Всего новостей: 2167869, выбрано 26640 за 0.114 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Финляндия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 27 июля 2017 > № 2257663 Владимир Путин, Саули Ниинисте

Совместная пресс-конференция с Президентом Финляндии Саули Ниинистё.

По окончании российско-финляндских переговоров Владимир Путин и Саули Ниинистё дали совместную пресс-конференцию.

С.Ниинистё (как переведено): Добро пожаловать! Я приветствую вас!

К сожалению, вам пришлось немного подождать, у нас было очень много интересных тем, которые мы обсуждали.

Финляндия в этом году отмечает 100–летие своей государственной независимости, и мы очень высоко ценим, что Президент Путин приехал сюда и будет вместе с нами отмечать это событие. И в то же время мы отмечаем 25–летие отношений между нашими странами.

Ещё раз добро пожаловать! Мы очень высоко ценим Ваше присутствие здесь.

В настоящее время, как подобает хорошим соседям, у нас очень много двусторонних отношений, связей. Мы также наблюдаем определённое оживление, активизацию этих отношений, так как в экономическом плане дела идут получше в обеих странах. Туристов передвигается больше в обоих направлениях, и товарооборот заметно вырос между нашими странами.

У нас есть и совместные цели, которых мы добиваемся. Хочу при этом упомянуть полигон [для утилизации токсичных отходов] «Красный бор» недалеко от Санкт-Петербурга. Мы об этом вопросе говорили ещё в прошлом году. В настоящее время у нас есть определённый прогресс, были взяты пробы на этом полигоне. И действительно, наша цель – продвигаться дальше в решении этого вопроса.

Мы также говорили о тех проектах, которые были осуществлены и реализованы в регионе Балтийского моря. Мы упомянули о том, что были введены очистные сооружения в Калининграде, и также это напоминает об инициативе «Северного измерения». Это «Северное измерение» сейчас испытывает некоторое время затишья из–за санкций, но я считаю, что всё–таки нам не нужно забывать об этой инициативе, программе. Хотя бы в наших мыслях мы должны поддерживать её, потому что было достигнуто очень много хороших результатов за счёт «Северного измерения». Можно упомянуть очистные сооружения в Санкт-Петербурге и сейчас вот эти очистные сооружения в Калининграде.

Мы также говорили о ситуации с безопасностью в регионе Балтийского моря. У нас сейчас планируются большие военные учения: это учения «Запад–2017» и учения «Аврора». Также мы наблюдаем за определённым оживлением, активизацией и движением военных самолётов, кораблей, военного перемещения. Для того чтобы мы могли избегать таких последствий, таких ситуаций, которые, наверное, никто не желает видеть, нам нужен постоянный диалог.

Хотелось бы также, чтобы у нас, в Финляндии, обратили внимание на то, что не всё так плохо, как, может быть, кажется или как представляется, что были определённые подвижки.

При этом хочу упомянуть об интервью, которое дал Генеральный секретарь НАТО господин Столтенберг. Он охарактеризовал последнее совещание в рамках Совета НАТО– Россия как конструктивное.

И о необходимости проведения такого постоянного диалога ещё свидетельствуют те дискуссии, которые проходят в рабочей группе в рамках ICAO, где присутствует как Российская Федерация, так и другие государства Балтийского моря и НАТО. И в рамках этого формата удалось договориться о хорошей практике именно в том, что касается авиации, что касается безопасности полётов. Обсуждение и рассмотрение вопросов о включении транспондера при полётах там продолжается и, насколько нам известно, в хорошем духе.

Мы также обсудили вопросы, связанные с председательством Финляндии в Арктическом совете. Наша страна только что приступила к выполнению своих функций в качестве председателя. И Президент Путин с большим пониманием отнёсся к идее, которую я озвучил, это идея о том, что Финляндия сделает такое предложение, от которого очень трудно будет отказаться. Это предложение, на которое очень трудно будет ответить отрицательно, исходит из идеи борьбы с загрязнением чёрной сажей. Причиной такого загрязнения являются как устаревшие энергетические установки, электростанции, так и сжигание попутного газа. Борьба с загрязнением чёрной сажей не коснулась бы чьих–либо экономических интересов.

Мы также говорили о ситуации на Украине, в которой не наблюдается улучшений. Очень важно было бы в первую очередь договориться о перемирии, можно и нужно было бы идти вперёд хотя бы маленькими шагами. И в качестве таких можно предложить обмен задержанными лицами. Можно было бы начинать с таких маленьких шагов.

Наши переговоры были очень насыщенными, очень интересными, мы даже не успели всё обсудить. Например, мы не успели ещё поговорить о Сирии, не успели поговорить о другом вопросе, который очень хотел бы обсудить, – это разоружение. Но во время круиза на пароходе у нас ещё будет время поговорить и об этих вещах. И, наверное, вечером тоже будет время.

Спасибо большое за очень интересную беседу.

В.Путин: Уважаемый господин Президент, дамы и господа!

Прежде всего хочу поблагодарить господина Ниинистё за приглашение, тем более во время, в год, когда страна отмечает столетие со дня обретения своей независимости. В этой связи нами реализуется масштабная программа совместных культурных мероприятий.

Что касается наших переговоров, они прошли в традиционно конструктивной и дружеской атмосфере. Нынешняя встреча – уже вторая в текущем году. Обмен визитами состоялся и в 2016 году. Уверен, что такой политический диалог, безусловно, является хорошим фактором, стимулирующим развитие двусторонних связей.

Господин Президент уже сказал, в этом году исполнилось и 25 лет договору об основах отношений России и Финляндии.

Сегодня мы детально обсудили весь комплекс вопросов российско-финляндского сотрудничества. Отметили рост двусторонней торговли: в январе–мае товарооборот увеличился почти на 51 процент. Наша общая задача – поддержать, всячески содействовать тому, чтобы этот темп, этот тренд сохранялся. Над этим работают Межправкомиссия, Деловой совет.

Отмечу, что взаимный интерес деловых кругов наших стран к сотрудничеству стабильно высок. Продолжает развиваться инвестиционное сотрудничество. Объем прямых российских капиталовложений в Финляндию в 2016 году составил почти три миллиарда долларов, финских в Россию – почти четыре, а если считать вложения, осуществлённые через дочки финских компаний в других странах, то значительно выше.

Мы реализуем целый ряд крупных проектов, в том числе и прежде всего в энергетике. Имею в виду в том числе атомную электростанцию Ханхикиви-1. На площадке полным ходом идут подготовительные работы, завозится оборудование, перечислен первый транш наших кредитных ресурсов, около миллиарда евро. Напомню, общий объём финансирования – пять миллиардов евро, половина будет профинансирована из резервов российского Правительства, половина – компанией «Росатом».

Мы работаем и в сфере возобновляемых источников энергии. Компания Fortum, например, и наша компания «Роснано» создают фонд объёмом свыше 500 миллионов долларов для развития ветряной энергетики.

Продолжают расширять свою бизнес-активность компании Valio, Nokian Tyres. Наша компания «Биокад» планирует наладить в Турку производство химических и биопрепаратов. «Яндекс» запускает свой центр хранения данных в финской губернии Уусимаа. Есть и другие интересные проекты.

В ходе переговоров отметили эффективную работу природоохранных ведомств двух стран. Господин Ниинистё упомянул уже о совместной работе по полигону опасных отходов «Красный Бор» под Петербургом. Эта работа только начинается. А реконструкция системы водоснабжения Калининграда закончилась. Это очень серьёзный, большой шаг в обеспечении экологической безопасности на Балтике в целом. Настроены и далее расширять двустороннее сотрудничество в экологической сфере.

Мы высоко ценим стремление финских партнёров проводить независимую сбалансированную внешнюю политику. Считаем это важным фактором стабильности на севере Европы. Конечно, готовы продолжать диалог с Финляндией и всеми заинтересованными государствами по проблеме укрепления безопасности в регионе.

Мы действительно ещё должны будем поговорить по сирийскому урегулированию. Я обещал подробно проинформировать коллегу об этом, но прямо сейчас могу сказать, что мы исходим из того, что главное – окончательно остановить кровопролитие и обеспечить необходимые условия для мирного политического урегулирования. А затем сирийцы через широкий диалог под эгидой ООН и на основе резолюции Совета Безопасности 2254 должны определиться, в какой стране они должны жить.

Я подробно проинформировал господина Президента о ситуации вокруг внутриукраинского кризиса.

Мы продолжили обмен мнениями по вопросам, которые обсудили с господином Ниинистё ещё 30 марта в Архангельске на форуме «Арктика – территория диалога». Условились наращивать сотрудничество в этом регионе, в том числе в рамках председательства Финляндии в Арктическом совете. Я с интересом выслушал идеи господина Президента по поводу возможного сотрудничества на экологическом направлении в Арктике. Здесь мы, безусловно, многое можем сделать, если будем работать солидарно, вместе.

Хочу поблагодарить наших хозяев за гостеприимство, за радушный приём и финских граждан, которые встречали нас по ходу движения сюда, в эту гостиницу, за их дружелюбие и радушие. Они мне дружелюбно помахивали руками. Я не могу помахать каждому, но, используя возможности финских средств массовой информации, хочу им тоже послать привет.

Вопрос, Yle (как переведено): Мой вопрос касается военных учений, которые проводятся совместно Китаем и Россией на Балтийском море. Хотелось бы спросить у Президента Путина: какой посыл Китай и Россия при этом дают другим, какой месседж они хотят отправить другим государствам, странам, которые расположены в регионе Балтийского моря?

И второй вопрос Президенту Ниинистё: как Финляндия относится к этому, какие мысли возникают при этом?

В.Путин: Что касается российско-китайского взаимодействия, то оно носит характер стратегического партнёрства, полноформатного и очень широкого. Это касается экономики, политики, военно-технического сотрудничества и чисто военного дела. Мы регулярно в течение уже многих лет проводим военные учения, участвуем в так называемых военных играх, соревнованиях, на протяжении многих лет, повторяю, как на суше, так и на море.

Сотрудничество России и Китайской Народной Республики в своей совокупности, включая и военную составляющую, является одним из важнейших элементов безопасности и стабильности в мире. При этом оно не направлено против каких-либо третьих стран. Мы не создаём ни военных блоков, ни военных союзов. В данном случае наши военные просто шлифуют своё мастерство, взаимодействуют друг с другом, и это, повторяю ещё раз, хороший пример того, как нужно бы сотрудничать в любом регионе мира, в том числе и в районе Балтики. Мы с уважением относимся к нейтральному статусу некоторых государств Балтийского региона. Но в то же время готовы к любой форме взаимодействия и с нейтральными государствами.

Мы приняли решение возродить и главный военно-морской парад, который будет проходить скоро в Петербурге. Уверяю вас: это не бряцание оружием, это возрождение традиций, которым уже более 100 лет. Собственно говоря, такой парад проводился и раньше, может быть, в чуть меньшем масштабе в День Военно-Морского Флота России. И мы всех приглашаем полюбоваться, приглашаем в Петербург посмотреть, как он будет организован, как он пройдёт. Готовы пригласить партнёров, страны региона поучаствовать в этом мероприятии и готовы сделать его совместно.

Спасибо.

С.Ниинистё: Насколько я понимаю, и как сказал Президент Путин, это действительно отнюдь не первые учения, которые проходят совместными силами военно-морских сил Китая и России, или вообще военные учения, которые происходят совместно. Корабли военно-морского флота Китая были и в Средиземном море, сейчас они здесь, на Балтийском море. И действительно, насколько я понимаю, для того чтобы поддерживать готовность, навыки, умения военнослужащих, нужно проводить учения в разных условиях. Проведение этих учений здесь, на Балтийском море, не означает, что они предназначены именно для таких условий, просто нужно проводить учения в разных условиях. И надо сказать, что Финляндия тоже проводит такие учения, принимает участие в учениях, которые происходят здесь, в Балтийском регионе. Будем принимать участие в больших учениях «Аврора» недалеко от побережья Швеции, там в основном, конечно, будут силы Швеции, но будут принимать участие и другие государства, в том числе Соединённые Штаты Америки. Цель этих учений «Аврора» также не заключается в бряцании оружием или формировании каких-либо блоков против кого-нибудь. Но, пока мы живём в таком мире, где существуют армии, где существуют военные силы, мы должны иметь в виду, что они практикуются, они проводят такие учения в любом случае.

П.Минаков, «Интерфакс»: Вопрос обоим президентам.

В настоящее время мы замечаем скромную, но позитивную динамику в развитии торговых отношений двух стран, и это было отмечено на пресс-конференции. Но в то же время сложно не заметить, что наряду с сохраняющимися экономическими рисками добавляются всё новые и весьма весомые политические. Это в свою очередь давит и на экономические факторы. Нет ли опасений, что эта скромная и позитивная динамика находится под угрозой в связи со сложившейся в мире ситуацией в настоящее время?

В.Путин: Мы живём в сложном, противоречивом и очень хрупком мире. Задача людей, которые занимаются теми видами деятельности, которые выпали на нашу долю, как раз заключается в том, чтобы обходить эти риски, купировать их, свести к минимуму и выработать такие направления и способы взаимодействия, которые бы вели нас к развитию, к укреплению международных отношений, экономики и повышению уровня жизни наших граждан. Этому была посвящена и наша сегодняшняя встреча. Как там в будущем будет – посмотрим. Будем реагировать на возникающие проблемы.

С.Ниинистё: Да, действительно это так, как Вы сказали. В этом мире существуют риски, такие факторы, которые угрожают. К таким факторам можно отнести изменение климата, например. Этот вопрос мы обсудили, когда говорили по нашей повестке дня о работе в рамках председательства в Арктическом совете. Потом у нас есть сильное явление миграции, миграционные потоки, которые, наверное, частично обусловлены первым упомянутым фактором – изменением климата, и которые могут также усиливаться в дальнейшем за счёт этого. И третье – это войны, это вооружённые столкновения, конфликты, которые проходят в усиленном режиме во многих местах в этом мире.

По всем этим вопросам нам нужен открытый дух сотрудничества именно в глобальном масштабе. Я верю в диалог, и я верю, что через диалог можно найти решения.

М.Чанс, CNN: Сначала у меня есть вопрос Президенту Путину. (Далее – как переведено с английского.) Когда мы наблюдаем за тем, что происходит, например, те расследования, которые проводятся в Соединённых Штатах Америки по поводу утверждений, что Россия вмешивалась в выборы Президента США, и когда мы знаем, что возможно ужесточение в скором времени санкций, Вы когда-нибудь, когда сидите в Вашем офисе и думаете о том, насколько в плохом состоянии всё–таки находятся отношения между США и Россией, Вы сожалеете, что был такой день, когда был избран Президентом господин Трамп?

В.Путин: Первое, что касается избрания Президента Соединённых Штатов. Это не наше дело, и не нам давать оценки работы господина Трампа на его весьма высоком посту, это дело американского народа. И первое, и второе.

Реплика, CNN: У нас также вопрос финскому Президенту…

В.Путин: Нет, секундочку, я ещё скажу.

Реплика, CNN: Извините.

В.Путин: Я просто ждал перевода ещё и на английский.

Что касается расследований, о которых Вы сказали. Я не считаю, что это расследование, потому что расследование предполагает выяснение полноты всех обстоятельств с изучением причин, с заслушиванием различных сторон. Мы видим просто нарастание антироссийской истерии. Скорее всего, это использование русофобских инструментов во внутриполитической борьбе, в данном случае в борьбе Президента Трампа и его политических противников внутри Соединённых Штатов.

Очень жаль, что российско-американские отношения приносятся в жертву в ходе решения внутриполитических американских вопросов.

На Ваш вопрос, жалею я об ухудшении отношений с Соединёнными Штатами или нет, я могу дать прямой ответ: конечно, нам очень жаль. Жаль, потому что, действуя согласованно, вместе, мы гораздо более эффективно могли бы решать очень острые проблемы, которые волнуют как народ России, так и народ Соединённых Штатов. Это урегулирование острых международных кризисов, борьба с терроризмом, забота о сохранении природы, решение экологических проблем, борьба с незаконной миграцией, с организованной преступностью и так далее, развитие экономики в конце концов. Но мы знаем, что у нас в США много друзей, что там очень много просто здравомыслящих людей. Надеюсь, сегодняшнее состояние дел когда-нибудь закончится, и мы перейдём в другое качество наших отношений, будем их укреплять, наращивать в интересах народов Соединённых Штатов и Российской Федерации.

Вопрос, CNN: Да, у нас также вопрос финскому Президенту. Кажется, что Финляндии приходится балансировать между Россией и своими союзниками в США, но сейчас в Штатах наблюдается некий раскол. Считаете ли Вы, что санкции против России должны быть ужесточены или Вы разделяете мнение Президента Трампа и его желание наладить отношения с Россией?

Спасибо.

С.Ниинистё (отвечает по-английски, как переведено): Что касается вот этого балансирования, хочу Вам напомнить о том, что американская телевизионная компания задала вдвое больше вопросов, чем остальные.

(Как переведено с финского.) Да, Финляндия выстраивает свои отношения с соседними странами. С Россией у нас хорошие сбалансированные отношения. Также Финляндия выстраивает отношения с остальными странами, с Европейским союзом, с Соединёнными Штатами Америки. Здесь речь не идёт о том, чтобы Финляндия как-нибудь балансировала бы между вот этими силами. Речь идёт о таком порядке, о таком подходе, который, наверное, нелишне было бы соблюдать и в остальных частях мира. Речь идёт о том, что мы стараемся понимать друг друга.

Что касается поддерживания отношений с Россией, я хочу здесь сослаться на те обсуждения, которые имели место прошлым летом на саммите НАТО в Варшаве. Там говорили о необходимости, о востребованности диалога, и насколько мне понятно, насколько я наблюдаю, также Федеральный канцлер Меркель и Президент Макрон занимаются тем же, такой же деятельностью, и мне кажется, что это очень хорошо.

П.Зарубин, телеканал «Россия»: Добрый день! Павел Зарубин, телеканал «Россия». У меня вопрос обоим лидерам. Я, если позволите, продолжу резонансную тему нового американского законопроекта об ужесточении антироссийских санкций. Тема резонансная, конечно, ещё и потому, что в последние дни и недели мы слышим уже очень резкую и жёсткую критику со стороны многих ключевых европейских политиков, европейских органов по поводу этого законопроекта. Ведь получается, что США хотят распространить действия своих законов на территории других стран, на страны Евросоюза, и фактически придать своему законопроекту трансграничный характер. Обсуждали ли вы эту тему? Как Вы к этому относитесь? Ведь, насколько я понимаю, вопрос и речь о том, что затрагиваются интересы независимости и экономической безопасности стран.

И вопрос Президенту России: если этот законопроект будет принят, то будет ли российский ответ? Каким он будет? И возможны ли какие–то российско-американские контакты по этому поводу? Например, ваш телефонный разговор с Президентом США?

Спасибо.

В.Путин: Что касается трансграничности американского законодательства, то я давно об этом говорю, ещё начиная с 2007 года – в Мюнхене, по–моему, говорил об этом. Именно так и говорил. Эта практика неприемлема, она разрушает международные отношения и международное право. Мы никогда с этим не соглашались и соглашаться не будем, а как на это реагируют другие государства мира – это зависит от степени их суверенитета и готовности защищать свои собственные национальные интересы.

Если то же самое произойдёт в данном случае, то это вызывает особые сожаления, потому что это уже действия с отягчающими обстоятельствами и, как бы я сказал, с особым цинизмом. Потому что это явная попытка использовать свои геополитические преимущества в конкурентной борьбе с целью обеспечить свои экономические интересы за счёт своих союзников в данном случае.

Мы не видели ещё окончательного варианта, поэтому окончательных мнений на этот счёт у нас тоже нет. Но мы видим, что на протяжении длительного времени нас пытаются постоянно провоцировать: то большое количество дипломатов выслали без объяснения причин, то дипломатическую собственность отторгли, что вообще ни в какие рамки не укладывается, поскольку противоречит основополагающим нормам международного права по дипломатическим отношениям. И санкции те же самые абсолютно незаконны с точки зрения международного права, нарушают принципы международной торговли и правила Всемирной торговой организации. Мы, как вы знаете, ведём себя очень сдержанно, терпеливо, но в какой–то момент нам придётся отвечать. Невозможно бесконечно терпеть какое–то хамство в отношении нашей страны. Но когда будет ответ, какой он будет, это будет зависеть от того, в каком виде окончательно мы увидим тот закон, который сейчас обсуждается уже в Сенате.

В любом случае мы считаем: что бы там ни происходило в ближайшее время, в будущем, стратегически мы обязательно должны выйти на какие–то элементы сотрудничества и договорённостей. Надеюсь, что в конечном итоге так оно и будет.

С.Ниинистё: Я не совсем согласен с Вами в том плане, что речь идёт о введении каких–либо санкций или о соблюдении законодательства. Наверное, здесь всё–таки подоплёка заключается в том, что есть определённые утверждения, сомнения касательно процесса проведения выборов в США.

И, как Вы правильно отметили, здесь очень оживлённая дискуссия возникла по этому поводу, в Европейском союзе. Например, председатель Европейской комиссии господин Юнкер упомянул об этом, выдвинул этот вопрос. Этот вопрос нелёгкий и небезболезненный для Европейского союза, поэтому необходимо приступить к этим обсуждениям, к переговорам между Европейским союзом и США. Потому что эти предлагаемые санкции имеют непосредственные последствия и для других стран, не только для России. Поэтому Европейский союз активно работает.

Я присоединяюсь к последнему пожеланию уважаемого Президента Путина, чтобы мы лучше понимали друг друга в мире, это, наверное, отвечало бы интересам всех.

Спасибо.

Финляндия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 27 июля 2017 > № 2257663 Владимир Путин, Саули Ниинисте


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 июля 2017 > № 2257659 Артур Парфенчиков

Встреча с врио Главы Карелии Артуром Парфенчиковым.

Президент провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности Главы региона Артуром Парфенчиковым.

Обсуждались обращения жителей республики, поступившие главе государства во время «Прямой линии».

* * *

В.Путин: Артур Олегович, сколько времени Вы уже работаете в республике?

А.Парфенчиков: Пять месяцев.

В.Путин: Срок, конечно, совсем небольшой, тем не менее на Ваших плечах сейчас ответственность за республику. Поэтому начнём мы с уже традиционной папки, которую я на встречах с руководителями регионов передаю с просьбой обратить внимание на те вопросы, которые были поставлены гражданами в ходе моего общения по так называемой телевизионной «Прямой линии».

Вопросы традиционные, тем не менее анализ того, что поступило на «Прямую линию», показывает, что одним из самых болезненных вопросов является ветхое жильё. Сейчас не буду здесь перечислять, хотя хочется что-то воспроизвести, но, имея в виду, что Вы всего пять месяцев работаете, к Вам вопросов, конечно, нет. Просто обращаю Ваше внимание на эти болевые точки.

По жилью: субсидии для молодых семей. Здесь правильно один из обратившихся пишет. Молодые семьи до 35 лет получают субсидии. Они уже несколько лет ждут субсидии, и если так дальше дело пойдёт, то скоро 35 лет им – и всё, они теряют возможность получить эти субсидии.

Вторая проблема – это доступность медицинской помощи, особенно в небольших населённых пунктах. Да, проводятся преобразования в медицинской сфере, но эти преобразования не должны вести к тому, что в небольших населённых пунктах, удалённых от крупных центров, не останется вообще никакой медицинской помощи. Вот город Кемь: «В больнице нет терапевтов, хирургов, детского, родильного, инфекционного отделений, надо ехать 250 километров. Звонила в Минфин, мне сказали, что всё нормально». Это не нормально. Пожалуйста, обратите на это внимание.

Теперь малые города и моногорода – Медвежьегорск, Надвоицы, Беломорск, Кондопога – здесь вопрос в сохранении рабочих мест. Эти проблемы наверняка носят системный характер, с наскока их не решить, нужно обратить на это внимание.

Задержки заработной платы – тоже странно. В Костомукше комбинат, мне кажется, работает исправно вполне. Посмотрите, что там происходит с заработной платой.

А.Парфенчиков: Да, конечно.

В.Путин: И одна очень серьёзная проблема, я думаю, она очень актуальна именно для Карелии – вырубка лесов на территории Карелии. Люди обращают на это внимание: «Отношение заготовителей к лесу хищническое. После рубок лесосеки не убирают уже несколько лет. При этом лесное богатство края, его экспортный потенциал никак не влияет на уровень жизни жителей». Это говорит о том, что работа в этом направлении не организована должным образом.

Общероссийский народный фронт сейчас взял под контроль работу по экологии вообще и по лесному хозяйству в частности. Вы можете с ними напрямую. Не так просто даже Вам будет в этой сфере работать, несмотря на Ваше должностное положение. Но это одна из проблем, которой нужно заняться.

Я Вам всё это передаю и надеюсь, что Вы отреагируете на это.

Пожалуйста.

А.Парфенчиков: Спасибо.

Все эти вопросы, конечно, граждане транслируют и мне как руководителю региона, и я стараюсь сейчас максимально бывать во всех районах, поселениях.

Мы сейчас постоянно, системно проводим дни единого приёма. Последний день единого приёма я проводил 8 июля, в Лоухи и в Кеми, как раз посещал медицинские учреждения.

Мы сейчас определили связь по всем возможным форматам, и в социальных сетях, она достаточно открытая, у меня есть везде прямой доступ. Вся эта информация поступает, мы её анализируем и, конечно, по всем этим направлениям сейчас работаем.

Действительно, по аварийному жилью очень сложная ситуация. Вскрыли ещё одну проблему буквально в феврале. Это то, что у нас почти 23 тысячи квадратных метров жилья, которое было признано аварийным до 2012 года, в принципе не попали в программу. Мы всё это быстро подняли.

В.Путин: А почему?

А.Парфенчиков: Ошибка чиновников, тут никак не объяснишь. Просто не заметили эти тысячи метров. Большое спасибо, что программа была продлена ещё на один год. Мы постараемся. Во-первых, те деньги, которые мы сейчас дополнительно получили на жильё, которое будет, мы, конечно, до 1 сентября не успеем закончить всю стройку, у нас пока только 52 процента сдачи, потому что всё-таки мы считаем, что главное – это качество, но до конца года – сентябрь-октябрь – мы постараемся всё жильё сдать, вернее, принять с контролем, и до конца года мы людей переселим. Но вот эти 23 тысячи квадратных метров ещё остаются. Мы с фондом работаем. Всё-таки надеемся, что за 2019 год нам удастся проблему c 23 тысячами закрыть. Мы понимаем всю сложность, но активно работаем.

В.Путин: Если нужно помочь с включением этих неучтённых квадратных метров, давайте я это сделаю, с Правительством переговорю.

А.Парфенчиков: Хорошо, спасибо Вам большое.

По медицине – то же самое, понимаем задачу. Сейчас активизировали работу по строительству ФАПов. И понятно, есть ряд вопросов по медицине, которые сейчас тоже обсуждаем с Правительством и по которым хотел бы получить Вашу поддержку. Очень много вопросов населения по онкопомощи, и тоже есть вопросы, связанные с получением онкопомощи на местах и с функционированием нашего диспансера, очень старого, 1960-х годов, не соответствует вообще никаким стандартам.

Конечно, все эти проблемы мы обязательно ещё раз изучим, посмотрим конкретные жалобы и включимся, будем эти вопросы решать.

В.Путин: Хорошо.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 июля 2017 > № 2257659 Артур Парфенчиков


Россия > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 26 июля 2017 > № 2257636 Ирина Ольховская

Российский уголь идет на восток

Интервью с первым замгендиректора УПК Ириной Ольховской

Яна Кузнецова

Россия может в этом году нарастить экспорт угля на 5 млн тонн до 170 млн. О том, куда пойдут поставки сырья, как России конкурировать за долю на рынке с Австралией и Индонезией, а также о последней инициативе Госдумы по запрету открытой перевалки угля в интервью «Газете.Ru» рассказала первый замгендиректора «Управляющей портовой компании» Ирина Ольховская.

— Как АО «Восточный Порт» и АО «Ростерминалуголь» завершили первое полугодие?

— По итогам первого полугодия специализированный порт «Ростерминалуголь» демонстрирует рост объемов перевалки угля за счет увеличения объемов перевозки. По сравнению с первым полугодием прошлого года перевозка в адрес «Ростерминалугля» выросла почти на 4 млн тонн. В том числе это получилось за счет перераспределения потоков — РЖД заранее предупредило нас о ремонтных работах по Восточному полигону, что позволило своевременно подготовиться к увеличению погрузки угля в северо-западном направлении. Необходимо отметить и совокупный рост объемов перевозки в адрес «Восточного Порта» — он вырос на 170 тыс. тонн по сравнению аналогичным периодом прошлого года.

— Какой прогноз по итогам 2017 года?

— При сохранении действующей динамики объемов перевозки «Ростерминалуголь» выйдет на 21 млн тонн по итогам 2017 года. По Дальнему Востоку сейчас договариваемся с РЖД — хотим нарастить погрузки в осенне-зимний период. Кроме того, в этом году планируем увеличить объем перевозок в адрес «Восточного Порта» до 24 млн тонн против 23,5 млн в прошлом году.

— «Восточный порт» сможет принимать больше грузов? Как идет его модернизация?

— За счет реализации третьей очереди угольного комплекса мы планируем увеличить его мощности в два раза. АО «Восточный Порт» уже инвестировал более 24 млрд руб. из запланированных 31 млрд руб., был образован искусственный земельный участок, построен глубоководный причал, проведены строительно-монтажные работы и сборка специализированной углепогрузочной техники, установлены мощные высокотехнологичные стакеры, реклаймеры и судопогрузочные машины.

«Восточный Порт» также вложит 5 млрд руб. в строительство федеральной железнодорожной инфраструктуры, которая увеличит пропускную способность станции Находка-Восточная на 20 млн тонн в год.

Мы представим проект третьей очереди на Восточном экономическом форуме. В этом году основной акцент будет сделан на меры экологической безопасности. Это, прежде всего, модернизация очистных сооружений «Восточного Порта», аспирационных систем, ветрозащитных сооружений. За последние пять лет мы инвестировали в модернизацию и природоохранные мероприятия порядка 1 млрд руб.

— Когда начнет работу третья очередь порта?

— Сейчас мы проводим испытания оборудования с техническими нагрузками, рассчитываем начать полноценную работу в начале 2018 года, идет работа по координации проектных и строительных решений с РЖД, чтобы решить вопросы технологической взаимоувязки железнодорожной инфраструктуры. После открытия начнем поэтапно увеличивать мощность, прибавляя по 5-7 млн тонн до проектной мощности 40 млн в год.

— Планируются ли новые проекты или пока возьмете паузу на развитие терминала на Дальнем Востоке?

— Мы считаем, что наиболее сейчас перспективный проект — это строительство специализированного угольного терминала «Тамань». На данный момент наблюдается достаточно острый дефицит специализированных портовых угольных мощностей на юге России. Единственный глубоководный порт в регионе — Новороссийск, но там нет специализированных мощностей именно по перевалке угля.

— Таманью интересуетесь в расчете на европейский рынок?

— Не только. География поставок будет направлена на Турцию и страны Африки. Появление мощного специализированного терминала на Юге России позволит увеличить объемы поставки российского угля в страны Африки — Египет, Марокко.

— Минэнерго прогнозировал увеличение Россией экспортных поставок угля в этом году. Какой прогноз с вашей стороны?

— Мы согласны с оценкой министерства. С 2010 года угольная отрасль России развивается и увеличивает объем добычи только за счет экспорта. В этом отношении 2016 год был очень показательным — объем экспорта практически сравнялся с объемом потребления внутренним рынком и достиг 165 млн тонн. По итогам прошлого года доля российских производителей угля в мировом рынке достигла 12% по сравнению с 11% в 2015 году. В этом году можно прогнозировать рост экспорта на 5 млн тонн — до 170 млн.

— Мы можем конкурировать с лидерами угольного экспорта, Австралией и Индонезией?

— Для сравнения, Австралия экспортировала в прошлом году 391 млн тонн, Индонезия — 382 млн. Чтобы России сохранить, а тем более увеличить долю, необходимо развитие существующих и строительство новых специализированных портовых мощностей для повышения конкурентоспособности российских производителей угля.

Потому что в том же Китае порты-малыши — это 80 млн тонн в год. А такие крупные порты как Далянь или Шэньчжэнь — это уже за 100-150 млн тонн по году. То есть один китайский порт по объемам перевалки — как все порты Дальнего Востока.

Кроме того, идет борьба за повышения качества поставляемого угля за счет его обогащения. Сейчас происходит полномасштабное строительство обогатительных фабрик и на Кузбассе, и в Красноярском регионе, и в регионе Восточно-Сибирской железной дороги. Потому что у того же австралийского и индонезийского угля есть большое преимущество — минимальное железнодорожное плечо, их экспорт практически весь морской. Учитывая, что расстояния мы никак не сократим, Кузбасс и Красноярский регион как были в центре России, так и останутся, единственный выход — повышать качество поставляемой продукции.

— Конкурентоспособность российского сырья должна была вырасти за счет девальвации — издержки же сократились.

— Девальвационный эффект был отыгран в 2015-2016 годах. Ничего не поделаешь, промышленная инфляция растет. Все рублевые затраты по добыче, производству, обогащению, логистике растут.

— Как вы оцениваете перспективы угля как сырья на мировом рынке на фоне роста популярности ВИЭ и газа?

— С 2010 года объем мирового рынка угля увеличился с 1 млрд до 1,3 млрд тонн. За этот период мы наблюдали спад только в 2015 году, что было связано с резким падением угольных цен. В 2017 году рост продолжается, о чем можно судить даже по России, где, например, увеличивается добыча в Кузбассе и даже Якутии, в крайне тяжелой климатической зоне.

Что касается альтернативной энергетики, то ее рост, особенно в Европе, можно объяснить дотационным эффектом. Так что в плане конкуренции куда больший риск для угольной отрасли представляет газ, особенно трубопроводный.

— Какие сейчас риски по спросу?

— Главный риск — политика основного потребителя угля, Китая. В прошлом году, когда Китай закрывал угольные шахты, цены на уголь несколько выросли, после чего рынок все это дело отыграл обратно.

— Какие бы выделили для России перспективные рынки?

— Основным рынком сбыта угля остаются страны Азиатско-Тихоокеанского региона — Япония и Китай. Увеличение спроса на импортный уголь в азиатском регионе прогнозируется в странах, развивающих угольную энергетику: Южной Корее, Вьетнаме, Малайзии, Филиппинах. Рост спроса на импортный уголь также ожидается в странах Средиземноморья, где идет развитие угольной генерации и увеличиваются мощности угольных электростанций — Турции, Марокко и Египте.

— Сейчас в Госдуме готовится законопроект, который, в частности, предусматривает запрет открытой перевалки угля. Как оцениваете эту инициативу?

— Учитывая достигнутый уровень технического прогресса, нет смысла запрещать открытую перевалку угля. В мире в принципе нет полностью закрытых портов — в Европе, Китае, Японии работают открытые порты, склады. Это связано, прежде всего, с тем, что уголь является пожароопасным материалом.

К примеру, на Дальнем Востоке переоборудовали ряд закрытых терминалов с удобрениями под перевалку угля. Там теперь системно происходит возгорание угля, который, пока не выгорит, будет гореть и тлеть. И задымление будет достаточно серьезное.

Полностью исключить выброс угольной пыли в атмосферу невозможно. Но существующие технологии позволяют минимизировать вред для окружающей среды. Речь идет о закрытых помещениях вагоноопрокидывателей, конвейерных линиях, системах орошения складов, очистки воздуха, сточных вод и всего комплекса экологических мероприятий, который уже реализован в управляемых нами портах «Ростерминалуголь» и «Восточный Порт». На данный момент необходимо сосредоточиться на разработке технических регламентов перевалки угля, руды и других навалочных грузов в портах России для комплексного рассмотрения вопроса и принятия системных решений на уровне правительства.

Россия > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 26 июля 2017 > № 2257636 Ирина Ольховская


Россия > Транспорт > gazeta.ru, 26 июля 2017 > № 2257635 Александр де Жюньяк

«Авиакомпании в РФ растут быстрее российской экономики»

Интервью с генеральным директором ИАТА Александром де Жюньяком

Екатерина Каткова

В России растут пассажирские и грузовые перевозки, однако прорывных прибылей авиакомпаниям это не сулит. Сколько зарабатывают европейские авиаперевозчики, когда может появиться нормативная база для регулирования беспилотников и как криптовалюта просачивается в сегмент гражданской авиации, «Газете.Ru» рассказал гендиректор Международной ассоциации воздушного транспорта (ИАТА) Александр де Жюньяк.

— Как вы оцениваете недавно завершившийся в подмосковном Жуковском Международный авиационно-космический салон МАКС-2017?

— ИАТА придает особое значение подобным авиационным мероприятиям. С момента проведения первого МАКСа прошла четверть века. Может быть, он существует не так долго, как другие мировые авиасалоны, такие как Фарнборо и Ле-Бурже, но определенно заслуживает свое место среди крупнейших событий авиации.

МАКС — это великолепная возможность для установления полезных контактов, для обмена опытом и достижениями. И он вносит большой вклад в укрепление роли России как лидера авиационной индустрии грядущих лет. Такого рода события почти уникальны для авиации, поскольку они притягивают к себе внимание не только профессионалов индустрии, но и широкой общественности. Когда самолеты взмывают в небо на МАКСе, можно по-настоящему почувствовать, что авиация — это «бизнес свободы». Она сближает людей и помогает нам стать свободнее.

— В начале июня ИАТА повысила прогноз совокупной прибыли мировых авиакомпаний в 2017 году до $31,4 млрд по сравнению с декабрьским прогнозом в $29,8 млрд. Может ли этот прогноз быть пересмотрен?

— Мы пересматриваем наш прогноз прибыли в июне и декабре. В июне этого года мы немного повысили глобальный прогноз прибыльности авиакомпаний, в основном из-за чуть более сильного глобального роста, чем мы предполагали. При этом выручка составит $743 млрд, прибыль будет на уровне 4,2%, а возврат на инвестиции составит 8,8%.

— Как вы оцениваете перспективы российских компаний на фоне роста объема пассажирских перевозок на 22%?

— Мы не исследуем ожидание прибыли для отдельно взятых государств, но я могу сказать, что для европейского региона, включая Россию и страны СНГ, прогноз прибыли составляет $7,4 млрд, что чуть меньше, чем в 2016 году. Авиакомпании в европейском регионе зарабатывают менее $7 на пассажира, а это довольно тонкий буфер против потрясений.

В России рост интенсивности воздушного движения в 2017 году остается очень высоким, причем как в сегменте пассажирских перевозок, так и грузовых. Авиакомпании в РФ растут быстрее российской экономики: здесь мы отмечаем рост на 25% в сегменте пассажирских перевозок и на 23% — в сегменте грузовых перевозок. При этом международные перевозки растут в два раза быстрее внутренних. Это частично компенсирует низкие показатели 2016 года, который, надо признать, был не лучшим для России.

И все же рост есть у всех ключевых российских авиакомпаний — и по внутренним, и по международным перевозкам.

— Весной российские пилоты обращались в Международную ассоциацию воздушного транспорта с жалобой на то, что Росавиация в ходе проверок авиационных учебных центров в массовом порядке аннулирует летные свидетельства наших пилотов. Позже неоднократно поднималась тема утечки летных кадров из РФ на заработки в Азию. Существует ли, на ваш взгляд, кадровая проблема с пилотами в РФ и может ли в ближайшие годы Россия столкнуться с дефицитом КВС (командирами воздушных судов) и других специалистов? Что авиакомпании уже сейчас должны сделать, чтоб избежать таких рисков?

— Вопрос обучения пилотов имеет важное значение не только в России, но и во многих других странах. Согласно прошлогоднему прогнозу Boeing, до 2035 года необходимо обучить 617 тыс. пилотов, 22 тыс. из которых приходится на страны СНГ. Данный вопрос был принят во внимание Международной организацией гражданской авиации (ИКАО), и сегодня на каждом уровне организации воздушного транспорта существует ряд программ, направленных на повышение привлекательности индустрии в глазах потенциальных новобранцев.

Авиакомпании должны думать не только о том, как сделать бизнес привлекательным с точки зрения заработной платы и преимуществ, но и о более глобальных вопросах, которые учитывают начинающие профессионалы, оценивая свои карьерные возможности.

Например, в прошлом году ИКАО приняла схему зачета сокращения выбросов углерода для международной авиации CORSIA. Способствуя нейтрализации выбросов углеводорода, CORSIA может привлечь квалифицированные кадры в наш бизнес, так как есть данные, свидетельствующие о том, что подрастающее поколение профессионалов ожидает, что выбранная ими сфера деятельности будет развиваться устойчиво по отношению к окружающей среде. Мы призываем Россию присоединиться к CORSIA.

— Во многих странах мира сейчас разрабатываются нормативные базы для регулирования беспилотных летательных аппаратов (БЛА), их мониторинга и регистрации. Участвует ли ИАТА в этом процессе? Может ли в ближайшие годы быть создана какая-то унифицированная международная нормативная база для БЛА?

— Вопросами беспилотных летательных аппаратов занимается ИКАО, и мы тесно сотрудничаем с ней в рамках различных технических комитетов. При содействии партнеров из индустрии, включая ИАТА, ИКАО разработала особый онлайн-инструментарий. Он призван помочь государствам в применении правил и норм для безопасной эксплуатации беспилотных летательных аппаратов в их воздушном пространстве, обеспечивая при этом безопасность пилотируемых воздушных судов.

Международные нормы и требования для беспилотных летательных аппаратов пока еще не разработаны.

Участники 39-й ассамблеи ИКАО осенью 2016 года выразили активную поддержку инициативы по разработке базовых глобальных стандартов и инструкций для унификации правил эксплуатации дронов. Мы тоже ее поддерживаем. В этом году, 20 марта, ИКАО опубликовала письмо, в котором подчеркивается обязанность государств защищать гражданские воздушные суда от каких-либо беспилотных летательных аппаратов. Надеюсь, что все эти действия помогут обеспечить безопасность эксплуатации беспилотных летательных аппаратов.

— Есть ли перспективы у альтернативного топлива в авиации? Может ли в каком-то сегменте авиации «зеленая» энергетика занять ощутимую нишу?

— Сейчас ведется активная работа в области разработки альтернативных видов топлива для устойчивого развития. Было проведено большое количество испытаний для сертификации новых видов топлива, и несколько авиакомпаний обязались приобрести значительные объемы альтернативного топлива. Мы также видим, как некоторые аэропорты (например, в Осло, Стокгольме и Лос-Анджелесе) создают условия для того, чтобы все воздушные суда имели доступ к альтернативному топливу.

Это небольшие, но очень важные шаги. Альтернативное топливо — один из самых значимых технологических прорывов, которые могут помочь нам сократить к 2050 году уровень выбросов на 50% от показателей 2005 года.

Современные «зеленые» технологии позволяют уменьшить выбросы CO2 на 80% на протяжении всего жизненного цикла топлива. Более того, поставка альтернативного топлива хотя бы в 190 аэропортов по всему миру позволит охватить 80% всех воздушных перевозок.

На нашей Генеральной ассамблее в июне члены ИАТА единогласно утвердили резолюцию, которая обязывает их использовать только те виды альтернативного топлива, которые поддерживают экологический баланс. Мы также призываем правительства помочь в разработке законодательства и системы поощрений для увеличения производства альтернативных видов топлива. Сейчас его откровенно не хватает. Стимулирование поставок крайне важно не только для соответствия отраслевым требованиям, но и для снижения цен и дальнейшего присоединения авиакомпаний всего мира к этой инициативе.

— Европейские авиакомпании планируют осуществлять выплаты компенсаций за задержанные рейсы, потерянный багаж и т.п. своим пассажирам в криптовалюте. Уже осенью может быть запущен пилотный проект Travacoin. Поддерживает ли ИАТА подобные начинания?

— Проект Travacoin — одна из идей, прозвучавших на конференции Innovation Award. ИАТА старается поддерживать инновации, и премии в области инноваций были созданы, чтобы альтернативные идеи получили известность. Проект Travacoin все еще находится на стадии разработки. Насколько мне известно, пока ни одна авиакомпания не взяла на себя обязательства по этому проекту.

Россия > Транспорт > gazeta.ru, 26 июля 2017 > № 2257635 Александр де Жюньяк


КНДР > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 июля 2017 > № 2257339

10 уроков ядерной угрозы КНДР

Ричард Хаас (Richard Haass), Project Syndicate, США

Сеул — Северная Корея создает ряд ядерных боеголовок и разрабатывает баллистические ракеты, способные разносить их по всему миру. Многие страны уже задумались о том, как предотвратить или затормозить дальнейшие успехи КНДР, и что делать, если Пхеньян не удастся сдержать. Очевидно, это важные вопросы, но они — не единственные. Важно также понять, как Северная Корея создает ряд ядерных боеголовок и разрабатывает баллистические ракеты, способные разносить их по всему миру. Многие страны уже задумались о том, как предотвратить или затормозить дальнейшие успехи КНДР, и что делать, если Пхеньян не удастся сдержать.

Очевидно, это важные вопросы, но они — не единственные. Важно также понять, как Северной Корее удалось так успешно развивать ядерную и ракетную программы, несмотря на десятилетия усилий международного сообщества. Возможно, уже слишком поздно пытаться повлиять на траекторию Северной Кореи, но еще не поздно учиться на опыте. Дальше — десять уроков, которые мы игнорируем.

1. Власть, обладающая фундаментальными научными ноу-хау и современным производственным потенциалом и намеренно разрабатывающая рудиментарное ядерное оружие, рано или поздно достигнет успеха.

2. Помощь со стороны может быть ограничена, но она есть. Всегда найдутся те, кому это выгодно — не зря существует черный рынок. Некоторые страны могут содействовать работе таких рынков, несмотря на обязательство этого не делать.

3. У экономических санкций есть предел. Хотя санкции могут увеличить стоимость производства ядерного оружия, история показывает, что власти готовы дорого платить, если оно им необходимо. Кроме того, есть признаки того, что некоторые, а то и все санкции могут быть отменены, по мере того, как власти других стран примут как данность ядерный статус страны и решат сосредоточиться на других вопросах. Это произошло с Индией.

4. Правительства не всегда готовы ставить глобальные проблемы (в этом случае — сопротивление распространению ядерного оружия) выше того, что они считают непосредственными стратегическими интересами. Китай выступает против распространения, но не так рьяно, как хочет сохранить разделенный Корейский полуостров или обеспечить стабильную буферную зону на своей границе в виде Северной Кореи. Это ослабляет любое экономическое давление, которое Китай станет оказывать на страну из-за ее ядерной программы. США выступали против разработки Пакистаном ядерного оружия, но медлили, поскольку им нужна была поддержка Пакистана в борьбе с СССР в Афганистане.

5. Спустя 75 лет после первого использования и 25 лет после окончания холодной войны, ядерное оружие все еще считается ценным. Это основано на соображениях безопасности, а не престижа.

Когда-то Израиль учел это перед лицом угрозы уничтожения еврейского государства со стороны арабов. Позднее Украина, Ливия и Ирак отказались от ядерных программ либо добровольно, либо под давлением. Впоследствии часть Украины была захвачена Россией, Ирак — США, а Ливия — США и их европейскими партнерами. Саддам Хусейн в Ираке и Муаммар Каддафи в Ливии были свергнуты.

Северная Корея избежала подобной судьбы, и сейчас там железной рукой правит третье поколение Кимов.

6. Договор о нераспространении — соглашение 1970 года, являющееся основой международных усилий по предотвращению распространения ядерного оружия за пределами пяти стран (США, Россия, Китай, Великобритания и Франция), признанных ядерными государствами на ограниченный, но неопределенный срок — неадекватен. Это добровольное соглашение. Страны не обязаны подписывать его, и могут отказаться от него, без штрафа, если передумают. Инспекции, предназначенные для подтверждения соблюдения договора, проводятся на основе информации, предоставленной правительствами принимающих стран, которые, как известно, не раскрывают всего.

7. Дипломатические усилия вроде недавнего запрета на все ядерное оружие, организованные ООН, не будут иметь серьезного эффекта. Такие пакты являются современным эквивалентом пакта Бриана-Келлога 1928 года, запретившем войну.

8. В международной системе есть серьезный пробел. Существует четкая норма против распространения ядерного оружия, но нет консенсуса или договора о том, что нужно делать, если страна развивает или покупает ядерное оружие.

9. Альтернативы для борьбы с распространением ядерного оружия со временем не развиваются. В начале 1990-х годов США рассматривали вариант использования военной силы для пресечения северокорейской программы в зародыше, но его отбросили из страха спровоцировать новую корейскую войну. Это актуально и сегодня, хотя теперь для этого понадобиться гораздо больше усилий, да и не факт, что они увенчаются успехом.

10. Ну и наконец, не каждую проблему можно решить. Некоторыми можно только управлять. Например, еще рано верить в то, что Иран однажды не вернется к своей ядерной программе. Соглашение 2015 года отсрочило этот риск, но отнюдь не устранило его. Остается только решать, что можно сделать в отношении Северной Кореи. Управление такими проблемами может получить неудовлетворительный результат, но зачастую это лучшее, на что можно надеяться.

КНДР > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 июля 2017 > № 2257339


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июля 2017 > № 2257335

Конгресс посылает Трампу четкий сигнал: политика США в отношении России не изменится

Бартоломей Савицкий (Bartłomiej Sawicki), Biznes Alert, Польша

Интервью с аналитиком Польского института международных отношений Лукашем Ясиной.

— Biznes Alert: Американский конгресс ускорил работу над новыми санкциями в отношении России. Что Вы об этом думаете? Утвердит ли эти санкции Трамп?

— Лукаш Ясина (Łukasz Jasina): Сигналов, свидетельствующих, что он этого не сделает, пока нет. Ускорить работу Конгресс заставила внутренняя ситуация в США, а конкретнее, обвинения в адрес Трампа из-за контактов его окружения, его зятя и самого президента с Россией. Сенат уже месяц назад принял закон, который лишил главу государства возможности корректировать существующие санкции, часть из которых была введена при помощи так называемого «executive orders» президента. Конгресс (в том числе реагируя на встречу Трампа и Путина и обвинения, которые в последний месяц потрясли американский политический мир) решил принять программу ужесточения санкций против России, чтобы оградить президента от искушения их ограничить.

— В некоторых пунктах новые санкции выходят далеко за рамки ограничений, которые ввел Барак Обама. «Северный поток — 2» прямо назван неоднозначным проектом, также затрагивается тема сжиженного газа…

— С польской точки зрения это очень хорошие пункты. Они поддерживают наше стремление обрести энергетическую независимость от России. Остается лишь вопрос, что привело к ужесточению санкций, ведь в последние время Владимир Путин и Россия не совершали никаких действий, которые могли бы послужить для этого поводом. На мой взгляд, идея была в том, чтобы укрепить переговорную позицию американцев и подчеркнуть, что в геополитическом плане США остаются противником России. Практика показывает, что обострение курса в отношении Москвы — это эффективный метод ведения политики.

— Один из пунктов санкционного пакета гласит, что любые изменения в него можно будет внести, лишь предоставив в Конгресс доклад и получив решение конгрессменов. Республиканцы и демократы опасаются, что Трамп решит обойти санкции?

— Классическая практика американского Конгресса времен Рейгана и Буша показала, кто всем управляет, каковы приоритеты американской политики. Это сигнал, адресованный Трампу: политика в отношении России остается неизменной, а администрация президента должна к ней приспособиться.

— Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер на ближайшей встрече с еврокомиссарами намерен призвать к соответствующим шагам в ответ на санкции. Он говорит, что они наносят удар по европейскому бизнесу и самому ЕС. Как Вы оцениваете позицию Еврокомиссии?

— Это первое настолько жесткое заявление о том, что американские санкции чрезмерны, до этого Западная Европа старалась действовать солидарно с Вашингтоном. Юнкер был в значительной мере вынужден занять такую позицию, поскольку в Европе существует сильная группа государств, которые выступают против введения новых санкций и даже стараются ограничить существующие. Такой сигнал мог быть также связан с взаимной неприязнью Евросоюза и Дональда Трампа. Напомню, что новые санкции сильно ограничат, в частности, немецкий энергетический сектор.

— Есть ли, по Вашему мнению, шанс на то, что Брюссель и Вашингтон скоординируют свои санкции?

— Курс последних трех лет заключался в координации американских и европейских санкций. Мы не думали, что американцы решат ужесточить ограничительные меры, идя против мнения Еврокомиссии. Координация, однако, не заключалась в том, что обе стороны вводили идентичные санкции. Республиканцы хотят сейчас усилить свою позицию по отношению к Трампу, поэтому я не думаю, что они будут стремиться усилить координацию. Посмотрим, что предпримет президент. Он получает шанс затянуть окончательное решение вопроса с санкциями, внезапно оказавшись человеком, который должен отреагировать на европейское мнение.

— После истории с турбинами компании Siemens, которые оказались в Крыму, Германия рассматривает возможность введения новых санкций против России. Такая перспектива реальна?

— Siemens официально заявляет, что турбины были похищены, отрицая факт каких-либо бизнес-контактов, запрещенных санкциями. Эта тема получила слишком большой резонанс в прессе, чтобы немецкое государство могло ее проигнорировать. Так что Германии придется дистанцироваться от этой процедуры и, возможно, расширить существующие санкции в техническом плане, чтобы предотвратить продажу немецких технологий иностранными компаниями.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июля 2017 > № 2257335


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 26 июля 2017 > № 2257090 Максим Орешкин

Максим Орешкин: По итогам года ВВП может превысить действующий прогноз в 2%

Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе рабочего визита в Петрозаводск. По словам Министра, рост ВВП РФ во II квартале ускорился до 2,7%, по итогам года может превысить действующий прогноз в 2%. По итогам I полугодия, по его оценке, рост ВВП составил 1,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Максим Орешкин также отметил, что текущая динамика экономического роста позволяет говорить о консервативности прогноза по росту ВВП в 2017 году в 2% и допустил, что рост может оказаться и выше.

По его мнению, позитивные тенденции в экономике осенью могут продолжить усиливаться. Он также сказал, что постепенно начинают восстанавливаться заработные платы, доходы населения - это все позитивные тренды, которые сейчас будут только укрепляться.

"Сейчас второй квартал очень успешный. Мы ожидаем, что по инвестициям будет очень неплохая цифра за второй квартал. Во втором квартале, я думаю, рост будет сильнее, чем в первом квартале. И от осени мы ожидаем очень позитивной динамики, потому что кредитный цикл в банковской системе развернулся, начинает набирать обороты. Мы это видим по той же ипотеке: если очистить от сезонности, то объемы выдачи ипотечных кредитов достигают максимальных исторических уровней. Соответственно, по цепочке средства поступают, оживляют строительный сектор, в котором позитивные темпы роста по втором квартале и очень позитивный последний месяц, когда рост был около 5%. То есть, все эти тенденции указывают на то, что рост экономики по итогам 2017 года может быть и выше 2%",- сказал глава Минэкономразвития России.

Как отметил Министр, постепенно снижаются процентные ставки и это помогает банкам наращивать портфель, в том числе, корпоративного кредитования, кредитования МСП.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 26 июля 2017 > № 2257090 Максим Орешкин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 июля 2017 > № 2257038 Татьяна Становая

Трансформация путинских элит: 2014−2024

Татьяна Становая

Спустя четыре года после избрания Владимира Путина на третий срок внутри политического режима начался процесс кардинальной кадровой перестройки. Волны перестановок затронули администрацию президента, губернаторов, силовые структуры, госкорпорации. В 2017−2018 годах ожидается новая волна: в связи с президентскими выборами неизбежна перетряска правительства. Режим и прежде переживал крупные кадровые перестановки, однако никогда еще они не были отражением глубоких внутриполитических и даже психологических трансформаций элиты. Если кадровые изменения 2004, 2007 или 2011−2012 годов можно было бы назвать управляемой адаптацией, то аналогичные процессы, наблюдаемые в 2016−2017-м, свидетельствуют о существенном изменении системы правления.

Кадровые перестановки путинской эпохи и их особенности

Политический режим Владимира Путина, отсчитывающий свой срок с 2000 года, уже проходил через крупные кадровые пертурбации, однако на нынешнем этапе речь идет о чем-то совершенно новом.

Первые крупные перестановки, на которые решился президент Путин, состоялись лишь в 2003−2004 годах и касались окончания «переходного периода». В конце 1999 года Путин взял на себя негласное политическое обязательство сохранить кадровый состав администрации президента и правительства до конца своего первого срока, тем самым гарантируя преемственность политики и безопасность Бориса Ельцина и его семьи.

Перестановки, однако, произошли несколько ранее обещанных четырех лет вследствие «дела ЮКОСа» и общей политики «равноудаления» олигархов от государства. Жесткая линия в отношении политически влиятельного крупного бизнеса послужила одной из первых причин концептуального конфликта новой путинской власти с либералами ельцинского периода и ускорила кадровую ротацию. В конце 2013-го — начале 2014 года были сформированы новое правительство и новая администрация, однако это было скорее легитимизацией уже идущего процесса. Например, главой администрации президента в 2003 году стал Дмитрий Медведев, де-факто уже бывший правой рукой Путина в неформальной иерархии административной системы управления. В целом перестановки 2003−2004 годов подвели определенную черту под процессом кадровой экспансии Путина и «питерских», как их тогда называли: президент создавал комфортную для себя среду управления, отталкиваясь преимущественно от принципов лояльности назначенцев и их личной преданности. В те годы это было связано с политическими задачами режима: укреплением «вертикали»; политическим контролем над ключевыми позициями, институтами, процессами. Такая экспансия продолжалась вплоть до 2007 года, когда близкие к Путину соратники занимали позиции на всех уровнях госуправления, а также в госсекторе экономики (или в компаниях, связанных с государством).

Вторая волна кадровых перестановок наблюдалась в 2008 году в связи с реализацией операции «преемник»: главой государства был избран Медведев, премьер-министром стал Владимир Путин. Несмотря на значительное число кадровых перестановок того периода, о формировании концептуально новой природы режима речи не шло. На протяжении 2008−2011 годов наблюдалась ограниченная экспансия людей Медведева, но все это было частью временной, обратимой схемы перераспределения власти.

Наконец, третью волну можно было наблюдать в 2011−2012 годах. Путин был снова избран президентом России, Дмитрий Медведев стал премьером. Многие министры ушли вслед за Путиным в администрацию президента, а кабинет министров принял более технократический вид. Это был период разложения медведевского наследия, консервативных реформ и даже реакции. Кадровая политика тогда, вслед за упразднением тандема, была почти полностью монополизирована главой государства.

На кадровые перестановки того времени повлияли не столько президентские выборы, сколько массовые акции протеста конца 2011-го — начала 2012 года, ставшие одной из главных причин ухода в правительство куратора внутренней политики в администрации президента Владислава Суркова и назначения на его место Вячеслава Володина. Это было одним из редких концептуально значимых решений Путина, связанных с его персональным отношением к вопросам управления. Володин, как главный политтехнолог кампании Путина, оказался на тот момент более востребованным, чем Сурков, утративший в глазах будущего президента политическую однозначность (сближение с Медведевым, симпатии в отношении «разгневанного городского класса»).

Как можно заметить, все три волны были привязаны по времени к президентским выборам и в определенной степени запрограммированы режимом. Это был период управляемой адаптации к институциональным и политическим изменениям, исходящим из потребностей власти.

Кадровые перестановки 2016−2017 годов начались задолго до президентских выборов и не были напрямую привязаны к будущей трансформации правительства. Кроме того, они стали во многом вынужденными для режима, так как были вызваны не столько новыми потребностями, сколько нарастанием управленческого кризиса. Поэтому перестановки 2004, 2007 или 2012 года так же похожи на нынешние, как спокойное течение вод — на цунами. И правильнее было бы говорить не о перестановках, а о кадровом переломе 2016 года.

Предпосылки кадрового перелома

Можно выделить две главные причины, которые привели к глубокой кадровой пертурбации 2016-го. Одна из них носит инерционный характер и была изначально заложена логикой развития режима. Вторая стала следствием внешнего шока и сыграла роль катализатора кадровых перестановок.

Вернувшись на пост президента в 2012 году, Владимир Путин запустил процесс «реставрации», в действительности начавшийся еще в сентябре 2011-го (пересмотр всего медведевского наследия, силовой реванш, консервативные реформы) и, по сути, подменивший собой государственное управление. Роль правительства сократилась до инерционных, локальных, технических полумер. За 2012−2013 годы кабинет министров не принял ни одного крупного управленческого решения, в экономике наблюдался спад, а все дискуссии сводились к проблеме выполнения (точнее, невыполнения) «майских указов» Путина, подписанных сразу после избрания и построенных на его предвыборных обещаниях. Одновременно возвращалась старая логика управления, применявшаяся в 2006−2007 годах: создание госкорпораций (корпорация «Роскосмос», корпорация управления Сибирью и Дальним Востоком, жилищная корпорация) и ручное управление.

Таким образом, медленно, безо всяких потрясений внутри режима создавались предпосылки к его износу, что выражалось в высокой степени коррупции, крайне низкой эффективности, неспособности принимать важные управленческие решения (даже долгосрочная стратегия развития страны в начале третьего срока Путина так и не была принята окончательно). Этот износ режима подобно процессу старения кажется малозаметным, но проявляется в снижении работоспособности, динамизма, готовности к обновлению, страхе перед переменами. На конец 2013 года можно было говорить о признаках управленческой импотенции государства, сопровождаемой также и накоплением противоречий между президентом и правительством (слухи об отставке Медведева тогда широко обсуждались). Такая управленческая импотенция могла бы длиться очень долго, ведя к обновлению режима или к его гибели. Управленческая недееспособность и стала первой причиной, заложившей основу будущих кадровых пертурбаций.

В 2013 году казалось, что до существенного обновления режим может инерционно существовать еще много лет без заметных колебаний. Запас прочности выглядел очень убедительно. Но в 2014 году произошел тяжелейший для России перелом, ставший следствием геополитического кризиса. Новая украинская революция; последовавшая за ней аннексия Крыма; первая волна санкций; затем сбитый Boeing-777 и вторая, гораздо более болезненная волна санкций; сильнейшее и затяжное падение мировых цен на нефть; умеренная изоляция и отрезанный доступ к мировым финансовым рынкам — все это оказалось для России настоящей катастрофой.

Трудно сейчас говорить, что было бы, если б не Крым. Однако можно с уверенностью утверждать, что события 2014 года значительно повысили управленческую нагрузку на режим и требовали большей эффективности. Беспрецедентное испытание для государства и политического режима было осложнено еще и сокращением ресурсов. Надежды на восстановление мировых цен на нефть и отмену санкций не оправдались, а плохая внешнеэкономическая и внешнеполитическая конъюнктура стала перманентным фактором и новой реальностью.

Владимиру Путину понадобилось полтора-два года на то, чтобы «переварить» эту новую реальность, смириться с новым положением России и в значительной степени изменить собственные принципы кадровой политики. В 2014−2015 годах страна перешла на новые рельсы, «военные», оказавшись вовлеченной де-факто сразу в две кампании — на Востоке Украины и в Сирии. Это потребовало не только большей динамики, но и мобилизации всех сил, а также поиска более адекватных механизмов и площадок для обсуждения и принятия решений. Вместо правительства ключевыми вопросами управления начал заниматься Совет безопасности. ФСБ значительно расширила свою роль в законотворческом процессе. Кардинально выросла роль Минобороны, и военные даже в какой-то степени стали вытеснять дипломатов из внешнеполитической сферы. «Большая политика» для Путина жестко сконцентрировалась на Украине и Сирии, за счет чего образовался вакуум во внутренней политике. Госуправление рутинизировалось, Путин все реже вмешивался в споры или уделял внимание вопросам управления. Постепенно на протяжении 2014 и 2015 годов сформировались управленческое «ядро» и управленческое «болото». Первое ежедневно и динамично занималось вопросами безопасности, внешней политики — во втором накапливались проблемы.

Все это привело к крупнейшему кадровому перелому, который начался в 2016 году и затронул практически все уровни политического и государственного управления. Кадровые перемены 2016−2017 годов можно разделить на три типа: конфликтные, клановые и технократические.

Конфликты — новая движущая сила перемен

Особенность политики Владимира Путина в 2000−2014 годах состояла в том, что он не любил выносить сор из избы, предпочитая улаживать конфликты внутри элиты без особого шума и часто при личном участии. Такие стычки, нередко крайне острые и опасные (например, силовые войны в 2005−2006 годах или столкновение прогрессистов и консерваторов в 2011-м), имели место на всем протяжении его правления. Однако группы влияния не торопились злоупотреблять конфликтами для политической экспансии, а президент всегда старался выполнять роль арбитра и лишь в ситуациях, когда разногласия между группами интересов заходили слишком глубоко, наносил удар или ослаблял обе стороны. При этом конфликты прежних лет часто носили горизонтальный характер, то есть касались игроков относительно равного внутривластного положения («газпромовская группа» против «сечинских», ФСБ против ФСО и т.д.).

Особенностью нового периода стал значительный рост конфликтов вертикального характера, что связано с образованием структурного внутрирежимного дисбаланса в пользу силовой части государства, прежде всего спецслужб. Кроме того, ФСО, которая на протяжении многих лет была в политическом смысле противовесом ФСБ, утратила свой прежний статус и была «нейтрализована». Из нее были выведены все влиятельные, связанные с Путиным кадры, а ФСБ в определенном смысле получила политическое преимущество.

Значительная часть конфликтных кадровых перестановок 2016 года была связана как раз с усилением активности 6-й службы Управления собственной безопасности ФСБ, инициировавшей многие расследования, которые касались прежде всего контрабанды и таможенных дел. Так, уголовное дело против крупного питерского бизнесмена Дмитрия Михальченко ускорило отставку главы ФСО Евгения Мурова, который, согласно многочисленным утечкам в СМИ, откровенно покровительствовал его компаниям. «Таможенное дело» послужило одной из главных причин обысков и у главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова, вынужденного затем покинуть свой пост. Наряду с этим крупные перестановки были произведены и внутри самой ФСБ: уволены влиятельные сотрудники, включая руководителя Службы экономической безопасности, которых подозревали в «крышевании» контрабандного бизнеса, в частности компании ULS Global. Глава УСБ Сергей Королев занял пост главы СЭБ, тем самым фактически поглотив конкурирующую структуру внутри ФСБ.

Конкуренция групп влияния внутри ФСБ также привела к громкому уголовному процессу против влиятельных следователей СКР (дело, связанное с вором в законе Шакро Молодым), что стало сильнейшим ударом по однокурснику Путина Александру Бастрыкину. Ряд генералов был арестован, а официальное лицо СКР Владимир Маркин перешел на работу в компанию «РусГидро», находящуюся в сфере влияния главы «Роснефти» Игоря Сечина. В «Роснефть» — правда, всего на несколько месяцев — в августе 2016 года перешел и куратор 6-й службы УСБ, заместитель директора УСБ генерал Олег Феоктистов.

Наконец, именно политическая «нейтрализация» ФСО привела к выходу оттуда целого набора кадров. В 2015 году ФСО покинули первый замдиректора Александр Беляков и замдиректора Александр Лащук. Выходец из ФСО Александр Колпаков сменил Владимира Кожина на посту начальника управления делами президента РФ. Бывший адъютант Путина Алексей Демин пришел на пост главы Тульской области через Минобороны (вероятно, с министром не сработался). Еще один представитель ФСО Дмитрий Миронов некоторое время проработал заместителем министра внутренних дел, а затем перешел на пост губернатора Ярославской области. Наконец, еще один адъютант Путина из ФСО, Евгений Зиничев, побывавший некоторое время в должности главы калининградского ФСБ, был назначен губернатором Калининградской области. Правда, продержаться там не смог и перешел затем в руководство ФСБ.

Кадровый исход из ФСО, ошибочно принятый многими за экспансию «силовиков», это не что иное, как расформирование прежней команды Мурова — Золотова в ситуации значительного роста влияния и экспансии конкурента ФСО — ФСБ. Для кадровой политики Путина это означает, что имеет место не продвижение опытных управленцев, а трудоустройство людей, оказавшихся ненужными после ослабления и расформирования ФСО периода Мурова. Такое «расформирование» носило добровольно-принудительный характер и форсировалось «чекистами».

Институционально-кадровым следствием длительного конфликта между ФСО и ФСБ стало появление в апреле 2016 года Росгвардии во главе с бывшим главой Службы безопасности президента и бывшим главкомом внутренних войск МВД России Виктором Золотовым. Назначение Виктора Золотова начальником Федеральной службы Национальной гвардии казалось закономерным: на протяжении двух лет он уже руководил внутренними войсками, ставшими основой для Росгвардии. Золотов считается одним из самых приближенных к Путину силовиков. В 1990-е годы он работал в охране мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, где познакомился с вице-мэром Владимиром Путиным, с которым они также вместе занимались дзюдо. Золотов затем был начальником охраны влиятельного предпринимателя Романа Цепова, владельца охранной компании «Балтика-эскорт», предоставлявшей соответствующие услуги органам власти. На посту главы Службы безопасности президента (СБП), где он состоял с 2000 по 2013 год, Золотов запомнился участием в межклановых войнах силовых структур: в середине 2000-х развернулась острая конкуренция между ФСО (Евгений Муров), СБП, ФСКН с одной стороны — и ФСБ и Генпрокуратурой с другой. Также Золотов считается аппаратным союзником Рамзана Кадырова.

Золотов сформировал новый силовой центр влияния, который постепенно замещает ФСО в ее прежней политической роли противовеса ФСБ (понятно, что в функциональном плане Росгвардия и ФСО не заменяют друг друга). Это стало одним из примеров редких для зрелого путинского режима политических назначений: речь идет о формировании нового силового ресурса, по сути контрреволюционной структуры, чьи полномочия пересекаются и с МВД, и с ФСБ. В определенном смысле это чрезвычайные войска на случай массовых протестов, беспорядков, терактов или иных силовых атак, причем подчиненные напрямую Путину. Таким образом, экспансия силовиков дополняется и институциональными изменениями, позволяющими режиму мобилизовать свои ресурсы на случай дестабилизации.

Конфликтными также можно назвать и отставки губернаторов, ставших фигурантами уголовных дел. Губернатор Сахалинской области Сергей Хорошавин, глава Коми Вячеслав Гайзер, губернатор Кировской области Никита Белых, глава Удмуртии Александр Соловьев, глава Марий Эл Леонид Маркелов… Еще никогда в России не было столько уголовных дел, заведенных в отношении действующих или только что снятых губернаторов. Если в прошлые годы подобные случаи носили исключительный характер и были следствием какого-то локального конфликта, то сейчас можно смело говорить о тренде: губернаторский пост оказывается одним из наиболее уязвимых для потенциального уголовного преследования. А рост числа таких преследований означает, что проблема престала быть локальной и получила федеральное значение. За каждым из уголовных дел в отношении губернаторов, как правило, стоит ФСБ, а сами процессы нередко носят демонстративный характер.

Активность ФСБ сопровождалась медийной кампанией, где представители службы на условиях анонимности говорили СМИ, что в преддверии выборов получили карт-бланш на борьбу с коррупцией; что им предстоит показать всем «правила игры», которые будут действовать по крайней мере до президентских выборов. ФСБ стала представлять себя эксклюзивной силой, способной помочь главе государства навести порядок. В действительности речь идет о попытках ФСБ занять тот самый управленческий вакуум внутри страны, образовавшийся после начала геополитического кризиса. И эта активность не была пресечена президентом, а возможно, даже получила его санкцию.

Одной из важных причин роста конфликтности внутри элиты стала слабость институтов государственной власти, прежде всего федерального правительства, которое на третьем сроке Путина снизило свою управленческую дееспособность. Инициатива по принятию ключевых решений в вопросах экономической политики перешла к другим структурам и площадкам — ЦБ, Совету безопасности, ФСБ, президентским совещаниям и советам.

В этом смысле неслучайным оказывается арест действующего министра экономического развития Алексея Улюкаева в ноябре 2016 года — случай исключительный для современной России. Дело, инициированное по заявлению исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина, показало глубокую политическую уязвимость и премьер-министра, и его подчиненных перед неформальными возможностями близких к Путину фигур. Причем в данной ситуации важно обращать внимание не только на факт ареста, но и на подготовку уголовного дела: как сообщала российская пресса, и министр, и другие его коллеги, а также высокопоставленные руководители администрации президента прослушивались ФСБ более года.

Арест Улюкаева выявил целый комплекс конфликтов, основанных на идеологических и институциональных противоречиях. Первые заключались в концептуальном расхождении между сторонниками и противниками огосударствления экономики России. Улюкаев, как и правительство в целом, выступали против продажи «Башнефти», считая это мнимой приватизацией (ведь «Роснефть», по сути, остается госкомпанией, хотя контроль у государства косвенный — через «Роснефтегаз»). Сечин же настаивал на формальном подходе и праве «Роснефти» выкупить актив. Поводом для уголовного преследования Улюкаева стало, согласно версии следствия, вымогательство у «Роснефти» взятки за положительное решение вопроса о приватизации «Башнефти». Однако в реальности атака Сечина лишь подчеркнула недееспособность правительства как института власти.

Отставка Улюкаева служит ярким примером конфликтного кадрового решения и свидетельствует о росте внутри режима структурных и идеологических дисбалансов, когда формальные полномочия и прерогативы преодолеваются более мощными игроками силовым способом. А мотивы таких игроков стимулируются резко обострившейся потребностью в сокращаемых ресурсах.

Институциональные противоречия в этом случае проявились в соответствующих перекосах, когда легитимный орган власти, реализующий государственную политику, политически утрачивает свои функции и девальвируется. Глава кабинета министров и члены правительства оказываются под мощнейшим давлением со стороны игроков, имеющих прямой выход на Путина и обладающих доступом к силовому ресурсу.

Все это ведет к росту кадровой нестабильности и провоцирует ускорение ротации там, где кадры наименее политически защищены (губернаторский корпус и правительство), или там, где сильна конкуренция за полномочия и ресурсы (войны между силовиками).

Ротация в ближнем круге

Наряду с общим ростом конфликтности внутри государственной власти в последние два года появился еще один мощнейший фактор ротации элит, который, скорее всего, сохранит актуальность и в ближайшее время. Это новая тенденция — уход приближенных к Путину соратников с влиятельных постов на позиции, формально гораздо более слабые.

Первым таким поистине исключительным событием стала отставка Владимира Якунина с должности главы ОАО «РЖД» в 2015 году. На тот момент это казалось чем-то невероятным: до сих пор Владимир Путин не увольнял своих друзей подобным образом. Более того, Якунин, как сообщил «Коммерсант», не сумел получить и удовлетворяющую его компенсацию — пост вице-спикера Совета Федерации (якобы против этого выступила Валентина Матвиенко). Место простого сенатора бывшего главу «РЖД» не устроила. После отставки Якунин сосредоточился на своем институте «Диалог цивилизаций», однако из большой политики он практически выпал.

В 2016 году число отставок персон, близких в той или иной степени к Путину, выросло: глава ФСО Евгений Муров (правда, его уход давно планировался), руководитель ВЭБ Владимир Дмитриев, директор ФТС Андрей Бельянинов, глава администрации президента Сергей Иванов… Ко всем из них по разным причинам Владимир Путин имел претензии, которые приобрели свою решающую актуальность именно на рубеже 2015−2016 годов. Муров был снят по возрасту (отставка ожидалась еще в 2015 году), но уход чиновника был обставлен так, что исключал его участие в подборе преемника, а в самой ФСО произвели кадровую расчистку. Владимир Якунин был уволен на фоне длительной борьбы с правительством за субсидии, притом что экономическое положение «РЖД» оставалось удручающим и Кремль был вынужден искать более эффективного руководителя. Смена главы ВЭБ стала следствием слишком рискованной политики этого института развития, выдававшего заведомо невозвратные кредиты, как правило, под политически значимые проекты (например, строительство спортивных объектов для Олимпиады в Сочи). Наконец, Андрей Бельянинов был вынужден покинуть свой пост главы ФТС, когда развитие получило громкое уголовное дело, связанное со злоупотреблениями на таможне.

Как видно, в каждом из этих случаев Кремль имел существенные претензии к отставникам, это касалось преимущественно крайней неэффективности или запущенности критично значимых проблем в профессиональной сфере. Однако нет оснований говорить, что такая неэффективность появилась лишь в 2015−2017 годах. Вопросы в отношении качества менеджмента президентских ставленников возникали и были одной из самых обсуждаемых тем на протяжении всего путинского срока. Это означает, что пересмотр отношения Кремля к своим назначенцам связан не столько с качеством их работы, сколько с трансформацией потребностей Кремля, точнее даже — персонально Путина. Впервые за долгие годы эффективность стала для него важнее лояльности.

Причина такой трансформации тоже в целом понятна и связана с достижением путинским режимом своеобразной зрелости. Если на протяжении 2000-х годов Путину было важно проводить кадровую экспансию и задачей номер один было занятие позиций внутри системы, обеспечение ее лояльности (это требовало расстановки своих, предельно надежных в персональном плане кадров), то к его третьему сроку эта задача была уже полностью решена. Система в кадровом, политическом смысле была гомогенизирована, став полностью «путинской». Лояльность в такой ситуации задается уже не персоной, а системой.

В такой ситуации и статус «друзей» Путина меняется вместе с персональным отношением к ним с его стороны. Соратники президента утрачивают свою исключительность и незаменимость, равно как и политическую ценность. В прежние времена увольнение «друга» Путина всегда требовало значительной компенсации, а также публичных почестей. Сейчас уход происходит не только рутинно, но и унизительно: Владимир Путин не прилагает усилий к тому, чтобы защитить своих соратников, попавших под давление (как, например, это было с Бельяниновым). Деполитизация статуса друзей приводит и к их большей уязвимости в конфликтных ситуациях: уголовные дела, заведенные ФСБ летом прошлого года против подчиненных Александра Бастрыкина — однокурсника Путина, оказались сильнейшим ударом по позициям главы СКР.

Особняком в этом ряду стоит отставка в августе прошлого года главы администрации президента Сергея Иванова, получившего формально гораздо менее влиятельный пост спецпредставителя президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта. Официальная причина отставки — усталость Сергея Иванова, который, по словам Владимира Путина, просил «держать» его на занимаемой должности главы АП не более четырех лет. Неофициально в СМИ фигурировали две версии. Первая — негативное влияние на работоспособность Иванова трагической гибели его сына в 2014 году. Вторая — украинская диверсия в Крыму: тогда ФСБ поймала нескольких граждан Украины, якобы готовящих провокации на территории Крыма. Согласно источнику «Газета.Ru», Иванов убрал из Крыма Олега Белавенцева, который сначала был полпредом Путина в Крыму, а в 2016 году был назначен полпредом в Северо-Кавказский федеральный округ. Собеседник издания сообщил, что «Иванов прикрывал управление ФСБ по Крыму, но ни во что толком не вникал».

В действительности отставка главы администрации президента Иванова объясняется проще: его реальный политический статус одного из ближайших соратников Путина перестал соответствовать должности, которая все больше теряла фактическую значимость, становясь рутинной и технической. Работать на таком посту Иванову было откровенно скучно, что приводило к сбоям, снижению качества принимаемых решений, локальным провалам в работе.

И это крайне важный феномен: наблюдается рутинизация и технократизация госмашины. Из «вертикали» вымываются ресурсы, для госслужащих критично растут политические риски и риски уголовного преследования, снижается уровень защищенности, но возрастает персональная ответственность. Это касается и администрации президента, и правительства, и губернаторского корпуса. Вследствие такой политической эрозии внутри государственной вертикали Кремль подбирает на значимые посты фигуры политически слабые, технические. Влиятельные же игроки предпочитают оставаться вне формальных компетенций и ответственности.

Пример Иванова идеально демонстрирует силу этого феномена: близкий соратник президента предпочел специально созданный под него статус спецпредставителя с прямым доступом в Кремль и членством в Совете безопасности должности главы администрации президента, реальная значимость которой оказалась низкой. Сам Иванов при этом сохранил заметное влияние — он курирует работу кремлевской рабочей группы по отношениям бизнеса и правоохранительных органов, лоббирует крупные промышленные проекты «Ростеха» (строительство мусоросжигательных заводов), соприкасается с такими вопросами, как освоение Арктики или политика России в вопросах климата.

Здесь важно отметить тенденцию: реальная власть и влияние концентрируются за пределами формальных институтов власти, при этом роль последних снижается. Так, ближний круг Путина, сохраняющий или увеличивающий свое влияние, формируется все больше вокруг, а не внутри власти, где места занимают скорее технические исполнители.

Соратники Путина, не желающие брать на себя риски государственного управления, находят более комфортную форму существования в новой реальности: управление в госкорпорациях (Сергей Чемезов), провластные медиа (Юрий Ковальчук), всевозможные благотворительные фонды и частные компании (братья Ротенберги и система «Платон»). Но важно подчеркнуть, что и Кремль в такой ситуации предпочитает технических работников политическим тяжеловесам.

Новые технократы — основа зрелого путинского политического режима

После отставок влиятельных путинских назначенцев на их место приходят фигуры технические, неравнозначные предшественникам по политическому весу.

Кризисы 2014−2015 годов заметно сказались на отношении Путина к кадровой политике. Погрузившись в решение крупных геополитических вопросов, президент стал прохладнее относиться к местным управленческим вызовам. На фоне Украины и Сирии возникла острая потребность резко снизить управленческие издержки внутри страны в целях экономии сил, времени, ресурсов. Прежняя модель управления — вместе с соратниками — требовала слишком много внимания для улаживания междоусобиц, отнимала больше энергии на обсуждение и принятие решений, а сами решения давались сложнее. Президент действовал в рамках субъект-субъектных отношений с теми, кто также претендовал на статус неформальных советников. Геополитический кризис привел к тому, что встречи с соратниками стали проходить реже, зато контакты со спецслужбами — в ежедневном режиме.

Сформировалась новая модель обсуждения решений — вертикальная, гораздо более комфортная для президента, а ближний круг главы государства стал наполняться уже не соратниками, а идущими им на смену исполнителями, которые не задают лишних вопросов и не устраивают дискуссий. Меняется психология: между Путиным и его подчиненными больше нет эмоциональной связи и десятков годов, проведенных вместе, часто на равных. Путин сближается с теми, кто ему служит, и отдаляется от тех, кто в силу своих ресурсов претендует на функцию соправителей. Президент больше не нуждается в советах, он нуждается в информации и в тех, кому можно без лишней траты энергии раздавать директивы.

Этот процесс наблюдается практически по всей вертикали власти и даже в околовластных структурах. Так, в ВЭБ Владимира Дмитриева сменил молодой менеджер из Сбербанка Сергей Горьков, которому предстояло провести болезненную расчистку банка. Ранее политического тяжеловеса Владимира Якунина в «РЖД» сменил замминистра транспорта Олег Белозеров. Даже в ФСО и СБП востребованы фигуры, далекие в персональном плане от Путина. На важнейшие посты пришли молодые полковники (правда, быстро получившие генеральские звания) Дмитрий Кочнев — глава ФСО, Олег Климентьев — первый заместитель главы ФСО, Алексей Рубежной — глава СБП. А новым главой администрации вместо Сергея Иванова стал его заместитель — неприметный молодой Антон Вайно, курировавший ранее протокол.

Приходу более технических фигур способствует и упомянутая выше политическая девальвация официальных постов. Так, после ареста авторитетного и хорошо известного деловым аудиториям Алексея Улюкаева подобрать ему преемника было непросто: правительству предстояло либо значительно расширить прерогативы министерства, сделав пост привлекательным для тяжеловесов, что было непросто, либо искать заведомо более слабого менеджера. Проще оказалось пойти по второму пути: Улюкаева сменил известный лишь специалистам заместитель министра финансов — 34-летний Максим Орешкин.

Особым кейсом в процессе замены политических назначенцев технократами стала отставка первого заместителя главы администрации президента Вячеслава Володина, перешедшего на пост спикера Госдумы. Его место при этом занял глава госкорпорации «Росатом», реформатор ельцинской эпохи Сергей Кириенко.

Эта кадровая ротация выглядит исключительной и, на первый взгляд, не вписывается в последние тенденции. Так, опытного и влиятельного Сергея Кириенко трудно назвать технической фигурой, особенно если учитывать и его политический опыт (активная партийная деятельность в конце 90-х, работа в СПС, близость к ельцинским либералам), и его адаптацию к путинскому режиму. А Вячеслав Володин, вопреки всем трендам, начал проводить гигантскую работу по политизации работы нижней палаты парламента, росту авторитета Госдумы. Однако, несмотря на кажущуюся исключительность, оба кадровых решения скорее подтверждают описанные тенденции.

Сергей Кириенко, при всем его выраженном политическом бэкграунде, за последние годы превратился из политика ельцинской эпохи в одного из значимых менеджеров путинского режима, сумевшего сработаться как с силовиками, так и с влиятельными группами из окружения президента (например, с Юрием Ковальчуком). В Кремль его позвали не в качестве бывшего сопредседателя СПС, а как успешного управленца в одной из госкорпораций. Выраженной стилистикой его работы стало стремление снизить конфликтность по всем направлениям работы администрации: отношения с губернаторами, гражданским обществом, экспертным сообществом, «прогрессивным классом». Если, например, созданный по инициативе Володина ОНФ в определенной степени противопоставлял себя бюрократии, губернаторскому корпусу, партии власти, форсируя конкуренцию за властный ресурс, то Кириенко меняет модель с противопоставления на кооперацию, что снижает управленческие и политические издержки в системе управления внутренней политики. Он также взял линию на деидеологизацию работы Управления внутренней политики, уход от консервативной и охранительной риторики.

В то же время Володин, напротив, политизирует работу парламента. Вступив в новую должность, он практически сразу начал активно менять не только стилистику, но и механизмы работы Госдумы. Считалось, что парламент должен уйти от своей прежней репутации «бешеного принтера» и «не места для дискуссий». С целью повысить качество законотворческой работы была заново выстроена экспертная работа парламента, введены механизмы более тщательной экспертизы законопроектов. Была проведена и реформа аппарата Госдумы, повышены требования к нормотворчеству кабинета министров.

Таким образом, политика вместе с Володиным перешла на уровень парламента, который, однако, сохраняет инструментальную роль в системе принятия государственных и политических решений. Получается размежевание: изнутри исполнительной вертикали политика вытесняется, а за ее пределами оказывается допустимой.

Технократизация наблюдается и на уровне глав российских регионов. Так, большая волна перестановок в начале 2017 года показала, что востребованы уже не политические назначенцы, а нейтральные бюрократы. На пост губернатора Пермского края, например, пришел начальник одного из департаментов Москвы Максим Решетников. Губернатора Бурятии Вячеслава Наговицына сменил замминистра транспорта Алексей Цыденов. Руководителем Новгородской области вместо Сергея Митина стал глава Агентства стратегических инициатив — молодой Андрей Никитин. А главой Карелии вместо скандального и конфликтного Александра Худилайнена был назначен глава Федеральной службы судебных приставов (ФССП), однокурсник премьер-министра Дмитрия Медведева по юридическому факультету Ленинградского госуниверситета Артур Парфенчиков.

И если в прежние годы губернаторов продвигали главы крупных госкорпораций или фигуры из ближнего круга Путина, то сейчас это в лучшем случае сами губернаторы, к советам которых Кремль прислушивается. Так, главой Рязанской области вместо Олега Ковалева стал депутат Госдумы от «Единой России» Николай Любимов, проработавший несколько лет в Калужской области и рекомендованный ее губернатором Александром Артамоновым.

Таким образом, востребованными оказываются фигуры, не имеющие большого опыта публичной политики, а также серьезного самостоятельного политико-аппаратного веса. Происходит деполитизация губернаторского корпуса, но одновременно растет социально-политическая ответственность губернаторов при одновременном снижении их статуса в системе власти.

В ожидании новых кадровых потрясений

В 2016 году путинский режим, достигнув определенной зрелости и пройдя через испытания геополитического кризиса, начал адаптироваться к новой реальности, пытаясь найти возможности для снижения управленческих издержек и повышения эффективности. Однако в 2017-м появляются новые вызовы, предвещающие новую волну кадровых и структурных изменений.

Завершается третий президентский срок Путина, после которого у него останутся последние шесть лет на подготовку страны к транзиту власти (при условии отказа от правки Конституции). Российский истеблишмент — в самом широком смысле — хорошо понимает, что Путину в ближайшие год-два придется принимать решение о формате своего будущего. Проблема 2024 года оказывается гораздо сложнее аналогичной ситуации 2007-го, когда у Путина в силу и возраста, и общей конъюнктуры была убедительная возможность вернуться через четыре года.

Это означает, что, каким бы ни было решение, режим придется серьезным образом трансформировать, не дожидаясь конца нового срока. Сразу после избрания, если Путин все-таки будет баллотироваться, ему придется вплотную заниматься вопросом своего будущего. Возникают три главных сценария, каждый из которых имеет свои подсценарии: остаться и после 2024 года, сняв конституционное ограничение на количество сроков правления; уйти с поста президента, но сохранить свою роль, произведя конституционную реформу; передать власть полноценному преемнику (не местоблюстителю). Все эти сценарии потребуют глубокой кадровой ротации.

Трансформация режима априори будет происходить в условиях снижения значимости, ценности для Путина конституционных основ политической системы. Геополитический кризис привел к резкому повышению ставок и изменению положения России в мире, росту рисков. Менять Конституцию в таких «военных» условиях, в логике идеи «осажденной крепости», нарастающего внешнего давления и хаотизации мировой политики психологически проще. Россия также выпала из числа стран «Большой восьмерки», вошла в ценностное противостояние с Западом, а значит, и репутационные издержки жестких политических реформ снизятся. Уйти в конфликтной обстановке для Путина будет гораздо сложнее, рискованнее.

Но каким бы ни был ход изменений в 2018-м и последующих годах, постепенно будут формироваться условия деперсонализации путинского режима. Авторитарная роль личности будет вытесняться институционализацией, при которой за «стабильность» будет бороться уже не президент в личном качестве, а созданная им система. Новая волна трансформации будет неизбежно готовить эту систему к самосохранению после больших кадровых и институциональных потрясений.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 июля 2017 > № 2257038 Татьяна Становая


Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257019

Штрафы для никого. Евросоюз не спасет от «закона Яровой», но и не навредит

Илья Шатилин

Аналитик Telecomdaily

Анализируем реальность многомиллиардных расходов сотовых операторов в случае применения «закона Яровой» к европейским гражданам, а также при отмене внутрисетевого роуминга

Закон о хранении данных может грозить российским сотовым компаниям гигантскими штрафами. К такому выводу пришел Институт исследования интернета, изучивший новый регламент Европейского союза (ЕС) о защите данных. Причина в том, что в 2018 году в Евросоюзе почти одновременно с нашим «законом Яровой» вступает в силу собственный закон, противоречащий нашему и запрещающий хранить данные пользователя без его согласия. Штрафы для российских операторов могут достигать 45 млрд рублей, подсчитали «Ведомости». Но есть один нюанс: скорее всего, они никому не грозят.

Европейцы в российском роуминге

Отечественные операторы работают на территории России, а не на территории Евросоюза, и подчиняются российскому, а не европейскому законодательству. Когда гражданин Евросоюза оказывается в нашей стране и обслуживается в местных сетях связи (неважно, купив местную сим-карту или просто в роуминге), он находится в российской, а не европейской юрисдикции.

Более того, при всем желании европейских органов власти оштрафовать российских операторов за хранение данных граждан ЕС они никаким образом не могут. Авторы материала в качестве аналогии привели американские Google и Facebook, которые были вынуждены платить в Европе штрафы за определенные нарушения. Но Google и Facebook работают в Евросоюзе. А российские операторы связи — нет.

Теоретически, конечно, Европа может заставить своих операторов разорвать роуминговые соглашения с российскими, чтобы обеспечить сохранность персональных данных. Но тогда они просто создадут неудобства своим гражданам, которым придется, приезжая в Россию, не пользоваться роумингом, а покупать местную сим-карту и все равно передавать свои данные российским операторам, а через них — и правоохранительным органам.

Соотечественники во внутрисетевом роуминге

Интересно, что практически одновременно обсуждалась еще одна тема, грозящая операторам многомиллиардными убытками — отмена внутрисетевого роуминга.

Обсуждался западный опыт, где отменили роуминг при перемещении между странами Евросоюза, и теперь абоненты платят везде по домашним тарифам. Под эту лавочку у нас опять заговорили про отмену внутрисетевого роуминга по России, и последний номер в этом представлении — это требование ФАС сделать условия оплаты услуг в поездках по России одинаковыми на всех тарифных планах в двухнедельный срок.

Важный нюанс в том, что в России действуют правила пропуска трафика, согласно которым при нахождении двух абонентов в разных регионах страны звонок между ними должен направляться не напрямую, а через сеть так называемого зонового оператора. Для получения лицензии на зоновую связь в конкретном регионе необходимо иметь сеть с точками доступа во всех городских поселениях данного региона, то есть в большинстве случаев быть «Ростелекомом», главным выгодополучателем от этого правила, введенного еще в 2005 году.

В результате сейчас операторы за каждый разговор абонента во внутрисетевом роуминге платят посреднику, поэтому логично, что себестоимость такой услуги выше, чем разговоры в домашнем регионе. Поскольку почти никто не ездит постоянно по разным регионам, операторы в маркетинговых целях включают внутрисетевой роуминг в пакетные тарифы средней и верхней ценовой категории. А на дешевых тарифах для малоговорящих абонентов не добавляют эту опцию.

В чем тут ущемление чьих-то прав, автору решительно непонятно, поскольку с такой же логикой можно тогда спросить: «Почему одним абонентам дают еще и консьерж-сервис, а другим нет?» Или заставить пускать в бизнес-залы аэропортов всех пассажиров экономкласса.

На самом деле проблема с внутрисетевым роумингом надуманная. Те, кому действительно нужно пользоваться связью в других регионах, и так подключены на пакетные тарифы, где минуты и интернет-трафик действуют по всей стране. По данным исследования TelecomDaily, проведенного в июле 2017 года, 61,6% путешествующих по России осведомлены либо о том, что в их тарифный план уже включено пользование услугами из пакета в других регионах России, либо о существовании тарифных опций, позволяющих за небольшую ежедневную абонентскую плату сделать стоимость услуг сопоставимой с домашним регионом. При этом среди тех, кто путешествует с деловыми целями, их доля достигает почти 77%.

Есть еще один нюанс с внутрисетевым роумингом — это так называемые спутниковые регионы на Крайнем Севере и Дальнем Востоке, связанные с остальной страной лишь дорогостоящими спутниковыми каналами. При нахождении на их территории роуминг оплачивается дополнительно даже для абонентов, имеющих пакетные тарифы с включенными минутами и трафиком по России. Это сделано для того, чтобы нельзя было купить сим-карту другого региона с гораздо более низким тарифом на связь и привезти ее для постоянного использования в «спутниковый» город.

При отмене внутрисетевого роуминга операторам придется выравнять тарифы по всей стране. Это значит, они везде будут подняты до уровня самого дорогого из регионов. Операторы как раз от этого не откажутся: с тех пор, как рубль упал к доллару в два раза при преобладании валютных затрат, сотовики всячески пытаются под любым соусом поднять рублевые цены, чтобы вернуть ARPU в долларовом выражении на докризисный уровень.

Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257019


Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257018 Дмитрий Руденко

Полис дешевле эвакуации: нужна ли туристам страховка

Дмитрий Руденко

генеральный директор, председатель правления страховой компании ООО «Абсолют Страхование»

Еще несколько лет назад туристическая страховка воспринималась как обязательное, но бесполезное условие для выезда за границу

Лет десять назад при упоминании страхования туристов в голове в лучшем случае всплывали «газели», стоящие у визовых центров. В худшем — люди вообще не понимали, о чем идет речь. По-другому и быть не могло — подавляющее большинство отдыхающих покупало готовые туры с минимальной страховой защитой, а те, кто летел сам, приобретал первый попавшийся полис, толком не понимая, от чего именно он сможет защитить и какие расходы покроет.

Поэтому полис для отдыхающих долгое время воспринимался не как полезный и нужный сервис, способный сохранить нервные клетки и финансы семьи во время отпуска, а как обязаловка, навязанная властями другой страны. Нет страховки — нет визы.

Когда нет желания разбираться, а нужно просто поставить галочку в списке необходимых документов, то тебе по большому счету все равно, в какой страховой компании покупать этот полис, какие риски он покроет, какие вообще в нем условия страхования и страховая сумма — скорее всего, ты будешь ориентироваться на его доступность (можно быстро купить по дороге в визовый центр) и цену (чем дешевле, тем лучше).

Такой спрос «для галочки» сформировал и рынок одинаковых предложений, покрывающих самый минимум услуг, по которому вам будут положены разве что зеленка, активированный уголь и бинт. И если случались страховые события, то все это не могло обойтись без бури негатива, связанного с качеством работы страховых компаний и организации турпоездок в целом. Не читая условия договора страхования, туристы сталкивались с совершенно обоснованными отказами в выплатах, что вызывало каждый раз волну негодования и обвинений всех страховщиков в нежелании платить и исполнять свои обязанности.

В отличие от России, где некачественный спрос порождал некачественное предложение, в Европе и США ситуация обратная. Здесь давно есть страховые программы с кучей разных дополнительных сервисов и услуг, часто даже напрямую не связанных со страхованием. Нам, конечно, пока сложно представить, но многие европейские компании, например Bupa Global или Virgin Money, предлагают полисы с безлимитным размером страхового покрытия или страховой суммой в размере 10-15 млн фунтов стерлингов.

У других страховщиков, например TravelSafe Insurance, даже в стандартные страховые пакеты, а не только в vip-предложения, можно включить услугу персонального помощника. Получается, вы покупаете не просто финансовые гарантии и поддержку в случае болезни или травмы, но можете в любое время суток получить рекомендации по лучшим ресторанам или шопингу, помощь в бронировании билетов в театр или на паром, юридические консультации и другие полезные сервисы.

Но, судя по всему, 26 лет поездок за рубеж и горький опыт научили нас более осознанно относиться к своему здоровью и кошельку. Во многом на это повлиял и пример зарубежных коллег. Рынок начал меняться и предлагать различные по стоимости и наполнению услугами продукты. Благодаря чему постепенно этот небольшой сегмент, еще в начале 2016 года оценивавшийся в 5 млрд рублей, стал трансформироваться из потока неосознанных покупок полисов с минимальной и самой простой программой в сегмент с потоком внимательных и требовательных клиентов, интересующихся и ищущих действительно нужные продукты и в массе своей понимающих, чем отличается полис для дайвера от полиса для горнолыжника.

Именно эти группы туристов осознали, что полис с хорошим покрытием обойдется в десятки раз дешевле, нежели вызов вертолета для эвакуации в Альпах или поиск аппарата для лечения кессонной болезни за свой счет.

Также и простые туристы поняли, что в Испании только прием врача обойдется от €70 до €130, а в Италии визит к специалисту уже может стоить от €200 до €400. А вот средняя стоимость полиса на две недели в Шенгенской зоне сегодня составит около €10-15.

Нам, конечно, пока сложно предоставить сопоставимый с европейскими и американскими коллегами сервис, но уже сейчас большинство страховых компаний, которые работают на рынке страхования туристов, предлагают дополнительные опции — страховку от невыезда, задержки рейса, защиту близких и имущества на время отсутствия или страхование багажа. Появилась возможность застраховаться на время всевозможных занятий спортом и других активностей и быть уверенным в том, что даже при травме, полученной на горном склоне, при катании на слоне или игре в гольф, вам не придется платить из своего кармана за дорогостоящее лечение за рубежом. Страховые компании начали использовать альтернативные каналы коммуникаций со своими клиентами: например, предлагают воспользоваться приложением, в котором можно планировать свой отпускной бюджет или прокладывать маршрут путешествия. Страховщики стали активнее продвигать полисы для туристов, желающих иметь поддержку по всем возможным вопросам и с достаточным покрытием, чтобы ни о чем не переживать в поездке. Страхование путешественников постепенно идет от стандартного медицинского покрытия к продвинутому консьерж-сервису, такому как предлагают отдельные банки для обеспеченных клиентов.

Дойдет ли культура страхования в нашей стране до такого уровня, что в рамках обычного страхового полиса будут, например, рекомендоваться клиентам интересные достопримечательности близ их местонахождения или помощь в выборе вина к ужину? Это пока вопрос открытый. Но я точно уверен, что сегмент страхования туристов и дальше продолжит меняться, корректируя предложение под новые потребности путешественников и туристов.

Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257018 Дмитрий Руденко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257017

Заявить о себе: правила выстраивания персонального бренда

Виктор Михайлов

Генеральный директор YouBrand

Как правильно и эффективно заявить о себе

Всего 10 лет назад мы жили в другом мире: экономика стабильно росла, цена на нефть стремилась к своим максимальным значениям, а собственники бизнеса охотились за «звездными» управленцами, которые «штамповали» успешные проекты один за другим. К таким топ-менеджерам предложения поступали чуть ли не каждый день, и особой необходимости в поиске новых вызовов не возникало. Им оставалось лишь показывать хорошие финансовые результаты и поддерживать положительный образ в глазах акционера, что всегда проще на растущем рынке.

Сегодня все изменилось. Количество проектов сократилось, а компании стали тщательнее выбирать управленцев. С одной стороны, спрос на эффективных топ-менеджеров все равно сохраняется, а за последние годы в России сформировался целый класс профессиональных руководителей, получивших качественное образование и имеющих успешный опыт управления бизнесом. С другой — российские собственники постоянно говорят, что нет квалифицированных людей.

На мой взгляд это связано с тем, что управленцы нечетко формируют свой образ на рынке или вообще не занимаются своим продвижением. В то же время собственники хотят привлекать не только самых лучших, но и тех, чьи компетенции и опыт им наиболее понятны и прозрачны. Возникает вопрос: как донести информацию о себе до работодателей, партнеров и других контрагентов. Международная практика показывает, что один из лучших методов персонального продвижения — брендинг.

Как начать строить персональный бренд?

Сначала нужно сформулировать свой персональный запрос, или, другими словами, ответить на вопрос: для чего мне нужен персональный бренд. Если вы управленец, то, возможно, хотите найти новый проект в отрасли, перейти из госкомпании в частный бизнес или же с операционного уровня в советы директоров. Для собственников может быть актуальным поиск финансирования, привлечение новых партнеров или «топовых» управленцев, которые смогут масштабировать бизнес. Ответ на этот вопрос всегда требует внутреннего диалога, и многие допускают ошибку, делая излишний акцент на форме, а не на содержании желаемой деятельности.

Например, один собственник хотел стать членом совета директоров крупного конгломерата. Его целью было — помочь компании в запуске новых направлений. При разборе этого кейса оказалось, что совет директоров является лишь одной и неприоритетной возможностью для реализации его желания. Поставленную задачу можно было решить на уровне советника, а более предпочтительно — младшего партнера с опционом на долю в новом бизнесе. Этот пример еще раз подчеркивает, что важен фокус не на позиции, а на том, что конкретно вы хотите делать, что вас «зажигает».

Скажите о себе в одном предложении

Исходя из сформулированного запроса, ответьте на вопросы, кто вы и какую ценность можете принести бизнесу. Как показывает опыт, управленцу следует четко транслировать на рынок, кто он с точки зрения позиции, компетенций и профессионального опыта. На практике зачастую происходит так, что топ-менеджер пишет о себе резюме на 5-6 страниц, которое так и не позволяет понять его ключевую ценность. Многие же собственники начинают рассказывать давно забытые истории или посвящать в тонкости технологического процесса.

В мире для продвижения себя и своего проекта используется техника elevator pitch («презентация для лифта»). Если применить ее к персональному бренду, то стоит сформулировать предложение из не более девяти слов, которое и отвечает на вопросы, кто вы и какую ценность можете принести. При необходимости можно рассказать небольшую персональную историю объемом в один абзац (100 – 150 слов) с описанием ключевого опыта, профессиональных качеств и философии в бизнесе.

Это достаточно непростое упражнение, но его можно структурировать. Сначала подумайте, для кого вы пишите и какова основная потребность ваших стейкхолдеров. Потом определитесь по позиции: вы — CEO, функциональный руководитель, эксперт или предприниматель. После этого сформируйте вашу основную ценность: например, вы — хороший стратег, финансист, маркетолог, операционный управляющий, который может мотивировать людей. Также укажите отличительную черту в бизнесе — это может быть уникальная сеть контактов или успешный опыт работы в сложных ситуациях. Основываясь на этой работе, составьте резюме и персональную историю для общения с работодателями, размещения в социальных сетях и СМИ.

Продвигайте ваш профиль эффективно и ненавязчиво

Выбор каналов коммуникации — вопрос несложный, благо в «цифровую» эру их огромное множество. Помимо прямых встреч с рынком и публикаций в СМИ откликайтесь на новые для себя предложения. Если вас приглашают на мероприятие в первый раз и вам оно интересно, обязательно участвуйте. Если все прошло хорошо, то при повторном приглашении будьте спикером или точно находитесь в президиуме.

Старайтесь сделать ваш профиль в одной из социальных сетей максимально полным, например в Facebook. И регулярно обновляйте его, занося основные проекты, публикации и материалы с мероприятий. При таком активном продвижении важно избежать эффекта самопиара, о котором мы говорили выше. Здесь вспоминается пример CEO компании Zappos Тони Шея и его концепции «доставлять счастье». Он правильно сформировал свой бренд: всегда «доставлять счастье своим клиентам» вне зависимости от того, в какой компании и индустрии он работает. Выстраивайте свое продвижение не вокруг отдельного бизнеса или акционера, за которым часто не видно ваших достижений, а вокруг определенной темы — операционная эффективность, новые технологии, антикризисное управление. Вашему текущему работодателю будет выгодно сказать, что на него работает, например, лучший специалист по операционной эффективности, а хедхантеры и другие возможные партнеры точно обратят внимание, услышав ваш «голос».

Всегда выполняйте обещания

Нам всегда казалось, что рынок и собственник оценивают нашу эффективность по финансовому результату. Но, согласно международному исследованию компании Weber Shandwick, успешность CEO и директора в первую очередь оценивается по его ответственности, то есть умению выполнять свои обещания, а также по рекомендациям на рынке. Поэтому стоит всегда рассказывать своей аудитории о том, что вы начинаете работу в проекте, каких результатов достигли, а также заручиться поддержкой рекомендателей («послов бренда»), которые подтвердят достижения и опровергнут слухи о вас.

Это важные, но далеко не все правила персонального PR. Заниматься этим точно стоит, потому что правильно сформированный профиль — важный инструмент для управленца и бизнесмена. Он повышает ликвидность на рынке и формирует доверие у стейкхолдеров. И только те люди, которые вызывают доверие у других, получают сегодня самые интересные предложения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257017


Россия. ЦФО > Транспорт. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257016 Алина Бисембаева

Эволюция проездного: как электронная карта «Тройка» заменила бумажные билеты

Алина Бисембаева

Заместитель главы Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы

Транспортной картой «Тройка» сейчас оплачивается 80% поездок на городском транспорте

Когда четыре года назад мы в Департаменте транспорта запускали карту «Тройка», пополняемую карту для оплаты проезда на всех видах транспорта, многие консерваторы воспринимали проект скептически. Мы же рассчитывали, что по «Тройке» будет осуществляться 50% проходов на всех видах городского транспорта. Сейчас выдано более 13 млн. карт, по которым совершается 80% проходов в московском транспорте.

Сегодня проект дал городу очень многое. Первое — сокращение очередей за билетами, по нашим оценкам, более чем на треть. Второе — экономия около 2 млрд. рублей в год на изготовлении бумажных бланков. Третье — разгрузка водителей наземного транспорта, которым в большинстве случаев теперь не нужно принимать оплату за проезд в салоне подвижного состава, так как пассажиры пользуются «Тройкой».

При запуске «Тройки» мы руководствовались идеей создать по-настоящему городскую карту, с помощью которой можно было бы оплатить не только транспортные услуги, но и связанные сервисы в ближайших к транспортным пунктам торговых точках, музеях, бизнес-центрах, парковках, станциях велопроката и так далее. Чтобы реализовать эту концепцию, мы изучили опыт зарубежных коллег и взяли лучшее из мировых практик Лондона, Гонконга и Сеула. Прототипами «Тройки» стали карты Oyster, Octopus, T-money.

Картой Oyster в Лондоне, которая была запущена в 2003 году, сейчас оплачиваются 80% поездок. Ее популярность резко возросла в 2006 году — после введения 33% скидки при оплате по карте. Такой же стратегии мы придерживались, разрабатывая тарифы для «Тройки». Сейчас в Москве разница между ценой проезда по тарифу «Кошелек» и билетом на разовую поездку в метро по тарифу «Единый» составляет 20 рублей. Людям, которые хотя бы иногда пользуются городским транспортом, просто невыгодно тратить лишние время и деньги на покупку билета на одну поездку. Такое тарифное решение, а также возможность записывать на карту сразу несколько билетов из разных тарифных планов позволяет пассажирам экономить на поездках до 50%.

Гонконг, в котором транспортная карта Octopus появилась 20 лет назад, опережает аналоги по функционалу. Сегодня Octopus — единственный способ оплатить парковку. По «Тройке» тоже в скором времени можно будет оплачивать парковку в любом районе Москвы — из 72 плоскостных парковок закрытого типа на 41 уже смонтирован полный комплект оборудования, а на 15 — работает банковский эквайринг и «Тройка».

Еще по гонконгской карте можно бонусами расплачиваться в парках, магазинах и точках фаст-фуда. По ней осуществляется пропуск и учет посещения в школах, вузах, бизнес-центрах. В Москве тоже планируется развивать подобный функционал — уже сейчас по «Тройке» можно пройти в Третьяковскую галерею, Планетарий, на катки Парка Горького и ВДНХ, а также в МГУ и несколько столичных бизнес-центров. В ближайший год для пользователей московской карты будет запущена программа лояльности, предусматривающая бонусы в торговых точках партнеров программы.

Мы уже реализовали ко-бренды с банковскими картами Сбербанка и ВТБ, в этом году запустим ко-бренды и с другими банками. Кроме того, ВТБ совместно с нами выпустил карту «Супер Тройка» (Супер3), которая предоставляет так называемый cash back, накопленный при оплате покупок этой картой, его можно расходовать на оплату проезда в городском транспорте.

Как и карта гонконгский Octopus, «Тройка» имеет большую сеть дистрибуции, а пополнить ее можно в 50 тысячах точек города: в кассах и автоматах по продаже билетов, через партнеров агентской сети (Московский кредитный банк, «Элекснет» и др.), мобильные приложения партнеров («Сбербанк» и др.), а также через интернет, SMS и социальные сети.

Помимо ко-брендинга с банками мы будем активно развивать сервис онлайн-пополнения. Примером мегаполиса, в котором реализован этот функционал, можно считать Сеул, в котором владельцы карт T-Money на флеш-брелоке могут пополнять свою карту онлайн. В Москве сейчас можно записать билет на карту с помощью мобильного приложения Московского метрополитена.

Россия. ЦФО > Транспорт. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257016 Алина Бисембаева


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 июля 2017 > № 2257002

Хакеры подрывают попытки России контролировать интернет

Алек Лун | The Guardian

Попытки Москвы контролировать интернет внутри России терпят поражение за-за хакерской кампании, подрывающей систему запрета неугодных сайтов, утверждает корреспондент The Guardian Алек Лун.

С момента переизбрания Владимира Путина в 2012 году власти запретили тысячи сайтов, некоторые за поощрение "социальных болезней", другие за политическое инакомыслие, внося их данные в черный список и заставляя провайдеров блокировать их.

"Но за последние недели активисты, которые ведут борьбу с этими ограничительными мерами, подорвали систему, выкупив запрещенные сайты и внеся данные абсолютно легальных веб-страниц в их доменные имена. Воцарился хаос", - пишет Лун.

Автор статьи сообщает, что "в прошлом месяце прекращали работу банкоматы крупных государственных банков ВТБ и "Сбербанк". Были заблокированы крупные информационные сайты и социальные СМИ, и даже Google был недоступен".

"Кремль оказался неспособен взять интернет под контроль техническими средствами. Единственное, что частично работает, - это запугивание компаний и пользователей, - полагает Андрей Солдатов, автор книги об онлайн-наблюдении в России "Красная паутина".

"Чтобы запугивание стало более эффективным, надо сделать законы более расплывчатыми и запутанными, чтобы почти все были виновными по определению", - добавил он.

Власти уже создали "белый список" сайтов, которые нельзя блокировать. На прошлой неделе парламент принял запрет на использование виртуальных частных сетей (VPN), широко используемых для доступа к заблокированному контенту. Сотни людей вышли в прошлые выходные на марш протеста против онлайн-цензуры в Москве, говорится в статье.

Почти с самого начала эксперты предупреждали, что черный список, в который включались доменные имена и IP-адреса сайтов, которые запрещаются, может спровоцировать злоупотребления. В конце мая владельцы запрещенных сайтов вычислили, что, если они укажут в своей DNS-информации IP-адрес любой другой веб-страницы, провайдеры автоматически заблокируют этот сайт.

Помимо банков, были заблокированы VK и "Яндекс", а также прокремлевские сайты НТВ и LifeNews, говорится в статье. Даже собственный сайт Роскомнадзора был в какой-то момент недоступен. В блоге под названием "Анус себе заблокируй, Роскомнадзор!" 14-летний программист утверждает, что заблокировал несколько "популярных веб-сайтов" с помощью лазейки.

Некоторые из хакеров, посеявших хаос, просто занимались "троллингом" властей, в то время как другие воспользовались этой уязвимостью как оружием в войне с Роскомнадзором, сказал сайту "Медуза" один из участников, не назвавший своего имени, передает Лун.

Консультант по IT Владислав Здольников, который пишет о свободе интернета и оппозиции для почти 20 тыс. фолловеров на своем канале в Telegram, опубликован список запрещенных доменных имен, освобожденных их первоначальными владельцами. В течение 15 минут все они были раскуплены. "Я демонстрировал преступную некомпетентность Роскомнадзора, который не только проигнорировал уязвимость, но и не удалил из реестра освобожденные домены", - сказал он газете The Guardian.

Роскомнадзор обвинил Здольникова и разработчика сайтов Александра Литреева (оба они являются активистами антикоррупционного фонда Алексея Навального) в организации блокирования невиновных сайтов и обратился с просьбой к МВД открыть расследование. Оба они после этого бежали в Киев, сообщается в статье.

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 июля 2017 > № 2257002


Россия. США. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256995

Утечка эфира: как хакеры одним махом похитили криптовалюту на $32 млн

Ангелина Кречетова, Александр Баулин

Постоянные успешные хакерские атаки бросают тень на главную особенность системы Ethereum — «умные контракты»

Интерес к криптовалютам растет не только у бизнеса, но и у хакеров. Так, на прошлой неделе злоумышленники взломали и вывели криптовалюту Ethereum (ETH) у клиентов трех компаний, бизнес которых ведется с использованием технологии блокчейн. По курсу ETH на 20 июля в $227,18 за один эфир, стоимость украденной криптовалюты составляет $32 млн.

Эта история напоминает экспертам прошлогоднюю с The DAO (первой Децентрализованной автономной организации), когда была украдена криптовалюта стоимостью около $50 млн. В 2016 году создатель Ethereum Виталик Бутерин нашел способ вернуть деньги с помощь операции, называемой хардфорк. Однако часть пользователей посчитали, что она нарушает этические каноны криптовалюты. В результате сеть раскололась на две: помимо знакомого нам Ethereum возникла новая цифровая валюта Ethereum Classic (ЕТС).

Пострадавшие

Самая массовая кража произошла 20 июля у клиентов компании Parity. Ее пользователи хранят деньги в специальном кошельке — мультисиге (кошелек, доступный сразу нескольким пользователям, работающий на умных контрактах). Хакеры воспользовались уязвимостью, которая позволяла переопределить владельца кошелька. После того как злоумышленники получили над ним контроль, им осталось лишь перевести деньги на свои кошельки.

Производитель Parity признал проблему и выпустил обновление программы. В сообщении компании указывалось, что в момент написания заметки злоумышленники пытались вывести украденные средства через биржи. При этом отмечалось, что группа «белых хакеров» использовала тот же самый эксплойт для защиты других скомпрометированных кошельков в Ethereum: они перевели из кошельков Parity более 377 000 эфиров стоимостью около $80 млн в «безопасное место» и заявили о намерении вернуть контроль первоначальным владельцам. Пока данных об обратном переводе средств нет.

Среди пострадавших оказались компания Aeternity, работающая над технологией умных контрактов на технологии блокчейн. Она подтвердила кражу 82 000 эфиров из 102 000 единиц этой криптовалюты, которые были привлечены в ходе ICO. Также пострадали от атаки блокчейн-казино Edgeless, Swarm City, фонд – компания лишилась 44 055 эфиров. Курс эфира отреагировал на атаку падением — снизившись в среду до $191, но затем валюта быстро восстановилась. 24 июля курс криптовалюты составлял примерно $228 за эфир.

В Parity подчеркнули, что украденные с трех кошельков средства составляют малую часть от всех средств на 596 учетных записях. Тем не менее создатель клиента и сооснователь блокчейн-платформы Ethereum Гэвин Вуд посоветовал пользователям выводить деньги из клиента в безопасное место. Соратник Бутерина признал, что взлом произошел из-за ошибки в последней версии клиента, которая позволила нескольким людям хранить ключи от кошелька и выводить деньги при большинстве голосов.

Реакция сообщества

«Когда идет речь про взлом любой системы, когда в ней становится больше участников, она становится более уязвимой. Чем больше интерес – тем больше атак хакеров», — подтверждает IT-эксперт Иван Волин. В то же время он уверен, что слабое место криптовалют – незащищенность конкретных клиентов, подчеркивая, что большинство хакерских атак основаны на социальной инженерии, «когда происходит взлом конкретного человека».

Специалист по прикладной криптографии и криптовалютам Евгений Койнов с ним согласен: «В последнем случае нельзя говорить о системной уязвимости». Однако сейчас пользователям следует немедленно отказаться от хранения средств на кошельках Parity, использующих алгоритм мультиподписи, говорит он.

В прошлом году при краже из DAO $50 млн Виталик Бутерин убедил коллег пойти на форклог криптовалюты, однако в этот раз он в своем аккаунте в Twitter пообещал, что подобное не повторится. Причин отказа создатель эфира не сообщил. Михаил Лобанов, управляющий партнер Target Global считает, что разделение на Ethereum и Ethereum Classic показало высокий риск такой операции — будущее обеих криптовалют в момент хардфорка находилось под большим вопросом. Поэтому участники рынка сразу полагали, что Бутерин не пойдет на риск всей системой: «Все-таки эпизод с Parity имеет существенно меньшее значение для Ethereum в настоящий момент чем The DAO год назад». Отметим, что в случае с DAO выведенные средства составляли 6% от капитализации криптовалютной сети Ethereum, а сейчас даже суммарные потери средств, выведенных злоумышленниками и «белыми хакерами» составляют 0,9% от капитализации Ethereum.

Механизмы работы DAO не позволяли вывести украденные средства в течении 40 дней, а потерянное Parity вряд удастся вернуть. Основатель стартапа Block Notary Игорь Баринов в беседе с Forbes объяснил, что технологии криптовалют и объем рынка позволят хакерам «размыть средства в других криптовалютах, в том числе анонимных: «Обменять размытую криптовалюту на эквивалент в традиционных валютах при капитализации рынка криптовалют в $90 млрд несложно». Он считает, что уязвимость в Parity оказалась серьезнее, чем в случае с The DAO, так как ошибку смогли найти две большие группы хакеров («черные» и «белые»). При этом отмечает осторожное поведение злоумышленников: «Украли эквивалент $30 млн и остановили атаку для уменьшения вероятности хардфорка». Баринов подытоживает, что хардфорк потребовал бы ущемления прав независимых участников системы и потому маловероятен.

Причина инцидента

Игорь Баринов разъяснил технические причины утечки: «Технология работы с кошельком нескольких пользователей может быть реализована различными способами, и Parity, очевидно, шел по пути хранения единого закрытого ключа для алгоритма эллиптических кривых, зашифрованного набором ключей владельцев, что, в случае взлома сайта, подразумевает возможность злоумышленника получить доступ к закрытому ключу шифрования на сервере компании в момент осуществления транзакции». В результате злоумышленники могли добыть с сервера и расшифровать ключом Parity, а в классическом алгоритме закрытый ключ находится на стороне пользователя и не передается системе: «При этом в случае взлома компьютера отдельного пользователя инцидент не ведет к компрометации ключей остальных пользователей».

При атаках на Parity и DAO атакующие воспользовались уязвимостью в контрактах, объяснил Forbes шеф-редактор xakep.ru Андрей Письменный. «Умные контракты — это особенность Ethereum, которой нет у других криптовалют. Контракты Ethereum — это полноценные программы со всеми вытекающими последствиями. В частности, в них могут содержаться ошибки, которые и эксплуатируют злоумышленники. Их действия можно сравнить с тем, что делают юристы, когда изучают текст договора на предмет лазеек. Различие в том, что в случае с Ethereum нет никакого суда, который бы рассмотрел решение: все работает полностью автоматически», — пояснил он.

В инцидентах Ethereum сработал как ему и положено, но авторы контракта, допустив оплошность, ставят под удар своих клиентов. Однако, успехи хакеров могут бросить тень и на криптовалюту, изобретенную Виталиком Бутериным: «С тем же Bitcoin и другими криптовалютами такие атаки невозможны в принципе», — объясняет Андрей Письменный. Он добавляет, что проблемы с безопасностью преследуют криптовалюты всю дорогу: «В погоне за заработком многие участники рынка забывают о безопасности. А когда речь идет о деньгах, находится множество желающих проверить ее на прочность»

В Parity согласились, что в инциденте виновата компания. Разработчики объяснили, что им не хватает финансирования, чтобы усилить безопасность в одиночку. «Parity не получил никакого финансирования от каких-либо организаций в экосистеме Эфириума. Поэтому мы обращаемся к сообществу и к тем, кто использует наше программное обеспечение в своих хорошо финансируемых компаниях и проектах: помогите нам создать фонд, который поможет обеспечить, чтобы этого не повторилось», — обратились к пользователям в компании. Parity запустила кампанию по сбору средств на устранение ошибок и подготовку безопасного программного обеспечения.

Аналитик Runa Capital, исполнительный директор ИТ-кластера «Физтех» Константин Виноградов отмечает, что в отличие от DAO инцидент с Parity — это локальная проблема: она практически не отразилась на курсе и была вызвана ошибкой конкретного разработчика. Самым интересным моментом в атаке на Parity он считает вмешательство белых хакеров The White Hat Group, которые после обнаружения уязвимости сами воспользовались ею, чтобы вывести деньги с кошельков потенциальных жертв и не дать сделать это злоумышленнику: «Фактически, «добрые» люди украли деньги, чтобы их не украли «злые», — заключает он.

Судьба криптовалют

Вал атак на криптоиндустрию и многомиллионные кражи были вполне ожидаемы, по мнению директора консалтинговой секьюрити-компании Digital Security, к.т.н. Ильи Медведовского: «Киберпреступники увидели легкую возможность практически безнаказанно «заработать» серьезные средства, и теперь они пойдут уже по проторенной дороге, что может убить доверие пользователей и инвесторов к зарождающейся криптоиндустрии».

Причины краж криптовалют он видит в том, что используются приложения, которые часто написаны на скорую руку без проведения серьезного анализа безопасности: криптокошельки, смартконтракты. Также в некоторых случаях используется социальная инженерия — применяются сайты с подменой кошелька для ICO. Технология блокчейн не является «серебряной пулей» — без серьезного регулярного пентеста и внедрения цикла безопасной разработки криптоприложений, по мнению Медведовского.

Оптимистично отнесся к ситуации Игорь Баринов: «Глобальных проблем с безопасностью криптовалют нет. Сообщество будет делать выводы и развивать безопасные способы разработки и публикации умных контрактов».

Тем временем кражи в криптовалютных сетях продолжаются: 25 июля во время ICO компании Veritaseum хакеры украли токенов более чем на $8 млн.

Россия. США. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256995


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256994

Последний фокус «Югры»: Банк России мог не оценить подарок Алексея Хотина

Максим Осадчий

начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования

В банке «Югра» могли зависнуть чьи-либо деньги в особо крупных размерах

Интересно и поучительно изучение финансовой отчетности банков, потерпевших крах. Особенно отчетности непосредственно перед финалом. Ибо часто в такой наспех сфабрикованной отчетности невооруженным глазом видны фокусы, к которым прибегают банкиры для спасения тонущего банка. Иногда эти трюки приобретают комичный характер: ЦБ выдает предписание о создании резервов на миллиарды рублей, а банкиры тут же из рукава достают миллиарды и широким жестом дарят их банку. Понятно, что на поверку эти миллиарды оказываются фикцией.

Перед введением временной администрации банк «Югра» в июне увеличил резервы на возможные потери в соответствии с предписанием ЦБ на 28,5 млрд рублей. Базовый капитал банка на 1 июня составил всего 25,5 млрд рублей, и такое увеличение резервов привело бы к утрате базового капитала. Чтобы исправить ситуацию, пришлось воспользоваться старым трюком — «подарками акционеров» — безвозмездным финансированием, предоставленным банку акционерами. В июне акционеры предоставили банку безвозмездное финансирование на сумму 25,1 млрд рублей.

Эта сумма сложилась из двух составляющих. Во-первых, основной акционер Алексей Хотин «простил» банку долг на 20 млрд рублей. В июньском пресс-релизе банка сказано: «Банк «Югра» станет сильнее на 20 млрд рублей. Эти средства предоставила финучреждению компания Radamant Financial Алексея Хотина, который владеет 52,5% акций «Югры». Финансирование будет безвозмездным. Основной акционер принял решение о прекращении обязательств банка по возврату суммы основного долга по заключенным ранее договорам субординированного депозита». Действительно, в июне с баланса банка ушли валютные депозиты юрлиц-нерезидентов сроком свыше трех лет на сумму 24,6 млрд рублей.

Во-вторых, в июне акционер подарил банку долевые ценные бумаги прочих нерезидентов, номинированные в иностранной валюте, на 5,1 млрд рублей. Кроме того, в активах банка появились еще акции или паи прочих резидентов на 3 млрд рублей. О качестве и тех, и других бумаг говорить трудно. Затем банк переоценил эти ценные бумаги. Доход от переоценки составил 11,3 млрд рублей.

Убыток банка за июнь достиг 17 млрд рублей (первое место в банковском секторе, на втором месте «Траст» с убытком 10,4 млрд рублей). Основной вклад в негативный финансовый результат банка «Югра» внесли два эффекта: во-первых, доход от переоценки ценных бумаг в размере 11,3 млрд рублей, во-вторых, увеличение резервов на возможные потери на 28,5 млрд рублей. Суммарный эффект — минус 17,2 млрд рублей.

Возможно, трюк с переоценкой ценных бумаг и стал последней каплей, переполнившей чашу терпения ЦБ. 10 июля ЦБ ввел временную администрацию в банк «Югра» и ввел мораторий на удовлетворение требований его кредиторов.

Деятельность банка вызывала вопросы ЦБ и рейтинговых агентств из-за значительной доли кредитов связанным лицам. Больше половины портфеля банка приходится на кредиты его собственникам, сообщил зампред ЦБ Василий Поздышев. Также проблемой могут обернуться и банковские гарантии, которые выдавал банк Хотина.

Предприятия, получившие гарантии банка «Югра», могут столкнуться с проблемой — ведь эти гарантии превращаются в пустую бумажку. И бенефициары могут потребовать их замены. Этим предприятиям придется платить за новую гарантию. На 1 июня 2017 года сумма выданных этим банком гарантий составила 6,1 млрд рублей.

Часто получало гарантии банка «Югра» для заключения контрактов с госструктурами «Национальное агентство клинической фармакологии и фармации», которое принадлежит Маргарите Лабанок, сестре Алексея Хотина и дочери Юрия Хотина. Этому агентству удалось получить госзаказов на рынке услуг медицинской лабораторной диагностики больше, чем известной компании «Инвитро».

Гарантии банка «Югра» получала и компания «Ростелеком». Пресс-служба компании сообщила: «Ранее был опыт сотрудничества с банком по банковским гарантиям, поэтому банк упоминал нашу компанию в числе клиентов. Особо отметим, что до конца 2016 года гарантии банка «Югра» считались Минфином надежными. Но в начале 2017 года компания свернула сотрудничество с банком и по гарантиям».

Несмотря на очевидные вопросы, которые есть у ЦБ к отчетности и политике банка, сегодня стало известно, что банк «Югра» направил в Арбитражный суд Москвы иск к Центральному банку России. В материалах отмечается, что кредитная организация подала заявление о признании решений и действий (бездействий) регулятора незаконными. Также продолжается противостояние между ЦБ и Генпрокуратурой. Причина конфликта может скрываться отнюдь не в юридической плоскости, ведь введение временной администрации и моратория в банке «Югра» мало чем отличается от таких же действий ЦБ в отношении сотен других банков.

Вероятно, причина лежит в экономической плоскости — могли быть серьезно задеты интересы какой-то влиятельной группы. Например, в банке «Югра» могли зависнуть чьи-либо деньги в особо крупных размерах. Не успели вывести миллиарды рублей, как в случае с банком «Нота», ведь специалист по этим делам полковник МВД Дмитрий Захарченко давно в тюрьме.

О какой сумме может идти речь? На удивление — о достаточно небольших деньгах в масштабах банка (на 1 июля его активы составили 335 млрд рублей). Депозиты юрлиц составили на эту дату всего 0,8 млрд рублей. На текущих счетах юрлиц оставалось всего 5,9 млрд рублей. Плюс выпущенные векселя на сумму 0,8 млрд рублей. Можно добавить еще вклады «превышенцев» на сумму около 10 млрд рублей. Так что речь идет об относительно небольших суммах. Вспомним, что в квартире сестры Захарченко нашли сопоставимую сумму — около 8,5 млрд рублей, выведенных криминальным образом из банка «Нота».

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256994


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256992 Дмитрий Волошин

«Делай как я»: нужно ли программисту высшее образование?

Дмитрий Волошин

основатель компании Otus

Молодость IT-отрасли играет забавную игру с рынком труда, формируя отношение к представителям профессии как к элите. Какой вуз даст старт будущей карьере программиста? Ответ нетривиален

В конце каждой зимы или ранней весной повторяется одна и та же история: звонят и пишут родители детей, которые поступают в вузы, с вопросом о выборе профессии. Я оставлю за скобками этого материала мое недоумение, я всегда не понимал, как можно принимать такое важное решение за пару месяцев. Большинство родителей, зная о моей специализации, обращаются за помощью в выборе технического вуза. И, даже буквальнее: за советом в области получения профессии ребенку в сфере информационных технологий.

По моему опыту, основной мотив родителей (помимо нежелания отправлять ребенка в армию) связан с успешным (читай — гарантированным) трудоустройством после вуза. И в этом смысле количество профессией, которые дают осязаемый шанс выпускнику вуза на работу по специальности за достойные деньги крайне ограничен. Информационные технологии (IT) среди них, возможно, на первом месте.

Особая сфера

Сфера информационных технологий особая, ее характеризуют три основных свойства: молодая, динамичная и инфраструктурная. Молодость отрасли играет забавную игру с рынком труда, формируя отношение к представителям профессии как к элите.

На заре появления электричества на улицах наших, когда в 1874 году в Петербурге была зарегистрирована компания «Товарищество электрического освещения Лодыгин и К», профессия электрика была не просто элитарной, специалисту в этой сфере платили практически любые деньги. Прошло всего 50 лет, миг в человеческой истории, и вот уже электриков выпускают училища, и вот уже эта профессия становится базовой, обычной. То же самое происходит сейчас в IT, где ранее овеянная легендами профессия программиста, фактически, мага, становится нормальной, типовой профессией со своими подходами к подготовке и повышению квалификации специалистов. И эти подходы сильно сокращают сроки обучения.

Второе качество IT — динамичность, предъявляет особые требования к методам подготовки специалистов. Если для многих профессий достаточно организовать обучение в течение четырех лет в бакалавриате на стабильной, редко изменяемой программе подготовки, то в IT такая стратегия не работает. Скорость смены технологий, языков программирования, инструментальных сред и даже методик создания программного обеспечения такая высокая, что программу надо менять раз в полгода, максимум — раз в год. Не кардинально менять, нет, но постоянно добавлять в нее новые сущности, избавляясь от устаревших понятий и примеров. Это свойство IT достаточно сложно преломляется через типовые процессы любого классического вуза. Высокая степень бюрократии, зарегулированность, отсутствие возможностей привлечения преподавателей-практиков с рынка — все это делает обучение профессии в среднестатистическом вузе малоэффективным.

Третье свойство информационных технологий я назвал инфраструктурным, по сути это означает, что IT проникло во все сферы бизнеса и участвует во всех аспектах человеческой деятельности. Это приводит к необходимости подготовки IT-специалистов с фокусом на ту или иную предметную область. Иными словами, если раньше готовили просто программиста, то чуть позднее (помните про второе качество IT?) — программиста мобильных приложений, а сейчас надо готовить программиста мобильных приложений для, например, страховых компаний. Фокус на создание программного обеспечения в какой-то конкретной предметной области, так нужный всем работодателям, крайне непросто реализуется в вузе. На Западе такой подход реализуется созданием совместных лабораторий или научно-исследовательских центров с крупными компаниями. У нас же пока в этом отношении успехов немного, бизнес редко рискует вкладывать средства в совместные программы с вузами.

Неожиданный ответ

Получается следующая картина: подготовка специалиста в области IT может носить краткосрочный характер, возможно два года, иногда полтора и даже год. Что совсем не сочетается с типовой четырехлетней программой вуза, я уже молчу про еще два года магистратуры. Второе что важно, что эта подготовка должна носить в большей степени характер формирования навыков, потому что динамика изменений в отрасли не дает времени и шансов на изучение фундаментальных основ той или иной технологии. Здесь есть хорошие примеры организации такого вида обучения, прежде всего, в системе среднего профессионального образования, в колледжах. Я имею в виду подход, который называется дуальным обучением, или «делай как я». Речь идет, фактически, об организации стажировки у работодателя под «присмотром» опытного наставника при выполнении обычных производственных задач. Это позволяет быстро развить как навыки IT-специалиста, так и увеличить его знания в конкретной предметной области.

Если вернуться к изначальному вопросу, который так часто задают родители — «В какой вуз идти?» — то ответ, честный ответ, парадоксален: ни в какой. Если есть возможность учиться в колледже или на дополнительных курсах, то лучше именно так начать вхождение в профессию. Полугодовой курс по программированию, даже в дистанционной форме, — это билет для молодого человека в IT-компании. Многие из них с радостью принимают стажеров, на небольшие или символические деньги, с начальными знаниями в области, например, языков программирования. Еще полгода-год стажировки дадут возможность считаться уже молодым специалистом, сопоставимым по уровню знаний и опыту с выпускником лучшего технического вуза. То есть за год-полтора можно пройти путь, на который в вузе вы потратите минимум четыре года. Правда, кому-то еще придется сходить в армию.

Вектор карьерного развития: не IT единой

Итак, нашему молодому специалисту примерно 21 год, он зарабатывает неплохие деньги, первый раз поменял работу, устроившись в крупную IT-компанию. Правда, у него нет диплома о высшем образовании, но это не проблема: теперь, когда он уже неплохо понимает, что такое его профессия, ему не составит труда найти хорошую образовательную программу и самому выбрать вуз. Возможно, он уже сможет сам заплатить за свое обучение или даже предпочтет обучаться за рубежом. Перед ним открыты все возможности, у него есть история успеха, за ним начинают охотиться назойливые IT-рекрутеры. Реально ли такое? В IT, которая испытывает настоящий голод специалистов на всех позициях — да. Именно в этой отрасли уже как лет пять перестали смотреть на наличие диплома о высшем образовании. Именно IT-бизнес чаще всего создает курсы и программы подготовки, дублируя и иногда замещая деятельность высшей школы.

Конечно, в других отраслях дело обстоит иначе. Представьте себе экономиста или менеджера (два наиболее популярных направления обучения), который вот так «стажируется», не имея серьезной подготовки и многих лет, проведенных в вузе. Хотя, а почему бы и нет? Кажется, что такой подход, когда молодые люди год или может пару лет ищут себя в разных профессиях реалистичен. На Западе он называется gap year, который иногда превращается в два, а то и три года. И что-то мне подсказывает, что после этих лет стажировки или волонтерства вряд ли в конце зимы или ранней весной родители этих ребят названивают таким как я. Вряд ли просят подсказать им вуз или даже помочь выбрать профессию. Думаю, что эти ребята уже твердо знают, кем хотят быть, понимают плюсы и минусы выбранного пути. Думаю, что и преподавателям в вузе гораздо приятнее иметь дело с такими людьми. И потом работодателю, который заинтересован в качественных сотрудниках.

P.S.: Автор понимает, что роль вуза не только и столько дать профессию. Просто путаница, возникшая в обществе в связи с пониманием роли высшей школы, дает мне возможность немного спровоцировать читателя. Конечно, роль вуза гораздо шире, конечно, настоящий вуз должен формировать личность своего студента, давай прочный интеллектуальный и ценностный базис будущему профессиональному развитию. Вот только это формирование невозможно без осознанного поведения. А оно наиболее быстро создается при погружении в жизнь, в реальные проблемы и настоящие достижения.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256992 Дмитрий Волошин


США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256991 Алексей Гривач

Как вышло, что США наложили санкции на крупных покупателей своего газа

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

В новых антироссийских санкциях обнаруживается интересная коллизия.

В Одессе говорят, что если язык до Киева доведет, то почему же он тогда не может довести до более крупных неприятностей. А уж язык санкций между относительно равноправными субъектами мировой политики и подавно. История с санкционной политикой стран Запада в отношении России, поводом для которой послужила ситуация на Украине, а реальной причиной — нежелание Москвы плясать под дудку глобального гегемона, дошла до логичного, но от этого не менее абсурдного результата.

Парламент США принял пакет санкций в отношении европейских компаний, которые участвуют в нефтегазовых и трубопроводных проектах с Россией. А из Брюсселя, который сложно заподозрить в симпатиях к Кремлю в целом и к российским трубопроводным проектам в частности, доносятся воинственные марши по отношению к стратегическим союзникам из-за океана и, по слухам, готовится симметричный санкционный ответ для американских компаний. Круг замкнулся.

Сенатский законопроект был немного смягчен нижней палатой Конгресса, но не настолько, чтобы перестать быть угрозой для европейской энергетической безопасности и конкурентоспособности экономики ЕС. В принципе авторы и политические спонсоры билля даже не сочли необходимым завуалировать свои истинные цели в энергетической сфере обтекаемыми формулировками. Девятым пунктом политики США значится: «Продолжать противостоять «Северному потоку 2», учитывая его пагубные (как считают в Вашингтоне. — Forbes) последствия для энергетической безопасности Европейского Союза, развития газового рынка в Центральной и Восточной Европе и энергетических реформ на Украине». А десятым заключительным пунктом идет самое главное: «Правительству Соединенных Штатов следует уделять первоочередное внимание экспорту энергетических ресурсов Соединенных Штатов в целях создания американских рабочих мест, оказания помощи союзникам и партнерам Соединенных Штатов и укрепления внешней политики Соединенных Штатов».

Напомню, что в кругу оппонентов «Северного потока 2» принято называть его политическим проектом и энергетическим оружием Кремля. Как обычно, без доказательств и даже мало-мальски вменяемых аргументов. А тут вдруг черным по белому: США против «Северного потока 2», чтобы в том числе создать благоприятные условия для экспорта американских энергоресурсов и укрепления внешней политики. Интересами европейцев тут даже не пахнет, их легко приносят в жертву геополитическому доминирования Соединенных Штатов и поддержанию развития экономики США.

Цены на газ на главном американском хабе в Луизиане уже 12 месяцев держатся выше уровня $100 за тыс. кубометров. А все проекты по экспорту СПГ жестко привязаны к стоимости газа на внутреннем рынке. Международные трейдеры (в основном европейские, такие как Shell, Total или Gas Natural) и компании-импортеры (в основном из Японии, Индии и Кореи) заключили долгосрочные контракты на закупку мощностей по сжижению и должны платить по $2,5-3,5 за млн БТЕ (британских термальных единиц), примерно по $90-130 за тыс. кубометров природного газа. Добавьте сюда стоимость самого газа в США с коэффициентом на потери при сжижении, и уже на корабле в американском порту себестоимость газа составляет $210-230 за тыс. кубометров. Еще морская транспортировка, услуги приемного терминала, хранение и регазификация, маржа поставщика. А цены на газ в спотовых хабах Европы сейчас составляют около $190. Столько же стоит и российский трубопроводный газ уже для покупателей в ЕС.

Понятно, что честно и открыто конкурировать с Россией на европейском газовом рынке американские энергоресурсы при нынешней конъюнктуре не могут. При этом Вашингтон даже в речах официальных лиц позволял себе заявления, что они много и целенаправленно работали над тем, чтобы цены на нефть обвалились и сократили доходы российских компаний от экспорта. Теперь, чтобы стать конкурентоспособной, Америке, грубо говоря, нужны более высокие цены на газ в Европе, примерно, на 30-40% выше, чем сейчас. Это может произойти либо благодаря росту цен на нефть, либо вследствие искусственного ограничения предложения для европейского рынка. И то и другое, очевидно, противоречит европейским интересам. Притом что рост цен на энергоносители принесет России дополнительные доходы от продаж нефти и газа автоматически. А этого уже хотел бы избежать Вашингтон, иначе, что это за санкции, если их объект вдруг получает значительные дополнительные финансовые ресурсы.

И это не последний парадокс санкционной коллизии. Как уже отмечалось выше, крупными покупателями мощностей по сжижению в США являются европейские концерны – Shell и Total, которые также являются важными партнерами в российских проектах. Shell участвует в финансировании «Северного потока-2» и вообще выступает стратегическим партнером «Газпрома» по многим направлениям. Французская Total является акционером и стратегическим партнером «Новатэка», вложившим миллиарды долларов как в приобретение акций газовой компании, так и в совместные проекты, например, в «Ямал СПГ». Получается, что американцы наложили санкции на крупных покупателей своего газа.

Абсурд в квадрате.

США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256991 Алексей Гривач


США. Германия. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256990

Как автогиганты и страховщики пытаются сократить число аварий

Сергей Дианин

генеральный директор компании LeasePlan в России

Какие технологии помогут сохранить жизни потенциальным жертвам ДТП

Опыт использования больших данных в оптимизации транспортной инфраструктуры – не совсем новый тренд. К примеру, в Лионе еще в 2012 году городские власти внедрили проект, позволяющий управлять светофорами, пробками и в целом транспортными и пешеходными потоками. Но сегодня современные технологии идут дальше. Уже в скором блокчейн-будущем, собирая «большие данные» по статистике жертв ДТП и причин аварий на дорогах и анализируя их, блокчейн-технологии передадут сведения в «умные» автомобили и позволят избежать аварий или по крайней мере большинства из них.

Данных по автомобильной статистике становится все больше и больше. Так, в авто появляется все больше сенсоров, датчиков, камер, беспроводных устройств, связанных между собой. Чем умнее становится автомобиль, тем больше разных данных он может собрать, передать и даже проанализировать. Современные модели «умных» транспортных автомобилей различных производителей уже аккумулируют каждый час десятки гигабайт данных. На сегодняшний день данные хранятся централизованно, то есть чтобы хранить растущий объем сведений, нужно наращивать мощности хранилищ данных и как минимум тратить электроэнергию (а также человеческие ресурсы).

Блокчейн-технологии, ставшие трендом цифровизации последних лет, позволяет сократить расходы без необходимости развертывания дополнительных площадей и инвестиций в «железо» и поддержание работоспособности. Технология децентарилизованных данных, собственно, блокчейн, позволит хранить, обрабатывать большие данные. Располагая массой информацией и инструментами анализа, можно предсказать, что точность прогнозов будет высокой и все это позволит сократить число жертв в результате ДТП.

Примеры аккумуляции данных от «умных» транспортных средств уже есть. Например, автопроизводитель BMW совместно с IBM создает специализированную автомобильную платформу CarData. Цель организации такой платформы — создание эффективного инструмента, который мог бы обрабатывать данные, передаваемыми «умными» авто. В прошлом году аналогичный проект стартовал у General Motors. В первую очередь, эти данные будут полезны собственно производителям и владельцам авто. Производители будут выпускать более качественные транспортные средства, а автовладельцы узнают о возможных поломках или необходимости ТО, к примеру, заранее. Или заказать деталь прямо из машины и получить в ближайшем магазине запчастей. В планах ИТ-гиганта – создать некий информационный порт, куда аккумулируются данные ото всех производителей, выпускающих «умные» авто.

Работают над сходными историями и Microsoft, Cisco Systems, Google и AT&T. Пригодятся данные от «умных» автомобилей и страховщикам, которые смогу в режиме онлайн получать информацию об авариях и повреждениях авто, и смогут отправить на место ДТП эвакуатор – а оттуда сразу на ремонт. Плюс подготовят быстро нужные документы для выплаты страховки. По прогнозам PwC, объем мирового рынка подключенных автомобилей (connected cars) в денежном выражении в течение пяти лет вырастет более чем в три раза, к 2021 году он превысит 122 млрд евро. Интернет вещей – кросс-функциональная история, и «умные» технологии помогут и эффективнее пользоваться автомобилем (в части сервиса и ремонта), и страховым компания, и людям – например, избежать многих проблем, в частности, связанных с ДТП.

По данным ВОЗ, в мире в ДТП ежедневно погибают более 3 000 человек и свыше 100 000 получают серьезные травмы. Ежегодные цифры еще более впечатляющие: в авариях на дорогах получают разные травмы от 20 млн до 50 млн человек, а умирают более 1,25 млн человек. Согласно данным исследования Американский аналитический центр RethinkX о безопасности, наполнение дорог «умными» автомобилями может снизить число аварий на 90% (по сравнению с обычными). По статистике, 94% аварий происходят из-за человеческого фактора (ошибки, невнимательности).

Автономные автомобили будут в пять раз безопаснее, чем управляемые людьми транспортные средства уже к 2020 году. И этот показатель – по безопасности – будет увеличиваться с развитием технологий. У «умных» автомобилей есть уникальное преимущество – они умеют учиться друг у друга, таким образом, получая данные, анализируя их, они смогут постоянно совершенствоваться, в том числе, в части безопасности и защиты водителя и пассажиров.

США. Германия. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256990


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 26 июля 2017 > № 2256959 Сергей Швецов

Сергей Швецов, ЦБ: «Самый главный риск на финансовом рынке – это человек»

Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Совет Федерации одобрил 25 июля закон с новыми подходами к оценке деловой репутации и финансового положения банкиров. Требования регулятора ужесточаются – в частности, попасть в «черный список банкиров» можно будет пожизненно. Вместе с тем, у банкиров появляется возможность подать апелляцию в ЦБ и доказать, что их попадание в такой список несправедливо. Первый зампред ЦБ Сергей Швецов рассказал об идеологии законопроекта и о том, как он может повлиять на российский финансовый рынок в целом.

Сергей Швецов рассказал, что работа регулятора в части обеспечения неотвратимости наказания за противоправные действия и ненадлежащее поведение на финансовом рынке раскрывается в два больших направления работы ЦБ.

Первый – это преследование должностных лиц в финансовых организациях за умышленные противоправные действия, которые нанесли ущерб кредиторам и вкладчикам и, возможно, акционерам финансовых организаций. «Здесь фигурирует некий умысел – и фигурирует административное или уголовное преследование, передача материалов в правоохранительные органы», - объяснил первый зампред ЦБ. При этом он отметил, что частота применения таких норм весьма незначительна. «Не только из-за того, что у нас практически все честные, а из-за того, что доказывается это достаточно тяжело. Потому что здесь нужно доказывать именно умысел, - отметил Сергей Швецов. - Но это необходимая часть работы для создания мотиваций для того, чтобы вести себя честно».

Второе направление носит более мягкий характер, однако является практически массовым – оно связано с деловой репутацией и профессионализмом. «Возможно, часть деяний или бездействия совершается без злого умысла, - объяснил он. - Тем не менее, они могут приводить к негативным последствиям для кредиторов и вкладчиков, и для самих финансовых организаций. И это будет стимулировать людей вести себя профессионально, получать адекватное образование, адекватные знания в финансовой области для того, чтобы принимать адекватные решения».

По мнению Сергея Швецова, закон в данном случае призван выдавить с финансового рынка непрофессионалов. Пока он распространяется не на все финансовые организации и не на все должности. Впоследствии будут приниматься дополнения к закону, которые расширят круг людей, которые под это подпадают.

«По сравнению с текущими правилами закон дает более жесткие варианты наказания в виде дисквалификации и включения в так называемый «черный список» наших граждан, которые засветились в финансовых организациях, у которых отозваны лицензии или произошли какие-то другие негативные события, - отметил первый зампред ЦБ. – В законе фигурируют и пятилетний, и десятилетний срок, и пожизненная дисквалификация».

Ужесточение сроков он объяснил тем, что существующего сегодня трехлетнего срока не хватает. «Недобросовестные банкиры очень часто до истечения трех лет становятся теневыми директорами. То есть, не занимая должность, оказывают существенное воздействие на принимаемые решения, - объяснил Сергей Швецов. - А когда проходит период дисквалификации, занимают уже формальную должность и занимаются тем же самым».

Для банкиров, которые считают свое попадание в «черный список» несправедливым, в новом законе предусмотрен новый формализованный институт апеллирования. «То есть гражданин, который был членом органа управления, по факту отзыва лицензии попадает в черный список. Но поскольку коллективные органы принимают решения большинством голосов, а единоличный исполнительный орган мог прийти в организацию, когда она уже испытывала существенные трудности, и как раз его миссия была в том, чтобы спасти организацию, но по каким-то причинам этого не удалось, то появляется возможность апеллировать к Центральному Банку, объяснив свое поведение в качестве члена органа управления как добросовестное, - рассказал первый зампред ЦБ. - И Центральный Банк на комиссионной основе будет рассматривать такого рода апелляции и принимать решения относительно того, действительно ли действия гражданина в качестве члена совета директоров, члена правления, руководителя организации, иногда акционера носили правильный характер. Действительно ли он сделал все, что требовал некий «джентльменский набор», чтобы были приняты правильные решения. При этом человек не должен пострадать, потому что вел себя и добросовестно, и профессионально».

Важным элементом нового закона Сергей Швецов назвал образование нынешних банкиров. В новой версии не указывается, каким именно оно должно быть, юридическим или экономическим, как сейчас. В новой версии используется термин «высшее образование». «Очень много банкиров закончили экономические или юридические вузы в Советском Союзе, и я не уверен, что это образование действительно адекватно решаемым ими задачам, - объяснил он. – С другой стороны, очень много людей закончили технические вузы, и с точки зрения управления рисками, экономики это образование ничуть не хуже». Первый зампред ЦБ отметил, что выдавливание недобросовестных специалистов с финансового рынка создаст дефицит кадров в профессии. «И этот дефицит позволит монетизировать правильную деловую репутацию, правильное образование», - подчеркнул он.

По словам Сергея Швецова, сочетание всех перечисленных факторов позволит российскому финансовому рынку принципиально измениться, потому что все риски на финансовом рынке происходят из-за людей. «Самый главный риск на финансовом рынке – это человек, - подчеркнул первый зампред ЦБ. - От того, какие люди будут руководить финансовыми организациями, в значительной степени зависит, какими будут финансовые организации, каким будет финансовый рынок».

Он также добавил, что криминальное поведение и профессиональное поведение банкира – очень разные вещи, и их не нужно смешивать. «Недостаточно быть честным, нужно еще быть профессиональным», - заявил Сергей Швецов.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 26 июля 2017 > № 2256959 Сергей Швецов


Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256955 Павел Самиев

Субститут Европы: как московская плитка помогает привлекать туристов

Павел Самиев

управляющий директор и член совета директоров Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Какой экономический эффект может дать благоустройство Москвы

Пару недель назад общественный резонанс вызвала новость о планируемых Правительством Москвы закупках более чем на 6 млрд рублей на подсветку деревьев на Бульварном кольце и Воробьевых горах. Большинство оценок этой новости в соцсетях были конечно негативные: от возмущения до стеба и насмешек. Мы пока не знаем, какой будет в итоге стоимость, если эти работы состоятся, и тем более, насколько это будет красиво и эстетично (тут уж дело вкуса).

Интересно посмотреть на тему с позиции экономики, причем не абстрактно оценить насколько сумма 6 млрд велика или нет, а что глобально означает мегапроект по благоустройству города для экономики. Здесь уместно вспомнить концепцию экстерналий (внешних эффектов) из институциональной экономики. Основы концепции были заложены Артуром Пигу («Экономическая теория благосостояния») и Полом Самуэльсоном. Суть в том, что любая рыночная сделка и любая экономическая активность имеет внешний эффект (отрицательный или положительный) не для участников этой транзакции, и этот эффект не учитывается в параметрах сделки.

В нашей истории с благоустройством типичная ситуация с положительными экстерналиями от «общественного благ» — таких как транспортная инфраструктура, создаваемая за счет бюджета или как «городская среда», способствующая росту бизнеса, развитию туризма и т. д. Иначе говоря, красивые бульвары; хорошие дороги, уличное освещение, даже совершенно кажущиеся не функциональными элементы украшения города, парков, улиц – все это работает на экономику туризма в широком смысле. Это будущие доходы бюджета города, бизнесов в сфере услуг, транспорта, ресторанного бизнеса, развлечений. После преодоления какой-то невидимой планки уровня благоустройства город становится очень интересен туристам, и они тратят в нем свои деньги. Это конечно выгодно и местным жителям, и многие города мира ведут ожесточенную борьбу за высокие места в рэнкинге туристических центров.

Хотя с другой стороны местные жители получают и множество неудобств от большого турпотока: начиная с того, что инфраструктура начинает подстраиваться больше именно на приезжих и заканчивая нарастанием транспортных проблем. Но, тут как говорится, it's the economy, stupid: неудобства не поддаются монетизации, а турпоток – это деньги. Поэтому придется пострадать и пока город преображается, и даже потом — когда он преобразится.

В прошлом году широко распространилась идея, что переустройство Москвы имеет прежде всего целью создание «внутренней Европы» — в условиях геополитической напряженности и девальвации рубля. То есть при резком падении потока выезжающих из России в европейские страны найти заменитель, субститут Европы здесь – который будет похож визуально, инфраструктурно и атмосферно. Отсюда все атрибуты – велосипеды, кафе на улицах, хипстерские зоны отдыха, пешеходные зоны в центре и прочее. Наконец – плитка и освещение. И вот все эти «временные неудобства», которые предлагают потерпеть москвичам и гостям столицы – ради того, чтобы в Европу не нужно будет ездить, чтобы насладиться прогулкой по красивому городу.

Однако на самом деле судя по всему все это имеет еще более глобальную цель, с бОльшим экономическим эффектом. И сами москвичи тут не играют главную роль. Очень вероятно, что эта «сферическая Европа в вакууме» делается не столько для жителей города, сколько для российских и даже в больше степени для иностранных туристов.

Казалось бы, тренд на замкнутость российского туристического рынка диктовался геополитикой. Но мы видим даже рост интереса со стороны туристов из разных стран и, прежде всего, из Китая, Кореи, Индии, Ирана. По данным министерства культуры, за прошлый год число иностранных туристов в России выросло на 7%, и на 2017 год прогнозы оптимистичны. Москва – самый популярный в России город для туризма: в 2016 году ее посетили более 17 млн туристов, из которых свыше 4,5 млн – иностранных.

Цифра немаленькая, но Москва пока даже не в топ-40 мировых городов по этому показателю. И, например, Париж ежегодно посещают 15-16 млн чел, Лондон – 18-19, Нью-Йорк и Стамбул – по 12 млн, Рим – около 10 млн. Для Москвы ближайшие европейские «бенчмарки» — к которым можно вполне стремиться в обозримой перспективе -это Прага, Милан, Барселона (около 7 млн иностранных туристов в год), Амстердам, Вена (около 6), Берлин, Флоренция, Мадрид, (около 5). Войти в тридцатку туристических городов и достичь уровня порядка 6-7 млн туристов в год – это реально, с учетом культурного и исторического масштаба.

Доля всего туристического рынка России в ВВП страны составляет по оценке Министерства культуры чуть более 3%; причем раньше она оценивалась лишь в 1,5%, и эта цифра выросла благодаря изменению системы расчетов. Но и это пока немного: в среднем в странах Европы и ряде стран Азии доля туризма в ВВП – в районе 10%. Это огромный и растущий рынок, его подпитывает спрос Китая, стран Южной и Юго-Восточной Азии, его перспективы впечатляют.

Внутренний туризм не сможет вытянуть рынок на такой уровень, все равно нужно задействовать внешние потоки, тем более из стран с огромным населением и растущим средним классом. Несколько раз я и мои знакомые в этом году после поездок в Санкт-Петербург и в Сочи обратили внимание на заметный рост числа китайских туристов – это просто бросается в глаза, даже статистика не нужна, чтобы отметить совершенно четкую тенденцию. В Москве пока не так; но и благоустройство не завершено. По всей видимости, скоро мы будем свидетелями мощного роста въездного туризма именно в Москву; чемпионат по футболу 2018 года должен стать катализатором (кстати, тут как раз тоже очевидная экстерналия, на что и рассчитывают всегда организаторы чемпионатов и олимпиад, хотя часто расчеты оказываются неверны).

Недавно в Бельгии во время командировки беседовал с местным финансистом. Он был в Москве лет семь назад и в конце прошлого года. «Что-то сильно изменилось у вас в городе, — сказал он. –

Нельзя сказать, что мне раньше не нравилась Москва, но сейчас это принципиально другой город. Только вот не пойму, что вы с ним сделали». «Плитка. Положили плитку в центре», — ответил я.

«Плитка? Да, пожалуй. Теперь туристов будет больше. Как минимум я уже своим знакомым рекомендовал поехать в Москву» — улыбнулся он в ответ. Что ж тут скажешь – добро пожаловать, тратьте тут деньги, повышайте ВВП. Это для вас тут подсвечивают деревья, обустраивают тротуары, кладут плитку — и для того бизнеса, который поймает волну расширения турпотока.

Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256955 Павел Самиев


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 июля 2017 > № 2256350 Андрей Заяц

Впервые за многие годы МИД Украины наращивает присутствие в ряде стран мира, открывает "замороженные должности" – госсекретарь МИД А.Заяц

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" государственного секретаря МИД Украины Андрея Заяца

Вопрос: На сегодня не назначены послы во многих странах. Расскажите о причинах такой ситуации

Ответ: Назначение послов не является частью прохождения классической государственной службы. Я, как руководитель госслужбы, в Министерстве отвечаю за классическую госслужбу. Назначение послов – это, в первую очередь, политический акт главы государства, которым он высказывает личное доверие к тому или иному кандидату, который может быть государственным служащим, но может и не быть госслужащим на момент назначения.

Но, что касается назначения послов, среди последних назначений хотел бы отметить указ президента о назначении главы Миссии Украины при НАТО, которого все долго ждали. Глава Миссии при НАТО в ближайшее время отправится на место назначения, сейчас он заканчивает соответствующую подготовку, потому что, безусловно, работа на таком ответственном направлении требует отдельной подготовки.

Вопрос: Планируется ли усиление самой Миссии при НАТО и активизация сотрудничества с Альянсом в целом?

Ответ: По поводу активизации сотрудничества точный ответ даст Вадим Пристайко, который уже в ближайшее время отправится в Брюссель. 25 июля он вышел на работу после своей стажировки. Как госсекретарь могу сказать, что после назначения главы Представительства были приняты все необходимые меры для того, чтобы наша Миссия при НАТО была обеспечена кадрово, финансово и ресурсно для выполнения поставленных функций. Это моя задача и я ее выполнил.

Вопрос: Расскажите о конкурсах на замещение должностей в украинских диппредставительствах за границей.

Ответ: 4 июля правительство Украины приняло изменения в законодательство с учетом нашей специфики – ротации сотрудников дипломатической службы. Мы уже закончили всю внутреннюю работу для того, чтобы провести все конкурсы. Сегодня первые 16 конкурсов были объявлены. Это первая партия – 16 должностей в разных странах. Среди них и консулы и экономисты, специалисты по финансовым вопросам. Это должности, которые нам необходимо срочно заполнять.

25 июля начался прием заявлений, они будут приниматься до 14 августа. Пакет документов является классическим для любой должности на госслужбе. Первый этап - это тестирование на знание украинского законодательства, дальше уже включается наша специфика.

Для начала кандидат должен подтвердить знание иностранного языка, для этого в Дипакадемии создан центр языкового тестирования, при отсутствии международного сертификата человек может пройти соответствующий тест у нас.

После прохождения этого этапа кандидат отправляется в тот департамент, который занимается соответствующей страной – для прохождения собеседования. После – конкурсная комиссия. Мы полтора месяца проводили тренинги для подготовки членов конкурсной комиссии. Эта работа проводилась с агентствами по подбору персонала для того, чтобы наши коллеги, у которых достаточно профессионального опыта, но недостаточно в кадровом вопросе, могли профессионально оценить кандидатов.

Вопрос: По аналогии с военнослужащими-контрактниками, которые после подписания контракта с ВСУ 3 месяца проходят обучение и слаживание, для дипломатических "бойцов" такая процедура предусмотрена?

Ответ: Безусловно. Даже если человек имеет юридическую практику, но выиграл конкурс на должность консула, то его нельзя просто так отправлять в консульство или посольство. После определения победителя конкурса начинается стажировка. В зависимости от должности человек будет обучаться от нескольких недель до нескольких месяцев. Наша задача – чтобы человек учел все особенности, нашу специфику, чтобы прибыв в посольство, человек сразу включился в работу. В Дипакадемии будут проводиться семинары и специальные курсы, и параллельно человек будет работать в профильном департаменте. С лицами, победившими в конкурсе, будет подписываться контракт: до 4-х лет в стандартных странах и до 3-х лет в странах со сложными климатическими условиями или условиями безопасности.

Вопрос: Уровень зарплат будет соизмерим с зарплатами украинских госслужащих, или служащих страны пребывания?

Ответ: Зарплата единая для всех госслужащих, и она выплачивается в гривнях. Если специалист в Минмолодежи и спорта получает "икс" гривень, то столько же получает наш специалист в посольстве США или в Брюсселе. Но это зарплата. Но, находясь в заграничной командировке, сотрудник дипслужбы получает компенсационные выплаты. Они выплачиваются в долларах США или евро, они назначаются для покрытия издержек, которые выше пребывания этого госслужащего в Украине. На прошлой неделе правительство приняло решение о пересмотре уровня компенсационных выплат, в среднем они выросли на 12%. Это если брать всю систему. Этот пересмотр является первым за 7 лет. Этот уровень зарплат и выплат компенсаций на сегодня является вполне конкурентоспособным. Именно поэтому мы рассчитываем, что качество кандидатов, которые будут принимать участие в наших конкурсах, будет очень высоким.

Вопрос: А каким образом рассчитываются компенсационные выплаты?

Ответ: Они рассчитываются по методологии ООН. Это делается для того, чтобы обезопасить от субъективных подходов и предположений о качестве отношений с послом. ООН регулярно определяет стоимость жизни экспатриированных служащих во всех странах мира и мы берем эти данные, как шкалу. Безусловно, мы не можем столько платить, как платит ООН, потому что это большие суммы, но пропорции мы сохраняем, потому что это наиболее объективный и методологически правильный критерий для определения таких выплат.

Вопрос: Сколько таких конкурсов вы планируете провести до конца года?

Ответ: По иностранным учреждениям мы поставили себе задачу до конца года заполнить свыше 120 должностей. С учетом количества кандидатов на последних конкурсах, которые мы проводили в 2015 году, средний показатель составлял 24 кандидата на одно место. Это позволяло нам выбирать достойных людей с хорошим профессиональным бэкграундом и знанием иностранных языков. Мы были довольны качеством претендентов. Сейчас, я думаю, будет еще лучше.

Вопрос: Сколько должностей вы планируете закрыть до конца года в самом Министерстве?

Ответ: Конкурсы однозначно будут проходить, потому что закон о госслужбе предусматривает, что повышение происходит по итогам конкурса. Если сотрудник работает хорошо и есть необходимость его поощрить и повысить в должности, то единственной нашей возможностью сделать это является объявление конкурса, в котором данный сотрудник также принимает участие. Эти конкурсы мы также планируем проводить. Я думаю, через 2 недели мы начнем проводить конкурсы на должности в самом Министерстве.

Вопрос: На какие именно должности в ведомстве вы планируете объявить конкурсы?

Ответ: Если говорить о младших должностях, с которых люди начинают карьеру, или на которые они могут рассчитывать после 2-3 лет профессиональной деятельности, то мы рассчитываем на 25-30 конкурсов для младших должностей. В то же время, и это принципиальная позиция министра иностранных дел, мы будем объявлять конкурсы на высокие должности, такие, как директор Департамента. Эти конкурсы также будут объявлены в августе.

Вопрос: Какие планы официального Киева по усилению присутствия за границей, и в каких именно странах?

Ответ: Я бы выделил несколько аспектов. Благодаря тому, что в 2017 году Министерству впервые выделен больший ресурс, чем во многие предыдущие годы, мы смогли открыть много так называемых "замороженных должностей", которые не финансировались многие годы. Поэтому большинство должностей, на которые мы сейчас начинаем конкурсы, это "размороженные должности", которые ранее не заполнялись.

Второй аспект – это усиление существующих учреждений. При определении посольств, которые планируется усилить кадрами, мы анализировали активность посольства, количество визитов, место этой страны на геополитической карте мира, наличие межправительственных комиссий, визитов межпарламентских групп. Все это требует внимания и сопровождения. Возможно, есть страна, не слишком сильная с точки зрения политических контактов, но там есть большая украинская диаспора, которая имеет влияние, их тоже надо поддерживать.

Мы уже усилили свои отделы по экономическому сотрудничеству стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в странах Африки и Ближнего Востока. Если смотреть статистику роста товарооборота за 5 месяцев текущего года, то большой прирост нашего экспорта был обеспечен именно благодаря этим странам. К примеру, в текущем году удалось в 14 раз увеличить экспорт меда и сливочного масла в Марокко. Раньше кроме зерновых и металлов мы туда ничего не экспортировали.

Еще один аспект – нам удалось исправить ситуацию с учреждениями, которые состояли из одного сотрудника. Раньше наши посольства в Анголе и Эфиопии, а также еще два учреждения, состояли из одного сотрудника, это было неприемлемо. Сейчас в Эфиопии и Анголе по два сотрудника. Тенденция к увеличению штата будет, если посольства продемонстрируют результаты своей работы. С Анголой в этом году удалось в два раза увеличить товарооборот, начался экспорт украинских товаров, которые ранее не экспортировались. Эфиопия это также громадный рынок сбыта, с которым активно идет торговля, но и штаб-квартира Африканского союза, где в прошлом году мы получили статус наблюдателя.

Работа со всеми теми странами, где у нас нет посольств, ведется либо в Нью-Йорке в рамках ООН, либо в рамках Африканского союза, где послы выбираются по очень высоким профессиональным критериям.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 июля 2017 > № 2256350 Андрей Заяц


Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 26 июля 2017 > № 2255615 Азат Сугирбеков

Как овладеть кофейной магией и выстроить бизнес на сегментировании

Азат Сугирбеков раскрыл рецепт успешного эспрессо-бара

Азат Сугирбеков — обычный парень, за плечами которого тяжелая работа в ночном клубе, неоконченное высшее и тернистый путь к собственному бизнесу, пусть и на партнерских началах. Предприимчивый бариста встречает нас радушной улыбкой и двумя чашками мягкого капучино. Во время нашей утренней беседы в одном из алматинских бизнес-центров к совладельцу Buffeteria подходят деловитые казахстанцы в хорошо сидящих костюмах. Они здороваются и просят по-свойски: «Мне как всегда».

Сегодня он варит чудесный расслабляющий кофе для белых воротничков, являясь совладельцем трех кофеен под брендом Buffeteria, деятельность которых сконцентрировалась на сегменте бизнес-центров и университетов. С деловым еженедельником «Капитал.kz» Азат делится креативными составляющими рецепта успешного эспрессо-бара. И чашкой кофе, конечно же.

— В городе столько кофеен! Почему вы решили стать бариста и открыть свою?

- Так случилось, что во время учебы я подрабатывал барменом в ночных клубах. Подработка плавно переросла в основную деятельность, поэтому с дневного факультета финансов гремевшего в то время Центральноазиатского университета я перешел на заочку. Я не видел смысла тратить время на шаблон, который навязывает общество, ведь профессия бармена мне очень полюбилась. Недаром барменов называют вторыми психологами — расслабившиеся клиенты делятся своими историями. Поначалу было тяжело пропускать через себя чужую душевную боль, я переживал за каждого гостя, но, с другой стороны, это было интересно. Чтобы как-то помочь, я начал готовить что-то особенное — напиток под гостя. В каждые бокал и чашку я вкладывал и продолжаю вкладывать душу. Вода — это субстанция, которая впитывает в себя всю информацию. Плохое настроение, недосып, а тем более болезненное состояние всегда передаются человеку через напиток. Я всегда замечаю: в такие моменты он часто не получается. Каждое утро, выходя на бар, я стараюсь поймать правильный настрой и помнить о том, что работаю для каждого клиента.

- И все же сегодня вы не бармен, а специалист по кофе.

— В моей профессии было одно «но» — я не видел света, работал только ночью с графиком 2 через 2. Мне хотелось быть «белым человеком» — с пятидневкой и нормальными выходными. Поэтому пошел стажироваться по специальности в банк, но быстро понял, что без бара мне не жить. И так в 2012 году я наткнулся на объявление о поиске бариста в эспрессо-бар в «Нурлы Тау». Когда начал работать с кофе, поначалу совсем не понимал его: это же гадость, думал я. Никакой эстетики. В алкогольных напитках миллион тонкостей, а здесь что? Горькая темная субстанция из жареных зерен. Может, еще семечки пощелкать? Однажды подошла девушка и сказала мне, что мой кофе отвратительный. Появилось еще пару таких «доброжелателей». Критику воспринял болезненно. Ну кого это не заденет? Даже думал вернуться в привычную ночную жизнь. Но в итоге понял, что ошибкой было то, что я не изучил свое дело. Одним утром проснулся и дал себе обещание не отступать… Тогда я начал штудировать YouTube и Google, читая статьи и просматривая видеоуроки. Делал это часами, часто оставался в бизнес-центре до утра, чувствуя себя химиком — миксовал кофейные коктейли и дегустировал новые вкусы. В итоге стал самоучкой и полюбил этот напиток всей душой.

- И тогда вас пригласили в бизнес?..

— Да. Мне стало поступать очень много предложений — кофейни, рестораны и даже партнерские отношения. Инвестор нашего эспрессо-бара не захотел терять меня и предложил долю в бизнесе, поставив меня у руля. Дальше — больше. Мне оказали финансовую помощь для развития кофеен и эспрессо-баров в сегменте, который мне казался перспективным. Инвестор рассматривает мои предложения, вкладывает деньги, а моя деятельность заключается в продвижении, организации процесса и обучении.

- Почему вы выбрали сегмент бизнес-центров?

— Обычная кофейня требует сменного присутствия персонала, а я думаю о своих ребятах-бариста и сам знаю, насколько тяжело работать нон-стоп. Я хочу, чтобы мы отдыхали по праздничным дням и нормально жили. Поэтому у нас три заведения — два в бизнес-центрах и одно в Университете Нархоз. Там, правда, пока больше прибыли приносит продажа ланчей. Но работа с молодыми людьми — очень важная тема. Посредством прививания культуры пития кофе в университетах мы выращиваем будущее поколение любителей и ценителей кофе.

- Каков на сегодняшний день казахстанский рынок кофеен, есть ли культура потребления напитка?

— История казахстанских кофеен началась с 2000-х годов — тогда, когда сюда зашли крупные компании, поставляющие оборудование, — Musetti, Lavazza, «Данкинг». Они предлагали итальянский способ обжаривания, который отличается горечью. Поэтому у нас сформировалось представление о том, что кофе должен быть горьким. В 2011—2012 годах рынок совершил рывок — появилось много мини-кофеен и частных мастеров-обжарщиков, которые самостоятельно изучали искусство в Европе. Они-то и рассказали нам о том, что кофе не обязательно должен быть горьким, и есть разные способы обжарки и приготовления. В то же время появились первые алматинские и астанинские чемпионаты бариста, которые медленно, но верно воспитывали рынок.

- А что насчет помещения? Какие требования?

— Поиском я тоже занимаюсь. Требования к месту довольно простые — первые этажи, метраж от 20 метров на островок до 55 метров на полноценное заведение, адекватная арендная плата, количество сотрудников более 500 человек и расположение выше Толе би. Дело в том, что в наших эспрессо-барах помимо кофе есть и еда — десерты, порционные бизнес-ланчи. Но мы не готовим их самостоятельно, а наши поставщики находятся в верхней части города. Мы всегда смотрим на время — к 9 утра все должно быть на витрине. Если бизнес-центр будет располагаться ниже, то поставщики успеют только к 11−12, а это уже поздно — человек хотел позавтракать, а у нас ничего нет. Ну и контингент нужен подходящий. Продвигать правильный, специально заваренный кофе получится только там, где люди способны его купить.

- Как вы выстраиваете ценообразование?

— Больших накруток у нас нет. Если вы заметили, цены даже ниже рыночных. Мы озабочены тем, чтобы работник бизнес-центра мог позволить себе кофе каждый день, а не один раз в неделю. В бизнес-центре «Шартас» мы окупились через 1−1,5 года. Вообще окупаемость — штука, которая не так сильно зависит от вкуса напитка или цен. Я помню, как эспрессо-бары загорались и потухали, так и не выйдя в плюс. Потом у них менялись владельцы, которые оказывались влюбленными в свою работу, и кофейни становились безумно популярными. Большие средства нужны для покупки обжарочного аппарата, ростера. Мы арендуем его у собственного обжарщика, профессионала высокого класса. Пока у нас есть три линии — «Эфиопия», «Гватемала» и «Бразилия». Сейчас на рынке Казахстана очень популярна смесь «80 на 20» — арабика с робустой. Ее мы тоже делаем.

- Много ли уникальных рецептов?

— Уникальных немного, есть те, которые мы делаем по-своему. Многие приходят к нам именно за такими напитками — нашим рафом или cheese-латте. Кроме того, я не использую порошок — люблю натуральные ингредиенты. Даже горячий шоколад мы готовим из настоящего какао. Его и хранят в специальных баночках.

- В интерьере тоже предпочитаете натуральные материалы? Везде очень много дерева!

— Да, в оформлении эспрессо-баров я тоже принимаю участие. Я человек дерева! Это можно распознать по тому, что меня окружает, — кофейное дерево, коричневый цвет, карандаши и бумага, рисование. Все эти предметы так или иначе связаны.

— Кстати, о рисовании. Необычные стаканчики с яркими граффити — это сделано вручную?

— Да. В детстве я тяжело заболел. Целый год нужно было себя чем-то занимать, поэтому начал рисовать и читать книги. Тогда и осознал: в рисунках можно воплощать свои мечты! И вот рисую по сей день. На стаканчиках — молодые девчонки-модницы, постеры Keep calm и герои нашего времени. В будущем я планирую запустить линейку стаканчиков с рисунками. Я познакомился с очень сильным химиком, мы уже обсуждаем технологии. Производство ведь недешевое! Рисую я не только на стаканчиках, но и на напитках. Моя любимая техника — эчинг. Тренировался долго, но успеть нарисовать что-то интересное корицей или шоколадом за те 2 минуты, пока кофейный напиток не остыл, — это захватывающе!

- А раскраски-антистресс, которые лежат на столах ваших кофеен?

— Это такой релакс для деловых людей. Раскрашиваешь листочек, и эмоции, которые засели в подсознании, выплескиваешь наружу. Заходят гости, начинают рисовать и через час просыпаются со словами «о, боже, где я!», не заметив, как пролетело время. Вообще секрет Buffetteria — теплое общение с бариста и впечатления. К нам идут расслабиться, переключить внимание с рабочих вопросов и снять стресс. Кстати, запах кофе является одним из трех уникальных ароматов, которые снижают этот самый стресс. Два других — это запахи свежеиспеченного хлеба и свежескошенной травы. Организовать пекарню в бизнес-центре довольно проблематично, ежедневно скашивать траву — тем более, особенно зимой (смеется). У нас остается кофе, и открыть эспрессо-бар в бизнес-центре — это лучшее решение.

- Какую роль играет ваша команда?

— Мы — это и есть команда плюс домашняя атмосфера. Ребята харизматичны и позитивны, у многих посетителей складываются теплые отношения. Не раз у нас образовывались пары. Начиналось с того, что гости спрашивали: «А что она любит?» или «Как достать его номер?». Потом тихонько просят нарисовать на капучино что-нибудь особенное. А потом уже и вдвоем приходят. Даже небольшая кофейня при бизнес-центре — хорошее место для деловых встреч. Бывает, посетители спорят о деталях контракта. После пары чашек нашего кофе успокаиваются, переходят на позитивный тон.

- Куда планируете развиваться?

— Вообще, я занимаюсь обучением персонала, хотя есть и обычные посетители, которые хотят научиться варить хороший кофе у себя дома. Спрос на такие знания хороший, поэтому мы хотим создать школу по кофейному мастерству. Еще я недавно ездил в Астану — ко мне обратилось руководство крупной казахстанской финансовой организации, хотят свои кофейни открыть. Там непаханое поле! Ну, а глобально — хотелось бы когда-нибудь выйти с Buffetteria на мировой рынок.

Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 26 июля 2017 > № 2255615 Азат Сугирбеков


Киргизия. США. СНГ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 июля 2017 > № 2255599 Владимир Лепехин

Наболело! — эксперт о том, почему Атамбаев не боится США

Безопасность Кыргызстана и любой другой страны Евразии зависит сегодня от поддержки родственных стран, а также от надежности региональной системы безопасности, которую сегодня в Центральной Азии обеспечивает ОДКБ, считает эксперт.

Полагаю, что многие журналисты поняли, кого имел в виду президент Кыргызстана, рассказав об угрозах ракетных ударов, которые поступали в его адрес до 2014 года, когда в аэропорту "Манас" находилась американская военная база. С другой стороны, очевидно, что главной угрозой для страны Алмазбек Атамбаев считает все-таки не южных соседей Кыргызстана, а американских военных.

Он открыто обвинил США во вмешательстве в дела своего государства, напомнив журналистам об имевшем место три года назад конфликте между Кыргызстаном и Узбекистаном из-за воды. По словам Атамбаева, в тот момент американцы "фактически подталкивали, вели к тому, чтобы столкнуть два братских народа — кыргызский и узбекский".

Многие эксперты задают себе вопрос: почему глава Кыргызстана столь откровенен сегодня? Почему он не побоялся сказать правду о "мировом жандарме", который держит в страхе большую часть мира?

Полагаю, что наболело. Не только у главы Кыргызстана, но у многих других государств, где американские военные так или иначе попытались навязать свое понимание демократии. По сути, кыргызстанский лидер поднял весьма актуальную тему, обратив внимание мировой общественности на то обстоятельство, что НАТО и США — это военные хищники, в заложниках у которых находится сегодня любая страна, которая не смогла отказаться от присутствия в ней военных США или НАТО.

Под предлогом защиты тех или иных государств от терроризма и в контексте обещаний решить тот или иной территориальный конфликт США фактически оккупировали множество стран, не снизив, а, напротив, повысив всевозможные геополитические и региональные риски своих протекторатов.

В заложниках у США и НАТО находятся сегодня практически все восточноевропейские страны (за исключением Беларуси) и Балканы, большая часть Ближнего Востока и ряд государств Юго-Восточной Азии. При этом американские политики утверждают, что американские войска находятся там, где имеют место военные конфликты и требуется их миротворческая роль, хотя на самом деле все обстоит ровным счетом наоборот: конфликты разогреваются и вспыхивают, как правило, там, где появляются либо военные США и НАТО, либо эмиссары Вашингтона и Брюсселя.

К счастью для стран Центральной Азии, политики этих государств давно поняли истинную цену американской "демократии" и сегодня стремятся к позиции нейтралитета. От патроната американских военных сегодня избавляется и Турция, также испытавшая ровно год назад (15 июля 2016 года) на собственной шкуре цену присутствия в стране военных "союзников" из США и НАТО. Так, буквально сегодня президент Турции Реджеп Эрдоган дал достойный ответ американскому руководству, выразившему недовольство тем, что Турция намеревается приобрести у России зенитные ракетные комплексы С-400. От посредничества со стороны США в разрешении карабахского конфликта стремятся отказаться сегодня Азербайджан и Армения. Чрезвычайно недовольны присутствием на своей территории американских военных политики Афганистана и Пакистана.

К нейтралитету — правда, без особого успеха — стремятся сегодня и балканские страны. За последние полтора-два десятилетия НАТО проглотило уже пять государств "западно-балканской семерки" и намерено оккупировать два оставшихся (Македонию и Сербию), что гарантирует региону не мир, а череду конфликтов на межнациональной и межконфессиональной почве на обозримую перспективу.

В такой ситуации внеблоковый статус, а еще лучше — дистанция той или иной страны от США и НАТО — не полная, но все же некоторая гарантия того, что в этой стране в какой-то момент не произойдет госпереворот или же по ней не ударят ракетами те, кто, не имея ничего против самой страны, решится нанести ответный удар по находящейся в ней американской военной базе.

Безопасность Кыргызстана и любой другой страны Евразии зависит сегодня от поддержки родственных стран (для Кыргызстана это тюркоязычные государства и участники ЕАЭС), а также от надежности региональной системы безопасности, которую сегодня в Центральной Азии обеспечивает ОДКБ.

Еще одна гарантия против стремления США взять в заложники те или иные страны Центральной Азии под предлогом борьбы с ИГ (запрещена в Кыргызстане, России) или "Аль-Каидой" — расширение состава Шанхайской организации сотрудничества. Сегодня в нее, помимо ближайших соседей Кыргызстана (Казахстана, России, Китая и Таджикистана) входит и Пакистан, а не сегодня-завтра войдет, как я полагаю, и Иран. И вот такая региональная конфигурация — основа подлинного национального суверенитета Кыргызстана и других участников евразийской интеграции.

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС

Источник - Sputnik

Киргизия. США. СНГ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 июля 2017 > № 2255599 Владимир Лепехин


США. КНДР. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 25 июля 2017 > № 2257039 Тонг Чжао

Китайский эксперт: «Ядерная война может начаться случайно»

Tong Zhao

Обострение конфронтации на Корейском полуострове заставляет аналитиков все чаще задумываться о вероятности ядерного конфликта в мире. По имеющимся официальным данным, ядерным оружием в настоящее время обладают как минимум восемь стран. Исходит ли от какой-либо из них угроза ядерной войны? Каковы ядерные планы США на ближайшее время? Способствует ли наличие у стран ядерного оружия поддержанию мира в глобальном масштабе, и что может стать спусковым крючком новой ядерной гонки? Своим экспертным мнением по этим и другим вопросам с «Евразия.Эксперт» делится китайский аналитик Тонг Чжао, сотрудник программы ядерной политики Центра глобальной политики Карнеги-Цинхуа. Ранее он работал в Управлении иностранных дел Народного правительства муниципалитета Пекина.

- Насколько реальна ядерная война в обозримом будущем?

- Вероятность ядерной войны нельзя полностью исключать. Северная Корея — страна, обладающая ядерным оружием, — в случае наличия серьезной военной угрозы и опасности свержения правительства могла бы пустить это оружие в ход. У Индии и Пакистана, конфликт между которыми носит длительный характер, также есть ядерные вооружения, запас которых всё возрастает. Учитывая неравенство военных сил двух стран, существует реальная опасность нанесения одной из сторон ядерного удара во избежание поражения в конвенциональной войне.

Кроме того, помимо случаев умышленного использования ядерного оружия ядерная война может начаться случайно. Непреднамеренный или неправомочный запуск ядерных ракет — это давно существующая угроза для мирного положения дел на планете. Полностью полагаться на радары или спутники раннего предупреждения для инициирования ответно-встречного удара — значит также создавать риск по ошибке начать ядерную войну, поскольку из-за несовершенства технологий невозможно исключить вероятность ложной тревоги.

- США утверждают, что Северная Корея может развязать ядерную войну. Действительно ли от Пхеньяна исходит ядерная угроза?

- Северная Корея не станет совершать суицид. Применение ядерного оружия в отсутствие нападения со стороны другого государства лишь приведёт страну к краху.

Если же Северная Корея посчитает, что она подвергается атаке, и правительство находится под угрозой — и неважно, намерены ли при этом США на самом деле ей угрожать — она может использовать свой ядерный арсенал.

Между этими двумя странами существует глубокое недоверие и при этом отсутствует эффективный механизм коммуникации. Во время кризиса, в условиях крайне высокого напряжения и давления, будет велика вероятность недопонимания и неверной оценки ситуации.

В данных обстоятельствах крайне важно, чтобы обе стороны понимали, что существует риск непреднамеренной эскалации конфликта и, в конце концов, использования ядерного оружия, даже если изначально подобный исход не предполагался. Северная Корея — страна-параноик. Она считает, что ей серьезно угрожают, и наращивает ядерную мощь из-за её сдерживающего фактора, надеясь этим отпугнуть США от попыток начать против неё какие-либо военные действия. Если же международное сообщество создаст атмосферу, в которой Северная Корея будет чувствовать себя под защитой, в безопасности, то и причин для использования ядерного оружия у нее, я думаю, не будет.

- Многие эксперты утверждают, что наличие ядерного оружия у нескольких стран сдерживает третью мировую войну. Вы согласны?

- Быть может, это и верно, что угроза так называемого «взаимного гарантированного уничтожения» помогала странам, обладающим ядерной мощью, избегать серьёзных конфликтов и, таким образом, вносила свой вклад в предотвращение третьей мировой войны.

Однако поддержание мира благодаря постоянно нависающей угрозе ядерного удара имеет свою цену. Уже далеко не единожды были случаи, когда человечество было на волосок от ядерной войны, и только по счастливой случайности катастрофы удавалось избежать.

Пока существует ядерное оружие, и пока страны готовы использовать его для защиты своих интересов, будет существовать и риск ядерной войны. Вопрос состоит в том, насколько долго человечеству посчастливится избегать её начала.

- В ближайшие 20 лет Пентагон намеревается потратить $230-290 млрд на модернизацию ядерных сил, об этом на днях заявил заместитель помощника министра обороны США Роберт Суфер, представляя бюджетный запрос в сенате. Среди причин, оправдывающих необходимость развития ядерного оружия, Суфер назвал обновление Россией своего ядерного арсенала, который по размерам не уступает американскому. Кроме того, заместитель помощника министра обороны отметил, что угрозу представляет и Китай, который наращивает собственный ядерный арсенал, и Северная Корея. Зачем Вашингтон это делает?

- Каждая страна, обладающая ядерным оружием, модернизирует свой арсенал. Имеющиеся на данный момент у США средства доставки ядерного оружия спроектированы десятки лет назад и должны быть заменены на новые, если США не хотят потерять свой фактор ядерного сдерживания. Я не думаю, что подобные программы ядерной модернизации обусловлены какими-либо агрессивными целями, например, стремлением подорвать безопасность соперников.

Ядерное оружие призвано предотвратить нападение на страну, обладающую им, из-за страха ответно-встречного ядерного удара. Таким образом, каждая страна, располагающая ядерным арсеналом, рассматривает чужое ядерное вооружение как угрозу, и вследствие этого испытывает потребность в постоянной модернизации. Таков типичный цикл действия и противодействия соперников, между которыми существует глубокое недоверие. До тех пор, пока существует ядерное оружие, будет продолжаться и противостояние ядерных держав.

- В последнее время в американском истеблишменте активно обсуждается возможность выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) с Россией. Насколько реален такой шаг и каковы его возможные последствия?

- США считают, что РСМД утрачивает свою роль, поскольку Россия нарушает договор, развивая наземные крылатые ракеты. Имел ли место факт преднамеренного нарушения Договора со стороны России — это вопрос, по которому на мировой политической арене нет единого мнения, однако большинство американских чиновников и экспертов твёрдо верят, что Россия уже предприняла шаги в сторону нарушения данного соглашения.

В данных обстоятельствах основной вопрос состоит в том, каковы будут ответные действия США. Некоторые эксперты из США утверждают, что Вашингтону следует выйти из Договора, поскольку Россия уже нарушила его условия. Другие же американские эксперты полагают, что существуют иные способы привлечь Россию к ответственности без необходимости выхода из Договора со стороны Штатов. В любом случае споры о соблюдении Россией Договора и обсуждения, касающиеся ответных мер США, уже подорвали один из самых важных договоров о контроле над вооружениями в мире.

Если РСМД будет расторгнут, это станет ещё одной причиной краха текущего режима контроля над ядерными вооружениями, и мы увидим новый виток ядерной гонки.

- Как вы знаете, первые атомные бомбы были испытаны на жителях Хиросимы и Нагасаки. Вы посещали Нагасаки. Как вы думаете, простил ли японский народ американцев?

- Японцы, определенно, по сей день не забыли тех трагических событий. У меня была возможность пару раз посетить Нагасаки, и я видел, что школы со всей Японии организуют посещение детьми мемориалов и музея атомной бомбы Нагасаки, показывая молодому поколению ужасы войны и прививая ценности мира.

Думаю, для японцев акцент здесь ставится не на том, простили они американцев за атомную бомбардировку или нет; они понимают, что она стала результатом ужасной войны, которую развязала Япония. Что действительно важно, так это то, чтобы все народы и все страны навсегда осознали необходимость разрешать свои разногласия мирно, без жестокости и насилия.

Евразия Эксперт

США. КНДР. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 25 июля 2017 > № 2257039 Тонг Чжао


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255759 Арег Галстян

Друг нефтяников: почему Трамп выбрал Хантсмана послом в Россию

Арег Галстян

американист

Новый посол США должен донести до российских собеседников, что американские нефтяные компании готовы и дальше работать с Россией, но повилять на отмену санкций не могут

После длительных размышлений и консультаций президент Дональд Трамп окончательно утвердил кандидатуру Джона Хантсмана на должность посла США в Россию. Следующий этап — слушания в Сенате, в ходе которых кандидат должен быть одобрен большинством голосов. В случае с Хантсманом эта процедура будет носить сугубо формально-протокольный характер, так как большинство республиканцев и значительная часть демократов с уважением относятся к бывшему губернатору Юты. Таким образом, об утверждении Хантсмана можно говорить как о состоявшемся факте. В связи с этим, наиболее важными становятся два вопроса: кто такой Джон Хантсман и чего от него ожидать?

Он родился в глубоко религиозной мормонской семье, чьи корни уходят к самому Томасу Джефферсону. Исторически протестантская Америка воспринимала мормонов как некую секту еретиков, которая представляла угрозу национальной безопасности. Большинство не разделяло их образ жизни, а власти не допускали их к серьезной политической деятельности. Однако в стремлении доказать свою «американскость» мормоны всегда оказывались на передовых позициях в политике, экономике, военной сфере, торговле, миссионерстве и т.д. Достаточно вспомнить, как республиканец-мормон Митт Ромни на протяжении последних десяти лет рьяно защищал идеи американской исключительности, называя Россию главным геополитическим врагом Соединенных Штатов.

Джон Хантсман во многом превзошел своего единоверца и коллегу по партии. Как и Ромни, он пользуется большим авторитетом в родной Юте, получив самый высокий рейтинг доверия из всех когда-либо правящих губернаторов. Он, как и Ромни, перенял у Рональда Рейгана — своего кумира и главного политического учителя — идеологический нарратив о защите Америки как града Бога на Земле. Долгое время он занимался защитой этой идеи, будучи руководителем Atlantic Council — ведущего мозгового центра неоконсервативной направленности.

Многие эксперты подчеркивают, что Хантсман отличается последовательностью и принципиальностью — черты, которые давно считаются роскошью в политике. Однако именно характер, вероятнее всего, не позволил ему преуспеть в большой политике. Политтехнологи, работавшие с Хантсманом, утверждают, что тот никогда не позволял использовать против своих конкурентов технологии черного пиара, вбросов через СМИ компрометирующих материалов, переходов на личности и использования самого слабого звена любого политика — семьи. Подобная принципиальность сыграла негативную роль в его политической карьере, но сильно помогла в дипломатической. Хантсман был послом США в Сингапуре при Буше-старшем и Клинтоне и, будучи республиканцем, был назначен демократом Обамой главой дипломатической миссии в Китае.

Он провел в Азии более пяти лет и за это время заработал репутацию человека, сочетающего в себе черты чрезвычайно искусного дипломата и жесткого переговорщика. В отличие от многих своих коллег, Хантсман не держал при себе большой корпус советников, консультантов и аналитиков. Он всегда сам пытается разобраться в хитросплетениях международной политики, веря, что профессиональный политик должен быть высококлассным аналитиком и психологом. Умение находить общий язык с представителями разных социальных групп вкупе с отточенными политическими навыками позволили Джону за короткое время наладить прекрасные отношения с ведущими транснациональными корпорациями и получить место в совете директоров Ford Motor Company, Chevron Corporation и Hilton Worldwide.

Нефтяное лобби щедро финансирует многочисленные программы, которые проводит фонд семьи Хантсман. Во время президентских праймериз 2012 года он получил от энергетических корпораций более $8 млн. У него тесные отношения с госсекретарем Рексом Тиллерсоном, который ранее возглавлял компанию Exxon Mobil, и министром энергетики Риком Перри — влиятельным лоббистом Chevron. Эти связи Хантсмана очень важны для администрации. Exxon и Chevron не заинтересованы в принятии новых санкций против России и в подобной ситуации им нужен человек, который сможет при ухудшении политического диалога Вашингтона с Москвой (сам Хантсман выступает за санкции) защитить их корпоративные интересы. Иными словами, новый посол должен донести до российских собеседников, что нефтяные компании против санкций и готовы дальше работать с Россией, но повлиять на их отмену не могут.

Президент Трамп также прекрасно понимает, что будет крайне сложно убедить Конгресс не то что отменить санкции (такая опция не рассматривается в принципе), но не принимать новых ограничений. Иными словами, в Белом доме понимают неизбежность затягивания и углубления кризиса в отношениях с Кремлем. В подобной конфигурации Трампу в Москве нужен дипломат, способный не просто выполнять инструкции из Вашингтона, а аналитик, умеющий видеть и анализировать самые тонкие нити политической игры. Сложно сказать, справится ли республиканец с этой непростой задачей. Однако уже сейчас понятно, что Хантсман — это новый стиль и новый язык общения для США с Россией.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255759 Арег Галстян


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255748 Абел Аганбегян

Вернуть пятилетки: экономике нужен план, за который можно спросить

Абел Аганбегян

Академик РАН, завкафедрой РАНХиГС

Рост инвестиций частного сектора не смог перекрыть сворачивание финансирования по трем ветвям госэкономики. Отток капитала из России продолжается десятый год и суммарно превысил $700 млрд

При переходе к рыночной экономике мы с водой выплеснули и ребенка, отвергнув систему планирования, которую можно было приспособить к успешному хозяйствованию при наличии частной собственности. Об этом свидетельствует опыт многих стран: Франция переняла советские пятилетние планы, Япония до последнего времени развивалась по этой же схеме, Турция продолжает развиваться по таким планам, а Китай недавно принял уже тринадцатую пятилетку.

Мысль о том, что нам надо возродить и приспособить к нашему хозяйствованию преимущества планирования, давно бродит в умах многих хозяйственников и экспертов. Я утвердился в этом мнении после анализа ситуации, когда наша страна на «пустом месте», после трех лет полного восстановления докризисных показателей в 2010–2012 годах, буквально «вляпалась» в стагнацию. Казалось бы, все условия для развития были благоприятны:

— страны мира постепенно выходили из кризисной ситуации, повышали свои темпы, рос объем торгов, финансовых связей;

— в этот восстановительный период Россия разогнала инвестиции в основной капитал (главный источник нашего развития) до 7–8% в год;

— на рекордно низком уровне была годовая инфляция (в 2012 году — 5,1%) и ключевая ставка ЦБ — 5,5%: никогда кредит в новой России не был так дешев;

— цены на нефть превысили докризисный уровень ($95 за баррель в 2008 году) и достигли $110–115;

— российский экспорт вырос с $472 млрд (в 2008 году) до $527 млрд в 2012 году;

— Россию с распростертыми объятиями принимали на мировом финансовом рынке и под низкие проценты предоставляли нам огромные займы: в 2010 году — дополнительно $80 млрд, в 2012-м — $100 млрд, а в 2013-м — еще $90 млрд. Итого — $270 млрд, благодаря которым наш госдолг на 1 января 2014 года вырос до $730 млрд;

— устойчиво вел себя валютный курс рубля: за доллар давали 31 рубль.

Почему вдруг в 2013 году темп прироста ВВП упал втрое — до 1,3% ВВП, а промышленность и инвестиции показали практически нулевой рост? Экспорт вдруг сократился, резко снизился финансовый результат деятельности предприятий и организаций, несмотря на то что цены подскочили до 6,7%. В первом квартале 2014 года темпы валового продукта упали еще вдвое и составили 0,6%. Стало сокращаться строительство, экспорт и импорт. Снизились инвестиции, уменьшился товарооборот и реальные доходы, которые даже в кризис 2009 года удержались.

Заметьте, все это было до присоединения Крыма, до санкций, до будущего снижения цен на нефть, девальвации рубля и т. д. без каких-то видимых причин. Россия оказалась в стагнации, когда все страны продолжали расти.

Рукотворная стагнация

Я детально проанализировал причины перехода к стагнации. Они рукотворны, мы сами создали эту ситуацию, прежде всего «благодаря» сокращению роста государственных инвестиций с 2013 года. Это снижение продолжалось до 2016 года — по всем государственным линиям. Резко, на 25%, уменьшились инвестиции в составе федерального и регионального бюджетов. Более чем на 30% сократили инвестиции пять крупнейших государственных концернов, прежде всего «Газпром», снизивший инвестиции в 2,5 раза — с 1,5 трлн до 800 млрд рублей. Наконец, на 27% уменьшили размеры инвестиционного кредита наши государственные банки. А ведь до этого государство вкладывало в экономику половину всех инвестиций.

Частный сектор, который единственный в это время ежегодно наращивал инвестиции, не мог перекрыть столь резкого сокращения по всем линиям госканалов. Поэтому общий объем инвестиций в основной капитал в России за 2013–2016 годы сократился на 13% при увеличении частных инвестиций на 10%.

Понятно, что такое сокращение по всем государственным направлениям не было инициативой сверху. Никто не приказывал трем ветвям государственной экономики сократить инвестиции на 25–30% за три года. Это были разрозненные, не скоординированные действия отдельных ветвей власти. Исходя из конъюнктурных причин, руководители этих ветвей думали о чем угодно, только не о благе народа, не о социально-экономическом росте.

При таком сокращении инвестиций экономический рост просто был невозможен. К тому же из России уже десятый год идет отток капитала — суммарно он превысил $700 млрд. Он свел на нет возможности экономического роста от заимствований, сделанных на Западе, и роста экспортной выручки. Экономику тянуло вниз и прогрессирующее устаревание наших основных фондов, которые плохо обновлялись из-за недостатка инвестиций.

А затем, во второй половине 2014 года, последовали санкции (особенно финансовые) и снижение цен на нефть по инициативе Саудовской Аравии, приведшие к девальвации рубля. Все это перевело стагнацию 2013–2014 годов в рецессию 2015–2016 годов. Началось падение производства и уровня жизни.

Невольно напрашивается мысль: а если бы у нас был план, хотя бы для государственного сектора? При этом плане по каждому крупному государственному объекту были бы указаны инвестиции — и их можно было контролировать. Если кто-то снизит — перекрыть это другими средствами, управлять процессом. При наличии плана мы бы не перешли к стагнации и рецессии.

Задание для экономики

Самое интересное состоит в том, что в указе президента от 7 мая 2012 года о долгосрочной экономической политике содержится задание поднять долю инвестиций в основной капитал ВВП до 25% к 2015 году и до 27% к 2018 году (вместо 21% в 2012 году). Это предполагало ежегодный десятипроцентный рост инвестиций! Но все государственные органы поступили наоборот. Они перешли не к форсированному увлечению инвестиций, а к форсированному их сокращению. Почему? Потому что это не план! Задание президента не было направлено конкретно банкам, «Газпрому», бюджету...

Так и сегодня: как мы будем развивать экономику, если опять ограничимся общим указом — поднять инвестиции?! А кто будет поднимать, непонятно — нет адресата. Необходим план хотя бы для наиболее крупных по госсобственности предприятий и организаций. План должен быть директивный, а в целом по экономике и для частного сектора — индикативный.

Важно также, что план — это не только задание выйти на такую-то цифру по определенному показателю. План — это и система мероприятий, обеспечивающих то или иное развитие. Недостаточно увеличить инвестиции или вложения в экономику знаний, нужно создать условия, чтобы эти инвестиции были эффективны и осуществимы. А для этого необходимы три условия:

1. Снизить инфляцию до 3–4% в год и на этой базе снизить ключевую ставку банков до 4–5% к 2019 году.

2. Создать стимулы для инвестирования и экономического роста (снижать налоги на период инвестирования) — об этом много говорил Владимир Путин на Петербургском экономическом форуме. Об этом говорит и Стратегия роста, разработанная Столыпинским клубом. В России пока наиболее важные дела, от которых зависит экономический рост, дестимулированы.

3. Провести структурные преобразования: снять препятствия, которые возникают на пути инвестиций и экономического роста. Осаждать всех, кто хочет протянуть руку не к своим деньгам. У нас многие захотят присоседиться, как только вы начнете давать деньги. Строите жилье, вам говорят — давай школу и детский сад, дорогу и т. д. В результате вы прекращаете строить.

Сейчас особенно нужен осуществимый план, за который можно спросить. Первое, что необходимо, — создать настоящий погодовой трехлетний план на 2018–2020 годы. После этого — начать разрабатывать пятилетний план на 2021–2025 годы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255748 Абел Аганбегян


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255719 Дмитрий Бугаенко

Долгосрочные инвестиции: как утроить капитал на горизонте 10 лет?

Дмитрий Бугаенко

управляющий партнер «ИК ВЕЛЕС Капитал»

Об активах, способных обеспечить повышенную доходность в долгосрочной перспективе

Не секрет, что на длинных горизонтах акции всегда неплохо растут. Например, сбалансированный индекс акций S&P дает 9-11% годовых сам собой, то есть можно достаточно легко зарабатывать такой уровень доходности, инвестируя просто в индекс или в сбалансированный портфель. Конечно, бывает, что временами акции просаживаются и могут оставаться в минусе по 3 года или даже по 5 лет, но надо просто быть готовым «пересидеть» это падение, не переживать и не пугаться.

Однако у такой стратегии есть два «но». Первое заключается в том, что большинство крупнейших западных инвестдомов считают сегодняшний рынок акций перегретым, особенно американский, то есть эти 3-5 лет просадки с высокой долей вероятности могут случиться в ближайшее время.

Второе «но» связано с тем, что доходность 11% устраивает далеко не всех. Что делать, если планка доходности находится выше — на уровне 20-30% годовых?

Как работают крупные инвестиционные банки или владельцы огромных состояний для достижения такого уровня доходности? В принципе, современная открытость и доступность информации для любого, включая школьника и студента, дают свои безусловные плюсы, которые заключаются в том, что даже небольшой инвестор может оперировать той же информацией, которую используют крупные инвестдома и управляющие миллиардными состояниями для того, чтобы выходить на повышенный уровень доходности. Вопрос в квалификации — позволяет ли она работать с этой информацией? И достаточно ли времени, чтобы при наличии квалификации заниматься анализом?

Если быть внимательным к информационным потокам, налицо очевидные тренды и структурные изменения в мировой экономике и ведущих экономиках мира (где сосредоточено самое большое количество эмитентов), учитывая их в своем инвестиционном портфеле, можно получить весьма и весьма хороший плюс к доходности сбалансированного портфеля акций.

Представим себе шкалу активов, способных обеспечить повышенную доходность от инвестиций, при этом расположим на этой шкале только те инвестиционные решения, которые находятся в диапазоне от самых очевидных до просто очевидных. За эти рамки — в область венчурных проектов, фантазий и предположений — выходить не будем. Итак, в самом начале нашей шкалы лежат самые очевидные вещи. Здесь можно привести два примера, которыми очевидные вещи, конечно, не ограничиваются.

Первый пример касается изменения структуры и величины военных расходов стран, входящих в НАТО. В связи с приходом к власти в США президента Дональда Трампа нас ожидают структурные изменения в экономиках ведущих стран мира. Очевидным фактом является то, что Трамп заставит европейские страны — члены НАТО увеличить расходы на оборону до 2% ВВП. Из крупнейших европейских стран — членов Североатлантического альянса на текущий момент такой уровень расходов имеют только Великобритания и Польша. Германия, Канада и Испания тратят намного меньше — около 1-1,5%. Одни только Германия и Франция, уже пообещавшие увеличить расходы на оборону до целевых показателей НАТО, обеспечат около 5% роста оборонных расходов альянса, и это станет сильнейшим драйвером роста доходов европейских компаний оборонной отрасли.

То есть многомиллиардное принудительное изменение структуры экономики — это уже не венчур, а неизбежный факт, от которого выиграет понятный европейский производитель и эмитент.

Если говорить о США, то первый проект бюджета на 2018 год предполагает увеличение расходов на оборону до $52,3 млрд, то есть на 10% (что в абсолютных цифрах сопоставимо с бюджетом на оборону России). Наибольший рост расходов предполагается в части наращивания закупок авиатехники, систем обычного вооружения (танки, грузовики и т.п.), научных изысканий (R&D) в области вооружения, поддержания ядерного арсенала США и кибербезопасности.

То есть миллиарды, которые раньше не тратились, теперь будут тратиться. А значит, произойдут конкретные изменения в показателях соответствующих компаний, в их капитализации и курсовой стоимости акций.

Еще один пример — предстоящий огромный рост расходов на гражданскую безопасность в связи с нарастанием разного рода угроз. Востребованность технологий для гражданской безопасности в ближайшие годы будет расти в геометрической прогрессии. В игру вступает производство новых систем обнаружения взрывчатых веществ, защиты инфраструктурных объектов, наблюдения за общественными местами, дроны, роботы и алгоритмы искусственного интеллекта. Стремительный рост ожидает рынок технологий для обеспечения безопасности частных владений. Развитие полупроводников и распространение интернета вещей влекут за собой возрастающую потребность в защите от угрозы утечки данных. Согласно исследованию консалтинговой фирмы MarketsandMarkets, рынок информационной безопасности вырастет с $70 млрд сегодня до $170 млрд к 2020 году.

Далее на шкале активов высоким потенциалом роста следует расположить отрасли и сектора, связанные с технологической революцией и новой экономикой, которые будут расти на десятки и сотни процентов в год, даже если экономика в целом будет падать или стагнировать. Это совершенно очевидно и подтверждено консенсус-прогнозами авторитетных экспертов. Рынок технологий искусственного интеллекта, по разным оценкам, вырастет в 20 раз за ближайшие восемь лет. Глобальные перемены будут происходить в производстве сенсоров, микрочипов, компонентов для индустрии интернета вещей, технологий виртуальной и дополненной реальности, искусственного интеллекта, 3D-печати, облачных технологий, Big Data, дронов и роботов для разных целей.

Еще дальше — в области неизбежного взрывного роста с незначительным сопутствующим риском — находятся совсем молодые отрасли. На нашей шкале это самый интересный отрезок, так как апсайд этих активов очень большой и равен не десяткам, а сотням процентов. Эти активы сродни снежному кому — они стремительно увеличиваются в объеме, и это движение невозможно остановить. Здесь можно привести два разных примера, поскольку снежный ком может оказаться на чистом склоне, а может — на склоне с редкими деревьями. Во втором случае есть вероятность, что снежный ком встретит препятствие и разлетится на части, но это совсем необязательно.

Примером снежного кома на чистом склоне может служить киберспорт (eSports). Американцы уже смотрят киберспортивные мероприятия по времени дольше, чем традиционные офлайновые игры, даже если речь идет об американском футболе.

Киберспорт — это дикорастущая отрасль, в которую уже вовлечены десятки, если не сотни миллионов людей, которые смотрят онлайн-трансляции, не являясь при этом игроками. Это глобальное явление, не имеющее границ, и в этом его дополнительный потенциал. Только за последний год доходы от eSports в мире выросли более чем на 41% до $696 млн, а к 2020 году, по прогнозам Newzoo, вырастут почти до $1,5 млрд. Мировая аудитория eSports, по оценкам того же агентства, достигнет в 2017 году 385 млн человек. Сегодня крупнейшим рынком киберспорта является Северная Америка, где доходы от киберспортивных проектов за год составили $257 млн.

Российский капитал уже инвестирует в киберспортивные команды, такие примеры известны. И понятно почему. К примеру, только одна наша российская команда в отдельно взятой игре-стрелялке, занимающая пока не призовые места, имеет сегодня в глобальной сети 100 000 фанатов, причем 20 000 из них — почему-то бразильцы. И все это происходит в онлайне. Глобальные рекламные бренды уже пошли в этот сектор из-за аудитории. Киберспортивные проекты уже начали выходить на публичный рынок. И стремительный рост этого сектора — это не предположение, а уже свершившийся факт, который подтвержден вовлеченностью сотен миллионов людей.

Примером снежного кома на склоне с редкими деревьями может служить рынок криптовалют. Только за последний год капитализация этого рынка выросла более чем в 4 раза, превысив в июне 2017 года рекордный уровень $100 млрд после многомесячного роста. Это уже тоже снежный ком, но в чем его отличие от рынка eSports, набирающего обороты на склоне без препятствий? Зададим себе вопрос: могут ли обстоятельства сложиться таким образом, что мои близкие и дальние знакомые, инвестирующие в криптовалюты, бросятся их продавать? Ответ — да, это легко может случиться. А можно ли себе представить, что мои близкие и дальние знакомые, которые смотрят или играют в киберспорт, прекратят этим заниматься? Это вряд ли. И в этом отличие. Снежный ком на чистом склоне приводится в движение исключительно реальной потребностью в развлечениях, привычкой. Второй же движется как реальной потребностью, так и спекулятивным ажиотажем, и измерить пропорцию невозможно. Понять можно будет только тогда, когда он либо разобьется о дерево, либо благополучно скатится, став огромным.

Когда какое-то явление становится востребованным миллионами, оно неизбежно превращается в снежный ком. Самая принципиальная вещь здесь — увидеть этот снежный ком тогда, когда он еще только набирает силу.

К описанным выше трендам необходимо присматриваться всем, кто размышляет над улучшением доходности своего инвестиционного портфеля и стоит перед выбором активов. Выходить за пределы обозначенной нами шкалы самых очевидных и просто очевидных вещей — в область визионерства, предположений и гипотез — вряд ли стоит. Гораздо надежнее для инвестора делать ставку на долгосрочные тренды, отражающие социально-экономические, политические и технологические изменения в обществе. Инвестиции в такие активы не будут зависеть от ежедневных движений финансовых рынков, но будут приносить сверхдивиденды от неизбежного роста соответствующих отраслей.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255719 Дмитрий Бугаенко


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255699 Сергей Шнуров

Шнуров в интервью Собчак для Forbes: «С точки зрения денег мне надо идти во власть, это кратчайший путь»

Ксения Собчак

Сергей рассказал Ксении, почему он — в отличие от депутатов — стремится к деньгам, а не «баблу», какова его доля в группировке «Ленинград» и о чем будет его новая песня

Ксения Собчак и Сергей Шнуров — постоянные участники списка главных российских знаменитостей по версии Forbes. В этом году они специально для очередного номера журнала, который поступит в продажу в четверг, 27 июля поговорили о деньгах. Смысл своей деятельности Сергей определяет так: он делает качественный продукт, но не «для души», а чтобы заработать. При этом «чуваком про бабло» он себя не считает, сколько денег у него на карточке — не знает, а заработанное вкладывает в «движимость» — в жену Матильду.

Как получилось, что ты стал вдруг за последние года два буквально грести деньги лопатой?

В 2010 году, когда я возродил «Группировку Ленинград», первым делом я подписал плакат, на котором был слоган концерта, знаменующий наше возрождение, — «Снова живы для наживы». Это было программное заявление. Я ему следую, все правильно, все складывается, как я планировал. «Снова живы для наживы». Не для каких-то творческих реализаций, не для чего иного. Это программное заявление, которое я выполняю.

Скажи, пожалуйста, нестрашно говорить об этом впрямую? Не боишься ли ты, что это будет неправильно воспринято?

Нет, нет, нет. Не боюсь, потому что мне надоело смотреть в эти честные глаза наших исполнителей, которые говорят: «Мы для души». Зачем вы это делаете для души? Если вы делаете для души, но плохо, давайте я буду делать для денег, но хорошо. Для души у нас делают дороги, строят стадионы для души. Давайте для денег что-нибудь сделаем? Вот я и делаю для денег.

То есть Шнуров про бабло?

Что значит «про бабло»?

Ну, в смысле, что он про то, чтобы зарабатывать деньги, он такой вот чувак про заработки.

Шнуров делает качественный продукт.

Это правда.

Если про зарабатывание денег, то, конечно же, есть механизмы гораздо проще. Нужно было в свое время встраиваться во власть, вот там деньги как бы зарабатываются, зарабатываются в кавычках. Я иду по пути наибольшего сопротивления, заметьте. Так деньги не зарабатываются в этой стране. Так что, как это я про бабло? Про бабло у нас люди со значками депутатов, они вот про бабло, да.

Я думаю, интервьюера для тебя редакция Forbes выбрала именно для разговора про бабло. Не потому, что я хороший интервьюер, как мне бы хотелось думать, а ровно из-за моих белых конвертов, найденных у меня два года назад.

Это была шумная история.

Потому что понятно, чего греха таить, шоу-бизнес в России если не черный, то серый точно. Ну согласись.

В серой зоне абсолютно. У нас всех есть ПБОЮЛы. Все там, понятно, платят какую-то копеечку, но в принципе это все находится в серой зоне.

Понимаешь, я, к сожалению, плачу уже не копеечку. Где-то года три как, а может, и больше. Нет, больше. Очень большие суммы я перевожу на ИП.

Смотри, у меня есть ООО, есть ЗАО, есть ИП. Со всего этого я плачу налоги. Ты попробуй продавать музыку в электронном виде и не платить налоги. Ты попробуй заключить рекламный контракт всерую. Ты попробуй собрать стадион и вот так сказать.

Ну, слушай, по стадионам есть схемы. Ты говоришь, что у тебя не продался стадион, что у тебя половина зала, а на самом деле у тебя весь стадион, они же не будут считать по головам.

Нет, в случае «Ленинграда» это невозможно. Это очевидно, что он продался, понимаешь.

Очевидно, что спектакль «Сон в летнюю ночь» был у Серебренникова. Это же не мешает его судить за то, что спектакля не было. Что мешает тебе сказать: ребят, у меня половина зала только сидела.

Это, наверное, должны говорить организаторы концертов. Организаторы концерта — это не я. Я, собственно говоря, получаю гонорар, который у нас есть. ИП у каждого сотрудника в «Ленинграде», кто-то трудоустроен в ЗАО «Ленинград», кто-то — в ООО «Ленинград». И все они платят налоги. Я плачу, кстати, очень большие налоги, на мой взгляд. То, что я получаю от этих налогов, гораздо меньше, чем я плачу.

Хорошо, все равно расскажи, чтобы нас не привлекли за это интервью, абстрагируемся лично от тебя. В целом наш шоу-бизнес находится в очень такой серой зоне, согласись. Что с этим делать?

Смотри, публичная деятельность более-менее прозрачна, там все ясно. Все, что касается корпоративов, это, конечно, частных мероприятий, то да. Все в конвертах, и к бабке не ходи.

Более того, это недоказуемо, выступил у друга, взял гитару в руки.

Никак. Это очень круто. Я считаю, что это замечательно, эти наши квартирники. В 70–80-х все скинулись по три рубля и получили Бориса Гребенщикова. А теперь у нас корпоративники.

Какой основной источник дохода проекта «Ленинград» — концерты публичные, корпоративы, продажа музыки, реклама?

Не могу тебе сказать, не знаю просто.

Но примерно как ты представляешь? Мне кажется, на первом месте должны быть сборы от концертов, стадионы, на втором — корпоративы, на третьем — реклама. Какое-то такое должно быть соотношение.

Ну, наверное, так и есть. Дело в том, что ты не поверишь, но я не знаю, сколько денег у меня даже на карточке. У меня все финансы...

Давай вот честно. Я сама была удивлена, зашла в какой-то магазин в Питере, понравились сережки. Захожу через три дня, магазин очень красивый на углу. Говорю: у вас же вот сережки были. Шнуров купил. Ну ладно, купил. Нет, говорит, жене купил. Пришел, взял за двадцаточку сережки.

Это не значит, что я знаю, сколько денег у меня на карте. Я, правда, не знаю.

Больше двадцати тысяч долларов, раз ты можешь купить и позволить.

Там явно больше двадцати тысяч, да.

Ну хорошо, ты понимаешь примерно свои расходы-доходы?

Нет.

То есть ты не копишь, не откладываешь?

Этим всем занимается Матильда.

Но у тебя деньги лежат в России в рублях, долларах, евро? Можешь чуть-чуть об этом рассказать?

Я спрошу у Матильды.

То есть ты не знаешь ничего?

Я вообще даже не парюсь по этому поводу. Человек либо производит деньги, либо их сохраняет. Это не мой профиль. Я думаю о том, как их зарабатывать. А если я буду думать, где их сохранять, как их хранить, на каком счету, это не мое занятие.

Как формируется цена? Смотри, ты сейчас артист дорогой, насколько можно это озвучивать, но в принципе, если ты звонишь в любое агентство и хочешь пригласить группу «Ленинград» на частное мероприятие, это будет стоить прям сто пятьдесят, прям дорого.

Я думаю, сто двадцать где-то, предполагаю. Но не сто пятьдесят.

Как формируется эта цена?

От спроса. Любая цена от спроса.

Я помню, 10 лет или там сколько назад это могло быть пятьдесят, еще сколько-то. Как ты чувствуешь, что наступает момент повышать цену?

Опять же, смотри, этим всем занимается мой директор. Я, вообще-то, тот х..., который придумывает песни и клипы.

То есть ты про финансы свои собственные?

Я почему тебе сейчас говорю «120 тысяч», потому что давеча позвонил один мой знакомый, приятель, и говорит: я хочу сделать корпоративку. Я говорю: не знаю, сколько она стоит, давай перезвоню сейчас. Я звоню директору, он мне говорит: столько. Я перезваниваю. Я не интересуюсь, понимаешь.

Можешь рассказать, как устроен бизнес внутри группы «Ленинград»? Если это не секретная информация. Бренд принадлежит тебе, все права песен принадлежат тебе. Как ты делишь доходы-расходы внутри группы, можешь озвучить?

Могу озвучить, и очень просто. Я забираю половину, а все остальное делится практически поровну между участниками. Эти акции так распределены.

Бывали конфликты на эту тему? Кто-то был не согласен?

Денежные? Боже упаси. Дело в том, что, понимаешь, если бы у всех участников процесса не росли доходы, тогда, конечно, были бы конфликты. Но так как они растут бесконечно...

Сколько примерно концертов ты даешь в месяц?

Я не знаю. Я знаю, сколько я дал в прошлом году по итогам. Опять же, цифру посчитал не я. Мне ее сказал наш саксофонист. 108 концертов мы дали за прошлый год.

Это прямо до херища.

Да.

Послушай, а как у тебя рождается это невероятное ощущение, когда какую песню спеть? Это удивительно, что ты придумываешь эти смыслы и формулируешь их именно в тот момент, когда они становятся невероятным хитом. Как это происходит?

Если бы у меня был бы метод такой, я бы его бесконечно продуцировал.

Ты его бесконечно и продуцируешь.

Нет, смотри, сейчас, положим, после «Стаса» я два месяца ничего не выкладываю. Один клип сняли, и, на мой взгляд, он не получился, второй я задумываю.

Это какой не получился?

Ну, неважно, просто не получился. И вообще много чего не получается. Если у кого-то есть представление, что я луплю все время в десять, то только потому, что я выкладываю только то, что, я считаю, получилось. Конечно, бывает, что и в молоко улетают все эти выстрелы. Слава богу, у меня хватает ума самому себе сказать, что эй, остановись... Самый суровый критик себе — это я. Поэтому более-менее причесанный продукт вылезает под взгляды общественности, все остальное я заметаю под коврик, потому что это не я и я этого не делал. Вообще в принципе я слежу за тем, как меняется язык. Это единственное, что я могу тебе ответить. В «Лабутенах» — там важно что? Понимание того, что появилось это «на»: на лабутенах, на пафосе. Что вот эта частица стала выполнять другую функцию. Если раньше было «в», то теперь «на» — язык поменялся. Я это заметил и ловко с этим сыграл. Язык вообще гибкий, и, слава богу, он меняется, появляется много жаргонизмов, много интересных структур, новые слова, как «лабутены». Они были, но были каким-то маргинальным словом на периферии сознания русского народа, а я вытащил и сделал центральной линией, хотя оно там присутствовало. Так же и «В Питере — пить». Это лингвистические забавы. Мне интересно делать такие ассонансы, разрушить конструкцию Питера как «Питер, терпи», город скорби, серости, плохой погоды. Вот я придумал такую фигню, которая это разрушает. Теперь вот говоришь «Питер», все говорят «пить». Прекрасно. Я изменил отношение к городу, изменил его эмблему, символ.

Это уже стало каламбуром, который неприлично произносить, потому что это самое первое, что у тебя рождается про Питер, как будто это существовало всю жизнь.

Да, это круто. Это прям большая победа, я горжусь. Впрочем, как и «ехай». Если раньше «ехай» было словом условно провинциальным, то теперь, когда говоришь «ехай», сразу появляется это «на…». Другого места поездки не предусмотрено.

В том-то и дело, что, на мой взгляд, это уникальное ощущение, что ты ровно попадаешь. Мы сегодня прилетели, Виторган заказал себе, пока мы ждали багаж, что-то выпить, и я говорю: «Ну что, все, в Питере — пить», а он на меня так посмотрел, словно я сказала: «Какие люди — и без охраны». Я говорю: «Послушай, это не такой каламбур, как ты на меня сейчас посмотрел, ему еще пока год». Это реально песня прошлого лета. Когда ты ее сделал? Полгода назад?

Да нет, год. В мае мы ее выложили, год, да.

Есть ощущение, что это было всегда, и даже неоригинально это сказать.

Я думаю, что это войдет в кровь, станет таким фоном. Можно будет даже не произносить, это просто будет восприниматься как «Белые ночи» Достоевского. Говоря «белые ночи», ты не говоришь «Достоевский», не вспоминаешь этот сентиментальный роман, не вспоминаешь «Бедных людей». Белые ночи — это белые ночи.

Ты говоришь, что для тебя это лингвистический эксперимент. Но вот ощущение тренда, когда спеть про Путина, когда про лабутены, когда про Питер, оно возникает внутри тебя, или это случайные темы, фишки, которые ты подбираешь?

Ну, не фишки. Я вообще не слежу за событиями, во-первых. Я отметаю события как нечто незначимое. Я слежу за движениями явлений, когда я понимаю, что сейчас происходит что-то большое, поворот этих пластов. На события я стараюсь не обращать внимания, кто кого куда, почему, зачем. Я это отметаю, мне неважно. Я слежу за языком, как он реагирует, и одно событие на язык не может сильно повлиять. Оно может родить хештег, но не более того. Но хештег умирает довольно быстро. А явления большие отражаются в языке, я вот за этим слежу и на это реагирую. Это не про Путина, не про лабутены, это большое движение больших культурных пластов.

Какое следующее большое движение ты чувствуешь, которое тебе предстоит еще сформулировать?

Меня давно забавляет эта тема, которая началась еще со времен «Я не хочу на дачу, на дачу не хочу»:

Перекроют нам границы, твой туризм пойдет к х...

Не годится ездить в Ниццу, так сказал Омар Хайям.

Этот диалог традиционной, патриархальной мужской России с новой женской Россией, которая в лабутенах. Это две России, причем они по гендерному признаку даже разъединены, и одна смотрит, как голова нашего двуглавого орла, назад, а другая смотрит вперед, как бы в будущее, но оно тоже не определено и очень размыто. Вот этот конфликт, мне кажется, в нем кроется все самое интересное, что здесь происходит.

То есть следующая песня условно будет о мечте придуманной героини поехать за границу этого условного русского мира.

Нет, следующая песня уже написана, она, конечно же, про Париж. Париж как несбыточная х... Особенно из Твери Париж — это что-то неопределенно ох... Увидеть Париж и умереть, вот это меня очень забавляет.

Почему тебя это забавляет?

Не знаю, но это забавно. Потому что это некий романтический образ, некая идеальная конструкция, потому что Париж такой семантически. Ненастоящий Париж.

Интересно, как ты видишь это сквозь свою призму. Если ты спросишь журналиста, какой тренд, о котором еще не сказал Шнуров, первое, что мне приходит в голову, это, конечно, Америка и отношения с Америкой, странное противостояние, условно вторая холодная война и т. д. У тебя на эту тему нет ни одной песни, и Америка как новый горизонт, враг, которого мы любим и которого хотим и т. д., там не присутствует.

Я Америку вообще в принципе воспринимаю как такое некое отражение. Всегда Россия находится в диалоге с Америкой. Понятно, что они похожи, понятно, что много общего. И многонациональность, и некое пуританское общество, у нас оно тоже вполне себе пуританское.

То есть этого тренда на нелюбовь, ненависть к Америке ты не чувствуешь?

Нет. Во-первых, она не достигла своего апогея, как мне кажется. Потом, Трамп еще не совсем понятен, он не так выразился, ярко проявился. В принципе фигура может сыграть как влево, так и вправо. Он такой трикстер, джокер. Это что-то, что может поменять ход игры. Поэтому что-то формулировать по поводу него глупо. Понятно, что можно ошибиться с мастью. Этого я бы не хотел делать.

По поводу ощущения трендов. Твоя выставка. Ты видел, что там очереди вообще стоят?

Ее продлили сегодня.

Мне позвонил Церетели и сказал: я не понимаю, у меня никогда в музее не было очередей, спасибо вам за идею.

Ни Путин, ни Навальный так не формулируют сегодняшние ощущения, как ты через свою выставку. Я понимаю, почему люди туда приходят. Выставка, как и твое творчество, не про художественную ценность самого произведения, а про то, что ты невероятно круто формулируешь через эти вещи то, что происходит.

Это рифмы, фактически рифмы найденные, и они отражены. Это некое поэтическое игровое пространство.

Вот есть Сергей Шнуров, сто концертов делает в год, зарабатывает до хера бабок на всей этой фигне. Зачем тебе? Это же творческий явно акт, это же не заработать.

Смотри, творчество, нет у меня в языке такого слова, я его исключаю. Творчество, я уже неоднократно говорил, творят телочки в инстаграме. Там творчество. Фотографируешь себя в зеркале, цитатку е… — твори, пожалуйста. Я творчеством не занимаюсь, я занимаюсь искусством. Я создаю искусственные объекты, которые каким-то образом преломляют, объясняют, пытаются объяснить и найти рифмы тому самому бытию, в котором мы существуем, всем этим сложносочиненным социальным структурам. Выставка мне нужна именно затем, чтобы очереди пошли в музеи, чтобы люди перестали бояться современного искусства. По идее, такая азбука. Понятно, что человек, который не читал Бориса Гройса, который вообще вне контекста, ему это современное искусство на… не нужно. Но у нас в последнее время появилась негативная коннотация, что современное искусство — х…, причем не нужная никому. Своим жестом я это опровергаю. Современное искусство может быть с очередью и привлекательным.

Но эта же история доказывает, что Шнуров все-таки не про бабло, хотя мы с этого начали наше интервью, потому что явно ты потратился на эти экспонаты, перевозил их в Москву. Даже если придет еще тысяча человек, все равно ты не заработаешь на этом, и именно с точки зрения коммерческого проекта «Ленинград» это действие бессмысленное по соотношению потраченного времени и заработанных денег. Тогда зачем?

Смотри, оно тебе кажется бессмысленным.

Бессмысленным с точки зрения денег.

Смотри, я же тебе объяснил, с точки зрения денег мне надо идти во власть, это кратчайший путь. Зачем городить этот огород, зачем придумывать эти песни? Это сложно. Клипы снимать, за людьми смотреть.

Ты это делаешь хорошо, рифмы идут, клипы крутые. Это даст возможность собирать стадионы и вести мероприятия.

Согласись, в принципе если пойти в наш петербургский ЗакС, будет быстрее и суммы примерно те же, а то и больше.

Может, у тебя таланта такого нет. Что бог дал, то и дал. У тебя, может, нет таланта чиновника, а этот есть.

Самое ох…, что там в принципе таланты не нужны. Понимаешь, человек как вода — тот, который про бабло. Он течет туда, куда легче течь. Почему я теку вверх? Значит, я не очень про бабло. Почему я преодолеваю все это сопротивление?

Знаешь, может, это единственное, что ты по-настоящему делаешь круто. Ты можешь зарабатывать большие деньги тем, что плетешь макраме? Ты плохо его плетешь, никто покупать не будет, а песни пишешь отличные.

Я не знаю, я не пробовал макраме. Как мне кажется, можно заняться и макраме, это в принципе не тупиковая ветвь. Понятно, что это сложнее, чем депутат.

Но ты же раньше был художником, перерисовывал даже малых голландцев.

Копировал.

Тебе же за это огромные деньги не платили?

По тем временам это были очень неплохие деньги. Очень даже неплохие. За копию в начале 90-х, когда у моих родителей где-то 30 долларов была зарплата, я получал 300. В 10 раз больше, чем мои родители. Это до фига. В принципе, усердно трудясь, мог тыщу заработать. Тыща по тем временам — серьезные деньги.

Есть ли какие-то проекты, в которые ты вкладываешь то, что зарабатываешь сейчас в проекте «Ленинград»? В недвижимость, бизнес какой-то, акции? Что ты с этими капиталами делаешь?

Я же тебе уже сказал.

У Матильды? То есть ты до такой степени? Она же наверняка с тобой советуется, вот хочу вложить в такие-то акции.

Нет, она мне говорит, вот мы открываем ресторан, это будет стоить столько-то. Я говорю, да, о’кей.

Какие-то у тебя есть крупные инвестиции в ценные бумаги, в недвижимость? Без расшифровки, просто чтобы понять.

Не знаю. Я инвестирую в движимость, в Матильду инвестирую, чтобы она двигалась. Я вообще за жизнь. Мне кажется, акции — не мое это.

Россия — страна очень неоднородная. Наряду с выступлениями группы «Ленинград» за 120 000 — ведение корпоративов, что вызывает мою страшную в этом смысле зависть, в хорошем смысле зависть. Ведения Николая Баскова, например, стоят 130 000.

Обалдеть.

Это реально, он дешевле не соглашается. Понимаешь, вполне возможно, этот рейтинг под большим секретом, но возможно, что вы там где-то рядом, соприкасаетесь с Николаем Басковым. О чем этот факт тебе говорит?

Слушай, я видел, как ведет Басков. Он действительно круто ведет, он большой профессионал.

Нет, сейчас мой вопрос в том, если мы сейчас абстрагируемся и берем этот рейтинг как денежное мерило нашего шоу-бизнеса, то среди первых пяти людей встретились дикобраз, ежик и помидор. Это будут очень разные представители шоу-бизнеса.

Ну да, так и должно быть. Если ты возьмешь американский хит-парад доходов, то на первом месте ты увидишь какого-нибудь музыканта кантри, а на втором — металлюгу. И чего? Ну да, один играет кантри про собаку и про то, что идет дождь, а второй кричит: «Я вас убью, сатанисты».

Хорошо, давай попробуем создать свой рейтинг Сергея Шнурова. Кто те люди, можешь назвать максимум пять людей по Сергею Шнурову, которые сегодня формируют главные смыслы. Мы об этом сегодня говорили.

Главные смыслы?

То есть люди, которые формулируют эту повестку, то, что делаешь ты. Люди, которых ты именно по этому качеству мог бы сопоставить с собой. Из самых разных сфер жизни.

Я боюсь, что повестку формируют не люди, а скорее, платформа. Есть некая повестка YouTube, есть повестка Instagram. Причем это делают не люди, а сообщество. Если взять того же самого Дерриду, это резонно. Грибница проявляется.

Но люди, которые чувствуют это так, как ты. Ты сегодня сказал, что через свое искусство ищешь и формулируешь некие смыслы, которые витают вокруг нас, лингвистически выхватываешь. Есть еще люди, про которых ты бы мог сказать, что они тоже по-своему пытаются делать схожие вещи, но только, например, по-другому.

Сейчас я подумаю. Я думаю, что Невзоров, наверное, беспощаден и точен в своих определениях настоящего. Вообще настоящего многие боятся.

А почему?

Или идеализируют. Или, наоборот, проклинают. Никто не пытается анализировать настоящее, а оно требует анализа. У Невзорова иначе получается, хотя я с ним во многом спорю. Спорить он любит и не боится, чем интересен.

Кто еще помимо Невзорова?

Я очень люблю Эткинда, приятельствую тоже с ним. Я читаю Эткинда, но он скорее не про современность, хотя… Я даже не знаю, что сейчас современность. Кто держит время за яйца? Не знаю.

Навальный держит время за яйца?

Думаю, что нет. Он следует тенденциям и является скорее заложником ситуации.

А Путин?

То же самое. Они причем равнозначны. Они просто едут на автомобиле, у которого нет руля. Что один, что другой, только это разные автомобили.

Я тебя обожаю. А кто еще? Звягинцев?

Звягинцев. У Звягинцева, при всем уважении, при всех этих премиях, я в этом не вижу нового киноязыка. Я вижу новый киноязык, положим, в фильме «Бердмэн». Это про современность, это про сейчас. У Звягинцева я как будто окунаюсь в XX век, в недоснятого Тарковского, длинные планы. Мне не нужно три минуты показывать иконки на торпеде автомобиля, я уже понял, спасибо.

Хорошо, последний вопрос. Есть ли какая-то цифра, условно, после которой ты готов закончить творчество группы «Ленинград»? Есть ли сколько-то денег, сколько ты ставишь себе коммерческой целью заработать, после чего можешь сказать: «Спасибо, ребята, свободны»?

В принципе я уже могу ничего не делать. Вот так оцениваю.

Свои сто миллионов ты уже заработал?

В принципе этого хватит, но дело-то не в этом. Дело в том, что мне интересно. Мной двигает, конечно же, интерес. Это самое главное, что мной двигает. Мне интересно повернуть ситуацию, мне интересны конфликты, мне интересно настоящее, потому что настоящее интересно.

Как я люблю людей, которые говорят так, что потом даже не надо их править.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255699 Сергей Шнуров


Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 25 июля 2017 > № 2255692

Беспилотникам добавят недостающее звено

Елизавета Титаренко

Рабочая группа по беспилотным автомобилям, созданная при Экспертном совете по развитию цифровой экономики, в сентябре проведет первое заседание. Группа намерена уже в этом году подготовить рекомендации и проекты законов, направленных на правовое регулирование отрасли беспилотных автомобилей, которое позволит применять их на дорогах общего пользования. Без этого, как считают в рабочей группе, невозможна обкатка беспилотных систем в реальной обстановке и сбор дополнительных данных, необходимых для работы беспилотников.

Координатором рабочей группы по беспилотным автомобилям является учредитель АНО "ПравоРоботов" Никита Куликов. Рабочая группа находится под патронатом депутата Госдумы от фракции "Единая Россия" Дениса Москвина. Он возглавляет Экспертный совет по развитию экономики нового технологического поколения при комитете Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Как рассказал корреспонденту ComNews Никита Куликов, он выступил инициатором создания рабочей группы, среди участников которой - российские разработчики данной технологии (например, ГК VolgaBus, Avrora Robotics), Гильдия автошкол, страховщики и транспортные компании. Он отметил, что пока с рабочей группой и с АНО "ПравоРоботов" не сотрудничают ГАЗ и КАМАЗ.

По словам Никиты Куликова, для развития отрасли беспилотных автомобилей необходимы законодательные инициативы. "Ряд стран, такие как США, Германия, Сингапур, уже в первых кварталах 2017 г. начали принимать соответствующие законы и, следовательно, тестируют технологии и привлекают инвестиции, - напомнил он. - В России в рамках Национальной технологической инициативы было утверждено направление AutoNet, которое за прошедшие два года только смогло согласовать дорожную карту, определяющую поэтапное развитие беспилотников. В соответствии с данным документом разработка законодательного регулирования беспилотных автомобилей запланирована только на 2019 г.". В проекте программы "Цифровая экономика" сказано, что ко II кварталу 2019 г. России предстоит отрегулировать правовые вопросы робототехники и искусственного интеллекта.

Никита Куликов уверен, что необходимо как можно скорее начинать формировать законодательные инициативы. "Мы знаем, что в России есть разработчики с уже готовыми тестовыми образцами беспилотных автомобилей, которые можно начинать тестировать. Более того, эти тестовые образцы уже можно и нужно выпускать на дороги общего пользования для сбора дополнительных данных и обкатки систем в реальной обстановке", - считает Никита Куликов.

В сентябре состоится первое заседание рабочей группы по беспилотным автомобилям. По оценкам Никиты Куликова, участники группы хорошо разбираются в вопросах госрегулирования, знакомы с ключевыми представителями отрасли и законодателями, так что "вполне реально успеть принять соответствующие поправки и рамочный закон уже в I квартале 2018 г.". Первое, что рабочая группа хочет сделать, это включить термин "беспилотный автомобиль, или автобот" в Правила дорожного и движения. Второе - как можно скорее принять рамочный ФЗ, позволяющий использовать беспилотники на дорогах общего пользования.

Исполнительный директор транспортной компании Traft Артур Мурадян напомнил, что его компания входит в рабочую группу. Он считает, что первый проект федерального закона возможно будет создать уже в осеннюю сессию Госдумы. Причем, по его оценкам, это должен быть именно отдельный, уникальный, специализированный законопроект, а не ответвление уже существующих.

Traft заинтересован в том, чтобы начать тестировать беспилотники на дорогах общего пользования. "Сейчас приходится адаптировать тесты под действующее законодательство - перекрывать дорогу для других машин, осуществлять перевозку только методом контролируемого "платунинга" в виде эшелона с обычными автомобилями, ставить сопровождающие машины аварийных комиссаров с проблесковыми маячками и т.д. Закон, который разрешает тестирование на дорогах общего пользования без адаптации, сильно продвинет нас и наших индустриальных партнеров в разработках", - считает он.

Директор департамента продаж компании "Ингосстрах" Алексей Власов сообщил, что компания заинтересована вступить в рабочую группу. Однако, на его взгляд, качественно разработать соответствующий законопроект в указанные сроки невозможно. "В настоящий момент реальная необходимость в быстром принятии такого закона отсутствует, поскольку даже в мировой практике полностью автономные беспилотные автомобили пока только проходят испытания. Относительно выгоды - четкое правовое регулирование позволит потенциальным владельцам оценить все риски и сделать осознанную покупку. Сейчас при неопределенности правового статуса беспилотного ТС у владельца могут возникнуть неожиданные риски - эта неопределенность снижает спрос", - пояснил он.

Президент компании - разработчика искусственного интеллекта нового поколения "Мивар" доктор технических наук Олег Варламов считает, что законодательное оформление беспилотного автотранспорта - крайне сложный вопрос. С одной стороны, нужно придать статус транспорту, управляемому искусственным интеллектом. "С другой стороны, технологии, на которых сейчас создаются беспилотные автомобили, не в полной мере отвечают задачам, стоящим перед ними. Нельзя гарантировать, что пассажиры или другие участники движения будут в безопасности в случае появления беспилотного автотранспорта на дорогах общего пользования", - предостерегает он.

По его мнению, необходимо преодолеть разобщенность групп активистов, которые, борясь за госфинансирование, больше усилий тратят на борьбу друг с другом, чем на разработку нормативно-правовой базы. Для регулирования отрасли беспилотников потребуется гармонизация целого ряда уже действующих актов, а также целая система подзаконных актов. "Например, урегулировать отношения владельца беспилотного авто и страховой компании или предусмотреть возможность возникновения операторов беспилотных такси и парка автодронов в логистических компаниях, - считает он. - Словом, закон нужен, но подойти к его созданию необходимо с умом, чтобы деньги не были потрачены впустую и затем не пришлось создавать новую рабочую группу".

Директор по коммуникациям Uber в России и СНГ Ирина Гущина подчеркнула, что развитие беспилотных технологий - важное направление для Uber. "Мы начали работу в этой сфере несколько лет назад, и уже провели тестовые запуски в штате Пенсильвания на дорогах общего пользования. Конечно, пока рано говорить о массовом внедрении этой технологии, еще многое предстоит сделать, чтобы обеспечить надежную работу беспилотных машин в любых погодных условиях или в неожиданных ситуациях, например, при проведении дорожных работ", - говорит она. По ее словам, усилия Uber по развитию и внедрению технологии беспилотных автомобилей сфокусированы на США, поэтому компания пока не участвует в дискуссиях по поводу регулирования этого сектора в России.

Напомним, АНО "ПравоРоботов", руководителем которого выступает Никита Куликов, 7 июля было зарегистрировано в Минюсте. "ПравоРоботов" входит в Экспертный совет по развитию экономики нового технологического поколения. "ПравоРоботов" объединяет представителей российского ИT-рынка и экспертов в области права и планирует стать одной из ключевых площадок подготовки законодательных инициатив в области цифровой экономики - в сферах беспилотных транспортных средств, BigData, блокчейн-технологий, криптовалюты и др.

Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 25 июля 2017 > № 2255692


Норвегия. Филиппины. Новая Зеландия > Нефть, газ, уголь. Экология > energyland.infо, 25 июля 2017 > № 2254291

Одиннадцать активистов высадились с судна Arctic Sunrise на надувных лодках, чтобы провести акцию протеста рядом с нефтяной платформой Songa Enabler в 275 км к северу от побережья Норвегии. Надписи на плакатах «People Vs. Arctic Oil» («Люди против арктической нефти») обращены к компании Statoil и правительству Норвегии, которое выдало новые лицензии на добычу нефти в Баренцевом море.

Среди активистов из 19 стран, протестовавших против добычи нефти в Арктике на борту Arctic Sunrise, - Джоанна Сустенто с Филиппин, пережившая тайфун Хайян, и новозеландская актриса Люси Лоулесс. Сустенто требует от правительства Норвегии исполнять их климатические обязательства и отказаться от расширения добычи нефти в Арктике. Почти все члены её семьи погибли, когда тайфун Хайян в 2013 году разрушил её родной город Таклобан.

«Я не могу смириться с тем, что норвежские власти выдали новые лицензии на добычу нефти в Арктике, хотя они прекрасно знают, какую угрозу это несёт людям на другом конце света. Я отправилась в Арктику, чтобы увидеть их безответственность своими глазами, рассказать, к каким трагедиям приводит изменение климата, и призвать правительство Норвегии отказаться от этого опасного проекта», — говорит Сустенто.

Спустя всего две недели после подписания Парижского соглашения по климату, правительство Норвегии впервые за более чем 20 лет выдало 13 компаниям 10 лицензий на добычу нефти.

«Страшно даже думать о том, что тайфуны могут стать обыденностью, если такие страны, как Норвегия, продолжат расширять добычу нефти. Я не могла остановить тайфун, который разрушил мой дом, но Норвегия может повлиять на то, насколько частые и сильные штормы ждут нас в будущем. Надеюсь, что люди по всему миру смогут добиться того, чтобы власти принимали ответственные решения», — добавляет Сустенто.

Гринпис и норвежская организация «Природа и молодёжь» подали в суд на правительство Норвегии, обвинив его в нарушении Парижского соглашения по климату и норвежской конституции, которая обязывает правительство защищать право ныне живущих людей и будущих поколений на чистую и здоровую окружающую среду. Петицию в поддержку этого иска поддержали уже более 250 000 человек. Их подписи будут представлены в качестве свидетельства в суде.

«Я не могу безучастно стоять в стороне, когда нет никаких сомнений в том, что единственный способ избежать климатической катастрофы — прекратить расширять добычу нефти. Я не хочу смотреть в глаза своим детям и объяснять, почему я не сделала всё, что в моих силах, чтобы защитить их от изменения климата. Я не понимаю, почему правительство Норвегии разрешило Statoil бурение, расплачиваться за которое придётся будущим поколениям», — сказала Люси Лоулесс.

Нефтяная платформа Songa Enabler сейчас ведёт геологоразведку для Statoil на лицензионном участке Gemini North, а в конце лета должна отправиться на участок Korpfjell. Оба этих участка были выданы во время 23-й раунда распределения лицензий на разработку норвежского шельфа, который стал причиной иска Гринпис и «Природы и Молодёжи». Слушания по иску намечены на 14 ноября 2017 года. Statoil и правительство Норвегии решили не откладывать бурение несмотря на судебный процесс.

Норвегия. Филиппины. Новая Зеландия > Нефть, газ, уголь. Экология > energyland.infо, 25 июля 2017 > № 2254291


Казахстан > Транспорт > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254282

В Министерстве по инвестициям и развитию РК подсчитали, сколько пассажиров обслужили новые вокзал и терминал аэропорта Астаны, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Напомним, железнодорожный вокзал стоимостью 210,3 млрд тенге и терминал аэропорта, строительство которого обошлось в 92 млрд тенге, начали работать в начале июня текущего года.

"С начала эксплуатации ж/д вокзала обслужено порядка 305 тыс. пассажиров (...) С момента ввода в эксплуатацию в новом пассажирском терминале обслужено 227 тыс. пассажиров международных рейсов. План на 2017 год - 1 млн пассажиров", - сообщил министр по инвестициям и развитию РК Женис Касымбек на заседании Правительства РК.

Он отметил, что с начала июня в новом терминале обслуживаются международные рейсы 19 иностранных авиаперевозчиков, открыты новые рейсы в Дели, Варшаву, Хельсинки, Будапешт, Пекин, Ереван, Киев, Батуми, Минеральные Воды.

"Рост пассажиропотока в текущем году за первое полугодие в аэропорту Астаны по сравнению с аналогичным периодом 2016 года составил 19% или 1,8 млн пассажиров", - добавил министр.

Казахстан > Транспорт > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254282


Казахстан. Иран > Агропром > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254281

Аким Западно-Казахстанской области Алтай Кульгинов побывал на мясоперерабатывающем комплексе по производству охлажденной ягнятины ТОО «БатысМаркаЛамб». В ходе визита глава региона пообщался с представителями компании, которые рассказали, что первая партия продукции комплекса уже была отправлена на экспорт в Иран, передает Zakon.kz со ссылкой на пресс-службу акима области.

Напомним, соглашение о сотрудничестве с крупнейшей мясоперерабатывающей иранской компанией было подписано в ходе прошлогоднего визита главы государства Нурсултана Назарбаева в эту страну.

По словам одного из акционеров ТОО «БатысМаркаЛамб» Рахимжана Исмагулова, для поставки первой партии в Тегеран было подготовлено 18 тонн охлажденной ягнятины. В прошлый четверг вечером две фуры доставили груз в международный аэропорт Актау, откуда чартерным рейсом иранские партнеры перевезли мясо в пункт назначения.

«Это наша первая поставка. Мы надеемся, что выполним в полном объеме контракт на 1,5 тыс. тонн, который мы подписали с партнерами из Ирана, в частности с представителем самой крупной компании по переработке мяса господином Хади. Нас поддерживает руководство области и товаропроизводители региона», - подчеркнул Рахимжан Исмагулов.

В целом ягнятина, как отметил представитель иностранной компании Хади Хадад Задэ, пользуется огромным спросом на рынке Ирана. А казахстанское мясо особенно высоко ценится за качество и превосходный вкус.

«Наш контракт с казахстанским предприятием подписан не на пару месяцев, а на довольно продолжительный срок. Это важно для обеих сторон сотрудничества, так как с Казахстаном у нас сложились добрые отношения», – заявил господин Хади.

В свою очередь аким ЗКО Алтай Кульгинов отметил, что после визита главы государства в Иран, между странами сложились очень хорошие взаимоотношения. Результат этой плодотворной работы – два важных проекта, реализуемых в области. Это совместное предприятие по нефтехимии и экспорт казахстанской ягнятины в Иран.

Глава региона подчеркнул, что это открывает большие возможности для крестьянских хозяйств ЗКО.

Представители ТОО «БатысМаркаЛамб» подтвердили, что проблем с сырьем нет - один только Акжаикский район, где расположен завод, пока вполне способен обеспечить ягнятами производственные мощности. В дальнейшем планируется поставлять сырье и из других районов области.

Казахстан. Иран > Агропром > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254281


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254272

Органами государственных доходов по городу Алматы на постоянной основе проводиться разъяснительная работа по регистрации и исполнению налоговых обязательств лицами, сдающими жилое имущество в аренду, сообщает Zakon.kz со ссылкой на пресс-службу ведомства.

«На сегодняшний день, по результатам подворового обхода, на регистрационный учет было поставлено 1 457 арендодателей.

Кроме того, по результатам разъяснительных работ, с начало года самостоятельно зарегистрировались 2 798 квартсдатчиков. Таким образом, общее число зарегистрированных в течение года арендодателей составило 4 255, что в 5 раз больше за аналогичных период прошлого года.

В результате, в виде налогов, в бюджет поступило более 43 млн.тенге», - сообщил заместитель руководителя ДГД по г.Алматы К.Балтабеков.

Располагая сведениями, полученными в ходе подворового обхода, проведенного в преддверии зимней Универсиады, налоговыми специалистами, совместно с участковыми инспекторами проводится разъяснительная работа среди данной категории предпринимателей и на основании поступающих жалоб, выявляются недобросовестные арендодатели.

Напоминаем, что с 2017 года регистрация в качестве индивидуального предпринимателя максимально упрощена. Достаточно представить в ЦОН уведомление о начале предпринимательской деятельности, или направить уведомление через электронный портал elicense.gov.kz.

Ставка налога, в зависимости от выбранного режима, может составлять от 2 %.

Вместе с тем, для данной категории предпринимателей предусмотрена возможность задекларировать доходы по итогам года без регистрации в качестве ИП, но ставка налога в данном случае составит 10 процентов к доходу полученному от аренды за год.

Необходимо отметить, что регистрируясь в налоговом органе, предприниматель может уплачивать налог по льготной ставке, легализовать свои доходы в преддверии всеобщего декларирования, а также официально заключать договора аренды, и в случае возникновения с арендаторами проблем имущественного характера, подавать иски в суды.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254272


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254270

Как искореняют причины коррупции в Казахстане

Искоренение причин коррупции, устранение ее источников находится в приоритете работы Национального бюро по противодействию коррупции наряду с правоохранительными функциями, сообщает пресс-служба бюро.

На основе правоприменительной практики анализируются риски в наиболее коррупциогенных сферах. Тщательному мониторингу подвергаются правовые акты, функции и полномочия должностных лиц.

Важным аспектом в этой работе является мнение населения, которое служит ориентиром в принятии профилактических мер.

Выработанные рекомендации вносятся в государственные органы и направлены на исключение «лазеек» для коррупции. На сегодняшний день принимается ряд мер по их реализации.

Так, в сфере образования для защиты прав родителей и устранения «прямого» контакта с должностными лицами с 1 января т.г. в Астане в пилотном режиме запущена новая автоматизированная система очередности в детсады.

Теперь родители могут не выходя из дома поставить ребенка в очередь, выбрать детсад и получить направление без посредничества акимата. Все это доступно на портале электронных услуг столицы www.e.astana.kz.

Очередность в детсады стала более простой и прозрачной. Программой уже воспользовались порядка 5000 семей.

Такой порядок будет распространен по всей республике.

Внедрение «облачной» бухгалтерии в средних школах обеспечит онлайн-контроль расходования бюджетных средств и исключит финансовые нарушения.

Для исключения «поборов» в школах разработан проект Типовых правил организации работы попечительских советов, устанавливающий порядок расходования благотворительных средств. Наряду с родителями в работе советов будут принимать участие представители общественности (фонды по защите прав детей, партия «Нұр Отан», НПП «Атамекен»).

В дальнейшем деятельность родительских комитетов не будет связана со сбором денежных средств.

В сфере здравоохранения разработан закон, предусматривающий электронные закупки лекарств и медицинских изделий.

Это позволит обеспечить прозрачность процесса закупок и повысить доступность к нему потенциальных поставщиков.

Утверждены новые Правила выбора поставщика услуг по оказанию гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (далее - ГОБМП), где предусмотрено включение в конкурсную комиссию представителей неправительственных организаций.

Также разработаны Правила закупа услуг у субъектов здравоохранения в рамках ГОБМП. Проектом на 22% сокращаются формы отчетной документации, на 30% – формы первичной медицинской документации.

В целях устранения барьеров для медицинского бизнеса отменено 28 необоснованных санитарных правил, а также передаются в конкурентную среду 14 госфункций.

В сфере спорта принят закон, предусматривающий новую систему его финансирования с разграничением функций госорганов.

Теперь акиматы занимаются только развитием массового спорта, а центральный уполномоченный орган – координацией и контролем использования бюджетных средств.

В целях оптимизации госфинансирования профессионального футбола в конкурентную среду переданы 8 клубов.

На стадии согласования 3 новых стандарта электронных госуслуг по вопросам выдачи жилища спортсменам, выплаты им компенсаций и определения статуса спортивных школ.

Принятые меры позволят минимизировать коррупционные риски при распределении бюджетных средств в этой сфере, а также создать дополнительные условия для развития спортивного бизнеса.

В сфере сельского хозяйства осуществляется перевод на электронный формат госуслуг по выдаче разрешения на перемещение мясной продукции и субсидированию удобрений.

Для зерновых культур исключен погектарный порядок субсидирования с переходом на кредитование конечной продукции, что искоренит хищение бюджетных средств путем искусственного увеличения посевной площади.

Внедряются стандарты госуслуг по субсидированию перерабатывающих сельхозпредприятий.

Введение автоматизированной системы по рассмотрению заявок на выдачу субсидий исключит прямой контакт с услугодателями.

В сфере животноводства также предусматривается электронный формат подачи заявки на субсидирование развития племенного животноводства.

В сфере земельных отношений новый проект закона предусматривает прозрачные процедуры выделения земель сельхоз назначения и участие в конкурсной комиссии представителей общественности.

Для открытости информации по выделению земель создается онлайн-база очередников на получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства.

В пилотном режиме в Акмолинской области запущен специальный сервис для населения, обеспечивающий доступ к информации о свободных земельных участках.

В сфере строительства дорог внедрена электронная система подачи документов при закупках, что обеспечивает равные возможности предпринимателей при участии в конкурсных процедурах.

Создается Национальный центр качества дорожных активов, который будет осуществлять централизованный контроль за качеством строительных и ремонтных работ на дорогах.

Теперь обязательным условием аккредитации экспертных организаций является наличие в штате аттестованных экспертов в области строительства автодорог. Это позволит не допускать к техническому надзору непрофильных специалистов, как это было ранее.

В сфере геологии и недропользования перераспределяются функции по утверждению проектов, согласованию разрешения на сжигание и переработку газа, а также продлению контрактных сроков.

Аукцион станет основной формой конкурса на получение права недропользования, что обеспечит открытость и упрощение процедуры.

Оптимизируются сроки получения контракта на недропользование и упраздняются процедуры согласования, устанавливается административная ответственность за нарушение порядка предоставления права недропользования.

Все эти изменения вносятся в рамках подготовки проекта Кодекса «О недрах и недропользовании».

В сфере экологии объединяются госуслуги по выдаче разрешений на эмиссии в окружающую среду и заключения экологической экспертизы с полным переходом на электронный формат.

Это позволит почти в 3 раза (с 120 до 45 дней) сократить сроки оказания данных госуслуг, что улучшит условия для ведения бизнеса.

В сфере государственного аудита кардинально пересматриваются механизмы его проведения.

Утверждены квалификационные требования к кандидатам, претендующим на должность госаудитора.

Принимаемые меры создадут условия для оптимизации системы госаудита и повысят его эффективность.

В квазигосударственном секторе планируется принятие единых правил закупок с полным их переводом в электронный формат.

Создаются Единая база данных для мониторинга закупок, Реестр недобросовестных участников закупок и службы по контролю за закупками. Эти меры позволят осуществлять постоянный контроль за расходованием бюджетных средств в квазигоссекторе, а также обеспечить равноправие предпринимателей.

В целом, рекомендации Антикоррупционной службы учтены при разработке восьми законов, более 30 подзаконных актов, в том числе восьми новых стандартов госуслуг.

Такая профилактическая деятельность будет продолжаться на постоянной основе.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254270


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254238 Бакытжан Базарбек

Как бороться со спекуляциями на рынке земли?

Бакытжан Базарбек представил варианты решения проблемы

«В Казахстане сформировался своего рода неофициальный конгломерат, куда входят землевладельцы, мелкие перекупщики земли, риелторы, агентства недвижимости, оценочные компании, частные землеустроительные службы. Они управляют рынком земли, из-за чего земельные участки стоят несопоставимо с уровнем жизни населения», — такого мнения придерживается Бакытжан Базарбек, юрист, международный эксперт по земельному и экологическому праву. В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» он представил варианты решения проблемы.

— Бакытжан, рынок земли хоть и находится на стадии становления, но достаточно спекулятивен. Почему так сложилось?

— Думаю, основная вина лежит на перекупщиках. У нас властвует «дикий капитализм». Возьмите рынок земли в Алматы. В пределах городской черты участок стоит от $50 тыс., в окрестностях мегаполиса участок под ИЖС 10 соток — $10 тыс. И это всего лишь участок без дома, зеленых насаждений, без инженерных сетей, подключение к которым стоит денег. Откуда такие цены?

Как правило, государство не вмешивается в ценообразование на землю. Это нормально, так регулируется рынок земли в странах Европейского союза. Но у них нет такой пропасти между уровнем жизни человека и стоимостью недвижимости.

ВВП на душу населения не просто показатель для статистики, в нем учитывается доход человека и его возможность получения всех благ со стороны государства, исходя из его доходов. Это вопросы и здравоохранения, и образования, и отдыха, и жилья. Другими словами, стоимость жилья, в том числе земельных участков, не устанавливается просто так, она формируется по законам экономики. То, что у нас участок находится в пригороде Алматы, — это не экономический показатель его стоимости.

Стоимостные составляющие — это обеспеченность земли необходимыми инженерными сетями, транспортная доступность, наличие социальных объектов и близость к центрам обслуживания. Это в теории. У нас же на практике получается не так. У нас обычная «коробка» с землей без условий для проживания в поселке Коянды, что в 10 км от столицы, стоит столько, сколько коттедж с 10 сотками земли на берегу Черного моря в болгарском Бургасе или хороший дом в испанской Валенсии.

— Как вы думаете, какую роль в ценообразовании земельных участков играют риелторы?

— Они вносят существенный «вклад» в стоимость земли. Их деятельность необходимо регулировать.

Скажу так, у нас в стране есть десяток крупных финансовых групп, которые сосредоточили в своих руках тысячи гектаров сельскохозяйственных земель, земель для личного подсобного хозяйства, садоводства, индивидуального жилищного строительства. Деятельность крупных риелторских фирм, агентств недвижимости напрямую связана с реализацией этих земель на рынке по завышенной стоимости. И для этого используется любой негативный информационный фон.

— Но ведь есть еще так называемые латифундисты…

— Да, и их деятельность тоже влияет на рынок земли. Почему, например, образуются незапланированные селитебные зоны вокруг городов? Просто крупный землевладелец решил участок в несколько сотен или тысячи гектаров, отведенный под крестьянское (фермерское) хозяйство либо под сельхозтоварное производство, размельчить на 10 соток и продать гражданам под ИЖС. И мало кого беспокоит, что на участках, выдающихся под крестьянское (фермерское) хозяйство, запрещается ведение индивидуального строительства, там отсутствуют инженерные сети. Согласно плану детальной планировки района, на сельхозземлях не предусмотрена жилая застройка. Продавцов, получается, не волнует, что у покупателей в будущем возникнут из-за этого проблемы. И что проблемы возникнут и у государства — при планировании этих территорий. Более того, если сельхозугодия не будут осваиваться или их будут нерационально использовать, земли начнут деградировать. На первом месте, получается, сиюминутная выгода.

Земельный мораторий, наложенный в прошлом году, немного «остудил пыл» спекулянтов. Но я опасаюсь того, что кто-то может воспользоваться правовой безграмотностью населения и продолжит сегментировать землю для продажи в обход закона.

Поэтому я считаю, что необходимо ужесточить ответственность физических и юридических лиц, осуществляющих землеустроительные виды работ, вплоть до длительных сроков лишения свободы. Впрочем, коллеги-юристы и чиновники могут мне возразить: при существующем запрете и ограничениях спекулянты не смогут зарегистрировать идентификационный документ (госакт на землю). Скажу так: спекулянты всегда смогут найти лазейки.

Как юрист по земельным вопросам скажу так: каждый участок земли должен быть освоен и использован строго по целевому назначению. Это отражено в 92 и 93 статьях Земельного кодекса РК.

На деле земли скупаются оптом и не используются, владельцы ждут покупателей. Некоторые участки заморожены в качестве залога в банках — они вообще не работают. В итоге: земли вроде как заняты, получается дефицит. Это и позволяет «играть» с ценами.

— Как можно контролировать цены на землю?

— В развитых странах государство не вмешивается в ценообразование на земельном рынке, это есть и у нас. У нас государство устанавливает только базовые ставки платы за земельные участки сельхозназначения при их предоставлении в собственность либо землепользование. Думаю, нам не цены контролировать нужно, а правила игры на земельном рынке менять. Нужно менять отношение государства к аукционам и конкурсам по продаже права собственности на землю и права аренды. Я считаю, что необходимо изолировать крупных землевладельцев, спекулирующих землей, от аукционов. Все эти меры помогут сдержать цены на землю.

— Как активный эксперт всевозможных рабочих групп в парламенте, в госорганах что бы могли предложить для борьбы со спекуляциями и для регулирования цен на землю?

— Необходимо установить определенные ограничения. Нужно совершенствовать налоговое законодательство в части перепродажи земли, запретить продажу земли в течение пяти лет. Необходимо строго регламентировать зоны агломерации вокруг Астаны и Алматы, ужесточить контроль над соблюдением Генплана развития пригородной зоны (к сожалению, контроль над ним никто не осуществляет). Вокруг Алматы необходимо установить зону особого градостроительного регулирования в пределах 90−100 км и ограничить предоставление земли в пределах этой зоны. Нужно менять правила аукционов и конкурсов, существующие не отражают действительность и создают предпосылки для злоупотреблений. Нужно ужесточать ответственность риелторских, оценочных и землеустроительных организаций. Нужна новая концепция развития рынка земли, которая поможет сократить пропасть между ценами на землю и уровнем жизни людей. Необходимо сделать так, чтобы рынок земли отражал реальность.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254238 Бакытжан Базарбек


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254230 Айгуль Тасболат

Кредитные рейтинги компаний — формальность или необходимость?

Может ли рейтинговая оценка влиять на эффективность бизнеса и привлечь инвесторов

В современных условиях, когда на горизонте маячит деглобализация, а доступ к внешним источникам финансирования сильно ограничен, актуальность использования возможностей внутреннего рынка капитала становится приоритетной. При этом казахстанские финансовые институты, стремясь минимизировать свои риски, перестраховываются и выдвигают к заемщикам жесткие требования.

О дополнительных способах повышения инвестиционной привлекательности компаний рассказывает председатель правления АО «Рейтинговое агентство РФЦА» Айгуль Тасболат.

— Каков опыт присвоения национальных кредитных рейтингов в Казахстане? Сколько отечественных компаний получили кредитные рейтинги с 2007 года и как повлияли рейтинговые оценки на привлечение финансирования?

Кредитные национальные рейтинговые агентства работают в Казахстане уже около девяти лет с неоднозначным результатом. Наверное, самым эффективным был период с 2009 по 2013 годы. На эти годы пришелся пик активности в использовании кредитных рейтингов казахстанских агентств. Рейтинги получили более 200 казахстанских компаний. Наше агентство присвоило за все время работы 230 рейтингов, это примерно 20 рейтингов в год. Небольшое количество для Казахстана, учитывая, что в стране работает не менее 10 000 компаний.

К сожалению, мы сейчас не можем сказать, что национальные кредитные рейтинги влияют на формирование благоприятных условий для роста инвестиций, на стабильность кредитных институтов, и в том числе на стоимость привлечения финансирования в Казахстане. Это может произойти только в том случае, если использование кредитных рейтингов получит широкое применение, и они будут присваиваться каждой второй компании, обращающейся к инвесторам и кредиторам. Только тогда, когда данные по кредитной устойчивости наших предприятий будут доступны в режиме on-line, кредитные институты и инвесторы смогут выстроить свои процессы таким образом, чтобы стоимость привлечения финансирования не включала в себя потенциальные убытки и высокие риски, связанные с дефолтами и невозвратом займов.

Пока же мы видим, что получение кредитного рейтинга самими компаниями рассматривается как никому не нужная формальность, а инвестиционные и кредитные аналитики банков очень слабо используют этот инструмент при оценке своих рисков. Это результат отсутствия доверия. В 2014 году на организованном фондовом рынке было отменено признание национальных кредитных рейтингов. Сделано это было с целью снижения нагрузки на эмитентов в надежде на более активный выход компаний на фондовую биржу. Но этого не произошло. Следовательно, проблема не в рейтингах, и должны быть найдены другие подходы к мотивированию эмитентов. Теперь уже очевидно, что они связаны не с требованием о наличии кредитного рейтинга, а с отсутствием доверия у инвесторов к ценным бумагам среднестатистических казахстанских компаний.

Нам, наконец, необходимо понять, что деятельность национальных рейтинговых агентств дает один из основных инструментов для защиты интересов инвесторов и кредиторов, и для более эффективной оценки их рисков. Рейтинговая оценка косвенным образом позитивно влияет и на развитие самих компаний, на дисциплину и эффективность бизнеса.

Институциональные инвесторы, для которых мы делали рейтинговую оценку компаний, проявили большую дальновидность и проницательность, внедряя в свои системы управления рисками кредитные рейтинги. Эти оценки были преимущественно закрытые и предназначены для внутреннего использования. В целом, это тоже нормальная практика. Сами компании тоже иногда заказывают у нас закрытые, непубличные рейтинги, поскольку для них это своего рода проверка состояния бизнеса. Однако в идеале для того, чтобы практика кредитных рейтингов давала существенную пользу инвестиционному процессу и совершенствованию финансового сектора, необходимо, чтобы информация о кредитных рейтингах была публичной, и всегда была доступна всем инвесторам, даже если рейтинги были присвоены несколько лет назад. Это позволит отслеживать динамику развития и строить более точные прогнозы. Мы часто объясняем нашим клиентам, что тренд заключается в том, что на инвестиционный рейтинг негативно влияет отсутствие системной информации о платежеспособности компаний.

— Нужно ли создание единой информационной базы, соответствующей ожиданиям инвесторов? Какова может быть структура ресурса, содержащего информацию о присвоенных или присваиваемых в настоящее время рейтингах?

Я думаю, что каждое рейтинговое агентство хочет иметь собственную базу данных и по отраслям, и по предприятиям. Мы должны понимать, что состояние отраслей очень сильно влияет на деятельность компаний. Если мы анализируем информацию о работе одного или двух предприятий, работающих в какой-то одной отрасли, а оценку отрасли даем только по официальным статистическим данным, то это нас сильно ограничивает в точности прогнозов по кредитной устойчивости этих компаний. Мы всегда говорим, что анализ отрасли — это базовый уровень. Он будет достоверным и эффективным, если мы будем владеть подробными данными о деятельности подавляющего большинства компаний в данной отрасли.

Вопрос создания единой базы данных для инвесторов и кредиторов связан с тем, кто будет поддерживать ее актуальность и за счет каких средств? Уже имеется хорошая база данных — Депозитарий финансовой отчетности (ДФО), который содержит много информации о финансовых показателях компаний и некоторых корпоративных событиях. Но в него включены далеко не все казахстанские компании. Более того, не все организации представляют сведения в ДФО в едином унифицированном формате. В нем нет данных по международным и национальным кредитным рейтингам. Хотя это все существенные детали.

— Какова методология присвоения рейтинга, насколько объективно она отражает положение дел в компаниях?

Мы представляем нашу базовую методологию по присвоению кредитных рейтингов в открытом формате. С ней можно ознакомиться на нашем сайте. Анализ компании включает в себя четыре больших направления: анализ отрасли, анализ бизнеса, финансовый анализ и анализ менеджмента. Это довольно обширный объем количественных и качественных показателей. Исходную информацию в идеале должна предоставлять сама компания. Хотя часто используются также данные официальных открытых источников, а также результаты наших собственных исследований. Для объективной оценки собирается вся достоверная информация о деятельности предприятия за несколько лет. Кредитный рейтинг — аналитический инструмент, удобный и эффективный для инвесторов и кредиторов, так как в нем лаконично и адекватно отражается результат большого комплексного исследования состояния компании. Мы стараемся постоянно совершенствовать нашу методологию и поддерживать ее в актуальном состоянии, чтобы она максимально точно отражала уровень компании. Это объективная необходимость в современных, быстро меняющихся условиях. Постоянно возникают все новые и новые факторы, оказывающие существенное влияние на экономику и бизнес.

— Какие кредитные рейтинги могут получить казахстанские компании?

Максимальный кредитный рейтинг по нашей национальной шкале — ААА с индексом 1. Как правило, он может быть присвоен только государственным институтам, которые имеют гарантированную широкую поддержку государственного бюджета. Таких организаций, которые могли бы получить ААА, в Казахстане единицы. Наша шкала кредитных рейтингов не включает в себя анализ страновых рисков. Это означает, что кредитный рейтинг ААА по национальной шкале будет условно соответствовать уровню суверенного кредитного рейтинга Казахстана, присвоенного по международной шкале. Мы регулярно проводим анализ соответствия международной шкалы кредитных рейтингов агентств «большой тройки» и своей национальной шкалы.

— Что нужно сделать для широкого применения национальных кредитных рейтингов в Казахстане?

Для этого необходимо, чтобы кредиторы и инвесторы перестали полагаться только на свои оценки компаний, и начали интересоваться наличием кредитного рейтинга у компаний, причем не только при принятии решения о финансировании. Следить за заемщиками и инвестициями нужно регулярно на протяжении всего периода взаимодействия. Только так компании поймут, что наличие кредитного рейтинга является важным условием. Финансовый сектор должен признать и оценить все преимущества, которые дает практика широкого применения национальных кредитных рейтингов. Кризис — самое подходящее время для этого. Еще одним аргументом в пользу системы национальных кредитных рейтингов являются последние тренды, наблюдаемыми на мировом рынке. Начинающийся процесс деглобализации, о котором сейчас говорят эксперты, закрывает внешние источники капитала для развивающихся стран. Зимой был опубликован доклад руководителя департамента развивающихся рынков Citigroup Дэвида Любина, в котором говорится, что рынкам развивающихся стран необходимо стабилизировать внутренние финансовые системы, чтобы обеспечить доверие международных инвесторов и привлечь внешние капиталы в будущем, а также максимально сократить зависимость страны от внешнего финансирования в краткосрочной перспективе. Системная практика национальных кредитных рейтингов может дать Казахстану положительные результаты, поскольку позволит не просто повысить прозрачность компаний, но и сделать нашу экономику более понятной и предсказуемой для нас самих. А это значит, что мы получим возможность минимизировать риски, связанные с внутренними инвестициями и займами, а также сократить время на принятие данных решений. Это позволит финансирование бизнеса за счет инвестиций и займов преобразовать в непрерывный поток.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254230 Айгуль Тасболат


Россия > СМИ, ИТ > banki.ru, 25 июля 2017 > № 2254184

Почем звонит колокол

Битва за тарифы: как и зачем российские мобильные операторы меняют цены на свои услуги

Чтобы тариф вас неприятно не удивил, будьте на связи со своим оператором

Банки.ру вместе с экспертами-юристами разбирался, насколько правомерны действия операторов, повышающих тарифы на связь, и как реагировать в таких случаях абонентам.

Представители мобильных операторов не устают напоминать, что цены на связь в России одни из самых низких в мире. Это действительно так. За рубежом, в том числе в Европе и США, цены выше на порядок. Если в России средние расходы на связь в месяц на абонента составляют около 5 долларов, то в США это уже 50—150 долларов, в Европе — около 60 евро. В последнее время мы видим ситуацию, когда издержки операторов растут, что неизбежно приводит к пересмотру тарифов на связь.

Повышение тарифов — прихоть или необходимость?

Важно понимать: мобильная связь — это коммерческая сфера, и каждый оператор стремится к получению прибыли. А прибыль, как мы знаем, это выручка минус издержки. Если расходы растут, у бизнеса есть два пути — уменьшать издержки, не подверженные резким скачкам, или увеличивать выручку. К сожалению, первый путь в нынешних условиях малодоступен. С одной стороны, в дверь стучит технический прогресс со своими 5G-сетями, а значит, нужно вкладываться в инфраструктуру. С другой — появляются законодательные акты, предполагающие многомиллионные затраты. Стоимость доработок в рамках известного «пакета Яровой» исчисляется триллионами рублей. И пока правительство думает, возложить эти расходы на операторов, на потребителей или все же на бюджет, июль 2018 года, когда должны вступить в силу нормы «пакета Яровой», неумолимо приближается. Операторам нужно формировать «кубышку» уже сейчас.

Расти «вширь» уже не получается — проникновение сим-карт на рынке составляет примерно 180%, и новых абонентов ждать не приходится. Да, после отмены «мобильного рабства» пользователи переходят между операторами, но это практически взаимозаменяемые потоки — абонент ушел, абонент пришел. Условия у членов «большой четверки» схожи, и зачастую выбор идет на основании покрытия — а это уже зависит от территориального расположения клиента и особенностей телефона (кому-то, например, подходят только операторы с хорошим покрытием 3G). Сами компании, кажется, уже устали от конкурентной борьбы и смирились со сформировавшейся на рынке олигополией. Теперь их задача не набирать абонентов, а увеличивать ARPU — размер прибыли от каждого конкретного клиента. Основных стратегий тут две: изменение цен в действующих тарифах или «архивация» старых и введение новых.

Раз линейка, два линейка

В этом году почти все крупные операторы представили новые тарифные линейки: «Билайн» запустил линейку «ВСЁ!», «МегаФон» — «Включайся!», Tele2 — «Мой Tele2».

«Каждый из новых тарифов ориентирован на определенный сегмент пользователей и сфокусирован на удовлетворении их ключевых потребностей, — рассказывает пресс-секретарь Tele2 Ольга Галушина. — При разработке новой линейки мы учитывали предпочтения различных аудиторий и профили потребления, чтобы предложить клиентам тарифы, наиболее сбалансированные по наполнению и цене».

Примерно той же позиции придерживаются другие операторы. «Оператор при разработке тарифной линейки оперирует профилем потребления абонентов и рыночной ситуацией. В частности, в основе нашей обновленной тарифной линейки «ВСЁ!» лежал глубокий анализ абонентской базы с применением Big Data, а также опросы тысяч клиентов «Билайна» по всей России», — комментирует представитель ПАО «ВымпелКом» (бренд «Билайн») Анна Айбашева.

«Изменение тарифов и вывод новых связаны как с рыночной ситуацией, так и с пониманием потребностей клиентов. Модели тарифов, актуальные несколько лет назад, сегодня подчас не отвечают интересам клиентов. В частности, интернет-трафик клиенты расходуют совершенно по-разному. Современные тарифы это учитывают», — поясняет руководитель пресс-службы «МегаФона» Юлия Дорохина.

Народ не понимает

К сожалению, все проходит не так гладко, как хотелось бы. Судя по отзывам на тематических сайтах и форумах (в том числе на форуме Банки.ру и в «Народном рейтинге»), большой проблемой стало отсутствие налаженной коммуникации клиента и оператора. Учитывая действительно большое количество абонентов по всей стране, видимо, ресурсов операторов не хватает, чтобы оценить потребности каждого клиента и донести до него суть происходящих изменений.

Наш «Народный рейтинг» пестрит историями о том, как абоненту вроде бы предложили новый тариф, но на самом деле поставили перед фактом: тариф будет такой и никакой другой. А при любых вопросах и возражениях операторы ссылаются на договор, предусматривающий, что условия могут быть изменены в одностороннем порядке. Мы запросили комментарии экспертов, чтобы понять, насколько это законно и что делать абоненту в подобной ситуации.

Все опрошенные Банки.ру представители компаний напоминают оговоренные законодательством условия: каждый оператор имеет право самостоятельно устанавливать и изменять тарифы. Главное — заранее проинформировать абонентов о грядущих изменениях и получить их молчаливое согласие. Если абонент не заявил об отказе от новых тарифов, оператор меняет для него условия предоставления услуги.

«Не менее чем за десять дней до изменения действующих тарифов оператор должен извещать об этом абонентов через свой сайт. Дополнительно абонентам, которых затрагивают изменения, направляются короткие текстовые сообщения с информацией об изменении», — уверяет Анна Айбашева.

Как по закону?

Этот вопрос регулируется федеральным законом «О связи» и Правилами оказания телематических услуг (постановление правительства РФ от 10.09.2007 № 575). Согласно этим документам, оператор действительно вправе самостоятельно как устанавливать расценки на тарифах, так и менять их по своему усмотрению. Однако для корректного введения в действие нового тарифного плана нужно выполнить два условия: 1) проинформировать абонентов не менее чем за десять дней до введения изменений; 2) получить согласие абонента на новые условия. И если первое почти не вызывает проблем (оператору достаточно разместить информацию на своем официальном сайте), то второе — вопрос в некотором роде дискуссионный.

Опрошенные Банки.ру юристы разошлись во мнениях о том, в какой форме абоненту нужно выразить свое согласие, чтобы все было законно.

«В случае заключения с абонентом договора в письменной форме его изменение возможно лишь путем заключения сторонами дополнительного соглашения. В предыдущей редакции Правил существовала возможность изменения условий договора путем совершения абонентом конклюдентных действий (к примеру, если абонент был извещен об изменении тарифного плана, но в течение десяти дней не представил свои возражения, считалось, что договор изменен в этой части), — поясняет старший юрист юридической фирмы «Стрим» Мария Пономарева. — Вместе с тем большинство судов как ранее, так и сейчас исходят из того, что тарифы на услуги подвижной связи не относятся к существенным условиям договора. А потому действия оператора по изменению тарифного плана не могут являться действиями по изменению условий договора. Отсюда следует, что заключение дополнительного соглашения к договору не требуется».

«По истечении десяти дней после извещения о смене тарифа тарифный план будет изменен. И если абонент продолжает пользоваться услугами связи, это будет означать, что он согласился с новым тарифом, поскольку он совершил конклюдентные (подтверждающие) действия и принял изменения договора, — комментирует юрист юридического агентства «Представитель» Алина Абдрахимова. — Если же абонент не согласен с изменением тарифа, он вправе отказаться от оплаты услуг связи, предоставленных ему без его согласия. Но в таком случае оператор вправе приостановить оказание услуг связи абоненту по причине нарушения сроков оплаты».

«Стоит сказать, что повышение тарифов на любые услуги связи должно быть обосновано расчетами, а не желанием оператора получить бо?льшую прибыль. Контроль над размерами тарифов осуществляет Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России», — добавляет Алина Абдрахимова.

Налог на Яровую

И все-таки остается вопрос, кто будет возмещать издержки по выполнению «закона Яровой». Фактически, если это не будет происходить за счет бюджетных средств («пакет Яровой» не предусматривает выделения денег из казны), нагрузка так или иначе ляжет на абонента — он будет либо платить фиксированный взнос, либо пользоваться тарифами, подорожавшими на фоне издержек операторов. Ситуация получается двоякая — казалось бы, обязательные сборы с абонентов за хранение информации противоречат законодательству. С другой стороны, если издержки на «пакет Яровой» заложат в тариф, они будут непрозрачными — тут появляется слишком много свободы у операторов, а излишней свободой легко злоупотребить.

«Такая практика не будет соответствовать требованиям действующего законодательства, — считает управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин. — Федеральный закон «О защите прав потребителей» прямо запрещает навязывание потребителям услуги, а, соответственно, и платы за нее. Также ФЗ «О связи» указывает, что расчет стоимости услуг определяется их объемом, а также договором между оператором и абонентом. Включение в тариф дополнительных платежей по «закону Яровой» без согласия на то самих абонентов прямо противоречит действующему российскому законодательству».

«С одной стороны, Конституция РФ гарантирует права и свободы человека и гражданина, которые, в свою очередь, определяют смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательной и исполнительной власти. В данном случае получается, что законодательная власть не учла нежелание населения платить дополнительные сборы, — рассуждает юрист CAF Group Валентин Островский. — С другой стороны, «пакет Яровой» направлен на обеспечение безопасности всех граждан России. И государству следует найти грамотный механизм реализации его положений в жизни. Вариантов немного: либо возложить его реализацию на операторов связи, либо ввести специальный платеж для населения (на недавнем заседании в Российском союзе промышленников и предпринимателей звучало предложение сделать такой платеж в размере 3—5% от суммы стандартного счета абонента за услуги связи. — Прим. Банки.ру). Первый вариант чреват тем, что сотовые операторы молниеносно повысят стоимость тарифов на мобильное обслуживание. Этот процесс может стать неконтролируемым. Необходимо, чтобы размер взимаемой платы был небольшим и соответствовал критериям разумности и обоснованности: он ни в коем случае не должен серьезным образом ударить по карману потребителя мобильных услуг».

Включение в тариф дополнительных платежей по «закону Яровой» без согласия на то самих абонентов прямо противоречит действующему российскому законодательству

Итак, абонент в любом случае должен быть предупрежден. «Постфактум в публичную оферту условия включать нельзя. Надо заключать дополнительное соглашение с абонентами», — рассуждает Анатолий Юшин. Так что те, кто не хочет вносить обязательный платеж, вправе отказаться от услуг оператора и расторгнуть договор. Однако если все операторы массово решат включить такое условие в свою оферту, податься будет некуда — и операторы при этом будут правы. «Если законодатель пропишет эти условия «в целях обеспечения безопасности государства, борьбы с терроризмом и т. д.», операторы смогут обязывать новых абонентов подписываться на такие тарифы. Не думаю, что антимонопольная служба сможет и захочет что-то делать в такой ситуации. В случае судебного спора предсказать его итог достаточно сложно», — заключает Юшин.

«У граждан, по сути, не останется выбора, кроме как согласиться на условия операторов. Несмотря на всеобщее недовольство, «пакет Яровой» все же был принят. Более того, скорее всего, за неисполнение обязанности по уплате платежа (если такой платеж установят операторы с согласия государства. — Прим. Банки.ру) будет введена административная ответственность. И в случае нарушения закона гражданам будет грозить административный штраф», — добавляет Валентин Островский.

Прием, прием

Вам поступило СМС о грядущих изменениях, а вы не согласны — или даже не определились пока, согласны или нет, поскольку не располагаете достаточной информацией. Как бы скептически абоненты ни относились к работе службы поддержки операторов, именно туда нужно обращаться в первую очередь, если что-то пошло не так. Причем, как ранее мы уже писали, есть гораздо более эффективные методы, чем телефонные звонки: обращения на электронную почту, в чаты на сайтах и сообщения в официальных сообществах в социальных сетях. При этом важно помнить, что конструктивность диалога зависит от обеих сторон. Поэтому приготовьтесь максимально подробно описать свою ситуацию без излишнего негатива.

Пользователи, уверенно чувствующие себя в Интернете, могут заранее выяснить нужную информацию самостоятельно. Нужно понять, какие тарифы сейчас предлагает ваш оператор и есть ли среди них максимально близкие к нужному вам. Описания тарифов есть на официальном сайте оператора, и, как правило, в личном кабинете тариф можно даже самостоятельно сменить. Однако будьте осторожны, переходя с предоплатного тарифа, включающего абонентскую плату: если вы пользовались им меньше месяца, при переходе на новый тариф деньги за неиспользованные дни не возвращаются на счет. Автор одного из отзывов в «Народном рейтинге» призналась, что рекомендация оператора «менять тариф ближе к полуночи в последний день месяца» ей показалась немного жутковатой (но рекомендацию выполнила).

Также полезно время от времени анализировать свою мобильную активность (звонки, сообщения, интернет-трафик) — сейчас это можно сделать бесплатно с помощью нашего сервиса «Анализ тарифа». Если вы будете знать, в каком количестве потребляете услуги связи, будет проще сориентироваться в тарифах и выбрать нужный.

Но, допустим, вы не успели «разведать обстановку». Если абонент считает, что тариф был изменен необоснованно, или если не получал соответствующего предупреждения, он может написать претензию, на которую оператор обязан ответить в течение 30 дней. По истечении этого срока, если ответ не был предоставлен или не удовлетворил клиента, он вправе обратиться в территориальный орган Роспотребнадзора и в суд.

Весьма активно сейчас занимается вопросами тарифов на связь Федеральная антимонопольная служба. Буквально на днях ведомство озаботилось отменой национального роуминга.

В любом случае абонентам всегда нужно быть готовыми к изменениям тарифа. Рекомендации здесь простые и привычные:

— будьте в курсе всех условий своего мобильного тарифа;

— время от времени заходите в личный кабинет, чтобы проверить состояние счета, списания и подключенные услуги;

— пользуйтесь сервисом «Анализ тарифа», чтобы понять свой объем потребления связи;

— просматривайте новые тарифы у своего оператора (или у других операторов, если задумываетесь о переходе);

— если вы считаете, что оператор нарушил ваши права, ведите диалог; если это не получается, отстаивайте свои права в Роспотребнадзоре и суде.

Алиса ЛЕКСИНА, Banki.ru

Россия > СМИ, ИТ > banki.ru, 25 июля 2017 > № 2254184


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256057 Агаси Арабян

«Целостность Грузии – в наших интересах»

О положении армянского населения в Джавахетии и отношении властей Грузии к нему рассказывает президент некоммерческой общественной организации «Джавахкская диаспора России» Агаси АРАБЯН

Агаси Манукович, недавно на новостном сайте Novostink.ru была опубликована статья о Вашей встрече с послом Армении в России. Незамедлительно в азербайджанской прессе появился материал, в котором Вас обвинили в сепаратизме.

— Эти пропагандистские выпады сегодня никого не удивляют, а главное, не воспринимаются всерьез. Известно, что я состою в азербайджанском так называемом черном списке. Что касается встречи с послом Армении в России, то она прошла конструктивно, мы обсудили широкий круг вопросов. Для нас большая честь быть принятыми на таком высоком уровне. Посольство Армении в РФ поддержало нашу инициативу отправить армянским школьникам книги о маршале Жукове. Большое иллюстрированное издание о военачальнике выпущено при содействии Государственной Думы РФ и участии нашей общественной организации. Мы хотим, чтобы армянская молодежь более глубоко узнала о вкладе маршала Жукова в Победу в Великой Отечественной войне.

Расскажите о деятельности Вашей организации и ее задачах.

— Мы создали нашу организацию, а точнее, были вынуждены это сделать во времена режима Саакашвили, когда в Самцхе-Джавахетии начались гонения на армян. Наше положение было очень серьезным, мы испытывали мощное давление со стороны грузинской власти. И необходимо было создать трибуну вне Грузии, с которой мы могли бы открыто говорить о наших проблемах, обсуждать острые вопросы, защищать армянское население Самцхе-Джавахетии в условиях дискриминации, нарушения прав человека и свободы мысли. Россия предоставила нам такую возможность.

Сегодня обвинения в сепаратизме сняты?

— В черный список меня и моих коллег внес лично Саакашвили. Он обвинил нас в «сепаратизме, поддерживаемом Кремлем». А между тем в Грузии хорошо известно, что вопрос об отделении края Самцхе-Джавахетия никогда нами не поднимался. У грузинской стороны не было тогда и нет сегодня никаких доказательств сепаратистской деятельности джавахкских армян. Ложные утверждения Саакашвили были растиражированы СМИ. Цель — дискредитировать нашу организацию, очернить ее в глазах грузинского населения, вызвать ненависть и породить агрессию грузин к нам, армянам Грузии. В условиях откровенного притеснения и давления во времена Саакашвили мы неоднократно выступали за автономию края Самцхе-Джавахетия в едином составе Грузии, за федеративное или конфедеративное устройство Грузии, позволяющее ей сохранить территориальную целостность, тем более что режим Саакашвили оказывал на национальные меньшинства огромное давление. Но автономия не означает отделение или присоединение к другой территории. Сегодня, когда Запад навязывает Грузии так называемые европейские ценности, которые чужды армянам, неприемлемы для нашего народа, мы говорим о культурно-национальной автономии. Это всего лишь статус, и он также не означает территориальное отделение. Статус культурно-национальной автономии позволил бы армянскому населению Самцхе-Джавахетии развивать свою культуру, сохранить свои народные традиции, свои национальные ценности. Навязываемые западные «ценности», кстати, чужды и самим грузинам. Сегодня ситуация в Грузии изменилась в корне. Азербайджан и Турция заинтересованы в распаде Грузии. В этих условиях мы твердо выступаем за ее единство. Целостность Грузии — в наших интересах.

Грузинские власти должны оценить Вашу позицию.

— К сожалению, мое имя до сих пор числится в черном списке, до сих пор я являюсь в Грузии персоной нон грата. Не могу поехать на свою родину, повидать дочь, родных, посетить могилы родителей. Лидеры Грузии меняются, политика остается. Складывается впечатление, что руководству страны нужен образ врага, тем более что у этого «врага» хорошие отношения с Россией.

Насколько реально, на Ваш взгляд, открытие железнодорожного сообщения из России в Армению через Абхазию и Грузию? Что препятствует этому?

— Открытие новой железной дороги Карс — Ахалкалаки — Тбилиси — Баку (КАТБ) эксперты считают для Грузии экономически невыгодным, тем более что она прокладывается на заемные средства соседей. Ее строительство продиктовано не экономическими, а политическими интересами. Открытие дороги Север-Юг оправданно со всех точек зрения. Абхазия несколько раз заявляла, что не будет возражать против возобновления этого железнодорожного сообщения. Все сопутствующие вопросы, как, например, определение местонахождения таможенных и пограничных служб, можно решить в рабочем порядке. Я думаю, что сама Грузия сегодня положительно настроена в отношении возобновления железнодорожного сообщения Сочи — Тбилиси — Ереван. Но нынешняя Грузия зависима от Турции и Азербайджана, которые потратили значительные средства на КАТБ с тем, чтобы отсечь Армению от глобальных региональных проектов и более туго заблокировать республику. Ни для кого не секрет, что Грузия зависима от Азербайджана, откуда получает дешевый газ. Из Турции — вооружения, и не только. Аджария уже полностью в турецких руках, турки активно инвестируют в хозяйство республики, и, если Турция сегодня перекроет дорогу в Аджарию, Грузия окажется в транспортной блокаде.

Существует ли опасность того, что Турция постепенно «оторвет» Аджарию от Грузии?

— Такая опасность есть, как и в крае Квемо-Картли, где преобладает азербайджанское население. Азербайджан наращивает свое присутствие в Квемо-Картли, выделяет большие средства, в первую очередь на социальную сферу. Грузинским властям следует обратить самое пристальное внимание именно на эти факты, а не искать сепаратистские настроения в Самцхе-Джавахетии, где их нет. Я убежден, что можно и нужно обсуждать горячие темы с холодной головой, искать пути сближения и на уровне народной дипломатии. Это касается также и армяно-азербайджанского противостояния. Можно, например, пригласить к диалогу армян и азербайджанцев, уроженцев Грузии, проживающих в Москве.

Но многие азербайджанцы, проживающие в России, не идут на контакт с армянами, опасаясь резкой реакции со стороны Баку.

— Надо двигаться вперед, несмотря ни на что, пусть и медленными шагами. Необходимо избавиться от враждебной риторики, перестать распространять деструктивные, насаждающие ненависть материалы и начать движение навстречу друг другу. Джавахкские армяне выступают именно за такой путь.

Но месседж Баку хорошо известен: пока вопрос о Нагорном Карабахе не будет решен в пользу Азербайджана, никакие переговоры невозможны. Армения должна быть готова к войне…

— Когда в Карабахе начинаются военные действия, джавахкские армяне не остаются в стороне. Как показали апрельские события 2016 года, в каждом городе как в Самцхе-Джавахетии, так и вне есть добровольцы, которые в любой момент готовы прийти на помощь соотечественникам в Карабахе. Так было в первую карабахскую войну.

Добилась ли Ваша организация определенных сдвигов в улучшении положения армянского населения в Самцхе-Джавахетии?

— Наша деятельность приносит результаты. Во времена правления Саакашвили в Джавахетии закрывались армянские школы, сокращалась численность армянских учителей, часы преподавания армянского языка. Урок математики, например, 25 минут заставляли проводить на грузинском языке и только 20 минут — на армянском. Сейчас ситуация выправляется. Не так давно министр образования Грузии Александр Джеджелава посетил с визитом Армению. Он официально заявил в Ереване, что в Грузии будет дан старт переподготовке учителей армянского языка. Прекращены гонения на армянских активистов, разрешено проводить митинги, можно свободно высказывать свое мнение.

Какова численность армянского населения в Джавахетии?

— Официальное название нашего края — Самцхе-Джавахетия. Район Цалка был специально присоединен Саакашвили к азербайджанонаселенному краю Квемо-Картли, чтобы «разбавить» армянское население. В Цалке, кстати, 30% армян, 20% — греков, остальные — приезжие из Аджарии, Сванетии и других областей Грузии. Если сравнить цифры переписи населения Самцхе-Джавахетии 2000 года и данные сегодняшнего дня, то последние будут значительно меньше. В течение целого ряда лет проводилась политика выдавливания — не создавались рабочие места, не развивалось сельское хозяйство, свернутыми оказались все социальные проекты. Многие армяне под давлением режима покинули родные места. Сегодня процесс миграции остановился. Всего в Джавахетии сегодня проживает более 160 тысяч человек, из которых около 55%, а вместе с Цалкой еще больше — армяне, то есть более 90 тысяч человек. При этом во всех руководящих органах края армян нет. Во многих муниципалитетах продолжают работать люди, назначенные еще при Саакашвили. Эти чиновники не думают о народе. Большая армянская община существовала в Боржомском районе, сегодня армян здесь не более 3%. В Ахалцихе до 2000 года армянское население составляло до 50%, сегодня — не более 30%. Большое количество жителей Адигенского района составляли армяне, сегодня их не более 2%. В Аспиндзском районе армян 10%, Ахалкалакском — 85%, в бывшей Богдановке, ныне Ниноцминде, — более 90%, в Цалке, входящей сегодня в Квемо-Картли, — не менее 30%. Самый большой город в крае — Ахалцихе, а самый густонаселенный район — Ахалкалакский, в нем 65 деревень, из них 5 — грузинских, 3 — армяно-грузинских, а 57 — полностью армянских.

Джавахкская диаспора России взаимодействует с общественными и государственными организациями Грузии и Армении?

— В Грузии мы поддерживаем те политические силы, которые представляют интересы народа. У нас сложились конструктивные отношения со многими представителями грузинской оппозицией. Со многими представителями грузинских политических сил мы встречаемся в Москве, так как являемся частью грузинской диаспоры в России. Мы активно взаимодействуем с государственными структурами Армении — министерствами диаспоры, обороны, культуры и спорта. Недавно состоялась наша встреча с Католикосом всех армян Гарегином II. В Армении нас принимают на высоком уровне, к нашему мнению прислушиваются. Мы стремимся действовать в конструктивном ключе на благо общего дела, быть полезными и Грузии, и Армении, способствовать укреплению армяно-грузинских отношений. Я лично в качестве международного наблюдателя присутствовал на недавних парламентских выборах в Армении. Мы стремимся вносить свой вклад в укрепление армяно-российских отношений, активно взаимодействуем с Государственной Думой РФ, Комитетом по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками. Сотрудничаем с Советом Федерации РФ. Джавахкская диаспора России могла бы стать мостом между Россией и Грузией. Мы готовы оказать содействие в привлечении в Самцхе-Джавахетию инвестиций. Не раз предлагали организовать там свободную экономическую зону, что способствовало бы развитию экономики всей Грузии.

Ни для кого не секрет, что между Арменией и Азербайджаном идет информационная война, скорее Азербайджан ведет ее против Армении. Как Вы считаете, каков расклад сил?

— Азербайджан тратит на пропаганду большие средства, как и Турция. У нас таких возможностей нет, да и руководствуемся мы другими критериями. Я считаю, что в условиях информационной войны, которую развязал против Армении Азербайджан, необходимо усиливать армянские средства массовой информации. Мы должны использовать возможности СМИ для ознакомления широкой аудитории с позицией Армении по ключевым вопросам политической и общественной жизни, для популяризации армянской культуры. Дать отпор идеологическим нападкам на Армению и Россию — наше общее дело. «Ноев Ковчег» — единственное в России издание, объективно освещающее политические, экономические и другие процессы на Кавказе. Издается газета, насколько мне известно, на собственные средства, а армянская диаспора не в полной мере поддерживает издание. И возможности «Ноева Ковчега», а также информационного интернет-ресурса novostink.ru не используются до конца.

Каковы планы Вашей организации на ближайшую перспективу?

— В июле этого года представители джавахкской диаспоры России вместе с делегациями Государственной Думы и Совета Федерации РФ примут участие в торжественных мероприятиях в Феодосии по случаю празднования 200-летия со дня рождения Ивана Айвазовского. Эта дата объединила усилия общественных деятелей, церкви, представителей культуры. При поддержке Вардкеза Багратовича Арцруни восстанавливается территория кладбища, на котором похоронен художник. Московская епархия Армянской Апостольской Церкви участвует в реставрации армянской церкви на его территории. В свое время силами джавахкской диаспоры России в Крыму был восстановлен бюст Александра Спендиарова у дома-музея композитора в Ялте. Бронзовый бюст пропал. Мы установили его базальтовую копию. За эту благотворительную акцию украинские власти (в то время Крым входил в состав Украины) внесли мое имя в черный список, заявив, что бюст был установлен без официального разрешения властей.

Сколько же стран объявили Вас персоной нон грата?

— Три — Азербайджан, Украина и Грузия.

Григорий Анисонян

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256057 Агаси Арабян


Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер

Что BMW готовит для россиян. Интервью с главой бренда в России

О том, что россияне выбирают более дорогие модели, нежели европейцы, об осторожном расширении дилерской сети и о грядущих новинках BMW на рынке РФ

В июле BMW открыл шестьдесят шестой салон в России. Произошло это в Оренбурге, где на вопросы представителя ИА REGNUM ответил Максимилиан Келльнер, глава марки в России.

С самого начала Келльнер порадовал присутствующих журналистов информацией о готовящихся новинках, которые придут на российский рынок уже в этом году. Учитывая рост популярности сегмента кроссоверов и автомобилей с полным приводом, трудно не согласиться с генеральным директором BMW GROUP Россия в том, что новые модели придутся «по вкусу» приверженцам бренда.

В октябре на рынок России придет новый BMW X3. В компании отмечают, что дизайн и характер этого авто стали более агрессивными и спортивными. Продажи стартуют от 2 950 000 рублей. Оснащение базовой версии будет более богатым, нежели у предыдущего поколения. Уже в базе будет автоматическая трансмиссия, акустические стекла, благодаря чему снижается уровень шума в салоне и улучшается акустический комфорт, мультируль, светодиодная оптика.

Кроме того, до конца года будет представлена в РФ и самая мощная версия в линейке Х. Это Х3 М40i. Чуть позже придет на наш рынок «шестерка» с индексом GT, о которой ИА REGNUM писало в публикации «Названа цена BMW 6 серии GT для России».

Что касается ближайшей перспективы, то в течение месяца на рынок выйдет 520i. В конце 2017 года на рынке России появится и «эмка» пятой серии. Которая стала гораздо легче, существенно снизив время разгона до сотни. Новинка получит название М5 X-Drive. Оснастят её и подключаемым полным приводом.

В одном из своих интервью другим СМИ Максимилиан Келльнер говорил, что в России бренд увеличит продажи в пять раз. С этого вопроса и началась наша с ним беседа. Оказалось, что Максимилиан говорил не только о новых авто, а в большей мере ориентируясь на продажи авто с пробегом. Он признал, что продажи автомобилей BMW с пробегом на нашем рынке оставляют желать лучшего. А ведь именно продажи таких авто косвенно влияют на реализацию новых автомобилей, привлекая клиентов, и дают возможность зарабатывать официальным дилерам на предоставлении услуг сервиса.

Расскажите о стратегии развития дилерской сети BMW в России. Этот салон стал шестьдесят шестым. Можно ли говорить о том, что к концу года их будет восемьдесят восемь, к примеру?

О каком-то конкретном росте количества салонов говорить сейчас нельзя. Да, до конца года будет небольшое увеличение в тех областях РФ, где мы ранее не присутствовали. Мы исследуем потенциал каждого города и региона. И если покупательская возможность горожан позволяет, то мы откроемся и там. Если потенциал хороший, но недостаточный, то мы рассматриваем открытие только СТО или малого салона. Конечно, в этой связке идут такие показатели, как удовлетворенность клиента и финансовая стабильность дилера. И в целом, если для открытия салона инвестиции дилера будут высоки, а потенциал ниже, то тут может возникнуть проблема, которую мы создавать не хотим. Мы предпринимаем очень аккуратные шаги в этом плане.

(Открытию салона BMW в Оренбурге предшествовал скандал, связанный с работой предыдущего дилера. Несколько клиентов остались без денег и без автомобилей. Примечание автора).

Вы говорите об открытии салонов в регионах, где бренд пока не отметился присутствием. Значит ли, что в Москве и Санкт-Петербурге не будет открываться новых площадок?

Нет, не значит.

Маленький салон, это по квотам на продажу или по площади?

И то и другое. Если есть потенциал, то мы хотим видеть в салоне весь модельный ряд. Говоря о маленьком салоне, мы имеем ввиду помещение, в котором разместятся 2−3 модели.

Какие программы привлечения клиентов вы считаете самыми эффективными?И будут ли повторяться такие агрессивные акции как с участком платной трассы М11? (Владельцам BMW летом прошлого года открыли бесплатный проезд по платному участку М11. Кроме того, владельцам других премиум марок предлагали заклеить значок собственного авто логотипом BMW, чтобы получить право проезда. Примечание автора).

Очень важно просто информировать клиентов, проводить клиентские тест-драйвы, размещать информацию в онлайн среде. Этого достаточно.

Что касается таких акций, как на М11, то мы всегда выбираем лучшее, но делать одно и тоже не будем. Да в этом году мы подготовим что-то иное, но не менее интересное.

Ваш ближайший конкурент «падает» в нишевом сегменте. Перспективны ли в России такие авто, как компактвэны?

Да, Mercedes в нем падает, как показывает статистика. Мы только пришли в этот сегмент и уверены, что это маленький рынок. Но такие авто очень будут популярны в таких сферах, как каршеринг, который в свою очередь становится очень популярным в России.

Как отличаются предпочтения россиян от предпочтений европейцев в плане выбора авто баварского бренда?

В России очень популярны кроссоверы и авто с полным приводом. В Европе такого нет. Если говорить о премиум сегменте, то в России он гораздо выше. Что касается моделей, с владения которыми начинается знакомство с брендом, это первая и вторая серия, то в сравнении со всем модельным рядом их мы в России продаем меньше чем в Европе и мире.

Значит ли это, что в России преемственность внутри бренда среди россиян не такая яркая? Люди не пересаживаются с первой серии на вторую и так далее.

Конечно, это, в первую очередь, распределение покупательской способности. И позиционирования в социуме. Процент тех, кто может позволить премиум авто выше чем процент тех, кто может позволить авто средней ценовой категории.

Комментируете ли Вы ситуацию с возможным строительством нового завода марки в Калининграде?

Да, конечно. Та территория и система, которую нам предлагает Калининград, очень нам интересна с точки зрения производства авто. Очень высока вероятность того, что именно в Калининграде мы разместим новое производство. Но принятого решения пока нет. Сейчас мы фокусируемся именно на том, что мы можем сделать в Калининграде. Другие площадки для производства мы не рассматриваем ввиду существующей истории партнерских отношений и условий, которые предоставляет правительство региона. Это очень важно для нас.

В мире, а теперь и в России, мы наблюдаем, хоть и малые, изменения в плане смещения интереса к электромобилям.

Мы лидируем на рынке электро– и гибридных авто. В 2017 году в этом сегменте мы перешагнем планку в 100 000 авто по миру. Но не все понимают, что такое электомобиль. Ведь есть полностью электрические авто, а есть гибриды, использующие два вида энергии. Если рынок потребует увеличить именно их количество, то это будет очень просто сделать.

Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 июля 2017 > № 2255826 Вячеслав Бычков

Ярусный промысел: есть, куда расти.

В последние годы тема экспансии национального рыболовства в перспективные районы Мирового океана вновь зазвучала с различных трибун. Курс на освоение доступных для промысла открытых и удаленных районов был прописан в Морской доктрине Российской Федерации. За исполнение поставленных задач взялось не только государство. Ассоциация «Ярусный промысел» учла заданный вектор в стратегии своего долгосрочного развития. Входящие в объединение компании систематически направляют свой флот на промысел в районы открытого моря северной части Тихого океана, в том числе в интересах ведения промысловой разведки. Каждый такой поход сопровождается и научными наблюдателями, это позволяет рыбохозяйственной науке вести ресурсные исследования в удаленных районах Мирового океана. Какие приоритеты и планы, с учетом этого опыта, на ближайшую перспективу для себя определили российские ярусоловы, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал вице-президент Ассоциации «Ярусный промысел» Вячеслав Бычков.

ЗА ТУНЦОМ – В ТИХИЙ ОКЕАН

– Вячеслав Борисович, довольно интересное обсуждение вопросов развития российского рыболовства в открытых и удаленных районах Мирового океана состоялось в апреле этого года в Совете Федерации. Среди прочего прозвучал и тезис о необходимости полномасштабного восстановления промысла тунца российским флотом. Как ваша ассоциация оценивает перспективность этого направления?

– Много говорилось про восстановление полноценного промысла тунца, но почему-то только в одном районе – в Атлантике. Вместе с тем, на наш взгляд, куда более интересными для ведения лова тунцов представляются районы Тихого океана. Ежегодно в мире добывается около 4,5 млн тонн этого валютоемкого ресурса, при этом порядка 2,5 млн приходится именно на Тихий океан. Атлантический океан с 700 тыс. тонн вылавливаемого тунца, согласно этой статистике, находится лишь на третьем месте, уступая Индийскому океану.

– Сегодня все эти районы регулируются международными конвенциями.

– Да, но Россия участвует только в ИККАТ – Международной комиссии по сохранению атлантических тунцов. Причем промысловую деятельность в районах действия этой комиссии наши рыбаки не ведут.

В Тихом океане вопросами установления ОДУ и охраны тунцов занимаются две международные организации. Ассоциация «Ярусный промысел» последовательно добивается вступления Российской Федерации в одну из них – Комиссию по рыболовству в западной и центральной части Тихого океана (WCPFC).

Эту идею мы «погрузили» и в свои предложения к круглому столу в Совете Федерации. В частности рекомендовали дополнить действующую госпрограмму развития рыбохозяйственного комплекса подпрограммой, которая отражала бы вопросы развития рыболовства в открытой части Мирового океана. Один из ее подразделов мы предложили посвятить мерам по восстановлению полномасштабного промысла тунцов российским флотом, в том числе на государственном уровне заняться вопросом присоединения России к WCPFC. Рады, что хотя бы частично наше предложение нашло отражение в рекомендациях круглого стола, адресованных Правительству России.

– Если есть интерес к этому объекту, значит, есть и планы у членов вашей ассоциации по строительству судов-тунцеловов?

– В пояснениях к нашим предложениям, которые направлялись в Комитет СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, мы подробно обрисовали наши интересы. Дело в том, что сегодня ряд предприятий, входящих в Ассоциацию «Ярусный промысел», при участии Минвостокразвития России и правительства Сахалинской области реализуют крупный инвестпроект – создание рыбоперерабатывающего комплекса «Островной» на острове Шикотан. Это будет один из крупнейших комплексов по переработке рыбы в России. Объем инвестиций наших предприятий в проект превышает 4 млрд рублей.

Понятно, что рыбопереработка в таких масштабах потребует и полноценного обеспечения сырьем. Для создания условий для круглогодичной загрузки береговых мощностей ООО «Островной рыбокомбинат» мы приступили к подготовке инвестиционной программы по строительству тунцеловного флота и технологической линии по глубокой переработке тунца.

Подчеркну, что эта работа ведется исключительно с привлечением внутренних финансовых источников.

– Но промысел в открытых и удаленных районах Мирового океана, фактическое присутствие там отечественного флота – это, по сути, еще и решение задач геополитики. Рассчитываете на какую-то поддержку от государства?

– В океаническом промысле одну из наиболее значительных статей расходов для рыбохозяйственных предприятий составляет приобретение топлива. Конечно, это отражается на себестоимости производимой рыбопродукции.

Мы не просим у государства денег или специализированного флота, но, на мой взгляд, справедливо поднимаем вопрос о снижении для рыбаков расходов на топливо. Это общепринятая мировая практика: если речь идет о работе в отдаленных районах, то государство создает условия по снижению для бизнеса данной статьи расходов. Это вариант сохранения баланса интересов.

На наш взгляд, меры господдержки в этом направлении могут выражаться в форме прямых дотаций, возмещения части затрат по кредитам на цели снаряжения крупнотоннажных судов для работы в открытом море. В итоговых рекомендациях круглого стола в СФ этот момент также нашел отражение.

ГРАНИЦА ПРОБЛЕМ

– Какие еще факторы, на ваш взгляд, сдерживают развитие этого направления рыболовства для российского промыслового флота?

– Мы обратили внимание отраслевого регулятора и сенаторов Совета Федерации на такой важный, с нашей точки зрения, момент, как требование об обязательном присутствии научного наблюдателя на борту каждого судна, входящего в зону действия Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана (Конвенции СТО). Эта обязанность была прописана в приказе Росрыболовства от 30 декабря 2008 года № 493 и распространяется на суда, осуществляющие донный промысел.

Безусловно, когда суда наших предприятий целенаправленно снаряжаются для работы в этом районе, вопрос с размещением на борту научных наблюдателей не вызывает трудностей. Однако законодатели, к сожалению, не учли специфики промысла. Зачастую судно, которое ведет лов в границах исключительной экономзоны России, сталкивается с необходимостью вслед за промысловыми скоплениями оперативно перемещаться в район действия Конвенции, но просто не имеет права сделать этого без научного наблюдателя на борту.

Ассоциация «Ярусный промысел» предложила обсудить возможность корректировки этих требований на уровне стран – участниц Конвенции СТО. Инициатива нашла понимание среди членов Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. Надеемся, решение этого вопроса не будет отложено в долгий ящик.

К числу проблемных моментов относится и требование по прохождению контрольных пунктов (точек) российскими судами рыбопромыслового флота.

– О серьезных издержках, которые несут судовладельцы из-за необходимости прохождения контрольных точек, говорится давно, но вопрос до сих пор не снят с повестки.

– Когда вводилась эта норма, отрасль, да и Россия в целом, переживала не самые простые времена. В ужесточении контроля была объективная необходимость. Требовалось упорядочить работу судов в море, повысить контроль за таможенным оформлением уловов и рыбопродукции, которые направлялись на экспорт прямо из районов промысла. На сегодняшний день, когда все уловы доставляются для оформления на российский берег, когда совершенствуются системы управления рыболовством и мониторинга позиционирования судов, когда мы ожидаем скорого перехода рыболовного флота на использование электронных промысловых журналов, думаю, уже можно говорить о том, что промысел удалось упорядочить.

На мой взгляд, система управления и контроля рыболовством в России сейчас выстроена мощнейшая. И в этих условиях без какого-либо ущерба для экономической безопасности государства можно отказываться от некоторых мер контроля, которые потеряли актуальность. Одна из таких мер – требование о прохождении контрольных пунктов (точек) для российских судов.

– Вы подчеркиваете, что эта мера избыточна именно в отношении российского флота.

– Да, мы ни в коем случае не говорим о том, что контрольные точки надо отменять для судов под иностранными флагами. В водах, находящихся под российской юрисдикцией, должен быть порядок. Но наш флот, под флагом России, должен быть избавлен от такой избыточной нормы. Сегодня требование о прохождении контрольных точек расценивается рыбаками как административный барьер, который связан с дополнительными финансовыми затратами, необоснованными потерями промыслового времени и в конечном счете влечет рост себестоимость рыбопродукции. Аналогичной позиции придерживается и Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ).

Мы рады, что ситуация не остается без внимания. Этот вопрос был поднят на круглом столе в Совете Федерации и вошел в итоговые рекомендации, в июне он обсуждался и на межведомственной рабочей группе Росрыболовства и Пограничной службы. Пока у отраслевого регулятора и погранслужбы точки зрения полярные. Однако рано или поздно в рамках принятого плана по оптимизации контрольно-надзорной деятельности отмена контрольных точек должна произойти. Надеемся, что предложение отраслевой общественности вынести обсуждение этого вопроса на отдельную площадку найдет поддержку у всех сторон.

– Вскоре должен получить решение еще один вопрос, связанный с пограничным контролем, который актуален и для судов Ассоциации «Ярусный промысел». В первом чтении Госдума приняла поправки к закону о госгранице, которые в том числе предусматривают возможность судам с «закрытой» границей следовать Первым Курильским проливом.

– Да, для наших компаний это действительно больной вопрос. Мы удовлетворены тем, что такой законопроект существует и уже проходит рассмотрение в Госдуме. Надеемся, что Росрыболовство и Пограничная служба будут задействованы в подготовке документа ко второму чтению, и, со своей стороны, готовы при необходимости также активно включиться в эту работу. Закон должен получиться понятный и рабочий.

ЭКОЛОГИЧНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

– Вячеслав Борисович, расскажите о деятельности самой Ассоциации «Ярусный промысел»?

– Наше объединение было основано в 2013 году. На сегодняшний день членами ассоциации являются 10 компаний, которые осуществляют промысел ярусными орудиями лова на Дальневосточном и Северном рыбохозяйственных бассейнах. При этом основная часть судов – 26 ярусоловов – работает в Тихом океане.

Основные объекты промысла – треска и палтус. Причем на Северном бассейне с недавних пор введен специализированный промысел палтуса, поэтому там наши предприятия добывают его лишь в виде прилова (не более 2%) при ярусном промысле трески.

В качестве перспективных объектов промысла для работы за пределами российских вод, как я уже отмечал, рассматриваем тихоокеанского тунца, возможно, также антарктического клыкача.

Вообще в ярусный промысел люди идут осознанно. Да, здесь нет таких объемов, как на минтае, сельди, но зато свои объемы ярусники выбирают всегда. Плюс еще и в том, что выборку можно проводить практически в любой шторм – нет опасности «улететь» вслед за тяжелым тралом. Капитану проще планировать загрузку фабрики. Да и сама рыба получается качественнее, т.к. поднимается не скученно, как в сетях, а каждая на своем крючке.

– Как вы можете оценить работу по совершенствованию российского ярусного промысла, которая была проделана за эти четыре года?

– Сразу с момента основания наша ассоциация при поддержке Партнерства по устойчивому рыболовству (FIP) приступила к реализации Проекта по совершенствованию промысла.

Стоит отметить, что ярусное рыболовство является одним из наиболее экологичных способов лова: специализируясь на определенных объектах промысла, оно не оказывает негативного влияния на другие гидробионты и не наносит ущерб их среде обитания.

Единственная экологическая проблема, которая существует при ярусном промысле, – это прилов морских птиц. Они атакуют наживку, предназначенную для рыб, при постановке орудий лова и нередко гибнут, попадаясь на крючки. Но этот вопрос нам удалось решить в сотрудничестве с природозащитниками. Несколько лет назад Всемирный фонд дикой природы (WWF) предложил рыбакам использовать стримерные линии – тросы с яркими лентами, которые отпугивали бы птиц. Такое простое решение позволило минимизировать гибель морских птиц и заодно снизить потери наживы и сделать промысел более эффективным.

Пока использование стримеров не является обязательным. Но, опираясь на собственный удачный опыт, полагаем, что это усовершенствование можно было бы в будущем прописать и в правилах рыболовства.

В апреле 2016 года наша ассоциация подписала соглашение с компанией «Морская сертификация» о прохождении полной сертификации по стандартам Морского попечительского совета (MSC) промысла тихоокеанской трески и тихоокеанского белокорого палтуса в северо-западной части Тихого океана. Это Чукотская, Западно-Беринговоморская зоны и Восточно-Камчатская зона, включая Карагинскую и Петропавловско-Командорскую промысловые подзоны.

Осенью был проведен аудит по предварительной оценке промысла дальневосточных компаний – членов ассоциации, в конце декабря был представлен отчет. Сейчас наше объединение плотно работает над сбором необходимых данных и подготовкой материалов, в том числе с привлечением государственных органов, для прохождения полной сертификации.

Опыт в этом деле у российских компаний уже имеется, сложнее всего было первопроходцам. Поэтому мы имеем понимание, какая информация и действия требуются для прохождения MSC-сертификации.

– А насколько российский ярусный промысел способен конкурировать с технической точки зрения?

– Конечно, сегодня российские рыбаки стремятся повышать уровень ярусного промысла. По крайней мере у наших компаний в ассоциации уже на всех судах процесс наживы, подачи крючков автоматизирован. Ведь это и скорость рыбалки, и экономика: вкладываясь в установку современных линий, которые автоматически готовят орудия лова к работе, рыбаки выигрывают время.

Безусловно, есть у рыбопромышленников и интерес к строительству современных судов. В этом плане особенно активен у нас Северный бассейн. Поэтому, когда встал вопрос об определении объектов под инвестиции и подготовке нормативных актов к закону об инвестквотах, Ассоциация «Ярусный промысел» заняла активную позицию. Много предложений, обращений руководитель нашего объединения Михаил Зайцев направлял в ведомства по судовым характеристикам, которые в итоге нашли отражение в нормативно-правовых актах. За основу был взят лучший опыт Норвегии, которая сегодня является лидером в ярусном промысле.

Вообще я считаю, что ярусный промысел – это определенное призвание. Недаром у тех же норвежцев это семейный бизнес, где все четко отработано. Наверно, в том числе благодаря этому с их ярусоловами пока сложно конкурировать. Но нам есть, к чему стремиться, будем строить свой современный флот.

Наталья СЫЧЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 июля 2017 > № 2255826 Вячеслав Бычков


Украина. Ирландия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254531

Раздор из-за Ryanair на Украине. (Не)надежное приземление иностранных предпринимателей

Фарс, связанный с выходом авиакомпании на рынок, четко показывает: семейные кланы и кланы бизнеса удерживают государственные позиции, чтобы соблюдать собственные экономические интересы.

Йоханнес Ляйтнер (Johannes Leitner), Ханнес Майсснер (Hannes Meißner), Der Standard, Австрия

11 июня граждане Украины получили возможность безвизовых поездок в ЕС. Таким образом, для международных компаний открываются возможности ведения бизнеса. В соответствии с этим, ирландская авиакомпания Ryanair весной 2017 года объявила о выходе на украинский рынок. Она должна была предложить полеты из разных городов Европы в Киев и Львов и обратно, в этой связи был разработан план полетов. Продажа билетов уже началась. После этого последовал уход компании. Продажа билетов была остановлена. Дэйвид О'Брайен (David O'Brien), главный коммерческий директор Ryanair, обосновал решение тем, что невозможно было достичь соглашения с руководством киевского аэропорта Борисполь. В то же время О'Брайен упрекнул Павла Рябкина, исполнительного директора аэропорта Борисполь, в том, что он хотел защитить авиакомпанию Ukraine International Airlines (UIA) от международной конкуренции. Уход О'Брайена был поддержан украинским министром транспорта Владимиром Омеляном, который уже в июне 2017 года сообщил, что Рябкин не хотел подвергать опасности монопольное положение UIA в полетах в Европу.

Пикантным моментом в этой истории является то, что влиятельный олигарх Украины Игорь Коломойский является совладельцем UIA. На Украине самолеты действующих бюджетных авиакомпаний обслуживают главным образом ближневосточные линии, до сих пор таких линий в Европу не было. Как Рябкин, так и UIA отвергают обвинения в нарушении конкуренции и аргументируют свою позицию несоразмерными требованиями со стороны Ryanair, в результате чего аэропорт Борисполь мог понести финансовые потери.

Украинский премьер-министр Владимир Гройсман снова настаивает на возобновлении переговоров с Ryanair, а министр транспорта угрожает увольнением Рябкина, если не будет достигнуто соглашение между аэропортом Борисполь и Ryanair.

Ссора с Ryanair — не отдельный случай

Фарс с ирландским лоукостером может на первый взгляд показаться отдельным случаем, когда частное иностранное предприятие сталкивается с особенностями украинского рынка или, по крайней мере, узнает о громадных трудностях. В то же время кажется, что наблюдателям трудно нарисовать точную картину ситуации. Идет ли дискуссия на рациональном уровне и в рамках формальных законов? Или же влиятельные олигархи на заднем плане дергают за неформальные ниточки, чтобы обеспечить интересы своих частных прибылей?

Подобные события на постсоветском пространстве являются безусловно не единичными случаями. В нашей книге «State Capture, Political Risks and International Business. Cases from the Black Sea Region» (Захват государства, политические риски, международный бизнес. Случаи черноморского региона) мы рисуем структурный задний план на примере различных случаев и даем набросок концепции, чтобы быть в состоянии структурно анализировать эти происшествия.

Феномен «захвата государства»

В центре этого находится феномен «захвата государства». Это значит, что сети предприятий семейных кланов и бизнес-клик занимают государственные позиции, чтобы использовать их в своих частных интересах. Эти элиты хотят все время сохранять свое господство. Они делают это не только с помощью репрессий, но также и с помощью «приватизации» общественных активов и их распределения в сетях, напоминающих пирамиду и обеспечивающих прямое покровительство. Таким образом, покупается легитимность, лояльность, и происходит стабилизация системы господства.

В таком контексте официальный порядок имеет два параллельно существующих вида системной логики. С одной стороны мы видим логику формального порядка, закрепленную в конституции, законах и предписаниях. С другой стороны мы видим неформально существующую логику порядка. Хотя формальный и неформальный порядок часто противоречат друг другу, обе формы логики существуют синхронно и проявляются во взаимодействии. Дело в том, что правящие элиты злоупотребляют формальным коллективным порядком для достижения своих частных, неформальных целей господства. Для иностранных предприятий, которые хотели бы инвестировать в подобный рынок, это сопряжено со специфическими политическими рисками.

Украинское кумовство

Один из таких политических рисков мы называем «Systemic (Dis)-Favouritism» (систематический (не)-фаворитизм). Правящие элиты используют всю находящуюся в их распоряжении государственную власть, чтобы благоприятствовать предприятиям собственной сети и держать на расстоянии собственных и иностранных конкурентов. Инструментами в таких случаях являются управляемая юстиция и бюрократия, а также сознательно утаиваемые законы и предписания. Произвол, непрозрачность и ненадежная правовая система становятся оружием против незваных гостей.

Кланы семей и бизнеса у власти

Но вернемся к Украине. Как почти во всех постсоветских республиках, «захват государства» на Украине является основополагающим наследием Советского Союза. Так партийные кадры использовали в высшей степени централизованную и охватывающую все общественные области обширную советскую политическую систему для разворачивания своих клиентских сетей. В беспорядочные годы после распада Советского Союза старые элиты и удачно интегрированные в сети новые рыцари удачи применяли практику управляемых процессов приватизации, чтобы укрепить свое политическое и экономическое господствующее положение и распределить между собой народное достояние.

Во времена Виктора Януковича проявления «захвата государства» приняли крайне уродливые формы. Так «Донецкие», клан семейных, сотрудничающих и приятельских банд, названный так по имени своего родного региона, стал известен тем, что бессовестно грабил государство и экономику. «Банде нет», главный лозунг революции Майдана, ставил себе целью сломать оставшиеся структуры.

Украина сегодня

Однако где же Украина находится сегодня по прошествии более трех лет после Януковича? Нынешний случай с Ryanair позволяет предположить, что проблематика «захвата государства» существует по-прежнему. Правда, революция потрясла эту неформальную систему господства и много раз ставила ее существование под сомнение. Однако произошло всего лишь смещение в соотношении сил. Являясь конкурентами, элиты, тем не менее, едины в том, чтобы как можно дольше сохранять существующую систему. Политические и экономические проблемы, возникшие в результате конфликта на востоке Украины, для них более чем приемлемы. В рамках исследовательской поездки в Киев в июне 2016 году мы занимались вопросом о том, как международные предприниматели оценивают политические риски на Украине в целом и реформы после революции в частности. При этом обнаружилось, что не крымский кризис и не конфликт на востоке Украины, а политические риски, связанные с «захватом государства», как и раньше, остались на прежнем месте. При этом господство Порошенко оценивается всего лишь как новая форма «захвата государства». За хорошо инсценированным прозападным спектаклем и реформаторской риторикой скрывается старая системная логика. Дебаты о пока намеченных реформах были при этом оценены как очень поляризованные. В процессе выравнивания интересов между революцией и реакцией Украине еще предстоит пережить критический момент. Нынешняя реформа судебной системы покажет, смогут ли реформаторские силы продолжать свою деятельность, и станет ли Украина надежным местом деятельности иностранных инвесторов.

Украина. Ирландия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254531


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254521

Почему встреча Трампа с Путиным один на один стала грубейшей ошибкой

Два основных правила внешней политики: никогда не ввязываться в сухопутную войну в Азии и никогда не проводить встречи один на один с противником без предварительной подготовки

Лорен Шульман (Loren Dejonge Schulman), Politico, США

Очередной скандал в Вашингтоне очень напоминает поучительную басню 19 века: президент встретился с Владимиром Путиным сам! И даже не взял с собой своего переводчика! Эта незапланированная встреча длилась целый час! Никто не знает, что там происходило! Теперь его неподкупность навсегда останется под вопросом.

Телеведущие пережили настоящий апоплексический удар. Как это часто случается в моменты скандала, эксперты безоговорочно осуждают лидера США — президенты никогда не проводят встречи один на один! А еще они регулярно вставляют в свои комментарии воспоминания о «старых добрых днях, когда никто не позволял себе подобного». Этот цикл неизбежно приведет нас к какому-нибудь уважаемому предку, который тоже однажды согрешил, и мы начнем все с начала.

Разумеется, президенты могут проводить и проводят встречи один на один с другими мировыми лидерами. После саммитов в сети обычно появлялось множество фотографий президента Барака Обамы, беседующего с такими лидерами, как Дилма Руссефф (Dilma Rousseff), Ангела Меркель и, да, президент Владимир Путин. Ключевой момент в переговорах США и Кубы наступил во время встречи один на один между Обамой и папой Франциском. Однако, разумеется, президент Трамп, который является новичком на международной арене, должен был хорошо подумать, прежде чем без всякой подготовки начинать переговоры один на один с таким хитрым противником, как Путин. Его личная встреча с лидером Кремля, значение которой Белый дом пытается преуменьшить, называя ее всего лишь обычным обменом любезностями за десертом, нарушила несколько важнейших принципов дипломатии: она была незапланированной, незадокументированной, долгой, проведенной в отсутствие переводчиков и помощников, а ее содержание осталось тайной. Однако, что еще важнее, она произвела определенное впечатление на тех, кто следил за этими двумя лидерами на саммите Большой двадцатки.

Каждую деталь необходимо планировать заранее

Представьте на мгновение, что Трамп — это такой же обычный человек, как и вы, который отправляется на вечеринку. Войдя в дверь, вы сразу же видите этого парня — того самого, который плюется, когда говорит, считает, что вы с ним можете «однажды сработаться», и принимает любую неловкую улыбку согласия за предложение руки и сердца. Будучи взрослым человеком, вы обычно вполне в состоянии избегать общества этого человека. Но порой вам приходится с ним общаться. Что вы будете делать? Что вы будете говорить? И что подумают окружающие?

Именно в этот момент сходство между вами и президентом заканчивается: все присутствующие всегда что-то от него хотят. Однако жизнь лидера свободного мира является — или как минимум должна быть — тщательно спланированной и подготовленной, и в первую очередь это касается международных поездок. Любой его жест и действие имеют или должны иметь цель, несмотря на сбивающее с толку заявление советника Трампа по вопросам национальной безопасности Г.Р. Макмастера (H.R. McMaster), что у его руководителя не было никакой конкретной повестки для первой встречи с Путиным. Личные встречи с мировыми лидерами — это ограниченный ресурс, поэтому нежелание извлечь из них максимальную выгоду, проявляющееся в отсутствии четкого плана, — это огромное упущение.

Когда я принимала участие в президентской поездке в качестве члена Совета национальной безопасности, меня поражала необходимость постоянно пересматривать основные тезисы многочисленных дискуссий. Программы двусторонних встреч тщательно планировались, и даже на первый взгляд случайные обмены любезностями зачастую были запланированными и тщательно продуманными. В подготовке важной двусторонней встречи принимало участие огромное множество специалистов, которые составляли программу, тщательно формулируя задачи, которые необходимо решить, указывая вопросы, обсуждения которых следует избегать, подробно расписывая ободряющие реплики, способствующие достижению целей, достойных поездки президента, планируя долгие протокольные дебаты и подготовительные встречи. Мастерам трехмерных шахмат это может показаться перебором. Однако хорошо спланированная президентская поездка — это когда лидера невозможно удивить загадочной просьбой, или какой-нибудь жалобой, или внезапным выяснением отношений с коллегой. Идеальная поездка — это когда каждая встреча увеличивает счет в вашу пользу.

Списки людей, принимающих участие в таких встречах, составляются с такой же тщательностью. При прежних администрациях советники по вопросам национальной безопасности лично анализировали эти списки и как правило сопровождали президента даже во время самых важных встреч. Человек, который стоит рядом с президентом, оказывается там неслучайно, и, если президент решает побеседовать со своим иностранным коллегой один на один — это тоже не случайность. Такие решения и действия являются сигналами для всего мира о том, кого президент считает своими главными представителями, с кем он хочет наладить отношения и так далее.

Однако самая важная задача для тех, кто сопровождает лидеров на подобных встречах, заключается в том, чтобы записывать то, что на них говорится. Самый младший чиновник в зале переговоров, будь то советник по вопросам национальной безопасности или рядовой дипломат, знает, что его главная задача — записывать каждое слово. Такие записи являются бесценными, потому что на их основании позже составляются списки, материалы для разведки и программы переговоров для будущих администраций. Без этих записей высокопоставленные чиновники могут скатиться к губительному бессмысленному повторению — и беседа один на один между послом Эйприл Гласпи (April Glaspie) и Саддамом Хусейном перед началом войны в Персидском заливе является тому классическим примером. Встреча, на которой отсутствуют стенографисты, дает более хитрому из двух собеседников возможность транслировать такую версию, которая соответствует его интересам, а порой является откровенно сфабрикованной. Отчеты американской и российской сторон о самой первой личной встрече Трампа и Путина оказались противоречивыми в некоторых моментах. Хотя стоит отметить, что порой различия могут появиться в отчетах даже американских стенографистов.

Это не Вьетнам, здесь есть правила

Такие ограничения могут вызвать раздражение у кого угодно, и многие испытывают желание перестать подчиняться общим правилам, однако мировые лидеры понимают, что игра по этим правилам нередко позволяет добиваться поставленных целей. Лишь немногие вступают в должность, имея полное представление о текущих внешнеполитических хитросплетениях. И, если импровизация во время позирования для общей фотографии лидеров стран Большой двадцатки вряд ли может вылиться в войну, незапланированная и незаявленная часовая встреча один на один — это чрезвычайно рискованное решение. Насколько хорошо вы сможете выступить на чрезвычайно важной встрече, к которой все остальные участники тщательно подготовились, а вы… просто на нее заглянули? Вероятнее всего, довольно слабо. Подготовка имеет ключевое значение.

Несмотря на все внешние атрибуты, участники подобных встреч иногда завершают их, будучи убежденными в диаметрально противоположных результатах. Вопрос о том, насколько США были готовы соблюдать обязательства перед тогдашним Советским Союзом о нерасширении НАТО на восток и нарушили ли США свое письменное или устное обещание, до сих пор горячо обсуждается, а историки и дипломаты по сей день спорят о содержании расшифровок тех бесед.

Но, скажете вы, разве президент не может просто расслабиться на пару часов и обменяться любезностями со своими коллегами за шоколадным муссом? Нет, не может. На ужин Большой двадцатки, перед тем как 19 других мировых лидеров вошли в зал, их старшие советники, вероятнее всего, сказали им: «Попытайтесь обсудить с Трампом эти вопросы». О том, где будут сидеть участники ужина, тоже сообщается заранее, чтобы лидеры могли заранее подготовить темы для бесед. Помощники лидером предупреждают их о том, что такой-то и такой-то может попытаться поговорить с ними минут 15, поэтому постарайтесь столкнуться с ним в холле, чтобы к вашей беседе мог присоединиться кто-то третий. А иногда за беседами за столом пристально следят координаторы, находящие в соседнем зале.

Подготовленный таким образом своими подчиненными, мудрый глава государства проводит необходимые беседы с нужными людьми, озвучивает в них свои аргументы, консультируется со своими советниками, предлагает перенести разговор, если вдруг сталкивается с какими-то эмоционально окрашенными вопросами, и уходит от разговоров с теми, кто слишком настойчиво добивается долгой и незапланированной беседы. Подростки на вечеринках в честь дня рождения умело справляются с такими маневрами, поэтому избранные политики тоже могут это сделать.

Торт в лицо

На подобных мероприятиях все же есть место импровизациям, и, если их участник достаточно опытен, они идут ему на пользу. Такие незапланированные моменты могут способствовать устранению барьеров, о чем вы никогда не прочтете в отчетах — вспомните головокружительные и захватывающие переговоры Рейгана и Горбачева в Рейкьявике или первое рукопожатие Обамы и Рауля Кастро в Южной Африке. Однако ситуации бывают разные, и не стоит сразу пытаться покорить «Двойной черный диамант», впервые встав на горные лыжи. У правительства есть масса причин тщательно планировать все заранее. Возможно, Трамп хотел импровизировать на саммите Большой двадцатки, но остальные его участники — в первую очередь Путин — хорошо к нему подготовились.

Именно здесь и заключена главная опасность импровизации на этом саммите: Трамп может считать себя мастером в заключении сделок, однако, независимо от вашего к нему отношения, его неопытность в международных делах очевидна. Между тем у Путина за плечами несколько десятилетий работы в КГБ и дипломатического опыта. Трамп с трудом может вспомнить, какие заявления он делал и какие обещания давал, тогда как Путин, как всем известно, обладает великолепной памятью и внимательно относится к мельчайшим деталям. В такой беседе любое заявление превращается в политику США, осознает это Трамп или нет. Если на встрече отсутствует представитель американской стороны, тщательно записывающий слова ее участников, даже опытному и дисциплинированному президенту будет трудно контролировать итоговую интерпретацию. В случае Трампа из его фиаско Путин может сделать массу ужасающих выводов — от зеленого света на усиление интенсивности агрессии на Украине до поддержки вмешательства России в сирийский конфликт. И это без учета наихудших подозрений касательно того, почему Трамп решил встретиться с Путиным один на один, ничего не сказав общественности.

Это является не единственной проблемой, возникшей на саммите Большой двадцатки. Либо помощникам Трампа не было известно о том, что он намеревается прогуляться до другой стороны стола, чтобы беседовать с лидером геополитического противника Америки номер один, либо они знали об этом, но он все равно проигнорировал их советы. Третий вариант — что они знали об этом и считали это хорошей затеей — кажется крайне маловероятным. Все это приводит нас к еще одной проблеме, связанной с этой встречей: какие выводы из всего этого сделали другие участники саммита Большой двадцатки? Вероятнее всего, они наблюдали за его разговором с Путиным так, как люди обычно наблюдают за своими коллегами, которые ведут себя неприлично на рождественской вечеринке.

Долгая беседа один на один — это тот выбор, который президенты могут позволить себе в редких случаях. Это не просто беседа, это еще и однозначный сигнал: я вам доверяю, мы — друзья, то, о чем мы говорим, настолько важно, что должно остаться только между нами. Тот факт, что Трамп решил принять участие в такой чрезвычайно значимой беседе — любая часовая беседа с Путиным будет иметь важные последствия — в отсутствие Макмастера или госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), ослабляет и их авторитет тоже. А попытки скрыть, отмахнуться и отказаться предоставить свою интерпретацию итогов этого разговора выставляют президента глупцом. Коллеги президента пили кофе и наблюдали за тем, как им беззастенчиво пользуются, пока он улыбается в ответ. Это не то первое впечатление, которое Трамп надеялся произвести.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254521


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254519

СМИ опаснее Путина?

Оставаться равнодушным к истине и фактам — вот наивысшее выражение власти. Именно так действует Владимир Путин в России. Именно так действует Дональд Трамп в США

Бретт Стивенс (Brett Stephens), The Seattle Times, США

Дорогой Деннис,

Ошибаться — значит быть человеком. Но писать в Твиттере — значит сожалеть. Когда в июне я решил удалить свой аккаунт в Твиттере, я отчасти руководствовался тем, что, хотя я не могу избежать первого, я, по крайней мере, могу предотвратить второе. Далеко не все мысли, приходящие в голову умному человеку, по-настоящему умные. Поэтому стоит хорошо подумать, прежде чем делиться ими с другими людьми.

«Слово — серебро, а молчание — золото». Уверен, вы знаете эту пословицу.

Именно поэтому я прочел ваш твит, опубликованный 14 июля, с определенной долей скептицизма.

«СМИ Запада представляют собой гораздо более серьезную угрозу для западной цивилизации, чем Россия», — написал Деннис Прагер (Dennis Prager) в Твиттере. [Прагер — консервативный радиоведущий и колумнист.]

Честно говоря, все это показалось мне своего рода непроизвольной умственной отрыжкой, которой многие из нас страдают в моменты идеологического раздражения — к примеру, консерваторы часто сталкиваются с этим во время чтения редакторских колонок New York Times.

Сначала я решил, что вы просто не можете так думать. Но выясняется, что можете.

Во вторник, 18 июля, вы снова повторили эту мысль в своей статье для онлайн-издания Townhall. «Реальной угрозой для западной цивилизации является утрата западной цивилизацией веры в себя, — пишете вы. — И в этом смысле Россия не представляет собой никакой угрозы, тогда как СМИ и университеты, где доминируют либералы, превращаются в экзистенциальную угрозу».

Вы — умный человек, Деннис, и эта ваша колонка действительно заслуживает внимания. «Критиковать действия СМИ — это не то же самое, что критиковать само существование СМИ», — пишете вы. Это правда. «Путин — действительно кровожадный квази-диктатор», — признаете вы. Нужно только убрать приставку «квази», и тогда все будет правильно. «Цивилизация включает в себя определенную совокупность идей и систему ценностей», — добавляете вы, подчеркивая, что ядерное оружие России не сможет уничтожить западную цивилизацию. Что же, таково ваше понимание цивилизации.

В конце вашей статьи вы приводите список разнообразных угроз для западной цивилизации, возникающих в связи с продвижением многокультурности, критического отношения к заслугам «мертвых белых мужчин» и так далее, отмечая, что Путин не имеет к этим угрозам никакого отношения. Многие из этих угроз действительно достаточно серьезны, хотя я не уверен, что заявление Джастина Трюдо (Justin Trudeau) о том, что «в Канаде нет ключевой идентичности, нет мейнстрима», стоит считать шпенглеровским моментом в истории заката Запада.

Да, у высших учебных заведений и СМИ много недостатков. Их стоит критиковать, но не бояться. Глупые консерваторы зачастую считают любой дефект в их работе симптомом рака цивилизации. Более мудрые консерваторы, как и Адам Смит, знают, что «в каждой нации заложено множество зерен ее гибели».

Более мудрые консерваторы — и я отношу вас к их числу — также знают, что, когда мы говорим о «Западе», мы имеем в виду вполне конкретную концепцию. В конце концов, Маркс и Ленин тоже были частью западной традиции, как и Хайдеггер с Гитлером.

Для нас «Запад» — это либерально-демократическая традиция, которая наиболее сжато и точно сформулирована в Декларации независимости. «Все люди созданы равными». «Согласие управляемых». «Законы природы и ее Творца». «Жизнь, свобода и стремление к счастью». Все остальное — от «Исхода» до Геттисбергской речи — это комментарии.

Поэтому у образованного консерватора нет времени ни на антилиберализм, характерный для правых, ни на релятивизм, типичный для левых. И именно поэтому мудрые консерваторы воспринимают угрозу со стороны Владимира Путина серьезно. Он является защитником и самым коварным представителем как антилиберализма, так и релятивизма.

Развивая криптофашистскую идеологию, сочетающую в себе свирепый этнический шовинизм и реваншизм, экономический корпоративизм, некоторые черты религиозного традиционализма и культ личности, он стал образцом для подражания для начинающих автократов по всему миру, от Венгрии и Турции до Филиппин.

При помощи RT и других инструментов кремлевской пропаганды Путин объединяется со своими старыми товарищами ультраправого толка. Цель заключается в том, чтобы ослаблять Запад любыми доступными способами — от публикации военных и дипломатических секретов посредством WikiLeaks, вмешательства в демократические процессы и подрыва их легитимности до формирования образа «государства в государстве», которое подавляет народную волю.

Неудивительно, что лучшая книга о путинской России получила название «Ничто не правда, и все возможно». Ее написал Питер Померанцев (Peter Pomerantsev). Релятивизм является смазкой, необходимой для работы механизмов антилиберализма. Именно поэтому мы, представители движения NeverTrumpers, усматриваем связь между неконтролируемой ложью и его нескрываемой симпатией к Путину — связь, которая выходит далеко за рамки того, кто и что сказал на прошлогодней встрече в Трамп-тауэр. Эта связь философского свойства.

Оставаться равнодушным к истине и фактам — вот наивысшее выражение власти. Это значит сказать: меня ничто не сдерживает — ни то, что я обещал вчера, ни то, что я вас сейчас говорю, ни то, что я могу сделать завтра. Именно так действует Путин в России. Именно так действует Трамп в США. Что еще хуже, очень многие консерваторы, которые должны быть мудрее, оправдывают одного президента и единодушно поддерживают другого.

Деннис, ваше желание исполнилось: Хиллари Клинтон не стала президентом и никогда не станет. Однако задача такого публичного интеллектуала, как вы, заключается не в том, чтобы в течение следующих нескольких лет пытаться оправдать свой выбор. Она заключается в том, чтобы видеть вещи такими, какие они есть. Утверждения, что Путин — это всего лишь незначительная помеха, а Мэгги Хаберман (Maggie Haberman) и Дэвид Сэнгер (David Sanger) — это экзистенциальная угроза для нашей цивилизации, вряд ли можно назвать попыткой видеть вещи такими, какие они есть.

Прежде консерваторы считали, что либералы ошибаются, а либералы считали консерваторов злыми. Трамп привел в упадок консервативное движение, превратив нас в зеркальное отражение того, в чем мы прежде обвиняли либералов. Он превратил нас в хейтеров.

Не будьте хейтером, Деннис. Задумайтесь еще раз над своим глупым твитом.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254519


Россия > Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254511 Марк Курцер

Марк Курцер: «Медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес»

Екатерина Кравченко, Даниил Антонов

Два новых госпиталя обойдутся в 6 млрд рублей, отмечает основной владелец MDMG

Генеральный директор и основной владелец группы MD Medical Group Investments (MDMG), управляющей сетью клиник «Мать и дитя», Марк Курцер F 161 в интервью Forbes рассказал, с чем связан растущий интерес миллиардеров к российскому здравоохранению и готов ли он конкурировать с новыми крупными игроками.

Каковы перспективы государственно-частного партнерства в медицине?

Мы частная компания. Нам так комфортно работать: мы вкладываем деньги, а если проект не получается, мы можем его продать. Ведь в бизнесе важен не только вход, но и выход.

Некоторые предприниматели жалуются, что без участия государства клинику с нуля не построишь.

Нет, у нас почти все клиники созданы с нуля. Для строительства госпиталя в Лапино мы покупали землю на вторичном рынке.

Что лучше — самому построить госпиталь или купить готовый?

Я не знаю таких госпиталей, которые могли бы сейчас нас заинтересовать: современных частных госпиталей просто нет. Мы вынуждены проектировать, разрабатывать с нуля, строить, эксплуатировать.

Какие перспективы у частной медицины в России?

Огромные, я считаю.

Но она будет развиваться в рамках государственного или частного финансирования?

Вы спрашиваете про вид собственности или кто будет платить? Это разные вещи. Я считаю, что государство заинтересовано в том, чтобы приходил частный инвестор и вкладывал деньги, строил большие хорошие больницы, а платить за медицинскую помощь могут сами пациенты или страховые компании. Есть множество примеров частных компаний, которые работают по обязательному медицинскому страхованию. Почему нет?

Но вы говорили, что со страховщиками возникают проблемы.

Возникают. Но мы ищем компромиссы и подходы друг к другу. И со временем и они, и мы найдем путь друг к другу. Они нужны нам, и мы нужны им.

В июне вы заложили камень в основание нового госпиталя в Тюмени, сколько будет в него вложено?

Мы сейчас строим еще и в Самаре. В каждый из госпиталей мы планируем вложить не менее 3 млрд руб., из них — 1,8 млрд собственных средств.

Почему именно эти города, от чего зависит выбор территории для строительства?

Когда мы входим в регион, мы рассматриваем несколько показателей: численность населения, покупательная способность населения и конкуренция. Вот три компонента. В Тюмени, например, госпиталь рассчитан и на Тюменскую область, и на северные автономные округа. Население этого региона превышает 3,5 млн человек. Это нас устраивает. Это нефтяной растущий регион: там хорошая наполняемость бюджета и хорошие зарплаты, высокое количество родов на численность населения и покупательная способность хорошая, поэтому мы считаем его перспективным.

У нас есть специальный департамент развития, который оценивает все регионы. Плюс мы идем туда, где у нас есть поддержка. В Самаре у нас большой амбулаторный центр: мы давно там представлены, и сейчас там наблюдаются около 500 беременных женщин, проводятся процедуры ЭКО. Мы также представлены в Новокуйбышевске и Тольятти. Мы все рассчитываем, и наши вложения — точные и эффективные.

Что вы считаете главным фактором роста бизнеса в регионах — покупательскую способность?

Смотрите. Медицинская помощь относится к одному из факторов качества жизни. Люди любят хорошее жилье, качественное питание и отдых. Россияне в отпуске предпочитают хорошие гостиницы. Таким же фактором является и качество медицинской помощи или родовспоможения. Женщины хотят рожать в хороших условиях, им нужна точная диагностика и хороший уход за новорожденным.

В прошлом году в ваших клиниках число родов увеличилось примерно на 20 %, какой план по этому году?

Мы не можем сейчас делать прогнозы. Это инсайдерская информация. Ждите раскрытия информации.

Медицинский бизнес вдруг стал интересен крупным предпринимателям. Ситуация напоминает сельское хозяйство, куда многие стали вкладываться, поскольку благодаря санкциям нормы рентабельности выросли. В этом году стало известно, что крупными медицинскими проектами готовы заняться Александр Мамут, основатель группы «Ташир» Самвел Карапетян, Михаил Фридман. С чем связан, на ваш взгляд, интерес бизнесменов к медицине?

Я не знаю. Я врач в первую очередь, а не бизнесмен. Вот есть настоящие бизнесмены, которые успешны в инвестициях в одном секторе, в другом, в третьем. Я закончил школу в 1974 году, поступил в медицинский институт и связал свою жизнь с этой профессией. В 1977 году студентом четвертого курса я выбрал акушерство и гинекологию в качестве специализации, и с тех пор всю жизнь я работал акушером-гинекологом. Для того чтобы создать свою школу акушерства и собрать команду, мне потребовалось всего лишь 40 лет. Я умею заниматься только медициной, только лечебной работой. И больше ничего. Медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес. Пусть попробуют.

То есть речь не идет о легких деньгах.

Для того чтобы делать качественно, мне потребовалось 40 лет.

Конкуренции не боитесь?

Ну о чем вы говорите? Я занимаюсь своим делом, и все.

В госпитале в подмосковном Лапино помимо основного профиля, перинатального, вы предлагаете другие услуги, в том числе по лечению заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Мы вышли сейчас за пределы основной специализации. Беременные тоже болеют, и нам пришлось в Лапино и в других регионах (Самаре, Новосибирске, Уфе) заниматься не только гинекологией, но и хирургией, урологией, диагностикой, кардиохирургией. Сейчас мы занимаемся всем.

То есть вам потребовалось много лет, чтобы выйти за пределы перинатальной специализации и заниматься другими заболеваниями?

В любом случае нужна сначала якорная специализация, как и во всем.

Вы планируете поднимать цены, как советуете другим клиникам?

Нет, мы не планируем поднимать цены. Я посоветовал поднять цены одной из клиник, которая забита пациентами, и они не знают, что делать. Но это шутка была. Мы не собираемся поднимать цены и продолжаем работать в прежнем режиме. Обычно мы увеличиваем цены с учетом инфляции, не более 5% в год.

Один из ваших коллег употребил термин «медицинская инфляция». Сколько она составляет?

Он говорил об инфляции в целом по сектору, когда медицинские учреждения в связи с изменением курса доллара вынуждены менять цены на услуги, поскольку большинство расходного материала покупается на валюту. Техника очень дорогая. Мы первые «ультразвуки» покупали за $18 000–20 000. Сейчас GЕ их предлагает за $300 000, но это уже другие машины, они высочайшего класса.

Россия > Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254511 Марк Курцер


США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254509

Nord Stream раскола: ЕС готов впервые противостоять новым санкциям США

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал подготовить ответ США, если новые ограничения в отношении российской экономики будут введены Вашингтоном «без учета озабоченностей ЕС»

Новые санкции США против России, введение которых предусматривает законопроект, вынесенный на рассмотрение палаты представителей конгресса США на этой неделе, могут стать первым серьезным разногласием между Вашингтоном и странами Евросоюза в отношении антироссийской санкционной политики.

В прошлую пятницу члены нижней палаты конгресса США завершили согласование законопроекта, который ранее уже получил одобрение сената, о дополнительных санкциях против России, Ирана и Северной Кореи. Текст законопроекта был опубликован 21 июля 2017 года на сайте палаты представителей. Голосование по законопроекту пройдет на этой неделе, следует из повестки дня работы нижней палаты американского парламента. Агентство Reuters со ссылкой на аппарат лидера республиканского большинства в палате представителей Кевина Маккарти (штат Калифорния), сообщило, что голосование по законопроекту состоится во вторник, 25 июля. Оно пройдет по процедуре, предусматривающей поддержку документа со стороны как минимум двух третей членов палаты. Подобное делается в случае, когда документ поддерживают представители обеих партий и есть полная уверенность в его утверждении.

«Те, кто угрожает Америке и нашим интересам, должны обратить внимание — ваши действия не обойдутся без последствий», — написал у себя в Twitter сам конгрессмен.

Новый пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс заявила в воскресенье в эфире американского телеканала ABC, что президент США Дональд Трамп поддержит законопроект, предусматривающий введение новых санкций против России, Ирана и КНДР. Она пояснила, что первоначальный вариант законопроекта был плохо прописан. «Однако нам удалось поработать с палатой представителей и сенатом, и администрация рада тому, что в результате в документ удалось внести необходимые изменения, которые были необходимы, и мы поддерживаем законопроект в нынешнем виде», — подчеркнула Сандерс.

Практически одновременно председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал страны ЕС быть готовыми к мерам в ответ США, если предусмотренные законопроектом, находящимся на рассмотрении американского конгресса, новые ограничения в отношении российской экономики затронут интересы европейских компаний. Об этом 23 июля сообщила британская газета Financial Тimes со ссылкой на документ, подготовленный к заседанию ЕК, которое состоится 26 июля.

В нем содержится требование к странам Евросоюза «быть готовыми к действиям в ближайшие дни» в случае, если новые антироссийские санкции будут приняты Вашингтоном «без учета озабоченностей ЕС». В документе содержится требование к США дать «публичные или письменные заверения» того, что новые антироссийские санкции не отразятся на интересах европейского бизнеса в России.

По данным газеты, особенно Европа опасается того, что новые санкции навредят связанным с Россией проектам европейских компаний, в том числе Nord Stream 2. Еврокомиссия считает, что запланированные новые ограничение против России могут «повлиять на значительное число европейских компаний, которые ведут законный бизнес с Россией (с учетом европейских мер против нее), в таких сферах, как железные дороги, финансы, перевозки, горнодобывающая промышленность».

Один из вариантов ответных действий, который предусмотрен в документе Еврокомиссии, предполагает возможность признания ограничений США недействительными на территории ЕС. В Еврокомиссии предусматривают на этот случай применение европейских законов, чтобы предотвратить навязывание американских санкций странам Европы, а также «принятие ответных мер, соответствующих требованиям ВТО».

Ранее, в июне 2017 года, проект новых американских санкций в отношении российского ТЭК осудили канцлер Германии Ангела Меркель и канцлер Австрии Кристиан Керн. Официальный представитель правительства Германии Штеффен Зайберт отметил тогда, что Меркель убеждена, что экономические интересы и санкции США «нельзя смешивать» и нельзя допустить, чтобы введение Вашингтоном штрафных санкций в отношении России отразилось на европейской экономике. «Подобные санкции с экстратерриториальным действием в третьих государствах мы не признаем из принципиальных соображений», — подчеркнул Зайберт.

Призыв Еврокомиссии к действиям в связи с грядущими антироссийскими мерами США может стать первым открытым противостоянием между Брюсселем и Вашингтоном в вопросе санкций против России в связи с кризисом на Украине и воссоединением с Крымом. Ранее США и ЕС вводили новые санкции практически одновременно.

17 марта был опубликован первый санкционный список США, в который попали 11 человек, в том числе помощник президента Владислав Сурков, советник президента Сергей Глазьев, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и вице-премьер Дмитрий Рогозин. В тот же день ЕС опубликовал свой секционный список из 21 физического лица, среди которых оказался глава фракции «Справедливой России» в Госдуме Сергей Миронов.

17 июля 2014 года США ввели секторальные санкции в отношении ряда оборонных предприятий, сырьевых компаний и банков России. Под действие санкций попали в том числе Газпромбанк, Внешэкономбанк, «Роснефть», «Новатэк», «Алмаз-Антей», «Ижмаш», «Уралвагонзавод». 31 июля о введении секторальных санкций объявил Евросоюз.

12 сентября 2014 года США ввели санкции против «Газпрома», «Лукойла», «Транснефти», «Газпром нефти», «Сургутнефтегаза» и ряда компаний. Американским компаниям было запрещено поставлять им товары и технологии, необходимые для освоения месторождений нефти на глубоководных участках и арктическом шельфе, а также в сланцевых пластах. В санкционный список попали также Сбербанк, Банк Москвы, Россельхозбанк, банк ВТБ и другие. Американским гражданам и компаниям запрещено покупать облигации вышеназванных банков и корпораций со сроками обращения свыше 30 дней, а также предоставлять им кредиты.

В тот же день новые санкции ввел ЕС. Под ограничения попали «Роснефть», «Транснефть», «Газпром нефть», Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ и Россельхозбанк.

Позднее Вашингтон и Брюссель неоднократно продляли эти санкции и расширяли санкционные списки.

Новый законопроект, ужесточающий антироссийские санкции, был одобрен сенатом США 14 июня. Новые ограничительные меры затрагивают ключевые сектора российской экономики и должны, по задумке авторов законопроекта, стать ответом на вмешательство в американскую президентскую кампанию 2016 года. Они предусматривают новые ограничения по кредитованию российских компаний и передаче технологий для разведки и добычи нефти на глубоководье, на арктическом шельфе и в сланцевых формациях. Кроме того, законопроект дает возможность конгрессу не позволять президенту США самостоятельно принимать решения об изменениях в санкционной политике.

Крупнейшие американские нефтяные и аэрокосмические компании и банки, в том числе Exxon, Citigroup и Boeing, ранее напомнили конгрессменам, что новые ограничительные меры непредсказуемы и нанесут ущерб их бизнесу, а не Москве. Они предложили внести поправки в законопроект о новых санкциях в отношении России, уже одобренный сенатом США, сообщил 20 июля телеканал CNN со ссылкой на источники в конгрессе США. Среди компаний, выступивших с подобной инициативой, оказались энергетические гиганты BP, Exxon и General Electric, аэрокосмическая корпорация Boeing, банковские конгломераты Citigroup, Mastercard и Visa, а также Ford и Dow Chemical, Procter&Gamble и International Paper, Caterpillar и Cummins.

США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254509


Россия > Транспорт > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254505 Олег Пантелеев

Полет в будущее. Как классические авиакомпании копируют лоукостеров

Олег Пантелеев

Главный редактор отраслевого агентства «Авиапорт»

Сейчас не только классические перевозчики перенимают элементы модели дискаунтеров, но и те развивают новые модели и варианты предложения — обе стороны поражают друг друга своим же оружием

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, который позволит отечественным авиакомпаниям продавать билеты по невозвратным тарифам без включения в их стоимость провоза багажа. Наибольшую поддержку инициативы выразила группа «Аэрофлот», в которую входит лоукостер «Победа». Очевидно, что именно этот перевозчик будет активно использовать новацию. Но не он один заинтересован в пересмотре правил игры. Мировой опыт показывает, что даже крупнейшие авиакомпании с высококлассным сервисом порой поощряют своих клиентов летать налегке.

Авиаперевозки в сознании многих россиян, летающих раз в год к теплым морям, остаются дорогой услугой, неразлучными спутниками которой являются горячее питание и чемодан на два десятка кило. Перенос предыдущего опыта на современность подразумевает, что при любой цене билета такой потребитель ожидает включенного в стоимость билета питания и возможность взять в путешествие багаж. Но жизнь гораздо разнообразнее наших стереотипов. Авиакомпании, и европейские, и российские, уже давно конкурируют за пассажира, пытаясь максимально расширить свою клиентскую базу. Чтобы продать билет человеку с низким уровнем доходов, нужно удешевить сервис, чтобы завоевать симпатию состоятельного путешественника — расширить набор услуг. Именно поэтому грани между традиционными сетевыми перевозчиками и лоукостерами стираются.

Авиакомпании большой европейской тройки — Air France, British Airways и Lufthansa — известны высоким уровнем сервиса. Но на внутриевропейских направлениях они отчаянно сражаются с лоукостерами, которые шаг за шагом наращивают рыночную долю. Для того чтобы сохранить своего пассажира, бывшим «классическим» авиакомпаниям приходится снижать стоимость билетов, как правило, за счет сокращения набора услуг, включенных в тариф. Но и дискаунтеры, длительное время предлагавшие сервис без излишеств, осознали, что существуют пассажиры, которые готовы платить больше, и неразумно оставлять их за бортом, предлагая им только узкие рамки самого простого сервиса.

Всего лишь два примера покажут, чем на практике оборачивается эта тенденция. Lufthansa приобретает новые самолеты, в салоне которых кресла в первых рядах установлены с большим шагом, а в хвосте — достаточно плотно, в результате расстояние до впереди стоящего ряда будет меньше, чем в самолетах у иных лоукостеров. Пассажир, который хочет сэкономить, может приобрести место в тесной части салона. Но если для клиента возможность вытянуть ноги важна, он может занять место с увеличенным личным пространством.

Дискаунтеры также применяют подходы, ранее актуальные только для сетевых компаний. Они работают с корпоративными клиентами, продают часть билетов в глобальных дистрибутивных системах и стыкуют собственные рейсы. В результате полет на рейсе дискаунтера может оказаться удобнее, но и дороже, чем с полносервисным перевозчиком.

Бизнес-модель авиакомпаний, которые в салоне экономического класса могут предложить и услугу без излишеств, и высокий уровень сервиса, получила название гибридной. И сегодня большинство перевозчиков делают ставку именно на такой подход. Лучше всего этот взгляд на сервис описывает термин ресторанного обслуживания a la carte, то есть заказ по меню. Услуга перевозки включает в себя базис — непосредственно перелет из точки А в точку Б и выбираемые потребителем за дополнительную плату сервисы: ту или иную норму провоза багажа, питание, возможность выбора места с увеличенным пространством, посещение бизнес-зала и так далее. Пассажир получает возможность сформировать услугу, которая отвечает его потребностям, и заплатить только за то, что ему необходимо. Такой подход стал возможен с развитием информационных технологий, с помощью которых потребитель может во время бронирования билета узнать, что включает в себя базовая услуга и что можно заказать и оплатить дополнительно.

Очевидно, что изменения на рынке преобразят и наш опыт путешествий. Конечно, сохранятся два полюса: авиакомпании, предлагающие премиальный сервис высочайшего уровня по системе «все включено». Их экономический класс будет в состоянии соревноваться с бизнес-классом большинства авиакомпаний как по качеству сервиса, так и по цене. Сохранится и некоторое количество лоукостеров, которые будут минимизировать издержки, предлагая самый скромный сервис по самой низкой цене. Однако наибольшее количество компаний расположится посередине, рассчитывая угодить любому клиенту: требовательному и состоятельному, рачительному и малообеспеченному.

Для чего же российским авиакомпаниям нужна возможность предлагать безбагажные тарифы? Для того чтобы успешно конкурировать на мировом рынке, иметь возможность охватывать все новые сегменты, перевозчики должны обладать правом использовать все инструменты для снижения собственных издержек и повышения доходов. Опасения, что билеты станут дороже, верны лишь отчасти, потому что за всю историю гражданской авиации существовала только одна тенденция: сервис без излишеств становился из года в год доступнее, премиальный сервис обрастал все новыми опциями, которые повышали цену до космических величин. А баланс между качеством сервиса и ценой определяется макроэкономической ситуацией и уровнем доходов населения. В тучные годы мы не экономим на путешествиях, а авиакомпании не экономят на нас. Сегодня же, увы, многие затягивают пояса. Вот почему авиаотрасль ищет новые возможности упростить сервис, а мы начинаем взвешивать свои сумки и чемоданы, чтобы не переплатить за полет.

Возможно, останутся единицы авиакомпаний-лоукостеров, которые все равно будут по-прежнему предлагать минимальный сервис за минимальные средства. Но наибольшее количество компаний на рынке будет находиться посередине: они будут конкурировать не только по цене, но и по набору предложения, а главное — по удобству приобретения услуг. Конкуренция переходит в новые сектора и в новые пространства. Авиакомпании, которые превзойдут остальных по набору услуг, должны будут уметь их продавать: чтобы пассажир понимал, что кресло — это не просто кресло, а очень удобное, со множеством регулировок, со встроенным блоком для зарядки гаджетов, и готов был за него платить.

Именно в полномасштабном представлении сервиса различных каналов продаж и будет развиваться авиаиндустрия в ближайшие годы. Это направление уже получило название NDT — новые дистрибутивные технологии. Такую инициативу выдвинула ассоциация авиакомпаний IATA. Принципиальный вопрос касается жизнеспособности: если авиакомпания недостаточно гибкая и динамичная, она находится в зоне максимального риска. Но если она будет следить за тенденциями, внедрять последние технологические наработки, то имеет шанс завоевать потребителя.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254505 Олег Пантелеев


США > Финансы, банки > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254503

Дон Дэвис, Prime Meridian: «Если онлайн-кредиторы начнут выдавать крупные займы, у банков точно будут проблемы»

Юлия Бекетова, Елена Краузова

Сооснователь одной из старейших компаний в области управления фондами инвестирования в P2P-кредиты — о том, как негативный опыт общения людей с банками дает толчок индустрии P2P-кредитования, каковы для нее перспективы в новых нишах и в новых географиях после «бума» в США и о позиции регуляторов

Самая крупная площадка P2P-кредитования — американская платформа LendingClub Corporation — продолжает привлекать внимание публики: юридическая фирма Schubert Jonckheer & Kolbe LLP начала расследование в отношении высших должностных лиц компании. 25 мая окружной суд Северной Калифорнии признал законным групповой иск к директорам LendingClub, в котором их обвиняют в искажении данных о ключевых финансовых показателях и искусственном раздувании стоимости акций. Снова напомнили об увольнении с поста генерального директора основателя компании Рено Лапланша в мае 2016 года, которое связывают с разоблачением махинаций с кредитными сделками и инвестициями. «Я думаю, что причины его ухода никак не связаны с показателями по займам или какими бы то ни было расхождениями в отчетности. У многих сложилось такое впечатление, потому что об этом тогда писали в СМИ. Что на самом деле произошло — так это скорее человеческий фактор и некоторая невнимательность, которые никак не навредили никому из заемщиков и инвесторов», — говорит лично знакомый с Лапланшем Дон Дэвис, сооснователь Prime Meridian — одной из старейших компаний в области управления фондами инвестирования в P2P-кредиты.

По данным CB Insights, с 2009 по 2014 год объем средств на P2P-площадках превысил показатель краудфандинговых платформ: $715 млн против $237 млн. Рынок P2P-кредитования и дальше ждет рост (прогноз PwC — не менее $150 млрд к 2025 году), считает Дэвис. Он и его партнер, русский американец Вэл Катаев, входят в число тех, кто поверил в Р2Р-займы еще в 2006 году. В 2004-м он основал компанию Novus Investments, которая специализировалась на управлении проектами в области альтернативного финансирования и занималась торговлей фьючерсами. В это время Катаев был одним из первых кредиторов в компании Prosper — он инвестировал на платформе уже через две недели после ее открытия. Познакомившись, Дэвис и Катаев стали работать вместе. До падения рынка в 2008 году партнеры были уверены, что собрали впечатляющее портфолио. С октября 2007-го по март 2009-го фондовый индекс S&P500 потерял более 50% от пиковых значений марта 2007 года, закрылся банк Lehman Brothers, а портфель Катаева в Prosper в этот период показал рост на уровне 0,5%, рассказывает Дэвис. Сегодня под управлением Prime Meridian — более $400 млн, и P2P-кредиты, несмотря на достаточно противоречивые суждения о них в прессе, остаются важной частью стратегии фонда. Forbes воспользовался визитом Дэвиса в Москву и обсудил, может ли что-либо поколебать его веру в перспективы рынка P2P-площадок, а также то, как модель распространяется за пределы США.

— Когда вы впервые решили поработать с Prosper? Какая была мотивация работать с новым (на тот момент) инструментом?

— Я много слышал о P2P-площадках начиная примерно с 2010 года, когда P2P-кредиты стали развиваться как отдельный класс активов. Тогда мы искали новые модели для альтернативного дохода с низкой волатильностью. Для нас лично во многом эти поиски были связаны с банкротством брокера MF Global в 2011 году, с вопросами системных рисков. Мы хотели сделать маркетплейс на рынке кредитования, эта идея абсолютно захватила нашу команду. Нужно было убедиться в том, что в новой бизнес-модели возможен механизм дистанционной защиты инвесторов от возможного банкротства платформы, его в 2012 году еще не было на рынке. Я сам спрашивал бывшего главу Lending Club Рено Лапланша, сможет ли платформа гарантировать сохранность инвестиций клиентов в том случае, если компания лишится своего бизнеса. Он ответил, что банкротства у них в планах точно нет. Но это не было достаточным аргументом: Lehman Brother этого тоже не планировали, как и MF Global. Поэтому я отметил, что им необходимо разработать такую систему дистанционного управления, при которой все займы будут защищены, иначе им никогда не удастся по-настоящему развивать бизнес. Аналогичные комментарии поступали и от других инвесторов, но в итоге подобный механизм дистанционной защиты займов от возможного банкротства появился впервые в 2012-м у Prosper.

— Какие риски видели в стратегии на тот момент? Об альтернативном кредитовании было много споров — термин был в ходу, что-то вроде того, что сейчас происходит со словом «блокчейн».

— Да, мы много думали о потенциальных рисках. Например, насколько хороший у платформ андеррайтинг? Что именно они вкладывают в грейд А, а что для них B, C или D? Насколько надежна их оценка дохода и дефолтов? Что будет с клиентами, если у бизнеса возникнут сложности? Нам было важно понимать, что текущая доходность соответствует тем показателям, которые они изначально предъявили инвесторам. Честно скажу, на тот момент мы не получили на эти вопросы достойного ответа, и это, безусловно, меня беспокоило: у меня не было уверенности в том, что активам будет обеспечен достаточный уровень защиты.

— Как изменилось отношение к P2P-платформам сейчас?

— Пять лет назад процентная ставка была немного выше. На этапе активного продвижения сегмента в зависимости от приобретаемых объемов и грейда, а также от того, как именно проводились операции, можно было рассчитывать на доход от инвестиций на уровне 8-12%. На эти показатели мы ориентировались, и по большей части результаты совпадали с прогнозами. За последние пять лет процентная ставка снизилась, поэтому и доходность уменьшилась.

— Почему?

— Нужно понимать, что дело не в существенном росте дефолтов: на данный момент процентная ставка на потребительский кредит в США — примерно 7%, для малого бизнеса или рынка недвижимости — около 8%, а в рамках нашего leverage-фонда этот показатель вырастает до 10%. Это уже с учетом дефолтов и оплаты всех комиссий.

— На ваш взгляд, как трансформировалась концепция P2P-кредитования с момента своего появления и с чем были связаны основные изменения?

— Одним из ключевых факторов, которые оказали влияние на успешное развитие альтернативного кредитования, стало привлечение сильного синдиката инвесторов, включая институциональных инвесторов и даже банки. Это кажется довольно неожиданным, поскольку между рынками альтернативного кредитования и банками есть определенная конкуренция, но именно банки — основные инвесторы в Prosper и Lending Club, им принадлежит около 40% всех займов. Для стартапа, который совсем недавно существовал просто на уровне идеи, привлечь таких опытных инвесторов было действительно знаковым событием. Банки известны своим консервативным подходом к управлению активами, они крайне внимательно следят за своими балансовыми отчетами, проводят огромное количество юридических экспертиз, у них очень строгий контроль за операциями, поэтому их приход стал действительно знаковым событием для развития сегмента. 3-4 года назад прогнозировалось, что объем рынка P2P выйдет на уровень $1 млрд — тогда это казалось излишне оптимистичными, но теперь мы видим, что в прошлом году только три крупнейших игрока — Prosper, Lending Club и SoFi — обеспечили рынку объем в $ 20 млрд.

Еще один факт. Исторически показатель возврата займа после дефолта на рынке потребительского кредитования составлял лишь 4%, но платформам удалось найти и привлечь крупных игроков на рынке выкупа долговых обязательств. Идея такова: если по займу нет платежей более 120 дней и процесс банкротства по займу не начат, то он продается этим компаниям за 11% вместо стандартных 4%. И это очень важная веха в развитии, которую пропустили в СМИ. Я не видел ни одного издания, которое бы рассказало об этом.

— Каковы были тормозящие факторы для этого рынка?

— В первую очередь, я бы отметил период с 2012 по 2015 год, когда спрос рос очень быстро, а процентные ставки снижались, что было вполне логичным, учитывая падение стоимости заимствования. Из-за роста спроса снижение получилось довольно сильным, тогда даже промышленные и государственные облигации пошли на спад. Думаю, у Lending Club и Prosper были еще и другие доходы, которые падали более плавно. Вероятнее всего, платформы в тот момент ослабили андеррайтинг, чтобы простимулировать рост бизнеса — но совсем немного, на мой взгляд, не так серьезно, как это обычно описывают в СМИ. К 2015 году у нас была самая низкая процентная ставка с момента создания компании — примерно на 1% ниже, чем прибыли инвесторов в 2014. Это в большей степени было связано с действительно низким уровнем ставки. Была и другая причина — уровень дефолтов. Конечно, инвесторам не нравилось снижение доходности. А потом появились новости об «уходе» Рено Лапланша, СЕО Lending Club. Совет директоров принял решение о прекращении его контракта, по ряду причин — это открытая информация. Это вызвало серьезный удар по котировкам Lending Club. В основном это было связано с тем, что главными инвесторами компании оказались как раз консервативные представители банков, которым важно хорошее соотношение между риском и доходностью своих активов. Они крайне нервно реагируют на громкие заголовки в СМИ и стараются избегать возможных ассоциаций их бизнеса с негативными новостями, так как очень щепетильны в вопросах своей деловой репутации. Когда появились новости о Лапланше на фоне снижения доходов, банкам, конечно, нужно было время, чтобы оценить ситуацию, поэтому они на время заморозили свои активы. Но я не думаю, что спрос со стороны инвесторов в целом упал: интерес частных инвесторов и компаний по доверительному управлению семейным капиталом, остался на высоком уровне, просто доля банков была настолько ощутимой, что в итоге компания закончила год практически вровень с показателями прошлого года. Многие говорят, что владельцев P2P-платформ интересует только плата инвесторов, что они только управляют чужими активами, а не собственными, — и не могут предугадать последствия. Но это не так: они напрямую зависят от малейшей ошибки, потому что она сразу попадает в СМИ. Это, безусловно, окажет самое прямое влияние на их бизнес, поэтому инвесторы будут недовольны происходящим и могут на время заморозить свои активы.

— Как отреагировали на подобные итоги года сами Prosper и Lending Club?

— Это, по моей оценке, неожиданным образом помогло их бизнесу: у них получилось взять небольшую паузу — на то, чтобы лучше проработать вопросы, на которые не хватало времени из-за таких бешеных темпов роста. Например, улучшить андеррайтинг, повысить процентную ставку, чтобы сделать бизнес более интересным для инвесторов. В результате сегодня они уже отказывают инвесторам, которые ранее допускались к работе на их платформе. Многие заемщики также сменили грейд с А на B или с C на D — к ним стали применять более жесткие требования. Компании осознанно приняли решение не стимулировать активный рост бизнеса в 2016, они сфокусировались на восстановлении и укреплении, и им это отлично удалось.

— Как развивается бизнес P2P-площадок в этом году и какой прогноз можно дать на ближайшее время?

— Их будущее, на мой взгляд, выглядит светлым. Всегда есть человеческий фактор, но в целом я не сомневаюсь, что индустрия будет расти. Я думаю, что через 2,5-3 года рынок альтернативного кредитования вырастет примерно до $40-50 млрд. Но поскольку я также уверен, что рост будет сопровождаться периодами спада, мне сложно прогнозировать, к какому именно моменту это произойдет. Но я абсолютно уверен, что в ближайшие пять лет объемы рынка P2P-кредитования будут расти.

— Как вы оцениваете текущее регулирование отрасли?

— Регулирование — действительно, один из наиболее важных потенциальных рисков, который мы внимательно отслеживаем. Проблемы могут исходить от локальных регуляторов, если они решат сократить процентную ставку и объявят ее несправедливой для какой-либо из сторон. В США очень строгий контроль за процентными ставками по кредитам в зависимости от того, в каком штате находится банк или кредитор — в каждом свои разрешенные ставки. Здесь законы очень строгие, поэтому не думаю, что могут быть введены новые, тем более, что наши ставки по денежным авансам и даже коммерческим авансам намного выгоднее существующих кредитных предложений, поэтому для начала им надо будет разобраться с банками и уничтожить огромную индустрию кредитных займов, которая оценивается более чем в $1 трлн. Интересно, что регуляторы часто не понимают: искусственное ограничение процентной ставки не повлечет за собой снижение ставок по кредитам — просто меньше людей будут их получать в конечном итоге.

Другой теоретический риск со стороны регулирующих органов — это изменение законодательной базы. Например, они могут обязать P2P-платформы получать банковскую или кредитную лицензию для каждого из штатов, где они ведут свою деятельность. Сейчас операционные модели Lending Club и Prosper построены таким образом, что функционируют с помощью партнерского онлайн-банка, официально зарегистрированного как кредитная организация, которой разрешено выдавать займы. Она использует эту лицензию для выдачи кредитов и их дальнейшей продажи платформам. Далее Lending Club и Prosper продают займы инвесторам — это абсолютно легальная транзакция согласно действующему законодательству. Таким образом, нам удается вести деятельность без дополнительной банковской или кредитной лицензии. В теории регулятор может обязать всех участников транзакции оформить подобные лицензии, что, безусловно, создаст бюрократические сложности.

Но я в целом хочу подчеркнуть, что в любом случае прежде, чем наш бизнес ощутит какие-либо последствия, оба этих сценария развития событий сначала затронут других игроков рынка и существенно повлияют на экономику.

— Насколько важен для индустрии P2P технологический аспект — передовые технологии, в том числе искусственный интеллект, блокчейн, технологичные решения для верификации и пр.?

— Очень важен. Правда, многие считают, что рынок — это вообще одна «сплошная технология», полагая, что в P2P-кредитовании речь идет о какой-то «магической формуле», не учитывают важность продуманного андеррайтинга. Сегмент сложный, в его основе лежит все же банковское дело и кредит в чистом виде. В командах работников P2P-платформ очень сильные команды, управленцы с солидным опытом и глубоким пониманием рынка кредитных операций — многие из них в прошлом управляли отделами кредитования и андеррайтинга в банках и кредитных организациях. Однако важность технологической базы можно понять на примере обычной обработки запроса в банках. Чтобы просто отказать заемщику в кредите, традиционным игрокам нужно проделать целый ряд операций: заполнить заявки, подготовить документы по каждому отдельному случаю, провести оценку и пр.

В Prosper и Lending Club процедура намного более простая и быстрая — для предварительного согласия или отказа может быть достаточно трех секунд как раз за счет технологичной платформы. В программу заложен алгоритм, который сразу оценивает соответствие заемщика определенным требованиям, и, если он не подходит, — в вежливой форме сообщает об отказе и даже дает рекомендации, как он может улучшить свой кредитную историю для повторной подачи заявления. Аналогично и с предварительным подтверждением заявки — программа сразу информирует о предварительном одобрении вместе с приблизительной суммой займа и процентной ставкой, которая будет отличаться для каждого заявителя. В случае предварительного одобрения заемщику сразу же сообщают о дальнейших шагах, необходимых для окончательного подтверждения. Обычно достаточно фотографии удостоверения личности или водительских прав, которое можно загрузить через приложение — не нужно идти в банк или оплачивать услуги Fed-Ex. По мере одобрения профайл заемщика попадает в систему для инвесторов, и обычно в течение недели он уже получает деньги на свой счет — все очень быстро, эффективно и удобно для всех сторон.

Именно негативный опыт общения людей с банками — одна из причин моей уверенности в том, что в ближайшее время P2P-индустрия будет процветать. Есть много независимых исследований, которые показывают: большинство заемщиков испытывают огромный дискомфорт от процесса получения кредита в банках. Это всегда долгая процедура, несколько изматывающих этапов, но даже в случае одобрения люди отмечают низкий уровень клиентского сервиса — к ним относятся так, словно им сделали одолжение. Впечатления заемщиков от P2P-кредитования несопоставимо лучше.

— Каковы другие тренды в банковской отрасли, влияющие на индустрию альтернативного кредитования?

— Стоит отметить, что большинству банков в США просто невыгодно выдавать займы менее $500 000 — у них сложная внутренняя структура, много операционных расходов, бюрократия. В итоге банки предпочитают выдавать кредиты на суммы от $1 млн, на этой территории у них нет конкурентов — они предлагают самые выгодные условия. Но в зоне меньше $500 000, где располагаются сегмент кредитов для малого бизнеса или потребительский сегмент, доминируют P2P-кредиторы, потому что они могут провести необходимые транзакции на выгодных условиях. Поэтому именно здесь мы видим отличные перспективы с точки зрения того опыта, который получает заемщик и, соответственно, высокий спрос. Для заемщиков сегмент небанковского кредитования всегда интересен — не важно, как его назвать — P2P, кредитный маркетплейс или просто небанковский сектор. В то же время это выгодно для инвесторов, так как банк оставляет все основные дивиденды себе и не делится с ними, а в сегменте альтернативного кредитования доходы могут быть существенно выше.

— США остается самым крупным рынком P2P-кредитования, а как модель проникает в другие регионы?

— У P2P-кредитования отличные перспективы глобальной экспансии. Альтернативное кредитование активно развивается в Канаде, Лондоне и в целом в Европе, Азии. Это огромный рынок, он существенно отличается — в частности на законодательном уровне. Например, в Китае, где сегмент P2P-кредитования практически не регулируется на государственном уровне, было несколько историй, связанных с мошенническими схемами. P2P-кредиторы предлагали срочные депозиты с ограничением по времени, например, на шесть месяцев под 5% — отличное условие в сравнении с банковскими предложениями. Далее они просто забирали депозит и отдавали его в качестве займа, то есть по сути вели банковскую деятельность без соответствующей лицензии. Несколько таких мошеннических схем были раскрыты, эти истории активно обсуждались в прессе, что привело к усилению регулирования отрасли. Но, на мой взгляд, это не станет сдерживающим фактором для дальнейшего развития направления в Китае.

— Отличаются ли бизнес-модели в разных странах и как P2P-кредитование адаптируется под реалии новых рынков?

— Безусловно, есть некоторые различия. Например, начиная с 2009 года, и особенно после 2012-2013 годов, бизнес-модель Prosper была практически полностью скопирована с Lending Club. Но компания SoFi изначально пошла своим собственным, более революционным путем: они сфокусировались исключительно на студенческих займах для учащихся ведущих университетов США и элитных школ, затем стали предлагать ипотеку для ограниченного круга лиц — членов своеобразного «клуба SoFi». Сейчас SoFi также стала выдавать потребительские кредиты, но опять только для «привилегированных» лиц — докторов наук или обладателей степени магистра. Речь идет о просмотре всех оценок, анализе даже выбранных специальностей.

Например, у потенциального заемщика со степенью в области инженерии будет приоритет перед обладателем степени в области гуманитарных наук, так как у первого, скорее всего, будет более высокий уровень доходов. SoFi собирает собственную статистику, следя за самыми разными факторами для андеррайтинга. А в том же Китае пошли даже дальше и скопировали модель Prosper 2006 года, о которой не раз говорил их основатель. Он хотел построить модель с учетом социального статуса и рейтингов, своеобразный «eBay» в области кредитования. Китай отлично адаптировал эту раннюю модель Prosper и сейчас активно использует социальные рейтинги: в частности некоторые компании следят за поведением заемщиков в соцсетях и даже мониторят активность в мессенджерах в поисках определенных факторов риска. Не думаю, что это было бы легально в США.

— Какие факты о заемщике в таком случае могут стать решающими?

— Во-первых, неожиданная смена круга общения: если раньше вы из года в год общались с конкретными пятью друзьями, но в последний месяц полностью прекратили с ними связь и переключились на совершенно новых знакомых, ваш социальный рейтинг может быть понижен в системе, шансы на получение займа упадут. Другой пример: вы недавно женились или у вступили в новые отношения — это также сразу существенно повышает риск. Любопытная система, но ее легальность вызывает большие вопросы. Мне кажется, скоро на рынке станет больше социального андеррайтинга, хотя бы на уровне вспомогательного инструмента. Уже сейчас SoFi занимается похожими исследованиями — изучает, в какую школу ходил заемщик, был ли он членом клуба ракетостроения или занимался теннисом. Думаю, в дальнейшем многие игроки могут заинтересоваться гибридной моделью, которая будет объединять в себе традиционный андеррайтинг и социальный. Статистику можно вывести на основании любых данных, поэтому если проанализировать информацию по «идеальным» заемщикам и сравнить их, возможно, получится выявить какой-то общий объединяющий фактор. Это будет своеобразным «Святым Граалем», который ищут все, особенно на этапе построения бизнес модели — ускользающий фактор, по которому можно будет определить лучших заемщиков, особенно, если его не учитывает традиционная модель.

— Как может выглядеть гибридная модель?

— Например, если согласно традиционной модели процентная ставка у заемщика должна быть около 20%, а по социальной шкале он смело может рассчитывать на 10%, то можно будет взять среднее значение — 15%, что будет интересно заемщику, которому в других местах, где используется только традиционная модель, предлагали не ниже 20%. В то же время и компенсация для кредиторов отличная.

— Как вы оцениваете перспективы развития бизнесов Prosper и Lending Club на других рынках?

— Сомневаюсь, что в ближайшее время они планируют экспансию в другие регионы. Prosper сейчас сфокусирован на потребительском рынке, основатели хотят максимально развить бизнес в США. Прошлый год прошел для Prosper без сильного роста, а у Lending Club были сложности из-за изменений в топ-менеджменте, поэтому мне кажется, что в ближайшие 2-3 года обе компании сфокусируются на укреплении позиций в США. Создатели Lending Club всегда говорили о своей стратегии стать своеобразным «кредитным клубом», Лапланш не раз подчеркивал, что компания планирует в дальнейшем заняться займами для бизнеса, автокредитами, ипотекой. Полагаю, что они сосредоточатся именно на развитии этих вертикалей, прежде чем будут рассматривать новые регионы. Потенциальный выход в отдаленной перспективе возможен в первую очередь на рынки соседних стран — Канады или Мексики, а потом уже отдаленных регионов, таких, как Китай или Европа.

— Какие направления кредитования вам кажутся наиболее интересными?

— Есть три ключевых направления. Основным, конечно, является потребительский сегмент — у него больше всего возможностей для дальнейшего масштабирования как у самого большого по объемам. Из $20 млрд суммарного объема рынка альтернативного кредитования в прошлом году основную долю составили доходы именно от потребительского сегмента. Второй по объему на P2P-рынке — сегмент малого бизнеса. Но важно понимать, что разброс здесь очень большой: к малому бизнесу будет относиться один человек, который делает на кухне поделки на продажу, что приносит ему $500, и компания с доходом в $50 млн, где работает около пятисот человек. Для разных типов малого бизнеса есть свои возможности в рамках альтернативного кредитования, есть инвесторы, которым интересен каждый из этих заемщиков. Третье крайне интересное направление — сегмент недвижимости. Сейчас здесь доминируют краткосрочные займы, которые девелоперы могут взять на покупку или строительство нового здания. Это могут быть и просто инвесторы из обеспеченной семьи, которой срочно нужны деньги на покупку нового здания по выгодным условиям. У них нет сложностей с одобрением займа в банке, но нет и нескольких месяцев на прохождение всех бюрократических процедур — деньги нужны срочно, пока актуально предложение, оплата предполагается наличными, а деньги на счетах вовлечены в другие операции. В таком случае они могут оперативно обратиться к P2P-кредитору и получить деньги быстро, закрыть сделку и провести рефинансирование в течение ТРЕХ месяцев. Мне всегда нравилось это направление, поскольку соотношение «риск-доходность» в данном сегменте кажется мне исключительно привлекательным: можно получить низкое отношение займа к стоимости объекта и первое право на недвижимость в случае дефолта и высокий процент доходности после всех комиссий — 8-8,5%.

— Какие вертикали вы бы отметили как особенно привлекательные для P2P?

— Студенческие займы — довольно хорошая вертикаль, но лично мне она не кажется привлекательной. Риски со стороны политиков и регуляторов по студенческим займам намного выше, а возвраты по ним, напротив, ниже, хотя в настоящее время у данной вертикали хорошие показатели. Что касается других — это займы на покупку новых и подержанных авто. Вертикаль интересна в контексте активного развития технологий на автомобильном рынке на протяжении последних 6-7 лет. Например, в машинах, особенно подержанных, сейчас активно устанавливают так называемый GPS Kill Switch Tracker — устройство, которое может дистанционно заглушить двигатель и сообщить GPS-данные о нахождении владельца, если он не платит по займу, выданному на покупку этого авто. С начала применения технология позволила резко уменьшить число дефолтов в данной категории, рынок стал намного прозрачнее, а раньше кредиторы долго не могли воздействовать на недобросовестных заемщиков. Есть еще вертикаль семейных ипотечных кредитов — это долгосрочный заем, который может достигать 30 лет. SoFi предлагает подобные кредиты — это хорошо для заемщиков, но не очень интересно для инвесторов. Это основные вертикали, но есть, конечно, более нишевые — например, инвестиции в лодки, яхты или самолеты, если хочется чего-то более экзотического. Сегмент яхт и лодок интересен, но сильно зависит от колебаний общего экономического фона, и будет хорошо себя чувствовать только во время глобального подъема рынка и показывать плохие результаты в период рецессии.

Мне было бы интереснее посмотреть, что будет с рынком, если онлайн-кредиторы на каком-то этапе начнут проводить сделки с более крупным оборотом, выдавать займы до $5 млн, например, SBA-займы для малого бизнеса с той же процентной ставкой, что и в банках, но только намного проще, быстрее и удобнее. Думаю, если этот день однажды настанет, у банков точно будут проблемы.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254503


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254502

Свободные отношения: почему фитнес-индустрию в России ждут большие перемены

Александра Герасимова

Внештатный автор Forbes

Когда российские фитнес-клубы откажутся от годовых карт в пользу подписки и универсальных абонементов

Последние пять лет кардинальные изменения произошли на многих рынках — такси, рестораны, здравоохранение... Индустрия спорта и фитнеса — следующая. И автоматизация, о которой уже писал Forbes, не единственный набирающий обороты тренд. Система подписки, моностудии и новые фитнес-практики в скором времени кардинально поменяют популярную пока в России бизнес-модель фитнес-клуба. Forbes объясняет, почему это случится.

Причина №1 – более осознанное потребление. Раньше бизнес-модель клуба состояла в том, чтобы продать карту тем, кто не ходит: по разным оценкам, 60-80% клиентов перестают посещать клуб на второй-третий месяц после покупки годового абонемента. Прекрасная, удобная модель, на которой по сути построен весь нынешний российские рынок. Однако постепенно равнодушных клиентов становится все меньше, и стратегию работы с потребителем приходится менять. Еще несколько лет назад купить абонемент на полгода в приличный фитнес-клуб было не так просто – требовалось заключить договор минимум на год, а сейчас двигаться по срокам членства готовы даже сетевые клубы. Само понятие членства в клубе долгое время было синонимом годового контракта. И не только в России. На Западе фитнес-клубы хоть практиковали ежемесячную оплату услуг, однако договор подразумевал обязательства на год, а то и два. Например, членство в легендарном Bally Total Fitness, закрывшемся в 2016-м, стоило $19 при условии привязки на 2 года.

Сегодня абонементы в Америке ни к чему не обязывают и работают по подписке (рекуррентные платежи с ежемесячным снятием и возможностью аннулирования в любой момент). Эту модель применяют как лидер премиум-сегмента Equnox (месяц – от $150), так и демократичная сеть Planet Fitness (месяц – от $10), нацеленная прежде всего на новичков в спорте. Перестроиться пришлось по причине того, что меняется модель потребления, траты становятся более осознанными. Однако это не мешает зарабатывать: выручка Planet Fitness в последнее время растет на 12-15% в год и в 2016-м превысила $370 млн.

Все более популярными становятся универсальные абонементы, которые за ежемесячную плату позволяют посещать несколько разных фитнес-площадок. В США лидером этого сегмента является проект Classpass, недавно закрывший очередной раунд инвестиций в $70 млн: через сервис сделаны 35 млн записей на тренировки.

Самый масштабный аналогичный проект в Азии – GuavaPass, действует в ОАЭ, Китае, Гонк-Конге, Корее, Сингапуре, Малайзии и Индонезии.

В России единый фитнес-абонемент предлагают онлайн-сервисы Onefit (Москва) и Fitmost (Москва, Санкт-Петербург, Сочи). Пользовательская база у них пока, конечно, скромнее, чем у подобных проектов в Штатах. Так, через сервис Fitmost записались уже на десятки тысяч тренировок. Зато статистика клиентской активности подтверждает тезис об «осознанном потреблении». Среди тех, кто посетил менее трех тренировок в месяц, абонемент продлевает менее 10%, а среди тех, кто сходил на 4-9 тренировок, – свыше 40%.

И тут надо сказать спасибо поколению Y и Z, которое уже к 2020-му будет составлять 20% платежеспособного населения и еще большую часть тех, кто занимается спортом. Разумные траты – это их черта №2, после №1 – это полное интернет-погружение. Свобода – их черта №3, и готовность связать себя «долгосрочными отношениями» с конкретным клубом будет все меньше. Это не значит, что модель годового абонемента полностью исчезнет, но существенно потесниться ей безусловно придется.

Причина №2 – специализация фитнес-индустрии. Моностудии каждый месяц отвоевывают все больше клиентов. Вслед за желанием иметь все в одном месте пришла мода на атмосферу камерности, когда каждая студия в зависимости от направления пропитана настроением этого спорта. Например, сайклинг в России существует уже давно, но бум этот спорт переживает сейчас, с появлением таких специализированных студий как Rock The Cycle и Velobeat. То же самое было на Западе: за сеть студий Soul Cycle – один из самых быстрорастущих фитнес-проектов последних лет – фитнес-гранд Equinox заплатил больше $160 млн и теперь выводит компанию на IPO.

Но сайклинг – лишь пример, отлично иллюстрирующий тренд. Если клиент выбирает кроссфит, то в клубе с кирпичными стенами, хардкорным интерьером и постоянным звуком падающих гантелей, если посвящает себя йоге, то в студии с дощатым полом и спокойной атмосферой, располагающей к расслаблению и ментальному отдыху. Средняя CAGR в моностудиях в США – 8,5%, в то время как средний показатель в обычных фитнес-клубах – 2%.

В Штатах количество клиентов моностудий увеличивается в среднем на 16% за год, остальных клубов – на 1%. Москва догоняет тренд: одна за другой громко открываются моностудии – сайкла, barre, йоги и др. Впереди однозначно появление сетей. Какие-то направления приживутся в массовом сегменте, другие останутся нишевым. Кроме того, стоит ждать M&As-активности от больших игроков на рынке. Возможно, в ближайшие годы западные моносети начнут развивать фрайчайзинговую модель и в России.

Причина №3 – новые направления фитнеса. На Западе (США, Великобритания, Италия и др.) есть сеть моностудий Barry’s Bootcamp стоимостью свыше $200 млн: там практикуют интервальные тренировки с использованием беговой дорожки и гантелей – и эти занятия считаются лучшим воркаутом в мире. В апреле специализированная студия для интервальных тренировок Booster Workout открылась и в Москве.

Сквош раньше казался абсолютно нишевым спортом, а теперь на его базе создаются клубы – например, Soul Rebel в Москве – и покоряют сердца даже тех, кто никогда не держал ракетку в руках.

Секрет успеха таких студий не только в эффективности тренировок, а в эмоциях, которые клиент получает от занятий. Это уже не «sex sells», а «emotions sell». Спорт перестает быть просто средством улучшения физического состояния или внешнего вида – теперь это способ интересно провести время и эмоционально подзарядиться, а фитнес-клуб – место, куда можно пойти с друзьями вместо кино, где можно отдохнуть и снять стресс.

Не «Таксивезет» изменили транспортный рынок, не Ginza основала Delivery Club, не «Медси» запустили DocDoc или «Онлайндоктор». Рынки меняются не изнутри, а снаружи, и игрокам важно вовремя почувствовать тренд и присоединиться к нему. И надо сказать, что многие участники российской фитнес-индустрии уже откликаются на новые запросы рынка. World Class открывает специализированные студии (Cycle, Beat Zone, Mind Body), Alex Fitness запускает онлайн-проект о похудении «Бешеная сушка», новые клубы вместо годовых контрактов вводят практику оплаты за тренировки (модель «pay-as-you-train» – 5 concept, «Секция», The Base) и все больше спортивных объектов подключается к системе универсального абонемента, чтобы найти новых клиентов (у Fitmost, к примеру, уже более 300 фитнес-площадок).

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254502


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254500 Ольга Пономарева

Налоговая оттепель: чего стоит опасаться предпринимателям

Ольга Пономарева

Управляющий партнер группы компаний «Содействие бизнес проектам»

На что бизнесу следует обращать внимание при выборе контрагентов.

Весной в российском бизнес-сообществе, среди юристов и налоговых консультантов наделало много шума внутреннее письмо Федеральной налоговой службы (письмо ФНС № ЕД-5-9/547@). Некоторые назвали его «налоговой оттепелью». Главная мысль письма — инспекторы должны ослабить давление на бизнес и перестать начислять дополнительные налоги за формальные нарушения, такие как результаты допроса директора, неверная подпись или ее отсутствие. Раньше для начисления многомиллионной недоимки было достаточно указания в актах проверок признаков однодневки у контрагента и последующих за ним звеньями. Сейчас налоговой предстоит еще и установить реальность/фиктивность хозяйственной сделки с контрагентом. Бизнесу снова напоминают, что к выбору контрагентов нужно подходить осмотрительно.

Три самых важных вывода из письма ФНС, или в каких направлениях теперь будут «копать» налоговики по спорам с фирмами-однодневками

Налоговики будут доказывать наличие взаимозависимости налогоплательщика и контрагентов. Кроме юридических и экономических критериев (общие учредители или руководители, родственные связи) часто указывают косвенные признаки взаимозависимости: один ip-адрес, с которого компании заходят в банк-клиент или отправляют отчетность в налоговую, документы и печати поставщика в офисе фирмы, показания сотрудников о взаимоотношениях с сомнительными контрагентами.

Если обосновать взаимозависимость не удастся, в налоговой будут доказывать недобросовестность компании при выборе контрагента только первого звена — того, у которого непосредственно был куплен товар.

Особое внимание налоговики будут уделять сбору доказательств по спорным операциям, которые приведут к ответу, была ли сделка на самом деле. Такому повороту будут рады налогоплательщики, которые занимаются реальной финансово-хозяйственной деятельностью, но при этом пострадали «из-за того парня». Например, их контрагент осознанно не платил налоги в полном объеме или допустил ошибку при выборе подрядчика. Сложные времена начнутся для тех, кто только создает видимость деятельности, сотрудничает с компаниями-имитаторами, которые предоставляют ложные документы, а на самом деле не проводили сделки.

Любой компании в повседневной деятельности и при налоговом планировании нужно заботиться о том, как она будет доказывать, что договорные обязательства с контрагентами выполнены. Также нужно аргументированно объяснять людям из налоговой мотивы выбора. Для этого понадобятся подтверждающие документы, которые покажут: компания действительно искала наиболее выгодного поставщика и проверила его «доброе имя» еще до сделки. Для фискальной службы важны именно бумаги: устные заверения о том, что контрагент «надежный парень с хорошими ценами», инспекторов не удовлетворят.

Только выполнение этих двух условий оградит от обвинений в сотрудничестве с однодневками и помогут снизить налоговую недоимку, если «нехорошие» контрагенты случайно затесались в ряды поставщиков. Обратите внимание: низкая цена выбранного контрагента — не сильный аргумент. Позаботьтесь о том, чтобы у вас было как можно больше письменных доказательств вашей собственной добросовестности. Будьте готовы рассказать налоговикам о своем производственном процессе и его нюансах, которые требуют привлечения поставщиков или подрядчиков. Всегда учитывайте экономическую целесообразность ваших действий, продумывайте рациональное и логичное объяснение. Если вы хотите относительно спокойно и безопасно вести бизнес, вам придется внедрить систему отбора и даже вести на своих контрагентов убедительное досье. Эти документы могут понадобиться при проведении налоговой проверки и для защиты бизнеса и вас в суде. Также вы должны быть готовы представить эти бумаги во время камеральных проверок и на этапе преданализа.

Источники безопасности

Деловые контакты. Храните все, что может подтвердить встречи с контрагентом: пропуск, фото контрагента в офисе (например, в момент подписания договора), совместные фото или видео с мероприятий, бизнес-встреч, протоколы переговоров, отчеты сотрудников, электронные и бумажные письма, в которых обсуждалась будущая сделка.

Полномочия представителя. Проверьте, кто подписывает бумаги от имени поставщика. Снимите копию устава и учредительных документов, доверенности, паспорта представителя или директора.

Имущество и ресурсы контрагента. Проверьте, где работает контрагент территориально: попросите письмо с указанием фактического адреса, договоры аренды, посетите производство, склады. Удостоверьтесь в наличии необходимой для выполнения условий договора техники, оборудования и транспорта. Проверьте, есть ли у контрагента квалифицированный персонал и соответствующий опыт. Если сделка требует специальных разрешений, попросите копии лицензий, свидетельств, регистрации в СРО.

Источники информации о контрагенте и его деловая репутация. Будьте готовы объяснить инспектору из налоговой, как вы узнали о поставщике, какую собирали информацию о его деловой репутации, платежеспособности, опыте работы на рынке, обязательствах. Храните скриншоты его сайта, рекламу, письма с рекомендациями, публикации в СМИ, данные рейтингов, отзывы покупателей, партнеров.

Выбор поставщика. Составьте схему поиска и отбора контрагентов с перечнем документов, которые должны быть у вас по каждому кандидату. Определите источники информации для поиска: скриншоты сайтов, рекламные материалы, прайс-листы, предложения о сотрудничестве, информацию о предыдущих работах контрагентов. Выбор поставщика обоснуйте в служебных записках и других документах.

Выгода от сделки. Проверьте, кто предлагает аналогичный товар на рынке: если есть другие поставщики с более низкими ценами, объясните, почему выбрали не их. Возможно, у них нет нужных объемов, неудобная доставка? Храните у себя результаты мониторинга рынка, изучения и оценки потенциальных контрагентов.

Выписка из ЕГРЮЛ и онлайн-проверка. Эти документы необходимо получить до того, как договор с контрагентом будет подписан. Проверьте поставщика с помощью онлайн-сервисов на сайте ФНС России. С 25 июля 2017 года здесь также будет доступна информация, которая ранее была налоговой тайной, — данные о среднесписочной численности, наличии и размере недоимки, об уплаченных налогах, суммах доходов и расходов согласно бухучету.

Таким образом, письмо ФНС дает больше возможностей для проявления осмотрительности, но и спрос будет выше. На сегодняшний день государство экономически не заинтересовано в том, чтобы налоговое бремя для бизнеса снижалось. По этой причине фискальные органы руководствуются не «налоговой оттепелью», а своим, неписаным и главным правилом: насчитывать по максимуму НДС и налог на прибыль. Налоговая служба усиленно «подтягивает» профессионализм своих инспекторов, чтобы судебные решения по результатам их проверок с многомиллионными начислениям могли устоять, а не рассыпались в судах. Результативных проверок становится больше, налоговых споров в судах — меньше, а решения все реже принимаются в пользу налогоплательщика. Такое положение дел вынуждает бизнес начать заботиться о своей безопасности в повседневной деятельности, а не только когда налоговая проверка на пороге.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254500 Ольга Пономарева


Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254499 Руслан Алиханов

Го, порты и деньги. Зарисовки о фактической стратегии Китая

Алиханов Руслан

Президент инвестиционной компании «Арго»

Реальная стратегия Китая отличается от декларируемой. Ключ к ней поможет подобрать старинная поговорка «Все реки впадают в море» и игра Го.

Профессиональные переговорщики хорошо понимают разницу между заявляемой и фактической стратегией переговоров. Чтобы понять реализуемую на практике стратегию Китая, стоит поехать в Джибути — африканское государство, про которое вряд ли слышало большинство читателей. Крошечная страна с населением меньше миллиона человек, Джибути занимает исключительное стратегическое положение в качестве «ворот» Баб-эль-Мандебского пролива, разделяющего Африку и Азию.

Джибути — первое место в мире, где Китай создал свою зарубежную военную базу (начала функционировать в феврале 2017 года), и единственное место в мире, где американские и китайские военные в прямом смысле слова стоят лицом к лицу (там находится единственная военная база США в Африке). Официально объявив о партнерстве с правительством Джибути и желании вложить примерно $15 млрд менее двух лет назад, китайцы в рекордные сроки построили сверхсовременный объект инфраструктуры с отдельным военным объектом, официально называемым «базой материально-технического снабжения». Автора этих строк поразило высочайшее качество работ и специфическое китайское чувство юмора: военный объект украшен надписями China Civil — мол, объект гражданской инфраструктуры. В этом желании приуменьшить свою мощь и аккуратно заявить об истинных геостратегических приоритетах и лежит ключ к растущим амбициям Китая и фактической, а не заявляемой стратегии страны. Но сначала — немного об интеллектуальных играх, определяющих мироощущение.

Го против шахмат

Национальным советским видом интеллектуального спорта были шахматы, которые учат сфокусированно просчитывать многоходовые комбинации с целью полного поражения противника: фигуры исчезают с доски, оставляя простор победителю. Национальный интеллектуальный спорт Китая Го (в китайской транскрипции wei qi, что в переводе означает «игра окружения»), один из четырех столпов классического образования, учит игроков концепции стратегического окружения противника. В то время как шахматы служат идее абсолютного превосходства и полного поражения противника, Го учит относительному превосходству и не допускает стратегической пустоты: фигуры остаются на доске, но лишены возможности маневра.

Генри Киссинджер в своей книге «О Китае» проводит параллель между игрой Го и стратегией, реализуемой на практике КНР: «В то время как западная традиция высоко ценит решающее сражение и воспевает акты героизма, китайский идеал [стратегии] подчеркивает тонкость, изысканность и терпеливое накопление преимущества». Во главу сегодняшней стратегии поставлена так называемая «Жемчужная нить», соединяющая, как камни в игре Го, ключевые опорные пункты военно-морского присутствия КНР. Почему именно военно-морского?

Военная стратегия против школьной географии

Школьная география — предмет, изучаемый и преподаваемый совершенно неверно: география изучается по массивам суши, а Мировой океан воспринимается как «пустое место между континентами». При этом на «пустое место» приходится 71% поверхности планеты и 90% объемов мировой торговли.

Официальная военная доктрина КНР, опубликованная в мае 2015 года, гласит: «...(Мировой) Океан является гарантом мирного существования и устойчивого развития Китая. Традиционная ментальность, провозглашающая догмат суши над (Мировым) океаном, должна быть отброшена... Огромное значение должно придаваться присутствию в (Мировом) океане с целью защиты коммуникаций и зарубежного присутствия Китая».

Отражающая тот факт, что КНР — крупнейший экспортер и второй крупнейший импортер на планете, новая «Большая игра» в геополитике — на этот раз между КНР и США, а не между Российской и Британской империями — уже началась. При этом ближайшие практические цели КНР носят скорее не военный, а коммерческий характер. Дело в том, что хотя ВМФ Китая и является самым быстрорастущим на планете, он все еще не составляет конкуренции американскому (например, из 36 авианосцев в мире 31 принадлежит американцам и их союзникам, и лишь один является китайским, да и то купленным у Украины по сомнительной схеме — как металлолом после развала СССР).

Совсем другая картина вырисовывается, если посмотреть на возможности торгового флота и портовую инфраструктуру. Уже сегодня китайские судоходные компании перевозят больше грузов, чем судоходные компании любой другой нации на планете. Китайский рыбопромысловый флот (свыше 200 000 единиц) — крупнейший и один из самых современных в мире. Основа глобальной торговли — контейнерные перевозки, где почти две трети объемов перевалки, осуществляемой крупнейшими контейнерными портами на планете, так или иначе имеют китайских инвесторов (рост на 20% за последние несколько лет).

Поскольку Джибути является только частью амбициозного плана Цзиньпина по превращению Китая в океанскую супердержаву, китайцы активно инвестируют в порты и совмещенную инфраструктуру по всей планете: за последние несколько лет объем китайских инвестиций более чем в 40 портов и совмещенную инфраструктуру уже превысил $100 млрд. География инвестиций глобальна: от Джибути и Гвадара в Пакистане (только в этот проект КНР планирует вложить около $54 млрд) до Дарвина в Австралии.

О самом грандиозном инфраструктурном проекте современности чуть подробнее.

Деньги против идеологии

Если глобальное противостояние СССР и США как супердержав было в первую очередь противостоянием идеологий, то возросшая роль Китая как сверхдержавы на мировой авансцене не несет никакой идеологической нагрузки. Щекотливость положения в том, что Коммунистическая партия Китая выступает апологетом глобализации, экономического либерализма и сложившейся системы международных взаимоотношений. Как сказал бывший заместитель госсекретаря США Роберт Хорматс, Пекин перехватывает «роль ответственного лидера и считает опасным отход США с лидерских позиций в мировой торговле и финансовом порядке».

В январе 2017 года Китай послал в Давос представительную делегацию во главе с председателем Си Цзиньпином. До сих пор руководители КНР не посещали форум. Во время форума Си заявил: «Нужно развивать открытую мировую экономику. Не нужно прятаться в порту каждый раз, когда сталкиваешься со штормом». Си всегда тщательно взвешивает слова, и выбор аналогии с портами вряд ли носит случайный характер.

Китай, что называется, puts its money where its mouth is — подкрепляет свои слова значительными финансовыми средствами. Так, в середине мая в Пекин приглашены лидеры 28 государств для участия в саммите по созданию «нового Шелкового пути» — ключевой части плана КНР по инвестированию беспрецедентной суммы в $1 трлн (!) в трансформацию транспортных и торговых коммуникаций по всей планете.

Формально ближайшие практические усилия КНР уже институционализированы как проект One Belt One Road («Один Путь, Одна Дорога»), ставящий целью восстановление торговых путей Великого шелкового пути более чем в 60 странах мира. Проект состоит из двух частей — «Пути» — морской части, относящейся к поддерживающей морской торговле, и «Дороги» — сухопутной части, обеспечивающей стабильность китайского экспорта в Европу через страны Центральной Азии. Вот что говорит о One Belt One Road китайский министр иностранных дел Ван И: «Данный проект — самое большое общественное благо, которое Китай дарит человечеству. Он предложен КНР, но создан не только для неe, а для всех стран человечества».

Возникшее в Древнем Риме и получившее широкое распространение благодаря французскому баснописцу Жану Лафонтену выражение «Все дороги ведут в Рим» имело буквальный смысл: Римской империи как централизованной супердержаве древности необходимо было обеспечить себе прямую коммуникацию с любой из провинций. В свою очередь, старая китайская поговорка гласит: «Все реки впадают в море». Во многом в этой фразе и заключается ключ к фактической стратегии супердержавы XXI века: создание общественного блага для всего человечества, основным бенефициаром которого в первую очередь является создатель.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254499 Руслан Алиханов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter