агрессивно скупающая все, что «плохо лежит», (неплохие страховые компании, попавшие в трудную ситуацию, или «плохие» портфели по ОСАГО), — разрешение ФАС на сделку она уже получила.

Топ-15 страховщиков жизни по сборам

Компания

Премии (тыс. руб.)

Выплаты (тыс. руб.)

   

Сборы по СЖ

Всего

Выплаты по СЖ

Всего

1

Сбербанк Страхование жизни

101 359 448

102 075 306

5 214 833

5 257 942

2

Росгосстрах-Жизнь

53 509 946

57 277 551

7 770 683

8 403 497

3

АльфаСтрахование-Жизнь

52 333 589

52 465 357

5 171 179

5 198 511

4

Ренессанс Жизнь

21 151 444

23 881 032

1 328 906

1 420 653

5

ВТБ Страхование жизни

20 866 744

20 866 762

383 011

383 011

6

ВСК Линия жизни

11 757 382

13 438 827

69 445

1 463 225

7

СОГАЗ-Жизнь

11 970 027

12 036 455

3 489 978

3 500 245

8

Ингосстрах-Жизнь

10 362 906

11 108 305

416 722

790 675

9

Сосьете Женераль Страхование жизни

8 206 111

10 096 476

530 482

589 910

10

Альянс Жизнь

1 928 960

8 705 063

2 434 777

7 056 955

11

Метлайф

4 823 731

7 310 009

2 351 908

3 377 257

12

Русский стандарт Страхование

4 829 654

6 164 594

17 585

82 776

13

Райффайзен Лайф

5 474 348

5 936 175

994 950

1 004 910

14

СивЛайф

5 642 142

5 879 339

2 206 628

2 220 141

15

Уралсиб Жизнь

4 979 037

4 983 613

122 922

141 078

             

Топ-10 страховщиков жизни по динамике роста

Компания

Динамика прироста (%)

ВСК Линия жизни

9 378,70

Югория-Жизнь

564,10

Благосостояние

287,80

Русский стандарт Страхование

269,00

СОГАЗ-Жизнь

200,20

Сосьете Женераль Страхование жизни

78,70

Ингосстрах-Жизнь

74,00

АльфаСтрахование-Жизнь

71,50

Сбербанк Страхование жизни

67,50

ВТБ Страхование жизни

57,20

Уралсиб Жизнь

54,50

Росгосстрах-Жизнь

32,20

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 февраля 2018 > № 2502161 Ольга Кучерова


Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 19 февраля 2018 > № 2543559 Михаил Мурашко

Интервью руководителя Росздравнадзора агентству ТАСС: Михаил Мурашко о риск-ориентированном подходе в надзорной деятельности, маркировке лекарственных средств, лицензировании косметических салонов и таргетных проверках

Михаил Мурашко: использование ресурсов Росздравнадзора — правило хорошего тона

Глава Росздравнадзора в интервью ТАСС — о маркировке лекарств, лицензировании косметических салонов и таргетных проверках

Риск-ориентированный подход позволил уменьшить число плановых проверок до 40%, а количество штрафов при этом увеличилось больше чем вполовину. О том, что такое таргетные проверки Росздравнадзора, какие задачи поможет решить контрольная закупка, чем опасны нелицензированные косметические салоны и как маркировка лекарственных препаратов поможет справиться с незаконным оборотом наркотических средств в южных регионах, в пятницу на полях Российского инвестиционного форума в интервью ТАСС рассказал глава Росздравнадзора Михаил Мурашко.

— Михаил Альбертович, расскажите о риск-ориентированном подходе, который сейчас реализуется. Проверок стало больше или меньше?

— Подвели итоги 2017 года. Конечно, в полной мере формализованной системы в 2017 году еще не было, она появилась в 2018-м. План проверок составлен уже с учетом ранжирования медицинских, аптечных, фармацевтических организаций и тех, которые занимаются обращением медицинских изделий. Но тем не менее в 2017 году определенные элементы риск-ориентированного подхода уже были. Первые результаты — количество плановых проверок по основным видам деятельности сократилась до 40%. Внеплановые проверки остаются доминирующими. Они составляют подчас до 60% и даже чуть больше.

— А про качество проверок можете сказать?

— Количество выявляемых нарушений возросло, это отразилось и на количестве наложенных финансовых санкций. Поскольку идем таргетно, уже имея предварительную информацию о проблемных точках, то и количество штрафов возросло на 60%. Но это еще связано и с тем, что произошла определенная реорганизация: реформа контрольно-надзорной деятельности и передача лицензионного контроля в Росздравнадзор. Сегодня в рамках уже риск-ориентированного подхода мы не выделяем отдельно проверки по лицензионному контролю. Есть и лицензионный контроль, и государственный — мы смотрим комплексно. Плюс реализуем идеологию Михаила Анатольевича Абызова, которую он закладывал в реформу: проводим совместные проверки с другими надзорными ведомствами, в том числе у нас большое количество контрольных мероприятий с МВД России, с Роспотребнадзором. Это тоже повышает эффективность выявления нарушений.

Еще один пример — пилотный проект по маркировке лекарств. Несмотря на то что напрямую он сегодня не входит в понятие риск-ориентированного подхода, но он дал нам возможность без контрольных мероприятий увидеть, где произошло правонарушение или имеются подозрения на его совершение, и выйти туда на проверку. Благодаря этому нам удалось выявить преступления на сумму более 100 млн рублей.

— Если о таргетных нарушениях рассуждать, то в прошлом году Минздрав говорил про транспортировку вакцин. Значительная часть вакцин выбраковывалась из-за нарушений холодовой цепи при перевозке.

— Контроль за транспортировкой вакцин — это полномочия Роспотребнадзора. Наш вопрос — качество. Понятно, что если произошло нарушение холодовой цепи, то наш территориальный орган блокирует обращение этой партии. Тогда это было связано с подрядной организацией, которая осуществляла транспортировку. В настоящее время ситуация стабильная. Какого-то угрожающего состояния сегодня нет. Пациент всегда защищен.

— В начале недели был круглый стол в Госдуме с Федеральным фондом обязательного медицинского страхования (ФОМС), где звучали предложения о том, чтобы передать часть надзорных функций, которые выполняет ФОМС, в Росздравнадзор, что это, в общем-то, логично.

— Росздравнадзор — государственная служба, и увеличивать на сегодня аппарат государственной службы не имеет смысла. Фонд обязан контролировать качество работы, территориальные фонды и федеральный фонд обязаны контролировать качество работы страховых компаний. У них для этого есть договоры, есть нормативно-правовые акты. Росздравнадзор осуществляет надзор за работой территориальных фондов обязательного медицинского страхования по качеству администрирования этой функции. В этом году запланировано пять таких проверок.

— По контрольной закупке: появилось понимание, кого касается, как повлияет на качество и доступность?

— В первом чтении закон принят. На наш взгляд, это хорошая форма контроля, позволяющая быстро выявлять правонарушения, в том числе те, которые другими формами контроля не могут быть выявлены. В частности, сегодня медицинское сообщество очень волнует несколько серьезных проблем. Первое — это антибиотикорезистентность. Поэтому контроль за продажей антибиотиков с контрольной закупкой выйдет на новый уровень, и это совершенно точно даст эффект.

Вторая серьезная проблема — это бесконтрольная продажа психотропных препаратов. В настоящее время мы видим, что в Северо-Кавказском и ряде южных регионов она является актуальной. Контрольная закупка повлияет на непосредственное соблюдение правил отпуска данной категории лекарств. Поможет в этом и система маркировки, благодаря которой мы можем проследить, когда рецептурные препараты отпускаются из оптовой организации в небольшие аптеки в большом объеме. Если маленькая аптека вдруг закупает 500–600 упаковок рецептурного препарата, то это однозначно говорит о возможных правонарушениях — даже теоретически там не может быть такого количества пациентов.

— А если говорить про оказание медицинских услуг без лицензии, то, наверное, это частично касается тех же косметических салонов, которые проводят процедуры?

— Косметические салоны — это тоже зона повышенного внимания. Любые процедуры с нарушением кожных покровов должны проводиться только в медицинской организации, имеющей лицензию на это. Так называемые уколы красоты, мезококтейли и все, что сопряжено с нарушением кожных покровов, с использованием препаратов гиалуроновой кислоты, с использованием ботулотоксинов, — это все должно проводиться только в медицинских кабинетах. Мы просто должны предостеречь население от пользования подобными услугами на дому.

Специалисты, оказывающие хирургическую и терапевтическую помощь, констатируют сегодня большое количество осложнений у пациентов после таких услуг. Люди обращаются к ним с гнойными процессами, язвами и грубыми косметическими дефектами, аллергическими реакциями. Поэтому подобная терапия в бытовых условиях, на дому и вне подготовленных организаций проводиться не может. Только в организации, имеющей медицинскую лицензию.

Недавно на телевидении был показан репортаж о специалистах из Северной Кореи, которые не имели разрешения на работу в Российской Федерации. Росздравнадзором совместно с МВД была проведена операция по пресечению этой деятельности.

— То есть потребитель, когда обращается в косметический салон, имеет право спросить у них лицензию на этот вид деятельности?

— Лицензия у них обязана находиться на видном месте, и в ней должны быть указаны виды работ и услуг, которые идут по разделу "косметология". Перепроверить лицензию можно на сайте Росздравнадзора, введя либо адрес, либо ИНН организации, и убедиться, что эта лицензия законна.

— Их вы тоже проверяете?

— Обязательно. В прошлом году было проведено порядка 250 проверок подобного рода организаций, оказывающих услуги с лицензией, из них нарушения были найдены в 45%. Было выявлено около 30 наименований незарегистрированных и неразрешенных к применению на территории Российской Федерации медицинских изделий, порядка семи наименований изделий оказались недоброкачественными.

Поэтому все организации, которые оказывают косметологические услуги, должны пользоваться ресурсом Росздравнадзора по медицинским изделиям. В частности, убедиться, что данный продукт зарегистрирован и прошел экспертизу качества по медицинской безопасности.

Если маленькая аптека вдруг закупает 500–600 упаковок рецептурного препарата, то это однозначно говорит о возможных правонарушениях

У нас есть еще один ресурс по забракованным изделиям и лекарственным препаратам. И медицинские организации могут в нем получать информацию, выгружать в свои используемые программы. В настоящее время ресурс уже активно используется, в том числе и компаниями — разработчиками программных продуктов. Сегодня уже около десяти крупных компаний поставляют программы учета лекарственных препаратов и медицинских изделий для организаций. Использование таких программных продуктов облегчает выявление при приемке запрещенных медицинских продуктов.

Поэтому использование ресурсов Росздравнадзора — это правило хорошего тона, поведения для всех медицинских организаций, которые должны оказывать безопасную помощь пациентам.

— Маркировка лекарственных препаратов сейчас в какой стадии находится?

— Сегодня, после принятия соответствующего закона, уже разработаны проекты нормативно-правовых документов, подзаконных актов, которые проходят процедуру согласования. Мы готовимся к обязательному переходу на маркировку препаратов для лечения семи высокозатратных заболеваний. Дата непосредственного перехода будет обозначена в постановлении правительства, но это однозначно произойдет в 2018 году.

Программный продукт уже работает. Подключено к системе более 1600 участников. В первую очередь мы подключаем пилотные или, так сказать, обучающие центры в регионах, которые будут в дальнейшем обучать на местах аптечные и медицинские организации.

Во втором квартале мы планируем провести всероссийскую конференцию, в рамках которой проведем обучающую работу со всеми участниками проекта.

— ФАС внесла документ по принудительному лицензированию лекарств. Это необходимая мера?

— Это механизм, который используется многими странами — и развитыми, и развивающимися. Он предусмотрен международными соглашениями. Основным посылом для использования этой процедуры являются социальные заболевания, чаще всего инфекционные. Соответственно, наше государство не должно быть исключением. Должен быть взвешенный подход, и тогда государство сможет решить социальную проблему в плане обеспечения здоровья населения и профилактики эпидемиологических ситуаций. Такие процедуры нужны, но использоваться они должны обоснованно.

Беседовала Инна Финочка

Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 19 февраля 2018 > № 2543559 Михаил Мурашко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > ach.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2509000 Татьяна Голикова

Уровень бедности в России растет последние годы, несмотря на значительный даже для развитых стран объем государственных расходов на социальную сферу. Почему эти затраты государства не достигают цели, как получилось, что владельцы роскошных автомобилей в регионах пользуются налоговыми льготами на сотни тысяч рублей, а малоимущие семьи получают копеечные пособия, которых не хватит даже на школьный обед, и почему нельзя отказаться от существующих многочисленных социальных выплат в пользу единого целевого пособия по бедности, рассказала в интервью РИА Новости в кулуарах Российского инвестиционного форума глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова. Беседовала Мила Кузьмич.

— На сессии форума вы рассказали про льготы по транспортному налогу, которые в некоторых регионах получают владельцы Rolls-Royce и Lamborghini, при том что эти же регионы получают дотации из федерального бюджета. Почему возникают такие вещи?

— Мы все немного поторопились с передачей отдельных полномочий по налоговому урегулированию регионам. В общем это правильная тенденция, но важно, чтобы они не злоупотребляли правом, потому что те примеры, которые я привела, это как раз примеры злоупотребления правом. И, как правило, это злоупотребление приводит к тому, что дотационные регионы теряют доходы. А это не просто доходы бюджета, это доходы дорожного фонда, которые, в свою очередь, идут на строительство и реконструкцию дорог и текущее их содержание.

Это право регулирования сегодня налоговым законодательством отдано регионам, соответственно, они устанавливают льготу по транспортному налогу, и они в своих законах должны устанавливать эти ограничения.

— У федерального центра есть какая-то возможность повлиять на них? Чтобы не было таких злоупотреблений?

— С одной стороны, это очень просто, с другой стороны, очень сложно. Просто, потому что сейчас, в условиях существенной реструктуризации задолженности по бюджетным кредитам министерство финансов при представлении дотаций говорит регионам о том, что их собственные налоговые доходы должны расти темпами не ниже, чем инфляция. А сложность в том, как это проконтролировать, и что делать, если будет выявлено, они это не исполнили.

— Это как раз ваша работа…

— Это не только наша работа. Мы, конечно, это проконтролируем, безусловно, и налоговая служба это проконтролирует. Но дальше встает вопрос: вот, увидим мы, что регионы это требование не исполнили, а что дальше? Что мы будем с ними делать?

Сейчас, когда подведем первые итоги 2017 года, в апреле появится первая налоговая отчетность, и мы увидим, как регионы исполнили те соглашения, которые они подписали с Минфином по 2017 году. Уже сейчас понятно, что некоторые из них нарушили обязательства, которые на себя брали. И для них предусмотрена ответственность: объем предоставляемой им финансовой помощи может быть сокращен на несколько процентов. Но насколько мы будем последовательны, будем ли мы применять эту меру? Ведь с другой стороны, это влияет на сбалансированность их бюджетов.

— На ваш взгляд, серьезно придется сокращать помощь таким нарушителям? И много их?

— Сейчас сложно сказать. Они есть, есть, конечно.

— Счетная палата в заключении к проекту бюджета на текущий год отмечала, что прогнозы, которые заложены в этот бюджет, и сам бюджет, излишне консервативны. Какие риски для бюджета в этом году вы видите, и ожидаете ли вы этой весной существенного пересмотра параметров бюджета?

— Мы в соответствии с законом осуществляем оценку параметров бюджета, но у нас еще есть полномочия по оценке прогноза социально-экономического развития, и с прогнозом дело обстоит куда хуже, чем с бюджетом. А бюджет — это только следствие того, что записано в прогнозе. Понятно, что можно делать скидку на сложность прогнозирования в период, когда мы из стадии падения переходим в стадию роста. Но есть некоторые тенденции, которые свидетельствуют о том, что, скорее всего, те прогнозы, которые закладываются в бюджет, не сбудутся.

Мы в прошлом году правили бюджет и правили прогноз, где были заложены темпы экономического роста 2,1%, а состоялось 1,5%. Ведь было понятно, что роста в 2,1% не будет. Я думаю, это было некое желание, которое со стороны правительства и Минэкономразвития абсолютно оправданно — посылать экономике более позитивный сигнал. Все было бы ничего, если бы это был просто сигнал, без влияния на проектировки бюджета. Спасла нас, на самом деле, более высокая цена на нефть и, соответственно, более высокие доходы бюджета.

То же самое касается реальных доходов населения: прогнозировали их рост на 1,3%, а по факту получили снижение на 1,7%. Тоже было очевидно, что нет предпосылок для такого кардинального перелома именно в 2017 году. Скорее всего, некоторое улучшение ситуации должно быть в 2018 году с учетом тех мер, которые реализуются в рамках майских указов президента. Я имею в виду повышение заработной платы и демографический пакет.

Что касается бюджета 2018 года, важно отметить, что впервые, когда мы давали заключение на проект этого бюджета, мы говорили о том, что существуют риски недополучения доходов по дивидендам от крупных компаний, поскольку в бюджет заложено 50%, а на самом деле такого решения не принято. И сейчас по-прежнему эта угроза остается.

Но еще в 77 миллиардов рублей на стадии формирования бюджета мы оценивали плюсы по доходам — при той цене на нефть, которая была заложена в проектировке бюджета. Безусловно, сейчас ситуация меняется. Те прогнозы, которые даются по цене на нефть, дают нам основания полагать, что будут больше и ненефтегазовые доходы бюджета, и нефтегазовые, соответственно, будет больше пополнение Фонда национального благосостояния.

— Можно ли будет часть из этого потратить на какие-то дополнительные расходы?

— Я думаю, что к этому нужно относиться самым серьезным образом, потому что в отличие от предыдущих лет, бюджет 2018 года частично передает компетенцию законодателя правительству. Я имею в виду возможность зачисления неиспользованных остатков бюджета в резервный фонд правительства и использование их без внесения поправок в бюджет. С одной стороны, это, наверное, очень оперативное решение вопроса, с другой стороны, может быть, законодатели на это обидятся — что без их участия делятся деньги. Но такая возможность в этом году есть и она позволяет достаточно стабильно исполнять бюджет.

Мне кажется, по прошествии первого полугодия надо подумать, есть ли необходимость нам еще какие-то дополнительные расходы осуществлять с учетом того, что у нас и так достаточное гибкое использование возможностей вшито внутри бюджета.

— А как же недофинансирование социальной сферы? Вы, кстати согласны, что она недофинансирована? И стоит ли добавить туда бюджетных денег?

— Я бы сказала так: она нуждается в реформировании и нуждается сначала в возможном перераспределении ресурсов, а потом уже в дополнительных ресурсах. Сегодня это полномочия, которые разграничены между уровнями бюджетной системы и, как известно, дьявол кроется в деталях. Мы налоги хотим увеличить там или мы хотим передать какие-то средства из федерального бюджета в бюджеты регионов, или в бюджеты фондов и так далее?

Здесь чрезвычайно важно не просто говорить, что надо увеличить расходы на социальную сферу, а нужно очень четко артикулировать, а что за этим увеличением стоит, как, кто и на что. Мы, кстати говоря, если брать расходы всей бюджетной системы на социальную политику, не так уж плохо выглядим.

— Но при этом по уровню бедности населения мы выглядим достаточно плохо. Как это получается?

— У нас есть разные виды социальной поддержки. И за них так же, как и за расходы, о которых мы говорили выше, отвечают разные уровни публичной власти. Наши расходы в этой сфере можно условно подразделить на три группы. Первая — это пособия, которые были введены еще в начале 1990-х годов, маленькие, и уже не очень эффективные с точки зрения суммы, с точки зрения решения задач семей или тех, для кого они были введены. Когда они принимались, они были чрезвычайно важны — тогда это были деньги, но они уже сыграли свою роль.

Сейчас по прошествии 14-ти лет пособия, которые составляют иногда по 100-120 рублей, ничего не решают. Это не деньги, они распылены. И, конечно, не лишая людей этих пособий, нужно менять систему уже для новых назначенцев. Здесь нужно агрегировать пособия и вводить пособия адресные по нуждаемости, справедливые. И это, в принципе, тренд вперед.

— Вам нравится идея сделать общее, единое пособие по бедности?

— Если вы спросите, как я отношусь к тому, о чем говорит министерство финансов, то здесь я немножко не разделяю их позицию, потому что я считаю, что людей, которые уже получают пособия, нельзя лишить этих выплат. Есть ведь и второй тип пособий — так называемые категориальные пособия: для инвалидов, для ветеранов. Здесь надо очень хорошо подумать, прежде чем принимать решения об их трансформации в пособия по нуждаемости. Это немножко другой вид пособий, часть из них можно переводить в нуждаемость, часть — нельзя. Потому что это не пособия, это выплаты, которые были введены взамен льгот.

Надо понимать, что траты этих семей несколько больше, поскольку это уязвимые категории населения: либо инвалиды, которые не имеют возможности работать, либо, скажем, ветераны Великой Отечественной войны. И, естественно, их требования существенно выше.

И, наконец, третий вид — демографические пособия. Классический пример — материнский капитал. Я считаю, что в сегодняшних условиях чрезвычайно важно материнский капитал предоставлять всем, независимо от дохода.

И вот здесь, наверно, мы с Минфином расходимся, потому что я считаю, что этот институт призван решать демографическую проблему, а не проблему бедности. Мы сейчас наблюдаем по итогам 2017 года снижение рождаемости на почти 204 человека — на 10,7% по отношению к уровню прошлого года. Это очень серьезно, и мы не должны допускать этой ситуации.

Демографический пакет, который был введен президентом, должен сыграть существенную роль с точки зрения влияния на рождаемость. И, кстати говоря, на доходы населения, потому что введено пособие на первого ребенка — вот оно как раз по нуждаемости. Пособие на первого ребенка даст возможности семье в связи с уходом с работы одного из членов семьи просто не уронить так сильно доход.

— Использование материнского капитала было продлено. Вы считаете, его стоит продлевать и дальше? Может быть, сделать его постоянным?

— Нужно просто оценивать ситуацию с точки зрения демографии. Моя принципиальная позиция заключается в следующем: мы должны сделать все, чтобы не допустить естественной убыли населения. А это рождаемость минус смертность. Поэтому наши усилия должны быть направлены на то, чтобы увеличивать рождаемость. Понятно, что директивно ее невозможно увеличить, но стимулировать людей и создавать условия, чтобы они хотели в более раннем возрасте заводить детей, чрезвычайно важно. Также чрезвычайно важно снижать смертность.

— Но материнский капитал — это очень затратный инструмент. Вы считаете, он оправдал себя?

— Материнский капитал, я считаю, абсолютно себя оправдал. Люди поверили. Наверное, многие будут говорить, что он был введен в удачные годы. Частично это так, частично не так. Государство, на мой взгляд, сделало очень много для того, чтобы коренным образом переломить ситуацию в демографии в России. Понятно, снижение рождаемости, которое мы сейчас наблюдаем — это последствие демографического спада 1990-х. Но мы же стремимся к тому, чтобы в семье был не один ребенок, а как минимум два.

— В прошлом году прошлом году самозанятым гражданам было предложено зарегистрироваться в налоговых органах и получить налоговые каникулы. Воспользовались этим чуть более 800 человек. Зачем было продлевать эту меру еще на год, если она неэффективна? Или вы считаете, в этом году что-то изменится?

— На 1 января зарегистрировалось уже 934 человека. Но этот механизм как отдельно стоящий, мне кажется, никогда своего эффекта не даст. И правильнее было бы признать, что он не состоялся. Но я в это не вмешиваюсь, это компетенция правительства. Посмотрим, что будет дальше.

Но, почему я считаю, что это не сработает? Потому что гражданин очень прагматично относится к тому, что он должен сделать. Ему сказали: зарегистрируйся, уплатишь какие-то платежи и будешь спать спокойно. А он говорит: зачем я буду уплачивать на страховые взносы? Ведь даже если я не буду платить, все равно получу социальную пенсию — пусть это и будет чуть позже, чем пенсия по старости. А в части обязательного медицинского страхования меня застрахует субъект РФ. У нас очень социальное государство в этом смысле.

— Значит, проблема в принципе не имеет решения? У нас же социальное государство, мы все время это повторяем и никогда не откажемся от социальных пенсий и бесплатной медицины.

— А мы можем спокойно смотреть на то, что кто-то работает, получает доход, но свое социальное обеспечение получают за счет других? Мне кажется, эти механизмы, которые применяются, просто не достроены.

Я очень здесь надеюсь на налоговую службу, потому что когда ей предоставили возможность собирать страховые взносы, у нее появится возможность совмещения баз. Сервисы для совмещения баз у них есть. Мы просто еще не получили окончательные годовые данные сбора ими страховых взносов за 2017 год.

Простым наложением базы подоходного налога на базу страховых взносов уже можно вычленить, кто уплачивает взносы, а кто не уплачивает. Потому что подоходный налог уплачивается с другими льготами. То же самое касается и имущественного обложения, и земельного обложения, и транспортного налога. Возможности это совмещать показывают нам, что человек имеет.

Если у нас инвалид второй группы, как я сегодня показывала, покупает Bentley, причем инвалид второй группы с очень поздним годом рождения, наверное, он не должен претендовать на меры социальной поддержки.

— Но он же, наверное, официально не работает.

— Он и есть неработающее население, потому что вторая группа инвалидности — неработающая. Вот этим никто не занимается. И вот эта налоговая служба, конечно, там свою роль выполнит.

Сейчас разрозненность административной инфраструктуры государственных небюджетных фондов — пенсионного, социального страхования, медицинского страхования — заставляет их создавать свои информационные системы, и одного и того же человека регистрировать в разных системах, которые не совмещены. И если в одной системе он числится неработающим, в другой системе он может числиться работающим, да еще и льготы получать. Вот в чем проблема. Этим надо предметно заниматься. И это, с одной стороны, экономит ресурсы, не ущемляя прав граждан. С другой стороны, это позволяет принимать правильные управленческие решения.

— Может быть, зря мы тогда вообще затеяли всю эту историю с социальным страхованием. Может, стоит вернуть ЕСН и закрыть эту тему?

— Если подходить к реформированию этой системы, то нужно определиться по ключевому вопросу — у нас социальное страхование или государственное обеспечение? Я не говорю, что государственное обеспечение — это плохо.

Такие системы существуют, но в тех странах, где они есть, системы государственного обеспечения совмещены с системами самообеспечения гражданина. То есть там гражданин себе тоже копит и он, собственно, рассчитывает на свои силы.

Я не знаю, насколько мы готовы к тому, что при том уровне бедности и неравенства, которые на данный момент есть, поменять систему страховую на систему государственного обеспечения. Потому что любая система чистого гособеспечения сегодня приведет к падению доходов населения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > ach.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2509000 Татьяна Голикова


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 13 февраля 2018 > № 2498863 Алексей Хрипун

Алексей Хрипун: Нет такого вида высокотехнологичной медпомощи, который недоступен в Москве

Министр Правительства Москвы, руководитель столичного Департамента здравоохранения — о современных технологиях, важности доброжелательного отношения к пациентам и развитии самых успешных начинаний в столичной медицине.

Прошлый год стал для столичного Департамента здравоохранения временем новаторства. В городе была создана онкологическая сеть, врачей начали учить бесконфликтному общению, появились дополнительные инструменты для поощрения профессионалов — программа «Лидер.Мед» и статус «московский врач». В поликлиниках стали вести прием специалисты нового типа — врачи общей практики. Расширилась патронажная служба, ее специалисты помогают пациентам, которые с трудом могут выйти из дома, увеличилось число врачей, работающих с пациентами, имеющими несколько хронических заболеваний. Для лучших медучреждений и специалистов в области медицины Правительство Москвы учредило целый ряд грантов. Руководитель Департамента здравоохранения Алексей Хрипун рассказал о том, как будут развиваться все эти начинания, и о планах на 2018 год.

— Алексей Иванович, второй год в Москве практикуют обучение врачей бесконфликтному общению. Помогает ли это изменить их отношения с пациентами?

— Конечно, помогает, и мы продолжим обучать медицинских работников стандартам приема пациентов и навыкам бесконфликтного общения. В прошлом году обучение в центре корпоративного развития Департамента здравоохранения города Москвы прошли более пяти тысяч сотрудников поликлиник. Первыми пришли за знаниями администраторы информационных стоек, сотрудники, консультирующие посетителей у инфоматов, специалисты сестринских медицинских постов. Именно они встречают москвичей в поликлинике. Как начинается разговор, доброжелательная или нет атмосфера при этом — от этого тоже зависит общее впечатление человека о визите к врачу.

Мы стремимся к тому, чтобы посещение поликлиники для горожан было не только полезным, но и приятным событием. Работники так называемых входных групп должны вежливо разъяснить пациенту его дальнейшие действия, показать, как пользоваться системой ЕМИАС, а при необходимости помочь записаться к специалисту, узнать результаты анализов или получить выписанный рецепт. Все это, включая сам прием врача, как раз и входит в понятие пациентоориентированности.

В этом году образовательные курсы пройдут еще 50 тысяч столичных медиков — медсестер, врачей и главврачей. Занятия ведут профессиональные психологи. Для руководящего состава предусмотрена программа по повышению управленческих навыков. Полученные знания можно применить тут же на практике — в городской поликлинике № 3, на базе которой находится центр развития. Для большей эффективности моделируются сложные конфликтные ситуации, из которых нужно найти выход.

— А как намерены повышать уровень знаний врачей и медсестер?

— В этом году мы собираемся разработать обучающую онлайн-платформу для врачей. Предполагается, что это будет интернет-портал, где медики смогут найти профессиональную литературу, поделиться случаями из практики и обменяться личным опытом. Как хирург с 35-летним стажем скажу, что доброжелательное и внимательное отношение к пациенту способствует его выздоровлению. Хотя каким бы вежливым ни был врач, главное, чтобы он верно ставил диагнозы и назначал правильное лечение. Поэтому мы постоянно занимаемся повышением профессионального уровня наших сотрудников.

Это комплексная работа, которая включает в себя прохождение обязательных обучающих программ, практические занятия в медицинском симуляционном центре Боткинской больницы, стажировки за границей и подготовку к участию в профессиональных конкурсах, по итогам которых присваиваются денежные гранты.

— Один из профессиональных конкурсов — проект «Московский врач». Продолжится ли он в 2018 году?

— Каждый месяц мы присваиваем статус «московский врач» лучшим столичным медикам. На сегодняшний день его имеют уже 163 медработника, 30 из них получили статус буквально на днях. Они успешно выдержали сложные теоретические и практические экзамены. Этим врачам будет в течение пяти лет ежемесячно начисляться надбавка к должностному окладу в сумме 15 тысяч рублей. Потом им придется снова сдавать экзамены.

Пока статус «московский врач» присваивается по 15 специальностям: «терапия», «хирургия», «неврология», «эндокринология», «педиатрия», «общая врачебная практика», «лучевая диагностика», «кардиология», «акушерство и гинекология», «урология», «травматология», «анестезиология и реаниматология», «оториноларингология», «дерматовенерология» и «психиатрия». Но в федеральном перечне 64 медицинских специальности. Так что мы обязательно будем увеличивать количество специализаций.

До конца года их станет минимум 20, добавятся следующие: «онкология», «скорая медицинская помощь», «стоматология», «гастроэнтерология», «клиническая лабораторная диагностика». Вместе с доплатой за статус «московский врач» сотрудники приобретают и перспективу карьерного роста.

— А что ждет запущенную в прошлом году программу «Лидер.Мед», которая должна была помочь в поисках претендентов на административные должности? Помогла ли она выявить амбициозных профессионалов?

— Что касается программы «Лидер.Мед», мы получили более шести тысяч заявок от желающих занять управленческие посты в столичной системе здравоохранения. Претенденты прошли анкетирование, тестирование, цикл собеседований. По результатам сформирован кадровый резерв из 300 человек. Средний возраст кандидатов — от 31 года до 45 лет. То есть это специалисты, имеющие высокий потенциал. Все кандидаты отобраны исключительно по своим профессиональным качествам.

Двое уже в ближайшее время займут посты главврачей городских поликлиник. Оба имеют за плечами внушительный опыт работы в столичных медучреждениях. Остальные (в том числе и кандидаты из регионов) пройдут обучение, например в Московском городском университете управления. А потом также будут приглашены на вакантные руководящие должности. Такое предложение может поступить и в ходе обучения. Мы возлагаем большие надежды на доказавших свой высокий профессионализм специалистов — как врачей, так и управленцев.

— Весной прошлого года в столичных поликлиниках появились врачи общей практики. Сократились ли очереди к узкопрофильным специалистам после этого?

— В Москве сегодня 2500 врачей общей практики. Они работают в дежурной службе и ведут прием наряду с участковыми терапевтами. У них уже лечатся порядка 70 процентов всех пациентов столичных поликлиник. В соответствии с выделенными Правительством Москвы грантами специалисты широкого профиля получают дополнительный доход к зарплате в 20 тысяч рублей.

Конечно, появление врачей общей практики заметно повлияло на сокращение очередей к узкопрофильным специалистам. Теперь они могут сосредоточиться на более сложных больных, уделить им дополнительное время и внимание. В 2018 году число врачей общей практики, ведущих прием в столичных поликлиниках, достигнет трех тысяч. Заметьте, что еще осенью 2016 года их было всего восемь человек.

Врач общей практики — это терапевт, прошедший специальную профессиональную переподготовку. Он владеет не только общими, но и специальными медицинскими знаниями в области лор-заболеваний, офтальмологии, пульмонологии, кардиологии, неврологии, урологии, а также некоторых других областях. Такой врач способен поставить клинический диагноз самостоятельно, не направляя пациента к узкопрофильному специалисту, и выполнить простейшие манипуляции. Например, сделать отоскопию или риноскопию (осмотр наружного слухового прохода и исследование полости носа. —Прим. mos.ru), провести гинекологический осмотр или измерить внутриглазное давление.

Кроме того, в отличие от участкового терапевта, он может выписать больному направление на какое-то дополнительное исследование, например УЗИ или томографию. В кабинете врача общей практики должны быть перевязочная и манипуляционная комнаты, есть более широкий спектр оборудования, чем у рядового терапевта.

— Станет ли в ближайшем будущем больше врачей, ведущих пациентов с несколькими хроническими заболеваниями?

— В московских медучреждениях у специально выделенных лучших врачей-терапевтов сейчас лечатся по индивидуальным программам более 170 тысячи пожилых пациентов с несколькими хроническими заболеваниями. Таких докторов в каждой поликлинике минимум двое. Это, как правило, лучшие наши специалисты с большим медицинским стажем и высокой квалификацией. Многие из них прошли переподготовку по специальности «врач общей практики». Им помогают медсестры. За каждой парой медиков закреплено по 500 больных.

Дело в том, что пожилые пациенты требуют особого внимания. Врачи разрабатывают для них индивидуальный план лечения, следят за тем, чтобы они вовремя являлись на очный прием или вызывали специалиста на дом, регулярно проходили обследования и сдавали анализы. Медработники всегда на связи с пожилыми больными, звонят им, интересуются самочувствием. Благодаря такому плановому наблюдению удалось существенно снизить число вызовов скорой помощи к хроническим пациентам и сократить случаи их неожиданной экстренной госпитализации.

Пока и врачей, и медсестер для обслуживания имеющегося количества больных хватает. Но если их станет больше, то мы привлечем дополнительный персонал. Правительство Москвы ежегодно выделяет для медиков, работающих с пожилыми пациентами, гранты. Доплата врачам составляет 20 тысяч рублей в месяц, медсестрам — 10 тысяч.

— Что ждет патронажную медпомощь на дому для маломобильных горожан? Увеличится ли количество задействованных в программе медиков и расширится ли спектр услуг, предоставляемых маломобильным пациентам?

— Патронажную медицинскую помощь на дому мы оказываем 29 тысячам пациентам. Это люди, которые в силу преклонного возраста или тяжести заболевания не могут посещать поликлинику. К ним приезжает бригада, состоящая из врача и двух медсестер. Медики осматривают больного, измеряют ему давление, делают электрокардиограмму, проводят простейшие процедуры (уколы, перевязки) и осуществляют забор анализов. При необходимости они привлекают докторов какой-то узкой специальности — кардиологов, оториноларингологов, хирургов и других. Если требуется более сложное клинико-инструментальное обследование, патронажные врачи организуют транспортировку пациента в больницу.

Сейчас в патронажной службе Москвы задействовано более 100 специалистов с высшим медицинским образованием и около 250 сотрудников среднего медицинского персонала. На один врачебный участок, состоящий из одного врача и двух медсестер (фельдшеров), приходится до 400 пациентов. Если возникнет необходимость, мы увеличим количество медработников.

Кстати, патронажем, как правило, тоже занимаются врачи общей практики. У них непростая работа. Зачастую приходится иметь дело с тяжелыми или даже паллиативными больными, радикально помочь которым уже невозможно. Нужны определенные знания не только медицинского характера, но и психологического. Доброе слово пациенту, внимание и даже порой просто улыбка здесь очень важны. Выручают и навыки бесконфликтного общения.

Как правило, патронажные врачи работают в связке с соцработниками, которые помогают в быту маломобильным пациентам. Ввиду повышенной нагрузки материальное стимулирование таких медиков выше. В соответствии с еще одним грантом Правительства Москвы врачи получают дополнительно 25 тысяч рублей к окладу, медсестры — 15. Для повышения качества оказания патронажной медпомощи в этом году всех докторов службы планируем оснастить планшетами. При помощи цифровых устройств врачи смогут пользоваться всеми доступными ресурсами городской системы ЕМИАС — вести электронные медицинские карты пациентов, выписывать рецепты и так далее.

— Как планируется развивать онкологическую сеть в 2018 году? Удалось ли благодаря ей увеличить количество случаев выявления болезни на ранних стадиях?

— В онкологической сети задействованы все 46 городских поликлиник для взрослых. Они являются первым звеном сети. Именно на врачей поликлиник ложится задача обнаружить рак на ранней стадии, когда такой диагноз еще не является фатальным и заболевание можно успешно вылечить.

В прошлом году обучающие курсы онкологической настороженности прошли все медики, ведущие первичный прием пациентов. Это врачи общей практики, участковые терапевты, врачи в центрах здоровья, а также работающие в поликлиниках врачи-специалисты. Теперь при общении с больным медики обращают более пристальное внимание на симптомы, которые могут указывать на рак. А в случае подозрения заболевания назначают проведение дополнительной диагностики. К примеру, скрининговые исследования предстательной железы у мужчин и молочных желез у женщин позволяют выявить болезнь в самом начале, что в итоге приводит к полному ее излечению.

Кстати, с 2010 года врачи московских поликлиник стали на шесть процентов чаще обнаруживать начальные формы рака. Сегодня в 58 процентах случаев диагноз ставится именно на ранней стадии заболевания. За раннюю диагностику болезни у пациентов мы также поощряем поликлиники денежными грантами. В прошлом году на эти цели Мэром Москвы из городского бюджета было выделено 115 миллионов рублей.

Онкологические клинические центры образуют второе звено сети. Туда больные попадают после подтверждения диагноза. При необходимости в стационарах этих центров пациентам проводят операции, химиотерапию или лучевую терапию. В их числе 62-я онкологическая больница, 1-й онкологический клинический диспансер, Московский клинический научный центр и другие.

Третье звено — 17 онкологических отделений поликлиник и онкодиспансеры. В этих медучреждениях пациенты проходят последующее амбулаторное долечивание. Наша ближайшая задача — наладить эффективный обмен информацией между всеми звеньями сети. Для этого в системе ЕМИАС совместно с Департаментом информационных технологий города Москвы мы создаем единый регистр онкологических больных. В него войдут фрагменты электронных медицинских карт пациентов со злокачественными новообразованиями. Там будут отражены сведения о диагнозе и ходе лечения, в том числе и в условиях стационара. Медкарты онкобольных также выделят специальной отметкой. Информация в них будет не только храниться, но и постоянно обновляться.

— Планируется ли расширить объем оказания медицинской помощи онкологическим больным?

— Будет значительно увеличен объем лучевой терапии в формате 3D и 4D. Это современный метод лечения онкологии, при котором высокая доза излучения попадает точно в раковую опухоль, не поражая при этом соседние ткани и органы. Раньше такая процедура назначалась не всем пациентам, а только тем, кому это было жизненно необходимо. Пройти такую терапию бесплатно больные смогут не только в бюджетных, но и в частных клиниках, где имеется соответствующее оборудование.

Кроме того, в 2018 году, как всегда, город закупит большое количество современных препаратов для проведения химиотерапии, включая таргетную. Этот метод также является одним из передовых и самых эффективных в лечении онкозаболеваний. Потому что очень мощный лекарственный препарат воздействует именно на конкретные клетки-мишени. А их, в свою очередь, выявляют методами гистохимического исследования. Препараты доступны всем больным раком, у которых есть показания к их применению. Напомню, в нашей стране они относятся к льготным категориям граждан.

— А насколько обеспечена Москва бесплатными лекарствами для льготников? Существует ли дефицит препаратов?

— Имеющие льготы горожане получают необходимые им препараты сегодня в 99,99 процента случаев. Никакого дефицита нет, запас лекарств у нас всегда имеется примерно на 4,5 месяца. В перечне льготных медикаментов более 1000 наименований. Конечно, изредка возникают ситуации, когда пациенту не подходит выписанный по рецепту препарат, а более сильный аналог в данный момент в аптеках отсутствует. Тогда по решению лечащего врача или врачебной комиссии в кратчайшие сроки доставляют нужное лекарство. О его поступлении в аптечный пункт при поликлинике больному сообщают звонком или через СМС.

Повысить доступность льготных препаратов помогло и внедрение электронных рецептов в систему ЕМИАС. Теперь доктор может видеть, какие лекарства есть в аптеках, и назначать именно их. Напоминаю, что в городе продолжает работать горячая линия Центра лекарственного обеспечения Департамента здравоохранения: 8 (495) 974-63-65. Звонить на нее можно с 08:00 до 20:00 с понедельника по субботу. На вопросы, касающиеся бесплатного получения лекарств, также отвечают в будни по телефону: 8 (499) 251-14-55 с 08:00 до 20:00 и круглосуточно в выходные дни по телефону: 8 (499) 251-83-00. Если какого-то препарата нет в наличии, операторы связываются со специалистами, отвечающими за его поставку, а потом перезванивают пациенту и сообщают, где и когда он может получить медикамент.

— Вы упомянули, что в электронную медицинскую карту онкобольных планируется включать информацию об их лечении в стационаре. Коснется ли это нововведение пациентов других профилей?

— К концу 2019 года единая информационная система появится во всех столичных больницах. Она будет интегрирована в поликлиническую систему ЕМИАС. Врачи стационара смогут добавлять сведения в электронную медицинскую карту больного, закладывать туда рекомендации по последующему амбулаторному лечению пациента, оставлять назначения. В настоящее время совместно с Департаментом информационных технологий города Москвы мы готовим техническое задание по созданию новой информационной системы. В некоторых медучреждениях уже началось строительство структурированной кабельной сети. А пока идет внедрение, врачам стационара предоставят доступ к ЕМИАС, чтобы они могли знакомиться с электронной медицинской картой пациентов и вносить туда записи, размещать, например, выписной эпикриз.

— Повысилось ли качество оказания помощи матерям и детям после появления акушерской сети?

— Акушерскую сеть мы начали создавать осенью прошлого года. До этого женские консультации являлись частью городских поликлиник. Теперь консультации стали структурными подразделениями родильных домов и больниц. При этом территориально они остались на своих местах. Что получили пациентки от такой реорганизации? Раньше, например, беременные женщины, как правило, становились на учет в женской консультации по месту жительства. Но на лечение их в случае каких-то осложнений могли направить в совсем другое медучреждение, а рожать — в третье. Это был длительный и трудоемкий процесс. Благодаря акушерской сети дорога в родильный дом или какое-то экспертное учреждение стала гораздо короче.

Каждая женская консультация закреплена за определенным роддомом и стационаром. Врачи всех этих медорганизаций могут совместно вести пациентку на протяжении беременности или болезни: наблюдать за ней, консультироваться друг с другом, принимать оперативные меры в случае каких-то экстренных ситуаций. Словом, появилась четкая преемственная лечебно-диагностическая вертикаль: женская консультация — родильный дом — больница. Но при желании женщина может выбрать и любой другой роддом. В управление роддомов и стационаров и подчинение им мы передали 107 женских консультаций. Еще 20 консультаций уже входили в состав родильных домов.

Итоги работы акушерской сети подводить пока рано. Впрочем, о высоком качестве медицинской помощи матерям и детям в Москве говорит существенное снижение — на 32 процента — младенческой смертности в городе за последние семь лет. Это на сегодняшний день лучший показатель в России.

— Расширится ли в ближайшее время система родовспоможения в Москве?

— В среднем столичные роддома заполнены на 80 процентов, а некоторые даже меньше. Около 20 процентов коек стабильно находится в резерве. Тем не менее мы постоянно вводим в эксплуатацию новые и отремонтированные медучреждения. Например, недавно после ремонта открылся роддом № 5 (подразделение больницы № 40. — Прим. mos. ru), появился новый родильный дом на территории клинической больницы № 2. В этом году также должно завершиться строительство крупного перинатального центра при городской больнице № 67 имени Л.А. Ворохобова. Планируется открытие после капремонта бывшего 27-го роддома, который входит в состав клинической больницы № 50. Уже началось возведение перинатального центра на территории 4-го родильного дома (подразделение больницы имени В.В. Виноградова. — Прим. mos.ru). Будет роддом и в строящемся современном клиническом комплексе в поселке Коммунарка в ТиНАО.

— Когда откроются неонатальные центры? Сколько маленьких пациентов они смогут вместить? Какие уникальные медицинские услуги там будут оказывать?

— Самый современный неонатальный центр будет функционировать на базе перинатального центра при больнице № 67 имени Л.А. Ворохобова. Как я уже сказал, его должны достроить в этом году. В нем запланировано 450 мест. Второй центр откроется на территории 4-го родильного дома до конца 2019 года. В нем предусмотрено 150 неонатальных мест. Оба медучреждения станут неким экспертным звеном в области медицины для новорожденных. Хотя стоит отметить, что любой родильный дом в Москве, по сути, является одновременно и перинатальным центром, где есть специальные койки для младенцев, которые родились с какими-то патологиями, например с низкой массой тела.

В специализированные неонатальные центры будут попадать младенцы с более тяжелыми случаями. Оба медучреждения мы собираемся оснастить суперсовременным оборудованием. Там малышам будут проводить сложные высокотехнологичные операции, в том числе гибридные хирургические манипуляции на сердце и сосудах.

— Сколько столичных медицинских учреждений оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь? Планируется ли расширить перечень высокотехнологичных медуслуг в будущем году?

— Медицина высоких технологий стала доступна уже в 48 московских больницах. Это в три раза больше, чем в 2010 году! Я не побоюсь сказать, что нет такого вида высокотехнологичной медпомощи (ВМП), который был бы недоступен в Москве. Почти полторы тысячи современных методик применяется по 20 медицинским профилям. За семь последних лет город закупил более 150 тысяч единиц высокотехнологичного оборудования. Все аппараты подключены к единой системе мониторинга, которая позволяет следить за их эксплуатационными качествами. В случае выхода прибора из строя его оперативно меняют на новый.

Объем ВМП ежегодно увеличивается. Все чаще финансирование уникальных операций идет через Фонд обязательного медицинского страхования. С 2017 года ВМП начали оказывать в онкологическом клиническом диспансере № 1, ГКБ имени братьев Бахрушиных в Сокольниках, в ГКБ имени М.П. Кончаловского в Зеленограде и в госпитале для ветеранов войн № 1, расположенном в Таганском районе. В наших стационарах делают стентирование сосудов сердца и тромбоэкстракцию сонных артерий при ишемической болезни, лечат серьезные формы сердечной аритмии эндоваскулярным способом с применением электрофизиологического картирования, осуществляют эндопротезирование крупных и мелких суставов, применяют видеоэндоскопические системы в операциях на головном мозге. Пациентам также проводят операции на брюшной полости при помощи робота «Да Винчи», делают пересадку искусственного уха и многое-многое другое.

Высокотехнологичная медпомощь доступна и в детских медучреждениях. Среди них — детская городская клиническая больница имени З.А. Башляевой в Тушине и Научно-практический центр детской психоневрологии в районе Очаково-Матвеевское. Кроме того, запланировано строительство современного радиологического центра на территории Морозовской детской городской клинической больницы. Лучевую терапию в нем смогут проходить не только дети, но и взрослые пациенты, страдающие злокачественными новообразованиями. Думаю, он откроется к концу 2020 года. Сейчас готовится техническое задание, скоро будут объявлены торги на проектирование и последующее строительство здания. В планах на ближайшее будущее — увеличить количество гибридных операционных в больницах и закупить дополнительные ангиографы, с помощью которых можно будет эффективно диагностировать сердечно-сосудистые заболевания.

— Сколько столичных медучреждений на сегодняшний день входит в инсультную и инфарктную сети? Снизилось ли число больных сердечными заболеваниями после внедрения программы? Вырастет ли количество кабинетов профилактики инфарктов и инсультов в этом году?

— В инсультную и инфарктную сети входит 29 сосудистых центров по всему городу. Это и больница имени И.В. Давыдовского, НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, больница имени С.П. Боткина и другие. Если у человека случается сердечный приступ, сотрудники скорой помощи незамедлительно транспортируют его в одну из этих клиник. При необходимости больному экстренно проводят операцию, будь то коронография, стентирование или удаление тромбов. Все сосудистые центры оснащены новейшими аппаратами МРТ и ангиографами. Помимо инсультных и инфарктных палат, в некоторых из них есть отделения нейрохирургии. Сложные операции (например, эндоваскулярную тромбэкстракцию) делают пока только в девяти больницах, но в этом году их число вырастет.

Инсульты и инфаркты легче предупредить, чем лечить. Поэтому мы продолжаем открывать в поликлиниках кабинеты профилактики этих болезней. Сейчас работает 71 такой кабинет, и их станет больше. В них пациенты могут узнать все о рекомендованном им режиме дня и питании, пройти нагрузочные пробы, чтобы оценить свое текущее состояние, получить необходимые препараты, записаться на профилактические процедуры и многое другое.

Профилактика — реальный путь к снижению смертности от этой сосудистой катастрофы, поэтому инфарктные и инсультные кабинеты в поликлиниках играют не менее важную роль, чем собственно сосудистые центры. Такая масштабная консолидированная борьба с сердечными болезнями уже дала первые плоды. Количество инсультов у москвичей за последние четыре года снизилось на 20 процентов — с 21 тысячи до 17 тысяч случаев в год.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 13 февраля 2018 > № 2498863 Алексей Хрипун


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495968 Александр Залетов

А.Залетов: Реформа отчетности финансовых учреждений и ее аудита в 2018г. вступит в активную фазу

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Александра Залетова

- Реформа отчетности небанковских финансовых учреждений и ее аудита еще не завершена, но существенные изменения будут ощутимыми как для рынка, так и для потребителей финансовых услуг уже в 2018 году?

Сохранение финансовой стабильности, усиление защиты потребителей и развитие качественных финансовых услуг создают основания для повышения доверия в финансовом секторе и обеспечения роста уровня инклюзивности развития страны. Для того, чтобы сделать небанковские финансовые услуги более доступными, их стоимость необходимо уменьшить за счет повышения эффективности небанковских финансовых учреждений, а также усиления конкуренции и прозрачности в финансовом секторе. Одним из направлений обеспечения прозрачности является реформирование отчетности финансовых учреждений и ее аудита.

Закон Украины "О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине" от 5 октября 2017 года ввел новое понятие - предприятия, представляющим общественный интерес - в отношении которых устанавливаются дополнительные требования.

К таким предприятиям относятся эмитенты ценных бумаг, которые допущены к биржевым торгам, банки, страховщики, негосударственные пенсионные фонды, другие финансовые учреждения (кроме других финансовых учреждений и негосударственных пенсионных фондов, относящихся к микропредприятиям и малым предприятиям) и предприятия, которые в соответствии с настоящим законом принадлежат к крупным предприятиям.

По предварительному анализу, с 1993 небанковских финансовых учреждений, находящихся в Государственном реестре финансовых учреждений, который ведется Нацкомфинуслуг, к предприятиям, представляющим общественный интерес, по критериям, определенным законом, можно отнести пока, что только страховщиков, то есть 294 финансовых учреждения.

Закон обязывает их создать бухгалтерскую службу во главе с главным бухгалтером, в состав которой входят не менее двух человек. Это положение не распространяется на негосударственные пенсионные фонды и институты совместного инвестирования.

Главным бухгалтером предприятия, представляющего общественный интерес, может быть назначено лицо, имеющее высшее экономическое образование, стаж работы в сфере финансов, бухгалтерского учета и налогообложения не менее трех лет, не имеющее судимости за совершение преступления против собственности и в сфере хозяйственной деятельности.

- Меняются ли требования предоставления отчетности такими предприятиями?

- Согласно части третьей статьи 14 вышеуказанного закона предприятия, представляющие общественный интерес (кроме крупных предприятий, которые не являются эмитентами ценных бумаг), публичные акционерные общества, субъекты естественных монополий на общегосударственном рынке и предприятия, осуществляющие деятельность по добыче полезных ископаемых общегосударственного значения , обязаны не позднее чем до 30 апреля года, следующего за отчетным периодом, обнародовать годовую финансовую отчетность и годовую консолидированную финансовую отчетность вместе с аудиторским заключением на своей веб-странице (в полном объеме) и другим способом в случаях, определенных законодательством.

Крупные предприятия, которые не являются эмитентами ценных бумаг, и средние предприятия и другие финансовые учреждения, относящиеся к микропредприятиям и малым предприятиям, обязаны не позднее, чем до 1 июня года, следующего за отчетным периодом, обнародовать годовую финансовую отчетность вместе с аудиторским заключением в полном объеме на своей веб-странице. Данная норма вступает в силу с 1 января 2019 года.

Относительно подачи и обнародования отчетности финансовыми учреждениями и лизингодателями за деятельность в 2017 году, то здесь стоит руководствоваться требованиями действующего законодательства, в том числе нормативно-правовыми актами Нацкомфинуслуг.

Вместе с тем с целью приведения нормативно-правовых актов в соответствие вышеуказанным законом, планом работы Нацкомфинуслуг, на 2018 год предусмотрено внесение изменений в некоторые нормативно-правовые акты по вопросам составления и представления отчетности участниками рынков финансовых услуг.

Так с 1 января 2018 года вступили в действие новые правила предоставления отчетности финансовыми компаниями, финансовыми учреждениями-юридическими лицами публичного права, доверительными обществами, а также юридическими лицами-субъектами хозяйствования, которые не являются финансовыми учреждениями, но имеют определенную законами и нормативно-правовыми актами Госфинуслуг или Нацкомфинуслуг возможность предоставлять услуги по финансовому лизингу. Указанные изменения предусматривают более полное раскрытие информации о деятельности финансовых учреждений, в т.ч. о структуре их активов.

- Какие изменения в отчетности предусмотрены в году для страховщиков?

- В соответствии с распоряжением Нацкомфинуслуг "О внесении изменений в Порядок составления отчетных данных страховщиков о предоставлении актуарного отчета" от 7 сентября 2017 года внесены следующие изменения: страховщики, осуществляющие деятельность по обязательному страхованию гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств (ОСАГО), и страховщики, осуществляющие страхование жизни, подают актуарный отчет в Нацкомфинуслуг, начиная с годовой отчетности за 2017 год. Также за этот период подают актуарный отчет страховщики, осуществляющие деятельность по добровольному медицинскому страхованию, КАСКО, страхованию кредитов, финансовых рисков, медицинских расходов, у которых общий размер страховых резервов за исключением резерва колебаний убыточности и резерва катастроф, сформированных по всем видам страхования на отчетную дату, составляет более 6 млн грн.

Другие страховщики - начиная с годовой отчетности 2020 года.

Актуарный отчет подписывается лицом, которое в соответствии с законодательством имеет право заниматься актуарными расчетами и удостоверять их. Таких лиц в реестре, который ведет Нацкомфинуслуг, 45 человек.

В актуарном отчете актуарий или подтверждает адекватность обязательств (достаточность признанных страховых обязательств для осуществления будущих страховых выплат и/или выплат выкупных сумм по заключенным договорам страхования, и расходов, связанных с выполнением таких договоров) на отчетную дату или отмечает необходимость формированию страховых резервов для обеспечения адекватности обязательств в соответствующем размере.

- Как повлияет на рынок небанковских финансовых услуг принятие новой редакции закона Украины "Об аудите финансовой отчетности и аудиторской деятельности"?

- Сразу хочу отметить, что действие данного закона, который вступил в силу с 1 января 2018 года, начинается с 1 октября 2018 года, кроме положения, касающегося изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях, которое вступает в силу через 12 месяцев со дня вступления в силу настоящего закона.

Данным законом, усиленны полномочия Нацкомфинуслуг. В частности, аудитор осуществляющий аудит предприятия, представляющего общественный интерес, обязан информировать Комиссию о нарушении законодательства по вопросам, относящимся к компетенции Нацкомфинуслуг, существенной угрозе или сомнении относительно возможности предприятия продолжать свою деятельность, отказе от выражения мнения или предоставления негативной или модифицированной мысли.

Предприятия, представляющие общественный интерес, поднадзорные Нацкомфинуслуг, до подписания договора по аудиту обязаны информировать регулятора о выбранном аудиторе.

Предусмотрено также требование, по которому субъект аудиторской деятельности, предоставляющий услуги по обязательному аудиту финансовой отчетности такого предприятия обязан обнародовать отчет о прозрачности за предыдущий год не позднее 30 апреля года, следующего за отчетным. Отчет о прозрачности публикуется на веб-странице субъекта аудиторской деятельности и остается доступным на этом сайте, по меньшей мере, семь лет со дня его опубликования.

Закон также вводит право Нацкомфинуслуг устанавливать дополнительные требования к информации, касающейся аудита или обзора финансовой отчетности, которые должны обязательно отражаться в аудиторском отчете, а также требования к дополнительным отчетам субъектов аудиторской деятельности в отношении юридических лиц, подлежащих регулированию.

На сегодня Нацкомфинуслуг начала работу по разработке нормативных актов и подготовке рынка небанковских финансовых услуг в соответствии с этими требованиями.

Распоряжением №142 от 1 февраля 2018 года, в частности, утверждены Методические рекомендации по аудиторским отчетам, представляемым в Нацкомфинуслуг по результатам аудита годовой отчетности и отчетных данных финансовых учреждений за 2017 год. Этим актом Нацкомфинуслуг предложил форму и содержание отчета независимого аудитора по финансовой отчетности финансового учреждения, а также рекомендованный перечень ключевых вопросов и норм законодательных и нормативных актов при аудите такой отчетности.

К ключевым вопросам аудита финансовых учреждений могут быть отнесены такие вопросы, как оценка активов по справедливой стоимости, обесценение активов, признание дохода, полученного от инвестирования активов, операции со связанными лицами, в том числе в пределах одной промышленно-финансовой группы или иного объединения, соблюдения обязательных критериев и нормативов достаточности капитала и платежеспособности, ликвидности, доходности, качества активов и рискованности операций. Также соблюдение других показателей и требований, ограничивающих риски по операциям с финансовыми активами, судебные иски и регуляторные требования, которые существенно влияют на деятельность финансового учреждения, осуществления существенных операций с активам (существенным операцией по активам считать операцию, объем которой более чем на 10% общей величины активов на последнюю отчетную дату), дебиторская задолженность по нефинансовыми операциями, просроченные обязательства и тому подобное.

- Усиливаются ли этим законом надзорные полномочия Нацкомфинпслуг?

- Кроме возможности подачи заявлений (жалоб) на субъект аудиторской деятельности для дисциплинарного производства, подлежащих немедленному рассмотрению в соответствии с настоящим законом, Нацкомфинуслуг получила право на обращение в суд с требованием к органу управления об отстранении субъекта аудиторской деятельности при наличии фактов нарушения закона Украины "Об аудите финансовой отчетности и аудиторской деятельности".

Кроме того, внесены изменения в Кодекс Украины об административных правонарушениях относительно права Нацкомфинуcлуг рассматривать дела об административных правонарушениях, связанных с нарушением небанковскими финансовыми учреждениями порядка обнародования финансовой отчетности или консолидированной финансовой отчетности вместе с аудиторским отчетом.

Для обеспечения выполнения своих функций как регулятора рынка небанковских финансовых услуг Нацкомфинуслуг получила право делегирования своих представителей в органы управления Органа общественного надзора за аудиторской деятельностью в частности в Совет надзора и Комиссии по аттестации аудиторов.

Законом Украины "Об аудите финансовой отчетности и аудиторской деятельности" введено требование об обязательности страхования гражданско-правовой ответственности субъекта аудиторской деятельности перед третьими лицами.

- Как это будет происходить?

- Закон определяет, что субъект аудиторской деятельности, который осуществляет обязательный аудит финансовой отчетности, обязан иметь действующий договор страхования гражданско-правовой ответственности субъекта аудиторской деятельности перед третьими лицами, заключенный в соответствии с типовой формой договора страхования, утвержденной Нацкомфинуслуг, по согласованию с Органом общественного надзора за аудиторской деятельностью.

Минимальный размер страховой суммы по такому договору должен составлять 10% вознаграждения по договору о предоставлении аудиторских услуг за прошлый год, но не менее 10 млн грн, если иное не предусмотрено законом. Аудитору запрещается оказывать услуги по обязательному аудиту финансовой отчетности без такого договора страхования.

В Реестре субъектов аудиторской деятельности, имеющих право проводить аудит финотчетности, в том числе предприятий, представляющих общественный интерес, будут содержаться реквизиты договора страхования, срок действия такого договора, сведения о страховщике и страховой суммы.

Контроль наличия договора страхования, а также соблюдение субъектами аудиторской деятельности, которые предоставляют услуги по обязательному аудиту финансовой отчетности (кроме предприятий, представляющих общественный интерес) в соответствии с законом возлагаются на Аудиторскую палату Украины, наличия договора страхования - на Инспекцию по обеспечению качества.

За отсутствие договора страхования гражданско-правовой ответственности субъекта аудиторской деятельности перед третьими лицами на аудитора будет налагаться штраф в размере до 10% суммы вознаграждения за аудиторские услуги.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495968 Александр Залетов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 9 февраля 2018 > № 2518282 Вера Балакирева

Интервью Заместителя Директора Департамента финансовой политики Веры Балакиревой журналу "Бюджет"

О тенденциях и перспективах развития рынка страховых услуг

Балакирева Вера Юрьевна

Заместитель директора Департамента финансовой политики

Несмотря на сокращение количества субъектов страхового дела, и притом весьма существенное, сохраняется положительная динамика роста страховых премий (за последние годы темп прироста в среднем составлял 78%). Уход с рынка ряда страховых организаций не привел к сокращению рентабельности страхового бизнеса и совокупного объема собственных средств. Однако он оказал отрицательное влияние на качество и доступность страховых услуг, особенно в регионах.

Отметим также стабильную структуру страховых премий с точки зрения их распределения по видам страхования. Наибольшая доля по прежнему приходится на страхование жизни, моторное страхование (КАСКО и ОСАГО). Соотношение добровольной и обязательной форм страхования в структуре страховой премии составляет 80% к 20%.

Из негативных явлений укажем на рост издержек и расходов у страховых организаций, связанных с осуществлением страхования.

Отдельно надо сказать о влиянии санкций на самочувствие и перспективы развития страхового бизнеса в нашей стране. Вызывает обеспокоенность расширение потенциального круга физических и юридических лиц (в том числе страховых организаций), против которых могут быть введены санкции, что создает дополнительные риски для финансовой устойчивости российских страховщиков, главным образом из-за невозможности диверсифицировать риски путем их размещения на международном рынке перестрахования. К этому надо добавить и трудные макроэкономические условия, в которых приходится работать российским предприятиям клиентам страховых организаций, хотя в экономической сфере и наблюдаются отдельные признаки оживления.

О количественных показателях и общей динамике развития страхового бизнеса было сказано достаточно, в том числе на страницах настоящего издания. Поэтому обозначу основные проблемы и вызовы, с которыми сталкивается отечественный страховой рынок.

1. Не наблюдается достаточно активного внедрения страховщиками новых страховых продуктов, новых технологий, оперативного изменения управленческих процессов в целях реагирования на новые условия ведения страхового бизнеса. В данном же контексте надо упомянуть нерешенные вопросы с информационным

взаимодействием участников страховых отношений. Стоит вопрос о более полном раскрытии информации о деятельности страховщика о правилах, тарифах и условиях выплаты, а также о его акционерах.

2. Снижается спрос на страховые услуги, а следовательно, сокращается и охват страхованием по всем видам обязательного страхования. При этом страховщики не принимают мер, направленных на предотвращение этого риска. В тоже время мы наблюдаем увеличение продаж легковых автомобилей, объектов движимого и недвижимого имущества, пополнение перечня оказываемых населению медицинских услуг, что объективно способствует расширению страхового поля.

3. В то же самое время проявляется тенденция использования нерыночных механизмов, в том числе с участием Банка России, в создании страховых (перестраховочных) организаций, поддержании их платежеспособности. Положительный эффект этих действий неочевиден.

Значительные подвижки произошли в сфере законодательного регулирования страховой деятельности. Все они так или иначе направлены на защиту интересов страхователей и застрахованных.

Федеральный закон от 9 марта 2016 г. № 56 ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте», в частности, предусматривает:

• расширение перечня лиц (выгодоприобретателей), имеющих право на возмещение вреда в результате смерти потерпевшего (при отсутствии у потерпевшего иждивенцев страховые выплаты будут осуществляться супругу (супруге), родителям, детям умершего и лицам, у которых потерпевший находился на иждивении);

• увеличение предельных размеров страховых выплат за вред, причиненный имуществу физических лиц, с 360 до 500 тыс. руб., имуществу юридических лиц с 500 до 750 тыс. рублей;

• упрощение процедуры получения страхового возмещения по обязательствам, возникающим вследствие невозможности проживания потерпевших на определенной территории в результате аварии на опасном объекте (страховые выплаты осуществляются в фиксированном размере (800 руб. за каждый день нарушения условий жизнедеятельности) с возможностью последующей доплаты исходя из фактически понесенных потерпевшим расходов);

• увеличение минимального размера страховой суммы (при страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта) до 50 млн. и 100 млн. руб. для шахт угольной промышленности в зависимости от максимально возможного количества потерпевших (было 10 млн. рублей).

Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 222ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» имеет отношение к страховому делу в той его части, которая касается совершенствования процедуры банкротства страховых организаций посредством привлечения государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в дела о банкротстве страховой организации. Несмотря на закрытие ряда финансово неустойчивых страховых организаций, улучшение качества активов многих других, новых банкротств в страховой сфере, видимо, не избежать.

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 363 ФЗ «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» заложил основы для создания национальной перестраховочной компании (на 100% принадлежащей Центробанку) в целях обеспечения финансовой устойчивости российских страховщиков и защиты имущественных интересов Российской Федерации в условиях существующей внешнеполитической обстановки и действующих санкций.

Федеральный закон от 28 марта 2017 г. № 49 ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» установил преимущественно натуральную форму страхового возмещения вреда, причиненного транспортному средству, по договору ОСАГО посредством организации и оплаты страховщиком восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства потерпевшего. Принятию данного закона предшествовали напряженные дискуссии и споры, в том числе между самими страховщиками, которые расходились в оценке его последствий. Данный законодательный акт был задуман как средство борьбы с мошенничеством в автогражданке, явлением, принявшим угрожающие масштабы.

Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 277ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном» прояснил целый ряд пунктов, предусматривавших:

• повышение информированности пассажиров и выгодоприобретателей об их правах по заключенному договору обязательного страхования;

• исключение случаев двойного страхования для перевозчиков, осуществляющих международные перевозки в случае наличия иного договора страхования, заключенного на условиях и с лимитами (страховыми суммами), не уступающими требованиям Федерального закона № 67ФЗ;

• исключение обязанности владельцев подвесной канатной дороги и фуникулера по заключению договора обязательного страхования во избежание дополнительной финансовой нагрузки на таких лиц, поскольку они уже заключают договоры обязательного страхования гражданской ответственности владельцев опасных объектов за причинение вреда на этом объекте;

• уточнение оснований для регрессных требований страховщика к перевозчику, причинившему возмещенный страховщиком вред, с целью мотивации перевозчиков к обеспечению безопасности перевозок пассажиров при выходе в рейс, в том числе при подготовке транспортного средства к рейсу;

• определение особенностей и порядка расторжения, изменения или прекращения договора обязательного страхования.

Перейдем от принятых и введенных в действие законов к законотворческой деятельности. Приоритетными в сфере регулирования страховой деятельности являются следующие задачи.

1. Внесение изменений в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»:

• проект федерального закона № 2294677 «О внесении изменений в статью 11.1 Федерального закона ОСАГО»;

• повышение максимального размера страхового возмещения с 50 до 100 тыс. руб. по ДТП, оформленным по европротоколу;

• возможность оформления документов о ДТП по европротоколу его участниками независимо от наличия между ними разногласий относительно обстоятельств ДТП;

• расширение способов фиксации обстоятельств ДТП. Помимо использования технических средств контроля, обеспечивающих оперативное получение формируемой в некорректируемом виде на основе использования сигналов ГЛОНАСС информации, позволяющей установить факт ДТП и его координаты, в качестве альтернативного способа фиксации и передачи страховщикам информации о фактах и обстоятельствах ДТП предлагается использовать программное обеспечение для мобильных устройств, позволяющее, в частности, провести фотосъемку транспортных средств и их повреждений на месте ДТП и передачу зафиксированных данных в АИС ОСАГО;

• проект ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: упрощение процедуры заключения договора страхования; совершенствование контроля за исполнением владельцами транспортных средств обязанности по страхованию своей гражданской ответственности; совершенствование порядка осуществления компенсационных выплат.

Разрабатываемые изменения в закон ОСАГО предоставляют страховщикам права:

• выбирать подход к применению базовых ставок страховых тарифов в пределах их максимальных и минимальных значений, установленных Банком России (тарифный коридор);

• устанавливать отдельные коэффициенты страховых тарифов;

• на реформирование системы бонус-малус (учет истории вождения каждого водителя).

За Банком России сохраняются полномочия устанавливать отдельные коэффициенты страховых тарифов (зависящие от срока действия договора ОСАГО, КБМ и др. факторов). Что касается прав страхователей, то в случае принятия законопроекта за ними право выбора размера страховой суммы, в пределах которой будет возмещаться вред при наступлении страхового случая, и срока, на который заключается договор ОСАГО (400 тыс. руб./ 1 млн. руб./ 2 млн. руб. за вред, причиненный имуществу потерпевшего, 500 тыс. руб./ 1 млн. руб./ 2 млн. руб. за вред, причиненный жизни и здоровью потерпевшего; возможность заключения договора ОСАГО на срок до 3 лет).

Приоритетного внимания заслуживают поправки в Федеральный закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства», которые:

• уточняют сроки уплаты сельскохозяйственными товаропроизводителями части начисленной по договору сельскохозяйственного страхования страховой премии;

• расширяют перечень страховых событий и опасных природных явлений;

• расширяют возможности применения безусловной франшизы (увеличение ее максимального размера);

• снижают критерии (пороги) утраты (гибели) урожая сельскохозяйственной культуры;

• уточняют иные условия сельскохозяйственного страхования и предоставления сельскохозяйственным товаропроизводителям субсидий при условии перехода на единую субсидию.

В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации продолжается работа над законопроектами, предусматривающими:

• введение досудебного порядка урегулирования споров между потребителями финансовых услуг и страховыми организациями посредством привлечения финансового уполномоченного по правам потребителей;

• правовое регулирование применения мер по предупреждению банкротства страховых организаций с участием Банка России (процедура санации);

• повышение финансовой устойчивости и платежеспособности страховых организаций (путем увеличения минимального размера уставного капитала страховой организации).

В каких рамках и на какой основе должен развиваться в России рынок страховых услуг, обеспечивающий надежную и всеобъемлющую страховую защиту гражданам, предприятиям и государственным организациям? Убеждены, что прогресс страхового дела в России должен происходить за счет добровольных видов, с использованием инновационных страховых технологий, предлагаемых страховщиками новых страховых продуктов и услуг, с учетом новых угроз (кибератаки), а также особенностей деятельности (карты рисков) каждого конкретного страхователя.

Новые перспективы перед рынком открывает либерализация условий осуществления обязательных видов страхования, которая выражается в установлении более широкого тарифного коридора, учете индивидуальных запросов клиентов, установлении гибких условий по договору страхования. Предусматривается также повышение размеров страховой суммы и срока страхования. Тренд на повышение страховой суммы при заключении договоров страхования четко обозначился и означает он более высокое качество страховой защиты.

При выполнении определенных условий обязательное страхование по прошествии какого то времени может обходиться без ценового и тарифного контроля, что отвечает интересам и пожеланиям страховых обществ.

Параллельно с либерализацией условий деятельности для страховых компаний должны и будут приниматься меры по защите интересов социально уязвимых категорий населения с применением страхового инструментария. В этом же ряду и совершенствование баз данных по страхованию, в том числе создание информационной системы профессионального объединения, агрегирующей информацию об актуальных рисках и опасностях.

Что касается интеграции страховых рынков стран Евразийского союза, то она требует на настоящем этапе в первую очередь совершенствования в каждом из государств-членов законодательства об обязательных видах страхования, устранения очевидных пробелов в нормативной базе и только затем движения в с сторону гармонизации страхового законодательства. К примеру, упоминавшийся выше российский закон об обязательном страховании ответственности перевозчика не распространяется на иностранных перевозчиков, будь то из стран членов ЕАЭС или других государств. Аналогичный казахстанский закон, предусматривающий обязательное страхование местных перевозчиков перед пассажирами, действует только на территории РК. Акцент сегодня делается на выявлении узких мест и препятствий, стоящих на пути евразийской финансовой интеграции, а также на аналитической работе.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 9 февраля 2018 > № 2518282 Вера Балакирева


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2492378 Чжан Вэй

Когда всем хорошо – мир благополучен

Сегодня уровень казахстанско-китайских отношений самый высокий за всю их историю. На этом фоне Генеральное консульство КНР в Алматы усиливает свою работу в различных сферах, помогает в укреплении обменов между нашими странами, расширении двусторонних торгово-экономических контактов и производственного сотрудничества в промышленной, научно-технической и культурной сферах, создавая более совершенную атмосферу взаимовыгодных отношений. Это подчеркивал в интервью мой собеседник – генеральный консул г-н Чжан Вэй.

Серик Коржумбаев

-Господин Чжан Вэй, Казахстан и Китай – добрые соседи. Истоки дружбы наших народов уходят в далекое прошлое. Как вы оцениваете сегодняшнее стратегическое взаимодействие и партнерство?

– Я рад встрече с вами в преддверии Праздника Весны (Чуньцзе) – это традиционный Китайский Новый год по лунному календарю. Праздник Весны – это самый торжественный национальный праздник китайского народа. Согласно записям, китайцы отмечают Праздник Весны уже 4000 лет. Несмотря на непрерывную смену поколений и обогащение как материальной, так и духовной жизни, традиционные составляющие ценности Праздника Весны остаются неизменными – это объединение семьи, любовь, радость, загадывание желаний. Он также отмечается как государственный праздник в ряде стран и территорий, где проживает значительное количество китайцев, прежде всего, в странах Восточной Азии.

Пользуясь случаем, благодарю ваше издание и ваших читателей за эффективную работу. СМИ, как основной канал распространения информации, является главной платформой для взаимопонимания народов, укрепления дружбы, а также эффективным способом устранения недопониманий и сближения сердец народов. Желаю, чтобы китайско-казахстанские отношения вышли на новый уровень в новом году.

2017 год был знаменательным годом в истории развития китайско-казахстанских отношений. Мы отметили 25-летний юбилей установления дипломатических отношений между двумя странами, один за другим провели ряд мероприятий, в том числе, год туризма Китая в Казахстане, китайский кинофестиваль. Казахстанская сторона успешно провела 28-ю Всемирную зимнюю Универсиаду в Алматы, саммит ШОС и специализированную выставку ЭКСПО-2017 в Астане, китайская сторона активно откликнулась и поддержала эти мероприятия. Председатель Китая Си Цзиньпин прибыл в Казахстан для участия в саммите глав государств ШОС и провел плодотворную встречу с президентом РК Нурсултаном Назарбаевым, обсудив дальнейшее развитие двусторонних отношений.

В минувшем году непрерывно углублялось сотрудничество Китая и Казахстана в области экономики, образования, культуры, науки, туризма и безопасности. Наше сотрудничество продолжает демонстрировать свои результаты, принося ощутимые выгоды народам обеих стран. Согласно данным китайской стороны, с января по декабрь 2017 года объем торговли между Китаем и Казахстаном составил 18 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 37,4%. Объем экспорта из Китая в Казахстан – 11,64 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 40,4%, объем импорта из Казахстана в Китай 6,36 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 32,3%.

Я уверен, что благодаря личной заботе лидеров обеих стран и совместным усилиям всех друзей из различных кругов общественности китайско-казахстанское деловое сотрудничество в разных сферах продолжит тенденцию ускоренного развития и покажет более весомые результаты.

– Что в фокусе деятельности Генерального консула и вашей команды?

– Как вы знаете, консульский округ Генконсульства КНР в Алматы, включающий в себя четыре области и один город (Алматы, Алматинская, Восточно-Казахстанская, Южно-Казахстанская и Жамбыльская области), является первой остановкой и передовой линией китайско-казахстанского делового сотрудничества и гуманитарного обмена, представляя особое значение для взаимоотношений между нашими странами. В списке сотрудничества в области индустриализации – 51 крупный проект с общими инвестициями свыше 2 млрд долларов США. Более половины проектов находится именно на территории консульского округа, общая стоимость которых превышает 10 миллиардов долларов США. Проекты – в сферах энергоресурсов, телекоммуникаций, пищевой и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, машиностроения, сборки автомобилей, сельского хозяйства, химической промышленности, строительных материалов, металлургии, горнодобывающей промышленности. В настоящее время на территории консульского округа функционируют около 1000 предприятий и учреждений с участием китайского капитала. Некоторые проекты стали образцами китайско-казахстанского делового сотрудничества. Всем известный проект китайско-казахстанского нефтегазового трубопровода, протяженность которого в Казахстане составляет 7600 километров, обеспечил более 8000 стабильных и высокооплачиваемых рабочих мест. В минувшем году в общей сложности было транспортировано 44 млрд кубометров газа и 12,3 млн тонн нефти, налоговые поступления в бюджет РК составили 160 млн. долларов США, было пожертвовано более 500 тыс. долларов США различным благотворительным организациям, что внесло большой вклад в экономическое и социальное развитие Казахстана.

Не так давно энергетические ведомства обеих стран достигли договоренности о том, что Казахстан увеличит экспорт природного газа в Китай с нынешних 5 миллиардов кубометров до 10 миллиардов кубометров в год, что продвинуло на новый этап энергетическое сотрудничество между двумя странами. Ряд крупных проектов, представленных Актокайским ГОКом, заводом по выпуску стальных труб большого диаметра в городе Алматы, был поочередно введен в эксплуатацию. Хочу особо отметить, что Актокайский ГОК, расположенный в Восточно-Казахстанской области, по словам президента РК Нурсултана Назарбаева, считается «великим проектом» в силу скорости и качества его строительства, а также репутации и социального вклада китайской компании, что позволило этому проекту стать образцом китайско-казахстанского делового сотрудничества.

По мере углубления состыковки стратегии развития обеих стран ускорилось строительство международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос». На полностью закрытой территории общей площадью 5,28 кв. километра граждане Китая и Казахстана и третьих стран могут осуществлять личные деловые переговоры и торговлю товарами при наличии паспортов или документов разрешения на въезд-выезд. Количество посетителей центра в прошлом году достигло 5,55 млн человек, что на 11% больше, чем в 2016 году, более 100 тыс. автомобилей отправлялись в сам центр и из него. Уникальное удобство в географическом расположении, специальная и особая политика центра стали платформой для инновационного сотрудничества между двумя сторонами. Грузоперевозки из города Ляньюньган до Европы через территорию Казахстана значительно раскрыли уникальный потенциал транспортных перевозок Казахстана. Электроника, автозапчасти, оборудование, обувь и головные уборы, мебель и другие товары из Китая сухопутным путем непрерывно направляются в Казахстан, Центральную Азию и Европу. А из Казахстана в Китай начинает поставляться казахстанская мука, соевые бобы, масло, мясо и другие высококачественные сельскохозяйственные продукты. Также через территорию Китая они попадают и на рынок Юго-Восточной Азии. Согласно статистическим данным, за прошлый год по маршрутам грузовых перевозок Китай-Европа общее число составов составило 3 271, что превысило показатели предыдущих лет. После полного завершения строительства транспортного коридора «Западная Европа-Западный Китай», соединяющего Евразийский континент, объем грузоперевозок через Хоргос будет увеличен с 1 млн тонн до 3,5 млн тонн, и время доставки груза сократится с 45 дней до 10 дней. Это принесет экономическую выгоду в размере 460 млн долларов США в год, будет создано 50 тыс. рабочих мест для местных жителей, это значительно повысит уровень взаимовыгодного сотрудничества между регионами.

– Что вы можете сказать о гуманитарных обменах, которые становятся важной составной частью двустороннего сотрудничества?

– В минувшем году наблюдались активные обмен и сотрудничество между двумя странами в области культуры, образования, науки, техники и искусства. По инициативе Генконсульства мы сами или совместно с заинтересованными культурными учреждениями Китая провели ряд культурно-просветительских мероприятий, таких как «Веселый Праздник Весны», китайский день культуры, китайский кинофестиваль, китайская образовательная выставка, лекция о китайской культуре, фотовыставка «Новый облик и достижения Великого шелкового пути», мероприятие под названием «Знакомство с Китаем», год туризма Китая в Казахстане и прочие. Прибывшие делегации из китайских провинций и регионов поочередно организовывали туристические презентации и форумы. Эти мероприятия вызвали большой интерес у казахстанцев, что поднимает китайско-казахстанское гуманитарное сотрудничество на качественно новый уровень. Мы придаем большое значение активной роли молодежи в содействии углублению традиционной дружбы между двумя народами. Генконсульство организовывало ряд мероприятий в вузах с участием китайских предприятий – «знакомство с китайскими компаниями», «мост китайского языка» и провело дружеский прием для студентов в честь Нового года. Мы также организовали поездку представителей лучших студентов в Китай для обмена опытом, оказали содействие в финансировании казахстанских детских соревнований по настольному теннису «Пинг-понг-Принцесса», что позволило еще более сблизить молодое поколение Китая и Казахстана, укрепить фундамент дружбы между двумя странами. Генконсульство круглый год тесно сотрудничает со многими вузами и научно-исследовательскими учреждениями, регулярно в разном формате проводит научные семинары, круглый стол, конференции, содействует в установлении научных контактов между высшими учебными заведениями двух стран, обеспечивает ценным опытом заимствования. Мы оказываем поддержку в организации посещения Китая сотрудников музеев, библиотек, находящихся на территории консульского округа, и представителей СМИ с целью взаимообмена и исследования. Вслед за ростом популярности китайского языка в Казахстане, в Алматы был открыт второй Институт Конфуция. Отмечу, что в 126 странах и регионах функционируют 475 китайских Институтов Конфуция. В Казахстане Институты Конфуция созданы при КазНУ им.аль-Фараби (Алматы), КазУМОиМЯ (Алматы), ЕНУ им.Л.Н.Гумилева (Астана), Актюбинском государственном пединституте (Актобе) и КарГТУ (Караганда).

Генконсульство активно помогает образовательным учреждениям, которые уже ввели программы по изучению китайского языка и китаеведения, усиливая преподавательский состав, внедряя высококачественные учебные материалы и расширяя количество стипендий для иностранных студентов, изучающих китайский язык. Молодежь – это поколение, обладающее энергией, настойчивостью, мечтами и энтузиазмом. Они являются надеждой и будущим государства. Лидеры Китая и Казахстана уделяют большое внимание развитию молодого поколения. Как сказал председатель КНР Си Цзиньпин: «Если молодежь растет и развивается, то и государство будет процветающим, если молодежь наливается силой, то и государство станет могучим. Если у молодого поколения есть высокие идеалы и большие умения, если оно смело возлагает на себя ответственность, то страну ожидает светлое будущее, а нацию – прекрасные перспективы». Президент РК Нурсултан Назарбаев также высоко оценивает активную роль молодежи в развитии государства, считает, что независимое мышление молодежи поведет страну к новым целям, кажущимся сегодня далекими и недосягаемыми. В настоящее время китайско-казахстанские отношения находятся на высочайшем уровне истории, что предоставило молодежи широкую платформу для проявления своих талантов и способностей. Надеюсь, молодежь запомнит ожидания и высказывания лидеров двух стран, оправдает надежды Отечества и родителей, учится понимать друг друга, всесторонне и объективно анализирует и оценивает страну и друг друга, укрепляет дружеские отношения и внесет достойный вклад в содействие традициной дружбе и сотрудничеству между двумя странами. Генконсульство всегда готово оказать необходимую поддержку и создать условия для этого.

В прошлом году в Алматы был начаты съемки первого совместного фильма Китая и Казахстана «Композитор», что явилось первым практическим сотрудничеством между киностудиями двух стран. Над созданием картины работает «Казахфильм» совместно с китайскими компаниями – Shineworks Pictures и China film coproduction corporation. В основу фильма легла судьба автора более пятисот лирических и массовых песен, музыки к кинофильмам Си Синхая. Фильм о судьбе великого китайского композитора Си Синхая расскажет и о его жизни и творческих годах в нашей стране в годы Второй мировой войны – тяжелого испытания, выпавшего на судьбу наших народов. Также крайне для нас важно и приятно, что это будет и фильм о дружбе двух выдающихся современников – Си Синхая и вашего композитора Бахытжана Байкадамова.

– Какое наиболее значимое событие произошло в прошлом году в Китае?

– Конечно, это XIX Съезд Коммунистической партии Китая, на котором утвердили идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новой эпохе, поставили целью создание модернизированной социалистической державы до середины этого столетия и определили ключевые моменты последующей работы и ее приоритетные направления, а также изложили основные концепции развития и внешнеполитический курс Китая. К примеру, Китай будет неизменно проводить независимую, самостоятельную, мирную внешнюю политику, активно стимулировать формирование нового типа международных отношений, основанных на взаимном уважении, равенстве и справедливости, сотрудничестве и всеобщем выигрыше, поддержание развития концепций совместного консультирования, совместного строительства и совместного использования, продвижение строительства «Одного пояса, одного пути», углублять взаимовыгодное сотрудничество со всеми странами. Хочу подчеркнуть, что Китай не будет претендовать на гегемонию, не будет навязывать свою волю никому, ни в коем случае не будет жертвовать интересами других стран ради собственного развития. Неизменной приоритетной политикой Китая является укрепление добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества с сопредельными странами. Являясь страной, в которой проживает 1/6 часть населения Земного шара, Китай сохраняет стабильность и позволяет людям жить и работать в мирной обстановке, считаю, что это является весомым вкладом в дело всего мира. Процветание Китая несет миру не угрозу, а возможности и шансы для развития. Есть несколько причин того, что некоторые люди испытывают беспокойство и даже озабоченность. Во-первых, отсутствие объективного всестороннего понимания и рационального анализа. Во-вторых, введение в сильное идеологическое заблуждение от тех сил или группировок, которые не желают развития и процветания Китая, даже не желают хороших отношений между Китаем и Казахстаном.

Под руководством Центрального Комитета во главе с генеральным секретарем Си Цзиньпином в прошедшем году в Китае достигнуты новые результаты. Китай сохранил средневысокие темпы роста, ВВП вырос на 6,9% по сравнению с предыдущим годом и составил более 12 триллионов долларов США, что составляет 15% мировой экономики, и валютный резерв превышает 3 трлн долларов США. Надеясь только на свои возможности, Китай придерживается пути реформирования и инноваций со своей спецификой и постоянно ускоряет реструктуризацию и модернизацию своей экономики, одновременно с этим устойчиво растет качество и эффективность. Квантовая связь, аэрокосмическая и авиационная техника, глубоководная разведка, биомедицина и искусственный интеллект и другие новые технологии получают непрерывное развитие. Долевая и цифровая экономика показывает большой скачок в развитии, их масштаб непрерывно растет, что коренным образом изменило способ потребления и модель бизнеса в Китае. 2017 год также стал годом продолжения усовершенствования обеспечения благосостояния народа – в поселках и городах количество трудоустроенного населения превысило 13 млн человек, реальный доход жителей на душу населения увеличился на 7,3% по сравнению с 2016 годом. Количество выездов за границу достигло 129 млн человеко-раз. Доход в культурных и смежных областях вырос на 10%. Усовершенствовано всеобщее медицинское страхование. У народа все больше возрастает чувство благополучия и удовлетворения.

– Господин Чжан Вэй, как вы оцениваете перспективы китайско-казахстанского сотрудничества в сфере туризма?

– Туристическое сотрудничество, как важная часть гуманитарного сотрудничества, является одним из самых эффективных способов сближения сердец народов двух стран. Развитие туризма также придает импульс развитию бизнеса в сфере смежных отраслей производства и способствует экономическому росту. Китайско-казахстанское туристическое сотрудничество началось относительно поздно, сравнивая с другими мировыми известными туристическими местами, но развивается динамично. В связи с увеличением интереса народов обеих стран друг к другу, потенциал сотрудничества в этой сфере достаточно велик. В июле 2016 года первая туристическая группа прибыла из Китая на территорию Казахстана. В прошлом году мы совместно отметили год туризма Китая в Казахстане, что открыло новую страницу туристического сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Во время ЭКСПО-2017 в Астане китайские делегации из более 20 провинций и городов Китая прибыли в Казахстан для проведения туристических презентаций и достигли ряда договоренностей. Казахстан постепенно становится более известным и интересным для китайцев.

Китай и Казахстан – это древние цивилизации с уникальными природными пейзажами и богатым культурным наследием, которые заложили хороший фундамент для совместного сотрудничества в сфере туризма. Но этого далеко недостаточно. Нам еще надо постараться, чтобы улучшить туристическую инфраструктуру, предоставить больше услуг, разработать уникальные туры и маршруты и внедрить меры по упрощению передвижения потока туристов. Именно таким образом сотрудничество между двумя странами будет эффективным и впечатляющим. В последние годы все больше китайцев предпочитают выезжать за границу на отдых. В последующие пять лет число китайских туристов достигнет примерно 700 миллионов. Безусловно, это принесет большие возможности для развития соответствующих отраслей во многих странах. Казахстан, являясь соседом Китая, извлечет из этого пользу, я бы сказал, в первую очередь.

Хочу отметить, что китайская сторона приложила немало усилий для продвижения китайско-казахстанского сотрудничества в сфере туризма. С целью продвижения совместного туристического сотрудничества мы открыли первое в Средней Азии представительство туризма в прошлом году, которое находится в городе Астане, а в Пекине открылся центр визовой поддержки Казахстана. На данный момент компетентные ведомства обеих сторон могут попытаться разрабатывать такие туристические маршруты и проекты, как приграничные туры, экотуры, фолк-туры, катание на лыжах, чтобы создать все необходимые условия для углубления туристического сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

– В этом году пятилетняя годовщина выдвижения инициативы «Один пояс, один путь». Что в этом направлении предполагает делать Генеральное консульство?

– Мы будем организовывать научно-исследовательские мероприятия и крупномасштабные праздничные приемы и концерты в честь этих событий. Также приглашать представителей СМИ и научных экспертов посещать китайско-казахстанские предприятия. Кроме того, мы будем продолжать содействовать деловому сотрудничеству на региональном уровне, ускорять процесс реализации проектов индустриально-инвестиционного сотрудничества, находящихся на территории консульского округа, чтобы народы двух стран побольше ощутили реальную выгоду. Мы также будем тесно сотрудничать с образовательными, научными и культурными учреждениями, проводить большую культурно-гуманитарную деятельность.

Хочу особо отметить, что Китай всегда рассматривает Казахстан как важного и надежного партнера во всестороннем стратегическом сотрудничестве, искренне развивает сотрудничество с Казахстаном во всех областях. Практика доказала, что Китай и Казахстан опережают многие страны в процессе совместного строительства Шелкового пути. В настоящее время углубляется состыковка стратегий развития двух стран. Нашим странам требуется еще более тесное взаимодействие в упрощении процесса передвижения людей и рабочих процедур, создании условий для более справедливого, прозрачного правового регулирования, укреплении защиты инвестиций. Создание сообщества единой судьбы отвечает коренным интересам народов Китая и Казахстана.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2492378 Чжан Вэй


Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб: Введение электронного полиса ОСАГО - одно из самых важных достижений прошлого и этого года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба.

- Сегодня основной темой дня на страховом рынке является введение в Украине электронного полиса обязательного автострахования. Это ваше детище, вы удовлетворены результатом?

- Одно из самых важных достижений, побед прошлого и этого года – это электронный полис, который удалось довести до ума общими усилиями с рынком. Начиная с 7 февраля, любой гражданин Украины может онлайн приобрести полис обязательного страхования автогражданской ответственности.

Но это первый шаг. Рабочая группа по электронному полису будет продолжать работу, анализировать, как проходит процесс, какие возникают ошибки, оперативно реагировать на них, с цель их исправления как в техническом, так и нормативно-правовом плане.

Министерство юстиции зарегистрировало положение о Централизованной базе данных Моторного бюро. В настоящее время этот документ ожидает свой очереди на официальную публикацию. Я думаю, что в ближайшее время он будет опубликован.

Хотя сам по себе документ, который регламентирует электронный полис, самодостаточный и дает возможность Моторному бюро обеспечить все эти процедуры и заключать электронные договора, выдавать подтверждение о заключении либо в электронном, либо в бумажном виде.

- Вы владеете данными, насколько члены Моторного бюро готовы к электронному полису?

- По моему мнению, рынок можно разделить на три части: те, кто не хочет и не готовится к этому процессу, таких мне кажется меньшинство. Средняя и самая большая категория, которая хочет и готовится, но еще не успела либо не знает как. И третья – самая прогрессивная, которая готова.

Думаю, что большая часть компаний - членов Моторного бюро, в первые несколько месяцев подключатся к этому процессу. По моей информации многие страховщики пытаются сегодня создать собственные интернет-магазины для реализации таких продуктов. Но уже есть посредники, которые готовы предоставлять свои площадки в интернете для заключения электронных договоров. Я знаю минимум две такие площадки и в настоящее время замечаний у меня к ним практически нет.

- Что измениться для простого потребителя с введением электронного полиса?

- Для простого потребителя добавится возможность заключить договор с помощью планшета, компьютера, т.е. с помощью интернета. Если кто-то является более консервативным и желает получить обычный полис, то эта возможность у него останется. Таким образом, мы просто развиваем сервис и доступность страховщика к обычному обывателю, получающему возможность по интернету выбрать понравившуюся ему компанию, по названию, статусу и т.д. и тут же заключить с ней договор. Это удобство, больше ничего не меняется.

Мы стремимся к тому, чтобы реализовать любые возможности и открыть те направления, которые на сегодняшний день не исследованы для нашего страхового рынка. Есть масса прогрессивных компаний, которые пытаются работать в инновационных сферах, найти новые методы и способы продаж, разрабатывают специальные продукты и т.д. Есть спрос на рынке, есть люди, которые хотят покупать, таким образом и страховаться через интернет – это удобно. Я, например, буду покупать полисы в интернете, потому что это экономия времени.

- Не приведет ли введение электронного полиса к увеличению мошенничества?

- Я думаю, наоборот, электронный полис снизит уровень мошенничества. Поскольку в регулирующие его нормативные акты заложен алгоритм и система учета, которая не позволит заключать договор задним числом, это один из основных способов мошенничества. Т.е. выписывание полисов под ДТП задним числом мы сделаем не возможным с помощью электронного полиса. Кроме того с его помощью мы решим проблему двойных полисов, когда один действительный, а второй – нет. Это два основных момента, которые должны уйти с введением электронного полиса.

- Что будет следующим после электронного полиса?

- Во-первых, электронный полис не закончен. Его внедрение – это первый шаг, теперь надо исследовать, как будет происходить этот процесс. Кроме того, у нас остается бумажная версия и те проблемы, которые с ней связаны. Следующим шагом, наверное, будет разработка нового порядка, который будет предусматривать заключение бумажных договоров исключительно через электронную базу данных МТСБУ. Т.е. до момента заключения договора в базу должна попадать краткая информация об автомобиле, страхователе и только после этого система должна разрешать заключить договор, предоставляя его номер, с жесткой фиксацией времени. Нам необходимо убрать регистрацию полиса задним числом. Мы уже этот процесс обсудили с членами Моторного бюро и ассоциациями.

- Ранее заявлялось о намерении Нацкомфинуслуг перейти на электронный документооборот, как проходит этот процесс?

- С 1 января 2018 года Нацкомфинуслуг перешла на систему электронного документооборота. Сначала система была запущена в тестовом режиме, а с 15 января мы ее запустили в промышленную эксплуатацию. Практически все внутренние процессы мы осуществляем в системе, которая учитывает все наши шаги и т.д. Сегодня это внутренние документы, служебные записки, приказы, регистрация входящей корреспонденции и обработка ее в системе, подготовка ответов, согласование, подписание, в том числе, в электронном виде.

Следующим вопросом является получение всех административных услуг через Единый государственный портал административных услуг без личных посещений комиссии, без бумажных вариантов документов. Я думаю, это будет уже в этом году, не могу назвать конкретные сроки, но мы семимильными шагами приближаемся к этому.

Для этого мы сегодня анализируем нашу нормативную базу, законодательство, которое регламентирует электронный документооборот и электронное взаимодействие органов власти и участников рынка. Скорее всего, нам надо будет принять одно небольшое положение о порядке предоставления электронных админуслуг и мы сможем стартовать.

Кроме того надеюсь, что в феврале в последний раз мы будем принимать отчетность не в электронном виде. В 2018 года вся отчетность, по всем рынкам, будет подаваться исключительно в электронном виде. Наконец мы уйдем от бумаг, сможем эффективно работать с оцифрованными данными, и нам не придется тратить кучу времени, чтобы сводить все данные в таблицах вручную.

- Какие документы необходимо предоставлять в бумажном варианте на сегодняшний день?

- Пока все по всем процедурам, которые связаны с предоставлением административных услуг, например, выдача лицензии, регистрация обособленных подразделений, регистрация договоров перестрахования и т.д. документы предоставляются в бумажном варианте. То, что не является административной услугой: любые запросы, обмен информацией – в электронном виде. Надеюсь, вскоре все будет в электронном виде. Мы обязательно сообщим прессе, потребителям и рынку о том, что админуслуги можно получать через электронный документооборот. Мы стремимся сделать работу комиссии удобной и прозрачной.

- Недавно на сайте комиссии появилось предупреждение о том, что гражданам необходимо быть внимательнее при заключении договоров страхования в банках. С чем это связано?

- На сегодняшний день это касается двух банков. Мы начали получать довольно много жалоб о том, что по договорам страхования, заключенным в банках, страховые выплаты не производятся. При анализе документов, полученных от страховых компаний, мы пришли к выводу, что эти договоры ничтожны (недействительны), а значит, потребитель не может получить качественную услуги и защитить свои права, поскольку их попросту не существует. Это массовое страхование, страховки "на сдачу", но главным образом - страхование имущества и от несчастного случая.

Вся причина в том, что они заключаются с нарушением закона, согласно которому все договора страхования должны соответствовать требованиям к письменным договорам либо заключаться в порядке предусмотренном для электронных договоров. Применение факсимиле или других форм копирования подписи предполагает наличие предварительное письменного согласия с "живой" подписью. Факсимиле без "живой" подписи использовать нельзя.

Мы неоднократно на своем сайте сообщали, на что следует обращать внимание порядок заключения договоров страхования. Буквально на прошлой неделе мы обнародовали сообщение, адресованное преимущественно потребителям финансовых услуг, страхователям, которых мы просто предупредили: не заключайте договоры, когда вы не имеете "живых"подписей. Если в отношениях с вами используют факсимиле, все равно должна быть письменная договоренность со страховой компанией. К сожалению, банки гонятся за количеством клиентов, за простым обслуживанием, и такие мелкие юридические тонкости они опускают.

- Возможно, они идут в сговоре со страховщиком? Это явно ограниченный круг страховых компаний?

- Я не могу сказать, что они в сговоре, потому что есть случаи, когда страховые компании платят по таким договорам. Нельзя сказать, что они просто собрали деньги и все. Сейчас этих жалоб стало намного больше. По данным фактам мы неоднократно разъясняли банкам-посредникам необходимость соблюдения предписаний законодательства, сейчас мы готовим эту информацию для подачи в госорганы, которые так же могут повлиять на сложившуюся ситуацию. Будем писать и в страховые ассоциации и в Национальную ассоциацию банков Украины.

- Как обстоит ситуация с проверками, в частности разрешений Государственной регуляторной службы?

- Мы в прошлом году в ГРС направили около 1400 запросов на проверки, получили 700 разрешений. Вышли на 70 проверок. В Нацкомфинуслуг в конце года также были две проверки - одна плановая (нас проверяла ГРС на предмет выполнения закона о надзоре и контроле), вторая на предмет выполнения решений ГРС по принятых в результате рассмотрения жалоб участников рынка. Обе проверки мы прошли положительно. Мы, наверное, первый госорган, который прошел без нарушений.

Сейчас ждем, когда Кабинет министров утвердит перечень госорганов, на которых не распространяется мораторий по проверкам. Если мы будем в этом перечне, тогда сможем оперативнее реагировать на факты нарушения законодательства.

- Что ждет страховой рынок в 2018 году?

- Обо всем рынке мне говорить тяжело, могу о том секторе, в который я вовлечен. Основными задачами на этот год у нас являются наша надзорная деятельность, усовершенствование законодательства, поскольку оно очень старое и не дает возможность бороться с теми проблемами, которые сегодня существуют.

К большой радости у нас будет техническая помощь от Европейского Союза по имплементации Евродиректив на небанковском финансовом рынке. Есть много проектов в рамках этой техпомощи. Там будет и ОСАГО, очень рад, что и Парламентский комитет по финансовым ринкам и банковской деятельности возобновил работу по законопроекту №3670 (новая редакция закона об ОСАГО - ИФ).

Мне кажется, в этом году мы будем пересматривать вопрос тарифов в ОСАГО. Так или иначе, мы придем к этому, не знаю только, в каком это будет виде - или повышение, или перераспределение, или что-то другое. Рост цен на ремонты, увеличение частоты страховых событий, негативно сказываются на финансовом положении участников Моторного бюро. Одним из вариантов пересмотра тарифной политики может стать отказ от верхней границы вилки коэффициентов при определении стоимости договора, чтобы компании сами могли регулировать какой потолок цен им нужен. Это так же может стать первым шагом к свободному ценообразованию. Пока о конкретных вариантах говорить рано.

Кроме того, нас ждет защита прав потребителей, работа по проверкам. Стоят большие задачи по внутреннему электронному документообороту и электронному общению с рынком. Это то, за что я отвечаю, но на самом деле планы глобальные и они будут раскрыты в годовом отчете регулятора. Это будет после 28 февраля.

Хочу также подчеркнуть, что предварительные результаты очень оптимистичны, в том числе для страхового рынка и практически по всем параметрам. Кажется, что дно мы уже проходим.

- Страховщики сетуют, что комиссия мало популяризирует страховой рынок. Почему?

- Будем хвалить, когда нам удаться очистить его от некачественных компаний и плохих услуг. Я каждый день получаю обращения от граждан: "Вы же выдавали лицензии, почему они не платят, зачем вы разрешили им работать?" И мне кажется, на сегодняшний день таких компаний довольно много. Кто-то плохо работает, у кого-то нет на это денег, но он пытается, кто-то не понимает, зачем так работать. Наверное, государство должно популяризовать рынок и услугу, но только в том случае, когда этого негатива будет крайне мало. Он всегда будет, это неизбежно, но его должно быть мало.

Когда каждый человек будет уверен, что он, заключив договор страхования, получит выплату, на которую рассчитывает, когда ему не надо будет по 20 раз ездить в страховую компанию и доказывать каждое слово бумажкой, тогда, наверное, и не надо будет ничего популяризировать.

- Количество ассоциаций на рынке увеличивается, вам с ними легче становится работать?

- Если бы ассоциации перестали быть лоббистами, а стали помощниками, нам было бы проще. Я ни разу не видел, чтобы пришли ассоциации и сказали: мы разработали документ, давайте поговорим. Как правило, заканчивается тем, что все критикуют, не внося своих конструктивных предложений, и в 95% случаях разговор на этом заканчивается. Думать и писать, кричать и критиковать - это разные вещи. Мне очень хотелось бы, чтобы наши ассоциации стали думать и писать. Да, лоббировать надо, но это всего лишь часть работы.

Ярким примером тому является законопроект "О страховании". Количество правок ко второму чтению от трех объединений и комиссии перевалило за 1000. При таком количестве ни один закон не будет принят. Как определятся с этим 450 депутатов, из которых человек 10 знает, что такое страхование.

Я уверен, что начинать надо хотя бы с малого и это будет фундаментом для строительства большего.

Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 2 февраля 2018 > № 2481786 Константин Нефедов

Консульский отдел Посольства РФ на связи с читателями

На ваши вопросы отвечает зав. консульским отделом Константин Александрович Нефёдов.

На сайте консульского отдела Посольства России в Германии указан адрес электронной почты. Можно ли задать вам по нему вопросы напрямую? Есть ли какие-то узаконенные сроки получения ответов или лучше адресовать вопросы вам через газету? Там же указан номер телефона для экстренных сообщений. Если можно, разъясните, что понимается под экстренностью ситуации? Правильно ли понимаю, что речь не идёт о чьей-то персональной экстренной ситуации, допустим, со здоровьем? Яков Л.

К. А. Нефёдов: Общение с российскими гражданами через газету позволяет обеспечить необходимой информацией тех граждан, которые по каким-либо причинам не пользуются интернетом, а предпочитают получать ответы на интересующие их вопросы «по старинке». Кроме того, эта форма взаимодействия позволяет осветить практические вопросы, что может быть полезным всем нашим соотечественникам-читателям «РГ».

Тем не менее, граждане Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 02 мая 2006 года № 59-ФЗ имеют право подавать обращения, заявления и жалобы в органы государственной власти. Обращение может быть направлено в письменном виде по почте либо по электронной почте. Необходимо учесть, что в обращении гражданин в обязательном порядке указывает свои фамилию, имя, отчество, адрес электронной почты, если ответ должен быть направлен в форме электронного документа, и почтовый адрес, если ответ должен быть направлен в письменной форме. Срок рассмотрения обращений составляет не более 30 дней.

При обращении в российское загранучреждение следует иметь в виду, что его полномочия строго регламентированы законодательством Российской Федерации и страны пребывания, а также международными соглашениями. Далеко не все проблемы, которые возникают у российских граждан за границей, консул может решить. Например, если вас не устраивает гостиничный сервис, то нет смысла звонить с жалобой в консульство, поскольку в функции его сотрудников рассмотрение таких вопросов не входит. Если же во время пребывания за границей утрачен загранпаспорт, то именно российское загранучреждение поможет в оформлении временного документа, удостоверяющего личность, – свидетельства на въезд (возвращение) в Российскую Федерацию.

В ряде ситуаций, например, при судебном разбирательстве, осуществляемом компетентными органами иностранного государства, в гораздо большей степени, чем консульское содействие, потребуется помощь квалифицированного адвоката. Списки русскоязычных германских адвокатов размещены в сети интернет на страницах российских консульских учреждений в Германии.

Рассмотрение обращений граждан является одной из наших приоритетных задач. В посольстве организовано несколько каналов связи с росгражданами, в том числе посредством обычной и электронной почты, факсимильной связи. Имеется телефонная справочная служба. Несколько лет в каждом консульском учреждении в Германии функционирует телефон экстренной связи с консульским должностным лицом для граждан, попавших в исключительную ситуацию в ФРГ. Под исключительными ситуациями понимаются ситуации, при которых возвращение в Россию росгражданина будет способствовать устранению непосредственной угрозы его жизни. Обращаю внимание, что по телефону экстренной связи консультации по вопросам оказания государственных услуг не даются. За консультациями гражданину следует обращаться в рабочее время по телефонам консульских учреждений либо ознакомиться с порядком оказания консульских услуг и перечнем необходимых документов на их интернет-сайтах.

Мне 17 лет, гражданство России, но по обстоятельствам ни разу в России не был. Я хотел бы приехать погостить к друзьям в Новосибирск на Новый год, как раз 25 декабря мне исполнится 18. Правда ли то, что, как говорят мои знакомые, приехав в Россию, я сразу попаду в военкомат и должен буду отслужить срочную службу в армии? Алекс

К. А. Нефёдов: Правовое регулирование в области воинской обязанности и военной службы осуществляется Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» № 53-ФЗ от 28 марта 1998 г. (далее – Закон) и принятым в соответствии с ним Положением о воинском учёте (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации № 1541 от 25 декабря 1998 г.). Воинская обязанность граждан России предусматривает воинский учёт, обязательную подготовку к военной службе, призыв на военную службу (ст. 1 Закона). Обязанность состоять на воинском учёте также установлена ст. 8 Закона. Однако для некоторых категорий граждан законодатель делает исключение, в частности, освобождает граждан, постоянно проживающих за границей, от обязанности по постановке на воинский учёт в Российской Федерации (п. 1 ст. 8 Закона). Ввиду отсутствия у граждан, постоянно проживающих за пределами Российской Федерации, обязанности вставать на воинский учёт, отсутствуют и основания для их призыва на военную службу.

Мы с мужем оба – граждане Российской Федерации, немецкого гражданства не имеем, живём постоянно в Германии. В 2009 году у нас родился ребёнок, в его свидетельстве о рождении указано, что ФРГ рассматривает его в смысле прав как немецкого ребёнка, таким образом получается, что у него есть как бы и российское, и немецкое гражданство. Имеем ли мы право уже сейчас выбрать за него гражданство России, и если да, какие шаги для этого мы должны предпринять? Второй вопрос: если мы ничего не предпримем, то какое гражданство у него будет на момент совершеннолетия, и как нам избежать такой двойственности положения, когда в России его будут рассматривать как россиянина, а в Германии как немца? Семья Скворцовых, Ганновер

К. А. Нефёдов: Наличие у детей российского гражданства по рождению определяется в соответствии с положениями статьи 12 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» № 62-ФЗ от 31 мая 2002 г. (в отношении детей, родившихся после 1 июля 2002 г.) и статьями 14 и 15 Закона «О гражданстве Российской Федерации» № 1948−I от 28 ноября 1991 г. (в отношении детей, родившихся до 1 июля 2002 г.). Ребёнок является гражданином России по рождению, если документально подтверждено, что на день его рождения оба родителя или единственный родитель состояли в российском гражданстве независимо от места рождения ребёнка и независимо от того, имеют ли его родители наряду с российским какое-либо иное гражданство, а также независимо от того, приобрёл ли сам ребёнок по рождению какое-либо иное гражданство.

Для регистрации наличия гражданства Российской Федерации по рождению заявителю необходимо предоставить в российское консульское учреждение по месту жительства родителей на территории Германии либо по месту рождения ребёнка свидетельство о рождении ребёнка, удостоверенное штампом «апостиль», с переводом на русский язык, верность которого должна быть нотариально удостоверена, действительные российские внутренние (при наличии) и заграничные паспорта обоих родителей, разрешение на пребывание в Германии родителей.

Что касается указанного конкретного случая, то вопрос наличия у ребёнка гражданства ФРГ по рождению либо возможности его приобретения впоследствии, равно как и вопрос о возможности сохранения гражданства России наряду с гражданством ФРГ следует адресовать полномочным германским ведомствам. Действующее российское законодательство не содержит каких-либо требований о необходимости отказа от гражданства Российской Федерации по достижении определённого возраста в связи с наличием у российского гражданина гражданства иностранного государства.

Я (48 лет) гражданин Российской Федерации, имею ВНЖ в ФРГ, хотел бы вернуться на постоянное жительство в Россию. Прежде проживал в Москве, к сожалению, моя профессия – художник, окончил Академию искусств, не очень востребована ни здесь, ни в России. Я хотел бы вернуться на постоянное жительство в Российскую Федерацию, готов переобучаться, однокомнатная квартира в столице России продана ещё 8 лет назад, когда уезжал в ФРГ. Чем может помочь дипломатическое представительство России в моём возвращении на Родину? Где, если я вернусь, буду жить? Каков порядок оформления различных документов, и с чего вы посоветовали бы мне начать? Я. Забродский, Вупперталь

К. А. Нефёдов: Оказание содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, осуществляется в рамках и на условиях Государственной программы, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 637 (в редакции от 14 сентября 2012 г.). Принять участие в госпрограмме вправе российские граждане, постоянно проживающие за границей, а также лица, состоявшие в гражданстве СССР, выходцы из РСФСР, СССР и Российской Федерации, имевшие соответствующую гражданскую принадлежность и ставшие гражданами иностранного государства, либо имеющие вид на жительство или ставшие лицами без гражданства, а также потомки лиц, принадлежащих к вышеуказанным группам. До принятия решения об участии в госпрограмме заявителю необходимо самостоятельно выбрать один из субъектов Федерации для переселения и подробно ознакомиться с условиями участия в соответствующей региональной программе, в том числе с имеющимися возможностями трудоустройства. Подробная информация размещена на сайте МВД России http://мвд.рф. По вопросу о возможности предоставления жилья заинтересованному лицу следует обращаться непосредственно в полномочные учреждения выбранного для переселения региона. Хотел бы особо отметить, что в настоящее время Республика Крым и города федерального значения Севастополь, Москва и Санкт-Петербург не принимают участие в реализации госпрограммы.

В случае согласия с условиями участия в госпрограмме для оформления документов заявитель может обратиться в российское консульское учреждение по месту жительства в Германии. Гражданам России, проживающим за границей, не требуется какого-либо разрешения от консульских учреждений на переезд к постоянному месту жительства на территории России.

Большая просьба: можете ли вы информировать через газету о мероприятиях, проводимых Посольством России, на которые хотели бы обратить внимание соотечественников? Конкретнее, например, о мероприятиях, которые пройдут в ближайшие 3−4 месяца? Без подписи, по электронной почте

К. А. Нефёдов: К сожалению, информировать соотечественников о проводимых посольством культурных мероприятиях адресно или через печатные СМИ не представляется возможным, но мы это делаем путём соответствующих публикаций и анонсов на сайте Посольства России и на официальных страницах в социальных сетях.

В Берлине работает Российский дом науки и культуры (РДНК), в котором регулярно проводятся культурно-массовые мероприятия для всех желающих, но ориентированные, в первую очередь, на наших соотечественников. Ознакомиться с более подробной информацией о мероприятиях в РДНК вы можете на сайте www.russisches-haus.de

Но об одном из главных мероприятий будущего года я уже сейчас готов проинформировать наших граждан – это выборы Президента Российской Федерации 18 марта 2018 г., на которые мы приглашаем всех граждан Российской Федерации, достигших на дату голосования возраста 18 лет. Избирательные участки, как и в предыдущие годы, будут образованы в Посольстве России в Берлине, а также в российских генконсульствах в Бонне, Гамбурге, Лейпциге, Мюнхене и во Франкфурте-на-Майне. О дате, времени и месте голосования избиратели будут проинформированы дополнительно.

У нас умер дедушка, гражданин СССР, он завещал перевезти его прах на Родину и там захоронить. Какие документы для этого надо оформить в посольстве или консульстве России, на что обратить особое внимание? Спасибо. В. С. Кр-нов, Гамбург

К. А. Нефёдов: По организационным вопросам, связанным с оформлением необходимых документов и взаимодействием с государственными органами, включая органы ЗАГС, учреждениями здравоохранения (больницей, госпиталем), моргом, кладбищем и авиаперевозчиком (в случае вывоза тела умершего или праха за пределы Германии), родственникам умершего следует обращаться непосредственно в бюро ритуальных услуг по месту регистрации смерти умершего в Германии. Контактные данные таких бюро размещены на интернет-сайтах российских консульских учреждений. Оформление документов, необходимых для вывоза гроба с телом (останками) или урны с прахом (пеплом) умершего, как правило, берёт на себя бюро ритуальных услуг. В соответствии с пунктом 6 статьи 355 Таможенного кодекса Таможенного союза при перемещении через границу гробов или урн таможенное декларирование осуществляется путём подачи заявления в произвольной форме лицом, сопровождающим гроб с телом (останками) или урн с прахом (пеплом) умершего, с представлением необходимых документов:

свидетельство о смерти, выданное уполномоченным учреждением страны отправления (выдаётся органами ЗАГС по месту объявления смерти умершего), либо медицинское свидетельство о смерти, либо копии этих документов;

акт (справка) в произвольной форме организации, осуществлявшей ритуальные услуги по запайке цинкового гроба, с указанием, что в нём отсутствуют посторонние вложения, и с приложением описи вещей и ценностей умершего в случае их отправки вместе с телом (останками) умершего.

Документы, выполненные на иностранном языке, следует легализовать в германском полномочном органе путём проставления штампа «апостиль», перевести на русский язык, а перевод заверить в консульском учреждении.

По вопросам, касающимся расходов на транспортировку, заинтересованным лицам следует обращаться непосредственно в ритуальные агентства.

Мы живём в России, но с интересом читаем «Русскую Германию», с интересом читали ваши ответы на вопросы земляков. В частности, в одном из них вы упомянули, что посольство может содействовать развитию инициатив жителей Германии, направленных на двустороннее предпринимательство. Верно ли это и в обратном направлении? Дело в том, что мы производим целебные травяные чаи, которые хотели бы представить нашим землякам в Германии, но не знаем, с чего начать. Простите, если наш вопрос не по адресу. Консультанты по нашему месту жительства сообщили, что «и соваться не стоит», что ФРГ ужесточила некие требования к российской продукции, мы живём в глубинке и просто не знаем, к кому обратиться и что правда, а что нет. Уважаемый Константин Александрович, ещё мы хотели бы прислать лично Вам на пробу нашу продукцию, пусть как небольшой презент. Б. С., Бурятия

К. А. Нефёдов: Спасибо большое за интерес к консульской тематике и ваш вопрос. Однако продвижением товаров российских предприятий и частных предпринимателей занимаются региональные торгово-промышленные палаты, а также торговые представительства России в зарубежных странах, сотрудники которых окажут вам всестороннюю помощь и проконсультируют по вопросам выхода на германский рынок. В Берлине такое представительство называется Торгово-экономическое бюро (ТЭБ). Соответствующее обращение вы можете направить в адрес ТЭБ, воспользовавшись контактной информацией, размещённой на официальном сайте germany.ved.gov.ru.

Хотел бы обратить ваше внимание на ежегодно проводимую в Берлине Всемирную продовольственную и аграрную выставку «Зелёная неделя». В 2018 г. она уже состоялась, с 20 по 29 января. Вы можете не только приехать на выставку как посетитель, но и самостоятельно поучаствовать в качестве экспонента, обратившись к оператору – Российскому экспортному центру (www.exportcenter.ru).

Хотел бы поблагодарить вас за идею о презенте. Но, к сожалению, российское антикоррупционное законодательство запрещает принимать государственным служащим подарки. В этой связи, действительно, принять ваше предложение не представляется возможным. Однако я с удовольствием приобрету пару упаковок вашего целебного чая, когда первая его партия появится на полках германских магазинов, и желаю вам успеха в продвижении вашей продукции.

Дорогие читатели, в заключение хотел бы воспользоваться этой возможностью и поздравить читателей «РГ», российских соотечественников, проживающих в Германии, с наступившим Новым 2018 годом и пожелать вам и вашим близким, здоровья, счастья и благополучия!

У меня два месяца назад была такая проблема: гостил знакомый из Сыктывкара, заболел здесь и решил воспользоваться медицинской туристической страховкой, заключённой в России. Как выяснилось, она оказалась недействительной с точки зрения местного больничного учреждения, мне пришлось нести все расходы самому. Как бы вы посоветовали поступить в такой ситуации? Помогает ли дипломатическое представительство Российской Федерации российским туристам, испытывающим проблемы в Германии не по своей вине? Без подписи

К. А. Нефёдов: Хотел бы вначале обратить внимание читателя на то, что в соответствии с действующим законодательством российские загранучреждения не могут совершать такие действия, как оплату расходов на услуги врачей, адвокатов, проживание в гостинице, резервирование мест в гостинице и проездных документов (билетов), предоставление денежных средств в долг, оформление росгражданам вида на жительство либо продление визы в стране пребывания, получение для них виз в третьи страны.

Оплата оказанной гражданину, находящемуся за пределами России, медицинской помощи (включая медицинскую эвакуацию) осуществляется согласно условиям договора об оказании медицинских услуг и договора добровольного страхования (страхового полиса), предусматривающих возмещение расходов на оплату медицинской помощи за границей. В случае отсутствия упомянутых документов расходы на оказание медпомощи, в том числе в экстренной и неотложной формах, включая медицинскую эвакуацию, несёт сам гражданин или лица, заинтересованные в оказании медицинской помощи, в том числе лица, пригласившие гражданина. Отправляясь за границу, гражданину следует уделять особое внимание оформлению медицинской страховки. Наличие полиса медицинского страхования, действительного на весь срок пребывания за границей, является обязательным условием для получения гражданами России шенгенской визы для последующего въезда на территорию Германии и стран-участниц Шенгенского соглашения. Для въезда в некоторые страны даже в рамках безвизового режима также требуется медицинская страховка. При оформлении страхового полиса необходимо подробно узнать, какие именно риски покрываются за границей, какова процедура взаимодействия со страховой компанией при наступлении страхового случая, порядок оплаты и последующего возмещения денежных средств (иногда нужно оплатить визит к врачу самостоятельно, а затем на основании чеков и квитанций оформить возврат средств через страховую компанию). Приобретенный у неофициальных страхователей «дешёвый» полис может не предусматривать страхового покрытия, достаточного для лечения, медицинской эвакуации или репатриации. Следует обратить внимание на то, что большинство страховых компаний не признаёт страховым случаем лечение хронических заболеваний, а также получение травм в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. В такой ситуации нести финансовые издержки по лечению и возвращению в Россию гражданину придётся самостоятельно. Для покрытия рисков, связанных с занятием экстремальными видами спорта, как правило, требуется уплата дополнительной страховой премии и оформление «расширённого» страхового полиса.

Действия российских консульских учреждений при наступлении страхового случая заключаются в том, что по заявлению российского гражданина они информируют о

случившемся его родственников и страховую организацию через МИД России.

Что такое «выездная консульская сессия»? Мне говорили, что информацию об этом «легко можно найти в интернете», но мне 82 года, и я пишу письмо на бумаге в надежде, что этот вопрос вам всё-таки передадут. Интернетом не владею. Думаю, для многих старых людей нужна печатная информация в газете. Ещё хочу поблагодарить вас за нужное подвижничество – ответы через газету, так мы чувствуем себя ближе к Родине. Б. В. Каменский, Нюрнберг

К. А. Нефёдов: Выездные консульские приёмы ориентированы на людей с ограниченной мобильностью, т.е. на тех, кому затруднительно добираться до ближайшего консульского учреждения. Выездные консульские сессии являются востребованной формой оказания государственных услуг, как правило, таких как оформление акта о личной явке, необходимого для передачи в Пенсионный фонд Российской Федерации в целях получения пенсии, нотариальное заверение справки о невыполнении трудовой деятельности, выдача готовых заграничных паспортов. Выездные приёмы осуществляются во взаимодействии с региональными (земельными) организациями российских соотечественников, еврейскими общинами, союзами ветеранов Великой Отечественной войны, которые предоставляют свои помещения для проведения консульского обслуживания. Как правило, эти организации оповещают по своим каналам соотечественников о графике приездов консульских должностных лиц. За актуальной информацией по выездным консульским приёмам рекомендуем обращаться в организации соотечественников и еврейские общины либо в консульское учреждение, на территории консульского округа которого вы проживаете.

Я с группой знакомых соотечественников хотел бы создать немецко-российский Verein (объединение), способствующий распространению в Германии информации о российской культуре, а также встречам простых людей двух стран. Может ли чем-то помочь нам Посольство России? В частности, если бы наше объединение захотело получать какие-то информационные материалы, журналы на русском языке и т.д.? Общий вопрос: к кому письменно обращаться по данным вопросам? Хотелось бы представить нашу программу, а в коротком вопросе это невозможно. Я. Слуцков, Бремен

К. А. Нефёдов: В Германии действует Общегерманский координационный совет российских соотечественников (ОКС, интернет-сайт – www.russkoepole.de), объединяющий общественные организации русскоязычных граждан пятнадцати федеральных земель Германии. Основные цели и задачи ОКС – обеспечение координации деятельности общественных организаций соотечественников Германии, направленной на поддержание традиций многонациональной культуры народов России и сохранение русского языка в стране проживания. Полагаем целесообразным вашему вновь образованному объединению для начала установить контакт с данной организацией. По итогам общения можно будет судить о дальнейшем векторе развития вашего нового объединения. Это, однако, не исключает возможности существования вашей организации и в автономном режиме. При наличии объективных предпосылок представители Посольства в Берлине или Генконсульства в Гамбурге, отвечающие за взаимодействие с соотечественниками, будут готовы встретиться с вами для обсуждения деталей взаимодействия.

Подготовил Вадим Горелик

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 2 февраля 2018 > № 2481786 Константин Нефедов


США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > newizv.ru, 30 января 2018 > № 2482660 Нассим Талеб

Нассим Талеб: криптовалюты дают нам страховку от мрачных прогнозов Оруэлла

Экономист и философ, автор знаменитой книги «Черный лебедь» считает, что биткоин – это валюта без государства

Давайте проследим логику развития вещей с самого начала. Или, вернее, с самого конца: с нашего времени. Пока я пишу эти строки, мы выступаем свидетелями глобального восстания против определенного класса экспертов в таких областях, которые нам слишком сложно понять — например, макроэкономическая реальность, — и в которых эти эксперты не только плохо разбираются, но и не осознают этого. То, что предыдущие боссы Федеральной резервной системы, Гринспен и Бернанке, мало понимали в эмпирической реальности, мы обнаружили слишком поздно: большую чушь можно нести дольше, чем маленькую. Вот почему мы должны быть осторожны с выбором тех, кто наделен возможностью принимать крупные централизованные решения.

Хуже всего то, что все центральные банки работали по одной и той же модели, в них формировалась жесткая монокультура.

В сложных областях опыт не концентрируется: в естественной реальности все работает по принципу децентрализации, как убедительно продемонстрировал Хайек. Но Хайек использовал понятие рассеянного знания. Что ж, нам, похоже, даже не нужна эта вещь, называемая знанием, чтобы все хорошо работало. Нам также не нужна индивидуальная рациональность. Все, что нам нужно — это структура.

Это не означает, что все участники должны обязательно совместно принимать демократические решения. Один мотивированный участник может сдвинуть дело с мертвой точки (я называю это асимметрией правила меньшинства). Но этим игроком может быть каждый.

Каким-то образом при росте масштаба возникает чудесный эффект: рациональные рынки не требуют рациональности от отдельно взятого трейдера. На самом деле рынки хорошо работают при нулевом интеллекте — правильно организованная толпа с нулевым интеллектом работает лучше, чем самые интеллектуальные люди, которыми управляют в советском стиле.

Вот почему биткойн — отличная идея. Он удовлетворяет потребности сложной системы не потому, что это криптовалюта, а именно потому, что у него нет владельца, нет инстанции, которая может вершить его судьбу. Он принадлежит толпе, своим пользователям. Ему уже несколько лет, и этого достаточно, чтобы признать его право на существование.

Чтобы конкурировать с биткойном, другие криптовалюты должны обладать тем качеством, о котором говорил Хайек.

Биткойн — это валюта без государства. Кто-то может спросить: разве у нас нет золота, серебра и других металлов, другого класса валют, не привязанных к государству? Не совсем. Когда вы торгуете золотом, оно может находиться в Гонконге, и, получив его в собственность, вы, возможно, должны будете перевезти его в Нью-Джерси. Банки контролируют доверительных управляющих, а правительства контролируют банки (или, скорее, банкиры и чиновники тесно связаны, если говорить мягко). Так что в транзакциях биткойн обладает огромным преимуществом по сравнению с золотом: его получение не требует специального управляющего. Ни одно правительство не может контролировать, какой код у вас в голове.

В конце концов биткойн справится с возникающими сбоями. Он может потерпеть неудачу, но его будет легко изобрести заново, поскольку теперь мы знаем, как он устроен. В его нынешнем состоянии биткойн, возможно, не слишком удобен в использовании, ведь им нельзя оплатить безкофеиновый эспрессо макиато в вашей местной кофейне. Возможно, сейчас биткойн слишком волатилен, чтобы быть полноценной валютой. Но это первая органическая валюта.

И само его существование — это страховой полис, который напомнит правительствам, что у них больше нет монополии на последний объект, который могло контролировать государство, а именно — на валюту. Это дает нам, толпе, страховку от будущего по сценарию Оруэлла.

США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > newizv.ru, 30 января 2018 > № 2482660 Нассим Талеб


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 26 января 2018 > № 2472006 Айгуль Ибраева

Сколько заработает и потратит Казахстан в 2018 году

Айгуль ИБРАЕВА

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 4 декабря 2017 года подписал Закон «О республиканском бюджете на 2018–2020 годы», который вступил в действие 1 января 2018 года. Kursiv Research выяснил, из чего станет пополняться казна, на что планируется израсходовать деньги государства и сколько средств из Нацфонда будет потрачено в текущем году.

Государственные доходы

Согласно Закону РК «О республиканском бюджете на 2018–2020 годы», доходы казны в текущем году запланированы в размере 8 449,91 млрд тенге. При этом доходная часть бюджета превышает расходную на 500 млрд тенге. Относительно доходов уточненного бюджета предыдущего года, согласно Закону «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13.11.2017 года), показатель сократился на 12,1%.

Директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев указывает, что сокращение доходной части бюджета связано с объемом трансфертов. Так, в Законе «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы» в качестве доходов учитывались совокупные трансферты в размере 4,65 трлн тенге. Эксперт напомнил, что правительство в текущем году осуществило разовое целевое перечисление в АО «Фонд проблемных кредитов» в размере 2,09 трлн тенге для поддержки банковского сектора. Данная сумма учитывается в доходах республиканского бюджета (как трансферт из Национального фонда).

В новом законе на 2018–2012 годы размер трансферта в 2018 году составляет 2,92 трлн тенге, то есть на 1,8 трлн тенге меньше (-37,3%). В том числе гарантированный трансферт из Нацфонда 2,6 трлн тенге. Тем самым, доля трансфертов в общем объеме доходов республиканского бюджета будет снижена до 34,6% в 2018 году против 48,5% в 2017 году. При этом государство планирует сократить указанный ежегодный трансферт к 2020 году до 2 трлн тенге, в то время как дефицит бюджета прогнозируется к снижению до 1% от ВВП, что является достаточно сбалансированным показателем.

«Ключевые источники формирования доходов бюджета прогнозируются к увеличению на основании соответствующих проекций по налоговым и неналоговым поступлениям на фоне более благоприятной внутренней и внешней экономической конъюнктуры. Хочу обратить внимание на то, что по большинству экономических индикаторов 2017 год для Казахстана оказался лучше предыдущего. Есть основания ожидать продолжения указанной позитивной динамики», – отметил Павел Афанасьев.

В свою очередь, в Halyk Finance считают, что в 2018 году с точки зрения рядового гражданина ситуация в экономике будет незначительно лучше 2017 года – падение реальных зарплат, вероятно, уменьшится до минус 0,5–1%, инфляция замедлится. Можно ожидать постепенного увеличения средств, перетекающих из сырьевого сектора в несырьевой, что будет положительно сказываться на росте доходов и потребления населения.

По мнению аналитиков, в 2018 году экономический рост стабилизируется ввиду более скромного роста цен на сырье, более умеренного роста добычи нефти на Кашагане, постепенного сворачивания вливания госсредств в экономику, отсутствия фактора низкой базы 2016 года, который сказался на высоком росте в 2017 году.

Исходя из сохраняющихся на высоком уровне запасов нефти в развитых странах и быстрого восстановления добычи сланцевой нефти в США и возможного ее расширения в Канаде, нельзя полностью исключать вероятность падения нефтяных цен в следующем году, что может негативно отразиться на показателях экономики, в том числе поступлений в Нацфонд. Также есть риски, связанные с ужесточением западных санкций в отношении России, что может сказаться на взаимной торговле между нашими странами и негативно повлиять на налоговые поступления в бюджет. Как позитивный противовес данному риску можно рассматривать повышение экономического взаимодействия со становящимся на путь либерализации южным соседом Узбекистаном. Несмотря на постепенную стабилизацию потребительской инфляции после скачка в 2015–2016 годах, Halyk Finance указывает на потенциал для ее ускорения, чему способствует несогласованность действий в фискальной и денежной сферах.

Прогноз доходов республиканского бюджета без учета поступления трансфертов на 2018 год определен в сумме 5 528,42 млрд тенге. Согласно проекту закона о республиканском бюджете, доходы республиканского бюджета на 2018 год против оценки 2017 года увеличатся на 738,17 млрд тенге, в том числе, изменение макроэкономических показателей – на 276,45 млрд тенге, модернизация экономики страны – на 335,44 млрд тенге и улучшение налогового администрирования – на 82,35 млрд тенге. В то же время на снижение доходов республиканского бюджета 2018 года против оценки предыдущего года на 216,89 млрд тенге повлияли следующие факторы: увеличение суммы возврата НДС из бюджета на 2018 год – на 73 млрд тенге, изменение ставки ЭТП на нефть с $50 до $45 за тонну – на 46,94 млрд тенге и изменение объема облагаемого экспорта нефти – на 29,84 млрд тенге.

Доля налоговых поступлений в доходной части бюджета в 2018 году составит 64% против 50% в 2017 году. Без учета трансфертов, налоги обеспечивают 97,6% республиканского бюджета. Налогоплательщики пополнят бюджет в 2018 году на 5,4 трлн тенге, большую часть которых занимают НДС (2,15 трлн тенге), корпоративный подоходный налог (1,82 трлн тенге) и таможенные платежи (1,02 трлн тенге).

Неналоговые поступления в 2018 году составят 126,74 млрд тенге, что на 9,6% меньше, чем годом ранее (140,2 млрд тенге). Наибольший удельный вес в структуре неналоговых поступлений прогноза 2018 года приходится на: дивиденды на государственные пакеты акций, находящиеся в государственной собственности – 21,2%; поступления арендной платы за пользование комплексом «Байконур» – 30,9 %; другие неналоговые поступления в республиканский бюджет, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора – 11,5 %.

Стоит отметить, что поступления в бюджет за счет штрафов, пени, санкций против оценки предыдущего года сократятся почти в шесть раз, с 25,55 млрд тенге до 4,52 млрд тенге. Поступление от продажи основного капитала в 2018 году запланировано на 5,62 млрд тенге против 1,6 млрд тенге годом ранее.

Распределение бюджета

Согласно новому закону о бюджете основными приоритетами расходов проекта республиканского бюджета на 2018–2020 годы определены форсированное развитие аграрного сектора, индустриализация и развитие малого и среднего бизнеса, цифровизация экономики, развитие транспортной инфраструктуры и социальной сферы.

Бюджет 2018 года отличается социальной направленностью, наибольшую долю в структуре расходов бюджета текущего года (29,3%) займут социальная помощь и социальное обеспечение. В предыдущем году траты государства на социальные нужды были смещены на второй план, их доля составила 19,9% от совокупного объема затрат. Крупнейшей статьей расходов республиканского бюджета в 2017 году стало целевое перечисление в АО «Фонд проблемных кредитов» в размере 2,09 трлн тенге.

Расходы на выполнение социальных обязательств государства предусмотрены в размере 2 616,07 млрд тенге, что на 22,9% больше, чем в предыдущем году, и на 38% превышает показатель 2016 года. Рост государственных расходов на социальное обеспечение и социальную помощь предусмотрен в связи с увеличением размеров пенсий и пособий по случаю рождения детей, в том числе в результате пересмотра структуры прожиточного минимума и порядка назначения пенсий.

В структуре соцрасходов появились статьи, связанные с трудоустройством инвалидов и продвижением программ по социальной интеграции и инклюзии, на что будет выделено 451,98 млн тенге.

Трансферты, в том числе субвенции областным бюджетам, оказались на втором месте по объему расходов в структуре республиканского бюджета в 2018 году. Цель бюджетной программы – выравнивание уровня бюджетной обеспеченности регионов и обеспечение равных фискальных возможностей для предоставления гарантированных государством услуг. В 2018 году по данной статье расходов будет выделено 1 573,35 млрд тенге, что превышает объем 2017 года на 5,7%.

Расходы республиканского бюджета на здравоохранение в 2018 году запланированы в размере 1 063,64 млрд тенге. По сравнению с предыдущим годом медицинские расходы казны выросли всего на 4%. В июле 2017 года в Казахстане ввели в действие положение Закона РК «Об обязательном социальном медицинском страховании», в связи с чем кардинально поменялась структура госрасходов на здравоохранение.

К примеру, в 2017 году крупнейшей статьей расходов в области здравоохранения было «Обеспечение населения медицинской помощью в рамках Единой национальной системы здравоохранения» в размере 774,27 млрд тенге, а в 2018 году его заменили на «Обеспечение гарантированного объема бесплатной медицинской помощи», объем которого составит 954,85 млрд тенге. По сути, содержание затрат осталось прежним, изменится ли качество медицинских услуг – покажет время.

В рамках расходов на здравоохранение появились новые статьи, такие как «Охрана общественного здоровья» и «Обеспечение хранения специального медицинского резерва и развитие инфраструктуры здравоохранения», на что в 2018 году потратят 44,44 млрд тенге и 9,89 млрд тенге соответственно. Вышеуказанные статьи заменили статью расходов «Реформирование системы здравоохранения».

В текущем году возрастут расходы бюджета на обслуживание правительственного долга – с 458,18 млрд тенге в 2017 году до 600,26 млрд тенге в 2018 году, при этом рост расходов по данному пункту составил 31%. Цель бюджетной программы: выполнение обязательств Республики Казахстан по обслуживанию правительственного долга, недопущение факта дефолта по займам правительства Республики Казахстан.

Также рост бюджетных затрат наблюдается по таким направлениям, как «Промышленность, архитектурная, градостроительная и строительная деятельность» – на 32,1%, до 11,37 млрд тенге и «Оборона» – на 20,6%, до 517,15 млрд тенге.

Расходы казны на транспорт и коммуникацию, напротив, урезаны на 18,9% по сравнению с предыдущим годом. По данной бюджетной программе в текущем году государством выделено 548,67 млрд тенге против 676,47 млрд тенге годом ранее. Наибольшее сокращение расходов предусмотрено по целевым трансфертам на развитие города Астаны, на увеличение уставного капитала юридических лиц для реализации проекта «Новая транспортная система» по строительству столичного LRT от аэропорта до нового железнодорожного вокзала с 69,46 млрд до 9,06 млрд тенге, по пункту «Выполнение обязательств по договору доверительного управления государственным имуществом» с 50,11 млрд тенге до 18,92 млрд тенге, в рамках которого предусматриваются работы по строительству и реконструкции автомобильных дорог республиканского значения.

При этом финансирование будет увеличено по таким бюджетным программам, как «Обеспечение сохранности и расширения использования космической инфраструктуры» (с 3,36 млрд до 6,93 млрд тенге), «Субсидирование железнодорожных пассажирских перевозок по социально значимым межобластным сообщениям» (с 23,57 млрд до 26,60 млрд тенге) и «Обеспечение развития городского рельсового транспорта» (с 7,69 млрд до 9,04 млрд тенге) по строительству линии метро в Алматы.

Затраты на государственные услуги общего характера в 2018 году сокращены на 17,3% относительно показателей предыдущего года, до 384,59 млрд тенге. При этом в бюджете 2018 года отсутствуют такие программы, как «Представление интересов Республики Казахстан за рубежом», «Выплата компенсаций по вкладам в жилищные строительные сбережения» и «Обновление парка автомашин для государственных органов», на которые в 2017 году было выделено 47,29 млрд тенге, 11,5 млрд тенге и 3,24 млрд тенге соответственно, значительно сокращены расходы на услуги по обеспечению деятельности главы государства, премьер-министра и других должностных лиц государственных органов – с 91,2 млрд тенге в 2017 году до 43,39 млрд тенге в 2018-м.

На образование в 2018 году планируют потратить 375,32 млрд тенге, по сравнению с аналогичными тратами государства в 2017 году (458,64 млрд тенге) показатель сократился на 18,2%. При этом значительно сокращен целевой вклад в АОО «Назарбаев Университет» (с 53,85 млрд тенге до 4,53 млрд тенге), урезаны расходы по обеспечению доступности качественного школьного образования (с 135,45 млрд тенге до 83,98 млрд тенге) и затраты на повышение квалификации и переподготовку кадров государственных организаций среднего образования (с 11,55 млрд тенге до 6,86 млрд тенге). Расходы на строительство и реконструкцию объектов образования в 2018 году вовсе не предусмотрены.

В то же время увеличено финансирование по таким пунктам в области образования, как «Обеспечение кадрами с высшим и послевузовским образованием» – с 146,47 млрд тенге до 162,53 млрд тенге, «Подготовка специалистов с высшим и послевузовским профессиональным образованием» – с 8,44 млрд тенге до 9,68 млрд тенге. К тому же в составе бюджетной программы появились такие статьи расходов, как «Стимулирование продуктивных инноваций» и «Модернизация среднего образования», на что государство планирует потратить в 2018 году 11,86 млрд тенге и 3,96 млрд тенге соответственно.

По программе «Повышение квалификации и переподготовка кадров государственных организаций высшего и послевузовского образования» в 2018 году будет выделено 540,78 млн тенге, в рамках данной программы по проекту «Модернизация общественного сознания» будет повышена квалификация 1 400 филологов (ежегодно по 700 человек) для обеспечения перехода на латиницу.

Затраты бюджета на сельское, водное, лесное, рыбное хозяйство, особо охраняемые природные территории, охрану окружающей среды и животного мира, земельные отношения в 2018 году запланированы в размере 182,38 млрд тенге. В 2017 году по уточненному бюджету госрасходы по данному направлению составили 234,07 млрд тенге, тем самым в текущем году финансирование бюджетной программы сократилось на 51,69 млрд тенге, или 22,1%.

Законом РК «О республиканском бюджете на 2018–2020 годы» от 30 ноября 2017 года расходы МСХ РК на 2018 год составили 277,33 млрд тенге, что на 17% ниже уточненного бюджета на 2017 год.

В Министерстве сельского хозяйства РК на счет сокращения финансирования разъяснили, что изначально, в соответствии с Законом РК «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы» от 29 ноября 2016 года, расходы министерства в 2017 году составляли 254,05 млрд тенге. Однако при уточнениях бюджета из республиканского бюджета были выделены дополнительные средства в размере 79,85 млрд тенге на реализацию следующих мероприятий: субсидирование развития племенного животноводства, повышение доступности финансовых услуг, эффективное управление водными ресурсами, увеличение уставного капитала АО «НУХ «КазАгро» и др. В итоге бюджет министерства в 2017 году вырос до 333,90 млрд тенге, соответственно расходы казны на сельское, водное, лесное, рыбное хозяйство, особо охраняемые природные территории, охрану окружающей среды и животного мира, земельные отношения также были увеличены при уточнении бюджета предыдущего года, что может произойти и в текущем году.

На жилищно-коммунальное хозяйство в 2018 году государство потратит 168,55 млрд тенге. По сравнению с уточненным бюджетом предыдущего года показатель сократился на 13,5%. Расходы на культуру, спорт, туризм и информационное пространство в текущем году составят 117,38 млрд тенге против 139,22 млрд тенге в 2017 году.

Финансирование затрат на топливно-энергетический комплекс и недропользование в текущем году сократится почти на треть – с 89,18 млрд тенге в 2017 году до 62,38 млрд тенге в 2018 году. Здесь сокращение бюджета будет в основном по бюджетной программе «Развитие тепло-электроэнергетики», куда в новом бюджете было выделено 37,88 млрд тенге против 61,16 млрд тенге в предыдущем году. Данные расходы будут направлены на завершение и продолжение ранее начатых 15 проектов.

На прочие расходы согласно новому закону о бюджете в 2018 году выделено 191,78 млрд тенге. В том числе резерв Правительства Республики Казахстан – 117,49 млрд тенге, целевое перечисление в АО «Администрация Международного финансового центра «Астана» – 20 млрд тенге и целевое перечисление в АО «Национальная компания «Астана ЭКСПО-2017» – 13,51 млрд тенге.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 26 января 2018 > № 2472006 Айгуль Ибраева


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477654 Сергей Глазьев

Ответственность и компетентность

принципы управления, которые поднимут экономику России

Сергей Глазьев

Трагедия, произошедшая в столице на фабрике "Меньшевик", ставит вопрос о сложившейся в стране системе управления, что называется, ребром. Если для защиты своего завода предприниматель идёт на роковое для себя преступление и открыто применяет оружие, обвиняя руководящих работников прокуратуры в посягательствах на свою собственность, то это означает патологическую дисфункцию системы управления. Если бы не данное им в прямом эфире интервью, то мотивы этого преступления остались бы незамеченными — так же, как незамеченными остаются тысячи неадекватных решений, ежедневно принимаемых нашими органами власти вопреки их функциональным обязанностям. Их жертвы не пытаются бороться с системой, а делают вид, что ей подчиняются, или уезжают из страны.

Если в отношении этой трагедии ещё предстоит расследование, то в отношении хронической дисфункции макроэкономической политики сомнений никаких нет. Органы макроэкономического регулирования принимают неадекватные решения, не неся при этом никакой ответственности за их результаты — даже если они вынуждают предпринимателей совершать преступления ради сохранения своего бизнеса или создают коррупционную среду в самих регулирующих органах. Вопиющим примером является денежно-кредитная политика.

Центральный банк, по Конституции ответственный за устойчивость национальной валюты, бросает её в свободное плавание. Контролирующие Московскую биржу спекулянты устраивают обвал обменного курса рубля, получая до триллиона рублей прибыли на дестабилизации макроэкономической ситуации. Девальвация вызывает инфляционную волну, обесценивающую доходы и сбережения граждан. Всё списывают на падение нефтяных цен, хотя ни одна из стран-экспортёров нефти не допустила подобного обрушения своей национальной валюты.

Вопреки здравому смыслу, руководитель ЦБ заявляет о том, что всё это призвано демпфировать внешние шоки. В действительности спекулянты используют подобные шоки для раскачки курса рубля, который становится одной из самых нестабильных валют мира. На фоне его самой высокой в мировом масштабе обеспеченности золотовалютными резервами это выглядит полным абсурдом. Далее, вопреки международному опыту и тому же здравому смыслу, ЦБ резко поднимает ставку рефинансирования, останавливая кредитование производственной сферы. Банкротятся тысячи предприятий, останавливаются инвестиции, падает производство, снижаются доходы населения. А с высоких трибун государственной власти ангажированные депутаты заявляют про смелые и единственно правильные решения.

Разберём эту ситуацию с точки зрения теории управления. Объективные факты, доказанные фундаментальной наукой, таковы.

— ЦБ принимает решения, противоположные его функциональным обязанностям. Имея сверхнормативные валютные резервы, он открыто отказывается обеспечивать устойчивость национальной валюты. Следствием этого решения становится обрушение курса вдвое ниже объективно обусловленного фундаментальными факторами уровня, что разгоняет инфляционную волну.

— ЦБ не обращает внимания на очевидные признаки манипулирования валютным рынком со стороны спекулянтов, аффилированных с Московской биржей. Уже три года они раскачивают курс рубля, придавая ему рекордную среди других валют мира волатильность.

— Подняв ставку рефинансирования втрое выше средней рентабельности производственной сферы, ЦБ остановил трансмиссионный механизм банковской системы. Вместо того чтобы трансформировать сбережения в инвестиции, она стала отсасывать деньги из реального сектора, перегоняя их на валютный рынок и далее в офшоры.

— Отказываясь выполнять функции кредитора последней инстанции, ЦБ пошёл по пути банкротства неаффилированных с ним коммерческих банков, что привело к утрате сбережений и активов сотен тысяч физических и юридических лиц на 4 трлн. рублей.

— Наконец, ЦБ прекратил кредитование экономики и изъял из неё 8 трлн. рублей. Тем самым он усугубил негативное влияние внешних санкций, повлекших отток 200 млрд. долл. кредитов и инвестиций.

Таким образом, начиная с 2013 года, политика ЦБ диаметрально противоречила всем его законодательно установленным обязанностям и общепринятым в мировой практике функциям мегарегулятора. Для прикрытия её неадекватности руководство ЦБ частично подменило понятия: стабильность национальной валюты стало трактовать как низкий рост потребительских цен; вместо устойчивости обменного курса рубля акцент был сделан на объёме валютных резервов; развитие банковской системы стало интерпретироваться как её чистка от проблемных банков; понятие трансмиссионного механизма стали применять не к банковской системе, а к денежно-кредитной политике, сведя его к рассуждениям о позитивном влиянии повышения процентных ставок на снижение инфляции.

Загнав экономику в стагфляционную ловушку, ЦБ стал предпринимать "героические" усилия по "таргетированию" инфляции, оставив экономику без кредита и пожертвовав её ростом. Достигнутое путём сжатия спроса снижение инфляции носит временный характер, так как платой за сокращение кредита становится втягивание экономики в порочный круг деградации: повышение ставки процента — сжатие кредита — сокращение инвестиций — падение технического уровня — снижение конкурентоспособности — девальвация рубля — повышение цен.

Общий ущерб от экзотической (из крупных экономик мира только Бразилия проводит под давлением США и МВФ подобную политику — с катастрофическими социально-экономическими последствиями) политики ЦБ оценивается в более чем 15 трлн. рублей недопроизведённой продукции и 10 трлн. рублей несделанных инвестиций. К этому следует добавить трёхлетнее падение доходов и обесценение сбережений граждан, банкротство десятков тысяч лишённых доступа к кредиту предприятий, потерю доверия к рублю и утрату им статуса региональной резервной валюты в ЕАЭС.

Неадекватность политики ЦБ дезориентирует работу всей государственной банковской системы. Пользуясь бесконтрольностью, госбанки установили рекордную в мире банковскую маржу, наживаясь на высасывании доходов из предприятий реального сектора и раздувании финансовых пузырей. Они фактически свернули кредитование производственных инвестиций, сделав целью своей деятельности извлечение краткосрочной прибыли, из которой уплачиваются гигантские бонусы руководителям. Приближённые к последним рейдеры захватывают обанкротившиеся из-за ухудшения условий кредитования предприятия, а их собственники отправляются на тюремные нары за несговорчивость с кредиторами. Государственная банковская система работает в частных интересах контролирующих её кланов, присвоивших себе полномочия распоряжения государственным капиталом и судьбой частных предприятий, рискнувших взять кредиты.

Доля производственных инвестиций в активах банковской системы упала до 5%. При сокращении объёма внешней торговли почти вдвое пятикратно вырос размер валютных спекуляций, уже на порядок превышающий объём ВВП России. Руководство ЦБ развернуло деятельность банковской системы в направлении, диаметрально противоположном её целевому назначению: вместо того, чтобы трансформировать сбережения в кредитование развития производственной сферы, банки высасывают из неё деньги, направляют их на валютно-финансовые спекуляции и далее за рубеж. Сам ЦБ выкачивает деньги из банковской системы посредством открытия депозитных счетов и эмиссии своих обязательств под 7% годовых, кредитуя одновременно под 0,5% годовых несколько приближённых коммерческих банков. Последние, как показало банкротство банка "Открытие", использовали полученные от ЦБ сотни миллиардов рублей для захвата при его поддержке "проблемных" банков с целью присвоения их активов и вывода отжимаемых из них денег в офшоры. Крах этой финансовой пирамиды выявил недостачу более полутриллиона рублей исчезнувших кредитов ЦБ, которая теперь компенсируется новыми вливаниями из бюджета и других государственных источников.

Несмотря на всё это, Госдума высоко оценила работу ЦБ, вновь утвердив его председателя рекордным большинством голосов. Подобных примеров положительной оценки провальных результатов деятельности государственных регуляторов не счесть. Особенно они характерны для результатов крупномасштабных реформ, навязывавшихся стране из-за рубежа. Перечислим некоторые из них.

— Реформа системы технического регулирования отменила государственный контроль качества выпускаемой и импортируемой продукции, вследствие чего потребительский рынок завален негодными к употреблению товарами.

— Реформа лесного хозяйства повлекла ликвидацию системы государственного контроля над состоянием лесов и условиями их эксплуатации, следствием чего стали бесконечные лесные пожары.

— Реформа землепользования повлекла обезземеливание крестьян и появление латифундистов, варварски эксплуатирующих земельные угодья.

— Реформа водного хозяйства настолько смягчила ограничения в использовании берегов водоёмов, что президенту страны приходится вмешиваться, чтобы защитить права людей на доступ к рекам и озёрам, не говоря уже о соблюдении экологических нормативов.

— Реформа здравоохранения создала канал присвоения общественных денег безответственными страховыми компаниями, выступающими посредниками между государственным фондом обязательного медицинского страхования и государственными же медицинскими учреждениями.

— Монетизация льгот лишила граждан заслуженных и честно заработанных привилегий и повлекла трёхкратное увеличение государственных расходов.

— Ликвидация реформаторами платежей за загрязнение окружающей среды и экологических фондов оставила природную среду без должной государственной защиты.

— Реформа электроэнергетики лишила страну важнейшего конкурентного преимущества — дешёвой, качественной и доступной электроэнергии, продажа которой стала источником наживы частных монополий.

— Реформа валютного регулирования легализовала вывоз капитала, объём которого за последние два десятилетия составляет более триллиона долларов. До этого беспрецедентная в мировой истории приватизация государственных предприятий обернулась криминализацией экономики и превращением индустриально развитых регионов страны в кладбища заводов.

Перечень этих разрушительных, по сути, реформ, за которые их инициаторы получили награды, активы, новые властные полномочия и прочие бонусы, можно продолжать. Очевидна рассогласованность обратных связей, ориентирующих систему управления на достижение целевых параметров. Хуже того, отрицательные результаты подкрепляются положительным стимулированием. Поэтому нет ничего удивительного в том, что система не способна решать сколько-нибудь сложные и жизненно важные задачи, стоящие перед нашей страной.

Типичный пример — провальные результаты управления авиационной промышленностью. Обладая после распада СССР способностью производить всю линейку современных пассажирских самолётов, Россия сегодня летает на импортных. Причина заключается в том, что все составляющие государственной системы управления, ответственные за регулирование этой сферы деятельности, работают в интересах импортёров и против отечественной промышленности. Вместо того чтобы воспользоваться имеющимися конструкторскими и производственными заделами, а также кредитовать выпуск отечественных гражданских самолётов всех типоразмеров, госбанки закупают иностранные самолёты, передавая их в лизинг государственной же авиакомпании. С подачи российских министерств Евразийская экономическая комиссия, вопреки установленным функциональным обязанностям, освобождает ввозимые иностранные самолёты от уплаты таможенных пошлин и налогов. Только прямой экономический ущерб от этих решений для бюджета РФ оценивается в 8 млрд. долл. Они противоречат указаниям президента России на восстановление технологического суверенитета в области серийного производства гражданской авиатехники, закрепляют критическую зависимость отечественного рынка гражданских авиаперевозок от импорта, 90% которого уже занято иностранными воздушными судами.

Во всех сложных сферах деятельности существующая система управления демонстрирует свою неэффективность. Россия потеряла почти все рынки высокотехнологической продукции, за исключением военной техники и атомной энергетики, но данные исключения только подтверждают правило, так как эти сферы находятся под личным контролем президента. Установка главы государства перейти на инновационный путь развития выхолащивается в имитации бурной деятельности чиновников по раздуванию показушных проектов. Россия остаётся единственной страной в мире, где происходит абсолютное сокращение численности учёных и инженеров, снижаются расходы на НИОКР. Воспроизводство экономики переходит на иностранную технологическую базу.

Из сказанного выше следует, что уровень сложившейся системы управления остаётся существенно ниже разнообразия объекта управления. Доставшийся в наследство от СССР народно-хозяйственный комплекс, даже после его изрядной деградации, остаётся сложнее, чем способность созданной в период "шоковой терапии" системы управления регулировать его воспроизводство. Неспособность системы управления решать сложные задачи вызвана, прежде всего, отсутствием ответственности должностных лиц за объективные результаты работы. Если реальный результат неотличим от его имитации, то вся управленческая вертикаль подвергается быстрой коррозии. Кадры подбираются не по профессиональным качествам, а по принципу "свой-чужой" и параметрам личной лояльности. В результате в системе управления нарастает некомпетентность, которая оборачивается коррупцией. Место высококвалифицированного персонала занимают так называемые "команды", которые на поверку часто оказываются организованными преступными группами.

Система управления достигла такой степени деградации, что отторгает попытки её усложнить как централизованными директивами, так и системными нововведениями. Так, она оказалась неспособной выполнить указ президента "О долгосрочной государственной экономической политике", отторгла она и принятый по его инициативе закон о стратегическом планировании. Последний так и не введён в действие, поскольку правительство оказалось неспособным обеспечить его исполнение. Также буксует многократно провозглашённое проектное финансирование, а ЦБ свернул специальные инструменты рефинансирования, предназначенные для целевого кредитования социально значимых видов деятельности.

Фактически система управления экономикой утратила целостность, а её отдельные фрагменты стали обслуживать интересы влиятельных кланов и зарубежных центров влияния. На примере политики ЦБ видно, как работает симбиоз этих интересов. Вашингтонские финансовые организации дают рекомендации на самоуничтожение важнейших элементов регулирования экономики. А аффилированные с ЦБ "команды", руководящие банковской системой, используют самоустранение регулятора от выполнения своих функциональных обязанностей и инсайдерскую информацию для манипулирования рынком в целях извлечения сверхприбыли. В итоге страна сбивается с траектории экономического роста, попадая в стагфляционную ловушку, а "командиры" получают астрономические доходы и скрываются в офшорных юрисдикциях.

Аналогичные примеры можно видеть повсеместно. Отмеченная выше дисфункция системы управления авиапромом произошла вследствие того, что часть её звеньев переориентировалась на обслуживание частных интересов, которые стали предметом манипулирования со стороны иностранных конкурентов. Европейский консорциум "Аэробус" и американский "Боинг" платят щедрые комиссионные за возможность с минимальными издержками занимать российский рынок. Все участники этого процесса получают свою часть прибыли, при этом с внутреннего рынка вытесняется собственная техника.

Чтобы привести систему управления развитием экономики в соответствие с целевыми параметрами, установленными президентом России, необходимо восстановить её стержень: механизм прямой ответственности всех органов государственного регулирования и их должностных лиц за достижение целевых параметров социально-экономического развития страны должен стать сквозным в системе управления. Начинать при этом надо с федеральных органов власти.

В 2002 году автором этой статьи был подготовлен и внесён в Госдуму проект закона "Об ответственности органов исполнительной власти за уровень и качество жизни населения страны". Он был призван заполнить законодательный вакуум, связанный с определением напрямую вытекающего из Конституции права граждан на достойную жизнь и свободное развитие. В законопроекте впервые в правовой практике современной России вводились критерии уровня и качества жизни — система из шестнадцати объективных показателей и процедура достижения целевых ориентиров уровня жизни. Проект закона описывал процедуру переговоров между государством, бизнесом, общественными и профессиональными объединениями по выработке соответствующих соглашений. Законопроектом предусматривалась норма, согласно которой за невыполнение или ненадлежащее выполнение этих соглашений стороны политического процесса несут ответственность. Если в стране допускается снижение уровня жизни и не выполняются установленные соглашением целевые нормативы повышения уровня жизни, это является основанием для ответственности федеральных чиновников — вплоть до отставки правительства.

Подобный закон был принят в Челябинской области и за время действия неплохо себя зарекомендовал. В идеале такие законы должны охватывать всю систему управления, определяя целевой функционал каждого органа власти и устанавливая ответственность за его достижение. Так, закон о ЦБ должен быть дополнен обязательством мегарегулятора таргетировать не только инфляцию, но и экономический рост, занятость населения, а прежде всего — рост производственных инвестиций.

Сборка сквозного стержня ответственности органов исполнительной власти за результаты социально-экономического развития страны может быть проведена на основе внедрения упомянутого выше закона о стратегическом планировании. При его развертывании по сферам деятельности должны строиться отраслевые и региональные системы целевых показателей, за достижение которых призваны отвечать соответствующие органы государственной власти и управления. По результатам достижения плановых показателей должна оцениваться деятельность их руководителей.

Принципиально важным является автоматизм механизма ответственности органов государственной власти и уполномоченных должностных лиц за объективные результаты своей деятельности. Хотя полной формализации соответствующих процедур добиться невозможно, необходимо минимизировать воздействие субъективного фактора. Если установлены факты срыва плановых показателей, недобросовестного исполнения обязанностей или принятия неадекватных решений, повлекших значительный ущерб общественным интересам, — санкции должны следовать незамедлительно и носить необратимый характер.

Чтобы исключить круговую поруку, право мотивированно требовать отставки любого должностного лица должно быть предоставлено каждому гражданину, а также установлен упрощённый судебный порядок рассмотрения такого рода требований. Граждан также следует вовлечь в борьбу с коррупцией, гарантировав им автоматическое предоставление положенных благ в случае раскрытия с их помощью фактов вымогательства взяток.

Наконец, самое главное — положительная обратная связь кадрового отбора. Критерием продвижения по службе должны стать положительные результаты работы, оценка которых носит комплексный и объективный характер. Для этого могут быть использованы современные информационные технологии автоматизированного расчёта рейтингов результатов деятельности должностных лиц на основании объективных показателей результатов их деятельности, экспертных оценок, общественного мнения. Процедура оценки должна быть защищена от воздействия заинтересованных лиц, быть открытой и коллегиальной, обеспечивая достаточно полную информированность принимающих решения кадровых комиссий. В зависимости от характера деятельности органов власти и управления она может строиться по-разному.

К примеру, первые руководители не должны назначать своих заместителей. Если речь идёт о министрах, то их замов следует назначать не по представлению министров, а по рекомендациям кадровой комиссии, формируемой из числа независимых компетентных экспертов при президентской администрации. Самих министров следовало бы утверждать персонально по представлению главы государства в Госдуме. Советы директоров государственных корпораций должны также формироваться публично, через утверждение кандидатов в Госдуме по представлению правительства. Руководители государственных бюджетных учреждений федерального значения и их заместители могли бы назначаться по представлению профильных министерств соответствующими комитетами Государственной думы. Аналогичные процедуры назначения кадров целесообразно было бы внедрить в субъектах Федерации и в органах местного самоуправления.

Система ответственности органов исполнительной власти должна дополняться механизмом ответственности участников государственно-частного партнёрства. Для этого тоже могут быть применены современные информационные технологии автоматического расчёта рейтингов добросовестности частных компаний на основе показателей выполнения ими государственных заказов, обязательств перед партнёрами и наёмными работниками, налоговых платежей и т.п. К различным формам сотрудничества с государством должны допускаться только компании с достаточно высоким рейтингом добросовестности.

Перспективной формой государственно-частного партнёрства являются специальные инвестиционные контракты, предусматривающие взаимную ответственность органов государственной власти и частного бизнеса за достижение совместно устанавливаемых планов реализации инвестиционных проектов. Преимуществом в допуске к государственным заказам и закупкам, кредитам и налоговым льготам должны пользоваться предприятия с полной ответственностью их учредителей за результаты своей деятельности.

В рамках сжатой газетной площади нет возможности изложить детальные рекомендации по созданию механизмов ответственности во всех органах государственной власти. Общий подход заключается в соблюдении принципов объективности, открытости, вовлечения общественности, использовании современных информационных технологий построения комплексных показателей результатов деятельности и рейтингов доверия. Конечно, для построения такой системы требуется время. Возможно, даже смена поколений управленческих кадров. Но приступать к ней необходимо немедленно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477654 Сергей Глазьев


Россия > Транспорт > forbes.ru, 23 января 2018 > № 2470269 Петр Шкуматов

Осторожно, камера! За отсутствие ОСАГО будут штрафовать с помощью видеофиксаторов

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Средства автоматической фиксации нарушений смогут по номеру машины определять наличие ОСАГО. Однако не во всех регионах можно без проблем купить злополучный полис

Контроль за наличием у водителя действующего полиса «автогражданки» должны взять на себя камеры автоматической фиксации нарушений — с такой идеей выступил первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков. Это означает, что каждая камера, распознавшая номер автомобиля, на который не оформлено ОСАГО, будет фиксировать нарушение, после чего автовладельцу придет не один штраф, а несколько — в зависимости от того, сколько камер он встретил на своем пути. Например, для средней поездки по Москве это 10 камер. В итоге отсутствие полиса обойдется автовладельцу в 10х800=8000 рублей. Или 4000 рублей «со скидкой».

Такое предложение возникло не на пустом месте: сегодня от 4 до 6 млн автовладельцев ездят без полиса ОСАГО. Притом что общее количество автомобилей в России, которые еще могут ездить, равно примерно 40 млн, получается, что процент «отказников» составляет 12,5% и испытывает тенденцию к росту. Это начинает создавать проблемы на дорогах, так как в случае ДТП по вине водителя незастрахованного автомобиля получать компенсацию за причиненный ущерб придется в обычном судебном порядке. Это долго, дорого и приводит, как правило, к тому, что взыскать деньги с должника оказывается невозможно — просто потому, что у него их нет.

В погоне за полисом

Хотя депутат высказал здравую идею, реализовывать ее без обеспечения 100%-й доступности полисов во всех регионах нельзя. Ведь многие автовладельцы ездят без полиса не потому, что они не хотят его приобретать, а потому, что им его не продают или продают, но с навязанными дополнительными услугами, которые резко удорожают стоимость ОСАГО.

В связи с этим возникают вопросы о справедливости наказания. Разберем несколько типичных ситуаций:

1. Автовладельцу отказывают в продаже полиса. А потом, когда он несолоно хлебавши выезжает за пределы офиса страховой компании, ему присылают штраф за отсутствие полиса. Почему наказывают автовладельца, где тут его вина?

2. Автовладелец купил полис, однако данные от страховой компании в базу данных РСА пришли с задержкой. В результате за то время, пока этой информации не было, автовладелец ездил как бы без полиса и получил много штрафов. Теперь он должен тратить время на обжалование постановлений. Разве тут есть вина автовладельца?

3. Автовладелец купил автомобиль, у него есть 10 дней на постановку его на учет. Как ему доехать до офиса страховой компании на этом автомобиле, не получив штраф за отсутствие полиса?

Электронное ОСАГО тоже не спасает, так как страховые компании научились отказывать клиенту. Например, в капче на сайте вдруг появляются нечитаемые символы. Или полис предлагают приобрести без скидки за безаварийную езду, так как якобы нет связи с базой данных РСА. Или происходит ошибка в обработке данных, вроде как они неправильные, для выяснения автовладельцу предлагают приехать в офис страховой компании. Для таких случаев был придуман сервис «Е-гарант», который должен был в случае нежелания страховой компании оформлять ОСАГО позволить сделать это на сайте РСА, однако и он, удивительным образом, в «токсичных» регионах начал работать со сбоями.

Даже в Москве есть проблема доступности полисов ОСАГО, например, для автомобилей такси. Понятно почему: аварийность такси экономического класса очень высокая из-за массового привлечения низкоквалифицированных водителей из числа трудовых мигрантов. Очень часто такие водители просто не знают русского языка, не говоря уже о каких-то там правилах дорожного движения. Конечно, страховые компании, понимая, что проданный полис на машину такси с очень высокой долей вероятности принесет им убытки в течение страхового периода, стараются всеми правдами или неправдами в продаже такого полиса отказать.

Отдельно хочу обратить внимание, что обжаловать штрафы с камер на текущий момент практически невозможно ввиду фактической отмены презумпции невиновности для этого частного случая (ст 1.5 КоАП РФ). Процедура обжалования штрафов с камер находится еще в прошлом веке и осуществляется индивидуально по каждому постановлению и только по месту совершения административного правонарушения. Единой удобной электронной системы обработки жалоб на постановления с камер не существует.

Автострахование как госуслуга

В результате реализации идеи депутата Вячеслава Лысакова на неподготовленной почве, без обеспечения 100%-й доступности полисов и изменения процедуры обжалования штрафов с камер, множество людей (буквально миллионы) окажутся без вины виноватыми и даже в случае сбоев баз данных не смогут доказать собственную невиновность ввиду фактического отсутствия процедуры обжалования штрафов. Однако это предложение прекрасно ложится в концепцию «штрафной экономики». Напомню, что только в Москве планируется собрать в текущем году 26,8 млрд рублей штрафов.

Что же делать? Я предлагаю начать с создания механизма продажи полисов ОСАГО через Портал госуслуг. Это логично, так как данный вид страхования обязательный, то есть фактически является разновидностью государственной услуги, исполнение которой передано частным компаниям.

Вторым шагом должна являться поправка в 1.5 КоАП РФ, чтобы презумпция невиновности отменялась только для возможности выписывания штрафа собственнику. Далее надо создать возможность обжалования штрафов тоже через Портал госуслуг «в один клик». И только потом можно начинать выписывать штрафы за отсутствие полиса ОСАГО с помощью камер автоматической фиксации нарушений. Если провести все предложенные мной подготовительные мероприятия, то наказаны будут только те автовладельцы, которые сознательно не купили полис при наличии такой возможности. То есть наказание в этом случае будет не только неотвратимым, но и справедливым.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 23 января 2018 > № 2470269 Петр Шкуматов


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > amurmedia.ru, 22 января 2018 > № 2466334 Александр Шишкин

Александр Шишкин: Наказание за махинации на рынке жилья может стать строже

Госдума готовит законопроект о долевом строительстве к первому чтению

Законопроект об ужесточении надзора за долевым строительством сделает рынок жилья прозрачнее. Такое мнение высказал в пятницу, 19 января, сенатор от Хабаровского края Александр Шишкин, передает корр. ИА PrimaMedia из Москвы.

— Рассматриваемый в Госдуме законопроект вносит изменения в КоАП. В соответствие с ними будет предусмотрено два вида наказания для недобросовестных застройщиков. Первое — для застройщиков и структур, обязанных информировать вкладчиков о ходе строительства. Если они дают неправильную информацию или не дают ее вообще, для них будет введена административная ответственность. Второе — ответственность для госструктур, выдающих разрешение на ввод объектов в эксплуатацию. Для них будет предусмотрено наказание в случае, если они будут выдавать разрешение, когда объект еще не закончен, — рассказал сенатор.

По его словам, информация о всех строящихся объектах в соответствие с положениями законопроекта будет стекаться в единую информационную систему.

— Эта система начала работать с 1 января 2018 года. Вносить в нее данные будут контролирующие органы, Росреестр, органы Госстройнадзора субъектов, а также сами застройщики, — отметил Александр Шишкин.

Он обратил внимание на то, что предложенные изменения установят правила игры в системе долевого строительства, которая до настоящего времени слабо регулировалась.

— Законодательные изменения дадут дольщикам уверенность в том, что объект строительства будет достроен. Субъекты долевого строительства будут более ответственными, иначе их ждут значительные административные штрафы, — заключил сенатор.

Генеральный директор Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК) Николай Алексеенко заявил, что данные поправки являются одним из пунктов повышения прозрачности рынка.

— Основой все равно остаются те позиции закона о долевом строительстве, которые вступают в силу в середине этого года. Они как раз касаются повышения прозрачности деятельности застройщика путем введения ряда требований. А новые поправки как раз создают условия для централизации мониторинга исполнения вышеуказанных требований застройщиками по всей стране, — отметил Николай Алексеенко.

По его мнению, полноценной реформы 214-ФЗ без этих поправок сложно представить.

— Все-таки Минстрою и АИЖК необходимо изначально сформировать, а в дальнейшем поддерживать в актуальном состоянии единую систему мониторинга жилищного рынка страны, — заключил он.

Ранее комитет Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям одобрил законопроект, направленный на усиление контроля в сфере долевого строительства. Документ наделяет Минстрой России правом согласовывать назначение руководителей региональных органов исполнительной власти, осуществляющих данный контроль.

Кроме того, проект закона дает право правительству устанавливать обязательные требования к организации и проведению государственного контроля в области долевого строительства. При этом сам контроль возлагается на органы регионального Г осстройнадзора либо другой контролирующий орган.

Региональные власти будут вносить в единую информационную систему жилищного строительства информацию о выданных разрешениях на строительство многоквартирных домов с использованием средств граждан.

В первом чтении проект закона будет рассмотрен Госдумой 24 января.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > amurmedia.ru, 22 января 2018 > № 2466334 Александр Шишкин


Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > banki.ru, 19 января 2018 > № 2463754 Ольга Кучерова

Дольщиков сделают вкладчиками

Куда утекут деньги покупателей недостроенных квартир

Банки станут «дольщиками» застройщиков вместо граждан

Намерение государства отказаться от долевого строительства начинает обретать конкретные формы. Долевое участие для покупателей жилья останется, но деньги они будут отдавать не напрямую застройщику, а в банк на специальные счета. Чем это грозит дольщикам, застройщикам и уполномоченным банкам?

Из эскроу возгорится пламя

В день 100-летия Октябрьской революции, 7 ноября 2017 года, президент России Владимир Путин решил объявить о революции в финансировании строительства жилья. Он поручил правительству совместно с Банком России и АО «Агентство ипотечного жилищного кредитования» (АИЖК) в срок до 15 декабря 2017 года утвердить дорожную карту по поэтапному замещению в течение трех лет средств граждан «банковским кредитованием и иными формами финансирования, минимизирующими риск для граждан». Такая дорожная карта была создана Банком России и АИЖК, утверждена премьер-министром Дмитрием Медведевым 21 декабря и размещена на сайте правительства.

Документ подразумевает три этапа перехода от одной формы финансирования к другой. Первый этап — подготовительный, продлится до 30 июня 2018 года. В течение I и II кварталов должны быть подготовлены и приняты соответствующие нормативные документы, внесены изменения в ФЗ № 214 и № 218 о долевом строительстве, в ФЗ № 177 о страховании вкладов, в Налоговый кодекс, в ФЗ № 127 о банкротстве и ряд других законов.

С 1 июля 2018 года по 30 июня 2019 года планируется переходный этап, в течение которого будут действовать и нынешняя схема финансирования, и новая — через счета эскроу и спецсчета. С 1 июля 2019-го по 31 декабря 2020 года должен произойти постепенный переход к новому формату. В конце этого этапа доля договоров с использованием механизма счетов эскроу должна составить не менее 95%, говорится в дорожной карте.

Использование эскроу-счетов предполагает, что на этапе строительства жилья средства от покупателей не передаются девелоперу, а будут аккумулированы на эскроу-счете в уполномоченном банке до момента сдачи дома. При этом средства на строительство застройщики должны получать в том же банке в форме кредитов с гибкой процентной ставкой, которая будет зависеть от структуры фондирования.

Как пояснили порталу Банки.ру в АИЖК, это позволит минимизировать для покупателей риски банкротства застройщика или существенной задержки строительства, а для девелопера — получить надежный источник средств для финансирования стройки. Прозрачность и надежность схемы использования эскроу-счетов в проектном финансировании застройщиков укрепят доверие граждан к строительному сектору и оживят спрос на строящееся жилье, считают в АИЖК. Подобная схема уже используется для финансирования приобретения готового жилья, отметили в агентстве.

При подобном проектном финансировании в принципе не должно возникать обманутых дольщиков, полагает директор компании EY Илья Сухарников. Так как предусмотрено право вкладчика требовать возврата средств со счетов эскроу при нарушении условий, предусмотренных договором долевого участия, в частности в случае затягивания сроков строительства. Кроме того, дольщик получит полную защиту в пределах 10 млн рублей (для чего необходимо внести соответствующие изменения в закон о страховании вкладов физических лиц, сейчас подразумевающий при банкротстве банка от Агентства по страхованию вкладов выплату в размере 1,4 млн рублей — понятно, что так дешево практически никакое жилье не стоит).

На июль 2017 года в список банков, имеющих право на открытие счетов эскроу для расчетов по договору участия в долевом строительстве, входила 21 кредитная организация, в том числе: ЮниКредит Банк, банк «Санкт-Петербург», Совкомбанк, ВТБ, Альфа-Банк, Связь-Банк, ВТБ 24, Московский Кредитный Банк, Росбанк, «Российский Капитал», Новикомбанк, Ситибанк, БМ Банк, Фондсервисбанк, Нордеа Банк, РосЕвроБанк, Всероссийский Банк Развития Регионов и Райффайзенбанк. Не исключено, что этот список может расшириться, однако требования Банка России к подобным кредитным организациям, скорее всего, будут ужесточаться.

Деньги или жилье гарантированы

Для участника долевого строительства счет эскроу является безотзывным и беспроцентным на время действий договора долевого участия плюс период не более шести месяцев (как следует из дорожной карты) после окончания его действия. То есть дольщик, по сути, имеет гарантию либо получения жилья по зафиксированной цене, либо возврата вклада. Интерес дольщика при покупке жилья на начальных стадиях строительства по-прежнему в экономии средств (готовое жилье может стоить на 25—30% дороже, чем на этапе котлована), но она становится существенно меньше, чем раньше. На строительство и сдачу дома редко когда уходит меньше полутора-двух лет, за это время можно было бы инвестировать имеющуюся сумму и получить дополнительный доход, хотя бы на уровне инфляции. Плюс участники рынка однозначно прочат удорожание всем новостройкам благодаря новой схеме, так как застройщику теперь придется платить проценты банку (дольщики кредитовали застройщиков беспроцентно). Теперь застройщики, соответственно, переложат это бремя на покупателя, включив дополнительные затраты в цену недвижимости.

Для банка счета эскроу участников долевого строительства являются бесплатным пассивом, позволяющим кредитовать застройщиков, считает Илья Сухарников. «С точки зрения банка эта схема выгодна, так как он получает доступ к деньгам, которые раньше проходили мимо него, а его процентный заработок является справедливым вознаграждением за то, что он облегчает людям приобретение недвижимости, давая определенные гарантии сохранности средств», — поясняет эксперт.

Тем не менее сами банки пока весьма осторожно относятся к этой схеме, поскольку объемы кредитования в подобных проектах весьма высоки, так же как и риски того, что девелопер и застройщик не смогут выполнить взятые на себя обязательства.

В случае банкротства застройщика банк, естественно, будет требовать возврата кредитных средств, как и в случае работы с другими заемщиками, — никаких льгот и преимуществ или дополнительной защиты пока не предусматривается. При этом не исключена возможность, что кредитной организации, чтобы выполнить обязательства перед вкладчиками-дольщиками, придется параллельно профинансировать другую строительную организацию, которая завершит строительство объекта.

«При расчете с использованием счетов эскроу деньги на строительство застройщику предоставляет банк, но уже под проценты, поэтому для него такая схема, конечно, не так выгодна, как прямые расчеты с покупателями, — считает Владимир Старинский, управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры». — Строительство становится дороже, а сам застройщик ставится в зависимость от банка, который выступает как главный его спонсор». Эксперт указывает на риски затягивания сроков возведения объекта, если банк начнет излишне контролировать распоряжение средствами.

С другой стороны, юрист видит и плюсы в схеме финансирования через счета эскроу. В частности, постоянное финансирование. «Это позволяет не останавливаться в процессе строительства и не зависеть от темпов продаж, которые подвержены сильному влиянию внешних факторов (курс рубля, сезонность, ситуация на рынке и т. д.). К тому же финансирование от банка иногда получить проще, чем его поручительство, поэтому в целом это доступный способ финансирования», — говорит Старинский.

У застройщиков переход от прямого привлечения средств дольщиков к эскроу-счетам вызывает неоднозначные оценки и предположения. В целом отказ от долевого финансирования для большинства мелких и средних застройщиков может сыграть роковую роль, поскольку запрет на использование денег дольщиков повлечет удорожание строительства, предупреждают представители отрасли.

«Большим игрокам рынка недвижимости дополнительную финансовую нагрузку будет выдержать легче, — комментирует пресс-служба «Группы ЛСР». — Скажем, с учетом нашей отличной 25-летней репутации мы имеем возможность привлекать кредитные средства в банках на хороших условиях. Тем не менее рост цен на недвижимость в среднем по рынку во втором полугодии 2018 года более чем вероятен». Некоторую поддержку некрупным застройщикам может оказать допущение неиспользования механизма эскроу-счетов при наличии в качестве гарантий поручительства банков и страхования гражданской ответственности, пояснили в «Группе ЛСР». Однако, как показала практика, страхование ответственности застройщиков оказалось неэффективным, от него фактически отказались, введя взаимен систему выплат со стороны застройщиков в соответствующий компенсационный фонд. А получить поручительство банка гораздо более трудоемкая задача, чем кредит на строительство.

«Основная задача, которая решается сейчас в рамках реализации дорожной карты, — обеспечить интерес банков в финансировании девелоперских проектов, чтобы они охотно участвовали в кредитовании застройщиков, — отмечает Илья Сухарников. — И, с другой стороны, сделать так, чтобы затраты девелоперов не возросли слишком резко по сравнению с нынешним уровнем».

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > banki.ru, 19 января 2018 > № 2463754 Ольга Кучерова


Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467132 Тулеген Аскаров

Высокий старт года

Даже для видавших виды ветеранов редакции «ДК» начало нового информационного года оказалось на удивление ударным, суля журналистам немало сюрпризов, а читателям – интересных новостных публикаций и аналитических материалов нашей газеты.

Тулеген АСКАРОВ

ВНУТРИ СТРАНЫ ЖИЗНЬ УЖЕ КИПИТ

О том, что первый месяц года будет «горячим», «ДК» не раз отмечал в прошлом году в связи с председательством Казахстана в Совете безопасности ООН. Но к внешнеполитической теме мы вернемся позже, а начать все же стоит с важных событий внутри нашей страны, задавших мощный импульс ее развитию на ближайшее будущее. Сразу же после православного Рождества информационный тонус все еще отдыхавших на редакционных каникулах «акул пера» резко поднял глава государства, выступивший с заявлением по своему новому Посланию народу Казахстана. Заявление оказалось коротким по времени – его текст зачитывался примерно 7 минут, и дельным по сути с четкими формулировками 10 основных задач, которые предстоит реализовать нашей стране.

А на следующий день был опубликован и полный текст Послания, посвященного новым возможностям развития в условиях четвертой промышленной революции. В нем напоминалось, что «все необходимые программы у нас есть» – Стратегия развития «Казахстан-2050», План нации «100 конкретных шагов», из которых 60 уже исполнены, и другие. А посему новое Послание оказалось вполне конкретным, ибо определяло задачи для «успешной навигации и адаптации в новом мире – мире Четвертой промышленной революции». Вопреки нынешним высоким ценам на углеводородное сырье, в этом документе констатировалось неизбежное – «Эпоха «нефтяного изобилия» практически подходит к концу. Стране требуется новое качество развития».

Упор делается на инновационную индустриализацию, для чего необходимо модернизировать и цифровизовать отечественные предприятия с ориентацией на экспорт продукции.

Поставлена задача «переосмыслить организацию сырьевых индустрий, подходы к управлению природными ресурсами» и довести долю альтернативной энергии в Казахстане до 30% к 2030 году. Агропромышленному комплексу предстоит перейти на «умные технологии», избавиться от неэффективных субсидий, резко увеличить производительность труда и экспорт переработанной сельхозпродукции.

Поставлены новые задачи по повышению эффективности транспортно-логистической инфраструктуры, внедрению современных технологий в строительстве и коммунальном секторе, созданию «умных» городов, «перезагрузке» финансового сектора, развитию человеческого капитала, государственного управления, борьбе с коррупцией и обеспечению верховенства закона.

Но, как известно, даже самые лучшие программы и стратегии остаются на бумаге, если для их реализации не подтянуты надлежащие кадровые «тылы». И, судя по последним перестановкам, процесс этот идет полным ходом. Напомним читателям, что в самом конце прошлого года нового руководителя – Ахметжана Есимова – получил ФНБ «Самрук-Казына», выступающий главной экономической опорой государства в реализации задач Послания. Прежний руководитель госхолдинга – Умирзак Шукеев – перешел в правительство, где занял кресло вице-премьера – министра сельского хозяйство. А последняя отрасль как раз является одной из приоритетных в упомянутом выше Послании. Кстати, в правительстве весьма адекватно отнеслись к этому документу – премьер-министр Бакытжан Сагинтаев расценил его как «последнее предупреждение для нас всех. В том числе и регионам»! Напомним, что в октябре прошлого года президент объявил выговор министру энергетики Канату Бозумбаеву. А в Послании еще и прямо говорится, что в вопросе о самозанятых «Министерство труда и социальной защиты населения проявило безответственность и поверхностность в этом деле». Ведь по этой причине пришлось передвинуть на два года начало работы обязательного медицинского страхования. Досталось в Послании и Нацбанку по причине вывода средств акционерами из банков в угоду аффилированным компаниям и лицам. «Национальный банк не должен быть созерцателем таких деяний, – считают в Акорде. – Иначе зачем нужен такой госорган?»

ОТ ВНУКОВ ДО ООН

А уже спустя неделю после публикации Послания всеобщее внимание переключилось на события в Новом Свете. В ночь с минувшего вторника на среду пошли прямые трансляции в Facebook из вашингтонского Белого дома, где его нынешний хозяин Дональд Трамп принимал главу нашего государства, прибывшего в Штаты с официальным визитом. Интересно, что и сам г-н Трамп делился в Twitter своими планами и впечатлениями от встречи с президентом Казахстана, ставшим первым его официальным гостем высокого уровня в начавшемся году. Судя по поведению лидеров наших стран после переговоров в узком кругу и их выступлениям на последовавшей пресс-конференции, она вполне удалась. Казахстанский президент напомнил, что «является другом Америки» все 26 лет своего независимого существования, а его американский визави расценил двусторонние экономические отношения как «потрясающие». Прозвучало и заявление о новой эре в отношениях наших стран, которые выходят на уровень расширенного стратегического партнерства.

По-человечески приятно было услышать, как казахстанский президент напомнил г-ну Трампу о безвизовом режиме для американских граждан в Казахстане и ожиданиях соответствующей ответной реакции властей США на этот дружественный шаг официальной Астаны. И закончилась пресс-конференция на доброй человеческой ноте – глава нашего государства поздравил г-на Трампа с рождением 9-го внука и заодно сообщил о своем 10-м внуке, родившемся в прошлом году.

Конечно, не обошлось и без традиционной встречи с представителями деловых кругов США – ведь эта страна занимает второе место по объемам прямых инвестиций в нашу экономику. От американских компаний во многом зависит не только «самочувствие» ключевых для настоящего и будущего Казахстана проектов на Кашагане, Карачаганаке и Тенгизе, но и реализация задач четвертой промышленной революции, поставленных в упомянутом выше Послании и других стратегических программах развития. В общей сложности в ходе этого официального визита было подписано более 20 коммерческих документов об инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве, по проектам в области инфраструктурного развития на сумму примерно в $7 млрд.

А из Вашингтона казахстанский президент направился в Нью-Йорк, где как раз в канун выхода первого в этому году номера «ДК» запланировано его выступление в Совете безопасности ООН на тематическом брифинге высокого уровня, посвященном нераспространению оружия массового уничтожения. Напомним читателям, что непосредственно должность председателя Совбеза от нашей страны занимает казахстанский постпред в ООН Кайрат Умаров, который открывает и ведет совещания Совета, и подписывает официальные отчеты. Кроме тематического брифинга Казахстаном предложены еще две темы для основных заседаний Совбеза – министерские дебаты по построению регионального партнерства в Афганистане и Центральной Азии для обеспечения устойчивого развития, а также ситуация на Ближнем Востоке.

Вполне понятно, что председательство Казахстана в Совете безопасности ООН вызывает повышенное внимание авторитетных международных экспертов. К примеру, бывший посол Китая в нашей стране Яо Пэйшэн, ныне научный сотрудник Китайского фонда международных исследований и член Совета развития и обмена Азии и Африки при МИД КНР, полагает, что это председательство не только станет успешным, но и позволит повысить уровень координации дипломатической активности Казахстана с Китаем, Россией и другими мировыми державами. Другой известный у нас иностранный дипломат – бывший посол США в Казахстане Ричард Хогланд – выразил уверенность в том, что многие инициативы нашей страны найдут поддержку в ООН, а процесс «С5+1», включающий пять государств Центральной Азии и США, будет успешно продолжен. Он также подчеркнул, что президент Казахстана стал первым лидером стран нашего региона, посетившим Белый дом по приглашению г-н Трампа.

Откликнулись на визит в Штаты казахстанского лидера и в большом бизнесе США. В компании Chevron напомнили, что в этом году будут отмечать 25-летие своей деятельности в Казахстане. А из общей суммы инвестиций в программу капвложений и разведки на этот год в размере $18,3 млрд для нашей страны предназначаются $3,7 млн. Пресс-секретарь Chevron Салли Энн Джонс подчеркнула, что «для нас честь играть вспомогательную роль в трансформации Казахстана в страну глобального значения».

ВСЕ ПОЗНАЕТСЯ В СРАВНЕНИИ

Вернемся в заключение с американской земли на свою. Конечно, экономический позитив сейчас налицо. Наш фондовый рынок растет не хуже Уолл-стрит, а выросшие цены на нефть помогают тенге понемногу укрепляться против доллара. Нацбанк неожиданно для участников рынка и экспертов снизил свою базовую ставку. Заодно выяснилось, что и в декабре вслед за ноябрем регулятор не вмешивался в ситуацию на валютном рынке, где явно сошел на нет недавний ажиотажный спрос на инвалюту.

Статистики сообщили о росте краткосрочного экономического индикатора по итогам прошлого года на 5,2%, но рост ВВП, как уточнил министр национальной экономики Тимур Сулейменов, оказался ниже – 4% по предварительным данным. Тем не менее это гораздо выше, чем в соседней России, где по оценкам тамошнего Минэкономразвития ВВП увеличился на 1,4-1,7%. А в тех же Штатах по прогнозам ФРС США экономический рост ожидается на уровне 2,4%. При этом нельзя не согласиться с г-ном Сулейменовым в том, что экономический рост был в прошлом году сбалансированным. Ведь кроме промышленности, где объем производства вырос на 7,1%, в «плюсе» оказались сельское хозяйство (2,9%), транспорт (4,8%), связь (3,3%) и торговля (3,2%). Объем инвестиций в основной капитал увеличился на 5,5%, а внешнеторговый оборот за 11 месяцев – на 25,1%.

Впрочем, хватает еще и экономических проблем. Официальная статистика не скрывает факта значительного снижения реальных денежных доходов населения – на 8,2% в ноябре прошлого года по сравнению с тем же месяцем 2016 года. Уменьшились за этот период и среднедушевые номинальные денежные доходы населения – на 1,5% до 81 039 тенге (примерно $245). После двух последних девальваций невысокой по мировым меркам остается среднемесячная номинальная заработная плата казахстанца – в декабре она составила по оценке 168 220 тенге, или порядка $500. Хотя Нацбанку удалось удержать инфляцию в пределах официального коридора 6-8%, она все же остается высокой по сравнению не только с развитыми странами. К примеру, в России по итогам прошлого года инфляция составила 2,5% против 7,1% у нас, а в Китае – и вовсе 1,6%. Кстати, как раз в канун выхода этого номера «ДК» наш восточный сосед запускает на Шанхайской международной энергетической бирже фьючерсную торговлю нефтью за юани. Эксперты называют этот день судьбоносным для мировой экономики, ибо китайская новация окажет неминуемое влияние на доллар США, играющий главную роль в торговле нефтью.

Что ж, поскольку все познается в сравнении, то автору этих строк остается разве что вспомнить о другом историческом визите президента Казахстана в США, состоявшемся в ноябре 1997 года. Освещать его приходилось совсем в других условиях – ведь нефть стоила тогда примерно немыслимые сегодня $19 за баррель в среднем по году, среднедушевые номинальные денежные доходы населения – 2849 тенге ($37,8), среднемесячная номинальная зарплата одного казахстанского работника – ­

8541 тенге ($113). Впрочем, и на те скромные доходы купить тогда было в принципе нечего – ведь экономика лежала в руинах, не было даже современных гипер- и супер-маркетов! Да и условия для журналистского труда были не чета нынешним – ведь писать репортажи из Штатов приходилось от руки, а отсылать их в редакцию по факсу!

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467132 Тулеген Аскаров


Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464067 Александр Локтаев

Дорогие гости. Как страхование мигрантов сохраняет российский бюджет

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

Трудовые мигранты становится важнейшими клиентами на российском рынке ДМС. Пока федеральный бюджет экономит средства на лечение заболевших гостей, страховщики активно наращивают продажи

Россия вышла на четвертое место в мире по численности мигрантов — 11,7 млн человек, сообщала в своем докладе ООН. Резкий скачок количества приезжих работников произошел в последние годы. До кризиса 2014 года в России, по оценкам Минтруда, работало около 3 млн мигрантов. Но уже тогда бюджет только одной Москвы ежегодно тратил на их лечение порядка 2,5 млрд рублей.

В 2015 году в России появилась норма, обязывающая иностранных граждан при устройстве на работу предъявлять полис добровольного медицинского страхования (ДМС). Новый закон, в первую очередь, был направлен на трудовых мигрантов из бывших республик СССР и должен был снизить финансовую нагрузку на государство.

Помимо обязательного ДМС для мигрантов тогда появились и другие ограничения — запрет на использование иностранной рабочей силы в некоторых отраслях, наличие загранпаспортов, обязательные тесты по русскому языку и так далее. Но без полиса ДМС получить сегодня трудовой патент просто-напросто невозможно.

В результате российские страховщики существенно расширили рынок. По данным Агентства страховых новостей, за девять месяцев 2017 года страховые компании собрали 3,2 млрд рублей по ДМС трудовых мигрантов.

В целом рынок ДМС, сократившийся в результате кризиса и отказов от медицинских пакетов со стороны работодателей, в этом году показывает рост. За первое полугодие общий объем премий увеличился на 10% по отношению к аналогичному периоду 2016 года и составил 68,5 млрд рублей.

Определенная доля в этом росте принадлежит и сегменту трудовых мигрантов, который серьезно увеличился за последние два года. Средняя стоимость полиса сегодня в целом по стране составляет около 1000 рублей, в Москве и Московской области — 4 тысячи рублей. За эти деньги можно приобрести полис с минимально допустимой законом страховой суммой 100 000 рублей.

По такому полису иностранные работники могут получать первичную и специализированную медицинскую помощь в неотложной форме, медико-транспортную помощь, помощь при внезапных острых заболеваниях, обострениях хронических заболеваний, травмах или отравлениях.

В свою очередь страховая компания компенсирует клиникам все расходы в рамках программ, в том числе прием специалистов, рентген, УЗИ, ЭКГ, анализ крови, в случае острой зубной боли — услуги стоматолога, оформление больничного листа при необходимости. При отсутствии ДМС все расходы должен оплачивать работодатель. А они могут быть значительными, тем более, если придется говорить о репатриации.

Как правило, большинство работодателей и сами мигранты экономят на страховании, приобретая стандартные полисы с минимально необходимым по закону покрытием, включающим только экстренную медицинскую и медико-транспортную помощь. А между тем речь идет о здоровье и даже жизни.

Недавно на страховом рынке был случай, когда компания организовала репатриацию тела гражданина Узбекистана по полису ДМС. Мужчина приехал в Санкт-Петербург на работу и застраховал свое здоровье согласно требованиям законодательства. К сожалению, он попал в ДТП и был доставлен в больницу, где скончался от полученных травм.

Если бы не расширенное покрытие, то, возможно на возвращение тела на родину не хватило бы страховой суммы. А ведь, будем честными, далеко не все работодатели готовы нести такие расходы.

Так что введение обязательного страхования иностранных граждан не только разгрузило систему ОМС, но и решило проблемы многих компаний-работодателей. И, конечно, не будем забывать, что речь идет о здоровье людей. В 2018 году рынок ДМС продолжит расти, и одним из его драйвером останется страхование трудовых мигрантов.

Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464067 Александр Локтаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 января 2018 > № 2462029 Татьяна Голикова

«Мы никогда не допустим дефолта регионов»

Интервью с главой Счетной палаты Татьяной Голиковой

Петр Нетреба

Реформирование исполнительной системы управления может начаться с объединения ПФР, ФОМС и ФСС и окончательной ликвидации агентств, созданных в 2004 году. О том, зачем это нужно, а также почему власти не допустят дефолта закредитованных регионов, в интервью «Газете.Ru» рассказала глава Счетной палаты Татьяна Голикова.

— Татьяна Алексеевна, вы сегодня сделали несколько революционных предложений по изменению исполнительной системы управления. Вы предлагаете объединить Пенсионный Фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования в одну структуру. К чему такие изменения могут привести и зачем это нужно делать именно в 2018 году?

— Я не сказала, что это нужно делать в 2018 году. Я сказала, что, если мы каким-то образом относимся к реформированию системы госуправления, я имею в виду существующую сегодня трехуровневую систему «министерство — службы — агентства», то нельзя оставлять нереформированной систему государственных внебюджетных фондов. Люди вроде бы привыкли — государственные внебюджетные фонды. Что это такое? Это некоммерческие учреждения. Являясь некоммерческими учреждениями, они создают свои собственные учреждения, они выполняют часть властных функций. Но это не регулируется никаким законом. Попытки в свое время сделать закон о государственных внебюджетных фондах ни к чему не привели. А сейчас, как я понимаю, они просто оставлены, и этой темой никто не занимается.

Но, в конечном итоге, статус этих институтов должен быть определен. Мы приняли серьезное решение, которое было связано с тем, что с 1 января 2017 года администрирование страховых взносов передано ФНС. Таким образом, мы фактически разделили компетенцию государственных внебюджетных фондов в части их доходной и расходной частей.

В отличие от обычного бюджета, где расходные статьи на все отрасли, на все полномочия, государственные внебюджетные фонды, как правило, выполняют одно функциональное назначение. Пенсионный — это выплаты пенсий, Фонд социального страхования — это больничные листы, материнство, уход за ребенком и несчастные случаи, и, наконец, Фонд обязательного медицинского страхования — это просто финансирование здравоохранения через систему территориальных фондов медицинского страхования и страховых медицинских организаций. По-крупному, это три функционала, которые обеспечиваются за счет одного доходного источника, который теперь администрирует налоговая служба.

Сервисы, которые сегодня созданы и создаются налоговой службой, позволяют не только администрировать страховые взносы, они еще и позволяют вести персонифицированный учет. Если задаться целью и предложить налоговой службе наложить уплату страховых взносов на переучет, то эта работа будет сделана. Сегодня все для этого есть. Пока эта часть, соединение того, что уплачено за работника, находится в Пенсионном фонде. Соцстрах эту работу не ведет, медстрах эту работу не ведет. И это порождает в том числе и неэффективные расходы, и недооценку того, для кого вообще это делается и кому должны помогать, а кому реально помогать не должны.

Это экспертное предложение, если коллеги сочтут нужным и важным его обсуждать, то мы готовы представить соответствующие более углубленные предложения. Но такое разделение, о котором я сказала, доходов и расходов позволяет говорить о следующем.

Мы можем создать другую управленческую структуру, единую, которая была бы, с одной стороны, с единым расходным бюджетом, с другой стороны, с бюджетом, внутри разделенным на части, которые связаны с обеспечением социального страхования, обеспечением пенсионным и обеспечением здравоохранения.

Например, больничными листами сегодня занимается ФСС. Но медицинским страхованием занимается ФОМС. Сегодня ФОМС не знает, что происходит с больничными листами. Этот учет отделен. Казалось бы, логично, что это должно быть в одном фонде. Но исторически система сложилась так, что в ФСС существует зачетная система. Работодатели сами используют средства на уплату больничных листов, и это сальдо по платежам они потом передают в ФСС, если оно положительное. Безусловно, там очень много нюансов. Безусловно, это чувствительные вопросы. Но сегодня уже назрела ситуация, при которой мы должны задуматься над существующей системой социального страхования в Российской Федерации. Поэтому мы и предлагаем новую публичную форму организации этой управленческой структуры. Единый государственный внебюджетный фонд, в котором, скажем, в Наблюдательном совете были бы и представители профсоюзов, и работодателей, и государства. Тогда бы принимались взвешенные решения по порядку администрирования таких расходов. Была бы единая информационная система, которая чрезвычайно важна. Потому что сегодня они создают каждый свою, каждый тратит на это достаточно приличные финансовые ресурсы. Но при этом эти информационные системы не совмещены. А они совмещены в налоговой службе.

И у нас очень много такого, что требует этого упорядочения. Но не для того, чтобы подсократить расходы, а для того, чтобы сделать понятной и прозрачной систему социального страхования для граждан. Потому что система социального страхования — она работает, в первую очередь, для населения. Если мы сегодня спросим любого гражданина, что ему положено из системы социального страхования, вряд ли он нам ответит на этот вопрос.

— Я туда стараюсь не ходить. Татьяна Алексеевна, но ведь следующий этап вашего предложения означает объединение фондов с ФНС?

— Нет. ФНС — это госорган, он администрирует доходы. И нет никакой необходимости их объединять с государственными внебюджетными. У них разный функционал.

— Вы имеете многолетний опыт наблюдения и за бюджетными расходами, и за исполнительной системой. Если говорить в целом об исполнительной власти, какие требуются изменения, может быть, объединения или упразднения?

— В принципе, система участия государства в экономике достаточно серьезно переразмерена. И мы ее мало контролируем. В 2004 году, как вы помните, была принята очень серьезная реформа государственного управления, с раскреплением властных функций за министерствами, службами, агентствами. Прошло много времени, все смешалось. Теперь все все делают. Но прозрачности от этого не появляется. И уже сейчас можно сказать, что многие институты лишние в этой системе управления.

Я имею в виду, в первую очередь, агентства. Потому что мы видим, как они работают. В большинстве ведомственных вертикалей агентства ликвидированы. Где-то они сохранились. Но самое главное, что, будучи сохраненными, они все равно создают казенные учреждения, которым делегируют государственные функции. Это можно сегодня по закону. Тогда возникает вопрос: а для чего сохранять агентство? Эту функцию может выполнять департамент министерства, который будет выстраивать отношения с казенными учреждениями, которым можно делегировать полномочия по управлению имуществом. Настройка системы государственного аппарата — обсуждаемые темы.

Чувствительным, на мой взгляд, является и тема, которая всегда звучит на всех площадках — контрольно-надзорная деятельность. У нас много проверок. Предполагалось, что когда выйдет закон, при котором проверки нужно согласовывать с прокуратурой, он решит эту проблему и количество проверок сократится. Это не решило проблему до конца. Потому что есть внеплановые проверки, когда контрольные органы выходят по обращениям граждан, группы граждан, массовому обращению. Главное то, что таких проверок где-то под миллион в год.

Мы задались целью оценить, сколько административных штрафов было наложено надзорными службами, которые находятся в ведении правительства за 2016 год. Количество аккумулированных денег в бюджете почти 37 миллиардов рублей. Это очень приличная сумма. Абсолютными лидерами по проверкам являются Роспотребнадзор, Роструд, Ростехнадзор. Но характерно и другое. Характерно то, что из общего массива проверок только чуть больше 2% – это проверки, которые действительно связаны с ущербом здоровью и т.п., когда действительно установлен соответствующий вред. Сейчас правительство подготовило проект закона по изменению подходов к контрольно-надзорной деятельности, где в качестве основного декларируется риск-ориентированный подход. Но при этом оно не предложило в этом законопроекте определить, что относить к риску, какая методика расчета. То есть у нас опять может получиться субъективное отношение к тем действиям, которые осуществляют контрольно-надзорные органы.

Уровень взаимодействия между контрольно-надзорным ведомством и министерством, в ведении которого находится это контрольно-надзорное ведомство, очень слабое. С одной стороны, министерство может погрозить пальчиком контрольно-надзорному ведомству, если то видит какое-то прямое нарушение законодательства или какой-то пробел. С другой стороны, во многом отсутствие надлежащего взаимодействия и возможность контрольно-надзорной службы достучаться до своего министерства, чтобы были устранены пробелы в действующем законодательстве, — это тоже проблема. Законопроект, который внесен, вообще никак на этот вопрос не отвечает. И поэтому и мы говорим, и сегодня я услышала это от Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики, что контрольно-надзорные ведомства не должны находиться в ведении министерств. Они все-таки должны быть независимыми и должны находиться под правительством.

Я не озвучивала идею укрупнения контрольно-надзорных ведомств. Но Ярослав Иванович эту идею озвучил. Она имеет право на существование.

Но есть классические контрольно-надзорные ведомства, типа Роспотребнадзора, а есть надзорные ведомства типа налоговой службы, где мы далеки от того, что нужно их лишать статуса или как-то уменьшать их полномочия, потому что они выполняют совершенно другой функционал, который не связан с жизнью и здоровьем, а связан с соблюдением налогового законодательства. Поэтому тема сложная. Но это тема, по которой тоже назрели изменения. И они должны быть абсолютно понятны для бизнеса. Потому что бизнес в основном ставит этот вопрос о том, что замучили проверками, замучили тенденциозными действиями.

В то же время заявленные показатели, скажем, по развитию предпринимательства ведомствами практически не выполняются.

— Уже несколько раз в нашем разговоре возникла ФНС как отдельная структура с эксклюзивными функциями. Несколько месяцев тому назад, если помните, Игорь Шувалов предложил подумать об объединении ФНС и Таможенной службы. Вы, кажется, тоже участвовали в том обсуждении.

— Да, это была Коллегия Налоговой службы.

— Не знаете, чем закончилось обсуждение?

— Пока ничем.

— А по-вашему, как надо поступить?

— В данном случае, Игорь Иванович, я думаю, представил свою позицию как первого вице-премьера, который в том числе курирует финансово-экономический блок. Но у меня в этой части сдержанная позиция. Потому что Налоговая служба с 1 января 2017 года наделена достаточно существенным дополнительным функционалом. Еще раз повторюсь, это страховые взносы, их администрирование и выстраивание взаимодействия пока с тремя государственными внебюджетными фондами.

Затем, создание единой системы записи актов гражданского состояния. Мы как-то умалчиваем об этом, но это грандиозная, серьезная и чрезвычайно важная работа. Именно в таких терминах — которую невозможно сорвать. Вот мы сегодня обсуждали в том числе тему делегирования полномочий регионам. Я просто напомню, что мы делегировали полномочия по записи актов гражданского состояния регионам страны. Каждый из регионов видит эту работу по-своему. Единых стандартов организации этой работы у нас нет. И, собственно, что делает сейчас Налоговая служба: она осуществляет создание информационного ресурса по единой записи актов гражданского состояния. Что при соединении в последующем с уплатой налогов даст, в общем, достаточно серьезный управленческий ресурс. Можно это назвать цифровизацией экономики, можно информатизацией, можно как угодно. И если сегодня мы еще дополним Налоговую службу компетенцией Таможенной службы....

Главное, чтобы коллеги не надорвались.

Мне кажется, что здесь важно идти поступательно, и, может быть, не надо торопиться. Важно интегрировать информационные системы и иметь обмен данными, поскольку и те, и другие отвечают за уплату налогов. Также важно обратить внимание на то, что и те, и другие находятся в юрисдикции Минфина. И здесь нет каких-то таких проблемных вещей, которые бы помешали бы им консолидировано и эффективно работать.

— Татьяна Алексеевна, коллеги заметили, что все изменения, о которых вы накануне говорите, сбываются буквально через пару недель, а то и месяцев. Например, о передаче страховых взносов под администрирование ФНС вы сказали за неделю до их передачи....

— Нет, я сказала немножко раньше. Тогда была праздничная коллегия Налоговой службы, и я очень хорошо это помню. Когда я сказала, что нужно уметь признавать свои ошибки. Реформирование единого социального налога происходило при мне, когда я была министром здравоохранения и социального развития. Но идеология реформирования ЕСН и превращения в страховые взносы тогда была иная. Мы предполагали, что объединение позволит объединить информационные системы по сбору и назначению, существенно сократит период назначения пенсий, сократит количество перерасчетов при назначении пенсий. Потому что при ЕСН у нас всегда было полуторагодовалое опоздание по получению информации, для того чтобы корректно назначить пенсию выходящему на нее пенсионеру. И для этого должны были быть созданы соответствующие сервисы, и эта задача должна была быть решена. Но, к сожалению, этого не произошло. И Налоговая служба – с точки зрения создания таких сервисов, она семимильными шагами ушла вперед. И мы вынуждены признать, что она сработала более эффективно и сейчас у нее есть потенциал для того, чтобы эту работу организовать на более высоком качественном уровне. Мы не имеем окончательных данных 2017 года. Но мы сейчас уже можем сказать, что по сбору страховых взносов Налоговая служба сработала более эффективно. Я не говорю о тех дополнительных доходах, которые получили все бюджеты фондов в связи с ростом в целом фонда оплаты труда. Я говорю исключительно по поводу мобилизации задолженности.

Скажем, Пенсионный фонд планировал, что в 2017 году, если бы он администрировал страховые взносы, то он смог бы мобилизовать порядка 58 млрд руб. сложившейся задолженности по страховым взносам.

Налоговая мобилизовала более 100 млрд рублей. Кроме того, мы реально понимаем, сколько «мертвой» задолженности, сколько задолженности, которая может быть взыскана, в том числе не только силами Налоговой, но и через суды. И мы понимаем, где у нас есть ограничения, которые связаны с тем, сколько мы должны трансферты передать в бюджет Пенсионного фонда.

Только эта более успешная работа Налоговой службы позволила сократить трансферт в конце года бюджету Пенсионного фонда на 27 млрд руб. Согласитесь, что это достаточно приличная сумма.

За 27 миллиардов рублей можно решить очень многие проблемы в федеральном бюджете.

— А вы уже считали эффективность вновь предложенных мер по объединению фондов?

— Потенциально это можно оценить. Пока это просто предложение, идея нашего ведомства. Это не значит, что она завтра будет принята. Всегда находятся оппоненты. Это всегда профессиональный спор. Я к этому отношусь очень положительно и считаю, что если в процессе профессионального спора рождается выверенное компромиссное предложение, особенно по таким чувствительным вопросам, как социальные, это всегда плюс в первую очередь для наших граждан. И детально, конечно, мы этого не обсчитывали, и задачи такой не стояло. Но предположить, а сколько это может быть, вполне реально. Просто все зависит от того, как распределить функционал. Если переучет отдать в Налоговую — это одна экономия, если переучет оставить в фондах — это другая экономия. Но я только приведу один пример.

По 2016 году — это почти 163 тысяч человек, работающих в системе государственных внебюджетных фондов, и почти 144 миллиарда рублей, которые они тратят на свое содержание. Уже только это можно оптимизировать с точки зрения единого управленца. Это как пример.

— На сколько?

— Я думаю, что это поэтапно должно идти. Нельзя в один год все урезать.

— Что делать с идеологией пенсионной системы: возвращаться в бюджетную модель или модифицировать страховую модель?

— Это сложный вопрос. Мы даже его поставили сегодня на интерактивное голосование.

— Да, и выиграла страховая.

— Вы знаете, для меня это было достаточно удивительно. Я считала, что выиграет бюджетная. Потому что все привыкли, что бюджетная — это надежней. Так у нас как-то исторически, ментально сложилось. Есть же сторонники перехода от страховых взносов к единому социальному налогу. Налог — это безвозмездный платеж. Соответственно, это бюджетная модель. А страховой взнос — это возмездный платеж, значит, это страховая модель.

Все привыкли к тому, что у нас есть пенсионные законы, закон об обязательном медицинском страховании и законы, которые регулируют социальное страхование. Но мало кто обращается к закону, действующему в Российской Федерации, об основах системы социального страхования, где заложены основные принципы организации социального страхования. Без изменения концептуальных подходов к системе социального страхования сказать, что сегодня мы переходим на налог и бюджетную модель, практически невозможно. Когда говорят: пожалуй, Пенсионный фонд — это страховая модель, а Фонд социального страхования тоже страховая модель. Удобная, на самом деле, для работодателей зачетная система.

Медицинское страхование. Здоровый платит за больного. Это немножко другая система, но она все равно страховая. И сегодня просто так вот отказаться от нее, наверное, очень серьезное решение.

Но мы не можем сказать ей «да» или сказать ей «нет». Мы должны обсудить плюсы страховой и ее минусы, плюсы бюджетной и ее минусы. И я вас уверяю, что будет неоднозначное обсуждение.

Потому что нельзя тему социального страхования обсуждать, скажем, применительно к налогу или повышению пенсионного возраста. Это всего лишь элементы настройки. Концептуально надо обсуждать принципы. И здесь беспокоит, что этого обсуждения нет.

— Сколько времени потребуется на такое обсуждение?

— Было бы желание эту реформу сделать. Обсудить, выработать основные концептуальные вещи, я думаю, что вполне возможно за полгода.

— Длительная, повторяющаяся заморозка накопительной части пенсионной системы…

— Это тоже вопрос реформирования пенсионной системы.

— Так заморозка убила страховые принципы. Есть возможность восстановить накопительную систему?

— Не убила. Это демпфировало так называемые страховые принципы. Но что касается восстановить… Либо трансферты увеличить из федерального бюджета в Пенсионный фонд за счет того, что часть будет уходить на накопление, либо повысить страховые взносы на фонд оплаты труда. Но, наверное, на это же никто не пойдет. Мы должны это понимать.

— То есть, фактически, мы накопительную часть больше не увидим?

— Я думаю, что в таком виде, в каком она существовала до заморозки, нет.

— Татьяна Алексеевна, там, где возникают вопросы финансирования человеческого капитала, вопросы социальных платежей, тут же возникает вопрос, кто платит. Существует проблема между федеральным центром и регионами. Считается, что финансовый кризис региональных бюджетов 2016 года спровоцировали майские указы 2012 года. Прежде всего, касающиеся повышения зарплат бюджетникам.

— Спорно.

— С другой стороны, мы видим повторение простых и понятных избирателю решений — введение пособия при рождении первого ребенка, по продлению материнского капитала и повышению МРОТ до уровня прожиточного минимума. Нагрузка по финансированию опять будет переложена на регионы? И мы получим повторение кризиса?

— Начну с последнего. Мы всячески уходили от бюджетного кризиса в регионах. И я думаю, что бюджетный кризис в регионах невозможен по определению. Потому что регионы – это такая же ветвь государственной власти, как и федерации. Мы все несем консолидированную ответственность за то, что происходит, как бы и кто бы что ни говорил относительно бюджетного федерализма.

Конечно, никогда мы не допустим дефолта регионов, это понятно.

И меры по реструктуризации задолженности регионов перед федеральным бюджетом, которые сейчас приняты, я считаю, что они достаточно беспрецедентны и они должны дать свой результат при умелом пользовании этими мерами. Именно в такой постановке вопроса и в отсутствие последующего накопления долгов очень хочется надеяться, что, в том числе вновь пришедшие, губернаторы ответственно будут относиться к тем решениям и к реализации тех решений, которые приняты на уровне президента.

Что касается закредитованности или высокого уровня госдолга, то он начал формироваться не от обязательств, которые возникли из майских указов президента. Эта задолженность начала формироваться раньше. Просто на нее тогда никто не обращал внимания. И я считаю, что во многом это было связано в том числе с безответственной политикой в отношении формирований и исполнений бюджетов регионов, на именно региональном уровне, не на федеральном. Результат мы получили. Но очевидно, что, с учетом экономических процессов снижения темпов экономического роста, внешних санкций, снижения цены на нефть, возможности бюджетов, не только федерального, но и субъектов, сократились. И, естественно, расходные обязательства сокращать сложнее, чем недопоступление доходов, потому что оно происходит по факту. И это тоже, в свою очередь, привело к увеличению долга.

Что касается новых инициатив, то практически все пособия, и на первого ребенка, материнский семейный капитал – это все средства федерального бюджета.

Увеличение МРОТа — оно затронет, конечно, и бюджеты субъектов. Но оно не окажется какого-то драматичного влияния на их сбалансированность при умелом подходе к формированию бюджетов. Но, безусловно, внесет свой вклад в снижение бедности.

— Вам не жалко распрощаться с Резервным фондом и остаться только с одним ФНБ? Кстати, В 2017 году Минфин начал покупать валюту на рынке. Было куплено на сумму более 800 млрд руб. В 2018 году, по новому Бюджетному правилу, объемы закупок оцениваются в сумму 2-2,3 трлн руб. В прошлом году правительство решило аккумулировать эти средства на спецсчете в федеральном казначействе и только в октябре 2018 года переведет их в ФНБ. С точки зрения Счетной палаты, такая схема нормальна?

— Ничего плохого мы в этом не видим. Вы знаете, я была свидетелем разных периодов финансовой системы и суверенных фондов. Ведь Стабилизационный фонд появился тогда, когда мы несколько лет подряд с профицитом исполняли бюджеты и минимизировали заимствования на рынке. А потом стало очевидным, что политику нужно менять, был образован Стабилизационный фонд, куда зачислялись все остатки, без какой-либо формулы, просто остатки. А потом мы приняли решение, что целесообразно все-таки накапливать по определенным правилам. И считали, на самом деле, очень длинные временные ряды. До 2050 года. Это было темой серьезных обсуждений всегда в Министерстве финансов. Алексей Леонидович Кудрин придавал этому самое серьезное значение, потому что он считал, и я здесь разделяю его позицию, что это серьезнейшая структурная мера для обеспечения стабильности финансовой системы в будущем.

Но идеология была тогда принята таковой, что один из фондов — он обеспечивает сбалансированность федерального бюджета, это Резервный фонд, в периоды падения цены на нефть, а Фонд национального благосостояния в том числе предназначен для долгосрочной сбалансированности пенсионной системы.

Резервный фонд свою службу сослужил.

В драматичные периоды, может быть, еще не такие драматичные, но тем не менее, падения цен на нефть. Сейчас фактически остался Фонд национального благосостояния, который теперь призван балансировать и федеральный бюджет, и пенсионную систему. С точки зрения денег ничего не изменилось. С точки зрения того, когда зачислять деньги в ФНБ, как раньше было, 1-го февраля, или 1-го октября — особо каких-то принципиальных моментов это в себе не содержит.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 января 2018 > № 2462029 Татьяна Голикова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter