Всего новостей: 2292101, выбрано 352 за 0.037 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 27 августа 2013 > № 888979 Игорь Сидоркин

СТРАХОВАНИЕ ПОТРЕБКРЕДИТОВ - ЛОКОМОТИВ БАНКОСТРАХОВАНИЯ 2013

О развитии российского рынка страхования рассказал директор Департамента корпоративных продаж ОАО "СГ МСК" Игорь Сидоркин. По его мнению, обязательные и вмененные виды страхования не оказали серьезного влияния на рынок, а страховщикам необходимо решать масштабные задачи: надежности и транспарентности бизнеса, формирования добровольного спроса на страхование.

- Игорь, что происходит сейчас на рынке страхования? Какие сегменты наиболее перспективны? Что изменилось за два последних года в раскладах основных сил в отрасли?

- Ситуация на рынке страхования достаточно стабильная и очевидно не претерпит существенных изменений в ближайшее время. Рынок концентрируется, и процесс этот дальше только будет набирать обороты. Крупные компании ежегодно демонстрируют рост страховых премий, остальные - работают в условиях снижения взносов и демпинга по тарифам и комиссиям.

Одним из перспективных направлений развития рынка остается сегмент банкострахования. Закон об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных производственных объектов, а также закон "О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования" должны были открыть новые горизонты для страховщиков, но этого не произошло. О результатах действия ФЗ-67 об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика, который фактически заработал с 01.04.13, говорить преждевременно. Однако уже сейчас очевидно, что реальные сборы премии в текущем году будут в разы меньше первоначального прогноза.

Тенденцией последних двух лет стали высокие темпы прироста взносов в сегменте страхования жизни и здоровья заемщика при потребительском кредитовании. В противовес корпоративному сектору рынок займов физическим лицам продолжает демонстрировать устойчивый рост и в 2013 году. По своему портфелю мы видим, что заметный рост наблюдается во всех сегментах кредитования населения: ипотека, автокредиты, потребкредитование. По нашим оценкам, по итогам года сегмент кредитования населения может показать 50-процентный прирост.

- А что касается рисков, которые возникают из-за того, что граждане берут много кредитов? Насколько это опасно?

- В первую очередь, это может быть опасно для банков, проводящих агрессивную политику на рынке потребкредитования, т.к. существенно возрастает риск невозврата кредитов. Для страховых компаний, традиционно страхующих предмет залога, а также жизнь и здоровье заемщика, возможен рост числа случаев мошеннических действий со стороны страхователей - заемщиков. Однако, для страховщиков, работающих в данном сегменте рынка не первый год, это не должно являться серьезной проблемой.

- Как развивается сегмент страхования рисков заемщиков - юридических лиц и банковских рисков?

- Следует признать, что этот сегмент банкострахования менее значим по объемам для страховщиков по сравнению с розничным. Несмотря на некоторое оживление кредитования, страхование залогового имущества юридических лиц, которое так и не вернулось на докризисный уровень, стагнирует и даже сокращается. Причина очевидна - повышение доли беззалогового кредитования и замена залогового на другие виды обеспечения.

Среди тенденций последнего времени - рост договоров страхования при беззалоговом кредитовании, по сути больше напоминающем сделки проектного финансирования.

Обязательное страхование ОПО: неясные перспективы

- Стали ли штрафы достаточным стимулом для полного охвата рынка полисами ОС ОПО?

- На наш взгляд, даже штрафы не обеспечили в полной мере охват рынка полисами ОС ОПО. На начало 2013 года из 300 тысяч опасных производственных объектов, подлежащих страхованию, примерно треть оставались не застрахованными. Причин этому может быть несколько. Очевидно, что первая часть предприятий могла пойти по пути уклонения от выполнения закона, вторая часть - достигла минимизации расходов на страхование за счет перегруппировки нескольких опасных объектов в один объект или отнесения к другому классу опасности, в результате чего уменьшилась страховая сумма, и, как следствие, страховая премия. Но есть еще и третья часть предприятий - это бесхозные опасные объекты, технические сооружения, располагающиеся в основном в сельской местности и построенные еще в советские времена. Установить владельца таких объектов не представляется возможным. Причем проблема с бесхозными опасными объектами наиболее остро встанет в 2013-2014 гг.

В целом рынок страхования ответственности в России значительно отстает по емкости от западного. В России он составляет менее 5% от общей доли страхования, тогда как в США данный показатель превышает 11%.

Однако нельзя не признать, что позиция, занимаемая Ростехнадзором и НССО по развитию практики применения штрафных санкций к владельцам незастрахованных ОПО, позволяет прогнозировать достаточно динамичное проникновение страховых услуг на отечественном рынке страхования ответственности.

- Часто говорится о социальной направленности закона об ОПО. Разве до него не существовало определенного законами порядка юридической защиты пострадавших?

ФЗ-225 предполагает более цивилизованный подход к страхованию со стороны государства, налагая вместе с тем принципиально новый уровень социальной ответственности как для владельцев ОПО, так и страховых компаний. ОС ОПО обеспечило серьезные подвижки и в повышении уровня социальной защиты населения - третьей стороны в споре между промышленниками и страховщиками.

Уровень страховой защиты, декларируемый в рамках ФЗ-116, не обеспечивал надлежащего страхового покрытия предприятиям повышенной опасности. Лимиты ответственности по большинству предприятий, тех из них, что были застрахованы, находились в среднем на уровне 100 тыс. рублей, что не обеспечивало надлежащего страхового возмещения пострадавшим в случае аварии на производстве. Теперь сумма страхового покрытия значительно возросла и соответствует современным требованиям, предъявляемым к обеспечению деятельности опасных объектов.

- Сколько страхователей добавилось на рынок ОПО с этого года, когда договоры начали заключать предприятия с участием в капитале федеральных и муниципальных органов власти?

- Число договоров в "СГ МСК", по итогам первого квартала 2013 года, за счет распространения действия ФЗ-225 на опасные производственные объекты, находящиеся в государственной и муниципальной собственности, возросло на 10%, предполагаю, что с таким же показателем находится по итогам 1-го квартал 2013 года и средний рост по рынку. Дальнейшая динамика застрахованных опасных объектов будет во многом определяться действиями Ростехнадзора в сфере контроля за соблюдением норм ФЗ-225.

- Нынешние тарифы по страхованию ответственности владельцев опасных объектов отвечают ожиданиям российских страховщиков? Ожидаете ли вы изменения (в какую сторону) тарифов по этому виду страхования - насколько и в какие сроки?

- Рынок должен пройти несколько циклов оборачиваемости, чтобы закон показал свою эффективность для владельцев опасных производственных объектов и третьих лиц, пострадавших от аварий на этих предприятиях.

Судить об адекватности страховых тарифов пока преждевременно, поскольку не накоплена статистика по страховым случаям и убыткам. Какие объекты потребуют повышенных коэффициентов или, например, могут быть выведены из обязательных видов страхования, мы сможем прогнозировать не ранее чем через два-три года, когда рынком будет сформировано реальное понимание убыточности данного вида страхования.

Сейчас остро стоит другая проблема: в виду недостаточной информированности, пострадавшие не всегда обращаются за выплатой в страховые компании, что не может не отражаться на достоверности текущей статистики убытков.

- Достаточно ли, на ваш взгляд, сейчас средств у российских страховых компаний для работы с крупными рисками? И позволят ли мощности отечественных страховых и перестраховочных компаний покрыть убытки в случае аварий и катастроф?

- ФЗ-225 и НССО предъявляют достаточно жесткие требования к страховщикам ОС ОПО.

Кроме того, такие стабилизирующие инструменты, как перестраховочный пул, компенсационный фонд, а также контроль выплат со стороны НССО, значительно снижает вероятность проблем на рынке ОС ОПО, в том числе при работе с крупными рисками.

Расчетная емкость пула составляет 2,6 млрд рублей. Это означает, что перестраховочный пул не покрывает только одну категорию рисков, страховая сумма по которым равна 6,5 млрд. рублей. В России на сегодняшний момент насчитывается 93 опасных объекта с такой страховой суммой. Все участники пула несут солидарную ответственность за выплаты. Риски, превышающие совокупную емкость пула страховщики централизованно перестраховывают через пул, в том числе на западном рынке.

- Произошло ли развитие кросс-продаж с введением ОС ОПО?

- На первом этапе действия 225-ФЗ этот эффект был минимальным, сейчас, опять же по своему портфелю, мы отмечаем рост взносов в страховании имущества владельцев ОПО, добровольного медицинского страхования и страхования от несчастных случаев сотрудников предприятия.

Страхование сельхозприсков: снова в ожидании перемен

- Как сказывается на рынке сельскохозяйственного страхования вступление в силу закона "О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования..." ("№" 260-ФЗ)?

- Естественно, страховщики возлагали большие надежды на новый закон, однако, на мой взгляд, не все они оправдались. Вместе с тем, за последний год наметилась устойчивая тенденция к расширению рынка сельскохозяйственного страхования, однако темпы роста этого рынка существенно ниже, чем прогнозировалось.

- Какие проблемы рынка сельскохозяйственного страхования решены с введением нового закона? Какие проблемы он вообще не затронул?

- На мой взгляд, говорить о том, что решены конкретные проблемы отрасли, пока рано. Было бы правильнее сказать о выявлении круга проблем, инструменты решения которых еще необходимо разработать.

Главное - необходимо проведение системной работы по вовлечению сельхозпроизводителей в систему страхования.

Еще одна немаловажная проблема - наличие условной франшизы в договорах страхования. В хозяйствах, применяющих современные агротехнологии, падение урожайности на 30 % и более - маловероятно. Естественно, руководители таких хозяйств не видят необходимости в страховании по государственным программам. Получается, что происходит отрицательная селекция сельхозпроизводителей: государство больше поддерживает убыточные хозяйства, вместо того, чтобы стимулировать дальнейшее развитие эффективных хозяйств.

- Давайте обсудим среднесрочную перспективу на рынке страхования. Чего ждать?

- Глобальных подвижек в этом году ждать не стоит. Растут требования к страховым компаниям со стороны надзора, партнеров, клиентов. Например, банки ежегодно ужесточают требования к уровню надежности, финансовой устойчивости, технологичности бизнес -процессов страховых компаний. Исходя из этих показателей, банки устанавливают свои лимиты для страховщиков.

Страховщики концентрируются на повышении эффективности своего бизнеса. Растут инвестиции в интеграцию современных единых типовых экономических, правовых и информационных решений, структура управления бизнесом становится все более прозрачной, гибкой и простой.

Вопросы эффективности каждый страховщик решает по-своему. "СГ МСК" реализует масштабный проект по повышению операционной эффективности, включающий в себя не один десяток инициатив. Закончен один из масштабных этапов данной работы - операционная интеграция региональной сети. Реализован принцип "один регион - один филиал". Устранены дублирующие филиалы, все подразделения переведены на единое штатное расписание, бизнес-процессы и типовые IT-платформы.

Завершается модернизация блока урегулирования убытков, которая позволила нам повысить прозрачность процесса урегулирования, снизить среднюю стоимость урегулирования одного убытка, повысить уровень автоматизации при взаимодействии со СТОА. Для клиентов сокращены сроки урегулирования убытков, предоставлена возможность контроля за ходом урегулирования на каждом этапе данного процесса.

Подходит к концу работа по внедрению единых информационных платформ и типовых бизнес-процессов, позволяющих сделать управление страховой компанией прозрачным и эффективным.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 27 августа 2013 > № 888979 Игорь Сидоркин


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 августа 2013 > № 886842 Андрей Демченко

Чем отличается процедура рассмотрения заявки на кредит в МФО от банка, что такое тендерный займ, почему кредитование МСБ — социальная миссия бизнеса, чем выгоден для микрофинансовой организации финансовый супермаркет. Об этом и многом другом в интервью «Б.О» рассказал генеральный директор «Городской сберегательной кассы» Андрей Демченко.

— Андрей Викторович, основная специализация «Городской сберегательной кассы» — работа с микро и малым бизнесом. Ваш подход к выдаче микрозаймов МСБ отличается от банковского?— Да, отличается, причем значительно. Прежде всего, у нас иные, чем у кредитных организаций, системы скоринга и андеррайтинга. Наши представители и риск-менеджеры в регионах активно общаются с предпринимателями на местах, в точках ведения бизнеса. Большая часть предпринимателей работает в сфере торговли, услуг и бытового обслуживания населения (например, парикмахерские, магазины, кафе, ремонт обуви и т.п.). Реже встречаются те, кто занимается микропроизводством, но они есть, и это радует.

— Как проходит процедура оценки финансовой устойчивости бизнеса заемщика?

— Задача риск-менеджера — войти в плотный контакт с потенциальным заемщиком с целью оценить его бизнес. В подавляющем большинстве случаев предприниматели не ведут подробного бухгалтерского учета. Они зарегистрированы как ИП, сдаваемая ими в налоговые органы отчетность достаточно формальна и не всегда отражает реальную ситуацию. Поэтому оценка потенциального заемщика строится на его управленческой отчетности — тетрадках в клетку, куда записываются приходы и расходы. На основе этих записей, а также показателей, которые возможно в физическом смысле зафиксировать на точке (условно говоря, пересчитать товар или деньги в кассе), строится финансовая модель потенциального заемщика. Фактически мы вместо самого предпринимателя «оцифровываем» его бизнес. Эта финансовая модель и набор дополнительных данных, которые риск-менеджер выяснил во время беседы с предпринимателем, отправляется в Москву в наш бэк-офис андеррайтерам. Последние не знают заемщика и заочно выносят свое решение, которое выносится на кредитный комитет, где принимается решение — выдать займ или отказать. Мы сейчас видим, что большинство предпринимателей, которые получают у нас займы, еще не доросли до банковского уровня кредитования. В лучшем случае у них есть возможность получить потребительский кредит. Только наши займы и помощь, которую мы оказываем ему в рамках консалтингового сопровождения с целью налаживания его системы финансовой отчетности, помогут предпринимателю в будущем получать кредиты в банке, как субъекту МСБ, а не физическому лицу.

— Ваша компания предложила необычный для МФО продукт — тендерный займ для субъектов МСБ, участвующих в открытых и закрытых конкурсах госзакупок. Все же исторически тендерные кредиты выдают банки. Почему вы решили выйти на этот сегмент рынка?

— Мы запустили этот продукт в середине марта 2013 года после того, как пообщались с представителями ЭТП [электронных торговых площадок — прим. «Б.О»], где проводятся торги по госзакупкам. Выяснилось, что тендерные кредиты ниже 1 млн рублей, а тем более 500 тыс. рублей, банкам не интересно выдавать по экономическим и техническим причинам. С другой стороны, ЭТП заинтересованы в том, чтобы появилось как можно больше МФО, которые могли бы работать с данной категорией заемщиков. Технологические условия на площадках позволяют достаточно серьезно снизить риски кредиторов: деньги там фактически минуют заемщика, они поступают напрямую на площадку и возвращаются обратно. Поэтому нам удобно работать там с широким спектром предприятий малого бизнеса. На сегодня мы аккредитованы на электронных торговых площадках «Сбербанк-АСТ» и «РТС-тендер», через которые проходят основные торги по тендерам. Сейчас мы проходим аккредитацию на площадках ММВБ-ИТ, Единой электронной торговой площадке Правительства Москвы и Агентства по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Республики Татарстан. К осени 2013 года мы планируем присутствовать на всех ЭТП. По первым двум ЭТП мы видим, что сектор микрозаймов — до 1 млн рублей — с экономической точки зрения банкам неинтересен, и огромный поток заявок на обеспечение займов поступает через ЭТП к нам. Процесс выдачи активно идет. Работа в рамках ЭТП позволяет нам взаимодействовать не только с предприятиями в регионах нашего присутствия, но и по всей России. Уже пошли выдачи в тех регионах, где нас нет: Владимирская область, Северо-Западный регион, Дагестан, Краснодарский край и другие. Мы не гонимся за широкой региональной экспансией своих отделений, потому что, среди прочего, делаем ставку на этот современный и технологичный продукт. Все участники рынка госзаказов имеют электронную цифровую подпись, соответственно, мы имеем возможность подписывать все необходимые документы в удаленном режиме.

— Можно ли утверждать, что кредитование МСБ — социальная миссия бизнеса?

— Мы сейчас активно изучаем историю микрофинансирования и то, как оно развивается за рубежом. И с удивлением узнаем, что даже развитые страны Европы и США имеют огромный рынок микрофинансирования. В одной Великобритании больше 4 тыс. подобных организаций. При этом мы говорим, что у нас в реестре ФСФР их около 2,5 тыс. — и это очень много. Часть отечественных МФО фактически не работает, а на туманном Альбионе их вдвое больше, в то время как размеры двух стран несопоставимы. Почему так сложилось в Европе? Речь идет о том, что весь рынок микрофинансирования вырос из социальной миссии: помощи совсем мелким предпринимателям, которые пытаются начать и создать бизнес — дать им финансовую подпитку для старта. В Европе фокус микрофинансирования сконцентрирован на новом предпринимательстве. Мы для себя в компании приняли за аксиому, что развиваем классическое микрофинансирование. Мы принципиально не занимаемся выдачей потребительских займов и займов до зарплаты под безумные проценты. Это не наш сектор. Мы работаем с предпринимателями и помогаем развивать микробизнес в регионах.

— Чем вы интересны банкам, и чем они интересны вам?

— Здесь много точек пересечения. Мы еще осенью 2012 года анонсировали проект, который сейчас активно развивается — партнерскую программу с МАСТ-Банком. В Москве создан пилотный прецедент, когда на территории одного офиса находятся отделение «Городской сберегательной кассы» и дополнительный офис МАСТ-Банка. У нас много точек взаимодействия для синергии и перекрестной работы. Как микрофинансовая организация, мы достаточно ограничены в своих продуктах. Мы можем привлекать деньги от юридических и физических лиц определенного уровня и выдавать их. Но наши клиенты имеют потребности в других продуктах и услугах: переводы, платежи, РКС, зарплатные проекты и т.п. Наличие банка в нашем отделении позволяет им в одном месте получить все необходимые услуги и продукты. Поэтому такое взаимодействие с банком полезно как для нас, так и для кредитной организации. Как агенты, мы получаем дополнительные комиссионные от МАСТ-Банка за то, что они получают клиентов от нас. Точно так же, наоборот, мы получаем клиентов, которые не проходят по банковским требованиям кредитования — мы пытаемся их привлечь на выдачу наших займов, если они подходят по нашим требованиям. Я считаю, что взаимодействие банка и МФО — органичное и партнерское благодаря тому, что между этими двумя финансовыми институтами нет конкурентной борьбы за клиента. Кроме того, банки интересны нам, как источник фондирования. У нас есть продукт «Займ под недвижимость», по которому мы берем в залог объекты недвижимости. При оформлении залога мы также оформляем закладную. Закладные, как ценные бумаги, могут являться залоговым обеспечением при привлечении кредитов от банков. Насколько я знаю, мы пока единственная МФО, которая работает таким образом. То есть для банков мы весьма интересный клиент для кредитования, так как можем обеспечить получаемые кредиты пулом закладных и рассчитывать на небольшую процентную ставку.

— Фактически результат вашей «дружбы» с МАСТ-Банком — финансовый супермаркет. А вы планируете открывать аналогичные «магазины» в других городах России? Ведь такой широкий ассортимент финансовых «товаров» будет интересен не только в Москве.

— Мы уже увидели, что такой формат организации работы совместного офиса жизнеспособен. Сейчас мы ведем переговоры с МАСТ-Банком о согласовании планов развития и создания целого ряда подобных совместных офисов.

— А вы «дружите» только с банками?

— Почему только с банками? У нас есть, например, партнерская программа со страховыми компаниями. Это еще один сектор финансового рынка, который нужен клиенту.

— Они тоже «сидят» вместе с вами и банком?

— Нет, здесь сотрудничество реализовано по другой схеме. У нас есть партнерская программа — мы продаем их продукты как агенты. Это работает точно так же, как в автосалонах, где сидят менеджеры по страховым продуктам. У многих предпринимателей есть машины. Если у нас они получают займы под залог автомобиля или недвижимости, то мы предлагаем страховку залога. Есть индивидуальные страховые программы, которые интересуют предпринимателей, как физических лиц — например, свое имущество застраховать или полис КАСКО купить. Мы считаем, что взаимодействие организаций всех секторов финансового рынка должно принести пользу, тем более, что пока не наблюдается достаточно жесткой конкуренции.

— Некоторые эксперты предсказывают, что через пару лет банки начнут конкурировать с МФО в сфере кредитования МСБ. Какова вероятность реализации такого сценария?

— Скорее всего, какая-то часть клиентской базы начнет активно пересекаться. Даже сейчас мы видим, что пришедший к нам потенциальный заемщик уже имеет кредитную историю. Это один-два полученных в банке кредита или одна-две кредитные карты. Банки уже с ним работают и уже конкурируют с МФО. Но многим предпринимателям из малого и среднего бизнеса может понадобиться в какой-то момент, например, закрыть кассовый разрыв, оплатить товар или провести банковский овердрафт через ноль в определенную дату. Для этого нужно мгновенно получить деньги, чтобы через несколько дней их отдать. А так быстро не все банки готовы работать, особенно если клиент «с улицы». Поэтому точечные ниши у МФО останутся, но в какой-то момент рынок все равно приблизится к насыщению и конкуренция будет острее, с учетом того, что новые налоговые инициативы уменьшают количество индивидуальных предпринимателей.

— В 2012 году произошло снижение темпов кредитования МСБ банками. МФО испытали аналогичную проблему?

— Как вы знаете, «белый» рынок микрофинансирования молод — ему исполнилось 2,5 года. Сейчас все, кто появляются, только растут, поскольку рынок далеко еще не насыщен. Идет экстенсивный набор клиентской базы. До наступления насыщения и начала стабилизации рынка еще не один год впереди. Мы все пока только растем.

Сергей Чертопруд, «Банковское обозрение»

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 августа 2013 > № 886842 Андрей Демченко


Россия. ПФО > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 8 августа 2013 > № 870448 Олег Марков

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС И НЕДОБРОСОВЕСТНЫЕ ЗАСТРОЙЩИКИ: ИНТЕРВЬЮ ГЛАВЫ МИНСТРОЯ ЧУВАШИИ

В прошлом году Чувашия снизила объемы жилищного строительства. Несмотря на падение темпов, в этом году республика взяла на себя более повышенные обязательства. О причинах спада и ресурсах, за счет которых планируется наверстать объемы строительства жилья, а также о том, как решаются проблемы дольщиков и что делать с недобросовестными застройщиками, рассказал в программе "Вести. Интервью" на канале "Россия 24" (Чебоксары-ТВ) глава Минстроя Чувашии Олег Марков . ИА REGNUM публикует фрагменты интервью.

- Олег Иванович, в прошлом году Чувашия не вышла на запланированные объемы по вводу жилья. В чем кроются причины ?

- Действительно, в прошлом году было введено 818,5 тыс. кв. метров, что составило чуть более 92% к предыдущему периоду. Но и с этими показателями республика занимает лидирующие позиции среди регионов ПФО по вводу жилья на одного человека и седьмое место среди 83 субъектов Российской Федерации.

Однако планы действительно были выше. Причин тому несколько. Одна из основных - естественный отток населения из сельской местности. По результатам прошлого года не справился с планом ввода жилья ряд районов республики, но надо понимать, что сегодня особенно молодежь уезжает из села, соответственно - строится меньше жилья. К тому же, открытие по ряду программ государственной поддержки граждан финансирование началось только к концу II квартала 2012 года.

- Каковы прогнозы на этот год ?

- При формировании планов на 2013 год была поднята планка более чем на 5% - годовой объем ввода жилья утвержден в объеме 864 тыс. кв. метров. Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики заключило соглашения по вводу жилья со всеми муниципальными образованиями республики с учетом сложившейся ситуации в каждом муниципалитете индивидуально. Я думаю, с этими показателями Чувашия должна справиться.

- Каков процент жилья эконом-класса в этом объеме ?

- Мы уделяем этой категории жилья особое внимание. Если плановая цифра ввода жилья эконом-класса на этот год заложена в объеме 42%, то сейчас можно смело говорить, что по итогам первого полугодия этого года республика с поставленной задачей справилась, и мы идем с опережением этих показателей.

- Если определиться с терминологией, что такое жилье эконом-класса ?

- Критерии доступного жилья прописаны в методических рекомендациях Минрегиона России по установлению характеристик жилья экономического класса для индивидуального жилищного строительства и многоквартирных домов. Министерство регионального развития России определяет и стоимость квадратного метра в регионах, исходя из средней рыночной стоимости. Сегодня для каждого региона определена стоимость жилья эконом-класса. Для Чувашии в прошлом году она составляла 28400 рублей за кв. м. На третий квартал этого года - 28670 рублей.

- В Чебоксарах реально можно купить жилье по этой цене ?

- Если говорить о Чебоксарах, то, конечно, с учетом стоимости жилья в столице, задача стоит очень непростая. Но республика сегодня заключает соглашения с застройщиками - порядка 355 квартир уже зарезервированы под строительство жилья для социальных групп населения. Квартиры люди получат по программам переселения из аварийного жилья, а также многодетные, дети-сироты и другие льготные категории граждан. Жилая застройка первого пускового комплекса 1-й очереди строительства жилого района "Новый город" составляет жилье социального типа, представленное двумя 5-этажными двухподъездными домами. Заключено соглашение с ГУП ЧР "РУКС" на 90 квартир общей площадью 4583,5 кв.м., поз.6 по ул.Б.Хмельницкого. Прорабатывается вопрос подписания соглашений с ЗАО "ТУС" на 15 квартир в микрорайоне "Университетский-2". Работа в этом направлении будет продолжена.

- Очевидно, что для строителей, активно участвующих в социальных программах, должны существовать некие преференции со стороны властей ?

Совершенно верно. В соглашениях прописываются и обязательства со стороны республики. Если застройщик себя положительно зарекомендовал, то и мы оказываем ему содействие. В первую очередь, это подведение инженерной инфраструктуры. На территории Чебоксар с поддержкой Инвестиционного фонда Российской Федерации реализуется инвестиционный проект "Строительство инженерных сетей и сооружений территории комплексной застройки района улицы Богдана Хмельницкого".

Также оказывается содействие в подведение энергоснабжения, газовых сетей. В этом году около 60 млн рублей пойдет за счет инвестпрограмм ресурсоснабжающих организаций.

По строительству "Нового города" мы также взяли на себя обязательства по подведению энерго- и газоснабжения, рассматриваем возможность войти в проекты федеральной целевой программы "Чистая вода" для строительства канализационной насосной станции и коллектора, который пойдет от "Нового города". Прорабатывается вопрос о строительстве детского дошкольного учреждения.

- Проблемные вопросы. О срыве сроков строительства двух детских садов в республике знают все, я даже не прошу комментариев на эту тему. Вопрос в другом - что же делать с недобросовестными застройщиками ?

- К сожалению, недобросовестные подрядчики действительно проявлялись в республике. Сегодня существует реестр недобросовестных поставщиков, который ведется Федеральной антимонопольной службой России. Если победитель аукциона уклоняется от заключения контракта, он по решению ФАС попадает в реестр. Еще один повод для включения фирмы в такой реестр - существенное нарушение ею условий контракта. В таком случае заказчик через суд расторгает контракт.

- Пока суд да дело, дороги разрушаются еще во время гарантийного срока, а детские сады стоят незавершенные ...

- На мой взгляд, нужно совершенствовать нормативную базу на федеральном уровне. Я бы хотел заострить внимание на 94-ом федеральном законе "О размещении заказов для государственных и муниципальных нужд"...

- Этот тот самый закон, который позволяет выиграть тендер при понижении цены ?

- Да. К сожалению, сегодня не определен критерий понижения стоимости. Я считаю, нужно принимать решение, чтобы при аукционе стоимость строительства данного объекта не падала более чем, к примеру, на 20%. При проведении конкурсов и тендеров надо обращать особое внимание на производственную базу подрядчиков, квалификацию персонала и опыт работы в области, на которую объявлен аукцион.

- Это понятно и логично, но когда же это будет внедряться в жизнь ?

- Сегодня эта тема обсуждается не только на уровне регионов, но и на федеральном. Ведь здесь должен работать именно федеральный закон. Предложения со стороны республики направлены, эта тема неоднократно обсуждалась с федеральными чиновниками. Думаю, в ближайшее время что-то должно поменяться.

- Республика сейчас выправляет ситуацию по обманутым дольщикам. Объекты переданы другим застройщикам. Они справляются ?

- Еще недавно, в начале 2012 года, в республике в соответствующем реестре значилось девять проблемных объектов долевого строительства жилья и 576 обманутых дольщиков. В ноябре 2012 года в Новочебоксарске был сдан в эксплуатацию дом по улице Советская, где получил жилье 201 человек. В июне 2013 года сданы два дома в Чебоксарах по ул.Чернышевского, где получили жилье 22 обманутых дольщика. Таким образом, сейчас в реестре - шесть проблемных объектов долевого строительства жилья и 353 обманутых дольщика.

К сентябрю этого года планируется сдать дом в Новочебоксарске, к концу года планируется сдать дом по улице Урожайная и первую блок-секцию дома по улице Эльгера в Чебоксарах.

Остаются два проблемных объекта: по пр. Тракторостроителей и 9-й Пятилетки в Чебоксарах. Сегодня там введено конкурсное производство, планируется объявление торгов на продажу. Думаю, мы подыщем ответственного инвестора, который завершит строительство в будущем году.

Россия. ПФО > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 8 августа 2013 > № 870448 Олег Марков


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 8 августа 2013 > № 870003 Павел Самиев

Рейтинговые агентства зачастую владеют панорамным видением ситуации в стране, поскольку анализируют смежные рынки. О жизни в условиях замедляющейся экономики, мегарегуляторе, влиянии коррупционных и офшорных скандалов на кредитные организации и «надстройках», мешающих банкам жить, в интервью Bankir.Ru рассказал заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев.

- Павел, как вы оцениваете состояние российской экономики? И особенно интересно, как на фоне размышлений о стагнации, куда «вплывает российская экономика» (по ряду заявлений), выглядит банковский сектор? К чему нужно готовиться?

- Уже в конце зимы – начале весны 2013 года всем стало очевидно, что в России действительно складывается неблагоприятная экономическая ситуация, в том числе и для банков. Все показатели, которые демонстрировали позитивную динамику в первые несколько лет после кризиса, как оказалось, являлись только признаками восстановления, а ведь многие их принимали за начало нового роста. Делались громкие заявления, что уровень ВВП нашей страны может оказаться даже выше прогнозов, сделанных в 2009–2010 годах. Однако на самом деле такие оптимистичные утверждения не оправдались. Как мы видим, весь рост, фактически, ушел в потребительский сектор. В банках резко увеличился объем потребительского кредитования. Если говорить о бизнесе, то росло, прежде всего, кредитование предприятий торговли, и, что всегда характерно для нашей страны, показатели добывающих отраслей.

Но если проанализировать ситуацию глубже, то в большинстве случаев потребительский спрос стимулировал только импорт. В остальных отраслях промышленности, не связанных с торговлей и добычей полезных ископаемых, стагнация наблюдается довольно-таки давно: она началась еще в прошлом году. Никаких поводов для оптимизма сейчас нет. Другими словами, нет никаких оснований для того, чтобы экономика начала оживать в сложившихся условиях.

Сейчас дискуссия о стимулировании экономического роста, фактически, свелась к тому, что мегарегулятор должен взять на себя эту функцию, а коммерческие банки должны снижать ставки и больше кредитовать реальный сектор, причем дешево и активно.

В принципе, с этим можно согласиться, но действительно ли проблема только в банковском секторе? Мне в голову приходит следующее сравнение. Мы имеем дело с больным человеком на костылях и, прежде чем давать ему какие-то спортивные препараты, чтобы он пробежал марафон, необходимо его вылечить. Попытка сдвинуть отечественную экономику с места только за счет «революционного» смягчения, только через денежно-кредитную политику – малоэффективна и неправильна. В России искаженная структура экономики, очень слабые стимулы для предпринимательской деятельности и еще, плюс ко всему, неблагоприятный налоговый режим, особенно для предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ). Если в сложившихся условиях снизить ставку и расширить денежное предложение, то деньги пойдут на краткосрочные операции, что логично. Иначе говоря, опять кредитное предложение будет направлено в тот самый потребительский сектор, на расширение розничного кредитования и торговли, в основном импортом. И это не стимул для экономики.

- Другими словами, вы против того, чтобы снижать ставку рефинансирования в целях стимулирования российской экономики?

- Реформа денежно-кредитной политики не заключается только в снижении ставки. Это очень примитивный взгляд: вот ставку снизят, и экономика начнет развиваться. Кроме того, ставка рефинансирования не является у нас ни индикатором, ни главной базовой ставкой, которая определяет стоимость пассивов в банке. Ставка рефинансирования – фискальная, точнее, индикативная, но она не является основой для стоимости денег в экономике. Допустим, ставка по долгосрочным РЕПО – это действительно та ставка, которую можно снижать. Но само по себе это снижение, проведенное отдельно от других мер, не имеет никакого смысла. К ослаблению рубля также нужно относиться с осторожностью. В принципе, его стоимость на уровне 33–34 рублей за $1 является нормальной и соответствует параметрам нашего внешнеторгового баланса, стоимости нефти на рынке и т.д. При таком курсе наши экспорто- и импортозамещение реально получили бы стимулы. То, что происходит плавная девальвация, уже неплохо.

- Вам не кажется, что смена главы ЦБ в том виде, в котором она произошла, связана с желанием властей в том числе произвести ослабление рубля?

- Возможно, хотя это не настолько глобальный фактор для смены руководства, конечно. И меры должны проводиться в комплексе: необходима другая валютная политика, новый налоговый режим. В принципе, сейчас уже идет речь о реформах в данном направлении, хотя бы в отношении малого бизнеса. Проведение системных институциональных и структурных реформ очень важно для нашей страны. Такие шаги очевидны, все об этом говорят, но реально по-прежнему ничего не происходит.

Вот только что в Китае приняли программу стимулирования экономики, там все разумно, и аналогично нужно делать и у нас. Но мы лучше будем всем рассказывать, что у нас «тихая гавань», хотя это уже «тихое болото», скорее.

Когда в комплексе реализуются все меры, вот тогда расширение денежного предложения, в том числе снижение ставки, может также сыграть свою роль. Например, снижение ставок РЕПО. Такой шаг станет дополнительным катализатором, который на фоне других реформ действительно простимулирует кредитование. Но применяемый отдельно, без других мер, он приведет только к спекуляции и еще большему дисбалансу и в кредитном секторе, и в экономике.

Как все уже видели в период кризиса, когда нет возможностей, когда спрос со стороны экономики на кредиты либо некачественный, либо отсутствует во многих отраслях, то банкам ничего не остается, как при увеличении денежного предложения пускать лишнюю ликвидность на спекуляции. Это логично, продиктовано законами экономического выживания, и здесь обвинять банки бессмысленно.

Меня всегда очень удивляли упреки в сторону финансовых организаций. Например, в кризис банки обвиняли в том, что, после того, как им дали «дешевые» деньги, они, вместо кредитования экономики, направили их на валютный рынок. Интересно, а как в тот момент нужно было действовать? Если бы тогда банки направили деньги в экономику, то они просто увеличили бы количество стрессовых активов, то есть выдали бы кредиты тем, кто реально не сможет расплачиваться рано или поздно. И вот именно этот шаг серьезно бы усугубил финансовую устойчивость, и они бы «подставили» и регулятор, и вкладчиков, и инвесторов, то есть всех. А затем государству пришлось бы эти плохие активы выкупать или как-то еще с ними разбираться. Итак, они сыграли на валюте, может быть, это было не очень этично, но иного разумного выхода не было. По крайней мере, убытки от других операций были закрыты валютной прибылью. Но и сейчас, если стимулировать экономику России исключительно методами снижения валютной ставки, можно получить то же самое. Если цель заключается в том, чтобы дать банкам краткосрочно заработать на спекулятивных операциях, то так и следует поступить. А если целью является стимулирование экономики, то без других мер, которые относятся к макроэкономике, фискальной и промышленной политике, это невозможно.

И еще: нельзя перегружать задачами мегарегулятор. Он не может взять на себя все функции правительства в сфере экономики – одновременно и инфляцию, и валютный курс, и платежные системы, и экономический рост, и занятость, и регулирование финансового рынка, и работу фондового рынка. Простите, а чем будет заниматься правительство, министерства? Они за экономический рост перестали отвечать? Необходима, прежде всего, другая экономическая политика от правительства, тогда экономика может сдвинуться с мертвой точки.

- Для того, чтобы достичь этой здоровой цели, необходимы меры, эффект от которых экономика ощутит только через несколько лет, получается?

- Я бы не сказал, что так долго. Мне кажется, что эффект проявится уже через полгода или девять месяцев – это достаточно быстрая реакция. Мы все были свидетелями того, как быстро проявился негативный результат повышения налогов, которое произошло в начале 2013 года. Заключался он в резком падении рентабельности малого и среднего бизнеса. В первом квартале, после нововведений, налоговые поступления увеличились за счет крупных налогоплательщиков, а уже через два квартала начали снижаться, поскольку предприятия стали «уходить в тень», закрываться, банкротиться и т.д.

А еще один эффект от данного шага ощущался том, что очень резко усилился отток капитала. Но все эти последствия проявились уже через полгода. Да, негативные последствия проявляются быстрее, чем позитивные: ломать – не строить. Но если позитивные для экономики сдвиги осуществлять комплексно, то год для созревания первых результатов – вполне оптимальный период.

Кстати, хочу немного акцентировать внимание на том, что отток капитала также является показательным индикатором. Он свидетельствует, что избыточная ликвидность, которая создается в экономике, не востребована внутри государства не потому, что у нас нет проектов, а потому, что люди, фонды, финансовые институты, которые имеют такие возможности, не хотят вкладывать куда-либо свои средства по причине, никак не связанной с дороговизной кредита. Они владеют средствами не кредитными, а заработанными внутри экономики, но предпочитают их не вкладывать в проекты внутри страны. Причина такого положения давно известна: плохой инвестиционный климат, несовершенства налоговой системы и т.д. Именно поэтому, даже если бы кредитная ставка была существенно ниже, то от оттока капитала это бы не спасло, а скорее увеличило его. А именно эти деньги нужны как инвестиции, на них должны реализовываться новые проекты.

- Каким образом будет трансформироваться российский банковский рынок под воздействием неблагоприятной внешней среды? По вашим оценкам, насколько сократится объем потребительского кредитования (в этом году, как свидетельствуют эксперты, его объемы уже не те, что в прошлом году)? Увеличится ли корпоративное кредитование? И возрастет ли доля МСБ?

- Наш прогноз на этот год достаточно умеренный. Конечно же, активы банков вырастут. Очевидно, что даже при каких-то неблагоприятных изменениях во втором полугодии по его результатам к концу года все равно будет прирост. Предварительно можно сказать, что, согласно нашим прогнозам, банковский сектор вырастет на 15–20%. Как видите, развитие выше уровня инфляции практически гарантировано. Что станет источниками роста? Очевидно, что даже несмотря на торможение потребительского кредитования, спрос в этой области все равно обеспечит банки прибылью и в этом году.

- Торможение спроса в области потребительского кредитования происходит по объективным причинам?

- Да, это нормальный процесс, ведь отчасти произошло насыщеннее того отложенного спроса, который фиксировался в кризис. Одновременно с этим ЦБ РФ ужесточил требования к кредитным организациям и дал совершенно четко понять, что дальнейший рост такими темпами, как он происходил в 2010–2012 годах, нежелателен. С другой стороны, многие банки и сами ужесточили требования к заемщикам, проанализировав свой портфель, отметив увеличение просроченной заложенности и т.д. База неохваченных заемщиков становится все меньше, уже начался процесс, когда каждый следующий заемщик хуже, чем средний состав портфеля банков и т.д. Спрос сам по себе несколько иссякает, поскольку эффект такого роста потребительского кредитования был продиктован в том числе посткризисным восстановлением. То, что потребительская активность в данный момент падает, явление нормальное. Если бы она и дальше расширялась, то пропорция бы еще сильнее увеличивалась, и здесь мог бы появиться «пузырь».

Кроме того, потребительская активность в нашей стране стимулирует, прежде всего, импорт, в то время как во многих странах со здоровой экономикой аналогичное явление способно простимулировать собственный экономический рост. В их ситуации получается, что пусть через «пузырь», через рост инфляции, но такое явление способно увеличить ВВП страны. Однако в России такого эффекта практически не наблюдается, потому что в кредит население покупает в массовом порядке импортные товары, в основном. Соответственно, то, что наметившийся «пузырь» начал «сдуваться» – это хорошо.

В принципе, темпы прироста в сегменте потребительского кредитования сократятся и составят по итогам 2013 года «всего» 25–30%. На 2014 год прогноз еще более скромный – около 20%. Но торможение в этом сегменте – нормальный процесс, подчеркиваю. Я бы, кстати, не стал абсолютизировать риск бесконтрольного роста потребительского кредитования для устойчивости банковского системы. На сложившуюся ситуацию нужно смотреть глубже: такая активность потребительского кредитования ничего не дает нашей экономике для роста, и поэтому это плохо.

А вот риски потери устойчивости в связи с этим немного преувеличены, поскольку платежная дисциплина у физических лиц, даже в случае кризиса, шока на рынке, не сильно упадет. Как мы видели в период кризиса, главной задачей, которую поставило государство перед бизнесом, стало поддержание через разные механизмы среднего класса. А именно здесь сосредоточена большая часть заемщиков, оформивших потребительские кредиты. Благодаря мерам по сохранению рабочих мест, поддержанию занятости в моногородах, обеспечению всех социальных выплат, даже в самую острую фазу кризиса просрочка по физическим лицам, как показывают исторические данные, не увеличивалась такими разрушительными темпами, как ожидалось. Увеличение происходило очень небольшое и не скачкообразным образом, а плавно. В самый пик кризиса просрочка была умеренная, а затем снова начала падать. И сейчас просрочка по физическим лицам самая низкая среди всех сегментов – чуть более 4% по РСБУ (только просроченный платеж) и около 10% по МСФО (включая «тело» долга с просрочкой). Со временем, когда портфель будет «стареть», просрочка постепенно увеличится.

Однако исторические данные свидетельствуют, что в кризис серьезно ухудшается просрочка у юридических лиц – представителей среднего бизнеса. Более того, предприятия еще и сознательно этим пользуются, потому что у них переговорная позиция по отношению к банку более сильная. А крупные компании буквально могут «выкручивать руки» банку, требуя для себя пролонгации, реструктуризации и т.д., шантажируя невозвратом.

По малому бизнесу ситуация по просрочке схожа с той, что у физических лиц складывается. Вот поэтому честной просрочкой в отчетности кредитных организаций можно назвать только ту, что указана в отношении физических лиц и предприятий малого бизнеса. В кризис она увеличивается, но не радикально. А вот просрочку по корпоративу честной назвать нельзя, поскольку в отчетности она «не видна», скрыта в различных видах пролонгации, реструктуризации и т.д. И банк вынужден идти на подобный шаг. Соответственно, основной риск в кризис заключается не в том, что платежеспособность потеряют банки, работающие с розницей, а в том, что корпоративные участники банковского рынка из-за поведения своих партнеров потеряют устойчивость. Кстати, если проанализировать примеры, которыми снабдил нас кризис, то в первую его половину «попадали» банки, которые активно работали на фондовом рынке, а во вторую – речь шла уже о Межпромбанке, Петрофф банке и ряде других – проблемы у этих организаций были целиком связаны с корпоративным портфелем, причем зачастую он был аффилирован. Никакого отношения к розничным рискам это не имеет. Сейчас аналогичная ситуация.

- Получается, что мы находимся не в «одномоментном» кризисе, а каком-то длинном, «размазанном».

- Да, «размазанном». Самое неприятное – это конечно то, что неопределенность долго продолжается. Причем чем дольше это продолжается, тем меньше каких-либо действий производится в этом плане. Но я хочу подчеркнуть, что не имею в виду Центробанк. Как раз все необходимое со стороны Банка России осуществляется: банковский рынок поддерживается регулятором весьма эффективно. Нужно понимать, что регулятор не может и не должен «заставлять» банки держать какую-то определенную ставку по кредитам. Возможно, не стоит торопиться с Базелем-3 прямо сейчас, правда это отдельная тема. Но все, что делалось до сих пор, в том числе и проведение антикризисных мер, было грамотным. Вопросы к другим ведомствам и регуляторам направлять нужно.

- Вы имеете в виду действия Минфина?

- В том числе и Минфина. Вот, кстати, сложилось впечатление, что в кризис мы потратили на поддержку банковского рынка значительную часть наших резервных фондов, и именно это спасло банки, фактически, за счет «народного достояния». На самом деле – ничего подобного! Банковский рынок был поддержан беззалоговыми кредитами исключительно на возвратной, платной основе. Другими словами, это были не деньги налогоплательщиков, не бюджетные деньги, и не деньги резервных фондов, Банк России выдавал кредиты на возвратной основе и под процентную ставку. А то, что три банка не смогли вернуть средства вовремя – другой вопрос, касающийся кредитного риска. И это нормальная ситуация, ничего страшного в этом нет. Так куда же в таком случае были пущены деньги из накопленных на черный день «кубышек»? На попытку поддержать наш фондовый рынок. Был ли от этого эффект? Нет. Немного странная ситуация сложилась с валютными интервенциями: сначала курс зачем-то сдерживали, а первые лица страны обещали, что девальвации не будет, а потом резко отпустили и случилась та самая девальвация.

Сейчас же ситуация действительно неприятна тем, что долго продолжается неопределенность, и никто не понимает, чего ожидать. И чем дальше так продолжается, чем ситуация становится хуже. Чем дольше длится эта неопределенность, тем все ожидают все более мрачного исхода. У ЦБ РФ при этом есть все инструменты, чтобы в случае шока поддержать. Но ведь вопрос не в том, есть ли у нас ресурсы на случай «черного дня», а в том, что делать, чтобы его вообще избежать. Как плавно выбраться из сложившейся ситуации? И вот это вопрос уже не к Банку России, а к правительству.

- В связи с последними событиями на банковском рынке хотелось бы задать вопрос о том, как способен повлиять коррупционный скандал на рейтинг банка? Вы рейтинговали Росбанк? Вообще, «Эксперт РА» отслеживал ситуацию вокруг этой кредитной организации?

- Росбанк у нас не рейтинговался. Конечно же, мы отслеживаем ситуацию, мы делаем много аналитики по рынку, где в ряде сегментов Росбанк очень хорошо представлен. По ряду признаков эту кредитную организацию даже можно отнести к системообразующим, хотя официального признания такого статуса нет. Ситуация, которая произошла, очень неприятная. Я не могу давать каких-то оценок здесь – кто прав, кто виноват, какая на самом деле сложилась ситуация. Если бы мы рейтинговали Росбанк, то, безусловно, рассмотрели бы вопрос о том, как на имидж банка может повлиять такой случай.

- Я и не прошу вас давать каких-то окончательных оценок. Мне интересно, как сам факт коррупционного скандала способен сказаться на рейтинге кредитной организации.

- Скандал, безусловно, влияет на имидж. Если бы мы отслеживали ситуацию, то рассмотрели бы вопрос о том, может ли из-за подобного случая банк потерять каких-то клиентов. Как такое происшествие скажется на репутации кредитной организации среди корпоративных клиентов? Насколько ослабляет подобный скандал конкурентную позицию банка на рынке? И т.д.

В нашей практике были случаи других скандалов, когда, например, в банк приходили правоохранительные органы на основании претензий клиента к каким-то менеджерам. Или же банк попадал в какой-то «черный список», информация об этом просачивалась в прессу, и начинался массовый отток вкладчиков. В подобных случаях мы отслеживали имиджевый эффект. Если ситуация говорила о том, что начинался отток клиентской базы, «плыли» нормативы, в том числе и по отношению к ликвидности, «отваливались» крупные клиенты, у банка резко менялись показатели, то в таком случае мы принимали решение по снижению рейтинга банка в целом или по снижению его прогноза. С другой стороны, если мы видели, что, несмотря на сгустившиеся тучи, все стабильно, несмотря на негативные публикации, клиенты никак не реагируют, значит все нормально. Однако если банку или кому-то из руководства предъявлено обвинение, конкретные претензии выявлены, обоснованы и доказаны, если проверка ЦБ РФ выявила существенные нарушения, то это сразу является основанием для снижения рейтинга кредитной организации. В случае Росбанка мне говорить сложно, но, по большому счету, момент очень неприятный. Однако у меня создалось впечатление, что сам банк из-за этого финансовой устойчивости не утратил. Грубо говоря, все сделали вывод, что это «такой акционер» оказался. Понятно, что это никак не повлияло на самого акционера, на его платежеспособность, да и банк, по-моему, сейчас работает в штатном режиме. Соответственно, вывод можно сделать такой: влияние имиджевое есть, но оно не критичное.

- Давайте обсудим еще одно событие весны, также интересное как прецедент. Как вы рейтингуете банки, связанные с офшорами. В целом, вы каким-то образом отслеживаете подобные взаимодействия? Как может сегодня повлиять на рейтинг банка его связь с Кипром или другими подобными юрисдикциями?

- Не секрет, что в России много банков, принадлежащих бенефициарам, находящимся в офшорах. Для присвоения рейтинга мы требуем той же степени раскрытия информации, что и ЦБ РФ, и нас, конечно же, интересует конечный бенефициар. Самый плохой случай в практике, когда конечных бенефициаров вообще невозможно найти. Но это редкая история: я могу припомнить всего два таких прецедента. Либо все «упирается» в какой-то ЗПИФ, и тогда банк имеет право не раскрывать информацию для Центробанка по закону. Либо речь идет об очень «туманном» варианте, когда конечным бенефициаром является конкретный гражданин Греции, Кипра или острова Мэн с греческой же фамилией и вроде бы всеми правами собственности, но все прекрасно понимают, что на самом деле владельцы – другие люди с российским гражданством и т.д. Когда нам показывают структуру, где в цепочке находится какая-то офшорная компания, но в конечном итоге за всем этим стоит конкретный человек, то нам понятна такая структура. Если же сразу видно, что нам показывают каких-то подставных лиц, то мы сильно снижаем оценку такой кредитной организации за прозрачность, за неясную структуру собственности, ставим отрицательный фактор за поддержку акционера. В совокупности у такой финансовой организации рейтинги будут на 1–2 уровня ниже, чем могли бы быть при прозрачной структуре собственности.

Но я должен подчеркнуть, что как раз в банковской сфере проблем гораздо меньше, чем в остальных видах бизнеса. Мы выставляем рейтинги и инвестиционным, и страховым компаниями, и многим другим. И в банках раскрытие информации по акционерам одно из самых прозрачных на рынке. А, допустим, в страховых компаниях структура собственности часто бывает более формальная, и даже ФСФР может не видеть конечного бенефициара. Мы требуем такое раскрытие информации, чтобы видеть конечного владельца – физическое лицо, а ФСФР достаточно видеть список юридических лиц – различных «ООО» для осуществления контроля за деятельностью организации. Я думаю, что требования к раскрытию в отношении страховых компаний будут также унифицированы в связи с переходом к мегарегулированию, и это правильно.

В общем-то, если банк связан с офшорной зоной, и при этом там начинаются проблемы, то на рейтинге кредитной организации такая ситуация сказывается негативно. Юниаструмбанк мы рейтингуем. Но это не тот случай, когда через офшор финансовой организацией владеют российские граждане. Это иностранный банк, который имеет «дочку» в России. Сейчас рейтинг Юниаструмбанка у нас находится на уровне «B++». Риск ситуации на Кипре сильно влияет на финансовое положение этого банка, что и находит отражение в нашем рейтинге. В своих позициях мы опираемся на то, что пока не будет решена проблема у акционера, а Юниаструмбанк сильно от него зависит, то пересмотр рейтинга в сторону повышения затруднителен. Мы ожидаем, как будет дальше развиваться ситуация.

- Целый ряд вопросов также касается новой системы регулирования банковской системы. Сегодня уже появились исследования о том, что до половины крупнейших банков (даже из топ-50) не удовлетворяют требованиям «Базеля-3» по капиталу. Как вы считаете, готова ли российская банковская система к введению новых стандартов?

- Для правильного ответа на этот вопрос нужно понимать два основных момента. Во-первых, любая жесткость законов, а в нашем случае стандартов и нормативов, как известно, компенсируется необязательностью их исполнения, либо наличием каких-то исключений. Во-вторых, наша система может быть готова к введению любых стандартов, но все зависит от того, как их внедрять. Здесь мы затрагиваем аспект сроков. И вот в соотношении двух координат отсчета – степени жесткости и сроков исполнения – можно искать ответ на вопрос, готова ли наша банковская система к такому шагу. Если внедрять Базель-3 прямо до конца года, при этом реально жестко отслеживать все коэффициенты рисков по всем их видам, как это предусматривает Базель-3, то я считаю, что банки к такому не готовы. Такое развитие событий ударит даже по сектору крупных частных банков. А игроки такого уровня занимают ключевую роль в кредитовании реального сектора, в том числе и потому, что они весьма активно ведут свою деятельность. Если же внедрение будет происходить постепенно, требования по достаточности капитала будут установлены такие же, как на Западе, но при этом будут делаться исключения (например, если банк сейчас немного не вписывается в нормативы, но нужно дать ему какой-то период на восстановление), то переход на Базель-3 вполне возможен. Аналогичная ситуация была с внедрением МСФО. Пессимисты говорили, что в связи с новыми стандартами международной отчетности многие банки покинут рынок. Однако практика показала обратное: если банки потом и уходили с рынка, то происходило это не из-за бухгалтерских нововведений. Этот случай продемонстрировал, что если жесткие требования внедрять аккуратно, постепенно и не делать резких движений, то все вполне реально и достижимо.

Соответственно, мне кажется, что внедрять Базель-3 в течение полутора лет с тем, чтобы посмотреть, что происходит в других странах, обнаружатся ли там какие-то нестыковки, потребуется ли оперативное вмешательство и т.д., это вполне нормальный процесс.

- Хотелось бы продолжить тему законодательных изменений. Как вы считаете, способен ли такой инструмент, как мотивированное суждение защитить от преднамеренного банкротства российские банки?

- Проблемы введения мотивированного суждения заключатся сразу в нескольких моментах. Во-первых, должна быть сохранена беспристрастность. Тот, кто выносит мотивированное суждение, причем все равно в какую сторону – в положительную или в отрицательную для банка – не должен иметь какой-либо заинтересованности. Во-вторых, решение человека основывается на какой-то логике, однако, она может быть ошибочной. Желательно, конечно, чтобы таких ситуаций не возникало. Однако в жизни можно столкнуться и с фактором, который не лежит на поверхности, который сложно вычислить, например, злой умысел акционеров, сложно выявляемое искажение отчетности и т.д. В этом случае нужно помнить, что мотивированное суждение, с одной стороны, призвано минимизировать какие-то моменты искажения.

С другой стороны, в случаях, когда на самом деле сложно выявить тот же злой умысел акционеров или менеджеров, нужно как-то минимизировать риски для специалиста, который это суждение вынес. Нужно так простроить систему ответственности за вынесенное мотивированное суждение, чтобы потом не было неоправданных обвинений. Разумеется, когда ошибка была совершена сознательно лицом, выносившим мотивированное суждение, либо решение было принято в личных интересах, то подобное должно со всей строгостью наказываться. Однако если мотивированное суждение оказалось ошибочным просто как гипотеза, то за подобную ситуацию ответственности человек нести не должен. Именно в таких тонкостях кроется сложность применения такого инструмента, как мотивированное суждение.

- Вас послушать, так в нем скрыто столько бюрократических «но»...

- Так это сложный вопрос и есть. Ситуация в том, что мы повсеместно пытаемся бороться с человеческим фактором, а такой инструмент, как мотивированное суждение, как раз его и вносит, со всеми его плюсами и минусами. Допустим, у банка зафиксирован искажающий фактор в сфере отчетности. Мотивированное суждение как инструмент в таких случаях нужно, чтобы его нивелировать. Но при этом необходима и страховочная система, которая бы не допускала, чтобы мотивированное суждение внесло еще больше искажающих факторов. При этом специалист, выносящий мотивированное суждение, должен не бояться делать свою работу: он должен выносить суждения обоснованно, добросовестно, корректно и без страха.

Я считаю, что в связи со всеми этими особенностями, мотивированное суждение как инструмент должно применяться ограничено, только в тех случаях, когда отчетность не показывает объективную ситуацию, не срабатывает риск-менеджмент почему-то и т.д. В мире вопрос применения мотивированного суждения до сих пор остается сложным. Таким образом, мой ответ на вопрос, нужно ли применять мотивированное суждение, звучит так: скорее да, чем нет, но очень аккуратно.

- Что изменится на банковском рынке в связи с появлением мегарегулятора? Как повлияет на финансовую сферу в целом появление такого ведомства? Вы делали какие-то прогнозы?

- Мы подробно изучали этот вопрос на опыте других стран. В целом, мы весьма детально анализируем финансовые рынки и нефинансовые тоже. Мировой опыт свидетельствует, что явной какой-то зависимости эффективности регулирования от наличия или отсутствия мегарегулятора на рынке нет. В конце 2009 года, еще до начала этой дискуссии, в разгар кризиса мы исследовали влияние глубины и жесткости кризиса и связи его с тем, есть ли какая-то взаимосвязь с форматом регулирования. Другими словами, действуют ли на рынке данной страны отдельные регуляторы, или внедрены ли там новые правила Базеля-2 и т.д. Выяснилось, что реальной связи с форматом регулирования никакой нет. Страны с разными форматами регулирования попадали в разные по жесткости стадии кризиса и по-разному выходили из него. Аналогичные результаты показал и анализ действующих стандартов: какой Базель действует на рынке, было не важно, поскольку все по-разному проходили кризисные годы.

- Так от чего же зависит на самом деле эффективность рынка? От качества самого регулирования?

- Да, во-первых, от качества регулирования, а не от его формата или уровня надзора. Во-вторых, от прозрачности отчетности самого рынка. Чем выше степень прозрачности, тем лучше. В-третьих, чем меньше вокруг банковского рынка финансовых «надстроек», тем лучше и проще. Как в России, так и на Западе вокруг банковского рынка есть большие «надстройки», при этом во многих развивающихся странах таких надстроек нет. На Западе это так называемый «shadow banking» – теневой рынок, то есть, помимо квазибанков и всяких фондов, которые непонятно, чем занимаются, как оценивают свои риски, функционирует еще и огромный пласт производственных инструментов.

Ярким примером здесь может быть судьба страховой компании AIG. Почему она получила такие проблемы в кризис? Дело в том, что, как выяснилось, AIG превратилась в инвестиционный банк, точнее, инвестиционный фонд, да еще почти весь «теневой», но при этом для регулятора продолжала быть страховой компанией. Менеджмент компании начал вкладываться в инновационные инструменты, страховали большой объем кредитных и финансовых рисков, то есть они вошли в ту зону, которой страховая компания не занимается в принципе. И сложилась ситуация, оказавшаяся вне понимания регулятора даже в США. Вот результат функционирования «надстройки». А в Бразилии, к примеру, такой большой надстройки не было на финансовом рынке, ситуация была прозрачная и понятная, поэтому и последствий таких не было.

В России своя специфика: «надстройка» у нас по-другому выглядит. У нас теневого банкинга нет. А проблемы все заключаются в том, что вокруг банка сосредотачивается большое количество нефинансовых компаний – девелоперов, строителей, промышленных организаций, которые банк обслуживает. В результате у нас самая высокая степень кэптивности банковской системы в мире среди крупных развитых стран. Периодически возникают дискуссии на этот счет. Почему это можно назвать ключевым моментом, описывающим ситуацию в нашей банковской системе?

Допустим, на рынке существуют банки А и Б. У банка А много аффилированных промышленных, торговых и строительных активов. У банка Б также свои активы. Если бы банк А кредитовал активы банка Б и наоборот, то в такой системе мог бы функционировать здоровый и эффективный риск-менеджмент, нормальная оценка и адекватный контроль. Правильная оценка была бы заложена в ставку, предлагалось бы нормальное обеспечение по кредитам, в том числе залоговое и т.д. Происходил бы постоянный мониторинг финансового состояния заемщиков, более прозрачной была бы такая ситуация и для регулятора. В самой финансово-промышленной группе не было бы «замыкания» денежного потока на своих компаниях и т.д. А от этого риск всей системы снизился бы. Однако у российских банков все с точностью до наоборот. К примеру, что случилось в Петрофф банке? Банк кредитовал собственные активы, то есть акционера. Межпромбанк, кстати, тоже кредитовал в основном аффилированные компании. Пока кредитование собственных активов идет за счет того, что на счетах избыточная ликвидность от своих же активов (прибыльный бизнес ведут заводы, предприятия и т.д.), то это не страшно. А вот когда появляется внешний кредитор, когда пассивы в банк поступают извне, то система разрушается и наносит урон вкладчикам, держателям облигаций т.д. Другими словами, такие организации, как Петрофф банк и Межпромбанк оказались открытыми только в пассивах, а активы продолжали кредитовать свои. И когда возникает ситуация с тем, что один из заводов или бизнесов акционера перестает быть прибыльными и снабжать банк избыточной ликвидностью, то сам банк ради спасения предприятий акционера первым приносится в жертву. В таких ситуациях первым банкротят именно банк, спасая другие активы. И в этом заключается российская особенность «надстройки» над банковской системой. У нас не «shadow banking», а огромный массив финансово-промышленных групп, большая концентрация активов и высокая степень кэптивности, и это плохо, потому что стимулирует отсутствие настоящего риск-менеджмента. Если такой банк начинает привлекать пассивы извне, то все риски за неэффективный бизнес акционера перекладываются на тех, кто дает деньги банку. А в случае ухудшения ситуации, акционер жертвует именно банком, а не другими своими предприятиями. В результате пострадавшими становятся вкладчики и кредиторы банка.

Идея создания мегарегулятора заключается в том, что только он может увидеть комплексно все риски, которые создает финансовый рынок России внутри себя. Важно, что такая серьезная структура сможет отслеживать движение средств внутри финансовых групп, их вложения в ценные бумаги, видеть схемы работы с аффилированными банками. Это во многом будет содействовать оздоровлению и повышению прозрачности финансового рынка. Однако ключевой риск, который связан с «надстройкой», что я описал, с кэптивностью банков, создание мегарегулятора не снимает, поскольку никаких дополнительных условий в отношении нефинансовых активов не вводит.

В целом же, опираясь на наши исследования, я не могу сказать, правильное или неправильное решение было принято по созданию мегарегулятора. Четкой исторической практики здесь нет. Ответ на вопрос заключается в эффективности самого надзора, а не в типе его оформления.

- Давайте теперь отвлечемся от банковской тематики. «Эксперт РА» также проводит анализ страхового рынка. Насколько сильно, по вашему мнению, ухудшиться ситуация у страховщиков в связи с повышением выплат по ОСАГО (как известно, подобный закон уже прошел первое чтение в Госдуме)?

- Про страховой рынок я могу рассказывать очень долго, тем более что ситуация там действительно очень сложная. Последние полгода я отмечаю, что практически все госорганы, связанные с ним, начиная с ФСФР и заканчивая министерствами, которые к страховому рынку имеют косвенное отношение, заявили о своей негативной оценке деятельности страховых компаний. В данном недовольстве выражена и объективная и субъективная сторона вопроса. В связи с тем, что страховой рынок в России менее прозрачный, чем банковский, там действительно наблюдаются моменты, которые банки давно уже прошли. Я имею в виду и мощный демпинг, и неразбериху с посредниками, большие расходы, общую неэффективность – в общем, целый пласт проблем. Действительно, акционеры многих страховых компаний не видят себя на рынке через 3–4 года, и они работают для того, чтобы сейчас «все собрать» и сбежать. Постепенно таких компаний остается все меньше, что хорошо, но до конца этот негативный подход не изжит пока. Ко всему этому добавляется еще и то, что рынок страховой очень неоднородный. Одни компании проводят очень качественный риск-менеджмент, качественное управление организуют, а другие – такое ощущение, что «застряли» и 90-х годах прошлого века. В совокупности все это привело к тому, что рынок, действительно, со стороны выглядит очень неблагоприятно. Хочу также напомнить, что к страховым компаниям во всем мире отношение сложное, поскольку, в отличие от банка, их обязательство перед клиентом неоднозначное. Споры о составе и определении «страхового случая» ведутся постоянно. Если компания не платит, а клиент считает, что он обижен необоснованно, то он начинает жаловаться. И вот сейчас коэффициент подобных обращений граждан за защитой стал очень высоким. С одной стороны, ряд жалоб можно назвать объективным, когда компания реально занижает выплаты, отказывает необоснованно в исполнении своих обязательств, всех сразу отправляет в суд и никому никаких денег не платит.

Это один случай. Но, с другой стороны, бывают случаи, когда клиент просто искренне уверен, что прав, но на самом деле это не так. Бывают ситуации и хуже, когда клиент знает, что он не прав, но все равно подает жалобу, чтобы «отбить страховку». В таких вариантах, если человек внес 30 тыс. рублей страховых взносов, то считает, что должен получить с компании как минимум 40–50 тыс. рублей, то есть «отбить страховку» с прибылью. Но на самом деле страхование же работает по-другому. Клиент вносит 30 тыс. рублей, и если происходит негативное событие, то он получит 600 тыс. рублей, а если нет, то он, таким образом, гарантировал свое собственное спокойствие.

Но есть и реальная проблема с занижением выплат страховых компаний на рынке. Сначала были скандалы, связанные с КАСКО. Компания РОСТРА, реально работавшая на рынке, занимавшая 14–15 места по взносам, превратилась в пирамиду. Уже за три года до того, как они рухнули, была понятна система их работы. Мы ставили им очень низкий рейтинг, предупреждали регулятора о том, что все идет к дефолту, предупреждали и Российскую страховую ассоциацию (РСА), но никто не слушал. В оправдание нам говорили: «Ну, они же исполняют регулятивные требования». В итоге, компания рухнула, сейчас находится на санации, ею занимается РСА. Был еще скандал со страхованием сельхозпроизводителей и много других случаев. В общем-то, в совокупности все это и настроило негативно органы власти в отношении страхового рынка. Разумеется, так долго продолжаться действительно не может, поскольку ситуация создалась неравновесная: какие-то компании действительно нужно убирать с рынка, это будет правильным, особенно учитывая, что в ряде компаний «дыра» в активах, и мегарегулятор должен произвести чистку этого рынка, но ряд игроков вполне состоятелен и надежен, и здесь нужно быть аккуратными.

- Ну а если перейти к сути вопроса, как вы относитесь к ситуации с ОСАГО?

- Конечно, это удар для рынка. Заниматься ОСАГО пока прибыльно, но далее ситуация может измениться. Учитывая, что выплаты повысятся в два раза, можно ожидать уход с рынка ряда компаний. Это может спровоцировать кризис на рынке, а при всей его критике именно благодаря ОСАГО теперь нет разборок на дороге. По-моему, нужно пересмотреть такую позицию.

- Вы производите и оценку рынка факторинга в России. Расскажите, пожалуйста, о последних тенденциях в этой сфере бизнеса.

- Факторинговый рынок показывает весьма хорошую динамику. Он вырос в прошлом году более чем в полтора раза; правда, в основном за счет крупнейшего участника – компании «ВТБ Факторинг». Тем не менее, факторинг, торговое финансирование, таможенные гарантии – вот сегменты, которые и в этом году покажут существенный прирост.

Это, кстати, снова отражение трендов в нашей экономике: роста торговли при стагнации производства.

Впрочем, факторинг все же не просто увеличивает обороты, но растет качественно: во-первых, технологически, во-вторых – увеличивается доля безрегрессного факторинга (когда все риски берет на себя именно фактор). Ну и конечно, конкуренция на рынке жесткая, что заставляет оптимизировать процессы и снижать ставки.

Наталия Трушина, Bankir.Ru

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 8 августа 2013 > № 870003 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 25 июля 2013 > № 863775 Андрей Мельников

Возможна ли девальвация рубля, какими могут быть последствия повышения страхового возмещения, когда начнут расти ставки по вкладам, станут ли застрахованными металлические счета, в интервью Bankir.Ru рассказал заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников.

- Андрей Геннадьевич, какие вклады, на какую сумму и срок сейчас чаще всего открываются?

- Это рублевые вклады на срок свыше одного года в диапазоне от 400 тыс. до 700 тыс. рублей. В конкретных цифрах это звучит следующим образом. Доля рублевых вкладов в банковской системе превышает 82% (по состоянию на 1 апреля 2013 года). Доля вкладов, открытых на срок от одного года, составляет 61,5%. И наконец, если говорить о размере вкладов, то в первом квартале этого года было открыто 140 тыс. новых депозитов на сумму от 400 до 700 тыс. рублей.

- Рублевые вклады превалировали и превалируют. Насколько это осмотрительно со стороны вкладчика, если учитывать возможность девальвации рубля, например?

- Каждый решает этот вопрос для себя сам. Решает так, как ему удобно. Если посмотреть на макроэкономические факторы, то причин для девальвации рубля с точки зрения нашего платежного баланса сейчас нет.

Вполне возможно, что сложившаяся на рынке ситуация (ослабление рубля) в большей степени носит краткосрочный и спекулятивный характер. К тому же есть определенные сезонные колебания, когда рубль традиционно ослабляется или усиливается.

Одно время цены на нефть снижались. Возможно, с нашего рынка ушла часть капитала, о чем свидетельствуют котировки на фондовом рынке. Сейчас нефть снова начинает расти в цене, и я уверен, акции и облигации компаний сырьевого сектора начнут пользоваться большей популярностью, а это значит, что, скорее всего, рубль на каком-то промежутке времени снова начнет укрепляться.

Как я уже говорил, 82% рынка вкладов занимают именно рублевые депозиты. Это значит, подавляющему большинству населения удобно хранить деньги в российской валюте, которой они доверяют.

- Какие тенденции на рынке мультивалютных вкладов?

- Мы видим, что со стороны граждан большого спроса на них нет. Мультивалютные вклады могли бы быть более востребованными, если бы колебания курсов валют были бы слишком большими.

- Рынок вкладов остается консервативным рынком для неквалифицированных инвесторов?

- Конечно.

- Сейчас у населения преобладает сберегательное поведение?

- У разных групп населения – разное поведение в отношении личного бюджетного планирования. Оно связано с доходами, а также возрастом человека.

Например, потребительская стратегия преобладает в группе от 20 до 35 лет. В этом возрасте человеку хочется купить квартиру, машину, путешествовать и т.д. Начиная с 45 лет происходит переход к сберегательной стратегии.

- С начала года ставки по депозитам падают. Но, видимо, это пока не отразилось на поведении вкладчиков?

- Пока не отразилось. Ставки упали всего на 0,5–0,7%. Это очень медленный нисходящий тренд.

- Что это означает? Что у банков нет проблем с фондированием?

- Есть несколько факторов, которые разгоняли раньше процентные ставки по вкладам. Это спрос на ликвидность со стороны крупнейших банков и готовность платить за дорогие ресурсы со стороны банков, которые активно развивают розничное кредитование.

Банкам-монолайнерам ресурсы были нужны всегда, поэтому они готовы были переплачивать, разгоняя тем самым уровень ставок в системе. Ставки по депозитам они «отбивают» достаточно высокими ставками по кредитам. Однако с начала этого года требования к учету рисков монолайнеров со стороны надзорного органа ужесточились, и эти банки больше не могут двигаться вперед такими же быстрыми темпами, как раньше. Соответственно, с их стороны спрос на депозиты уменьшился. Это один из факторов, который привел к тому, что ставки пошли вниз.

Есть еще один существенный фактор. Население активно размещает свои сбережения в банковской системе, при этом нельзя сказать, что спрос на деньги со стороны банков растет такими же быстрыми темпами. Эту ситуацию можно корректировать процентными ставками, что медленно и происходит. И также медленно, я думаю, будет происходить в дальнейшем.

- Какая сейчас средняя ставка по вкладам?

- Если оценивать ставки в ста крупнейших розничных банках, то в сотне крупнейших розничных банков средняя ставка по годовым вкладам превышает 9%.

- Могут ставки начать повышаться?

- Это будет зависеть от состояния ликвидности в экономике. Если вдруг нефть начнет существенно дешеветь, то это окажет заметное и негативное влияние. А если к тому же для нас снова начнут закрываться внешние финансовые рынки, то ситуация для российских банков станет совсем некомфортной. По этим причинам ставки снова могут начать расти.

Но это некий гипотетический сценарий, который мы проходили два года назад. Повторится он или нет, сказать сложно. Пока серьезных предпосылок для этого я не вижу. Думаю, нам предстоит достаточно спокойный год.

- Ставки по кредитам должны снижаться тоже?

- Они будут снижаться, но, скорее всего, с более заметным лагом. Сначала банки будут испытывать комфортное ощущение от увеличения доходности по операциям, а потом станут включаться конкурентные рычаги, в итоге общий уровень ставок по кредитам начнет снижаться. Временной лаг может составить от трех до четырех месяцев. Корректировка будет относительно незаметной. Если пассивы стали дешевле на 0,5%, то на фоне ставок по кредитам в 25% их удешевление на 0,5% будет несильно заметно.

- Крупнейшие игроки должны дать сигнал рынку о снижении ставок?

- Конечно. Хотя это зависит и от политики каждого конкретного банка.

- Есть ли тесная взаимосвязь между рынком кредитования и вкладов? Например, сейчас темпы розничного кредитования замедляются. Отразится ли это на рынке вкладов? Или он все-таки как-то автономно существует?

- Я думаю, что рынки вкладов и розничного кредитования – это не совсем сообщающиеся сосуды, потому что у них совершенно разные клиенты. То есть одни люди делают накопления, другие – берут кредиты.

- Рынок сберегательных сертификатов растет хорошими темпами. Это опасная тенденция, учитывая то, что средства, размещенные на предъявительских сертификатах, не застрахованы?

- Если банк имеет банковскую лицензию, то он имеет право выпускать некоторые продукты на рынке. Захочет ли человек покупать этот продукт – выбор конкретного потребителя, и никаких советов здесь быть не может.

- Сберегательные сертификаты на предъявителя изначально стал предлагать Сбербанк. Сейчас этот продукт по-прежнему предлагают только крупные банки или небольшие тоже?

- На этом рынке полтора десятка игроков. Будет ли их количество увеличиваться, сказать сложно. Пока есть тенденция незначительного роста числа банков, которые выпускают сберегательные сертификаты.

- Ставки по сберегательным сертификатам на предъявителя ненамного опережают депозитные – буквально на 1%. Зачем рисковать, использовать такой сберегательный сертификат, если человек может спокойно открыть вклад, все средства на котором будут застрахованы.

- Если вкладчик считает, что с банком Х ничего не произойдет, то почему бы ему не получить дополнительный процент доходности?

- Наверное, только в Сбербанке можно покупать сберегательные сертификаты на предъявителя?

- Это ваш вывод.

- Обычно при выборе банка вкладчики учитывают только размер ставок по депозитам. В то же время банки, которые ведут слишком агрессивную политику, могут оказаться неустойчивыми. Как вы считаете, нужно ли как-то повышать ответственность вкладчиков, чтобы они разделяли риски банков, предлагающих повышенную доходность по депозитам?

- Если бы эту ответственность можно было повысить, то в мире тогда не было бы создано более 120 систем страхования вкладов.

Заставить человека с улицы понимать риски банка невозможно. Адекватно оценить эти риски может всего 1,5–2% населения. В мире не всегда даже ведомства, которые отвечают за регулирование, понимают риски банков, о чем свидетельствует мировой кризис 2007 года!

Для среднестатистического человека банк и правила его оценки являются «черным ящиком». Человек не понимает, как устроен банк. Система страхования вкладов уравнивает все банки для вкладчика по принципу надежности размещения там средств.

- Когда появится система дифференцированных взносов в фонд АСВ?

- Сейчас этот вопрос находится на рассмотрении в Госдуме.

- Какая шкала отчислений предусмотрена?

- Из максимальных ставок привлечения средств, которые предлагают банки, контролирующие треть рынка, будет выводиться среднее арифметическое. И этот показатель станет неким индикатором. Если какой-то банк превысит этот индикативный уровень на 2%, то он должен будет доплачивать к базовой ставке страховых взносов еще 40%. При превышении на 3% придется доплачивать уже 200%.

- Это запретительные уже условия получаются.

- Розничный бизнес некоторых банков может выдержать такие отчисления.

Мы проанализировали ситуацию и выяснили, что если бы эти меры применялись прямо сейчас, то они касались бы всего нескольких десятков банков с очень символическими отчислениями в систему страхования вкладов.

Новую модель расчетов нужно рассматривать не как систему, которая должна изменить ситуацию на рынке, а как меру, призванную предотвратить развитие усиленного роста ставок по вкладам. Это в большей степени некоторая профилактика, наверное.

- Говорят, микрофинансовые организации хотят создать некий аналог системы страхования вкладов.

- Они его создают добровольно и для себя.

- К АСВ это не имеет никакого отношения?

- Если бы они захотели войти под крыло АСВ, то сначала должны были бы стать маленькими банками, а у них все-таки иной профиль бизнеса.

Были прецеденты, когда тот или иной банк дополнительно страховал вклады в страховой компании. Как правило, это были аффилированные страховщики.

Я не думаю, что неаффилированная по отношению к МФО компания захочет страховать эти риски, а если захочет, то премия будет такой, что разрушит всю стратегию привлечения вкладов МФО.

Первые такие продукты уже появились, но не думаю, что они будут носить массовый характер.

- В такие МФО вкладчик может смело нести свои деньги, не опасаясь их потерять?

- Я не могу сказать. Там есть страховой полис, в нем прописаны какие-то условия, при которых человек, если с МФО что-то произойдет, может что-то получить. Изучать этот полис нужно с лупой в руках.

- Повышение максимального размера страхового возмещения до 1 млн. рублей приведет к существенному росту вкладов?

- К росту – да, но не к существенному. Если посмотреть историю изменения динамики вкладов в зависимости от того, как повышался размер гарантий, то мы увидим, что каждый раз этот импульс с точки зрения рынка был затухающим. Чем выше размер страховки – тем меньшее количество людей готово на это реагировать.

Конечно, некоторое положительное воздействие на рынок вкладов будет, но оно будет несколько размыто во времени.

- Есть возможности распространения системы страхования вкладов на «металлические счета»?

- В поправках в Гражданский кодекс, которые находятся на рассмотрении в Госдуме, есть предложение изменить режим работы металлического счета. Он становится очень похожим на банковский вклад и будет называться вкладом или счетом драгоценных металлов. При таком подходе в банке будет открываться фактически не договор хранения, как сейчас, а договор вклада. После этого нужно будет вносить поправки в закон о страховании вкладов.

- Также планируется застраховать пенсионные накопления, которые были переданы в негосударственные пенсионные фонды.

- Действительно, эта работа сейчас ведется Министерством экономического развития. Уже подготовлен соответствующий законопроект. Осталось уточнить несколько моментов, но они не носят какого-то принципиального характера.

- Так – повысив доверие людей к НПФ – решили, видимо, пенсионную реформу спасти, которая уже фактически провалилась?

- В законопроекте речь идет только о гарантиях по обязательному пенсионному страхованию, а не по добровольному. Эта система будет устроена таким образом, что человеку гарантируется сохранение номинала всех тех взносов, которые были перечислены на его индивидуальный пенсионный счет.

- Сейчас люди могут их потерять?

- Да, и они теряют.

- Предположим, негосударственный пенсионный фонд сегодня обанкротился. Что дальше происходит?

- Обязательства из обанкротившегося НПФ передаются в Пенсионный фонд РФ. Обязательства, но не ресурсы, поскольку часто их нет. В результате возникают вопросы: откуда компенсировать накопленные взносы, и кто должен их компенсировать?

- Предполагается, что НПФ по аналогии с банками будут вступать в ССВ?

- Да, и Пенсионный фонд России, и все НПФ, которые занимаются обязательным пенсионным страхованием, станут участниками некоего пула системы гарантирования пенсионных накоплений. Они будут платить взносы в специальный фонд.

В дальнейшем при отсутствии активов в обанкротившемся НПФ Агентство по страхованию вкладов будет переводить номинал взносов в Пенсионный фонд России. Человек снова встанет перед выбором: оставаться в ПФР или переводить свои деньги в негосударственный пенсионный фонд. Но мы гарантируем, что номинал взносов при всех переходах будет сохранен.

- Когда этот закон может быть принят?

- Пока он находится в правительстве, на стадии обсуждения.

- АСВ продолжает сейчас санацию банков?

- Санация завершается. Самый крупный из оставшихся проектов – это Банк Москвы. Он формально находится в состоянии санации. Еще есть банк «Российский капитал», который тоже эффективно работает, но по формальным признакам находится на санации. Его основной акционер – АСВ. Банк находится в предпродажном состоянии.

- Закон о санации приостановлен?

- Его действие завершается в конце следующего года. Но есть согласованная позиция о необходимости включения этого закона в общий закон о банкротстве банков как некий специальный механизм, который можно было бы при необходимости использовать.

Софья Ручко, Bankir.Ru

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 25 июля 2013 > № 863775 Андрей Мельников


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 3 июля 2013 > № 846279 Роман Карандин

Насколько зависимы страховщики от банков, успешны ли кэптивные компании, кому нужны программы накопительного страхования, в интервью Bankir.Ru рассказал начальник отдела банковского страхования Райффайзенбанка Роман Карандин.

– Роман, что сейчас позволяет расти рынку банкострахования?– По-прежнему основным драйвером роста для рынка банкострахования является потребительское кредитование, объемы которого выросли в прошлом году примерно на 40%.

Кроме того, страхование КАСКО и комплексное ипотечное страхование ввиду того, что являются вмененными, то есть обязательными, безусловно, обеспечивают значительный рост рынка.

Также существуют добровольные страховые продукты, которые активно продвигаются банками. Например, набирают силу и так называемые «несвязанные продукты» – накопительные программы страхования жизни, инвестиционное страхование.

– Как банки мотивируют заемщиков приобретать полисы при добровольном страховании? С помощью ставок, которые повышаются при отказе от страховки?

– Мы не стараемся мотивировать клиентов разговорами о повышенной или пониженной ставке, это не очень корректный мотив. Однако, конечно, отсутствие у подавляющего большинства людей понимания того, что такое страхование, и для чего оно нужно, делает целесообразной работу именно в контексте ставок.

Со своей стороны мы стараемся говорить о подобных страховых продуктах с точки зрения финансовой защиты заемщиков. Мы пытаемся объяснить им, что ситуации, которые могут возникнуть в случае каких-то непредвиденных обстоятельств, достаточно серьезны, и то долговое обременение, которое возникает в случае болезни или смерти основного заемщика, может стать достаточно тяжелым испытанием для его родственников.

Продавать страховые продукты сложно, если не выстраивать комплексный подход к этому вопросу, не говорить с клиентом на языке выгод с точки зрения его защиты. Защита и есть ключевой мотив для клиента, а не размер ставки.

При этом отмечу, что уже есть категория заемщиков, которые осознанно подходят к вопросам страхования, им не нужно ничего объяснять. Они понимают, что такое взять кредит на миллион рублей, и вдруг остаться без работы и, соответственно, потерять возможность кредит выплачивать. Пока количество таких клиентов относительно незначительно, но оно постоянно растет.

– Есть, на ваш взгляд, перспективы у такого продукта СК АИЖК, как страхование ответственности заемщиков?

– По этой программе страхуется риск нехватки вырученных после продажи дефолтной недвижимости средств для погашения долга. То есть то, что вырученных денег не хватит для полного погашения обязательств должника перед банком. Вот эта разница в цене и компенсируется страховой компанией. Покупка такого полиса позволяет снизить размер минимального первоначального взноса.

Это довольно дорогой продукт для заемщика: стоимость полиса может составить не менее 4–7% от суммы кредита. В связи с этим, полагаю, банки не очень активно продвигают этот продукт.

Однако недавно Минэкономразвития предложило внести изменения в Закон об ипотеке и Налоговый кодекс, при принятии которых такой продукт может стать более интересным для банков.

– В Райффайзенбанке есть программы накопительного страхования жизни. Это инвестиционные продукты?

– Нет, их нельзя ставить в один ряд с классическими инвестиционными продуктами – с ПИФами, депозитами.

Конечно, эти программы предполагают определенный гарантированный инвестиционный доход, но процент по нему несопоставим с тем доходом, который человек может заработать, используя классические инвестиционные продукты.

Цель программ накопительного страхования жизни – защита, а не доход.

Предположим, если в банк приходит клиент и говорит: «У меня есть 100 тыс. рублей, я хочу их куда-то вложить», то банк теоретически может ему предложить воспользоваться депозитами, ПИФами, иными инструментами по управлению активами. Однако эти активы потеряют какую-либо значимость, если в жизни человека произойдет что-то непредвиденное, тем более связанное с его здоровьем или жизнью и здоровьем его близких людей. Тогда все средства, вложенные в подобные активы, будут моментально изъяты, ведь человеку будет уже неважно – хотел он заработать или сохранить свои накопления.

В этом контексте программы накопительного страхования жизни являются неким фундаментом – они дают человеку чувство защищенности. Открывая программу накопительного страхования жизни, клиент понимает, что, имея эту защиту, он может свободно распоряжаться остальными своими средствами – вкладывать их в ПИФы, размещать на депозиты и т.д.

– У банка есть своя страховая компания – «Райффайзен Лайф». Легко работать кэптивному страховщику?

– Модель работы банка и кэптивного страховщика имеет определенные ограничения (это можно применить и к сотрудничеству любого другого рода). Если для страховой компании банк является единственным каналом дистрибуции, то в какой-то момент компания испытывает ограничение своих возможностей. Мы с этим пока не столкнулись, потому что имеем хороший потенциал с точки зрения развития. У нас постоянно расширяется продуктовая линейка, мы выходим в новые клиентские сегменты, в новые каналы дистрибуции, в том числе дистанционные.

В целом, конечно, кэптивный страховщик во многом зависит от банка. Если у банка вдруг изменится стратегия (например, акцент будет сделан на расширении сети с уходом в сегмент POS-кредитования), то фокус на продажах продуктов страховых компаний может сместиться, что неизбежно отразится на результативности работы страховой компании. Страховая компания должна становиться так или иначе рыночной, ей нужно искать альтернативные каналы дистрибуции. Сдвиг в этом направлении уже наметился и на международном рынке, где крупные финансовые группы, имеющие в составе страховщиков, переводят их с кэптивной модели на рыночную.

– Какие-то новые продукты появляются на рынке банкострахования?

– Да, например, сейчас на рынке активно развиваются так называемые «гибридные» программы, хотя их уже сложно называть новыми. Инвестиции по таким программам делятся на две части: гарантированную и рисковую. Около 70–80% вложений – гарантированная часть (средства, которые клиент сохранит в любом случае). Около 20–30% – рисковая (объем средств будет зависеть от того, как ведет себя фондовый рынок или базовый актив в соответствии с выбранной стратегией инвестирования).

Конечно, эти программы пока не рассчитаны на массовых клиентов, здесь достаточно высокий «входной порог», хотя многие крупные игроки двигаются в направлении развития именно этого сегмента.

– Насколько легитимно то, что банки работают с аккредитованными страховыми компаниями?

– Есть соответствующее постановление правительства, где говорится о допустимости соглашений между кредитными организациями и страховыми копаниями. В этом постановлении определены требования, которые банки могут предъявлять к страховым компаниям.

Списки аккредитованных компаний открыты. Это значит, что либо сама страховая компания может инициировать ее рассмотрение банком на предмет включения в этот список, либо заемщик имеет право принести в банк заявление о том, что хочет пользоваться услугами какой-то сторонней компании. Если по итогам проверки окажется, что страховщик удовлетворяет требованиям банка, то заемщик имеет право заключить договор с ним.

– Какие есть ограничения со стороны регуляторов, которые влияли бы на рынок банкострахования?

– Постановление правительства о допустимости соглашения между банками и страховыми компаниями имеет ограниченный срок действия. В свое время была мысль о том, чтобы банки принимали полисы любых страховых компаний. Но это возможно только в том случае, если надзорный орган на страховом рынке будет иметь реальные рычаги воздействия на страховые компании, если страховой рынок будет регулироваться более качественно с точки зрения анализа платежеспособности страховых компаний.

Многие возлагают надежды на то, что с появлением мегарегулятора страховые компании получат такой же надзор, как и банки. Это должно позволить банкам более спокойно работать со страховым рынком, не опасаясь банкротств страховщиков.

Сейчас по-прежнему много случаев ухода страховщиков с рынка. Деньги застрахованным заемщикам не возвращаются, при этом страхование, по сути, становится недействительным. Когда банк говорит заемщику, что нужно перезаключить договор с другой компанией, то у человека вполне логично возникает недовольство, и все эти проблемы приходится решать именно банку.

– Что сейчас учитывают банки при аккредитации страховых компаний?

– В первую очередь финансовую устойчивость компании, а также соответствие общим требованиям, которые регулируются законодательством.

– Складывается ощущение, что страховой бизнес как таковой без банков нежизнеспособен практически. Согласны с этим?

– Нет, поскольку помимо банков существуют и другие каналы дистрибуции. При этом отмечу, что банковский канал, безусловно, очень эффективен, что подтверждается темпами роста страхования через банки.

Успешность модели банкострахования определяется не только доминирующим положением банка, но и способностью страховой компании обеспечить нужный сервис, поддержку, мотивацию, пост-продажное обслуживание клиентов. Страховая компания довольно автономная структура, которая не просто дает для продажи продукт, а в своем роде «учит» банк предлагать его, обеспечивает необходимое IT-решение, которое не будет требовать больших временных затрат для оформления продажи. Банк хорошо знает своего клиента, страховая компания привносит умение и навыки предлагать им страховые продукты – это и есть точка соприкосновения.

Здесь нужно учитывать, что, как бы банкам ни было интересно получать комиссионный доход от реализации страховых программ, это не является их основным видом деятельности. Мы еще не находимся на том уровне, когда доход от продажи страховых продуктов составлял бы 50–60% от прибыли розничного банка. Все равно для любого банка продажи страховых продуктов – это всего лишь хороший источник дополнительного комиссионного дохода.

– Вероятно, таких темпов роста рынка потребкредитования, по 40% в год, уже не будет. Это означает, что прибыль страховщиков тоже сильно сократится. Что делать страховым компаниям в такой ситуации?

– Эта зависимость от динамики роста потребительского кредитования заставляет страховые компании и банки внедрять новые продукты, искать альтернативные каналы продаж – использовать телемаркетинг, Интернет.

На мой взгляд, будут высокими темпами развиваться интернет-продажи страховых полисов. Если посмотреть на рынок Великобритании, то лет 10–15 назад там тоже делались первые шаги в этом направлении, а сейчас есть случаи, когда 90% продаж простых страховых продуктов идут через Интернет. Думаю, похожего сценария развития можно ожидать и на российском рынке, но в долгосрочной перспективе. Мы, так или иначе, повторяем историю развития финансового рынка западных стран, в том числе и в сфере банкострахования.

Софья Ручко

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 3 июля 2013 > № 846279 Роман Карандин


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 29 июня 2013 > № 885371 Джерри Мюллер

Капитализм и неравенство

В чем ошибка правых и левых

Резюме: Чтобы капитализм продолжал оставаться легитимным и привлекательным для всего населения, необходимо проводить и при необходимости реформировать государственные программы, помогающие повысить защищенность, смягчить провалы на рынке и поддерживать равенство возможностей.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 2, 2013 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

В последнее время политические дебаты в США и других развитых капиталистических демократиях в основном касаются двух проблем: усугубление экономического неравенства и масштабы государственного вмешательства для противодействия этому процессу. Как показали американские президентские выборы 2012 г. и борьба вокруг «фискального обрыва», левых сегодня волнует прежде всего повышение налогов и расходов государства, нацеленное на борьбу с расслоением общества. Правые, в свою очередь, ратуют за то, чтобы сократить налоги и расходы и тем самым обеспечить динамичное развитие экономики. Каждая из сторон стремится выбить почву из-под ног оппонентов, стараясь преуменьшить обоснованность их беспокойства, и при этом уверена, что предлагаемый ею политический курс позволит добиться процветания и социальной стабильности. Обе стороны ошибаются.

Неравенство действительно растет практически во всем постиндустриальном капиталистическом мире. Но, несмотря на мнение многих левых, политика здесь ни при чем, так как вряд ли способна остановить эту тенденцию, поскольку проблема гораздо глубже, чем принято считать. Неравенство – неизбежный продукт капиталистической деятельности, и ставка на расширение возможностей лишь увеличивает его – просто потому, что одним людям или группам людей легче воспользоваться возможностями, которые предоставляет капитализм. В то же время, несмотря на мнение многих правых, эта проблема касается не только тех, кто не очень преуспел или придерживается идеологии эгалитаризма. Дело в том, что если эта тенденция останется неизменной, растущее неравенство и экономическая незащищенность могут подорвать социальный порядок и вызвать популистское движение против капиталистической системы в целом.

В последние несколько столетий распространение капитализма сопровождалось небывалым прогрессом, невероятным ростом материального благосостояния, а также беспрецедентным развитием всего человеческого потенциала. Однако присущая капитализму динамичность обусловила, помимо преимуществ, и чувство незащищенности, поэтому его продвижение всегда вызывало сопротивление. Политическая и институциональная история капиталистических обществ по большей части представляет собой хронику попыток ослабить или смягчить эту незащищенность, и только создание современного государства благосостояния в середине XX века позволило капитализму и демократии сосуществовать в относительной гармонии.

В последние десятилетия развитие технологий, финансового сектора и международной торговли привело к появлению новых форм незащищенности в ведущих капиталистических экономиках, условия жизни становились все более разнообразными, а нестабильность существования ощущалась не только низшими классами, но и средним сословием. Правые преимущественно игнорировали проблему, а левые пытались ее решить посредством государственного вмешательства, невзирая на затраты. В долгосрочной перспективе оба подхода неэффективны. Проводя политику в условиях современного капитализма, следует учитывать тот факт, что неравенство и незащищенность не исчезнут, это неизбежный результат рыночной экономики. Нужно искать пути защиты граждан от последствий – сохраняя динамичность, от которой в первую очередь зависит экономическое и культурное процветание.

МЕРКАНТИЛИЗМ И РАЗВИТИЕ

Капитализм – это система общественно-экономических отношений, основой которых является частная собственность, свободный обмен товарами и услугами, а также использование рыночных механизмов для регулирования производства и распределения товаров и услуг. Некоторые из элементов капиталистического уклада знакомы человечеству с незапамятных времен, но только в XVII–XVIII веках в отдельных странах Европы и Северной Америки они начали действовать как единый механизм. На протяжении истории домохозяйства потребляли большую часть того, что производили, и производили большую часть того, что потребляли. Однако в какой-то момент значительная часть населения в некоторых странах начала покупать большую часть того, что они потребляли, за счет средств, полученных от продажи большей части того, что они производили.

Рост количества домохозяйств, ориентированных на рынок, и так называемое коммерческое общество оказали серьезное воздействие практически на все аспекты человеческой деятельности. До капитализма условия жизни определяли традиционные институты, ставившие выбор и судьбы отдельных людей в зависимость от различных общинных, политических и религиозных структур. Эти институты сводили изменения в обществе к минимуму, поэтому люди не имели возможности существенно преобразить свою жизнь, зато были защищены от превратностей судьбы. С приходом капитализма человек получил большую свободу действий и стал нести большую ответственность за собственную жизнь, чем когда-либо раньше, что снимало ограничения и одновременно пугало, так как могло привести не только к прогрессу, но и к регрессу.

Меркантилизация – переориентация с чисто потребительской рыночной деятельности на свободную – позволила более эффективно использовать время и сосредоточиться на производстве тех товаров, которые пользуются относительно высоким спросом, покупая все остальное у других. В новых формах торговли и производства применялось разделение труда, позволявшее снизить себестоимость предметов домашнего обихода и насытить рынок новыми товарами. Результатом, как писал историк Ян де Фрис, стало то, что современники называли «пробуждением аппетита разума» – расширение субъективных потребностей и их новое субъективное восприятие. Критики капитализма от Руссо до Маркузе порицали постоянный рост потребностей, поскольку человек, по их мнению, становился пленником неестественных желаний. С другой стороны, защитники рынка, начиная с Вольтера, высоко оценивали расширение диапазона человеческих возможностей. По их мнению, удовлетворение растущих желаний и потребностей является сутью цивилизации.

Поскольку мы привыкли воспринимать товары как осязаемые физические объекты, нам сложно оценить, насколько создание и все более дешевое рыночное распространение новых предметов культуры расширило ассортимент средств самообразования. Потому что история капитализма – это еще и история распространения коммуникации, информации и культурных услуг – товаров, которые одновременно предоставляют инструменты мыслительной деятельности и дают пищу для размышлений.

Наиболее ранними товарами современного типа были печатные книги (в первую очередь обычно Библия), снижение цен на которые и их растущая доступность имели даже более судьбоносное значение, чем, скажем, изобретение двигателя внутреннего сгорания. Точно так же распространение газетной бумаги способствовало появлению газет и журналов. Они, в свою очередь, обусловили создание новых рынков в сфере информации и бизнеса по сбору и передаче новостей. В XVIII веке новости из Индии шли до Лондона несколько месяцев; сегодня это занимает мгновения. Книги и новости позволили расширить не только нашу осведомленность, но и воображение, способность сопереживать другим людям и совершенствовать собственные жизненные условия. Таким образом, капитализм и меркантилизация благоприятствовали филантропии и саморазвитию.

В прошлом столетии количество культурных средств развития расширилось благодаря изобретению звукозаписи, кино и телевидения, а с распространением интернета и персональных компьютеров затраты на приобретение знаний и культуры резко снизились. Потому что для тех, кто действительно этого хочет, рост диапазона средств развития дает возможность невероятно расширить свои знания.

ВОПРОСЫ СЕМЬИ

Капитализм открыл широкие возможности для развития человеческого потенциала, однако не все смогли в полной мере воспользоваться ими или добиться успеха. Как формальные, так и неформальные барьеры на пути к достижению равенства возможностей затрудняли определенным группам населения – женщинам, меньшинствам, бедным – доступ к благам капитализма. Но со временем, по мере развития капиталистического общества, барьеры снижались или вообще ликвидировались, поэтому сейчас равноправия больше, чем когда-либо раньше. Существующее сегодня неравенство в меньшей степени обусловлено неравным доступом к возможностям, а скорее связано с неравенством способностей их использовать. А неравенство способностей, в свою очередь, обусловлено различиями в наследственном человеческом потенциале, с которым люди начинают жизнь, а также тем, как семьи и общество обеспечивают развитие человеческого потенциала.

Роль семьи в формировании способности и стремления человека пользоваться средствами саморазвития, которые предоставляет капитализм, трудно переоценить. Семья – это не только место потребления и биологического воспроизводства. Это главная структура, где дети социализируются, получают воспитание и образование, приобретают привычки, которые влияют на их дальнейшую судьбу как людей и субъектов рынка. Используя термины современной экономики, семья – мастерская, в которой производится человеческий капитал.

С течением времени семья сформировала современный облик капитализма, создавая спрос на новые товары. Капитализм тоже неоднократно менял облик семьи, ведь новые товары и средства производства позволяли ее членам иначе расходовать свое время. С появлением в XVIII веке новых потребительских товаров по более приемлемой цене семьи стали уделять больше времени деятельности, ориентированной на рынок, что положительно сказывалось на их потребительской способности. Вначале зарплаты мужской части населения снизились, но суммарные доходы мужей, жен и детей позволяли повысить стандарты потребления. При всем том экономический рост и расширение культурных горизонтов не улучшили жизнь каждого человека и во всех аспектах. Дети представителей рабочего класса могли зарабатывать деньги с самого юного возраста, что поощряло пренебрежительное отношение к их образованию; некоторые новые товары наносили вред здоровью (белый хлеб, сахар, табак, крепкие спиртные напитки) – все это показывало, что растущие стандарты потребления не всегда благотворны и способствуют долголетию. А перераспределение рабочего времени женщин в пользу рынка и в ущерб семье привело к снижению стандартов гигиены и повышению риска заболеваний.

В конце XVIII – начале XIX века происходило постепенное внедрение новых средств производства в экономике. Это был век машин, когда органические источники энергии (человек и животные) заменялись неорганическими (прежде всего паровым двигателем). Чрезвычайно повысилась производительность труда. Ускоренными темпами росла обрабатывающая промышленность с использованием фабрик и заводов, строившихся вокруг новых машин, которые были слишком громоздкими, шумными и грязными, чтобы держать их в домашних условиях. Работа постепенно отделялась от домашнего хозяйства, что в конечном итоге изменило структуру семьи.

Вначале владельцы новых заводов стремились брать на работу преимущественно женщин и детей как более послушных и дисциплинированных. Но ко второй половине XIX века значительно повысился средний уровень и происходил стабильный рост реальных зарплат британских рабочих, а в самой семье возникло новое разделение труда в соответствии с гендерными различиями. Мужчины, которым физическая сила давала преимущество на производстве, работали на заводах за рыночные зарплаты – достаточно высокие, чтобы содержать семью. Однако рынок XIX столетия не обеспечивал услуги, связанные с поддержанием чистоты, гигиены, приготовлением качественной пищи, а также присмотром за детьми. В высшем обществе данный сервис обеспечивался прислугой, но в большинстве семей всем этим занимались жены. В результате получили распространение семьи, созданные по модели «кормилец – хозяйка» с разделением труда по гендерному принципу. Многие достижения с середины XIX до середины XX века, касающиеся здоровья, долголетия и образования, отмечает де Фрис, можно объяснить переориентацией женского труда с рынка на семью, а также переориентацией детства с рынка на образование – дети перестали быть рабочей силой и пошли в школу.

ДИНАМИЗМ И НЕЗАЩИЩЕННОСТЬ

На протяжении почти всей истории главным фактором незащищенности человека оставалась природа. В традиционных обществах, как отмечал Маркс, экономическая система была ориентирована на стабильность – и стагнацию. Капиталистическое общество, напротив, ориентировалось на инновации и динамичность, создание новых знаний, новых продуктов, новых видов производства и распределения. В результате основной очаг незащищенности сместился от природы к экономике.

Гегель отмечал в 1820-х гг., что для мужчин в рыночном обществе, основанном на модели «кормилец – хозяйка», чувство самоуважения и признания другими связано с наличием работы. Это представляло серьезную проблему, потому что на динамичном капиталистическом рынке безработица – жизненная реальность. Разделение труда, созданное рынком, означало, что многие рабочие имели узкую специализацию. Рынок обусловил постоянно меняющиеся потребности, а повышенный спрос на новые продукты означал снижение спроса на старые изделия. Мужчины, чья жизнь была связана с производством устаревших товаров, оказывались без работы и без подготовки, которая позволила бы им найти новую занятость. Механизация производства также привела к потере рабочих мест. Иными словами, с самого начала созидательность и новаторство индустриального капитализма были омрачены незащищенностью рабочей силы.

Маркс и Энгельс описывали динамичность капитализма, незащищенность, повышение потребностей и расширение культурных возможностей в «Манифесте коммунистической партии»: «Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров, она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга».

В XX веке экономист Йозеф Шумпетер развил эту точку зрения, заявляя, что капитализм характеризуется «созидательным разрушением», когда новые продукты и формы распространения и организации вытесняют старые. Однако в отличие от Маркса, который видел источник динамизма в бездушном стремлении к увеличению «капитала» (за счет, как он полагал, рабочего класса), Шумпетер сосредоточился на роли предпринимателя, новатора, который вводит новые товары, открывает новые рынки и методы.

Динамизм и незащищенность, вызванные индустриальным капитализмом в XIX веке, привели к появлению новых институтов, позволяющих снизить степень незащищенности, включая общества с ограниченной ответственностью, призванные сократить риски инвесторов; профсоюзы, отстаивающие интересы рабочих; общества взаимопомощи для предоставления займов и ритуального страхования; коммерческое страхование жизни. В середине XX столетия на фоне массовой безработицы и ухудшения экономического положения как следствия Великой депрессии (на фоне политических успехов коммунизма и фашизма, которые убедили многих демократов, что слишком высокая степень незащищенности представляет угрозу для самой капиталистической демократии), западные страны ухватились за идею социального государства. Появились разнообразные комбинации специальных программ, но у новых социальных государств было много общего, в том числе пенсионное обеспечение, страхование от безработицы, а также различные меры поддержки семей.

Экспансия социального государства после Второй мировой войны развернулась в период быстрого роста западных капиталистических экономик. Успехи индустриальной экономики позволили забирать часть прибылей и зарплат на государственные нужды посредством налогообложения. Помогли также и демографические условия в послевоенный период: поскольку модель семьи «кормилец – хозяйка» продолжала доминировать, рождаемость оставалась умеренно высокой, что способствовало благоприятному соотношению активных работников и иждивенцев. Образовательные возможности расширились, элитные университеты стали принимать студентов, учитывая их достижения в учебе и потенциал, все больше детей получали среднее образование. Постепенно устранялись барьеры для полноценного участия женщин и меньшинств в жизни общества. Результатом всех изменений стало временное равновесие, когда развитые капиталистические страны пережили мощный экономический рост, сопровождавшийся высокой занятостью и относительным социально-экономическим равенством.

ЖИЗНЬ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Для человечества в целом конец XX и начало XXI века стали периодом необычайного прогресса, в немалой степени благодаря распространению капитализма. Экономическая либерализация в Китае, Индии, Бразилии, Индонезии и других странах развивающегося мира позволила сотням миллионов людей выбраться из бедности и стать частью среднего класса. Потребители в более развитых капиталистических странах, таких как США, ощутили в это время резкое падение цен на многие товары – от одежды до телевизоров – и возможность пользоваться широким ассортиментом новых товаров, которые изменили их жизнь.

Вероятно, наиболее заметной из примет времени стали новые средства саморазвития. Как отмечает экономист Тайлер Коуэн, большая часть плодов развития созрела «в наших головах и в наших лэптопах, а не в секторе производства прибыли». Поэтому «ценность интернета в первую очередь ощущается на личностном уровне, и ее нельзя выразить в цифрах производительности». Многие выступления знаменитых музыкантов XX века в любом жанре доступны на YouTube бесплатно. Великие киноленты прошлого столетия, которые раньше изредка демонстрировались в немногочисленных артхаусных кинотеатрах крупных метрополий, каждый может сегодня смотреть в любое время за небольшую месячную плату. Скоро знаменитые университетские библиотеки станут доступны для всех онлайн, за этим последуют и другие беспрецедентные возможности личного развития.

Однако все эти достижения омрачены такими вечно присущими капитализму чертами, как неравенство и незащищенность. В 1973 г. социолог Дэниел Белл отмечал, что в развитом капиталистическом мире знания, наука и технологии приближают так называемое постиндустриальное общество. Промышленность когда-то вытеснила такой важный источник занятости, как сельское хозяйство, заявлял он, теперь же сектор услуг вытесняет промышленность. В постиндустриальной экономике, основанной на знаниях, производство промышленных товаров в большей степени зависит от технологических ресурсов, а не от навыков работников, которые изготавливают и собирают продукцию. Это означало относительный спад востребованности и экономической ценности квалифицированных и низкоквалифицированных рабочих, так же как когда-то произошел спад востребованности и ценности сельхозработников. В такой экономике спросом пользуются научно-технические знания и умение работать с информацией. Революция информационных технологий, которая охватила экономику в последние десятилетия, только усугубила эти тенденции.

Новая постиндустриальная экономика оказала ключевое воздействие на статус и роли мужчин и женщин. Относительное преимущество мужчин в доиндустриальной и индустриальной экономике в значительной степени основывалось на их физической силе – сейчас спрос на нее все меньше. Женщины, напротив, благодаря биологическим особенностям или социализации, получили преимущество по своим человеческим качествам и умению понимать эмоции, что более востребовано в экономике, ориентированной на услуги, а не на производство материальных благ. Доля участия женщин в экономике увеличилась, и их труд ценится выше, соответственно, время, посвященное домашним заботам, «выкраивается» по остаточном принципу.

Это привело к замене семьи с мужчиной-кормильцем и женщиной-хозяйкой на новую модель, где муж и жена оба зарабатывают деньги. И сторонники, и критики прихода женщин в экономику склонны преувеличивать значение в этих изменениях идеологической борьбы феминизма, недооценивая роль, которую сыграли перемены в капиталистическом производстве. Переориентация женского труда отчасти стала возможной благодаря появлению новых товаров, которые сократили время на работу по дому (стиральные машины, сушилки, посудомоечные машины, водонагреватели, пылесосы, микроволновые печи). В свою очередь, чем больше времени уделялось экономической деятельности, тем выше становился спрос на новые товары, ориентированные на домашнее потребление (например, готовая и упакованная еда), расширялся ресторанный бизнес и сети быстрого питания. Это привело к тому, что уход за детьми, пожилыми и больными все чаще передоверяется не родственникам, а нанятым работникам.

Женщины получают образование и профессиональную подготовку более высокого уровня, что сопровождалось сменой социальных норм, регулирующих процесс выбора при соединении семейных пар. В условиях прежней семейной модели «кормилец – хозяйка» женщина делала при выборе партнера ставку на его способность зарабатывать. Мужчины, в свою очередь, ценили в потенциальной супруге умение вести хозяйство. Мужчины и женщины нередко выбирали супругов со схожим уровнем интеллекта, но женщины чаще выходили замуж за мужчин с более высоким уровнем образования и экономическим статусом. С переходом от индустриальной к постиндустриальной экономике, опирающейся на сектор услуг и информацию, женщины присоединились к мужчинам в борьбе за признание, критерием которого является оплачиваемая работа. И работающая пара сегодня чаще всего состоит из ровесников, обладающих примерно равным уровнем образования и сопоставимыми экономическими статусами – так называемые «ассортативные браки».

НЕРАВЕНСТВО НА ПОДЪЕМЕ

Постиндустриальные социальные тенденции оказали существенное воздействие на неравенство. Если семейный доход удваивается на каждой ступени экономической лестницы, то суммарный доход семей, находящихся по ней выше, должен увеличиваться быстрее, чем доход семей, находящихся внизу. Для значительной части семей в нижней части лестницы удвоения доходов не происходило, поскольку относительные зарплаты женщин выросли, а относительные зарплаты менее образованных мужчин-рабочих снизились, последние стали считаться менее подходящими партнерами для брака. Часто ограничения человеческого капитала, из-за которых таким мужчинам сложно трудоустроиться, делает их менее желанными партнерами, не говоря уже о том, что личность мужчины, который хронически находится без работы, претерпевает негативные изменения. Внося все меньший вклад в семейный бюджет, такие мужчины могут оказаться попросту ненужными – отчасти потому, что женщины теперь могут рассчитывать на программы социального государства как на дополнительный, пусть и скромный, источник доходов.

В США среди наиболее заметных явлений последних десятилетий следует назвать стратификацию моделей семьи в различных классах и этнических группах общества. После смягчения законов о разводах в 1960-х гг. количество разведенных пар выросло во всех стратах общества. Но к 1980-м гг. возник новый тренд: количество разводов упало в среде более образованной части населения, в то время как среди менее образованных показатель продолжал расти. Кроме того, более образованные и состоятельные сравнительно чаще вступали в брак. Учитывая роль семьи как инкубатора человеческого капитала, эти тенденции оказали дополнительное воздействие на неравенство. Многочисленные исследования показывают, что у детей, которых воспитывали двое родителей, продолжающих состоять в браке, чаще вырабатывается самодисциплина и уверенность в себе, а это способствует успеху в жизни. В то же время дети (особенно мальчики), выросшие в неполных семьях (или, что еще хуже, с матерью, менявшей временных партнеров), попадают в группу риска.

Это происходило в период все более открытого доступа к образованию и усугубляющейся стратификации рыночных вознаграждений, которые повысили значимость человеческого капитала. Один из элементов человеческого капитала – когнитивная способность: быстрота мышления, способность делать логические выводы, строить закономерности на основе опыта, а также стремление к умственному развитию. Еще один элемент – репутация и социальные навыки: самодисциплина, настойчивость, ответственность. Наконец, третий элемент – фактические знания. Все это особенно важно для того, чтобы занять успешную рыночную нишу в постиндустриальном обществе. Как отмечает экономист Бринк Линдси в книге «Человеческий капитализм», с 1973 по 2001 г. средний годовой рост реального дохода составил лишь 0,3% для людей в нижней пятой части структуры распределения доходов в США по сравнению с 0,8% для людей в средней пятой части и 1,8% для тех, кто находится в верхней пятой части. Аналогичные тенденции превалируют во многих других развитых экономиках.

Глобализация не стала причиной растущего неравенства доходов с человеческого капитала, но обострила эту тенденцию. Экономист Майкл Спенс проводит различие между «ходовыми» товарами и услугами, которые легко импортировать и экспортировать, и «неходовыми». Ходовые товары и услуги все больше импортируются в развитые капиталистические общества из менее развитых капиталистических обществ, где стоимость рабочей силы ниже. На фоне аутсорсинга производства товаров и стандартных услуг зарплаты относительно неквалифицированных и необразованных работников в развитых капиталистических обществах продолжат падать, если этим людям не удастся каким-то образом найти хорошо оплачиваемую работу в неходовом секторе.

ВЛИЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ФИНАНСОВ

Растущее неравенство усугублялось все большей незащищенностью и обеспокоенностью людей, находящихся и на более высокой ступени экономической лестницы. Одна из тенденций, вызвавших к жизни эту проблему, заключается в том, что экономика превращается в сферу финансовых услуг, прежде всего в США, что привело к созданию так называемого капитализма финансовых менеджеров, по выражению экономиста Хаймана Мински, или «капитализма финансовых учреждений», как его назвал финансовый эксперт Альфред Раппапорт.

Еще в 1980-х гг. финансы являлись существенным, но ограниченным элементом американской экономики. В торговле ценными бумагами (фондовый рынок) участвовали отдельные инвесторы, крупные или мелкие, которые вкладывали собственные средства в акции компаний с хорошими, по их мнению, долгосрочными перспективами. Капитал для инвестиций также предоставляли крупные инвестиционные банки с Уолл-стрит и их иностранные партнеры, но в этом частном партнерстве стороны в первую очередь рисковали собственными деньгами. Ситуация начала меняться, когда для инвестиций стали доступны более крупные пулы капитала и их размещали уже профессиональные финансовые менеджеры, а не сами владельцы.

Одним из источников нового капитала стали пенсионные фонды. За несколько десятилетий после Второй мировой войны, когда крупные американские отрасли превратились в олигополии с ограниченной конкуренцией и огромными внутренними и внешними рынками, доходы и перспективы позволяли им предлагать своим сотрудникам пенсионные программы с заранее определяемыми выплатами, при этом риски брали на себя сами компании. Однако с 1970-х гг. конкуренция в американской экономике возросла, корпоративные доходы стали менее стабильными, и компании (а также различные организации госсектора) решили снизить риски и отдать пенсионные фонды в руки профессиональных финансовых менеджеров, которые должны были обеспечить значительную прибыль. Теперь пенсионные доходы сотрудников зависели не от доходов работодателя, а от судьбы их пенсионных фондов.

Еще одним источником нового капитала стали средства университетов и других неприбыльных организаций, которые существенно возросли – вначале благодаря пожертвованиям, затем ставка делалась на удачное инвестирование. Источником нового капитала стали также частные лица и правительства развивающегося мира, где быстрый экономический рост в сочетании со страстью к накопительству и стремлением к относительно надежным инвестиционным перспективам обеспечили огромный приток средств в финансовую систему Соединенных Штатов.

Под влиянием этих новых возможностей традиционные инвестиционные банки Уолл-стрит превратились в компании, бумаги которых обращаются на бирже. Иными словами, они тоже начали инвестировать не только собственные средства, но и средства других людей – и привязывали бонусы своих партнеров и сотрудников к годовым результатам. В итоге возникла остро конкурентная финансовая система, где доминировали инвестиционные менеджеры, работающие с крупными пулами капитала и получающие оплату в зависимости от способности превзойти конкурентов. Структура материальных стимулов в этой среде заставила фондовых управляющих пытаться максимизировать краткосрочную прибыль, оказывая давление и на топ-менеджеров корпораций. Сужение временных границ создало соблазн повышать мгновенную прибыль за счет долгосрочных инвестиций в исследования и разработки или повышение квалификации персонала компании. Для администраторов и рядовых сотрудников результатом стала постоянная горячка, повышавшая вероятность потери работы и степень экономической незащищенности.

Развитая капиталистическая экономика действительно нуждается в масштабной финансовой системе. Отчасти это простое продолжение разделения труда: делегирование решений по инвестированию профессионалам дает остальному населению ментальное пространство заниматься тем, что у них получается лучше или больше заботит. Усложнение капиталистической экономики означает, что предпринимателям и топ-менеджерам компаний требуется помощь в принятии решений относительно того, когда и как привлекать новые средства. Поэтому частные инвестиционные фирмы, заинтересованные в увеличении реальной стоимости компаний, куда они вкладывают средства, играют ключевую роль в стимулировании экономического роста. Решение этих вопросов, которые полностью овладевают умами финансистов и последствия которых трудно переоценить, требует интеллекта, усердия и энергии, поэтому неудивительно, что специалистам в этой сфере так много платят. Но какими бы ни были выгоды и социальные преимущества, превращение общества в придаток финансов имеет пагубные последствия. Они связаны с ростом неравенства – верхняя часть экономической лестницы поднимается еще выше благодаря огромным бонусам финансовых менеджеров, а также с повышением незащищенности тех, кто находится внизу (из-за сосредоточенности на краткосрочных экономических выгодах в ущерб решению других проблем).

СЕМЬЯ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ

В современной постиндустриальной среде, для которой характерна глобализация и финансовая экспансия, человеческий капитал играет более важную роль в определении жизненных возможностей, чем когда-либо раньше. Соответственно, возрастает и значение семьи, и каждое поколение социологов заново (и во многом к своему огорчению) обнаруживает, что культурное наследие семьи определяет будущие успехи в школе и на работе. Как полвека назад писал в «Конституции свободы» экономист Фридрих Хайек, главное препятствие для подлинного равенства возможностей состоит в том, что не существует достойной замены интеллигентным родителям или семье, которая способна обогатить эмоционально и духовно. Как отмечается в недавнем исследовании экономистов Педро Карнейро и Джеймса Хекмана, «различия в уровне когнитивных и некогнитивных способностей, зависящие от дохода и происхождения семьи, выявляются довольно рано и сохраняются после. Школа может только увеличить эти различия».

Передаваемые по наследству способности проявляются в различных формах: генетика, забота о ребенке до и после рождения, культурные ориентиры внутри семьи. Денежные вопросы, разумеется, тоже имеют значение, но эти во многом неденежные факторы часто гораздо важнее (большое количество книг в доме точнее предскажет высокие оценки на экзаменах, чем доход семьи). Со временем, поскольку общество организовано в соответствии с принципами меритократии, произойдет конвергенция способностей, прививаемых в семье, и рыночных поощрений.

Образованные родители склонны тратить больше времени и энергии на заботу о ребенке, даже если оба родителя работают. А семьи с мощным человеческим капиталом, скорее всего, с большей пользой смогут применить усовершенствованные средства развития, которые предлагает современный капитализм (в первую очередь потенциал для онлайн-расширения кругозора), не попав при этом в главные ловушки (неограниченный просмотр телевидения, компьютерные игры).

Это влияет на способность детей использовать формальное образование, которое, по крайней мере потенциально, доступно практически каждому независимо от экономического и этнического статуса. В начале XX века среднюю школу оканчивали только 6,4% американских подростков, и лишь один из 400 продолжал учебу в колледже. Таким образом, огромная доля населения обладала способностями, но не имела возможностей, чтобы добиться большего в учебе. Сегодня число окончивших среднюю школу составляет около 75% (пик – около 80% – достигнут в 1960 г.) и почти 40% молодых людей учатся в колледже.

Журнал The Economist недавно повторил старую истину: «В обществе с широким равенством возможностей положение родителей на лестнице доходов не должно сильно влиять на положение детей». Но на самом деле чем больше равенство институциональных возможностей, тем большее значение приобретает человеческий капитал, культивируемый в семье. Как писал политолог Эдвард Банфилд почти 30 лет назад в книге «Нечестивый город: Новое посещение», «всеобразование построено в пользу ребенка из среднего или высшего класса, потому что принадлежность к среднему или высшему классу означает наличие качеств, которые делают человека особенно восприимчивым к обучению». Повышение качества школ может улучшить общую ситуацию в образовании, но в конечном итоге все это только увеличит, а не уменьшит разрыв в достижениях детей из семей с разным уровнем человеческого капитала. Недавние исследования, призванные показать, что межпоколенческая мобильность в Соединенных Штатах сегодня стала ниже, чем в прошлом (или чем в некоторых европейских странах), игнорируют тот факт, что это может быть побочным результатом расширения равенства возможностей на протяжении нескольких поколений. И в этом смысле США, возможно, просто находятся в авангарде тенденций, которые существуют и в других развитых капиталистических обществах.

РАЗНИЦА В ДОСТИЖЕНИЯХ ГРУПП

Семья – не единственный социальный институт, оказывающий наиболее мощное влияние на развитие человеческого капитала и успех человека на рынке. Следует также учитывать такие факторы, как религия, раса и этническая принадлежность. В 1905 г. в книге «Протестантская этика и дух капитализма» социолог Макс Вебер отмечал, что в религиозно разнородных регионах протестанты обычно более успешны в экономическом плане, чем католики, при этом кальвинисты более успешны, чем лютеране. Вебер объяснял эти различия психологической предрасположенностью, которую закладывает каждая религия. Несколькими годами позже в книге «Евреи и современный капитализм» современник Вебера Вернер Зомбарт предложил альтернативное объяснение различиям в успешности групп, основываясь на культурных и расовых особенностях. В 1927 г. их более молодой коллега Йозеф Шумпетер назвал свою работу «Социальные классы в этнически однородной среде», поскольку был абсолютно уверен, что в этнически неоднородных условиях уровень успешности будет определяться этнической принадлежностью, а не только классом.

Предложенные объяснения не так важны, как сам факт, что разница в достижениях групп является неотъемлемой чертой капитализма, в том числе и на сегодняшний день. В современных Соединенных Штатах, к примеру, выходцы из Азии (особенно если взять их отдельно от уроженцев тихоокеанских островов) обычно добиваются большего, чем белое неиспаноговорящее население, которое, в свою очередь, опережает испаноговорящую группу, а та обходит афроамериканцев. Это касается достижений в образовании, доходов, а также таких семейных показателей, как рождение детей вне брака.

В странах Западной Европы (и особенно в Северной Европе), где уровень равенства выше, чем в США, мы видим более этнически однородное общество. Последние волны иммиграции сделали многие развитые постиндустриальные общества менее этнически однородными и одновременно привели к росту расслоения между общинами, при этом некоторые группы иммигрантов более успешны, чем ранее устоявшееся население. Так, в Великобритании дети китайских и индийских иммигрантов показывают лучшие достижения, чем коренное население, а дети темнокожих выходцев с Карибских островов и пакистанцев обычно заметно им уступают. Во Франции потомки выходцев из Вьетнама обычно вырываются вперед, а уроженцы Северной Африки, напротив, плетутся в хвосте. В Израиле дети иммигрантов из России демонстрируют лучшие результаты, а дети из эфиопских семей заметно отстают. В Канаде дети китайцев и индийцев успевают гораздо лучше, чем выходцы с Карибских островов и из Латинской Америки. Все это можно объяснить разницей классовых и образовательных основ в тех странах, откуда прибыли иммигрантские группы. Но поскольку сами общины являются переносчиками и инкубаторами человеческого капитала, схемы сохраняются независимо от времени и места.

В случае с Соединенными Штатами иммиграция значительно больше усугубляет неравенство в связи с тем, что экономический динамизм, культурная открытость и географическое положение страны привлекает не только лучших и самых одаренных, но и наименее образованных. В результате верхушка экономической лестницы поднимается еще выше, а нижняя часть опускается все ниже.

ПОЧЕМУ ОБРАЗОВАНИЕ – НЕ ПАНАЦЕЯ

Осознание роста экономического неравенства и социального расслоения в постиндустриальном обществе, естественно, вызвало дискуссию о том, что же с этим делать. В американском контексте практически все дают один ответ – образование.

Одна линия аргументации ставит во главу угла колледж. В соответствии с этой логикой разрыв между жизненными возможностями тех, кто окончил колледж, и тех, кто не смог этого сделать, увеличивается, поэтому как можно больше людей должны учиться в колледже. К сожалению, несмотря на растущий процент американцев, посещающих колледж, их знания не обязательно увеличиваются. Значительное число студентов просто не готовы к учебе на уровне колледжа, многие бросают ее, так и не получив диплом, другие все же его получают, но стандарты знаний гораздо ниже, чем обычно это связывается с наличием диплома колледжа.

Наиболее вопиющие расхождения показателей успеваемости наблюдаются еще до уровня колледжа, на стадии окончания средней школы, а серьезные различия результатов (в зависимости от класса и этнической группы) заметны еще раньше – в начальной школе. Поэтому вторая линия аргументации касается начального и среднего образования. Предлагается выделять школам больше средств, предоставлять родителям более широкий выбор, чаще тестировать школьников и совершенствовать работу преподавателей. Некоторые или даже почти все эти меры можно назвать желательными, но совсем по иным причинам. Дело в том, что ни одна из предложенных мер не привела к существенному сокращению имеющейся пропасти между учащимися (и социальными группами) – само по себе формальное школьное образование играет довольно незначительную роль в создании или устранении неравенства достижений.

Разрывы, по-видимому, обусловлены различным уровнем человеческого капитала, которым обладают дети, придя в школу – отсюда возникает третья линия аргументации, связанная с более ранней и интенсивной социализацией детей. Здесь часто предлагается выводить детей из привычной семейной обстановки и помещать в дошкольные учреждения на возможно долгое время (программы Head Start, Early Head Start) или даже ресоциализировать целые районы (проект «Детская зона Гарлема»). Существуют отдельные успешные примеры, но пока не ясно, подходят ли они для реализации, скажем, в национальном масштабе. Многие такие программы демонстрируют краткосрочное повышение когнитивных способностей, но затем показатели снижаются, а оставшиеся положительные показатели находятся на уровне погрешности. С большим основанием можно говорить о том, что улучшаются некогнитивные навыки и черты характера, важные для экономического успеха. Но это происходит ценой значительных затрат и инвестиций, а также привлечения ресурсов, которые изымают у более успешной части населения (таким образом, снижается объем ресурсов, доступных для этих людей) либо перенаправляют с других программ, которые могли принести потенциальную пользу.

По всем этим причинам неравенство в развитом капиталистическом обществе растет и является неизбежным, по крайней мере на данный момент. На самом деле один из самых ярких результатов современных социологических исследований заключается в том, что с увеличением разрыва между семьями с высоким и низким доходом разрыв достижений в образовании и занятости между детьми из этих семей возрос еще больше.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Капитализм сегодня продолжает производить блага и предоставлять все больше возможностей для самообразования и личного развития. Однако сейчас как никогда плюсы сочетаются с минусами, главными из которых являются растущее неравенство и незащищенность. Как точно подметили Маркс и Энгельс, капитализм от других социально-экономических систем отличают «беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение».

В конце XVIII века величайший американский теоретик и практик политэкономии Александр Гамильтон поделился глубокими наблюдениями по поводу неизбежной двойственности социальной политики в мире созидательного разрушения: «Удел человека, заложенный самим Провидением, заключается в том, что к любому благу, которым он пользуется, примешивается зло, любой источник счастья становится источником невзгод, кроме Добродетели – единственного чистого блага, которое разрешено человеку в его мирском существовании… Истинный политик… отдает предпочтение тем институтам и планам, которые делают людей счастливыми в соответствии с их естественными устремлениями, которые преумножают источники индивидуального пользования и увеличивают национальные ресурсы и мощь, стараясь в каждом случае использовать все составляющие, которые подойдут для предупреждения или исправления зол, вечно сопутствующих мирским благам».

Сейчас, как и тогда, вопрос состоит в том, как сохранить земные блага капитализма и при этом изыскать средство для предупреждения и исправления зол, которые всегда им сопутствуют.

Одним из возможных решений проблемы растущего неравенства и незащищенности является простое перераспределение доходов от верхов к низам экономики. Однако на этом пути есть два препятствия. Во-первых, те же силы, которые привели к росту неравенства, со временем укрепятся, требуя все больше или в крайнем, агрессивном, случае нового перераспределения. Во-вторых, в определенный момент перераспределение вызывает негодование, и факторы, стимулирующие экономический рост, перестают работать. Определенная степень пострыночного перераспределения через налоги возможна и даже необходима, но каков идеальный вариант – безусловно, вызовет споры, и в любом случае это не решит всех проблем.

Второе решение – с помощью государственной политики сократить разрыв между индивидом и группой путем предоставления преференций отстающим – может оказаться хуже самой болезни. Несмотря на благие намерения, специально введенные преимущества для определенных категорий граждан неизбежно вызовут чувство несправедливости у остальной части населения. Еще большую цену придется заплатить с точки зрения экономической эффективности, поскольку по определению такая политика приведет к продвижению менее квалифицированных работников на позиции, которым они не соответствуют, хотя и заслуживают. Точно также запрет на использование критерия заслуг в образовании при приеме на работу и выдаче кредита просто потому, что это оказывает «дифференцированное воздействие» на судьбу различных групп или способствует неравенству социальных результатов, неизбежно скажется на качестве образовательной системы, трудовых ресурсов и экономики в целом.

Третье решение – поощрение постоянных и полезных для всех экономических инноваций – выглядит более многообещающим. Сочетание интернета и компьютерной революции может оказаться сопоставимым с появлением электричества, которое коренным образом изменило все сферы деятельности, беспрецедентно трансформировав общества в целом. Кроме всего прочего интернет радикально повысил скорость передачи знаний. А знания, как известно, являются ключевым фактором капиталистического экономического роста по меньшей мере с XVIII века. Если прибавить к этому потенциал других сфер деятельности, находящихся пока в зачаточном состоянии, таких как биотехнологии, биоинформатика и нанотехнологии, то перспективы будущего экономического роста и дальнейшего улучшения жизни человека покажутся вполне радужными. Тем не менее даже дальнейшее продвижение инноваций и возобновление экономического роста не смогут ликвидировать или существенно сократить социально-экономическое неравенство и незащищенность, потому что различия между индивидами, семьями и группами сохранят свое влияние на развитие человеческого капитала и профессиональные достижения.

Что сделать, чтобы капитализм продолжал оставаться легитимным и привлекательным для всего населения – тех, кто находится на нижней и средней ступени социально-экономической лестницы, а также рядом с вершиной, т.е. и проигравших, и победителей? Необходимо проводить и при необходимости реформировать государственные программы, помогающие уменьшить незащищенность, смягчить провалы на рынке и поддерживать равенство возможностей. Такие программы уже существуют во многих странах развитого капиталистического мира, включая Соединенные Штаты, и правым следует признать, что они служат важнейшей цели и должны быть сохранены, а не урезаны. Государственные расходы на социальное обеспечение – это адекватный ответ на некоторые проблемные черты капитализма, а не «чудовище», которое надо «морить голодом».

К примеру, такие меры, как соцзащита, страхование от безработицы, талоны на питание, налоговые зачеты за заработанный доход, программа медицинского страхования (Medicare), программа медицинской помощи (Medicaid) и новые гарантии по Закону о доступном медицинском обслуживании прежде всего предлагают помощь и комфорт тем, кто менее успешен и больше подвержен риску в условиях современной экономики. Невозможно представить, что потребность в подобных программах снизится. А сокращать их, когда неравенство и незащищенность возросли, означает проявить равнодушие. И если ничто иное, так хотя бы разумный эгоизм тех, кто получает наибольшую выгоду от жизни в динамичном капиталистическом обществе, должен заставить их задуматься над тем, насколько опрометчиво не поделиться частью своей рыночной прибыли в целях достижения длительной социальной и экономической стабильности. Государственные социальные программы нуждаются в структурных реформах, но правые должны признать, что в меру щедрое социальное государство нужно сохранить, и по вполне разумным причинам.

Левым, в свою очередь, следует понять, что агрессивные попытки ликвидировать неравенство могут оказаться слишком затратными, но тщетными. Даже успешность в прошлом попыток уменьшить разрыв в равенстве возможностей – в том числе путем расширения доступа к образованию и ликвидации различных форм дискриминации – означает, что в современном развитом капиталистическом обществе нетронутый человеческий потенциал великодушия крайне редок. Поэтому излишняя настойчивость в продвижении равенства вряд ли приведет к таким значительным результатам, как в прошлом, хотя затраты будут гораздо больше. А поскольку подобные программы подразумевают перераспределение ресурсов путем изъятия их у тех, кто обладает большим человеческим капиталом, и передачи их тем, у кого его меньше, а также отказ от критерия заслуг и достижений поставит заслон на дальнейшем динамичном развитии экономики и росте, от которых зависит существующее социальное государство.

Таким образом, главная проблема государственной политики в развитом капиталистическом мире состоит в том, чтобы поддерживать уровень экономического динамизма, обеспечивать рост всеобщего благосостояния, не сокращая при этом расходы на социальные программы. Тем самым жизнь граждан в условиях растущего неравенства и незащищенности будет оставаться приемлемой. Разные страны предлагают различные подходы к решению этой проблемы в зависимости от своих приоритетов, традиций, масштабов, демографической и экономической ситуации. (Заблуждение состоит в том, что, когда дело касается государственной политики, правительства могут с легкостью перенимать опыт друг друга.) Точкой отсчета мог бы стать отказ и от политики привилегий, и от политики, нагнетающей напряженность, создание четкого представления о том, что такое капитализм, без его идеализации или демонизации.

Джерри Мюллер – профессор истории в Католическом университете Америки, автор книги «Разум и рынок: Капитализм в современной западной мысли».

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 29 июня 2013 > № 885371 Джерри Мюллер


Россия > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 31 мая 2013 > № 825178 Владимир Путин

Владимир Путин провёл заседание Государственного совета Российской Федерации «О мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг».

На заседании, в частности, обсуждались предложения рабочей группы Госсовета по решению основных проблем отрасли, связанных с низкими темпами модернизации коммунальной инфраструктуры и недостаточной инвестиционной привлекательностью. Кроме того, рассматривались предложения по решению проблемы неплатежей в ЖКХ и меры по ликвидации кадрового дефицита в отрасли.

Перед началом заседания глава государства осмотрел экспозицию, рассказывающую о новой государственной информационной системе для внедрения в ЖКХ.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Государственного совета «О мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг»

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, добрый день!

Сегодня мы обсудим вопросы улучшения качества жилищно-коммунальных услуг.

Что хотел бы сразу сказать? Количество совещаний, конференций, парламентских слушаний, круглых столов на данную тему большое, вы это знаете. Принят и большой массив документов, в том числе и законодательных. Сейчас только перед входом в зал посмотрел (надеюсь, и вы тоже видели) гору материалов – различных нормативных актов на этот счёт. Разговоров и решений, как мы знаем, много.

Реализуются и пилотные проекты, и в целом удачно. Есть и позитивные, безусловно, тенденции. В этом году (только что Дмитрий Николаевич Козак мне об этом ещё раз напомнил) в более чем 40 субъектах Российской Федерации рост тарифов не превышает 7 процентов, а в некоторых случаях он и ниже.

И всё-таки, я хочу об этом сказать, уважаемые коллеги, кардинальных, именно кардинальных изменений пока не наступило. Острота проблемы остаётся большой. Людей очень часто не устраивает низкое качество этих услуг, недобросовестное управление и постоянный рост тарифов. Все эти претензии они, безусловно, направляют к властям, причём к властям самого разного уровня – начиная от муниципалитетов и заканчивая федеральной властью.

Реализация реформы пока идёт недостаточно высокими темпами. Нам нужно выделить приоритетные, системные проблемы, наметить точные сроки и механизмы их решения, определить роль государства и обеспечить согласованность действий на всех уровнях власти. Главнейшая задача – это модернизация отрасли. От её результатов напрямую зависит качество услуг жилищно-коммунального хозяйства.

О степени изношенности фондов уже сказано немало. Только на их первичное восстановление, по оценке экспертов, сегодня потребуется свыше 9 триллионов рублей. Если не изменить ситуацию в целом, по сути, то эта цифра будет только расти. Вкладывать сюда бюджетные средства – или только бюджетные средства – неэффективно и недостаточно. Собственно говоря, они никогда не будут достаточными. Объёмы же частных инвестиций сейчас минимальные – 8 процентов от годового оборота предприятий коммунального комплекса.

При этом ЖКХ – это мощный рынок, огромный, его оборот равен 4,2 триллиона рублей в год, но он неинтересен для долгосрочного серьёзного инвестора. Зато здесь раздолье, и мы знаем об этом хорошо, для тех, кто привык стричь купоны, не вкладывая при этом денег, ни копейки не вкладывая. Причины известны: непрозрачность финансовых процедур, коррупция, кумовство в этой сфере. Всё это хорошо известно.

Есть ещё один фактор, который сдерживает активность инвесторов, – это политика регулирования тарифов. Подчеркну, мы не имеем права забывать, что ЖКХ – социально ориентированная отрасль, и государство должно держать под контролем уровень тарифов. Нельзя допустить резкого неоправданного увеличения платежей за жилищно-коммунальные услуги.

Предлагается обсудить сегодня, нужно ли устанавливать на федеральном уровне порядок долгосрочного регулирования роста таких платежей. При этом очевидно, что политика госрегулирования тарифов должна быть понятной и прозрачной, чтобы инвестор понимал, когда и с какой доходностью он сможет вернуть вложенный капитал, иначе мы тоже не добьёмся необходимого, нужного результата.

Инвестиции в ЖКХ должны быть выгодными, и это справедливый, оправданный подход, никакого другого пути эффективной модернизации отрасли нет и быть не может при таких обстоятельствах.

Далее. С 1 января следующего года в полном объёме вступит в силу закон, создающий правовые возможности для широкого применения концессионных соглашений в коммунальном хозяйстве. Это перспективная модель и для бизнеса, и для государства. Переход на концессионные соглашения, частные инвестиции – это реальная конкуренция.

Всё это должно оздоровить сферу ЖКХ, в том числе нужно объективно оценить эффективность работы муниципальных предприятий в этой области. Многие из них уже успели, к сожалению, и мы тоже об этом знаем, срастись с местной властью. Надо быть готовыми к тому, что часть муниципалитетов не будет заинтересована в новых формах работы.

Поэтому Правительству в сотрудничестве с регионами необходимо обеспечить методическое руководство и координацию передачи в концессию, где это необходимо и обоснованно, объектов коммунальной инфраструктуры и жёстко контролировать этот процесс по качеству и срокам исполнения.

Уважаемые коллеги! Уже говорил сегодня, законодательство в сфере ЖКХ идёт семимильными шагами: за последние годы принято 100 различных правовых нормативных актов – и много готовится. Между тем, думаю, все согласятся с тем, что в этой сфере, особенно в этой сфере, для нормальной работы необходимо компактное, понятное законодательство, правила и нормы.

Ещё одна задача – внедрение стандартов оказания коммунальных услуг. Необходимо обеспечить чёткий контроль за тем, чтобы они соблюдались на всей территории нашей страны.

Предприниматели должны быть готовы не только вкладывать свои средства, но и качественно выполнять стоящие перед ними задачи, свои обязательства перед потребителями услуг, иметь штат квалифицированных кадров. Между тем дефицит специалистов в сфере жилищно-коммунального хозяйства приближается к 70 процентам. Необходимо обеспечить подготовку и переподготовку кадров, чтобы сюда приходили профессионалы, способные создавать современный цивилизованный рынок коммунальных услуг.

Я повторю ещё раз, важнейшей задачей государства остаётся обеспечение защиты прав граждан – включая повышение прозрачности счетов на оплату коммунальных услуг. Мы также обязаны поддержать граждан с низкими доходами. Надо создавать информационную систему, благодаря которой люди могли бы беспрепятственно вести мониторинг потребления коммунальных услуг и порядка начисления платы за них. Сегодня эти сведения так запутаны, что даже финансово образованному человеку невозможно в них разобраться. Люди понимают, что с ними происходит, только когда платить надо.

Хочу также привлечь внимание Правительства к поступающим от субъектов Федерации обращениям по созданию новой системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов. Эта задача только начинает решаться во многих регионах, и эти регионы не должны оставаться один на один с этой проблемой. Мы совсем недавно на одном из выездных заседаний об этом говорили подробно.

Подчеркну, что нужно привлекать инициативных, неравнодушных людей к участию в процессах реформирования ЖКХ, создавать системы общественного контроля. Люди сами предлагают свои услуги, сами готовы работать, и нужно их поддержать. Представителям местной власти не следует закрываться от граждан в своих кабинетах. Необходимо быть доступными, чаще работать напрямую с людьми, встречаться с ними, достигать с ними взаимопонимания. Добиваться успеха в улучшении качества коммунальных услуг мы сможем только при поддержке людей, при условии их доверия к власти вообще и к действиям власти.

Давайте перейдём к обсуждению подготовленного рабочей группой Госсовета доклада. С докладом выступит Георгий Сергеевич Полтавченко, губернатор Санкт-Петербурга.

Пожалуйста, Георгий Сергеевич.

Г.ПОЛТАВЧЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета! Уважаемые коллеги!

Почти четыре столетия назад царь Алексей Михайлович издал наказ «О градском благочинии». По сути, с этого законодательного акта и берёт начало правовое регулирование российской жилищно-коммунальной системы.

Сегодня жилищно-коммунальный комплекс является базовой отраслью в экономике. Он обеспечивает население жизненно важными услугами, а промышленность – необходимой инфраструктурой. Его оборот составляет где-то порядка 7 процентов валового внутреннего продукта России. Только население платит в год более 1 триллиона 300 миллиардов рублей.

Качество и стоимость этих услуг – первое, на что обращают внимание граждане, когда дают оценку работе власти. Судя по опросам общественного мнения, даже до твёрдой «четвёрки» нам ещё очень и очень далеко.

В феврале 2013 года ситуацию в ЖКХ назвали наиболее важной проблемой 60 процентов россиян, тогда как три года назад аналогичный ответ давали 40 процентов опрошенных. Люди видят, как растут суммы в квартирных квитанциях, но пока не чувствуют качественных изменений в этой очень важной сфере.

Проводимые сегодня преобразования закладывают основу развития отрасли на долгосрочную перспективу и не дают быстрой отдачи. Это подтверждают и результаты мониторинга, проведённого Минрегионразвития в рамках исполнения Ваших, Владимир Владимирович, поручений по итогам февральского совещания по вопросам улучшения качества услуг ЖКХ.

Рабочая группа видит главную причину такого положения дел в разрыве, который образовался между вводимыми нормативно-правовыми актами, регулирующими отрасль, и принимаемыми на местах управленческими решениями.

Начатый переход от латания дыр к выстраиванию той самой системы благочиния, добронравия и порядка, о которой вели речь наши предки, стопорится из-за традиционного для России препятствия – органов местного самоуправления. Да и субъекты Российской Федерации продолжают часто обеими руками держаться за старые, более привычные схемы.

Регулирующие отрасль новые нормативные и правовые акты применяются неполно, а следовательно, и неэффективно. Поэтому важнейшим условием реформирования жилищно-коммунального хозяйства остаётся последовательное и точное выполнение планов, намеченных руководством страны, включая практическую реализацию органами власти субъектов и органами местного самоуправления подходов и механизмов, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Мы по-прежнему стоим перед необходимостью создания эффективной системы управления жилищно-коммунальным хозяйством, которая должна быть основана на строгом учёте ресурсов и услуг, на государственном правовом и тарифном регулировании рынков коммунальных ресурсов, на стимулировании инвестиций. По данным Минрегионразвития, в апреле этого года общедомовые приборы учёта коммунальных ресурсов имели 60 процентов домов. Однако в отдельных регионах доля многоквартирных домов с приборами учёта не превышает и 20 процентов.

Рабочая группа считает необходимым детально проанализировать 261-й Федеральный закон и скорректировать заложенные в нём подходы, которые не дали запланированных результатов, а также принять ряд дополнительных шагов.

Во-первых, учитывать расходы ресурсоснабжающих организаций по установке приборов учёта при расчёте тарифов. Сегодня такого рода зачёт противоречит букве закона, к сожалению.

Во-вторых, реализовать принятые решения по усилению ответственности за потребление коммунальных ресурсов без приборов учёта.

И, в-третьих, как можно скорее законодательно регламентировать вопросы коммерческого учёта коммунальных ресурсов при их поставках промышленным потребителям.

Чтобы в дальнейшем не наступать на одни и те же грабли, имеет смысл установить повышенные требования по энергоэффективности к жилым домам и другим объектам, строительство которых осуществляется по государственному или муниципальному заказу или с использованием бюджетных средств.

Кстати, Петербург в прошлом году один из первых в России приступил к реализации собственной программы в области энергосбережения и повышения энергоэффективности. Мы разработали и утвердили соответствующие региональные нормативы для строительства и жилых домов, и общественных зданий.

Сегодня колоссальное количество потерь в жилищно-коммунальном хозяйстве связано с тем, что основные фонды отрасли устарели и морально, и физически. Коэффициент полезного использования топлива на российских тепловых электростанциях снизился за последние 20 лет с 57 до 53 процентов, в то время как на теплоэлектростанциях Дании и Финляндии он вырос с 52 до 80 процентов.

Перерасход топлива в стране, по экспертным оценкам, по отношению к 1992 году составляет сегодня 37 миллионов тонн условного топлива, или более 100 миллиардов рублей. То есть, по существу, мы иногда топим улицу, а не дома. Во многих централизованных системах теплоснабжения уровень цен по отдельным генераторам или в целом по системе уже превысил стоимость так называемой альтернативной котельной, а это напрямую сказывается на платежах населениях, так как потери в основном пытаются покрыть именно ростом тарифов.

Существующая ныне тарифная политика формировалась в то время, когда стояла задача перехода к 100-процентной оплате услуг населением. Наверное, эта политика себя уже исчерпала, и, согласно законодательству, с 2016 года планируется отказ от установления предельных тарифов и переход к установлению долгосрочных тарифов. Одновременно Правительству Российской Федерации следует возобновить контроль роста совокупного платежа граждан за коммунальные услуги.

Для защиты людей необходимо ввести новый ограничитель – предельный индекс роста совокупного платежа граждан за коммунальные услуги. На наш взгляд, он сделает долгосрочные тарифы более гибкими и позволит учитывать потребности и платёжеспособность населения, а также инвестиционные возможности ресурсоснабжающих предприятий.

На сегодняшний день дебиторская задолженность организаций в сфере ЖКХ составляет 700 миллиардов рублей, кредиторская – 600 миллиардов. Она формируется в основном у населения, где уровень, кстати, оплаты составляет 95 процентов, и в управляющих организациях. Суммарная задолженность населения и управляющих организаций составляет сегодня более половины всей задолженности в отрасли.

Важную роль в решении этой проблемы должно сыграть ужесточение финансовой ответственности управляющих организаций за нарушение требований закона по распределению платежей, а в случаях, когда управляющая организация накапливает значительную задолженность, надо предоставить ресурсоснабжающим предприятиям возможность заключать прямые договоры на поставку коммунальных услуг с потребителями – естественно, с обязательством обслуживать внутридомовые сети. На мой взгляд, собственники жилья также должны иметь возможность принять решение о передаче внутридомовых сетей на обслуживание ресурсоснабжающим организациям. Таким образом возможно избавиться от недобросовестных посредников.

Потребитель тогда по-настоящему защищён, когда знает все свои права и обязанности. Если у него возникают претензии к управляющим и ресурсоснабжающим организациям, надо, на мой взгляд, на региональном и местном уровнях максимально помочь ему отстоять свои права, оказать квалифицированную юридическую помощь, развивать сеть общественных организаций по контролю качества услуг ЖКХ. А для начала взять, упростить и регламентировать те процедуры, по которым потребитель может доказать факт предоставления некачественной услуги.

Права и интересы граждан нередко нарушаются из-за злоупотреблений в сфере управления многоквартирными домами. Зачастую за дело берётся организация, у которой нет ни материальных, ни людских ресурсов и которая существует только на бумаге. Рыночные механизмы в этой ситуации, к сожалению, не работают.

Ужесточить требования к управляющим организациям, на мой взгляд, можно путём лицензирования соответствующих видов деятельности и отзыва лицензий у недобросовестных предприятий либо обязательного страхования качества услуг.

Жилищно-коммунальному комплексу России сегодня остро не хватает квалифицированных кадров. Вы об этом уже говорили, Владимир Владимирович. Рабочая группа предлагает развивать собственные научные школы, профессиональные учебные заведения, вести работу с молодёжью.

Кроме того, нужно разработать профессиональные стандарты отрасли, федеральные государственные образовательные стандарты в сфере ЖКХ, оказать полноценную, отвечающую духу времени и потребности отрасли поддержку высшим учебным заведениям для создания необходимых образовательных программ, в том числе, как я уже говорил, и в высшей школе, и в средних учебных заведениях.

Требуется также срочное введение нового образовательного направления в сфере эксплуатации жилищно-коммунальных объектов и в управлении многоквартирными домами. Объём инвестиций в жилищно-коммунальное хозяйство в минувшем году составил 291 миллиард рублей, тогда как потребность на восстановление инфраструктуры составляет более 9 триллионов рублей.

В течение 2013–2020 годов федеральный бюджет по госпрограммам модернизации коммунальной инфраструктуры предусматривает выделение средств в размере более 24 миллиардов рублей. Ещё 15 миллиардов рублей составит финансирование программ Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства.

Как уже говорилось в Вашем выступлении, Владимир Владимирович, без обеспечения притока частных инвестиций и повышения эффективности государственных расходов на модернизацию коммунальной инфраструктуры невозможно решить те задачи, которые ставятся. Поэтому рабочая группа в дополнение к перечисленным выше мерам предлагает также обеспечить проведение открытых конкурсов на передачу коммунальной инфраструктуры частным операторам, используя в качестве приоритетной формы отношений именно концессионные соглашения, а также рассмотреть возможность упрощения правил предоставления гарантий субъектами Российской Федерации по возврату инвестиций путём их обеспечения собственностью на объекты централизованных систем коммунальной инфраструктуры и формирования источников для их возвратов в составе тарифов на коммунальные ресурсы.

Мы предлагаем также обеспечить софинансирование со стороны бюджета Российской Федерации расходов на капитальные вложения и модернизацию коммунальной инфраструктуры в малых городах и населённых пунктах.

На наш взгляд, предложенные меры позволят оздоровить ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве и повысить качество предоставления услуг.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Я предлагаю выступить всем нашим коллегам, которые подготовились к этому, а потом в свободном режиме обсудить те вопросы, которые вы посчитаете наиболее острыми и необходимыми для этого обсуждения.

Слюняев Игорь Николаевич, Министр регионального развития. Пожалуйста.

И.СЛЮНЯЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В своей вступительной речи Президент России обозначил практически все болевые точки жилищно-коммунального хозяйства, которые так или иначе влияют на качество предоставления услуг и настроение граждан.

Перед нами стоит задача создать условия для модернизации жилищно-коммунального хозяйства, инфраструктуры, сохранив при этом доступный уровень платежа граждан за жилищно-коммунальные услуги.

За последние годы Правительство Российской Федерации совместно с субъектами Федерации, законодателями провело большую работу по совершенствованию нормативно-правовой базы ЖКХ. Такая база в основном сформирована. С 1992 года на федеральном уровне принято 158 законов и 3 тысячи 124 подзаконных акта, регулирующих сферу ЖКХ.

Однако нормативно-технической базой, видами работ, классификацией работ, регулированием норм и правил в области содержания, текущего ремонта, капитального ремонта, ценообразования мы занимались факультативно.

Майские указы Президента России определили основные направления реформирования ЖКХ и конкретный алгоритм действий для органов власти. В ноябре 2012 года Правительством России утверждена госпрограмма обеспечения доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан Российской Федерации со сроком реализации до 2020 года.

Ряд важнейших решений принят на законодательном уровне в течение последнего года: это и переход к долгосрочному тарифному регулированию, создание условий для снижения затрат при подключении к инженерным сетям, установление чётких требований к программам комплексного развития коммунальной инфраструктуры, в том числе к разработке схем теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения.

Закон о капитальном ремонте жилого фонда: 7 мая 2013 года Вами, уважаемый Владимир Владимирович, подписан Федеральный закон, который устанавливает обязательные требования к собственникам, концессионерам и арендаторам объектов коммунального сектора в части объёмов и направлений инвестиций, целевых показателей надёжности и сроков их достижения.

В поле зрения федеральных и региональных органов власти постоянно находятся вопросы повышения качества работы управляющих организаций. Для этих целей Правительством России утверждён минимальный перечень услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общедомового имущества в многоквартирном доме (это 290-е постановление), утверждены стандарты и правила деятельности по управлению многоквартирными домами (461-е постановление).

Во исполнение Ваших поручений, Владимир Владимирович, проводится работа по формированию сети общественных организаций в ЖКХ. В каждом субъекте Российской Федерации сегодня создаются центры общественного контроля, которые оказывают практическую помощь потребителям коммунальных услуг – гражданам Российской Федерации. Реализуются мероприятия по обучению собственников жилья, и в этом направлении законодательство также совершенствуется.

Вместе с тем сегодня необходимо честно признать, что наши многолетние усилия по повышению эффективности жилищно-коммунального хозяйства пока не дали значительного результата, и практическая реформа ЖКХ ещё в самом начале своего пути. Более того, наблюдается колоссальный разрыв между состоянием нормативно-правовой базы, регулирующей отрасль, и принимаемыми управленческими решениями на местах.

Следствием этого остаётся высокий уровень износа основных фондов, дефицит инвестиций, нарастающее количество аварий и технологических сбоев, в конечном итоге – низкое качество жилищно-коммунальных услуг и раздражение людей. Большинство инвестиционных механизмов не заработали на полную мощность.

Приведу примеры. Соглашения по концессиям заключены только в четырёх субъектах Российской Федерации, гарантии предприятиям ЖКХ под привлечение кредитов на региональном и местном уровне практически не применяются как инструмент привлечения инвестиций, механизмы государственно-частного партнёрства не запущены.

В конце прошлого года мы приняли решение о наделении Фонда содействия реформированию ЖКХ новыми полномочиями по финансированию региональных программ модернизации коммунальной инфраструктуры. Из федерального бюджета на эти цели в виде имущественного взноса было направлено 15 миллиардов рублей.

Правительство России предложило субсидировать процентные ставки на модернизацию коммунальной инфраструктуры в городах с населением менее 250 тысяч человек. К настоящему времени от субъектов Российской Федерации не поступило ни одной заявки по этой программе. В итоге 15 миллиардов рублей лежат невостребованными в Фонде содействия реформированию ЖКХ.

Не лучше ситуация и с программами комплексного развития коммунальной инфраструктуры, которые должны представлять собой планы конкретных мероприятий с учётом анализа текущего состояния основных фондов и предложений по развитию систем теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения.

По данным нашего мониторинга, такие программы утверждены только в 10 тысячах муниципальных образований, а схем теплоснабжения мы утвердили всего 644. Зачастую эта работа выполняется формально и с существенным отставанием от сроков. Большинство органов местного самоуправления не понимает значимости программ комплексного развития и не рассматривает их как реальный инструмент управления системами жизнеобеспечения.

Что в результате? Отсутствие разумного распределения инвестиционных потоков на модернизацию коммунальной инфраструктуры, отсутствие экономически обоснованных тарифов, в том числе тарифов на подключение новых объектов, нерешённость проблем с оформлением прав на бесхозные объекты коммунального хозяйства и земельные участки под ними. Как итог – существенные инвестиции в сферу ЖКХ так и не пришли.

Точечные проекты, которые мы реализуем в рамках госпрограмм «Жилище» и «Чистая вода», также не оказывают значительного влияния на обновление основных фондов отрасли. В рамках реализации федеральной целевой программы «Чистая вода» в 2011–2012 годах в эксплуатацию введено 46 водохозяйственных объектов при потребности более 20 тысяч.

Сокращаются инвестиционные возможности и самих предприятий коммунального комплекса. 50 процентов затрат в структуре их расходов приходится на энергоресурсы, на инвестиции направляется 8 процентов от общего объёма расходов, сегодня уже звучала эта цифра. В денежном выражении: 291 миллиард рублей было направлено предприятиями ЖКХ в качестве инвестиций – при потребности, превышающей 9 триллионов рублей.

Инвестиционная политика предприятий ЖКХ находится в стадии формировании. При этом не стоит забывать, что инвестиционная составляющая приведёт к потреблению и к увеличению совокупного платежа.

У Правительства Российской Федерации нет иллюзий, что приход инвестора решит все вопросы управления и модернизации отрасли. Нам необходимы совместные усилия бизнеса, власти, институтов развития и потребителей коммунальных услуг. Одна из ключевых задач – сформировать единый вектор и единое видение развития отрасли.

Считаю, что ключевое направление реформирования жилищно-коммунального комплекса следует зафиксировать в Стратегии модернизации ЖКХ. Она должна упорядочить и направить отраслевое законодательство, государственные программы и программы комплексного развития. Базой для такой Стратегии должно стать обследование всех объектов ЖКХ на понимание текущего состояния.

Для этого, во-первых, необходимо обеспечить объективность данных по объёмам потребления коммунальных ресурсов. Не просто обеспечить установку приборов учёта, а создать систему учёта коммунальных ресурсов на всех стадиях от производства до потребления.

Вторая задача – это инвентаризация, диагностика, а затем и государственная регистрация прав на объекты энергетики, коммунальные сфера и на земельные участки под ними. Без этих шагов в сфере ЖКХ не возникнет достоверной оценки потребности в инвестициях.

Уважаемый Владимир Владимирович! Средства, требуемые на модернизацию, сопоставимы со стоимостью основных фондов коммунального комплекса. Граждане, субъекты Федерации, органы местного самоуправления в одиночку такие расходы не потянут. Необходима существенная бюджетная поддержка отрасли на федеральном уровне.

Расходы федерального бюджета в рамках текущих расходных полномочий на коммунальное хозяйство составляют столько же, сколько расходы на систему ГЛОНАСС. Не умаляя значимости высоких технологий – решение проблем ЖКХ не менее важно для дальнейшего развития страны.

Одним из ключевых инструментов привлечения инвестиций в ЖКХ должна стать федеральная целевая программа модернизации реформирования жилищно-коммунального хозяйства. Прошу Вас, уважаемый Владимир Владимирович, поддержать разработку такой программы. В рамках ФЦП мы предлагаем применить дифференцированные модели привлечения инвестиций в отрасль, в том числе бюджетное финансирование, частное финансирование, выпуск инфраструктурных облигаций, субсидирование процентных ставок, софинансирование социально значимых и трудно окупаемых проектов. Необходимо отказаться от финансирования отдельно взятых объектов в пользу финансирования проектов комплексной модернизации на основе современных технических решений.

Основным критерием эффективности инвестиций должны выступать надёжность и качество коммунальных услуг и ресурсоснабжение. Мы должны чётко увязать между собой тарифы на коммунальные услуги, нормативы потребления, совокупный платёж, а там, где необходимо, меры социальной поддержки граждан. Сделать прозрачными объёмы потребления: каждый собственник должен понимать, сколько и за что он заплатил. На переходный период необходимо регулировать не только тарифы, ограничивая их уровень решениями Правительства Российской Федерации, но и темпы роста совокупного платежа.

Внедрение понятия «критерий социальной доступности тарифов» поможет учесть домашние хозяйства с низкими доходами, направлять адресные целевые субсидии и повысить собираемость платежей. И, что, собственно, важно, позволит гибко регулировать размер совокупного платежа, избежать негативных социальных последствий в процессе модернизации отрасли.

Государственная информационная система ЖКХ, которую в настоящее время мы разрабатываем в соответствии с Вашим поручением, уважаемый Владимир Владимирович, позволит осуществлять оперативный мониторинг качества и объёмов коммунальных услуг, поможет гражданам и органам власти разобраться с начисленными платежами, систематизировать все наши бюджетно-тарифные решения.

В последние годы Правительству России удалось существенно продвинуться в решении проблемы недоремонта многоквартирных домов. С 2008 года при участии Фонда содействия реформированию ЖКХ отремонтировано 136 тысяч домов общей площадью 410 миллионов квадратных метров. Свои жилищные условия улучшили 17,7 миллиона человек.

Важнейшая задача сегодняшнего дня – запустить в полном объёме с 1 января 2014 года региональные системы капитальных ремонтов многоквартирных жилых домов. Основные документы уже разработаны, в том числе и базовый Федеральный закон (270-ФЗ), модельные акты регионального и муниципального уровня, методические рекомендации по созданию региональных операторов.

Важно, что сами собственники квартир вовлечены в эту работу. Главный стимул для граждан – улучшение условий проживания и ожидаемая экономия по оплате жилищно-коммунальных услуг. Нам важно синхронизировать программы капитального ремонта с комплексной модернизацией коммунальной инфраструктуры.

Ещё одна тема – подготовка кадров. На ней достаточно подробно остановился и Президент Российской Федерации, и Георгий Сергеевич Полтавченко. К сожалению, приходится говорить о катастрофическом дефиците кадров. Кадровый голод ощущается не только среди работников коммунального комплекса, но и среди управляющих: специалистов по планированию, привлечению инвестиций, управлению качеством.

Нами начата работа по подготовке профессиональных стандартов работников отрасли ЖКХ. Через формирование специальных образовательных программ, подготовку и переподготовку кадров будем обучать работников коммунального комплекса, руководителей регионального и муниципального уровня, ответственных за ЖКХ.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Жилищный комплекс и коммунальное хозяйство – это единый организм, где все процессы взаимосвязаны, а любые решения так или иначе влияют на качество жизни людей и на расходы домашних хозяйств. Перед нами стоит сложная, но вполне выполнимая задача: с одной стороны, провести реформы в жилищно-коммунальном комплексе; с другой стороны – обеспечить предоставление гражданам доступных по цене и высоких по качеству коммунальных услуг.

Эффект от реализации этой задачи колоссальный. Модернизация коммунальной инфраструктуры – основное условие развития городов, посёлков, освоения новых территорий, строительства нового жилья, а значит, и развития экономики страны.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо. Игорь Николаевич, Вы где работаете?

И.СЛЮНЯЕВ: В Правительстве Российской Федерации.

В.ПУТИН: Ваше предложение создать федеральную целевую программу по реконструкции сферы ЖКХ – это консолидированная позиция Правительства Российской Федерации? Вы же Министр.

И.СЛЮНЯЕВ: Правительство Российской Федерации по вопросу разработки и принятия федеральной целевой программы модернизации жилищно-коммунального хозяйства не определилось пока.

В.ПУТИН: А Вы просите меня поддержать Ваше предложение? Вы хотите таким образом повлиять на решение Правительства? Не кажется Вам, что сначала в Правительстве надо рассмотреть, а потом Вы как Министр, как член кабинета Правительства должны выступить с консолидированным мнением и предложить нам те решения, которые должны быть сбалансированными и реализуемыми? Или Вы хотите всех граждан, включая меня, включить во внутреннюю работу самого Правительства Российской Федерации?

И.СЛЮНЯЕВ: Владимир Владимирович, предложенный Вами подход более правильный и рациональный.

В.ПУТИН: Хорошо, садитесь.

Пожалуйста, Орлова Светлана Юрьевна, Владимирская область.

С.ОРЛОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, члены Госсовета!

«Коммунальный рай» Владимирской области живёт вне конкуренции: ни инвестиций, ни инноваций, ни энергоэффективности. Всего пять предприятий занимают более 70 процентов рынка коммунальных услуг. Это «Владимирские коммунальные системы», «Газпром межрегионгаз Владимир», «Владимиртеплогаз», «Владимир-газэнергосеть». Одно из них является монополистом, семейный бизнес. Это управляющая компания «МРГ-инвест».

Из 98 организаций, оказывающих услуги по теплоснабжению, 60 получили в прошлом году отрицательный финансовый результат, 28 находятся в стадии банкротства. Просроченная задолженность организаций коммунального комплекса за газ – около 1,5 миллиарда рублей. Так, «Александровским коммунальным системам» принадлежит 15 процентов от всей задолженности области. И это при собираемости платежей граждан более 96 процентов.

Вы абсолютно правильно сказали, Владимир Владимирович, как правило, это фирмы-однодневки, взявшие имущество в аренду на год, являются хроническими неплательщиками, а по сути, и я им это сказала в глаза на первом большом совещании, просто бесстыдно воруют. Поэтому нам очень важно сделать всё для того, чтобы для добросовестных предпринимателей были созданы все условия.

Мы этот вопрос активно обсуждали на совещании, когда приезжал Виктор Алексеевич Зубков. Необходимо ввести ограничения по доступу на рынок теплоснабжающих организаций, имеющих уставной капитал менее одной шестой годового оборота, а также ввести ответственность собственников имущества своим имуществом при заключении договора поставки.

На этом совещании мы также обсудили вопрос по переводу транспорта, в том числе коммунальной техники, на газомоторное топливо. В этом направлении мы планируем провести большую работу в регионе.

Конечно, Владимир Владимирович, коллеги, есть ряд объективных трудностей, о них сказал и Георгий Сергеевич, и Министр регионального развития. Это высокий износ коммунальной инфраструктуры, отсутствие условий для долгосрочных инвестиций, без которых невозможно провести модернизацию отрасли.

К примеру, у нас на решение проблем коммунального комплекса во Владимирской области необходимо 34 миллиарда рублей. Деньги огромные. Обеспечить их тарифами нельзя. Выход один – привлекать инвестиции, что мы и начали делать, и, конечно, ввести заключение концессионных соглашений. Сейчас мы пытаемся это делать по водоснабжению. Сделали «дорожную карту» и 15 числа со всеми организациями эту «дорожную карту» будем обсуждать.

Также предлагаем рассмотреть возможность финансирования за счёт средств фонда ЖКХ самих объектов коммунальной инфраструктуры, а не процентной ставки по долгосрочным кредитам. При этом привлекать средства инвесторов в размере 50 процентов от стоимости строительства и реконструкции объектов, увеличив критерий по численности населения до 350 человек.

Если говорить о тарифной политике, честно скажу, Владимир Владимирович, я не поверила. Одно дело – писать законы и обсуждать, другое дело – конкретно работать.

У нас 820 тарифов. Экономически обоснованных тарифов в сфере теплоснабжения на горячую воду – 584, на холодную и водоотведение, утилизацию бытовых отходов. Однако разница в тарифах, причём в пределах одного района (вот Судогодский район) просто колоссальная.

Самый высокий на водоснабжение у организации «Техноавтоматика» – 57 рублей за кубометр, самый низкий у колхоза «Рассвет России» – 6,9. Но когда разбирались, то получается: там старая скважина, старые сети, 100 человек живёт. Там, где колхоз «Рассвет», живёт 322, и списывается на литр молока.

Ясно, что тарифы устанавливаются произвольно. Сейчас мы попросили ФСТ и Минрегион России провести совместную работу по определению экономически обоснованного тарифа и планируем ограничить с 1 июля 2013 года рост платежей граждан за коммунальные услуги. Сами, конечно, будем привлекать средства из бюджета на адресную помощь. У нас получается где-то в этом году 298 миллионов.

Конечно, все говорили об энергосбережении и энергоэффективности. Все сказали о счётчиках. Это очень важно. Но знаете что, мои дорогие коллеги, чтобы не получилось так, что мы сейчас всех заставим ставить счётчики, но у нас есть население, которое не сможет поставить, а мы хотим в наших документах с 2015 года сделать повышающий коэффициент, – чтобы это не получилось таким образом, Владимир Владимирович, что опять наши управляющие компании получат деньги, но никто энергоэффективностью заниматься не будет.

Мне кажется, нам очень важно посмотреть, каким образом это будем делать. Они все рисуют инвестиционные планы, Владимир Владимирович, и все с планами приходят, а на деле получается: они через год банкротятся, Арбитражный суд им ещё в этом помогает. Я честно скажу, я сказала Председателю Арбитражного суда: «Я Вас возьму под ручку, пойдёте и будете рассказывать людям, как Вы это делаете». По четыре-пять лет они ведут дела. Договор с ними практически невозможно расторгнуть, они ещё требуют деньги заплатить. Какие деньги?!

Председатель нашего Законодательного Собрания Вам рассказывал: мы приняли закон об управляющих компаниях, а они информацию не раскрывают. А как мы обоснованный тариф посчитаем, если они не раскрывают информацию? Мы их вывесили на билбордах, в районных газетах. Они убегают, по 10 лет их люди не видят. Когда приезжаешь, тогда они приходят. А если бы я не приезжала, они бы не приходили? Поэтому в этом плане нам кажется, что ещё нужно серьёзно отработать.

Конечно, есть и хорошие моменты. Вместе с Фондом реформирования ЖКХ мы вели несколько энергоэффективных домов. Действительно, люди начинают понимать, что это очень важно, потому что оплата стала на 40 процентов дешевле.

Мы начинаем серьёзно в области работать над местным видом топлива. У нас большой объём торфа, практически 9 миллионов тонн. Сейчас у нас только 10 котельных, но когда стали внедрять, то это тоже непросто, потому что многие районы и города не хотят этого, они протоптали дорожку по углю, и их больше ничего не интересует. Но это наша задача, мы будем работать над этим, и здесь я никаких позиций не ставлю.

Конечно, нужно на федеральном уровне рассмотреть варианты поддержки предприятий, которые инвестируют капитал для повышения энергоэффективности экономики регионов, в том числе жилищно-коммунального сектора.

Мы всегда говорим о нормативно-правовых актах, но несколько слов о запаздывающих подзаконных федеральных актах и нормативах. Так, отсутствуют методические рекомендации о реализации в регионах новых положений Жилищного кодекса. В итоге работа стоит.

Мы также не имеем закона о порядке механизма смены управляющих компаний, наших законов всё равно недостаточно. У нас их в области 163, и, когда начинаешь с ними вести работу, что сюда зайдёт другая компания, просто военные действия начинаются: старые не уходят с этого проворовавшегося рынка, а новые завести очень сложно.

И последнее, Владимир Владимирович. Конечно, информация, конечно, мониторинг, но мы за последние годы столько отправили денег на создание информационной системы, а качество эффективности не везде высокое. У нас в Центральном федеральном округе 250 расчётных центров.

Мы проводили различные работы. Если платёжки провести через расчётные центры, тогда можно видеть расщепление. А если опять создавать новую информационную систему, мне кажется, лучше надо посмотреть по единым расчётным центрам, а эти деньги направить бы на продолжение программы «Чистая вода», потому что эта программа пришла в маленькие отдалённые населённые пункты. Конечно, она в перспективе должна быть в программе «Жилище», которую будет делать Правительство Российской Федерации.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Я со всем абсолютно согласен: и ответственность необходимо повысить управляющих компаний, и менять их, должен быть механизм смены рациональный, обоснованный, прозрачный и эффективный. Нужно, безусловно, повышать раскрываемость информации и информационную систему совершенствовать. Всё правильно абсолютно, надеюсь, это найдёт отражение в сегодняшних решениях.

Но с Вашим замечанием: «Одно дело – писать законы, а другое – конкретно работать», с этим никак не могу согласиться не только потому, что хочу взять под защиту депутатский корпус, а потому, что Вы сейчас столкнулись с законами, которые сами и написали, когда были членом Совета Федерации. Потому что как раз законотворчество – это одна из самых главных и самых важных работ. И чем более квалифицированно она исполняется, тем легче работать исполнительной власти.

Мы, собственно говоря, ради этого и собрались, чтобы поговорить по всем этим проблемам и проанализировать их.

Спасибо большое.

С.ОРЛОВА: Спасибо, Владимир Владимирович. Я согласна с Вами.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Шанцев Валерий Павлинович, Нижегородская губерния.

В.ШАНЦЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, крайне актуальны, поскольку жилищно-коммунальная сфера во многом определяет качество жизни наших граждан. В Нижегородской области работа в данном направлении ведётся при тесном сотрудничестве с федеральным правительством, с Фондом реформирования ЖКХ, созданным, как известно, исключительно благодаря Вашей, Владимир Владимирович, инициативе.

С 2008 года общий объём финансирования отраслевых региональных программ ЖКХ составил 6 миллиардов 677 миллионов. Из ветхого аварийного фонда расселено почти 800 аварийных многоквартирных домов. При этом общее количество переселённых жителей составило около 10 тысяч человек.

Кроме того, капитально отремонтировано 6 тысяч 854 многоквартирных домов. Целенаправленно все эти годы мы также работали над развитием коммунальной инфраструктуры, приводили в порядок котельные, строили новые и капитально ремонтировали действующие инженерные сети. Можно твёрдо сказать, что такого движения в сторону улучшения положения дел в ЖКХ не было последние 20–25 лет.

Однако состояние основных фондов этой важнейшей для жизни людей отрасли, постоянные и длительные недоремонты, ветхость, аварийность требуют даже не продолжения такой активной работы, а существенного увеличения темпов по модернизации ЖКХ, а это в первую очередь зависит от возможностей привлечения сюда более мощных финансовых ресурсов.

И здесь, безусловно, важно обеспечить привлечение внебюджетных частных инвестиций. Сфера ЖКХ, на наш взгляд, Вы об этом совершенно справедливо говорили, должна быть очень привлекательной для частных инвесторов и бизнеса в целом. Это, прежде всего, связано с наличием постоянного и развивающегося потребления.

Могу привести ряд примеров позитивного начала в этом направлении. В Нижегородской области мы создали открытое акционерное общество «Нижегородская теплоснабжающая компания»: 51 процент акций здесь правительства, 49 процентов – частный инвестор.

За период с октября 2010 года по настоящий момент на инвестиционную программу направлены частные средства в размере более 729 миллионов рублей, было построено 13 и реконструировано шесть котельных общей мощностью порядка 100 мегаватт, построено около 20 километров новых тепловых сетей.

Открытое акционерное общество «Теплоэнерго» в городе Нижнем Новгороде по энергосервисному контракту привлекло для модернизации 16 котельных более миллиарда рублей.

«Нижегородский водоканал» заканчивает оформление концессионного соглашения по реформированию своего хозяйства. За пять лет предполагается привлечь более 6 миллиардов рублей внебюджетных инвестиций.

Но откровенно надо сказать, что массового прихода инвестиций и частного бизнеса в ЖКХ ещё не происходит. И мы не имеем в этой отрасли преимущества работы в рыночных условиях: роста конкуренции, повышения за счёт этого качества обслуживания одновременно со снижением цены.

Что же нам мешает? Прежде всего, мы считаем, это отсутствие долгосрочной и понятной тарифной политики. Ведь для частного инвестора должно быть ясно, каким образом и в какие сроки он вернёт вложенные средства и получит нормальную прибыль. Все наши законы регламентируют тарифное регулирование, предусматривающее экономически обоснованные тарифы.

Должны быть учтены все реальные затраты на обеспечение качественного обслуживания населения. Работа это непростая; Светлана Юрьевна говорила, сколько тарифов, и у каждого свои условия. И надо каждому дать реальные обоснованные тарифы.

Но после таких расчётов у нас ежегодно проходит мучительная процедура ограничения роста тарифов, уменьшая их экономическую обоснованность и снижая возможности качественной работы энергоресурсных организаций. А в этом году мы вошли ещё и в процедуру ограничения совокупного платежа потребителей, что существенно ухудшает экономику предприятий.

На самом деле мы что делаем? Мы уменьшаем объёмы ремонта, мы снижаем плановую заработную плату. Вот мы повышаем учителям зарплату, доводим её до средней в области, а у нас сейчас закладывается 16 тысяч в снабжающие организации – при зарплате 24 тысячи в среднем по области.

Мы говорим о кадрах, что привлекать надо. А как мы привлечём на такую зарплату? И думаю, что на следующий год, если всех спросить, мы даже не знаем, какая ситуация будет с точки зрения ограничения и уменьшения тарифов.

В этих условиях, конечно, привлечение частных инвестиций крайне затруднительно. На наш взгляд, необходимо строго контролировать на федеральном, региональном уровне установление действительно экономически обоснованных тарифов. Обслуживающие предприятия должны получить за качественную работу нормальную оплату.

Одновременно государство должно обеспечить адресную защиту населения с низкими доходами и снизить нагрузку на их семейные бюджеты. Мы в области, например, для этого приняли закон об ограничении коммунальных платежей не выше 18 процентов их совокупного дохода, что на четыре пункта меньше нормы федерального закона.

В 2012 году такие субсидии получили 120 тысяч семей. Из бюджета области на эти цели направлено 1,8 миллиарда рублей, средняя субсидия на семью составила 1 тысячу 240 рублей в месяц. Кроме того, около 300 тысяч человек у нас имеют льготы по оплате коммунальных услуг. Только в 2013 году это возмещение оценивается более чем в 7 миллиардов рублей.

Необходимо также отметить, что законы, действующие в сфере тепло- и водоснабжения, предусматривают принятие нормативно-правовых актов, устанавливающих правила деятельности в отрасли, однако срок их принятия очень длительный. И эта неопределённость также сдерживает инвестиционную активность бизнеса.

В связи с этим предлагаем ускорить принятие на федеральном уровне документов, необходимых для реализации законов о теплоснабжении и водоснабжении, о водоотведении. Прежде всего нужно утвердить порядок (как называют сейчас, «дорожную карту») разработки схем теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения.

Безусловно, невозможно обеспечить качественные услуги и привлечь инвесторов в жилищно-коммунальное хозяйство, имея большое количество ветхого фонда и жилых домов, давно не проходивших капитального ремонта.

В региональную адресную программу на 2013–2015 годы включены многоквартирные дома, которые официально признаны аварийными на 1 января 2012 года, общей площадью 285 тысяч квадратных метров. Однако на 1 января 2013 года площадь ветхого фонда (это фонд, который имеет критический износ выше 70 процентов) в регионе составляет 1 миллион 379 тысяч квадратных метров. Переселение из этих домов требует привлечения по нынешним ценам 42 миллиардов рублей, а по программе Правительства Российской Федерации региону выделено всего 3,2 миллиарда рублей.

Конечно, оставшаяся сумма для областного бюджета неподъёмна. В связи с этим необходимо, на наш взгляд, установить софинансирование расселения за счёт средств Фонда на уровне не менее 50 процентов и продлить работу Фонда не до 2015 года, а до полного выполнения задач по расселению ветхого фонда.

Не менее остро в Нижегородской области, да, я думаю, и во всех других областях стоит проблема проведения капитального ремонта жилья. На сегодняшний день на территории региона находится 35 тысяч многоквартирных домов общей площадью почти 52 миллиона квадратных метров, из которых в проведении капитального ремонта нуждаются 20 тысяч домов общей площадью 32 миллиона квадратных метров.

Программа, которая утверждена Правительством Российской Федерации, рассчитана на восемь лет, предполагает провести эту работу в основном за счёт создания региональных фондов, где аккумулируются средства населения. При этом размер платежа должен установить регион, а минимальный платёж рекомендуется в районе 6 рублей за 1 квадратный метр в месяц. Замечу, что это сегодня в три раза больше, чем платят в настоящее время: у нас – около 2 рублей.

Но даже в этом случае простые расчёты показывают, что нужно ремонтировать по 4 миллиона квадратных метров в год. Для этого нам потребуется при сложившейся стоимости ремонта за 1 квадратный метр – 2 тысячи 400 рублей – ежегодно тратить 9,6 миллиарда.

Даже если у нас исправно будет платить по 6 рублей всё население, мы получим в год 3,6 миллиарда рублей. Следовательно, для выполнения целей программы необходимо либо ещё в три раза повысить плату за капитальный ремонт, либо обеспечить дополнительное софинансирование государством, так как в большинстве случаев жилые дома передавались жителям для приватизации с большими недоремонтами.

И ещё одна проблема. Существует напряжённость во всей системе ЖКХ, когда домоуправляющие компании используют в своих целях средства, собранные с населения, в оплату коммунальных услуг. С целью решения проблемы предлагаем предоставить собственникам возможность заключать прямые договора на предоставление оплаты коммунального ресурса непосредственно с ресурсоснабжающими организациями, независимо от выбранного способа управления многоквартирным домом. Ответственность за обеспечение качества поступившего потребителям ресурса остаётся за управляющей компанией.

Помимо этого, с целью оптимизации деятельности и установления единых стандартов, методов и форм работы домоуправляющих компаний, предлагаем ввести их обязательное лицензирование. Это всё дисциплинирует и позволит нам управлять этим процессом.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Секундочку, с последнего. Прямые контракты, которые Вы предлагаете разрешить заключать собственникам жилья со снабжающими организациями, а кто их будет заключать – ТСЖ?

В.ШАНЦЕВ: Собственник. Если это ТСЖ, то ТСЖ.

В.ПУТИН: Но не каждый же отдельный гражданин?

В.ШАНЦЕВ: Но каждый житель будет рассчитываться через расчётно-кассовый центр. Сейчас Жилищный кодекс говорит: только через управляющую компанию.

В.ПУТИН: У Вас какое мнение по этому вопросу? Это очень важный вопрос просто, поэтому я его и достал оттуда.

Д.КОЗАК: Сегодня такая система расчётов есть при непосредственном управлении жилыми домами; в случае если управляющая компания, то через управляющую компанию.

На самом деле ключевая задача – конечно, навести порядок в управляющих компаниях, потому что мы не сможем обеспечить комплексное управление таким сложным организмом, как многоквартирный дом, когда каждая ресурсоснабжающая организация имеет свой договор. Это требует дополнительной и серьёзной проработки. Такие предложения есть. В настоящее время подготовлены поправки в Жилищный кодекс: по решению собственников квартир в многоквартирном доме…

В.ПУТИН: Предоставить им такое право.

Д.КОЗАК: Им предоставить такое право. Но возникает, я ещё раз повторяю, сложная проблема, связанная с управлением всеми сетями в доме в целом. Поэтому это не такой однозначный вопрос.

В.ПУТИН: Я просто хочу понять Вашу позицию: Вы поддерживаете это предложение? Вопрос сложный, вообще весь вопрос сложный. Вы это конкретное предложение поддерживаете?

Д.КОЗАК: Через решение общего собрания собственников жилья в многоквартирном доме. Да, такое предложение подготовлено, и в таком виде мы поддерживаем.

В.ПУТИН: Поддерживаете, понятно.

И ещё. Значит, софинансирование ремонта аварийного жилья, ветхого: об аварийном, прежде всего, речь идёт – сейчас я по ветхому скажу. Мы уже обсуждали, и я уже упоминал об этом на нашем выездном совещании, и тогда уже договорились о том, что мы изменим объёмы софинансирования со стороны федерального бюджета, но применительно к каждому региону конкретно. В какой стадии находится проработка этого вопроса? Я к Министру финансов обращаюсь – Антон Германович, к Вам.

А.СИЛУАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, принято решение о том, что мы продлеваем срок действия Фонда ЖКХ и снижаем требования к участию субъектов Российской Федерации, поскольку если бы такого решения не было, то субъектам Российской Федерации в среднем пришлось бы из общей суммы средств, необходимых на ликвидацию аварийного жилья, платить примерно 64 процента.

Мы сейчас предлагаем, и решение это принято, продлить срок работы Фонда ЖКХ, и уровень участия субъекта снижается где-то до 38 – максимум 40 процентов. Сейчас в настоящее время подготовлены соответствующие законодательные решения, и в ближайшее время они будут внесены в Государственную Думу.

В.ПУТИН: В ближайшее время – это когда? Когда это пройдёт через Правительство?

К.ЦИЦИН: До сентября.

Владимир Владимирович, наши предложения уже подготовлены, находятся на голосовании в соответствующих органах федеральной власти. Но есть одна поправка, абсолютно правильно Антон Германович сказал. Единственное, что вот это решение потребует дополнительного взноса в размере 57,4 миллиарда рублей.

В.ПУТИН: Какого взноса?

К.ЦИЦИН: В Фонд дополнительно, чтобы снизить...

В.ПУТИН: Я понимаю, поэтому и обратился к Министру финансов.

К.ЦИЦИН: Здесь у нас принципиальное различие с Министерством финансов: они против дополнительного взноса.

В.ПУТИН: Да, но как мы будем изменять софинансирование без дополнительных денег в систему этого Фонда?

А.СИЛУАНОВ: Сегодня у нас предусматривалась работа Фонда до 2015 года. Предусматривался объём средств федерального участия в этом Фонде – соответственно, и участие субъектов Российской Федерации. Наша логика была какая: о том, что, не изменяя объём федерального финансирования, мы растягиваем участие субъектов Российской Федерации ещё на два года.

Да, действительно, мы готовы рассматривать вопросы и увеличения взносов в Фонд ЖКХ, но это уже будет 2016–2017 годы, это будет уже очередной бюджетный цикл, мы в рамках подготовки бюджета эти вопросы будем также рассматривать в ходе бюджетного процесса.

В.ПУТИН: Кроме Вас сейчас никто не понял, что Вы сказали, и я всё-таки Вас попрошу конкретизировать. Губернаторы и на нашем выездном совещании, и сейчас ставят вопрос о чём? О том, чтобы изменить порядок софинансирования ремонта аварийного жилья, не 20 на 80, а – нижегородский губернатор предложил – 50 на 50.

В целом мы с Вами в ходе этого совещания пресловутого об этом тоже договорились, и Вы признали, что это соотношение должно быть изменено, потому что, по Вашей собственной оценке, возможности региональных бюджетов не позволяют им финансировать эту программу 80 на 20. Я хочу понять, когда это произойдёт?

А.СИЛУАНОВ: Соответствующий законопроект, как я уже доложил, подготовлен. Я думаю, что мы в весеннюю сессию его внесём, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Но для того, чтобы он был внесён в Госдуму, сначала он должен пройти через Правительство Российской Федерации. Когда?

А.СИЛУАНОВ: Я думаю, что в течение месяца мы этот вопрос в Правительстве рассмотрим.

Д.КОЗАК: Владимир Владимирович, поскольку я этим занимаюсь, я думаю, что в течение недели он будет в Правительстве. Речь идёт – дискуссия, насколько я знаю, до Правительства ещё не доходила – о том, чтобы сохранить тот же уровень софинансирования, это позиция Минфина, но растянуть его не на три года, а почти на пять лет.

Позиция Минрегиона и Фонда ЖКХ о том, чтобы растянуть на пять лет, но и увеличить финансирование. В этом суть дискуссии. Закон о продлении деятельности Фонда ЖКХ не может быть принят без принятия сегодня решения об объёмах софинансирования в течение этих пяти лет. Поэтом в ближайшее время – 10 дней – решение будет принято, и законопроект будет внесён.

В.ПУТИН: Можно сдвигать немножко вправо, имея в виду наши возможности, это вполне допустимо. Надо только понять, что если мы не примем это решение сейчас, то тогда программа встанет вообще.

Д.КОЗАК: Да, конечно.

В.ПУТИН: Игорь Иванович, когда вы проведёте это через Правительство?

И.ШУВАЛОВ: Владимир Владимирович, сам законопроект мы можем провести в течение двух недель, если он в течение недели будет подготовлен. Но Бюджетная комиссия будет заседать 24 июня. Поэтому, чтобы обеспечить законопроект соответствующим финансированием, в целом этот вопрос будет решён к 15 июля.

В.ПУТИН: Один говорит – две недели, второй говорит – нужно два месяца, третий говорит… Дмитрий Анатольевич сегодня в Минске, он с коллегами встречается. Вы Первый заместитель Председателя Правительства, ещё раз назовите эту дату.

И.ШУВАЛОВ: После определения основных параметров федерального бюджета 24 июня и принятия законопроекта, если мы его внесём через две недели, тогда мы берём обязательство к 15 июля этот вопрос решить.

В.ПУТИН: Провести через Правительство?

И.ШУВАЛОВ: Через Правительство…

В.ПУТИН: А Дума когда это рассмотрит?

И.ШУВАЛОВ: А Дума работает как раз до 6 или 7 июля. Значит, если сегодня у нас 31-е, то… Владимир Владимирович, понимаете, я должен сказать, что принятие закона без определения средств – это будет вопрос не до конца решённый.

В.ПУТИН: А кто сказал, что без определения средств? Надо определить эти источники и средства.

И.ШУВАЛОВ: Владимир Владимирович, разрешите, я тогда скажу? У нас сейчас дополнительных запросов…

В.ПУТИН: Нет, вот это не надо. Это я знаю. Мы этот вопрос будем решать или не будем? Мы договорились, что будем.

И.ШУВАЛОВ: Будем решать.

В.ПУТИН: Не надо говорить, как вам тяжело. Я знаю. Я знаю, что вам тяжело. Это правда, это тяжёлая работа – сбалансировать бюджет. Но мы решили, что это один из важных вопрос и его нужно решать, и Минфин это признал. Я хочу понять, когда это будет сделано.

И.ШУВАЛОВ: Хорошо. Владимир Владимирович, тогда всё-таки позвольте так, что мы законопроект проведём через Государственную Думу, по вопросам финансирования и предельных объёмов финансирования мы доложим до 15 июля. Закон примем до конца работы сессии.

Этот вопрос до конца не будет принятием закона урегулирован, а после принятия предельных лимитов бюджета и доведения потом лимитов до исполнителей мы сможем Вам отчитаться о том, какие средства будут направлены на поддержку Фонда.

В.ПУТИН: Хорошо. Договорились. Нужно только, чтобы Министерство регионального развития, курирующий вице-премьер и Минфин проработали вопрос по каждому региону, где эта программа реализуется. Нам нужно понять с вами конкретные параметры, на что может претендовать каждый конкретный регион, имея в виду своё финансовое состояние.

Мы именно об этом и договаривались: должны общие рамки быть, от 30 или от 40 [процентов] нашего участия до 50. Может быть, даже больше по некоторым регионам, но это нужно понять по каждому региону отдельно, это отдельная работа, и я надеюсь, что вы ею занимаетесь сейчас. И когда Вы мне доложите?

И.ШУВАЛОВ: 15 июля.

В.ПУТИН: Договорились.

Теперь, вы послушали, вы и без меня хорошо всё это знаете. Не надо здесь вешать проблемы, которые сейчас решить трудно, не надо путать аварийное жильё с ветхим. Ладно? Я обращаюсь ко всем губернаторам. И не надо грузить то, что лошадь не вывезет. Нам нужно решать первоочередные задачи, самые острые, нужно закрыть проблему с аварийным жильём, из трущоб людей вытащить – вот что нужно сделать, хотя аварийное подчас мало чем отличается от ветхого, тем не менее нужно действовать поэтапно, а не сваливать всё на одну телегу. Договорились?

Теперь по «дорожным картам», по обеспечению водо- и теплоснабжением. У нас кто этим занимается? У нас работа по этим «дорожным картам» есть или что это такое?

Д.КОЗАК: Я не до конца понял Валерия Павлиновича по поводу «дорожных карт» – о каких «дорожных картах» идёт речь?

В.ШАНЦЕВ: Объясняю. В соответствии с законами о теплоснабжении, о водоснабжении должны быть разработаны схемы теплоснабжения и схемы водоснабжения и водоотведения. Должно быть понятно, кто разрабатывает, кто утверждает, кто согласовывает.

Вот по теплоснабжению…

В.ПУТИН: Да, понятно. Это Слюняев должен делать, Игорь Николаевич?

И.СЛЮНЯЕВ: Я прошу прощения, соответствующие законы и подзаконные акты уже приняты Российской Федерацией, включая типовые договоры. Мы сейчас разрабатываем проект постановления по мониторингу разработки таких схем субъектами Федерации. Вся необходимая нормативно-правовая база, уважаемый Валерий Павлинович, есть в Вашем распоряжении.

В.ШАНЦЕВ: Я ещё раз объясняю. Вот Вы говорите: есть. Минэнерго отвечает за схемы теплоснабжения. Мы разработали такую схему, отдали, потому что города свыше 5 тысяч они согласовывают. Полгода уже лежит, и мы не можем получить. Где эта «дорожная карта», как она работает? А схему водоснабжения, порядок, должен Минрегион разработать. Его нет, нет порядка.

В.ПУТИН: Знаете что? Я не случайно зацепил то, что сказал Валерий Павлинович, потому что в этой части, как видите, наш разговор принял абсолютно конкретное содержание. И эти вещи я хочу, чтобы наши коллеги в Правительстве тоже услышали, потому что одно дело, как Орлова сказала, здесь, в Москве, сидеть, и другое дело – там кочерёжкой у печки ковырять. Понимаете, это разные вещи совершенно. И если им не хватает этих вещей, этой нормативной базы подзаконной, нужно это сделать и сделать как можно быстрее. Это чисто бюрократические проволочки.

Теперь я бы хотел понять по поводу того, что Вы сказали об уровне заработной платы учителей и уровне заработной платы в жилищно-коммунальной сфере.

В.ШАНЦЕВ: Я говорил о том, что мы сейчас правильное совершенно решение приняли, его реализуем, о повышении зарплаты учителей до средней зарплаты в экономике области. Но когда мы сейчас занимаемся тарифным регулированием, мы делаем экономически обоснованный тариф, мы тоже должны ориентироваться и в этой отрасли на среднюю зарплату. А ограничение тарифа нас заставляет уже в плановом порядке снижать эту зарплату, чтобы попасть в тот процент ограничений. Вот и всё. Она получается 16 тысяч. Вроде мы не отвечаем за это, а на самом деле отвечаем.

В.ПУТИН: Валерий Павлинович, я понял. Я благодарен Вам за то, что Вы повторили свой тезис и свою мысль.

Уважаемые коллеги, это очень существенная и значимая вещь. Что бы я хотел в этой связи сказать? Когда мы говорим о средней заработной плате по региону в системе среднего образования, то исходим ведь из чего? Из того, что мы, таким образом, признаём значимость этого среднего образования для страны, для наших детей, для будущего Российской Федерации. И отдавая не на словах, а на деле дань значимости этой сфере нашей деятельности, мы стараемся поднять её на более высокий уровень, привлечь в эту сферу большее количество дееспособных талантливых людей. И надо сказать, что эти усилия дают определённые результаты: и количество абитуриентов в педагогических вузах резко увеличилось, мужчин там появляется всё больше и больше. В процессе школьного образования наличие мужского фактора тоже достаточно важно, сами педагоги это признают.

И вот что я хочу сказать. У нас много важных сфер деятельности. Я неоднократно слышал: как же так, в регионе не может же педагог получать столько же, сколько металлург или шахтёр! Вы знаете, с каким огромным уважением я отношусь, скажем, к труду шахтёров. Это вообще героическая профессия. Но, во-первых, шахтёры всё равно получают больше, так же как металлурги. Мы же говорим для педагогов о средней по экономике. А заработная плата людей, которые в шахте работают или у мартеновских печей стоят, или работают в современных металлургических комплексах, она другая, она гораздо выше. Мы же говорим о средней, а средняя вычисляется исходя из самой высокой и самой низкой. Это первое.

Второе. У металлурга и у шахтёра тоже есть дети, как правило, и они хотят, чтобы у этих детей было будущее. Они хотят, чтобы они получили хорошее качественное образование. Это система государственных приоритетов. И если мы признаём, что образование является одним из таких приоритетов, нужно действовать без оглядок на эти сравнения. Они неуместны, Валерий Павлинович! Эти сравнения неуместны в данном случае, уверяю Вас.

В.ШАНЦЕВ: Владимир Владимирович, я Вам говорю, что мы это сделали…

В.ПУТИН: Я Вас прошу, я Вас слушал внимательно и попрошу Вас меня больше никогда не перебивать, пожалуйста. У нас не получится дискуссии. Вы будете говорить одно, я другое.

Я прошу всех собравшихся в этом зале иметь в виду это обстоятельство. Если мы признаём с вами, что образование является одной из важнейших сфер деятельности, определяющих будущее нашей страны, мы к этому так и должны относиться. И не нужно этого стесняться. И мы не можем заниматься уравниловкой. Это не является нашей целью. Даже в системе образования одни должны получать меньше, другие больше. Нужно, чтобы люди стремились к повышению своей квалификации. Здесь нет ничего необычного. В каждой отрасли уровень заработной платы должен быть обоснован и социальной значимостью, и государственной значимостью, и экономической значимостью, и вкладом в общее дело развития государства.

Конечно, та сфера, которой мы сегодня занимаемся – ЖКХ, тоже крайне важна, но не нужно проводить таких параллелей, так же как Министр регионального развития привёл абсолютно некорректное сравнение с ГЛОНАСС. На ЖКХ нам нужно столько же денег, сколько на ГЛОНАСС. Ну и что? Зачем Вы сделали такое сравнение? Что нам, не развивать ГЛОНАСС? Абсолютно некорректные вещи, понимаете? Не нужно этого делать, пожалуйста. Садитесь.

Хорошавин Александр Вадимович – Сахалинская область.

А.ХОРОШАВИН: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые участники совещания!

В продолжение начатого разговора хотел бы поделиться некоторым опытом Сахалинской области в сфере жилищно-коммунального хозяйства, рассказать не только об опыте, рассказать о тех проблемах, с которыми мы сталкиваемся. Мне так представляется, что эти проблемы актуальны, если не для всех регионов Российской Федерации, то для многих из них.

Среди задач, над которыми работает правительство Сахалинской области, – безусловно, повышение качества коммунальных услуг, создание условий для увеличения объёмов и удешевления жилищного строительства, привлечение в сферу коммунального хозяйства частных инвестиций.

На территории Сахалинской области завершена работа по формированию градостроительной основы муниципальных образований, разработаны генпланы городских округов, поселений. И вот на базе этих документов мы приступили к разработке схем ресурсоснабжения населённых пунктов, о чём шла сейчас такая живая дискуссия.

На Сахалине пионером в этом направлении стал город Южно-Сахалинск. В 2011 году Всероссийским теплотехническим институтом, который является ведущей экспертной организацией в этой сфере, разработана перспективная схема теплоснабжения города Южно-Сахалинска. В её основе лежит детальное математическое моделирование гидравлических и температурных режимов, которое предполагает проработку нескольких альтернативных вариантов, альтернативных сценариев дальнейшего развития системы теплоснабжения. Документ этот адекватно отвечает на современные вызовы, среди которых важнейшее значение имеет фактор роста жилищного и делового строительства.

По объёмам ввода нового жилья в Южно-Сахалинске мы выходим на уровень 1 квадратный метр на человека в год, это достижение 2011 года. В 2012 году мы несколько снизили, но теперь по итогам 2013 года закрепимся на этой планке и дальше будем наращивать. А всего в период до 2027 года площадь отапливаемых помещений в городе должна вырасти более чем в два раза.

Реализация этих мероприятий позволит в течение 15 лет ежегодно обеспечивать подключение всех предусмотренных генпланом нагрузок с соблюдением нормативных параметров качества теплоснабжения потребителей. Исполнение мероприятий по итогам 2012 года уже позволило нам практически в четыре раза, даже несколько более чем в четыре раза сократить количество жалоб со стороны людей на некачественное теплоснабжение.

Общий объём финансирования всех инвестиционных проектов, предусмотренных перспективной схемой теплоснабжения Южно-Сахалинска, на период 2012–2027 годы составляет более 16 миллиардов рублей. Хотел бы особо отметить, что здесь акцент направлен на привлечение долгосрочных средств от специализированных институтов развития.

Нами достигнута договорённость с Европейским банком реконструкции и развития о займе в размере около 500 миллионов рублей на срок до десяти лет, соответствующее решение уже принято. Сейчас мы ведём переговоры с ВЭБом о предоставлении кредита в размере 2,1 миллиарда рублей на срок до 15 лет.

В течение последующих пяти лет программа развития системы теплоснабжения Южно-Сахалинска будет более чем на 56 процентов профинансирована из внебюджетных источников в соответствии с Вашим указом №600, Владимир Владимирович.

Комбинированные источники инвестиций, по предварительным расчётам, позволят сохранить динамику тарифа на тепловую энергию в пределах, не превышающих прогнозируемый темп инфляции.

В результате реализация перспективной схемы теплоснабжения Южно-Сахалинска позволит существенно улучшить надёжность и эффективность схемы теплоснабжения города. Коэффициент использования топлива вырастет с нынешних 49 процентов до 87 процентов, сетевые потери тепловой энергии снизятся с нынешних 24 до 13 процентов полезного отпуска тепла, количество повреждений тепловых сетей сократится более чем в пять раз.

Говоря о мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг, хотел бы затронуть ряд проблемных вопросов, которые требуют решения на федеральном уровне. Об этих проблемных вопросах уже много было сказано. Я, если позволите, повторяться не буду, хотя у нас есть вопросы и по ремонту аварийного фонда, и по выводу аварийного жилья. Я буду говорить о несколько других направлениях. Учитывая сложную, особую во всех отношениях специфику Дальнего Востока, предлагаем при отборе регионов на получение федеральных субсидий, на программы энергосбережения выделять конкретный лимит средств из годового объёма финансирования непосредственно для дальневосточных субъектов Российской Федерации.

Следующее предложение направлено на предотвращение причин банкротства предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Это проблема, с которой мы сталкиваемся очень плотно, думаю, что она специфична не только для нас. Проблема в несвоевременном погашении долгов по НДС. Ситуацию можно изменить, если налоговая база для предприятий ЖКХ будет определяться по мере и факту поступления денежных средств за предоставленные услуги, а не на момент отпуска услуг потребителям, как это существует сейчас. Для этого необходимо внести определённые изменения – изменения в 167?ю статью Налогового кодекса Российской Федерации.

С целью качественной и своевременной подготовки к отопительному периоду 2013 –2014 годов предлагаем ускорить передачу объектов Министерства обороны Российской Федерации: жилфонд, объекты коммунальной инфраструктуры – давно мы об этом говорим и постоянно об этом говорим, – земельные участки под этими объектами – в муниципальную собственность. Мы готовы к этой работе. В связи с тем, что достаточно сложно организовать процедуру расторжения договоров с недобросовестными управляющими компаниями, предлагаем внести дополнения в Жилищный кодекс Российской Федерации, предусматривающие возможность передавать дома под неэффективным управлением другим организациям на основе конкурсов, проводимых органами местного самоуправления, на определённый период, например, на один год. А по истечении этого срока жители имеют право, если их устраивает эта управляющая организация, пролонгировать договор с ней либо на основании общего собрания выбрать иную организацию.

Возможны и другие формы, которые предлагались и Министром регионального развития, и звучали в выступлениях коллег.

На этом я хотел бы завершить. И полагаю, Владимир Владимирович, что в случае поддержки наших предложений регионы, в том числе и Сахалинская область, получат дополнительные возможности для успешного выполнения задач, которые изложены в майских указах, и, соответственно, для решения проблем по повышению качества жилищно-коммунальных услуг.

Спасибо.

В.ПУТИН: Я согласен почти со всем, о чём Вы сказали. Но Ваше предложение по поводу исчисления налоговой базы только после перечисления соответствующих средств от потребителя услуг требует отдельного внимательного рассмотрения со стороны Минфина.

Пожалуйста.

А.СИЛУАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня существует общий порядок начисления НДС в момент оказания услуги, а не по факту поступления средств. Это связано с тем, что бывает так, что услуга оказана, а денежные средства могут поступать в течение какого-то времени, а могут и вообще не поступить. Или поступить на другой счёт, условно говоря, на другую компанию.

Поэтому это общий порядок и общее правило. Мы вопрос этот рассматривали. И, честно говоря, Министерство финансов не поддержало исключение из этого общего правила.

В.ПУТИН: Почему? В чём угроза? Объясните.

А.СИЛУАНОВ: Угроза в том, что, когда оказывается услуга, происходит начисление НДС. А в момент расчёта, оно может просто, я ещё раз говорю, не произойти, а может произойти позже, а может вообще не осуществиться, может, будет кредиторская задолженность. Тогда уплата налога не будет происходить. В этом у нас и было сомнение.

В.ПУТИН: Короче, есть угроза недобросовестного сговора, по сути, между тем, кто оказывает услуги, и тем, кто должен расплатиться. Вот и всё.

А.ХОРОШАВИН: Владимир Владимирович, можно с этим согласиться, а можно не соглашаться. Сегодня начислили объём средств за предоставленные услуги, сразу начисляется НДС. Мы предполагаем, что там жульнические какие-то будут сговоры, банкротства какие-то, уйдут деньги в другие компании. Нет, единственный источник погашения денег – это надо собрать их с населения. Это требует, конечно, времени, но НДС надо заплатить сразу и сейчас. Когда потом деньги соберутся, уже предъявляется претензия…

В.ПУТИН: Угроза в том, насколько я понимаю Минфин, что мы демотивируем тех, кто должен собирать эти деньги просто, и всё.

А.ХОРОШАВИН: А какая такая большая мотивация, если он деньги сейчас собирает, а потом всё равно их надо перечислить в федеральный бюджет? Как они мотивируют?

В.ПУТИН: Тогда, может, вообще не собирать.

А.ХОРОШАВИН: Нет, так не будет уже.

В.ПУТИН: Должен сказать просто с голоса, без экспертной оценки Минфина, я пока не могу с этим согласиться. Давайте, подумайте вместе, посмотрите.

А.ХОРОШАВИН: Я согласен, что нужно проработать.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

А.ХОРОШАВИН: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что-то сказать или добавить?

Прошу Вас.

Г.ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, Вы на заседании Государственного совета поставили на сегодня важнейший, главный вопрос. Если опросить общественное мнение, то его сегодня волнуют практически в первую очередь две проблемы: состояние ЖКХ и нашествие мигрантов.

Как-то слушал Ваши комментарии к оценке работы в этой сфере руководителей Правительства, Вы сказали: «Хватит бубнить. Дайте решение». Сегодня чувствуется, и докладчики, и выступающие ищут это решение, ибо почти 40 процентов жилья – это жильё хрущёвской эпохи. И если его не реконструировать и не сносить, оно завтра начнёт разваливаться. Почти 50 миллионов граждан России живут в аварийном и ветхом жилье. Вы абсолютно правильно ставите вопрос – прежде всего надо решить проблему аварийного жилья, ибо ветхое и аварийное жильё в обслуживании в два-три раза дороже, чем любое остальное. Но мне думается, в области традиционных подходов нет решения тех задач, которые Вы ставите, нам всем придётся их искать.

Я очень внимательно прочитал доклад и выслушал выступления докладчиков. Должен сказать, там много интересного, полезного и довольно честная оценка состояния этой отрасли.

Если взять 164 города, в которых население более 100 тысяч, чтобы довести до норматива, надо в среднем тратить на город выше 7 миллиардов рублей, в сумме это составит 3,3 триллиона рублей. Если в целом отремонтировать жильё и привести в порядок – ещё 5 триллионов на решение этой проблемы. В докладе сказано о том, что почти 9 триллионов, это огромные средства в условиях кризиса, изыскать будет нелегко.

Если брать население, то восемь из десяти живёт в среднем на 10–15–17 тысяч, и те коммунальные расходы, которые несёт население, становятся для многих неподъёмными. Хочу напомнить, что каждый десятый уже не платит за жильё и каждый третий задерживает платежи.

Если посмотреть на регионы, они страдают прежде всего от безденежья. Немало толковых, инициативных руководителей, но на 1 января долг по бюджету не сходился на 1 триллион 400 миллиардов, и в связи со спадом производства, в связи с кризисом мы ещё потеряли за эти месяцы примерно 500 миллиардов.

Что касается частных инвестиций, тут точно отметили: рваться в эту сферу не будут. Если кто и построил тепловой пункт, как только глянет на состояние сетей – на 100 километров теплотрассы приходится примерно до 200 прорывов, потери огромные, а чтобы отбить эти средства на сетях, надо 10–20 лет. Крайне невыгодно. Сейчас снова предлагают взвинчивать тарифы. Рост тарифов за последние десять лет – в 10–15 раз, можно перечислить по категориям, сейчас вводят социальную норму на электричество, вчера критиковали карточки, – это карточка на электричество 70–100 киловатт-часов. Перевожу на русский язык: это один холодильник, который нельзя отключить в течение месяца, значит, ни на лампочку, ни на плитку, ни на утюг – ни на что не остаётся, а дальше растут тарифы, которые и так платить невозможно. Попытались это ввести в Приморье – население вышло на улицу. Тот, кто предлагает этот вариант, по сути дела, предлагает дестабилизировать обстановку, а мы ею все крайне дорожим.

Если взять собственников и управляющие компании, то каждый второй похож на жулика, даже внешне, если на них посмотреть. Они вообще-то многие пришли для того, чтобы урвать куш побольше, и это мы видим повсеместно. С другой стороны, толковые профессиональные люди, когда посчитают, в каком состоянии коммуналка и что их впереди ждёт, в эту сферу не рвутся.

Я посмотрел, как планируется следующий бюджет, урезаются многие программы, выбрасывается на распродажу стратегическая собственность, что в условиях кризиса весьма невыгодно.

Поэтому Ваши требования и во вступительном слове, на мой взгляд, весьма обоснованны и объективны, но без восстановления управления и контроля в этой сфере решить данную проблему, похоже, невозможно.

Можно сколько угодно критиковать советский опыт, но там было мощное Министерство жилищно-коммунального хозяйства, которое решило многие проблемы. И тот опыт, и письма, которые я Вам приносил, и Вы дали распоряжение, на мой взгляд, должны быть востребованы. Я бы очень хотел, чтобы к нему присмотрелись губернаторы и руководители. Много было весьма полезного.

Что касается тарифов, мне представляется, даже Счётная палата высказала предложение, – заморозить тарифы, ибо дальнейший рост тарифов окончательно обескровит экономику. Наши тарифы уже разорили практически промышленность, во многом убили сельское хозяйство и сегодня добираются до граждан. Тарифы эти абсолютны необоснованны. Себестоимость киловатт-часа электроэнергии, по-моему, от 30 до 70 копеек максимум. Продают от 3,5 до 8 рублей, в восемь–десять раз больше, чем себестоимость. Кто наживается? Наживается та же олигархия, которая захапала всё это и не желает даже платить нормальные налоги. Если и дальше мы будем взвинчивать тарифы, кроме разорения в этой сфере, нас ничего не ждёт.

Хочу вам напомнить один любопытный сюжет, когда после дефолта здесь, в этом зале, уговаривали Примакова, Маслюкова и Геращенко вытаскивать страну. Тогда баррель нефти стоил 12–15 долларов, золотовалютных резервов было 6–7 миллиардов, нечем было платить пенсии, зарплаты в сентябре. Тут же пришли к Примакову, Маслюкову руководители естественных монополий предлагать взвинчивать тарифы. Они сказали: «Мы согласны, но вы принесёте нам полный расчёт, как складывается себестоимость на все эти услуги». Они ушли и больше к Примакову, Маслюкову не приходили. Если сейчас попытаться посмотреть, как складывается, вы увидите, сколько там дыр, но все эти дыры в пользу тех, кто владеет этим имуществом.

Нам представляется, что надо максимально сконцентрировать ресурсы. Для того чтобы отремонтировать, правильно сказали, надо минимум 450–500 миллиардов вкладывать. Вот ту сумму, которую назвали, это 3 процента от реальной стоимости, надо растянуть на 30 лет. Многие объекты жилищно-коммунального хозяйства не выдержат этот цикл, его придётся сжимать. Но чтобы сжимать, надо иметь такого рода ресурсы. Мне представляется, что без национализации минерально-сырьевой базы и некоторых стратегических отраслей, без жёсткого государственного регулирования и улучшения управления этой сферой это невозможно сделать.

Не знаю, как вы считаете, но мне представляется, что это тема, которую нельзя откладывать ни на один час, ибо коммуналка работает круглые сутки. Поэтому один из вице-премьеров, ключевой вице-премьер, должен заниматься только этой отраслью, восстановить систему территориального управления, ибо без вертикали, которая бы очень эффективно координировала эту работу, справиться с ней при том разнообразии ситуаций, какие есть в стране, невозможно.

Что касается кадровой техники, есть соответствующие предложения. Мы готовы внести в том числе и программу. Наша фракция и ряд специалистов, которые этим занимались и в регионах, подготовили её.

И по жилью. Жильё остаётся крайне дорогим. Земли много, но если посмотреть, как с ней обходятся, то иногда просто диву даёшься. Наглядный пример, если взять Московский регион, трасса «Рига», которая ведёт в Москву. Её сейчас расширяют. На трассе сегодня будет пробка в 15 километров, хотя машины идут в шесть потоков. Этот отрезок дороги до полтинника выдержал бы в лучшем случае 20 посёлков. Там уже построили сотню и примерно 20 – в заделе. Если таким образом координировать работу и в области коммуналки, то пробка будет повсеместно.

Поэтому по жилью надо прежде всего пойти навстречу тем, кто собирается строить, с землёй, и не обирать их. Оформление – 150 подписей. Много говорим об «одном окне». Идите попробуйте оформить документы на 60-квартирный дом, будете 1,5 года бегать, и везде будут просить «на лапу». И 20 процентов съедают посредники. Вполне назрел этот вопрос, и он решаем.

Ну и последнее. Наверное, нам всем надо понять, что нефтегазовое благополучие в основном закончилось. Мировой кризис и ситуация подтверждают это. А аварийность коммунального хозяйства может дестабилизировать любую обстановку. Всем нам придётся этим плотно заниматься, и мы готовы максимально помогать в том числе исполнительной власти решать эту проблему.

В.ПУТИН: Спасибо.

Что касается нефтегазовых доходов, то Вы абсолютно правы. Правительство исходит из того, что их доля в совокупных доходах бюджета будет неуклонно сокращаться. Это тренд, который Правительством учитывается.

По поводу национализации ресурсодобывающих компаний – мы с Вами уже дискутировали на этот счёт. Я уже говорил, и это хорошо известно, какие у нас крупнейшие ресурсодобывающие компании? «Роснефть» – самая крупная по добыче сырой нефти компания в мире. Контрольный пакет у государства. «Газпром» – самая крупная по добыче и по продажам на экспорт и на внутренний рынок компания по газу в мире. Контрольный пакет у государства. «Транснефть» – основная транспортная компания по нефти. Контрольный пакет у государства. Трубопроводный транспорт по газу принадлежит «Газпрому». Контрольный пакет у государства. Что мы будем национализировать? Какой смысл нам выкупать у наших миноритарных акционеров их пакеты, даже если не один-два, а 5, 10, 15, 20 процентов, уводить эти компании с мирового рынка, понизить их привлекательность, которая позволяет им привлекать ресурсы для инвестиций в своей отрасли, повысить для них уровень банковских ставок по кредитам и так далее? Вот какой будет результат. Я думаю, что это так называемые контрпродуктивные действия.

Но что касается сдерживания, если не замораживания, то кардинального сдерживания тарифов естественных монополий, инфраструктурных монополий, и не только ресурсосберегающих, то это предложение, на мой взгляд, требует самого внимательного рассмотрения на правительственном уровне, и мы это уже обсуждали, не скрою. Надеюсь, что такие решения будут приняты в ближайшее время.

Спасибо большое.

Пожалуйста, прошу Вас.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Конкуренция, в том числе в сфере ЖКХ, должна быть естественной. Вот как я сейчас захотел обязательно выступить, потому что Геннадий Андреевич выступил. Если бы он не выступил, я бы, может быть, и просидел, а так автоматически есть желание то же самое. Хотя есть что сказать, я ни одного слова не произнесу, чтобы повториться. Я против этого категорически.

Но не прозвучала причина, всё-таки почему такая у нас проблема с ЖКХ? Потому что самый маленький частный сектор в этой сфере. В собственном доме никаких проблем нет. Ипотека есть, но доступность очень низкая, всё-таки только 10 процентов молодых семей могут взять ипотеку. Тогда почему нам не восстановить жилищно-строительные кооперативы? Плюс в том, что они больше будут делать сами, не будет никаких обманутых дольщиков, дешёвые проекты они покупают, бесплатный отвод земли и платят по факту. Котлован вырыли – заплатили, первый этаж, и так – до упора. И дальнейшая эксплуатация. Я сам был председателем ЖСК в Москве. Трещина появилась, я знаю, что весь дом знает, и весь дом знает, что я председатель ЖСК. И что я должен, как в глаза людям смотреть? В подвале вода – я этим занимаюсь, что-то там с электрикой… Но почему я занимался? У меня не было цели что-то украсть у кооператива, потому что всё видно, кто сколько вносит и что сколько стоит. Но у меня была цель переехать с низшего этажа на высший, я вкалывал три-четыре года, пока не образовал цепочку для переселения. Поэтому правление ЖСК – как родная часть коллектива жильцов, а когда управляющая компания – даже не знают, кто её избрал, когда было собрание. Они удивляются, они выходят на улицу. В ЖСК никто не выходит, мы все знаем, в какой квартире – в 145?й или в этом подъезде, и ему неудобно, он же входит в подъезд каждый день, и правление заседает здесь же, в подъезде. То есть надо приблизить то, что сегодня называют «управляющая компания», у нас называлось «правление ЖСК»…

Или проблема малоэтажного строительства. Откуда появились многоэтажные дома во всём мире? Стоимость земли и урбанизация. У нас полно земли, но всё равно мы идём по пути урбанизации: поднимают стоэтажные дома. Сколько машин будет в этом доме? Ни одна подземная стоянка их не обеспечит. Разве будет демография решаться? Как ребёнка на детскую площадку проводить, 100 этажей спускаться? Это няню нужно приглашать. И где эту площадку делать, когда стоит несколько башен стоэтажных? Поэтому малоэтажное, человека опустить на землю. Я знаю, что это медленная реализация, но нужно это дело начинать. При советской власти давали землю, моему дяде предложили квартиру или землю, он взял землю и построил – пять-семь лет мучился, землю бесплатно дали, по-моему, ссуду на стройматериалы. Всё остальное сам. Но дом-то стоит его, небольшой дом, одноэтажный, но никакой проблемы с ЖКХ нет. И сад около дома. И проблема демографическая – трое детей уже, потому что есть где погулять, никакого лифта, ничего нет. Поэтому малоэтажное строительство нужно всячески продвигать, и, может быть, ветхое жильё будет решаться. Предложить людям строиться, не ждать, когда им дадут. Аварийное – обязано государство, а ветхое – показать им, дать возможность решения. Или молодые семьи, сказать: 10 лет жди в очереди или давай за два года построишь сам.

Естественно, надо резко удешевить подвод коммуникаций. У меня конкретный знакомый в Московской области. Подключение к электроэнергии, заплатили и чего-то там забыли они. И компания забыла. Деньги лежат – 3 миллиона, а никто ничего не делает. Они не знали, все ждали, и компания ждёт. Чего ждёт? Тебе же деньги дали. Чего они ждут? Они не хотят работать, им нужно ещё заплатить, чтобы они стали работать за то, что им уже дали деньги. Вернули деньги. Потом идут снова подключаться. Последний говорит: 5 миллионов. Идут официально, говорят: 10 миллионов. Потом реально всё подсчитали: 3 миллиона. Ушло лет пять-шесть на то, чтобы легализовать – не подключить. Их подключили «леваки» в своё время, когда построили. Но они хотят честно платить по счётчику. Для того чтобы легализовать, нужно столько пройти этих ступеней, а «леваков» подсылают государственные организации или эти управляющие компании. Сперва «левак» сделает, а потом управляющая говорит: неправильно, давайте снова работы будем производить. То есть я говорю, всё от земли, как происходит. Вот здесь, Московская область при старом губернаторе, как и Москва, весь мой опыт при старых губернаторах.

Рынок арендного жилья – тоже развивать его. У нас много стоит свободных квартир, и люди могли бы жить там уже, может быть, арендная плата была бы ниже. Наверное, боятся резко заставить платить за пустые квартиры. Мы хотим добиться платить за сдаваемые в аренду, они сдают, а ведь есть те, которые не хотят сдавать.

У меня куча знакомых – две квартиры: родители умерли или ещё каким-то путём. Стоят пустые квартиры в Москве. В других городах, может быть, этого нет, там меньше обеспеченность жильём. Но как-то надо добиться, чтобы всё было сдано в аренду гражданам.

Люди где-то скитаются, а рядом в домах стоят квартиры. Наверное, можно определить их по тёмным окнам. Участковый пускай этим займётся, сколько окон не горит вечером в нашей стране, и мы определим, где пустые квартиры.

Кстати, этим же занимаются и жулики. Они смотрят долго, что свет не загорается где-то в квартире, и потом идут воровать туда. Надо гражданам объяснить, что если вы в квартире не живёте, то вы хотя бы там периодически включайте свет, чтобы это тоже могло быть.

При строительстве жилья надо сразу решать проблему занятости населения. Если малоэтажное строительство пойдёт, там же где-то, видимо, нужно строить какие-то мелкие предприятия: швейные, консервы, колбасу производят, сыр, творог из местных сельхозпродуктов. Сразу решаем проблему реализации сельхозпродуктов и занятость людей в этом микрорайоне, в этом жилом массиве.

Смотрите, что делают мигранты? Они именно это и делают, но спускаются в подвалы, в грязь. Они кондитерские изделия производят. Я сам видел, как они на полу делают, месят грязными руками, а потом продают эти пирожные рядом у соседней станции метро. Делают другую пищу, шьют что-то. Может быть, нам дешевле здесь у них забрать эту «швейку»? Они же в подвалах домов живут. А что мы и сами не используем эти подвалы для наших же граждан? И дома многие стоят в таком виде. Я понимаю, что это не напрямую ЖКХ, но это же все равно использование жилого фонда и создание условий для наших граждан.

И ещё такой момент, о чём я говорил, чтобы установить доступные цены на энергоносители. Мы самая энергообеспеченная страна. Но почему у нас сегодня стало самое дорогое электричество, бензин, газ? Всё то, что требуется для жилья. Кто нам мешает или как-то снизить эти цены, или найти какой-то вариант одновременного повышения доходов населения, чтобы обеспечить именно здесь нашу конкурентоспособность?

Мы всё имеем: свой газ, электричество, уголь, торф – всё наше, всё должно стоить копейки, а это главный инструмент для экономики, но и главный инструмент для удешевления жилья. Но у нас вперёд идёт стоимость всех услуг. И, естественно, граждане боятся строить, потому что подвести дорогу – бешеные деньги, электричество. Всё подводить – этот домик становится очень дорогим. Поэтому здесь можно найти рычаг. Нам же не надо закупать за рубежом, у нас все свои энергоносители. Поэтому такое комплексное развитие проблем, их анализ.

И последнее. Мы тоже это выдвигали уже. Если нет желания создавать новое ведомство, давайте тогда переименуем Минрегионразвития в Министерство жилищно-коммунального хозяйства. Многие не понимают: что это за министерство? Какого регионального развития? Если главное направление – жильё, то пускай оно так и называется. У нас же есть День работников жилищно-коммунального хозяйства, есть вузы, даже Академия жилищно-коммунального хозяйства.

После войны мы все знали: домоуправление и домоуправ, потом – ЖЭК, жилищно-эксплуатационная контора, начальник ЖЭКа, потом ДЕЗ. Сейчас мы не знаем кто. Сейчас – управляющая компания, мы её ищем, и чаще всего хроника такая, что там больше проблем. Домоуправа все знают, он домоуправ, нормальное русское название, но не понравилось, давайте ЖЭК, потом ДЕЗ, уже пошло дирекция – название, а теперь – управляющая компания. И где она? Надо опустить вниз, чтобы все знали.

Мы электрика знали своего, мы ему говорили: лампочка перегорела. Мы, мальчишки, подходили к нему и говорили, и он шёл, чего там заявку давать. Мы ему подсказали, он пришёл, вкрутил лампочку. То же самое слесари, мы их в лицо всех знали, им было неудобно, может быть, перед нами, перед жильцами. Немножко приблизить к жителям, но самое главное, как вывод, я заканчиваю, давайте создадим условия, чтобы граждане сами жили в своих домах.

Это только в нашей стране проблема ЖКХ, потому что всё государственное, всё ничьё, и все ждут, когда потрескаются стены, когда они обвалятся, когда балкон обвалится – в общем, ждут, кто-то отремонтирует. В собственном доме никто не ждёт. У нас поцарапанные троллейбусы, вы видели, чтобы сам владелец машины чего-нибудь царапал? Стоят, как конфетки, собственные машины, и он с балкона смотрит, кто бы там чего-нибудь не нацарапал. Так и дом.

Всё будет отлично, если будет больше частных домов, и демография здесь же. В собственном доме будет больше детей. И рабочих мест, может быть, больше будет. То есть в этом плане, мне кажется, всё-таки это остаток от советской власти, когда только государственное жильё, но оно было индивидуальное. Но сейчас, как тогда можно было построиться, сейчас стало сложнее.

Я закончил. Надеюсь, и комментариев не будет. Я не старался говорить о том, что может вызвать смятение в умах.

Спасибо.

В.ПУТИН: Будут комментарии.

Первый комментарий такой. Вы сказали, что у нас самое дорогое электричество, газ, уголь и так далее. Это не так. У нас сопоставимые цены, ниже, чем в Европе, сопоставимые со Штатами, правда, уровень доходов в Штатах другой, но там и уровень расходов граждан другой, там на что-то больше тратят, на что-то меньше, и уровень расходов в Штатах, в том числе и налоговых расходов, выше, чем у нас в целом. Это первое.

Второе – по поводу того, чтобы цены на все эти первичные носители были совсем низкими. Конечно, хотелось бы, чтобы они были как можно ниже, и мы должны к этому стремиться. Но если мы загоним их ниже рыночных, то целые отрасли, развитием которых мы сегодня гордимся, быстро будут деградировать и будут только усугублять проблемы жилищно-коммунального хозяйства.

Нам нужно искать современные способы решения проблем. Это, правда, не значит, что мы не можем и не должны сдерживать тарифы, особенно если они являются совершенно необоснованными. Но об этом мы уже говорили.

Но с чем я абсолютно согласен и что, я думаю, все мы должны поддержать, это развитие рынка арендного жилья, совершенно точно. И не только в нашей стране, но и в других странах он развивается… К сожалению, наоборот, в нашей стране он не развивается так быстро, как развивается в других странах, и на это нужно обратить внимание.

Пожалуйста.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я, Владимир Владимирович, пока идёт Сергей Михайлович…

Виноваты-то наши аналитики, экономисты и журналисты. Это они навязывают нам идеи, что у нас всё дороже стало, и дороже, чем за рубежом, и бензин дороже, то есть виновата пропаганда. Я с Вами согласен, просто нас дезинформируют все товарищи, которые пишут статьи в газетах или где-то там печатаются.

В.ПУТИН: Нужно посмотреть, сколько стоит, допустим, наш 92?й бензин, чуть получше качеством, более высокого октанового числа, посмотреть, сколько он стоит в ведущих европейских странах. У нас дешевле. Сопоставим со Штатами примерно, это правда, но уровень расходов граждан там по другим статьям где-то больше, где-то ниже, жизнь в Штатах дороже, чем у нас в целом. Но там и доходы больше. Это довольно некорректное сравнение, когда прямой счёт устраивают по сравнению.

Пожалуйста.

С.МИРОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Несколько тезисов по обсуждаемой теме. В части капитального ремонта домов. Очевидно, что до 1 января 2016 года проблема недофинансирования регионами капитального ремонта домов сама собой не разрешится, а накопленных за столь короткий период времени средств граждан, конечно же, будет недостаточно.

В этой связи, безусловно, поддерживаем и считаем крайне важным продлить существующий порядок с финансированием Фондом содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства программ капитального ремонта.

В части же организации региональных систем капитального ремонта многоквартирных домов при принятии законов субъектов Российской Федерации мы предлагаем следующее.

Устанавливать максимально низкий размер взноса на капитальный ремонт.

В.ПУТИН: Какого взноса?

С.МИРОНОВ: Взноса, который будут платить граждане за капитальный ремонт.

В обязательном порядке устанавливать минимальный размер фонда капитального ремонта, так как в отсутствие данного размера собственники будут вынуждены уплачивать взносы постоянно.

В первоочередном порядке включать в программу капитального ремонта многоквартирные дома, в которых требовалось проведение капитального ремонта на момент приватизации жилого помещения, независимо от того, на момент приватизации какого по счёту жилого помещения требовался капитальный ремонт.

Устанавливать для собственников максимально возможные сроки для принятия тех или иных решений по вопросу организации и проведения капитального ремонта.

В целях исключения финансовых злоупотреблений со стороны региональных операторов ввести процедуру только конкурсного отбора при привлечении региональным операторам подрядчиков на проведение работ по капитальному ремонту. И в любом случае при принятии соответствующих региональных законов необходимо руководствоваться прежде всего, конечно же, интересами граждан. Нельзя допустить, чтобы установление размера взноса на капитальный ремонт повлекло существенное увеличение размера оплаты граждан за жилое помещение.

В части совершенствования системы управления многоквартирными домами мы предлагаем, и наша фракция настаивает, фракция «Справедливая Россия» настаивает на этом, отказаться от принятия проекта федерального закона о внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации, предполагающего введение обязательного саморегулирования в сфере управления многоквартирными домами.

С нашей точки зрения, очевидно, что эффективному управлению такими домами в настоящее время мешает не отсутствие обязательного членства в саморегулирующей организации, а отсутствие реальной конкуренции между управляющими организациями и бесконтрольность в этой сфере.

Большинство управляющих организаций созданы на основе бывших государственных и муниципальных предприятий, не умеющих и не желающих конкурировать на рынке. Введение института обязательного саморегулирования в таких условиях приведёт к созданию ещё большего монополизма и разделу рынка, вытеснит с него малые предприятия и индивидуальных предпринимателей.

И совершенно очевидно, что все финансовые обязательства будущих членов саморегулируемых организаций в виде вступительных, членских и целевых взносов в конечном счёте лягут на плечи наших же граждан.

В целом, выбирая между обязательным саморегулированием в жилищной сфере и государственным регулированием, предпочтительным, на наш взгляд, является государственное регулирование.

В части совершенствования порядка обращения с твёрдыми бытовыми отходами мы предлагаем реализовать порядок, предусматривающий включение платы за их сбор и вывоз в структуру платы за коммунальные услуги, исходя из количества проживающих, а не площади жилого помещения. Это многочисленные обращения граждан, я думаю, что все на местах: и губернаторы, и законодательная власть – получают такие письма.

В свете того, что происходит у нас по оценке граждан в системе ЖКХ, об этом уже много говорилось. Речь, конечно, идёт о том, что имеет место самое элементарное воровство. Если раньше наши граждане расшифровывали аббревиатуру ЖКХ как «живите, как хотите», то сейчас они уже пишут: «Похоже, это нужно расшифровывать «жульничают, как хотят»». И это, увы, правда.

Причём сегодня жулики от ЖКХ, понимая, что скоро, похоже, всё-таки будет наведён порядок, в том числе после Вашего, Владимир Владимирович, реального окрика по поводу того беспредела, который там творится, они чувствуют, что кормушка скоро закроется, пустились во все тяжкие.

Многие коммунальщики сегодня стараются работать как можно непрозрачнее, чтобы жильцам было неясно, куда уходят деньги. Зачастую собственники жилья не знают о решениях управляющих компаний, а собрания нередко проходят без их участия. Сегодня на местах реально, и нужно об этом говорить правдиво, произошло на уровне муниципалитетов сращение чиновников и бизнеса.

Платежи граждан они сегодня воспринимают как оброк в свой собственный карман, а речь об ограничении роста тарифов, о введении ответственности за это воспринимают как покушение на собственные доходы. Под их «крышей», в данном случае я говорю о многих муниципалитетах, частные управляющие организации годами безнаказанно собирают с людей деньги в виде необоснованных платежей, и вот конкретный пример.

Взимают с населения за тепло по нормативу, а платят по общедомовому счётчику, разницу не возвращают гражданам, а кладут себе в карман. И такие схемы вскрыло наше общественное движение на Урале «За справедливость ЖКХ». Вам, уважаемый Владимир Владимирович, в Сочи об этом как раз рассказывал наш депутат от Свердловской области Александр Бурков.

И ещё одна тема. Вы, уважаемый Владимир Владимирович, поставили чёткую задачу удержать рост тарифов за коммунальные услуги в пределах 6 процентов в год. Однако проблема формирования высоких тарифов во многом кроется в монополизме ресурсоснабжающих компаний, которые практически не контролируются региональными властями.

Резко растут тарифы естественных монополий, и когда управляющая организация вынуждена платить за электроэнергию, газ больше на 10–15 процентов соответственно, а платежи граждан можно повысить лишь на 6 процентов, то сфера становится коммерчески неинтересной или даже убыточной, в противном случае необходимо субсидирование из бюджета.

Наша фракция неоднократно вносила законопроект об ограничении роста тарифов естественных монополий уровнем инфляции, который сегодня составляет около 6 процентов. Однако, к сожалению, парламентское большинство эту инициативу постоянно отклоняло.

Увеличение тарифов за коммунальные услуги, как правило, провоцируется растущими ценами на газ. По оценкам наших специалистов, при индексации цен на газ на 15 процентов тепло – самый дорогой коммунальный ресурс – сразу же дорожает на 40–50 процентов. Если «голубое топливо» будет дорожать прежними темпами, то говорить даже о сдерживании платежей будет очень сложно. Мы считаем, что у государства есть все необходимые рычаги управления, и оно вполне способно разрешить эту ситуацию.

И в завершение. Правительство через Федеральное агентство по строительству и ЖКХ, используя финансовые рычаги воздействия, добивается повсеместной установки приборов учёта. Теоретически трудно с этим не согласиться, это абсолютно правильно.

Но когда видишь на практике – а мы имеем огромную почту с мест именно об этом, – то видно, что приобретение и установка счётчиков в квартире, а тем более в доме стоит немалых денег. Для малообеспеченных граждан, прежде всего пенсионеров, это очень и очень накладно.

Почему хотя бы часть расходов на эти цели для определённых категорий граждан, например, получающих социальную помощь по оплате за жилищно-коммунальные услуги, не взять на себя бюджетам различных уровней, а тем из них, кто уже установил приборы учёта за свой счёт, компенсировать расходы путём перерасчёта платежей?

В целом, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, проект доклада, подготовленный рабочей группой Госсовета по теме заседания, и намеченные в нём подходы к решению проблем ЖКХ, конечно же, заслуживают поддержки.

Вместе с тем абсолютно уверен, нужно очень осторожно подходить к реализации мер, которые напрямую отразятся на материальном положении наших граждан, например, увеличение размера пени, и могут в конечном итоге вызвать рост социальной напряжённости.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

По поводу сдерживания тарифов мы уже говорили.

Сергей Михайлович упомянул о саморегулируемых организациях. Мы обсуждали этот вопрос. Надо быть очень аккуратным, прежде чем наращивать их компетенцию, как бы это не обернулось какими-то проблемами, но двигаться в эту сторону, конечно, тоже можно.

У нас был ещё один вопрос. Я думаю, что мы его на следующий раз перенесём и дадим возможность Правительству подумать об исполнении ранее принятых решений.

Завершая вопрос по этой большой теме, хотел бы знаете что сказать и вспомнить кое-что? Мы в своё время, недавно, приняли решение о формировании Совета Федерации в прежней итерации. Когда решали о том, как быть с Советом Федерации, где раньше присутствовали руководители всех регионов Российской Федерации, у нас много было дискуссий на этот счёт с коллегами из регионов России.

И очень хорошо помню, как один из губернаторов сказал мне: «Вот я был членом Совета Федерации, занимался вопросами международных договоров, часто приезжал в Москву. Вы меня этого лишаете. Я чего, теперь должен заниматься трубами всякими, дорогами, крышами?» На что я ему сказал: «Да, надо заниматься трубами, дорогами, крышами. Именно для этого люди нашего с вами уровня приходят на те места, на которых мы сегодня работаем».

Люди ждут от нас не каких-то красивых внешних действий, они ждут конкретной работы, от которой зависит их жизнь, их благосостояние, их будущее. И система ЖКХ – это одна из этих сфер, очень сложная, очень запутанная. Не буду перечислять все её недостатки, мы о них, слава богу, неплохо сегодня знаем. Но от того, насколько консолидированно и ответственно будем работать, будет зависеть уровень благосостояния граждан Российской Федерации.

Я всех вас призываю самым серьёзным образом отнестись к тому, о чём мы сегодня говорили, доработать с учётом предложений наших коллег документ, который подготовлен сегодня в качестве основного ориентира нашей совместной работы.

Большое вам спасибо.

Россия > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 31 мая 2013 > № 825178 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 мая 2013 > № 870785 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с ветеранами Великой Отечественной войны

Дмитрий Медведев посетил в Красногорске квартиру вдовы ветерана Великой Отечественной войны, труженика тыла, ветерана труда Александры Григорьевны Зубовой

Александра Григорьевна Зубова получила квартиру в соответствии с программой предоставления жилья ветеранам Великой Отечественной войны. Глава Правительства поздравил труженицу тыла и с получением квартиры, и с наступающим праздником – Днём Победы.

В ходе беседы с А.Г.Зубовой Дмитрий Медведев напомнил, что программа предоставления ветеранам жилья действует с 2008 года – за это время на квартиры для ветеранов по всей стране было затрачено 250 млрд рублей. Отвечая на вопрос премьера, как обстоит дело с очередью ветеранов на квартиры в Московской области, исполняющий обязанности губернатора региона Андрей Воробьёв сообщил, что в этом году будет закрыта большая часть очереди на получение квартир, а в следующем году жильём будут обеспечены все очередники.

* * *

В здании «Молодёжного центра» Красногорска глава Правительства ознакомился с экспонатами военно-исторического клуба «Искатель», пообщался с поисковиками и встретился с ветеранами Великой Отечественной войны.

Перед встречей премьер осмотрел представленную здесь фотовыставку «Поколение победителей» с портретами ветеранов войны и посетил курсы повышения компьютерной грамотности для пенсионеров, где за последние три года прошли обучение более тысячи человек.

* * *

Встреча Дмитрия Медведева с ветеранами Великой Отечественной войны

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, дорогие ветераны! Добрый день, дорогие друзья! Позвольте прежде всего поздравить всех вас с наступающим нашим великим праздником – с Днём Победы! Конечно, каждый год он всё дальше и дальше отодвигает события той поры, но мне кажется очень важным, что до сих пор, хотя прошло уже очень много лет, абсолютное большинство наших людей (и зрелых людей, таких как вы, и молодёжи) считают, что День Победы – это всё-таки главный национальный праздник. Есть другие праздники – хорошие, важные, приятные, но День Победы носит абсолютно объединяющий характер и действительно всеми нашими людьми рассматривается как главный праздник страны.

Я сегодня приехал к вам в гости. Тут у нас ещё сидят коллеги из Правительства, из руководства области, района. Давайте поговорим о жизни, поговорим о том, что делается, чего не делается, о выполнении целого ряда решений, которые принимались в отношении ветеранов Великой Отечественной войны и вообще ветеранов. Я только что посмотрел квартиру, которая была предоставлена недавно одной из жительниц района. Хорошая квартира! Вообще за последние годы, за последние пять лет, у нас около 240 тыс. ветеранов Великой Отечественной войны и, соответственно, семей улучшили свои жилищные условия. Мне кажется, это очень хорошо, и очень важно, что все эти решения доводятся до логического завершения, до конца. Мне губернатор сказал, что сейчас 168 человек на очереди стоят из числа ветеранов, которые ещё не получили квартиру, но я уверен, что всё это будет доделано. Раз государство после большого количества лет за эту программу взялось, оно обязано довести её до конца, тем более что уже довольно значительные инвестиции на это были потрачены, большие деньги на самом деле – порядка 250 млрд рублей по всей стране, для того чтобы жилищную проблему для ветеранов Великой Отечественной войны закрыть.

И вообще, конечно, наша задача – обеспечить достойный уровень жизни для ветеранов, выполнять все обязательства, которые есть. Мы это делаем. Вы сами знаете, что в общем и целом государство сейчас свои обязательства исполняет. Это не значит, что всё идеально. Конечно, есть и проблемы, давайте и о них поговорим и вообще обо всём, что вы считаете важным обсудить сегодня, в преддверии нашего великого праздника – Дня Победы. Я ещё раз вас сердечно поздравляю с Днём Победы и желаю вам здоровья и долгих-долгих лет жизни! Мы бы этого очень хотели.

Уважаемые ветераны! Дорогие друзья! Я никого специально неволить не буду, естественно, вы сами, если хотите что-то сказать, просто говорите, а мы с удовольствием послушаем вас. Есть желающие?

М.Кузнецова-Коваль: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые министры Российской Федерации! Уважаемый Андрей Юрьевич! Гости! Мы, присутствующие здесь ветераны и вообще ветераны, приветствуем вас на нашей красногорской земле. Мы очень рады вашему приезду, это поднимает наше настроение…

Д.Медведев: Уже хорошо, значит недаром приехали.

М.Кузнецова-Коваль: Я в ветеранском движении с 1987 года, то есть со времени создания ветеранского движения (прошло 26 лет), и продолжаю работать. Одной из основных задач нашей районной ветеранской организации, её первичных подразделений, а также клубов, секций и объединений, является военно-патриотическое и трудовое воспитание молодого поколения нашего района. В этой задаче у нас есть девизы: «Наш опыт – молодым!», «Преемственность поколений», «Никто не забыт, ничто не забыто».

У нас в районе в этот период были и вновь созданы и восстановлены музеи и музейные комнаты в учебных заведениях, в которых часто проводятся встречи и экскурсии для молодых, уроки мужества, уроки истории, особенно современной истории. Например, с 2005 года мы проводим в классах уроки под названием «Славен труд»: наши ветераны рассказывают о развитии в стране, в области, о передовых людях, о нашем районе, о себе, отвечают на вопросы. Мы создали в районном совете секцию «Трудовая доблесть», в которую входят герои всех категорий, почётные граждане, лауреаты государственных и правительственных премий, ветераны, награждённые орденами за труд, а также все заслуженные люди по отраслям. Из этих людей в основном у нас сформирована лекторская группа (70 человек), которые непосредственно проводят беседы в школах и на предприятиях.

Также мы проводим встречи с учащимися по основным датам нашей Великой Отечественной войны – Сталинградской битвы, Битвы под Москвой, Орловско-Курской, Ленинградской битв. Присутствуют обычно от трёх до пяти классов (зависит от зала).

Проводим также в нашем районном совете профессиональные праздники по родам войск – танкистов, ракетных войск, инженерных войск, Военно-морского флота и прочие. У нас пять секций таких. Приглашается допризывная молодёжь (мы совместно с военкоматом работаем), а также молодёжь из школ.

У нас в районе 25 музеев, школьных музеев и музейных комнат, то есть в каждом учебном заведении, также и на предприятиях. В нашем районе все погибшие воины Великой Отечественной войны увековечены памятниками в посёлках, в городе. У нас два мемориала, есть мемориальные доски на домах, где проживали наши герои, – Герои Советского Союза, кавалеры орденов Славы, Герои Социалистического труда (кстати, не во всех районах это есть). Проводим совместно с учащимися митинги в День Победы, в день Праздника труда, приглашаем родственников (наши молодёжные отряды с нами всегда), возлагаем цветы.

Также мы увековечили память пропавших без вести в нашем районе. Например, в городском поселении Нахабино высечены имена всех пропавших без вести. В Москве на Поклонной горе таких имен 2 850. И люди теперь возлагают цветы пропавшим без вести в тех местах, где их увековечили.

Мы также проводим праздники дворов, посёлков, улиц и другие. Нам очень хорошо помогают наши администрации. В нашем районе, включая посёлки, имеются хорошие социальные программы, и наши ветераны, особенно одинокие, малообеспеченные, получают материальную и благотворительную помощь. Есть у нас и спонсоры, причём постоянные, начиная с 1997 года.

У нас ещё девиз такой – «Дойти до каждого!», – и мы также его стараемся выполнять. Надо сказать, что наши ветераны (а у нас их в целом более 40 тыс.), живут лучше, это я говорю твёрдо, да.

Д.Медведев: Нормально.

М.Кузнецова-Коваль: Да, у нас жизнь стабильная.

Теперь хотела бы один вопрос, просьбу. У нас в нашем районном совете создана инициативная группа по подготовке материалов для присвоения нашему городу звания «Город воинской славы». Мы понимаем, что у нас в городе Битва за Москву не проходила, но проходила она в двух наших деревнях – Козино и Нефедьево, правда, не так уж много – 5 дней. Надо сказать, что весь город, все госпитали наши были заполнены ранеными, которых лечили и отправляли на фронт.

Наши предприятия перешли сразу на производство военной продукции. У нас зенитные установки отбивали самолёты, летящие на Москву. На Красногорск, в том числе на Красногорский механический завод, сбрасывали бомбы. Один раз сразу погибло 27 человек, и вообще у нас четыре братские могилы, в которых похоронены убитые в Битве за Москву – 337 человек, двое только из нашего района, остальные – туляки, сибиряки и так далее.

Все наши памятные дзоты (деревоземляная огневая точка) и всё остальное в хорошем состоянии.

Приезжал Георгий Константинович Жуков и в 1941, и в 1942 году на наше предприятие, смотрел выпуск продукции для фронта. Тут работали ремонтные мастерские, ремонтировали танки и другое.

У нас сформированы был истребительный батальон, батальон народного ополчения, партизанский отряд. И надо сказать, что из нашего истребительного батальона похоронено в одной только братской могиле 40 человек красногорцев… Мы знаем, что у нас в городе не было больших боев, но, наверное, уже пришло время всё-таки присваивать звания и прифронтовым городам. Я не настаиваю, но прошу от имени ветеранов рассмотреть наш материал. Если возможно, мы его предоставим, он у нас сейчас находится в районном совете ветеранов.

Д.Медведев: Мария Ефимовна, вы кто по профессии, кем работали?

М.Кузнецова-Коваль: Учёный-агроном.

Д.Медведев: Я чувствую: такая основательная подготовка, всё разложили по полочкам – и чем занимаетесь…

М.Кузнецова-Коваль: Я ветеран, я всю жизнь выполняла общественную работу.

Д.Медведев: Понятно. Спасибо вам большое за интересный рассказ о том, чем занимается ваша ветеранская организация.

Во-первых, что хотел бы отметить: наши ветераны, конечно, люди уникальные – никогда никто ничего не просит для себя, все просят только в отношении либо родного места, родного города, либо большого количества людей. Тем не менее я просто хотел бы предложить: если есть какие-то вопросы социально-экономического свойства (я специально позвал министров), может быть, пообсуждать их.

В том, что касается идеи по городу воинской славы… Да, если откровенно совсем, не скрою, что практически в любом нашем городе, когда я встречаюсь с ветеранами, такую просьбу слышу. И это говорит о том, что у нас действительно вся страна была в период Великой Отечественной войны на особом военном положении. И действительно очень многие города у нас достойны того, чтобы именоваться городами воинской славы. Мы не форсируем этот процесс, скажу откровенно, мы не стараемся сделать так, чтобы практически любой город, особенно в европейской части Российской Федерации, где шли военные действия, стал городом воинской славы, но я ничего и исключить не могу. Давайте подумаем, пообщаемся, пообсуждаем этот вопрос. Я хотел бы, чтобы и губернатор им позанимался…

М.Кузнецова-Коваль: Хотя бы к 70-летию…

Д.Медведев: …и руководители района. Да, потому что отказывать в такой просьбе я не могу, по понятным причинам федеральная власть должна обязательно на такого рода идеи реагировать. Просто хотел бы, чтобы вы тоже понимали: у нас большое количество городов, которые реально внесли какой-то свой уникальный вклад в общую победу. Давайте подумаем и о вашем городе.

М.Кузнецова-Коваль: Хорошо. Спасибо. Мы будем ждать.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, прошу вас, если есть что…

В.Жаркой (руководитель историко-поискового клуба «Альтаир», оператор АЗС): Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Анатольевич и гости нашей встречи! Меня зовут Владимир Жаркой, я являюсь руководителем красногорского поискового отряда «Альтаир». С 2004 года, когда мы начали свою деятельность, мы ездили в поисковые экспедиции в основном за свои финансовые средства. Потом пообщались с администрацией района, и они поняли, чем мы на самом деле занимаемся, и стали всячески нам помогать.

Д.Медведев: Поняли, что вы приличные люди, и решили дать вам денег.

В.Жаркой: Да, скажем так. Помогали нам, потому что это довольно затратные вещи. Одно дело – один-два дня вдвоём, втроём, а другое дело – мы же ведём и ребят, и всех…

Д.Медведев: И чем вы сейчас занимаетесь, Владимир?

В.Жаркой: Сейчас буквально чуть не опоздал на встречу: вчера мы работали. Я сегодня вечером уезжаю обратно… Сейчас в Бельском районе (это Тверская область), там, где проходила операция «Марс»… Непосредственно то, что было вчера: я ещё в пять часов вылез из заплывшего блиндажа, где мы нашли 10 останков бойцов. Там ребята остались, и сегодня-завтра будем дорабатывать это место. На данный момент у нас уже найдены останки более чем 50 погибших, при этом есть несколько именных вещей – будет возможность установить, может быть, родственников. Кстати, у нас был такой случай в 2009 году: во время проведения поисковой экспедиции весной в районе Синявинских высот была обнаружена воронка, где находилось трое бойцов. При одном из них был медальон, который мы впоследствии расшифровали, и я до сих пор горд и счастлив, потому что в процессе поисковых работ оказалось: это – Лагутин Михаил Спиридонович, 37 лет от роду, и он родился в соседней деревне с моей (я живу в посёлке Истра Красногорского района) и был женат на женщине, которая родилась и выросла у нас. Соответственно, он вернулся домой, на свою и мою родину, так что в чём-то я исполнил свой долг, в частности перед ним. И что ещё хочу сказать: с 2004 года мы занимаемся поиском, и были одни, а с 2007 года ещё порядка 10 отрядов в Московской области организовались и создали общественную московскую областную организацию «Плацдарм». И на протяжении пяти лет данной общественной организацией, в которую и мы входим, на территории Московской области и других 11 регионов было проведено 56 экспедиций, в которых приняли участие более 1200 человек; обнаружены останки более чем 1,5 тыс. погибших воинов, установлено 39 погибших. Соответственно, установлены и многие имена, те, которые были до сих пор неизвестны. Ежегодно у нас более 2 тыс. поисковиков из Подмосковья отправляются в экспедиции, чтобы увековечить…

Д.Медведев: А сколько в вашем отряде?

В.Жаркой: У нас 25–30 человек, потому что кто-то приходит, уходит. За всё время у нас поработали, наверное, около ста человек. Я Вам хотел бы озвучить некоторые предложения, которые наболели уже.

Д.Медведев: Пожалуйста, конечно.

В.Жаркой: Но не только у нас, а, я думаю, и у ряда…

Д.Медведев: От имени всех поисковиков.

В.Жаркой: Да! Нашей страны причём, а не только от себя.

У нас вызывает крайнюю озабоченность интенсивное освоение территорий, особенно в тех районах, где велись боевые действия времён Великой Отечественной воны. Компании – частные застройщики, ведущие землеустроительные и строительные работы, не обследуют участки на наличие останков воинов, погибших во время войны, и не пускают на них представителей поисковых отрядов, мотивируя тем, что нет нормативных документов, обязывающих их проводить предварительно обследование участков, а также не предусматривают средства в сметах на проведение данных работ. Для них день простоя при обнаружении останков – потеря денег. Поэтому часто они просто скрывают факт обнаружения, вывозят грунт… Я даже как-то видел: строят дорогу, просто сносят… Мы несколько лет назад подъехали к одной дороге, решили посмотреть, вдруг там что-то есть, и на самом деле обнаружили. Я говорю: а где? А мы, говорят, с утра вывозили грунт оттуда, здесь присыпали и всё. То есть до такого доходит. Мы просили бы Вас рассмотреть возможность издания какого-то нормативного документа, регламентирующего обследование земельных участков перед проведением землеустроительных и строительных работ и обязывающего компанию-застройщика включать данные расходы в сметы. Но при этом чтобы поисковые объединения давали заключения, закончив обследование, потому что может получиться, как обычно у нас бывает, сами понимаете: вроде сказали «да, сделаем», а работы не провели.

Здесь мы как бы ближе к местам боёв, нам администрация помогает, у нас лучшее обеспечение, но многие ребята приезжают из дальних регионов. Поэтому просили бы рассмотреть возможность компенсации затрат на проезд, если возможно, членов поисковых отрядов, уполномоченных общественных организаций к месту проведения поисковых работ и обратно железнодорожным и автотранспортом. Эти поисковики все официально зарегистрированы, поэтому можно на официальном бланке предоставить список участников, которые будут приезжать к местам проведения экспедиций.

И ещё один вопрос. Мы непосредственно столкнулись, периодически сталкиваемся с тем, что после всех мероприятий по поиску уже на финальном этапе, когда проведена экспедиция, найдены останки, их надо, соответственно, торжественным образом захоронить, предать земле… Но зачастую в некоторых местах (Тверская, Смоленская области) не хватает бюджетных финансов. Может, как-то на федеральном уровне это закрепить, чтобы были деньги. Потому что, допустим, такой пример: сегодня у нас ребята поехали в Нелидово заказывать те же самые гробы за свои деньги. Мы скинулись на плиту и всё остальное. Да, нам помогает район, помогают ещё, но всё равно не хватает денег. И какое-то ещё, может быть, минимальное обеспечение (это не такие большие деньги) по проходимой технике. Я вот вчера свою машину посадил и там её оставил, потому что боялся опоздать на эту встречу с Вами.

В принципе так, если вкратце.

Д.Медведев: Спасибо большое. Во-первых, хочу от всех присутствующих вас за эту работу поблагодарить. Есть довольно нехитрая истина, но она справедлива: война не считается завершённой, пока не похоронен последний солдат. И с учётом того, что военные действия, Великая Отечественная война были абсолютно беспрецедентными по своему масштабу, не сравнимыми ни с какими военными действиями не только на нашей территории, но и вообще в мире, эта работа, к сожалению, продолжается. Но хорошо, что есть люди, которые ею занимаются.

Теперь по тем вопросам, которые вы затронули. В последнее время были приняты некоторые новые документы и даже изменения в Закон прошли, по-моему, в апреле. Но это не значит, что законодательство не нужно совершенствовать. Я думаю, что справедливы во всяком случае те вещи, которые вы сейчас говорите и обсуждаете здесь.

По поводу экспертизы и обследования территорий. Я согласен, что застройщики могут вести себя не очень красиво и просто скрывать сам факт обнаружения тех или иных мемориальных мест, захоронений, да и вообще исторических мест, потому что их задача – получить прибыль.

В.Жаркой: Да-да, о чём и разговор.

Д.Медведев: Вот они вышли на участок земли, всё это смешали и сказали: «Здесь дом будет стоять и всё». К сожалению, я могу вам сказать так: это в значительной мере зависит от уровня культуры людей – кто-то не будет так делать, а кому-то наплевать. Но, наверное, можно было бы подумать о создании какого-то специального регламента по обследованию земельных участков. Единственное, чтобы здесь не было ситуации с бесконечным процессом согласований, потому что, вы же понимаете, манипулировать можно всем чем угодно, и даже благородными вещами можно манипулировать. Поэтому можно подумать (я такое поручение готов дать) о том, чтобы соответствующая справка давалась и чтобы всё-таки в этом была поставлена какая-то точка. И не было ситуации, когда всё это идёт в бесконечном режиме согласований: кто-то говорит «мы это ещё не обследовали», а застройщик говорит «нет, мы хотим строить». Просто чтобы здесь не было клинча такого, понимаете, который тоже плох.

В.Жаркой: А здесь, в принципе, всё очень просто. Мы в том году как раз проходили первый участок дороги ЦКАД, участвовали именно в обследовании этого места. Кстати, там были обнаружены останки.

Д.Медведев: Захоронения?

В.Жаркой: Да. Организация, которая с нами заключила договор, запросила справку в Подольском архиве, который им её дал и указал, что там, там и там возможны захоронения.

Д.Медведев: Там, где это работает, это действительно работает правильно. Я не против того, чтобы сделать такого рода работу обязательным условием освоения земельных участков, без избыточной, конечно, бюрократической волокиты, но в качестве обязательной части работ. Андрей Юрьевич, вы-то что думаете по этому поводу?

А.Воробьёв: Дмитрий Анатольевич, я хотел бы в логике Вашего предложения сказать, что у нас две большие стройки: дороги, ЦКАД в частности по западному направлению (я так понимаю, это больше всего беспокоит ребят), и жилищное строительство. У нас есть градостроительный совет, и в случае, если поисковики дают нам приблизительные координаты мест сражений или у вас наверняка есть…

Д.Медведев: Мест захоронений.

А.Воробьёв: Да, то мы, соответственно, можем с вами подписать соглашение, формализовать это, вас приглашать и обязательно рассматривать в том числе и эту составляющую – работу поисковиков. Это я могу гарантировать на губернаторском уровне, и главы районов тоже, соответственно, поддержат.

Д.Медведев: Можно, знаете, как поступить? Я могу дать общее поручение всем главам субъектов Федерации, потому что это же касается не только Московской области.

А.Воробьёв: Да в том-то и дело.

Д.Медведев: Вон коллеги работают сейчас в Тверской области, да и вообще по всей стране, где шли боевые действия. А если говорить по-честному, у нас практически нет территорий, где в той или иной степени не было бы исторических событий: либо Великая Отечественная война, либо какие-то предшествующие события, если, например, говорить о регионах Сибири и Дальнего Востока. Давайте так и поступим. Теперь в отношении компенсации затрат. Я думаю, что в общем это дело благородное. Конечно, желательно, чтобы значительную часть таких затрат на себя брали регионы и муниципалитеты, потому что это, собственно, и есть местные полномочия.

Но с другой стороны, я как раз у вас хотел спросить: есть какие-то частные структуры, которые вам помогают, или их в это дело никак не сагитировать?

В.Жаркой: Нет, мы пытаемся, но опять же, говорю, мы живём здесь, как бы в центре, где сконцентрированы все производства основные… У нас – да, есть, помогают, а другие…

Д.Медведев: А в других местах нет.

В.Жаркой: Мы периодически встречаемся с ребятами, они говорят: «У вас просто замечательно всё…»

Д.Медведев: Просто, если говорить откровенно, в Московской области и денег побольше. Потому что некоторые другие наши области, если сравнивать, победнее просто. Но на что я хотел бы специально обратить внимание всех руководителей регионов и муниципалитетов: что касается захоронения, деньги надо находить. Это дело муниципалитетов и регионов, это не дело поисковиков и даже не дело частных каких-то спонсоров, потому что это государственное дело. Это люди, которые отдали свои жизни за нашу страну, и деньги это должны быть государственные. И каждый руководитель муниципалитета или региона, если это какая-то большая программа, должен на это находить деньги в своём бюджете и никак иначе, потому что так во всём мире устроено. Своих солдат хоронит государство, а не частники, это абсолютно точно.

По остальным вопросам поручения дадим.

Ещё раз хотел бы вас поблагодарить. Это реально очень полезная и важная работа, молодцы вы.

В.Жаркой: Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо вам.

А.Воробьёв: В Московской области, Владимир поскромничал, вообще движение поисковиков особенное. Понятно: по размаху боевых действий и количеству поисковых отрядов равных нет – это 2,5–3 тысячи каждый год. А сколько человек прошло через этот институт! Они большое, важное дело делают. Ежегодно в Московской области мы начинаем старт. Две недели назад мы начали Вахту Памяти…

В.Жаркой: Да. В Коломне.

А.Воробьёв: В Коломне. И каждый раз – это другой город, это отдельный город, где обсуждаются планы, проекты, и каждый муниципалитет (нужно отдать должное главам) под это подводит финансирование: или это какие-то компании, или муниципальный бюджет. И, соответственно, здесь в том числе была услышана ваша рекомендация по захоронению.

Д.Медведев: Хорошо. Московская область у нас и большая и сильная, и с этими вопросами вы, конечно, справитесь.

В.Жаркой: Здесь главное что? Здесь ребята, у которых всё проходит через их руки, душу, они потом приезжают сюда и совсем по-другому смотрят на это, совсем по-другому уже это воспринимают.

Д.Медведев: Знаете, Владимир, я вот вам что скажу. Мария Ефимовна (М.Кузнецова-Коваль) об этом говорила. Я вспоминаю тот период, когда учился в школе – это были 1970-е годы, это было в Ленинграде. В нашей школе был музей, вообще практически каждая ленинградская школа, как и московская, и вообще на территории нашей страны, имела в качестве шефской темы обязательно ту или иную воинскую часть, над которой она шефствовала, занималась поисковой работой. К сожалению, потом часть этих музеев просто исчезла, и я очень рад, что сейчас эти музеи в школах Московской области воссоздаются, потому что то, что школьники с детских лет впитывают, собственно, и формирует их как граждан нашей страны. Я до сих пор помню, как заходил в этот, по сути, класс, где были выставлены образцы как раз поисковой работы, висела карта конкретного соединения, которое участвовало в некоторых боевых операциях, – это навсегда в память врезается. Поэтому чем больше такого будет в школах, тем лучше. Это и есть наша обязанность перед другими поколениями, и этим наши дорогие ветераны занимаются, потому что вы как раз носители всего этого.

Я помню, когда ко мне в школу приходили ветераны – вы тогда ещё были молодые совсем, как мы, даже моложе, чем мы сейчас (многие здесь присутствующие во всяком случае), – всегда это было очень интересно, потому что это были непосредственные участники всех событий. Точно так же и разговор со своими родственниками. Я когда со своими дедами разговаривал, с одним и другим, понимал, что они реально воевали, и это не кино, не газета, это правда.

Может, мы ещё какие-то вопросы затронем? Может, есть какие-то предложения, как всё-таки сделать жизнь..?

В.Варфоломеева (член клуба поддержки ветеранов «Люди доброй воли», участник социальных программ помощи ветеранам и гражданам пожилого возраста, член молодёжного парламента Московской областной Думы, аспирант Государственного университета управления): Есть ещё одна тема…

Д.Медведев: Молодёжь выступает.

В.Варфоломеева: Дмитрий Анатольевич, здравствуйте. Здравствуйте, уважаемые участники встречи! Хотелось бы взять слово. Меня зовут Валерия Варфоломеева. Я представлю красногорскую молодёжь, которая в нашем районе занимается добровольческой деятельностью. Эта тема, конечно, стала очень актуальна, потому что помощь и поддержка нашим гражданам никогда не помешают, они всегда нужны. И мы, молодые граждане, замечаем и видим, что на разных уровнях государственной власти нас поддерживают и эту добровольческую деятельность также.

Стоит отметить, что в скором времени, мы надеемся, выйдет в свет федеральный закон о добровольческой деятельности. Он будет способствовать эффективному развитию добровольчества на территории нашей страны. Также приятно наблюдать, что в Московской области, несмотря на разные направления деятельности правительства и нашего руководителя региона Андрея Юрьевича (Воробьёва), всё равно уделяется внимание волонтёрской деятельности, и лучшие проекты, которые уже реализованы на территории области, района, страны, будут отмечены премией губернатора нашего Подмосковья.

Что касается добровольческой деятельности на территории Красногорского района. Конечно, помимо акции «Наш чистый город» и групп, которые сдают донорскую кровь, и помимо благоустройства памятников, особое внимание мы уделяем работе с нашими ветеранами Великой Отечественной войны. Позвольте остановиться поподробнее на одной из акций, которая называется «Мы рядом». Мы сотрудничаем с советом ветеранов, с управлением социальной защиты Красногорского района: получаем списки ветеранов, которые особенно нуждаются в нашей помощи, договариваемся с ними о встречах, и таким трудовым десантом приходим к ним в квартиры, проводим уборку, мытьё окон. И, конечно, эта акция, эти встречи проходят в особой атмосфере – дружеской – и всегда заканчиваются чаепитиями, воспоминаниями ветеранов, рассказами о Великой Отечественной войне. И в этой акции очень много людей хотят участвовать…

Д.Медведев: А у вас, Валерия, сколько всего добровольцев?

В.Варфоломеева: На территории Красногорского района существует шесть отрядов. В них состоят молодые граждане от 14 и где-то до 23 лет, потому что дальше семейная жизнь начинается, там уже сложнее. А что касается участников в каждом отряде, их количество варьируется где-то от 25 до 50 человек.

Конечно, есть текучка кадров: кто-то приходит и уходит, кто-то остаётся с нами. Что касается администрации города, она поддерживает все наши начинания, все наши акции.

Мне бы ещё хотелось затронуть такой важный вопрос, как имидж волонтёра в средствах массовой информации. На мой взгляд, нужно, конечно, формировать, так сказать, позитивное информационное поле вокруг нашей добровольческой деятельности – не ради славы, а ради того, чтобы больше людей узнавало о наших добрых делах и присоединялось к нам. На мой взгляд, это очень важный аспект, чтобы в прессе такое информационное поле создавалось вокруг волонтёрской деятельности...

Д.Медведев: Благоприятное.

В.Варфоломеева: Да, благоприятное. На мой взгляд, доброволец – это вообще такая определённая гражданская позиция. А когда речь заходит о гражданско-патриотическом воспитании подрастающего поколения, возникают определённые споры: на кого всё-таки возложить ответственность за гражданско-патриотическое воспитание подрастающего поколения? Кто-то утверждает, что этим должна заниматься школа, кто-то считает, что это прерогатива семьи, а кто-то уверен, что этим должно заниматься государство. Дмитрий Анатольевич, очень интересно узнать Ваше мнение: на кого возложить ответственность по гражданско-патриотическому воспитанию нашего подрастающего поколения? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Валерия. Отвечу на все ваши вопросы. Надеюсь, что это и нашим ветеранам дорогим будет интересно.

Раньше, когда (я уже тоже, как ветеран рассуждаю) я учился в школе, наверное, такой надобности в активной добровольческой деятельности не было, потому что были общественные организации, которые все эти функции исполняли, я имею в виду пионерскую организацию и комсомол. Но жизнь изменилась, и в любом случае такого рода деятельность для страны, да и просто для обычных людей полезна. Вы знаете, мы, когда начали заниматься Олимпиадой, просто даже не знали, сможем ли набрать такое количество добровольцев, то есть людей, которые без оплаты практически, за какие-то там разумные компенсации, могут оказывать поддержку самым разным гражданам. Но мы эту задачу практически решили, то есть отряд добровольцев в нашей стране уже очень и очень большой, молодёжь этим готова заниматься. Нужен ли здесь какой-то жёсткий закон? Вы знаете, я своё мнение скажу: главное, вот этим законом о добровольческой деятельности не испортить деятельность самих добровольцев, потому что она обычно идёт, если хотите, от сердца, извините за такие пафосные слова. Вот вы говорите: кто-то отсеивается, а понятно, почему отсеиваются – потому что тому, кто пришёл туда не то чтобы по принуждению, но, во всяком случае, не подумав об этом хорошо, может быть тяжело, или у него какие-то другие возникают приоритеты в жизни. Это деятельность, которая идёт от сердца: если тебе этим интересно заниматься – ты будешь этим заниматься, а нет – значит уйдёшь куда-то в другие сферы, будешь бизнесом заниматься, ещё чем-то. Поэтому главное – не навредить, как принято говорить, и помочь нашему большому отряду добровольцев по всей стране выполнять все свои задачи в разумных рамках.

По поводу того, кто вообще должен заниматься патриотическим воспитанием, я, наверное, не скажу вам ничего сверхъестественного. Патриотизм – это такое ощущение, самоощущение человека, которое невозможно навязать, он складывается внутри. Конечно, идеально, когда есть все составляющие. Когда и в семье правильно понимают историю страны и объясняют своим детям корни нашего государства, нашего развития, исторические события какие-то объясняют. Школа, безусловно, тоже очень важна. Вот я специально вспоминал советскую школу, но на самом деле она много полезного сделала в тот период и в каждого из нас вложила ощущение сопричастности своей стране – тогда это был Советский Союз, сейчас Россия. Общественные структуры – да, тоже, и наши дорогие ветераны, потому что, мне кажется, вы же многие просто этим живёте – общением с молодёжью, рассказывая о том, что происходило. Поэтому желательно, чтобы в патриотическом воспитании принимали участие все составные части нашей страны – и государство, и общество. Но ещё раз повторяю: патриотизм невозможно навязать. Это должно в каждом человеке вызреть. У кого-то это раньше происходит, у кого-то, может быть, позже – в период, когда человек в армию идёт или в институт поступает, но без этого общество нормально развиваться не может. Так ведь?

А.Воробьёв: Извините, что я в этом кругу ветеранов о материальном немножко…

Д.Медведев: Я и хотел как раз про материальное…

А.Воробьёв: Но что делать, на такую работу отправили, и об этом тоже нужно думать. Я считаю, что мы должны, конечно, поддерживать и поисковиков, и наши добровольческие дружины и отряды, как раз давать те самые гранты, премии, то есть стимулировать, выявлять самых активных, чтобы вы, Валерия (В.Варфоломеева), или ваши ребята были примером не только для Красногорского района, но и для других территорий. Я хочу подтвердить, что у нас это движение тоже очень мощное наряду с поисковиками. Обрати внимание, Володя (В.Жаркой), Валерия ничего особенного не просила, но мы ей дадим. Если Дмитрий Анатольевич разрешит нам…

Д.Медведев: Пожалуйста, я препятствовать не буду. Так и Владимир, по-моему, тоже ничего не просил…

В.Жаркой: Да, я тоже, просто мнение других…

А.Воробьёв: Я это к тому, что у нас ребята двум тысячам одиноких участников Великой Отечественной войны оказывают очень много (правда, много внимания не бывает!) постоянного внимания и заботы. И это движение тоже у нас существует. Мы очень ценим, Валерия (обращаясь к В.Варфоломеевой), то, что вы делаете.

Д.Медведев: Это на самом деле очень важно. Я хотел бы поддержать то, что Андрей Юрьевич говорил. Просто прийти к человеку, который уже в возрасте, и помочь ему в каких-то элементарных делах, мне кажется, нормально, здесь нечего стесняться ни ветерану, ни тем, кто ему помогает. То, что вы это делаете, действительно хорошо, молодцы.

Есть какие-то, может быть, предложения? А то у нас тут два министра сидят, скучают. Пожалуйста, прошу вас.

И.Пирогов (инвалид Великой Отечественной войны, 3-й Украинский фронт, 301-й Криворожский гвардейский миномётный полк): Мы по возрасту такое поколение, что можем сравнивать прошлое с настоящим. И первое сравнение состоит в том, что мы никогда не предполагали, что будет у нас встреча с самим главой Правительства страны и с губернатором Московской области. Это, конечно, большая честь, и мы благодарны Вам за то, что Вы нашли время встретиться с нами.

Д.Медведев: Это и для нас честь большая.

И.Пирогов: Что касается воспитательной работы, которую мы проводим, здесь Мария Ефимовна очень подробно всё рассказала. Я только сошлюсь на то, каким образом сами ученики воспринимают нашу информацию. Вот один наглядный пример. В прошлый понедельник, неделю тому назад, меня пригласили в Ильинскую среднюю школу. Там я выступал, сказал: «Ребята, вы знаете, что во Второй мировой войне применялась реактивная артиллерия, или по-другому “Катюши”? Я вам хочу рассказать, потому что служил…» И начал: вот, такие-то системы были – БМ-8, БМ-12, БМ-13, тактико-технические данные их, скорость стрельбы, дальность стрельбы, вес снаряда, то есть всё рассказал, что касается тактико-технических данных. И после того, как я закончил, классный руководитель сказала: «Ребята, а что вы запомнили из того, что вам сказал Иван Григорьевич?». Поднялся лес рук. И, Вы знаете, я поразился: они повторили буквально то, что я говорил, как будто по записи! Таким образом, такая оценка: у нас очень хорошее поколение растёт. И это поколение не только должно сделать страну успешной, оно может сделать нашу страну самой привлекательной, самой могущественной страной в мире.

И ещё очень коротко скажу, что в августе исполняется 80 лет со дня запуска первой жидкостной ракеты на полигоне в Нахабино. Наши энтузиасты – Королёв (С.П.Королёв – советский учёный-конструктор, организатор производства ракетно-космической техники), Цандер (Ф.А.Цандер – советский учёный и изобретатель) и Тихомиров (Н.И.Тихомиров – инженер-химик) запустили эту жидкостную ракету. Она в воздухе пробыла только 18 секунд, и эти 18 секунд открыли космическую эру в мире, а нашу страну сделали первой космической державой в мире, что и сейчас развивается. Такие темы мы поднимаем. Желаем Вам как Председателю Правительства и Вам как губернатору Московской области успехов в вашей нелёгкой, но очень полезной деятельности. Спасибо!

Д.Медведев: Спасибо большое, Иван Григорьевич. Знаете, это как раз то, о чём я говорил, когда вспоминал свою школу. Знаете, почему дети так хорошо всё запомнили? Вот если бы я или, например, Андрей Юрьевич вышли и начали рассказывать им это, они бы не так запомнили. Потому что вы рассказывали о том, чем занимались, что отлично знаете, и вы – реальный участник этих событий. И всегда такой рассказ гораздо интересней и лучше откладывается в голове, чем книжка или даже, допустим, телевизор, или какой-нибудь фильм, поэтому очень хорошо, что вы продолжаете эту работу. Для большинства детей это действительно незабываемое впечатление, потому что жизнь так устроена, что все поколения взрослеют, поколения уходят, а в памяти это остаётся. Большое вам спасибо ещё раз за то, что вы делаете!

Что касается темы, связанной с первым пуском и полигоном в Нахабине. Мне кажется, что можно было бы это как-то отметить, это, по-моему, хорошая тема, предмет для гордости нашей страны, нашего государства.

А.Воробьёв: Мы готовимся к этому.

Д.Медведев: Вы готовитесь, а я хочу узнать, как готовится район. Пожалуйста, скажите, Борис Егорович (обращаясь к Б.Рассказову – главе Красногорского муниципального района).

Б.Рассказов: Да, уважаемые коллеги, действительно это большой юбилей, и я считаю, что он должен быть отмечен и замечен на уровне всей страны. На самом деле, нами разработан целый план, целая программа. В ракетной академии прошли первые такие слушания, где мы принимали самое активное участие, военные представители нашего района. А далее план рассчитан на весь год практически. Основные мероприятия пройдут осенью этого года. Мы сохранили стартовую площадку. Она, в общем-то, ничего собой не представляет, это не полигон ракетный. Но тем не менее мы её поддерживаем, там мемориальный комплекс есть, стоит ракета первая, макет ракеты «Восток»…

Д.Медведев: А вы не хотитезапустить оттуда в этот день что-нибудь? Я, кстати, абсолютно не шучу. А почему нет? Сейчас, при нынешнем уровне развития… Тем более что у вас есть для этого все возможности (объяснять не буду). Причём можно запустить ровно, как Иван Григорьевич (Пирогов) говорил, на 18 секунд. Больше не надо, пусть она через 18 секунд ликвидируется и всё…

А.Рассоленко: Я хочу поднять такую тему. Выражу, наверное, мнение всех: решение о повышении пенсий офицерам, офицерам запаса воспринято очень благосклонно и повлияло на жизнь офицеров. Жить, как говорят, стало лучше и веселее.

Второе, что тоже благосклонно воспринимается офицерами, наверное, всех степеней, – большая работа, которая идёт в армии: сейчас перевооружение, реорганизация. Это большое дело, ибо, как говорится, не будешь кормить свою армию…

Д.Медведев: Да, будешь кормить чужую.

А.Рассоленко: И в продолжение темы воспитания молодёжи. Молодёжь действительно у нас очень хорошая, нам часто приходится бывать в школах, проводить беседы. Но чувствуется ещё слабина в изучении истории… То, что мы знали в своё время, они не знают.

И второе. По-моему, воспитанием у нас занимаются более чем на 50% телевидение, интернет, компьютер, игры. И что-то надо вообще делать с программами воспитания молодёжи по телевидению. Целый день крутят там бандитские разборки, убийства, чёрт знает что. Посмотришь – самому страшно становится.

Д.Медведев: Это, правда, страшно.

А.Рассоленко: Чему они научат молодёжь? Абсолютно ничему. Мы должны воспитывать молодёжь, нацеливать её на работу, на труд. Вы знаете, я часто смотрю телевидение, но не видел ни одного фильма про наш рабочий класс! Несколько раз видел американские фильмы, как, например, работают на погрузке и разгрузке судов, там классически всё это показано, роль рабочего класса. Что-то надо в этом вопросе решать. Запретить им, что ли? Не знаю. У нас была пионерия, комсомол, нам вдалбливали, что я должен быть передовым строителем коммунизма и прочее, и прочее. Может, нам тоже подумать о каком-либо… Создать волонтёрскую организацию, которая должна в школе работать, выезжать. Вы попробуйте собрать сейчас кого-нибудь на БАМ! Разбегутся.

Дальше воспитание физическое. Ну что это такое, что у нас примерно 40% по состоянию здоровья не идут в армию? Подтянуться не могут! Что-то надо делать в этом вопросе.

И заканчивая выступление по этому вопросу, хотел бы к Вам обратиться. Я живу в военном городке Павшино. Это бывший военный городок зенитчиков, а затем военнослужащих системы противоракетной обороны. Мы по решению районных властей организовали там сквер памяти. Хороший получился скверик, там проводили мероприятия, встречи, возложения венков, приезжает туда и начальство. И было запланировано поставить зенитчикам 85-милиметровую пушку, там поставили ракету, антенну для…

Реплика: РЛС.

А.Рассоленко: А пушку третий год вымаливают у Министерства обороны. В своё время Министр обороны решил дать, да не дошло до департамента имущества.

Д.Медведев: Замотали.

А.Рассоленко: Замотали. И вы знаете, сейчас уже в совете наших ветеранов по этой 85-миллиметровой пушке (а это самая массовая пушка, которая везде есть), вот такая папка документов... Вмешайтесь, может быть, позвонить Шойгу (С.Шойгу – Министр обороны)…

Д.Медведев: Договорились.

А.Рассоленко: Поставят там эту пушечку, и будут все рады.

Д.Медведев: Алексей Иванович, хорошее у вас, многогранное выступление. Знаете, очень важно, что такое общение происходит, очень важно, что вы с молодёжью встречаетесь, потому что люди вашего поколения так воспитаны, что никто ничего себе не просит. Или пушку дайте в сквер, или же звание «Город воинской славы» присвойте. Люди привыкли думать прежде всего о развитии государства, своей страны, об общественных разных процессах, но только не о себе. Это, конечно, уникальная ситуация.

Теперь то, о чём вы говорили. Ну то, что вы похвалили некоторые решения (спасибо большое), я комментировать не буду. Скажу лишь то, что до 2020 года, вы знаете, у нас запланировано несколько крупных программ по перевооружению. Очень хорошо, что наш бюджет сегодня позволяет эти задачи решать. В 1990-е годы всё было внизу. Сейчас у нас есть одна цель, которую мы реализуем и в рамках программы гособоронзаказа, и в рамках программы модернизации оборонно-промышленного комплекса: довести уровень нового оружия до 70–75% в войсках, а по некоторым направлениям – до 100%. Это беспримерное перевооружение, и я думаю, что это можно сопоставить, откровенно говоря, только с тем, что у нас происходило во время и после войны, когда, по сути, техника поменялась, вы сами были свидетелями этого. Я надеюсь, что мы это всё реализуем, потому что это очень важно для обороноспособности нашего государства.

По поводу телевидения – это тема, которую мы постоянно с ветеранами обсуждаем. Не скрою, мне, конечно, далеко не всё нравится из того, что показывают. Не могу с вами не согласиться в том, что целый ряд общественно важных тем выпадает просто из телевизионной повестки, и это печально, я понимаю. Но мы сейчас действительно живём в определённых условиях. Телевидение должно зарабатывать деньги, это не как раньше, когда сверху все эти деньги распределяли через государственный бюджет и говорили: «Снимай вот это». Сейчас они сами зарабатывают деньги от рекламы, от продажи прав на те или иные кинопроизведения, но они должны показывать жизнь такой, как она есть. А она состоит не только из бандитских разборок, слава богу! Наоборот, это обочина жизни. Они, к сожалению, очень часто избыточное внимание на этом концентрируют, для того чтобы привлечь внимание телезрителей.

В этом смысле, и я считаю, это абсолютно нормально (вы американцев привели в пример), нам нужно брать пример с тех стран, где телевидение более современное, телевидение, которое показывает жизнь во всём её многообразии, включая и жизнь обычных людей. А кто у нас обычные люди? Это как раз рабочие, инженеры, военные, люди, которые в деревне живут и трудятся. Об этом обязательно нужно снимать и кино, и документальные фильмы. Не значит, что этого нет вообще, но, конечно, всё это ушло на периферию. Кстати, ничего плохого нет и в том, чтобы показывать старые фильмы. Вы знаете, для меня было достаточно удивительно, что и молодёжь… Это только так считается, что они хотят смотреть лишь фильмы Голливуда, это не совсем так. Многие с удовольствием смотрят фильмы и вашего времени, и военного времени, и фильмы 1970–1980-х годов.

Если, например, говорить о нашем военном кинематографе, о кинематографе, который показывал Великую Отечественную войну, да и вообще военные события, я думаю, что лучшие его образцы – это совершенно уникальные фильмы. Давайте вспомним, например, уровень таких постановок, как «Освобождение», которое снималось в начале 1970-х годов, киноэпопея, помните? Очень известный фильм. Это же действительно была очень масштабная киноверсия всех событий того периода, поэтому современным кинематографистам, конечно, нужно учиться на лучших образцах такого рода авторских произведений. И в завершение: то, что спортом должны заниматься, сомнений нет.

Теперь в отношении нашей злосчастной пушки. Я по военно-учётной специальности тоже артиллерист и воспринимаю это просто как прямое поручение от вас. Это безобразие, конечно, то, что пушку не отдали. Уже второй министр этим занимается. Я это всё, конечно, записал. Я сегодня позвоню, а вы мне дайте точные координаты, куда конкретно они должны эту пушку доставить, иначе мне придётся её лично привезти сюда. Я Андрея Юрьевича (А.Воробьёв) возьму ещё с собой. Договорились?

Реплика: Без снарядов только.

Д.Медведев: Без снарядов, демилитаризованную, как принято говорить, то есть стрелять она не будет.

Ю.Курбаков (Герой Социалистического Труда): Дмитрий Анатольевич, я хотел бы, чтобы Вы, уехав из Красногорска, полюбили наш город, наш район, так, как мы его любим, поэтому я Вам хочу вкратце рассказать о головном предприятии нашего района, это буквально в 90–100 м отсюда, Красногорский механический завод. Он был создан в 1927 году по постановлению Совета народных комиссаров как оборонное предприятие. Первичная численность на тот момент была только 200 человек, но в процессе развития предприятия эта цифра выросла до 24 тыс. Сейчас предприятие гораздо меньше, но оно осталось таким же боеспособным, уникальным.

На нашем предприятии можно посмотреть такие вещи, которые Вы не увидите нигде. Например, в 1956 году здесь была разработана система управления огнём для танка – это двухплоскостная стабилизация поля зрения и стрельба сходу. 30 лет этот прибор стоял на вооружении нашей армии, сейчас мы уже его заменили, выпускаем другую продукцию.

Далее. АФА-39 – фотоаппарат, которым была сфотографирована Земля из космоса. Это было в 1957 году. В 1959 году нашим же прибором АФА-Е1 была сфотографирована обратная сторона Луны.

В 2004 году на вооружение была поставлена станция контроля космического пространства, так называемая 54Ж6 «Окно» (оптико-электронный комплекс), это уникальное станция. Поэтому, если у Вас будет такая возможность – пожалуйста, на наш завод.

Д.Медведев: Спасибо, Юрий Петрович.

Ю.Курбаков: И ещё один вопрос. В своё время наше предприятие и другие предприятия имели садовые участки, которые выдавались участникам Великой Отечественной войны, трудового фронта. Сейчас, в последнее время, на этих участках стали появляться многоэтажные дома. Поэтому те садоводы, кто оказался огорожен этими домами, страдают… Наверное, наступило время, когда на уровне Правительства должно быть принято какое-то решение, чтобы с этим безобразием покончить. Вот такая у меня просьба от имени садоводов, которые считают себя обиженными. Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо, Юрий Петрович. В отношении механического завода: завод действительно очень известный и сильный. Если приглашаете, может быть, как-нибудь действительно заедем, посмотрим, как дела, и поговорим. Спасибо за приглашение, меня и руководитель района приглашал.

Что касается садовых участков. Я, конечно, не знаю, что там происходит, и если дадите мне какую-то более точную информацию... Борис Егорович, что там, какие проблемы?

Б.Рассказов: Дмитрий Анатольевич, разговор идёт о многоквартирных домах, которые появляются на участках ИЖС (индивидуальное жилищное строительство) без разрешения. А признак многоквартирности можно увидеть не сразу, когда фундамент появляется. Мы отсудили сейчас все эти участки.

Д.Медведев: Речь идёт не о застройке большими домами?

Б.Рассказов: Нет, это просто мешает соседям. На самом деле такая тема есть.

Д.Медведев: Проще говоря, строят индивидуальный дом, но в результате он строится на несколько семей?

Б.Рассказов: Так точно.

Д.Медведев: А разрешение даётся на строительство под одну семью?

Б.Рассказов: Разрешение даётся на ИЖС.

Д.Медведев: На ИЖС? Но это нарушение на самом деле.

Б.Рассказов: Да. Мы, безусловно, в суды обращаемся, у нас уже есть решения по целому ряду таких домов, о сносе их. К сожалению, страдают люди.

Д.Медведев: Они прямо на территории садоводческого товарищества строятся?

Б.Рассказов: Да, чаще всего это именно на ИЖС и на дачных участках.

Д.Медведев: На дачных участках даже есть?

Б.Рассказов: Да.

Д.Медведев: Вы проследите, пожалуйста.

А.Воробьёв: Мы будем вынуждены к Вам с просьбой обратиться. Я благодарен Юрию Петровичу (Курбакову), что он эту тему поднял. В Московской области жильё, как известно, очень востребовано и стоит приличных денег. Сегодня ситуация такова, что на этих участках, огородных участках, садовых товариществах вырастает, как правило, 4–6-этажный дом. Соответственно, сразу открываются продажи.

Д.Медведев: Безобразие, конечно.

А.Воробьёв: Кроме того, что это несанкционированное строительство, ещё часто те, кто заплатил за квадратные метры, оказываются в совершенно неприемлемой ситуации: у них нет свидетельства на собственность, нет электричества достаточного, ну и так далее и тому подобное. Поэтому мы хотим выйти с предложением внести определенные поправки, для того чтобы как-то регулировать эту деятельность. Сегодня и муниципалитеты в том числе бессильны.

Д.Медведев: Я не считаю себя большим специалистом по этим вопросам, хотя понятно, что Правительство этим строительством занимается и обязано следить за общей ситуацией. Но насколько я помню общие правила, они заключаются в следующем: в случае, если это строительство ведётся с нарушениями утверждённого плана, такое строительство является на основании закона самоуправным и подлежит сносу. Это общее правило. Если ты строишь на одну семью по определённому проекту, а в результате возникает многоквартирный дом, то это вообще неправильное строительство, это самоуправное строительство и нужно всё это сносить. Это, конечно, бывает очень трудно сделать, потому что всё это через человеческие эмоции проходит, но мы должны всё-таки порядок какой-то на своей земле сохранять, иначе понастроят такого! Завтра там будет уже не 3–4-этажный, а 9-этажный дом. И что же нам, разрешать это делать всё? Тем более, если это идёт с нарушением, как правило, это всё может развалиться в один прекрасный момент, ещё и людей там погребёт.

А.Воробьёв: Так и происходит, ровно как Вы сказали: обманутые дольщики появляются как раз благодаря, в кавычках, такой деятельности.

Д.Медведев: Надо наводить порядок. Если нужно какие-то правила, касающиеся градостроительной политики и отвода земель, поменять, пожалуйста, внесите предложение, мы это сделаем. Будем заниматься тогда этим.

А.Воробьёв: Спасибо.

Д.Медведев: Я ещё раз хотел бы от имени всего нашего Правительства и от имени руководства области сердечно поздравить всех вас, дорогие ветераны, с праздником Победы, сказать вам, что мы горды тем, что сидим с вами за одним столом. Мы понимаем, что вы сделали для нашей страны. Если говорить прямо, если бы не ваше поколение, у нас и страны-то не было бы, неизвестно, что в мире бы происходило. Поэтому я хочу вас ещё раз поздравить с нашим великим праздником, с Днём Победы, и пожелать вам быть такими же бодрыми духом, какими вы являетесь сейчас! Очень приятно было слушать ваши выступления. Надеюсь, что у нас такая возможность будет и в дальнейшем. С праздником! С Днём Победы!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 мая 2013 > № 870785 Дмитрий Медведев


Кипр > Медицина > vkcyprus.com, 26 апреля 2013 > № 804420 Петрос Петридис

В этом выпуске мы продолжаем публикацию серии интервью с членами Совета министров Республики Кипр. Наш собеседник — профессиональный врач­хирург, министр здравоохранения Петрос Петридис.

— Расскажите о себе. Почему Вы стали врачом?

— Сразу после окончания средней школы я отправился в Афины, поступать в университет. Ни минуты не сомневался, какой факультет выберу. Почему? В детстве у меня были серьезные проблемы со здоровьем, и вместе с мамой я провел больше года в афинских больницах. Я видел, как работают врачи и медсестры, видел, как они ежедневно помогают людям — взрослым и детям. С самого раннего детства я решил, что буду лечить людей.

Поэтому я поехал в Грецию и начал изучать медицину. В то время моя семья была небогатой. Поэтому, чтобы покрывать расходы на питание и проживание, я работал в различных медицинских учреждениях. Это помогло набраться опыта. Окончив базовый курс, решил, что надо продолжать учебу. Моей специализацией стала сосудистая хирургия. Я поехал в Великобританию, потом — в США. Там я изучил технику ангиографии, баллонной ангиопластики, эндоваскулярной хирургии. Это были передовые технологии на тот момент.

По возвращении домой я начал работать в центральной больнице Никосии. Когда мы переехали в новое помещение, то создали первую на Кипре неинвазивную лабораторию. С того времени стало возможным проводить ряд операций, не травмируя пациента.

— Считали ли Вы, сколько операций провели в течение жизни?

— Много. В государственной больнице я принимал около четырех тысяч человек в год, работая с 5:30 до 20:00.

— Начинали в полшестого утра? Почему так рано?

— Потому что у меня было много пациентов. И я считал своим долгом принять всех. Дважды в неделю я проводил операции. Сосудистая клиника в Никосии была (и до сих пор остается) единственной на острове, поэтому пациенты приезжают отовсюду — из Пафоса, Лимассола, Ларнаки…

— С учетом новых технологий, насколько меньше пациентов нуждаются в операциях, ограничиваясь неинвазивным лечением?

— Много. Очень много. Я был единственным врачом, который применял агиопластику на Кипре. Я стал первым, кто предложил принципиально новый способ лечения аневризмы брюшной аорты, — эндопротезирование. Без вскрытия брюшной полости, через небольшие разрезы в бедренных артериях в полость аневризматического мешка и аорты помещается стент-графт — устройство, которое позволяет ослабленной стенке аорты стать более плотной и устойчивой к постоянному артериальному давлению. Оно также предотвращает дальнейшее увеличение диаметра аорты. Уже на следующий день после такой неинвазивной операции пациент может идти домой.

— На Кипре высок уровень сердечно-сосудистых заболеваний?

— Да, они встречаются очень часто.

— С чем это связано?

— Это, прежде всего, образ жизни. Мы мало двигаемся, много курим. Почти не занимаемся спортом. Перемещаемся только на машинах. И у нас есть свой «белый убийца». Это халлуми.

— Он так вреден для сердца?

— Да, очень.

— Как Ваш опыт, полученный во время работы в медицине — в государственной, частной — помогает на новой должности?

— Мы разработали специальные образовательные меры, руководства для населения о здоровом образе жизни: как питаться и заниматься спортом.

— Должность министра отличается от должности врача. Какие качества Вам нужно развить в себе сейчас?

— Серьезный вопрос. Я не могу сказать, что счастлив на новом посту. Поверьте, я скучаю по своей работе. По возможности навещаю коллег, интересуюсь их делами, спрашиваю, могу ли помочь им советом, и это делает меня счастливым. Но работа в министерстве — это реальная возможность реформировать систему здравоохранения. Я уже был частью этой системы. Поэтому я знаю, что нужно кардинально менять, что корректировать, что нам нужно делать в первую очередь.

— Как Вы проводите свое свободное время? Если оно есть…

— Нет, у меня совсем его нет. И не было прежде…

— Получается, вся Ваша жизнь — работа?

— Большинство книг, которые я читал, — медицинского содержания. Раз в неделю я встречаюсь с друзьями и коллегами. За чашечкой кофе мы обсуждаем политическую ситуацию, что нам нужно изменить… Большинство моих друзей — врачи, которые получили образование в России.

— В России?

— Да. У меня много русскоговорящих коллег, особенно в государственных больницах. Многие окончили Университет им. Ломоносова — это образование очень высокого уровня. И его выпускники — замечательные специалисты!

— Вы когда-нибудь были в России?

— Нет, это страна, в которую я так и не посетил. Там не было ни одной международной конференции по сосудистой хирургии (смеется).

— Вы путешествуете только по делам? Сочетая их с парой дней отдыха?

— Да, я стараюсь совмещать, путешествую с женой. Иначе не вырваться с работы. Забыл сказать, что я женат, у меня трое детей и пять внуков. Моя старшая дочь сейчас учится в Америке. Она тоже врач, ее специализация — работа с детьми и взрослыми, отстающими в развитии. Средняя дочь — юрист. Младший сын только что получил кандидатскую степень в Афинском политехническом университете.

— Сколько лет внукам?

— Старшему — пять лет, второму — три, третьему — два, и еще у нас есть двойня, которым один годик.

— Они все на Кипре?

— Да. У моей жены как будто частный детский сад на дому. Все дети, конечно, внуков нам «подбрасывают». Я очень этому рад! Когда мои дети были в таком же возрасте, у меня на них не было времени. И я только теперь понял, что потерял. Всех пятерых я вижу каждый день: утром и вечером. Каждый вечер перед сном они бегут ко мне, целуют и желают спокойной ночи. Также мы вместе читаем книжки. И я очень счастлив!

— Последний вопрос: через пять лет, покидая этот офис, чем бы Вы хотели гордиться?

— Первую «галочку» в этом списке я уже поставил. Нам удалось отстоять систему бесплатного медицинского обслуживания. «Тройка» выдвигала жесткие условия: только очень бедные люди должны иметь право на бесплатную медицину. Это верно, конечно. Но это только 50 тысяч человек. А сейчас в больницах лечатся более 200 тысяч человек, многие из которых остались без работы. На Кипре нет системы государственного медицинского страхования, и есть

68 тысяч пенсионеров без страховки. Но стоимость частной медицинской страховки в этом возрасте может достигать четырех тысяч евро в год! Так нельзя. Мы нашли компромисс. И этим я горжусь.

Второй обязательный пункт — это реформа всей системы здравоохранения.

— Что в ней не так?

— Ее просто нет! То, что осталось нам от англичан, то у нас и есть. Это и вся система.

— В каких странах эта система действительно работает?

— К примеру, в Нидерландах, Германии, Франции, Австралии, Израиле. Мы планируем взять лучшее из каждой системы, чтобы создать свою.

— Это будет создание новой системы. Оно займет долгие годы.

— Закон уже принят в 2004 году. Но он не работает. Мы хотим усовершенствовать этот закон и начать менять всю систему.

— В какие сроки?

— За два года. Очень амбициозно! Я знаю…

— Знаете, что удивляет россиян на Кипре? «Скорая помощь». Точнее, ее отсутствие. По сути, машина «скорой помощи» — это такси в больницу. Ведь врача в ней нет…

— Нет, только медсестра и водитель. И это мы хотим изменить.

— Это может спасти много жизней.

— Согласен. Потому что медсестра не всегда может верно оценить серьезность ситуации. До того времени, как в «скорой» будут врачи, мы планируем обучить фельдшеров.

— У нас недостаточно врачей?

— Пока недостаточно. На Кипре очень мало врачей общей практики: всего 32! Остальные — терапевты, кардиологи, хирурги. У них нет необходимого опыта. Мы собираемся — и уже получили согласие «тройки» — в течение года обучить некоторых врачей, поднять их до уровня семейных врачей. С тем, чтобы они разбирались в болезнях не только своей специализации, но и в других областях.

— Значит, будет, о чем рассказать, когда в следующий раз встретимся. Договоримся еще раз обсудить все это через два года?

— Нет. Давайте встретимся через полгода! Уверен, у нас уже будет о чем рассказать. Я — человек дела. И очень упрямый. Я привык доводить дело до конца.

Кипр > Медицина > vkcyprus.com, 26 апреля 2013 > № 804420 Петрос Петридис


США > Финансы, банки > interaffairs.ru, 25 апреля 2013 > № 883194 Сергей Филатов

Золотой спад на фоне смены американской парадигмы

Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

«Золото – это деньги и ничего более. Все остальное – кредит».

Дж.П.Морган.

Из речи перед американским Конгрессом

В нашем взаимозависимом мире любое событие вызывает желание проанализировать его связи. А, еже ли несколько громких событий совпадают по драматургическим законам «единства места действия и времени действия», то тут уж просто встает необходимость оценить их внутренние связи.

Мы не будем сегодня рассматривать детали бостонского теракта – об этом написано много и подробно. Сегодня мы обратимся к этой трагедии под иным углом.

Как-то странно совпадают по времени:

- бостонский взрыв;

- опускание цен на золото и другие суперликвидные товары – нефть, медь, серебро и т.д.;

- проекты Федеральной резервной системы отойти от проводимой ею уже почти 5 лет политики долларовой эмиссии в огромных масштабах;

- начавшийся секвестр бюджета США;

- увольнение из администрации Барака Обамы нескольких серьезных фигур, относящихся к воинственному крылу американского истеблишмента – бывших руководителей Госдепа, Пентагона и ЦРУ.

Эта «гремучая смесь» серьезнейших явлений чрезвычайно показательно уложилась во временные рамки одного календарного квартала.

В США идет смена политики – и внутренней, и международной, и финансовой, и экономической. Как сейчас можно говорить – меняется парадигма.

Естественно, появляются недовольные. Естественно, нарастает сопротивление.

И именно под этим углом посмотрим, что произошло конкретно с золотом. Остальные темы также весьма интересны, поэтому обязательно затронем их, но углубляться не будем, чтобы не отвлечься от нашей задачи – оценить феномен «золотого обвала».

Золото в свободном падении. 30 лет такого не было!

Напомним, что на днях произошел крупнейший за 30 лет обвал цен на золото. Динамика снижения стоимости драгоценного металла стала самой мощной с 1983 года. Мировые цены на золото с начала апреля почти непрерывно падали.

Вспомним, что в сентябре 2011 года стоимость тройственной унции золота поднималась до рекордной отметки в 1923,7 доллара; в начале 2013 года превышала 1700 долларов.

17 апреля фьючерсы на золото торговались на уровне 1378 долларов за унцию.

Вот – график этого падения:

Что же случилось?

Заметим ещё раз, что падение золота произошло не в безвоздушном пространстве, а на фоне серьезнейших перемен в американской внешней и внутренней политике.

Почему мы не должны полагать, что отставки из администрации президента Барака Обамы таких сильных фигур, как Хиллари Клинтон (госсекретарь), Леона Панетты (шеф Пентагона), Тимоти Гайтнера (министр финансов) и Дэвида Петреуса (директор ЦРУ), могут вызвать недовольство с тех могущественных сил истеблишмента, которые эти фигуры в правительстве и представляли?

Почему мы не можем полагать, что секвестр бюджета США, который вступил в силу с 1 марта с.г. и очень больно уже ударил по расходам Пентагона, ЦРУ и Госдепа (подробности – в статье «Это странное слово «Секвестр»…»), воспринят в этих серьезных организациях, как покушение на их интересы и на интересы тех, кто кормится в Соединенных Штатах через тот же Пентагон?

Почему мы не можем предполагать, что политика Федеральной резервной системы (ФРС) по накачке финансовой системы долларовой ликвидностью уже исчерпала себя, и заявление главы ФРС Бена Бернанке о скором уходе с этого поста является сигналом к тому, что дальше будет хуже, и сейчас надо быстро-быстро хватать «всё, что плохо лежит» – например, скупать золото, как гарант будущей устойчивости?

Почему мы не может предполагать, что взрыв в Бостоне укладывается в логику тех кругов США, которые хотят переключить внимание американских граждан на эту трагедию и отвлечь их внимание от происходящего в экономике, финансах и даже в… Белом доме?

То, что 22 апреля хакеры взломали портал Associated Press и вывесили на нем ложное сообщение о взрывах в Белом доме и ранении президента Обамы, можно расценивать и как некий намек тем, кто хотел бы поднять в США «политическое цунами» - у кого-то в головах уже есть сценарий, выложенный хакерами на страницы AP! Точно также, как когда-то перед 11 сентября военные США «прокатывали» вариант атаки самолетов на Башни-близнецы в Нью-Йорке!

Ну, и почему мы не можем ставить подобные вопросы, если происходят такие перемены?

Спросите у любого летчика, он Вам скажет: самые опасные отрезки полета самолета это – взлет и посадка. Потому что они являются «переходными состояниями». А, если подобные «переходные состояния» наблюдаются в политике, то и выводы можно делать соответствующие о том, насколько серьезно политическая конструкции подвергается испытанию на прочность…

И вот на этом политическом фоне вдруг рушится цена золота!

Ну как не соотнести одно с другим?

Что подтолкнуло золото к падению?

Разбираясь с причинами «золотой лихорадки имени месяца апреля 2013 года», пришлось столкнуться с разными объяснениями происходящего.

Чтобы быть максимально объективным, приведу несколько вариантов, предложенных экспертами в США и других странах.

Сначала – американские оценки из обзора «Why the Price of Gold Is Plummeting: Six Theories»[1] («Шесть теорий о том, почему падают цены на золото»).

Первое – Фактор биткоина.

Это довольно сложное разъяснение, связанное с появлением в мире новых электронных денег «биткоин», но, без него не обойтись.

Если совсем коротко, то Bitcoin (от английского bit — единица информации «бит» и coin — монета), который появился в 2009 году и используется в электронной торговле в сети Интернет. Биткоинами уже оплачивают сетевые услуги и реальные товары, и сейчас их в качестве оплаты принимают сотни магазинов и сервисов в разных странах мира. Оборот обеспечивают трейдеры, которые обменивают биткойны на различные валюты (доллары США, рубли, японские иены и другие) на онлайн-биржах.

Существует мнение, что как в свое время электронная почта лишила традиционную Почту львиной доли заработка, как Skype составил сильную конкуренцию телефонным компаниям, так же и биткоин может занять свою нишу в платежных системах, заставив «подвинуться» традиционные валюты.[2]

Так вот, по мнению автора статьи, в последнее время биткоин лишает золото его спекулятивного блеска, и, возможно, это биткоин виноват в обрушении цен на золото?

«Нет», - отвечает сам же автор. Почему? Объемы несопоставимы.

По сравнению с рынком золота, оценивающимся в сумму до 5 триллионов долларов в год, рынок биткоинов микроскопичен – только порядка 3 миллиардов.

Второе – «Теория заговора» Goldman Sachs.

Там, где есть проблемы, вы обязательно найдете Goldman Sachs, пишет американский автор. Это не критика и не обвинение, а просто наблюдение, потому что «этот банк настолько огромен и агрессивен, что вмешивается буквально во все».

В декабре прошлого года экономисты из Goldman Sachs насторожили публику, когда начали строить пессимистические прогнозы по золоту, заявляя, что многолетняя тенденция к повышению цен «в 2013 году, скорее всего, изменится». А в начале апреля Goldman посоветовал своим клиентам сокращать торговлю золотом.

Время, выбранное для такого заявления, наводит автора статьи «на размышления», но он делает вывод о том, что Goldman Sachs просто проявляет предусмотрительность, а не занимается чем-то «более зловещим». Нет никаких свидетельств того, что фирма играет на понижение.

Третье – Корректировка цены в связи с паникой

Существуют также доводы о том, что падение цен было ускорено сбросом фондами и инвесторами своих ценных бумаг с большой долей заемных средств, которым грозит требование о дополнительном обеспечении. Автор ставит вопрос: что случится, когда эта паническая распродажа прекратится – вернется ли золотая цена на прежний уровень?

Четвертое – Экономические проблемы Китая

Во многих сообщениях о ценах на золото говорится о неутешительных экономических показателях Китая, где за первые три месяца 2013 года наблюдается замедление экономического роста. Китай это крупный потребитель буквально всех полезных ископаемых, и золото стало одним из многих сырьевых товаров, резко упавших в цене после сообщений из Пекина.

Тем не менее, в этой теории есть как минимум два изъяна, полагает автор. Во-первых, замедление темпов роста китайской экономики было лишь незначительным. Рост в первом квартале составил 7,7%, в то время как за первые три месяца прошлого года он был равен 7,9%. Эта разница представляется несущественной.

Во-вторых, цены на золото начали падать ещё до прихода новостей из Китая. Эти цифры лишь способствовали распродаже золота, но не были ее причиной.

Пятое – «Призрак инфляции» растаял

Было опасение, пишет автор, что поскольку центробанки мира начали печатать деньги, чтобы возродить свои экономики, инфляция со временем должна была резко усилиться и снизить ценность многих активов. В этой ситуации золото, которое многие воспринимают в качестве страхового полиса от инфляции, оставалось бы одним из немногих активов, сохранивших свою ценность. Однако, эти прогнозы не подтверждаются.

С начала программы ФРС по валютному стимулированию прошло уже четыре года, но уровень инфляции составляет всего два процента. Ожидания будущих прибылей через манипуляции с золотом сдулись…

(Мы не согласны с этими оценками, но, справедливости ради, их цитируем – С.Ф.).

Шестое – «Великая паника» 2008-09 годов наконец закончилась

В конечном счете, цена на золото это «индекс страха», уверен американский автор статьи. Когда кажется, что «экономика летит в тартарары», как это было в США в период с 2007 по 2009 годы, и как это происходит в Европе с 2009 года, биржевики начинают скупать золото.

А когда ощущение кризиса мировой экономики ослабевает, через какое-то время смену в настроениях обязательно почувствуют и на рынке золота. Сейчас наступает именно такое время.

Вы видите, что объяснений сразу несколько. И не одно не является адекватным. Почему? На наш вкус, это – объяснения для рядовых читателей, которые смотрят финансовые новости по ТВ и верят говорящим головам аналитиков в экранах телевизоров.

Есть и более продвинутые исследователи вопроса. И их-то послушать очень интересно.

Ведь без всякой конспирологии и теории заговора при рассмотрении золотых цен в мире важно знать ключевой момент – цена на золота устанавливается не на бирже!

Цена на золото никогда не бывает «свободной»!

Такую ценность «на свободу» не выпускают. Спросите кто?

Золотой фиксинг и его отцы-основатели

12 сентября 1919 года в 11:00 в Лондоне состоялся первый золотой фиксинг, участниками которого стали пять крупнейших торговцев и производителей золотых слитков того времени.

Золотой фиксинг – это метод ежедневного установления цены на золото.

Первоначально в «пятёрку» отцов-основателей «золотого фиксинга» входили: N M Rothschild & Sons; Mocatta & Goldsmid; Pixley & Abell; Samuel Montagu & Co; Sharps Wilkins.

В последующие годы в составе «золотой пятёрки» произошли изменения, и сейчас она выглядит так: Barclays Capital; Bank of Nova Scotia; Deutsche Bank; банк HSBС; Société Générale.[3]

Фиксинг по золоту в Лондоне производится дважды в день: в 10:30 и в 15:00 по местному времени.

В процессе фиксинга представители «золотой пятёрки» поддерживают непрерывную связь со своими дилерами, а через них с торговыми фирмами, предлагающими и/или покупающими физическое золото по всему миру.

Процедура начинается с объявления председательствующим цены, которую он считает оптимальной на данный момент(!).Если поступают встречные предложения, то подсчитывается соотношение между продавцами и покупателями золота. Этот процесс продолжается до тех пор, пока не наступит рыночное равновесие между спросом и предложением.

Цена золота фиксируется в долларах США, фунтах стерлингов и евро.

Вот и вся «свободная цена» на золото…

Заметим, что фиксинг проводят крупнейшие финансовые институты мира, и что «под ними» находятся целые сети более мелких компаний и фирм, обслуживающих интересы «золотой пятерки». Это важно видеть, поскольку дальше мы поговорим о скоординированной атаке на цену золота, свидетелем которой мир стал в апреле с.г.

И вот, имея в виду эту информацию, обратимся к комментарию Александра Лежавы «Как обрушили цены на золото?». Этот экономист, эксперт сайта Goldenfront.ru рассказывается о том, что нам не скажут по ТВ, хотя факты эти совсем не секретные…

Он пишет об обвале цен, как о «многоходовке», проведенной вполне себе понимающими смысл игры джентльменами, которые не только умеют манипулировать, но и имеют для этого возможности.

Деталей профессиональных в этом комментарии много, поэтому сосредоточимся на одной очень важной.

Когда началось значительное понижение цен – до 400 долларов за унцию в течение нескольких дней, – и все стали «сбрасывать» золото, чтобы не остаться в минусе, произошел какой-то «сбой» в компьютерной сети.

Внезапно, пишет он, компьютерная система, обеспечивающая покупки и продажи физического золота, «зависла». Из-за этого участники физического рынка золота оказались не в состоянии ни купить золото по внезапно образовавшейся низкой цене, ни продать, ни защитить свои позиции. Компьютеры оказались парализованы![4]

Итак, покупатели и продавцы физического металла оказались отсеченными от рынка, а цены на биржевое золото продолжали свое «падение» в соответствии с решениями хозяев фиксинга.

Фактически, указывает Александр Лежава это повторение событий, имевших место, хотя и в существенно меньших размерах, в декабре 2011 года, когда сценарий с компьютерным сбоем был точно таким же.

Вот и биржевое «Дежа Вю». И это «чудо будет похлеще, чем превращение воды в вино одним назаретянином», язвит А.Лежава.

Далее – о том, как технически «опускали» цены. Причем, в процессе этого, кто-то «сбрасывал», кто-то скупал золото по минимальным расценкам!

В период апрельской паники было реализовано приблизительно 400 тонн золотых фьючерсов сразу. Это составляют примерно 15 % годового производства золота.

Чтобы понять, что это за объем, приведем такое сравнение с зерном.

Представьте себе, что речь идет о продаже в течение короткого, 3-часового «биржевого окна» 15 % ежегодного урожая в мире. Что произошло бы с ценой на зерно? Она бы обвалилась аналогично.

В этом суть: подобный демпинг для «продавливания» цен – иллюстрация того, как происходят манипуляции с рынком.[5]

А кто имел возможность оперировать таким массами золота при жесткой координации процесса? Правильно – хозяева фиксинга с их сетевыми финансовыми структурами.

Единственные люди, которые получили прибыль, как раз и работают на крупнейшие банки, которые контролируют рынок золота. Они сделали миллиарды. Маневр банками золотого картеля был разработан, чтобы перераспределить богатство в их пользу. А богатство – это власть!

Экономический аналитик Михаил Хазин предлагает такое видение ситуации: «Судя по всему, в последние месяцы ситуация в реальном секторе стала нетерпимой – и денежные власти США решили принципиально её изменить… Можно отметить, что произошедшее в последние дни события не являются случайными, а есть следствие развития общих кризисных процессов. Фактически, мировой финансовой элите пришлось пожертвовать частью финансовых рынков для того, чтобы сохранить самые для себя важные».[6]

Но за этим последуют политические решения - и вот это самое важное в произошедшем падении золотых цен!

То, что власти никак не вмешались, чтобы остановить это обвальное снижение цен на бирже, когда они неоднократно останавливали торги на других рынках при гораздо меньших снижениях, говорит об очень высоком уровне официальной поддержки такого снижения.

Мораль?

Что-то подсказывает, что ещё до лета Соединенные Штаты покажут всему миру примеры принципиальных перемен в политике. Перемен, которые будут сопровождаться серьезными кризисами внутри истеблишмента, элитной сшибкой и всплесками финансово-экономических неприятностей.

Гипотеза о том, что «казус золотого падения» - это чисто спекулятивное явление, и кто-то хорошо нажился, на наш взгляд имеет место, но мы не стали бы рассматривать её в качестве основной.

Мировой кризис всегда порождает такие Химеры, что за маской «спекулянта» порой и не разглядишь настоящего лица того, кто пытается развернуть ситуацию в свою пользу ради достижения очень далекоидущих целей, которые крайне далеки от интересов большинства Человечества.

А, чтобы эти процессы находились как можно дальше от внимания почтенной публики, самое простое – устроить теракт, к которому приковывают внимание все СМИ…

[1] http://www.newyorker.com/online/blogs/johncassidy/2013/04/gold-price-bitcoin-goldman-china-inflation.html

[2] http://www.trust.ua/news/62171-Bitcoin---chto-eto-i-chto-o-nem-dumaet-fbr.html

[3] http://www.metaltorg.ru/metal_catalog/tsvetnyye_metally_splavy_prokat/dragotsennyye_metally/zoloto/

[4] http://goldenfront.ru/articles/view/za-chto-gerasim-utopil-mu-mu

[5] http://worldcrisis.ru/crisis/1104579

[6] http://worldcrisis.ru/crisis/1102610

США > Финансы, банки > interaffairs.ru, 25 апреля 2013 > № 883194 Сергей Филатов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 апреля 2013 > № 807092 Владимир Путин

В прямом эфире «Первого канала», телеканалов «Россия 1» и «Россия 24», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» вышла специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

В рамках программы Президент ответил на более чем 85 вопросов россиян по самым актуальным общественно-политическим темам.Общая продолжительность программы составила 4 часа 47 минут.

* * *

К.КЛЕЙМЁНОВ: Добрый день!

В прямом эфире Президент Владимир Путин.

(Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: В студию, Владимир Владимирович, мы сегодня пригласили людей, которые хорошо известны всей России, часть из них – это Ваши доверенные лица. Другие, может быть, не так хорошо знакомы всем, но это тоже настоящие герои дня, это люди, которым мы посвящали свои телерепортажи. Это не министры и артисты, это инженеры, врачи, фельдшеры – все, кто является, так сказать, настоящим героем дня, и те, кто живёт в России.

К.КЛЕЙМЁНОВ: По традиции в прямом эфире нашей программы сегодня города и сёла. В этом году мы побываем в посёлке Новошахтинский (это Приморский край), будем в легендарной Прохоровке (Белгородская область), в Липецке, в Сочи, в Новосибирске и в Санкт-Петербурге.

Готовясь к программе, мы приглашали на площадки, где развёрнуты передвижные спутниковые станции, людей, которые составляют своего рода целевые группы, чтобы обсудить с ними самые актуальные, самые злободневные вопросы нашей жизни: от роста цен, коррупции, проблем в ЖКХ до ситуации в образовании, медицине, науке.

М.СИТТЕЛЬ: И другие темы, их будут формировать именно наши телезрители. Поэтому звоните, посылайте вопросы с помощью СМС-сообщений, оставляйте вопросы на интернет-портале, а мы, пожалуй, будем начинать.

В.ПУТИН: Позвольте я тоже поприветствую всех, кто собрался в студии, и всех наших граждан, которые проявили такой живой интерес к сегодняшней встрече.

Это формат уже известный. Конечно, в чём-то, может быть, формальный, но всё-таки очень полезный. Это совершенно точно и очевидно. Такие прямые контакты с гражданами дают очень верный срез того, что на данный момент времени волнует и интересует общество. Поэтому такой прямой обмен мнениями, прямая информация, получение обратной связи из регионов – чрезвычайно важно и в высшей степени полезно.

М.СИТТЕЛЬ: Итак, Владимир Владимирович, год назад Вы вновь вступили в должность Президента Российской Федерации. Тогда же Вы подписали свои указы. Они в народе получили название «майские указы». В них те цели, которых должна достичь страна в течение пятилетнего срока.В какой степени Вы довольны графиком исполнения этих указов? Если можно, какой процент из поставленных задач в первый год Вашего президентства реализован Вашими подчинёнными?

В.ПУТИН: Я бы не стал сейчас говорить в процентном отношении, это достаточно сложная вещь. Но сразу же могу сказать, что задачи, которые были поставлены сразу же после вступления в должность Президента, они, безусловно, являются чрезвычайно сложными для исполнения. И сделал я это сознательно. Сознательно завысил планку, признаюсь, несколько завысил планку того результата, который должен быть достигнут исполнительной властью, и не только в центре, но и в регионах Российской Федерации. Потому что, если мы не будем работать напряжённо, результаты будут гораздо более скромными.

Чего удалось сделать, чего не удалось сделать, и удовлетворён ли я этим? В целом удовлетворён. Считаю, что работа идёт удовлетворительно. Есть и сбои, я сейчас о них тоже скажу. Наверняка сегодня в ходе нашей встречи будет много вопросов проблемного характера, а это значит, есть сбои. Но что сделано? Прежде всего я бы обратил внимание на повышение уровня доходов граждан. У нас растут заработные платы, и вот недавно мы собирались в Сочи не только с членами Правительства, но и с экспертами. Многие эксперты, и, в общем, с теоретической точки зрения справедливо обращают внимание на то, что зарплата растёт опережающими темпами, быстрее, чем уровень производительности труда. Это с точки зрения экономики далеко не самый лучший показатель, но с точки зрения социальной справедливости, конечно, мы двигаемся в правильном направлении, и эта зарплата и доходы граждан выросли не только благодаря повышению денежного довольствия военнослужащих и военных пенсионеров, но и в экономике в целом. Вот это первое.

Мы дважды проиндексировали пенсии – в феврале и в апреле. И пенсия по старости впервые перешагнула рубеж в 10 тысяч рублей. Мы, как и договаривались, сразу же после мая прошлого года вышли на очень важное решение с точки зрения поддержки темпов демографии, а именно: наряду с материнским капиталом мы ввели ещё оплату за рождение третьего ребёнка в демографически сложных регионах. И такие выплаты начались. Она, эта выплата, находится на уровне прожиточного минимума ребёнка. В разных регионах это по-разному, но в среднем по стране – в среднем, хочу подчеркнуть – это около 7 тысяч рублей. Для семей, имеющих детей, это реальная поддержка.

В целом демографическая ситуация улучшается. У нас рекордные показатели по рождаемости. Несколько ухудшилась ситуация по снижению смертности, это я бы отметил, с этим нужно разбираться. Но в целом демографическая ситуация развивается позитивно.

У нас повышены стипендии студентам, как мы и договаривались, сделан ещё ряд положительных шагов в социальной сфере.

Одно из важнейших направлений – улучшение условий ведения бизнеса. Здесь тоже есть положительные тенденции, и международные организации в том числе это отмечают. В так называемых рейтингах, хотя я им не очень-то доверяю, в целом всё-таки и бизнес-сообщество отмечает, что есть движение вперёд с точки зрения улучшения условий бизнеса. Здесь и регистрация собственного дела, и подключение к инфраструктуре, хотя с точки зрения подключения, скажем, к электроэнергетике ещё очень и очень много проблем. Это в целом.

Развивается, конечно, и всё, что связано с масштабной программой по переоснащению армии и флота современным оружием.

Ещё раз хочу сказать: полагаю неправильным сейчас в процентах что-то измерять, но в целом ситуация удовлетворительная.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, тогда, если позволите, давайте по пунктам. Вы заговорили в самом начале о зарплатах. У нас есть фельдшер. Пожалуйста, давайте выслушаем вопрос от представителя медицинской общественности.

В.КОРАБЛЁВА: Я хотела двумя словами рассказать о том, кто такая Наталья. Наталья Осипова – рядом со мной – фельдшер из Кузбасса, она совершила настоящий подвиг, она прошла до села пешком три километра в буран, потому что машина застряла на нечищеной дороге, и в итоге она спасла от гибели целую семью.

Н.ОСИПОВА: Вот Вы говорите, что зарплата поднимается, но как медработник я на себе не почувствовала поднятие зарплаты, особенно работников «скорой помощи». Мне кажется, вообще она не поднимается.

Поэтому у меня такой вопрос. Работая фельдшером, работая в экстремальных условиях, отвечая за каждую человеческую жизнь, федеральные ежемесячные выплаты мы получаем 3,5 тысячи, а медсестра, которая работает с врачом и не отвечает за жизни, получает 5 тысяч. Почему у фельдшеров снизили ниже уровня медсестер? Такой вопрос.

В.ПУТИН: В целом зарплата повышается – это очевидный факт.

Что касается медработников, то средняя зарплата медицинских работников в стране чуть выше, чем, скажем, педагогических работников.

Вы сейчас обозначили проблему, которая, судя по всему, действительно существует. Я сейчас попробую для себя и для Вас поговорить вслух об этом и понять, в чём дело.

На мой взгляд, это заключается в следующем. Как вы помните, в своё время мною были назначены доплаты из федерального бюджета: 10 тысяч плюс 5 тысяч для врачей общей практики, плюс 5 тысяч для среднего персонала; и три плюс шесть – для врачей – медиков «скорой помощи»: три – для фельдшеров и шесть – для врачей «скорой помощи».

С 1 января текущего года Правительство передало эти полномочия вместе с деньгами на региональный уровень. Объём средств примерно 40 миллиардов рублей. Все они перечислены в систему ОМС, медицинского страхования, и доведены до регионов Российской Федерации. Полагаю, что здесь проблема не денежная, а управленческая. Меня частенько ругают за то, что многие вещи мне приходится – и приходилось, и сейчас приходится – делать в так называемом ручном режиме, в режиме ручного управления. Полагаю, что в данном случае имеет место сбой как раз в системе управления. Увеличение даже произошло в ОМС – 61 процент, потому что эти деньги переданы из федерального бюджета в систему ОМС и доведены до регионов. Повторяю, в абсолютных величинах – 40 миллиардов рублей. Эти деньги регионы должны были выплатить медицинским работникам, потому что средства были, по сути, «окрашены» и переведены именно для этих целей.

Что произошло и почему эти деньги не выплачены, с этим нужно разбираться. На мой взгляд, на первую вскидку, Правительство недоработало, министерство соответствующее. В данном случае Министерство здравоохранения должно было, к сожалению, тоже в ручном режиме отследить, заложены ли эти деньги в выплаты регионов на эти цели, для которых они переведены, и доводятся ли они до получателей, то есть до таких работников, как Вы. Очевидно, этого не было сделано. Это первое.

Второе. Регионы, когда эти деньги получили, – я своим коллегам в Правительстве говорил об этом, – у них много задач и проблем, и не факт, что они в автоматическом порядке, в автоматическом режиме всё это доведут до медицинских работников, а могут направить и на другие цели. И на это тоже надо посмотреть, куда ушли эти деньги, если они ушли, они должны быть возвращены и выплачены и Вам, и всем Вашим коллегам. Этим займёмся отдельно. Так, скажу аккуратно, есть основания полагать, что все причитающиеся медицинским работникам деньги будут вами получены.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Владимир Владимирович, потому что заняться этим отдельно стоит постольку, поскольку у нас огромный массив вопросов, связанных именно с заработной платой врачам, огромный массив. И для меня лично не очень понятно, как так можно было Правительству, региональным властям просто попросту упустить эту ситуацию, деньги, как всегда, у нас перечислены, но они не дошли.

В.ПУТИН: Не всегда перечисляются, в данном случае они точно перечислены, я даже называл суммы…

М.СИТТЕЛЬ: И где-то на депозитах.

В.ПУТИН: …И «окрашены» именно на эти цели, до людей не доведены, не выплачены в значительном количестве регионов. Допускаю, что где-то и выплачены на самом деле.

М.СИТТЕЛЬ: Государство рискует не выполнять свои социальные обязательства – это называется именно так.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Может быть, просто наказывать руководителей регионов, где люди должны жить на 5 тысяч рублей, кормить семьи месяц, для ускорения процесса?

В.ПУТИН: Да, абсолютно точно. Надо посмотреть, особенно если они зависли на счетах, и региональные власти ждут, что будет, – это одно, а если они ещё и истрачены на другие цели – это другое, это административное нарушение.

М.СИТТЕЛЬ: Вы уже упомянули о том беспрецедентном совещании по экономике, которое Вы провели в Сочи. Что это было? Это было похоже и на «совещание отчаяния» ввиду экономического кризиса, и на «совещание надежды», поскольку всё-таки там искались какие-то точки роста, точки надежды, пути какого-то решения, выхода – что это было, на Ваш взгляд? И насколько лично Ваши оценки экономической ситуации совпадают с оценками Правительства?

В.ПУТИН: Это не отчаяние никакое и не надежда. Это просто рабочая встреча руководителей соответствующих министерств, ведомств, руководителя Центрального банка и представителей экспертного сообщества. Мы не ограничились только чиновниками высокого уровня.

Мы говорили о проблемах, которые имеются в мировой экономике, говорили о том, как это отражается на нашей. Но, конечно, поводом послужили тревожные сигналы, связанные с замедлением темпов экономического роста в нашей стране. Ничего необычного и неожиданного здесь нет. Эксперты уже давно, да и мы сами понимали (мы уже сами стали давно экспертами), – мы все прекрасно понимали, что тот спад в мировой экономике, который наблюдается, особенно в еврозоне, на нас особенно отражается серьёзно, потому что это наш основной торгово-экономический партнёр.

У нас свыше 50 процентов товарооборота с Европой. Но если там из года в год уже в течение нескольких лет во многих странах просто рецессия, падение, то это не может на нас не отражаться. В конце концов нас это затронуло напрямую. И мы собрались для того, чтобы ещё раз оценить эту ситуацию, послушать друг друга, послушать разные точки зрения, понять, есть ли в этом спаде наша собственная доля (я говорю «наша» условно, обобщая, имея в виду все уровни власти: и Правительство, и регионы, и президентские структуры), внесли ли мы в этот спад своей политикой какой-то негативной вклад или нет.

Должен сразу сказать, никакого секрета здесь нет: часть членов Правительства считает, что наш вклад здесь есть, и он заметный. Часть членов Правительства считает, что никакого нашего вклада здесь нет, это результат негативного развития мировой экономики, и нам нужно просто внимательно смотреть за тем, что там происходит, и иметь на всякий случай инструменты реагирования, если кризис будет разрастаться. Это спор не между Администрацией Президента и Правительством, это спор внутри общего сообщества по управлению страной.

Среди экспертов мнения тоже разделились. У нас нет водораздела между Правительством и Президентом, Администрацией и Правительством. Водораздел проходит по сущностным вопросам, по сути, как относиться к тем событиям, которые происходят.

Но я вам скажу (здесь не надо быть большим специалистом), в чём, собственно, суть проблемы, в чём суть спора, не спора даже, дискуссии. Некоторые коллеги считают, что сложились несколько факторов.

Во-первых, мировой экономический кризис, который продолжается, в том числе в еврозоне. И на нас он тоже влияет.

Второе, уже такая рукотворная вещь, – это слишком жёсткая кредитно-денежная политика внутри самой Российской Федерации. Она в значительной степени обоснованная, потому что направлена на таргетирование инфляции, на подавление инфляции, то есть на борьбу с ростом цен, по сути. Это в интересах граждан проводится и в интересах экономики.

Но некоторые считают, что это слишком зажало денежную массу, что Центральный банк перешёл к плавающему курсу, перестал выходить с закупками валюты на внутренний рынок; значит, объём денежной массы уменьшился. Считают, что мы ввели так называемое бюджетное правило и начали в большем объёме изымать с рынка так называемые нефтедоллары. Объём денежной массы в конечном итоге тоже уменьшился.

Затем банки наши, несмотря на снижение инфляции, продолжают под высокий процент кредитовать и физических лиц, и юридических лиц – всех участников экономической деятельности, у нас 14–15 процентов, а между тем инфляция сократилась, сейчас она семь с небольшим, к концу года ожидается около шести – 5,9 процента. И некоторые коллеги говорят: нет, нужно внести определённые коррективы. Собственно говоря, здесь водораздел споров.

Наверное, коррективы нужны, но я хочу подчеркнуть и хочу обратить ваше внимание: фундаментальные основы нашей экономической политики останутся без изменения. Мы будем и дальше уделять внимание прежде всего макроэкономическим показателям и ориентировать реальную экономику на удовлетворение социальных потребностей населения.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, но если коротко, Вы довольны тем, какие меры предпринимает Правительство, чтобы противостоять возможному кризису?

В.ПУТИН: Но пока особых мер-то и не было.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Дело в том, что про Правительство у нас очень много вопросов, которые мы получаем и сейчас, и в последние дни, когда была открыта «прямая линия». Позволю себе процитировать один из вопросов, который мы получили через интернет: «Владимир Владимирович, не считаете ли Вы, – спрашивает Павел Захарченко из Белгорода, – что кабинет министров в данном составе не способен выполнять свои обязанности в полном объёме? А следовательно, не пора ли заменить некоторых из этих министров?»

Ну и, естественно, достаётся тут и Министру образования Ливанову, которого сейчас активно критикуют, Дума потребовала отправить его в отставку. Хочется из Ваших уст всё-таки услышать.

В.ПУТИН: Как зовут этого человека?

К.КЛЕЙМЁНОВ: Павел Захарченко, Белгород.

В.ПУТИН: Молодец, Павел Захарченко.

Надо, чтобы все руководители любого ранга: и в президентских структурах, и в Правительстве – чувствовали и понимали, что рядовые граждане внимательно следят за результатами нашей работы и дают свои оценки. Ориентироваться нужно именно на мнение граждан.

Что касается непосредственно отдельных членов Правительства либо Правительства в целом, я уже, конечно, многократно слышал различные призывы то одного министра уволить, то другого, то Правительство целиком отправить в отставку.

Уважаемые друзья и коллеги, разделяю вашу точку зрения по поводу того, что спрос со всех уровней власти должен быть жёстким. Вместе с тем обращаю ваше внимание на то, что Правительство не работает ещё и года, года не прошло. Даже инаугурация Президента… вот Маша сказала, что год прошёл, а года не прошло ещё – 7 мая была инаугурация, а Правительство сформировано после этого. Люди года не проработали. Конечно, претензий наверняка и за это время накопилось немало, но нужно дать людям реализовать себя или понять, что кто-то не в состоянии этого делать, но за год это невозможно. Это колоссальный объём ответственности и работы.

Повторяю, претензий может быть много, но нужна ли такая кадровая чехарда, не знаю. Скорее это принесёт больше вреда, чем пользы.

М.СИТТЕЛЬ: Про отставки наверняка сегодня ещё поговорим, потому как тоже очень много вопросов у телезрителей.

Возвращаясь к экономическому кризису… Владимир Владимирович, мы пригласили в нашу студию Алексея Кудрина, давайте дадим ему возможность высказать свою экспертную точку зрения.

М.МОРГУН: Позвольте напомнить, что Алексей Кудрин в течение 11 лет отвечал за финансовый сектор России, с 2000 года возглавлял Министерство финансов.

Алексей Леонидович, пожалуйста.

В.ПУТИН: Знаете, я бы даже не об этом сказал сейчас. Он возглавлять-то возглавлял, но он дважды международным экспертным сообществом признавался лучшим министром финансов в мире.

А.КУДРИН: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо, что пригласили сюда.

Я бы продолжил Ваши слова о том, что повлияло в прошедшем году на то, что у нас экономический рост стал снижаться, а в I квартале этого года составил всего 1,1 процента. И вот в этом соотношении внешних факторов, которые на нас, конечно, очень сильно влияют, и внутренних – в этом году всё-таки главными факторами такого снижения остались внутренние. Потому что внешние мы в первую очередь чувствуем через высокую цену на нефть. Она сохранилась, и получилось, что при высокой цене на нефть мы имеем такие низкие темпы роста. Таких не было в среднем в предыдущие годы, до кризиса, например.

И вот что, мне кажется, главным в работе Правительства тогда должно было бы быть? Это разворот нашей экономики от нефтяной зависимости, от добычи природных ресурсов, от её влияния на все стороны нашей жизни. Такого поворота по-настоящему, мне кажется, всё-таки не происходит. Принимаются некоторые меры, но эти факторы остаются серьёзными в нашей экономике.

Второе. Правительство всё-таки должно быть более понятным и давать чёткие ориентиры бизнесу. Сегодня мы даже не знаем, какие будут очередные страховые взносы для бизнеса. Вы знаете, что в прошлом году малый бизнес пострадал от страховых взносов. Сегодня нужно принимать какое-то решение, чтобы спасать эту ситуацию.

Третье. Были обещания, что будут больше поддерживать регионы. Вот я поддерживаю. Многие считают, что мы способствовали в прошлом Правительстве централизации расходов. С этим можно согласиться. Мы очень много стали увеличивать расходы на федеральном уровне, включая военные, дефицит пенсионной системы. Здесь нужны другие меры. Часть расходов и доходов нужно передать регионам, чтобы они себя свободнее чувствовали, и рост пойдёт зачастую из регионов.

Я, конечно, сейчас не могу говорить обо всех факторах, но очень важный, Владимир Владимирович, фактор – это понимание той части активного общества, которая как раз создаёт рабочие места, инвестирует, того, какие у нас будут общественные отношения, какая будет политическая система. Сегодня этот новый фактор доверия, который в нашей стране как в стране вполне зрелой, способной находить консенсус по ключевым вопросам, пока беспокоит общество, тех, кто готов сегодня работать и инвестировать, создавать новые рабочие места.

И, может быть, пополемизирую, Владимир Владимирович, с Вами ещё по одному вопросу. Действительно, эксперты отмечали, что заработная плата у нас растёт быстрее производительности труда. Нам, конечно, приятно, когда зарплата растёт. Наверное, многие здесь скажут, это правильно. Но мы должны понимать, что у такого роста заработной платы есть абсолютно объективные ограничения. Мы меньше тогда будем инвестировать, и впоследствии экономический рост даже будет ещё и снижаться. Поэтому всё-таки модель должна быть: более высокий темп роста производительности труда, а за ним высокий темп роста зарплат. Всё-таки в таком порядке должно происходить это.

И то совещание, которое у Вас прошло, поставило некоторые точки над «i» по некоторым проблемам, вот по ним надо было это сделать год назад.

Спасибо.

В.ПУТИН: Мы с Алексеем Леонидовичем знакомы давно и полемизируем с ним постоянно, но поскольку он в двух правительствах был министром финансов, вы понимаете, что я всегда с большим уважением относился к его мнению. Я уже сказал, что он был признан дважды международным экспертным сообществом лучшим министром финансов в мире, это действительно я подтверждаю. Уверен, что так оно и было, но хочу сказать: лучшим министром финансов, а не министром по социальным вопросам.

Мы с ним много полемизируем и часто. Я, безусловно, согласен с последним выводом по поводу того, что темпы производительности труда должны расти более высокими темпами, чем уровень заработной платы. В некоторых отраслях это имеет место быть, например, на железнодорожном транспорте – там им как-то удаётся сохранить вот этот тренд положительный. Не знаю, за последнее время, но вот в прошлом году это было так.

Конечно, важнейшая задача – перевод нашей экономики на инновационный путь развития. Непросто это делать при высоких ценах на энергоносители, когда легче добиваться положительного результата. Перевести туда основные денежные потоки достаточно сложно, для этого нужно создавать наиболее благоприятные условия для развития перерабатывающих отраслей производства. То есть как? Нужно льготировать, по сути дела, перестраивать налоговую систему. В этом направлении Министерство финансов, в том числе и тогда, когда Алексей Леонидович его возглавлял, всегда проявляло крайнюю аккуратность и осторожность, потому что это – потеря федерального бюджета, а на нём висят и «оборонка», и социальные обязательства, и пенсии, и так далее. Это первое.

Второе. Децентрализация финансов, перевод источников получения этих ресурсов в регионы. Министерство финансов всегда очень консервативно к этому подходит и подходило раньше, но в целом это правильный тренд. И нам, безусловно, нужно идти по этому пути. Надеюсь, что преемники Алексея Леонидовича при его профессиональном сопровождении будут в эту сторону двигаться постепенно. Я с этим абсолютно согласен.

Что касается того, что у нас исчерпываются возможности того экстенсивного роста в связи с высокими ценами на энергоносители, – это тоже правда. Правда, Алексей Леонидович сейчас про это не сказал, хотя он постоянно об этом мне говорит, когда мы с ним встречаемся и в приватном порядке. Я с этим тоже согласен. Вот только на одно хочу обратить внимание. Дело не только в высоких ценах на нефть. Благоприятные внешние условия или неблагоприятные – зависит ещё от состояния наших партнёров. Скажем, цены на нефть высокие, а на металлы упали, потому что сократилась потребность в металлах на мировом рынке. И это очень существенный фактор, который целую цепочку за собой тянет. Меньше потребность в углях и так далее. Меньше перевозят, транспорт начинает страдать, целая цепочка возникает. Поэтому внешние экономические факторы пока остаются удовлетворительными, но сказать, что они уж совсем благоприятные, видимо, тоже нельзя. Но в целом мы в контакте и с Алексеем Леонидовичем, с его коллегами, командами. Он занимается сегодня преподавательской работой, насколько я понимаю, достаточно эффективно. Надеюсь, что такое экспертное сопровождение того, что делает ваше ведомство, то, которому Вы отдали много лет своей жизни (я знаю, Вы так живо переживаете за это, в контакте находитесь с коллегами), сохранится.

А по поводу доверия общества – это тоже правда, потому что от того, насколько общество доверяет действиям власти, конечно, зависит наша общая эффективность и конкурентоспособность.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, Вы дважды за последние несколько минут упомянули о ценных качествах Алексея Кудрина. Когда Вы его вернёте во властные структуры?

В.ПУТИН: Он не хочет.

К.КЛЕЙМЁНОВ: То есть предложение всё-таки было сделано?

В.ПУТИН: Было.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Отказался?

В.ПУТИН: Отказался.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Что ж, я полагаю, что гости в нашей студии готовы вслед за Алексеем Кудриным активно включиться в дискуссию.

Валерия, пожалуйста.

В.КОРАБЛЁВА: Когда мы готовились к эфиру…

В.ПУТИН: «Сачок», работать не хочет. Чувствует, что тяжело, он раз – сразу «на крыло».

В.КОРАБЛЁВА: Системная проблема многих.

А.КУДРИН: Разрешите, Владимир Владимирович?

Знаете, я долго работал вице-премьером и отвечал за экономику, но система полумер и полуреформ сегодня не сработает, Россия не развернётся тогда от нефтяной зависимости.

Я не говорю, что моё мнение самое важное или истинное, но должна быть эта программа. Сегодня мы не имеем программы разворота страны от нефтяной зависимости, где бы мы чётко отдали каждой мере: и деньгам, и институциональным реформам, и структурным, и роли регионов должное место. Вот в чём проблема, Владимир Владимирович. Выполнять другие, инерционные процессы и ручное управление, всё-таки я этим не готов заниматься, а заниматься – реальными делами.

В.ПУТИН: Я не знаю, насколько гражданам это интересно, такая дискуссия, но она имеет большой смысл. Это не пикировка наша с Алексеем Леонидовичем, которого я очень ценю.

Я не случайно сказал, что он был признан лучшим министром финансов, но не министром социального развития. В этом большой смысл. Понимаете, правильно он сказал или неправильно по поводу вредоносности опережающего роста заработных плат по сравнению с производительностью труда? Правильно! Нам что, надо было сдержать это, если некоторые вещи уже запредельными были? Скажем, у нас уровень пенсий военных пенсионеров стал ниже, чем на гражданке. Нужно было их поднять, а их невозможно поднять просто так. И уже пора было поднимать и уровень денежного довольствия военнослужащих. Я знаю позицию Алексея Леонидовича, она взвешенная по этому вопросу.

В своё время именно Алексей Леонидович и ещё некоторые коллеги, которые сейчас большими деньжищами ворочают в банках, были инициаторами перевода льгот на деньги. И мы тогда долго спорили, я говорю: «Алексей, вы не сделаете это корректно, не получится». – «Нет, мы сделаем». К чему привело это, мы знаем. Пришлось потом деньгами засыпать эти проблемы и нести большие социально-политические издержки. Я, откровенно говоря, и думал, что так и будет на самом деле. Но, действительно, если там совсем ничего не делать, транспорт бы, наверное, остановился в некоторых регионах, потому что количество людей, которые пользовались льготами, было уже в некоторых регионах гораздо больше, чем тех, которые ездили за полную цену. И транспорт просто начал бы разваливаться. Но я к чему это говорю? К тому, что эти жёсткие действия в сфере экономики без оглядки на то, каковы последствия в социальной сфере, они не всегда оправданны, особенно в нашей стране, где доходы наших граждан пока остаются очень скромными.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, спасибо.Я хотел бы всё-таки дать слово Валерии Кораблёвой. Пожалуйста.

В.КОРАБЛЁВА: Пока мы готовились к нашему эфиру и общались с гостями, выяснили, что сегодня, пожалуй, одна из самых обсуждаемых тем – это коррупция. Десятки тысяч звонивших в центр обработки информации интересовала именно эта тема. У нас в студии известный военный эксперт – полковник в отставке Виктор Николаевич Баранец.

В.БАРАНЕЦ: Доверенное лицо Президента России.

Владимир Владимирович, я знаю, что Вы иногда прислушиваетесь и к моему мнению, потому я буду говорить ровно столько, сколько говорил Кудрин.

Владимир Владимирович, уже на протяжении полугода Россия и её армия с разинутым ртом наблюдают за тем, как разворачивается расследование той кучи уголовных дел, которое постигло «Оборонсервис» и маячившую над ним фигуру бывшего министра обороны Сердюкова. Занимаясь расследованием этого дела, Владимир Владимирович, я столкнулся с парадоксальной проблемой: с одной стороны, десятки и сотни высочайших профессионалов добыли факты, доказательства, свидетельства, документы, которые неопровержимо доказывают вину этих мошенников, пригревшихся в структурах Министерства обороны. С другой стороны, мы слышим, что никакой фактологической базы, для того чтобы привлечь их к ответственности, нет, а некоторые фигуранты до сих пор ходят в статусе свидетеля. Это одна сторона вопроса.

Другая сторона вопроса для меня, как эксперта, как журналиста, как Вашего доверенного лица, совершенно непонятна. Почему у нас двойные стандарты существуют в правосудии? Многие из фигурантов уголовных дел уже лежат в Бутырке на нарах, некоторые уже успели выйти, а другие находятся в каком-то элитном состоянии, находятся дома, и более того, они там, как в насмешку над нами, ещё пишут стихи. Хотя вообще-то стихи лучше всего пишутся «во глубине сибирских руд» и в мордовских лесах. (Аплодисменты.)

Владимир Владимирович, у меня к Вам два небольших вопроса. Въедливый российский народ просил меня задать их Вам. Народ говорит, что какая-то сильная, могучая, тайная рука манипулирует расследованием этого громаднейшего уголовного дела, и просил Вам задать вопрос: Вы не знаете, чья это рука?

И второй вопрос. Как Вы, Владимир Владимирович, как гарант нашей Конституции, видите свою роль в том, чтобы расследование вот этой кучи уголовных дел, расследование и по «Оборонсервису», и по Васильевой, и по Сердюкову шло в нормальном, честном, открытом, принципиальном русле, а не превращалось в какую-то пародию, над которой смеётся народ?

В заключение моего выступления позвольте выразить уверенность, что, в отличие от Сердюкова, отвечая мне, Вы не прибегнете к 51-й статье нашей Конституции.

Спасибо. (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Вам бы не журналистом, Вам бы в судебную систему, только в адвокатуру.

В.БАРАНЕЦ: Я помогу, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Виктор Николаевич, я очень дорожу Вашей поддержкой в качестве моего доверенного лица, знаю, что Вы человек, который болеет за страну, за армию.

Вы сказали по поводу того, что факты доказывают вину всех Вами перечисленных лиц. Доказывают эти факты вину кого бы то ни было или не доказывают, может определить только суд. При всём моём к Вам уважении, ни газета, ни отдельные представители средств массовой информации, ни отдельные наши граждане – никто не может человека заранее объявить виновным. Это может сделать в соответствии с Конституцией, о которой Вы сейчас вспомнили, только суд.

По поводу того, чья рука. Не знаю по поводу рук, ног и других частей тела, но обращаю Ваше внимание на то, что не прошло много времени после того, как я вернулся к должности Верховного Главнокомандующего, как эти дела были возбуждены. И я думаю, что само по себе понятно, что никто не мешал их возбуждать, если не сказать больше, что правоохранительным органам не было указано на то, что там есть проблемы. И это расследование идёт объективно и будет доведено до конца. И объективно будет сделан вывод о том, кто виноват, а кто не виноват, если виноват, то в чём. И будет принята соответствующая мера, предусмотренная законом.

Теперь по поводу справедливости того, что кто-то стихи пишет, а кто-то в Сибири сидит. Мы много уже в последнее время, в последние годы особенно, говорили о гуманизации нашего уголовного законодательства. Она не всегда обоснованна. Если человек совершил тяжкое преступление, он должен получить по заслугам. В экономических преступлениях часто заключение под стражу считается избыточным, потому что людей, которые не могут помешать расследованию, заранее определять в места лишения свободы и заранее признавать виновными нет необходимости.

«Кто-то сидит, а Васильева разгуливает в своей шикарной квартире» и так далее. Вы знаете, ведь от того, что кто-то сидит, особенно если сидит не правосудно, не значит, что Васильеву и иже с ней нужно посадить. Нужно посмотреть не на то, сидит ли она, а нужно посмотреть на то, справедливо ли сидят другие люди, нет ли там злоупотреблений со стороны органов власти и правопорядка. Вот на что надо обратить внимание.

А если следствие считает, что там, где и когда она находится, она находится на своём месте и не мешает ведению следственных действий – ну и пускай. Это следователь принимает на самом деле решение. Если это ему не мешает, она сидит там у себя в квартире, а следователь вызывает на допросы, допрашивает и её, и её коллег бывших, и так далее, то тогда пускай так и будет. Но в чём Вы абсолютно правы, и я в этом абсолютно не сомневаюсь: дело будет доведено до конца. Это совсем не значит, что мы должны из политических соображений, для того чтобы красиво выглядеть перед возмущёнными гражданами, любой ценой засадить их за решётку. Не надо нам возвращаться к этому мрачному периоду 37-го года. Если виноваты – будут наказаны. А если в какой-то части не виноваты – значит, об этом нужно будет сказать ясно и понятно. И объяснить людям и показать это. То, что таких дел, как их называют – общественно-резонансных, сейчас много, я считаю, что это тоже неплохо: люди должны знать, что происходит. И, может быть, чиновники различных уровней тоже поймут в конце концов, что у нас нет людей, которые могут действовать вне рамок закона.

Что касается самой судебной системы. К ней тоже очень много претензий. Но я обращаю ваше внимание вот на что. Из всего объёма дел только 15 процентов участников процесса обращаются в вышестоящую инстанцию, для того чтобы попробовать пересмотреть дело. Все остальные удовлетворены качеством работы судов и результатами судебных заседаний. В отношении судов тоже много критики, но цифры сами говорят за себя: только 15 процентов. Это в целом нормальная мировая практика. И это дело тоже доведём до конца. Ну а то, что «армия, разинув рот…» – я думаю, что это преувеличение. Армия занимается у нас боевой подготовкой и освоением новых видов вооружений и техники.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, вопросов по делу «Оборонсервиса» очень много. Я полистал, нашёл несколько СМС, которые к нам поступили. Например, одна такая: «Почему Главнокомандующий не знал, что делает Министр обороны?» И ещё спрашивают, не превратится ли эта борьба в очередную кампанейщину.

В.ПУТИН: Я уже сказал, что Главнокомандующим я стал 7 мая прошлого года. Посмотрите, когда дело было возбуждено. Так что как только я начал знакомиться с делами, как только мне показали, в том числе показали результаты работы Счётной палаты, стало ясно, что одной Счётной палатой там не обойтись, её недостаточно и нужно подключать правоохранительные органы, – материалы тут же были переданы в прокуратуру и в Следственный комитет.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Я правильно Вас понимаю, что в предыдущий срок этому делу не давали ход?

В.ПУТИН: В предыдущий срок не было результатов работы Счётной палаты. Появились результаты работы Счётной палаты, в это время я стал и Президентом, и Верховным Главнокомандующим. Мне доложили – я тут же дал команду передать это в Следственный комитет.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А по поводу кампанейщины?

В.ПУТИН: Вы знаете, я считаю, что коррупция вообще, и в нашей стране в частности, есть везде – везде, хочу вас заверить. Вопрос в уровне этой коррупции. Не скрою, что у нас особенно бытовая коррупция носит запредельный характер и, по сути дела, представляет угрозу для общества в целом. Поэтому будем с ней бороться с не меньшим упорством, чем с инфляцией в экономике, будем её добивать настолько, насколько это возможно.

М.СИТТЕЛЬ: И борьба уже идёт. По Вашей в том числе инициативе чиновникам разного уровня выставляются, так сказать, заслоны, препоны, новые требования: запрет иметь счета за рубежом, необходимость декларировать доходы и расходы. Очень многие в этом видят хорошее, доброе, позитивное начало, а очень многие, в том числе, например, и в Правительстве, говорят о том, что в борьбе с коррупцией есть перегибы. Владимир Владимирович, это что – перегибы или, может быть, всё-таки «недогибы»?

В.ПУТИН: Мы только что с Виктором Николаевичем дискутировали. Он считает, что «недогибы», что надо всех хватать и не пущать. Я полагаю, что никаких перегибов здесь нет.

Что касается «недогибов», посмотрим на результаты той борьбы с коррупцией, которая ведётся. Кстати сказать, в целом в прошлом году к уголовной ответственности было привлечено свыше 800 человек, которые имеют особый правовой статус. Имеются в виду представители правоохранительной системы, депутаты различных уровней, чиновники самого высокого ранга – более 800 человек. И это не отдельные дела, которые приняли такой большой общественный резонанс, их много по стране. Эта работа, как я уже сказал, будет продолжаться.

Есть ли здесь перегибы – вы слышали мою позицию по поводу, скажем, дела по «Оборонсервису»: только суд может определить, есть вина человека или нет. Поэтому надеюсь, что никаких перегибов не будет. Безусловно, есть злоупотребления в самой правоохранительной системе. Это всегда было и, к сожалению, пока есть. И то, о чём Виктор Николаевич сказал, что некоторые сидят за решёткой, может быть, не совсем обоснованно, с этим тоже нужно разбираться в каждом конкретном случае.

Я недавно был (месяц или полтора назад) на коллегии Генеральной прокуратуры, мы там с коллегами самым подробным образом об этом говорили. Моя позиция хорошо известна: никаких нарушений в правоохранительной системе быть не должно, а если есть – их надо выявлять, выявлять и реагировать на это.

М.СИТТЕЛЬ: Велики уловки, потому как, например, мы же знаем, порядка 30 депутатов в Государственной Думе развелись (фиктивный развод) для того, чтобы не декларировать совместно нажитое имущество.

В.ПУТИН: Что касается того вопроса, Маша, который Вы задали, по поводу декларирования доходов, декларирования расходов, к чему мы тоже перешли, затем – запрет на счета. Некоторые наши либеральные экономисты считают, что запрет на счета – это плохо, что это ограничение для некоторых российских граждан.

Хочу подчеркнуть, у нас разрешено всем гражданам Российской Федерации хранить свои средства там, где они посчитают нужным, в том числе и в иностранных финансовых учреждениях. Я в своё время не только с этим согласился, я это поддержал. Почему? Потому что слишком часто наши граждане сталкивались с проблемами, когда их просто надували жёстко и жестоко, я бы сказал. В начале 90-х обманули, когда «сожгли» все накопления граждан, потом в 1998 году они опять всё потеряли. Нужно дать людям свободу выбора. Но есть особая категория людей, которые сознательно выбирают для себя государственную службу, и пусть они для себя решат, что для них важнее: или деньги хранить за границей, или служить гражданам Российской Федерации на тех высоких постах, до которых они доросли по службе.

И есть ещё один момент, на мой взгляд, чрезвычайно важный. Если человек хранит деньги за границей и если это немалые деньги, он всегда находится в состоянии зависимости от той государственной системы, где у него хранятся деньги. И надо людей от этой зависимости освободить. Человек должен выбрать для себя: хочет быть на госслужбе – пусть деньги (никто же не отбирает) переводит сюда, особенно люди, которые работают в экономической сфере, в правительственной сфере, депутаты обеих палат парламента: от них в конце концов зависит экономическое состояние государства. Если они не доверяют своей собственной экономической системе, так что же они тогда здесь делают? Пусть денежки сюда тащат, тогда будет больше шансов того, что настойчивее будут работать над укреплением нашей финансово-экономической системы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, громкая история последних недель – смерть в Лондоне Бориса Березовского. У нас много вопросов на эту тему. Давайте прежде всего попросим Вас прояснить историю с письмом. Оно было? Березовский писал Вам это письмо?

В.ПУТИН: Знаете, я вообще не хотел бы говорить на эту тему, но и уклоняться вроде неудобно.

Первое письмо я получил от него в начале этого года – где-то в феврале, по-моему, а второе письмо совсем недавно, уже после его смерти. Текст один и тот же. Так что письма были, не одно письмо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А какие-то подробности можно? Во-первых, это было рукописное письмо?

В.ПУТИН: Одно полностью рукописное, второе частично: шапка рукописная, потом печатный текст, потом опять рукописный. Первое письмо мне передал один из его бывших партнёров по бизнесу, российский гражданин, а второе передал совсем недавно тоже его партнёр по бизнесу, но из числа иностранных граждан.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Вы можете какие-то детали этого письма раскрыть?

В.ПУТИН: Собственно говоря, уже это есть в прессе. Да, он пишет о том, что, считает, совершил много ошибок, нанёс ущерб, просит его простить и дать возможность вернуться на Родину.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А почему это письмо не показали? Вы знаете, что на Западе звучали обвинения в том, что это…

В.ПУТИН: Вы понимаете, эти письма носили достаточно личный характер, хотя у меня никогда не было с ним никаких близких отношений, мы были знакомы, разумеется, но близких отношений не было. И всё-таки он обращался с просьбой. Были в моём окружении коллеги, которые меня просили немедленно его предать гласности. Я очень благодарен Господу за то, что он меня от этого уберёг.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ещё хочу уточнить всё-таки, это важный момент: на первое письмо, которое Вы получили в феврале, Вы ответили?

В.ПУТИН: Нет. Понимаете, ведь дело в чём: дело в том, что он просил дать ему возможность вернуться в Россию. Конечно, глава государства может помиловать, может ещё какие-то провести акции, но для этого нужно было провести юридический анализ (я уже не говорю о моральной стороне дела), нужно было проконсультироваться, наверное, с Верховным Судом, с прокуратурой. Надо было понять юридическую сторону дела.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А Вы бы разрешили похоронить Березовского в России, если бы родственники обратились с такой просьбой?

В.ПУТИН: Послушайте, давайте мы… Конечно. От меня разве требуется какое-то разрешение на этот счёт? Это дело семьи.

М.СИТТЕЛЬ: Ещё буквально один вопрос. Насколько правдоподобной Вам кажется версия об операции зарубежных спецслужб, что касается смерти?

В.ПУТИН: Ну, с них станется. Я не знаю. Всё возможно, но у нас такой информации нет.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, если возвращаться к разговору о спецслужбах, а, действительно, в связи со смертью Березовского об этом много говорили, у нас в последние дни произошли две кровавые трагедии: спецслужбы сейчас расследуют теракты в Бостоне, и в России расследуется чудовищное преступление в Белгороде. Вал вопросов и по Белгороду тоже. Применительно к нашей печальной истории самый часто задаваемый вопрос звучит так, я процитирую сообщение Аллы Иваниной, она спрашивает Вас: «Почему для таких, как этот рецидивист, нельзя вернуть смертную казнь? Ведь нет никакой уверенности, что, отсидев и выйдя на свободу, он не повторит этот кошмар вновь. Получается, что у нас в стране всё безнаказанно, и такие психи и убийцы ничего не боятся».В.ПУТИН: Вопрос о смертной казни давно дискутируется в обществе. Знаете, когда иногда сталкиваешься с такими вещами, так рука сама тянется к авторучке, чтобы подписать какие-то документы, направленные на возвращение смертной казни, или попросить об этом депутатов. Но надо поговорить со специалистами, с криминологами. А специалисты считают, что само ужесточение наказания не ведёт к его искоренению, к снижению уровня преступности.

Я уже приводил этот пример чуть ли не на «прямой линии» когда-то. В Римской империи за карманную кражу приговаривали к смертной казни, и больше всего краж было во время этих смертных казней, потому что больше всего народу скапливалось на площадях. Это такой хрестоматийный пример из криминологии.

Я понимаю возмущение граждан и желание наказать преступников – вопрос в эффективности. Преступники, о которых идёт сейчас речь, и иже с ними такие же почему обязательно выйдут на свободу? У нас есть такая мера наказания, как пожизненное тюремное заключение. Уверяю вас, условия содержания там далеко не санаторно-курортные.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Но здесь есть важная ремарка: если это пожизненное без права досрочного освобождения, которое преступники могут получить через 25 лет.

В.ПУТИН: Оно практически так и есть, но об этом можно подумать и поговорить. Об этом можно подумать. Честно говоря, я тоже об этом думал.

К.КЛЕЙМЁНОВ: В продолжение американской истории я процитирую ещё одно, мне кажется, довольно важное сообщение. Судя по всему, его прислал наш соотечественник, который живёт в Соединённых Штатах, зовут его Михаил Смурыгин. «После теракта в Бостоне многие американцы ополчились на Россию, так как террористы оказались выходцами с Кавказа. Весь американский интернет наполнен антироссийскими комментариями. У нас с США и так натянутые отношения, а тут ещё и нас обвиняют в теракте. Как Вы собираетесь решать данную проблему?» – спрашивает Михаил Смурыгин.

В.ПУТИН: Я думаю, что рядовые граждане США здесь совершенно ни при чём, они не понимают, что происходит. Я хочу обратиться и к нашим гражданам, и к гражданам Соединённых Штатов, да и ко всем людям, которые следят за этими проблемами международного характера, и сказать следующее: Россия сама является жертвой международного терроризма, одна из первых таких жертв.

Меня всегда возмущало, когда наши западные партнёры, да и ваши коллеги из средств массовой информации Запада наших террористов, которые совершали зверские, кровавые, омерзительные преступления на территории нашей страны, называли не иначе как «повстанцы». И никогда почти их не называли террористами. Им же оказывали помощь, информационную поддержку, финансовую, политическую – когда-то впрямую, а когда-то косвенно, но она всегда сопровождала их деятельность на территории Российской Федерации. А мы всегда говорили о том, что нужно не декларациями заниматься по поводу того, что это общая угроза – терроризм, а делом нужно заниматься, сотрудничать нужно более тесно друг с другом. Но вот сейчас эти два преступника лучшим образом подтвердили правильность нашего тезиса.

Можно бесконечно спекулировать на трагедии чеченского народа в период выселения их из Чечни сталинским режимом. Но разве только чеченцы были жертвами этих репрессий? Да первой, самой крупной жертвой этих репрессий был русский народ, больше всего пострадал от этого. Это наша общая история. Спекулировать можно сколько угодно – ну при чём здесь Соединённые Штаты, они чего им плохого сделали? Дело не в национальности абсолютно и не в вероисповедании, мы тысячу раз об этом сказали, – дело в экстремистских настроениях этих людей.

Они приехали в Штаты. Ведь им дали там гражданство. Младший – гражданин Соединённых Штатов. Сейчас там до чего договорились некоторые (это, конечно, не руководство США, но всё-таки политические деятели) – до того, чтобы объявить этого выжившего преступника военнопленным. Совсем сбрендили. Какой военнопленный? Там что, гражданская война между Севером и Югом, что ли, восстановилась? Ну, чушь какая-то. Несут бредятину просто.

Но я это сейчас всё говорю не для того, чтобы кого-то в чём-то обвинить, – я просто призываю к тому, чтобы эта трагедия подтолкнула нас друг к другу в купировании общих угроз, одной – наиболее важной и опасной – из которых является терроризм. Если мы действительно будем объединять усилия, мы не будем пропускать эти удары и нести такие потери.

М.СИТТЕЛЬ: Предлагаю перейти к теме ЖКХ. Тема, которая волнует миллионы граждан вне зависимости от пола, достатка и положения.

Рост цен на воду, свет, газ, рост квартплаты.

Одна из наших героинь – Алефтина Васильевна Рапацевич, живёт в посёлке Береговой, это Омская область, сама родом из Ленинграда. Блокадница, ей 85 лет.

Несмотря на свой возраст, она создала управляющую компанию в сфере ЖКХ. И сегодня она в нашей студии.

Дмитрий, передайте, пожалуйста, микрофон Алефтине Васильевне.

А.РАПАЦЕВИЧ: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Здравствуйте.

А.РАПАЦЕВИЧ: Я из Омска, живу в посёлке Береговой. Учитывая тот момент, что наша управляющая компания занималась большим мошенничеством, мы подали в суд, выиграли и ликвидировали эту управляющую компанию. Правда, нужно сказать, что за ними осталось ещё несколько домов, но я полагаю, что мы это дело докончим.

Мы учитывали тот момент, когда Вы дали задание Генеральной прокуратуре разобраться в жилищно-коммунальном хозяйстве. Я была вместе с нашей инициативной группой на приёме 7 ноября прошлого года, но результатов не было никаких.

Теперь следующий вопрос. Чтобы попасть к кому-то на приём, нужно обязательно идти в атаку – другого нет, кроме как в атаку. Берёшь как будто Берлин, вот так. (Аплодисменты.)

А то, что они нас ограбили, так это только, скажем, в нашем доме (я живу в двухэтажном доме) по двум позициям (это мытьё полов и ремонт подъездов, что мы делаем сами) они с нас собрали и увезли куда-то 21 миллион. Это четыре компании вместе взятые. Вот так грабят народ эти управляющие компании.

Есть очень большая просьба, чтобы вышел закон, который намечается на 2014 год (это будет поздно), чтобы в 2013 году этот закон был, где бы были определены точно их функции. И чтобы они не грабили, а делали всё, что заложено в тарифе. Они в тариф закладывают, а ничего не делают. Посёлок наш становится уже старым, многие дома разобрали, но, по крайней мере, нового строительства нет. У нас 10,5 тысячи население в посёлке, живут в основном люди и молодые, и старые, работы нет, после того как ликвидировали Береговой лесокомбинат – прибыльное предприятие, очень прибыльное, я там работала 40 лет.

В.ПУТИН: Алефтина Васильевна, на какой приём Вам не попасть, к кому Вам не попасть на приём?

А.РАПАЦЕВИЧ: К мэру города.

В.ПУТИН: Вот поросёнок. (Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: Вот так вот! 10 тысяч человек живёт в Береговом, а на приём не попасть.

А.РАПАЦЕВИЧ: 10 тысяч человек. И, чтобы попасть на приём, я вынуждена была… Мне отказали в приёме (такая есть Лошаченко, у него работает), сказали: «Мы Вас не записываем на приём, Вы очень опасный человек». И после того, как я подала телеграмму на имя Двораковского, они мне звонили каждый день – дело это было 22 ноября, а приём был 5 декабря, – они мне звонили каждый день, что «Вы записаны, Вы записаны». А Прокуратура написала, что они нарушили мои конституционные права. Так они дали мне такой ответ: «Но Вы же всё-таки попали на приём».

В.ПУТИН: Алефтина Васильевна, в мировой истории был политик очень известный немецкий – Бисмарк. Когда он начал заниматься европейской политикой, объединять Германию, о нём пошла такая байка: он очень опасный человек, потому что он говорит то, что думает. Видимо, Вы по этому признаку тоже очень опасный человек. (Аплодисменты.)

По поводу Прокуратуры. Генеральный прокурор Чайка Юрий Яковлевич ждёт Вас на приём. Уверен, он сейчас смотрит нашу передачу. (Смех в зале. Аплодисменты.) И потирает руки по поводу того, что и как он мог бы сделать.

Это Омская область, да?

М.СИТТЕЛЬ: Да.

А.РАПАЦЕВИЧ: Да.

В.ПУТИН: Я понял.

А.РАПАЦЕВИЧ: Я была в областной прокуратуре, было их два человека. Со мной работала капитан.

В.ПУТИН: Хорошо.

А.РАПАЦЕВИЧ: Но ничего, никаких эмоций, ничего!

В.ПУТИН: Понятно.

Говорят, она уже лейтенант, но не будем спешить. (Смех в зале.) Не будем спешить, пускай Юрий Яковлевич разберётся с этим. Но и губернатор Омской области, я думаю, найдёт общий язык с мэром. Я Вам обещаю, что это будет развиваться, во всяком случае, тем темпом, который бы Вы хотели видеть.

Что касается сути вопроса. Безусловно, это чрезвычайно важная вещь. Почему? Потому что нам нужны в этой сфере такие заинтересованные люди. Чувствуется вообще, старая гвардия востребована. В Италии Джорджо Наполитано, ему 87 лет, избрали Президентом опять. Гвардия, старая гвардия востребована не только в нашей стране, но и в мире вообще в целом.

Тема, которой Вы занимаетесь, чрезвычайно важна и может быть исправлена только… не только, но в значительной степени при активной позиции гражданского общества.

На одной из встреч с доверенными лицами звучало уже предложение от некоторых моих коллег по поводу организации соответствующих общественных структур по контролю за ситуацией в ЖКХ. И вот то, что Алефтина Васильевна делает, чрезвычайно важно и правильно. Ведь мы знаем, что там происходит. Я об этом тоже говорил уже многократно и публично.

После принятия соответствующих решений, а они в целом-то в правильном направлении выстроены по поводу этих управляющих компаний, по поводу ТСЖ ... но, к сожалению, эти управляющие компании слишком аффилированы, «слишком» – вообще плохое слово в данном случае, просто аффилированы часто с местным муниципальным руководством, на рынке их недостаточно. Они являются микроквазимонополистами на рынке, забивают в тариф, в оплату, точнее, в конечном итоге всё, что можно забить, даже не имеющее ничего общего с тем, за что надо платить. Скажем, в отапливаемые помещения включают неотапливаемые чердаки и прочие площади. Наворачивают на этом огромные деньги, абсолютно неподъёмные для граждан.

Алефтина Васильевна, не уезжайте быстро из Москвы. Обязательно не только Чайка… но вот Вы упомянули о законе, который в Думе идёт, уточняющем функции управляющих компаний. Я Вам обещаю, коллеги и в Государственной Думе тоже с Вами с удовольствием встретятся и обсудят все эти нюансы, так же как и в Правительстве обратят на это внимание.

А.РАПАЦЕВИЧ: А в «Российской газете» была статья, что этот закон должен выйти в 2014 году, но это поздно.

В.ПУТИН: Хорошо, я посмотрю сам ещё внимательно, что обновляется в этом законе, и, насколько возможно, ускорим эту работу. Обязательно встретятся с Вами и мои коллеги из Государственной Думы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас буквально вал вопросов о росте тарифов в сфере ЖКХ. И перед этим эфиром я попросил наших зрителей прислать платёжные документы. Вот из Петербурга, люди живут на улице Белградской, пять человек в квартире 77 квадратных метров, видимо, трёхкомнатная. Если в декабре 2012 года счёт был на 3442 рубля, то за февраль 2013-го, нынешнего (естественно, та же жилплощадь), они получили счёт на 8090 рублей.

В.ПУТИН: А был три?

К.КЛЕЙМЁНОВ: А был 3442. Это улица Белградская. И совершенно уже из области фантастики – счета, которые прислали нам наши зрители из Перми, улица Петропавловская. Там дом из так называемого маневренного фонда, где живут, видимо, погорельцы, люди, которые лишились жилья, и это не квартиры даже, это комнаты. Я Вам просто назову цены: 1258 рублей было, а сейчас женщина, её фамилия Морозова (не знаю, к сожалению, имени, в квитанции нет), она получила счёт на 6657 рублей. Это комната одна. А её соседка, Владимир Владимирович, живущая через две комнаты от неё, получила счёт на 13 551 рубль. Ведь существует правило шестипроцентного роста. Эта система вообще полностью непрозрачная.

В.ПУТИН: Безобразие полное! Я уже говорил об этом. Более того, после получения такой квитанции, кстати говоря, из Петербурга, указал на это и Правительству, и региональным властям: такой рост является неприемлемым. Естественно, накопилось очень много проблем в системе ЖКХ, ясно, что там больше 60 процентов находится в неудовлетворительном состоянии, что отрасль в целом нуждается в обновлении и в инвестициях в неё. Но это не значит, что можно делать это таким варварским способом, перекладывая всю нагрузку на плечи граждан. Когда-то, в какие-то годы местные власти не делали своевременных шагов по повышению тарифов, накопили огромный разрыв между необходимыми доходами и уровнем оплаты, а потом бухнули в одночасье на людей. Это неправильно, это невозможно.

Кроме того, Правительство приняло решение – вышло соответствующее постановление Правительства, согласно которому можно в отопительный сезон повышать, а в неотопительный сезон цены и тарифы сдерживать. Но это привело к тому, что в отопительный сезон пошёл обвальный рост этих тарифов. Я не говорю, что Правительство обязано сейчас немедленно отменить [постановление], но нужно отрегулировать как-то такие вещи. Простому гражданину, честно говоря, до фени постановление Правительства, люди-то не знают на самом деле, что в отопительный сезон будут резко повышаться стоимость и тарифы, никто специально на это денег не откладывает, люди не думают об этом. Когда пришёл момент платить, выкатили счёт, а денег нет. Платежи должны быть более мягкими в течение года.

Что касается Петербурга, мы совсем недавно разговаривали на этот счёт с губернатором Полтавченко. Он сказал: «Мы уже тоже приняли такое решение. Мы выстроим». Пускай выстраивает, только побыстрее. Это первое. Это касается и других регионов.

Но и второе, самое главное. Мы договорились, и Правительство дало мне обещание, что среднее повышение тарифов по году, хочу это подчеркнуть, не будет более шести процентов. Но сразу оговорюсь, среднее по году. В некоторых регионах, допустим, в бывших военных городках, других замкнутых системах, где годами не индексировали ничего, там может быть рост и побольше. Вот в Петербурге, допустим, Полтавченко мне сказал, что мы не справимся с шестью процентами и у нас где-то будет семь с небольшим. Но это тоже приемлемо. То есть чуть поменьше, чем шесть, в некоторых регионах чуть поменьше, чем шесть, и таких регионов, кстати говоря, немало. В некоторых – чуть побольше. Но в среднем должно быть шесть. Не должно стрелять в разы. Надеюсь, что Правительство с этим обещанием справится. Это второе.

И третье обстоятельство. Оно заключается в том, что там, где люди переплатили, им должны либо деньги вернуть, либо засчитать эти платежи в будущие платежи, платежи будущего времени. Мы так когда-то делали, несколько лет назад, когда я ещё был Председателем Правительства. Ничего не мешает сделать это ещё раз.

М.СИТТЕЛЬ: Как бы подытоживая эту тему, хочу ещё раз сказать большое спасибо Алефтине Васильевне за Вашу активную гражданскую позицию, за Ваше неравнодушие. Вы теперь можете, пользуясь беспрекословной поддержкой Президента России, организовывать общественное движение в рамках Омской области, подавая хороший пример другим регионам.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Мы в эфире час с небольшим, и давайте передадим слово нашему центру, где работает Татьяна, центру обработки информации, узнаем, как дела.

Т.РЕМЕЗОВА: Коллеги, большое спасибо, что дали слово. Количество звонков растёт буквально в геометрической прогрессии. Мы перевалили за двухмиллионный рубеж – 2 миллиона 300 тысяч обращений к этой минуте. И ежеминутно мы получаем 3556 звонков. Представьте себе, какая нагрузка ложится на наших операторов.

Один из наиболее часто задаваемых вопросов – про дороги, причём практически из всех регионов страны. Видимо, у людей действительно наболело. Один из таких вопросов у нас как раз сейчас есть на линии. Мне подсказывают, что на связи с нами город Ижевск.

Добрый день! Вы в эфире. Мы Вас слушаем внимательно.

ВОПРОС ИЗ ИЖЕВСКА: Здравствуйте! Меня зовут Евгений. И хотел бы задать вот такой вопрос. Наши дороги растаяли вместе со снегом. Создаётся такое впечатление, что властям более выгодно списывать деньги на ремонт, нежели делать нормальные дороги.

Т.РЕМЕЗОВА: Владимир Владимирович, прежде чем Вы ответите, позвольте мне зачитать ещё несколько СМС на эту же тему.

«Состояние дорог в Волгограде схоже с кадрами военной хроники». Причём из Волгограда действительно огромное количество звонков на тему дорог.

И ещё одна короткая СМС: «Я плачу налоги. Где мои дороги?»

В.ПУТИН: Дороги, как известно, относятся к традиционным проблемам России, имея в виду нашу огромную территорию и, прямо скажем, неурегулированность решения этих вопросов.

Вместе с тем хотел бы обратить внимание вот на что. Мы пару лет назад приняли решение о формировании региональных дорожных фондов, с чем в своё время активно боролись наши некоторые коллеги. И на каком-то этапе эти фонды прекратили своё существование, но в конечном итоге мы вынуждены были к ним вернуться. И определили источники формирования этих фондов – это акцизы и транспортный налог.

Вот что любопытно. Объём денег, которые поступают на цели дорожного строительства, неуклонно растёт. В этом году, правда, есть некоторые нюансы. Они заключаются в том, что объём средств в федеральные дорожные фонды увеличился, не намного, но всё-таки стал больше, всё равно это больше 400 миллиардов рублей. А в региональные дорожные фонды этот объём несколько уменьшился: он был там 543, стал 445, по-моему. Связано это с уменьшением сборов от акцизов на бензин.

Я сейчас не буду вдаваться в эти детали, но нефтяники, как только получили льготу на высокооктановые бензины, раньше они говорили, что у них нет возможности перейти на эти высокооктановые бензины (Евро-4 и Евро-5), а теперь, как только льготу получили, так мгновенно все возможности у них появились, и они все перешли в значительной степени – не все, но в значительной степени перешли – на эти высокооктановые бензины, и объём средств, получаемых от акцизов, несколько уменьшился. Но это не значит, что их там не хватает.

Почему? Потому что большое количество региональных руководителей и ко мне раньше приходили – сейчас, я знаю, приходят в новое Правительство Российской Федерации – с просьбой разрешить им переориентировать эти средства, предусмотренные для дорожного строительства, на другие цели. Аргумент: денег много, у нас нет мощностей, для того чтобы все их реализовать на дорожное строительство. Поэтому эта проблема в данном случае не столько уже становится финансовой, сколько организационно-технической. Я очень рассчитываю на то, что Правительство не пойдёт на то, чтобы разрешать переориентировать эти средства.

Но есть и другой аспект этого дела, а именно контроль за качеством, о чём наши зрители и слушатели только что сказали. И здесь тоже так же, как в случае с ЖКХ, не обойтись без строгого общественного контроля.

Вот, например, в Пскове, мы знаем, есть очень хорошие общественные структуры, которые родились в интернете, а потом получили распространение уже и в реальной жизни. Это «Дороги Пскова». По-моему, так называется эта организация, причём молодёжная организация. Они достаточно эффективно и последовательно работают над контролем за качеством дорожного строительства.

Я призываю такую работу развернуть во всех регионах Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: И всё-таки, Владимир Владимирович, прежде чем опять вернуться в информационный центр. Скажите, я правильно Вас понимаю, деньги есть на строительство?

В.ПУТИН: Да. Но если губернаторы приходят и говорят, что им не освоить даже того, что у них есть, то, значит, денег достаточно.

М.СИТТЕЛЬ: Но я не понимаю, откуда тогда эта проблема? Кто виноват? Ну кто виноват, Владимир Владимирович? Не может себе позволить такая страна, как Россия, жить в условиях бездорожья, но ведь это же всем известно, даже первоклашкам!

В.ПУТИН: У нас территория огромная, а дорожная сеть очень маленькая. Вы же знаете, мы совсем недавно только построили дорогу Чита – Хабаровск. У нас не было даже дороги, связывающей восточную и европейскую часть Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: И это наш позор! И у нас теперь есть деньги, и теперь мы говорим о том, что нужно переориентировать эти дорожные фонды неизвестно куда.

В.ПУТИН: Да. Нужно развивать дорожную отрасль, и дальше её развивать, и следить за качеством.

М.СИТТЕЛЬ: Вот кто в Правительстве ответственный чиновник за…

В.ПУТИН: Министерство транспорта Российской Федерации.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А ещё нужно бороться с коррупцией в дорожной отрасли, потому что дороги, построенные к саммиту АТЭС, уже местами пришли в негодность.

В.ПУТИН: И не только АТЭС. Есть и другие примеры неблагополучия. Я ещё должен посмотреть вот эту самую дорогу Чита – Хабаровск, о которой мы говорили. Мне тоже пишут письма и говорят о том, что там тоже не всё благополучно с качеством. Я уже, конечно, вряд ли смогу проехаться по ней ещё раз, с учётом дефицита времени, но я использую другие виды транспорта, скажем, вертолётную технику, ещё какие-то. Я посмотрю, что там делается. Но я не могу, конечно, посмотреть на все дороги. Это должно быть налажено на уровне Правительства и региональных властей.

М.СИТТЕЛЬ: Но, видимо, без Вашего личного вмешательства, к сожалению, к великому, Владимир Владимирович, тогда не получится.

В.ПУТИН: Это вечная проблема России. Нужно только наладить ритмичную работу.

М.СИТТЕЛЬ: Другие страны её достаточно успешно решают.

В.ПУТИН: Знаете, другие страны решали её по-разному, в том числе в период кризиса. В Германии, например, в 30-е годы строили тоже в борьбе с безработицей. Принимались экстраординарные меры по дорожному строительству. И как антикризисная мера, как мера борьбы, повторяю, с безработицей и с раскруткой экономики, такие варианты у нас тоже рассматриваются.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

Вернёмся в информационный центр. Таня!

Т.РЕМЕЗОВА: Да, спасибо большое.

Тысячи людей пытаются к нам пробиться. Давайте возьмём ещё один звонок. С нами на связи Пермский край.

Добрый день! Говорите, вы в эфире.

ВОПРОС ИЗ ПЕРМСКОГО КРАЯ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

ВОПРОС ИЗ ПЕРМСКОГО КРАЯ: Меня зовут Мария Леонидовна. У меня такой вопрос. Что будет с материнским капиталом после 2016 года?

В.ПУТИН: Мария Леонидовна, Вы наверняка знаете, что эта программа была инициирована вашим покорным слугой. В 2006-м начали об этом говорить, в 2007-м, она была введена с 2007-го, по-моему, года и рассчитана действительно на период до 2016 года включительно. Что это значит? Это значит, что семьи, мамы, у которых родился второй ребёнок в этот период времени, до 2016 года включительно, имеют право на участие в программе «Материнский капитал».

Мы изначально и осознанно выбрали именно этот период, потому что мы должны быть уверены абсолютно в том, что федеральный бюджет справится с теми обязательствами, которые у него возникают по выплатам этого материнского капитала. Кстати говоря, он, как мы и обещали, регулярно индексируется. В этом году он составляет, по-моему, 407 или 408 тысяч рублей. Я могу ошибиться там в рублях, в копейках, но свыше 400 тысяч рублей. Это в целом заметная сумма, которая является существенным подспорьем для многодетных семей.

Так вот мы не знали и до сих пор не знаем, потому что проследить динамику демографии с точностью до каких-то долей невозможно, мы же не знаем, сколько у нас родится детей, мы можем только предполагать, мы примерную тенденцию знаем, но точный объём нам неизвестен, и поэтому неизвестно, сколько денег потребуется из федерального бюджета после 2016 года, для того чтобы выполнить безусловно обязательства, взятые федеральным бюджетом, государством перед нашими гражданами.

Что будет после 2016-го года? Я считаю, что мы в той или иной форме должны будем продолжить программы поддержки рождаемости детей в нашей стране, но они должны быть более адресными, они должны быть более целевыми. Какие это будут формы? Пока не знаю, так что те, кто планирует свою семью и хотят иметь второго, третьего ребёнка, должны быть уверены, во всяком случае, в том, что до 2016 года включительно «материнский капитал» будет как программа работать, и люди, которые будут иметь второго и последующих детей, эти деньги получат так, как это делает Маша, допустим. Маша, у Вас?

М.СИТТЕЛЬ: Трое.

В.ПУТИН: Трое. Вот молодец Маша.

М.СИТТЕЛЬ: Но пока не получила «материнский капитал».

В.ПУТИН: Она получит.

М.СИТТЕЛЬ: До 2016-го года время есть, спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, тема «материнского капитала» на самом деле интересует многих наших зрителей, и особенно она интересует многодетные семьи, потому что у них действительно каждая копейка на счету. Но ведь многодетные семьи – это ещё и семьи, где есть приёмные дети, где позаботились о тех, кто остался без собственных родителей, и кто берёт под опеку этих детей. У нас сейчас есть возможность оказаться буквально в гостях, в одной такой большой замечательной семье. Нам поможет познакомиться с этой семьёй моя коллега Алиса Романова. Итак, у нас на связи посёлок Новошахтинский, это Приморье.

А.РОМАНОВА: Добрый день! Точнее, добрый вечер, ведь мы находимся сейчас на Дальнем Востоке, а время тут опережает московское на семь часов.

Это дом семьи Кузьменко. Они воспитывают 15 детей, причём трое из них – родные, все остальные – приёмные. Сейчас быстро посмотрим, кто как тут живёт. Вот это комната девочек. Это Галя, а это маленький Матвей. Матвей, пойдём в комнату мальчиков. Вот здесь живут сыновья Кузьменко – Данила и Федя. Мама вас не путает по именам?

Д.КУЗЬМЕНКО: Нет.

А.РОМАНОВА: Надо сказать, что, если бы эти дети не попали к Елене и Сергею Кузьменко, многих ожидала бы незавидная судьба. Взять хотя бы маленькую Полину. Ей сейчас шесть лет. Её забрали в годовалом возрасте с диагнозом детский церебральный паралич. В один год она весила всего 4 килограмма, не издавала ни звука, не ходила и даже не ползала. Зато какая она сейчас, не узнать. (Аплодисменты.)

Итак, я Вам представляю главу семейства – Сергея Кузьменко, Елену Кузьменко, а это та самая маленькая Полина, о которой я рассказывала. Тебе сейчас шесть лет?

П.КУЗЬМЕНКО: Да.

А.РОМАНОВА: А скажи, как ты называешь своих любимых маму и папу?

П.КУЗЬМЕНКО: Принцесса, королева, Золушка, а папа – принц.

А.РОМАНОВА: Вы видите, что семья огромная. Мы насчитали, что у нас здесь сейчас 20 человек, причём нет старшего сына, он не смог приехать, он учится сейчас в другом городе. Здесь сразу несколько поколений есть, семья старшей дочери, а это самый маленький представитель семьи – маленький Давид, ему всего лишь один годик.

Елена, Сергей, мы видим, что вы – семья огромная, многодетная; разумеется, вас не оставляют без внимания, но тем не менее проблем много, как мы узнали. И сейчас у вас есть возможность рассказать, что это за проблемы, и задать свой вопрос. Елена, пожалуйста.

Е.КУЗЬМЕНКО: Владимир Владимирович, здравствуйте!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

Е.КУЗЬМЕНКО: Хочу задать вопрос по льготам. Мы – приёмная семья, но мы не пользуемся льготами многодетных. У нас нет вообще никаких льгот.

И ещё мы хотим о пособиях сказать, прожиточный минимум в Приморском крае – 8 тысяч, а мы получаем пособие на содержание ребёнка – 5400 рублей. Невозможно существовать на эти копейки! И дети немного ущемлены.

И я ещё хочу сказать о бюджете. В нашем бюджете половина денег уходит за квартиру, за телефон, за воду, за свет. Очень много мы платим, но мы не имеем никаких льгот.

Сейчас о наших проблемах ещё скажет глава семьи.

С.КУЗЬМЕНКО: Да, конечно. Когда мы берём детей из детских домов, они болеют разными болезнями, и на это уходит, конечно, много денег. И Вы знаете, что в наших аптеках дорогостоящие лекарства. Но мы всё равно лечим детей. Например, позавчера у моей дочки заболел зуб. Так как у нас в Новошахтинском нет детского стоматолога, мы обратились в платную клинику. Мы вылечили зуб, но мы заплатили 5 тысяч рублей за это. Для нас это большие деньги, и зуб обошёлся очень дорого, но зуб нужно было лечить.

Е.КУЗЬМЕНКО: Владимир Владимирович, видите, какие у нас проблемы. И мы хотим, чтобы Вы решили как-то этот вопрос, потому что жить просто больше так невозможно. В Приморском крае очень много приёмных семей, и они хотят, они тоже ждут, что что-то решится, чтобы мы имели какие-то льготы, чтобы где-то нас могли в больницах принимать, потому что мы в больницах очень много стоим в очереди, нас нигде не принимают без очереди. И говорят: «Мы ничего не знаем – в порядке очереди». И мы стоим везде в очередях.

У нас недавно был приступ эпилепсии у ребёнка, и я простояла в очереди с ней полтора часа, нас никто не пропустил.

И сейчас хочет задать вопрос Вам дочка моя, хочет к Вам обратиться.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

ВОПРОС: Я хочу попросить от всех детей нашей семьи, чтобы нам выделили детскую площадку, потому что у нас много детей. У нас площадки нет. Как переехали, так до сих пор у нас её нет. Мы думаем, что наша мечта сбудется.

В.ПУТИН: Хорошо. Елена, а вы въехали в это жилище когда и на каких условиях?

Е.КУЗЬМЕНКО: Я военнослужащая, бывший старший прапорщик. Я получила сертификат на своих родных детей, на мужа, потому что у нас очень много детей и мы хотели купить большой коттедж. Мы в городе не смогли купить – купили в посёлке Новошахтинский. Мы его купили за сертификат, потому что у нас средств не было, личных средств у нас нет.

В.ПУТИН: Сертификат Вы использовали?

Е.КУЗЬМЕНКО: Да.

В.ПУТИН: Понятно. Видите, всё не так плохо, кое-что делается всё-таки.

Что касается пособия на детей, оно у нас было совсем ничтожным, было всего 1200 рублей, и в соответствии с Указом Президента конца прошлого года это пособие увеличилось до 5500 рублей. Правда, до сих пор, к сожалению, Правительство не выпустило соответствующего постановления, которое бы вводило определённый порядок этих выплат.

Но совсем недавно, буквально на днях, можно сказать, эти выплаты начались. Обращаю внимание моих коллег из Правительства, всё-таки постановление Правительства – как нормативный акт – необходимо, нужно это сделать. Так что пособия будут увеличены так же, как увеличиваются деньги на детей-инвалидов. Я уже параллельно скажу, между прочим, ещё упомяну о том, что увеличивается социальная пенсия до 8800 рублей с небольшим на инвалидов I группы.

Кроме всего прочего, сейчас в Государственной Думе находится проект закона, который вводит новую единовременную выплату при усыновлении ребёнка – 100 тысяч рублей. Надеюсь, что эта норма будет принята как можно быстрее.

И, наконец, самый важный, один из важных вопросов, о котором Елена сказала, – это приравнять приёмные семьи к многодетным. Думаю, что это абсолютно справедливо. И Правительство получит такое поручение. (Аплодисменты.) Какая разница, родные это дети, то есть рождённые родителями, или принятые в семью? Все говорят о том, что эти дети становятся родными. И люди – такие, как Лена, такие, как Сергей, выполняют важнейшую моральную, нравственную и общегосударственную функцию, и, конечно, они должны быть поддержаны.

Лена, я обещаю Вам, что такое поручение Правительство получит. Надеюсь, вместе с депутатами Государственной Думы отработают детали.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А детская площадка?

В.ПУТИН: Да, детская площадка, само собой разумеется.

У нас на всё учёт и контроль здесь ведущие осуществляют.

Детскую площадку я тебе, моя дорогая, обещаю. Мы этот вопрос решим. Не проблема.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Новошахтинский. Спасибо, Приморье.

Давайте дадим возможность задать вопрос…

М.СИТТЕЛЬ: Одну секунду буквально. Вот тема усыновления – мне попалась Марина из Владивостока.

Владимир Владимирович, возможно ли законодательно рассмотреть вопрос о доступе к личным данным усыновлённым детям после их совершеннолетия. По запросу. То есть эта ситуация в том, что в России люди 30–40–60 лет, будучи усыновлёнными в детстве, не могут узнать имена своих кровных родственников, потому что им отказывают госорганы. Вот такая существует проблема.

В.ПУТИН: Это проблема и юридическая, и морально-нравственная. Вот, например, почему американцы так стремились и до сих пор ещё стремятся к усыновлению именно российских детей. Одна из причин, не единственная, но одна из них заключается в том, что, насколько я понял, когда знакомился с американским законодательством, там запрещено распространять информацию о биологических родителях. То есть наоборот, простите, там можно получить информацию о биологических родителях. И были случаи в юридической практике, когда у приёмных родителей потом ребёнка биологические родители забирают назад. А когда ребёнок усыновляется из-за границы в Соединённые Штаты, в том числе из России, получить данные о биологических родителях невозможно. И это уберегает приёмные семьи от того, что будут в будущем какие-то конфликты.

Поэтому это вопрос, повторяю ещё раз, не только юридический, но и морально-нравственный. И мне кажется, что если его решать, если пойти по такому пути, о котором Вы сказали, то предварительно нужно с обществом посоветоваться, с людьми посоветоваться, провести такую открытую, прямую дискуссию по этому вопросу.

М.СИТТЕЛЬ: Во всяком случае, это нужно индивидуально, каждый отдельный случай разбирать, согласитесь.

В.ПУТИН: Нет, нам нужны общие правила, которые можно было бы, наверное, индивидуально применять, но должен быть какой-то общий подход.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: У нас много вопросов в студии, давайте дадим возможность задать их.

Пожалуйста, Ольга.

О.УШАКОВА: Да, Кирилл, спасибо. Несколько минут назад у нас на связи было Приморье. Как мы видели, там уже вечер. А у нас в студии есть человек, который просил дать ему возможность задать вопрос именно по поводу времени. Это Лавриненко Алексей Фёдорович, председатель колхоза, приехал к нам из Ставрополья. Пожалуйста.

А.ЛАВРИНЕНКО: Владимир Владимирович, добрый день.

В период избирательной кампании неоднократно Вам задавался вопрос по поводу зимнего времени. Вы пообещали подумать, посоветоваться и принять решение. Какое всё-таки решение будет принято?

В.ПУТИН: Я ведь сказал, что это вопрос, который находится в компетенции Правительства Российской Федерации. Я не хочу, чтобы это выглядело так, что я как бы уклоняюсь от решения этого вопроса, но в своё время Дмитрий Анатольевич принял это решение, Правительство его исполнило, но оно находится в компетенции Правительства, и Правительство должно принять это решение. Я не считаю, что это такой случай, когда с уровня Президента (а это, конечно, формально можно сделать) нужно вмешиваться в компетенцию Правительства. Наверное, надо посмотреть, что происходит. Алексей Фёдорович, Вы – директор совхоза, да?

A.ЛАВРИНЕНКО: Колхоза.

В.ПУТИН: Коровы-то как доятся, по часам, не по часам, как?

A.ЛАВРИНЕНКО: Мы время не переводим, у меня всё-таки власть есть в колхозе. Мы живём по старому времени.

В.ПУТИН: По старому? Серьёзно?

А.ЛАВРИНЕНКО: Дети в школу, мы их несём в садики, это просто убийство.

М.СИТТЕЛЬ: Огромное количество таких писем было сегодня.

В.ПУТИН: То есть Вы на новое время не перешли даже?

А.ЛАВРИНЕНКО: Нет. Мы на работу ходим по старому.

В.ПУТИН: А Вам там известно в колхозе, что Ленин умер уже, нет? (Смех.)

A.ЛАВРИНЕНКО: Нет, мы время просто на час передвинули.

В.ПУТИН: Понятно. Вы знаете, давайте всё-таки туда адресовывать эти вопросы. Я понимаю и тех, кто хотел бы просыпаться, когда уже светло, и ложиться спать, когда стемнело. Есть проблема с бизнес-сообществом, особенно с теми, кто работает с Европой, есть проблема с болельщиками.

К.КЛЕЙМЁНОВ: И будут ещё. Сочинская Олимпиада надвигается.

В.ПУТИН: Ну да. Но МОК подстроится под нас. Давайте посмотрим.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, а у Вас есть вопросы туда? Вам удобно?

В.ПУТИН: Вы знаете, если я сейчас скажу: удобно – не удобно, я сразу определю свою позицию. Я повторяю, мне бы не хотелось вмешиваться в компетенцию Правительства. Давайте дадим это решить Правительству Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: Давайте возьмём из зала вопрос. Мария?

М.МОРГУН: Владимир Владимирович, для участия в этой программе мы пригласили в студию некоторых Ваших доверенных лиц. Из Пермского края приехал журналист, политический эксперт Сергей Маленко. Пожалуйста, Ваш вопрос.

С.МАЛЕНКО: Добрый день, Владимир Владимирович! Тут уже говорили про перегибы и «недогибы» в антикоррупционной тематике. Я немного всё-таки хотел бы ещё погнуть эту тему. Более того, добавить щепотку про эффективность госуправления.

В.ПУТИН: Неэффективность.

С.МАЛЕНКО: Давайте я услышу Ваш ответ и пойму, что Вы думаете.

Есть такая фигура, зовут его Анатолий Чубайс. Поскольку я слышал уже Вашу позицию относительно «Оборонсервиса», про приватизацию и про реформу РАО «ЕЭС» говорить не будем, хотя некоторые результаты реформы РАО «ЕЭС» мы видим в своих квитках на оплату коммунальных услуг. А вот относительно «Роснано», большой государственной компании, на которую возлагаются огромные надежды: диверсификация экономики, нанотехнологии, вопрос, связанный с венчурными инвестициями, – колоссальные финансовые вливания получила эта компания в течение последних лет. И вот в апреле Счётная палата говорит о серьёзных нарушениях в работе менеджмента компании. При этом заработные платы менеджмента в разы выше, чем заработные платы некоторых коммерческих компаний, более того, транснациональных корпораций, они собираются зафиксировать убытки в этом году в 20 миллиардов рублей, а это сравнимо с бюджетом хорошего города – миллионника типа Перми. И в этом отношении у меня к Вам достаточно простой вопрос как у доверенного лица: когда кончится этот беспредел, сколько лет Вы ещё собираетесь Чубайса терпеть во власти? Ну и традиционный вопрос для огромного количества россиян: когда его посадят, наконец, за решётку?

(Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Анатолий Борисович Чубайс остаётся такой нужной очень для нас фигурой, на которую постоянно общественное мнение отвлекается, когда что-то не нравится. Я считаю, что и он, и ряд тех людей, которые с ним работали тогда, конечно, совершили много ошибок, и образ определённый сформировался.

Но кто-то должен был сделать то, что они делали. Они изменили всю структуру российской экономики и, по сути, изменили тренд развития. Повторяю, на мой взгляд, можно было бы сделать и по-другому, с меньшими социальными потерями и затратами, не так жёстко. Но задним числом всегда легко рассуждать на эти темы. А вот когда люди идут впереди и непонятно, какой должен быть следующий шаг, будет ли он верным или ошибочным, нужно иметь мужество, чтобы эти шаги сделать. Много было всего ошибочного, но то, что эти люди имели такое мужество, это факт очевидный. Имели мужество на преобразования.

Там много всего смешного. Например, в окружении Анатолия Борисовича в качестве советников, как выяснилось сегодня, работали кадровые сотрудники ЦРУ США. Но смешнее то, что по возращении в США их привлекали к суду за то, что они в нарушение законов своей страны обогащались в ходе приватизации в Российской Федерации. И не имели на это права как действующие офицеры разведки. Им по закону внутри США запрещено было заниматься какой бы то ни было коммерческой деятельностью, но они не удержались – коррупция, понимаешь.

Но надо отдать должное американской судебной системе, они ни на что не посмотрели, даже вскрыли тот факт, что в окружении Чубайса работали кадровые сотрудники ЦРУ. Вы сказали: как долго терпеть его во власти? Его нет во власти, он возглавляет государственную, но всё-таки коммерческую структуру и во властных структурах не присутствует.

Теперь по поводу ответственности. Они ведь сами сказали о том, что разместили деньги неэффективно. Я отслеживаю, конечно, что там происходит, сегодня они сами указывают на убытки в объёме 2,5 миллиарда рублей. Деньги, конечно, немаленькие. Можно ли в этой сфере безошибочно, копейка…

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, 22.

В.ПУТИН: Нет, нет, 2,5 миллиарда. 22 – это первоначальная цифра неэффективных вложений, сегодня они показывают убытки 2,5 миллиарда. Можно ли в такой сфере, как нанотехнологии, всё сделать безошибочно, с абсолютной прибылью, мне трудно сказать, но – наверное. Ведь они на чём там «горят»? «Горят» на нетрадиционной энергетике, на кремнии. Но надо ли было в кремний вкладывать, особенно в нашей стране, богатой углеводородами, где у нас ещё время не поменяли, встаёшь – темно, ложишься – темно. Когда эти батареи-то работают? Я не знаю и сейчас не хочу давать никаких оценок, но это сложная сфера. Это совсем не значит, что там, в рамках этой компании нанотехнологий, а, не скрою, это одна из моих инициатив в своё время была – создать эту компанию, потому что нанотехнологии – это один из генеральных путей развития науки, техники, технологий. И там, в общем, немало сделано и полезного. Я там был пару раз, и с материалами знакомлюсь их работы. Есть и проколы, провалы. Но это не уголовщина. Пронимаете? Это абсолютно разные вещи. Даже когда у нас в регионах вкладывают деньги не по назначению, это не значит, что их украли. В данном случае вложили неэффективно. Но это не воровство.

Я совершенно не собираюсь защищать Чубайса. Больше того, по многим вопросам (хотя он мне много рассказывал, что он в политику не лезет, а я вижу, что лезет) он в известной степени является моим оппонентом по некоторым вопросам. Но взять так огульно человека, заявить, что он преступник, что он что-то украл – это не по-честному, это неправильно. И мы так делать не будем.

М.СИТТЕЛЬ: У нас на очереди очередное включение.

В этом году мы отмечаем несколько юбилеев героических сражений времён Великой Отечественной: 70-летие Сталинграда, и приближается 70 лет великой битвы на Курской дуге. Поэтому сегодня у нас в прямом эфире та самая легендарная Прохоровка, где Красная Армия дала решающий отпор фашизму.

Итак, Прохоровка. И наш корреспондент Ольга Скабеева.

О.СКАБЕЕВА: Здравствуйте, Москва! Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вас приветствует легендарная Прохоровка, Белгородская область, место крупнейшего танкового сражения в мировой военной истории. Но, прежде чем мы представим те доблестные дни, прежде чем мы представим наших уважаемых ветеранов – страшную трагедию в соседнем Белгороде переживала вся наша область: шесть человек убиты. Спустя фактически сутки был найден преступник. Вчера в нашей области закончился двухдневный траур.

И вот сейчас мы вместе с нашими уважаемыми ветеранами находимся на территории грандиозного мемориального комплекса «Третье ратное поле России – Прохоровское поле».

Сражение под Прохоровкой – это 1,5 тысячи танков с обеих сторон: 900 советских, 600 немецких. Такого не было ни до, ни после. 1943 год – Сталинград, Курская дуга – переломный год в ходе Великой Отечественной войны, дальше немцы лишь отступали.

В этом году 12 июля здесь, на Белгородчине, мы отмечаем 70-летний юбилей сражения под Прохоровкой. И вот сейчас здесь реальные свидетели тех событий, участники тех страшных событий, наши ветераны. Мы попытались разместиться как можно комфортнее, у нас хорошая погода. Самому младшему из здесь присутствующих ветеранов 88 лет.

Итак, слово нашим ветеранам. Ехилевский Абрам Львович. У Абрама Львовича в этом году свой собственный юбилей, ему исполняется 90 лет. Вся грудь в орденах и медалях. Абрам Львович освобождал Орёл, штурмовал Кёнигсберг, дошел до Берлина. Абрам Львович по-настоящему любимый, почитаемый, уважаемый человек в Белгородской области.

Абрам Львович, Вам слово, вот Ваша камера, Президент Вас слушает.

А.ЕХИЛЕВСКИЙ: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

А.ЕХИЛЕВСКИЙ: Несмотря на почтенный возраст, мы вместе с активистами ветеранского движения проводим большую работу по духовно-нравственному и военно-патриотическому воспитанию молодёжи, доводим до их сознания историческую правду о Великой Отечественной войне, о стойкости, мужестве и героизме, проявленном на фронте, и трудовом подвиге в тылу, нашим народом.

Приближается главный праздник нашей страны – 68-летие Победы. В это время, в эти дни мы вспоминаем наших боевых товарищей, друзей, которые отдали свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины, за нашу Победу. Память о них вечно будет в наших сердцах.

И сегодня, к сожалению, ещё находятся отдельные регионы, в которых разгильдяи устраивают акции вандализма, устраивают на памятниках, на нашей памяти. Например, в Волгограде молодой человек справлял нужду, во Ржеве один молодой человек разделся почти до трусов и стал плясать на памятнике. Много и других есть примеров.

Уважаемый Владимир Владимирович! Нам, участникам войны, очень горько и больно всё это видеть и слышать. И мне хочется узнать Ваше мнение, что можно ещё сделать, чтобы защитить нашу память, как можно провести ещё дополнительную работу среди молодого поколения, чтобы они помнили и уделяли особое внимание нашей славной истории защиты Отечества и Великой Победе? И, пользуясь случаем, мы находимся на земле прохоровской, которая в годы войны обильно была полита кровью наших воинов, приближается 12 июля – юбилейное 70-летие танкового сражения, и мы от имени 4 тысяч участников Великой Отечественной войны нашей области, в числе которых имеются и участники танкового сражения и Курской битвы, приглашаем Вас, по возможности найти время и принять участие в этом юбилейном торжестве. Приезжайте!

Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Уважаемый Абрам Львович! Уважаемые ветераны! Прежде всего поздравляю всех вас: и тех, кто сегодня на Прохоровском поле собрался, тех, кто живёт в других регионах Российской Федерации, – всех поздравляю с приближающимся праздником Победы. Хочу сказать и проинформировать вас о том, что Указ мною подписан сегодня – о праздновании 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, оно у нас состоится через два года, но уже сейчас нужно начать подготовку, для того чтобы встретить этот юбилей достойно.

Совсем недавно мы отмечали 70-летие Сталинградской битвы, после которой стратегическая инициатива полностью перешла в руки Советской Армии. И вот скоро будем отмечать Прохоровское сражение, сражение на Курской дуге. Обязательно приеду. Спасибо Вам большое за приглашение.

Что касается актов вандализма и недостойного поведения некоторых наших граждан, прежде всего, конечно, из числа молодых людей, – что можно сказать? Во-первых, так ведут себя и так думают далеко не все молодые люди. Подавляющее большинство молодых людей страны понимают тот подвиг, который вы совершили во имя человечества и во имя нашей Родины. Уверяю Вас, что это так. И лучшим примером тому является подвиг, скажем, роты, известной роты псковского десанта во время кровавых событий на Кавказе, когда из 90 человек, хочу это подчеркнуть, из 90 человек в живых остались только четверо! До конца исполнили свой священный долг перед Родиной эти ребята. И вот это лучшее подтверждение того, что есть абсолютная преемственность поколений. Но, к сожалению, мы встречаемся и с теми проблемами, о которых Вы только что сказали. И думаю, что здесь, конечно, вина и на конкретных исполнителях этих варварских акций, но это и наша общая вина. Вина заключается в том, что мы недостаточно внимания уделяем молодым людям, недостаточное внимание уделяем изучению своей собственной истории. Это вина всего общества, это вина и властных структур. Вы нас за это простите. Мы сделаем всё, для того чтобы ситуацию поменять.

И не только из уважения к нашим ветеранам, хотя это чрезвычайно важная вещь, – из интересов будущего нашей страны. В этой работе мы, безусловно, будем рассчитывать и на вашу поддержку. Несмотря на преклонный возраст, подавляющее большинство ветеранов остаётся в строю и самым благотворным образом влияет на патриотическое воспитание общества в целом и молодых людей.

Ещё раз большое вам спасибо за приглашение. (Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, вопрос нашей общей исторической памяти напрямую и тесно увязан с образованием, со школой. Вы совсем недавно предложили создать единый учебник истории. Эта Ваша инициатива вызвала бурную дискуссию в обществе. Сегодня у нас присутствуют и учителя, и учёные, академики РАН. Справедливо было бы им сейчас дать слово, давайте передадим. Дмитрий?

Д.ЩУГОРЕВ: Спасибо.

Мы днём ранее действительно говорили об этом с преподавателями истории московских школ. И судя по тому, что мы услышали, мнения существуют разные. Давайте выясним, что думают учителя московских школ.

Слово Антону Молеву, учителю истории Московской гимназии № 1505.

А.МОЛЕВ: Спасибо.

Владимир Владимирович, в связи с тем предложением и идеей, которую Вы высказали, даже конкретные выдали поручения относительно создания единой концепции единого учебника истории, дискуссия разразилась нешуточная, и Вы наверняка об этом знаете.

Есть два полярных мнения. С одной стороны, это вполне объяснимый страх перед возможным единообразием и возвращением к тоталитарным каким-то аспектам, а с другой стороны – представление о том, что единообразие или, точнее, единый подход и концепция хороши были бы не только в рамках исторического образования, но и вообще всей линейки учебников и единого подхода к новому образованию.

В связи с этим, мне кажется, принципиально важным для профессиональной общественности понять, в чём, собственно, заключается позиция власти, лично Ваша как Президента и какие риски в реализации этой идеи Вы видите, как их вообще можно было бы преодолеть. Спасибо.

В.ПУТИН: Могу только повторить то, что уже однажды формулировал. Полагаю, что должна быть единая концепция этого учебника, линейка этих учебников, которая бы показывала нам хронологию событий и их официальную оценку. Без официальной оценки не будет самого хребта понимания того, что происходило с нашей страной в течение прошлых столетий и прошлых десятилетий.

Разброс в понимании ключевых аспектов нашей истории приводит в том числе к таким негативным последствиям, о которых сейчас сказал ветеран – Абрам Львович, когда молодые люди не понимают, в какой стране они живут, и не чувствуют своей связи с предыдущими поколениями. Они не понимают, что то, что сделали, допустим, ветераны во время Второй мировой войны, – это предмет их собственной гордости. Они не понимают этой связи с героями прошлых лет.

У нас в прошлом году был, по-моему, 41 вариант учебников истории для 10 класса, а в этом году рекомендованных вариантов учебников истории для 10 класса – 65. Разве это нормально? Я помню, даже люди очень либеральных взглядов, которые сейчас критикуют вовсю, занимаются критикой и критиканством даже отчасти, – некоторые из них ко мне приходили, открывали учебник несколько лет назад ещё и показывали: смотрите, что пишут, совсем сбрендили. Вообще непонятно, кто войну выиграл: африканский корпус Роммеля там воевал с англичанами, а миллионы солдат фашистской Германии воевали на Восточном фронте. Кто переломил хребет нацизму? Кто перелопатил вот эти дивизии, которые воевали на Восточном фронте? Кто знает, что у нас под Сталинградом единственная битва за всю историю Второй мировой войны, когда противник понёс большие потери (1,5 миллиона человек потерял), чем советские войска. Советские войска тоже огромные потери понесли: миллион 200 тысяч – миллион 250 тысяч, но противник понёс ещё больше – миллион 500 тысяч. Вот это кто знает у нас? Только специалисты. Но, не зная этого, невозможно понять ценности тех памятников, которые эти люди оскверняют сегодня.

Это совсем не значит, что мы должны вернуться к тоталитарному мышлению. Если есть какая-то общая канва, официальная точка зрения, в учебнике вполне может быть изложена и такая позиция, и такая, и такая, а дело учителя (а учителя у нас талантливые люди) обратить внимание своих учеников на то, что есть разные оценки того или другого события, и научить, как я уже говорил, молодых людей думать и мыслить. В этом, собственно, суть современной системы образования не только по истории, но и по другим дисциплинам. Я думаю, что это вполне возможно и реализуемо.

М.СИТТЕЛЬ: Давайте вернёмся в Прохоровку и дадим возможность задать ещё один вопрос.

Ольга, Вы нас слышите?

О.СКАБЕЕВА: Да. Сейчас мы предоставим слово нашим аграриям. Белгородская область – знаменитый сельскохозяйственный регион, 12 тысяч мелких ферм, крупные хозяйства. В отрасли так или иначе задействованы 150 тысяч человек. Вопрос у всех один.

Мы предоставим слово Наталье Корольковой, она руководитель местного мясокомбината. Наталья, Вам слово.

Н.КОРОЛЬКОВА: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Наш сельскохозяйственный регион боится сегодня встать на границы банкротства. После вступления в ВТО мы ежедневно терпим убытки. Только за I квартал текущего года убытки составили порядка 13 миллиардов рублей, и это только в животноводстве. Вы всегда говорите о том, что наша отрасль требует особого, пристального внимания со стороны государства. До 2015 года – понятно, это субсидии. Но, уверяю Вас, нам и сегодня с субсидиями живётся несладко. А что же дальше? Спасибо.

В.ПУТИН: Наталья Валерьевна, вопрос о вступлении в ВТО и самочувствие такой важнейшей отрасли, как сельское хозяйство, конечно, между собой очень тесно связаны. Но присоединение к ВТО не означает для сельского хозяйства конец его развития. Я несколько слов сейчас скажу об этом.

Ведь в чём опасность для сельского хозяйства при вступлении в ВТО? Сокращение возможной поддержки со стороны государства, сокращение субсидирования. Это первое. И второе – доступ на наши рынки дешёвого, но достаточно качественного товара.

Что касается доступа дешёвого и качественного товара, то в целом идея заключается в том, чтобы подталкивать нашего производителя – и не только в области сельского хозяйства, но и в других отраслях производства – к тому, чтобы он выпускал товары по ценам, приемлемым для наших граждан, а по качеству желательно лучше мировых. Очень рассчитываю, что так же будет вести себя сельское хозяйство.

Но, конечно, есть и угрозы. Для того, чтобы эти угрозы купировать, и для сельского хозяйства в частности, разработана целая система мер защиты. Прежде всего она в чём выражается? В продолжении субсидирования. Как вы знаете, в этом году начали субсидировать ещё и на гектар. И, более того, объём поддержки в этом году для сельского хозяйства по сравнению с прошлым (и в прошлом-то году он был немаленьким, но в этом году он ещё увеличится) достигнет 180 миллиардов рублей только из федерального бюджета. Совсем недавно Правительство объявило о том, что приняло решение дополнительно направить нашим сельхозпроизводителям поддержку в объёме 42 миллиардов рублей. И вместе, хочу это подчеркнуть, вместе с региональной поддержкой в этом году она составит где-то примерно 260 миллиардов рублей.

Обращаю ваше внимание на то, что 260 миллиардов рублей – это где-то около 8 миллиардов долларов. А мы в рамках переговорного процесса с ВТО получили право в этом году, в следующем субсидировать наше сельское хозяйство не на 8, а на 9,5 миллиарда долларов – на 9,4. Так что мы даже не выбрали тех квот, которые нам предоставляют наши договорённости при вступлении в ВТО. Просто есть бюджетные ограничения, хотя и значительный рост всё-таки продолжается. Но и это не всё.

У нас сохраняются те меры поддержки, которые были и раньше для сельского хозяйства, а именно, допустим, по некоторым видам животноводства, скажем племенному животноводству, мы сохраняем низкую ставку по НДС – 10 процентов – до 2017 года. Вы знаете, что сельхозтоваропроизводители пользуются правом платить налоги по упрощённой схеме. И по одной из них, которой сельхозтоваропроизводители пользуются очень активно, у нас полностью снят налог на прибыль.

Есть и другие формы поддержки. Они все будут сохранены. Очень интересная позиция заключается в том, что согласно правилам ВТО те регионы, в которых сельхозпроизводство считается рискованным, они вообще могут быть выведены за рамки требований Всемирной торговой организации. Так что инструментов защиты собственного товаропроизводителя у нас много. У нас сохранились и квоты на мясо птицы, на свинину и на говядину. Я не знаю, какое именно мясо вы производите, но обращаю Ваше внимание на то, что объёмы закупаемого товара по импорту, скажем по мясу птицы, у нас существенным образом сократились. Если пять лет назад мы закупали по импорту миллион 400 тысяч – миллион 600 тысяч тонн, то в прошлом-позапрошлом году всё это свелось к 200 тысячам, а потом и к 100 тысячам тонн. Но знаю, что наши птицефабрики могут закрыть и это целиком. Квоты тем не менее сохранились.

И всё-таки Вашу озабоченность я понимаю. Я сам – и будучи Председателем Правительства, и сегодня в новом качестве Президента России – обращаю внимание Министерства сельского хозяйства и всего экономического блока Правительства на то, что, скажем, по свинине есть определённые проблемы, которые требуют внимательного рассмотрения. Сейчас я просто публично не хочу об этом говорить, чтобы ситуацию не усугубить в переговорных процессах с нашими партнёрами, прежде всего из европейских стран. И по свинине, допустим, требуется отдельный план поддержки.

Надеюсь, что на уровне Министерства сельского хозяйства эти вопросы не только будут находиться под контролем, но и будут приниматься адекватные и своевременные решения.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Владимир Владимирович, за ответ.

Спасибо, Прохоровка, за включение. Низкий поклон ещё раз нашим ветеранам и пожелания им долгих лет.

Давайте теперь возьмём звонок с телефонной линии. Татьяна Ремезова работает в Центре обработки информации.

Т.РЕМЕЗОВА: Спасибо большое. Работа кипит.

Давайте прямо сейчас возьмём звонок. У нас на линии, мне подсказывают, Московская область.

Добрый день! Пожалуйста, Ваш вопрос. Вы в эфире.

ВОПРОС: Здравствуйте!

Владимир Владимирович, у меня к Вам такой вопрос: почему для мигрантов хотят ввести загранпаспорта в 2015 году? А почему не сейчас? Так как с мигрантами в страну прибывает поток наркотиков, убийств, люди боятся выйти вечером на улицу. И очень страшно становится за наших детей.

И можно задать Вам второй вопрос?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

ВОПРОС: Такая вот ситуация. Мы – бюджетники, у нас минимальный оклад. У меня в пределах 9 тысяч оклад минус подоходный налог в размере 13 процентов у нас по стране идёт. Вот как можно жить на такие средства?

Такие вопросы интересуют меня и очень многих жителей в Московской области.

Спасибо большое. Ждём Вашего ответа.

В.ПУТИН: Спасибо.

Прежде всего что касается иммигрантов. Я тоже считаю, что нам нужно цивилизовывать и ужесточать порядок въезда на территорию Российской Федерации иностранных граждан, прежде всего и всегда речь идёт о гражданах среднеазиатских республик.

Почему 2015 год? Многие уже находятся здесь. Для того, чтобы всё это приобрело цивилизованный характер, для того, чтобы наши партнёры имели возможность в прямом смысле этого слова напечатать паспорта, выдать соответствующие бланки, им нужно время. Такой объём, который им нужно изготовить, можно сделать только года за полтора. Можно, конечно, постараться ускорить этот процесс, но мы тогда не сможем предъявить какие-то претензии к нашим партнёрам. А чтобы он был цивилизованным, нам придётся просто из своего федерального бюджета оказать им финансовую помощь на изготовление этих бумаг. Ну, наверное, можно подумать и об этом, хотя это будут дополнительные для нас расходы, которые мы могли бы потратить, в том числе и на повышение заработных плат бюджетникам.

Кстати говоря, что касается заработных плат бюджетникам, то мы уже здесь говорили по поводу опережающего роста зарплат по отношению к производительности труда. Это, правда, имеет отношение прежде всего к производственному сектору, но всё в экономике взаимосвязано. И как только повышаются зарплаты в бюджетном секторе, так и производственный сектор тоже на это обращает внимание и вынужден так или иначе реагировать. Скажем, повышение заработных плат в армии, денежных доходов в армии неизбежно сразу начинает фиксироваться в других секторах и, так или иначе, влиять на рост заработной платы.

В бюджетной сфере, к сожалению, этот уровень остаётся достаточно скромным. Но именно поэтому и я в своих указах от 7 мая прошлого года в значительной степени уделил внимание в социальных вопросах повышению уровня заработных плат в бюджетной сфере.

Обращаю ваше внимание на то, что, скажем, учителя в 15 регионах уже вышли на уровень средней заработной платы по экономике региона, в 34 регионах Российской Федерации этот уровень составил 90 процентов. Очень рассчитываю на то, что в течение этого года все субъекты Российской Федерации справятся с задачей доведения уровня заработных плат преподавателей, точнее, учителей в школах до средней по экономике. Это очень непростая задача, это напряжение практически всех сил региональных бюджетов, многие из которых нам приходится поддерживать из федерального центра. То же самое касается преподавателей вузов, других сфер деятельности.

Что касается, допустим, дошкольного образования, там задача стоит вывести этот уровень заработной платы на средний по отрасли, преподавателям вузов на 200 процентов к 2018 году повысить и так далее. То есть значительная часть всех наших задач в социальной сфере связана именно с повышением заработных плат в бюджетной сфере, за что нас очень критикуют наши либеральные коллеги.

Мы будем действовать аккуратно, но всё-таки по этому пути будем идти дальше.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ну что, мне кажется, у нас давно не было вопросов из зала. Давайте послушаем гостей студии. Валерия Кораблёва, пожалуйста.

В.КОРАБЛЁВА: Рядом со мной представитель Магнитогорского металлургического комбината. У него вопрос.

И.МАКОВЧУК: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Зовут меня Маковчук Игорь. Челябинская область, Магнитогорск.

В последнее время в наших школах мы всё чаще видим девушек в хиджабах. Франция уже на законодательном уровне запретила это. Что у нас? Исламизация?

В.ПУТИН: Ничего хорошего в этом нет. Есть, конечно, национальные особенности в национальных республиках. Но то, о чём Вы сказали, это не национальные особенности, а это демонстрация известного отношения к религии.

В нашей стране и в мусульманских регионах никогда такой традиции не было. Действительно, кстати говоря, в некоторых даже мусульманских государствах ношение хиджаба запрещено законом.

Вы привели пример Франции, где тоже принят соответствующий закон. Я считаю, что в нашей стране (и я уже об этом говорил) можно и нужно идти по пути возврата к школьной форме. Такая работа уже идёт. Рассчитываю на то, что она в регионах не будет забыта, заброшена, а наоборот, будет активным образом внедряться.

В.ЯКУШЕВ: Владимир Владимирович, боюсь, что до меня очередь не дойдёт.

В.ПУТИН: Такое бывает.

В.ЯКУШЕВ: При каждой встрече, Вы знаете, что я с Вами разговариваю.

Я очень отношусь к Вам – мне жалко Вас. Почему?

В.ПУТИН: Почему это?

В.ЯКУШЕВ: Сегодня 90 процентов заданных вопросов и по «бегущей строке» – это вопросы социального характера. Почему губернаторы не собирают так же, как Вы, жителей своих регионов, не слушают, не отвечают и не чувствуют ответственность за полученные вопросы? Ведь сегодня Россия слушает, смотрит, и потом будут говорить: «Это вам Путин пообещал, спрашивайте с него». А народ судит по качеству своей жизни о Правительстве, а Правительство – это Вы. Это не министры – Вы. И все ссылаются на Путина. Поэтому заставьте губернаторов, чтобы они Вас не нагружали, а сами работали.

Спасибо. (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Вы правы абсолютно. Никто не должен уклоняться от ответственности. Вы знаете, что я этого никогда не делал. Я считаю, что это формат полезный и очень нужный и мне, и стране.

Что касается губернаторов, то многие из них не в такой форме, но всё-таки достаточно активно работают с гражданами, проживающими на их территории. Но я с Вами согласен. Согласен в том, что нужно искать всё новые и новые формы и нужно быть ближе к людям. Только тогда можно понять, что нужно делать для решения их проблем.

М.СИТТЕЛЬ: Предлагаю теперь всем перенестись в Липецк: 4-й Центр боевого применения и переучивания лётного состава ВВС России. Там работает наш коллега Евгений Рожков.

Е.РОЖКОВ: Добрый день, коллеги! Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Это Липецк, Центр боевого применения ВВС. Именно так этот центр назывался 60 лет назад, когда и был создан. Сейчас это государственный центр переучивания и подготовки лётчиков, высшая лётная школа России. Мы здесь работаем всего несколько дней, приехали и работаем здесь, на площадке, но совершенно ответственно могу заявить: такого искусства пилотирования, такого искусства управления боевыми летающими машинами в воздухе я не видел больше нигде.

Пилотажная группа, которая называется «Соколы России», творит просто чудеса. Ею руководит генерал-майор Александр Харчевский. Александр Николаевич, здравствуйте!

Во-первых, Вам, Владимир Владимирович, наверное, представлять Александра Николаевича не надо, вы хорошо знакомы, в 2000 году вместе летали на истребителе Су-27, практически таком же, который стоит сейчас рядом с нами.

Александр Николаевич, кстати, откройте «военную тайну»: откуда и куда тогда летели?

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Это было 20 марта 2000 года, с аэродрома «Краснодар» на аэродром «Северный», Грозный, по маршруту туда и обратно.

Е.РОЖКОВ: А вот если честно, какие перегрузки испытываешь, когда находишься внутри этой летающей машины?

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Максимальная перегрузка девять единиц. Это вес тела лётчика увеличивается в девять раз.

Е.РОЖКОВ: Я добавлю лишь одно: Александр Николаевич, кстати, он ещё не знает, его подчинённые сейчас готовят документы, чтобы включить Александра Николаевича в Книгу рекордов Гиннеса, поскольку он 43 года уже летает на истребителях. Это действительно абсолютный рекорд.

Пожалуйста, Вам слово.

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Здравия желаю, товарищ Верховный Главнокомандующий!

В.ПУТИН: Добрый день!

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Сегодня в Военно-воздушных силах идёт процесс обновления самолётно-вертолётного парка новой сложной, современной авиационной техникой, требующей от лётного состава более высоких профессиональных качеств, способных реализовать боевые возможности этой техники в полном объёме. Но складывается парадоксальная ситуация: техника становится всё сложнее, а качество профессионального отбора курсантов всё снижается из-за отсутствия конкурса. Минимальный конкурс необходим 10–12 человек на одно место. К тому же создающаяся ситуация с дефицитом лётного состава с 2014 года ещё более усугубится из-за отсутствия трёхлетнего набора в лётные училища.

Как нам выходить из этого создавшегося положения? Ведь от этого зависит будущее нашей военной авиации.

В.ПУТИН: Александр Николаевич, прежде всего ещё раз Вас приветствую. Мне очень приятно Вас видеть в добром здравии, видеть, что Вы в строю, на службе. Прекрасно помню наш с Вами полёт тогда в Чечню. Благодарен Вам за то, что Вы научили меня делать «бочку». Помню, как уже при посадке, при возвращении назад, Вы мне показали, как это делают мастера, со всеми перегрузками. Это для меня была хорошая школа. Повторяю ещё раз, приятно видеть Вас в строю.

Что касается дефицита лётного состава. Вы не говорите, но я так понимаю, что скрытый вопрос заключается в том, что были оптимизированы военные училища, многие из них были не то чтобы закрыты, но укрупнены, слиты друг с другом. Я сейчас не хочу давать оценку тому, что было сделано в предыдущие годы, но в целом объём подготовки офицеров должен соответствовать численному составу Вооружённых Сил. И объём подготовки офицеров не должен и не может ориентироваться на переразмеренную армию советского периода.

Вместе с тем и для российских Вооружённых Сил нужно готовить столько специалистов, сколько нужно, а не меньше.

Все эти годы набор не прекращался. Я знаю, что по отдельным специальностям он действительно сокращён был. Вам виднее, вы работаете в Центре боевого применения, в учебном центре. Если вы чувствуете, что есть проблема с подготовкой пилотов, то, наверное, на это нужно обратить внимание, и я так и сделаю. В этом вы можете не сомневаться. Но в целом укомплектованность Вооружённых Сил Российской Федерации кадровыми офицерами составляет 98 процентов. Думаю, что вряд ли есть какое-нибудь другое ведомство, в котором такая высокая степень укомплектованности имеет место быть.

Что касается пилотов – посмотрим на это отдельно. Я вам обещаю!

И хочу пожелать Вам и всем Вашим коллегам, всем офицерам успехов в службе! Спасибо Вам большое. (Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: Женя, есть ещё у вас вопросы?

Е.РОЖКОВ: Конечно, есть.

М.СИТТЕЛЬ: Пожалуйста.

Е.РОЖКОВ: Липецкий центр очень большой, даже огромный, его часто называют авиагородом. Здесь работают, трудятся больше 10 тысяч человек. Это и лётчики, и инженеры, и штурманы, как вот, например, Павел Лыков, правильно? Павел Лыков, он штурман, старший штурман-инспектор по боевой подготовке. Он сказал, что у него очень много вопросов Президенту, но все они так или иначе связаны с военной техникой, рядом с которой мы и стоим. Павел, пожалуйста.

П.ЛЫКОВ: Здравия желаю, товарищ Верховный Главнокомандующий!

В.ПУТИН: Добрый день!

П.ЛЫКОВ: Мой вопрос следующий. Мы осваиваем успешно самолет Су-34, используем его. Ждём в этом году поступления новой авиационной техники, это Су-30СМ, Су-35. Но не секрет, что данные самолёты были разработаны ещё при Советском Союзе, и эти самолёты так называемого поколения «четыре плюс плюс». Для того чтобы поддержать обороноспособность страны на высшем уровне, необходимо, чтобы мы использовали самолёты пятого поколения. Мой вопрос в следующем: когда данная техника поступит на вооружение в наш Липецкий центр и в Вооружённые Силы в целом?

В.ПУТИН: Я думаю, что Вы, как специалист, специалист высокого класса, можете дать оценку той технике, которая сейчас имеется в войсках. Был период времени, когда у нас были большие тревоги за авиацию. Сегодня положение меняется, и меняется к лучшему. Думаю, что Вы это тоже замечаете. И дело не только в денежном довольствии, дело и в переоснащении Вооружённых Сил, в том числе и боевой авиации. Самолёты «четыре плюс», «четыре плюс плюс», они отвечают современным требованиям. Но, конечно, мы должны думать о будущем. И известная машина, её специалисты называют ПАК ФА, это перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации, он сейчас находится в работе. Уже четыре машины проходят испытания. Одна из них совсем недавно совершила перелёт из Комсомольска-на-Амуре сюда, в европейскую часть, проходит обкатку.

Спросите у Ваших коллег, испытателей, как они оценивают эту машину, Т-50 по-другому её называют специалисты. Я думаю, что она по очень многим параметрам: по маневренности, по другим показателям – будет превосходить своего основного конкурента американский Ф-34 – могу ошибиться, но, по-моему, Ф-34 или Ф-35. По очень многим показателям. Правда, есть вопросы, над которыми ещё надо работать. Это и двигательная установка, это и вооружение. С тем чтобы двигатель позволял нам решать те задачи, которые ставятся перед этим комплексом, перед этим самолётом. И чтобы вооружение было мощным и точным. Есть ли у нас такие возможности? Они есть.

Самолет Т-50 пятого поколения должен поступать в войска, должен быть поставлен на производство в серию и поступать в войска в 2016 году.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Липецк.

Владимир Владимирович, у нас в студии тоже есть прославленные лётчики. Я вижу Магомеда Толбоева, лётчика-истребителя.

О.УШАКОВА: Герой России.

М.ТОЛБОЕВ: Добрый день, Владимир Владимирович.

Я как президент Международного авиационно-космического салона МАКС, который Вы всегда открываете, хотел отметить, что для нас это высокая честь, и надеюсь, в этом году также будет Ваше участие. Но прежде чем задать вопрос, Владимир Владимирович, я несколько проблем озвучу коротко.

Первая. Международный авиационно-космический салон существует уже 20 лет, из них последние 5 лет передан «Оборонэкспорту». Создано ещё одно промежуточное звено – ТВК, Транспортно-выставочный комплекс, то есть авиасалон – ТВК – «Оборонэкспорт». Землю передали, это государственная земля, техническая зона, 242 гектара, передана ТВК. Мы построили столько павильонов за свой счёт. Кстати, государство нам не давало ни рубля, и не брали мы, это все привлечённые средства. Вы видели масштаб постройки? Теперь земли нет, это всё переходит, здания остаются нашими – естественно, налогообложение. И по результатам всей этой деятельности авиасалон уже банкрот.

О.УШАКОВА: Какой у Вас вопрос к Президенту?

М.ТОЛБОЕВ: Вопрос я хотел задать ещё после нескольких слов, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Пожалуйста, пожалуйста.

О.УШАКОВА: У нас, к сожалению, очень мало времени, поэтому я бы попросила Вас сформулировать вопрос.

М.ТОЛБОЕВ: Давайте продолжим вот эту тему, которую ребята подняли, о подготовке лётного состава. Вы, наверное, в курсе, готовится проект Правительства по инициативе Министерства транспорта о привлечении иностранных лётчиков, пилотов на наш авиарынок. Вопрос возникает: как это может быть? Не является ли это целенаправленным действием, таким как подрыв национальной безопасности?

РЕПЛИКА: Речь о гражданских линиях.

В.ПУТИН: Это речь о гражданской авиации?

РЕПЛИКА: Да.

В.ПУТИН: Командиры гражданской авиации, да?

Первое. Давайте мы поразбираемся по поводу самой структуры МАКСа, авиакосмического салона. Я в первый раз слышу о том, что там возникли проблемы, связанные с финансами и материальной частью. И, если вам передана какая-то земля, 242 гектара земли, вы должны за неё платить – и это вызывает какие-то проблемы, Вы мне просто дайте тогда соответствующую бумагу с деталями. Потому что здесь нужно разобраться. Я готов и Сергею Викторовичу Чемезову об этом сказать, и Правительству тоже. И если необходима поддержка самой структуре МАКСа, то мы найдём вариант этой поддержки, потому что Вам и всем коллегам, которые организуют МАКС, я должен высказать слова благодарности, поскольку МАКС стал действительно одной из крупных международных площадок подобного рода, уважаемой площадкой в мире. И это то место, где мы действительно можем презентовать свои достижения в области авиации и космоса. Точно совершенно будем поддерживать. Просто нужно понять, в чём нужна поддержка.

Теперь по поводу подготовки пилотов. Да, действительно, такое решение готовится Правительством Российской Федерации. С чем это связано? Это связано с тем, что у нас парк гражданских воздушных судов растёт. К сожалению для меня, растёт и доля иностранной техники. К сожалению почему? Потому что наши производители пока не могут произвести авиационную технику нужного качества и в нужном объёме, особенно, вы это хорошо знаете, речь идёт о широкофюзеляжных самолётах.

Сейчас у нас есть планы по развитию среднемагистральных самолётов «М-21», вы знаете про «Суперджет-100» и так далее. Но широкофюзеляжных мы пока не делаем, поэтому вынуждены приобретать. Это всегда очень опасно – приобретать, с экономической точки зрения. Потому что как только начинаешь что-то приобретать – это значит закрываешь своё собственное производство либо создаёшь проблемы с реализацией планов в этом направлении. Но мы вынуждены это сделать. И дефицит пилотов у нас, к сожалению, растёт. Мы увеличиваем количество выпускаемых пилотов. Их готовят в 6 учебных заведениях. Но их недостаточно.

Года полтора назад мы вышли на 600 выпускников. В прошлом году это было уже, по-моему, почти 800. В этом году готовится выпуск, по-моему, 940 человек. А нам нужно в год 1200, в год нужно 1200!

Практически во всех рыночных экономиках доступ иностранных пилотов на рынок труда разрешён, кроме Российской Федерации, где есть запрет, установленный в Воздушном кодексе. Имея в виду дефицит, первое, и, второе, что парк иностранных судов у нас достаточно большой, и нам нужно привлекать людей, которые умеют летать на этих самолётах, на этой технике, Правительство и вышло с инициативой разрешить внедрить квоту на доступ на наш рынок труда двухсот, хочу это подчеркнуть – двухсот человек в год на 5 лет, но не командирами воздушных судов, а членами экипажей.

РЕПЛИКА: Это только командиры.

В.ПУТИН: Нет, речь идёт о членах экипажей.

Но они могут быть и командирами. Члены экипажей могут быть и командирами. Поэтому это ещё обсуждается, но мы должны исходить из интересов отрасли, но, конечно, и из интересов людей, которые работают в этой отрасли, прежде всего из числа пилотов. Здесь должен быть найден баланс, имея в виду и качество обслуживания, и безопасность, то есть использование тех людей, которые умеют эффективно использовать эту иностранную технику. Надеюсь, что баланс будет найден.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Владимир Владимирович. Давайте сейчас переключаться на наш телефонный центр.

Татьяна, кто наиболее активен из регионов?

Т.РЕМЕЗОВА: Спасибо, Маша.

Наиболее активен Центральный федеральный округ, каждый десятый позвонивший – москвич. Но я сейчас хочу дать слово Дальнему Востоку, есть оттуда вопрос, который нас очень заинтересовал. Мы сами перезвонили его автору. Надеемся, связь сейчас нас не подведёт.

На связи Комсомольск-на-Амуре. Добрый – у вас уже – вечер. Слышите ли вы нас?

П.УЛАНОВ: Да, прекрасно слышу. Спасибо.

Т.РЕМЕЗОВА: Пожалуйста, Ваш вопрос.

П.УЛАНОВ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

П.УЛАНОВ: Меня зовут Уланов Павел Николаевич, и у меня такой вопрос.

Почему на сегодняшний день в Комсомольске-на-Амуре 92-й бензин стоит 34 рубля, а дизтопливо ещё больше – 36 рублей? С чем связана такая разница в цене – и вообще цена, при том что в такой же нефтедобывающей стране, Венесуэле, бак бензина в 40 литров стоит 2 доллара?

В.ПУТИН: Павел Николаевич, вопрос цен, вопрос ценообразования, вопрос экономического обоснования этих цен и социальной справедливости всегда на повестке дня у нас находится. В общем и целом, безусловно, это правильно, мы должны за этим следить.

Насколько я знаю, сейчас у нас в среднем в европейской части цена высокооктановых бензинов АИ-95 – где-то 31 рубль с чем-то: 31,40 примерно литр бензина стоит. Литр летнего дизельного топлива – где-то 32 примерно – могу ошибиться, но примерно 32 рубля за литр.

На Дальнем Востоке всегда традиционно чуть-чуть подороже. Смотрите, здесь, в Европейской части, 31 с половиной, 31,03–31,04, а у вас – 34. Разница – два с половиной рубля. Это тоже деньги, конечно. То же самое касается «дизельки». Связано это с несколькими причинами, но прежде всего с монополизмом одной из крупнейших наших компаний. Это компания «Роснефть». Она в основном поставляет на рынок Дальнего Востока нефтепродукты. Но они объясняют это удалённостью, большими расстояниями, сложностями и дороговизной доставки до потребителя и так далее. Всегда, конечно, с этим нужно разбираться. Уже не один раз указывал на это не только руководству компании, но и Федеральному антимонопольному ведомству. Сделаю это ещё раз с тем, чтобы они держали эти вопросы на контроле.

Но что касается того, что в некоторых государствах нефте- и газодобывающих углеводородные ресурсы распродаются очень дёшево либо по бросовым ценам, то такой вопрос, разумеется, можно поставить и можно его обсуждать.

Кстати говоря, обращаю ваше внимание, что в Соединённых Штатах эти цены чуть-чуть выше, чем у нас. Правда, там доходы граждан выше. И поэтому в целом для потребителя исходя из общей корзины это обходится дешевле. Но в Соединённых Штатах государство практически не берёт налог с нефтепродуктов, он минимальный. Там государство получает налоги по другим направлениям, там очень высокий транспортный налог и другие составляющие.

Что касается европейских стран, то, скажем, в Германии тот же самый бензин в рублёвом эквиваленте ровно в два раза дороже, чем у нас, и в целом цены сопоставимые. Что касается стран нефте- и газодобывающих, то да, в некоторых этих государствах, действительно, бензин, нефтепродукты и газ продаются по чрезвычайно низкой цене. К сожалению, для них это ведёт, как правило, к большим проблемам в самих отраслях: и в нефтяной, и соответственно в газовой. Недостаточно ресурсов для их развития, недостаточно ресурсов для вскрытия новых месторождений, для их освоения. И эти страны так или иначе вынуждены потом в авральном порядке резко, на что хочу обратить ваше внимание, поднимать цены или на газ, или на нефть и нефтепродукты.

Я не думаю, что мы должны идти по этому нерыночному пути. У нас должен быть другой путь – путь контроля за ценами, здесь Вы абсолютно правы, и правильного ценообразования.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, я сейчас зашёл на сайт прямой линии, посмотрел, нашёл вопрос как раз в развитие темы Дальнего Востока. Человек спрашивает и ссылается при этом на Министра по Дальнему Востоку Ишаева, что мы продаём китайцам киловатт электроэнергии по полтора рубля, а своему населению на Дальнем Востоке – по три-четыре. Как так получается?

В.ПУТИН: Виктор Иванович, видимо, готовится уже к выборам губернатора одного из регионов Дальнего Востока, он был губернатором и достаточно успешным, но я посоветовал бы ему повнимательнее смотреть на то, о чём он говорит. Сколько, Вы сказали?

К.КЛЕЙМЁНОВ: Полтора рубля китайцам продаём электроэнергию, а населению своему в два раза дороже получается.

В.ПУТИН: Значит, что касается населения, то это так называемые конечные потребители. То есть сначала генерирующая компания продаёт это на опте, а потом оптовые компании несут различные издержки и доводят до потребителя по определённым ценам. И на каждом звене цена немножко увеличивается.

Что касается цен в Китай, я сейчас не берусь судить, надо посмотреть повнимательнее. Но там речь идёт о продаже на опте. И сколько сами китайские компании потом уже продают своим потребителям, это неизвестно. Вряд ли это ниже, чем на территории Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: На несколько минут вернёмся ещё к автомобильной теме. Дима, передайте, пожалуйста, микрофон Вячеславу Лысакову.

Д.ЩУГОРЕВ: Хорошо. Только у меня одна просьба. Мы уже почти три часа в эфире, поэтому максимально лаконично.

В.ЛЫСАКОВ: Спасибо.

Владимир Владимирович, мы…

В.ПУТИН: Промилле сейчас будут, да?

В.ЛЫСАКОВ: Точно, точно.

В.ПУТИН: Я так и знал. Как Вы только взяли микрофон…

В.ЛЫСАКОВ: Это беспокоит миллионы автомобилистов. Здесь тоже их много. Подавляющее большинство из нас – это нормальные, адекватные, законопослушные люди. Но мы в Госдуме планируем усиление ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и проектируем в том числе уголовную ответственность. И многих беспокоит вопрос, как эти санкции, насколько они справедливо будут применяться по отношению к людям.

Мы, Владимир Владимирович, и мои коллеги по ОНФ так же, как и Вы, за справедливость. Поэтому мы подготовили законопроект, мы пригласили специалистов, экспертов, это Институт метрологии имени Менделеева в Санкт-Петербурге…

Д.ЩУГОРЕВ: В чём вопрос?

В.ЛЫСАКОВ: Вопрос… Я говорю об информации, которая на сегодняшний день имеется. Подготовлен законопроект, который учитывает… Во-первых, вводят «сухой закон» в законодательное поле – то есть пить нельзя ни грамма абсолютно, руль и алкоголь несовместимы. Но в этом законодательстве будет прописано: учёт с возможной суммарной погрешностью. То есть сам факт употребления алкоголя будет наказуем, но с учётом возможной суммарной погрешности. То есть цифра, которую показывает прибор, не может быть меньше, чем суммарная погрешность.

Д.ЩУГОРЕВ: Спасибо. Я так понимаю, это просто новость была, а не вопрос.

В.ПУТИН: Вопрос в чём? Есть вопрос?

В.ЛЫСАКОВ: Владимир Владимирович, не вопрос, а просьба всё-таки благословить такой научный подход в этом вопросе, потому что это беспокоит миллионы людей.

В.ПУТИН: Просьба просто изменить эти правила и ввести промилле?

В.ЛЫСАКОВ: Можно сказать, что так, но такой законопроект в Госдуме уже готов, подписан многими депутатами и нашей фракцией «Единая Россия», и другими коллегами из других фракций.

В.ПУТИН: На сегодняшний день действует ноль?

В.ЛЫСАКОВ: Вот смотрите, если человек погиб, у него кровь берут, и он признаётся пьяным, если у него более 0,5 промилле. До 0,5 – он трезвый. А по отношению к живому, нормальному водителю – всё, что не ноль, это значит состояние опьянения. Это подход совершенно не научный.

В.ПУТИН: Понял. Вы знаете, перед тем как перейти к этому вопросу, я всё-таки не закончил ответ на предыдущий. Это очень важно. За сколько у нас продают киловатт-час на Дальнем Востоке и за сколько продают в Китае. Я, надеюсь, объяснил, в чём разница. Но это не значит, что цены на электроэнергию на Дальнем Востоке являются оптимальными. Я считаю, что они слишком высокие всё равно для нашего Дальнего Востока.

В чём может быть выход: нужно наращивать собственные энергетические возможности. Нужно строить новые электростанции, новые НПЗ и так далее. Это всё есть в программе развития Дальнего Востока.

И теперь по поводу промилле. Вы мне уже говорили – по-моему, в Ростове-на-Дону подходили именно с этим вопросом. Ясно, и я хочу ещё раз подчеркнуть свою позицию, здесь у нас нет никаких расхождений с Вами: пить за рулём нельзя.

И нужно добиться того, чтобы никто не садился за руль в нетрезвом виде.

Есть, наверное, люди, которые с этим не согласятся, но подавляющее большинство граждан, уверен, с этим согласны, потому что пьяный за рулём человек теряет над собой контроль, он теряет реакцию. И если у нас разрешить выпить 1–2 бокала, знаете, бокалы у нас разные – вот от такого и до такого. Поэтому пить нельзя!

Вы правы, после нашей встречи с Вами в Ростове-на-Дону я, конечно, тоже об этом задумался, посмотрел материалы. Действительно, действующие приборы по обнаружению этих промилле в организме человека, они даже выпускаются с известными погрешностями. И в открытых материалах фирмы-производители прямо на эту погрешность указывают.

Поэтому давайте мы с вами поступим следующим образом: давайте поручим Росстандарту провести реальное исследование применяемой техники. Одно дело, что они пишут в своих проспектах, когда выпускают технику, а другое дело, что на практике. Росстандарт может и должен это сделать. И в соответствии с его заключением примем решение о том, какое количество промилле можно или нельзя допустить в законе.

В.ЛЫСАКОВ: Институт метрологии – это подразделение Росстандарта, у нас это заключение есть. Они говорят о том, что не только надо учитывать погрешность прибора, но и погрешность, которая вызывается температурой, влажностью и газовым составом воздуха. Сейчас это не учитывается. У нас такое заключение есть на руках.

В.ПУТИН: Надо, чтобы оно у меня было и в Правительстве было.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, ещё один вопрос из зала. Мария!

М.МОРГУН: Спасибо, коллеги.

Владимир Владимирович, я предлагаю передать слово, дать возможность задать вопрос человеку, который во время предвыборной кампании Вашим доверенным лицом стать не захотел, отказался, человеку, который уже 15 лет возглавляет известную радиостанцию «Эхо Москвы», – Алексею Венедиктову слово.

Алексей Алексеевич, пожалуйста, покороче.

В.ПУТИН: А ему предлагали быть моим доверенным лицом?

М.МОРГУН: Говорят, что да. Можно спросить.

В.ПУТИН: Я предлагал Вам быть моим доверенным лицом?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Владимир Владимирович, я вижу, Ваши доверенные лица какие-то кровожадные: один требует посадить Сердюкова, другой – посадить Чубайса. Хорошо, что я от этой компании отошёл.

В.ПУТИН: Хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне кажется, что отношения Президент – журналист не нуждаются в формализации, честно говоря, так же, как и человеческие отношения.

Мой вопрос вот какой. Три года тому назад на такой прямой линии Вы сами отвечали на вопрос о своём отношении к Сталину. Вы сказали, что этот вопрос важный, что это вопрос-засада, и очень аккуратно ответили. Но вот в Вашем третьем появлении в качестве Президента мне и некоторым моим товарищам видятся некие сталинские нотки. Я хотел бы, чтобы Вы их откомментировали.

В стране появились политические процессы, например, «Пусси Райот», Алексей Навальный, процессы по 6 мая, в стране стало огромное количество людей, которых подозревают в том, что они иностранные агенты, я имею в виду закон про НКО. Дума принимает, а Вы подписываете законы, которые резко сужают свободу общения, в частности в интернете.

Скажите, пожалуйста, Вы действительно считаете, что Россия в XXI веке с помощью таких приёмов эффективного менеджера Сталина может быть передовой державой?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Мы с Вами неоднократно дискутировали по всем этим вопросам. Я не считаю, что здесь есть какие-то элементы сталинизма. Сталинизм связан с культом личности и с массовыми нарушениями закона, с репрессиями и лагерями. Ничего подобного в России нет и, надеюсь, уже больше никогда не будет. Общество просто у нас другое и никогда этого не допустит. Но это не значит, что у нас не должно быть порядка и дисциплины. Это значит, что все граждане Российской Федерации вне зависимости от своего служебного положения должны быть равны перед законом. И вот эти девушки из «Пусси Райот», и вот эти пацаны, которые оскверняют могилы наших солдат – они все должны быть равны перед законом и отвечать за это. Никто никого специально за решётку не прячет из каких-то политических соображений. Не за политические взгляды и даже за действия люди осуждаются в судебном заседании, а за нарушение закона. Все должны его соблюдать. Я уже неоднократно говорил и по массовым мероприятиям. Можно их проводить? Можно. Даже нужно. Но в рамках закона, чтобы не нарушать нормальную жизнь других людей. Ведь современные средства массовой информации могут и в состоянии, и Ваша радиостанция тоже, осветить любое событие и донести позицию людей, которые настроены оппозиционно, до миллионов наших граждан. Зачем для этого лезть на рожон и срывать погоны с представителей правоохранительных органов? Это делается только для чего? Для того чтобы привлечь к себе внимание, но недолжным способом. И все, кто нарушает закон, должны отвечать.

Что касается НКО. Я уже много раз на этот счёт говорил. Мы приветствуем работу НКО. Более того, и даже оппозиционных наших коллег приветствуем. Почему? Я лично в этом крайне заинтересован, потому что и в центре, и на местах много проявлений беспардонного отношения к людям, много нарушений законодательства со стороны чиновников и власти, и власть сама на это реагирует слабо или вообще не реагирует. И поэтому, конечно, для меня как для гаранта Конституции, для меня как человека, который избран подавляющим большинством наших граждан, крайне важно знать, что же происходит на местах, и реагировать на это своевременно. Но если эта деятельность направлена не на оздоровление общества, а на самопиар, во вред обществу, это плохо. Если это деятельность, которая претендует на то, чтобы быть частью внутриполитической процедуры и финансируется из-за границы, это не плохо, но мы должны тогда об этом знать, пусть нам тогда об этом скажут – что здесь плохого? Эту же деятельность не запрещают. Кто запрещает организациям, которые занимаются внутриполитическими делами и получают деньги из-за границы, работать? Никто, закон не запрещает. Но пусть они скажут, откуда они получили деньги, сколько получили денег, на что и куда они их истратили. Что здесь плохого? В США этот закон действует с 1938 года, и не только действует, потому что он был принят в борьбе с нацистской угрозой, сегодня нет никакого нацизма, а он действует, реально применяется в том числе и к нашим организациям, которые пытаются там наладить какую-то работу, в Соединённых Штатах Америки. Примеры есть буквально месячной давности. Почему мы такого себе не можем позволить? И что здесь недемократичного?

Или, например, Вы сказали: ограничение свободы общения в интернете. Послушайте, Алексей, уважаемые друзья, находящиеся в этом зале, и те, которые сидят сейчас у телевизоров, какое ограничение общения в интернете? Интернет – это действительно пространство свободы, там невозможно ничего ограничить и запретить. Но общество может и должно ограничить себя от чего? От педофилии, от детской порнографии, от распространения наркотиков и от суицидов, от обучения суицидам. Но ведь только эти три-четыре позиции, на которые мы обратили внимание и указали на них в законе, и что, там сразу всё закрывается? Нет! Закон ведь как выстроен? Если появились элементы, связанные с детской порнографией или педофилией, или обучение суициду, скажем, то провайдер должен просто сам обратить на это внимание и закрыть. Ему должны на это указать, и он должен сделать. Ничего после принятия этого закона по ограничению деятельности в интернете не произошло. Во всех развитых странах такие законы давно уже приняты. Давно приняты! Позвольте мне сказать, и я убежден, что противники таких ограничений действуют не по соображениям свободы интернета, а прежде всего по коммерческим соображениям, связанным с получением прибыли от размещения там рекламы. Объём размещения рекламы в интернете сравнялся с ведущими федеральными каналами. Там идёт борьба, в том числе за деньги. Деньги – это хорошо, надо за них бороться, но общество обязано и должно ограничить себя от таких явлений, как педофилия, как детская порнография и обучение суицидам. Мы обязаны это сделать во имя будущего нашей страны. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, очень короткий вопрос. Алексей Венедиктов упомянул процесс над Алексеем Навальным. Я нашел вопрос в интернете: «Алексея Навального затаскали по судам. Это означает, что власть его боится?»

В.ПУТИН: Вы знаете что? Люди, которые борются с коррупцией, а нужно всем бороться с коррупцией… Здесь женщина, участница нашей сегодняшней дискуссии, из Омска, она борется по-своему, кто-то по-своему. Но люди, которые борются с коррупцией, сами должны быть кристально чистыми, иначе это всё приобретает форму самопиара и политической рекламы. А перед законом должны быть все равны, вот это хочу подчеркнуть. И ни у кого не должно быть иллюзии, что если кто-то громко кричит «держи вора!», то это не значит, что ему самому позволено воровать. Но это в то же время не означает, что, если человек имеет какие-то взгляды, отличные от действующих властей, не значит, что нужно искать любой повод для того, чтобы тащить его в суд или потом в тюрьму.

Уверен, что разбирательство по этому и по другим вопросам будет предельно объективным – я, кстати говоря, обратил на это внимание и Генеральной прокуратуры, и других правоохранительных органов, – предельно объективным.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, три реплики в продолжение темы из интернета. «Вы Президент пенсионеров и работяг, а думающая молодёжь – на Сахарова и Болотной. Вы с этим согласны?», «Почему Вы так негативно относитесь к оппозиции? Вы её боитесь?» И ещё один на ту же тему: «Вы готовы сейчас разговаривать с оппозицией и искать с ней общие духовные скрепы?»

В.ПУТИН: Я с оппозицией не только готов – я и разговариваю постоянно.

Что касается так называемой несистемной оппозиции, мы и им предлагаем этот диалог. Некоторые оппозиционные деятели просто уклоняются от этих диалогов. Но сейчас это понятие «несистемная оппозиция», мне кажется, должно постепенно утрачивать свою актуальность. Предоставлено право с минимальными бюрократическими издержками образовывать политические партии. Можно полностью легализоваться (сколько нужно – по-моему, 500 человек, чтобы партию создать), создать партию и бороться за своего избирателя. Ведь одно дело – кричать «караул», а другое дело – предложить позитивную повестку дня. И это можно сделать только легальной формой, используя возможности, данные законом. Это можно сделать – пожалуйста, действуйте, боритесь, входите в парламент, доказывайте свою правоту. Знаете, когда начинаешь говорить конкретно, сразу возникают проблемы.

Сейчас начало дискуссии было какое у нас: у вас плохо это, это, это. Да, плохо, а что надо сделать? Не надо так повышать заработную плату, слишком большими темпами. Не надо. Но пускай тогда скажут об этом народу. Пенсионный возраст надо повысить, говорят. Ну, скажите тогда. Да, трудно решить проблемы сбалансированности пенсионной системы, это очень сложная экономическая и социальная проблема. Давайте предложите, что вы хотите сделать. Просто так языком трепать каждый горазд. Сделать чего предлагаете?

Поэтому мы не просто готовы, а хотим этой дискуссии, но цивилизованной и профессиональной, открытой и понятной. И тогда очень многое встанет на свои места. Больше того, я, например, считаю, что власть в этом заинтересована. Может быть, некоторые вещи, о которых говорят оппозиционные деятели, станут больше понятны обществу. Может быть, некоторые из них и необходимы; может быть, они тогда и власть подтолкнут к каким-то жёстким, не очень популярным, но нужным вещам в сфере экономики? Это полезная вещь, но только тогда, когда она приобретает здоровые и цивилизованные формы.

Так что я надеюсь, что этот диалог будет продолжаться.

М.СИТТЕЛЬ: Ну а в какой степени Вы Президент разных поколений? Вы Президент пенсионеров и работяг?

В.ПУТИН: По поводу того, что я Президент пенсионеров и работяг. Вы знаете, я сам из семьи рабочих, и я отношусь к этим людям с огромным уважением. На их плечах вся страна держится, прежде всего. Это первое.

Второе. Пенсионеры, сейчас ветеранов мы видели – у меня и родители были блокадниками, и отец воевал, был инвалидом Великой Отечественной войны, – я чувствую кожей, что это за люди. А чего же здесь плохого-то? Я только хочу сказать им спасибо за то, что они меня поддерживают.

Но если говорить о людях труда, то сегодня так называемые работяги – это далеко не люди, которые работают по принципу «Хватай больше – кидай дальше». Сегодня труд, труд рабочего, становится всё более и более квалифицированным и требует большого интеллектуального включения. Кстати сказать, и некоторые публичные дискуссии показывают, что представители сегодняшнего рабочего класса, представители элиты рабочего класса ни в чём не уступают другим категориям наших граждан. Да и, скажем, те же учёные, врачи, педагоги – они кто такие? Они и есть работяги. Я и на их поддержку тоже опираюсь.

М.СИТТЕЛЬ: А электоральную поддержку молодёжи ощущаете?

В.ПУТИН: Да. Молодёжь – люди очень активные и люди, которые входят в жизнь. И я уверен, что наши молодые люди в состоянии оценить, что было сделано, что делается сейчас, что возможно сделать в будущем. И, конечно, от их позиции очень многое будет зависеть.

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, Вы просто Президент умных людей.

В.ПУТИН: Спасибо большое!

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, кстати говоря, информационные агентства уже сейчас сообщают, что пресс-секретарь главы Приморья докладывает о том, какая площадка будет построена во дворе у многодетной семьи, как это будет сделано.

РЕПЛИКА: Давайте чаще встречаться!

В.ПУТИН: Молодец! Между прочим, в Приморье очень интересный и, очень, надеюсь, подготовленный к этой работе человек, которого мы взяли на эту должность из ректоров Дальневосточного федерального университета, а до этого он практически всю свою жизнь работал в высшей школе. Надеюсь, что эта интеллектуальная составляющая поможет в его работе. Край очень интересный, богатый, но очень сложный.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Давайте дадим возможность ещё задать вопрос гостям нашей студии.

Ольга Ушакова, пожалуйста.

О.УШАКОВА: Да, спасибо. У нас в студии сегодня писатель, председатель Изборского клуба Александр Проханов. Прошу, Ваш вопрос. Александр Андреевич, только максимально коротко.

А.ПРОХАНОВ: Владимир Владимирович, страна стремится к развитию и стремится реализовать рывок, о котором Вы говорили. Но такой рывок может осуществить консолидированный народ, народ, объединённый общим делом. Нас же расчленяет и разрывает несправедливость и неравенство – как материальное, так и статусное, социальное неравенство. Не пора ли ввести налог на роскошь? Это первый шаг для устранения этой чудовищной и раздирающей нас неправды. Налог на эти золотые дворцы, на эти бриллианты, которыми осыпают себя с ног до головы жёны и возлюбленные наших олигархов. Ибо развитие и справедливость – это синонимы.

В.ПУТИН: Как Вы отличаете жён от возлюбленных – по запаху?

РЕПЛИКА: По возрасту.

В.ПУТИН: А, по возрасту.

Вы наверняка знаете мою позицию. Я сам об этом говорил неоднократно – и в Послании, по-моему, об этом упоминал. Я считаю, что это правильно. Вообще вопрос социальной справедливости, вопрос разрыва в доходах является крайне острым и крайне важным – кстати говоря, не только для нашей страны. И в некоторых других странах с развитой экономикой, в тех же Штатах, этот вопрос становится острее и острее. Европа, надо отдать ей должное в этом смысле, социализирует свою экономику, и, в общем, там более сглажено. Поэтому нам лучшие практики и традиции из Европы не мешало бы у себя применить.

Что касается налога на роскошь, повторю ещё раз, я сам считаю, что он должен быть введён. Сейчас уже есть предложения, связанные с автотранспортом, а именно, по-моему, двукратное увеличение базовой налоговой ставки на шикарные автомобили стоимостью свыше 5 миллионов рублей и трёхкратное увеличение базовой ставки на автомобили стоимостью свыше 10 миллионов рублей. Такими машинами пользуется не так уж и много людей у нас. И думаю, что скорее это носит даже не столько фискальный, сколько моральный характер.

Что касается недвижимости, то думаю, что и на неё надо ввести дополнительный налог. Правда, в Правительстве в этой связи есть заминка. Несмотря на мои многократные разговоры с членами Правительства, как-то они всё не могут найти должного и нужного возможного варианта внедрения этой системы применительно к недвижимости. В чём заминка: в кадастровой оценке земли. Вот её, к сожалению, пока нет. Надо подталкивать к тому, чтобы она состоялась как можно быстрее, и вводить те же налоговые системы регулирования для крупных, дорогостоящих объектов недвижимости, Вы правы абсолютно, полностью согласен.

М.СИТТЕЛЬ: И к нам готов сейчас присоединиться Петербург, культурная столица России, и новая Мариинская сцена, которая буквально в ближайшие дни должна предстать во всей красе. Дмитрий Витов и Петербург!

Д.ВИТОВ: Добрый день, Москва! Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги! Мы не случайно выбрали новое здание Мариинского театра для включения из Петербурга. А всё потому, что ещё с середины XIX века шли разговоры о расширении театра. Уже тогда артистам не хватало репетиционных помещений, негде было хранить, например, уникальный нотный архив или уникальные костюмы, многие из которых – настоящие произведения искусства, музейные экспонаты. А самое главное – маловато было места для зрителей. И вот наконец Мариинка готовится отметить новоселье. А пока в этом зале ещё не было зрителей, мы сюда пригласили деятелей культуры, для того чтобы обсудить проблемы в этой сфере. И, не откладывая в долгий ящик, позвольте мне передать слово Борису Яковлевичу Эйфману, знаменитому балетмейстеру, руководителю театра балета и замечательному педагогу.

Б.ЭЙФМАН: Уважаемый Владимир Владимирович! Прежде всего хочу сообщить Вам о радостном событии. В этом году 1 сентября в Санкт-Петербурге начнёт работу Академия танца. Это уникальное образовательное учреждение, которое будет готовить универсальных артистов балета нового поколения. У Академии танца очень серьёзная социальная программа: мы будем учить детей-сирот, детей из неблагополучных семей, они смогут получить образование и прожить счастливую творческую жизнь.

Позвольте теперь обратить Ваше внимание на острейшую проблему нашего театра.

Вы поддержали идею создания Дворца танца, и я искренне верю, что в 2016 году в Санкт-Петербурге откроется уникальный балетный мировой центр, в котором смогут реализовать себя не только профессионалы, но и любители, те, для кого танец является частью жизни.

Но сегодня наш театр находится в критическом положении – нам просто негде показывать свои спектакли. Коммерческие структуры выдавливают нас из федеральных театров, сцены которых мы арендуем, в результате петербуржцы и гости города лишены возможности общения с современным балетным искусством новой России.

Владимир Владимирович, прошу Вас помочь Санкт-Петербургскому театру балета вернуться в наш город.

Спасибо.

В.ПУТИН: Борис Яковлевич, мы действительно с Вами многократно, во всяком случае, несколько раз обсуждали эту проблему. Но прежде чем сказать несколько слов о проблеме как таковой, хочу Вас поблагодарить за Ваше творчество и за то, что в России не только поддерживается традиция классического балетного искусства, но и развиваются новые формы. В значительной степени это сделано благодаря Эйфману. Мы Вам за это очень признательны и благодарны.

А теперь что касается здания театра. Я догадываюсь, чем продиктован Ваш вопрос и Ваша озабоченность. Связана она с тем, что на том участке земли, где планировалось банком ВТБ реализовать девелоперский проект, связанный с элитным жильём, теперь планируется возвести сооружение для размещения Высшего Арбитражного и Верховного судов Российской Федерации.

Кстати говоря, я думаю, что это очень позитивный шаг для самого Петербурга, потому что мы хоть и называем его северной столицей, но в этом случае, имея в виду разместившийся там Конституционный Суд, безусловно, у Петербурга появляются ярко выраженные столичные функции, и он действительно становится одной из столиц, в данном случае северной столицей России.

Но догадываюсь, что Ваша озабоченность связана с тем, не исчезнет ли та часть, которая предназначалась для вашего театра из общей конструкции освоения этой строительной площадки. Борис Яковлевич, не исчезнет. Совсем недавно мы встречались с губернатором Петербурга, с нашими коллегами из Правительства, из банков и окончательно договорились. Пока ещё не очень понятно, в какой пропорции город поучаствует и Федерация поучаствует, но все договорились, что проект создания вашего театрального центра будет исполнен.

М.СИТТЕЛЬ: Теперь культурный вопрос из Москвы. Ирина Александровна Антонова у нас здесь, директор Музея изобразительных искусств имени Пушкина, пожалуйста.

И.АНТОНОВА: Владимир Владимирович, вот мой вопрос тоже связан с Петербургом. Дело в том, что 65 лет тому назад в 1948 году был ликвидирован в Москве замечательный и всемирно известный музей нового западного искусства. Этот музей был основан двумя совершенно феноменальными московскими коллекционерами: Сергеем Ивановичем Щукиным и Иваном Абрамовичем Морозовым. Они первыми в Европе сумели оценить и поверить в те новые направления в искусстве, которые в это время возникали. Они собрали коллекцию импрессионистов, постимпрессионистов, и сегодня без преувеличения можно сказать, что это самый, по качеству, во всяком случае, если не по количеству, сильный и крупный музей этого раздела мирового искусства.

Музей был ликвидирован на основании постановления Сталина. Причиной были идеологические аргументы – обвинялся музей в формализме, в собирании антинародного искусства. Это была та же аргументация, которая примерно в эти же годы, второй половины 40-х годов, применялась к определению творчества Шостаковича, Прокофьева, Хачатуряна, к поэзии Анны Ахматовой, к творчеству Зощенко и так далее. Музей этот, о котором идёт речь, был создан в 1923 году. Надо сказать, что это был первый в мире музей современного искусства. Знаменитый Музей современного искусства в Нью-Йорке был создан на пять лет позже – в 1928 году. То есть наши вот эти гениальные коллекционеры угадали и поняли, оценили процесс.

В.ПУТИН: Музей Гугенхайма в Нью-Йорке, или какой Вы имеете в виду?

И.АНТОНОВА: Музей современного искусства, называется сокращённо МоМА.

И коллекции его действительно потрясающие, причём они очень обширные, вот тот музей, который был. Большое число произведений Моне, Ренуара, Сезанна, Ван Гога и более 50 картин Матисса, почти 50 картин Пикассо. Когда это было всё вместе, это был, безусловно, самый первый музей мира в этом разделе.

Один из коллекционеров – Сергей Иванович Щукин, писал о том, что он собирал музей [нового западного искусства] по примеру Третьякова и имел намерение оставить его Москве.

Владимир Владимирович, новая Россия сделала очень многое, может быть, сегодня не до конца оценённое, в реабилитации граждан России. Я напомню о том, что были реабилитированы имена великих деятелей культуры, наконец, был восстановлен храм Христа Спасителя. Нельзя разрушать церкви.

И теперь я хочу Вас спросить: согласны ли Вы рассмотреть этот вопрос, имея в виду, что там есть сложная позиция – возвращение той части, которая… Все коллекции были переданы в наш музей, но потом часть из них, половина, была отдана в Эрмитаж в Петербурге. Согласны ли Вы рассмотреть вопрос о возвращении этой части, восстановлении этого музея, который станет украшением Москвы?

В.ПУТИН: Это, слава богу, возвращение не из-за границы и не передача за границу, это наш внутренний вопрос. Насколько я понимаю, все эти произведения или основные из этих произведений, они экспонируются и в Эрмитаже представлены, они не спрятаны от народа. Я, разумеется, поддержу любое решение, связанное с возрождением музея. Но это должно быть сделано в результате дискуссии в самом музейном сообществе, среди специалистов.

Я не знаю, мы Питер уже отключили? Михаил Борисович Пиотровский…

М.СИТТЕЛЬ: Нет, Петербург ещё на связи.

В.ПУТИН: Сейчас Михаил Борисович скажет, что «никогда не отдам ничего, и этому не бывать». Михаил Борисович, Вы готовы вернуть часть коллекции в Москву и воссоздать музей современного искусства?

Я не знаю, но эти произведения, они, насколько я понимаю, экспонируются. Матисс, «Девочка на шаре» Пикассо, Моне. Там очень красивые вещи есть, очень ценные, там «Париж после дождя». Там много всего, огромная коллекция, она же, по-моему, вся в залах.

М.ПИОТРОВСКИЙ: Они, разумеется, все экспонируются, они все были переданы в Эрмитаж в обмен на около 200 шедевров старых мастеров, которые были изъяты из Эрмитажа и переданы в Музей имени Пушкина в 20-е годы. Но я не об этом. (Смех. Аплодисменты.)

Во-первых, Владимир Владимирович, мы сейчас находимся… Вокруг нас три чуда, которые создал Валерий Абисалович [Гергиев]…

В.ПУТИН: Я так и знал.

М.ПИОТРОВСКИЙ: И создал с Вашей помощью. Я очень благодарю Вас за это, потому что это совершенно потрясающе и необыкновенно.

Первое. Я хотел говорить об общем таком вопросе, который повсюду важен, но важен очень в культуре, о злости. Злость и злоба присутствуют в нашем информационном поле, повсюду: и в средствах массовой информации, и в информационном поле, интернет – и повсюду. Понятно, и справа, и слева, и сбоку, и маргиналы, и либералы – все поливают друг друга грязью, это нормально, понятно. Но есть следующая тенденция. Появляются такие тенденции как бы, когда уже заявления, интервью переходят в донос, запрос депутатский переходит в донос, когда людей ссорят, сбивают друг с другом. И это уже немножко другая сфера, поскольку это вымывает интеллигентность из наших отношений.

И у меня такой вопрос к власти. Вот какое отношение к власти? Дескать, вот это и есть настоящая демократия, и хорошо, пусть так это и идёт. Либо пускай подерутся, посмотрим, кто победит. Либо «лают, караван идёт». И, в общем, каравану вперёд дорога. Такой, простите, как в ЕГЭ вопрос. А музейные дела – мне стыдно, что музейные дела выносятся на такое обсуждение с Президентом.

В.ПУТИН: Во всяком случае, я хочу сказать, меня просили обозначить свою позицию, – я не против. Но нужно, чтобы на уровне Министерства культуры, с привлечением экспертов, музейных работников, этот вопрос был обсуждён как следует, глубоко проработан.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Речь идёт, по сути, о создании нового музея, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: О возрождении.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Не о том, чтобы вернуть в Пушкинский коллекцию…

В.ПУТИН: Михаил Борисович это сказал сейчас. Видите, я же не знаю об этом ничего. Оказывается, часть коллекций из Эрмитажа была переведена в Москву. Надо всё это посмотреть, надо проработать это на уровне экспертов.

А что касается моральной стороны дела, я не думаю, что здесь что-то особенное есть. Когда требуют того или другого в тюрьму упрятать, это, конечно, хуже. Но думаю, что и с этим мы справимся, спокойно, в нормальном режиме мы всё обсудим. Это рабочий вопрос. Хотя он интересный и подлежит [рассмотрению].

И.АНТОНОВА: Это нравственный вопрос.

В.ПУТИН: Хорошо. Ладно. Не забудем.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас ещё очень много вопросов в студии.

Ольга, пожалуйста.

О.УШАКОВА: Спасибо, я хотела бы передать слово нашему коллеге, главному редактору «Независимой газеты» Константину Ремчукову.

К.РЕМЧУКОВ: Владимир Владимирович, я хотел бы задать вопрос из области внешней политики. Моя оценка ситуации за последний год такова, что, мне кажется, у России ухудшились отношения с Соединёнными Штатами Америки и с Западом в целом. Произошло значительное сокращение уровня доверия между нами и Западом. Ваш последний визит в Германию и Нидерланды был очень, с моей точки зрения, показательным, потому что Вы большую часть времени, по крайней мере, то, что нам показывали, рассуждали об однополых браках, о педофилах, и вообще невозможно было понять, какой традиционный содержательный компонент в российско-германских или в российско-голландских отношениях.

Я отношусь к тому числу россиян, которые убеждены, что нормальные отношения России с Западом могут служить на благо россиянам. Это и технологический обмен, обмен знаниями, в области здравоохранения и медицины, лекарств. С этой точки зрения не считаете ли Вы разумным во время Вашей возможной встречи в сентябре с Президентом Обамой обсудить комплекс мер по восстановлению доверия между нами? Потому что нельзя даже одной встречей восстановить доверие, это многоплановый такой процесс, это первое.

И второе, согласны ли Вы с моей оценкой о том, что уровень отношений временами напоминает период «холодной войны» – с этими обменами списков Магнитского, «антимагнитского», обвинениями в зажиме демократии, политической свободы в России, с ответными обвинениями в том, что Запад финансирует нашу оппозицию?

В.ПУТИН: Прежде всего хочу сказать о том, что некоторое охлаждение у нас началось с событий в Ираке. Это не вчера возникло и не в прошлом и не в этом году. С событий в Ираке, когда нас наши коллеги, прежде всего американские коллеги, призывали активно включиться в события в Ираке. И мы тогда сказали, что мы считаем, что этот шаг является ошибочным, и мы делать этого не будем.

Кстати сказать, мы были поддержаны и рядом стран – членов НАТО, и Федеративная Республика Германия нас поддержала, и Франция. Но, тем не менее, возник некоторый холодок. Хотя наша позиция была открытой, честной. И мой тогдашний партнёр мне неоднократно говорил: «У нас к вам претензий нет, у нас был честный диалог». Но всё равно определённое охлаждение возникло.

Потом возникли события в Ливии, возникли события в других частях света. Я уже многократно свою позицию на этот счёт высказывал. Мы наблюдаем там хаос везде. И не считаем, что позиция наших партнёров является безусловно правильной. Почему мы должны поддерживать то, что мы считаем неверным? Но это не значит, что нам не нужен комплекс мер, направленных на выстраивание отношений в нужном ключе.

Действительно, Вы правы, в ходе моей последней поездки много времени в переговорах было уделено и правам сексуальных меньшинств, и другим вопросам подобного рода. Но, понимаете, у них свои стандарты, я там высказывался и здесь могу повторить: если в Голландии суд разрешил действие организации, которая занимается распространением педофилии, ну почему мы себе-то должны брать эти стандарты?

Если они хотят размножаться за счёт эмигрантов, пусть делают. Мы же не лезем к ним. Почему мы должны всё это переносить к нам? У нас другое общество. У нас попробуй разреши это. Я там сказал и здесь хочу повторить: попробуй что-нибудь разреши. У нас же такая разная страна – и Северный Кавказ, и Дальний Восток, и Север, и центральная часть. У нас невозможно внедрить всё, что там возможно. Нереально. А почему они от нас должны требовать внедрения их стандартов? А может, мы давайте потребуем внедрения наших стандартов у них? Давайте не будем друг от друга ничего требовать. Давайте будем с уважением друг к другу относиться. Но это не значит, что мы не должны искать пути сближения, пути к тому, чтобы лучше понимать друг друга.

Кстати говоря, страны, в которых я был, – это наши ведущие торгово-экономические партнёры. Несмотря на то, что у нас есть некоторые разногласия по этим вопросам, о которых я только что упомянул, и Вы сейчас сказали, тем не менее у нас с Федеративной Республикой Германия оборот – 74 миллиарда долларов, а с Голландией ещё больше – 82 миллиарда. Правда, немецкие эксперты считают, что часть в 82 миллиардах всё равно к ним относится, потому что идёт просто наш импорт-экспорт через территорию Голландии. Может быть, не важно. Во всяком случае, эти две ведущие страны – наши ведущие партнёры. Эти некоторые недопонимания в гуманитарной сфере нам никак не мешают сотрудничать. Но согласен с Вами в том, что работать над улучшением самого климата отношений нужно. Мы к этому готовы.

Но хочу Вам сказать, что мы ничего не провоцируем к ухудшению. Мы, что ли, приняли этот «список Магницкого»? С какого рожна это было сделано, объясните, пожалуйста? Никто не может объяснить, вы понимаете! Ведь никто не может сказать, зачем. Была поправка Джексона – Вэника, ограничивающая, дискриминирующая Советский Союз в торговле с Соединёнными Штатами в связи с ограничением выезда советских евреев в Израиль на постоянное место жительства. Она была введена десятилетия назад. Сейчас мы подошли к какому рубежу? Что Россию начали принимать во Всемирную торговую организацию не без помощи самих Соединённых Штатов, за что мы благодарны администрации Обамы. Нас начали принимать. Но фокус заключается в том, что если бы они сохраняли поправку Джексона – Вэника в своём законодательстве, то при вступлении России в ВТО они начали бы сами нести убытки экономического характера. Они вынуждены были её отменить. Но был хороший повод это сделать, забыть всё, что было во времена «холодной войны», и пойти дальше. Нет! Надо было обязательно втащить другой, антироссийский в данном случае, «акт Магнитского». Ещё никто не расследовал даже, что там произошло. Зачем это было сделано? Просто для того, чтобы жабры раздуть: мы самые крутые здесь. Зачем? Это такое имперское поведение на внешнеполитическом поле. Кому это понравится? Мы предупредили, что мы ответим. Но, видимо, они ожидали, что ответ будет такой, знаете, вялый. Но хороший он или плохой – наверное, не без издержек, наверное, да. И у депутатов наших тоже возникли определённые эмоции. Будет ошибкой считать, что в какой-то другой стране, в Штатах, абсолютно неуправляемый конгресс и верхняя палата, а у нас он такой ручной. Ничего подобного, это не соответствует практике нашей политической жизни. У нас есть правящая партия, у которой во власти большинство, но и там люди с разными взглядами. И для того, чтобы убедить их в необходимости действовать так или иначе, надо ещё поработать.

Но Вы правы в том, что нам с обеих сторон нужно относиться друг к другу с уважением и искать пути взаимопонимания.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас установлена связь ещё с одним городом. Это олимпийская столица России.

Итак, Антон Верницкий из города Сочи.

А.ВЕРНИЦКИЙ: Добрый день, Москва!

В эфире – Сочи. «Адлер–Арена» – самый современный в России конькобежный комплекс, где пройдут Олимпийские игры. Здесь будут разыграны 12 комплектов наград. В центре этой уникальной арены, которая расположена буквально в 400 метрах от моря (там за стеной пахнет морем, а здесь у нас настоящий снег), мы собрали наших знаменитых спортсменов: Илья Авербух, Ирина Лобачёва, наш знаменосец паралимпийской сборной Алексей Ашапатов. Мы наших паралимпийцев оторвали от тренировочного процесса, они пришли задать вопрос. Также здесь присутствуют замечательные волонтёры, строители, кто строил этот комплекс, во многом действительно уникальный. Здесь даже, обратите внимание, потолок зеркальный – для того, чтобы здесь создавался специальный микроклимат внутри.

Мой коллега Виктор Гусев, спортивный комментатор, который проводит здесь, наверное, больше времени, чем в Москве, уже осматривает комментаторские позиции.

И, повторюсь, здесь строители, которые строили не только этот уникальный комплекс, но и остальные объекты Олимпийских игр. Дмитрий Морозов – человек, который строил и этот стадион, а также строит сейчас, я так понимаю, уже не олимпийскую трассу – трассу «Формулы-1». И, наверное, первый вопрос от строителей, от всех строителей Олимпиады.

Д.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, здравствуйте.

В.ПУТИН: Здравствуйте.

Д.МОРОЗОВ: Вопрос – не вопрос, но хочу сказать следующее. В последнее время в средствах массовой информации, интернет шумит, подобные высказывания: олимпийские стройки не успевают, строят плохо, воруют там, ничего не готово, опозоримся.

Но это же не так. Владимир Владимирович, Вы и сами могли убедиться в этом, что куча объектов построена уже, провели тестовые мероприятия, причём успешно провели. Могу сказать, что тысячам людей, которые уже не первый год вдали от родных и близких трудятся на олимпийских стройках, по крайней мере обидно слышать такое.

Хотелось бы знать, как Вы относитесь к подобного рода высказываниям, что думаете об этом?

В.ПУТИН: Вы знаете, все эти критические высказывания ожидаемы, и в целом на это нельзя обижаться. Потому что, во-первых, они не относятся к строителям непосредственно – они относятся к организаторам строек, они относятся к финансовым учреждениям и к финансовым потокам, к которым строители не имеют никакого отношения.

Но, действительно, Вы правы, в целом работа идёт в графике, в целом объекты сдаются в срок, проводятся все запланированные тестовые соревнования. И я абсолютно убеждён в том, что всё, что нужно для подготовки Олимпиады, будет завершено с должным качеством и вовремя.

Но на последнем этапе подготовки Олимпиады – и представители Международного олимпийского комитета указывали нам на это – нельзя расслабляться. Здесь нужно, наоборот, сконцентрировать все усилия: и административные, и финансовые, и организационные – с тем, чтобы подготовиться к Олимпиаде на должном уровне. Уверен, у нас для этого все возможности есть. Убеждён, так оно и будет.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, а дорого обходится стране Олимпиада?

В.ПУТИН: Недёшево. Эти, по-моему, цифры уже звучали, могу их повторить.

М.СИТТЕЛЬ: Разные цифры звучали.

В.ПУТИН: Разные, потому что по-разному считают и разные вещи считают. Если говорить о стоимости самой Олимпиады, из федерального бюджета – 99 миллиардов рублей, из привлечённых средств – где-то, по-моему, 144 миллиарда.

К.КЛЕЙМЕНОВ: Это с учётом трамплинов, Владимир Владимирович?

М.СИТТЕЛЬ: Подорожавших.

В.ПУТИН: С учётом сейчас скажу чего: это с учётом двух медиадеревень внизу, в Имеретинской долине, и в горной части; это с учётом 14 спортивных объектов и с учётом, по-моему, 22 объектов обеспечения.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо. Возвращаемся в Сочи.

Антон, ещё вопрос от вас.

А.ВЕРНИЦКИЙ: Да, конечно.

Дело в том, что у нас стоят волонтёры здесь, у них сейчас ответственный момент – они тренируются по-своему, они работают на чемпионате мира по хоккею. Сегодня наши юниоры играют в четвертьфинале со сборной Германии. Я подхожу к Илье Авербуху, у него вопрос, наверное, от бывших спортсменов (хотя бывших спортсменов, наверное, не бывает) и от будущих зрителей. Пожалуйста.

И.АВЕРБУХ: Уважаемый Владимир Владимирович! Как действительно бывший спортсмен, хотя бывших спортсменов не бывает, хочу спросить Вас об имидже нашей страны. Бесспорно, Олимпиада в Сочи – это грандиозное событие, и, приезжая сюда, переполняешься гордостью за нашу страну, и спасибо Вам большое, что у нас есть такая Олимпиада.

Мы с ребятами, олимпийскими чемпионами, создали ледовый проект, и Вы не раз его видели, который может быть действительно имиджевым проектом, чтобы говорить, что у нас страна новая, инновационная, красивая, современная, богатая талантами и олимпийскими чемпионами. Но поддержки таким проектам, которые рассказывают о нашей стране именно за рубежом, как стране современной, найти достаточно сложно. Инновационные проекты, имиджевые проекты не так приветствуются. И поэтому хотелось бы спросить Вас, как получить такую поддержку, с кем общаться, а также как и чего Вы ждёте от этой Олимпиады.

В.ПУТИН: Я сделаю Вам встречный комплимент. Вы специалист замечательный, организатор прекрасный, у Вас замечательный коллектив собран, я уж сейчас не говорю про Ваши личные достижения когда-то. Но, разумеется, такие люди, как Вы и ваши коллеги, должны получать поддержку.

Единственное, о чём я хочу сказать, это о том, что такие проекты, как Олимпиада, носят грандиозный характер, и нам нельзя разбрасываться, нам нельзя, во всяком случае из федерального бюджета, тратить дополнительные деньги на какие-то вещи, даже привлекательные, но попытка реализации которых предпринимается до того, как мы закончим все свои расходы, связанные с подготовкой самой Олимпиады. Нам нужно сконцентрировать усилия на этом крупном проекте.

Чего мы от него ждём? Прежде всего, мы ждём даже не рекламы нашей страны за рубежом, что на самом деле тоже важно, – прежде всего, я жду от этого мероприятия всплеска интереса к спорту, к массовому спорту. Надеюсь на то, что миллионы (миллионы!) наших граждан разных возрастов, но прежде всего, конечно, молодые люди, обратятся к спорту и сделают его неотъемлемой частью своей собственной жизни. Я надеюсь на то, что это приведёт к позитивным тенденциям с точки зрения здоровья нации, приведёт, в конце концов, к улучшению ситуации с демографическими проблемами, и так далее, и так далее.

Конечно, все эти объекты, о которых Вы сейчас говорите, – когда я на них смотрю, у меня у самого чувство гордости за нашу страну, за наших инженеров, за строителей. Им, конечно, огромное спасибо, что они в таком качестве и в такие сроки все делают. Это грандиозные сооружения! Далеко не каждая страна в мире способна справиться с таким объектом. А мы можем, мы сделаем это.

И конечно, будем рассчитывать на успех наших спортсменов. Хотя, разумеется, это важно, если приходишь на соревнование не для того, чтобы попотеть. А если пришёл на соревнование – нужно выигрывать. Но спорт есть спорт, и, прежде всего, я жду от наших атлетов самоотдачи, понимания того, что за ними – огромная страна и миллионы болельщиков.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Сочи! Мы уже больше трёх с половиной часов в прямом эфире двух главных федеральных телеканалов страны и в эфире радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России».

Сейчас мы возвращаемся в телефонный центр, там работает наша коллега Татьяна Ремезова.

Татьяна, пожалуйста, Вам слово.

Т.РЕМЕЗОВА: Спасибо, Кирилл.

Сегодня много говорили о зарплатах, о зарплатах именно бюджетников. А я хотела бы сейчас немного другой аспект этой проблемы затронуть.

У нас сейчас на линии индивидуальный предприниматель из Нижегородской области. Добрый день! Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.

ВОПРОС ИЗ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я обращаюсь к Вам от лица всех предпринимателей, пожалуйста, помогите нам. Нам подняли очень высокие налоги.

Мы проживаем в сельской местности, у нас просто нет возможности платить такие большие налоги, Пенсионный фонд очень вырос. Я Вас очень прошу, помогите, пожалуйста.

В.ПУТИН: Это не налоги, это отчисления в социальные фонды так называемые. В том числе и прежде всего речь идёт, коллега сказал об этом, об отчислениях в Пенсионный фонд. Понятно, что эти решения принимались для того, чтобы сбалансировать пенсионную систему. Но я согласен с тем, что эти отчисления оказались очень сложными для выплаты. И не столько даже для средних предприятий, я уж не говорю о больших предприятиях, сколько для самозанятых людей и особенно в сельской местности.

Вы не представились, я, к сожалению, не знаю, как Вас зовут, но я с Вами полностью согласен. Мы совсем недавно обсуждали эту проблему на встрече в Ростове-на-Дону с Общероссийским народным фронтом. И там тоже ваши коллеги, представители самозанятой части нашего бизнеса, а это очень скромные люди, они реально сами вкалывают, сами работают, говорили о том, что вот эти отчисления в социальные фонды стали для них неподъёмными, поэтому два выхода: либо уходить в тень, прятаться от этих отчислений, либо сворачивать свою деятельность. И то, и другое очень плохо, особенно второе. И первое, конечно, плохо, но второе – просто запредельная вещь, потому что нам нужно этих людей сохранить. Чем им вставать на очередь на биржу труда или за социальными пособиями, лучше создать им условия, для того чтобы они могли работать и обеспечивать работой себя, свои семьи, а может быть, даже ещё и кого-то из своих знакомых, близких и просто людей, которые ищут возможность применения своим силам.

Сейчас рассматривается несколько вариантов решения этой проблемы. Один – я считаю его основным – заключается в том, чтобы вернуться к той системе, согласно которой исчисление этих денег, перечисляемых в социальные фонды, будет происходить на базе одного МРОТ для тех самозанятых людей, для тех предпринимателей, оборот которых составляет не более 300 тысяч рублей в год. Для тех, у кого оборот составляет больше 300 тысяч, применить повышающуюся шкалу – один МРОТ плюс один процент к той величине, которая будет больше 300 тысяч. Она несложная, но там есть, конечно, и проблема, которая вызывает до сих пор споры в Правительстве.

Социальный блок Правительства считает, что люди, которые отчисляют только один МРОТ с 300 тысяч, они не смогут формировать свои пенсионные права, и это несправедливо, поскольку все остальные плательщики в эти фонды как бы будут соучаствовать в их пенсионных правах.

Министерство финансов считает, что, таким образом понизив сегодняшние ставки отчислений, мы получим выпадающие доходы бюджетов.

И одна озабоченность справедлива, и вторая. Но всё-таки важнее сохранить этот сектор нашей экономики и поддержать таких, как Вы.

Поэтому попрошу коллег в Правительстве ускорить это решение на основе той формулы, которую я только что изложил.

М.СИТТЕЛЬ: Возьмем ещё один вопрос из зала, да, Дмитрий, из вашего сектора.

Д.ЩУГОРЕВ: Мне сейчас хочется слово передать Михаилу Леонтьеву, нашему коллеге.

М.ЛЕОНТЬЕВ: Владимир Владимирович, Вы говорили, что «сланцевая революция» – это угроза и вызов для России, для российской экономики, и на неё надо дать адекватный ответ. Алексей Миллер, уважаемый глава «Газпрома», сказал, что никакой «сланцевой революции» нет, поэтому ответа никакого давать не надо, при этом компания теряет рынки, компания теряет капитализацию. И вот что мы будем делать, во-первых, с Алексеем Миллером, во-вторых, со «сланцевой революцией» и со структурной перестройкой экономики, за которую теперь даже вот Алексей Кудрин выступает, хотя «высосал» все деньги из экономики, которые бы на такие реформы могли бы быть использованы? (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Спасибо, Миша, что и Кудрину досталось, и до Миллера добрались, вот Чубайса уже покритиковали. Кстати говоря, я считаю, что надо дифференцировать всегда такие вещи: одно дело говорить в отношении, скажем, того же Анатолия Борисовича об ответственности административной, говорить о его эффективности как менеджера, а другое дело говорить о криминальной стороне дела, если она существует или не существует.

В отношении такой компании, как «Газпром», вот сейчас я вспомнил про «Роснано», а «Газпром» – наша ведущая компания наряду с «Роснефтью», которая стала, безусловно, одним из самых крупных мировых игроков в сфере производства углеводородов. Так вот что касается того, проспал «Газпром» «сланцевую революцию» газовую или не проспал – сложный вопрос, пока ответа на него нет. Почему? Потому что себестоимость добываемого газа из сланца гораздо выше, в разы, чем себестоимость газа, добываемого традиционным путём. Пункт раз.

Пункт два. У нас достаточно так называемых газовых пузырей, чтобы добывать традиционным способом. У нас их пока достаточно. Мы пока не можем даже реализовать всего того, что у нас есть. Это пункт два.

И пункт три. Добыча сланцевого газа и сланцевой нефти, а это тоже возможно, связана с огромными, я хочу это подчеркнуть, природоохранными издержками. Там, где добывается сланцевый газ, у очень многих людей, которые проживают в этих регионах, из кранов вместо воды идёт чёрная жижа. Как минимум эти технологии требуют очень серьёзной доработки.

И, наконец, пункт четыре. Это совсем не значит, что мы отказались полностью от сланцевого газа. Даже международные эксперты, которые изучают эту проблему, говорят о том, что у России очень большие перспективы с точки зрения добычи сланцевого газа. У нас есть огромные неосвоенные территории и достаточно минералов, чтобы там поработать с точки зрения добычи углеводородов.

Я не думаю, что мы что-то проспали, но следить за этим нужно самым внимательным образом, здесь Вы правы абсолютно.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, много вопросов по поводу процессов на постсоветском пространстве.

Например, будет ли таможенный союз с Украиной? Речь идёт о присоединении Украины к Таможенному союзу.

В.ПУТИН: Понятно. Это зависит не от нас, это зависит от Украины.

Кстати говоря, сами украинские эксперты в лице, скажем, Академии наук, одного из институтов Академии наук Украины, это Институт экономического прогнозирования, по-моему, так называется это учреждение, – Академия наук Украины считает, что в случае присоединения Украины к Таможенному союзу и к Единому экономическому пространству экономические выгоды Украины будут исчисляться в процентах к ВВП. Не в каких-то там минимальных значениях, а прямо в процентах к ВВП. По нашим оценкам, это в денежном выражении где-то 9–10 миллиардов долларов в год плюсом.

Сама Украина, украинский народ, украинское руководство должны определиться, нужно им это или нет, имея в виду, что украинскую и российскую экономики, как и экономики Украины и Белоруссии, Украины и Казахстана, связывает огромная и очень разветвлённая кооперация, отказ от которой повлечёт за собой невосполнимые потери для участников этой кооперации. И если Россия ещё в состоянии как-то восстановить эти потери, то для Украины это будет крайне сложно. Я боюсь, что это может привести в отдельных отраслях производства к деиндустриализации. Но выбор в конечном итоге всегда за Украиной. Мы будем с уважением относиться к любому из этих выборов. Шар на стороне наших партнёров.

М.СИТТЕЛЬ: Мария, в вашем секторе вопрос есть?

М.МОРГУН: Да, я хочу дать слово гражданину Франции.

У нас в студии Дмитрий Кошко, эмигрант в четвёртом поколении, журналист, человек, который возглавляет Координационный совет Союза российских эмигрантов во Франции.

Дмитрий Борисович, пожалуйста, Ваш вопрос.

Д.КОШКО: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Координационный совет Соотечественников во Франции. У меня вопрос именно о гражданстве соотечественников. Моему двойному соотечественнику Жерару Депардье повезло, можно сказать. Он получил гражданство почти за сутки, скажем. Но другие соотечественники есть во многих странах, которые любят Россию, которые говорят по-русски, болеют за Россию, но им приходится иногда ждать много лет, перед тем как получить ответ, а иногда даже они его не получают.

Вы говорили в декабре перед Федеральным Собранием, что будет упрощение рассмотрения. Мы все обрадовались, конечно. Но на какой это теперь стадии? Притом Вы тоже сказали, что те, которые будут переселяться в Россию с российским гражданством, должны отказаться от другого своего гражданства. Требуется ли это тоже от тех, кто остаётся жить в других странах? Потому что это вопросы, которые очень часто нам задают в координационных советах.

Спасибо.

В.ПУТИН: Пока это требуется. Что касается господина Депардье, то ему гражданство предоставлено в особом порядке в соответствии с действующей Конституцией, имея в виду его заслуги перед российской культурой. А он у нас очень известный человек, и не только потому, что он мастер эпатажа, но он известен и у нас, и в мире как выдающийся артист. И вот совсем недавно он снялся, и этот фильм скоро пойдёт на экраны, «Распутин», по-моему, называется, где он играет одну из главных ролей. И это такая работа, которая имеет отношение ко всему российскому кинематографу, к российской культуре в целом. Поэтому я считаю, что такое решение обоснованно.

Кстати говоря, такие обращения носят не единичный характер. Сейчас не буду говорить о том, кто и как, во всяком случае, со мной обсуждал эти вопросы. Но люди не хотят, чтобы это приобретало какой-то скандальный характер. Что касается Жерара, то он человек импульсивный, я уже об этом говорил, он такое желание сформулировал своё без всяких консультаций, это не какой-то там кремлёвский проект. Но когда человек об этом сказал публично на весь мир, что мы должны были сделать? Сказать: нет, мы не будем это делать? Почему? С какой стати-то? Это просто смешно, понимаете? Конечно, мы с удовольствием дали ему паспорт и даже поблагодарили его за это.

Что касается наших соотечественников, то я считаю, что для них действительно должен быть определён упрощённый порядок, так же как и для всех людей с постсоветского пространства – минимум с постсоветского пространства, – которые находятся в репродуктивном возрасте, имеют хорошее здоровье, хорошее образование и могут легко быть адаптированы нашей культурной средой. Нам нужны такие люди.

Во многих странах мира – Канада хороший тому пример – по всему миру ищут таких людей. Министерство иностранных дел имеет квоту и задание даже на то, чтобы привлекать таких людей в Канаду. А почему мы-то должны от этого отказываться? Но всё это должно идти на благо самой России и на благо её жителей и не раскачивать рынок труда ни в коем случае. Все эти схемы наработаны, и мы можем, и должны принимать их у себя.

Что касается этой категории людей, о которых Вы сказали и к которой Вы сами относитесь, то я думаю, что такие люди, как Вы, Ваши предки, Ваши родители, отцы, деды, не по своей воле оказались, как правило, за границей, не по своей воле стали иностранцами. И для них тоже должен быть разработан особый порядок.

Совсем недавно я возобновил своё поручение Правительству и Миграционной службе. Надеюсь, что эти инструменты будут разработаны и использованы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Я предлагаю перенестись прямо сейчас за тысячи километров от Москвы. Там своей возможности задать вопрос Президенту ждут учёные Академгородка.

Итак, на связи Игорь Кожевин из Новосибирского технопарка Сибирского филиала Российской академии наук.

И.КОЖЕВИН: Москву приветствует Новосибирский технопарк. Это одно из его зданий, где созданы максимально комфортные условия для реализации самых новых бизнес-проектов. Все желающие задать свой вопрос Президенту России находятся в одном из цехов технопарка, где собрано суперсовременное оборудование, построенное по последнему слову науки. Вообще к науке здесь относятся по-особому, и мы, собственно говоря, почувствовали это за всё то время, пока находимся в этом городе. И поэтому на нашу встречу мы пригласили учёных, аспирантов, студентов и непосредственно тех, кто работает в технопарке. Рядом со мной прямо находятся учёные, и я предлагаю им предоставить слово. Пожалуйста, представьтесь.

В.БУХТИЯРОВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Разрешите представиться. Меня зовут Валерий Иванович Бухтияров, я являюсь членом-корреспондентом Российской академии наук и заместителем директора Института катализа, расположенного здесь, в Новосибирске. Неслучайно поэтому мой вопрос будет связан с непрекращающейся полемикой в обществе об эффективности работы научного сектора России и прежде всего Российской академии наук.

Вам хорошо известна, и это было озвучено некоторое время назад, точка зрения, что гордиться Академией наук, как это было в Советском Союзе, когда страна реализовывала космические и атомные проекты, теперь не приходится. Не вдаваясь в данную полемику, не пытаясь доказать необоснованность аргументации этой точки зрения, хотелось бы отметить, что в те времена, которые сейчас можно признать золотым веком академической науки, была организована системная поддержка науки государством. Речь прежде всего идёт о формировании или чётком определении научных приоритетов, которые, собственно, и привели к появлению таких крупномасштабных проектов. И о создании системной инфраструктуры реализации крупномасштабных проектов. Речь идёт о реализации всей цепочки – от лабораторных разработок до внедрения технологий производства.

К сожалению, в настоящий момент это не так, и в связи с этим мой вопрос. Не считаете ли Вы необходимым усилить активность государства, государственных структур, именно по инфраструктурной поддержке?

Я специально оговорился: инфраструктурной, а не конкурсной. В этом направлении уже много сделано в науке – с тем, чтобы создать действительно возможность реализации подобных крупномасштабных проектов, таких, как, например, актуальная в настоящее время глубокая переработка ресурсов. Речь идёт не только об увеличении финансирования, субсидий научных разработок в России, хотя это тоже имело бы смысл обсуждать, а прежде всего о создании всей цепочки и не хватающего самого главного звена – государственных центров инжиниринга, целью которых было бы масштабирование научных разработок. Без этого звена реализация всего крупномасштабного проекта невозможна.

Я хотел бы отметить, что примеры таких государственных учреждений есть. Можно привести в качестве примера Французский институт нефти, который отвечает за внедрение «под ключ» технологий нефтепереработки и нефтехимии во Франции. Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Валерий Иванович, вопрос чрезвычайно важный, он большой. Я узнаю стены, в которых Вы сейчас находитесь, мне здесь пришлось, по-моему, один раз быть. Мы даже здесь проводили совещание. И Сибирское отделение Академии наук, кстати говоря, демонстрирует в этом отношении хорошие показатели в работе. У вас и руководство Сибирского отделения – люди, заточенные на результат.

Что касается сравнения с советским периодом и с сегодняшним – мы всегда сравниваем, и люди всегда сравнивали и будут сравнивать всё, что было до нас, и то, что сейчас происходит.

Вы сказали о необходимости выработки приоритетов. В то же время вспомнили золотой век, как Вы выразились, советской науки с его ядерными и ракетными проектами. Но давайте согласимся, учёные не определяли эти приоритеты. Эти приоритеты были определены необходимостью решения проблем в сфере безопасности государства. Именно поэтому на эти цели были направлены огромные, просто колоссальные государственные ресурсы – и интеллектуальные, и финансовые, и другие специальные ресурсы, и задачи были решены, причём решены блестяще и вовремя.

Сегодня ситуация другая. Но для того, чтобы это сравнение было объективным, я всё-таки вспомню и другие составляющие, которые характеризовали советскую науку. Давайте вспомним «продажную девку империализма генетику», давайте вспомним про кибернетику и так далее, которые подвергались гонениям, и учёные, защищавшие самые передовые идеи и теории, преследовались. Это тоже было в советской науке. Были плюсы и минусы. Слава богу, ничего подобного в российской науке нет. Это первое.

Второе. Вопрос с развитием инфраструктуры. Инфраструктура развивается, и развивается успешно. Может быть, не такими темпами, как нам бы хотелось. Имею в виду, что в 90-е годы, к сожалению, российская наука решала другую задачу – просто выживание. Сейчас всё больше и больше мы говорим (да и делаем, собственно говоря, в этом плане немало) о необходимости развития инфраструктуры научных исследований. И свидетельством того, что мы находимся на верном пути, является признание уровня развития российской науки, которое выражается в том, что мы участвуем практически во всех крупнейших международных научных проектах – ЦЕРН возьмите и другие исследовательские центры. Мы и физически присутствуем, и интеллектуально. Везде. И Вы об этом знаете лучше, чем кто-либо другой.

Развиваются, как Вы знаете, и фонды, фондовая, грантовая поддержка. Вы об этом сказали, вроде бы предлагали как бы об этом не говорить, но всё-таки это есть. Об этом тоже нельзя забывать.

Что касается прикладной науки, а Вы сейчас сказали именно об этом, прежде всего, в частности, сказали о конкретном проекте, связанном с глубокой переработкой сырья, что чрезвычайно важно для нашей страны, просто очень важно, то я на что хотел бы обратить внимание? Конечно, нужна инфраструктурная поддержка со стороны государства. Нужно создавать эти инжиниринговые центры, которые продвигали бы эти разработки. Но и на вас, на ваших плечах, тоже должна быть определённая часть ответственности за продвижение того продукта, который вы предлагаете на рынок, на рынок интеллектуальных услуг, интеллектуальных продуктов. Он у нас ведь есть. У нас ведущие мировые компании работают, именно в нашей стране. Да и другие мировые компании, с которыми мы в контакте находимся – американские, европейские, азиатские, – они тоже у нас все присутствуют. Докажите им, что ваши разработки являются лучшими и что на них можно опираться и повысить норму прибыли – да они к вам бегом побегут сами, если это так. Но это, конечно, особая работа – продвижение товаров и услуг на рынок. Вы правы, без поддержки государства, наверное, решить эту проблему трудно.

У нас создаются и технопарки, кстати говоря, в одном из них Вы находитесь сейчас (судя по всему, работаете), у нас создаются другие структуры, которые призваны решать эту задачу. Наверное, пока недостаточно. Нам нужно брать пример с наших европейских партнёров, в том числе с соседей с северо-запада, из Финляндии, где эта система очень развита. Мы будем работать, будем ещё больше уделять этому внимания.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Новосибирск.

У нас, кстати, в Москве тоже есть свой инноград – «Сколково», правда оттуда в последнее время приходят новости, больше связанные не с инновациями, а с финансовыми скандалами. Вот последний вокруг сколковского лектора Ильи Пономарёва, депутата, который прочитал десять лекций за 300 тысяч долларов.

Владимир Владимирович, скандалов много. Можно услышать Вашу оценку. Вы в будущее вообще этого проекта верите?

В.ПУТИН: Верю. Ведь когда-то это всё начиналось с чего? Когда-то мною было инициировано два проекта: один в Москве, один – в Петербурге. «Сколково» – и второй, на площадке недалеко от центра на берегу Финского залива. Вот эту площадку мы передали Петербургскому государственному университету (этот проект патронирует Сергей Борисович Иванов), а «Сколково» с первых шагов занимался Дмитрий Анатольевич Медведев.

Мы пришли к выводу о том, что на «Сколково» нужно сосредоточить внимание, связанное с частными вложениями. Если первая площадка отдана университету, там государство патронирует и там постепенно всё в таком вялотекущем режиме развивается. Дай бог, что это тоже будет реализовано.

Первоначально и то, и другое планировалось как бизнес-школа. Потом, позднее, три-четыре года назад, этот проект начал преобразовываться в инновационный центр. Я считаю, что это хорошая идея, вопрос в том только, чтобы другие участники этого инновационного процесса, в том числе и наши признанные наукограды, такие как Дубна и другие тоже, не оказывались на положении бедных родственников, и нельзя создавать эксклюзивные условия для одного из участников этого процесса. А сам по себе проект, на мой взгляд, заслуживает поддержки, но это не значит, что кому-то позволено так же, как по олимпийскому проекту, быть вне рамок действующих законов. Это не значит, что можно нарушать, – это значит, что за всем будем налажен строгий контроль, в том числе и здесь. И если кто-то получил непонятно за что деньги – не знаю, был ли этот гражданин на тот момент, когда эти деньги получил, имел ли он даже высшее образование, но, даже если имел, никаких лекций, как говорят правоохранители, не читал фактически, а все его труды являются компиляцией из интернета, дешёвые, три копейки не стоят, тогда надо с этим разбираться. Я, кстати, этого не утверждаю, просто нужно, чтобы соответствующие компетентные органы дали правовую оценку юридическую: так – значит, нужно с этим что-то делать. А вдруг это не так? Я ещё не знаю. Тогда молодец, пусть продолжает дальше читать лекции. Стоят ли они 650 тысяч долларов, я этого не знаю.

М.СИТТЕЛЬ: Продолжая тему «Сколково», Владимир Владимирович, – две эсэмэски: «Почему, вкладывая такие деньги в «Сколково», государство не ставит конкретных задач для решения?» И вот ещё о чём пишут: «Когда разворуют все деньги «Сколково?» (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Вы наверняка знаете, что этот проект не находится под непосредственно моим управлением, но исхожу из того, что порядок там будет соблюдаться такой же, как и по всем другим проектам подобного рода, я уже только что об этом сказал. И внимательно будем следить за тем, как расходуются деньги, куда они направляются, на какие цели. И уверен, что никакого разворовывания там никто не допустит.

А первая часть вопроса была?

М.СИТТЕЛЬ: Почему не ставит государство конкретных задач, вкладывая деньги?

В.ПУТИН: Что касается конкретных задач, это нужно спросить, конечно, прежде всего у Министерства образования и науки. Вот в этом проекте, насколько я себе представляю, применяется способ управления не путём постановки конкретных задач для достижения результата, а создаются как раз условия для того, чтобы люди с различными проектами могли туда прийти и, используя создаваемые условия, предъявить результат своей работы. Вот примерно то, о чём Валерий Иванович говорил, – о том, что нужно развивать инфраструктуру науки, вот это одна из попыток создать элементы этой инфраструктуры. Насколько это удаётся или не удаётся сделать, это другой вопрос.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас ещё очень много вопросов, мы почти не говорили о ситуации в медицине. Люди многие не могут разобраться в смысле перемен, которые происходят в этой отрасли. Я позволю себе прочитать одно из сообщений, которое пришло на прямую линию: «Непонятно зачем был придуман полис ОМС (обязательного медицинского страхования), если по нему можно только взять талончик на приём к врачу, а далее всё лечение, рецепты, лекарства, операции – только успевай отстёгивать наличные». И в дополнение люди спрашивают вообще, что будет бесплатным и на что хватит полиса ОМС?

В.ПУТИН: Чрезвычайно важный вопрос и очень острый. Изначально задумывалось, что реформа в сфере здравоохранения будет проходить путём внедрения новых стандартов так называемых на лечение, которые должны привести к тому, что… Примитивно скажу – для людей, которые не погружены в этот материал. Укол раньше стоил от государства 100 рублей условно, при повышении стандарта он будет стоить, тоже условно, не 100 рублей, а 150. И за это государство платит через систему ОМС. Это в том числе должно было привести и к повышению уровня заработных плат среди медицинских работников за счёт прямого государственного финансирования. Это первая часть.

Вторая часть заключается в том, что у нас коечный фонд в Российской Федерации сопоставим, а в некоторых случаях – даже больше, чем в развитых экономиках мира. И по мере роста технологичности оказываемых медицинских услуг количество койко-дней должно сокращаться, потому что больничные койки – это не социальные койки, где люди просто отдыхают и поправляют здоровье, а это койки, предназначенные для определённого курса лечения, который должен закончиться положительным результатом, основываясь на современных методиках, и новых материалах, и новой медицинской технике. И в целом этот процесс правильный. Но что произошло? У нас не разработано основное количество вот этих медицинских стандартов. Это первое.

Второе. Поскольку они не разработаны, эти стандарты, то на местах местные власти начинают что делать? Вот стандарт не разработан, но должен быть разработан, – и начинают внедрять по своему усмотрению, что является платным, а что бесплатным. То есть в целом мы наблюдаем довольно тревожный элемент, связанный с произволом в этой сфере, на что граждане справедливо обращают своё внимание, и Правительство должно на это очень быстро отреагировать. Нужно завершить работу по этим стандартам, чтобы было точно и ясно для всех понято, что является обязательным и бесплатным, а на что медицинское учреждение может претендовать с точки зрения платности тех или иных услуг. Но эти стандарты связаны с поддержанием здоровья нации, они должны быть, в конце концов, сделаны.

Что касается коечного фонда, ведь там что происходит: начали сокращать не то, что нужнее, а то, что легче сокращать. И количество койко-дней уменьшают не по росту технологичности услуг, а чисто механически. В каком-нибудь отдалённом посёлке или в деревне просто медицинские работники беззащитны, и легче там сократить. А попробуй в какой-нибудь крупной больничке что-нибудь сократи – шум, гам, близость к начальству, и вот там процесс заторможен.

А где людям вообще не к кому обратиться – фельдшерские пункты, – вместо того, чтобы развивать эту систему, их начинают сокращать. Я тоже обратил на это внимание, в том числе и в ходе подготовки к сегодняшнему мероприятию. У нас ведь одной из целей преобразований в медицине за последние годы было как раз развитие фельдшерско-акушерских пунктов на селе. А их сокращать начали. Обращаю на это внимание и Правительства, и региональных властей.

К.КЛЕЙМЁНОВ: У нас есть возможность, наверное, вернуться в центр обработки телефонных звонков. Продолжают поступать звонки. Татьяна Ремезова, наша коллега, пожалуйста.

Т.РЕМЕЗОВА: Да, Кирилл, спасибо большое.

Предварительные итоги: по состоянию на 16:00 общее количество обращений приблизилось к 3 миллионам. Это абсолютный рекорд, такого не было ни на одной прямой линии за все предыдущие годы. И судя по загрузке наших операторов, я могу сказать, что через час будет уже 4 миллиона, это абсолютно точно.

В.ПУТИН: Через час мы все здесь уже, по-моему, должны будем к врачам как раз идти. Надо потихонечку заканчивать.

Т.РЕМЕЗОВА: Посмотрим, как пойдёт.

И, Владимир Владимирович, что интересно, за последний час почему-то резко возросло количество вопросов на тему роста цен, просто вал звонков. Давайте сейчас попробуем взять один из звонков на эту тему. Мне подсказывают мои редакторы, что на связи у нас сейчас должен быть Хабаровский край, и Иван Владимирович должен быть у нас на связи. Иван Владимирович, здравствуйте. Вы слышите нас хорошо? Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос. Владимир Владимирович Вас слушает.

ВОПРОС ИЗ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

У меня к Вам такой вопрос: почему газ, вода, хлеб, продукты – всё дорожает? Когда цены перестанут расти такими темпами?

В.ПУТИН: Вы знаете, я сейчас скажу, что происходит в среднем, хотя, если остаться в сфере медицины, «средняя по больнице» мало кого интересует, но тем не менее. Рост цен отражает прежде всего такой показатель, как инфляция. И в целом он у нас находится на исторически низких показателях. В позапрошлом году он был вообще рекордно низким – шесть и, по-моему, две или три десятых процента. Сейчас он чуть повыше. В конце этого года должен быть около шести – пять и девять, как мне вчера сказал Министр экономического развития, планируется во всяком случае. Сейчас он где-то семь с небольшим, на данный момент времени.

В целом по стране, повторяю, рост достаточно умеренный. По некоторым позициям, Иван Владимирович сказал про газ, про воду, про свет, это связано не с ростом тарифов, а с ростом норм, как правило, и с тем же самым положением неблагополучным в системе ЖКХ, о котором мы уже говорили в начале нашей сегодняшней беседы. Что там происходит? Я уже об этом упоминал, ещё раз хочу сказать. Ведь мы подзаморозили для начала года рост тарифов так называемых естественных, или, по-другому, инфраструктурных, монополий: и на газ, и на перевозки, и на электроэнергию. Но, когда людям приходят платёжки, они этого не чувствуют, а видят всё наоборот: рост, и рост очень большой. Связано это с тем, что частенько в регионах пересматривают сами нормы. Если раньше была норма икс, то нормой теперь становится икс плюс игрек, а это ведёт к удорожанию самой услуги. И вот это недопустимо. Надеюсь, что и Правительство, и региональные власти на это отреагируют соответствующим образом.

Но что касается всё-таки роста этих тарифов, всё равно он планируется. Он даже планируется. Это вызывает и инфляционные ожидания в том числе. На той встрече в Сочи, о которой мы только недавно вспоминали, на том совещании, о котором я говорил, были предложения и дальше пойти по пути удержания роста тарифов естественных монополий на ещё более низком уровне, чем планировалось. Это палка о двух концах – имея в виду и инвестиционные планы этих монополий. Тем не менее, скорее всего, мы и здесь, наверное, немножко подожмём. Правительство подготовит соответствующее решение.

Что касается ЖКХ, то я уже свою позицию определил. Будем в этом направлении работать, чтобы избавить людей от необоснованных платежей.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Татьяна.

Владимир Владимирович, а что у нас с пенсионной реформой происходит? Читаю СМС-сообщение: «Президент говорит о пенсионной реформе одно, Дмитрий Медведев – другое, Правительство делает третье. Расскажите, пожалуйста, что будет с пенсионным возрастом и трудовым стажем».

В.ПУТИН: И Президент, и Председатель Правительства говорят одно и то же. Просто можно взять, наверное, разные позиции из того, что говорится, но расхождений здесь никаких нет. Подготовило ли Правительство определённые шаги, которые должно было сделать? Не подготовило пока. У меня было поручение, как вы знаете, подготовить так называемую пенсионную формулу к марту текущего года. Она не готова. Целью пенсионной реформы является безусловное обеспечение достойным уровнем пенсий граждан Российской Федерации и сегодня, и на среднесрочную, и на более отдалённую историческую перспективу. Целью пенсионной реформы является сбалансированность самой пенсионной системы.

Как вы знаете, был принят закон, который должен вступить в действие с 1 января 2014 года, – об изменении шкалы отчислений в пенсионные фонды. Сейчас не буду вдаваться в детали, чтобы вас не утомлять никого, тем более людей, которые сидят у телевизора. Но для того, чтобы этот закон с 1 января 2014 года вступил в силу, Правительство должно подготовить предложения по изменению самого порядка исчисления пенсий – так называемую пенсионную формулу, потому что сейчас перераспределять доходы пенсионной системы и пенсионных фондов от государственных к частным или, наоборот, без понимания того, как будет исчисляться сама пенсия, крайне опасно или почти невозможно. Правительство должно было это сделать к марту текущего года. К сожалению, пока ясных предложений нет.

М.СИТТЕЛЬ: Какие новые сроки?

В.ПУТИН: Мы будем говорить ещё с коллегами. Думаю, что работа должна быть завершена в самое ближайшее время. И если они этого не сделают, то тогда придется им признать, что они не выполнили этого поручения, и тогда вряд ли с 1 января текущего года мы сможем что-то изменить в действующей пенсионной системе.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, не все вопросы на эту прямую линию мы получили через наш центр обработки телефонных звонков, посредством СМС или на сайт программы.

В.ПУТИН: Извини, Кирилл, но чтобы закончить с этим… Знаете, это вопрос очень важный и очень тонкий. И мы не будем предпринимать никаких шагов до тех пор, пока не поймём, что они все проработаны, взвешены и могут быть реализованы на пользу граждан Российской Федерации.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Я хотел сказать, что не все вопросы мы получили через наш сайт и посредствам СМС или через центр обработки телефонных звонков. Некоторые воспользовались средствами массовой информации, в частности, телезритель из Москвы Геннадий Андреевич Зюганов спрашивает Вас, сейчас он ждет ответа на следующий вопрос: как Владимир Путин собирается создать в обозримой перспективе 25 миллионов новых рабочих мест, если учесть тот факт, что в последние годы почти не строятся крупные наукоёмкие производственные предприятия, наукой и образованием почти 10 лет руководят министры, которые в этом плохо разбираются.

В.ПУТИН: У нас Правительство было обновлено чуть ли не на 60 процентов – пришли совершенно новые люди, в том числе из регионов, достаточно молодые. Но в начале нашей сегодняшней встречи уже раздаётся предложение их всех поменять, разогнать. Я свою позицию на этот счёт уже определил. Так что утверждение о том, что это люди, которые там десять лет работают, не соответствует действительности. Хотя преемственность, конечно, в таком ключевом органе исполнительной власти, как Правительство, должна быть. Если её не будет, то мы вообще можем столкнуться с серьёзными негативными последствиями в управлении.

А как создавать 25 миллионов рабочих мест? Это сложная задача. Кстати говоря, не я это придумал, хотя активным образом её поддержал. Это инициатива самого бизнес-сообщества, по-моему, это «Опора России» – такая у нас есть предпринимательская организация, – которая впервые сформулировала эту задачу, и я её действительно поддержал. Это чрезвычайно сложная задача. Но хочу ещё раз сказать: если мы будем ставить перед собой лёгкие задачи, то мы двигаться в развитии не будем. Как решать эти задачи? Разумеется, мы совсем новых 25 миллионов не создадим, это запредельная величина. Но мы можем создать 25 миллионов новых рабочих мест – это значит преобразовать в новые высокотехнологичные рабочие места то, что уже было, путём реконструкции предприятий, обновления производства, и, конечно, создания нового. Это то, о чём говорил Алексей Леонидович сегодня, – нужно нам переводить нашу экономику на инновационные рельсы. Это ключевая задача всей нашей экономической политики. И я исхожу из того, что мы, если не 25, то 24 с половиной сделаем. Мы ведь работаем в достаточно сложной конкурентной среде, и тем не менее у нас целые отрасли создаются заново.

Давайте вспомним советское время. У нас были свои фармацевтические препараты, но их было всё-таки достаточно мало, в основном получали из Восточной Европы: югославские препараты, польские…

К.КЛЕЙМЁНОВ: Индийские…

В.ПУТИН: Сейчас индийских дженериков тоже достаточно. Были свои, но маловато. А потом, в 90-е годы, вообще всё развалилось. У нас сейчас, по существу, создаётся целая новая отрасль фармацевтической промышленности, причём на современной базе, с привлечением ведущих мировых фирм – лидеров в этой области. Практически по всей территории, во многих субъектах Российской Федерации, создаются совершенно новые предприятия. У нас новые предприятия создаются в области электроэнергетики, в том числе и в атомной энергетике. У нас задача – столько же примерно блоков построить, сколько за весь период атомной энергетики Советского Союза. Там 28 крупных блоков было сделано, мы ставим перед собой задачу – где-то около 25. Конечно, опираясь на то, что было сделано в советское время. Но это новые предприятия: в гидроэнергетике новые предприятия, в авиастроении новые предприятия и в той же оборонке. Вот мы сейчас, по сути, приступили к строительству двух новых заводов по производству новейших наших комплексов противовоздушной обороны С-400, которые нарасхват, как горячие пирожки, расходятся по всем нашим потребителям во всём мире. Во всём мире! Мы просто даже не можем обеспечить этот спрос.

Поэтому шансы на то, что мы создадим 25 миллионов рабочих мест, есть, и они велики. Надо напряжённо работать над реализацией этой задачи.

М.СИТТЕЛЬ: Друзья, обращаю ваше внимание, что пошёл уже пятый час нашей работы. Может быть, выйдем на финишную прямую? Да? Финишный рывок?

В.ПУТИН: Давайте.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, можно Вам предложить традиционный уже для подобных прямых линий блиц-турнир, у нас есть специально отобранные вопросы: короткий вопрос – короткий ответ.

В.ПУТИН: У вас есть?

М.СИТТЕЛЬ: У нас есть. У Вас есть свои? Пожалуйста, Вы можете отвечать на свои. Можем по очереди. У всех есть папки.

В.ПУТИН: Давайте. Мы, правда, раньше этого не делали.

Вот короткий вопрос. Дайте, пожалуйста.

Н.КОРНИЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Корнилов Николай Александрович, вице-президент Ассоциации полярников, Санкт-Петербург.

Мы благодарим Вас за поддержку наших полярников и всегда рады Вас видеть и в Арктике, и в Антарктике среди нашего коллектива.

В.ПУТИН: Спасибо.

Н.КОРНИЛОВ: В своё время Вы поручили написать указ о Дне полярника, 21 мая. 21 мая – День полярника. Это связано с тем, что 21 мая, если кто помнит, 1931 года была впервые организована дрейфующая станция «Северный полюс-1». Четыре папанинца там были.

И вот просьба к Вам. Мы хотели бы 21 мая отметить День полярника. Когда Вы подпишете этот указ?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Начинайте отмечать. Хорошо.

М.МОРГУН: Дмитрий Кокарев, трёхкратный паралимпийский чемпион по плаванию.

Д.КОКАРЕВ: Да, трёхкратный паралимпийский чемпион. И я здесь выступаю от имени, я так понял, всех паралимпийцев летних видов спорта. И хотелось бы Вам сказать слова благодарности за то, что Вы нас так поддерживали, хорошо встретили в Кремле. Если помните, на флаге Вас попросил расписаться.

У меня вопрос вот в чём. Чтобы нам в 2016 году в Рио-де-Жанейро хорошо выступить, нам катастрофически не хватает специализированных спортивных баз именно для спортсменов-колясочников, то есть инвалидов, по плаванию. Наша команда является одним из лидеров вообще всех сборных паралимпийских летних команд. И нам бы хотелось свой центр, в котором мы могли бы спокойно тренироваться и улучшать свои спортивные результаты.

Хотелось бы ещё отметить, что документы на такой спортивный центр уже подписаны, документы отправлялись в Москву, но в дальнейшем что-то там затормозилось, спустилось на тормозах. Он должен был быть построен совместно с правительством Нижегородской области и Министерством спорта Российской Федерации. Будет ли он всё-таки у нас построен? Потому что в Европе такие центры существуют, и в том числе даже на Украине. Неужели мы хуже Украины? (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Знаете, если мы считаем, что мы кого-то уважаем, то мы должны признать, что этот кто-то в чём-то лучше нас, в том числе и Украина может быть в чём-то лучше нас, почему нет? Я люблю украинскую культуру, украинский народ, это часть нашей души, по-моему. Поэтому что же здесь удивительного, если они в чём-то нас обогнали?

Но, Дима, как Вы считаете, что-то в поддержке паралимпийского спорта изменилось в последнее время?

Д.КОКАРЕВ: Да, постепенно меняется, но именно хотелось бы, чтобы такой центр был.

В.ПУТИН: Бассейн.

Д.КОКАРЕВ: Да, бассейн.

В.ПУТИН: Я понял.

Д.КОКАРЕВ: Пускай он будет даже многопрофильный, для всех паралимпийцев, потому что я могу Вам привести пример, если у нас такой разговор. У нас есть спортбаза на Круглом. Все о ней знают, всё хорошо там.

В.ПУТИН: Вы там тренировались?

Д.КОКАРЕВ: Да, мы там тренировались. Но нам просто не хватает места. И здоровые у нас отнимают очень много времени. А чтобы был результат, Вы сами знаете, сами спортсмен, занимались дзюдо, нужно тренироваться.

В.ПУТИН: Да. Дима, я, во-первых, хочу поблагодарить Вас за Ваши результаты и ещё раз сказать, что мы с огромным уважением относимся к нашим героям-паралимпийцам, именно героям, потому что они достойны такого определения. (Аплодисменты.)

Дима сейчас упомянул о базе на озере Круглом. Там действительно мирового класса создана база. В Сочи в том же сделана база, где и паралимпийцы могут тренироваться. Есть другие проекты, часть из них реализована, часть находится в стадии реализации. Я откровенно вам скажу, я не знаю, конечно, о договорённости Минспорта непосредственно с Нижегородской областью, но обещаю…

Д.КОКАРЕВ: Есть, договорённость есть. Но почему-то…

В.ПУТИН: Я обязательно вернусь к этому. Сейчас просто не могу Вам ничего сказать. Но постараюсь сделать так, чтобы этот проект был реализован, мы его подтолкнём. Хорошо?

А Вам успехов хочу пожелать. (Аплодисменты.)

Д.КОКАРЕВ: Можно ещё пару слов?

В.ПУТИН: Давайте.

Д.КОКАРЕВ: Вы упомянули общие расходы на зимнюю Олимпиаду, а нам нужно всего полтора миллиарда. То есть что это?

М.СИТТЕЛЬ: Это немного.

В.ПУТИН: Да, паралимпийцы считать умеют. И выступать умеют, добиваться побед умеют и считать умеют. (Аплодисменты.)

Давайте вернёмся к вопросам. Кто начнёт?

М.СИТТЕЛЬ: Давайте я.

В.ПУТИН: А Вы откуда их взяли?

М.СИТТЕЛЬ: Всё исключительно с сайта, из телефонных звонков и СМС-сообщений. Есть телефоны, если Вас заинтересуют какие-то вопросы, то есть обратная связь.

«Вы рассматриваете Сергея Шойгу как Вашего будущего преемника на пост главы государства?»

В.ПУТИН: Народ Российской Федерации будет выбирать моего преемника.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, вопрос: «Вы ездите по стране, где всё хорошо и идеально. Приезжайте в какой-нибудь городок в Сибири, не предупреждая чиновников, и Вы увидите настоящую Россию. Вас это шокирует».

В.ПУТИН: Я постоянно бываю в таких местах, и действительно меня иногда это шокирует. Совсем недавно, кстати сказать, вы, наверное, видели, был в Бурятии ровно в таком же месте на малых предприятиях, которые занимаются лесопереработкой. Некоторые вещи действительно вызывают, мягко говоря, удивление. Полезно там бывать. Сам, во-первых, продолжу эту практику и очень рекомендовал бы членам Правительства и региональным властям почаще бывать в таких местах.

Я тоже здесь отобрал вопросы. Мне кажется, что это просто вопросы, которые могут представить интерес: «Вам сейчас легче работать, чем было десять лет назад или раньше?»

Вы знаете, почему я отобрал этот вопрос? Каждый период развития страны сталкивается со своими вызовами. Десять лет назад мы стояли перед очень тяжёлой ситуацией, связанной с необходимостью сохранения самой российской государственности. Но это не значит, что сегодня вопросы менее сложные и менее важные. Запросы людей растут, потребности растут. Каждый из нас смотрит на свои запросы, исходя не из того, что было десять лет назад, а из того, что достигнуто сегодня. И это правильно. В этом есть определённая социальная справедливость и логика. Так что были свои сложности тогда, есть и сегодня. Если будем вместе работать, мы добьёмся результата.

М.СИТТЕЛЬ: «В Дербенте на улице Мамедбекова при работах по закладке труб для ливневых отводов обнаружены древние захоронения, имеющие историческую ценность для России. Пока их не разграбили, необходимо вмешательство».

В.ПУТИН: Дербент – один из самых древних городов на территории Российской Федерации и вообще один из самых древних городов в мире. Безусловно, обратим на это внимание. Потом передайте мне, пожалуйста. Министерство культуры должно будет обязательно обратить на это внимание.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Вопрос, судя по коду, видимо, из Кузбасса: «Выработал шахтёрский стаж, а орден Почёта получили Максим Галкин и Анита Цой». (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Передайте мне, пожалуйста, Кирилл, тоже это сообщение.

Что могу сказать? Что я, к сожалению, чаще по трагическим случаям бывал в шахтёрских регионах. Но не только по трагическим, слава богу, – ездил туда и просто в рабочие поездки. И, должен сказать, что шахтёры – это люди, конечно, особой закваски. Вы знаете, кто там не побывал, тот не может себе даже представить. Спуститься на лифте, залезть в эту шахту и всегда знать, что метан там где-то может скопиться и грохнуть в любую секунду, – это нужен особый характер. Это элита рабочего класса. И заслуживает уважения и внимательного отношения.

Но Анита Цой и Максим Галкин – тоже люди работающие. Они, уверен, тоже заслужили свои награды.

Что же касается людей труда, то совсем недавно (в третий раз возвращаюсь к Ростову-на-Дону) один из наших коллег по Общероссийскому народному фронту, сам из рабочих, предложил восстановить орден Героя труда. Мы это сделали, это восстановлено, будем вручать его 1 мая каждый год. (Аплодисменты.)

Дайте мне тоже эту бумагу.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, Ваша очередь.

В.ПУТИН: «Когда примут федеральный закон о пчеловодстве, защищающий покусанных граждан?» (Смех.)

На самом деле в этом вопросе есть значительный резон, потому что люди, которые занимаются отдельными сферами производства в сельхозотрасли, постоянно указывают на то, что нормативной базы для их эффективной работы недостаточно.

Губернатор Краснодарского края мне постоянно – по-моему, уже в третий раз, присылает проект закона о вине. Есть люди, у которых особую озабоченность вызывает животноводство, вот одна из женщин сегодня в ходе нашего мероприятия указала на эту проблему – справедливо, между прочим, указала, в связи со вступлением в ВТО. Люди из сельхозсферы обращают внимание на это производство.

Может быть, следует обратить внимание и на пчеловодство, а может быть, имея в виду, что проблема существует, упаковать этот вопрос в более общие законодательные нормативные акты.

М.СИТТЕЛЬ: «Почему Кипру кредит под 4 процента годовых, а нам за 20?»

В.ПУТИН: Я уже говорил. Считаю, что коммерческие банки в России слишком увлеклись своей собственной выгодой и маржой и слишком преувеличивают риски в экономике Российской Федерации. И на этот счёт мы ещё в абсолютно рыночном режиме, без всякого административного нажима поговорим, проанализируем ситуацию. Но тот вопрос, который задаётся, – он из разных сфер. Внутри страны кредиты выдают коммерческие финансовые организации физическим лицам в данном случае. А на межгосударственной основе кредиты выдаются не физическим лицам, а государствам – под государственные гарантии. И соответственно ставки там совершенно другие. Можно даже полагать, что это в известной степени как бы диверсификация наших резервов. Но, конечно, пример с Кипром говорит о том, что это не всегда надёжные вложения. Это первое.

И второе. Есть ещё одно соображение, которое заключается в том, что когда мы размещаем наши, допустим, обязательства финансовые, мы размещаем их под 1,5–2 процента, а даём кредиты под 4, и это выгодно.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, с Вами уже в интернете спорят. Вы в начале программы заявили, что люди наши верят в российский суд, а вот приводят данные опросов, что только 20 процентов доверяют суду. Что Вы намерены сделать, чтобы всё-таки суд стал независимым по-настоящему в России?

В.ПУТИН: Нужно, безусловно, совершенствовать судебную систему, повышать доверие к ней со стороны граждан. Но в интернете люди разных взглядов присутствуют, интернет – это особая сфера общения между людьми. Там есть и высокопрофессиональные люди, есть люди, которые действуют и говорят часто под влиянием эмоций. К судебной системе, безусловно, много претензий, и часто – обоснованных. Но говорить о том, что она у нас находится в загоне, – факты не дают права так говорить. Я уже приводил этот пример, хочу повторить: только 15 процентов из всех участников судебных споров обращаются в вышестоящую судебную инстанцию для того, чтобы оспорить принятые решения.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Может, потому, что не верят как раз?

В.ПУТИН: Отнюдь. Если человек не верит – и если человек не верит той инстанции, которая приняла решение, он обращается в вышестоящую.

Кроме того, российская судебная система развивается. У нас с прошлого года введена система апелляционных судов по уголовным делам, и с этого года введена система апелляционных судов по гражданским. Так что в целом система развивается. Но, конечно, нужно уделять развитию этой системы больше внимания.

Надеюсь, что в том числе, скажем, и удаление Верховного Суда России и Высшего Арбитражного Суда из Москвы, где сосредоточие всяких коммерческих интересов наблюдается, даже географическое смещение немножко в сторону не помешает, а будет способствовать развитию судебной системы. Хотя мы прекрасно понимаем, что долететь до Петербурга – труда не составляет. И тем не менее это тоже имеет значение.

«Мы, ученики 11 класса Санкт-Петербургского лицея…» – это школа, где я учился, они меня в гости приглашают. Я хотел просто сказать в эфире, что я никогда не забуду о том, что закончил эту школу, и бесконечно благодарен педагогическому коллективу, который много мне дал в жизни и поддержал на очень важном этапе. Если будет такая возможность, с удовольствием как-нибудь школу тоже посещу.

М.СИТТЕЛЬ: «Возможно ли отменить «двойки» по физкультуре?»

В.ПУТИН: Да, вы знаете, вопрос непраздный – двойки по физкультуре, потому что в некоторых вузах двойка по физкультуре не даёт возможность получить стипендию, а в некоторых случаях даже ведёт к отчислению.

Моя позиция заключается в том, что физкультурой должны заниматься все, и никто не должен прикрываться справкой о здоровье для того, чтобы не заниматься физкультурой. А если действительно ограничения по здоровью есть, то с этими студентами нужно работать отдельно. Должны быть разработаны специальные методики, которые бы не убивали человека, а наоборот, помогали бы ему восстанавливать своё здоровье. На мой взгляд, можно было бы ограничиться и зачётом. Но это – дело специалистов, во всяком случае перегибы в любом случае, в любой сфере недопустимы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Почему мы не знаем наших народных национальных героев – в отличие от США, где в Бостоне простые люди рукоплескали полицейским, когда там завершилась операция?

В.ПУТИН: Насколько мне известно, сейчас опять там трагедия произошла, в одном из штатов опять какой-то преступник расстрелял на этот раз пять человек.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Да, в Иллинойсе, по-моему.

В.ПУТИН: Очередная трагедия. Правда, похоже, это никакой не теракт, а чисто криминальное преступление.

Что касается наших героев – я согласен с автором этого письма или, что там, СМС.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Это звонок.

В.ПУТИН: Очень просил бы наши средства массовой информации обращать на этих людей больше внимания, они этого заслуживают. Они подчас рискуют своей жизнью для того, чтобы обеспечить интересы наших граждан.

Допустим, тот сотрудник полиции, который задерживал известного убийцу, преступника, совершившего это злодеяние в Белгороде…

К.КЛЕЙМЁНОВ: Фамилия полицейского Седых.

В.ПУТИН: Он сам пострадал, ему было нанесено ранение. Я вчера обратил внимание Министра внутренних дел на то, чтобы он представил его и его коллег к государственным наградам.

«Очень просил бы Вас помочь построить в нашем дворе хоккейную коробку» – конкретный вопрос. Просто хочу сказать, что мы это сделаем обязательно.

М.СИТТЕЛЬ: «Вы счастливы?» Очень часто звучит такой вопрос: Вы счастливы?

В.ПУТИН: Я?

М.СИТТЕЛЬ: Да.

В.ПУТИН: Это философский вопрос. Я бесконечно благодарен судьбе и гражданам России за то, что они доверили мне быть главой Российского государства. (Аплодисменты.) В этом вся моя жизнь. Достаточно ли этого для счастья, я не знаю, это отдельная тема.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спрашивают: как Вы думаете, Россию не уважают, потому что боятся, либо потому что считают невежественной и бедной?

В.ПУТИН: Это штамп, который кто-то пытается навязать международному общественному мнению. Уверен, что это не так. Кому-то хотелось бы так думать и навязать своё мнение другим людям. Я не считаю, что нас не любят или считают невежественными. Во всём мире признаются достижения российской культуры. Без российской культуры невозможно себе представить ни европейскую, ни мировую: без нашей музыки, без нашей литературы. Не знать об этом стыдно.

А что касается того, как люди относятся… Вы знаете, я многократно слышал в разных средах, от разных людей, наиболее ярко это проявилось в период нашей борьбы за право проведения Олимпийских игр, когда мне разные люди совершенно, независимые абсолютно говорили: мы вас поддержим, потому что нам нужна такая Россия – независимая, самостоятельная и самодостаточная. И мы, безусловно, будем укреплять её именно в этих качествах.

М.СИТТЕЛЬ: «Не могу не сказать: я люблю Россию, мои внуки будут восхвалять, а не хаять свою прекрасную Родину. Так держать, Владимир Владимирович!» – реплика.

В.ПУТИН: Ну замечательно, вы видите! Мне это очень приятно. Спасибо. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ваш вопрос.

В.ПУТИН: Да. «Прошу оказать настоятельную помощь Президента к чемпионату мира по футболу: снять кинофильм «Яшин». Зиновьев написал.

Вы знаете, видимо, это реакция на фильм, который сейчас выходит на экраны, вышел на экраны, «Легенда номер 17». Здесь речь шла не только о Харламове, но и выдающихся тренерах, которые сделали нашу сборную таковой и воспитали такого человека, как Харламов. Но, безусловно, Лев Яшин – это тоже одна из наших легенд, такой фильм был бы востребован. И мы подумаем над этим, конечно.

М.СИТТЕЛЬ: «Почему озвучивают вопросы, удобные власти?»

В.ПУТИН: Я так не считаю. Сегодня было, на мой взгляд, очень много проблемных вопросов, на которые и ответить-то непросто, сложно. И я с такой постановкой вопроса не согласен.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, много личных вопросов. Вот спрашивают, кто Ваш любимый эстрадный исполнитель.

В.ПУТИН: Это вопрос из серии «за какую команду вы болеете». Мне кажется, некорректно об этом говорить. У меня много любимых эстрадных исполнителей, некоторые здесь в зале присутствуют, я вижу, со многими из них я дружу лично, в течение многих лет, и очень рад этому. У нас не только на эстрадной сцене, у нас и на политической сцене, и в театрах очень много ярких, выдающихся людей. Вот сегодня 85 лет Юрию Яковлеву, которого любят миллионы наших зрителей, я хочу его поздравить с этим праздником. (Аплодисменты.)

Сегодня на политической сцене у нас тоже много ярких людей, у Владимира Вольфовича Жириновского сегодня день рождения, давайте и его тоже поздравим. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ваш вопрос.

В.ПУТИН: «Требую вернуть ГОСТ на продукты питания». ГОСТы на продукты питания есть.

М.СИТТЕЛЬ: «Легализуют ли в России коноплю?»

В.ПУТИН: Нет, но конопля как производная для сельского хозяйства, для тканей, она может быть использована, но как лёгкий наркотик – категорически против. В некоторых странах – сегодня вот упоминали о моей поездке, скажем, в ту же Голландию – лёгкие наркотики давно легализованы, и смысл этой легализации и заключался в том, чтобы оттащить людей от тяжёлых наркотиков. Практика показывает, что этого не происходит, а, наоборот, это только как шаг первый к тяжёлым, к тяжёлой зависимости, и нам не нужно этого делать.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, вопрос тире упрёк: «Как же Вы, работник КГБ со стажем, позволили министрам, сидящим рядом с Вами, воровать по-крупному? За страну обидно».

В.ПУТИН: А по-маленькому можно, что ли? Нельзя ни по-крупному воровать, ни мелкими партиями. Конечно, я значительное число своих лет трудовых провел в системе Комитета государственной безопасности, но в основном это было связано с внешней разведкой, в основном. Но должен вам сказать, что мы и не позволяем никому, если поступает какая бы то ни была информация о том, что есть основания подозревать любого чиновника, даже самого высокого ранга, в нарушении действующих правил и законов, это моментально становится предметом рассмотрения в правоохранительных органах.

Я уже говорил, ведь я в должность Президента вернулся 7 мая прошлого года – года не прошло. Но после того, как ознакомился с некоторыми материалами, они тут же были переданы в Следственный комитет.

«Сын неуправляемый. Что посоветуете как отец?» И имя у женщины – Надежда. Телефон есть.

Специально выбрал этот вопрос. Хочу сказать, что, конечно, государство несёт значительную часть ответственности на своих плечах за воспитание молодых людей. Но нельзя забывать и об ответственности родителей. В каждом конкретном случае возможны какие-то советы. Но нужно знать этот случай, нужно знать семью, нужно знать ребёнка, условия, в которых он живёт, воспитывается. И я очень желаю этой семье и Надежде справиться с такими проблемами, если они возникают. Уверен, что это возможно. И желаю ей успехов.

М.СИТТЕЛЬ: У меня, наверное, последний вопрос: «Когда всё будет хорошо?» И я этим ограничусь в своей папке.

В.ПУТИН: Когда всё будет хорошо?

М.СИТТЕЛЬ: Да. «Когда всё будет хорошо?»

В.ПУТИН: Люди, которые любят выпить, у нас говорят так, что всю водку выпить невозможно, но стремиться к этому надо.

Всё, наверное, никогда не будет хорошо. Но мы будем к этому стремиться. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, я ещё один вопрос задам, он, по-моему, такой очень светлый: «Хочу служить народу и Родине, поможете?»

В.ПУТИН: Спасибо Вам за то, что Вы выбрали в общем массиве этот вопрос, даже не вопрос, а обращение. Я уверен, что у нас подавляющее большинство наших граждан именно так и относятся к своей стране: они хотят ей служить, хотят служить своему народу. И, безусловно, такие порывы нужно поддерживать.

Ведь Президент не может в каждом конкретном случае разобраться, и человек сам для себя должен определить, где он может быть максимально полезен своей собственной стране, для какого рода деятельности он себя готовил либо хотел бы подготовить. Человек добивается успеха там, где он чувствует себя успешным, где он чувствует, что может приложить свои таланты, свои способности. Это в значительной степени работа человека над собой. Но то, что люди говорят об этом и говорят вслух – это очень хороший сигнал, очень хороший знак.

Передадите мне потом эту бумажку, мы поговорим с автором этой записки.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Отложил.

В.ПУТИН: И я тоже завершу вопросом: «Как стать президентом?» Можно образовать свою собственную партию, нужно, безусловно, доказать, что вы хотите и можете эффективно служить своей стране и дерзать, двигаться по этому направлению. (Аплодисменты.)

Спасибо!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 апреля 2013 > № 807092 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 19 апреля 2013 > № 870784 Дмитрий Медведев

Стенограмма:

Д.Медведев: Здравствуйте, коллеги! «Шире круг» у нас называется это мероприятие. Добрый день! Как дела-то вообще?

Реплики: Нормально.

Д.Медведев: Ответ правильный, нормально – это нормально. Давайте поговорим о том, как живёте, как живёт Смоленское региональное отделение нашей партии, как вообще смоленская земля развивается. Не скрою, я, когда у вас был последний раз, конечно, почувствовал, что есть проблемы, связанные и с качеством управления, наверное, и с недостатками финансирования, и с накопившимся за последние, может быть, 20 лет невниманием к целому ряду вопросов. Поэтому задача партии – способствовать развитию региона. Регион у вас непростой, скажем откровенно. Он пограничный, имеющий огромные преимущества и в то же время большое количество нереализованных возможностей. Что там говорить? Даже тот факт, что во главе региона стоит представитель другой партии, для нас, скорее, исключение. Это не значит, что это аномалия, нет, у нас нормальная, демократическая страна, могут быть и представители других партий, но в целом это всё-таки некоторая особенность. У вас впереди выборы в областную думу, в муниципальные собрания. Давайте обсудим, как партии выстроить правильно работу, с тем чтобы всё-таки добиться результата, тем более что на прошедших выборах результат был такой сложный – 36,6 %, как температура здорового тела. Но всё же в сравнении познаётся, во многих странах, конечно, 36,6 – это неплохой результат, но мы всегда нацеливались на более высокие цифры, для того чтобы уверенно управлять.

В общем, я в вашем распоряжении. Давайте обсудим и общие подходы и, естественно, какие-то частные темы, относительно частные – для региона они, может быть, совсем даже не частные. Обменяемся впечатлениями, как выстроить лучше избирательную кампанию, потому что она не будет лёгкой, но я уверен, что у вашей партийной организации есть все силы, для того чтобы эти задачи решить, ну а мы здесь, в Москве, естественно, поможем, чем можем, потому что всё-таки основной удар придётся на вас. Я надеюсь, вы с ним справитесь. Пожалуйста, кто начнёт? Прошу.

И.Ляхов: Спасибо. Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я являюсь секретарём регионального отделения партии «Единая Россия», фамилия моя Ляхов Игорь Васильевич. Более семи месяцев я возглавляю эту партийную организацию. Хотел бы маленькую справочку дать о нас, о нашей партийной организации. Количество наших членов-партийцев – 14 тыс. 406 человек, более 6 тыс. на сегодняшний день – это сторонники партии. У нас есть большинство в областной думе: из 44 депутатов областной думы 31 депутат – наши партийцы, они представляют фракцию «Единая Россия» в составе областного Законодательного собрания.

Д.Медведев: Как сейчас обстановка в областном Законодательном собрании? Там разная ситуация была, я помню, мне рассказывали.

И.Ляхов: Обстановку нормализуем, работаем с Законодательным собранием, необходимые проекты проводим в жизнь. Недавно внесли изменение в законодательство, которое, я думаю, поможет нам впоследствии в нашей выборной и поствыборной кампаниях. Очень надеемся, что и в дальнейшем сможем выдвинуть большинство в областное Законодательное собрание, поэтому у нас сейчас основная задача – проведение предварительного внутрипартийного голосования.

Мы изначально для себя определили третью модель, но, посмотрев, сколько заявилось кандидатов (а это солидное количество – более 275 человек на сегодняшний день), приняли решение перейти на первую модель, то есть открытую модель всенародных выборов, чтобы каждый из кандидатов смог реально доказать, широко представив себя на выборном участке, что он востребован, что за него пойдут и будут голосовать. И, естественно, по результатам уже этого праймериза мы сможем дать оценку нашим кандидатам и выдвинуть кандидатов, которые востребованы, которые на сегодня популярны в народе. Это наша основная задача на сегодняшний день.

Должен сказать, что я принял решение о сложении полномочий с себя как с заместителя губернатора Смоленской области, чтобы максимально сконцентрировать время, силы для решения этой задачи.

Д.Медведев: У меня просто увели вопрос. Я хотел вам его как раз задать. Думаю: а как вы работаете, будучи заместителем губернатора, руководите отделением нашей партии – имея в виду, что губернатор представляет другую политическую силу, – насколько это комфортно?

И.Ляхов: Уже не работаю, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Понятно. На нет и суда нет, как принято говорить.

Что делать будете после того, как сложили полномочия?

И.Ляхов: Всецело, все свои силы, время посвятим работе с партийцами...

Д.Медведев: Я думаю, это правильно.

И.Ляхов: … для того чтобы выдвинуть наших кандидатов, чтобы проехать по регионам, услышать проблематику, создать предвыборную программу. И с этой программой, начиная решать эти вопросы буквально со следующей недели, идти на выборы.

Д.Медведев: Я думаю, Игорь Васильевич, это правильно. С учётом специфики региона, большого количества проблем, специфики системы управления то, что вы будете независимы от исполнительной власти, даст вам нужный оперативный простор и свободу в принятии решений. Потому что всё-таки исполнительная власть – не важно, кто там губернатор: красный, белый, представитель «Единой России» или ЛДПР, принципы единоначалия никто не отменял в этом смысле. Есть определённые решения, которые губернатор принимает. Он обязан добиваться их исполнения – это абсолютно нормально. В ряде случаев, может быть, вам лучше быть свободным в продвижении тех или иных идей. Успехов!

И.Ляхов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. И самое главное, что этот шаг понятен для наших партийцев, они понимают, что я не являюсь больше подчинённым губернатора.

Д.Медведев: Я им только что об этом и сказал.

И.Ляхов: Да.

Д.Медведев: Я догадался, зачем вы это сделали. Я вам желаю, Игорь Васильевич, успехов. Это будет такая сложная полоса в вашей жизни, сомнений нет. Но, с другой стороны, почувствуете нерв жизни, потому что когда по регионам и по населённым пунктам ездишь, это всё-таки не кабинет, вы сами знаете.

В.Балалаев (глава Сафоновского муниципального района, член президиума политического совета Смоленского отделения партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Балалаев Вячеслав Ефимович – руководитель ассоциации глав муниципальных образований Смоленской области (их у нас 326), член президиума регионального отделения партии, кандидат от партии в областные депутаты, то есть я иду по партийному списку. Руковожу районом и городом уже 16 лет, очень давно работаю. И от имени глав муниципальных образований… У нас великий праздник – 1150 лет Смоленщине, 70 лет, как Смоленщину освободили от немецко-фашистских захватчиков (они рядышком, эти праздники). Мы хотели бы видеть Вас у нас на Смоленщине.

Д.Медведев: Спасибо за приглашение.

В.Балалаев: Это было бы для нас очень здорово. Мы были бы очень рады. Но у меня несколько вопросов. Один вопрос касается, наверное, не только региона в целом, но и России. Это 185-й закон – переселение граждан из аварийного жилья. Вопрос, который не требует бюджетных средств, а требует Вашего решения, то есть разрешить людям, которые переселяются из аварийного жилья (а там живут люди в большинстве своём материально плохо обеспеченные), за счёт своих средств покупать 2–3 кв. м. Ну что там кухня – 4 кв. м, а закон это не разрешает, соответствующего постановления у Правительства нет. Этим самым мы поможем улучшить жилищные условия людям, которые будут переезжать в новые дома и новые квартиры. Вот такая просьба.

А второй вопрос касается, конечно, дорог. Смоленщина, Вы знаете, – это щит России, но дороги там плохие. Мы, конечно, стараемся использовать то, что Правительство нам даёт, что даёт администрация области… Мы реализуем все средства, которые нам поступают. Есть такая партийная программа – «Новые дороги городов “Единой России”», она на три года рассчитана. Мы её реализуем, реализуем успешно, у нас идет и благоустройство, люди очень довольны. Что такое благоустройство, которое впервые осуществляется за счёт программы партии «Единая Россия»? Люди это видят каждый день: они утром ходят по благоустроенным дорожкам возле дома, и вечером, и в обед. Это не транзитные дороги. Но у нас, Вы хорошо знаете, всё же Смоленщина – это ворота западные, и, конечно, мы, встречая тех, кто к нам с добром едет, как хорошие хозяева, хотим им показать, что у нас Россия начинается со Смоленщины, всё хорошо. А дороги, к сожалению, не очень, не такие, которые привлекают. Мне как-то и неудобно говорить, но я, когда ехал, мониторил этот вопрос. Количество дорог только общего пользования – 10 тыс. км. Не хватает средств. Если это возможно, продлить бы проект партии по дорогам. И если есть возможность какая-то, всё же оказать помощь Смоленской области, привести дороги в порядок, чтоб гостей встречать по хорошим дорогам.

Конечно, и на благоустройство бы надо дать несколько миллиардов.

Д.Медведев: Начинается!

В.Балалаев: А как без этого!

Д.Медведев: Приехал в гости – дай, говорят, миллиард или несколько.

В.Балалаев: И на дороги. Но это в действительности так. 1150 лет один раз бывает и 70 лет освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков.

Я вам хочу сказать: Смоленщине всегда помогали. И когда-то Леонид Ильич Брежнев, генеральный секретарь, на обращение членов партии…

Д.Медведев: Тоже спасибо за правильное сравнение. Уже и Леонида Ильича помянули.

В.Балалаев: Он как написал? «Истинно русской земле, особенно пострадавшей в период Великой Отечественной войны, прошу вас оказать помощь». Я от имени членов партии «Единая Россия» и хотел бы попросить эту помощь.

Д.Медведев: То есть, по сути, резолюция уже подготовлена. Хорошо.

В.Балалаев: Спасибо.

И последний вопрос. Вы очень много уделяете внимания сельскому хозяйству. Для нас это особенно важно: Смоленская область всё-таки область аграрная. И мы сегодня реализуем много проектов, в том числе и проектов партии «Единая Россия». Мы переводим своё сельское хозяйство на промышленную основу. Я – бывший сельхозник, хорошо знаю эту проблему. Мы строим большие комплексы, особенно животноводческие. Я знаю, что Вы были в Брянске...

Д.Медведев: Был.

В.Балалаев: …оценили, как они работают. И мы тоже реализуем проект на 5,5 тыс. голов дойного стада. Мы его уже на 40% реализовали, то есть это не протокол намерений. На сегодняшний день 1,2 тыс. голов, надой европейский – более 9 тыс. кг с коровы. Мы на 600 голов в этом году вводим плюс к тому, и к 2015 году введём этот комплекс.

Проблема кадров. Есть правительственная программа «Комплексная застройка села», но там говорится только об инженерном обустройстве, то есть это газ, вода, электроэнергия, дороги, а строительство жилья там упущено. И, насколько я знаю тот период, в том веке, работая в сельском хозяйстве, много строили аграрных городков, привязывая их к проектам по производству реальной продукции, к животноводческому комплексу. И хотелось бы, чтобы была внесена поправка Правительства… Если это комплексная застройка, то под такие живые, не надуманные производственные мощности в сельском хозяйстве надо строить всё же агрогородки.

Д.Медведев: А что для этого нужно?

В.Балалаев: А для этого нужно, чтобы и Правительство, и субъекты Федерации, и местные власти муниципальные, все вместе на условиях софинансирования участвовали в той программе, которая была бы принята по строительству агрогородков, именно привязанной к крупным мощностям, которые вводятся. 5,5 тыс. голов – это брендовый будет комплекс…

Д.Медведев: Серьёзный комплекс, да.

В.Балалаев: Дойного стада.

Д.Медведев: Понятно.

В.Балалаев: И он уже на 40% реализован, то есть он работает уже два года, даёт продукцию.

Это было бы здорово, но нет людей в сельском хозяйстве. То, что сегодня есть… Например, 90% средств из федерального бюджета идёт под конкретное физическое лицо, и 5% платит это физическое лицо. Что на самом деле получается? Они получают жильё, приватизируют, и остаётся из 10 два. А восемь уезжают! Понимаете, неэффективная эта программа, а нам надо… Вот мы построили агрогородок и отдали в аренду это жильё на 10 лет с последующей приватизацией.

Д.Медведев: Спасибо.

В.Балалаев: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Я думаю, что если я отвечу на все вопросы Вячеслава Ефимовича, то можно и завершать нашу встречу.

В.Балалаев: Спасибо.

Д.Медведев: Но начну с того, что, во-первых, спасибо большое за приглашение на праздники, я постараюсь им обязательно воспользоваться.

Теперь по сути вопросов, которые вы ставите и которые на самом деле касаются и Смоленщины, и вообще в значительной степени всей нашей страны.

По законодательству, связанному с переселением из аварийного жилья. Очень хорошо, что вы на эту тему вышли. Я на самом деле считаю, что это изменение в закон было бы абсолютно разумным. Почему? Во-первых, люди хотят всё-таки переселяться в благоустроенное, современное жильё, и если человек ещё и какие-то свои 10 копеек вложил, он всё-таки немножко по-другому будет относиться к тому, что получил. Ну это мировой закон, да? Когда ты в чём-то поучаствовал, может, даже небольшими деньгами, у тебя к этому другое отношение, потому что ты понимаешь, что это уже часть твоего трудового результата. Поэтому нужно подумать, что и как дополнить: только ли сам закон или ещё набор подзаконных актов. Но в принципе мне эта идея нравится, она сама по себе правильная, с экономической точки зрения абсолютно разумная. Давайте это сделаем, но мне нужен тогда свод предложений. Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову), по итогам нашей встречи сделайте, чтоб ничего не упустить, у нас, конечно, запишут всё, что нужно, но желательно на бумаге всё это тоже получить мне. Хорошо, договорились.

Теперь по поводу программы «Новые дороги “Единой России”». Мне кажется, то, что такие проекты у нас реализуются как проекты партийные, – это очень важно. Как вы правильно говорите, когда человек выходит и видит, что дорога новая, у него совершенно другое настроение, и пешком ли он по ней гуляет или в автомобиль садится, – это первое, что бросается в глаза. Вот я прилетаю куда-нибудь – не важно, к вам, например, или в другое место, – у меня есть такая манера, желание: я очень часто сам сажусь в автомобиль, сам за руль. Потому что когда ты сам едешь, ты, как ни странно, гораздо больше видишь (чем едешь – сбоку за какой-нибудь шторкой, и обзора никакого нет), и ты видишь, по чему ты едешь.

Я могу вам сказать так: если въезжаешь в регион и дорога к аэропорту плохая – настроение уже другое. Во-первых, это означает, что руководство этим занимается не очень хорошо. Во-вторых, ты понимаешь, что такие же эмоции испытывают люди, которые прилетают, приезжают. И в-третьих, понимаешь, что внимания этому нет и денег на это, видимо, нет, или же приоритеты иначе распределены. К сожалению, и у вас такая же история. Её надо, конечно, менять. Но это отдельный вопрос, в том числе и вопрос о поддержке каких-то дорожных проектов, и если они есть – предложите, мы посмотрим. Но что касается пролонгации, продления самой программы, мне кажется, это для партии абсолютно правильно, потому что сама по себе эта программа привлекательная. Людей наших волнуют дороги, волнует жилищно-коммунальный комплекс (который, кстати, очень часто с дорогами и связан), здравоохранение, образование, общая ситуация. Поэтому, мне кажется, для партии этот проект правильно продолжать.

Наконец, третий вопрос – по вашему агрокомплексу. Действительно большой комплекс, если 5,5 тыс. голов дойного стада. Может быть, есть смысл подумать о том, чтобы по примеру Брянской области – она недалеко – позаниматься и мясным поголовьем? Потому что у вас явно животноводческий регион, он абсолютно европейский, северо-западный, и кому, как не вам, этим заниматься, потому что всё-таки растениеводство в ограниченных каких-то возможностях существует у вас. Поэтому, мне кажется, это правильно.

Что же до того, чтобы всё это достроить, – здесь нужно посмотреть. Насчёт агрогородков сразу скажу: это хорошая тема. Обязательно нужно, чтобы была правильная кредитная поддержка. Мы разбирались недавно, и коллега в Думе говорил об этом, и на совещаниях различных: очень важно, чтоб продолжалось софинансирование кредитов и субсидирование кредитных ставок, потому что если мы с этой дороги уйдём, то результат будет гораздо хуже, чем можно было бы себе представить. А в большинстве стран, весьма развитых в агарном отношении, объём дотаций и субсидирования всё-таки достаточно высокий применительно к сельскому хозяйству. И нам никуда в ближайшие годы от этого не уйти, в том числе потому что мы вступили в ВТО и условия труда аграриев стали более сложными, потому что конкуренция усиливается. С этим ничего не поделать, это должно подтянуть и нас, мы, собственно, должны меняться тоже. Но государство должно помогать, поэтому принят целый ряд решений, я коллегам тоже по партии говорил о них, и когда в Госдуме выступал, – только в этом году ещё дополнительно на программы сельского хозяйства направить порядка 42 млрд рублей.

Да, и последнее, о чём вы говорили, – закрепление специалистов. Конечно, очень хорошо, когда развитие хозяйства, например, крупного такого, как вы говорите, или поменьше сопровождается строительством жилья для молодых специалистов, потому что другого способа удержать людей на селе не существует. Причём это должно быть нормальное современное жильё, а не просто комната в общежитии. Сейчас никого этим не приманишь, это, может, 50 лет назад срабатывало, а сейчас абсолютно нет, особенно с учётом того, что это всё-таки деревня, а в деревне, на мой взгляд, уровень комфорта должен быть выше, чем в городе. В городе есть плюсы определённые, там развлечения разные, масса магазинов, доступ в университеты, театры, но поэтому и жильё там может быть меньше, а на селе оно как раз должно быть более комфортабельным, если человек выбирает для себя село. Поэтому эта программа, которая у нас реализуется в рамках большой государственной программы развития АПК по субсидированию строительства жилья, тоже будет продолжена, но она, конечно, не универсальная, сразу скажу. Она где-то работает лучше, где-то работает хуже.

И очень важно, чтобы программа по строительству жилья для молодых специалистов обязательно сопровождалась софинансированием со стороны самих хозяйств, со стороны самих работодателей, потому что без этого она не работает. В каких пропорциях – это отдельный разговор, но это совместный проект.

Реплика: Спасибо.

Д.Медведев: Вам спасибо. Пожалуйста.

А.Малащенков: Дмитрий Анатольевич! Депутат Смоленской областной думы Малащенков Артём Сергеевич, секретарь местного Смоленского районного отделения партии.

Я к Вам хочу обратиться не только как депутат и секретарь, но также как отец двух дочерей дошкольного возраста. Сегодня у нас в регионе очередь в дошкольные учреждения составляет более 17 тыс. детей. И чтобы решить эту проблему до 2016 года и обеспечить детей с трёх до семи лет местами в детских садах, нам необходимо порядка 1,5 млрд рублей и строительство 13 новых детских садов. При отчёте в Государственной Думе Вы затронули эту тему и сказали, что министерствам профильным дано указание о подготовке федеральной целевой программы, в рамках которой будет софинансирование строительства детских садов в регионах. Но учитывая кризисность нашего бюджета (Вы об этом тоже сегодня говорили)… У нас собственные доходы 23,4 млрд рублей и государственный долг к концу этого года уже будет 19 млрд рублей. Хочется у вас поинтересоваться…

Д.Медведев: А он снижается или растёт?

А.Малащенков: Нет, увеличивается. Хочется поинтересоваться: будет ли в рамках этой федеральной целевой программы единообразный подход ко всем регионам, либо такие кризисные регионы, как мы, получат немножко больше?

Д.Медведев: Немножко больше… Спасибо, Артём Сергеевич. Вопрос этот для любого региона важен, и для вашего тоже. У нас, для того чтобы решить практически полностью проблему с детскими дошкольными учреждениями по всей стране, нужно приблизительно 1,2 млн мест – это много, конечно, реально много. И приблизительно понятны источники: на одну треть источники уже есть в федеральном бюджете и бюджете регионов, в том числе и в вашем что-то есть, приблизительно 350–370 тыс. Ещё 300 с лишним тыс. идёт за счёт различных форм негосударственного участия и создания альтернативных форм ухода за детьми (мы просто прикидывали). Но на остаток порядка 350 тыс. денег нет в бюджете, именно поэтому мною было принято решение создать специальную программу, для того чтобы поддержать регионы, потому что у вас тоже на это денег нет. В результате родилось моё поручение, сейчас готовится постановление Правительства о выделении довольно значительной суммы денег. В общей сложности на ближайшие несколько лет это 300 млрд рублей с небольшим. Как мы будем их распределять? Конечно, мы не будем просто их размазывать автоматически. Естественно, будем учитывать целый ряд факторов и общую ситуацию с детскими дошкольными учреждениями. У нас, на удивление, 10 регионов вообще не имеют этой проблемы, причём разных. Ещё 10 регионов где-то балансируют практически, они способны сами решить, там небольшое количество мест в детских садиках нужно сделать. Но есть регионы, в которых эта проблема стоит драматически – либо потому что огромное количество мест требуется, либо потому что абсолютно нет денег.

У вас какая потребность в местах в детские дошкольные учреждения, прикидывали?

А.Малащенков: Порядка 17 тыс. где-то.

Д.Медведев: 17 тыс., да? Но это для Смоленска большая цифра, да. С учётом населения это большая цифра.

Поэтому мы, конечно, будем исходить из индивидуального подхода и постараемся сделать так, чтобы каждый регион (такая цель просто стоит) до 2016 года эту проблему закрыл. И конечно, мы будем ориентироваться на целый ряд факторов: на очередь, ещё раз говорю, на бюджетную обеспеченность и на вашу способность найти какие-то источники софинансирования. Но федеральный бюджет поможет, не сомневайтесь.

О.Иванов: Разрешите?

Д.Медведев: Пожалуйста.

О.Иванов: Секретарь местного отделения партии «Единая Россия» Кардымовского района, глава администрации Кардымовского района Смоленской области Иванов Олег Вячеславович.

Добрый день, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Добрый день, Олег Вячеславович.

О.Иванов: Такой вопрос, который сегодня беспокоит, наверное, нас всех в России, беспокоит он не только Смоленскую область, Кардымовский район: это развитие спорта, развитие здорового образа жизни среди молодёжи. Сегодня это работа с молодёжью непосредственно. Меня как руководителя местного отделения партии интересует работа нашей «Молодой гвардии». За те три года, что мы у власти (после выборов в 2010 году мы взяли 80%, партия «Единая Россия» у нас в районе победила, у нас сегодня представлены на 80% депутаты районного совета, хотя до этого район полностью считался «красным поясом», так сказать), мы довольно много сделали. Прежде всего мы провели и проводим сейчас большую работу с молодёжью. Сегодня у нас «Молодая гвардия» реально работает. Буквально две недели назад мы приняли в молодогвардейцы 24 молодых человека, чем гордимся.

При этом наша молодёжь активно работает. Она является сегодня локомотивом практически всех мероприятий, всей общественной жизни, которая проходит на территории района. А это такие легендарные места, как Соловьёва переправа (события, связанные с 1941 годом), Лубино – наше историческое место (1812 год). Есть такой бренд: могло ли быть Бородино, коль не было бы Лубино? Всевозможные центры активного отдыха – также инициатива нашей молодёжи.

В то же время такие маленькие районы, как я представляю, каких большинство сегодня в Смоленской области…

Д.Медведев: У вас сколько населения?

О.Иванов: 12 тыс. Но при этом, если брать Кардымовский район, у нас нет ни дома культуры, ни центра детского творчества, ни ФОКа (Физкультурно-оздоровительный комплекс), по сути, даже стадиона на сегодняшний день нет. Поэтому, когда мы получаем определённый результат на выборах (а мы показали и на выборах в Государственную Думу один из лучших результатов, и на выборах Президента Российской Федерации третье место заняли), молодёжь подходит, задают вопрос: «Олег Вячеславович, хотелось бы нам получить ФОК, хотя бы спортивный комплекс». Хочу также сказать, что это проблема не только Кардымовского района. Я знаю, сегодня это проблема…

Д.Медведев: Точно проблема не только Кардымовского района!

О.Иванов: Это проблема и Демидовского, и Шумячского районов.

Д.Медведев: Я вам больше скажу: это ещё проблема огромного количества других районов в нашей стране, но это не означает, что её не нужно решать.

О.Иванов: Дмитрий Анатольевич, мы находимся в самом сердце, через нас проходит Старая Смоленская дорога, которую, я надеюсь, «Новые дороги “Единой России”» тоже приведут в хорошее состояние. Поэтому хотелось бы, обращаясь за помощью, поддержать наших молодогвардейцев именно за те результаты, которые они достигают – реально делают, реально работают, ну и начать с того, что какой-нибудь ФОК в помощь от Федерации бы получить.

Д.Медведев: Понятно, Олег Вячеславович. Спасибо. Привет молодёжи передавайте, скажите, чтобы работали активно, тем более в преддверии выборов. Что касается программы по ФОКам, по учреждениям культуры, то мне кажется, это тоже очень важное направление работы. Потому что, если говорить о небольших населённых пунктах, о деревнях, о маленьких поселениях, небольших городах, – что там должно быть, чтобы это было живое? Школа, почта, магазин, какое-то учреждение культуры (оно, кстати, может быть и в школе на самом деле, совмещённое) и ФОК. Тогда можно считать, что жизнь полноценная. Если чего-то из того, что я назвал, нет, то это уже всё-таки не то.

Надо признаться, при советской власти многое из того, что я назвал, было. Советского уровня, скажем откровенно, не бог весть что, но всё-таки это было, поэтому мы должны сейчас делать всё, чтобы не только восстанавливать то, что там когда-то исторически присутствовало в тех или иных местах. Может быть, что-то и не нужно восстанавливать, но создавать новое.

По ФОКам: мы неплохо продвинулись за последние годы в этом направлении. Очень приятно, мне во всяком случае, у вас я не был, когда приезжаешь в какой-нибудь небольшой городок или какую-то, по сути, деревню, и стоит комплекс. Он не шикарный, какой-то там гигантский, а такой, какой нужен для такого количества людей, да?

О.Иванов: На 12 тыс.

Д.Медведев: Но он современный (да даже там не на 12 тыс., там на меньшее количество людей), он современный, и в нём две-три разные площадки, или дорожка бассейна и какая-то площадка.

О.Иванов: Универсальный.

Д.Медведев: Универсальный. Хорошо, что у нас такая программа, по сути, реализуется как партийная программа. Но раз вы приезжаете в гости, я не могу иначе откликнуться на ваше предложение, как просто дать поручение посмотреть на ваш район и постараться найти какие-то средства, для того чтобы ФОК построить. Это не значит, что мы сразу же все задачи решим, но должен быть какой-то старт. Надо прикинуть только, какой проект реализовать по населению и в каком месте конкретно, с тем чтобы это было наиболее удобно для жителей, и дать старт этому.

Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову).

С.Неверов (секретарь генерального совета партии «Единая Россия», заместитель председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации): Необходима заявка из региона непосредственно на софинансирование, которое осуществляется в том, что регион выделяет землю…

Д.Медведев: Землю, надеюсь, выделят?

О.Иванов: С землёй уже всё решено.

Д.Медведев: Хорошо. В конкретном месте просто… На самом деле, такие вещи, мне кажется, даже в преддверии выборов, да и вообще, правильно решать с использованием процедур местной демократии: просто с людьми посоветоваться, сход провести, спросить, где лучше сделать. Мне кажется, мы тем самым и дополнительное число сторонников приобретём.

О.Иванов: Обязательно.

Дмитрий Анатольевич, большое спасибо. И опять же, пользуясь случаем, разрешите от наших молодогвардейцев передать вам наилучшие пожелания и приглашение к нам на «Соловьёву переправу» – у нас проходит фестиваль международно-туристический и военно-патриотический, посвящённый Соловьёвой переправе, в этом году с 19 по 21 июля будем проводить, поэтому будем рады Вас видеть у нас на фестивале.

Д.Медведев: Спасибо. Олег Вячеславович, давайте немного по-другому договоримся. Фестиваль, конечно, хорошая тема. Давайте мы ФОК построим у вас – вот на ФОК я приеду посмотреть. Это будет и повод хороший, и вообще чтобы был какой-то результат от нашего с вами общения. Договорились?

О.Иванов: Спасибо.

Д.Медведев: Хорошо. Пожалуйста.

Е.Каманин: Каманин Евгений Иванович, главный врач смоленской областной клинической больницы, секретарь смоленского отделения партии «Единая Россия» и председатель комитета по социальной политике Смоленской областной Думы.

Реплика: И руководитель фракции областной Думы.

Е.Каманин: Да.

Д.Медведев: Сколько у вас должностей!

Е.Каманин: Позвольте сначала мне немного разрядить обстановку…

Д.Медведев: А вы считаете, она скованная?

Е.Каманин: Нет. Вот я и позволю себе с вашего позволения вспомнить, что мы с Вами познакомились в 2000 году на выборах Президента, когда я был доверенным лицом Президента.

Д.Медведев: Не скрою, сей чудесный факт, Евгений Иванович, у меня улетучился из головы. Очень приятно.

Е.Каманин: И Вы в такой же спортивной форме, как были в 2000 году.

Д.Медведев: Спасибо. От врача приятно такое слышать.

Е.Каманин: И, коллеги, у меня как у доктора есть впечатление и желание, что у Вас хватит сил и здоровья решать эти важные проблемы России и в том числе Смоленской области.

А если ближе к нашей теме, Дмитрий Анатольевич, прежде всего от всех медицинских работников нашей области мы хотим поблагодарить за то, что два года модернизации здравоохранения, 2011, 2012 годы, в общем-то, внесли большой вклад в развитие здравоохранения. В частности, в совершенствование и материальной базы, и медицинского оборудования, и многих вопросов информатизации, в том числе и стандартов лечения. Всё-таки положительные сдвиги есть. Тем не менее, конечно, остались проблемы. И, естественно, я бы хотел в большей степени сегодня обратить внимание на те проблемы, которые стоят перед здравоохранением Смоленской области.

Вы знаете, обидно, что когда-то на Смоленщине проживало более 2 млн человек, я имею в виду до Великой Отечественной войны. Сегодня у нас…

Д.Медведев: Но это, извините, пожалуйста, Евгений Иванович, вы уверены, что это в тех же границах?

Е.Каманин: Ну почти в тех же, границы немного изменились.

Д.Медведев: Или всё-таки это была объединённая область?

Е.Каманин: Да, с Белоруссией было объединение… Но тем не менее сегодня у нас менее миллиона где-то…

Д.Медведев: На самом деле просто большая цифра, да.

Е.Каманин: 984 250 человек. И, конечно, если показатель рождаемости по Российской Федерации, допустим, 13,3, то по Смоленщине – 10,5. Обидно.

Если мы говорим о младенческой смертности, на 6,9% она у нас выше, чем средний показатель по России.

Д.Медведев: Это по новой методике?

Е.Каманин: По новой.

Д.Медведев: По методике Всемирной организации здравоохранения?

Е.Каманин: Да, когда мы говорим о выхаживании 500-граммовых… В том числе и материнская смертность у нас на 16% выше, чем среднероссийская.

Д.Медведев: Да, это печально.

Е.Каманин: Печально. И всё это я говорю к тому, уважаемый Дмитрий Анатольевич, что мы вместе с Игорем Васильевичем (И.Ляховым) и с общественностью нашей готовим материалы по улучшению оказания помощи материнству и детству.

У нас есть детская больница, которая построена в 1973 году, она всего лишь на 120 мест, и там площадь на одного ребёнка – 2 кв. м при норме не менее 10, поэтому, конечно, самая важная проблема сегодня – это строительство второй очереди детской областной больницы. Не такая уж огромная там сумма – 1,6 млрд, проект уже практически готов. Мы с Игорем Васильевичем были у Министра здравоохранения Вероники Игоревны (В.Скворцовой), она нас поддерживает, но сказала: «Если Дмитрий Анатольевич подпишет, вы будете в плане». Так вот, сегодня мы имеем возможность Вам показать это письмо, где будет достаточно одной Вашей подписи, которое пойдёт в Министерство здравоохранения, и всё население Смоленщины, и дети Вам скажут огромное спасибо.

Д.Медведев: За письмо благодарить особенно нечего, главное, чтобы больница появилась. Но если есть письмо, покажите мне его.

Е.Каманин: Да, пожалуйста.

Д.Медведев: А пока Евгений Иванович будет передавать, я тоже в свою очередь хотел бы сказать пару слов о тех изменениях, которые идут, и о проблемах.

По изменениям: вы упомянули программу модернизации, упомянули, что оборудование новое пришло. Это так, на самом деле мы этим занимаемся последние семь-восемь лет, это хорошо. А что с зарплатой сейчас, Евгений Иванович?

Е.Каманин: Дмитрий Анатольевич, Вы совершенно правильно поднимаете этот вопрос, потому что в программе модернизации не в полном объёме была решена проблема повышения заработной платы работникам учреждений здравоохранения. Но в последнее время мы, выполняя Указ Президента в отношении средней заработной платы медицинских работников, что-то делаем на месте. Прежде всего повысили тарифы по Фонду обязательного медицинского страхования за счёт местных ресурсов, внедрили несколько новых методик оплаты, которые касаются конкретно завершённого случая: то есть и качество лечения, и объёмы. Понятно, что эта заработная плата не так высока, как хотелось бы, но тем не менее…

Д.Медведев: Рост произошёл или нет всё-таки?

Е.Каманин: Есть. По итогам 2012 года средняя зарплата врача, например, по нашей больнице составила 21 250 рублей.

Д.Медведев: А была сколько?

Е.Каманин: За этот месяц уже 24 тыс. То есть рост есть. А была раньше в пределах 16 тыс. Теперь у нас средний медперсонал получает такую сумму. Определённый рост есть, но он, конечно, недостаточен.

Д.Медведев: Рост никогда не бывает достаточным. Есть показатели, к которым мы идём и которые в любом случае будут достигнуты и по врачам, и по среднему медицинскому персоналу, и по младшему медицинскому персоналу. Нужно обязательно отслеживать, как это всё происходит. Но и не видеть всего этого тоже нельзя, потому что я в Государственной Думе выступал, у нас там, у нашей партии, есть оппоненты – это нормально, обычно начинают кричать, что зарплата не растёт. Я вынужден был сказать, что это не так, она растёт, она растёт где-то быстрее, где-то медленнее. Конечно, в значительной мере это зависит от экономической мощности региона. Я про Москву не говорю – здесь отдельная совершенно ситуация, но, конечно, это зависит от средней заработной платы.

Поэтому, развивая в целом экономический потенциал Смоленщины, мы будем тем самым подтягивать и заработную плату врачей – это вопрос, конечно, не к вам. Что же касается темы, связанной с больницей, Скворцовой Веронике Игоревне я поручение дал, так что работайте с ней.

Е.Каманин: Спасибо.

Дмитрий Анатольевич, продолжая свой вопрос по заработной плате. Нам было бы намного легче, если бы Вы сочли возможным дать поручение повысить базовый оклад, ведь сегодня получается так, что оклад младшего персонала ниже минимального размера оплаты труда.

Д.Медведев: Цепкие люди! Сначала всё хорошо, всё растёт, потом – да, зарплата растёт, но не очень быстро, потом больница, потом базовый оклад.

Е.Каманин: Дмитрий Анатольевич, зарплата могла бы расти быстрее, но то, что мы зарабатываем, мы вынуждены тратить, чтобы доплатить до МРОТ. Вот у нас в коллективе 700 таких работников.

Д.Медведев: У вас сколько врачей в больнице?

Е.Каманин: Врачей 385, в целом коллектив 2 тыс. человек.

Д.Медведев: Большой коллектив.

Е.Каманин: И вот 700 работников имеют печальную ставку 2,8 тыс. рублей. Понятно, что у нас уходит много на доплаты.

Д.Медведев: Евгений Иванович, вопрос ведь не только в системе оплаты труда. Если по-честному, конечно, её нужно совершенствовать, но нужно делать её более современной, оптимальной, приближенной к реальному вкладу конкретного специалиста, врача разных квалификаций, но это зависит и от общей бюджетной обеспеченности, мы же с вами понимаем.

Вы сейчас говорите о деньгах, о зарплатах, мы с вами говорим о вложениях. Позвольте мне всем дать один совет в период предвыборной кампании. Мне кажется, наша партия, которая стоит у власти и у которой есть очевидные достижения, потому что благоприятные изменения для людей, объективно оценивающих ситуацию, видны... Они не везде, может быть, такие рельефные, но они всё-таки видны. И тем не менее в общении с людьми нужно всегда говорить правду и не приукрашивать ситуацию, потому что люди больше всего не любят, когда им, что называется, втирают очки или пудрят мозги, как угодно называйте. Поэтому в период избирательной кампании, мне кажется, лучше говорить не очень приятные вещи, чем рассказывать какие-то сказки. Иными словами, когда говорят «вы нам сделайте вот это и вот это к такому-то году», нельзя обещать того, что мы не сделаем. Лучше правду сказать, что мы не сделаем к этому периоду, но будем стараться сделать одно, другое и третье. Это в качестве достаточно очевидной, но рекомендации по любому направлению, будь то аграрии, аграрное направление, будь то спорт или же такая важнейшая тема, как медицина.

Е.Каманин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Видите, вы меня приостановили, сказали, что достаточно, а я хотел ещё два вопроса, если позволите, озвучить.

Д.Медведев: Пожалуйста, как же я могу вам не позволить. Озвучьте.

Е.Каманин: Знаете, мне неудобно. Вы подписали такое важное для нас письмо, мне уже стыдно что-то просить.

Д.Медведев: Теперь уже продолжайте.

Е.Каманин: Это менее дорогостоящая просьба. Дмитрий Анатольевич, учитывая эту ситуацию по нашему району, хотелось бы попросить наше Министерство здравоохранения выделить на область несколько машин амбулаторных.

Д.Медведев: Машин?

Е.Каманин: Да, мобильный автомобиль. Его стоимость около 7 млн рублей, амбулатория передвижная. Можно ехать по району…

Д.Медведев: Полезная штука, но тоже нужно обращение, вы же понимаете.

Реплика: Мы запланировали.

Д.Медведев: Запланировали? Хорошо, тогда либо просто пометьте, либо мне скажите. Ладно, постараемся помочь.

Е.Каманин: Спасибо. Здоровья Вам, благополучия и всего самого доброго!

Д.Медведев: Спасибо большое, и вам. Пожалуйста.

В.Муханов (глава администрации Новодугинского муниципального района, секретарь новодугинского отделения партии «Единая Россия», член политического совета смоленского отделения партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, это Муханов Виктор Петрович, секретарь местного новодугинского отделения и глава администрации этого района. Я как секретарь и член партии с самым, наверное, большим стажем, с начала истории нашей партийной организации, хотел бы выступить в защиту маленьких районов. Наш Новодугинский – 10,5 тыс. населения, чисто сельскохозяйственный район, и таких районов у нас больше половины. Я, честно говоря, денег просить не намерен у Вас, но посоветоваться…

Д.Медведев: Спасибо вам, Виктор Петрович, большое от Председателя Правительства Российской Федерации. Похлопаем давайте Виктору Петровичу.

Расскажите, какие у вас проблемы.

В.Муханов: У нас в районе хозяйства неплохие, сельскохозяйственные предприятия, но некрупные, поголовье – до 1 тыс., и в целом они у нас неплохо работают. Спасибо Вам огромное за внимание государства, мы пользуемся буквально всеми программами и благами и стараемся максимально улучшить работу наших сельскохозяйственных предприятий, но до определённого момента. Мы сейчас пришли к черте, ситуация не совсем та, которую мы бы хотели дальше видеть, чтобы вот теми шагами, какими шагали последние пять лет, двигаться вперёд. Хотя есть желание, есть замечательные руководители в хозяйствах, но есть определённые трудности. В частности, чтобы развиваться, надо брать на сегодня кредит.

Д.Медведев: Ну а как иначе?

В.Муханов: Мы, естественно, его берём. Но те залоговые условия, которые нам банки предлагают, не очень посильны, то есть залог один к двум, фактически хозяйства небольшие, набрать можно в залоговой сумме до 100 млн, если всё собрать. Взял, а дальше рассчитывайся и сиди, жди, пока можно будет ещё брать кредиты. Поэтому, если можно на это повлиять, чтобы залоговую уменьшить в 2 раза, один к одному сделать. И сроки кредитов, которые мы получаем, хотелось бы, чтобы были не менее 15-20 лет, и начинать возврат основного долга спустя три года. Зачем мы об этом говорим и просим? Вы правильно сказали: мы занимаемся крупным рогатым скотом (откорм и молочная продукция), в частности, у нас очень хорошая своя сычёвская порода выведена, лучшие йогурты получаются из молока этого животного, поэтому мы хотим её сохранить и развивать. Фактически телёнок становится коровой в течение трёх лет, тогда уже реально начинает идти отдача. Мы с этой точки зрения и просим, если Вы нам поможете, мы точно ещё шагнём вперёд и улучшим свои показатели и результаты.

Д.Медведев: Понятно. Виктор Петрович, а вы в каких банках кредитуете ваши хозяйства?

В.Муханов: Мы в сельхозбанке…

Д.Медведев: В Россельхозбанке?

В.Муханов: Да, и в Сбербанке, в государственных…

Д.Медведев: Понятно, два основных банка. У нас, знаете, люди грамотные везде теперь, и в деревне тоже. И, кстати, это очень хорошо, потому что сегодня все считают проценты, стоимость активов, залоги. Я когда начинал национальными проектами заниматься, просто был поражён, когда при мне обычные бабушки, которые брали небольшие кредиты, прямо с карандашом в руке это стали показывать. Я понял, что все разговоры о том, что в деревне нет людей, которые способны заниматься реальным сельскохозяйственным бизнесом, неправильные, нечестные. Разные люди есть, конечно, но есть и абсолютно подготовленные. Конечно, я знаю о том, что вы мне говорите. Нормативы по залогам на самом деле устанавливаются не только на уровне государства, точнее скажем, на уровне Центрального банка, по залоговой массе, но и на уровне самих банков, то есть нужно разговаривать с руководством Сбербанка и Россельхозбанка. Я с ними поговорю, они у меня регулярно бывают. Один к одному… Если по-честному, таких залоговых нормативов никогда не бывает, объём стоимости залога всегда должен превышать на некоторое количество размер кредита. Это мировая практика, то есть не бывает такого, чтобы вы взяли кусок земли стоимостью 100 рублей и получили бы кредит 100 рублей. Всегда есть залоговый коэффициент, но должен ли он быть один к двум – это действительно вопрос. Связан он с тем, насколько легко можно распорядиться объектом залога – землёй или чем-либо другим, что вы закладываете. Вы что закладываете в банк?

В.Муханов: Всё ликвидное имущество.

Д.Медведев: Всё имущество? Это уже вопрос к самому банку, как он оценивает ликвидность соответствующего имущества. Но я с ними поговорю, на мой взгляд, 200% залога – это много, потому что банк должен уметь работать с ликвидным имуществом. Иными словами, обанкротиться теоретически может любое хозяйство, но он не должен закладывать такой уровень, он должен просто уметь тогда, если что, продавать это имущество и находить новых хозяев. Оно же всё равно потом будет использоваться по назначению.

Что касается сроков, мы стараемся, конечно, поддерживать длинные кредиты и, вы знаете, неоднократно продлевали их, особенно в последние несколько лет: сначала делали пятилетние кредиты, когда было сложнее, потом семилетние, потом девятилетние, сейчас даём и 15-летние кредиты. Но, конечно, чем длиннее деньги, тем сложнее их получить. Я слышу то, что вы говорите. Мы, конечно, будем стараться делать так, чтобы на село приходили длинные деньги, приходили кредиты, рассчитанные на весь инвестиционный цикл. А я понимаю, что такое заниматься КРС, потому что крупный рогатый скот – это самый рисковый и самый дорогостоящий вид сельскохозяйственной деятельности. Это не урожай в поле, который собрал, продал, и у тебя уже живые деньги. Тут цикл инвестиционный – три года вообще ничего нельзя делать, потом, когда начнётся деятельность молочно-товарной фермы или же, если это мясное поголовье, когда уже можно забоем заниматься... То есть мы понимаем, о чём идёт речь, занимаемся этим и будем заниматься дальше, постараемся помогать.

В.Муханов: Спасибо. Дмитрий Анатольевич, единственное, по земле Вы сказали. Хотелось бы, чтобы землю они брали в залог согласно кадастровой стоимости, сейчас у них вольная оценка, и здесь мы проигрываем.

Д.Медведев: Виктор Петрович, вы правы, я знаю это. Они действительно оценивают сами, по кадастровой стоимости им оценивать трудно. Почему? Потому что они должны оценить землю исходя из того, за сколько они её продают. Им же земля-то не нужна. Они должны оценивать её по рыночной стоимости, и это самый сложный момент. Банки всегда занижают – это 100%, но это во всех странах. У нас просто эта граница очень широкая, надо её сближать с реальной рыночной ценой земли и стараться приводить реальную рыночную цену к кадастровой стоимости. Но пока эти величины существенно отличаются.

В.Муханов: Спасибо.

И.Ляхов: Дмитрий Анатольевич, разрешите в продолжение сельскохозяйственной тематики, учитывая, что я вчерашний заместитель губернатора…

Д.Медведев: По селу?

И.Ляхов: …по сельскому хозяйству, да.

Д.Медведев: Хорошо.

И.Ляхов: Дмитрий Анатольевич, Вячеслав Ефимович (В.Балалаев) обозначил, что у нас есть мегапроект, но пока это не мегапроект, он запущен менее чем на 40%.

Смоленская область – это зона, как Вы отметили, где прекрасно произрастают травы, то есть зона для того, чтобы заниматься разведением крупного рогатого скота. У нас более 20 племенных хозяйств, но наше животноводство представлено практически на 99% мелкотоварными хозяйствами – это 200–300 голов, в основном дойное стадо. Но, как показывает практика и анализ, в основном эти предприятия низкорентабельные, и высокорентабельными могут быть только серьёзные мегакомплексы.

Д.Медведев: Так, что будем делать?

И.Ляхов: Я знаю точно, что сейчас в Минсельхозе рассматривается несколько мегапроектов, которые будут спущены в ряд регионов, чтобы они там могли найти своё определение. В нашем регионе земли предостаточно, в нашем регионе есть серьёзные руководители и есть потенциал. Мы бы Вас хотели попросить, чтобы один из мегапроектов…

Д.Медведев: Все эти проекты опустили бы в ваш регион?

И.Ляхов: Хотя бы один, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Я что хочу сказать? Вы знаете, уважаемые коллеги, за проекты надо уметь бороться. Мы же с вами в рыночной экономике живём, не в какой-то другой, нужно создать такие условия… Не мне вам объяснять как бывшему с сегодняшнего дня заместителю губернатора, что мало просто сказать, что мы хорошие, надо сказать, почему хорошие. Ваши соседи взяли и затащили к себе «Мираторг». Правильно?

И.Ляхов: Да.

Д.Медведев: Брянские, да. Крупный, очень серьёзный комплекс и серьёзная компания, хотя, не скрою, конечно, без государственной поддержки через систему кредитования ВЭБа они бы ничего не сделали. Задача там огромная, точнее, планы. Знаете, да, какие у них планы? Они, по-моему, 200 тыс. голов хотят мясного поголовья – это абсолютно мировой уровень. Более того, я не аграрий, на что у нас часто коллеги из Коммунистической партии любят указывать, они у нас патентованные специалисты по всем вопросам. Тем не менее я знаю, что для того чтобы нам, например, закрыть потребности нашей страны по мясу крупного рогатого скота, то есть самому трудному и самому дорогому мясу, нам требуется приблизительно ещё восемь-девять таких комплексов. Я считаю, что вполне можно было бы попробовать вам претендовать на то, чтобы один такой или чуть меньше комплекс появился у вас. Но это в качестве идеи, для этого нужно подготовить предложения и по партийной линии, и по государственной. Здесь, конечно, нужно привлечь будет и ваших коллег нынешних и бывших, для того чтобы это предложение родилось, чтобы перейти от мелкотоварного производства и создать какое-то крупное, доделать тот мегапроект, о котором вы говорили, и, может быть, ещё один создать. И необязательно, чтобы это было только молочное поголовье, может быть, мясное поголовье.

И.Ляхов: Мясное, это же одна кормовая база.

Д.Медведев: Одна кормовая база, и потом, у нас этого нет вообще. Мы когда разбирались, для меня было довольно неожиданным именно в силу моего образования, почему у нас нет мясного поголовья. Кто знает? Но не потому, конечно, что у нас мясное поголовье не может нормально развиваться или нет соответствующих условий. Наоборот, у нас прекрасные травы и всё остальное для КРС. Нет! Когда-то главные аграрии, Коммунистическая партия Советского Союза, решили, что нечего баловаться, нужно выращивать универсальную корову, чтобы она и молоко давала, и, когда не может уже молоко давать, тогда её на мясо. Но мы же понимаем, какого качества это мясо, поэтому у нас в советские времена кости лежали в магазинах. Но это в Ленинграде, в Смоленске, наверное, и костей не лежало.

И.Ляхов: Соль и спички.

Д.Медведев: Соль и спички, да, и трёхлитровые банки бурого цвета с соком, как сейчас помню, в магазине. Так вот, сейчас это абсолютно новый рынок. Мы отчасти зависим здесь от Бразилии, от других наших стран-поставщиков, но нам нужно своё мясное поголовье развивать и, конечно, молочное стадо тоже совершенствовать. И очень важно заниматься своей селекцией, потому что большинство таких правильных селекционных пород у нас, к сожалению, закупаются, вы сами знаете, в разных местах – в Канаде, Новой Зеландии, Австралии, что-то в Европе покупается, во Франции. Но это всё не наше, а это поголовье должно быть наше.

И.Ляхов: У нас, кстати, один из немногих выжил селекционный центр.

Д.Медведев: Да? Это хорошо, кстати.

И.Ляхов: И есть огромные запасы семени высокопородного скота.

Д.Медведев: Тоже важно, храните их.

И.Ляхов: В том числе и мясного, Дмитрий Анатольевич. Храним в азоте.

Дмитрий Анатольевич, всё-таки, может быть, в Минсельхоз звоночек сделаете?

Д.Медведев: Звонить-то можно, проблем нет, даже здесь телефоны стоят. Нужно просто, чтобы вы инвестиционное предложение создали. Не мне вам рассказывать, вы же, ещё раз говорю, бывший замгубернатора. Это должна быть такая книга, что есть несколько возможностей в двух-трёх районах, обладающих такими-то угодьями, допустим, развернуть такое-то производство, мы готовы под это предусмотреть такие-то и такие-то возможности. Давайте это сделаем таким партийным проектом у вас.

Реплика: Это уже есть.

Д.Медведев: Есть, и слава богу.

И.Ляхов: Прекрасно, мы и не хотим никому это отдавать, это чисто наш партийный проект.

Д.Медведев: И прекрасно, зачем кому-то отдавать?

И.Ляхов: Будет нам козырь перед выборами.

Д.Медведев: Договорились, занимайтесь.

Реплика: Николая Васильевича Фёдорова пригласить…

Д.Медведев: Николая Васильевича (Н.Фёдоров – Министр сельского хозяйства) позовите, но это должно быть солидно уже. Коллеги, не мне вам объяснять. Это должно быть что-то такое, что будет для министра привлекательно.

И.Ляхов: Спасибо.

Д.Медведев: Договорились.

И.Демидова: Дмитрий Анатольевич, можно?

Д.Медведев: Да. Вам дам высказаться и подведём итоги, ладно?

И.Демидова (глава администрации Вяземского муниципального района, член политического совета смоленского отделения партии «Единая Россия»): Дмитрий Анатольевич, Демидова Инна Васильевна, глава администрации муниципального образования Вяземский район – это самый крупный район после Смоленска. Кроме этого являюсь ещё членом регионального, смоленского областного совета «Единой России» и членом общественного комитета Ваших сторонников, в чьей работе два года с удовольствием принимала участие.

Д.Медведев: Спасибо, Инна Васильевна.

И.Демидова: Даже имею от Вас грамоту. Я хотела бы вернуться к проблемной теме, от сельского хозяйства к той, о которой сегодня говорили Вы и Вячеслав Ефимович (В.Балалаев). Это одна их проблемных тем для всех, как Вы уже говорили, – тема ЖКХ. Сегодня не секрет, что около 80% жалоб населения, в общем-то, идёт на работу управляющих компаний, состояние жилищного фонда, многие проблемы, связанные с тарифами, и так далее. Мы многое делаем на местах. Мы, ответив на Вашу инициативу, создали общественные советы, у нас есть партийный проект «Народный контроль и экспертиза». В общем-то, мы многое делаем, и об этом можно говорить, но, наверное, для этого есть другие площадки, в которых мы будем обязательно участвовать. Мы также участвуем в 185-м законе, о котором сегодня коллега говорил. Я считаю, что одну из тем Вячеслав Ефимович поднял, но, мне кажется, очень важно ещё сказать о том, что… Прежде всего надеемся, что этот Фонд реформирования и дальше будет работать, но те условия, которые сегодня предложены, условия софинансирования 15%, сегодня тяжеловаты. Мы честно должны признаться: тяжеловаты и для населения, несмотря на то, что мы убеждены, как и Вы, что люди должны платить, внося свой вклад, тяжеловаты и для муниципальных бюджетов. Поэтому, может быть, надо посмотреть, и, если есть возможность, вернуться к первоначальным условиям, которые были, – к 5%. Как пример я говорю. И в связи с этим, как я уже сказала, многое мы делаем, но есть те проблемы, которые без помощи федерального центра мы не можем решить. Извините, но всё-таки я скажу.

Д.Медведев: Не извиняйтесь.

И.Демидова: В Вяземском городском поселении, в Городе воинской славы Вязьме, есть такая проблема, которая, я всё-таки считаю, несколько чрезвычайная. У нас единственный водовод есть, который обеспечивает жителей, 80 тыс. населения, водой. Он находится в аварийном состоянии, и когда случается авария на водоводе, то практически весь город остаётся без воды.

Д.Медведев: А когда, Инна Васильевна, он построен?

И.Демидова: В 1980–1982 годах. Там есть проблемы технологического плана, там уменьшились трубы до 2 мм диаметра. Есть экспертиза, проекты. Мы не сидели на месте. За прошлый и за этот год с помощью областного и местного бюджетов мы выполнили работы на 14 млн, и на трудном, заболоченном участке провели... Не хватает 55 млн, чтобы завершить эту работу, а впереди лето, и если мы не сделаем… Сегодня, конечно, это объект мощной критики, потому что от него зависит жизнедеятельность, Дмитрий Анатольевич…

Д.Медведев: Я всё понимаю, конечно. Инна Васильевна, у меня, кстати, такое ощущение, что я не в первый раз проблемы Вязьмы обсуждаю…

И.Демидова: Да, жители были два года назад, по культуре, они помнят эту встречу.

Д.Медведев: Знаете, что интересно? Эта встреча была ровно в этой беседке…

И.Демидова: В этом зале.

Д.Медведев: Так и есть. Вы как только сказали «Вязьма», я думаю: «Оп, здесь был разговор».

И.Демидова: Вы вспомнили.

Д.Медведев: Только мы сидели за столом, а не так, как сейчас, кружком. Я помню, помню, говорили о культуре.

И.Демидова: Да, Дмитрий Анатольевич, а сейчас о воде.

Д.Медведев: Что важнее?

И.Демидова: Вода. Да, без воды…

Д.Медведев: Надо было сказать: и то, и другое. Но без воды человек долго не может совсем.

По поводу ЖКХ сначала. Всё понимаю, слышу то, что вы говорите, то, что говорят ваши коллеги по поводу того, что эта цифра, эта пропорция для людей трудная. Давайте так: я сейчас не буду походя говорить «ну ладно, всё изменим» – это было бы нечестно с моей стороны (я вас всех к честности призывал) и несолидно. Я скажу, что мы ещё раз подумаем, посмотрим на то, как эти предложения, как эти правила работают. Ладно?

Что касается самого фонда. Решение, что он будет и дальше работать, тоже принято, и не потому что есть ощущение, что что-то не доделали – просто объём огромный. Наверное, и местные начальники не на высоте бывают, и федеральные начальники тоже там иногда неправильно приоритеты расставляют. Но если серьёзно к этому относиться, это проблема именно накопленного, очень серьёзного, огромного по своим размерам фонда ветхого и аварийного жилья. Ведь мы никогда этим не занимались в советский период, у нас практически ветхое жильё не расселялось. Есть жильё, и за это спасибо. Особенно страшно, знаете, приезжать... Ладно, у вас всё-таки регион обычный, а когда на Крайний Север приезжаешь и смотришь, как там народ в бараках живёт, это вообще просто страшно, потому что понимаешь, что там -50ºС, а они в этих бараках находятся. Продолжим этим заниматься.

А что касается водовода и необходимости решить эту задачу, готовьте предложения.

И.Демидова: Город воинской славы...Дмитрий Анатольевич, который Вы вручали.

Д.Медведев: Я не помню, в каком году это было, но я вручал.

И.Демидова: В 2009 году Вы вручали.

Д.Медведев: Я не могу не помочь городу, решение о котором я принимал.

И.Демидова: Документы все есть, мы передадим Сергею Ивановичу.

Д.Медведев: Сумма не гигантская, постараемся помочь.

И.Демидова: Спасибо огромное.

Д.Медведев: Ладно, договорились. Через Сергея Ивановича тогда передайте, но только не забудьте.

И.Демидова: Не забудем.

Реплика: Последний вопрос.

Д.Медведев: Ну давайте, хорошо, коротко совсем.

С.Невский: Сергей Николаевич Невский, глава города Рославля, секретарь рославльского районного отделения.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в продолжение темы о воде хотел бы обозначить проблему, которая в нашем городе стоит уже достаточно давно. Эта проблема имеет экологический характер. Дело в том, что нормы по железу в нашей воде превышены в 10 раз.

Д.Медведев: А почему, Сергей Николаевич?

С.Невский: Слои водоводные уже такие.

Д.Медведев: Просто старое всё, да?

С.Невский: На самом деле да.

Д.Медведев: Или качество воды такое? Железистая вода.

С.Невский: Там комплекс проблем, да. После фильтра можно фильтровать ещё раз. У нас уже существует проект на станцию обезжелезивания, которая просто необходима, для того чтобы поддерживать здоровье людей. Рославльчане регулярно обращаются. Мы заказали проект, он существует, прошёл экспертизу, но с нашим 117-миллионным бюджетом города просто нереально. Я не хочу озвучивать сумму, но немножко больше, в 2 раза практически, чем годовой бюджет города, поэтому, если такая возможность существует, хотелось бы обратить Ваше внимание на проблему нашего Рославля.

Д.Медведев: Сколько стоит этот проект?

С.Невский: 242 млн. Не проект, проект существует.

Д.Медведев: Я имею в виду всего, сама станция.

С.Невский: Сама станция, да-да. Экспертизу прошёл в 2011 году. Полежит – пропадёт, жалко будет.

И продолжаю. В городе основное градообразующее предприятие – это Рославльский автоагрегатный завод (ЗАО «Рославльский автоагрегатный завод АМО ЗИЛ»), который испытывает с 2009 года серьёзные трудности. В настоящее время принято решение о том, что это будет отдельное предприятие, потому что ЗИЛ свою деятельность закончил.

Д.Медведев: Прекратил, да.

С.Невский: Да. С 5 тыс. до 2 тыс. понизилась численность работающих, и в настоящее время, 9 апреля, введена арбитражем процедура внешнего наблюдения. Там есть проблемы, долговой клубок, который при небольших вливаниях можно решить. Там помощь им нужна.

Д.Медведев: Сергей Николаевич, а там инвестор-то есть? Потому что мы-то с вами можем здесь всё что угодно придумать, а надо, чтобы был инвестор, тот, кто готов поднимать предприятие.

С.Невский: Они готовы…

Д.Медведев: Они кто?

С.Невский: Завод, коллектив завода.

Д.Медведев: Коллектив то есть готов? Коллектив – это хорошо, а всё-таки есть какое-то ядро там, собственники или ещё кто-то? Сейчас кому принадлежит?

С.Невский: Честно говоря, принадлежит это Правительству Москвы – 60% акций.

Д.Медведев: Нет, сейчас сам завод? 60% Москве принадлежит?

С.Невский: 67% акций принадлежит Правительству Москвы. В принципе, они расчищают площадки, сделали много, повысили производительность труда, снизили себестоимость продукции.

Д.Медведев: А они сейчас участвуют как-то, Правительство Москвы, в предприятии или нет?

С.Невский: Вы понимаете, основная проблема в том, что предприятие может пройти в ближайшее время процедуру банкротства.

Д.Медведев: Во-первых, внешнее наблюдение – это ещё не банкротство, а банкротство – это не распродажа за долги. Это всё нужно разделять.

С.Невский: Да-да-да.

Д.Медведев: Банкротство может тянуться десятилетиями, во всяком случае много лет, и предприятие может даже приносить доходы, платить зарплату и так далее. Я просто хочу понять: собственник определился с тем, что он будет делать? Продавать пакет? Дарить его?

С.Невский: Собственник определился и готов работать с этим предприятием.

Д.Медведев: То есть готов работать?

С.Невский: Да. Им немножко бы помочь с заказами. У них есть прекрасная метизная продукция, линейка...

Д.Медведев: То есть собственник – это кто? Правительству Москвы нужно помочь? Я на самом деле серьёзно говорю.

С.Невский: Рославльскому автоагрегатному заводу.

Д.Медведев: Нет. Кто собственник? Я же не могу… Понимаете, мы сейчас с вами напридумываем что-то, а там кто-то придёт, скажет: «Да идите вы отсюда! Здесь есть собственник, и привет». Кто собственник? Правительство Москвы?

С.Невский: Да.

Д.Медведев: Какова их позиция?

С.Невский: Их позиция – предприятие сохранять и работать.

Д.Медведев: Они готовы на себя что-то принять по содержанию?

С.Невский: 470 млн по внутренним долгам группы ЗИЛ они не просят.

Д.Медведев: Так. То есть они как минимум не собираются взыскивать долги?

С.Невский: Да, по внутренним долгам у них нет претензий, это не помешает работе.

Д.Медведев: А инвестиции какие-то готовы делать? Трудно сказать? Ладно, хорошо.

С.Невский: Это надо, конечно, разговаривать с директором прежде всего.

Д.Медведев: Понятно, ладно.

С.Невский: Я в данный момент просто не готов об этом говорить.

Д.Медведев: Хорошо. А какую продукцию ваше предприятие готово выпускать?

С.Невский: Продукция предприятия имеет два основных направления – во-первых, по лицензии WABCO они тормозную аппаратуру делают… Вообще, РААЗ – это бренд. Я хочу сказать, что в Китае минимум четыре завода подделывают продукцию рославльского предприятия. Это бренд, он достаточно известен, и качество соответствует. И второе направление – это промышленный крепёж высокого качества, это метизная продукция. Руководство вчера просило меня передать, что им очень хотелось бы стать стратегическим партнёром, допустим, РЖД и получить заказы на производство метизной продукции.

Д.Медведев: Давайте так договоримся применительно к предприятию: нужно, чтобы они подготовили какое-то обращение к РЖД, например, – это первое. И второе – всё-таки нужно разобраться с тем, что собирается делать основной собственник. Это хозяин на самом деле.

С.Невский: Разберёмся, проработаем.

Д.Медведев: Поэтому давайте к этому относиться уважительно...

С.Невский: Можно обращаться, да?

Д.Медведев: Да. Вы подготовьте письмо как минимум по поводу загрузки мощностей, допустим, по линии РЖД или ещё какой-то группы компаний. А по поводу собственника тоже нужно подумать. Я готов поговорить и с Собяниным (С.Собянин – мэр города Москвы), но чтобы было принято решение о том, что он делает – остаётся, инвестирует что-то, продаёт, то есть здесь должна быть ясная экономическая позиция.

С.Невский: Безусловно, лучше разговаривать с Сергеем Семёновичем по этому вопросу.

Д.Медведев: Договорились.

С.Невский: Дмитрий Анатольевич, я прошу прощения, заканчиваю. Дело в том, что ранее завод имел мощную социальную инфраструктуру, и в данный момент под угрозой существование крупнейшего в городе и районе культурного центра, Дворца культуры «Россия». Так получилось, что он с 2009 года по 2011 год был закрыт, потом совместными усилиями администрации области, руководства завода и района запустили. На полную мощность сейчас он не вышел, но он опять вообще практически может быть закрыт и потерян. Завод предложил купить городу, но опять-таки с нашим бюджетом это практически нереально.

Д.Медведев: Что вы предлагаете сделать?

С.Невский: Поучаствовать федеральными возможностями.

Д.Медведев: Нет, федеральными не будем, в этом точно. Просто, коллеги, здесь… Давайте только по-честному: так не делают, иначе вообще нам нужно всё на федеральный бюджет перевести. Я лучше другое готов предложить: давайте поговорим с собственником завода, с Москвой. Или пусть бесплатно передаст, или как-то поможет.

С.Невский: Этот вариант устроил бы полностью.

Д.Медведев: Только не за счёт федерального бюджета несчастного, а то вы его снизу делите. Хорошо, Сергей Николаевич, договорились по поводу вот этого письма, подготовьте.

С.Невский: Спасибо большое.

Д.Медведев: А по Собянину или мне напомните, или сами поговорите с Сергеем Семёновичем по поводу того, чтобы Москва определилась, что делать с предприятием и как поступить с этим дворцом культуры.

С.Невский: А по обезжелезиванию, прошу прощения, вопрос решён?

Д.Медведев: По обезжелезиванию не решён, но будем думать. Ладно?

В.Балалаев: Дмитрий Анатольевич, извините. Самый больной вопрос – о земле.

Д.Медведев: О власти и о земле.

В.Балалаев: Да. Правильно Вы сказали – о власти и земле. У нас к Вам просьба. Должна власть применить что-либо к тем, кто скупил землю, но её не использует годами, эта земля зарастает? Сегодня проблема создать линейный участок 2 тыс. га под мегапроекты. Желающих работать на земле много, но те, кто скупил, кто сидит в Москве и ждёт, как её перепродать... Вдоль дороги М-1 скупили лучшие земли…

Д.Медведев: У нас что с законодательством на эту тему?

И.Демидова: Механизмов точных нет, есть только рамочный закон.

Д.Медведев: Да, я знаю эту проблему, вы можете мне не объяснять ещё раз.

В.Балалаев: Предложение какое? Не работает земля три года – налог в 10 раз повысили, четвёртый год – в 50 раз, пятый – в 100: он сам её отдаст.

Д.Медведев: Да, это мы всё знаем. Более того, это какой-то удивительный законопроект, я просто спрашиваю Сергея Ивановича, этот законопроект никак не может начать действовать, потому что я несколько раз давал поручение. Нужно проверить, что с этим происходит. Видимо, у землевладельцев наших тоже есть своё лобби в разных местах. Смысл такой, как вы говорите. Он заключается в том, чтобы кратно увеличивать размер земельного налога по землям сельхозназначения, если они не используются по целевому назначению. Три года – стандартная ставка (совсем быстро нельзя), на четвёртый год начинается рост, на пятый год и так далее, с тем чтобы действительно сами приходили и отдавали. Вопрос правильный, будем обязательно этот законопроект продвигать, чтобы он начал действовать. Но очень многое будет зависеть от судебной практики. Отнять-то не невозможно.

В.Балалаев: Через суды.

Д.Медведев: Через суды, да.

В.Балалаев: Вы понимаете, что такое пахотную землю превратить в землю, которая потом не будет рожать? Потом мы будем тратить миллиарды на культурно-технический продукт.

Д.Медведев: Огромные деньги, да, на то, чтобы просто поддержать землю.

В.Балалаев: Мы в народе называем этих людей просто варварами по отношению к кормилице.

Д.Медведев: Если разобраться, такая земля могла появиться в собственности вот этих всех граждан только через паи или через определённые договорённости (я никого из присутствующих не имею в виду, но давайте по-честному), через определённые договорённости с муниципалитетами и муниципальными руководителями. Когда-то, и в 1990-е годы, да и позже просто нахапали этого всего, сидят и ничего не делают, ждут, когда это вырастет в цене. Естественно, никто не собирается ничего туда вкладывать…

Реплика: Или труба пройдёт какая-нибудь.

Д.Медведев: Да, или труба пройдёт какая-нибудь, с тем чтобы это толкнуть. Конечно, здесь внеэкономические методы не работают, то есть просто отбирать нельзя: есть право собственности. Но стимулировать налогами и можно, и нужно, так, как вы говорите. Но это должны быть эффективные решения.

В.Балалаев: Я понимаю. Есть право на сегодняшний день, и я знаю, оно в советское время было, когда пахотные земли выводятся из оборота. За них очень строго наказывали.

Д.Медведев: В советское время, напомню уважаемым коллегам всем, не было права собственности на землю.

В.Балалаев: Я знаю, но всё равно...

Д.Медведев: Нет-нет, это не всё равно, это совсем не всё равно, вы понимаете? Тогда просто по звонку из обкома партии (неважно, как эта партия называется) землю бы отобрали, а директора какого-нибудь колхоза или совхоза исключили бы и выгнали с работы, или же ещё кого-то наказали. Сейчас мы с вами понимаем: сидит вот этот человек (не буду о нём никак говорить) где-нибудь в Москве, здесь вот, недалеко, а земля его у вас, в Смоленске. Он и не был там никогда или был один раз, приезжал от него какой-нибудь брокер, всё это сделал и подписал документы. Но мы не можем поступить так, как поступали в тот период, мы не можем просто его вывести на площадь и сказать: «Отдавай землю, иначе тебя к стенке поставим». Поэтому нужен механизм. Я к чему? Я с вами согласен абсолютно. Но этот механизм должен быть жёстким, иначе, если там будут сопли всё время какие-то, он скажет: «Ну, ничего, ну, заплачу?». Не работает механизм, я с вами согласен, и это имеет значение прежде всего для земель сельхозназначения. По всему остальному… Есть, кстати, предложение и по другим землям. Получил землю для стройки – тоже должен строиться в определённый срок, но по сельхозземле – это вообще преступление, потому что её потом приводить в порядок десятилетиями нужно.

Ладно, коллеги, я с вашего позволения два слова скажу. Сидите, сидите, я ещё не ушёл. Я просто хотел вам всем пожелать успехов, потому что вы все здесь люди серьёзные, руководители региональные, муниципальные. На вас ответственность за жизнь людей, причём вы прямо по земле ходите и эту ответственность ощущаете. Не из кабинетов зачастую, а именно потому, что вам показывают и на дырявые трубы, и на плохие дороги, и на отсутствие медицинских возможностей или ещё на какие-то другие проблемы. И все эти проблемы нам нужно решать с использованием не только государственных механизмов, но и партийных, поэтому я надеюсь, что к выборам, которые состоятся относительно уже скоро, партийная организация Смоленской области подойдёт в боеспособном состоянии. Это первое.

Второе. Уважаемые коллеги, не бойтесь конкуренции. Не стесняйтесь выходить к людям, потому что за каждым из вас не только авторитет партии, возможности государственные какие-то, но и набор дел. Конечно, иногда крикуны приходят к власти: так всегда было, и в других странах это бывает, но всё-таки подавляющее большинство людей слышат аргументы и готовы верить тем, кто занимается реальными делами. В ваших руках цифры, проекты, деньги даже, наконец, потому что вы как руководители муниципалитетов принимаете соответствующие решения, поэтому ваши аргументы наиболее ценны.

И последнее, о чём я всегда говорю и не могу не сказать вашей партийной организации. У нас люди, с одной стороны, разные в стране, потому что страна разная, а с другой стороны, во многом одинаковые. Люди хотят прямого общения, откровенного разговора и честного контакта, поэтому моё предложение, или моя просьба: не стесняйтесь выходить непосредственно к людям. Я уверен, вы это и так делаете, иначе бы вы просто не были руководителями, не были бы муниципальными руководителями, региональными руководителями, но сейчас это может быть особенно важным, принимая во внимание и ту ситуацию, которая существует в вашей области, потому что она имеет свою специфику. Люди должны вас видеть, знать вас в лицо, а не по экранам телевизоров или страницам местных газет.

Вот мои предложения к вам. Надеюсь, что всё будет хорошо в период избирательной кампании, вы выполните все обязательства, которые на себя брали, а мы, конечно, будем вам помогать.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 19 апреля 2013 > № 870784 Дмитрий Медведев


Россия > Медицина > mn.ru, 13 февраля 2013 > № 756803 Ольга Луценко

МЕДТУРИЗМ В РОССИИ НАХОДИТСЯ В ЗАЧАТОЧНОМ СОСТОЯНИИ

Рита ДОЛЖЕНКОВА

Глава портала Medvoyage.info Ольга Луценко о том, кто и как отправляется на лечение за рубеж

Отом, кто лечится за рубежом, как выбрать правильную клинику и когда медицинский туризм станет доступнее в России, в интервью "МН" рассказала Оксана Луценко, глава крупнейшего русскоязычного портала по медицинскому туризму Medvoyage.info.

Где лечатся американцы и киргизы

- Кто наиболее активно путешествует по миру в поисках лечения?

- Основные путешественники такого рода - это, как ни удивительно, жители экономически развитых стран, где медицинские услуги оказываются на высшем уровне. Проблема в том, что они непомерно дороги для огромной части населения. Лидируют среди этих государств США, Канада и Великобритания. Однако набирает обороты и противоположная тенденция - растет поток пациентов из развивающихся стран с низким уровнем развития медицины, например из Узбекистана, Киргизии, других государств СНГ. Для них поездка на лечение за рубеж зачастую единственный шанс на постановку точного диагноза и выздоровление.

- Каковы основные направления медицинского туризма?

- Самыми востребованными странами с качественным лечением традиционно являются Германия, Израиль, Австрия, Швейцария. Им на пятки наступают Индия, Турция, Сингапур, Таиланд и прочие государства с высокоразвитой туристической индустрией. Здесь это доходный бизнес, поэтому в развитие сегмента инвестируют огромные деньги, строят новейшие клиники, оснащенные самым современным оборудованием, готовят высококлассных специалистов.

- Как бы вы определили место России в мировом медицинском туризме?

- Если мы говорим о выезде граждан на лечение за рубеж, то в России медицинский туризм находится в зачаточном состоянии. Если речь идет о России как о стране, куда едут лечиться, то этого сегмента просто не существует.

- Почему россияне не едут лечиться за рубеж так же массово, как, к примеру, жители США?

- Это дело времени. Сама возможность поехать лечиться за рубеж появилась у россиян не более 15 лет назад, и только около трех-четырех лет назад эта область туризма начала развиваться относительно нормально. В первую очередь возможность таких поездок зависит от благосостояния граждан. Кроме того, в стране, откуда едут такие туристы, должна быть определенная инфраструктура. Я говорю о специализированных агентствах и туроператорах, которые организуют подобные поездки, медицинском менеджменте, аккредитующих органах, специалистах в сфере медицинских путешествий. В России такой инфраструктуры пока практически не существует.

Как выбрать место для лечения

- Тогда как сейчас организуются выезды на лечение?

- Есть некоторое количество компаний, оказывающих услуги медицинского и оздоровительного туризма. Их не так много, и деятельность большинства из них вызывает множество вопросов, так как на такие агентства возложена важнейшая миссия полной организации путешествия и сопровождения лечения: от оформления документов, билетов, виз, договоров и страховок до предоставления переводчиков во время поездки, размещения родственников и многое-многое другое.

При этом в России этот сегмент никак не лицензируется, и граждане, выезжающие на лечение за рубеж, фактически ничем не защищены от возможного оказания некачественных медицинских и туристических услуг.

- Можно ли самостоятельно отыскать необходимую клинику и отправиться на лечение дикарем, как это популярно в обычном туризме?

- Можно попытаться это сделать, но большинство клиник, в которые пациенты обращаются напрямую, как правило, также отсылают их к посредникам, поскольку организовать все самостоятельно практически невозможно и на этом вряд ли получится сэкономить.

- Как правильно организовать лечение за рубежом?

- Для начала нужно получить квалифицированную консультацию, чтобы понять, где и за какие деньги вы сможете получить необходимое лечение. Проконсультировать могут в специализированных агентствах медицинского туризма, в клиниках или в интернете на специальных порталах, благодаря которым можно сделать запрос на лечение.

Организацию же самой поездки лучше доверить специализированному агентству. Там предоставляется весь пакет услуг. Что касается стоимости лечения, что ее предварительный размер для предоплаты рассчитывается на основании представленных медицинских документов, но во время обследования диагноз может не подтвердиться или измениться. Соответственно может потребоваться и другое лечение. Но, как правило, если пациент с точным диагнозом едет на конкретное лечение, то его стоимость не меняется.

- Скажите, как пациент, оказавшись на лечении за рубежом, общается с персоналом клиники? А если он не знает языка?

- В любой клинике соответствующего уровня есть специальный персонал для работы с иностранными пациентами, который решает возникающие вопросы. В некоторых клиниках за каждым пациентом закрепляется русскоязычный менеджер.

Некоторые специализированные агентства помогают организовать наблюдение и реабилитацию по месту жительства после прохождения курса лечения. Но такой спектр услуг, к сожалению, оказывают не все компании. Выезжающим на лечение лучше сразу наводить справки о возможностях агентства. Чем меньше усилий по организации придется предпринимать пациенту, тем комфортнее будет проходить и лечение, и реабилитация.

- Каковы критерии выбора зарубежной клиники для лечения? Существует ли какой-то международный стандарт?

- Большинство хороших клиник имеют различные аккредитации и международные сертификаты, подтверждающие качество предоставляемых ими услуг. Один из самых престижных и объективных сертификатов выдает JCI (Joint Commission International - Объединенная международная комиссия), базирующаяся в США.

Работа лечебного учреждения оценивается по 197 основным стандартам, 368 общим стандартам и 1032 различным показателям. Оцениваются уровень обслуживания и безопасности больных, степень образования врачей и персонала, технологическая инфраструктура, система управления.

Что дает развитие медтуризма

- Россия пока не может стать местом паломничества для желающих получить квалифицированную медицинскую помощь. Почему?

- Россия входит в список стран, предоставляющих медицинские услуги иностранцам, но считается, что ее система здравоохранения не соответствует в полной мере мировым стандартам.

В стране есть светила медицинской науки, отдельные медицинские центры с международной репутацией, но уровень сервиса и менеджмента большинства российских медицинских учреждений не соответствует потребностям мирового туризма.

Поэтому лечение в России в основном популярно среди иммигрантов и жителей СНГ, которые хорошо знакомы с системой оказания медицинской помощи здесь. Конечно, как таковой официальной статистики нет, но хочу отметить, что к нам приезжают лечиться и туристы из развитых европейских стран.

- Что должно поменяться в системе отправки россиян на лечение за рубеж?

- Нужно создать прозрачную и выгодную модель оказания таких услуг потребителю. Необходимо максимально упростить организационную часть за счет современных онлайн-технологий, заменить действующую финансовую модель взаимоотношений с клиниками на более экономную и эффективную, распределить ответственность за ведение пациента на всем этапе лечения пропорционально между российской и зарубежной стороной.

- За счет чего?

- Отчасти эту проблему может решить включение возможности зарубежного лечения в полисы добровольного медицинского страхования. Этот сервис не нов для российского рынка, но то, что есть сейчас, дорогое удовольствие. Реалии таковы, что количество проданных полисов на зарубежное лечение в тысячи раз меньше выехавших на лечение людей. То есть нынешний полис и процедура оформления настолько непривлекательны для потребителя, что это больше не может существовать в таком виде.

- Что может измениться в ближайшее время?

- Буквально на днях эту тему обсуждали страховщики и эксперты рынка медтуризма. Результатом может стать появление более-менее доступных условий лечения россиян за рубежом в рамках полиса ДМС. Если это произойдет, поток пациентов значительно вырастет, а граждане будут лучше защищены от оказания некачественных услуг. Это даст серьезный толчок к развитию медицинского туризма в стране. Ну а кроме этого поставлен вопрос о создании профессиональной ассоциации медицинского туризма в России, которой до сих пор нет по различным причинам.

- И что это даст?

- Саморегулирующая организация решит проблему разработки единых стандартов отрасли, сертификации участников рынка и многое другое. Тогда россиянам будет проще выезжать лечиться за рубеж, а жители других стран будут с большим доверием относиться к нашей медицине.

К тому же развитие медтуризма подстегнет все здравоохранение в целом, как это происходит в других странах. Согласитесь, что России это не помешает.

Россия > Медицина > mn.ru, 13 февраля 2013 > № 756803 Ольга Луценко


Россия > Медицина > ria.ru, 17 января 2013 > № 735910 Наталья Стадченко

Как будет формироваться зарплата медиков скорой помощи и почему наличие или отсутствие полиса не является главным критерием при вызове службы "03", рассказала председатель Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) Наталья Стадченко.

Переход скорой помощи на финансирование из системы обязательного медицинского страхования (ОМС) с 1 января 2013 года вызвал опасения у россиян. Якобы пациенту без полиса можно даже не звонить в 03, а врачу, решившему спасти человека без документов, не оплатят его работу. О том, как на самом деле будет формироваться зарплата медиков и почему наличие или отсутствие полиса не является главным критерием при вызове скорой помощи, рассказала в интервью корреспонденту РИА Новости Людмиле Бескоровайной председатель Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) Наталья Стадченко.

- Наталья Николаевна, какие перемены ждут врачей в связи с переходом скорой помощи на финансирование из бюджета ФОМС?

- В первую очередь, все новшества, которые происходят в системе здравоохранения, направлены исключительно на то, чтобы на всей территории России населению могла быть оказана квалифицированная медицинская помощь в полном объеме.

Не секрет, что скорая помощь на протяжении многих лет финансировалась по смете. То есть зарплата медиков не зависела от объемов оказания медицинской помощи и количества обслуженных вызовов. Хотя в зимние периоды, когда происходят вспышки заболеваний, нагрузка на скорую помощь существенно увеличивается. А летом, в сезон отпусков, происходит большая миграция внутри страны. Соответственно, в ряде регионов, принимающих большие потоки отдыхающих и отпускников, на эту службу также возрастает нагрузка.

Но, в то же время, не существовало механизмов, позволяющих увязать заработную плату медицинских работников бригад скорой помощи в связи с увеличенными объемами работ. Они получали фиксированную зарплату.

Перевод скорой медицинской помощи в систему ОМС позволит увязать нагрузку и качество оказанной медицинской помощи с заработной платой медицинских работников выездных бригад.

- Получается, сколько пациентов врач обслужил, такую зарплату и получит?

- Врачи скорой помощи - это отдельная каста медиков. Когда они выезжают на вызов, они должны молниеносно принять решение, за которое потом несут ответственность. Наша задача - чтобы они получили повышение заработной платы в рамках реализации указа президента Российской Федерации, с учетом личного вклада каждого.

Сейчас переходный этап. Систему оплаты труда медперсонала определяет каждый субъект РФ самостоятельно, хотя наиболее оптимальным признан механизм финансирования по подушевому принципу. В каждом регионе определена численность застрахованного населения, что дает возможность осуществлять финансирование станций скорой медицинской помощи, исходя из объемов обслуживаемого населения. Поэтому и оплата будет происходить исходя из принципа "деньги следуют за пациентом".

Также будет предусмотрен межтерриториальный расчет. Этого раньше не было. К примеру, человек проживает в Москве, и едет отдыхать в Сочи. Там он вызывает скорую. Обслужила она этот вызов или нет, раньше на зарплату врача это не влияло. Сейчас при обслуживании скорая помощь будет выставлять реестр, и дополнительно получать деньги за оказание помощи пациенту, который зарегистрирован в другом субъекте Федерации.

- То есть человеку, который имеет полис, теперь будет легче получить помощь в любом регионе страны?

- Да, кроме того, это будет влиять на зарплату врача. К тому же сохраняется бюджетное финансирование, потому что у нас есть также и доля незастрахованного населения. Из 143,3 миллионов населения страны таких 1,1 миллиона человек.

Незастрахованному гражданину все равно будет оказана помощь, а служба скорой медицинской помощи получит оплату из средств местного бюджета.

Есть ряд регионов, в которых скорая помощь работает в системе ОМС достаточно давно. Это, например, республика Татарстан, Тюменская, Калининградская, Пензенская области и другие.

Для врача безразлично, из какого источника финансирования он получит заработную плату - из бюджета или из системы ОМС. Он хочет, чтобы его заработок отражал тот вклад в работу, который он осуществляет.

- Теперь врачам на вызове придется заполнять дополнительные документы, не усложнит ли это их работу?

- Существует единая база застрахованных лиц на всей территории России. Она есть в каждом лечебном учреждении. Скорая помощь теперь тоже будет иметь собственную базу застрахованных, где есть все персональные данные пациентов.

Раньше при оказании медпомощи бригада все равно должна была спросить паспорт и перенести эти данные в карту вызова. Безусловно, теперь появляется необходимость записать серию и номер полиса ОМС (в случае, когда пациент имеет возможность предоставить полис или сведения о нем). Это некий элемент дополнительной работы, но он не является чем-то из области невозможного. Информация, которая требуется, находится в регистре застрахованных на сайте территориальных фондов ОМС, доступ к которым имеют все медицинские организации.

- Если у пациента нет полиса, он его потерял или полис просрочен, что тогда?

- Во-первых, у нас нет сейчас понятия "просроченный полис". Все граждане РФ с выходом нового закона об ОМС являются застрахованными. Медицинская помощь оказывается также по полисам старого образца. Если вы потеряли полис, через сайт территориального фонда ОМС или свою страховую медицинскую организацию можете узнать его серию и номер.

Права и обязанности жителей Российской Федерации, имеющих полис ОМС >>

Кроме того, выше я говорила, что предусмотрено частичное финансирование скорой помощи из бюджета. Это касается лиц без документов. Им всегда помощь оказывалась и будет оказываться. За это будут платить регионы России, как они и платили до 1 января 2013 года.

© Инфографика. Артем Семенов | Купить иллюстрацию

Новый образец полиса обязательного медицинского страхования

- Получается, региону выгодно, если наибольшее число его жителей застраховано?

- Безусловно, это так и есть. Но в принципе уже все граждане России имеют полисы. С 1 мая 2011 года появился полис единого образца, который выдается на всей территории страны. И сейчас те, кто получил такой полис, получает помощь по нему. Остальные получают помощь по старым, им не отказывают ни в поликлиниках, ни в стационарах. То же будет и со скорой помощью. Но главное, чтобы все жители получили полисы ОМС, которые смогут подтвердить факт страхования и обеспечить оплату медицинских услуг за счет средств обязательного медицинского страхования.

- Напомните, пожалуйста, на каких условиях сегодня можно получить полис ОМС?

- Сейчас полис не привязан к месту регистрации. Например, человек может быть прописан в Курске, а живет и работает в Москве. Чтобы получить полис, он не поедет в Курск, потому что фактически проживает в другом городе и оказание медицинской помощи ему необходимо там. Место регистрации не является основанием к отказу в выдаче полиса, поэтому он сможет получить его в любой страховой компании в Москве, в которую решит обратиться. Далее человек может написать заявление и прикрепиться в ближайшей по месту жительства поликлинике.

- Каким образом теперь будет оплачиваться работа скорой помощи в чрезвычайных ситуациях, когда нет времени разбираться, есть ли у человека паспорт, полис, гражданство?

- Чрезвычайные ситуации на то и чрезвычайные, чтобы решать эти вопросы мгновенно. Например, была трагедия в Крымске. Тогда все виды медицинской помощи были оказаны всем пострадавшим, независимо от их гражданства. Есть специальные резервы для таких ситуаций в бюджетах регионов, а также нормированные страховые запасы в федеральном и территориальных фондах ОМС.

- Одним из новшеств является и оценка качества работы скорой помощи, которую будут проводить эксперты страховых компаний. Что она из себя представляет?

- В службе скорой медицинской помощи ранее не проводился вневедомственный контроль. Однако при оказании медпомощи в амбулаторных и стационарных условиях страховые компании достаточно давно проводят экспертизу качества. В территориальных фондах создан реестр врачей-экспертов, в который включаются врачи, имеющие стаж работы не менее 10 лет и прошедшие подготовку по экспертизе в области ОМС. Они проводят экспертизу в соответствии с единым порядком, установленным приказом ФОМС.

С 1 января 2013 года медицинская помощь оказывается в соответствии с порядками и на основе стандартов. Врачи-эксперты теперь будут проверять, в том числе, и качество оказания скорой помощи.

С вступлением в силу закона об обязательном медицинском страховании, центральным звеном системы становится пациент. Он выбирает страховую медицинскую компанию, поликлинику, к которой будет прикреплен, врача. Он имеет право на то, чтобы проводили экспертизу качества медицинской помощи не только в стационаре или поликлинике, но и в период оказания скорой помощи.

Теперь любой человек может обратиться в страховую компанию, если у него есть какие-нибудь вопросы, претензии, пожелания или благодарность в адрес обслужившей его бригады скорой помощи.

Например, вы можете сообщить страховой компании, что вам оказали помощь, сделали укол, но вы считаете, что нуждаетесь в госпитализации. Если это так, то специалисты страховой компании проведут экспертизу по вашему обращению и если вам действительно необходимо дальнейшее лечение в стационаре, оно будет проведено.

Россия > Медицина > ria.ru, 17 января 2013 > № 735910 Наталья Стадченко


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 29 декабря 2012 > № 725467 Алексей Островский

ПРОБЛЕМ МНОГО, НО НАДО РАБОТАТЬ: ГУБЕРНАТОР СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ОБ ИТОГАХ ГОДА В ИНТЕРВЬЮ ИА REGNUM

Губернатор Смоленской области Алексей Островский в интервью ИА REGNUM подвел итоги 2012 года и обозначил основные направления работы в 2013 году .

ИА REGNUM: Алексей Владимирович, подходит к завершению 2012 год. Какие, по Вашему мнению, события стали ключевыми для Смоленской области в уходящем году ?

Алексей Островский : Руководителем Смоленской области я работаю восемь месяцев. Ситуация оказалась сложнее и тяжелее, чем я ее представлял во время работы депутатом Государственной Думы. Вступая в должность губернатора, я обозначил свою принципиальную позицию - сделать работу главы региона и администрации области предельно прозрачной и открытой, чтобы смоляне понимали, что мы делаем. Я инициировал проекты "Народная экспертиза", "Народный контроль". Считаю, что люди имеют право всегда контролировать власть, если они голосуют за эту власть. Они имеют право с нее спрашивать, я пригласил все политические силы региона к тому, чтобы присоединиться к моей позиции, заключающейся в том, чтобы дать людям возможность проконтролировать власть и принять решения на любом уровне, в первую очередь, на муниципальном.

Необходимо также активизировать газификацию Смоленщины. Регион газифицирован всего на 52%. Это колоссальное препятствие для развития области, для привлечения инвестиций. Недавно у нас состоялась рабочая встреча с председателем правления ОАО "Газпром" Алексеем Миллером . С учетом работы, проведенной новой администрацией Смоленской области, в результате которой на две трети погашен долг региона перед акционерным обществом, Алексей Борисович поддержал наши просьбы по крайне важным для жизнедеятельности региона вопросам. Главный решенный вопрос - в 2013 году, наконец, начнется газификация двух районов области, Велижского и Угранского.

Конечно, нельзя не сказать о нашей конструктивной встрече в октябре с Сергеем Кириенко и подписанном Соглашении о сотрудничестве между администрацией региона и Государственной корпорацией "Росатом". Это документ позволит нам более интенсивными темпами развивать экономику области, увеличивать социальную поддержку жителей Десногорска и всех смолян. Уже в этом году налоговые поступления от объектов "Росатома", расположенных на Смоленщине, в региональный бюджет увеличатся вдвое и составят 1 миллиард 300 миллионов рублей.

Администрация области начала реализовывать инициативу по воплощению в жизнь лозунга, с которым я пришел работать в регион "Смоляне для смолян". Имею в виду, что если смоляне сами производят ту или иную продукцию, тем более что она экологически чистая, высокого качества, то смоляне в первую очередь должны иметь возможность ею пользоваться. На улице Тенишевой в областном центре был открыт такой рынок, где только смоленские производители получили возможность без арендных платежей, которые взяла на себя администрация региона, реализовывать свой товар - мясо, молоко, овощи - напрямую жителям региона. Это было временное место. В следующем году мы начнем строительство постоянного рынка. Также такой рынок будет создан вблизи Москвы, чтобы производители Смоленщины получили возможность гарантированно иметь рынок сбыта своей продукции.

Говоря о приятных событиях, нельзя не упомянуть и прошедшие в этом году в Кардымовском, Краснинском, Вяземском районах нашей области и, конечно, в городе Смоленске торжества, посвященные 200-летию победы в Отечественной войне 1812 года. Сейчас, когда активно ведется поиск путей преодоления кризиса нравственных ценностей, убежден, что обращение к такому знаменательному событию как 200-летие победы России в Отечественной войне 1812 года и роли Смоленщины в подлинном укреплении национального самосознания, - особенно актуально. Именно на территории Смоленской губернии война 1812 года стала Отечественной. Здесь прошел ряд этапных сражений, сыгравших значительную, а в ряде случаев и решающую роль в будущей победе над Наполеоном. Это и Смоленское сражение, и бои за Вязьму и Дорогобуж, и жесточайшие ноябрьские бои под Красным, после которых "великая армия" перестала существовать как организованное военное соединение. У поселка Красный произошел и последний бой с французами на русской земле, завершившийся полным разгромом неприятеля.

ИА REGNUM: Как Вы считаете, какие события в 2013 году могут стать знаковыми для региона? Каков Ваш краткий прогноз социально-экономического развития Смоленской области на 2013 год ?

Алексей Островский : К сожалению, усилия нынешней областной администрации по качественному изменению социально-экономической ситуации на Смоленщине серьезно тормозятся долговыми обязательствами, взятыми прошлым региональным руководством. Проблем настолько много, что все их решить даже в какой-то среднесрочной перспективе невозможно, но при этом есть понимание, что регион у нас замечательный, у нас есть все возможности для развития экономики, для сельского хозяйства, для промышленности, для улучшения жизни людей. Если даже хотя бы немного улучшать ситуацию в каждом направлении, то это будет очевидно администрации области и будет очевидно людям. Надо работать! Есть планы, которые уже реализуются. Есть долгосрочные планы, для которых предстоит еще колоссальная работа и администрации области, и администраций муниципальных образований. Будем улучшать жизнь людей.

С нами в ногу должен идти простой и понятный инвестиционный климат. К сожалению, не все бизнесмены знают, что по сравнению с другими регионами Смоленщина - весьма привлекательна. Достаточно отметить уникальное географическое положение: регион граничит с Белоруссией, по территории проходит автомагистраль М1 Москва-Минск. Но даже те, кто знаком с нашими потенциальными возможностями, не спешат нам "довериться". Тотальное недоверие к Смоленщине везде, где только я бываю, с кем только я не говорю. Слишком много времени люди, проживающие вне Смоленской области, слышали о ней больше плохого, нежели хорошего. В том числе и про то, как вкладывать деньги, рискуя их все потерять из-за нечистоплотности тех или иных чиновников. Но уже некоторые механизмы запущены, некоторые проекты в стадии реализации - это и сельхозпроизводство в Сафоновском и Новодугинском районах, и строительство ТЭЦ в Ярцеве. Постепенно все сделаем. Для того чтобы реализовать то, с чем я пришел во власть на Смоленщину, нужны годы и годы. И даже те инвесторы, которые сейчас поверят во власть, поверят в Смоленск, захотят сюда вложить деньги, им нужно будет оформить большое количество бумаг, пройти период запуска. И только через два, три, четыре года они начнут нормально работать и платить налоги. И только тогда люди смогут получать больше социальных гарантий от руководства области, от администрации. Поэтому придется пока всем нам ждать. Но есть объективные реалии, есть сроки, которые когда-то пройдут и люди почувствуют разницу между теми, кто руководил ранее, и кто руководит сейчас.

Весь 2013 год должен быть посвящен юбилею, причем это должно касаться не только областного центра, но и всего региона. Этот праздник должен быть для всей области, а значит, необходим и общий подход к проведению празднования юбилея Смоленска. Чтобы смоляне, живущие во всех районах области, действительно понимали, для чего мы отмечаем 1150-летие Смоленска. Должна быть конкретная польза от юбилейных строек и мероприятий не только для жителей областного центра, но и всех жителей Смоленщины. Ведь строящиеся в рамках подготовки к юбилею культурно-выставочный центр, ФОК, кукольный театр и другие объекты будут доступны всем жителям нашей области.

Конечно, есть большие сложности с завершением строительства ряда юбилейных объектов. И не факт, что все они будут достроены к моменту проведения празднования. Слишком за короткий период до празднования юбилея произошло изменение в руководстве региона, и просто технологически сложно наверстать упущенное в прежние годы. Но праздник состоится в любом случае. И я хочу, чтобы в отличие от ранее существовавшей системы принятия решений, именно жители региона подсказали власти, какой праздник они хотят, чтобы не повторилась история с подготовкой постановления правительства о праздновании юбилея. Тогда чиновники в своих кабинетах напридумывали различные стройки, не спросив мнения жителей. Если бы при мне формировался План подготовки города Смоленска к юбилею, я бы в первую очередь сделал для горожан детские сады, которых не хватает, школы бы привел в порядок, поликлиники, больницы, дороги. Это нужно людям! Но объекты заложили до меня, и я обязан их доделать. Ценой невероятных усилий, но мы это сделаем. По моей инициативе будет проведено социологическое исследование по этому поводу. Празднование развернется не только в Смоленске - убежден, что отмечать юбилей будет вся область. А вот как - могут подсказать люди.

ИА REGNUM: Алексей Владимирович, в 2013 году Смоленскую область ожидает еще одно значимое событие - выборы депутатов областной Думы. Как, по Вашему мнению, будет проходить предвыборная кампания ?

Алексей Островский : Это очень важное для региона политическое событие, правда, я пока не могу однозначно отнести его ни к приятным, ни к неприятным. Считаю, что межпартийная схватка будет достаточно жесткой, но можете быть уверены: при губернаторе Островском выборы пройдут честно, прозрачно. Все политические силы, находясь в равных условиях, смогут донести свою позицию до избирателей. И уж точно губернатор, администрация не прикоснутся в ночь после завершения голосования ни к одному бюллетеню. Я считаю, что у ЛДПР, членом которой я являюсь, есть возможность улучшить свое представительство в областной Думе. Есть такая возможность и у "Единой России", потому что она обновляется, избавляется от тех, кто дискредитировал ее в глазах жителей области. Эта партия пошла к людям, и начинает им помогать. Коммунисты, которые перестали впустую размахивать знаменами и приступили к конструктивной работе, тоже могут рассчитывать на увеличение своего представительства. Я же равноудален от всех партий. Я со смолянами, жителями региона. И только они 8 сентября следующего года выберут новую областную Думу.

ИА REGNUM напоминает читателям об основных событиях 2012 года в Смоленской области:

декабрь - скандал с увольнением вице-мэра Смоленска после новогоднего корпоратива, отмена результатов аукционов на поставку питания в школы Смоленска, продление срока эксплуатации первого энергоблока Смоленской АЭС, изменения в структуре администрации Смоленской области, возбуждено дело по факту подкупа избирателей на участке Константина Малофеева, СК возбудил дело в отношении депутата горсовета Ершова Смоленска за оскорбление узников фашизма, назначен начальник УМВД по Смоленской области, новоселье дольщиков "Социальной инициативы", введение "народной экспертизы" для смоленских чиновников;

ноябрь - открытие федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования, Анатолий Мишнев стал сенатором от Смоленской области, вице-губернатор Игорь Ляхов возглавил Смоленское отделение "Единой России", совладельца Marshall Capital Partners Константина Малофеева сняли с выборов в сельский совет, начался суд над бывшим сити-менеджером Константином Лазаревым, Смоленский суд оставил приговор Таисии Осиповой без изменения, открыто движение по новой развязке на 382 км автодороги М-1, прорыв на теплотрассе в Смоленске;

октябрь - скандал вокруг высказывания депутата горсовета Ершова о малолетних узниках фашизма, выборы в Ельне;

сентябрь - памятник героям Отечественной войны 1812 года открылся под Смоленском, приговор лидеру смоленских "эсеров", скончался первый мэр Смоленска Михаил Зысманов;

август - приговор Таисии Осиповой, распущен политсовет реготделения "Единой России", масштабные отключения электроснабжения из-за урагана, празднование 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года;

июль - визит патриарха Кирилл;

июнь - принятие регионального закона о выборности губернатора, открытие первого польского визового центра, за вымогательство задержан депутат госсовета, лидер смоленских "эсеров" Банденков;

май - формирование администрации Смоленской области;

апрель - увольнение губернатора Сергея Антуфьева,назначение губернатором Алексея Островского, формирование нового состава администрации области, памятные мероприятия на месте крушения самолета с польской делегацией;

март

- повторное рассмотрение дела Таисии Осиповой, соглашение о дружбе между Смоленском и Варшавой, выборы президента РФ;

февраль - 70-летие Вяземской воздушно-десантной операции;

январь - Смоленский театр кукол закрыт на реконструкцию, суд по делу о хищении на авиазаводе.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 29 декабря 2012 > № 725467 Алексей Островский


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 28 декабря 2012 > № 725695 Андрей Шевелев

ТВЕРСКОЙ ГУБЕРНАТОР ПОДВОДИТ ИТОГИ ГОДА. ИНТЕРВЬЮ ИА REGNUM

ИА REGNUM подводит итоги уходящего года в Тверской области. Корреспондент агентства попросил губернатора Андрея Шевелева рассказать о результатах работы в 2012 году и прогнозах на следующий год.

ИА REGNUM : Каков прогноз развития региона на 2013 год? Как правительство намерено сокращать почти трехмиллиардный дефицит бюджета региона?

Андрей Шевелев : У нас разработана программа социально-экономического развития области на период до 2020 года, в ее рамках и будем развиваться. Мы планируем стабильный и устойчивый рост показателей по всем сферам: в промышленности до 10%, в сельском хозяйстве на уровне 2012 года, в инвестициях 4%, в строительстве 4-5%, по росту доходов населения - около 8%.

Что касается бюджета, то если в 2012 году дефицит областного бюджета составлял 4,9 млрд руб., то на 2013 год он запланирован в объеме 3,5 млрд руб. Мы снизили объем расходов от первоначально планировавшегося на 1,3 млрд руб. В последующие годы мы будем проводить такую же политику. В современных условиях жить без заимствований невозможно. Если не восполнять дефицит бюджета, то у нас не будет средств на финансирование адресной инвестиционной программы, сельского, лесного, жилищного хозяйства. Это приведет к невозможности осуществления программ газификации, строительства и реконструкции объектов социальной сферы, участия в программах капитального ремонта, повышении зарплат работникам бюджетной сферы и других очень важных и значимых направлений.

ИА REGNUM : Регион достиг определенных успехов в инвестиционной политике. Сможет ли это в ближайшем будущем помочь преодолеть дефицит бюджета?

Андрей Шевелев : Поддержка инвестиционных проектов важна для региональной власти в первую очередь по двум направлениям: создание новых рабочих мест и повышение налогооблагаемой базы. В то же время инвесторы, приходящие в регион, в первые годы своей работы имеют ряд преференций - это одна из мер привлечения новых предприятий на нашу территорию. Инвестиционная политика позволяет нам увеличивать рост налоговых отчислений в областной бюджет, но максимальную отдачу от создания новых предприятий регион получит в среднесрочной перспективе.

ИА REGNUM : Какие события стали основными для области в 2012 году? Какие шаги будут приняты, чтобы избежать повторения ситуации с транспортным коллапсом в декабре? Есть ли у областного правительства план по погашению задолженностей коммунальных предприятий за поставленные услуги?

Андрей Шевелев : Событий много, отмечу только основные. Мы начали решать застарелые проблемы, о которых много лет только говорили. Это строительство обхода Вышнего Волочка, реставрация Путевого дворца, ремонт Восточного моста, увеличение объемов ремонта дорог, своевременное вхождение в отопительный сезон, и многое другое. Реализованы крупные инвестиционные проекты - завод Shell, новое производство погрузчиков на экскаваторном заводе, открыт операционный центр банка "Уралсиб". Заново запущено производство на одном из основных предприятий нашей строительной индустрии - Тверском домостроительном комбинате. В декабре президент подписал указ о праздновании 800-летия Ржева - это результат кропотливой работы. Мы запустили АГРС "Калинин-3".

Улучшается демографическая ситуация в регионе, показатель рождаемости в Тверской области неуклонно растет. За год мы на треть сократили очередь в детские сады. Нам удалось довести зарплату учителей до средней по экономике региона. Мы успешно реализовали программы по модернизации здравоохранения и "Доступная среда". Нам удалось решить вопросы по всем проблемным домам, в три обманутые дольщики уже въехали, по остальным жилье будет предоставлено в следующем году.

Что касается коммунальной сферы, то хочу отметить, что у государственных и муниципальных предприятий и организаций задолженности перед коммунальными организациями практически нет. Основной долг за энергоресурсы создан частными предприятиями, и решаться эта проблема должна в рамках действующего законодательства. В частности, в "Тверских коммунальных системах" уже введено конкурсное управление. Правительство области не устраняется и активно участвует в работе по минимизации задолженностей за энергоресурсы. Мы оказываем и будем оказывать поддержку "Газпрому" по истребованию долгов.

ИА REGNUM : Способны ли проблемы в коммунальной сфере региона вызвать рост протестных настроений?

Андрей Шевелев : Протестные настроения существуют у нескольких десятков профессиональных оппозиционеров, которые любят покричать "долой", ничего при этом не предлагая. Большинство жителей региона видят, что коммунальные проблемы пусть не так быстро, как хотелось бы, но решаются. Скажем, вхождение в отопительных сезон в этом году и в прошлом просто нельзя сравнивать - в 2011 году не были выдержаны сроки в большинстве муниципалитетов, в этом были проблемы только в отдельных поселках.

ИА REGNUM : Какие наиболее ожидаемые события для региона в 2013 году?

Андрей Шевелев : Планов много, выделю ключевые моменты. Должен начать работу завод компании Hitachi под Тверью. Начнет работать корпорация развития сельского хозяйства региона.

В социальной сфере начнется выплата регионального материнского капитала, новых пособий многодетным семьям, будет обеспечено предоставление земельных участков многодетным семьям во всех городах и районах области.

Много планов в медицине: открытие новых сосудистых центров, создание реабилитационного центра; завершение строительства второй очереди хирургического корпуса детской областной клинической больницы; строительство детских поликлиник во Ржеве и Твери.

Очень важное ожидаемое событие - начало строительства газопровода-отвода для западных районов области. Его ждут уже ни один десяток лет.

ИА REGNUM напоминает основные события, происходившие в регионе в 2012 году :

Декабрь : на трассе М-10 в Тверской области из-за снегопадов, плохой уборки дорог образовалась пробка, достигавшая, по словам некоторых очевидцев, 200 км. Власти области назвали причинами подобной ситуации "летние" шины грузовиков, снег и дорожников. Генпрокуратура начала расследование по факту транспортного коллапса. Бюджет Тверской области на 2013 год принят с дефицитом, превышающим три миллиарда руб. Областной суд приговорил экс-главу Конаковского района Виктора Крысова, обвиняемого в попытке получения взятки в 45 млн руб., к 8 годам и 9 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ноябрь : в Тверском областном суде осужденным по делу о подрыве "Невского экспресса" в ходе повторного ознакомления с протоколом судебного заседания зачитывают материалы на ингушском языке.

Октябрь : в различных районах области происходят коммунальные аварии, оставляющие жителей без теплоснабжения или электричества. 15 государственных программ утверждены правительством Тверской области.

Сентябрь : на подготовку к зиме Тверская область выделила 1,73 млрд руб. Тверским областным судом продлена мера пресечения главе Конаковского района Виктору Крысову и его заместителю Виталию Осипову в виде содержания под стражей, чиновники подозреваются в вымогательстве крупной взятки в 45 млн руб. Возбуждено уголовное дело по факту завладения бюджетными средствами в Тверской областной академической филармонии.

Август : губернатор Андрей Шевелев становится "паровозом" "единороссов" на выборах в гордуму: он принял участие в партийных прайзмериз в качестве кандидата по партсписку "ЕР". Инвестиции в газификацию Тверской области увеличены до 100 млн руб.

Июль : вирус африканской чумы свиней, бушующий в регионе, как и года назад, настиг крупнейший племзавод области. В регионе проходит очередной рок-фестиваль "Нашествие".

Июнь : Работники тверской авиакомпании "Вертикаль-Т" выступили против отзыва лицензии. Россельхознадзор раскритиковал меры по ликвидации чумы свиней в области.

Май : с главы тверского ГИБДД Валерия Кучерявых, подозреваемого в злоупотреблении полномочиями, взята подписка о невыезде. Тверской облсуд вынес приговор обвиняемым в подрыве "Невского экспресса".

Апрель : cледственный комитет устанавливает, на какие средства тверские чиновники приобрели дорогостоящие участки в прибрежной зоне Волги.

Март : pасшифрованы "черные ящики" разбившегося в Тверской области Ка-52. В тверских охотничьих угодьях введен режим ЧС из-за чумы свиней.

Февраль : гражданский активист, отбывающий наказание в колонии "№"4 Торжка, Сергей Мохнаткин избит 17 февраля заместителем начальника по воспитательной работе.

Январь : 4 тыс. человек остались без теплоснабжения в результате крупной аварии на теплотрассе в Твери 26 января. В авиацентр в Тверской области поступят новые вертолеты.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 28 декабря 2012 > № 725695 Андрей Шевелев


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 20 декабря 2012 > № 719919 Евгений Куйвашев

О НОВЫХ ПРОЕКТАХ, ЭФФЕКТИВНОСТИ И РАСХОДАХ: ИНТЕРВЬЮ ГУБЕРНАТОРА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Завершается 2012 год, он оказался богатым на события, как на федеральном, так и региональных уровнях. Говоря о России, в первую очередь, 2012 год запомнился выборами президента и коррупционными скандалами. Главным политическим событием в Свердловской области стало назначение на пост губернатора Евгения Куйвашева. О своей работе в должности главы региона, о предпринимаемых для решения проблем шагах, о бюджете, обманутых дольщиках, отношениях с муниципалитетами и других вопросах Евгений Куйвашев рассказал в интервью ИА REGNUM .

ИА REGNUM: В своих выступлениях в мае Вы заявляли о намерении сделать расходование средств бюджета региона более эффективным. Какие шаги были предприняты в данном направлении, и какие еще предстоят ?

Общее "сквозное" требование к бюджету и к деятельности всех ведомств сегодня - это требование эффективности, повышение финансовой и исполнительской дисциплины. Государственные средства должны использоваться максимально эффективно.

Мы уже провели достаточно большую работу по оптимизации управления государственной собственностью области. В частности, определенный анализ провели в части казенного имущества и земельных участков. Например, детальная инвентаризация всех договоров аренды казенного имущества позволила в трети случаев пересмотреть ставки арендной платы в сторону увеличения, а комплекс мер, направленных на сокращение задолженности по арендной плате за земельные участки, позволил за 5 месяцев сократить ее почти на 30 процентов.

Активизирована работа по вовлечению земельных участков в хозяйственный оборот - с августа обследовано свыше 400 участков в 17 муниципалитетах. В итоге мы изыскали дополнительно более 60 участков земли, которые можно использовать, в том числе, для бесплатного предоставления гражданам для жилищного строительства, под развитие сельского хозяйства - это сотни гектаров земли, которая просто пустовала.

Принято решение об актуализации государственной кадастровой оценки территории города Екатеринбурга. Общее количество земельных участков подлежащих оценке составляет порядка 150 тысяч. К концу года эта работа будет завершена.

Эти и многие другие меры позволят навести элементарный порядок.

ИА REGNUM: Сегодня в регионах активнее стали решать вопросы социальной направленности, больше внимания уделяют образованию, здравоохранению. Что в этом направлении делается в Свердловской области ?

Здоровье людей и качественное образование - это вообще основа успешного развития любого региона и государства. Именно поэтому последние годы этим сферам уделяется так много внимания.

И мы, конечно, не стоим в стороне - беспрецедентные средства вкладываются в развитие материальной базы учреждений образования и здравоохранение, подготовку кадров.

Если говорить конкретно, то у нас, например, в следующем году предусмотрено увеличение на 1 миллиард рублей расходов на программу развития сети дошкольных образовательных учреждений. А всего на строительство объектов в сфере образования в 2013 году предусматривается 4 миллиарда рублей - это ввод в строй двух школ и свыше 40 садиков, а также начало строительства еще полутора десятков дошкольных образовательных учреждений и двух школ.

Сопоставимые суммы пойдут на строительство объектов здравоохранения. Так, мы будем строить комплекс зданий противотуберкулезного диспансера в Екатеринбурге - это проект, реализации которого давно уже ждали.

Не могу не упомянуть о важнейшем без преувеличения проекте в сфере здравоохранения - строительстве госпиталя инновационных технологий в Нижнем Тагиле, главным направлением деятельности которого станет эндопротезирование суставов.

Идеолог строительства, да и вообще главный создатель госпиталя - Владислав Тетюхин, один из тех людей, которые создавали легендарное предприятие "ВСМПО-АВИСМА". Ему буквально на днях исполнилось 80 лет. И этот человек, уже сделавший очень многое для развития Свердловской области, и сегодня остается на трудовом посту, реализует инициативы, которые, наверное, не каждому молодому бизнесмену под силу. Жизнь таких людей как Владислав Вячеславович вообще, наверное, нужно в школах изучать. Много ли вы знаете людей, которые, будучи крупными акционерами известнейшего промышленного холдинга, продает свои активы и не тратит деньги на обеспечение безбедной старости для себя, а вкладывает их в проект, имеющий колоссальное социальное значение для региона, да, что уж говорить, для всей страны?

Были вопросы по финансированию строительства этого госпиталя - инвестор просил о поддержке. Я вопрос государственного участия в строительстве медцентра поднимал на встрече с президентом России и Владимир Владимирович Путин проект одобрил. Даны соответствующие поручения, уже до середины января будет принято решение о порядке софинансирования завершения строительства: за счет средств федерального либо регионального бюджета. Поэтому, я уверен, в установленные сроки, то есть к концу следующего года мы этот уникальный госпиталь введем в строй.

ИА REGNUM: Бюджет на 2012 год был принят как социально направленный. В какой мере сохранится его социальная составляющая и в 2013 году? Какие предполагаются отличия бюджета 2013 от нынешнего, какие приоритеты запланированы ?

В смысле направленности бюджета ничего не поменялось - как и в прошлые годы, он имеет ярко выраженный социальный характер и 70 процентов составляют расходы именно на социальную сферу. Максимальную долю в расходах областного бюджета, как и прежде, составляют расходы на образование - 24 процента, почти четверть от общей суммы - это расходы на здравоохранение. По сравнению с прошлым годом финансирование этих отраслей увеличивается примерно на 10 процентов. Расходы на социальную политику планируются с ростом на 7 процентов, на культуру - на 16 процентов, на физическую культуру и спорт - на 15 процентов.

В целом бюджет меня радует. Рост доходов консолидированного бюджета в 2013 году по отношению к бюджету этого года составит, по меньшей мере, 13 процентов. Таким образом, мы планируем объем консолидированного бюджета в будущем году в размере 193 миллиардов против почти 147 миллиардов рублей по итогам этого года. Согласитесь, дельта в 40 миллиардов рублей - хороший результат.

Что же касается отличий или, лучше сказать, особенностей бюджета на 2013 год и плановый период до 2015 года, то, прежде всего, необходимо отметить, что в его основу положены майские указы президента России. Они в своей совокупности направленны на решение главной задачи - повышение качества жизни людей, системное и планомерное развитие страны и ее регионов.

Серьезное внимание мы будем уделять поддержке территорий - муниципалитеты получат на развитие серьезные средства.

В казне региона на следующий год существенно увеличен объем финансирования областных целевых программ - расходы по ним превысят 35 миллиардов рублей, это на 36 процентов больше, чем в текущем году. Самая финансово емкая из программ - это программа развития транспортного комплекса. На ее реализацию в 2013 году направляется больше 13 миллиардов рублей. Очень важная программа - ОЦП "Столица", по которой Екатеринбург, которому предстоит принимать игры Чемпионата мира по футболу и, мы надеемся, выставку ЭКСПО-2020, в течение пяти лет получит на развитие 20 миллиардов рублей.

ИА REGNUM: Образование входит в число приоритетных направлений, как на федеральном, так и на региональном уровне. Можно ли говорить, что в Свердловской области все под контролем, в том числе набившая оскомину ситуация с зарплатами учителей ?

Я уже коротко останавливался на тех мерах, которые касаются, прежде всего, создания нормальных условий для обучения наших детей и работы педагогов. Конечно, мы понимаем, что сама по себе школа, детский сад, по каким бы современным технологиям его ни строили, каким бы оборудованием ни оснащали - это просто здание. Главное - учитель, его профессионализм, его отношение к профессии. Понятно, что и получать наши педагоги должны достойно.

Вопрос повышения уровня заработной платы педагогических работников является отдельным пунктом указов главы государства, и в нашем бюджете на 2013 год средства на эти цели предусмотрены.

В частности, речь идет об ассигнованиях на обеспечение средней зарплаты педагогических работников системы общего образования на уровне средней зарплаты по области, педагогических работников дошкольных образовательных учреждений - на уровне средней зарплаты в сфере общего образования.

Кроме того, мы предусмотрели средства на повышение зарплат среднего медицинского персонала, социальных работников, работников культуры, работников физической культуры на 15 процентов, на повышение зарплаты врачей с 1 октября 2013 года на 15 процентов, а с 1 октября 2014 и с 1 октября 2015 - еще на 10 процентов ежегодно.

Никаких сомнений в том, что все эти обязательно будут выполнены, у меня нет.

ИА REGNUM: Одной из проблем, которая досталась Вам, стала нехватка мест в детских садах. Насколько она решаема, и какие меры уже предприняты? Не планируются ли программы, предусматривающие выплату пособий тем мамам, дети которых не посещают сады? Можно ли назвать сроки, к которым планируется в области полностью ликвидировать очереди в детсады ?

Я бы хотел отметить, что в прошлые годы многое было сделано для решения этой, действительно, серьезной проблемы. Сегодня в Свердловской области регистрируется естественная прибыль населения, поэтому и очередь в садики растет все с большими темпами. Это вынуждает нас пересматривать те целевые показатели, которые ставились в самом начале работы по развитию сети дошкольных учреждений. Что касается сроков, то они предельно конкретные. Президент поставил задачу по ликвидации очередей к 2016 году. У нас просто нет другого выхода - будем в этот срок укладываться.

И механизмы для этого есть. Совсем недавно мы обсуждали эту тему с председателем правительства России Дмитрием Анатольевичем Медведевым и представил ему наши предложения, несколько финансовых схем, которые позволят нам более быстрыми темпами вводить новые дошкольные учреждения. Одна из наиболее перспективных - это возможность привлечения на строительство новых зданий кредитных средств под гарантии регионального правительства.

На Среднем Урале это будет выглядеть так: "Корпорация развития Среднего Урала" за счет собственных средств строит здания, а потом передает их в аренду муниципалитетам с правом выкупа с рассрочкой платежа в 15-20 лет. Таким способом в муниципальных образованиях нам нужно построить дополнительно свыше 30 садиков на сумму порядка 5 миллиардов рублей. Эта схема должна быть детально проработана и согласована с минфином и министерством экономики.

Область готова сотрудничать и с представителями бизнеса, которые согласятся строить детские сады и продавать их в рассрочку муниципалитетам. Однако предприниматели должны предоставить гарантии, что выполнят обязательства качественно и в срок.

Что касается пособий: я уже говорил неоднократно, что считаю какие-то выплаты родителям, мерой, которая реально проблемы не решает. Мы деньги, которые могли бы пойти на строительство детских садов, будем просто раздавать. Это кажется проще, но в перспективе это приведет к еще большему дефициту мест.

ИА REGNUM: О ситуации на промышленных предприятиях региона. Летом-осенью на нескольких заводах произошли акции протеста. Благодаря усилиям области, ситуации на "АМУРе" и "Верхнесинячихинском металлургическом заводе" уже удалось урегулировать, близко разрешение проблемы с "Богословским алюминиевым заводом". Есть ли в регионе аналогичные предприятия, на которых ситуация "взрывоопасна"? Насколько областные власти контролируют ситуацию в промышленности и готовы не допустить продолжения банкротств и невыплат зарплаты рабочим? Какие меры принимаются для этого ?

У нас, к сожалению, трудности разного рода сегодня испытывает с десяток предприятий. Нормальные предприятия с нормальными собственниками - те, кто думает о будущем своего производства, - развиваются. К сожалению, на этих предприятиях такого движения нет.

Если говорить о мерах оперативного характера, то здесь инструментов у нас немного. Тем не менее, все проблемные предприятия мы знаем, ситуацию на них держим на постоянном контроле, там, где это необходимо, даем свои рекомендации, обращаемся за поддержкой в федеральные органы власти и. конечно, когда нужно, обращаемся в правоохранительные органы.

Важнейшим же "стратегическим" шагом я бы назвал разработку программы развития промышленного комплекса Свердловской области, которая сейчас ведется. В ближайшее время мы вынесем ее на широкое общественное и экспертное обсуждение. В Свердловской области, где исторически сильнее всего развита промышленность, как ни странно, такой программы никогда не было. Справедливости ради нужно сказать, что нет ее и на федеральном уровне. Но мы решили начать разработку региональной программы, не дожидаясь аналогичных федеральных стратегий. Вот в этом документе и должно быть прописано, как будут развиваться существующие предприятия, какими темпами на них будет расти зарплата рабочих, какие условия должен выполнить инвестор, если он хочет работать у нас в регионе, как мы будем помогать бизнесу. Это позволит нам наперед знать ситуацию в каждой сфере промышленного производства, а значит, эффективнее и быстрее решать возникающие трудности и избежать ситуаций, которые сегодня возникают из-за неэффективного менеджмента ряда предприятий.

ИА REGNUM: Еще одна давняя проблема - это обманутые дольщики. Можно ли сказать, что к концу 2012 года она будет полностью решена? Что мешает ее решению, и какие мероприятия реализует власть для ее скорейшего устранения ?

Мы знаем все объекты, где возникли эти проблемы, каждый из них - на особом контроле правительства области, и по каждому из них у нас есть четкий, индивидуальный план работы.

Я хотел бы сказать, что проблема будет закрыта уже в этом году. Но объективные препятствия не позволяют уложиться в этот срок. Тем не менее, сегодня у нас есть уверенность, что все "долгострои" будут сданы не позднее 2013 года. К решению проблем обманутых дольщиков вплотную подключены все заинтересованные структуры: министерство строительства и развития инфраструктуры, главы муниципальных образований и представители правоохранительных органов.

Все меньше семей в Свердловской области благодаря принятому региональному закону имеет статус обманутых дольщиков. И в настоящее время ситуация продолжает динамично меняться к лучшему. Сравнительно недавно наш регион посетил заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, руководитель рабочей группы президиума Генсовета партии "Единая Россия" по защите прав дольщиков и вкладчиков Александр Хинштейн, который позитивно наш опыт оценил.

Существенно облегчить решение проблемы обманутых дольщиков позволил новый федеральный закон "№"210 "О несостоятельности", который позволяет в случае банкротства строительной компании передать объект незавершенного строительства вместе с земельным участком дольщикам, конечно же, не панацея в решении проблем обманутых дольщиков. Надеюсь, в ближайшее время в стране появится эффективный механизм страхования средств граждан, которые принимают долевое участие в строительстве жилья.

ИА REGNUM: 22 ноября в Екатеринбурге прошел пикет участников областной программы поддержки молодых семей. Они жалуются на недостаток ее финансирования, в результате чего ждать жилья семьям приходится по 10-20 лет. При этом по достижении хотя бы одним из супругов 36 лет семья снимается с учета. Насколько возможно увеличить финансирование областной программы и, тем самым, ускорить предоставление молодым семьям субсидий на жилье ?

В Свердловской области реализуется программа "Обеспечение жильем молодых семей", которая финансируется из трех бюджетов: федерального, областного и муниципальных. В следующем году на эти цели из областного и местных бюджетов будет направлено почти 177,5 миллиона рублей, получить социальные выплаты на приобретение жилья или строительство индивидуального жилого дома смогут почти 300 молодых семей. При этом, мы пока не знаем, сколько денег получим из федеральной казны.

Безусловно, когда у нас появляется такая возможность, мы увеличиваем финансирование этой и других программ, а их немало, направленных на поддержку молодых семей.

Добавлю, что за последние пять лет помощь получили больше 2,5 тысячи свердловских семей.

ИА REGNUM: Нормальная жизнь области невозможна без тесного взаимодействия региональных властей с органами местного самоуправления. Удалось ли вам, как новому губернатору, наладить отношения с муниципалитетами ?

Я уже упоминал, что развитию территорий мы стали уделять гораздо больше внимания, что стало одной из особенностей бюджета региона на следующий год и плановый период. Так, объем финансовой помощи на выравнивание бюджетной обеспеченности местных бюджетов вырос на 41 процент - на 2,1 миллиарда рублей. А общий объем межбюджетных трансфертов местным бюджетам за исключением субвенций в 2013 году составит 26 миллиардов рублей, что выше аналогичного показателя текущего года на 9,9 миллиарда рублей.

Мы ввели практику проведения выездных заседаний президиума правительства, что позволяет на местах посмотреть конкретные проблемы, найти пути их решения. Рассчитываю сделать традиционными семинары-совещания с руководителями муниципалитетов. Это, на мой взгляд, очень важная работа. Знаю, потому что сам определенное время отдал муниципальной службе.

Вы знаете, что у нас принимаются целевые программы, направленные на развитие конкретных территорий. Например, программа "Столица", в рамках которой мы хотим вывести на новый качественный уровень транспортную и инженерную инфраструктуру Екатеринбурга. Это значительно увеличит инвестиционную привлекательность не только областного центра, но и всего региона в целом. Ведь не секрет, что инвесторы в первую очередь будут посещать наш областной центр, Нижний Тагил, и здесь должны быть созданы самые комфортные условия для их работы. Екатеринбург и Нижний Тагил должны стать крупнейшими логистическими центрами, центрами коммуникаций. Тогда будут значительно снижены издержки и барьеры для развития бизнеса во всем регионе. А через приток инвестиций в наши крупнейшие центры - средства для развития получит вся область.

ИА REGNUM: Прежнее руководство региона поддерживало введение в муниципальных образованиях области сити-менеджеров, и в последнее время в ряде СМИ проходят сообщения о том, что в некоторых из них, в частности, в Екатеринбурге, предлагают вернуться к прежней системе избираемого "полноценного" мэра. Какова Ваша позиция в этом вопросе? И как думаете, насколько институт сити-менеджеров себя оправдал ?

Я никогда не выступал против возвращения прямых выборов мэра. Но принимать такое решение могут только жители того или иного муниципалитета. Лично я ничего не вижу плохого в обеих системах. Дело не в том, выбран ты или назначен, дело в том, как ты свои обязанности выполняешь.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 20 декабря 2012 > № 719919 Евгений Куйвашев


Латвия. Евросоюз > Финансы, банки > telegraf.lv, 19 декабря 2012 > № 717701 Илмар Римшевич

Человек, чья подпись стоит на латовых банкнотах, является ярым сторонником евро. Телеграф обратился к президенту Банка Латвии Илмару Римшевичу с просьбой пояснить, на чем зиждется его вера в еврозону.

— По какому курсу в итоге будут меняться латы на евро? Можете ли вы дать 100-процентную гарантию, что курс сохранится нынешним — за 1 лат будут давать по 1,42 евро?

— Решение принимают премьер-министры стран еврозоны, а не я, поэтому я не могу давать за них гарантии. Но я знаю, что курс — это не карточка с магическим числом, которое премьер-министры, не глядя, достают из шапки. Это заранее согласованная выверенная позиция.

Во-первых, если курс предложат изменить, то Латвия, очевидно, в такой монетарный союз не вступит.

Во-вторых, практика показывает, что для всех стран, вступавших в еврозону перед нами, курс привязки их валют к евро не менялся.

— Двенадцать лет назад у Банка Латвии отобрали функции банковского надзора. Через год с небольшим вас лишат теоретического права девальвировать валюту. Чем вы будете заниматься?

— Тем же чем и сейчас. Мы по-прежнему будем управлять государственными золотовалютными запасами — этим, кстати, занимается около 40 человек. Банк Латвии по-прежнему будет обеспечивать внутренние и зарубежные расчеты коммерческих банков. Мы будем выдавать кредиты комбанкам и устанавливать ставки рефинансирования. И так далее.

— Сколько сейчас человек работает в Банке Латвии и сколько их останется в в 2014 году?

Сейчас работает около 500 человек. Думаю, что столько же и останется. Кого-то можно будет сократить, но согласно требованиям Европейского центрального банка (ЕЦБ) надо будет создать новые штатные единицы. То на то и получится.

Кстати, вы знаете, что если бы мы, как и планировалось, вошли в еврозону 1 января 2008 году, то в Латвии не было бы кризиса Pаrex banka и в целом весь экономический кризис прошел бы для страны значительно легче.

— Почему?

— В случае с Parex banka остро стоял вопрос о погашения синдицированного кредита в размере 775 млн. евро. В 2008 году нам потребовалось два месяца, чтобы получить европейское рефинансирование. За это время ситуация в банке катастрофически ухудшилась. Если бы мы был в составе еврозоны, то получили бы необходимое финансирование мгновенно.

И благодаря этому экономический кризис для Латвии прошел бы вдвое легче, чем это оказалось на самом деле.

— То есть, если бы 1 января 2008 года Латвия вступила в еврозону, то сегодня Виктор Красовицкий и Валерий Каргин оставались бы основными акционерами Parex banka?

— С вероятностью 90% уверен, что это так.

— Тогда акционеры всех латвийских банков должны сегодня двумя руками голосовать за введение евро. Так, на всякий случай...

— Прежде всего в ситуации с Parex banka пострадало очень много обычных людей. Поэтому прежде всего латвийский народ должен голосовать за введение евро.

Что касается акционеров, то тут не все так просто. Знаете сколько зарабатывают банки на конвертации латов в евро и обратно?

— Думаю миллионов десять в год.

— Намного больше. За последние пять лет банки и меняльные конторы на конвертации заработали примерно 600 млн. латов

— То есть помимо кухонной и политической оппозиции существует еще и организованное банковское сопротивление введению евро?

— Ну, с такими вещами мы пока не сталкивались, однако то, что после 1 января 2014 года будет потерян источник многомиллионных доходов — это факт. И вряд ли людям понравится терять такие деньги.

— Что будет с золотовалютным запасами Латвийской Республики?

— После введения евро Банк Латвии передаст в ЕЦБ 4,9% своего золота и валюты (на 7 декабря запасы составляли 5,48 млрд. евро. То есть в ЕЦБ могло бы отойти валюты и золота на сумму в 268,5 млн. евро. – Телеграф).

— Почему именно 4,9 процентов?

— Эта цифра высчитывается по достаточно сложной формуле и зависит от размеров экономики, величины страны, числа жителей и так далее. Это формула не секретная, ее можно найти на нашей интернет-странице.

— Среди евроскептиков популярны страшные рассказы о том, что страны еврозоны будут обязаны скинутся в Европейский фонд финансовой стабильности (ЕФФС), из которого ЕЦБ станет финансировать проблемные страны вроде Греции. То есть латвийские старики будут оплачивать греческий праздник. А потом еще и испанский, португальский, кипрский...

— Полная ерунда. Да, Латвия в течении 5 лет должна будет внести в ЕФФС 199 млн. евро. Это страховой полис на случай проблем в латвийской экономики — через 5-10-50 лет. Эти деньги никто не собирается вкладывать в чужие экономики, они дадут возможность в любое время в случае необходимости обратиться за помощью нам самим — Латвии.

Вступление в ЕФФС – это вступление в элитарный клуб. Об этом мечтают многие страны, но в настоящее время такой шанс есть только у Латвии.

Латвия. Евросоюз > Финансы, банки > telegraf.lv, 19 декабря 2012 > № 717701 Илмар Римшевич


Россия. Армения. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 14 декабря 2012 > № 713637 Самвел Карапетян

Как миллиардер Карапетян удвоил свой бизнес во время кризиса

Мария Абакумова

Составляющие успеха — опора на армянскую диаспору и хорошие отношения с мэром Москвы Сергеем Собяниным

Пустынная стройплощадка. Повсюду валяются бетонные блоки, строительный мусор, забор по периметру светит тусклыми лампочками. Строительство бизнес-центра на юго-западе Москвы заморожено, и непонятно, когда возобновится. В советские времена люди терпели подобный пейзаж десятилетиями, но сейчас мы привыкли, что новые жилые дома, бизнес-центры и гостиницы вырастают моментально, как по мановению волшебной палочки. Однако правила игры поменялись: за два года команда Сергея Собянина остановила работы по 9 млн кв. м недвижимости (даже до 2008-го все московские строители за год возводили меньше). До кризиса практически каждый миллионер считал себя девелопером и финансировал какую-нибудь стройку в столице, сейчас все стали осторожнее. Исключение — компания «Ташир», принадлежащая участнику российского списка Forbes (63-е место, состояние — $1,6 млрд) Самвелу Карапетяну. В последнее время «Ташир» практически каждый месяц заявляет о начале строительства новых объектов: торговых центров, офисов, жилья. Как это получается у уроженца небольшого армянского городка, сколотившего состояние в расположенной в 170 км от Москвы Калуге?

Когда рынка нет. В Москве очень много торговых центров. Чтобы в этом убедиться, достаточно проехать по МКАД. Но владелец шести работающих и трех строящихся здесь моллов Самвел Карапетян убежден, что рынок еще пустой и столица способна переварить еще минимум столько же. По собственным оценкам, «Ташир» сейчас строит около 25% всей коммерческой недвижимости столицы. По прогнозам главы московского стройкомплекса Марата Хуснуллина, в 2012 году в Москве построят около 7 млн кв. м недвижимости. Эксперты рынка этому не верят, тем не менее показатели «Ташира» по вводу жилых домов, офисов и торговых центров в 2012 году приближаются к 1 млн кв. м. «Ташир» растет, и это в условиях, которые некоторые девелоперы лаконично описывают как «рынка нет». Чтобы распоряжаться столичной землей, Сергей Собянин создал и возглавил особый правительственный орган — Градостроительно-земельную комиссию. От ее решения зависит выдача градостроительного плана земельного участка — основного документа, разрешающего стройку. Инвесторов на заседания ГЗК не приглашают, протоколы не публикуются. За одно заседание комиссия может рассмотреть 100–150 вопросов, и чаще всего она просто визирует решения, подготовленные двумя рабочими группами. Одну из них возглавляет Марат Хуснуллин, вторую — другой заместитель мэра Андрей Шаронов.

«Вопросы рассматриваются коллегиально с привлечением всех заинтересованных ведомств, — сказал Хуснуллин в интервью Forbes. — Строим только то, что нужно городу». Некоторые решения комиссии эксперты целиком одобряют — например, отказ от строительства торгового комплекса на площади Тверской заставы. По идее, ГЗК призвана решать градостроительные проблемы: сопротивляться излишней плотности застройки, ограничивать аппетиты девелоперов, бороться с долгостроями. Однако, сведя в одно русло все ручейки, ГЗК принимает на себя и огромную ответственность. Количество жалоб на действия этой комиссии, поданных в Московский арбитражный суд, исчисляется сотнями. Девелоперы, в свое время заплатившие миллионы долларов за «право аренды» участка или другие правоустанавливающие документы, столкнулись с тем, что их бумаги больше ничего не стоят. Вот пример: компания «Зар» в конце 2007 года получила от правительства Москвы право построить на Сиреневом бульваре торговый центр, вышло специальное постановление. Пережив кризис, «Зар» готовилась начать стройку, однако ГЗК решила изменить разрешенный вид использования участка на «благоустройство, озеленение», то есть фактически проект запретила.

Таких примеров множество. Но, как говорит вице-президент компании Игорь Булатов, «у «Ташира» не застряло ни одного проекта». До конца года «Ташир» достроит многофункциональный комплекс на Поклонной улице площадью 150 000 кв. м, многофункциональный центр на Шереметьевской (прежнее название — Центр имени Аркадия Райкина, проект куплен у «Открытых инвестиций» Михаила Прохорова), торговый центр РИО на Ленинском проспекте и жилой комплекс площадью 207 000 кв. м. В планах — торговый центр на Юго-Западной, гостиницы и апартаменты в центре города, на Тишинской площади и множество других проектов. По количеству торговых центров в Москве компания Самвела Карапетяна соперничает только с «Киевской площадью».

Калужский старт. Самвел Карапетян уже 10 лет не дает интервью — последнее было в 2003 году в журнале «Босс». Однако назвать единственного владельца «Ташира» человеком малоизвестным нельзя. В его компании работает более 40 000 человек, объекты «Ташира» есть в 20 регионах, а на гала-концерте учрежденной Карапетяном всеармянской премии «Ташир» в Государственном Кремлевском дворце выступает Стас Михайлов и другие звезды. Родился Карапетян в 1965 году в небольшом армянском городке Калинино (сейчас у города старинное название Ташир). Карьеру начинал на местном заводе эмалированной посуды. Его старший брат Карен Карапетян работал тогда в райкоме комсомола, затем стал главой администрации президента Армении (сейчас депутат армянского парламента).

В начале 1990-х братьям удалось взять завод под контроль. Предприятие производило не только посуду, но и другие металлические изделия. Самвел Карапетян в поисках рынка сбыта и поставщиков обзавелся связями: завод работал по бартерным схемам с Новолипецким металлургическим комбинатом до прихода на него Владимира Лисина. Бизнес рос, Карапетян начал торговать товарами народного потребления и другой продукцией, бизнес ширился, распространился в несколько регионов России, и вскоре Карапетян стал владельцем крупной торговой компании. В 1992 году он переехал в Москву, но потом перебрался жить в Калугу.

Почему туда? По словам знакомого Карапетяна, в этом городе жил с семьей его двоюродный брат, знакомые и друзья. Опора на 2,5-миллионную армянскую диаспору всегда была отличительной чертой «Ташира». Центр торговой компании был в Москве, и несколько лет Карапетян каждый день ездил туда из Калуги на работу. В Калуге стали открываться небольшие магазинчики и рестораны «Ташир», но заметным по местным меркам бизнесменом Карапетян стал только в 1997 году, купив у менеджмента компанию «Калугаглавснаб». После этого был Калужский завод железобетонных изделий, фармзавод в центре города, на месте которого в центре Калуги «Ташир» построил сейчас торговый комплекс, целый ряд других предприятий. Обычный региональный бизнес, но вот одна деталь: со времен «Калугаглавснаба» важным контрагентом Карапетяна является «Газпром».

Партнер «Газпрома». В советское время через сеть организаций, имевших в названии слово «главснаб», распределялись товары между предприятиями, то есть по сути шла оптовая торговля. У «Калугаглавснаба» сохранились старые связи с промышленными предприятиями области, но основными контрагентами компании были дочерние предприятия «Газпрома». Сегодня оборот «Ташира» составляет около $2,6 млрд, из них миллиард приходится на строительство и поставку оборудования для «Газпрома». Это в разы меньше, чем у известных подрядчиков монополии вроде «Стройгазконсалтинга» Зияда Манасира или «Стройгазмонтажа» Аркадия Ротенберга, но тоже немало. Как далекая от газовых месторождений Калуга помогла Самвелу Карапетяну наладить бизнес с «Газпромом»?

В 1992–1995 годах «Газпром» построил в Малоярославце под Калугой кластер промышленных предприятий. На сайте города сказано, что объем инвестиций госмонополии в экономику города, в том числе в компанию «Агрисовгаз», которая производит трубы и алюминиевые конструкции, превысил $700 млн. Проект курировал член правления «Газпрома» Николай Гуслистый. Построенные тогда заводы и сейчас являются основой экономики города, монополия вкладывала деньги в жилой микрорайон, в котором должны были поселиться специалисты. Так что владельцам «Калугаглавснаба» было с кем торговать.

С 2000 года Карапетяну принадлежит Малоярославецкая швейная фабрика. В августе 2001 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил восстановленный храм в селе Недельное под Малоярославцем. Награды от патриарха получили глава «Газпрома» Алексей Миллер, его заместитель Николай Гуслистый и Самвел Карапетян.

«Мы всегда все делаем быстро и в срок, «Газпрому» удобно с нами работать, — говорит Игорь Булатов. — Никто сверху нас не лоббирует». Однако на каком-то этапе связи Карапетяна с топ-менеджерами калужских газпромовских «дочек» все же были довольно крепкими.

Вот небольшой пример. Один из девяти вице-президентов компании, который курирует некоторые московские стройки, в частности самый большой в арсенале «Ташира» торговый центр — РИО на Дмитровском шоссе, Андрей Ильяев попал в компанию после института. Паспорт Андрей Георгиевич Ильяев получил в 1975 году в Малоярославце. А Георгий Ильяев в 1990-е годы руководил Малоярославецким филиалом «дочки» Газпрома «Газпромторгстрой» и входил в одно охотничье общество с руководителями заводов «Агрисовгаза». Понятно, что это не уровень Алексея Миллера или хотя бы Николая Гуслистого, но все-таки «Газпрому» Карапетян не чужой. Сегодня «Агрисовгаз» принадлежит Зияду Манасиру, а среди акционеров отделившегося от «Агрисовгаза» завода «Росметалл» есть родственники Гуслистого.

У ворот Москвы. «Калуга не Ташир!» — с такими плакатами митинговали горожане под окнами главы города в 2004 году. В начале 2000-х в Калуге стало так много объектов «Ташира», что многих горожан (необязательно шовинистов) это стало раздражать. «Ташир» построил два огромных торговых комплекса и три бизнес-центра на центральной улице города, реконструировал одну из центральных площадей, построил 40 000 кв. м жилья и едва не выкупил городские электрические сети. Торги состоялись в 2003 году, две компании-участницы соревновались за 74%-ный пакет в обмен на инвестиции, объем которых вырос с $15 млн до $21 млн, обе принадлежали Карапетяну. Однако потом городские власти одумались и аукцион отменили. Дети Самвела Карапетяна учились в калужской школе №5, где когда-то учителем литературы работал Булат Окуджава, бизнесмен спонсировал школу и даже намеревался открыть на ее базе армянский культурный центр, но идея не встретила одобрения жителей. Параллельно Карапетян продолжал скупать предприятия: к заводу ЖБИ добавился кирпичный, а также производство алюминиевых конструкций, окон, фасадов.

Смена власти в области в 2000 году (вместо Валерия Сударенкова губернатором стал его бывший заместитель Анатолий Артамонов) для «Ташира» ничего не изменила. «Власти в Калуге раньше всех научились ценить инвесторов», — говорит наш собеседник в «Ташире». Губернатор Артамонов с удовольствием катается на лыжах в построенном «Таширом» горнолыжном комплексе «Квань». Но рынок стал уже тесен, и «Ташир» начал экспансию в другие регионы. Первые торговые центры открылись в Ярославле и Туле, а в 2003 году Карапетян купил московский «Автокомбинат-23», на месте которого через два года открылся первый торговый центр РИО. Затем центры РИО открылись в Орле, Архангельске, Ростове-на-Дону, Белгороде и других регионах.

«Стратегия у Карапетяна простая: в каждом городе обязательно есть какой-то армянин, который знает все правила игры», — объясняет знакомый бизнесмена. Опора на диаспору особенно заметна на московском рынке. Первый московский участок Карапетян купил у одного из владельцев Микомс-банка Артура Аракеляна. Самый дорогой объект в расчете на метр площади «Ереван Плаза» на Тульской начинал строить владелец компании «Стинком групп» Геннадий Степанян, он сумел получить участок, а структуры Карапетяна построили комплекс и управляют им. Торговый центр «Европарк», который сейчас входит в «Ташир», принадлежал бизнесмену Ашоту Егиазаряну. В «Москва-Сити» Карапетян пришел, согласившись проинвестировать и достроить объект Ары Абрамяна, главы Союза армян России.

Когда в 2005 году «Ташир» вышел на московский рынок, тот был уже довольно конкурентным. Работали торговые центры «Мега», «Золотой Вавилон», «Мосмарт», строился «Крокус» Араса Агаларова. Подбирать арендаторов для РИО Карапетяну помогала компания Colliers: ее топ-менеджер Максим Гасиев работал раньше в «Даев Плазе» Ашота Егиазаряна и именно тогда познакомился с Карапетяном. «Они уже тогда не дети были в бизнесе, — вспоминает Гасиев. — Самвел Карапетян сам вникал в детали, включая интерьер». К моменту открытия РИО был заполнен почти на 100%, однако в дальнейшем «Ташир» от услуг брокеров отказался. «Самвел Саркисович сам провел переговоры и сдал помещения гораздо дороже, чем договорились риелторы», — рассказывает вице-президент Игорь Булатов.

Полная самообеспеченность — фишка «Ташира». Кирпич и бетонные конструкции для московских строек компании возят с ее калужских заводов. Из необходимых стройматериалов холдинг не производит только цемент, арматуру и лифты с эскалаторами. Все остальное, включая окна, отделочные материалы и т. д., поставляется компаниями холдинга. Даже электроэнергию «Таширу» поставляет собственная сетевая компания «Каскад-Энергосбыт». «Иметь собственные сетевые компании — правильная стратегия, если у тебя много объектов, — говорит Евгений Шлеменков из «ОПОРЫ России». — Но построить ее очень дорого и сложно». Арендаторы торговых центров РИО и офисного комплекса Gazoil Plaza, который «Ташир» построил в двух шагах от офиса «Газпрома» на улице Наметкина, покупают электричество у Карапетяна. Следующий шаг — генерация. Возле одного из заводов «Ташира» в Калуге уже строится электростанция: оттуда энергия по сетям «Ташира» будет поступать на предприятие.

По торговому центру РИО гуляешь будто по странице тетради в клетку. Пространство разделено на квадраты, нет излишеств вроде огромных открытых территорий для фудкортов. «Очень простой в смысле планировочных решений» — так говорит Дмитрий Бурлов, эксперт компании «Магазин Магазинов» о «Ереван Плазе». Проектировщики у «Ташира», разумеется, тоже свои. Таким образом минимизируются потери, и Булатов уверен, что эти торговые комплексы приносят больше выручки, чем объекты конкурентов, и окупаются за два-три года. «РИО — успешные проекты, — говорит руководитель департамента торговой недвижимости компании Penny Lane Realty Алексей Могила. — «Ташир» — молодцы, на всем зарабатывают».

Когда в 2008 году открывался второй ТЦ РИО на Дмитровском шоссе, конкуренты злорадствовали, поскольку у него были проблемы с заполняемостью. Но Карапетян их решил, сдав существенную часть площади самому себе. В «Ташир» входят розничные сети «Модный альянс», Wild West и другие, кинотеатрами управляет собственная сеть «Синема Стар», есть свои операторы ресторанов и кафе.

Еще одна деталь: при огромном объеме строительства у «Ташира» нет единой генподрядной компании, которая показывала бы огромную выручку. В группе несколько крупных управляющих компаний, которые созданы по географическому принципу и управляются вице-президентами. В Москве, например, таких компаний три: во главе с Андреем Ильяевым, Виталием Ефимкиным и Игорем Булатовым. Каждая управляющая компания автономна и имеет собственную генподрядную структуру. Это обеспечивает внутреннюю конкуренцию: если один строитель сорвал сроки, его быстро заменяют другим. Это принципиально для Карапетяна: когда-то в Калуге он распустил любовно созданную им футбольную команду «Ташир» после неудачного сезона.

У Карапетяна есть собственный Фора-банк. Кредиты «Ташир» берет только под залог уже построенных объектов, поэтому кредитная нагрузка компании невелика — около $300 млн, меньше, чем годовой доход от аренды. Осенью 2008 года Самвел Карапетян уже был крупным региональным бизнесменом, но довольно средним игроком рынка коммерческой недвижимости Москвы: «Ереван Плаза» и два торговых центра РИО, один из которых только что открылся. Прошло четыре года — и готовых торгово-развлекательных комплексов уже шесть, еще пять строится или проектируется. В посткризисные годы и во время болезненного периода смены власти в Москве Самвел Карапетян выбился в лидеры рынка. Но только ли опора на диаспору, самообеспеченность и умение не влезать в долги способствовали этому?

При новых властях. Бывшего госслужащего и неудачливого бизнесмена Сергея Гляделкина к Самвелу Карапетяну привел знакомый из армянской диаспоры. У Гляделкина в кризис были серьезные проблемы: два недостроенных дома, разъяренные дольщики, недовольство властей. Карапетян купил у него компанию целиком, дома достроил и остался владельцем нескольких участков в Москве, которые бывший руководитель ГУП «Москва-центр» заботливо подбирал для себя, а также торгового центра «Тряпка» на Ленинградском шоссе. Торговый центр «Европарк» ему достался от депутата Госдумы Ашота Егиазаряна, который схлестнулся в борьбе за гостиницу «Москва» с Сулейманом Керимовым и не смог его одолеть. Половину проекта многофункционального комплекса с офисами и гостиницами «Ташир» получил от Ары Абрамяна за обещание их достроить и финансирование. Таким образом, к 2010 году, когда в Москву пришла команда Сергея Собянина, Карапетян вложил в московские стройки несколько сотен миллионов долларов. Он рисковал так же, как другие московские девелоперы.

«С новой командой [московских руководителей] работать стало гораздо приятнее, —уверяет Игорь Булатов. — Если ты умеешь правильно оформлять бумаги, то ГЗК принимает по тебе решение, и дальше все работает автоматически. Ты даже не видишь никаких чиновников, поэтому стало гораздо меньше коррупции». Это, увы, не объясняет, почему новая система взаимоотношений со столичными властями совсем по-другому повлияла на судьбу других крупных девелоперов «лужковской» поры.

«С крупными инвесторами у нас составлены планы работы, с некоторыми — на пять лет, — рассказывает глава столичного стройкомплекса Марат Хуснуллин. — Среди них, в первую очередь могу назвать «Ташир». Они не просто хотят, но и умеют строить».

Участники рынка утверждают, что с Сергеем Собяниным Самвел Карапетян познакомился в связи с газовым бизнесом, когда тот еще руководил Тюменской областью. Игорь Булатов отказывается комментировать эту информацию. В любом случае Самвел Карапетян умеет налаживать отношения с сильными мира сего. В 2001 году он получал награду от патриарха Алексия II за восстановление храма в Малоярославце. В 2012 году удостоился благодарности президента за финансирование восстановления Морского собора в Кронштадте (другие спонсоры — совладелец компании «Киевская площадь» Год Нисанов и владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов). Этот величественный собор входит в тройку крупнейших в России, в состав общественно-попечительского совета входят несколько федеральных министров, супруга премьер-министра Светлана Медведева и другие влиятельные люди. Из $20 млн, которые Карапетян в год тратит на благотворительность, $5 млн в прошлом году ушли на собор.

В «Ташире» Москву считают лучшим городом на земле. Если сейчас на столицу приходится примерно половина портфеля недвижимости Самвела Карапетяна, то в будущем он намерен довести эту долю до 70%. Новые площадки в регионах он пока не берет — достаточно интересных предложений в столице. Не боится ли великой и ужасной ГЗК? «Просто не надо жадничать и на том участке, где можно построить 10 000 кв. м, проектировать 100 000 м», — отмахивается Игорь Булатов. Впрочем, по его словам, «Ташир» тоже уже сталкивался с урезанием объемов — ничего, урезали.

Новая идея Самвела Карапетяна — создать возле РИО на Дмитровке китайский торговый центр. Речь идет о том, чтобы помещения в построенном «Таширом» торговом комплексе арендовала китайская компания-оператор, которая будет закупать товары у производителей и легально, без серых схем, ввозить их в Россию. Предварительный договор с китайцами уже подписан. Марат Хуснуллин сказал Forbes, что не слышал об этом проекте.

Россия. Армения. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 14 декабря 2012 > № 713637 Самвел Карапетян


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2012 > № 712465 Анатолий Аксаков

На 1 ноября 2012 года банковские активы выросли на 19% по сравнению с ноябрем 2011 года. При этом рост объемов потребительского кредита составил 41%, а рост объемов кредитов предприятиям и организациям – 17%. Темпы роста потребительского кредитования в этом году превысят прошлогодние. Если в 2011 году – объемы этого рынка выросли на 37%, то в этом году будет рост на 45–47%.

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы России, президент Ассоциации региональных банков России

Потребительское кредитование было не просто драйвером роста для банковской системы, а фактически стало основным источником дохода. На фоне вялого развития промышленного производства и, соответственно, низких темпов кредитования промышленности основная доля рекордной прибыли российских кредитных организаций (833,7 млрд. рублей за 9 месяцев) была заработана именно розницей.

Рост рынка кредитования основан на средствах ЦБ и Минфина. Объем задолженности банков перед государством и ЦБ вырос в два раза и составил порядка 3,5 трлн. рублей, в то время как год назад эта цифра была на уровне 1,7 трлн. рублей. С января по сентябрь средствами клиентов фондировалось только 38% новых активов и 31% приходился на средства ЦБ и Минфина.

Таким образом, динамика роста розницы с начала года минимум в 1,5–2 раза превышает результаты остальных сегментов кредитного рынка. По итогам года портфель кредитов физлицам достигнет 7 трлн. рублей, а доля в совокупном кредитном портфеле — 21–22% (1 января 2012 года было 19%). Из этой суммы около 1,6 трлн. рублей приходится на ипотечный кредит, 800 млрд. рублей – на автокредиты. Еще около 500 млрд. рублей – это жилищные кредиты, которые обеспечены не жильем, а инвестиционными контрактами (например, дольщиков). В течение 2–3 лет такие кредиты, как правило, превращаются в ипотечные.

Таким образом, около 60% рынка, или 4 трлн. рублей, – это необеспеченные краткосрочные кредиты. Именно этот сегмент характеризуется наибольшим ростом – около 58% по итогам года. В нем особенно выделяется подсектор карточного кредитования (задолженность – около 600 млрд. рублей). Рост здесь по итогам года может составить 80%.

Высокий интерес банкиров к доходности данного бизнеса связан не только с более высокой процентной маржой. Во-первых, потребительское кредитование в наибольшей степени среди остальных сегментов кредитного рынка дает банкам возможность увеличивать долю комиссионных доходов за счет предложения сопутствующих страховых услуг (страхование жизни, потери трудоспособности и т.п.). А, как известно, комиссионные доходы — это наиболее стабильный компонент в кризисных или сложных условиях. Многие банки, не желая делить доходы со страховыми компаниями, идут по пути создания либо покупки собственного страхового бизнеса. По последнему пути пошли крупнейшие госбанки — Сбербанк и Россельхозбанк. И многие участники страхового рынка прогнозируют, что уже через пару лет именно госбанки станут на нем крупнейшими игроками.

Во-вторых, до недавнего времени розничный сегмент давал банкам и другое преимущество — возможность активно наращивать масштабы бизнеса без существенного ущерба для Н1. Введение повышенных коэффициентов при расчете достаточности капитала для необеспеченных кредитов, а также планируемые ужесточения подходов регулятора к созданию РВПС ударят с нового года по потребительскому кредитованию, требуя от банков дополнительного запаса собственных средств при финансировании операций с повышенным риском.

Качество кредитного портфеля при этом, согласно банковской информации, не ухудшается: доля просроченной задолженности упала к концу третьего квартала до 4,4%. Однако риски ухудшения качества кредитов остаются в связи с ростом «закредитованности» заемщиков. Россияне все чаще берут повторные кредиты, не завершив обслуживание взятых ранее. На 1 ноября 2012 года количество заемщиков с пятью и более кредитами приблизилось к 8%, тогда как в январе этот показатель был почти вдвое ниже – 4,8%. Число граждан с двумя кредитами составляет большую часть всех заемщиков. Наибольший уровень просрочки по потребительским кредитам характерен для Калининградской (7,9%), Кемеровской (6%), Самарской (6%) областей и Москвы (6%).

В то же время просрочка по ипотеке снижается и остается рекордно низкой – не более 1,5%. Однако в данном случае необходимо проявлять осторожность в оценках. Кризис 2008–2009 годов показал, что этот показатель имеет тенденцию к стремительному росту в ситуации экономического кризиса. В условиях снижения заработной платы и роста безработицы он может вырасти десятикратно – до 10–15%.

В 2013 году следует ожидать сохранения дефицита ликвидности и снижения достаточности капитала, в результате чего возможен рост ставок по банковским кредитным продуктам и, как следствие, сокращение спроса на них. В итоге прирост активов в банковской системе сократится.

Эксперты прогнозируют в дальнейшем снижение темпов роста рынка потребкредитования до 25—30% в 2013 году в связи с удорожанием ресурсов и ужесточением требований к капиталу.

Быстрый рост объемов потребительского кредитования и медленный рост доходов населения может привести в будущем к увеличению числа проблемных займов. Реальные располагаемые денежные доходы в сентябре 2012 года по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года увеличились на 3,6%, в то время как прирост кредитов физическим лиц составил 41,7%. В 2011 году средний доход российского гражданина и средний размер потребительского кредита были сопоставимы — в районе 22—23 тыс. руб. В 2012 году при средней месячной зарплате 23,6 тыс. рублей средняя задолженность по потребительскому кредитованию достигла уже 38 тыс. рублей.

Меры по охлаждению рынка потребкредитования, которые предпринял Банк России

В начале года Банк России прогнозировал, что средний рост кредитного рынка по итогам года не превысит 20–25%. Поэтому значительной большие темпы роста потребительского кредитования стали для него неприятной неожиданностью.

В отсутствие федерального регулирования и торможения с принятием специальных законов, призванных снизить кредитные риски, Банк России вынужден использовать те инструменты регулирования, которыми располагает – требования к достаточности капитала и к резервам на возможные потери по ссудам.

С 1 марта 2013 года ЦБ РФ планирует удвоить резервирование по необеспеченным розничным ссудам. Одновременно будут повышены коэффициенты риска по таким кредитам в зависимости от размера их полной стоимости для заемщиков. Для наиболее дорогих кредитов коэффициент составит – 2,5. С апреля 2013 года предполагается повысить величину операционного и рыночного риска.

Одновременно ЦБ хочет получить право ограничивать сверху ставки по депозитам граждан, за счет которых часть банков и предоставляет кредиты населению. По замыслу регулятора, все эти меры должны немного охладить разогретый не в меру рынок розничного кредитования.

В первую очередь последствия нововведений почувствуют банки с текущим низким значением норматива Н1: достаточность их капитала окажется на пороге минимально допустимых 10%, и эти банки соответственно не смогут расширять объем операций. Те, у кого достаточность капитала находится на высоком уровне, "в моменте" не пострадают, но расширение кредитования населения будет соответственно съедать больший объем капитала.

В ответ представители специализированных розничных банков просят ЦБ хотя бы на время отказаться от ужесточения подходов к оценке рисков, поскольку это может привести к сокращению кредитования населения банками, а также к росту теневого сегмента кредитования. Люди, нуждающиеся в потребкредите, по мнению банкиров, начнут обращаться в микрофинансовые организации, кредитные кооперативы и ломбарды, которые предоставляют услуги по более высоким ставкам. Кроме того, банкиры предлагают регулятору не применять повышенные коэффициенты риска по кредитам заемщикам, которые имеют положительную кредитную историю. Для остальных кредитов главы пяти банков предлагают реформировать порядок расчета их полной стоимости, то есть исключить из расчета платежи по необслуживаемым ссудам и считать их, исходя из фактических поступлений по ссудам, а не расчетных. Эти меры должны позволить снизить коэффициенты риска для банков, а значит, и уменьшить нагрузку на их капитал.

Повышение норм резервирования на возможные потери по ссудам с одновременным повышением коэффициентов риска по тем же самым операциям является своего рода двойным ударом по банкам, основная часть бизнеса которых связана с потребкредитованием. Банки считают, что планируемыми мерами ЦБ нарушит баланс на рынке. Отсрочка введения новых правил игры до второй половины 2013 года может отчасти решить проблему, поскольку даст кредитным организациям необходимое время на увеличение капитала. Ведь чтобы нарастить капитал, нужны не только деньги, но и время: это в том числе и бюрократический процесс.

По мнению Ассоциации региональных банков России, ЦБ должен избрать дифференцированный подход по введению новых требований в зависимости от бизнес-модели банка. Банки, специализирующиеся на розничном кредитовании, имеют специфическую структуру кредитного портфеля. Более 80% кредитов – это кредиты гражданам. Следовательно, на них новые правила оказываются наиболее существенное влияние, и им требуется больше времени для того, чтобы его компенсировать (привлечь капитал, снизить темпы роста или изменить бизнес-модель). Фактически Банк России подошел к изменению регулирования формально без учета различия в бизнес-моделях банков.

Развитие законодательства

Активность Банка России отчасти носит вынужденный характер. Деятельность правительства по подготовке законодательной базы в данной сфере продвигается крайне медленно. Речь идет о нескольких законопроектах:

о потребительском кредите,о коллекторской деятельности,о банкротстве граждан,о запрете ростовщичества,о финансовом омбудсмене,о поправках в Гражданский и Уголовный кодексы.

Закон о потребительском кредите восьмой год разрабатывается Правительством. При этом к нему сохраняются вопросы по ряду тем: о праве банков на взимание комиссий и штрафов, о договорной подсудности, об особом режиме для ипотечных и карточных кредитов, о возможности оказания сопутствующих услуг (страхования, ведения банковского счета).

Закон о коллекторской деятельности вообще исчез из планов работы МЭР. В профильном департаменте Министерства поменялась команда, и новые исполнители никак не могут разобраться со старым наследством.

Закон о банкротстве граждан внесен в Думу и принят в первом чтении. Однако к нему сохраняется большое количество замечаний. Прежде всего, необходимо поднимать размер задолженности, при которой гражданин может объявить себя банкротом. 50 тыс. рублей – явно недостаточно. Это близко к средней сумме потребительского кредита. Ее следует увеличить как минимум в 10 раз. В законе отсутствуют барьеры для мошенников, которые хотели бы воспользоваться им для того, чтобы списать долг.

С принятием в первом чтении изменений ГК вновь возникла тема ограничения ростовщичества. Напомню, что в новой редакции статьи 809 были определены ростовщические проценты. Причем право устанавливать размер ростовщических процентов получил суд. Никаких четких критериев в Кодексе не предлагалось.

Мы знаем, как работают наши суды, особенно когда дело касается банковских вознаграждений. Поэтому наделять суд правом устанавливать размер ростовщических процентов, считаю недопустимым. В этой ситуации Ассоциация региональных банков России должна была реагировать. У нас было две возможности:

либо завить о необходимости вообще отказаться от ограничения ростовщичества. Считаю, что политически это слабая позиция. Поскольку банкиры, которые выступают за отмену ростовщических процентов и не предлагают ничего в замен, не получат поддержку ни в Думе, ни в обществе,либо предложить собственный порядок установления ростовщического процента, который приемлем для банков и финансового сектора и не предполагает участия судей в процессе.

Такой порядок мы нашли во Франции, где основную роль играет Центральный банк. Он собирает информацию о среднерыночном проценте, а потом умножает его на два. Причем такой расчет делается для разных групп кредитных продуктов.

По нашей оценке, такой подход был бы приемлем для всех банков. Более того, позже Банк России вышел с инициативой рассчитывать достаточность капитала в зависимости от ставки по кредитам. Понятно, что при наличии ростовщических ограничений такая мера является избыточной. Если в законе описана ростовщическая ставка, то все кредиты по меньшей ставке являются приемлемыми и должны считаться одинаково. Для банков более эффективным было бы «разменять» закон о ростовщичестве на поправки в Инструкцию 110-И.

Закон об омбудсмене дает другой пример. Здесь написание документа фактически ведется наспех без изучения международного опыта и понимания, какая модель является наилучшей для России. Нужно остановиться, посмотреть, как это делается за рубежом и только после этого принимать решение.

В целом работа над финансовым законодательством идет очень сложно и медленно. Думается, что у этого есть одна причина, по которой законопроекты идут с таким трудом. Она кроется в процедуре законопроектной работы. В этом смысле нам стоит поучиться у Евросоюза: европейцы сначала очень внимательно работают над концепцией будущего закона и только потом пишут его. В концепции профильные ведомства определяют, какие задачи и проблемы они хотят решить этим документом, оценивают последствия от его принятия, написание законопроекта – это дело юридической техники.

У нас концепция представляет собой документ на несколько страниц, это формальная бумага, которая нужна ведомству для получения одобрения на разработку законопроекта. Поэтому на момент разработки документа нет четкого представления, какую задачу надо решить и какими способами.

С учетом медленной работы над законопроектами Ассоциация региональных банков России предлагает сосредоточиться на работе над типовыми договорами потребительского кредита. Такие договоры нужно принять хотя бы для трех продуктов – необеспеченного срочного кредита, карточного кредита и кредита, обеспеченного движимым имуществом.

В чем состоит идея. В обсуждении типового договора примут участие все заинтересованные ведомства и прежде всего судебные инстанции. При обсуждении его условий можно напрямую согласовать с ними все спорные вопросы – по комиссиям, по подсудности и т.д.

Защита конкуренции в секторе потребительского кредитования

С учетом действий Банка России и государства остро встает вопрос о защите конкуренции в секторе потребительского кредитования. С одной стороны, Банк России стремится охладить рынок потребкредитования. С другой, госбанки – Сбербанк и ВТБ – объявили о масштабном выходе на рынок POS-кредитования. К примеру, ВТБ недавно преобразовал свою "внучку" Бежица-банк в банк "Лето", который будет специализироваться на этом виде активных операций. То есть получается, с одной стороны, государство утверждает, что рынок розничного кредитования перегрет и его надо охлаждать, а с другой – госбанки, наоборот, выходят на этот рынок и вкладывают деньги в развитие этого бизнеса. Таким образом, по факту государство одной рукой убирает конкурентов-частников, а другой оно никоим образом не одергивает подведомственные ему кредитные организации. Ситуация более чем двусмысленная.

Кроме того, частные банки волнует то, что меры, которые начнут действовать в следующем году, поставят заслон, своего рода шлагбаум на пути продолжения быстрого роста частных банков. Пока частные кредитные организации будут изыскивать резервы для увеличения собственных средств для дальнейшего роста, на рынке уже закрепятся другие игроки – госбанки. Очевидно, что такое положение противоречит принципам добросовестной конкуренции, ведь частные и государственные банки находятся в неравных условиях, причем не только с точки зрения доступности средств для повышения капитала.

Защита прав кредиторов

Банк России и правительство заявляют, что озабочены кредитными рисками в сфере потребительского кредитования. При этом ничего не делается для того, чтобы снизить эти риски и защитить права кредиторов. Точнее, выбирается самый простой вариант – ограничить возможности банков по кредитованию. Чем меньше кредитов – тем меньше рисков.

Необходимо начать защищать не только права потребителей, но и права кредиторов. Среди необходимых мер следует перечислить:

законодательное закрепление прав коллекторских агентств,упрощение взыскания на залоги, в том числе во внесудебном порядке и без участия нотариусов,ускорение и упрощение судебных процедур и введение судебного производства на основании письменных документов,ускорение исполнительного производства и реализации обеспечения,усиление уголовной ответственности для кредитных и залоговых мошенников.

P.S. Материал подготовлен к заседанию совета Ассоциации региональных банков России в декабре 2012 года.

Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/o-situatsii-na-rynke-potrebitelskogo-kreditovaniya-10002703/#ixzz2F9aQVfxy

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2012 > № 712465 Анатолий Аксаков


Россия > Медицина > ria.ru, 4 декабря 2012 > № 704229 Анатолий Гулин

О том, какие виды исследований положены каждому конкретному россиянину, сколько времени потребуется на полную диагностику организма и в каком возрасте нужно начинать обследоваться на то или иное заболевание, рассказал директор департамента Минздрава России Анатолий Гулин.

Минздрав России с 2013 года начинает проводить обследование всего 143 миллионного населения России. О том, какие виды исследований положены каждому конкретному россиянину, сколько времени потребуется на полную диагностику организма и в каком возрасте нужно начинать обследоваться на то или иное заболевание в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Татьяне Степановой рассказал директор департамента организации медицинской профилактики, скорой, первичной медико-санитарной помощи и курортного дела Минздрава России Анатолий Гулин.

- Анатолий Николаевич, Минздрав запланировал с 2013 года начать проведение диспансеризации среди взрослого населения. Сейчас взрослое население может пройти обследование?

- Сейчас обследуются лишь определенные группы населения: работники вредных производств, системы здравоохранения, инвалиды, ветераны войны, дети, студенты, была дополнительная диспансеризация работающего населения в рамках приоритетного национального проекта "Здоровье".

С 2013 года начинается диспансеризация всего взрослого населения. Порядок по диспансеризации разработан с учетом пиков заболеваемости в том или ином возрасте, которые научно доказаны. Пики заболеваемости различны как у мужчин и у женщин, так и у разных возрастных групп. Перечень обследований у каждого человека будет индивидуальный.

Надо отметить, что порядок диспансеризации нацелен на выявление тех заболеваний, от которых выше смертность и от которых чаще становятся инвалидами. Это сердечно-сосудистые, онкологические, бронхо-легочные заболевания, сахарный диабет. Кроме того, диспансеризация направлена на выявление лиц с туберкулезом, злоупотребляющих алкоголем, потребителей наркотиков и психоактивных веществ.

Если говорить о сердечно-сосудистых заболеваниях, то мужчины начинают ими болеть в возрасте от 45 лет, а женщины от 55 лет. Исследования, которые помогают выявлять эти заболевания, и будут проведены в ходе диспансеризации.

Если говорить об онкологических заболеваниях, то, например, рак толстой кишки вне зависимости от пола чаще всего выявляется с 45 до 50 лет. Поэтому соответствующие исследования будут делать с 45 лет. При наличии подозрения на заболевание пациент направляется к хирургу и колопроктологу, проводится колоноскопия и ректороманоскопия.

Если речь идет о выявлении рака желудка, то исследования на этот счет начинаются с 45 лет, на рак предстательной железы примерно в возрасте 50 лет.

Исследование на глаукому, которая может привести к слепоте, начинается с 39 лет.

- Врачи, которые работают в первичном звене, знают об этих рисках и когда нужно проводить то или иное исследование?

- Врачи должны это знать. Минздравом подготовлены два документа по диспансеризации. Первый - это порядок проведения диспансеризации. В нем есть специальное приложение с таблицами, где прописано, какие исследования проводить мужчине или женщине в том или ином возрасте. Плюс к этому документу будет методическая рекомендация с более детальным описанием необходимых методов исследований.

- Как пройти диспансеризацию, расскажите нам пошаговую инструкцию.

- Каждый взрослый человек, начиная с 21 года, имеет право пройти диспансеризацию в том объеме, который ему предписан в соответствии с порядком, с регулярностью раз в три года. Если у человека есть желание пройти обследование, но ему в этом году не положено, то для такого случая разработан еще один документ - это "Порядок профилактических медицинских осмотров", который нацелен на более "узкий" спектр исследований, но их достаточно, чтобы решить основные проблемы пациента.

Начинается диспансеризация с кабинета медицинской профилактики, который должен быть в каждой поликлинике. Там проводят анкетирование, проводятся антропометрические исследования, бесконтактная тонометрия глаз с 39 лет, а потом человек получает маршрутный лист и начинает проходить флюорографию, маммографию, электрокардиографию и так далее.

- Смогут ли россияне позвонить в регистратуру и узнать, какие виды обследований им положены?

- Да, с 2013 года в поликлиниках, в регистратуре можно будет получить информацию, какие исследования положены в рамках диспансеризации. Все регионы извещены о необходимости проведения диспансеризации.

- Если человек прошел все назначенные исследования, что дальше?

- После прохождения всех обследований специалисты определяют человека в соответствующую группу по состоянию его здоровья. Есть три группы. В первую группу будут входить люди с низким и средним риском развития заболевания, во вторую - с высоким и очень высоким риском развития болезни. А в третьей группе будут люди, у которых уже есть доказанное заболевание. Примерно от 20 до 30 процентов населения у нас входят в третью группу, столько же во вторую и большинство россиян в первую группу.

Примерно половина смертей происходит во второй группе среди тех, у кого болезнь протекает скрыто и бессимптомно. Задача диспансеризации - выявление таких больных.

- Что министерство планирует делать с теми людьми, которые войдут во вторую группу?

- Если в ходе первого этапа диспансеризации были выявлены какие-то отклонения от нормы, то с человеком проводится профилактическая беседа по снижению факторов риска и по ведению здорового образа жизни. Второе, если риск развития болезни высокий, то врач предложит дополнительные методы исследования.

- Как вы думаете, сколько времени потребуется, чтобы пройти первый этап диспансеризации?

- К сожалению, за один день очень трудно все пройти, потому что надо ждать результатов анализа крови. Но первый этап большинство людей могут пройти за два-три дня.

Для прохождения второго этапа необходимо несколько больше времени - от двух до трех недель. В ходе второго этапа диспансеризации проводится консультация врачей узких специальностей, расширенный биохимический анализ крови, исследование на наличие бляшек в кровеносных сосудах, гастроскопия, колоноскопия. В случае необходимости врач должен назначить и компьютерную томографию, и магнитно-резонансную томографию, то есть любое самое дорогое исследование должно быть абсолютно бесплатно.

- Разработан ли какой-то стимулирующий механизм для работодателей, чтобы они отпускали своих работников в поликлинику?

- К сожалению, такого прямого механизма, стимулирующего работодателя, пока у нас нет. Но создана правительственная комиссия, которую возглавил премьер-министр, туда вошли все министерства и ведомства, общественные организации, включая организации работодателей. Поэтому все должны быть заинтересованы в здоровье нации.

Во-вторых, у граждан есть право пройти диспансеризацию и профилактические медицинские осмотры в рамках закона "Об основах охраны здоровья граждан". Люди имеют на это право, и работодатель не может не отпустить работника пройти медосмотр.

- Как вы считаете, сколько времени потребуется для того, чтобы все население прошло хотя бы первый этап диспансеризации?

- В соответствии с порядком предусмотрено прохождение диспансеризации каждые три года. Поэтому если каждый житель нашей страны сознательно отнесется к своему здоровью, пройдет всех врачей, которые запланированы программой диспансеризации, то я полагаю, что население страны будет обследовано в течение трех лет. Мы рассчитываем на активность и сознательность нашего населения.

- Как вы считаете, наша система уже готова с нового года принять всех желающих пройти обследование?

- Сейчас мы проводим заслушивание регионов о готовности к проведению диспансеризации. В рамках региональных программ модернизации была закрыта основная потребность медицинских учреждений в оборудовании, но есть кадровая проблема, ведется подготовка специалистов для работы на этом оборудовании. Пока недостаточно открыто кабинетов медицинской профилактики, они должны быть созданы в ближайшее время.

- Как планируется финансировать эту программу?

- Диспансеризация будет финансироваться из Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС).

Россия > Медицина > ria.ru, 4 декабря 2012 > № 704229 Анатолий Гулин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 28 октября 2012 > № 735521 Сергей Дубинин

Шаткое благополучие

Российская экономика в контексте глобального кризиса

Резюме: Россия потеряла преимущества, характерные для стран БРИКС, но не достигла позиций наиболее технологически развитых стран. Только рост производительности труда на базе инвестиций в новые технологии может компенсировать накопленную отсталость и снижение конкурентоспособности.

Заявление французского банка BNP Paribas в августе 2007 г. о колоссальных потерях на рынке саб-прайм ипотеки, а затем банкротство американского банка Lehman Brothers в сентябре 2008 г. стали общепризнанными точками отсчета начала глобального финансового кризиса. Миновало пять лет. Мир стал иным. Экономическая жизнь теперь жестче, тяжелее и временами не поддается рациональному управлению на базе привычных, наработанных в течение многих десятилетий решений. Россия не исключение. Ее экономические проблемы также усугубляются и далеки от разрешения. Но уже сегодня понятно, что решать их мы должны в тесном взаимодействии с партнерами и учитывая глобальные тенденции развития.

Не БРИКС и не развитый мир

Летом 2012 г. Министерство экономического развития (МЭР) выступило с прогнозами экономического роста на ближайшую перспективу. Основным явился инерционный сценарий, который с высокой степенью вероятности предсказывал рост ВВП на уровне 3,5–4% ежегодно. Вместе с тем МЭР опубликовал и «кризисный сценарий», указывавший на угрозу спада экономики начиная с 2013 года.

Факторами потенциального кризиса называются неблагоприятные внешнеэкономические условия в случае резкого обострения кризиса в Европейском сообществе. Углубление рецессии в периферийных южных странах Евросоюза, перерастание долгового кризиса в кризис банковских систем и полный или частичный распад еврозоны грозят значительным снижением спроса на российские нефть, газ, металлы и химическую продукцию. Результатом может стать падение цен на нефть примерно до 60 долл./баррель. (Для справки: 9 августа 2012 г. нефть Urals стоила 114 долл./баррель.) По оценке МЭР, даже в этом случае спад в России не должен быть глубоким, менее –3% ВВП, а вероятность реализации такого сценария – менее 20%.

Хотя многие аналитики считают основной (инерционный) сценарий развития экономики излишне оптимистичным, суть проблемы – не в споре о конкретных показателях. Характерным является сам подход, т.е. признание того факта, что внешнеэкономические риски имеют решающее значение и рост в нашей стране прямо зависит от развития экономики ведущих партнеров по внешней торговле.

Эльвира Набиулина, бывшая в то время министром экономического развития, так оценивала факторы экономического развития России в начале 2012 г.: «Именно внешнеэкономическая конъюнктура обеспечивала России половину темпов прироста. Средние темпы прироста были 7%, и примерно 3,5% приходилось на внешнеэкономическую конъюнктуру». В то же время она констатировала, что в скором будущем данная благоприятная ситуация более не повторится.

В период 2000–2007 гг. инвестиционный бум на основе использования доходов от внешнеэкономической деятельности являлся мотором роста экономики, он позволил качественно изменить не только уровень индивидуальных доходов населения (в среднем они увеличились в 2,5 раза), но и вывел Россию в число среднеразвитых стран. В 2008 г. ВВП по ППС на душу населения составлял 14 767 долларов. В 2012 г. прирост инвестиций в российской экономике равнялся примерно 8%, на ближайшие годы прогнозируется около 7% в год. Двузначные показатели прироста инвестиций недостижимы, а с ними российская экономика теряет и потенциал опережающего роста в сравнении с наиболее развитыми экономиками мира.

Инвестиции в проекты, ориентированные на внутренний спрос, должны стать новым источником роста, повысить устойчивость перед угрозами глобального кризиса. Вступление России в ВТО делает инвестиции в национальную экономику особенно актуальными.

Механизм формирования национальных сбережений и их трансформации в инвестиции должен быть полностью обновлен. В этом и будет заключаться подлинная модернизация российской экономики. Современная экономика не может быть изъята из глобального контекста. Напротив, умелое использование международных финансовых механизмов – единственный реалистичный вариант модернизационной стратегии. России нужно, с одной стороны, быть привлекательной для инвесторов сферой капиталовложений, а с другой – бизнесу и правительству следует освоить методы работы на мировых финансовых и торговых рынках, позволяющие занимать сильные позиции во взаимодействии с иностранными партнерами.

Речь идет, разумеется, не о возврате к ведению хозяйства закрытого советского типа, оно не только оказалось неэффективным, но и не смогло противостоять внешним негативным факторам. Экономический хаос в СССР начался именно со снижения мировых цен на нефть. Российская экономика сохраняет исключительно высокую зависимость от волатильности нефтяных цен. Предстоит решать застарелую проблему наращивания конкурентоспособности экономики и ее инвестиционной привлекательности. Вместе с тем необходимо учитывать, что цена нефти на мировом рынке сегодня определяется сложным набором факторов, среди которых спрос на нефть как энергоноситель – важный, но далеко не единственный. Функция формирования товарных цен на сырье, включая нефть, на мировом рынке в значительной степени перешла на финансовые рынки производных инструментов – контракты типа опцион или фьючерс на биржевую цену сырья. Таким образом, цена на нефть определяется аналогично, например, цене на золото. При достаточно значительном снижении цен финансовые инструменты становятся привлекательными для инвесторов, и приток денег стабилизирует их уровень.

Результат двух туров количественного смягчения, осуществленных ФРС США, парадоксален. Существенное увеличение предложения долларовой денежной массы не вызвало заметных инфляционных последствий для американской экономики. Вместе с тем именно накачка ликвидности сыграла решающую роль в предотвращении коллапса цен на глобальных финансовых рынках.

Кроме того, нефть является весьма «политизированным» товаром. Бюджетные доходы и расходы ведущих экспортеров нефти, Саудовской Аравии и России, определяются в зависимости от избранной ими прогнозной цены нефти. В России этот уровень – выше 100 долл./барр., в Саудовском королевстве – примерно 70 долл./баррель. Всегда существует вероятность воздействия правительства на экспортеров нефти с целью сдерживания предложения товара. Не способствует снижению цены и общеполитическая ситуация в странах Центрального Востока, особенно напряженность вокруг Ирана, его поставки нефти уже исключены из рыночного контекста.

Зависимость российского бюджета от нефтегазовых доходов является, возможно, наиболее яркой иллюстрацией значения именно внешнеэкономической конъюнктуры. В 2012 г. ненефтегазовый дефицит федерального бюджета достиг уровня –11,5% ВВП. В 2008 г., накануне кризиса, он составлял –2,7% ВВП. Доля нефтегазовых поступлений в общем объеме доходов бюджета выросла с 46,5% до 52,8%.

Федеральный бюджет не в состоянии сегодня обеспечивать крупные инвестиции. Вся инвестпрограмма сводится к набору нескольких «демонстрационных» проектов – Олимпиада в Сочи, заседание АТЭС во Владивостоке и т.п. По данным Росстата, основным источником внутренних инвестиций являются ресурсы корпоративного сектора (42% капитальных вложений в основной капитал), государственный бюджет обеспечивает вдвое меньший объем капиталовложений (18%). Основная нагрузка на федеральный бюджет – это перераспределение собираемых доходов по социальным программам (покрытие дефицита Пенсионного фонда, рост зарплат бюджетников) и перераспределение средств между регионами.

Летом 2012 г. министерства представили в правительство документ «Основные направления бюджетной политики на 2013 г. и на плановый период 2014–2015 гг.». Прогнозируемые изменения только подтверждают указанные тенденции. Предстоит существенно увеличить (с 29% до 35% всех расходов) долю бюджетных ассигнований на оборону и безопасность. Ответственность за затраты бюджетов всех уровней на здравоохранение и образование намечено сместить на местные (региональные) уровни. Но объем субсидий из федерального бюджета подвергнется сокращениям. Это значит, что сохранение уровня социальных выплат будет обеспечиваться за счет еще большего урезания расходов инвестиционного характера.

Конкурентоспособность производителей и поставщиков экспортной продукции определяется в настоящее время либо низкими удельными издержками производства единицы традиционной продукции (производительность труда и удельные затраты на заработную плату), либо инновационным характером самой продукции и предоставляемых услуг, аналогов которых конкуренты предложить не в состоянии. Приходится констатировать, что низкие социальные затраты – уровень заработной платы, расходы на пенсионное обеспечение и социальное и медицинское страхование, – в странах развивающихся рынков предопределяют уровень их конкурентоспособности на фоне конкурентов из числа наиболее развитых стран. Развивающиеся экономики, по сути, определяют сегодня мировые социальные стандарты.

Исследование динамики конкурентных преимуществ в период выхода из кризиса в 2008–2011 гг., проведенное институтом «Центр развития» НИУ ВШЭ с использованием данных МВФ, дало следующие результаты. По сравнению с 2008 г. заработная плата в промышленности России в номинальном выражении выросла на 58%, а с учетом изменения валютного курса к корзине «доллар–евро» рост зарплаты составил 35%. Россия потеряла преимущества, характерные для стран БРИКС, но не достигла позиций технологически наиболее развитых стран. Таким образом, мы не имеем права более терять время. Только рост производительности труда на базе инвестиций в новые технологии в состоянии компенсировать накопленную отсталость и снижение конкурентоспособности, стать мотором экономического роста.

Как повысить силу притяжения

Домохозяйства, фирмы в период кризисного спада уменьшали расходы, прежде всего инвестиции. Одновременно они стремились сократить или по крайней мере не наращивать задолженности. Показателем завершения кризиса в России должен был стать рост потребления населением товаров долгосрочного пользования, инвестиции домохозяйств в недвижимость, рост ипотечного кредитования. Такие процессы действительно происходят на протяжении 2010–2012 годов. Однако еще большее значение для восстановления экономического роста имел бы рост инвестиций и привлечение долгосрочного кредитования со стороны корпоративного сектора экономики. Данные об инвестициях и задолженности предприятий свидетельствуют об обратной тенденции. Они явно осторожничают.

Российские предприниматели и в так называемом реальном секторе производства товаров и услуг, и в финансовом секторе проявили недостаточное понимание самого процесса глобализации экономики и оказались плохо подготовлены к ответу на ее вызовы. Еще в меньшей степени российские деловые и политические элиты готовы рассматривать глобализацию с точки зрения потенциальных возможностей. Преобладающей является сугубо оборонительная консервативная политика и бизнес-практика, которая в лучшем случае направлена на сохранение ранее занятых позиций на мировых рынках.

Сегодняшний экономический кризис начался с обвала глобальных финансовых рынков. Немедленная и далеко не всегда продуманная реакция правительств и центральных банков ведущих стран – финансовых центров была оправдана и в целом успешна. Банк Японии, Банк Англии, Федеральная резервная система США приступили к программам «количественного смягчения», осуществив масштабное увеличение денежного предложения. Эти чрезвычайные меры сработали. Удалось не допустить повторения ситуации 1929–1932 гг., когда «реальный сектор» ведущих мировых экономик стоял в целости и сохранности, готовый к эксплуатации, но бездействовал, т.к. никто из владельцев основных производственных фондов не мог реализовать с прибылью продукцию предприятия.

Восемьдесят лет назад оценка финансового риска оказалась чрезвычайно трудным делом. Невозможно было получить кредит, да и непонятно, как его можно будет вернуть. Примерно то же самое творится и сегодня. Серия рыночных «пузырей» и последующих кризисных падений стоимости ценных бумаг привела к осознанию необходимости более надежных методов оценки рисков операций с финансовыми инструментами. Тем не менее в период выхода из кризиса ускоренный рост объемов наиболее рисковых операций с производными инструментами продолжился. Если в 2007 г. объем деривативов пяти крупнейших банков США превышал объем их иных активов в 33,6 раза, то в 2011 г. это превышение составило 50,8 раза. Однако операции хеджирования финансовых рисков с помощью производных инструментов больше не признаются безусловно надежными. Система рейтинговой оценки рисков потеряла доверие инвесторов.

В этих кризисных условиях перед Россией стоит задача выработки наиболее надежных способов подключения к мировым финансовым потокам. Выгодное для нашей страны присоединение к системе глобальных финансовых рынков необходимо и бизнесу, и правительству. При этом речь идет в первую очередь об оптимизации уже сложившихся каналов включения российской экономики в глобальный финансовый контекст, а далее о наращивании собственного потенциала в качестве одного из мировых финансовых центров.

Международное движение финансовых (денежных) потоков зависит от «силы притяжения» национальных финансовых систем, выражающейся в оценке сочетания рисков и доходности инвестиций на местных финансовых рынках, т.е. зависит от зрелости финансовых институтов, от привлекательности инвестиционного климата и конкурентоспособности. Российское правительство достаточно недвусмысленно демонстрирует понимание этих задач. Первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов говорит: «Необходимо создать деловой климат и сформировать социальную среду, которая была бы более дружественной и по отношению к бизнесу, и по отношению к человеку, к его потенциалу самостоятельности и креативности».

К рассмотрению ставшего привычным перечня негативных явлений, включающего коррупционную «административную ренту», забюрократизированность всех процедур регистрации нового бизнеса, риски правоохранительной и судебной системы, стоит добавить такие тормозящие инвестиционный процесс явления, как неконкурентную высокомонополизированную структуру российских рынков. Речь идет как о скрытых картельных соглашениях на товарных рынках, так и о сохранении излишнего влияния естественных монополий на развитие экономики. Именно это делает накачку совокупного спроса малоэффективным способом стимулирования экономического роста в России.

Существенную роль в привлечении отечественных и иностранных инвесторов призвана сыграть государственная программа приватизации, которую намечено реализовать в ближайшие годы. Для каждой группы предприятий должны быть свои процедуры и правила приватизации. Политика приватизации в различных отраслях будет непосредственно зависеть от тех задач, которые ставит перед собой руководство страны при ее осуществлении.

Горячие споры идут по поводу возможности или невозможности приватизации так называемых стратегических секторов и предприятий. Стратегические объекты далеко не обязательно должны находиться в непосредственной собственности государства. Принципиально важно четко описать в законодательных актах сами стратегические отрасли и определить методы их государственного регулирования. Например, необходимо использовать долгосрочные методы определения тарифов и цен на услуги и продукцию в отраслях естественных монополий. Утверждение таких долгосрочных (на ближайшие 10–15 лет) четко определенных формул создаст условия для дальнейшей приватизации и привлечения капиталов. Это даст инвестору понимание того, как у него будет формироваться денежный поток, а также как он сможет окупить свои вложения.

Общая либерализация условий привлечения иностранных инвесторов в сочетании со льготным режимом для тех, кто приходит в высокорисковые отрасли высоких технологий, представляется наиболее логичным и эффективным подходом для преодоления трудностей российской экономики.

Офшор без пристрастия

Российская экономика генерирует сбережения в крупном масштабе. Вместе с тем они не находят должного применения непосредственно в национальной экономике. В результате чистый отток капитала из России в 2011 г. составил 80,5 млрд долларов. Оценки оттока в 2012 г. колеблются от 40 до 90 млрд долларов.

Превышение вывоза капитала над его ввозом происходит на протяжении последних двух десятилетий и, видимо, продолжится в предстоящие несколько лет. Разворот данной тенденции к чистому притоку кредитов и инвестиций, желательно в форме прямых капиталовложений (сегодня доля прямых инвестиций не более 10% прихода капитала в Россию), является важной стратегической задачей. Она не может быть решена административными методами. Прямые иностранные вложения в российскую экономику излишне жестко контролируются правительством. В 42 отраслях экономики, признанных стратегическими, потенциальный зарубежный инвестор должен получать предварительное одобрение правительственной комиссии на участие в инвестиционном проекте, если его доля превышает 10%.

Никакой запрет перевода средств в адрес иностранных партнеров или законодательное решение о выходе компаний, принадлежащих родственникам госчиновников, из иностранных активов и о возврате капитала, делу не поможет. Сегодня крупнейшим каналом притока денег из-за рубежа является наращивание иностранной задолженности. Величина корпоративного иностранного долга достигла 545 млрд долларов. Государственный долг правительства России на конец 2012 г. официально прогнозируется в объеме 48,4 млрд долларов. Аналитики называют в качестве максимума около 57 млрд долларов.

Сами по себе данные об оттоке капитала необходимо правильно понимать с учетом экономического смысла происходящих процессов. В настоящее время значительная часть российских крупных и средних корпораций входит в состав бизнес-групп, головные холдинговые компании которых имеют офшорную юридическую регистрацию. Покупка облигаций, векселей и кредитование таких компаний или банков другими российскими банками и финансовыми компаниями отражается на бухгалтерских балансах кредиторов как кредит нерезидентам. Следовательно, в общей статистике платежного баланса России эти операции могут отражаться в качестве оттока капитала, несмотря на внутреннюю экономическую природу этих сделок.

Особого внимания заслуживают предложения о легализации активов российских резидентов, размещенных в офшорных юрисдикциях. Условиями применения такой меры могли бы стать, во-первых, добровольная декларация владельцев активов об их величине и месте регистрации, во-вторых, четкое указание конечных бенефициаров, в-третьих, уплата единовременного налога (сбора) в российский бюджет, равного налогу на дивиденды акционерных обществ, в-четвертых, регулярная уплата налогов на прибыль и на доходы физических лиц в дальнейшем. В свою очередь российское государство должно принять на себя недвусмысленное обязательство не прибегать к юридическому или хозяйственному преследованию владельцев зарубежных активов, а также не использовать раскрытую добровольно информацию о них в качестве причины для возбуждения такого преследования или в качестве доказательства в судебных процессах.

В результате всего происходящего «белый» офшор Кипр превратился в крупнейший источник инвестиций в российскую экономику. То есть это вложение в экономику России отечественных же денег, пропущенных через офшорную юрисдикцию. Систему нельзя ломать, иначе такие инвестиции не будут поступать вовсе. Предстоит не разрушать, а укреплять международные каналы привлечения инвестиций в экономику России.

Использование офшоров, само имя которых в российской дискуссии звучит как нечто заведомо криминальное, давно стало в международной практике делом абсолютно нормальным. Без офшорных компаний невозможно реализовать крупные транснациональные проекты – такие, например, как экспортные газопроводы «Голубой поток» или «Северный поток». Для подъема (мобилизации) необходимых финансовых ресурсов путем выпуска ценных бумаг создаются «специальные целевые компании» в «белой» офшорной юрисдикции, что является обычной международной практикой инвестиционных банков.

В списке «черных» офшоров ОЭСР в настоящее время не осталось ни одной юрисдикции. В «сером списке» еще несколько лет назад было 40 стран, теперь лишь две. Правительства офшорных территорий приняли на себя обязательства соответствовать стандартам ОЭСР по прозрачности налоговых систем, информационной прозрачности. Все страны ОЭСР провели работу по заключению межправительственных договоров об обмене налоговой информацией. Нет уже тайн и в определении бенефициаров тех или иных холдинговых компаний, необходимо только заключение соглашений об их раскрытии по требованию уполномоченных регуляторов. Власти России этого не делают.

Мировая деловая практика создания специальных экономических зон с офшорным статусом оправдала себя не только в Китае с его фактическим офшорным режимом для Гонконга и других странах формирующихся рынков, но прежде всего в США (штат Делавэр), Великобритании (острова Джерси, Виргинские и т.д.), Нидерландах. Отечественные попытки предложить инвесторам специальный налоговый режим помогли резко ускорить развитие автомобилестроения. Специальный налоговый режим для технопарка Сколково позволяет уже сегодня привлекать исследовательские подразделения инновационных фирм.

Имеет смысл двигаться в этом направлении и дальше. Свои технопарки надо создавать во всех крупных университетских центрах. Но их работа невозможна без финансовой системы, способной поднять необходимые деньги. Внутренний офшорный статус будет, например, очень полезен для реализации программы развития международного финансового центра в нашей стране.

Если российские финансовые регуляторы всерьез намерены развивать международную рыночную инфраструктуру, они должны проработать как технические (электронные системы коммуникации), так и организационные и правовые аспекты. Участники торгов должны иметь возможность не только заключать сделки по рыночным репрезентативным ценам, но и получать комплексное послепродажное обслуживание. Регистрация итогов сделок в центральном депозитарии с оформлением в течение нескольких часов, высокие стандарты оперативного рассмотрения споров, страхование от потери информации – без этого невозможна современная организация финансовых рынков.

При этом регулирование рынка желательно строить на опережение – предусматривать возможность проведения операций, которые получили массовое развитие на международной арене, но не имеют в настоящее время большого применения в России. К числу таких сделок относятся операции с деривативами и сделки хеджирования. Если данный сегмент рынка не будет обеспечен юридически и технически на российском рынке, уход значительной части рынка на зарубежные платформы неизбежен.

Инновации в финансовых услугах – рынок деривативов, срочных товарных инструментов, операции по хеджированию рисков, сделки по венчурным инвестициям, – весь данный инструментарий тесно связан с высокими технологиями. Один вид инноваций – технических, теряет смысл без другого – финансовых инноваций.

Финансовые инновации в сфере деривативов на финансовом и товарном рынках создали за два предкризисных десятилетия необходимые и достаточные условия для наращивания инвестиций в странах развивающихся рынков. Инновации в финансовом секторе позволили наращивать денежные потоки, без которых невозможно было бы построить инновационные современные промышленные предприятия и обеспечить спрос на их продукцию.

Российской экономике нелегко преодолевать спад инвестиций и замедление роста, если финансовый сектор, и прежде всего банковская система как его стержневая конструкция, не преодолеют свою очевидную неспособность надежно оценивать риски кредитования и инвестиций, не повысят надежность балансов банковских учреждений.

Банковской системе России предстоит справиться с такими застарелыми болезнями, как скрытое внутригрупповое кредитование связанных между собой предприятий, недостоверное преувеличенное отображение в банковских балансах объема собственного капитала. Для этого требуются дополнительные инвестиции. Участие иностранных инвесторов часто позволяет рассчитывать на привнесение определенных управленческих инноваций. Они достаточно жестко следят за тем, чтобы соблюдались правила корпоративного управления, правила управления рисками, complains. Это центральные вопросы развития банковской системы России. Такой подход полностью отвечает и требованиям Банка России.

Уровень достаточности собственного капитала в 10% банковских активов признается нормальным Банком России. Примерно сто ведущих банков страны вполне надежно укладываются в данное надзорное требование. Средний показатель достаточности капитала (норматив Н-1) равняется в 2012 г. 14,3%. Просроченная задолженность несколько возросла, но составляет всего 4,2%. Вместе с тем международные рейтинговые агентства гораздо более скептически оценивают состояние банковской системы России. По оценке S&P, в России почти все из ведущих 30 банков нуждаются в докапитализации.

Банк России ищет возможность активизировать надзорную практику в целях укрепления банковской системы. В качестве инструментария избраны принципы Базель-2 и Базель-3. Надзорные органы не в состоянии абсолютно точно оценить риски кредитного портфеля банковской системы, следовательно, в качестве основной меры укрепления банков избирается наращивание собственного капитала. Одновременно применяется новый инструмент – стресс-тестирование состояния конкретных банков при моделировании экономической ситуации на базе различных сценариев ее развития. Такой подход позволяет выработать оценку рисков и предложить ясные требования по любому конкретному банковскому институту.

* * *

Степень подготовленности российской экономики к общемировому замедлению экономического роста не может быть оценена на основе данных о накопленных государством резервах. Золотовалютные резервы Банка России, составляющие около 510 млрд долл., стабилизационный и резервный фонды правительства, равные соответственно около 4% ВВП страны, могут быть израсходованы за неполные два-три года неблагоприятной конъюнктуры. Необходим надежно работающий механизм генерации сбережений и трансформации их в инвестиции в конкурентоспособные проекты в отечественной экономике.

С.К. Дубинин – доктор экономических наук.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 28 октября 2012 > № 735521 Сергей Дубинин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 9 октября 2012 > № 661621 Александр Жуков

Александр Жуков: «Требования регионов станут жестче»

Заместитель председателя Госдумы объяснил «МН», почему нельзя «ломать бюджет»

 Ирина Граник

— Новый бюджет выглядит напряженным. Существенная часть доходов пойдет на пополнение Резервного фонда, на оборонку, на программы поддержки отраслей в связи со вступлением в ВТО. И еще есть масса возросших социальных обязательств с учетом и пакета президентских указов, и разных программ модернизации. Какие вы видите главные болевые точки бюджета?

— Расходы на оборону и безопасность сильно увеличиваются в связи с ростом денежного довольствия и финансирования оборонзаказа. Конечно, хочется, чтобы расходы на социальные нужды, здравоохранение, культуру были больше, но надеяться на то, что регионы их сильно увеличат, не стоит (федеральный бюджет финансирует всего 15% расходов на здравоохранение и 19% на образование, остальное — регионы. — «МН»). Доходы регионов увеличиваются за счет их собственных источников — налога на прибыль, подоходного налога на физических лиц. Но хватит или нет доходов регионов на увеличение финансирования социальной сферы, здравоохранения, культуры, пока непонятно, потому что обязательств у регионов очень много. При этом у многих регионов огромные задолженности по бюджетным кредитам и дефициты бюджетов. И прибавляется еще исполнение президентских указов по повышению зарплат бюджетникам.

Помощи же на это из федерального бюджета предусмотрено всего 100 млрд руб. в год. Так что одной из самых болевых точек является тяжелое состояние региональных бюджетов и большая потребность в помощи из федерального бюджета. В итоге расходы, например, на здравоохранение в процентах к ВВП не увеличиваются. А задача была их увеличить. Когда пошли на увеличение отчислений в фонд медстрахования, а это было серьезное увеличение налоговой нагрузки, предполагалось, что за счет этого начнет расти доля расходов на здравоохранение. А в итоге идет только перераспределение финансирования — теперь большая нагрузка по обеспечению расходов на здравоохранение ложится на фонд медицинского страхования и региональные бюджеты. Также не увеличиваются расходы на НИОКР (по данным МЭР, они снижаются уже третий год подряд и составляют 1,1% ВВП, что вдвое ниже, чем в Евросоюзе. — «МН»). Узкое место бюджета и то, что на выполнение указов президента (рассчитанное до 2018 года) по образованию, здравоохранению и культуре идет плавное увеличение расходов до 15-го года, а это значит, что с 16-го года они должны будут возрасти резко.

— То есть по расходам все на пределе? При этом общий их объем по отношению к ВВП увеличивается с 16% до кризиса до 20% в будущем году.

— В бюджете жестко ограничены расходы. Правительство предлагает не просто заморозить расходы, а снизить их на 2% ВВП за три года. Это огромная величина. В этих рамках неизбежно приходится чем-то жертвовать.

— Может быть, резервы — в оптимизации расходов?

— По оптимизации расходов правительство заложило даже слишком оптимистичные планы. Потому что они увязывают выполнение указов президента по росту зарплат бюджетников не только с выделением дополнительных средств, но и с оптимизацией структуры бюджетных учреждений. То есть предлагается сокращать персонал, а средства направлять на увеличение зарплат по «эффективным контрактам». И когда стоял вопрос об увеличении довольствия не только военнослужащим, но и работникам других силовых структур, то было поручено провести сокращение так, как это уже сделали военные. В этом смысле в бюджете достаточно серьезная оптимизация заложена. Я даже не уверен, что ее в таких масштабах можно выполнить.

— Неужели Дума ничего не будет предлагать?

— Резервы есть всегда, например в госзакупках и вообще в любой бюджетной трате. Вопрос в том, в какой мере этими резервами можно воспользоваться в следующем году? Реально Дума может предложить сократить заимствования, чтобы снизить расходы на обслуживание долга. Если же говорить о перераспределении расходов, то очень сомнительно, что в этом бюджете можно как-то сократить одни расходы, чтобы увеличить другие.

— А депутаты не будут требовать заняться поиском дополнительных источников доходов?

— Традиционно Дума будет предлагать поднять планку собираемости налогов. Но здесь вряд ли что-то серьезно можно изменить. Правительство само на последнем этапе увеличило уровень собираемости, потому что не удалось увеличить доходы бюджета от НДПИ и акцизов на газ в тех объемах, в которых предполагалось первоначально. Также можно найти дополнительные источники за счет доходов от приватизации госимущества. Уже с опережением правительство получило допдоходы от приватизации Сбербанка. И есть еще дивиденды от долей государства в госкомпаниях.

— То есть у Думы будет немного предложений по корректировкам бюджета?

— Есть еще способы корректировки бюджета, не связанные напрямую с расходами. Например, для уменьшения огромной задолженности по бюджетным кредитам у регионов государство может их перекредитовать, дать отсрочку либо на льготных условиях уменьшить процентные платежи. Для этого в текст бюджета надо внести поправку в виде дополнительной статьи. Второе, что можно сделать, — в этом году будут дополнительные доходы, которые могут быть направлены, например, на капитализацию Фонда прямых инвестиций. За счет этого фонд будет финансировать новые проекты, технологии и т.д. Можно также предложить, чтобы появившиеся в процессе исполнения бюджета дополнительные ненефтегазовые доходы, связанные, например, с увеличением импортных пошлин и с увеличением собираемости, не направлялись в Резервный фонд, а использовались на инвестиционные цели, поскольку пока что представленный в Госдуму бюджет нельзя назвать бюджетом развития. Для этого необходимо уточнить бюджетное правило. Ведь сейчас согласно ему практически все дополнительные доходы идут в Резервный фонд. Регионы будут добиваться увеличения помощи на повышение зарплат бюджетникам. Требования регионов станут жестче, потому что теперь введена более жесткая система ответственности губернаторов за соответствующие показатели в регионе.

— А как вы оцениваете желание правительства получить дополнительные доходы за счет активизации инвестиций? Это реально уже в следующем году?

— Получение дополнительных инвестиций — это долгоиграющая задача. На следующий год можно рассчитывать лишь на те темпы роста, которые рассчитаны в прогнозе. Надеяться на чудо, что в течение года инвестиции в два раза увеличатся, невозможно. Есть экономические законы. У нас все-таки большая, инерционная экономика. Но уже есть целая программа улучшения инвестиционного климата. В том числе АСИ разработало ряд «дорожных карт» по улучшению администрирования. Это может в перспективе дать приток инвестиций. Инвесторам важно знать, что у нас стабильное финансовое положение, бездефицитный бюджет. Но не в меньшей степени для них важно то, сколько времени потребуется на регистрацию, на получение разрешения для бизнеса.

— В правительстве говорят, что по сравнению с «кризисными» европейскими странами наш бюджет выглядит гораздо лучше. Хотя расходы на социальные нужды у нас меньше. И, насколько я знаю, недавно на парламентской «восьмерке» представители европейских парламентов с вами советовались по бюджетной политике. Какой опыт их интересует?

— Для Европы крайне болезненными являются вопросы, связанные с необходимостью ограничивать дефицит бюджета — по правилам ЕС он не должен быть не больше 3% ВВП. У нас есть опыт по его сокращению. Но больше всего представители европейских парламентов удивляются, когда узнают, что у нас почти нет госдолга. Во многих странах госдолг составляет почти 100% ВВП, а то и больше. Россия — единственная из развитых стран, у которой госдолг по отношению к ВВП целенаправленно сокращался. А ведь в 1998 году он был порядка 130% ВВП (сейчас госдолг около 10% ВВП). Этот результат — большая заслуга правительства, создавшего в свое время Резервный фонд, который помог преодолеть кризис. Но при этом во многих европейских странах расходы на здравоохранение и образование больше и в процентах к ВВП, и в абсолютном значении. Так что нам есть куда идти. Тем не менее слишком быстро наращивать социальные обязательства нельзя, потому что в случае кризиса приходится резать «по-живому».

— Каковы, на ваш взгляд, главные претензии к бюджету со стороны оппонентов?

— Критика бюджета идет с двух сторон. Одни говорят, что доходы сильно занижены, что деньги в кубышку и за границу вкладываются вместо того, чтобы вкладывать их здесь в развитие. Другие, наоборот, считают, что бюджет слишком оптимистичный. Вдруг цена на нефть будет не 91 долл., а 60 — тогда социальные расходы придется урезать. Но мне кажется, что предложенный бюджет где-то посередине между этими крайними оценками. Всегда нужен баланс между развитием и какой-то стабильностью. Бюджет учитывает риски, направлен на обеспечение стабильности и в то же время решает основные социальные проблемы. Это не значит, что бюджет не будут критиковать, и не значит, что туда поправки не надо вносить. Но и ломать кардинально я бы тоже не стал.

Линии бюджетного напряжения

Новый бюджет не совсем обычный. Это первый поствыборный бюджет, в котором новому правительству пришлось учитывать предвыборные обещания нового президента. В то же время это посткризисный бюджет и одновременно бюджет с оглядкой на новый кризис. При этом сокращать расходы нельзя. Более того, их с учетом требования президента по повышению зарплат, роста ассигнований на оборону, продолжения ряда модернизационных программ приходится наращивать. В результате, по данным Минфина, объемы доходов остались примерно на уровне 2008 года, а расходы в абсолютном выражении выросли уже в этом году на 26% и еще выросли в проекте бюджета-2013.

Традиционный бюджетный риск — расходов может потребоваться еще больше, а доходов может оказаться еще меньше. Но в данном случае еще заданы и жесткие макроэкономические рамки: не впадать в грех бюджетного дефицита, не разгонять инфляцию. И не повышать налоги. В этих условиях придется либо искать источники дополнительных доходов, либо тратить резервный фонд (что нежелательно при угрозе нового кризиса), либо увеличивать заимствования (что в будущем ляжет дополнительной нагрузкой на тот же бюджет).

В чем конкретно заключаются бюджетные риски?

1. Доходов может быть меньше из-за падения цены на нефть ниже 91 долл. за баррель. В этом случае не будет возможности наполнять резервный фонд, более того, возникнут проблемы с финансированием расходов. Это не только создаст проблемы в наполнении бюджета, но и в развитии всей экономики. А прогнозируемые темпы роста ВВП в 2013 году и так уже вдвое ниже докризисных — 3,5%. При этом Дума и Совет Федерации уже предлагают больше нефтегазовых доходов отправлять на развитие, а не в резервный фонд, наполняя его не до 7% ВВП, как планирует правительство, а, например, до 5%. Правительство на это вряд ли пойдет. По расчетам МЭР резервный фонд объемом в 7% ВВП при падении нефти даже до 60 долл. за баррель позволит финансировать бюджетные расходы по крайней мере два года. Объем резервного фонда в 5% ВВП при такой цене нефти будет «съеден» за год.

2. Планы правительства по оптимизации расходов бюджетного сектора могут оказаться слишком оптимистичными. Минфин предполагает, что расходы на повышение зарплат бюджетникам могут быть частично компенсированы повышением производительности труда, повышение качества услуг, сокращением избыточной численности. Кроме того, он уповает на успешные реформы в здравоохранении и образовании.

3. Правительство рассчитывает, что рост инвестиций будет ускоряться благодаря мерам по улучшению бизнес-климата. Соответственно, это даст в будущем прирост доходов казны. Однако в реальности надежд на инвестиционный рывок мало, признает абсолютное большинство наблюдателей.

4. Больше расходов может потребоваться на помощь региональным бюджетам. Они и без того не самая богатая часть общегосударственной казны, но на них еще ложится основная забота по повышению зарплат бюджетникам. По признанию министра финансов Антона Силуанова, тех 100 млрд руб., которые выделены на три года на помощь в этом повышении, может не хватить. В 2013 году эта помощь обеспечит потребность регионов пока только на треть. Рост собственных доходов регионов правительство оценивает, возможно, слишком оптимистично».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 9 октября 2012 > № 661621 Александр Жуков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 сентября 2012 > № 647657 Владимир Путин

Владимир Путин провёл совещание по проекту федерального бюджета на 2013–2015 годы.

На совещании обсуждались, в частности, вопросы бюджетного планирования и бюджетной дисциплины, сбалансированности региональных бюджетов и внебюджетных фондов, а также пути повышения эффективности расходования бюджетных средств.

В.ПУТИН:Добрый день, уважаемые коллеги!Мы сегодня поговорим о работе над федеральным бюджетом. Знаю, насколько это сложно, особенно в современных условиях, тем не менее нам нужно уже подвести хотя бы промежуточные итоги этой работы, потому что работа над бюджетом вступает в свою завершающую стадию.

Вчера Министерство финансов направило в Правительство проект основного финансового документа на 2013-й и последующие два года – до 2015-го включительно. В ближайшее время бюджет должен быть рассмотрен и потом внесён в Государственную Думу.

Экспертами, специалистами министерств, ведомств, Правительства, безусловно, проведена очень большая, серьёзная работа. Нужно было решить целый комплекс взаимосвязанных задач, рассчитать базовые параметры бюджета с учётом сложных процессов на мировых рынках, общей неустойчивости ситуации в глобальной экономике. Я знаю, что по ряду вопросов бюджетного планирования шли принципиальные напряжённые дискуссии. Собственно говоря, так было и в предыдущие годы, мы это хорошо все с вами знаем. Я прошу сегодня рассказать, какие решения приняты по итогам.

Но прежде всего хотел бы ещё раз акцентировать ваше внимание на некоторых базовых вещах и подходах.

Первое. Нам нужно строго выдерживать курс на сбалансированность бюджета. Жёсткая и ответственная бюджетная политика, безусловно, приносит свои плоды, а если она проводится не должным образом, то тогда плоды тоже есть, но совсем противоположного толка. И на примере многих наших соседних стран, особенно в еврозоне, мы это с вами хорошо видим и знаем.

На фоне проблем с государственными финансами во многих европейских и других странах положение России выглядит устойчиво. По итогам прошлого года федеральный бюджет был свёрстан с профицитом 0,8 процента. За первые 8 месяцев текущего года динамика в целом положительная.

Одновременно мы существенно пополнили и наши резервы. Объём, например, Резервного фонда, по последним данным, увеличился примерно в 2,5 раза и достиг почти 2 триллионов рублей. Вместе с тем по-прежнему остаётся высоким ненефтегазовый дефицит бюджета. На текущий год этот показатель оценивается более чем в 10 процентов – 10,6 процента ВВП. Нет необходимости говорить, мы с вами много раз возвращались к этой проблеме, здесь заключаются высокие потенциальные риски.

Именно для того, чтобы повысить устойчивость бюджетной системы на долгосрочную перспективу, укрепить макроэкономическую стабильность, было принято решение о новом бюджетном правиле. Его применение призвано снизить негативные влияния текущих колебаний, создать дополнительные возможности для бюджетного манёвра – накопления резервов.

В этой связи вторая важная задача: применение бюджетного правила ограничивает текущее расходование сырьевых сверхдоходов, что, конечно, разумно, мы тоже об этом много раз говорили. Однако реальные ключевые задачи страны, интересы, потребности регионов мы тоже должны, безусловно, учитывать и правильно оценивать в этой связи приоритеты в экономике, в социальной политике, имею в виду и пенсионную сферу, образование, здравоохранение, культуру, инфраструктуру, дорожное строительство, оборону и безопасность.

И конечно, выполнение социальных обязательств перед гражданами странами должно оставаться приоритетным. Обращаю внимание: все решения на этот счёт приняты, мы об этом уже неоднократно договаривались, задачи обозначены в президентских указах (сейчас я об этом поговорю отдельно) – и они должны исполняться, включая переход на новые эффективные системы оплаты труда в ключевых бюджетных секторах: образовании, здравоохранении, культуре, науке. Эти системы должны стимулировать специалистов и руководителей учреждений к повышению профессионализма и к структурным преобразованиям, вести к росту зарплат для тех, кто качественно выполняет свою работу.

Далее. Рассматривая федеральный бюджет, мы должны чётко и ясно понимать, какими ресурсами будут располагать основные внебюджетные фонды, я уже об этом упоминал: Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования, Дорожный и другие фонды.

Сегодня у нас какое число – 18-е, мы договаривались о чём: о том, что до конца сентября нам будут представлены письменные предложения Правительства по развитию пенсионной системы – пока этого нет. Как вы бюджет считаете на следующий, на последующие годы, не решая одну из ключевых задач экономики? Об этом тоже поговорим сегодня.

Кроме того, необходимо особое внимание уделить долгосрочному бюджетному планированию. Нам нужно представлять, какие бюджетные горизонты мы будем иметь в период после 2015 года.

Четвёртое. Сегодня очевидно общее, сквозное требование к бюджету, к деятельности всех ведомств: это требование эффективности. Прошу всех коллег, всех, кто имеет отношение к принятию решений, ещё раз посмотреть, что нужно сделать с точки зрения повышения результативности расходов, отдачи от вложения бюджетных средств, чёткого выстраивания внутренних, отраслевых приоритетов. Вместе с деньгами должны идти и структурные преобразования, я только что об этом уже говорил.

Нужно продолжить работу над улучшением бюджетной дисциплины исполнителей, свести к минимуму ситуации, когда запланированные на год расходы по государственным программам осваиваются недостаточно и переносятся с одного года на другой. Это создаёт дополнительную нагрузку на государственные финансы, ставит под угрозу своевременное выполнение намеченных мер.

В завершение я хочу ещё раз вернуться к базовым макроэкономическим условиям. Несмотря на имеющиеся проблемы, нам принципиально важно продолжить твёрдый, последовательный курс на подавление инфляции. Это только иллюзия, что можно чуть ослабить контроль над инфляцией ради решения текущих задач, в том числе при вёрстке бюджета. Это очень опасный подход. Низкая инфляция, мы знаем, – это хорошо: это сбережение доходов граждан, доступные кредиты, ипотека, долгосрочные капиталовложения.

В общем, работа у Правительства, конечно, очень сложная, нужно аккуратно пройти между Сциллой и Харибдой, нужно и бюджет развития сформировать, и социальные обязательства выполнять перед гражданами, выполнять то, что нами изложено с вами (я говорю – именно с вами, потому что при вашем участии и указы Президента от 7 мая текущего года были подготовлены, а затем выпущены), и в то же время макроэкономические показатели сохранить и улучшать их.

Что бы хотел сказать по этим указам. Мы много раз уже говорили и я с самого начала предупреждал, что эти указы не сами по себе должны жить. Они должны быть реализованы в практической деятельности кабинета министров – Правительства Российской Федерации. И многократно почти с каждым из присутствующих, да и отсутствующих здесь коллег об этом говорил. Ведь граждане, те, кто – а таких большинство в нашей стране – внимательно следят за внутриполитической ситуацией, за тем, что и как руководство страны собирается делать, ждут от нас реализации тех задач, которые в этих указах изложены. Не может быть так, что указы и цели, которые в них изложены, носят капитальный характер, фундаментальный, они сами по себе, а деятельность исполнительной власти – сама по себе. Так быть не может – и так не будет, хочу сразу об этом сказать. Там задачи у нас сформулированы практически по каждому направлению.

На что хочу обратить внимание. К сожалению, мы уже фиксируем такие системные сбои по целому ряду позиций. Что касается развития Сибири и Дальнего Востока: в указах говорится о подготовке предложений по ускорению социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока, предусматривающих обеспечение транспортных связей труднодоступных территорий, и так далее. Ответственные: Минрегион (а это основное, ключевое ведомство, которое должно организовывать работу), дальше – Минэкономразвития, Минфин России.

Затем пункт о предоставлении предложений по внедрению новых принципов кадровой политики в системе государственной гражданской службы, имеется в виду обеспечение соответствующего уровня заработной платы в высших учебных заведениях. Ответственные: Минтруд, и далее целый список ответственных, но Минтруд – основной.

Обеспечение и формирование социальных условий ипотечного кредитования отдельных категорий граждан, и дальше все по списку (там большой перечень), тоже номер один из ответственных – Минрегион. Вот эти пункты в указах просто не выполнены, никаких предложений не сформулировано.

Дальше идут поручения, которые тоже есть в этих указах, но к ним коллеги из Правительства как бы сделали такой первый подход к снаряду, но, на мой взгляд, чисто формальный, без всякой попытки этот снаряд поднять, освоить.

Здесь тоже: о подготовке и внесении в Госдуму проекта федерального закона о внесении в законодательство изменений, касающихся разработки, утверждения и применения профессиональных стандартов, – Минтруд.

Разработка комплекса мер по улучшению жилищных условий семей, имеющих трёх и более детей, включая создание при поддержке субъектов и муниципалитетов необходимой инфраструктуры, – Минрегион и так далее.

В этой связи, уважаемые коллеги, хотел бы сказать следующее. Мы со многими из здесь присутствующих и не присутствующих здесь, но работающих сегодня в Правительстве, вместе работаем много-много лет. Кто-то раньше работал в Правительстве на должности, скажем, замминистра, руководителей каких-то других подразделений, кто-то работал в Администрации Президента тоже на очень высоких должностях, но работа министра предполагает личную, персональную ответственность за отрасль. Если что-то из намеченного не выполняется, то эту ответственность нужно нести, и нести лично.

Я не буду делать этого самостоятельно, имея в виду такую прямую подчинённость, но обращу внимание Председателя Правительства на необходимость объявить выговор Министру регионального развития и Министру труда. Ничего личного – хочу, чтобы вы знали, ничего личного.

Но хочу предупредить и всех остальных членов Правительства: внимательно буду следить за нашей общей работой и соответствующим образом реагировать на то, что происходит или не происходит, а должно было бы происходить. Вот это первая часть.

Есть и вторая. Она в чём заключается? Я внимательно посмотрел на предложения, изложенные в проекте бюджета, и хочу сразу сказать, что, да, – и во вступительном слове я несколько слов об этом сказал – это тяжёлая, сложная, большая и очень ответственная работа. Со многими из здесь присутствующих в этом зале мы проводили её не один раз вместе – я знаю, как это тяжело. Но если всё так оставить, как в проекте изложено, то и другие пункты этих указов исполнены быть не могут, я уже это вижу, – а они должны быть исполнены. Поэтому предлагаю сегодня поговорить самым серьёзным и внимательным образом по проблемам, ради обсуждения которых мы и собрались.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 сентября 2012 > № 647657 Владимир Путин


США. Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 17 сентября 2012 > № 645124 Илья Жегулев

Искусство вовремя уехать: чем занимаются в США бежавшие из России предприниматели

Илья Жегулев

Америка — лучшее укрытие от российского правового беспредела. Но можно ли в США построить новый бизнес?

Пять часов автомобильной гонки по гололеду трассы Москва — Минск Юрий Моша вспоминает как страшный сон. Как и весь тот день, 9 марта 2011 года, когда его должны были арестовать. Пришел в себя он только в самолете Минск — Вена. Поняв, что самое страшное позади, Моша залпом выпил бокал коньяка. Еще полдня — и он уже вышел на мокрое полотно аэропорта Джона Кеннеди в Нью-Йорке и, не обращая внимания на дождь, поднял глаза к небу: «Свобода!»

Историю своего побега из России Моша, ловкий предприниматель из Краснодарского края, рассказывает, сидя на кухне небольшой квартиры в Бруклине. На газовой плите греется ужин — креветки. Сейчас дело владельца и гендиректора компании «Инвестиционный фонд Кубани» Юрия Моши развалилось и закрыто, а тогда он был на волоске от ареста. 

В Нью-Йорке Моша живет совсем другой жизнью. Он организовал сайт Pokanepozdno.com, через который помогает предпринимателям, преследуемым в России, уехать за границу. По словам Моши, из 30 человек, которые переезжают в месяц, так или иначе воспользовавшись консультационной помощью его компании, трое — предприниматели, на которых уже заведено уголовное дело, либо те, кому угрожали силовики.

В своем интернет-обращении он говорит, что совершенно не хочет прослыть помощником беглых жуликов. Просто количество заведенных в России уголовных дел против предпринимателей давно превысило все разумные масштабы. На данный момент в тюрьмах сидит около 300?000 предпринимателей, по оценке «Деловой России», ежегодно возбуждается 3 млн уголовных дел по экономическим статьям и часто дела заказывают конкуренты. История Моши, похоже, становится для России типичной.

«дружил с властями...»

Юрий Моша всегда прекрасно находил общий язык с властями. Некоторое время даже сам был чиновником. Однажды его, хозяина заметной на местном уровне рекламной фирмы, пригласил к себе мэр Новороссийска Владимир Синяговский. Нужно было достойно представить регион на сочинском форуме: «Оформить стенды, книжки, чтобы красиво, пафосно все было, чтобы Путин подошел к стенду и обомлел», — вспоминает пожелание мэра Моша. Для этого предприниматель стал на пять месяцев начальником управления инвестиций города.

За время работы на госслужбе Моша решил в корне поменять направление деятельности и заняться девелопментом. Предприниматель нашел дырку в законе: если дом не больше 1500 кв. м, то это индивидуальная жилищная застройка — можно его построить, а затем продавать квартиры как доли. Результат — серьезная экономия. «Только за разрешение на строительство платишь взятку $100?000, и тут уже сотку сэкономил», — раскрывает тайны бизнеса Моша. Еще столько же Моша сэкономил на акте ввода в эксплуатацию, плюс еще $100?000 — на актах пожарных, СЭС и других чиновников. Вот $300?000 экономии на один дом не более 1500 кв. м. Кроме экономии минимум $200 на 1 кв. м, Моша увеличивал скорость строительства, которую обычно сильно тормозят бюрократические препоны.

Взятки, признается Моша, он исправно платил и для того, чтобы дружить с властями. «Я был элементом этой коррупционной системы, я это признаю. В Федеральную регистрационную службу и БТИ носил, чтобы быстрее регистрировали. Судьям давали… Все это платилось всем всегда, без этого вообще бизнес не сделаешь», — разводит руками предприниматель. По словам Моши, он был с властью накоротке и ничего не боялся. Опыт работы в администрации сразу открывал множество дверей. «Я мог к начальнику милиции зайти в кабинет без проблем, к замам мэра тоже. Мобильные телефоны обоих были, какие вопросы — приезжали, решали».

Компания «Инвестиционный фонд Кубани» вышла на рынок, смело демпингуя. Квадратный метр жилья продавали за 30?000 рублей, тогда как рынок предлагал от 40?000 до 60?000 рублей. Квартиры в новых домах разлетались без задержки. Участники рынка не ожидали такого резвого конкурента. «Их начало это просто бесить. Те компании, которые платили взятки и строили традиционно, начали мэру говорить: он нас достал, уничтожь, раздави его. И я из друга власти стал ее врагом» — именно так Моша объясняет все, что с ним дальше произошло.

В начале 2010 года мэрия подала иск в Приморский районный суд, требуя снести дома, построенные компанией Моши, в связи с нарушением норм строительства и пожарной безопасности. В качестве обеспечительной меры суд арестовал дома. Тут на сцене появились судебные приставы: замначальника местного управления ФССП Сергей Нигоев пообещал одному из помощников Моши Олегу Подгорному, что у бизнесмена вскоре начнутся проблемы — дома придется сносить. Пристав пообещал их решить за скромное вознаграждение в 20 млн. «У меня тогда было только 10 домов, значит по 2 млн за дом», — подсчитывает Моша. За неделю предоставить эту сумму он был не готов, тем более не было уверенности, что сумма взятки не будет впоследствии увеличена.

Поэтому на следующую встречу Подгорный пошел с диктофоном. Моша нашел защиту у Краснодарского краевого ОБЭП и ФСБ, и уже на следующий день в обстановке строжайшей секретности гости из Краснодара провели спецоперацию. Несколько машин окружили местное управление приставов, предварительно скрутив номера и поставив «шашечки» на крышу. Представителю Моши купили черную рубашку, в которую сотрудники ОБЭП вкрутили камеру и отправили к Сергею Нигоеву. Чиновника арестовали, после того как его подручному передали взятку — полмиллиона рублей.

Позже, не желая связываться с сотнями дольщиков, мэрия заключила с фондом Моши мировое соглашение, по которому он обязался исправить нарушения. Но к тому времени у бизнесмена уже возникли проблемы посерьезнее.

Всего через три месяца дело против Нигоева закрыли, а пристав вернулся к исполнению своих обязанностей и, по словам Моши, начал мстить. Предприниматель стал фигурантом уголовного дела по факту строительства забора на территории арендованной у мэрии Новороссийска площадки под автостоянку. После регистрации прав на постройку Моша обратился к городским властям с просьбой о выкупе участка, но ему отказали. А Новороссийское ОВД завело против него дело по 159-й статье по факту попытки хищения участка.

Чтобы «решить вопросы», на встречи с чиновниками Моша летал в Москву чуть ли не ежедневно. Одни брали деньги за организацию встреч с более высокопоставленными чиновниками, а те уже брали квартирами и отпускали, обещая что-то решить. Один пообещал даже похлопотать и устроить назначение Моши мэром Новороссийска, другой сулил хорошие контракты для строительства коттеджей на землях ФСБ. Но, несмотря на то что Моша раздал на взятки 12 квартир, дело шло к закономерному финалу. 5 марта Моша узнал, что подписана санкция на его арест, и решил бежать из страны.

Почетная работа 

Похожую историю может рассказать и Никита Кирсанов, другой новоиспеченный эмигрант, переехавший в Америку из Орла в июне этого года. Сегодня он обычный менеджер по рекламе в русскоязычной компании, снимает комнату в Бруклине и ждет получения статуса политического беженца. Взяв с собой последние $10?000, Никита сбежал из России, где его ждало заключение от 3 лет лишения свободы — за то, что поссорился с местными силовиками.

Предприниматель сначала держал лотки по продаже DVD, а в 2008-м выкупил павильон. Тогда же к нему пришли сотрудники ОБЭП с заранее заготовленной жалобой на продажу контрафактной продукции, изъяли весь товар на проверку и предложили сотрудничать — делиться прибылью, по $1000 в месяц. Так как Кирсанов зарабатывал около $3000 прибыли при обороте $10 000 в месяц, то не согласился. «Я был один из немногих, кто продает только лицензионный товар, — рассказывает Кирсанов. — Почему я должен платить?»

Товар ему так и не вернули, оформив изъятие, договоры и документы на суде не помогли, регуляторы привели собственную экспертизу, которая показала, что товар контрафактный. Когда он закупил новый товар, изъяли и его. Жалобы на коррупцию не помогали, но Кирсанов прорвался на прием к главе УВД Орловской области Юрию Савенкову, который как раз тогда сменил на этом месте нынешнего министра внутренних дел Владимира Колокольцева. «Быть такого не может. По поводу дисков: не работайте, и проблем не будет», — объяснил ему Савенков. — «А куда работать-то идти?» — «Есть почетная работа. Дворник называется».

По словам Кирсанова, сначала его хотели заставить сотрудничать, но, когда он стал публично рассказывать о действиях силовиков, задача изменилась. Всего на родственников Кирсанова, которые по бумагам являлись собственниками его фирм, завели восемь уголовных дел. Весной следователям удалось взять показания, что собственник — Кирсанов. Дела по контрафактному товару объединили, сплюсовав сумму ущерба, и завели дело уже лично на предпринимателя, после чего Кирсанову пришлось спасаться в США.

Русская волна 

Беглых предпринимателей, таких как Моша и Кирсанов, сегодня в Америке сотни. Никто не ведет их учета. Но косвенные данные свидетельствуют, что США переживают наплыв русских. В самом крупном районе Нью-Йорка — Бруклине — покупатели из России стали приобретать на 15% больше недвижимости по сравнению с прошлым годом, констатирует Альберт Вилк, хозяин одной из крупнейших риелторских компаний в Бруклине. По его словам, еще чаще дома берут в аренду.

Адвокат Эдвард Мермельштейн, специализирующийся на работе с респектабельными русскими клиентами, рассказывает, что начиная с декабря 2011 года в разы увеличилось количество «гринкарт» (вид на жительство), которые получают россияне по программе «Инвестор». Программа EB-5 правительства США предполагает моментальное получение «гринкарты» в случае инвестиций в размере $500?000 в экономику США. По словам адвоката если раньше он регистрировал от двух до трех сделок в месяц по программе, то сейчас в 7–8 раз больше. Получается, что россияне только через его адвокатскую контору оставляют в США до $12 млн в месяц. Общее же число таких сделок только в Нью-Йорке, по оценке адвоката, на порядок больше.

А ведь такой способ получения вида на жительства считается в США достаточно рискованным. Передавая деньги в компанию, которая, например, строит здание, участник программы EB-5 получает свои деньги обратно в течение 2-5 лет. Но если через два года компания не создаст требуемый государством объем рабочих мест, «гринкарту» могут отнять. Чтобы гарантировать результат, необходимо контролировать процесс инвестиций, а большинство русских вкладываются на всякий случай, бывая в стране наездами. Но русских это не останавливает — компаний появилось на рынке столько, что Мермельштейн не уверен, что для всех найдутся рабочие руки. «Трудно понять, у какой из этих компаний владельцы, которые смогут выполнить свои обещания, — жалуется адвокат. — Их очень много».

Есть и другой путь. Желающим въехать в США надо получить визу предпринимателя L-1, для чего нужно зарегистрировать филиал компании в США и арендовать там помещение. «Виза, по сути, иммиграционная, через несколько месяцев ее можно поменять на «гринкарту», — объясняет Моша в своем видеоблоге «Русская Америка», который он завел, чтобы пропагандировать эмиграцию среди российских предпринимателей. Так как Моша только начал, пока всего три из 30 заявок в месяц действительно принадлежат предпринимателям. Но следует иметь в виду, что это именно виза, а не вид на жительство — это останавливает многих желающих эмигрировать.

Характерно, что сам Моша, однако, подал заявку на статус политического беженца. По его словам, сделать это тоже несложно, главное — собрать доказательства. Условие предоставления этого статуса — опасность преследования на родине из-за религиозных, политических и других взглядов. Моше для «гринкарты» хватило описания своего уголовного дела с подробностями.

Начать жизнь заново

Получение легального статуса — не главная проблема для русских американцев. Куда сложнее найти себе применение на новой родине. Моша уезжал из России, где у него была большая вилла на берегу моря с бассейном, сауной, кинотеатром и штатом охраны из 6 человек. В Нью-Йорк он приехал один — жена уезжать из России категорически отказалась. Все 53 построенных объекта оказались арестованными в качестве обеспечения по делу о хищении участка под автостоянку. «Когда я приехал, у меня был стресс страшнейший. Я плакал, — рассказывает Моша. — Потом стал пить, хотя у меня очень жесткий характер. Меня даже сотрудники не любили из-за того, что я легко увольнял, легко принимал жесткие решения». Но он решил посмотреть на жизнь с другой стороны: «Мне повезло. Я на свободе — и бог с ним, с бизнесом, пускай живут они в этих квартирах».

Предприниматель решил вспомнить первую профессию и пошел работать директором по рекламе на местную эмигрантскую радиостанцию. «У меня есть высшее экономическое образование, знания, успешный многолетний опыт ведения бизнеса, и я могу принести пользу вашей компании. Я не боюсь любой работы, готов работать до 12 часов в сутки, четко выполнять распоряжения и задачи, поставленные руководством» — такое отчаянное резюме рассылал человек, еще недавно обладавший состоянием $20 млн. На радиостанции он познакомился со всем эмигрантским истеблишментом, стал партнером адвоката Аркадия Буха и отвечает за клиентов-иммигрантов из России.

Пионер бизнеса 

Карьера Александра Конаныхина — одна из немногих историй относительного успеха после взлета и крушения в России. Один из первых банкиров России, владелец Всероссийского биржевого банка какое-то время был конкурентом Михаила Ходорковского и его банка «Менатеп». «Ходорковский двигался очень быстро, мы шли ноздря в ноздрю. Это было интеллектуальное соревнование, как игра в шахматы», — вспоминает те времена предприниматель. Однако давние крепкие связи с бывшими сотрудниками КГБ сослужили Конаныхину плохую службу. Как говорит предприниматель, в 1992 году его в Будапеште захватили в заложники собственные охранники — бывшие сотрудники органов.

Сейчас Конаныхин рассказывает, как в 1992 году он советовал Ходорковскому бросить российский бизнес. «Я сказал Михаилу: прими меры, ситуация меняется довольно быстро. Смотри, если затянешь — можешь стать следующим», — вспоминает беглый предприниматель. С прогнозом он ошибся на десяток лет: бизнес Ходорковского тогда становился только сильнее, и вскоре он нанял Конаныхина на работу — отвечать за международное развитие банка. С помощью «менатеповцев» Конаныхину тогда удалось справиться с наездом силовиков. Он возглавил «дочку» «Менатепа» — European Union Bank. Однако разборки с силовиками на этом не закончились. В 1994 году военная прокуратура в России завела на него дело о хищении у своего банка $8,1 млн. В 1996 году Конаныхин был арестован в США Федеральной службой иммиграции по наводке России и год провел за решеткой за нарушение иммиграционного законодательства. Но в результате Конаныхина сначала без залога освободили из тюрьмы, а потом и вовсе сняли с него все обвинения, предоставив ему статус политического беженца. В 2004 году дело в России закрыли как неправомерно возбужденное.

Однако на родину Конаныхин совсем не торопится. Отсиживаясь в Штатах, он организовал небольшую компанию KMGI. Ее нынешний оборот — $5 млн, фирма продает программное обеспечение, с помощью которого можно отследить действия каждого сотрудника, проверив даже, что было на экране его компьютера в течение рабочего времени. Другое подразделение компании занимается новыми технологиями рекламы в интернете. Несмотря на то что основная выручка приходится на США, Конаныхин не является налоговым резидентом Америки. Его компании зарегистрированы в офшорах, а в США действует только одна — для тех клиентов, которым обязательно нужен американский резидент для расчетов. Сам он разъезжает по разным странам — кроме США, у него вид на жительство в Англии, Италии, Испании и Аргентине.

Редкая удача

Классические success story встречаются у русских в США крайне редко. История политэмигранта Павла Забелина, совладельца «Московского дворца молодежи», началась в 2004 году, после того как он отказался лжесвидетельствовать против Леонида Невзлина, одного из совладельцев группы «Менатеп». По словам Забелина, прокуратура предъявила ему обвинения в мошенничестве. Дело Забелина рассматривала судья Марина Сырова, та самая, чей звездный час настал во время процесса над Pussy Riots. Забелин говорит, что, наблюдая за девушками в Хамовническом суде, он часто испытывает ощущение дежавю. В ходе его дела судья отказывалась удовлетворять ходатайства защиты о запросе платежных документов и допросе всех без исключения свидетелей защиты.

Об обысках у себя дома он узнал, находясь в поездке по Эстонии. Там он и остался, попросив политическое убежище. Потом, получив визу, переехал в США. Сейчас Забелин живет в Европе, а на вопрос, каким бизнесом занимается, отвечает, что «защитой интеллектуальной собственности и альтернативной энергетикой». По его словам, он создает новые технологии, которые позволяют очень сильно экономить. Подробности Забелин не разглашает, утверждая, что это личные разработки, технические подробности которых могут перенять конкуренты. Его бизнес не вошел даже в стадию стартапа.

Когда-нибудь Забелин рассчитывает вернуться в Россию: «Я доктор наук, и мои экономические расчеты говорят о том, что слом российской системы произойдет гораздо раньше, чем все ожидают, с учетом того, как снижается потребление нефти и газа и как развивается альтернативная энергетика».

Адвокат Павел Ивлев, начинавший бизнес и адвокатскую карьеру в начале 1990-х с нынешним вице-премьером Игорем Шуваловым, уехал в США после жесткого разговора со следователем по делу Ходорковского. По его словам, большинство крупных бизнесменов, покинувших Россию, с огромным трудом находят себя в США. «Американский рынок очень конкурентный, жесткий и развитый, в отличие от России. Человеку с российским бэкграундом здесь сложно, бизнес-среда в Америке просто на другом этапе развития. Российский опыт людям совсем не помогает, скорее мешает. Я видел людей, которые пытаются играть по своим правилам, и что из этого получается», — констатирует Ивлев.

Дэн Раппопорт, уехавший из Риги в США с родителями в 11-летнем возрасте, но впоследствии многие годы проработавший в инвестиционном бизнесе в России (он также совладелец ресторана «Сохо Румс»), признает, что навыки работы в России трудно применить в Америке. Даже ему опыт работы в коррупционной, странной системе скорее вредит — вернувшись в Америку, он планирует сконцентрироваться на благотворительных проектах.

В отличие от молодых людей, оставшихся в Америке после получения MBA, уехавшие из России состоявшиеся предприниматели за 40 часто не могут вписаться в американскую среду. «Русские получают большее удовольствие от траты денег, которые у них есть. Это нормально, они были долго угнетены советской системой, — говорит Раппопорт. — Их сравнивают с разбогатевшими афроамериканцами, которые сразу обвешивают себя золотом и ездят на лимузинах. Я прекрасно понимаю, я сам тоже такой после 21 года жизни в России. И все смотрят на меня с удивлением». По его словам, отношение американцев к русским зависит от уровня образования и эрудиции. «Самые образованные о России думают не как о враге из 1970-х годов, а как о большой недоразвитой стране, — объясняет Раппопорт. — Они понимают, что русские не виноваты в том, какая политика ведется в России. Так же, как они смотрят на кого-то из стран третьего мира».

Состоявшиеся бизнесмены русского происхождения — это обычно те, которые прожили в Штатах не меньше 20 лет. Выросший в Израиле владелец риелторской компании Wilk Real Estate Альберт Вилк как раз из таких. Он управляет недвижимостью общей стоимостью около $80 млн и по объему продаж занимает третье место среди всех риелторов Бруклина. Вилк успел поработать и в России, но свернул деятельность там в 1994 году. «Там все решается через ментов, ФСБ, ГРУ и через все эти организации. А здесь все решает суд», — рассказывает Вилк. Но он отнюдь не склонен идеализировать ситуацию. По его словам, американские законы страшны тем, что неукоснительно соблюдаются, и договариваться с кем-либо — гиблое дело. «Каждый, кто попался государственным ментам за какую-то проблему, почти обречен. Единственный способ слезть с крючка — это посадить на него кого-то другого. Вот, например, приходит кто-то из знакомых и предлагает окешить чек. И если я скажу «давай», то все, конец. Моего «давай» уже достаточно для того, чтобы меня посадили».

Останавливает ли это русских? Только не Юрия Мошу. Хотя дела против него на родине закрыты, возвращаться он категорически не хочет. Но российские привычки никуда не делись. «Еду как-то к родственникам в Нью-Джерси, меня останавливают полицейские. Первое действие — полез за деньгами. Если бы дал денег, в тюрьму посадили бы сразу. Слава Богу, успел сообразить и вынул руку из кармана». К Америке надо еще привыкнуть.

При участии Геннадия Кацова. 

США. Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 17 сентября 2012 > № 645124 Илья Жегулев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > magazines.russ.ru, 10 сентября 2012 > № 644140 Владимир Мау

Россия в поисках новой модели роста

Комментарий к программе 2020

Владимир Мау

Обещания и риски

Социально-экономическое развитие России в 2011 г. прежде всего определяли два обстоятельства: предстоящие парламентские и президентские выборы (и все, что с ними неизбежно связано), с одной стороны, и глобальный экономический кризис (со всей его тревожащей неопределенностью) — с другой. Несмотря на то что эти обстоятельства существенно различались как по силе, так и по направленности воздействия, именно они, в сущности, предопределяли поведение всех субъектов экономической и политической жизни.

Глобальный кризис пока не сказался негативно на российской экономике (см. табл. 1). Можно выделить три основных фактора, посредством которых мировая экономика влияет на современную Россию: через спрос на экспортные товары, через доступность инвестиционных ресурсов (прямые инвестиции и кредиты) и через спрос на российские ценные бумаги на фондовом рынке.

Разумеется, медленный рост мировой экономики тормозил спрос на российскую экспортную продукцию, однако цены на основные экспортные товары оставались высокими, хотя темпы их роста были ниже, чем в отдельные докризисные годы. Фондовый рынок России очень уязвим перед внешними шоками, что продемонстрировали события августа — сентября 2011 г., однако он пока не играет существенной роли в обеспечении экономического роста страны. Внешние заимствования корпоративного сектора продолжали расти, превысив докризисный уровень (см. рис. 1). Впрочем, осознание затяжного характера глобального кризиса с непредсказуемыми геополитическими и геоэкономическими последствиями сказалось на формировании экономической политики в России на среднесрочную перспективу.

Таблица 1

Макроэкономические показатели России по сравнению с рядом других стран (2010–2011 гг.)

2010 г.

Страна

Темп прироста ВВП, %

Уровень безработицы, % 
(число безработных к экономически
активному населению)

Инфляция дек./дек., %

Бюджетный дефицит (–), % ВВП

Госдолг, % ВВП

Россия

4,3

7,5

8,8

-4,0

9,2

США

3,0

9,6

1,7

-10,3

94,4

ЕС

В том числе:

1,8

 

2,5

-6,4

79,8

Франция

1,4

9,8

1,7

-7,1

82,3

Германия

3,6

7,1

1,9

-3,3

84,0

Велико-
британия

1,4

7,9

3,4

-10,2

67,7

СНГ

В том числе:

4,6

 

8,9

-2,6

14,5

Казахстан

7,3

5,8

8,0

1,5

10,7

Белоруссия

7,6

0,7

9,9

-1,8

26,5

Украина

4,2

8,1

9,1

-5,7

40,1

Китай

10,3

4,1

4,7

-2,3

33,8

Бразилия

7,5

6,7

5,9

-2,9

66,8

Индия

10,1

9,3

9,5

-8,4

64,1

2011 г.

Россия

4,3

6,6

6,1

0,8

9,6

США

1,5

9,1

2,5

-9,6

100,0

ЕС

В том числе:

1,7

 

2,8

-4,5

82,3

Франция

1,7

9,5

2,1

-5,9

86,8

Германия

2,7

6,0

2,2

-1,7

82,6

 Велико-
британия

1,1

7,8

4,5

-8,5

72,9

СНГ

В том числе:

4,6

 

10,2

-0,6

14,9

Казахстан

6,5

5,7

9,5

1,8

12,9

Белоруссия

5,3

0,7

108,7

-0,7

46,3

Украина

4,7

7,8

10,7

-2,8

39,3

Китай

9,5

4,0

5,1

-1,6

26,9

Бразилия

3,8

6,7

6,3

-2,5

65,0

Индия

7,8

9,7

8,9

-7,7

62,4

В период выборов практически всегда растет неопределенность будущей экономической политики, а также усиление популизма действующей власти, стремящейся к переизбранию. Обе закономерности оказались актуальными и для России 2011 г., несмотря на то что вероятность сохранения власти в руках правящей партии и ее лидеров представлялась исключительно высокой, и масштабных финансовых вливаний в обеспечение своей поддержки ей не требовалось.

Но, вероятно, исходя из принципа, что «маслом кашу не испортишь», руководство страны радовало избирателей заявлениями о намерении осуществить в ближайшие годы крупные вложения преимущественно в социальную сферу и силовые структуры.

Впрочем, в минувшем году Россия продемонстрировала достаточную устойчивость своего экономического развития. Экономический рост, правда, оставался

умеренным и, в общем, вполне естественным для страны среднего уровня экономического развития — выше, чем в Германии, но ниже, чем в Китае. Макроэкономические параметры тоже формально оставались благоприятными: бюджет по итогам года был исполнен с профицитом почти в 1% ВВП, а инфляция опустилась до исторического минимума за все 20 лет существования посткоммунистической России. В области денежной политики Центральному банку РФ удалось перейти к плавающему валютному курсу и таргетированию инфляции. Это важнейшее инсти-туциональное завоевание последнего десятилетия.

***

Вместе с тем макроэкономическая стабильность нашей экономики остается крайне уязвимой. Она основывается на доходах бюджета от высоких цен на нефть, которые в настоящее время находятся в точке исторического максимума, в постоянных ценах сопоставимы с уровнем рубежа 1970–80-х годов. Политика наращивания расходных обязательств бюджета, предполагающих гарантированность таких конъюнктурных доходов, крайне опасна, что продемонстрировал опыт СССР в 1980-е годы.

Между тем ненефтяной дефицит федерального бюджета составил в 2011 г. около 10% ВВП, а дефицит бюджета при средней десяти-летней цене на нефть (условно гарантированный уровень) равен при-мерно 4,5% ВВП.

В 2011 г. существенно возрос отток капитала, превысив 85 млрд долл. Причины этого оттока различны — это и плохой инвестиционный климат, и спрос на иностранные активы со стороны крупных российских инвесторов, и обострение конкуренции за капитал со стороны развивающихся рынков Азии и Латинской Америки, и глобальный кризис, при котором растет спрос на размещение в резервной валюте (несмотря на экономические трудности ее страны-эмитента), и политические риски предвыборного периода. Однако эту системную проблему необходимо серьезно изучить и найти приемлемые варианты решения. Сложность состоит именно в ее многоаспектности, в переплетении нескольких процессов, и для решения проблем каждого из них необходим свой комплекс мер.

Экономический кризис — исходная точка модернизации.

Поскольку накопленные резервы позволили не допустить банкротств и принудительной структурной модернизации, российские власти стали формировать повестку модернизации сверху. В 2011 г. активизировалось обсуждение общих принципов ее стимулирования (по всей стране проводились экономические форумы, велись дискуссии о новой модели экономического роста), инициировались точечные проекты инновационного развития. Последние ориентированы как определенные территориальные кластеры-анклавы (Сколково, Томск), так и отдельные сектора научно-технического развития (информационно-коммуникативные системы, космос, нанотехнологии и др.). Одновременно работали две комиссии по модернизации и технологи-ческому развитию — под руководством президента РФ и председателя правительства РФ.

Однако модернизацию нельзя осуществить при помощи директив, пусть даже самого высокого уровня. Модернизация (во всяком случае, современная) требует конкуренции — как экономических агентов, так и институтов.

В этом смысле важными факторами модернизации могут стать два крупных внешнеэкономических решения 2011 г. — присоединение к ВТО и прорыв на пространстве постсоветской интеграции (начал функционировать Таможенный союз и заключено соглашение по Единому экономическому пространству России, Белоруссии и Казахстана). Вступление в ВТО должно повысить конкуренцию для российских товаропроизводителей, а создание ТС и ЕЭП — дополнить конкуренцию товаров конкуренцией институтов.

Характерной чертой минувшего года стала резкая политизация населения, хорошо прослеживаемая и в России, и в мире. Это и антиправительственные революции, и выступления в арабских странах, и движение «захвати Уолл-стрит» в развитом мире, и политическая активизация зимы 2011–2012 гг. в России, очевидная тенденция к демократизации политической системы, которую можно охарактеризовать под общим названием «Белая лента», или «Болотная площадь». Разумеется, причины и механизмы политизации в разных регионах различны, но нельзя не принимать во внимание их наложение во времени. Пока можно только предполагать, что всплеск политической активности в мире будет нарастать вместе с развитием (именно с развитием, а не обязательно с нарастанием) глобального экономического кризиса.

Одна из серьезных опасностей, с которой может столкнуться экономическая политика России в связи с этим, — усиление бюджетного популизма, дополняющего популизм политический. Однако если последний не опасен с точки зрения обеспечения долгосрочной стабильности страны, то первый, преследуя цели заботы о благе народа и отдельных со-циальных групп (военных, бюджетников, пенсионеров и т.п.), может обернуться тяжелым экономическим и политическим кризисом. Парадоксально, но факт: если проанализировать экономические программы всех политических сил, представленных и не представленных в Думе, выяснится, что наиболее (хотя и недостаточно) взвешенная программа была представлена правительственной партией. Наша страна пока располагает серьез-ными ресурсами, накопленными благодаря консервативной политике недавнего прошлого, но мир охвачен кризисом. Когда социальные и политические проблемы вдруг резко обостряются, риски бюджетного популизма нарастают.

Глобальный экономический кризис: общее и особенное

Начавшийся в 2008 г. глобальный экономический кризис носит структурный и системный характер. По своим базовым параметрам он соотносится с кризисами 1930-х и 1970-х годов. Можно выделить ряд принципиальных особенностей подобного кризиса, которые, в свою оче-редь, обусловливают факторы и предпосылки будущего выхода из него.

Во-первых, структурный кризис определяется серьезными дис-балансами в организации мировой экономической жизни. Они вызваны глубо-кими технологическими сдвигами, появлением принципиально новых технологий (некоторые экономисты даже называют это «новым техно-логическим укладом»). Поэтому выход из кризиса связан с трансфор-мацией производственной базы ведущих стран за счет распространения новых технологий. Формирование новой технологической базы сыграет в дальнейшем развитии такую же фундаментальную роль, которую в середине ХХ в. выполняла крупная машинная индустрия, а после 1970-х годов — микроэлектроника и компьютерные системы.

Кризис предполагает технологическое обновление, трансформирующее спрос на многие товары производственного и потребительского назначения, особенно на инвестиционные и топливно-энергетические продукты. Естественно, это скажется на ценах большинства присутствующих на рынке товаров, означает выход на новые равновесные уровни цен, что повлечет за собой изменение политических конфигураций.

Во-вторых, в мире накапливаются серьезные геоэкономические и геополитические дисбалансы. Экономические и политические возможности отдельных стран изменяются медленно, но в какой-то момент происходит качественный скачок и возникает необходимость в переходе к новой системе равновесия. В современных условиях наи-более очевидным примером такого дисбаланса стало изменение ролей развитых и развивающихся (быстро развивающихся) стран. Как выйти на траекторию более сбалансированного роста (по параметрам сбережений и инвестиций, экспорта и внутреннего потребления, доходов и расходов) — эта ключевая проблема стоит перед многими развитыми и развивающимися странами в Европе, Америке и Азии.

Тем самым, в-третьих, структурный кризис носит глобальный характер. Он охватывает все ведущие страны; в современных условиях для его преодоления требуются глобально скоординированные усилия. Иными словами, decoupling (развитие по разным траекториям), о котором много говорилось в 2008 г., практически исключен из кризисной повестки — почти нет значимых стран, которые не были бы затронуты кризисными процессами, пусть и с разной интенсивностью. Тем более необходимо обеспечить участие всех этих стран в формировании глобальных антикризисных мер.

Глобальность кризиса не отрицает возможности его перемещения по миру. На отдельных этапах кризисные явления могут концентри-роваться в тех или иных регионах и странах. Так, кризис начался в США, затем охватил Европу и частично Азию, а теперь сосредоточен преимущественно в Европе.

В-четвертых, структурный кризис способствует формирова-нию новых валютных конфигураций — появляется новая мировая валюта (или новые мировые валюты). В ХХ в. это проявилось в ко-ренном изменении роли золота, возвышении доллара, после 1970-х годов — в усилении бивалютного характера международных расче-тов. В новых условиях возникает вопрос о перспективах доллара, евро, юаня, а также о возможном повышении роли региональных резервных валют.

В-пятых, структурный кризис формирует серьезный интеллек-туальный вызов. Необходимо выработать новую повестку экономического и политического (и вообще гуманитарного — обществоведческого, соцологического, культурологического) анализа. Кризис становится мощным стимулом к переосмыслению существующих эко-номических и политических доктрин как в глобальном масштабе, так и применительно к отдельным странам.

Особенно это касается экономической доктрины. Экономисты должны предложить новые подходы к анализу экономических процес-сов, прежде всего к регулированию социально-экономической жизни. После Великой депрессии мир стал кейнсианским и социалистическим (этатистским). После стагфляции победили идеи дерегулирования и либеральной демократии. Новая экономическая модель должна не только дать ответы на актуальные вопросы, но и сформулировать их более четко и определенно.

Интеллектуальный ответ на этот вызов особенно важен на начальных этапах структурного кризиса, когда борьба с ним идет на основе наработок и рекомендаций, доказавших свою эффективность в предыдущие десятилетия спокойного (предполагающего только кризисы пузырей) экономического развития. На осознание необоснованности и вредонос-ности традиционной антикризисной политики уходит несколько лет.

В-шестых, структурный кризис охватывает примерно 10-летний период, который мы называем «турбулентным десятилетием». Это означает, что его можно разбить на этапы, в рамках которых доминируют те или иные проблемы отраслевого или регионального характера. Но отсюда следует, что ни одна характеристика не может служить единственным критерием углубления кризиса или выхода из него. Это касается и рецессии (кризис не начался с рецессии и не сводится к ней), и колебаний фондового рынка, и любых других параметров.

В-седьмых, борьба с кризисом сопровождается принятием сильнодействующих и не всегда адекватных антикризисных мер. С одной стороны, это связано с остротой структурных проблем, преодоление которых требует определенных (и немалых) экономических и социальных жертв. С другой стороны — отмеченная выше интеллектуальная неготовность к структурному кризису, т.е. попытки решать новые проблемы старыми методами, сама по себе ведет к накоплению дополнительных трудностей и нередко еще больше усугубляет кризис — как экономический, так и в некоторых случаях политический. Тем самым возникает проблема exit strategy (стратегии выхода из антикризисного режима функционирования), и требуется время не только для преодоления кризиса, но и для устранения последствий борьбы с ним.

Все эти факторы в совокупности объясняют коренное отличие системного кризиса от циклического. Циклический кризис лечит время, он не предполагает изменение политики, а преодолевается сам по себе, когда сдувается возникший в период бума пузырь. Системный кризис требует существенной трансформации экономической политики, основанной на новой философии экономической жизни. Иными словами, здесь структурные проблемы доминируют над циклическими.

Впрочем, современный глобальный кризис имеет ряд специфических особенностей, которые необходимо учитывать при выработке антикризисной политики и перспективной модели социально-экономического развития. Многие особенности связаны с технологическими обретениями эпохи — развитием информационно-коммуникационных технологий, которые делают мир «плоским»[1], т.е. позволяют бизнесу в кратчайшие сроки переносить активность из одного региона в другой, из одного сектора в другой, моментально осуществлять трансакции, начинать и прекращать предпринимательские проекты. Возросший динамизм приводит к возникновению новых явлений и связанных с ними новых конфликтов экономического и политического характера.

Глобальные дисбалансы

Поскольку нынешний структурный кризис разворачивается в эпоху глобализации (точнее, на качественно новом витке глоба-лизации), его существенной особенностью выступают глобальные структурные дисбалансы. Прежде всего это дисбалансы между раз-витыми и развивающимися странами, особенно между США как центром расходов и потребления и Китаем как центром сбережений и производства. Термин Chimerica (China + America), предложенный в 2008 г. Н. Фергюсоном[2], становится символом проблемы глобальных дисбалансов. В результате современной глобализации сложился режим, противоположный модели рубежа XIX–XX вв.: если 100 лет назад капитал двигался из центра (развитых стран) на периферию (emerging markets того времени), то теперь развивающиеся рынки стали центрами сбережений, а США и другие развитые страны — преимущественно потребителями произведенных в развивающихся странах товаров.

К структурным дисбалансам относится и нарастание противоре-чий между краткосрочными и долгосрочными интересами компаний, что проявляется в конфликте между капитализацией и ростом произ-водительности. В последние десятилетия акционеры и менеджеры преимущественно уделяли внимание капитализации компании, которая выступает важнейшим показателем ее успешности. Возможность легко избавиться от акций (гораздо легче, чем до информационной революции) еще больше способствует решениям в пользу быстрого наращивания капитализации (задача, которая может противоречить цели обеспечения долгосрочной устойчивости фирмы). Соответственно этот критерий становится основным при оценке эффективности менеджмента и при формировании бонусной политики корпораций.

Между тем стремление к максимальной капитализации вступает в противоречие с реальным основанием социально-экономического прогресса — повышением производительности труда. Рост капитализации с ней, конечно, связан, но лишь в конечном счете. Однако перед акционерами надо отчитываться ежегодно, а для получения красивых годовых отчетов, поддержания текущего роста капитализации требуется нечто иное, чем то, что обеспечивает рост производительности. Для хорошей отчетности нужны слияния и поглощения, поскольку увели-чение объема активов способствует росту капитализации. Разумеется, не следует закрывать и устаревшие предприятия, так как в текущем периоде это ведет к снижению капитализации. В итоге в составе многих крупных промышленных корпораций сохраняются старые неэффек-тивные производства.

Новая модель регулирования

Системный кризис всегда предполагает появление новой модели регулирования, включая существенное изменение экономической роли государства. Великая депрессия 1930-х годов привела к резкому увели-чению государственного вмешательства в экономику, кризис 1970-х — к дерегулированию. В начале нынешнего кризиса стала популярной тема неизбежного отказа от экономического либерализма и возвращения к «Большому Государству», активно вмешивающемуся в экономическую жизнь. Впрочем, быстро пришло осознание, что кризис в одинаковой мере можно объяснить как «провалами рынка» (избыточным дерегулированием), так и «провалами государства», не способного обеспечить стабильность экономического роста.

Постепенно становилось все яснее, что действительно требуется усилить государственное регулирова-ние, но относится это прежде всего к финансовым рынкам. Именно в финансовой сфере формировались институциональные инновации, которые сначала обеспечили беспрецедентно высокие темпы экономи-ческого роста, но потом привели к беспрецедентному кризису. Именно финансовый кризис (как в частном, так и в государственном секторе) лежит в основе современных экономических проблем — и именно его преодолением государство должно заняться в первую очередь.

Другая особенность новой модели регулирования — необходимость изначально создавать ее как наднациональную, если не глобальную. Регулирование на национальном уровне в условиях современных информационно-коммуникационных технологий становится бессмысленным. Однако формировать наднациональные институты регулирования очень сложно, механизмы их функционирования пока не проработаны, включая способы принятия решений, имеющих обязательную силу.

При выработке современной модели регулирования надо учитывать качественно новый глобальный экономический процесс, для обозначения которого иногда используют термин «финансиализация» (financialization).

В мире существует несколько типов рынков (и бирж) — денежный (фондовый), валютный, товарный. До последнего времени они функционировали независимо друг от друга, развивались по разным законам, на них выступали различные (специализирую-щиеся именно на данном типе рынка) агенты. Теперь же налицо про-цессы их сближения: рынки начинают влиять друг на друга, капитал перетекает между ними. В результате существенно трансформируется логика ценообразования на соответствующие продукты. С одной стороны, это существенно затрудняет анализ и прогнозирование развития ситуации на этих рынках и во всей мировой экономике, а с другой — экономические агенты получают новые инструменты для своей работы, в том числе для хеджирования рисков.

Применительно к проблемам развития российской экономики особый интерес представляет трансформация нефти из типичного продукта товарной биржи, цена на который определяется соотношением спроса и предложения на топливо, в инструмент финансового рынка, на цену которого влияют спекулянты нефтяными фьючерсами, а через этот механизм — и валютные спекулянты. Это существенно повышает неопределенность цены на нефть как важнейшего фактора прогнозирования российской экономики.

Нынешний глобальный кризис разворачивается на фоне демографического кризиса, охватившего большую часть развитого мира и некоторые развивающиеся страны. Он, в свою очередь, порождает две группы проблем, которые необходимо решить для выхода на траекторию устойчивого развития. Во-первых, это вопрос о механизмах экономического роста, поскольку до настоящего времени такой рост всегда предполагал увеличение численности населения. А во-вторых, обостряются бюджетные проблемы развитых стран, сумевших обеспечить высокий уровень социальной поддержки населения. Социальная нагрузка на одного работающего в ХХ в. неуклонно увеличивалась, а в условиях демографического кризиса это давление становится исключи-тельно опасным для финансовой стабильности и соответственно для роста. Особенно остро в 2011 г. это почувствовали европейские страны, для которых выход из макроэкономического кризиса предполагает существенную реструктуризацию бюджетных обязательств. С аналогичными проблемами столкнется и Россия — и не только в случае заметного снижения цен на нефть, но даже при их стабильности.

Такая ситуация выдвигает на передний план задачи реструктуризации отраслей социальной сферы, прежде всего образования, здравоохранения и пенсионной системы. Речь идет именно о структурных реформах, о формировании новых моделей функционирования этих секторов, а не только о необходимости экономии бюджетных средств. Подчеркнем, что финансовый кризис является отражением и проявлением кризиса структурного, т.е. для его преодоления необходимо глубокое реформирование соответствующих секторов, приведение их в соответствие с новой технологической базой и с новой социальной структурой постиндустриального общества.

Решение социальных проблем будет тем более сложным, поскольку существенным элементом современного кризиса является достижение критических уровней суверенного долга в ведущих развитых странах. Отчасти это стало результатом безответственной финансовой политики предыдущего десятилетия, а отчасти — результатом самой антикризисной борьбы, сопровождавшейся мерами бюджетного стимулирования. Подрыв доверия к финансовой ситуации и к политике ведущих стран, беспрецедентное за последние 50 лет снижение суверенного кредитного рейтинга США, снижение или угроза снижения кредитных рейтингов ведущих стран и их глобальных банков свидетельствуют о глубоком кризисе доверия к экономическим и финансовым институтам. Восстановление доверия в обозримом будущем станет стержневой проблемой преодоления глобального кризиса.

Наконец, современный кризис имеет определенные политические последствия, хотя пока они не являются сколько-нибудь радикальными. Выделим некоторые из них.

Мир сдвигается вправо

Во-первых, общий сдвиг политических настроений вправо: правоцентристские партии выиграли выборы в Германии, Великобритании, Польше, Испании и Португалии. Республиканцы существенно укрепили позиции в законодательном корпусе США.

Во-вторых, в Европе начался своеобразный эксперимент по поиску оптимальной политической антикризисной модели — между технократическим правительством, не имеющим мандата избирателей (Италия, Греция), и партийным правительством, победившим на выборах (новые правоцентристские правительства Испании и Португалии).

В-третьих, усугубляющийся конфликт внутри политической элиты США, уже приведший к казавшемуся еще недавно невероятным снижению суверенного рейтинга. Выбор экономической модели (между повышением налогов и сокращением расходов бюджета) стал здесь чисто политической проблемой, острота которой обусловлена приближением президентских выборов 2012 года. Естественное продви-жение в двух направлениях одновременно для сокращения дефицита бюджета при таком противостоянии оказывается заблокированным.

В-четвертых, начались массовые акции протеста преимущественно в развитых странах. Они пока, правда, не играют существенной роли при формировании экономико-политического курса. Во всяком случае, несмотря на их откровенно левые (подчас левоэкстремистские) лозунги, на выборах в минувшем году побеждали правые партии.

Россия ждет перемен

До настоящего времени кризис оказывал ограниченное влияние на ситуацию в России. Естественно, темпы роста страны замедлились, и уже трудно еще раз поставить задачу удвоения ВВП за следующее десятилетие. Однако это удвоение и не является критическим требованием. Гораздо важнее обеспечить прогрессивные структурные сдвиги, способствующие модернизации российской экономики и политики, включая ослабление зависимости страны от колебаний внешнеэкономической конъюнктуры. Именно поэтому в условиях глобального кризиса активизировалась дискуссия о путях российской модернизации. На рубеже 2010–2011 гг. перед экспертным сообществом была поставлена задача проработать варианты обновленной стратегии развития страны до 2020 года.

Строго говоря, существует две группы причин, сделавших актуальной задачу выработки новой стратегии. Во-первых, это последствия самого глобального кризиса, который, как отмечалось выше, требует пере-осмысления социально-экономической политики. «Нельзя позволить серьезному кризису пройти бесследно» — эти слова руководителя администрации президента США Р. Эмануэля точно отражают задачи, стоящие перед правительствами развитых стран.

Во-вторых, имеются специфически российские причины для обновления экономического курса. Модель экономической политики последнего десятилетия сложилась под мощным интеллектуальным, политическим и даже психологическим воздействием посткоммунистической трансформации 1991–1999 гг. вообще и финансового кризиса 1998 г. особенно.

Экономическая политика 1999–2009 гг. — экономика спроса

Перечислим основные характеристики модели экономической политики докризисного десятилетия:

обеспечение политической и социальной стабильности как условие sinequanon (непременное условие);

постепенное повышение роли государства как источника этой стабильности. Это проявляется по крайней мере в трех формах: рост государственной собственности; рост бюджетных доходов и расходов (абсолютно и в долях ВВП); компенсация недоверия к финансовым институтам за счет развития государственных финансовых структур (что было типично для стран догоняющей индустриализации);

бюджетная сбалансированность на фоне растущих доходов и расходов бюджета. Впрочем, она неустойчива на фоне мощной бюджетной экспансии. Остановка (или даже существенное замедление) роста доходов приводит к дефицитному бюджету;

политика сдерживания укрепления валютного курса при со-хранении высокой инфляции и высоких процентных ставок. В ней видели источник стимулов для отечественных производителей;

широкий доступ государственных, квазичастных и частных фирм к международному рынку капитала. Высокая стоимость кредита внутри страны уравновешивалась возможностью заимствований на мировом рынке;

государство выступало важнейшим источником спроса в эко-номике. Прежде всего это спрос со стороны средних и бедных слоев населения, связанных с государственным бюджетом (пенсионеры, безработные, государственные служащие и военные, а также при-мыкающие к ним работники госкорпораций). Большую роль играет финансирование силовых структур в части как содержания военно-служащих, так и закупки вооружений. Она особенно возросла в ходе глобального кризиса 2008–2010 гг.;

ограниченность государственных инвестиций в инфраструкту-ру. Осознавая высокий уровень коррупции в этом секторе, правитель-ство проводило осторожную политику применительно к соответствую-щим вложениям в отличие от социальных расходов;

поддержка крупных и неэффективных предприятий как фак-тор предотвращения социальной дестабилизации. Этим обусловлены политические и административные ограничения при высвобождении занятых из неэффективных производств;

сведéние административной реформы к постоянному уточне-нию круга функций различных государственных органов при отказе от пересмотра системы государственного управления по существу;

повышение налогов для обеспечения макроэкономической и социальной стабильности.

Из экономической политики с описанными характеристиками вытекает ряд естественных следствий. Экономика, основанная на государственном спросе, в принципе, более склонна к сохранению и поддержанию монополий, а также к инфляции. Монополии обеспечивали стабильность экономико-политической ситуации, правда, ценой более низкого качества товаров и услуг при более высокой инфляции. Доминирование государственного спроса смягчало потребность экономических агентов в снижении инфляции, поскольку государственные инвестиции имели больший приоритет, чем частные, а именно для частного инвестора важнее низкая инфляция как предпосылка снижения процентных ставок. Усиливался индивидуальный (адресный) характер решений государства, которое предоставляло стимулирующие льготы отдельным типам инвесторов и производителей, чтобы компенсировать повышение на-логов, высокие процентные ставки и административные барьеры. По сути, эту политику можно охарактеризовать как экономику спроса.

Макроэкономические и структурные ограничения модели 1999–2009 гг. («экономики спроса»), требующие выработки новой модели роста

Бюджетные проблемы. Нарастание бюджетных расходов в усло-виях остановки роста цен на нефть привело к появлению бюджетного дефицита. Резко возросла уязвимость российской экономики к внешним шокам вследствие непрогнозируемого поведения цен на нефть.

Одновременно проявилась двойственная роль Стабилизационного фонда (резервов правительства, связанных со сверхдоходами от экспорта нефти) в решении стратегических задач экономического развития страны. С одной стороны, эти резервы способствовали предотвращению бюджетного популизма, стерилизации денежной массы и создавали «подушку безопасности» на случай кризиса. С другой стороны, наличие значительных резервов в условиях кризиса стало мощным фактором торможения модернизации, поскольку они позволяли снижать социальную напряженность ценой замедления реструктуризации предприятий-банкротов. Аналогичной была ситуация в банковском секторе.

Денежная политика, основанная на сдерживании укрепления номинального курса рубля ценой повышенной инфляции, также перестала решать стоящие перед ней задачи. Курс рубля укреплялся и в реальном выражении давно превысил уровень 1997 года. В этих условиях он мало содействовал защите отечественных товаропроизводителей от иностранной конкуренции[3]. Зато сохранение высокой инфляции оборачивалось двузначными процентными ставками по кредитам, что делало невозможным получение средств, необходимых отечественному бизнесу, тормозило ипотечное кредитование. Эта ситуация ранее отчасти компенсировалась дешевизной иностранных кредитов, однако в условиях кризиса здесь возникли серьезные проблемы. Дальнейший рост российской экономики требует развития внутренней системы кредита, а это, в свою очередь, предполагает низкую инфляцию.

«Ножницы конкурентоспособности» — наиболее опасная структурная ловушка современной России. Если десять лет назад наша страна имела среднее качество институтов и дешевую и квалифицированную рабочую силу, то сейчас ситуация существенно изменилась. Высокие издержки на труд на фоне слабых институтов и низкой производительности труда ограничивают возможности как наращивания промышленного экспорта, так и покрытия прироста внутреннего спроса за счет отечественной промышленности. В прошедшем десятилетии стоимость рабочей силы устойчиво росла при стагнации или даже ухудшении качества институтов[4]. Естественно, оба показателя важны не сами по себе, а в сравнении со странами с сопоставимым уровнем экономического развития, конкурирующими с Россией за привлечение капитала и развитие производственных мощностей.

По уровню ВВП на душу населения Россия вышла на первое место среди стран с наиболее динамично формирующимся рынком; по качеству делового климата (Doing business) она ухудшила позиции и находится в группе отстающих вместе с Бразилией, Индией и Индонезией, душевой ВВП которых гораздо ниже российского.

Тем самым наша страна становится относительно менее привлекательной для инвестиций, причем это касается и иностранного, и отечественного капитала. По-видимому, этим отчасти объясняется отток капитала, наблюдаемый в последнее время.

Иными словами, Россия оказывается в структурной ловушке, имея (относительно) дорогую рабочую силу при (относительно) плохих институтах. Понятно, что в такой ситуации конкурентоспособными будут сектор услуг и производство сырья (эксплуатация природных ресурсов), которые, собственно, и доминируют в современной России.

Из этой ловушки существует два выхода: или нужно повышать качество институтов до уровня рабочей силы, или рабочая сила придет в соответствие с качеством институтов. Отечественные экономисты по понятным причинам предпочитают обсуждать вопросы повышения качества институтов.

Однако вариант деградации рабочей силы также нельзя сбрасывать со счетов. К этому подталкивают и миграционные процессы в современной России.

Демографический кризис — еще одна системная проблема, которая приобрела в настоящее время новые очертания.

Одной стороной проблемы является естественная убыль населения, которую удается лишь затормозить государственными мерами по стимулированию рождаемости. К тому же в настоящее время началось сокращение численности населения в трудоспособном возрасте. Существует представление, что демографическая проблема может быть компенсирована внешней миграцией.

Однако на самом деле в лучшем случае современная миграция может решить количественные проблемы при усугублении качественных. Миграционный поток осуществляется в Россию со стороны менее развитых стран и представлен населением, предъявляющим гораздо более низкий спрос на политические институты и институты развития человеческого потенциала (прежде всего образование, здравоохранение, науку). Тем самым проблема повышения качества институтов и повышения качества человеческого капитала оказывается в тупике.

Другая сторона этой проблемы состоит в активном распространении в среде креативного класса настроений по изменению страны проживания, настроения exitstrategy. Это достаточно новый феномен, требующий серьезного осмысления. Пожалуй, впервые настроения покинуть страну связаны не с ухудшением, а с существенным улучшением благосостояния. Глобализация в совокупности с быстрым ростом уровня жизни внутри страны привела к быстрому росту образованного и мобильного класса людей, которые чувствуют себя конкурентоспособными на мировом рынке труда и капитала. Они востребованы в наиболее развитых странах мира и могут легко перемещаться из страны в страну. В результате Россия должна конкурировать за свой креативный класс так, как будто он уже интернационален.

Эта ситуация создает и принципиально новые условия с точки зрения перспектив совершенствования институциональной среды. Креативный класс в значительной степени перестает предъявлять требования к улучшению качества институтов в стране происхождения, получая необходимые услуги (политическую систему, системы образования, здравоохранения) там, где они его более всего устраивают. А без спроса на современные институты не будет и их предложения. Именно это становится важнейшим структурным тормозом на пути модернизации.

Предпринимательский климат — еще одно серьезное ограничение действующей модели экономического роста. Если принять гипотезу, что предпринимательский климат более благоприятен в странах более высокого уровня экономического развития, то Россия демонстрирует здесь серьезное исключение: качество соответствующих институтов находится на гораздо более низком уровне, чем у стран сопоставимого уровня среднедушевого ВВП. Если по уровню развития Россия находится примерно на 50-м месте из почти двухсот стран, то по качеству институтов — во второй сотне (рис. 2). Согласно последним рейтингам и опросам предпринимателей, обострилась проблема доступа к инфраструктуре.

Быстрорастущие цены на нефть в совокупности с ростом экономической активности государства на определенном этапе компенсировали негативное воздействие предпринимательского климата на экономический рост. Между тем по ряду позиций международного рейтинга конкурентоспособности Россия находится в самом конце списка. Это относится к таможенному регулированию, к открытию и закрытию бизнеса, к ведению строительного бизнеса, защищенности инвесторов. Серьезным ограничителем выступает состояние базовых (правоприменительных) и финансовых институтов.

Пространственное развитие России также выступает структурным ограничителем повышения конкурентоспособности. Из-за неравномерности территориального развития и отсутствия полноценной ответственности региональных и муниципальных властей за ситуацию на своей территории федеральный бюджет вынужден нести избыточную бюджетную нагрузку, а регионы не заинтересованы в выявлении ресурсов для своего развития. Механизм назначения региональных руководителей стал дополнительным фактором, побуждающим их прежде всего лоббировать перераспределение федеральных средств. В отсутствие стимулов к территориальной консолидации человеческих и финансовых ресурсов, а также ее механизмов финансовое давление со стороны регионов на федеральное правительство будет постоянно воспроизводиться и порождать заведомую нерациональность бюджет-ных расходов.

Новая модель роста — «экономика предложения»

Исчерпание механизмов роста 1999–2008 гг. в совокупности с вызовами глобального кризиса ставит вопрос о формировании новой модели экономического роста. Новая политика роста должна предложить механизмы, позволяющие России успешно выступать в конкурентной борьбе за человеческие и финансовые ресурсы (за человеческий капитал и инвестиционный капитал), которая ведется в настоящее время в глобальном масштабе. Рассмотрим ключевые элементы новой модели роста.

Бюджетная политика. Принципиальными направлениями бюджетной политики выступают снижение бюджетной нагрузки относительно ВВП, ослабление зави-симости бюджета от колебаний внешнеэкономической конъюнктуры.

Решению этих задач будет способствовать восстановление жесткого бюджетного правила: при расчете бюджета опираться на твердо устанавливаемую и не зависящую от политического торга цену на нефть, например, на среднюю десятилетнюю цену, т.е. рентные доходы бюджета, которые с высокой вероятностью гарантированы. Если необходимо, чтобы расходы превышали рассчитанные при данном допущении доходы (структурные доходы), правительство должно повышать налоги или осуществлять заимствования, причем в рублях. Их общая сумма не может быть больше 25% ВВП. Если цена на нефть превышает среднюю десятилетнюю, следует дополнительные доходы направлять в резервный фонд и не расходовать на текущее потребление даже при параллельном наращивании государственного долга.

В бюджетной политике нужен структурный маневр в направлении увеличения инвестиционных и инновационных (на развитие человеческого капитала) расходов бюджета, а также сокращения социальных расходов (за счет расширения полномочий регионов) и финансирова-ния силовых структур.

Одновременно необходимо оптимизировать бюджетные расходы. Принятие в последние годы законов об автономных и бюджетных учреждениях, существенно трансформирующих их статус и отделяю-щих их обязательства от обязательств бюджета, — только первый шаг в направлении рационализации бюджетной сети. Важно уточнить роль Стабилизационного (резервного) фонда с целью не допустить ис-пользования его средств на поддержку неэффективных предприятий.

Надо минимизировать дальнейшие изменения в налоговой системе, за исключением касающихся расширения доходной базы региональных и муниципальных бюджетов. Однако речь здесь должна идти не столь-ко о перераспределении существующих налоговых доходов, сколько об увеличении налоговых полномочий субфедеральных органов власти.

Денежная политика. Необходимо снизить инфляцию до уровня, примерно соответствующего или немного превышающего показатель развитых стран, т.е. около 5%. Это предполагает продолжение политики модифицированного таргетирования инфляции, отказ от искусственного удержания рубля в заранее определенном коридоре при сглаживании денежными властями колебаний валютного курса. Предстоит повысить роль опе-раций на денежном рынке при формировании денежной политики, развивать кредитование экономики, принимая к учету качественные ценные бумаги отечественных эмитентов.

Отдельной проработки заслуживает вопрос о превращении рубля в региональную резервную валюту. У него есть определенные пре-имущества, позволяющие занять место региональной валюты (прежде всего размеры российской экономики и тяготение к ней сопредельных государств), хотя имеются и серьезные ограничители (ресурсный ха-рактер экономики предполагает повышенную волатильность валютного курса). Целесообразно подготовить специальную программу (систему мер) по укреплению международных позиций рубля.

В связи с этим особую актуальность приобретает задача создания в России международного финансового центра. Он призван формировать институциональные условия для развития национальной финансовой системы, а также для повышения конкурентоспособности рубля как региональной резервной валюты (это предполагает рост спроса на рубли как на инструмент финансовых трансакций).

К мерам денежной политики примыкают вопросы организации финансовых рынков. Здесь в качестве основных направлений можно назвать: ужесточение требований к капиталу банков; введение еди-ных международных стандартов финансовой отчетности (МСФО); разработку специальной программы стимулирования конкуренции в банковском секторе (а не демонополизации); введение макропруденциального надзора за банками и системообразующими небанковскими институтами; развитие и внедрение программ финансовой грамотности населения.

Экономический климат. В данной сфере важно сконцентрировать усилия на самых неблагоприятных компонентах предпринимательского климата, где улучшение ситуации может дать наиболее быстрый результат.

Среди основных мер следует выделить:

снижение рисков ведения бизнеса — реформа Уголовного кодекса в направлении отмены ряда статей, карающих за экономические и налоговые преступления (декриминализация соответствующих преступлений), а также уточнение и разделение функций и полномочий правоохранительных органов по контролю экономической деятельности;

улучшение законодательной защиты конкуренции, расширение прав бизнеса по защите своих интересов;

снижение уровня государственного вмешательства и повыше-ние эффективности регулирования (меры по изменению мотивации и усилению контроля государственного аппарата);

создание стимулов к улучшению условий ведения бизнеса на уровне региональных и местных властей;

повышение эффективности правового регулирования предпринимательской активности, включая создание Национального совета по инвестициям;

уточнение функций и ограничение масштабов прямого и косвенного присутствия государства в экономике в качестве экономического агента (приватизация);

содействие развитию форм публичной защиты интересов бизнеса, деятельности бизнес-ассоциаций, независимых СМИ;

разработка стратегии («дорожной карты») снижения барьеров, в наибольшей степени ограничивающих возможности экономического роста (барьеры входа на рынок, доступ к сетям, режим пересечения границы, либерализация строительного рынка).

Либерализация и повышение эффективности рынка труда, что является особенно важным в условиях сокращения численности экономически активного населения.

Необходимо пересмотреть Трудовой кодекс в направлении либерализации условий найма и увольнения, отказаться от практики неформального (политического) регулирования занятости на предприятиях и в регионах.

Другое направление — проведение политики, стимулирующей трудовую мобильность населения (внутреннюю миграцию), концентрацию людей в точках экономического роста, а также отраслевое перераспределение трудовых ресурсов при сокращении занятости в бюджетном секторе. Это предполагает легализацию и развитие рынка аренды жилья, облегчение доступа граждан России к социальным благам на всей территории страны (медицинское страхование и т.п.).

Наконец, нужны меры по повышению иммиграционной привлека-тельности России: переход от ограничительных принципов в регули-ровании миграции к дифференцированным; ориентация на «оседлую» миграцию; политика привлечения высококвалифицированной рабочей силы (в том числе стимулирование образовательной и академической иммиграции и мобильности). Сложнее всего стимулировать миграцию квалифицированной рабочей силы, но решить эту задачу намного важнее, чем обсуждать проблемы миграции нелегальных неквалифи-цированных рабочих.

Человеческий капитал — ключевой фактор развития современного постиндустриального общества. Инвестиции в человека были наиболее значимым условием в странах, которые за последние 50 лет успешно решали задачи модернизационного рывка. Прежде всего речь идет о развитии таких секторов, как образование, здравоохранение и пенсионная система.

Согласно традиционному (индустриальному) пониманию этих секторов, они представляют собой отрасли социальной сферы. При всей важности социального аспекта в современных развитых странах в названных отраслях переплетаются и взаимодействуют не только социальные, но и фискальные, инвестиционные и политические состав-ляющие. В отличие от конца XIX в. и большей части XX в., образование, здравоохранение и пенсионирование касаются всего населения (и как налогоплательщика, и как потребителя соответствующих благ), причем демографический кризис еще больше обостряет ситуацию. В результате отчисления на развитие этих отраслей могут подорвать финансовую стабильность любой развитой страны. Кроме того, они носят, как правило, долгосрочный характер, т.е. в значительной мере формируют инвестиционные ресурсы нации. Наконец, от эффективности функционирования этих секторов зависит политическая и социальная стабильность общества с доминированием городского населения.

Развитие человеческого капитала предполагает решение как финансовых, так и структурных проблем. С точки зрения финансовых ориентиров целесообразно сравнивать соответствующие расходы в России и в странах с сопоставимым или более высоким уровнем экономического развития, в частности, в странах ОЭСР. Россия тра-тит на образование примерно на 1,5–2, а на здравоохранение — на 3–4 п.п. ВВП меньше, чем в ОЭСР.

Однако проблемы развития отраслей человеческого капитала не сводятся к недофинансированию. Важнее структурная трансформация, приведение их в соответствие с вызовами постиндустриального общест-ва.

Можно выделить пять характерных черт (принципов функциони-рования) названных отраслей, которые необходимо учитывать при их структурной модернизации. Они отражают особенности современных технологий — их динамизм (быстрое обновление) и углубляющуюся индивидуализацию технологических решений.

Во-первых, непрерывный характер услуги. Образование и здравоохранение приобретают пожизненный характер, т.е. люди учатся и общаются с врачами на протяжении всей жизни. Само понимание работы трансформируется, тем самым размывается понятие выхода на пенсию.

Во-вторых, услуга становится более индивидуализированной. Человек все чаще будет выбирать собственные образовательные траектории и механизмы поддержания здоровья из множества предлагаемых образовательных и медицинских услуг.

Пенсионный возраст также все больше становится предметом индивидуального решения — человек сам определяет, когда он может и хочет прекратить свою трудовую деятельность. Применительно к пенсионной системе это будет означать существенную диверсификацию форм поддержки людей старших возрастных групп.

В-третьих, услуга приобретает глобальный характер. Образовательные и лечебные учреждения конкурируют не только с соседними школами и больницами и даже не с соответствующими заведениями в стране, но и с расположенными во всем мире. Разумеется, этот выбор могут позволить себе не все, но по мере роста благосостояния людей и реального удешевления соответствующих услуг и транспорта в глобальную конкуренцию будет включаться все больше людей.

В-четвертых, возрастает роль частных расходов на развитие человеческого капитала.

Все вышеперечисленные характеристики означают расширение возможностей людей покупать необходимые им услуги, следовательно, доля частного спроса будет расти, все больше опережая бюджетный спрос. Частные платежи или соплатежи — не только естественное, но и неизбежное следствие технологической мо-дернизации секторов социальной сферы.

В-пятых, все более активную роль начинают играть новые технологии, радикально изменяющие характер оказываемых услуг. По мере развития информационно-коммуникационных технологий и транспорта традиционные формы лечения и образования будут все больше уходить в прошлое. Это касается и организационных инноваций.

Учет всех названных особенностей формирует основу не только для модернизации отраслей человеческого капитала, но и для эко-номической и политической модернизации всей страны, включая ее технологическую базу .

Открытость экономики и стимулирование конкуренции. В 2011 г. было сделано два важнейших шага в создании условий для модернизации российской экономики: формирование Таможенного союза и Единого экономического пространства, с одной стороны, и прорыв в присоединении к ВТО — с другой. Значение этих решений состоит в том, что они должны усилить конкуренцию для российских предприятий, которая все еще остается недостаточной. До последне-го времени считалось, что вряд ли можно одновременно решить эти задачи (постсоветская интеграция и присоединение к ВТО), однако к началу 2012 г. существовавшие здесь противоречия удалось снять. От продвижения по обоим направлениям нужно ожидать большего, чем просто активизации конкуренции.

Постсоветская интеграция может иметь ряд важных последствий. Во-первых, не только раздвигаются границы рынка, но и создается важ-ный прецедент реинтеграции, открытой для других стран. Во-вторых, она содействует укреплению международных позиций рубля и de facto становится шагом на пути превращения его в региональную резервную валюту. В-третьих, помимо конкуренции товаров, она создает условия для конкуренции институтов и юрисдикций, и, хотя институты стран-партнеров не самые привлекательные, сам факт конкуренции будет способствовать прогрессивным институциональным сдвигам.

Присоединение к ВТО поможет диверсифицировать экспорт. Конечно, государство и бизнес должны предпринять соответствую-щие скоординированные усилия, однако появляются дополнительные шансы на активизацию участия российских фирм в международных производственных цепочках.

Кроме того, присоединение к ВТО станет первым шагом на пути к более широкой интеграции России в мировую экономику и ее инс-титуты. Следующими важными шагами должны быть вступление в ОЭСР и начало активного продвижения к зоне свободной торговли с Европейским союзом. Учитывая, что доля ЕС в российской внешней торговле приближается к 60%, стратегическая цель — установить отношения с Евросоюзом, аналогичные его отношениям с Норвегией.

Все это должно способствовать поиску Россией новых ниш в ми-ровом разделении труда за счет диверсификации сырьевого экспорта, стимулирования несырьевого экспорта и международной кооперации российских фирм. Для стимулирования несырьевого экспорта (или экспорта высокотехнологичной продукции) стратегическая цель — занять нишу высокотехнологичных товаров в торговле «юг–юг» (продажа технологий и высокотехнологичных товаров странами со средними доходами странам с низкими). Подчеркнем, что все успешные модернизационные рывки за последние 50 лет были связаны с экспортной ориентацией.

Экономическая география. Пространственная политика должна основываться на двух принципах: стимулирование притока населения в точки (регионы) экономического роста для компенсации демографического кризиса (общего сокращения численности населения); стимулирование конкуренции между регионами и между муниципалитетами за привлечение населения и бизнеса.

Федеральный центр должен не только гарантировать автономию каждого уровня власти при определении целей собственного развития и средств их достижения но и создавать общие для всех регионов условия для совре-менного роста; обеспечивать прозрачность, простоту и предсказуемость «правил игры» в федеративных отношениях, включая межбюджетные. Подступиться к решению этих задач невозможно без расширения доходной базы регио-нов и муниципалитетов, одновременно повысив их ответственность перед гражданами за реализацию отдельных полномочий социальной политики. Для этого необходимы серьезные изменения в налоговой системе, в том числе в направлении ее децентрализации.

Важным приоритетом федеральной власти в сфере пространст-венной политики должны стать транспортная связанность имеющих экономический потенциал территорий и поддержка формирующихся естественным путем центров развития. Необходимо создавать стиму-лы к улучшению условий ведения бизнеса на уровне региональных и местных властей: привязка федеральной поддержки к результатам экономического развития (в первую очередь — к динамике привлечения инвестиций).

Одна из главных проблем — обеспечение выборности руководи-телей муниципальных образований, имеющих адекватную для своего развития финансовую базу, а также руководителей региональных ор-ганов власти. Президент РФ и председатель правительства РФ выступили с инициативами о возвращении к выборности губернаторов, вносятся изменения в законодательство. Скоро мы увидим, как это заработает на практике. Принципиально важно последовательно и честно проводить этот принцип, начиная с муниципального уровня муниципальном уровне.

Политические процессы и экономика

Минувший год ознаменовался усилением политической ак-тивности различных общественных слоев. Декабрьские выборы в Государственную думу РФ привели к росту политического напряже-ния в стране, поскольку значительная часть общества не была готова признать их результаты легитимными.

На протяжении последнего десятилетия в России последовательно строилась модель «полуторапартийной демократии», специалистам хорошо знакомая из опыта Италии и Японии 1950–1980-х годов и Мексики на протяжении большей части ХХ в. Модель эта характеризуется нахождением у власти одной партии на протяжении десятилетий при наличии ряда других политических сил, участвующих в выборах, но не способных оказывать существенное влияние на принятие решений. Главным недостатком этой модели является высокий уровень коррупции, неизбежный при длительном