Всего новостей: 2492202, выбрано 437 за 0.052 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев

Даврон Мухамадиев: «Тема миграции в России слишком политизирована»

Беседовала Нигора Бухари-Заде

Проблемы мигрантов и беженцев всегда были в центре внимания Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФОККиКП). Доступность медицинских услуг является одним из основных компонентов успешной социальной адаптации приезжих, считает глава регионального представительства МФОККиКП в России Даврон Мухамадиев. Поэтому в России важным направлением деятельности этой организации в последние годы стали программы по доступу мигрантов к медицинской помощи, профилактике ВИЧ и других инфекционных заболеваний и улучшению системы медицинского страхования мигрантов.

Первого сентября миссия Даврона Мухамадиева в России подошла к концу. Он передал свои полномочия новому главе Кари Исомаа (Kari Isomaa), а сам отправился в Будапешт — помогать мигрантам теперь уже в Европе. «Гуманист по призванию», «человек, посвятивший себя облегчению страданий людей», «приходящий на помощь, когда другие помочь не могут» — так говорят о Давроне его друзья и коллеги. Таким экс-глава офиса МФОККиКП в Москве запомнился и многим работающим в России мигрантам, в решении проблем которых он принимал непосредственное участие.

В беседе с «Ферганой» перед отъездом из Москвы Даврон рассказал о том, почему в России иностранные работники стараются не обращаться в медучреждения; граждан каких стран обследуют на ВИЧ и туберкулез, а каких — нет; что делать трудовому мигранту, если ему отказывают в лечении, и о многом другом:

- Подытоживая 8-летний период вашего пребывания в России, можете ли вы сказать, какие изменения произошли за это время в сфере оказания медицинской помощи мигрантам?

- Вопросы здоровья мигрантов и их доступа к услугам официального здравоохранения для нас, Красного Креста, являются наиболее важными. Изменения в этих вопросах есть и, к большому сожалению, не только положительные. Из положительных изменений, в первую очередь — это то, что существенно повысилась грамотность или осведомленность мигрантов об их правах и обязанностях в сфере охраны здоровья. Например, по итогам наших исследований об отношении мигрантов к своему здоровью, мы были приятно удивлены, что более 80 процентов мигрантов знают о том, что такое туберкулез и ВИЧ, знают пути передачи, симптомы туберкулеза, а вот настороженность в отношении этих болезней пока страдает. То есть использование презервативов, регулярное флюорографическое обследование пока присутствует максимум в 45-50 процентах ответов, а значит — значительное число мигрантов все еще находятся в группе риска.

Вместе с тем, возросла политизация интерпретации вопросов здоровья мигрантов в прессе, что конечно не служит позитивным изменениям в этой сфере. Ведь чем больше дискриминирующей полемики будет в обществе и СМИ, тем больше мигрантов будут с опаской относиться к вопросам раннего обследования, диагностики и лечения.

В организационном плане, я бы с сожалением отметил решение о ликвидации ФМС. Да, в начале деятельности этой службы звучало очень много критики в ее адрес. Однако на наших глазах ФМС постепенно становилась более открытой структурой, активно выстраивающей диалог с гражданским обществом и международными организациями. Было создано и активно функционировало управление содействия интеграции, с руководством которого у нас сложились тесные рабочие, партнерские да и дружеские контакты. Удалось реализовать ряд интересных инновационных проектов, например, были созданы Общественные приемные Красного Креста при управлениях ФМС в Москве и Санкт-Петербурге. Ежегодно более 10 тысяч мигрантов имели возможность получить профессиональные консультации, в первую очередь, по вопросам здравоохранения.

Был очень интересным опыт сотрудничества в Оренбурге и Тамбове, где при нашей поддержке силами Российского Красного Креста в Центрах адаптации мигрантов проводились сессии по профилактике туберкулеза и ВИЧ, что оказалось очень востребованным. В один из визитов в этот центр я обнаружил, что аудитория наших слушателей заметно расширилась, так как мигранты центра (преимущественно мужчины) пригласили на эти сессии своих знакомых женщин — землячек, работавших в городе.

Именно при содействии ФМС мы получили доступ в один из крупнейших Центров временного содержания иностранных граждан в Сахарово, с которым сотрудничаем и по сей день. То есть в деятельности ФМС был достигнут баланс их контролирующих и интегрирующих функций. С передачей дел в МВД контролирующие функции заметно усилились, но пропала интегрирующая составляющая. Да, создано Агентство по делам национальностей, в ведение которого поручено ввести вопросы интеграции и адаптации, но у них нет реальных механизмов воздействия. И сразу виден негативный эффект. Больше стало рейдов МВД, облав, а интеграционный компонент так и не появился.

Для того чтобы выправить ситуацию, мы провели несколько семинаров и мастер-классов для СМИ на тему «Как правильно говорить о здоровье мигрантов» в различных регионах России, ведь именно СМИ формируют общественное мнение. После семинара журналисты даже самых одиозных изданий благодарили нас со словами: «Мы раньше и не думали, что эти наши фразы и высказывания так негативно влияют на обстановку в обществе».

- На одном из мероприятий по вопросам доступа мигрантов к лечению туберкулеза вы говорили, что Россия – единственная в СНГ страна, где действует механизм депортации по медицинским основаниям, который не решает проблемы предотвращения распространения ВИЧ, туберкулеза и других инфекционных заболеваний. Это позиция Красного Креста? Удалось ли вам донести свои аргументы до коллег в госорганах, принимающих решения?

- Да, к сожалению, норма депортации в связи с ВИЧ и туберкулезом осталась лишь в России, несмотря на то, что имеются научно обоснованные данные о том, что депортация не влияет на эпидемиологическую обстановку. К примеру, выявляют в ходе медицинского осмотра ВИЧ или туберкулез у иностранного гражданина. Как только диагноз подтвержден, медицинское учреждение обязано известить Роспотребнадзор, а тот в свою очередь выносит решение о так называемом «нежелательном пребывании на территории России». Срок подготовки такого решения — от 2 до 6 месяцев, так как оно готовится только в центральном аппарате Роспотребнадзора, независимо от того, где выявлено заболевание — на Сахалине или в Калининграде. Затем данное решение направляется для исполнения в МВД (раннее в ФМС) по месту регистрации мигранта. За эти полгода мигрант может вообще уехать в другой регион — туда, где найдет работу.

На наш вопрос, что сотрудники полиции делают с решением Роспотребнадзора, как ищут этого мигранта, они отвечают, что такой армии инспекторов у них нет, и они просто в базе данных закрывают указанному лицу въезд в Россию. Получается, что мигранту закрывают въезд только после его выезда, и все это время он из-за страха депортации не получает должного лечения, продолжает представлять угрозу, прежде всего, для своего собственного здоровья и здоровья своего близкого окружения.

По данным миграционного центра Москвы, в 2016 году за патентом обратились более 420 тысяч человек, почти 4 тысячам из них поставили подозрение на туберкулез. Все они были направлены на более углубленное обследование, но на этом этапе «пропали» около 3 тысяч человек, и до туберкулезных диспансеров дошли лишь около 1 тысячи. У 100 из них туберкулез был подтвержден, и только 20 пришли лечиться. Вот вам следствие депортации — когда мигранты, чтобы избежать высылки из страны, уходят в тень от официального здравоохранения.

Поэтому позиция Красного Креста — исходить из медицинских, эпидемиологических, а не политических критериев. Так мы и аргументируем нашу позицию в органах здравоохранения, и за эти несколько лет она часто встречала понимание в официальных органах, хотя, конечно, не все чиновники ее разделяют. Недавно в поддержку нашей позиции появился еще один аргумент.

Как вы знаете, для граждан стран ЕАЭС, в том числе Белоруссии, Армении и Кыргызстана, снято требование о прохождении полного медицинского осмотра, поскольку им не нужно получать патент. Мы тут же задали вопрос: «А как быть с туберкулезом и ВИЧ из этих стран? Чем туберкулезный больной из Таджикистана, Узбекистана, Молдовы отличается от киргизского или армянского больного?» На этот вопрос чиновники нам не отвечают. Получается, что выдворение по причине болезни грозит только мигрантам из стран, не входящих в ЕАЭС. Где логика?

- То есть нужно не депортировать, а принуждать к лечению?

- Скорее мотивировать а не принуждать. Мы считаем, что выгоднее лечить больного, независимо от его национальности и гражданства, там, где выявили туберкулез, чем потерять его и усложнять тем самым и без того сложную эпидемиологическую обстановку.

- Но от представителей госорганов в России иногда можно услышать, что лечение мигрантов ложится бременем на федеральный и местные бюджеты.

- При поверхностном рассмотрении все выглядит именно так. Но при более глубоком изучении вопроса очевидно, что от своевременного лечения больных экономический эффект будет гораздо выше, чем от постфактум, депортация мигрантов. Лечение одного больного неосложненной формой туберкулеза стоит до 100 тысяч рублей, а туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью — до 2 млн. Один больной за год может заразить до 20 человек. Наши исследования показали, что каждые 100 рублей, вложенные в лечение больного туберкулезом в текущем году, экономят для следующего бюджета 700 рублей — вот вам и экономический расклад.

Я помню, как бывший глава ФМС Константин Ромодановский на сессии Межпарламентской ассамблеи СНГ заявил, что патенты от мигрантов за год пополнили бюджет страны на 70 миллиардов рублей или 1 миллиард евро, а мэр Москвы Сергей Собянин с гордостью отмечал, что доходы от патентов превысили доходы от нефтяных компаний в бюджет Москвы. А если мигранты приносят такой доход российской экономике, почему они не могут иметь право на охрану своего здоровья?

- Некоторые чиновники предлагают депортировать мигрантов сразу после выявления у них туберкулеза или ВИЧ.

- Если мигрант будет знать, что при выявлении того же туберкулеза его тут же депортируют, то он вообще не пойдет получать патент, а сразу уйдет в тень. Кто от этого выиграет — экономика, здравоохранение?

С ВИЧ ситуация еще более сложная. По общему числу лиц с ВИЧ, числу новых случаев и темпам роста инфекции Россия занимает первое место в СНГ и Европе. В России почти 1 млн лиц живут с ВИЧ, а это 50 процентов всех ВИЧ-инфицированных во всех странах Европы. При этом, по официальным данным, с 1985 года по 2015 год, то есть за 30 лет, в Российской Федерации было выявлено всего порядка 24 тысяч ВИЧ-инфицированных иностранных граждан. В других странах СНГ, кроме Украины, ситуация с ВИЧ более благополучная, то есть мигранты, например, из Центральной Азии, прибывают в Россию здоровыми, тут подхватывают инфекцию и везут ее на родину. А их еще и депортируют.

Есть хороший прецедент, дающий надежду на то, что депортация для лиц с ВИЧ будет снята, и еще раз доказывающий, что депортация основывается не на медицинских, а скорее политических аспектах. Два года назад Конституционный суд России постановил не применять процедуру депортации (выдворения) к лицам, живущим с ВИЧ и имеющим близких родственников в России. Соответственно, определенная часть ВИЧ-инфицированных уже находится под защитой этой правовой нормы.

Отмечу, что в течении уже нескольких лет мы предлагаем государствам СНГ ввести единый медицинский документ для мигранта — что-то вроде медицинского паспорта, в котором была бы указана вся информация о его обследованиях и диагнозах. На заседаниях министров здравоохранения СНГ российская делегация приводит массу аргументов против, так как понимает, что мигранты в большинстве своем приезжают здоровые и чаще заболевают тут, в России, из-за стресса, тяжелых бытовых и материальных условий, отсутствия постоянного полового партнера. Видимо, кто-то заинтересован, чтобы россияне думали иначе — что все опасные болезни исходят от мигрантов.

- Мигранты нередко жалуются на отказ в предоставлении экстренной медицинской помощи со стороны отдельных врачей или медучреждений в России. Что в таком случае вы посоветуете делать пациенту или его близким?

- К сожалению, нарушений со стороны лечебных учреждений в плане оказания медицинской помощи иностранным гражданам, становится не меньше, а даже больше. Руководители больниц под любыми предлогами отказывают мигрантам в оказании медицинских услуг, в том числе и экстренной скорой помощи, грубо нарушая этим законодательство страны. Недавно к нам поступила информация, что больному с тяжелой формой почечной недостаточности было отказано в экстренной помощи: скорая трижды приезжала и отказывалась забрать больного, ссылаясь на то, что у него нет миграционной карты. Разве это функция врачей — проверять наличие миграционки? В другом случае больному, находившемуся на аппарате искусственной вентиляции легких, выставили счет на миллион рублей.

Когда к нам поступают такие обращения, нам приходится вмешиваться, и в достаточно настойчивой форме разъяснять нормы законодательства главным врачам, причем зачастую достаточно авторитетных лечебных учреждений (не буду детализировать, исходя из принципов врачебной этики). И после наших вмешательств, как правило, помощь начинают оказывать в полном объеме.

Я рекомендую всем приезжим иметь под рукой «Правила оказания медицинской помощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации», утвержденные постановлением правительства России от 6 марта 2013 года за №186, где в пункте 3 четко указано: «Медицинская помощь в экстренной форме при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента, оказывается иностранным гражданам медицинскими организациями бесплатно».

При этом в пункте 5 указанных «Правил», подчеркивается, что «скорая, в том числе скорая специализированная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства. Медицинскими организациями государственной и муниципальной систем здравоохранения указанная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам бесплатно».

А если все равно отказывают в помощи, нужно немедленно предавать огласке каждый такой случай.

- Я была свидетельницей того, как вы давали номер своего мобильного телефона мигрантам и просили их звонить в случае возникновения каких-либо проблем. Как у вас, регионального главы такой крупной международной организации, хватало времени на участие в судьбах отдельных людей?

- Для меня не является чем-то необычным и сверхъестественным, когда я лично, да и вся организация, принимаем участие в судьбе каждого нуждающегося. Ведь в этом и есть сущность Красного Креста. Мы стараемся помочь не каким-то абстрактным массам людей, а конкретному человеку, который оказался в тяжелой, порой безвыходной, ситуации. Это наш долг, наша обязанность, и я никогда не задумывался о том, нужно ли помочь тому или иному человеку, оставить ли свой номер телефона.

- Расскажите самый пронзительный случай, связанный с мигрантами, который вам запомнился.

- Случаев можно привести множество, но мне особенно запомнилась одна драматичная ситуация. Позвонили коллеги из узбекской диаспоры и сообщили, что гражданка Узбекистана лет 19-20 родила в роддоме города Люберцы. Ребенок родился тяжелым, находился в кювезе на аппарате искусственного дыхания. А женщине врачи сказали, что, пока не заплатишь, ребенка не отдадим и справку о рождении не выпишем. Молодая мама рыдала в трубку, очень переживала за малыша — что без денег за ним не будут ухаживать, прислала нам фото — ребеночек бледный, с дыхательной трубкой в носу.

Мы запросили подробную выписку и счет на 30 тысяч рублей, выставленный роддомом. Направили туда запрос, я лично позвонил главврачу — она что-то попыталась объяснить, а после наших аргументов сказала, что никаких денег с роженицы не требовали, мол, мамаша сама захотела платно лечиться. Нас заверили, что все мероприятия по выхаживанию младенца проведут в полном объеме. Каково было мое удивление, когда буквально через неделю позвонила радостная мама и прислала фото ребенка в своих объятиях при выписке — с розовыми щечками, крепенького. Когда видишь результаты своего труда и счастливые лица родных — это высшая награда для меня как для врача и сотрудника Красного Креста.

- Пару лет назад вы говорили о планах открыть поликлинику в Московской области, в которой будут лечиться мигранты. Эти планы остались нереализованными? А вообще, как вы считаете, нужно ли создавать какие-то специализированные медучреждения для мигрантов — не будет ли способствовать такой подход сегрегации общества на своих и чужих?

- Конечно, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы школы, больницы и другие заведения были отдельными для мигрантов. Идея медучреждения, о котором шла речь, заключалась в другом: создать клинику, которая будет обслуживать всех вне зависимости от цвета кожи, статуса и паспорта. У Общества Красного Полумесяца Ирана, например, по всему миру 22 такие клиники, и будем надеяться, что переговоры Российского Красного Креста с властями по этому вопросу будут успешными.

- Исходя из вашего опыта общения с мигрантами, как бы вы расположили страны Центральной Азии – Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан – по уровню домиграционной подготовки граждан? Из каких стран люди приезжают более подкованными, в частности, в медицинских вопросах?

- Что касается уровня домиграционной подготовки мигрантов, то думаю, что с учетом знания русского языка и других преференций киргизские мигранты более адаптированы. Затем идут Таджикистан и Узбекистан. Информированность в вопросах здоровья, как я уже отметил, несколько возросла, хотя она по-прежнему оставляет делать лучшего. Но центров подготовки мигрантов в странах-донорах не хватает.

Красный Крест всегда активно участвует в работе по информированию мигрантов. Хочу привести в пример нашу совместную с российским Фондом «СПИД Инфосвязь» инициативу. В рамках проекта помощи странам Центральной Азии и Кавказа в Таджикистане при участии российского финансирования создано и функционирует 2 центра домиграционной подготовки на базе отделений Общества Красного Полумесяца Таджикистана — в городе Душанбе и Курган-тюбе. Таких центров в каждой стране исхода мигрантов должно быть минимум 20 или 30.

- Сегодня о мигрантах в России чаще говорят, как об источнике проблем, угрозе безопасности и так далее. Реже можно услышать о миграции как о положительном явлении. Насколько такой подход соответствует действительности?

- Как я уже отметил, даже чиновники не скрывают экономическую выгоду от миграции. Другой вопрос в том, что тема миграции слишком политизирована: в угоду политической конъюнктуре ее то излишне драматизируют, то, наоборот, замалчивают. Если убрать эту политизацию, то оптимальные пути решения миграционных проблем очень быстро найдутся. Мы называем это политической волей — больше ничего не нужно.

- С какими чувствами вы покидаете Россию? Что вам дал опыт работы в этой стране?

- Завершая миссию в России, хочу обратиться со словами большой признательности ко всем коллегам, сотрудникам и добровольцам Российского Красного Креста, партнерам в государственных и общественных организациях. Я уезжаю из России с чувством удовлетворенности, что мой труд был востребованным, нужным для конкретных людей. К сожалению, за 8 лет моей работы было немало чрезвычайных ситуаций, которые потребовали от меня, от всей нашей команды огромной мобилизации усилий для оказания помощи пострадавшим, в частности, при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, масштабных наводнениях на Дальнем Востоке, в Сибири, на юге России и Северном Кавказе. Большой проверкой на прочность для Красного Креста стал многолетний кризис в Сирии и соседней Украины и связанные с этим массовые потоки вынужденно перемещенных лиц.

За эти годы на качественно новый уровень поднялся наш диалог с правительством России, что позволило развить наше сотрудничество в самых разных сферах — не только по российской проблематике, но и по глобальной гуманитарной повестке дня, в которой Россия является важным игроком. За период моей работы мы организовали 5 визитов нашего руководства: визит президента Федерации, 4 визита наших генеральных секретарей — нынешнего и предыдущего, в ходе которых был проведен ряд встреч на высшем уровне.

- Что для вас представляло самую большую сложность в работе здесь, и что помогало преодолевать трудности?

- В географическом плане в самом начале миссии мне непросто далось восприятие масштабов России и ее административного устройства. Для меня — уроженца Таджикистана, маленькой по сравнению с Россией страны, население которой меньше населения Москвы, и всю территорию можно пересечь на машине за сутки — сложность представлял механизм принятия решений и особенности социальной ситуации в каждом регионе.

За время своей работы я посетил 51 регион России, в ряде из них я был по несколько раз, что дало мне уникальную возможность ознакомиться с природой, культурой и особенностями каждого региона. Россия — уникальная во всех отношениях страна, и ее главное достояние — многонациональный состав, обилие культур, традиций и обычаев — важно и нужно сохранять и укреплять. Наверное, этот интерес к познанию этой необъятной страны и помогал мне преодолевать объективные трудности.

Еще со школьных времен мне очень нравилось стихотворение Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Но только когда попадаешь в Россию, живешь в этой стране, начинаешь понимать смысл этих строк. У меня здесь остается много друзей, коллег, поэтому мысленно я не покидаю Россию и уверен, что мы продолжим нашу работу на благо тех, кому наша помощь необходима.

- Спасибо за беседу. Удачи вам на новом месте.

СПРАВКА: Даврон Мухамадиев работает в Международном движении Красного Креста и Красного Полумесяца 25 лет. Выпускник Таджикского государственного медицинского института имени Абуали ибн Сино. С 1992 по 2005 год работал в Обществе Красного Полумесяца Таджикистана, где осуществлял координацию масштабных операций по оказанию гуманитарной помощи внутренне перемещенным лицам и беженцам в результате гражданской войны в Таджикистане и вооруженного конфликта в Афганистане. Затем руководил программами КК в Судане, странах Центральной Азии, Венгрии. В сентябре 2009 года был назначен руководителем программ, а затем — главой регионального представительства МФОККиКП в Москве. Доктор медицинских наук, член Нью-Йоркской Академии наук, лауреат Госпремии Таджикистана в области науки имени Исмоили Сомони.

Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев


Россия > Транспорт. Финансы, банки > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300930 Петр Шкуматов

Кто хочет стать миллиардером: страховщиков могут лишить техосмотра

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

К огромному числу дееспособных граждан относятся как к идиотам, которые сознательно будут ездить на неисправных автомобилях в ущерб собственной безопасности. Диагностические карты вообще должны быть отменены для автомобилей, находящихся в частной собственности и возрастом младше 10 лет. Внимание государства должно сосредоточиться на коммерческой технике

Госавтоинспекция МВД России прогнозирует резкий скачок аварийности в следующем году из-за старения автопарка. А Минэкономразвития предлагает штрафовать водителей за «липовые» диагностические карты. Отмечается, что четверть автомобилистов сегодня проходит технический осмотр (ТО) фиктивно, только на бумаге.

Идея такая: страховщикам, которые занимаются ТО на коммерческой основе, лишь бы полисы продать. А то, что люди ездят на старых, неисправных машинах — им все равно. Вот они и смотрят сквозь пальцы на нелегальную торговлю диагностическими картами, а потом у автохлама тормоза отказывают. Отсюда рост числа аварий.

Но мне кажется, что в действительности речь идет не о нашей с вами безопасности, а о попытке вернуть контроль над сверхприбыльным рынком технического осмотра.

Талон на продажу

Функция проверки технического состояния автомобилей была передана от ГИБДД Российскому союза автостраховщиков (РСА) в 2012 году. Напомню, что основной причиной тогда официально назывался высокий уровень коррупции в автоинспекции. Об этом говорил, в частности, Дмитрий Медведев. По самым минимальным оценкам, 80% автомобилистов покупали этот талончик, даже не заезжая на государственную станцию технического осмотра.

Это было настолько обычным делом, что, когда я решил пройти техосмотр по-честному, инспекторы смотрели на меня как на идиота. Или жадину, который не хочет поделиться сотней долларов. И «погоняли» меня тогда знатно, заставили даже лампочки в фарах заменить, хотя смысла в этом не было никакого.

Повторюсь, что «цена вопроса» (талон ТО с доставкой на дом) в то время равнялась $100. Давайте посчитаем, сколько денег инспекторы собирали с автомобилистов в год — получается, около $4 млрд. То есть, каждый год какие-то люди в погонах становились долларовыми миллиардерами, а мы, водители, вынуждены были унизительно «отстегивать».

Когда техосмотр был передан страховым компаниям, а государственный талон заменен диагностической картой, автомобилисты вздохнули с облегчением. Во-первых, техосмотр и диагностика стали одной процедурой. Каждый водитель периодически ездит на станцию техобслуживания (СТО) на диагностику, особенно перед зимой. Во-вторых, из-за того, что ТО стало возможно пройти на любой сертифицированной станции, стоимость диагностической карты быстро снизилась до одной тысячи рублей. Словом, рынок оздоровился.

Презумпция недоверия

Нельзя сказать, что после передачи техосмотра РСА коррупция была искоренена — нет, огромное количество водителей сегодня покупают диагностическую карту «в довесок» к полису ОСАГО (без нее страховку не сделать). Почему люди так поступают? Если человек владеет автомобилем, постоянно на нем ездит, то он его регулярно обслуживает и держит в исправном техническом состоянии.

То есть, никто не будет ждать, пока подойдет время продлить страховой полис, чтобы устранить какую-нибудь техническую неисправность — автомобилисты не враги сами себе. Таким образом, диагностическая карта как средство контроля — такая же бесполезная бумажка как и талон ТО, и отношение к ней соответствующее. Ее покупают просто чтобы сэкономить время, благо цена на черном рынке невелика.

Отмечу, что существующая «презумпция недоверия» к автомобилистам со стороны государства весьма оскорбительна. К огромному числу дееспособных граждан у нас относятся как к идиотам, которые сознательно будут ездить на неисправных автомобилях в ущерб собственной безопасности, если их не обязать предоставлять какие-то бумажки.

На мой взгляд, диагностические карты вообще должны быть отменены для автомобилей, находящихся в частной собственности и возрастом младше 10 лет. Внимание государства должно сосредоточиться на коммерческой технике. В цепочке, где автомобили принадлежат одним, управляются другими, а обслуживаются третьими, могут произойти сбои из-за халатности и безразличия. Тому пример — недавняя авария с фурой на трассе М4 из-за неисправности тормозов.

Однако что-то не слышно, чтобы ГИБДД желала плотнее заняться контролем коммерческого транспорта. Поэтому я и считаю, что нынешняя возня вокруг ТО не имеет отношения к реальной безопасности на дорогах. Просто нам опять хотят продавать талончики государственного образца, собирая $4 млрд ежегодного теневого оброка. Так как определить, кто хочет стать миллиардером? Просто посмотрите, кто ратует за возврат истории с техническим осмотром в дореформенное русло.

Россия > Транспорт. Финансы, банки > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300930 Петр Шкуматов


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2017 > № 2309187 Иван Ушачев

Комментарий. У нас нет долгосрочной стратегии развития села – мы решаем текущие задачи.

В последние два года развитие сельского хозяйства России демонстрирует несомненные успехи. Это не может не радовать. Вместе с тем специалисты отмечают, что полноценной долгосрочной стратегии развития сельского хозяйства и сельских территорий у нас пока нет, в отличие, к примеру, от США, стран ЕС, Канады и других. Мы решаем текущие задачи, а долгосрочная стратегия пока только разрабатывается. Более того, по некоторым направлениям наметился даже отход от первоначальных целей.

Об этом беседовали академик Российской академии наук, научный руководитель ВНИИ экономики сельского хозяйства Иван УШАЧЕВ и издатель портала «Крестьянские ведомости», доцент Тимирязевской академии, ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России Игорь АБАКУМОВ.

— Иван Григорьевич, складывается впечатление, что имеет место остановка в развитии агропромышленного комплекса. И это происходит не только по погодным причинам, но и по идеологическим. Агрохолдинги достигли, по-моему, пика своего развития. Куда дальше развиваться, толком никто не понимает. Денег становится все меньше, они все менее доступны. Как вы полагаете, должен ли быть какой-то стратегический план развития, как это существовало в советское время, как это существует, допустим, у наших так называемых партнеров – Соединенных Штатов Америки (там есть Farmbill, который принимается периодически). Это большой-большой документ, как развивать агропромышленный комплекс. У нас ведь такого ничего нет. Или вы меня сейчас разубеждать начнете?

— Нет, я думаю, что это хороший вопрос, очень правильный, и могу сказать, что актуальный. Он уже давно должен был быть задан, этот вопрос. Все дело в том, что сейчас такая обстановка в мире, которая категорически влияет на нашу внутреннюю аграрную политику даже не косвенно, а прямо. Естественно, возникают новые традиции. И, в общем-то, мы привыкли как можно быстрее и лучше заниматься текущими проблемами.

— Ну да, сиюминутными. Все эти сиюминутные решения…

— Да-да, латать, быстро зашивать возникающие дыры, накладывать латки и так далее, забывая о самом главном: побеждает тот, кто смотрит чуть-чуть вперед.

— Тот, кто в шахматы умеет играть.

— Да, все как в шахматах, правильное замечание. Так вот в связи с этим неслучайно президент поставил задачу перед экономическим блоком нашего правительства разработать стратегию социально-экономического развития страны до 2035 года. И вы знаете, что эту стратегию разрабатывают и Кудрин, и Титов, и Бабкин, и так далее; уже говорят, что в принципе она готова. Мы спрашиваем, почему ее нельзя обсудить сейчас, пока она готовится – нет, когда ее утвердят, тогда будут обсуждать. Я думаю: когда утвердят, то уже…

— Нечего будет обсуждать.

— Да. И я уверен, что в этой общей стратегии будет 3-4 страницы посвящено агропромышленному комплексу и на этом все закончится. Поэтому мы считаем, что крайне необходимо согласно закону о стратегическом планировании, который был принят уже два года тому назад, разработать отраслевую стратегию устойчивого социально-экономического развития агропромышленного комплекса нашей страны. И это крайне необходимо, потому что наш комплекс сейчас носит не просто отраслевой характер, а междисциплинарный, межотраслевой. И отсюда можно посмотреть, выделить тенденции у нашего комплекса на сегодняшний день – положительные, отрицательные – с тем чтобы построить вектор на будущее. Положительно то, что, как известно, в последние годы наш агропромышленный комплекс считается драйвером развития…

— На фоне остальной экономики, которая стагнирует.

— Да, потому что за 2015-2016 гг. у нас был рост 4,5%, а в промышленности – 2,3% и так далее. Это положительно.

— Я боюсь что-нибудь нарушить в радужных планах правительства, но мне кажется, что в связи с погодными условиями этих 4% роста в этом году не будет.

— Да, сейчас я как раз перейду к этому. К положительному все-таки нужно отнести то, что как-никак соотношение экспорта и импорта сократилось: сейчас мы экспортируем примерно на сумму 17 миллиардов долларов, а импорт с 43 миллиардов сократили до 25 – это, бесспорно, значимый результат. Но то, о чем вы спрашиваете… К огромному сожалению, существует большое количество отрицательных тенденций – именно тенденций, – которые не позволяют нам расти, развиваться. Одна из таких важнейших тенденций – недостаточность инвестиций.

— Деньги, о которых мы говорили.

— Деньги, да. То мы говорили, 5 лет они у нас падали, 4 года они у нас росли. В 2016 году выросли на 10,6%, но это не покрывает в любом случае тех нехваток инвестиций, которые были раньше. А в этом году за первый квартал, к сожалению, инвестиции сократились уже на 10%, в то время как по экономике на 0,4% выросли. Может быть, это в пределах статистической ошибки…

— Скорее всего, да.

— …но все же выросли, и это очень тревожный показатель. Потому что именно от инвестиционного фактора зависит технико-технологическое обновление всего агропромышленного комплекса.

— Комбайны, тракторы, технологии, семена, генетика и так далее.

— Все правильно. А у нас получается коэффициент обновления на сегодня – 4%. Это 25 лет нужно работать, для того чтобы заменить этот трактор.

— 4% — это очень мало.

— Более того, мы же импортируем огромное количество иностранной техники – 68% тракторов, 90% оборудования для животноводства – все это не отечественное.

— Для птицеводства особенно, для тепличного хозяйства.

— Да, и так далее. Это такой не очень приятный симптом, показатель.

— У меня иногда в голове такая шальная мысль крутится: если бы против нас действительно решили ввести санкции, нам бы запретили ввозить импортный скот, импортное инкубационное яйцо, оборудование для теплиц, оборудование для животноводства, запасные части к тракторам и комбайнам, тогда было бы веселее, я так думаю. Как вы считаете?

— Мне тоже так кажется.

— Поэтому для сельского хозяйства санкции, которые введены сейчас, скорее благо.

— Бесспорно, это слава богу. Сколько лет мы уже об этом говорим? Давным-давно надо приступить именно к проблеме импортозамещения. Хотя у нас тогда появился приоритетный проект про агропромышленному комплексу, это тоже было толчком, но нужно было еще раньше…

— Кому-то стало завидно, что такие деньги идут в агропромышленный комплекс, я так думаю.

— Наверное. Экономическому блоку прежде всего. Это очень неприятная такая тема…

— То есть тому же Кудрину, я правильно понимаю?

— Да.

— Который сейчас разрабатывает экономическую программу.

— Да, экономическую программу, экономическую стратегию. Очень тревожное состояние в связи с этим, это касается и финансового обеспечения агропромышленного комплекса: у нас нет инвестиций…

— Иван Григорьевич, у нас же ввели льготные кредиты, дешевые кредиты под 5%, везде об этом протрубили. Но беда в том, что фермеры как-то их не очень сильно берут. Во-первых, до них они не доходят, а во-вторых, все равно что брать — миллиард, миллион, стопа документов должна быть одинаковая. У фермера просто нет на это никаких сил, таких бухгалтерий, чтобы заполнить все правильно. А если он где-то ошибется, документы уже устаревают, ему надо все это делать заново. В конце концов он вот так руку поднимает вверх, резко опускает, произносит непечатные слова и далее говорит: «Не буду я брать кредит, я лучше займу у соседа».

— Действительно, мы очень рады тому, что наконец наше предложение установить процентную ставку не выше 5% дошло до тех, кто решил это сделать. Это нужно было сделать давным-давно. Но смотрите, что получается. Вы знаете, что этот механизм заработал у нас с нового, 2017 года?

— Да.

— На эти цели было выделено 25 миллиардов рублей. Этих денег хватило только на погашение ранее взятых кредитов. На следующий год выделено тоже 25 миллиардов рублей, которые должны обеспечить проценты будущего года. Получается, что другие фермеры не смогут взять льготный кредит. Что им остается делать? Единственное – брать коммерческий кредит. А коммерческий кредит вы знаете по какой коммерческой ставке.

— От 20%.

— Ну, если не от 20%, то до 20% — это точно. Я считаю, что это колоссальнейшая проблема.

— Смотрите, что пишут наши читатели: «Чтобы развивалось сельское хозяйство, нужно строить школы на селе». Разумно?

— Разумно.

— А как у нас сейчас сокращается количество школ на селе?

— Неимоверными темпами. Это следующая негативная тенденция.

— А можете ее назвать?

— Это социальная проблема села. У меня просто сердце разрывается. Сейчас скажу почему. Я сам только позавчера это узнал. Вы знаете, что у нас 26 миллионов проживает на селе?

— Третья часть условно.

— Из них 36% безработных, 39% — малоимущих, а 4% живут ниже МРОТ.

— То есть по бедности сельское население лидирует.

— Да, оно на первом месте. То есть бедность имеет сельское лицо в нашей стране, к огромному сожалению. К огромному сожалению, до сих пор и заработная плата у него остается на уровне 57% от общей по экономике страны.

— Иван Григорьевич, она «не остается», как вы говорите. Она такой и предусмотрена в государственном планировании.

— Получается, что так. После села по этому показателю идет только текстильная промышленность. Село находится на втором месте с конца.

— Но текстильная промышленность – это ведь тоже сельское хозяйство? Это лен, конопля, хлопок и так далее.

— Потому что она зависит, конечно, от сырья, бесспорно.

— Это сырье, это те же крестьяне.

— Да. Это очень тревожные показатели. Более того, идет сокращение программы развития сельских территорий. На 2020 год запланировало всего 16,1 миллиарда рублей – это в полтора раза меньше, чем выделяется средств на замену тротуаров в Москве. Это на все село нашей страны – 16,1 миллиарда рублей. Это как раз реальные цифры.

Более того, у нас, например, повысились цены и на дизель, и на автобензин.

— У нас солярка всегда дорожает перед посевной и перед уборочной – это закон жизни, закон жанра просто-напросто. Почему в Германии для сельского хозяйства солярку красят?

— Конечно, предусматривают специально.

— Она дешевая потому что: ее покрасили, ее нельзя заливать в баки собственных автомобилей…

— …потому что это только предназначено для села.

— Конечно.

— И, к сожалению, согласно последней сводке, которая у меня есть (вчера я только подсчитал), действительно на 13% повысилась цена и солярки, и автобензина. Правда, цена на минеральные удобрения немного снизилась за этот период, то есть за последние 5 месяцев. И когда вдруг я узнаю, что будет сокращение программы социального развития села – еще одно сокращение – то получается, она ликвидируется. Это недопустимо. Я считаю, что…

— Фактически программа закрыта, я так понимаю. Если у нее нет финансирования – то это документ без денег.

— Финансирование пока есть, но Минфин пытается резко снизить бюджетные средства на ее реализацию. На практике это значит, что ее надо почти прикрыть, что категорически невозможно.

— Иван Григорьевич, я помню времена – начало 1990-х гг. – когда фермеры стучали ведрами на Горбатом мосту у здания правительства, их принимали и премьеры, и заместители премьеров, и принимались какие-то решения. И было очень мощное аграрное лобби в парламенте. Была аграрная партия. Все это было. Это же нужно было развалить с какой целью? Для того чтобы всего этого не было, чтобы они больше не кричали, эти крестьяне. Кто сейчас выражает мнение крестьян, как вы полагаете?

— Мнение крестьян выражают… Ну, «Единая Россия», получается. Аграрной партии как таковой нет. Кстати, в программе «Единой России» записан лозунг, что в селе должна быть жизнь комфортна.

— Вот давайте о комфорте и поговорим.

— Вот как раз о комфорте. И получается…

— Сколько сейчас нужно ехать женщине из села, для того чтобы родить? Сколько ей нужно ехать до роддома?

— 87,5 километров.

— Это в среднем по стране.

— Да.

— Значит, где-то 20, где-то 100.

— Да. До школы 19 километров нужно доехать.

— То есть только на автобусе?

— Да, это так называемая оптимизация. Вот здесь я не понимаю: президент непосредственно давал указания тем министерствам, которые связаны с сельским хозяйством, выделить отдельной строкой ресурс для села. До сих пор это не сделано, а сделана так называемая оптимизация. Вот к чему она привела: 87 километров туда, 19 километров сюда, то же самое по медицинским учреждениям, по клубам и так далее. Это категорически недопустимо.

— Это называется политикой обезлюдивания деревни.

— Получается так.

— Люди же видят, что в городах жить комфортнее, они туда переезжают – бросают все и уезжают. Сейчас агрохолдинги жалуются, что нет рабочей силы, причем уже давно жалуются, лет 5.

— Более того, такая концепция существует даже среди некоторых ученых, что меня просто огорчает. По их мнению, нужно сосредоточить сельское хозяйство в специализированных зонах, более благоприятных зонах. А потом что делать с другими?

— А потом туда продовольствие втридорога возить… Мы уже нахлебались с этим в Москве, Иван Григорьевич. Московская область раньше кормила не полностью, но в основном кормила, Москву молоком и овощами. Сейчас молоко везут издалека, поскольку сельское хозяйство в 50-километровой зоне вокруг Москвы было фактически ликвидировано (а это было самое насыщенное, европейского уровня сельское хозяйство, туда дипломатов возили показывать образцовые хозяйства).

— Да, показывали.

— Так вот сейчас с территорий радиусом до 500 километров уже возят в Москву молоко. Раньше считалось, что 200 километров – это запредельно, а теперь отдаленность до 500 км уже устраивает. И оттуда везут молоко.

— Плюс демографическая ситуация по прогнозу не улучшается, а ухудшается: до 2030 года мы потеряем еще 5 миллионов человек. То есть если мы не освоим наши земли, то придут другие народы ее осваивать.

— Да, которые без земли.

— И тогда уже эта проблема из экономической превратится в политическую.

— В военную она превратится, Иван Григорьевич. Это будет уже военная проблема.

— И об этом мы ни в коем случае не должны забывать.

— Скажите, пожалуйста по пунктам – какова, на ваш взгляд, должна быть аграрная стратегия?

— Каковы могут быть ее направления? Прежде всего это научно-техническая, научно-технологическая политика совместно с наукой и образованием – это №1, без этого никуда. Что касается образования, даже смешно говорить: почему выделяются средства на одного студента в аграрном ВУЗе в 2 раза меньше, чем в другом ВУЗе? Чем хуже сельский студент, нежели городской? У меня в голове это не укладывается.

— Ну вот это и есть аграрная политика.

— Абсолютно верно. Поэтому №1 – это научно-техническая и технологическая политика совместно с наукой и образованием. Второе колоссальнейшее направление – то, о чем мы говорили – это социальное развитие села. Третье направление, которое мы должны категорически совершенствовать – земельные отношения. Потому что это одна из причин, почему нельзя получить кредиты, почему малые формы хозяйствования их не могут получить – это наши фермеры, владельцы личных подсобные хозяйства – потому что нет залога: земля не является предметом залога. Такого нет в мире в рыночных отношениях. Поэтому навести порядок в земельных отношениях – их огромное количество, это абсолютно отдельная тема для разговора.

Следующее: проблема размещения и специализации агропромышленного производства. Она теснейшим образом связана с земельными отношениями. Следующая проблема: экономический механизм – это основной рычаг. Это бюджетная политика, это кредиты, это налоговая политика, это страхование. Кстати, по страхованию – просто в голове не укладывается: 5% мы страхуем в растениеводстве сельскохозяйственных угодий. Более того, страховые возмещения составляют 15%, в то время как в ОСАГО, КАСКО — 73%. Почему у нас только 15%? Я считаю, что нужно закон по страхованию решительно менять, и пороговое значение должно быть минимум 50% возмещения, а для труднодоступных регионов, где природные условия наиболее сложные, до 70-80% должно быть возмещение. Это колоссальная проблема, касающаяся системы страхования. Мы постоянно об этом говорим и никак не можем продвинуться вперед.

Экономический механизм – это важнейшее направление, без которого невозможно расти. Это внешнеэкономическая деятельность, соотношение экспорта и импорта – отсюда наш Евразийский союз. И если мы пошли на интеграцию, то, наверное, нужно как-то продвигаться вперед. А если нет, то зачем мы интегрировались в этот союз? Наконец, последнее – это экологическая составляющая и проблема изменения климата. Если мы сами не примем меры, не оглядываясь на другие страны – а у нас огромнейшая страна – то для нас это тоже кончится плачевным образом. Мне кажется, такими должны быть основные направления. Если мы будем их совершенствовать, то, по нашему прогнозу, мы сможем обеспечить рост как минимум на 3% в год.

— Стабильно на этом уровне.

— Да, стабильно. Это, в общем-то, хорошая цифра, я все-таки надеюсь на это. А если будет развитие по инерционному варианту, то наше радужное настоящее может превратиться в темное будущее.

— Умные люди предлагают: «Надо надавить на Кудрина, чтобы он выдавил из себя свою аграрную программу, чтобы его опередить немножко». Это правильно, наверное.

— Да. Нам крайне необходимо разработать стратегию развития.

Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2017 > № 2309187 Иван Ушачев


Россия. ЦФО > Финансы, банки > minfin.ru, 7 сентября 2017 > № 2303194 Алексей Моисеев

Интервью заместителя Министра финансов Алексея Моисеева агентству "РИА Новости"

О главных темах Московского финансового форума, либерализации рынка ОСАГО

Моисеев Алексей Владимирович

Заместитель Министра

В системе обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) необходимо двигаться в сторону либерализации, при которой в первую очередь важно защитить именно автовладельца, считает заместитель министра финансов Алексей Моисеев. Накануне Московского финансового форума, который организует Минфин, в интервью РИА Новости Моисеев рассказал о том, какие инициативы по ОСАГО планируется обсудить в рамках форума, могут ли предложенные министерством изменения быть приняты уже в этом году и когда в РФ ожидается либерализация всех видов обязательного страхования.

Алексей Владимирович, 8 сентября ведущие российские экономисты, эксперты, а также представители власти соберутся на Московском финансовом форуме, который организует Минфин. Какие темы выносятся на обсуждение? Что в Минфине сейчас считают наиболее актуальным?

Поскольку Московский финансовый форум организован по инициативе Минфина России, центральная часть обсуждения будет посвящена теме развития экономики и бюджетной системы в новых условиях. За последнее время был принят ряд законов, связанных с новым бюджетным правилом. Эта тема как раз и будет в центре внимания на форуме.

Что касается моего блока работы, то мы выносим на обсуждение очередные инициативы по ОСАГО (в прошлом году был индивидуальный пенсионный капитал). Также будем говорить о том, что мы хотим распространить удачный опыт внедрения систем Track&Trace на изделия из драгметаллов, чтобы в первую очередь обеспечить защиту прав потребителей. Когда люди покупают ювелирное изделие, они должны быть уверены в том, что клеймо, которое на нем висит, не поддельное.

Какие инициативы по ОСАГО вы планируете обсудить?

Мы в нашей концепции говорим о том, что гражданин должен иметь страховой полис, к которому есть установленные требования. Если требования соблюдены, то формат полиса (сколько он будет стоить, как он выглядит и т.д.) — это уже вопрос рыночных отношений. Собственно, мы поэтапно к этому движемся. Во-первых, уже введен в действие электронный полис. Во-вторых, до начала либерализации тарифов введено право гражданина в течение так называемого "периода охлаждения" вернуть полис с возвратом денег без всяких материальных вычетов, если выяснилось, что страховая компания навязала ему какие-либо дополнительные услуги. При либерализации ОСАГО мы в первую очередь должны защитить гражданина.

А что вы конкретно предлагаете поменять в ОСАГО в рамках либерализации?

Достаточно революционное, на наш взгляд, предложение связано с тарификацией. Первый этап либерализации был реализован несколько лет назад, когда были введены конкретные ставки стоимости полиса ОСАГО, введен так называемый "коридор". Следующий шаг — либерализация коэффициентов. Предлагаем в первую очередь ликвидировать региональный коэффициент. Сколько в Москве ездит людей с номерами 33, 40, 69 регионов? Они фактически имеют постоянную регистрацию в другом регионе, но живут и работают в Москве. То же самое относится к Санкт-Петербургу и другим крупным городам. Поэтому говорить о том, что есть какая-то привязка автомобиля к месту регистрации, совершенно неправильно.

Предлагаем также убрать коэффициент мощности. Раньше считалось, что более мощные автомобили эксплуатируются наиболее агрессивно, чаще попадают в аварии. Статистика МВД этого не подтверждает, она показывает, что связи между мощностью и аварийностью нет. Вероятно, когда разрабатывался действующий закон об ОСАГО, коэффициенты были основаны на неких теоретических заключениях о том, от чего зависит стоимость полиса. Годы его использования и переход на масштабную машинную обработку данных привели к тому, что накопленная статистика не подтверждает того факта, что аварийность зависит от мощности. Мощные автомобили обычно оборудованы более надежными тормозами и прочими современными системами. У вас может быть автомобиль с мощностью 500 лошадиных сил, который при этом оборудован, например, двойными дисковыми тормозами, а может быть старый автомобиль 75 года выпуска, который имеет мощность 50 лошадиных сил, но при этом тормоза у него последний раз нормально работали 30 лет назад.

Появятся ли взамен какие-то новые коэффициенты, влияющие на стоимость полисов ОСАГО?

Мы хотим дать возможность страховым компаниям самостоятельно вводить дополнительные коэффициенты, связанные с манерой вождения. Страховые компании могут составлять некий профиль вождения. Человек, например, часто превышает скорость, часто ездит по обочине и так далее, в связи с этим имеет смысл ввести ему повышенный коэффициент. Мы сейчас работаем над тем, чтобы страховщики имели доступ к информации о манере вождения.

По большому счету, уже сейчас при расчете коэффициента "бонус-малус" происходит взаимодействие между МВД, страховыми компаниями и Российским союзом автостраховщиков. И даже когда мы говорим про европротокол, который оформляется без выезда сотрудника ДПС, страховая компания имеет возможность обратиться в органы ГИБДД за уточнением деталей аварии. Такое взаимодействие в целом налажено очень хорошо. Поэтому мы считаем, что при расчете КБМ должна учитываться в том числе статистика о манере вождения человека. Когда вводили ОСАГО, не было вообще никакой статистики. Накопленные с годами данные, в особенности статистика в электронном формате, дают нам возможность агрегировать и собирать информацию о манере вождения по разным субъектам России.

Big data — великая вещь. Big data именно по конкретному автомобилю, а не водителю. Big data — это возможность агрегировать и анализировать машинными методами большое количество различных данных. По сути, весь этот километрический анализ, который применяется к большим объемам собираемых данных, дает возможность выстраивать тарификацию. Теоретически здесь можно привязать любые, даже медицинские, показатели. Но мы даже подступаться к этому не хотим. В чем есть необходимость, так это в данных как эксплуатируется автомобиль. На мой взгляд, мы сейчас готовы использовать этот показатель. Эксплуатируется ли он с нарушениями ПДД или нет, какие нарушения — эпизодические, массовые или постоянные. Вот от этого и будет зависеть тариф ОСАГО.

ОСАГО страхует ответственность водителя с привязкой к конкретному автомобилю, сейчас мощность транспортного средства является показателем, который влияет на стоимость полиса. Почему было сделано именно так? Чем обосновывается такая норма? Если отказаться от этого коэффициента, оставлять только безаварийную езду, может ли быть полис ОСАГО "отвязан" от автомобиля и "привязан" к конкретному человеку?

Некоторое время назад эта идея обсуждалась, но мы отказались от мысли перейти на продажу полисов ОСАГО с привязкой к водителю, потому что человек может иметь разные истории в зависимости от того, на каком автомобиле он ездит. Говорят, что у нас нарушает не автомобиль, а человек. Не согласен. Нарушает автомобиль, потому что фиксируется у нас автомобиль, который, например, превысил скорость, заехал на обочину или проехал на красный свет. Очевидно, что мы не можем доказать, был ли за рулем владелец или какой-то другой человек, который допущен к управлению автомобилем. Есть даже такое понятие, как полис без ограничения, и многие им пользуются. Ничего плохого в этом нет, но владелец должен понимать, что автомобиль — это предмет повышенной опасности и в обязанности владельца автомобиля входит не допустить к управлению граждан без водительского удостоверения, пьяных, детей и так далее. Когда гражданин покупает полис без ограничения и дает широкому кругу людей на нем ездить, то он должен осознавать все риски. Это непосредственно его ответственность. Здесь, я считаю, все справедливо и должен быть "наказан" автомобиль. Ну а человек будет в следующий раз думать, кому его доверять или не доверять. Речь о том, чтобы отвязать ответственность от автомобиля и привязать ее к водителю сейчас не идет.

Кроме того, если мы говорим о юридических лицах, которые обладают парком автомобилей — их водители в рамках одного юридического лица сегодня работают на одной базе, завтра на другой. Привязывать машину к водителям не слишком удобно. И наконец, один и тот же водитель может управлять разными автомобилями с разными степенями опасности. Например, если сравнивать современный автомобиль и раритетный, очевидно, что степень их опасности по скоростным меркам разная.

Будет ли на выходе полное освобождение тарифов или же какие-то ограничения останутся? И какие функции останутся у ЦБ в части регулирования?

Коридор, который регулирует ЦБ, безусловно, останется. Просто внутри этого коридора компании смогут варьировать стоимость полиса по тарифам.

Оправданы ли опасения автовладельцев в том, что либерализация тарифов ОСАГО приведет к росту цен на полисы?

Очевидно, что для агрессивных водителей, которые были несколько раз пойманы пьяными за рулем, цены могут вырасти. Но для аккуратных и дисциплинированных водителей, я уверен, цены снизятся. В данной ситуации мы делаем тариф менее солидарным и более персонифицированным. Мы постоянно говорим о том, что нужно снижать тарифы, например, для пожилых людей. Пожилые люди, как правило, ездят аккуратно, пьяными за руль не садятся — вот они и получат снижение тарифа.

Точно так же как граждане опасаются, что при либерализации тарифы вырастут, страховые компании опасаются, что при либерализации (там ведь есть верхняя планка и нижняя) будет демпинг, и тарифы улетят, например, в 1000 рублей. Но рынок на то и рынок, чтобы это все урегулировать.

Страховщики в целом поддержали либерализацию ОСАГО, но выступили против введения ряда поправок, предложенных Минфином. Например, рынок пока против, чтобы на данном этапе исключались или вводились ряд коэффициентов, вводились многолетние договоры и полисы с разными страховыми суммами. Как протекают дискуссии с участниками рынка?

Есть точки зрения, что не стоит ничего трогать — как-нибудь отрегулируем ситуацию, а потом уже решим, как реформировать. Можно ждать сколько угодно и не реформировать. Но мы понимаем, что эта система в целом не рыночная. А если она не рыночная, то она порочна. И ждать в этом случае будет неправильно.

Я согласен обсуждать поэтапность введения всех этих мер, чтобы не было шоковых терапий. Но это не значит, что нужно стоять на месте. Мы должны сразу записать в переходных положениях законопроекта, в какой момент будут вводиться те или иные меры.

Вспомним ситуацию с электронным полисом. Сколько лет это откладывали и говорили, что "не время". Спасибо Игорю Ивановичу Шувалову, который поспособствовал его введению. И все довольны, ничего негативного не произошло. А ведь норма в законе существовала очень давно. Но она была с отложенным введением. И это отложенное введение каждый раз на год переносили. С европротоколом то же самое. Люди потихоньку втягиваются, привыкают. Но если говорить "не время, давайте подождем", ситуацию можно загнать в полный тупик, и ничего не будет меняться.

Когда планируется внесение документа в ГД? И когда документ уже вступит в силу?

Наш проект, который направлен на либерализацию, проходит сейчас межведомственное согласование. Осенью он уже будет внесен в Госдуму. Очень хотелось бы, чтобы он был принят в осеннюю сессию. Мы и проводим это обсуждение на МФФ, чтобы широкая общественность могла высказаться по поводу поправок. Если, конечно, мы увидим, что общество в широком смысле не готово к этому, будем рассматривать еще более поэтапное введение. Но мы убеждены в том, что нужно двигаться в направлении либерализации. Кроме того, это позиция правительства, которая выражена в виде утвержденных им же основных направлений развития страхового сектора.

Планирует ли Минфин увеличить предельные суммы страхового покрытия по ОСАГО?

На первом этапе либерализации планируем предложить гражданам возможность покупать ОСАГО с большим покрытием. В принципе, граждане уже сейчас для себя расширяют покрытие за счет того, что покупают полисы ДСАГО, дополнительно достраховывая свое авто. На рынке сложилась некая средняя цифра, на которую люди обычно достраховывают свой автомобиль — два миллиона рублей. Мы хотим дать гражданину возможность выбора и предлагаем ввести несколько видов полисов. Условно говоря — базовый, эконом-класс, бизнес и комфорт-класс. Существующие сейчас 400-500 тысяч рублей останутся, но можно будет увеличить ответственность, по нашим предложениям, до двух миллионов рублей. Повторюсь, это исключительно по желанию.

ОСАГО существует уже более 14 лет. И большую часть времени страховщики говорят об убыточности этого вида страхования, обвиняя в этом недобросовестных автоюристов. Так ли это на самом деле? И как с этим надо бороться?

Ситуация с убыточностью обострилась, когда "изобрели" злоупотребление правом. С моей точки зрения, это некий сговор, с участием в том числе и сотрудников страховых компаний. По сути, автоюристы ничего плохого не делают — они помогает гражданам защитить свои права. Условно говоря, если мне некогда или если я считаю, что страховая меня обидела, я нанимаю профессионального юриста, который будет защищать мои права в судебных разбирательствах со страховой компанией. Ничего плохого в деятельности этого человека нет. Но есть юридические компании, люди (более корректно мы их называем злоупотребителями права), действующие в сговоре с сотрудниками страховых компаний. Мы знаем, что таких случаев много. К сожалению, в некоторых регионах это носит масштабный характер. Предпринята масса шагов направленных на то, чтобы снизить легкость такого рода злоупотреблений без ущемления прав граждан.

Первое — это переход на претензионный срок 5-10 дней. Обязательный претензионный порядок был введен несколько лет назад. Например, сотрудник хамит, вы обижаетесь и подаете жалобу на сайте. Быстрее и эффективнее ваши права будут защищены, если вы подаете жалобу на сайте: жалоба поступает в центр претензий, и, как правило, компания, удостоверившись, что сотрудник неадекватен, быстро восстанавливает ваши права. Эта процедура значительно легче и быстрее, чем решение вопроса через суд.

Второе — натуральное возмещение. Его задача в том, чтобы машину починили и вернули в первоначальное состояние. С учетом того, что мы обязали компании использовать новые запчасти для ремонта, гражданам это выгодно: отдали машину, поставили запчасти, и можно ездить. Здесь выбивается почва из-под злоупотребителей правом, потому что, по большому счету, нечем злоупотреблять.

Страховщики борются против того, чтобы их кто-то дергал, в принципе они имеют на это полное право. А есть граждане, которые борются против того, чтобы страховые компании выводили на чистую воду людей, которые сами въезжают в забор, а потом говорят, что это кто-то другой. Действительно, такие тоже есть. К сожалению, есть регионы, где люди договариваются между собой и инициируют ДТП. Получается, в обществе автовладельцев говорят, что страховые компании им не доверяют, давайте с ними ругаться, а страховые компании в свою очередь считают, что граждане их нечистоплотно обманывают. Задача органов госрегулирования как раз найти баланс интересов. Баланс государственного регулирования должен быть где-то посередине. Зарегулировать каждую запятую отношений невозможно. Мы для того и отошли от госплана, чтобы строить рыночную экономику, которая основана на свободе договора. Вот почему важно перейти к такому понимаю ОСАГО как к обязанности страховать ответственность, но не как к обязанности купить некий полис, на котором что-то написано. Люди должны прийти в ту страховую компанию, которая с ними хорошо работает. Наша конечная цель — создать для людей такие условия на рынке автострахования, чтобы человек, обращаясь в страховую компанию, получал хорошее обслуживание, качественный продукт по справедливой, с точки зрения покупателя, цене, а в случае ДТП оставался доволен взаимодействием со своей страховой компанией.

Некоторые страховщики жалуются, что натуральная форма возмещения не работает, так как число СТОА, желающих взять на себя ответственность за качество и сроки ремонта, как это изложено в законе, крайне мало. Известно ли Минфину об этой проблеме, и каким образом ее следует решать?

Закон введен совсем недавно, и говорить о какой-то статистике слишком рано.

Еще год назад Минфин заявлял о том, что в 20-х годах все обязательные виды страхования в РФ буду либерализованы. Эта идея до сих пор актуальна? И каков план действий?

Что касается либерализации обязательных видов страхования, ничего нового мы не предлагаем. Все концептуальные вещи зафиксированы в стратегии развития страхового рынка, которая была утверждена правительством еще в 2013 году. В ней, в числе прочего, был заявлен отход от обязательных видов страхования и их полная либерализация к 2020 году. Раньше казалось, что 2020 год далеко. Оказалось, что с точки зрения потребителей страхового рынка, либерализация требует более плавного подхода. Возможно, мы будем просить правительство немного подвинуть эти сроки, чтобы не было резкого перехода. Поэтому полную либерализацию всех видов обязательного страхования (в частности, ОСАГО, ОСГОП и ОСОПО) мы ожидаем ближе к 2025 году.

"РИА Новости|Россия сегодня" выступает официальным информационным агентством Московского финансового форума 2017

Россия. ЦФО > Финансы, банки > minfin.ru, 7 сентября 2017 > № 2303194 Алексей Моисеев


Россия. ЦФО > Медицина > regnum.ru, 5 сентября 2017 > № 2464724 Алексей Хрипун

В Москве появляются специализированные медицинские сети, разрастается электронная система ЕМИАС, сокращается время оказания неотложной помощи. Следующий шаг — формирование резерва руководящего состава из врачей со всей России и внедрение телемедицинских технологий. О том, как бороться с хамством в поликлиниках, зачем Москве главврачи с Дальнего Востока и какие изменения произойдут в системе школьной медицины, в интервью ТАСС рассказал министр правительства Москвы, руководитель столичного департамента здравоохранения Алексей Хрипун.

— Москвичи уже успели заметить преобразившиеся регистратуры в поликлиниках после введения единых стандартов "вежливости", но как быть, если за дверью улыбку регистратуры сменяет сердитый врач?

— "Вежливая регистратура" или, правильнее сказать, внедрение "московского стандарта" поликлиники стало нашим первым шагом в создании пациентоориентированной среды, которая в будущем призвана полностью изменить культуру общения медиков с пациентами.

Мы двигаемся дальше в этом направлении и внедряем новые инструменты обратной связи: скоро появится пульт с набором смайликов в поликлинике и сервис "sms-оценка". В обоих случаях пациент сможет сразу же после визита поделиться своим впечатлением, нажав на пульте нужную кнопку-эмоцию или отправив бесплатное сообщение о качестве обслуживания. Впоследствии вся полученная информация будет анализироваться руководством, и если действия медработника будут вызывать вопросы, к нему будут применены различные санкции. И наоборот, обладателей хороших отзывов будем поощрять.

У любой городской поликлиники, которую пациенты признают "самой вежливой", есть шанс раз в квартал получить 7,5 млн рублей. Мы предусмотрели две номинации — для детской и взрослой поликлиник. Выбирать победителей будем после изучения отзывов, обратной связи по электронной почте, на почте Департамента и портале “Наш город”.

— Городские медучреждения по качеству обслуживания в будущем смогут конкурировать с многофункциональными центрами (МФЦ)?

— Мы будем к этому стремиться. Но знаете, научить всех "улыбаться", — речь, разумеется, о целом организационном комплексе, где все ориентировано на потребителя услуг, — штука непростая. Я знаю блестящих хирургов с отвратительным характером. Они гении, настоящие профессионалы, но пациенты жалуются на недоброжелательное отношение с их стороны, несмотря на высокую результативность работы. Как быть в такой ситуации? Работать в индивидуальном порядке с каждым нашим сотрудником.

— Поликлиника — это целый организм, где многое зависит не только от самих врачей. Как быть с остальным персоналом: охранниками, санитарками, главврачами, наконец?

— В системе московского здравоохранения я уже без малого 40 лет и кадровую ситуацию знаю хорошо. Я убедился в том, что грубые и недоброжелательные врачи в большинстве случаев не получают удовольствия от своей работы. Будучи ассистентом и доцентом в начале восьмидесятых (годов прошлого столетия — прим. ТАСС), я внимательно наблюдал за студентами и видел, что многие из них в буквальном смысле случайно оказались в медицине, другие к тому времени еще не решили, будут ли связывать с этой профессией свою жизнь.

Я убежден, руководить клиникой должен врач, который разбирается в экономике, финансах, знает правовое поле свой работы

Сегодня мы ставим перед собой задачу создать такой кадровый резерв, чтобы четко осознать: в московском здравоохранении не будет случайных людей. Так и возникла идея реализовать программу "Лидер.Мед", которая привела бы в наше окружение молодых независимых амбициозных специалистов из самых разных отраслей, включая экономику и юриспруденцию. Причем упор делаем именно на обновление управленческого состава — главврачей, их заместителей и руководителей структурных подразделений.

При этом неважно, кто ты — врач из Иваново или главврач из Хабаровска. Рассмотрим всех. Помните советский телевизионный конкурс "Алло, мы ищем таланты"? Примерно об этом идет речь. Разумеется, каждый из соискателей должен иметь "эмоциональный интеллект", располагать к себе коллектив.

— Как будет проходить отбор специалистов по программе "Лидер.Мед", и когда они смогут приступить к работе?

— Мы думаем, что желающих самореализоваться в Москве будет много, и ожидаем, что анкету на сайте программы заполнят несколько тысяч человек. С начала сентября с каждым соискателем будем общаться с помощью интернет-ресурсов, с лучшими будем проводить очные индивидуальные встречи, по итогам которых будет отобрано примерно 200–300 специалистов. Первые из них будут обучены и смогут приступить к работе уже с конца 2017 года. Они сформируют кадровый резерв. Это не значит, что все эти люди прямо завтра займут управляющие должности в медучреждениях. Мы говорим о резерве, о процессе самом по себе динамическом. Поэтому, по сути, программа "Лидер.Мед" — бессрочная. Жестких требований к стажу, опыту работы и возрасту соискателя нет, мы отдадим предпочтение лучшим.

— Ранее вы анонсировали программу "Московский врач". Не будут ли эти две программы дублировать цели и задачи друг друга?

— Действительно, оба проекта стартуют в сентябре и в глобальном плане направлены на повышение качества работы наших медучреждений, укрепление профессиональной среды. Потенциальный руководитель по программе "Лидер.Мед" получит оценку своих управленческих и организаторских способностей. Таким образом, мы сможем пополнить команду администраторов столичного здравоохранения. Программа откроет и возможности для врачей из регионов, которые смогут переехать в столицу и фактически начать новую жизнь на новом месте. Получение же статуса "Московский врач" — это оценка профессиональных медицинских компетенций специалиста, возможность для повышения квалификации.

За звание "Московского врача" придется побороться. Соискатель не только должен будет пройти сложный тест (пока по одной из 15 специальностей), но и продемонстрировать практические навыки и пройти сложное собеседование. В составе экзаменационной комиссии — специалисты из Первого МГМУ им. Сеченова, РНИМУ им. Пирогова, МГМСУ им. Евдокимова и Российской медицинской академии профессионального образования, главные внештатные специалисты департамента здравоохранения, руководители медицинских организаций, представители профессионального сообщества. В качестве меры поощрения за наличие такого статуса столичным врачам правительство Москвы предусмотрело ежемесячную прибавку к зарплате 15 тыс. рублей. На публичных информационных ресурсах обязательно отобразим, какой врач удостоился "знака качества", а у входа в кабинет повесим соответствующую табличку.

Программа "Московский врач" в конечном итоге направлена на интересы пациентов, поскольку сложные экзамены подразумевают готовность к ним, высокий уровень знаний и стремление к дополнительному непрерывному образованию врачей, а значит и высочайшее качество оказания медицинской помощи. Это одна из мер на пути к созданию пациентоориентированной среды, о которой я говорил выше. Еще до начала приема пациент будет знать, что его примет врач высшей категории, настоящий профессионал.

Это реально "знак качества", стандарт столичной медицины.

— Как пациенты смогут найти таких врачей и записаться к ним на прием?

— Записаться на прием — в системе ЕМИАС (Единая медицинская информационно-аналитическая система — прим. ТАСС). А получить подробную инструкцию к действию обо всех наших сервисах — на сайте Департамента здравоохранения Москвы. Там в июле (2017 года — прим. ТАСС) появился специальный навигатор с интерактивными инструкциями для пациентов: как выстроить маршрут получения медпомощи, пройти диспансеризацию, получить полис обязательного медицинского страхования (ОМС) и многое другое.

В разделе доступно несколько колонок врачей с советами по профилактике и лечению различных заболеваний и размещен справочник по медорганизациям города. В подразделе "Обсуждение" главные внештатные специалисты и врачи комментируют заданные пациентами темы. Там будет размещена и информация об образовательном статусе.

Мы постоянно работаем над редакцией навигатора, в дальнейшем будем публиковать большие рейтинги больниц по положительным отзывам и независимой оценке качества помощи.

— Работа больниц Москвы тесно связана с деятельностью ритуальных учреждений, которые арендуют помещения в столичных моргах. Навигатор будет содержать информацию об их работе?

— Скорее, рынок ритуальных услуг должен иметь свой навигатор. В последнее время в этом сегменте из-за огромного количества частных сервисов творится произвол в отношении клиентов, и хорошо, если такой инструмент, как навигатор, приведет его в порядок. Говорю так из-за ряда вопиющих случаев, о которых мне докладывали. Например, сотрудники больницы еще официально не сообщили родственникам об усопшем, а похоронный агент уже предлагает семье свои услуги. Кто передал агенту информацию о покойнике? Правильно, какой-то "крот", который, по всей видимости, получает за это вознаграждение.

— Как вы будете решать эту проблему?

— Я не готов это комментировать, поскольку департамент здравоохранения не курирует ритуальную отрасль. Могу сказать одно, если за это отвечает одна структура — лучше, если она будет являться государственной. Этим можно легко управлять, спрашивать за качество услуг, за справедливость, за соблюдение закона.

— Как вы относитесь к инициативе административной и уголовной ответственности за блокировку машины скорой помощи на дороге?

— Положительно, если действия конкретного водителя, его нежелание пропустить автомобиль скорой помощи приводит к смерти людей, осложнениям заболевания и вообще отражается на оказании медицинской помощи. Также активно обсуждалась необходимость введения ответственности за нанесение физических повреждений сотруднику скорой. Я вам скажу так, в некоторых странах одно неверное действие в сторону полицейского может стоить жизни, потому что полицейский — персона неприкосновенная. Я не юрист, не могу сказать, какой конкретно меры пресечения заслуживает человек, который ударит врача или нахамит ему. Это пусть решают правоведы. Главное, чтобы наказание было неотвратимым, вплоть до уголовного.

— Существующего сегодня количества подстанций и машин скорой помощи хватает или их число будет увеличиваться?

— Их точно хватает, происходит постоянная модернизация, что-то строим, что-то ремонтируем. Недавно видел один аналитический отчет, где сравниваются агломерации по количеству подстанций. Это, на мой взгляд, некорректно. Главный критерий — это время доезда, а оно у нас одно из самых малых в мире.

Сегодня среднее время ожидания врачей скорой в экстренных случаях составляет 12,1 минуты. За один день на Станцию скорой и неотложной медицинской помощи имени Пучкова поступает до 16 тысяч обращений, при этом бригады выполняют до 12 тысяч выездов ежедневно. Каждый специалист Единого городского диспетчерского центра в сутки принимает около 350 обращений.

— Ранее вы говорили, что бригады и подстанции начали формировать единую сеть неотложной медпомощи. Означает ли это, что в случае инсульта человека повезут не в ближайшую больницу, где может не оказаться нужных специалистов и оборудования, а в специализированную высокотехнологичную клинику, ведь счет идет на минуты? Какие еще специализированные сети в будущем появятся в системе московского здравоохранения?

— Да, в Москве уже действуют инфарктная и инсультная сети. К примеру, пациентов с подозрением на инсульт или инфаркт скорая помощь максимально быстро доставляет в операционные 29 клиник, где им сразу проводят эндоваскулярные операции, коронарографию, удаляют тромбы, устанавливают стенты и таким образом восстанавливают кровоток в сердечной мышце и сосудах мозга. Главное для нас в этом случае — не тратить время на перевозку из одних больниц в другие и в кратчайшие сроки доставлять больного туда, где есть операционный стол с ангиографом.

Сейчас мы работаем над созданием акушерской сети: делаем женские консультации структурными подразделениями роддомов, чтобы не было такой ситуации — беременная встает на учет в одном медучреждении, ходит на консультации в другое, а ответственность за результат несут врачи в третьем. Мы распределили все женские консультации между роддомами и готовимся с 1 января 2018 года ввести новую комплексную услугу на сопровождение родов. Пока ребенок благополучно не появится на свет, никаких денег из фонда ОМС роддом не получит.

Аналогичным образом поступим с травмпунктами, все они в скором времени также станут подразделениями больницы.

— Может ли сетевая модель появиться и в области трансплантологии? Хватает ли Москве имеющихся центров для пересадки органов?

— Количество трансплантированных органов с каждым годом растет. Москва хоть и прогрессирует в этом отношении, но пока не достигла необходимых показателей. Непосредственно, что касается донорских почек: проблема не в том, сколько в Москве трансплантологических центров и сколько хирургов умеют пришивать донорскую почку. Проблема в другом — не хватает органов.

Как ее решить? Воспитывать больше так называемых координаторов, которые одновременно являются штатными сотрудниками медучреждений и Центров органного донорства. Отвечая на первую часть вопроса, считаю, что необходима сеть, обеспечивающая два-три специализированных центра трансплантологии донорскими органами.

— Могут ли решить проблему нехватки органов живые доноры, если эту процедуру узаконить?

— Может и решит, но я считаю, этого делать не стоит. Это сугубо моя гражданская позиция: если речь идет о твоем родственнике, то факт передачи органа объясним, а если о постороннем человеке, то возникает мысль, что человек мог стать донором из коммерческих побуждений.

— С 2018 года в России вступит в силу закон о телемедицине. Что эта инновация даст Москве?

— По мнению экспертов, телемедицина может стать одним из самых динамично развивающихся секторов в России в ближайшие три-пять лет. И я с этим согласен. Более того, я убежден, что закон о телемедицине находится в первой тройке главных медицинских законов, наряду с законами об охране здоровья и обязательном медицинском страховании.

Правительством Москвы уже создан задел для этого — система ЕМИАС, которая отлично реализует коммуникацию типа "врач–врач". К примеру, она начала выдавать электронные рецепты для аптек. Единственная сложность, сейчас их могут принимать только аптеки при поликлиниках. Пока рецепты не имеют уникальной цифровой подписи, они могут циркулировать только в пределах одного учреждения. В перспективе все аптеки столицы также будут иметь возможность подключения к этой сети.

Коммуникация "врач–больной" — особая история. Никакая машина на расстоянии не позволит, предположим, выслушать хрипы с каким-нибудь оттенком в заднем сегменте нижней доли легкого. Пока что, во всяком случае. Тем не менее телеконсультация, ведение уже известного врачу больного дистанционно, использование различных мобильных диагностических и специальных устройств — абсолютно реальные, мало того, востребованные вещи.

— Возвращаясь к упомянутой вами теме ОМС, могут ли в этой системе появиться частные клиники?

— Законодательство разрешает частным клиникам уже давно участвовать в системе ОМС. Однако коллеги сюда не слишком стремятся, хотят работать в условиях определенных "фильтров": старика с сердечным приступом принимать не хотим, это ночью не делаем, это не востребовано. Возите нам молодых и перспективных больных — не с "площади трех вокзалов" — и желательно тогда, когда им можно быстро помочь, говорят они.

А без "фильтра" работает только государство. К тому же "мешок" (бюджет — прим. ТАСС) ОМС не резиновый. Для того чтобы кому-то выделить объемы медицинской помощи, надо их у кого-то забрать. Значит, придется забрать часть бюджета у государственных поликлиник и больниц, где готовы работать со всеми пациентами и при этом по сдержанным тарифам, и передать частным, которые такого охвата и по таким ценам не могут обеспечить.

В Москве достаточно разумные и жесткие, на мой взгляд, правила распределения объемов финансирования. Их регулирует специальная комиссия Московского фонда ОМС и делает это, поверьте, объективно и справедливо.

— Начинается новый учебный год. С какими показателями здоровья школьники подошли к его началу? Есть ли улучшение показателей или тенденция обратная? Помогает ли им наличие медкабинетов в школах, не архаика ли это уже?

— Могу сказать одно: пока состояние здоровья школьников имеет весьма неблагоприятный вектор. Бесконтрольное несбалансированное питание, злоупотребление гаджетами, малоподвижный образ жизни, иногда раннее курение, иногда алкоголизация. До недавнего времени мы не знали, как в это вмешаться, но сейчас абсолютно ясно одно — школьная медицина нуждается в преобразовании. Здесь я имею в виду не только меры профилактики заболеваний, а систему медобеспечения в школах в целом.

Пока состояние здоровья школьников имеет весьма неблагоприятный вектор. Бесконтрольное несбалансированное питание, злоупотребление гаджетами, малоподвижный образ жизни, иногда раннее курение, алкоголизация

Приведу пример. Некоторое время назад в одной московской школе на уроке физкультуры ученица потеряла сознание. Одноклассники побежали за медсестрой, не сразу ее нашли, а это все трата времени, лишняя суета. Какую помощь медсестра окажет ребенку, находящемуся без сознания? Все равно она вызовет скорую. Прибывшие медики констатировали смерть девочки.

Никакая медсестра, никакой врач-педиатр в школе или детском саду чаще всего не помогут в экстренных случаях, они и не должны этим заниматься — переломами, травмами, потерей сознания, например. Чем тогда должны заниматься медики в школе, спросите вы?

— Думается, профилактикой детских заболеваний.

— Именно. Мы так видим: медики в начале года осуществляют профосмотр детей, фиксируют, у кого есть проблемы со зрением, позвоночником, стопой, желудком. Выявляют и сообщают об этом педагогу и родителям, и одновременно — врачам в поликлинике, к которой ребенок прикреплен по месту жительства. Информационная система, которую мы сейчас совместно с департаментом образования выстраиваем, так и называется — "ЕМИАС. Школа". Фиксируется проблема в школе, а отражается в электронной карте по месту жительства в поликлинике, к которой ребенок прикреплен. Проект работает в четырех пилотных поликлиниках. Будем стараться запустить его на повсеместной основе уже к следующему учебному году.

— Выходит, медсестра в школе станет приходящей, постоянно сидеть там ей нет надобности?

— Все верно. В нашем понимании, ближайшая к школе поликлиника будет иметь врача-координатора, контролирующего территорию этого или нескольких образовательных учреждений. Врач и медсестры будут с периодичностью посещать школу или детский сад, проводить профилактические мероприятия. Зарплату медикам по-прежнему будет платить поликлиника. Кстати, планируется, что этот сервис будет интегрирован не только с электронной медкартой, но и с электронным дневником, который видят родители.

— Могут в электронных дневнике и медкарте появиться результаты тестирования на наркотики? Как вы считаете, вообще родители должны знать о том, что их ребенок употребляет наркотики?

— Если вы имеете в виду передачу результатов теста в электронный дневник, то — да, это возможно при согласии родителей.

Мы добиваемся, чтобы закон разрешил нам проводить обязательное тестирование на употребление наркотиков в образовательных учреждениях. Вместе с тем количество тех, кто соглашается пройти добровольное тестирование в Москве, заметно увеличивается, а процент плохих находок уменьшается

Есть одно "но": любая информация медицинского характера может храниться на электронных носителях в закодированном виде с четким обеспечением условий хранения, каналов распространения, электронных подписей. Это огромная работа. Я надеюсь, уже через год родители смогут в электронном дневнике увидеть определенную информацию медицинского характера.

Пока тестирование на употребление наркотиков возможно только при добровольном согласии родителей. Но мы добиваемся, чтобы закон разрешил нам проводить обязательные проверки в образовательных учреждениях на правовом основании. Вместе с тем количество тех, кто соглашается пройти добровольное тестирование в Москве, заметно увеличивается, а процент плохих находок уменьшается.

— Тесно связана с наркоманией проблема ВИЧ-инфекций. В частности, массовое распространение инъекционных препаратов приводит к резкому увеличению количества заразившихся. Сколько в столице зарегистрировано ВИЧ-инфицированных?

— На учете в Москве сегодня состоят около 40 тысяч таких больных, ежегодное количество новых диагнозов составляет примерно 5 тысяч. Такую динамику мы в какой-то степени считаем спокойной. Это значит, хорошо выявляем. Что очень важно, по новой схеме легализации для получения трудового патента в Москве трудовой мигрант должен пройти медицинское освидетельствование, комплексное тестирование, получить полис ДМС, встать на миграционный учет. Эта категория приезжих чаще обычного является носителями вируса. В столице пройти такое освидетельствование можно в одном месте — Миграционном центре в поселке Сахарово, в Новой Москве.

— Какова дальнейшая судьба мигранта после обнаружения у него инфекции?

— Патент ему, естественно, не выдают. Но и за пределы страны не выдворяют: закон пока имеет много ограничений, а механизм депортации несовершенен. Мое личное отношение к этому как гражданина, как врача, как руководителя департамента здравоохранения — отрицательное. Человек нездоров и является источником инфекционного заболевания, он не должен находиться на территории Российской Федерации. По-хорошему, выход один — депортация. Пока эта проблема не решена, но я вам скажу точно, мы к этому придем. Нет таких проблем, которые не решило бы московское правительство.

— Сегодня многое меняется в столичной медицине. И все-таки, на ваш взгляд, когда в Москве появится идеальное здравоохранение?

— Это все равно что спросить у меня: Алексей Иванович, когда вы собираетесь остановиться в своем развитии? Может быть, хватит читать книжки по ночам, вы же доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой? Я отвечу — никогда. Читал, читаю и буду читать. И если ты врач по призванию, то прекрасно осознаешь, что учиться надо всю жизнь. Нет предела совершенству в любой системе, а уж в здравоохранении — тем более.

Надежда Геращенко, Юлия Ермилова, Екатерина Лука

Россия. ЦФО > Медицина > regnum.ru, 5 сентября 2017 > № 2464724 Алексей Хрипун


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 31 августа 2017 > № 2291414 Аида Айдарханова

Как МСБ избежать убытков?

В Kompetenz рассказали, почему компаниям стоит выделять бюджет на страхование

Малый и средний бизнес (МСБ) всегда был более уязвимым по сравнению с крупным. Даже, казалось бы, незначительная форс-мажорная ситуация может привести к миллионным убыткам. Владельцам небольших предприятий в случае форс-мажора приходится покрывать ущерб самостоятельно, зачастую жертвуя семейным бюджетом. Почему не нужно экономить на страховании, какие сейчас существуют тенденции на страховом рынке и каких перемен стоит ждать на финансовом рынке в интервью «Капитал.kz» рассказала председатель правления страховой компании Kompetenz Аида Айдарханова.

— Сейчас комфортно работать в страховом бизнесе?

— В настоящее время на страховом рынке происходит много изменений, появляются новые законодательные инициативы. Например, повышаются барьеры для входа на страховой рынок. В марте 2017 года для вновь открываемых страховых компаний почти в четыре раза был увеличен уставный капитал, с 1,2 млрд тенге до 4,7 млрд тенге. Казахстанский рынок все чаще следует современным трендам, и страховщики в своей деятельности успешно используют опыт западных страховых компаний. Так, в скором времени будет внедрен электронный страховой полис. Поправки в законодательство, регулирующее рынок электронных полисов, планируется внести в следующем году. К тому же сейчас активно обсуждается вопрос по Европротоколу, обязательному страхованию имущества от природных катастроф, обязательному медицинскому страхованию. Но в целом, конечно же, самое ожидаемое нововведение для страховщиков — внедрение электронного полиса, который упростит порядок и сроки заключения договоров.

— Насколько для страховых компаний затратно внедрение электронного полиса?

— Основные затраты по введению электронного полиса связаны для страховой компании с необходимостью разработки и внедрения программного обеспечения, а именно с сайтом, который бы помогал клиентам заключать договор страхования в один, три клика. Процесс работы сайта должен полностью соответствовать и быть синхронизированным с процессом приобретения полиса в режиме онлайн. Думаю, все расходы на внедрение электронных полисов будут в рамках бюджета страховщиков, кстати, расходы страховых компаний могут даже сократиться. За счет электронных полисов оптимизируются затраты страховщиков на агентов, которые сейчас занимают ощутимую долю расходов.

— По вашим оценкам, в 2018 году уже можно будет приобрести полис через электронный канал?

— Как отмечают в Нацбанке, законопроект, регулирующий работу рынка электронных полисов, должен вступить в силу в следующем году. Ориентир — январь 2018 года. Конечно, в первое время мы думаем, что массового спроса на приобретение электронных полисов страхования наблюдаться не будем. Поэтому страховым компаниям уже сегодня необходимо проводить обучение специалистов колл-центров и агентов для того, чтобы они могли разъяснить все преимущества онлайн-страхования и качественно проконсультировать клиентов.

— Как вы думаете, почему регулятор все-таки увеличил планку по уставному капиталу?

— Регулятор периодически говорит о том, что сейчас на рынке слишком много профучастников. Поэтому в последнее время мы наблюдаем тенденцию консолидации. Еще недавно на рынке была 31 компания, сейчас их не больше 25.

Если же говорить о том, что может значительно изменить ситуацию на рынке — это слияние «Казкоммерц-Полиса» и «Халык-Казахинстраха», так на рынке появится мегакрупный игрок, который во многом сможет определять и диктовать условия, которые придется принимать всем другим профучастникам. А небольшим страховым компаниям конкурировать с крупными игроками станет еще труднее.

— Как вы считаете, возможно, не стоило повышать планку по уставному капиталу, чтобы на рынке сложилась адекватная конкуренция?

— На рынке и так сложилась оптимальная конкуренция. В Казахстане очень небольшое проникновение страхования — 0,7% от ВВП. В России этот показатель составляет более 2%, в странах Запада — порядка 10%. Такое положение дел в РК связано с низкой страховой культурой.

— Что изменилось на страховом рынке после вступления Казахстана в ЕАЭС?

— Евразийский союз дал толчок для наращивания оборотов по перестрахованию стран ЕАЭС в РК. В основном в Казахстан передаются те риски, которые сложно оценить внутри стран ЕАЭС. Если же говорить о нашей компании, у нас объем входящих премий по перестрахованию из России, Республики Беларусь, Кыргызстана не превышает 1%. Большую же часть рисков Kompetenz перестраховывает у перестраховщиков с высоким рейтингом «А+», «АА+», если говорить о странах — в основном это Германия.

— Давайте поговорим о маржинальности. Как ваша компания закрыла первое полугодие?

— Как и в прошлом году, в этом мы продолжаем наращивать прибыль. За январь-июль мы заработали более 443 414 тыс. тенге.

— Куда в основном инвестируется прибыль?

— Последние несколько лет мы оставляем прибыль внутри компании, за счет этого появляется дополнительная возможность докапитализации.

— Намерены ли вы докапитализироваться в 2017 году?

— Наша компания последние два года наращивала собственный капитал. До конца года мы планируем докапитализироваться на сумму порядка 500 млн тенге. Это заложено в нашей стратегии.

— Давайте поговорим о прибыльности страхового бизнеса в целом. Есть мнение, что страховщики в основном зарабатывают за счет своей инвестиционной деятельности, а не страховой. Можете прокомментировать это мнение.

— Мировой тренд таков, что наибольшая часть дохода страховщиков формируется за счет инвестиционной деятельности, а не за счет страховой. В Казахстане тренд пока противоположный, компании по общему страхованию в основном зарабатывают за счет страховой деятельности. Но в настоящее время тенденция перестраивается, доля дохода от инвестиций прирастает.

— Как обстоят дела в вашей компании?

— Сейчас 50% дохода Kompetenz приходится на страховую деятельность, остальные — на инвестиционную. У нас в планах сохранить этот паритет до конца года.

— Насколько мне известно, страховщики в основном инвестируют в депозиты. Вы также делаете упор на вклады?

— У страховщиков очень много нормативов по инвестированию, объем вложений в одного эмитента не должен превышать 10% от портфеля. Если же говорить про инвестиционный портфель нашей компании, у нас на депозиты приходится порядка 17%. Не исключено, что на рынке есть страховщики, у которых доля вложений во вклады превышает 17%. Но это связано исключительно с тем, что в Казахстане не развит рынок ценных бумаг, у эмитентов недостаточно инструментов для вложений.

— У вас превалируют вложения в акции или облигации?

— В облигации, это наименее рискованный инструмент. Мы отдаем предпочтение казахстанским эмитентам: это и банки, и производственные компании.

— На чем вы намерены сконцентрироваться в будущем?

— Согласно нашей стратегии, которая была одобрена в конце 2016 года, ближайшие три года мы намерены сосредоточиться на малом и среднем бизнесе. Последние 3 года доля розничного бизнеса у нас в портфеле не превышала 70%, корпоративный бизнес — 20%, МСБ — 10%. В последующие 3 года мы намерены снизить долю премий от физических лиц до порядка 30%, доля «корпоратов» останется на том же уровне — 20%. Долю МСБ планируется довести до 50%. Наш интерес к МСБ связан с тем, что у этой ниши огромный потенциал роста, уровень проникновения страхования в малом и среднем бизнесе не превышает 20%. Это очень низкий показатель. Тем более президент в своих выступлениях постоянно подчеркивает, что в Казахстане нужно развивать МСБ, создавать благоприятные условия для его работы. Малый бизнес менее защищен, чем крупный. Если у субъектов МСБ возникает какое-либо повреждение имущества в результате пожара, наводнения, то предприниматель остается один на один со своей бедой, несет убытки. К тому же нужно иметь в виду, что большинство предпринимателей, занятых в МСБ, закредитованы, вовлечены в госпрограммы. Наша компания предлагает владельцам магазинчиков, ларьков, небольших организаций застраховать пул рисков за оптимальные страховые взносы. Если предприниматель не может оплатить всю стоимость годовой страховки одномоментно, то оплату можно произвести траншами. К примеру, если годовая стоимость полиса составляет 60 тыс. тенге, то в течение года можно вносить эту сумму постепенно по 15 тыс. тенге. Это очень удобно. После приобретения одного полиса мы можем предоставить скидки на другие виды страховок: на полис автоКАСКО, полис, обеспечивающий страхование гражданско-правовой ответственности автовладельца, на медицинскую страховку и другие продукты.

Опыт показывает, что лучше застраховать риски, выделить бюджет на страхование, чем нести миллионные убытки. Вспомните, в апреле 2015 года сгорел дотла ТЦ «Адем-1». В результате был нанесен ущерб 800 бутикам. В мае 2016 года загорелось кафе «Коровабар», огонь молниеносно перекинулся на супермаркет «Юбилейный», а позже и на квартиры, находившиеся в том же доме, что и магазин. В августе прошлого года были охвачены пламенем рынки «Алмалы» и «Ожар». В ноябре 2016 года горело здание комплекса Almaty Towers. Из всех упомянутых объектов были застрахованы только супермаркет «Юбилейный» и комплекс Almaty Towers.

— Стали ли предприниматели менее скептически относиться к страхованию в последнее время?

— МСБ стал пересматривать свое отношение к страхованию, например, это касается сферы торговли. К сожалению, это связано с многочисленными пожарами, которые участились. К тому же полисы становятся еще более доступными, чем ранее. Например, стоимость полиса по страхованию имущества составляет 0,06−0,07% от цены имущества. Несложно просчитать, что даже при стоимости имущества в 1 млрд тенге страховка обойдется в 600 тыс. в год. Эту сумму в 600 тыс. тенге можно заплатить двумя или тремя траншами.

— По вашему мнению, как будет развиваться страховой рынок в 2018 году?

— Мы думаем, что страховой рынок будет развиваться не по массе, а в качественном аспекте. Также мы ждем внедрения электронного полиса по самому массовому виду — обязательному страхованию ГПО автовладельцев и развития онлайн-страхования. Еще возможно внесение изменений в законодательство в части регулирования деятельности страховых агентов, обсуждается вопрос соблюдения принципа «один агент — один страховщик».

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 31 августа 2017 > № 2291414 Аида Айдарханова


США > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300066 Джо Кляйн

Да, он делал это

Разбор наследия Обамы

Джо Кляйн – обозреватель журнала Time.

Резюме Обама не был создан для мелодрамы. Его президентство стало историческим и неправдоподобным в силу этнического происхождения: второе имя – Хуссейн, а фамилию нередко путали с именем такой одиозной фигуры, как Усама бен Ладен.

Obama: The Call of History BY PETER BAKER. The New York Times / Callaway, 2017, 320 pp.

Audacity: How Barack Obama Defied His Critics and Created a Legacy That Will Prevail BY JONATHAN CHAIT. Custom House, 2017, 272 pp.

A Consequential President: The Legacy of Barack Obama BY MICHAEL D’ANTONIO. Thomas Dunne Books, 2017, 320 pp.

«Меня зовут Барак Обама, я – чернокожий мужчина, и я – президент Соединенных Штатов», – сказал однажды Обама своему персоналу, когда размышлял о рискованном выборе во внутренней политике. «Конечно, я чувствую себя счастливым». Это звучало необычно. Обама не был создан для мелодрамы. Его президентство стало историческим и неправдоподобным в силу этнического происхождения: второе имя – Хуссейн, а фамилию нередко путали с именем такой одиозной фигуры, как Усама бен Ладен. Он руководил страной в годы памятного кризиса, внутреннего и внешнего. У него были знаковые успехи и несколько явных неудач. Но все они случились в контексте правильного политического порядка. Обещание, данное Обамой в период президентской кампании – «надежда и перемены» – казалось в то время драматичным, ожидания среди либералов были столь же радужными, как сегодня среди некоторых консерваторов, вдохновленных популистским радикализмом Дональда Трампа. Обама – умеренно-авантюрный политик на родине и осторожный реалист за рубежом. Он был осторожен, иногда чересчур, вдумчив, утончен и сдержан в то время, когда эти качества невысоко ценились обществом или СМИ.

Конечно, пока слишком рано давать взвешенную оценку президентству Обамы. Но неустрашимые журналисты всегда стараются подводить итоги. (Я тоже это делал в конце президентства Клинтона.) Книга Питера Бейкера «Обама» – богато иллюстрированное подарочное издание с потрясающими фотографиями, выдающееся в своем жанре благодаря качеству авторского репортажа и анализа. В годы президентства Обамы Бейкеру было отведено место в первом ряду как корреспонденту, писавшему из Белого дома для «Нью-Йорк Таймс». Книга «Дерзость» Джонатана Хаита – умное, пристрастное описание внутриполитических успехов Обамы, а также политических сил на правом и левом флангах, которые препятствовали разумному отслеживанию его достижений, когда они имели место. Майкл Д’Антонио в книге «Самоуверенный президент» не открывает ничего нового, но предлагает более человечный взгляд на президентство Обамы, чем Хаит, который рисует портрет аскетичного политика.

Главный педант

Хаит правильно понимает характер внутренней политики Обамы: «Большая часть ее была заимствована у умеренных республиканцев и обновлена: дело в том, что республиканцы отказались от этой повестки». Закон о доступном медицинском обслуживании, или Obamacare, воспринял ключевые принципы, индивидуальный мандат и рынки медицинского страхования (называемые «биржами») консервативного Фонда «Наследие». Тихий, но глубокий отход от ископаемых видов топлива, совершенный Обамой, корнями уходит к экологической политике Ричарда Никсона и Джорджа Буша-старшего. Внешнеполитический реализм был также продолжением политики администрации Буша-старшего. Доктрина Обамы «не делать идиотских глупостей» – эквивалент клятвы Гиппократа во внешней политике – скромность и смирение после наивного идеализма и военного перенапряжения Джорджа Буша-младшего. Обама потерпел неудачи в Ливии и Сирии, когда отклонился от этой доктрины. Он не стал разукрупнять гигантские банки на Уолл-стрит, даже после того как они продемонстрировали недобросовестность; вместо этого предпочел более жестко их регулировать. Поначалу такая политика заставила банки вести себя благоразумно, но лишь по прошествии времени можно будет адекватно оценить этот подход. Величайший успех Обамы, план стимулирования 2009 г., представлял собой тщательно продуманную, центристскую комбинацию налоговых послаблений и общественных работ.

Однако Д’Антонио указывает, что среднее значение промышленного индекса Доу Джонс упало на 300 пунктов в день принятия стимулирующего пакета, а Хаит отмечает, что опрос общественного мнения в 2010 г. показал: лишь треть американцев считали, что программа «помогла улучшить ситуацию с занятостью населения». Поразительным аспектом президентства Обамы оказалась неспособность общественности и СМИ разумно и по достоинству оценить его программы, когда они предлагались, и даже после их принятия. Было ли это вызвано расизмом, политическим экстремизмом или, что еще хуже, неуклонным снижением способности американского общества понимать сложные вопросы либо хотя бы пытаться это сделать? Конечно, немалую роль сыграл факт, что по умолчанию точка зрения новостных СМИ двигалась от скептицизма к цинизму. Иными словами, журналисты предполагали, что любое политическое действие – это разновидность беспроигрышной узкопартийной игры.

Реакция на знаковое достижение Обамы – Закон о доступном медицинском обслуживании – служит наглядным примером тех трудностей, с которыми он сталкивался как президент, и трудностями в оценке его послужного списка даже сегодня. «Преувеличенная метафора, – однажды заметил прозорливый консервативный популист Пэт Бьюкенан, – на самом деле является главным продуктом американского политического языка». К тому времени, когда Обама занял президентское кресло, преувеличенная метафора деградировала до уровня вопиющего искажения. Республиканцы называли план Обамы в области здравоохранения «государственной медициной» несмотря на то, что он опирался на свободные рынки и частные страховые компании. Бывший губернатор Аляски Сара Пэйлин разглядела в этой инициативе несуществующие «панели смерти» или приоритетное медицинское обслуживание. Сенатор-республиканец от штата Кентукки Мич Макконнел охарактеризовал его как «худший законопроект последних 50 лет». Уильям Кристол, тогдашний главный редактор консервативного журнала Weekly Standard, заметил: «Предстоящее крушение поезда под названием Obamacare – характерный итог государственного либерализма».

Законопроект содержал серьезные изъяны. Рынки здравоохранения штатов имели слишком узкую базу; их нужно было сделать региональными для повышения конкурентоспособности. Их также следовало открыть не только для отдельных граждан, но и для всех предприятий, что увеличило бы страховой пул. Сами планы оставались слишком сдержанными и требовали чересчур много обязательных услуг; простой, быстрый охват сделал бы программу более привлекательной для молодежи. Однако никакой «неминуемой аварии поезда под названием Obamacare» так и не случилось. Хотя некоторые страховщики вышли из программы, а в некоторых штатах предлагается лишь один план в области здравоохранения, сегодня медицинской страховкой охвачено на 20 млн больше человек, чем до принятия плана. Обама также добился успехов в сдерживании растущей стоимости медицинского обслуживания, предложив финансовые стимулы медицинским провайдерам, когда отошел от неэффективной системы «оплаты за услугу» к фиксированным зарплатам для врачей. Как отмечает Хаит, более чем две пятых потребителей по-прежнему могут выбирать из трех или более планов. Он продолжает: «Даже при самом высоком уровне страхового покрытия страховые премии будут практически идентичны тому прогнозу, который был сделан Бюджетным управлением Конгресса перед голосованием за Obamacare».

Борьба республиканцев в Палате представителей за «отмену и замену» Закона о доступной медицинской помощи – свидетельство ценности этой программы; ее можно легко поправить. Но почему-то общество восприняло Obamacare в более мрачном свете, нежели она того заслуживала. Одна из проблем в том, что СМИ оказались неспособны или не готовы разъяснить сложности новой политики. Республиканцы могли осуждать ее, используя простые предложения, тогда как для защиты требовались сложные предложения с трудными для понимания подпунктами. Еще одна проблема заключалась в том, что программу связали с именем Обамы; согласно опросам общественного мнения, гораздо больше людей благосклонно относились к «Закону о доступной медицинской помощи», нежели к Obamacare. Ситуация усугублялась еще и тем, что закон, будучи сам по себе уже компромиссом, эмоционально поддерживался левыми, одобрявшими государственную систему здравоохранения.

Частично проблема была в Обаме, который вроде бы умел эффективно доносить до людей информацию. Он попытался убедить в ценности программы с помощью наиболее популярных элементов фокусных групп: запрет на предельные параметры страхового покрытия, запрет на отказ в страховом покрытии в силу ранее существовавшего состояния здоровья, а также положение о том, что лица до 26 лет могут включаться в страховой полис родителей. В то же время он ничего не сделал для устранения главной причины неверного понимания программы: дескать, Obamacare – подарок для малоимущих. На самом деле бедные уже имели покрытие через федеральную систему медицинской помощи неимущим, тогда как его программа была предназначена для работающих людей и самозанятого населения без медицинской страховки.

Аналогичным образом замалчивались и другие внутриполитические успехи Обамы. Он начал реформы в сфере образования, такие как «Гонка наверх» – конкурентоспособный грант, против которого выступили профсоюзы учителей, возможно, самая могущественная группа по интересам в стане демократов. Он признал, что в программе образования в раннем детстве под названием «Раннее начало», которую все демократы считали успешной, были серьезные недочеты. Всеобъемлющее государственное исследование показало, что она оказывает минимальное влияние и нуждается в реформировании. Его поддержка альтернативной энергетики – в частности, через налоговые льготы в стимулирующем пакете 2009 г. – помогла ветровой и солнечной энергетике достичь критической массы в американской экономике, что делает неактуальными попытки Трампа возродить угольную индустрию. Реакция Министерства юстиции при администрации Обамы на печальный инцидент, когда полиция застрелила Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, была сбалансированной: офицера реабилитировали, но город и полицейский департамент были признаны виновными в системном расизме. Это решение не удовлетворило ни левых, ни правых, что можно сказать и обо всем президентстве Обамы.

Обама за рубежом

За рубежом Обаме удалось избежать крупных катастроф в период хаоса, особенно на Ближнем Востоке. Прямые границы между странами региона начали рушиться через 100 лет после того, как они были начерчены колониальными державами. Вторжение Джорджа Буша в Ирак ускорило наступление хаоса, но радикальная трансформация, по всей видимости, была неизбежна. Ирак, Ливия, Сирия и Йемен являлись скорее теориями, нежели нациями. Афганистан и Пакистан обречены на постоянную нестабильность после 1893 г., когда Линия Дюранда, проведенная по провинции Гиндукуш, разделила пуштунов. Это привело к восстаниям талибов по обеим сторонам афгано-пакистанской границы.

Обама негласно считал Пакистан самым опасным местом на Земле не только из-за мятежа талибов на севере, но и по причине партизанских движений в других регионах, не говоря уже о 120 ядерных боеголовках в арсенале этой страны. Что еще хуже, у мнимого союзника была богатая история военных переворотов и склонность укрывать террористов на своей территории. Хаос в регионе усугублял тот факт, что благотворительные фонды Саудовской Аравии финансировали радикальных салафитов, таких как «Аль-Каида» и «Исламское государство» (ИГИЛ – запрещено в России. – Ред.). Между тем напряженные отношения шиитского Ирана с суннитской Саудовской Аравией вылились в опосредованные войны в Сирии и Йемене.

Обама разумно предположил, что полномасштабная военная интервенция США только ухудшит положение в регионе. Вместо этого он расширил применение сил специального назначения, беспилотников и кибероружия для снижения террористической угрозы Соединенным Штатам. Его наиважнейшая и наиболее рискованная дипломатическая акция в регионе – ядерная сделка с Ираном – потенциально могла в долгосрочной перспективе дать США рычаг воздействия и нейтралитет в шиитско-суннитском противостоянии. Он надеялся, что умеренное население Ирана и большая часть среднего класса в конце концов вынудят теократическую военную диктатуру ограничить ядерные излишества и, возможно, даже начать сотрудничество с Соединенными Штатами в вопросах, представлявших взаимный интерес – а именно: борьба с ИГИЛ и «Талибаном». Хотя иранское правительство соблюдало условия сделки, его свирепость сделала этот неудобный альянс практически нереальным в краткосрочной перспективе. Однако в будущем остается возможность более сбалансированной позиции Вашингтона в шиитско-суннитском конфликте.

Хаит, явно чувствующий себя комфортнее на домашней территории, в одной довольно поверхностной главе пренебрежительно характеризует внешнюю политику Обамы и его политику в области национальной безопасности. Афганистан почти не упоминается; растущее значение кибервойн почти не признается. Он винит Обаму в том, что тот не создал «трансформационную» внешнюю политику – что-то вроде «Доктрины Монро» или «Большой дубинки Теодора Рузвельта». Однако подобные доктрины крайне переоценены в многополярном мире. В любом случае Обаме пришлось дать свою клятву Гиппократа и осуществить корректировку после опрометчивых действий администрации Буша.

На самом деле к доктрине Обамы, наверно, должен быть важный эпилог: «Не надо говорить идиотских вещей». Как ни странно, президент, гордившийся самодисциплиной, наговорил много необдуманных глупостей, из-за чего нередко попадал в неприятности. Для лидера самой могущественной страны мира весьма безответственно заявлять, что Башар Асад «должен уйти» в самый разгар запутанной гражданской войны в Сирии, а затем практически ничего не делать для достижения этой цели. Точно так же было глупо проводить «красную черту» в отношении применения химического оружия в Сирии и ничего не делать после ее нарушения. Когда Асад применил это оружие после ухода Обамы, Трамп продемонстрировал посредством удара крылатыми ракетами, что США способны на пропорциональные меры, если Асад переступит эту «красную черту». Администрация Обамы объявила о «перезагрузке» отношений с Россией и «развороте» в сторону Азии. Однако эти планы ограничились риторикой, поскольку не было предпринято никаких реальных действий.

Президент больше сдерживал себя в вопросах внутренней политики, но и здесь он иногда прибегал к ненужным преувеличениям: «Как бы мы ни реформировали систему здравоохранения, мы сдержим данное американскому народу обещание: если вам нравится лечащий врач, вы сможете оставить его, точка. Если вам нравится выбранный план в области здравоохранения, вы сможете оставить его, точка. Никто у вас этого не отнимет, что бы ни случилось». В действительности сравнительно небольшая доля граждан, полисы которых не имели покрытия, требуемого по Закону о доступной медицинской помощи, не смогли сохранить своих врачей или планы – что дало республиканцам дополнительный повод неверно истолковывать законопроект.

И все же, несмотря на отклонения, Обама славился своим педантизмом. Он серьезно исследовал многие вопросы, которые его беспокоили. Бейкер сообщает, что после многомесячных раздумий Обама велел своему персоналу увеличить воинский контингент в Афганистане. «Я углубился в дебри дальше, чем следует делать президенту, и теперь вам, ребята, нужно решить этот вопрос». Его интеллигентность порой раздражала республиканских лидеров Конгресса, включая спикера Палаты представителей. «Президент Обама позвонил по телефону и утомил Джона Бёнера своими многоречивыми нотациями и наставлениями, – сообщает Бейкер. – Наконец Бёнер положил трубку на стол и закурил, а президент продолжал говорить. Аналогичные беседы с Обамой вел и Мич Макконелл. Хотя он не клал телефонную трубку на стол, но иногда смотрел бейсбольный матч по телевизору, пока президент разглагольствовал».

В других случаях, особенно когда СМИ требовали эмоциональной реакции на безобразия, которые Обама не считал безобразием, он мог казаться раздражающе равнодушным. После взрыва на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе, например, политический стратег-демократ Джеймс Карвилл был раздражен. «Похоже, ему нет никакого дела до этой катастрофы, – сказал он по телевидению. – Надо же что-то предпринимать, взять ситуацию под контроль, назначить ответственного за ликвидацию последствий, чтобы сдвинуть это дело с мертвой точки. Нельзя же пускать все на самотек!»

Еще больше озадачивало равнодушие Обамы после очередных терактов. Его «стоическое равнодушие», как выразился Бейкер, было своеобразной тактикой. Президент считал, что СМИ и политические противники, такие как Трамп, переоценивают угрозу. Терроризм был вялотекущей лихорадкой, которая иногда дает вспышки, несмотря на все усилия, предпринимаемые Соединенными Штатами. В речи, произнесенной в Уэст-Пойнте в мае 2014 г., он, казалось, сигнализировал о сворачивании войны с терроризмом, сказав: «Порог, оправдывающий военные действия, должен быть выше». Время для этого заявления было выбрано неудачно, так как весной того года ИГИЛ начало захватывать большие территории в Ираке и Сирии.

Но Обама не воспринимал терроризм всерьез и реагировал соответственно. Он ратифицировал программу интеллектуального анализа данных Буша, несмотря на противодействие правозащитников. По словам Бейкера, однажды президент сказал своим помощникам без тени иронии: «ЦРУ получает то, что ему нужно». Обама поддерживал давление на террористов посредством специальных операций: он приказал осуществить налет на убежище бен Ладена, а также наносить удары с БПЛА, включая ликвидацию в Йемене Анвара аль-Авлаки – американского гражданина, вдохновлявшего террористов во всем мире. Но Обама также понимал, что некоторые из так называемых терактов – такие как убийство 49 человек в ночном гей-клубе в Орландо, штат Флорида – скорее попадают в категорию массовых убийств, совершенных психически неуравновешенными людьми. Обама упрямо отказывался употреблять термин «радикальный исламский терроризм». Он поступил глупо, играя в гольф в «Винограднике Марты» в тот день, когда американский журналист Джеймс Фоули был обезглавлен ИГИЛ. Подобное поведение свидетельствовало о том, что до него не доходит ужасающий характер этого преступления.

Когда не назвавший себя помощник высоко отзывался об интеллектуальной изощренности Обамы, поддержавшего удар по Ливии, он сказал изданию New Yorker, что президент «руководит, стоя сзади» – европейцы наносили авиаудары при поддержке США. Это стало метафорой, которую часто использовали его противники в качестве эвфемизма трусости. Со временем всплыла причина молчания Обамы: Европа и Лига арабских государств не проявляли интереса к национальному строительству в Ливии после устранения Муаммара Каддафи, поскольку не были на него способны. Ливия стала неудачным проектом Обамы.

В конце президентства Обама уделял гораздо больше внимания внешней политике и политике в области национальной безопасности, чем его демократический предшественник Билл Клинтон. Но они руководили страной в совершенно разные эпохи. Клинтон стал президентом сразу после окончания холодной войны – время беспрецедентного спокойствия в мире и процветания Америки. Его опыт работы губернатором штата Арканзас предрасполагал к занятиям преимущественно внутренними вопросами. Клинтон полагал, что величайший вклад Америки в мировую стабильность – расширение экономического роста посредством глобализации. Он часто говорил, что экономическая политика – это и есть внешняя политика.

Клинтон мало что знал об армии (ему пришлось учиться, как правильно отдавать честь), и лишь в конце своего первого президентского срока, когда послу Ричарду Холбруку удалось положить конец балканским войнам, стал уделять больше внимания событиям за океаном. Его будут критиковать за то, что он допустил рост «Аль-Каиды» во время второго президентского срока, и если смотреть в ретроспективе, нужно было предпринять более агрессивные действия по пресечению деятельности бен Ладена в Афганистане. Клинтон признавал, что был бы рад проверить себя и свой характер в часы кризиса, но ему повезло: история не дала ему такой возможности.

В отличие от президентства Клинтона, война не прекращалась во все годы президентства Обамы. Он пришел в Белый дом человеком неопытным, но заинтересованным во внешней политике. Его амбиции намного превосходили амбиции Клинтона. До того как экономический крах 2008 г. заставил его переключить внимание на восстановление американской экономики, он надеялся, что его величайшим вкладом будет изменение односторонних и воинственных действий США в отношении остального мира, в особенности мусульман. Речь, с которой он выступил в Каире в июне 2009 г., была призывом к установлению нового, постколониального порядка в регионе. Обама надеялся, что его приход к власти ознаменует окончание эпохи снисходительно-высокомерного отношения Запада ко всем остальным. Вместо этого мир, похоже, развернулся в другом направлении: многие страны замкнулись, обратившись к популистской племенной ментальности, которая полностью противоречила космополитическому мировоззрению Обамы.

Нет другого выхода

Все президенты совершают ошибки. Обама совершил меньше, чем большинство, но его ошибки были раздуты в силу крайних партийных пристрастий, свойственных его эпохе, и тех ожиданий, на волне которых он пришел в Белый дом. Его образцом для подражания был Авраам Линкольн, также управлявший разделенной страной. На церемонии посвящения он давал клятву на Библии Линкольна. Но в конечном итоге Обама не был выдающимся лидером – таких сейчас просто нет. Им восхищались многие, его красноречие окрыляло страну в трудные времена. Его реакция на расстрелы в Сэнди Хук, Чарльстоне и Далласе была глубоко личной и потрясающей. В противовес этому его попытки ввести запрет на огнестрельное оружие потерпели полное фиаско; любопытно, что он не смог противостоять могуществу и влиятельности Национальной стрелковой ассоциации, хотя большинство американцев поддержали умеренные реформы, предложенные Обамой в этой области. Но ясность ума, рациональность позволила ему быть выше избитых политических шаблонов и банальностей. В речи, произнесенной при вручении ему Нобелевской премии мира, которой, по мнению многих, он не заслужил, Обама объясняет, почему иногда приходится применять силу: «То, что я стою здесь сегодня перед вами – прямое следствие дела всей жизни доктора Кинга. Я – живое свидетельство нравственной силы неприменения насилия. Я знаю, что в учении, вероисповедании и жизни Ганди и Кинга нет слабости, нет пассивности, нет наивности. Но как глава государства, поклявшийся защищать свою страну, я не могу руководствоваться лишь их примером. Я сталкиваюсь с миром, каков он есть, и не могу стоять праздно перед лицом угроз американскому народу. Не стоит заблуждаться: в нашем мире существует зло. Движение ненасильственного сопротивления не смогло бы остановить полчища Гитлера. Переговоры не могут убедить лидеров “Аль-Каиды” сложить оружие. Признать, что применение силы иногда бывает необходимым, не означает призыва к цинизму – это признание исторических фактов, человеческого несовершенства и ограниченных возможностей человеческого разума».

Однако простая сила его слов была потеряна из-за полемики в американском обществе. Консерваторы заявили, что европейцы вручили Обаме эту премию, вздохнув с облегчением, что воинственность президента Буша осталась в прошлом. Некоторые левые ворчали, что Обама едва ли достоин премии мира: он ведет две войны и призвал к крупномасштабной контртеррористической кампании, выступая в Осло. В конечном итоге густое и ядовитое облако партийных пристрастий и мелочности бросает тень на все то, что делал Обама.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 3, 2017 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300066 Джо Кляйн


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 августа 2017 > № 2286564 Сергей Собянин

«Те, кто приехали или родились в Москве, очень редко отсюда уезжают»

Сергей Собянин — о реновации, новых налогах и городе будущего

Анна Семенова, Александр Орлов

Мэр Москвы Сергей Собянин поговорил с «Газетой.Ru» о том, нужно ли объединять город с областью, будут ли вводиться новые налоги, какой должна быть экономика будущего, как «Моя улица» повлияла на туристический поток в столицу, как поступят со старыми деревьями при программе реновации, а также о том, что произойдет с Яузой в следующем году.

Горячую воду в новых домах отключать не будут

— Сергей Семенович, когда вы заняли пост мэра Москвы, город находился в непростом положении. Это касалось и транспортной сферы, и заброшенных промзон, и не всегда обоснованно заключенных инвестиционных контрактов, и многого другого. Какими были ваши первые шаги по решению этих проблем?

— Для начала надо было понять, что именно это за проблемы, и, соответственно, поставить задачи, которыми надо заниматься. У меня было такое ощущение, что все были довольны текущим положением, никто активно не возмущался, будто людей устраивали ларьки, устраивала грязь, устраивали рекламные растяжки.

Первый период был посвящен тому, чтобы осмыслить все эти проблемы и объяснить исполнителям новую идеологию. Что, допустим, инвесторы и девелоперы очень важны, но их интересы должны быть сбалансированы с интересами города и горожан, и что, в конце концов, инвесторы — это не самоцель. А цель — чтобы город был комфортным.

После этого были созданы долгосрочные программы по каждому блоку. Кроме того, потребовалось подобрать людей, готовых идти на баррикады, потому что любое изменение — это настоящая битва. Хотя мы старались, конечно, с теми же инвесторами, закрывая одни проекты, давать возможность развернуть другие, в том числе по промзонам, то есть находить какой-то компромисс.

— Сейчас вопрос номер один в Москве — программа реновации. Что будет сделано, чтобы эта программа не просто переселяла людей, но и вносила какие-то новые смыслы в те места, где они будут жить, не превращала эти микрорайоны в гетто?

— Гетто появится в районах с ветхим жильем, если ничего не делать. Сейчас эти пятиэтажки в предаварийном состоянии, и через 15–20 лет они станут аварийными, тогда районы превратятся в депрессивные и опасные для проживания и для окружающих места. В плохих домах соответственный контингент появляется очень быстро.

Помимо самих домов, конечно, будем работать над проектами планировок, чтобы они были современными и комфортными, чтобы было больше общественных пространств, озеленения, парковок, чтобы сложилась удобная транспортная ситуация, транспортная схема, достаточный объем соцкультбыта, если необходимо — реконструкция или достройка существующих объектов, строительство новых объектов.

Еще один способ исключить риск появления гетто в новых районах — грамотное обращение с пространствами на первых этажах. Сегодняшний бизнес в пятиэтажках на первых этажах выглядит достаточно странно, потому что люди лазают через балконы, по сути дела, либо заходят через подъезд. Мы хотим, чтобы в большинстве новых домов первые этажи были отданы под торговлю в шаговой доступности, услуги, социальную активность и так далее. Входы при этом будут отдельные. Это дополнительные рабочие места. И вообще будем планировать развитие окружающей территории так, чтобы создать больше рабочих мест шаговой доступности.

Кроме этого, есть большие общественные пространства вокруг этих кварталов, которые не всегда находятся в хорошем состоянии, брошенные пустыри или плохо ухоженные особо охраняемые природные территории. У города есть возможность расширять границы территорий реновации, но не с точки зрения застройки, а с точки зрения создания комфортного общественного пространства, благоустройства, создания детских площадок, беговых дорожек, спортивных площадок. И обязательно будем учитывать те дома, которые не подвергаются реновации, но находятся в этом квартале. Планировать все так, чтобы и вокруг этих домов тоже создавалось комфортное пространство.

— Воду горячую будут отключать в новых домах?

— В новых домах горячую воду на летнюю профилактику отключать не будут. Но новые дома когда-нибудь станут старыми, и потребность в отключении горячей воды, хотя бы ненадолго, появится.

— А парковаться где люди будут?

— Что касается парковок, то предусмотрены разные виды: подземная под домом, во дворе, точнее, по сути, под ним — полуподземная, еще один вариант — отдельно стоящая многоуровневая парковка, и еще плоскостная. Машино-места в капитальных парковках будут платными, поскольку это, по сути, гараж. Плоскостные, конечно же, будут бесплатными.

— Многие жители пятиэтажек, проголосовавшие против включения их в программу, волнуются из-за судьбы старых хороших деревьев, которые все равно могут пострадать от проезда техники. Есть ли регламент, что будет с деревом, если оно окажется на пути у бульдозера: его спилят или техника обязана будет его объезжать?

— Деревья, которые сегодня растут на этих территориях, должны быть максимально сохранены, насколько это технологически возможно. Мы вообще планируем, что деревьев в новых районах должно стать больше, чем было до реновации.

— В программе, разумеется, будут задействованы разные рабочие. В каком объеме и откуда их будут привозить? Это граждане РФ, иностранцы, москвичи? Где они будут жить?

— Сам объем строительства в пике будет составлять около 3 млн кв. м. Сегодня Москва строит от 8 до 10 млн «квадратов», поэтому произойдет некое перераспределение строительных мощностей и дополнительного объема, но новых больших отрядов строителей здесь не появится.

Мощностей в Москве и Подмосковье достаточно, чтобы эти объемы переварить.

— Еще одна популярная тема для возмущения горожан — программа «Моя улица». Особенно ее не любят автомобилисты…

— Автомобилисты ругаются на пробки, но они правы, только когда идет реконструкция. Да, это действительно ухудшает транспортную ситуацию, я с этим согласен, но это временное явление. После того, когда улица реконструирована, у нас ни на одной улице движение не ухудшилось. Более того, улучшается движение общественного транспорта, часть людей отказывается от своего транспорта и пересаживается на такси, на каршеринг, отчасти на велосипеды. То есть эффект виден.

Автомобилистам жаловаться на то, что мы их каким-то образом ущемляем, мне кажется, по меньшей мере несправедливо. Такого количества дорог, развязок, которое мы строим, никогда не было в истории Москвы. Просто все быстро забывается.

— А как себя малый бизнес чувствует на этих отремонтированных улицах?

— Прекрасно чувствует. Когда реконструкция идет, конечно, это проблема для малого бизнеса, но это несколько месяцев, затем объем торговли увеличивается. Капитализация домов на месте реконструкции вырастает в среднем от 10 до 25%.

Когда мы первые улицы начали реконструировать, Столешников переулок, Кузнецкий Мост, были коллективные жалобы, на меня жаловались президенту, председателю Совета Федерации, председателю Государственной думы, шли жалобы за подписью бизнесменов, которые потеряли какие-то свои доходы. Сегодня их бизнес там процветает, никаких проблем нет. Другой вопрос, что часть этих точек сменила свои адреса: там появился бизнес, более рассчитанный на тот поток людей, который сегодня по этим улицам проходит.

— Помимо транспортных эффектов, какие еще можно наблюдать? Например, есть ли туристический?

— Посмотрите, людей на улицах стало в разы больше. Причем не только летом.

1–2 января мне начальник полиции звонит, говорит: «Слушайте, Сергей Семенович, надо перекрывать Тверскую, мы не знаем, что делать». — «Что такое случилось?» Приезжаю сам, смотрю: люди просто колоннами идут, они не вмещаются в переходы. Это зима, холод!

Количество людей, которые гуляют по улицам, где мы провели реконструкцию, просто в разы увеличивается. Люди гуляют, отдыхают, любуются городом, сидят в кафешках.

Поток туристов с каждым годом в Москве растет — и он не спадает летом на время «Моей улицы». По официальной статистике, он вырос на 40%, но я думаю, что на самом деле больше. Скажем, 8 млн человек живут в Московской области, но приезжают в Москву просто погулять или сходить в ресторан. Это сложно назвать туризмом, но, по сути, это он и есть.

— Как город планирует развивать туристическую сферу дальше?

— Событийный туризм — это самое лучшее, что можно придумать. Например, «Путешествие в Рождество» принесло экономике города около 70 млрд рублей. Люди начинают специально планировать свой приезд, ориентируясь на расписание наших уличных фестивалей, приезжают едва ли не со всей страны на День города.

Каждый десятый россиянин получает пенсию с московской зарплаты

— Валовой региональный продукт Москвы больше всех в стране. Москва не только юридически, но и по сути превратилась в отдельный регион, хотя это не очень удобно с точки зрения развития агломерации, включающей и область. Как вы относитесь к идее объединения Москвы и Подмосковья именно с экономической точки зрения?

— Я считаю, что никаких особых предпосылок для такого рода административных объединений нет, слишком огромные субъекты, около 20 миллионов человек. Я вижу на примере Новой Москвы, это требует колоссального количества времени, инвестиций, чтобы поднимать даже этот небольшой сегмент, что уж говорить обо всем регионе.

Для того чтобы агломерации эффективно развивались, не обязательно менять административную структуру, с точки зрения экономики ничего плохого нет, что агломерация разрезана на два субъекта. Главное — транспортные потоки и транспортная доступность, а для этого нужна координация. Мне кажется, за последние годы все-таки произошел прорыв: последовательно реализуется концепция развития Московского транспортного узла, целый ряд крупнейших магистралей, которыми раньше вообще никто не занимался, реконструированы. Началась массовая реконструкция магистральных путей пригородного сообщения.

— На ваш взгляд, для других городов России сценарий объединения с областью целесообразен?

— Мы являемся и городом, и субъектом Российской Федерации, и в этом есть некая проблема, что у нас ограниченная территория вокруг нас. В других российских агломерациях, за исключением Санкт-Петербурга и Севастополя, вообще такой проблемы нет, города находятся внутри субъектов РФ. Такая же ситуация с большинством городов на Западе: например, Париж находится в префектуре Иль-де-Франс, Нью-Йорк находится в штате Нью-Йорк.

Я считаю, что все мы — и региональные руководители, и правительство Российской Федерации — должны уделять пристальное внимание развитию агломераций, потому что они сегодня являются двигателями, локомотивами экономики страны, чем дальше, тем больше.

У агломерации всегда выше производительность труда, всегда выше эффективность. Не надо забывать, что у нас огромное количество людей находится в небольших моногородах, где, к сожалению, нет работы. В сельской местности производительность труда кратно выросла, и многое из того, что раньше люди делали вручную, теперь делается современными механизмами. Поэтому, конечно, надо заниматься крупными городами. Я не хочу ни к кому лезть в советчики, но это мое внутреннее убеждение.

— Как Москва в качестве заказчика влияет на индустриальный рынок страны?

— К примеру, создает 3,5 млн рабочих мест по всей стране, потребляет продукцию на 2,3 трлн рублей. С другой стороны, это не означает, что мы только потребляем. В Москве сосредоточено 18% обрабатывающей промышленности страны, притом что у нас всего 7% населения страны находится. На столицу приходится 20% высокотехнологичного экспорта.

Конечно, сама агломерация внутри себя является еще и драйвером развития для того населения, которое здесь живет. Это и услуги, и торговля, и финансы, и креативный класс, который развивается в Москве такими темпами, которых нет ни в одном городе мира. Мы, может быть, отстаем по количественным показателям от развитых европейских городов, но по динамике точно их догоняем.

— Логично, что в такой ситуации более 70% статей доходов городского бюджета — это корпоративный налог и налог на доход физических лиц. Планируется ли как-то менять структуру бюджета?

— Нет, мы не собираемся увеличивать налоги. Изменение такого рода структуры означало бы увеличение налогового бремени по другим видам налогов.

30% иных видов налогов — это немало. Тем более что динамика очень хорошая: доходы от патентов на трудовую деятельность мигрантов выросли в десятки раз, доходы от патентов предпринимателей тоже в разы увеличились, неналоговые доходы — на 175%. Да и что плохого в том, что у нас основные виды — это налог на прибыль и подоходный налог? Когда налог на прибыль мы получали от нефтяных компаний, тогда это было не очень хорошо в силу его нестабильности. К тому же нам часто задавали вопрос, при чем тут мы, если нефть и газ добываются вообще не в Москве. В прошлом доходы от нефтегаза составляли 16–18% бюджета города, сегодня — 3%.

Основные налоги мы получаем от того продукта, который производим здесь, и тех услуг, которые производятся здесь. Я уж не говорю про подоходный налог. Это заработная плата людей, которые здесь работают.

— Но люди при этом могут жить вовсе не в Москве. Есть распространенное мнение, что налоги надо платить не по месту работы, а по месту жительства.

— Если отобрать подоходный налог работающих здесь и перераспределить их по месту жительства, то это будет означать, что город никак не будет заинтересован в создании рабочих мест. Если вы хотите, чтобы люди работали на вашей территории и не ехали в Москву, так создавайте там рабочие места. Москва за последние годы построила 52,3 млн кв. м недвижимости, из них жилья меньше половины, остальное — рабочие места. А кто-то выбрал строить только жилье.

— Но все равно же люди будут стремиться работать в Москве.

— Неправда. Вопрос в том, какие это рабочие места. Например, тяжелая промышленность из Москвы постепенно перекочевывает в Московскую область, оттуда дальше во Владимирскую область. Происходит нормальное перераспределение исходя из экономики стоимости ресурсов, земли и рабочей силы. Раньше крупные промышленные предприятия искусственно загоняли в Москву, но сейчас предприятия не станут работать в Москве, если это им невыгодно.

При этом есть своя специфика у московской экономики. Если инвестиции делает крупный гостиничный бизнес, то запрет на его работу в Москве вовсе не означает, что он поедет строить отель в какой-то другой город: он просто не будет строить гостиницу нигде, уйдет из страны. Поэтому попытки административным образом что-то переделывать приведут к тому, что инвестиции уйдут из Москвы, но не придут в другие места. Мы боремся как раз за такие инвестиции, а не отбираем возможные инвестиции из Владимира.

Я считаю, что сегодняшняя налоговая база вполне адекватна и соответствует ВРП, который есть в Москве. Если ВРП Москвы составляет 22–23%, то, соответственно, и объем налогов такой, и никто ни у кого ничего не забирает. Наоборот, регионы получают сейчас порядка 1,5 трлн финансовой помощи, а Москва перечисляет в федеральный бюджет более 1 трлн рублей налогов. Если нас не трогать и дать нам развиваться, то через несколько лет только одни поступления из Москвы перекроют все федеральные трансферты регионам. Мы находимся в равных налоговых и бюджетных условиях с другими субъектами, но при этом мы быстрее развиваемся, у нас больше отдача. Отбирать у Москвы, к примеру, часть налогов — значит, замедлить рост Москвы, рост городской экономики, следовательно, и уменьшить поступления в федеральный бюджет, тогда сократятся возможности перераспределения другим субъектам. Мы убьем экономику Москвы и ничего не получим для экономики страны.

Если уж совсем прямо поставить вопрос, кто кого кормит, кто у кого забирает. Каждый десятый россиянин получает пенсию за счет отчислений от зарплаты москвичей. Каждый десятый россиянин получает медицинскую помощь за счет труда москвичей, за счет их отчислений в Пенсионный фонд и Фонд медицинского страхования. Эти отчисления производятся непосредственно от заработной платы москвичей, а не наоборот.

— Как, по вашему мнению, должна выглядеть экономика будущего через 10–15 лет?

— Я бы не стал четко говорить, что приоритетом должно стать что-то одно. Мне кажется, город должен создавать комфортные условия для ведения любого бизнеса, за исключением экологически вредного. Бизнес сам определит, чем ему заниматься: био-, нанотехнологиями, искусственным интеллектом или еще чем-то. Попытки рулить бизнесом и определять, чем ему заниматься в будущем, ни к чему хорошему не приведут.

Нынешние тренды в Москве говорят о развитии креативного класса, цифровых технологий, огромного сектора услуг, технопарков, инновационного бизнеса, инжиниринговых крупных компаний, финансовых услуг. Я думаю, что в ближайшее время Москва будет развиваться в этом направлении, как и все остальные крупные города.

Кроме того, есть сектор спорта — две трети спортивных сооружений столицы строятся за частные деньги. Хотя, конечно, город должен спонсировать общедоступные виды физкультуры и спорта, создавать спортивные площадки, стадионы в спортшколах и прочее. Сегодня значительное количество детских садов, школ, поликлиник строится частным бизнесом. Они не являются какими-то доминирующими, но это тоже сектора, которыми стоит заниматься.

— Какие люди, по вашему мнению, будут жить в Москве через 10–15 лет?

— Те, кто приехали или родились в Москве, очень редко отсюда уезжают. Миграция со всей России составляет около 200 тыс. человек в год, из Франции — 250–300 тыс. человек. Это говорит о том, что мир стал открытым. Мы, со своей стороны, не можем повлиять на внешнеполитические тренды или макроэкономику, но городскую среду, чтобы люди хотели в ней находиться, изменить можем.

Что такое городская среда? Это образование, по крайней мере, школьное и дошкольное, это здравоохранение, культура, спорт, общественные пространства, парки, транспорт и так далее. Мне кажется, и по динамике развития, и по качеству все эти среды вполне конкурентны с другими городами.

Нас достаточно долго критиковали, например, за образование. Чего только не наслушались: школьное образование развалили, дети безграмотные, с советскими временами не сравнить.

В итоге было проведено специальное исследование всех московских школьников, и выяснилось, что по математической и читательской грамотности мы на шестом месте в мире. Впереди нас такие страны, как Сингапур, Гонконг, Япония, Канада и Финляндия, и то не по всем параметрам. Если брать ту же Финляндию, у них школьников в два раза меньше, чем в Москве. Если мы возьмем половину наших школ, которые находятся в топ-300, мы и Финляндию обгоним. А топ-150 вообще лучшие в мире будут.

— В сердце Парижа лежит Сорбонна, Бостон неразрывно связан с Гарвардом. Есть ли у нас экономика интеллекта, который мы можем развивать?

— Университетский центр в Москве уже есть. У нас около 1 млн студентов, 30% всех ученых страны находятся в Москве, это крупнейший мировой кластер образования и науки.

Другой вопрос, что, на мой взгляд, программы наших вузов должны больше отвечать запросам жизни и тех предприятий, организаций, куда идут работать выпускники. Здесь есть серьезный разрыв. Учебная программа меняется гораздо медленнее, чем требования к выпускникам. Чтобы эту динамику изменить, самим производителям нужно проявлять больше активности, создавать свои аккредитационные центры, навязывать университетам свою повестку, выставлять свои рейтинги, что этот университет выпускает классных студентов, вот этот — вообще никчемных.

Это, конечно, не совсем городская тема, но мы стараемся тоже влиять на эти процессы. В частности, для нас очень важно, кого выпускают медицинские вузы, потому что значительная часть выпускников идет в наши поликлиники и больницы. Поэтому создана была специальная программа дополнительной аккредитации, она вводится в сентябре. Загружаем дополнительные требования и стимулируем наших врачей проходить дополнительную аккредитацию, потому что сегодняшняя система аттестации и сертификации слабовата. Такие процессы очень болезненны, сложны, но я уверен, что независимые экзамены и жесткие требования — это единственный путь, если мы хотим сделать наше высшее образование эффективным.

— Дополнительная аккредитация касается только медицинских специалистов или других сфер тоже?

— Мы планируем сделать аналогичную систему и для учителей, поскольку город также является большим потребителем выпускников педагогических вузов. Пока проводим эксперименты. Выпускники педвузов, которые захотели гарантированно работать в московских школах, прошли дополнительное очень непростое тестирование. Из 400 человек 18 получили желаемый результат. Стимулы у них следующие: это гарантированное направление на работу и гранты, которые, например, выплачиваются педагогу, сделавшему самый популярный и эффективный (с точки зрения других учителей) сценарий урока.

Яуза превратится в гигантский парк

— В начале нашей беседы вы упомянули про целевые программы по каждой сфере. Единственным исключением стала экология: целевая профильная программа по ней до сих пор отсутствует. Почему так получилось и будет ли она создана в итоге?

— Есть концепция развития экологии в городе, этого достаточно, потому что экологическая проблема не существует сама по себе, она интегрирована в разные программы. 90% всех загрязнений в городе — это транспорт, соответственно, чтобы улучшить экологию, для начала нужно заменить хотя бы общественный транспорт.

Сегодня московский наземный транспорт является самым молодым общественным транспортом в Европе, обновленным и достаточно экологически чистым. Более того, мы заменили и коммерческий общественный транспорт, хотя это тоже было очень непросто. Было куплено две тысячи новых автобусов, исчезли маршрутки, которые чадили, скрипели, еле-еле ездили по городу.

Положительно влияют на экологию и сами автомобилисты, постепенно меняя свой транспорт на более чистый. Чтобы как-то подтолкнуть их к этому, мы в опережающем порядке начали менять требования по классу топлива: раньше остальной страны стали переходить сначала на 4-й, потом 5-й класс топлива. Начали вводить ограничения въезда по экологическим требованиям для грузового транспорта в пределах Третьего транспортного кольца, а в дальнейшем то же самое будет в пределах МКАД.

Еще один проект, который, может, пока выглядит опережающим свое время, но когда мы его реализуем, то как раз окажемся в мировом тренде, — это отказ от топливных двигателей на общественном транспорте и переход на электродвигатели.

Многие города мира уже заявили, что собираются перейти на электрический общественный транспорт к 2020–2023 году. Если мы начнем закупать исключительно электротранспорт начиная с 2018 года, то пока мы все заменим, пройдет минимум семь лет.

Говоря об экологии, нельзя не упомянуть и о развитии промышленности. У нас все меньше литейных, химических производств, все больше высокотехнологичных производств, инжиниринговых компаний. Не массового серийного производства, а разработки опытных образцов, которые не являются экологически вредными. Есть у нас, конечно, и всем известный монстр в Капотне — Московский нефтеперерабатывающий завод, но его просто так не выбросишь, это тысячи рабочих мест, это достаточно серьезная часть экономики Москвы, кроме того, он обеспечивает первоклассным топливом саму Москву.

— А что с ним будут делать?

— Когда я в первый раз приехал туда, то видел огромные разливы мазута, открытые резервуары, которые воняли так, что в километре от них находиться было, мягко говоря, некомфортно. Сегодня от той картины не осталось и следа. Одна за другой вводятся новые установки, в 2018 году будет введена одна из главных («евро+»), которая еще на 40% уменьшит выбросы. Но при этом уже сейчас, если сравнивать с той ситуацией, которая была раньше, выбросов стало в два раза меньше, а отдельных веществ — в разы. Например, с 2010 по 2016 год уровень ПДК диоксида серы снизился в 10 раз, сероводорода в 70 раз и так далее.

Сейчас жители Капотни жалуются на отдельные выбросы МНПЗ, которые там происходят. Чтобы контролировать ситуацию, мы установили наши датчики непосредственно на трубах самого завода. Завод будет полностью модернизирован до 2020 года, санитарная зона вокруг МНПЗ уменьшится в разы, уменьшатся и выбросы, и запахи.

— Продолжая тему экологии и производства. В какой стадии программа ревитализации Москвы-реки и планируется ли уменьшать число промышленных стоков в нее?

— Стоков, вредящих экологии, становится меньше с каждым годом — сейчас их 40 штук. Это происходит из-за того, что большая промышленность постепенно уходит из Москвы, а, кроме того, такие загрязнители, как Московский НПЗ, очень серьезно пересмотрели свои экологические программы. Сегодня вода, которую они сбрасывают в Москву-реку, чище, чем МНПЗ потребляет.

Самый главный загрязнитель как и воздуха, так и Москвы-реки — это транспорт, выхлопные газы, которые осаживаются на поверхность дорог и потом смываются дождем в реку. Но, учитывая, как меняется транспортная ситуацию, будет меняться и экологическое состояние реки.

— Соответственно, и люди захотят больше времени у реки проводить.

— В Москве большая часть территории Москвы-реки недоступна для горожан, поэтому мы шаг за шагом открываем эти пространства, реконструируя старые набережные и строя новые. Очень важно, чтобы на набережных стояли не заброшенные промзоны, а комфортное, качественное жилье или какие-то офисы, чтобы эти пространства были открытыми и доступными для горожан. К примеру, ЗИЛ — это в будущем огромная территория с комфортной набережной, Тушинский завод, Шелепихинская набережная, которая будет продляться с учетом дальнейшей реализации инвестиционных проектов с условным названием «Большое Сити». Постепенно, шаг за шагом мы стараемся там, где это возможно, застраивать современным жильем и коммерческими зданиями с созданием комфортной набережной либо, как в Строгинской пойме, просто благоустраивать эти зеленые территории.

— Что насчет Яузы?

— На будущий год мы планируем очень большой проект по Яузе, мне кажется, он станет одним из знаковых в 2018 году. Сейчас идет разработка этого проекта с последующим согласованием, обсуждением с жителями.

Охватим большую часть реки, которая сегодня еще находится в плачевном состоянии. Это особо охраняемая территория, там не будет никакого коммерческого строительства.

Планируется благоустройство территорий, уборка, озеленение, создание спортивных и детских площадок, дорожек, освещения, системы безопасности. Помимо прочего, мы очистим и саму реку. После того как проект завершится, Яуза превратится в гигантский парк площадью в 700 га.

— Возвращаясь к теме промышленности, какие планы у города насчет «ржавого пояса» Москвы?

— Здесь разные подходы. Значительную часть заброшенных пустырей, бывших промпредприятий с большими территориями мы передаем под создание парков по месту жительства, так называемые народные парки.

Второе направление — это, конечно, сохранение производственного потенциала Москвы. Для тех промышленных территорий, которые сохранят свою промышленную функцию, мы дали все возможные решения, чтобы они развивались, но при этом, конечно, были экологически чистыми — это в основном высокотехнологичное производство.

И третье направление: там, где уже промзоны не могут дальше существовать как производственные предприятия, для таких огромных площадей нет в этом нужды, там производится комплексная застройка. Как правило, это и жилье, и рабочие места, и офисы, и торговля, и какие-то коммерческие развлекательные проекты. В частности, как на ЗИЛе — там и спортивный огромный комплекс, и кластер, тематический детский парк, и жилье, и огромное количество рабочих мест. Так что все промышленные территории Москвы сегодня уже включены в историю развития, а не в историю умирания.

Сейчас работы ведутся или начнутся в ближайшее время на территории 20 производственных зон. Среди них — уже упоминавшийся ЗИЛ, Нагатинский затон, «Верхние Котлы», «Серп и Молот», «Воронцово», Краснопресненский сахарорафинадный завод, Мельничный комбинат №4, часть «Соколиной Горы», завод НИИДАР, Тушинский аэродром, Западный речной порт и так далее.

— Сергей Семенович, последний вопрос. Согласно известной песне, «в Питере — пить», а в Москве, продолжая аналогию, чем заниматься?

— Вообще Москва и Питер по статистике входят в десятку самых трезвых городов страны. Я считаю, если продолжать рифму, то в Москве жить, работать, любить. Город достойный по сравнению не только с российскими городами, но и с мировыми.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 августа 2017 > № 2286564 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 24 августа 2017 > № 2285066 Николай Любимов

Встреча с врио губернатора Рязанской области Николаем Любимовым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Рязанской области Николаем Любимовым.

Обсуждались жалобы, поступившие от жителей Рязанской области в ходе «Прямой линии» с главой государства, и текущее положение дел в регионе, в частности состояние дорог, транспортная доступность, газификация на селе, расселение ветхого жилья, ситуация в здравоохранении.

* * *

В.Путин: Николай Викторович, сколько времени прошло, как Вы начали работать?

Н.Любимов: Чуть больше полугода, Владимир Владимирович.

Естественно, познакомился с областью очень хорошо, познакомился с людьми, самое главное. Следуя Вашему наказу, в первую очередь стараюсь слышать людей, стараюсь, естественно, услышать, что их волнует, и работать именно для людей.

Поэтому и встреч очень много провожу, и открытые пресс-конференции, и вопросы мне задают, с людьми встречаюсь со всех практически срезов нашего общества, рязанцев, с предприятиями, со всеми, с кем необходимо встречаться для того, чтобы слышать.

В.Путин: Что Вы считаете самым главным в сфере экономики, социальной области?

Н.Любимов: Владимир Владимирович, в сфере экономики, во-первых, поддержка действующих производств, они говорят об этом как раз совершенно открыто. Мы вырабатываем сейчас с ними совместные меры поддержки, в том числе и по движимому имуществу.

Конечно, мы не будем эти налоговые льготы никоим образом отменять, именно нацеливать их на развитие, как раз стимулировать уход от старой техники, старого оборудования и приобретения нового.

Во вторую очередь, конечно, привлечение инвестиций – Вы тоже об этом говорили, когда назначали меня, о том, что необходимо в первую очередь сделать. Вы сказали – как в Калуге, мне хотелось сделать лучше, чем в Калуге, поэтому мы и инвесторов привлекаем, ежедневно практически с ними общаемся.

Буквально несколько дней назад подписали четыре договора с предприятиями, порядка 25 миллиардов рублей вложений: это фармацевтика, производство тракторов, производство препаратов крови и теплицы – то, что мы здесь как раз сейчас будем развивать.

И буквально вчера, это тоже очень важно, сельскохозяйственное производство: мы работаем с нашими производителями, они у нас крепко стоят на ногах, но необходимо свежее вливание в сельскохозяйственное производство. Вы знаете его, это «ЭкоНива», у нас здесь будет работать, ещё два предприятия тоже подписали порядка девяти миллиардов рублей инвестиций – договоры по молочному животноводству.

И цифровая экономика очень интересна людям, здесь у нас есть богатые потенциальные возможности по развитию цифровой экономики, это реально то, что может Рязанскую область продвинуть очень сильно вперёд.

Сейчас собираемся создавать инновационный научно-технический центр на базе, во-первых, образовательных учреждений и наших предприятий, особенно оборонной промышленности, плюс малое предпринимательство в эту орбиту тоже включаем. Тогда это нам позволит участвовать в соответствующих федеральных программах, будут очень хорошие условия, и мы сможем действительно Рязань сделать цифровым регионом.

И по проблемным вопросам, о которых люди говорят: у нас, как у многих других, существует проблема обманутых дольщиков, – за три месяца мы почти из трёх тысяч договоров долевого участия решили две тысячи договоров, и 987 договоров у нас на контроле. Мы подключаем разные механизмы, чтобы решать эти проблемы.

В принципе по двум третям обманутых дольщиков у нас уже нет сомнений, что мы завершим строительство (некоторые договоры тянулись с 2010 года). Люди поверили, увидели, что работы ведутся. Сам буду держать этот вопрос на контроле.

Ещё из проблемных вопросов – это вопрос задолженности по заработной плате. В прошлом году у нас было порядка 280 миллионов рублей заработной платы по задолженности, сейчас – 82. В основном это, конечно, текущая задолженность.

Поддержали меня и правоохранительные органы в этом отношении, уже два уголовных дела на злостных, на мой взгляд, неплательщиков заработной платы заведено. Надеюсь, что мы до самого минимума этот процент доведём, и люди будут получать зарплату вовремя.

И последнее, о чём хотелось бы сказать, это указы Президента, мы их будем неукоснительно выполнять. Сейчас мы идём в графике по нормативам уровня заработных плат и по всем остальным указам. Хотел бы Вас заверить, что всё это будет выполняться однозначно, вовремя и в срок – так, как нужно.

В.Путин: Хорошо. Вы упомянули о том, как люди оценивают Вашу работу, работу региональных команд.

Вы здесь недолго работаете, тем не менее за этими большими задачами, о которых Вы сейчас говорили, прошу не забывать о текущих делах. Этих дел много, проблем много: это состояние дорог, транспортная доступность, газификация.

Вот маленькая деревенька Душкино: «Третий месяц ждём газа», – люди пишут, это по «Прямой линии». Обещали и тогда, в июне, и позднее. Посмотрите, что там происходит.

Ветхое жильё, уже об этом сказали, обманутые дольщики – всё это действительно входит в круг проблемных вопросов, на которые люди обращают внимание. Это и экология в некоторых районах.

Что касается здравоохранения – центральная больница города Касимова: пациенты сами покупают не только все медикаменты, но и такие мелочи, как ватные диски, зелёнку, йод, ватные палочки, бинты, средства для дезинфекции рук. Это абсолютно недопустимые вещи. Прошу Вас на это самым внимательным образом как можно быстрее обратить внимание и навести там порядок.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 24 августа 2017 > № 2285066 Николай Любимов


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 22 августа 2017 > № 2286320 Ольга Богомолец

Богомолец: Минздрав не может сказать, сколько денег и за каким пациентом должны "пойти"

Эксклюзивное интервью главы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольги Богомолец агентству "Интерфакс-Украина"

Сейчас активно обсуждается вопрос медицинской реформы. Будет ли она проведена в Украине?

Медицинская реформа однозначно состоится. И на самом деле она уже началась. Парламент дал старт медицинской реформе ещё в апреле, когда проголосовал, а президент подписал инициированный комитетом Верховной Рады по вопросам здравоохранения законопроект №2309, так называемый "закон об автономизации больниц", который впервые ввел в наше законодательство термин "медицинская услуга", и соответственно разрешил её оплачивать. Этот законопроект ко второму чтению мы готовили почти год, согласовывали все позиции: политические, юридические. Концептуальные законы нуждаются в основательной проработке.

Следующим должен стать закон про обязательное медицинское страхование для закрепления обязанностей государства по оплате лечения своих граждан и обязанностей людей перед государством.

В чем заключалась проблема внесения "медицинской услуги" в законодательное поле?

Многие депутаты (и я в их числе) опасались, что это приведет к приватизации учреждений здравоохранения. Медицинская услуга – это, по сути, коммерциализация. Но, наша задача была не коммерциализировать медицину, а ввести новую единицу расчета, качество которой можно проверить и гарантировать. Раньше единицей при расчёте бюджета была больница, которая получала финансирование просто за то, что она есть, а теперь новой единицей стала медицинская услуга, предоставляемая конкретному пациенту. То есть деньги за пациентом уже "пошли", но ещё "не пришли", поскольку Минздрав не может сказать, сколько конкретно денег и за каким пациентом должны "пойти".

Мы прорабатывали все детали оплаты за медуслугу, возможные осложнения, вопросы с профсоюзами, с профильными ассоциациями, с медицинским сообществом, с Академией медицинских наук и со всеми политическими силами. Только на политические согласования этого закона у меня ушло почти полгода. Но эта работа привела к тому, что законопроект об автономизации поддержали 280 депутатов, все политические силы, это реально был очень серьезный прорыв. Парламент продемонстрировал реальную готовность к понятным и согласованным с людьми реформам.

Оплата за медицинскую услугу реализует принцип "деньги идут за пациентом" и сейчас для того, что бы закон реально заработал, Минздрав должен утвердить модель расчета себестоимости услуги, чтобы было понятно какую именно сумму должно покрывать государство за лечение конкретного пациента. Также необходимо определить, откуда будут приходить деньги на оплату лечения. И вот тут наши взгляды на реформу разошлись. Есть два пути.

Минздрав предлагает либеральную модель, утверждая, что другого пути нет. И в своей версии законопроекта о государственных финансовых гарантиях (№6327) предлагает выходить на модель сооплаты, в которой государство платит за что-то, предоставляет базовый гарантированный пакет, а за остальное платит пациент.

Но ведь при доработке законопроекта ко второму чтению сооплату убрали?

Слово убрали, но суть законопроекта не изменилась. Сооплату выбросили политически, чтобы не раздражать общество, для того, чтобы у депутатов не было аргументов голосовать "против". Проблема в том, что денег в системе здравоохранения все равно не стало больше. Поэтому отсутствие термина "сооплата" в законе Минздрава приведёт к ещё большему хаосу и уменьшению перечня оплачиваемых государством услуг. В варианте рыночного видения реформы Минздравом сооплата была важным компонентом, и без неё их закон становится неполноценным. Но для меня самое главное это то, что законопроект Минздрава не говорит, откуда возьмутся у государства деньги на лечение тех пациентов, у которых денег не было и нет.

Кроме того, Минздрав до сих не утвердил официальных документов, которые определят, за что и сколько нужно будет платить самим пациентам и как медицинским учреждениям считать стоимость медицинской услуги. А должен был это сделать до начала лета. Считаю, что тормозит с выполнением совершенно осознанно. Гарантированный пакет медуслуг - это по изначальному предложению Минздрава первичная медпомощь – семейная медицина, педиатр и терапевт, экстренная помощь и предсмертный паллиатив. Но у Минздрава так и нет окончательных просчетов, сколько на это нужно денег.

Согласно законопроекту №6327, государство периодически будет объявлять, на что у нас денег хватает, а на что нет. И там, где денег не хватает, платить за лечение уже будет обязан сам пациент, а больница будет иметь полное юридическое право отказать пациенту в госпитализации, если у него нет денег. Конечно, у нас есть люди, которые давно лечатся в частных заведениях, есть те, которые оплачивают частные гонорары в государственных учреждениях. В случае принятия законопроекта №6327 государство и пациент получат легализацию оплаты пациентом лечения и уплату налогов. Но опять возвращаюсь к цели реформы: нам нужно улучшить оказание помощи людям, а не сделать её недоступной. Поэтому самый важный вопрос о тех людях, у которых нет средств. Они после принятия нового закона будут ограничены в получении качественных медуслуг. Для этих людей высокоспециализированная медицинская помощь станет недоступной.

Так вот, когда мы говорим о реформе, то реформа для меня - это не только легализация оплаты или сооплаты пациентом медицинской помощи, и не комфорт частных заведений, которые смогут от государства получать деньги за лечение пациентов. В моем понимании реформа - это когда те, у кого не было доступа к медицинской помощи, смогут ее получить. Сможет ли это сделать законопроект Минздрава? – Нет.

Большая часть украинцев, которые нуждаются в специализированной медицинской помощи останутся за бортом системы. Это и операции на сердце, и трансплантации, и пересадки костного мозга, даже обычная язва желудка. Там, где нужна будет операция или реабилитация, там стоимость медуслуги составит десятки и сотни тысяч гривен. На вопрос, как быть людям, которые не имеют возможности для оплаты или сооплаты лечения, Минздрав отвечает, что "мы будем давать в будущем медицинские субсидии в соответствии с тарифами". Но для этого нужно будет еще найти деньги на субсидии, и пациенты не будут знать, смогут ли они получить эти деньги или им придется умирать.

В моем понимании то, что предлагает Минздрав - это псевдореформа. Она не только позволит легально отказывать неимущим людям в лечении, а и приведёт к массовому непрогнозируемому закрытию больниц, особенно в регионах.

Хочу привести пример ещё одной псевдореформы Кабмина и её уже понятных последствий. Под громким лозунгом борьбы с коррупцией была ликвидирована СЭС - санитарно эпидемическая служба. Полномочия не в полной мере были переданы другой службе. Отсутствие инструментов контроля и принятый мораторий на проверки предпринимателей привёл к тому, что впервые за все годы независимости у нас появился промышленный ботулизм и половина смертей произошла в этом году именно от него. За последний год смертность от ботулизма увеличилась в три раза. И никто за эти смерти не несёт ответственности. За каждую реформу должна быть персональная ответственность министра. А профильного министра в медицине нет уже второй год. Поэтому и спросить будет не с кого.

Какова, по вашему мнению, перспектива законопроекта №6327, который предложил Минздрав, после доработки ко второму чтению и учета всех правок?

Законопроект №6327 не имеет отношения к здоровью людей, к увеличению продолжительности жизни и снижению смертности, что для меня есть критерием качества и целью реформы. В законе нет ничего о пациентах, о стандартах медицинской помощи, о врачах, об их зарплатах. Люди хотят доверять врачам, но чтобы доверять врачам, нужно четко объяснить по какому стандарту врач будет лечить больного и откуда в больнице будут деньги на лечение пациента. Кто заплатит за медикаменты и расходные материалы, кто будет платить за отопление и свет в больнице? Без этого реальная реформа здравоохранения не состоится. Представьте себе реформу полиции или реформу армии без денег. Кто бы сейчас взялся отправлять солдат на передовую без оружия и защиты? Реформа без денег - это то, что предлагает Минздрав сегодня.

Государство обязано обеспечить врачам и медсёстрам высокий и достойный уровень оплаты работы. Этого в законе нет. А о чем же новый закон? – О централизации очень больших денег, о монопольной передаче почти 100 млрд грн в одни руки. Сейчас эти деньги в регионах в соответствие с принципом децентрализации. Аргументация, что новый центральный орган будет распределять деньги лучше, чем это сейчас делают в регионах, для меня неприемлема. Как только есть привязка к ручному управлению, кто бы это ни делал, то коррупция будет всегда. Такая у нас, к сожалению, ментальность. А вот утверждение единых стандартов лечения, референтных цен на лекарства и стоимости лечения – это то, что коррупцию позволит побороть системно, но это не делается.

Но Минздрав же не предлагает сокращение финансирования?

За последние 5 лет процент ВВП на охрану здоровья снизился с 4,2% до 2,7%. А на следующий год пока озвучена цифра 2,4%. Медицинская помощь людям будет доступной тогда, когда эта цифра будет не ниже 6%.

В настоящее время больницы получают мизерный бюджет, который позволяет им не закрыться и не обанкротиться. На оплату именно медицинской услуги государству нужно будет значительно больше денег. Поэтому, одна из главных задач медреформы, которая сможет защитить людей – это дофинансировать систему здравоохранения.

Как?

Через систему обязательного медицинского страхования.

Кто и кого должен страховать?

Я сторонник государственной модели, хотя они могут быть разными. На мой взгляд, должен быть один государственный орган, который занимается государственным страхованием. Но чтобы страхование работало, как в цивилизованных странах, нужны стандарты лечения, утвержденные Минздравом единые протоколы. И все это должно быть финансово просчитано и деньги должны быть зарезервированы.

Примерно то же самое говорит заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк. В чем отличие?

Разница в том, что Минздрав искажает понятие обязательного медицинского страхования, не говорит, откуда мы возьмем недостающие деньги, и, главное, хочет все средства аккумулировать в один центральный орган. Я не могу согласиться с тем, что этому центральному органу будет лучше видно какого семейного врача финансировать в регионах, в селе, потому что эти вещи лучше видны на местах.

Еще один момент. Если Минздрав, наконец, разработает правильные расчеты и стандарты лечения, то контролировать деньги будет реально. Но инструменты контроля пока так и не предложены.

Минздрав также говорит, что их программа "доступные лекарства" или реимбурсация это тоже, якобы, реформа. Идея, опять-таки, правильная, но при отсутствии контроля и правильной организации выполнена плачевно. Ведь электронного рецепта нет, реестра аптек нет, реестра пациентов нет, кто, кому и сколько выписывает рецептов по реимбурсации, государство не знает. И даже проверить, принимают ли пациенты эти лекарства, мы тоже не можем. Государство сейчас бесконтрольно выделяет огромные средства на реимбурсацию. Я недавно проводила встречу с 200 пенсионерами Киева. На мой вопрос, сколько из них получают лекарства по этой программе, поднялись всего две руки. А почему же остальные не пользуются? Не подходят нам эти лекарства, говорят пенсионеры. Плохо нам от них… А за счет чего тогда Минздрав отчитывается об увеличении обращений в аптеки? Как это проверить? Ответа нет.

То же самое произойдет и с учетом больничных листов, которых, кстати, несколько месяцев физически нет в регионах, поскольку министерство элементарно не обеспечило больницы бланками. Как только семейные врачи начнут работать самостоятельно, при отсутствии единой базы данных врачей и пациентов, увеличится риск появления массы неоправданных больничных. Чтобы этого не было, должен быть создан инструмент управления и контроля. У всех врачей первичного звена должно быть единое программное обеспечение, где будет фиксироваться, какому пациенту сколько выписал больничных и какие лекарства назначил.

Это фактически электронное здравоохранение?

Бесспорно. Отсутствие такой базы создает возможности для больших злоупотреблений. Но это просто сделать в столице, в городе, а в большинстве наших сел пока невозможно. Поэтому мы, разрабатывая реформы, должны обеспечить врачей компьютером и интернетом. Реальная реформа будет тогда, когда интернет и необходимое программное обеспечение будут в каждом селе, у каждого врача. Это позволить эффективно запустить реформу доступной первичной помощи – семейной и экстренной медицины. Свободный выбор семейного врача и обеспечение своевременного доезда скорой помощи.

Вот это должно стать приоритетной целью реформы на следующий год. Опять-таки, мы должны обеспечить выполнение протоколов лечения. Сегодня в Украине Минздрав обязал врачей применять международные протоколы, без их адаптации и перевода на украинский язык. Минздрав ставит в прямую зависимость качество лечения и жизнь пациента от знания врачом иностранного языка и от доступа к интернету, которого в районных больницах просто нет на рабочем месте врача. На мой взгляд, это не просто опасно для жизни людей, это и политически неправильно, потому что протоколы лечения должны быть на государственном языке у каждого врача. Государство должно оплатить медуслугу, качество и выполнение которой оценивается на основе протокола. Если у нас нет собственных стандартов, а есть английские, испанские, американские, которые далеки от нашей реальности, как врач сможет гарантировать пациенту качество? Никак. Как можно будет в суде доказать, что врач совершил ошибку? Никак.

Какие еще риски вы видите в инициативах Минздрава?

Самая большая проблема заключается в том, что сейчас в стране и в системе здравоохранения не хватает средств. Нет их и у людей. Законопроект №6327 не создает дополнительный приток средств. Я внесла правки в этот законопроект, о том, что государство должно зафиксировать объем расходов на здравоохранение, процент от ВВП – от 6%. Если мы не увеличим финансирование здравоохранения, мы получим очередной эксперимент вместо реформы. Сегодня финансирование потребностей лечения взрослой онкологии осуществляется в объеме 14% от потребности, лечение сердечно-сосудистых заболеваний – 26% от потребности. А онкология и сердечно-сосудистые заболевании – это 80% причин смертности. Из тех людей, которые заболеют, специализированное дорогостоящее лечение смогут оплатить единицы, потому, что у остальных нет денег, и их не будет, пока государство не поднимет экономику и зарплаты. И эти люди просто умрут.

Люди просто не придут в больницы, не потому что у них ничего не болит, а потому что у них нет денег, следовательно, врачи и медучреждения будут невостребованы. Бюджетного финансирования уже не будет, сооплаты нет, денег на лечение у пациентов тоже нет, многие клиники будут становиться банкротами и закрываться. Сегодня их хоть как-то поддерживают местные бюджеты, но если мы примем идею Минздрава о центральном агентстве, в регионах просто не останется денег. Мы потеряем развитую медицинскую инфраструктуру по всей Украине.

Но ведь необходимость оптимизации коечного фонда в Украине признали все. Зачем сохранять пустые больницы?

Я готова согласиться с тем, что у нас по европейским стандартам жизни и лечения есть избыток коек. Но я абсолютно против неконтролируемого сокращения. Нужно перепрофилирование, контролируемое государством. Все должно быть просчитано и взвешено. Больницы - это имущественные комплексы с хорошей территорией почти всегда в центре города. Практически это последняя земля общины, которая осталась в городах. Больницу нельзя обанкротить, а количество коек можно сократить, улучшив условия пребывания пациентов и увеличив оборот этих коек.

Нам нельзя допустить закрытия больниц в регионах, несмотря на то, что многие болезни которые в Украине лечат в стационаре, во многих странах лечатся амбулаторно – рожистое воспаление, тромбофлебит, язва желудка, онкология, гипертония, трофическая язва. За рубежом пенсионерка садится в свою машину, приезжает в медицинский центр, получает амбулаторную процедуру и возвращается домой. Это пока не соответствует нашим реалиям. И если рядом с нашей пенсионеркой больница закрылась, то в другой район она не поедет. Можно сейчас, когда у нас нет дорог и денег, требовать закрытия больниц? Я считаю, что нет.

Разве европейское сообщество требует от нас сокращений?

Оно рекомендует. Но мы строим свою страну и должны защищать в первую очередь свои интересы. А те люди в Минздраве, которые занимаются на сегодняшний день реформой, настаивают на сокращении больниц.

Есть еще один очень важный аспект, о котором также не говорят. Это возрастная структура украинского общества. Ни для кого не секрет, что наша нация стареет. А это значит, что изменяются и наиболее часто встречаемые среди украинцев болезни. Система здравоохранения должна быть готова ответить на этот вызов. Вскоре нам нужно будет искать деньги на лечение возрастных заболеваний – болезни Альцгеймера, старческой деменции, других расстройств. Чтобы в будущем лечить эти недуги нам нужно перепрофилировать учреждения здравоохранения, а не закрывать их.

Мы должны думать на 20 -30 лет вперед, и цифры легко спрогнозировать. Даже считать ничего не надо, все уже посчитано. Но реформа, предлагаемая Минздравом, может навсегда все это все загубить, потому, что она исходит из того, что есть сейчас, из сегодняшнего количества денег.

В чем разница между государственным медстрахованием и предлагаемой Минздравом системой единого госоргана – Национальной службой здоровья?

Если мы говорим о системе общеобязательного государственного страхования, есть разные механизмы распределения денег. В модели, предлагаемой министерством, за лечение, на оплату которого у государства нет денег, платит тот, кто заболел. Если у него есть деньги, он лечится, если нет – остается без лечения. Поэтому система хороша только для платежеспособных, и заинтересованы в ней, в первую очередь, частные страховые компании, которые занимаются добровольным медицинским страхованием и ожидают больших прибылей. При обязательном медицинском страховании - работодатель или работающий платит ежемесячно свой взнос в государственный неприбыльный фонд, за тех, кто заплатить не может – платит государство. Таким образом, мы получаем новый пул средств. В системе, которую предлагает министерство, каждый платит за себя тогда, когда заболеет, и никто не беспокоится, хватит ли у тебя на тот момент денег на лечение.

Предлагаемая нами система – это система, где каждый знает, что, попав в больницу, имеет равные возможности по стандартам лечения и по выделенным деньгам. Не будет разницы между богатыми и бедными в системе оказания медицинской помощи. И в странах капиталистической экономики, где есть бедные и богатые, эта система общеобязательного медицинского страхования создает необходимый баланс.

Что нужно сделать, чтобы этот общественный баланс наступил? Не принимать законопроект №6327?

Есть варианты - проголосовать его без централизации денег на первичную медицинскую помощь и со всеми необходимыми правками, а также поддержать подготовленные комитетом системные законопроекты - №2409, №4456, № 2162 - и непременно вынести на голосование пакет законопроектов по обязательному медицинскому страхованию, которые закладывают фундамент социально-справедливой системы здравоохранения.

Сейчас парламент будет принимать решение: мы пойдем по либеральной рыночной модели, где богатые будут платить за себя, а бедные будут сами по себе, или мы пойдем в социально справедливую модель. Для меня это принципиальные вещи. Мы должны принять решение, где мы окажемся уже через 3-5 лет. В стране взаимной ненависти бедных и богатых, где будет либеральный свободный рынок, прибыльное добровольное медицинское страхование, частные страховые компании, возможно, хорошие, но не доступные простым людям больницы. Или в стране социальной справедливости, где деньги сохраняются и перераспределяются государственным фондом страхования и попадают к человеку тогда, когда он заболел, и все получают необходимую гарантированную государством помощь.

Допуск свободного рынка в систему здравоохранения не повысит качества медицинской помощи, а приведет к потере доступности и активов, которые есть в системе здравоохранения.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 22 августа 2017 > № 2286320 Ольга Богомолец


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 18 августа 2017 > № 2287572 Сергей Пахомов

Подмосковный треугольник.

Суть новой градостроительной политики Московской области — сбалансированное развитие территорий.

Московская область является одним из лидеров среди субъектов РФ по объемам строительства жилья и объектов инфраструктуры. В 2016 году в регионе введено в эксплуатацию более 13 млн кв. метров недвижимости, из них 8,9 млн кв. метров — жилье и свыше 4,6 млн кв. метров — объекты нежилого назначения. Сегодня в регионе во главу угла градостроительной политики поставлено сбалансированное развитие территорий, создание комфортной городской среды с развитыми общественными пространствами, социальной, коммерческой и транспортной инфраструктурой. Много делается в области и для решения проблем обманутых дольщиков, а также решения жилищных проблем отдельных категорий населения — врачей, учителей, молодых специалистов. О том, как эти и другие задачи решаются на практике, в эксклюзивном интервью «СГ» рассказал министр строительного комплекса Московской области Сергей ПАХОМОВ.

«СГ»: Сергей Александрович, что сегодня происходит на подмосковном рынке жилищного строительства?

Сергей Пахомов: Московская область — это один из самых динамично развивающихся регионов страны. Ежегодно мы вводим порядка 8-9 млн кв. метров жилой недвижимости. Но сегодня главной задачей для правительства региона является реализация новой градостроительной политики, цель которой — сбалансированное развитие территорий. Формируется тренд на изменение городской среды в пользу создания «микрогородов» с бережной застройкой, комплексной социальной, деловой и рекреационной инфраструктурой, рабочими местами и транспортной доступностью, а также имеющих единый архитектурный стиль. Идея создания городов нового поколения заключается в том, чтобы создать так называемый градостроительный треугольник «дом-работа-отдых», дать людям возможность работать, жить и отдыхать в едином пространстве. В этой связи основной акцент в градостроительной отрасли Подмосковья сделан на реализацию объектов нежилого назначения, а именно на перспективные бизнес-проекты предприятий, ферм и т.д., способствующих формированию новых мест приложения труда. Губернатор Московской области Андрей Воробьев поставил задачу включить «зеленый свет» для тех инвесторов, которые реализуют такие проекты.

«СГ»: Из сказанного вами следует, что одним из приоритетов для Стройкомплекса Московской области является строительство объектов коммерческой недвижимости. Как обстоят дела в этом сегменте рынка?

С.П.: Подмосковье — регион с высокой инвестиционной привлекательностью, поэтому у нас год от года увеличиваются объемы строительства как крупных коммерческих проектов, так и объектов малого и среднего бизнеса. На сегодняшний день в стройке находится более 17 млн кв. метров коммерческой недвижимости. В прошлом, 2016 году в регионе было сдано порядка 4 млн кв. метров объектов коммерческого назначения. Для того чтобы создать компаниям, ведущим строительство таких объектов, максимально комфортные условия, в январе этого года при правиПодмосковный тельстве Московской области открылся первый в России межотраслевой проектный офис по сопровождению приоритетных проектов коммерческого, общественного, административного, промышленного, сельскохозяйственного назначения — «Центр содействия строительству». Центр «собрал» более 100 человек из 11 органов исполнительной власти и 10 организаций, которые оказывают всестороннюю поддержку и решают вопросы застройщиков в ручном режиме. Задача офиса — устранить барьеры для бизнеса и сделать правила при оказании услуг в сфере градостроительства полностью прозрачными. За прошедшие семь полных месяцев текущего года мы можем с гордостью констатировать, что проектный офис успешно работает. На сегодняшний день Центр сопровождает более 1300 проектов, находящихся на разных этапах реализации.

«СГ»: Как в области обстоят дела со строительством социальных объектов?

С.П.: С 2013-го по 2016-й годы в Подмосковье построено и введено в эксплуатацию 93 объекта здравоохранения, 80 новых общеобразовательных школ, а также 356 дошкольных образовательных учреждений и порядка 80 спортивных объектов. В этом году мы приступили к реализации беспрецедентной программы по строительству школ с целью полностью ликвидировать в области вторую смену — до 2020 года планируется построить 230 современных школ. Что касается сферы здравоохранения, то до 2020 года предполагается сдать в эксплуатацию порядка 150 объектов. Среди них знаковые для области объекты — центры материнства и детства в Коломне, Щелкове, Наро-Фоминске, Сергиевом Посаде и Раменском. При строительстве социальных объектов мы решили применить тот же принцип, что и при сооружении объектов коммерческой недвижимости. В феврале 2017 года при правительстве области начал свою работу еще один проектный офис — «Центр бюджетного строительства». Идея создания этой структуры заключается в централизации управления социально значимыми проектами, в рамках офиса взаимодействуют представители из 16 министерств и ведомств. На сегодняшний день определены пять основных направлений в области строительства социальных объектов: школы, дошкольные образовательные учреждения, здравоохранение, спорт и культура.

Такая система управления нацелена на максимальное упрощение подготовительных процедур и, как следствие, на сокращение сроков реализации социально-значимых проектов. Как и в случае с коммерческой недвижимостью, мы получаем возможность сопровождать сооружение социальных объектов на всех стадиях: от определения потребности в том или ином объекте до начала его работы. Уже сейчас можно видеть первые результаты работы проектного офиса «ЦБС»: мы смогли уйти от последовательной системы взаимодействия и согласования между ведомствами и шений. Все вопросы и проблемы решаются коллегиально на одной площадке. В результате удалось сократить сроки строительства бюджетных социальных объектов до 25%.

«СГ»: Стройкомплекс области потребляет огромное количество строительных материалов. Какие проекты в промышленности строительных материалов были запущены в последние годы? Какие планируется реализовать в ближайшее время?

С.П.: Индустрия стройматериалов — очень важная отрасль региональной экономики. Она имеет большое значение не только для строительного комплекса, но и для смежных сфер — торговли и многих других. Рынок строительных материалов Московской области является одним из крупнейших в России, доля Московской области в производстве всех строительных материалов Российской Федерации составляет около 15%. Мощности подмосковных производств обеспечивают строителей качественными строительными материалами. Вместе с тем предприятия стройматериалов Московской области ориентированы не только на внутренний рынок, но и расширяют географию поставок.

Взятый на импортозамещение курс позволил значительно увеличить долю отечественных строительных материалов и конструкций в строительной отрасли. Компании области производят порядка 85% всех потребляемых строительных материалов и могут полностью удовлетворить потребности бюджетного строительства Московской области. За первое полугодие 2017 года объем производства строительных материалов и конструкций в Подмосковье вырос на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года и составил более 97,9 млрд рублей. Это произошло благодаря губернаторской программе импортозамещения, инновационного развития и модернизации промышленности Московской области.

Кроме того, с начала 2017 года в регионе реализованы 3 крупных инвестиционных проекта в сфере выпуска строительных материалов с объемом инвестиций более 1,4 млрд рублей. До конца года планируется реализовать еще 7 крупных инвестпроектов с объемом инвестиций 14,3 млрд рублей. На период 20172020 годов в активе промышленности строительных материалов Подмосковья запланирована реализация 50 инвестиционных проектов с общим объемом инвестиций более 42,7 млрд рублей.

«СГ»: Очень болезненная тема — обманутые дольщики. К сожалению, в области их все еще немало. Как решается эта непростая проблема? Что делается для защиты соинвесторов от недобросовестных застройщиков?

С.П.: Решение проблем обманутых граждан-соинвесторов — одна из самых важных задач правительства Московской области. С октября 2012 года до настоящего времени нам удалось обеспечить права более 19 тысяч обманутых дольщиков, купивших квартиры в 112 домах и жилых комплексах. Для решения этих проблем было привлечено более 50 млрд рублей внебюджетных средств. Среди тех объектов, по которым уже удалось найти решение, ЖК «Южная Звезда» и ЖК «Некрасовский» в Балашихе. Их строительство завершал новый инвестор — ООО «ФСК «Лидер». Достройку ЖК «Западные ворота столицы» в Одинцовском районе взяла на себя ПАО «ГК «ПИК». Эта компания привлекла на достройку жилого комплекса порядка 3,6 млрд рублей, благодаря этому удалось обеспечить права около 1300 пострадавших граждан. Еще один объект в Одинцовском районе также находится в активной стадии строительства — это ЖК «Гусарская баллада». Обязательства по его завершению и обеспечению прав почти 600 пострадавших граждан взял на себя новый инвестор — ГК «ИНГРАД». Строительство ЖК «Белый город» в Солнечногорском районе возобновлено инвестором ГК «Урбан Групп», который привлек в проект 2 млрд рублей. Сегодня завершается строительство первой очереди — это уже практически готовый поселок таунхаусов, в котором предусмотрена вся необходимая инфраструктура.

Тем не менее, на сегодняшний день в Подмосковье все еще насчитывается порядка 5 тысяч обманутых дольщиков, 24 проблемных объекта. Хочу заметить, что каждый из этих объектов по-своему уникален, имеет свои особенности и требует поиска индивидуального решения. Правительство Московской области держит вопрос завершения строительства долгостроев на особом контроле. Задача на текущий год — запустить механизмы по завершению строительства каждого из этих объектов либо новым застройщиком, либо с привлечением инвестора.

Мы считаем, что принятые недавно поправки к закону 214-ФЗ позволят лучше защитить интересы дольщиков. Во-первых, у нас появился такой инструмент, как заключение о соответствии застройщика и проектной декларации установленным требованиям. Теперь застройщики не могут привлекать денежные средства участников долевого строительства при отсутствии такого документа. Это серьезная процедура, во время которой наши специалисты проводят комплексную проверку строительных организаций, в том числе смотрят, нет ли у нее долгов по налогам в бюджеты всех уровней. Также с 1 июля 2017 года установлен минимальный размер уставного капитала застройщика. В случае несоответствия требованиям к размеру уставного капитала застройщик не сможет заключать с гражданами договоры участия в долевом строительстве. Создан компенсационный фонд долевого строительства. Средства этого фонда могут быть направлены на достройку объекта при возникновении проблем у застройщика.

«СГ»: Московская область лидирует среди субъектов РФ по темпам расселения аварийного жилья. Каковы итоги реализации данной госпрограммы на данный момент?

С.П.: Расселение аварийного жилищного фонда — приоритетная и социально важная задача правительства Московской области и регионального стройкомплекса. Наша цель — ликвидировать все непригодное и опасное для жизни жилье в регионе. Досрочно завершена адресная программа Московской области «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда на 2013-2015 годы». Речь идет об аварийном жилье, признанном таковым до 1 января 2012 года. По итогам данной программы переселено более 14,5 тысячи человек. Сегодня область продолжает активно расселять «аварийку». Реализация новой масштабной программы переселения в Подмосковье стартовала в прошлом, 2016 году. Она предусматривает расселение жилых помещений, признанных аварийными до 1 января 2015 года. В 2016-2019 годах планируется переселить более 16 тысяч человек. За прошедший год в рамках программы в новое комфортное жилье уже переехали 1303 гражданина.

«СГ»: Как идет реализация программы «Социальная ипотека»? Каковы ее результаты?

С.П.: «Социальная ипотека» — уникальный проект, который есть только в Московской области. По поручению губернатора области Андрея Воробьева мы ее разрабатывали в течение полугода и постарались сделать так, чтобы она получилась максимально эффективной. Второй год мы успешно реализуем эту программу, цель которой — оказать государственную поддержку работникам бюджетной сферы в улучшении жилищных условий. Она ориентирована на врачей, учителей, молодых ученых и молодых уникальных специалистов. Начиная с 2016 года, уже более 400 специалистов воспользовались льготными субсидиями в рамках «Социальной ипотеки» и приобрели новое комфортное жилье. Механизм действия этой подпрограммы довольно прост: после отбора участников им предоставляется жилищная субсидия на оплату первоначального взноса за приобретаемое жилье в размере 50% от его стоимости. Вторая половина также оплачивается Московской областью в виде ежемесячной оплаты «тела» кредита в течение 10 лет. Участник программы оплачивает только проценты по кредиту. Срок реализации подпрограммы — 2016-2027 годы. В первые три года проводится отбор участников, далее — выплата компенсаций. Так, с 2016 по 2018 годы планируется обеспечить жильем 1 221 человека. Почти 4,5 млрд рублей бюджетных средств предусмотрено для реализации «Социальной ипотеки».

Более 13млн кв. метров недвижимости введено в эксплуатацию в Подмосковье в 2016 году

Более 42 млрд рублей инвестиций запланировано для реализации 50 инвестиционных проектов в сфере промышленности стройматериалов до 2020 года в Подмосковье

Цитата в тему

Идея создания городов нового поколения заключается в том , чтобы создать так называемый градостроительный треугольник «дом-работа-отдых», дать людям возможность работать, жить и отдыхать в едином пространстве

Цитата в тему

На сегодняшний день в Подмосковье все еще насчитывается порядка 5 тысяч обманутых дольщиков , 24 проблемных объекта. Задача на текущий год — запустить механизмы по завершению строительства каждого из этих объектов

Цитата в тему

Основной акцент сделан сегодня на реализацию объектов нежилого назначения , способствующих формированию новых мест приложения труда

Автор: Сергей НИКОЛАЕВ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 18 августа 2017 > № 2287572 Сергей Пахомов


Россия. СЗФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 августа 2017 > № 2276403 Антон Алиханов

Встреча с врио губернатора Калининградской области Антоном Алихановым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Калининградской области Антоном Алихановым.

Встреча состоялась по завершении совещания по развитию транспортной инфраструктуры Северо-Запада страны. Президент, в частности, поручил врио губернатора завершить строительство объездной автодороги вокруг Калининграда и довести до логического завершения решение по освобождению авиаперевозок в регион от НДС.

Владимир Путин дал также указание Антону Алиханову обратить внимание на решение проблем, о которых местные жители сообщали в ходе «Прямой линии» с главой государства.

Отдельно обсуждалось социально-экономическое положение в Калининградской области.

Врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов в сентябре примет участие в выборах главы региона в качестве кандидата от партии «Единая Россия».

* * *

Начало встречи с врио губернатора Калининградской области Антоном Алихановым

В.Путин: Антон Андреевич, как дела?

А.Алиханов: Уважаемый Владимир Владимирович! Социально-экономическое развитие области за период 2016 – начало 2017 года у нас в целом характеризуется рядом положительных тенденций. Ожидаемая продолжительность жизни у нас практически 72 года. Выше среднероссийского, хотя в 2015 году мы были ниже по этому показателю. Смертность снижается, и мы здесь тоже лучше, чем в среднем по России, лучше, чем в среднем по Северо-Западу.

Миграционная привлекательность продолжает оставаться высокой. У нас за последние 1,5 года 15 тысяч человек приехало на постоянное место жительства. При этом мы достигли показателей по регистрируемой безработице практически на уровне экономических минимумов – 0,9 процента, это неплохой показатель.

В.Путин: Хороший.

А.Алиханов: Что касается заработной платы, то средняя номинальная – где-то 30,5 тысячи рублей за первую половину полугодия. В реальном выражении она выросла по сравнению с прошлым годом где-то больше чем на два процента, но, конечно, мы этой динамикой пока не удовлетворены, будем здесь наращивать усилия.

Что касается заработной платы отдельных работников бюджетной сферы, которые сформулированы в майских указах, мы здесь идём в соответствии с графиком. По итогам 2016 года вошли в десятку лучших регионов в России. Сумели переломить многолетнюю, к сожалению, отрицательную динамику по инвестициям в основной капитал, практически плюс процент по итогам прошлого года.

Это случилось благодаря большим проектам, которые реализуют на нашей территории «Газпром», другие крупные госкомпании, частные предприятия, и в принципе сейчас мы за первое полугодие неплохо растём по промпроизводству – в среднем опять выше, чем Северо-Запад, выше, чем Россия, в среднем по России, и по обрабатывающим производствам такая же динамика.

Это всё стало возможно благодаря тем мерам, которые в соответствии с Вашими решениями принимались: так называемая замена таможенных преференций после 1 апреля на специальную субсидию на поддержку рынка труда. В прошлом году практически 26 миллиардов, в этом году уже 31 миллиард рублей выплачено на эти меры.

Это, собственно, позволило нам избежать какого-то коллапса в экономике. То есть особая экономическая зона в Калининграде продолжает жить и работать, и, в общем, всё в этом смысле неплохо.

У нас был снижен порог в прошлом году, как Вы знаете, со 150 до 50 миллионов рублей – минимальные инвестиции, которые позволяют стать резидентом особой экономической зоны. И прошлый год был просто рекордный – 26 новых резидентов, при том что сейчас их всего 130.

Это хороший показатель, но мы на этом не останавливаемся. Было Ваше отдельное поручение по поводу разработки нового закона об особой экономической зоне в Калининградской области. Мы долго работали, в тяжёлых дискуссиях провели достаточно большое количество времени, и я хочу отдельное сказать спасибо нашему куратору в Правительстве Дмитрию Николаевичу Козаку и всем коллегам из финансово-экономического блока.

Несмотря на все разногласия, мы пришли к единой позиции, и 8 августа Правительство Российской Федерации после рассмотрения на заседании уже внесло законопроект в Государственную Думу. Мы приложим все усилия для того, чтобы законопроект попал к Вам на подпись до конца этого года, чтобы мы с 1 января начали жить в новых экономических условиях. Это существенно повысит наши возможности по особой экономической зоне, сделает нас вновь одной из самых привлекательных особых экономических зон в Российской Федерации.

За пределами инвестиционных бизнес-вещей самый главный для нас приоритет – это здравоохранение, жизнь и здоровье людей. Думаю, не найдётся такого калининградца, Владимир Владимирович, который не был бы Вам благодарен за то решение, которое недавно было принято: из резервного фонда выделено 350 миллионов рублей на начало строительства онкоцентра в этом году. Сейчас работа идёт над бюджетом следующей трёхлетки, и, конечно, только Вы можете окончательно решить вопрос с тем, чтобы средства на достройку этого центра были в 2018–2019 году заложены. В этом вопросе все калининградцы надеются на Вашу поддержку.

В.Путин: Раз начали, надо будет завершать.

А.Алиханов: Спасибо. Мы не стоим на месте. Это будет венец, так сказать, работы в части онкологии. Мы уже сейчас, месяц назад, открыли центр женского здоровья. У нас очень плохая ситуация с женской онкологией, и за месяц работы у нас 3,5 тысячи женщин прошли эту диагностику. Огромный спрос, у нас даже упали телефонные линии, столько было звонков, обращений через сайт. Мы приняли решение, видя этот интерес, открыть такой же центр на востоке области, в городе Черняховске. До конца года всё сделаем для того, чтобы этот центр там открыть.

Первичным звеном занимаемся, есть проект «Бережливая поликлиника», спасибо большое коллегам из Минздрава, Росатома, они нам очень серьёзно помогли. Две поликлиники мы обкатали, сделали эксперимент и сейчас приобрели собственную компетенцию.

Дальше распространяем их второй волной ещё на 20 поликлиник до конца года, и все поликлиники мы закроем уже в следующем году, всех переведём на эти принципы. Это очень существенно повышает социальное самочувствие, потому что меньше времени приходится стоять в очередях, всё так выстраивается, логистика внутри красивая, информационное обеспечение качественное.

Что касается снижения смертности на дорогах, спасибо большое Правительству, нас включили, хотя мы не по всем критериям проходили, в проект «Безопасные качественные дороги». Мы немного позже других регионов по этой причине начали, но никаких отставаний и срывов не будет.

Получили 625 миллионов рублей федеральных средств по этой программе, столько же положили из регионального бюджета. Примерно 141 километр, 11 автомобильных дорог, и мы уже видим результат. Даже по результатам социологических исследований видим, что люди больше удовлетворены качеством дорог на территории Калининградской агломерации.

Конечно, в Год экологии было бы странным не попасть в проект «Чистая страна», и мы в него попали в числе других 13 субъектов Российской Федерации. У нас есть такая старая, если не сказать старинная свалка прямо в городе Калининграде, в посёлке Космодемьянского. С 1970-х годов она работает по так называемой временной схеме размещения.

Ничто так не постоянно, как временное, поэтому она там с 1970-х годов росла-росла, и теперь наконец мы смогли получить федеральную поддержку на рекультивацию этой свалки. Мы уже начали, в следующем году в первой половине закончим.

Такой же объект – золоотвал от целлюлозно-бумажной промышленности, тоже практически в центре города, сейчас рекультивируется.

И конечно, главное – это чемпионат мира по футболу: у нас в будущем году, уверен, пройдут замечательные четыре матча этого чемпионата. Это огромный проект, который позволяет нам создать задел для развития и города Калининграда, и области, думаю, лет на 20 вперёд.

У нас помимо новых гостиниц, транспортных развязок, нового аэропорта создаётся территория в центре города на острове Октябрьский: более 130 гектаров нового, по сути, микрорайона. Это такая колоссальная перспектива для развития города.

Поэтому спасибо большое за такое внимание к нашему региону, за неусыпный контроль за всеми Вашими поручениями, недавно вышли поручения соответствующие по Совету Безопасности. Это для нас, конечно, неоценимо.

И мы тоже делаем всё для того, чтобы оправдать Ваше доверие, Владимир Владимирович, работаем над налогами, очень активно повышаем собираемость по налогу на прибыль, налогу на имущество и с господином Мишустиным [Михаил Мишустин, руководитель Федеральной налоговой службы] постоянно находимся в контакте. Сейчас выбираем специальные ИТ-решения, чтобы ещё больше всё это опрозрачить и повысить нашу доходную базу.

В части федеральных налогов, например, у нас в прошлом году 36,5 миллиарда рублей по НДС и за первое полугодие этого года – плюс 3,5 миллиарда по НДС. То есть, несмотря на все эти льготы, которые мы получаем, работу мы планомерно ведём по наращиванию и своих доходов, и федерального бюджета.

В.Путин: Что касается транспортной инфраструктуры, то нужно обязательно будет довести до логического завершения сегодняшнее решение о снятии НДС, и речь идёт не только о 10 процентах – речь идёт о снятии НДС вообще.

10 процентов – это же по временной схеме льготный тариф, чтобы не возникло через пару-тройку лет, когда льготы будут отменены, новые 10 процентов – от 20 процентов, которые должны были быть. Поэтому речь идёт о снятии вообще НДС.

Но есть ещё один вопрос, который нам нужно решить, это будет отражено в сегодняшних поручениях: нам нужно достроить объездную кольцевую дорогу вокруг Калининграда. В 2008 году мы сдали первую очередь, но работа так и не завершена; до Балтийска планировалось достроить трассу, и её нужно сделать.

В сегодняшних решениях будет отражена и необходимость решения этой задачи. Всё остальное Вы перечислили фундаментальное, связанное и с функционированием особого экономического режима в Калининградской области.

Хочу обратить Ваше внимание на те вопросы, которые от граждан поступали. Понятно, что Вы не можете нести за всё ответственность, Вы не так давно здесь работаете, тем не менее Вы сегодня регион возглавляете. Обращаю именно Ваше внимание на то, о чём говорят люди, проживающие здесь: это состояние жилья и, прежде всего, капитальный ремонт, в том числе старых и ветхих помещений.

Мы с Вами знаем, что сейчас активно прорабатывается вопрос поставок в Калининград сжиженного природного газа, строятся соответствующие мощности, «Газпром» активно работает. С акватории Финского залива мы будем отгружать, возможности газификации резко повысятся, но уже сегодня нужно использовать имеющиеся возможности для того, чтобы те планы, которые свёрстаны, реализовывались.

В Год экологии, Вы сейчас об этом сказали, невозможно не сказать и о проблемах экологического характера. Вот Нивенский район, сельское поселение, люди обращают внимание на строительство ГОКа по добыче калийно-магниевых солей. Я не говорю, что этот проект нужно закрыть, прекратить, не знаю, полной информации по этому вопросу нет, но внимание люди на это обращают.

А.Алиханов: Обязательно доложим.

В.Путин: Нужно посмотреть, что там происходит.

Вырубка леса в Черняховском районе – браконьерская, считают люди. Это у нас сплошь и рядом, к сожалению, происходит. Поэтому прошу обратить Ваше внимание на эту проблему.

Незаконная добыча песка жителей беспокоит.

А.Алиханов: В карьерах, я выезжал недавно.

В.Путин: Вы посмотрите на это. И школы, в некоторых школах, например в Калининграде, на 700 учеников рассчитана – обучается 1500.

А.Алиханов: Готов доложить, Владимир Владимирович. Строим школу, в следующем году будем сдавать. Нам нужно в Калининграде три школы. Николай Николаевич Цуканов, мы вчера с ним смотрели, в Гурьевском районе построили на 1500 мест, 1 сентября детишки пойдут туда, 1 сентября она примет детей.

В городе Калининграде острая нехватка, это правда, мы сейчас по этой программе, которую Ольга Юрьевна [Ольга Васильева, Министр образования и науки] курирует в Правительстве, будем расторговывать контракт в этом году, в следующем заканчивать.

Это та программа до 2025 года новых школ – для ликвидации второй смены. И есть ещё соответствующая программа у Минстроя, мы с Менем [Михаил Мень, Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства] тоже проговаривали.

У нас есть микрорайон Сельма, где, кстати, мы первые в стране решили проблему дольщиков по СУ-155, там достаточно большой объём строительства, и есть программа, которая по их программным приоритетам позволяет строить школы. И мы хотим по программе Минобра в следующем году в одном районе и по программе Минсторя в другом районе, а третью школу построить уже в 2019 году. Будем работать.

В.Путин: Здесь есть и другие вопросы. Прошу Вас очень внимательно к этому отнестись, потом доложите мне.

А.Алиханов: Конечно, Владимир Владимирович.

В.Путин: Желаю Вам успехов.

Россия. СЗФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 августа 2017 > № 2276403 Антон Алиханов


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2017 > № 2341572 Зигмар Габриэль

Зигмар Габриэль: «Непросто все время присматривать за канцлером»

Кристиан Круг (Christian Krug), Stern, Германия

Глава МИД Германии высказал в интервью нашему изданию свое мнение по поводу близкого конца «Большой коалиции», опасного развития событий в Турции и собственного будущего после скорых выборов в Бундестаг. Наш корреспондент встретился с ним на острове Зильт.

Stern: Господин Габриэль, вы еще во время отпуска выступили с еще более настоятельным призывом к осторожности в адрес немцев относительно возможных поездок в Турцию. Как вы думаете, это произвело впечатление на турецкое руководство?

Зигмар Габриэль: Определенно. Турецкое руководство, очевидно, заметило, что мы настроены весьма серьезно. Так что они вновь проявило инициативу, о чем свидетельствуют несколько телефонных переговоров в последнее время. Тем не менее, этого недостаточно. Основная проблема по-прежнему состоит в том, что Турция все больше отдаляется от демократии. И в том, что там за решетку попадают невинные люди, в том числе девять граждан Германии. Пока еще не ясно…

— …при этом каждому из них грозят до 40 лет лишения свободы.

— Политика в Турции выглядит следующим образом: даже политическое сопротивление правительству считается терроризмом. Мы говорим туркам, что недопустимо трактовать терроризм подобным образом. Что они должны продемонстрировать доказательства вины людей, участвовавших в путче, и тогда мы будем определенным образом действовать. Если в Турции их ждет честный процесс, без пыток и казней, то мы даже будем готовы выдать зачинщиков путча, потому что мы, конечно же, осуждаем прошлогоднюю попытку переворота. Но турецкое руководство должно продемонстрировать нам доказательства вины лиц, находящихся в Германии.

Но именно этого оно до сих пор не сделало. И уж совершенно точно мы находим неприемлемой стратегию турецкого правительства, нацеленную на то, чтобы использовать эту попытку переворота для подавления инакомыслящих. Это не имеет ничего общего с правовым государством. На основании этого сближение между нами невозможно.

— Есть ли для вас еще какая-то «красная линия»?

— Я не сторонник подобных терминов, потому что вещи могут очень быстро изменяться. Кто мог подумать, что в Турции вдруг будут схвачены ни в чем не повинные граждане Германии? Или что тысячи сотрудников тамошней юстиции, органов власти различных уровней и органов правопорядка будут просто уволены? Для нас очевидно, что Турция, движущаяся в этом направлении, никогда не станет членом ЕС. А повторное объявление о возврате к смертным казням стало концом отношений между Европой и Турцией в прежнем виде. Это совершенно однозначно.

— Предупреждения со стороны ЕС недвусмысленны и раздаются уже давно, но Турция на них пока никак не реагировала.

— Да, вы, к сожалению, правы. Но именно сейчас мы видим, что турецкое правительство реагирует на экономическое давление. Туристическая отрасль является критически важной для Турции. Но если говорить честно, то она переживает далеко не лучшие времена. Тот факт, что турецкие власти объявили войну более чем 600 немецких компаний, начиная с Daimler и BASF и заканчивая палатками, торгующими шаурмой, подозревая их в терроризме, неприемлем. Когда мы в ответ предостерегли наши компании от инвестиций в Турции, правительство этой страны незамедлительно остановило эту глупость, назвав произошедшее «недоразумением». Это хорошо. Но, к сожалению, принципиально ничего не изменилось.

— Может ли дипломатия в наше время иметь успех без дополнительного экономического давления?

— Зачастую это давление бывает нужным, и меня это огорчает — у меня сердце кровью обливается. Кстати, что касается рекомендаций относительно поездок. Небольшие отельеры, владельцы палаток на пляжах, которые живут на западе Турции и выживают благодаря туризму — все это турки, бесконечно положительно настроенные по отношению к Германии.

— То есть получается, что жертвами предостережения от поездок в Турцию стали не те, против кого оно было направлено?

— Да. Тем не менее, мы говорим: эти меры направлены не против турок, а также не против тех почти трех миллионов человек, имеющих в Германии турецкие корни — независимо от того, имеют они немецкие или турецкие паспорта. Они граждане нашей страны. Мы им за многое благодарны. Они способствовали нашему экономическому росту и обогатили нашу культуру и общественную жизнь. Мы не хотим, чтобы они отдалялись от Германии, но мы просим также относиться с пониманием к тому, что наша страна не может пассивно наблюдать за тем, как в Турции творятся несправедливые вещи.

— Раньше вы бывали слишком мягким?

— Проявлять понимание, иметь терпение, не поддаваться на провокации — все это нам едва ли помогло. Ведь Эрдоган, между прочим, сравнил нас с нацистской Германией. Мы не стали платить ему той же монетой. Но все наше дружелюбие и терпение не привело ни к чему хорошему. Горько осознавать это. То, что происходит сейчас, плохо: лишь давление оказывается способным изменить ситуацию.

— Можно ли утверждать, что турецкое руководство рискует навредить само себе в долгосрочной перспективе, последствия чего уже будет невозможно исправить?

— Да, такая опасность действительно велика. Турок и немцев объединяет богатая совместная история, и нынешний конфликт не должен разрушить это богатство. Есть Турция, которая намного важнее, чем нынешнее правительство Турции. Но мы не можем сидеть, сложа руки, и ничего не предпринимать. И эти рекомендации относительно поездок в Турцию связаны с тем, что мы не можем быть уверены в том, что задержания ни в чем не виновных граждан Германии не повторятся.

— Неужели эта опасность реальна?

— Представьте себе, что вы на протяжении многих лет ездите в Турцию в гости к друзьям. Одного из этих друзей теперь подозревают в симпатиях к движению Гюлена. И вдруг вы сами оказываетесь под подозрением в терроризме.

— У вас есть свидетельства того, что немецкие граждане подвергаются насилию в турецких тюрьмах?

— Нет. Но задержание само по себе — уже плохо. Есть, к примеру, немецкая переводчица и журналистка, которая вместе со своим двухлетним сыном сидит в тюрьме. С двухлетним ребенком! У нее есть немецкое гражданство, и мы предложили, чтобы ее до начала процесса в Турции выпустили на свободу. Но до сих пор ей в этом было отказано.

— Срок вашего пребывания на посту главы МИД постепенно подходит к концу. Какие кризисные ситуации наряду с Турцией заботят вас больше всего? Чего, по вашему мнению, вам за время работы удалось добиться?

— К сожалению, в ближайшие годы мало чего удастся добиться. Мы живем во время, когда можно будет считать большим достижением, если мир не станет еще более опасным. В последние месяцы мы много работали в Африке, где боролись с голодом. Мы собрали очень много денег на эти цели, потому что одна лишь военная помощь недостаточна. Лишь если у людей будут шансы на лучшее будущее, они, возможно, будут отказываться от связанного с большими опасностями бегства в Европу. Я еще раз съезжу в Южный Судан и Уганду. Вольфганг Нидеккен (Wolfgang Niedecken) из кельнской рок-группы BAP будет при этом сопровождать меня.

У него там есть проект по интеграции бывших детей-солдат в мирное общество. Этой темой я буду заниматься до последнего дня в должности министра, как долго бы мне ни пришлось выполнять эту работу. Этот век будет веком Африки. Население Африки в течении ближайших десятилетий удвоится и достигнет трех миллиардов человек. И либо нам удастся совместными усилиями из Европы предотвратить в Африке дальнейшие войны, в том числе, гражданские, а также победить голод и нищету, либо к нам будут прибывать все новые и новые беженцы.

— Мартина Шульца в последнее время упрекают как раз в том, что он сделал эту тему одной из тем своей предвыборной кампании.

— Я считаю эти упреки абсурдными. В Италии мы видим, что Европа не может решить проблему беженцев. Для Италии это уже сейчас катастрофа. Там складывается та же ситуация, что сложилась в 2015 году на Балканах. То, что председатель СДПГ и кандидат в канцлеры Мартин Шульц предупреждает об этом и призывает канцлера и главу ХДС Ангелу Меркель не сидеть, сложа руки, совершенно правильно. Это один из ключевых вопросов на ближайшие месяцы, а возможно, и годы. И силы, которые, подобно ХДС и ХСС, отказываются обсуждать эти темы в преддверии выборов в Бундестаг, по сути, умышленно стремятся ввести в заблуждение избирателей.

— Вы ожидаете вторую большую волну беженцев?

— Правда станет известна после выборов в Бундестаг. Невозможно не заметить, что сейчас беженцы прибывают через Ливию в Италию, и сейчас их там останавливают. Но Италия не справляется с их наплывом. В этом вопросе вновь нет никакой солидарности. Главы европейских правительств должны искать пути к выходу из этой ситуации, чтобы помешать «прорыву плотины». Германия и Австрия вновь станут главными пострадавшими — как и в 2015 году.

— То есть вы считаете правильным, что Мартин Шульц заостряет внимание на этой болезненной теме?

— Мартин Шульц поступает правильно. В первую очередь, он говорит правду. И он справедливо призывает Ангелу Меркель выступить в Европейском парламенте против финансовой поддержки стран, которые отказываются проявить солидарность в миграционном вопросе. Потому что Европа — это не сообщество, в котором можно участвовать лишь с целью получения дополнительных денег. Участники этого сообщества должны понимать, что им будет отказано в солидарности со стороны стран, вынужденных вместо них принимать беженцев. Нужно поощрять тех, кто заботится о беженцах, и финансово наказывать тех, кто отказывается быть солидарным.

— А может, стоило бы предотвращать перемещение беженцев в Европу еще в Ливии?

— Да, это тоже верно. Что мы делаем в Ливии? Многие говорят: «Давайте будем строить там лагеря для беженцев». Это прекрасная идея, но только для этого нужно работающее государство. Сейчас многие лагеря беженцев находятся под контролем весьма сомнительных вооруженных группировок. Один немецкий дипломат писал нам, что условия там схожи с условиями в концлагерях. Я посетил один лагерь, контролируемый ливийским правительством. Положение там было весьма плачевно.

Перед моим приездом оттуда выпустили 400 человек, чтобы там было хоть немного свободного пространства. На самом деле, в первую очередь, нам нужно нормальное государство. А страны Европы и Персидского залива, Египет и некоторые другие должны прекратить преследовать в Ливии лишь собственные интересы. Это ведет лишь к тому, что за каждым государством скрывается какая-то группировка, а у общенационального правительства нет никаких шансов на успех.

— Вы можете себе представить дипломатическое урегулирование в Ливии при лидирующей роли Германии?

— Лидерство должна взять на себя Европа. Но дилемма европейской внешней политики состоит в том, что все лишь говорят, что нужна общая внешняя политика. Но в действительности национальные государства стремятся доказать, что их внешняя политика — самая лучшая. Это связано с европейской историей — единая Европа была основана не как «мировой игрок», а как «внутренний». А теперь нам приходится привыкать к роли именно «мирового игрока». Нам нужно научиться — сейчас я выскажусь на дипломатическом языке — действовать жесткими средствами. Речь идет о военных силах, чтобы, к примеру, проводить миротворческие операции. Раньше мы оставляли эту деятельность США, иногда также британцам и французам. Но как единая Европа мы этим не занимались никогда.

— Теперь вы говорите практически так же, как американцы.

— Их позиция по этому поводу правильна. Это наш, а не их соседний регион. Наша сила состоит в борьбе с голодом и бедностью там, но мы не можем обеспечить там военную безопасность, чтобы там появились шансы на мирную жизнь. Мы, европейцы — за исключением Великобритании и Франции — не хотим заниматься этими неприятными вещами. Мы хотим возводить ООНовские деревни, но защищать их должен кто-то другой. Нам придется в будущем столкнуться с целым рядом очень неприятных вопросов.

— В преддверии выборов диспозиция ясна. Ни ХДС/ХСС, ни СДПГ не хотят продолжения «Большой коалиции» и надеются прийти к власти совместно с более мелкими партнерами по коалиции. Не возникают ли в этой связи сомнения в эффективности нынешнего правительства?

— Ну, вообще-то вполне разумно, что СДПГ и ХДС/ХСС предпочли бы править самостоятельно при участии более мелких партий, потому что есть множество тем, по которым их противоречия слишком велики. Например, как нам минимизировать «вилку» между бедными и богатыми слоями общества? Как нам снизить нагрузку на семьи и предоставить людям больше времени на семейную жизнь? Как нам вкладывать больше средств в санацию немецких школ и строить больше школ, где учащиеся будут проводить полный день?

Каким должно быть справедливое медицинское страхование для всех, чтобы качество оказываемых услуг не зависело от уровня дохода конкретного пациента? ХДС и ХСС во многих этих вопросах не видят необходимости действовать и даже хотят отказаться от предвыборных дискуссий по этим поводам. Для нас же центральной темой является развитие нашей страны. А для ХДС и ХСС самое главное — просто быть у власти. А для чего, это уже дело десятое.

— Если абстрагироваться от предвыборных страстей, то положительные результаты работы нынешнего правительства вполне очевидны. Тем не менее, вы хотите закончить эти коалиционные отношения.

— ХДС и ХСС хотят почивать на лаврах, а мы, СДПГ, говорим: «Кто хочет уверенности в завтрашнем дне, должен сегодня позаботиться о реформах». Мы стремимся вкладываться в будущее, в первую очередь, в сферу образования. А еще мы хотим снизить нагрузку на обладателей небольших и средних доходов. Ведь Шульц прав, считая отмену любых налогов на детские дошкольные учреждения большей разгрузкой для семей, чем общее снижение налогов. ХДС и ХСС, однако, хотят снизить налоги на обеспеченных людей, которые ни в чем не нуждаются. Но даже консервативный председатель Федерального банка отвергает эту идею.

— Между партнерами по коалиции всегда бывают разногласия. Но ведь есть много доводов в пользу этой «Большой коалиции», которую сейчас все высмеивают, разве нет?

— Нет, я считаю, что что-то должно измениться. Посмотрите на европейскую политику: во время греческого кризиса было чрезвычайно трудно уговорить национально-консервативную часть ХДС отказаться от игр с огнем. Шойбле и другие хотели изгнать Грецию из еврозоны. Мы же сказали, что это, конечно, можно сделать, но тогда финансовые рынки будут играть против Испании, Португалии и Италии. И тогда ЕС рискует распасться. Будущее Германии связано с Европой — со всеми необходимыми изменениями в ней. А национально-консервативная часть ХДС/ХСС не хочет этих изменений, делая вместо этого ставку на Германию в роли этакого «опекуна» европейцев. Поэтому хорошо, что время «Большой коалиции» истекает.

— Вы верите в курс Мартина Шульца?

— Я уже раньше говорил вашему изданию, что Мартин Шульц — лучший кандидат от СДПГ, и сейчас уверен в этом. Потому есть кое-что, что никто не может представлять так же убедительно, как Мартин Шульц — будущее Германии в Европе. Он один из величайших европейцев нашего времени и совершенно справедливо получил за это Премию Карла. Он, как никто другой, знает, что будущее наших детей и внуков в Германии будет надежным в рамках стабильного Европейского Союза. В нашей стране будут рабочие места, лишь если нашим соседям будет житься настолько хорошо, что они будут покупать наши автомобили и оборудование. И, в первую очередь, Мартин Шульц знает, что для этого нужно делать. Честно говоря, ХДС и ХСС во всех европейских вопросах борются против нас. И довольно часто против их собственного канцлера.

— Вы можете себе представить еще большее сближение с США в ближайшее время?

— Во всяком случае, мы заинтересованы в этом. Я сейчас, возможно, удивлю кого-то, но скажу пару добрых слов в адрес новой администрации США: госсекретарь Рекс Тиллерсон в минувшие месяцы продемонстрировал, насколько успешно европейские и американские политики могут идти нога в ногу. Во время «катарского кризиса» Тиллерсон выступал с тех же позиций, что и мы, призывая отказаться от изоляции Катара. Мы совместно искали выходы из ситуации, чтобы удержать страны Персидского залива вместе. В итоге нам удалось предотвратить угрозу войны. Кроме того, Тиллерсон — человек, выступающий против торговой войны между Европой и США.

— Но разве можно представить себе сотрудничество с Дональдом Трампом в долгосрочной перспективе?

— Несмотря на весь скепсис по поводу президентства Трампа и соответствующие сомнения, нужно признать, что без США Запал был бы намного слабее. В политическом и культурном плане ни одна другая страна не близка нам так же, как Северная Америка. Поэтому я думаю, что мы не должны заходить в спорах с США слишком далеко. Но в то же время мы не должны заискивать перед ними. Мы должны стараться сохранить трансатлантические отношения и искать возможности для дальнейшего совместного продвижения с американцами.

— Можно по-прежнему ли считать Россию надежным партнером?

— У меня есть ощущение, что Россия поняла две вещи. Владимир Путин надеялся добиться равноправного партнерства с Китаем, но его надежда не оправдалась. Китайцы четко сказали: есть лишь две супердержавы: они сами и американцы. Вторая надежда русских на улучшение отношений при новой администрации США по сравнению с администрацией Барака Обамы, которую они считали слишком непредсказуемой и слишком «мягкотелой», также не оправдалась. Поэтому русские вновь осторожно поворачиваются лицом к Европе.

— Вы уже испытываете боль от предстоящего ухода с поста главы МИД?

— Поверьте, с такого поста никто не уходит с радостью. Тем не менее, я сейчас действительно не думаю о том, что будет после выборов. Я готов посоветовать любому политику: будучи назначенным на пост, напрягайся до своего самого последнего дня на этом посту. И не думай о том, что будет после. Делай все, что можешь, за отведенное тебе время.

— Всего полгода назад вас нельзя было назвать популярным среди населения. Теперь же вы занимаете второе по популярности место среди всех политиков в Германии.

— Ну, более 40% жителей страны и тогда считали мою работу хорошей. Но вы правы: пост главы МИД резко повышает личную популярность его обладателя. Не думаю, что я за это время изменился. Дело просто в том, что этот пост всегда находится в центре всеобщего внимания. В январе Мартин Шульц был намного популярнее меня. Тогда его еще воспринимали как председателя Европейского парламента. Но в ту самую секунду, когда политик вступает в должность председателя СДПГ, он начинает вызывать намного более противоречивую реакцию.

— Это большое отягощение?

— Нет, это абсолютно нормально и входит в правила игры под названием «политика». Председателя партии оценивают по партийной политике. Ангела Меркель имеет в этом смысле преимущество, занимая пост канцлера. Когда она была «только» председателем ХДС, ее популярность тоже была существенно ниже.

— Вы еще верите в победу СДПГ?

— О, я вам скажу совершенно откровенно: за последние шесть месяцев мы пережили сразу несколько драматичных изменений. Около 60% избирателей считают смену власти необходимой, а еще почти 40% не уверены, за кого им голосовать. А настоящая предвыборная борьба еще только начинается.

— С 21 до 33% и обратно почти к прежним значениям. Ведь не исключено, что падение продолжится.

— Эксперты не исключали, что «Альтернатива для Германии» тоже может получить 15%, а теперь ее показатели колеблются на уровне 5-7%. «Зеленых» когда-то считали более сильными, чем СДПГ, но и у них теперь тоже 5-8%. В выборах самое прекрасное то, что решение принимают граждане. Речь сейчас идет о двух аспектах, и в них Мартин Шульц все делает правильно: во-первых, мы не можем успокаиваться и останавливаться на достигнутом.

В этом состоит большая опасность. Мы должны вкладываться в будущее: в образование, науку, цифровую инфраструктуру. А также в санацию школ. Когда госпожа Меркель заявляет, что у нас нет инвестиционных проблем, а есть проблемы с планированием, это авантюра. Потому что спросите-ка родителей, как выглядят школьные туалеты. Это же просто невозможно!

— Вы хотите сделать Германию более конкурентоспособной, отремонтировав школьные туалеты?

— Дело не в них. Но многие люди, у которых дети ходят в школу, могут долго рассказывать о плохом состоянии наших школ. Когда я был школьником, я ходил сначала в новую, недавно построенную школу, потом в новую реальную школу, а затем в новую гимназию. Мы могли в буквальном смысле слова понять, чего стоило образование в нашей стране. Сегодня все зачастую иначе. Кроме того, сейчас нам нужно больше школ, где дети будут проводить полный день, нужно больше учителей, воспитателей, а также высокоскоростной интернет.

Родители уже видеть не могут, как федеральные, земельные и муниципальные власти без конца спихивают ответственность друг на друга, и при этом ничего не меняется. Поэтому Мартин Шульц совершенно правильно говорит, что СДПГ планирует большую программу по модернизации школ и строительству школ на миллион учащихся вместо бессмысленного снижения налогов. В этих школах должны учиться лучшие ученики. Школы снова должны стать «храмами», а не «кузницей банковских и чиновничьих кадров». И что в этом аспекте делает ХДС? Ангела Меркель, собственно говоря, не хочет участвовать в предвыборной борьбе. Она не хочет, чтобы об этом говорили. Это политика «спального вагона» — и она опасна для нашей страны.

— ХДС, похоже, уверен в том, что делает. Ангела Меркель не допускает сомнений в том, кто в конце сентября займет пост канцлера.

— ХДС всегда исходит из того, что править будет именно он. А если это будет не так, то это будет «аварией», последствия которой нужно будет поскорее устранить. Ангела Меркель всегда была — и остается — хорошим канцлером, когда за ней присматривала СДПГ. Мы же хорошо помним времена, когда к власти была причастна также СвДП. Когда на повестке дня стояли лоббизм, снижение налогов для компании Mövenpick и ей подобных. Вот только это довольно трудно, на протяжении долгих лет присматривать за канцлером. И прекрасно понимаю, почему СДПГ больше не хотела бы этого делать. И я также понимаю национал-консерваторов вроде Йенса Шпана (Jens Spahn) из ХДС, когда они больше не хотят быть в коалиции с нами. Потому что он хочет увеличить военный бюджет до 2% от ВВП, сократив при этом социальные расходы. А в коалиции с СДПГ сделать это не удастся. Поэтому мы хотим «разойтись» друг с другом.

— Вы говорили в интервью нашему изданию, что пост председателя СДПГ — самый важный в вашей политической карьере. Это все еще так?

— Да. Если мы меня спросите, ощущаю ли я боль утраты, глядя на политику, то я скажу, что ощущаю ее разве что из-за этой достойной уважения должности. СДПГ существует уже более 150 лет. Это демократическая константа в Германии. Члены партии отдавали свои жизни за демократию и свободу. Быть председателем этой партии — большая честь. Моим эталоном всегда был Ганс-Йохен Фогель (Hans-Jochen Vogel). Будучи председателем СДПГ, он знал, что не сможет стать канцлером. Тем не менее, он руководил партией очень дисциплинированно.

— За четыре года вы вполне могли изменить свое мнение.

— Нет. Такие «игрища» недопустимы. У нас отличный кандидат на пост канцлера, у которого есть очень хорошие шансы на победу. И который независимо от результатов выборов останется председателем СДПГ.

— Многие считают, что назначение Шульца — всего лишь «шахматный ход» с вашей стороны.

— Моя бабушка всегда говорила: «Когда я что-то думаю и делаю, я верю, что так думать и делать может и любой другой». Те, кто подозревает какие-то интриги, вероятно, просто слишком долго сталкивался с нечестным поведением в политике.

— Что вы будете делать, если после выборов не получите министерский портфель?

— Я не боюсь за свое существование. Я выступаю кандидатом от моего избирательного округа. Я отказался от места в списках, чтобы дать возможность гарантированно попасть в Бундестаг другим. В своем округе я еще никогда не проигрывал. И 24 сентября я вновь хочу победить.

— Вы можете себе представить, что займете в Бундестаге место «на задних рядах»?

— Да, конечно. Самая демократичная должность — это должность свободно избранного депутата. Она более важна, чем любое место в правительстве или даже пост федерального президента. Потому что без этих свободно избранных парламентариев не было бы демократии. Я всегда говорю более молодым коллегам: не влюбляйтесь в свою должность. Потому что Вилли Брандт когда-то совершенно правильно говорил: «Мы не избранные, мы выбранные». Я, к примеру, терпеть не могу, когда кто-то обращается ко мне «господин министр». Мне это не нравится.

— Возможно, вам осталось недолго терпеть это.

— Дело не в этом. Просто нельзя привыкать к таким должностям, когда получаешь удовольствие от работы в правительстве. Я получаю это удовольствие и, конечно, был бы готов и дальше трудиться на благо своей страны. Тем не менее я очень часто говорю людям, обращающимся ко мне «господин министр»: «Обращения „господин Габриэль" будет достаточно». Слово «министр» не является частью моего имени или ученой степенью.

Министром можно быть лишь на протяжении ограниченного времени. А как долго оно продлится, не зависит от меня лично. Я говорю совершенно серьезно: смиренность перед выборной должностью должна быть, возможно, главным внутренним настроем по отношению к демократически занимаемым постам.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2017 > № 2341572 Зигмар Габриэль


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 августа 2017 > № 2276395 Владимир Васильев

Встреча с руководителем фракции «Единая Россия» Владимиром Васильевым.

В.Васильев информировал Президента о работе фракции в период весенней сессии Государственной Думы и планах на ближайшую перспективу.

В.Путин: Добрый день! Какие задачи, поставленные перед собой, считаете выполненными? И что считаете важным на ближайшую перспективу?

В.Васильев: Спасибо за встречу с фракцией, которая произошла в конце года. Ваши рекомендации по сохранению пропорции между фракциями, которая была в шестом созыве, независимо от результатов выборов, кандидатура на должность председателя, которую Вы рекомендовали, она была поддержана, сказались положительно на весеннем периоде нашей работы.

Мы не только создали условия для дискуссий, но и сумели в этих дискуссиях провести ту линию – помните, Вы нам сказали – «в первую очередь бюджет». Непростое было начало, мы тогда могли рассматривать только основные направления, и приходилось экономить. Тем не менее эта задача была решена.

Мы много в это время спорили, обсуждали, но при этом у нас не было ни одного случая, когда кто-то был бы не понят, хлопнул дверью, и какая-то фракция пыталась уйти из зала. Дискуссии были плодотворными, длительными, но плодотворными. Это уважительное отношение создало возможность решений по целому ряду направлений. Не буду Вас загружать, Вы всё прекрасно видите и знаете.

Ещё, конечно, помогает политика, которую Вы проводите: внутренняя в важных вопросах, международная – отстаивание наших национальных интересов. Это сплачивает все партии, представленные в Думе. И мы в этом созыве немало законов приняли консолидированно всеми фракциями, это тоже очень положительно действует.

Есть расхождения, конечно, но мы к этому относимся с пониманием. За это время был проведён целый ряд – пять, по сути – широких парламентских слушаний. Это то, о чём мы тоже говорили: мы приглашали людей к диалогу не на улице, не на митингах, а в правовом поле парламента, цивилизованно. Это получается. Не сразу, но находим понимание.

У нас были вопросы, мы рассматривали, в частности, молодёжную политику, посмотрели очень важный вопрос о реновации. Что такое реновация? Это новое. На год быстрее будут строиться дома. Это опыт, который поможет всей стране. Это совершенно другого качества жильё. В других условиях будут расти дети, будут жить люди, старшие будут получать помощь. Всё это будет уже по-другому. Это другой уровень жизни. Удалось это довести до понимания, и все фракции поддержали этот проект. Будем дальше его сопровождать. Создали постоянную структуру, которая будет постоянно в контакте с людьми на уровне Думы отрабатывать, как Вы и поручали, правовую составляющую этого очень важного процесса.

Затем тема обманутых дольщиков. Помните, Вы рассматривали этот вопрос, давали поручение.

В.Путин: Да, конечно.

В.Васильев: 9 июля Вы дали ещё одно поручение, где обязали руководителей субъектов [обеспечить своевременную реализацию решений по проблемам граждан, пострадавших от недобросовестных действий застройщиков]. Мы включились в эту работу парламентскими методами и провели в Думе встречу, я скажу, с непростой аудиторией. Граждане представляли у нас 20 регионов, более 200 человек, активных, хорошо знающих тему и крайне заинтересованных, потому что это их жизненные вопросы, вопросы их семьи.

Вы знаете, разговор получился. Мы сошлись на общественно важных вещах и понимании того, что власть обязана решать в интересах людей их задачи.

Создали постоянную рабочую группу, провели встречи специально с московскими [дольщиками], там было большое напряжение. Надо сказать спасибо и мэру Сергею Собянину, и его команде, они принимали и принимают в этом участие. Каждый, кто присутствовал (а это длилось часами), мог задать вопрос и получить ответ, который люди порой годами не слышали от власти.

То же было сделано в Московской области. От Московской области у нас присутствовал представитель прокуратуры, что оказалось тоже востребовано людьми, они задают вопросы.

Мы, как Вы давали поручение, [законопроекты] за 2014 год проработали. Кстати, мы работаем сейчас, всё, что делаем, делаем с Правительством. И хотя другие партии порой нас не поддерживают, критикуют, но мы исходим из того правила, что обещаем то, что можем. То, что можем, – выполняем. И те социальные обязательства, которые мы обязаны выполнить, мы выполним, безусловно.

Сейчас, в частности, по обманутым дольщикам у нас есть понимание, что, во-первых, мы провели это у нас на федеральном уровне, есть постоянная рабочая группа, мне поручено возглавить её в Думе, мы регулярно собираемся, решаем конкретные вопросы. Председатель Думы направил письмо в регионы, у нас уже в ряде регионов проведены аналогичные слушания и созданы такие же рабочие группы. То есть мы выстраиваем сверху донизу вертикаль парламентского контроля, вовлекаем туда исполнительную власть, дело идёт.

У нас есть неплохой опыт. В ряде регионов есть своё законодательство, которое они приняли для решения этих вопросов. Надеюсь, что это будет происходить усиленными темпами. Речь о тенденции роста [числа граждан, не получивших жильё], которая проявилась в последнее время в силу цикличности. В «тучные годы» заложили больше жилья и через три года его предоставили. Потом были «худые годы», и стало расти число тех, кто не получил жильё.

Мы сейчас в это включились. Появились очень интересные новые инструменты. Например, Московскую область слушали у нас в Думе с приглашением застройщиков, и люди смотрели в глаза застройщику. Тоже немаловажная вещь. Посмотрели, так и надо работать. Всё это, естественно, средства массовой информации высвечивают. Мы берём здесь на себя тоже ответственность. Идёт скрупулёзная работа в открытом режиме. Дольщики сами участвуют в контроле. Это очень важно.

В.Путин: Абсолютно согласен.

В.Васильев: В связи с этим я бы хотел попросить об одном: о Вашем поручении прокуратуре, чтобы они посмотрели на эту работу. Потому что много обращений, и у нас на встречах с дольщиками, которые говорят: «Почему не приняли вовремя меры? Почему не наложили обеспечивающий арест, вывезли куда-то, вывели?»

Если бы сейчас Генеральная прокуратура организовала проверку этих обращений по обманутым дольщикам, посмотрела, как принимаются меры, насколько они эффективны, Владимир Владимирович, мы бы ответили на вопросы людям.

В.Путин: Хорошо.

В.Васильев: Они настроены хорошо. Владимир Владимирович, будем работать.

И что ещё очень важно. Об этом вначале нам [люди] говорили, сейчас уже не говорят. «Вы знаете, – говорят, – нас звали на улицу». Разные есть политические спекулянты, которые недовольных всегда пытаются использовать.

Ещё важный момент, что и власть – естественно, в разных регионах по-разному, – но заметно сейчас поворачивается к тому, что этот вопрос нельзя замалчивать, его надо решать: работать с людьми, находить, включаться в диалог. И у нас есть инструменты, которые нам позволяют это сделать. Поэтому мы с оптимизмом смотрим на это.

И если можно, ещё хочу сказать спасибо за поддержку. У нас была непростая ситуация, к сожалению, проблема, и хорошо, что мы на неё обратили внимание. Это группы в интернете, которые пропагандируют суицид среди несовершеннолетних. Неокрепшая психика, серьёзная тема.

Ещё раз хочу сказать спасибо, что Вы на неё обратили внимание и держите под контролем. Нам помогает Ваша поддержка, и мы намерены в этом плане, естественно, работать и включаться в процесс контроля, с тем чтобы этому злу противопоставить правовое препятствие.

В.Путин: Послушайте, доводят до самоубийства – это что? Это покушение на жизнь человека.

В.Васильев: Вовлекают в игру, цена – жизнь.

В.Путин: Они же ещё и деньги на этом зарабатывают. Поэтому чем они отличаются от убийц? Да ничем не отличаются.

В.Васильев: Причём более даже изощрённо.

В.Путин: Абсолютно.

В осеннюю сессию нужно будет работать над законом о бюджете. Здесь предстоит большая работа, и мы с вами ещё неоднократно пообсуждаем эти вопросы.

Но я хочу напомнить, значительная экономия бюджета на следующий год предусматривается, кстати говоря, за счёт сокращения статей на оборону. Это не связано с сокращением наших планов по переоснащению армии и флота. Мы будем выполнять гособоронзаказ и будем делать новую программу. Но у нас по плану некоторые сокращения есть по сравнению с прошлым, поэтому здесь нужно будет очень внимательно посмотреть на вопросы, которые возникают всегда в ходе подготовки основного финансового документа страны.

Это касается обороны, безопасности, это касается экономики, поддержки экономики, социальной сферы, здравоохранения, уровня заработной платы, доходов граждан, особенно в бюджетной сфере, по так называемым «неуказанным» категориям граждан. Прошу на это обратить внимание.

Но, повторяю ещё раз, мы в рабочем режиме ещё неоднократно на эту тему поговорим.

В.Васильев: Конечно. Спасибо Вам большое.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 августа 2017 > № 2276395 Владимир Васильев


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272786 Владимир Черников

Некорректные продажи: почему рынок инвестиционного страхования жизни может застопориться

Владимир Черников

генеральный директор СК «Ингосстрах-Жизнь»

В ближайшее время первые покупатели ИСЖ увидят реальную доходность по своим программам и она может разойтись с их ожиданиями

Серьезной преградой для развития инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) в России может стать мисселинг. Мисселинг – это действия продавца, вследствие которых производится некорректная продажа продукта или услуги. Чаще всего под мисселингом подразумевается задействование нецелевой аудитории, использование неверной аргументации или мотивации, утаивание рисков. Проданный таким образом продукт совершенно логично не будет соответствовать ожиданиям клиента.

В ближайшее время первые покупатели ИСЖ увидят реальную доходность по своим программам и она может разойтись с их ожиданиями, оказавшись ниже обещанной при заключении договора. Это самый распространенный вариант неправильных ожиданий, связанных с ИСЖ.

Мисселинг может заморозить рынок инвестиционного страхования жизни. По словам зампреда ЦБ Сергея Швецова, инвестпрограммы нередко предлагаются как депозиты, защищенные системой страхования вкладов. Регулятор выразил сомнения касательно квалификации сотрудников, продающих ИСЖ. В этой связи ЦБ готов ввести для продавцов ИСЖ обязательные требования, регулирующие информирование розничных клиентов об отличиях ИСЖ от банковских вкладов и предоставление максимально полной информации о возможных рисках.

Разработка и внедрение этих требований для продавцов инвестиционных продуктов положительно скажутся на сегменте ИСЖ – добросовестные участники рынка заинтересованы в высоком качестве продаж целевому покупателю. ВСС уже выпустил свой стандарт по раскрытию информации и страховые компании приветствуют вывод этого нововведения на законодательный уровень.

Наряду с широким и подробным информированием клиентов, для борьбы с мисселингом можно применять инструменты контроля качества: запись процесса продажи и использование «тайных покупателей». Как показывает наш опыт, подобные проверки дают возможность подробно анализировать действия продавцов, оценивая компетентность менеджеров и степень достоверности информации, предоставляемой покупателю.

На мой взгляд, в дополнение к договору ИСЖ целесообразно выдавать схематичные памятки с условиями продукта и делать пост-обзвон первичных клиентов-покупателей ИСЖ. Эти меры помогут продавцу убедиться в точности попадания в целевую аудиторию и выяснить ряд моментов: верно ли держатель полиса расценивает риски, понимает ли долгосрочный характер программы, ее отличия от банковского вклада, а также санкции за досрочное расторжение программы. Существующим законодательством для покупателей страховых полисов предусмотрен «период охлаждения» – возможность отказа от покупки в течение 5 дней. При выявлении неверного понимания условий программы следует предлагать клиентам воспользоваться этой возможностью.

Доходность по полису ИСЖ – это разница стоимости активов на момент начала действия и окончания действия договора. Финансовый результат программ ИСЖ индивидуален и зависит, в том числе, от даты открытия и закрытия выбранной стратегии инвестирования. Обратившись к европейскому опыту, мы выяснили, что в европейском варианте ИСЖ – страховании unit-linked, опция возврата средств, вложенных в программу, полностью отсутствует. Российский вариант ИСЖ является более лояльным к ожиданиям клиентов, так как в рамках полисов есть номинал (гарантированная сумма к возврату) однако это одновременно снижает потенциальную доходность продукта.

В перспективе итоговые доходности ИСЖ могут оказаться привлекательнее вкладов, а инициативы регулятора по повышению прозрачности данного вида страхования положительно скажутся на дальнейшей динамике сегмента.

Стоит отметить еще несколько факторов дальнейшего развития ИСЖ в России. По приблизительным оценкам, сегодня полисы долгосрочного страхования жизни есть только у 4% россиян, то есть уровень проникновения ИСЖ остается невысоким и потенциал по охвату клиентов достаточно велик. Культура финансового планирования постепенно развивается, люди стремятся создавать сбережения и интересуются различными финансовыми инструментами. На рынке наблюдается снижение входного чека с 1 миллиона до нескольких сотен и даже десятков тысяч рублей. Кроме роста доступности программ ИСЖ, развивается сам продукт: расширяется продуктовая линейка, разрабатываются новые инвестиционные стратегии, а также дистанционные возможности для клиентов — как при приобретении программы так и при пост-продажном обслуживании .

В прошлом году к Федеральному закону от 23.07.2013 №234-ФЗ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» были приняты поправки, предусматривающие возможность оформления договоров страхования жизни в электронном виде. В личном страховании перспективы диджитал фантастические – не только интернет-продажи и «онлайн-экосистемы», но и дистанционный мониторинг, использование телемедицины, нейросетей. Я назвал бы диджитализацию отрасли еще одним «лекарством» от мисселинга, поскольку от нее ожидается положительное влияние на корректность восприятия программ инвестиционного страхования. В онлайн-каналах можно будет оперативно получать консультации по финансовым вопросам, контролировать в режиме реального времени доходность своих программ и управлять ими, что позволит минимизировать разрыв между ожиданиями и реальной доходностью.

По данным опроса страховщиков, проведенного КПМГ, прирост рынка страхования жизни в 2017 году составит 28%. Половина респондентов полагает, что высокие темпы роста (около 30%), сохранятся еще 2–3 года. Я уверен, что комплекс мер для борьбы с мисселингом поможет в разы повысить точность данного прогноза.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272786 Владимир Черников


Казахстан. Литва > Медицина. Финансы, банки > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271924 Гинтарас Кацявичус

Гинтарас Кацявичус, независимый член Совета директоров НАО «Фонд социального медицинского страхования», международный консультант Всемирного банка по внедрению системы обязательного социального медстрахования в Казахстане, директор департамента развития страхования Национального фонда медицинского страхования Литвы, ответил на вопросы о том, что даст вводимая система ОСМС нашей стране, когда мы увидим эффект и к чему нужно быть готовым казахстанским клиникам.

- Главный вопрос, который часто задается как представителям сферы здравоохранения, ответственным за реформу, так и вам, как эксперту с международным опытом: что даст Казахстану система обязательного медицинского страхования?

- Это очень важная реформа, которая послужит хорошим, сильным стимулом для развития системы здравоохранения - это если говорить в общем.

Если более конкретно, прежде всего, считаю правильным, что бремя финансирования, которое сейчас лежит на государстве и на пользователях медицинской помощью, в новой системе распространится на всех участников. Сейчас у вас в стране доля частных расходов населения (так называемых расходов из кармана) на медицинские услуги составляет 37,5%, в то время как ВОЗ рекомендует не превышать 20%, так как более высокий уровень значит, что на частные домовые хозяйства падает слишком большое бремя, и часть их из-за этого обедняется, а самые малоимущие попадают под риск так называемых катастрофических расходов.

Новая система эту ситуацию должна постепенно изменить, так как создаются предпосылки для постепенного роста общего финансирования и более справедливого распределения его бремени. Конечно, это будет не такой быстрый процесс. Второй момент - так как сейчас и работодатели, и работники, и другие категории населения будут вносить свои взносы и отчисления, они станут более требовательными к системе здравоохранения. Постепенно пациент станет клиентом системы здравоохранения, он будет в центре внимания. Это опять же процесс, который, скажем, в моей стране все еще идет, но все-таки когда люди платят за что-то, они спрашивают: что я за это получаю? Как медики, так и сами пациенты должны готовиться к этой важной перемене в их отношениях.

Третий момент - все-таки с вводом новой системы произойдет переход от финансирования здравоохранения на закуп медицинских услуг. Закуп будет проходить на конкурентной основе, будут созданы условия для более широкого участия частных поставщиков медицинской помощи, и вот в такой среде создаются предпосылки как для роста качества медицинских услуг, так и для роста эффективности системы здравоохранения. Конечно, здесь я вижу небольшой риск - когда есть единый плательщик, как у вас, для большинства медицинских организаций Фонд становится если не единственным источником средств, то наверняка основным. Многие медицинские организации, возможно, захотят, чтобы Фонд их просто содержал, т.е. просто покрывал их расходы. Но Фонд представляет пользователей медицинской помощи, он получает их взносы (в том числе - взносы государства) и от их лица закупает медпомощь, обязуясь использовать собранные средства наиболее эффективно и с максимальной пользой для них. Поэтому Фонд не может быть обязан содержать сеть поставщиков медицинских услуг, причем растущую, а медорганизации должны будут подстроиться под эту новую ситуацию. Верю, что для многих медорганизаций это станет настоящим вызовом.

- Вы сейчас озвучили один из рисков, а какие могут возникнуть еще?

- Очень важен момент перехода. В Казахстане медицинские организации привыкли к тому, что в начале каждого года они получают до 30 % авансирования для закупа медикаментов и других целей. В будущей системе не будет возможно это авансирование обеспечить. Медицинские организации должны понять, что в условиях ОСМС им необходимо иметь оборотные средства как минимум на месяц, чтобы платить зарплаты, закупать необходимое. Могу сказать, что в других странах такое авансирование, как сейчас в Казахстане, не имеет места. Медицинская организация как нормальный экономический организм должна планировать свои доходы и расходы и иметь свои оборотные средства.

Для населения также в новой системе появляются новые обязательства, и, конечно, никто никогда этому не радуется, возникает недовольство. Но население должно понимать, что появляются не только обязанности, но и права на получение доступной и качественной медицинской помощи, покрываемой за счет средств ОСМС.

- Чей опыт учитывался при разработке казахстанской модели страхования, и какой опыт наиболее близок к системе, которую принимает Казахстан?

- Казахстанская модель не является копией модели какой-то конкретной страны, и это правильно. В целом казахстанская модель больше напоминает то, что работает сейчас в подавляющем большинстве стран Центральной и Восточной Европы, что, наверное, логично, потому что мы все вышли из системы Семашко (примечание - система Семашко - советская модель здравоохранения). Основные характеристики такой модели - присутствие единого плательщика - Фонда СМС, и важная роль государства, которое выступает в роли страхователя экономически неактивной части населения. Это является отличием от некоторых моделей западноевропейских стран, где существует так называемое «семейное» страхование, когда работающий глава семьи обеспечивает страхование остальных ее членов. Хотя надо заметить, что и на западе существует отчетливая тенденция увеличения роли государства в финансировании здравоохранения через механизм ОСМС.

Я думаю, что Казахстан выбрал самую современную модель ОСМС на этот момент развития систем здравоохранения, такая модель во многих странах доказала свою эффективность и устойчивость. Единый плательщик предполагает единые правила закупа медицинских услуг, значит, едины условия как для получателей медуслуг, так и их поставщиков. Положительно и то, что Фонд сам не собирает взносы - это будет делать Государственная корпорация, а отслеживать Комитет государственных доходов. Это признак эффективности, так как не нужно создавать отдельную систему сбора взносов и ее содержать. Так что, ваша модель является оптимальной во многих аспектах.

В Литве тоже система единого плательщика, около 55% населения страхуется государством, и это работает достаточно неплохо. Испытанием для литовской модели стал недавний глобальный экономический кризис, когда был большой спад в нашей экономике, но наша модель ОСМС в этих условиях оказалась устойчивой. Одна из причин - это механизм, который, между прочим, заложен и в законе ОСМС Казахстана - это связка взносов государства за льготные категории населения со средней заработной платой позапрошлого года. Эта связка дает двойной положительный эффект. Первое - это то, что взносы государства основаны на определенном индикаторе, и запрограммирован рост этих взносов вслед за ростом экономики страны. Второе - это противоцикличный эффект. Взносы государства основаны на зарплатах за два года до текущего периода, поэтому, когда начинается спад экономики, растет безработица и падают доходы и соответственно взносы работающего населения, а взносы государства еще два года продолжают расти. Именно это дает стабилизирующий эффект на общие доходы Фонда и позволяет в большей степени сохранить для населения доступность медпомощи (потребность которой во время спада экономики как раз увеличивается), а для медицинских организаций - определенную стабильность и возможность адаптироваться.

Литовскую модель страхования из-за этого механизма Европейский офис Всемирной организации здравоохранения очень высоко оценил и показывал как пример другим странам. Насколько мне известно, что-то похожее планирует Словения, нашей моделью также интересовались коллеги из Эстонии.

- Ваша экспертная оценка, что нужно сейчас делать государству и населению, чтобы реформа была успешной, и сколько времени понадобится, чтобы она заработала и принесла ощутимый результат?

- Нет никаких сомнений, что система обязательного страхования - это не действие, а процесс. У нас в Литве я даже уже не сосчитаю, сколько правок в закон мы вводили, потому что это постоянной процесс, ведь жизнь не стоит на месте. Становление системы в Казахстане тоже произойдет не за несколько месяцев, я думаю, что как минимум полтора года потребуется, и период до конца 2018 года будет очень важным. Важно, чтобы во время этого переходного периода не произошло разрывов в потоках финансирования. Недавно приняты правки в закон, снижаются ставки, и Фонд соберет меньше средств, чем планировалось ранее, поэтому этот переходный момент станет очень важным. Это ответственность не только Фонда и Минздрава, но и Госкорпорации, КГД, других министерств и Правительства в целом. Реформа комплексная, она вовлекает много разных организаций и ведомств, поэтому все должны работать в координации, каждый делать свое дело.

Люди болеют всегда, медицинская помощь нужна постоянно, поэтому все должно работать без всяких сотрясений. Ведь именно для улучшения оказания медицинской помощи людям и строится система.

- Спасибо за беседу!

Казахстан. Литва > Медицина. Финансы, банки > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271924 Гинтарас Кацявичус


Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 10 августа 2017 > № 2271131 Эрик Байжунусов

О «простых» проблемах медицины

Эксперт: Эрик Байжунусов

Автор: Эрик Байжунусов, руководитель Государственного учреждения «Управление здравоохранения города Астаны»

Анализируя температуру дискуссий последних дней вокруг внедрения обязательного медицинского страхования, невольно делаешь вывод о том, насколько мы удалились от тех идей, которые изначально закладывались в этот проект.

Действительно, тема охраны здоровья весьма благодатная для популистов всех мастей, ведь тут каждый день рождаются и умирают десятки людей. Не пытаясь разобраться просто можно обвинить врачей во всем, а там будь что будет. И внешне это выглядит очень даже привлекательно – человек болеет за народ. К сожалению, команда таких «критиков» стабильно пополняется новыми игроками и, наверное, пришло время и медикам подключиться к этому диалогу.

Есть «пишущие» и «пашущие» в медицине. Вторые молча выполняют свой профессиональный долг, а первые пишут о них и учат как нужно правильно работать. Разобраться в истинном положении вещей довольно сложно, потому что качество медицины не измеряется лишь очередями в поликлиниках или отсутствием телевизора в палате. Качество в медицине это, в первую очередь, возможность простого гражданина страны получить даже самую высокотехнологичную, дорогую медицинскую помощь бесплатно у себя на родине.

Поэтому давайте попробуем простыми словами еще раз вернуться к тем проблемам, которые мы хотим решить этим новшеством, называемым «медицинским страхованием», чтобы было понятно, как медикам, так и людям весьма далеким от медицины, о чем идет речь.

Итак, что мы хотим изменить?

Во-первых, давайте уже признаем - наше здравоохранение не такое уж плохое. В мире ежегодно различные институты составляют рейтинги систем здравоохранения, так вот, по итогам 2016 года Казахстан занимает в рейтинге агентства Bloomberg, на которое часто любят ссылаться наши аналитики, 45 место среди всех стран.

Наверное, наивно подозревать данное уважаемое издание в необъективности или в предвзятости. Мы в числе 50 стран с эффективной системой здравоохранения, и на этом можно было бы успокоиться.

Но нужно понять, что это результат принятых реформ и системных мероприятий, проведенных в последние годы по улучшению качества медицинских услуг, созданию научной и материальной базы здравоохранения. Эти позитивные сдвиги нельзя не заметить, как нельзя отрицать и тот факт, что медицина стала более открытой и гибкой чем была раньше.

Однако проблемы есть, и их много. Нашу медицину очень часто сравнивают с европейскими моделями, и многие ошибочно считают, что какой-то стране удалось довести до совершенства свою медицину, но все не так просто.

Известный американский эксперт Майкл Теннер сделал анализ степени удовлетворенности населения стран, входящих в топ-10 стран с лучшей моделью здравоохранения.

Так вот, 85% жителей Франции, чья модель признается одной из самых лучших в мире, недовольны и желают реформ своего здравоохранения, этого же требуют 84% итальянцев - модель этой страны занимает второе место, в Испании недовольны здравоохранением 79% жителей, в Великобритании - 87%. А это те страны, модели которых нам небезосновательно ставят в пример и к которой мы стремимся.

Таким образом, критика медицины ныне глобальный тренд и последние события в США вокруг реформирования здравоохранения также свидетельствуют об этом.

Это происходит потому, что мир динамично меняется и цифровые технологии агрессивно внедряются во все сферы экономики, значительно упрощая вековые устоявшиеся принципы коммуникации, и кто отстал от этих технологий, тот и подвергается максимальной критике населения.

В этом плане ситуация в здравоохранении Казахстана аналогична мировой, и отрасль пока медленно начинает внедрять передовые системы управления и финансирования, которые, надо признать, весьма слабо развиты и основаны на принципах советских времен.

Глава государства однажды очень точно подметил: «здравоохранение Казахстана состоит из «осколков» советской, страховой и рыночной медицины» и это определение актуально до сих пор.

Чтобы понять суть накопившихся проблем и способы их решения хочу провести параллели между медициной и другими секторами экономики.

Кто жил в годы СССР, должен помнить бесконечные очереди за всем, что продавалось и представлялось населению страны. Всеобщий дефицит всего хорошего, ограниченный доступ к ним только избранной категории лиц, наличие нелегального «черного» рынка, где все это можно было приобрести с доплатой – все это характерно для нынешнего состояния здравоохранения.

А причины были весьма просты – весь процесс регулировался государством, полностью отсутствовала конкуренция. Те, кто оказывал услуги, получали мизерную зарплату и поэтому им было все равно, купите вы этот товар или нет, потому что вы все равно его купите, так как у вас не было никакого выбора, а у них зарплата никоим образом не зависела от вашего участия или мнения.

В условиях рыночной экономики наступило то изобилие товаров и услуг, которые мы наблюдали только по телевизору в сюжетах об европейских странах и уже сейчас смешно вспоминать времена, когда мы занимали с раннего утра очередь за молоком, к парикмахеру, нотариусу, одним словом ко всем, кто оказывал хоть какие-либо услуги.

За 25 лет страна сделала огромный скачок из отсталой административной системы в нынешнюю и люди, как это свойственно им, давно забыли, что были такие трудные времена.

А в медицине система осталась прежней и население уже не хочет иметь плановую «социалистическую» модель, основанную на маленьких зарплатах при бесконечных очередях.

В медицине предметом потребления является услуга медицинской организации и врача. Но в условиях отсутствия рынка и конкуренции, больницы и поликлиники абсолютно не заинтересованы в повышении качества своих услуг.

В нашей нынешней системе центральным звеном является мед.организация, со своими проблемами с кадрами, дефицитом или простаивающим оборудованием. Вся схема взаимоотношений в системе строится на решении именно этих задач и главной ее движущей силой является страх наказания за неисполнение того или иного приказа, а не потеря источника дохода.

В рыночной - страховой модели, центральным звеном становится пациент, поскольку в основном именно он содержит больницы и поликлиники на свои отчисления. И именно пациент решает, куда он пойдет и к кому вслед за ним должны идти платежи. Тогда именно врач или поликлиника, пользующиеся наибольшим авторитетом и доверием, получает финансирование и зарплату.

Таким образом, главная цель нынешних реформ – переход от исключительно бюджетной модели здравоохранения к рыночной, что предполагает развитие конкуренции в отрасли и установление равных условий для всех участников системы вне зависимости от формы собственности.

Это позволит в ближайшие годы активно привлечь частные мед.организации к обслуживанию пациентов в рамках заказа ФСМС и тем самым дать населению, не декларируемое, а реальное право выбора поликлиники, стационара, врача и оценивать их доступность и дружелюбность.

Данная реформа может считаться состоявшейся в тот момент, когда каждый человек сможет позвонить своему семейному доктору, получить нужную информацию, записаться через него к профильному специалисту, причем неважно государственному или частному, зайти в любую аптеку, получить лекарства по рецепту бесплатно и т.д.

Можно это сделать? Да, можно. Что для этого нужно? Внедрить рыночные отношения, то есть принципы обязательного медицинского страхования.

Второй важный аспект вопроса – это достойная зарплата врачей. А что такое достойная зарплата?

Врач во Франции зарабатывает в среднем 40 000 евро или 55 000 долларов США в год. Для сравнения, в США средний заработок врача общей практики составляет 146 000 долларов США, а специалиста — 271 000 долларов США в год. За счет чего?

Давайте сравним совокупные расходы развитых стран на здравоохранение в процентах к ВВП.

Расходы Казахстана в сопоставимый период составляли около 3,6% к ВВП и стоит ли в этой ситуации спорить о необходимости вливания дополнительных средств в отрасль? Если мы хотим иметь медицину на уровне мировых стандартов, то должны обеспечить ее финансированием на таком же уровне и с этим нельзя не согласиться.

Поэтому, если мы хотим квалифицированных и чутких врачей, давайте дадим им возможность зарабатывать соразмерно их уровню квалификации и профессионализму. А это возможно только в условиях рыночной децентрализации и дерегулировании, что реализуемо только в условиях страховой медицины. Мы продекларировали всеобщую бесплатность медицины, но ограничили ее ресурсами и теперь хотим, чтобы все было доступно и высшего качества – но так не бывает. Поэтому врачи уходят в частный сектор, не хватает лекарств, в поликлиниках очереди, медработники грубят и им все равно придете вы или нет, потому что они итак получат свою маленькую зарплату, а у вас, как сказано выше – нет выбора.

Стало быть, есть вторая часть большой проблемы медицины – это низкая зарплата врача, специалиста, который является главным в системе, чей профессионализм и умение являются важным фактором успеха в лечении пациента. Когда вы лично желаете отблагодарить хорошего врача спасшего вашу жизнь, вы уже знаете, что у него очень маленькая зарплата и но не думайте, что ему приятно смотреть вам в карман.

Просто есть неписанный закон экономики: то, что не оплачивается соразмерно спросу и затратам, всегда восполняется за счет личных средств потребителя, в нашем случае пациента.

Согласитесь, что в каждой больнице и поликлинике есть врачи, так называемые «от Бога» и их к счастью, тысячи. Их уважают, желают попасть к ним на прием как богатые, так и простые люди. А теперь представьте, что эти профессионалы получали бы зарплату в зависимости от того, скольких пациентов они осмотрели и вылечили, а не за количество отработанных в больнице часов, как это делается сейчас.

Вот тогда и заработает тот самый рыночный механизм, и врач будет пациенту улыбаться и не позволит уйти недовольным, как в частных клиниках.

Можно это сделать? Конечно можно и нужно.

Пациентоцентрическая модель, основанная на рыночных отношениях – это самое правильное решение для выхода из сложившейся ситуации и результаты этой реформы мы увидим и ощутим уже в ближайшие 3-5 лет, когда будет сформирован рынок медицинских услуг и каждый казахстанец сможет выбрать себе поликлинику, врача и тем самым напрямую участвовать в распределении средств здравоохранения, став главным его участником.

Задача же системы социального медицинского страхования - защищать интересы пациента, гарантируя ему оплату в полном объеме за оказанную качественную и безопасную медицинскую помощь.

Конечно, проведение реформ это в определенной степени риск, связанный с многими факторами и успех зависит от сильной политической воли и опыта тех, кому это доверено. А вопрос о необходимости данной реформы уже не должен обсуждаться, иначе мы так и останемся в системе, погрязшей в неэффективных процессах, «игр на интерес» и вечно не хватающих вследствие этого бюджетных средств. Откладывая реформу, как предлагают оппоненты реформы, мы в лучшем случае законсервируем эти проблемы, а в худшем - усугубим.

Здоровье страны, как и здоровье отдельного человека, не может ждать удобного момента или благоприятных настроений. Чтобы спасти пациента порой нужна твердость – в принятии решения и в руках, держащих скальпель. Разводить дискуссии и шоу, все равно что лечить заговорами и жечь адыраспан. Допускаю, что не помешает для психологического эффекта, но от разложения не спасет. Спросите врача, лечившего рак у любителей «шоу» разного уровня мастерства.

Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 10 августа 2017 > № 2271131 Эрик Байжунусов


Россия > Транспорт > gudok.ru, 7 августа 2017 > № 2267545 Дмитрий Шаханов

Дмитрий Шаханов: «Для молодёжи важна возможность профессионального обучения и участия в прорывных проектах»

Вице-президент ОАО «РЖД» в интервью «Гудку» рассказал как в холдинге решается задача по обеспечению высококвалифицированным и лояльным персоналом. Ведь сохранение кадрового потенциала и эффективное использование трудовых ресурсов – непременное условие развития бизнеса компании.

– Дмитрий Сергеевич, какие риски в управлении персоналом прогнозирует компания с учётом актуальных демографических и экономических трендов?

– Если говорить о демографии, то здесь важны в первую очередь следующие тенденции: доля экономически активного населения в России сокращается, а спрос на квалифицированные кадры, особенно на перспективную молодёжь, растёт. Таковы реалии рынка труда, с которыми сталкиваются практически все компании, не только «Российские железные дороги». Эти риски мы осознаём и прикладываем серьёзные усилия, чтобы оставаться конкурентным работодателем – в части и зарплаты, и соцпакета, и возможностей для профессионального и карьерного роста.

Ещё один негативный тренд – падение престижа рабочих профессий. Сегодня молодёжь ориентирована в первую очередь на офисную работу. Многих привлекает сфера IT и профессия программиста. Для нас, как и для других компаний промышленного сектора, это вызов. Ведь две трети персонала РЖД – это представители рабочих профессий. И именно на них лежит основной груз ответственности за обеспечение процесса перевозки. Для нас важно, чтобы человек это понимал и осознавал свою значимость. Повышение привлекательности рабочих специальностей – важное направление нашей работы, для этого мы в июле запустили проект «Молодой профессионал». Это система мероприятий (тренинги, лекции, тесты, разбор кейсов, встречи с экспертами), которая привлекает внимание молодых работников компании к вопросам безопасности и охраны труда, прививает ответственное отношение к работе.

– Повышение престижа рабочих профессий – небыстрый процесс. За счёт чего компании удаётся обеспечивать необходимую численность персонала?

– В РЖД сформирована во многом уникальная система непрерывного образования для всех категорий и уровней персонала. Для многих железнодорожников карьера начинается с учёбы на Детской железной дороге. Малая магистраль – это уникальное явление. За несколько лет юные железнодорожники не только познают основы железнодорожных профессий, но и постигают культуру, традиции отрасли. Практически половина выпускников ДЖД впоследствии попадает в отраслевые вузы и техникумы. Благодаря целевой подготовке мы можем привлекать молодых специалистов даже в самые отдалённые районы. А обширная сеть, состоящая из 66 подразделений учебных центров профессиональных квалификаций, обеспечивает компанию квалифицированными рабочими.

– В последнее время много говорится о несоответствии требований работодателей и уровня профессиональной подготовки выпускников. Вы с этим согласны?

– Действительно, это актуальный вопрос. Мы, как и другие работодатели, заинтересованы в том, чтобы система отраслевого образования готовила специалистов, которые нужны рынку. Для этого ОАО «РЖД» тесно взаимодействует с Минтруда, Минобрнауки, Национальным советом по профессиональным квалификациям и, конечно, с нашими отраслевыми университетами.

Наша компания разрабатывает профстандарты по отраслевым профессиям и специальностям, а также компетенции работников железнодорожного транспорта. Мы принимаем активное участие в создании и актуализации федеральных государственных образовательных стандартов. РЖД создают собственные программы подготовки рабочих. Совместно с вузами ведётся работа по формированию основных образовательных программ подготовки специалистов. Наконец, на передовых предприятиях компании создаются базовые кафедры. Всё это позволяет нам приблизить качество подготовки специалиста к тем требованиям, которые мы выдвигаем. Это ещё и прямой путь к оптимизации расходов компании на обучение – платим за тех специалистов, которые нам действительно нужны.

Отмечу, что мы уделяем особое внимание практической составляющей учебного процесса и отработке навыков непосредственно на производстве. В образовательные стандарты были внесены изменения в части увеличения продолжительности производственной практики студентов, мы ежегодно предусматриваем возможность её прохождения на оплачиваемых рабочих местах и вводим для этого в штатные расписания временные рабочие должности.

Думаю, всё вместе это позволит выпускникам лучше понять, чем живёт компания и какие навыки сегодня нужны для работы на железной дороге в той или иной должности.

– Исследование одной из ведущих консалтинговых компаний показало, что в России много людей с высшим образованием, но мало тех, кто потом получает дополнительное образование. Люди не готовы инвестировать в развитие своих компетенций. А готова ли компания вкладываться в развитие своих сотрудников?

– Компания вкладывает достаточно средств в развитие персонала. Сейчас наша задача так организовать подготовку и повышение квалификации работников, чтобы эти средства использовались с максимальной эффективностью. Это и работа с вузами и техникумами, о которой я уже говорил, и развитие собственной материально-технической и учебно-лабораторной базы учебных центров профессиональных квалификаций, и разработка новых программ в Корпоративном университете для руководителей. Основная задача социально-кадрового блока состоит в том, чтобы обеспечить компанию персоналом в необходимом количестве и соответствующей квалификации, и мы с ней справляемся. Что касается квалификации, то здесь мы также имеем эффективный инструмент – с 2012 года в компании действует система единых корпоративных требований (ЕКТ). Она позволяет эффективно оценивать компетенции сотрудников компании, а также планировать их обучение и развитие.

– Перед любой компанией стоит задача сохранить и ключевых сотрудников, и в целом кадровый потенциал. Как обстоят дела с лояльностью сотрудников?

– Сейчас кадровый состав РЖД стабилен, сбалансирован и в полной мере соответствует задачам компании. Уровень текучести невысок, в прошлом году у нас был хороший показатель – 7,5%. Как показывают наши социологические исследования, работники выражают высокую приверженность компании (63% опрошенных выразили желание работать в ОАО «РЖД» более восьми лет, в том числе 46% хотели бы работать в компании всю жизнь, до пенсии). Индекс удовлетворённости работой в компании за 2010–2016 годы стабилен: 64–66 пунктов. Однако число тех, кто готов рекомендовать ОАО «РЖД» как надёжного и перспективного работодателя, несколько снижается. По-видимому, здесь сказывается как раз постепенное падение престижа промышленных отраслей вообще и железной дороги в частности.

Кстати, как показывают различные исследования и практика передовых компаний, материальная мотивация – не самое главное для работников, особенно для молодёжи, высококвалифицированных специалистов и руководителей. Для них важнее возможность профессионального и карьерного роста, обучения или участия в знаковых и прорывных проектах. И наша задача – поддерживать в компании эффективную и комфортную корпоративную среду, позволяющую работникам всех уровней расти и развиваться. Увеличение в компании доли молодых работников, в том числе молодых руководителей (более 22% кадрового резерва – в возрасте до 35 лет), говорит о том, что мы идём по правильному пути. Молодёжь приходит и остаётся в компании. Молодым руководителям есть где проявить себя, и они это делают – на МЦК, модернизации БАМа и Транссиба, международных проектах. Большой интерес вызывает ВСМ, которая откроет новую страницу в истории российских железных дорог.

– Ощущается ли сегодня кадровый голод по регионам и точечно по профессиям?

– Особое внимание мы уделяем некоторым регионам Забайкальской и Дальневосточной дорог. Это связано с тем, что идёт отток людей из Сибири и Дальнего Востока в европейскую часть страны. Тут сказываются и последствия экономического кризиса, и диспропорции в развитии регионов, и неэффективность социальной сферы, и износ инфраструктуры… Причин много, ситуация непростая, но у компании есть план действий и необходимые ресурсы для его реализации. Сегодня для нас важно прежде всего удовлетворить социальные потребности работников, обеспечить достойную и конкурентоспособную оплату труда, гарантировать медицинское обслуживание и решить все вопросы с социальной инфраструктурой. Уже сегодня видно, что наши усилия приносят плоды.

– За счёт чего удалось улучшить ситуацию?

– Важный фактор – уровень зарплаты и различные премиальные выплаты. В целом наша компания неплохо выглядит в сравнении с другими предприятиями промышленного и транспортного сектора. Однако объёмы работ на сети не стабильны, а фонд оплаты труда ограничен. Поэтому заработная плата работников компании может расти в одинаковом размере только на уровень её индексации, а дальнейшее регулирование ведётся исходя из ситуации на региональном рынке труда.

Мы действуем точечно, поддерживая в первую очередь работников тех специальностей, которые в большей степени нуждаются во внимании. Исходим из того, какие зарплаты имеют представители сопоставимых профессий по каждому субъекту и муниципальному образованию РФ. Условно говоря, сопоставляем, сколько получает электромонтёр на нашем предприятии и электромонтёр, который работает в этом же городе, но в другой компании. Если по каким-то профессиям расклад не в нашу пользу, направляем дополнительные средства. Для этого с 2015 года ежегодно формируется резерв – это 30% средств, высвобожденных от оптимизации численности. За счёт этого мы можем точечно регулировать уровень зарплаты работников основных производственных групп в наиболее проблемных по текучести и укомплектованию кадров подразделениях.

– Планирует ли компания вводить новые виды целевого премирования?

– Я не исключаю такую возможность. На мой взгляд, это целесообразно в двух случаях: как поощрение за реальное сокращение затрат компании либо за увеличение её доходов. Как, например, премирование за внедрение проектов бережливого производства. Но в целом наша система мотивации и так работает эффективно. РЖД каждый год добиваются роста производительности труда. По итогам 2016 года – на 5% по сравнению с предыдущим годом.

– РЖД иногда упрекают в чрезмерных социальных расходах. Что думаете по этому поводу?

– Компания всегда позиционировала себя как ответственного работодателя и уделяла много внимания вопросам социальной защиты. Наша позиция не меняется. Коллективный договор на 2017–2019 годы сохраняет весь спектр льгот, гарантий и компенсаций для работников, членов их семей и неработающих пенсионеров. Социологические опросы сотрудников показывают, что работники высоко оценивают качество социального пакета и уверены в своей социально-экономической защищённости даже в нынешних непростых условиях. Социальный пакет компании на сегодняшний день остаётся одним из лучших среди крупнейших работодателей страны и, как следствие, является мощным мотивационным инструментом, способствующим привлечению и удержанию квалифицированного персонала.

– Какова позиция компании по непроизводственным активам: детским лагерям, школам, спорткомплексам?

– Правительственная программа структурной реформы железнодорожного транспорта предусматривает постепенное выведение из компании непрофильных активов, то есть активов, которые не связаны с организацией движения, обеспечением аварийно-восстановительных работ. Но социальные объекты РЖД нужны населению, особенно в отдалённых и малонаселённых районах – там, где слабо развита инфраструктура. Есть населённые пункты, где кроме наших домов культуры, школ, спортивных сооружений, больниц, ничего просто нет. Такие социально значимые объекты остаются с нами. Это прописано в Концепции реформирования комплекса объектов социальной инфраструктуры РЖД.

Другие объекты – менее значимые или неэффективно используемые – планируется оптимизировать. Это не всегда значит, что компания хочет от них избавиться. Нет, мы ищем подходы, которые позволят сохранить наши объекты. Как вариант – создать на базе социальных объектов РЖД некоммерческие организации, которые будут предоставлять свои услуги в области культуры, спорта и оздоровления. Все проекты мы анализируем и прорабатываем. В любом случае нам предстоит завершить работу по актуализации Концепции реформирования комплекса объектов социальной инфраструктуры ОАО «РЖД» в 2017 году и учесть при этом все варианты.

– Отдельная история – ведомственная медицина. Есть мнение, что все функции «своего» здравоохранения может взять на себя государственная система охраны здоровья. Какова позиция компании?

– Нельзя противопоставлять государственную систему охраны здоровья населения и отраслевое здравоохранение. Наша ведомственная медицина – часть национальной системы охраны здоровья, и так было всегда. Но в то же время это ещё и важная составляющая технологического процесса. Все понимают, что у железнодорожной отрасли есть своя производственная специфика, поезда должны ходить круглосуточно. Чтобы обеспечить безопасность движения, мы предъявляем особые требования к здоровью работников. Нужный нам медико-психофизиологический контроль требует особых компетенций медперсонала, не говоря уже о специальном оборудовании.

И то, и другое есть в ведомственных клиниках. Сегодня на сети работает 161 врачебная комиссия, более 1,5 тыс. кабинетов предрейсовых медицинских осмотров, 237 психофизиологических подразделений. Наши врачи проводят профессиональный отбор, оценивают работоспособность, функциональное состояние машинистов и их помощников в динамике, в составе инженерно-врачебных бригад работают на производстве. Отраслевая медицина связывает воедино профилактику, диагностику, лечение, восстановление. Такая система складывалась десятилетиями и доказала свою эффективность. Когда мы обсуждали статус железнодорожной медицины на высшем уровне, то пришли к единому мнению, что это непроизводственный актив целевого назначения. Это значит, что ведомственное здравоохранение по-прежнему будет решать профильные отраслевые задачи, возникающие в силу специфики профессий. Но мы не обрываем связи с государственной системой здравоохранения. Напротив, РЖД расширяют сотрудничество с Минздравом и фондами обязательного медицинского страхования (ОМС). Наша медицина будет получать госзаказ на оказание медицинской помощи населению, в том числе и высокотехнологичной.

– Станет ли это подспорьем для ведомственных клиник в части пополнения бюджета?

– На данный момент доходы от оказания медуслуг по договорам ОМС составляют 32% от всех бюджетных поступлений. Чуть больше приносят платные услуги, в том числе по договорам добровольного медицинского страхования (ДМС) – 33% доходов. Не трудно подсчитать, что в совокупности это половина доходной части бюджета. Так что и участие в системе ОМС, и работа на рынке платных медицинских услуг крайне важны для обеспечения финансовой устойчивости лечебных учреждений ОАО «РЖД». Не скрою, мы рассчитываем на дальнейшее повышение доходов НУЗов, чтобы сократить расходы компании на их содержание.

– Какие меры для этого принимаются и есть ли резервы?

– В прошлом году мы реформировали систему управления медицинским комплексом. Департамент здравоохранения и Дирекция медицинского обеспечения были объединены в единую Центральную дирекцию здравоохранения. Это устранило дублирование функций и уменьшило финансовые затраты. Сейчас мы анализируем и оптимизируем работу дирекций здравоохранения на дорогах. Это и повышение эффективности использования материально-технических ресурсов клиник, и проработка стратегий развития.

Кроме того, идёт процесс реорганизации структуры и состава НУЗов. Маломощные учреждения преобразуются в структурные подразделения крупных региональных центров. Объекты, которые не востребованы или не отвечают нашим требованиям, списываются с баланса. Мы следим, чтобы возможности клиник соответствовали запросам и потребностям компании. Это подразумевает и совершенствование технического оснащения медицинских центров. Как пример – модернизация автоматизированной системы предрейсовых осмотров, автоматизация работы врачебно-экспертных комиссий и переход на электронный документооборот.

Наша главная цель – повысить эффективность отраслевой системы здравоохранения во всех смыслах этого слова. И прежде всего – увеличить практическую отдачу от средств, вложенных в обеспечение безопасности движения поездов, охрану здоровья работников и пенсионеров. Важно добиться сокращения числа аварий, вызванных так называемым человеческим фактором, и повысить качество медицинской помощи в НУЗах.

– Компания не раз говорила о необходимости повышать эффективность работы с персоналом, в том числе используя IT-инструменты. Что делается в этом направлении?

– Действительно, это один из наших приоритетов – перевод максимального количества кадровых и социальных процессов в информационную плоскость. Сейчас мы работаем над созданием сервисного портала для работников ОАО «РЖД». Это позволит обеспечить нам персональный подход к каждому работнику и учесть новые стандарты и требования к доступности информации и оперативности получения услуг, в особенности у молодых железнодорожников.

– Каким будет сервисный портал и когда станет доступным для работников?

– Мы хотим, чтобы это был максимально полезный продукт, с современным и дружественным интерфейсом, доступный как на компьютерах, так и на мобильных телефонах. Сервисный портал, во-первых, поможет работнику в получении необходимой информации, а во-вторых, позволит нам, как работодателю, повысить качество и сроки предоставления социально-кадровых услуг. Проект реализуется пошагово, первые результаты будут видны уже в конце этого года, а в полном объёме функционал сервисного портала будет доступен в 2019 году. Как его развивать, мы будем определять совместно с работниками компании.

Мария Хлопотина

Россия > Транспорт > gudok.ru, 7 августа 2017 > № 2267545 Дмитрий Шаханов


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 4 августа 2017 > № 2270063 Михаил Мень

Построить среду доверия.

Михаил Мень о том, как вернуть доверие людей к покупке новостроек и стимулировать девелоперов строить много и качественно, а также про комфорт на улицах российских городов.

Строительство — одна из ключевых отраслей российской экономики: на сегодняшний день вклад строителей в ВВП страны составляет 6%. Каждый потраченный на стройку рубль за счет развития смежных отраслей приносит дополнительные 10-15 рублей. За последние годы отечественный строительный комплекс сделал большой шаг вперед, но сегодня перед ним встают новые задачи. О том, каким направлениям работы ведомство уделяет особое внимание, в эксклюзивном интервью «СГ» рассказал министр строительства и ЖКХ РФ Михаил МЕНЬ.

«СГ»: Чуть больше года назад прошел Госсовет по строительству, по итогам которого Президентом РФ Владимиром Путиным был дан ряд поручений в части улучшения работы строительного комплекса страны. В числе первостепенных — решение проблем дольщиков. Как бы вы оценили работу, проделанную в этом направлении?

Михаил Мень: Мы вышли на финишную прямую по ряду ключевых вопросов. Буквально на днях Президент РФ подписал закон, который позволит, наконец, начать работу государственного компенсационного фонда долевого строительства, который, надеюсь, уже этой осенью будет действовать в полную силу. Пополняться фонд должен за счет обязательных отчислений застройщиков в размере 1,2% от цены договора долевого участия (ДДУ).

Да, это будет достаточно болезненно для бизнеса, особенно — крупного. Именно поэтому в дальнейшем мы допускаем возможность пересмотра ставки, но не чаще одного раза в год и только на основании федерального закона. Впереди нас ждет большая дискуссия по тарифу: оставлять ли плоскую шкалу, брать усредненный общий взнос или использовать дифференцированной подход в зависимости от репутации застройщика, объемов и т.д. Но сейчас важно другое — само создание такого фонда, предусмотренного прошлогодними изменениями в законодательство об участии в долевом строительстве (214-ФЗ. — «СГ»), — это принципиально новый механизм обеспечения гарантий законных прав и интересов частных соинвесторов, предусматривающий возможность не только возмещения, но и, что самое главное, возможность достройки домов и передачи гражданам оплаченных ими квартир.

«СГ»: Насколько вообще была необходима реформа 214-ФЗ?

М.М.: Свою функцию 214-й закон — на определенном историческом этапе — выполнил. Пришло время приводить его в соответствие с современными вызовами. Мы понимаем, что будет непростой переходный период, потому что нововведений в законе, основные положения которого заработали уже с начала этого года, достаточно много. Помимо компфонда, появились требования к уставному капиталу и максимальной открытости застройщиков, к принципам проведения публичных рекламных кампаний и т. д. На этапе переходного периода не исключено даже сокращение общего объема ввода жилья по стране. Но все-таки основная задача, которую перед нами поставил президент, — это максимальная защита граждан — участников долевого строительства. А у нас, собственно говоря, 80% всего индустриального жилья в стране строится с привлечением средств граждан через 214-ФЗ — через договоры долевого участия (ДДУ). Думаю, что после того как адаптация к новому законодательству пройдет, застройщики увидят позитивный результат: когда люди почувствуют защиту государства, то будут с большей уверенностью принимать решения о приобретении жилья в новостройках.

«СГ»: В ходе жарких парламентских слушаний по компфонду много нареканий по долевому строительству было высказано в адрес местных властей, в том числе региональных министерств строительства. Планируется ли усиление контроля за их работой со стороны Минстроя?

М.М.: В части долевого строительства — безусловно! Но мы ни в коем случае не хотим брать на себя какие-то полномочия наших региональных коллег, это было бы неправильно. Сегодня у местных властей в руках все механизмы, необходимые для решения проблемы обманутых дольщиков. В частности, есть возможность увеличивать технико-экономические показатели, выделять дополнительные земельные участки. Кроме того, был выработан и утвержден порядок передачи объекта строительства и обязательств перед дольщиками новому застройщику.

А вот мониторинг и контроль за всей ситуацией стали первостепенной задачей министерства. Так, например, с 1 августа мы будем ежеквартально получать из всех субъектов РФ актуальную информацию по всем проблемным объектам. Ответственными за такие дорожные карты, где можно будет увидеть каждый проблемный дом, найденные решения проблемы и сроки завершения строительства, назначаются заместители губернаторов. И эти планы-графики не останутся только в Минстрое — об этой работе регионов ведомство будет докладывать в Правительство РФ.

На базе этих дорожных карт мы с коллегами из АИЖК планируем в дальнейшем создать открытую информационную систему, отражающую всю картину. Она будет работать по такому же принципу, как и действующая сейчас система Фонда ЖКХ по расселению аварийного жилья. В ней также будет применяться «светофор», цвета которого будут обозначать успешность или отставание при реализации мер по решению проблем дольщиков. Надеюсь, что до конца года мы ее запустим. А дальше на ее базе уже совместно с госкомпфондом будем делать глобальную информационную систему, в которой мы уже хотим видеть не только проблемные объекты, но и любой дом в стране, строящийся с привлечением средств граждан.

Как вы знаете, сейчас ведется работа над новыми оценками эффективности региональной власти. Так вот в качестве одной их них мы и предложили использовать «Индекс доступности жилья», который рассчитывается по количеству лет, необходимых среднестатистической семье для покупки квартиры площадью 54 квадратных метра. Мы предлагаем в качестве понижающего коэффициента использовать количество проблемных объектов в субъекте.

«СГ»: А много ли сейчас в целом по стране проблемных объектов?

М.М.: Их 785, и находятся они в 69 регионах. Пострадавших граждан насчитывается в настоящее время 46 тысяч. Причем почти половина обманутых дольщиков сосредоточена в 10 субъектах РФ. Сейчас соотношение количества ДДУ в проблемных домах и общего количества заключенных гражданами таких договоров в среднем по стране составляет 6,9%. В некоторых регионах этот показатель превышает 20%, а в ряде регионов он наоборот, ниже среднего. Огромную «лепту» в создание этой проблемы, конечно, внесло СУ-155, санацией которого теперь по поручению государства занимается банк «Российский капитал».

«СГ»: Как вы оцениваете работу по достройке объектов СУ-155?

М.М.: Одобренная российским правительством в декабре 2015 года концепция завершения строительства объектов СУ-155 дает положительные результаты. Дома сдаются, а граждане получают свои квартиры. В 2016 году удалось завершить строительство 59 жилых домов и передать дольщикам более 13 тысяч квартир. В этом году планируется достроить еще 37 домов и восстановить в правах покупателей более 8 тысяч квартир. Полностью проблема СУ-155 будет решена в 2018 году.

«СГ»: Риски повторения сценария СУ-155, на ваш взгляд, сейчас велики?

М.М.: Минимальные. Если анализировать банкротство этого стройхолдинга, то здесь ведь не было какого-то специального злого умысла. Будь он там, этим бы не мы занимались, а правоохранительные органы. В случае с СУ-155 была неправильно рассчитана экономическая модель работы. С целью ухода из-под действия 214-ФЗ использовались серые, на тот момент, схемы жилищно-строительных кооперативов. Новыми законодательными новеллами все эти лазейки уже закрыты.

«СГ»: В современных экономических условиях крайне актуальным становится вопрос снижения издержек застройщика. Что было предложено бизнесу в виде «пряника»?

М.М.: В этом году одной из важнейших мер поддержки отрасли стала реализация приоритетного проекта «Ипотека и арендное жилье», в рамках которого мы выделили из федерального бюджета 20 млрд рублей. Эти средства пойдут на строительство социальных объектов (детских садов, школ, поликлиник), внутриквартальную и дорожную инфраструктуру. Ведь сегодня строительство жилых микрорайонов с развитой инфраструктурой — доминирующая тенденция рынка жилья. Кроме того, одна из серьезных составляющих, заложенных бизнесом в цену «квадрата», — стоимость инфраструктуры. Выделение федеральных средств на строительство таких объектов прежде всего позволяет снизить нагрузку на региональные бюджеты, привлечь большее количество застройщиков и сдержать рост цен.

В общей сложности, в этом году поддержку получили более 60 проектов комплексной застройки в 32 регионах страны. В результате мы обеспечим дополнительный объем ввода в размере более 6 млн квадратных метров.

«СГ»: Скажите, а с какими вопросами, предложениями к вам сейчас чаще всего приходят девелоперы?

М.М.: «Поддержите ипотеку — остальное мы сами сделаем!» И они видят, что ключевая ставка постепенно снижается, вслед за ней падают и ипотечные ставки. Если вы помните, когда-то мы начинали с 17% годовых, и если нам удавалось их субсидировать до 12%, это уже было счастье. А сегодня уже кредит можно брать по ставке в 9,75%. И это, конечно, отражается на спросе. Тенденции по выдаче ипотечных кредитов показывают, что люди снова активно берут ипотеку: по предварительным данным АИЖК, за первое полугодие текущего года в стране было выдано более 420 тысяч ипотечных кредитов на общую сумму свыше 765 млрд рублей. Это на 15% выше аналогичного периода прошлого года и соответствует уровню рекордного 2014-го.

«СГ»: Чуть раньше вы упомянули Фонд ЖКХ и программу расселения аварийного жилья... Как сейчас в регионах решается этот вопрос?

М.М.: Здесь стоит напомнить, что данная программа реализуется с 2007 года, и к моменту создания в 2013 году Минстроя темпы расселения составляли около 1 млн квадратных метров в год, при этом никакие плановые показатели не были установлены. С нашим появлением были рассчитаны и утверждены ежегодные показатели расселения. С переходом на более жесткую систему контроля, в том числе с применением штрафных санкций в виде возврата регионами части средств Фонда ЖКХ, среднегодовой темп расселения вырос втрое и последние три года составляет около 3 млн квадратных метров ежегодно.

Положительная динамика сохраняется, и, по нашим прогнозам, подавляющее большинство регионов справится с задачей, поставленной президентом, вовремя. Так, 14 регионов уже завершили расселение, еще 43 обещают завершить его к 1 сентября.

При этом мы понимаем риски по ряду субъектов, и ситуация там находится на особом контроле. Несмотря на то, что Минстрой не имеет полномочий по дисциплинарным и административным мерам, мы выступили с предложением о наложении штрафов на ряд регионов. За невыполнение целевых показателей 2014 и 2015 годов, за непредставление отчетности и представление недостоверной отчетности, а также за нарушения сроков устранения строительных дефектов были вынесены решения о возврате финансовой поддержки в отношении 46 субъектов РФ в размере 540,7 млн рублей. И от штрафа в итоге были освобождены лишь 7 регионов, в которых произошли чрезвычайные ситуации, то есть власти не могли выполнить свои обязательства по объективным причинам.

«СГ»: Новым направлением жилищной политики в России стало строительство арендного жилья. Как с этим обстоят дела?

М.М.: На самом деле, основы развития цивилизованного рынка арендного жилья в стране были заложены еще в 2014 году — приняты соответствующий федеральный закон и подзаконные акты. В регионах также ведется разработка соответствующей нормативной базы и региональных программ, направленных на реализацию указанного закона. Схемы используются разные: служебное арендное жилье, коммерческие программы аренды, дома социального найма.

Еще одним инструментом, позволяющим вывести рынок арендного жилья из «теневого» сектора экономики, был выбран механизм коллективных инвестиций через закрытые паевые инвестиционные фонды (ЗПИФ), которые будут осуществлять инвестиции в объекты недвижимости на этапе строительства с целью получения доходов от проектов арендного жилья и апартаментов. Использование такого механизма позволит также приносить доходы в бюджет от налоговых поступлений.

Сегодня в Московском регионе уже реализуются пилотные проекты по созданию арендного жилья на базе ЗПИФ. Так, Единый институт развития в жилищной сфере (создан на базе АИЖК. — «СГ») приобрел через ЗПИФ «Кутузовский» права на объекты недвижимого имущества для организации арендного жилья и апартаментов в столице общей площадью около 85 тыс. квадратных метров, в том числе в многофункциональном комплексе «Матч пойнт», в жилых комплексах «Лайнер» и «Символ». Итоговый результат реализации первого пилотного проекта — в «Лайнере» — станет известен ближе к концу года. Хотя буквально на днях глава АИЖК Александр Плутник докладывал мне, что как только было объявлено о старте этого проекта — квартиры, в которые въезжаешь и живешь, «смели» чуть ли не в два дня. В перспективе планируется масштабирование развития института арендного жилья на всю страну.

«СГ»: Еще одним важным направлением стало создание комфортной городской среды. Что делается в этом направлении сейчас?

М.М.: Проект «ЖКХ и городская среда» стартовал, мы разработали, обсудили с экспертным сообществом и коллегами из профильных ведомств и утвердили всю нормативную и методическую базу — от методики разработки годовых и пятилетних программ формирования комфортной городской среды до методики подготовки правил благоустройства. В муниципалитетах начались общественные обсуждения. Хочу напомнить, что особенностью этого проекта является вовлеченность жителей в реализацию проектов по благоустройству.

Считаю, что в ходе реализации программы нужно опираться и на мировой опыт, например, совместно с японскими коллегами в Воронеже реализуется пилотный проект по формированию городской среды. Также важно использовать опыт регионов-передовиков по созданию комфортной среды для жителей Москвы, Санкт-Петербурга, Татарстана. Однако нужно понимать, что, например, опыт городского благоустройства Москвы нельзя просто копировать для других городов России — все они разные, их индивидуальность нужно подчеркивать и сохранять.

Проект набирает обороты и продолжится в будущем: на недавнем совещании в Краснодаре премьер-министр РФ Дмитрий Медведев сообщил, что в 2018 году поддержка проекта из федерального бюджета будет сохранена в том же объеме — 25 млрд рублей. Плюс софинансирование со стороны субъектов РФ — это без малого 42 млрд, что позволит благоустроить множество городов и населенных пунктов.

«СГ»: В завершение беседы — с какими текущими показателями строительная отрасль подходит к профессиональному празднику?

М.М.: За первое полугодие 2017 года «в строй» было введено 28 млн квадратных метров жилья, что, правда, на 11,3% ниже, чем за аналогичный период прошлого года. По большей части снижение происходит из-за сокращения объемов ввода в индивидуальном жилищном строительстве (почти на 16,5% в сравнении с прошлогодними показателями).

Незначительное снижение объемов ввода индустриального жилья в этом году также связано с тем, что именно сейчас вводятся дома, возведение которых начиналось в острую фазу экономического кризиса 2015 года. В тот момент застройщики достраивали предыдущие объекты и откладывали начало строительства новых. При этом стандартное жилье третий год показывает рост во многом благодаря многочисленным федеральным программам по жилищному стимулированию. По данным на начало июля, в стране введено 14,3 млн квадратных метров стандартного жилья, что на 18,4% выше показателей за аналогичный период прошлого года.

Кроме того

Прокомментировал «СГ» министр и тему ценообразования, которая также поднималась на Госсовете. «Сегодня мы на пороге выхода в свет нашей государственной информационной системы ценообразования, которая будет аккумулировать в себе всю информацию о строительных ресурсах, — рассказал Михаил Мень. — Мониторинг стоимости этих ресурсов будет проводиться раз в квартал, что даст нам платформу для перехода от устаревшего индекснобазисного метода формирования предельной цены по госконтрактам на более объективную и современную ресурсную систему».

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 4 августа 2017 > № 2270063 Михаил Мень


США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 30 июля 2017 > № 2259395 Джозеф Стиглиц

Почему снижение налогов для богатых ничего не решит

Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz), Project Syndicate, США

НЬЮ-ЙОРК — Хотя правые плутократы Америки могут не согласиться с тем, как классифицировать основные проблемы страны — например, неравенство, медленный рост, низкую производительность, опиоидную зависимость, плохие школы и ухудшающуюся инфраструктуру — решение всегда одно и то же: снижение налогов и дерегулирование, чтобы «стимулировать» инвесторов и «освободить» экономику. Президент Дональд Трамп рассчитывает на этот пакет, чтобы сделать Америку снова великой.

Этого не будет, потому что этого никогда не было. Когда Президент Рональд Рейган попытался это сделать в 1980-е годы, он утверждал, что это позволит увеличить налоговые поступления. Вместо этого рост замедлился, доходы от налогов снизились, а работники пострадали. Крупными победителями в относительном выражении стали корпорации и богатые, которые только выиграли от существенно сократившихся налоговых ставок.

Трампу еще предстоит выдвинуть специфическое налоговое предложение. Но, в отличие от подхода его администрации к законодательству в области здравоохранения, отсутствие прозрачности ему не поможет. Хотя многие из 32 миллионов человек, которые, согласно прогнозам, потеряют медицинское страхование в рамках нынешнего предложения, пока еще не знают, что произойдет, это не относится к компаниям, которые окажутся в невыгодном положении от налоговой реформы Трампа.

Вот дилемма Трампа. Его налоговая реформа должна быть нейтральной в отношении доходов. Это политический императив: с корпорациями, сидящими на триллионах долларов наличными, в то время как обычные американцы страдают, снижение в среднем корпоративного налогообложения было бы вопиющим — а уж тем более, если будут снижены налоги для финансового сектора, который привел к кризису 2008 года и никогда не платил за экономический ущерб. Более того, процедуры Сената диктуют, что для принятия налоговой реформы с простым большинством голосов, а не трех пятых супербольшинства, необходимых для победы над практически уверенным флибустером оппозиционных демократов, реформа должна быть бюджетно нейтральной в течение десяти лет.

Это требование означает, что средний доход от корпоративного налога должен оставаться неизменным, а это означает, что будут победители и проигравшие: некоторые будут платить меньше, чем сейчас, а другие будут платить больше. Некоторым это может сойти с рук, в случае личного подоходного налога, потому что даже если проигравшие заметят, они недостаточно организованы. С другой стороны, даже малый бизнес в США лоббирует Конгресс.

Большинство экономистов согласились бы с тем, что нынешняя налоговая структура Америки неэффективна и несправедлива. Некоторые фирмы платят гораздо более высокие ставки, чем другие. Возможно, инновационные фирмы, которые создают рабочие места, должны быть вознаграждены, в частности, налоговыми льготами. Но единственной причиной или объяснением для тех, кто получает налоговые льготы, по-видимому, является эффективность лоббистов просителей.

Одной из наиболее значительных проблем является налогообложение полученных из-за рубежа доходов, корпораций США. Демократы считают, что, поскольку американские корпорации, независимо от места их деятельности, пользовались верховенством закона и властью Америки, чтобы гарантировать (часто гарантировано договором), что они не подвергаются неправомерному отношению, они должны платить за эти и другие преимущества. Но чувство справедливости и взаимопомощи, а тем более национальная лояльность, не глубоко укоренилось во многих американских компаниях, которые отвечают угрозами переместить свои штаб-квартиры за границу.

Республиканцы, отчасти в силу чувствительности к этой угрозе, выступают за территориальную налоговую систему, как это используется в большинстве стран: налоги должны налагаться на экономическую деятельность только в той стране, где она происходит. Вызывает беспокойство тот факт, что после введения единовременного сбора необложенных налогом доходов, которые американские фирмы держат за рубежом, введение территориальной системы приведет к налоговым потерям.

Чтобы это компенсировать, спикер Палаты представителей США, Пол Райан, предложил добавить налог на чистый импорт (импорт за вычетом экспорта). Поскольку чистый импорт ведет к сокращению рабочих мест, его следует дестимулировать. В то же время, до тех пор, пока объем чистого импорта в США будет столь же высоким, как сейчас, налог принесет огромные доходы.

Но есть загвоздка: деньги должны приходить из чьего-то кармана. Цены на импорт пойдут вверх. Потребители дешевой одежды из Китая окажутся в худшем положении. Для команды Трампа это сопутствующие потери, неизбежная цена, которую нужно заплатить, чтобы дать плутократам Америки больше денег. Но розничные торговцы, такие как Walmart, а не только его клиенты, также являются частью сопутствующих потерь. Walmart это знает — и не допустит этого.

Другие реформы корпоративного налогообложения могли бы иметь смысл; но они, также предполагают победителей и проигравших. И пока проигравших большинство, и они достаточно организованы, скорее всего, им удастся остановить реформу.

Политически проницательный президент, который глубоко понимает экономику и политику корпоративной налоговой реформы, вполне мог бы развернуть Конгресс к пакету реформ, которые имеют смысл. Трамп не тот лидер. Если корпоративная налоговая реформа вообще случится, это будет мешанина, оговоренная за закрытыми дверьми. Вероятнее всего повсеместное снижение налогов: проигравшими будут будущие поколения, не пролоббированные сегодняшними алчными магнатами, самыми жадными из которых являются те, кто обязан своим состоянием грязной деятельности, такой как азартные игры.

Убогость всего этого будет подслащена застарелым утверждением о том, что более низкие налоговые ставки будут стимулировать рост. Для этого просто не существует теоретической или эмпирической основы, особенно в таких странах, как США, где большая часть инвестиций (в пределе) финансируется за счет долга, а проценты не облагаются налогом. Предельный доход и предельные издержки снижаются пропорционально, оставляя инвестиции в целом без изменений. На самом деле, более детальный анализ, с учетом ускоренной амортизации и воздействия на распределение рисков показывает, что снижение налоговой ставки, по всей видимости, приведет к снижению инвестиций.

Малые страны являются единственным исключением, потому что они могут проводить политику «разорения соседа», направленную на переманивание корпораций у своих соседей. Но глобальный рост практически не изменился — дистрибутивные эффекты на самом деле несколько затрудняют его, поскольку один выигрывает за счет другого. (И это предполагает, что другой не несет ответственности и стимулирует «гонку на дно».)

В стране с таким количеством проблем — особенно неравенством — сокращение налогов для богатых корпораций не решит ни одну из них. Это урок для всех стран, рассматривающих вопрос о корпоративных налоговых льготах — даже тех, кто избежал несчастья, чтобы ими руководил неопытный, малодушный плутократ.

США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 30 июля 2017 > № 2259395 Джозеф Стиглиц


Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257018 Дмитрий Руденко

Полис дешевле эвакуации: нужна ли туристам страховка

Дмитрий Руденко

генеральный директор, председатель правления страховой компании ООО «Абсолют Страхование»

Еще несколько лет назад туристическая страховка воспринималась как обязательное, но бесполезное условие для выезда за границу

Лет десять назад при упоминании страхования туристов в голове в лучшем случае всплывали «газели», стоящие у визовых центров. В худшем — люди вообще не понимали, о чем идет речь. По-другому и быть не могло — подавляющее большинство отдыхающих покупало готовые туры с минимальной страховой защитой, а те, кто летел сам, приобретал первый попавшийся полис, толком не понимая, от чего именно он сможет защитить и какие расходы покроет.

Поэтому полис для отдыхающих долгое время воспринимался не как полезный и нужный сервис, способный сохранить нервные клетки и финансы семьи во время отпуска, а как обязаловка, навязанная властями другой страны. Нет страховки — нет визы.

Когда нет желания разбираться, а нужно просто поставить галочку в списке необходимых документов, то тебе по большому счету все равно, в какой страховой компании покупать этот полис, какие риски он покроет, какие вообще в нем условия страхования и страховая сумма — скорее всего, ты будешь ориентироваться на его доступность (можно быстро купить по дороге в визовый центр) и цену (чем дешевле, тем лучше).

Такой спрос «для галочки» сформировал и рынок одинаковых предложений, покрывающих самый минимум услуг, по которому вам будут положены разве что зеленка, активированный уголь и бинт. И если случались страховые события, то все это не могло обойтись без бури негатива, связанного с качеством работы страховых компаний и организации турпоездок в целом. Не читая условия договора страхования, туристы сталкивались с совершенно обоснованными отказами в выплатах, что вызывало каждый раз волну негодования и обвинений всех страховщиков в нежелании платить и исполнять свои обязанности.

В отличие от России, где некачественный спрос порождал некачественное предложение, в Европе и США ситуация обратная. Здесь давно есть страховые программы с кучей разных дополнительных сервисов и услуг, часто даже напрямую не связанных со страхованием. Нам, конечно, пока сложно представить, но многие европейские компании, например Bupa Global или Virgin Money, предлагают полисы с безлимитным размером страхового покрытия или страховой суммой в размере 10-15 млн фунтов стерлингов.

У других страховщиков, например TravelSafe Insurance, даже в стандартные страховые пакеты, а не только в vip-предложения, можно включить услугу персонального помощника. Получается, вы покупаете не просто финансовые гарантии и поддержку в случае болезни или травмы, но можете в любое время суток получить рекомендации по лучшим ресторанам или шопингу, помощь в бронировании билетов в театр или на паром, юридические консультации и другие полезные сервисы.

Но, судя по всему, 26 лет поездок за рубеж и горький опыт научили нас более осознанно относиться к своему здоровью и кошельку. Во многом на это повлиял и пример зарубежных коллег. Рынок начал меняться и предлагать различные по стоимости и наполнению услугами продукты. Благодаря чему постепенно этот небольшой сегмент, еще в начале 2016 года оценивавшийся в 5 млрд рублей, стал трансформироваться из потока неосознанных покупок полисов с минимальной и самой простой программой в сегмент с потоком внимательных и требовательных клиентов, интересующихся и ищущих действительно нужные продукты и в массе своей понимающих, чем отличается полис для дайвера от полиса для горнолыжника.

Именно эти группы туристов осознали, что полис с хорошим покрытием обойдется в десятки раз дешевле, нежели вызов вертолета для эвакуации в Альпах или поиск аппарата для лечения кессонной болезни за свой счет.

Также и простые туристы поняли, что в Испании только прием врача обойдется от €70 до €130, а в Италии визит к специалисту уже может стоить от €200 до €400. А вот средняя стоимость полиса на две недели в Шенгенской зоне сегодня составит около €10-15.

Нам, конечно, пока сложно предоставить сопоставимый с европейскими и американскими коллегами сервис, но уже сейчас большинство страховых компаний, которые работают на рынке страхования туристов, предлагают дополнительные опции — страховку от невыезда, задержки рейса, защиту близких и имущества на время отсутствия или страхование багажа. Появилась возможность застраховаться на время всевозможных занятий спортом и других активностей и быть уверенным в том, что даже при травме, полученной на горном склоне, при катании на слоне или игре в гольф, вам не придется платить из своего кармана за дорогостоящее лечение за рубежом. Страховые компании начали использовать альтернативные каналы коммуникаций со своими клиентами: например, предлагают воспользоваться приложением, в котором можно планировать свой отпускной бюджет или прокладывать маршрут путешествия. Страховщики стали активнее продвигать полисы для туристов, желающих иметь поддержку по всем возможным вопросам и с достаточным покрытием, чтобы ни о чем не переживать в поездке. Страхование путешественников постепенно идет от стандартного медицинского покрытия к продвинутому консьерж-сервису, такому как предлагают отдельные банки для обеспеченных клиентов.

Дойдет ли культура страхования в нашей стране до такого уровня, что в рамках обычного страхового полиса будут, например, рекомендоваться клиентам интересные достопримечательности близ их местонахождения или помощь в выборе вина к ужину? Это пока вопрос открытый. Но я точно уверен, что сегмент страхования туристов и дальше продолжит меняться, корректируя предложение под новые потребности путешественников и туристов.

Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257018 Дмитрий Руденко


Россия > Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254511 Марк Курцер

Марк Курцер: «Медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес»

Екатерина Кравченко, Даниил Антонов

Два новых госпиталя обойдутся в 6 млрд рублей, отмечает основной владелец MDMG

Генеральный директор и основной владелец группы MD Medical Group Investments (MDMG), управляющей сетью клиник «Мать и дитя», Марк Курцер F 161 в интервью Forbes рассказал, с чем связан растущий интерес миллиардеров к российскому здравоохранению и готов ли он конкурировать с новыми крупными игроками.

Каковы перспективы государственно-частного партнерства в медицине?

Мы частная компания. Нам так комфортно работать: мы вкладываем деньги, а если проект не получается, мы можем его продать. Ведь в бизнесе важен не только вход, но и выход.

Некоторые предприниматели жалуются, что без участия государства клинику с нуля не построишь.

Нет, у нас почти все клиники созданы с нуля. Для строительства госпиталя в Лапино мы покупали землю на вторичном рынке.

Что лучше — самому построить госпиталь или купить готовый?

Я не знаю таких госпиталей, которые могли бы сейчас нас заинтересовать: современных частных госпиталей просто нет. Мы вынуждены проектировать, разрабатывать с нуля, строить, эксплуатировать.

Какие перспективы у частной медицины в России?

Огромные, я считаю.

Но она будет развиваться в рамках государственного или частного финансирования?

Вы спрашиваете про вид собственности или кто будет платить? Это разные вещи. Я считаю, что государство заинтересовано в том, чтобы приходил частный инвестор и вкладывал деньги, строил большие хорошие больницы, а платить за медицинскую помощь могут сами пациенты или страховые компании. Есть множество примеров частных компаний, которые работают по обязательному медицинскому страхованию. Почему нет?

Но вы говорили, что со страховщиками возникают проблемы.

Возникают. Но мы ищем компромиссы и подходы друг к другу. И со временем и они, и мы найдем путь друг к другу. Они нужны нам, и мы нужны им.

В июне вы заложили камень в основание нового госпиталя в Тюмени, сколько будет в него вложено?

Мы сейчас строим еще и в Самаре. В каждый из госпиталей мы планируем вложить не менее 3 млрд руб., из них — 1,8 млрд собственных средств.

Почему именно эти города, от чего зависит выбор территории для строительства?

Когда мы входим в регион, мы рассматриваем несколько показателей: численность населения, покупательная способность населения и конкуренция. Вот три компонента. В Тюмени, например, госпиталь рассчитан и на Тюменскую область, и на северные автономные округа. Население этого региона превышает 3,5 млн человек. Это нас устраивает. Это нефтяной растущий регион: там хорошая наполняемость бюджета и хорошие зарплаты, высокое количество родов на численность населения и покупательная способность хорошая, поэтому мы считаем его перспективным.

У нас есть специальный департамент развития, который оценивает все регионы. Плюс мы идем туда, где у нас есть поддержка. В Самаре у нас большой амбулаторный центр: мы давно там представлены, и сейчас там наблюдаются около 500 беременных женщин, проводятся процедуры ЭКО. Мы также представлены в Новокуйбышевске и Тольятти. Мы все рассчитываем, и наши вложения — точные и эффективные.

Что вы считаете главным фактором роста бизнеса в регионах — покупательскую способность?

Смотрите. Медицинская помощь относится к одному из факторов качества жизни. Люди любят хорошее жилье, качественное питание и отдых. Россияне в отпуске предпочитают хорошие гостиницы. Таким же фактором является и качество медицинской помощи или родовспоможения. Женщины хотят рожать в хороших условиях, им нужна точная диагностика и хороший уход за новорожденным.

В прошлом году в ваших клиниках число родов увеличилось примерно на 20 %, какой план по этому году?

Мы не можем сейчас делать прогнозы. Это инсайдерская информация. Ждите раскрытия информации.

Медицинский бизнес вдруг стал интересен крупным предпринимателям. Ситуация напоминает сельское хозяйство, куда многие стали вкладываться, поскольку благодаря санкциям нормы рентабельности выросли. В этом году стало известно, что крупными медицинскими проектами готовы заняться Александр Мамут, основатель группы «Ташир» Самвел Карапетян, Михаил Фридман. С чем связан, на ваш взгляд, интерес бизнесменов к медицине?

Я не знаю. Я врач в первую очередь, а не бизнесмен. Вот есть настоящие бизнесмены, которые успешны в инвестициях в одном секторе, в другом, в третьем. Я закончил школу в 1974 году, поступил в медицинский институт и связал свою жизнь с этой профессией. В 1977 году студентом четвертого курса я выбрал акушерство и гинекологию в качестве специализации, и с тех пор всю жизнь я работал акушером-гинекологом. Для того чтобы создать свою школу акушерства и собрать команду, мне потребовалось всего лишь 40 лет. Я умею заниматься только медициной, только лечебной работой. И больше ничего. Медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес. Пусть попробуют.

То есть речь не идет о легких деньгах.

Для того чтобы делать качественно, мне потребовалось 40 лет.

Конкуренции не боитесь?

Ну о чем вы говорите? Я занимаюсь своим делом, и все.

В госпитале в подмосковном Лапино помимо основного профиля, перинатального, вы предлагаете другие услуги, в том числе по лечению заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Мы вышли сейчас за пределы основной специализации. Беременные тоже болеют, и нам пришлось в Лапино и в других регионах (Самаре, Новосибирске, Уфе) заниматься не только гинекологией, но и хирургией, урологией, диагностикой, кардиохирургией. Сейчас мы занимаемся всем.

То есть вам потребовалось много лет, чтобы выйти за пределы перинатальной специализации и заниматься другими заболеваниями?

В любом случае нужна сначала якорная специализация, как и во всем.

Вы планируете поднимать цены, как советуете другим клиникам?

Нет, мы не планируем поднимать цены. Я посоветовал поднять цены одной из клиник, которая забита пациентами, и они не знают, что делать. Но это шутка была. Мы не собираемся поднимать цены и продолжаем работать в прежнем режиме. Обычно мы увеличиваем цены с учетом инфляции, не более 5% в год.

Один из ваших коллег употребил термин «медицинская инфляция». Сколько она составляет?

Он говорил об инфляции в целом по сектору, когда медицинские учреждения в связи с изменением курса доллара вынуждены менять цены на услуги, поскольку большинство расходного материала покупается на валюту. Техника очень дорогая. Мы первые «ультразвуки» покупали за $18 000–20 000. Сейчас GЕ их предлагает за $300 000, но это уже другие машины, они высочайшего класса.

Россия > Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254511 Марк Курцер


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 июля 2017 > № 2482477 Александр Проханов

Час русофоба

протестная туча движется по небу, приближаясь к Кремлю, и с первым осенним листом ударят ядовитые молнии

Александр Проханов

Порой среди ясного неба собираются тучки, их становится всё больше, они темнеют, сливаются в большую тёмную тучу. Ещё светит солнце, но уже рокочут дальние громы, блещут зарницы, и недалёк тот час, когда эта туча надвинется, заполонит всё небо, и из неё посыплются злые трескучие молнии. Так и в современной политике: тёмная протестная туча движется по летнему небу, приближаясь к Кремлю, и с первым осенним листом ударят ядовитые молнии.

Навальный перестаёт быть просто политиком, просто протестным лидером. Он становится явлением, которое растекается по поверхности русской политической жизни, как пятно жира по поверхности воды. Заработала технология, небывалая в прежние времена, когда на площади и улицы под дубины Росгвардии и полиции выводятся дети. Политические педофилы используют детей как орудие против кремлёвских законов и порядков, надеясь, что ударами этих дубин будут разбиты две-три детские головы и на мостовых появится детская кровь. И горе тем полицейским, тем государственным политикам, при которых эта кровь прольётся.

Поразительно оживились геи, это таинственное племя, которое, являясь меньшинством, рвётся господствовать в культуре, в политике, в общественной жизни. Прикрываясь либеральными установками, декларирующими свободу всем малым и слабым, эти люди стремятся к диктатуре, к подавлению нормального большинства, и их неустанная деятельность приводит к успеху: они проникают в коридоры власти, начинают доминировать в кино и театрах, влияют на молодёжную моду.

Чего стоит недавний скандал в Чечне, когда правозащитники стали искать гомосексуалистов в чеченских тейпах, порождая в чеченском народе чувство омерзения, ужаса и яростного протеста.

А бесконечные театральные постановки, которые ставят геи о геях, где геи являются мучениками и святыми, выступают носителями высшей морали и ценностей! А скандал в Большом! Когда на сцене императорского академического театра, среди золочёных лож, в которых сидели цари и вожди, появляется обнажённый танцор с гипертрофированными признаками своих половых извращений. И всё для того, чтобы показать беспомощному и одураченному большинству, кто хозяин в театре, хозяин в искусстве, кто законодатель эстетических норм.

А серебренниковские кинофильмы и пьесы, гоголь-центры, где один педераст ставит пьесу другого, и зал, наполненный педерастическими критиками, аплодирует! Этим инфернальным искусством убивают русскую традицию, традицию мировую.

Небывало активизировались русофобы. В прошлые времена книга Игоря Ростиславовича Шафаревича казалась экзотической малостью, и явление русофобии было опасной, но незначительной аномалией. Теперь русофобия стала мощным тараном, который днями и ночами бьёт по русскому сознанию, по русским символам, по русским традициям и устоям. Один из русофобов открыто на ведущей радиостанции заявляет, что ему хорошо и сладко только в компании русофобов… И этот "король русофобов" безбоязненно и вызывающе ведёт за собой целые толпы придворных и слуг.

Бранить Россию, бранить её императоров, её вождей, её монахов, её праведников, поэтов, бранить русскую архитектуру, русскую историю, литературу, русскую живопись, хохотать над самим словом "русский" — стало хорошим тоном. И этот "хороший тон" не карается властью, не изгоняется со страниц газет, из фейсбучных текстов.

Всё это вместе взятое сливается в нарастающую грозную силу, за которой стоит не только отечественный русофоб. Он подкрепляется, поддерживается европейским, американским, мировым русофобом и служит одному — срезу сегодняшнего государства Российского.

А что государство? Что оно может противопоставить напору враждебных сил? Конечно, отряды Росгвардии. Конечно, поиски на фейсбучных страницах экстремистов и злоязыких националистов. Конечно, введение в уголовный и гражданский кодексы всё новых и новых уложений, запретов. Но при этом власть оставляет открытыми для ударов самые уязвимые, самые незащищённые места в своём государственном теле. Это отсутствие долгожданного развития. Это гнетущая несправедливость. Это воровство и коррупция — та тёмная сила, которая проникла во все сферы государственного управления и демонстрирует свою безнаказанность.

Мы, патриоты, отвергаем Навального, который использует войну с коррупцией, чтобы повести за собой миллионы негодующих россиян. Но как нам быть в нашей борьбе, когда на глазах у всех коррупционер и вор Полонский, хулиган и бесстыдник, обманувший множество людей, выходит на свободу и нагло обещает и дальше творить своё дело? Хохочет над судьями и обворованными людьми. Что позволило ему, виновному, выйти, а не остаться за решёткой? Неужели его миллиарды, которые он скопил, ограбив несчастных дольщиков?

И почему русофобы могут вещать с телевизионных каналов, радиостанций, которые субсидируются государством? Почему в фонд Навального, помимо прочих неведомых нам финансовых вливаний, идут деньги олигархов, которые отчисляют ему миллионы только потому, что люто ненавидят кремлёвскую власть за Крым, за Донбасс, за нарастание в русском народе чувства собственного достоинства и самосознания?

Народ, несмотря на все вывихи и переломы внутренней русской политики, продолжает поддерживать власть, потому что знает, как страшно будет в России, если эта власть падёт и на смену ей придёт та беспощадная ядовитая тьма, которая сожрала Советский Союз. Ведь все те, кто ломал хребет красному государству, кто глумился над нашими ценностями, над победой, над мучениками и героями, — никуда не делись, они здесь и продолжают своё страшное дело. Чего стоят их заявления о том, что в случае своей победы они не допустят просчётов прежних эпох, они проведут полную люстрацию, избавившись от всех, кто смеет сегодня защищать суверенность нашей великой Родины!

Что сделают они, если, не дай Бог, придут в Кремль? Они сразу вернут Крым Украине. Пустят в Донбасс карателей, превращая два восставших героических региона в кровавое месиво. Передадут русский ракетно-ядерный комплекс американцам и сделают нас беззащитными перед их цивилизационной мощью. Они добьются превращения сегодняшней централизованной России в хаос парламентской республики, когда в турбулентном политическом процессе рассыплются русские пространства, отделятся Кавказ и Поволжье.

Так будем же сражаться на наших русских баррикадах! Не пропустим эту тьму в кремлёвские палаты.

И особенно странной на этом фоне кажется политика Министерства культуры и министра Владимира Мединского. Политика в отношении Донбасса, в отношении кинофильма по сценарию Владимира Бортко, написанному по мотивам моего романа "Убийство городов". Этот уже готовый к производству фильм должен быть мощным ответом всем русофобам, педофилам, всем киевским бандеровцам и фашистам, всей европейской и американской камарилье, которая сегодня танцует на окровавленных русских костях в Донбассе. Почему этому фильму не дают хода? Почему Министерство культуры отказывается финансировать этот фильм, в то время как Киев снял свой жёсткий антирусский фильм о войне в Донбассе под названием "Иней" и готов показывать его на международных кинофестивалях? Почему Министерство культуры финансирует бесконечные "Матильды" и "гоголь-центры"? Почему тратит деньги на скандальные театральные постановки и кинофильмы?

Господин Мединский, Владимир Ростиславович, определитесь, являетесь ли вы русским историком, который развенчивает чудовищные мифы о России, или же для вас история — это только прошлое, а не нынешнее трагическое настоящее, когда сотворяется история нового русского времени. Чего вы хотите? Вынести Ленина из мавзолея? На каждом доме повесить доску Маннергейма? Вы против "чудовищного советского прошлого" — или вы за товарища Сталина, на фоне которого фотографировались при открытии памятника? Знайте, в то время, как вы отклоняете мою и Владимира Бортко работу, бендеровские снаряды разносят в прах русские селения на Донбассе, превращая в кровавые кляксы борцов за русское дело.

Не будем обольщаться лазурью, которая сияет сегодня над Красной площадью. В Замоскворечье в районе Болотной уже потемнело небо, и начинают рокотать таинственные неведомые громы. Готовьтесь к грозе, соотечественники. Готовьтесь к граду, готовьтесь к дурной погоде. Встретим её во всеоружии духа!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 июля 2017 > № 2482477 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 июля 2017 > № 2246499 Евгений Савченко

Рабочая встреча с губернатором Белгородской области Евгением Савченко.

В рамках поездки в Белгородскую область Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой региона Евгением Савченко. В ходе встречи, в частности, обсуждались обращения жителей Белгородской области, поступившие на Прямую линию с Владимиром Путиным. Губернатор также информировал главу государства о реализации ряда проектов в регионе.

В.Путин: Вы уже знаете о том, что я возвращаюсь к «Прямой линии», и мы анализируем по регионам, какие наиболее острые вопросы люди поднимают. И сделали подборку по Белгородской области, я Вам всё передам.

Есть несколько вещей, на которые хотел бы обратить внимание в начале нашей беседы. Это медицина. Сейчас с людьми говорили, там действительно есть движение к лучшему, но не бывает так, чтобы всё было идеально. Поэтому одно из обращений – по поводу инсулина.

Инсулин, приобретение инсулина, обеспечение инсулином соответствующих категорий граждан – это и региональный момент. Женщина пишет нам по поводу того, что у неё дочь нуждается в инсулине…

Разберитесь и с конкретным случаем, и в целом надо посмотреть, если действительно люди сталкиваются с проблемой: или как обычно вовремя что–то не сделали, или средств недостаточно выделили в бюджете. Просто сами посмотрите.

Ещё один вопрос, он с Вами напрямую не связан, связан с проблемой упрощения получения гражданства Российской Федерации, прежде всего выходцами с Украины. Здесь есть обращение в УФМС: «Гражданство в этом регионе я вряд ли получу, об упрощении говорится постоянно, но отношение к нам ужасное».

Вы посмотрите, с коллегами поговорите, соответствующее поручение Министру внутренних дел я дам, поскольку это в их ведомстве находится сегодня, но это одна из главных проблем, и она заключается в том, что от них требуют документ о выходе из гражданства другого государства, в данном случае из гражданства Украины.

Мы внесём в ближайшее время изменения в действующее законодательство и не будем требовать от них бумаг, подтверждающих выход из гражданства, потому что это применительно к Украине невозможно.

Достаточно будет только документа об обращении соответствующего человека о выходе из гражданства той страны, гражданином которой он является. Этого будет достаточно для оформления документов о гражданстве Российской Федерации.

Е.Савченко: Очень правильное решение.

В.Путин: Давайте поговорим, есть и другие вопросы…

Е.Савченко: Хотел бы сказать, что мы проанализировали все обращения жителей Белгородской области на «Прямую линию», вместе с Администрацией Президента сейчас работаем.

Разработали мероприятия по всем: и по экологии люди обращаются, и по проблемам ЖКХ, даже есть по дольщикам. Мы все эти вопросы сейчас держим под контролем, и в установленные Администрацией Президента сроки мы все их исполним, отчитаемся и Вас проинформируем. Это первое.

Второе. Хотел бы Вас, Владимир Владимирович, поблагодарить за решение проблемы завода, который первенец биотехнологической промышленности Российской Федерации, который столкнулся с естественными трудностями.

Я Вас очень хотел бы поблагодарить за решение в общем–то судьбоносного вопроса не только для этого завода, но и в целом для биотехнологической отрасли Российской Федерации.

В.Путин: Спасибо.

Е.Савченко: Он уже работает, даже вышел на производственные мощности.

Затем хочу Вас, Владимир Владимирович, проинформировать. Ваше поручение: после того как заседание комитета «Победа» было на Прохоровке, Вы дали поручение сделать музейный комплекс с бронетанковой техникой. Вот отчёт о проделанной работе.

В.Путин: Получилось?

Е.Савченко: Да, и я Вам вручаю.

В.Путин: Надо будет потом съездить, посмотреть.

Е.Савченко: Да, обязательно. Мы Вас приглашаем, Владимир Владимирович.

И в этой связи ещё одна идея, чтобы создать музей, увековечить тех, кто обеспечивал битву за оружие Великой Победы. То есть кто перебрасывал, кто мобилизацией заводов занимался: люди приезжали миллионами туда, с запада на восток.

Память об этом человеческом подвиге, о людях, которые ковали победу на Урале, в Сибири, он фактически у нас не увековечен в музейном формате.

В.Путин: Хорошая идея.

Е.Савченко: Следующий вопрос, Владимир Владимирович. Здесь мы с Алишером Бурхановичем [Усмановым] обращаемся. Подписали обращение к Вам о том, что мы хотим вместе – компания «Металлоинвест», Белгородская область при поддержке федерального бюджета – реализовать строительство спортивной арены в Белгороде.

В.Путин: Такая многопрофильная арена?

Е.Савченко: Да, многопрофильная, в основном волейбол – это наша белгородская «фишка», но там будет и баскетбол, и другие виды спорта будут развиваться.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 июля 2017 > № 2246499 Евгений Савченко


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242248 Тулеген Аскаров

...Если нет разницы, зачем платить больше?

Запущенная с начала этого месяца система государственного обязательного медицинского страхования пока остается для большинства соотечественников вещью в себе, вызывая решительные протесты со стороны делового сообщества и экспертов-экономистов.

Тулеген АСКАРОВ

На первый взгляд все в новой системе выглядит просто и понятно. Вступили в силу соответствующие закон и нормативно-правовые акты (точнее, лишь часть последних из необходимых). Десятки тысяч казахстанцев воспользовались услугой портала электронного правительства Egov для прикрепления к поликлинике и к другим медицинским организациям, оказывающим первичную медико-санитарную помощь, либо сделали свой выбор, подав личное заявление.

На кону – большие деньги

Нынешний министр здравоохранения Елжан Биртанов, потомственный медик, обладатель трех дипломов о высшем образовании, включая американский, настроен оптимистично и активно присутствует в информационном пространстве. На днях он даже выразил готовность встретиться на теледебатах с одним из оппонентов новой системы, экономистом Рахимом Ошакбаевым!

Государством создано некоммерческое АО «Фонд социального медицинского страхования». Его руководителем назначена Елена Бахмутова, вошедшая в финансовую историю нашей страны, прежде всего, как сокрушитель сразу нескольких ведущих банков в кризисную пору 2009 года в качестве главы АФН, тогдашнего регулятора. Уже работает сайт ФСМС, правда, не все его рубрики еще наполнены информацией, указан на нем и телефон call-центра. Известны и расходы на содержание ФСМС. Как заявила в парламенте г-жа Бахмутова, речь идет о сумме в 8,5 млрд тенге.

Банки второго уровня с понятным энтузиазмом извещают юридические лица, индивидуальных предпринимателей и приравненных к ним частных нотариусов, частных судебных исполнителей, адвокатов, профессиональных медиаторов, а также физические лица, получающие доход по договорам гражданско-правового характера, о реквизитах для уплаты отчислений и (или) взносов на обязательное социальное медицинское страхование (ОСМС).

Интерес у банков здесь не бескорыстный – с миллионов транзакций они получат вполне солидные комиссионные! Деньги эти через банки и «Казпочту» будут стекаться в НАО «Государственная корпорация «Правительство для граждан» вместе с пенями за несвоевременное перечисление отчислений и взносов на ОСМС. И только потом средства попадут в ФСМС, из которого пойдут в медицинские организации.

В общем, речь идет о больших деньгах и массе заинтересованных посредников. Г-н Биртанов оценивает ежегодные финансовые нужды ФСМС в 600 млрд тенге. При этом все второе полугодие нынешнего года, начиная с 1 июля, пока услуги по ОСМС не будут доступны гражданам, деньги будут просто стекаться в ФСМС! По расчетам министра, к началу следующего года должно набежать более 20 млрд тенге. Инвестировать эти немалые средства будет все тот же Нацбанк, «отличившийся» на ниве вложения пенсионных активов ЕНПФ, и также получающий свои комиссионные.

Основная часть денег ФСМС, который пока не оплачивает медицинские услуги, наверняка пойдет на финансирование дефицита бюджета, то есть будет вложена в ГЦБ Минфина, а также в собственные ноты Нацбанка, с помощью которых он выводит с рынка избыточную тенговую ликвидность.

Свой кусок лакомого пирога согласно постановлению правительства получат организации квазигосударственного сектора, банки второго уровня и частные компании, поскольку ФСМС разрешено вкладываться в их облигации.

По давней традиции, не обошлось и без иностранных займов для нового проекта, как это было когда-то и с накопительной пенсионной системой. Здесь первую скрипку играет Всемирный банк, выделивший $80 млн, за которые расплачиваться придется опять таки налогоплательщикам. Кстати, и Всемирным банком, и нашим Минздравом движет благая цель – по мере внедрения и развития ОСМС увеличить общие расходы на здравоохранение, снизив частные расходы граждан и неформальные платежи, то есть взятки и поборы, процветающие в отечественной медицине. Ведь уже сейчас по данным аналитиков Всемирного банка частные расходы граждан на медицину выше, чем в развитых странах ОЭСР, – соответственно 35% и 20%!

Посчитали – прослезились

Поскольку, как говорится, «закон суров, но он закон», с первого дня июля находящаяся в зачаточном виде система ОСМС начала действовать в нашем здравоохранении в том его далеком от развитых стран состоянии, в котором оно, увы, сейчас существует. Как выяснилось в ходе недавнего заседания правительства, в информационном плане отечественная медицина явно не готова к исполнению задач, стоящих перед ней в рамках ОСМС.

Согласно сведениям, предоставленным главой Минздрава, оснащение компьютерной техникой организаций здравоохранения в среднем по республике составило 74% к концу первого полугодия. А доступ к интернету имели лишь 53%. Но это в среднем, тогда как в Северо-Казахстанской области последний показатель составил 15%, Акмолинской – 23,2%, Костанайской – 27,7%, Восточно-Казахстанской – 29,4%. На 100% медицинские организации будут обеспечены информационными системами лишь к концу следующего года. Но это еще не все, поскольку системы поликлиник нужно интегрировать с Минздравом, порталом электронного правительства и другими, а также создать единое хранилище данных на основе платформы в рамках проекта все того же Всемирного банка.

Кстати, в системе здравоохранения сейчас функционируют 22 (!) информационные системы для сбора статистических сведений и обеспечения финансирования сферы здравоохранения!

Пока же, со слов министра, пилотное внедрение этой платформы предполагается лишь в одной из столичных поликлиник. А для повсеместного внедрения электронного паспорта здоровья необходимо, чтобы каждая медицинская организация предоставляла клинические данные о пациентах. Этот тяжкий ежедневный информационный труд ляжет на плечи врачей, которым помимо своей работы придется теперь просиживать часами и за компьютерами.

Найдется ли среди них достаточно желающих портить себе здоровье этой дополнительной нагрузкой, вопрос, как говорится, риторический. Не удивительно, что охват всего населения электронными паспортами здоровья планируется лишь к 2020 году! Кстати, нет пока собственной информационной системы и у ФСМС.

Бьет в тревожный набат и отечественный бизнес вместе с экспертами. На недавнем съезде НПП «Атамекен» было принято обращение к правительству с просьбой перенести сроки внедрения системы ОСМС до 2020 года в связи с непродуманностью и неготовностью этой реформы.

По расчетам экспертов Центра прикладных исследований «Талап», расходы республиканского бюджета на медицинскую помощь вырастут по сравнению с текущим годом на 20% к 2019 году, а общие расходы на здравоохранение – на 59%.

Получается, что внедрение ОСМС не даст оптимизацию бюджетных расходов, снижение нагрузки на бюджет с повышением ответственности граждан за состояние своего здоровья. Проще говоря, болеть и по-прежнему будет выгодно, ибо стоит это «удовольствие» относительно небольших денег для миллионов соотечественников.

Значительная часть финансовых вливаний в ФСМС будет формироваться государством опять-таки за счет средств бюджета, то есть налогоплательщиков, которым государство в ответ предусмотрительно забыло снизить ставки налогообложения. При этом по подсчетам экспертов суммы, которые поступят от работодателей и работников в ФСМС, общую погоду не сделают. На задний план отодвигается давно назревшая проблема повышения эффективности бюджетных расходов на здравоохранение. Эксперты опасаются также, что население с низкими доходами вообще не будет делать взносы в ОСМС и останется за бортом медицинской помощи. Серьезный удар получит и система добровольного медицинского страхования, поскольку ее участники не будут освобождены от взносов в ОСМС.

Отметим также, что значительным коррупционным привкусом отдают в ОСМС массированные закупки медицинской помощи от имени государства. Единым стратегическим закупщиком услуг здесь определен ФСМС, который и будет их оплачивать. Кстати, сама г-жа Бахмутова медицинского образования не имеет, так что остается лишь надеяться, что в ее команде топ-менеджеров найдутся толковые специалисты-медики, способные хотя бы не переплачивать за предлагаемые услуги.

Отдельная тема – обеспечение сохранности средств ОСМС и прозрачность их использования. Как известно из печального опыта ЕНПФ, доходность по пенсионным накоплениям казахстанцев долгое время была ниже инфляции, а деньги доставались дефолтным компаниям. Кстати, непонятно, что будет делать правительство, когда деньги в ФСМС закончатся? Такой вариант представляется весьма реалистичным с учетом слабеющего здоровья казахстанцев.

Напомним читателям ДК, что в «лихих» 90-х годах прошлого века государство уже создавало Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). Накопленные в нем деньги в итоге были расхищены, руководитель ФОМС сбежал за границу.

В общем, вопросов к ОСМС больше, чем ответов. Тем временем многие соотечественники так и не поняли, к каким поликлиникам им прикрепляться, ибо всеобъемлющей разъяснительной кампании фактически и не было. К тому же за пределами больших городов нет не только поликлиник и интернета, но и элементарных удобств, не говоря уже об отсутствии нормального доступа жителей к отечественной прессе и электронным СМИ. А те из коллег по редакции ДК, которые все же успели прикрепиться к государственным медицинским организациям, за минувшую пару недель с начала действия ОСМС каких-то особых перемен в их работе не заметили. Там по-прежнему царят очереди и талончики, квалифицированных узких специалистов днем с огнем не сыщешь – они либо вышли на заслуженный отдых, переехали за рубеж на ПМЖ или перешли в частный сектор. Похоже, что не так уж далеки были от грустной истины отечественные юмористы, представившие в сериале «Наша Kzаша» единственного из оставшихся врачей в вымышленной больнице им. Гиппократ-ага – Даригера Даригеровича Вишневского. Ведь он в итоге стал весьма редким специалистом универсального профиля – венеролого-патолого-гинеколого-ЛОР-врачом!

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242248 Тулеген Аскаров


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240458 Дмитрий Янин

Навязанная страховка: как заемщикам не пострадать от страховщиков

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Почему страховая услуга из реальной помощи превращается в дополнительный сбор

В последние несколько лет страховой рынок динамично растет. По данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), в первую очередь рост в розничном сегменте демонстрируют страхование жизни и страхование имущества физических лиц. По данным Центрального банка, количество заключенных договоров страхования (в целом по сегменту) за I квартал 2017 года выросло по сравнению с аналогичным периодом 2016 года: с 28,7 млн до 37,6 млн. При этом количество выплат по страхованию жизни заемщиков, например, сократилось: 3159 случаев в I квартале этого года и 2608 в прошлом году.

Наряду с этим доля жалоб на страховщиков в Службу по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Центробанка остается самой высокой — более 80%.

Практика навязывания страховых услуг потенциальным заемщикам по-прежнему актуальна. Результаты мониторинга состояния защиты прав потребителей финансовых услуг, которые проводит КонфОП в рамках совместного проекта Минфина России и Всемирного банка «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в РФ», показывают, что банки только формально дают потребителю право выбирать — получать ему кредит со страховкой или без нее. В реальности же, если клиент отказывается от приобретения страхового полиса, треть кредитных организаций значительно увеличивают процентную ставку. В итоге условия кредитования становятся либо «запретительными», либо чрезвычайно невыгодными для потребителя.

Банки по-прежнему получают большие вознаграждения от страховых компаний. При кредитном страховании они могут доходить до 44%. За два года (с 2014-го по 2016-й ) общая сумма агентских вознаграждений страховых компаний кредитным организациям составила около 200 млрд рублей.

Как следует из данных мониторинга КонфОП, в 74,4% случаев при посещении банка с целью получения кредита наличными потребителю предлагаются дополнительные услуги. Этот показатель отличается в разных регионах: так, в Твери, Челябинске и Саратове дополнительные услуги предлагают в 19-21% случаев, а в Хабаровском, Приморском, Пермском краях, Нижегородской области это происходит при каждом посещении банка.

Любопытным в плане защиты прав потребителей представляется опыт британского регулятора. Там как и на российском рынке страхование заемщиков активно развивалось с 1990-х годов. Постепенно оно стало главным каналом получения прибыли страховыми компаниями. В период с 2001 по 2010 год банки Англии продали этих продуктов на 34 млрд фунтов. В 2010 году регулятор пришел к выводу, что банки навязывают страховки потребителям. По его мнению, при продаже страховки банки говорили потребителям, что теперь их кредит находится под защитой, не информируя о стоимости продукта и нюансах последующих страховых выплат. Кроме того, нередко сообщали о том, что покупка страховки повышает шансы на одобрение кредита, чем провоцировали заемщиков на траты, связанные с приобретением страхового полиса. Высокий суд Великобритании в 2011 году согласился с этим мнением, обязав кредитные организации вернуть заемщикам деньги, потраченные на покупку страховых полисов. Сейчас выплаты превысили 11 млрд фунтов. И они продлятся еще в течение пяти лет.

Заемщики идут в суд

Проблема не только в навязывании услуг, но и в том, что зачастую страховка «не работает». Получив отказ в страховой выплате, некоторые потребители обращаются в суд. В ряде случаев суды выносят решения в пользу потерпевших.

Так, в Омске женщина обратилась в суд с просьбой взыскать со страховой компании в пользу банка 508 000 рублей. Несколько лет назад они с мужем взяли ипотеку на 3 млн рублей. Тогда же заключили и комплексный договор страхования, который предусматривал страхование жизни, здоровья и трудоспособности. Через два года мужчина умер от онкологического заболевания, а страховщик в выплате возмещения отказал.

Суд первой инстанции не удовлетворил требования заемщицы, и она стала отстаивать свои права дальше. В своих требованиях женщина ссылалась на положения п. 1 ст. 963 («Последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица») и п. 1 ст. 964 ГК РФ («Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы»), согласно которым возможность освобождения страховщика от выплаты возмещения при наступлении страхового случая может быть предусмотрена исключительно законом. Так что условия договора страхования, предусматривающие освобождение страховщика при наступлении страхового случая — смерти застрахованного вследствие злокачественного заболевания, являются ничтожными, поскольку противоречат положениям ГК РФ.

Областной суд удовлетворил иск, решив, что основанием возникновения обязательства страховщика по выплате возмещения является наступление предусмотренного в договоре страхового случая. В правилах страхования закреплено, что страховщик не осуществляет страховой выплаты, если страховой случай произошел в результате злокачественных заболеваний, ВИЧ-инфицирования или СПИДа независимо от того, при каких обстоятельствах и по чьей вине произошло заражение. Однако в договоре страхования определено, что по страхованию риска смерти страховым случаем является смерть застрахованного по любой причине.

Основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены статьями 961, 963, 964 Гражданского кодекса. Это может быть неисполнение страхователем обязанности о своевременном уведомлении страховщика о наступлении страхового случая или те ситуации, когда страховой случай наступает вследствие умысла застрахованного лица. Таким образом, условие договора страхования об освобождении страховщика от выплаты страховой суммы в том случае, если смерть страхователя произошла в результате злокачественного заболевания, противоречит закону и является ничтожным.

Еще одно дело рассматривалось в Башкортостане. Там в суд с иском в отношении страховой компании обратился наследник заемщика. Он просил взыскать с ответчика страховую выплату по договору страхования жизни заемщика.

Отец истца заключил кредитный договор с банком и одновременно с ним — договор страхования жизни. Выгодоприобретателем по договору являлся застрахованный, а в случае его смерти — наследники. О смерти отца страховую компанию уведомили в сроки, которые были предусмотрены договором. Однако страховщик в выплате отказал, сославшись на медицинское заключение — а именно на диагностирование заболевания до заключения договора страхования.

Районный суд удовлетворил исковые требования. Согласно статье 963 Гражданского кодекса, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. В данном случае этого не было. Также суд отметил, что заявление на добровольное страхование было оформлено на бланке страховой компании, где в перечне заболеваний отсутствовало указание на заболевание, ставшее причиной смерти заемщика. Хотя в любом случае возможность освобождения страховщика от страховой ответственности при смерти застрахованного лица в силу самого факта неосведомленности страховщика о наличии у застрахованного какого-либо заболевания, федеральным законом не предусмотрена.

Убрать дискредитирующие условия

Необходимо принять ряд мер, направленных на защиту прав страхователей, в первую очередь застрахованных заемщиков. В частности, целесообразно избавиться от практики включения дискриминирующих условий в отношении отдельных групп граждан в публичные договоры личного страхования. Для этого можно разработать и издать типовой договор и обязательные правила страхования для потребителей финансовых услуг на основаниях, предусмотренных п. 4 ст. 426 Гражданского кодекса и п. 2 ст. 1 Закона от 7 февраля 1992 г. №2300-1 «О защите прав потребителей».

Напомним, что, согласно Гражданскому кодексу, «договор личного страхования является публичным договором», то есть он действует в отношении каждого потребителя. Значит, этот договор не может содержать условия, выделяющие какую-либо категорию граждан, а страховщики изначально не свободны в установлении исключений из страховых случаев, не предусматривающих выплату компенсаций.

Общие изъятия для договоров страхования установлены положениями статей 928, 961, 963 и 964. Однако эти статьи не содержат каких-либо правил, связанных с включением в договор личного страхования дискриминирующих условий для групп населения (страдающих хроническими заболеваниями, ВИЧ-инфицированных, беременных и т. д.). Таким образом, в настоящее время законодательство не содержит правовых оснований для включения в страховой договор дискриминирующих условий.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240458 Дмитрий Янин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 июля 2017 > № 2235700 Вадим Потомский

Рабочая встреча с губернатором Орловской области Вадимом Потомским.

В.Потомский информировал Президента о социально-экономической ситуации в Орловской области. Отдельно обсуждались обращения жителей региона, поступившие главе государства в ходе «Прямой линии».

В.Путин: Вадим Владимирович, мы поговорим по всему спектру вопросов, проблем, как обычно, о социально-экономическом положении. Но начать я хотел бы с другого. Вы, наверное, видели, хотя бы частично, «Прямую линию».

В.Потомский: Конечно.

В.Путин: По моему поручению Администрация сейчас занимается тем, что анализирует поступившие вопросы граждан порегионально, по областям, по субъектам Федерации. Хочу, чтобы это была системная работа, которая охватила бы практически всю территорию страны.

Мы с Вами понимаем, что в течение нескольких часов ответить на все вопросы невозможно, но работа по информации, которая от граждан поступает, продолжается.

Я бы хотел, чтобы Вы увидели, услышали, как люди, проживающие в Орле, в Орловской области, чувствуют себя, какие вопросы их волнуют, на что они обращают внимание. Вы это почитаете, я Вам передам потом.

По поводу рабочих мест есть вопросы, при увольнении не производят никаких выплат, аварийное жильё, отсутствие лекарственных препаратов как для федеральных, так и для региональных льготников, проблемы в ЖКХ, тарифы ЖКХ повышают на 15 процентов, вопросы по поводу воды и водоотведения. Честно говоря, меня немного даже озадачила информация по поводу отсутствия бесплатных учебников в школах. По закону обязаны предоставить бесплатно. Что люди пишут: «Отсутствуют учебники как для первоклассников, так и для учеников старших классов». Вот одно из обращений: «Выдали список учебников, которые необходимо купить, – 17 наименований. Каждый учебник, как правило, стоит от 800 до 1000 рублей, то есть мне надо будет заплатить 15–17 тысяч». Странно, да?

Дороги, естественно. И другие некоторые проблемы, в том числе, кстати, и полигоны для мусора. Здесь и обобщённый материал, и конкретные вопросы. Я Вас прошу это всё проработать. Мы так будем делать практически с каждым регионом России, а потом подведём итоги и проведём соответствующее совещание. Хорошо?

В.Потомский: Да, конечно.

Огромное спасибо за «Прямую линию», потому что на самом деле теми вопросами, которые поднимают граждане, в большинстве случаев мы занимаемся. По ситуации, по которой до Вас дозвонились, по лекарственному обеспечению я доложу подетально: по лекарственному обеспечению этой женщины, в целом по проблематике, которая сложилась по лекарственным препаратам для федеральных и региональных льготников.

Что касается ветхого и аварийного жилья, у нас эта программа идёт. По тем домам, которые были выявлены по переселению из аварийного жилья до 1 января 2012 года, мы в этом году программу заканчиваем. Но наступает новая программа, и понятно, что у людей есть желание как можно быстрее получить это новое жильё. Сегодня есть некий спад по строительному рынку, но это не говорит о том, что мы этим вопросом не занимаемся. Мы детально, досконально изучим всю эту ситуацию и подойдём к этим вопросам более фундаментально, ответим на все поставленные вопросы.

В.Путин: Хорошо.

В.Потомский: Что касается учебников, здесь есть такая проблема, мы её частично решаем, потому что ранее это не было заложено в бюджет. Сегодня мы эту программу тоже выполняем.

В.Путин: Надо это сделать.

В.Потомский: Конечно, сделаем. Это наша обязанность.

В.Путин: Это требование закона. В общем, я Вам всё передаю. Потом к этому вернёмся.

В.Потомский: Есть.

В.Путин: Что у вас по ситуации в целом? Как Вы её оцениваете?

В.Потомский: Хотел бы в целом доложить о ситуации. В прошлом году прошло 450-летие города Орла. Постановление [об утверждении государственной программы Орловской области «Подготовка и проведение празднования 450-летия основания города Орла (2012–2016 годы)»] было подписано Вами в 2011 году. В ходе реализации этой программы более 30 объектов было построено и реконструировано в городе Орле. Здесь представлены некоторые слайды. Построена набережная.

В.Путин: И по одной, и по другой реке?

В.Потомский: По Оке.

В.Путин: А по Орлику?

В.Потомский: Пока по программе в таком объёме не могли бы сделать, потому что, если смотреть по финансированию, – 339 миллионов на программу выходило. Нужно было сделать достаточно большую протяжённость.

Но, думаю, в дальнейшем, с годами мы эту программу будем выполнять дальше. Были такие объекты, которые требовали особого к себе отношения: Музей писателей-орловцев. Вы знаете, что Орёл – писательский край, мы привели его в порядок.

Благодаря Вашей поддержке построено достаточное количество приличных детских садов, школ. В нашем субъекте не существует очереди от 3 до 7 лет. Мы с этой программой справились полностью и в те сроки, которые были обозначены в майских указах Президента.

Школы современные сегодня строим. Есть школы, которые реконструированы. Люди просили, чтобы они были увеличены, модернизированы. Это школа № 27, которая тоже входила в список объектов 450-летия. И мы это сделали. У нас одна из лучших хореографических школ, я считаю, не только в Центральной России, но и в Российской Федерации. Прекрасный профессорско-преподавательский состав, который с нашими детишками занимается, и достижения наших детей высокие. Ездим по разным субъектам – выступать не стыдно, потому что очень здорово у ребят это всё получается.

Один из основных, важных объектов – станция обезжелезивания, она единственная в своём роде в таком исполнении, делали с коллегами из Белоруссии, применено их оборудование, никакой химии нет. Дело в том, что у нас переизбыток железа в воде. У нас нет водозабора, как на Неве, у нас в основном скважины, поэтому большое количество железа. Станция обезжелезивания позволила максимально удалить излишнее количество железа, и теперь в систему водоснабжения поступает более подготовленная вода.

Развязка на улице Раздольной, которая была крайне необходима для города Орла и его разгрузки, тоже сделана.

Здесь [на слайде] продемонстрирован Знаменский селекционно-генетический центр. Сегодня один из самых мощных центров не только в России, но и в мире. Торгует с 52 странами, поголовье – 450 тысяч свиней. Более того, эта компания, мы с ней заключили соглашение, уже получила кредит 7 миллиардов и увеличит свои мощности в два раза, то есть примерно до 2 миллионов свиней доведёт поголовье.

Построена ледовая арена, тоже среди объектов 450-летия. Нам, конечно, ещё одной «коробки» профессионального уровня не хватает. Я буду обращаться в Министерство спорта, чтобы в последующие годы мы получили дополнительную возможность строить такие объекты. Потому что лёд очень востребован.

Привели в порядок легкоатлетический комплекс, огромное спасибо Министерству спорта. На тот момент Мутко поддержал, потому что мы не успевали по срокам, и он поверил, что мы эти деньги успеем использовать. Мы это сделали.

Гемодиализный центр города Ливны. Докладываю Вам по звонку Ставцевой Клавдии Алексеевны. У нас с 2016 года вопрос по доставке больных на гемодиализ решён. Каким образом? С компаниями, которые приходят и предоставляют услугу по гемодиализу, в рамках обязательного медицинского страхования мы договорились о том, что они договариваются с перевозчиками, с таксистами, транспортными компаниями. У нас в 2016 году больных на гемодиализе, которым требовалась доставка на процедуру гемодиализа, было 20 человек, в этом году – 60. Это всё бесплатно, туда и обратно их доставляют на такси, в том числе Клавдию Ставцеву. Эту проблему мы таким образом решаем. Всех, кто обращается, – в три смены идёт процедура гемодиализа, – в три смены возят: рано утром, днём и так далее.

В.Путин: А это что – параклинический корпус?

В.Потомский: Это параклинический корпус. Мы его построили, он был нам крайне необходим. Сегодня очень востребован. Суперсовременное оборудование всё стоит.

В.Путин: 200 посещений за смену.

В.Потомский: Да.

И православный центр в Вятском Посаде, который мы построили за один год и семь месяцев. Храм на тысячу прихожан, православная школа, она будет ориентирована на детей-сирот, потому что здесь есть и возможность проживания, келейный корпус, трапезная. Школа на 150 человек, келейный корпус на 150 человек, трапезная на 200 человек. Ремесленные мастерские, где ребята будут изучать различные исконно русские ремёсла. Там же, в ремесленных мастерских, – у нас в своё время, помните, был завод «Янтарь», сохранились специалисты, которые могут делать эти часы, – мы хотим возродить это искусство и детей к этому приучать. Очень тонкая работа, и ей надо учиться годами.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 июля 2017 > № 2235700 Вадим Потомский


Россия > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 июля 2017 > № 2235704 Владимир Жириновский

Встреча с Владимиром Жириновским.

Владимир Путин встретился с руководителем фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России» (ЛДПР) в Государственной Думе Владимиром Жириновским.

Лидер ЛДПР рассказал о ряде предложений, которые готовит партия, в частности одно из них касается усиления контроля над денежными средствами при строительстве жилья.

* * *

В.Путин: Владимир Вольфович, у нас с Вами регулярная встреча по поводу приоритетов работы Государственной Думы, позиции вашей фракции по отдельным вопросам, которые обсуждаются в Думе.

В.Жириновский: Самое свежее – в понедельник были парламентские слушания, впервые были такие многочисленные в зале заседания.

Поправку мы вносим или как закон – создать компенсационный фонд, это хорошо, но, мне кажется, это до конца проблему не решит, и на будущее может всё–таки как–то исключить застройщика, того, кто владеет деньгами, как–то убрать от него деньги, чтобы не получился вариант соблазна, что он, конечно, государство быстро компенсирует, но он успеет деньги присвоить.

Получается, мы помогаем гражданам, но и вор деятельность частично мошенническую…

В.Путин: Риски остаются?

В.Жириновский: Риски остаются.

В любом деле есть риск, как ДТП, нигде их невозможно полностью исключить.

Теперь по гражданству, всё–таки немного профильный комитет тормозит. Мы поправку внесли – исключить справку о выводе из гражданства той страны, где он сейчас состоит, если он не может её получить.

Есть страны, которые препятствуют выдаче справки. Человек готов работать, здесь живёт много лет, но справки нет, комплект документов готов. Принеси справку, мы тебе запускаем предоставление гражданства.

Всё дают ему: разрешение на временное проживание, все эти статусы, но последнее, гражданство, – надо справку.

Надо внести поправку, пусть подумают там, насколько это… Если есть какие-то риски.

В.Путин: А как быть, если человек всё–таки не вышел из гражданства?

В.Жириновский: Тогда он не вступит, хотя он хочет, он русский.

Представляете, он вернулся, здесь живёт, работает. Ему говорят: нет, дай справку [о выходе из гражданства], а там говорят: не дадим. Вот он в таком положении. Как-то посмотреть нужно.

В.Путин: Ваша озабоченность ясна.

В.Жириновский: Из дальних стран, понятно, пусть ждёт и добьётся там, но здесь, знаете, по каким–то причинам, имею в виду соседнюю страну, из–за них проблема остаётся.

У нас, что по жилью, это вопрос с пенсионерами, одинокими людьми. Иногда их обманывают. Мы предлагали любую сделку с жильём, если одинокий человек, пожилой, пенсионер, больной, то через органы опеки.

Исключить прямой контакт возможного мошенника с гражданином. Да, это может быть нарушает его права, он имеет право распоряжаться, как хочет.

Но тогда он вообще остаётся без жилья! Почему не ограничить, мы же в его интересах ограничиваем, чтобы он не потерял ничего.

В.Путин: Какой-то контроль, конечно, не помешает со стороны государства.

В.Жириновский: Усилить контроль, хоть какие–то дополнительные документы.

В гражданство требуем справку о выходе, а здесь он практически уже стал недееспособным, его обманули, он подписал, ничего не понял, приходит, там уже другие живут.

В.Путин: Это ограничение прав собственности.

В.Жириновский: А что теперь делать? Тогда он вообще всё теряет. В этом плане какой–то компромисс всё–таки надо сделать, потому что жалко людей. Защитить их: любых, одиноких.

Поэтому в плане долевого участия в строительстве жилья это не очень хорошо срабатывает, потому что и застройщик – посредник, и в банке деньги. А если Минстрой будет строить, как при советской власти, и в рассрочку продавать эти квартиры…

Я раньше был сторонником ЖСК. Теперь на парламентских слушаниях граждане говорят, что такие проблемы в ЖСК – когда председатель опять забирает средства и исчезает. Нет контроля, нет препятствий для денег людей, которые хотят получить жильё.

Они сдали и ждут, а он ничего не только не строит, он ещё их лишает. Поэтому надо чтобы их, никто не владел. Пусть Минстрой это делает, он же называется Министерство строительства, пусть они и строят. Они строят сами жильё, пусть строят и в рассрочку продают.

В.Путин: Министерство строит, они всё время заключают контракты, договоры-соглашения со строительными компаниями.

В.Жириновский: Всё-таки есть какие-то варианты, мы должны это продумать… Типовые дома будут дешевле – и одноэтажные, деревянные. Это всё можно наладить.

Главная проблема – коммуникации. Здесь иногда установка, коммуникации стоят очень дорого, подключение света.

В.Путин: Во всяком случае, дополнительный контроль над теми деньгами, которые собираются с граждан, должен быть…

В.Жириновский: Допустим, он собирает один дом, второй, третий, здесь только фундамент, здесь вообще ничего нет, а он со всех собрал деньги. Почему мы разрешаем брать деньги, если у него нет вообще никакой работы на участке?

Ты начал работу и остановил… Вы вызывайте его, спрашивайте: почему остановилось строительство? Он не имеет права останавливать, а он останавливает, чтобы не тратить деньги, чтобы больше накопилось: через рекламу, то есть это Мавроди, строительная пирамида.

Теперь транспортная, вот «Вим-Авиа»: они продали билеты на много рейсов, люди в отпуск едут, а самолётов не хватает, то есть они просчитались, а люди сидят в аэропортах сейчас – Шереметьево, Домодедово или Бургас.

Это такие варианты пирамид, как Мавроди, строительная, когда вместо квартир обманутые дольщики. Их, конечно, может быть сто тысяч, не так уж много, но их тоже нужно защитить.

По транспорту: почему продают билеты, если нет самолётов? Ты покажи, сколько посадочных мест – вот столько билетов ты можешь продать.

В.Путин: Значительный объём стройки, конечно, осуществляется с привлечением средств.

В.Жириновский: Согласен, нужны деньги, но давайте уберём того, кто может эти деньги взять. Пусть банк контролирует, только выдаёт – документацию заказал, мы тебе заплатим.

Банк разрешает операцию провести. Котлован сделал – заплатим. Первый этаж, второй, то есть поэтапно, а не так, что всё в его руках.

Он не только здесь начал строить и забрал, он несколько домов, которых нет ещё, люди даже не знают, где этот дом. Пусть банк тогда контролирует.

Банковская ответственность нужна, зачем оставляем наедине застройщика и гражданина? И он не может, не контролирует, он не знает, не может пойти в банк, спросить, сколько уже наших денег.

ЖСК ещё могут на собрании кооператива, я был председателем кооператива, бухгалтер докладывает: у нас на счету столько-то денег, мы потратили на это. А здесь застройщик – он никому не подчиняется, его найти тяжело.

В.Путин: Владимир Вольфович, пусть Ваша фракция проработает.

В.Жириновский: Да, мы проработаем и подскажем, какой вариант сделать, потому что жильё – самое святое.

Россия > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 июля 2017 > № 2235704 Владимир Жириновский


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232844 Павел Самиев

Доктор в телефоне: какие медицинские стартапы развиваются в России и мире?

Павел Самиев

управляющий директор и член совета директоров Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Дистанционная медицина, онлайн-приложения для контроля здоровья и консультаций с врачом – это уже большой рынок, но его перспективы просто невероятны. Возможно, это главная «точка роста» сферы услуг в ближайшие годы

Почти все медицинские стартапы так или иначе связаны либо с агрегированием предложений и созданием удобной «экосистемы» для клиентов, либо с онлайн доступом к тому, что раньше можно было получить только при личном посещении клиники или врача. Когда наберется критическая масса пользователей таких услуг, наше представление о медицине будет радикально отличаться от привычного.

С начала 2010 года более 56% всех стартапов в сфере страховых технологий предоставляют решения, направленные на медицинское страхование — больше, чем во всех других страховых сегментах вместе взятых. Более половины всех медицинских стартапов находятся в США.

Американские компании в сфере цифровой медицины в первом квартале этого года получили $2,5 млрд инвестиций. Это рекорд по количеству сделок, хотя объем вложений и не самый высокий. Крупнейшим инвестором в первом квартале стала компания Venrock, которая вложилась в том числе в Virta Health. Эта компания объявила, что способна победить диабет второго типа.

В прошлом году за этот же период медицинские стартапы получили $1 млрд инвестиций, причем основная доля пришлась на страховую компанию Oscar, получившую $400 млн.

Oscar Health Insurance разработала очень простое и понятное приложение для поиска врачей. Система быстро связывает клиента с врачом. Клиенты могут сравнивать стоимость медицинских услуг в разных клиниках, а через понятный интерфейс сайта отслеживать свои платежи и счета. В случае оформления страховки у Oscar клиенты получают возможность бесплатного посещения терапевтов и телефонных консультаций с врачами. Система Oscar собирает данные по визитам своих клиентов к врачам, оценивая результаты и стоимость, а затем использует эти данные, чтобы найти возможности экономии для своих клиентов. Данные о платежах клиентов после визитов к врачам помогают системе при следующем обращении предложить клиенту более выгодный вариант без снижения качества лечения. Oscar показывает один потенциально самый выгодный вариант, чтобы еще больше облегчить выбор.

Мобильное приложение HealthTap позволяет человеку в любой точке мира (разумеется, если там есть интернет) задавать врачам вопросы, связанные со здоровьем и медициной. Проконсультировать пациентов готовы 43 000 докторов из США. На сегодняшний день они уже успели дать почти миллиард ответов и получить более 8 000 благодарностей за спасение жизни. Специалисты отвечают в текстовом формате, как в социальной сети. При этом на один вопрос могут ответить много медиков. За небольшую плату можно также связаться со специалистом с помощью личного сообщения. Кроме того, приложение позволяет подобрать себе врача и записаться к нему на консультацию. Для беременных женщин и мам есть специальный раздел Doctor Moms, где на вопросы отвечают доктора, у которых есть собственные дети.

HealthTap появился, потому что тема медицины — одна из самых востребованных в интернете. Ежемесячно Google регистрирует больше миллиарда таких запросов, но пользователи признаются, что ответы из сети редко оказываются полезными. Создатель приложения — писатель, куратор TEDx и бизнес-ангел Рон Гутман — решил исправить это. Запустить и поддержать работу HealthTap ему помогли 20 инвесторов.

Рынок российской медицины пока очень консервативный, появление здесь инновационных сервисов — большой прорыв. Тем не менее современное поколение переносит свой опыт из других сфер и на медицину, ожидая в этой области появления технологичных и удобных сервисов. Отечественный медицинский рынок начинает активно впитывать инновационные решения и подстраиваться под потребности человека. В России технологии «uber-медицины» только начинают свою активную жизнь.

Так, одной из крупнейших сделок в первом квартале этого года на российском рынке стало получение медицинским стартапом Doc+ $5 млн от Baring Vostok и Яндекс. Обе компании уже инвестировали в Doc+ год назад $5,5 млн. Doc+ — это оператор сервиса вызова врачей на дом, который с апреля этого года начал предоставлять также медицинские онлайн-консультации. В планах компании в том числе создать единую медкарту пациента, куда будут подгружаться данные из любых клиник, где лечились или обследовались клиенты.

Еще пример — пилотный проект группы «Ренессанс страхование» с медицинским стартапом Medico. Medico — специализированный геотаргетированный сервис по вызову врача на дом. Доктор видит включенные в полис услуги и может при необходимости дистанционно получать согласование от медицинского пульта страховщика по дополнительным манипуляциям.

Ответ на вопрос о том, какие еще инновационные инструменты появятся в медицинском страховании в ближайшие три–четыре года, следует искать на американском рынке, так как российские стартапы обращают свое внимание именно на этот технологически продвинутый рынок. При этом важно делать поправку на российские реалии — невысокий уровень инвестиций и недостаток инфраструктуры. Российской отрасли платного здравоохранения предстоит пройти еще долгий путь для того, чтобы стать удобной и технологичной для пациентов. Но появление медицинских стартапов, конечно, будет способствовать лучшему медицинскому обслуживанию в будущем.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232844 Павел Самиев


США > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 3 июля 2017 > № 2258199 Артур Брукс

Дефицит достоинства

Вернуть американцам целеустремленность

Артур Брукс – президент Американского института предпринимательства.

Резюме Так называемая «Война с бедностью» 1960-х гг. лишила несколько поколений американцев чувства достоинства, и нынешним лидерам пора начать исправлять ошибки. Только правильно поняв и диагностировав проблему, можно исцелить раны американского общества.

Один историк как-то сказал мне: «Чтобы уловить логику истории, нужно прислушиваться к расхожим мнениям». Нет ничего удивительного в том, что, начиная с необычных прошлогодних президентских выборов, все ожесточенно спорят о том, что случилось, как такое стало возможным и почему. Предлагаются самые разные объяснения неожиданной победы Дональда Трампа, но один фактор явно сыграл очень важную роль: отчуждение и недовольство менее образованных белых избирателей, живущих в сельской местности и в пригородах. Возможно, Трамп оказался необычайно подходящим трибуном для этой группы людей. Но гнев, которым он умело манипулировал, накапливался полвека.

Это негодование уходит корнями в 1960-е гг., когда президент Линдон Джонсон начал так называемую «войну с бедностью». Только правильно поняв ошибки, допущенные в той войне и лишившие несколько поколений американцев основополагающего чувства достоинства, нынешние лидеры и политические партии могут начать их исправление. И, только правильно диагностировав проблему, они смогут составить планы в политической и культурной сфере, которые позволят исцелить раны американского общества.

Весь путь с Джонсоном

24 апреля 1964 г. Джонсон посетил Инес, самый большой город в округе Мартин штата Кентукки. Визит широко освещался средствами массовой информации, поскольку это был типичный американский город, по мнению советников Джонсона. В 1960-х гг. «типичный город в Аппалачах» означал место, где люди страдали от безысходности и отчаяния. В Инесе жила беднота. Многие не имели работы, и дети в этих семьях недоедали. Джонсон выбрал Инес, чтобы проиллюстрировать, что ужасающая нищета – не удел исключительно стран третьего мира: этот феномен существует не где-то в голодающей Африке, а в нашей родной стране.

Есть известная фотография: Джонсон возле дома человека по имени Том Флетчер, 38-летнего безработного отца восьми детей. Президент присел на крылечке и расспрашивает хозяина о жизни. Как писал Джон Чивес в своей статье 2013 года в Lexington Herald-Leader, «Флетчер не закончил даже начальной школы и едва умел читать. Его рабочие места – угольные шахты, лесопилки – закрылись. Он выбивался из сил, чтобы содержать жену с восемью детьми». Президент использовал печальную историю Флетчера для доказательства необходимости собственной программы. «Я объявляю общенациональную войну бедности, – провозгласил Джонсон. – Наша цель – полная победа!» Многие годы спустя, утверждает Чивес, Джонсон вспоминал свое тогдашнее настроение. В мемуарах он писал: «В тот день я окончательно решил в максимальном объеме использовать полномочия, принадлежащие президенту, чтобы убедить Америку помочь всем ее томам флетчерам». За пять следующих десятилетий федеральное правительство потратило более 20 трлн долларов, пытаясь путем осуществления таких программ социального обеспечения, как «Медикэйд», продовольственные карточки, «Помощь семьям с несовершеннолетними детьми», воплотить в жизнь мечту Джонсона. Лично Том Флетчер приобщился к некоторым из мер – на него распространились определенные социальные льготы, он трудоустроился благодаря правительственным инициативам по обеспечению занятости – вырубал кустарник и собирал мусор по обочинам дорог. Найти постоянную работу он так и не смог, и хотя уровень его жизни рос в соответствии со средними показателями по стране, вырваться из нищеты ему не удалось.

К 1969 г. он больше не мог работать и зависел от пособия по инвалидности и другой государственной помощи. После того как умерла первая жена, Флетчер женился на женщине младше его почти на 40 лет, которая родила ему еще двоих детей. В конце концов она не выдержала жизни в нищете и убила одного из детей (и пыталась убить другого), чтобы получить от страховой компании пособие на их похороны, как часть большой аферы. В 2004 г., когда его жена все еще находилась в тюрьме, Флетчер умер, ни на дюйм не приблизившись к американской мечте с того времени, когда на его крыльцо ступил президент Линдон Джонсон.

Если вы побываете сегодня в этих местах, то, несмотря на обещания Джонсона, увидите, что воздух там по-прежнему пропитан апатией и депрессией. В Инесе, как и по всей стране, государство всеобщего благоденствия и современные технологии сделали безработицу и бедность не столь болезненными и мучительными. В домах – электричество и водопровод. Практически во всех семьях имеются холодильники, персональные компьютеры и машины. Экономический рост и технологический прогресс обеспечили материальное изобилие, и некоторые программы в рамках «войны с бедностью» оказались действенными, поддержав семьи, с трудом сводящие концы с концами.

Но хотя бедность не доводит людей до такого отчаяния, как раньше, явление это по-прежнему распространенное. В округе Мартин только 27% взрослого населения имеют работу. Большинство живет на государственные пособия. Дефицит калорийного питания сменился повсеместным ожирением. Не лучше обстоят дела и на общенациональном уровне. В 1966 г., когда программы «войны с бедностью» наконец-то удалось запустить, процент бедных людей в стране находился на уровне 14,7 процентов. К 2014 г. он был на уровне 14,8 процентов. Другими словами, Соединенные Штаты потратили триллионы долларов, но это не привело к уменьшению числа бедняков.

Конечно, при подсчете бедного населения не учитываются растущие нормы потребления или разнообразные государственные трансферы – от продовольственных карточек и государственного жилья до выплаты пособий наличными. Однако в этих расчетах присутствует большая часть денег, которые американцы зарабатывают самостоятельно. Поэтому, хотя процент бедного населения – плохой индикатор материального положения семей, он показывает тенденции в плане способности американцев добиваться успеха. И очевидно, что прогресс в этой области ничтожно мал.

В рамках «войны с бедностью» предложено множество экономических анальгетиков, но очень мало целебных средств. Это неудача не только в глазах консервативных критиков, но и по стандартам, установленным человеком, начавшим данную кампанию. Подписав Закон о региональном развитии Аппалачей в марте 1965 г., Джонсон утверждал, что Соединенным Штатам следует стремиться не просто материально поддерживать бедных людей. «Наша страна, – заявил он, – привержена не только принципу свободы человека, но и таким ценностям, как человеческое достоинство и благопристойность». Сарджент Шривер, главный советник Джонсона по программе «войны с бедностью», выразил эту мысль еще яснее: «Мы инвестируем в человеческое достоинство, а не в пособия по безработице».

Мне нужно, чтобы я был нужен вам

Уважать чье-то достоинство – значит просто считать человека достойным уважения. В некоторых ситуациях чувство собственного достоинства у нас особенно обостряется: когда нас хвалят на работе, назначают на более высокую должность, когда мы видим успех своих детей или как волонтерство меняет к лучшему наше общество. Мы ощущаем собственную ценность, когда приносим благо окружающим и самим себе. Проще говоря, человек начинает уважать себя, когда видит, что нужен окружающим.

«Война с бедностью» закончилась поражением не потому, что не привела к увеличению ежедневного потребления калорий Томом Флетчером (эта цель как раз была достигнута). Но она ничего не сделала для того, чтобы он и другие американцы почувствовали, что нужны обществу, а значит не помогла им обрести чувство собственного достоинства. Она также привела к тому, что правительство стало относиться к людям, не успевавшим приспосабливаться к экономическим переменам, как к пассиву, с которым надо что-то делать, а не как к активу или перспективным кадрам, которые следует развивать.

Дефицит достоинства особенно остро ощущается рабочим классом, большинство представителей которого – белые, живущие в сельской местности или в пригородах. В недавно изданной книге «Безработные мужчины» политэкономист (и ученый из Американского института предпринимательства) Николас Эберстадт писал о том, что процент мужчин трудоспособного возраста, не являющихся частью рабочей силы, то есть никогда не работавших и не стремящихся найти работу, более чем утроился с 1965 г. – с 3,3% до 11,6 процента. А вероятность того, что мужчины без диплома о высшем образовании пополнят это «неработающее» сословие, более чем в два раза выше, чем для тех, у кого высшее образование.

Эти мужчины не только не участвуют в рынке труда, но отстранены от общественной жизни в целом. Две трети из них не женаты. Эберстадт также выяснил, что, хотя у них нет обязательств по работе, они не более склонны участвовать в волонтерской работе, религиозной деятельности или заботиться о членах семьи, чем мужчины, работающие на полную ставку. Подобная изоляция и праздность коррелируют с серьезными патологиями в сельской местности – в частности, в последние годы там повсеместно распространена наркомания и самоубийства. В 2015 г. в журнале Национальной академии наук была опубликована прекрасная статья экономистов Анны Кейс и Ангуса Дейтона. Они установили, что, в отличие от благоприятных долгосрочных тенденций увеличения средней продолжительности жизни в развитых странах мира, смертность среди белых американцев среднего возраста, не имеющих высшего образования, фактически выросла с 1999 года. В чем главные причины? С того самого года количество умерших от хронической болезни печени и цирроза печени увеличилось на 46% среди этой категории населения, смертность от самоубийств возросла на 78%, а число смертных случаев от злоупотребления наркотиками и алкоголем выросло на 323% – шокирующая и пугающая цифра!

Неудивительно, что у отставших от жизни людей крайне мрачный взгляд на будущее. Согласно прошлогоднему исследованию, проведенному Семейным фондом Кайзер и СNN, менее четверти белых американцев без дипломов колледжа надеются на то, что их дети в будущем достигнут более высокого уровня жизни, чем у них сегодня, а половина считает, что их жизнь будет еще хуже (в отличие от этой группы, согласно тому же исследованию, другие сообщества, исторически находившиеся на нижнем уровне социальной лестницы, сохраняют более традиционный для американцев оптимизм: 36% чернокожих рабочих и 48% рабочих латиноамериканского происхождения надеются, что их дети будут жить лучше).

Конечно, белое население сельской местности и пригородов, то есть люди, имеющие низкий уровень образования и не обладающие навыками, пользующимися спросом – едва ли единственная уязвимая группа современной Америки. Однако существуют неопровержимые доказательства того, что эти люди страдают от острого дефицита человеческого достоинства. Отставшие от современной жизни миллионы белых, как и городская беднота, принадлежащая к рабочему классу, влачат жалкое существование, тогда как элиты, по большому счету, ими пренебрегают или относятся с презрением. Американцы самых разных профессий голосовали за Трампа. Однако экзит-поллы недвусмысленно свидетельствовали о том, что главная группа, обеспечившая ему поддержку – современные томы флетчеры: Трамп получил почти на 50% больше голосов, чем Хиллари Клинтон, от белых мужчин, не имеющих высшего образования. Среди округов, где Трамп показал значительно более убедительные результаты, чем кандидат в президенты от Республиканской партии 2012 г. Митт Ромни, лидируют те, где сложилась самая тревожная ситуация с наркоманией, алкоголизмом и числом самоубийств.

Многие аналитики и политологи считали кампанию Трампа серией цирковых представлений и несерьезных предложений, которые вряд ли улучшат положение голосовавших за него представителей рабочего класса, даже если будут реализованы. Например, научные исследования свидетельствуют о том, что протекционизм в торговле – главная тема кампании Трампа – скорее уничтожит имеющиеся рабочие места, нежели создаст новые. Тем не менее, Трамп победил, потому что стал первым кандидатом в президенты от крупной партии, думающим о человеческом достоинстве избирателей из рабочего класса, жизнь которых катится по наклонной.

Пособия для работающих

Если цель правительства США в том, чтобы поднять человеческое достоинство, ему не нужно изобретать новые способы оказания «помощи» людям; скорее, надо изыскать способы сделать этих людей более востребованными. Главный вопрос для лидеров нации, независимо от того, в какой точке политического спектра они находятся, таков: сделает ли данная политика людей более востребованными – в своих семьях, в обществе и экономике в широком смысле? Кто-то может задаться вопросом: уместно ли правительству заниматься повышением человеческого достоинства и уровнем востребованности простых американцев? Ответ, конечно же, утвердительный: если миллионы американцев зависят от государства вместо того, чтобы создавать добавленную стоимость для себя и окружающих, это следует расценивать как катастрофический провал государственной политики. Но недостаточно просто дать людям почувствовать себя нужными; они должны стать объективно более востребованными в своем обществе.

Самая важная часть «плана по повышению востребованности людей» – создание для них рабочих мест. Сегодня безработица на сравнительно низком уровне – около 4,7% после того, как достигла пика в 2010 г., когда приблизилась к отметке в 10% на волне финансового кризиса. Но уровень безработицы может быть обманчивым показателем, поскольку не учитывает людей, которые уже не ищут работу. Более точный показатель числа работающих американцев – коэффициент участия в рабочей силе: процент всех работающих взрослых граждан трудоспособного возраста. Этот показатель достиг максимума в 2000 г., когда превышал 67%, но с тех пор упал до 63%. Спад был особенно явным среди мужчин. В 1954 г. 98% американских мужчин в расцвете сил (в возрасте от 25 до 54 лет) присутствовали на рынке труда; сегодня эта цифра упала до 88%.

Вынужденная безработица лишает человека достоинства. По мнению экономиста Кевина Хассета из Американского института предпринимательства, недавно опубликованные данные говорят о том, что рост безработицы на 10% способен увеличить число самоубийств среди мужского населения почти на 1,5%. А исследование, опубликованное социологом Кристобалем Янгом в 2012 г., показало, что получение страховки по безработице едва ли снижает уровень депрессии, связанной с потерей работы. Ощущение себя ненужным в обществе вызывает глубокий психологический недуг, который не в состоянии смягчить социальные пособия. Повышение коэффициента участия в рабочей силе потребует существенных налоговых и законодательных реформ, чтобы побудить компании размещать производство в Соединенных Штатах и расширять там свою деятельность. Логичным первым шагом могла бы стать реформа драконовского американского подхода к обложению корпораций налогами.

В среднем американские предприятия отчисляют около 39% в федеральный и местные бюджеты. Это существенно выше среднемирового уровня в 22,5% и тем более выше средних ставок налога, который платят компании в Азии (20,1%) и Европе (18,9%). Экономисты Эрик Тодер и Алан Виард (последний представляет Американский институт предпринимательства) предложили снизить ставку налога для американских корпораций до 15% (одновременно с другими важными структурными реформами) безотносительно их доходов, и это многообещающий план.

Цель социальных пособий также должна заключаться в том, чтобы помочь найти работу большему числу людей. Пожалуй, величайшим изобретением в социальной политике последних десятилетий стал Закон 1996 г. о примирении принципа личной ответственности с возможностями занятости (PRWORA). Ставший синонимом «реформы системы социального обеспечения», этот закон серьезно изменил федеральную политику соцобеспечения. Он наделил штаты большими правами и полномочиями, но ввел новые ограничения на продолжительность получения социальных пособий из федерального бюджета и требование трудоустройства для большинства трудоспособных взрослых. В свое время PRWORA был раскритикован как жестокая мера, навязанная политиками правого спектра. Критики настаивали на том, что многие люди остаются безработными лишь потому, что у них нет возможности трудоустройства, а новые требования доведут одиноких матерей и уязвимых детей до нищеты. Однако случилось прямо противоположное. Согласно специалисту по бедности Скотту Уиншипу, бедность детей в неполных семьях снизилась с 1996 г. более чем на 10%. Общая бедность среди детей сегодня находится на самом низком уровне за все время.

Это говорит о том, что разумный лимит на социальные пособия может повысить мотивацию искать работу, хотя и не оставляет семьи совершенно без средств к существованию. Конгрессу нужно следовать тому же принципу в других программах. Ваучеры на жилье и продовольственные карточки почти не связаны с обязательным трудоустройством. Если бы они выдавались на условиях, близких к тем, что оговорены в PRWORA, это помогло бы многим американцам влиться в ряды работающих.

Еще больше нуждается в реформировании федеральная страховка по нетрудоспособности, или SSDI. Многие работники и работодатели стали считать ее еще одной разновидностью страхования от безработицы. С 2005 г. число людей, получающих такие страховые выплаты, выросло почти на 40%, хотя исследование не выявило аналогичного увеличения числа нетрудоспособных граждан. Экономисты предложили несколько интересных идей по снижению всплеска, которые позволили бы сохранять больше людей на рынке труда. Первое предложение заключается в корректировке налога на заработную плату для работодателей в зависимости от того, как часто их сотрудники подают заявления на SSDI; другой план сводится к тому, чтобы требовать от работодателей приобретения частных страховых полисов по нетрудоспособности, которые считаются более действенным средством, чем SSDI, в смысле удерживания сотрудников на тех рабочих местах, где в них есть потребность.

Такая политика отражает вполне традиционное консервативное мышление и, как считают большинство консерваторов, если бы ее начали проводить несколько лет назад, могла бы смягчить страдания многих американцев сегодня. Однако консерваторам не удалось оформить свои предложения на законодательном уровне – в немалой степени потому, что они выдвигали неверные аргументы. Для чего нужно уменьшить ставку налога? «Чтобы повысить заработки и ВВП страны». Почему нужно требовать, чтобы люди какое-то время работали для получения права на социальное пособие? «Чтобы заставить лентяев, привыкших жить на пособия, работать!» Подобная риторика создала неверное впечатление, будто эта в целом здравая политика негуманна и оторвана от реальности. Самый убедительный повод для налоговых реформ и последующей реформы системы соцобеспечения – повышение возможностей для людей на периферии общества.

Правда в том, что не вся здравая экономическая политика идеально стыкуется с ортодоксальными консервативными взглядами. Например, как помочь рабочим с низкой заработной платой получать достаточно для содержания своих семей? В течение многих лет консерваторы возражали против повышения размера минимальной оплаты труда на основании того, что подобное повышение не снизит уровень бедности, но может уничтожить рабочие места с самой низкой оплатой труда. Хотя те, кто предлагает увеличить минимальный уровень оплаты труда, руководствуются благими намерениями, в действительности подобная политика скорее ограничит возможности бедных американцев стабильно зарабатывать себе на хлеб насущный, нежели расширит их.

Поэтому государственным инстанциям любого уровня следует забыть об увеличении минимальной заработной платы – в этом суть классического аргумента консерваторов. Напротив, им следует экспериментировать с сокращением минимального размера заработной платы, чтобы помочь людям, долгое время сидящим без работы, поскольку в этом случае у работодателей будет больше стимулов брать на работу наиболее уязвимые группы населения. Государственным органам нужно будет выплачивать прямые субсидии этим работникам для увеличения реальных доходов их семей. Например, Майкл Стрейн из Американского института предпринимательства предложил федеральному правительству позволить работодателям нанимать людей, долгое время остающихся без работы, за 4 доллара в час, а затем добавлять им еще 4 доллара за каждый час работы из государственного бюджета.

Еще одна многообещающая идея – расширить уже существующую субсидию: Налоговую льготу на заработанный доход (EITC). Это возмещаемая налоговая льгота для работников с низкими доходами. В такой схеме предпочтение отдается семьям, тогда как физические лица без детей не могут рассчитывать на большие льготы. Вашингтону следует рассмотреть возможность увеличения льгот для последних. Подобная политика поддержки работающих людей помогла бы в достижении благородной цели: достаточном поощрении трудящихся без негативных последствий, которыми сопровождается значительное повышение минимальной оплаты труда.

Для увеличения возможностей трудоустройства американцев необходимо менять плохо работающее иммиграционное законодательство, которое оказывает существенное влияние на рынок труда. Экономисты не соглашаются по поводу характера этого явления, но разумно заключить, что нелегальные иммигранты умеренно снижают заработную плату в отраслях, не требующих высокой квалификации, тогда как легальная иммиграция высококвалифицированных специалистов оказывает положительное влияние в целом на экономику и создание новых рабочих мест. Следовательно, Конгрессу и администрации Трампа нужно прежде всего добиваться соблюдения существующих иммиграционных законов – не через массовую депортацию, а посредством административных мер воздействия на работодателей, нанимающих и эксплуатирующих нелегальных иммигрантов, которым они платят мизерные деньги. Но им следует также увеличить действующие сегодня жесткие квоты на въезд в США высококвалифицированных специалистов.

Навыки, позволяющие оплачивать счета

Чтобы сделать людей более востребованными, необходимо также совершенствовать человеческий капитал через повышение качества образования. В настоящее время миллионы молодых людей, особенно из бедных семей, оказываются за стенами американских школ, несмотря на нормальное финансирование школьного образования. По данным «Национального центра статистики по образованию», с 1970 г. расходы правительства на одного ученика (с поправкой на инфляцию) более чем удвоились. Однако оценки 17-летних учащихся по математике и чтению не улучшаются уже четыре десятилетия, и разница в успеваемости между богатыми и бедными увеличилась примерно на треть. Политика, призванная повысить конкурентное давление на государственную систему образования – ваучеры, позволяющие семьям с низкими доходами отправлять детей в частные школы, передача более широких полномочий штатам и местным властям и расширение системы привилегированных школ – вот с чего следует начать.

На протяжении нескольких поколений американское образование уходило от обучения специальным навыкам, позволяющим надеяться на стабильную занятость. По оценкам одной торговой ассоциации, в течение следующего десятилетия будет создано почти 3,5 млн рабочих мест в производственной сфере, но примерно 2 млн вакансий не заполнится. По другой оценке, в одной только сварочной индустрии неизбежен дефицит в 300 тыс. квалифицированных сварщиков. В этом разрыве во многом виновна глубоко проникшая в американское общество ментальность «колледжа», которая привела к несбалансированности спроса и предложения на рынке «синих воротничков» и к нехватке рабочих рук. Работодатели в нескольких отраслях умоляют дать им больше рабочих, но у многих молодых людей нет необходимых умений, потому что их никогда не воодушевляли на приобретение полезных навыков.

Эту проблему легко можно решить, изменив политику в сфере образования. Для прохождения программ технического и профессионального обучения требуется в среднем два года, и учащиеся могут совместить получение профессионального образования с изучением общих предметов в старших классах обычной школы. Чтобы больше учащихся стремились к такому совмещению, правительству следует финансово поддерживать ремесленные школы и программы профессиональной подготовки.

Но чтобы эти перемены принесли плоды, политикам и другим влиятельным лицам нужно использовать моральное убеждение для преодоления фиксации общества на получении любой ценой диплома о высшем образовании после четырехлетнего обучения в колледже. Более 90% старшеклассников стремятся к высшему образованию, и около 80% пытаются поступить в вуз в течение двух лет после окончания старших классов, но лишь 40% из этих абитуриентов удается получить ученую степень. Это означает, что слишком многие молодые американцы остаются с несбывшимися мечтами, долгами за учебу в колледже, не имея на руках диплома или компетенций, востребованных на рынке труда. Такого можно было бы избежать, если бы они стремились к практическим знаниям.

Обучение практическим навыкам полезно не только молодежи. Кризис человеческого достоинства особенно остро переживается людьми среднего возраста, которым несколько десятилетий малоэффективных программ профессионального обучения сослужили плохую службу. Вместо того чтобы ждать указаний из Вашингтона, местные власти и администрации штатов должны с помощью налоговых льгот стимулировать частный сектор к проведению таких программ. Местные компании могли бы обучать и нанимать работников, долгое время отсутствовавших на рынке труда.

Две Америки

Государственная политика повышения достоинства и востребованности людей ознаменовала бы отход от статус-кво. Однако сама по себе она не приведет к необходимым переменам; для этого нужен глубокий культурный сдвиг.

Сегодня верхи и низы американского общества живут в разных мирах. Их дети учатся в разных школах, они не общаются и не работают вместе. Они едва знают друг друга. В итоге мало обитателей этих двух Америк хотя бы осознают социальные тенденции, расширяющие культурную пропасть между двумя мирами. Некоторые различия достаточно тривиальны – например, местный акцент или предпочитаемые развлечения. Однако другие куда важнее по своим последствиям: например, рождаемость среди незамужних женщин. В то время как менее 10% женщин с высшим образованием рожают детей вне брака, этот же показатель среди женщин со средним образованием превышает 50%. Внебрачные дети чаще растут без отца, редко учатся в старших классах школы, чаще страдают от психических расстройств, и им гораздо труднее найти потом работу. Другими словами, культурные различия между разными классами общества – нечто большее, чем тема для социологического исследования. Это важный фактор обнищания и люмпенизации, от которых страдает сегодня так много американцев.

Конечно, Соединенным Штатам не нужен министр по морали среднего класса. Однако законодателям и чиновникам нужно следить за тем, чтобы любая политика в социальной сфере отвечала на простой вопрос: укрепляет ли она семьи и способствует ли единению общества? Если социальная политика создает условия для рождения внебрачных детей, ведет к расколу общества, создает барьеры для религиозного самовыражения или поощряет праздность, то она никуда не годится.

Моральное убеждение может быть даже более эффективной мерой, чем политика. Прежде чем элиты правого и левого политического спектра начнут баталии по поводу правильных решений, им нужно задаться вопросом: «Что я лично делаю для того, чтобы делиться секретом своего успеха с представителями других социальных сословий?» Конечно, эти секреты не имеют ничего общего с возмещаемыми налоговыми льготами или оплачиваемыми уроками вождения, но это ключ к успешной самореализации: создание крепкой семьи, принадлежность к сильному обществу и упорный труд. Нравственный долг элит – раскрывать окружающим секреты своего успеха. Пусть читатели сами решат, что это: безнадежный патернализм, услуги доброго самаритянина или то и другое вместе взятое.

Вернуть Америке достоинство

Через несколько месяцев после начала «войны с бедностью» в 1964 г. избиратели округа Мартин в штате Кентукки направились на избирательные участки, чтобы выбрать следующего президента, и вознаградили кандидата, приехавшего к ним, выслушавшего их и обещавшего сражаться за их достоинство.

Глубоко консервативное сообщество, где Ричард Никсон легко победил на президентских выборах 1960 г. – кратковременное исключение из общего правила: либеральный демократ Джонсон получил свыше 51% голосов избирателей округа Мартин. Итоги выборов 2016 г. стали повторением этой важной закономерности: кандидат, получивший 89% голосов в округе Мартин, также пообещал вернуть этим людям достоинство.

Однако простая поддержка кандидата с правильной повесткой дня не гарантирует возвращение достоинства современным томам флетчерам. Это наиболее очевидно доказала «война с бедностью», которая привела обездоленные классы к зависимости от социальных пособий и долгам перед банками. В сочетании с Великой рецессией она вызвала у этих людей гнев и разочарование, которые привели к нынешнему всплеску популизма.

Многие элиты и чиновники испытали шок, тревогу и депрессию после победы Трампа. Но им следует отнестись к ней как к возможности извлечь для себя важные уроки и измениться. Им необходимо разработать позитивную политическую программу, радикально поддерживающую занятость населения и предлагающую серьезные меры по развитию человеческого капитала. И им надо научиться уважительно обращаться с простыми людьми, находящимися на периферии американского общества – от Инеса до Детройта и долины Рио-Гранде, а также делиться с ними нравственно-культурными нормами поведения, способными сделать их успешными и счастливыми. Это будет настоящим политическим благоразумием. Но, что еще важнее, поможет выполнить нравственный долг, лежащий на руководстве страны: максимально повысить у людей чувство достоинства, с которым рождаются все американцы, памятуя о том, что у всех нас есть глубокая потребность быть востребованными.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 2, 2017 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 3 июля 2017 > № 2258199 Артур Брукс


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227157 Алексей Фирсов

Портрет недели: «Телеграм», «Роснефть» и мусорные свалки

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Самые обсуждаемые события последней недели июня — в специальном обзоре Forbes

Информационный контур уходящей недели формировали различные приключения российского бизнеса, каждое из которых претендует на отражение серьезных трендов российской общественной жизни.

По уровню резонанса в российских СМИ лидирует битва Павла Дурова и главы «Роскомнадзора» Александра Жарова за «Телеграм». Формально всем участникам этой истории удалось сохранить лицо, однако среди наблюдателей больше распространена версия о моральной победе Дурова. Дело выглядит так, что при достаточных волевых усилиях, желании играть на чувстве личной безопасности можно удержать позиции даже при сильном административном давлении.

Интересно смоделировать ситуацию, при которой бы год назад тройка больших операторов тоже собралась в один пул и заявила, что «антиконституционной пакет Яровой мы выполнять не будем», как это сделал сегодня основатель «Телеграма». Такая картина кажется фантастической, хотя еще лет 15 назад она была вполне реальной: сегодня российский бизнес напрочь утерял навык какой-либо консолидации в случае системных угроз.

Для внешних наблюдателей, впрочем, кейс Дурова так и остался загадкой: «Что это вообще было?» Если речь идет, как считают некоторые, об инициативе лично Жарова, решившего утвердить свои позиции, то непонятным выглядит запуск целой машины давления — с подключением центральных ТВ-каналов, ФСБ и пр. Кажется, что одного ресурса «Роскомнадзора» недостаточно, чтобы привести в действие этот механизм. Если это было решение верхнего уровня, в котором сам Жаров оказался инструментом реализации, то можно было бы ожидать более жесткого и последовательного импульса. Похоже, что консолидированной позиции в отношении «Телеграма» не было и в самих институтах власти, возможно, ввиду собственной вовлеченности ее представителей в этот ресурс.

Леонид Давыдов, политолог, автор популярного Telegram-канала «Давыдов. Индекс», замечает: «Значение Telegram относительное. Это то, что человек читает, как лично к нему обращенное послание. Это окрашивает информацию некоей сакральностью. Безусловно, чиновники читают политические каналы сами, в обзорах или их советники и помощники читают. Влияние таких каналов опосредованное, но становящееся все больше».

Как это часто бывает, скандал вокруг «Телеграма» способствовал активной раскрутке ресурса. Притом что по уровню популярности среди российских пользователей «телега» (сленговое название) находится только на четвертом месте, она стала очевидным лидером по скачиванию за последние дни. Такой успех родил даже ироничные подозрения, что весь сценарий конфликта был изначально спроектирован Дуровым в качестве громкой промоакции своего продукта.

«Ведь в итоге все пошло исключительно на пользу Telegram, и он побил все рекорды скачивания в России. Зачем привлекались федеральные СМИ, руководство РКН и даже ФСБ — совершенно непонятно и за гранью реальности. Возможно, кто-то близкий к Кремлю просто хочет купить Telegram или уже имеет в нем долю. Вот и повышал капитализацию», — строит догадки директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов.

Менее удачно ситуация складывалась для владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова, который находится в титаническом противоборстве с Игорем Сечиным. В канун суда по иску «Роснефти» к «Системе» в качестве обеспечительной меры был арестован ряд активов Евтушенкова, включая крупный пакет МТС. Тональность трансляции темы в СМИ для АФК «Система» негативна, для «Роснефти» — скорее позитивна, поскольку фиксирует силовой перевес компании, относительно Кремля – нейтральна. Однако для общего понятия «инвестиционный климат» тема, безусловно рискованная, так как влияние административного ресурса здесь является, по мнению ряда опрошенных экспертов, определяющим фактором.

«Конфликт «Роснефти» и «Системы» совершенно рационален, но, чтобы его понять, надо реконструировать образ мыслей главы «Роснефти» Игоря Сечина и его логику. Я не вижу здесь никакой конспирологии. Дело в принципе ведения бизнеса «Роснефти», — говорит в нашем обзоре руководитель Фонда энергетической безопасности. — «Роснефть» не может отказаться от своих целей, иначе начнут думать, что что-то произошло, что компания дала слабину».

Одни скандалы разгораются, другие идут на убыль. Теряет свой информационный эффект история с балашихинской свалкой — мусорным Эверестом Подмосковья. Между тем здесь также можно сделать долгоиграющий вывод. На фоне экологической катастрофы сжигание отходов не выглядит критической проблемой и даже, более того, кажется социальным благом. Бенефициаром здесь становится в первую очередь «Ростех» с его проектом строительства четырех мусоросжигающих заводов в Московской области и одного в Татарстане. Кстати, миноритарным дольщиком проекта намерено стать «Роснано», так что Анатолий Чубайс при желании также мог бы оседлать этот ресурс. А экологические активисты оказались в сложном положении: при возможных протестах против таких проектов им сразу же предъявят козырь: ужас Балашихи и позицию Путина по данному вопросу.

В своем обзоре мы также ввели так называемый «индекс Путина» — отношение упоминаний имен основных ньюсмейкеров недели в СМИ по отношению к упоминанию имени президента России. Для Павла Дурова этот индекс составил 14,2%, для Игоря Сечина — 6,6%, для Владимира Евтушенкова — 1,5%.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227157 Алексей Фирсов


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2222374 Эрик Байжунусов

Государство будет страховать здоровье 10 миллионов казахстанцев - Эрик Байжунусов

В беседе с корреспондентом МИА «Казинформ» управляющий директор НАО «Фонд социального медицинского страхования» Эрик Байжунусов рассказал о том, что изменится в здравоохранении Казахстана, когда начнет работать система обязательного социального медицинского страхования.

- По поручению Главы государства в нашей стране начата работа по внедрению обязательного социального медицинского страхования. Не отразится ли это на качестве медицинского обслуживания социально уязвимых слоев населения?

- Нет, не отразится. Потому что государство берет на себя расходы на социальное медицинское страхование 14 социально уязвимых категорий населения - это свыше 10 миллионов человек. О каком-то снижении качества медицинского обслуживания этих людей говорить не приходится. Это мы можем гарантировать.

- После принятия Закона «Об обязательном социальном медицинском страховании» осенью 2015 года дважды принимались поправки в законодательство - об отсрочке внедрения системы и о снижении размера взносов. Изменилось ли что-то существенно для граждан?

- Поправки принимались после оценки экономической ситуации в стране. Была проведена большая экспертная работа, проводились обсуждения с активным участием Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». После этого было принято решение, что первоначально утвержденные размеры взносов могут негативно отразиться на ситуации в развитии бизнес-сферы. Поэтому было решено снизить эти ставки. Взносы работодателей были снижены в 2 раза, а взносы, которые будет уплачивать государство, вместо 4 процентов были снижены до 3,75 процента. То есть, по всем группам населения размеры взносов были снижены.

- То есть, общие суммы поступлений в Фонд будут меньше изначально запланированных?

- Снижение размера взносов будет компенсировано тем, что увеличилось количество групп населения, за которые будет платить государство. То есть, взносы за эти 14 категорий, или 10 миллионов человек, составят тот пул денежных средств, которые будет давать государство. В общем объеме финансирования здравоохранения сокращения не произойдет.

Надо признать, что мы ожидали с 2018 года, с учетом тех ставок, которые были утверждены вначале, прогнозно, поступление дополнительно около 300 миллиардов тенге в год. Были уже готовы программы, на которые пошли бы средства из этой суммы. Сейчас мы заканчиваем расчеты, таких объемов, конечно, не будет. Теперь наша задача - за счет поступающих средств сохранить существующий уровень качества и объем медицинских услуг.

- Все ли готово для приема денежных средств, которые уже с 1 июля, то есть, через несколько дней, начнут поступать в виде взносов от работодателей, граждан и государства?

- С 1 июля начнут уплачивать взносы работодатели и индивидуальные предприниматели. Это будет, как уплата налогов, в части бухгалтерии никаких сложностей нет. Поэтому, думаю, что особых проблем не будет.

Главным контролером за поступлением и главным распределителем этих средств является Национальный банк. То есть, это не коммерческая система. В целом, уровень контроля будет повышенным, средства никуда не уйдут, кроме медицины. Теперь не будет зависимости от того, сколько денег из бюджета области, например, выделено на здравоохранение. Это будет общий бюджет здравоохранения, который будет формироваться независимо от каких либо уровней бюджета.

- Каким образом будет происходить оплата медицинских услуг в рамках ОСМС, будет ли зависеть объем и качество этих услуг от размеров заработной платы и, соответственно, взносов граждан?

- Почему наша система называется «социальное медицинское страхование»? Все работодатели, работники, государство будет уплачивать определенные суммы в зависимости от доходов гражданина в Фонд социального медицинского страхования. И вне зависимости от места проживания, размера доходов, граждане будут получать одинаковую по объему и качеству медицинскую помощь. Это и есть социальность системы. Маленькие взносы вы платите, или большие - на выходе система обеспечит вам качественную медицинскую помощь.

Мы знаем, что у многих казахстанцев до сих пор сохраняется неправильное представление об ОСМС. Подчеркиваю, наша система - социальная. Страхового полиса, как, например, в Америке, нет. Там накопительный фонд, размер вклада зависит от зарплаты, и вкладчикам нужно выбирать из различных пакетов услуг. Это жесткая рыночная система, поэтому в США 17 процентов населения, вообще, не имеет доступа к медицине. А у нас объем медицинских услуг не будет зависеть от размера доходов и, соответственно, размера взносов гражданина. Основную долю затрат на здравоохранение в нашей стране берет на себя государство.

- Как повлияет внедрение системы ОСМС на развитие системы здравоохранения в нашей стране?

- Главная наша задача заключается в том, чтобы построить конкурентоспособную систему здравоохранения. Чтобы она соответствовала уровню здравоохранения в странах Организации экономического сотрудничества и развития. То есть, в тридцати самых развитых государствах мира. Мы должны повысить качественно уровень нашего здравоохранения, чтобы оказывать нашим гражданам такие медицинские услуги, какие оказываются в этих странах. На это и нацелена система обязательного социального медицинского страхования, которая начнет работать уже с 1 января следующего года.

В нашей системе будет конкуренция между организациями здравоохранения, как государственными, так и частными. К частным организациям, которые захотят участвовать в системе ОСМС, будут предъявляться определенные требования. Пациент сможет выбирать, где ему лечиться или оперироваться. Конкуренция вынудит медицинские организации повышать качество своих услуг.

Ожидается также, что, со временем, будут отменены квоты на лечение. Сейчас пациенты вынуждены ждать своей квоты, потому, что на те, или иные медицинские услуги есть повышенный спрос, а денег в бюджете не хватает. Рыночные механизмы, которые заработают после полного внедрения ОСМС, будут способствовать более полному удовлетворению спроса - там, где спрос высокий, будут построены новые клиники или переориентированы старые, подготовлены специалисты. Думаю, через 3-4 года сегодняшних очередей уже не будет.

- Спасибо за беседу.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2222374 Эрик Байжунусов


Россия > Медицина > regnum.ru, 21 июня 2017 > № 2469923 Жужанна Якаб

Российские специалисты примут участие в создании кластера по инфекционным заболеваниям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), а Министерство здравоохранения РФ до конца года должно согласовать стратегии по противодействию распространению табака в РФ и по здоровому образу жизни, поддержанные ВОЗ. О том, каких успехов России уже удалось достичь в общественном здравоохранении, организации паллиативной помощи и служб контроля боли, нужно ли ограничивать доступ к абортам, а также о роли РФ в глобальном здравоохранении рассказала в интервью корреспонденту ТАСС директор Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения Жужанна Якаб.

— В России среди причин смертности населения на первом месте стоят неинфекционные заболевания (сердечно-сосудистые, диабет и другие). Могут ли эти причины отойти на второй план, уступив место онкологическим заболеваниям?

ПЛАН ДЕЙСТВИЙ ПО НЕИНФЕКЦИОННЫМ ЗАБОЛЕВАНИЯМ

В 2016 году 53 страны Европейского региона ВОЗ приняли план действий по НИЗ. Документ является четкой дорожной картой для достижения глобальных целей по сокращению преждевременной смертности и снижению бремени болезней в соответствии с Повесткой дня для устойчивого развития до 2030 года. Россия уже продвигает этот план.

— Для начала необходимо сказать, что борьба с неинфекционными заболеваниями (НИЗ) является одним из важнейших приоритетов общественного здравоохранения в Европейском регионе ВОЗ. РФ также оказывает выдающуюся поддержку и на уровне Европейского региона ВОЗ — со своими 53 государствами-членами, и на глобальном уровне. Здесь я особенно хотела бы поблагодарить Российскую Федерацию за ее щедрую поддержку в создании Европейского центра ВОЗ по профилактике и борьбе с НИЗ. Работа с российскими экспертами по целому ряду проектов Управления НИЗ является чрезвычайно обогащающим опытом.

По данным ВОЗ, заболеваемость раком в России растет, но не быстрее, чем в большинстве европейских стран (увеличение происходит не так быстро, как, например, в Дании или Нидерландах). С середины 90-х годов в европейских странах смертность от рака постепенно снижается благодаря более ранней диагностике и улучшению лечения. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снижается с начала 2000-х годов, но она остается высокой — фактически в три раза выше смертности от рака. Так что в скором времени заболеваемость раком будет распространяться на сердечно-сосудистые заболевания в России.

— То есть сам рак перестанет быть приговором?

— Как сказал доктор Олег Чеснов, помощник Генерального директора ВОЗ, "рак не должен быть смертным приговором в любой точке мира, поскольку существуют проверенные способы профилактики и лечения многих видов рака". Это означает, что Российская Федерация может сделать еще больше, чтобы уменьшить смертность от рака. Борьба с этим заболеванием является одним из примеров необходимости совместных действий политики. Доказательства показывают, что укрепление программ ранней диагностики в сочетании с фискальной и маркетинговой политикой в целях содействия здоровому потреблению, стимулированию физической активности и предотвращению малоподвижного поведения плюс контроль над табаком и меры контроля над алкоголем могут принести очень хорошие результаты. Мы, ВОЗ, готовы поддержать Российскую Федерацию в ее усилиях по сокращению бремени НИЗ, улучшению качества жизни и повышению ожидаемой продолжительности здоровой жизни.

— В резолюцию по неинфекционным заболеваниям сейчас обязательно включен блок по паллиативной помощи. С чем связаны основные проблемы с доступом к паллиативной помощи в Европейском регионе? Как ВОЗ оценивает работу России в этом направлении?

— Среди проблем в сфере паллиативной помощи в Европейском регионе ВОЗ можно отметить затрудненный доступ к опиоидным препаратам, отсутствие подготовленного персонала, слабое развитие ухода на дому, недостаточное понимание среди населения и самих медицинских работников того, что такое паллиативная помощь. Эти проблемы варьируются от одной страны к другой.

В России за последние 5–6 лет достигнуты большие успехи в принятии политики в отношении паллиативной помощи. Была разработана дорожная карта для улучшения доступа к сильнодействующим обезболивающим, установлено и уже реализуется минимальное количество паллиативной помощи на население, всем регионам РФ предоставлено финансирование.

Однако требуется больше усилий. Медицинские специалисты должны обучаться в соответствии с последними рекомендациями по паллиативной помощи и контролю боли. Существует большая потребность в информации о необходимости и преимуществах соответствующего контроля боли для пациентов. Кроме того, необходимо продолжать совершенствовать законодательство в этом отношении, а также обеспечить защиту от судебных преследований врачам, которые лечат пациентов с болевым синдромом.

КАК ВОЗ ОЦЕНИВАЕТ УРОВЕНЬ ПАЛЛИАТИВНОЙ ПОМОЩИ В РФ

В 2014 году глобальный доклад ВОЗ по оценке паллиативной помощи во всех 194 государствах-членах оценил паллиативную помощь в РФ на уровне 3 (по шестибалльной шкале, где 1 — "неизвестная деятельность", а 6 — "услуга полностью интегрирована в предоставляемые медицинские услуги"). Хорошей новостью является то, что недавняя миссия ВОЗ в России показала, что в 2017 году, спустя три года, страна, вероятно, займет четвертое место ("общее предоставление паллиативной помощи").

— А как обстоит ситуация с облегчением боли у детей?

— Неадекватное облегчение боли у детей является большой проблемой не только в РФ, но и во всем мире, особенно в странах с низким и средним уровнем дохода. За последние шесть лет российское правительство значительно облегчило осуществление паллиативной помощи и борьбы с болью как для детей, так и для взрослых путем принятия некоторых важных документов.

Например, в 2011 году было подтверждено право всех людей на облегчение боли. Паллиативная помощь была установлена как один из четырех основных видов медицинской помощи. А в 2015 году базовый стационарный и амбулаторный паллиативный уход был включен в перечень услуг, предоставляемых бесплатно. В результате во многих городах России созданы паллиативные услуги для взрослых. Во 2-м Московском государственном медицинском университете им. Пирогова работает отдел педиатрической паллиативной помощи.

— Значительный блок вопросов, которыми занимается ВОЗ, посвящен проблемам женского здоровья. В свою очередь в РФ с 2016 года идет дискуссия относительно предложения православной церкви исключить аборты из системы бесплатного медицинского страхования. Какова позиция ВОЗ в отношении абортов?

— Здоровье женщин является одним из главных приоритетов Всемирной ассамблеи здравоохранения в этом году: страны одобрили глобальные усилия по улучшению здоровья женщин путем принятия Повестки дня на XXI век по устойчивому развитию. Мы добиваемся значительного прогресса в улучшении здоровья женщин, но женщины по-прежнему сталкиваются с большим количеством проблем. И регулирование рождаемости, включая аборты, является одной из них.

ДОКУМЕНТЫ ВОЗ, КАСАЮЩИЕСЯ ЗДОРОВЬЯ ЖЕНЩИН

В Европейском регионе ВОЗ были приняты два ключевых документа, касающихся здоровья женщин: Стратегия в отношении здоровья и благосостояния женщин на 2017–2021 годы и План действий в отношении сексуального и репродуктивного здоровья, в котором основное внимание уделяется факторам риска для здоровья женщин и действиям, необходимым для их решения.

Проблема абортов стала объектом интенсивных дискуссий во многих обществах и на международных форумах. Национальное законодательство об абортах является прерогативой национальных правительств, и ВОЗ не вмешивается в решение этой страны. Мандат ВОЗ в этой области очень четкий: организация не стремится изменить законодательство об абортах в странах. Но ВОЗ работает над тем, чтобы все женщины могли осуществлять свои права на сексуальное и репродуктивное здоровье и получать доступ к информации и услугам, в которых они нуждаются. В тех случаях, когда услуги по прерыванию беременности являются законными, ВОЗ может по просьбе страны оказывать техническую помощь для обеспечения того, чтобы они предоставлялись по самым высоким стандартам.

— Если говорить о здравоохранении, то с этой точки зрения должны ли аборты быть доступны?

— Есть доказательства, которые говорят о том, что правовой запрет не предотвращает аборты в целом. Любая женщина, в том числе девушка-подросток с нежелательной беременностью, может пойти на риск криминального, незаконного аборта, если не может получить доступ к безопасному прерыванию беременности. Бедные женщины с большей вероятностью делают небезопасный аборт, чем более состоятельные женщины. При этом чем больше срок беременности, тем выше показатели смертности и травм при нелегальном прерывании беременности. Кроме того, уровень незаконных абортов выше, когда доступ к эффективной контрацепции и к безопасным абортам ограничен.

В странах, где прерывание беременности ограничено, уровень абортов несущественно отличается от стран, где они законны. При этом имеются данные о том, что снижение доступа к безопасному аборту приводит к увеличению материнской смертности и заболеваемости.

Принимая во внимание, что за законодательное регулирование абортов отвечает страна, ВОЗ подчеркивает необходимость того, чтобы органы общественного здравоохранения улучшили санитарное просвещение, в том числе сексуальное образование, и расширили всеобщий доступ к соответствующим услугам и эффективной контрацепции. Все это является частью стратегических документов ВОЗ.

— В каких областях здравоохранения, по мнению ВОЗ, Россия достигла успехов? Какие программы, реализованные в РФ, могли бы использоваться в других странах?

— В первую очередь это комплексная программа борьбы против табака, проводимая РФ. В начале 2000-х годов РФ была среди государств с наивысшей распространенностью потребления табака (включая женщин и молодежь), но с тех пор страна добилась значительного прогресса в борьбе с курением.

БОРЬБА С КУРЕНИЕМ В РОССИИ

В 2008 году Россия присоединилась к Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака (РКБТ). В 2010 году правительство РФ внедрило национальную стратегию борьбы против табака на 2010–2015 годы, за которой последовало принятие всеобъемлющего национального закона о борьбе с табаком в 2013 году.

Законодательство РФ, направленное на ограничение потребления табака, является одним из самых сильных в мире, и его положения включают ряд запретительных мер: запрет на курение в общественных местах, рекламы табака, продажи несовершеннолетним, а также увеличение налогов.

Эффективность этих мер подтверждена результатами глобального обзора, проведенного в России в 2016 году. Исследование показало, что распространенность употребления табака значительно снизилась среди взрослых людей — с 39,4% в 2009 году до 30,9% в 2016 году (с 60,7% до 50,9% среди мужчин, с 21,7% до 14,3% среди женщин). Это представляет собой относительное снижение распространенности употребления табака на 21,5%.

Другим чрезвычайно важным направлением является повышение физической активности у детей и подростков.

И последним, но не менее важным я бы назвала алкогольную политику. Если смотреть на тенденции за последние 20 лет, то в РФ до 2007 года потребление алкоголя неуклонно росло, и в тот момент население Российской Федерации потребляло на пять литров больше на душу населения чистого алкоголя, чем в среднем по Европейскому региону ВОЗ. Но уже в период с 2007 по 2014 год потребление алкоголя сократилось на 15%, а также снизилась смертность от алкоголизма, связанного с циррозом печени и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Хотя уровень потребления алкоголя и смертность от алкоголя по-прежнему превышают средний показатель по Европе, тенденция за последние семь лет является обнадеживающей и может быть вызвана серьезными изменениями в алкогольном регулировании. В особенности ограничительными мерами и запретом на продажу в ночные часы. Это то, что мы называем передовой практикой с отличными результатами, которыми стоит поделиться с другими государствами — членами ВОЗ.

Инна Финочка

Россия > Медицина > regnum.ru, 21 июня 2017 > № 2469923 Жужанна Якаб


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211118 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Ястреб: Нацкомфинуслуг намерена прекратить управление агентами страховым рынком

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба

Вопрос: Подведены итоги первого квартала 2017 года, и рисковый рынок и рынок страхования жизни по чистым премиям показал снижение. Как вы считаете, в чем причина и что ждет рынок в будущем?

Ответ: Страховые компании я делю на группы: одни стараются, что-то развивают, у кого-то получается, у кого-то нет. Вторая часть, это те, которые не стараются, так как пришли сюда не за этим. Это те, которые нас покидают периодически, те которые нечестно работают и портят имидж всего нашего рынка, всего хорошего, что мы пытаемся сделать, я имею в виду, не комиссию.

Если брать полностью 300 компаний, то те, которые хорошие, их меньшинство, их очень мало. Каждый день сталкиваясь со страхованием, со страховыми компаниями, могу сказать, что имена всегда звучат практически одни и те же, как в хорошем плане, так и в плохом.

Что касается сокращений премий и причины этого, то более подробную аналитическую информацию можно запросить у моего коллеги, который курирует это направление. Если кратко, то это отражение объективных процессов, которые были в стране.

Локомотивом страхового рынка Украины является обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев, и на его примере можно увидеть, что ждет всех в будущем - это увеличение частоты страховых событий, размера убытка и страховых выплат. В этом году у нас значительно вырастут выплаты по жизни и здоровью, а также связанные со смертью пострадавшего в связи с увеличением минимальной заработной платы до 3200 грн. Ели раньше за памятник платили 12 тыс. грн, то сейчас это будет в три раза больше. Также вырастут выплаты за моральный ущерб. Конечно, сейчас этот показатель у нас очень маленький и это плачевно, но ожидаем, что он будет больше.

Вопрос: В связи с прогнозируемым увеличением выплат, не планирует ли комиссия поддержать предложения МТСБУ и увеличить коэффициенты, что приведет к увеличению стоимости ОСАГО?

Ответ: Если говорить о повышении коэффициентов, это негативная тенденция. Повышение должно быть адекватным мы должны понимать, куда компании тратят деньги. Они могут тратить на выплаты, на свои потребности, на агентов и на все, что угодно. Поэтому мы, в первую очередь, должны понять, где живут на широкую ногу и работать с этим. В первую очередь это касается агентских вознаграждений, а потом уже будем смотреть, что делать дальше.

Уровень убыточности европейский страховых компаний по данному виду страхования значительно выше. У нас сейчас он в пределах 55%, это, конечно, больше чем было ранее 20%-30% и он постепенно растет, за счет повышения лимитов выплат, европротоколов, частоты событий, но до цивилизованного рынка пока не дотянул.

Я с Моторным бюро, с президиумом стараюсь много общаться. Мы пытаемся выйти из ситуации не одним простым решением. Нельзя просто поднять цены, это ни к чему не приведет. Сейчас подними, через полгода опять вернемся к этому вопросу, например, из-за регистрации машин в Киеве и области и т.д.

Просто поднять и сказать зарабатывайте больше.. А кто будет больше зарабатывать, тот кто не платит, либо тот, кто некачественно выполняет свои обязательства перед людьми. Я могу сказать только одно, что на сегодняшний день комиссия не готова просто взять и поднять цены.

Вопрос: Какой есть выход из сложившейся ситуации?

Ответ: Мы сейчас активно говорим о том, что нам нужно провести некоторые мероприятия, их количество и суть еще обсуждаются, которые были бы направлены на упорядочение рынка агентских вознаграждений.

Это большая проблема, потому что у нас агенты управляют страховым рынком, агенты диктуют условия, от них много чего зависит. Они могут компании устроить серьезные неприятности. Это очень плохо, не может рынок зависеть от агентов. Отношения должны быть более цивилизованные. Поэтому, в первую очередь, наши действия будут связаны с агентским вознаграждением.

Вопрос: Этот вопрос уже пытались урегулировать законом об ОСАГО, введя реестр для агентов и обязательное их обучение, но, как видим, ситуация не стала лучше?

Ответ: Да такой реестр существует и в него вносится информация. Но вносит информацию страховая компания, которая берет обязательства их обучить. Это на самом деле формальное выполнение. Мы сейчас думаем над тем, как это изменить, чтобы не допустить стресса на рынке. Не должно быть сумасшедшей революции, должны быть планомерные действия, которые будут адекватные, как и для компаний, так и для агентов.

Революция может привести к тому, что некоторые страховщики вынуждены будут уйти с рынка. А как уходить у нас же нет нормальной гарантийной функции, и мы опять столкнемся с теми же проблемами. Я этого не хочу.

Нам удалось в Моторном бюро договориться, чтобы частично разблокировать деньги Фондов для выплат пострадавшим до признания страховщика банкротом и это дало позитивные результаты. Но этого недостаточно. Неправильно, что выплаты в полном объеме могут быть произведены только после официального банкротства компании. Такую ситуацию надо менять на законодательном уровне, но законопроекты, связанные с гарантийными функциями не проходят в парламенте, они зарегистрированы и ждут своей очереди, поэтому мы будем придумывать что-то другое.

Я не могу сейчас говорить об этих планах открыто, потому, что они в разработке и могут измениться. Однако могу утверждать, что работа очень активная и я, плюс-минус, уже вижу какой-то финиш, но он будет зависеть от реакции Моторного бюро, реакции страховщиков. Поэтому - посмотрим.

Для того чтобы сделать конкретные шаги по агентскому вознаграждению и т.д. мы должны подготовить подушку безопасности для того чтобы не столкнуться с проблемой обманутых потерпевших страхователей.

Наша проблема еще в том, что если принять какое-то государственное решение, как например постановление Кабмина, которое регламентирует размер агентских вознаграждений, физлицам - не более 10%, юрлицам - не более 20%, то сразу возникает масса идей как эту норму обойти.

Вопрос: Но можно узнать хотя бы сроки, когда на рынке могут произойти изменения, которых многие давно ожидают?

Ответ: Я думаю до конца года это точно предложим. Думаю мы предложим способ механизм того как снизить агентские вознаграждения. Я очень надеюсь, что этот способ для страховщиков будет мягкий и, очень надеюсь, что страховщики способны будут объединиться для достижения этой цели. Я не верю, что им нравится платить много денег агентам. Я уверен, что это ни кому не нравится и, в большей степени, это не нравится акционерам. Когда показывают обороты в 300 млн грн, из которых даже нет прибыли. Зачем нужен такой бизнес? Я думаю, что в этом году мы точно его предложим и, мало того, я очень надеюсь, что мы его и начнем.

Вопрос: Что еще нового ждет страховой рынок в недалеком будущем?

Ответ: В этот году много решений посвящено электронному полису и подготовке к нему. Был запланирован ряд мероприятий, сейчас будет их внедрение и отслеживание. В этом году мы уже столкнулись с тем, что работа в онлайн требует больших разъяснений.

Комиссия должна показать по какому пути нужно идти. Сейчас заключение договоров по средствам интернета без участия "живых" подписей – на этом строится мировой бизнес.

Первые пилотные проекты были в банковской системе. На нашем рынке не только страховщики, но и финкомпании, которые предоставляют кредиты, взяли за основу банковскую модель, но она сложная и не всегда ложится на наше законодательство.

Модель, которую мы предлагаем с электронным полисом ОСАГО и та, которая написана в законе об электронной коммерции, намного проще и более понятная. Наша задача в этом году – объяснить, рассказать это рынку.

Как мы пришли к электронному полису ОСАГО, ведь о данном виде страхования есть только норма, по которой комиссия устанавливает особенности заключения этих договоров. Закон о страховании и финуслугах закрепляет четкие параметры договора и обязательное наличие подписи. Гражданский кодекс нам говорит, что обязательно должна быть письменная форма.

Но с 2015 года, когда был принят закон об электронной коммерции, были внесены изменения в Гражданский кодекс: так, договор может быть закреплен и электронной цифровой подписью.

Этим воспользовались компании, которые предоставляют кредиты, и начали выходить в онлайн кредитование. Это незатратно, быстро, удобно. Однако в Комиссию стали приходить первые жалобы. В это время и началась работа над электронным полисом.

Я стал чаще общаться с руководителями этих компаний. Имея ясное понимание в заключении договоров как электронных, так и бумажных, я понял как это происходит.

Есть закон об электронной коммерции, который гласит, что особенности работы по такому принципу в страховании должны быть закреплены отдельными нормами в законе страховании, которых сейчас нет.

Значит, в полной мере мы можем использовать закон о коммерции, согласно которому, юрлицо, предоставляющее услугу через интернет, должно иметь соответствующие ресурсы. Должна быть информационно телекоммуникационная система, которая предусматривает две функции: общение и накопление информации, заключенной в договорах. Т.е. база данных и интерфейс для общения. Для того чтобы заключить этот договор компания должна направить потенциальному клиенту предложение о заключении договора в котором изложить суть и условия. В случае согласия клиент подтверждает договор или электронной цифровой подписью, или одноразовым идентифика?тором, либо действием, т.е. оплатой. Получив оплату, компания понимает, что с ней заключили договор и с этого момента он начинает действовать. При этом компания обязана предоставить клиенту 24 часа доступа к договору. Есть еще много требований низшего уровня, закрепленных этим законом, и при неоднократном его изучении они становятся понятными.

Эту модель мы взяли и при разработке электронного полиса. Полностью перевести весь рынок ОСАГО на электронный способ регистрации договором мы хотели в течение года, однако, Министерство юстиции не согласовало такое решение в связи с тем, что гражданский кодекс говорит о том, что у человека должн быть выбор как заключать договора. Поэтому комиссия не вправе принимать решение только по электронному варианту.

Вопрос. И какое решение было принято комиссией?

Ответ: Мы считаем, если компания не хочет работать с электронным полисом, пусть не работает – это ее право. Главное, чтобы конечный результат был позитивный

Было много обсуждений того, какая должна быть подпись, как ее доказать и т.д. и в этой работе мы пришли к главному и оно не лежит в юридической плоскости. Мы должны сломать стереотип: ведь по сути даже бумага нам не дает защиты. Защиту нам дают страховщики, Моторное бюро, Нацкомфинуслуг. А ведь не страховщик, не Моторное бюро, не Комиссия – это не бумага, это люди, которые либо хотят что-то делать, либо не хотят. Все зависит от нашего поведения. И мы ничего не сделаем, если кто-то не захочет правильно работать.

Мы сейчас на предфинальной стадии по введению в Украине электронного полиса ОСАГО. Я думаю, в течение месяца согласуем его с государственными органами. Положение вступит в силу через 3 месяца после опубликования, но нам еще предстоит изменить Централизованную базу данных МСТБУ, разработать распоряжение, в котором прописать условия для электронных договоров. Мы должны утвердить его визуальную форму электронного полиса и электронного стикера.

Вопрос: Как вы планируете контролировать бумажные полисы, учитывая слабую дисциплину страховщиков по внесению информации о них в ЦБД?

Ответ: По нашим планам контроль наличия полиса будет осуществляться через базу данных. Я говорил страховщикам на собрании Моторного бюро, что комиссия будет все строже и строже относиться к своевременному появлению информации о заключенных полисах в базе данных. Я думаю, что через неделю у нас будет первый запрос в Моторное бюро по тем страховщикам, которые не своевременно это делают. У нас начнутся меры влияния в виде штрафов. Кроме того, мы усилили требования к оплате взносов в фонды МТСБУ за нарушение сроков внесения.

Мы хотим, чтобы на первом этапе внедрения электронного полиса, когда уже будут приняты все документы, информация о бумажных договорах вносилась в ЦБД максимально быстро. Как только мы поймем, что электронные договоры заработали, мы будем ужесточать процедуру заключения бумажных договоров для того чтобы информация о них попадала в базу данных в момент его заключения. Я думаю, мы эту работу начнем в следующем году, где-то в начале лета. Если у нас электронный полис заработает зимой.

Вопрос. С какой периодичностью, будут производиться запросы в Моторное бюро о сроках внесения в ЦБД и какой может быть размер штрафа за несвоевременную информацию?

Ответ: Запросы в Моторное бюро будут регулярными. Сейчас по плану – это раз в месяц, но это может корректироваться. Штрафы за такие действия будут от 1700 до 17 тыс. грн. За каждый полис либо за факт – я пока не готов ответить, хочу посмотреть на масштаб проблемы.

Комиссия намерена контролировать этот процесс, это будет ложиться на репутацию компании, на возможность получения лицензии и т.д. Это будут обычные меры воздействия, которые будут применяться постоянно.

Мы придем к тому, что номер полиса можно будет взять только из ЦБД, т.е. будет аналог, который сейчас существует в "зеленой карте".

Вопрос. Насколько сложно страховому рынку перейти полностью на работу в онлайн?

Ответ: Чтобы работать в онлайне страховщикам по сути уже ничего делать не нужно, они могут это делать сейчас. Могу сказать, что полностью использовать опыт банковского рынка в этом направлении, интерпретировав под себя, не всегда правильно.

До сих пор все предложенные схемы корректировались. Поэтому мы на комиссии дали поручение департаменту методологии разработать информационное сообщение, в котором описать возможные способы заключения договоров, в том числе, и электронного. Мы постараемся более понятным языком объяснить, как это можно делать. Практически задекларировать позицию государственного органа, что это нужно, можно, правильно. Мы надеемся, что страховщики подхватят такие вещи и будут работать в онлайн. Пока я думаю, что это не будет иметь массового развития. В основном этот будут договоры страхования от несчастного случая, туризм и т.д.

Надо отладить эту систему. Мы сейчас проведем обучение комиссии. Я не думаю, что в ближайшие пару лет это станет основным направлением, но мы туда рано или поздно придем.

У нас сейчас на рынке много "недострахования" – это коробочные продукты, которые имеют малую убыточность, но большие сборы в наших сетях. Я негативно отношусь к этому, ознакомившись с условиями, которые там написаны, могу сказать, что получить страховое возмещение там довольно проблематично. По моему мнению, это не страхование, - это обман. Не хочу кого-то обвинять, каждый старается, как может, но это наше общее лицо.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211118 Денис Ястреб


Казахстан. Нидерланды > Финансы, банки > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206590 Асель Хаирова

У нас существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов

Сегодня KPMG аудирует несколько банков и страховых компаний

Национальный банк всерьез занялся работой над ошибками в банковском секторе. Помимо вопросов к игрокам, у регулятора возникли вопросы к аудиторам. Критика прозвучала на нашем сайте от заместителя председателя Национального банка Олега Смолякова. По его словам, «аудиторские организации подтверждают отчетность финансовых организаций. Это один из основных инструментов, обеспечивающих прозрачность деятельности финансовых организаций, а также выполнение Национальным банком своих контрольных и надзорных функций. Также на основе анализа финотчетности организаций Нацбанк получает объективную информацию о деятельности финансовых организаций, необходимую для принятия соответствующих решений. И от того, насколько аудиторы будут добросовестно выполнять свои обязанности, зависит точность и объективность получаемой нами информации». В основном вопросы связаны с подходами в раскрытии ряда операций на уровне аудированной финансовой отчетности финансовых организаций. К примеру, вопрос оценки займов, выданных финорганизациями.

Для прояснения ситуации «Капитал.kz» обратился к Асель Хаировой, управляющему партнеру KPMG в Казахстане и Центральной Азии — компании, входящей в «большую четверку». Сегодня KPMG аудирует несколько банков и страховых компаний.

— Асель, не так давно Нацбанк сделал ряд критических заявлений в отношении аудиторских компаний, в частности, связанных с подходами в раскрытии ряда операций на уровне аудированной финансовой отчетности финорганизаций. Также регулятор призвал к ужесточению ответственности аудиторов. Почему, на ваш взгляд, этот вопрос стал актуальным сейчас?

- Как мы видим, на банковском рынке наблюдается непростая ситуация, и финансовые институты столкнулись с рядом вызовов. Но опять же, на рынке финансовых услуг представлены не только банки, но и рейтинговые агентства, страховые компании, депозиторы, заемщики, оценщики, аудиторы, а также регулятор. Каждый из них несет свою ответственность, поэтому стабильность и устойчивость действующей модели финансовой системы зависят от качественного взаимодействия всех этих игроков. Вопрос особой ответственности аудиторов, возможно, возник в силу недопонимания целей аудита финансовой отчетности и так называемого «разрыва» между ожиданиями от аудита пользователями отчетности, включая регулятора, и действительной зоной ответственности аудитора. Как я уже говорила, у каждого участника рынка финансовых услуг есть своя миссия и зона ответственности, что не исключает взаимодействия между звеньями единой цепи.

— Но вопросы возникли к данным аудированной финотчетности. Действительно ли она не отображает реального положения дел в банках?

— Здесь я хотела бы обратить внимание на четыре важных аспекта. Во-первых, аудитор проводит работу в отношении финансовой отчетности, а за нее несут ответственность руководители банков и лица, отвечающие за корпоративное управление. Во-вторых, аудиторы в рамках своей работы основываются на принципах разумной уверенности, а не полной гарантии. Абсолютная гарантия отсутствия искажений в финансовой отчетности не может быть достигнута в связи с ограничениями, присущими аудиту и аудиторским процедурам. В-третьих, аудиторы выражают свое мнение на основе принципа существенности, при этом уровень существенности определяется аудитором исходя из профессионального суждения в соответствии с требованиями Международных стандартов по аудиту (МСА). В-четвертых, аудитор проводит аудит и выражает мнение согласно требованиям этих стандартов, законодательно утвержденных в Казахстане. В то же время регулятор проводит свою проверку в соответствии с внутренними стандартами и правилами, которые отличаются от МСА и могут привести к другим результатам.

Напомню, что в Казахстане аудиторские отчеты и прилагаемые к ним финансовые отчетности размещаются на сайтах банков, а также в Депозитарии финансовой отчетности. Любой пользователь, включая акционеров, потенциальных инвесторов, регуляторов, государственные органы, рейтинговые агентства, покупателей, поставщиков, заемщиков, вкладчиков, сотрудников и других контрагентов, может получить аудиторские отчеты в открытом доступе. Соответственно, у нас, несомненно, существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов, которые добавляют уверенность и доверие к финансовым отчетностям, выпускаемым банками.

— И все же перейдем к замечаниям регулятора, с какими вы можете согласиться, а с какими — нет?

— Я бы не стала делать заявления от имени всех игроков, но в отношении того, что делает KPMG, смогу дать краткое резюме.

Стоит обобщить основные замечания в три категории. Первая — оценка выданных банками займов и сомнения регулятора в достаточности провизий по кредитным портфелям, в частности, в отношении реструктуризированных займов и крупных займов, представляющих значительную часть ссудного портфеля и имеющих признаки приближающегося дефолта заемщика. Вторая группа — обоснованность будущих денежных потоков, а также эффективность предоставляемых страховых полисов в качестве покрытия рисков дефолта в целях расчета провизий по обесцененным кредитам. И третья категория — качество отчетов по оценке залоговых активов, используемых как подтверждение адекватности стоимости залогового обеспечения.

Оценка возмещаемости кредитного портфеля основана на суждениях как со стороны руководства банков, так и со стороны аудиторов. В новых форматах аудиторских отчетов за 2016 год аудитор раскрывает процедуры по ключевым аудиторским вопросам, а в случаях аудита банков могут описываться процедуры, примененные для оценки выданных кредитов. Понимая, что в результате тех или иных профессиональных суждений мы приходим к определенным выводам, наша задача, чтобы эти суждения имели аргументацию, были обоснованы и разумны, в особенности в отношении нестандартных активов. В работе же регулятора, как мы понимаем, применяются определенные, четко регламентированные правила оценки с минимальным количеством субъективных суждений, что, несомненно, является установленной для целей регулятора практикой. Однако может в результате продемонстрировать другие, по сравнению с работой аудитора, результаты.

Чтобы пояснить свою позицию, я хотела бы акцентировать основные моменты нашей работы по каждой из обозначенных выше категорий.

Первое. Кредиты, выданные банками, являются одним из существенных аспектов нашего аудита банков, и в KPMG существуют тщательно отработанная программа и внутренние инструкции по проведению аудита этих активов, основанные на требованиях МСА и законодательства РК, включая постановления, правила и инструкции Национального банка.

Как показывает практика, зачастую причинами реструктуризации займов могут быть рыночные основания, но если же реструктуризация происходит в связи с финансовыми затруднениями или нарушениями сроков или сумм выплат по кредиту, то мы рассматриваем эти факты в качестве признаков обесценения. В таких случаях мы проводим дополнительную аудиторскую работу, такую как проверка адекватности суждений, используемых банком при расчете провизий по реструктурированным займам, проверка операционных финансовых моделей этих заемщиков и залогового обеспечения таких займов. На основании всех полученных аудиторских доказательств аудитор может прийти с предложением к руководству банка о начислении дополнительных провизий либо согласиться с позицией банка в случаях, когда дисконтированные денежные потоки от операционной деятельности заемщика и/или залоговое обеспечение дают достаточное покрытие риска потенциальных потерь по займу. Соответственно, признаки обесценения не во всех случаях приводят к признанию убытка от обесценения. Как правило, индивидуально существенные займы попадают в наши выборки и проверяются отдельно.

Второе. Основными источниками подтверждения возвратности займов являются операционные денежные потоки и «твердые» залоговые активы, которые мы аудируем на предмет обоснованности и вероятности получения возмещения при реализации залога. Касательно будущих денежных потоков от операционного бизнеса заемщика для оценки займов хотела бы отметить, что применение будущих денежных потоков не запрещено, а, более того, регулируется требованиями п. 5 Правил по созданию провизий, утвержденных Нацбанком РК.

В крайне редких случаях, когда страховые полисы все же рассматриваются как варианты для дополнительных аудиторских доказательств, мы внимательно читаем условия договоров страхования для четкого понимания того, что является страховым случаем и какова степень вероятности покрытия убытков при наступлении случаев дефолта по займам.

Третье. Возражения или замечания по качеству отчетов по оценке залогового имущества представляются банкам, но в итоге являются ответственностью и предметом взаимоотношений между заказчиком-банком и оценочной компанией. Формат и содержание аудиторского отчета не предполагают раскрытие всех наших наблюдений и замечаний по процессу аудита, но если таковые замечания имеют систематический и существенный характер, влияющий на системы контролей и процессы, включая принятие некачественных отчетов по оценке, то такие рекомендации отражаются в письме к руководству, нежели в аудиторском отчете.

Как указано выше, мы в ходе своего аудита учитываем замечания, озвученные регулятором в прессе. Касательно того, почему у Нацбанка все же имеются такие вопросы по качеству оценки займов, то, по моему предположению, эти вопросы могут относиться к конкретным банкам и ситуациям, и, соответственно, такое понимание и открытый диалог регулятора с конкретными аудиторами помогут конструктивно разрешить существующие вопросы или разногласия в подходах. Также не исключаю, что подходы, применяемые аудиторами и Национальным банком к оценке займов, отличаются.

— То есть между аудиторами и регулятором не было взаимодействия?

— Да, признаю, раньше не было достаточного взаимодействия аудиторов с регулятором. Но с начала года ситуация изменилась, сегодня у нас есть конструктивный диалог с Нацбанком, в частности с департаментом банковского надзора, в ходе которого мы обсуждали вопросы в рамках озвученной в прессе критики. Такой диалог, по нашему мнению, однозначно важен для аудиторов, поскольку позволяет понять позицию Нацбанка, а также оценить дополнительные зоны риска, выявленные регулятором в ходе проверок.

Если же рассуждать о том, насколько для Национального банка достаточны аудиторские отчеты для эффективного осуществления своих надзорных функций, то, возможно, ожидания от использования только таких аудиторских отчетов завышены в текущих регуляторных условиях по нескольким причинам. Во-первых, регулятор в ходе своих надзорных проверок уже получает требуемую информацию в оперативном режиме и у него зачастую есть информация для обсуждения результатов проверки с руководством банков. Во-вторых, аудиторское мнение предоставляется в отношении финансовой отчетности в целом и предназначено для широкого круга пользователей, в то время как регулятор может быть заинтересован в специфичном акценте или в какой-либо конкретной области деятельности финансовой организации, которые стандартный формат аудиторского отчета не предоставляет. В-третьих, регуляторы в некоторых странах с развитой финансовой системой, помимо заключений аудитора по финансовой отчетности, пользуются также дополнительными отчетами, которые наиболее соответствуют их целям. Например, по вопросам риска ликвидности, комплаенсу с правилами в отношении «предотвращения мошенничества и финансирования терроризма», некоторым аспектам внутреннего контроля и рыночных рисков, комплаенсу с правилами системы управления рисками и корпоративного управления, а также безопасности IT-систем и другим вопросам.

Внимание, которое регулятор обращает на вопрос достоверности финансовых отчетностей финансовых организаций и их подтверждение аудиторскими компаниями, по моему мнению, является своевременной и правильной тенденцией в контексте современных вызовов и озвучиваемой Нацбанком необходимости оздоровления банковской системы. Однако, рассматривая элементы критики регулятора, считаем, что ответы на них в нашем случае надо конкретизировать отдельно по ситуациям.

— В интервью Олег Смоляков отметил, что в банковском секторе наблюдался вывод капитала связанным компаниям: «Эти транзакции следовало отражать на уровне финансовой отчетности как движение собственного капитала, то есть выплату дивидендов, а не расходы по оплате работ и услуг. Аудиторским организациям при проведении аудита нужно обращать особое внимание на подобные операции и формат их раскрытия в финансовой отчетности». Уточните, пожалуйста, по данному вопросу. Могут ли аудиторы выявить этот факт?

— Работы и услуги, такие как рекламные, маркетинговые, информационные или консалтинговые, обычно являются необходимыми операционными статьями для эффективного функционирования банков. Использование связанных компаний для оказания таких услуг и работ возможно, и в таких случаях требуется раскрытие этих операций и балансовых остатков в финансовой отчетности. Признание затрат по приобретенным товарам, услугам или работам в отчете о прибылях и убытках или в капитале зависит от конкретных обстоятельств и является предметом нашего акцентированного внимания. В определенных случаях, когда операции по приобретению товаров, услуг и работ со связанными компаниями не имеют обоснования, для чего такие услуги или работы были приобретены, то в капитале производится признание всей суммы транзакции. По приобретению и продаже финансовых инструментов в результате операций со связанными сторонами выводы требуют рассмотрения условий стандарта МСБУ 39 «Финансовые инструменты» и могут отличаться от вышеуказанной позиции в отношении операций с товарами, работами и услугами. Аудиторы обычно рассматривают такие операции со связанными сторонами в соответствии с требованиями стандартов и проверяют полноту и правильность раскрытия такого рода операций в финансовой отчетности банка.

— Регулятор намерен усилить ответственность аудиторских компаний. Каково ваше отношение к данному вопросу?

— Ответственность аудитора заключается в получении разумной уверенности в том, что финансовая отчетность в целом не содержит существенных искажений вследствие недобросовестных действий или ошибок, и в выпуске аудиторского отчета, содержащего наше мнение. Аудиторское мнение может быть безоговорочным либо содержать модификации в случае, если аудитор не согласен с позицией банка или не имеет возможности получить достаточные аудиторские доказательства от руководства банка по существенным суммам либо раскрытиям.

То есть ответственность аудитора четко регламентирована Международными стандартами по аудиту и законодательством РК, и в ходе диалога с регулятором мы пришли к взаимопониманию, и Национальный банк это подтверждает, что под «усилением ответственности» понимается «оказание качественных аудиторских услуг в соответствии с законодательной, регуляторной и профессиональной ответственностью».

— Нацбанк нацелен на коммуникации и взаимодействие с аудиторскими компаниями. На какой контакт вы с ним рассчитываете?

— Как я уже отметила, у нас выстроился регулярный и конструктивный диалог с Национальным банком, в ходе которого мы обмениваемся профессиональным мнениями и находимся в поиске решений трудных вопросов, связанных с обострением в соотношениях пруденциальных нормативов, финансовых результатов банков и аудиторского мнения.

Казахстан. Нидерланды > Финансы, банки > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206590 Асель Хаирова


Россия > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204244 Александр Локтаев

Как работает полис страхования путешественников по России и зачем он нужен, если есть бесплатный ОМС?

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

В последние годы россияне стали осваивать внутрироссийские направления, а страховые компании — предлагать специальные полисы страхования путешественников

На фоне снижения выездного потока, наблюдавшегося последние несколько лет, многие страховщики стали активно продвигать полисы добровольного медицинского страхования (ДМС) для путешественников по России. Это не новый вид страхования, но сегодня у него может появится новая жизнь — все больше и больше соотечественников выбирают Крым, Байкал, Алтай, Кавказ или горнолыжные склоны Шерегеша. На карте России много интересных точек, но не всегда можно быть уверенным, что там сработает наш обычный полис ОМС (обязательного медстрахования) и, самое главное, сработает быстро. Так что интерес к дополнительному добровольному страхованию будет расти.

Конечно, полис ОМС, который по закону получают все граждане РФ (в соответствии с ФЗ «О медицинском страховании» граждане РФ имеют право на бесплатную медицинскую помощь, и ее обеспечивает полис ОМС), может покрыть какие-то базовые расходы, но далеко не все. Кроме того, обращение по этому полису зачастую занимает много времени, что может оказаться критично для путешественника.

Добровольное медицинское страхование (ДМС) фактически обеспечивает получение всех медицинских услуг во время путешествия, в том числе положенных и по системе ОМС, но их оплачивает уже страховая компания. Такой полис включает оказание неотложной медицинской помощи, в том числе диагностику, пребывание в стационаре, медикаменты, медицинскую транспортировку, а также репатриацию в случае смерти застрахованного.

Большой плюс — организация помощи через диспетчерский пульт страховой компании или ассистанса в экстренной ситуации. Здесь система работает по принципу страхования выезжающих за границу (ВЗР): если с вами произошел несчастный случай, вы набираете номер телефона, указанный в полисе, и сообщаете диспетчеру о случившемся. Он подсказывает, что делать в данной ситуации. Страховая компания либо поможет организовать медпомощь, либо оплатит все расходы, которые вы понесете. Таким образом, минимизируются личные траты как материальные, так и временные.

По полису путешественника могут быть застрахованы как дети, так и взрослые в возрасте старше 65 лет, правда, им полис обойдется немного дороже — с возрастом увеличиваются и риски. Цена вопроса, учитывая столь широкий объем предоставляемых услуг, не велика. Стоимость полиса путешествующего по России составляет от 15 рублей в сутки и зависит от величины страховой суммы (покрытия). Обязательно обращайте внимание на покрытие. Бывают ситуации, когда застрахованные выбирают минимальную страховую сумму, например, 30 000 рублей (как правило, такие полисы являются неким рекламным бонусом от турагентства при продажи туров клиентам), а затем не могут получить полноценную медицинскую помощь. Не стоит экономить: лечение и пребывание в стационарах удовольствие нынче не дешевое. Только затраты на репатриацию, например, из Санкт-Петербурга в Екатеринбург составят не менее 50 000 рублей.

Имейте в виду, что некоторые заболевания являются исключением из правил страховщика. Условия страхования прилагаются к полису и должны быть внимательно изучены перед подписанием. Также обратите внимание, что, если вы не сможете связаться с диспетчером при наступлении страхового случая и самостоятельно обратились к врачу, а затем приобрели лекарства по рецепту, то вам надо будет обязательно сохранить рецепт и все чеки. В противном случае страховщик откажет в компенсации. ДМС путешествующего приобретается на определенный срок, поэтому следите за датами поездки.

Возможно, скоро такие страховые продукты будут входить в пакет туроператоров, как это делается при организации зарубежных поездок. Ну, а пока застраховать себя вы можете только сами. Для этого достаточно зайти на сайт или в офис страховой компании, предлагающей подобную услугу, выбрать необходимые риски, произвести оплату, сохранить или распечатать полис. Обязательно уделите внимание номеру телефона, по которому необходимо обратиться в экстренном случае. Теперь без малейших волнений за собственное здоровье можно собирать чемодан.

Россия > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204244 Александр Локтаев


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 июня 2017 > № 2211117 Павел Ковтонюк

Павел Ковтонюк: "Медреформа – это плавная трансформация действующей системы в качественную"

Заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк дал интервью агентству "Интерфакс-Украина" сразу после заседания Национального совета реформ на минувшей неделе, где, казалось, судьба медицинской реформы была решена: доработанный правительственный законопроект №6327 о государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств будет внесен в повестку дня и вынесен на голосование. Депутаты выполнили обещание и проголосовали его в первом чтении с намерением внести оговоренные правки. Однако депутаты отказалась принять за основу законопроект №6329 о внесении изменений в Бюджетный кодекс в части финансирования сферы здравоохранения, без которого законопроект о государственных фингарантиях остается только декларацией и не будет иметь реальных инструментов для реализации.

Таким образом, в настоящее время судьба реформы здравоохранения по-прежнему остается под вопросом, а интервью П. Ковтонюка не теряет актуальности)

Вопрос: Сегодня в социальных сетях и в СМИ развернулась широкая дискуссия о реформе. Основным оппонентом Минздрава выступает парламентский комитет по здравоохранению. Прокомментируйте, пожалуйста, этот конфликт.

Ответ: В большинстве случаев 95% критики – это не конструктивная критика, не критика по определенным позициям, когда есть другой альтернативный взгляд на проблему, а когда оппоненты берут какой-то миф и озвучивают его. Подкреплено ли это фактами и доказательствами, их не интересует. Как правило, мне приходится комментировать именно такую "критику".

Тем не менее, я признаю наличие определенного количества людей, которые дают нам конструктив. Например, депутат Андрей Шипко. Да, у него есть определенная политическая позиция, с которой можно соглашаться или не соглашаться, но при этом он работает с нормальными, грамотными экспертами. Он не согласен с нами, но у него есть другой взгляд на то, как решить проблемы. Он разработал другую концепцию, но признает то хорошее, что есть в наших инициативах, хотя и критикует нас достаточно жестко. Это нормальная позиция в период реформ. Есть нормальная дискуссия и с Людмилой Денисовой: она считает, что все нужно делать не так, как предлагаем мы, но она ведет дискуссию.

В других же случаях мы сталкиваемся с дискуссией в виде: "Караул, вы закроете все больницы!", и мы вынуждены опровергать это...

Вопрос:А вы закроете больницы?

Ответ: Министерство не закрывает больницы, это некорректный вопрос.

Будет система договоров Национальной службы здоровья (НСЗ) с учреждениями здравоохранения, договоры будут предусматривать определенные требования к больницам. Эти требования позволят устанавливать стандарты качества. Если НСЗ, которая будет выступать заказчиком медицинских услуг, заказывает услугу, то она будет гарантировать пациенту, что эта услуга будет качественной.

Часто говорят, что наши законопроекты отменяют уже существующие требования, но это не так. Сегодня есть определенные нормативные документы с требованиями, которые обязательны для всех медучреждений. Но сегодня они сформулированы так, чтобы в случае проверки было к чему придраться. Вместо этих коррупциогенных документов будут договоры клиники с Национальной службой здоровья, в которых будет прописано, какие минимальные требования должно выполнять медучреждение, в частности по первичной помощи. Эти требования будут прописаны не в законе, а в договоре. И этим мы будем гарантировать качество медицинской услуги.

Вопрос:Национальную службу здоровья иногда называют инструментом для приватизации и закрытия клиник…

Ответ: Роль НСЗ – купить услугу. НСЗ не будет влиять на приватизацию, приватизация – это вопросы собственника, т.е. местной общины…

Вопрос: Если НСЗ выступает заказчиком и сама же контролирует качество услуг, то получается конфликт интересов. Как его избежать?

Ответ: Это не так. Контроль качества услуг может быть разным. Он может быть на уровне понятия о профессионализме, например, если врач или клиника сделали что-то, что противоречит статусу врача или статусу медучреждения. В этом случае контроль - не дело НСЗ, это дело того, кто выдает лицензию. У нас это будет министерство. Таким мы видим механизм на начальный среднесрочный период. Это предусмотрено действующим законодательством, и это не нужно прописывать в новом законе. Т.е. лицензирование учреждений здравоохранений остается за Минздравом, это не меняется. Это касается контроля, связанного, например, с врачебной ошибкой.

Есть другой уровень контроля, например, качество обслуживания. Например, в клинике восьмиместная палата, а должна быть четырехместная. Или вам сказали, что нет лекарств, хотя они должны быть, потому что за них заплачены бюджетные средства и они входят в стандарт лечения. С контролем таких ситуаций работает НСЗ в рамках договора с медучреждением: НСЗ заключает договор и проверяет его выполнение, так же как и страховая компания проверяет выполнение страхового договора.

Проверки качества медуслуги на медицинском уровне, которое имеет отношение, в частности, к врачебной ошибке - это функция органа, который занимается лицензированием. На западе часто это врачебные ассоциации, в Украине это пока будет Минздрав. Поэтому утверждение, что НСЗ будет сама все заказывать и сама все контролировать – неправдиво.

Вопрос: Еще одно опасение, что в доработанном законопроекте государство будет покрывать только те услуги, которые предполагает использование только тех лекарств, которые внесены в Национальный перечень. Говорят, что далеко не все наши фармпроизводители выпускают такие препараты, и вы просто убьете отечественное фармпроизводство…

Ответ: Это не так. Мы начали работать над Национальным перечнем, он сейчас формируется. В каждой стране есть свой уникальный перечень, нам нужно время, чтобы сформировать свой. Мы заложили в базу перечень ВОЗ, там действительно есть какие-то препараты, которые в украинской практике не применяются. Иногда - наоборот: в украинских госпрограммах есть какие-то лекарства, которых нет в Нацперечне или они есть в другой форме, например, в перечне - таблетки, а в программе - ампулы.

Но для того, чтобы все это урегулировать, существует переходный период, в течение которого фактически будут действовать два Нацперечня. Подчеркну: ни в одном аспекте реформы у нас нет такого, чтобы в один момент что-то прекращало действовать и что-то рушилось. У нас по всем направлениям реформы предусмотрен плавный переход одного в другое, из худшего в лучшее. При этом худшее – это то, что есть на сегодня, поэтому мы всегда можем вернуться в действующую ситуацию. С Нацперечнем – самое плохое, на мой взгляд, это если все оставить как есть.

Вопрос: Минздрав часто критикуют за разрешение использовать международные протоколы, мол, в них прописаны лекарственные средства, которых нет в Украине. В то же время без четких стандартов оказания медпомощи и протоколов невозможно рассчитать стоимость медуслуги. Насколько оправданы опасения, что украинские медики не смогут использовать международные протоколы и что Минздрав отменил национальные протоколы?

Ответ: На самом деле мы вводим понятие "рекомендации". Фактически рекомендация - это то, что в Украине называется протоколом. А того, что в мире называется "протоколом", у нас нет.

"Рекомендация" – это более широкое понятие, которое описывает подход к тому, как лечится определенная болезнь. При этом "протокол" – это конкретный порядок действий при лечении болезни. Сейчас в Украине слово "протокол" применяется именно к этому более широкому понятию.

Мы ничего не отменяем. Мы просто вводим понятие рекомендации. Наши старые протоколы, которые называются "унифицированные протоколы", продолжают существовать, но все новое, что будет разрабатываться, уже будет делаться в виде рекомендаций, базируясь на международных рекомендациях.

Таким образом, старое живет, но новое появляется уже на основе международных стандартов. И так за несколько лет у нас появятся международные клинические рекомендации. При этом унифицированные протоколы, которые действуют, продолжат действовать.

Очень важно следующее: в рекомендациях не написано, каким препаратом лечить, там прописан подход к лечению, какую группу препаратов использовать для лечения той или иной болезни. Например, в рекомендациях указаны "обезболивающие", там не пишется "нурофен" такого-то производителя. Это в наших действующих протоколах так пишется, поэтому появляется коррупция. А в рекомендациях прописана только группа препаратов, в которой врач может выбрать то, что есть на рынке и хорошо зарекомендовало себя в практике. Рекомендация дает врачу возможность действовать в более широких рамках.

В свою очередь протоколы – это составляющие рекомендации. И они тоже будут действовать. Например, врач может использовать британскую или американскую рекомендацию, или украинский унифицированный протокол. Если же произошло осложнение или пациент скончался, то будут тщательно разбираться, почему так случилось, соблюдал ли врач тот протокол или рекомендацию, которую он выбрал, или же нарушил то, что он выбрал.

Вопрос: Еще была критика за то, что вы убрали частные страховые компании из реформы…

Ответ: Мы их не убрали, мы, наоборот, даем им очень много возможностей. И это подтверждается нашими прямыми контактами со страховщиками. Мы несколько раз проводили встречи со страховыми компаниями, которые занимаются добровольным медицинским страхованием (ДМС). Мы спрашивали, как наши предложения повлияют на их бизнес, они говорили, что очень хорошо. Также как и с частными клиниками. Сегодня они находятся, фактически, в маргинальном сегменте. Я не имею в виду стоимость услуг, а их долю в общем объеме медицинских услуг - 1,5%. Это на уровне статистической ошибки.

Страховщики действительно сегодня сидят в премиум-сегменте и, в основном, работают с частными клиниками. Им интересно, чтобы государство определило свои гарантии и четко определило для них рынок. В нашем законе мы говорим, что поскольку государство вводит понятие покрытия, государственного гарантированного пакета, то это означает появление пространства для частных страховых компаний, которые смогут покрывать услуги которые или покрыты частично, или не имеют покрытия вовсе. Например, если мы говорим, что улучшенные палаты для родов не покрываются госпакетом, то страховые компании в своем пакете сразу могут это предложить. Сегодня в некоторых государственных клиниках есть платные палаты, но, по сути, это нарушение, за которое может наступить ответственность.

Вопрос: Страховщики в свое время предлагали собственные законопроекты по медреформе. Есть ли какие-то подтверждения тому, что страховые компании вас поддерживают?

Ответ: Есть в принципе недоверие к государственным институтам в Украине. Я бы на их месте тоже бы занял выжидательную позицию. Так, например, было и с реимбурсацией, когда большие сети месяц-два ожидали, как проект начнет работать, смотрели, заплатят ли деньги. А сейчас мы заплатили, и крупные аптечные сети начинают присоединяться. Например, к нам присоединилась "Аптека доброго дня". Так и страховщики будут выжидать, а потом присоединяться, они очень практичные люди.

Вопрос: За что вас еще критикуют? Что вам удалось отстоять в дискуссиях?

Ответ: Например, очень большую дискуссию вызвал вопрос о названии реформы: это страхование или не страхование. Мы уступили, для нас это не принципиально. Это не будет называться "страхование", это будет называться "государственные гарантии". У некоторых депутатов есть альтернативные законопроекты относительно других видов страхования, и им не хочется, чтобы мы были с ними в конкуренции.

Но мы отстояли НСЗ (Национальная служба здоровья) – она будет и будет в том виде, в котором мы ее предлагаем. При этом мы сделали небольшие уступки, в частности, в вопросах общественного контроля. Совет пациентского контроля будет создан, он не будет лишним и может принести пользу.

Вопрос: Некоторые члены рабочей группы говорили, что из законопроекта убрали механизм сооплаты медуслуг. Так ли это?

Ответ: Нет. Он остается, но мы заменили некоторые формулировки (по просьбе некоторых депутатов). Как можно убрать сам механизм, если не все входит в гарантированный пакет? Несмотря на то, что в рабочей группе было более 20 депутатов, предложения по законопроекту пришли только от шести, в частности, от Сергея Березенко, Михаила Довбенко, Андрея Шипко, Оксаны Корчинской, Алексея Кириченко. От основных наших критиков – Олега Мусия и Ольги Богомолец предложения не поступили. От них пришло письмо главе группы, что они считают, что все плохо, что Минздрав плохой. А конструктивных предложений не было.

Вопрос: Дмитрий Шимкив сказал, что альтернативные законопроекты могут тормозить процесс, но ваши оппоненты говорят, что это процедура, и если ее нарушить, то всю реформу можно поставить под сомнение…

Ответ: Альтернативные законопроекты - это известный способ заблокировать процесс, это не только Шимкив сказал, но и президент Порошенко.

Безусловно, альтернативные законопроекты - это процедура, и это совершенно правильный механизм, но те альтернативные законопроекты, которые вносились ранее, это были законопроекты Минздрава, в которых были изменены 5% текста. Но затянуть процесс путем внесения альтернативных законопроектов, не получится, так как наш законопроект идет под тем же номером, что и существующий – 6327, то есть мы подаем его на замену. Если бы это был новый законопроект, нам пришлось бы ждать две недели.

Вопрос: В случае, если ваши предложения будут приняты и механизм сооплаты заработает, как человек может ориентироваться в том, за что ему платить?

Ответ: Государственный гарантированный пакет будет определяться ежегодно до 15 сентября или каждые три года – в зависимости от бюджетного цикла в Украине. Т.е. каждый бюджетный период мы будем смотреть, какие средства государство будет готово выделять на покрытие медуслуг. Но объем покрытия будет зависеть от экстренности: чем экстреннее или приоритетнее ситуация, тем больше покрытие.

Вопрос: Когда будут готовы подзаконные акты?

Ответ: Как только будут проголосованы законы. Несколько подзаконных актов у нас уже есть, мы сразу пустим их в ход и будем выносить на Кабмин. Остальные будем готовить очень оперативно.

Вопрос: Не получится, что проекты подзаконных актов будут готовы только в декабре?

Ответ: Чтобы успеть в бюджетный год, их нужно подать до сентября, а лучше до июля. Поэтому, откровенно говоря, с гарантированным госпакетом мы войдем только в 2019 год, а уже с полноценным – в 2020 год. Кстати, тут мы пошли навстречу депутатам, которые просили немного отодвинуть начало реформы, хотя в первом нашем варианте мы хотели начать с 1 января 2018 года. Мы не сильно отложили, но такой переход будет более комфортным.

Вопрос: Много вопросов о родовспоможении. Например, кесарево сечение – это плановая операция, за которую нужно доплачивать, или экстренная медпомощь, которая покрывается государством?

Ответ: Роды, материнство и детство будут покрываться государством и входить в гарантированный пакет.

Вопрос: Есть ли уже видение, как будет организовано покрытие паллиативной помощи, которая тоже, согласно вашим предложениям, должна покрываться государством?

Ответ: У нас сейчас начинают появляться хосписы, в больницах открываются паллиативные отделения. Мы будем оплачивать медицинскую услугу, не привязывая к учреждению, кто бы ее ни оказывал, она будет оплачиваться. Если мы немного подтолкнем развитие этой системы, то появятся соответствующе медицинские учреждения. Опять-таки, подчеркну, что мы говорим только о медицинской части паллиативной помощи, социальной помощью и уходом занимается Минсоцполитики, но медицинская часть будет покрываться полностью.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 июня 2017 > № 2211117 Павел Ковтонюк


Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > stroygaz.ru, 8 июня 2017 > № 2203161 Михаил Бузулуцкий

Альтернатива традициям.

Арендное жилье как один из вариант развития девелоперкого бизнеса.

Многие эксперты сейчас говорят об усугублении кризиса в строительной отрасли, и, прежде всего, на рынке жилой недвижимости. Проблемы большинства застройщиков связывают с кризисными явлениями, которые проявляются в удорожании самого девелоперского бизнеса и падением платежеспособного спроса на жилье. Тем не менее, стройсектор далек от так называемого дна и более того имеет как минимум один перспективный вариант для развития, а именно строительство арендного жилья.

Михаил Бузулуцкий, директор департамента жилой недвижимости, GORN Development:

Согласно недавно опубликованным данным Рейтингового агентства строительного комплекса, объем строительных работ в стране снизился на 4,83% к 2015 году, ввод жилья сократился на 6,5%, а число стройкомпаний-банкротов выросло на 17,3%. Негативные для отрасли тенденции наблюдаются и в текущем году. По итогам 4 месяцев этого года российские застройщики ввели в строй 10,5 млн. кв. метров жилья, что на 10,7% меньше, чем за тот же период прошлого года.

И все же, говорить о падении строительной отрасли пока рано. Во-первых, строительство – инерционный бизнес, связанный с трудоемкими и длительными процессами проектирования, согласования и ввода объектов в эксплуатацию. Поэтому, реакция на кризисные изменения в стране со стороны застройщиков и производителей стройматериалов проходит с существенной задержкой. Кроме того, чтобы девелоперы и производители массово начали реально сворачивать бизнес, нужно чтобы они были уверены в том, что падение спроса на их конечный продукт, то есть жилье или стройматериалы является долгосрочным. Очевидно, что снизившийся из-за кризиса спрос рано или поздно восстановится, а пока у застройщиков есть время задуматься о вариантах диверсификации бизнеса.

Стоит отметить, что в последние годы объемы жилищного строительства в России увеличивались благодаря развитию девелоперского бизнеса. Комфортность многоквартирного жилья повышалась за счет новых технологий, а его доступность росла за счет рынка ипотеки, который в том числе субсидировался государством. Однако, к сожалению, застройщики находятся в прямой зависимости от снизившегося уровня доходов населения, который не позволяют поглощать созданный за прошедшие годы объем предложения. Большая часть россиян от модели потребления перешла на модель накопления при которой квартиры не покупают.

Одним из выходов из сложившейся ситуации для девелоперов могло бы строительство арендного жилья. В пользу развития этого сегмента есть несколько доводов. Прежде всего, нужно отметить, что стоимость владения жильем в России за счет увеличения налогов и роста коммунальных услуг растет и будет расти. На этом фоне аренда жилья в перспективе может стать более выгодным мероприятием, чем ипотека. Важным здесь является и социальный аспект. При развитом рынке аренды у людей есть возможность не тратить деньги на покупку квартиры, а инвестировать сбережения в образование или здоровье. Найм жилья обеспечивает и соцмобильность - при наличии рынков арендного жилья во всех крупных мегаполисах, человек уже не привязан к одному месту жительства, работы.

Кроме того, арендный бизнес или управление жилой недвижимостью – достаточно выгодный бизнес, как для частных компаний, так и для государства, которое, кстати, через АИЖК уже активно воплощает в жизнь идею так называемых доходных домов. В США, например, на долю занимающихся таким бизнесом паевых фондов приходится более 15% всех вложений институциональных инвесторов в недвижимость. Наконец, о высоком потенциальном спросе на аренду жилья говорят и данные социологов: из 23 млн россиян, которые думают об улучшении жилищных условий, около 8 млн готовы снимать недвижимость, если будут созданы прозрачные условия игры на рынке.

Безусловно, сейчас в условиях высокой стоимости капитала строительные компании не готовы рассматривать строительство аренного жилья в качестве альтернативы сложившийся модели продажи. И здесь важна роль государства, которое может обозначить в жилищных программах и законодательстве принципиальные позиции для строительства такого жилого фонда. Например, муниципальные власти могли бы предоставлять инвесторам земельные участки без торгов, как сейчас это делается для решения проблем обманутых дольщиков, или включать «арендные» проекты в проекты планировки территории, в том числе промышленных. То же АИЖК имеет возможность предоставлять находящиеся в федеральной собственности участки на безвозмездной основе (сейчас такие льготы имеют жилищно-строительные кооперативы). Помощь застройщикам может быть аналогична запущенной Минстроем России программе, в рамках которой из федерального бюджета выделены серьезные средства на помощь девелоперам при создании инженерной и социальной инфраструктуры для комплексных проектов освоения территории.

Иными словами, возможности и предпосылки для участия девелоперов в создании «доступного» для граждан и прибыльного для бизнеса рынка арендного жилья есть и, если, государство создаст условия, девелоперское сообщество рынок может двинуться в нужном направлении.

Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > stroygaz.ru, 8 июня 2017 > № 2203161 Михаил Бузулуцкий


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июня 2017 > № 2471702 Дмитрий Козак

Правительство внесло в Государственную Думу поправки в Воздушный Кодекс, ограничивающие застройку в зонах безопасности вокруг аэропортов. Согласно этим поправкам операторы аэропортов должны подготовить и поставить на кадастровый учет границы приаэродромных территорий, а также определить ограничения для использования этих земель. После принятия поправок местные власти должны будут рассчитать размер ущерба, который понесут граждане и юридические лица в случаях, если на использование принадлежащих им объектов недвижимости налагаются новые ограничения. Этот ущерб должен будет возместить оператор аэродрома.

Поправки вызвали неоднозначную реакцию среди российских операторов аэропортов, которые заявили, что новое законодательство принесет им существенные убытки. Об особенностях регулирования застройки на приаэропортовых территориях, о том, как новые поправки будут стимулировать операторов аэропортов и авиакомпании к снижению уровня шума и о мировом опыте в этой сфере в интервью ТАСС рассказал заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак.

— Почему вообще возникла тема строительства в Московской области именно вблизи аэропортов, относящихся к объектам первого класса опасности? Разве недостаточно иных свободных территорий?

— Обсуждается вопрос не о застройке территорий вблизи аэропортов, а об ограничениях застройки в целях обеспечения безопасности полетов. Только такие ограничения должны быть четко и недвусмысленно установлены.

Приаэродромные территории (30 километровая зона от контрольной точки аэродрома) в настоящий момент накрывают почти половину территории Московской области, а также около 90 % территории Москвы. Эти территории являются исторической частью Московской агломерации, где городская среда и инфраструктура сформировались давно, и именно эти территории начиная с "советских времен" планировались под перспективную застройку, в том числе для расселения жителей аварийного жилья, и создание новых мест приложения труда.

Приаэродромные территории накрывают почти половину территории Московской области, а также около 90 % территории Москвы... Начиная с "советских времен" они планировались под перспективную застройку, в том числе для расселения жителей аварийного жилья

Однако в последние годы были введены требования, существенно ограничивающие градостроительное развитие фактически большей части московского региона и обусловившие проектирование и строительство необходимость получения дополнительных согласований сначала с администрациями аэропортов, а затем и с Росавиацией, причем вне формализованных правил, четкого предмета согласований и оснований для отказа в таком согласовании.

При этом сегодня четкие границы приаэродромных территорий и конкретный режим, действующий на конкретных участках этих территорий, не установлены. Как следствие, информация о том, какие ограничения хозяйственной деятельности действуют в отношении земельных участков и иных объектов недвижимости, их владельцам недоступны.

Только в Московской области ежегодно порядка 2,5 тысяч застройщиков, планирующих создать новые производства и рабочие места, построить социальный объект, расселить аварийный дом, вынуждены обращаться за согласованием в Росавиацию.

Нередки случаи, когда разногласия по вопросу о допустимости строительства возникают уже между Росавиацией, операторами аэропортов и региональными и местными властями и эти разногласия годами рассматриваются в судах. Яркий пример – в городе Домодедово застройщик в установленном порядке получил согласование в Росавиации, разрешение на строительство и начал строить жилой дом, параллельно расселяя аварийное жилье. Оператор аэропорта "Домодедово", ссылаясь на противоречие принятых решений ограничениям шумовых зон, которые в установленном порядке не утверждены, оспорил действия федеральной и местной власти в суде. Только применительно к территории Московской области к настоящему времени в производстве судов насчитывается 22 судебных дела, непосредственно затрагивающих права и интересы около 25 тысяч человек.

В результате разногласий по вопросу о допустимости строительства страдает население, появляются обманутые дольщики, терпит убытки строительный бизнес в регионах

Результат один — страдает население, появляются обманутые дольщики, терпит убытки строительный бизнес в регионах, существенно сокращаются территориальные ресурсы для экономического развития муниципальных образований, утрачивается возможность долгосрочного планирования такого развития как для государства, так и для бизнеса.

На решение этих проблем и направлены подготовленные изменения в Воздушный кодекс Российской Федерации, Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации, устанавливающие порядок создания и правовой режим приаэродромных территорий, а также порядок особого контроля за использованием земель в пределах этих территорий с целью безусловного соблюдения требований по безопасности воздушного движения.

— Насколько эффективен механизм контроля со стороны Росавиации в режиме "постфактум", взамен существующего сегодня согласования размещения объектов в приаэродромной территории? Не влечет ли он за собой беспрепятственную застройку приаэродромных территорий в ущерб требованиям безопасности полетов, увеличение числа "обманутых" дольщиков, оставшихся без жилья и, как следствие, социальные конфликты?

— Следует отметить, что даже при наличии порядка согласования, как показывает практика, добиться эффективности этой процедуры и полного исключения бюрократической волокиты сложно. При этом пределы ответственности за затягивание согласительных процедур довольно узки, применение мер ответственности занимает длительное время, а ущерб гражданам и бизнесу может быть причинен значительный.

Вместе с тем, сегодня в Российской Федерации действует более 60 различных видов зон с особыми условиями использования территорий. И применительно к подавляющему большинству таких территорий действует иной механизм учета ограничений, установленных в таких зонах, при принятии решений о размещении объектов капитального строительства. Информация о границах соответствующих зон и об установленных в таких границах ограничениях хозяйственной деятельности подлежит размещению в Едином государственном реестре недвижимости и отражению в правилах землепользования и застройки и является общедоступной.

Заказчики строительства капитальных объектов — при проектировании и строительстве, граждане и юридические лица — при заключении сделок с недвижимостью, органы власти — при планировании развития территорий и принятия решений о застройке могут получить без каких-либо ограничений информацию о границах действия и содержании таких ограничений, что позволяет им избежать принятия ошибочных решений.

Более того, законодательством установлен целый набор дополнительных инструментов предотвращения нарушений режимов зон с особыми условиями использования территорий — это проверка соблюдения соответствующих требований при экспертизе проектной документации, выдаче разрешений на строительство, а также в процессе государственного земельного надзора, государственного строительного надзора и муниципального земельного контроля.

А для приаэродромных территорий законопроектом предусматриваются дополнительные механизмы такого контроля. В частности, проекты правил землепользования и застройки территорий, в границах которых расположены приаэродромные территории, подлежат направлению соответствующими органами местного самоуправления в уполномоченные федеральные органы исполнительной власти для их оценки на предмет соответствия таких проектов режиму приаэродромной территории, а выявленные нарушения подлежат безусловному устранению.

Механизмы контроля за использованием приаэродромных территорий в России соответствуют мировому опыту

Аналогичный порядок установлен и для утвержденных правил землепользования и застройки, которые подлежат приведению в соответствие с режимом приаэродромных территорий (в случае выявления несоответствия) по представлению уполномоченных федеральных органов исполнительной власти в упрощенном порядке. Кроме того, выданные применительно к земельным участкам в границах приаэродромных территорий разрешения на строительство в нарушение их режима подлежат отмене по требованиям уполномоченных федеральных органов исполнительной власти.

Нужно сказать, что это вполне соответствует и мировому опыту. Так, в аэропорту Франкфурта-на-Майне вся информация о негативных шумовых зонах открыта, прозрачна и размещена в публичном разделе официального сайта аэропорта "Защита от шума". С помощью интерактивной карты каждый житель и предприниматель может ввести название своего населенного пункта и получить информацию по уровню шумового воздействия аэропорта, а также ознакомиться с рекомендациями по мерам защиты от шума.

— Международная ассоциация аэропортов и крупнейшие российские аэропорты выступили против принятия поправок и направили коллективные обращения в Госдуму и Совет Федерации. Согласно поправкам, возмещать ущерб дольщикам, а также землевладельцам должен оператор аэродрома, который эту плату "перенесет" на авиакомпании, а те — на цену авиабилетов. Учтена ли позиция аэропортов при работе над новой редакцией законопроекта, которая была представлена Правительством РФ в Госдуму?

— Вопрос о возмещении ущерба, причиненного гражданам и юридическим лицам в связи с ограничением их прав на земельные участки и иную недвижимость, разрешен в действующих редакциях Гражданского кодекса Российской Федерации и Земельного кодекса Российской Федерации — этот ущерб возмещают лица, в интересах которых установлены ограничения. Законопроект лишь уточняет соответствующие положения в случае установления приаэродромных территорий.

В частности, предусматривается, что возмещение такого ущерба осуществляется застройщиками новых аэродромов, которые в составе проектной документации на строительство аэродромов подготавливают проекты границ и описания режимов приаэродромных территорий для их последующего утверждения уполномоченными органами власти. В России аэродромы строятся практически всегда государством.

В отношении действующих аэродромов обязанности по возмещению указанного ущерба возлагаются на операторов аэропортов (независимо от формы собственности), которые являются выгополучателями аэропортового бизнеса, но только в связи с возникновением на приаэродромных территориях ранее не установленных ограничений. Следует также отметить, что в Российской Федерации с учетом военных аэродромов большинство операторов — государственные организации.

Вместе с тем, такой подход формирует действенные стимулы к проектированию, строительству и последующей эксплуатации аэродромов с минимизацией размеров приаэродромных территорий (в целях минимизации объемов подлежащего возмещению ущерба) за счет предъявления повышенных требований к шумовым характеристикам воздушных судов и оптимизации маршрутов полетов с безусловным соблюдением требований безопасности полетов.

И здесь самое время вновь обратиться к европейскому опыту. Например, в Европе зоны шумового воздействия установлены для всех крупных аэропортов и введены законодательные требования о компенсации операторами аэропортов убытков землевладельцам, чьи права нарушены установлением таким зон.

При этом площадь таких зон для аэропорта Франкфурта-на-Майне (четыре взлетно-посадочные полосы, пассажиропоток более 61 млн.чел. в год) составляет около 45 тыс.га, для аэропорта Шарль-де-Голль (четыре взлетно-посадочные полосы, пассажиропоток более 65 млн.чел. в год) — около 53 тыс.чел. Для сравнения — для аэропорта Домодедово (две взлетно-посадочные полосы, пассажиропоток около 30 млн.чел. в год) размер шумовой зоны (которой руководствуется оператор аэропорта) почти втрое выше и составляет 157 тыс.га.

Действующее законодательство дает возможность возложить расходы на возмещение ущерба собственникам недвижимости на приаэродромных территориях на государство и не стимулирует операторов аэропортов сокращать такие расходы

Кроме того, стимулируются меры по снижению негативного воздействия от полетов самолетов. Так, в ряде аэропортов Германии, в частности, во Франкфурте-на-Майне, полеты в ночное время (с 23.00 до 05.00) запрещены. Законодательно предусмотрено, что в расчет аэропортовых сборов должен быть включен так называемый "шумовой компонент" — чем выше категория (класс) шума самолета, тем выше стоимость сбора за шумовое воздействие, что формирует стимулы для авиакомпаний по эксплуатации современных воздушных судов с максимально низким шумовым классом. При этом в аэропортах Европы установлен запрет на взлет и посадку воздушных судов, чьи показатели шумового воздействия превышают допустимые нормы.

Напротив, действующее российское законодательство в этой части заметно отстает от европейского, предусматривая жесткие ограничения экономической деятельности на 30-километровых приаэродромных территориях и фактически создавая возможность возложить расходы на возмещение ущерба собственникам недвижимости на государство и никоим образом не стимулируя операторов аэропортов к реализации мер по сокращению таких расходов.

— В домах, построенных на приаэродромных территориях, зафиксирован повышенный уровень шума, который негативно воздействует на жильцов таких домов. Каким образом учтены вопросы безопасности здоровья граждан в законопроекте?

— Сегодня, по сути, в приаэродромных территориях находятся целые городские районы, созданные еще в советский период с учетом требований, установленных еще Министерством гражданской авиации СССР.

Однако с тех пор интенсивность воздушного движения в аэропортах увеличилась в несколько раз. Законопроект как раз направлен как на обеспечение безопасности полетов, так и на охрану прав и здоровья граждан и предусматривает, что зоны шумового воздействия аэропортов устанавливаются с учетом заключений Роспотребнадзора соблюдении требований законодательства Российской Федерации о санитарно-эпидемиологическом благополучии.

Одновременно законопроект содержит механизмы, направленные на стимулирование застройщиков аэродромов и операторов действующих аэродромов принимать меры к сокращению размеров приаэродромных территорий, в том числе за счет снижения уровня шумового воздействия. Кстати сказать, Правительство Российской Федерации поручило Минтрансу России исходить из необходимости достижения этих целей при подготовке проекта постановления Правительства Российской Федерации о порядке установления границ приаэродромных территорий.

А на территориях, где снизить уровень шума до нормативного значения невозможно, законно построенные жилые дома подлежат расселению и новое строительство жилья и социальных объектов будет запрещено с установлением действенного контроля за соблюдением такого ограничения.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июня 2017 > № 2471702 Дмитрий Козак


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 5 июня 2017 > № 2200076 Шакир Иминов

Страховая выплата 16 млн тенге за несчастный случай

Страхование от несчастных случаев должно стать одним из самых востребованных в Казахстане

В последнее время на дорогах Алматы отмечается тенденция роста количества ДТП, и, к сожалению, некоторые из них со смертельным исходом. Казахстанцы знакомы с обязательной «автогражданкой» и автокаско, но вот со страхованием от несчастных случаев знаком не каждый. Об этом мы поговорили с исполнительным директором СК «Евразия» Шакиром Иминовым.

— Шакир, если в двух словах, что за вид страхования и в каких случаях он применим?

— Страхование от несчастных случаев — один из самых традиционных видов личного страхования в мире и наиболее статистически выверенный из всех страхуемых массовых рисков. В первую очередь это касается рисков, ведущих к тяжелым последствиям для жизни и здоровья человека. Для страхователя страхование от несчастных случаев характеризуется наибольшим размером страхового покрытия на случай смерти при наименьшем размере страховых премий. Стоит пояснить, что приобретение страхового полиса от несчастного случая не предохранит человека от травмы, однако возместит частично или полностью расходы, связанные с восстановлением здоровья и реабилитацией после травмы.

— Данный вид страхования пока не пользуется популярностью у казахстанцев. Как обстоят дела на Западе с этим видом страхования?

— Если на Западе страховка от несчастного случая — это обязательная опция для каждого цивилизованного человека, то в нашей стране к этому виду страхования пока относятся скептически. При этом казахстанцы потихонечку учатся страховать свои машины, квартиры, дачи, даже могут потратиться на полис добровольного медицинского страхования. Но ментальные особенности наших соотечественников заключаются в том, что они не любят думать о беде или трагедии, которая может с ним случиться, так что и смысла в страховании от несчастного случая не видят. А беда, как знаете, приходит неожиданно.

— Есть ли будущее в Казахстане у этого вида страхования?

— По опыту, исходя из разных печальных событий, в скором времени этот вид страхования станет одним из самых востребованных. На сегодняшний день в основном договоры страхования от несчастного случая заключаются работодателями в отношении своих сотрудников. Такой договор может быть заключен по отношению ко всему коллективу, группам сотрудников или отдельным топ-менеджерам. В числе страховых рисков — смерть или инвалидность, ставшие результатом несчастного случая.

— Как подразделяется данный вид страхования?

— По рынку страховые программы можно выбирать и по срокам действия. Хотите обеспечить постоянную защиту — оплатите страховку на год. Желаете обеспечить безопасный отдых — оформите полис только на время отпуска и поездки в командировку. Программы предусматривают различные варианты страхования с фиксированным набором рисков и размером страховых сумм на каждого застрахованного человека. Чем выше страховая сумма по полису, тем существеннее размер выплаты, но размер выплаты никогда не будет выше записанной в полисе страховой суммы.

— Как часто происходят выплаты по данному виду? Расскажите последний пример из опыта вашей компании.

— Совсем недавно СК «Евразия» осуществила выплату клиенту по наступившему страховому случаю, который, к сожалению, завершился летальным исходом. Водитель автомашины марки «Тойота Камри» по автотрассе Мерке — Шу — Бурылбайтал выехал на полосу встречного движения, где столкнулся с грузовиком MAN. В результате ДТП водитель «Тойота Камри» от полученных телесных повреждений скончался на месте. Данное физическое лицо было застраховано от несчастного случая в одной местной компании. По итогам происшествия данный несчастный случай, повлекший смерть человека, был признан страховым, в связи с чем «Евразия» выполнила взятые на себя обязательства и выплатила семье пострадавшего причитающуюся компенсацию в размере почти 16 млн тенге.

— Как выглядит на данный момент статистика по этому виду страхования в отношении страховых премий?

— Стоит признать, что на страховом рынке Казахстана по отрасли «общее страхование» наблюдается положительная динамика увеличения объемов страховых премий по этому виду страхования. На 1 мая 2017 года премии по страховому рынку Казахстана составили 1,6 млрд тенге, рост вырос почти на 64% по сравнению с 2016 годом. Но если сравнивать с другими странами, к сожалению, это маленькая цифра, и мы констатируем, что не все понимают социальную значимость данного вида страхования. Думать об этом неприятно, но, как говорится в пословице, надо рассчитывать на хорошее, но не забывать готовиться к плохому. В силах страховой компании помочь в такой ситуации финансово, и это немало.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 5 июня 2017 > № 2200076 Шакир Иминов


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205063 Михаил Волков

Михаил Волков: «Рынок будет продолжать развиваться в рамках модульного страхования»

О том, какие выплаты страховщики будут производить, возмещая ущерб от недавнего урагана в Москве, как будет развиваться КАСКО и за счет чего можно оптимизировать стоимость полиса, рассказал генеральный директор «Ингосстраха» Михаил Волков

В последнее время КАСКО стало не так востребовано, как раньше, потому что многие просто не могут его себе позволить. Как выглядит ситуация с такими людьми после недавнего урагана в Москве?

Михаил Волков: Всегда, когда происходят стихийные бедствия, мы, в первую очередь, выражаем соболезнования родственникам погибших. К сожалению, мы — страховщики, а не волшебники и можем возместить понесенный ущерб только деньгами. В связи с этим у нас был показательный случай: дерево на стоянке упало на четыре машины, две из них были застрахованы, а две — нет. В итоге, в то время как кто-то получит полную стоимость утраченного имущества, кто-то будет копить на новые автомобили. При этом понятно, что через несколько лет после кризиса у людей не самая лучшая финансовая ситуация, поэтому легко восстановить автомобиль получится не у всех. Чем сложнее и длительнее кризис, тем важнее защищать свое имущество и страховать машины по КАСКО и дома, которые также сильно пострадали из-за стихии. Те, кто был застрахован, получат выплаты. После этого урагана мы уже будем выплачивать более 90 миллионов рублей тем, чье имущество пострадало, причем эта цифра может сильно увеличиться.

Кризис внес коррективы во все страховые программы. Что за это время произошло с КАСКО?

Михаил Волков: Прошлый год для нас был необычным: объем ОСАГО превысил объем КАСКО на рынке в целом, и проблемы ОСАГО нас все время преследуют и влияют на все остальное. С КАСКО тоже не все благополучно, потому что продажи автомобилей сокращаются: у нас объем продаж снижался в течение двух лет. Первые оптимистические нотки появились только в апреле. Для нас понятно, что чем больше машин продается, тем больше объектов для страхования и тем больше этот рынок. В деньгах при этом рынок снижается, потому что снижается средняя цена полиса. Если раньше большинство людей старались покупать полное премиальное КАСКО, то сейчас даже те, кто может себе это позволить, выбирают модульные программы, применяют большую франшизу, поэтому полис становится в два раза дешевле.

Будет ли происходить возврат к традициям 2013 года?

Михаил Волков: Возврата к прошлому не будет, и наш опыт показывает, что прямого возврата обычно не происходит. Рынок будет продолжать развиваться в рамках модульного страхования, когда люди будут сами выбирать себе риски, от которых они хотят застраховаться. У них будет все больше и больше информации об этом, электронное страхование будет помогать. Даже наш сайт сейчас принципиально отличается от того, что было несколько лет назад, а через пару месяцев он опять модифицируется. Мы будем знать о наших клиентах достаточно много: мы будем знать то, что они ожидают от нас получить, и давать персонифицированное предложение. Сайт будет для каждого входящего разным, в зависимости от того, какую машину он хочет застраховать и какой бюджет может потратить. Мы применяем методики, которые уже давно на Западе применяются, когда вы можете сами объявить свой бюджет, а в его рамках мы предложим оптимальную программу.

Что происходит по другим видам страхования, ведь бизнес частично страдает от обязательных страхований, хотя иногда все же пользуется страховкой.

Михаил Волков: В корпоративных видах страхования всегда есть прямая зависимость от экономической ситуации. Если она сейчас начнет улучшаться, то для страхового бизнеса это будет полезно, появится больше объектов для страхования. С розничным страхованием то же самое. Предприятия накапливают опыт, получают больше информации о страховых продуктах и формируют страховые пакеты под свои нужды, переставая страховать все подряд. С помощью нашего инженерного центра, который занимается риск-аудитом предприятий, компании выявляют свои основные риски, чтобы не тратить слишком большие бюджеты на страхование того, от чего не нужно страховаться.

Крупные компании очень недовольны системой страхования опасных промышленных объектов, спрашивая о том, где же выплаты по этому виду страхования, притом, что платятся огромные деньги.

Михаил Волков: Со своей стороны позволю себе не согласиться. Да, на сегодняшний день статистика говорит о том, что на коротком периоде времени выплат меньше, чем мы собираем премий, это правда, но это очень долгосрочные виды страхования. И не дай Бог повторения таких историй, что произошла на Саяно-Шушенской ГЭС. Один такой страховой случай может стоить десятилетней премии всего рынка. Страховые случаи происходят с определенной периодичностью, поэтому страховые компании должны накапливать резервы для того, чтобы спокойно производить выплаты если произойдет что- то подобное.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205063 Михаил Волков


Таджикистан > Медицина > news.tj, 25 мая 2017 > № 2185058 Насим Олимзода

Медицина бесплатна? Министр здравоохранения держит ответ

Лилия Гайсина

О платной и бесплатной медицине, врачебных ошибках, лечении онкологических больных и многом другом глава Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Таджикистана Насим Олимзода рассказал в эксклюзивном интервью «Азия-Плюс».

- Насим Ходжаевич, вы приступили к работе министра три месяца назад, расскажите о проделанной за это время работе.

- Работу мы начали со встречи с академиками и профессорами медицинских образовательных учреждений страны. Разговор состоялся искренний, говорили о том, что нужно делать прямо сейчас, что менять и как развиваться дальше. От ученых поступило много дельных предложений, состоялось обсуждение, и думаю, что все эти рекомендации мы будем постепенно реализовывать на практике.

Свои первые рабочие визиты я совершил в Хатлонскую и Согдийскую области, всего побывали в 16 районах этих регионов. Сейчас на первом месте у нас стоит развитие системы здравоохранения первичного уровня, т.е. на уровне сельских и городских учреждений первичной медико-санитарной помощи, чтобы для обследования пациентам не приходилось выезжать, например, в Душанбе. Поэтому во время визитов внимание было сконцентрировано на том, какое оборудование и какие специалисты нужны для качественного первичного обследования в регионах.

Провели исследование, выяснили, что именно нужно для реализации наших планов, и обратились за поддержкой к нашим международным партнерам, которые работают с министерством на протяжении многих лет. Предварительно они дали свое согласие поддержать нас, т.е. помочь оснастить базовой аппаратурой региональные медучреждения.

В этом направлении мы планируем работать и с отечественными партнерами из числа представителей частной медицины. Сейчас идет обсуждение вопроса, как они могут принять участие в создании современных лабораторий на местах. По итогам переговоров мы представим предложения правительству.

- Как на практике может выглядеть сотрудничество с частными медицинскими учреждениями? Насколько оно будет интересно самим предпринимателям?

- Мы планируем, что работа будет вестись по специальным соглашениям между государственными и частными медицинскими учреждениями. Исходя из них, на выгодных для себя условиях предприниматели могли бы отремонтировать и оснастить лаборатории в регионах, обучить специалистов работе на новом оборудовании, так как министерство в нынешних условиях не может в одиночку справиться с этим вопросом. А без качественной диагностики невозможно качественное лечение.

Есть планы проводить операции по пересадке костного мозга

- А какие предложения дали вам академики и профессора медицинского вуза?

- В большей степени это касалось перспектив проведения операций, которые сейчас недоступны таджикским пациентам. Прежде всего, это планы наладить операции по пересадке костного мозга. За последние 3-4 года в Таджикистане хорошо развивается трансплантология, наши специалисты успешно проводят операции по пересадке почек и печени. Система настолько налажена, что к нам приезжают пациенты из-за рубежа, например из Кыргызстана, Туркменистана, недавно были пациенты из Азербайджана. Дело в том, что стоимость таких операций в Таджикистане намного ниже, чем в других странах, а качество не уступает. Например, средняя стоимость операции по пересадке почек в России, Иране или Китае составляет порядка $30 тысяч, у нас – 47,8 тысячи сомони ($5,6 тысячи).

Что касается операций по пересадке костного мозга, то для осуществления этих планов мы привезли необходимое оборудование, идет подготовка специалистов, и, возможно, через три месяца мы начнем проводить такие операции первыми в Центральной Азии.

- Какие еще планы вы поставили перед собой на ближайшую перспективу?

- Думаю, что мы будем развивать систему хирургии новорожденных, т.е. проводить операции по устранению различных пороков развития. Также планируем развивать глазную микрохирургию, нейрохирургию. Кстати, месяц назад в медицинском комплексе «Истиклол» мы начали оперировать больных, переживших инсульт, с острыми нарушениями мозгового кровообращения, результаты очень хорошие, раньше такие операции мы не проводили. Это направление мы будем развивать и дальше.

Большое внимание будет уделено и области кардиологии, так как во всем мире наблюдается увеличение пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и мы не исключение. Мы уже установили шесть ангиографов, благодаря которым можем оказать своевременную помощь пациентам.

Кроме того, необходимо совершенствовать паллиативную помощь больным. Для этого мы предлагаем уделить больше внимания этому вопросу при принятии бюджета на 2018 год.

На онкобольных стали выделять 97 сомони

- Если уж мы заговорили о паллиативной помощи, то давайте затронем проблемы онкологических больных, на которых в год у нас выделяется 60 сомони.

- Финансирование лечения онкобольных с каждым годом в стране увеличивается. Например, в 2017 году на одного такого пациента выделяют уже не 60, а 97 сомони. Наше министерство указало эту область медицины приоритетной, и эти рекомендации будут учитываться при принятии бюджета на 2018 год. Мы постараемся, чтобы в ближайшие годы онкологические больные были обеспечены препаратами для курсов химиотерапии. Хотя могу сказать, что во всем мире проблемы, связанные с онкологией, стоят остро: во-первых, количество больных с таким диагнозом растет; во-вторых, обеспечить их лечение только за счет государства, учитывая его высокую стоимость, невозможно. Ни одна страна в мире не может обеспечить бесплатное лечение онкобольных, но за рубежом налажена система медицинского страхования, и большая часть больных раком лечится за счет средств, идущих из фондов страхования. В Таджикистане, к сожалению, система страхования пока не внедрена.

- Какие профилактические меры предпринимаются в нашей стране для выявления онкологических заболеваний на ранних этапах?

- Опять же, проблемы выявления онкологии на ранних этапах, к сожалению, характерны для большинства стран мира. Злокачественные опухоли не удается выявить своевременно, поскольку ранние формы рака обычно не вызывают симптомов, пациент не ощущает изменений и не обращается для обследования.

В Таджикистане на сегодняшний день работает уже восемь маммографов, благодаря которым можно на ранних этапах определить наличие рака молочной железы. Функционируют кабинеты патологии шейки матки, которые оснащены современными кольпоскопами. Для лечения предопухолевой патологии шейки матки используются аппараты электрохирургического воздействия. В этом году началась реализация пилотного проекта по визуальному скринингу этого рака в двух районах. Функционируют лаборатории по определению онкомаркеров методом иммуноферментного анализа (ИФА).

При этом в республике не хватает специалистов-онкологов, но мы надеемся на выпускников нашего вуза. В этом году мы ожидаем пополнения в рядах специалистов.

- Кстати, о медицинском страховании: принятый еще в 2008 году закон так и не заработал. Специалисты не раз говорили, что на его реализацию в бюджете просто нет средств. Однако на пресс-конференции в Минздраве по итогам прошлого года было заявлено, что закон заработает в пилотных районах. Расскажите об этом подробнее.

- Действительно, ряд госструктур, таких как Министерство финансов или Налоговый комитет, считают разработанную систему страхования ненадежной и не советуют реализовывать ее сейчас. Однако мы понимаем, что развитая система медицинского страхования необходима для нашей страны, поэтому мы решили начать реализовывать ее на практике пока только в двух пилотных районах Согдийской области. На эту работу из бюджета было выделен 31 млн сомони, но этих средств, к сожалению, не хватает. Впрочем, по результатам этой работы мы сможем представить правительству свои рекомендации и найдем выход из сложившейся ситуации.

«Я не слышал о том, чтобы тяжелобольному не оказали первую помощь»

- Теперь давайте поговорим о нашей платной «бесплатной» медицине. Почему во всех странах мира лечение в государственных медучреждениях обходится дешевле, чем в частных, а у нас нередко происходит наоборот? Например, один день пребывания в стационаре Медгородка стоит от 400 до 800 сомони, а в частной клинике «Сино» – 250.

- Во-первых, сразу хочу сказать, что 400-800 сомони – это стоимость пребывания в стационаре во время целого курса лечения, т.е. в течение 8 или 10 дней. А в частной клинике «Сино» - 250 сомони нужно заплатить за сутки пребывания в стационаре. Так что эти данные не верны.

Вся экстренная медицинская помощь в Таджикистане, будь это частная клиника или государственная, оказывается совершенно бесплатно. И я не слышал ни разу о том, что в какую-либо клинику поступил тяжелый больной, и врачи не оказали ему первую помощь.

В соответствии с постановлением правительства №600 от 2 декабря 2008 года в госучреждениях, действительно, оказываются платные услуги. В основном, это касается тех пациентов, которым требуются дорогостоящие операции. В этом же приказе перечислена льготная категория больных, которым медицинские услуги оказываются бесплатно. И, например, наши международные партнеры критикуют нас за то, что категория льготников в Таджикистане очень широкая, но мы сокращать ее не планируем.

Кроме того, два раза в неделю по линии Минздрава мы отправляем на проведение дорогостоящих операций и тех пациентов, которые не попадают в категорию льготников, но не могут оплатить необходимое лечение. По мере возможности мы стараемся помочь всем.

- Сколько выделяется из бюджета на одного стационарного больного?

- 66 сомони.

- А сколько необходимо в реальности?

- Все зависит от патологии.

- В этом году на здравоохранение бюджетом заложено 1,4 млрд сомони. Можете назвать основные статьи расходов?

- Большая часть этих средств покрывает расходы на зарплаты специалистов, приобретение оборудования и медикаментов. Мы существенно сократили расходы на ремонт медучреждений; недостаточно средств на обучение персонала. На приобретение инсулина для больных сахарным диабетом в этом году предусмотрено 3 млн сомони.

- 3 млн сомони хватает на приобретение инсулина?

- Вполне. Пока мы покрываем все расходы.

В 2016 году врачебные ошибки нашли в 67 случаях

- Как вы оцениваете показатели материнской и детской смертности в Таджикистане?

- Это приоритетная тема для нашего министерства. Более того, на нее пристальное внимание обращает глава государства Эмомали Рахмон. В своем послании в прошлом году президент отмечал, что, по статистике детской смертности, на одну тысячу живорожденных приходится 15,8 случая летального исхода и 23,2 случая материнской смертности на 100 тысяч живорождённых. В начале разговора я вам говорил, что пристальное внимание мы уделяем первичному обследованию пациентов на местах; эту задачу мы реализуем в том числе и для того, чтобы выявлять на ранних этапах беременности патологии, которые впоследствии могут привести к летальным исходам. Год за годом в Таджикистане детская и материнская смертность снижается. Мы днем и ночью работаем над решением этой проблемы.

- Сколько за последнее время было выявлено технико-тактических ошибок врачей? Какие меры в их отношении были предприняты?

- Сведения о допущенных ошибках со стороны медперсонала приходят к нам из различных источников: жалоб со стороны пациентов, из дефектных актов медучреждений и других. Дополнительно министерство само проводит расследования через постоянно действующие или разовые комиссии по разбору летальных исходов, материнской и детской смертности, врачебных ошибок и осложнений вследствие неправильных действий медицинских работников.

За 2016 год мы выявили и расценили как ошибки, связанные с неправильным действием медицинских работников, 67 клинических случаев.

Степень наказания варьируется в широких пределах. Так, по выявленным нарушениям за прошлый год трое заместителей медучреждений и один завотделением были освобождены от занимаемых должностей, вопрос в отношении 27 медработников был вынесен на рассмотрение аттестационной комиссии для понижения категории, на 70 работников были наложены штрафные санкции в размере от 400 до 800 сомони. Только за первый квартал этого года по выявленным нарушениям 8 специалистам были снижены категории, 4 ответственных руководителя были отстранены от занимаемой должности, 21 - получили штрафные санкции, 12 специалистов были направлены на переобучение.

В этом направлении министерство прилагает все усилия для устранения условий, которые приводят к ошибочным действиям врачей: более широкое применение клинических протоколов, улучшается инфраструктура, учреждения оснащаются современным оборудованием, внедряются современные технологии диагностики и лечения, специалисты проходят обучение.

Поддельные лекарства ввозятся контрабандным путем

- По словам провизоров, в республику завозится немало поддельных лекарств. Кто завозит в страну лекарства, кто контролирует качество ввезенных товаров?

- Сейчас на рынке работает более 90 фармацевтических компаний, которые занимаются ввозом лекарственных средств и медикаментов. Контроль над их работой осуществляет Служба госнадзора за фармацевтической деятельностью. Она имеет аккредитованные лаборатории в Душанбе и в регионах: в Хороге, Худжанде, Кулябе и Курган-Тюбе.

В 2016 году для улучшения качества лекарственных средств на фармацевтическом рынке проведена сертификация 43 тыс. 831 наименования препаратов, из которых 209 были признаны несоответствующими стандартным требованиям и были изъяты из оборота. За первый квартал этого года была проведена сертификация еще 8 тысяч 605 наименований лекарств, из которых 104 также были изъяты из оборота из-за несоответствия качеству. Для увеличения количества сертифицированных лекарственных средств и улучшения возможности контроля качества Центральная лаборатория Службы госнадзора приобрела реактивы, лабораторное оборудование и прочее на 321 тысячу сомони.

Необходимо отметить, что некачественные и поддельные лекарства ввозятся в основном контрабандным путем. Для предотвращения ввоза некачественной и поддельной фармпродукции министерство активно работает с Таможенной службой.

- По статистике Минздрава, существует нехватка врачей и среднего медперсонала в семейной медицине. Как решается этот вопрос?

- Нехватка медработников в семейной медицине действительно ощущается: нам не хватает порядка 4 тысяч врачей и 3 тысяч медсестер. Но на базе центров семейной медицины постоянно проводятся обучающие курсы для врачей и среднего медперсонала, в год в этих центрах готовят до 300 врачей и 500 медсестер по семейной медицине. Кроме того, мы связываем большие надежды с выпускниками медицинского вуза, который был открыт в Хатлонской области.

«Лично я отрицательно отношусь к гомеопатии»

- Что вы можете сказать об уровне профессионализма выпускников столичного медицинского вуза?

- Наш столичный медицинский вуз задал очень высокую планку в свое время, ведь в СССР он занимал второе место по уровню подготовки специалистов. Конечно, нынешних студентов сравнивают с их предшественниками, которые обучались у выдающихся таджикских ученых. К сожалению, большинство из них или уехали за пределы страны в 90-е годы или просто не дожили до сегодняшнего дня. Однако на протяжении последних 15 лет тенденция к повышению качества обучения в нашем вузе налицо. Многие молодые специалисты сейчас выезжают за рубеж на курсы повышения квалификации, есть положительная динамика, и мы будем продолжать работать в том же духе.

- Комиссия Академии наук РФ в начале года опубликовала меморандум «О лженаучности гомеопатии», но таджикские врачи зачастую назначают всевозможные гомеопатические препараты. Что лично вы думаете о гомеопатии?

- Лично я отрицательно отношусь к гомеопатии, так как доказательная медицина не признала эффективность такого лечения. Впрочем, законом гомеопатические средства в Таджикистане не запрещены, и потребители должны сами решать, стоит приобретать такие препараты или нет. В любом случае гомеопатические препараты являются лишь дополнительным лечением, и об этом пациентам не стоит забывать.

На мой взгляд, намного более эффективным и доступным в качестве второстепенного лечения является лечение лекарственными травами, особенно если говорить о тех растениях, которые собирают в Таджикистане. У нас большое разнообразие всевозможных лекарственных трав, они экологически чистые. При столичном медколледже открыт специальный центр, где проводится сбор, обработка и упаковка таких растений. На сегодняшний день общее количество наименований лекарственных трав, производимых по линии Минздрава, составляет 18 видов; в этой области работают и частные производители. Качество нашей продукции ничем не уступает, а во многом даже превосходит ее зарубежные аналоги, и мы планируем в перспективе заполнить рынок только отечественной продукцией, так как она самая лучшая.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 25 мая 2017 > № 2185058 Насим Олимзода


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 мая 2017 > № 2190332 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Заседание Правительства.

В повестке: об исполнении федерального бюджета и бюджетов государственных внебюджетных фондов за 2016 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы продолжаем рассматривать бюджетные вопросы, и сегодня у нас в повестке дня – исполнение федерального бюджета за прошлый год, а также бюджетов государственных внебюджетных фондов – пенсионного, социального и медицинского страхования.

Прошедший год страна прожила в режиме достаточно жёсткой экономии, тем не менее мы всё-таки развивались, создавали основы для качественного роста, который рассчитан на длительную перспективу, что и позволяет уже в этом году решать целый ряд важных задач, и в целом исполняли социальные обязательства.

Федеральный бюджет 2016 года этим требованиям, этим приоритетам полностью отвечал. Мы оказывали адресную помощь тем, кому было особенно тяжело, направляли финансовые ресурсы на сохранение стабильной ситуации на рынке труда.

Возможности использовались и для поддержки реальной экономики. Конечно, не так активно, как нам бы хотелось, тем не менее наиболее перспективные отрасли, которые позволяют снижать сырьевую зависимость, развивались, видны и определённые результаты программы импортозамещения.

В 2016 году доходы федерального бюджета несколько превысили прогнозные показатели (приблизительно на 0,7%, это чуть больше 90 млрд рублей) и составили 13,5 трлн рублей. Причём доля доходов, которые не связаны с продажей нефти и газа, продолжает в целом расти: в прошлом году она составила почти две трети всех поступлений.

Расходы бюджета также были профинансированы в существующих параметрах, даже несколько ниже плановых показателей, составили по кассовому исполнению чуть менее 16,5 трлн рублей. Дефицит приблизился к 3 трлн рублей. Главные статьи расходов: социальная политика – 4,5 трлн рублей, национальная экономика – 2,3 трлн рублей.

Более чем на 17% снизился государственный внешний долг.

И ещё обращу внимание на одну цифру – я говорил о ней во время отчёта в Госдуме. Мы уделяли внимание поддержке регионов, в результате совокупный дефицит региональных бюджетов в прошлом году уменьшился в 13 раз по сравнению с 2015 годом, до 12,5 млрд рублей (в 2015-м – 171 млрд).

В целом расходы исполнены на весьма высоком уровне для бюджета, около 99%. Ещё раз подчеркну, что сбалансированность бюджета позволила одновременно нам решать и текущие вопросы, и планировать стратегические задачи.

Теперь несколько слов об исполнении бюджета в государственных внебюджетных фондах в прошлом году. За счёт этих средств было обеспечено исполнение социальных гарантий, в том числе оказание медицинской помощи, поддержка особо нуждающихся людей, выплата пенсий.

Пенсионный фонд увеличил собираемость страховых взносов почти на 7% – его доходы составили 7,6 трлн рублей, расходы – 7 трлн 800 млрд рублей. В прошлом году нам также пришлось принимать непростые решения в сфере пенсионного обеспечения. Во втором полугодии мы заменили индексацию пенсий единовременной выплатой, в этом году вернулись к законодательно установленному порядку индексации по инфляции и уже провели её. Доходы Фонда социального страхования составили чуть более 616 млрд рублей, расходы – почти 665 млрд рублей, основная часть – почти 80%, это выплата пособий по временной нетрудоспособности, а также пособия по беременности и родам, при рождении ребёнка и в период ухода за ним.

Бюджет Фонда обязательного медицинского страхования за прошлый год исполнен с профицитом 67 млрд рублей, немного выросло поступление страховых взносов. В результате в полном объёме выполнены обязательства не только в рамках базовой программы обязательного медицинского страхования – почти около 100 млрд рублей направлено на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, не включённой в базовую программу.

Про государственные программы. Министерство экономического развития представило доклад на эту тему. В нём проанализированы итоги реализации 37 государственных программ. В отличие от исполнения бюджета, здесь данные совсем не идеальные, как, к сожалению, у нас и происходит обычно. Выполнение только половины, то есть 18 государственных программ, признано эффективным. Другая половина характеризуется уровнем исполнения ниже среднего. Поэтому все те позиции, которые обычно в таких случаях озвучиваются, касаются и прошлого года. Ответственные исполнители, ведомства должны принять необходимые меры по исправлению ситуации с отстающими государственными программами и доложить в Правительство до 1 июля текущего года.

Теперь по другим вопросам. Мы рассмотрим проект закона, который упрощает для потребителей подключение к объектам коммунальной инфраструктуры, а для сетевых компаний облегчает их оформление. К этим объектам относятся электросети, тепловые, водопроводные, канализационные линии, линии связи, объекты газоснабжения и иные трубопроводные коммуникации.

В настоящее время процедура оформления таких объектов занимает очень длительный срок, около двух лет, и, конечно, это сдерживает инфраструктурное развитие. После принятия законопроекта сроки должны составить около двух месяцев. Стоимость услуг также снижается вдвое, что поможет сдержать рост тарифов сетевых компаний и наполнит кадастр сведениями об их фактическом размещении. Эти правила основаны на лучшем мировом опыте, установлены гарантии прав собственников земельных участков, в том числе плата на основе рыночной оценки, возмещение убытков, требование выкупа и так далее.

Обсудим мы поправки и в закон о дальневосточном гектаре и ряд связанных с ним актов. Эти поправки позволят большему числу людей получать землю на Дальнем Востоке. Правоприменительная практика здесь выявила ряд моментов, которые требуют уточнения. В частности, предлагается дать возможность подавать документы не только непосредственно в Росреестр, что не всегда удобно, но и через МФЦ, что, конечно, гораздо удобнее. В этом случае именно МФЦ будут готовить схему размещения земельного участка на публичной карте в форме электронного документа. И мы расширим территории, где будут предоставляться земельные участки в безвозмездное пользование.

Ещё один законопроект касается медико-биологического обеспечения спортсменов наших сборных команд. Я недавно совещание проводил в Новогорске, там эта тема также рассматривалась. Устанавливается способ финансирования медико-биологического обеспечения спортсменов.

И мы распределяем деньги из резервов, а также межбюджетные трансферты. 1 млрд 250 млн рублей выделяется Пермскому краю на переселение людей из домов, которые пострадали в результате аварии на руднике «Уралкалия» в городе Березники. Около 4,5 тыс. человек смогут заселиться в новые и безопасные дома. Эта тема, конечно, должна быть продолжена. Также выделяются деньги на ликвидацию последствий всякого рода происшествий.

Начнём с бюджетной темы. Пожалуйста, Антон Германович.

А.Силуанов: Исполнение бюджета в прошлом году осуществлялось в условиях завершения процесса адаптации российской экономики после резкого ухудшения внешнеэкономических условий в 2014–2015 годах. Адаптация оказалась более быстрой, чем мы предполагали. Такая реакция экономики – это подтверждение тех мер, которые были приняты в области финансов, бюджета, в области стимулирования экономического развития.

В прошлом году ВВП сократился всего на 0,2%. При этом уже в конце года наблюдались положительные темпы роста.

Темп инфляции замедлился, составил 5,4%. Рубль стал одной из самых популярных валют среди иностранных инвесторов. Более здоровой стала и сама структура экономики, которая характеризуется растущей долей прибыли по целому ряду секторов.

Влияние на бюджет, на доходы бюджета оказывала, конечно, и цена на нефть. Она опустилась до 41,7 доллара за баррель в прошлом году, что почти на 10 долларов ниже, чем годом ранее.

На фоне ухудшения внешнеэкономической ситуации федеральный бюджет исполнен с дефицитом 3,4% валового внутреннего продукта. Это самый большой дефицит с 2010 года.

По сравнению с 2015 годом дефицит возрос на 1,1 процентных пункта ВВП, что преимущественно связано со значительным сокращением доходов федерального бюджета – на 0,8% ВВП, при этом нефтегазовые доходы упали на 1,4% валового внутреннего продукта.

Ненефтегазовый дефицит в прошлом году достиг минимального значения за последние пять лет и составил 9,1% ВВП.

Основным источником финансирования дефицита стали накопленные средства резервного фонда, позволившие избежать чрезмерного сокращения расходов и обеспечить реализацию первоочередных антикризисных мероприятий.

По итогам 2016 года было использовано 2,1 трлн рублей средств резервного фонда.

Доходы. В части доходов необходимо отметить изменение их структуры. Доля нефтегазовых доходов продолжала падать и достигла 36% всех доходов. В процентах к ВВП нефтегазовые доходы составили 5,6%, это самый низкий показатель за истекшие 10 лет. Снижение нефтегазовых доходов в 2016 году в объёме 1,2 трлн рублей было компенсировано ростом доходов, не связанных с нефтью и газом. Их рост составил 0,9 трлн, в том числе 0,7 было получено от продажи пакета акций «Роснефти». Без учёта поступлений от продажи акций «Роснефти» дефицит бюджета увеличился бы и составил 4,3% валового внутреннего продукта.

Расходы. Расходы исполнены в сумме 16,4 трлн рублей, или 99% к бюджету. Неиспользованные ассигнования составили 220 млрд рублей, и все они подлежат использованию в текущем году. Переходящие на этот год остатки (плата по госконтрактам, средства дорожного фонда, а также остатки, подлежащие направлению в резервный фонд) составили 133,2 млрд рублей.

Несколько слов об особенностях исполнения бюджета в 2016 году по расходам. У нас была осуществлена блокировка 10% бюджетных ассигнований, которые были сокращены только в конце 2016 года, когда мы вносили поправки в закон о бюджете. Также указанными поправками были выделены значительные объёмы ассигнований на исполнение пенсионных обязательств, досрочное погашение кредитов, привлечённых ранее предприятиями оборонно-промышленного комплекса, и это не могло не сказаться на ходе кассового исполнения бюджета. Поэтому доля расходов IV квартала оказалась существенно выше в прошлом году, чем обычные расходы IV квартала за предыдущие годы.

В прошлом году были приняты меры по улучшению организации исполнения федерального бюджета, расширено применение механизма казначейского сопровождения. Благодаря этому обеспечено целевое использование средств. Мы убрали мотивацию и возможности отвлечения средств, полученных из бюджета, в различные финансовые инструменты. При этом деньги, которые были сконцентрированы в Федеральном казначействе, не лежали без дела. Мы на размещении указанных ресурсов заработали для бюджета 82,7 млрд рублей.

Кроме того, был проведён эксперимент по использованию при расчётах по государственным контрактам казначейского аккредитива. Этот эксперимент проводился в Минпромторге, а также в двух корпорациях – «Росатом» и «Роскосмос». Работа по повышению эффективности бюджетных расходов продолжится и в текущем году.

Бюджеты регионов. Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, что они существенно улучшили своё исполнение. Был отмечен опережающий прирост доходов над расходами. Доходы региональных бюджетов выросли на 6,6%, расходы – на 4,8. И поэтому мы видим резкое сокращение дефицита бюджета.

Замедлилась динамика госдолга. Уменьшилось количество регионов, имеющих долг, превышающий 100% налоговых, неналоговых доходов, – с 14 регионов в 2015 году до восьми регионов в прошлом году. Соответственно, сократились и расходы на обслуживание государственного долга, в том числе в связи с поддержкой из федерального бюджета в части бюджетных кредитов.

В текущем году ситуация с доходами и расходами субъектов также неплохая. Доходы выросли, по данным за период с начала года по 15 мая, на 9,8%, а расходы – на 5,4. В результате мы видим сейчас существенный профицит бюджета, который, безусловно, будет сокращаться по мере исполнения принятых плановых обязательств.

По долгу. Доля долга в налоговых и неналоговых доходах сократилась с 36,5% в 2015 году до 33,8% в 2016 году. Это, конечно, меры, принятые в рамках взаимодействия с субъектами Федерации, заключение соглашений, а также последствия более эффективного исполнения бюджета в связи с улучшением данных по динамике экономического развития.

В заключение хотелось бы отметить следующее. В настоящее время Счётной палатой осуществляется внешняя проверка отчёта об исполнении бюджета, в результате которой оформляется заключение Счётной палаты по соответствующему главному администратору средств федерального бюджета. Такая работа будет произведена до 1 июня текущего года.

Полагаю целесообразным до формирования и утверждения сводного заключения Счётной палаты на коллегии руководителям федеральных органов оперативно принять меры по устранению выявленных Счётной палатой нарушений, а также обратить внимание на те замечания, которые Счётная палата высказала к финансовой отчётности, которая составляется у нас также министерствами и ведомствами. Здесь необходимо нам подправить выявленные нарушения, которые отметила Счётная палата.

В настоящее время мы приступили к формированию бюджета на 2018 год, 20 июня на бюджетной комиссии уже должны быть вынесены основные параметры следующей трёхлетки и проектировки по предельному объёму бюджетных ассигнований. Это значит, что в ближайшее время нам потребуется принять все необходимые решения для формирования бюджета на предстоящий трёхлетний период.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 мая 2017 > № 2190332 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175785 Алексей Скобелев

Финансы на ладони: мобильные приложения для инвестиций и страховой защиты

Алексей Скобелев

генеральный директор Markswebb Rank & Report

К мобильному банкингу все уже привыкли, но у обладателей смартфонов появляется все больше возможностей по работе с финансами. Какие сервисы наиболее удобны для инвестиций и страхования?

Для современного человека возможность управлять финансами с телефона — норма, некое общеупотребимое благо, как электричество. Новые мобильные сервисы для финансовых продуктов вбирают в себя инвестиционную активность клиента, помогают управлять страховками и даже влиять на стоимость полиса.

Для людей моложе 30 лет понятие «интернет» фактически равно «мобильный интернет». По данным GfK за 2016 год, 76% людей моложе 30 лет и 47% людей в возрасте 30-54 лет выходят в интернет со смартфона. Вопрос, делать мобильное приложение или нет, актуален, только если компания создает сервис для аудитории 55+. Во всех остальных случаях мобильное приложение — это must have, а для аудитории моложе 30 с мобильного сервиса нужно начинать, и только потом делать все остальное.

Бывает и обратная ситуация — когда люди по какой-то причине игнорируют мобильное приложение — из соображений безопасности или просто потому что нет памяти на телефоне. Если мобильное приложение для частных клиентов есть почти у каждого банка, то адаптивные интернет-банки — пока что редкость. По результатам апрельского исследования Internet Banking Rank 2017, под работу со смартфона адаптировано только 9 интернет-банков из 36 — это сервисы банков «Санкт-Петербург», «Траст», Бинбанка, ВТБ24, «Зенит», «Ренессанс Кредит», Совкомбанка, Тинькофф Банка и УБРиР.

Мобильные инвестиции: на всякого мудреца довольно простоты

Что это?

Мобильные приложения, через которые можно инвестировать — покупать акции, менять валюту и так далее. По результатам исследования Internet Banking Rank 2017, возможность первичной покупки паев в ПИФах есть в двух интернет-банках из 35, а вторичной — в девяти. В мобильных банках ситуация примерно такая же. Развивается функционал медленно и постепенно: сначала появляется возможность управлять купленными паями, потом приобретать новые, потом появляется интерфейс, где можно видеть все свои паи, управлять ими, отслеживать динамику стоимости, докупать, продавать и др.

Революционно на фоне этой эволюции выступил сервис «Тинькофф Инвестиции». Его интерфейс такой же простой и привычный для пользователя, как мобильный банк, но по функциональности это настоящий терминал для торговли на бирже акциями, облигациями и валютой.

У кого реализовано?

Удобно инвестировать в разные инструменты со смартфона можно через «Тинькофф Инвестиции» и мобильное приложение «БКС Брокер». Разница между ними в нюансах: они оба сделаны для простых пользователей и не требуют каких-то специальных знаний.

Еще есть отдельные приложения для брокеров — это мобильные биржевые терминалы (например, iQuik). Их главный недостаток последних — недоступность для новичков: они копируют типичный интерфейс брокерского терминала, никак не меняя сложный UX со стаканами котировок и непонятными формулировками. Также у всех брокерских терминалов для мобильных устройств есть проблема с подключением средств безопасности: перенести сертификат электронной подписи на iPhone — задача не быстрая и очень неочевидная.

Вероятно, в ближайшем будущем удобный мобильный сервис для инвестиций сделают еще 2-3 крупных банка. Например, Альфа-Банк давно говорит про сервис «Доступные инвестиции», который сделает возможным выход обычного человека на биржу и позволит удобно и просто работать с биржевыми инструментами.

Как это работает?

В мобильных приложениях «Тинькофф Инвестиции» и «БКС Брокер» очень простой интерфейс: есть список доступных акций и кнопка «Купить» — все доведено до образа привычных пользователю операций, которые он совершает в мобильном банке.

Такой сервис очень сильно снижает порог входа на биржу: например, операция «Купить доллары» так и выглядит — в виде кнопки «Купить доллары». Человек ее нажимает, вводит нужную сумму и купленная валюта сразу появляется на счете. По большому счету, все происходит точно так же, как в мобильном банке. Несмотря на сильно упрощенный интерфейс, в приложении сохранены все преимущества биржевой торговли — например, можно отслеживать изменения курса в течение дня.

В мобильных приложениях для брокеров все гораздо сложнее — как минимум, есть 2 инструмента — USDRUB (today), когда валюту можно получить в день покупки, и USDRUB (tomorrow), когда сделка совершается сегодня, а получить валюту получить можно завтра.

Сколько это стоит?

Негативный момент в работе с «Тинькофф Инвестиции» — более высокая комиссия, чем при работе напрямую с брокером: за удобный сервис клиент платит больше. Брокеры берут комиссию порядка 0,03% со сделки, «Тинькофф» — 0,3%. Сейчас сервис работает в партнерстве с БКС, то есть физически счет открывается у брокера. Но компания уже занимается получением лицензии на работу с ценными бумагами и скоро, вероятно, будет открывать собственные брокерские счета.

Мобильное страхование: не было бы счастья

Что это?

Некий аналог мобильного банкинга в страховании — мобильная версия личного кабинета, где человек может авторизоваться, увидеть все свои страховые полисы и как-то с ними работать: видеть срок действия, какие риски полис покрывает и на какие суммы, а при необходимости пролонгировать полис. Конечно, тут речь идет только о полисах одной страховой компании: условно, в приложении «АльфаСтрахования» видны только полисы «АльфаСтрахование», так же, как в мобильном банке «Сбербанк Онлайн» видны только карты Сбербанка.

У кого это реализовано?

Такие сервисы есть в принципе у всех крупных страховых компаний — «АльфаСтрахование», «Росгосстрах», «Ренессанс-Страхование» и так далее. Пока эти приложения нацелены на работу с уже существующими продуктами — мало кто реализует в них полноценную продажу страховых продуктов. В большинстве случаев в приложении можно только начать оформление, и на определенном этапе клиенту приходится переходить на сайт, где есть калькулятор стоимости и возможность завершить заказ страховки.

Как это работает?

Мобильное приложение отображает всю информацию по имеющимся у клиента полисам и присылает уведомления о продлении. Сервисы некоторых компаний выходят за рамки информационной функции и могут быть полезны при страховых случаях — например, присылать уведомления по ходу рассмотрения дела. С точки зрения клиента это выглядит так: человек попал в аварию, отправляет через приложение документы, необходимые для получения страховки по ОСАГО, и потом следит, как развивается ситуация — рассмотрено ли дело и какой результат.

Мобильное каско: тише едешь — дешевле будет

Что это?

Другой тип мобильных приложений страховщиков — те, которые отслеживают стиль вождения автомобилиста. Новая схема расчета стоимости каско: цена полиса зависит от стиля вождения — чем аккуратнее человек водит, тем дешевле страховка. Посмотреть информацию о своем стиле вождения и какому коэффициенту стоимости он соответствует, можно в мобильном приложении, куда собирается вся статистика.

Как это работает?

На машину устанавливают специальное устройство, которое в режиме реального времени отслеживает скорость движения, маневры, накапливает статистику и составляет профиль вождения. На основе этого профиля рассчитывается стоимость страховки: чем аккуратнее человек водит, тем дешевле.

У кого реализовано?

Пока такое есть в «Тинькофф Страхование», «АльфаСтрахование» и «Ренессанс Страхование».

Сколько это стоит?

Если водить аккуратно, можно получить скидку на каско до 55%. Чтобы заработать скидку, ездить с телематическим устройством нужно несколько месяцев: например, для страховки «Росгосстрах» — год, для «АльфаСтрахования» — 3-6 месяцев.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175785 Алексей Скобелев


Россия > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > banki.ru, 16 мая 2017 > № 2174341 Ольга Кучерова

Спаси и отдохни

Что действительно важно застраховать перед отпуском

Среди вещей, которые надо брать с собой в отпуск, обязательно должны быть некоторые страховки

Планируя отпуск, мы меньше всего думаем о страховке — если, конечно, не собираемся покорять Эверест. Но лучше все же купить полис, чтобы потом минимизировать потери, если случится что-то неприятное. Что на самом деле нужно застраховать перед отпуском, а от каких страховок можно отказаться?

Обязательно или желательно?

Есть ряд видов страхования, озаботиться приобретением которых перед поездкой в отпуск просто необходимо, а есть дополнительные опции, приобретение которых можно обосновать нахождением в отпуске, но это полностью зависит от желания отдыхающего, отмечает руководитель направления «Страхование» Банки.ру Дмитрий Жуков.

«К «обязательным» можно отнести договоры ВЗР (страхование путешествующих), так как без такого договора многие посольства просто не выдадут визу, «Зеленая карта» (аналог ОСАГО, действует при пересечении границы по всей Европе и в ряде других государств), — говорит эксперт. — Если отдых совмещается с участием в соревнованиях или ребенок едет в лагерь, с большой вероятностью организаторы потребуют полисы страхования от несчастных случаев».

Остальные виды приобретаются по желанию. Например, полис ВЗР в качестве опций может включать в себя множество разных видов.

Если есть действующие полисы, которые могут сработать во время поездки (каско, страхование жизни, ДМС при поездках по РФ, имущество), нужно проверить установленную договором «территорию страхования» и расширить ее на место проведения отдыха, советует Жуков.

Базовая страховая защита (ВЗР и путешествующих по России и СНГ) покрывает оказание медицинских услуг в рамках страховой суммы, оплату транспортировки в «медицинских» случаях, экстренной стоматологической помощи. Защиту можно расширить, включив такие дополнительные опции, как защита от утери или хищения документов, юридическая помощь, страховка багажа, гражданской ответственности перед третьими лицами. Можно застраховаться от задержки рейса или опоздания на пересадку, а также от невыезда. Многие путешественники предпочитают застраховать движимое и недвижимое имущество на время своего отсутствия. Особого разговора требует страхование для автолюбителей, отправляющихся в поездку по стране или за рубеж.

Во всех этих видах страхования есть свои нюансы, которые нужно учитывать, выбирая полис и страховую компанию. Банки.ру попросил экспертов рассказать о них.

ВЗР: классика жанра

Стоит ли ограничиться минимальной «классикой» ВЗР, требуемой визовым центром, или лучше оформить расширенную страховку?

«Любые неприятности со здоровьем: травмы, гастроэнтериты, вызванные сменой характера питания и питьевой воды, отиты из-за купания в холодной воде, простуды, связанные с изменением климата, — все это может быть покрыто полисом страхования выезжающего за рубеж», — говорит директор центра страхования ВЗР ООО «Зетта Страхование» Светлана Шваб.

Минимальный перечень рисков — расходы на медикаменты, услуги врачей, медицинских учреждений и санитарный транспорт — обязателен к страхованию, что закреплено действующим законом. С декабря 2015 года полис включает риски обострения хронических заболеваний, которые ранее не считались страховым случаем.

Но эксперт «Зетта Страхования» советует все же расширить пакет, застраховавшись от несчастных случаев и их последствий. «Это особенно актуально для тех, кто предпочитает активный отдых», — подчеркивает Светлана Шваб.

Заместитель начальника управления страхования путешествующих компании «Ингосстрах» Лариса Антонова солидарна с коллегой в том, что полис с расширенным покрытием необходим, если человек планирует заниматься спортом и активным отдыхом. «Такой полис немного дороже. Он подойдет тем, кто планирует на отдыхе заняться, к примеру, серфингом, прокатиться на гидроцикле, горных лыжах или прыгнуть с парашютом, — говорит Антонова. — Стандартный полис не включает травмы, полученные при занятиях активными видами спорта, не предусматривает плановые операции, не покрывает расходы на лечение онкологических заболеваний, операции на сердце».

Стандартный полис не включает травмы, полученные при занятиях активными видами спорта, не предусматривает плановые операции, не покрывает расходы на лечение онкологических заболеваний, операции на сердце.

Кстати, страхование россиян, отправляющихся на горнолыжные курорты, может вскоре стать обязательным — премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение правительству проработать этот вопрос до 1 июня. Страховое сообщество, естественно, идею поддержало. А вот самим россиянам эта идея может понравиться меньше.

Вопрос этот возник неспроста: число страховых случаев на горнолыжных курортах за сезон 2016/2017 существенно возросло (по статистике СК «Зетта Страхование» — более чем в полтора раза). Средняя выплата при этом увеличилась более чем на 50%. Наибольшее число страховых случаев, связанных с занятиями экстремальными видами спорта, произошло в Финляндии и Австрии, свидетельствуют данные страховой компании.

Для дополнительной защиты жизни и здоровья можно расширить страховое покрытие за счет включения рисков стихийных бедствий, военных действий и народных волнений, а также рисков управления моторными ТС (кроме управления автомобилями, этот риск входит в покрытие стандартного полиса), полетов на летательных аппаратах, отмечает эксперт «Ингосстраха».

При выборе страховой компании обратите внимание на включенный в полис сервис и изучите отзывы опытных путешественников, уже страховавшихся в данной компании. Крайне важно, чтобы при наступлении страхового случая у клиента была возможность быстро (и желательно бесплатно) связаться с оператором страховщика, который подберет клинику и организует прием у врача.

Лариса Антонова из «Ингосстраха» также советует при покупке полиса обратить внимание на лимит ответственности страховщика, риски, включенные в программу, исключения из страхового покрытия. «Ингосстрах» рекомендует программы с покрытием не менее 40—50 тыс. долларов/евро — такого лимита, как правило, достаточно на оплату всех расходов даже в случае госпитализации, отмечает эксперт.

Страхование от невыезда

Опция, которая часто включается в полис ВЗР, — страхование от невыезда и от задержки рейса. Также можно отдельно застраховаться от того, что ты не успел на стыковочный рейс (что чаще всего является следствием задержки первого рейса).

«Целесообразно подстраховаться на случай отмены поездки, потери багажа или его задержки в пути. Эти дополнительные опции не сильно сказываются на стоимости полиса, зато приходятся очень кстати, если неприятность случится, — говорит Светлана Шваб из «Зетта Страхования». — Кроме того, выбирая специальные программы, включающие в себя пакет с дополнительными опциями, которые предлагает наша компания, можно существенно сэкономить — это будет гораздо дешевле, чем покупать такие опции отдельно».

Эксперты СК «АльфаСтрахование», недавно обновившей свои программы страхования путешествующих, отмечают, что клиенты туристических компаний и самостоятельные путешественники по полису страхования от отмены поездки получат компенсацию затрат при отмене выезда или изменении сроков пребывания за границей по самым разным причинам. Отказ в выдаче визы, неожиданная травма, болезнь путешественника или его родственников, повреждение имущества при пожаре, затоплении или стихийном бедствии, призыв в армию, участие в судебном процессе и даже смерть клиента — все это может быть основанием для выплаты возмещения.

Компенсация покроет расходы на билет, отель, консульский сбор и стоимость оформления въездной визы, поясняют в «АльфаСтраховании».

Страховой случай, естественно, нужно подтвердить, но это в большинстве случаев несложно. Так, в случае невыезда по причине болезни клиента или его родственников страховщику достаточно обычной справки из поликлиники о выданном больничном. В случае отказа в предоставлении визы все еще проще — вы просто предъявляете документ из посольства или визового центра.

Если вы застраховались от задержки рейса, страховая компания обязуется компенсировать все связанные с этим затраты: питание, гостиницу, трансфер из аэропорта до гостиницы. Подходы страховщиков к выплате возмещения различаются: кто-то оплачивает предоставленные клиентом счета, кто-то просто компенсирует время задержки. «Ингосстрах», например, выплачивает 1 000 и 1 500 рублей (в зависимости от наполнения страховки) за каждый час задержки рейса на срок более четырех часов, не требуя никакого подтверждения расходов. Для получения возмещения достаточно предъявить справку от администрации аэропорта или авиакомпании, подтверждающую факт задержки рейса или багажа.

Руководитель направления «Страхование» Банки.ру Дмитрий Жуков рекомендует при выборе дополнительных опций обратить внимание на покрытие, так как часть рисков (отмена поездки, утрата багажа) компенсируются перевозчиком. Если лимиты выплаты сопоставимы, то приобретение такой опции не очень целесообразно, считает эксперт.

Если вы все-таки решили застраховать багаж самостоятельно, нужно иметь в виду, что страховая компания выплачивает фиксированную сумму за килограмм в случае страхования багажа без описи. По такому же принципу действует авиаперевозчик. Но если авиакомпания выплачивает в среднем 15 долларов за каждый килограмм, то, к примеру, «Ингосстрах» платит дополнительно 50 долларов сверх этих денег. Соответственно, за чемодан весом около 20 кг пассажир получит 1 000 долларов дополнительной компенсации от страховой компании. При потере багажа для выплаты возмещения необходимо предъявить в страховую компанию багажную бирку и справку от аэропорта или перевозчика о том, что багаж был утерян.

Наиболее частая неприятность на отдыхе — потеря или повреждение мобильного телефона, фотоаппарата, планшета. Как отмечают эксперты «АльфаСтрахования», в основном техника страхуется при покупке в магазине. В этом случае страховщик уверен, что техника принимается на страхование в неповрежденном виде и страховой компании не нужно делать осмотр принимаемого на страхование имущества — гаджета. «Условия страхования таковы, что чек на покупку и на страховку должен быть от одной даты. Иногда это просто один чек с разными назначениями платежа за покупку гаджета и за приобретение страховки», — поясняют специалисты компании. Получается, что о страховании техники, которую вы планируете взять с собой в поездку, лучше позаботиться сразу при ее приобретении.

Как застраховать здоровье в путешествиях по России

Необходимость покупки полиса ВЗР понятна. А нужно ли приобретать дополнительный полис при путешествиях по нашей стране, ведь есть полис ОМС, который формально действует по всей России?

Проблема в том, что «чипированные» полисы ОМС нового образца, которые будут хранить информацию о застрахованном, только начали выпускать. Единые электронные базы данных медицинской информации о пациенте — тоже дело будущего. А пока вам придется самостоятельно искать медучреждение в незнакомой местности и рассказывать врачу свой анамнез.

К тому же нужно понимать, что полис ОМС покрывает далеко не все риски.

«От полиса ОМС полис путешествующего по России отличается в первую очередь тем, что поиск клиники и врача осуществляется через сервисную компанию, — поясняют специалисты «АльфаСтрахования». — Также полис ОМС не включает транспортировку к месту постоянного проживания в случае, если отъезд застрахованного не состоялся по заранее приобретенным проездным документам; врачебное сопровождение во время возвращения; репатриацию останков; визит третьего лица, если застрахованный находится в критическом состоянии; получение юридической и административной помощи; проведение поисково-спасательных мероприятий; компенсацию расходов на медикаменты, назначенные врачом». Все это может быть включено в полис путешествующего по России, стоимость которого начинается от нескольких сотен рублей.

Если у вас есть полис ДМС (оформленный работодателем или вами лично), выясните, на какой территории он действует. Полный пакет услуг вас интересовать не должен — нужно поинтересоваться оказанием экстренной помощи и возможностью госпитализации при необходимости.

Заместитель директора департамента медицинского страхования по продажам «Ингосстраха» Ираида Корецкая отмечает, что в большинстве полисов ДМС СПАО «Ингосстрах» предусматривается возможность получения экстренной медицинской помощи на территории России. «Для тех, у кого данная возможность не предусмотрена, можно приобрести программу ДМС «Экстренная медицинская помощь по территории России», — советует Корецкая.

Полис для путешествующих по России начинает действовать на расстоянии не менее 90 км от административной границы населенного пункта, являющегося местом постоянного жительства гражданина РФ. Для иностранных граждан он действует на территории всей Российской Федерации.

«Наш полис для путешествующих по России покрывает расходы на оказание экстренной медицинской помощи, включающей все необходимые обследования, а также транспортировку клиента в клинику к постоянному месту жительства для прохождения лечения и реабилитации, — рассказывает Светлана Шваб из «Зетта Страхования». — Помимо этого, полис включает страхование расходов, связанных с возвращением детей, оставшихся без присмотра из-за заболевания родителей. Стоит такой полис 150—200 рублей и, очевидно, непосильной нагрузкой для бюджета не станет».

Специалисты «АльфаСтрахования» обращают внимание на то, что полис для путешествующих по России начинает действовать на расстоянии не менее чем 90 км от административной границы населенного пункта, являющегося местом постоянного жительства гражданина РФ. Для иностранных граждан он действует на территории всей Российской Федерации.

Каско и «Зеленая карта»

Для пересечения на машине территории других государств водителю нужен международный полис страхования гражданской ответственности «Зеленая карта», который является обязательным условием въезда на территорию некоторых стран. С перечнем страховщиков, предоставляющих этот вид автострахования, а также перечнем стран, въезд в которые подразумевает наличие «Зеленой карты», можно ознакомиться на сайте Российского союза автостраховщиков (РСА).

«Зеленая карта» предусматривает урегулирование убытков в соответствии с национальным законодательством страны, где произошло ДТП. Если за время путешествия автовладелец будет признан виновником ДТП, возмещение ущерба выплатит его страховая компания. Если виновником ДТП будет признан водитель автомобиля иностранного государства, то полис также поможет получить компенсацию ущерба.

На территории России действуют имеющийся полис ОСАГО и каско — перед поездкой дополнять список рисков или расширять покрытие необходимости нет. Однако, как считают эксперты «АльфаСтрахования», «есть смысл докупить ДСАГО при путешествиях в другой регион».

Полисы автострахования действуют по всей стране. «Страхователь, попавший в ДТП, к примеру, в Сочи, после оформления документов в компетентных органах имеет возможность обратиться с заявлением о наступлении страхового случая напрямую в филиал «Ингосстраха» в этом городе», — говорит директор дирекции розничного бизнеса компании «Ингосстрах» Виталий Княгиничев. Для ремонта пострадавшего автомобиля страховая компания предоставляет своим клиентам услуги высококвалифицированных СТОА, имеющих договор со страховой компанией. «Это наиболее удобный для клиента способ получения страхового возмещения, поскольку в таком случае ремонт будет оплачен страховой компанией напрямую на СТОА», — объясняет Княгиничев.

Если вы не хотите ремонтировать автомобиль в чужом городе и в результате аварии получены незначительные повреждения, не препятствующие его безопасной эксплуатации, можно осуществить ремонт ТС на СТОА страховой компании уже по возвращении в Москву, говорит эксперт.

Также, если в договоре страхования оговорена возможность возмещения в денежной форме, по желанию клиента страховое возмещение может быть перечислено на его банковский счет.

Полисы каско некоторых страховых компаний, например «Зетта Страхования», действуют и на территории стран Шенгенской группы. При желании действие полисов каско можно расширить и на другие регионы, для этого перед поездкой нужно обратиться в страховую компанию.

Если дом остался без присмотра

Многие путешественники при длительном отсутствии хотят застраховать оставляемое без присмотра жилище — загородный дом или квартиру.

В линейке страховщиков, активно занимающихся страхованием имущества физлиц, как правило, есть коробочные продукты с различным набором рисков (пожар, залив, грабеж, вандализм, короткое замыкание и пр.) и с разным покрытием (страхование движимого имущества и отделки в квартире, инженерных систем, гражданской ответственности перед соседями). У некоторых компаний есть вариации не годового полиса, а краткосрочного страхования. Например, в «Ингосстрахе» есть продукт «Отпускной» с тарифом от 35,03 рубля в день для тех, кто уезжает в отпуск или командировку на срок от семи до 60 дней.

Страховать имущество на неделю отсутствия или сразу покупать годовой полис — личное дело каждого. Однако эксперты страхового рынка склоняются к тому, что длительная защита — более разумный вариант.

«Покупка страхования менее чем на год в целом не имеет смысла, хотя и возможна, — соглашаются эксперты «АльфаСтрахования». — Многие считают, что можно сэкономить и купить страховку только на период отсутствия в квартире. Но здесь встает вопрос о том, что считать экономией». За страхование на относительно длительный период, например, проживания на даче в течение 4—5 месяцев вы заплатите премию не пропорционально сроку страхования, а в зависимости от шкалы краткосрочного страхования. Как правило, у большинства страховщиков премия составит 50—60% от страхового взноса, то есть клиент, с одной стороны, сэкономит — в абсолютном выражении, а с другой — купит относительно более дорогое страхование по сравнению с годовой страховкой: в среднем страховка за один месяц будет стоить дороже.

«О страховании жилья на время отпуска, наверное, стоит задуматься, но лучше закрывать такие риски годовым полисом, в котором и покрытие, и стоимость (в годовом выражении) будут более приемлемыми», — считает Дмитрий Жуков.

Где купить

Если вы не планируете заниматься в отпуске экстремальными видами спорта или не выезжаете в совсем уж экзотическую страну, вас, скорее всего, устроит коробочный продукт или несколько коробочных продуктов. «Коробки» по ВЗР сегодня можно купить вместе с пакетным туром, в салоне связи, в отделениях банков, на сайте туристической компании или специальных туристических онлайн-сервисов.

Одновременное приобретение авиабилета и страховки может иметь свои плюсы. Так, «Связной Трэвел» и «АльфаСтрахование» предлагают 50-процентный cash-back от стоимости страховой защиты (при страховании перелета, здоровья и страховании на случай отмены поездки), но не деньгами, а скидкой на следующую покупку авиабилета. Чем больше страховых продуктов будет куплено, тем больше средств вернет «Связной Трэвел» при покупке билета.

Если вы забыли застраховаться и путешествуете на автомобиле, эту оплошность можно исправить даже по дороге — при подъезде к границе на трассах есть специальные пункты страховых брокеров. Но, прямо скажем, это не лучшее место для покупки страховки.

В некоторых пограничных пунктах можно купить страховку ВЗР и/или «Зеленую карту», причем в Белоруссии, например, это обойдется существенно дешевле, чем в России, и в несколько раз дешевле, чем через 100 метров, но уже на территории ЕС. Но это все на крайний случай — для въезда в страну. Рассчитывать на серьезный сервис или большое покрытие по такому полису не стоит.

Если страховка нужна вам не только как формальность и вы захотите дополнить список рисков или увеличить страховую сумму (скажем, не миллион рублей, а миллион долларов), лучше приобретать полис на сайте страховой компании или в финансовом супермаркете: на сайте-агрегаторе, где есть возможность сравнить разные предложения.

Портал Банки.ру желает всем своим читателям и клиентам всегда осознанно и ответственно подходить к выбору финансовых продуктов и услуг. Полная информация о финансовых инструментах доступна в Финансовом супермаркете Банки.ру.

Специальное предложение для выезжающих за рубеж от "ВТБ Страхование"

Специальное предложение для выезжающих за рубеж "Ингосстраха"

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > banki.ru, 16 мая 2017 > № 2174341 Ольга Кучерова


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 мая 2017 > № 2178069 Вероника Скворцова

Брифинг Вероники Скворцовой по завершении совещания о ходе строительства перинатальных центров под председательством Дмитрия Медведева

Вероника Скворцова: Мы сегодня рассматривали вопрос о реализации программы по строительству перинатальных центров.

Эта программа была запущена в 2014 году и по решению, принятому в конце 2016 года, продлена до конца 2017 года. Это значит, что к концу 2017 года должно быть построено 32 новых перинатальных центра в 30 субъектах Российской Федерации. По два центра – в Московской области (Наро-Фоминск и Коломна) и Красноярском крае (Ачинск и Норильск).

На сегодняшний день построены, сданы в эксплуатацию и начали принимать пациентов 13 центров. Они уже работают. Это центры, которые расположены в Башкортостане, Татарстане, Алтайском крае, Красноярском крае (город Ачинск), Ставропольском крае, Белгородской, Брянской, Калужской, Липецкой, Нижегородской, Оренбургской, Самарской и Челябинской областях.

Важно сказать, что к моменту их сдачи это были уже не просто автономные высокотехнологичные центры, а головные координаторы всей системы охраны материнства и детства в соответствующем регионе. То есть эти центры сдаются уже с отлаженной системой телемедицины, которая связывает их со всеми родильными домами первого и второго уровня. Эти центры имеют единую информационную базу на весь регион по всем беременным женщинам, роженицам и новорождённым детям.

Фактически для каждого человека, который попадает в этот регистр, выстраиваются графики своевременной госпитализации. В зависимости от физиологичности родов или каких-то рисков маршруты и для самих женщин, и для детей выстраиваются централизованно в масштабах всего региона. Поэтому патологические роды концентрируются в перинатальных центрах, что и позволяет существенно улучшать исходы и снижать материнскую и младенческую смертность. Более того, центры эти являются междисциплинарными: это не только акушерство и гинекология, не только детская реаниматология и неонатология, но и, скажем, микрохирургия, офтальмология, профилактика ретинопатии, а при появлении ретинопатии у глубоко недоношенных детей – это и возможность оказать помощь на месте.

В настоящее время полностью готовы ещё шесть перинатальных центров, которые будут сданы в течение мая – июня. Это центры в Республике Дагестан, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Хакасии и два центра в Московской области. По ним всё завершено. Это объекты с полной внутренней отделкой, с закупленным и установленным оборудованием.

Три центра будут сданы в III квартале: в Пензенской, Псковской и Сахалинской областях. Эти центры тоже возведены. Там заканчивается монтаж оборудования и кое-какие технологические работы. В целом они будут готовы к сдаче в сентябре – начале октября. И достаточно большое количество центров (10) должны быть сданы в IV квартале. Уровень готовности этих 10 центров разный. По шести регионам каких бы то ни было рисков мы не видим. Там всё идёт по обновлённому плану строительства и оснащения. Это центры в Карелии, Республике Саха (Якутия), Бурятии, Ульяновской, Архангельской областях и Краснодарском крае (Сочи).

Есть четыре центра, по которым мы видим определённые риски. Губернаторов регионов, где строятся эти центры, сегодня приглашали на совещание, чтобы ещё раз обсудить, каким образом дополнительно можно помочь, чтобы все риски нивелировать. Это Красноярский край (Норильск), Тамбовская, Смоленская, Ленинградская области. В этих регионах строительные работы велись достаточно медленно в связи с многократной заменой подрядчиков и субподрядчиков и несостоятельностью строительных организаций, которые выиграли конкурс на строительные работы. И ряд других нюансов был.

Центр в Смоленской области начал строиться последним, только в 2015 году, в связи с нерешёнными организационными и земельными вопросами, которые не могли быть решены в 2014 году. Поэтому в 2015 году была замена генерального подрядчика.

Если говорить о Норильске, то город зависит от начала навигации по Енисею. В настоящее время концентрируются все необходимые ресурсы, которые в очень короткий период должны быть туда доставлены, начиная от материалов для заливочных, бетонных работ и заканчивая технологическим и медицинским оборудованием.

Все губернаторы понимают меру своей ответственности, понимают, что это важнейшая государственная программа, от которой зависит и демографическая политика в нашей стране, и показатели медицинской помощи беременным женщинам и детям. Поэтому все на себя взяли обязательство окончить строительство до 31 декабря текущего года.

Мы работаем в тесном контакте. И у меня в кабинете, и у моих заместителей в кабинетах есть постоянный видеоконтроль за всеми строительными площадками. Мы видим, сколько людей на стройке, как они работают, насколько интенсивно, не говоря уже о работе оперативного штаба и еженедельных докладах по каждой строительной площадке.

Сейчас все работают единой командой – и федеральные власти, и субъекты Российской Федерации, и генеральный подрядчик – государственная корпорация «Ростех», которой поручено строительство 15 из 32 центров.

Все мы постоянно обмениваемся информацией и стараемся оперативно реагировать на какие бы то ни было риски и сложности. Так что надеемся, что всё будет хорошо. К концу года центры должны быть введены в строй.

Вопрос: Правительство поручило Минздраву до 28 апреля представить предложения по корректировке страхового взноса на ОМС неработающего населения. Какие предложения по корректировке взноса есть у Минздрава и как это повлияет на сбалансированность ФОМС?

Вероника Скворцова: Дело в том, что сейчас финансово-экономический блок Правительства решает вопрос о реорганизации вообще налоговой системы, в том числе системы страховых взносов, и взаимосвязи системы страховых взносов с налогами. Пока этот системный вопрос не будет решён, никаких отдельных решений по Фонду обязательного медицинского страхования принято тоже быть не может. В настоящее время мы исходим из той системы, которая зарекомендовала себя положительно в последние годы. Я хочу напомнить, что начиная с 1 января 2013 года мы работаем на базе единого подушевого финансового норматива для всех граждан Российской Федерации с момента рождения до момента смерти. Фактически был возвращён принцип справедливости и социального равенства. Это очень важно. И наши программы, базовые программы ОМС, бездефицитны. Работодатели платят за работающее население, бюджеты субъектов Федерации платят за неработающее население. В прошлом году достаточно остро перед нами ставился вопрос о дополнительной сверке списков неработающего населения, поскольку, скажем, военнослужащие и люди, которые приравниваются к военнослужащим, на время службы выводятся из ОМС и обслуживаются в медицинских организациях Министерства обороны, МВД и ряде других. Такую работу мы провели со всеми силовыми ведомствами, и с Пенсионным фондом, и с регионами. В настоящее время мы имеем за подписью губернаторов субъектов Федерации обновлённые списки. Они совсем ненамного сократились, то есть значимого изменения числа неработающих граждан не произошло. Во-первых, не все силовые ведомства готовы раскрыть своих сотрудников. А во-вторых, многие силовые ведомства и предполагают некий двойной вариант обеспечения медицинской помощью своих сотрудников, поскольку их медицинские организации могут только самой базовой помощью обеспечить, а всё остальное происходит в гражданской медицине. И так было всегда.

Вопрос: Вероника Игоревна, поддерживаете ли Вы инициативу о частичном возмещении гражданам средств, потраченных на покупку жизненно важных лекарств? Сегодня законопроект внесён в Госдуму. И на какой стадии реализации находится механизм лекарственного страхования?

Вероника Скворцова: Механизм лекарственного страхования проработан Министерством здравоохранения, есть несколько рассчитанных моделей. Исходим мы из того, что страховаться должны жизненно важные лекарства, которые выписываются по рецепту врача. Только в этом случае мы сможем это страхование ввести. Страховаться эти лекарства будут по референтным ценам, то есть по средневзвешенным рыночным ценам. Мы исходим из того, что граждане, которые сейчас относятся к льготным категориям, и останутся льготниками, то есть их соплатежи будут равны нулю в этой системе. А все остальные граждане Российской Федерации смогут доплачивать в том случае, если захотят купить, скажем, оригинальные препараты, которые стоят дороже референтной цены, или покупать по референтной цене большинство препаратов, которые, как правило, являются воспроизведёнными лекарственными препаратами – дженериками или биоаналогами.

Просчитаны все варианты. Деньги, которые сейчас тратит федеральный бюджет на льготное лекарственное обеспечение плюс монетизацию (которая сюда же должна будет перейти) и регионы по 890-му постановлению, – этого ресурса в принципе достаточно, чтобы без каких-то дополнительных соплатежей со стороны государства удовлетворить эту программу лекарственного страхования.

Ещё раз хочу сказать, что в случае, если человек довольствуется средневзвешенными рыночными ценами и воспроизведёнными препаратами, ему вообще не надо будет ничего доплачивать, он просто по бесплатному рецепту будет брать эти лекарства в аптеке – любой, не только льготник, который сейчас является льготником. А в том случае, если вы хотите купить оригинальный препарат, который стоит, безусловно, несколько дороже, вам придётся доплатить только разницу между стоимостью этого препарата и референтной стоимостью, которую готово оплатить государство. Суть заключается в этом.

Есть разные схемы, разные расчёты, они ещё не обсуждались ни на площадке Правительства, ни в Администрации Президента. Но эта тема уже поднята, мы её заявили. Как только будет готовность её обсуждать, соответственно, появится возможность её дальше развивать.

Вопрос: Вероника Игоревна, когда будет решён вопрос об оказании помощи по препаратам ВИЧ-инфицированным, которые являются жителями Москвы, но не зарегистрированы здесь?

Вероника Скворцова: Сегодня у нас прошла большая акция «Стоп ВИЧ/СПИД», которая приурочена к Всемирному дню памяти жертв СПИДа, и мы много говорили по этой теме. Я хотела бы отметить, что у нас в числе жизненно важных лекарств зарегистрировано 30 антиретровирусных препаратов. Это более чем в два раза превышает базовый список ВОЗ, который в принципе считается достаточным: 14 препаратов ВОЗ, которые достаточны для лечения, причём в разных как бы схемах – 1-й, 2-й линии и резерва. Поэтому у нас более широкий выбор для наших пациентов. Это первое. Второй момент. Мы с 2015 года обновили все клинические рекомендации и ввели рекомендуемые международными экспертами триплетные схемы – каждый человек получает три препарата с разным механизмом действия, которые могут потенцировать эффект друг друга, его усиливать. Примерно 60–70% ВИЧ-инфицированных находятся на схемах базовых, первой линии. Препараты первой линии, это 10 базовых препаратов, полностью сейчас производятся в Российской Федерации. За последние годы открыты 16 производственных площадок. И здесь, конечно, помогла федеральная целевая программа Минпромторга по развитию фармацевтической промышленности. Препараты эти базовые у нас есть, это позволило нам уже в прошлом году в среднем сократить стоимость одного, соответственно, годового курса по базовой схеме примерно в два раза, это очень существенно. И это позволило в прошлом году увеличить охват населения ВИЧ-инфицированных наших граждан антиретровирусной терапией на 20%. То есть мы впервые вышли на показатель 40% от всех находящихся под наблюдением ВИЧ-инфицированных наших граждан. Это, конечно, ещё не очень много, но в этом году мы провели впервые централизованные закупки, и в настоящее время как раз партия препаратов активно развозится по регионам. Мы сэкономили благодаря этой централизованной закупке 5,2 млрд рублей. Это позволило нам уже расширить охват, если, соответственно, этот год не преподнесёт каких-то неожиданностей. Мы шагнули от 34 до 40%, а сейчас можем шагнуть до 52–53% охвата. Но мы должны исходить из того, что, как и весь мир, в 2020 году мы должны выйти на 90% охвата ВИЧ-инфицированных антиретровирусной терапией. Мы очень надеемся, что в этом направлении мы и будем двигаться.

У нас 2016 год был эпохальным в плане ВИЧ. Во-первых, потому что в 2016 году в два раза сократился прирост новых случаев и заболеваемость, соответственно, снизилась. Всего у нас появилось новых ВИЧ-инфицированных 86,8 тыс., а год назад, в 2015 году, – более 100 тыс. То есть на 15% сокращение.

При этом распространённость, то есть число живущих с ВИЧ-инфекцией, существенно увеличилась, поскольку люди стали жить долго и качество жизни существенно улучшилось, потому что улучшилось и клинико-лабораторное наблюдение за этими пациентами, и лечение.

Эти ножницы очень важны: заболеваемость пошла вниз, а распространённость увеличивается. Наша задача – свести к нулю количество новых случаев в ближайшие годы. Это очень амбициозная задача, её не так просто решить. Чтобы её решить, мы разворачиваем вместе с общественными структурами, с Фондом социально-культурных инициатив, с профессиональным, пациентским сообществом мощные коммуникационные кампании, привлекая внимание к проблеме, информируя по поводу того, как можно заразиться (о путях заражения), как можно уберечься от ВИЧ-инфекции и так далее.

Кроме того, мы существенно нарастили охват бесплатным тестированием на ВИЧ-инфекцию. За 2016 год – более чем на 2 млн человек плюсом. Уже сейчас у нас больше 32 млн человек проходят бесплатное тестирование – это 20,5% населения всей страны. Это очень хороший результат, один из лучших, лидерских результатов в мире.

Есть ещё такое достижение: в 2016 году мы снизили вертикальную передачу. Пять лет назад у нас 5% детишек рождалось ВИЧ-инфицированными от ВИЧ-инфицированных матерей, год назад – 2,2%, в этом году уже 1,7%. То есть у нас 98,3% детей рождаются здоровыми. И когда мы проанализировали этих инфицированных рождённых, то выяснилось, что их мамы не состояли на учёте во время беременности. Очень большой процент из них – это мигранты из ближнего зарубежья, которые фактически на туристические роды приезжают в Россию. Они приезжают уже на поздних сроках, они не проходили необходимый профилактический курс антиретровирусными препаратами, и мы подхватываем ребёночка уже в периоде родов. А ребёночек уже инфицированный, и нам приходится лечить его уже инфицированного. Мы ставим перед собой тоже очень амбициозную задачу – выйти на нулевую вертикальную передачу. Если говорить о гражданах Российской Федерации, которые постоянно у нас в системе (мы сейчас по каждому региону базу на всех беременных имеем, у нас никто не выпадает из системы), мы можем выйти на нулевую вертикальную передачу. С другой стороны, мы не можем нарушать общие принципы гуманности, и, естественно, если приезжают люди из центральноазиатских стран или восточноевропейских стран уже на девятом месяце беременности непосредственно в роддом, мы им оказываем всю необходимую помощь. И если среди них есть ВИЧ-инфицированные, то, естественно, это отражается на государственной статистике. Значит, будем работать со службами, занимающимися мигрантами, для того чтобы и там уладить этот вопрос обязательно.

Вопрос: Это касается рожениц. А не зарегистрированные на территории Москвы мужчины, которые болеют? Есть же известная проблема.

Вероника Скворцова: Я сейчас говорила про вертикальную передачу. В том случае, если это гражданин России, то не имеет никакого значения, зарегистрирован он в Москве или в каком-то другом городе. Потому что сейчас мы централизовали все закупки. Регионы не покупают препараты. С 1 января этого года мы создаём единый федеральный регистр всех ВИЧ-инфицированных, все 85 регионов. Мы для каждого ВИЧ-инфицированного, это очень важно, с учётом его иммунного статуса, вирусной нагрузки, длительности заболевания, стадии заболевания и так далее прописываем индивидуально те схемы, которые ему полагаются. И дальше мы сводим необходимое количество всех препаратов, и эти препараты централизованно закупаем и доводим не до регионов, а до каждого человека. То есть это разница очень большая. Поэтому не имеет значения: человек может быть в длительной командировке, он может приехать к своим близким в семью, которая в другом регионе находится – это никак не скажется на его лечении и наблюдении. Мы просто должны о факте знать, и мы все его ресурсы переводим на него в зависимости от того, где он находится.

Несколько иная ситуация с негражданами Российской Федерации, это понятно. Что касается граждан, они будут полностью комфортно всем обеспечены.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 мая 2017 > № 2178069 Вероника Скворцова


Казахстан. Россия > Финансы, банки > kapital.kz, 12 мая 2017 > № 2175844 Денис Панов, Дмитрий Южаков

«Страховой брокер Сбербанка» рассказал о своих планах

В компании сообщили, с какими страховщиками уже достигнуты договоренности

«Страховой брокер Сбербанка» вышел на рынок Казахстана в марте. Компания планирует предоставлять услуги по обязательному и добровольному страхованию, перестрахованию, урегулированию и оценке убытков. В интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz генеральный директор ТОО «Страховой брокер Сбербанка» Денис Панов и заместитель генерального директора ТОО "Страховой брокер Сбербанка" Дмитрий Южаков рассказали, почему для экспансии был выбран казахстанский рынок и на каком сегменте компания намерена сконцентрироваться на начальном этапе.

— В чем заключается ваша стратегия по развитию бизнеса в Казахстане на среднесрочную перспективу?

Денис Панов: В среднесрочной перспективе «Страховой Брокер Сбербанка» планирует в первую очередь выстроить четкие и понятные взаимоотношения с участниками страхового рынка Казахстана. Как молодому участнику рынка нам в ближайшее время предстоит много работы в совершенствовании бизнес-процессов и формировании профессиональной команды.

Мы ставим перед собой цель построить полноценную брокерскую компанию, где будут использоваться лучшие мировые практики в брокерском бизнесе, с полным спектром услуг и лучшим сервисом.

— В Казахстане работает 15 страховых брокеров. Как вы намерены конкурировать с таким пулом игроков?

Денис Панов: Начиная бизнес в Казахстане, мы провели огромное количество исследований страхового рынка, касающихся работы страховщиков и страховых брокеров. Изучив рынок, мы пришли к выводу, что большинство страховых брокеров работает преимущественно либо с определенной группой клиентов, либо они предоставляют узкий круг страховых услуг. Все зависит от целеполагания компании: если брокер ставит перед собой задачу обслуживать определенного клиента, так и будет.

Мы не планируем становиться компанией одной сделки или одного клиента, безусловно, наш фокус — это клиенты Сбербанка, и синергия со Сбербанком будет одним из наших преимуществ. Страховой брокер Сбербанка в России начал свою деятельность с середины 2014 года и по итогам 2016 года был удостоен почетного звания «Лидер России 2016» и вошел в топ-100 среди предприятий РФ по критерию «Чистый доход от реализации».

Безусловно, мы будем использовать преимущества накопленного опыта работы с клиентами и передовые IT-технологии материнской компании, что также поможет нам завоевать определенные позиции на рынке Казахстана.

— Насколько вы сможете конкурировать с казахстанскими брокерами по размеру комиссионного вознаграждения? В каких пределах в среднем варьируются комиссии страховщиков?

Денис Панов: Вопрос комиссионного вознаграждения в случае со страховым брокером — это всегда индивидуальный подход, возможно, по каким-то отдельным видам страхования мы придем к стандартным ставкам и условиям.

Размер комиссии зависит от целого ряда особенностей конкретной сделки. В вопросе определения комиссий мы будем исходить из желаний и возможностей наших клиентов. Сегодня на рынке Республики Казахстан разрыв комиссий очень велик, поскольку каждый страховой брокер имеет свои цели и, исходя из этих целей, выстраивает тарифную политику. Что касается наших комиссий, то мы не оторваны от реальности и будем следовать рыночным тенденциям.

— Сотрудники ТОО «Страховой брокер Сбербанка» в Казахстане представлены экспатами из России или это казахстанские специалисты?

Дмитрий Южаков: Россия и Казахстан находятся в Евразийском экономическом союзе, одной из основополагающих четырех «свобод» которого является снятие барьеров для перемещения рабочей силы.

В нашей компании работают в основном сотрудники из Казахстана, которые хорошо знают страховой рынок республики и являются отличными специалистами в своей сфере. Россию представляет только генеральный директор компании.

Синергия опыта и знаний российского и казахстанского страховых рынков позволяет нам шире видеть потенциал и возможности для развития.

— Ранее в вашем официальном пресс-релизе сообщалось, что одним из ваших критериев отбора при проведении открытого конкурса станет уровень капитала. Какой порог по капиталу необходим казахстанским страховщикам, чтобы они смогли с вами работать?

Дмитрий Южаков: Уровень капитала — это, безусловно, существенный показатель, но мы будем учитывать не только его. Страховой брокер — это прежде всего представитель интересов клиента, наша задача обеспечить максимальное качество услуг, предоставляемых нашему клиенту. Поэтому важен не только размер капитала, но и деловая репутация страховой компании, уровень сервиса, который она обеспечивает, способность и готовность вести открытый диалог.

Мы уже завершаем процесс подписания соглашений о сотрудничестве со всеми ключевыми участниками рынка. Это компании, входящие в двадцатку лидеров страхового рынка Республики Казахстан, там есть и страховщики, занимающиеся общим страхованием и страхованием жизни.

Несколько соглашений уже заключены, остальные находятся в процессе подписания. Нашими партнерами уже стали такие страховщики, как «Евразия», «Виктория», «Казкоммерцполис», «Номад Иншуранс», «Казахмыс», «Номад Life», «Цесна-Гарант», «НСК».

Надеемся, что со временем этот список будет только расширяться и мы реализуем много интересных сделок с каждым из наших партнеров.

— Как вы оцениваете казахстанское законодательство в области страхования?

Денис Панов: Казахстанское законодательство в достаточной степени регулирует страховой рынок, но любое законодательство требует непрерывного совершенствования, поскольку мир меняется, появляются новые технологии. Сейчас в проекте Национального банка РК находится большой пакет инициатив по совершенствованию страхового бизнеса в Казахстане. Например, обсуждается возможность раскрытия информации клиентам о вознаграждениях страховых агентов, изменениях в части электронно-цифрового оформления страховых полисов. Есть также существенные изменения, которые коснутся регулирования деятельности страховых брокеров.

Подходы к регулированию страхового рынка России и Казахстана имеют ряд принципиальных отличий, особенно в части оплаты комиссионного вознаграждения. Но принципиальная роль страхового брокера, как участника рынка, имеет общее отражение как в казахстанском, так и в российском законодательстве — прежде всего это защита интересов клиента.

— Помимо прямого страхования и перестрахования, вы планируете развивать еще сюрвейерское сопровождение и аджастинг? Есть ли перспективы у этих видов бизнеса в Казахстане?

Денис Панов: Сюрвей — это предоставление клиенту квалифицированной оценки его имущества и оценки рисков, связанных с ведением бизнеса и использованием этого имущества.

Аджастинг — это помощь клиенту в оценке ущерба, полученного в результате наступления страхового случая, а также принятие на себя бремени получения страховой выплаты.

В странах с высокой страховой культурой сюрвей и аджастинг — это то, ради чего клиенты выбирают работу со страховым брокером, ведь работа брокера с клиентом не ограничивается подбором оптимального ценового предложения на рынке.

Задача страхового брокера объяснить клиенту, какие риски ему необходимо страховать, какие человеческие и временные ресурсы ему придется задействовать, чтобы получить возмещение от страховой компании, ведь ни для кого не секрет, что подготовка документов и процесс получения возмещения по страховому случаю — это трудоемкий процесс, и иногда вопрос получения возмещения доходит до судебных разбирательств.

— В каких клиентских сегментах вы планируете работать? Это юридические или физические лица?

Дмитрий Южаков: Планируем работать во всех сегментах: от физических лиц до субъектов крупного бизнеса. Мы объективно оцениваем свои силы и возможности на начальном этапе развития и понимаем, что для работы в массовых сегментах нужно наработать большой операционный ресурс. Поэтому сейчас в приоритете — работа с юридическими лицами, а также разработка интересных программ для массового сегмента физических лиц.

Казахстан. Россия > Финансы, банки > kapital.kz, 12 мая 2017 > № 2175844 Денис Панов, Дмитрий Южаков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Медицина > premier.gov.ru, 12 мая 2017 > № 2173080 Павел Колобков

Об обеспечении условий для подготовки спортивных сборных команд России.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались здесь, на нашей базе, в учебно-тренировочном центре в Новогорске, в достаточно разнообразном составе. Я специально пригласил на наше совещание заслуженных тренеров и спортсменов, победителей крупных соревнований мирового уровня, чтобы послушали, как мы сегодня воспринимаем ситуацию. Все эти совещания как раз проводятся прежде всего для вас. Вы не теоретики, а практики, именно профессионалы в лучшей степени способны оценить те идеи, которые формируются в Правительстве, министерством.

Давайте поговорим по основным вопросам, связанным с подготовкой спортивных сборных команд, обсудим, что надо сделать для улучшения условий подготовки. В Новогорске об этом просто говорить – здесь действительно очень хорошие условия. Скажем прямо, не везде у нас такие условия. У нас есть довольно значительное число спортивных центров, которые нуждаются в реконструкции (я имею в виду государственные, естественно), на это надо планировать финансирование, организационные ресурсы. Об этом доложит министр.

Перед совещанием я посмотрел, как работает центр, мы пообщались со спортсменами и тренерами. Хороший центр, хорошая база. Здесь есть все возможности для того, чтобы готовиться к соревнованиям и восстанавливаться после тяжёлых физических нагрузок, своевременно проверять состояние здоровья. И просто отдыхать, это тоже необходимо, в том числе и спортсменам, причём делать это надо в нормальных, современных условиях.

За последние годы мы серьёзное внимание стали уделять всем этим вопросам. Деньги на это были запланированы в рамках федеральной целевой программы «Развитие физкультуры и спорта». За период активной подготовки к целому ряду крупнейших соревнований, с 2006 по 2015 год, из федерального бюджета было выделено более 26 млрд рублей. Построено три новых федеральных спортивных центра, ещё в четырёх создана современная инфраструктура для подготовки спортсменов по олимпийским и паралимпийским видам спорта. Это было сделано с учётом различных климатических зон. Нам так и надо работать – страна у нас большая, у нас должны быть центры подготовки по всей стране, невозможно всех собирать в Москве и Подмосковье. Несмотря на то что это дополнительные затраты, только так можно нормальным образом создать условия для тренировок. И, конечно, учитывать различные климатические зоны, сезонность, которая существует. У нас зима очень длинная, в Подмосковье никак даже весна прийти не может, а тренироваться всё равно надо. Поэтому нужно двигаться вперёд.

Аналогичная федеральная целевая программа принята и на период с 2016 по 2020 год. Было запланировано провести реконструкцию четырёх тренировочных центров спортивной подготовки сборных, развитие спортивной базы федерального центра спортивной подготовки на «Юге» в Кисловодске, тренировочного центра сборных команд на «Озере Круглом», республиканской учебно-тренировочной базы «Ока» для паралимпийцев и некоторых других объектов. На это планируется направить из бюджета порядка 12 млрд рублей. Но этим не исчерпываются, естественно, затраты, государству всё равно нужно продолжить оказание поддержки спорта по другим направлениям, в том числе чтобы спортсмены могли полноценно тренироваться, успешно выступать в различные сезоны.

Этим занимается не только государство. Общественность подключилась, есть различные проекты, которые в том числе ведут представители бизнеса. Вчера я проводил заседание попечительского совета Фонда поддержки олимпийцев России, я председатель этого фонда уже почти десятый год. Мы подвели итоги: за 12 лет фонд реализовал 67 специальных программ по поддержке спорта на сумму более 9 млрд рублей. И продолжает помогать развитию спорта высших достижений в нашей стране.

Хочу сказать, чтобы у всех было адекватное понимание: за всё, что делает бизнес, его нужно поблагодарить, это хорошо, но это не снимает с государства обязанности по содержанию сборных, по обеспечению нормальных условий для тренировок, для проведения соревнований. Иными словами, поддержка по линии бизнеса носит всё-таки избирательный характер. Что же касается основных затрат, то они, конечно же, должны проходить по линии федеральной целевой программы и по другим статьям бюджета. Имею в виду, что этих обязанностей с государства никто не снимал.

Кроме того, мы используем те возможности, которые появляются в связи с проведением международных соревнований. И в этом смысле, я считаю, мы их использовали за последние годы, что называется, на всю катушку. Это на самом деле здорово. Хорошо работает программа использования постолимпийского наследия зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. На 15 спортивных олимпийских объектах идёт подготовка спортсменов по 11 видам спорта. Это бобслей, санный спорт, прыжки на лыжах с трамплина, двоеборье лыжное, лыжные гонки, биатлон, хоккей, фигурное катание на коньках, кёрлинг, шорт-трек и горнолыжный спорт, то есть по основным зимним олимпийским дисциплинам на этих объектах идёт подготовка спортсменов.

К проведению в 2018 году чемпионата мира по футболу мы запланировали строительство 7 футбольных стадионов, 96 тренировочных площадок. После чемпионата мира эти стадионы будут использоваться по своему прямому назначению. А тренировочные площадки, что, на мой взгляд, исключительно важно, мы передадим 30 детско-юношеским спортивным школам и футбольным клубам.

Здесь будут тренироваться более 15 тыс. ребят. Всё, что связано с детско-юношескими спортивными школами, это тема отдельного внимания, отдельной заботы со стороны государства. Надо думать, каким образом мы будем развивать эту систему и её финансировать. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, это должно быть именно государственное финансирование прежде всего.

Надеюсь, мы сможем хорошо использовать наследие, которое останется от проведения зимней Универсиады 2019 года в Красноярске. Сейчас там строится 14 спортивных объектов. Ещё восемь идут на реконструкцию, капитальный ремонт. После Универсиады там будут тренироваться спортсмены, которые занимаются основными зимними видами спорта.

Хорошая спортивная форма зависит не только от состояния стадионов и тренировочных площадок, в любом спортивном достижении, конечно, огромный вклад тренеров, врачей, психологов, специалистов, которые так ли иначе занимаются спортом. Поэтому надо закладывать средства и на эти направления. Например, деньги для медико-биологического обеспечения сборных на эту трёхлетку заложены в полном объёме. Надо думать, что будет происходить дальше.

Кроме того, с прошлого года – это тоже очень важно, я специально на это обращал внимание – мы дополнительно страхуем спортсменов сборных команд от несчастных случаев во время соревнований, в том числе и за рубежом. Причём возмещаются расходы и на лечение, и на реабилитацию. Такая поддержка важна для скорейшего выздоровления после возможных травм и для продолжения спортивной карьеры. Будем помогать нашим спортсменам в трудных ситуациях и дальше.

Это позитивные моменты – всё, о чём я сейчас сказал. Но есть и проблемы, их достаточно. К примеру, необеспеченность федеральными спортивными центрами целого ряда видов спорта, таких как триатлон, современное пятиборье, конькобежный спорт, велосипедный спорт. Это проблема. Есть, наверное, и другие виды спорта, которые не в полной мере обеспечены такого рода инфраструктурой. Ситуацию здесь надо исправлять.

Есть ещё одна проблема, связанная с текущей ситуацией. Изменение валютного курса повлияло на увеличение расходов на участие сборных команд России в соревнованиях, которые проводятся за рубежом. Девальвационный эффект где-то в экономике сказывается положительно, а для такого рода мероприятий он, безусловно, носит отрицательный характер. Я рассчитываю, что сегодня прозвучат конкретные предложения по этим вопросам.

Не хватает тренеров высшей квалификации для сборных, это порядка 500 специалистов. Есть предложение сформировать сеть высших школ тренеров на базе подведомственных Министерству спорта вузов и создать систему непрерывной подготовки спортивных тренерских кадров.

Ещё один сложный вопрос, который задавали, когда мы общались на базе. Он касается спортивного инвентаря и спортивных товаров. На 70%, условно, мы обеспечиваем себя инвентарём в некоторых видах спорта. Это лыжи, отчасти велосипед. Но в остальных сегментах рынка спортивных товаров доля импорта составляет от 80 до 99%. Есть, наверное, отдельные аксессуары, отдельные виды оборудования, которые, что называется, относятся либо к высоким технологиям, либо представляют собой продукты, находящиеся под специальной защитой, это такое ноу-хау, которое нам нелегко будет воспроизвести.

Но есть и вещи, которые мы, совершенно очевидно, можем делать сами. Они затратные, и в то же время для них не нужно получать каких-то сложных патентов, их можно производить в нашей стране. Даже здесь, на базе, мы ходили, смотрели, что можно было бы приобрести внутри страны, а что приходится покупать у крупнейших производителей, у которых есть монополия на соответствующие виды производства.

В общем, нужно всё это продумать, чтобы по максимуму загрузить нашу промышленность. Но, конечно, это должны быть качественные виды спортивного оборудования. Минпромторг и Министерство спорта должны ускорить разработку стратегии развития спортивной индустрии на период до 2035 года. Чтобы параллельно решались две взаимосвязанные задачи – и массовый спорт развивался, и формировались более качественные условия, более современная материально-техническая база для спорта высших достижений.

Вот некоторые моменты, которые я хотел бы отметить вначале.

Давайте послушаем выступление наших коллег. Начнём с доклада Министерства спорта. Пожалуйста, Павел Анатольевич.

П.Колобков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Я очень рад, что сегодня, когда мы обсуждаем вопросы подготовки спортивных сборных команд, Вы посетили одну из наших лучших баз подготовки, которая демонстрирует возможности для подготовки спортсменов к самым большим соревнованиям.

Министерство помимо своих других задач обеспечивает условия для подготовки наших сборных команд к крупнейшим международным соревнованиям.

Для решения этой задачи мы создали трёхуровневую систему управления. В первую очередь это, конечно, правительственный организационный комитет, который возглавляет Виталий Леонтьевич Мутко, где мы решаем ключевые вопросы, связанные с подготовкой спортсменов к самым важным, комплексным соревнованиям.

Во-вторых, это штаб подготовки, который у нас собирается ежемесячно, в который входят наши ключевые федерации, Центр спортивной подготовки, Олимпийский комитет России, где мы обсуждаем вопросы непосредственно подготовки к крупным соревнованиям.

И экспертный совет, в который входят и научные руководители, и другие специалисты, где мы вырабатываем и утверждаем, по сути, целевую комплексную программу подготовки к выступлению на соревнованиях.

Эта система нам позволяет обеспечить адресный подход к решению задач по содействию в подготовке российских спортсменов.

На сегодняшний день в списках сборных команд у нас находится порядка 12,5 тыс. спортсменов в 57 олимпийских видах спорта и более 2 тыс. спортсменов в паралимпийских видах спорта. И работает более 3,5 тыс. тренеров и специалистов, которые обеспечивают эту подготовку. Всё научно-методическое обеспечение сборных у нас осуществляет аналитическое управление федерального государственного бюджетного учреждения «Центр спортивной подготовки сборных команд», а также 31 комплексно-научная группа по разным видам спорта, где работают порядка 120 специалистов.

Федеральное медико-биологическое агентство обеспечивает медико-санитарное и медико-биологическое сопровождение спортсменов и ближайшего резерва. Сюда также входит проведение углублённых медицинских обследований.

Дмитрий Анатольевич, по Вашему поручению, которое было дано в 2015 году, мы обеспечили дополнительное страхование спортсменов, и на данный момент максимальное страховое покрытие по медицинскому страхованию составляет 8 млн рублей, по страхованию от несчастных случаев – 2 млн рублей.

Также для обеспечения полноценной подготовки спортсменов мы ежегодно утверждаем единый календарный план межрегиональных, всероссийских и международных спортивных мероприятий. Конечно, приоритетом для нас является обеспечение условий для подготовки в тех видах спорта, которые либо включены в программу Олимпийских игр, либо наиболее развиты в Российской Федерации. Основной задачей этого плана у нас является создание целостной системы спортивных мероприятий и целенаправленная подготовка сборных для успешного выступления в крупнейших международных соревнованиях. Так, в 2017 году мы запланировали проведение 4200 всероссийских соревнований, 220 международных соревнований, 121 особо значимое спортивное мероприятие, 16 чемпионатов мира по олимпийским, а также неолимпийским видам спорта.

В 2017 году основная задача – в зимних видах спорта подготовить сборную команду к Олимпийским играм 2018 года в Пхёнчхане. 2017 год – это год ключевой, это год набора основного количества лицензий. Сейчас сборная проходит предсезонную подготовку.

Утверждена программа подготовки сборных команд четыре года назад. В её разработке принимали участие все зимние федерации, Олимпийский комитет, Министерство спорта. Также по каждому виду спорта утверждена целевая комплексная программа подготовки.

Контроль осуществляется экспертным советом министерства, а также штабом.

2017 год – это первый год после Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, когда, по сути, обновляется состав, новые сборные команды. Отбирается пул спортсменов максимальный, на который мы будем ориентироваться при подготовке к играм в Токио.

Количество дисциплин в зимних видах спорта увеличено за несколько лет на 23, причём в Пхёнчхане их будет больше, в летних видах спорта увеличено на 4.

Увеличение программы Игр диктует следующие обязательства: в первую очередь это формирование новых сборных команд, создание условий по инфраструктуре подготовки, а также увеличение календарного плана и материально-техническое обеспечение сборных. Это, конечно, требует в том числе и дополнительного финансирования.

Я вынужден констатировать, что в сложившейся финансово-экономической ситуации во многих регионах происходит сокращение подготовки. Мы направили письма во все субъекты Федерации по недопущению сокращения финансирования, в том числе и для развития детского и юношеского спорта и участия в соревнованиях.

Также важной темой является материально-техническое обеспечение сборных команд. Спортивный результат зависит не только от спортивной подготовки, но и от качества используемых технических средств. Практически 100% инвентаря мы сейчас закупаем за рубежом. В данной ситуации мы продолжим работу, и с Денисом Валентиновичем (Мантуровым) разработаем стратегию по импортозамещению до 2035 года.

Хочу отметить необходимость создания достаточного количества федеральных и региональных тренировочных спортивных баз, которые необходимы для подготовки спортсменов с учётом различных климатических зон.

У нас сейчас действует порядка 10 федеральных центров подготовки, которые непосредственно обеспечивают подготовку сборных команд по олимпийским, неолимпийским, паралимпийским видам спорта.

Вы, Дмитрий Анатольевич, в своём вступительном слове сказали, сколько у нас построено баз, сколько реконструировано. Хочу заметить, что на эти цели по федеральной целевой программе 2006–2015 годов было израсходовано 26 млрд рублей, а в программе 2016–2020 годов запланированы дополнительные средства – 12 млрд рублей на реконструкцию тренировочного центра в Крыму, развитие спортивной базы федерального центра «Юг Спорт» в Сочи и в Кисловодске, а также тренировочного центра «Озеро Круглое». Кроме того, запланированы расходы на республиканскую учебно-тренировочную базу «Ока» для паралимпийцев.

Вместе с тем проблема обеспеченности федеральными центрами не решена в таких видах спорта, как велосипедный спорт, триатлон, скейтбординг, парусный спорт, новый вид – скалолазание, который включён в олимпийскую программу. Мы рассматривали расширение этих возможностей в Крыму, потому что там наиболее подходящие условия для реализации этих проектов. Уже подобрана площадка в Алуште, мы думаем, как эти виды спорта там разместить. И рядом база по велоспорту. В Алуште наша известная база, там ещё готовились спортсмены в 1984–1988 годах. Мы сейчас будем строить там открытый бассейн.

Д.Медведев: Вышли на стройку уже?

П.Колобков: Сейчас проект, но за два года мы её завершим. У нас, конечно, площадка большая, надо ещё запланировать небольшие средства на приведение в соответствие стадиона. Велоспорт – это три дисциплины: трек, BMX, mountain bike. По сути, там нет федеральных трасс, хорошие климатические условия, чтобы наши спортсмены не выезжали на подготовку в Италию или Испанию. Мне кажется, это было бы наилучшим местом для создания такого центра.

Федеральная программа на 2016–2020 годы направлена на развитие региональных центров, которые в настоящее время не имеют развитой инфраструктуры. Размещение этих центров обусловлено спортивными традициями региона, они используются для подготовки не только региональных сборных команд, но и сборных команд Российской Федерации.

На сегодняшний день зависимость от государственной поддержки в большинстве видов спорта составляет порядка 100%. Это накладывает на нас дополнительную ответственность при распределении бюджетных средств, определении приоритетов. Вместе с тем такие точечные решения государственной поддержки позволяют сохранить или создать положительную динамику в развитии видов спорта. Мы будем готовить предложения по оптимизации софинансирования в достаточном объёме для подготовки сборных команд Российской Федерации, конечно, с приоритетом олимпийских видов спорта и видов спорта, наиболее массовых, исторически развитых в России.

Дмитрий Анатольевич, мы чувствуем Вашу поддержку, поддержку государства. Положение дел и достижения в спорте являются показателями успешного развития государства. Надеемся и на дальнейшую вашу поддержку, особенно в таком ключевом вопросе, как обеспечение условий для подготовки сборных команд.

Д.Медведев: Вероника Юрьевна (обращаясь к В.Скворцовой), ещё о медицине два слова скажите.

В.Скворцова: Мы в самом активном взаимодействии сейчас работаем с Виталием Леонтьевичем (Мутко), Министром спорта и Министерством спорта. В настоящее время рассматриваем вопрос об обновлении рамочных соглашений между Министерством спорта, Министерством здравоохранения и Федеральным медико-биологическим агентством. Есть определённые планы по воссозданию советского продвинутого опыта научных комплексных групп, современной регламентации взаимоотношений между тренерским составом и врачебным составом, диетологами, медицинскими психологами, с тем чтобы мы могли гармонизировать подготовку каждого спортсмена, его индивидуальный профиль, включая иммунный статус, реакции на перегрузки, на тренировочный процесс, на выход из тренировочного процесса – всё это учитывать.

Мы готовим сейчас совместное совещание под руководством Виталия Леонтьевича. Хотели бы дать новое развитие этой теме и рассмотреть вопросы об обязательном присутствии на всех федеральных площадках, в тренировочных центрах медицинских подразделений, которые будут, безусловно, определяться спецификой того вида спорта, который развивается в этом центре, и учитывать лучший международный опыт. Мы очень надеемся и на подспорье в лице наших лучших тренеров, поскольку за последние 20 лет накопился опыт в общении с международными медицинскими структурами. Поэтому наше взаимодействие в активном развитии.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Медицина > premier.gov.ru, 12 мая 2017 > № 2173080 Павел Колобков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 мая 2017 > № 2173064 Дмитрий Медведев

Заседание Комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы партии «Единая Россия».

О ходе реализации раздела «Социальная политика: вложения в каждого человека – основа общего будущего».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня наше важное партийное мероприятие – заседание комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы. Нам надо обсудить дальнейшие планы, как нам дальше работать – и по партийной линии, и, чтобы претворять в жизнь нашу партийную программу, по государственной линии.

Мы все вместе с вами занимались подготовкой программы. Я лично возглавлял комиссию по подготовке документа. Считаю, что это было очень полезно, потому что работа весьма серьёзная, творческая. Многие из вас непосредственно принимали участие в написании текста программы, представляли позицию на встречах в рамках платформ партии, во время экспертных мероприятий. В результате программа содержит решения именно тех вопросов, которые волнуют абсолютное большинство граждан России. «Единая Россия» должна продемонстрировать, что эта программа не является сугубо предвыборным документом, а, как мы с вами и договаривались, будет работать весь период, пока работает Государственная Дума, поскольку это была программа, с которой мы выходили на выборы, и она подлежит исполнению в текущий период.

Основная задача – исполнить те положения программы, которые были сформулированы и приняты, и, соответственно, оправдать доверие людей, которые в эту программу поверили. Поэтому есть предложение – и я его поддерживаю, решение это было принято – реорганизовать комиссию по подготовке программного документа в комиссию по контролю за его исполнением. Думаю, что это правильно, я и сам буду этим заниматься, и просил бы всех присутствующих здесь так же активно работать, как это происходило в период подготовки программы. Будем встречаться регулярно, обсуждать разделы программы, а если потребуется, будем актуализировать и программные решения, потому что жизнь меняется, и, естественно, те государственные, в том числе правительственные решения, которые были приняты нами для исполнения программы.

Такая работа не может ограничиваться сугубо партийными рамками, поэтому мы будем обязательно привлекать экспертное сообщество. По сути, и здесь у нас коллеги представляют экспертизу высокого уровня, для того чтобы предлагать эффективные решения задач, которыми мы занимаемся.

Первые итоги выполнения программы были подведены на съезде нашей партии в январе, с тех пор уже кое-что удалось сделать.

Предложения программы стали основой законодательной работы фракции «Единой России» в Государственной Думе. Многие предложения были учтены при подготовке бюджета на период 2017–2019 годов, обсуждались они и при корректировке государственных программ.

Я напомню, наша партия начала такие проекты, как «Городская среда», «Парки малых городов», «Местный дом культуры», «Театры малых городов». Совсем недавно, во время поездки в Омск, мы по линии «Единой России» обсуждали вопросы именно этих проектов в сфере культуры. Все эти проекты получили поддержку руководства страны и, что не менее важно, закреплены в бюджете. Более того, мы ещё и стараемся изыскать дополнительное финансирование под эти проекты.

Сегодня мы подробно поговорим о том, что мы планируем сделать в социальной сфере, какие задачи перед нами стоят. От того, насколько мы с этими задачами справимся, будет, конечно, зависеть и развитие страны, об эффективности нашей работы будут судить большое количество людей. И в этом направлении мы с вами предпринимаем целый ряд шагов. Какие это шаги, напомню.

Во-первых, для формирования максимально сбалансированного рынка труда принимаются решения, чтобы каждый мог найти работу, получать за эту работу достойные деньги.

Поэтапно увеличивается минимальный размер оплаты труда до прожиточного минимума работающего человека. Напомню, что с 1 июля он вырастет до 7800 рублей.

И у нас есть планы (я их озвучил во время отчёта Правительства в Государственной Думе), чтобы минимальный размер оплаты труда сравнялся с прожиточным минимумом в ближайшие два года.

Принимаем меры, чтобы выровнять дисбаланс между зарплатами руководителей и подчинённых. Здесь тоже есть что контролировать, равно как необходимо контролировать, чтобы не было задолженности по зарплатам. Это ситуация меняющаяся – где-то она улучшается, где-то, наоборот, возникают проблемы. Нужно мониторить её. Главное на ближайшее время – сохранить достигнутый реальный уровень оплаты труда. Мы договаривались со следующего года обеспечить его повышение в соответствии с темпами роста экономики. Я рассчитываю услышать ваши предложения, как эту задачу решать.

Что ещё хотел бы отметить? Мы выстраиваем эффективную систему поддержки тех, кто нуждается в помощи государства, – это пенсионеры, дети-сироты, многодетные семьи. В этом году также происходит индексация пенсии неработающих пенсионеров. С 1 февраля, напомню, мы перешли на индексацию по фактической инфляции всех федеральных социальных выплат. Во многих регионах семьи с детьми получают различные выплаты, льготы и компенсации, но это зависит от региональных возможностей.

Рассчитываю также услышать, какие ещё меры можно было бы принять, чтобы обеспечить нормальный уровень жизни тем, кто находится в социально сложной ситуации и у кого не всегда есть возможность найти дополнительные источники дохода. И конечно, очень важно, о чём мы говорили неоднократно, делать социальную поддержку более адресной.

И третье, о чём хотел бы сказать, это продолжение работы по созданию в стране безбарьерной среды. Люди, у которых есть проблемы с передвижением, со слухом или зрением, не должны чувствовать себя беспомощными ни в государственных структурах, ни на улице. В рамках программы «Доступная среда», которая рассчитана на период до 2020 года, появляются различные решения, которые существенно облегчают жизнь людям с проблемами в области здоровья. Но это действительно должно работать (я имею в виду все приспособления, которые создаются в муниципалитетах), а не устанавливаться просто для галочки. В целом мы можем совершенствовать и эту работу, создать условия для того, чтобы инвалиды имели возможность лучше реализовывать свои способности в жизни, заниматься творчеством, спортом и, самое главное, работать по призванию, а не там, куда возьмут.

Давайте обсудим названные мной темы, затронем некоторые другие. Как я уже сказал, это у нас первая встреча. В рамках комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы мы будем регулярно встречаться – я думаю, что на нашей партийной площадке, это правильное место. Давайте обсудим эти вопросы. Передаю слово Борису Вячеславовичу Грызлову, а потом послушаем других коллег. Пожалуйста, Борис Вячеславович.

Б.Грызлов: Сегодня первое заседание Комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы партии «Единая Россия» – той программы, которая была принята накануне выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва и поддержана нашими избирателями. Как по-другому нам оценить тот результат, который партия «Единая Россия» получила на выборах в Государственную Думу? Сейчас фракция насчитывает 343 депутата.

Понятно, что программа партии – это не догма. Программа партии – это живой организм. Этот организм необходимо не только контролировать, но и развивать.

Поэтому Высший совет партии «Единая Россия» как орган, который по уставу обязан заниматься в том числе стратегическим развитием и программными продуктами, создал три группы. Одна из этих групп под руководством члена Высшего совета партии Олега Михайловича Бударгина называется «Благосостояние и социально-экономическое развитие». В эту группу входит большое количество руководителей субъектов Федерации, министров, руководителей государственных корпораций. Мы уже провели заседание этой рабочей группы, целью которой как раз является анализ хода реализации программы.

Мы, Дмитрий Анатольевич, хотели бы к следующему заседанию нашей комиссии дать предложения от этой группы – группы по вопросам социальной политики.

Также в Высшем совете есть группа по внешней политике и по государственному и партийному строительству.

Думаю, что работу, которую будет проводить эта группа, можно оформить в виде доклада, в котором будут идеи, предложения по наполнению программы какими-то дополнительными идеями и дополнительными источниками для реализации этих идей.

Сегодня мы подготовили ряд выступлений, докладов.

И первым, если не возражаете, выступит с информацией секретарь президиума Генерального совета Неверов Сергей Иванович.

С.Неверов: Конечно, реализация программы, с которой «Единая Россия» шла на выборы и которую поддержали наши граждане, требует достаточно серьёзной, слаженной работы как законодательной, так и исполнительной власти на всех уровнях, и предложенный Вами, Дмитрий Анатольевич, формат работы программной комиссии сегодня позволяет это сделать. Новый формат, который был выбран, работы фракции в тесном контакте с Правительством тоже говорит о том, что мы достаточно плотно ежемесячно обсуждаем те программные направления, с которыми мы шли на выборы.

Сражу же после выборов мы приступили к работе по реализации нашей программы. Первое такое заседание фракции было посвящено бюджету, и Вы уже об этом сказали, как раз документу, в котором заложены все основные меры социальной поддержки тех категорий граждан, которые в этом действительно нуждаются. Подчеркну, что в принятом бюджете все социальные меры поддержки были сохранены.

У нас 28 мая, как Вы знаете, пройдёт предварительное голосование в регионах, где будут избирать губернаторов, представителей законодательной власти. Сейчас активно проходят дебаты, на этих дебатах поднимается очень много вопросов по программе, с которой мы шли на выборы. И каждый месяц депутаты фракции «Единой России» отчитываются перед людьми о проделанной работе. В небольших посёлках, в деревнях, в крупных промышленных центрах уже прошло 11 942 встречи. Такого после выборов никогда не было, чтобы такое количество встреч провели наши депутаты и отчитались о проделанной работе.

Ещё одно направление нашей работы, которое было задано Вами, Дмитрий Анатольевич, и которое даёт огромный стимул для развития конкретных отраслей, позволяет вносить коррективы в уже принятые решения, потому что жизнь не стоит на месте. Я имею в виду работу на форумах, которые проводит партия. Прошедший форум в Омске, который был посвящён вопросам поддержки культуры, как раз является примером таких конкретных решений. Уверен, что и предстоящие мероприятия, одно из которых перекликается с темой нашего сегодняшнего заседания (это поддержка социально ориентированных НКО, пройдёт в Ярославле), будут столь же продуктивными. Конечно, говоря о реализации программы, нельзя не отметить важность предстоящего форума, посвящённого благоустройству наших городов, которое реализуется совместно с нашими гражданами: сейчас как раз обсуждается, какой будет двор, город в том или ином населённом пункте.

Подход, когда депутаты нашей фракции, члены Правительства в первую очередь опираются на мнение людей, позволяет нам не отступать от главного принципа нашей программы – слышать голос каждого и действовать в интересах наших людей. Я думаю, что мои коллеги более подробно остановятся на тех пунктах программы, которые удалось реализовать буквально за 41 пленарное заседание. Достаточно серьёзные инициативы были приняты в Государственной Думе.

Д.Медведев: На что хочу обратить внимание коллег: когда мы будем говорить о различных направлениях нашей совместной деятельности, давайте уделять основное внимание тем решениям, которые мы ещё пока не приняли, на которых нам надо сконцентрироваться как с точки зрения подготовки самого нормативного материала, так и с точки зрения их оценки, их социально-экономических последствий. Чтобы мы находились в графике, позволяющем исполнять программу, принимать решения, а решения ещё требуются по большому количеству направлений. Пожалуйста, Ольга Юрьевна Баталина.

Пожалуйста, Ольга Юрьевна Баталина.

О.Баталина: В разделе «Социальная политика» пять основных тематических блоков: сохранение и повышение уровня благосостояния; достойная работа и профессиональная самореализация для всех; сбережение и приумножение народа; равные возможности и качество жизни для всех; гражданская активность и общественные инициативы – основа социального развития. Вместе с экспертами мы подвели предварительные итоги реализации всех пунктов программы, которые входят в эти тематические разделы. Эти предварительные итоги в качестве раздаточного материала находятся сегодня у всех участников заседания, можно к ним обращаться.

Я остановлюсь подробнее на первом тематическом разделе – сохранение и повышение уровня благосостояния. Одна из ключевых задач, которую партия ставила перед собой в этом разделе, – сохранить достигнутый реальный уровень оплаты труда, а с 2018 года обеспечить его повышение в соответствии с темпами роста экономики. Понятно, что рост реальной заработной платы напрямую связан с ситуацией в экономике, с инвестиционной активностью. Здесь ситуация постепенно улучшается. По оценке Росстата, в январе – феврале 2017 года рост реальной заработной платы составил 102,3% к январю – февралю 2016 года. Но при этом надо отметить, что ситуация в экономике неоднородная. Этот показатель, безусловно, средний по экономике, он не характеризует состояние отдельных отраслей, улучшение отмечается пока только в ряде отраслей.

На особом контроле у партии – повышение заработной платы работникам бюджетной сферы. Основой для этого являются майские указы Президента. В целом «дорожные карты» выполняются. Если происходят сбои, партия вмешивается, как это было в начале текущего года, когда из ряда регионов пошли сигналы о задержках выплаты зарплаты и уменьшении стимулирующих выплат воспитателям детских садов. В результате проведённого мониторинга удалось урегулировать эту проблему, решить проблему с задержкой оплаты труда воспитателям в ряде субъектов Российской Федерации, в частности в Крыму, Дагестане, Карелии, Псковской, Ивановской и Иркутской областях.

Если говорить о дополнительном внимании партии, дополнительных мероприятиях, то представляется важным обратить внимание сейчас на тех работников бюджетных учреждений, которые не попадают под нормы указов, (учитывая, что в майских указах указаны отдельные категории работников таких учреждений), рассмотреть возможность провести индексацию заработной платы этим категориям. Уже четыре года индексация заработной платы не проводилась. Разумеется, это влияет в целом на фонд оплаты труда, в том числе на выполнение обязательств по выплате и повышению заработной платы в соответствии с «дорожными картами» указов.

Безусловно, влияет на ситуацию с оплатой труда и повышение минимального размера оплаты труда. С 1 июля 2017 года МРОТ будет повышен до 7800 рублей. Конечно, знаковым решением в этой части стало решение, принятое Вами, Дмитрий Анатольевич, по итогам социального форума в Санкт-Петербурге, когда одномоментно с 1 июля 2016 года минимальный размер оплаты труда был повышен до 7500 рублей. По предварительным экспертным оценкам, в текущем году соотношение МРОТ и прожиточного минимума составит порядка 70%. Учитывая принятое решение по повышению минимального размера в течение двух лет, считаем важным отвязать страховые платежи индивидуальных предпринимателей в социальный фонд от минимального размера оплаты труда. Если мы этого не сделаем, то необходима будет дополнительная экономическая экспертиза: насколько индивидуальные предприниматели справятся с этой возрастающей нагрузкой. Возможно, для них, если говорить о росте страховых взносов (в которых они тоже заинтересованы, потому что это будущие платежи, которые будут направлены в адрес этих же индивидуальных предпринимателей), «дорожная карта» должна быть чуть более плавной, чтобы, принимая совершенно правильные и справедливые решения, выполняя нормы Трудового кодекса, мы болезненно не ударили по индивидуальным предпринимателям.

Важный пункт программы и задача, которую поставила перед собой партия, – сохранить уровень жизни пенсионеров, а с 2017 года обеспечить его повышение в соответствии с темпами роста цен. Обязательства, которые партия принимала на себя, – по безусловному выполнению норм федеральных законов, касающихся индексации пенсий в 2017 году, – выполнены. Мы вновь вернулись к полноценной индексации страховых пенсий в соответствии с темпами роста цен за предыдущий год. 1 февраля страховые пенсии неработающим пенсионерам были индексированы исходя из фактической инфляции прошлого года на 5,4% и с 1 апреля доиндексированы до 5,8%.

В этом году, в начале года, напомню, все пенсионеры получили единовременную выплату в размере 5 тыс. рублей – как работающие, так и неработающие, гражданские и военные.

С учётом проведённых индексаций и фиксированных выплат среднегодовой размер страховой пенсии по старости в 2017 году составит 13 655 рублей. Это практически 160% прожиточного минимума пенсионера. И всем неработающим пенсионерам, у которых общая сумма материального обеспечения не достигает величины прожиточного минимума, сохраняется федеральная или региональная социальная доплата.

Разумеется, на уровень жизни пенсионера влияет как темп роста доходов, так, собственно, и темп роста расходов пенсионера. Поэтому на отдельном контроле у партии мониторинг всех тех значимых экономических величин, которые влияют на потребительскую корзину пенсионера, в том числе тарифов на коммунальные услуги, цен на лекарственные препараты и многих других.

Обязательства партии в этой части программы касались также восстановления с 2017 года индексации всех социальных выплат, пособий, компенсаций в соответствии с нормами действующего законодательства. Напомню, что был закреплён и новый порядок индексации: мы перешли на индексацию социальных выплат по фактическому уровню инфляции за прошлый год, и теперь это делается с 1 февраля текущего года.

Но здесь есть проблема. Если на федеральном уровне обязательства по индексации всех социальных выплат выполняются (кроме редких случаев – например, принято решение о неиндексации материнского капитала, в остальной части все социальные федеральные выплаты индексируются каждый год в соответствии с федеральными законами), то на региональном уровне это не так. В большинстве регионов, к сожалению, свои социальные выплаты субъекты Федерации не индексируют. Многие не индексируются уже и четыре, и пять лет подряд.

Мы считаем, что такие обязательства должны быть по аналогии с федеральными законами заложены в региональных законах. И, оценивая свои возможности, субъекты Федерации должны понимать, что важно не только установить социальную выплату, но и взять обязательство по тому, чтобы эта социальная выплата в дальнейшем не съедалась инфляционными издержками.

Ещё одно обязательство, которое было принято нами в программе, – совершенствовать адресные программы социальной поддержки населения и расширять практику их применения.

Разумеется, речь шла и идёт о повышении эффективности социальной политики, о повышении эффективности мер социальной поддержки, с тем чтобы они направлялись в адрес наиболее нуждающихся в этом граждан. Однако, как показывает мониторинг, тоже, к сожалению, это не всегда происходит так. Учитывая сложное положение региональных бюджетов, в большинстве случаев идёт простое сокращение объёма обязательств. То есть речь идёт преимущественно о сокращении бюджетных расходов, а не о повышении эффективности механизмов социальной поддержки. При этом, напомню, принимая необходимое федеральное законодательство, мы предусматривали, что высвобождающиеся вследствие оптимизации отдельных социальных выплат средства субъекты Федерации могут направлять на поддержку других социально незащищённых категорий населения.

Есть, к сожалению, проблемы с применением критериев нуждаемости. В разных регионах – разные подходы. Где-то учитывается только доход, где-то учитывается имущество, а оно не всегда приносит доход, поэтому мы считаем, что это, конечно, полномочия регионов, но важен взвешенный подход. И главное, любые изменения должны проходить общественные обсуждения, чтобы люди понимали, на что направлены те или иные изменения в социальной политике на региональном уровне и кто является выгодоприобретателем принимаемых решений. Если эти решения будут приниматься ровно так, если мы будем видеть, что высвобождающиеся средства направляются на увеличение объёмов отдельных выплат или на повышение эффективности социальных выплат, на поддержку отдельных категорий, которые в этом нуждаются, я думаю, что и общественная поддержка принимаемых решений будет выше.

Одна из эффективных мер поддержки на региональном уровне, введённая федеральным законом в 2013 году, – это социальный контракт. Здесь применяются и критерии адресности, и критерии нуждаемости, и мы реально видим эффективность этой меры поддержки. Объём этой меры поддержки растёт, а это тоже обязательство, которое мы предусмотрели в нашей предвыборной программе, – развивать такие программы, и именно программы социальной помощи на основании социального контракта.

В прошлом году общая сумма социальных контрактов, реализованных по стране в целом, составила порядка 2,4 млрд рублей. Эффективность этой меры поддержки в том, что она позволяет людям справляться с трудной жизненной ситуацией, потому что внутри семьи формируется новый источник дохода: люди получают новую профессию, проходят переобучение, начинают вести домашнее подсобное хозяйство, если говорить о сельской местности, или у них появляется небольшой семейный бизнес, и они в дальнейшем справляются со своими трудностями уже без социальной поддержки государства.

На социальном форуме в Санкт-Петербурге мы предлагали ввести софинансирование из федерального бюджета региональных программ государственной социальной помощи на основании социального контракта. С точки зрения поддержки регионов в этом направлении это сегодня один из самых эффективных инструментов софинансирования таких обязательств, и мы уверены, это станет хорошим стимулом для увеличения объёмов поддержки на региональном уровне и для их расширения.

И две позиции в этом блоке программы касались справедливости в вопросах оплаты труда. Один из пунктов – установить зависимость размера заработной платы топ-менеджмента государственных корпораций и хозяйственных обществ, в уставном капитале которых более 50% акций находятся в собственности Российской Федерации, от показателей эффективности и прибыли указанных организаций. В настоящий момент это реализовано, Минэкономразвития совместно с Росимуществом разработаны методические указания по применению ключевых показателей эффективности для таких компаний. Наименования этих показателей и их целевые значения будут утверждаться организацией, и таким образом уровень вознаграждений и заработной платы топ-менеджмента будет увязан с ключевым показателем эффективности. Мы со своей стороны как партия обеспечим контроль за тем, как это реализуется, и оценим, насколько эффективны были данные принятые решения.

И второе мероприятие было предусмотрено – ввести ограничения соотношения зарплат руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров государственных муниципальных учреждений и унитарных предприятий со средней заработной платой в этих учреждениях. Мы нередко видели ситуации, когда руководитель учреждения получает несоразмерно высокую заработную плату, несопоставимую с положением дел в конкретном учреждении. Это мероприятие программы также выполнено. Был принят федеральный закон, который затрагивает и государственные (муниципальные) учреждения, унитарные предприятия, и государственные внебюджетные фонды, и территориальные фонды обязательного медицинского страхования, и в настоящий момент такие предельные размеры установлены в такого типа государственных учреждениях. Соответствующие федеральные и региональные нормативные акты приняты, и партия осуществляет контроль за тем, как они будут реализованы на местах.

Д.Медведев: Давайте обсудим в том числе прозвучавшие и в этом выступлении вопросы (я тоже в своём вступительном слове сказал об этом) по задержкам заработной платы. Ситуация динамическая, но всё равно нужно обязательно отслеживать, что и как происходит с выплатами бюджетникам, да и выплатами в коммерческом секторе, потому что в целом механизмы контроля приблизительно одинаковые. И, конечно, по индексации в регионах, по социальным выплатам и по применению критериев нуждаемости, о чём было сказано, по вопросам социального контракта, по соотношениям между заработными платами в различных секторах и внутри одной организации (между заработной платой топ-менеджеров и обычных работников) – все эти темы должны быть в поле нашего зрения, как и некоторые другие, о которых, надеемся, сейчас будет сказано.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 мая 2017 > № 2173064 Дмитрий Медведев


Россия > Медицина > forbes.ru, 8 мая 2017 > № 2166790 Павел Богомолов

Частная медицина в России: лечение на результат и распределение рисков

Павел Богомолов

главный гепатолог Министерства здравоохранения Московской области, член правления, медицинский директор АО «Группа компаний «МЕДСИ»

Медицина сегодня — это прежде всего бизнес. Когда медицинские учреждения будут бороться за количество реально излечившихся пациентов, а не за просто пролеченных, то выиграют участники рынка, реализующие максимально эффективные методики лечения

Понятие «частная медицина» в России появилось более двух десятилетий назад вместе с появлением первых клиник сегмента коммерческой медицины и значимым этапом в развитии российского здравоохранения. Идеологически частная медицина неотделима от всей российской системы здравоохранения — она ее неотъемлемое структурное звено, существующее в тех же условиях и выполняющее те же задачи, что и медицина государственная.

Адекватный уровень медицины, как абсолютно необходимое условие развития экономики страны, можно обеспечить, если рассматривать медицинскую помощь как услугу, в итоге реализации которой должен быть легко оцифровываемый результат. Медицина сегодня — это не социальная ответственность, не бремя, а прежде всего вид бизнеса. И разумнее ее заказывать у тех, кто ее качественнее оказывает — и здесь не имеет значения, государственные это медицинские учреждения или частные клиники.

Рейтинг медицинских организаций: ориентация на результат

Если есть равный доступ участников в системе обязательного медицинского страхования, если у пациента в рамках этой системы есть реальная свобода выбора медицинской организации — пусть даже между двумя поликлиниками в своем районе, то тут уже можно говорить о формировании клиентоориентированности медицины, где пациент не субъект, а активный участник системы. Государственная власть должна лишь прозрачно распределять и контролировать качество оказания этих услуг между всеми участниками медицинского рынка.

Равный доступ участников системы здравоохранения обеспечит условия для возникновения нормальной конкуренции: в основе распределения объемов государственного заказа на оказание медицинской помощи должен быть рейтинг медицинских организаций, построенный на эффективности и безопасности медицинской помощи. В центре этой системы — прежде всего ориентированность на результат лечения, а не на процесс.

Иными словами, когда медицинские учреждения будут бороться за количество реально излечившихся пациентов, а не за пролеченных (вне зависимости от результата лечения), то выиграют участники рынка, реализующие максимально эффективные методики лечения, а в конечном итоге, выиграет пациент, который сможет выбирать, где помощь качественнее и безопаснее.

Переход к результативному, исход-ориентированному здравоохранению позволит стимулировать равноправную конкуренцию на рынке медицинских услуг и современный уровень качества медицинской помощи.

Программы разделения рисков

Реализуемая сегодня программа риск-шеринга или разделения рисков является важным шагом в переходе от главенства процесса к результативной медицине. «Risk-Sharing» (риск-шеринг) или соглашение о разделении рисков уже реализован в Московской области в лечении пациентов с хроническим гепатитом С: лекарственные препараты у фармкомпаний закупаются на определенных условиях, и их оплата производится только по факту излечения пациента.

Среди основных критериев медицинской помощи здесь главное — результат лечения. Есть результат — есть оплата, нет результата — это финансовые потери для тех, кто продвигает недостаточно эффективную лекарственную терапию. Эта система справедлива, прозрачна и выгодна для тех участников (и медицинских, и фармацевтических компаний), кто может предложить качественный медицинский продукт.

В государственной медицине пилотный проект по внедрению риск-шеринга в этом году стартует в Москве, Калужской и Московской областях в онкологии, гепатологии, неврологии, гастроэнтерологии. В реализации данной программы пока принимают участие только государственные медицинские учреждения. Схема взаимодействия по программе риск-шеринга в данном случае запускается между поставщиком лекарственных препаратов и государством в лице государственных медицинских организаций. Пациент, как активная структурная составляющая, исключен из данной цепочки.

Сегодня лечение гепатита С — это одна из самых перспективных, актуальных задач и вместе с тем одна из «болевых» точек современной медицины. По информации Всемирной организации здравоохранения, от вирусных гепатитов ежегодно умирают до 1,5 млн человек. Россиян с хроническим гепатитом С, по разным оценкам, насчитывается от 3 до 5 млн человек. Причем если от гепатита В существуют прививки, включенные в Национальный календарь вакцинопрофилактики, то в случае с гепатитом С такой прививки нет.

В течение последних лет в Московской области накоплен опыт успешной массовой помощи пациентам с хроническими заболеваниями печени: применение современных схем терапии позволяет достичь излечения у 95-98% больных хроническим гепатитом С.

Благодаря применению высокоэффективных методик, в частности, персонализированной противовирусной терапии, удается добиться излечения пациентов даже на стадии цирроза печени. Важный момент — полная прозрачность этой системы для пациента, начиная с момента первичной консультации у гепатолога, назначения обследования, подписания контракта, определения схемы лечения и оценки его результативности.

В данном случае пациент четко понимает, как и за что он платит и что в итоге должен получить. Пациент — полноправный участник процесса с четко обозначенным результатом. В случае с гепатитом С исход лечения верифицируется предельно просто: если после 12-недельного курса противовирусной терапии в крови пациента вирус не определяется, то налицо результат полного излечения. Если высокочувствительный ПЦР показывает наличие РНК вируса, то, к сожалению, полного излечения не наступило, и пациенту возвращаются деньги, затраченные на лекарства.

Россия > Медицина > forbes.ru, 8 мая 2017 > № 2166790 Павел Богомолов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter