Всего новостей: 2226246, выбрано 329 за 0.032 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 9 октября 2012 > № 661621 Александр Жуков

Александр Жуков: «Требования регионов станут жестче»

Заместитель председателя Госдумы объяснил «МН», почему нельзя «ломать бюджет»

 Ирина Граник

— Новый бюджет выглядит напряженным. Существенная часть доходов пойдет на пополнение Резервного фонда, на оборонку, на программы поддержки отраслей в связи со вступлением в ВТО. И еще есть масса возросших социальных обязательств с учетом и пакета президентских указов, и разных программ модернизации. Какие вы видите главные болевые точки бюджета?

— Расходы на оборону и безопасность сильно увеличиваются в связи с ростом денежного довольствия и финансирования оборонзаказа. Конечно, хочется, чтобы расходы на социальные нужды, здравоохранение, культуру были больше, но надеяться на то, что регионы их сильно увеличат, не стоит (федеральный бюджет финансирует всего 15% расходов на здравоохранение и 19% на образование, остальное — регионы. — «МН»). Доходы регионов увеличиваются за счет их собственных источников — налога на прибыль, подоходного налога на физических лиц. Но хватит или нет доходов регионов на увеличение финансирования социальной сферы, здравоохранения, культуры, пока непонятно, потому что обязательств у регионов очень много. При этом у многих регионов огромные задолженности по бюджетным кредитам и дефициты бюджетов. И прибавляется еще исполнение президентских указов по повышению зарплат бюджетникам.

Помощи же на это из федерального бюджета предусмотрено всего 100 млрд руб. в год. Так что одной из самых болевых точек является тяжелое состояние региональных бюджетов и большая потребность в помощи из федерального бюджета. В итоге расходы, например, на здравоохранение в процентах к ВВП не увеличиваются. А задача была их увеличить. Когда пошли на увеличение отчислений в фонд медстрахования, а это было серьезное увеличение налоговой нагрузки, предполагалось, что за счет этого начнет расти доля расходов на здравоохранение. А в итоге идет только перераспределение финансирования — теперь большая нагрузка по обеспечению расходов на здравоохранение ложится на фонд медицинского страхования и региональные бюджеты. Также не увеличиваются расходы на НИОКР (по данным МЭР, они снижаются уже третий год подряд и составляют 1,1% ВВП, что вдвое ниже, чем в Евросоюзе. — «МН»). Узкое место бюджета и то, что на выполнение указов президента (рассчитанное до 2018 года) по образованию, здравоохранению и культуре идет плавное увеличение расходов до 15-го года, а это значит, что с 16-го года они должны будут возрасти резко.

— То есть по расходам все на пределе? При этом общий их объем по отношению к ВВП увеличивается с 16% до кризиса до 20% в будущем году.

— В бюджете жестко ограничены расходы. Правительство предлагает не просто заморозить расходы, а снизить их на 2% ВВП за три года. Это огромная величина. В этих рамках неизбежно приходится чем-то жертвовать.

— Может быть, резервы — в оптимизации расходов?

— По оптимизации расходов правительство заложило даже слишком оптимистичные планы. Потому что они увязывают выполнение указов президента по росту зарплат бюджетников не только с выделением дополнительных средств, но и с оптимизацией структуры бюджетных учреждений. То есть предлагается сокращать персонал, а средства направлять на увеличение зарплат по «эффективным контрактам». И когда стоял вопрос об увеличении довольствия не только военнослужащим, но и работникам других силовых структур, то было поручено провести сокращение так, как это уже сделали военные. В этом смысле в бюджете достаточно серьезная оптимизация заложена. Я даже не уверен, что ее в таких масштабах можно выполнить.

— Неужели Дума ничего не будет предлагать?

— Резервы есть всегда, например в госзакупках и вообще в любой бюджетной трате. Вопрос в том, в какой мере этими резервами можно воспользоваться в следующем году? Реально Дума может предложить сократить заимствования, чтобы снизить расходы на обслуживание долга. Если же говорить о перераспределении расходов, то очень сомнительно, что в этом бюджете можно как-то сократить одни расходы, чтобы увеличить другие.

— А депутаты не будут требовать заняться поиском дополнительных источников доходов?

— Традиционно Дума будет предлагать поднять планку собираемости налогов. Но здесь вряд ли что-то серьезно можно изменить. Правительство само на последнем этапе увеличило уровень собираемости, потому что не удалось увеличить доходы бюджета от НДПИ и акцизов на газ в тех объемах, в которых предполагалось первоначально. Также можно найти дополнительные источники за счет доходов от приватизации госимущества. Уже с опережением правительство получило допдоходы от приватизации Сбербанка. И есть еще дивиденды от долей государства в госкомпаниях.

— То есть у Думы будет немного предложений по корректировкам бюджета?

— Есть еще способы корректировки бюджета, не связанные напрямую с расходами. Например, для уменьшения огромной задолженности по бюджетным кредитам у регионов государство может их перекредитовать, дать отсрочку либо на льготных условиях уменьшить процентные платежи. Для этого в текст бюджета надо внести поправку в виде дополнительной статьи. Второе, что можно сделать, — в этом году будут дополнительные доходы, которые могут быть направлены, например, на капитализацию Фонда прямых инвестиций. За счет этого фонд будет финансировать новые проекты, технологии и т.д. Можно также предложить, чтобы появившиеся в процессе исполнения бюджета дополнительные ненефтегазовые доходы, связанные, например, с увеличением импортных пошлин и с увеличением собираемости, не направлялись в Резервный фонд, а использовались на инвестиционные цели, поскольку пока что представленный в Госдуму бюджет нельзя назвать бюджетом развития. Для этого необходимо уточнить бюджетное правило. Ведь сейчас согласно ему практически все дополнительные доходы идут в Резервный фонд. Регионы будут добиваться увеличения помощи на повышение зарплат бюджетникам. Требования регионов станут жестче, потому что теперь введена более жесткая система ответственности губернаторов за соответствующие показатели в регионе.

— А как вы оцениваете желание правительства получить дополнительные доходы за счет активизации инвестиций? Это реально уже в следующем году?

— Получение дополнительных инвестиций — это долгоиграющая задача. На следующий год можно рассчитывать лишь на те темпы роста, которые рассчитаны в прогнозе. Надеяться на чудо, что в течение года инвестиции в два раза увеличатся, невозможно. Есть экономические законы. У нас все-таки большая, инерционная экономика. Но уже есть целая программа улучшения инвестиционного климата. В том числе АСИ разработало ряд «дорожных карт» по улучшению администрирования. Это может в перспективе дать приток инвестиций. Инвесторам важно знать, что у нас стабильное финансовое положение, бездефицитный бюджет. Но не в меньшей степени для них важно то, сколько времени потребуется на регистрацию, на получение разрешения для бизнеса.

— В правительстве говорят, что по сравнению с «кризисными» европейскими странами наш бюджет выглядит гораздо лучше. Хотя расходы на социальные нужды у нас меньше. И, насколько я знаю, недавно на парламентской «восьмерке» представители европейских парламентов с вами советовались по бюджетной политике. Какой опыт их интересует?

— Для Европы крайне болезненными являются вопросы, связанные с необходимостью ограничивать дефицит бюджета — по правилам ЕС он не должен быть не больше 3% ВВП. У нас есть опыт по его сокращению. Но больше всего представители европейских парламентов удивляются, когда узнают, что у нас почти нет госдолга. Во многих странах госдолг составляет почти 100% ВВП, а то и больше. Россия — единственная из развитых стран, у которой госдолг по отношению к ВВП целенаправленно сокращался. А ведь в 1998 году он был порядка 130% ВВП (сейчас госдолг около 10% ВВП). Этот результат — большая заслуга правительства, создавшего в свое время Резервный фонд, который помог преодолеть кризис. Но при этом во многих европейских странах расходы на здравоохранение и образование больше и в процентах к ВВП, и в абсолютном значении. Так что нам есть куда идти. Тем не менее слишком быстро наращивать социальные обязательства нельзя, потому что в случае кризиса приходится резать «по-живому».

— Каковы, на ваш взгляд, главные претензии к бюджету со стороны оппонентов?

— Критика бюджета идет с двух сторон. Одни говорят, что доходы сильно занижены, что деньги в кубышку и за границу вкладываются вместо того, чтобы вкладывать их здесь в развитие. Другие, наоборот, считают, что бюджет слишком оптимистичный. Вдруг цена на нефть будет не 91 долл., а 60 — тогда социальные расходы придется урезать. Но мне кажется, что предложенный бюджет где-то посередине между этими крайними оценками. Всегда нужен баланс между развитием и какой-то стабильностью. Бюджет учитывает риски, направлен на обеспечение стабильности и в то же время решает основные социальные проблемы. Это не значит, что бюджет не будут критиковать, и не значит, что туда поправки не надо вносить. Но и ломать кардинально я бы тоже не стал.

Линии бюджетного напряжения

Новый бюджет не совсем обычный. Это первый поствыборный бюджет, в котором новому правительству пришлось учитывать предвыборные обещания нового президента. В то же время это посткризисный бюджет и одновременно бюджет с оглядкой на новый кризис. При этом сокращать расходы нельзя. Более того, их с учетом требования президента по повышению зарплат, роста ассигнований на оборону, продолжения ряда модернизационных программ приходится наращивать. В результате, по данным Минфина, объемы доходов остались примерно на уровне 2008 года, а расходы в абсолютном выражении выросли уже в этом году на 26% и еще выросли в проекте бюджета-2013.

Традиционный бюджетный риск — расходов может потребоваться еще больше, а доходов может оказаться еще меньше. Но в данном случае еще заданы и жесткие макроэкономические рамки: не впадать в грех бюджетного дефицита, не разгонять инфляцию. И не повышать налоги. В этих условиях придется либо искать источники дополнительных доходов, либо тратить резервный фонд (что нежелательно при угрозе нового кризиса), либо увеличивать заимствования (что в будущем ляжет дополнительной нагрузкой на тот же бюджет).

В чем конкретно заключаются бюджетные риски?

1. Доходов может быть меньше из-за падения цены на нефть ниже 91 долл. за баррель. В этом случае не будет возможности наполнять резервный фонд, более того, возникнут проблемы с финансированием расходов. Это не только создаст проблемы в наполнении бюджета, но и в развитии всей экономики. А прогнозируемые темпы роста ВВП в 2013 году и так уже вдвое ниже докризисных — 3,5%. При этом Дума и Совет Федерации уже предлагают больше нефтегазовых доходов отправлять на развитие, а не в резервный фонд, наполняя его не до 7% ВВП, как планирует правительство, а, например, до 5%. Правительство на это вряд ли пойдет. По расчетам МЭР резервный фонд объемом в 7% ВВП при падении нефти даже до 60 долл. за баррель позволит финансировать бюджетные расходы по крайней мере два года. Объем резервного фонда в 5% ВВП при такой цене нефти будет «съеден» за год.

2. Планы правительства по оптимизации расходов бюджетного сектора могут оказаться слишком оптимистичными. Минфин предполагает, что расходы на повышение зарплат бюджетникам могут быть частично компенсированы повышением производительности труда, повышение качества услуг, сокращением избыточной численности. Кроме того, он уповает на успешные реформы в здравоохранении и образовании.

3. Правительство рассчитывает, что рост инвестиций будет ускоряться благодаря мерам по улучшению бизнес-климата. Соответственно, это даст в будущем прирост доходов казны. Однако в реальности надежд на инвестиционный рывок мало, признает абсолютное большинство наблюдателей.

4. Больше расходов может потребоваться на помощь региональным бюджетам. Они и без того не самая богатая часть общегосударственной казны, но на них еще ложится основная забота по повышению зарплат бюджетникам. По признанию министра финансов Антона Силуанова, тех 100 млрд руб., которые выделены на три года на помощь в этом повышении, может не хватить. В 2013 году эта помощь обеспечит потребность регионов пока только на треть. Рост собственных доходов регионов правительство оценивает, возможно, слишком оптимистично».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 9 октября 2012 > № 661621 Александр Жуков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 сентября 2012 > № 647657 Владимир Путин

Владимир Путин провёл совещание по проекту федерального бюджета на 2013–2015 годы.

На совещании обсуждались, в частности, вопросы бюджетного планирования и бюджетной дисциплины, сбалансированности региональных бюджетов и внебюджетных фондов, а также пути повышения эффективности расходования бюджетных средств.

В.ПУТИН:Добрый день, уважаемые коллеги!Мы сегодня поговорим о работе над федеральным бюджетом. Знаю, насколько это сложно, особенно в современных условиях, тем не менее нам нужно уже подвести хотя бы промежуточные итоги этой работы, потому что работа над бюджетом вступает в свою завершающую стадию.

Вчера Министерство финансов направило в Правительство проект основного финансового документа на 2013-й и последующие два года – до 2015-го включительно. В ближайшее время бюджет должен быть рассмотрен и потом внесён в Государственную Думу.

Экспертами, специалистами министерств, ведомств, Правительства, безусловно, проведена очень большая, серьёзная работа. Нужно было решить целый комплекс взаимосвязанных задач, рассчитать базовые параметры бюджета с учётом сложных процессов на мировых рынках, общей неустойчивости ситуации в глобальной экономике. Я знаю, что по ряду вопросов бюджетного планирования шли принципиальные напряжённые дискуссии. Собственно говоря, так было и в предыдущие годы, мы это хорошо все с вами знаем. Я прошу сегодня рассказать, какие решения приняты по итогам.

Но прежде всего хотел бы ещё раз акцентировать ваше внимание на некоторых базовых вещах и подходах.

Первое. Нам нужно строго выдерживать курс на сбалансированность бюджета. Жёсткая и ответственная бюджетная политика, безусловно, приносит свои плоды, а если она проводится не должным образом, то тогда плоды тоже есть, но совсем противоположного толка. И на примере многих наших соседних стран, особенно в еврозоне, мы это с вами хорошо видим и знаем.

На фоне проблем с государственными финансами во многих европейских и других странах положение России выглядит устойчиво. По итогам прошлого года федеральный бюджет был свёрстан с профицитом 0,8 процента. За первые 8 месяцев текущего года динамика в целом положительная.

Одновременно мы существенно пополнили и наши резервы. Объём, например, Резервного фонда, по последним данным, увеличился примерно в 2,5 раза и достиг почти 2 триллионов рублей. Вместе с тем по-прежнему остаётся высоким ненефтегазовый дефицит бюджета. На текущий год этот показатель оценивается более чем в 10 процентов – 10,6 процента ВВП. Нет необходимости говорить, мы с вами много раз возвращались к этой проблеме, здесь заключаются высокие потенциальные риски.

Именно для того, чтобы повысить устойчивость бюджетной системы на долгосрочную перспективу, укрепить макроэкономическую стабильность, было принято решение о новом бюджетном правиле. Его применение призвано снизить негативные влияния текущих колебаний, создать дополнительные возможности для бюджетного манёвра – накопления резервов.

В этой связи вторая важная задача: применение бюджетного правила ограничивает текущее расходование сырьевых сверхдоходов, что, конечно, разумно, мы тоже об этом много раз говорили. Однако реальные ключевые задачи страны, интересы, потребности регионов мы тоже должны, безусловно, учитывать и правильно оценивать в этой связи приоритеты в экономике, в социальной политике, имею в виду и пенсионную сферу, образование, здравоохранение, культуру, инфраструктуру, дорожное строительство, оборону и безопасность.

И конечно, выполнение социальных обязательств перед гражданами странами должно оставаться приоритетным. Обращаю внимание: все решения на этот счёт приняты, мы об этом уже неоднократно договаривались, задачи обозначены в президентских указах (сейчас я об этом поговорю отдельно) – и они должны исполняться, включая переход на новые эффективные системы оплаты труда в ключевых бюджетных секторах: образовании, здравоохранении, культуре, науке. Эти системы должны стимулировать специалистов и руководителей учреждений к повышению профессионализма и к структурным преобразованиям, вести к росту зарплат для тех, кто качественно выполняет свою работу.

Далее. Рассматривая федеральный бюджет, мы должны чётко и ясно понимать, какими ресурсами будут располагать основные внебюджетные фонды, я уже об этом упоминал: Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования, Дорожный и другие фонды.

Сегодня у нас какое число – 18-е, мы договаривались о чём: о том, что до конца сентября нам будут представлены письменные предложения Правительства по развитию пенсионной системы – пока этого нет. Как вы бюджет считаете на следующий, на последующие годы, не решая одну из ключевых задач экономики? Об этом тоже поговорим сегодня.

Кроме того, необходимо особое внимание уделить долгосрочному бюджетному планированию. Нам нужно представлять, какие бюджетные горизонты мы будем иметь в период после 2015 года.

Четвёртое. Сегодня очевидно общее, сквозное требование к бюджету, к деятельности всех ведомств: это требование эффективности. Прошу всех коллег, всех, кто имеет отношение к принятию решений, ещё раз посмотреть, что нужно сделать с точки зрения повышения результативности расходов, отдачи от вложения бюджетных средств, чёткого выстраивания внутренних, отраслевых приоритетов. Вместе с деньгами должны идти и структурные преобразования, я только что об этом уже говорил.

Нужно продолжить работу над улучшением бюджетной дисциплины исполнителей, свести к минимуму ситуации, когда запланированные на год расходы по государственным программам осваиваются недостаточно и переносятся с одного года на другой. Это создаёт дополнительную нагрузку на государственные финансы, ставит под угрозу своевременное выполнение намеченных мер.

В завершение я хочу ещё раз вернуться к базовым макроэкономическим условиям. Несмотря на имеющиеся проблемы, нам принципиально важно продолжить твёрдый, последовательный курс на подавление инфляции. Это только иллюзия, что можно чуть ослабить контроль над инфляцией ради решения текущих задач, в том числе при вёрстке бюджета. Это очень опасный подход. Низкая инфляция, мы знаем, – это хорошо: это сбережение доходов граждан, доступные кредиты, ипотека, долгосрочные капиталовложения.

В общем, работа у Правительства, конечно, очень сложная, нужно аккуратно пройти между Сциллой и Харибдой, нужно и бюджет развития сформировать, и социальные обязательства выполнять перед гражданами, выполнять то, что нами изложено с вами (я говорю – именно с вами, потому что при вашем участии и указы Президента от 7 мая текущего года были подготовлены, а затем выпущены), и в то же время макроэкономические показатели сохранить и улучшать их.

Что бы хотел сказать по этим указам. Мы много раз уже говорили и я с самого начала предупреждал, что эти указы не сами по себе должны жить. Они должны быть реализованы в практической деятельности кабинета министров – Правительства Российской Федерации. И многократно почти с каждым из присутствующих, да и отсутствующих здесь коллег об этом говорил. Ведь граждане, те, кто – а таких большинство в нашей стране – внимательно следят за внутриполитической ситуацией, за тем, что и как руководство страны собирается делать, ждут от нас реализации тех задач, которые в этих указах изложены. Не может быть так, что указы и цели, которые в них изложены, носят капитальный характер, фундаментальный, они сами по себе, а деятельность исполнительной власти – сама по себе. Так быть не может – и так не будет, хочу сразу об этом сказать. Там задачи у нас сформулированы практически по каждому направлению.

На что хочу обратить внимание. К сожалению, мы уже фиксируем такие системные сбои по целому ряду позиций. Что касается развития Сибири и Дальнего Востока: в указах говорится о подготовке предложений по ускорению социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока, предусматривающих обеспечение транспортных связей труднодоступных территорий, и так далее. Ответственные: Минрегион (а это основное, ключевое ведомство, которое должно организовывать работу), дальше – Минэкономразвития, Минфин России.

Затем пункт о предоставлении предложений по внедрению новых принципов кадровой политики в системе государственной гражданской службы, имеется в виду обеспечение соответствующего уровня заработной платы в высших учебных заведениях. Ответственные: Минтруд, и далее целый список ответственных, но Минтруд – основной.

Обеспечение и формирование социальных условий ипотечного кредитования отдельных категорий граждан, и дальше все по списку (там большой перечень), тоже номер один из ответственных – Минрегион. Вот эти пункты в указах просто не выполнены, никаких предложений не сформулировано.

Дальше идут поручения, которые тоже есть в этих указах, но к ним коллеги из Правительства как бы сделали такой первый подход к снаряду, но, на мой взгляд, чисто формальный, без всякой попытки этот снаряд поднять, освоить.

Здесь тоже: о подготовке и внесении в Госдуму проекта федерального закона о внесении в законодательство изменений, касающихся разработки, утверждения и применения профессиональных стандартов, – Минтруд.

Разработка комплекса мер по улучшению жилищных условий семей, имеющих трёх и более детей, включая создание при поддержке субъектов и муниципалитетов необходимой инфраструктуры, – Минрегион и так далее.

В этой связи, уважаемые коллеги, хотел бы сказать следующее. Мы со многими из здесь присутствующих и не присутствующих здесь, но работающих сегодня в Правительстве, вместе работаем много-много лет. Кто-то раньше работал в Правительстве на должности, скажем, замминистра, руководителей каких-то других подразделений, кто-то работал в Администрации Президента тоже на очень высоких должностях, но работа министра предполагает личную, персональную ответственность за отрасль. Если что-то из намеченного не выполняется, то эту ответственность нужно нести, и нести лично.

Я не буду делать этого самостоятельно, имея в виду такую прямую подчинённость, но обращу внимание Председателя Правительства на необходимость объявить выговор Министру регионального развития и Министру труда. Ничего личного – хочу, чтобы вы знали, ничего личного.

Но хочу предупредить и всех остальных членов Правительства: внимательно буду следить за нашей общей работой и соответствующим образом реагировать на то, что происходит или не происходит, а должно было бы происходить. Вот это первая часть.

Есть и вторая. Она в чём заключается? Я внимательно посмотрел на предложения, изложенные в проекте бюджета, и хочу сразу сказать, что, да, – и во вступительном слове я несколько слов об этом сказал – это тяжёлая, сложная, большая и очень ответственная работа. Со многими из здесь присутствующих в этом зале мы проводили её не один раз вместе – я знаю, как это тяжело. Но если всё так оставить, как в проекте изложено, то и другие пункты этих указов исполнены быть не могут, я уже это вижу, – а они должны быть исполнены. Поэтому предлагаю сегодня поговорить самым серьёзным и внимательным образом по проблемам, ради обсуждения которых мы и собрались.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 сентября 2012 > № 647657 Владимир Путин


США. Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 17 сентября 2012 > № 645124 Илья Жегулев

Искусство вовремя уехать: чем занимаются в США бежавшие из России предприниматели

Илья Жегулев

Америка — лучшее укрытие от российского правового беспредела. Но можно ли в США построить новый бизнес?

Пять часов автомобильной гонки по гололеду трассы Москва — Минск Юрий Моша вспоминает как страшный сон. Как и весь тот день, 9 марта 2011 года, когда его должны были арестовать. Пришел в себя он только в самолете Минск — Вена. Поняв, что самое страшное позади, Моша залпом выпил бокал коньяка. Еще полдня — и он уже вышел на мокрое полотно аэропорта Джона Кеннеди в Нью-Йорке и, не обращая внимания на дождь, поднял глаза к небу: «Свобода!»

Историю своего побега из России Моша, ловкий предприниматель из Краснодарского края, рассказывает, сидя на кухне небольшой квартиры в Бруклине. На газовой плите греется ужин — креветки. Сейчас дело владельца и гендиректора компании «Инвестиционный фонд Кубани» Юрия Моши развалилось и закрыто, а тогда он был на волоске от ареста. 

В Нью-Йорке Моша живет совсем другой жизнью. Он организовал сайт Pokanepozdno.com, через который помогает предпринимателям, преследуемым в России, уехать за границу. По словам Моши, из 30 человек, которые переезжают в месяц, так или иначе воспользовавшись консультационной помощью его компании, трое — предприниматели, на которых уже заведено уголовное дело, либо те, кому угрожали силовики.

В своем интернет-обращении он говорит, что совершенно не хочет прослыть помощником беглых жуликов. Просто количество заведенных в России уголовных дел против предпринимателей давно превысило все разумные масштабы. На данный момент в тюрьмах сидит около 300?000 предпринимателей, по оценке «Деловой России», ежегодно возбуждается 3 млн уголовных дел по экономическим статьям и часто дела заказывают конкуренты. История Моши, похоже, становится для России типичной.

«дружил с властями...»

Юрий Моша всегда прекрасно находил общий язык с властями. Некоторое время даже сам был чиновником. Однажды его, хозяина заметной на местном уровне рекламной фирмы, пригласил к себе мэр Новороссийска Владимир Синяговский. Нужно было достойно представить регион на сочинском форуме: «Оформить стенды, книжки, чтобы красиво, пафосно все было, чтобы Путин подошел к стенду и обомлел», — вспоминает пожелание мэра Моша. Для этого предприниматель стал на пять месяцев начальником управления инвестиций города.

За время работы на госслужбе Моша решил в корне поменять направление деятельности и заняться девелопментом. Предприниматель нашел дырку в законе: если дом не больше 1500 кв. м, то это индивидуальная жилищная застройка — можно его построить, а затем продавать квартиры как доли. Результат — серьезная экономия. «Только за разрешение на строительство платишь взятку $100?000, и тут уже сотку сэкономил», — раскрывает тайны бизнеса Моша. Еще столько же Моша сэкономил на акте ввода в эксплуатацию, плюс еще $100?000 — на актах пожарных, СЭС и других чиновников. Вот $300?000 экономии на один дом не более 1500 кв. м. Кроме экономии минимум $200 на 1 кв. м, Моша увеличивал скорость строительства, которую обычно сильно тормозят бюрократические препоны.

Взятки, признается Моша, он исправно платил и для того, чтобы дружить с властями. «Я был элементом этой коррупционной системы, я это признаю. В Федеральную регистрационную службу и БТИ носил, чтобы быстрее регистрировали. Судьям давали… Все это платилось всем всегда, без этого вообще бизнес не сделаешь», — разводит руками предприниматель. По словам Моши, он был с властью накоротке и ничего не боялся. Опыт работы в администрации сразу открывал множество дверей. «Я мог к начальнику милиции зайти в кабинет без проблем, к замам мэра тоже. Мобильные телефоны обоих были, какие вопросы — приезжали, решали».

Компания «Инвестиционный фонд Кубани» вышла на рынок, смело демпингуя. Квадратный метр жилья продавали за 30?000 рублей, тогда как рынок предлагал от 40?000 до 60?000 рублей. Квартиры в новых домах разлетались без задержки. Участники рынка не ожидали такого резвого конкурента. «Их начало это просто бесить. Те компании, которые платили взятки и строили традиционно, начали мэру говорить: он нас достал, уничтожь, раздави его. И я из друга власти стал ее врагом» — именно так Моша объясняет все, что с ним дальше произошло.

В начале 2010 года мэрия подала иск в Приморский районный суд, требуя снести дома, построенные компанией Моши, в связи с нарушением норм строительства и пожарной безопасности. В качестве обеспечительной меры суд арестовал дома. Тут на сцене появились судебные приставы: замначальника местного управления ФССП Сергей Нигоев пообещал одному из помощников Моши Олегу Подгорному, что у бизнесмена вскоре начнутся проблемы — дома придется сносить. Пристав пообещал их решить за скромное вознаграждение в 20 млн. «У меня тогда было только 10 домов, значит по 2 млн за дом», — подсчитывает Моша. За неделю предоставить эту сумму он был не готов, тем более не было уверенности, что сумма взятки не будет впоследствии увеличена.

Поэтому на следующую встречу Подгорный пошел с диктофоном. Моша нашел защиту у Краснодарского краевого ОБЭП и ФСБ, и уже на следующий день в обстановке строжайшей секретности гости из Краснодара провели спецоперацию. Несколько машин окружили местное управление приставов, предварительно скрутив номера и поставив «шашечки» на крышу. Представителю Моши купили черную рубашку, в которую сотрудники ОБЭП вкрутили камеру и отправили к Сергею Нигоеву. Чиновника арестовали, после того как его подручному передали взятку — полмиллиона рублей.

Позже, не желая связываться с сотнями дольщиков, мэрия заключила с фондом Моши мировое соглашение, по которому он обязался исправить нарушения. Но к тому времени у бизнесмена уже возникли проблемы посерьезнее.

Всего через три месяца дело против Нигоева закрыли, а пристав вернулся к исполнению своих обязанностей и, по словам Моши, начал мстить. Предприниматель стал фигурантом уголовного дела по факту строительства забора на территории арендованной у мэрии Новороссийска площадки под автостоянку. После регистрации прав на постройку Моша обратился к городским властям с просьбой о выкупе участка, но ему отказали. А Новороссийское ОВД завело против него дело по 159-й статье по факту попытки хищения участка.

Чтобы «решить вопросы», на встречи с чиновниками Моша летал в Москву чуть ли не ежедневно. Одни брали деньги за организацию встреч с более высокопоставленными чиновниками, а те уже брали квартирами и отпускали, обещая что-то решить. Один пообещал даже похлопотать и устроить назначение Моши мэром Новороссийска, другой сулил хорошие контракты для строительства коттеджей на землях ФСБ. Но, несмотря на то что Моша раздал на взятки 12 квартир, дело шло к закономерному финалу. 5 марта Моша узнал, что подписана санкция на его арест, и решил бежать из страны.

Почетная работа 

Похожую историю может рассказать и Никита Кирсанов, другой новоиспеченный эмигрант, переехавший в Америку из Орла в июне этого года. Сегодня он обычный менеджер по рекламе в русскоязычной компании, снимает комнату в Бруклине и ждет получения статуса политического беженца. Взяв с собой последние $10?000, Никита сбежал из России, где его ждало заключение от 3 лет лишения свободы — за то, что поссорился с местными силовиками.

Предприниматель сначала держал лотки по продаже DVD, а в 2008-м выкупил павильон. Тогда же к нему пришли сотрудники ОБЭП с заранее заготовленной жалобой на продажу контрафактной продукции, изъяли весь товар на проверку и предложили сотрудничать — делиться прибылью, по $1000 в месяц. Так как Кирсанов зарабатывал около $3000 прибыли при обороте $10 000 в месяц, то не согласился. «Я был один из немногих, кто продает только лицензионный товар, — рассказывает Кирсанов. — Почему я должен платить?»

Товар ему так и не вернули, оформив изъятие, договоры и документы на суде не помогли, регуляторы привели собственную экспертизу, которая показала, что товар контрафактный. Когда он закупил новый товар, изъяли и его. Жалобы на коррупцию не помогали, но Кирсанов прорвался на прием к главе УВД Орловской области Юрию Савенкову, который как раз тогда сменил на этом месте нынешнего министра внутренних дел Владимира Колокольцева. «Быть такого не может. По поводу дисков: не работайте, и проблем не будет», — объяснил ему Савенков. — «А куда работать-то идти?» — «Есть почетная работа. Дворник называется».

По словам Кирсанова, сначала его хотели заставить сотрудничать, но, когда он стал публично рассказывать о действиях силовиков, задача изменилась. Всего на родственников Кирсанова, которые по бумагам являлись собственниками его фирм, завели восемь уголовных дел. Весной следователям удалось взять показания, что собственник — Кирсанов. Дела по контрафактному товару объединили, сплюсовав сумму ущерба, и завели дело уже лично на предпринимателя, после чего Кирсанову пришлось спасаться в США.

Русская волна 

Беглых предпринимателей, таких как Моша и Кирсанов, сегодня в Америке сотни. Никто не ведет их учета. Но косвенные данные свидетельствуют, что США переживают наплыв русских. В самом крупном районе Нью-Йорка — Бруклине — покупатели из России стали приобретать на 15% больше недвижимости по сравнению с прошлым годом, констатирует Альберт Вилк, хозяин одной из крупнейших риелторских компаний в Бруклине. По его словам, еще чаще дома берут в аренду.

Адвокат Эдвард Мермельштейн, специализирующийся на работе с респектабельными русскими клиентами, рассказывает, что начиная с декабря 2011 года в разы увеличилось количество «гринкарт» (вид на жительство), которые получают россияне по программе «Инвестор». Программа EB-5 правительства США предполагает моментальное получение «гринкарты» в случае инвестиций в размере $500?000 в экономику США. По словам адвоката если раньше он регистрировал от двух до трех сделок в месяц по программе, то сейчас в 7–8 раз больше. Получается, что россияне только через его адвокатскую контору оставляют в США до $12 млн в месяц. Общее же число таких сделок только в Нью-Йорке, по оценке адвоката, на порядок больше.

А ведь такой способ получения вида на жительства считается в США достаточно рискованным. Передавая деньги в компанию, которая, например, строит здание, участник программы EB-5 получает свои деньги обратно в течение 2-5 лет. Но если через два года компания не создаст требуемый государством объем рабочих мест, «гринкарту» могут отнять. Чтобы гарантировать результат, необходимо контролировать процесс инвестиций, а большинство русских вкладываются на всякий случай, бывая в стране наездами. Но русских это не останавливает — компаний появилось на рынке столько, что Мермельштейн не уверен, что для всех найдутся рабочие руки. «Трудно понять, у какой из этих компаний владельцы, которые смогут выполнить свои обещания, — жалуется адвокат. — Их очень много».

Есть и другой путь. Желающим въехать в США надо получить визу предпринимателя L-1, для чего нужно зарегистрировать филиал компании в США и арендовать там помещение. «Виза, по сути, иммиграционная, через несколько месяцев ее можно поменять на «гринкарту», — объясняет Моша в своем видеоблоге «Русская Америка», который он завел, чтобы пропагандировать эмиграцию среди российских предпринимателей. Так как Моша только начал, пока всего три из 30 заявок в месяц действительно принадлежат предпринимателям. Но следует иметь в виду, что это именно виза, а не вид на жительство — это останавливает многих желающих эмигрировать.

Характерно, что сам Моша, однако, подал заявку на статус политического беженца. По его словам, сделать это тоже несложно, главное — собрать доказательства. Условие предоставления этого статуса — опасность преследования на родине из-за религиозных, политических и других взглядов. Моше для «гринкарты» хватило описания своего уголовного дела с подробностями.

Начать жизнь заново

Получение легального статуса — не главная проблема для русских американцев. Куда сложнее найти себе применение на новой родине. Моша уезжал из России, где у него была большая вилла на берегу моря с бассейном, сауной, кинотеатром и штатом охраны из 6 человек. В Нью-Йорк он приехал один — жена уезжать из России категорически отказалась. Все 53 построенных объекта оказались арестованными в качестве обеспечения по делу о хищении участка под автостоянку. «Когда я приехал, у меня был стресс страшнейший. Я плакал, — рассказывает Моша. — Потом стал пить, хотя у меня очень жесткий характер. Меня даже сотрудники не любили из-за того, что я легко увольнял, легко принимал жесткие решения». Но он решил посмотреть на жизнь с другой стороны: «Мне повезло. Я на свободе — и бог с ним, с бизнесом, пускай живут они в этих квартирах».

Предприниматель решил вспомнить первую профессию и пошел работать директором по рекламе на местную эмигрантскую радиостанцию. «У меня есть высшее экономическое образование, знания, успешный многолетний опыт ведения бизнеса, и я могу принести пользу вашей компании. Я не боюсь любой работы, готов работать до 12 часов в сутки, четко выполнять распоряжения и задачи, поставленные руководством» — такое отчаянное резюме рассылал человек, еще недавно обладавший состоянием $20 млн. На радиостанции он познакомился со всем эмигрантским истеблишментом, стал партнером адвоката Аркадия Буха и отвечает за клиентов-иммигрантов из России.

Пионер бизнеса 

Карьера Александра Конаныхина — одна из немногих историй относительного успеха после взлета и крушения в России. Один из первых банкиров России, владелец Всероссийского биржевого банка какое-то время был конкурентом Михаила Ходорковского и его банка «Менатеп». «Ходорковский двигался очень быстро, мы шли ноздря в ноздрю. Это было интеллектуальное соревнование, как игра в шахматы», — вспоминает те времена предприниматель. Однако давние крепкие связи с бывшими сотрудниками КГБ сослужили Конаныхину плохую службу. Как говорит предприниматель, в 1992 году его в Будапеште захватили в заложники собственные охранники — бывшие сотрудники органов.

Сейчас Конаныхин рассказывает, как в 1992 году он советовал Ходорковскому бросить российский бизнес. «Я сказал Михаилу: прими меры, ситуация меняется довольно быстро. Смотри, если затянешь — можешь стать следующим», — вспоминает беглый предприниматель. С прогнозом он ошибся на десяток лет: бизнес Ходорковского тогда становился только сильнее, и вскоре он нанял Конаныхина на работу — отвечать за международное развитие банка. С помощью «менатеповцев» Конаныхину тогда удалось справиться с наездом силовиков. Он возглавил «дочку» «Менатепа» — European Union Bank. Однако разборки с силовиками на этом не закончились. В 1994 году военная прокуратура в России завела на него дело о хищении у своего банка $8,1 млн. В 1996 году Конаныхин был арестован в США Федеральной службой иммиграции по наводке России и год провел за решеткой за нарушение иммиграционного законодательства. Но в результате Конаныхина сначала без залога освободили из тюрьмы, а потом и вовсе сняли с него все обвинения, предоставив ему статус политического беженца. В 2004 году дело в России закрыли как неправомерно возбужденное.

Однако на родину Конаныхин совсем не торопится. Отсиживаясь в Штатах, он организовал небольшую компанию KMGI. Ее нынешний оборот — $5 млн, фирма продает программное обеспечение, с помощью которого можно отследить действия каждого сотрудника, проверив даже, что было на экране его компьютера в течение рабочего времени. Другое подразделение компании занимается новыми технологиями рекламы в интернете. Несмотря на то что основная выручка приходится на США, Конаныхин не является налоговым резидентом Америки. Его компании зарегистрированы в офшорах, а в США действует только одна — для тех клиентов, которым обязательно нужен американский резидент для расчетов. Сам он разъезжает по разным странам — кроме США, у него вид на жительство в Англии, Италии, Испании и Аргентине.

Редкая удача

Классические success story встречаются у русских в США крайне редко. История политэмигранта Павла Забелина, совладельца «Московского дворца молодежи», началась в 2004 году, после того как он отказался лжесвидетельствовать против Леонида Невзлина, одного из совладельцев группы «Менатеп». По словам Забелина, прокуратура предъявила ему обвинения в мошенничестве. Дело Забелина рассматривала судья Марина Сырова, та самая, чей звездный час настал во время процесса над Pussy Riots. Забелин говорит, что, наблюдая за девушками в Хамовническом суде, он часто испытывает ощущение дежавю. В ходе его дела судья отказывалась удовлетворять ходатайства защиты о запросе платежных документов и допросе всех без исключения свидетелей защиты.

Об обысках у себя дома он узнал, находясь в поездке по Эстонии. Там он и остался, попросив политическое убежище. Потом, получив визу, переехал в США. Сейчас Забелин живет в Европе, а на вопрос, каким бизнесом занимается, отвечает, что «защитой интеллектуальной собственности и альтернативной энергетикой». По его словам, он создает новые технологии, которые позволяют очень сильно экономить. Подробности Забелин не разглашает, утверждая, что это личные разработки, технические подробности которых могут перенять конкуренты. Его бизнес не вошел даже в стадию стартапа.

Когда-нибудь Забелин рассчитывает вернуться в Россию: «Я доктор наук, и мои экономические расчеты говорят о том, что слом российской системы произойдет гораздо раньше, чем все ожидают, с учетом того, как снижается потребление нефти и газа и как развивается альтернативная энергетика».

Адвокат Павел Ивлев, начинавший бизнес и адвокатскую карьеру в начале 1990-х с нынешним вице-премьером Игорем Шуваловым, уехал в США после жесткого разговора со следователем по делу Ходорковского. По его словам, большинство крупных бизнесменов, покинувших Россию, с огромным трудом находят себя в США. «Американский рынок очень конкурентный, жесткий и развитый, в отличие от России. Человеку с российским бэкграундом здесь сложно, бизнес-среда в Америке просто на другом этапе развития. Российский опыт людям совсем не помогает, скорее мешает. Я видел людей, которые пытаются играть по своим правилам, и что из этого получается», — констатирует Ивлев.

Дэн Раппопорт, уехавший из Риги в США с родителями в 11-летнем возрасте, но впоследствии многие годы проработавший в инвестиционном бизнесе в России (он также совладелец ресторана «Сохо Румс»), признает, что навыки работы в России трудно применить в Америке. Даже ему опыт работы в коррупционной, странной системе скорее вредит — вернувшись в Америку, он планирует сконцентрироваться на благотворительных проектах.

В отличие от молодых людей, оставшихся в Америке после получения MBA, уехавшие из России состоявшиеся предприниматели за 40 часто не могут вписаться в американскую среду. «Русские получают большее удовольствие от траты денег, которые у них есть. Это нормально, они были долго угнетены советской системой, — говорит Раппопорт. — Их сравнивают с разбогатевшими афроамериканцами, которые сразу обвешивают себя золотом и ездят на лимузинах. Я прекрасно понимаю, я сам тоже такой после 21 года жизни в России. И все смотрят на меня с удивлением». По его словам, отношение американцев к русским зависит от уровня образования и эрудиции. «Самые образованные о России думают не как о враге из 1970-х годов, а как о большой недоразвитой стране, — объясняет Раппопорт. — Они понимают, что русские не виноваты в том, какая политика ведется в России. Так же, как они смотрят на кого-то из стран третьего мира».

Состоявшиеся бизнесмены русского происхождения — это обычно те, которые прожили в Штатах не меньше 20 лет. Выросший в Израиле владелец риелторской компании Wilk Real Estate Альберт Вилк как раз из таких. Он управляет недвижимостью общей стоимостью около $80 млн и по объему продаж занимает третье место среди всех риелторов Бруклина. Вилк успел поработать и в России, но свернул деятельность там в 1994 году. «Там все решается через ментов, ФСБ, ГРУ и через все эти организации. А здесь все решает суд», — рассказывает Вилк. Но он отнюдь не склонен идеализировать ситуацию. По его словам, американские законы страшны тем, что неукоснительно соблюдаются, и договариваться с кем-либо — гиблое дело. «Каждый, кто попался государственным ментам за какую-то проблему, почти обречен. Единственный способ слезть с крючка — это посадить на него кого-то другого. Вот, например, приходит кто-то из знакомых и предлагает окешить чек. И если я скажу «давай», то все, конец. Моего «давай» уже достаточно для того, чтобы меня посадили».

Останавливает ли это русских? Только не Юрия Мошу. Хотя дела против него на родине закрыты, возвращаться он категорически не хочет. Но российские привычки никуда не делись. «Еду как-то к родственникам в Нью-Джерси, меня останавливают полицейские. Первое действие — полез за деньгами. Если бы дал денег, в тюрьму посадили бы сразу. Слава Богу, успел сообразить и вынул руку из кармана». К Америке надо еще привыкнуть.

При участии Геннадия Кацова. 

США. Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 17 сентября 2012 > № 645124 Илья Жегулев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > magazines.russ.ru, 10 сентября 2012 > № 644140 Владимир Мау

Россия в поисках новой модели роста

Комментарий к программе 2020

Владимир Мау

Обещания и риски

Социально-экономическое развитие России в 2011 г. прежде всего определяли два обстоятельства: предстоящие парламентские и президентские выборы (и все, что с ними неизбежно связано), с одной стороны, и глобальный экономический кризис (со всей его тревожащей неопределенностью) — с другой. Несмотря на то что эти обстоятельства существенно различались как по силе, так и по направленности воздействия, именно они, в сущности, предопределяли поведение всех субъектов экономической и политической жизни.

Глобальный кризис пока не сказался негативно на российской экономике (см. табл. 1). Можно выделить три основных фактора, посредством которых мировая экономика влияет на современную Россию: через спрос на экспортные товары, через доступность инвестиционных ресурсов (прямые инвестиции и кредиты) и через спрос на российские ценные бумаги на фондовом рынке.

Разумеется, медленный рост мировой экономики тормозил спрос на российскую экспортную продукцию, однако цены на основные экспортные товары оставались высокими, хотя темпы их роста были ниже, чем в отдельные докризисные годы. Фондовый рынок России очень уязвим перед внешними шоками, что продемонстрировали события августа — сентября 2011 г., однако он пока не играет существенной роли в обеспечении экономического роста страны. Внешние заимствования корпоративного сектора продолжали расти, превысив докризисный уровень (см. рис. 1). Впрочем, осознание затяжного характера глобального кризиса с непредсказуемыми геополитическими и геоэкономическими последствиями сказалось на формировании экономической политики в России на среднесрочную перспективу.

Таблица 1

Макроэкономические показатели России по сравнению с рядом других стран (2010–2011 гг.)

2010 г.

Страна

Темп прироста ВВП, %

Уровень безработицы, % 
(число безработных к экономически
активному населению)

Инфляция дек./дек., %

Бюджетный дефицит (–), % ВВП

Госдолг, % ВВП

Россия

4,3

7,5

8,8

-4,0

9,2

США

3,0

9,6

1,7

-10,3

94,4

ЕС

В том числе:

1,8

 

2,5

-6,4

79,8

Франция

1,4

9,8

1,7

-7,1

82,3

Германия

3,6

7,1

1,9

-3,3

84,0

Велико-
британия

1,4

7,9

3,4

-10,2

67,7

СНГ

В том числе:

4,6

 

8,9

-2,6

14,5

Казахстан

7,3

5,8

8,0

1,5

10,7

Белоруссия

7,6

0,7

9,9

-1,8

26,5

Украина

4,2

8,1

9,1

-5,7

40,1

Китай

10,3

4,1

4,7

-2,3

33,8

Бразилия

7,5

6,7

5,9

-2,9

66,8

Индия

10,1

9,3

9,5

-8,4

64,1

2011 г.

Россия

4,3

6,6

6,1

0,8

9,6

США

1,5

9,1

2,5

-9,6

100,0

ЕС

В том числе:

1,7

 

2,8

-4,5

82,3

Франция

1,7

9,5

2,1

-5,9

86,8

Германия

2,7

6,0

2,2

-1,7

82,6

 Велико-
британия

1,1

7,8

4,5

-8,5

72,9

СНГ

В том числе:

4,6

 

10,2

-0,6

14,9

Казахстан

6,5

5,7

9,5

1,8

12,9

Белоруссия

5,3

0,7

108,7

-0,7

46,3

Украина

4,7

7,8

10,7

-2,8

39,3

Китай

9,5

4,0

5,1

-1,6

26,9

Бразилия

3,8

6,7

6,3

-2,5

65,0

Индия

7,8

9,7

8,9

-7,7

62,4

В период выборов практически всегда растет неопределенность будущей экономической политики, а также усиление популизма действующей власти, стремящейся к переизбранию. Обе закономерности оказались актуальными и для России 2011 г., несмотря на то что вероятность сохранения власти в руках правящей партии и ее лидеров представлялась исключительно высокой, и масштабных финансовых вливаний в обеспечение своей поддержки ей не требовалось.

Но, вероятно, исходя из принципа, что «маслом кашу не испортишь», руководство страны радовало избирателей заявлениями о намерении осуществить в ближайшие годы крупные вложения преимущественно в социальную сферу и силовые структуры.

Впрочем, в минувшем году Россия продемонстрировала достаточную устойчивость своего экономического развития. Экономический рост, правда, оставался

умеренным и, в общем, вполне естественным для страны среднего уровня экономического развития — выше, чем в Германии, но ниже, чем в Китае. Макроэкономические параметры тоже формально оставались благоприятными: бюджет по итогам года был исполнен с профицитом почти в 1% ВВП, а инфляция опустилась до исторического минимума за все 20 лет существования посткоммунистической России. В области денежной политики Центральному банку РФ удалось перейти к плавающему валютному курсу и таргетированию инфляции. Это важнейшее инсти-туциональное завоевание последнего десятилетия.

***

Вместе с тем макроэкономическая стабильность нашей экономики остается крайне уязвимой. Она основывается на доходах бюджета от высоких цен на нефть, которые в настоящее время находятся в точке исторического максимума, в постоянных ценах сопоставимы с уровнем рубежа 1970–80-х годов. Политика наращивания расходных обязательств бюджета, предполагающих гарантированность таких конъюнктурных доходов, крайне опасна, что продемонстрировал опыт СССР в 1980-е годы.

Между тем ненефтяной дефицит федерального бюджета составил в 2011 г. около 10% ВВП, а дефицит бюджета при средней десяти-летней цене на нефть (условно гарантированный уровень) равен при-мерно 4,5% ВВП.

В 2011 г. существенно возрос отток капитала, превысив 85 млрд долл. Причины этого оттока различны — это и плохой инвестиционный климат, и спрос на иностранные активы со стороны крупных российских инвесторов, и обострение конкуренции за капитал со стороны развивающихся рынков Азии и Латинской Америки, и глобальный кризис, при котором растет спрос на размещение в резервной валюте (несмотря на экономические трудности ее страны-эмитента), и политические риски предвыборного периода. Однако эту системную проблему необходимо серьезно изучить и найти приемлемые варианты решения. Сложность состоит именно в ее многоаспектности, в переплетении нескольких процессов, и для решения проблем каждого из них необходим свой комплекс мер.

Экономический кризис — исходная точка модернизации.

Поскольку накопленные резервы позволили не допустить банкротств и принудительной структурной модернизации, российские власти стали формировать повестку модернизации сверху. В 2011 г. активизировалось обсуждение общих принципов ее стимулирования (по всей стране проводились экономические форумы, велись дискуссии о новой модели экономического роста), инициировались точечные проекты инновационного развития. Последние ориентированы как определенные территориальные кластеры-анклавы (Сколково, Томск), так и отдельные сектора научно-технического развития (информационно-коммуникативные системы, космос, нанотехнологии и др.). Одновременно работали две комиссии по модернизации и технологи-ческому развитию — под руководством президента РФ и председателя правительства РФ.

Однако модернизацию нельзя осуществить при помощи директив, пусть даже самого высокого уровня. Модернизация (во всяком случае, современная) требует конкуренции — как экономических агентов, так и институтов.

В этом смысле важными факторами модернизации могут стать два крупных внешнеэкономических решения 2011 г. — присоединение к ВТО и прорыв на пространстве постсоветской интеграции (начал функционировать Таможенный союз и заключено соглашение по Единому экономическому пространству России, Белоруссии и Казахстана). Вступление в ВТО должно повысить конкуренцию для российских товаропроизводителей, а создание ТС и ЕЭП — дополнить конкуренцию товаров конкуренцией институтов.

Характерной чертой минувшего года стала резкая политизация населения, хорошо прослеживаемая и в России, и в мире. Это и антиправительственные революции, и выступления в арабских странах, и движение «захвати Уолл-стрит» в развитом мире, и политическая активизация зимы 2011–2012 гг. в России, очевидная тенденция к демократизации политической системы, которую можно охарактеризовать под общим названием «Белая лента», или «Болотная площадь». Разумеется, причины и механизмы политизации в разных регионах различны, но нельзя не принимать во внимание их наложение во времени. Пока можно только предполагать, что всплеск политической активности в мире будет нарастать вместе с развитием (именно с развитием, а не обязательно с нарастанием) глобального экономического кризиса.

Одна из серьезных опасностей, с которой может столкнуться экономическая политика России в связи с этим, — усиление бюджетного популизма, дополняющего популизм политический. Однако если последний не опасен с точки зрения обеспечения долгосрочной стабильности страны, то первый, преследуя цели заботы о благе народа и отдельных со-циальных групп (военных, бюджетников, пенсионеров и т.п.), может обернуться тяжелым экономическим и политическим кризисом. Парадоксально, но факт: если проанализировать экономические программы всех политических сил, представленных и не представленных в Думе, выяснится, что наиболее (хотя и недостаточно) взвешенная программа была представлена правительственной партией. Наша страна пока располагает серьез-ными ресурсами, накопленными благодаря консервативной политике недавнего прошлого, но мир охвачен кризисом. Когда социальные и политические проблемы вдруг резко обостряются, риски бюджетного популизма нарастают.

Глобальный экономический кризис: общее и особенное

Начавшийся в 2008 г. глобальный экономический кризис носит структурный и системный характер. По своим базовым параметрам он соотносится с кризисами 1930-х и 1970-х годов. Можно выделить ряд принципиальных особенностей подобного кризиса, которые, в свою оче-редь, обусловливают факторы и предпосылки будущего выхода из него.

Во-первых, структурный кризис определяется серьезными дис-балансами в организации мировой экономической жизни. Они вызваны глубо-кими технологическими сдвигами, появлением принципиально новых технологий (некоторые экономисты даже называют это «новым техно-логическим укладом»). Поэтому выход из кризиса связан с трансфор-мацией производственной базы ведущих стран за счет распространения новых технологий. Формирование новой технологической базы сыграет в дальнейшем развитии такую же фундаментальную роль, которую в середине ХХ в. выполняла крупная машинная индустрия, а после 1970-х годов — микроэлектроника и компьютерные системы.

Кризис предполагает технологическое обновление, трансформирующее спрос на многие товары производственного и потребительского назначения, особенно на инвестиционные и топливно-энергетические продукты. Естественно, это скажется на ценах большинства присутствующих на рынке товаров, означает выход на новые равновесные уровни цен, что повлечет за собой изменение политических конфигураций.

Во-вторых, в мире накапливаются серьезные геоэкономические и геополитические дисбалансы. Экономические и политические возможности отдельных стран изменяются медленно, но в какой-то момент происходит качественный скачок и возникает необходимость в переходе к новой системе равновесия. В современных условиях наи-более очевидным примером такого дисбаланса стало изменение ролей развитых и развивающихся (быстро развивающихся) стран. Как выйти на траекторию более сбалансированного роста (по параметрам сбережений и инвестиций, экспорта и внутреннего потребления, доходов и расходов) — эта ключевая проблема стоит перед многими развитыми и развивающимися странами в Европе, Америке и Азии.

Тем самым, в-третьих, структурный кризис носит глобальный характер. Он охватывает все ведущие страны; в современных условиях для его преодоления требуются глобально скоординированные усилия. Иными словами, decoupling (развитие по разным траекториям), о котором много говорилось в 2008 г., практически исключен из кризисной повестки — почти нет значимых стран, которые не были бы затронуты кризисными процессами, пусть и с разной интенсивностью. Тем более необходимо обеспечить участие всех этих стран в формировании глобальных антикризисных мер.

Глобальность кризиса не отрицает возможности его перемещения по миру. На отдельных этапах кризисные явления могут концентри-роваться в тех или иных регионах и странах. Так, кризис начался в США, затем охватил Европу и частично Азию, а теперь сосредоточен преимущественно в Европе.

В-четвертых, структурный кризис способствует формирова-нию новых валютных конфигураций — появляется новая мировая валюта (или новые мировые валюты). В ХХ в. это проявилось в ко-ренном изменении роли золота, возвышении доллара, после 1970-х годов — в усилении бивалютного характера международных расче-тов. В новых условиях возникает вопрос о перспективах доллара, евро, юаня, а также о возможном повышении роли региональных резервных валют.

В-пятых, структурный кризис формирует серьезный интеллек-туальный вызов. Необходимо выработать новую повестку экономического и политического (и вообще гуманитарного — обществоведческого, соцологического, культурологического) анализа. Кризис становится мощным стимулом к переосмыслению существующих эко-номических и политических доктрин как в глобальном масштабе, так и применительно к отдельным странам.

Особенно это касается экономической доктрины. Экономисты должны предложить новые подходы к анализу экономических процес-сов, прежде всего к регулированию социально-экономической жизни. После Великой депрессии мир стал кейнсианским и социалистическим (этатистским). После стагфляции победили идеи дерегулирования и либеральной демократии. Новая экономическая модель должна не только дать ответы на актуальные вопросы, но и сформулировать их более четко и определенно.

Интеллектуальный ответ на этот вызов особенно важен на начальных этапах структурного кризиса, когда борьба с ним идет на основе наработок и рекомендаций, доказавших свою эффективность в предыдущие десятилетия спокойного (предполагающего только кризисы пузырей) экономического развития. На осознание необоснованности и вредонос-ности традиционной антикризисной политики уходит несколько лет.

В-шестых, структурный кризис охватывает примерно 10-летний период, который мы называем «турбулентным десятилетием». Это означает, что его можно разбить на этапы, в рамках которых доминируют те или иные проблемы отраслевого или регионального характера. Но отсюда следует, что ни одна характеристика не может служить единственным критерием углубления кризиса или выхода из него. Это касается и рецессии (кризис не начался с рецессии и не сводится к ней), и колебаний фондового рынка, и любых других параметров.

В-седьмых, борьба с кризисом сопровождается принятием сильнодействующих и не всегда адекватных антикризисных мер. С одной стороны, это связано с остротой структурных проблем, преодоление которых требует определенных (и немалых) экономических и социальных жертв. С другой стороны — отмеченная выше интеллектуальная неготовность к структурному кризису, т.е. попытки решать новые проблемы старыми методами, сама по себе ведет к накоплению дополнительных трудностей и нередко еще больше усугубляет кризис — как экономический, так и в некоторых случаях политический. Тем самым возникает проблема exit strategy (стратегии выхода из антикризисного режима функционирования), и требуется время не только для преодоления кризиса, но и для устранения последствий борьбы с ним.

Все эти факторы в совокупности объясняют коренное отличие системного кризиса от циклического. Циклический кризис лечит время, он не предполагает изменение политики, а преодолевается сам по себе, когда сдувается возникший в период бума пузырь. Системный кризис требует существенной трансформации экономической политики, основанной на новой философии экономической жизни. Иными словами, здесь структурные проблемы доминируют над циклическими.

Впрочем, современный глобальный кризис имеет ряд специфических особенностей, которые необходимо учитывать при выработке антикризисной политики и перспективной модели социально-экономического развития. Многие особенности связаны с технологическими обретениями эпохи — развитием информационно-коммуникационных технологий, которые делают мир «плоским»[1], т.е. позволяют бизнесу в кратчайшие сроки переносить активность из одного региона в другой, из одного сектора в другой, моментально осуществлять трансакции, начинать и прекращать предпринимательские проекты. Возросший динамизм приводит к возникновению новых явлений и связанных с ними новых конфликтов экономического и политического характера.

Глобальные дисбалансы

Поскольку нынешний структурный кризис разворачивается в эпоху глобализации (точнее, на качественно новом витке глоба-лизации), его существенной особенностью выступают глобальные структурные дисбалансы. Прежде всего это дисбалансы между раз-витыми и развивающимися странами, особенно между США как центром расходов и потребления и Китаем как центром сбережений и производства. Термин Chimerica (China + America), предложенный в 2008 г. Н. Фергюсоном[2], становится символом проблемы глобальных дисбалансов. В результате современной глобализации сложился режим, противоположный модели рубежа XIX–XX вв.: если 100 лет назад капитал двигался из центра (развитых стран) на периферию (emerging markets того времени), то теперь развивающиеся рынки стали центрами сбережений, а США и другие развитые страны — преимущественно потребителями произведенных в развивающихся странах товаров.

К структурным дисбалансам относится и нарастание противоре-чий между краткосрочными и долгосрочными интересами компаний, что проявляется в конфликте между капитализацией и ростом произ-водительности. В последние десятилетия акционеры и менеджеры преимущественно уделяли внимание капитализации компании, которая выступает важнейшим показателем ее успешности. Возможность легко избавиться от акций (гораздо легче, чем до информационной революции) еще больше способствует решениям в пользу быстрого наращивания капитализации (задача, которая может противоречить цели обеспечения долгосрочной устойчивости фирмы). Соответственно этот критерий становится основным при оценке эффективности менеджмента и при формировании бонусной политики корпораций.

Между тем стремление к максимальной капитализации вступает в противоречие с реальным основанием социально-экономического прогресса — повышением производительности труда. Рост капитализации с ней, конечно, связан, но лишь в конечном счете. Однако перед акционерами надо отчитываться ежегодно, а для получения красивых годовых отчетов, поддержания текущего роста капитализации требуется нечто иное, чем то, что обеспечивает рост производительности. Для хорошей отчетности нужны слияния и поглощения, поскольку увели-чение объема активов способствует росту капитализации. Разумеется, не следует закрывать и устаревшие предприятия, так как в текущем периоде это ведет к снижению капитализации. В итоге в составе многих крупных промышленных корпораций сохраняются старые неэффек-тивные производства.

Новая модель регулирования

Системный кризис всегда предполагает появление новой модели регулирования, включая существенное изменение экономической роли государства. Великая депрессия 1930-х годов привела к резкому увели-чению государственного вмешательства в экономику, кризис 1970-х — к дерегулированию. В начале нынешнего кризиса стала популярной тема неизбежного отказа от экономического либерализма и возвращения к «Большому Государству», активно вмешивающемуся в экономическую жизнь. Впрочем, быстро пришло осознание, что кризис в одинаковой мере можно объяснить как «провалами рынка» (избыточным дерегулированием), так и «провалами государства», не способного обеспечить стабильность экономического роста.

Постепенно становилось все яснее, что действительно требуется усилить государственное регулирова-ние, но относится это прежде всего к финансовым рынкам. Именно в финансовой сфере формировались институциональные инновации, которые сначала обеспечили беспрецедентно высокие темпы экономи-ческого роста, но потом привели к беспрецедентному кризису. Именно финансовый кризис (как в частном, так и в государственном секторе) лежит в основе современных экономических проблем — и именно его преодолением государство должно заняться в первую очередь.

Другая особенность новой модели регулирования — необходимость изначально создавать ее как наднациональную, если не глобальную. Регулирование на национальном уровне в условиях современных информационно-коммуникационных технологий становится бессмысленным. Однако формировать наднациональные институты регулирования очень сложно, механизмы их функционирования пока не проработаны, включая способы принятия решений, имеющих обязательную силу.

При выработке современной модели регулирования надо учитывать качественно новый глобальный экономический процесс, для обозначения которого иногда используют термин «финансиализация» (financialization).

В мире существует несколько типов рынков (и бирж) — денежный (фондовый), валютный, товарный. До последнего времени они функционировали независимо друг от друга, развивались по разным законам, на них выступали различные (специализирую-щиеся именно на данном типе рынка) агенты. Теперь же налицо про-цессы их сближения: рынки начинают влиять друг на друга, капитал перетекает между ними. В результате существенно трансформируется логика ценообразования на соответствующие продукты. С одной стороны, это существенно затрудняет анализ и прогнозирование развития ситуации на этих рынках и во всей мировой экономике, а с другой — экономические агенты получают новые инструменты для своей работы, в том числе для хеджирования рисков.

Применительно к проблемам развития российской экономики особый интерес представляет трансформация нефти из типичного продукта товарной биржи, цена на который определяется соотношением спроса и предложения на топливо, в инструмент финансового рынка, на цену которого влияют спекулянты нефтяными фьючерсами, а через этот механизм — и валютные спекулянты. Это существенно повышает неопределенность цены на нефть как важнейшего фактора прогнозирования российской экономики.

Нынешний глобальный кризис разворачивается на фоне демографического кризиса, охватившего большую часть развитого мира и некоторые развивающиеся страны. Он, в свою очередь, порождает две группы проблем, которые необходимо решить для выхода на траекторию устойчивого развития. Во-первых, это вопрос о механизмах экономического роста, поскольку до настоящего времени такой рост всегда предполагал увеличение численности населения. А во-вторых, обостряются бюджетные проблемы развитых стран, сумевших обеспечить высокий уровень социальной поддержки населения. Социальная нагрузка на одного работающего в ХХ в. неуклонно увеличивалась, а в условиях демографического кризиса это давление становится исключи-тельно опасным для финансовой стабильности и соответственно для роста. Особенно остро в 2011 г. это почувствовали европейские страны, для которых выход из макроэкономического кризиса предполагает существенную реструктуризацию бюджетных обязательств. С аналогичными проблемами столкнется и Россия — и не только в случае заметного снижения цен на нефть, но даже при их стабильности.

Такая ситуация выдвигает на передний план задачи реструктуризации отраслей социальной сферы, прежде всего образования, здравоохранения и пенсионной системы. Речь идет именно о структурных реформах, о формировании новых моделей функционирования этих секторов, а не только о необходимости экономии бюджетных средств. Подчеркнем, что финансовый кризис является отражением и проявлением кризиса структурного, т.е. для его преодоления необходимо глубокое реформирование соответствующих секторов, приведение их в соответствие с новой технологической базой и с новой социальной структурой постиндустриального общества.

Решение социальных проблем будет тем более сложным, поскольку существенным элементом современного кризиса является достижение критических уровней суверенного долга в ведущих развитых странах. Отчасти это стало результатом безответственной финансовой политики предыдущего десятилетия, а отчасти — результатом самой антикризисной борьбы, сопровождавшейся мерами бюджетного стимулирования. Подрыв доверия к финансовой ситуации и к политике ведущих стран, беспрецедентное за последние 50 лет снижение суверенного кредитного рейтинга США, снижение или угроза снижения кредитных рейтингов ведущих стран и их глобальных банков свидетельствуют о глубоком кризисе доверия к экономическим и финансовым институтам. Восстановление доверия в обозримом будущем станет стержневой проблемой преодоления глобального кризиса.

Наконец, современный кризис имеет определенные политические последствия, хотя пока они не являются сколько-нибудь радикальными. Выделим некоторые из них.

Мир сдвигается вправо

Во-первых, общий сдвиг политических настроений вправо: правоцентристские партии выиграли выборы в Германии, Великобритании, Польше, Испании и Португалии. Республиканцы существенно укрепили позиции в законодательном корпусе США.

Во-вторых, в Европе начался своеобразный эксперимент по поиску оптимальной политической антикризисной модели — между технократическим правительством, не имеющим мандата избирателей (Италия, Греция), и партийным правительством, победившим на выборах (новые правоцентристские правительства Испании и Португалии).

В-третьих, усугубляющийся конфликт внутри политической элиты США, уже приведший к казавшемуся еще недавно невероятным снижению суверенного рейтинга. Выбор экономической модели (между повышением налогов и сокращением расходов бюджета) стал здесь чисто политической проблемой, острота которой обусловлена приближением президентских выборов 2012 года. Естественное продви-жение в двух направлениях одновременно для сокращения дефицита бюджета при таком противостоянии оказывается заблокированным.

В-четвертых, начались массовые акции протеста преимущественно в развитых странах. Они пока, правда, не играют существенной роли при формировании экономико-политического курса. Во всяком случае, несмотря на их откровенно левые (подчас левоэкстремистские) лозунги, на выборах в минувшем году побеждали правые партии.

Россия ждет перемен

До настоящего времени кризис оказывал ограниченное влияние на ситуацию в России. Естественно, темпы роста страны замедлились, и уже трудно еще раз поставить задачу удвоения ВВП за следующее десятилетие. Однако это удвоение и не является критическим требованием. Гораздо важнее обеспечить прогрессивные структурные сдвиги, способствующие модернизации российской экономики и политики, включая ослабление зависимости страны от колебаний внешнеэкономической конъюнктуры. Именно поэтому в условиях глобального кризиса активизировалась дискуссия о путях российской модернизации. На рубеже 2010–2011 гг. перед экспертным сообществом была поставлена задача проработать варианты обновленной стратегии развития страны до 2020 года.

Строго говоря, существует две группы причин, сделавших актуальной задачу выработки новой стратегии. Во-первых, это последствия самого глобального кризиса, который, как отмечалось выше, требует пере-осмысления социально-экономической политики. «Нельзя позволить серьезному кризису пройти бесследно» — эти слова руководителя администрации президента США Р. Эмануэля точно отражают задачи, стоящие перед правительствами развитых стран.

Во-вторых, имеются специфически российские причины для обновления экономического курса. Модель экономической политики последнего десятилетия сложилась под мощным интеллектуальным, политическим и даже психологическим воздействием посткоммунистической трансформации 1991–1999 гг. вообще и финансового кризиса 1998 г. особенно.

Экономическая политика 1999–2009 гг. — экономика спроса

Перечислим основные характеристики модели экономической политики докризисного десятилетия:

обеспечение политической и социальной стабильности как условие sinequanon (непременное условие);

постепенное повышение роли государства как источника этой стабильности. Это проявляется по крайней мере в трех формах: рост государственной собственности; рост бюджетных доходов и расходов (абсолютно и в долях ВВП); компенсация недоверия к финансовым институтам за счет развития государственных финансовых структур (что было типично для стран догоняющей индустриализации);

бюджетная сбалансированность на фоне растущих доходов и расходов бюджета. Впрочем, она неустойчива на фоне мощной бюджетной экспансии. Остановка (или даже существенное замедление) роста доходов приводит к дефицитному бюджету;

политика сдерживания укрепления валютного курса при со-хранении высокой инфляции и высоких процентных ставок. В ней видели источник стимулов для отечественных производителей;

широкий доступ государственных, квазичастных и частных фирм к международному рынку капитала. Высокая стоимость кредита внутри страны уравновешивалась возможностью заимствований на мировом рынке;

государство выступало важнейшим источником спроса в эко-номике. Прежде всего это спрос со стороны средних и бедных слоев населения, связанных с государственным бюджетом (пенсионеры, безработные, государственные служащие и военные, а также при-мыкающие к ним работники госкорпораций). Большую роль играет финансирование силовых структур в части как содержания военно-служащих, так и закупки вооружений. Она особенно возросла в ходе глобального кризиса 2008–2010 гг.;

ограниченность государственных инвестиций в инфраструкту-ру. Осознавая высокий уровень коррупции в этом секторе, правитель-ство проводило осторожную политику применительно к соответствую-щим вложениям в отличие от социальных расходов;

поддержка крупных и неэффективных предприятий как фак-тор предотвращения социальной дестабилизации. Этим обусловлены политические и административные ограничения при высвобождении занятых из неэффективных производств;

сведéние административной реформы к постоянному уточне-нию круга функций различных государственных органов при отказе от пересмотра системы государственного управления по существу;

повышение налогов для обеспечения макроэкономической и социальной стабильности.

Из экономической политики с описанными характеристиками вытекает ряд естественных следствий. Экономика, основанная на государственном спросе, в принципе, более склонна к сохранению и поддержанию монополий, а также к инфляции. Монополии обеспечивали стабильность экономико-политической ситуации, правда, ценой более низкого качества товаров и услуг при более высокой инфляции. Доминирование государственного спроса смягчало потребность экономических агентов в снижении инфляции, поскольку государственные инвестиции имели больший приоритет, чем частные, а именно для частного инвестора важнее низкая инфляция как предпосылка снижения процентных ставок. Усиливался индивидуальный (адресный) характер решений государства, которое предоставляло стимулирующие льготы отдельным типам инвесторов и производителей, чтобы компенсировать повышение на-логов, высокие процентные ставки и административные барьеры. По сути, эту политику можно охарактеризовать как экономику спроса.

Макроэкономические и структурные ограничения модели 1999–2009 гг. («экономики спроса»), требующие выработки новой модели роста

Бюджетные проблемы. Нарастание бюджетных расходов в усло-виях остановки роста цен на нефть привело к появлению бюджетного дефицита. Резко возросла уязвимость российской экономики к внешним шокам вследствие непрогнозируемого поведения цен на нефть.

Одновременно проявилась двойственная роль Стабилизационного фонда (резервов правительства, связанных со сверхдоходами от экспорта нефти) в решении стратегических задач экономического развития страны. С одной стороны, эти резервы способствовали предотвращению бюджетного популизма, стерилизации денежной массы и создавали «подушку безопасности» на случай кризиса. С другой стороны, наличие значительных резервов в условиях кризиса стало мощным фактором торможения модернизации, поскольку они позволяли снижать социальную напряженность ценой замедления реструктуризации предприятий-банкротов. Аналогичной была ситуация в банковском секторе.

Денежная политика, основанная на сдерживании укрепления номинального курса рубля ценой повышенной инфляции, также перестала решать стоящие перед ней задачи. Курс рубля укреплялся и в реальном выражении давно превысил уровень 1997 года. В этих условиях он мало содействовал защите отечественных товаропроизводителей от иностранной конкуренции[3]. Зато сохранение высокой инфляции оборачивалось двузначными процентными ставками по кредитам, что делало невозможным получение средств, необходимых отечественному бизнесу, тормозило ипотечное кредитование. Эта ситуация ранее отчасти компенсировалась дешевизной иностранных кредитов, однако в условиях кризиса здесь возникли серьезные проблемы. Дальнейший рост российской экономики требует развития внутренней системы кредита, а это, в свою очередь, предполагает низкую инфляцию.

«Ножницы конкурентоспособности» — наиболее опасная структурная ловушка современной России. Если десять лет назад наша страна имела среднее качество институтов и дешевую и квалифицированную рабочую силу, то сейчас ситуация существенно изменилась. Высокие издержки на труд на фоне слабых институтов и низкой производительности труда ограничивают возможности как наращивания промышленного экспорта, так и покрытия прироста внутреннего спроса за счет отечественной промышленности. В прошедшем десятилетии стоимость рабочей силы устойчиво росла при стагнации или даже ухудшении качества институтов[4]. Естественно, оба показателя важны не сами по себе, а в сравнении со странами с сопоставимым уровнем экономического развития, конкурирующими с Россией за привлечение капитала и развитие производственных мощностей.

По уровню ВВП на душу населения Россия вышла на первое место среди стран с наиболее динамично формирующимся рынком; по качеству делового климата (Doing business) она ухудшила позиции и находится в группе отстающих вместе с Бразилией, Индией и Индонезией, душевой ВВП которых гораздо ниже российского.

Тем самым наша страна становится относительно менее привлекательной для инвестиций, причем это касается и иностранного, и отечественного капитала. По-видимому, этим отчасти объясняется отток капитала, наблюдаемый в последнее время.

Иными словами, Россия оказывается в структурной ловушке, имея (относительно) дорогую рабочую силу при (относительно) плохих институтах. Понятно, что в такой ситуации конкурентоспособными будут сектор услуг и производство сырья (эксплуатация природных ресурсов), которые, собственно, и доминируют в современной России.

Из этой ловушки существует два выхода: или нужно повышать качество институтов до уровня рабочей силы, или рабочая сила придет в соответствие с качеством институтов. Отечественные экономисты по понятным причинам предпочитают обсуждать вопросы повышения качества институтов.

Однако вариант деградации рабочей силы также нельзя сбрасывать со счетов. К этому подталкивают и миграционные процессы в современной России.

Демографический кризис — еще одна системная проблема, которая приобрела в настоящее время новые очертания.

Одной стороной проблемы является естественная убыль населения, которую удается лишь затормозить государственными мерами по стимулированию рождаемости. К тому же в настоящее время началось сокращение численности населения в трудоспособном возрасте. Существует представление, что демографическая проблема может быть компенсирована внешней миграцией.

Однако на самом деле в лучшем случае современная миграция может решить количественные проблемы при усугублении качественных. Миграционный поток осуществляется в Россию со стороны менее развитых стран и представлен населением, предъявляющим гораздо более низкий спрос на политические институты и институты развития человеческого потенциала (прежде всего образование, здравоохранение, науку). Тем самым проблема повышения качества институтов и повышения качества человеческого капитала оказывается в тупике.

Другая сторона этой проблемы состоит в активном распространении в среде креативного класса настроений по изменению страны проживания, настроения exitstrategy. Это достаточно новый феномен, требующий серьезного осмысления. Пожалуй, впервые настроения покинуть страну связаны не с ухудшением, а с существенным улучшением благосостояния. Глобализация в совокупности с быстрым ростом уровня жизни внутри страны привела к быстрому росту образованного и мобильного класса людей, которые чувствуют себя конкурентоспособными на мировом рынке труда и капитала. Они востребованы в наиболее развитых странах мира и могут легко перемещаться из страны в страну. В результате Россия должна конкурировать за свой креативный класс так, как будто он уже интернационален.

Эта ситуация создает и принципиально новые условия с точки зрения перспектив совершенствования институциональной среды. Креативный класс в значительной степени перестает предъявлять требования к улучшению качества институтов в стране происхождения, получая необходимые услуги (политическую систему, системы образования, здравоохранения) там, где они его более всего устраивают. А без спроса на современные институты не будет и их предложения. Именно это становится важнейшим структурным тормозом на пути модернизации.

Предпринимательский климат — еще одно серьезное ограничение действующей модели экономического роста. Если принять гипотезу, что предпринимательский климат более благоприятен в странах более высокого уровня экономического развития, то Россия демонстрирует здесь серьезное исключение: качество соответствующих институтов находится на гораздо более низком уровне, чем у стран сопоставимого уровня среднедушевого ВВП. Если по уровню развития Россия находится примерно на 50-м месте из почти двухсот стран, то по качеству институтов — во второй сотне (рис. 2). Согласно последним рейтингам и опросам предпринимателей, обострилась проблема доступа к инфраструктуре.

Быстрорастущие цены на нефть в совокупности с ростом экономической активности государства на определенном этапе компенсировали негативное воздействие предпринимательского климата на экономический рост. Между тем по ряду позиций международного рейтинга конкурентоспособности Россия находится в самом конце списка. Это относится к таможенному регулированию, к открытию и закрытию бизнеса, к ведению строительного бизнеса, защищенности инвесторов. Серьезным ограничителем выступает состояние базовых (правоприменительных) и финансовых институтов.

Пространственное развитие России также выступает структурным ограничителем повышения конкурентоспособности. Из-за неравномерности территориального развития и отсутствия полноценной ответственности региональных и муниципальных властей за ситуацию на своей территории федеральный бюджет вынужден нести избыточную бюджетную нагрузку, а регионы не заинтересованы в выявлении ресурсов для своего развития. Механизм назначения региональных руководителей стал дополнительным фактором, побуждающим их прежде всего лоббировать перераспределение федеральных средств. В отсутствие стимулов к территориальной консолидации человеческих и финансовых ресурсов, а также ее механизмов финансовое давление со стороны регионов на федеральное правительство будет постоянно воспроизводиться и порождать заведомую нерациональность бюджет-ных расходов.

Новая модель роста — «экономика предложения»

Исчерпание механизмов роста 1999–2008 гг. в совокупности с вызовами глобального кризиса ставит вопрос о формировании новой модели экономического роста. Новая политика роста должна предложить механизмы, позволяющие России успешно выступать в конкурентной борьбе за человеческие и финансовые ресурсы (за человеческий капитал и инвестиционный капитал), которая ведется в настоящее время в глобальном масштабе. Рассмотрим ключевые элементы новой модели роста.

Бюджетная политика. Принципиальными направлениями бюджетной политики выступают снижение бюджетной нагрузки относительно ВВП, ослабление зави-симости бюджета от колебаний внешнеэкономической конъюнктуры.

Решению этих задач будет способствовать восстановление жесткого бюджетного правила: при расчете бюджета опираться на твердо устанавливаемую и не зависящую от политического торга цену на нефть, например, на среднюю десятилетнюю цену, т.е. рентные доходы бюджета, которые с высокой вероятностью гарантированы. Если необходимо, чтобы расходы превышали рассчитанные при данном допущении доходы (структурные доходы), правительство должно повышать налоги или осуществлять заимствования, причем в рублях. Их общая сумма не может быть больше 25% ВВП. Если цена на нефть превышает среднюю десятилетнюю, следует дополнительные доходы направлять в резервный фонд и не расходовать на текущее потребление даже при параллельном наращивании государственного долга.

В бюджетной политике нужен структурный маневр в направлении увеличения инвестиционных и инновационных (на развитие человеческого капитала) расходов бюджета, а также сокращения социальных расходов (за счет расширения полномочий регионов) и финансирова-ния силовых структур.

Одновременно необходимо оптимизировать бюджетные расходы. Принятие в последние годы законов об автономных и бюджетных учреждениях, существенно трансформирующих их статус и отделяю-щих их обязательства от обязательств бюджета, — только первый шаг в направлении рационализации бюджетной сети. Важно уточнить роль Стабилизационного (резервного) фонда с целью не допустить ис-пользования его средств на поддержку неэффективных предприятий.

Надо минимизировать дальнейшие изменения в налоговой системе, за исключением касающихся расширения доходной базы региональных и муниципальных бюджетов. Однако речь здесь должна идти не столь-ко о перераспределении существующих налоговых доходов, сколько об увеличении налоговых полномочий субфедеральных органов власти.

Денежная политика. Необходимо снизить инфляцию до уровня, примерно соответствующего или немного превышающего показатель развитых стран, т.е. около 5%. Это предполагает продолжение политики модифицированного таргетирования инфляции, отказ от искусственного удержания рубля в заранее определенном коридоре при сглаживании денежными властями колебаний валютного курса. Предстоит повысить роль опе-раций на денежном рынке при формировании денежной политики, развивать кредитование экономики, принимая к учету качественные ценные бумаги отечественных эмитентов.

Отдельной проработки заслуживает вопрос о превращении рубля в региональную резервную валюту. У него есть определенные пре-имущества, позволяющие занять место региональной валюты (прежде всего размеры российской экономики и тяготение к ней сопредельных государств), хотя имеются и серьезные ограничители (ресурсный ха-рактер экономики предполагает повышенную волатильность валютного курса). Целесообразно подготовить специальную программу (систему мер) по укреплению международных позиций рубля.

В связи с этим особую актуальность приобретает задача создания в России международного финансового центра. Он призван формировать институциональные условия для развития национальной финансовой системы, а также для повышения конкурентоспособности рубля как региональной резервной валюты (это предполагает рост спроса на рубли как на инструмент финансовых трансакций).

К мерам денежной политики примыкают вопросы организации финансовых рынков. Здесь в качестве основных направлений можно назвать: ужесточение требований к капиталу банков; введение еди-ных международных стандартов финансовой отчетности (МСФО); разработку специальной программы стимулирования конкуренции в банковском секторе (а не демонополизации); введение макропруденциального надзора за банками и системообразующими небанковскими институтами; развитие и внедрение программ финансовой грамотности населения.

Экономический климат. В данной сфере важно сконцентрировать усилия на самых неблагоприятных компонентах предпринимательского климата, где улучшение ситуации может дать наиболее быстрый результат.

Среди основных мер следует выделить:

снижение рисков ведения бизнеса — реформа Уголовного кодекса в направлении отмены ряда статей, карающих за экономические и налоговые преступления (декриминализация соответствующих преступлений), а также уточнение и разделение функций и полномочий правоохранительных органов по контролю экономической деятельности;

улучшение законодательной защиты конкуренции, расширение прав бизнеса по защите своих интересов;

снижение уровня государственного вмешательства и повыше-ние эффективности регулирования (меры по изменению мотивации и усилению контроля государственного аппарата);

создание стимулов к улучшению условий ведения бизнеса на уровне региональных и местных властей;

повышение эффективности правового регулирования предпринимательской активности, включая создание Национального совета по инвестициям;

уточнение функций и ограничение масштабов прямого и косвенного присутствия государства в экономике в качестве экономического агента (приватизация);

содействие развитию форм публичной защиты интересов бизнеса, деятельности бизнес-ассоциаций, независимых СМИ;

разработка стратегии («дорожной карты») снижения барьеров, в наибольшей степени ограничивающих возможности экономического роста (барьеры входа на рынок, доступ к сетям, режим пересечения границы, либерализация строительного рынка).

Либерализация и повышение эффективности рынка труда, что является особенно важным в условиях сокращения численности экономически активного населения.

Необходимо пересмотреть Трудовой кодекс в направлении либерализации условий найма и увольнения, отказаться от практики неформального (политического) регулирования занятости на предприятиях и в регионах.

Другое направление — проведение политики, стимулирующей трудовую мобильность населения (внутреннюю миграцию), концентрацию людей в точках экономического роста, а также отраслевое перераспределение трудовых ресурсов при сокращении занятости в бюджетном секторе. Это предполагает легализацию и развитие рынка аренды жилья, облегчение доступа граждан России к социальным благам на всей территории страны (медицинское страхование и т.п.).

Наконец, нужны меры по повышению иммиграционной привлека-тельности России: переход от ограничительных принципов в регули-ровании миграции к дифференцированным; ориентация на «оседлую» миграцию; политика привлечения высококвалифицированной рабочей силы (в том числе стимулирование образовательной и академической иммиграции и мобильности). Сложнее всего стимулировать миграцию квалифицированной рабочей силы, но решить эту задачу намного важнее, чем обсуждать проблемы миграции нелегальных неквалифи-цированных рабочих.

Человеческий капитал — ключевой фактор развития современного постиндустриального общества. Инвестиции в человека были наиболее значимым условием в странах, которые за последние 50 лет успешно решали задачи модернизационного рывка. Прежде всего речь идет о развитии таких секторов, как образование, здравоохранение и пенсионная система.

Согласно традиционному (индустриальному) пониманию этих секторов, они представляют собой отрасли социальной сферы. При всей важности социального аспекта в современных развитых странах в названных отраслях переплетаются и взаимодействуют не только социальные, но и фискальные, инвестиционные и политические состав-ляющие. В отличие от конца XIX в. и большей части XX в., образование, здравоохранение и пенсионирование касаются всего населения (и как налогоплательщика, и как потребителя соответствующих благ), причем демографический кризис еще больше обостряет ситуацию. В результате отчисления на развитие этих отраслей могут подорвать финансовую стабильность любой развитой страны. Кроме того, они носят, как правило, долгосрочный характер, т.е. в значительной мере формируют инвестиционные ресурсы нации. Наконец, от эффективности функционирования этих секторов зависит политическая и социальная стабильность общества с доминированием городского населения.

Развитие человеческого капитала предполагает решение как финансовых, так и структурных проблем. С точки зрения финансовых ориентиров целесообразно сравнивать соответствующие расходы в России и в странах с сопоставимым или более высоким уровнем экономического развития, в частности, в странах ОЭСР. Россия тра-тит на образование примерно на 1,5–2, а на здравоохранение — на 3–4 п.п. ВВП меньше, чем в ОЭСР.

Однако проблемы развития отраслей человеческого капитала не сводятся к недофинансированию. Важнее структурная трансформация, приведение их в соответствие с вызовами постиндустриального общест-ва.

Можно выделить пять характерных черт (принципов функциони-рования) названных отраслей, которые необходимо учитывать при их структурной модернизации. Они отражают особенности современных технологий — их динамизм (быстрое обновление) и углубляющуюся индивидуализацию технологических решений.

Во-первых, непрерывный характер услуги. Образование и здравоохранение приобретают пожизненный характер, т.е. люди учатся и общаются с врачами на протяжении всей жизни. Само понимание работы трансформируется, тем самым размывается понятие выхода на пенсию.

Во-вторых, услуга становится более индивидуализированной. Человек все чаще будет выбирать собственные образовательные траектории и механизмы поддержания здоровья из множества предлагаемых образовательных и медицинских услуг.

Пенсионный возраст также все больше становится предметом индивидуального решения — человек сам определяет, когда он может и хочет прекратить свою трудовую деятельность. Применительно к пенсионной системе это будет означать существенную диверсификацию форм поддержки людей старших возрастных групп.

В-третьих, услуга приобретает глобальный характер. Образовательные и лечебные учреждения конкурируют не только с соседними школами и больницами и даже не с соответствующими заведениями в стране, но и с расположенными во всем мире. Разумеется, этот выбор могут позволить себе не все, но по мере роста благосостояния людей и реального удешевления соответствующих услуг и транспорта в глобальную конкуренцию будет включаться все больше людей.

В-четвертых, возрастает роль частных расходов на развитие человеческого капитала.

Все вышеперечисленные характеристики означают расширение возможностей людей покупать необходимые им услуги, следовательно, доля частного спроса будет расти, все больше опережая бюджетный спрос. Частные платежи или соплатежи — не только естественное, но и неизбежное следствие технологической мо-дернизации секторов социальной сферы.

В-пятых, все более активную роль начинают играть новые технологии, радикально изменяющие характер оказываемых услуг. По мере развития информационно-коммуникационных технологий и транспорта традиционные формы лечения и образования будут все больше уходить в прошлое. Это касается и организационных инноваций.

Учет всех названных особенностей формирует основу не только для модернизации отраслей человеческого капитала, но и для эко-номической и политической модернизации всей страны, включая ее технологическую базу .

Открытость экономики и стимулирование конкуренции. В 2011 г. было сделано два важнейших шага в создании условий для модернизации российской экономики: формирование Таможенного союза и Единого экономического пространства, с одной стороны, и прорыв в присоединении к ВТО — с другой. Значение этих решений состоит в том, что они должны усилить конкуренцию для российских предприятий, которая все еще остается недостаточной. До последне-го времени считалось, что вряд ли можно одновременно решить эти задачи (постсоветская интеграция и присоединение к ВТО), однако к началу 2012 г. существовавшие здесь противоречия удалось снять. От продвижения по обоим направлениям нужно ожидать большего, чем просто активизации конкуренции.

Постсоветская интеграция может иметь ряд важных последствий. Во-первых, не только раздвигаются границы рынка, но и создается важ-ный прецедент реинтеграции, открытой для других стран. Во-вторых, она содействует укреплению международных позиций рубля и de facto становится шагом на пути превращения его в региональную резервную валюту. В-третьих, помимо конкуренции товаров, она создает условия для конкуренции институтов и юрисдикций, и, хотя институты стран-партнеров не самые привлекательные, сам факт конкуренции будет способствовать прогрессивным институциональным сдвигам.

Присоединение к ВТО поможет диверсифицировать экспорт. Конечно, государство и бизнес должны предпринять соответствую-щие скоординированные усилия, однако появляются дополнительные шансы на активизацию участия российских фирм в международных производственных цепочках.

Кроме того, присоединение к ВТО станет первым шагом на пути к более широкой интеграции России в мировую экономику и ее инс-титуты. Следующими важными шагами должны быть вступление в ОЭСР и начало активного продвижения к зоне свободной торговли с Европейским союзом. Учитывая, что доля ЕС в российской внешней торговле приближается к 60%, стратегическая цель — установить отношения с Евросоюзом, аналогичные его отношениям с Норвегией.

Все это должно способствовать поиску Россией новых ниш в ми-ровом разделении труда за счет диверсификации сырьевого экспорта, стимулирования несырьевого экспорта и международной кооперации российских фирм. Для стимулирования несырьевого экспорта (или экспорта высокотехнологичной продукции) стратегическая цель — занять нишу высокотехнологичных товаров в торговле «юг–юг» (продажа технологий и высокотехнологичных товаров странами со средними доходами странам с низкими). Подчеркнем, что все успешные модернизационные рывки за последние 50 лет были связаны с экспортной ориентацией.

Экономическая география. Пространственная политика должна основываться на двух принципах: стимулирование притока населения в точки (регионы) экономического роста для компенсации демографического кризиса (общего сокращения численности населения); стимулирование конкуренции между регионами и между муниципалитетами за привлечение населения и бизнеса.

Федеральный центр должен не только гарантировать автономию каждого уровня власти при определении целей собственного развития и средств их достижения но и создавать общие для всех регионов условия для совре-менного роста; обеспечивать прозрачность, простоту и предсказуемость «правил игры» в федеративных отношениях, включая межбюджетные. Подступиться к решению этих задач невозможно без расширения доходной базы регио-нов и муниципалитетов, одновременно повысив их ответственность перед гражданами за реализацию отдельных полномочий социальной политики. Для этого необходимы серьезные изменения в налоговой системе, в том числе в направлении ее децентрализации.

Важным приоритетом федеральной власти в сфере пространст-венной политики должны стать транспортная связанность имеющих экономический потенциал территорий и поддержка формирующихся естественным путем центров развития. Необходимо создавать стиму-лы к улучшению условий ведения бизнеса на уровне региональных и местных властей: привязка федеральной поддержки к результатам экономического развития (в первую очередь — к динамике привлечения инвестиций).

Одна из главных проблем — обеспечение выборности руководи-телей муниципальных образований, имеющих адекватную для своего развития финансовую базу, а также руководителей региональных ор-ганов власти. Президент РФ и председатель правительства РФ выступили с инициативами о возвращении к выборности губернаторов, вносятся изменения в законодательство. Скоро мы увидим, как это заработает на практике. Принципиально важно последовательно и честно проводить этот принцип, начиная с муниципального уровня муниципальном уровне.

Политические процессы и экономика

Минувший год ознаменовался усилением политической ак-тивности различных общественных слоев. Декабрьские выборы в Государственную думу РФ привели к росту политического напряже-ния в стране, поскольку значительная часть общества не была готова признать их результаты легитимными.

На протяжении последнего десятилетия в России последовательно строилась модель «полуторапартийной демократии», специалистам хорошо знакомая из опыта Италии и Японии 1950–1980-х годов и Мексики на протяжении большей части ХХ в. Модель эта характеризуется нахождением у власти одной партии на протяжении десятилетий при наличии ряда других политических сил, участвующих в выборах, но не способных оказывать существенное влияние на принятие решений. Главным недостатком этой модели является высокий уровень коррупции, неизбежный при длительном пребывании у власти одной и той же политической силы.

Однако считалось, что этот порок несколько компенсировался наличием политической стабильности и успехами экономического роста. Эта модель казалась органичной для России, учитывая уровень ее экономического развития, «особенности исторического развития» и традиции поведения властных групп.

Правда, подобная «полуторапартийная демократия» плохо сочетается с прокламируемыми правами граждан, современными технологическими вызовами и особенно с информационной насыщенностью современного общества. Именно они стимулируют требования либерализации, которые легко получают поддержку среди информационно наиболее развитой (и наиболее молодой) части граждан. В этом отношении политическая активизация общества совершенно не обязательно должна быть связана с ухудшением экономического положения. Напротив, рост благосостояния стимулирует рост политической активности и готовности задавать власти «неудобные» вопросы. Еще Алексис де Токвилль заметил, что революции происходят не в стагнирующих обществах, а в странах динамичного экономического и социального развития. Опыт ХХ века, включая отечественный опыт, подтверждает этот тезис.

Я думаю, будет ошибкой видеть в нынешней активизации политических процессов проявление революционной ситуации. Россия прошла через полномасштабную революцию в 1987–1999 гг., и повторение ее совершенно невероятно. Однако анализ нынешних событий сквозь призму исторического опыта революций все-таки представляется уместным.

Великие революции прошлого всегда воздействовали на развитие соответствующих стран на протяжении нескольких десятилетий. Проявлялось это в периодических (раз в 15–20 лет) резких изменениях политической ситуации, происходивших как будто бы на пустом месте. Эти события не вели к коренному слому системы, не меняли базовые экономические и политические отношения. Однако они приводили к власти новые социально-экономические слои и новое поколение политиков. Эти слои и политики не обязательно отрицали предшественников и, как правило, входили в прошлую элиту. Но они отвечали на запросы и требования нового поколения и тем самым продолжали курс на постреволюционную консолидацию общества[5].

Усиление политической неопределенности может иметь негативное воздействие на экономическую динамику, особенно на динамику капитала. Однако для экономики опасна не столько политическая неопределенность (к ней бизнес вполне может адаптироваться), сколько политическая, макроэкономическая и социальная нестабильность. Избежать дестабилизации — важнейшая задача российской власти на предстоящий период.

С экономической точки зрения прослеживаются два источника дестабилизации — внешний и внутренний.

Внешний наиболее очевидно может быть связан с мировой рецессией (или хотя бы с рецессией в странах — основных торговых партнерах России), за чем последует существенное снижение цен на энергоресурсы, доходы от экспорта которых лежат в основе стабильности российского бюджета. Это обернулось бы внутренним шоком, на который надо будет ответить решительными и последовательными мерами в области бюджетной и денежной политики. Падение цен на энергоресурсы не будет катастрофой, если к нему подготовиться надлежащим образом. Введение «бюджетного правила» и отказ от политики поддержания стабильности валютного курса,

о чем речь шла выше, представляют собой важные шаги в направлении смягчения возможных шоков. Однако этого мало — правительство должно иметь четко разработанный план действий на случай резкого ухудшения экономической ситуации в мире.

Внутренние риски связаны прежде всего с опасностью перехода к политике бюджетного популизма. Обилие бюджетных доходов и формально весьма благоприятная макроэкономическая ситуация (особенно в сравнении с европейскими странами) в совокупности с опасением роста социально-политического недовольства могут повлечь за собой ослабление бюджетной политики, т.е. ускоренное наращивание расходов за счет конъюнктурных доходов от экспорта и заимствований. Это политически самый простой путь, однако он чреват серьезными потрясениями в будущем.

Другая реакция на политические события конца 2011 г. — выработка стратегии комплексной модернизации. Фундаментальной проблемой трехсотлетней истории российской догоняющей модернизации является ее некомплексный (можно сказать — лоскутный) характер. Власть всегда пыталась делать акцент на отдельных аспектах модернизации (на военном, технологическом, экономическом или научно-образовательном, реже — на политическом), но никогда это не была комплексная программа. Отсюда — непоследовательность и неустойчивость результатов модернизации.

Сейчас, когда модернизация стала «лозунгом дня», продвижение модернизации по всем направлениям, особенно сочетание модернизации технологической и институтов (экономических и политических), становится абсолютно необходимым.

Владимир Александрович Мау,

профессор, доктор экономических наук, соратник Е.Т. Гайдара, ректор Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, автор многих книг по экономической истории, главный редактор журнала «Экономическая политика», член редсовета журнала «Вестник Европы».

[1] Ferguson N. The Ascent of Money: A Financial History of the World. L.: Allen Lane, 2008.

[2] Ferguson N. The Ascent of Money: A Financial History of the World. L.: Allen Lane, 2008.

[3] По расчетам А. Ведева, примерно 75% прироста внутреннего спроса в России оборачиваются инфляцией и ростом импорта, и лишь около 25% стимулируют внутреннее производство. (см.: Ведев А. и др. На пути к дешевым деньгам. Центр стратегических исследований Банка Москвы. 2010 г. Июнь).

[4] Вопрос о качестве институтов был, в частности, рассмотрен в статье: Фрейнкман Л., Дашкеев В. Россия в 2007 году: риски замедления экономического роста на фоне сохраняющейся институциональной стагнации // Вопросы экономики. 2008. № 4.

[5] Классическим примером такого рода развития событий является, разумеется, Франция XIX в., в которой после Великой революции происходили существенные политические подвижки в 1830, 1848 и 1870 гг. Реставрация 1814 г. вернула к власти земельную аристократию, на смену которой в 1830 г. пришла финансовая олигархия (при короле — родственнике прежнего монарха), а ее в 1848 г. сменила городская буржуазия (при императоре — племяннике прежнего императора). Период потрясений завершился с установлением Третьей республики в 1870 г., обеспечившей достаточно широкое представительство во власти всех ключевых групп интересов. Не входя в подробности, этот же тренд можно проследить и на примерах других великих революций прошлого.

Опубликовано в журнале:

«Вестник Европы» 2012, №33

Россия > Госбюджет, налоги, цены > magazines.russ.ru, 10 сентября 2012 > № 644140 Владимир Мау


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 21 августа 2012 > № 624877 Сергей Шойгу

Сергей Шойгу: «Хотим удвоить бюджет Московской области»

Об итогах первых 100 дней на посту губернатора Московской области Сергей Шойгу рассказал в интервью BFM.ru

Михаил Бакланов

— Последние новости из Московской области касаются Ваших кадровых решений. Впереди выборы в ряде муниципальных образований региона. Чего Вы ожидаете от них?

— Вопрос «нужных» людей, как я вижу, очень актуальный. Потенциал области огромен, но как его воплотить, «не расплескав», знает не каждый управленец, даже опытный, прослуживший области немало лет. Здесь переплетается много разных интересов — жители, работодатели, бизнес, власть разных уровней… Всем угодить невозможно. И не нужно. Но учитывать все мнения, правильно расставлять приоритеты, — святая задача управленца.

Могу сказать, что благодарен тем, кто осознает свой вклад, свои способности и дает возможность работать над задачами города другим. Я не ожидаю решения всех проблем сразу вслед за решением кадровой. Но что в будущих выборах для меня действительно важно — это их «прозрачность». Когда мы сможем провести эти выборы чисто, тогда мы поймем, кого действительно хотят видеть люди во главе своих городов и районов, и сможем на этот образ ориентироваться, зафиксируем ожидания. А еще — это мое большое желание — сможем вернуть доверие к институту выборов. Это важно: я намерен работать в диалоге, честно и чисто.

— О диалоге: Вы ведь говорите с инвесторами? Какими видятся перспективы крупных инвестиций, в том числе, иностранных в Московской области? Какого рода инвестиционные проекты представляются Вам первоочередными?

— Безусловно, на перспективы крупных инвестиций в экономику и социальную сферу Московской области я смотрю с оптимизмом. Подмосковье – привлекательный для инвесторов регион: посмотрите на географию, на богатство человеческого и экономического потенциала. Здесь уже размещены производства многих известных зарубежных компаний – Knauf, Mars, Campina, Michelin, LG, Grundfos и других компаний. В общей сложности на территорию Московской области уже пришли инвесторы из 78 стран.

« Мое большое желание — вернуть доверие к институту выборов. Это важно: я намерен работать в диалоге, честно и чисто »

Что касается приоритетов в инвестициях, то, прежде всего, я считаю, надо привести в порядок дороги и инфраструктуру. Но самый главный приоритет — инвестиции в человека. Собственно, именно ради этого мы и хотим удвоить бюджет. Нужно строить детские сады, хорошие школы, спортивные комплексы, повышать заработную плату в социальной сфере, совершенствовать систему здравоохранения и образования. Только подумайте, как мы повысим уровень образования, медицинских услуг, если найдем возможность отправлять наших ребят учиться за рубеж, дадим им в руки новейшую технику…

— Это — в перспективе. А как Вы оцениваете нынешнее экономическое положение региона?

— Сегодня Московская область продолжает удерживать прочные позиции среди ведущих регионов Российской Федерации, демонстрируя по основным социально-экономическим показателям стабильную динамику роста.

По итогам I полугодия 2012 года индекс промышленного производства в регионе превысил этот показатель в целом по Российской Федерации на 5,3%. При этом существенный рост наблюдался в производстве транспортных средств и оборудования, химическом и металлургическом производствах, производстве электрооборудования, полиграфической отрасли, это к примеру. Стабильность в экономике региона подтверждают и финансовые показатели.

Однако мы прогнозируем дефицит средств консолидированного бюджета Московской области до конца 2012 года в 9,3 млрд рублей. Это как раз связано с реализацией соглашения об изменении границ между субъектами Российской Федерации городом Москвой и Московской областью.

На мой взгляд, меры по «латанию» дыр, образовавшихся от «выпавших» земель, в полном объеме не обеспечат компенсацию потерь бюджета Московской области, которые мы теперь ощутим. Разница между затратами на жизнеобеспечение этих территорий и налогами, которые область от них получала, поверьте, существенная.

— Этим летом области удалось избежать лесных пожаров. Как Вам в принципиальном плане видится решение ситуации с подмосковными торфяниками?

— На сегодняшний день общая площадь торфяников на территории Московской области огромна — около 254,5 тысяч га. Площадь наиболее пожароопасных торфяных участков, требующих первоочередного обводнения, — 77 тысяч га.

К концу 2013 года все запланированные пожароопасные торфяники общей площадью 73,9 тысяч га (остальные — в федеральном ведении) на территории Московской области будут обводнены.

Интересно, что в свое время с целью добычи торфа торфяники как раз-таки осушали. Мы продумывали вариант с добычей — это не выгодно. Так что теперь «назад» обводняем.

— Прямо под окнами Вашего рабочего кабинета недостроенные дома дольщиков. Насколько остра эта проблема для области?

« Меры по «латанию» дыр, образовавшихся от «выпавших» земель, в полном объеме не обеспечат компенсацию потерь бюджета Московской области »

— За словами «обманутые дольщики» скрываются реальные трагедии десятков тысяч семей. К сожалению, те проблемы, которые копились годами, одномоментно не решишь. Тем более, юридически государство не является участником договорных отношений между застройщиком и гражданином, а значит, не всегда может вмешаться в этот процесс.

В этих непростых условиях мы приняли решения о создании специализированного комитета и назначении министра по «долевому строительству» и взяли на себя ответственность помогать гражданам, пострадавшим от недобросовестных застройщиков. Здесь важно, чтобы люди нашу помощь приняли, услышали наши призывы.

Сегодня на контроле у Комитета находятся 147 объектов, где нарушены права более 15 тысяч граждан-соинвесторов. Однако по результатам тщательного анализа ситуации могу сказать, что нерешаемых ситуаций нет.

Я говорю о том, что, решить проблему обманутых дольщиков — это одна задача. Вторая, не менее важная, — создать систему, позволяющую не допускать появления новых обманутых дольщиков. Систему действенного контроля за исполнением 214-го закона «О долевом участии в строительстве». Это, конечно, и создание единой программы, где можно будет понять, кому выдается разрешение на строительство, на какой объект разрешение, какие земельные участки вовлекаются, кто участвует в аукционах. Это и привлечение надзорных организаций к контролю за долевым строительством. Это и информирование граждан о том, по каким договорам можно покупать жилье в строящемся доме, как проверить застройщика.

— Как Вы оцениваете результаты первых ста дней: что удалось сделать?

— Могу сказать, что за этот небольшой период уже проведен значительный объем работы по всем направлениям.

Определены основные параметры бюджета Московской области на 2013 год. Его социальная направленность полностью сохранена: объем средств бюджета области, выделяемых на социальную защиту населения, не уменьшится. На мой взгляд, это уже результат.

Стоит отметить, что на жесткий контроль взята работа муниципальных образований по предоставлению бесплатных земельных участков многодетным семьям Подмосковья.

Мне важно, чтобы повышалось качество и уровень жизни жителей Подмосковья. Из приоритетных задач я также выделю улучшение демографической ситуации в области путем роста рождаемости и продолжительности жизни, изменение миграционной политики в регионе в сторону повышения образовательного и профессионального уровня миграционных ресурсов.

Московская область должна стать местом комфортного проживания для граждан с ограниченными возможностями. Именно на эти цели направлена долгосрочная целевая программа Московской области «Доступная среда на 2012-2015 годы».

Знаете, я не хочу сейчас раскладывать всю свою программу, — она есть и в прессе, в том числе, — мне важно сказать вам другое. Для меня Подмосковье — это каждый житель этого региона в отдельности. Я хочу, чтобы каждому жителю Московской области было здесь комфортно жить и работать.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 21 августа 2012 > № 624877 Сергей Шойгу


Латвия > Финансы, банки > agronews.ru, 31 июля 2012 > № 632356 Кристап Закулис

Экс-акционер Latvijas Krājbanka Владимир Антонов преподнес Латвии важный урок. Впредь инвесторы, желающие выйти на латвийский банковский рынок, будут проходить более тщательную проверку. Впрочем, с предубеждением относиться именно к российским банкирам здесь не будут...

Об этом в интервью Деловому Телеграфу рассказал глава Комиссии рынка финансов и капитала Кристап Закулис.

— Недавно вы заявили, что финансовая грамотность жителей Латвии оставляет желать лучшего. Каковы на сегодняшний день успехи КРФК в просветительской работе?

— За несколько месяцев, что я нахожусь в должности, ощутимых перемен, понятно, добиться нельзя. Однако ощутимо повышение финансовой образованности населения – один из приоритетов КРФК. Так же, как и один из среднесрочных приоритетов Ассоциации коммерческих банков. В таких вопросах нам следует работать сообща. Кое-что уже сделано, например, мы создали и поддерживаем интернет-портал «Школа клиентов» (www.klientuskola.lv). На нем любой желающий может найти базовую информацию о сути и видах финансовых услуг. Мы также работаем над тем, чтобы перевести содержание этого портала на русский язык. Русскоязычная версия появится уже к концу года.

— Каковы другие инициативы?

— Мы также намерены сотрудничать с Министерством образования, чтобы изменить содержание предметов основной школьной программы – добавить в нее необходимые школьникам во взрослой жизни финансовые и экономические знания. Сегодня финансовые услуги стали ежедневным массовым продуктом, и школа должна своевременно снабдить детей необходимыми для их использования знаниями. А знать о финансовой сфере действительно нужно многое. Чтобы, выходя из школьных стен с паспортом в руках, молодой человек был подготовлен и к тому, чтобы принимать правильные финансовые решения. Программа этого курса рассчитана на 4 года и будет начинаться где-то с пятого класса.

— И с какого года этот курс будет внедрен в школьную программу?

— Как нам пояснили специалисты МОН, обычно такой процесс длится три года. Сначала согласование, потом внедрение программы в экспериментальные классы и лишь затем – общее внедрение, подготовка необходимых материалов и преподавателей.

— То есть изменений можно ожидать с 1 сентября 2015 года?

— Возможно, и раньше. Так как коллеги из ЛАКБ и МОН начали работу над этой инициативой где-то за полгода до моего вступления в нынешнюю должность.

— Можете ли вы сравнить финансовую грамотность жителей в Латвии, Эстонии и Литве?

— Отдельных исследований на этот счет не проводилось. По части образованности есть лишь данные международного исследования PISA, но оно рассматривает лишь знания по основным предметам, вроде математики (по результатам этого исследования выпускники латвийских школ от литовских и эстонских сверстников ощутимо отстают. – Прим. И.А.). Когда латвийское общество поймет, что финансовые знания ничуть не менее важны, чем математика, тогда, наверное, появятся и исследования. Однако ситуацию с финансовой грамотностью в Латвии мы видим, например, по событиям прошлого года. Взять хотя бы слухи о стабильности Swedbank. Люди паниковали, а ведь это один из крупнейших и наиболее стабильных банков! Обладая минимумом знаний в соответствующей области, можно было понять, что слухи не имеют под собой оснований! Образованный клиент не побежит снимать деньги только потому, что они распространились. В ситуации с Parex государству даже пришлось пойти на экстренные меры, чтобы этот банк спасти.

Не хватает жителям и понимания того, какую сумму вклада в случае реальных проблем им гарантирует вернуть государство (гарантирован возврат суммы, не превышающей 100 тыс. евро в латовом эквиваленте). Да даже и того, что существует такая Комиссия рынка финансов и капитала, которая осуществляет надзор за банками...

— Говоря о слухах по поводу стабильности Swedbank, удалось ли найти и наказать их виновных?

— Расследованием этого дела занимается Полиция безопасности. Думаю, результаты ее работы будут оглашены. Источник происхождения слухов был установлен, и можно ожидать, что станет доступна и дальнейшая информация.

— Вынесла ли КРФК уроки из этого случая и есть ли у вас теперь программа действий по предотвращению паники среди населения?

— Да, Совет по развитию финансового сектора подготовил т.н. план кризисной коммуникации. Это концептуальный документ, в котором оговариваются действия всех вовлеченных организаций – КРФК, Минфина, Банка Латвии и ЛАКБ и других в случае, если в стране начинает подниматься волна слухов о стабильности того или иного банка. Первыми, согласно документу, должны реагировать мы, КРФК. Мы должны проводить активную разъяснительную работу. Что-то вроде «этот банкомат просто сломался, рядом стоят еще четыре – и они работают. Нет повода говорить о проблемах у банка!» (улыбается). Так что механизм слаженной работы у местных надзорных организаций теперь есть. Кстати, согласно плану, в некоторых случаях в «кризисную коммуникацию» может вовлекаться даже премьер-министр страны!

— Удалось ли уже испытать «успокоительный» план на практике?

— Ну, новой волны слухов не было, так что не довелось (улыбается). Вообще же в ближайшем году запланировано сымитировать похожую ситуацию и провести «учебную тренировку».

— Из-за вызванной слухами паники Swedbank потерял около 30 млн латов. Насколько меньшей была бы эта сумма, будь в Латвии на тот момент план «кризисной коммуникации»?

— В моменты паники население изымает деньги, однако затем, когда волна спадает, люди вновь кладут свои сбережения на счета. Поэтому однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Но совершенно точно, что теперь государственные учреждения будут работать более слаженно и мы сможем успокоить население быстрее, чем раньше.

— А если слухи окажутся обоснованными, как в случае с Latvijas Krājbanka и Parex, вы тоже будете говорить людям, что все в порядке, что деньги из банка забирать не надо?

— Я все же отмечу, что в рамках плана «кризисной коммуникации» подразумевается борьба со слухами. То есть с заведомо ложной информацией. В случае с Parex встал вопрос о финансовой стабильности государства. И ее нужно было спасать. Ну а случай с Latvijas Krājbanka был особый. Не было так, что все все знали, но скрывали до последнего. Это для всех была неожиданность.

— Почему было отказано в санации Latvijas Krājbanka?

— В связи с тем, что деятельность предыдущего руководства и акционеров и связанных с ними людей нанесли этому банку достаточно большие убытки (что сейчас расследует полиция), вопрос о санации банка был довольно сложен. Хотя желающий санировать банк инвестор и был, но готовности спасать банк любой ценой он не продемонстрировал. Расчеты показали, что тех средств, которые готов вложить инвестор, недостаточно, чтобы восстановить хозяйственную деятельность банка.

— А как вы оцениваете размер вознаграждения ликвидатору этого банка?

— Сумма вознаграждения ликвидатору оговорена законом. Да, сегодня вокруг нее ведутся жаркие дискуссии, но кто-то вспоминает и другое: когда-то вознаграждение составляло 15% от объема реализованных активов, тогда как сегодня законом уже оговаривается 5%. Это сумма, из которой KPMG рассчитывает в том числе и вознаграждение своим специалистам: в процессе ликвидации Krājbanka задействовано около 20 сотрудников. Latvijas Krājbanka — достаточно крупный банк, и процесс его ликвидации сложен и трудоемок. К тому же вознаграждение ликвидатору должно соответствовать рыночной ситуации. Сумма не должна быть настолько низкой, что за нее просто никто не согласится работать или же согласятся некомпетентные лица.

— Как вы относитесь к тому, что администратор Latvijas Krājbanka уже получил вознаграждение более 1 млн латов, а многие вкладчики банка останутся без своих денег?

— Надо дискутировать о сумме комиссионных, которые перечисляются администратору. 5% от стоимости реализованных активов – это много или мало? Мне сложно сказать. Точно знаю, что нельзя снижать процент до бесконечности – это приведет к тому, что желающих заниматься ликвидацией банкротов просто не окажется.

— Как проходит процесс продажи GE Money bank?

— В настоящее время КРФК рассматривает этот вопрос. По Закону о Кредитных учреждениях решение нужно принять в течение 60 рабочих дней. Срок истекает ко второй половине августа. Мы задали покупателю дополнительные вопросы, получили ответы и теперь оцениваем все полученные документы и аспекты деятельности потенциального инвестора.

— Как вообще в КРФК относятся к западным, восточным и местным инвесторам?

— Мы оцениваем не страну происхождения инвестора, а потенциал его бизнеса и его перспективы в Латвии. Если посмотрим на события прошлого года (Krājbanka. — Деловой Телеграф), то там фигурировали и русские, и латышские, и литовские фамилии. С этой точки зрения у КРФК нет предубеждений против каких-то конкретных людей и стран.

— То есть после краха Krājbanka ничего не изменилось?

— Конечно изменилось, мы стали намного больше внимания уделять оценке репутации потенциальных инвесторов. Сегодня мы для этого используем данные коллег из надзорных организаций Евросоюза. Нет особых проблем получить интересующую нас информацию и от надзорных структур России.

— Допустим, к вам минувшим летом приходил российский инвестор. И такой же инвестор приходит нынешним летом. Изменилось к нему отношение КРФК, учитывая, что между этими приходами обанкротился принадлежавший россиянам Krājbanka?

— Ну, один из выводов, который сделан благодаря г-ну Антонову (акционер Krājbanka. — Деловой Телеграф), это то, что КРФК должна тщательно выполнить свою домашнюю работу по оценке потенциального инвестора, скрупулезно изучить все аспекты. Так как потом в ходе ежедневной работы вопросы, связанные с оцениванием инвестора, решить гораздо сложнее. Именно поэтому мы особое внимание уделяем начальной проверке в ходе процесса вхождения инвестора на рынок.

— Российского инвестора?

— Нет, это относится ко всем инвестициям.

— Что касается российской финансовой группы «Открытие». Вы рассматривали их заявление о покупке GE Money bank еще в прошлом году. И все не можете дать оценку инвестициям?

— Этот вопрос лучше задавать им самим. В частности спросить об их планах развития.

— Сколько, на ваш взгляд, российских денег может быть в латвийских банках – четверть, треть, половина?

— Не думаю, что существует некая золотая доля, которую нельзя увеличивать или уменьшать. Важно, чтобы спектр инвестиций в латвийских банках был шире, чем число стран, которые являются нашими соседями по региону. Что касается соотношения, баланса, удельного веса инвестиций из конкретных регионов, то я считаю, что любая инвестиции должна базироваться на бизнес-решении – когда и на какие рынки входить, когда уходить. Решение это принимает сам инвестор. В конце концов, он рискует собственными деньгами. Мы в свою очередь можем только констатировать и отслеживать эти процессы. Нет таких политических решений, на основании которых можно подписать договор о том, что капитал из конкретной страны приходит в Латвию на 20 лет. Эти процессы регулирует рынок. Тот же GE Money bank принял решение уйти из Латвии, и здесь нет никакой политики.

— Кстати, о GE Money bank. Американцы согласившись продать банк россиянам, подтвердили тем самым, что с ними можно иметь дело. КРФК все еще не дала согласия на эту сделку. Разве согласие американцев не является подтверждением высокой репутации группы «Открытие»?

— Разница в том, что мы оцениваем сделку по более широким параметрам, чем продавец. Американцы подходят к сделке не как надзорный орган, а как собственник.

— Тем не менее вряд ли бы американские собственники продали свой банк Асаду или Хусейну. А группе «Открытие» продают...

— Я допускаю, что они как инвесторы, которые вложили в свое время деньги, а теперь продают свой бизнес, вполне удовлетворены репутацией российского покупателя. Но у нас как у надзорного органа, которому предстоит работать с новым инвестором, свои, обоснованные законом требования к инвестициям.

— А что делать американцам со своим банком, если КРФК запретит его продавать? Закрыть его, чтобы вы могли проверить план «кризисной коммуникации» на практике?

— Нет, просто искать других покупателей. Список интересующихся банком покупателей длиннее, чем один потенциальный инвестор.

— То есть американцы стали заложниками КРФК?

— У них есть достаточно времени для маневра.

— Помимо группы «Открытие», были ли в последнее время иностранные инвесторы, желающие выйти на латвийский банковский рынок?

— Да, случаи были. Не сказал бы, что они стоят в очереди, но заявления мы получаем.

— Судя по тому, что новых игроков на рынке особо не видно, всем отказано?

— Нет, но иногда сами инвесторы пересматривают свои планы, углубляясь в ситуацию.

— Каких перемен в связанном с банковским и страховым рынками можно ожидать в ближайшие полгода-год?

— Изменений целый список. Например, в 2013 году предстоит утверждение европейской директивы «Платежеспособность II» (Solvency II). Страховой надзор в странах ЕС начнет действовать по новым принципам, а требования к капиталу страховых компаний, оценке их активов и обязательств усложнятся. Это повлияет на бизнес-модели страховщиков, на то, как они размещают средства. Это в некотором смысле революция. Ну, банковскую сферу ожидают изменения, связанные с введением Третьего базельского соглашения (Basel III). Документа, ставшего реакцией на глобальный финансовый кризис. Например, появятся новые требования к достаточности банковского капитала. Причем ужесточатся требования как к самим кредитным учреждениям, так и к органам надзора за ними.

— В течение полугода банковский кредитный портфель сократился более чем на миллиард латов...

— Говоря о банках, нам еще долгое время придется делать оговорки на уход с рынка Latvijas Krājbanka и Parex. Без учета этого эффекта сравнительный анализ тенденций банковского сектора будет некорректным. Если исключить влияние на статистику аннулирования лицензий Latvijas Krājbanka и Parex, то в годовом разрезе темпы уменьшения кредитного портфеля латвийских коммерческих банков замедлились с 8,5% в декабре прошлого до 3,9% в июне этого года. Вообще же, за годы бума банки накопили достаточно объемный кредитный портфель. Но при нынешнем объеме ВВП, при нынешней потребности домохозяйств в жилищных кредитах портфель должен быть меньше. И сегодня, когда происходит процесс естественного возврата ранее взятых кредитов, кредитный портфель сокращается. Что же касается увеличения объемов выдачи новых кредитов, что обычно характерно для развивающихся экономик, то этого в стране пока не ощущается. Но это потому, что в нашем случае у кредитования было слишком большое «начало». Больше кредитов, чем во времена бума, сегодня, понятно, не выдается. И статистические последствия кредитного бума мы будем наблюдать еще довольно продолжительное время. Однако если сравнить с 2011 годом, то в первом полугодии 2012 года объем новых кредитов все-таки увеличился. За шесть месяцев банки в общей сложности выдали новых кредитов на сумму 871 млн латов из которых 382 млн — нерезидентам.

— А как обстоят дела с вкладами?

— Мы видим положительные тенденции в сегменте нерезидентских вкладов. Нерезиденты оценивают Латвию как более надежное для вкладов место, чем альтернативные страны. А вот в сегменте, конечно, хотелось бы более выраженного роста. Сегодня он составляет всего 0,3%, то есть объем вкладов домохозяйств за полугодие практически не изменился. Сегодня по объему вкладов домохозяйств мы находимся на уровне 2006 года и до уровня 2008 года, к сожалению, еще далеко.

— Как вы оцениваете ситуацию на рынке страхования? Недавно прошел слух, что из-за убытков его может покинуть страховая компания Balta...

— Слухи, то есть необоснованную информацию, я слышал. Однако руководство компании очень четко подтвердило, что с латвийского рынка они уходить не собираются. Из Чехии собираются, да, но к Латвии это отношения не имеет, да и группа представлена в многих других странах.

Вообще же страховщики борются с кризисом несколько дольше и восстанавливаются несколько медленнее, чем банки. Но восстановление заметно: те же экспортирующие предприятия теперь могут позволить себе, например, больше страховых полисов для работников.

— Может быть, есть инвесторы, желающие выйти на латвийский страховой рынок?

— Тут скорее идет речь о развитии трансграничного сотрудничества. Наши страховщики и так треть заработанных в этом году страховых премий получили за пределами Латвии.

— На ваш взгляд, закончат ли страховщики этот год с прибылью?

— Мы очень надеемся, что произведя все необходимые оптимизации, страховщики завершат этот год «по нулям» или с небольшим плюсом.

— А банки?

— Банковские доходы растут, свою домашнюю работу они выполнили, а накопления под плохие кредиты понемногу сокращаются. Поэтому мы видим основания для прибыли. Хотя прибыль в этот раз, может быть, и не самое главное для банков. Важнее — рост объемов кредитования, чтобы у тех предприятий, которые сейчас начинают восстанавливаться после кризиса, была возможности расти и развиваться.

Латвия > Финансы, банки > agronews.ru, 31 июля 2012 > № 632356 Кристап Закулис


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 27 июля 2012 > № 610069 Сергей Митин

"Мы начали успешную экспансию на продовольственные рынки": Интервью с губернатором Новгородской области Сергеем Митиным

Губернатор Новгородской области Сергей Митин, который проработал в этой должности почти пять лет, в интервью корреспонденту ИА REGNUM рассказал об основных достижениях и проблемах региона.

ИА REGNUM: Сергей Герасимович, новгородская экономика в прошлом году продемонстрировала ряд рекордов - главным образом, в сфере сельского хозяйства. А как обстоят дела сейчас?

Считаю, что у нас созданы благоприятные условия для развития сельского хозяйства, и это позволяет развивать инвестиционные проекты. Например, в прошлом году на предприятии "Новгородский бекон" построен репродуктор на 5000 свиноматок и продолжен "зерновой проект". "Белгранкорм-Великий Новгород" запустил племптицерепродуктор мощностью 60 млн яиц. Начато строительство тепличного комплекса "Новгородские теплицы", заложены сады интенсивного типа компании "Сады Старой Руссы". В прошлом году производство сельхозпродукции увеличилось на 16% по сравнению с 2010 годом. Зерна больше собрали в 1,8 раза, картофеля - почти на 40%, овощей - почти на 10%. Особо следует отметить рост объемов производства мяса скота и птицы. С 2007 года оно увеличилось больше чем в 5 раз и составило 121 тысячу тонн. По темпам роста производства мяса Новгородская область занимает 5-е место в России. Вообще, за последние пять лет - с 2007 года - общий объем производства сельхозпродукции увеличился в 1,8 раза.

ИА REGNUM: А какова сбытовая политика региона?

Мы начали успешную экспансию на продовольственные рынки, в том числе межрегиональные. В первую очередь, это касается Санкт-Петербурга - самого близкого и ёмкого рынка сбыта. В рамках проведения Дней Новгородской области в Санкт-Петербурге уже три года успешно проводим агропромышленные ярмарки. Наша продукция стала узнаваемой и востребованной, объемы продаж на ярмарках увеличились в 2-2,5 раза. В итоге - увеличились оптовые поставки новгородской продукции в Санкт-Петербург. За 2011 год в Санкт-Петербурге реализовано более 30 тысяч тонн картофеля и овощей, около 20 тысяч тонн мяса и мясной продукции и около 3 тысяч тонн молочной продукции. Если говорить о других регионах, то в прошлом году впервые провели два больших имиджевых мероприятия в Москве. На выставке "Москва хлебосольная-2011" в Кремлевском Дворце Съездов была организована выставка-дегустация продукции наших товаропроизводителей, в декабре на Черемушкинском рынке прошла сельскохозяйственная ярмарка новгородской продукции. Всего в 2011 году проведено 87 сельскохозяйственных ярмарок всех уровней, 40 ярмарок - уже только за первое полугодие этого года.

ИА REGNUM: Как сейчас обстоит ситуация в поселке Парфино, где возникли проблемы с деятельностью градообразующего предприятия?

Ситуация в Парфинском районе сейчас оценивается как стабильная. Нам - администрации области, администрации района - удалось сократить численность безработных в Парфино и стабилизировать положение на рынке труда района. Уровень безработицы в Парфино с 6,4% в январе 2010 года снизился до нынешних 0,8%. В ОАО "Парфинский фанерный комбинат" в настоящее время проходит завершающая стадия конкурсного производства. В августе 2012 года конкурсным управляющим планируется проведение первых торгов по реализации имущественного комплекса комбината. На сегодняшний день на предприятии трудится 592 человека (до закрытия комбината здесь работали 2028 человек - значительная часть населения поселка, где всего проживает около 7,3 тысячи человек - прим. ИА REGNUM), текущая заработная плата которым выплачивается полностью и без задержек. Восстанавливается и производство фанеры - в первом полугодии произведено уже больше 17 тысяч кубометров.

ИА REGNUM: Список моногородов региона, помимо Парфино, пополнило Пестово. Что делают власти, чтобы развивался город Пестово и его экономика?

В Пестовском районе проживает 21,5 тысячи человек, из которых 15,9 тысячи - в административном центре, Пестово. Промышленность города представлена двумя предприятиями: это лесопильный завод финского концерна "ЮПМ-Кюммене" и Пестовское райпо - филиал "Новоблпотребсоюза", основной деятельностью которого является производство пищевых продуктов. 97% отгруженной продукции приходится на долю названного деревообрабатывающего предприятия, то есть, оно является градообразующим. Поэтому Пестово Министерством регионального развития РФ было включено в список моногородов области. Для предотвращения негативного развития райцентра администрациями области и района был разработан комплексный инвестиционный план, который предусматривает модернизацию градообразующего предприятия, модернизацию и развитие действующих предприятий моногорода, развитие малого бизнеса, создание новых бизнес-структур и привлечение инвестиций. Это позволило стабилизировать ситуацию. Уровень безработицы в районе не превышает 0,4%. Темп роста заработной платы составляет 118% - на уровне областного. Задолженности по заработной плате нет. С учетом имеющихся в районе лесных и водных ресурсов - есть предпосылки для реализации инвестиционных проектов в области освоения лесов. В настоящее время уже реализуется проект ООО "Лесная инвестиционная компания" с планируемым объемом лесозаготовки 200 тысяч кубометров в год, где создано 120 рабочих мест. Кроме того, готовится к реализации крупный инвестиционный проект по строительству целлюлозного комбината.

ИА REGNUM: Каковы на сегодняшний день перспективы его строительства?

В настоящее время продолжается поиск инвестора. По предварительным оценкам, для строительства целлюлозного комбината необходимо более 30 млрд рублей. По проекту, на комбинате может быть создано 815 рабочих мест. Считаю, что реализация инвестиционных проектов в сфере лесопромышленного комплекса, включая строительство целлюлозного комбината, решит все проблемы Пестовского района и внесет существенный вклад в социально-экономическое развитие области в целом.

ИА REGNUM: С созданием регионального дорожного фонда Новгородская область в нынешнем году в 3 раза увеличила финансирование ремонта и строительства дорог. Дороги требуют ремонта во всех районах, поэтому интересно, как распределяются средства фонда и какие муниципалитеты получают финансирование в первую очередь?

Из областного дорожного фонда в 2012 году бюджетам муниципальных районов запланировано выделить 883 млн рублей: 614 млн на капремонт и ремонт автомобильных дорог общего пользования населенных пунктов, 135 млн рублей - на ремонты дворов и проездов, 134 млн рублей - на осуществление дорожной деятельности. Суммы субсидий районам распределяются пропорционально суммам транспортного налога, собираемого территориями. В нынешнем году, в котором, как вы, наверное, знаете, будет праздноваться 1150-летие российской государственности, на ремонт дорог выделили дополнительные суммы субсидий: Великий Новгород получил 120 млн рублей на капитальный ремонт моста Александра Невского, Валдай на ремонт дорог - 140 млн рублей, 70 млн рублей дополнительно выделено на дороги города Чудово, 50 млн рублей направлено в Боровичи, 6 млн рублей - на ремонт дорог в Окуловке.

ИА REGNUM: Как будет осуществляться контроль за ремонтом дорог?

Контроль за ремонтными работами на автомобильных дорогах регионального или межмуниципального значения будет осуществляться работниками отдела контроля качества и дорожной лаборатории "Новгородавтодор". Ремонты местных дорог контролируют представители органов местного самоуправления.

ИА REGNUM: В Новгородской области поставлена достаточно амбициозная задача по росту строительства жилья. Каким образом регион будет выполнять этот план?

В этом году в мае мною утвержден сводный план по вводу жилья на 2012 год, согласно которому в этом году в Новгородской области запланирован ввод жилья в объеме 315 тысяч квадратных метров. В первом полугодии за счет всех источников финансирования ввод жилья составил 53,9 тысячи квадратных метров, что составляет 17% от годового плана. Однако, надеюсь, что как и в прошлом году, план по вводу жилья будет выполнен: основной ввод многоквартирных домов проходит, как правило, во втором полугодии. У нас заключено соглашение о сотрудничестве с Федеральным фондом содействия развитию жилищного строительства, в рамках которого под комплексное освоение в целях жилищного строительства в 2012 году задействованы три участка Борковского сельского поселения Новгородского района, а также участок в деревне Красота Демянского района. Кроме того, за счет привлеченных средств из федерального бюджета ведется строительство жилья для военнослужащих. К сожалению, федеральными программами, направленными на обеспечение жильем отдельных категорий граждан, не предусмотрено вложение средств в долевое строительство, что является сдерживающим фактором для ввода нового жилья.

ИА REGNUM: Вам удалось решить одну из непростых проблем - проблему "обманутых дольщиков" АНО "НЦСМ-Новотест". Власти региона теперь могут твердо сказать, что такие ситуации в Новгородской области больше не повторятся? Ведь у населения вовлечение в долевое строительство жилья по-прежнему вызывает опасения...

В настоящее время в Новгородской области денежные средства участников долевого строительства привлекают семь компаний-застройщиков. Всего действует 1543 договора участия в долевом строительстве, больше всего заключено с ООО "Глория", которое строит микрорайон "Луговой". После проблемной ситуации с дольщиками "Новотеста" опасения новгородцев понятны. Руководство области, со своей стороны, делает все возможное для защиты прав дольщиков. Так, до 1 октября 2012 года будет разработан и принят областной закон о защите прав граждан-участников долевого строительства. Кроме того, до 1 декабря мы планируем принять региональную программу защиты интересов граждан в области долевого строительства.

ИА REGNUM: Что включает в себя эта программа?

В том числе и материальную поддержку дольщиков, пострадавших в результате неисполнения застройщиком обязательств. Таким пострадавшим может быть предоставлено жилое помещение по договору срочного найма вне очереди. Ну и, конечно, программа нацелена на привлечение инвесторов для завершения долевого строительства домов, где по каким-то причинам процесс не был доведен до конца.

Справка ИА REGNUM:

Сергей Митин родился 14 июня 1951 года. Образование - высшее профессиональное. Окончил Горьковский политехнический институт им.А.А.Жданова в 1974 году. Сергей Митин - доктор экономических наук, имеет ученое звание профессора экономики и организации производства. С 1974 года работал на руководящих должностях ПО "Завод им.В.И.Ульянова", с 1993 года - генеральный директор АО "Термаль". С 1996 по 1997 годы был заместителем председателя комитета Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации по экономической политике. С 1998 по 2000 годы - заместитель министра экономики Российской Федерации, с 2000 по 2004 году - заместитель министра промышленности, науки и технологий Российской Федерации, с 2004 по 2007 годы - заместитель министра сельского хозяйства Российской Федерации. В 2007 году вступил в должность губернатора Новгородской области. 

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 27 июля 2012 > № 610069 Сергей Митин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 июля 2012 > № 602392 Владимир Путин

Под председательством Владимира Путина состоялось заседание Государственного совета «О задачах органов государственной власти субъектов Российской Федерации по обеспечению устойчивого экономического роста и повышению уровня жизни граждан».Это первое заседание Госсовета, которое Владимир Путин провёл после вступления в должность Президента России.

Задачи по обеспечению устойчивого экономического роста и повышению уровня жизни граждан были сформулированы Владимиром Путиным в ходе президентской предвыборной кампании в серии программных статей. Изложенные в публикациях принципы отражены в указах Президента, в частности в Указе «О долгосрочной государственной экономической политике» и ряде других, подписанных в день инаугурации Владимира Путина – 7 мая 2012 года.

В соответствии с Указом Президента от 11 июля 2012 года членами Госсовета наряду с главами всех 83 субъектов являются председатели Совета Федерации и Государственной Думы, а также руководители партийных фракций в Госдуме.

Глава государства начал заседание с обсуждения ситуации в Краснодарском крае. По окончании Государственного совета Владимир Путин подписал Указ о мерах по ликвидации последствий наводнения на Кубани.

Стенографический отчёт о заседании Государственного совета.

В.ПУТИН:Уважаемые коллеги, добрый день!Я приветствую всех вас на первом после выборов Президента России заседании Госсовета.

Но начать хотел бы с другой темы. Вы знаете об ужасной трагедии на юге страны, особенно пострадал город Крымск. Небольшой населённый пункт, но его постигла большая трагедия. Очень много жертв. В целом в регионе погибли более 170 человек, в одном Крымске – более 150 человек.

Внимательно слежу за тем, что происходит в регионах, пострадавших от наводнения, и должен сразу сказать, что не считаю работу ведомств, властей всех уровней удовлетворительной по организации помощи людям и по минимизации последствий этой трагедии. Всем нам нужно сделать соответствующие выводы – проанализировать ситуацию как следует и сделать соответствующие выводы.

Сегодня мною будет подписан Указ о дополнительных мерах поддержки людей, которые пострадали в Крымске. Ещё раз хочу повторить – ответственность за недопущение развития ситуации по этому трагическому сценарию несут все уровни власти: и местные, и региональные, и федеральные. Нужно самым внимательным образом проанализировать, что произошло, почему наступили такие тяжёлые последствия, и сделать всё на всех уровнях для того, чтобы не допустить подобных трагедий в будущем, несмотря, конечно, на все проблемы, связанные с возможными природными либо техногенными авариями и катаклизмами. Мы ещё об этом поговорим с коллегами – о том, что и как должно быть сделано в подобных ситуациях.

Что касается сегодняшней нашей темы. Хотел бы подчеркнуть, что граждане страны оказали доверие на выборах Президента не только вашему покорному слуге, но и тому курсу, который все мы вместе с вами, с подавляющим большинством из здесь присутствующих, проводили на протяжении последних лет. Этот курс реализуется благодаря в том числе нашим общим усилиям по социально-экономическому развитию страны, и в первую очередь хотел бы сказать именно об этом.

Сегодня Государственный совет собрался в новом расширенном составе. В соответствии с Указом в него вошли председатели обеих палат парламента, лидеры фракций Государственной Думы. Рассчитываю, что вы предложите темы для будущих государственных советов, а депутаты примут активное участие в их подготовке в составе рабочих групп. Это позволит нам при обсуждении проблем учитывать мнение законодателей и политических партий и с большей эффективностью доводить принятое решение до конечного результата.

Убеждён, что деятельность Госсовета нужно сконцентрировать на тех направлениях, которые люди считают наиболее важными и востребованными. Свои наказы и пожелания наши граждане активно высказывали и в ходе избирательных кампаний последнего времени. Мнения и позиции граждан легли в основу и известных вам предвыборных статей кандидата в Президенты, и в последующих указах (в мае, как вы знаете, эти указы были подписаны). В их реализации должны принимать участие все органы госвласти. Огромная роль здесь принадлежит регионам Российской Федерации.

Сегодня нам предстоит обсудить задачи, которые стоят перед субъектами Федерации в сфере обеспечения устойчивого экономического роста и повышения уровня жизни граждан Российской Федерации. Остановлюсь на наиболее важных, с моей точки зрения, вопросах.

Первое. Необходимо скоординировать региональные программы развития с содержанием майских указов, о которых я уже упоминал. Нужно также определить этапы и чёткие сроки реализации поставленных в них задач. Субъектам Федерации и муниципалитетам предстоит решить немало социальных проблем. Так, у нас по-прежнему недопустимо велика дифференциация доходов, и за чертой бедности, к сожалению, до сих пор живёт ещё 13 процентов наших граждан, это примерно 18 миллионов человек. Да, количество людей, живущих за чертой бедности, устойчиво сокращается в последние годы, но всё-таки уровень живущих за чертой бедности ещё слишком высок. В десяти регионах доля малоимущих более чем в полтора раза больше, чем в целом в России, а в некоторых субъектах и в два раза. Мы обязаны сделать всё необходимое, чтобы люди имели более солидные доходы.

Неделю назад мы провели совещание, где определили механизмы повышения зарплаты в бюджетной сфере, со специалистами, с экспертами, с министрами. Субъектам Российской Федерации и муниципалитетам уже сейчас нужно переходить к внедрению эффективного контракта (на своём уровне это нужно делать обязательно), вести просветительскую работу, объяснять людям преимущества новой системы оплаты труда.

Второе направление – это развитие экономики. Разумеется, второе не по важности, а, может быть, по важности первое, потому что только на основе эффективного развития экономики можно решать социальные задачи. Вы хорошо понимаете, что решение социальных проблем напрямую связано с ростом производительности труда. Мы планируем увеличить её в полтора раза за счёт модернизации устаревших и создания высокотехнологичных производств, привлечения в каждый субъект Федерации долгосрочных инвестиций. И без активного участия самих регионов эту задачу, разумеется, тоже решить невозможно.

Нужно также создавать условия для развития малого и среднего бизнеса. Скажу прямо, прорыва здесь мы всё ещё не видим. По-прежнему сложно открывать своё дело и работать спокойно без необоснованного вмешательства властей. По мнению экспертов, две трети претензий предпринимателей связаны с трудностями на региональном и местном уровнях. Они сталкиваются с административными барьерами, с превышением полномочий госорганов, нарушением прав собственности.

Я вчера, вы знаете, встречался в Магнитогорске с руководителями крупнейших металлургических компаний. Даже они стонут до сих пор, а что говорить о малом и среднем бизнесе! Всё это говорит лишь об одном: нужно наконец кардинально менять отношение к людям, которые берут на себя ответственность за повышение своего благосостояния, за создание новых рабочих мест, формировать в обществе уважение к их труду, создавать в регионах атмосферу открытости и честной конкуренции. Вам в помощь – единые правила поддержки предпринимателей, разработанные Агентством стратегических инициатив. Пожалуйста, внедряйте и используйте эти стандарты, которые направлены на улучшение инвестиционного климата, а это, как вы знаете, мы публично многократно об этом говорили, одна из важнейших задач в нашей экономической политике – создание благоприятного инвестиционного климата. Привлекайте опытных предпринимателей к этой работе. Я убеждён, что именно от руководителей регионов и их личных усилий зависят позитивные перемены в сфере развития предпринимательства в стране в целом.

В связи с этим возникает третья задача: это пересмотр критериев оценки деятельности самих органов исполнительной власти субъектов Федерации. Данная система, конечно, работает, но не настолько эффективно, как всем бы нам хотелось. Нередки случаи, когда по большинству критериев регион можно помещать на доску почёта, а оценка граждан при этом остаётся крайне низкой, а в конечном итоге это и есть самый правильный критерий оценки – оценка граждан.

Такого разрыва между бумажными отчётами и социальным самочувствием людей, проживающих в том или другом регионе страны, не должно быть. Это тем более важно в ситуации прямых выборов глав регионов, и результаты этих выборов, безусловно, самая объективная оценка. Систему оценки отменять мы, конечно, не будем. Правительство подготовило проект Указа, где определено всего 11 критериев. И для всех важно знать, как идут дела в регионе.

Мы обязательно будем проводить мониторинг и анализировать ситуацию. Считаю также, что стоит рассмотреть возможность увеличения суммы грантов, которые выделяются регионам по показателям инвестиционной привлекательности. Кроме того, предложил бы подумать о создании системы, которая бы заставляла регионы конкурировать между собой, ведь зачастую даже соседствующие субъекты Федерации, имеющие практически равные стартовые возможности, отличаются друг от друга, как небо от земли: в одном – открываются предприятия, создаются рабочие места и растут доходы граждан, проживающих на этих территориях; в другом – бизнес лишь выживает, жители беднеют, а федеральный центр вынужден постоянно повышать свои дотации. И, что самое удивительное, руководящие команды отстающих регионов не меняют своего отношения к делу, не тянутся к соседям, а продолжают работать и действовать в привычном режиме.

Как видим, здесь не срабатывает, казалось бы, логичный принцип соревновательности. Значит, нужна особая действенная и эффективная система, которая бы стимулировала регионы к конкуренции. Эта тема могла бы быть для Госсовета предметом анализа и выработки предложений, как отдельная тема.

Далее, на чём хотелось бы остановиться особо, – это недостаточная эффективность использования земель. Земли у нас много, мы, слава Богу, остаёмся самой крупной страной в мире по территории. Желающих её осваивать тоже немало, а когда нужно оформлять земельный участок в собственность или в аренду, возникает множество непреодолимых барьеров и препон.

Сегодня у нас две острейшие проблемы с выделением и оформлением земель: под жилищное строительство и для ведения фермерского хозяйства. У нас с вами есть, я хочу ещё раз об этом сказать, уважаемые коллеги, исторический шанс решить жилищную проблему в стране. Она у нас решается уже 100 лет и всё не решена. Ещё с царских времён, потом в советское время и в истории новейшей России всё одно и то же: жилищная проблема – самая острая в стране. У нас с вами есть реальный шанс её решить, потому что технологии, финансовые ресурсы, земельные ресурсы – в наших руках. Для того чтобы обеспечить жильём в течение ближайших восьми лет 60 процентов семей, мы должны решить и одну из самых главных в этой системе отсчёта проблем – выделение земли.

Советом Федерации уже одобрен закон, описывающий порядок бесплатного предоставления земельных участков под строительство жилья эконом-класса. Самые крупные владельцы земли из числа федеральных структур – Министерство обороны, Министерство сельского хозяйства, РЖД, Российская академия наук. 95 процентов принадлежащих им земель не используется. Многие начинают этой землёй приторговывать. Но эта земля выделялась этим ведомствам не для того, чтобы они ей торговали, а для того, чтобы использовали. А если не могут использовать, пусть вернут тогда государству или региональным органам власти, муниципалитетам, в конце концов. Но нужно, чтобы и там эта земля не застряла, вот что нужно сделать: обязательно добиться такой ситуации, чтобы после передачи она не застряла и не использовалась как коррупционный материал для размена.

Земельная реформа идёт уже 20 лет, а мы так и не довели до конца процесс формирования сельскохозяйственных земельных участков и оформления прав собственности на них. Я хочу повторить: земля должна работать – и работать эффективно, в полном соответствии с нашим земельным законодательством, согласно которому земля – это основа жизни и деятельности человека.

Ещё один острый вопрос – положение дел в жилищно-коммунальном хозяйстве. Управляющие компании по-прежнему работают, скажу крайне аккуратно, неэффективно, а подчас просто люди сталкиваются с беспределом. Необоснованно завышаются тарифы, не повышается качество предоставляемых услуг. Местные власти зачастую продолжают спокойно наблюдать за ситуацией. Считаю, что положение дел в ЖКХ должны взять под особый плотный контроль правоохранительные органы и пресечь, наконец, разворовывание бюджетных средств и обман граждан. Без вашего прямого влияния и внимания к этим вопросам, уважаемые коллеги, без того, чтобы руководители регионов занимались непосредственно этой проблемой, она тоже не может быть решена.

Уважаемые коллеги!

Знаю, что с наполнением бюджетов и у субъектов Российской Федерации, и у муниципалитетов проблем немало, но хочу отметить, что и в федеральном бюджете не так всё гладко. И здесь наши коллеги работают с утра до ночи для того, чтобы сбалансировать бюджет. Поэтому федеральная власть, конечно, должна и будет помогать регионам, но и возможности федеральной власти тоже небезграничны. Хочу просто, чтобы вы все знали об этом.

На региональном уровне нужно завершить в ближайшие годы работу по разграничению полномочий, я имею в виду, конечно, что это задачи федеральных властей совместно с регионами, чтобы была ясность в вопросах закрепления за каждым уровнем власти стабильных источников доходов, в том числе за счёт отмены налоговых льгот, установленных на федеральном уровне. Конечно, хочу обратить на это внимание Правительства, Министерства финансов, действовать нужно крайне аккуратно, потому что мы понимаем, об отмене каких льгот идёт речь, мы не можем подорвать финансовое положение наших федеральных инфраструктурных компаний. Если они сейчас начнут в большом количестве выплачивать средства в региональные бюджеты, то не только их инвестиционные планы могут оказаться под вопросом, но сама их возможность эффективной жизнедеятельности и обеспечение безопасности, например, в системе РЖД. Нужно подходить к этому крайне аккуратно, действовать нужно в этом направлении, мы уже такие решения приняли, но на каком-то этапе нужно и компенсировать их выпадающие доходы.

Считаю, что министерствам и ведомствам нужно постоянно анализировать, насколько эффективно исполняются переданные полномочия на места, в регионы. Кроме того, уже сейчас нужно определить чёткие механизмы и приоритеты бюджетных расходов, связанных с реализацией майских указов. Правительству совместно с регионами необходимо провести оценку реальной потребности в таких финансовых средствах и предусмотреть в бюджете 2013 года средства на необходимую финансовую помощь регионам. В то же время сами регионы и органы местного самоуправления должны соблюдать строгую финансовую дисциплину, формировать бюджеты по программному принципу, максимально оптимизировать свои расходные обязательства. Это я говорю к тому, о чём только что сказал, что и возможности федерального бюджета небезграничны.

Отмечу, что ряд субъектов Федерации постоянно наращивает свои долги, в том числе коммерческим банкам, что ведёт к утрате контроля за балансом бюджетов. Так, 32 региона имеют задолженность, составляющую 30 процентов собственной доходной базы. Доля задолженности 12 регионов превышает 50 процентов собственных годовых доходов. Так и до банкротства недалеко. Я прошу Минфин проанализировать эту ситуацию и представить предложения по её исправлению.

Ещё одно важное направление – это совершенствование взаимодействия между регионами и территориальными органами федеральных министерств и ведомств. Их деятельность напрямую влияет на качество жизни в субъектах Федерации. При этом большинству жителей абсолютно безразлично, к какому уровню власти они относятся. Для них губернатор является главным в регионе, и к нему предъявляются все претензии, в том числе по работе территориальных органов. Поэтому полагаю, что при взаимодействии с ними руководители регионов должны иметь больше полномочий. Было бы полезно дать руководителям регионов возможность вносить предложения о дисциплинарной ответственности тех руководителей федеральных территориальных органов власти, которые не справляются, по мнению губернаторов, со своими обязанностями. Конечно, здесь не должно быть предвзятости и необъективных надуманных оценок. Я прошу Правительство подготовить соответствующий проект указа и представить его на подпись.

И, наоборот, кстати говоря, уважаемые коллеги, если руководителям регионов передаются федеральные полномочия, то федеральные органы власти должны и будут иметь право оценивать, как руководитель региона исполняет эти полномочия. И, если они не исполняются как нужно, исполняются ненадлежащим образом, у федеральной власти должны быть соответствующие рычаги влияния дисциплинарного характера, вплоть до отстранения от должности.

В заключение остановлюсь на вопросах повышения эффективности госуправления. Речь в первую очередь идёт об открытости власти, об информированности граждан и вовлечения их в процессы выработки решений и контроля за их исполнением. Жители регионов должны чувствовать, что их мнения важны для власти, что мнения граждан, их предложения, пожелания учитываются в практической нашей с вами работе.

Давайте начнём обсуждение этих вопросов.

Хочу предоставить слово Дмитрию Николаевичу Козаку – заместителю Председателя Правительства. Пожалуйста, Дмитрий Николаевич.

Д.КОЗАК: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета, коллеги! В решении задач по обеспечению устойчивого экономического роста и повышению качества жизни граждан нашей страны Правительство последовательно исходит из того, что важнейшая, если не ключевая, роль в этом вопросе принадлежит органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления. Огромные масштабы страны, существенные различия в географическом положении территорий, культурное и даже ментальное разнообразие, исторически сложившаяся дифференциация уровня экономического развития регионов объективно предопределяют федеративное устройство государства и достаточно высокий уровень самостоятельности региональных и местных властей. Но очевидно, что немногим менее сотни и более 20 тысяч региональных и муниципальных властей, действующих в нашей стране, объединённые общей с федеральным центром целью, ответственно и с максимальной эффективностью действующие на основе базовых правил и принципов функционирования экономики и социальной сферы, совместными усилиями могут обеспечить достижения гораздо большего, на порядки большего результата, нежели один центр принятия управленческих решений – я имею в виду федеральный центр.

В этих условиях Правительство видит свою роль в том, чтобы, с одной стороны, предоставить регионам и муниципалитетам максимально возможные административные, финансовые, иные материальные возможности для решения задач по динамичному экономическому развитию территорий, с другой – прежде всего через принципы и правила отношений регионов с федеральным центром создать такие условия, которые будут стимулировать наиболее эффективную работу органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по мобилизации, наращиванию собственного экономического потенциала каждой территории, каждого субъекта, каждого муниципалитета.

Остановлюсь лишь на некоторых наиболее важных с точки зрения региональной политики федерального центра вопросах, которые в текущее время решаются Правительством Российской Федерации.

Как вы знаете, к настоящему времени практически завершена работа по разработке и утверждению федеральным Правительством стратегий социально-экономического развития федеральных округов. Определённые стратегиями приоритеты развития макрорегионов, естественные конкурентные преимущества и роль субъектов Российской Федерации в межрегиональном разделении труда должны найти своё отражение в разрабатываемых в настоящее время государственных и ведомственных программах развития отраслей экономики и социальной сферы на федеральном уровне, в стратегиях и программах развития регионов и муниципалитетов. Распоряжениями Правительства об утверждении каждой окружной стратегии такие задачи поставлены и перед федеральными, и перед региональными органами исполнительной власти.

Следующий шаг – завершение чрезмерно затянувшегося процесса разработки документов территориального планирования. В настоящее время на федеральном уровне закончена разработка и согласование со всеми органами исполнительной власти регионов и со всеми муниципальными образованиями самой важнейшей схемы территориального планирования – схемы развития всех видов федеральной транспортной инфраструктуры: автомобильный, морской, железнодорожный и авиационный транспорт. Сегодня на стадии межведомственного согласования находятся проекты схем территориального планирования в сфере энергетики, высшего образования и здравоохранения, ведётся работа по формированию схем в области обороны и безопасности.

В результате утверждения взаимосогласованных документов территориального планирования на федеральном уровне будет сформирована комплексная пространственная картина и ориентиры для регионов и муниципалитетов по развитию федеральной производственной и социальной инфраструктуры на долгосрочный период, которая нередко, особенно производственная инфраструктура, является определяющей для развития экономики регионов и многих муниципалитетов. Это позволит также определить потребности и одновременно выявить избыточные земли, находящиеся в федеральной собственности, дефицит которой так испытывают, как уже только что отмечалось, и регионы, и муниципалитеты, и, самое главное, инвесторы.

Утверждённые в совокупности федеральные, региональные и муниципальные документы территориального планирования обеспечат прозрачность и предсказуемость всех уровней власти по планируемому размещению на территориях производственной и социальной инфраструктуры как для граждан, так и в особенности для бизнеса.

Правительство относит эту задачу к числу важнейших элементов региональной и экономической в целом политики. Нам необходимо приложить все усилия, чтобы до конца текущего года эту задачу максимально выполнить.

По завершении этой работы региональным и местным органам власти предстоит в кратчайший срок обеспечить утверждение правил землепользования и застройки, что позволит устранить серьёзный барьер в организации использования земель и, в частности, в строительстве, – ключевой ресурс инвестиционного развития территорий.

Следующее важнейшее направление региональной политики Правительства – децентрализация властных полномочий, передача полномочий федеральных органов исполнительной власти на исполнение органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Хочу доложить, Владимир Владимирович, что совсем недавно, 13 июля, Правительством приняты принципиальные решения о делегировании регионам начиная с 2013 года целого ряда полномочий, реализация которых оказывает существенное влияние на социально-экономическое развитие, на инвестиционный климат на территориях. В числе этих полномочий: экологический надзор, надзор за исключением особо опасных объектов, надзор в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, надзор за соблюдением трудового законодательства, лесное семеноводство и семенной контроль, надзор за перевозками пассажиров автомобильным транспортом, весовой контроль и ряд других полномочий, которые эффективнее, по мнению Правительства, будут исполняться на местах. Соответствующие законопроекты (Председателем Правительства даны поручения) должны быть подготовлены до 1 октября с тем, чтобы была подготовлена необходимая материальная база.

При этом также следует отметить (то, что отмечалось во вступительном слове, Владимир Владимирович), что делегирование полномочий будет сопровождаться и реформированием, изменением условий передачи федеральных полномочий на региональный уровень.

Речь идёт, прежде всего, о расширении самостоятельности и одновременно усилении ответственности региональных и местных властей за выполнение переданных государственных полномочий. Так, предлагается отказаться от практики предоставления индивидуальных субвенций для каждого делегируемого полномочия, за исключением тех субвенций на социальные цели, которые нормативно предопределены, отказаться от полномочий на федеральном уровне от согласования структуры руководителей региональных органов исполнительной власти, которые выполняют федеральные полномочия. За качество выполнения этих услуг, за эффективность этой работы отвечает высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации, и определять структуру и людей, которые исполняют эти полномочия, он должен самостоятельно.

Другое дело, что в случае неэффективного исполнения полномочий у федеральных органов исполнительной власти, чьи полномочия переданы на региональный уровень, появляется возможность также требовать увольнения соответствующих чиновников, которые руководят этой работой, в том числе ставить вопрос перед Президентом об ответственности высших должностных лиц субъектов Федерации, в том числе и о выборных.

Также в целях совершенствования механизмов ответственности за конечные результаты работы в этих условиях, как уже отмечалось, Правительством подготовлен проект указа об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти Российской Федерации. Хочу только дополнительно отметить, что в соответствии с актами Правительства, в соответствии с проектом указа тем регионам, где реализуется ответственная экономическая политика, тем регионам, которые динамично наращивают собственный экономический потенциал, предусмотрено выделение грантов.

Напомню, что в прошлом году мы распределили 10 миллиардов рублей в виде грантов десяти наиболее динамичным регионам. В этом году предусмотрено 11 миллиардов рублей. В соответствии с новым Указом Президента мы должны их распределить по результатам оценки за предшествующую трёхлетку. Считаю, что необходимо в следующем году существенно увеличить объём этих грантов с тем, чтобы они были привлекательны, чтобы они могли в значительной степени замещать выпадающие дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности в тех случаях, когда регионы, благодаря наращиванию налогового потенциала, не получают дотаций за счёт Фонда финансовой поддержки регионов.

Для стимулирования опережающего развития депрессивных территорий также предлагается усовершенствовать, усилить действующий сегодня механизм дифференциации прав и степени самостоятельности региональных органов власти в финансово-бюджетной сфере в зависимости от уровня социально-экономического развития территорий. Степень бюджетной самостоятельности региональных властей должна прямо зависеть от доли федеральных дотаций в их доходах.

Сегодня учитываются все трансферты включая субсидии, которые мы, наоборот, стимулируем, чтобы регионы их получали для выполнения конкретных федеральных задач. Одной рукой мы поощряем получение дотаций, а потом ограничиваем степень самостоятельности регионов, учитывая эти трансферты. На наш взгляд, это недопустимо.

Ещё один инструмент обеспечения сбалансированного регионального развития. В 2011 году был принят Федеральный закон о зонах территориального развития, предусматривающий создание в регионах и муниципалитетах с устойчивым низким социально-экономическим уровнем зон экономического благоприятствования для инвесторов. Хочу отметить, что Министерство экономического развития предварительно, пока нормативная база не сформирована, определило перечень таких территорий, в которых наблюдается устойчиво низкий уровень заработной платы, устойчиво высокий уровень безработицы, устойчиво низкий уровень доходов за последние десять лет. К ним отнесено 18 субъектов Российской Федерации. Это субъекты Федерации Дальнего Востока, Сибири и Центрального федерального округа. В Центральном федеральном округе, здесь, рядом с Москвой, устойчиво депрессивные территории с низким уровнем доходов населения по этим объективным показателям, которые были предварительно проанализированы. Нам необходимо тоже это иметь в виду. В ближайшее время Правительством будет подготовлена вся необходимая нормативно-правовая база. И те регионы, которые устойчиво имеют такие показатели за последнее десятилетие, должны представить стратегию своего развития и подать соответствующие заявки на создание зон максимального благоприятствования для инвесторов.

Серьёзные меры по повышению доходного потенциала регионов реализуются в финансово-бюджетной сфере. По предложению Правительства принят закон, как уже отмечалось, о поэтапной отмене в период с 2013 года по 2017 год установленных на федеральном уровне льгот по земельному налогу. В Правительстве также завершается рассмотрение законопроекта об аналогичной отмене льгот по налогу на имущество. Уже в 2013 году через налоговую систему регионы и муниципалитеты получат дополнительно 25 миллиардов рублей, а к 2017 году эти дополнительные доходы составят 97 миллиардов рублей. Планируется также дополнительная индексация ставок акцизов, первый этап введения налога на недвижимость, повышение ставок транспортного налога. В соответствии с внесёнными в июне 2012 года изменениями в Налоговый кодекс с 1 января в России вводится патентная система налогообложения, рассчитанная на самую распространённую категорию индивидуальных предприятий – микропредприятий. Все платежи от патента будут поступать в бюджеты городских округов и муниципальных районов.

Отдельно хочу коротко остановиться на приоритетах регионального развития, напрямую влияющих на социальное благополучие и качество жизни граждан.

Жилищная сфера – один из важнейших ключевых индикаторов качества жизни россиян. 2011 год стал рекордным для российского рынка ипотеки. По его итогам выдано 520 805 кредитов на сумму 713 миллиардов рублей; это в 1,7 раза в количественном выражении и в 1,9 раза в денежном превышает аналогичный показатель 2010 года.

Позитивной тенденцией в 2011 году является и оживление в строительном секторе, который по сравнению с другими отраслями экономики прошёл наиболее длительный период посткризисной стагнации. Сегодня утверждены и реализуются региональные программы развития жилищного строительства, для каждого региона разработаны целевые показатели по вводу жилья до 2020 года.

Хочу напомнить, что в соответствии с апрельскими поручениями Правительства Российской Федерации – Владимир Владимирович здесь, в Московской области, по этому вопросу проводил расширенное совещание – всем регионам совместно с Министерством регионального развития необходимо предельно конкретизировать эти программы. Не просто показатели – они должны быть снабжены конкретными адресными перечнями земельных участков для жилищного строительства, для обеспечения этих показателей, конкретными решениями по инфраструктурному обеспечению этих земельных участков.

Важнейшую задачу повышения доступности жилья можно прямо связать со снижением стоимости строительства, прежде всего за счёт устранения административных барьеров в строительстве, в том числе упрощения процедур по предоставлению земельных участков и выдачи разрешения на соответствующее строительство. Соответствующие законопроекты в настоящее время находятся на рассмотрении в Государственной Убедительная просьба от Правительства ко всем фракциям Государственной Думы поддержать эти законопроекты и принять их в первоочередном порядке.

Следующая задача – улучшение качества жилищно-коммунальных услуг, оказываемых населению. Хочу напомнить, что в августе 2011 года Правительством утверждён план действий по привлечению инвестиций в жилищно-коммунальный комплекс и в настоящее время активно реализуется. Речь идёт, прежде всего, о введении долгосрочного тарифного регулирования. В настоящее время в Государственную Думу внесён проект закона, который предусматривает установление тарифов на долгосрочный период (от трёх до пяти лет) с материальной ответственностью органов государственной власти и органов местного самоуправления за нарушение принятых решений на долгосрочный период, с тем чтобы мы были понятны и предсказуемы для инвесторов в этой сфере. Также внесённые законы предусматривают утверждение стандартов качества предоставляемых услуг, предусматривают прозрачные конкурсные процедуры передачи объектов в концессию или в аренду и чёткие взаимные права и обязанности прежде всего органов местного самоуправления и инвесторов, которые берут в аренду либо в концессию соответствующие объекты.

В этом плане действий предусмотрено и в этом году в проекте федерального закона о бюджете на следующий год также заложены субсидии субъектам Российской Федерации на субсидирование процентных ставок по кредитам будущим концессионерам, арендаторам, которые берутся на модернизацию объектов коммунальной инфраструктуры.Важнейшая задача, как уже отмечалось, – наведение порядка в управлении жилыми домами (в Государственной Думе находится соответствующий закон) через механизм саморегулирования. Как это ни странно, мы должны в соответствии с этим законом существенно усилить, ужесточить контроль за деятельностью управляющей компании со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления. Здесь необходимо навести жёсткий порядок в ущерб конкуренции по некоторым вопросам.

Важнейшая общая задача – поддержка малого и среднего бизнеса. Именно от него зависит повышение конкурентоспособности и уровень модернизации экономики. Сейчас в России зарегистрировано 5,8 миллиона субъектов малого и среднего предпринимательства, каждый четвёртый работник работает в малых и средних компаниях. В 2012 году из федерального бюджета на реализацию программы поддержки малого и среднего предпринимательства выделено 20,8 миллиарда рублей, в ней принимают участие 82 региона. В первую очередь поддержка должна быть оказана компаниям, работающим в инновационной сфере, а также заключившим договоры лизинга оборудования. По итогам 2012 года в стране должны появиться 30 центров поддержки субъектов малого и среднего бизнеса в области инноваций и промышленного производства. Их основная задача – поддержка малых предприятий в машиностроении, авиапроме, приборостроении. Важнейший элемент такой инфраструктуры – региональные гарантийные фонды, которые кредитуют малый и средний бизнес в сфере реализации инновационных и модернизационных проектов. На данный момент такие фонды созданы в 79 субъектах.

Следующая задача. Нам необходимо поднять на новый уровень в территориях работу по улучшению демографической ситуации. За 2011 год численность населения увеличилась на 200 тысяч человек и составила 142,9 миллиона человек. Естественная убыль населения уменьшилась по сравнению с 2006 годом в 5,2 раза. Вместе с тем эти демографические показатели пока незначительные, и в этом году регионы с устойчивой динамикой снижения численности населения должны разработать специальный комплекс мер по решению этой проблемы.

В последние годы Правительством приняты серьёзные решения по развитию здравоохранения. Это тоже в основном региональные задачи. Увеличено финансовое обеспечение охраны здоровья граждан за счёт изменения ставки страховых взносов системы обязательного медицинского страхования с 3,1 до 5,1 процента. Регионы получили возможность модернизировать сферу здравоохранения, обновить материально-техническую базу лечебных учреждений, внедрить современные информационные системы и методы лечения. В 2011 году всеми регионами приняты программы модернизации здравоохранения, в соответствии с ними до конца 2012 года на переоснащение и обновление региональной и муниципальной инфраструктуры будет направлено более 315 миллиардов рублей, в том числе на повышение заработной платы медицинским работникам – 280 миллиардов рублей.

Хотелось бы обратить внимание руководителей органов государственной власти субъектов Федерации, что региональные программы модернизации здравоохранения должны быть рассчитаны на длительную перспективу и скорректированы с государственной программой развития здравоохранения. В соответствии с новым законом в этом году программа государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи впервые будет утверждена на три года. Правительство считает важным закрепление в ней мер по усилению профилактического характера оказания медицинской помощи учреждениям первичного звена здравоохранения.

Ещё одна ключевая задача – повышение качества государственных и муниципальных услуг, предоставляемых гражданам. К настоящему времени на федеральном и региональном уровне регламентация государственных услуг практически завершена. Регулярные мониторинги качества показывают, что основные проблемы связаны с недостаточным исполнением установленных требований, которые установлены в административных регламентах стандартов государственных муниципальных услуг. В некоторых регионах до сих пор не предусмотрена возможность участия многофункциональных центров в предоставлении государственных услуг. В течение ближайших трёх лет многофункциональные центры должны функционировать в каждом муниципальном районе и в каждом округе. Это наша совместная задача.

Завершая, я ещё раз повторю, что объединённые общей целью по экономическому развитию страны в целом и каждой территории, где живут люди, мы совместными усилиями сможем добиться конкретных результатов.

Спасибо за внимание и за терпение.

В.ПУТИН: Последнее замечание не лишнее – спасибо Вам большое, сами обратили на это внимание.

Валентина Ивановна, пожалуйста.

В.МАТВИЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Государственного совета! Тема первого после президентских выборов обновлённого состава Госсовета в высшей степени актуальна. Мы все хорошо себе отдаём отчёт, что без динамичного, современного развития каждого субъекта Федерации невозможно добиться устойчивого уровня экономического и социального развития страны, выравнивания основных социальных стандартов жизненного уровня населения. Основные задачи, ориентиры чётко обозначены в президентских указах, в Бюджетном послании и сегодняшнем докладе главы государства.

Так исторически сложилось, что уровень социально-экономического развития регионов разный, как разная и структура экономики, и возможности. И вместе с тем даже, как принято называть, в депрессивных регионах потенциал есть, и он далеко не в полной мере используется. Это зависит в первую очередь от деловых и профессиональных качеств руководителей региональных и местных властей. Даже при прочих равных условиях ситуация в регионах разная. Высоким остаётся уровень дифференциации. Так, например, более 50 процентов всех инвестиций в основной капитал приходится на долю всего лишь 12 субъектов Российской Федерации. И здесь причины очевидны: неумение создать благоприятный инвестиционный климат, несовершенное региональное законодательство в этой части, отсутствие профессиональных кадров в использовании современных способов привлечения инвестиций, ГЧП, концессии, комплексная застройка территорий и другие, а очень часто просто отсутствие заинтересованности, инициативы и творческого подхода.

Каждый регион может и должен находить собственные точки роста экономики. Не везде возможно, да и не нужно строить крупные предприятия, но везде точно можно и нужно развивать предпринимательство, строить малые предприятия по профилю возможности регионов, реально и предметно поддерживать малый и средний бизнес. Как иначе мы выполним поручение Президента о создании 25 миллионов новых рабочих мест? Люди у нас предприимчивые, им надо помочь на начальном этапе, обеспечить конкурентный свободный доступ к земле, недвижимости, реально снять все бюрократические препоны. Сколько раз об этом говорилось на разных уровнях, но ситуация меняется крайне медленно. Именно конкретные показатели развития экономики, роста уровня жизни людей должны быть главными критериями оценки эффективности руководителей регионов.

Считаю, что Министерство регионального развития должно заниматься не всем понемногу, а предметно региональным развитием, анализом ситуации в каждом регионе, стратегическим планированием развития территорий, поддержкой на федеральном уровне достижений целевых экономических показателей, управлением и размещением производительных сил, развитием инфраструктуры. По сути, оно должно стать главным министерством для регионов.

В связи с вступлением России в ВТО, кроме федеральной программы минимизации рисков, адаптации нашей экономики к требованиям ВТО, должны быть приняты с учётом структуры региональной экономики в каждом субъекте свои программы, откорректированные региональным законодательством. В Совете Федерации мы создали специальную комиссию для постоянного мониторинга процесса присоединения участия России в ВТО, прежде всего в региональном разрезе. Очевидна проблема разной бюджетной обеспеченности, система межбюджетных отношений, безусловно, нуждается в совершенствовании. И мы как палата регионов активно обсуждаем эту тему с Министерством финансов.

Вместе с тем региональные и местные органы власти должны более активно работать не только по наращиванию своей собственной налоговой базы, но и более эффективному сбору налогов. Возможностей здесь очень много. Это и контроль за уплатой земельного налога, налога на имущество, уход от «серых» зарплат. Есть целый ряд сфер, где налоги практически не платятся – к примеру, сбор земельного налога. Во многих муниципалитетах нет элементарного учёта земельных участков, собственники попросту не оформляют их, чтобы соответственно не платить налоги. Это большой резерв для местных бюджетов, который как раз и можно было бы направить на повышение зарплат бюджетников, решение других острых проблем. По собственному опыту скажу, когда мы создали комиссию из руководителей органов исполнительной, законодательной власти, налоговой службы, прокуратуры, правоохранительных органов и регулярно пропускали через неё руководителей бизнес-структур, существенно выросли доходы бюджета от налога на прибыль на фонд оплаты труда и соответственно выросли легальные зарплаты. В развитых странах человек, не платящий налоги, – «нерукопожатный» в обществе, а у нас по-прежнему в героях ходят те, кто изобретает схемы ухода от налогов.

Наряду с этим недопустима ситуация бесконтрольности в формировании и расходовании региональных бюджетов в плане заимствований. Есть чёткие и внятные критерии предельно допустимых параметров долга. Как могло так получиться, что 12 субъектов практически стали банкротами, жили долго не по средствам? Куда смотрело Министерство финансов, почему не принимало меры, ведь ежегодно субъекты Российской Федерации отчитываются перед Минфином об исполнении бюджетов?

Руководством страны приняты принципиальные решения о децентрализации, перераспределении полномочий, предстоит серьёзная работа по подготовке большого пакета законопроектов, нормативных актов, определения источников финансирования. Важно ускорить эту работу, не заболтать эту тему, определить сроки, ответственных. Совет Федерации готов активно включиться в законотворческую работу. Расширение полномочий даст регионам новые возможности для более эффективного управления на местах, конечно же – добавит и ответственности.

Думаю, наряду с децентрализацией полномочий мы должны пересмотреть подходы и к формированию федерального законодательства. Не всегда оправдана унификация всего и вся, в федеративном государстве надо давать больше свободы региональным парламентам, законы которых более точно будут учитывать особенности и специфику субъектов. Этот вопрос мы недавно обсуждали на Совете законодателей, созданном при Федеральном Собрании в новом формате. К примеру, в последнее время активно обсуждается принятие закона о плате за капитальный ремонт. Закон безусловно нужен, но нельзя из Москвы в федеральном законе определять, кому, как и сколько платить за квадратный метр. В каждом субъекте разный жилой фонд, уровень доходов населения и так далее. Это должны решать регионы, но обязательно совместно с товариществами собственников жилья, ЖКС, другими объединениями граждан и обязательно гласно и аргументированно, а федеральный закон в таких случаях должен носить рамочный характер.

Чувствительной темой для населения является ежегодный рост тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Что касается тарифов на жилищные услуги, здесь, на мой взгляд, можно внести изменения. Большинство квартир сегодня в многоквартирных домах уже приватизированы, а цель приватизации была в том, чтобы передать жильё в руки более эффективного собственника. Но сознание населения, их собственность заканчивается у коврика своей двери, и никто не хочет нести ответственность за содержание общедомового имущества. Может быть, перейти на рекомендательный характер тарифов за жилищные услуги? А дальше собрания собственников жилья в каждом доме будут сами решать, сколько надо платить за уборку, за вывоз мусора, содержание дома, какую управляющую компанию нанять. Без активного участия населения, контроля с его стороны эту проблему только власти не решить. Задача власти – создать условия для расширения рынка оказания услуг, конкурентной среды в этой сфере. Но обязательно подключать население.

Что касается платежей за коммунальные услуги, то здесь тарифы должны быть, конечно же, экономически обоснованы. Только вмешательство главы государства позволило умерить аппетиты монополистов на рост коммунальных тарифов. Региональные и местные власти должны иметь право контроля за деятельностью энергетических компаний и их прозрачностью. По-прежнему во многих регионах в компаниях работают больше специалистов по управлению финансовыми потоками, нежели реальных энергетиков. Сегодня в ряде регионов потери при водоснабжении, теплоснабжении достигают более 30 процентов, и эти расходы пытаются перекладывать на плечи населения, в то время как это прямая ответственность энергопоставщиков.

Среди острых проблем, вызывающих недовольство властью, – состояние дорог, благоустройство. Иногда приезжаешь в малые города, посёлки и сразу видно, есть местная власть или нет. Бросается в глаза неухоженность, бурьяны по пояс у дороги, отсутствие освещения. Эти вопросы не требуют больших средств – они просто требуют внимания и реальной заботы о людях. В одном из городов (приведу один пример, не буду называть область) люди вечером, чтобы не поломать ноги в темноте, ходят с шахтёрскими лампами на голове. Такое впечатление, что инопланетяне прилетели, потому что ни на одном столбе давно уже не горят светильники. И это в наше время! Подобных примеров можно привести очень много. Пришло [время] всем миром обустроить Россию, создать достойную среду обитания для людей, активно подключая к этой работе обязательно граждан и бизнес-сообщество.

Жизненно важная тема – здоровье население. В последние годы государство очень много внимания уделяло этой теме, выделяются большие финансовые ресурсы. Но главной проблемой остаётся раннее выявление заболеваний, соответственно сохранение жизни людей и сокращение расходов на лечение. С учётом пока низкой культуры и ответственности населения в сохранении своего здоровья предлагаю законодательно закрепить обязательность с определённой периодичностью прохождения всеми диспансеризации, сформировать единую национальную систему диспансеризации населения. В части работающего населения ответственность за это можно было бы возложить на работодателей. Может быть, в течение года для этих целей давать дополнительный выходной с обязательным предоставлением справки о прохождении диспансеризации. Только один пример приведу. Обнаружение на ранней стадии рака молочной железы позволяет излечить до 70 процентов женщин, и, наоборот, выявление на запущенных стадиях приводит к росту смертности. Только в 2010 году от данного заболевания умерло более 23 тысяч женщин, большинство из них – трудоспособного возраста, состоящие в браке, имеющие детей.

Предлагаю обсудить также возможность разработки единых для России социальных стандартов по основным параметрам уровня и качества жизни населения. Эта тема обсуждается далеко не первый год, но своей остроты она не потеряла. Давайте наконец попытаемся вместе – и федеральные органы, и регионы – выйти на конкретные решения.

События последних месяцев, связанные с природными катастрофами, в том числе в Крымске (об этом говорил Владимир Владимирович), показывают, что региональные и местные власти не имеют достаточно знаний и опыта для работы в чрезвычайных ситуациях. К сожалению, их этому никто не учит. Если и проходят учения, то они носят формальный характер, скорее проходят для галочки. Не отработана координация между федеральными и региональными структурами. Я предлагаю поручить Минрегиону, МЧС, МВД отработать методическую базу и на регулярной основе проводить реальные практические учения, тренировки для руководителей всех уровней власти. Это пока у нас слабое звено.

Сегодня Россия вышла на новый этап своего развития, у страны есть все возможности сделать качественный рывок вперёд и улучшить жизнь людей, а это будет зависеть от эффективной, слаженной работы всех уровней и звеньев власти, каждого руководителя на своём месте.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Сергей Семёнович, пожалуйста.

С.СОБЯНИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Вначале несколько слово о беде, которая случилась в Крымске. Москвичи не остались равнодушными, десятки тысяч людей принесли гуманитарную помощь на приёмные пункты, сотни машин с гуманитарной помощью отправлены в Крымск. Из бюджета города выделено 500 миллионов рублей на оказание содействия в восстановлении объектов социального назначения, школ, больниц, поликлиник в регионе бедствия. Я надеюсь, что в ближайшее время мы с администрацией Краснодарского края заключим конкретные соглашения по реализации этой помощи.

Несколько слов по теме сегодняшнего заседания. Проблема устойчивого развития регионов, обозначенная в докладе, является, пожалуй, одной из главнейших для Москвы. В последние годы с учётом большой плотности заселения, застроенности города, дороговизны земли, сложности администрирования объём инвестиций в Москве за 2009–2010 годы сократился почти на 40 процентов. Даже с учётом кризиса это, конечно, чрезвычайно много и определяет некий тренд дальнейшего развития. Поэтому для дальнейшего развития мегаполиса необходимо было переосмыслить стратегию развития города, заново определить приоритеты.

Первый и очевидный приоритет – это развитие транспортной системы, в первую очередь общественного транспорта, строительство метрополитена, улучшение пригородного железнодорожного сообщения, модернизация наземного пассажирского транспорта.

Следующий приоритет – это уменьшение коммерческого строительства в центре города и создание новых центров экономической активности, переход к полицентричному развитию города. Без реализации этой стратегии городская экономика Москвы дальше развиваться не может. Нужно иметь в виду, что ВРП Москвы составляет более 22 процентов российского ВРП. Это значительные цифры, и от развития Москвы, конечно, зависит в целом динамика развития экономики. Поэтому все возможные ресурсы город концентрирует именно на решении этих задач.

Две трети инвестиционной программы Москвы направлено на транспортное строительство. Хотел бы поблагодарить Министерство транспорта России, правительство Московской области, акционерное общество «Российские железные дороги», совместно с которыми мы создали и уже реализуем программу развития Московского транспортного узла. Считаю, что программы Правительства России по развитию инфраструктуры являются важнейшими для развития экономики регионов и страны в целом. И при всех бюджетных ограничениях необходимо наращивать усилия в этом направлении.

Второй важнейшей задачей в области привлечения инвестиций и развития экономики является снижение административных барьеров. По Москве во многом судят о ситуации в России в целом, и это тем более важно.

Что было сделано? Одновременно с отказом от реализации десятков инвестпроектов на общую мощность более 8 миллионов квадратных метров коммерческой недвижимости, ущербных для развития города, правительством были приняты решения по ускорению реализации остальных инвестиционных проектов, которые полезны или, по крайней мере, приемлемы для города.

Были разработаны новые административные регламенты по важнейшим аспектам инвестиционной деятельности. В этих регламентах были аннулированы излишние требования, сокращены сроки принятия решений, разрушена монополия посреднических структур. В Москве создан штаб по защите прав предпринимателей и ряд других штабных структур. В 2011 году инвестиции стали возвращаться в город, рост составил 5 процентов, а в первом квартале текущего года – 15 процентов.

Тем не менее для полноценного запуска инвестиционного процесса в рамках устойчивого развития ещё предстоит решить целый ряд проблем, прежде всего переработка градостроительной документации, без которой невозможно кардинально сократить сроки выдачи разрешений на строительство.

Остаётся проблемой администрирование и подключение к сетям. В этой связи просьба дать поручение на законодательном уровне разрешить регионам создавать структуры по диспетчеризации заявок на подключение, потому что на сегодняшний день по отношению к частным сетевым структурам у города, у регионов практически нет никаких полномочий. Поступают заявки, коммерческие структуры их сами обрабатывают так, как считают нужным, и на этом всё закачивается. Тем не менее у частных структур свои задачи извлечения прибыли, а не быстрейшего подключения к сетям. Поэтому необходимы, на мой взгляд, дополнительные полномочия по контролю и диспетчеризации этих процессов на уровне регионов.

Стабильное развитие невозможно без развития социальной инфраструктуры, поэтому считаю очень правильным сегодня объединение двух тем экономического и социального развития. Без создания комфортной среды обитания, без развития образования, здравоохранения, культуры невозможно говорить об устойчивом развитии экономики. В этой связи приоритетом бюджета Москвы является то, что 55 процентов всех ресурсов направляется на финансирование социального комплекса.

Ещё одна чрезвычайно важная тема – привлечение населения к непосредственному управлению регионом. В Москве реализуется проект «Открытое правительство». Он включает обсуждение с населением многих вопросов управления, начиная от программ развития города, округов и районов до конкретных проектов благоустройства дворов и парков. Созданы интернет-порталы по вопросам эксплуатации и ремонта дворов, домов и дорог. На эти порталы приходятся десятки тысяч замечаний и предложений граждан.

Сегодня практически трудно утаить брак при ремонте и эксплуатации жилого фонда и внешних объектов благоустройства. С помощью интернета отбираются наиболее актуальные решения локальных дорожных проблем. Уверен, что и в других регионах накоплен богатый опыт в этом направлении, поэтому есть предложение создать при Госсовете рабочую группу для обобщения данной практики и опыта.

Уважаемый Владимир Владимирович, несколько слов о разграничении полномочий. Они достаточно долго обсуждались и в Правительстве, и с участием регионов на рабочих группах. Считаю абсолютно правильным передачу целого ряда полномочий, таких как экологический надзор, надзор в сфере трудового законодательства, охрана объектов культурного наследия. По сути дела, большая часть полномочий уже находится в регионах, и существуют параллельные структуры, которые занимаются теми же вопросами. По ряду полномочий можно было бы отработать пилотные проекты, в том числе санитарно-эпидемиологический надзор, защита прав потребителей. Мы готовы на уровне Москвы выступить с инициативой для того, чтобы отработать на уровне отдельных регионов данные полномочия. Есть полномочия, которые лучше не трогать, мы обсуждали их – это, например, МЧС. Система только что сложилась, она позволяет объединять усилия Федерации, регионов, местного самоуправления и в принципе, несмотря на проблемы, работает неплохо, и, на мой взгляд, в настоящее время лучше её не трогать. На мой взгляд, пока не стоит менять полномочия Росреестра, который мы также обсуждали.

Конечно, главный принцип при разграничении полномочий – реализовать их на том уровне, где их можно исполнять наиболее эффективно. В конечном итоге, несмотря на все разграничения полномочий, мы выполняем общую задачу – устойчивого развития страны. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Басаргин Виктор Фёдорович, Пермский край.

В.БАСАРГИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Задачи, поставленные в «дорожных картах», принятых по итогам предвыборных статей, активно сегодня реализуются в Пермском крае. Я скажу, что для меня они означали практически принцип стартапа. Мы сегодня создали 15 экспертных групп по ключевым сферам, чтобы определить основные приоритеты, основные направления работы, причём без стеснения привлекли к работе в этих экспертных группах представителей из других регионов: Свердловская область принимала активное участие, Тюменская область, Пензенская область и ряд других регионов по всем направлениям.

Что уже сегодня удалось сделать на первом этапе, буквально за два месяца. Мы всё-таки решили с точки зрения укрепления основ местного самоуправления передать часть региональных налогов на уровень местного самоуправления. Это прежде всего часть – 15 процентов НДФЛ. Мы отдали на уровень поселений 50 процентов транспортного налога и смотрим часть других направлений для того, чтобы повысить инвестиционную привлекательность. Сегодня смотрим уже по освобождению наших предпринимателей от части налога на прибыль и, естественно, от части налога на имущество. Причём в ближайшее время эти нормативные документы в регионе будут приняты.

Мы сегодня пересмотрели политику по детским дошкольным учреждениям. В прошлом году в крае построили 2 детских дошкольных учреждения, это крайне мало, поскольку на учёте нуждающихся в детских дошкольных учреждениях в крае стоит более 46 тысяч. Со следующего года мы будем строить не менее 20 детских дошкольных учреждений.

Мы 1 июля открыли высокотехнологичный Центр сердечнососудистой хирургии. В крае болезни сердца – это основная причина смертности. Передвинули сроки ввода ключевых инфраструктурных объектов, от которых зависит инвестклимат и качество жизни. К 2015 году мы постараемся завершить строительство (ещё не начатое, но решение такое уже принято) нового аэровокзала – Большое Савино, в Перми. И совместно с РЖД в ближайшее время подписываем соглашение о том, что начинаем строительство железнодорожного вокзала, и тоже постараемся в 2015 году завершить строительство.

Владимир Владимирович, Вам должны были вчера доложить на встрече в Магнитке, что мы в воскресенье подписали соглашение с Объединённой металлургической компанией по строительству практически нового металлургического завода в городе Чусовом с объёмом инвестиций в 50 миллиардов рублей. И уже в 2016 году мы постараемся выпустить там новую продукцию – бесшовные трубы для нашего топливно-энергетического комплекса. Вот такие первые решения буквально в последние два месяца приняты.

Я поддерживаю то, что здесь прозвучало от моих коллег, но хотел бы тоже несколько предложений сформулировать. Начну с оценки эффективности, причём с оценки эффективности не региональной власти, а местного самоуправления. То есть мы должны сохранить в данном случае вертикаль оценки. Мы посмотрели, сколько сегодня… – мы встречались с главами (более 300 глав поселений и муниципальных образований), провели с ними совещания, определились, что из 216 показателей (216 показателей сегодня определено Указом Президента по оценке эффективности деятельности местного самоуправления) мы предлагаем сегодня оставить порядка 15–20 показателей, причём часть показателей просто уточнить, а часть показателей свести к интегрированным. Прежде всего это число созданных рабочих мест, объём инвестиций, число малых предприятий и оборот их продукции, динамика налоговых поступлений. Здесь Валентина Ивановна говорила по поводу благоустройства территорий. Мы предлагаем там как раз включить всё, что связано с изменением доли благоустроенной территории, доли муниципальных дорог, находящихся в ненормативном состоянии и, конечно, выполнение показателей, связанных с соглашением между регионом и муниципалитетом. Кроме этого, мы считаем, необходимо ввести туда показатель информационной открытости предоставления муниципальных услуг, наличия сайтов муниципалитетов, проведения публичных слушаний, отчётов перед населением глав и руководителей органов местного самоуправления. Также необходимо усовершенствовать сбор оценок населением качества муниципальных услуг.

Мы постараемся до конца года ввести систему, которая позволяла бы нам охватывать население где-то порядка 80 тысяч человек, которые могли бы высказать свои пожелания по оценке качества предоставляемых услуг государственными муниципалитетами, в том числе оценки деятельности глав муниципальных образований. То есть это порядка 3 процентов жителей края.

Мы, конечно, говорим о том, что необходима и справедливость оценки. Мы всё время говорим о показателях, но я считаю, что всё-таки есть необходимость рассмотреть дифференциацию субъектов, в том числе муниципалитетов по категориям, но нельзя в одном перечне рассматривать 83 субъекта. Если у нас 12 сегодня доноров, часть высокоурбанизированных территорий, часть территорий, связанных с огромным объёмом инвестиций, причём естественных монополий, необходима, конечно, дифференциация. Две-три группы субъектов – я касаюсь муниципальных образований – должны быть всё-таки образованы, тогда, я думаю, что более справедливо будут распределяться и гранты.

Кроме этого, считаю, что далеко не везде, особенно на селе, сегодня себя оправдали такие системы, как сити-менеджеры и всё, что с этим связано. Я полагаю, мы должны всё-таки повсеместно вернуться к выборности глав, как бы это ни было болезненно, может быть, сознавать с точки зрения глав наших административных центров, но такая система, мне кажется, должна быть возвращена.

Кроме этого, мы должны с точки зрения полномочий вернуться к одному важному документу: у нас нет перечня публичных полномочий – мы должны создать этот перечень. Кроме этого, мы в соответствии с этим перечнем должны утвердить реестр госуслуг и реестр расходных обязательств.

В.ПУТИН: Первый реестр какой – госуслуг?

В.БАСАРГИН: Первый – перечень публичных полномочий всех уровней власти: Федерация, субъекты, муниципальные образования. Причём, Владимир Владимирович, я говорю, что здесь должны быть ещё и регламенты взаимодействия, которые регулируют реализацию этих полномочий, потому что у нас размыты эти понятия. Мы когда говорим, что муниципалитет или субъект должен содействовать реализации условий по пожаротушению, от чего мы должны отсчитывать все эти вещи? Поэтому такие реестры полномочий, госуслуг и всех вопросов, связанных с расходными обязательствами, дожжён быть сегодня у нас.

Кроме того, полагаем ещё ряд преобразований в сфере муниципальных образований. Там, где доля жителей поселения превышает 50 процентов населения района, сегодня дать возможность пересмотреть наш 131-й закон, объединить эти два муниципальных образования, тем самым сократив расходы и тем самым всё-таки сняв все эти противоречия между главами основных поселений системообразующих и главами муниципальных районов. Здесь тоже необходимы небольшие корректировки в Бюджетный кодекс и 131-й Федеральный закон. Я считаю, что это необходимо сделать.

Кроме этого, есть ещё одна тема, которая тоже касается местного самоуправления. Эта тема уже как-то обсуждалась на Госсовете: вопросы, связанные с давлением на местное самоуправление со стороны контрольных, надзорных органов, в том числе со стороны прокуратуры. Я считаю, что надо в ближайшее время посвятить этой теме и вообще теме местного самоуправление либо одно из заседаний Госсовета, либо, Владимир Владимирович, – мы дважды проводили съезды наших муниципальных образований – есть предложение в ближайшее время, может быть в сентябре, в октябре, провести такой съезд, включая и глав сельских муниципальных образований, включая глав наших административных центров, глав малых и средних городов. Предлагаем за площадку выбрать Пермский край. То есть это можно провести буквально в сентябре–октябре.

Несколько вопросов по системе ЖКХ. Очень много мы говорим – и вопросы управленческие, технические, финансовые, но я считаю, что главное, что необходимо сделать в этом году, это до конца довести систему учета. То, о чем Валентина Ивановна говорила, что 30-40 процентов потери, а где-то и выше. Вот эта система учета должна заработать, то есть должны заработать единые расчетно-кассовые центры. Управляющие компании нас просто опережают в своих действиях. Только мы заговорили, только было подписано постановление, буквально через месяц во всех субъектах были созданы расчетно-кассовые центры управляющими компаниями. Деньги поступают, но до ресурсоснабжающей организации не доходят. В этой связи есть предложение все-таки унифицировать этот продукт, все, что связано с расчетно-кассовыми центрами, довести до ума систему установки приборов учета как общедомовых, так и индивидуальных приборов учета по квартирам. И естественно, все это систематизировать на уровне нашего Министерства связи, то есть это должен быть продукт унифицированный, чтобы можно было ввести удаленный доступ к показаниям приборов учета, ну и, естественно, должна быть единая система по всем субъектам.

Здесь уже говорилось по поводу платы за подключение. Тоже хотелось бы одно предложение высказать. Сегодня очень много генерирующих компаний, я имею в виду теплогенерирующих, электрогенерирующих, где установлены избыточные мощности. За избыточные мощности платит, конечно, потребитель. Но кроме этого мы еще платим за подключение, за присоединение, и компания, имея избыточные мощности, вообще никак не стимулирована для того, чтобы искать потребителя. То есть мы еще за это и платим, да еще платим повышенный тариф. Я прошу тоже эту тему сегодня как-то рассмотреть.

И последнее, с точки зрения ЖКХ, - это, конечно, ликвидация поголовной безграмотности населения в части управления своим жильем. Необходимо сегодня сформировать систему обучения, создания и сопровождения деятельности ТСЖ, советов домов. Мы такую систему в Пермском крае до конца текущего года создадим и предлагаем тоже как-то эту площадку рассмотреть.

Кроме этого, по тому, что Дмитрий Николаевич говорил, по передаче полномочий. Мы так же, как Москва, предлагаем наши услуги по тому, чтобы быть проектной, пилотной площадкой по передаче полномочий. Я считаю, что этот процесс необходимо запускать в ближайшее время.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Юрченко Василий Алексеевич - Новосибирская область.

В.ЮРЧЕНКО: Уважаемые Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Хотел бы затронуть вопрос повышения инвестиционной активности в регионах. Рост инвестиций влечет за собой создание новых рабочих мест, инфраструктуры и, как следствие, прямо влияет на уровень и качество жизни граждан. Привлечение инвестиций - это приоритетная задача всех уровней власти. Решать эту задачу приходится в непростых условиях конкуренции за каждый инвестиционный проект. И ситуация в этой сфере за последнее десятилетие изменилась, с 2000 по 2011 годы иностранные инвестиции в нашу страну возросли почти в 20 раз – с 11 миллиардов долларов до 190. Вместе с тем рост экономики страны еще не обеспечивается необходимым уровнем инвестиций и их качеством. Нас не может удовлетворять ситуация, когда многие зарубежные инвесторы рассматривают Россию только как выгодную площадку для размещения портфельных инвестиций. Они отдают предпочтение сиюминутной выгоде в ущерб долгосрочной, созидательной работе в реальной экономике. Любые изменения конъюнктуры – и мы наблюдаем бегство капиталов из страны.

Практический каждый регион до сих пор пытался создать свою систему поддержки привлечения инвестиций. На примере Новосибирской области могу отметить, что мы использовали максимум возможностей, которые позволяет законодательство: это и государственные гарантии, и субсидии на погашение процентов по кредитам, налоговые льготы, предоставление инфраструктуры для инвесторов в виде технопарков, бизнес-инкубаторов, компенсации части затрат на технологическое обновление оборудования, на подготовку бизнес-планов малыми компаниями, малым бизнесом.

Тем не менее одних региональных мер для серьезного инвестиционного прорыва недостаточно. Необходим комплексный подход, сочетающий в себе усилия и федеральных, и региональных, и муниципальных властей. Такая система должна показать частным инвесторам серьезность намерений государства всех уровней власти, стабильность условий для инвестирования и гарантии инвестиционных вложений.

Одним из эффективных способов реализации инфраструктурных инновационных проектов является частно-государственное партнерство, однако в федеральном законодательстве отсутствует само понятие частно-государственного партнерства. Минэкономразвития в настоящее время готовит проект закона, направленный на снятие ограничений и расширение возможностей, форм реализации данных проектов. Считаю, что необходимо максимально ускорить и принять это изменение в законодательство. Также необходимо выстроить систему приоритетов: наиболее важные для развития страны отрасли могут получать большие налоговые, ресурсные и иные льготы для инвесторов. Я считаю, что и Минфину, и Минэкономразвития необходимо подумать над созданием более эффективной системы экономического стимулирования инвестиций в приоритетные отрасли экономики, наиболее важные кластеры и другие центры роста.

«Деловая Россия» два года назад предлагала ввести принцип регионально-федерального партнерства в предоставлении льгот инвесторам. Синхронизация мер поддержки возможна, в том числе и через институты развития, которые сегодня работают у нас в стране. В целях создания новых производств, модернизации основных фондов было бы эффективно законодательно закрепить возможность налоговых каникул, которые широко применяются во многих странах, причем как по налогам, выплачиваемым в региональный бюджет, так и в федеральный. Эти льготы окупятся ростом числа рабочих мест, который сегодня очень актуален в большинстве регионов России, увеличением налогооблагаемой базы, которая будет работать на будущее.

Для скорейшего решения проблемы неразвитости региональной инвестиционной инфраструктуры считаем важным рассмотреть и такой механизм, когда на рубль, вложенный регионом в создание инфраструктуры, Федерацией предоставляется финансирование. При этом меры федеральной поддержки целесообразно применять в регионах, готовых к эффективному использованию федеральных средств, доказавших эффективное использование и безусловно вкладывающих собственные ресурсы из консолидированного бюджета региона. Кроме того, государство всерьез должно подумать о мерах поддержки инвестиций в те кластеры, где производство тесно переплетено с наукой, с университетами, которые сегодня возможно создавать на базе 218-го Федерального закона, в малые предприятия при научных и образовательных институтах. Почему бы не создать для них режим особого благоприятствования для инвестиций и инвесторов?

Существенные изменения в экономике происходят сегодня не только за счет создания новых производств, но и за счет реструктуризации, масштабного технологического обновления промышленности. Здесь крайне важно усилить эту работу в сфере импортозамещения. Положительные примеры у нас есть.

Так, именно государственная поддержка позволила масштабно выйти российским сельхозтоваропроизводителям на продовольственный рынок. Максимально в последние годы увеличено производство машиностроительных предприятий, выпускающих сельскохозяйственную технику, тоже за счет того, что были поддержаны именно отечественные машиностроительные предприятия, хотя этого, конечно, недостаточно.

Необходимо, на мой взгляд, перестать стесняться поддерживать наши компании на глобальных рынках. Необходимо перейти к здоровому лоббированию для того, чтобы предприятия работали не только на внутренний, но и на международный глобальный рынок.

В заключение хочу подчеркнуть, что нам остро нужна единая инвестпроводящая инфраструктура, пронизывающая федеральный, региональный и муниципальный уровни власти, в том числе осуществляющая надзорные и согласующие функции. А сами инвестиции, их качество, динамика инвестиций, эффективность должны стать одним из главных критериев оценки работы всех уровней власти.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Уважаемые коллеги, кто хотел бы выступить и что-то дополнить, сказать, сформулировать, предложить? Пожалуйста. Но уже не от фракции, а как член Госсовета.

А.ВОРОБЬЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Прежде всего, большое спасибо за возможность участвовать в работе Госсовета. Мы все прекрасно понимаем, что здесь обсуждаются очень важные насущные вопросы, и во многом они заключаются в том, чтобы изменить, чтобы улучшить качество жизни человека в нашей стране, в нашей огромной стране. Это сложная задача – управлять такой территорией, но до сих пор у нас получалось, и очень многое удалось решить. Сегодня все чаще и чаще мы становимся свидетелями того, что в экономике происходят очень тревожные события, в мировой экономике. Куда ни глянь, страны находятся в долгах, где-то рецессия, безработица. Все это вызовы не только каких-то третьих стран, а ведущих стран.

Мы буквально на прошлой неделе поддержали ратификацию ВТО, наша фракция. И мы считаем, что сделали абсолютно правильно, потому что в ХХI веке – веке конкуренции – это не может находиться на периферии. И если 155 стран и 90 процентов мирового оборота сегодня оперируют во Всемирной торговой организации, значит, мы должны быть тоже там. Но там находиться – это удел сильных. Как стать сильными? Как обеспечить лидерство в этой серьезной когорте?

И в Вашем выступлении Вы сказали, что одной из важнейших задач является формирование инвестиционного климата, привлекательности России. Может быть, на одном из заседаний Госсовета нам очень подробно и по пунктам обсудить эту тему? То есть, что конкретно каждый из нас должен сделать для того, чтобы в России, в территориях появились новые заводы, новые фабрики, появились новые услуги, может быть, какие-то уникальные услуги; сколько и какого жилья мы должны строить. Действительно, мы имеем шанс реализовать, решить эту проблему. Жилье можно и нужно строить, это огромная возможность для экономики, показать свой рост, задействовать сопутствующие отрасли.

И, на мой взгляд, если бы мы установили такие критерии в каждой территории по количеству новых предприятий, по совершенно конкретному количеству квадратных метров доступного жилья, это была бы интересная задача. И, может быть, губернаторы, встречаясь, как раз спрашивали друг у друга: какое количество заводов и фабрик ты открыл, а какие это фабрики? У многих это вызывает, может быть, сегодня улыбку, но я так понимаю, что продуктом инвестиционной привлекательности как раз являются новые рабочие места, а новые качественные рабочие места – это, как ни крути, новые заводы и фабрики. И если бы мы такие критерии все-таки предусмотрели, то, на наш взгляд, это было бы очень результативно.

Наша фракция готова со своей стороны реализовывать и поддерживать законодательные инициативы, которые способствуют развитию экономики, защищают, в том числе ее некоторые отрасли при вступлении в ВТО, и такие обсуждения у нас уже имели место. И машиностроение, легкая промышленность, они нуждаются в особом внимании, чтобы быть, соответственно, конкурентоспособными во всей стране и в мире. Поэтому мы бы хотели предложить вот такой подход, Владимир Владимирович.

Что касается наших стратегических, политических решений, то с Дмитрием Анатольевичем как председателем партии мы тоже провели раунд, и мы, представители фракции, обсуждали наиболее знаковые законопроекты, один из них сегодня затронула Валентина Ивановна. Мы тоже понимаем, что капитальный ремонт должен быть законодательно урегулирован, потому что здесь тянуть нельзя, но подойти мы к этому тоже должны очень профессионально, с умом, для того чтобы каждый человек понимал, куда, какие деньги он платит и что за эти деньги получает.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Я буду рад, если вы предложите темы для будущих Госсоветов, в том числе ВТО или другие, которые Вы упомянули в конце. Обязательно все проработаем и наиболее важные, общенационального значения темы будем обсуждать здесь.

Пожалуйста.

Г.ЗЮГАНОВ: Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, я очень внимательно ознакомился с Вашим Бюджетным посланием. Должен сказать, там немало нового и довольно интересного. Впервые в этом документе в первую пятерку вошли проблемы развития образования, здравоохранения, культуры, науки, социальной поддержки граждан и развития высоких технологий. Но хочу напомнить, в бюджете, который мы приняли в прошлом году, Дума приняла и Вы подписали, в ближайшие два года идут сокращения на 300 миллиардов рублей в области экономики, на 230 – региональную поддержку сокращают, на 150 миллиардов – поддержку в здравоохранении и образовании и почти на 100 миллиардов – в ЖКХ.

Нам представляется, на фоне кризиса, который уже охватил ведущие страны, и эта волна неизбежно накатится на нас, очень важно пересмотреть стратегию развития с учетом этого Вашего Послания, ибо если руководствоваться тем бюджетом, который подписан в прошлом году, то эти пять ключевых программ, а они исключительно важны, невозможно выполнить.

Вторая проблема, которую хотел бы предложить. Мы отметили все вместе 300 лет со дня рождения русского гения Ломоносова. В его 15 работах сформулированы основные доктрины, связанные с развитием нашей державы, - сбережение народа, качественное образование и могущество российское будут прирастать Сибирью, а в данном случае уже и всем большим Востоком, - как никогда и сегодня исключительные актуальные.

В этой связи мы подготовили новый проект закона «Образование для всех». Я бы очень просил Вас ознакомиться с этим законом. Собирали почти тысячу человек самых образованных и подготовленных специалистов в области образования. Наш закон продолжает лучшие традиции русской и советской школы, и впитал все лучшее, что есть в мировой практике. Мне представляется, если выставить на конкурс тот закон, который мы подготовили во главе с Нобелевским лауреатом Жоресом Алферовым, Мельниковым и Смолиным, одним из лучших специалистов в области образования, то наш закон выиграет этот конкурс.

Третье – территориальное размещение производительных сил и народонаселения. Мне кажется, этой стороной дела мы все пренебрегаем. За 20 лет население сократилось на 15 миллионов человек, из них 14,5 миллионов – русские. Сибирь и Дальний Восток потеряли почти 5 миллионов, а там 90 процентов наших ресурсов. Невозможно решать ни одной задачи, не рассмотрев проблему территориального размещения производительных сил и граждан страны, а сейчас есть тенденция стащить всех в города-миллионники. Было время, когда были неперспективные деревни, сейчас появились и перспективные малые города. Провинции обезлюживают, а города-миллионники пухнут. Нам надо любой ценой остановить этот процесс, в противном случае нам на земле некому будет работать.

Мне очень нравится реклама, что «Газпром» – это главное наше национальное достояние. Но наше главное национальное достояние – это лес, чистая пресная вода и черноземы. Уже сегодня на парижском рынке тонна чистой пресной воды дороже отборного бензина, и вода будет удваиваться в цене каждые пять лет. У нас в одном Байкале 24 процента мировых запасов чистых вод. Мне представляется, если бы мы на Госсовете рассмотрели эти три главных ресурса, возобновляемых, которые являются не просто достоянием, а могут дать колоссальный доход, глубокая переработка леса, без ущерба для природы, может дать стране 100 миллиардов долларов – и технологии есть. Но, к сожалению, эта тема выпадает из серьезного поля зрения.

И еще одна тема. Я в свое время Вам пересылал доклад, который готовили лучшие специалисты: «Предел и падение национальной безопасности». Мы должны вернуться к этой теме, потому что усугубление кризиса и ВТО могут сыграть злую шутку уже в течение этой осени и зимы. Мы должны максимально подготовиться к этому. Для этого у страны есть возможность, тем более есть желание – объединить усилия законодательной и исполнительной власти и наиболее талантливых людей.

И последнее – управление политической системой и кадры. Нам кажется, что в последнее время идет ужесточение одной стороны вопроса и не уделяется должное внимание духовной стороне, без которой Россия не может существовать. И я бы посоветовал Вам – в прошлый раз мы обсуждали эту тему – при Государственном совете создать интеллектуальный совет, куда включить самых талантливых ученых, самых успешных деловых людей, которые перед каждым заседанием, зная тему, готовили бы соответствующие заключения, проводили «круглые столы», и каждому члену Госсовета был выдан материал, который позволял бы нам глубже ориентироваться в проблемах, которые выносятся на этот Совет.

А так, еще раз хочу поблагодарить, что объединение усилий исполнительной и законодательной власти на фоне кризиса и тех проблем, которые возникают, мне кажется, это решение абсолютно правильным.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Что касается природных ресурсов, то газ, нефть, золото, алмазы - тоже наши природные ресурсы, хотя, конечно, базовыми являются земля, воздух, вода. Ну и, безусловно, это могло бы быть темой одного из наших рассмотрений, одной из тем Госсовета, так же, как и другие вопросы.

У меня ко всем коллегам, к руководителям фракций, к руководителям обеих палат просьба, чтобы мы ни в коем случае площадку Госсовета не превращали во второе издание Совета Федерации или во второе издание Госдумы. Здесь нам нужно работать в индивидуальном качестве, всем вам, как членам Госсовета, по темам, которые мы сами будем формулировать, выносить на обсуждение и так далее. Но я еще об этом скажу.

Пожалуйста, Владимир Вольфович.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я скажу именно как член Госсовета, уважаемый Владимир Владимирович, Дмитрий Анатольевич. Кстати, я помог им выступить, они бы молчали, может быть, Вы обратились, а они молчали, но уступил им начало, чтобы не думали, что я для себя стараюсь.

Вот деревообработка, одной из тем могла бы быть, потому что я связан семьей с этим делом. Мой дед построил фабрику деревообрабатывающую, она до сих пор работает, с 1905 года. За это время прошло пять революций, пять реформ, пять войн, все разрушено было, уничтожено. А тогда, когда давали возможность работать, лес такой же и сегодня есть. Вот конкретный пример, она работает. Хочу отобрать у них, но пока не отдают.

По агропрому – то же самое, большие территории только у нас, это все знают, можно использовать лучше. Тоже одна из тем может быть на ближайшем Госсовете.

Транспортная экономика. Надо придать характер, мне кажется, всей нашей экономике именно транспортный, потому что это единственная конкурентоспособная… Продовольствие все производят, газ, нефть, а вот территории такой ни у кого нет, мы пока ее не используем. Транссиб построил царь, можно сегодня еще больше грузов перевозить.

Планирование. Вот оценка работы губернаторов – 500 показателей. Может быть, всего два оставить – рост валового регионального продукта и увеличение реальных доходов населения? Проще будет, но зато будет видна картина.

Дальний Восток. Конкретно, может быть, один Госсовет посвятить именно этому? Ибо только там у нас проблема с населением. Меры перечисляю быстро, направил письма во все инстанции, ответа не получил. Переход к полностью безналоговой экономике, упрощенное предоставление гражданства всем, кто хочет вернуться в Россию, именно туда. Если в центральную Россию, то по обычной форме – восемь лет, а туда, допустим, три месяца – получаешь гражданство. Освобождение от призыва на военную службу, сегодня сотни тысяч у нас или внутри страны бегают, уклоняются или за рубежом. Субсидии, естественно, для жилья, выплата подъемных, бесплатное образование только там, отменить плату за образование только на Дальнем Востоке и ЕГЭ отменить, и сразу поедет огромное количество. Поднять можно только молодежь, вот стимул хороший: нет у тебя денег здесь, поезжай на Дальний Восток бесплатно будет все, и общежитие будет. Частный бизнес – уже здесь говорили, малый бизнес поддерживать, надбавки к зарплате тоже там, коэффициенты можно восстановить. Укрупнить территории, там девять, а население – треть Москвы, в Москве один мэр, а там девять мэров, а население в три раза меньше, чем в Москве. Чем управлять, пустой землей? Надо управлять только людьми. Расширить можно сеть колоний-поселений там по линии Минюста. Хочешь мягкий режим и с семьей соединиться - вот семья переезжает туда, и мы тебя туда отпускаем, и ты быстрее освободишься. Таких тоже много желающих.

Другие темы. Принять пятилетнюю программу по адаптации нашей экономики к правилам ВТО. Где у нас какие-то узкие места, чтобы это была программа государственная. Защита станкостроения, машиностроения, фармацевтики и других отрасли реального сектора. И на уровне защиты банковского сектора и страховых услуг. Сохранять таможенные пошлины на более длительный срок. Более худшего климата нет, только у нас. Используя это, можно, конечно, добиться, чтобы мы могли иметь какие-то дополнительные льготы, именно по климату. То же самое СРП. Надо добиваться, чтобы не только через семь лет, а вообще, может быть, на ближайшие 20-30 лет 70 процентов всего оборудования и услуг были только лишь российского производства. Контроль полный наш, национальный, за использованием природных ресурсов без участия ТНК и представителей зарубежных стран. Допуск к новейшим зарубежным технологиям без каких-либо ограничений для наших, российских, товаропроизводителей. Это все темы перечисляю. Меры по возрождению системы геологоразведочных работ, включая геофизику. Мы можем стать еще богаче, но где геологи? И песни были, и фильмы были, а сейчас впечатление, что ничего не ищут. Нам каждый год объявляли, что еще нашли, еще нашли. Люди радовались! Пусть не ему в карман. Где? Рядом? А вот, да, Сергей Михайлович, может быть, сейчас что-то скажет.

Защита прав интеллектуальной собственности. Раз мы вошли в мировую экономику, то надо больше защищать наши права. Защита прав наших отечественных потребителей. Меры по борьбе с оффшорной экономикой. Уже США ведет эту борьбу. Давайте здесь как-то усилим, чтобы не туда все уходило, а здесь оставалось. В связи с этим я уже предлагал не раз на Госсовете рассмотреть вопрос об экономической амнистии, о финансовой амнистии, нулевой вариант, всем всё простить на 1 января 13-го года, а тогда уже вводить жесткие меры, иначе трудно контролировать. Налоговое стимулирование перспективных отраслей промышленности, так называемое отраслевое стимулирование. И, наконец, комплекс мер по стимулированию внедрения инноваций в экономику и промышленность.

Ну и моя любимая тема – это демография. Вот детские сады, Сингапур как решил? В один и тот же дом и молодая семья, и рядом квартира престарелых родителей. И молодая семья детей отдает бабушке с дедушкой, всё. Они не мешают, с молодой семьей, но резко сокращается потребность в детских садах.

И последнее по демографии. Уже много раз я говорил, Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич, бездетные пары, ну они хотят родить, лечение – все больше увеличивают цену. Я говорю, бесплатно, а Минздрав увеличивает цены. Это что, издевательство? Мы даем 400 тысяч за второго ребенка, а за первого давайте дадим 150 тысяч, чтобы бесплатно их пролечили. Не им дадим, Министерству. По всей стране есть эти центры, так они все время увеличивают цену, гоняют бедных женщин год-два по всем врачам, чтобы больше выжать.

Второе, есть незамужние женщины, они не хотят просто так от кого-то забеременеть, там им помогут, то же самое – гоняют. То есть опять выжать деньги из них, доходит – 150 тысяч, 200 тысяч. То есть вот вопрос, с них берут во всех этих центрах просто так – на анализ, сюда, сюда, сюда, анализы не нужны, но гоняют, и каждый врач зарабатывает. Там какая-то схема такая, что чем больше он принял пациентов, тем у него выше... Но женщина не выдерживает и выходит. Здесь можно навести порядок, бесплатным сделать. Бесполезен здесь контроль за деньгами, но сделать бесплатно, и мы получим дополнительно сотни тысяч рождений в год.

Вот такие темы могли бы быть в ближайшие годы темами заседаний Госсовета.

В.ПУТИН: Спасибо.

Что касается Дальнего Востока, - безусловно, важнейшая тема для страны. Но нам нужно тогда ее таким образом здесь обсуждать, чтобы понять, как другие регионы страны будут участвовать в этой совместной работе, потому что здесь, у нас на Госсовете, присутствуют руководители всех регионов. Если просто сидеть и обсуждать проблемы очень важной части, но все-таки одной части, то тогда нужно это делать таким образом, чтобы и все другие были вовлечены в решение этой задачи – в развитие и поддержку Дальнего Востока и Восточной Сибири.

Что касается укрупнения территорий, я разделяю Вашу позицию – Вы это знаете, мы с Вами многократно говорили на этот счет. И конечно, прежде всего, нужно думать о людях – это главный критерий, но территория тоже имеет значение, объем территорий тоже имеет значение. Знаете, иметь 3-4 региона, суперрегиона на всю страну – здесь тоже есть системные риски для российской государственности. Поэтому к этому относиться нужно очень аккуратно, хотя в целом, конечно, там, где это экономически целесообразно, по этому пути можно идти, имея в виду, конечно, действующее законодательство. И главный принцип при решении вопросов подобного рода – это волеизъявление граждан, проживающих на этих территориях. Инновации – само собой, разумеется.

Ну и что касается демографии, Геннадий Андреевич тоже об этом говорил, это, безусловно, проблема. ЭКО, о котором Вы сказали, экстракорпоральное оплодотворение, - конечно, одна из проблем, которую нужно разбюрокрачивать и деньги выделять. Но это вопрос только денег. И в ходе бюджетного процесса Правительство должно будет определиться, в каком объеме на эти цели можно направить ресурс. А так, безусловно, Вы правы.

Пожалуйста, Сергей Михайлович.

С.МИРОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Прежде всего, спасибо за приглашение участвовать в работе Госсовета. Я думаю, что мы свою лепту, безусловно, именно в частном, индивидуальном порядке, без всякой фракционности и партийности, обязательно внесем. В начале своего выступления Вы как раз предложили подумать о возможных других, следующих темах госсоветов. С Вашего позволения, несколько тем.

Первая – проблемы и задачи региональной экономической политики после вступления Российской Федерации в ВТО. Совершенно очевидно, и мы это знаем, что ответственность за соблюдение регионами своих обязательств по соглашениям ВТО будет нести Российская Федерация. Обсудить именно на Госсовете, посмотреть, что нужно сделать в региональном законодательстве, как это увязать с изменяющимся, которое будет постоянно меняться, федеральным законодательством представляется очень важным.

Вторая тема – о мерах по завершению земельной реформы, упорядочению оборота земель сельскохозяйственного назначения и развитию инфраструктуры земельного рынка в стране. В этой подготовленной аудитории лишне говорить, насколько много криминальных различных проблем и как много мы имеем проблем с сужением залоговой базы для сельхозпредприятий, которые и так всегда испытывают огромный дефицит кредитных возможностей. Решение земельной проблемы, конечно, способствовало бы решению и этих проблем.

Третья тема – региональные аспекты демографической политики. Об этом уже говорилось, но я просто приведу цифры, которые, конечно же, не могут нас не волновать. За первый квартал 2012 года уровень рождаемости между регионами различается в 3,2 раза. С учетом того что в целом после определенных решений руководства страны мы видим позитивные сдвиги, но эти позитивные сдвиги, в том числе, демонстрируются в очень большом диапазоне различий между регионами. Например, уровень смертности в 5,6 раза разнится между регионами. И в целом по состоянию на первый квартал 2012 года из 83 субъектов в 32 зафиксирован естественный рост населения, а в 51 регионе все еще идет естественная убыль.

Четвертая тема. Четвертая и пятая, они близки и понятны, чем они рождены. Четвертая тема – это вопросы гражданской обороны, прежде всего, все, что касается системы оповещения граждан, и особенно в региональном аспекте.

И пятая тема – состояние гидротехнических сооружений и иных водных объектов. Ну, здесь без комментариев, все прекрасно понимают, чем вызваны эти темы, и что действительно нужно решать вопросы.

Шестая тема. Можно вместе, можно разбить, потому что две огромные проблемы, по сути, две необъявленные войны – это алкоголизация и наркомания в нашей стране, особенно в региональном аспекте. По опыту своей предыдущей работы знаю, что во многих регионах есть уникальные наработки, позитивные, в том числе, результаты по этой проблематике. И вот такой обмен опытом и информацией, по крайней мере, о том, что и кто делает, и какие достигаются успехи, был бы, наверное, позитивным.

Седьмая тема. О дополнительных мерах по развитию социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры села и улучшению условий проживания в сельской местности. Сельское хозяйство всегда было для России проблемным, но если мы говорим о закреплении людей на селе, если мы говорим о решении своей продовольственной проблемы и возможности не зависеть от импорта, конечно же, мы должны решать эти социальные проблемы села.

Восьмая тема – доступная среда для инвалидов. После того, как Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов, понятно, мы должны самым внимательным образом смотреть на безбарьерную среду. И именно региональный аспект мне представляется очень важным. Как раз на одном из заседаний Госсовета было бы, наверное, целесообразно рассмотреть такой вопрос.

И есть еще одна, девятая тема. На первый взгляд она покажется чисто юридической, но, к сожалению, она несет очень большой и, к сожалению, негативный часто характер для большинства регионов России, для страны в целом. Речь идет о проблемах конституционного правосудия в России, речь идет о неисполнении решений Конституционного Суда десятилетиями, то же самое касается уставных судов в регионах. И пригласить на Госсовет представителей или представителей Конституционного Суда Российской Федерации, уставных судов Российской Федерации и послушать их точку зрения, потому что зачастую за неисполнением этих решений потом идут очень тяжелые последствия, прежде всего для граждан, для социально-экономического развития наших регионов.

Еще раз благодарю Владимира Владимировича за приглашение участвовать в работе Госсовета, спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо, Сергей Михайлович.

Практически коллеги предложили много тем, все они важны, и даже не буду их перечислять. Я хочу обратить внимание, что у нас три Госсовета в год и четыре президиума, так что мы должны будем выбрать наиболее важные, объемные, касающиеся всей страны темы. Тем не менее за предложения спасибо, все это действительно важно и так или иначе должно быть в поле нашего зрения.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.ТУЛЕЕВ: Уважаемый Президент Российской Федерации Владимир Владимирович! Я хочу просто спасибо сказать за решения, которые Вы приняли, за поддержку соотечественников. Я считаю, вот это верная, своевременная постановка вопроса, потому что я встречался перед этим, 101 национальность, Кузбасс – это интернациональный регион, и у нас выходцы из всех союзных республик. И вот это право на российское гражданство имеют не только те, у кого были советские паспорта, а их потомки… Поверьте мне, казалось бы, июль, макушка лета, мозги расплавлены. Ничего подобного! Такая мощная поддержка, такая гордость! Потому что люди действительно хотят объединения в новый союз – в Таможенный, Евразийский. Они понимают, что российское влияние тем самым укрепляется, и людям надоели эти границы, которые проходят через их семьи, через души. Понятно, болезненная реакция, естественно, «националы» эти. Разделять, властвовать им теперь будет намного труднее.

Ну и информационная безопасность, Владимир Владимирович. Очень важно то, что мы приняли. Почему? Потому что, я считаю, каждый регион должен максимально укреплять продвижение российского влияния в бизнес, в вертикально интегрированные системы. Но мы все понимаем, какой подрыв стабильности оказали социальные сети в той же Ливии, в том же Ираке, Иране. Поэтому задача, например, регионов, Владимир Владимирович, я когда смотрю, переживаю, потому что, ну, Вы вчера были в Крымске, вернее, позавчера, а вчера на Магнитке. Спасибо Вам, кстати, от металлургов. Такая напряженность, плюс эта «двадцатка», на которой Вы выступали. Конечно, каждый регион, на мой взгляд, должен сохранить политическую стабильность и за счет этого дать Вам возможность разруливать то, что Вы делаете, глобальные шаги. Единственный совет, Владимир Владимирович, я вынужден обратиться. У нас грохнулись европейские рынки. Просто грохнулись! Мы вообще туда не едем. Цены на металл, на уголь упали где-то на 35-40 процентов. Это очень много. Ну и никто не ожидал, честно говоря, никогда не думал, что сланцевый газ так сильно попрет. В Штатах где-то 50 миллионов тонн угля они выбрасывают по демпинговым ценам на европейский рынок. У нас остается одна отдушина – Восток, азиатские рынки. Но там надо проехать. Там дороги просто не едут. К сожалению, не хватает пропускных перерабатывающих способностей. Здесь нужен Ваш совет.

Владимир Владимирович, спасибо большое.

В.ПУТИН: Благодарю Вас.

Дмитрий Анатольевич, прошу Вас.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги!

Я несколько замечаний сделаю по тематике сегодняшнего Государственного совета.

Начну с повышения эффективности расходов бюджетов всех уровней, о котором говорил Президент в своем выступлении. Конечно, это сегодня важнейший показатель деятельности исполнительной власти – не только федеральной, но и региональной. Ситуация в мире, вы отлично знаете, весьма и весьма непростая. Хотел бы еще раз обратить на вопросы финансовой устойчивости внимание всех руководителей субъектов Федерации. Идущий сейчас бюджетный процесс и наступающий год, естественно, будут для нашей страны весьма и весьма напряженными. Это нужно иметь в виду и при формулировании своих приоритетов, которые вы ставите перед региональными бюджетами.

Теперь в отношении бизнеса как еще одной составляющей обеспечения устойчивого экономического роста и повышения уровня жизни наших людей. Не так давно на заседании Правительства мы смотрели вопрос об оценке регулирующего воздействия, то есть оценке того, каким образом наши решения влияют на ситуацию с бизнесом вообще в масштабах страны и в отдельных регионах в частности. Результаты, мягко говоря, не блестящие, они во многих случаях просто неутешительные, потому что 30 процентов тех решений, которые принимаются, и тех нормативных актов, которые принимаются, оказывают отрицательное воздействие на инвестиционный климат. Нам всем нужно призадуматься над тем, какие документы издают те или иные органы власти, и оценивать, каким образом они влияют на экономическую среду. Я думаю, что, может быть, даже какие-то специальные структуры создать для этого при региональных органах исполнительной власти, просто чтобы отслеживать эту ситуацию. У нас есть сейчас бизнес-уполномоченный, соответственно, такая работа велась и ведется в регионах, на уровне полпредств есть инвестиционные уполномоченные, но оценка регулирующего воздействия – очень важная тема.

Теперь еще одна тема, касается организации документооборота, того, каким образом это наши люди воспринимают. Действительно, мы принимали, и за последний месяц я утвердил несколько «дорожных карт» по администрированию, по работе на строительном рынке, на инвестиционном рынке, с таможенными вопросами, но следует обратить внимание на то, каким образом организован этот процесс в отдельных структурах управления. И я напомню в связи с этим, что с 1 июля вступил закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Отмечу, что по этому Закону у чиновников, у органов управления теперь нет права требовать представления нашими гражданами дополнительной информации, справок различных. Вся эта обязанность передвигается на органы управления, они сами должны уточнить, что требуется, и они сами должны запросить соответствующие материалы. Я обращаю на это внимание потому, что это изменение всех наших подходов к работе с населением, с нашими людьми. К этому нужно быть готовыми.

Теперь по, может быть, наиболее резонансной теме, которая сегодня обсуждалась, - вопросы децентрализации. Правительство рассмотрело соответствующие подходы, о которых было доложено вице-премьером Козаком. Законопроекты могут готовиться, но как мы и определились, действовать лучше, продумав все последствия соответствующей передачи полномочий, и передавать их там, где это не создаст проблем. Коллеги губернаторы и у меня на совещании, и здесь, выступая на заседании Государственного совета, об этом говорили. То, что можно передавать и нужно передавать – мы соответствующие позиции определили. Но это не значит, что это завершение процесса. На мой взгляд, это как раз начало работы. То, что мы сможем передать, и то, к чему готовы губернаторы, нужно брать. То, чего сейчас передавать нельзя, мы к этим вопросам можем вернуться и по целому ряду полномочий мы договорились, что работа будет вестись в пилотном режиме. То есть мы выберем некоторое количество территорий, которые замкнут на себя соответствующие федеральные полномочия, и посмотрим, как у них это пойдет. Если все будет нормально, тогда может быть принято решение и правительственное, и президентское, и на уровне законов о передаче соответствующих полномочий во все территории. Если по каким-то причинам мы увидим трудности, тогда, что называется, не обессудьте, тогда мы вернем все на базу для того, чтобы не разбалансировать ситуацию с исполнением федеральных функций в нашей стране.

Очень важной является тема взаимной ответственности регионов и центра, Владимир Владимирович об этом сказал. Мне бы хотелось это поддержать в том смысле, что такая ответственность действительно должна быть взаимной, и федеральные структуры, которые работают в регионах, должны работать ответственно и напряженно, естественно, соблюдая региональное и федеральное законодательство. И их руководители, по предложениям, которые формулируют губернаторы, могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности. Но абсолютно справедлива и обратная постановка вопроса: если функции все-таки переданы, за них нужно отвечать, в том числе ответственность должны нести все, включая и руководителей субъектов Федерации. Мы это должны понимать, и соответствующие предложения мы представим Президенту, для того чтобы окончательные решения были приняты на эту тему.

Мы здесь не затронули тему денег. Я напомню, что когда соответствующие рабочие группы были созданы, по моему предложению, одна из них занималась децентрализацией полномочий, и сейчас, собственно, об этом был разговор, а вторая занималась поиском дополнительных источников финансирования регионов и муниципалитетов. Это, может быть, еще более сложная тема, потому что переделить полномочия при наличии людей и желания – в общем, достаточно понятная задача. С деньгами все, естественно, гораздо сложнее, особенно в условиях нынешнего бюджета. Тем не менее я считаю, что эту тему забывать нельзя, нужно продолжать ее изучение, в том числе и поиск налоговых и неналоговых источников, тем более что задача поиска дополнительных источников финансирования в размере до триллиона рублей, которая была поставлена, она с повестки дня не снята, но, естественно, мы должны ее исполнять, с учетом всех текущих реалий.

Ну и последнее, что мне хотелось бы отметить. Здесь прозвучало несколько предложений, в частности, о создании региональной структуры по диспетчеризации заявок на подключение к сетям. Сергей Семенович, по-моему, об этом говорил. Мне кажется, что это, в общем, вполне осуществимая задача. Давайте подумаем, как это сделать, и создадим подобную структуру.

Точно так же можно оценить и вопрос о формулировании перечня публичных полномочий, перечня государственных услуг и перечня расходных обязательств. Это гораздо сложнее, откровенно говоря, чем решение первой задачи, но можно попробовать создать соответствующие документы, если в этом есть необходимость по мнению руководителей субъектов Федерации.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Уважаемые коллеги, прежде всего хочу сейчас обратиться к руководителям субъектов Российской Федерации. Хочу закончить нашу сегодняшнюю встречу тем, с чего, собственно говоря, начал, и скажу, во всяком случае постараюсь сказать, всё, что было сказано вначале, простым, доходчивым языком и, надеюсь, понятным для каждого. Недавно такая же встреча была проведена и с руководством Правительства Российской Федерации: мы обсуждали так называемые предвыборные статьи и последовавшие за ними 7 мая текущего года указы. Повторю практически то же самое – повторю в этом составе, потому что всех, кто сегодня собрался здесь, так или иначе можно назвать «расширенным правительством». И все вы так и должны это понимать, и так себя ощущать.

К чему я это говорю? Когда рядовой гражданин идёт на выборы и принимает для себя решение за кого голосовать, то здесь играют роль очень много факторов, в том числе и чисто психологические: симпатии, антипатии, оценка результатов предыдущей деятельности. Но не менее важно, как человек оценивает (рядовой гражданин) предлагаемую программу действий на будущее. Эта программа действий изложена в указах, которые появились на свет в мае этого года. Она изложена там в обобщённом виде и на среднесрочную перспективу, потому что более глобальные планы у нас изложены в Программе развития страны до 2020 года. На предстоящий период, достаточно короткий, наши планы изложены в этих указах. Они носят предельно конкретный характер. Они должны быть безусловно исполнены, и граждане, которые проголосовали за эту программу, должны увидеть, что мы работаем – и работаем эффективно, достигаем тех целей, которые перед собой поставили.

Если кто-то не чувствует в себе сил, возможностей либо не согласен с предложенной программой, тогда не нужно делать вид, что мы работаем, а если согласны, все остаются на местах и работают, должны показывать результат. В Администрации Президента совместно с Правительством образована специальная группа, которая будет реально отслеживать, как идёт эта работа. Рекомендую вам в каждой региональной администрации создать такую же экспертную группу, которая будет внимательно следить, что делается в регионе в рамках тех задач, которые за регионом записаны.

За последнее время губернаторский корпус значительно обновился. Мы изменили порядок приведения к власти руководителей субъектов Российской Федерации именно для того, чтобы руководители субъектов были ближе к избирателям и к народу, к людям, более чутко реагировали на запросы общества, но при этом, конечно, руководители субъектов Российской Федерации не должны забывать, что они живой ниткой связаны с общенациональными интересами и задачами.

Я сказал о том, что мы в значительной степени обновили в последнее время губернаторский корпус. Теперь введён новый порядок формирования региональной власти, но, думаю, вы все прекрасно понимаете: у главы государства всегда достаточно инструментов, чтобы решать любую кадровую задачу, прежде всего в отношении тех людей, которые не выполняют должным образом возложенных на них функций.

Надеюсь, что этого не потребуется делать, потому что я знаю, что губернаторский корпус в России состоит из очень ответственных, дееспособных и инициативных людей. И если мы объединим свои усилия в интересах граждан страны, то мы, безусловно, будем добиваться всех поставленных перед нами целей, задач. И успех в этом случае гарантирован.

Надеюсь на совместную, эффективную и заинтересованную работу.

Спасибо вам за сегодняшнее совещание.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 июля 2012 > № 602392 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 21 июня 2012 > № 575558 Олег Говорун

«Безгранично увеличивать выборные должности мы пока не можем»

Глава Минрегиона Олег Говорун рассказал «МН» о политических инициативах ведомства

Александра Белуза

Минрегион выступает с целой серией новых инициатив — например, помимо повсеместных выборов мэров предлагает избирать и руководителей муниципальных счетных палат. Губернаторов же ждут не только прямые выборы, которые стартуют этой осенью, но и новые критерии оценки их деятельности. О том, что означают эти инициативы, в интервью «МН» рассказал Олег ГОВОРУН, возглавивший Министерство регионального развития в мае. До Минрегиона Говорун работал в Кремле — несколько месяцев был полпредом президента в Центральном федеральном округе, а до этого много лет возглавлял Управление президента по внутренней политике.

— Премьер Дмитрий Медведев на этой неделе поручил внести в правительство госпрограмму по развитию Северного Кавказа до 1 декабря. Успеете?

— У нас нет выбора — есть поручение, мы обязаны успеть. Конечно, проект госпрограммы придется доработать. В этом плане я надеюсь на понимание моих коллег из других ведомств.

— На заседании правительственной комиссии в Грозном вы назвали цифру финансирования большой кавказской госпрограммы на период до 2025 года — 1,7 трлн руб. Она окончательная?

— Нет, конечно. Эта цифра была рассчитана в первом квартале нынешнего года, и в ходе согласования госпрограммы она будет уточняться.

— В обновленной структуре Минрегиона у министра появилось восемь дополнительных заместителей — по числу федеральных округов. Какие у них будут функции?

— У Минрегиона очень много задач, которые требуют координации и контроля именно на местах. В связи с этим задач у восьми новых заместителей будет достаточно много. Во-первых, я считаю, что крайне важно наладить надлежащие координацию и контроль за реализацией федеральных целевых программ, которые находятся в непосредственном ведении Минрегиона. Речь идет в первую очередь о качестве исполнения этих программ на территориях, необходимом уровне софинансирования, а также достижении тех результатов, которые заложены в ФЦП.

Кроме того, есть задачи, которые носят остросоциальный характер и требуют отдельного внимания. К ним, в частности, относится предоставление квартир участникам Великой Отечественной войны и решение проблем обманутых дольщиков. У нас, напомню, есть поручение руководства страны ликвидировать проблемы обманутых дольщиков уже к концу этого года. Наконец, очень ответственный момент — это подготовка к зиме и прохождение отопительного сезона. Хотя этот вопрос в большей степени находится в компетенции руководителей субъектов РФ, тем не менее, думаю, этому нужно уделять должное внимание и по линии окружных заместителей министра. Поэтому планируется, что большую часть времени мои заместители будут работать именно на территориях.

— То есть они не будут сидеть в Москве?

— Они, безусловно, будут и в Москве находиться, но думаю, что две трети своего рабочего времени они, по-видимому, должны находиться непосредственно на территориях. Есть еще один вопрос, который требует дополнительного переосмысления. Дело в том, что у нас много таких задач, которые имеют межотраслевой характер. Зачастую те или иные решения в отношении регионов требуют дополнительного сопровождения со стороны федерального центра, со стороны исполнительных органов власти с тем, чтобы они качественно и в срок были исполнены на территориях. И здесь, думаю, приводными ремнями могли бы быть как раз мои заместители по округам.

— Будут ли они привлечены к оценке эффективности региональных органов власти?

— Да. Сейчас мы работаем над сокращением численности этих критериев. Сейчас таких критериев 68, а число показателей, из которых они состоят, 329. Наша задача состоит в том, чтобы оставить количество критериев, по которым мы будем в дальнейшем оценивать эффективность работы региональных исполнительных органов власти, в пределах 10–12. В связи с этим, если говорить об анализе тех данных, которые мы получаем с территорий, а также оценке эффективности деятельности высших должностных лиц, то эта работа, безусловно, будет проводиться с участием заместителей, которые будут работать на территориях. С учетом того, о чем я сказал раньше, их функционал в целом пока такой. Думаю, что время нам подскажет дополнительные задачи.

— Эти функции могут пересекаться с полномочиями полпредств?

— Нет. Институт заместителей только формируется, но, уверен, мы не допустим этого.

— Кто из этой восьмерки будет замом по Северному Кавказу?

— Мой заместитель, который сейчас возглавляет межрегиональное управление Минрегиона по Северо-Кавказскому федеральному округу, — Сергей Верещагин. Он меня вполне устраивает как профессионал. Я в этом плане ничего менять не хочу.

— Заметной инициативой Минрегиона последнего времени стал законопроект о повсеместных выборах глав муниципалитетов. С какой целью вы его разрабатывали?

— Целью инициативы, сформированной во исполнение поручения президента РФ, является усиление непосредственной демократии на местном уровне, что в свою очередь позволит обеспечить повышение ответственности глав перед населением. Срок внесения законопроекта в Госдуму определен — до 1 сентября нынешнего года.

Наши предложения сводятся к необходимости проведения прямых выборов глав муниципальных районов и поселений. При этом мы сохраняем вариативность в решении вопроса, какой орган возглавит избранный населением глава — местную администрацию или совет депутатов. В последнем случае назначается так называемый сити-менеджер. Какую именно конструкцию выбрать, каждый муниципалитет будет определять сам в своем уставе.

— На откуп муниципалитетам отдаете, получается?

— Да, мы даем свободу выбора муниципалитетам. Но это, подчеркиваю, если предложенная концепция будет принята. Мы предварительно эту модель взяли за основу, но я не исключаю, что она может быть изменена. Вопрос требует дополнительного обсуждения, в том числе с администрацией президента.

— Почему одна из моделей предполагает сохранение назначаемых сити-менеджеров?

— А вы знаете, многие, в том числе руководители регионов, говорят, что это довольно эффективный институт. Сити-менеджер — в первую очередь хозяйственник, и этот институт профессиональных управленцев, как мне кажется, работает достаточно эффективно.

Выполняя поручение президента, мы в целом проанализировали, за счет каких должностей можно расширить количество выборных лиц. Вторая должность, которая может быть рассмотрена в этом пакете (мы ее тоже обсуждаем, окончательного решения еще не принято), — это руководители муниципальных контрольно-счетных органов. При этом сами муниципалитеты должны определять, избирать их населением на прямых выборах или, как это делается сейчас, избирать представительным органом местного самоуправления. Однако безгранично увеличивать количество выборных должностей мы пока не можем. Есть техническая проблема — мы ограничены законодательством в количестве бюллетеней, которые могут быть использованы одним избирателем в день голосования. Тем более что вместо двух дней голосования скоро будет один — в сентябре.

— Но в тексте законопроекта, который для общественного обсуждения опубликован на сайте Минрегиона, предлагается также ввести избираемую должность вице-мэра.

— Это была первая версия документа. По этому поводу мы разговаривали и с экспертным сообществом, и с представителями общественности, и с мэрами. И пришли к общему мнению, что с введением выборной должности вице-главы муниципалитета мы слишком утяжеляем конструкцию. Поэтому на данном этапе от этой идеи решено отказаться.

— Периодически возникают слухи об объединении тех или иных регионов. Поэтому не могу не спросить — планируются ли слияния территорий в ближайшее время?

— По закону инициатива должна исходить от самих регионов. Насколько мне известно, сейчас таких инициатив на рассмотрении нет. И в ближайшей перспективе я не чувствую какой-то острой необходимости в решении по объединению тех или иных субъектов РФ. Хотя ничего исключать нельзя.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 21 июня 2012 > № 575558 Олег Говорун


Россия > Медицина > itogi.ru, 30 апреля 2012 > № 546198 Татьяна Голикова

За здорово живешь

Татьяна Голикова: «Пенсии и здравоохранение — не полигон для революционных идей. Эти сферы в России были настолько запущены, что любой резкий поворот — и не избежать социальных катаклизмов»

Через несколько дней станет известен персональный состав нового правительства России. С его председателем все предопределено. С главами ключевых ведомств ясности меньше. И тем не менее без некоторых фигур будущий кабинет вряд ли сможет обойтись. Одна из них, по мнению экспертов, — глава Министерства здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова.

— Татьяна Алексеевна, что значит быть главной по социалке?

— Что касается денег: не просто ходить и просить, а доказывать Минфину и Минэкономразвития, что такие траты нужны. Может, я нетипичный пример: сама из Минфина, так что понимаю, как обосновать выделение средств. Но этот вопрос возникает только на стадии формирования бюджета. За четыре с половиной года я всегда находила консенсус и с Алексеем Кудриным, и с Антоном Силуановым.

— Говорят, что именно Кудрин способствовал вашему назначению…

— Мой переход в Минздравсоцразвития был неожиданностью для меня самой. Тут нечего скрывать, то, чем я занималась в Минфине, — это мое. Может, еще несколько человек в стране могут делать эту работу на таком же, как и я, уровне. Это не потому, что я хвастаюсь. Нет. Просто я корнями вросла в Минфин, и уходить оттуда было очень непросто.

— Здравоохранение и пенсионная система… Два столпа социалки. Может, порознь реформы в них буду более эффективны?

— Чем больше ведомств, тем больше согласований. Например, медико-социальная экспертиза (освидетельствование на инвалидность. — «Итоги»). Раньше это было в ведении Минтруда. В итоге эта система была полностью отделена от здравоохранения. Решения были половинчатыми. К чему это приводило? Когда я только начинала работу в министерстве, Владимир Путин, готовясь к прямой линии общения с гражданами, позвонил мне и сказал, что очень много нареканий по переосвидетельствованию инвалидов и нужно процедуру радикально упростить, чтобы люди по 10 раз не ходили для подтверждения того, что у них нет руки или ноги. Но когда мы стали вносить изменения в закон, выяснилось, что правовые акты Минздрава и Минтруда по переосвидетельствованию противоречили друг другу. То, что там было прописано, невозможно в ряде случаев исполнить. К сожалению, таких коллизий много.

— Хорошо. В Минздравсоцразвития как пошли дела?

— Сначала преобразования произошли в пенсионной системе, а потом и в здравоохранении. Я не называю это реформами — то были преобразования, которые нужны обществу для того, чтобы эти отрасли соответствовали современному этапу развития страны. На мой взгляд, в здравоохранении было принято два принципиальных и важных решения — изменение законодательства об обязательном медицинском страховании и об охране здоровья граждан. Теперь нужно довести эту работу до конца. Во многом это вызов врачебному сообществу, так как оно должно перестраиваться под новое законодательство и под новую, центральную роль пациента в системе здравоохранения. Еще хочу сказать о новом законе «Об обращении лекарственных средств». У него есть свои сторонники и противники, но я оцениваю этот документ даже не как министр, а как управленец. То, что происходило в этой сфере до изменения законодательства, был ужас и хаос.

— Как вы оцениваете собственную деятельность?

— За 4,5 года, что я работаю министром, мы достигли хороших результатов по снижению смертности, финансовой обеспеченности системы здравоохранения и продвижению идеи здорового образа жизни. К примеру, когда мы только пришли в министерство, то я рассуждала, что вряд ли мы получим большую общественную поддержку антитабачных мер. Но по исследованиям в 2011 году больше 70 процентов россиян меры по борьбе с курением поддержали. Это частность, но она говорит о важных изменениях в психологии людей.

— Можно управлять социальной сферой как корпорацией?

— Точно не сейчас. Может, когда все преобразования будут сделаны и система заработает как часы. Главное отличие нынешнего типа управления от корпоративного в том, что те, с кем мы непосредственно работаем, это не правительство и не Минфин, а люди. Они — основной барометр и могут в любую минуту сказать, что что-то вышло плохо, даже если ты старался сделать хорошо.

— Вы и министр обороны Сердюков — финансисты, призванные осуществить реформы в весьма специфических сферах. А подход финансиста — оптимизировать расходы и сокращать кадры. Не боитесь, что так и не дождетесь благодарности?

— Пенсии и здравоохранение — не полигон для революционных идей. Эти сферы в России были настолько запущены, что любой резкий поворот — и не избежать социальных катаклизмов. Особенно это касается здравоохранения...

— В чем была запущенность?

— Прежде всего в законодательстве, которое не обновлялось 20 лет. К примеру, доходило до того, что я не могла издать ни одного приказа, потому что по закону у меня не было на это юридических полномочий. Действовали нормы времен СССР. А если бы их просто отменили, то вообще чистое поле — делай что хочешь. Еще большей проблемой была глубокая децентрализация, когда систему здравоохранения разделили на три уровня — федеральный, субъектов и муниципальный. И возложили основные траты на последний, где денег как раз нет! И получили результат: более чем 20-кратная разница в финансировании по регионам, а стало быть, в уровне и качестве медпомощи.

— Что, совсем не финансировали?

— Здравоохранение долгое время было неприоритетной отраслью. По своему опыту работы в Минфине я знаю, что всегда сложно найти компромисс, на что выделить средства. Но за последние годы удалось скорректировать взгляд на этот вопрос. Хотя я понимаю: есть задачи, на которые трудно потратиться в данный момент, когда существуют другие, неотложные проблемы...

— О чем речь?

— Например, о профилактике заболеваний. Она дает эффект только через несколько лет. Этот подход эффективнее, чем последующее дорогостоящее лечение заболевания, которое можно было бы предотвратить. Хотя Минфин рассуждает не так. Скрывать не буду, и я так рассуждала, когда работала там. Но в системе должны быть люди, способные поворачивать фискальные ведомства к тому, что есть такие направления, на которые нужно выделять средства. Начинают критиковать, что нет сиюминутного результата. А он уже есть, продолжительность жизни в 2011 году увеличилась почти на 1,5 года и составила 70,3 года, это самое высокое значение за все годы исчисления данного показателя (с 1960-го).

Другой пример. Когда мы в прошлом году только начинали программы модернизации, приезжали наши коллеги из регионов и говорили, что нужно все деньги вкладывать в ремонт больниц. Их можно понять: в последний раз средства в ремонт зданий и сооружений вкладывались в советское время. Вопрос: почему до этого не направляли на это деньги? Ответ: здравоохранение не было приоритетом. Но ведь люди в том числе по этому критерию оценивают власть, когда есть хорошая больница, в которую можно прийти к хорошему доктору и получить качественную медпомощь. Учитывая ту запущенность здравоохранения, о которой мы говорили, зримый эффект законодательных изменений и программ модернизации будет нарастать в течение пяти лет, если не будем снижать внимание к этой сфере.

— Как вы можете объяснить термин «социальное государство»?

— В нашей Конституции продекларирован принцип бесплатной медицинской помощи, значит, мы обязаны прояснить, что именно бесплатно. Ввели понятие обязательности исполнения порядков оказания и стандартов медпомощи с 2013 года. Порядок имеет несколько разделов. Например, «маршрут пациента» — это правила, как именно должна оказываться помощь, какое должно быть оснащение отделений в медучреждениях — полный список оборудования. И штатные нормативы: какое должно быть количество персонала по специальностям. Если с 2013 года эти требования не будут исполняться, то учреждение может потерять лицензию и прекратить деятельность по результатам контрольно-надзорных проверок. Это распространяется не только на государственные и муниципальные учреждения, но и на ведомственные и частные.

— А стандарты?

— Стандарты часто путают с указаниями врачу, как надо лечить пациентов. Это не так. Стандарт — это усредненный набор услуг, включая лекарства, расходные материалы, которыми должно располагать учреждение, оказывающее медпомощь. То, что по стандарту всегда должно быть в наличии. Стандарт — это то, что для пациента бесплатно. Это государственная гарантия, что качественная медпомощь будет оказана любому и в установленные сроки. До 2015 года на это заложены финансовые средства. Так что если с пациента начинают вымогать деньги, то это прямое нарушение законодательства. Проблема в том, что пациенты часто не знают, что им положено бесплатно. В том числе и потому, что медучреждения и лечащие врачи их не информируют должным образом.

— И что делать? Не платить?

— Не платить.

— И потерять в качестве услуг? Ведь медикам платят именно за качество!

— Верно. Но их и так не обидят: в 2013 году мы переходим на полный тариф оплаты оказания медпомощи. По закону об ОМС уже сейчас можно выбрать страховую компанию, а в следующем году станет возможным выбирать непосредственного врача и медорганизацию, где бы хотелось лечиться. Страховые компании, кстати, пугали нас, что частники не пойдут в этот бизнес — слишком маленький тариф. Да, в 2012 году тариф пока неполный — это как раз следствие децентрализации системы, регионы не могли финансово обеспечить. Теперь этот вопрос подняли на уровень Федерального фонда обязательного медицинского страхования. За счет этого с 2013 года начнется выравнивание тарифов по всем регионам. Работа завершится к 2015 году. В итоге уже сейчас 45 процентов из 2705 частных медицинских организаций вошли в систему ОМС. Значит, по мере наполнения тарифа их количество будет расти, а вместе с этим возрастет конкуренция и качество оказания услуг.

— Неужто перестанут деньги с пациентов тянуть?

— Частично да. Мне и сейчас врачи задают вопрос, как я поступлю, если я врач и надо делать операцию: буду просить родственников, чтоб купили необходимые препараты, или пойду к главврачу требовать то, что положено? Я, как министр, никогда не скажу, что надо брать с родственников. Однако есть ситуации, когда у главврача объективно на это нет средств. Во многих случаях это следствие плохой управляемости системы. К примеру, закупаются не те лекарства, которые нужны для оказания помощи. По мере увеличения финансирования и внедрения стандартов такие ситуации должны уйти в прошлое.

— Уже сейчас де-факто большинство медуслуг платные. После завершения ваших реформ это будет возведено в норму?

— Человек в России будет частично платить за себя сам, как на Западе, но не сейчас. И в последнюю очередь это коснется медуслуг. А в первую — лекарств. Мы много говорим — и хотелось бы, чтобы это перешло в практическую плоскость, — о введении в России системы лекарственного страхования. Что же до медуслуг, то в законе есть возможность для оказания платных услуг за комфортные условия пребывания в стационаре. Если все по закону, то ничего плохого в плате за улучшение комфортности пребывания в больнице нет.

— Какая из стран для вас пример?

— Германия. Предпосылки к тому, чтобы наша система здравоохранения была на таком же уровне, есть.

— Люди обеспеченные предпочитают платить как раз немецким врачам, нежели отечественным. Почему? Суммы-то схожие…

— Надо отдать должное немецким коллегам. В Германии реабилитация стоит на высочайшем уровне, тогда как в России только с 2013 года в систему ОМС с введением новых стандартов попадут элементы реабилитации.

— Владимир Путин недавно отчитался об улучшении демографической ситуации. Принятых мер достаточно или еще что-то планируется?

— Все государственные меры дали позитивный эффект — увеличение пособий, материнский капитал, помощь семьям при направлении детей в дошкольные учреждения. Количество вторых и третьих детей в семьях возросло. Россия, кстати, неплохо смотрится на фоне Европы по этой части: у нас на одну женщину приходится 1,6 ребенка. В Европе в среднем — 1,2—1,3.

— Что же тогда демографы пугают «ямой»?

— Эффект от использования демографических мер ограничен во времени — три года, а потом неизбежно идет затухание. Тут и экономические, и социальные причины. Но, должна заметить, наше население, как никакое, отзывчиво на подобного рода меры со стороны государства. Это показывает и статистика рождений. Мы с ужасом ждали снижения рождаемости в посткризисный 2010 год, а его не произошло. 2011 год стал рекордным по рождаемости за последние 19 лет. Даже по консервативному сценарию к 2020 году мы можем рассчитывать на суммарный коэффициент рождаемости 1,8—1,9. Это очень хорошо. Хотя в советское время мы имели коэффициент два с небольшим.

— Аборты не запретят?

— Лично я разделяю позицию Церкви, но на уровне закона мы ввели отложенный режим принятия женщиной решения о прерывании беременности. В России есть большой ресурс для снижения числа абортов и без введения запретов.

— Многие считают, что пенсионная реформа провалилась.

— Что касается того, что было продекларировано, но не сделано. Не создана инфраструктура для накопительной составляющей. Деньги в ПФР поступают, их скопилось немало — 1,3 триллиона рублей, но не была подготовлена инфраструктура, которая бы приносила гарантированную сохранность и доходность. Почему этого не было сделано сразу, мне сложно судить, так как я еще не работала в министерстве. В прошлом году мы сделали первый шаг — приняли закон о выплате пенсионных накоплений. Но этого мало. Нужно вмонтировать эту тему в долгосрочную стратегию, которую планируется принять в 2013 году, — своего рода «дорожную карту».

— Вы предложили новую схему формирования пенсий. Приведет ли она к повышению пенсионного возраста и снижению размера пенсии?

— Ни в коем случае никакого снижения! Кто сколько получал, столько и будет получать со всеми индексациями. Но вот вопрос: сколько лет надо работать, чтобы получить пенсию определенного размера? Это надо обсудить с обществом. В той же Германии, если человек хочет выйти на пенсию раньше, он будет получать меньше. Но это коснется только будущих пенсионеров, которые сегодня еще не отработали положенный стаж.

— И сколько будет получать пенсионер через 20—30 лет?

— Если мы будем последовательно двигаться в развитии трехуровневой пенсионной системы, то 60—70 процентов от утраченного заработка.

— А вы рассчитываете на государство или подстраховались «на старость»?

— Я родилась до 1967 года, так что работодатель не платит за меня взносы в накопительную систему. Я решаю этот вопрос самостоятельно.

— По-вашему, большинство выберут этот же путь — «не рассчитывай на государство»?

— Те 40 миллионов, которые работали в советскую эпоху, им же нечего вкладывать! Живущие сегодня несут ответственность за тех, кто работал в советское время. Нельзя взять и сказать 40 миллионам граждан, что мы не способны обеспечить им даже минимальный уровень жизни. Это была бы ошибка.

— Как вы относитесь к идее Алексея Улюкаева ликвидировать ПФР?

— Считаю ее вредной. Такие фонды есть во всех странах. Бюджет, социальные или налоговые органы не способны выполнить ту колоссальную работу на местах, которую выполняют институты ПФР, — назначение, перерасчет и сопровождение пенсий. Если государству деньги будет некуда девать (на минуту помечтаем), я бы предложила их направить на покрытие дефицита ПФР, а не на создание новой инфраструктуры.

— Зато честно...

— Конечно, есть рассуждения: мол, мы не способны нести такие расходы, и, как следствие, у нас проблемы с федеральным бюджетом. А потому давайте скажем нашим пенсионерам, что они будут получать за счет государства прожиточный минимум, помноженный на инфляцию.

— Это сколько?

— Средняя пенсия сегодня — 9300—9500 рублей в месяц. Прожиточный минимум пенсионера за прошлый год — 5000 рублей. Значит, мы переведем пенсии на уровень 5 тысяч, дадим сверху 6 процентов инфляции и скажем, что теперь человек будет довольствоваться этим, поскольку у нас проблемы? Это приведет к резкому увеличению количества бедных. Это было бы непростительной ошибкой.

— Сейчас бедных тоже немало…

— В последние годы их количество снизилось. А тут увеличится почти на 40 миллионов. Может, те, у кого пенсии высокие, не уйдут за грань, но подавляющее большинство это ожидает в случае принятия неверных решений. Напомню: был период в нашей новой истории, когда базовую часть пенсии долго не индексировали. Государство было вынуждено одномоментно (в конце 2007 года) довести базовую часть до прожиточного минимума и провести валоризацию прав людей, вышедших на пенсию до 1991 года. Итог: мы получили дополнительные расходы, расплатившись за прежнюю жесткую политику по индексации.

Я не устаю повторять коллегам из мира финансов: нужно заниматься рынком труда. Пенсия не существует сама по себе, она формируется исходя из того, какая реализуется политика в сфере заработной платы не только в бюджетном, но и в частном секторе. Мы должны модернизировать производство. Сейчас пенсионная система несет на себе проблемы вредных производств. Ежегодно выплачиваем более 300 миллиардов рублей досрочных пенсий. Кроме того, у нас в законе до сих пор не прописано, сколько лет нужно работать, чтобы получить достойную пенсию.

— Алексей Кудрин недавно сказал: надо повышать пенсионный возраст. Согласны?

— Владимир Путин свое отношение к этой теме озвучил. И я не считаю, что повышение пенсионного возраста даст зримый фискальный результат. Я думаю, что нужно работать в направлении трудового стажа, пенсионной формулы, уплаты взносов самозанятым населением…

— Тот же Кудрин, который сосватал вас в министры, не приходил к вам со словами: «Прости за то, что подставил»?

— У меня свое отношение к Алексею Леонидовичу. Я его по-своему люблю, уважаю, мы перезваниваемся и сейчас, виделись, правда, лишь раз после его ухода из правительства. В первый мой министерский год он очень помогал, прежде всего по линии выделения средств. При этом концептуально мы могли спорить до хрипоты и выяснять отношения даже перед премьером, не стесняясь в выражениях, но всегда находили консенсус. Именно благодаря этому и были проведены преобразования, так как законодательные решения всегда были подкреплены финансами.

— Не устали от мужской работы?

— Часто говорят, что в социальном ведомстве должна работать женщина, потому что она всегда лучше поймет страдания. Но, на мой взгляд, министр — мужская, жесткая работа, не каждая женщина сможет эту жесткость выдержать. Нужно много сил и нервов, чтобы сохранить стойкость духа.

Россия > Медицина > itogi.ru, 30 апреля 2012 > № 546198 Татьяна Голикова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2012 > № 548911 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по реализации задач, поставленных в его предвыборной статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России.

Стенограмма совещания

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня продолжим обсуждение конкретных шагов, направленных на реализацию приоритетов, обозначенных в ходе недавно состоявшейся политической кампании. Я предлагаю сегодня сосредоточиться на вопросах социальной политики, которая играет, безусловно, – мы все это прекрасно понимаем – ключевую роль в жизни практически каждого человека. Я сейчас не буду говорить общих фраз: мы часто на различных уровнях обсуждаем эти вопросы. Хотел бы сосредоточиться на некоторых конкретных проблемах.

Первое. Самое простое и самое главное практически для каждого гражданина – это заработная плата. Давайте поговорим сегодня об уровне заработной платы в социальной сфере – среди врачей, педагогов, среди других социальных работников. Если квалифицированным специалистам приходится бегать от одной работы к другой, брать на себя дополнительную нагрузку и так или иначе государство вынуждено легализовать этот процесс (мы понимаем, что это отражается в конечном итоге на качестве работы), то, наверное, это не самый лучший способ решения социальных проблем и для людей, которые предоставляют определённые услуги населению, и для тех, кто получает эти услуги. Сейчас не буду вдаваться в детали. Мы сейчас с вами поговорим поподробнее об этом.

Вторая тема, на которой хотел бы сегодня сосредоточиться и предложить вам подискутировать, – это поддержка многодетных семей. Хорошо известно, что для нашей страны, собственно говоря, как и для очень многих стран, особенно наших соседей по Европе, демографическая проблема является наиболее актуальной и наиболее острой. Наша страна не исключение. И если мы хотим, чтобы решалась эта проблема, то недостаточно… Хотя это тоже очень важно: поддержка женщин и семей, которые принимают решение завести ребенка, второго, третьего, тем более поддержка сертификатами, витаминами и т. д. У нас целый набор поддержки есть, но дальше, когда ребенок появляется, дальше что? И детские сады, и уровень дохода семьи – вот об этом надо подумать.

Я уже говорил в одной из своих статей о том, что нам нужно в этой связи поддержать на данном этапе семьи, которые приняли решение завести третьего ребенка. Но, конечно, эта поддержка должна быть адресной, и мы об этом много раз уже говорили. Это правильно, абсолютно социально обоснованно – нужно поддержать прежде всего семьи в тех регионах, где наблюдается устойчивая отрицательная динамика по демографии, и те семьи, которые нуждаются в поддержке, то есть уровень доходов которых является достаточно низким.

Вот об этом поговорим, поговорим также о том решении, которое раньше состоялось, а именно о выделении земельных участков. У нас уже выделено 7763 земельных участка, а в текущем, 2012 году планируется выдать ещё 31 тыс. земельных участков. Но этого тоже недостаточно, мы понимаем. Нужно стимулировать регионы к тому, чтобы обустраивать эти земельные участки инфраструктурой, иначе там просто невозможно будет ничего сделать, кроме того, чтобы продать этот участок и дальше выручить какие-то деньги. В том или ином регионе это может быть поменьше, побольше, но это не решение проблем на перспективу, как мы понимаем.

Третья проблема, на которой хотел бы сосредоточиться сегодня, – это трудоустройство инвалидов. Очень важная сфера, чрезвычайно. У нас, знаете, миллионы инвалидов и подавляющее большинство из них хочет и может работать, что очень важно. В качестве примера отмечу, что из 13 с лишним миллионов инвалидов почти 4,5 млн – это люди трудоспособного возраста, однако реально имеют работу чуть больше 1 млн. Совсем, ещё раз хочу это повторить, не потому, что не хотят работать – они хотят. В прошлом, 2011 году в службы занятости обратилось 272 тыс. людей с ограниченными возможностями, а трудоустроено лишь 85 тыс. человек.

Конечно, и работодатели должны относиться по-другому, но перекладывать всю нагрузку по трудоустройству людей с ограниченными возможностями только на бизнес было бы неправильно. Стоимость одного специального рабочего места варьируется от 30 до 430 тыс. рублей. Нам нужно поговорить и подумать о том, как поддержать, предпринять дальнейшие шаги по поддержке тех предпринимателей и тех работодателей, которые действительно хотят включиться в эту работу, и поддержать людей с ограниченными возможностями, использовать их на различных участках, тем более – а я это знаю точно, знаю, поскольку бывал на таких предприятиях, – люди работают не просто с душой, а эффективно работают. Это те темы, которые я хотел бы сегодня поднять. Разумеется, мы поговорим и по любым другим темам, которые вы считаете важными по этой проблематике.

Пожалуйста. Давайте начнём. Татьяна Алексеевна, Вам слово.

Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Вашему вниманию предлагается небольшая презентация, которая состоит из трёх частей, которые сейчас озвучил Владимир Владимирович, как ключевые вопросы, которые сегодня нужно обсудить. Естественно, я начну с первого вопроса, который касается заработной платы.

В первую очередь, естественно, я начну с заработной платы врачей и среднего и младшего медицинского персонала. И прежде, чем перейти к проблематике по этому вопросу, хотела бы отметить следующее: после того как были приняты закон «Об обязательном медицинском страховании» и закон «Об охране здоровья граждан» система здравоохранения имеет два уровня. Первый уровень – это государственный, на уровне субъектов Российской Федерации, и уровень федеральный, соответственно, с подчинением соответствующих учреждений.

При этом я хочу сказать, что на субъектовом уровне основной объём сосредоточен в страховой медицине и есть ещё так называемые социально значимые учреждения, которые оказывают помощь больным туберкулезом, больным СПИДом, наркозависимым людям. То же самое есть и на федеральном уровне, но на федеральном уровне к этой тематике добавляется ещё и оказание высокотехнологичной медпомощи.

И с учётом того законодательства, которое принято, мы в течение ближайших четырёх лет должны обеспечить к 2015 году пошаговое увеличение и финансового обеспечения, и структурных изменений, которые будут происходить в здравоохранении.

В этой связи я бы хотела начать с первого слайда и немножко погрузить вас в ситуацию с обеспеченностью кадровыми ресурсами в системе здравоохранения Российской Федерации. Я хотела бы привлечь ваше внимание, поскольку об этом я буду говорить дальше, к нескольким цифрам из тех, которые приведены на слайде.

У нас почти 523 тыс. врачей, причём врачей разных, и об этом я тоже скажу дальше. Сюда в том числе входят те врачи, которые занимаются санэпиднадзором, фармацевты, провизоры и т. д. Но здесь у нас есть ещё и прочий персонал, на который я прошу обратить внимание. Если вы посмотрите, то увидите, что его существенно больше – практически на 100 тыс. человек, – чем врачей. Это важно для последующего обсуждения.

Но с точки зрения оказания качественной и доступной медицинской помощи ключевой категорией являются врачи клинических специальностей, которые непосредственно оказывают помощь пациенту. Здесь у нас ситуация выглядит следующим образом. Это как раз вторая часть слайда.

У нас фактической численности врачей клинического профиля не хватает по сравнению с нормативом на 152 тыс. человек. При этом мы наблюдаем недостаток в амбулаторно-поликлиническом звене и переизбыток в стационарном звене.

Что же касается среднего медицинского персонала, то здесь ситуация как и в амбулаторном, так и в стационарном звеньях достаточно сложная, и мы пока не достигаем того норматива, который должен быть или который нам бы хотелось иметь, – 1:3. Пока мы имеем норматив в среднем по России 1:2,1.

Теперь то, что касается дефицита или профицита. У нас наибольший дефицит в амбулаторном звене отмечается по специальностям, которые указаны на втором слайде в первой части. Я не буду зачитывать, но по цифрам, которые здесь приведены, вы видите, что дефицит достаточно существенный. Это, как правило, узкие специалисты.

В то же время в стационаре отмечается профицит по тем специальностям, которые в середине слайда приведены. Но в то же время в том же стационаре есть дефицит по таким специальностям, как анестезиология, реаниматология, онкология, фтизиатрия. И здесь приведено несколько субъектов Российской Федерации, в которых наблюдаются существенные перекосы с точки зрения дефицита или профицита кадров.

В этой связи когда мы имеем недостаток врачей и недостаток средних медицинских работников, то мы, естественно, обращаемся к тем возможностям, которые у нас есть с точки зрения возможной переподготовки тех специалистов, избыток которых мы наблюдаем в стационарном звене. Но в то же время мы задействуем тот ресурс, который у нас есть, – студентов высших учебных заведений.

Здесь у нас ситуация выглядит следующим образом. За счёт всех источников – и бюджетных, и внебюджетных – обучение в высших учебных заведениях проходят 23,6 тыс. специалистов, которые должны идти в медицину, но тем не менее порядка (по прогнозу на 2012 год) 20% по полученной специальности работать не пойдёт. Соответственно, приток свежих сил в отрасль, который мы ожидаем, составляет 18,9 тыс. человек. Но тем не менее мы проводили мониторинг, и на сегодняшний день в связи со старением специалистов у нас наблюдается ещё и достаточно серьёзный отток из этой отрасли. Как правило, эта проблематика связана с межрайонными и сельскими населёнными пунктами, потому что притока молодых специалистов там мало, а пожилые специалисты уже вынуждены уходить на пенсию.

Здесь принципиально важным является то, что надо не просто решить проблему кадрового дефицита, но ещё и привлечь наших студентов на село. Что для этого делается и планируем делать? В рамках тех изменений в законодательство, которые уже приняты, с 1 сентября 2011 года совместно с Министерством образования и науки принят новый образовательный стандарт для студентов-медиков. Суть этого образовательного стандарта состоит в том, что практическая подготовка резко увеличивается на старших курсах, начиная с четвёртого курса. И мы сейчас уже подписали соответствующий приказ по поводу того, что после окончания третьего курса студенты-медики имеют право работать на штатных должностях среднего и младшего медицинского персонала либо в тех населённых пунктах, из которых они приехали, либо по их выбору в любом учреждении, где такая возможность есть.

Это несколько снизит проблему и напряжённость, которая связана со средним медицинским персоналом. Но тем не менее это коренным образом не решит проблему с врачами, и нам придётся принимать меры, когда мы должны будем предлагать некие, если хотите, мягкие принудительные меры, для того чтобы студенты всё-таки ехали работать в отдалённые населённые пункты.

Такие примеры в различных государствах есть. Если абитуриент хотел поступить в медицинский вуз, но не поступил, недобрал чуть-чуть баллов, то ему предлагается, скажем, что его берут и даже берут на бюджетное место, но в то же время ему говорят, что ты можешь отработать три года или пять лет в северных территориях, к примеру в малонаселённых территориях, но, пожалуйста, мы тебя тогда возьмём. Как бы некое предложение, которое даёт ему возможность учиться, но в то же время он должен отработать. Я думаю, что мы можем поработать тоже над такими же механизмами.

И учитывая, что у нас есть такая серьёзная проблема с обеспеченностью врачами, но в то же время Вы приняли решение уже по финансовому обеспечению системы ОМС, мы должны иметь в виду следующее, что повышение заработной платы врачей и среднего медперсонала применительно к системе ОМС в период уже точно до 2015 года, осторожно скажу, финансовыми ресурсами обеспечено.

Почему я так говорю? Потому что мы согласовали с Минфином тренд по увеличению финансового обеспечения системы ОМС. И если мы будем говорить о том, как это выглядит по зарплате, то в 2013 году повышение зарплаты за счёт этих средств можно обеспечить на 24%, в 2014 году – на 13% и в 2015 году – на 17%. Почему я говорю именно о 2015 годе? Потому что 2015 год – это тот год, который для нас является критериальным, когда мы полностью выровняем тариф на ОМС по всем субъектам Российской Федерации на неработающее население.

После 2015 года финансовое обеспечение выглядит несколько проблематично. Это связано с тем, что и там, возможно, понадобится новый дополнительный финансовый ресурс. И вот на слайде №4 ориентировочные расчёты по этому поводу сделаны. С чем может быть связан этот финансовый ресурс? Дело в том, что в системе ОМС у нас три категории населения: трудоспособное население, дети и пожилые люди. И дети, и пожилые люди – это неработающее население. За работающее население платит работодатель, за неработающее население платит субъект Российской Федерации.

И тот, и другой платеж являются по закону страховыми платежами, но при этом за работающее население работодатель платит страховой взнос в 2 раза больше, чем за неработающее, которое с точки зрения оказания медицинской помощи является более дорогим. В этой связи многие эксперты, в том числе со стороны работодателей, ставили вопрос о том, что в какой-то перспективе можно было бы подумать о приближении страхового платежа за неработающее население к страховому платежу, который за работающее население уплачивает работодатель. Но, учитывая очень высокий уровень дифференциации субъектов Российской Федерации по финансовому обеспечению, мы не можем мгновенно такие вещи осуществлять.

Но тем не менее в 2014 году, а лучше в конце 2013 года, для того чтобы обеспечить систему обязательного медицинского страхования, мы должны будем вернуться к вопросу (и так у нас, собственно, и в законе написано), как после 2015 года будет осуществляться индексация страхового платежа на неработающее население – подчеркиваю: на неработающее. Мы не рассматриваем сейчас вопрос об увеличении страхового взноса на работодателя. Тогда это нам даст возможность решить проблему именно по обеспечению повышения заработной платы врачей среднего и младшего медицинского персонала, которые работают в системе обязательного медицинского страхования.

Буквально два слова – по поводу федеральных учреждений. Здесь ситуация выглядит, с одной стороны, более сложно, с другой стороны – проще. Почему? Потому что федеральный уровень учреждений представлен крайне разнопланово. Это федеральные учреждения, научно-исследовательские институты, которые выполняют не только лечебные, но и научные функции, и они оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь, а по закону до 2015 года высокотехнологичная помощь существует как самостоятельная и только с 2015 года погружается в систему обязательного медицинского страхования, то есть в тариф.

С другой стороны, у нас есть учреждения ведомственного подчинения, которые достаточно широко представлены, они представлены очень существенно силовым блоком и представлены 27 федеральными органами исполнительной власти, которые в той или иной мере имеют в своём ведении медицинские учреждения. Это не только федеральные органы власти, но это и академии: и Российская академия наук, и Российская академия медицинских наук, и отделения и т. д.

В течение этого периода времени до совещания мы, Владимир Владимирович, попытались каким-то образом понять, что это будет стоить с точки зрения увеличения заработной платы до средней по региону к 2018 году с учётом мер по оптимизации. Конечно, пока ещё проблему у нас представляет информация от силовых ведомств, но тем не менее она начала поступать.

И здесь нам принципиально важно принять одинаковые подходы. Что я имею в виду под одинаковыми подходами? Под одинаковыми подходами я имею в виду следующее.

Мы, исходя из того поручения, которое прозвучало в Вашей статье и которое Вы дали по результатам её выхода, говорим о том, что врачи, профессорско-преподавательский состав, научные работники должны иметь к 2018 году средний уровень заработной платы, увеличенный в 2 раза по региону. Но мы же понимаем в то же время, что это обеспечение невозможно осуществить без принятия соответствующих мер по структурным изменениям в любой сфере, будь то сфера здравоохранения, образования или научная сфера. Понятно, что в каждой из этих сфер свои проблемы. Я начала с кадрового обеспечения, Андрей Александрович (А.А.Фурсенко – министр образования и науки Российской Федерации), наверное, что-то другое скажет.

Но тем не менее коль скоро мы сказали о том, что мы вводим эффективный контракт, то мы должны понимать, что существенное увеличение заработной платы, а на слайде №6 можно посмотреть, как это будет выглядеть, понятно, что это пока ориентировочные оценки и не у всех будет такая заработная плата, а только у тех, кто находится на эффективном контракте… То в течение этого периода представляется необходимым осуществить ряд серьёзных мер.

Должна быть произведена реструктуризация сети. Что мы подразумеваем под реструктуризацией сети? Дело в том, что, по последним отчётным данным, которые мы получили за 2011 год, несмотря на недостаток кадров и очень серьёзное совместительство во врачебной среде, доходящее до 2,5 ставки, тем не менее у нас с учётом разного набора коечного фонда, представленного в отдельных субъектах федеральными и субъектовыми учреждениями, в целом по Российской Федерации наблюдается избыток коечного фонда. По данным за 2011 год, 15%. И конечно, мы должны – я имею в виду, Федерация и ведомственные учреждения, подчиненные не только нам, но и другим структурам – заниматься тем, чтобы создавать оптимальную структуру на территории соответствующего субъекта. Не важно, кем это представлено, – федеральным или субъектовым учреждением. Главное, чтобы оказывалась качественная и доступная помощь в рамках специализированной медпомощи, но при этом чётко соответствовала структуре заболеваемости и смертности соответствующего региона.

И мне кажется, что уже пора поставить вопрос о необходимости преодоления проблемы, которая связана с тем, что вот это моё, федеральное, а вот это моё, субъектовое. У нас эти границы должны быть точно размыты, потому что населению всё равно, в каком медицинском учреждении получать помощь – в федеральном или субъектовом. Главное, чтобы эта помощь была оказана качественно, тем более что последние два года мы занимаемся именно модернизацией субъектовых учреждений, чтобы обеспечить их надлежащими кадрами, оборудованием и т. д.

Следующий момент, на который я хочу обратить внимание, – если мы существенно повышаем заработную плату, то мы должны обратиться к такой категории, как статусные льготы, которые вытекают из Трудового кодекса. О чем я говорю? Это вредность работы, дополнительные отпуска, сокращенная продолжительность рабочего времени – в фонде оплаты труда они занимают приблизительно 22,6%.

Никто не говорит, что нужно ущемлять права, но если мы говорим о существенном увеличении заработной платы, о переходе на эффективный тариф, то тогда мы должны говорить о том, что будет взамен, потому что объективная ситуация сегодня происходит таким образом, что, отрабатывая какое-то количество времени и получая достаточно маленькую заработную плату, врач вынужден идти в другое медицинское учреждение и подрабатывать там на такую же маленькую ставку, чтобы обеспечить себе тот минимум, не эквивалент прожиточного минимума, а тот минимум, который необходим для его существования.

Что нужно для этого сделать с точки зрения статусных льгот? С точки зрения статусных льгот очень важно провести аттестацию рабочих мест в бюджетной сфере. Мы начали этот пилотный проект в 2011 году. Если мы проведём эту аттестацию надлежащим образом, то порядка 45 млрд рублей мы будем иметь экономии внутри системы, для того чтобы использовать её на цели той же выплаты заработной платы.

Наконец, я обращала внимание вначале на то, что у нас количество прочего персонала существенно превышает количество врачей. Мы должны оптимизировать структуру прочего персонала. Более того, вплоть до того, чтобы давать полномочия главным распорядителям, в ведении которых находятся соответствующие учреждения или субъектовые учреждения, устанавливать предельную численность этого административно-управленческого персонала.

Наконец, при рассмотрении всех вопросов заработной платы мы должны исходить из того, что у нас должен сохраняться надлежащий уровень дифференциации между категориями персонала: врачи, административный персонал, средний, младший медицинский персонал и прочий персонал. В этой связи, когда мы обсуждали этот вопрос, –поскольку мы у Вас на совещании по этому поводу ещё не встречались, а обсуждали это только с Минфином и с нашими коллегами из других министерств, – по 200% к 2018 году по тем категориям, которые я назвала, нет вопросов. Но у нас ещё есть другие категории, скажем средний медицинский персонал, по которым мы не обсуждали вопрос, что у них должно быть к 2018 году. Мы говорили о том, что это должно быть равно средней по региону, то есть не 200%, а 100%

Дальше. Вы ставили вопрос по поводу преподавателей колледжей. Здесь пока мы окончательно не приняли решение, но есть предложение – тоже либо 100%, либо 125% к 2018 году по экономике региона.

Есть ещё младший медицинский персонал, по которому мы, как министерство, предлагаем говорить о 80%.

И ещё самое главное, чтобы мы не забыли, что у нас в учреждениях здравоохранения или в учреждениях образования могут работать, с одной стороны, врачи, с другой стороны – преподаватели, которые получают достаточно маленькую заработную плату, потому что о них всё время забывают. Их незначительная категория, но тем не менее мы можем и должны при таких подходах, которые мы выработаем, не забыть их с точки зрения повышения заработной платы.

Ну и, наконец, социальные работники, о которых мы говорили уже тоже. И Министерство финансов в этой части предложило, на мой взгляд, абсолютно разумный подход. Поскольку социальные работники – это компетенция субъектов Российской Федерации, когда мы будем принимать решение о предоставлении субсидий субъектам Российской Федерации, включить это в соглашение как условие для повышения заработной платы.

Что касается окончательных расчётов, то с учётом того, что каждый из федеральных органов, ответственный за ту или иную сферу, должен обобщить все данные и мы должны согласовать конечные подходы, я думаю, что в самое ближайшее время мы эту работу в отношении Федерации завершим. А что касается, ещё раз говорю, субъектов Российской Федерации, если мы будем поступательно двигаться в том тренде, который задали в рамках ОМС, то в этой части не потребуется каких-то дополнительных вложений из федерального бюджета.

Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Но мы вернёмся к этому ещё. Сейчас послушаем Андрея Александровича (обращаясь к А.А.Фурсенко) по преподавателям вузов и других учебных заведений, по повышению их заработной платы.

Пожалуйста.

А.А.Фурсенко: Предложения по повышению заработной платы работников образования основываются на различных механизмах в зависимости от уровня образования.

Я начну, если можно, со школ, с общего образования. Это проект, который в значительной степени реализован, и там был использован механизм, согласно которому средства федеральных субсидий направлялись на замещение расходных обязательств субъектов Российской Федерации, связанных с модернизацией, а освободившиеся средства субъектов направлялись на повышение заработной платы.

В.В.Путин: Там только появляется один нюанс, на который я прошу вас обратить внимание. Я уже разговаривал с руководителями регионов неоднократно. Мы говорим, что уровень заработной платы преподавателей школ должен быть не меньше, чем средний заработок по экономике в регионе. Они говорят «да». И в конце IV квартала средней заработок в некоторых регионах становится равным среднему заработку по экономике в I квартале года. Ну это небольшое, но всё-таки манипулирование. Давайте мы всё-таки будем работать без такой ерунды.

Я вас прошу на это обратить внимание и с коллегами в регионах на этот счёт поговорить.

А.А.Фурсенко: Владимир Владимирович, с самого начала вообще мы планировали, что определённое отставание будет, и это было связано...

В.В.Путин: Послушайте, определённое отставание будет, но в этом году средняя по экономике и средняя заработная плата должны сравняться у преподавателей школ – на момент, когда мы будем об этом говорить, а не на I квартал.

А.А.Фурсенко: Я понял. Тем не менее проект даже с некоторым отставанием всё равно реализуется. Темпы роста заработной платы работников образования так же, как и темпы роста по всей экономике, выдерживаются сегодня одинаковые. Раньше это не соблюдалось. В этом плане сегодня всё-таки большинство регионов с некоторым отставанием, но выдерживает вот эту планку по заработной плате.

При этом федеральные средства мы прекращаем выделять уже в 2013 году. Дальнейшее повышение зарплат, причём с сохранением темпа и сохранением этих обязательств, переводится полностью на ответственность регионов.

Поэтому предлагается для повышения средних заработных плат педагогических работников других уровней, за которые отвечают регионы, воспользоваться тем же самым механизмом, по крайней мере по части из них. В частности, речь идёт о дошкольном образовании.

За I квартал 2012 года средняя заработная плата педагогических работников учреждений дошкольного образования составляет менее 14 тыс. рублей, и, по нашим прогнозам, без дополнительной поддержки она составит к концу года где-то 14,5 тыс. рублей, не больше того.

У нас сегодня уже целый ряд регионов начал в рамках этого проекта расширять рамки тех, кому повышают зарплату, и включил зарплату воспитателей учреждений дошкольного образования. В частности, тут, по-моему, Великий Новгород представлен. Они это сделали.

Предлагается со II квартала 2013 года поставить задачу, чтобы по всем регионам средняя заработная плата педагогических работников дошкольных учреждений соответствовала средней заработной плате в образовании 2012 года. Это существенный прирост. Прогноз – это 18,5 тыс. рублей. Это не средняя заработная плата по экономике, но всё-таки это существенный прогресс. Мы считаем, что это первый шаг, который может быть сделан. Но для того, чтобы это произошло, мы предложили бы часть фондов заложить в госпрограмму «Образование», определённые фонды, которые на тех же самых условиях могли бы в виде субсидий выделяться регионам.

Мы прикидываем, что в общей сложности в 2013 году для регионов потребуется около 30 млрд рублей. Считали бы, что субсидии из федерального центра могли бы составлять 15–20 млрд. При этом, для того чтобы ликвидировать очереди в детские сады, предлагается разрешить до трети от этого объёма субсидий направлять на капитальный ремонт и реконструкцию и в каком-то случае на софинансирование строительства детских садов. Если мы это сделаем, то в течение двух лет мы сможем ликвидировать и проблему очередей в дошкольных образовательных учреждениях, и существенно повысить среднюю зарплату педагогических работников этого уровня образования.

У нас есть ещё два уровня, за которые отвечают регионы, – это дополнительное образование, и сегодня там зарплаты тоже невелики: они примерно такие же, как зарплаты в дошкольном секторе, а Вы поставили задачу уравнять их к 2015 году со средней зарплатой преподавателей школ... И кроме этого была поставлена задача увеличить охват детей дополнительным образованием, правда по 2017 году, чтобы 3/4 детей было охвачено... Это кружки, спортивные секции и так далее.

Поэтому мы сейчас, поскольку всё это начинается где-то с 2014 года, предполагаем сделать конкретные расчёты в ближайшее время, но предлагаем точно так же часть федеральных средств, федеральных субсидий, как катализатор изменений в будущем, направлять и на решение этой задачи.

Ещё один уровень образования – это начальное и среднее профобразование. В настоящее время в этих учреждениях работает 210 тыс. человек – это мастера и педагоги. Их средняя зарплата составляет где-то 17 тыс. рублей. Мы предлагаем начать проект по повышению средней зарплаты указанной категории педагогических работников с 1 сентября 2013 года и довести её до средней зарплаты по экономике региона. Это значит, что средняя по стране где-то до 26 тыс. в 2013 году. причём предлагается эту проблему решать как за счёт средств регионального бюджета, так и за счёт привлечённых средств работодателей. А для того, чтобы работодателей как-то простимулировать вкладывать свои средства, мы по Вашему поручению подготовили законопроект о том, что деньги, которые работодатели будут вкладывать в развитие базы начального и среднего профобразования, могли бы быть изъяты из налогообложения на прибыль.

В.В.Путин: Надо внимательно посмотреть, подумать и посчитать. Но мы, и я тоже об этом говорил, исходим из того, что мы повышаем до среднего по региону. Будем стремиться и побуждать к этому регионы, работодателей по тем категориям преподавателей, которые по уровню квалификации сопоставимы с преподавателями общеобразовательных школ. Там не должно быть уравниловки, всем подряд.

А.А.Фурсенко: Мы вообще считаем, что по начальному профобразованию мы должны всё-таки общее образование убирать в школы, а там оставлять в первую очередь высококвалифицированных мастеров, потому что главная задача – подготовить...

В.В.Путин: Это уже детали, но в целом подход должен быть такой.

А.А.Фурсенко: Есть. Теперь по высшему профобразованию. В сфере высшего профобразования начиная с 1 сентября Вы поручали повысить оплату труда преподавателей госвузов до средней зарплаты по региону, а к 2018 году средняя зарплата преподавателей вузов должна быть...

В.В.Путин: Я говорил о доходах, а не о зарплате.

А.А.Фурсенко: По данным мониторинга оплаты труда, который проводило наше министерство, среднемесячная зарплата профессорско-преподавательского состава в 2009 году составляла 16 тыс. рублей, в 2011-м – 21 тыс. рублей. В то же время примерно в 30% подведомственных нам вузов (это 95 вузов из 316) туда включается не только зарплата за их преподавательскую деятельность, но и просто средняя зарплата. Средняя зарплата профессорско-преподавательского состава оставалась ниже средней зарплаты по экономике региона. Это в первую очередь касается Москвы и отчасти Санкт-Петербурга. По регионам, как правило, зарплата выше. Ну, естественно, Ханты-Мансийск, но там это не так существенно.

При этом во многих вузах реальное соотношение количества студентов на одного преподавателя заметно выше нормативного: по ряду вузов – в 1,5–2 раза. Предлагается начать проект по повышению средней заработной платы ППС с 1 сентября, довести её до средней зарплаты по экономике регионов, то есть до 26 тыс. рублей в среднем по стране именно применительно к регионам. По нашей оценке, для всей системы высшей школы в 2012 году для этого потребуется более 6 млрд рублей из федерального бюджета, поскольку это федеральные учреждения. Потому что мы немедленно заняться оптимизацией сети не можем, это определённые социальные обязательства, то есть это надо начинать, но мы не можем сразу же вынуть эти деньги за счёт оптимизации.

При этом начиная с 2013 года мы считаем, что не менее 1/3 от необходимых средств надо изыскивать за счёт повышения эффективности. Что имеется в виду? Во-первых, необходимо увеличить соотношение количества студентов на одного преподавателя как минимум в 1,5 раза. При этом ряд специальностей должен сохранять индивидуальные нормативы (в области культуры, области здравоохранения есть такие специальности, в области высокотехнологичных каких-то направлений). Но повторяю, по нашим расчётам, в среднем такое повышение возможно.

Далее. Необходимо учесть демографический фактор сокращения бюджетного приёма на первый курс, который становится возможным после изменения закона об определении численности обучающихся за бюджет. Сейчас надо учить 170 человек на 10 тыс. населения за счёт бюджета. Из-за того, что у нас резко сократилось количество молодёжи, получается, что мы сейчас должны на бюджет принимать более половины выпускников школ. Мы подготовили и внесли законопроект об определении этой численности. Это значит, 800 человек должны обучаться за бюджет от 10 тыс. ребят от 15 до 30 лет. Это означает, что мы сможем набирать примерно то же самое количество выпускников школ, но не вести к тому, что практически каждый выпускник будет обучаться за счёт бюджета.

При этом предлагается ограничение – не более 40% от фонда оплаты на оплату административно-управленческого и вспомогательного персонала. Это то, о чём говорила Татьяна Алексеевна. На сегодняшний день на зарплату профессорско-преподавательского состава тратится менее половины средств от фонда заработной платы. Это ненормально, в том числе и по сравнительному анализу с другими странами. Мы по школам этот вопрос уже решаем, мы требуем, чтобы по школам 30% шло на АУП и 70% – на преподавателей. Мы считаем, что такие же вещи должны делаться и в вузах.

Далее. Вторая половина необходимых средств должна быть изыскана (Владимир Владимирович, Вы сказали о доходе) из таких источников финансирования, как платные образовательные услуги. На сегодняшний день в большинстве вузов за платные образовательные услуги платится меньше, чем из бюджета в 1,5, кое-где в 2 раза. Мы ставим задачу, чтобы оплата за счет внебюджета должна соответствовать бюджету, то есть есть норматив и этот норматив должен оплачиваться. В противном случае происходит субсидирование студентов, которые как бы должны платить полностью за своё обучение, за счет бюджета.

Кроме этого в методике мониторинга оплаты труда необходимо учесть важные составляющие дохода вузовских преподавателей – это науку и контракты с реальной экономикой. Сегодня в отдельных вузах она составляет более 50% заработка преподавателей, но, как правило, они не включают это в свою оплату. В общественном представлении кажется, что зарплаты их низкие, хотя на самом деле они получают довольно значительные средства.

Но и, наконец, последнее. Треть средств для повышения зарплат всё-таки должна быть изыскана из средств федерального бюджета. Мы прикидывали, что в 2013 году потребуется по крайней мере 15 млрд рублей, в 2014 году – 25 млрд рублей и так далее.

Мы считаем, что такой подход, с одной стороны, в полной мере реализует Ваше поручение по поводу того, что повышение должно реализовываться за счёт существенных реорганизационных процедур, но, с другой стороны, эти процедуры должны быть поддержаны реальными деньгами. И предложение следующее: выделение из бюджета должно осуществляться тем вузам, которые реализуют первые три проекта, то есть они производят реальную реструктуризацию, с одной стороны, и они получают дополнительные средства за счет привлечения внебюджетных средств и средств науки, с другой. Если эти два условия выполнены, то государство должно со своей стороны обеспечить поддержку.

В этом случае, нам представляется, задача, которую поставили, может быть выполнена в поставленные сроки, может быть, даже несколько быстрее.

В.В.Путин: Спасибо.

Я предлагаю дальше так построить нашу работу. Татьяна Алексеевна (Т.А.Голикова) проинформирует нас по двум другим вопросам, а потом Минфин прокомментирует все три проблемы, о которых мы договорились сегодня подискутировать. Пожалуйста, Татьяна Алексеевна.

Т.А.Голикова: Спасибо, Владимир Владимирович. Пожалуйста, вторую часть презентации, которая демографии посвящена, рождению третьего ребенка, с первого слайда. Это ситуация, в которой мы находимся на сегодня, это те позитивные показатели, которых мы достигли. Но я не буду говорить о целях: они приведены на слайде. Я скажу только о том, что нам предстоит сделать в ближайшее время – это второй слайд презентации.

Субъекты Российской Федерации должны ввести выплату и принять соответствующие законодательные акты, которые касаются семей с тремя и более детьми. Для этого Российская Федерация должна принять закон о потребительской корзине, которая является основой для расчёта прожиточного минимума с 1 января 2013 года. Такой законопроект подготовлен и будет рассматриваться на российской трёхсторонней комиссии.

При этом мы исходим из того, что будет выплачиваться эта выплата тем семьям, которые имеют трёх и более детей, исходя из размера прожиточного минимума ребенка, и тем семьям, как Вы сказали, адресно, у которых средний душевой доход ниже сложившегося в соответствующем регионе.

Что мы выявили? Это данные пока за 2010 год. В разрезе субъектов по 2011 году ещё отчётных данных у Росстата нет. Но тем не менее мы берём те регионы Российской Федерации, где суммарный коэффициент рождаемости (количество рождённых детей на одну женщину) ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Таких регионов, по данным за 2010 год, у нас 53. Средний размер выплаты, который мы взяли в расчёт на одного ребенка, – ориентировочно 7 тыс. рублей. Понятно, что он дифференцируется.

В.В.Путин: Это у нас европейская часть, северо-запад, Поволжье частично, Дальний Восток.

Т.А.Голикова: При этом я хочу сказать, что мы взяли для расчёта пока среднюю выплату 7 тыс., хотя очевидно, что от природно-климатических условий и уровня жизни они дифференцируются: прожиточные минимумы по субъектам Российской Федерации.

Поскольку это полномочие субъекта Российской Федерации, то Российская Федерация берёт на себя обязательство субсидировать эти выплаты в зависимости от уровня бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации. Мы взяли на себя смелость предложить вариант, который делит субъекты Российской Федерации (эти 53) на три категории: субъекты с уровнем бюджетной обеспеченности выше единицы, субъекты с бюджетной обеспеченностью от 1 до 0,7 и ниже, то есть более высокодотационные. Для этих регионов Российской Федерации предложили свой уровень субсидирования из федерального бюджета.

В результате этих расчетов мы пришли к выводу (и это представлено на 3-м слайде), что по годам нам потребуется следующая сумма денег из федерального бюджета и сколько на это всего будет потрачено средств. Понятно, что всё это оценочные показатели, но эти оценочные показатели исходят из экспертных оценок демографов, что наши меры дадут прирост третьих и последующих рождений в искомый период до 2018 года по отношению к 2012 году на 17–20%, то есть 924,4 тыс. детей за этот период времени.

Соответственно, исходя из того подхода, о котором я сказала, мы в 2013 году (я назову первую трёхлетку) должны потратить из федерального бюджета 4,5 млрд рублей, в 2014 году – 13,1 млрд и в 2015 году – 21 млрд. При этом обращаю внимание, что в 2016 году выплаты стабилизируются и дальше они уже будут снижаться,

Если мы... Да, ещё одна мера, о которой я хотела сказать, которая прозвучала в Вашей статье, – это профессиональная подготовка и переподготовка женщин, которые имеют детей до трёх лет. Это очень важная мера. Я просто приведу несколько цифр.

Численность женщин, имеющих детей в возрасте до трёх лет, сейчас составляет 3,9 млн человек. 1,5 млн женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, являются незанятыми, из них 548 тыс. женщин являются безработными. Это такая статистика на сегодняшний день. При этом желают приступить к трудовой деятельности до окончания отпуска по уходу за ребенком 354,3 тыс. женщин, но при этом возможность обеспечить присмотр за ребенком в возрасте до трёх лет есть только у 30 тыс. Это данные мониторинга, который мы проводили.

Соответственно, исходя из этих подходов (я просто пролистываю презентацию) и исходя из средней стоимости обучения (где-то 21,1 тыс. рублей), субъекты Российской Федерации (это субъектовое полномочие с 1 января 2012 года) могут потратить на это 551, 578 и 607 млн рублей соответственно, или Российская Федерация окажет им какую-то финансовую поддержку с точки зрения субсидий. Мы эту меру осуществляли в 2011 году из федерального бюджета, с 2012 года мы передали это всё субъектам. К сожалению, не все субъекты Российской Федерации взяли на себя эти полномочия (73 этим занимаются из 83).

Здесь мне представляется, это не Бог весть какие большие деньги, мы здесь посчитали по максимуму, я считаю, что субъекты Российской Федерации вполне могут себе позволить эти траты, для того чтобы осуществить профессиональную подготовку и переподготовку женщин, которые хотели бы приступить к работе до наступления ребенком возраста трёх лет.

И, наконец, слайд №7 в этой части презентации, я просто хочу на него обратить внимание, – это результаты 2020 года к 2011 году. И обратить внимание на следующее, что мы увеличим и должны увеличить суммарный коэффициент рождаемости, исходя из тех показателей, о которых я сказала, до 1,814, то есть 1,8 ребенка на женщину. При этом я обращаю внимание, что в 1980-е годы в Советском Союзе у нас коэффициент доходил до 2,2 на одну женщину.

В.В.Путин: За счет Средней Азии.

Т.А.Голикова: Вполне возможно, но только там тоже принимались, Владимир Владимирович, достаточно существенные, масштабные демографические меры сродни тем, которые мы сейчас принимаем на федеральном уровне и на уровне, естественно, субъектов Российской Федерации.

Но я только обращу внимание на одну деталь, которая серьёзно влияет на демографию в Российской Федерации. Численность женщин 20–29 лет в результате известного периода 1990-х годов к 2020 году снизится на 37,3%, возрастёт численность женщин в возрасте 30–39 лет на 15,2%. И вот на эту категорию у нас с Вами основной расчёт, что всё-таки семьи и женщины будут принимать осознанное решение по поводу рождения третьих и последующих детей. И, безусловно, мы здесь должны оказать соответствующую финансовую поддержку, потому что многодетная семья – это семья, как правило, которая принимает решение о рождении третьего и последующего ребенка, попадает сразу в другую доходную категорию и существенно снижает с точки зрения своего потребления.

По инвалидам. Мы неоднократно эту тему обсуждали, я не буду повторять те цифры, которые Вы привели в своём вступительном слове, они – на 1-м слайде третьей части презентации.

Хочу сказать, что сегодня Совет Федерации ратифицировал Конвенцию ООН по правам инвалидов. Вопросы, которые звучали и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, во многом связаны с тем, что инвалиды хотят чувствовать себя полноценными членами общества и быть интегрированными в общую среду. В этом существенное значение имеет возможность занятости.

Я ещё раз говорю, не повторяю цифры, которые Вы уже приводили с точки зрения трудоустройства инвалидов. Скажу только, что дифференциация с точки зрения группы инвалидности (1-я, 2-я и 3-я), безусловно, требует соответствующего оснащения рабочего места.

Конечно, мы реализуем мероприятия в рамках программы «Доступная среда», но тем не менее в этом году мы сохранили субсидии за федеральным бюджетом, которые дают возможность финансово помогать субъектам, для того чтобы они передавали средства работодателям на оснащение рабочих мест. Средняя выплата у нас составляет сейчас 50 тыс.

В.В.Путин: Мы увеличили в этом году, да?

Т.А.Голикова: С 30 тыс. до 50 тыс. в прошлом году. Но мы бы хотели предложить Вам рассмотреть вопрос о дифференциации в зависимости как раз от того, к какой категории относится человек, имеющий инвалидность. Имеется в виду, если это слепой человек, которому нужно более серьёзное оснащение рабочего места... В общем, в зависимости от того, какого качества рабочее место мы должны предоставить.

Если подходить таким образом, то средний норматив финансового обеспечения для работодателя должен возрасти с 50 тыс. до 66,1 тыс. рублей, тогда это даст нам возможность вовлекать тех, кто нуждается сегодня и ищет работу. Самое главное, что мы не сбавим тот темп, который набрали в предыдущие периоды времени с точки зрения вовлечения в занятость этой категории наших граждан.

Мы провели соответствующие расчёты, и у нас потребность в бюджетных ассигнованиях из федерального бюджета на ближайшую трёхлетку составляет 873 916 963 рубля. Пока мы не достигли согласия с Министерством финансов по этому поводу. Я подчёркиваю, что это, как и полномочие по женщинам, полномочие субъектов Российской Федерации, но тем не менее в прошлом году именно по этой категории мы с Вами принимали решение, чтобы часть субсидирования оставить на федеральном уровне, и в 2012 году это 567 млн рублей. Мы бы всё-таки хотели, чтобы эта часть, поскольку это и социально значимая категория, и с учётом того, что мы реализуем целый комплекс мероприятий, который связан с Конвенцией по правам инвалидов и программой «Доступная среда», пока всё-таки в небольшом объёме оставался на уровне Российской Федерации.

Спасибо.

В.В.Путин: Татьяна Геннадьевна (обращаясь к Т.Г.Нестеренко), пожалуйста.

Т.Г.Нестеренко (заместитель Министра финансов Российской Федерации): Спасибо большое.

Владимир Владимирович, в Министерстве финансов осуществляется в целом обсчёт тех расходных обязательств, которые могут возникнуть и у Российской Федерации, и у субъектов Российской Федерации при реализации тех направлений, изменений в социальной политике, которые обозначены были в статьях. Так вот, если говорить только, например, об эффективном контракте, то по различным счетам увеличение расходов бюджета, бюджетной системы в целом (а мы не можем отделять субъекты: там большая часть труда находится), варьирует от 3 до 2% ВВП к 2020 году.

В связи с этим сразу ещё раз повторю то, что мы как Министерство финансов всегда говорим, и, может быть, даже в этой аудитории мы ещё раз вынуждены повторять, что вопрос дефицита бюджетной системы, сбалансированности и устойчивости системы – это не вопрос развилки: инновационный или инерционный вариант. Это не развилка. Это условие вообще развития, в том числе и инновационного варианта. Стабильность государственных финансов – это не развилка, а условие. Поэтому изначально мы исходим из того, что любые решения должны рассматриваться, как выбор приоритетов, но в пределах тех ограничений, которые государство может себе позволить, в том числе путём наложения на экономику бремени и уплаты налогов, и так далее.

Теперь – в целом, хотя у нас ещё счёт незаконченный. Здесь я подтверждаю позиции, которые были высказаны сейчас министрами здравоохранения и образования. Мы продолжаем работу в этой сфере с учётом того, что были уже поручения у нас на уровне Правительства.

Собственно говоря, переходим к вопросу эффективного контракта или вообще условий повышения оплаты труда. Вот сейчас мы понимаем, наверное, еще больше, чем раньше, что принимаемое решение по условиям оплаты труда в целом и надолго предопределит будущий профиль социальной сферы не только по качеству услуг, но, что важно, ещё по уровню участия государства в этой сфере. Это тоже нужно понимать.

По тем решениям, которые мы сейчас принимаем, мы должны исходить из того, что действительно это будет надолго. Сейчас принимаются фундаментальные экономические решения.

Мы за то, чтобы всегда была реально показана оплата труда и зарплата была реальной. Что происходит, когда мы, с одной стороны, чуть-чуть платим, очень много даём льгот, а потом ещё принимаем решение снижать тарифы на ж/д? Мы всю экономику чуть-чуть, что называется, достраиваем, и делаем непрозрачные потоки. Конечно, в целом экономический подход, мы за то, чтобы был реальный труд и реальная стоимость услуги, и эти потоки были понятны в целом для экономики.

Теперь следующее, что нас очень волнует, когда мы рассматриваем вопросы эффективного контракта, и когда мы видим, как нам представили некоторые министерства счёт своего эффективного контракта. Как это посчитали? Количество фонда оплаты труда или количество работников в этой сфере просто умножили на два и представили нам, причём сразу же, например, Министерство культуры увеличение ассигнований.

Мы, когда говорим об эффективных контрактах и о том, что мы сейчас предопределяем профиль социальной сферы, должны понимать, что монополии государства и муниципалитетов в этой сфере уже нет. И нужно понимать, что в большей части так называемых государственных услуг участвуют уже негосударственные организации. В этом смысле представить себе, например, указ, в котором будет чётко сказано, что работодателю всем платить зарплаты не меньше 200 – это невозможно. Это не конституционно, на наш взгляд, даже будет, поскольку частная школа, частный вуз с учётом всех условий оплаты труда – это всё-таки принятие решения, отношения работодателя и работника.

В этой связи мы должны понимать, что если мы будем двигаться в этой сфере, не понимая, что это сфера услуг, не учитывая того, что в этой сфере всё больше и больше участвует негосударственных организаций, а просто принимать решение об увеличении ассигнования государственным вузам, государственным образовательным или медицинским учреждениям, мы придём к тому, что эффективных негосударственных организаций в этой сфере не будет, мы их выдавим просто. Им невозможно вообще состязаться с государством по мере повышения темпов оплаты труда.

В этой связи, как мы считаем (мы тоже делаем счёт), более правильно говорить о стоимости государственных и муниципальных услуг. То есть мы как бы заказываем обществу стоимость услуг и привлекаем, объявляем, что называется, оферту, в том числе и государственным организациям: приходите на эту стоимость и участвуйте – то, о чём сейчас говорил министр образования.

Любыми способами создать инструментарий, по которому стоимость этой услуги привязана к получателю услуг, и получатель услуг идёт в ту организацию, где она ему более качественно будет предоставлена.

Поэтому, если мы создаем этот инструмент, если мы говорим о стоимости услуг и учете стоимости услуг так называемого эффективного контракта, нужно тоже отдавать себе отчёт: мы не сможем всем педагогам или всем врачам, в том числе и в частной сфере, обеспечить вот такую двойную оплату.

Почему? Потому что, когда мы говорим о стоимости услуг, первое, что нам нужно сделать, – это определить объём государственных гарантий. Высшая школа, медицинские организации – ведь не все врачи, что называется, работают в понятии «врач работает в сфере государственных гарантий».

Врач-косметолог тоже врач, понятно, что в некоторой степени стоматологи, – есть очень много профессий, которые называются таким образом, но они не участвуют в предоставлении гарантированных государством услуг. Поэтому, когда мы говорим, что нам нужно сделать, шаг за шагом, – определить объём гарантий, который мы обеспечиваем через вот этот эффективный контракт, именно то, что только мы можем.

Здесь нужно понимать, что этот объём гарантий тоже может быть в некоторой степени подвижным.

Есть возможность бюджета – мы можем гарантировать всем дополнительное образование, дополнительное к стандарту. А если нет, по крайней мере конституционная норма говорит: обеспечьте дошкольное образование или школьное среднее, а дополнительное – это уже в зависимости от возможностей. Поэтому очень важно определить эти объёмы гарантий.

Второе. Нужно очень тонко настраивать это среднее соотношение не только в части того, чтобы не вытолкнуть из этой сферы негосударственные организации. Очень важно ещё не создать неконкурентную среду с другими секторами экономики.

Знаете, нам говорят: нужен эффективный контракт или оплата труда. Вообще-то нужно, чтобы она была конкурентоспособной. Но, когда мы начинаем смотреть: а сейчас у нас работа в бюджетной сфере конкурентоспособна или нет? По этому поводу можно по-разному размышлять. Но статистика дело серьёзное, она говорит о том, что численность бюджетников в Российской Федерации растёт, и количество занятых в бюджетной сфере в Российской Федерации на тысячу человек – 107,9, тогда как в развитых странах вдвое меньше, а в формирующихся рынках – втрое меньше.

Это о чём говорит? О том, что вообще-то бюджетная сфера по совокупности, по приведённой стоимости труда совсем неконкурентна. А за счёт чего? За счёт того, что есть гарантии, за счёт того, что очень много льгот есть, которые не показываются в оплате труда. Но тем не менее у врача или учителя бесплатное отопление, освещение на селе, у него досрочный выход на пенсию, на 10 лет раньше.

Где вы в экономике такое видели? Кто будет в экономике работать, если вот такие неконкурентные условия создаются в отдельном секторе? Вот я смотрю, кто у нас ниже средней. Там огромное количество отраслей, кроме бюджетной, ниже средней по экономике. Мы же не собираемся так переворачивать экономику, чтобы у нас, что называется, экономическое развитие в других направлениях уменьшилось. Поэтому мы считаем, что нужно сделать так называемую приведённую стоимость труда. Здесь опять же, исходя из того, что как минимум в объёмах гарантий, в объемах тех стандартов, в которых оказываются услуги, мы должны делать сопоставимый, что называется конкурентоспособный анализ того, что происходит в экономике и в бюджетной сфере.

Я уже говорила о том, что на самом деле статистика показывает, что не так плохо растёт здесь численность. Знаете, если мы начинаем приводить к стоимости, то оказывается, что в экономике за эту зарплату работают как минимум 40 часов, в бюджетной сфере за такую же среднюю зарплату не работают 40 часов. У кого какая бывает. У учителей – 36, допустим, часов, у врачей меньше бывает. А мы же говорим о приведённой стоимости, мы говорим о работе рыночных инструментов по крайней мере, чтобы сделать эту нагрузку сопоставимую и более или менее выровненную.

Тогда мы говорим о приведённой стоимости, о нагрузке. Здесь уже приводили примеры. Вот, например, по вузам. У нас есть стандарт – 10 студентов на одну единицу ППС. В средней по России – это 7,7, но есть вузы действительно, где два-три студента, четыре студента на одну единицу ППС. Это мы говорим о нагрузке производительности. Мы же сравниваем с экономикой, как там нужно работать, чтобы получить эту среднюю, и что у нас получается в этой сфере.

Поэтому мы предполагаем следующее движение в части алгоритма подготовки так называемой дорожной карты, эффективного контракта.

Первое – определить объём гарантий, это очень важно. В этой связи нужно понимать, что особенно в здравоохранении это очень непопулярное решение. Мы же привыкли, что у нас всё бесплатно. Здравоохранение так создано… Проект обязательного медицинского страхования балансирует, объём госгарантий равен взносам. Если мы поймём, что экономика не может столько взносов давать, нам придётся сокращать объём государственных гарантий, в том числе через так называемые управляемые очереди, изменение сроков предоставления несрочной медицинской помощи. Татьяна Алексеевна может здесь, наверное, даже больше сказать. То есть нужно разработать стандарты оказания услуг. Понятно, что и в здравоохранении это делается, и в высшем образовании. И нужно чётко понимать, под какой стандарт мы считаем этот фонд оплаты труда.

Необходимо, исходя из стоимости одного человеко-часа, определить фонд оплаты и загрузить его, что называется, в стоимость услуги.

Нужно подготовить типовой контракт с руководителем учреждения, которое выиграло эту услугу, что он обеспечит, руководитель учреждения, потому что это отношения только работодателя и работника – труд. Там нельзя сверху задать, но если ты вошёл в государственную услугу, если ты получил право её предоставлять, то как минимум ты должен с государственным учреждением заключить трудовой контракт, а с частным учреждением – соглашение по предоставлению субсидий, что вы, выполняя эту функцию, обеспечиваете такие-то соотношения.

Конечно, мы считаем, что нужно подготовить типовой контракт с работником, который оказывает эту услугу, потому что, ещё раз говорю, приведённая стоимость означает, что нужно зачесть в этот контракт все виды выплат, которые получаются помимо зарплаты, иначе мы создадим неконкурентное преимущество и очень серьёзно исказим экономические отношения в других секторах экономики.

Возможно, этот типовой контракт может предусматривать право работника отказаться от некоторых льгот, чтобы ему на эту сумму увеличили оплату труда. Вопросы досрочных пенсий нам придётся решать в том числе в этой сфере, по крайней мере определять: это же тоже стоимость труда приведённая. С этим со всем нужно разбираться.

И самое главное, что мы бы хотели сказать помимо всего прочего, что, конечно, можно принимать решение и сразу выплачивать, как говорится. Можно реформы делать без денег, можно делать реформы с деньгами, но деньги без реформ давать нельзя. Нужно это сначала определить на самом старте – не так, чтобы «давайте сейчас уже дадим, а потом мы с реформами определимся и вот сейчас начнём действовать». Позиция Минфина в этой части не менялась.

Это что касается труда. У нас есть много расчётов, тоже мы предоставляли. Но мы ещё, думаю, что будем в Правительстве дальше обсуждать. У нас есть такие поручения, каким образом осуществлять расчёты.

Что касается пособий семьям, родившим третьего ребенка. Здесь важный тоже вопрос, или развилка, на который нам предстоит ответить: что является уровнем дохода, который мы должны обеспечить для семьи, которая приняла решение и осуществила это своё решение, или мечту, родить третьего ребенка.

Сейчас нам предложили следующий подход – семья, у которой среднедушевой доход на члена семьи меньше среднего душевого дохода в регионе. Поверьте, что и сейчас семьи, имеющие двух детей, а то и одного ребенка, а то и просто семья, которая не имеет ребенка… Не в каждой семье достигается среднедушевой доход в регионе, в регионах огромная дифференциация.

Поэтому, когда мы говорим о том, что семья может попасть в уровень бедности, на наш взгляд, всё-таки нужно говорить о прожиточном минимуме. что если семья, родившая ребенка, попадает в уровень, когда она не достигает прожиточного минимума… Потому что это вопрос бедности, это не среднедушевой доход. Вопрос бедности – это действительно какое-то соотношение с прожиточным минимумом: один, полтора, два. У нас должно быть принято решение в зависимости от возможностей. Но среднедушевой доход достичь – это, ещё раз говорю, серьёзное противоречие, на наш взгляд, потому что и сейчас не каждая семья имеет такой доход. Как он складывается в регионе, это тоже понятно, даже в Москве сравнить, какой доход имеют сейчас эти семьи.

Мы, конечно, идем здесь, исходя из принципа нуждаемости. Мы считаем, что нужно определить, в какой мере мы начинаем участвовать в финансовом обеспечении этой семьи. Это первое.

И второе. Если мы определим один прожиточный минимум или полтора, или два, не знаю, ещё второй принцип – какой размер доплаты? Нам говорят, что нужно всем 7 тыс. заплатить. Вот родился ребенок – и всё, начинаем платить 7 тыс. Это означает, если кто-то чуть-чуть не дотянул до этого уровня, тот, что называется, получает все 7 тыс. А если у кого-то на тысячу среднедушевой доход больше, он не получает ничего. Справедливость, и когда мы говорим о нуждаемости, всегда определяется как какой-то потолок, до которого доводится государственная поддержка, а не всем, у кого коэффициент дифференциации может быть, ещё раз говорю, на единицу меньше.

Мы приводили такие примеры, что может случиться, какое неравенство может в конечном итоге получиться, если мы будем реализовывать такой подход. Нам кажется, что (уж финансово я даже это не комментирую) даже с социальной точки зрения это не совсем, на наш взгляд, правильно. Здесь мы готовы ещё раз обсуждать.

Что касается рабочих мест инвалидов. Есть действительно поручение отработать эти вопросы. Срок – 1 июля. Мы считаем, что действительно это нужно делать и дальше нам анализировать. Сейчас уже в протоколе решение – предусмотреть ассигнования. Мы всё-таки считаем, что это надо делать в рамках бюджетного процесса, и мы будем в рамках бюджетного процесса предусматривать.

Что, на наш взгляд по крайней мере, тоже можно было бы учесть, так это то, что переходить и учитывать некоторые элементы государственной политики в контрактных отношениях. Если любая организация по любому виду контрактов взаимодействует с государством, получает ли она субсидию, например, как наши телерадиовещательные компании, участвует ли она в конкурсе или получает государственный заказ – в любом случае, так существует во всех странах: если ты вышел работать с государством, ты обязан в том числе соблюдать некоторые элементы политики. И это могло бы быть тоже условием любого контракта с государством: если ты участвуешь, ты обязан выполнить некоторые условия, в том числе для работы с инвалидами.

В.В.Путин: Спасибо. Коллеги, кто хотел бы что-то добавить? Пожалуйста, Михаил Викторович.

М.В.Шмаков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Может быть, я внесу некий диссонанс в наше обсуждение. Я очень уважаю Татьяну Геннадьевну Нестеренко и вообще Министерство финансов, но мне кажется, что сейчас в последнем сообщении было по всем вопросам высказано мнение Министерства финансов: по заработной плате, по рождению ребенка – платить или не платить 7 тыс. на третьего ребенка и последующих, но такое, очень поверхностное.

Министерство финансов начинает работать, видимо, работало так и раньше, и поэтому так и не хватает ни на что денег. Или там другая совершенно проводится политика, чем та политика, которую предлагают профильные министерства, скажем Минобрнауки, Минздравсоцразвития, потому что всем занимается Министерство финансов. Так нельзя, с моей точки зрения.

Давайте обсуждать. Специалисты здесь приглашены, которые гораздо глубже знают вопросы: вопросы заключения контрактов, вопросы формирования заработной платы. Когда утверждается или предлагается, что не всем будет 200%, не всем докторам, не всем работникам здравоохранения (врачам) будет увеличено на 200%, а давайте учтём какие-то мифические в большинстве случаев льготы, которыми пользуются медицинские работники и т. д... Это не совсем точно, это какое-то оценочное, поверхностное представление. Поэтому я бы считал, что Министерство здравоохранения и социального развития сейчас, ну а возможно, в новом составе, какой-то другой государственный орган, который отвечает за вопросы труда, он бы проанализировал и дал бы свои замечания вместе с профильными министерствами по тому, каким образом нам строить систему заработной платы в бюджетных учреждениях.

Более того, я лично утверждаю, что, безусловно, уровень заработной платы в государственных учреждениях, в бюджетных учреждениях влияет на настроение работодателей часто. Они говорят: «Зачем нам повышать заработную плату в наших предприятиях, если государство ценит работу сотрудников-бюджетников так низко?» Поэтому это влияет, вниз опускает общий уровень заработной платы в стране, что дальше сказывается на общих экономических показателях через недобор соответствующих налогов, НДФЛ в частности, и так далее. Это запускается совсем другой механизм, к сожалению. Или по выплатам на рождение третьего и последующих детей. Не за 7 тыс. рублей люди рожают третьего, четвёртого и пятого ребенка, не в 7 тыс. рублей дело. Дело в том, что мы хотим, я так понимаю, это и цель нашего обсуждения, цель доклада, цель статей – помочь этим семьям, чтобы они не проседали притом, когда у них семья увеличивается за счёт детей. А дети, как известно, достаточно дорогое удовольствие для любой семьи, извините, за такой примитивизм в формулировках.

Поэтому я считаю, что постановка вопроса, та, которая была сказана в этой презентации, с которой Татьяна Алексеевна выступила, она более реалистична, чем та позиция, которая сегодня и сейчас высказана с точки зрения Минфина.

Но я ещё хотел бы сказать, Татьяна Алексеевна вскользь упомянула об этом, что сейчас ведутся новые дебаты, новые разговоры о составе и стоимости минимальной потребительской корзины. Давайте честно взглянем на все льготы и стоимость товаров, стоимость нормо-часа врача. По-моему, ещё не родился такой экономист, чтобы он установил стоимость нормо-часа у творческих работников – врачей, преподавателей вузов.

Не важно, что на какой-то специальности, – это сказал, по-моему, Владимир Владимирович при открытии, – что на некоторых специальностях уникальных и два человека, и один студент на одного преподавателя. Это уникальная специальность. Что же, нам 10 теперь Ростроповичей искать и после этого только открывать для них специализацию по виолончели? Не получится так, и мы после этого станем общей серостью.

Поэтому я бы считал, что вопросы обеспечения – безусловно, Министерство финансов должно сказать: мы потянем, скажем, вот такие расходы в целом на протяжении прогнозов до 2018 года или не потянем. А всё остальное, профессиональные вещи, я думаю, что должны всё-таки говорить профессионалы, там очень много тонкостей, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, кто ещё?

Я и не сомневался в том, что у нас дискуссия приобретёт такой характер. Догадывайтесь, как проходит дискуссия в рамках трёхсторонней комиссии, где собираются профсоюзы, отраслевые министерства, когда обсуждаются вопросы. Они всегда проходят в дискуссии, и в достаточно острой дискуссии.

Я что хотел бы подчеркнуть? У нас у всех одна цель. Несмотря на разные подходы к решению этих проблем, цель одна – улучшить жизнь граждан России, сделать её более достойной, комфортной и обеспеченной, создать условия для того, чтобы у нас демографические проблемы исчезали, чтобы детей у нас было больше и они были счастливы, помочь людям, которые оказались в беде, людям с ограниченными возможностями. Разумеется, всё это требует финансовых ресурсов.

Мы не будем долго дискутировать, потому что, во-первых, мы уже и так дискутируем полтора часа, а во-вторых, можно до утра дискутировать. Это вопрос, по которому можно говорить до утра. Мы этим занимались на одной из правительственных комиссий: три часа обсуждали это и вот сейчас собрались в более расширенном составе. Но сделали это специально, чтобы люди, не вовлечённые в ежедневном режиме в эту работу, но болеющие душой за решение этих проблем, тоже погрузились в этот материал.

Я сказал в более узком составе, на Президиуме Правительства, сейчас хочу повторить этот тезис: конечно, можно говорить о том, что нельзя просто деньги насыпать в какие-то отрасли, не зная, какую отдачу они там будут давать. И конечно, это правильно. Конечно, мы должны посмотреть на то, как функционируют те или другие отрасли. Мы что, с вами не знаем, как некоторые лечебные заведения у нас, стационары работают, когда там избыточное количество коек? Мы же знаем, что там происходит: платят за электричество, за аренду, за землю, за свет, за газ – за всё платят, а коечный фонд используется неэффективно.

Татьяна Геннадьевна приводила сейчас примеры, сколько преподавателей и социальных работников в рыночно развитых странах, сколько у нас, сколько в других регионах мира. Действительно, много несоответствий.

Но я на что хотел бы обратить внимание? Нам с вами нужно исходить всё-таки из реалий жизни. Нужно посмотреть, как люди живут, им хватает того, что они имеют, чтобы самим прожить и детей поднять, или этого совершенно недостаточно. Но, конечно, по одежке нужно протягивать ножки, нужно смотреть на наши бюджетные возможности, так, чтобы не развалить нам наши финансы, не развалить бюджет.

Всё, что было заявлено в предыдущие месяцы, связано, я уже об этом говорил, не с достаточно острой политической борьбой в предыдущие два-три месяца в ходе предвыборной кампании. Всё, что было заявлено, связано с необходимостью улучшения ситуации в социальной сфере, в сфере демографии, в образовании, в здравоохранении. Это просто жизненная потребность у нас. Многие вещи назрели и перезрели, и мы их так или иначе, была бы избирательная кампания или бы её не было, но мы всё равно это должны решать.

Всё, что я говорил, и то, что я писал в статьях, было основано не на хотелках, а на предварительном достаточно глубоком анализе, тоже в спорах. Я не спорю. Некоторые коллеги с чем-то не соглашались. Но перед тем, как я что-то написал или сказал, я со всеми ключевыми людьми консультировался.

Я призываю всех к тому, чтобы решения, которые будут приняты в окончательном виде, были сбалансированными с экономической точки зрения, но справедливыми с социальной. Но всё, что было заявлено, будет исполнено.

Мы обсуждали вопросы, связанные с распределением дополнительных средств, которые мы получим в этом году. Судя по всему, мы выходим примерно на такой же режим и в будущем. Конечно, рано об этом говорить, но тем не менее, потому что наши прогнозы всё-таки довольно консервативные. Я хочу попросить Министерство финансов ещё раз вернуться к тому, что мы обсуждали – я согласился с вашими предложениями по поводу того, как мы распределим допдоходы этого года, – вернуться к этому ещё раз и в первоочередном порядке закрыть проблемы, которые мы сегодня обсуждали, а потом уже всё остальное.

Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2012 > № 548911 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 апреля 2012 > № 549085 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с активом партии «Единая Россия».

В.В.Путин в своём выступлении отметил, что в политической жизни в России «Президент прежде всего – это консолидирующая фигура для всех политических сил, для всех граждан страны», и заявил, что после инаугурации считает правильным для себя сложить полномочия председателя партии «Единая Россия». Вместе с тем он выразил уверенность, что активная совместная работа будет продолжена. «Рассчитываю на вашу поддержку при реализации тех задач, которые были сформулированы мною ещё как кандидатом в Президенты в этом избирательном цикле», – сказал глава Правительства.

Стенограмма начала встречи

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Я попросил собраться вас для того, чтобы поговорить о ситуации, которая у нас складывается после выборов президента, после выборов в Государственную Думу, поговорить о том, как мы с вами выстроим работу на ближайшее будущее.

Партия «Единая Россия» была создана, как вы помните, в 2001 году. И она создавалась в очень сложных условиях – в условиях деградации экономики, социальной сферы, в условиях разгула сепаратизма. И тогда кроме консолидирующей фигуры должна была быть создана и консолидирующая политическая сила, и эту роль, безусловно, «Единая Россия» сыграла.

Должен сказать, точнее – ещё раз повторить то, что публично уже неоднократно говорил: что и в условиях мирового финансового экономического кризиса правящая партия «Единая Россия» сыграла очень позитивную роль. Я просто убеждён, что если бы у нас не было ситуации, при которой Правительство страны и большинство Государственной Думы работало бы так консолидированно, как это было два-три года тому назад, то гораздо большее количество наших граждан на себе действительно почувствовало бы весь холод той пропасти, куда Россия могла бы свалиться. Слава Богу, этого не произошло. Не произошло, повторяю ещё раз, в значительной степени благодаря очень слаженной и достаточно эффективной совместной работе Правительства и парламента.

Я благодарен «Единой России», но прежде всего, конечно, подавляющему большинству избирателей нашей страны за поддержку на выборах президента. Но теперь, как вы понимаете и как мы все с вами хорошо понимаем, начинается самое главное и самое сложное – теперь нужно работать. Работать и добиваться конкретных результатов – исполнять то, что было заявлено в ходе предвыборной кампании в качестве наших общих целей и в моих предвыборных статьях, и в других программных документах, в том числе и в программных документах «Единой России».

Вместе с тем у нас сложилась такая политическая практика, что Президент является надпартийной фигурой. Конституция не запрещает Президенту быть членом какой-либо партии, но по духу того, что у нас сложилось в политической жизни, всё-таки Президент прежде всего – это консолидирующая фигура для всех политических сил, для всех граждан страны. В этой связи, уважаемые друзья и коллеги, после инаугурации, которая должна состояться 7 мая этого года, я считаю правильным для себя сложить полномочия председателя партии «Единая Россия». Это во-первых, а во-вторых, буду просить вас и членов партии созвать внеочередной съезд во второй половине мая текущего года – и в связи с тем, что Дмитрий Анатольевич Медведев возглавлял список «Единой России» на выборах в Государственную Думу, и в связи с тем, что, как вы знаете, и я уже об этом говорил неоднократно, буду в качестве Президента предлагать его кандидатуру на должность Председателя Правительства России. Считал бы правильным, если бы он и партию возглавил. Это общемировая практика, когда правительство опирается на парламентское большинство. Только так и можно добиться эффективной совместной работы.

Разумеется, многое нужно будет сделать для развития самой партии. Я уже сказал, что она была создана в 2001 году и в целом, безусловно, выполнила ту задачу и достигла тех непростых рубежей, которые ставила перед собой. Она развивается, но не секрет, что она несёт в себе и всё положительное, что есть нашем обществе, и очень многие проблемы, которые в обществе есть, в ней так или иначе тоже отражаются. Это, безусловно, нужно учитывать, особенно в новой политической конфигурации. Нужно повышать жизнеспособность, конкурентоспособность, политическую конкурентоспособность «Единой России», если она намерена и дальше бороться за своё лидерство, а я думаю, что так любая партия и должна себя вести. Она всегда должна доказывать гражданам страны, избирателям, что предлагаемые ею пути развития страны, экономики, социальной сферы являются оптимальными для данного периода времени и для данного государства. У «Единой России» есть все шансы, для того чтобы это лидерство сохранять. Но, повторяю, чтобы нам вместе всем быть эффективными, а я очень рассчитываю на то, что мы в любом случае будем продолжать с вами сотрудничать и, более того, будем вместе работать, не просто сотрудничать, а вместе работать... Как вы знаете, ваш покорный слуга в 2001 году был инициатором создания партии и реально её создавал, поэтому я рассчитываю, что в любом случае мы с вами будем вместе работать, и рассчитываю на вашу поддержку при реализации тех задач, которые, повторяю, были сформулированы мною ещё как кандидатом в Президенты в этом избирательном цикле. Задачи большие, они грандиозные, без всякого сомнения, и непростые для исполнения. Для того чтобы их исполнить, нужна совместная, очень напряжённая работа, и тогда мы действительно можем существенным образом изменить ситуацию в экономике, социальной сфере, изменить качество российского государства, на совершенно новую планку поднять уровень и качество жизни наших граждан. Это наша совместная задача, наша общая задача, этому должна быть посвящена и наша совместная работа. Вот это то, что я бы хотел сказать в начале. Я с удовольствием выслушаю ваши комментарии, ваши предложения и хотел бы вас пригласить к открытой, свободной дискуссии. Пожалуйста.

Пожалуйста, Борис Вячеславович.

Б.В.Грызлов (председатель Высшего совета партии «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, в любом случае надо, наверное, в первую очередь отреагировать на Ваше предложение сдать полномочия председателя партии. Я хочу сказать, что Вы действительно основатель партии, Вы её лидер, и понятие лидера партии будет присуще Вам всю Вашу жизнь. И мы как члены партии «Единая Россия» считаем Вас лидером, Вы будете с нами всегда. Это просто тот подход, который, безусловно, все мы будем отстаивать и проводить в жизнь.

Хотелось бы поблагодарить Вас за высокую оценку роли партии «Единая Россия» – это наша с Вами общая оценка. Партия «Единая Россия» живёт 11-й год, и когда она создавалась в 2001 году, в декабре, она основывалась на уже созданных ранее общественных движениях и партиях. Думаю, что в тот период (в период с 2001 по 2004 год) действительно удалось сделать общими усилиями очень многое и реально это были замечательные годы в жизни нашей страны.

В период кризиса 2008–2009 годов (частично 2010 года) мы работали очень консолидировано. Мы приняли огромное количество законов, и члены партии «Единая Россия» сделали огромное количество предложений в тот план по преодолению кризиса, который был впоследствии принят и Правительством, и обсуждался на заседании Государственной Думы. Безусловно, я понимаю, что нам есть чем гордиться. Партия «Единая Россия» сегодня лидер. Несмотря на то, что средства массовой информации, многие оппозиционные движения говорят о закате партии, – это, безусловно, не так. Они видят что-то розовое на небосклоне, но это восход, а не закат. Поэтому я считаю, что те результаты выборов, которые были 4 марта, тот результат, который получили Вы как кандидат в президенты, и те результаты, которые мы получили в муниципальных образованиях, говорят о высоком уровне поддержки партии «Единая Россия». Было 1600 выборов глав администраций в муниципальных образованиях. Мы одержали победу в 65% этих выборов. Это подтверждает высокий уровень доверия нашей партии, который приближается к двум третям. Какие ещё европейские страны могли бы похвастаться такими результатами по поддержке ведущей партии страны? Нет таких стран, есть только Россия, которая имеет такую партию. Я прекрасно понимаю, что «Единая Россия» должна в очередной цикл – и парламентский, и президентский – опираться на тех избирателей, которые за нас голосовали. Мы понимаем, какой объём работы, какой большой объём задач мы на себя взяли во время предвыборной кампании, и эти задачи нам, безусловно, надо всем вместе реализовывать. У нас фракция «Единая Россия» в Государственной Думе уже проявила свои позиции в эти четыре с лишним месяца, и мы понимаем, что фракция задаёт тон в работе Государственной Думы. Важно, чтобы она крепила своё единство. Я обращаю на это внимание, потому что в данной ситуации впервые фракция представлена не только членами «Единой России», но и большим количеством представителей Общероссийского народного фронта. Они, конечно, присматриваются к партийной работе, и думаю, что было бы правильно, чтобы они входили в партию в качестве её членов. Это бы укрепило единство нашей фракции.

В мае будет съезд партии «Единая Россия». Ваше предложение о том, чтобы мы поддержали кандидатуру Дмитрия Анатольевича Медведева на пост председателя партии, думаю, будет поддержано всей нашей партией, всеми делегатами съезда. Дмитрий Анатольевич очень уверенно провёл кампанию в качестве лидера списка партии «Единая Россия», и мы получили достойный результат в тех тяжёлых условиях, в которых мы находились. Также на съезде, я думаю, мы должны сделать несколько шагов в сторону демократизации партийной жизни, и, в частности, мы обсуждаем поправки к уставу, которые предполагают другой подход к избранию руководителей региональных отделений партии, в частности и выдвижение большего количества кандидатов на пост руководителя регионального отделения, и обязательное условие альтернативного голосования. Думаю, что это улучшит процесс демократизации партии. Мы внедрили в нашу партийную жизнь праймериз, и фактически такой подход к голосованию на региональном уровне – это праймериз, в котором может принимать участие большое количество кандидатов на эту должность. Сейчас в партии работают клубы, введено новое понятие платформ, и это как минимум три платформы: это и социально-консервативная, и либеральная, и патриотическая платформа. Думаю, что эти платформы на сегодняшний день олицетворяют основную часть нашего населения, которое исповедует те или иные взгляды, но мы их консолидируем и вырабатываем общее решение, которое будет, естественно, консолидированным мнением большинства в нашей стране. И это - тоже процесс демократизации в нашей партийной жизни. В любом случае нам необходимо, опираясь на те традиции, которые мы уже имеем, на тот опыт, который мы имеем, на определённые консервативные подходы в оценке любых событий, которые происходят в стране, и дальше наращивать численность нашей партии. И хочу здесь обратить внимание на то, что, несмотря ни на что (казалось бы, есть определённая атака на «Единую Россию») у нас ежемесячно прирост 5–6 тыс. человек – прирост членов партии «Единая Россия». Это вселяет и оптимизм, и уверенность в нашем будущем, в нашем завтра.

В.В.Путин: Спасибо, Борис Вячеславович. Я очень рассчитываю, что делегаты будущего съезда партии поддержат кандидатуру Дмитрия Анатольевича. И уверен, что у будущего председателя партии и у партии в целом, у нашего большинства в Государственной Думе с будущим Правительством сложится хорошая, деловая, критичная по отношению, конечно, друг к другу – имею в виду парламент и Правительство, – но направленная на консолидацию и достижение максимального результата для граждан страны работа. Спасибо большое.

Сергей Иванович (обращаясь к С.И.Неверову – члену бюро высшего совета партии «Единая Россия», секретарю президиума генерального совета партии, заместителю Председателя Государственной Думы), пожалуйста.

С.И.Неверов: Спасибо, Владимир Владимирович. Мы услышали от председателя поручение и мы буквально завтра проведём заседание президиума генерального совета по назначению даты проведения съезда. Мы в соответствии с уставом должны это сделать не более чем за месяц, то есть за 30 дней мы должны сформировать и повестку, и, соответственно, довести до регионов. И, конечно же, сейчас приступим к обсуждению с регионами Вашего предложения по кандидатуре на должность председателя партии. У нас на самом деле съезд планировался в этом году обязательно, отчётно-выборный съезд в соответствии с нашими регламентными и уставными нормами. Он будет у нас 13-м по счёту. На 10-м съезде у нас были избраны руководящие органы партии – это президиум генерального совета и генеральный совет. На 9-м съезде мы избирали с вами председателя. И Вы правильно сказали, чтобы вступление в должность председателя партии было как раз после инаугурации, после 7 мая. Поэтому обязательно сейчас все эти формальные необходимые нормы, которые нужно соблюсти, мы соблюдем и этот процесс запустим. Единственное, хотелось бы дополнительно согласовать дату. Вы говорите – конец мая, но у нас там получается 26 мая – пятница, мы, может быть, тогда можем…

В.В.Путин: 26 мая – суббота.

С.И.Неверов: 26 мая – это суббота, да, прошу прощения. Я просто говорю уже о том, что нам необходимо будет планировать проведение съезда, наверное, на два дня – 25 и 26, чтобы у нас проработали и наши политические платформы, чтобы мы вышли с определёнными предложениями на съезд, с той программой, с которой мы будем идти. Если эта дата Вами будет поддержана, соответственно мы тогда на президиум этот вопрос вынесем.

Что касается того, о чём говорил Борис Вячеславович (Грызлов). По выборам: у нас выборы 4 декабря и 4 марта проходили ещё и в органы местного самоуправления и по главам. Борис Вячеславович сказал, что из 1800 глав «Единая Россия» провела 1252 своего представителя – это порядка 67%. Но очень важными ещё были и выборы в органы местного самоуправления, выборы депутатов. У нас избиралось более 41 тыс. депутатов, и мы провели депутатов от партии «Единая Россия» 28 717 человек (это 68%). Мне кажется, это очень важно сейчас (в преддверии предстоящих выборов глав, высших должностных лиц субъектов) - формирование нашей очень серьёзной платформы уровня поддержки в органах местного самоуправления, как раз с учётом тех поправок, о которых мы сегодня говорим, когда необходимо будет заручиться подписями депутатов муниципального уровня при выдвижении на должность высшего должностного лица... В этой связи, Владимир Владимирович, хотелось бы спросить: с учётом того, что мы сейчас обсуждаем вопросы выборов на альтернативной основе тайным голосованием наших секретарей... Это тоже была Ваша инициатива, на встрече с доверенными лицами Вы сказали, что партии должны проходить процессы внутренней демократизации, выборы должны происходить по такому принципу. Есть предложение, что, если наш секретарь получает уровень поддержки в партийных своих рядах на таком уровне, то именно секретарь должен выдвигаться на должность высшего должностного лица и вести партию к победе в новой политической ситуации и уже, приводя к победе партию, реализовывать те проекты, те инициативы и программы, с которыми шли на выборы в том или ином регионе, и, конечно, отвечать. Если результат будет неуспешным, то, естественно, тогда это совершенно другой формат работы. Но вариант, что именно секретарь должен вести региональное отделение и партию к победе на выборах высшего должностного лица, хотелось бы обсудить и спросить Ваше мнение по этому поводу.

В.В.Путин: Думаю, что вы правы абсолютно. Я уверен, что в этом случае как раз кандидаты от такой партии, которая будет выбирать лидеров в результате таких демократических процедур, будут эффективнее и успешнее, они будут пользоваться поддержкой граждан. Если кандидаты от правящей - тем более - партии будут возникать в результате бюрократических подковёрных мероприятий, то шансов у таких людей становиться лидерами своих регионов очень мало. И, наоборот, если эти люди будут появляться на политической сцене региона и страны в результате демократических процедур, в результате прямого тайного голосования, рейтингового голосования (там можно подумать о процедурах), тогда рядовые члены партии будут реально чувствовать, что они вовлечены в этот политический процесс. Я уверен, что на политической сцене страны будут появляться новые лица. Пожалуйста, Андрей Юрьевич (обращаясь к А.Ю.Воробьёву – члену бюро высшего совета партии «Единая Россия», члену президиума генерального совета партии, заместителю председателя Государственной Думы, руководителю фракции «Единая Россия»).

А.Ю.Воробьёв: Спасибо, Владимир Владимирович. Конечно, волнительная встреча у нас получается, с элементом грустной нотки. Но, мне кажется, прелесть момента заключается в том, что мы на новом этапе развития страны: Вы – вновь избранный президент, и у нас огромное количество работы. В том числе те статьи, та программа, которую Вы изложили в предвыборный период, абсолютному большинству наших единомышленников понятны. Очевидно, что её реализация крайне важна в среднесрочной перспективе. Мы, конечно, понимаем, что наша связь, как и прежде, будет базироваться на регулярных встречах, обсуждениях, и мы, конечно, оставляем за собой право сверять наши законодательные инициативы и вообще идеи.

Дмитрия Анатольевича Медведева мы в самое ближайшее время будем ждать в стенах Государственной Думы, будем с фракцией встречаться, обсуждать после Вашего внесения его кандидатуру. Настроение у нас самое рабочее. Сегодня было великолепное выступление, которое подтверждает логику тех предвыборных статей и инициатив, которые были Вами изложены. Мне кажется, что это очень важный этап для нашей страны – дерзнуть и реализовать то, что сегодня беспокоит людей, что беспокоит каждую семью – и образование, и здравоохранение, и состояние экономики. Мне кажется, это очень интересное время, и нет сомнений, что наша команда сможет очень серьёзную лепту внести в этот результат.

Вообще, «Единая Россия» достаточно сложные этапы переживала. Вы помните, в начале пути наш рейтинг был не выше 20%. 20%, 25%, 28% – это в своё время было достижение, и далеко не во всех законодательных собраниях мы имели такое прочное большинство и вообще команду, которая могла бы регион поддерживать. Кое-что у нас получилось, история будет судить, как много получилось, но, конечно, сейчас нам очень важно на каждых выборах доказывать свою состоятельность. И Сергей (С.И.Неверов) сказал о том, что в ближайшее время, в октябре, будет серьёзная конкуренция, тем более, сейчас политических партий хоть отбавляй. Я думаю, что мы не подведём, и с новым председателем партии будем так же уверенно идти вперёд.

Спасибо, и мы очень рассчитываем на регулярные встречи, конструктивный диалог и оставляем за собой право с Вами регулярно советоваться и сверять часы. Спасибо.

В.В.Путин: Так и будет. Андрей Юрьевич Воробьёв как лидер фракции уже, я думаю, как следует вошёл в работу, знает, что работа с Правительством – это не просто лозунги, это предметная, профессиональная работа, нацеленная на конкретные результаты во всех сферах жизнедеятельности общества. Вы сейчас упомянули о нашей совместной работе в предыдущие годы. Я бы в этой связи хотел сказать вот о чём. Считаю, что это очень важно. «Единая Россия» почти никогда – я скажу условно: почти никогда, но по серьёзным вопросам вообще никогда – не скатывалась в популизм. Для правящей силы это очень сложно: сложно избежать соблазна начать всё обещать и щедрой рукой раздавать всё подряд даже там и тогда, где и когда это вредно. «Единая Россия» не скатывалась на такую позицию. Я призываю вас и в будущем вести себя очень ответственно в отношении тех людей, которые оказали вам и мне как кандидату в президенты, доверие, проголосовав на выборах за «Единую Россию» и за кандидата в президенты. Это очень непросто – занимать такую позицию, но это очень важно, если все мы хотим быть честными в отношении наших граждан. В этой связи мне думается, что «Единая Россия» должна развиваться в сторону здорового и солидного консерватизма. Она, как и задумывалось, должна быть центристской консервативной силой в стране, которая опирается на всё положительное, что было достигнуто за предыдущий путь развития государства, дорожит этим, но при этом устремлена в будущее. Если удастся создать этот внутренний механизм внутрипартийной демократии и выстроить работу с будущим составом Правительства на должном уровне, то мы вместе все будем добиваться тех целей, которые перед собой ставим.

Пожалуйста.

С.Е.Ильиных (секретарь политического совета Томского отделения партии «Единая Россия», председатель Думы Томска): Спасибо. Владимир Владимирович, в свете предстоящих событий вот такой вопрос, наверное, всех сидящих в этом зале волнует: как Вы считаете, должна ли партия «Единая Россия», с учётом лидерских позиций партии, оказывать большее влияние на процесс формирования Правительства, в дальнейшем – на ротацию членов Кабинета министров, а в случае если такая необходимость возникнет, призывать к ответу и ставить оценку тем министрам, которые, с нашей точки зрения, не будут справляться со своими задачами? Каково Ваше мнение?

В.В.Путин: Дело в том, что существующие процедуры в Государственной Думе позволяют и сегодня таким образом себя вести любой фракции. А что касается большинства в Государственной Думе, на которое Правительство будет и должно будет опираться, то, конечно, и формирование Правительства, и тем более работа самого Правительства, результаты работы отдельных министров должны быть подотчётны всему обществу и парламенту. А имея в виду, что правящее большинство в Государственной Думе (я из этого исхожу) намерено и будет поддерживать Правительство, то, конечно, в первую очередь оно должно влиять на то, что происходит. Оно не может поддерживать то, что считает для себя чуждым, а если поддерживает то, что считаем важным, то вправе спросить. У нас в целом за последние годы с руководством партии – я имею в виду Правительство и руководство партии, руководство фракции – сложился даже определённый механизм неформальных консультаций. Я считаю, что он вполне может и должен быть продолжен, может быть продолжена эта практика. И конечно, я исхожу из того, что будут наработаны новые инструменты.

Прошу вас.

Ю.Е.Шувалов (заместитель секретаря президиума Генерального совета партии «Единая Россия» по креативу и взаимодействию с политическими клубами, заместитель Руководителя Аппарата Государственной Думы – начальник Управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ Аппарата Государственной Думы): Уважаемый Владимир Владимирович! Я хочу сказать, что в сердце и сознании каждого из нас план Путина, который разрабатывался под руководством Бориса Вячеславовича (Грызлова), исходя из Ваших заявлений и позиций, останется основным документом, через который мы будем реализовывать стратегию развития страны. И в связи с этим партия, переживая разные периоды своего развития, сейчас укрепляется – укрепляется за счёт той дискуссии, которая идёт в клубах, которая идёт между платформами. И мне кажется, что очередным этапом развития партии мог бы стать новый формат этой дискуссии, который можно было бы перенести на евразийскую территорию. Ту задачу, которую заявляли лидеры «евразийства» и Вы в своей первой статье в «Известиях», которая была накануне избирательной кампании, мы считаем чрезвычайно важной, это чаяния многих людей, живущих в наших странах. И дискуссия позволила бы выработать общие ценности, которые объединяют нас, позволила бы избежать тех ошибок, которые есть сейчас в других интеграционных процессах, и позволила бы нам быть уверенными, что, несмотря ни на какие глобальные проблемы, мы будем иметь будущее и сможем реализовать стратегию. Поэтому я считаю, что это новое дыхание для партии. И если Вы поддержите эту идею, то такую работу мне представляется целесообразным в партии начать вести вместе с нашими партнёрами, которые представляют политические и общественные силы в странах, представляющих Евразийское пространство. «Евразийство» стало уже философией, и его разделяют не только наши соседи, многие люди, живущие в мире, и, мне кажется, «евразийство» на сегодняшнем этапе могло бы стать ещё и частью нашей партийной идеологии. Спасибо.

В.В.Путин: Это традиция нашей политической мысли. «Евразийство» в России укоренилось давно, а сейчас приобретает совершенно новое звучание, особенно в связи с интенсификацией интеграционных процессов на постсоветском пространстве. И более того, из области политической философии это уже фактически перекочевало в политическую плоскость, в повестку дня текущей работы. Почему? Потому что, скажем, и на межпарламентском уровне это крайне важно, имея в виду, что нужно принимать конкретные законы, связанные с регулированием экономики в государствах Таможенного союза и нашего общего экономического пространства. Вот это без парламента сделать невозможно, но парламент существует не в безвоздушном пространстве, он основан на деятельности тех или иных политических сил, представленных в более широком формате в виде партий. Поэтому, безусловно, это, без всяких сомнений, востребовано. Это первое. Я имею в виду то, что уже состоялось и развивается в качестве ядра интеграционного, но в это ядро пока не входят все наши ближайшие соседи, а экономическая логика так или иначе будет подталкивать всех наших ближайших партнёров к участию в этих интеграционных процессах.

Вторая задача на уровне партий, общественных движений – пропагандировать эти идеи и доносить их до широких масс трудящихся, как раньше говорили, до широкой общественности наших стран-партнёров, для того чтобы эти идеи укоренялись в сознании всех граждан наших ближайших соседей и партнёров. Это чрезвычайно важная задача. Более того, мне кажется, что её нужно поставить просто на серьёзную системную основу. Мы знаем: несмотря на то, что экономическая логика подталкивает к такой совместной работе, в некоторых странах люди как следует не вовлечены, не погружены в материал. А это чрезвычайно важно. И с уровня исполнительной власти это сделать трудно, гораздо легче донести до сердец наших ближайших соседей и партнёров те или иные идеи, если они идут от представителя широкой общественности либо уважаемых в нашей стране, в данном случае в России, общественных организаций, таких в том числе, как партии. Мне кажется, это вообще нужно поставить на такую серьёзную системную основу.

Да, прошу.

А.Е.Хинштейн (член генерального совета партии «Единая Россия», координатор партии по работе с вкладчиками и дольщиками, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции): Спасибо. Александр Хинштейн, депутат Госдумы.

Владимир Владимирович, у меня два вопроса – один общий, второй более конкретный, если Вы позволите. Я хотел бы развить тот тезис, который Вы озвучили по отношению к тому, как должны строиться взаимоотношения парламента и Правительства (исполнительной власти): Вы сказали – критичные, рабочие, но критичные по отношению друг к другу. К сожалению, не секрет, что у нас сложилась ситуация, при которой очень часто и мы, как партия, и фракция наша в Госдуме в законодательных органах власти недостаточно критично занимаем позицию по отношению к исполнительной власти. Даже тогда, когда эта критичность, жесткость требуется. Не то чтобы была какая-то общая, единая установка, не то чтобы была какая-то единая система, ну как-то так, объективно говоря, сложилось. В этой связи, учитывая те новые задачи, которые ставятся перед партией, учитывая изменения политического ландшафта, как Вы считаете, необходимо ли нам занять какую-то более принципиальную что ли позицию по отношению к исполнительной власти? Это общий вопрос. И в частности, Вы упомянули о том, что должна быть подотчётность, должен быть контроль. Мне думается, что, например, парламентский контроль, как механизм, получивший сегодня поддержку эффективности в очень многих странах, но реальный парламентский контроль, с реальными рычагами, мог бы способствовать этой задаче.

И, пользуясь случаем, Владимир Владимирович, не могу не поднять вопрос, которым занимаюсь в рамках партии, – это обманутые дольщики. Вы много внимания этой беде уделяете, даже в своём отчёте перед Государственной Думой об этом сказали, но я с сожалением должен Вам доложить, что те цифры, которые Минрегион даёт, не совсем соответствуют действительности, если быть точным, они в 1,5 раза занижены. Понимая, что навлекаю на себя определённый гнев со стороны коллег, тем не менее скажу, что у меня складывается твёрдое ощущение, что в текущем году мы не выполним поставленную Вами задачу по решению этих проблем. У меня просьба: может быть, по этому отдельному вопросу как-то отработать, провести совещание под Вашим руководством или в рамках Правительства, потому что очевидно, что требуются какие-то дополнительные меры вмешательства. Спасибо.

В.В.Путин: Я бы с этого и начал. Во-первых, обманутые дольщики, как явление, у нас появились в результате некачественно сформулированных решений на законодательном уровне. Если бы государство поставило заслон на пути жуликов и проходимцев, то тогда у них не было бы шансов обмануть людей, выманить у них деньги и ничего за эти деньги не дать в виде метров жилой площади. Это, во-первых, хочу на это обратить внимание: ответственность в том числе и парламента. Когда исполнительная власть предлагает те или иные законодательные акты и просит депутатов за них проголосовать, нужно, конечно, очень тщательному анализу подвергать то, что предлагается исполнительной властью. Конечно, исполнительной власти в чем-то легче работать над проектами законов, легче привлекать экспертов и так далее и тому подобное. Но всё-таки принимают-то законы депутаты, и поэтому вот это первая часть совместной работы на уровне контроля что ли, о котором вы мне сейчас сказали. Это первое.

Второе. Мне кажется, не нужно занимать позицию, что подменять собой оппозиционные силы в парламенте, критиковать просто для того, чтобы показать: и правящая партия критикует. На мой взгляд, нужно, чтобы между Правительством и ведущей политической силой в парламенте сложилась конструктивная совместная работа, прежде всего на уровне выработки решения. Вот это чрезвычайно важно. Это важно не только при так называемом нулевом чтении, при прохождении каких-то законопроектов, но это может быть важно и при принятии других, подзаконных, актов в том числе. Почему? Потому что ведь не секрет, что закон может быть хорошим, а вот его исполнение может хромать, мягко говоря, и поэтому должен быть налажен такой живой механизм взаимодействия. И если парламент либо какая-то фракция в парламенте, тем более контролирующая законодательный орган страны, видит, что законодательная власть после принятия какого-то решения либо недостаточно эффективно его исполняет, либо уклоняется или отклоняется от тех задач, которые совместно выработаны между парламентом и Правительством, то тогда, конечно, нужно и на рабочем уровне, и публично нужно об этом говорить. Но не критиковать ради критики, не критиковать только для того, чтобы казаться круче, чем оппозиционные какие-то силы. Вот в таком конструктивном подходе именно к совместной работе, на мой взгляд, и заложен ключ к успеху. А жизнь она сложна и многообразна, как мы знаем: постоянно возникают естественные, абсолютно естественные споры, конфликты. И я очень рассчитываю на то, что и будущее Правительство, и парламент в целом, и правящая сила в парламенте – фракция «Единая Россия» – будут идти к общим целям в таком живом, но конструктивном взаимодействии.

А.Е.Хинштейн: Можно, единственное, я прошу прощения, чтобы это конструктивное взаимодействие...

В.В.Путин: Да, что касается обманутых дольщиков, то, как мы с вами знаем, эта проблема должна быть решена на региональном уровне прежде всего.

А.Е.Хинштейн: Конечно.

В.В.Путин: Поэтому Министерство регионального развития и сейчас, и в будущем Правительстве может что делать? Оно может только регулировать это каким-то образом, оно может координировать эту работу и, может быть, если требуется, кому-то оказать, какому-то региону, дополнительную помощь с федерального уровня, в том числе и финансовую, но ни в коем случае нельзя порождать какой-то...

А.Е.Хинштейн: Патернализм.

В.В.Путин: И иждивенчество. В общем, если проблема должна быть решена на уровне муниципалитетов, она должна решаться там, на уровне региона – там должна решаться, на федеральном уровне – значит, на федеральном.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 апреля 2012 > № 549085 Владимир Путин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 апреля 2012 > № 549086 Никита Белых

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с губернатором Кировской области Н.Ю.Белых.

Обсуждались вопросы социально-экономического развития области в 2011 году и в первом квартале текущего года, в том числе в промышленности, жилищном строительстве. Глава Правительства интересовался ходом реализации в регионе программы модернизации здравоохранения, а также уровнем оплаты труда врачей и педагогов. Н.Ю.Белых отметил, в частности, что у учителей зарплата в марте 2012 года выше, чем в марте 2011–го, на 54% и в текущем году должна достичь уровня средней по экономике.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Никита Юрьевич, добрый вечер! Никита Юрьевич, вопросы традиционные: как отработали в I квартале, чего ожидаете в этом году, какие планы? Ну и по некоторым социальным вопросам – как идёт реформа здравоохранения, что с образованием, как зарплаты учителей растут? Пожалуйста.

Н.Ю.Белых: Хорошо. Я бы даже, наверное, начал не с I квартала, а с итогов 2011 года, поскольку они у нас несколько лучше, чем мы, честно говоря, ожидали. Были продемонстрированы результаты лучше, чем в среднем по России, что для нас очень важно, поскольку, как Вы знаете, регион не самый богатый, не самый инвестиционно привлекательный, поэтому мы в 2011 году получили рост ВРП на 5%, в целом по России – 4,3%. По нашим основным отраслям, которые определяют экономику региона – это и химическая промышленность в первую очередь, химкомбинат и деревообработка, и металлургия – мы уже вышли и даже превысили уровни докризисного 2008 года, что также считаем хорошим результатом. И в целом индекс промышленного производства составил по 2011 году 108,5%, в то время как по России – чуть больше 105%. Поэтому мы считаем, что хороший задел уже создан. Плюс это всё нашло своё отражение и в бюджете, то есть доходы у нас выросли, собственные доходы на 13%. Отдельно я подготовил справочку, очень наглядную: у нас за три года очень хорошо снижается уровень дотационности. Понятно, что регион дотационный, и понятно, что чудес быть не могло по выходу из дотационности как таковой, но с 2009 по 2011 год уровень дотационности по консолидированному бюджету снизился с 35,5% до 29,5%. Поэтому, честно говоря, мы ориентируемся, что мы выйдем на уровень 25%.

В.В.Путин: Это за сколько лет получается?

Н.Ю.Белых: За три года. Я, собственно говоря, оцениваю как раз период, когда пришёл в качестве губернатора с начала 2009 года. У нас тенденция пусть такая нескачкообразная, но тем не менее достаточно устойчивая и характеризует хороший рост по доходам.

Если говорить про I квартал, то по всем основным направлениям рост – и по промышленному производству, и по сельскому хозяйству, и по строительству.

Я просто I квартал не считаю очень репрезентативным с точки зрения года, потому что I–II квартал цифры скачут. Надо смотреть, как в целом будет год идти, поэтому где-то чуть лучше, чем среднероссийский, где-то чуть хуже, но везде плюс.

Если говорить про такие ключевые для нас темы, которые и Вы постоянно поднимаете, и совещания у нас проходят на уровне Приволжского федерального округа, то я бы здесь несколько цифр привёл. По демографии в 2011 году мы завершили год с маленьким-маленьким плюсом, то есть у нас плюс 0,1% – собственно говоря, практически те же показатели, но за январь–февраль 2011 года у нас плюс 15% по отношению к тому же периоду прошлого года. И, что особенно радует, это происходит на фоне снижения смертности, то есть смертность за этот же период, за январь–февраль, снизилась на 7,8%, что привело к тому, что естественная убыль населения… У нас всё равно, скажем, пока рождается людей меньше, чем умирает, но естественная убыль населения снизилась на 47% за этот период. Рождается меньше, чем умирает, но тем не менее тенденция очень неплохая. Я считаю, что это является как раз показателем работы сразу по нескольким сферам – это не только здравоохранение, но и образование, безопасность, много чего.

Если говорить про вопросы образования, заработную плату…

В.В.Путин: Секундочку. Как вы планируете, как вы думаете, что будет в этом году с региональным продуктом – с ВРП?

Н.Ю.Белых: Я думаю, что мы, наверное, плюсом 4% сможем показать. Просто понятно, что постоянно намного больше, чем в среднем по России, не будет. Я думаю, что будет среднероссийский уровень по ВРП.

По ряду отраслей, я, допустим, говорил: уверен, что у нас по деревообработке будет нормальная ситуация, по сельскому хозяйству. Химическая промышленность сильно зависит от мировой конъюнктуры.

В.В.Путин: Да.

Н.Ю.Белых: Удобрения. То же касается и металла, цветных металлов и прочего, поэтому я думаю, что мы в данном случае, будем так говорить: на фоне России за нас стыдно не будет.

В.В.Путин: А со строительством как у вас?

Н.Ю.Белых: Со строительством несколько показателей приведу. У нас ввод жилья по 2011 году был на среднероссийском уровне, то есть у нас там плюс 7%, то есть мы сделали.... Но я напомню, что когда Вы в феврале как раз прошлого года были в Кирове, было большое совещание по развитию жилищного строительства, Вы там констатировали, что на тот момент Кировская область была одним из немногих регионов, которые за 2010 год показали плюс, причём значительный плюс – 12% по отношению к 2009 году. Поэтому если смотреть двухлетний период, то у нас плюс, и плюс неплохой. При этом у нас не очень впечатляющими на этом фоне выглядят показатели по объёму инвестиций в строительство, но это в том числе связано с тем, что у нас самая низкая стоимость жилья в Приволжском федеральном округе. Поэтому мы, собственно говоря, здесь осознанно работу ведём. У нас основная задача – это всё-таки жилье экономкласса, поэтому у нас и проект, о котором я хотел Вам сегодня рассказать, который мы начали реализовывать (и он, мне кажется, имеет очень большие перспективы), – это проект по строительству служебного жилья. Мы начали уже, просто уже первые квартиры буквально недавно…

В.В.Путин: Служебные – это для кого?

Н.Ю.Белых: Для работников бюджетной сферы, то есть для учителей, врачей, работников культуры, причём не только в областном центре, но и по области в целом. Это жильё, которое строит и приобретает наша ипотечная корпорация, которая является 100-процентной дочкой правительства Кировской области.

В.В.Путин: Вы сказали, что самое дешёвое жильё у вас. Сколько квадратный метр стоит?

Н.Ю.Белых: Средняя цена на уровне 31 тыс. за 1 кв. м. Ну понятно, что это же оценивается в том числе и жильё премиум-класса, поэтому, например, жильё, которое мы в рамках наших ипотечных программ реализуем, в пределах 27–28 тыс. Во всяком случае те минрегионовские цифры, которые задаются (для нас это 27,6), – мы их удерживаем.

В.В.Путин: Так всё-таки вы в 2011 году построили больше, ввели, чем в 2010?

Н.Ю.Белых: Да.

В.В.Путин: На 7%?

Н.Ю.Белых: Да, на 7% больше.

В.В.Путин: Для вас актуальна проблема дольщиков?

Н.Ю.Белых: Она не такая острая, как в некоторых других регионах, но она действительно есть. Мы так договорились, собственно говоря, с координаторами этих проектов, что мы эту работу будем не просто продолжать, а ускорять. Я приложу все усилия, чтобы в 2012 году мы эту тему закрыли, то есть, может быть, часть вопросов у нас уйдёт на начало 2013 года. Это не носит массовый характер, это буквально несколько домов и несколько десятков, а не сотен дольщиков.

В.В.Путин: Надо в 2012 году, конечно, закрыть проблему.

Н.Ю.Белых: Да, сделаем.

В.В.Путин: Что по социальной сфере – здравоохранению и образованию?

Н.Ю.Белых: По образованию те планы, которые были прописаны в соглашении, которое было подписано с Министерством образования, мы выполнили. У нас было запланировано, что мы должны к концу 2011 года выйти на показатель в размере 95,4% от средней заработной платы на I квартал этого же, 2011 года и ее перешагнули. То есть мы не просто выполнили, а перевыполнили задачу. То есть, в целом, если посмотреть по цифрам за март 2012 года, то уровень первого квартала 2011 года у нас превышен на 54%.

В.В.Путин: Что превышено на 54%?

Н.Ю.Белых: Зарплата марта 2012 года у учителей выше зарплаты марта 2011 на 54%.

В.В.Путин: А в текущем году вы добились повышения заработной платы учителей до средней по экономике текущего года?

Н.Ю.Белых: Пока еще нет. По тем соглашениям, которые с Минобразования подписаны, мы должны в этом году полностью догнать.

В.В.Путин: Давайте мы таким образом договоримся: не первый раз слышу такую позицию от ваших коллег из других регионов, - говорят о том, что мы решили проблему и вывели зарплату учителей до средней по экономике, но не на данный момент (или по первому кварталу прошлого года, или по концу прошлого года). Нам нужен факт.

Н.Ю.Белых: Это естественно. Если говорить об абсолютных цифрах, то понятно, что там столько-то процентов. Проще всегда говорить в цифрах. Цифры там, конечно, ниже, чем общероссийские, но, тем не менее, у нас средняя зарплата по Кировской области за февраль составила 15 тысяч 76 рублей, зарплата учителей – чуть больше 14 тысяч. То есть, если сравнить с 9 тысячами, которые были …

В.В.Путин: Шаг приличный.

Н.Ю.Белых: Поэтому понятно, что сравнивать с первым кварталом прошлого года, это не совсем корректно.

В.В.Путин: А ремонт вы не остановили? Новые школы строите?

Н.Ю.Белых: Есть и строительство и ремонт. Плюс, мы еще много внимания уделяем строительству детских садов. Потому что помимо той миграции, которая происходит между регионами, есть еще внутрирегиональная миграция. Я думаю, что для многих регионов, таких как Кировская область, характерна картина такая: очень много школ и детских садов в селах, а население из этих сел большей частью сосредоточилось в районных центрах. Поэтому у нас и очереди в детские сады и потребность в школах – они как раз в основном в районных центрах и в областном центре.… Но при этом не задействована в населенных пунктах нерайонного значения.

В.В.Путин: Ну, а что в здравоохранении? У вас как программа, работает? Сколько вы получили из федерального бюджета?

Н.Ю.Белых: 3,5 млрд на 201-2012 годы.

В.В.Путин: А своих денег сколько?

Н.Ю.Белых: У нас общий объем программы – 6,5, из них 3,5 – федеральные средства. Понятно, что…

В.В.Путин: А сколько объектов в программе?

Н.Ю.Белых: По ремонту – 400 объектов, 402, если быть точным.

В.В.Путин: В том числе, на селе, да?

Н.Ю.Белых: Естественно, конечно, в том числе иного – на селе. Но 402 объекта не означает, что это 400 учреждений. Понятно, что в рамках одного учреждения может быть несколько объектов. По 2011 году у нас освоение средств составило порядка 74%. Это больше, чем среднероссийский показатель – 59%. Сейчас каких-то претензий к тому как проходит освоение средств и ремонт нет. Я думаю, что здесь очень важен контроль за тем, что происходит. Мы к этому контролю пытаемся привлекать не только надзорные органы, но и, собственно, само общество.

В.В.Путин: В связи с новыми стандартами и другими шагами в области здравоохранения у вас заработная плата врачей растет, у специалистов?

Н.Ю.Белых: Да. По нашим расчетам в 2013 году зарплата по отношению к началу модернизации должна вырасти в среднем на 30%. Достаточно большой будет показатель.

В.В.Путин: Хорошо.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 апреля 2012 > № 549086 Никита Белых


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2012 > № 539146 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин выступил в Государственной Думе с отчётом о деятельности Правительства Российской Федерации за 2011 год.

Выступление В.В.Путина:

Уважаемый Сергей Евгеньевич! Уважаемые депутаты, коллеги!

Рад приветствовать представителей всех фракций нового, шестого созыва Государственной Думы Российской Федерации.

Страна прошла через напряжённый период выборов парламента, главы государства, и сегодня, конечно, ещё чувствуются отзвуки обострённых эмоций, политических баталий, но логика зрелой демократии заключается в том, что выборы завершаются, после них всегда начинается другой, гораздо более важный период совместной работы. Нам с вами нужно смотреть в будущее. Понимаю, что у нас общая ответственность за страну, общая забота – это благополучие и достойная жизнь миллионов российских семей.

Россия у нас одна, и её современное, передовое развитие обязано стать целью, объединяющей все политические силы страны, которые хотят работать на созидание.

В начале 2012 года, как мы и планировали, российский ВВП превысил докризисный уровень. Это значит, что наша экономика в полном объёме преодолела последствия спада 2008, 2009 и отчасти даже 2010 годов. Я приведу цифры: объём ВВП России в ценах 2008 года составил по итогам 2011 года 41,421 трлн рублей, а по итогам 2008 года – 41,277 трлн, мы его чуть-чуть превысили.

Я сейчас скажу о результатах работы за 2011 год, за предыдущие несколько лет. Хочу сказать, что нам с вами за эти результаты не стыдно, у нас хорошие результаты. Я хочу сказать и отметить, что это результат не только работы Правительства, – это прежде всего результат работы наших людей, деятельности наших людей во всех отраслях производства и социальной сфере и это наш совместный с вами результат, я имею в виду и правящую партию, имеющую большинство в парламенте, я имею в виду и те политические силы, которые находятся в оппозиции, потому что в ходе совместной работы, борьбы мнений, споров всё-таки рождались решения, которые нас и привели к этому результату или к этим результатам, а они, безусловно, есть, я сейчас об этом скажу.

Мы с вами помним, как Россия столкнулась с беспрецедентным абсолютно кризисом в финансово-экономической сфере. По существу, это был первый кризис глобального мира, он был гораздо более масштабным и гораздо более опасным, чем кризис 1998 года. Правильно говорили те политики, эксперты, что вообще мир стоял на пороге очень возможных серьёзных, самых кардинальных изменений. Это был колоссальный вызов для нашей страны. Если бы мы не сумели дать на него ответ, то не только обрушили бы экономику и социальную сферу, но и поставили бы под сомнение сам суверенитет, геополитическую состоятельность страны, надолго похоронили бы всякие идеи модернизации и развития.

Собственно, мы с вами сейчас видим, что происходит в некоторых странах Европы. Я ещё об этом буду говорить, но там реально утрачиваются некоторые элементы суверенитета, когда вопросы абсолютно суверенного характера передаются в наднациональные органы, а для России это было бы очень тяжёлой историей. Но мы не сломались, мы показали себя зрелой, творческой, уверенной в себе нацией с огромной внутренней жизненной силой.

Сегодня хочу ещё раз поблагодарить граждан России за выдержку, за терпение, за доверие. Убеждён: мы преодолели испытания благодаря общей ответственности, социальному партнёрству и гражданской солидарности.

Считаю нашим главным достижением стабилизацию и рост численности населения России: по итогам 2011 года она превысила 143 млн человек. Мы не дали кризису перечеркнуть позитивные демографические тенденции.

Вы знаете, сегодня об этом и в средствах массовой информации уже объявлено, что в Сибири городом-миллионником стал Красноярск.

Миллионный рубеж вновь перешагнула Пермь. В текущем году миллионного жителя ждут в Воронеже и в некоторых других городах. Общее число городов-миллионников в России в 2012 году достигнет 15. За 2008–2011 годы в России родилось более 7 млн детей – один из самых высоких показателей за несколько последних десятилетий.

Что любопытно и для меня было, честно, неожиданным? Я же каждый день занимаюсь этими вопросами, и тем не менее, когда готовился к выступлению перед вами, посмотрел ещё материалы: всё больше российских семей принимают решение о рождении второго и даже третьего ребёнка. За последние пять лет количество «вторых рождений» у нас увеличилось на 45%, а третьих и последующих – на 62%. За всем этим, конечно, – вера людей в себя, в своих близких, в свою страну, в будущее своих семей, в дееспособность и ответственность своего государства.

Как говорят специалисты в таких случаях, просто раздвигается горизонт планирования, когда люди чувствуют определённую стабильность.

В 2009 году здесь, в этом зале депутатам Государственной Думы прежнего созыва я представлял антикризисную программу Правительства и сказал тогда, что в центре наших усилий будет благополучие российских семей, что мы не просто будем бороться с кризисом, а продолжим решение долгосрочных задач, что мы должны одолеть кризис через развитие.

Объективно невозможно было, к сожалению, помочь каждому, кто нуждался в помощи и столкнулся с проблемами, но мы старались строить нашу работу так, чтобы отстоять интересы абсолютного большинства наших граждан. Если в начале 1990-х и в 1998 году экономические удары обернулись жестоким шоком для миллионов наших людей, то в период кризиса 2008–2010 годов власть показала свою состоятельность перед лицом испытаний.

Мы не отступили – я хочу это подчеркнуть, уважаемые коллеги, – ни от одного ранее заявленного обязательства. Мы могли, конечно, сослаться на объективные сложности, и это было бы абсолютно нормально, более того, большинство людей и поняли бы это. Так поступили во всех странах мира. Мы могли бы сослаться на эти обстоятельства и ничего не делать, просто отмолчаться. Но это была бы неправильная позиция и с социальной точки зрения, и с политической, и с экономической даже. Ну и, самое главное, конечно, нужно всё время говорить правду и всегда нести ответственность за свои слова.

Беспрецедентно, что на фоне кризиса, его последствий реальные доходы граждан в России не падали в среднем, а пусть ненамного, но всё-таки росли. И так продолжалось все предыдущие четыре года, включая самый сложный 2009-й. Кстати, в этом году даже немножко больше было, чем в предыдущие. Вот смотрите, что было, по цифрам: рост реальных, за вычетом инфляции, доходов граждан составил в 2008 году 2,4%, в 2009-м – 3,1%, в 2010-м – 5,1%, в 2011-м – меньше, около 1% только. Что касается средней заработной платы по экономике, то за 2008–2011 годы она выросла на 18%. Подчеркну, это в реальном выражении, в номинальном – рост почти на 75%; средняя номинальная начисленная зарплата по экономике в 2007 году была 13 593 рубля, а в 2011 году – 23 693 рубля.

Однако, и это все мы хорошо знаем, у нас ещё сохраняется большая имущественная дифференциация, доходы наиболее обеспеченных граждан примерно – хочу это сказать отдельно, это наша проблема действительно, – так вот доходы наиболее обеспеченных граждан примерно в 16 раз превышают доходы наименее обеспеченных, и за последние годы этот разрыв, к сожалению, практически не сократился. Мы должны уделить этой проблеме самое пристальное внимание. Здесь огромные риски – и социальные, и политические, и экономические.

Как мы выглядим на фоне других стран? В Германии, Австрии, Франции разрыв между теми, кто получает наибольшие доходы и наименьшие составляет 5–7 раз, и это в целом экспертами считается наиболее оптимальным разрывом. Но, как у нас, примерно то же самое в Штатах: там в 15 раз разрыв. В такой стране БРИКС, как Бразилия, разница гораздо больше, чем у нас, – 39 раз.

Считаю, что сегодня нам необходимо вернуться к решению важнейшей задачи: минимальный размер оплаты труда в ближайшие несколько лет должен сравняться с уровнем прожиточного минимума. При этом нужно, конечно, совершенствовать сами механизмы определения прожиточного минимума и МРОТ, сделав их более современными и более справедливыми.

В очень непростой период кризисных испытаний мы провели переоценку советских пенсионных прав, а по сути, восстановили справедливость в отношении старшего поколения. Начиная с 2008 года средний размер трудовой пенсии в России увеличился в 2,5 раза.

Вы знаете, что происходило и происходит сейчас в других странах на фоне кризисных явлений, которые там, собственно говоря, не прекращаются. Украина подняла пенсионный возраст, во Франции был принят закон о повышении возраста выхода на пенсию с 60 до 62 лет, и там, по-моему, разницы нет между мужчинами и женщинами в этом смысле. В рамках стабилизационной программы в Греции происходят, вы знаете, какие проблемы, не буду даже говорить.

С 1 января текущего года сразу в 1,6 раза были повышены пенсии всех военных пенсионеров – не в проценты какие-то, а в 1,6 раза независимо от ведомственной принадлежности этих граждан. Также с 1 января практически в 3 раза выросло денежное довольствие военнослужащих Вооружённых сил, увеличено денежное довольствие в системе МВД, а с 1 января 2013 года зарплаты существенно вырастут и во всех остальных так называемых силовых правоохранительных структурах и специальных службах.

За четыре года при поддержке государства получило жильё около 1,5 млн наших граждан при прямой поддержке государства, в том числе более 200 тыс. ветеранов Великой Отечественной войны. Добавлю, что с помощью средств материнского капитала улучшили свои жилищные условия ещё более 1 млн российских семей. Кстати говоря, по материнскому капиталу: мы, как и обещали, постоянно с вами его индексируем. Если в 2008 году он составлял 276 с небольшим тыс. рублей, то в 2012 году он составит уже 387 640 рублей.

Мы продолжили масштабные работы по ремонту многоквартирных домов и расселению аварийного жилья. Этот проект охватил порядка 16 млн наших граждан. За прошедшие годы была реализована программа строительства 23 перинатальных и 7 высокотехнологичных медицинских центров, создано 9 федеральных университетов и 29 национальных исследовательских университетов. Ежегодно в стране открывается порядка 5 тыс. новых спортивных объектов. По сравнению с 2008 годом число людей, которые регулярно занимаются спортом, выросло на 6 млн человек. Спорт вернулся в школу, обязательными стали три урока физической культуры в неделю. Конечно, и этого пока маловато. Ну, естественно, если посмотреть на наших соседей в Скандинавии, там и в процентном отношении количество людей, занимающихся спортом, гораздо выше, чем у нас. Но тенденции, тренд у нас абсолютно позитивный.

За последние четыре года число только стадионов и бассейнов увеличилось на 20%. Для примера, сегодня в России в 2 раза больше бассейнов, чем было во всем Советском Союзе. Отмечу также, что в ближайшие месяцы будут вводиться в строй ключевые объекты в рамках подготовки саммита АТЭС во Владивостоке, Универсиады в Казани, Олимпиады в Сочи. Разворачивается работа по созданию инфраструктуры по проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Всё это крупнейшие даже по мировым масштабам проекты.

Конечно, как и для всех стран мира, кризис стал для нас испытанием, и испытанием тяжёлым. Мы вынужденно потеряли время и темп в некоторых проектах преобразований, но мы не потеряли сам вектор развития, движения вперёд. Да, спад у нас был значительным, мы это с вами знаем и помним. Но и восстанавливались мы гораздо быстрее, чем многие другие страны. Сегодня у нас самые высокие темпы роста экономики среди государств «восьмёрки» и одни из самых высоких среди крупнейших экономик мира. Напомню для сравнения: рост экономики США составил 1,7%, в еврозоне – 1,5%, в Индии – 7,4%, в Китае – 9,2%, в России – 4,3%, и это третий показатель в мире среди крупных экономик.

Особо отмечу полное восстановление нашего сельского хозяйства после тяжёлой засухи 2009–2010 годов. Смотрите, мало того, что мы столкнулись с мировым финансово-экономическим кризисом, да и засуха ещё два года подряд. И тем не менее все меры поддержки и эффективная работа наших сельхозпроизводителей, селян дали свои результаты: рост в сельском хозяйстве в 2011 году – 22%, Россия выходит на второе место в мире по объёмам экспорта пшеницы.

В 2011 году уровень инвестиций в основной капитал достиг рекордной величины – 10,8 трлн рублей. За четырёхлетку у нас произошло удвоение объёма инвестиций – с 17,9 трлн рублей в период с 2004 по 2007 год до 36,7 трлн с 2008 по 2011-й. Прибыль российских предприятий в 2011 году выросла почти на 16%, а налоговые поступления в консолидированный бюджет страны – на 27%.

Позитивная динамика отмечается по всем ключевым показателям развития Российской Федерации, по всем без исключения, тогда как в некоторых странах Европы, как вы знаете, в других регионах мира кризис перерос в хроническую форму, в затяжную рецессию и застойную, растущую изо дня в день безработицу. Бюджетный дефицит и банкротство государственных финансов стали настоящей удавкой для государств, теряющих сегодня право на суверенные решения, я уже об этом говорил.

По оценке МВФ, объём мирового государственного долга в 2008–2011 годах увеличился на 14%. Для сравнения, что происходит в еврозоне: долг – почти 90% во всей еврозоне, у США превысил 100% от ВВП страны, в Италии – 100%, у Японии – 226%, у Китая рост на 10% и достиг почти 27% от ВВП. У нас с вами – менее 10%, из них только 2% с небольшим – это внешний долг. Мы прошли кризис, избежав серьёзных рисков, избежав долговой ловушки, сохранили устойчивость национальной валюты и бюджетной системы. Россия – единственная страна среди государств «восьмёрки», имеющая по итогам 2011 года бездефицитный бюджет, более того, у нас даже профицит небольшой. Для сравнения могу сказать: дефицит бюджета в США – 8,7%, Японии – 8,9%, Франции – 5,7%, Канаде – 5%.

Между тем международные резервы России, рассчитанные на 1 апреля 2012 года, – свыше 500 млрд долларов: 513,9 млрд. Это третий по объёмам золотовалютный резерв в мире после Китая и Японии. Фонд национального благосостояния растёт, резервный фонд растёт. Резервный фонд увеличился за прошлый год на 36 млрд и сейчас составляет 1826 млрд рублей. Фонд национального благосостояния также растёт и сегодня составляет 2624 млрд рублей. Нам не нужно ни к кому, слава Богу, сегодня идти с протянутой рукой. Наш совокупный долг, как я говорил, – менее 10%, и это один из самых лучших показателей в мире и лучшее значение не только среди стран «восьмёрки», но и «двадцатки», и БРИКС.

За последние прошедшие четыре года инфляция снизилась, и на это я хотел бы обратить, уважаемые коллеги, особое внимание: это очень важный показатель – с 13,3% до 6,1%. Такого низкого уровня инфляции в новейшей истории России не было никогда, фактически мы в 2 раза сократили инфляционный налог на граждан и на экономику. Она у нас ещё большая по сравнению с развитыми рыночными экономиками, но всё-таки уже приближается к мировым показателям. Для сравнения могу сказать: в Великобритании она составляет 4,5% по прошлому году, в США – 3,2%, у нас – 6,1%, но темп снижения какой высокий.

В период кризиса мы направили большие ресурсы на борьбу с безработицей. Сейчас уровень безработицы уже ниже докризисных показателей – чрезвычайно важная вещь, чрезвычайно.

Если говорить о наиболее проблемных странах, то, вы знаете, в Испании, например, уже 25%. Вы представляете: каждый четвёртый без работы из экономически активного населения! Да и в других странах, надо сказать, обстановка очень сложная.

Я ещё раз подчеркну, несмотря на все испытания, мы сознательно отказались от психологии выживания, мы выбрали путь развития. Мы часто слышим критику. Критика должна быть, она отчасти справедлива, я ещё об этом скажу. Но за последние четыре года в России построено и открыто более 2 тыс. новых заводов и производств, в том числе в таких отраслях, как фармацевтика, IT- и нанотехнологии, промышленность строительных материалов, лесопереработка. Посмотрите, как разительно изменилась картина в российском автопроме. Вспоминаю, в начале 2000-х годов, да и раньше, особенно в период кризиса, говорили о том, что нам нужно некоторые предприятия вообще закрыть. Конечно, мы этого не сделали и поступили абсолютно правильно. Что сегодня мы видим? У нас создано сразу несколько крупных автомобилестроительных кластеров. Если в 2008 году мы импортировали более 2 млн легковых и грузовых автомобилей, то в 2011 году эта цифра снизилась вдвое, при этом доля машин отечественной сборки на рынке поднялась с 40% до 70%. Российский авторынок демонстрирует высочайшие темпы роста и уже сегодня является вторым в Европе после ФРГ и четвёртым в мире.

Мы говорили, что кризис должен сыграть мобилизующую роль для нашей экономики, подтолкнуть отечественный бизнес к росту эффективности и модернизации. Важно, что такие процессы действительно идут. В 2011 году более 60% российских предприятий вкладывали средства в обновление основных фондов, в технологическое перевооружение и повышение энергоэффективности. Если в 2008 году доля нового оборудования в возрасте до 10 лет на российских предприятиях составляла порядка 30%, то к концу 2011 года это уже 40%.

Нам известны проблемы отечественного авиапрома. Ну, конечно, там много проблем. В космической отрасли, оборонно-промышленном комплексе, и тем не менее запущен в серию новый российский пассажирский лайнер «Суперджет-100», сделанный впервые в цифре. Продолжаются лётные испытания истребителя пятого поколения. Начинается строительство нашего национального, нового национального, космодрома «Восточный», который будет ориентирован исключительно на гражданские программы. Полностью завершено формирование спутниковой группировки системы ГЛОНАСС. Ну, конечно, можно, знаете, иронизировать сколько угодно. Конечно, проблем много с этой системой, но это важнейшее направление и для оборонки, и для безопасности, и для экономики страны, и для технологического развития.

Мы начали, кстати говоря, этот проект совместно с нашими европейскими партнёрами одинаково. У них на орбите сейчас, по-моему, пять-шесть спутников. У нас полностью сформирована группировка. Наверное, это одна из немногих областей, где мы реально обогнали наших партнёров. Китайская Народная Республика планирует и пытается создавать такую систему. Мы её создали за те же самые сроки – даже быстрее, чем планировали первоначально. Конечно, и картографией нужно ещё заниматься, нужно сигнал уточнять и т. д. – там много всяких проблем, но огромный путь вот по этой программе пройден. Он, безусловно, является показательным.

Что касается оборонно-промышленного комплекса, то по сравнению с 2007 годом объём производства продукции военного назначения увеличился почти в 1,5 раза. Последние четыре года принесли в нашу национальную копилку нефть и газ Ванкора и Талакана, новых месторождений Ямала, Якутии, Сахалина, началась работа на Каспии и на арктическом шельфе. Построена первая очередь нефтепровода Восточная Сибирь–Тихий океан. Мы вышли с нашими поставками в Азиатско-Тихоокеанский регион, очень перспективный район мира, быстрыми темпами развивающийся. Появилась даже наша новая смесь на мировом рынке. В прошлом году мы впервые напрямую вышли на газовый рынок Европы за счёт пуска «Северного потока» – газовой трубы по дну Балтийского моря. И вы понимаете, насколько это важно: мы оказались после развала Советского Союза запертыми целой чередой посредников и транзитеров. А уже в конце текущего года должна начаться прокладка «Южного потока» по дну Чёрного моря.

За четыре года введено в строй более 12 ГВт новых мощностей в энергетике. Это самые высокие показатели за несколько последних десятилетий. 12 ГВт! Я вам скажу, как это было по годам: в 2008 году – 1,7 ГВт, в 2009 году – 1,5 ГВт, в 2010 году – 3,2 ГВт, в 2011 году – 6 ГВт, а в текущем мы планируем сразу за один год ввести ещё дополнительно 8 ГВт мощности.

В 2010 году было завершено строительство трассы Чита–Хабаровск. Впервые в российской истории Дальний Восток интегрирован в национальную автомобильную сеть. Сейчас мы должны довести эту трассу до самых современных мировых стандартов, включая подъезды к населённым пунктам, обустроить всю придорожную инфраструктуру и т.д.

Запущена программа скоростного железнодорожного сообщения. Построено более 50 сложнейших тоннелей и железнодорожных мостов, полным ходом идёт модернизация БАМа и Транссиба.

К слову, тоже очень интересный показательный пример: перевозки на Дальневосточной железной дороге сегодня на 75% превышают самые лучшие показатели перевозок советского времени, 1988 года. Представляете, рост какой по сравнению с самыми лучшими показателями в СССР – на 75%?

Или другой пример. После развала СССР, тоже очень важная вещь, практически все крупные торговые гавани оказались за границей – на Балтике, Каспии, Чёрном море, Азове. Все наши крупные порты в одночасье оказались за рубежами Российской Федерации, а Советский Союз вкладывал в них миллиарды в долларовом эквиваленте. Честно говоря, тогда в том числе и мне казалось, что нам не уйти уже будет никогда от этой инфраструктурной зависимости. Хочу вам доложить: сегодня мощность российских морских портов практически на 50% превышает перевалку во всех морских портах СССР, а к 2015 году планируется увеличить мощность российских портов ещё в 1,5 раза.

Оценивая итоги прошедшего четырёхлетия, мы можем с полным основанием утверждать: Россия не только преодолела кризис, мы сделали серьёзный, значительный, заметный шаг вперёд, мы стали сильнее, чем были раньше.

Уважаемые коллеги, вы знаете, что в ходе недавно прошедшей избирательной кампании были изложены приоритеты, во всяком случае так, как я их видел как кандидат на должность Президента Российской Федерации. Должен вам сказать, что уже в первом своем президентском указе обозначу дорожную карту по всем заявленным инициативам, более того, работа по ним практически уже началась. Считаю, что мы должны сосредоточиться на вопросах, которые имеют стратегические, принципиальные значения и связаны с нашими историческими перспективами как нации.

Первое – это демографическая состоятельность Российского государства. Сегодня для России каждый человек на счету. Мы должны понимать, что столкнёмся с серьёзным вызовом – с демографическим эхом 1990-х годов, когда страна пережила самый жестокий, я бы не побоялся этого слова, самый жестокий демографический спад. Нам нужны новые решительные шаги по сбережению и развитию народа, однако если мы не восстановим традиционное отношение к базовым моральным ценностям, то никакие меры экономической и социальной политики не принесут устойчивого результата.

Крепкая благополучная многодетная семья – вот вокруг чего следует объединить усилия государства, общества, религиозных организаций, отечественного просвещения и культуры.

Второе. Россия – самая большая страна в мире по территории. Наши пространства мы должны не только сохранить, оградить от внешних угроз, но и обустроить, сформировать современную среду для жизни человека, для работы во всех регионах страны. Особое внимание, конечно, должны уделить развитию Дальнего Востока и Восточной Сибири – это важнейшая геополитическая задача. Нужно сделать так, чтобы темпы увеличения ВРП сибирских и дальневосточных регионов были выше роста общероссийского ВВП, и такая тенденция должна сохраняться как минимум 10–15 лет. Конечно, будем добиваться, чтобы в дальневосточных и восточносибирских регионах наметился устойчивый прирост населения, а не отток, который до сих пор продолжается, хоть темпы снижаются, но отток, к сожалению, есть до сих пор. Нужно добиваться прироста населения.

Сейчас мы рассматриваем вопрос создания специальной структуры, которая возьмёт на себя координацию и контроль реализации проектов, направленных на развитие Дальнего Востока и Восточной Сибири, и решения будут представлены в ближайшее время.

Третий наш приоритет – это новые и качественные рабочие места. Миллионы людей сегодня заняты на устаревших, неэффективных рабочих местах, с низкой зарплатой и отсутствием перспектив. Мы должны дать им другую работу, интересную, хорошо оплачиваемую, а значит, способную обеспечить высокие стандарты жизни, достойный заработок и возможность содержать большую семью. Средняя реальная заработная плата в России к 2020 году должна увеличиться не менее чем в 1,6–1,7 раза. Мы также должны сформировать все условия для активной, полноценной занятости людей с ограниченными возможностями, что в том числе требует повсеместного развития безбарьерной среды. Такая программа у нас с вами принята, вы об этом знаете.

Создание качественных рабочих мест – это востребованность нашего человеческого потенциала, это ключ к победе над бедностью, это массовый средний класс, это возможность для миллионов людей реализовать свою мечту и, конечно, это путь к реальной диверсификации национальной экономики.

В этой связи четвёртая наша базовая задача – построение новой экономики. Она четвёртая не по важности – по важности, может быть, главная. Она должна быть устойчивой, способной демонстрировать качественный рост в условиях жёсткой конкуренции. Мы должны быть готовы к любым внешним шокам, вероятность их повторения, как вы знаете, достаточно высока. Мир вступил в эпоху турбулентности, кроме того, идёт новая волна технологических изменений, меняется конфигурация глобальных рынков.

Перед сегодняшней нашей встречей поступили вопросы от фракций, я в своём выступлении попробую сразу на некоторые из них отвечать. Например, в США в последние годы активно занимаются развитием технологий добычи сланцевого газа. Коллеги из ЛДПР спрашивают, что с этой проблемой, как мы к ней относимся? Это, конечно, может серьёзно перекроить структуру рынка углеводородов, отечественные энергетические компании, безусловно, должны уже сейчас отвечать на этот вызов. Полностью согласен с предложением депутатов о том, что нам нужно создать систему более качественного, долгосрочного прогнозирования макроэкономического, финансового, технологического и оборонного. Это тем более важно, учитывая, что XXI век обещает стать эпохой складывания новых геополитических центров финансово-экономических, культурно-цивилизационных.

Отсюда, конечно, и наш пятый приоритет – укрепление позиций России в мире, и прежде всего через новую интеграцию на евразийском пространстве. Уважаемые коллеги, создание Таможенного союза, снятие барьеров на границе уже в прошлом году позволили увеличить взаимный оборот России, Белоруссии и Казахстана сразу на 37%. С нынешнего года мы работаем в более тесном интеграционном формате в рамках единого экономического пространства со свободным передвижением товаров, капитала, рабочей силы. Кстати, в январе–феврале текущего года взаимный товарооборот стран «тройки» увеличился ещё на 13%.

Мы совместно с белорусскими и казахстанскими партнёрами передали важнейшие полномочия в сфере макроэкономики, таможенной деятельности, техрегламентов наднациональному органу – Евразийской экономической комиссии, по сути это придаёт интеграционным процессам необратимый характер.

И здесь я бы хотел особо подчеркнуть: создание Таможенного союза и единого экономического пространства, на мой взгляд, по моему убеждению, является важнейшим геополитическим и интеграционным событием на постсоветском пространстве со времён крушения Советского Союза.

Наш следующий шаг – запуск с 2015 года проекта Евразийского экономического союза. Рассчитываем, что к России, Белоруссии, Казахстану присоединятся и другие партнёры, заинтересованные в более продвинутом сотрудничестве.

Привлекательность идеи новой интеграции на евразийском пространстве неуклонно растёт, жизненные реалии, накопленный 20-летний опыт расставляют всё по своим местам. Стало очевидно, что в одиночку с сегодняшними вызовами глобальной турбулентности не справиться. Не случайно, что в отношениях партнёров по СНГ стало гораздо более здравого смысла и заинтересованности в коллективной работе.

Например, больше десятилетия без особых результатов шли многословные дискуссии о зоне свободной торговли на пространствах СНГ. В прошлом году договор о зоне свободной торговли был по-деловому, профессионально обсуждён, оперативно согласован и подписан. Я признателен российскому парламенту, который первым ратифицировал этот стратегический документ.

Уважаемые коллеги, по нашим оценкам, уже в ближайшие два-три года Россия войдёт в число пяти крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности, при этом мы всё ещё уступаем самым развитым экономикам мира по производительности труда, а это значит, другими словами, по качеству экономики в 3–4 раза.

Естественное решение проблемы низкой производительности – это создание качественно новых рабочих мест. Я уже об этом говорил и цифру называл: не менее 25 млн в ближайшие годы. Наша стратегическая задача – запустить мотор постоянного обновления рабочих мест и экономики в целом. Рабочие места создаются прямыми инвестициями, прежде всего частными инвестициями. Нам нужно довести уровень инвестиций не менее чем до 25% ВВП к 2015 году, а затем и до 30%. Это абсолютно реализуемая, решаемая задача, в 2011 году у нас было порядка 20%, рост 25–30% – вполне реальный.

Для этого в России должен быть не просто создан благоприятный, а конкурентоспособный инвестиционный климат. Мы ставим перед собой задачу в ближайшие годы сделать 100 шагов вперёд в этом направлении и подняться с нынешнего 120-го места до 20-ого. Кстати говоря, на 20-м месте сегодня как раз находится Япония, на 21-м – Латвия. Нас обгоняют существенно и наши партнёры по Таможенному союзу и по единому экономическому пространству: Белоруссия находится на 69-м месте, Казахстан – на 47-м.

Сегодня запрос со стороны предпринимателя на комфортную, открытую деловую среду огромен и абсолютно справедлив. Это запрос на реализацию себя в своей собственной стране. Такой запрос на созидание, на востребованность своего таланта, труда, стремление служить России есть практически во всех сферах нашей жизни. Конечно, мы должны ответить на этот запрос.

Принципиально новым форматом прямого диалога общества и государства стало создание Агентства стратегических инициатив. Уже сегодня оно служит реальным инструментом продвижения общественных инициатив и предложений бизнеса, тиражирует и поддерживает лучшие практики и проекты, открывает дорогу новым людям с позитивной, созидательной мотивацией. По сути агентство – это и новый формат управления развитием в экономике, социальной сфере, в органах власти.

В декабре прошлого года была выдвинута идея национальной предпринимательской инициативы, смысл которой в том, что само предпринимательское сообщество формулирует предложения по улучшению инвестклимата. Мы будем уделять этому и дальше ключевое внимание, особое внимание. Если мы не исправим ситуацию с деловым климатом, то не сможем решить ни одной стоящей перед нами задачи в экономике, а значит, и в социальной сфере.

Я всё говорил о позитиве, и его действительно много, а сейчас бы хотел сказать об оценках того, что у нас происходит с деловым климатом, деловой средой. Есть такое рейтинговое агентство Doing Business, хорошее такое, стабильное, ничем себя не запятнавшее. Так вот, по его оценкам, Россия находится на 178-м месте в мире по условиям ведения бизнеса в строительстве, вы представляете – 178-е место.

Я практически на каждом заседании Правительства говорю о том, что нам нужно сделать в этой сфере. Двигается очень медленно. Я обращаюсь и к вам с просьбой, уважаемые коллеги, депутаты: давайте вместе подумаем над конкретными шагами (сейчас об этом ещё скажу), как нам работать в этой сфере совместно. Уже до конца текущего года планируем внести целый пакет поправок в законодательство, которые призваны существенно улучшить деловой климат, создать дополнительные гарантии для инвесторов.

В том числе в России появится институт уполномоченного по защите прав предпринимателей как на федеральном уровне, так и на региональном. Мы вчера с Дмитрием Анатольевичем обсуждали, есть идея, может быть, создать специального прокурора по этим вопросам. С вами будем советоваться, давайте будем искать наиболее эффективные инструменты решения стоящих перед нами задач совместно.

Я прошу депутатов всех фракций не просто в приоритетном порядке рассмотреть наши законопроекты по улучшению инвестклимата, а выступить их подлинными соавторами.

В начале нового бюджетного цикла мы представим парламенту предложения по налоговому манёвру. Его логика в том, чтобы фискальная нагрузка на производство и инвестиции была необременительной, а наоборот, была повышена на неэффективное потребление, на рентные платежи. Нам нужна справедливая налоговая система, стимулирующая развитие.

Далее. Перипетии на мировых финансовых рынках научили нас: нашу модернизацию мы должны финансировать прежде всего сами. Банковская система, институты развития, фондовые рынки должны быть постоянно в поле нашего внимания.

Уже в текущем году надо принять решение по увеличению возможностей для инвестирования национальных накоплений, прежде всего речь идёт о так называемых длинных пенсионных деньгах. Естественно, важнейшее условие – это обеспечение доходности и безусловной сохранности пенсионных накоплений граждан.

Что касается резервного фонда, о котором я говорил и который у нас подрос, фонда национального благосостояния, эти средства, уважаемые коллеги, играют важнейшую роль для обеспечения макроэкономической стабильности. Опыт 2008–2009 годов убедительно показал нам, как важно иметь такие подушки безопасности, я считаю, что к этому нужно относиться очень аккуратно. Истратить накопленные средства легко, денег всегда не хватает, но остаться без этого резерва очень опасно, особенно в современном мире, в условиях, как я говорил, турбулентности и неопределённости развития мировой экономики.

Мы с вами куда пойдём? Вот Греция идёт в Брюссель за деньгами, и дают. А нам кто даст? Тоже, может, дадут, но условия-то какие? Если Греция теряет свой суверенитет в принятии ряда решений, у нас будет еще жёстче. Я это помню очень хорошо с 2000 года, когда мы были обременены долгами и когда нам выставляли условия. Даже не буду сейчас говорить, чтобы никого не расстраивать. В России особый случай, остаться без резервов очень опасно.

Вместе с тем, конечно, можно подумать, у нас и в Правительстве на экспертном уровне идут споры и дебаты на этот счёт. Некоторые, например, считают, что можно подумать об использовании доходов, полученных от управления средствами Фонда национального благосостояния: не самим телом фонда распоряжаться, а на развитие пустить доходы от его управления, допустим, на развитие той же Восточной Сибири или Дальнего Востока, а часть средств Фонда национального благосостояния, как считают некоторые эксперты, можно было бы использовать для инвестиций в долгосрочные, беспроигрышные стратегические, прежде всего инфраструктурные проекты. Можно подумать, но повторяю ещё раз: очень аккуратно.

Знаете, мы должны добиться абсолютного консенсуса на экспертном уровне по этому вопросу, прежде чем принять решение. В таких вопросах нужно к этому стремиться, надо к этому стремиться, тем более что мы без этого-то живём и жили всё это время, и развиваемся, видите, какими темпами. Хочется ещё сильнее, ещё быстрее. Это олимпийские лозунги – выше, быстрее, сильнее. В экономике, в социалке мы должны быть очень аккуратными, но, повторяю: ничего не исключено. Давайте вместе будем думать и принимать решения.

Мы будем развивать банковскую систему, чтобы доступность кредитов для реального сектора росла, а ставки снижались. Уже даны поручения сделать эффективную ставку кредитования для бизнеса и граждан, и самое главное, сделать эту работу абсолютно прозрачной, исключить из неё любые скрытые комиссии.

Далее. За последние годы у нас сформирована целая линейка институтов развития, однако далеко не всегда они доступны и эффективны, часто проигрывают зарубежным аналогам. Необходимо обеспечить международную конкурентоспособность наших институтов развития, совместно с предпринимательскими объединениями провести аудит и сформулировать предложения по совершенствованию их работы.

Институты развития призваны служить настоящим бизнес-лифтом для тысяч наших компаний. Так, уже с 2012 года Российское агентство по страхованию экспортных кредитов должно предоставить свою поддержку малому и среднему бизнесу, который выходит на мировой рынок с высокотехнологичной продукцией. К 2020 году мы должны увеличить высокотехнологичный экспорт не менее чем в 2 раза, а долю высокотехнологичных и интеллектуальных отраслей в ВВП – в 1,5 раза.

Уже к 2013 году только за счёт программ компаний с госучастием мы доведём внутренний спрос на инновации до 1,5 трлн рублей. Государство будет напрямую вкладывать средства в разработку технологий и поддержку критически важных отраслей. Прежде всего это станкостроение, двигателестроение, производство новых материалов, фармацевтика, авиа- и судостроение.

Вот коллеги из КПРФ спрашивали в письменном виде, как мы собираемся и что собираемся делать в этом направлении. Я ещё буду отвечать на вопросы, могу некоторые вещи конкретизировать. Но главное, надо сделать инновации выгодными для бизнеса. Мы продолжим поддержку технологических альянсов российских компаний с ведущими мировыми производителями. Особое внимание уделим формированию производств полного цикла, а также центров проектирования, что очень важно, и технологического развития именно на территории Российской Федерации. Одним из основных наших условий при привлечении иностранных инвесторов является не только локализация, не только производство большего количества оборудования на территории Российской Федерации, до 60–70%, но и создание технологических центров – центров проектирования и технологического развития. Будем поощрять создание площадок опережающего индустриального роста, территориально-производственных комплексов. В ближайшие годы появится порядка 20–30 таких опорных кластеров – от машиностроения и фармацевтики до нанотехнологий и электроники.

Ресурсом модернизации станут оборонные заказы в том числе. На перевооружение армии и флота, как вы знаете, модернизацию ОПК в предстоящее десятилетие выделяется порядка 23 трлн рублей. Крупные контракты получат наши оборонные и гражданские предприятия, научные центры и ведущие университеты. Чтобы не допустить сбоев, ужесточены правила размещения гособоронзаказа. Мы переходим к практике долгосрочных оборонных контрактов – трёх-, пяти- и даже 7-летних. Уточнение заданий будет производиться только на основании поручений Председателя Правительства, а в части приоритетных вооружений – только по поручениям Президента. Вот коллеги из КПРФ спрашивали, что будет в этом направлении делаться? Вот в общих чертах так будем работать.

Поставлена задача уже к 15 апреля завершить размещение гособоронзаказа на текущий год. Кстати говоря, по этому году объём размещенного заказа на данный момент времени чуть выше, чем по прошлому году. Будем решительно пресекать злоупотребления в ВПК: коррупция в этой сфере абсолютно не допустима. Это касается и завышения цен, и коммерческого подкупа и т. д. В этом направлении, в борьбе с этими проявлениями, нужно действовать самым решительным образом.

Конечно, самым серьёзным образом сокращают поле для коррупции новое качество госуправления, новые стандарты работы и поведение чиновников. Дмитрий Анатольевич Медведев, как вы знаете, внёс уже в Государственную Думу законопроект по декларированию расходов чиновников. Полностью такой шаг поддерживаю. Убеждён, не только чиновники, но и руководители крупных госкомпаний, ректоры государственных вузов, руководители крупнейших государственных медицинских центров, а возможно, и иной административный персонал госучреждений должны ежегодно отчитываться о своих доходах и имуществе.

Мы внедрим практику общественного контроля государственных закупок на сумму свыше 1 млрд рублей. Все крупные инвестиционные проекты с госучастием также должны проходить обязательный публичный технологический и ценовой аудит. Наконец, мы перейдём к построению федерального бюджета на основе государственных программ с четкими показателями результативности и возможностями для общественного мониторинга их исполнения. Повторю, каждая государственная программа – «Развитие здравоохранения», «Развитие образования», «Культура России», «Социальная поддержка граждан», – как и все остальные госпрограммы, должны содержать чёткие и понятные каждому гражданину приоритеты развития отрасли, конкретные результаты для каждой сферы, инструменты и показатели их достижения.

Ведущими бюджетными приоритетами должны стать образование и наука. Мы прекрасно понимаем, что именно от этих сфер зависят интеллектуальная, технологическая сила России, качество нашего человеческого капитала. Будут усовершенствованы подходы к формированию долгосрочной программы фундаментальных исследований: она должна интегрировать работу, проводимую в государственных академиях наук, научных центрах, вузах. Такую программу важно нацелить на разработки, которые позволят России выйти на уровень стран самых передовых в научном и технологическом плане.

Намерены последовательно увеличивать финансирование вузовской науки, прежде всего в национальных исследовательских университетах. Считаю также, что необходимо установить более жёсткие требования к работе всей вузовской сети, предусмотреть эффективные формы ответственности. Российским дипломам должны доверять не только в России, но и во всём мире.

Средняя заработная плата научных сотрудников государственных академий и научных центров, преподавателей высшей школы уже в течение 2012–2013 годов выйдет на уровень средней зарплаты по экономике конкретного региона, а к 2018 году превысит её вдвое.

Мы продлим как минимум до 2015 года программу по привлечению лучших мировых специалистов в наши университеты и исследовательские лаборатории. В несколько раз, до 25 млрд рублей, в 2018 году увеличится финансирование специализированных фондов, которые поддерживают научные исследования. В том числе это касается Фонда фундаментальных исследований и Фонда гуманитарных исследований.

Кроме того, специальную грантовую поддержку получат лучшие научные работы студенческих коллективов. Кстати говоря, по поводу привлечения лучших специалистов: она работает, эта программа, эффективно работает. Я, как вы знаете, много по стране езжу, был в таких лабораториях, встречался с этими людьми. В процентном отношении сейчас затрудняюсь сказать, но это и наши бывшие соотечественники, выехавшие за рубеж, и проработавшие там много-много лет, и просто иностранцы, которые приезжают и живут у нас.

У нас одно из условий – это минимум три месяца проводить в нашем учебном заведении или лаборатории. По полгода живут, работают, коллективы создают. Одна из главных целей – не только продукт получить, но и вывести его на рынок. И это работает.

За 2012–2014 годы будут построены и новые студенческие общежития общей площадью не менее 0,5 млн кв. м. Кроме того, надо создать систему сопутствующих образовательных кредитов, чтобы у студентов была возможность оплачивать проживание и решать другие бытовые вопросы во время обучения. Напомню, что сейчас у нас есть образовательные кредиты, но они предоставляются только на самообучение и эти деньги нельзя использовать на решение сопутствующих проблем бытового характера. В принципе считаем возможным и будем сейчас этот вопрос решать – будем предоставлять кредиты на решение этих бытовых вопросов, тем более что у нас количество бюджетных мест увеличивается в вузах.

И ещё. В одной из своих статей писал, что прибавка к стипендии для нуждающихся студентов, которые показывают хорошие результаты, должна быть такой, чтобы эта социальная стипендия достигла не менее 5 тыс. рублей в месяц. Принципиальное решение на этот счёт принято.

Нам также нужно создать современную систему подготовки квалифицированных рабочих кадров. И такую задачу не решить без повышения социального статуса преподавателей лицеев, колледжей, мастеров производственного обучения. Этот уровень образования находится в прямой зоне ответственности регионов, и они должны в течение нескольких ближайших учебных лет довести среднюю зарплату педагогических работников училищ, техникумов, лицеев до средней зарплаты по экономике конкретного субъекта Федерации. Я обращаю внимание: безусловное выполнение этого требования станет обязательным условием предоставления всех федеральных межбюджетных трансфертов.

И конечно, необходимо решить базовую задачу – модернизировать сеть учреждений профессионального образования, настроить её на потребности экономики, дав самим работодателям возможность прямого участия в управлении профессиональным образованием. Вы знаете, конечно, старая система не работает. Есть ли какие-то ростки нового? Есть, и они являются очень привлекательными. Нужно расширять эту практику, она пока очень минимальная. Но направление крайне важное.

Уже до конца текущего года нужно разработать национальные планы развития профессиональных стандартов. Эффективная система профессиональных компетенций должна стать важнейшим карьерным и социальным лифтом.

Уважаемые коллеги! Теперь несколько слов по поводу вступления России во Всемирную торговую организацию. Здесь вопросы поступали и от «Единой России», и от ЛДПР, и от КПРФ. Что хотел бы сказать в этой связи? Убеждён, что членство в ВТО в стратегическом плане даст мощный импульс для динамичного инновационного развития нашей экономики. Её открытость, рост конкуренции – на пользу гражданам России, а для нашего производителя необходимый стимул для развития. Это новые рынки и новые перспективы, которые мы пока ещё не привыкли видеть и верно оценивать. Наконец, членство в ВТО открывает возможность цивилизованно, в правовом поле отстаивать наши интересы. Завершение переговорного процесса по ВТО создаёт условия для подключения России к ещё одной многосторонней структуре – Организации экономического сотрудничества и развития, ОЭСР. Такую работу мы уже ведём. Вступление в ОЭСР будет означать присвоение глобального знака качества нашей экономике и в целом, и отдельным производителям.

Что хотел бы в этой связи сказать? В ВТО можно, конечно, вступать бездумно и без толку, даже вредные последствия можно огрести (и мы знаем такие примеры), а можно так, как это делают другие страны, которые сумели выжать из формата ВТО максимум пользы для своего собственного развития. И нам нужно использовать инструменты ВТО в своих интересах, как это делают старожилы этой организации.

Кроме того, мы хорошо понимаем, что новая реальность, рост конкуренции – это серьёзный вызов для российской экономики и для целого ряда её отраслей. Сейчас с участием бизнеса, отраслевых объединений рассматриваем ситуацию во всех чувствительных секторах и разрабатываем конкретные механизмы гибкой поддержки отечественного производителя, прежде всего в автопроме, сельском хозяйстве, сельхозмашиностроении. Что касается сельского хозяйства, то уже в этом году мы примем новую госпрограмму развития АПК до 2020 года, которая будет полностью адаптирована к режимам ВТО. Кстати, один из приоритетов этой программы – вовлечение в оборот неиспользуемой пашни. Знаю, что вопросов по этой проблеме много. В ближайшие семь лет планируем не менее чем на 5 млн га увеличить площадь обрабатываемых сельхозземель.

Отдельно, уважаемые коллеги, остановлюсь на работе региональных и местных властей. На этом уровне решается значительное количество проблем и вопросов, волнующих граждан, формируется комфортная для жизни среда. На федеральном уровне уже действует механизм «электронного правительства», сотни тысяч людей избавлены от необходимости бегать по инстанциям, собирать бумажки. Всего за год в рейтинге ООН – я вам приводил малоприятные цифры, где мы находимся в рейтингах по ведению бизнеса и так далее, – но что касается «электронного правительства», то могу сказать, что всего за год в ООН по уровню развития «электронного правительства» Россия сделала более 30 шагов вперед: поднялась с 59-го до 27-го места. А уже с 1 июля этого года на электронное межведомственное взаимодействие должны перейти все регионы и все муниципалитеты страны.

Уважаемые коллеги, эта задача, этот шаг гораздо более сложный, чем то, что было сделано Правительством Российской Федерации. Всё-таки на правительственном уровне это непростая задача, но она централизованно решалась. Следующий шаг – перейти на электронный формат обслуживания граждан в регионах, муниципалитетах – гораздо более сложный. Поскольку вы постоянно в регионах находитесь, я прошу вас уделять этому самое пристальное внимание. От этого действительно напрямую будет зависеть качество обслуживания граждан. И конечно, необходимо развивать практику предоставления услуг гражданам по принципу «одного окна», в том числе на базе многофункциональных центров. Деньги для создания таких центров можно найти, в том числе за счёт оптимизации работы чиновничьего аппарата. Со своей стороны мы так и поступаем: к 2013 году штаты госорганов, подведомственных Правительству, сократятся на 100 тыс. человек. На федеральном уровне мы вводим оценку персональной эффективности руководителей министерств и ведомств. Считаю, что регионам и муниципальным образованиям необходимо ввести такую же систему оценки работы должностных лиц, она должна базироваться на внятных и чётких показателях.

Мы запустили проект по внедрению стандарта создания благоприятного инвестклимата в субъектах Российской Федерации. Задача – сделать так, чтобы лучшие практики развития бизнеса были не уделом отдельных успешных регионов, а общим правилом работы всех региональных администраций. Вы наверняка знаете такие положительные примеры, когда нет ни нефти, ни газа, ни золота, а результаты работы, объёмы инвестиций, в том числе иностранных инвестиций, рост ВРП кардинальным образом в лучшую сторону отличается от средних показателей по России. В качестве первого шага на муниципальный уровень будут переданы налоги, для того чтобы обеспечить большую самостоятельность регионов и муниципалитетов. На муниципальный уровень будут переданы налоги от малого бизнеса, который сейчас работает в условиях специальных налоговых режимов.

Кроме того, должны быть разработаны понятные механизмы определения объёма региональных дотаций муниципалитетам. Они постоянно жалуются на то, что там чехарда, неразбериха. Кому сколько дать, как дать, по каким принципам – всё это не определено. Это нужно сделать. Повторю, мы готовы передавать средства на места, но важно, чтобы регионы и муниципалитеты грамотно их использовали, концентрировали на приоритетах, на решении вопросов, улучшающих среду жизни людей. Мы уже закрепили в законодательстве такое понятие, как «благоустройство», установили ответственность муниципалитетов перед гражданами за состояние дел в этой сфере и будем помогать местному самоуправлению в этой работе.

В 2010–2011 годах при поддержке федерального бюджета реализован проект по ремонту дорог и благоустройству во всех столицах российских регионов. Теперь логично продолжить его в отношении всех населённых пунктов страны. Поэтому мы обозначили три приоритета расходования средств региональных дорожных фондов. Они создаются, концентрируются там серьёзные ресурсы. По некоторым регионам на дорожное строительство в этом году средств будет получено на эти цели раза в три больше, чем в предыдущие годы.

Так какие это приоритеты? Это сельские дороги, благоустройство малых и средних городов, посёлков, сёл, ремонт внутригородских и поселковых дорог. За два года на эти цели предполагается направить порядка 130 млрд рублей, в том числе везде, где это возможно, обеспечить сельские населённые пункты дорогами с твердым покрытием. По всей России нам предстоит удвоить объёмы дорожного строительства, за предстоящее десятилетие построить порядка 120 тыс. км федеральных и региональных дорог по принятому в мире однополосному исчислению.

От депутатов поступил вопрос о строительстве транспортного перехода через реку Лену в районе Якутска (от «Справедливой России» вопрос). Уважаемые коллеги, проект очень дорогой. По предварительным оценкам, он будет стоить 79 млрд рублей. Надо как следует всё просчитать, определить оптимальные варианты. Там есть вариант и тоннелей, и мостов, и т. д. Нужно понять, куда эта дорога приведёт и какой будет экономический эффект от этого строительства. 79 млрд рублей! Я не говорю, что его не нужно строить, но надо всё взвесить, подумать просто.

Уважаемые коллеги, продолжительность жизни в России за последнее четырёхлетие возросла на 2,4 года и превысила 70 лет. И сейчас нам нужно уже ориентироваться на показатели самых развитых стран. Хочу напомнить, что в концепции демографической политики, которую мы утвердили в 2007 году, планировалось достичь средней продолжительности жизни в России в 75 лет к 2025 году. Эксперты, оценивая текущую динамику, полагают, что такого уровня можно достичь уже к 2018 году. Я думаю, именно так мы с вами задачу и должны ставить перед собой. У нас ещё огромный, не использованный резерв по снижению уровня смертности, прежде всего от так называемых предотвратимых причин – от дорожно-транспортных происшествий, в результате производственных травм, отравлений, прежде всего алкоголем, от табакокурения нужно снижать смертность. Нужно укрепить систему профилактики и лечения онкологических, сердечно-сосудистых и инфекционных заболеваний.

Курение, алкоголизм, наркотики без всяких войн, без всяких глобальных бедствий ежегодно уносят жизни 500 тыс. наших сограждан. Это просто страшная цифра.

Уже в ближайшее время будет введена система раннего выявления наркотической зависимости у школьников. В дальнейшем нужно подумать о такой практике и среди студентов и учащейся молодёжи. Также должны быть приняты поправки в законодательство усиливающие наказание за распространение наркотиков, нарушения в сфере оборота алкогольной продукции, вовлечение несовершеннолетних в употребление алкоголя и табака.

Для семей, попавших в трудную жизненную ситуацию, мы должны предложить социальный контракт – адресную поддержку на условиях включения в нормальную человеческую жизнь, что в первую очередь подразумевает заботу о детях, выполнение общественных работ, отказ от пьянства и асоциального поведения.

Отмечу, что уже реализованные программы – программы поддержки семьи, охраны материнства и детства – доказали свою эффективность. Например, в тех регионах, где мы открыли новые перинатальные центры, скажем, в Ярославле, Ярославской области, Мордовии, других субъектах Федерации, обратите внимание, младенческая смертность сразу снизилась почти на 20%.

Также уже принято решение о бесплатном выделении земельных участков семьям, в которых есть трое и более детей. К сожалению, встречаются случаи прямого невыполнения или даже саботажа этой меры со стороны местных чиновников. Я прошу депутатов держать эту ситуацию тоже на контроле. Нужно, чтобы эти решения, связанные с передачей земель, сопровождались и другими решениями на региональном и муниципальном уровнях. Ну что, кусок земли? Надо же помочь инфраструктуру там наладить.

Конечно, обязательно дополним наши усилия по поддержке семьи новыми мерами на региональном и федеральном уровнях. Как уже говорил, в субъектах Федерации, где демографическая ситуация является отрицательной на протяжении нескольких лет, будут введены пособия семьям, нуждающимся семьям, при рождении третьего и последующих детей. Речь идёт о ежемесячных выплатах в размере до 7 тыс. рублей до достижения ребёнком трёхлетнего возраста.

Следующий важнейший момент. Женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребёнком до трёх лет, должны иметь все возможности сохранить и даже повысить свою профессиональную квалификацию. Необходимо оказать помощь многодетным матерям и женщинам, воспитывающим детей-инвалидов: им сложнее всего найти своё место на рынке труда.

И конечно, нам нужно решать проблему с дошкольным образованием. В прошлом году в рамках программы развития дошкольного образования было создано и оснащено около 200 тыс. дополнительных мест в детских садах. Таких показателей не было многие годы.

На что хочу обратить внимание и прошу вас, как людей, которые каждую неделю бывают в регионах, это всё время на местном уровне, муниципальном, региональном с коллегами иметь в виду. Я уже упоминал о демографическом спаде 1990-х годов, яма такая у нас была, вот сейчас будет подъём, пройдёт ещё несколько лет, и это эхом отразится. Это значит, что мы с вами можем сейчас настроить огромное количество детских садов, а потом количество нуждающихся сократится, понимаете, и опять будем перепрофилировать эти детские сады. Поэтому лучше сегодня их строить где-то рядом с другими учебными заведениями, школами, чтобы потом можно было школы расширять за этот счёт. Повнимательнее, заранее надо об этом подумать.

Но, безусловно, что очереди в детские сады должны быть полностью ликвидированы в течение четырёх лет, в том числе, за счёт развития негосударственных дошкольных учреждений. В свою очередь регионам необходимо довести среднюю заработную плату педагогических работников в дошкольных образовательных учреждениях до средней в сфере общего образования, сделать это уже в течение двух ближайших лет, не позднее.

Мы будем наращивать государственную поддержку социальной сферы, при этом каждый бюджетный рубль должен повышать эффективность, качество социальных услуг. Так, мы значительно увеличили финансирование здравоохранения, растут и зарплаты медицинских работников. К 2018 году средняя заработная плата квалифицированного врача должна вдвое превысить среднюю по экономике региона.

За счёт проекта по поддержке российской школы уже в текущем году во всех субъектах Федерации средняя заработная плата учителей достигнет или превысит, как уже в некоторых случаях имеет место быть, среднюю заработную плату по конкретному региону России. Этот результат нужно обязательно удержать и внимательно следить за тем, чтобы опять не пошло снижение этой заработной платы по отношению к общерегиональному показателю.

В свою очередь, мы рассчитываем на то, что повышение зарплат, изменение социального статуса специалиста в здравоохранении и образовании прямо скажется на повышении качества их работы. Без позитивной мотивации, без нравственного начала кардинальное улучшение социальной сферы невозможно.

Что хочу подчеркнуть? В ближайшие годы у нас будет на 1 млн школьников больше, чем сейчас, и нужно заранее предусмотреть, чтобы дети могли нормально и комфортно учиться. В России не должно быть школ, находящихся в аварийном состоянии. Эту проблему мы должны полностью решить в течение пяти лет, и за этот же срок регионы планируют построить ещё порядка 1000 школ, новых школ, а количество школ, в которых создана безбарьерная среда, должно возрасти до 10 тыс.

Ещё одно предложение. В ходе подготовки к выборам Президента мы создали систему видеоконтроля на всех избирательных участках. Меня некоторые ваши коллеги критиковали за то, что мы направили туда значительное количество федеральных ресурсов. Считаю, что эту инфраструктуру, включая современные каналы связи и скоростного интернета, нужно, конечно же, использовать в интересах российского образования – для развития дистанционного обучения, для доступа школьников к крупным библиотечным и музейным фондам. Это будет абсолютно справедливо, и на этой базе это всё можно сделать.

Главенствующим принципом для нас является, безусловно, и бесплатность школьного образования в рамках образовательного стандарта. Хочу подчеркнуть: практика так называемых дополнительных платных услуг в школе создаёт риск фактической эрозии принципа бесплатности. Например, в некоторых школах формирование классов напрямую связано с необходимостью посещать определённый набор платных занятий или вводятся дополнительные платные консультации по подготовке к ЕГЭ, в то время как школа обязана обеспечить полноценную подготовку к экзамену в рамках выделенных бюджетных средств. Тем самым школа становится источником социального неравенства вместо того, чтобы быть социальным лифтом. Поэтому давайте прямо скажем: дополнительные платные услуги могут быть, но только вне рамок основного образовательного процесса.

В этой связи считаю важным остановиться на нашем фундаментальном подходе к развитию социальной сферы. Государство должно не командовать повседневной хозяйственной деятельностью десятков тысяч детских садов, школ, больниц, поликлиник, социальных центров, а, безусловно, гарантировать людям получение бесплатных и качественных социальных услуг.

Положения известного 83-го Федерального закона существенно расширяют самостоятельность учреждений социальной сферы. Они направлены как на повышение качества и доступности социальных услуг, прозрачности работы социальной сферы, так и на создание дополнительных стимулов для сотрудников. И, конечно, задача состоит в том, чтобы искоренить прямые и скрытые поборы в фактическую фиктивность бесплатности многих государственных и муниципальных учреждений.

Что хочу подчеркнуть? В ближайшие шесть-десять лет нужно создать в России современную, динамично развивающуюся социальную сферу. Какие системные вопросы для этого необходимо решить? Первое – сформировать независимую систему оценки качества работы учреждений социальной сферы, включая критерии эффективности, практику публичных рейтингов социальных учреждений, принятие профессиональных и этических кодексов. Второе – определить современный набор социальных услуг, необходимых для граждан в условиях развивающегося, усложняющегося общества. Третье – нужно открыть социальную сферу для предпринимательства, некоммерческих и общественных организаций, готовых предоставлять качественное образование, медицинскую помощь и социальную защиту. Тем самым мы создадим естественную, живительную конкуренцию, так необходимую нашей социальной сфере. И конечно, следует создать режим наибольшего благоприятствования для социального служения наших традиционных российских конфессий. Нужно ещё раз посмотреть законодательство о государственно-частном партнёрстве и принять соответствующие решения. Убеждён, надо сделать государственно-частное партнёрство одним из существенных механизмов реализации программ в социальной сфере.

Важнейшей основой для развития человеческого потенциала, сохранения нашей идентичности как единого народа служит отечественная культура. Мы утвердили Федеральную программу «Культура России», планируем направить на её реализацию порядка 200 млрд рублей. Безусловно, будем помогать регионам и муниципалитетам приводить в порядок и строить новые дома культуры, театры, библиотеки. Считаю, что особое внимание надо уделить малым городам и сёлам. На реставрацию объектов культурного наследия народов России предполагается выделить свыше 42 млрд рублей.

Ещё один приоритет – развитие музейного дела, которое играет огромную роль в жизни общества, сохранения национальной памяти, обеспечивает историческую связь поколений. Бюджетные ассигнования на поддержку музеев в следующие шесть лет вырастут в 4 раза и превысят 67 млрд рублей. Будем повсеместно внедрять информационные технологии, чтобы каждый гражданин страны независимо от места проживания имел доступ к национальным и мировым культурным ценностям. Будем создавать общенациональные электронные библиотеки, обеспечивать возможность бесплатного просмотра в сети интернет кинофильмов, спектаклей из национального художественного фонда.

Приобщение к культуре начинается, конечно, с самого юного возраста, поэтому в своих статьях, как вы знаете, я предложил ввести позицию организатора детского художественного творчества, а также увеличить объёмы грантов, распределяемых на конкурсной основе среди молодёжных творческих коллективов.

Кроме того, рад, что предметом широкого общественного обсуждения, дискуссии стала идея о ста книгах, с которыми должен познакомиться каждый молодой гражданин Российской Федерации. И конечно, мы должны повысить социальный статус, уровень жизни работников культуры. Наша задача – поэтапно довести оплату труда работников культуры до показателей, сопоставимых со средними для других бюджетных секторов экономики.

Уважаемые коллеги! В предстоящее десятилетие у нас есть всё, чтобы кардинально продвинуться в решении вечной жилищной проблемы. Для большинства семей в России должна быть реализована возможность обзавестись жильём через поддержку государства, через доступную ипотеку, через развитие индивидуального и кооперативного строительства, через формирование сегмента доступного арендного жилья.

В 2011 году вновь начали расти объёмы жилищного строительства. Мы вышли на максимальное с 1990 года число построенных квартир – 780 тыс. По метрам у нас чуть-чуть поменьше, чем в прошлом году, но по количеству квартир (рынок требует такого количества квартир с меньшей площадью) это наибольшее значение.

Мы ставим задачу к 2015 году увеличить темпы строительства в 1,5 раза, до 90 млн кв. м в год. Это примерно 1,5–2 млн новых квартир и домов в год. Что здесь принципиально важно? Первое – нужно продолжить работу по наведению порядка на земельном и строительном рынке, радикально сократить административные барьеры. Я уже говорил об этом. Сегодня, по оценкам самих застройщиков, затраты на прохождение всех процедур, на подключение к инженерной инфраструктуре могут порой доходить до 30% от общей стоимости объекта. Многое упирается в отсутствие документов территориального планирования, правил землепользования и застройки. Считаю, что надо разработать механизм, найти средства и обеспечить в кратчайшие сроки решение этого вопроса. Второе – у нас огромные земельные ресурсы. Надо ввести их в строительный оборот за счёт развития местной дорожной и коммунальной сети, расширение агломерационного радиуса вокруг крупных городов. Понятно, что вокруг крупного города легче строить, дешевле просто. Также будем изымать неэффективно используемые земли у государственных учреждений и ведомств и отдавать их под застройку. Третье – если мы сможем додавить инфляцию, то обеспечим снижение ставок по ипотечным кредитам где-то на уровне 6,5% в ближайшие годы. Убеждён, что эта задача вполне реальна. При этом, например, ипотеку для молодых семей и молодых специалистов можно будет сделать ещё дешевле. Собственно говоря, такие программы у нас сегодня уже работают. Можно будет выдавать кредиты и нужно будет на 20–25 лет. Конечно, регионы должны подключиться – например, помочь с первоначальным взносом, тогда ипотека действительно будет работать. Кстати, мы уже начали реализацию льготной ипотечной программы для молодых учителей, вы это знаете. Намерены активно использовать возможности Фонда развития жилищного строительства, в том числе Фонд РЖС будет бесплатно делать проектную документацию, предоставлять землю, готовить инфраструктуру для жилищных кооперативов. Кстати, в рамках этой работы снижение стоимости до 25–30%. В рамках программы Фонда РЖС уже сданы или находятся в разных стадиях реализации проекты общим объёмом более чем на 10 млн кв. м жилья.

В 2012–2013 годах необходимо полностью обеспечить постоянным жильём военнослужащих. В ближайшее время также полностью решим жилищные проблемы чернобыльцев. В разы увеличим предоставление жилищных сертификатов нуждающимся переселенцам. В текущем году регионы должны в основном закрыть вопрос обманутых дольщиков. Хочу это подчеркнуть: региональные руководители мне ещё года два назад заявляли о том, что они эту проблему закроют, и они должны это сделать. Это не федеральная задача, но мы будем внимательно наблюдать за тем, как эта задача решается на региональном уровне. Там движение есть, но есть и проблемы. Они острые, люди чувствуют себя обманутыми, им нужно помочь, это очевидно. Двигается проблема. Сейчас не буду вам называть конкретно количество предоставленных квартир, оно значительное. Движение есть, но нужно сделать ещё немало, и главное, что это можно сделать.

Ещё одна очень важная тема. Мы приняли решение до 2015 года продлить работу Фонда реформирования ЖКХ. Считаю, что средства фонда следует сконцентрировать на полной ликвидации аварийного жилья в России. Нужно вытащить людей из трущоб в конце концов! В таких домах не только невозможно нормально жить, они представляют и прямую угрозу здоровью и безопасности граждан.

Доступное, комфортное жильё – это ещё и качественные коммунальные услуги по понятным и справедливым ценам. Жилищно-коммунальную сферу надо превратить в современную эффективную отрасль, открытую для конкуренции и привлекательную для частных инвестиций, причём стоимость коммунальных услуг должна быть понятной и прогнозируемой для граждан и инвесторов в ЖКХ. И поэтому мы предлагаем установить нормативы минимум на три года вперёд.

Напомню, что Правительство приняло решение о переносе сроков повышения тарифов на газ, электричество, тепло в 2012–2013 годах на середину году, с тем чтобы не провоцировать инфляцию в начале года. При этом темпы по повышению в большинстве случаев ограничены целевым уровнем инфляции. Руководителям регионов поручено принять меры, исключающие скачки цен в ЖКХ. Будем держать эту ситуацию на контроле. Предлагаю и вам тоже включиться в эту работу.

Инфляция за первые месяцы текущего года в годовом исчислении составила 3,7% против 6,1% в прошлом году. Это ясное, почти математическое доказательство того, какой существенный вклад в рост цен вносят инфраструктурные монополии. В этой связи считаю, что новому Правительству нужно будет тщательно продумать механизм и уровень индексации тарифов естественных монополий. Нужно предметно разбираться со структурой издержек, прозрачностью инвестпроектов, схемами финансирования таких компаний. Граждане и производственный бизнес не должны оплачивать чью-то неэффективность. Это очевидно. Цена вопроса – низкая инфляция. А что это значит? Мы с вами понимаем, это образовательные кредиты, доступная ипотека и так далее. Собственно говоря, это другая экономика.

Уважаемые коллеги! В декабре следующего года мы будем отмечать 20-летие Конституции и современного парламента страны. Однако мы не можем забывать и о том, что нынешняя Государственная Дума – это уже десятая в отечественной истории, если вести счёт от первой российской Думы 1906 года. Убеждён, нам необходимо совместно работать над повышением авторитета и значением Федерального Собрания в системе органов государственной власти России, а также над укреплением роли законодательных собраний в регионах и представительных органов местного самоуправления по всей стране.

Также вместе с Государственной Думой готов совершенствовать институт парламентского расследования, вести последовательную линию на укрепление судебной власти, обновление и оздоровление правоохранительных органов, искоренение коррупции. Это, безусловно, наши важнейшие задачи, которые должны стать общими для власти и оппозиции.

Со своей стороны рассчитываю на конструктивное взаимодействие в течение всего срока наших конституционных с вами полномочий. Надеюсь также и на взаимоуважительную работу законодательной и исполнительной власти, на их совместные действия в целях развития экономики России, достижения нового качества жизни для граждан страны. Скажу больше, сегодня это единственный путь к сохранению доверия общества к власти в целом.

Уважаемые коллеги, восстановив страну после всех потрясений, которые выпали на долю нашего народа на рубеже веков, мы фактически завершили постсоветский период. Впереди новый этап развития России – этап создания государственного, экономического, социального порядка и общественного жизненного устройства, способного обеспечить процветание граждан нашей страны на десятилетия вперёд.

Символично, что мы приступаем к этой работе в год, объявленный Годом российской истории. Ключевые вехи истории определили судьбу России, её тысячелетний путь. Наше поколение должно быть достойно этой великой истории, достойно нашего великого народа, который создал эту великую страну. Сегодня нас, как и наших предков столетия назад, должны вдохновлять вера и любовь к России. Мы обязательно добьёмся успеха.

Спасибо вам большое за внимание.

* * *

Ответы В.В.Путина на вопросы представителей фракций

С.А.Гаврилов (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, наша экономика здорово забюрократизирована, и многие ФГУПы и МУПы попросту не нужны. Однако совершенно очевидно, что в деле новой индустриализации, модернизации нашей страны уникальные предприятия ВПК, институты Академии наук, госкорпорации, банки с госучастием являются локомотивами в деле освоения новых технологий и защиты интересов и безопасности нашей страны. Не случайно зарубежные конкуренты в ходе обсуждения вступления в ВТО ставят задачу ускорения приватизации стратегических предприятий.

Как председатель Комитета по собственности я хотел бы спросить у Вас: не приведёт ли новая широкая приватизация в нашей стране к захвату стратегических предприятий иностранными конкурентами, к валу банкротств и рейдерства, как это происходило в 90-е годы в ходе нечестной, несправедливой приватизации, особенно в условиях финансового кризиса и снижения капитализации наших промышленных активов, а также к неизбежному росту тарифов и срыву инвестпрограмм? Какие Вы видите в этой связи меры по финансовому оздоровлению и поддержке государственных предприятий? Готово ли Правительство утверждать, как и было раньше, вместе с бюджетом программу приватизации в парламенте России?

Спасибо.

В.В.Путин: Очень бы не хотелось, чтобы кто-то захватывал наши стратегические активы. И мы с вами вместе всё должны сделать для того, чтобы этого не произошло. Уверяю вас, что здесь мы с вами союзники.

Если говорить концептуально, вообще приватизация: хорошо это или плохо? Потому что, понятно, Вы задаёте вопрос от Компартии, Компартия известным образом относится к приватизации. Но я сейчас не хочу переводить в политическую плоскость эту дискуссию. Совершенно очевидно, просто мировой опыт показывает, что приватизированные предприятия работают поэффективнее, чем государственные.

Ведь для рядового гражданина... Сейчас, подождите, наберитесь терпения. Вам понравится, что я скажу, правда, честное слово. Понравится, понравится, я серьёзно. Ведь рядовому гражданину, работнику на самом деле всё равно, на каком предприятии он работает – государственном или частном, как правило. Для него важно что? Уровень заработной платы, условия работы, соблюдение техники безопасности, ответственность администрации и собственника, кто бы ни был собственником – государство либо частное лицо или группа лиц. А для государства важно, чтобы, первое, предприятие это (любой формы собственности) активно развивалось, внедряло новые технологические стандарты и исправно платило налоги, а мы с вами аккумулировали эти налоги в государственный бюджет и эффективно использовали в решении оборонных и социальных целей.

У нас так получается или нет, когда мы приватизируем предприятия? Нет. Правильно, я согласен. Я же говорил, вам понравится. Скажем так, далеко не всегда так получается. Так получается в целом по экономике, но по отдельным крупным компаниям далеко не всегда. Более того, частные собственники тырят друг у друга доходы, деньги, имущество.

Со стороны Компартии аплодисменты раздались. Это уникальный случай, надо записать в историю парламентаризма. Но это правда! Вы знаете, они правы. У нас такая, к сожалению, ситуация складывается, когда даже у приватизированных предприятий, повторяю, вот такие совершенно ненормальные явления происходят. Для меня ясно, почему. Нам нужно ещё многое сделать, для того чтобы вот те позитивные вещи, о которых я говорил, при приватизации работали на общество в целом. Надо ещё думать над этим, подправлять законодательство, но в целом тренд правильный.

Если мы всё опять вернём в государственную форму собственности, ничего хорошего из этого тоже не получится. Мы сейчас говорим о стратегических предприятиях. Вопрос-то был такой.

Здесь у нас выработан ряд системных ограничений и контроля со стороны государства. Какие это? Ряд предприятий могут быть приватизированы исключительно при согласии Президента. Это первый рубеж защиты.

Второй рубеж – есть специальная Правительственная комиссия по привлечению иностранных инвестиций в стратегические отрасли и стратегические предприятия. Мы несколько лет назад приняли такое решение как раз с целью предотвращения возможного развития событий по тому сценарию, который вы сейчас описали. Это касается и оборонных предприятий, это касается и сырьевых отраслей, крупных месторождений. Мы индивидуально принимаем решения по каждому такому случаю.

Сказать, что предприятия оборонно-промышленного комплекса представляли какую-то особую ценность для наших конкурентов, было бы большим преувеличением, но есть, конечно, отдельные предприятия, которые тем не менее такой интерес для конкурентов представляют. Будем внимательно следить за тем, чтобы этого не произошло. Будем аккуратненько допускать иностранных инвесторов, но так же, как и во всём мире, будем это контролировать на Правительственном уровне.

Та комиссия, которая создана, – думаю, пока этого инструмента достаточно. Будем вместе с вами советоваться, если увидим, что что-то будет происходить негативное.

Конечно, есть ещё один элемент. Он не связан с оборонно-промышленным комплексом, а связан вообще с экономикой в целом. Надо, конечно, аккуратно смотреть за тем, что государство получает при приватизации, каков доход.

Здесь ведь два главных компонента. Первое. В ходе приватизации ставится цель, чтобы экономика была более совершенной, структурно более современной и эффективной. Некоторые эксперты говорят: и неважно, по какой цене продаём, главная цель – вот эта. А вторая цель – всё-таки фискальная: всё-таки нужно денег побольше получить за вырученные активы. Я думаю, что нужно стремиться к совмещению двух этих задач, из этого и будем исходить.

И.В.Лебедев (фракция «ЛДПР»): Уважаемый Владимир Владимирович!

В последние годы события на Ближнем Востоке с точки зрения наших российских экономических интересов превратились в сплошное разочарование. Ещё не так давно Россия имела сильные политические и экономические позиции, но прокатившаяся волна так называемых революций в этом регионе обошлась России в копеечку. Несмотря на кучу вложенных в эти страны средств, нас вытеснили из Ирака, мы практически всё потеряли в Ливии. На повестке дня вопрос номер один – наши интересы в Сирии, не за горами вопрос по Ирану. Мы везде, что называется, остаёмся с носом.

Вопрос. Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, когда мы научимся отстаивать наши российские экономические интересы за рубежом, как это делают другие страны для себя, и какова будет политика нашего Правительства и государства в этом регионе в дальнейшем?

В.В.Путин: Ну, «с носом» – неплохо, что плохого-то? С носом, с другими частями тела. Мы здоровые, всё у нас есть. Всё работает, слава богу.

Если у нас экономика будет с вами эффективно функционировать, то в целом мы будем привлекательными для сотрудничества вне зависимости от смены режимов в каких бы то ни было странах. Они сами будут к нам тянуться, и не за подачками, а за совместной работой.

Ещё в советские времена, помните, эти события, которые происходили в Египте, вот там просто реально вкладывали в одностороннем порядке – по политическим и идеологическим соображениям. А потом в том же Египте – тук! – ситуация изменилась, и где все наши вложения оказались? Неудобно говорить в этом зале, но вы понимаете, что я имею в виду. Помните, Гамаль Абдель Насер и прочие в этот период времени, когда произошла переориентация Египта?

Недосмотрели, говорят... Да при чём здесь разведчики? Это не разведчики – это ошибочный подход был. Сейчас я не хочу никого ругать. Я не знаю, как бы я сам поступил. Наверное, действовал, как бывшее советское руководство. Просто мы в зону своего влияния втаскивали определённые страны и за это им платили, а потом там – тук! – и режим сменился, и все наши вложения неизвестно где. То есть известно…

Я хочу вам сказать, что за последнее десятилетие мы по идеологическим соображениям никаких ресурсов крупных ни в одну из стран не вкладывали. Всё, что происходило, происходило на рыночной основе. Никаких подарков мы никому не делали. Поэтому сказать, что мы что-то потеряли, – это не точно. Можно, наверное… Да не можно – я с вами соглашусь: говорить о недополученной выгоде – это правда.

У нас были, допустим, контракты по Ливии и в сфере железнодорожного строительства, освоения ресурсов, – «Элефант» там собирались мы осваивать вместе с итальянцами (нефтегазовое месторождение), и в сфере поставок вооружения, специальной техники были контракты. Там можно было бы на этом заработать в хорошем смысле этого слова. И ливийской стороне было бы выгодно, и нам. Мы эти возможности пока утратили, хотя новые руководители Ливии уже дают сигнал о том, что им было бы интересно продолжить экономические связи. Дай бог, чтобы страна просто сохранилась. Мы знаем, какие там процессы происходят тяжёлые. Там возможен просто распад страны. Но можно ли остановить эти процессы? Наверное, нет. Это отдельная история.

Вы знаете, фундаментальные интересы России и многих стран этого региона в значительной степени совпадают. Я уверен, просто не сомневаюсь: мы будем выходить на новые формы и горизонты сотрудничества, на новые уровни сотрудничества.

Но, конечно, при этом всегда Россия должна действовать таким образом: должна иметь в виду свои национальные стратегические интересы и отстаивать их на всех уровнях и во всех международных организациях.

С.В.Кривоносов (фракция «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, Вами определены серьёзные социально-экономические задачи развития нашей страны. При нынешних ценах на нефть они выполнимы, но системные проблемы мирового экономического кризиса до сих пор не решены. Что планируется предпринять для решения проблемы, если она возникнет, с точки зрения международной экономической ситуации?

В.В.Путин: Вы как будто не из «Единой России». Хороший вопрос, правда. Я благодарен всем представителям фракций за эти вопросы, потому что они дают возможность разъяснить нашу позицию и снять некоторые озабоченности, которые возникают у депутатов.

Что я хочу сказать: все инициативы, которые я излагал, по-разному можно считать, сколько они стоят, они не связаны с нефтегазовыми доходами, с большими нефтегазовыми доходами, вот что главное. Мы рассчитываем бюджет из консервативного сценария мировых цен на углеводороды. И даже если цена упадёт, скажем, до 70 долларов за баррель, мы будем в состоянии выполнять наши обязательства.

Да, в этом случае нам придётся провести некоторую перегруппировку наших приоритетов так же, как мы с вами делали в 2009–2010 годах, мы будем делать с парламентом эти шаги, если потребуется. Если не потребуется, то мы будем исходить из имеющихся консервативных сценариев цены на углеводороды и выстраивать приоритеты, в том числе и изложенные в тех статьях, о которых вы сейчас сказали. Там по-разному считают: от 1,5% ВВП, кто-то считает – пять. Это неправда, совершенно неточно. Можно сказать, до 1,5. Мы всё это считали.

Я вас уверяю, всё, что я изложил в этих статьях, я предварительно обговаривал со специалистами, с Министерством финансов, которое, вы знаете, очень прижимисто и по каждому вопросу возражало. Но в конечном итоге всё-таки приходили к выводу, что это возможно, это возможно…

О чём идёт речь, я напомню. Я только сейчас говорил. Скажем, выплата 7 тыс. рублей на третьего ребёнка, повторяю, нуждающимся семьям в депрессивных с демографической точки зрения регионах. Стипендию довести до 5 тыс. рублей нуждающимся студентам, хорошо успевающим. То есть мы должны с вами социальную поддержку делать более адресной. И по некоторым другим позициям: уровень заработной платы преподавателей вузов и так далее. Всё это – счётные позиции.

Сейчас мы дополнительно, конечно, более тщательно работаем над каждой из этих позиций. За счёт чего? Нужно сокращать издержки, нужно увеличивать собираемость налогов, нужно вообще более эффективно хозяйствовать, и мы можем это сделать. Там почти по каждой позиции, если я сейчас буду перечислять, положительный выхлоп (извините меня за моветон) будет в размере 1,5% ВВП, почти по каждой, а она не одна. Но, конечно, это потребует серьёзной административной и правовой работы по обеспечению этих заявленных приоритетов. Надеюсь, что мы вместе с вами это и сделаем.

Е.Г.Драпеко (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, 4 марта в Астрахани проходили выборы мэра. Они прошли с грубыми нарушениями избирательного законодательства, и «Справедливая Россия» не признала их результаты. В знак протеста против массовых фальсификаций наши коллеги во главе с Олегом Шеиным ещё 16 марта объявили бессрочную голодовку.

Именно по Вашей инициативе на избирательных участках были установлены веб-камеры. И сейчас, когда мы получили видеозаписи с избирательных участков, мы можем официально заявить: результаты выборов мэра Астрахани не соответствуют реальному волеизъявлению граждан. Когда есть видеосвидетельства фактически совершённых преступлений, нашими товарищами оформляется иск в суд. Мы знаем, что решение суда – единственно возможное для отмены результатов выборов и признания их недействительными. Вы, конечно, знаете об этой ситуации.

Я прошу Вас, Владимир Владимирович, дать Вашу личную оценку астраханскому беспределу.

В.В.Путин: Вы знаете, насколько мне известно (мне и Сергей Михайлович об этом говорил где-то неделю назад), но и у Председателя Правительства, и у Президента нет права отменять результаты выборов. Я на этот процесс не могу повлиять.

Вот сейчас мы с вами обсуждаем возможность выборов руководителей регионов. Я думаю, что таких коллизий и споров будет очень много. Но и по проекту этого закона у Президента тоже не предусмотрено права отменять результаты выборов. Если вы считаете, что нужно Президента наделить таким правом, давайте подумаем. Но мне кажется, что Президент тогда просто погрязнет в постоянных спорах по поводу того, правильно или неправильно были проведены выборы, каковы нарушения в ходе этих выборов.

Разумеется, если вы спрашиваете моё личное мнение, оно заключается в том, что если нарушения такие, которые могут поставить под сомнение сами результаты, то тогда, соответственно, суд должен принять решение об отмене, но если суд не найдёт оснований для отмены, ну тогда нужно согласиться с результатами. Насколько мне известно, ваш коллега Шеин голодовку начал, а в суд не обращался до сих пор. Честно говоря, даже странновато как-то. Зачем голодать, может, суд ещё и разберётся и все согласятся с результатами этого разбирательства? Мне кажется, надо в суд обратиться.

Честно говоря, я не знаю деталей, откровенно вам говорю. Сегодня с утра смотрел новостной блок (не помню, по какому каналу), видел, что прокурор выступал астраханский. Вот он заявил о том, что они рассмотрели жалобы, нашли нарушения, но считают, что эти нарушения не являются существенными и не должны вести к отмене, но окончательное решение должен принять суд. Повторяю ещё раз: это инстанция, с решением которой мы все должны будем согласиться.

С.И.Штогрин (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович!

Для всех очевидно, что за последние годы экономика Российской Федерации приобрела ярко выраженный экспортный характер, сырьевой характер. Это особенно ярко видно на примере Дальнего Востока, который превратился в территорию для транзита наших природных ресурсов, ну и добычи их.

Если в советское время строились Комсомольский-на-Амуре авиационный завод, судостроительный завод, «Амурсталь», пять предприятий лёгкой промышленности в Биробиджане, целые комплексы предприятий сельского хозяйства, тепличные комбинаты, животноводческие комплексы вокруг Хабаровска, то что построено на Дальнем Востоке за последние годы? Нефтепровод, угольный терминал в Ванинском районе на 13 млн т, газопровод и завод по сжижению газа на Сахалине. Почему это происходит?

Налоги такие же, как во всей стране, зарплата населения ниже, чем в центральных регионах. Что предпринято Правительством за последние годы и что Вы думаете сделать, чтобы Дальний Восток был настоящим промышленно развитым регионом и люди там хотели жить, жили там, а не бежали оттуда, как чёрт от ладана?

Спасибо.

В.В.Путин: Обе территории стратегически важны, я полностью согласен, я об этом сказал в своём выступлении, и хочу вам сказать, что меня так же, как и вас, это очень беспокоит. Думаю, что ваша озабоченность справедлива, и я уже говорил: темпы оттока людей из этих регионов сократились существенным образом, но всё равно, даже по сравнению с 2010 годом, отток небольшой есть в 2011 году. Это говорит о том, что наших усилий, которые мы прикладываем по стабилизации ситуации как минимум, а ещё лучше, конечно, по развитию, недостаточно.

Делается что-то или не делается? Делается, конечно. У нас программа есть, одна из семи региональных программ, которую мы финансируем из федерального бюджета, по Забайкалью и по Дальнему Востоку. Одна из семи территориальных программ.

Я сейчас не буду говорить количество десятков и сотен миллиардов, которые вкладываются в рамках этой программы, но этого недостаточно. Нам нужно подумать над системой преференций. Как бы там ни было, а всё-таки в советское время действительно преференции эти работали. Они заключались в том, что люди, которые жили на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, в сопоставимых величинах, значительно больше зарабатывали, чем в европейской части, и мирились по сути дела с теми инфраструктурными неудобствами, которые и в советское время там были.

Эти все неудобства остались, даже ухудшилась ситуация, особенно в связи с дороговизной билетов на железной дороге, тем более на самолёте, а эта разница в доходах между теми, кто проживает в европейской части и на Дальнем Востоке, в Забайкалье, серьёзным образом сократилась.

Конечно, нам нужно вместе подумать над тем, как ситуацию поменять. Но сказать о том, что там совсем уж ничего не происходило, – это неправда, это не так. Недостаточно, именно поэтому я и предложил создать там или корпорацию, или отдельный орган по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Там действительно много сделано с точки зрения развития сырьевых отраслей: добыча нефти, газа, завод по сжижению. Это, кстати говоря, тоже неплохо. Скажем, завод по сжижению – это самые высокие технологии, это повышение уровня не только производительности труда в регионе и доходов в региональный бюджет, это ещё и изменение качества этих рабочих мест, уровня заработной платы и т.д.

Сейчас мы там активно работаем над созданием предприятия в сфере судостроения. Там же, как вы знаете, работает и известное предприятие «Сухой». «Суперджет-100», о котором я говорил и о котором мы все знаем, там делается, самолёт пятого поколения тоже там в значительной степени делается. Там это всё не исчезло, никуда не пропало, и там люди работают.

Сейчас два судостроительных предприятия будем создавать, одно вместе с Сингапуром, другое вместе с Южной Кореей. Металлургическое предприятие поддерживаем (оно оказалось в тяжёлом состоянии после кризиса, но уверен, что будет выживать), авиацию, Бурейскую ГЭС ввели.

На самом деле с точки зрения энергетики существенный прогресс, хорошие шаги вперёд были сделаны. В Амурской области по сути полностью с введением Бурейской ГЭС ликвидирован дефицит электроэнергии. Это создаёт хорошие условия для развития производственного кластера, вот это надо сделать. Давайте будем вместе думать, как сделать это современными, эффективными средствами, таким образом, чтобы каждый вложенный туда рубль эффективно работал. Такая проблема существует, и она одна из стратегических для нашей страны.

Я.В.Зелинский (фракция ЛДПР): Владимир Владимирович, за 2011 год Правительством многое было сделано и ещё больше не сделано. Цели и задачи, которые Вы ставили, в глубинке России не почувствовали. Люди на протяжении десятилетий не видят явных перемен и в будущее не верят. Те цифры, которыми Вы апеллируете, в рот не положишь и детей не накормишь. Я не сомневаюсь в Вашем стремлении помочь нашему населению, но те люди, которые работают в Вашей команде, не являются тем плечом, на которое можно было бы положиться.

Взгляните в лицо правде: министр обороны, решивший закупить военную технику за рубежом, министр образования ведёт политику дебилизации наших детей, министр здравоохранения, которая кормит неэффективным и бесполезным «Арбидолом» всю страну, – у меня не хватит времени перечислять все «заслуги» псевдореформаторов, действующих министров. Я уверен, что они не являются Вашими единомышленниками. Может быть, не имеет смысла, бессмысленно тасовать карты, пора обновить руководящие кадры, ведь кадровая альтернатива Вашему окружению имеется?

В.В.Путин: Чертовски хочется поработать лично? Я так и думал. Молодец!

Вы правы. Проблем у нас много, и далеко не все решены. Цифры, которые приводил, также как и любые другие цифры действительно в рот не положишь, и съесть их невозможно, но они объективные, они показывают темп нашего развития. Это совершенно точно, очевидный факт: они позитивные.

Мы вместе с вами, в том числе, повторяю, я уже об этом сказал, со всеми депутатами Госдумы, вне зависимости от фракционной принадлежности, в целом можем этим гордиться. Мы многое сделали, но многое, и об этом я много раз говорил, ещё не сделано.

Есть ли проблема в тех отраслях, о которых Вы упомянули: в здравоохранении, в образовании, в сфере оборонной безопасности? Ну конечно, есть, ну конечно, их там много. Я вас уверяю, что в любой, даже в стране с очень развитой социальной инфраструктурой, их тоже очень много. И это хорошо, что мы имеем с вами возможность так открыто, прямо глядя в глаза друг другу, обо всём этом говорить, потому что это избавляет нас от необходимости всё время стучать в барабаны и говорить о наших успехах. Вы правы, надо всё время смотреть в сторону того, что ещё не сделано.

Допустим, у меня много вопросов к ЕГЭ, который внедряется Министерством образования. Там много и коррупционных схем возникло, и так далее, но подавляющее большинство, это факт, преподавателей, родителей в целом оценивают и позитивные стороны этого процесса. Вы знаете, что у нас в крупнейшие вузы, скажем в Уральский государственный университет, около 70% поступило в прошлом году абитуриентов из сельской местности? Такого никогда раньше не было, из других регионов России, не только непосредственно там, где университет находится. Это и способ снижения коррупционной нагрузки на эту сферу.

Конечно, нужно многое сделать с точки зрения реформирования, и реформировать по уму нужно. Я сейчас приводил данные по изменениям в сфере демографии, ведь это же не само по себе произошло. Это снижение смертности от ДТП, у нас наблюдается снижение смертности по всем критическим показателям, и в онкологии, меньше всего по онкологии, к сожалению, но тоже есть небольшое снижение, по сердечнососудистым заболеваниям и так далее – это тоже результат работы Министерства здравоохранения и коллег на местах.

Давайте будем объективными, посмотрим, что реально происходит в стране. Я понимаю, логика политической борьбы даёт вам основание говорить: там обманывают, здесь неправильно. Но для того чтобы нам принимать эффективные решения, нужно апеллировать к реальным цифрам. Если Вы считаете, что статистика неверна, давайте мы ещё посмотрим на статистику. Но уверяю вас, там всё нормально, там всё выдержано, это же многократно проверяется.

Поэтому, скажем, в самом низовом звене здравоохранения, конечно, огромное количество вопросов и проблем. Разумеется, мы должны с вами над этим работать, и мы будем это делать, но апеллировать нужно всё-таки к объективным данным.

Что касается кадровых вопросов, я уже многократно говорил и хочу подтвердить: мы существенным образом будем менять управленческую команду, но не потому что люди не заслуживают того, чтобы дать их работе позитивную, удовлетворительную оценку, – нет, просто таков жанр этой деятельности. По некоторым направлениям просто очень сложно быть под постоянным давлением, очень много интересов, причём разных групп. И в целом, конечно, кадровая политика у нас будет связана с обновлением, я не исключаю, что в том числе и за счёт представителей самых разных политических сил. Ведь для всех нас важно, чтобы люди прежде всего были профессионально хорошо подготовлены.

А.Н.Хайруллин (фракция «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, конечно, если бы в ВТО было плохо, то нас, наверное, давно туда приняли бы. Тем не менее уже летом наша страна станет полноправным членом Всемирной торговой организации, а это означает не только дальнейшую интеграцию в мировую экономику и получение дополнительных торговых привилегий, о которых Вы сказали в своём выступлении. Это означает прежде всего и то, что мы должны взять на себя определённые обязательства.

В связи с этим скажите, пожалуйста, сможем ли мы, обременённые этими обязательствами, обеспечить должный уровень защиты наших товаропроизводителей, в том числе озвученного Вами машиностроения, сельского хозяйства, особенно молочного животноводства, то есть тех отраслей, которые обеспечивают наибольшую занятость и имеют наивысшие риски при вступлении в ВТО?

Спасибо.

В.В.Путин: Конечно, такие опасения правильными являются, и мы должны над этим думать: хотим ли мы, чтобы наши производители были поставлены в худшие условия, чем их конкуренты в других странах мира, на нашем собственном рынке? Помните, как в известном фильме: сам не хочу. Мы всё время думаем о том, чтобы этого не произошло. Мы и членами Всемирной торговой организации должны быть, и должны избежать тех рисков, о которых вы сейчас сказали. Это не только сельское хозяйство, это и сельхозмашиностроение, очень чувствительный там момент, само сельское хозяйство, конечно, автопром.

В ходе переговорного процесса, который продолжался 18 лет, мы в целом получили в руки те инструменты, которые позволяют нам сохранить конкурентоспособность нашего товаропроизводителя. Скажем, в автопроме мы выработали новые механизмы, так называемые автосборки, то есть привлечение иностранных инвесторов с их технологиями на нашу территорию. Я уже об этом сказал: при условии переноса на территорию Российской Федерации технологических и научных центров и локализации продукции, то есть производства соответствующих компонентов этой продукции до 60–70% – двигательные установки, покраска, лакокраска, трансмиссия и т.д., т.е. самые важные узлы. Просто для примера говорю.

В ходе переговорного процесса с ВТО некоторые страны Европы настояли на том, чтобы мы вот эти особые условия для наших производителей перенесли с 2020 года на более ранний срок, просто сократили бы для них определённые преференции и льготы по ввозу запасных частей до середины 2018 года, и мы согласились с этим.

Но чтобы не подвести наших инвесторов, с которыми мы уже заключили на тот момент соответствующие соглашения, мы приняли решение субсидировать их работу на два года напрямую из федерального бюджета, с тем чтобы обеспечить современное лицо нашего автопрома, причём на отечественной почве. В целом все с этим согласились, вот такой компромисс был найден по автопрому.

При этом я уже говорил, недавно мы собирались на АвтоВАЗе, есть и вполне законные, применяемые другими странами–членами ВТО инструменты, например экологическая организация обратила наше внимание на то, что автохлама у нас становится все больше и больше. Хорошо, мы введём экологический сбор. Для тех, кто производит на территории России, – гарантийное письмо (понимаете, что оно стоит), а для тех, кто завозит по импорту, – соответствующие деньги, по сути равные той разнице, которая получится после снижения ввозной таможенной пошлины на территорию России импортной автотехники после присоединения к ВТО. Как пример.

Другие примеры в очень чувствительной для нас сфере, вы тоже об этом упомянули, – сельском хозяйстве. Конечно, сельхозтоваропроизводители постоянно обращали наше внимание на проблемы, с которыми могут столкнуться.

Я упоминал о том, что у нас сельское хозяйство в целом демонстрирует хорошие результаты, но это совсем не значит, что их не нужно защищать при присоединении к ВТО. У нас с вами сегодня общий объём субсидий – примерно 4,5 млрд долларов (в долларовом эквиваленте), а мы договорились, что на ближайшие два года в рамках принятых решений по присоединению к ВТО мы имеем право субсидировать наше сельское хозяйство на 9 млрд – не на 4,5, а на 9 потом, при последующем постепенном снижении. Но мы не в состоянии даже этого делать, то есть мы выгадали для себя вполне приемлемые условия.

Одна из чувствительных позиций (я просто могу сейчас до утра об этом говорить) – это красное мясо, и прежде всего мясо свинины. Мы занимались этим предметно очень много. Конечно, мы стараемся отследить до деталей, и конечно, это был очень тяжёлый, сложный такой, скандальный процесс наших дискуссий с нашими партнёрами–членами ВТО. Но в целом компромиссы, я считаю, достигнуты, и есть инструменты, которые позволяют при дополнительном их использовании гарантировать наши интересы.

Вместе с сельхозпроизводителями мы сейчас об этом думаем и будем их внедрять так же, как я сказал применительно к автопрому.

Н.В.Левичев (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, хочу продолжить обсуждение системы образования, которая, на наш взгляд, развивается довольно однобоко. Огромные усилия Министерства направлены на создание оценочных и измерительных процедур – проверок, отчётов. За годы разработки ЕГЭ потрачены огромные деньги: по экспертным оценкам, ежегодная цена ЕГЭ сейчас составляет до 6 млрд рублей – это примерно 20% федерального бюджета, выделяемого на все среднее образование. На наш взгляд, явный перекос. Принято решение о введении ЕГЭ для бакалавров, это тоже будет стоить больших денег. И ради чего? Проверки ужесточаются, а качество знаний всё равно снижается.

Не считаете ли Вы, что сам вектор развития отечественного образования выбран неверно, что разработка всякого рода тестовых процедур происходит в ущерб самому содержанию учебного процесса? Спасибо.

В.В.Путин: Я отчасти соглашусь с вами в том, что исключительно тестовые процедуры – это опасный путь для выявления талантливых, перспективных людей. Но у нас существует не только этот тестовый путь, есть ещё и другой путь – путь через различные олимпиады, конкурсы и так далее. Это во-первых. И во-вторых, крупнейшие вузы страны, допустим, как Московский университет, они проводят дополнительные собеседования. Я с вами согласен, если только на этом сконцентрироваться и только эти инструменты использовать, пожалуй, мы попадаем в рискованную зону, но нужно сочетание того, о чём сказал я, и того, что вызывает опасение у вас.

Но в целом всё-таки генеральный путь развития образования у нас правильный, на мой взгляд. Мы должны сделать нашу систему образования гораздо более эффективной и современной. Что касается бакалавриата и т. д., нужно нам это или нет? Если мы хотим, чтобы наши выпускники чувствовали себя уверенно на мировом рынке труда, то это неплохо. Это повышает конкурентоспособность системы образования в целом. Когда человек приезжает к нам в вуз – российский ли гражданин или гражданин любого другого государства, он знает: закончил вуз и может работать в любой стране мира. Это повышает конкурентоспособность, привлекает в систему высококвалифицированные кадры. Понимаете, это очень важно. В целом я считаю, мы действуем правильно.

Н.М.Харитонов (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович! Как Вы считаете, какая концепция, условия и какое законодательное обеспечение необходимы для ровного и равного регионального развития в России? Правда, Министерство регионального развития своими действиями пытается быть Ариной Родионовной для всех регионов сразу, но этого мало и малоэффективно.

В.В.Путин: Знаете, вместе надо подумать, это непростой вопрос. Я скажу, что, допустим, по региональным программам мы почти 0,5 трлн рублей в последние годы направили. У нас семь региональных программ существует, я об одной из них уже упоминал – это развитие Забайкалья и Дальнего Востока, потом развитие Чеченской Республики, «Юг России», Северный Кавказ отдельно, Калининградская область, ну семь региональных программ.

Повторяю, за последние годы почти 0,5 трлн рублей мы направили на эти программы. Работают они эффективно или нет? В целом эффективно. Достаточно этого или нет? Недостаточно. Конечно, Министерству регионального развития нужно подумать на тему о том, как организовать его работу в ближайшие годы. Можно и должно действовать более эффективно, здесь я с вами согласен. Нам нужно концентрировать ресурсы на ключевых направлениях регионального развития и выстраивать общие правила поведения по ключевым вопросам, используя конкурентные преимущества каждого региона в отдельности. Мы именно таким образом постараемся действовать.

Если у вас есть конкретные предложения по поводу того, как нужно организовать работу, мы с удовольствием прислушаемся к этим рекомендациям.

Я.Е.Нилов (фракция ЛДПР): Уважаемый Владимир Владимирович! В своём докладе Вы вскользь коснулись вопросов внешних угроз, и фракция ЛДПР хотела бы узнать Ваше мнение по следующему вопросу.

Как известно, военный блок НАТО был создан не как наш друг и товарищ, а скорее как военный соперник. Нельзя сегодня не вспомнить последние слова кандидата в президенты США Ромни, который назвал Россию одним из главных врагов Америки, наверное даже первым врагом Америки. Принципиальная позиция верховной власти России всегда была направлена на то, чтобы не допустить развёртывания никаких военных баз не только на территории нашей страны, но и близ границ. Принципиальный лозунг ЛДПР всегда был: «Нет – движению НАТО на Восток». Однако недавно появилась информация о том, что на территории Ульяновской области будет развёрнута военная база НАТО.

В связи с этим встаёт такой вопрос: поменялась кардинально позиция у руководства страны или мы чего-то не знаем, что-то не так понимаем? Прошу Вас прокомментировать. Спасибо.

В.В.Путин: Я считаю, что блок НАТО – это в целом (и я говорю об этом прямо нашим коллегам) атавизм времён холодной войны. Он возник в то время, когда существовала биполярная система в международных отношениях: сначала были созданы западный блок и НАТО, а потом в ответ на это Варшавский договор. Сегодня такой ситуации нет. Непонятно, зачем нужна такая организация, как НАТО. Но она есть, это реалии геополитические и с ними нужно считаться.

Более того, в некоторых случаях НАТО действительно играет роль такого стабилизатора в мировых делах. Правда, свой нос иногда суёт туда, куда не нужно, и выходит за рамки даже своей уставной деятельности, но мы должны соответствующим образом реагировать. Это совершенно естественно, но, повторяю, в ряде случаев играет стабилизирующую роль.

Например, в Афганистане НАТО действует в соответствии с мандатом Организации Объединённых Наций. Я хочу обратиться ко всем вам здесь присутствующим вне зависимости от политической ориентации: мы с вами понимаем, что происходит в Афганистане, ведь правда? Мы с вами заинтересованы в том, чтобы ситуация там была под контролем, так? И мы с вами не хотим, чтобы наши солдаты воевали на таджикско-афганской границе? Не хотим. Но там западное сообщество и НАТО присутствуют. Дай Бог им здоровья, пускай работают.

Мы с вами приняли решение поддержать транзит (и наземный, и воздушный) отдельных стран – и США, и ФРГ, и Франции. Надо им помогать – в этом моя позиция, – надо помогать им решать проблему стабилизации ситуации в Афганистане. Или нам придётся это делать самим. Понимаете, в чём дело, выбор какой?

Что касается НАТО. Если мы отдельным странам НАТО уже разрешили транзит, то в чём проблема для самой НАТО? Знаете, нужно очень прагматично подходить к определению того, что нам выгодно, соответствует это нашим национальным интересам или не соответствует. Нашим национальным интересам соответствует поддержание стабильности в Афганистане, и мы публично говорим об этом: мы будем вам, и поэтому транзиты будем обеспечивать.

Что касается Ульяновска, то никакая там не база НАТО. Это просто, как военные говорят, площадка подскока в случае транзита по воздуху грузов соответствующих военных. Поэтому, уверяю вас, ничего там необычного, не соответствующего нашим интересам не происходит. Наоборот, всё, что делается в этой сфере, полностью соответствует национальным интересам Российской Федерации и нашего народа.

А.Л.Шхагошев (фракция «Единая Россия»): Владимир Владимирович, у меня два вопроса, они носят политический характер. Первый связан с возобновлением прямых выборов глав субъектов, в частности с выборным фильтром. Несмотря на то что мы сегодня концептуально поддержали эту инициативу, у многих наших коллег выборный фильтр, обсуждение, вызывает некоторое недоумение. Очень важно услышать Ваше мнение здесь: каким Вы видите такой фильтр и сможет ли этот фильтр выполнить важнейшие две задачи: а) поддержать достойных кандидатов; б) не пропустить криминал во власть и тех людей, которые ни при каких обстоятельствах не могут служить политическим гарантом в своих регионах?

Второй вопрос – это больше, наверное, просьба дать свой комментарий по принятому уже закону «О внесении изменений в Закон “О политических партиях”» по поводу регистрации, а точнее...

В.В.Путин: Давайте начнём с того, что вы спросили в завершение. Какие комментарии? Закон принят, его надо исполнять. Нам важно с вами не допустить того, чтобы у нас возникали партии по религиозным принципам, по национальным, по региональным. У нас очень сложноустроенная Федерация. Принятие решения такого рода должно, конечно, проходить очень серьёзную оценку с точки зрения последствий принимаемых решений. Надо внимательно следить за правоприменительной практикой, с тем чтобы у нас действительно не возникало вот таких партий, которые вели бы к сепаратизму, национализму и т. д. У нас же не мононациональное государство. У нас сложноустроенная Федерация. Я ваши опасения понимаю и отчасти разделяю их.

Вместе с тем мы должны иметь в виду и запрос общества. Общество должно чувствовать, что оно формирует власть. Только тогда оно будет реально устойчивым, только тогда будет баланс политических сил соблюдён. В Швеции, например, 700 партий, маленькая страна, но там 700 партий. Реально в выборах принимает участие 30, а парламент формируют, по-моему, шесть или семь партий. В США огромное количество партий, даже не помню количество уже, но реально на политической сцене страны две. Люди чувствуют себя свободными, и им предоставлена возможность формировать политические партии, принимать участие в политической деятельности. Но система выстроена таким образом, что она не мельчит, не разрушает само государство, а стабилизирует его – нам с вами нужно к этому стремиться. От того, как мы выстроим практику применения этого закона, в значительной степени будет зависеть политическое самочувствие страны и её будущее.

Что касается выборов руководителей регионов. Вы знаете, что я был одним из авторов, если не единственным, прежней системы приведения к власти руководителей регионов. Это не было прямое назначение, всё-таки выигравшая региональные выборы партия предлагала своего кандидата, а потом за него голосовала или не голосовала. И навязать непросто было на самом деле, и вообще никто уже не хотел навязывать. После того как у меня возникла реально ситуация, когда я был ещё Президентом, мне депутаты одного из региональных собраний сказали: мы знаем, что Вы хотите предложить такого-то, – мы не будем за него голосовать. Я вам скажу прямо – в Волгограде, по-моему, или в Нижнем, – и мы изменили решение: мы другого человека предложили.

Вот на тот период времени мне казалось, и я в этом убеждён – не просто казалось, убеждён, мы же только из гражданской войны фактически вылезали, мы знали с вами, – что за кандидатами часто вставали и криминальные структуры, и националистические. И вот такой механизм, который совмещал в себе – и будущими кандидатами, и будущими руководителями регионов – учёт региональных особенностей, поскольку к власти допускался через заксобрания регионов, и обязательный учёт общенациональных интересов, был правильным и обоснованным.

Конечно, всё, что делал этот человек, хорошего и плохого… Ну про хорошее мы стараемся не думать и не говорить об этом – только на отчётных встречах, а ошибки-то всегда на слуху, поскольку он квазиназначаемый, всегда концентрируются на том, кто назначил… Дело не в ответственности, скажем, Президента, дело в том, чтобы люди чувствовали сами тоже свою ответственность за того человека, кого они приводят к власти путём прямого тайного голосования. Это важно с точки зрения развития внутридемократических процессов.

Ну, конечно, в условиях нашей страны опасность того, что на рынке избирательных услуг будут востребованы национализм и сепаратизм, представляет для нас угрозу, здесь вы правы абсолютно. Нужно к этому очень аккуратно относиться, очень-очень аккуратно.

Как нам построить эти фильтры, о которых вы сказали, о которых я тоже говорил? Вы меня спрашиваете: какие они? Я не знаю, надо вместе подумать. Они должны быть не обременительными и не создавать проблемы для волеизъявления людей, но они должны отсекать полукриминальные элементы, националистические, должны отсекать людей с крайними взглядами, здесь я согласен.

Вот один из вариантов, предложений в проекте закона, о котором вы сказали, – это предварительное голосование через депутатов муниципальных собраний. Это реальный инструмент, такой инструмент применяется во Франции при выходе кандидатов на президентские выборы. Если человек хочет баллотироваться на должность губернатора, он должен провести консультации с депутатами местных собраний, они должны его послушать и поставить подписи – от 5 до 10%. Но это уже, по-моему, неплохо. Нужны ли и возможны ли какие-то фильтры на федеральном уровне, скажем президентский фильтр? Ну если мы с вами изобретём такой механизм, я, конечно, буду его поддерживать. Но повторяю ещё раз: он должен быть необременительным, понятным и прозрачным для общества, чтобы не было так, что по наитию там Президент взял кого-то и завернул. Но это же всё живой процесс. Давайте посмотрим, как будет работать тот закон, о котором мы говорим. В наших с вами силах – внести поправки в будущем, если потребуется, конечно, посмотреть, как он работает, сначала нужно. Ну и, пока он ещё окончательно не принят, пожалуйста, ваши предложения.

М.В.Емельянов (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович! В своём выступлении и в ответе на вопрос депутата Хайрулина Вы упомянули о позитивном международном опыте вступления в ВТО. Но Китай, Индия, Южная Корея, Азиатско-Тихоокеанский... другие страны, успешно осуществлявшие модернизацию, они сначала проводили модернизацию экономики, а потом уже открывали свою экономику внешнему миру.

Вы сами сказали, что почти 70% основных фондов изношено, то есть мы вступаем в ВТО, открываемся миру с немодернизированной экономикой. На мой взгляд, это стратегическая ошибка. О какой равноправной конкуренции с импортом можно говорить, если рентабельность большинства предприятий упадёт и, может быть, даже станет отрицательной? Где они возьмут деньги на модернизацию? Кредитовать их никто не будет, инвестировать в них тоже никто не будет. В этой связи конкретный вопрос: какие отрасли промышленности выиграют от вступления в ВТО, но не в туманной среднесрочной перспективе, а сразу же, а какие отрасли мы потеряем, в каких отраслях будет торможение экономического роста или спад? Почему задаю вопрос непосредственно Вам? Те чиновники, которые занимаются вопросами ВТО, на эти вопросы конкретных ответов не дают. Можете ли Вы дать вполне конкретные, чёткие ответы, был ли такой анализ? Спасибо.

В.В.Путин: Помните шутку: что раньше было – курица или яйцо? И ответ: раньше всё было. Это неправильный ответ, потому что раньше почти ничего не было. А куриц, которых покупали с прилавков наших магазинов, называли «крылья советов», таких синих полуцыплят… Так называли.

Кстати говоря, для того, чтобы понять, мы в 2,5 раза, почти в 3 раза за последнее время увеличили производство мяса птицы.

Реплика: «Ножки Буша»?

В.В.Путин: Нет, не Буша уже, а наши, собственные. Почти в 3 раза! А свинины – в 1,5 раза, представляете? И потребление мяса в России увеличилось. В лучшие советские годы у нас лучший показатель был 67 кг в год.

Реплика: 75 кг.

В.В.Путин: Нет-нет. Сейчас – 72, а было – 67. Сейчас 72 – лучший показатель.

Вы говорите, не лучше бы было сначала модернизировать, а потом вступить? Многие эксперты, подавляющее большинство экспертов, считают, что нам не модернизировать нашу экономику без вступления в ВТО. Вот в чём всё дело. И я бы, откровенно говоря, никогда бы и не согласился на присоединение к ВТО, если бы после длительных, очень продолжительных дискуссий не согласился с этим мнением.

Вы понимаете, ведь реалии жизни таковы, что, у нас говорят: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Вот то же самое: пока реальную конкуренцию не почувствуют, не вкладывают в модернизацию. Я уже приводил пример, что в условиях кризиса на 10% выросло новое оборудование на наших предприятиях. Почему? Кризис заставил, просто вынуждены были, особенно, скажем, в электроэнергетике новое оборудование применять, в химической промышленности. То же самое и здесь.

Когда предприятие вынуждено модернизироваться, оно начинает действовать. Если рынок закрыт, и так покупают, то не очень модернизируются. И вопрос переходит в другую сферу. Закройте импорт, а не закрыть его никак всё равно, но он всё равно растёт. Вы же знаете, что происходит, как только чуть-чуть уровень доходов реальных поднимается, сразу кратно растёт импорт. Почему это происходит? Потому что наша экономика, наша промышленность не отвечает вызовам сегодняшнего дня по качеству и по цене товаров.

Я заканчиваю ответ на Ваш вопрос и хочу сказать, что и меня тоже это тревожит, но я всё-таки рассчитываю на то, что увеличение конкуренции подстегнёт модернизацию нашей экономики. А какие-то ключевые вещи, я уже говорил, – сельское хозяйство, автопром, производство сельхозоборудования, техники, – конечно, я с вами согласен, здесь есть вопросы, но нужно самым активном образом (сейчас мы этим и занимаемся) искать инструменты их защиты на какой-то период времени, используя инструменты ВТО. Они существуют. Я по автопрому же сказал, и по другим отраслям можно найти – и по сельскому хозяйству, и по другим.

С.Е.Нарышкин (председатель Государственной Думы): Спасибо.

Коллеги, все вопросы заданы, ответы получены. Депутат Нилов Олег Анатольевич предложил ещё задать вопросы и в письменном виде, но и такая возможность тоже была.

В.В.Путин: Я предлагаю так. Если есть желание вне рамок всяких наших договорённостей задать какие-то вопросы, которые вы считаете нужными, давайте ещё по одному вопросу прямо от каждой фракции. Пожалуйста, прошу Вас.

В.В.Бортко (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович, извините Бога ради, хочу задать политический вопрос Вам как Премьеру, ну и как будущему Президенту тоже. Скажите, пожалуйста, в целях расширения демократии как Вы относитесь к тому, если будет нами внесён (Думой) проект исключения слов «подряд два срока президентских полномочий?» Это первое.

Расширяя президентские полномочия, не обидитесь ли Вы, если мы внесём такое предложение (с целью определения точно Вас как представителя не законодательной, а исполнительной власти): лишить Вас, извините, пожалуйста, законодательной инициативы, только потому, чтобы обозначить, что Вы есть представитель законодательной власти?

И последнее. Как бы Вы отнеслись к тому, если бы мы внесли инициативу изменить преамбулу Конституции, сказав, что мы, как сейчас, не многонациональный народ, а мы – русский народ и присоединившийся к нему народ?

В.В.Путин: Первое, по поводу того, чтобы убрать из Конституции «два срока подряд», а сделать просто «два срока». Я считаю, что это разумно, вполне можно подумать. Это мы вместе должны со всеми фракциями. Я говорю вам совершенно искренне и не только потому, что это меня касается в меньшей степени, как вы понимаете. Что там, мы же с вами понимаем, о чём мы говорим, мы же взрослые люди. Закон обратной силы не имеет, с того момента, когда он будет принят, у меня есть возможность работать сейчас и следующий срок, здесь проблем нет, но если ситуация позволит, если я захочу.

Вы понимаете, дело в том, что в жизни каждого из нас наступает момент, и, уверяю вас, в моей жизни он наступил, когда нет необходимости за что-то хвататься, а можно и нужно думать о судьбе страны. Я с Вами согласен, нужно всегда думать о совершенствовании нашей системы политической таким образом, чтобы она была стабильной, надёжной, эффективной и гибкой с точки зрения реакции на те процессы, которые происходят внутри страны и вокруг неё. Давайте вместе думать об этом обо всём. На самом деле для меня это суперзадача, сверхзадача всей моей работы, а может быть, и жизни, поэтому я не исключаю никаких вариантов обсуждения. Первое.

Второе. По поводу законодательной инициативы. А зачем, скажем, Президента лишать законодательной инициативы? Я сейчас не о себе говорю, а в целом.

В.В.Бортко: Он символ.

В.В.Путин: Символ? А работать кто будет? А если Президент – это работающий орган, то он должен иметь возможность представить на суд общества, на суд парламента свои предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы. Я думаю, что это неверно. Я с этим не могу согласиться.

Дальше, вместо «многонационального народа» – «русский и присоединившиеся к нему». Вы понимаете, что мы сделаем? Часть нашего общества будет людьми первого сорта, а часть – второго. А этого нельзя делать, ведь мы же с вами хотим, чтобы у нас была сильная единая нация, единый народ, чтобы каждый человек, который живёт на территории страны, чувствовал, что это его родина, другой родины нет и быть не может. А чтобы каждый человек так чувствовал, все мы должны быть равны. Это принципиальный вопрос. То, что русский народ является, безусловно, костяком, основой, цементом многонационального российского народа – это безусловно.

И знаете, мне это очень легко говорить, я уже публично говорил, мне подняли церковные документы с 1600 какого-то года у меня здесь в 120 или 180 километрах от Москвы все мои родственники жили в одной деревне и 300 с лишним лет ходили в одну и ту же церковь. Я это нутром чувствую, нутром чувствую свою связь с этой страной и с этим народом. Но делить на первую, вторую, третью категорию, вы знаете, это очень опасный путь. Не надо нам с вами это делать.

Л.Э.Слуцкий (фракция ЛДПР): Уважаемый Владимир Владимирович! У нас одна страна, одна внешняя политика, и думаю, что меня поддержат коллеги из всех других фракций, если я скажу о том, что для нас является моментом истины: будет ли создан в 2015 году Евразийский экономический союз, и сможет ли он уже в самое ближайшее время стать снова одним из полюсов в мировой политике, международных отношениях?

И сегодня мы много работаем, скажу как председатель Комитета по делам СНГ, для того чтобы прикинуть парламентское измерение будущего Евразийского союза. Но у нас очень много, как Вы сказали применительно к НАТО, атавизмов или рудиментов нашей общей со странами ближнего зарубежья новейшей истории, той новейшей истории, когда работа на пространстве СНГ, скажу дипломатично, была, ну не совсем в первой линии. Поэтому вопрос, а может быть, предложение: в течение ближайших месяцев (нам не столь много осталось до формирования бюджета на 2013 год) принять представителей комитета по делам СНГ совместно с руководством Россотрудничества, и по тем атавизмам, которые у нас есть по госпрограмме переселения, по Агентству международного развития, по некоторым другим актуальнейшим вопросам, необходимо решить. Чтобы все массы соотечественников и граждан евразийского пространства поддержали нас, пространства Евразийского союза, всё это надо подробно рассмотреть, синхронизировать и некоторые решения у нас, в Российской Федерации, принять в течение ближайших нескольких месяцев. Просил бы поддержать.

В.В.Путин: Я с Вами согласен. Не только ничего против не имею, и будем поддерживать. Более того, считаю, что углубление интеграции на постсоветском пространстве является ключевой задачей и экономики, и внешней политики России – ключевой, важнее у нас ничего нет. От этого зависит наше будущее.

Но в этой связи, в продолжение того вопроса, который Владимир Владимирович Бортко задал, нам нужно и внутри страны сделать так, чтобы мы были привлекательным магнитом, к которому хотят присоединиться. Потому что если, скажем, некоторые бывшие республики Советского Союза, которые не приняли ещё решения об участии в глубоких интеграционных процессах, всё-таки задумаются над тем, что это выгодно, чтобы никто там внутри этих стран не ссылался на то, что «куда мы там присоединяемся, у них внутри страны нет равенства».

Понимаете, это очень важная структурная вещь. Я думаю, что, безусловно, вот эти процессы интеграционного характера, которые сейчас запущены и дают реальный результат, не только должны быть нашим приоритетом, они и будут нашим приоритетом. Но я не могу только с вами согласиться в том, что это ушло на второй план в предыдущие годы. Если бы это ушло на второй план, у нас не было бы ни Таможенного союза, ни единого экономического пространства.

А.К.Исаев (фракция «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, я думаю, что очень важно, что в Вашем сегодняшнем докладе очень серьёзно прозвучала социальная тема, были обозначены социальные гарантии. Это значит, что громадное количество телезрителей, которые смотрели, почувствовали (это, наверное, лучшее чувство, которое они испытывали в советское время) уверенность в завтрашнем дне. Но я хочу также сказать о том, что Вы затронули очень важный для нас вопрос – это вопрос повышения минимального размера оплаты труда до уровня прожиточного минимума.

Я помню, что когда Вы приступали к работе в качестве Премьер-министра, Вы как раз настояли на том, чтобы такое решение в 2008 году было принято. Сейчас Вы также ставите эту тему. Она немножко отстала в период кризиса. Вы также сказали о том, что МРОТ должен быть повышен поэтапно в течение нескольких лет и при этом осовременен. Как Вам это видится, Владимир Владимирович?

В.В.Путин: Это очень чувствительная тема. Я бы сейчас не хотел разворачивать дискуссию. МРОТ надо повышать, надо думать о том, как мы исчисляем прожиточный минимум. Вы знаете, что во многих странах считается почасовая оплата. Даже если мы к этому когда-нибудь перейдём, мы должны выработать такие механизмы, которые не приведут к понижению доходов наших граждан, которые и так небольшие деньги получают, а, наоборот, мы должны создать такой путь, по которому бы шёл подъём.

Это мы с вами должны обсудить и в Правительстве, и на президентском уровне (есть соответствующее у нас управление), и, безусловно, с участием профсоюзов. Широкая дискуссия должна быть в парламенте. Это очень чувствительная сфера, потому что просто так взять и перейти к почасовому измерению оплаты труда и сказать, что от этого мы будем считать прожиточный минимум и уровень жизни, – этого недостаточно. Нужно чётко и ясно понимать, к чему это приведёт на практике. Поэтому я в своём докладе коснулся этой темы, но не стал её развивать, потому что, прежде чем сказать что-то конкретное, нам нужно на экспертном уровне погрузиться в проблему и понять последствия каждого нашего шага. Но, разумеется, эти инструменты социальной политики должны быть современными и отражать реалии. Вместе и предлагаю подумать на этот счёт.

А.В.Митрофанов (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович! В последние годы в мире развивается такой бизнес очень активный, как частные военные услуги. Американцы почти на 350 млрд долларов оказывают этих услуг. Частные военные компании, которые охраняют иностранное имущество и тренируют иностранный персонал, объекты инфраструктуры охраняют, оказывают огромное количество услуг и в Ираке, и везде, в разных странах. Не кажется ли Вам, что мы тоже должны быть представлены, безусловно, понимая, что это инструмент влияния определённый? Готовы ли Вы создать, скажем, рабочую группу, которая проработала бы этот вопрос? Понятно, что это вопрос только в ведении Президента, поскольку речь идёт о компаниях, обладающих оружием, в том числе выше стрелкового, среднего вооружения, поэтому вещь серьёзная.

В.В.Путин: Я понял ваш вопрос, и считаю, что это действительно является инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства. Вы правы абсолютно. И считаю, что, да, можно подумать над этим, рассмотреть.

Что касается применения соответствующих институтов внутри страны, то он уже у нас развивается, но это так называемый аутсорсинг. Вы знаете, он дорогой очень, где-то оправданно, сейчас в Минобороны внедряется. Я стараюсь, честно говоря, немножко это сдерживать, потому что это просто дорого, требует больших бюджетных расходов. Но в целом, конечно, это в правильном направлении движение, имея в виду, что тогда сами военнослужащие освобождаются от необходимости выполнения различных хозяйственных функций, а больше внимания уделяют вопросам боевой подготовки. Это связано не только с хозяйственными функциями, охраной объектов, охраной техники и так далее. Да, я согласен с Вами, можно и нужно подумать, как реализовать эти планы.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги!

В целом я уже достаточно подробно высказался и в ответах на вопросы, по-моему, определил свою позицию по ряду ключевых направлений развития страны. Что бы можно было сказать дополнительно в ответ на выступления наших коллег с этой трибуны?

Из фракции «КПРФ» передали записку по поводу переподчинения, возможного прямого подчинения Росстата Председателю Правительства или даже Президенту. Можно рассмотреть. Вы знаете, исполнительные органы власти, как никто другой, заинтересованы в объективности этих цифр, иначе невозможно ничего планировать. Поэтому давайте посмотрим, я против ничего не имею. Наоборот, может быть, так и следует поступить. Сейчас не готов ответить наверняка, сделаем мы так или нет, но мы обязательно это обсудим, причём абсолютно серьёзно. Я думаю, что логика в этом, безусловно, есть.

Теперь конкретно на выступления наших коллег.

Геннадий Андреевич говорил, что в европейских странах и других регионах мира очень много серьёзных, системных проблем и вряд ли у нас будет лучше, чем у них. Но у нас лучше, чем у них, уже сейчас, это очевидно. Я же сказал, и вы это знаете, в Испании 25% безработных. У нас нет... Да я знаю, что у нас много безработных, но не каждый четвёртый, как в Испании, вот о чём речь-то. Вы что, это не знаете, что ли? Знаете.

Понимаете, надо вещи некоторые принимать так, как они есть, и не политизировать, не выдавать желаемое за действительное. А у вас что, желание, чтобы у нас была безработица, как в Испании, что ли? Ведь нет, наверное. Вы же за то, чтобы занятость была обеспечена. И нам нужно думать об этом, и думать вместе.

Или по росту ВВП, по промышленному производству. Я же вам сказал, это объективные данные, 4,3% – третий показатель в мире. Лучше, чем у них? Лучше, чем во многих странах. По росту промышленного производства из развитых экономик мира нас только Германия обошла, и то ненамного. Лучше? Лучше, чем во многих странах мира.

Поэтому мы можем добиваться лучших показателей, вот я о чём. И нам нужно избавиться от того, что у нас, знаете, в подкорке сидит – у них где-то там что-то лучше, а у нас не может быть никогда ничего лучше. Может быть! И мы добиваемся таких результатов.

Кстати говоря, по поводу энергетики. Я согласен, абсолютно правильно: если мы не обеспечим ввод мощностей, то нам не решить задач, которые стоят перед экономикой страны в целом. Конечно, это так. Я же вам привёл эти цифры. За последние несколько лет 12,5 ГВт ввели, а только за этот год восемь должны ввести. Это что? Не движение вперёд? Ну конечно!

Что касается ленинского НЭПа. Я обращаю ваше внимание, я сейчас не буду давать политических оценок, но когда стало ясно, что плановая экономика не срабатывает, тот же Владимир Ильич ввёл элементы рыночной экономики. Он же это сделал. Поэтому, вы знаете, говорить: в рыночной экономике всё плохо, – это не так. Даже компартия вводила элементы рыночного регулирования, когда другие элементы не справлялись. Это потом Иосиф Виссарионович ликвидировал все эти рыночные инструменты. Конечно, была возможность сконцентрировать ресурсы. Я сейчас об этом скажу, отвечая на выступления других коллег.

Вы знаете, ведь преимущество плановой экономики заключается в том, что она даёт возможность концентрировать государственные ресурсы на наиболее важных, критических направлениях национальной повестки дня, скажем, на обороне, на безопасности, но в целом она гораздо менее эффективна, чем рыночная экономика.

Абсолютно два хорошо известных в мире эксперимента поставила история – Восточная Германия и Западная Германия, Северная Корея и Южная Корея. Ну это же очевидные вещи! Но это не значит, что в рыночной экономике всё хорошо. Если будем внедрять так называемый дикий капитализм, он ни к чему хорошему не приведёт, до добра не доведёт никогда. Поэтому каковы наши ориентиры? Рыночная, но социально ориентированная экономика. Мы вместе с вами должны будем искать эти золотые середины в нашей практической работе.

Но что касается зависимости от энергоресурсов, это тоже задел советского времени. Это очевидный факт. Так же, как и авиапром. Конечно, мы гордимся авиапромом. Разве я об этом не говорил? По-моему, мы и в прошлом году об этом говорили. Но наши аппараты летательные ни по шумам не проходят, ни по энергетике...

Понятно, что надо вкладывать. Но вкладывать всё время только из бюджета неэффективно. Вы знаете, что там происходит.

А потом, в 90-е годы прежние парламенты напринимали таких решений в сфере приватизации этих ключевых отраслей, что нам даже сконцентрировать ресурсы в одну кучу потребовалось несколько лет, несколько лет усилий, практической каждодневной работы. Невозможно же было стащить в кучу эти ресурсы. Кто принимал эти решения – я, что ли? Нет.

Вы понимаете, это серьёзная вещь. И здесь я согласен с нашей левой оппозицией. Есть отрасли, над которыми государство должно работать и должно принимать прямое участие в этом, потому что в мире, скажем, в авиастроении, в авиационной отрасли два-три конкурента, больше нет, и все они работают с поддержкой государства. Это очевидный факт.

А мы что, делаем не так, что ли? Да, именно так и делаем. Для чего мы создали холдинг авиационный? Не «нет», а «да», так и делаем. И делаем напрямую. А что мы делаем в судостроении?

Я согласен. Но, понимаете, говорили по поводу вступления в ВТО, а потом модернизации. Не так происходило на самом деле. Конечно, скажем, Южная Корея в 1962 году приняла законы о поддержке судостроения – прямые вливания со стороны государства. Они сделали это, а потом постепенно ушли от этого субсидирования, вывели в рыночную сферу. Послушайте, именно так мы и поступаем, создавая крупные холдинги, в том числе в рамках «Ростехнологий». Это всё вещи длительного цикла в рамках действующего законодательства, если мы хотим оставаться, но именно в этом направлении и действуем.

Тоже об этом говорил: не для того чтобы огосударствлять эти отрасли и вечно там государству сидеть, а поставить их на ноги, сделать конкурентоспособными и внутри страны, и на международной арене и постепенно государству выходить из этих инструментов, но таким образом, чтобы влиять на эти отрасли и иметь возможность их поддерживать. Такова будет наша тактика. Я считаю, что она обоснованна и очень взвешенная.

Что касается того, что у нас поступления в бюджет в связи с ростом цен на энергоносители, – слушайте, ну это так и должно быть. Как только цены на энергоносители в мире растут, у нас увеличиваются – это просто объективный фактор – поступления в бюджет. Что, нам не брать эти деньги? Они поступают.

Но, к сожалению, достаточно медленно всё-таки это происходит, здесь я согласен с Геннадием Андреевичем. Но всё-таки происходит и диверсификация. За прошлый год структура допдоходов такова, что больше поступало от перерабатывающей промышленности. И, что важно, – хочу обратить ваше внимание, вы будете сейчас работать над бюджетом – мы в среднесрочной перспективе планируем снижение доходов от нефтегазовой отрасли и повышение доходов от поступлений в бюджет от перерабатывающих отраслей.

Импорт продовольствия. Здесь Владимир Вольфович передал свои предложения. Интересные предложения. Я сейчас не буду их все перечислять. Но там, действительно, много полезных вещей. Мы постараемся учесть эти предложения.

Импорт продовольствия. Вы знаете, мы не можем, Владимир Вольфович и уважаемые коллеги из других фракций, резко, к сожалению, сейчас сократить импорт, хотя мне бы очень хотелось. Но мы с вами понимаем, почему: сразу цены возрастут. Мы и так стараемся между Сциллой и Харибдой проходить эти вещи.

Я уже сказал, мы за последние годы почти в 3 раза увеличили производство мяса птицы. Мы с вами года три назад импортировали 1600 тыс. т мяса птицы. В прошлом году квоту поставили 300 тыс. тонн, а на самом деле завезли ещё меньше.

Виктор Алексеевич (Зубков) здесь у нас? Виктор Алексеевич, сколько мы в прошлом году завезли мяса птицы? Где-то 250 тыс., да? Да, около 200 тыс. т мяса птицы завезли. Совсем недавно – 1600 тыс., а в прошлом году только 200 тыс. завезли.

Но совсем прекратить нельзя – и не потому, что мы должны заботиться об иностранном производителе, – мы должны подумать о ценах на продовольствие в крупных городах.

Есть проблемы здесь? Да, есть. Это КРС – крупный рогатый скот и мясо крупного рогатого скота.

Кстати, мясо свинины – мы тоже увеличили производство почти что в 1,5 раза. Но со вступлением в ВТО проблема по свинине реальная существует. И мы должны подумать и думаем сейчас о том, как поддержать производителей мяса свинины.

Что касается КРС. У нас, к сожалению, даже произошло небольшое снижение производства в прошлом году, не очень чувствительное, но произошло. Мы анализируем – почему, и будем поддерживать крупные инвестиционные проекты в этой сфере животноводства.

У нас только в Центральной России сейчас – несколько проектов, один из них по крупному рогатому скоту, по производству мяса крупного рогатого скота почти на миллиард долларов – около 30 млрд рублей. Здесь во фракциях и КПРФ, и ЛДПР, и «Справедливой России», я знаю, тем более в «Единой России» есть специалисты в области сельского хозяйства.

Назовите мне хотя бы один проект в Европе такого масштаба. Не сможете, нет таких проектов. Там деградация происходит сегодня, во всяком случае, стагнация в области сельского хозяйства. А у нас инвестиционная привлекательность нашего сельского хозяйства растёт. И это не единственный такой проект, мы сейчас думаем на тему о том, чтобы поддержать и другие проекты подобного рода. Я уже не говорю по некоторым другим направлениям.

Мы планируем ввести в сельхозоборот 5 млн земель в ближайшее время. Вот такие хозяйства и такие проекты и будут способствовать тому, что у нас и земли сельхозназначения будут осваиваться всё больше и больше. Вот 200 тыс. га только это предприятие берёт сейчас в обработку, только одно предприятие. Поэтому мы будем действовать, конечно, в этом направлении.

Да и что там говорить, вот говорили о заделах советского времени, но не было в заделах у нас производства мяса крупного рогатого скота, ну не было…

(Реплика из зала.)

Я говорю правду, и вы должны знать об этом, если занимаетесь, потому что не было у нас производства специального, – послушайте меня, и вы не можете об этом не знать, – у нас в Советском Союзе не было специального мясного животноводства…

(Реплика из зала.)

В Оренбургской области и везде по России не было специального мясного животноводства.

Я уже занимаюсь этим не первый год, и я внимательно, очень внимательно слушаю наших сельхозпроизводителей. И вы поезжайте к ним и поговорите. И с Зубковым поговорите, который у нас занимается сельским хозяйством с младых ногтей. Он был и директором совхоза, и колхоза, и не чета многим здесь в зале сидящим, поднимал разваленные предприятия, и он знает, как строить эту работу. Знает, уверяю вас! И у нас много таких специалистов. Я почти каждую неделю с ними встречаюсь, почти каждую неделю.

Не было у нас в Советском Союзе мясного животноводства. У нас забивали скотину, которая уже молоко не давала...

(Реплика из зала.)

Да не о поголовье идёт речь. У нас голов много, мяса мало было всегда в Советском Союзе, вот в чём всё дело.

И местные электрички помните, наверное? «Длинное, зелёное, мясом пахнет. Что такое?» Электричка в Москву. Мы же это знаем с вами, что об этом говорить.

Я не хочу с вами вступать в идеологический спор. Дело ведь не в этом, дело в том, что нам нужно добиться, чтобы эффективно функционировало хозяйство. Вот в чём всё дело.

Не было мясного животноводства специального. И сейчас мы занимаемся селекцией, занимаемся ввозом этого поголовья из-за границы. Это кропотливая, большая и требующая длительного цикла работа. И вы знаете, что это 8–10 лет. Не можете этого не знать! И мы добьёмся решения этой проблемы, так же как по мясу птицы и по свинине добиваемся…

(Реплика из зала.)

Да нет, они многие вещи правильно говорят, но это, знаете, полемический задор такой. Это правда, у нас поголовье было большое, только с каждой коровы мяса было с гулькин нос, – вот в чём всё дело. Потому что это выработанное стадо, которое давало молоко.

Другая проблема, которая у нас до сих пор есть в животноводстве, – это молоко. У нас, к сожалению, в прошлом году даже было небольшое снижение. Связано это в том числе и с достаточно большими субсидиями, которые в других странах даются. Это правда. Но мы сейчас в рамках единого экономического пространства договорились с нашими белорусскими партнёрами о том, что мы будем выравнивать эти субсидии. А по молоку связано с закупочными ценами и с уровнем субсидирования. Будем приводить это в должное соответствие.

Это просто очевидные вещи, поверьте мне. Я бы не стал ни в коем случае вступать в спор, но это правда. Ничего плохого здесь нет, так построена была структура сельского хозяйства. Так вот жили – не хватало, но это же очевидный факт, и все это знают. Сейчас нужно менять ситуацию. Ничего страшного и зазорного в этом тоже нет. Я никого не хочу обвинять.

По поводу выступлений перед военными. Нам не нужно с вами втаскивать Вооружённые силы в какую-то политическую борьбу, но, скажем, предусмотреть возможность выступления руководителей фракций перед слушателями Академии Генерального штаба вполне возможно. Мне кажется, что это было бы нормально, и людям интересно, но только, знаете, без особой полемики и без политиканства. Но это важно, чтобы и наши военные, слушатели Академии Генштаба видели напрямую, слушали, понимали, могли задать вопросы. Мне кажется, что здесь ничего плохого нет.

По поводу безбарьерной среды и ЖКХ. Знаете, самая главная проблема, которая у нас есть. Всё это правильно. У нас много проблем. У нас очень много проблем. Я уже об этом говорил. Хочу ещё раз сказать: нам есть чем гордиться, но и проблем очень много.

Самая главная проблема – это необходимость повышения уровня доходов граждан Российской Федерации. Вот это самое главное. От этого зависит социальное самочувствие всего общества.

По поводу выборов в Астрахани, – Сергей Михайлович (Миронов) уже ушёл, – что я могу сказать? Почему провокация? Они работают. Это элементы политической борьбы. Это понятно. Но в компетенцию Председателя Правительства, да и Президента не входит оценка результатов выборов, либо их отмена, тем более на муниципальном уровне. Поэтому нам всем нужно оставаться в рамках действующего законодательства. Мы должны уважать друг друга, слушать и слышать и меньшинство, и парламентское, и непарламентское, делать из этого выводы. Но и любое меньшинство должно уважать выбор большинства. Каковы процедуры? Может быть, их нужно совершенствовать. Давайте вместе об этом будем думать.

Что хотел бы сказать в заключение.

Нам всем нужно повышать уровень нашей политической культуры, никогда не переходить ни на какие личности ни в этом зале, ни в полемике в целом, это очень важно. Это первое.

И второе, по поводу национального вопроса. Я хочу обратиться к вам с огромной просьбой – не спекулировать на национальных проблемах, это очень чувствительная тема для страны. Я обращаюсь ко всем, и к представителям «Единой России», «Справедливой России», Компартии, ЛДПР.

Вы понимаете, конечно, безусловно, российский народ, русский народ – костяк нашего общества и государства. Но если мы позволим себе в ходе каких-то политических дебатов, процессов внутри страны спекулировать на национальной теме, мы можем расшатать внутреннее единство российского общества, и в конечном итоге пострадает именно русский народ, потому что мы будем разваливать нашу страну и нашу Федерацию.

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю встречу и надеюсь на совместную работу в будущем.

Спасибо вам большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2012 > № 539146 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509153 Владимир Путин

В.В.Путин провёл встречу с М.Д.Прохоровым, В.В.Жириновским и С.М.Мироновым

Разговор шёл прежде всего о прошедших президентских выборах и совместной работе в будущем. Как заявил Владимир Путин кандидатам в президенты, у нас подчас разные подходы к решению тех задач, перед которыми стоит страна, но будем искать консенсус, компромиссы и таким образом выходить на оптимальные решения для наших людей.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги! Мне очень приятно встретиться с вами на мирной, нейтральной территории. Исхожу из того, что боевые действия закончились. Прежде всего хотел бы вас всех поблагодарить за вчерашние поздравления. Но не только за это, а ещё и за то, что, на мой взгляд, всё-таки эта избирательная кампания, при всей её жёсткости, была лишена непомерной грязи, как бывало у нас в прежние времена, проводилась непосредственно кандидатами, и, что самое главное, нашими штабами достаточно корректно и интеллигентно, но, повторяю, при известной жёсткости, которая и должна быть присуща кампаниям подобного рода.

Я вас хочу в свою очередь тоже поздравить с вашими результатами: кто-то добился большего, чем ожидал, кто-то меньшего, чем ожидал, – не важно. Дело не в этом, дело в том, что за вашими плечами есть люди, которые за вас голосовали, их много в любом случае. У каждого из вас много сторонников, мы должны все вместе прежде всего с большим уважением отнестись к этим людям. Поэтому и предложил вам встретиться, поговорить о том, как мы будем дальше работать. Работать нужно вместе, объединяя усилия, для того чтобы наиболее эффективно решать проблемы, которые стоят перед страной.

Вот, собственно говоря, и всё, что я хотел бы сказать вначале. Владимир Вольфович (обращаясь к В.В.Жириновскому)!

В.В.Жириновский: Мне бы, если так получится на будущее, Владимир Владимирович, может быть, как-то сориентировать ЦИК и журналистский корпус объявлять результаты? Например, победил такой-то кандидат, остальные получили поддержку своих избирателей. А то не очень приятно звучит слово «проиграли»: здесь нет проигравших, у каждого кандидата собственный, его родной электорат. Тогда, может быть, будет легче восприниматься теми, кто голосовал за других, потому что явно, что мы рады и поддержали победу, но чтобы не звучало так, что остальные, мол, проиграли, – как в Госдуму: все, кто прошёл, они получили свои места и всё. Может быть, вот такую корректировку в оформлении результатов было бы неплохо.

И, может быть, учесть как-то специализацию наших партий. Например, если у Михаила Дмитриевича (М.Д.Прохоров) больше опыта в бизнесе, то нам бы хотелось, чтобы, может быть, к нам прислушивались больше в вопросах образования, внешней политики, СНГ, молодёжь – здесь мы видим, знаем, что есть у них желание слушать нас, и в этом смысл, конечно, есть большой, специализация вполне может быть. Левые показали, что это около 25%, если вместе всех взять. Она всегда остаётся, эта левая идеология. Слишком либеральная, правая, я думаю, это в пределах 10%. Слишком много не получится, как и в других странах мира. Поэтому здесь, видимо, как-то так разойдутся все эти проценты, люди.

И конечно, в целом чтобы и мы все, любые партии, и пресса, политологи – всё-таки больше был поворот в положительный формат, чтобы не было такого там: «жуткая оппозиция, системная, несистемная, проиграли», и начинают нам… какой-то исход – «будущего нет, партии рассыпятся, пора уходить». Это не их вопрос. Это вопрос избирателей, и никто никому не должен советовать: уходить – не уходить.

И конечно, по внутренним делам, если бы можно было снова как-то подумать, – укрупнение территорий, потому что слишком они уж разнородные: 50 тыс., 200 тыс., 5 млн, 12 млн. И это граждане хотят в принципе, этого только чиновники не хотят. Сидит вот за столом, он начальник и вдруг над ним будет ещё какой-то начальник… Это тоже имеет значение.

Программы, видимо, мы все можем поддержать. Если освоение Дальнего Востока – мы предложили только в рамках Дальневосточного федерального округа просто отменить налоги как эксперимент на год. Если мы увидим, что там начинается подъём, люди поехали, дальше продолжить, потому что нужен какой-то рывок, перелом. Просто так льготы, коэффициенты не действуют. А вот полная отмена всех налогов... Недобор можно взять в других местах.

Вот ЕГЭ. Уже объявили его. Давайте попробуем в этом году без ЕГЭ. Взять и сказать, что все поступают в любой вуз, и если будет действительно перебор – в МГИМО, какие-то там московские вузы, 3–4–5 вузов, – остальные могут дома остаться, и там тоже вузы есть. Как эксперимент. Я думаю, все поддерживали отмену ЕГЭ.

И все поддержат, чтобы больше было добровольцев в армии. Из СНГ, я уверен, много русских с удовольствием за получение паспорта – не восемь лет, а всего там полгода-год… Тоже проблему эту можно решить.

И продовольственные дела. Здесь тоже… Люди хотят к этой земле, дачная амнистия у нас пробуксовывает, до сих пор оформление идёт, люди стоят в очереди. Если бы быстрее дать возможность соединить с землёй, люди тоже поедут. Они хотят, но они видят, что в этом проблемы какие-то определённые создаются, а продовольствие – наиважнейший вариант. Газ, нефть во многих странах мира есть, и машиностроение во многих странах мира есть, а вот продовольствие – оно может быть очень важным в ближайшие годы, когда органическое, наше, без удобрений оно будет котироваться. В принципе люди умеют работать, хотят работать.

Ну и трудоустройство. Молодёжь на что обижается? Вузы хорошо, образование есть, а потом тупик – ему негде работать. Базу данных дать. Вот ты в Томске окончил юристом, а твоя работа на Кузбассе, ты в Москве окончил, а в Саратове тебя ждут. Базу данных пускай он имеет, где есть вакансии, и в вузе пускай говорят: мы вас готовим, но в нашем городе потребности такой нет. Это тоже их как-то сориентирует, что готовят, да, но поехать придётся в другое место: это мобильность для молодёжи, они в принципе не против.

Конечно, как-то с туризмом… Постоянно информация, что где-то там наши застряли, где-то там их кто-то бросил – надо здесь проверить, это обманутые дольщики и брошенные туристы. Это уже чисто администрация должна на местах посмотреть или налоговые органы, с какой стати у людей остаются неоплаченные гостиницы, какая-то проблема – значит, надо просто эти фирмы как-то прижимать или пускай будет больше гарантий. Если человек собрался отдыхать, то хотя бы оставьте его…

Судебные приставы – перебор бывает иногда. У человека там 5 тыс. неизвестно было, не было, а его на границе тормозят. Слушайте, отправьте на работу исполнительный лист! В советское время всё на работу шло. Сейчас они врываются в дом, идут по банкам, и человек даже не знает, что где-то там уже рассматривают его имущество. Пускай направят по месту работы исполнительный лист, и бухгалтерия автоматически всё у него заберёт. А когда с него требуют, но он забыл, не пришёл, не заплатил, (там может быть даже штраф ГБДД), потом мы портим отпуск этим людям – и лишнее обозление.

В том числе ещё последний мой вариант – органы опеки, ювенальная эта юстиция. Слушайте, ну если действительно там страшные условия в семье… А они для статистики… Нормальная мать, дочь, ребёнок, в холодильнике там мало творожка или мало игрушек, но девочка хочет жить с матерью. Нет, говорят, мы забираем девочку в приют, а мать остаётся без ребёнка. Минюст, служба судебных приставов… Они – новая служба, они правильно многое делают, но немножко перебор бывает, это злит людей.

Ну и, конечно, всё-таки подумать о медицине. Этот вопрос у всех стоит, всё-таки больше о бесплатной. Платную затягивают, специально затягивают: больше анализов, больше диагнозов и вытягивают, вытягивают. Человеку не жалко денег: ну это же здоровье, человеку надо за здоровьем… Поэтому надо здесь посмотреть, чтобы была больше бесплатная медицина и бесплатное образование. Коммерческие вузы – хорошо, но очень часто используют для получения диплома, для того чтобы уйти от армии. Мы получаем большое количество специалистов, и не всегда они высокого качества. Может быть, здесь тоже всё-таки больше бесплатно сделать, а деньги получить другим способом, чтобы действительно они учились, потому что в обычных вузах ребята учатся более добросовестно, чем в коммерческих. Он заплатил и всё: «Я вам заплатил, чего вы тут с меня берёте?»

Вот это вопросы, которые нам нужно всем вместе решать, но самое главное в конце – это моральная обстановка. Надо окончательно в позитив перевести. Одна страна, есть партии, есть профсоюзы, и таких жёстких вопросов, какого-то такого революционного не должно быть. Мы все можем договариваться, садиться. Открытые трибуны есть, круглые столы, но окончательно к лету нужно поломать настроение в пользу того, что мы все должны работать на позитив, а не на какие-то отрицательные вещи. ЛДПР готова сотрудничать по всем направлениям, у нас наработка есть: старейшая партия, 23 года, шестой раз мы в Госдуме. В любом случае 7–8 млн в среднем за нас голосовали эти 20 лет, это приличное количество людей.

В.В.Путин: Согласен.

Михаил Дмитриевич (обращаясь к М.Д.Прохорову), у вас в программе, я знаю, много очень дельных вещей, связанных с организацией экономики. Действительно, если говорить по-серьёзному, многие вещи, о которых вы говорите как о вещах, необходимых для развития экономики, они и применялись у нас достаточно активно, и планируются к применению. Поэтому я думаю, что если вы будете реализовывать свои планы по созданию партии, то у нас вполне есть основания для конструктивного диалога. А вот то, что сказал Владимир Вольфович по поводу развития Дальнего Востока, Сибири, вам это близко, вы сами и производственную деятельность осуществляли, и голосовали, по-моему, в Красноярске, да?

М.Д.Прохоров: Под Красноярском. Владимир Владимирович, я в первый раз участвовал в президентских выборах, для меня это новый опыт, что называется на свеженького. Мне кажется, что главная проблема в нашей стране заключается в том, что у нас вертикаль власти развивается медленнее, чем гражданское общество. Так вот инициатива снизу и инициатива сверху никак не могут встретиться из-за неэффективной региональной и местной власти, то есть она сильно отстаёт, она не даёт возможности пробиться конкуренции. Главная задача на следующий период – это ввести конкуренцию в политическую сферу, в экономическую и в общественную сферу. Это то, что мои избиратели (я с ними много встречался) говорят практически каждый раз: невозможно, закрыты социальные лифты. Мне кажется, это общая проблема для всех в нашей стране, и с учётом того, как меняется сейчас ситуация в мире, сейчас у всех проблемы: в Америке проблемы, в Европе проблемы. Поэтому, чтобы страна наша была сильной, должна работать система справедливого социального лифта. Вот сейчас эти двери закрыты. Граждане хотят иметь возможность в обществе равных возможностей делать карьеру, пробиваться, создавать семьи и быть счастливыми. Поэтому, на мой взгляд, важнейшей частью проверки власти на прочность будет как раз создание этой конкурентной среды для наиболее талантливых наших граждан.

И второй момент хотел бы отметить. Я думаю, что здесь все меня поддержат, что были нарушения на этих выборах, и очень часто они оставались без внимания. Мне кажется, сейчас нужно сделать всё возможное, чтобы каждый случай бы проверен, если он задокументирован, чтобы по закону Российской Федерации каждый человек, который допустил нарушения, был бы наказан. Нам это очень нужно, важно для того, чтобы двигать страну вперёд. За меня проголосовало больше 5,5 млн человек – для меня это точно кредит доверия, поэтому я буду отрабатывать этот кредит доверия путём создания новой политической силы. Мне кажется, сильная, новая политическая партия, которая будет демонстрировать желание развивать страну, двигать нашу страну на передовые позиции, мне кажется, такая политическая сила сейчас очень и очень востребована, поэтому я хочу этим заниматься.

В.В.Путин: Отлично. Вы знаете мою позицию в целом. Я в своё время очень активно поддержал создание партии «Правое дело», даже поддержал их при прохождении в Думу (ещё не в предыдущую Думу, а раньше). И многие из этих людей работают сейчас и во властных структурах, работают неплохо.

Что касается настроения ваших избирателей и вашего подхода к тому, что нужно создавать эти социальные лифты: очень трудно, действительно, пробиться на муниципальном и даже региональном уровне. Я полностью разделяю эту позицию – и вашу позицию, и ваших избирателей. Именно поэтому мы предпринимаем попытки создания таких лифтов в виде специальных структур типа Агентства стратегических инициатив. Но этого недостаточно. Я думаю, вы обратили внимание, в одной из статей я говорил о том, что, допустим, молодые ребята, которые отслужили в армии, должны получить возможность получить затем и хорошее образование при поддержке государства. Безусловно, бесплатное образование. Создать необходимо нам что-то вроде рабфаков, которые раньше, в советское время работали. Но это, конечно, только одно из направлений работы по преодолению той стены, которая часто возникает между гражданином и властными структурами, о которой вы сейчас сказали. Полностью это разделяю и будем с вами вместе работать, для того чтобы решать и эти, и другие вопросы.

Сергей Михайлович (обращаясь к С.М.Миронову), я видел, вы обратили внимание тоже на некоторые предложения в моей программе, считаете их левыми. Они не левые, они народные, я бы так сказал.

С.М.Миронов: Правильные.

В.В.Путин: Пожалуйста.

С.М.Миронов: Владимир Владимирович, граждане Российской Федерации выбор сделали. Это факт. Граждане России избрали Президентом Вас. Ваша победа убедительна. На этом фоне тем более удивительными и абсолютно непонятными становятся некие услужливые деяния мелких чиновников и, может быть, крупных чиновников на местах, которые хотели подсуетиться и немножко «покрасивше» сделать. В этой связи, я думаю, будет правильно, если всё-таки такие факты, а нарушения имели место… И, к сожалению, сами факты этих нарушений дают некую почву кому-то сомневаться. Я сегодня ночью, и когда Вам звонил, и публично сказал: у меня данные есть, мои наблюдатели работали, есть в том числе зафиксированные нарушения. Но то, что результат таков, каков он есть, я не сомневаюсь. Это реальное волеизъявление граждан. В этой связи есть предложение и обращение к Вам, просьба. Всё-таки внимательно посмотреть с учётом того, что выбор сделан – разрыв очень большой и победа в первом туре очевидна, если будут выявлены нарушения, причём не дожидаясь никаких судов, – просто аннулировать на конкретных участках результаты, потому что они не повлияют на окончательный расклад, но при этом тех председателей участковых комиссий, тех начальников, которые замешаны и повинны, надо всё-таки наказывать. Потому что после думской кампании, к сожалению, практически никого не наказали, и все это восприняли как некий сигнал: значит, можно и дальше дурить, можно заниматься фальсификациями. И мне кажется, это тоже такой вопрос принципиальный.

Вы и ночью в телефонном разговоре, и сейчас сказали, да, у нас в наших программах, в наших подходах, в нашем видении есть совпадающие пункты. Действительно, дело не в технологиях, левые они или какие-то… Это то, что нужно сегодня большинству народа. Я хочу Вас проинформировать, что на прошлой неделе наша фракция «Справедливая Россия» внесла очередной закон о строительно-сберегательных кассах в Государственную Думу, внесла очередной законопроект, новую редакцию закона о налоге на роскошь. Мы внесли новый вариант Избирательного кодекса. Я готовлю альтернативный законопроект по выборам депутатов Государственной Думы. Я все эти документы Вам передам. В любом случае особенно по закону о строительно-сберегательных кассах нам нужно получать заключение Правительства. Я надеюсь, что Вы внимательно посмотрите, дадите задание, потому что, Вы знаете, мы пять лет работали над этим законопроектом, всё разработано. Если есть какие-то другие взгляды на механизмы, которые позволят включить дополнительный инструментарий получения нашими гражданами квартир (что очень важно решать, эту социальную проблему), мы будем признательны за такое сотрудничество. И просто информирую Вас о том, что такая работа началась, и я готов такую работу продолжать, потому что нужно действительно реализовывать…

Сегодня, наверное, мы увидим опять желание таких митинговых страстей – и Ваши сторонники хотят собираться, и оппоненты, которые заранее говорят, что там всё нечестно. Я возвращаюсь к той мысли, что действительно, коль скоро нарушения были и мы все об этом знаем, в штабах у каждого есть такие данные, нужно действительно незамедлительно принять меры. Но, наверное, нужно митинги заканчивать, надо приступать к работе, созидательной работе, потому что люди, делая выбор, конечно, ориентировались на то, что всё-таки изменения будут. В этом контексте я и партия «Справедливая Россия» готовы помогать, готовы новые идеи предлагать, чтобы Вы их рассматривали, и вместе двигаться вперёд.

В.В.Путин: Спасибо большое. Что касается возможных нарушений, то, конечно, это всё подлежит тщательному анализу и необходимая реакция должна быть. Я могу действовать в рамках своей компетенции: если нарушения допустили люди, которые входят в юрисдикцию Правительства Российской Федерации, то реакция, конечно, будет. Но надеюсь на то, что прежде всего Центральная избирательная комиссия отреагирует должным образом, другие властные структуры. Должен вам сказать, что я с Владимиром Евгеньевичем Чуровым ещё ни разу не разговаривал, вот с вами мы встречаемся, а с Чуровым я не разговаривал ни вчера, ни позавчера, ни в ближайшие несколько дней. И после подведения итогов - я с экрана телевизора это видел, но с ним лично я пока не разговаривал... Такой разговор наверняка состоится, и я тоже обращу его внимание на то, что нужно тщательно проверить все возможные нарушения, которые поступают из ваших штабов. Вы правильно сказали, никто в этом не заинтересован, в этих нарушениях, и я не заинтересован прежде всего, мне это было не нужно изначально. Вы знаете, что я как раз был инициатором установки веб-камер, мне кажется, что не на 100%, но в значительной степени они всё-таки сыграли роль и повысили прозрачность нашего процесса.

С.М.Миронов: Сыграли свою роль.

В.В.Путин: Более того, я разговаривал с некоторыми иностранными партнёрами, они с полной уверенностью – и здесь нельзя не согласиться – говорят о том, что в мире вообще ничего подобного, нигде, никогда не осуществлялось, мы первые в этом отношении. Надеюсь, мы и дальше будем совершенствовать наши избирательные процедуры, будем увеличивать прозрачность и сводить к минимуму, к нулю возможные нарушения.

Что же касается нашей совместной работы, то я с вами согласен в том, что нужно приступать к созидательной совместной работе. Конечно, у нас будут, неизбежны споры, потому что у нас подчас разные подходы к решению тех задач, перед которыми стоит страна, но будем искать консенсус, будем искать компромиссы. Именно на компромиссах и в поиске компромисса, надеюсь, будем всегда выходить на оптимальные решения для наших людей, для наших граждан. Можем подробно без прессы поговорить ещё. Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509153 Владимир Путин


Россия > Медицина > ria.ru, 3 февраля 2012 > № 486543 Ляля Габбасова

Государство в 2012 году выделит 51,8 миллиарда рублей высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП). Этого хватит, чтобы профинансировать около 360 тысяч квот. О том, какие заболевания чаще всего требуют вмешательства высоких медтехнологий, каким образом распределяются квоты на ВМП и как будет финансироваться этот вид медпомощи в ближайшие годы в интервью корреспонденту РИА Новости Людмиле Бескоровайной рассказала заместитель директора департамента высокотехнологичной помощи Минздравсоцразвития РФ Ляля Габбасова.

- Ляля Адыгамовна, квоты на высокотехнологичную медпомощь на 2011 год закончились в начале декабря. По некоторым сведениям, квоты на 2012 год будут распределены только в марте. Пациентам приходится ждать операций и лечения по полгода. Будут ли внесены какие-то изменения в порядок получения квот, чтобы данная процедура стала непрерывной?

- Финансирование из федерального бюджета в 2011 году позволяло обеспечить высокотехнологичной медицинской помощью 322,7 тысячи больных. К 1 декабря ВМП получили 302 тысячи пациентов, из них - 50 тысяч детей. При этом регионы могли обеспечить ВМП еще 13,6 тысячи пациентов, которые в то время находились на лечении в больницах, и их госпитализация была запланирована в 2011 году.

То есть в декабре существовала реальная возможность пролечить еще 7,1 тысячи больных, при этом оставшиеся объемы ВМП позволяли оказать медпомощь по всем профилям.

Проблемы, связанные со сроками ожидания ВМП, действительно есть, но только в отношении отдельных медицинских учреждений по нейрохирургии и эндопротезированию. Эта ситуация возникла из-за высокой востребованности и ограничений в технологических возможностях этих медцентров.

Например, к таким учреждениям относится Научно-исследовательский институт нейрохирургии имени Бурденко РАМН, который выполняет весь спектр высокотехнологичных оперативных вмешательств по профилю нейрохирургия. В то же время на начало декабря другие медицинские учреждения, оказывающие ВМП по нейрохирургии, могли пригласить и пригласили на госпитализацию еще около 500 пациентов.

С начала 2012 года федеральные медицинские учреждения начали принимать пациентов на госпитализацию. На 24 января 2012 года 1800 человек уже получили медицинскую помощь и выписаны из клиник, около 6000 госпитализированы. Около 20 тысяч пациентов уже знают даты своих госпитализаций, которые назначены на ближайшее время.

- Сколько средств в 2012 году будет выделено на оказание ВМП? Сколько будет выделено квот? Какова потребность россиян в ВМП в целом?

- На 2012 год из федерального бюджета предусмотрено 51,8 миллиарда рублей, из них 46,8 миллиардов - на оказание ВМП в федеральных медцентрах, 5 миллиардов - субсидии регионам на софинансирование ВМП в региональных лечебных учреждениях. Высокотехнологичную медицинскую помощь, как ожидается, получат 358 тысяч россиян.

Что касается прошлого года, из федерального бюджета на ВМП было направлено 44,69 миллиарда рублей. Лечение прошли 322,5 тысячи пациентов. Наибольшее количество больных было пролечено по профилям сердечно-сосудистая хирургия (72 тысяч человек), травматология и ортопедия (50 тысяч), включая эндопротезирование (32,8 тысяч), онкология (49 тысяч), офтальмология (25,4 тысяч) и нейрохирургия (14,7 тысяч). Операции по трансплантации органов и тканей проведены 1404 пациентам, из них - 569 трансплантаций костного мозга, 175 трансплантаций печени, 82 трансплантации сердца и 2 трансплантации сердечно-легочного комплекса.

Число нуждающихся в сложном лечении в регионах определяется по результатам деятельности комиссий субъектов РФ по направлению на оказание ВМП. В последнее время легче выявлять таких пациентов, благодаря внедрению диспансеризации и целевых программ, которые подразумевают оказание помощи людям с заболеваниями сердца, онкобольным, пострадавшим при ДТП и так далее.

- Планируется ли распределение квот на ВМП не по регионам, а по тем медучреждениям, которые оказывают эту помощь? Врачи на местах считают это более целесообразным.

- Объемы ВМП, как правило, распределяются ежегодным приказом Минздравсоцразвития РФ по федеральным медицинским учреждениям, оказывающим этот вид помощи. К ним относятся также медцентры, находящиеся в ведении Федерального медико-биологического агентства и Российской академии медицинских наук, выполняющих высокотехнологичную медицинскую помощь.

Кроме того, субсидии на оказание ВМП из федерального бюджета также направляются в субъекты федерации. На эти средства высокотехнологичное лечение оказывают больницы, которые находятся в ведении региональных властей. Затем министерства и комитеты здравоохранения в субъектах направляют пациентов в медучреждения для оказания ВМП в соответствии с имеющимися объемами и транспортной доступностью.

- Благотворительные фонды, помогающие онкобольным, обеспокоены тем, что переход на одноканальное финансирование медучреждений из средств фонда ОМС, может оставить таких больных без ВМП. Объясняют это тем, что тарифы на ОМС очень низкие и не покроют расходы на сложные виды лечения. Обоснованы ли их опасения?

- Финансирование высокотехнологичных видов медицинской помощи в рамках системы ОМС планируется только с 2015 года. К этому времени предполагается увеличение тарифов страховых взносов на медицинское страхование. В 2012-2014 годах оказание ВМП будет проводиться за счет выделения средств из федерального и регионального бюджетов.

Таким образом, можно привести потребности россиян в ВМП в соответствие с реальными возможностями ее оказания, с учетом финансирования и потенциальных технологических мощностей медицинских организаций России.

Россия > Медицина > ria.ru, 3 февраля 2012 > № 486543 Ляля Габбасова


Россия > Медицина > mn.ru, 23 января 2012 > № 478175 Сергей Калашников

«Из здравоохранения исчезло понятие «вылечил»

Новый глава думского комитета об охране здоровья и особенностях медицинских услуг

Галина Паперная

Реформы российского здравоохранения, на которые за последние годы было выделено беспрецедентное финансирование, не устраивают нового руководителя комитета Госдумы по охране здоровья Сергея КАЛАШНИКОВА. Избиравшийся от ЛДПР и занявший пост главы комитета Калашников в интервью «МН» раскритиковал изменения, которые произошли в отечественной медицине с 2007 года. Сам он возглавлял подведомственный Минздравсоцразвития Фонд социального страхования с 2008 по 2010 год. За это время он утвердился в мысли, что министерство нужно расформировать, вернуть врачей на руководящие должности в здравоохранении, а идеологию реформ доверить Российской академии медицинских наук. Взяться за решение этих задач на законотворческом уровне Калашников пообещал незамедлительно.

— Что вы можете сказать о трех основополагающих для российского здравоохранения законах, которые были приняты вашими предшественниками по комитету?

— Хуже всего обстоят дела с законом «Об обращении лекарственных средств», его недостатки уже проявились в полной мере. Есть уже не просто негативные отзывы по этому закону, но и поступают конкретные предложения по его исправлению от сообществ, деятельность которых регулирует данный документ. Внести в него изменения нужно в первую очередь. Этот закон не решает проблему дороговизны лекарств, развития отечественного производства и вообще оборота лекарств.

Главный закон, принятый нашими предшественниками, — это закон «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации», вокруг которого было немало споров. Этот базовый документ не в полной мере является законом прямого действия и требует подзаконных актов. Но такие акты на сегодняшний день все еще не приняты Министерством здравоохранения и социального развития. Что не может не вызывать некоторого недоумения. Отсутствие работающих подзаконных актов не позволяет дать полную и объективную оценку этому закону, его эффективности. Очень важно понять, каким образом этот закон меняет организацию здравоохранения в России. Поэтому мы ведем мониторинг информации с мест, которая поступает к нам от врачей. И, надо сказать, очень многие из них указывают на пробелы и противоречия в принятом законе. Пока мы только классифицируем эти сигналы и пытаемся понять причины возникающих проблем. Собранные свидетельства скорее всего выльются в закон о поправках.

Еще один принципиальный законодательный акт — закон «Об обязательном медицинском страховании». Закон вполне рабочий, но есть несколько неразрешенных вопросов. Например, остается неопределенным статус Федерального фонда обязательного медицинского страхования, как, впрочем, и двух других социальных фондов — социального страхования и пенсионного.

Конечно, медицина должна быть страховой, но должен быть и гарантированный государством минимум обязательных медуслуг. Поэтому необходимо четко разграничить, что является гарантированным минимумом, а что страховым случаем. К сожалению, в основе нового закона об ОМС лежит старая модель, предусматривающая участие страховых компаний, что вызывает большие сомнения. Многие были за их исключение, но страховщиков сохранили на прежних позициях волевым усилием. Я считаю, что нам необходима единая всероссийская модель страхования, которая действительно могла бы обеспечить равнодоступность медицинской помощи во всех уголках страны. А этой задачи закон не решил.

— А как бы вы определили статус Фонда ОМС, чтобы закон заработал?

— Когда писали Гражданский кодекс, забыли об одной форме собственности — общественной. Отсутствует такое понятие, а собственность есть. И она вынуждена мимикрировать под различные другие формы собственности. А вопрос собственности — это в конечном итоге вопрос управления.

Такие фонды, как Фонд обязательного медицинского страхования, по сути, являются общественной собственностью. Это значит, что и управляться он должен тройственным субъектом — представителями работников, вполне возможно, что профсоюзами, представителями работодателей и государством.

— Как эта идея сочетается с одноканальным, страховым финансированием медицины, о необходимости скорейшего введения которого много говорят и нынешние руководители Минздравсоцразвития, и ваши предшественники по комитету.

— Одноканальное финансирование не должно быть самоцелью. Финансирование здравоохранения скорее всего всегда будет многоканальным. В этом нет трагедии, если права и обязанности каждого из источников финансирования четко определены и разграничены. Речь идет просто о наведении порядка.

Взять на себя полный тариф медицинское страхование по своей сути не может. Особенно если мы говорим о том, что в рамках ОМС могут работать и коммерческие клиники, принадлежащие частному владельцу. Неужели государство должно их ремонтировать или оплачивать их коммунальные платежи?

— Чего концептуально не хватает в уже имеющихся законах, регулирующих отечественное здравоохранение?

— Мы живем в новой экономической реальности. Я имею в виду не только Россию, но и весь мир. Существующая сегодня экономика услуг отличается от рынка услуг в прошлом. В позапрошлом веке здравоохранение оценивалось по целостной деятельности врача. Грубо говоря, врач продавал услугу по обеспечению здоровья, эффект от его работы оценивался по шкале «вылечил — не вылечил». Сегодня из здравоохранения понятие «вылечил» как цель работы всей системы исчезло. Сегодня оцениваются только разрозненные услуги, будь то укол, или сложная операция, или койкодень. Но где же результат лечения, как его оценить?

Конечно, проблему качества отчасти решают стандарты лечения, которые пока разработаны далеко не по всем нозологиям. Но есть и другая совершенно непрописанная тема: ценообразование в области медицинских услуг. Медицинская услуга — это частный случай широкого круга социальных услуг. И, как все эти услуги, она не имеет параметра качества. То есть мы платим за процесс, а не за результат. Поэтому на практике цена оказывается произвольной и зависит только от платежеспособного спроса. Если вы обратитесь за платной услугой в каком-нибудь экономически депрессивном районе России, то стоить там она будет значительно меньше, чем та же услуга в Москве.

— Но как еще можно определить стоимость услуги, как не через спрос? И кто это, по вашему мнению, должен определять?

— Это вопрос к науке. Как экономической, так и медицинской. У нас есть Российская академия медицинских наук, где есть достаточное количество умных и грамотных людей, способных решить этот вопрос. Я хочу подчеркнуть высокую роль этого учреждения в российском здравоохранении. Я много лет сотрудничал с РАМН, когда работал руководителем департамента социального развития и охраны окружающей среды правительства. Наша академия медицинских наук по уровню своего творческого потенциала — одна из ведущих в мире, имеющая мощные инновационные возможности.

— В последние годы казалось, что академии нет места в реформируемом здравоохранении, что она в глухой оппозиции к реформам и программам правительства.

— Это болезненная ситуация, которая отражает то, что происходило со здравоохранением в последние годы. Когда ком проблем все нарастал и нарастал.

Недовольство академиков понятно. Приведу один пример, который и меня очень раздражает. В любом областном городе есть областная больница, в которой, как правило, собраны лучшие кадры региона. Многие из врачей проходили стажировки в крупных федеральных научных центрах и даже за рубежом. И, разумеется, они оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь. Конечно, в такой больнице наверняка нет суперсовременного томографа, да и вообще уровень оснащенности можно повышать. И вот начинается приоритетный национальный проект «Здоровье», появляются огромные средства на закупку оборудования и строительство, но вкладывают их не в техническое развитие уже имеющихся больниц, не в строительство новых корпусов в них, а стараются создать параллельную структуру на пустом месте. Я говорю о так называемых высокотехнологичных медицинских центрах, в которые вбухали огромное количество денег, а работать в них по-прежнему некому — врачи из Москвы и Питера так туда и не поехали, даже за квартиры. Спрашивается, зачем это было нужно? И чем эти высокотехнологичные центры лучше областных больниц? Я никого не хочу обвинять, но это чисто коррупционная схема. Колоссальные деньги отобраны таким образом у системы здравоохранения.

— За это академики и критикуют Татьяну Голикову и ее единомышленников. Кто, на ваш взгляд, должен стать следующим министром здравоохранения и социального развития?

— Достойных людей огромное количество. Единственное принципиальное условие — это должен быть врач, человек уважаемый в медицинском сообществе. У врачей очень развит корпоративный дух. Идея менеджера, пришедшего со стороны, совершенно не работает. По одной простой причине: существует значительный психологический барьер, отделяющий такого менеджера от сообщества, которым он должен управлять. И уж тем более нельзя силой пропихивать в это сообщество такие абсурдные идеи, как эти высокотехнологичные центры. Если следующим министром опять будет назначен не врач, это будет очередная большая ошибка. Сейчас проблема в том, что между медицинским сообществом и министерством нет достаточного взаимодействия. Все-таки медицинские чиновники и все заинтересованные стороны (наука, врачи, пациенты) должны образовывать единую систему.

— Но ведомство, которое на данный момент возглавляет Голикова, занимается далеко не только здравоохранением, но и социальной политикой, и пенсиями, и многим другим. Как эти вопросы будет решать врач?

— Надо признать, что объединение в 2004 году Министерства труда и социального развития и Минздрава было ошибкой. Мы потеряли государственное регулирование национального рынка труда и не смогли обеспечить создание системы управления региональными рынками. То есть государство полностью самоустранилось от регулирования размещения производительных сил.

Передав функции социальной защиты в регионы, но не обеспечив их финансовыми возможностями, мы только усилили финансовую зависимость регионов от центра. Это, наверное, было политической задачей, но не обеспечивает повышение эффективности социальной поддержки населения.

Вывод: пусть врач руководит министерством здравоохранения. А функции регулирования трудовыми отношениями и социальной политикой в самом широком понимании возьмет на себя другое министерство, которое должно частично вобрать в себя функции Минрегиона, Минэкономразвития и нынешнего Минздравсоцразвития.

Россия > Медицина > mn.ru, 23 января 2012 > № 478175 Сергей Калашников


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 17 января 2012 > № 474608 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с представителями общественных организаций автомобилистов.

Стенограмма:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Как вы знаете, у автолюбителей много проблем. Больше всего их беспокоят, конечно, плохие дороги, пробки, отсутствие парковочных мест. Сегодня мы с вами поговорим о техосмотре. Вы знаете, что с 1 января 2012 года начал действовать новый порядок прохождения техосмотра. Мы сейчас были только на одной из станций, я посмотрел на месте, как организована работа: в целом продумано. У нас Шувалов Игорь Иванович возглавлял комиссию, группу рабочую, которая готовила эти решения, затем соответствующий закон в Думе обсуждался.

Работа началась, и сегодня я хотел бы с вами поговорить на тему о том, как это организуется, какие вы видите здесь проблемы, какие вопросы нужно доработать. Вот сейчас мы были на станции, где тоже коллеги ваши начали организовывать прохождение техосмотра. Они там обратили внимание на информационное обеспечение, на совмещение, допустим, выдачи талона на техосмотр и оформление ОСАГО. Это, конечно, для людей было бы удобно, на эту тему поговорим.

Но вначале я хотел бы сказать о самом главном – о том, что прохождение техосмотра теперь будет организовано на пунктах техобслуживания, причём аккредитацию таким пунктам техобслуживания будут давать не чиновники региональных, тем более федеральных каких-то властей и даже не ГИБДД, а Российский союз автостраховщиков, что, на мой взгляд, является делом принципиального значения.

И в этой связи хотел бы обратить внимание на другую возможную засаду – на возможное стремление к монополизации этого рынка, чего допустить, на мой взгляд, нельзя в интересах потребителей этих услуг, так же как и нельзя занизить рентабельность предприятий, которые занимаются этим видом деятельности. Вот сейчас я с руководителем такого предприятия разговаривал. Он говорит, что объём работы у нас возрос, а доходы нет. Это существенный момент, на который мы должны все с вами обратить внимание. Здесь прежде всего региональные власти, конечно, могут сыграть позитивную роль - имею в виду, что могут предоставлять определённые субсидии, особенно если это связано с предоставлением льгот для малоимущих и незащищённых категорий граждан, прежде всего инвалидов, пенсионеров и так далее. В Москве установлена, например, предельная стоимость 690 рублей, а от платы за ТО пенсионеры освобождены, если имеют один автомобиль. И эта возможность есть практически у каждого региона, так же как необходимость установить определённый барьер при взимании платы, а методика устанавливается ФСТ – Федеральной службой по тарифам. И здесь тоже не должно быть никаких необоснованных колебаний. Нужно будет, безусловно, учесть и специфику каждого региона: там, где не хватает стационарных центров ТО, необходимо предусмотреть мобильные станции и пункты. Нужно, конечно, чтобы ГИБДД, во всяком случае сегодня, обеспечила необходимый объём талонов, чтобы бланки были на всех станциях. Вроде пока такой нехватки не наблюдается, имею в виду, конечно, что начало года ещё, нет пика прохождения техобслуживания: как мы знаем, это происходит как раз по весне.

Ну а в целом, вот я посмотрел, как организовано: практически за 30 минут можно пройти техосмотр и получить талон. Это в общем и целом, на мой взгляд, такой хороший, уже серьёзный шаг вперед. Главное, чтобы мы с вами все вместе на практике выстроили работу должным образом так, чтобы людям было удобно, но и, повторяю, так, чтобы предприятия не оказывались в накладе, чтобы был обеспечен хороший уровень рентабельности работы станций техобслуживания. Все действующие сегодня до 2014 года станции имеют право работать в таком режиме, но и те, что будут появляться вновь, в 2014 году должны будут пройти аккредитацию.

Давайте обсудим все текущие вопросы, связанные с организацией этой работы. Пожалуйста, кто начнёт?

В.И.Лысаков (председатель координационного совета Межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора»): Можно я?

В.В.Путин: Да, Вячеслав Иванович, прошу вас.

В.И.Лысаков: Спасибо. Мы с коллегами предварительно говорили - все мы мониторим эту ситуацию, и по обслуживанию не только легкового транспорта, но и грузового и так далее. Сейчас выявляются две проблемы, которые решить можно и нужно. Нам надо оградить этот рынок от откровенных жуликов и от недобросовестных операторов. К сожалению, нормативно-правовая база, выработанная на сегодняшний день, такова, что Российский союз автостраховщиков производит аккредитацию операторов только по бумагам, они не могут проверить каждого на наличие аппаратуры и так далее. И вот сейчас имеющий хождение в интернете случай, когда прошла аккредитацию в соответствии с правилами и законом одна из структур, у которой нет вообще абсолютно оборудования, то есть они получили в соответствии с правилами пачку талонов, условно говоря, они сейчас будут торговать этими талонами. Это первое. Я думаю, что мы проблему эту постараемся решить в новом составе Думы, депутаты, с учётом общественного мнения проведём круглые столы и так далее, и подумаем, как законодательно оградить рынок от откровенных мошенников. Это первое.

Есть второй случай, когда система, фирма получила аккредитацию - есть оборудование, но они не прогоняют машины через это оборудование, – так же могут теоретически или гипотетически торговать этими талонами. Здесь тоже есть один из выходов. Я знаком с программистами молодыми из Перми, которые предлагают следующий вариант: они заводят всю систему в программное обеспечение с тем, чтобы талон техосмотра распечатывался физически только после того, как машина пройдёт проверку на всех стендах абсолютно, то есть имитировать ничего нельзя. Пройдёт проверку – тогда после этого уже.… Ну, это один из вариантов. Мы наверняка и с Павлом Борисовичем (П.Б.Бунин – президент Российского союза автостраховщиков), и с Виктором Николаевичем (В.Н.Кирьянов – заместитель министра внутренних дел Российской Федерации) встретимся, с нашими коллегами соберёмся, подумаем, как это защитить, может быть, с точки зрения аппаратно-программного обеспечения, может, ещё каким-то образом. Но вот пока это две проблемы, которые на виду, на поверхности. На самом деле разговоры о сложности техосмотра, скорее всего, рождены тем, что в посленовогоднее время нет информационных поводов особенных, поэтому журналисты будируют эту тему. Пока особых проблем мы не видим, но мы мониторим эту ситуацию, будем, конечно, отслеживать её и по возможности исправлять как с точки зрения законодательной, так и с точки зрения организационной.

В.В.Путин: Вячеслав Иванович упомянул об одной из проблем, на первый взгляд несущественных, а тем не менее я хотел бы, Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Шувалову), обратить ваше внимание на это – имеется в ввиду оборудование, которое требуется к применению на станциях технического обслуживания, – чтобы не было завышенных требований, чтобы эти требования не подгонялись под конкретного производителя и продавца. Сейчас на станции мне показали один из приказов Министерства промышленности, где, судя по всему, явно завышенные требования, рассчитанные на одного поставщика.

В.И.Лысаков: Аффилированного, видимо.

В.В.Путин: Наверное, я не знаю, но вопросы такие сразу возникают. Я вам сейчас отдам, я взял у них прямо копию этого приказа Министерства промышленности, нужно проверить. Понятно, что ориентироваться нужно на лучшие стандарты, но что это означает? Что мы всех заставляем сейчас покупать именно это оборудование, что ли? Как это? Разберитесь, я вам сейчас дам. Это первый вопрос.

Второй вопрос. Нам нужно, чтобы базы данных ГИБДД были таким образом адаптированы к работе, чтобы станции обслуживания, которые будут выдавать соответствующие документы о прохождении техобслуживания, могли легко ими пользоваться. Там тоже есть вопросы. Вы как-то можете прокомментировать, Виктор Николаевич (обращаясь к В.Н.Кирьянову)?

В.Н.Кирьянов (заместитель министра внутренних дел Российской Федерации): Владимир Владимирович, на самом деле работа проведена просто большая, и сегодня за эти дни, в которые по-новому проходит техосмотр, мы всё нарабатываем. Первые дни показали, что в общем-то безболезненно... Я думал (хочу сказать как профессионал в этом деле), что будет намного больше вопросов уже в первые дни проведения техосмотра. Сегодня их практически у нас нет, потому что мы все ежедневно общаемся, анализируем ситуацию по всем регионам. У нас осталось больше десятка регионов, где мы остались пока и проводим техосмотры (это Госавтоинспекция), остальные все регионы уже работают в нормальном, рабочем режиме. Конечно, шероховатости есть, это большое дело – то, что сейчас идёт, но я думаю, что мы сегодня справимся. У нас полное понимание есть, и что надо исправить по программе – мы обязательно исправим, и подправить по базе данных – мы подправим. Я думаю, что ничего сложного в этом нет, работа у нас – в правильном направлении.

В.В.Путин: Хорошо.

В.И.Лысаков: Владимир Владимирович, и у них стоимость техосмотра в ГАИ – 300 рублей. К сожалению, 95 пунктов только на Россию осталось, работать будут до 31 декабря 2013 года, но стоимость в разных регионах разная: от 300 рублей до 1000 с лишним рублей. Но пункты ГАИ проводят в силу определённой специфики там, правовой ситуации 300 рублей плату. Поэтому могут как бы на выбор пойти либо в коммерческую структуру, либо в систему ГАИ, причём сейчас МВД сделало совершенно правильный шаг, – это так называемый межрегиональный техосмотр, то есть можно пройти техосмотр в любом регионе вне зависимости от того, где зарегистрировано твоё транспортное средство. Это действительно шаг по отношению к нам, автомобилистам.

В.Н.Кирьянов: Понятно. Вообще, это как палочка-выручалочка, понимаете? Где видим, что чуть-чуть что-то не идёт, подключаемся и эту дырочку уничтожаем.

В.В.Путин: Давайте коллег послушаем. Павел Борисович, пожалуйста.

П.Б.Бунин: Спасибо большое. На сегодняшний день мы обеспечили преемственность этой работы, как сказал Виктор Николаевич. Все действующие пункты, ранее работавшие с ГАИ, аккредитованы при РСА и обеспечены талонами. Аккредитованы уже и новые коммерческие пункты, которые тоже обеспечиваются талонами нового образца. С Вячеславом Ивановичем (Лысаковым) я совершенно согласен по поводу этой проблемы недобросовестных действий некоторых возможных операторов техосмотра. Эту проблему надо решать, надо собираться экспертным сообществом и при помощи современных IT-технологий эту проблему решать.

По поводу монополизации – о чём Вы сказали. У нас 1990 пунктов, которые работали с ГАИ, включены в реестр. Они принадлежат совершенно разным юридическим лицам, и монополизация здесь, наверное, сложна, но Федеральная антимонопольная служба, конечно, всегда имеет возможность посмотреть. 13 новых коммерческих пунктов тоже принадлежат совсем разным юридическим лицам, как физическим лицам и крупному автомобильному дилеру, так и «Жилкомхозу» на Колыме, – там в общем совершенно разные пункты. Поэтому с монополизацией, безусловно, посмотрим.

По поводу мобильных станций. Сейчас действительно идёт ориентир на новые мобильные станции, чтобы услугу приблизить к потребителю. Цена мобильного комплекта там – от 300 до 500 тыс. рублей. В общем-то это подспорье малому бизнесу, это создание новых дополнительных рабочих мест. В общем, автостраховщики заинтересованы в том, чтобы на дорогах нашей страны были исправные машины.

В.В.Путин: Хорошо. Александр Николаевич (обращаясь к А.Н.Васильеву), пожалуйста.

А.Н.Васильев (лидер интернет-сообщества «Убитые дороги Пскова»): Я считаю, что, конечно, важно, чтобы и пункты техосмотра находились в хорошем состоянии. Но всё-таки вот эта система… Человек должен быть в центре системы, то есть это всё должно быть вокруг него, чтобы ему было удобно проходить эти обязательные процедуры. И я специально узнавал в Пскове, как у нас проходит процедура техосмотра. Первые дни показали, что в целом люди даже остались довольны. Предсказуемо с должным скептицизмом они приходили на станцию техосмотра, но на станции нет сотрудника ГИБДД, стоимость уменьшилась почти в 2 раза, потому что не надо платить госпошлину (300 рублей) и за сам техталон. Сама процедура быстрее проходит, меньше надо документов – вот это положительные сдвиги. Но тем не менее сообщество говорит о том, что техосмотр – это вещь всё-таки очень субъективная, очень много махинаций на этом рынке. Но я так понимаю, что отменить его вообще нельзя по действующим нормам, в том числе мировым.

В.В.Путин: Дело не в нормах. Дело в безопасности движения и в безопасности людей.

А.Н.Васильев: Да. Но даже страховщики отметят, что сложно доказать: до ДТП транспортное средство было в хорошем состоянии или всё-таки оно было в плохом?

В.В.Путин: Александр Николаевич, вы это говорите сейчас с точки зрения организации бизнеса. Но мы же должны думать и о безопасности на дорогах.

А.Н.Васильев: Я понимаю.

В.В.Путин: Прежде всего об этом – о безопасности людей, их здоровье. Как выпустить на линию и вообще на дорогу транспортное средство, которое опасность представляет? И так-то весь автотранспорт – это средство повышенной опасности даже в хорошем, нормальном состоянии. А если он будет ещё в плохом состоянии?

А.Н.Васильев: Главное, чтобы не было махинаций. Это самая главная задача: чтобы все были равны, чтобы все получали абсолютно одинаково техосмотр, проходили его честно, машина проходила действительно через все эти процедуры, и на дороге у нас были безопасные автомобили.

В.В.Путин: Игорь Иосифович (обращаясь к И.И.Волчеку).

И.И.Волчек (президент Союза предприятий технического осмотра): Я представляю здесь как раз тех самых операторов. Я владелец этой станции, на которой вы сегодня были.

В.В.Путин: Хорошая станция. Она с 1994 года работает?

И.И.Волчек: Станция работает с 1996 года. То есть накоплен уже большой опыт работы в предыдущей системе, и вот уже неделю мы работаем по новому закону, и уже накопили достаточно… Первый положительный момент – это то, что действительно, реально для автовладельцев облегчилась процедура прохождения за счёт того, что мы теперь полностью сами отвечаем за весь процесс технического осмотра и не зависим от ГИБДД, с которым раньше мы работали по договорным условиям. И я, как владелец станции, например, могу полностью управлять процессом со своими сотрудниками, поэтому оптимальная организация, как Вы заметили, и люди уже не ждут получении информации, заезжают на станцию, сразу оплачивают, а пока идёт занесение информации в базу данных, автомобиль уже осматривается и на выходе, при окончании процесса, он уже может получить талон, причём если автовладелец желает получить полис ОСАГО, как Вы заметили, всё это уже организовано: если автомобиль технически исправен, он тут же получает полис ОСАГО, то есть очень удобно и правильно.

Ещё такой психологический момент, который был раньше: когда присутствовал сотрудник Госавтоинспекции, это некоторых людей отпугивало, поскольку знали, что могут придираться и так далее. Теперь этот психологический момент снят, то есть гражданские люди, коммерсанты, которые готовы любезно встретить и провести техосмотр. Мы считаем, что техосмотр – собственно, я считаю как человек, который этим занимается уже 17 лет, – это форма некой независимой экспертизы. Есть ремонт автомобиля, есть так называемый техосмотр. Не всегда ремонт проводится добросовестно. Мы обслуживаем свой автомобиль, меняем масло и так далее. Техосмотр – это как раз форма, когда можно определить и понять, насколько добросовестно был сделан ремонт автомобиля. Это проводится не так часто – раз в два года или раз в год и так далее. Для автолюбителей должно быть понятно, что прежде всего мы проверяем автомобили по тем параметрам, которые связаны с безопасностью движения, безопасностью экологии, и не придираемся к тем параметрам, которые в принципе напрямую с этим не связаны.

Вы обратили внимание на то, что на сегодняшний день в законе может быть не совсем корректно сформулированы требования к оборудованию? Оборудование, установленное на нашей станции, – это оборудование, которое прежде всего проверяет параметры, связанные с безопасностью и экологией: это газовый анализ, это проверка тормозов. Очень важны проверка тормозов и наличие специального оборудования, то есть тех самых роликовых стендов, на которых можно определить не просто усилие тормозов, а неравномерность. Это очень важно в наших климатически сложных условиях, когда мы большую часть времени ездим по скользкой дороге. Это очень важный момент, и прежде всего на это технические эксперты обращают внимание и предоставляют информацию автовладельцам. Я считаю, что важен диалог в процессе техосмотра, а не как раньше, когда сотрудник Госавтоинспекции выписывает талон, не всегда любезно это было...

Теперь мы стараемся предоставить информацию автовладельцу. Если автомобиль неисправен, мы даём эту информацию. И что имеет большое положительное значение в новом законе – то, что мы можем уже устранять незначительные неисправности прямо на месте, то есть, если фары не отрегулированы, или если на старом автомобиле не совсем корректный выхлоп, то есть газовый анализ, мы можем на месте это устранить по новому закону, и это очень важно, потому что мы не отправляем автовладельца без талона, а на месте уже это делаем. Пока мы это делаем бесплатно, могу сказать. Естественно, мы сейчас уже пытаемся нашим некоммерческим партнёрством разработать схему, по которой мы смогли бы уже предоставлять примерно одинаковые услуги по крайней мере по Москве, и можно говорить по всей России.

Очень важный момент – это автоматизация процесса. На сегодняшний день это как раз одна из проблем, наверное для нас именно организационная проблема, – это автоматизация процесса передачи информации от диагностической линии в единую информационную систему МВД. Мы своим партнёрством сегодня эту программу уже разработали, на днях её установим, и я надеюсь, что по крайней мере в рамках Москвы мы эту проблему решим. И этим опытом мы можем поделиться, собственно, со всеми регионами России. Это необходимо сделать для того, чтобы процесс был автоматизирован, и чтобы не было возможностей обходить процесс техосмотра и продавать технические талоны. Поскольку если информация будет передана – это объективная информация, которая идёт с оборудования, – то обойти будет очень сложно. И те недобросовестные фирмы, которые не имеют оборудования, не смогут продавать талоны.

И очень важный момент, подчеркну, что сегодня в законе отсутствуют требования к производственной базе, и это как раз даёт возможность недобросовестным предпринимателям аккредитовываться, имея, допустим, документ или, может быть, даже оборудование или какие-то передвижки, не привязанные, собственно, к помещению. И это очень важно: необходимо привязать наличие оборудования к помещению. Оборудование должно быть метрологически проверено, если есть сертификаты, которые это подтверждают, и этого достаточно. И необходимость персонала, квалифицированного персонала, который по новому закону предусматривается, – не так, как раньше, а это тот персонал, который сегодня выдаёт талоны технического осмотра вместо сотрудника Госавтоинспекции, к нему предъявляются новые требования.

В.В.Путин: Эксперты так называемые.

И.И.Волчек: Эксперты так называемые, да. И это тоже некая проблема, потому что на сегодняшний день, наверное, в регионах России есть нехватка таких специалистов, поскольку требования изменились. К счастью, в больших городах, таких как Москва, есть такие специалисты. Вы сегодня видели, они как раз проводили технический осмотр. Они полностью удовлетворяют этим квалификационным требованиям. Но таких людей немного, и это – проблема, которую надо обсуждать и решать, и мы, собственно, уже приступили к этой задаче. Я надеюсь, что в ближайший месяц мы организуем курсы, на которых сможем готовить людей с опытом работы по техническому осмотру, для того чтобы они были переквалифицированы в технических экспертов.

В.И.Лысаков: Можно вопрос Игорю Иосифовичу? Игорь Иосифович, вы подтвердили необходимость корректировки нормативно-правовой базы в этой части. Конечно, над этим мы все будем работать. А вот такой вариант прохождения техосмотра, более простой: у вас обслуживается постоянно машина – ну, скажем так, не менее года, от года там и более, два-три-четыре года, – ваши мастера знают эти машины как облупленные, они проходят профилактические работы, ремонтные работы. Вы не занимаетесь обслуживанием?

И.И.Волчек: Нет-нет, мы занимаемся только проведением технического осмотра.

В.И.Лысаков: Хорошо, тогда это вопрос не к вам, а в принципе. Владимир Владимирович, есть некий сертифицированный сервис, который обслуживает автомобили юридических лиц, физических лиц, он знает эти машины, повторяю, занимается заменой расходников, ремонтом и так далее. Почему бы нам не отнести ответственность этого сервиса… То есть качество работ они должны гарантировать и подтверждать, что автомобиль у них обслуживается, ремонтируется, проводятся профилактические работы, и это транспортное средство соответствует техническим нормативам, это подтверждение фактически того же техосмотра. Вот это один из вариантов упрощения техосмотра. Если человек делает машину в гараже, пусть он проходит через пункты, а если он обслуживается на сертифицированном сервисе, зачем ему ещё раз подтверждать, собственно говоря, нормативное состояние технических узлов? Потому что сервис, который занимается с этой машиной, должен это знать и должен нести ответственность за качество своей работы. Ну, это в качестве предложения для дальнейшей дискуссии, для дальнейшего обсуждения просто.

В.В.Путин: Игорь Иосифович, какие функции выполняет это некоммерческое объединение, некоммерческое партнёрство?

И.И.Волчек: Некоммерческое партнёрство мы создали как общественную организацию, собственно профсоюз, который объединяет в нашем случае практически все предприятия Москвы. Прежде всего мы защищаем интересы предприятий и как раз работаем в направлении… Прежде всего мы создаём программное обеспечение, которое позволит автоматизировать, мы сейчас занимаемся обучением, и мы предоставляем информацию и организовываем некую юридическую защиту предприятий, которые занимаются этой областью. Я в этой связи, Владимир Владимирович, хотел бы сказать, что технический осмотр, на мой взгляд, – это предмет саморегулирования, который как раз в рамках саморегулируемой организации позволит решить в основном все те проблемы, которые мы сегодня обсуждаем и которые, скажем так, не предусмотрены законом: требования к производственно-технической базе, требования и подготовку персонала и так далее, то есть необходимо количество станций по регионам. Мы владеем этой информацией и уже имеем опыт, поэтому тут мы можем взаимодействовать и с РСА. Надо отметить, что практически в каждом регионе России в той или иной форме существуют или некоммерческие партнёрства, или добровольные саморегулируемые организации уже сегодня. То есть наша стратегическая задача – объединиться и создать в ближайшее время какую-то единую российскую структуру. На мой взгляд, это было бы целесообразно и даже необходимо.

В.В.Путин: Вот вы говорили (технический вопрос, вроде бы мелкий) об оборудовании, которое вы применяете уже в течение нескольких лет. Оно, я так понимаю, хорошее, мирового класса оборудование. И ваш менеджер Игорь Владимирович мне сегодня рассказывал о том, что в приказе (он даже не мог сначала понять, что это за документ, потом мы с ним нашли этот приказ Министерства промышленности) требования к оборудованию подобного рода явно завышенные. Расскажите, о чём там речь.

И.И.Волчек: Есть некие неточности, на мой взгляд, в требованиях к оборудованию. Например, к тормозным стендам указаны параметры, которые явно завышены. То есть понятно, что не нужно такое оборудование, поскольку, если говорить конкретно, требования к тормозным стендам рассчитаны на автомобили с общей массой, допустим, более 6 т. Но сколько у нас легковых автомобилей приезжает на техосмотр с такой массой? В общем, по моему опыту не было практически ни одного автомобиля. Нет абсолютно смысла устанавливать такие завышенные требования. Теперь, например, новыми правилами предусмотрено измерение такого параметра, как «шум» – я считаю, что это избыточно и не нужно. Но при этом (наверное, это некая небольшая недоработка) отсутствуют требования к проверке негерметичности выхлопной системы. То есть шум мы должны мерить, а негерметичность не смотрим! И что самое интересное – такие машины уже проходили. Это нонсенс, на мой взгляд, и избыточно. Вот этим можно не заниматься и не тратить на это время. Так же как, допустим, измерение люфта. Это достаточно сложный прибор, он сложный с точки зрения его установки на автомобиль. Люди – технические эксперты – имеют достаточный опыт, и они могут определять люфт на глаз. Если, конечно, он чувствует, что люфт завышен, он ставит прибор, и для того чтобы доказать автовладельцу, что с автомобилем что-то не так, необходимо применять. Вот здесь как раз необходима, на наш взгляд, некая корректировка, с тем чтобы упростить саму процедуру. Это будет легче и для оператора, и это будет понятнее и проще для автовладельца. В принципе процедура, как Вы видели, с учётом того, что применяется хорошее техническое оборудование, уже, по моему опыту, может проводиться в течение 20 минут – в течение этого времени будут установлены действительно все показатели или параметры, связанные прежде всего с безопасностью.

В.В.Путин: А теперь скажите два слова о стыковке или нестыковке с базой данных ГИБДД.

И.И.Волчек: Была большая работа проведена. Мы очень, я считаю, плодотворно взаимодействовали с МВД в последнее время и с РСА в новогодние каникулы, как раз с тем, чтобы перейти на новую систему: мы начали 10-го числа работать. Сама информационная система МВД абсолютно устраивает, то есть система хорошая, нормальная. Были некие нюансы, которые уже были отработаны буквально за эти дни. Мы передаём информацию без проблем. Отсутствует пока именно связь между оборудованием и вот этой системой. Это мы уже своим партнёрством программу разработали. В принципе при установке этой программы проблем никаких я не вижу.

Важный момент – мы сегодня не имеем возможности получать обратную информацию, нет обратной связи, как это было раньше, то есть первичные данные автовладельца мы должны заносить изначально вручную, с документов. Раньше госинспектор получал карточку водителя из своей информационной системы, базы данных, доступа к которой мы сегодня не имеем. Если это будет предусмотрено…

В.В.Путин: Именно это я имел в виду.

В.Н.Кирьянов: Владимир Владимирович, да, раньше мы делали запрос, одновременно проверяя машину на розыск, и высвечивалось всё, что касается автомобиля, и, конечно, не надо было вручную забивать. Здесь сегодня получается, что мы тратим дополнительное время. Конечно, это не очень удобно. Но я думаю, что мы поработаем тоже над этим и подумаем, как эту ситуацию исправить.

В.В.Путин: Да, вы подумайте, как сделать так, чтобы система работала в автоматическом режиме. Это будет и вам удобнее, надёжнее будет, и предприятиям, и, главное, людям будет удобнее, потому что быстрее будет происходить. Ладно?

В.Н.Кирьянов: Хорошо.

В.В.Путин: Игорь Вадимович (обращаясь к И.В.Титову), пожалуйста.

И.В.Титов (генеральный директор ОАО «Научно-исследовательский институт автомобильного транспорта»): Спасибо, Владимир Владимирович. Наш институт, НИИ автомобильного транспорта, являлся одним из разработчиков проведения технического осмотра. Причём у нас есть дочернее предприятие, пункт технического осмотра, совместно с немецкой фирмой DEKRA, и так случилось, что там оборудование (это один из лидеров технического осмотра) соответствует самым высоким требованиям. Поэтому мы не теоретизировали, а черпали информацию из практики. Разрабатывали мы эти правила с удовольствием, потому что приятно заниматься узакониванием чего-то разумного, полезного, удобного для людей и соответствующего международному опыту. Заказ политический нам был такой: максимально упростить. Работали очень серьёзно. Существует технический регламент безопасности колёсных средств, там есть раздел, в котором сотни требований, седьмой раздел, определяющий требования к транспортным средствам, находящимся в эксплуатации. Раньше считалось, что проверка при техническом осмотре проводится в соответствии со всеми этими сотнями требований. Сейчас составлен чёткий перечень. То есть, во-первых, гарантировано то, что в соответствии с этими требованиями осуществляется проверка, во-вторых, эти требования относятся только к эксплуатации с точки зрения безопасности транспортного средства. Но я бы с коллегой не согласился по поводу необходимости измерения шумовых параметров. Кажется, это очень серьёзное требование, которое мешает нам жить, если не выполняется, и его обязательно нужно отслеживать. Время сокращено. В качестве примера приведу легковой автомобиль с бензиновым двигателем по технической составляющей с 43 минут до 31 минуты.

В.В.Путин: У вас так на практике и получается где-то минут 30, да?

И.И.Волчек: Да, на практике получается процесс диагностики не дольше 30 минут.

В.В.Путин: Так что вы правильно рассчитали.

И.В.Титов: Да. Хотелось бы отметить, что сейчас есть такое некое несоответствие внутри ряда нормативных документов, но, насколько я знаю, соответствующие поручения уже даны. Тот самый технический регламент, который определяет требования к эксплуатации. И у нас требования в постановлении должны, естественно, коррелировать друг с другом. В общем-то, я хотел попросить о том, чтобы дано было такое поручение.

В.В.Путин: Спасибо.

Павел Борисович (обращаясь к П.Б.Бунину), хотели добавить что-то?

П.Б.Бунин: Спасибо большое. Я ещё раз - про базу данных МВД. Нам крайне важно определиться, кто оператор чистой базы данных, потому что всегда есть технические ошибки, когда сотрудник набивает что-то, ошибается, потом их очень сложно вылавливать, надо ставить фильтры. Вот если бы можно было политически определить, что есть база данных, в которую есть какой-то доступ (конечно, не в полном объёме, а в том, в котором разрешён) страховщикам, операторам техосмотра, тогда ошибок и спорных ситуаций вследствие них было бы гораздо меньше.

В.В.Путин: Я думаю, что это вполне можно было делать. Виктор Николаевич, вы специалистам поручите, я с Нургалиевым (Р.Г.Нургалиев) переговорю тоже. Так, чтобы защитить ту часть информации, которая нужна исключительно для ведомства, а открыть ту часть, которая нужна для операторов и всех участников рынка.

П.Б.Бунин: Спасибо большое.

В.В.Путин: Это можно сделать.

Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Шувалову), пожалуйста.

И.И.Шувалов: Уважаемый Владимир Владимирович! По поводу прохождения по новой процедуре технического осмотра мы в Правительстве постоянно проводим совещания, и буквально вчера были даны в том числе поручения для того, чтобы Министерство промышленности и торговли инициировало внесение соответствующих изменений для полного соответствия технического регламента правилам прохождения, для того чтобы они не были излишними. И заместитель министра промышленности и торговли Саламатов Владимир Юрьевич такие поручения получил.

Другая проблема, о которой СМИ говорили с начала года, – это отсутствие соответствующих бланков талонов на всех станциях. Мы приняли такое решение, что те пункты операторов, где в настоящий момент бланки отсутствуют по какой-либо причине, могут в простой письменной форме заполнить характеристику автомобиля, подписать и этот документ направить в страховую организацию. Страховая организация будет уполномочена выдать страховой полис ОСАГО. И такой подход Союз страховщиков поддержал.

И ещё один момент. Мы действительно, когда разрабатывали законопроект, думали, что помимо всех тех пунктов, которые в настоящий момент уже аккредитованы, то есть все те, которые были по состоянию на 2011 год, вошли в соответствующий реестр (мы не сократили ни одного пункта и даже добавили, как было сказано, 13 дополнительных). Но мы имели в виду, что будут аккредитованы те профессиональные дилерские центры и станции технического обслуживания, которые, по сути, этой функцией никогда не занимались, и то, о чём Вы сказали, что, обслуживая постоянно автомобиль и отслеживая его техническое состояние, конечно же, они будут одновременно выдавать соответствующее…

Реплика: По факту.

И.И.Шувалов: По факту, поскольку техническое обслуживание автомобиля будет проводиться регулярно, как это полагается по паспорту. И такая информация будет страховщику направляться. Поэтому эта возможность в законе заложена. По факту пока таких организаций у нас нет, но мы надеемся, что эти дилерские центры и специализированные станции технического обслуживания будут аккредитованы.

В.В.Путин: Мы с вами, как в народе говорят, рассусоливать не будем особенно. Вопрос понятен, конкретен. В его достойном урегулировании заинтересованы миллионы наших граждан. Вопрос очень важный почти для каждой российской семьи. У нас количество автомобилей из года в год растёт, увеличивается в разы. За последние годы вообще количество увеличилось в разы. На сколько выросло по процентам?

В.Н.Кирьянов: 44 млн с копейками сегодня количество автомобилей в России. Конечно, огромная цифра. На 2 млн c лишним больше по сравнению с прошлым годом - 2,148 млн.

В.В.Путин: Понимаете, у нас один из самых перспективных рынков, по оценкам всех международных экспертов. Автомобильный рынок растёт очень быстро. Мы в позапрошлом году продали легковых машин в России больше, чем в такой стране, как Индия с более чем миллиардным населением. Представляете, какой у нас рынок? И вопросов здесь много. Один из них – это тот, который мы с вами обсуждали. Я, во-первых, хочу вас поблагодарить и ваш институт хочу поблагодарить, ГИБДД неплохо отработало, МВД в целом, правительственная комиссия, но мы видим, что есть ещё и шероховатости, и нужно их устранять. Вот цель нашей сегодняшней встречи – как раз выявить эти проблемы и наметить конкретные шаги для их устранения. Игорь Иванович, я попрошу вас в самое ближайшее время эти предложения представить.

И.И.Шувалов: Сделаем, Вам доложим.

В.В.Путин: Спасибо. И есть ещё один момент, на который я хотел бы обратить внимание (это прежде всего касается общественных организаций), – это дороги и дорожные фонды. Они будут пополняться за счёт налога. 90 млрд получат регионы в дорожные фонды, а за счёт акциза ещё 94 млрд. Деньги большие, которых давно на такие цели не выделялось и не было в региональных бюджетах. И общественные организации, и заксобрания на местах, в регионах, должны самим строгим образом следить за тем, чтобы деньги были истрачены исключительно целевым образом, чтобы граждане почувствовали изменение ситуации с качеством наших дорог. Спасибо.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 17 января 2012 > № 474608 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 15 декабря 2011 > № 453508 Анастасия Нарышкина

Профукали

Власть сделала все, чтобы выключить обратную связь. Она не желает знать, как нам живется. И долгое время мы это кушали

Анастасия Нарышкина

Сижу и думаю, сколько же мы всего профукали. Если бы мы раньше хватились и самоорганизовались, сколько полезного для общества можно было бы сделать, что называется, малой кровью, не доводя до нынешнего непростого положения. Это как, простите, с зубами. Заныло где-то за щекой — тянешь, тянешь, думаешь, пройдет. Но не проходит и болит сильнее. И если месяц назад можно было бы обойтись пломбой, то теперь, когда зуб сгнил, его надо выдирать с корнем.

Например, можно было выходить на митинги, когда сносили старую Москву. Уверяю вас, она осталась бы цела. Особенно если бы граждане начали выходить тогда, когда мэров еще можно было выбирать. Мэр бы понимал, что если он к гражданам не прислушается, то не быть ему больше мэром.

А кстати, если бы вышли и в знак протеста против назначения мэров и губернаторов — и назначения этого не было бы. Тем более что к тому времени закаленные в битвах за старый город москвичи успели бы уже сплотиться, организовать какой-нибудь дельный комитет, разработать методы борьбы и не задавались бы вопросом: ну вышли, и что дальше? — а имели бы на всякие такие случаи программу действий, это раз, и сторонников в мэрии, это два. Там тоже сидят вполне прагматичные люди, вряд ли им захочется потерять место.

И если бы вместо возмущения «синих ведерок» власти имели 100 тыс. народу на Болотной — «скорые» беспрепятственно доезжали бы до больных. А уж если бы какая-нибудь из них не доехала из-за перекрытой ради начальства дороги, и больной бы помер, и граждане вышли бы на улицу с плакатами — а на плакате портрет покойного, вопрос к властям, почто погубили живую душу и кто за это ответит, и если бы граждане не просто вышли, а и правда добились того, чтобы кто-то ответил, — глядишь, продолжительность жизни в столице была бы больше. А перекрытия прекратились бы, потому что власти бы знали: повторись такое — и граждане сами перекроют Кутузовский, запрещай не запрещай.

Один профессор-психолог мне рассказал, что власть сделала все, чтобы выключить обратную связь. Она не желает знать, как нам тут живется, в самом низу, под вертикалью. Оно ей не надо. И долгое время мы это кушали. А если бы не кушали, а сурово сообщали ей при каждом случае, что именно нам не нравится? Дескать, не можешь — научим, не хочешь — заставим? Думаю, мы имели бы не эту власть, а если бы и эту, то куда более сговорчивую.

Другой профессор объяснил мне, что в науке об обществе есть понятие общего блага. Это когда вы заботитесь не только о том, что волнует лично вас в этот конкретный момент, но и о том, что касается других. Скажем, вот обманутые дольщики. Надоели уже со своими плакатами. Мы-то все при квартирах, нам не дует. А если бы столько-то лет назад, когда это все только началось, вместе с несостоявшимися жильцами недостроенного дома вышло пол-Москвы — дескать, протестуем против самой возможности создавать такие ситуации, при которых люди остаются на улице, — глядишь, и обманутых бы не было. Застройщики вели бы себя куда тише. Потому что власти знали бы: устроит такое безобразие какой-нибудь дорогой сердцу мэра девелопер — а граждане ответят ему массовыми акциями протеста.

Или — в порядке бреда — если бы СМИ раз-два в году не конкурировали между собой, а сознательно объединили усилия. Вот, допустим, сносят усадьбу Римского-Корсакова, на месте которой грозятся возвести новодел (а именно ресторан «Пушкин»). Вышли бы центральные газеты, сговорившись, с этой новостью на первой полосе, дозванивались бы журналисты как проклятые до застройщика: дескать, откуда ты такой взялся, родства не помнящий, где учился и есть ли у тебя совесть? И вышел бы портрет застройщика крупным планом, а под ним комментарий тех столичных чиновников, которые позволили ему сносить исторический памятник. Глядишь, и стояла бы усадьба, и другие усадьбы были бы живы-здоровы. А это значит, что мы жили бы не в том городе, который удобен девелоперам, а в том, в котором хорошо нам, гражданам. И гуляли бы мы под сиренями, а не меж торговыми центрами.

А если бы вышел народ, когда хоронили Магнитского... Не потому, что он им родной, а потому, что есть понятие общего блага — сегодня ты за меня, завтра я за тебя. Вышли бы граждане, к тому времени закаленные в мелких боях с застройщиками, мэрией, управами, дорожными строителями, мигалками и так далее, потребовали бы разобраться в этом деле, это раз, и провести реформу ФСИН, это два, и добивались бы своего всерьез — глядишь, и не было бы у нас такого (мы на втором месте в мире) тюремного населения, и не было бы таких смертей.

Но это все мы профукали — и теперь имеем что имеем.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 15 декабря 2011 > № 453508 Анастасия Нарышкина


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 ноября 2011 > № 436005 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев провёл выездное заседание Общественного комитета сторонников и регионального актива партии «Единая Россия», посвящённое вопросам жилищного обеспечения и проблемам в сфере ЖКХ.

Речь, в частности, шла о продлении программы переселения из аварийного жилья, развитии строительства, создании ипотечной программы для работников бюджетной сферы.

Перед началом заседания глава государства осмотрел несколько квартир в ветхом жилом доме и новые квартиры, предоставляемые по программе переселения из аварийного жилья.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Общественного комитета сторонников и регионального актива партии «Единая Россия»

Д.МЕДВЕДЕВ: Я вчера ещё был в Гонолулу, там +30. А сегодня мы очень важными делами занимаемся в Якутии.

Хочу всех поздравить, особенно, конечно, жителей республики, и в целом жителей страны: мы сегодня очень хорошее мероприятие провели – открыли новую магистраль. Там нам нужно ещё, конечно, мост доделать будет, но в целом это колоссальная работа, которая 25 лет велась, и теперь Якутская железная дорога, или Амуро-Якутская магистраль, которую начинали в 85-м году строить, введена в эксплуатацию. Это, конечно, большая победа. Это действительно огромное достижение.

Но у нас сегодня другая тема для разговора – мы сегодня с вами поговорим о жилье. Тема эта абсолютно актуальная для подавляющего большинства наших людей. Где бы я ни бывал, с кем бы я ни разговаривал, нет, наверное, человека (кстати, даже весьма обеспеченного человека), который бы сказал, что у него раз и навсегда решены все жилищные проблемы. А что уж говорить о людях, у которых небольшие доходы, о бюджетниках. Якутия в этом смысле очень показательный пример, потому что здесь огромный объём ветхого жилья, и в самом Якутске, и вообще по территории республики. По-моему, 15 процентов.

То есть это в районе трёх миллионов квадратных метров. Причём это, надо признаться честно, не какие-то старые домишки, это реальные бараки, в которые без слёз не войти. Мы сейчас заходили, люди у нас терпеливые, люди у нас выдержанные, в общем, они уже довольны, потому что мы, естественно, заходили в такой дом, где уже предстоит расселение, но, конечно, беда огромная.

И здесь, и в других частях нашей страны ветхое жильё остаётся просто кричащей проблемой для огромного количества наших граждан. Поэтому всё, что я сейчас скажу, направлено на то, чтобы эту задачу решать. Решать так, как мы решали и, наверное, добавляя новые инструменты, потому что это просто наш долг по отношению к значительной части людей, живущих в нашей стране. Итак, что можно сделать и что делает государство, я напомню.

Мы в целом начали этой проблемой более активно заниматься в рамках так называемого национального проекта «Доступное и комфортное жильё». Я считаю, что этот проект получился, несмотря на то что, конечно, он не внёс каких-то радикальных изменений, но самое главное, что он сделал (я просто могу судить, потому что именно тогда начал этим заниматься в Правительстве), этот проект создал инструменты для решения жилищной проблемы, причём современные инструменты. Не просто, когда государство всех одаряет жильём, раздаёт это жильё, это сейчас, к сожалению, не работает или почти не работает, только в определённых ситуациях мы вынуждены напрямую покупать жильё, но он создал инструменты.

За последнее время мы к этой теме неоднократно возвращались. Я напомню, что совсем недавно мы, кстати, практически в таком же составе встречались, и по инициативе «Единой России», моих сторонников, которые здесь присутствуют, был внесён законопроект, который продлевает действие нормы, стимулирующей бизнес поддерживать граждан, купивших жильё. Сейчас эта норма, напомню, действует по закону, действующему только до конца года. Этот проект предусматривает освобождение от налогов той части дохода физических лиц и прибыли юридических лиц, организаций, но не более трёх процентов, которые направляются на погашение процентов по кредитам на покупку жилья. Я уверен, что все присутствующие понимают значение этого документа, и выражаю надежду, что депутаты от «Единой России», во всяком случае, за этот законопроект проголосуют. И просил бы «Единую Россию» за этим проследить, потому что это очень важно. Вообще, это как раз абсолютно реальная вещь. Вас критикуют и, естественно, руководство страны критикуют, но это вполне конкретная добавка, которая может использоваться большим количеством наших людей. Давайте это сделаем.

И есть предприятия, где уже полностью субсидируются процентные ставки по ипотечному кредиту или оплачивается часть стоимости жилья для сотрудников. Количество таких предприятий – я не могу сказать, что оно запредельное, но оно достаточно весомое. Их количество растёт, и мне бы хотелось, чтобы мы с вами вместе этот позитивный опыт развивали.

Теперь второе. Сейчас предоставляются земельные участки семьям с тремя или более детьми. Вы помните эту инициативу, я предложил её практически год назад в ходе Послания Федеральному Собранию. Необходимые документы на федеральном уровне приняты, но далеко не во всех регионах эти документы были приняты на уровне субъектов Федерации. Это плохо. Слушайте, мы эти-то вещи должны делать. Это же самые элементарные обязанности власти – принимать нормативные акты во исполнение уже принятых политических решений. Я предлагаю сейчас «Единой России» просто взять это под контроль по всем законодательным органам субъектов Федерации.

Да, есть проблемы в субъектах, я всё понимаю, это не всегда легко сделать, особенно с учётом того, что страна у нас очень разная, есть такие субъекты, которые с трудом ищут землю. С другой стороны, есть такие субъекты, которые равняются не просто четырём Франциям, а равняются всей Европе, как, например, Якутия, которая у нас практически по территории совпадает с территорией всей Западной Европы. Но найти эти земельные участки и можно, и нужно. Поэтому хотелось бы, чтобы вот это мы сделали вместе.

И кроме того, другой вопрос. Конечно, как только мы находим землю, возникает следующая тема: как построить на ней дом? Далеко не все могут построить дом. Идея-то ведь в чём была? Дать людям инструмент. Вот есть земля, значит, уже можно с ней что-то делать, её можно, в конце концов, заложить, можно ещё что-то с ней сделать, но нужна помощь, и в первую очередь помощь не просто, что называется, деньгами на строительство дома, а помощь по подключению построенного жилья к коммуникациям, к коммунальной инфраструктуре: к воде, к электричеству, к газу, к канализации, и, конечно, дороги. Вот это большие расходы, которые, конечно, одному человеку или даже довольно значительной части людей, которые объединились на этом участке земли, не осилить. Поэтому я думаю, что одним из таких путей помощи органов власти наших субъектов должна стать программа объединения таких граждан, которые получили земельные участки, в кооперативы, в товарищества. И власть должна помочь им в создании коммунальной инфраструктуры либо за счёт бюджетных средств, либо путём предоставления ипотечных кредитов на льготных условиях или субсидирования процентных ставок. Вот это, мне кажется, было бы хорошим дополнением к той программе по предоставлению земельных участков семьям, которые имеют трёх и более детей. Вот это тоже, мне кажется, правильно. Давайте сделаем это.

Третье. У нас есть категории людей, которым, в общем, нужно помогать и которые вправе рассчитывать на внимание государства. Это представители очень важных для государства профессий, которые, к сожалению, не имеют высоких доходов, это бюджетники прежде всего, врачи, учителя, инженеры, кстати, те же, которые далеко не всегда большие деньги могут заработать. Для них должен быть разработан специальный ипотечный продукт, потому что они не имеют достаточных средств для того, чтобы воспользоваться стандартной ипотекой, с пониженным паевым взносом и невысокой процентной ставкой. Я предлагаю, и вот уже серьёзная новелла, проработать использование для этих целей института государственных гарантий и, кроме того, предусмотреть и возможность выкупа ипотечных облигаций по таким кредитам нашими институтами развития. Это было бы очень серьёзным средством поддержки наших бюджетников. А регионы должны в таком случае наладить возможность выдавать таким гражданам субсидии на приобретение жилья. Это можно сделать и в рамках действующих ФЦП и, соответственно, скорректировать существующие механизмы. Я знаю, что во многих субъектах уже действуют адресные программы для отдельных категорий граждан, и, кстати, можно было бы сейчас говорить о том, как повысить их эффективность, потому что они по-разному работают. Но вот такой ипотечный новый продукт, я считаю, создать нужно.

Дальше – поддержка жилищных кооперативов. Особенно хотелось бы подчеркнуть, что права людей в этих кооперативах должны быть надлежащим образом защищены. Мы обязаны полностью исключить случаи, когда подобные кооперативы создаются только для одной цели – для того чтобы избежать соблюдения закона о дольщиках, о долевом строительстве. Механизм работы таких кооперативов должен быть более прозрачным, его, я думаю, можно было бы более подробно описать законодательно, ну и, соответственно, постараться закрыть возможности для манипуляций. И я считаю, что право определять то, кто их поддерживает, как их поддерживать, какие льготы у этих участников кооперативов должны быть, это право можно было бы предоставить Правительству и региональным властям и законодательство соответствующее скорректировать тоже. Сейчас изменение в законодательство вносится, а Фонд содействия развитию жилищного строительства реализует пилотный проект по созданию кооперативов молодых учёных.

Перечень категорий граждан, которым фонд готов помочь, предоставив земельный участок для строительства, я считаю, тоже можно было бы расширить: для учителей, врачей, инженеров, работников культуры, детских дошкольных учреждений. Соответствующий законопроект уже находится в Государственной Думе, я напомню. И я надеюсь, что вместе с «Единой Россией» и в эту сессию он будет принят. Я обращаюсь ко всем присутствующим. Это тоже абсолютно реальная вещь, и тот, кто голосует за этот законопроект, тот думает о наших гражданах. А тот, кто начинает умничать, тот думает о другом, о том, чтобы набрать политические очки.

Дальше. Снижение стоимости строительства и содержания жилья. Тут тоже подходы всем известны. Что для этого делать? Нужно использовать типовые проекты, особенно для современных энергосберегающих домов. Мы, кстати, тоже много всяких разных проектов посмотрели. И, конечно, нужно избавить застройщиков от дополнительных издержек, каких издержек? К сожалению, коррупционных издержек и дополнительных обременений, связанных с подключением к сетям, избыточно дорогим подключением к сетям. В этом смысле своевременное принятие документов территориального планирования до 31 декабря следующего года, программ развития коммунальной инфраструктуры будет вкладом в решение этой задачи. И, конечно, ещё раз хотел бы подчеркнуть, очень важной является борьба с коррупцией в этой сфере. По сути ведь эти все взятки, «откаты», которые в этом случае приходится платить или, как иногда говорят, «заносить», они в конечном счёте возлагаются даже не на бизнес, они оплачиваются нашими гражданами, потому что в бизнесе тоже дураков нет, естественно, потом всё это проецируется на конечную стоимость и возлагается на довольно слабые плечи людей, которые уже платят за счёт невысоких доходов за всё это. Это позорная ситуация, с ней надо разбираться.

Ещё одна тема, о которой я сегодня говорил уже в самом начале, потому что эмоции в этом смысле достаточно яркие, – это переселение из аварийного жилья. Решение этой задачи было главной темой Фонда реформирования жилищно-коммунального хозяйства, здесь тоже такая ситуация. Я, куда бы ни приезжал, обычно встречаюсь с руководителем субъекта Федерации, и они мне все говорят, все губернаторы: «Вы знаете, это хорошо работающий инструмент». Я, во-первых, рад, что мы, что называется, попали в цель, потому что далеко не всегда то, что создаёт власть, приносит эффективную поддержку. Это помогает. И, во-вторых, он эффективно финансировал именно само переселение из домов, которые были признаны аварийными. Я напомню, что сначала мы установили планку – до 1 января 2007 года, сообразуясь и с финансовыми возможностями, потом до 1 января 2010 года. У меня есть предложение подумать о том, чтобы ещё раз эту планку переместить, и я поручаю Правительству дать предложения на эту тему. Это, естественно, раздвинет границы. И, не скрою, губернаторы об этом просят.

И теперь связанная с этим тема – это капитальный ремонт домов. До создания фонда, мы знаем, этот ремонт в целой части регионов по отдельным категориям домов не проводился десятилетиями, сейчас ситуация значительно улучшилась, и это тоже правда, и нельзя этого не видеть. Я поэтому тоже думаю, что нам бы следовало рассмотреть возможность продлить деятельность Фонда ЖКХ. У меня есть предложение довольно радикальное – я не знаю, сейчас, может быть, кто-нибудь вздрогнет, но я предлагаю продлить его работу до конца 2015 года. И если вы меня поддержите, соответственно, я поручаю Правительству проработать эти вопросы и поискать источники его финансирования. Потому что, ещё раз говорю, этот инструмент оказался работающим, и это самое главное.

Таковы предложения. Если вы что-то ещё интересное придумаете сейчас, я тоже был бы рад, естественно, всё это послушать и обсудить.

Давайте начнём дискуссию. Пожалуйста, коллеги.

О.ДЕРГУНОВА: Если позволите, тогда начну от банковского сообщества в продолжение темы об ипотеке.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте, это важно.

О.ДЕРГУНОВА: Ипотека и жилищное строительство – это две неразрывно связанные отрасли.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я бы сказал, что это, по сути, две стороны одной медали.

О.ДЕРГУНОВА: Абсолютно, одна является локомотивом другой. И по итогам текущего года рынок ипотеки на сегодняшний день, по сути, вдвое превысил то, что было в 2008 году, – более 1,5 триллионов рублей, а по новым выдачам, то есть по новым ипотечным кредитам, более 500 миллиардов рублей только за этот год, что означает, что количество людей, улучшающих жилищные условия, растёт экспоненциально. К чему это приводит? Конкуренция, рынок, развитие, снижение процентных ставок. Начинали с 16 – на сегодня средневзвешенная ставка 11,7 процента, что является существенным для тех категорий населения, о которых, Дмитрий Анатольевич, Вы сегодня говорили.

Но рынок сам по себе важен, однако усилия государства, которые были предприняты на этапе кризиса 2008–2009 годов, позволили создать вот этот новый инструмент, который называется ипотечная облигация. Сделано это было под эгидой Внешэкономбанка, и сделано это было в целях улучшения жизни тех граждан, которые временно потеряли работу. Им была обеспечена фиксированная процентная ставка в размере 11 процентов, им была обеспечена возможность приобрести жильё во вновь строящихся домах, что, по сути, поддержало ещё и строителей, которые заканчивали свои стройки в этот момент времени. 150 млрд. рублей государство выделило на эту программу.

Участвуют как государственные банки, так и коммерческие банки, и на сегодняшний день практически половина этой суммы уже выдана. Вот на примере нашего банка могу сказать, что мы практически на 100 процентов выбрали те средства, которые были выданы на программу, и 15 тысяч граждан получили улучшение своих жилищных условий. Поэтому этот инструмент уже опробован, он доказал свою возможность работы и успешность этой работы. Но даже в рамках этой программы есть возможность или перераспределить те средства, которые ещё не использованы финансовыми институтами, соответственно, на новые категории граждан, или использовать этот инструмент и распространить его на те категории граждан, о которых Вы сказали.

И второй большой шаг, который сделало государство и который тоже должен быть обязательно использован, это материнский капитал, который граждане могут использовать в качестве первоначального взноса в ипотеке. 15 тысяч человек, которые опять же через наш банк получили эту возможность, это малая толика того, что сегодня происходит в стране. Но об этом ещё не все знают.

Д.МЕДВЕДЕВ: А сколько у вас, ещё раз, получили женщин?

О.ДЕРГУНОВА: На сегодняшний день материнский капитал – порядка 15 тысяч человек.

Д.МЕДВЕДЕВ: Именно через ваш банк прошёл?

О.ДЕРГУНОВА: Только через нас. И порядка 15 тысяч человек – это по программе ипотечных облигаций по госпрограмме поддержки. Это означает: популяризация возможности использования материнского капитала через все возможные инструменты даст возможность людям лучше воспользоваться этим ресурсом. А если говорить о семьях педагогов, учителей, соответственно, врачей и инженеров, это как раз та молодёжь, которую мы надеемся привлечь именно в эти специальности.

Ну и, конечно, ипотечные облигации как инструмент, который позволяет развиваться в том числе и банковскому рынку, должен быть всё-таки немножко скорректирован на этапе нового запуска программы. Надо помнить о том, что доверие граждан к банкам возникает тогда, когда они понимают: у банка есть средства, чтобы их финансировать. А интервал между формированием пакета ипотечных облигаций и финансированием программы достигает порядка года. Это отсекает маленькие банки, особенно региональные, от возможности участия в этой программе. Поэтому участие региональной власти, помощь и расширение состава банков в этой программе было бы крайне полезным.

Д.МЕДВЕДЕВ: А что регионы должны сделать для этого?

О.ДЕРГУНОВА: В данном случае это может быть стимулирование через дополнительные налоговые льготы или через дополнительные различного рода формы подключения застройщиков к участию в этих программах. И через подключение своих региональных банков с участием формирования источников ликвидности именно для своих региональных банков. И мне кажется, что было бы крайне интересным также продолжить вопрос о роли региональных и муниципальных властей в такого рода подходах.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что я хотел сказать. Хорошо, что уже у нас есть такая практика. Вот этот ипотечный инструмент, это же тоже всё было на моих глазах, мы это начинали делать в конце 2006 – начале 2007 года. Тогда – Вы правильно напомнили – ипотечная ставка была запредельная, и когда я начинал с людьми разговаривать, просто приезжаешь куда-нибудь: «Как решить свою жилищную проблему?» – «Вот ипотеку возьми». – «Сколько стоит?» – «16 процентов, мы не выдержим, это невозможно». Конечно, во многих регионах были свои программы, где часть кредитной ставки субсидировалась за счёт регионального бюджета, там это как-то работало. Но вот когда мы рассматривали такую чистую, так сказать, рафинированную ипотеку – нет.

Сейчас ставка стала лучше, но, конечно, она всё равно остаётся весьма высокой. В этом году мы выйдем для нашей страны на самый низкий уровень инфляции. Я, откровенно говоря, тоже хотел бы разобраться до конца, почему у нас всё-таки такая большая разница между ипотечной ставкой и текущими ожиданиями по инфляции. Вот смотрите, в этом году у нас инфляция будет процентов 7, наверное, – много для развитой, цивилизованной экономики, но для нашей страны это, типа, хорошо, а в следующем году у нас ещё лучшие планы. В любом случае ипотечная ставка – процентов под 12. Вот почему получается разница в 5 процентов?

О.ДЕРГУНОВА: Три компонента в структуре этой ставки. Первый – это ставка рефинансирования Центрального банка, по сути, стоимость денег, по которым банк может привлечь финансирование. На сегодняшний день это 8,75.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, ниже этого опуститься невозможно, точнее, это всё уже из области придумок.

О.ДЕРГУНОВА: Конечно. Дальше, 7 процентов инфляции, та величина инфляции, которая в этот момент, соответственно, существует в стране.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, если 7 взять, я имею в виду.

О.ДЕРГУНОВА: 7 процентов инфляции. И дальше, соответственно, спред, куда заложены риски, в том числе от невозвратов кредитов, которые возникают, операционные затраты банков, которые улучшаются…

Д.МЕДВЕДЕВ: Спред не слишком мощный получается?

О.ДЕРГУНОВА: Вы знаете, это обсуждалось несколько раз, и на сегодняшний день этот спред составляет от 4 до 3,5 процента, и банки из-за конкуренции непрерывно уменьшают эту величину. Начинали с большей величины, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я согласен, Ольга Константиновна. Я просто что хотел сказать? Конечно, сейчас вся Европа замерла в ожидании того, что будет в Греции, в Италии, в Испании и в других местах, и, в общем, им, что называется, не до жиру, с другой стороны, уверен, они со своей ситуацией справятся, и ипотечные ставки у них будут, какие надо. И у них нет такого спреда, несмотря на то что у них довольно тяжёлая сейчас финансовая ситуация. Да, у них инфляция другая, тем не менее, видимо, всё-таки риски, которые закладывают банки даже в том довольно сложном положении, в котором они находятся, всё-таки меньше, чем наши.

О.ДЕРГУНОВА: Безусловно, тенденция к уменьшению спреда – это то, что будет сопровождать следующий год. Это и совершенствование технологий, в том числе и технологической инфраструктуры, и повышение качества людей, которые приходят на работу, потому что качество специалистов растёт. Многим вещам, которым раньше учили на рабочем месте, теперь всё-таки учат в университетах и вузах, откуда мы получаем студентов. Ну и риск, соответственно, невозврата у заёмщиков по мере улучшения макроэкономической ситуации, конечно, тоже снижается. Поэтому всё это, конечно, положительно действует.

Ну и конкуренция. Опять же банк, для того чтобы выиграть хорошего заемщика, безусловно, начинает снижать этот спред. Поэтому динамика есть, динамика будет продолжаться, и, конечно, формируя программу для этих социальных слоёв населения, банки должны вместе сесть и обсудить, какого рода спред может быть заложен и как он может быть улучшен именно для этих слоёв.

Д.МЕДВЕДЕВ: ВТБ у нас в этом смысле банк не последний, что называется. Я просто хотел бы, чтобы вы пример показывали. Передайте председателю правления.

О.ДЕРГУНОВА: Безусловно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это моя позиция. Давайте, чтобы были какие-то ориентиры. Вот Вы сейчас говорили о том, чтобы регионы поддерживали региональные банки. Это правильно, кстати, потому что не одни федеральные крупнейшие банки должны этим заниматься. Но, с другой стороны, и вы пример показывайте.

И про материнский капитал буквально два слова скажу. Мы довольно много провели времени, обсуждая, куда будут расходовать этот самый материнский капитал. Собирались узким кругом участников, все вам понятные люди, и тогда придумали эти три направления. Придумали, и хорошо, в общем, ничего плохого в этом нет. Но очевидно, что в основном он расходуется на жильё. И то, что Вы говорите, это подтверждает. Там, по-моему, просто доли процента, которые расходуются на образование детей и на будущие пенсионные накопления. Это показывает, что жильё остаётся проблемой номер один. Ни одна женщина всё равно даже не думает о своём будущем, и даже о детях думает меньше. Почему? Потому что нужно срочно переселиться в какое-то нормальное жильё, так как условия для жизни зачастую чудовищные, и поэтому сразу же все деньги идут туда.

Андрей Михайлович, теперь Вам слово.

А.МАКАРОВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Можно сначала по старой привычке отрапортовать?

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, давайте, сейчас время рапортов. Знаете, насчёт рапортов – извините, Вас прерву, – иногда, когда мы что-то сделаем хорошее, а мы делаем иногда хорошее, что бы о нас ни говорили и ни писали, потом мне говорят: «Слушайте, ну Вы ещё раз скажите об этом», – я как-то начинаю стесняться, думаю: ну мы же уже об этом сказали, все уже знают, ну что мы себя опять будем хвалить, любимых? Не знают, не слышат, поэтому надо чаще рапортовать «Единой России» и вообще всем, кто сейчас занимается реальными делами. Вот мы только что открыли железнодорожную магистраль. В «Твиттере» пишут разные вещи, и очень много ругани в адрес власти, конкретных людей, но это свободное пространство. Вот я посмотрел, меня удивило: люди просят несколько раз показать этот репортаж, рассказывать об этом чаще, потому что не всё слышат.

«Права людей в жилищных кооперативах должны быть надлежащим образом защищены. Мы обязаны полностью исключить случаи, когда подобные кооперативы создаются только для того, чтобы избежать соблюдения закона о дольщиках. Механизм работы кооперативов должен быть более прозрачным».

А.МАКАРОВ: Спасибо. Вы знаете, Дмитрий Анатольевич, во-первых, Вы давали тогда, сразу по результатам встречи, я помню, как всё это проходило, «немедленно разобраться» – вот это Ваше поручение Правительству вместе с Думой, и срок поставили 1 ноября. Вот 1 ноября Государственная Дума закон приняла, 9-го Совет Федерации утвердил, сегодня положили Вам на стол на подпись. Так что это поручение выполнено. Главное, дан сигнал предприятиям, которые сегодня формируют реально свои финансовые планы на следующий год: государство поддерживает ипотеку. Вот этот сигнал очень важен. Действительно, наверное, трудно даже переоценить.

Но для меня на самом деле важно другое, откровенно могу сказать. Знаете, пока ехали из Горок, наверное, человек 50 журналистов позвонили, спрашивали: «А кто из вас, из «большого правительства», какими министрами станет?»

Д.МЕДВЕДЕВ: Это обычно только и интересует.

А.МАКАРОВ: А на следующее утро прибежал Минфин и говорит: «Слушайте, что у вас там было такое? У нас срочное поручение, что-то по ипотеке делать». Знаете, два года стучались – ноль внимания, ничего. Вы дали поручение – на следующий день прибежали, стали делать. Ипотека – Вы же правильно говорите, это то, что сегодня больше всего людей беспокоит, и важно темпы здесь не снижать. Поэтому, если можно, несколько вопросов, которые, мне кажется, могли бы поддержать вот этот заданный Вами сейчас темп.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте.

А.МАКАРОВ: Первое, всё-таки, это понятно, – внебюджетные источники. Но к Хабаровску хотел бы вернуться, потому что Вы там на самом деле подняли тему, без которой никакую ипотеку, да и многие другие вопросы реально решить не удастся. Самостоятельность, финансовая самостоятельность муниципалитетов в первую очередь, финансовая самостоятельность регионов. У нас же сегодня песочницу во дворе без согласия Министра финансов не построишь. Это то, что реально на сегодняшний день существует. И вот то, что в Хабаровске Вы сказали, как мне кажется, и для ипотеки чрезвычайно важно.

Я не случайно сказал о Минфине, о налоговой политике. Понятно, что надо собирать налоги, фискальная политика, все понятно. Но вот где стимулирующая роль? Ольга сейчас говорила, налоговые возможности по стимулированию, в том числе ипотеки, они огромны. И вот эти возможности должны быть предоставлены в первую очередь на места, потому что там власть смотрит в глаза людям, и там она будет решать. Люди посмотрят: даёт, финансирует, помогает жильём власть, – они за эту власть проголосуют. Поэтому даём самостоятельность – открываем новые возможности, в том числе и во взаимодействии власти и людей.

Поэтому, ещё раз говорю, вот этот посыл Хабаровска очень важен. Всё-таки мы обязательно должны понять, что налоговая система – это не только функция собирания налогов, собирания казны, это и функция налогового стимулирования, которая, по-честному надо сказать, у нас в упадок в последнее время пришла, отдали её просто так. И самостоятельность всех субъектов власти – у них точно такие же обязательства. Кстати, о власти-то судят далеко не всегда по тем решениям, которые Вы принимаете, которые Председатель Правительства принимает, а когда они там не могут воду включить, не могут лампочку ввинтить, не могут деньги на ипотеку дать. Для людей это часто гораздо большая власть, чем и Президент, и Премьер вместе взятые. Вот это то, что мне кажется очень важным.

И второй вопрос, о чём уже говорили, – риски, банки. Что бы там ни было: та же Греция, та же Испания, – посмотрите, у них сегодня ипотека идёт – Euribor плюс один.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, так и есть.

А.МАКАРОВ: Понимаете? И всё, любые потрясения – они спокойны, уверены, что это вернётся, есть дом, значит, есть гарантия возврата. Вы сегодня предлагаете, по существу, государственные гарантии.

Но ещё раз. Пенсионные деньги. Лежат вот эти деньги молчунов, накопительная часть лежит бессмысленно. Размещаем опять же в банках, потом эти деньги с гарантией минимального процента возврата, гораздо ниже инфляции, перекрутили через банки, кстати, на ту же ипотеку пойдут – уже под совершенно другой процент. Можно говорить о спредах, о чём угодно, но деньги будут работать, и деньги будут приносить прибыль. Так если мы хотим, чтобы это работало на ипотеку, давайте направим напрямую. Тем более те гарантии, о которых Вы говорите сейчас, то, что можно сделать, – мне кажется, здесь возможности использования денег Пенсионного фонда. Я повторяю, деньги молчунов, накопительная часть. Они тоже реально очень велики.

Опять же, посмотрите: снижение процентной ставки. У нас с вами сегодня управляющая компания – 1,1 процента. Просто по деньгам, по Пенсионному фонду, управляющая компания, 1,1 от объёма пенсионных денег. У нас с вами, я просто посмотрел спецдепозитарий, 0,1 процента. Это уже 1,2 процента просто так, если мы направляем на ипотеку. А что такое 1,2? У нас сколько – 50 миллиардов примерно идёт, по-моему? 50 миллиардов.

М.АБЫЗОВ: Около 100 миллиардов, получается порядка 2000 ипотечных кредитов.

А.МАКАРОВ: Это дополнительно две тысячи льготных ипотечных кредитов.

М.АБЫЗОВ: Если эти деньги будут использованы напрямую через выкуп облигаций, специально выпущенных под льготные категории граждан.

А.МАКАРОВ: То есть те возможности, о которых Вы сейчас сказали, мы можем наполнить деньгами, которые сегодня не работают, мы дадим и эффективность использования этих денег, и гарантии возврата. Реально намного большую эффективность, чем то, что существует сегодня. И ещё раз на самом деле огромное спасибо за поддержку, потому что, честно говоря, просто люди забегали.

И можно последний момент? Этот же закон, благодаря опять же Вашему поручению, потому что никак не получалось сделать… Вот у нас люди уходят на пенсию. Все знаем, замечательно – если человек приобретает жильё один раз, первое жильё, 2 миллиона – налоговый вычет предоставляется. Человек ушёл на пенсию, покупает. Налоговый вычет – только из зарплаты. Благодаря Вашему поручению, честно говоря, под сурдинку, провели поправку о том, что ушёл, и этот налоговый вычет можно получить за предшествующие три года. Извините, воспользовались Вашим поручением.

В этом законе сколько вещей, там же, простите, и то, что Вы дали, и вычеты на ребёнка (в одном законе всё прошло), а голосовала только «Единая Россия» «за». Почему? Вот спрашиваю остальные фракции: «Вы что, против, что ли?» – «Да нет, но это же «Единая Россия», мы за это голосовать не будем». Понимаете, это то, что нужно людям, но за это голосует «Единая Россия», другие просто не голосуют. Вот это бред. Либо им нужно «чем хуже – тем лучше»… Но интересы людей никого не интересуют.

Д.МЕДВЕДЕВ: На самом деле то, что Вы говорите, это лишнее доказательство нескольких вещей. К сожалению, в ходе политических кампаний и политической борьбы зачастую интересы людей, которые представляют партию, уходят абсолютно на задний план. Вот Вы привели абсолютно правильный, конкретный пример. Изменение, которое явно идеологически может приниматься любой другой партией, это не какие-то основы государственного строя, где можно сказать, что это нашим программным целям не соответствует, мы не можем на это не согласиться. Нет, это в интересах обычных людей – не голосуют. Мне кажется, если уж сейчас у нас политическая кампания, избирательная кампания, нужно об этом рассказывать.

Я сегодня посмотрел ролики – они разные, и на «Единую Россию» наезжают или открыто, или завуалированно. Но нужно рассказывать о том, кто как конкретно голосовал. Я же и в другой период, когда не возглавлял список «Единой России», всё время говорил, что единственная политическая сила, которая поддерживает вот такие законопроекты постоянно, – это «Единая Россия». И это очень важно было в определённый период. Потому что я, как и вы, особенно те, кто был в Государственной Думе в предыдущий период, помню, как принимались подобные законы в конце 90-х годов и даже в первой части предыдущего 10-летия. Они принимались с трудом и с боем, особенно в тот период, когда у «Единой России» не было большинства. Поэтому большинство – это не возможность манипулирования, это просто технологическая способность принимать важнейшие для страны законы, вот это очень важно.

По поводу того, что Вы сказали, да, конечно, хорошо, что мы так всё быстро сделали, но плохо то, что опять же для этого потребовалось, чтобы мы все собрались, и было прямое президентское поручение. Да, это специфика нашей страны, это правда. У нас в этом смысле, к сожалению, власть настолько выстроена иерархически, что без верхнего сигнала механизм не двигается. Но нам нужно с вами всё сделать и в рамках нашего комитета сторонников, и в рамках так называемого «большого» или «открытого правительства», и, конечно, в рамках партийной работы, чтобы хотя бы такие решения (это же не сверхъестественные решения) всё-таки принимались без участия, например, Председателя Правительства или тем более Президента, чтобы они всё-таки в каком-то более технологическом ключе обслуживались. Но это дело будущего.

Теперь по поводу двух вещей, о которых Вы сказали. Я не могу не повторить только одного: нам нужно радикальным образом расширить финансовую самостоятельность муниципалитетов. Но, конечно, сделать это так, чтобы у них были источники, а не просто продекларировав в очередной раз, что мы их наделяем деньгами, и реальных денег не дать. Это же касается и регионов. Регионы должны понимать, за что они отвечают. Вообще ничего в этом сверхъестественного нет, это зависит от финансовых кондиций в государстве. У нас 10–12 лет назад была другая ситуация. Но я считаю, что мы должны периодически всё равно возвращаться к вопросу полномочий с учётом того, какого уровня мы достигли, и принимать решения. Я думаю, что закрепление, например, полномочий, их финансовое обеспечение – это вещь временная. Не бывает, допустим, раз и навсегда, на столетия принятых решений. Вот сейчас у нас такая ситуация, она, допустим, становится лучше – ну давайте поделимся, дадим деньги региону, дадим деньги муниципалитетам, чтобы они сами хозяйничали. В общем, все решения должны быть подготовлены, как мы и договаривались с Правительством, и в ближайшее время предложены уже для рассмотрения парламенту.

По поводу довольно значительных денежных средств, которые находятся на счетах наших социальных фондов – Пенсионного фонда, да и других фондов. Я не против того, чтобы эти деньги использовать более рационально. Потому что, в конечном счёте, Вы правильно сказали, эти деньги всё равно попадают в оборот, но попадают уже совершенно по другой цене, и в результате важнейшие социальные программы реализуются дороже, чем это можно было бы сделать. Но, с другой стороны, мы, конечно, не должны создавать проблем для самого фонда, и мы должны сделать так, чтобы рынок не расшатать, чтобы не было ощущения того, что риски повысились. Вы же понимаете, это вещи очень тонкие. Когда начались всякие разные события в Америке, а сейчас в Европе, конечно, устойчивость их пенсионной системы, устойчивость социальных фондов тоже была на переднем плане. Но заняться этим можно.

Пойдём дальше. Сергей Иванович, пожалуйста.

С.НЕВЕРОВ: Дмитрий Анатольевич, на самом деле я просто не могу не коснуться того сейчас, о чём говорил Андрей – итогов голосования, и того, о чём сказали Вы, что нужно иногда возвращать и напоминать о том, что было. Вот мы сегодня встречались, три субъекта здесь по партийной линии до этой встречи, обсуждали и вспомнили период, когда у нас в 1995–2000 годы Государственная Дума работала. Суммарный количественный состав депутатов трёх партий, которые сегодня идут на выборы, был больше, чем сегодня фракция «Единая Россия»: это ЛДПР, «Яблоко» и КПРФ. Это как раз говорит о том, что решения-то не принимались, а сегодня все говорят, что нужно делать и как нужно делать, и тем не менее не голосуют за те инициативы, о которых сейчас здесь шла речь.

Но я хотел бы затронуть тему аварийного жилья и ветхого жилья, то, о чём говорили Вы. Мы сейчас вместе с фондом работаем как раз по пилотным проектам, я имею в виду партия «Единая Россия». Но какая, на мой взгляд, тема очень серьёзно всех волнует? Если мы не успеваем ремонтировать жильё, то оно буквально на следующий год становится ветхим – жильё, которое мы не успели отремонтировать. И очень хорошая Ваша инициатива продлить работу фонда, естественно, это позволит всё-таки субъектам ещё в этой части собраться и серьёзно над этой темой поработать.

Мы провели сейчас несколько совещаний и семинаров с рядом общественных организаций, в частности с Всероссийским советом местного самоуправления, с рядом других организаций, и создали некоммерческое партнёрство содействия развитию жилищно-коммунального хозяйства. В этом направлении, конечно, обсуждали несколько идей, и одна из них была – продление работы фонда. Она уже реализована, можно так сказать. Тем не менее обсуждали очень серьёзную тему – формирование региональных фондов поддержки капитального ремонта, которые необходимо создавать и очень серьёзно, комплексно развивать.

В этой части как раз на той видеоконференции, которую Вы проводили с регионами по вопросам ЖКХ, звучала одна тема – когда управляющие компании берут сегодня с собственников жилья, с наших граждан деньги на ремонт, но они их нигде не аккумулируют и потихонечку выводят, а говоря открытым текстом, просто воруют эти деньги. И вот сегодня, мне кажется, такие региональные фонды в поддержку капитального ремонта жилья могли бы эти деньги аккумулировать и просто обеспечить в перспективе серьёзную финансовую возможность регионам эту работу осуществлять. Естественно, эти фонды должны работать при серьёзном сопровождении общественных организаций, для того чтобы контроль осуществлялся.

Ещё очень интересное предложение прозвучало – расширить государственную систему помощи собственникам в капитальном ремонте ветхих домов. Что подразумевается под этой государственной системой помощи? Это не какие-нибудь выделения дополнительных средств, а это могут быть банковские кредиты товариществам собственников жилья, могут быть гарантии бюджетов под такие кредиты. Это могут быть разные инструменты, и в этой части мы готовы сегодня подготовить такой рамочный федеральный закон о региональных системах капитальных ремонтов, для того чтобы уже в регионах это серьёзно проработать и дальше в регионах принять необходимые нормативные документы.

На мой взгляд, это реально позволит сегодня серьёзно заняться ремонтом, капитальным ремонтом домов и не допустить вот этой ветхости. А сегодня очень серьёзная в этом плане ситуация, потому что 40 процентов жилых домов у нас относятся к аварийным, это очень тревожный симптом.

Строить новое жильё, осуществлять вот эти кредитования, это, конечно, здорово, но, по крайней мере, этот жилой фонд мы ещё все-таки в состоянии подремонтировать и какое-то время ещё проживать в этом фонде.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Сергей Иванович.

Вы как раз заговорили об этом, но мы с вами понимаем, что вообще критерии аварийного и ветхого жилья довольно подвижные. И когда мы эту тему начинали, у нас был один масштаб бедствия, естественно, когда мы начали этим заниматься уже в продвинутом варианте, он стал другим, но это не значит, что руководители территорий решили манипулировать чем-то. Наоборот, это просто означает, что мы до конца не понимали реальных сложностей, с которыми мы столкнёмся. И потом, так вот иногда едешь, говорят: «Вот это у нас аварийный дом». – «А это какой?» – «А это неаварийный, это ветхий, но не аварийный, или ещё какой-то», – но никакой разницы между ними нет. То же самое, такие же абсолютно жуткие совершенно условия для жизни, но один попадает под этот критерий, а другой не попадает. Поэтому, понимая всю эту условность, собственно, я и предложил раздвинуть рамки работы, раздвинуть сроки работы. Понятно, если мы будем строго находиться в каких-то заданных параметрах, мы эту проблему не дорешаем.

Что касается идеи поддержки государством фондов и вот этих региональных систем, которые будут заниматься ремонтом и ветхим фондом, я, в общем, пожалуй, «за», но было бы интересно регионы сами послушать. У нас тут как раз два человека, которые представляют регионы...

С.НЕВЕРОВ: У нас опыт Татарстана в этом плане очень хороший.

«Ситуация с капитальным ремонтом домов значительно улучшилась, нельзя этого не видеть. Думаю, нам бы следовало рассмотреть возможность продлить деятельность Фонда ЖКХ до конца 2015 года».

Д.МЕДВЕДЕВ: Татарстан вообще в этом смысле передовик. Но давайте сначала послушаем наших якутских товарищей, а потом дадим и Татарстану слово. Пожалуйста.

Е.БОРИСОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Во-первых, по поводу фонда жилищно-коммунального хозяйства. Прежде всего, благодаря этому фонду мы решаем задачу появления собственника жилья, это очень важный аспект. Но мы это до конца не довели ещё. Может быть, в городах, в промышленных центрах это понятие «собственник жилья» появилось, а вот дальше, в глубину, в отдалённые посёлки, деревни, там собственник жилья ещё не появился. Понятие, которое необходимо сегодня довести. Поэтому только из-за этого можно продлить жизнь фонда жилищно-коммунального хозяйства.

Второе. Мы благодаря этому фонду ищем технологии. В условиях Севера мы, например, создали такой проект, который называется «умный дом». Включая энергосберегающие технологии, мы пытаемся максимально сэкономить тепло, используя разные источники, вплоть до солнечной энергии. Конечно, это нам позволило сегодня иметь такие дома, но, к сожалению, они на начальном этапе, конечно, стоят дорого. Здесь нужна какая-то позиция поддержки, это второй момент.

Дальше. Сегодня нам необходимо посмотреть по строительству жилья в целом по Дальнему Востоку позицию государства. Если мы будем на равных условиях стоять с центральными регионами Российской Федерации, то нам двигаться достаточно сложно. Вот смотрите, Республика Саха (Якутия) за последние 8 лет израсходовала 91 млрд. рублей на жилищное строительство, из них 7,5 миллиарда – это федеральные деньги, 12 миллиардов – это региональные деньги, а всё остальное – это средства населения. Но в наших условиях, в северных условиях население дальше нагрузку такую нести не может. Поэтому долю оказания помощи со стороны региональных властей, федеральных органов власти надо пересмотреть, если мы хотим определённые условия создать для Дальнего Востока, в частности, например в Республике Саха (Якутия).

Мы у себя стараемся решать эти задачи, но когда речь идёт о создании новых производств, новых отраслей, когда мы пытаемся привлекать специалистов, людей, эта задача стоит особенно остро. То есть надо создать такие условия, чтобы человек почувствовал определённую поддержку государства. У нас же есть такая политика – доступность жилья. Но здесь ещё возникает проблема доступности финансовых ресурсов, вот здесь проблема оказания государственной поддержки с точки зрения доступности появляется. Поэтому если мы на сегодня берём примерно 25–30 процентов нагрузки на бюджет, то надо было здесь немножко увеличить долю.

И ещё одна проблема, конечно, то, что мы сегодня обсуждаем, – это процентные ставки. Всё-таки государство определённую нагрузку по погашению процентной ставки тоже должно брать на себя. Если мы положим это на плечи застройщика, то это для него тоже очень большая нагрузка. Чем дольше срок, тем больше нагрузки, а человек всё-таки хочет на больший срок получить кредит. Поэтому здесь тоже нам надо посмотреть.

Ну а ещё одна проблема – это строительные материалы для северов. Вы видите, в Якутии все дома стоят на сваях. Это уже 20 процентов себестоимости в строительстве жилья. Это не оттого, что мы хотим сваи установить, а оттого, что живём в таких условиях. Здесь тоже как-то подойти нам необходимо более объективно с точки зрения поддержки. Мы ищем у себя материалы, которые наиболее применимы для Якутии, на основе собственного материала. В частности, мы создали базальтовый завод, базальтовый утеплитель мы производим уникальный, используя ещё и нанотехнологии. Такие производства тоже надо поддержать со стороны государства.

Вот такие у меня предложения.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Спасибо, Егор Афанасьевич.

Вячеслав Анатольевич, скажете пару слов?

В.ШТЫРОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Здесь поднимался вопрос о том, что темпы, масштабы жилищного строительства могли бы, конечно, значительно увеличиться, если мы сделаем рациональную систему принятия решений. Во многом это связано с уровнем принятия решения. Я хочу сказать, Дмитрий Анатольевич, что по Вашему поручению работают специально две рабочие группы, которые занимаются выработкой предложений по перераспределению полномочий между федеральным уровнем власти, региональным и муниципальным. Рабочая группа в основном уже завершила работу по, собственно говоря, выявлению этих полномочий, которые будут передвигаться. И теперь вторая рабочая группа под руководством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Хлопонина вырабатывает предложения по механизму перераспределения финансовых ресурсов в связи с перераспределением полномочий. Конечно, это сложный вопрос, и всё будет зависеть от того, какое будет принято решение, и Вами в том числе, по поводу того, как мы будем классифицировать эти полномочия: либо мы сделаем их федеральными, но передаваемыми на региональный уровень, либо они станут собственными полномочиями регионов. И тогда будет от этого зависеть…

Д.МЕДВЕДЕВ: А Вы к чему склоняетесь? Потому что Вы всё-таки палату регионов представляете сейчас.

В.ШТЫРОВ: Я думаю, что некоторые полномочия целесообразно всё-таки сохранить как федеральные, но их исполнение передать на региональный уровень. Потому что там необходимо разрабатывать достаточно мощную нормативно-правовую базу, которую делают министерства и ведомства. А другие, конечно, большая часть, больший массив, должны стать собственными полномочиями субъектов Федерации. Казалось бы, такой вопрос казуистский, на самом деле он глубокий, потому что в зависимости от того, какое будет принято решение, будет зависеть, как мы перераспределим финансовые полномочия. В первом случае это субсидии, а во втором случае это, собственно, налоговая база для субъектов Федерации.

Вот эта работа подходит к завершению, она сложная, нервная, и Вам будут представлены предложения. Но очевидно, что после этого надо менять целый массив законодательства, и всё это, наверное, вступит в действие с 1 января уже 2013 года.

И второй вопрос, который я хотел затронуть. Я хотел поддержать Егора Афанасьевича в той части, что для Дальнего Востока должны быть созданы особые режимы хозяйствования, и в том числе особая жилищная политика. Почему? Потому что если для всей страны это та проблема, которую мы должны решать, это цель – обеспечение людей жильём, то для Дальнего Востока эта цель одновременно диалектически становится и средством закрепления здесь людей и прекращения отрицательного миграционного потока с востока на запад. И в этой связи, конечно, должны быть созданы мощные стимулы.

Я говорю радикально. Вот, допустим, материнский капитал сразу на первого ребёнка на Дальнем Востоке.

Длительное время мы выполняли федеральные целевые программы, и в том числе программы, связанные с обеспечением жильём определённых категорий населения, сельских специалистов или молодёжи. И мы получали федеральную субсидию и добавляли региональную, всё это составляло в совокупности, предположим, 30 процентов от стоимости кредита или жилья, но для Дальнего Востока должно составлять 60 или 70 процентов, то есть другой должен быть режим, чтобы вернуть назад миграционный поток. Это не отдельные мероприятия, это должна быть обдуманная линия, политика, её надо выработать.

Вот, собственно говоря, такие предложения.

Р.МИННИХАНОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, много мы говорим о фонде, четыре года работаем в режиме фонда, фонд нас научил дисциплине, первое. Там деньги так просто не дают, надо подготовить всю документацию, пройти все процедуры. И, конечно, этот путь мы научились проходить, потому что и раньше на капремонт деньги выдавали, но никто не видел, как они тратились. Сегодня мы чётко по каждому дому можем говорить, когда ремонт должен быть, какие средства, какие ремонтные работы проведены, кто провёл.

Мы в этом году уже 8700 многоквартирных жилых домов отремонтировали, осталось ещё меньше восьми, 26,3 млрд. рублей, из них порядка 40 процентов – фонд, остальные деньги Республики и населения.

Здесь мы говорим об участии населения, о наличии того, что есть такая системная работа, прозрачность. У нас население с квадратного метра 5 рублей платит, и мы гарантируем, что эти деньги никуда не уходят. В пределах муниципалитета они идут на капитальный ремонт, идёт персонифицированный учёт в нашем республиканском казначействе, и когда подходит время ремонта, если эти деньги отпущены, они возвращаются, и мы гарантируем, что на рубль, который они собрали, рубль даёт муниципалитет, рубль даёт республика.

За счёт этой программы в этом году основная часть у нас по ремонту была – это деньги муниципалитета, республики. В этом году – почти 1,8 миллиарда, но мы планируем не менее 2 миллиардов каждый год собирать.

Я просто хочу сказать, что жильё касается всех, поэтому Вы совершенно правильно сделали, продлить работу фонда до 2015 года, а вообще фонд должен быть постоянный. Вообще надо такое решение принять, и я думаю, «Единая Россия» должна быть здесь флагманом.

Что касается жилья. На самом деле первое – это, конечно, те люди, которые живут, и тот недоремонт, который есть и который всех беспокоит. Есть другая категория – аварийное жильё, которое тоже проходит через фонд, в этом году у нас – полторы тысячи квартир. Конечно, это люди, которые никогда в жизни не способны были бы получить жильё. Программа это позволяет. Без фонда это решить невозможно, региональный бюджет это самостоятельно не решит.

И, наверное, следующая категория. Мы говорим о квадратных метрах в принципе, но мы не говорим о покупательной способности, не все люди способны идти за кредитом. У нас в прошлом году где-то 14 тыс. ипотечных кредитов, в этом году пока 11 за девять месяцев, будет столько же. Но такая категория, как учителя, бюджетники, молодые специалисты – конечно же, они не могут подтвердить своей зарплатой получение этого кредита. Нужны какие-то формы поддержки. Очень хорошая форма поддержки «Жильё на селе», там субсидия федеральная и наша. Её надо бы продолжить, расширить. Программа «Молодая семья», но её в конце немножко изменили, увеличили региональную часть, уменьшили федеральную. Я думаю, что эта программа тоже должна быть.

И во многом стоимость жилья зависит от стоимости земли и от инженерной инфраструктуры. Земля у нас есть, надо решить по инфраструктуре. Если это микрорайон, то не меньше 10 лет надо, чтобы окупить проект. Сразу накладывать на квадратные метры – резко растёт стоимость. Поэтому, возможно, стоит через фонд или как-то ещё найти для этой категории нуждающихся какую-то форму в строительстве инженерной инфраструктуры. Это может быть и «длинный» кредит, где проценты и тело кредита выплачиваются в конце. Это очень важно.

Но в целом, я считаю, то, что фонд будет, это уже большой стимул и большое спасибо за это.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, что регионы это поддерживают. По поводу региональных систем я просил бы действительно всё-таки всех подумать о том, что это может быть. Конечно, в каждом регионе есть своя специфика: кто-то активнее этим занимался и у него более продвинутая ситуация. На Дальнем Востоке большое количество трудностей. Я не могу не поддержать то, что говорили Егор Афанасьевич, Вячеслав Анатольевич в отношении того, что это мы обязаны учитывать. Мы, конечно, можем к этому относиться, извините, вот так бухгалтерски: у всех должно быть абсолютно одинаковые условия, потому что все субъекты хозяйствования должны быть в одинаковых, стандартных условиях, ко всем регионам тоже нужно относиться одинаково. Но это не для нашей страны.

Вот в других странах, которые небольшие совсем, можно сказать, что одна коммуна не отличается от другой, и если у тебя плохо всё, значит, ты сам виноват в этом и тебя нужно убирать, и население тебя не переизберёт или, допустим, начальство тебе не доверит дальше исполнение полномочий. Но у нас абсолютно разные условия.

Слушайте, например, мы здесь сидим, мы понимаем, что экстремально низкие температуры, которые выводят из равновесия, например, ситуацию в жилищно-коммунальном комплексе Москвы, если несколько дней простоят, здесь они – полгода, и поэтому здесь колоссальные затраты, и их нужно тоже учитывать.

Надо подумать, конечно, над учётом этой специфики. Я считаю, что, может быть, это должна быть какая-то отдельная даже идея для «Единой России», вообще для нашего «большого» или «открытого правительства» просто по изменению стандартов работы в отношении Дальнего Востока, иначе, даже решая жилищные задачи, мы людей всё равно не простимулируем как надо. Мы должны это понимать, потому что сейчас коммуникации всё-таки развиты, это раньше человек получал на Дальнем Востоке или в Сибири надел, сюда добирался, а уже обратно вернуться не мог, и за счёт этого он просто оставался здесь и создавал семью и так далее. Но сейчас ситуация другая, сейчас можно всё продать, какие-то копейки получить и уехать в центральную часть России, и что мы получим здесь?

Есть ещё желающие? Пожалуйста, коллеги.

В.ПЕЧЕНЫЙ: Дмитрий Анатольевич, поддерживая Вячеслава Анатольевича: Магадан, Якутия – в принципе, одни и те же условия и те же проблемы. И сегодня мы все, очевидно, понимаем, что получили в наследство от тех политических сил, которые сегодня, собственно говоря, не голосуют за те решения, те проблемы…

Д.МЕДВЕДЕВ: Но которые всё время нам рассказывают, как надо работать и как было хорошо 25 лет назад?

В.ПЕЧЕНЫЙ: Да, вот буквально на днях я ездил вместе с коллегами в дом, который мы валим, расселяем, этот барак, деревяшка, и люди из соседних домов понимают, что завтра, в принципе, они надеются на то, что они тоже так же получат новое жильё. И, кстати, на днях мы вводим новый дом, переселяя из этих бараков.

Конечно, это реальный толчок, который, собственно говоря, создал базу для изменения ситуации, как и Фонд содействия реформированию ЖКХ. У нас 160 миллионов плюс наших 120, почти 7 тыс. кв. метров нового жилья под переселение.

Кстати, хотел бы сказать о том, о чём мы все сегодня говорим, и это очень серьёзное подспорье. Мы начали несколько лет назад на муниципальном уровне программу «Жильё для работников бюджетных организаций». Формат её, в общем-то, то, о чём мы говорили, – это субсидирование первого взноса на приобретение и получение, в том числе инструмента ипотечного кредита, это не просто выделение жилья, это в том числе решение проблемы переселения из ветхого и аварийного жилья.

Конечно, очень важно, Вы об этом сказали, нужно как можно быстрее этот специальный ипотечный продукт создать, он, конечно же, поможет нам в том числе решать эти проблемы. Вот мы начали со Сбербанком у нас, в Магадане, эту тему обсуждать…

Д.МЕДВЕДЕВ: Они сделали что-нибудь?

В.ПЕЧЕНЫЙ: В принципе, мы подходим к какому-то варианту, может быть, это какой-то будет пилотный проект, посмотрим, в том числе минимизируя ставку, давая возможность, мы субсидируем вот этот первый взнос, и процесс, я думаю, пойдёт. Мы готовы дальше над этим работать.

Д.МЕДВЕДЕВ: А вы с кем работаете там?

В.ПЕЧЕНЫЙ: Мы со Сбербанком.

Д.МЕДВЕДЕВ: С кем конкретно, с Грефом?

В.ПЕЧЕНЫЙ: Нет, наш, Северо-Восточный, региональный Северо-Восточный Сбербанк. Нужна будет здесь тоже такая поддержка.

И последнее, о чём здесь говорили, – об особенностях северов и Дальнего Востока и необходимости всё-таки государственной поддержки. Очень хорошо и здорово, огромное спасибо. Решение о продлении работы Фонда содействия реформированию ЖКХ, конечно, нам очень нужно. Но я думаю, что нужно вернуться к федеральной целевой программе «Жилище», действующей с 2011 по 2015 год, в той части, которая, возможно, окажет государственную поддержку в создании региональных фондов, о чём здесь говорили. Это хорошая защита денег, в том числе и населения, от посягательств управляющих компаний. И думаю, что если по этой же программе «Жилище» какую-то часть субсидирования ставок по ипотечным кредитам финансировать, это тоже могло бы пойти. Мы в этом смысле готовы и нацелены на увеличение объёмов переселения где-то в полтора раза в следующем году. Думаю, что те источники, которые есть у администрации области, наши собственные, плюс новые инструменты, помогут эту проблему решить гораздо быстрее.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Знаете, я почему зацепился за тему, связанную с банком? Конечно, банки – это очень тонкие инструменты. Все кризисы, которые возникают, зачастую связаны просто с отсутствием доверия к банкам, между банками, в конечном счёте, доверия к экономической ситуации, курсу Правительства.

С другой стороны, российские банки должны осознавать свою роль в развитии страны, особенно банки крупные, опорные банки, которые носят системный характер. Вот Вы сказали про Магадан. Конечно, у вас очень тяжёлое хозяйство. Мы находимся здесь, в Якутии, мы находимся в Якутске, где тоже всё очень тяжело. Я сегодня на самолёте полетал, посмотрел с руководителем республики, всё-таки здесь очень много уже точек роста: много строится жилья, социальных учреждений, спортивных объектов. У вас это ещё всё впереди. Почему я об этом говорю? Я когда посетил ваш край, посмотрел: всё-таки нужно принимать чрезвычайные меры для того, чтобы людей поддержать и чтобы пришли современные формы работы к вам.

Поэтому я обращаюсь к руководству Сберегательного банка, чтобы они приняли все решения, касающиеся Магадана. Это очень сложная территория, так просто судьба распорядилась, и если её не поддерживать, то, к сожалению, мы будем наблюдать за дальнейшей деградацией социально-экономической жизни, условий жизни, ну и оттоком людей просто. Что, собственно, и происходило достаточно долго, и, к сожалению, в полной мере считать, что мы этот процесс остановили, невозможно, сейчас во всяком случае. Поэтому считайте, что я это поручение руководству Сбербанка дал, а Вы можете сослаться, но это и так уже пройдёт где надо. Договорились.

Пожалуйста.

С.ГЛАЗЬЕВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Три соображения, очень кратко. Первое, хотел бы горячо поддержать Ваше решение о государственных гарантиях по ипотечным облигациям. Естественно, кроме того, что это будет способствовать снижению процентной ставки, это и позволит то, о чём Андрей говорил, втянуть деньги пенсионных фондов в этот процесс, и, может быть, ещё шире посмотреть. Скажем, мы в своё время, Вы помните, вкладывали довольно большую часть наших резервов в американские ипотечные бумаги. Там невозврат сейчас 15 процентов, у нас – 3.

Д.МЕДВЕДЕВ: Кто-то вкладывал, а кто-то возражал. Вы, по-моему, всегда возражали.

С.ГЛАЗЬЕВ: Наши ипотечные бумаги во многом благодаря той системе, которая создана, сегодня более надёжны, чем американские. По американским облигациям процент меньше трёх, а у нас будет больше семи. Так что для пенсионных институтов, в том числе, может быть, для Фонда национального благосостояния, надо посмотреть такой очень интересный инструмент для долгосрочных инвестиций.

Второе соображение. Госгарантии по облигациям всерьёз заработают тогда, когда ставка рефинансирования Центрального банка упадёт хотя бы до четырёх. Пока этого нет, всё-таки процент за ипотечный кредит очень большой. И я бы здесь вспомнил об очень хорошем старом инструменте – стройсберкассах. В Европе эти стройсберкассы работают более 100 лет. Для таких стран, как наша, где у большинства людей нет кредитных историй, где требуется очень много бумаг собирать для получения ипотечного кредита, по этой причине и процентные ставки высокие, стройсберкассы могут быть очень эффективным инструментом.

Скажем, в Словакии за шесть лет доля населения, которая вошла в ссудо-сберегательные схемы, составила 50 процентов. Схема очень простая: гражданин каждый месяц откладывает, допустим, 5 тыс. рублей на свой накопительный счёт, государство доплачивает премию, чтобы стимулировать, предположим, тысячу рублей. За пять лет накапливается кредитная история, затем стройсберкасса – ссудо-сберегательное учреждение – даёт ипотечный кредит, который включает в себя то, что необходимо, сверх накопленного пая.

У нас разработана в Академии наук математическая модель, где показано, что эффективность государственных субсидий по стройсберкассам раза в три выше, чем по ипотечным банковским кредитам. Начался сейчас пилотный эксперимент в Краснодарском крае, где с помощью Сберегательного банка реализуется идея ссудо-сберегательных счетов, то есть стройсберкассы могут работать как ссудо-сберегательные счета в обычных коммерческих банках при соответствующем регулировании и могут работать как кооперативы, о которых Вы говорили. То есть мне кажется, это хороший мостик между развитой банковской ипотекой и нынешним состоянием, особенно для низкодоходных групп населения, у которых нет сегодня возможности пойти на обычную ипотеку.

И третье соображение. Действительно, для удешевления строительства (Вы сказали об этом) очень важно определить предельные цены для подключения к сетям. Может быть, развивая ту парадигму госуслуг, которую Вы сейчас проводите в жизнь, «одно окно», стоит подумать о том, чтобы и для естественных монополий ввести некий потолок по субъектам Федерации, может быть, в целом по стране, и, может быть, выйти даже на принцип «единого окна». Человек заплатил один раз за подключение… Потому что сейчас приходится платить всем – и проектировщикам, и монополистам, и строителям, и так далее. В итоге этот платёж за подключение к сетям становится просто резиновым.

Возвращаясь к стройсберкассам, хочу сказать, что у нас подготовлена математическая модель, программное обеспечение и проект закона. Мы готовы представить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Сергей Юрьевич. Я коротко прокомментирую то, что Вы сказали.

По поводу госгарантий. Я, собственно, сам это произнёс, поэтому хорошо, что Вы это развиваете. Я надеюсь, что мы всё-таки сможем этот инструмент задействовать. Конечно, доверие разное к нашим государственным бумагам, к американским, но в конечном счёте это вопрос выбора. Потому что мы понимаем, что в какой-то момент (и хорошо, что он не наступил), ситуация в американской экономике, а мы на неё завязаны, была такая, что все эти наши вложения могли просто накрыться. Не только наши, китайские тоже. Мы же не одиноки, мы всё туда вкладываем. И тогда ситуация мировая была бы просто катастрофической. Потому что, если я правильно помню эту цифру, общий объём заимствований, который находится в рамках американской пенсионной и социальной системы, 50 трлн. долларов. Там какая-то совершенно фантасмагорическая сумма крутится, нереальная, таких и денег-то нет. Но просто если эта система «поедет», то просто накроет весь мир этими «фантиками».

Я просто к тому, что, конечно, нам нужно внимательно относиться и к нашим партнёрам – условно говоря, где находятся наши деньги.

Теперь по поводу стройсберкасс. Это тема не новая, я её сам начинал обсуждать ещё даже в тот период, когда работал в Правительстве. В принципе, идея действительно работающая. С другой стороны, у неё есть и минусы. И, насколько я помню, недавно Государственная Дума к ней возвращалась, несколько раз её рассматривали и в какой-то момент, не без участия Правительства, конечно, от неё отказались. Но это не значит, что она себя исчерпала, я как раз не хочу этого сказать, надо посмотреть всё-таки, на что мы можем пойти, а чего мы делать не должны.

Вы правы, и здесь мне нечего Вам возразить: Вы сказали про ставку рефинансирования – бог с ней, со ставкой рефинансирования, – но до тех пор, пока у нас ипотечная ставка не будет 6 процентов (ставка рефинансирования хоть 0, мне всё равно), пока она не будет 6 процентов или ещё ниже (конечно, американский уровень нам не превзойти, это плохо закончилось для Америки), нам придётся придумывать суррогаты, которые будут помогать малообеспеченным слоям населения, и это очевидно. Вот как это делать – через сберкассы или как-то иначе, через стройсберкассы, я имею в виду, – это уже вопрос выбора, но инструмент должен быть, и я, кстати, в этом смысле согласен с тем, что Вы сказали.

С.ГЛАЗЬЕВ: Дмитрий Анатольевич, по нашим расчётам, 2,7 миллиона семей могут работать.

Д.МЕДВЕДЕВ: И теперь в отношении подключения к сетям. Если мы сможем выйти на «единое окно», это было бы здорово. Я, правда, не знаю, насколько это реалистично, но вообще, конечно, бесконечное количество поборов, которые идут, или просто платежей, – ладно, более скромный термин используем, это не здорово, конечно. Человек должен приблизительно понимать, что он заплатит и в одном месте. Это абсолютно правильно.

Пожалуйста.

М.АБЫЗОВ: Дмитрий Анатольевич, я хотел начать, может быть, с вопроса уточняющего. Вот то, что Вы сказали о необходимости сформировать новый дополнительный продукт для трёх категорий потенциальных заёмщиков ипотечных кредитов, наших граждан: это учителя, работники здравоохранения и инженеры. По сути дела, речь идёт о том, чтобы сформировать условия ипотечного кредитования для этих категорий, аналогичные учителям в сельской местности, той программе, которая принята. По сути дела, вот об этом идёт речь?

Д.МЕДВЕДЕВ: Близкая к этому, во всяком случае.

М.АБЫЗОВ: Близкая к этому. Возможно, за счёт другого продукта, но выйти на параметры, которые бы делали кредиты для этих категорий граждан доступными исходя из уровня их фактических доходов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, абсолютно.

М.АБЫЗОВ: Это как раз то, о чём говорил Рустам Нургалиевич. Мы сделали расчёты при подготовке к этой встрече: при принятии такой программы дополнительное количество ипотечных кредитов, выданных нашим гражданам, будет от 100 до 150 тысяч в год. По сути дела, это то количество семей наших граждан, которые дополнительно к сегодняшним возможностям будут иметь шансы приобрести новое жильё за счёт подобного инструмента.

Мы в рамках работы Общественного комитета и проекта «большое правительство» в течение последних семи дней делали опросы и сбор предложений и инициатив как среди экспертов, так и среди интернет-сообщества о том, что можно было бы предложить в качестве именно инициативы с мест по теме ипотеки, доступного жилья и условий жизни наших граждан. Я хотел бы некоторые из них, которые уже прошли обсуждение экспертов, заслуживающие внимания, Вам озвучить.

Первое – о том, что мы обсуждали, это доступность инфраструктуры. Общая оценка: непрямые затраты на строительство жилья на сегодняшний день доходят по ряду регионов до 100 процентов. По сути дела, гражданин, приобретая жильё, половину оплачивает непрямых затрат на строительство этого жилья, это и земля, это инфраструктура (большую часть тянет за собой), и различного рода непрямые и косвенные затраты, в том числе так называемая коррупционная рента, Вы об этом сказали.

По сути дела, если упорядочить и оптимизировать вот этот вид затрат, стоимость жилья и стоимость ипотеки можно снизить в полтора раза. Что это означает? Вот мы с Александром Арнольдовичем совсем недавно разбирались в ситуации по инфраструктуре в одном из сибирских регионов, полтора года не решается вопрос о включении затрат на инфраструктуру под новые проекты, которые государство проводит, в инвестиционную программу естественных монополий, они просто там стоят не в приоритете. Почему? Некоторые из руководителей регионов ошибочно считают, что строительство жилья не создаёт им дополнительную налоговую базу. Это не так. И поэтому капитальные затраты водоканалов, тепловых, электрических сетей, связанные с подключением новых предприятий, ставят в приоритет относительно подключения новых строительных площадок, и затраты составляют там сотни миллионов рублей.

Какое решение надо принять? Включение в инвестиционные затраты естественных инфраструктурных монополий, затрат, связанных с подключением нового жилья, должно стоять в приоритете. Сначала выполните это, а потом всё остальное! Тогда это будет доступно, и мы сможем снизить затраты на жильё в целом. Это первая инициатива, которая была.

Второе. Дмитрий Анатольевич, интернет-сообщество поднимает острые проблемы, и я хотел бы их всё-таки озвучить, несмотря на то что отзывов положительных очень много. Реально вопрос ипотеки сдвинулся, это отмечают люди, которые заходят и пользуются социальной платформой «большое правительство». Тем не менее и острые вопросы я хотел бы озвучить.

Вы правильно сказали, у нас есть ветхое жильё, есть у нас аварийное жильё. Дмитрий Анатольевич, у нас ещё и бараки. Причём бараки не по состоянию…

«Мы сегодня прошлись по баракам, которые являются жильём, по домам, которые являются жильём, но мы не были в тех бараках, которые не являются жильём, а такие в нашей стране есть. «Балки» они называются, или как-то иначе, применительно к условиям данной местности, но это есть».

Д.МЕДВЕДЕВ: Жильё, которое и не ветхое, и не аварийное, а типа «качественное».

М.АБЫЗОВ: Понимаете, не просто аварийное жильё, а бараки (мы обсуждали, сибиряки это хорошо знают) – это то временное жильё, в котором поселялись студенты комсомольских строек. Оно не стоит на учёте как жилой фонд.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, оно не считается жилым фондом.

М.АБЫЗОВ: Оно не считается жилым фондом. Там живут десятки тысяч наших граждан.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это правда.

М.АБЫЗОВ: И Вы знаете, парадоксальная ситуация, Дмитрий Анатольевич, это особенно здесь, вокруг БАМа: там есть интернет, там есть сотовая связь, в бараках, но там нет канализации и нет водопровода. И люди по этому интернету отправляют на сайт, который мы открыли, «большое правительство», вопросы с тем, что необходимо по этому даже не фонду, а вот этому виду жилья, в котором десятки тысяч наших граждан живут, принять отдельную программу.

Да, это большие финансовые вложения со стороны государства. Но на нас люди смотрят, как на космонавтов, когда мы говорим только о хорошем, а они – вот там, в этом ветхом жилье, да не в ветхом, в этих бараках. И это особенно здесь, на северных территориях, проблемный вопрос, и мэр, и губернатор это знают. Вот в улусах, в Якутии, там же тысячи людей живут, они не будут оттуда переселяться в центральные районы, это их место жизни, обитания, промысла, они хотят жить там. Для них нужны индивидуальные решения, индивидуальные программы, без этого мы не продвинемся.

Третий вопрос. Дмитрий Анатольевич, мы говорим про недоступность и дороговизну жилья, которая в ряде регионов зашкаливает, в том числе там, где есть повышенный спрос. Но я хотел бы сказать, и это коллеги подтвердят, у нас в большом количестве регионов, и эта цифра доходит до 45 процентов, застройщики и девелоперы, которые продают населению новые квартиры, фактически являются на ряде территорий монополистами. И если Вы зададите мне вопрос о том, а было ли хотя бы одно разбирательство Федеральной антимонопольной службы по факту завышения предложения на рынке жилья, я его не помню лично.

А по сути дела что? У нас есть хорошее, достаточно плотное антимонопольное законодательство. Если в каком-то регионе доля застройщика более 30 процентов, это означает, что он является субъектом регулирования со стороны антимонопольной службы. Когда у нас аффилированные группы в ряде регионов держат фактически (надо называть вещи своими именами) рынок девелопмента и фактически диктуют цены, – не покупают квартиры в ряде регионов, а цены 55 тыс. за квадратный метр. Потому что альтернативного предложения и конкуренции нет, а спрос ещё слаб.

Я считаю, что пришла пора поручить антимонопольной службе рассмотреть этот вопрос, нам надо, самое главное, развивать конкуренцию среди девелоперов, а там, где это невозможно, вводить антимонопольное регулирование. Я уверен, что если ФАС возьмётся за это, себестоимость у нас существенно снизится.

И, пользуясь случаем, хотел Вам доложить о том, что мы фактически на прошлой неделе закончили исполнение Вашего поручения, и это важно здесь, для Дальнего Востока, по расширению и распространению льгот на перелёты с Дальнего Востока в Москву для женщин пенсионного возраста. Тот вопрос, который мы у Вас по транспорту ставили, в следующем году будет решён. Это важно для Дальневосточных регионов, а источники уже соответствующие сформированы. Мы с Министром транспорта и с Минфином этот вопрос проработали.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я об этом тоже говорил уже, о том, что мы готовы это сделать.

У нас с вами сегодня общение между сторонниками, но на самом деле по сути это такое вполне очевидное производственное совещание с вполне конкретными и толковыми предложениями, которые, наверное, должны будут воплотиться в перечень поручений.

По включению затрат, то, о чём Вы сказали, давайте подумаем, как это сделать. Посовещайтесь с коллегами из Администрации Президента, давайте, я не против того, чтобы проработать это на правительственном уровне и на экспертном уровне, конечно.

Вторая тема, которую Вы подняли, действительно кричащая, и хорошо, что Вы её подняли. Потому что мы сегодня действительно прошлись и проехались, кстати, с Егором Афанасьевичем, по баракам, которые являются жильём, по домам, которые являются жильём, но мы не были в тех бараках, которые не являются жильём, а такие в нашей стране есть. «Балки» они называются, или как-то иначе, применительно к условиям данной местности, но это есть. И, конечно, основная проблема или трагедия людей, которые там живут, заключается в том, что они формально не состоят ни на каких учётах. Они обязаны освободить это, это нежилые помещения, у них не возникает права пользования соответствующим жильём, на основании которого человека при выселении должны обеспечить другим жильём, если этот дом аварийный, если он грозит обвалом или если с ним ещё что-то произошло.

Конечно, в каждой территории их количество разное, но здесь, мне кажется, государству нужно в какой-то момент найти в себе мужество принять политическое решение и сказать: да, юридически это не жильё. И, в принципе, исходя из соображений рыночного порядка всех людей оттуда можно выбросить и сказать: знаете что, вы себе сами ищите жильё, вам никогда государство это как жильё не давало, оно вам не должно. Но мы с вами понимаем, что это за люди. Это люди, которые реально строили всё это, люди, у которых тяжёлая судьба. Некоторые из них находятся просто в плачевном состоянии, у них ничего нет и, конечно, ничего не будет. И в этом смысле я считаю, что это даже довольно безнравственно – просто ссылаться на юридическую сторону, хотя если государство будет на неё ссылаться, оно будет право, потому что, ещё раз говорю, формально никаких у них правовых оснований для использования этого жилья в качестве жилья не существует.

Что я предлагаю? Надо наконец посчитать, сколько у нас таких помещений, это не такая лёгкая проблема, более того, с одной стороны, я вот сказал о том, что эти люди, они находятся в тяжёлой жизненной ситуации, и их, конечно, очень жаль. С другой стороны, народ умеет крутиться. Если принять вот это решение просто так, сказать: «Вот давай, всех пиши в Красную армию», – завтра у нас количество людей, проживающих в этих «балках», будет измеряться миллионами, потому что достаточно захватить любой сарай, сказать: знаете, я здесь живу, и поди там, докажи, его же никогда не переписывали.

Но разобраться в этом надо. Вот у меня какое предложение: поручить сделать это порегионно с привлечением экспертов и, простите, наверное, прокуратуры или, во всяком случае…

М.АБЫЗОВ: У нас есть участковые.

Д.МЕДВЕДЕВ: …может быть, и полиции. Короче говоря, нужно правоохранительные органы туда подключить, чтобы не было там очевидных манипуляций, потому что иначе, конечно, будет обратная крайность. Но установить, каков объём реального бедствия, надо постараться.

И по поводу монопольных групп, которые захватили рынки и терроризируют их, диктуют цены. Везде по-разному. На самом деле, на мой взгляд, может быть, я ошибаюсь, в значительной мере это зависит от позиции губернатора. Если губернатор ситуацию распускает, а иногда и просто потворствует ей, отдавая предпочтение каким-то близким строительным группам, это одна ситуация, и нам эти ситуации всем хорошо известны, начиная от относительно небольших мест заканчивая столичными регионами. Может быть, конечно, и другие ситуации бывают, но в любом случае надо проверить, что в каждом регионе с этим происходит. Я поддерживаю идею подключить антимонопольную службу, для того чтобы проверить долю рынка в каждом конкретном регионе. Но это нужно опять же делать не абсолютно прямолинейно, потому что есть регионы, куда ещё и не зазвать строителей, такое тоже есть на самом деле, особенно на Дальнем Востоке всё непросто. Знаете, на Магадан не так много найдётся охотников строить, потому что рынок маленький, доходы низкие. Но это скорее исключение. И не надо сразу кивать, иначе я приму решение, что у вас там как раз давным-давно всё переделили, всё в порядке. Поэтому антимонопольный орган пусть этим займётся, я с этим абсолютно согласен.

Артур Николаевич, Вам не могу не дать, особенно здесь.

А.ЧИЛИНГАРОВ: Два слова. Есть ещё одна категория людей, о которых мы не говорим.

«Поддерживаю идею подключить антимонопольную службу, для того чтобы проверить долю рынка в каждом конкретном регионе».

Д.МЕДВЕДЕВ: Герои-полярники.

А.ЧИЛИНГАРОВ: Нет, это полярники, но не все герои. Арктическая зона, люди, которые живут в Арктике, Якутия – это арктическая страна, четыре района, как я помню, выходят на Ледовитый океан. Дмитрий Анатольевич, есть закон, мы его приняли, закон о жилищных субсидиях для лиц, выезжающих с Крайнего Севера. Максимум, что удалось за эти 12–13 лет в Думе, – довести сумму этих средств до миллиарда рублей на 24 субъекта. Очередь – 50 лет. Сегодня на учёте стоит 223 тыс. полярников, о которых говорили. Живут в «балках». Я хочу зацепиться за Ваше предложение, может быть, субсидию делать не жилищную, а земельную? Давать землю им, они с удовольствием будут строить, и сегодня они должны возвращаться в Арктику.

Вот такое предложение. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Артур Николаевич.

Я что могу сказать? В принципе, давайте проанализируем и эту ситуацию. Я не знаю, сколько там людей, 223 тысячи – цифра огромная на самом деле, я не ожидал. Но я думаю, что там частично этот контингент как раз пересекается с тем, о чём мы только что говорили, вот с теми, кто живут в этих бараках, не являющихся на основании законов жилищным фондом государственным или ведомственным. Давайте это проанализируем.

Насчёт того, чтобы землю предоставлять, можно подумать.

А.БРАВЕРМАН: Одну минуточку буквально. Вы упомянули кооперативы как один из наиболее эффективных инструментов для решения жилищной проблемы. Надо сказать, что совместно с «Единой Россией» была проявлена инициатива, и теперь есть три составляющих, которые включаются в предложение – бесплатно земля, содействие в подключении инфраструктуры, это уже принято, и третье – это проекты повторного применения, которые Вам докладывались, о которых Вы сегодня тоже упомянули, Дмитрий Анатольевич, это энергоэффективные, экологически чистые и комфортные проекты.

Вторая часть, и об этом Егор Афанасьевич говорил, когда говорил о доступности жилья, – это часть, которая касается спроса. Ольга говорила о средневзвешенной ставке 11,7. Конечно, это ставка для сегмента эконом-класса, но трудно поднимаема пока, тем не менее в Сбербанке есть продукт 10–10–10 – это 10 процентов первоначального взноса, 10 лет кредита и 10-процентный ежегодный взнос. Вот на проекте «Каинская заимка» для молодых учёных мы этот продукт модифицировали вместе со Сбербанком и сделали его ещё более доступным для молодых учёных. 157,2 гектара было передано в Новосибирске в самом центре города под кооператив для молодых учёных в соответствии с Вашим поручением, тоже этот проект шёл совместно с «Единой Россией». Там получилась некая дельта, у ребят не хватает 9,8 тыс. рублей ежемесячно для того, чтобы оплачивать подобного рода кооператив. Мы в соответствии с Вашим и Председателя Правительства поручением пока финансируем это из денег фонда, но вообще нужно, конечно, для той категории граждан, о которых Вы упоминали, врачей, учителей, молодых учёных, системное решение.

Тем не менее даже решение проблем по Новосибирску позволило удержать 210 ребят, которые сидели на чемоданах реально, то есть у них был, Дмитрий Анатольевич, официальный «оффер», официальное предложение о выезде за рубеж, юридически обязывающий документ, вот этих ребят удалось удержать. Это, мне кажется, ощутимый результат, который совместно с коллегами из «Единой России» мы сделали.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это абсолютно правильно, Александр Арнольдович. Я согласен, что нужно различные формы использовать, и давайте в этом плане поработаем ещё.

Завершая сегодняшний разговор, я хотел бы обратиться ко всем присутствующим – и к членам партии «Единая Россия», к руководителям регионов, к Комитету сторонников. Мы с вами понимаем, что тема, которую мы сегодня копнули, она действительно абсолютно ключевая для подавляющего большинства граждан. Если мы сможем найти, ключик один мы не найдём, потому что она слишком сложная, но хотя бы десяток ключей на разном уровне, для того чтобы её решить, мы будем очень успешными руководителями, политиками, просто менеджерами, потому что мы тогда перевернём страну. И что сказал сейчас Михаил? Правильную вещь сказал абсолютно: жильё – это не только социальное благо, которое необходимо всем нашим гражданам, давайте не будем забывать, что это ещё и бизнес, и способ развития территорий. Вот те, кто считают, что это некое обременение, это какая-то засада, о которой там вот сверху говорят: «Ты занимайся, иначе мы тебя снимем», – тот не прав, он по сути не прав. Из всего этого можно делать экономику, только нужно к этому грамотно относиться. Я надеюсь, что все присутствующие в этот процесс свой вклад внесут.

Мы с вами очень правильно сделали, что собрались для обсуждения этой темы в очень сложном регионе. Я очень рад, что все сюда приехали, и благодарен вам, потому что это, во-первых, действительно очень важный для нас край, во-вторых, край, в котором ты можешь почувствовать, насколько здесь важно решить жилищную проблему. Вот когда едешь на автомобиле и видишь, как стоят эти здания, поневоле проникаешься уважением к людям, которые здесь живут, и понимаешь, чего это стоит. Но бросить-то мы это не можем, это наша земля. Поэтому давайте займёмся этим максимально внимательно.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 ноября 2011 > № 436005 Дмитрий Медведев


Россия > Медицина > mn.ru, 2 ноября 2011 > № 430053 Андрей Юрин

«В среднем доплата врачам составит 7 тысяч в месяц»

Глава Федерального фонда ОМС рассказал «МН» о расходах программы модернизации здравоохранения

Галина Паперная

За два года, по замыслу чиновников Минздравсоцразвития, в каждой второй российской поликлинике будет полностью заменена крупная медицинская техника, зарплаты врачей-специалистов и медсестер вырастут на треть, а очереди полностью исчезнут.

Это должно произойти благодаря дополнительным средствам, которые поступят в 2011–2012 году в бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС) в результате повышения ставки страховых взносов ОМС. Они пойдут на модернизацию регионального здравоохранения. Глава ведомства Татьяна Голикова, выступая в Госдуме во вторник, 1 ноября, отметила, что в тех регионах, которые первыми включились в программу модернизации, изменения уже видны как в оснащении клиник, так и во врачебных зарплатах. Лидерами модернизации «как по осуществлению мероприятий, так и с точки зрения кассового исполнения» министр считает Белгородскую область, Алтай и Дагестан.

В целом проект модернизации регионального здравоохранения оценивается в 620 млрд руб. (460 млрд руб. из фонда ОМС и 160 млрд руб. софинансирование региональных бюджетов). О том, на что уже направляются эти деньги, «МН» рассказал руководитель ФФОМС Андрей ЮРИН.

— Несмотря на растущие в последние годы расходы на здравоохранение, эта сфера остается недофинансированной. Известно, что тариф ОМС не покрывает в полной мере расходы лечебных учреждений даже по тем пяти статьям, которые в нем заложены. Почему же дополнительные миллиарды было решено направить не сюда, а на дополнительные региональные программы?

— Когда рассматривался вопрос, как использовать эти средства, были разные предложения, в том числе их предлагалось просто отправить на текущее финансирование. Но, учитывая, что материально-техническая база отечественного здравоохранения находится в состоянии, которое не позволяет внедрять стандарты оказания медицинской помощи, было принято другое решение — осуществить программу модернизации.

По сути, у модернизации две основные задачи: обновление материально-технической базы и внедрение стандартов лечения. Думаю, очевидность первой задачи не вызывает сомнений у любого, кто оказывался в районной поликлинике. А стандарты лечения позволят закрепить и сделать общедоступной лучшую медицинскую практику, дающую наибольший терапевтический эффект. Этим путем давно идет все мировое здравоохранение.

— И все же более конкретно: на что потратят 620 млрд рублей?

— Конечно, модернизация — это не только определенный набор оборудования, отремонтированные больницы и поликлиники, но и новая организация процесса лечения и профилактики, и, разумеется, решение кадровых проблем. Но начинать все равно нужно с матчасти.

В рамках программы модернизации в течение ближайших двух лет предусматривается строительство 117 новых учреждений здравоохранения, в том числе будет завершено строительство ранее начатых объектов. Текущий капитальный ремонт пройдет в 4 тыс. работающих в системе ОМС поликлиник и больниц — это половина всех имеющихся в стране. Запланировано приобрести 197 тыс. единиц оборудования для 5 тыс. учреждений, но это не окончательная цифра: аукционная система закупок позволяет сэкономить средства и в конечном итоге купить больше. Уже сегодня понятно, что с реализацией всех конкурсных процедур экономия будет значительная. Поэтому те объемы, о которых я говорил, можно считать только ориентировочными, на самом деле закуплено будет больше.

По предварительным оценкам, в каждое участвующее в программе лечебное учреждение поступит 40 новых единиц техники. В том числе почти 500 единиц такого дорогостоящего оборудования, как компьютерные томографы и магнитно-резонансные томографы. А также более 4,5 тыс. единиц рентгеновского оборудования, включая ангиографы и маммографы. Это очень важное оборудование, которое позволяет осуществлять сплошное наблюдение за женским здоровьем и выявлять тяжелые заболевания легких на ранних стадиях.

— В Москве на закупках томографов по региональной программе модернизации сэкономили более 1 млрд руб. Премьер-министр Владимир Путин даже предлагал другим регионам передать проведение аукционов столичному департаменту здравоохранения, раз у них так здорово получается. Удалось ли распространить столичный опыт в другие регионы?

— То, что в Москве смогли это сделать, говорит о хорошем знании рынка такой техники руководителями столичного здравоохранения. Но понятно, что чем крупнее партия, тем легче договориться о скидках. В других регионах тоже активно работают в этом направлении. Среди наиболее успешных: Белгородская, Брянская, Ивановская, Новгородская, Кемеровская область, Ставропольский и Забайкальский край, Татарстан, Башкортостан, Чувашия. Буквально на днях мы подсчитали, что в Ростовской области уже сэкономили почти 200 млн руб. Во всех регионах сегодня уже объявлены аукционы по закупке техники и проведению ремонтных и строительных работ, активно идет заключение контрактов. Эффект от этих конкурсов очень значительный.

— Какие действия вы предприняли, чтобы избежать нарушений в ходе закупок? Или это неизбежно при таких масштабах?

— Принципиальным отличием закупочной кампании в рамках программы модернизации здравоохранения стало введение 100-процентной оплаты по факту действительной поставки оборудования или выполнения строительных работ. Это своего рода страховка от недобросовестных поставщиков, которые берут аванс и пропадают. Раньше обязательными по закону были авансовые платежи в размере 30% от суммы контракта. И возникали ситуации, когда победители аукционов по тем или иным причинам отказывались от своих обязательств, а на возврат авансовых средств уходили месяцы.

— Какую часть средств потратили за десять месяцев?

— На начало октября региональные программы модернизации профинансированы ФФОМС на 133 млрд руб., это полностью соответствует графику. Всего же до конца этого года со счетов фонда в региональные бюджеты будет перечислено 190 млрд руб. Ожидается, что за счет увеличения страховых взносов в бюджет ФФОМС в 2011-м дополнительно поступит 215 млрд руб., но 25 млрд из них зарезервировано на случай изменений макроэкономической ситуации.

В финансировании технического перевооружения здравоохранения участвуют и сами регионы. В 2011 году они должны направить на эти цели в общей сложности 175 млрд руб. Для сравнения: в 2010-м, до начала программы, они выделили только около 100 млрд руб. Безусловно, это очень значительное увеличение.

— После того как деньги поступают в регионы, вы уже не имеете к ним отношения? Кто контролирует, как они там расходуются?

— Контролируем мы, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. Проверки уже идут. По приказу министра здравоохранения и социального развития в каждом регионе создана действующая контрольная группа, которую возглавляет руководитель местного органа Росздравнадзора. Также в нее входят представители территориального фонда ОМС и обязательно сотрудники Роструда, так как часть средств региональных программ должна быть направлена на увеличение зарплаты медработников. Ежемесячно эти контрольные группы направляют доклад губернатору и в ФФОМС. Кроме того сотрудники Федерального фонда ежемесячно сами выезжают в регионы и будут это делать все два года реализации программы модернизации.

Учтите, что предоставление каждого следующего транша, а они выделяются ежемесячно, осуществляется только после подробного анализа отчета за предыдущий месяц. Есть и санкции за невыполнение обязательств, зафиксированных в региональной программе модернизации: для начала это может быть приостановка выплат, а затем и полная остановка финансирования. С последующим перераспределением денег в пользу тех регионов, где средства используют с толком.

— Кому в рамках этой программы поднимут зарплату и насколько?

— В первую очередь речь идет о врачах-специалистах и среднем медицинском персонале, которых не затронуло прошлое повышение зарплаты, проводившееся в рамках федеральной целевой программы «Здоровье». Тогда прибавку в 10 тыс. руб. получили медработники первичного звена и работники «Скорой помощи». В рамках программы модернизации более 120 тыс. специалистов тоже получат доплату. В среднем по России она составит 7 тыс. руб. в месяц. Также увеличение выплат охватит более 210 тыс. медицинских сестер — размер надбавки у них в среднем будет 3 тыс. руб. ежемесячно. И хочу сказать, что уже сейчас мы ощущаем увеличение притока специалистов в лечебные заведения.

— Хотя и считается, что модернизация отрасли будет идти два года, в 2011–2012-м, многие регионы только летом смогли окончательно утвердить свои программы в Минздравсоцразвития.

— Стоит отметить, что еще одной неотъемлемой частью региональных программ является информатизация. Соглашения по внедрению информационных технологий в здравоохранение между федеральным министерством и регионами заключались в последнюю очередь, и до сих пор не все это сделали.

— С какими еще сложностями приходится сталкиваться?

— Часть субъектов несколько позже объявляет конкурсы, хотя объем финансирования был понятен еще в начале года. И второе затруднение — разработка стандартов лечения. Но тут надо понимать, что в таком объеме стандарты разрабатываются впервые в нашей стране. В первую очередь само медицинское сообщество должно поспорить и хорошенько обсудить, что же хочется видеть в стандартах. Это может потребовать дополнительного времени.

Россия > Медицина > mn.ru, 2 ноября 2011 > № 430053 Андрей Юрин


Россия > Медицина > mn.ru, 24 октября 2011 > № 423786 Владимир Стародубов

«Теперь за медицинскую помощь будет отвечать губернатор»

Идеолог реформы здравоохранения Владимир Стародубов о грядущем перераспределении полномочий

Галина Паперная

Спорный законопроект «Об основах охраны здоровья граждан» на удивление мирно прошел второе чтение в Госдуме. В пятницу нижняя палата 309 голосами одобрила новый базовый документ для медицинской отрасли.

Протесты именитых врачей и общественных организаций медиков заставили власти «притормозить» прохождение законопроекта через парламент — летом он был снят с повестки и перенесен на осень буквально за считанные часы до рассмотрения. Пауза была использована в том числе и для того, чтобы учесть в законопроекте пожелания критиков, включая и одного из самых яростных оппонентов Минздравсоцразвития Леонида Рошаля, утверждают разработчики документа.

Не исключено, что поправки придется вносить и к третьему чтению — медики, не согласные с предложенной командой Татьяны Голиковой моделью развития отрасли, намерены продолжить наступление на законопроект. Открывающийся на этой неделе Всероссийский Пироговский съезд врачей станет площадкой критики чиновников. Оргкомитет съезда уже направил в адрес руководителей государства и лидеров всех политических партий приглашение принять участие в работе форума и выслушать мнение профессионального сообщества о реформаторских планах Минздравсоцразвития.

Примечательно, что оппоненты министерства предпочитают спорить с анонимами, называя авторов законопроекта «командой Голиковой», либо чиновниками, либо просто Минздравом. И это не совсем верно. Один из основных разработчиков этого документа академик РАМН Владимир Стародубов в министерстве уже не работает, хотя и возглавлял ведомство в 1998–1999 годах и несколько раз побывал в кресле заместителя министра. Его также трудно назвать членом команды нынешнего министра, хотя они и тесно сотрудничают: скорее Татьяна Голикова — продолжатель дела Стародубова, как и предыдущий министр Михаил Зурабов.

Несмотря на смену правительств и министров здравоохранения, академик Стародубов остается одним из наиболее активных идеологов реформы отечественного здравоохранения. В интервью «МН» Владимир Стародубов рассказал, что принятие законопроекта, который задаст вектор развития отечественной медицины, сегодня зависит в основном от политической воли руководства страны.

-- Почему вы настаиваете на скорейшем принятии закона «Об основах охраны здоровья граждан»?

-- До последнего времени мы жили по аналогичному документу, принятому в 1993 году. С тех пор появилось множество явлений, никак не отрегулированных на законодательном уровне. Полный пересмотр рамочного закона просто необходим. Принятый на днях во втором чтении законопроект – это далеко не первая попытка изменить устаревший документ. Свои поправки в него предлагали по очереди все министры здравоохранения, в том числе и я. Но ни одна из них не прошла. В первую очередь, из-за отсутствия политической воли.

-- Первый вариант нового законопроекта вызвал протесты в медицинском сообществе. Второе чтение документа несколько раз откладывалось. А если бы в пятницу Госдума опять не проголосовала?

-- Я ответственно заявляю, что без этого закона российское здравоохранение могло бы только деградировать. Перспектив у него точно никаких не было бы. Новый закон «Об обязательном медицинском страховании», региональные программы модернизации, приоритетный нацпроект «Здоровье», закон о страховании профессиональной ответственности врачей, – все это должно быть объединено единым базовым, если хотите, идеологическим документом. Только так мы можем гарантировать обществу, что отечественное здравоохранение будет и впредь развиваться по закону, а не по сиюминутной воле отдельных руководителей.

-- Насколько сильно изменился текст закона под давлением общественности?

-- Принципы, которые были заложены в первом варианте документа, изменились не столь значительно. Но в результате обсуждения поменялись подходы ко многим аспектам. Мы прописали в законе значительные полномочия органов власти и хотим, чтобы здравоохранение в нашей стране оставалось государственным.

-- Но на какие-то уступки все-таки пришлось пойти? Какие права получили профессиональные объединениям медиков, идейные лидеры которых, тот же Леонид Рошаль, настаивали на полной независимости и возможности участвовать в регулировании отрасли на государственном уровне?

-- После того, как законопроект вышел на широкое общественное обсуждение, стало очевидно, что консенсуса в медицинском сообществе нет. Его и не может быть: существует множество моделей развития здравоохранения и взглядов на них. Каким бы ни был законопроект, какие бы мудрые люди его ни писали, он бы все равно вызвал столько же споров.

Тот принцип, о котором мы в итоге договорились, заключается в том, что надо дать возможность проявить себя самым разным медицинским профессиональным структурам. В принятой редакции закона функции профессиональных объединений закреплены на региональном уровне: их представители смогут участвовать в обсуждении тарифов обязательного медицинского страхования, принимать участие в деятельности правлений территориальных фондов ОМС. Но учитывая, что таких организаций в некоторых регионах достаточно много, мы прописали порог допуска к управленческим решениям. Официальные структуры будут взаимодействовать с теми профессиональными организациями, которые охватывают не менее 25% от общего числа медицинских работников региона.

На федеральном уровне таких полномочий пока не предусматривается. Но в дальнейшем нужно будет принять отдельный закон о сотрудничестве медицинских объединений с государственными органами управления здравоохранения. И там будет подробно прописано, какие полномочия правительство готово им делегировать и на каких условиях.

-- Как удалось разрешить другие вызвавшие большой общественный резонанс вопросы? Например, о возможности пересадки детских органов или ужесточении правил проведения абортов.

-- Новый закон открывает дорогу детской трансплантологии. Но в отличие от взрослых, в отношении которых действует презумпция согласия (если нет письменного отказа, то пересаживать органы в случае внезапной гибели можно), в отношении детей все наоборот: если нет официального согласия родителей или законных представителей ребенка, забирать органы для пересадки нельзя. Это вполне цивилизованный подход, который не позволит повториться ситуации десятилетней давности, когда из-за одного скандала вся трансплантология в стране встала.

В том, что касается другой острой темы, прерывания беременности без медицинских показаний, новый закон придерживается мировой практики. Конечно, такое право остается, но появляется понятие «период тишины» – это время, которое дается женщине, чтобы обдумать свое намерение прервать беременность. На ранних сроках (до 7-й недели) и на больших сроках (11-12 недель) этот период может составлять 2 дня. А на сроках беременности от 7 до 11 недель период тишины может быть 7 дней. Что вполне логично, так как на ранних сроках, когда можно сделать миниаборт, и на больших сроках каждый день важен и влияет на вероятность осложнений.

-- Как новый закон определяет платную и бесплатную медицинскую помощь?

-- Вопрос разделения платной и бесплатной медицинской помощи был одним из наиболее спорных, и в итоге не все остались удовлетворены окончательным вариантом. Мы рассматривали эту проблему с двух точек зрения: с точки зрения пациента, которого закон должен защитить от поборов, и с точки зрения медицинских учреждений, за которыми мы хотели сохранить право оказывать платные медицинские услуги. И старались избегать крайностей. Например, есть много сторонников мнения, что платных услуг в государственных клиниках вообще быть не должно. Но если бы такая позиция была отражена в законе, то у большинства граждан России просто не осталось бы возможности пользоваться платным медуслугами, так как частные медицинские центры существуют только в крупных городах.

В новом законе закреплен перечень видов помощи, которые должны предоставляться гражданам России бесплатно. Фактически он совпадает с программой госгарантий, в которую ранее были включены те виды медицинской помощи, которые должны оказываться бесплатно. Это всеобъемлющий список, куда вошли даже косметологические операции, как необходимое восстановление после ожогов, удаления новообразований или врожденных пороков развития. Но закон оставляет за лечебными учреждениями право брать деньги за индивидуальные условия оказания помощи. В первую очередь, речь о бытовых условиях. Например, таких, как телевизор в палате, одноместное размещение или индивидуальный пост медсестры.

-- Будет ли считаться индивидуальным условием замена по просьбе пациента одного лекарства другим, аналогичным по действию?

-- Конечно, почему бы и нет. Например, пациент в качестве спазмолитика хочет использовать не просто папаверин, который включен в стандарт лечения, а но-шпу, которая ничем не отличается, но стоит дороже. В таком случае, как и в любом другом, когда речь идет о дженериках и оригинальных препаратах, новый закон не мешает брать доплату.

-- За что с пациента нельзя брать деньги ни при каких обстоятельствах?

-- Ни в коем случае нельзя брать доплату за очередность и за деньги сокращать процесс ожидания той или иной медицинской процедуры. В законе прописано, что это не может являться платной услугой. Мы все еще хорошо помним советский принцип «создай дефицит и пользуйся этим». Такой ситуации в здравоохранении новый закон не допустит. Также запрещается оказывать платные услуги скорой помощи, проводить на коммерческой основе судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизу.

-- Что вам представляется наиболее важным в новом законе?

-- Очень важно, что нам удалось четко прописать распределение полномочий между муниципальным и субъектовым уровнем. С принятием нового закона вся полнота ответственности за охрану здоровья граждан ложится на субъекты Российской Федерации. Это значит, что все муниципальные лечебные учреждения передаются в собственность субъектов, в том числе традиционно входившие в зону ответственности муниципальных властей служба родовспоможения, скорая помощь и первичная медико-санитарная помощь. Теперь за медицинскую помощь в них будет отвечать губернатор. При этом за главами регионов остается право делегирования полномочий по управлению здравоохранением муниципалитетам. Но ответственность при таком управленческом решении остается на уровне руководства субъекта Российской Федерации. Подъем уровня ответственности, по моему мнению, это большой плюс для отечественного здравоохранения.

Россия > Медицина > mn.ru, 24 октября 2011 > № 423786 Владимир Стародубов


Россия > Транспорт. Финансы, банки > mn.ru, 26 сентября 2011 > № 407662 Павел Бунин

«80% жалоб на страховщиков ОСАГО обоснованы»

«Автогражданка» находится на пороге серьезных преобразований

Марина Кадыкова

Обязательная «автогражданка» находится на пороге серьезных преобразований. Страховщики будут допущены к техосмотру, кроме того, увеличится размер выплат по страховым случаям, а значит, вырастут и взносы. О том, чего стоит ждать автовладельцам от нововведений в закон об ОСАГО, корреспонденту «Московских новостей» рассказал президент Российского союза автостраховщиков (РСА) Павел БУНИН.

—Сейчас широко обсуждаются поправки в закон об ОСАГО, которые готовит Минфин. В частности, речь идет о введении ценового коридора для тарифов. Как РСА относится к этой идее?

—РСА поддерживает эту инициативу. Рынок уже достаточно созрел для того, чтобы получить определенную степень самостоятельности в установлении тарифов. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предложила пойти по пути установки минимальной ставки на уровне сегодняшнего базового тарифа. Соответствующие поправки уже были рассмотрены на совещании в правительстве в середине августа и направлены на доработку в Минфин. Но полной либерализации тарифов не планируется. Это связано в первую очередь с тем, что в обязательной «автогражданке» по-прежнему встречается демпинг, а это приводит к уходу страховщиков с рынка. В 2009–2010 годах рынок покидали по 15 страховых компаний в год.

—Когда может быть реализована тарифная реформа?

—Думаю, о введении ценового коридора можно будет говорить не раньше конца следующего года.

—Предполагается ли увеличение размера выплат?

—Да, это часть пакета изменений в закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средство», который готовит Минфин. Предполагается, что максимальный размер выплат, связанный с причинением вреда имуществу потерпевшего, будет увеличен со 120 тыс. руб. до 400 тыс. руб, а по причинению вреда жизни и здоровью — со 160 тыс. до 500 тыс. руб. Еще одно новшество касается самой системы возмещения ущерба, причиненного жизни и здоровью. Страховые суммы по травмам будут закреплены в соответствующей таблице, то есть будет известно, какую стоимость должна возместить страховая компания, например, за сломанный палец. Соответственно потерпевший может сразу получить возмещение. Если этих денег на лечение не хватит и потерпевший сможет документально это подтвердить, то страховщик должен будет доплатить. Сейчас надо сначала собрать все документы, и только после этого можно получить возмещение.

—Увеличение размера выплат повлечет за собой рост стоимости полисов?

—По нашим оценкам, при таком повышении лимитов выплат среднее увеличение базового страхового тарифа для всех типов транспортных средств составит 58%. При повышении лимита выплат по имуществу до 350 тыс. руб. и по жизни и здоровью до 500 тыс. руб. ставка тарифа вырастет на 49%.

—Ежегодно с рынка ОСАГО уходят десятки компаний. Что предпринимает РСА для предотвращения банкротств?

—С 1 июля 2011 года начала работать новая методика выдачи бланков ОСАГО, согласно которой страховые компании разделены на пять групп риска в зависимости от их финансовой устойчивости и платежеспособности. Методика направлена на то, чтобы сократить риски наращивания объема заключенных договоров. Для каждой группы установлены квоты на количество бланков страховых полисов. Компании первой группы надежности получают их без ограничений. Такой страховщик не должен иметь просроченной задолженности, санкций со стороны РСА и Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), а также жалоб со стороны клиентов. Компании второй группы получают столько бланков, сколько им понадобилось годом ранее плюс 30%. Третья группа — то же самое плюс 20%. Компании, относящиеся к четвертой группе, получат то количество бланков, которое им необходимо для продления существующих договоров. К пятой группе относятся компании, находящиеся на гране дефолта, у которых уже ограничены лицензии и есть существенные претензии со стороны клиентов. Таким компаниям бланки не выдаются. Безусловно, любой страховщик может обратиться в союз за дополнительными бланками, но при этом компания должна предоставить дополнительные гарантии в размере 2 тыс. руб. за один полис.

—Сколько членов союза сейчас РСА относит к зоне риска по размеру уставного капитала?

—Особое внимание РСА сейчас обращено на 43 страховые компании, которые пока не выполнили новые требования по минимальному размеру уставного капитала, вступающие в силу 1 января 2012 года. На их долю приходится 4,17% собранной премии по ОСАГО, а расчетная сумма недостающего капитала составляет более 8 млрд руб. Объем обязательств в случае неисполнения компаниями требований закона оценивается союзом в сумму от 1,9 млрд руб. до 2,1 млрд руб. Мы надеемся, что они все же увеличат уставный капитал в срок. По этому вопросу мы проводили со страховщиками два совещания весной и планируем еще ряд совещаний осенью.

—С нового года вступает в силу новый закон о техническом осмотре. Какая роль при этом отведена РСА?

—Ключевая роль. К функциям РСА будет относиться аккредитация операторов ТО, ведение их реестра, создание открытого информационного ресурса, учет бланков талонов ТО, проверки операторов по жалобам граждан. Желание войти в этот бизнес, в частности, проявляют крупные автодилерские сети. С 1 января союз начнет аккредитацию независимых операторов. Что касается стоимости прохождения техосмотра, то здесь будет работать рыночный механизм, однако правительство установит верхнюю ценовую планку, чтобы исключить возможность сговора. По нашим оценкам, общее количество операторов техосмотра должно увеличиться с 3 тыс. до 10 тысяч.

—Как предполагается увязать прохождение техосмотра с покупкой полиса ОСАГО?

— С 1 января 2012 года автовладельцы сначала должны будут пройти техосмотр, и только после предъявления талона о его прохождении смогут купить полис ОСАГО. В течение переходного периода планируется синхронизировать дату прохождения техосмотра и заключения договора ОСАГО. Сегодня действует установленный правительством мораторий, по которому талоны, срок действия которых истекает в 2011 году, автоматически продлеваются до окончания действия полиса ОСАГО в 2012 году. Например, если действие талона ТО заканчивается в августе 2011 года, а полис ОСАГО истекает в октябре 2012 года, то техосмотр нужно будет пройти до октября 2012 года и заключить договор ОСАГО.

—Каким образом союз будет контролировать игроков этого рынка?

—На основании жалоб граждан. В случае подтверждения их обоснованности будут применяться санкции, вплоть до приостановления или отзыва аккредитации. Для нас эта работа не новая, мы ежегодно обрабатываем до 10 тыс. жалоб на страховщиков со стороны их клиентов. Союз проверяет обоснованность каждой из них. Получается, что 80% жалоб обоснованы.

—Каким условиям необходимо отвечать, чтобы быть допущенным на рынок техосмотра?

—Юрлица или индивидуальныепредприниматели должны будут направить в РСА документы, подтверждающие их соответствие определеннымтребованиям,разработкой которых сейчас занимается Минэкономразвития. Например, операторы должны располагать необходимыми средствами технического диагностирования, иметь в штате не менее одного технического эксперта, а также техническую возможность передавать сведения в единую автоматизированную информационную систему. Минтранс подготовил и в самое ближайшее время внесет в правительство документ, где прописан порядок прохождения техосмотра. Это основной документ, с которым увязаны все остальные.

—По закону должна быть создана единая автоматизированная информационная система техосмотра — АИС. В чем ее необходимость?

—Планируется, что с 2013 года информация о прохождении техосмотра будет передаваться страховщику исключительно в электронном виде. Вообще закон предусматривает наличие двух автоматизированных информационных систем — АИС ОСАГО и АИС ТО. При оформлении полиса по обязательной «автогражданке» вся информация будет вноситься в АИС ОСАГО и сверяться с АИС ТО. Создание и ведение единой базы АИС ТО относятся к полномочиям МВД. Что касается базы АИС ОСАГО, то она будет создана к 1 января 2013 года.

—Два года назад был введен европротокол. Насколько он популярен у водителей?

—К сожалению, российские водители неохотно применяют европротокол, предпочитая часами дожидаться сотрудников ГИБДД. Доля ДТП, урегулированных без участия сотрудников ГИБДД, составляет всего 4%. И если максимальная страховая выплата в рамках европротокола составляет 25 тыс. руб., то по нашей статистике средняя выплата по ОСАГО — около 23 тыс. руб. Это означает, что 80% всех повреждений укладывается в этот лимит. Интересно, что чаще процедурой упрощенного оформления ДТП пользуются водители в возрасте от 26 до 30 лет — на них приходится около 20% от всех случаев оформления документов по европротоколу.

—Может быть, стоит внести какие-то коррективы?

—На наш взгляд, необходимо повышение уровня правовой грамотности водителей, чтобы они могли разобраться в ситуации на месте ДТП. Соответствующие методические рекомендации для водителей готовит РСА при участии МВД. Кроме того, в пакете поправок Минфина к закону об ОСАГО предусмотрено увеличение лимита выплат при упрощенном оформлении ДТП до 50 тыс. руб., что также будет способствовать росту популярности европротокола среди автолюбителей.

Россия > Транспорт. Финансы, банки > mn.ru, 26 сентября 2011 > № 407662 Павел Бунин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 15 июля 2011 > № 372064 Алексей Левинсон

Алексей Левинсон: «В обществе, где все так мило, не должны ходить поезда и летать самолеты»

Руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра» о том, что общество очнулось от путинской "анестезии"

— Сегодня все больше говорят о том, что в обществе зреет тотальная неудовлетворенность происходящим в стране. Наблюдения «Левада-центра» это подтверждают?

— Все зависит от того, какой смысл мы вкладываем в слово «неудовлетворенность». Показатели недовольства происходящим действительно подрастают. Но это еще не основание, чтобы говорить о зреющем протесте. Недовольство, о котором вы меня спрашиваете, фиксируется, когда локальные недовольства сливаются и начинают влиять на жизнь всего общества. Пока такого слияния не видно. Сейчас это локальные проявления, частота которых растет. И количество поводов, по которым они возникают, тоже растет.

— Поводов для недовольства становится больше?

— Нынешние законные поводы для недовольства несколько лет назад таковыми не являлись. Например, точечная застройка. Сколько в России построено домов, которые кому-то что-то загородили, уничтожили места отдыха? Вот теперь это законный повод для недовольства. Сколько проложено дорог через леса, заказники, заповедники, через чьи-то территории, сколько людей переселено, потому что здесь должно проходить шоссе? Не сосчитать. Но только совсем недавно это стало поводом для протеста, причем сильного.

— Скорее не для протеста, а для выражения недовольства.

— И протеста тоже. Давайте считать протестом публичное проявление недовольства, о котором узнают другие люди. Я не списывал бы это на увеличившиеся возможности коммуникаций. Интернет интернетом, но важно, что изменился уровень толерантности людей. Определенного рода воздействия на чувствительные окончания и раньше были обществу неприятны, но куда было деться — вся жизнь такая. А теперь вдруг оказывается: этого не будем прощать или терпеть.

— Какова природа внезапного обострения чувствительности?

— Здесь я вынужден опираться на собственные соображения. Путинская восьмилетка (или десятилетка, потому что часть медведевского срока можно точно присоединять к путинскому) отличалась особого рода анестезией общества, нечувствительностью к тем факторам, которые до этого ощущались как болезненные. Да и после этого ощущаются. Слишком далеко нас завело бы расследование природы этой анестезии. Феномен Путина — сложное и интересное явление для социологов. Проявление этого феномена не только в том, что Путин «тефлоновый»: что ни произойди, на его рейтинге это не сказывается. Дело еще и в том, что общество в путинскую эпоху как бы не видело и не слышало.

Стимул есть, как говорят психологи, а реакции нет. Сейчас ситуация иная: кто-то с мигалкой кого-то подрезал или выразился грубо — уже повод для общественного волнения.

— Что же изменилось?

— У людей появилось чуть больше достоинства. Смотрите: с одной стороны, толерантность растет, скажем, все шире распространяется матерный язык. А с другой — становится понятно, что обычные в прошлом типы поведения сейчас уже неприемлемы. Мне кажется нормальным, что общество не хочет терпеть хамство, что оно живет, обменивая одно табу на другое, как гардероб свой обновляет.

— Мы так долго ждали этой смены гардероба, а она так медленно происходит, с пуговицы начинается или с ниточки, которой пуговица пришита. Но социологи фиксируют хотя бы микротренд, на уровне пуговиц и запонок? Или все это отдельные мазки?

— Он фиксируется на уровне отдельных групп. Есть большие категории российского населения, для которых ничего не изменилось. Кто-то еще в допутинской жизни, кто-кто — в доельцинской. Но мы говорим сейчас о людях, живущих как бы в постпутинском мире, которые, скажем, читают «Московские новости». Этот слой трансформируется и расширяется, в процесс вовлекается все больше людей. Так, мы получили значительную категорию российского населения — не средний класс, но срединная прослойка, которая входит в социальную реальность через автомобили. Автовладельцы, автоперегонщики. Недавно я был в городе, где серьезную публичную акцию с голодовкой, провели владельцы «Газелей» — мелкий бизнес оборонялся от крупного, пытавшегося его съесть. То же самое в Москве происходило с владельцами мелких лавочек. Их, правда, съели.

— И не поперхнулись.

— А в том городе власти поперхнулись, потому что автомобиль — давным-давно сказано — агент свободы. Автовладельцы оказались на переднем крае, это стало ясно еще года три назад, когда запрет на импорт праворуких машин пытались ввести. Вот вам одна широкая категория. Другая большая группа — домовладельцы, обманутые дольщики, переселяемые. Они тоже склонны защищать свои интересы, что не предвиделось.

— Но ведь это классика?

— У нас нет классических обстоятельств. По классике средний класс — опора любого строя, и строй должен быть симпатичный, либеральный. Но у нас и строй не совсем такой, какой среднему классу хотелось бы иметь, и того среднего класса, который хотелось бы иметь этому строю, нет. Так что для заключения брака нет ни жениха, ни невесты.

— И как раз ввиду явного отсутствия жениха и невесты некоторые представители тревожной интеллигенции говорят о назревании революционной ситуации.

— Серьезные люди, к мнению которых я склонен прислушиваться, давно обсуждают, могут ли у нас происходить революции, подобные арабским. Находятся доводы и за, и против. Но там, во-первых, руководители сидели лет по тридцать. А во-вторых, что более важно, на Ближнем Востоке население очень молодое, и именно оно составило основу бунта. А у нас молодежь демографически малочисленна, она меньшинство в пожилом обществе. И потом, в силу других, недемографических причин наша молодежь ни разу не продемонстрировала себя как политическая сила.

— Манежная площадь не считается?

— Люди пришли на Манежную не потому, что они молодые. Если у нас и есть политически активный класс, то это, известное дело, пенсионеры, чего не наблюдается практически нигде. И наши пенсионеры пока вроде бы не расстраиваются по тем поводам, по которым склонны бунтовать молодые люди на арабском Востоке. Они не предъявляют претензии Путину, что он долго правил. Накопление социального недовольства самим фактом «ну вот надоело» не происходит.

— Может, им и не надоело, но как быть с размером пенсий?

— Размер пенсий — это совсем другое. Это социальный протест. В Тунисе или Египте не бунтовали против маленьких пенсий.

Не так давно я был в городе, где кандидат от «Единой России» проиграл кандидату от другой партии. Это было протестное голосование, но не против конкретного человека — там не было аналога Мубарака, Путина или Медведева. Но поскольку долгое время, как считали горожане, «Единая Россия» всем у них заправляла, на нее и списали все непотребства. И сказали: хватит.

Это очень существенно, в этом, быть может, мы получаем какую-то аналогию с событиями на Ближнем Востоке. Ведь эти люди за два-три месяца до голосования думать не думали, что пойдут и выразят свой протест таким вот образом.

— Но у нас же невозможны цивилизованные формы кооперации, сотрудничества, поскольку нет доверия ни у населения к властям, ни у людей друг к другу.

— Не согласен категорически. Доверие как раз у нас есть, и очень большое — доверие двум персонам. Ведь как отвечают наши сограждане на предложение «назовите пять-шесть политиков, к которым вы испытываете доверие»? Пяти-шести не набирается, есть только два имени, Путин и Медведев. Раньше было одно, причем так сложилось еще при Ельцине. Вот мы строим графики по результатам опросов. Сначала картинка у нас на графике выглядела как лес, где было самое значительное дерево — Борис Ельцин. Постепенно большое дерево росло, маленькие превращались в травку. А потом это большое дерево упало. Напомню: в последние годы ельцинского правления мы жили без президента, которому доверяют, без президента с высоким рейтингом.

И вот в эту политическую систему пришел Путин и мгновенно вырос в такое же дерево. Ельцин тогда был скорее величиной отрицательной, а Путин превратился в величину положительную буквально в день своего появления в Кремле. И все. И осталось одно большое дерево — президент Путин. Впрочем, рядом всегда было второе неизменно высокое дерево — министр Шойгу. Такое удивительное явление: он не уходит со второго места, сколько я его помню. Человек, у которого нет недостатков. Я имею в виду не его как министра, а его как объекта чувств наших сограждан. Дальше где-то виднеются некрупные Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, здесь, сами понимаете, действует инерция. Практически все.

Дальше появился Дмитрий Медведев. Встал рядом. Скажем так, его поставили рядом, назначили рейтинговой фигурой. И он ею стал. Сейчас у нас двое политиков, которым население выражает доверие.

Теперь что касается доверия между людьми. Оно есть, оно очень высокое, выше, чем во многих странах, но это доверие своим.

— Своим — это кому?

— Знакомым, родственникам, тем, кого знаешь лично. Это очень важно. Может быть, из всего, о чем мы говорим, я бы эту тему считал самой главной. Потому что доверие своим — это признак общества архаичного, того, которое у нас принято считать эталоном, тем, к чему надо бы вернуться. Чтобы жить как в деревне или как в дружной коммунальной квартире, где все всех знают и все всем доверяют, можно у соседа спичек одолжить, ребенка соседке оставить.

Проблема в том, что в обществе, где все так мило, по идее не должны ходить поезда, тем более летать самолеты. Или они будут летать и ходить, когда труд подневольный, когда в космос запускают за счет того, что раздевают полстраны. Это то, что мы уже проходили.

Так что доверие к людям, которых знаешь, у нас есть. А доверия к структурам нет. Тот, кого ты не знаешь, для тебя не человек, а представитель института. Участкового или продавца в магазине ты не знаешь, а значит, не доверяешь. Надо установить человеческие отношения, хорошо бы выпить, тогда начинаешь доверять. Вот так мы строим поле взаимодействия.

— А если мы хотим по-другому строить, что делать?

— Не так уж много людей, которые этого хотят. Вообще мало кто думал о том, что движение в будущее сопряжено с одиночеством человеческим, с тем, что отношения формализуются. Или с тем, что надо переоценить формальные отношения. И доверять не только тому, с кем ты водки выпил. Если к тебе приехала скорая помощь, надо верить: фельдшер сделает именно то, что надо. Принес чинить что-то в сервис — верить, что тебя не объегорят и не вставят плохое вместо хорошего.

— Откуда же взяться доверию?

— Ответы-то имеются, у нас их просто не любят слушать. Если есть два водопроводчика, и об одном стало известно, что он унитазы портит, через некоторое время он лишается клиентуры, и все. А у нас водопроводчик единственный, поэтому все равно приходится вызывать его. И участковый такой, какой есть, и медсестра.

Мы застряли на переходе. Одной ногой здесь, другой там. Вообще у нас социализма за последние годы стало больше. Ведь что получилось: мы сделали рывок, какой смогли, в капитализм, а потом сделали шаг назад, но не в тот госсоциализм, который был в брежневское время основой государственного устройства, а к теневой экономике. Наша нынешняя экономика во многом устроена точно так, как теневая экономика при социализме. Простейшее, что об этом можно сказать: национализация расходов при приватизации доходов. Предприятие государственное, государство дает ему сырье, электроэнергию, оно что-то там производит, но продает сделанное кто-то и всю выручку забирает себе. Так работала теневая экономика, так работает множество корпораций сегодня.

— Недавно прочла в чудесном сборнике Аркадия Мильчина «О редактировании и редакторах», как американская славистка, приехав в Россию в 1990-х, заметила, что здесь строят капитализм, который описан в «Капитале» Маркса. Со всеми его ужасами, грабительский, эксплуатационный.

— В этой шутке доля правды пугающе велика. Ведь каково происхождение массово распространенных представлений о моделях капитализма, которые были доступны людям в начале 1990-х? Карикатуры про буржуев, уроки политпросвещения, критика буржуазных теорий.

Я совершенно не склонен считать, что советская система пропаганды была всесильной. Отнюдь нет. Но дальнодействие во времени у нее оказалось куда большим, чем мы думали. Коммунизм рассыпался в часы — зато послевкусие советское тянется до сих пор. Вытравить это из нашей культуры ужасно трудно. А ведь на этом месте быть бы вещам другим, которые в нашей жизни куда нужнее.

— Не могу удержаться от вопроса: если выборы завтра и у нас две кандидатуры, Путин и Медведев, за кого проголосует Россия?

— У меня два ответа, один простой, другой нет. Простой ответ такой. Если выборы завтра (этот вопрос мы задаем уже который месяц подряд, последний раз задавали в июне), то Путин идет с таким отрывом, который означает его победу уже в первом туре.

Теперь непростой ответ. Да, к марту ситуация может не раз измениться. Но главное вот в чем: на прошлых выборах россияне понимали, что это лишь некоторая процедура с названием «выборы», то, что в советское время называлось «сходить проголосовать». Сейчас же, по данным, которые были получены в феврале, а затем в мае, есть основания думать, что в обществе созрело желание выбирать.

Это желание проявляется многообразно. И в разговорах о необходимости графы «против всех», и в том, что имело место пока временное, но уравнивание рейтингов Медведева и Путина. То есть люди перестали считать, что все у нас ясно, — есть старший и есть при нем младший для, так сказать, особых поручений. А если не все ясно, то выход этих двоих на один электоральный подиум будет означать, что это должны быть настоящие выборы. Но машину-то электоральную у нас испортили очень сильно, и в том виде, в каком она сейчас существует, она не умеет обеспечить волеизъявление общества.

Мы подошли к элементарной политической ситуации. Есть несколько кандидатов, надо сделать выбор, имея в виду разные перспективы развития страны. Нам эта простая ситуация кажется чем-то, что пошатнет устои. Действительно, для того режима, который есть, устои будут не просто расшатаны, они будут подрублены. Придется делать другой режим. Как, кто пойдет на это, кто на это согласится? Я говорю сейчас не о персонах наверху, это не моя компетенция — спрашивать, кто там согласится. В обществе кто согласится на то, чтобы оно стало другим? Мы привыкли жить вот так, как живем. Какая доля людей скажет: мы жить так больше не хотим и не будем? Пока на этот вопрос ответа у меня нет. Татьяна Малкина

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 15 июля 2011 > № 372064 Алексей Левинсон


Россия > Медицина > mn.ru, 8 июля 2011 > № 368698 Леонид Рошаль

«Компромисс возможен, когда он не мешает делу»

Галина Паперная

Директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, доктор медицинских наук Леонид РОШАЛЬ требует вернуть в законопроект статью о медицинском саморегулировании.

— Вся страна следит за вашим конфликтом с Министерством здравоохранения и социального развития и лично Татьяной Голиковой. Вы не собираетесь с ней помириться?

— Никакого личного конфликта у нас с Голиковой нет. Может быть, она как женщина мне и нравится. В семье муж любит жену, но может сердиться и не соглашаться с ней, а любить продолжать. Но отношения — это одно, а принципиальные вопросы — другое.

— Вы жалуетесь на Голикову Владимиру Путину, хотя очевидно, что в правительстве они явно единомышленники. Зачем эти игры: Голикова плохая, Путин хороший?

— А почему Голикова может жаловаться на Рошаля Путину?

Я про отношения премьер-министра и министра ничего не знаю. Ни про служебные, ни про личные. До Татьяны Алексеевны на этом месте был и Зурабов, и Шевченко, которого было просто стыдно видеть рядом с Владимиром Владимировичем.

И, если серьезно, я бы не хотел оказаться на месте Путина. За несколько недель до обсуждения закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ», которое прошло под эгидой «Общероссийского народного фронта» в НИИ глазных болезней имени Гельмгольца, я был приглашен к нему на разговор. Мне было назначено часов на шесть, а зашел в кабинет я только около десяти: без конца идет народ, одна проблема, вторая… Деньги дай, сделай, разреши.

— Вы неоднократно высказывались категорически против принятия рамочного закона. Откажетесь от этих требований, если депутаты согласятся внести в документ часть поправок, предложенных Национальной медицинской палатой?

— Компромисс возможен только тогда, когда он не мешает делу. Например, из проекта закона полностью пропала статья 79 «Управление деятельностью в сфере охраны здоровья граждан», которая была принята в первом чтении и открывала путь к саморегулированию профессионального сообщества. Ее необходимо вернуть. Надо вернуть положение о профессиональных объединениях, как и непрерывное профессиональное образование, и распределение полномочий.

— Ну хоть от чего вы готовы отказаться до принятия подзаконных актов или следующей редакции?

— Ни от чего. Принимать надо только пакетом.

— В своих выступлениях вы всегда говорите от имени медицинского сообщества. Кого на самом деле вы представляете?

— Я представляю не себя лично, а высказываю мнение медиков, которые мне верят. Я представляю Национальную медицинскую палату, которая была создана как единая медицинская ассоциация России. Сегодня это крупнейшее в стране медицинское объединение. Мы объединяем 60 организаций, в которых в общей сложности состоит примерно 200 тыс. членов. Это около 30% врачебного сообщества.

Конечно, профессиональных медицинских ассоциаций, подобных нашей, может быть в стране много — и 20, и 30, но кто-то должен выступать от имени медицинского сообщества в целом, с кем-то должно работать государство. Например, в территориальном Фонде обязательного медицинского страхования не будут принимать 20 представителей медицинского сообщества, они смогут принять только одного. То же и при работе с тарифной комиссией.

— Но почему государство должно выбрать для сотрудничества именно Национальную медицинскую палату? Ведь есть еще Всероссийское объединение медработников, Российская медицинская ассоциация, Российское медицинское общество. Если государство признает именно вашу организацию референтной, не станет ли это поводом для раскола?

— Эти ассоциации ставят вопросы, но КПД у них низкий. Мы же занимаемся конкретными вопросами — не говорим, а делаем. Мы уже действительно защищаем врачей, в том числе юридически, создаем условия для их дальнейшего образования.

— Может быть, для профессиональных объединений надо проводить конкурсы на право работать с государством?

— У нас другое предложение: пусть интересы сообщества представляет та организация, за которой пойдет больше людей. Сегодня это может быть, условно говоря, организация «Ягодка», а через год она опростоволосится, и выйдет, скажем, «Банан», а потом еще кто-то. Важно, что народ хочет, — вот настоящая демократия.

Мы хотим построить структуру, которая сверху донизу соединит все врачебное сообщество. И мы не придумываем ничего нового. Я не люблю западную медицину, но вопросы саморегулирования профессиональной деятельности у них отработаны. В Германии есть одна Медицинская палата, и каждый доктор обязан быть ее членом, иначе он не имеет права заниматься медицинской деятельностью. Ни в одной стране министерство здравоохранения не занимается профессиональной деятельностью. Чем угодно — финансами, строительством, политикой, но не профессиональной деятельностью. Мы хотим сделать то же самое в России.

Россия > Медицина > mn.ru, 8 июля 2011 > № 368698 Леонид Рошаль


Россия > Медицина > mn.ru, 8 июля 2011 > № 368682 Валерий Чиссов

«Отсрочка — это деньги, которые недополучат врачи»

Главный онколог Минздравсоцразвития, директор Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена, академик РАМН Валерий ЧИССОВ поддерживает скорейшее принятие базового закона.

— Часть медицинского сообщества, ведомая Леонидом Рошалем, пытается блокировать принятие базового закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ». Вас он в нынешнем виде устраивает?

— Леонид Михайлович Рошаль, несомненно, имеет право высказывать свою точку зрения. Но нельзя доводить до того, что он говорит за все медицинское сообщество. Он очень хорошо проводит свою пропагандистскую кампанию, у обывателя складывается впечатление, что он действительно представляет мнение большинства. На самом деле это совершенно не так. Вот, к примеру, мы недавно проводили пленум онкологов в Казани и обсуждали закон — ни у кого не было принципиальных возражений. Хотя поправки предлагали многие, и от нашего института мы внесли несколько изменений.

Надо понимать, что ни один закон не может всех полностью устраивать, необходимо искать компромисс. И на поиски устраивающего всех варианта было отведено достаточно времени — общественное обсуждение идет уже целый год, с июля прошлого года.

— В рамках этого обсуждения Национальная медицинская палата Рошаля и представила несколько десятков своих поправок.

— Но почему они представили их несколько дней назад, в ходе совещания по законопроекту у председателя Госдумы Бориса Грызлова? Это может продолжаться до бесконечности, это просто неуважение к депутатам и регламенту Думы. Более того, целая отрасль оказывается в подвешенном состоянии, в неопределенном правовом поле.

— Почему вы все же настаиваете на скорейшем принятии закона? К чему такая спешка?

— Каждый месяц отсрочки — это деньги, которые недополучат наши врачи. Чтобы начать платить медикам по новым, увеличенным тарифам обязательного медицинского страхования, нужен этот закон.

— Не будет ли это повышение оплачено из карманов пациентов? Оппоненты закона утверждают, что в нем нет четкого разграничения платных и бесплатных медицинских услуг.

— Этот проект закона не делает наше здравоохранение платным. Но ни одна страна в мире, даже самая богатая, не может лечить всех абсолютно бесплатно. В оплате лечения принимают участие и страховая компания, и работодатель, и в какой-то мере сам пациент. Конечно, в западной системе здравоохранения, к которой мы постепенно приближаемся, есть масса недостатков — многие врачи недовольны, многие пациенты. Но другой работающей системы просто не существует. Совершенствоваться в этом направлении можно только постепенно. Например, принимая подзаконные акты, четко прописывающие, что человек может получить бесплатно, а что за деньги.

— Одна такая страна все же была — Советский Союз. В ней всех лечили совершенно бесплатно, и многие врачи с большой ностальгией говорят о «золотом веке» отечественного здравоохранения.

— Я вырос в системе советского здравоохранения, и оно мне тоже очень нравилось. У пациента в прошлом действительно была полная уверенность, что помощь будет оказана в любой точке страны. И фактически на одинаковом уровне. И уровень был действительно неплохим. Но надо отдавать себе отчет, что сейчас мы находимся в принципиально иной ситуации — в рыночной экономике. К тому же кардинально изменились все медицинские технологии, а также их стоимость.

— Еще одна претензия к новому закону — в нем практически полностью проигнорированы профессиональные объединения. Их голос остается сугубо совещательным. Почему чиновники должны говорить врачам, как им лечить пациентов?

— Врачебные организации обязательно должны иметь свой голос и влиять на процессы в здравоохранении. Их мнение надо учитывать, но я выступаю против того, чтобы общественные организации занимались регламентированием всей профессиональной деятельности. Трудно говорить о независимости специалистов. А принимать такого рода решения должны именно независимые эксперты, хотя не очень понятно, откуда их взять.

За рубежом в этой роли выступают специалисты, которые закончили свою профессиональную деятельность в медицине, имеют большой опыт и не связаны ни с какими медицинскими институциями и общественными организациями. Их доход не зависит от принимаемых решений. У нас таких людей надо воспитывать. Само медицинское сообщество во всей его полноте не готово к тому, чтобы представители общественности становились дублерами Министерства здравоохранения, дублерами государства. Нельзя допустить, чтобы это право узурпировала группа преуспевших в пиаре врачей. Галина Паперная

Россия > Медицина > mn.ru, 8 июля 2011 > № 368682 Валерий Чиссов


Россия > Медицина > mn.ru, 7 июля 2011 > № 368500 Давид Мелик-Гусейнов

Почему в Россию лечиться не едут

Бытует устойчивое мнение, что лечение за рубежом лучше. Там более профессиональные врачи, чистые клиники с палатами на одного человека, современные лекарства.

Средняя стоимость медицинской поездки составляет $25-30 тыс., и это при заболевании средней тяжести, вполне излечимом и хорошо изученном современной медициной.

Обеспеченное население страны, имея финансовую возможность, выбирает лечение у западных врачей, веря, что даже за деньги получить адекватную услугу в России невозможно.

И вот тут лично у меня начинается «ломка сознания». Почему так происходит? Что мешает нам сегодня построить систему оказания платной медицинской помощи, альтернативную бесплатной отечественной медицине? Неужели не нашлось полноценного предпринимателя, который бы заинтересовался этим проектом?

Ведь стоимость арендных платежей, разрешительной документации, кадров в России дешевле, чем в Германии или Израиле. Соответственно и сама услуга, оказанная в российской частной клинике, может стоить дешевле, а значит, она будет конкурентоспособной на мировом рынке.

Тема медицинского туризма в «дешевую» Россию может иметь определенный успех среди жителей тех стран, где стоимость медицинских услуг слишком высока. Например, роды в Германии, по моим подсчетам, обойдутся для россиян в среднем в 6 тыс. евро, в то время как в Москве роды в самом дорогом коммерческом центре акушерства стоят около 2,5 тыс. евро.

Почему же многие при возможности все равно выбирают немецкую клинику? Я думаю, дело не в деньгах в данном случае, а в доверии или, если хотите, недоверии к российской, пусть даже и платной медицине.

У нашего населения сформировались устойчивые представления о врачах-взяточниках, о «черных» клиниках, торгующих человеческими органами, об отсутствии современных лекарств. Признаюсь честно, такие представления разделяю и я сам. Я отчетливо вижу, какие медицинские услуги получают мои родители и близкие, как стонут врачи с нищенскими зарплатами, как выстроена система повышения квалификации и обмена информацией в отечественной медицине.

Возможно, пример с родами не является привлекательным с точки зрения инвесторов в медицинский туризм. Куда более интересно вести речь о высокотехнологической медицинской помощи в онкологии и травматологии, неврологии, психиатрии. Маржа от оказания таких услуг составляет порядка 35%.

Я понимаю, почему в России медицинский туризм пока не приживается. Однажды мне «посчастливилось» залететь в одну из самых продвинутых клиник столицы. Уменя на руках был полис добровольного медицинского страхования стоимостью свыше 30 тыс. руб. (что сопоставимо со стоимостью годовой медицинской страховки в США). За эти деньги я получил единственную VIP-услугу: нафаршированный дорогим оборудованием реанимационный автомобиль транспортировал меня от дома до больницы. Хотя мне кажется, что если бы со мной, не дай бог, было совсем плохо, девушка, почему-то сидевшая рядом с водителем, вряд ли смогла бы воспользоваться этой суперсовременной техникой.

В больнице меня просто бросили в приемном отделении, где около двух часов ко мне мало того что никто не подходил, так еще заставили наблюдать за прибытием тяжелобольных. Их складировали где-то неподалеку, в боксах приемного покоя. Не буду описывать все, что происходило потом. Не хочу, чтобы вы подумали, будто я пытаюсь вызвать чувство жалости и сострадания к своей персоне.

Возможно, за прошедший год в системе здравоохранения что-то изменилось в лучшую сторону, но «осадочек» у меня остался.

Я готов платить за хорошее медицинское обслуживание. Но я хочу, чтобы за мои деньги мне предоставили самую современную медицинскую и лекарственную помощь.

Впрочем, инвесторы, которые видят спрос на качественные медицинские услуги, не торопятся начинать этот бизнес. Им требуется государственная поддержка.

«Как?!— воскликнете вы.— Опять поддержка? Сколько же можно поддерживать то одно, то другое?»

Не надо словосочетание «государственная поддержка» воспринимать как «дайте денег». Денег как раз и не надо.

Государство, дай возможность сформировать этот рынок! Введи, например, налоговый мораторий на этот вид бизнеса, облегчи административные процедуры получения лицензий и других разрешительных документов. Да и вообще, просто сядь за стол переговоров с инвесторами, поговори с ними, пойми, что им нужно для успеха. Вот увидишь, деньги у тебя не попросят. Давид Мелик-Гусейнов. Директор исследовательской компании Cegedim Strategic Data

Россия > Медицина > mn.ru, 7 июля 2011 > № 368500 Давид Мелик-Гусейнов


Россия. ЦФО > Медицина > mn.ru, 7 июня 2011 > № 336342 Леонид Печатников

«Я понимаю, что есть риски, в том числе и мои личные»

Леонид Печатников хочет изменить систему медобслуживания москвичей и психологию главврачей

Недовольство москвичей медицинской помощью давно достигло критического значения. A сами столичные медики с подозрением отнеслись к новой системе оплаты их труда и реформам, которые планирует мэрия. Поставив во главе городского департамента здравоохранения известного врача, мэр столицы Сергей Собянин продемонстрировал, что пытается найти новые пути решения наболевших проблем. В беседе с корреспондентом «Московских новостей» Галиной ПАПЕРНОЙ переквалифицировавшийся в чиновники бывший главврач Леонид ПЕЧАТНИКОВ рассказал, как именно он собирается удовлетворить все задействованные в лечебном процессе стороны.

— Прошло ровно пять месяцев с момента вашего назначения на должность. Зачем вы, известный врач, у которого есть и собственная клиника, и репутация, согласились ее занять?

— Мягко говоря, я к этому не готовился. Так сложилось, что есть люди двух принципиально разных специальностей: организаторы здравоохранения и врачи. Они существуют, как две параллельные прямые, друг с другом не пересекаясь. И более того — они страшно мешают друг другу жить. Потому что организаторы здравоохранения могли бы создать очень хорошую, очень сбалансированную систему здравоохранения, если бы им не мешали врачи, которым всегда что-то надо — оборудование, лекарства. И наоборот, врачам ужасно мешают организаторы здравоохранения, которые указывают им, что все стоит денег и деньги надо считать, даже если речь идет о выполнении профессионального долга. Это два разных мира. А если вспомнить, что существуют еще и пациенты со своими интересами, то становится понятно, что договориться мало шансов. Мэр Москвы Сергей Собянин пошел на эксперимент: поставил на должность организатора здравоохранения старого лекаря, который знает эту ситуацию с обеих сторон. Удастся ли этот эксперимент? Не знаю. И я Сергея Семеновича об этом предупредил. Мне очень непросто в системе бюджетного финансирования, со всеми этими миллионами, миллиардами и бюджетными статьями. И я не очень понимаю в строительстве. Но, с другой стороны, я настолько хорошо понимаю, что нужно пациенту, что даже если частично удастся реализовать мои замыслы, я сделаю благое дело.

— В чем же основная проблема нынешнего московского здравоохранения?

— Только застрахованных в системе обязательного медицинского страхования граждан в нашем городе 13,5 млн человек. Но реально в Москве людей значительно больше. Это прежде всего люди, которые приезжают на заработки, как из российских регионов, так и из-за границы. Многие из них застрахованными не являются. И это огромное количество непостоянных жителей Москвы — очень и очень значимая проблема. Мы должны находить средства, чтобы оказывать им экстренную медицинскую помощь, так как не делать этого просто не можем в силу профессиональных убеждений. Не говоря уж о том, что эти люди, как правило, привозят с собой болезни, о которых мы здесь, в Москве, уже начали забывать. Речь идет не только о какой-то экзотике, но и о большом количестве случаев туберкулеза, детских инфекций. У детей часто нет прививок.

— С нового года вступил в силу закон «Об обязательном медицинском страховании», предусматривающий равные права на получение медицинской помощи в любом месте для всех застрахованных в ОМС. Пациент может выбирать не только регион, но и лечебное учреждение, где ему хотелось бы лечиться. Так что на законодательном уровне эта проблема решена, во всяком случае для граждан России.

— Полностью соглашаясь с трендом, заложенным в новом российском законе, я считаю, что наш законодатель немного поторопился. Мне кажется, что этот закон должен вводиться постепенно. Временные рамки, в которые мы поставлены, слишком узкие. Приведу пример Швейцарии — не самой бедной европейской страны, где был принят аналогичный закон. До недавнего времени в каждом швейцарском кантоне была собственная система медицинского страхования. Но было принято решение создать единую страховую систему: вне зависимости от того, в какой части страны застрахован швейцарец, медицинскую помощь он может получить везде. Правда, задача похожа? Но на то, чтобы уравнять финансовые возможности кантонов, швейцарский законодатель отвел восемь лет. Стоит ли говорить, что кантон Цюрих значительно меньше отличается от кантона Женева, чем Москва, скажем, от Вологодской области.

У нас даже на уровне города стартовые условия у различных лечебных учреждений разные. Невозможно сравнивать уровень оснащенности больницы имени Боткина с уровнем оснащенности городской больницы, условно говоря, №N. Если пациент имеет право свободного выбора, то он, разумеется, пойдет в больницу имени Боткина, и там образуется гигантская очередь. А больницу №N придется закрыть, так как там не будет ни пациентов, ни денег. Деньги же теперь идут за пациентом, что совершенно справедливо. В связи с этим перед нами стоит задача в максимально сжатые сроки дать новое оборудование лечебным учреждениям, чтобы им было чем привлечь пациентов, а значит — заработать.

— Неужели больница №N в результате модернизации получит такое количество техники и денег, что станет столь же привлекательной для пациентов, как и больница имени Боткина?

— Нет, задачи полностью уравнять возможности всех городских больниц у нас нет. Но в результате задуманной нами модернизации условная больница имени Боткина и больница №N перестанут быть конкурентами, у них будут принципиально разные задачи.

Во-первых, мы выделяем так называемые окружные больницы интенсивного лечения, в Москве их будет 18. Примерно по 2000 коек на округ. Они будут оснащены по последнему слову техники: прекрасные операционные, лапароскопическая техника, ангиография, компьютерная томография и многое-многое другое. Возможности таких больниц действительно будут приведены к одному уровню, чтобы пациенты равномерно распределялись между ними. Но стоимость койки в таком супероснащенном сегменте очень высока, соответственно, ее использование должно быть максимально эффективным. Мы не можем заставлять пациента неделями лежать в больнице интенсивного лечения, ожидая результатов анализов или снятия швов. Все это переходит в зону ответственности амбулаторного звена.

Но что делать с человеком, который пережил инсульт или инфаркт и нуждается в длительном реабилитационном лечении? Как лечить пожилых людей, страдающих хроническими заболеваниями? Здесь четырьмя-семью днями госпитализации никак не обойтись. Такие пациенты нуждаются в профессиональном уходе, лечебной физкультуре, массаже. Для них будут выделены другие больницы, профиль которых — долечивание и реабилитация. В таких больницах тоже будет дорогостоящее диагностическое оборудование, как и в больницах интенсивного лечения, но там не будет, к примеру, аппаратов искусственной почки, ангиографов или оборудования для сложных операций на сердце и мозге. Это позволит лечиться подольше. Но если же у пациента в реабилитационной больнице возникла острая ситуация или просто пришло время делать плановую операцию, его переводят в больницу интенсивного лечения.

Если мы не дифференцируем больницы, все наши усилия не дадут никакого эффекта.

— Вы упомянули о дополнительной нагрузке, которая свалится на амбулаторное звено в случае реализации программы. Поликлиники с ней справятся?

— Задача-максимум — переложить 70% всех обращений за медицинской помощью в городе на амбулаторно-поликлиническое звено и только 30% оставить за стационарами. Для этого амбулаторное звено должно претерпеть глубочайшие изменения. Поликлиники будут двух типов: участковые поликлиники и крупные амбулаторные центры. К каждому амбулаторному центру будет прикреплено примерно десять участковых поликлиник.

Все мы знаем, что сегодня обычная типовая поликлиника фактически ничего не может, но в перспективе именно она должна взять на себя оказание первичной врачебной помощи. Для этого планируется кардинальное переоснащение. В первичной поликлинике будет участковый терапевт, хирург, способный сделать минимальное вмешательство, рентгенолог, окулист, отоларинголог и кардиолог, у которого появится возможность делать не только ЭКГ, но и нагрузочные тесты. Амбулаторный же центр — это крупная поликлиника, оснащенная не хуже окружной больницы и располагающая дневным стационаром. Именно амбулаторные центры должны стать главными носителями медицины в городе.

— Техническая оснащенность — только одна сторона медали. Сейчас очень сложно найти специалиста, который лечит пациента, а не болезнь. Как сделать так, чтобы лечили все-таки пациента?

— В Москве только городских учреждений здравоохранения больше 1000. Коечный фонд — более 82 тыс. В здравоохранении работает более 400 тыс. человек. И вся эта система совершенно дискоординированна.

За последние 20 лет изменилось административное деление Москвы: вместо районов появились административные округа. В округах были созданы окружные управления здравоохранения, которые по непонятным причинам взяли на себя только амбулаторно-поликлиническую сеть. А все, что касается больниц, оказалось в прямом подчинении департамента здравоохранения города. Нарушена преемственность между поликлиническим и стационарным звеном. В стационар плановые пациенты поступают недообследованными, и на дорогостоящей койке они в лучшем случае неделю ожидают результатов анализов, которые нужны, скажем, для операции. После операции хирург боится выписать больного, так как не понимает, куда он попадет.

— И как вы собираетесь восстановить утраченную связь звеньев этой цепи?

— Мы в ближайшее время планируем переформатировать окружные управления здравоохранения, наделить их гораздо большими властными полномочиями. В итоге они будут нести ответственность не только за поликлиническое или стационарное звено, а за пациента.

Необходимость реформы диктуется и изменениями федерального законодательства в системе финансирования здравоохранения, которая предусматривает одноканальное финансирование в рамках системы ОМС. Субсидии из других источников на питание, медикаменты, зарплату, оплату коммунальных платежей и многое другое постепенно отменяются. Теперь есть пациент, за которого Фонд обязательного медицинского страхования при посредничестве страховой компании заплатит по полному тарифу.

До вступления в силу новых правил оплаты труда, то есть до начала этого года, каждый главврач стремился раздуть штат, получить финансирование на всю штатную численность, а затем, оставив максимальное количество вакансий, распределить высвободившиеся деньги среди реально работающих.

Сейчас у главврача совершенно другая задача — он должен радикально сокращать количество людей, не причастных к медицинскому процессу, чтобы держать на определенном уровне зарплату медицинского персонала. Все службы, обеспечивающие жизнедеятельность больницы и напрямую не участвующие в лечении, становятся обузой — они «размывают» зарплаты. Возникает объективная необходимость вывести хозяйственные и частично административные функции за пределы лечебного учреждения. Речь идет не только о работниках блока питания, прачечной и хозрабочих, но и о бухгалтерии, многочисленных заместителях главврача по хозяйственной части и тех людях, которые организуют закупки продуктов питания и инвентаря. То есть все то, что по-английски называется back office, необходимо убрать.

— Кому же лечебные учреждения должны доверить все эти обязанности?

— Эти функции необходимо централизовать в одном месте и переложить на бюджет. В большом холдинге под названием «окружное здравоохранение» должна появиться управляющая компания. Она берет на себя функции back office всех входящих в холдинг структур (учреждения стационарного, амбулаторного звена и неотложная помощь), оставляя лечебным учреждениям функции front office — работу с пациентами. Человек, стоящий во главе этой холдинговой компании, будет, по сути, главным врачом округа. Внутри холдинга пациента можно будет свободно передвигать из поликлиники в больницу, где делают операции, а затем и в специальные реабилитационные стационары. Все виды и весь объем медицинских услуг человек сможет получить в лечебных учреждениях одного подчинения.

В таком укрупнении заложен и большой экономический резон.

— Но как вы собираетесь заставить больницы отказаться от традиционного ведения хозяйства?

— Все это не моя прихоть. Передача хозяйственных функций в единую внешнюю структуру необходима в первую очередь самим медицинским учреждениям. Хотя совершенно понятно, что любой главный врач, будучи начальником, болезненно отнесется к сокращению своих полномочий. Это вопрос личного выбора и в конечном итоге профессионализма руководителя. Если ему хочется быть удельным князем — пожалуйста, но тогда ему не будет хватать денег на зарплаты, медикаменты, питание. И в конечном счете пациенты к нему не придут. Ну а я в свою очередь сделаю выводы о профессиональной компетентности такого главного врача.

- То есть стимул экономический?

— Есть еще один важный момент. Сегодня в соответствии с ФЗ-94 закупки осуществляются с помощью аукционов. Конечно, крупные лоты стоимостью более 1 млн руб. торгуются на муниципальном уровне, этим занимается департамент здравоохранения. Но, например, по гречневой крупе или пеленкам каждая больница сама проводит торги. И я иногда вижу, что они закупают крупу по цене выше, чем в элитных гастрономах. И этим занимается целый штат людей, ведь подготовка всей необходимой документации действительно трудоемкий процесс. Если передать эти функции окружному управлению здравоохранения, то мы сможем укрупнить лоты и получим серьезные скидки от тех же поставщиков продуктов.

— А где гарантия, что на уровне округов не будет откатов?

— Сравнить одну больницу по закупкам с другой намного сложнее, чем один округ с другим. Тем более что округов всего десять, а набор и объем закупаемых товаров у них идентичный. Если кто-то покупает дороже, это намного заметнее, чем в случае с десятками разрозненных больниц. Конечно, можно предположить, что все округа вступят в ценовой сговор, но это очень маловероятно.

— На гречке миллионы не заработаешь даже после ее подорожания. На медтехнике, как прокуроры говорят, можно. Вот вы объявили для Москвы максимальные закупочные цены на томографы в два раза ниже, чем были на предыдущих торгах. Не боитесь?

— Я понимаю, что есть риски, в том числе и мои личные. И надеюсь, что правоохранительные органы, в которых сейчас проходит реформа, окажут нам максимальное содействие и смогут предотвратить провокации. На торгах, проведение которых намечено на 20 июня, мы собираемся приобрести 21 компьютерный томограф и восемь магнитно-резонансных томографов значительно дешевле, чем покупали в Москве раньше. И многим это здорово не нравится. Но я знаю, что это нравится мэру, а главное — москвичам! Галина Паперная

Россия. ЦФО > Медицина > mn.ru, 7 июня 2011 > № 336342 Леонид Печатников


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Финансы, банки > kremlin.ru, 18 мая 2011 > № 330460 Дмитрий Медведев

Прямую трансляцию из Московской школы управления «Сколково» вели Первый канал, телеканалы «Россия-1», «Россия-24», Russia Today, а также «Евровидение», радио «Маяк» и «Вести ФМ», радио «Комсомольская правда». В интернете пресс-конференция транслировалась на сайтах 1tv.ru, vesti.ru, сайте агентства «РИА Новости», телеканале «КП».

На пресс-конференцию Президента России аккредитовались более 800 журналистов. Из них около 300 – представители телекомпаний, 45 – представители радиокомпаний, 240 журналистов печатных изданий и интернет-СМИ, более 40 фотографов. Около 300 аккредитовавшихся журналистов – из зарубежных массмедиа, почти 500 – из российских (в том числе 208 – региональных) средств массовой информации.

В техническом обеспечении трансляции были задействованы более 200 человек, шесть передвижных спутниковых станций телеканалов.

Осуществлялся синхронный перевод на четыре языка: английский, немецкий, французский и японский.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

Прежде всего позвольте, конечно, вас поприветствовать. Здесь много журналистов – насколько меня проинформировали, более 800 человек в общей сложности. Приятно, что такой интерес к пресс-конференции.

Не могу сказать, что у меня недостаток общения с журналистами. Я регулярно встречаюсь, общаюсь и в ходе моей повседневной, текущей жизни, и во время поездок в регионы, а таковых за последнее время у меня – в тот период, когда я работал в Правительстве и сейчас работаю Президентом, – было много.

Я посетил практически все регионы нашей страны – кроме двух, но и эти два я обязательно посещу в ближайшее время. Со многими представителями нашей региональной прессы я встречался и даже вижу некоторые знакомые лица в зале, что особенно приятно, тем не менее такой большой пресс-конференции не было. Наверное, в этом есть резон и определённый смысл для того, чтобы обменяться впечатлениями о развитии нашей страны и международной жизни.

Поэтому хотел бы ещё раз вас поблагодарить за интерес к проведению пресс-конференции. Уверен, что меня ожидают интересные вопросы. Уж не знаю, насколько интересными будут для вас мои ответы.

Я готов к тому, чтобы начать работу. Поэтому давайте перейдём к общению.

Последнее, что скажу по организации деятельности. Это, по-моему, первая пресс-конференция в истории нашей страны, когда Президент будет вести её сам, без помощи Администрации. Поэтому, если вы не будете сильно обижаться, я буду в вас тыкать пальцами и просто говорить: допустим, такой-то сектор, такой-то ряд, соответственно мужчина, женщина, а вы уже сами поднимайтесь и начинайте работать.

Для того чтобы войти, что называется, в тему, мне кажется, было бы правильно сначала всё-таки дать слово телевидению. Я здесь увидел Сергея Брилёва. Сергей, я просто у Вас недавно был, у нас был интересный разговор…

С.БРИЛЕВ: Вы нам льстите.

Д.МЕДВЕДЕВ: Поэтому в порядке ответа не могу не передать Вам первое слово. Прошу Вас.

С.БРИЛЕВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич!

Я хотел спросить Вас о необратимости, вернее о степени необратимости. Вот эта пресс-конференция проходит в Сколкове. Да, мы привыкли называть Сколково столицей модернизаций и инноваций. Да, прекрасно, что Сколково (это, наверно, даже символично) находится за МКАД, за этим заколдованным кругом. Но ведь у него тоже есть своя ограда. Как бы Вы оценили глубину и необратимость модернизации в остальной стране со времён, когда вышла статья «Россия, вперёд!»?

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, мне кажется, мы не должны исходить из того, что модернизация – это раз и навсегда данные какие-то рамки. Я помню, как в определённый период мы все отмечали окончание первого года перестройки, второго года перестройки, третьего года, потом известно, чем всё это закончилось.

Поэтому модернизация – это процесс, причём очень важный процесс. На мой взгляд, самое главное – это добиться нового качества развития нашей страны. Модернизация – это не просто поступательное развитие, закрепление тех успехов, которые мы сделали (а они были за последние десять лет); это всё-таки качественное изменение ситуации.

Я абсолютно уверен, что мы пока ещё этого не достигли, но это не значит, что нужно менять знамёна, говорить о новой волне модернизации или ещё о чём-то. Модернизация должна продолжаться, и я уверен, что те пять приоритетов, которые мною были обозначены, сохраняются в качестве таких технологических, но очень важных направлений работы.

По всем этим направлениям есть государственные и правительственные программы, они финансируются, они выполняются. Добились ли мы чего-то сверхъестественного? Нет, не добились. И я думаю, что это как раз в самой большей степени должно подталкивать и меня, и моих коллег по Правительству к тому, чтобы работать активно, день и ночь, и стараться изменить саму жизнь в нашей стране.

Поэтому ещё раз подчёркиваю: модернизация – важнейшее направление развития нашей страны, и, на мой взгляд, это должно привести к качественному изменению ситуации в стране, а не только к тому, чтобы мы отмечали какие-то юбилеи. Но мне особенно приятно говорить об этом здесь, в Сколкове, потому что это для меня, конечно, особая площадка, имеющая знаковое, серьёзное значение, потому как именно здесь развиваются новые технологии, именно здесь был создан Сколковский университет, Сколковская школа, здесь будет инновационный центр.

И мне бы хотелось, чтобы этот бренд был действительно известен всему миру. Не потому, что это единственное место, куда нужно вкладывать деньги, а потому, что в каждом развитии, в каждом деле должны быть какие-то самые существенные, самые важные элементы, к которым начинает подтягиваться вся работа. И в этом плане, надеюсь, что Сколково будет именно таким важнейшим звеном модернизации, важнейшим, но, конечно, не единственным.

Я хотел бы заодно поблагодарить всех, кто здесь работает, в том числе за то, что они нас с вами приютили. Можно было бы встретиться в Кремле, но, мне кажется, здесь интереснее.

Так, сложно выбирать. Давайте, Ксения Каминская, ИТАР-ТАСС. Я пока буду называть, может быть, тех, кого я знаю, – не обижайтесь другие, но это не означает, что я буду разговаривать только с кремлёвским пулом. Пожалуйста.

К.КАМИНСКАЯ: Тем не менее спасибо за возможность.

Дмитрий Анатольевич, Вы сменили два десятка губернаторов, но ни одного министра. С чем это связано? Значит ли это, что дела в наших регионах хуже, чем в центре, и что Вы довольны деятельностью федеральных чиновников больше, чем региональных? Может ли встать вопрос об отставке Правительства или премьера ближе к выборам? Это случалось в прошлом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ксения, Вы знаете, я сменил не два десятка губернаторов, а практически половина губернаторского корпуса у нас сменилась за то время, пока я работаю Президентом. Это новые люди. Кто-то ушёл сам, по кому-то я принимал отдельное решение, у кого-то просто закончился срок полномочий, и они не были продлены. Это всё-таки довольно серьёзные изменения в составе людей, которые управляют нашим государством.

Мне кажется, что это важно, потому что никто из нас не приходит во власть навечно. Тот, у кого такие иллюзии, обычно не очень хорошо заканчивает, и примеров за последнее время в мире было немало. И губернаторы должны точно также к этому относиться. Нельзя работать по 20 лет, даже если ты очень толковый, грамотный, хорошо подготовленный, знающий свою территорию человек.

Всё это здорово, но нужно давать дорогу молодым, нужно создавать кадровый резерв, нужно просто стараться воспитывать вокруг себя достойных преемников, что называется. Поэтому эта работа проводится и будет проводиться. Надеюсь, что всё-таки в конечном счёте к власти в регионах приходят, может быть, более современные и желающие работать люди. Хотя, конечно, от ошибок не застрахован никто.

Теперь в отношении центра. Это не значит, что в центре ситуация лучше, чем в регионах. Но у каждого решения есть свои закономерности. Совершенно понятно, когда мы, допустим, обсуждаем работу Правительства, то я говорю о работе Правительства в целом, а не о работе отдельных министров, и Правительство работает как команда. Я, как вы знаете, достаточно часто критикую Правительство и, что называется, определённые внушения провожу, но при этом я считаю, что Правительство работает, как слаженный организм, и поэтому выдёргивать из него отдельные звенья просто не очень правильно.

И, наконец, у Президента есть набор полномочий включая полномочия по формированию Правительства и отставке Правительства. Я эти полномочия не менял и от них не отказывался.

Я ещё одну вещь хочу сказать: чтобы никому не было обидно (так я обычно делал в студенческих аудиториях – извините, я вас сравню со студентами в данном случае), если нет возражений, я пойду по секторам, чтобы, допустим, сначала отработать один сектор, потом второй, слева направо, потом, например, наверх – как вариант. Поэтому я пока ещё сконцентрирую своё внимание на левом секторе. Давайте, молодой человек, который держит букву «Р».

С.СТРАХОВ: Дмитрий Анатольевич, меня зовут Сергей Страхов, я представляю «Авторадио». У меня вопрос касается парковки.

Д.МЕДВЕДЕВ: А-а-а.

С.СТРАХОВ: Да, это буква «П». Это наиболее насущный вопрос, проблема столичных автомобилистов. И меня вот что интересует: недавно московские чиновники решили, что на столичных улицах, на главных столичных улицах, парковка будет стоить 500 рублей в час. Как Вам такая инициатива? И как вообще Москва способна побороть проблему парковок?

И маленький уточняющий вопрос. Я знаю, что у Вашей супруги есть два машиноместа, а мне машину поставить негде. (Смех в зале.) Не сдадите ли случаем машиноместо в аренду?

Д.МЕДВЕДЕВ: Как обстоят дела в Москве, все знают: обстоят очень плохо. Это в том числе следствие того, как проводилась эта работа в прежние годы. Я понимаю недовольство всех москвичей, которые не могут воткнуть свои машины, стоят часами в очередях, стоят в трафике. Что надо делать: надо развивать новые возможности, надо создавать новые дороги, надо принимать разумные решения по регулированию дорожного движения. Надеюсь, что новый мэр этим будет заниматься.

500 рублей за парковку – это издевательство даже для Москвы, где уровень жизни людей существенно выше, чем, например, в некоторых других регионах. Я понимаю, почему это делается. Нас хотят напугать: хочешь машину поставить – плати пятьсот, а если хочешь поставить в каком-нибудь определённом, очень важном месте, то плати тысячу, – в надежде на то, что люди там не будут ставить машины. Но я не думаю, что это идеальный способ решения проблемы. Поэтому я надеюсь, что Москва разберётся с этой темой; по-моему, мэр Собянин уже соответствующее поручение давал и приблизительно в тех же словах характеризовал таксы, которые были установлены.

В отношении того, как Вам машину... (Смех.) Знаете, я подумаю над тем, чтобы это был взаимовыгодный процесс. У нас действительно есть два машиноместа, которые не используются, так что шансы есть. Но, как Вы правильно заметили, эти машиноместа принадлежат не мне, а жене, поэтому без неё я, конечно, это решение принять не могу. Если она согласится, и условия, которые Вами предложены, её устроят, тогда готов рассмотреть этот вопрос.

Давайте ещё дальше двинемся. Пожалуйста, девушка, которая здесь сидит.

Р.ЦВЕТКОВА: Роза Цветкова, «Независимая газета».

Извините, Дмитрий Анатольевич, но не могу не задать вопрос, который волнует, я думаю, всех присутствующих в этом зале. До каких пор будет сохраняться предвыборная интрига? Наверняка ведь Вы уже для себя что-то решили.

И, если позволите, второй вопрос сразу вдогонку. Почему, несмотря на наш замечательный имидж нефтяной державы, цены на бензин растут? Почему Правительство даёт обещания с этой ситуацией справиться, но тем не менее пока о виновных мы не слышим? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, наконец-то Вы задали этот вопрос. (Смех.) Я надеялся, что он первый будет, но он прозвучал всего лишь четвёртым.

Уважаемые друзья, я читал материалы, которые к этой пресс-конференции публиковались в различных средствах массовой информации и в сети. И конечно, все, в том числе, конечно, те, кто сейчас присутствуют здесь, и многие другие ждут каких-то интересных сообщений. Понимаете, политическая жизнь – это не только шоу и даже совсем не шоу, это довольно сложная работа (я имею в виду, политическую деятельность), довольно сложная работа, которая, на мой взгляд, как и на взгляд большого количества других людей, занимающихся практической политикой, подчиняется определённым технологиям, которые надо соблюдать.

Мы занимаемся этим делом для того, чтобы добиваться своих целей. Большие цели заключаются в том, чтобы изменить жизнь, изменить нашу жизнь к лучшему, чтобы люди себя лучше чувствовали, чтобы уровень доходов поднимался, чтобы социальные программы выполнялись. Но есть технологические вещи, и они тоже достаточно серьёзны.

Мы занимаемся практической политикой не ради того, чтобы согреться, а ради того, чтобы добиться успеха. Поэтому такого рода решения должны делаться именно в тот момент, когда уже созрели для этого все предпосылки, когда это будет иметь окончательный политический эффект.

Именно поэтому я считаю, что для того, чтобы объявить о таких решениях, нужно выбирать несколько иные форматы, чем пресс-конференция, хотя это и очень красиво выглядит, и выглядит, может быть, очень заманчиво. Но тем не менее такие решения должны приниматься несколько иначе и объявляться несколько иначе.

При этом я считаю, что каждый политик должен делать такого рода заявления тогда, когда считает нужным. Во всём мире большое число политических фигур, которые, например, сразу после окончания политической кампании делают заявление: «Я собираюсь баллотироваться в президенты». И, как правило, эти обещания или эти заявления ничем не заканчиваются. С другой стороны – разумной является такая тактика, которая приводит к успеху.

Поэтому что бы я ни слышал на эту тему о том, что в одной стране уже сделаны заявления, в другой стране сделаны заявления, а в нашей стране молчание на эту тему, ещё раз подчёркиваю: всё это должно подчиняться определённому, вполне разумному сценарию. Но это не значит, что это может продолжаться бесконечно. Конечно, у избирательного жанра есть свои законы, и этим законам буду следовать и я. Если я определюсь сделать такое заявление, я его сделаю. Как мною было сказано не так давно в интервью нашим китайским коллегам, в этой ситуации уже осталось ждать не так много. Это заявление достаточно близкого порядка.

И теперь в отношении цен на бензин. Вещи, наверное, связанные на самом деле, – решение баллотироваться и цены на нефть, на бензин. Вы понимаете, почему растут цены на бензин. Совершенно понятно, что это связано с общим ростом цен на нефтепродукты. И наше Правительство действительно предпринимает усилия для того, чтобы справиться с этим. Но не все усилия, даже Правительства, способны принести результат. Где-то это может быть сговор, это вполне вероятно. Но в принципе это отражение неких объективных тенденций на нефтяном рынке. Поэтому мы должны понимать, что наши усилия по регулированию не всегда приносят успех. Тем не менее Правительство имеет и все полномочия, и все инструкции от меня для того, чтобы этим вопросом заниматься и стараться всё-таки сбивать цены на нефтепродукты, на бензин.

Как? Понятно как: к сожалению, ничего другого, кроме ограничительных мер я предложить не могу, и Правительство этим правом воспользовалось. Речь идёт о введении очень жёстких пошлин. На время это может помочь, но не навсегда. Я исхожу из того, что цена на нефтепродукты для нас крайне важный индикатор, и Россия заинтересована в том, чтобы цены на нефть были разумно высокими, но не запредельными. Сейчас цены становятся всё выше и выше, и в конечном счёте это может создать обратный эффект. Вспомните, как в 2008 году цены достигали уже 147 долларов за баррель. Чем это закончилось? Глобальным финансовым кризисом. И конечно, это неправильно. И для нас тоже. Будем этим заниматься, но это непростая проблема. Сговоры на рынке должны пресекаться. И такие меры предпринимаются.

Ещё раз дадим высказаться нашим каналам. Вот я вижу Антона Верницкого с Первого канала, чтобы не было обид у Первого канала. Пожалуйста, Антон. Смотрел сегодня кусочек записанный в интернете Вашего интервью с каким-то гражданином, который рассказывал интересные истории про бен Ладена. Правда это? Нет?

А.ВЕРНИЦКИЙ: По его словам – да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пусть американцы вздрогнут тогда.

А.ВЕРНИЦКИЙ: Я не об этом. Я про нас, про Россию. Благодаря тому, что здесь, в Сколкове, интернет шустрый, я подглядываю ещё за тем, что происходит в Санкт-Петербурге, в Законодательном Собрании.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я тоже подглядываю.

А.ВЕРНИЦКИЙ: В Законодательном Собрании, где депутаты сейчас обсуждают вопрос об отзыве полномочий Сергея Миронова. Прокомментируйте это, пожалуйста.

И как Вы вообще относитесь к принципу формирования Совета Федерации? Отвечает он демократическим принципам, принципам федерализма? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: В отставке любого лица нет ничего сверхъестественного. Как я только что сказал, рано или поздно государственная карьера для всех заканчивается, и для президентов тоже. К этому нужно готовиться в тот момент, когда начинаешь такую жизнь. В этом случае не будет так мучительно больно за определённые действия, которые совершил или не совершил.

Ситуация с Мироновым в этом смысле такая же, как и со всеми другими политическими фигурами. Сергей Михайлович Миронов у нас спикер, Председатель Совета Федерации – верхней палаты парламента. Он давно работает, работает в целом, мне кажется, нормально, но он представляет определённую политическую силу – партию «Справедливая Россия». И то, что у партии «Единая Россия» возникли какие-то вопросы, в этом ничего страшного нет – наоборот, это отражение политической конкуренции.

Мы же все за политическую конкуренцию, мы все не хотим, чтобы у нас была одна партия, которая за всех всё решает. Пожалуйста, это отражение тех противоречий, которые существуют в политической жизни. Если сегодня будет принято такое решение, то думаю, что Сергей Миронов должен воспринять его спокойно. В конечном счёте, подчёркиваю, это пойдёт на пользу и «Единой России», и «Справедливой России». Почему? Потому что «Единая Россия» показывает, что она всё-таки является авторитетной силой, с которой должны считаться, а не просто так критикует человека, которого сама выдвинула, а потом неспособна принять решение о прекращении его полномочий, если того хочет, конечно. Это партийная жизнь. А «Справедливая Россия» показывает, что она всё-таки оппозиционная партия, а не какая-то иная сила, которая просто помогает политическому развитию в стране. В этом смысле выигрывают все: пусть занимаются реальной политикой, у нас впереди очень важные выборы.

И в отношении Совета Федерации. Мы прожили несколько периодов, когда Совет Федерации формировался по-разному. В соответствии с Конституцией, напомню, там говорится о том, что он формируется определённым образом: первоначально, в переходный период, он избирался, потом он начал формироваться. Это были сначала губернаторы, представители законодательных органов, а именно председатели. Потом мы перешли к другой системе.

И сейчас, с этого года, работает третья система, или, так сказать, несколько модернизированная вторая система формирования, когда в Совет Федерации могут попасть те, кто избран в регионе. Мне кажется это вполне демократичным и в целом в лучшей степени помогающим Совету Федерации выполнять свою высшую цель – быть палатой регионов.

Но в такой ситуации я всегда исхожу из того, что наша демократия – молодая. Я не могу исключить, что через какое-то время не появятся другие идеи о том, как формировать Совет Федерации. Пусть сейчас поработает эта система. Но никогда не говори «никогда». Может быть, в большей степени даже принципам деятельности парламента соответствовало бы всё-таки избрание членов Совета Федерации. Но мы должны для этого пройти по той дороге, которую сами для себя выбрали, ничего страшного в этом не вижу, и в конечном счёте уже принять решение о том, какой способ формирования избрать. Многие страны десятилетиями притирали механизм формирования своих парламентов, и мы этим занимаемся.

Здесь у нас большой сектор, поэтому я, может быть, сначала выберу тех, кого знаю. Пожалуйста, Александр Колесниченко, «Аргументы и факты», Вам слово, если хотите задать вопрос.

А.КОЛЕСНИЧЕНКО: Очень хочу, потому что я сейчас в каком-то смысле собираюсь воспользоваться положением в личных целях. Впрочем, уверен, что я лишь один из миллионов читателей нашей газеты и в принципе граждан страны.

В конце апреля Вы сказали о том, что процедура техосмотра должна быть либо совсем отменена либо сделана необременительной. Я бы от себя ещё добавил: осмысленной. Положа руку на сердце, это не единственная бессмысленная процедура в стране, но давайте разберёмся хотя бы с ней. Выполнено ли поручение? Есть ли понимание, как техосмотр будет выглядеть?

Д.МЕДВЕДЕВ: Есть понимание.

Я буквально вчера заслушал доклад Первого заместителя Председателя Правительства, но хочу сказать Вам об этом сегодня, к чему пришли и что мне кажется вполне разумным. Вы правильно сказали, эта процедура не должна быть бессмысленной, она не должна быть обременительной, она не должна быть просто дурацкой, которая всех ставит в очень неудобное положение.

Что для этого нужно сделать? Мы всё-таки должны знать, на каких машинах ездят люди. Поэтому есть вполне разумное предложение – отказаться от милицейского техосмотра и совместить этот техосмотр с заключением договора о страховании автогражданской ответственности, когда это будет делаться просто в сервисах.

Вы так или иначе, используя свою машину, обращаетесь в сервис, даже если вы хорошо своими руками работаете, всё равно что-то приходится делать. И при заключении договора ОСАГО соответственно будет добавляться этот талон, который и будет совсем необременительным образом фиксировать техническое состояние автомобиля.

Новые автомобили вообще не надо осматривать. Я считаю, что три года после покупки автомобиля точно можно дать льготного срока. От трёх до семи лет, если автотранспортное средство используется, можно его осматривать один раз в два года, например, а после семи лет, действительно всё-таки это уже более старое транспортное средство, это нужно делать один раз в год.

Но ещё раз подчёркиваю, нужно вывести это из-под милиции и сделать это максимально простым вместе с техническим обслуживанием и заключением договора страхования автогражданской ответственности, который является для всех обязательным. Это, как мне представляется, разумное в настоящий момент решение, которое позволит эту процедуру превратить в достаточно формальную.

А.КОЛЕСНИЧЕНКО: Когда?

Д.МЕДВЕДЕВ: Чем скорее, тем лучше. Вы имеете в виду, когда закон будет принят? Я сказал Вам об этом. Я думаю, что буквально сегодня-завтра Правительство должно уже по моему указанию внести законопроект, изменения в законопроект в Государственную Думу и принять. Всё начнёт работать со следующего года, надеюсь.

Не будем ломать традиций, хотя раньше с Вас начинали. Давайте, даже приблизительно понятно, о чём Вы спросите.

А.ТУМАНОВ: Не совсем про это.

Д.МЕДВЕДЕВ: Всё-таки про второй срок.

А.ТУМАНОВ: Для начала поблагодарить за то, что всё-таки вызвали меня, потому что – если бы Вы знали, какие ставки заключаются, удастся ли мне опять задать вопрос! Удалось.

Д.МЕДВЕДЕВ: И при том, что мы с вами были на шести сотках, но мы об этом не договаривались.

А.ТУМАНОВ: А я про это и хотел сказать. Вы в начале своего выступления говорили, что поездили по стране, брали с собой журналистов. Я хочу коллегам подтвердить, что ездил с Дмитрием Анатольевичем: Оренбургская область, Саратовская область, по сельхозрегионам. И мы заехали в садоводческое товарищество «Гвоздика». У меня такая уникальная возможность была посмотреть на мир глазами Президента. Знаете, мне мир этот очень понравился, он был почти идеален. И я потом недели две отвыкал, меня даже два раза оштрафовали за то, что я на красный свет проезжал.

Так вот, в товариществе «Гвоздика» всё было идеально, всё прекрасно, но это же не так. Если мы сейчас проедем в любое садоводческое товарищество, миллион вопросов, тысячи вопросов. Люди фактически поражены в правах, то есть они немножко «недограждане» нашей страны, они живут не по законам, даже не по Конституции – по понятиям, скорее. Так вот, меня всегда интересовало, если мне немножечко отвыкать пришлось, как Вы считаете, насколько Вы объективно видите картину мира?

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, ну уже философские обобщения. За тот период, пока Вы задаёте на таких больших пресс-конференциях вопросы, Ваше восприятие жизни стало точно более философским.

Знаете, в отличие от Вас у меня не возникло ощущения, что в садоводческом товариществе «Гвоздика» всё идеально. У меня как раз возникли другие ощущения. Понятно всегда, когда приезжает начальство, местные руководители стараются всё залакировать. Это очевидно. В то же время по количеству проблем, которые даже там есть, это, в общем, вполне обычное товарищество, те же самые шесть соток, отсутствие, кстати сказать, газа на тот период.

Единственное, в чём я вижу действительно, может быть, свою прямую заслугу: я уверен, что после моего визита в садоводческое товарищество «Гвоздика» газ там появился. Это точно. Можно проверить, но я надеюсь, что это так, потому что они просили. Но там не было стерильной картины. Уверен, что в других местах может быть ещё хуже. И конечно, нам нужно обязательно заниматься садоводством, потому что это образ жизни огромного количества наших людей. И даже при том, что сейчас можно и землю получить, и большее количество земли, допустим, взять в аренду, в собственность приобрести.

Люди же привыкают и не хотят никуда уезжать, им нравится на своих шести сотках. Поэтому задача государственных служащих, государственных руководителей создать там сносные условия. И это нужно делать повсеместно, а не только в Москве или в Оренбургской области, и не только указами Президента, который, собственно, и не регулирует эти темы, а именно местными решениями.

Теперь в отношении картины мира. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы по окончании моей работы я бы сделал такой вывод, что моя картина мира не изменилась. Я всё-таки надеюсь, что остаюсь в этом смысле вполне здравомыслящим человеком, который видит жизнь не сквозь розовые очки, а знает её вполне, что называется, в земных категориях.

Я действительно много езжу. Я, наверное, первый руководитель Российского государства, который посетит все территории, все субъекты Федерации в нашей стране. Это помогает разбираться в проблемах. Это, если хотите, такая прививка. Потому что, сколько бы заборов ни ставили на твоём пути, всё равно же понятно, что за этими заборами иногда стоят лачуги, разрушающиеся дома, люди, которые недовольны действиями местных властей, иногда федеральных властей. Здесь главное – сохранять свежесть восприятия.

Как этого добиться для руководителя государства? Надо много ездить, надо много общаться с людьми и надо получать правдивую информацию. Что такое правдивая информация? Это то, чем занимаетесь все вы. Это качественная журналистика, которая сегодня ещё дополняется возможностями Сети.

Я могу вам сказать абсолютно точно в этом смысле: мне как Президенту повезло, потому что я получаю информацию не только из дайджестов, которые заботливыми руками делает Администрация Президента, за что ей спасибо, – я получаю информацию непосредственно от людей, через Сеть, через блоги, через Твиттер, через любые другие ресурсы. И, как вы знаете, там режут правду-матку.

До меня никто этого не смотрел, поэтому я уверен, что я не оторвался от земли, и в этом смысле это мне не грозит. И я считаю, что так должен будет поступать любой другой руководитель, который придёт после меня, потому что таковы законы информационной жизни в сегодняшнем мире.

Д.ГАЛЬПЕРОВИЧ: На самом деле, Дмитрий Анатольевич, мы знакомились с Вами на экономическом форуме, когда Вы, ещё не будучи кандидатом в президенты, отвечали на вопросы радио «Свобода», так получилось…

Д.МЕДВЕДЕВ: Тем лучше.

Д.ГАЛЬПЕРОВИЧ: …И Вас спрашивали как специалиста по садовым товариществам, по парковкам. Я хочу Вас спросить как главу государства и квалифицированного юриста. Первое, как Вы определяете сейчас ваши отношения, и Ваш взгляд на отношения России с Соединёнными Штатами и Западом, в частности с блоком НАТО? Какие есть проблемы и как Вы продвинулись.

И второй вопрос тоже международный, но он юридический: о внутренней российской жизни. В последнее время в российской власти идёт целая дискуссия о том, обязательно ли для России выполнение решений Европейского суда по правам человека. Там есть очень многие решения, которая затрагивают не только материальную сторону, но там говорится о самом духе выполнения этих решений. И Вы как юрист прекрасно знаете, что это значит. Что Вы считаете по поводу выполнения Россией решений ЕСПЧ?

Д.МЕДВЕДЕВ: Тема взаимоотношений России с НАТО – очень большая, можно сказать – повседневная для меня, потому что буквально каждый день я действительно этим занимаюсь: и когда получаю доклады министров, и когда читаю всякого рода доклады спецслужб, и просто когда готовлюсь к тем или иным мероприятиям, встречам с иностранными лидерами, которые зачастую представляют блок НАТО.

Отношения с НАТО в настоящий момент, на мой взгляд, не самые плохие. И я считаю, что это хорошо для обеих сторон. У нас был напряжённый, драматический период, когда мы, по сути, прекратили эти отношения. Не мы были инициаторами, а Североатлантический альянс, но я тогда сказал: как хотят; не хотят сотрудничать – мы навязываться не будем. Я имею в виду август 2008 года. С тех пор уже утекло много воды. Думаю, что всё в целом развивается нормально.

Я доволен тем, как прошло моё общение в Лиссабоне во время саммита Россия–НАТО. Мы поставили важные вопросы, мы договорились о том, что будем сотрудничать по самым важным стратегическим направлениям повестки дня включая Афганистан, борьбу с терроризмом, борьбу с наркотрафиком. Есть новые темы, по которым, я считаю, мы обязаны договариваться, иначе всё будет развиваться в плохом стиле. Я имею в виду противоракетную оборону. Это ситуация отдельная, я два слова буквально скажу, хотя неоднократно уже давал оценки.

Мы хотели бы, чтобы развитие европейской противоракетной обороны подчинялось понятным правилам. Всем должно быть очевидно, что противоракетная оборона – это способ блокирования, или купирования, стратегических возможностей целого ряда стран. Когда нам говорят: это направлено не против вас, – я это принимаю к сведению, но понимаю, что другие страны, которые в данном случае имеются в виду, такими возможностями, как Россия, пока не располагают и вряд ли в ближайшие годы будут располагать.

Обычно нам говорят: это вот Иран, там ещё что-то. У них таких возможностей нет. Значит, это против нас? А если это против нас, тогда пригласите нас к сотрудничеству или скажите об этом открыто. Я надеюсь, что те вопросы, которые были мною поставлены и перед моим коллегой и моим другом Президентом Обамой, они на эти вопросы ответят, и мы сможем выработать модель сотрудничества по противоракетной обороне.

Если не выработаем, тогда нам придётся принимать ответные меры, чего бы очень не хотелось, и тогда речь пойдёт о форсировании развития ударного потенциала ядерных средств. Это был бы очень плохой сценарий, это был бы такой сценарий, который отбросил бы нас в эпоху холодной войны. И я сказал своему коллеге: «Ты знаешь, в 2020 году, когда уже пройдут все четыре этапа подготовки так называемого адаптивного четырёхстадийного подхода, вполне вероятно, что эти решения будешь принимать не ты и даже, может быть, не я. Но их кто-то будет принимать». И, скорее всего, руководители России будут руководствоваться именно этими соображениями. Поэтому мы должны сейчас подумать о том, какой мы передадим эту проблему будущим поколениям политиков. Это исключительно важная тема. Она может испортить всё то, что мы сделали за последние годы – включая, на мой взгляд, очень важный Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. Потому что в нём есть прямая оговорка о том, что, если будет развиваться ПРО, и это будет означать взламывание стратегического паритета, договор может быть приостановлен и даже прекращён. Вот на это мне хотелось бы обратить внимание всех моих партнёров по НАТО и сказать, что мы готовы к сотрудничеству, и в то же время мы надеемся на то, что мы получим гарантии от ненаправленности этих потенциалов на нас.

Я, как человек добросовестный, отвечу и на вопрос про ЕСПЧ.

Россия является членом Суда, подписала все документы и обязана их выполнять. Мы и дальше будем так поступать. Для нас членство в европейских институтах является исключительно важным. При этом мы не можем не видеть и некоторые трудности, с которыми мы сталкиваемся, потому что мы, скажем так, формирующаяся демократия, у нас достаточное количество проблем.

В ряде случаев этот суд выносит решение против Российской Федерации. В принципе они исполняются включая платежи, которые российская казна осуществляет в адрес истцов. Но в некоторых случаях (о чём, наверное, и Вы говорите) возникает ощущение того, что решение суда принято небеспристрастно, а иногда даже, может быть, политически мотивированно. Мы не говорим об этом вслух, но такие мнения существуют. Именно поэтому эти решения подвергаются обсуждению в юридических кругах, об этом говорят некоторые наши политические лидеры, но это не значит, что мы прекратили своё членство и собираемся отказаться от участия в ЕСПЧ.

И мне на это хотелось бы обратить особое внимание, потому что всякий суд должен создавать у всех сторон ощущение своей незаангажированности, беспристрастности и справедливости, идёт ли речь о внутреннем суде или же международном.

Я обещал из Питера дать слово. Кто там хотел сказать? Пожалуйста.

Н.КИРИЛОВА: Спасибо большое.

Дмитрий Анатольевич, я хотела бы вернуться к нам в Петербург, вообще в Россию. Вы сейчас говорили о международных делах. Я хотела бы спросить Вас, не хотите ли Вы стать волшебником. Совсем недавно прошёл очередной юбилей Победы. И перед юбилеем и после тяжело читать вести о том, как наши ветераны отправляют в Кремль ордена и медали, как хотят вернуться и просить ПМЖ у Обамы. Может быть, всё-таки страна не будет позориться перед победителями и в конце концов даст нашим фронтовикам достойное жильё и одно транспортное средство.

И чтобы никто не смог протянуть руку и отобрать у этого ветерана это жильё, обменять его, заложить. У нас есть такие любители. А потом ветеран остаётся на улице. Поэтому хотела бы спросить: может быть, есть всё-таки возможность дать каждому победителю достойное жильё? И это в Ваших силах, Вы ведь волшебник, Президент.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, я, конечно, не волшебник, хотя я стараюсь принимать решения, которые от меня ждут люди. И в этом смысле это обязанность любого руководителя.

Знаете, чуть больше трёх лет назад, 7 мая 2008 года, я подписал Указ о том, чтобы всем ветеранам дать квартиры, ветеранам Великой Отечественной войны. Вы задаёте мне вопрос: может быть, пора принять такие решения и не обижать, и не унижать наших ветеранов.

Знаете, во-первых, я эти решения уже принял. И, во-вторых, конечно, бессмысленно сейчас об этом говорить, но очень обидно, что все, кто мог принять такие решения в самый разный период после окончания Великой Отечественной войны, когда этих наших ветеранов было существенно больше (я ещё помню середину 70-х годов, празднование Дня Великой Победы, когда они были все молодые, чуть старше меня, и у них были те же самые проблемы), а государство на них просто плевало. И это на самом деле очень обидно.

Поэтому я считаю, что каждый должен делать то, что сегодня может. Я мог решение принять о том, чтобы все ветераны получили жильё, – и такое решение я принял. Это, кстати, очень непростое решение, несмотря на то, что ветеранов у нас осталось не так много, но это всё равно миллиарды рублей. Меня предупреждали, говорили: зачем Вы его принимаете? Во-первых, ветеранов осталось не так много, во-вторых, ветераны это жильё не получат, а получат их дети. Ветераны, к сожалению, долго не проживут, это достанется их потомкам, наследникам. Знаете, мне кажется, это всё неправильные, аморальные рассуждения. Государство когда-то должно признать, во-первых, что они сделали для всех нас. И, во-вторых, знаете, я такую вещь скажу: даже если они уйдут из жизни, понимая, что они что-то способны передать своим детям и внукам, это уже большое счастье. Поэтому эти решения должны быть выполнены до конца, и поэтому на них тратятся весьма немаленькие средства. А то, что в ряде случаев с этим тоже, к сожалению, происходят проблемы, то, что есть злоупотребления, – надо просто разбираться и быть более чуткими. Я посмотрел на этот случай, о котором Вы рассказываете: достаточно было привлечь к нему внимание, за что спасибо журналистам, и сразу и деньги нашлись, и проблему решили. Так что это, к сожалению, обычная ситуация, к сожалению для всех нас, но это не значит, что власть на неё не должна реагировать. А решения, воплощённые в Указе от 7 мая 2008 года, будут выполнены до конца, чего бы это ни стоило государству.

РЕПЛИКА: Деревня, деревня.

Д.МЕДВЕДЕВ: Деревне дам слово. Я хотел бы ещё всё-таки, чтобы наши крупные средства массовой информации тоже могли два слова сказать. Я всё-таки передам слово НТВ, Владимиру Кондратьеву, потому что не дать слова нашим каналам было бы неправильно, да и другим тоже – Вам, например.

В.КОНДРАТЬЕВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, что не забыли.

Я вообще-то хотел задать вопрос, но уже коллеги из «Независимой газеты» упредили, – насчёт выборов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, задайте его ещё раз. (Смех.)

В.КОНДРАТЬЕВ: Нет, немножко по-другому задам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я просто когда сюда шёл, был уверен, что вопрос о втором сроке, о взаимоотношениях с Владимиром Путиным будет повторяться приблизительно через один. Нет, всё идёт в нормальном ключе.

В.КОНДРАТЬЕВ: Хорошо, об отношениях с Владимиром Путиным. (Смех в зале.) Может ли в принципе возникнуть ситуация, что в президентских выборах примут участие сразу два человека – скажем, Вы и премьер Путин? Или такая ситуация недопустима, каждый будет по отдельности выставлять свою кандидатуру?

Д.МЕДВЕДЕВ: По отдельности выставлять, но примут участие вместе, да? (Смех в зале.)

В.КОНДРАТЬЕВ: А если да, то понятно, что одна партия не может выдвигать сразу двух кандидатов. Вы тогда, наверное, должны будете возглавить другую партию.

Вы, кстати, недавно говорили о том, что в перспективе Президент должен быть партийным – и будет партийным. Может быть, придвинуть этот момент как-то? И Вы сейчас могли бы возглавить какую-то уже существующую партию или создать новую.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Давайте ещё раз порассуждаем о политической ситуации. Я, отвечая на вопрос нашей коллеги из «Независимой газеты», сказал, что любые политические решения должны быть, на мой взгляд, чётко просчитаны. Это же не игрушки. В наших руках действительно судьбы огромного количества людей. Это не могут быть фантики или какие-то вещи, которые мы принимаем просто, для того чтобы слегка потешить собственные амбиции. И решения о том, баллотироваться или нет, должны основываться на этом.

Наши отношения с моим коллегой и моим политическим партнёром Владимиром Путиным – это не просто то, что принято называть тандемом, это на самом деле отношения, которые длятся уже более 20 лет. Мы друг друга очень неплохо знаем и хорошо чувствуем. Мы действительно с ним единомышленники. Что бы там иногда ни говорили на эту тему, но у нас очень близкие подходы к ключевым вопросам развития страны. Но это не значит, что мы совпадаем с ним во всём, так не должно быть. Это было бы очень скучно, да и просто неправильно. Каждый человек имеет право на собственные ощущения и на собственные подходы. Но в стратегии мы близки, иначе бы мы просто не смогли работать. А если бы мы не смогли работать, то вот это политическое партнёрство бы распалось, и сегодня у нас был бы другой политический ландшафт. Именно из этого и нужно исходить при принятии решения о том, что делать дальше. Я считаю, что есть конкуренция, которая помогает, а есть конкуренция, которая ведёт в тупик. Я надеюсь, что мы при принятии или в ходе принятия соответствующих решений о том, кому куда избираться, что делать в будущем, и будем руководствоваться именно таким ответственным подходом, ответственным, прежде всего, перед страной и перед её народом.

Теперь по поводу партийности. Если я буду баллотироваться в Президенты, я, конечно, хотел бы опираться на определённые политические силы, по-другому невозможно. Это политические партии. Какие? Вы знаете, у нас политических партий не так много. Я считаю, что это скорее благо, потому что эпоху обилия различных маргинальных политических группировок мы, мне кажется, уже преодолели. У нас достаточно крупные партии, это хорошо. На кого опираться? Ну, если я буду этим заниматься, я надеюсь опираться в том числе и на тех, кто меня выдвигал, это первое.

Второе. Может ли Президент создавать свою политическую силу. Да, я считаю, что может. Ничего в этом плохого нет.

Может ли Президент в нашей стране стать членом партии? Я уже сказал об этом недавно. Я считаю, скорее всего, так и будет, потому что большинство демократий развивается именно по такому сценарию. Просто мы в какой-то момент посчитали, что, если в России Президент возглавит одну из партий, распадётся тот консенсус, который был очень нужен нашей стране в определённый период. Но сейчас у нас политические силы сформированы, возникли разные представления о том, как нам создавать свою страну, как нам её развивать, как нам её улучшать, поэтому Президент может возглавить одну из политических сил. Это неплохо.

Обещал деревне. Пожалуйста.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Спасибо.

25 тысяч рублей за билет, чтобы к Вам приехать, – всей деревней собирали на самолёт.

Д.МЕДВЕДЕВ: Так возьмите тогда микрофон, чтобы не уехать без вопроса. Я понимаю, что у Вас громкий голос.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Председатель сельскохозяйственного предприятия, корреспондент газеты «Территория народной власти».

Д.МЕДВЕДЕВ: Так вы председатель или журналист?

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: И журналист, и председатель.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Вопрос будет касаться, конечно, развития сельских территорий.

Дмитрий Анатольевич, мы получили наконец внятный цельный документ – Доктрину продовольственной безопасности Российской Федерации – и понимаем свою задачу: произвести как можно больше и лучше продуктов питания на 140 миллионов человек. Это первая задача. Но есть достаточно серьёзные угрозы.

Первое – банкротство сельскохозяйственных предприятий. Тысячи квадратных километров буквально именем Российской Федерации разоряются, так как всё вывозится, в том числе скот вырезается – и всё арбитражными управляющими.

Второе – это, конечно, сильная криминальная нагрузка на нас, в том числе бывают и невнятные всякие налоговые дела, сельского хозяйства касаются тоже.

И третье – это практически отсутствие местного самоуправления, то есть отсутствие власти на местах.

Наши были бы к Вам и вопрос, и предложение: для того чтобы всё же реализация продовольственной безопасности состоялась – указ Президента о моратории на банкротство сельскохозяйственных товаропроизводителей на период выполнения Доктрины продовольственной безопасности.

Второе – освобождение сельскохозяйственных производителей от всех видов налогов. Поверьте, для государства не будет очень трудно. Пример Китая: все сельские товаропроизводители освобождены от налогов. Это уменьшит криминальную нагрузку, нас никто не будет дербанить, мы сможем действительно что-то путное произвести.

И третье – займитесь местным самоуправлением. В безвластии жить нельзя, анархия действительно порождает и преступность, и всё остальное. Очень, очень и очень хочется, мы готовы этому помогать со всей силы на самом деле. Спасибо Вам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Сделайте сегодня этот указ, и всё будет нормально. (Смех в зале. Аплодисменты.)

Д.МЕДВЕДЕВ: Я вот даже пометки какие-то сделал. (Смех.) Спасибо Вам за этот вопрос и за Вашу очень неравнодушную позицию.

Поделюсь своими ощущениями. Когда я перешёл работать в Правительство, так получилось, что стал заниматься сразу несколькими темами, которые потом были названы национальными проектами, в том числе развитием села. Знаете, у меня вначале даже были какие-то такие ощущения, не знаю, справлюсь, не справлюсь ли я с этим, потому что всё-таки я городской житель, а жизнь деревни нужно чувствовать, нужно знать. И я очень доволен тем, что я занимался этим в Правительстве, но, конечно, и сейчас занимаюсь как Президент, потому что мне удалось почувствовать нерв жизни нашей деревни.

На самом деле это ведь не просто те, кто создают продукты питания, – это треть нашей страны. У нас в деревне живёт более 30 процентов населения, так уж получилось. Во многих странах промышленно развитых это может быть 3–5 процентов, а у нас – треть, и об этих людях нужно заботиться и в то же время создавать им нормальные условия для того, чтобы они трудились.

Я считаю, что мы всё-таки за последние годы, развивая и этот национальный приоритет, и потом, приняв программу развития села, развития агропромышленного комплекса, сделали неплохой задел. Где бы я ни был, все говорят о том, что деньги, которые тогда пришли, в очень, кстати, тоже непростой ситуации, помогли. С другой стороны – случился кризис, который ударил по интересам селян, а в прошлом году ещё и засуха произошла, которая нас лишила значительной части урожая.

Поэтому нам пришлось принимать оперативные меры для того, чтобы выжили наши хозяйства. Не было юридического запрета на банкротство, но фактически было дано простое указание, по сути, использовать этот самый мораторий. Ведь за прошлый год почти не было серьёзных банкротств на селе. Их было, может быть, только если по пальцам посчитать, а так практически все живые хозяйства были перекредитованы и получили отсрочки по платежам. И мы это сделали намеренно, хотя есть люди, которые считают, что это неправильно, что нужно всех бросить, что называется, в свободное плавание и посмотреть, кто из них выживет. Так можно делать в конкурентных сферах, но наше сельское хозяйство пока не находится в этой конкурентной сфере. Ему нужно помочь, нужно создать такие условия, когда наши аграрии: те, кто занимается растениеводством, те, кто занимается животноводством, и те, кто занимается переработкой, – будут конкурентоспособны по отношению к иностранным товаропроизводителям, иностранным труженикам.

Поэтому я считаю, что нужно очень внимательно относиться к введению процедур банкротства на селе. Но просто запретить – это тоже было бы, наверное, неправильно. Я подумаю, каким образом, может быть, изменить законодательство в части, касающейся признания сельхозтоваропроизводителей несостоятельными и проведения по отношению к ним конкурсных процедур. Там должна быть специфика. Конечно, они очень сильно отличаются, например, от торговых предприятий и даже от промышленных предприятий. Это, безусловно, так. Это же касается и налогов, и местного самоуправления.

А Вам желаю занимать такую же наступательную позицию, как сегодня.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Дмитрий Анатольевич, я вынужден досказать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Доскажите.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: 3 июня крестьяне регионов идут сюда, в Москву, с Вами на встречу. Встречайтесь с ними у Лобного места.

Д.МЕДВЕДЕВ: У Лобного не буду встречаться, пусть лучше так приходят.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Нет, нормально там будет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нормально будет? Хорошо, спасибо.

Я хочу дать слово молодому человеку из Грозного. Пожалуйста.

З.ЯХИХАНОВ: В первую очередь хочу сказать Вам спасибо, Дмитрий Анатольевич, за внимание к нашей республике, за поддержку и доверие к Главе республики Рамзану Кадырову.

Вот о чём хотелось бы мне спросить. Мы в этом году отмечаем 60-летие со дня рождения первого Президента Чеченской Республики Ахмат-хаджи Кадырова, трагически погибшего в результате теракта. Скажите, пожалуйста, поделитесь, каким в Ваших воспоминаниях остался первый Президент Чеченской Республики.

И второй вопрос, очень коротко. Два года назад парламент Чеченской Республики обращался к Вам с просьбой присвоить городу Грозному почётное звание «Город воинской славы». Дмитрий Анатольевич, история знает вклад города Грозного в Победу в Великой Отечественной войне. Это был наряду с Баку один из главных поставщиков нефти. Десятки тысяч грозненцев служили на фронтах.

Дмитрий Анатольевич, обращаюсь к Вам как к главе государства по достоинству оценить вклад города Грозного и решить вопрос о заслуженном присвоении городу Грозному звания «Город воинской славы». Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я отлично помню, как я в последний раз встречался с Ахмат-хаджи Кадыровым, это было во время выездного совещания – по-моему, это был президиум Госсовета, незадолго до его гибели. Кстати, в этот же день я познакомился с Рамзаном, он мне его представил. И буквально спустя, по-моему, неделю, может быть – десять дней, произошёл этот теракт. Это, конечно, было очень тяжёлое, очень страшное происшествие. Я работал главой Администрации, мне позвонил Владимир Путин и сказал, что произошло.

Знаете, он всегда на меня производил впечатление человека, который очень любит свой народ и очень искренне желает ему добра. Он не был равнодушным человеком. Он был очень мужественным человеком. И благодаря его мужественной, а иногда, может быть, даже безрассудной позиции по каким-то вопросам, безрассудно смелой, республика вернулась к нормальной жизни.

Поэтому эти минуты, когда я с ним общался (он приходил ко мне довольно регулярно), они у меня навсегда останутся, как останется и память о нём, как о человеке, который принял очень непростые и очень важные решения и тем самым спас огромное количество людей.

Что касается Грозного и почётного звания – откровенно сказать, я не видел обращения на эту тему. Я готов уточнить, что и когда было сделано, обращался ли парламент Чеченской Республики, и готов рассмотреть этот вопрос – конечно, в установленном порядке.

Не могу Вам не дать слово. Пожалуйста.

В.ПАНЦЕРНЫЙ: Дмитрий Анатольевич, наш телеканал менее известен, наверное, чем эфирный телеканал, тем не менее мы уже более семи лет вещаем для 13-миллионной молодёжной аудитории, в первую очередь, нашей страны, в том числе онлайн через интернет-порталы. В первую очередь наша программа направлена на патриотическое и нравственное воспитание молодёжи.

Мы выступили с инициативой проведения всероссийского фотоконкурса под названием «Моя страна». Основная идея конкурса заключается в том, чтобы любой гражданин России смог в нём принять участие, тем самым проявив и усилив интерес к своей стране, её традициям, культуре, богатому природному наследию.

Учитывая, что Вы, Дмитрий Анатольевич, являетесь фотолюбителем, и учитывая всероссийский масштаб конкурса, как бы Вы отнеслись к тому, чтобы поддержать идею этого конкурса и возглавить попечительский совет этого конкурса? Завершение его планируется 4 ноября в День народного единства.

И второй, маленький вопрос, касающийся миллионов телезрителей. Вы неоднократно говорили о государственной поддержке средств массовой информации, в том числе молодёжных средств массовой информации. На прошлой неделе Вы подписали Указ о формировании первого мультиплекса цифрового телевидения, вещающего на всю страну, сейчас идёт формирование второго и третьего мультиплексов. Наш телеканал заявлен во второй мультиплекс.

Хотелось бы спросить, Дмитрий Анатольевич, при принципах формирования мультиплексов Вы будете руководствоваться принципами государственной поддержки в первую очередь государственных телеканалов, телеканалов, принадлежащих олигархическим структурам, или всё-таки такой телеканал, как О2ТВ, сможет туда войти, тем самым расширив свою молодёжную аудиторию и донося государственную молодёжную политику до молодёжи. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Второй вопрос звучит уже прямо как специальное заявление: Вы за кого – за олигархов или за молодёжь?

Насчёт фотоконкурса – страна у нас действительно великолепная, очень красивая и очень нами не познанная. И всякого рода фотоконкурсы, в которых принимают участие жители нашей страны, и не только граждане нашей страны, но и другие люди, мне кажутся очень полезными, потому что, когда я листаю, например, альбомы, созданные в результате этого, получаю большое удовольствие, там масса талантливых фотографий. Я не знаю, надо ли мне обязательно быть председателем попечительского совета, но помочь я готов.

О, пресс-служба Президента России: «Петербургские депутаты отозвали Сергея Миронова из Совета Федерации». (Cообщение на iPad.) Это кто не знает.

Да, теперь в отношении второго и третьего мультиплекса. Я бы хотел, чтобы у нас было разнообразное телевидение. Вы, наверное, в этом смысле мне можете хоть как-то доверять, потому что я стараюсь получать, как я уже сказал, информацию из очень разных источников.

Первый мультиплекс, первый слот каналов – это общедоступные бесплатные каналы. И мы сформировали соответствующий набор, Указ Президента подписан: это некие гарантии единства, неделимости нашего пространства.

Следующие два мультиплекса, а по-хорошему ведь цифра развивается, потом будет ещё два и так далее, я считаю, должны формироваться по другим критериям, там должны быть просто интересные каналы. Где-то они должны быть платные, где-то они должны быть бесплатные – в зависимости от того, чего люди хотят. Но обязательно там должны быть региональные каналы, обязательно там должны быть молодёжные каналы. Поэтому мой ответ такой: это должно быть просто интересное телевидение. Вот так.

Я даже не знаю, как мне показывать. Вот тот, кто руками сейчас машет, Вам слово. Я даже не знаю, какой это ряд, – шестой, наверное.

А.НАЗАРОВ: Добрый день! Александр Назаров, МК-ТВ.

У меня на самом деле блок коротких вопросов, но все на одну тему.

Первый: как Вы оцениваете экономическое развитие северокавказских республик на данный момент?

Второй вопрос: когда, по планам федерального центра, эти республики должны перестать быть фактически полностью дотационными?

И третий вопрос: как дальше федеральная власть, центр собирается вести политику в отношении Северного Кавказа? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хоть Вы и сказали, что это три вопроса, мне кажется, по сути, это составляющие одного вопроса.

Действительно, развитие северокавказских республик является одним из наших приоритетов именно потому, что ситуация там всё-таки существенно сложнее, чем в других территориях. И связано это с самыми разными причинами.

Одна из них – большое количество безработных, особенно среди молодёжи. В ряде республик это 30–40 процентов. Это провоцирует самые тяжёлые, самые негативные процессы включая, конечно, и экстремизм, уход молодёжи в бандитские подполья, непримиримость позиций и так далее. Поэтому мы и вкладываем туда деньги, считаю, что это абсолютно правильно. Когда мне говорят, что нужно перераспределить эти деньги как-то иначе, это близорукая позиция.

Наша страна сильна тем, что сохраняется в единых границах. Если мы начнём по-другому воспринимать друг друга, себя, то мы можем просто разрушить всё, что было создано до сих пор. Поэтому приоритет поддержки Северного Кавказа обязательно останется именно для того, чтобы это были процветающие современные регионы, с которыми молодёжь, которая там живёт, и вообще люди, живущие в этом регионе, связывают своё будущее.

Дотации – это временная мера, но они сохранятся до тех пор, пока там не начнёт работать конкурентоспособный частный или государственный промышленный сектор и не начнёт работать нормальная сфера услуг. В этом смысле кавказские республики очень неплохо, на мой взгляд, смотрелись бы в смысле точек для развития туризма, потому что там традиционно используются самые разные технологии приёма делегаций и там есть очень хорошие наработки в этом плане. Мы будем это делать до тех пор, пока там не возникнет нормальная экономическая ситуация. Я считаю это абсолютно правильным – так же, как и делать это и в отношении других регионов, но там проблем очень много.

Пожалуйста, первый ряд.

КАЙ ЛЮ: Китайское информационное агентство «Синьхуа».

Господин Президент, этим летом будет отмечаться десятилетие подписания китайско-российского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, а также десятилетие создания ШОС. Поделитесь, пожалуйста, вашей общей оценкой относительно развития китайско-российских отношений за последние десять лет и расскажите нам концепцию России о продвижении двусторонних отношений в стратегическом взаимодействии и партнёрстве.

И, если позволите, хочу задать и второй вопрос об экономике. Как Вы оцениваете нынешнее состояние торгово-экономических отношений между Россией и Китаем? В каких сферах Россия и Китай смогут расширить двустороннее сотрудничество? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я считаю, что наши отношения превосходные, как прямо говорят мои партнёры из Китайской Народной Республики, руководство Китая: может быть, у нас никогда не было таких продвинутых и добрых отношений. Я очень рассчитываю на то, что они сохранятся такими в ближайшие годы, десятилетия.

Для нас отношения с Китаем – это не какой-то сиюминутный фактор, это не конъюнктура, это приоритет на долгие годы. Мы – политические партнёры, достаточно вспомнить нашу работу в ШОС и БРИКС. Мы – экономические партнёры: у нас уже сейчас товарооборот с Китаем около 60 миллиардов долларов. Мы договорились с Председателем КНР господином Ху Цзиньтао о том, что мы доведём этот товарооборот до 100 миллиардов. И я считаю, что развитие крупных энергетических, иных проектов между нашими странами жизненно необходимо.

Я считаю, перспективы у этих отношений просто превосходные, надо только не сбавлять темпов и, соответственно, работать над тем, чтобы появлялись новые совместные интересные проекты включая гуманитарные проекты. У нас прошло два года: Год Китая в России, Год России в Китае, – потом годы языка прошли, это всё очень важные события. Действительно, в этом году мы отмечаем 10-летие заключения договора о стратегическом партнёрстве и взаимодействии, это дополнительный повод, чтобы посмотреть в будущее.

Теперь давайте Вы.

Т.ДРОЗДОВА: Здравствуйте. Информационное агентство «Гарант», Дроздова Татьяна.

Все мы знаем, что в последнее время государство взяло курс на переведение общения с гражданами в электронную форму: это и сайты госуслуг, и общественное обсуждение законопроектов (наверное, можно назвать это инновациями в праве). Хотелось бы узнать, какие инновационные разработки ещё будут введены в правоприменительную практику в ближайшее время?

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, чем больше в правоприменительной практике будет современных средств фиксации доказательств, современных средств работы государственных учреждений, органов суда, прокуратуры, тем лучше для граждан. Потому что мы понимаем, насколько трудным бывает обращение в суд, в прокуратуру, хождение по кабинетам власти, – и новые технологии просто должны облегчить людям жизнь.

Я не могу забыть, как во время моего пребывания в Сингапуре мне предложили зарегистрировать компанию. Я сказал: давайте, хорошо, попробуем. Я сел за компьютер, мы вбили в компьютере соответствующие позиции – это продолжалось, наверное, пять-семь минут: адрес, фамилия учредителя или что-то ещё в таком духе. И через семь минут мне сказали, что компания зарегистрирована, а через какое-то время: Вы получите информацию уже официально – Вам пришлют документы. Я порадовался за наших сингапурских друзей, что у них так всё быстро происходит. Но я с удивлением узнал некоторое время назад, что она, эта компания, так-таки зарегистрирована, и ею можно воспользоваться. Так что, если у кого-то будет желание делать бизнес в Сингапуре, я готов её уступить.

Почему я об этом вспомнил: нам к этому нужно стремиться, нам нужно стремиться к тому, чтобы в повседневной жизни использовались такие технологии, чтобы легко было получить свидетельство о праве собственности, зарегистрировать необходимые документы, договоры, – для того, чтобы общение с бюрократическими инстанциями проходило таким образом: через компьютер, через айпад, – чтобы не нужно было выстаивать очереди.

Я считаю, что мы продвинулись в этом направлении. Не видеть того, что сделано за последние годы, было бы неправильно, с другой стороны – многие ресурсы пока работают весьма и весьма, я бы сказал, формально, а очень хотелось бы, чтобы они работали по существу и чтобы люди могли прямо дома, не выходя из своей квартиры, или находясь в офисе, выполнять важнейшие для себя действия. Это стратегический курс, и это полностью укладывается в концепцию модернизации.

РЕПЛИКА: На нас посмотрите, пожалуйста!

Д.МЕДВЕДЕВ: Смотрю. Написано – Киев, это что значит? Пожалуйста.

И.СОЛОВЕЙ: Дмитрий Анатольевич, спасибо за возможность задать вопрос от украинских СМИ.

У меня два вопроса. Первый вопрос: какую позицию занимает Российская Федерация к евроинтеграции Украины и, в частности, к созданию зоны свободной торговли с ЕС? Будет ли этот шаг иметь негативные последствия для дальнейших взаимоотношений с Российской Федерацией?

И второй вопрос касается харьковских договорённостей. В Украине всё чаще звучит критика этого соглашения – в основном потому, что подготовка и подписание были произведены в кулуарных условиях. Не можете ли Вы рассказать более детально о процессе подготовки этих соглашений? Кто был инициатором? Как всё проходило?

И в связи с этим не могу не затронуть вопрос о газе. Украинская сторона говорит, что приводит Вам аргументы для изменения формулы цены, которая была определена, и эти аргументы услышаны в Российской Федерации. Так ли это? Услышали ли Вы эти аргументы? Что это за аргументы? И обсуждался ли этот вопрос на уровне президентов с Вашим украинским коллегой? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо за три вопроса в одном.

Украина для нас очень важная, очень близкая страна, поэтому я, конечно, на них отвечу. Меня нисколько не смущает европейская интеграция Украины. В конце концов это суверенная страна, и вам выбирать, куда интегрироваться: хотите – в Евросоюз, если вас там ждут; хотите – в другие места. Единственное, что я могу сказать абсолютно точно, что если Украина, например, выберет европейский вектор, то ей, конечно, будет труднее находить, например, какие-то развязки в рамках Единого экономического пространства и Таможенного союза, в котором принимает участие Россия, Казахстан и Белоруссия, потому что это другое интеграционное объединение. Нельзя быть везде: или там, или там. Это должны понимать все, в том числе и мои украинские друзья и коллеги: нельзя сидеть на двух стульях, нужно делать какой-то выбор.

А европейская интеграция – это нормальный путь, мы все – европейские страны, имею в виду и Украину, и Россию. Мы не только дружим – мы продвигаем свои проекты на европейский рынок. У России, напомню, 250 миллиардов долларов торгового оборота с Евросоюзом. Для нас Евросоюз – важнейший торговый партнёр. Но или там, или там – скорее всего, вместе не получится.

Харьковские договорённости. Не знаю, присутствовали Вы во время подписания этих документов. Мне кажется, что это были не кулуарные соглашения – это соглашения, которые были подписаны в присутствии большого количества средств массовой информации, большого количества должностных лиц и публично.

Сами договорённости – это такая тема, которая, конечно, проходит целые стадии согласований, процесс притирки. Идея, естественно, в какой-то момент рождается, потом даются поручения помощникам, министрам иностранных дел. Так было и в этом случае. Мы это придумали с Президентом Януковичем. Если вас интересует где, могу даже сказать где: сидя у меня на даче. Но это не значит, что эти соглашения являются кулуарными.

Спустя некоторое время мы дали поручения министрам – министры взялись за работу. Потом приехала целая делегация, представляющая украинское руководство, во главе с премьер-министром. Мы тоже провели переговоры. Потом вышли на подписание документа. Думаю, что этот документ абсолютно взаимовыгодный. И, что бы там ни говорили, он позволил решить Украине целый ряд весьма сложных экономических проблем, но он не универсальный: за счёт этого договора невозможно решить все проблемы. Им невозможно закрыть проблемы в бюджете, им невозможно закрыть существующие проблемы в бюджете и некоторые другие проблемы. Надо думать о том, что делать дальше.

И в отношении газа. Не скрою, эта тема является одной из наиболее часто встречающихся в ходе моей политической практики, моих контактов с руководством Украины и с Президентом Януковичем в том числе. Мы обсуждаем эту тему. Это экономическая тема, хотя, конечно, её последствия для Украины и для России тоже имеют широкомасштабный характер, далеко выходящий просто за рамки экономики. Но прежде всего это всё-таки вопрос взаимовыгодного сотрудничества.

Цены на газ формируются по известным экономическим законам на основании адаптированных и общепринятых формул, и эти цены и должны применяться. Но это не значит, что мы не должны выстраивать планов на будущее и не смотреть, допустим, на возможности использования различного рода интересных экономических проектов, которые, будучи реализованы, допустим, у нас или у вас, будут смягчать эту ситуацию. То есть, иными словами, здесь нет упёртой позиции, что только такая цена, и всё, – предложите то, что вы считаете правильным, и мы будем готовы рассмотреть эти варианты. Но до того, как одобрены какие-то крупные форматы сотрудничества, действует то соглашение, которое было подписано несколько лет назад. Договоры должны исполняться, это очевидно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если Вы хотите сказать – скажите. Пожалуйста.

Н.ШИЛОНОСОВА: Меня зовут Нина Шилоносова, я главный редактор интернет-портала «Живая Кубань», это региональные СМИ общего интереса. Так получилось, что мы первыми 5 ноября сообщили о трагедии в Кущёвской, а через несколько дней наш ресурс рухнул от наплыва посетителей, а в конце ноября начались хакерские атаки, три месяца нас DDoS'или по полной программе. Тема продолжает оставаться в центре внимания наших пользователей, но всё стихло. У нас нет премодерации на портале: и блоги, и форумы открыты, – и люди пишут именно, как Вы сказали, правду-матку. И сейчас идёт информация по официальным источникам, что уже некоторые милицейские начальники, которые были сняты, по суду возвращаются. Ведь творилась страшная ситуация: сращивание преступности, криминала с милицией. Вы приняли решение, сняли в прямом эфире начальника кубанской милиции Кучерука. Вертикаль наша устоялась, но получается, что она проржавела коррупцией.

Как мы будем модернизироваться с такой «ржавчиной»? Помогут ли те события, которые сейчас происходят: перевод милиции в полицию, – полностью реформировать эту структуру? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Насчёт реформирования МВД – начну с этого, потому что эта тема ещё не звучала. Когда я принял решение реформировать Министерство внутренних дел и создать новую полицию, у меня не было никаких иллюзий, что это простая тема и что только за счёт организационных мер мы сможем получить эффективно работающую структуру. Нет, конечно. Это вопрос людей, это вопрос организационных ресурсов, это вопрос денег, это вопрос правовой культуры, наконец.

Все мы живём в одной стране. И, понимаете, я не смогу за несколько дней или месяцев набрать новые правоохранительные структуры. Они должны меняться, но они должны меняться постепенно. Это не означает, что руководство этих правоохранительных структур, руководители территориальных органов, руководители министерства должны постоянно быть на своих местах. Тех, кто скомпрометировал себя, тех, кто совершил проступок или просто не уследил за ситуацией, надо менять. Я это делаю. Если Вы следите за ситуацией, то, по-моему, за последние несколько месяцев такое количество милицейских начальников, которых я сменил, – наверное, никогда в истории нашей страны этого не происходило. Но вопрос не только в замене людей, хотя в ней тоже, а в том, чтобы люди, которые приходят на работу в новую полицию, дорожили своей работой, своим местом, чтобы они действительно воспринимались, как стражи порядка, чтобы они были авторитетными людьми, а не просто отбывающими номер или хорошо замаскировавшимися коррупционерами.

Я знаю, что и у вас на Кубани с этим много проблем, и ситуация в Кущёвской, конечно, она такая модельная. Я, знаете, вот что скажу: то, что произошло у вас, – это большая трагедия, в то же время очень важно, чтобы из этого были извлечены уроки, и в этом плане внимание, которое было приковано к этому делу и до сих пор остаётся таковым, – это всё-таки, если хотите, символ изменений, потому что за то, что произошло, всё-таки большое количество людей понесло ответственность, чего раньше никогда не было, во всяком случае последние лет 30–40. И, несмотря на то что ситуация не идеальна, я всё-таки считаю, что это пошло на пользу и МВД, и другим структурам, и местные начальники стали голову чесать по поводу того, что происходит.

Знаете, после того, что случилось, ко мне обратились губернаторы, в том числе и ваш губернатор, и говорят: «Вы знаете, Вы с нас спрашиваете, увольняете многих, но дайте нам хоть какой-то инструмент, чтобы мы могли на эту ситуацию воздействовать». Я говорю: «Какой? Что вам надо?» Говорят: «Дайте нам хотя бы координационный механизм, чтобы мы могли спрашивать с руководителей правоохранительных ведомств о том, что происходит, а они потом не говорили при возникновении каких-то происшествий или преступлений, что мы вам докладывали, а вы не приняли мер». Я сказал: «Хорошо, пусть это всё будет под протокол: вот вы встречаетесь, проводите заседание этого координационного совета, и в этом случае вы можете прямо им сказать, есть ли какие-то угрозы. Если они скажут, что этих угроз нет, – значит, они за это должны будут ответить, если что-то произойдёт. Если вы им скажете обратить внимание, например, на соответствующую станицу, на соответствующий населённый пункт, там ситуация неблагополучная, а они это проигнорируют, вы тоже сможете это предъявить – и тогда уже я буду принимать решение в отношении этих начальников, этих руководителей правоохранительных структур». Я надеюсь, что этот правоохранительный механизм заработает.

И, наконец, последнее. Очень многое зависит от вашей неравнодушной позиции. Потому что большинство сигналов о происшествиях всегда приходит снизу. Очень редко кто из начальников рассказывает об этом по понятным причинам: во-первых, потому, что не хочется сор из избы выносить; во-вторых, просто у них информации может не быть. Поэтому этот постоянный обмен информацией крайне важен. И благодаря нему в последнее время возбуждается большое количество уголовных дел. Большое количество уголовных дел. Этого канала раньше не было.

Я сейчас внедряю в практику так называемые мобильные приёмные Президента. Туда можно прийти и поговорить с руководством Администрации, просто рассказать о проблемах. Я считаю крайне важным, чтобы руководители нашей страны, чтобы руководители федерального уровня ездили по регионам и собирали такую информацию. Но при этом, конечно, никто не отменял интернет и другие средства коммуникации.

Е.СИМКИН: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Евгений Симкин, телекомпания «Телесеть Мордовии», 10-й канал.

У нас регион спортивный – вопрос про спорт: Вы верите в победу российской олимпийской сборной в следующем году?

Д.МЕДВЕДЕВ: В следующем году?

Е.СИМКИН: В 2012-м, в Лондоне.

Д.МЕДВЕДЕВ: А-а-а, в Лондоне, понятно.

Знаете, я считаю, что мы все должны верить в победу. Другого варианта просто нет. Потому что иначе наша неуверенность будет передаваться нашим спортсменам. Надо верить и болеть до конца, даже тогда, когда шансы призрачны. Мы все следим за спортивными событиями, переживаем. Но, знаете, это всё равно часть нашей работы – помогать нашим спортсменам, морально помогать.

Но в том, что касается подготовки, мне кажется, работают они неплохо, готовятся тоже неплохо. Шансы хорошо выступить у нас есть и в 2012 году, и, конечно, в 2014 году. Для этого выделены и средства, и много решений важных принято. Поэтому будем болеть. Надеюсь, что они нас порадуют.

Пожалуйста, Дальний Восток, Хабаровск.

С.ЛИТВИНОВА: Светлана Литвинова, город Хабаровск.

Дмитрий Анатольевич, меня, как и многих дальневосточников, сегодня волнует проблема миграции. Данные последней переписи это красноречиво подтверждают. Регион теряет население – и значительно теряет. Уезжает молодёжь (здесь отдельное спасибо можно сказать ЕГЭ), даже не дождавшись выпускных вечеров, молодые люди уезжают в столичные вузы, уезжают перспективные спортсмены, предприниматели, бизнесмены, то есть молодые, перспективные, и люди, которые должны там экономику строить.

Какие меры сегодня необходимо принять для комплексного развития Дальнего Востока? Увы, романтиков и декабристов сегодня нет: человек ищет, где лучше.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы правильно говорите, что романтиков сейчас не так много, хотя они есть всё-таки: я точно не последний романтик в нашей стране. Это важное качество, мне кажется.

Меры должны быть в принципе близки к тому, чем мы занимаемся, – может быть, просто интенсивность должна быть другой, и объём поддержки должен быть другой.

К сожалению, на Дальнем Востоке происходит отток населения. Где-то, кстати, нам удалось его приостановить, но где-то он продолжается.

Надо закреплять людей. Как? Создавать новые рабочие места, создавать новые точки роста, бизнес развивать, платить нормальные деньги. Только в этом случае молодёжь будет оставаться, никто не будет уезжать, все будут жить с удовольствием.

У вас прекрасный город, кстати. Я недавно вспомнил, как мы были у вас, и я с вертолёта просто посмотрел, насколько он хорошо выглядит, почему я об этом и говорю. На Дальнем Востоке тоже можно развивать современное красивое градостроительство, а это часть нашей жизни, это стимул к тому, чтобы оставаться дома, а не уезжать куда-то на заработки в красивые места или в столицы.

Нужна ответственная политика: и федеральная, и региональная. Поэтому, во-первых, я считаю, что уже много важных решений принято. Программы, которые созданы и которые действуют, будут и дальше финансироваться, в том числе и программа развития Дальнего Востока. Во-вторых, нам нужны нестандартные меры, позволяющие в большей степени сплачивать нашу страну, включая возможности поездок в европейскую часть нашей страны, чтобы эти поездки, все эти коммуникации были проще и легче. На это тоже не следует жалеть денег.

Нужно развивать коммуникации, информационные коммуникации, с тем чтобы не было отрыва. Люди, которые живут на Дальнем Востоке, иногда говорили, – я иногда слышу: «Вот у нас, на Дальнем Востоке, так, а в России – так». Это очень плохо, потому что мы все – Россия. И конечно, наше единство, может быть, стоит самого дорогого.

Рейтер просит задать вопрос – давайте. Крупное агентство.

А.АНИЩУК: Алексей Анищук, агентство Рейтер.

Вы очень много усилий прикладываете для улучшения инвестиционного климата в России. За последние годы довольно много сделано, много было сказано. Но тем не менее такие ситуации, как недавний срыв сделки по обмену акций «Роснефть» и «Бритиш петролеум», очень негативно воспринимаются инвесторами, крайне негативно. И в этой связи у меня вопрос: какие, Вы считаете, были допущены ошибки Правительством Путина при подготовке этой сделки – те ошибки, которые привели к её срыву? Какие, может быть, выводы следует сделать Правительству?

И, если позволите, вопрос, он уже звучал, но раз уж есть возможность задать: Вы сказали, что у Вас с премьером Путиным разногласия в деталях, а по стратегии Вы не разнитесь с ним. Но тем не менее ряд заявлений, Ваших и премьер-министра, по последним актуальным вопросам были, в общем-то, диаметрально противоположны, если вспомнить ситуацию по Ливии, или дело Ходорковского, на которое, кстати, иностранные инвесторы очень серьёзно смотрят, или общий вопрос централизации власти, или наоборот, её демократизации. Всё-таки могли бы это пояснить? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Инвестклимат – важнейшая составляющая нашего успеха. Я в Магнитогорске на эту тему выступал, сегодня не буду делать каких-то таких сверхъестественных заявлений, но обещаю, что обязательно вернусь к этому вопросу в ближайшее время, в том числе на форуме, который будет происходить в Петербурге, – на Петербургском экономическом форуме, куда всех приглашаю.

Крупные проекты – часть инвестклимата. Я не знаю, какова окончательная судьба сделки между Роснефтью и Би-Пи, хотя сама по себе сделка мне кажется интересной, так просто, если абстрагироваться от обстоятельств её совершения и тех трудностей, которые возникли. Могу сказать, что, на мой взгляд, всё-таки тем, кто занимался подготовкой этой сделки, следовало в большей степени обратить внимание на нюансы акционерных соглашений и на юридические вопросы, которые всегда возникают в ходе подготовки таких крупных документов. Нужно было заниматься, если хотите, более тонким внутриправительственным дью-дилидженсом, если говорить бизнес-языком. И это, мне кажется, не было сделано, что в конечном счёте привело к осложнениям, к столкновениям с другими акционерами. Этого нужно избегать, и, что называется, нужно заранее договариваться, тогда будет меньше проблем. Но, если в конечном счёте всё-таки что-то срастётся здесь, я буду рад, это само по себе для нашей страны неплохо.

Теперь в отношении стратегии. Знаете, когда я говорил о том, что у нас близкие или совпадающие позиции с премьером Путиным, то я имел в виду вот что. Мы действительно имеем общее образование, юридическое, и набор ценностей у нас очень близкий. Мы действительно оба хотим того, чтобы наша страна была современной, чтобы она была эффективной, чтобы она хорошо выглядела, чтобы люди жили нормально, чтобы принимались разумные исполнимые решения, чтобы обеспечивались права, чтобы была диверсифицированная, современная, модернизированная экономика. Но это не значит, что по тактике у нас абсолютно совпадающие позиции. Я говорю, мне кажется, что неплохо, потому что истина всегда должна рождаться в соприкосновении каких-то вопросов, в соприкосновении каких-то позиций, даже иногда в столкновении, и это залог движения вперёд.

И по вопросам модернизации. У меня, может быть, в этом смысле позиция несколько отличная от позиции премьера, потому что, насколько я понял по тому, что он говорит, он считает, что модернизация – это такое спокойное, постепенное движение. Я считаю, что у нас есть шансы и силы для того, чтобы эту модернизацию провести быстрее, без ущерба для того, что было сделано, и добиться хорошего результата, совершить качественный шаг вперёд. Но для этого нужно много работать. Всё остальное, мне кажется, это всё-таки такие прилагательные вещи.

Мы с вами работаем уже час и 40 минут. Я не собирался ставить рекордов пребывания на этой трибуне, но, если у вас сохраняется интерес, мы какое-то время ещё поработаем. Плюс – так, как и принято, – я несколько вопросов отобрал из тех, что были получены письменно, которые мне показались достаточно показательными или любопытными. Я в конце, наверное, на них остановлюсь. Их там будет не больше пяти, тем более уже, по сути, близкие вопросы прозвучали.

Е.АПАНОВА: Здравствуйте! Меня зовут Екатерина Апанова, я из Калининграда, телеканал «Центр-Премьер».

У меня такой вопрос. Очень актуальная проблема для нас – это визовый вопрос, свобода передвижения. В связи с последними событиями в странах Шенгенского соглашения: отразится как-нибудь на нас то, что страны закрывают к себе границы?

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, я не могу отвечать за страны Шенгенской зоны, потому что мы не участвуем в Шенгенском соглашении – мы лишь обращаемся к странам Шенгенской зоны для того, чтобы получить визы. Я могу сказать только одно: то, что произошло, видимо, явилось весьма неожиданным для целого ряда государств: события на Ближнем Востоке, на севере Африки вызвали очень мощные потоки миграции, и на это последовала реакция ведущих европейских стран. Если я правильно понимаю, в корне это их политику не поколебало. И, несмотря на то, что они ввели некоторые отдельные ограничительные меры, опрокидывать Шенген или выходить из него государства не собираются.

Но наша цель в другом. Если мы действительно очень активно работаем с нашими европейскими партнёрами, если у нас уже существует с ними, по сути, единое экономическое пространство, вполне логично было бы, чтобы мы с ними вышли и на единое безвизовое пространство. И этого я буду добиваться, потому что я считаю, что это залог успешного развития экономических отношений с Евросоюзом и другими странами Европы.

Хорошо, давайте Вам слово. Пожалуйста.

Х.-В.ШТЕЙНФЕЛЬД: Телевидение Норвегии. Господин Президент, недавно Вы сказали, что доверие к инвестиционному климату в России плохое, очень плохое. Вы говорили о политической ответственности, при которой министры понесут ответственность за преступления и ошибки, которые совершаются в их подведомственных структурах. Не стала бы Россия более современной, если бы Вы «ушли» Министра МВД и Генерального прокурора после громких дел в прокуратуре Московской области да ещё в МВД? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я с самого начала сказал, что считаю очень важным, чтобы каждый человек, находящийся на высокой должности, чувствовал свою ответственность. Я исхожу из того, что все начальники, в том числе и те, о которых Вы говорите, они всё-таки стараются работать качественно, но это не значит, что они будут вечно сидеть на своих креслах. Очевидно, что за ошибки необходимо платить. И, по-моему, за последние несколько лет примеров тому было весьма немало. И в будущем при принятии определённых решений, конечно, я буду исходить из этого же.

В то же время я не считаю правильным за отдельные события сразу же подвергать наказаниям руководителя федерального уровня. Потому что та система, которой они руководят, в конце концов сложилась далеко не всегда при них, не они явились её инициаторами, не они явились авторами тех или иных решений. Они её получили в том виде, в котором получили, со всеми огрехами и проблемами.

И поэтому сразу же менять их мне представлялось не вполне правильным. Но это не значит, что я этого не буду делать. Очевидно, что рано или поздно необходимо будет провести ротацию во всех министерствах. И я сказал о том, что Правительство – это единый организм со всеми своими достоинствами и недостатками, но я исхожу из того, что новое Правительство, которое появится в нашей стране, должно уже быть очень существенным образом обновлено, безотносительно к тому даже, кто его будет формировать, – это просто требование времени.

«Russia Today», пожалуйста.

Е.ГРАЧЁВА: Екатерина Грачёва, «Russia Today».

Дмитрий Анатольевич, Россия поддержала резолюцию №1973 в отношении Ливии. То, что мы видим сейчас, очевидно: страны коалиции, альянс НАТО выходят своими действиями в этой стране за рамки данной резолюции. Если вопрос об аналогичной резолюции в отношении Сирии будет поднят, каковы будут действия России?

И второй вопрос, поскольку такая традиция уже была заведена…

Д.МЕДВЕДЕВ: Кем была заведена?

Е.ГРАЧЁВА: По нескольку вопросов задавать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, коллегами.

Е.ГРАЧЁВА: Мы тоже немножко обнаглеем.

За три года и 11 дней, что Вы занимаете свой пост, кажется ли Вам, что Россию, скажем, как минимум стали знать больше на Западе? Хиллари Клинтон не так давно сделала такое заявление, а может быть, констатировала факт, что они проигрывают информационную войну…

Д.МЕДВЕДЕВ: Она скромничает.

Е.ГРАЧЁВА: …тем не менее ряду стран, в том числе России.

Как Вы оцениваете, если мы назовём всё-таки это информационной войной, российские СМИ, которые вещают на иностранную аудиторию, внесли ли они какой-то вклад и что нужно сделать?

Д.МЕДВЕДЕВ: Я понимаю вторую часть Вашего вопроса. Я так понимаю, что это был намёк на «Russia Today» и на успехи «Russia Today» в мире, на выход «Russia Today» в кабельные сети и так далее. Если в этом смысле, то я очень доволен этому проигрышу, потому что действительно иностранные государства должны лучше знать о нашей стране.

Мой ответ на вторую часть Вашего вопроса таков. Мне кажется, может быть, нас стали понимать хотя бы чуть-чуть больше, и я вижу в этом определённую заслугу нынешней внешней политики России. Я считаю, что внешняя политика должна быть предсказуемой и прозрачной. Это не всегда легко обеспечить, но это очень важно для того, чтобы между странами были добрые отношения.

Резолюция по Сирии. Я не поддержу такую резолюцию, даже если меня об этом будут просить мои друзья и приятели. Почему? Потому что резолюции 1970, 1973 оказались по сути, если говорить жёстко, попраны теми действиями, которые были совершены некоторыми государствами. И несмотря на то, что Россия изначально поддержала одну резолюцию и дала согласие на принятие другой, то есть не заветировала, последующее развитие событий показало, что такими резолюциями можно манипулировать.

Это грустно, потому что мы тем самым подрываем авторитет Организации Объединённых Наций. Тем не менее я считаю, что эти резолюции всё равно были важны в общем контексте, потому что они показали общую озабоченность стран, но дальше действовать таким образом неправильно, надо дать возможность самим государствам выбирать собственный путь развития и дать возможность сирийскому руководству урегулировать те внутренние проблемы, которые там существуют.

Президент Асад объявил реформы, надо сделать так, чтобы эти реформы были эффективными, а не пытаться давить резолюциями, потому что, как правило, это ни к чему не приводит, а их вольная интерпретация в конечном счёте создаёт принципиально иную ситуацию, это не связано с мерами государственного воздействия. Вот так.

Уже час пятьдесят мы работаем, давайте так сделаем: ещё десять минут, может быть, по одному вопросу вы зададите, потом ещё вопросы, которые я заранее отбирал, прочту и дам на них ответы. На этом мы завершим работу.

У Вас восклицательный знак нарисован. Это что означает?

Т.ТАРАСОВА: Вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос? Вопрос – это же другой знак.

Т.ТАРАСОВА: Может быть.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть Вы в этом не уверены?

Т.ТАРАСОВА: Татьяна Тарасова, Якутское информационное агентство.

Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, что за время Вашей работы на этом посту сменилось 50 процентов губернаторов. То есть народ понял, какие губернаторы Вам нужны. Так не пора ли вернуть понятливому народу возможность выбирать губернаторов?

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Я Вам отвечу, что я об этом думаю. Это не означает, что это застывшая позиция, но я отвечу то, что я думаю сейчас.

Дело в том, что в тот момент, когда принималось решение об изменении порядка наделения полномочиями губернаторов, у нас была вполне очевидная ситуация, связанная с разболтанностью власти и с тем популизмом, который, к сожалению, активно играл свою роль в ходе выборов губернаторов. И для того, чтобы эту власть укрепить в масштабах очень сложного федеративного государства, было принято такое решение. Не буду скрывать, я был одним из авторов этого решения, хотя принималось оно моим предшественником.

Я считаю, что в настоящий момент эта процедура в большей степени соответствует интересам нашего государства именно в силу того, что у нас государство очень сложное, у нас есть много внутренних противоречий и скрытых латентных конфликтов. И отказ от этой процедуры может создать то напряжение, которое, к сожалению, накопилось в 90-е годы.

Некоторое время назад я сказал, что эту процедуру не нужно менять вообще. Вы знаете, сейчас я уже в этом не уверен. Я считаю, что в ближайшей перспективе, в обозримом будущем, эту процедуру было бы правильно сохранить в том виде, в котором она есть, потому что она позволяет достаточно эффективно управлять государством. Не рассаживать удобных людей, а именно управлять государством.

Но я допускаю, что через какое-то количество лет, во всяком случае, если не мною и не, допустим, теми, кто будет работать в ближайшие 10–15 лет, эта процедура может быть изменена. Но я вам скажу прямо и откровенно: для этого должны созреть предпосылки. Это первое.

И второе. На самом деле в разных странах ведь очень по-разному это происходит. И эффективность региональных властей от этого не становится меньше. Более того, у нас было очень много случаев, когда во главе регионов становились абсолютно случайные люди, но при этом были соблюдены, как минимум формально, демократические процедуры. А региону от этого было только хуже и хуже. Избирали человека на популистской волне, а он работать не мог, водку пил или просто отсиживался. И что делать? Поэтому я считаю, что всё-таки это тема, которая подлежит уточнению в дальнейшем.

Вам слово, потому что мы с вами встречались некоторое время назад, по-моему, в Уфе.

Т.ТЕРЕШИНА: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. И спасибо, что у Вас такая замечательная память. Это ещё раз говорит о том, что Вы инноватор и молодой Президент с большими перспективами.

Д.МЕДВЕДЕВ: Приятно слышать.

Т.ТЕРЕШИНА: Дмитрий Анатольевич, на самом деле на эту пресс-конференцию в качестве талисмана, и, слава богу, он мне помог, я взяла ту самую фотографию с пресс-конференции, которая была три года назад. Это было накануне президентских выборов. И мы тогда с коллегами… Правда, эта пресс-конференция проходила в формате «без галстуков»…

Д.МЕДВЕДЕВ: Я могу в конце снять галстук, если Вы считаете это правильным.

Т.ТЕРЕШИНА: Вы тогда были в очень модных стильных джинсах, мы это заметили. Дмитрий Анатольевич, и тогда мы с коллегами совершенно искренне пожелали Вам победы, и так случилось, что народ России был с Вами солидарен, и в итоге Вы стали самым молодым Президентом России и одним из самых молодых лидеров мира.

И сегодня мы видим, что Вы формируете на самом деле такую молодую, современную, отвечающую вызовам времени повестку дня. И в этой повестке дня, конечно же, красной строкой стоит «Сколково» – это тот проект, который должен стать стреляющим брендом, символом новой России.

Недавно в Саранске проходил Совет по инновациям и заседание двух комитетов Госдумы, где учёные, академики с мировым именем говорили как раз об этом, что он всё-таки становится точкой роста. И в регионах пошёл процесс, в частности, создаются технопарки, в том числе и у нас, в Мордовии, и, кстати, создана ассоциация инновационных регионов страны, этого вообще не было никогда, то есть регионы понимают, что инновации нужны. Поэтому вопрос: считаете ли Вы возможным тот законодательный «зонтик», который существует в Сколково, распространить для поддержки науки и продвижения ноу-хау, для коммерциализации ноу-хау, которые создаются в регионах, для поддержки тех точек роста, которые есть в регионах?

И ещё один вопрос. Вы здесь, в Сколково, будучи на телеканале «Дождь», сказали, что если Вы когда-то покинете пост Президента, то Вы хотели бы преподавать в Сколково. А у нас в Саранске создаётся центр для одарённых детей. Не хотели бы Вы у нас прочесть две-три лекции для наших студентов?

Д.МЕДВЕДЕВ: «Сколково» было предложено, если хотите, придумано и реализовано именно для того, чтобы тиражировать этот опыт. Мне очень приятно сегодня находиться здесь, вас видеть. Это символ перемен, символ модернизации, символ нашего желания менять жизнь. Но это не единственный пример того, как нам нужно выстраивать технологическую реконструкцию нашего государства.

Я очень хотел бы, чтобы по примеру «Сколково» подобные структуры создавались бы и в других регионах. И я не исключаю того, что мы будем создавать именно представительства, филиалы, какие-то дочерние структуры «Сколково» в разных местах, тем более что существуют технопарки, существуют другие инновационные структуры, где, по сути, уже сегодня эти процессы идут. Важен вектор. И в этом смысле «Сколково» и есть этот вектор. Я хотел бы, чтобы именно так он воспринимался.

Поэтому этот «зонтик», как Вы выразились, конечно, должен использоваться в самых разных местах, может быть, даже в какой-то ситуации, и набор тех преимуществ, которыми обладает «Сколково» как инновационный центр.

И насчёт планов. Я об этом абсолютно определённо говорил, я не сомневаюсь в том, что рано или поздно я перестану работать Президентом. И в этом случае меня никогда не смущала возможность что-то рассказать о моём опыте – опыте работы в должности Президента, работы в Правительстве. Я считаю, что это на самом деле полезно. За этим сразу же увидели, что, вот, он уже типа всем ручкой помахал, сказал «до свидания». Это не так. Я обязательно преподавать буду, потому что мне это нравится. Это интересно, это полезно, по-моему, это хорошая работа.

К.ФРАНЦЕН: Кристоф Францен, Швейцарское телевидение, корреспондент в Москве.

Господин Президент, у меня вопрос по делу Hermitage Capital и Сергея Магнитского. Федеральная прокуратура Швейцарии ведёт расследование по заявлению Hermitage Capital, связанное с налоговым мошенничеством в России и возможным отмыванием этих денег в Швейцарии. Будет ли Россия содействовать Швейцарии в этом деле?

Д.МЕДВЕДЕВ: В этом деле надо разобраться. Россия будет содействовать любым процедурам, которые основаны на законе, в том числе и тем процедурам, которые проходят в Швейцарии. Генеральный прокурор докладывал мне о тех запросах, которые существуют. Я дал соответствующее поручение прокуратуре этим заниматься. Не буду скрывать, я на эту тему разговаривал и с другими руководителями правоохранительных структур нашей страны, а именно: с руководителем Следственного комитета и с директором ФСБ. В этом деле необходимо разобраться. Оно содержит в себе очень печальное событие, а именно смерть самого Магнитского, в ней тоже нужно разобраться – почему она последовала? И в этом смысле следствие уже продвинулось существенно вперёд. Мне доложили, что в ближайшее время будет результат расследования самих обстоятельств гибели, кончины Магнитского.

Что же касается самого содержания этого дела, включая возможные налоговые преступления и другие преступления, потому что там не всё так просто, как это иногда представляется в средствах массовой информации, – в этом тоже нужно разобраться и установить круг причастных лиц как российских, так и заграничных. Поэтому я настроен на то, чтобы объективное, всестороннее и полное расследование этого дела велось быстро и его результаты были предъявлены общественности.

Пожалуйста. Вы хором задавать будете вопросы?

А.ЕФИМОВ: Мы по одному вопросу.

Мы представляем фонд «Сколково». Но поскольку я всё-таки блогер, а не только работаю в фонде «Сколково», то я думаю, что я имею право задать вопрос и готов, кстати…

Д.МЕДВЕДЕВ: Ваш сосед тоже будет задавать?

А.ЕФИМОВ: А это один из наших проектов, который пришёл. Мы здесь рассказывали о нескольких проектах, которые есть в фонде.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это не проект – это Ваш сосед.

А.ЕФИМОВ: Тем не менее всё-таки вопрос, который я хотел Вам задать, Дмитрий Анатольевич: а что из того, что Вы делаете сейчас для нашей страны, Вы считаете, останется потом в истории России уже на долгие годы? Вот есть задачи сегодняшние, есть задачи завтрашние, а есть задачи вечные или задачи на десятилетия. Что действительно важно, Вы считаете? И второй вопрос, наверное, задаст мой коллега.

А.ЧАЧАВА: Вопрос следующий. Российский интернет на сегодня беззащитен перед атаками хакеров, различных киберпреступников – это мы увидели за последние недели. Вот прокомментируйте, пожалуйста, что делается со стороны государства, чтобы всё-таки хакеры в России не оставались безнаказанными и как-то преследовались по закону, так же как и другие воры, преступники, мошенники?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, первый вопрос, который был задан, очень важный. Если Вы не возражаете, я в конце на него отвечу.

Теперь в отношении интернета. У меня не так давно была встреча с представителями интернет-сообщества, с некоторыми блогерами, некоторыми руководителями интернет-индустрии. Что я могу сказать? Эта сфера очень новая, и очень много проблем связано просто даже с реальной диагностикой того, что происходит: кто виноват и что делать, что произошло, каким образом предотвратить хакерские атаки, включая, видимо, те самые DDoS-атаки, которые Вы имеете в виду. Проблема заключается в том, что эффективного ответа, технологического ответа, на эти вопросы нет в мире. Но у правоохранительных структур должен появиться инструмент, и юридический, и технологический, для того чтобы определять «авторов» соответствующих атак и привлекать их к ответственности.

О чём мы договорились? О том, что представители интернет-сообщества встретятся по моему поручению с руководством МВД и ФСБ и обсудят юридические и организационные механизмы, которые можно было бы здесь выработать. Это будет и правильно, и справедливо. Надеюсь, что эта встреча скоро произойдёт. Напоминаю об этом моим коллегам, которые занимаются правоохранительной деятельностью.

Ю.МАЦАРСКИЙ: Я представляю радиостанцию «Коммерсантъ-FM», меня зовут Юрий Мацарский.

Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, опасен ли для общества выход Ходорковского на свободу?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос короткий и ответ тоже короткий: абсолютно ничем не опасен.

Уважаемые друзья, мы с вами уже ровно два часа работаем. Чтобы не превращать это в бесконечную историю, мне кажется, надо всегда найти в себе мужество красиво завершить. Хотя, не буду скрывать, мне с вами очень интересно работать именно в силу того, что это такое непринуждённое и несрежиссированное общение – каждый из вас хочет задать вопрос. Кое-кто задал.

РЕПЛИКА: Последний вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: А почему последний? У меня есть ещё отобранные мною вопросы.

РЕПЛИКА: Образование и здравоохранение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Образование и здравоохранение. Я два слова на эту тему скажу. У меня есть один отобранный вопрос.

Хорошо, давайте так. Я попрошу всех свои вопросы сохранить на будущее – наша с вами жизнь не завершается, наоборот, надеюсь, находится в самом апогее, и у нас с вами ещё будет много встреч. Я не собираюсь отказываться от поездок в регионы и поездок в иностранные государства. Опыт моего общения с некоторыми коллегами, которые здесь вставали, показывает, что я действительно общаюсь с региональной прессой, не прячусь от неё, стараюсь давать ответы на разные вопросы. Ну а с федеральной прессой, с федеральными средствами массовой информации я общаюсь регулярно.

Я позволю себе пройтись по некоторым вопросам, которые мне прислали. Здесь, мне кажется, некоторая квинтэссенция того, что, может быть, ещё не было задано, ну и просто я какие-то любопытные вопросы отобрал, на мой взгляд. Я буду называть того, кто этот вопрос задавал.

Вопрос про НАТО и про ЕвроПРО – я на него уже ответил, поэтому я хотел поблагодарить Чжана Гуанчжэна, корреспондента «Женьминь Жибао», но этот вопрос задали до Вас, задали представители другого средства массовой информации.

Есть такой вопрос, который мне тоже показался очень важным, об этом не было сказано так откровенно. Сальникова Инна, «Омск-информ», я не знаю, Вы здесь или нет? Здесь, вот, видите, Вам повезло чуть больше. «Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я живу в Сибири и, как и многие сибиряки, столкнулась со следующей проблемой: сейчас добраться до Питера или Москвы намного проще, чем попасть в соседний регион. Преодолеть расстояние в 800 километров между Челябинском и Омском можно лишь на поезде дальнего следования за 14 часов. Между сибирскими регионами транспортное сообщение более стабильное, но тем не менее за последнее время кардинально ничего не изменилось. Будут ли вкладываться деньги в это и планируются ли специальные программы на сей счёт?»

Ответ: безусловно да, эти программы есть, они не свёрнуты, и надеюсь, что они принесут результат. Не за год, не за два, но принесут, я имею в виду две программы: одна из них касается развития железнодорожного транспорта на период до 2030 года, а вторая касается транспортной стратегии, ФЦП развития транспорта на период до 2015 года. Эти программы многомиллиардные, и они будут реализовываться. При этом я хотел бы отметить, что я отлично понимаю, насколько острым является этот вопрос для жителей нашей страны, потому что крайне обидно, когда ты вынужден, для того чтобы действительно съездить из Омска в Томск, лететь в Москву. Надо возрождать региональные перевозки, надо добиваться того, чтобы в регионах появлялся свой самолётный парк, надо брать самолёты в лизинг и запускать их в эксплуатацию.

Что же касается железных дорог, то только одна программа поддержки железных дорог в рамках той работы, которую ведёт ОАО «РЖД», по-моему, составляет около 350 миллиардов рублей в год. Это большие