Всего новостей: 2071585, выбрано 24386 за 0.113 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Австрия. Россия. Арктика > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2128626 Александр Новак

Интервью Александра Новака RT.

«Арктика — стратегический потенциал России»: Александр Новак дал эксклюзивное интервью RT.

Говорить о целесообразности продления соглашения нефтедобывающих стран по сокращению добычи нефти пока рано, однако степень его реализации сейчас удовлетворяет все заинтересованные стороны. Об этом в эксклюзивном интервью RT по итогам министерской встречи в Кувейте мониторингового комитета по сокращению добычи нефти рассказал министр энергетики России Александр Новак. Помимо этого Новак затронул вопрос нереализованного из-за санкций потенциала сотрудничества с США и объяснил, почему Москва считает Арктику стратегически важным регионом.

— Каковы перспективы продления действия соглашения ОПЕК и стран вне ОПЕК по сокращению добычи нефти на второе полугодие 2017 года? Какие есть для этого препятствия?

— Мы сегодня в рамках второго заседания министерского мониторингового комитета, который был создан 10 декабря прошлого года в целях наблюдения за исполнением договора о сотрудничестве между странами ОПЕК и не-ОПЕК, уделили этому вопросу особое внимание. Многих интересует сегодня, будет ли соглашение между ОПЕК и не-ОПЕК продлеваться по истечении 6 месяцев его действия, то есть после 1 июля 2017 года.

Первое, что я хочу сказать: у нас такая возможность предусмотрена самим соглашением. Есть отдельный пункт, в котором говорится, что оно может быть продлено на срок до 6 месяцев. Второе: сегодня ещё конец марта. Мы ещё не перешагнули экватор. Обмен мнениями, который состоялся среди министров, и предложение, которое прозвучало, — означают возможность всем странам изучить этот вопрос до следующей министерской встречи; дать поручения секретариату ОПЕК с тем, чтобы секретариат провёл дополнительный анализ ситуации на рынке, которая будет складываться с января по апрель; дать прогнозы исполнения в мае, в июне и на второе полугодие. Это большой объём аналитической информации, который должен быть подготовлен, проанализирован и представлен на следующем заседании. Мы в рамках мониторингового комитета рассмотрим эту информацию и дадим рекомендации для других стран, которые являются членами (ОПЕК. — RT) и подписали это соглашение 10 декабря.

Поэтому сегодня преждевременно говорить о целесообразности продления соглашения. Такая возможность есть, но для принятия решения нам требуются дополнительное время и дополнительный анализ — в первую очередь ситуации, которая будет складываться на рынках.

— Как оценивается соблюдение странами ОПЕК соглашения по сокращению добычи за январь и февраль 2017 года?

— Это был основной вопрос, который сегодня рассматривался в мониторинговом комитете. Конечно, для этого и создавался комитет. Мы посчитали и, обменявшись мнениями, признали, что соглашение выполняется на высоком уровне, полностью соответствует духу, который закладывался в рамках подписанного договора о сотрудничестве. Уровень соответствия на сегодняшний день за февраль месяц составил 94% от целевого показателя. Это на 8% больше, чем цифры, которые были в январе. При этом мы отметили, что для успешной реализации договора и достижения целей по балансировке рынка очень важно, чтобы все, кто участвует в этом соглашении, исполняли в полном объёме свои целевые показатели и соответствовали на 100% цифрам, которые были указаны в соглашении от 10 декабря 2016 года. В сегодняшнем документе, который мы подписали, даны рекомендации всем выйти на стопроцентный уровень. Считаем, это главное, что необходимо в ближайшее время реализовать в рамках исполнения нашего соглашения.

— Как сокращение добычи сказывается на российских компаниях?

— Каждая компания выбирает собственную стратегию достижения целевых показателей. Вы знаете, что крупные компании в Российской Федерации участвуют на добровольной основе. Цифры достигаются прямо пропорционально объёмам добычи. То есть каждая компания участвует. Мы видим, что в целом, если оценивать в комплексе ситуацию, связанную с балансировкой рынка, со снижением волатильности цены, с возможностью инвестировать в новые проекты, мы видим положительные эффекты для наших компаний.

— По подсчётам экспертов, за время действия соглашения о снижении добычи нефти российский бюджет дополнительно получил примерно $8—9 млрд. Как вы оцениваете экономический эффект от роста нефтяных цен на фоне сокращения добычи?

— Мы видим в целом положительный эффект, и не только для нефтяных компаний, но и для бюджета, как правильно отмечают эксперты. Мы оценивали ранее: если цены будут держаться на уровне, который сегодня складывается в диапазоне $50—60, то дополнительный эффект для бюджета может составить в год до 1,5 трлн рублей. Это действительно позитивно. Многое зависит от текущей ситуации на рынке, от волатильности, от текущего курса рубля по отношению к доллару, поэтому, думаю, те оценочные показатели, которые сегодня дают эксперты, во многом могут быть взяты за основу.

— Ранее вы заявляли, что пока вопрос вступления России в ОПЕК не рассматривается. Как вы видите дальнейшее взаимодействие с ОПЕК? Какую позицию и почему сейчас выгодно занять России?

— Мы действительно не рассматриваем формат присоединения к ОПЕК. Россия никогда не была членом ОПЕК, хотя и является крупнейшей добывающей страной в мире. Тем не менее у нас выстроены очень конструктивные отношения с ОПЕК. В плане взаимодействия в рамках энергодиалога ежегодно мы встречаемся с нашими коллегами из ОПЕК, с секретариатом, проводим встречи для обсуждения ситуации на рынках, прогнозов, которые готовит как секретариат ОПЕК, так и российские институты. Мы обмениваемся мнениями, вырабатываем рекомендации, и это происходит каждый год: один раз в Вене, один раз в Москве.

У нас определён перечень вопросов, которые будут обсуждаться, готовятся аналитические материалы. Но сотрудничество с ОПЕК у нас не ограничивается только взаимодействием с секретариатом. Мы практически с каждой из стран, входящих в организацию, взаимодействуем в двустороннем формате: и с Саудовской Аравией, и с Катаром, и с Ираном, с Венесуэлой, с Алжиром. Это сотрудничество развивается на двусторонней основе в целях реализации совместных энергетических проектов во всех отраслях: и в нефтегазовой сфере, и в других. Обмен технологиями, возможности создания совместных предприятий. Я провёл двусторонние встречи в Кувейте и с министром Алжира, и с министром энергетики Венесуэлы, и с министром Кувейта. Мы нашли много общих дополнительных точек соприкосновения и развития, которые на взаимной основе, учитывая обоюдный интерес, позволяют нам развивать наше сотрудничество в энергетике.

— Ранее вы говорили о большом потенциале развития сотрудничества между Россией и США. Какие конкретно шаги и в каких отраслях планируют совершать для этого стороны?

— Я думаю, что у нас большой нереализованный потенциал по сотрудничеству наших энергетических компаний. Как вы знаете, на сегодняшний день в России присутствует компания Exxon Mobil, она участвует в реализации проектов. Ключевой из них — проект «Сахалин-1» на шельфе Охотского моря вместе с другими иностранными компаниями и «Роснефтью». Это успешный проект, и таких проектов могло быть больше, если бы не известная ситуация с санкциями, которые были введены относительно участия американских компаний в разработке шельфовых проектов в России, в разработке трудноизвлекаемых запасов нефти. Но эти санкции вводили не мы — вводили наши американские коллеги.

— В конце января министр коммерции и инвестиций Саудовской Аравии Маджид аль-Кассаби заявил, что Россия и Саудовская Аравия наметили «дорожную карту» по взаимным инвестициям в энергетической сфере. Как сейчас развивается этот вопрос?

— Действительно, на ПМЭФ мы подписали меморандум между Министерством энергетики Российской Федерации и Министерством нефти Саудовской Аравии о сотрудничестве в области энергетики и реализации совместных проектов. В прошлом году у нас большая делегация посетила Саудовскую Аравию, я летал совместно с представителями российских нефтегазовых компаний. Мы посетили объекты энергетики в Саудовской Аравии и создали дополнительную рабочую группу, которая сегодня занимается подготовкой конкретных проектов, в которых могли бы участвовать российские компании и компании из Саудовской Аравии. Речь идёт о нефтегазовых проектах, развитии проектов нефтегазохимии, производстве оборудования нефтегазохимической промышленности и о многом другом.

— Сейчас на шельфе Арктики ведётся нефтедобыча только на «Приразломной» (Ненецкий автономный округ, компания «Газпром нефть»). Планируется ли разработка новых месторождений в среднесрочной и долгосрочной перспективах? Какие компании (российские и зарубежные) проявляют наибольший интерес к участию в проектах на российском шельфе Арктики?

— Я бы хотел отметить, что Арктика для нас — стратегический потенциал. Там на сегодняшний день огромные запасы углеводородов, которые оцениваются миллиардами тонн нефти и десятками триллионов кубических метров газа. Арктика на сегодняшний день — это не только шельф, но и сухопутная часть. Её освоение идёт полным ходом. Я могу сказать, что за прошлый год в Арктике было добыто почти 90 млн тонн нефти, что составляет около 17% от общего объёма нефти, добытой в России. Если говорить о добыче газа, то это ещё более высокие цифры. Сегодня основные центры добычи газа — это Ямало-Ненецкий автономный округ, это Ненецкий автономный округ. В прошлом году в России было добыто порядка 500 млрд кубических метров газа в Арктике. Это около 80% от общих объёмов. Конечно, это стратегический ресурс. Мы последовательно занимаемся развитием Арктики и шельфа. В перспективе в этом году планируется ввод в эксплуатацию завода по сжижению природного газа «Ямал СПГ». Первая очередь — 5,5 млн тонн. У нас много проектов, которые были реализованы в последнее время: ввод в эксплуатацию Бованенковского нефтегазового месторождения, другие месторождения, которые осваивают такие компании, как «Роснефть» и ЛУКОЙЛ.

Что касается шельфа, то с учётом сегодняшней ситуации, связанной со снижением мировых цен на углеводороды, активность, которую мы наблюдали несколько лет назад, до 2014 года, сегодня гораздо ниже. Тем не менее у нас на сегодняшний день там около 19 открытых месторождений. Это говорит о том, что в будущем, при улучшении конъюнктуры, мы, безусловно, рассматриваем в рамках нашей стратегии развития энергетики более активное исследование, бурение, ввод в эксплуатацию месторождений. Ещё раз хочу повторить: Арктика — это будущее нашей нефтедобычи и газодобычи.

— Каков ваш прогноз цен на нефть до конца 2017 года на фоне последних встреч и достигнутых договорённостей?

— Во-первых, в рамках мониторингового комитета мы не обсуждаем цены. Мы обсуждаем вопросы, касающиеся балансировки рынка и исполнения соглашений по объёмам добычи, потому что цены формируются на рынке исходя из множества факторов. Это зависит от рыночной конъюнктуры, от баланса спроса и предложения. В целом могу сказать, что диапазон, который я ранее называл (что в 2017 году средняя цена на Brent будет в диапазоне от $50 до $60), я пока не меняю. Мы говорим о средней цене. Конечно, она может иметь колебания. Тем не менее эти показатели, которые мы и ранее прогнозировали, на мой взгляд, на сегодняшний день могут быть взяты для моих оценок за основу.

Австрия. Россия. Арктика > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2128626 Александр Новак


Латвия. Великобритания > Армия, полиция > telegraf.lv, 27 марта 2017 > № 2127919 Раймондс Бергманис

В Минобороне Латвии прокомментировали покупку 40 американских танков "Абрамс"

Министр обороны Латвии Раймондс Бергманис ответил на вопросы газеты "СЕГОДНЯ": о закупке танков «Абрамс» и истребителей 5-го поколения F–35, о наказании британского военного, сломавшего нос рижанину, о противостоянии латвийской армии с КВН и «Вечерним Ургантом».

— Каждая из неновых бронемашин CRVT, купленных у Лондона, обошлась латвийским налогоплательщикам в среднем по 2 миллиона евро. Между тем новенький американский танк "Абрамс" стоит 6 миллионов. Не рассматривали возможность вместо 123 британских "полутанков" CRVT купить 40 нормальных танков "Абрамс"?

— Прежде всего хочу сказать, что я очень доволен процессом механизации Национальных вооруженных сил. Проект идет с опережением графика. Когда на проходивших в ФРГ в марте военных учениях Allied Spirit VI ("Дух союзников") я сказал немецким коллегам, что латвийские войска сумели освоить новую для нас технику всего за год, они были очень удивлены.

Что касается американских танков, то да, это очень хорошая машина. Но и очень дорогая. В случае с британскими бронетранспортерами названная вами средняя цена получается с учетом закупки вооружения, обучения экипажей, подготовки инфраструктуры для содержания техники и так далее. Если все эти дополнительные расходы учесть при оценке стоимости танков США, то, думаю, цена заметно превысила бы 1 млрд. евро.

С таким же успехом можно рассуждать, а не купить ли нам новые истребители 5–го поколения F–35. Да, наверное, на один истребитель с соответствующей инфраструктурой нам годового бюджета минобороны хватило бы. Но на другие расходы уже бы денег не осталось.

— Латвия закупает в Австрии самоходные гаубицы, в Британии — бронемашины. Не хотите создать латвийские бронетанковые войска?

— Нет, таких планов нет. Вся техника в подчинении командующего сухопутными войсками Национальных вооруженных сил.

— Зачем вызывать на охрану Латвии словацких солдат, многие из которых впервые услышали про нашу страну, а профессиональных латвийских военных, мотивированных защищать свою родину, отсылать в Ирак, Афганистан, в Африку? Не снизится ли обороноспособность страны от такой неравноценной замены?

— Не снизится. Безопасность Латвии — это и безопасность других стран. Включая страны Вышеградской четверки. Поэтому прибытие к нам словацких военных вполне логично.

— А что угрожает сегодня Латвии?

— Это целый спектр угроз. От международного терроризма до ситуации в России, где было официально объявлено о создании вблизи границ стран Балтии трех дивизий. То есть о появлении дополнительно около 30 тысяч военнослужащих.

Создание новой военной инфраструктуры, рост числа и количественного состава учений российской армии не могут не вызывать у нас опасения. На которые мы реагируем.

— Как идет следствие в отношении пьяного британского солдата, который сломал нос гражданскому Латвии? Он когда предстанет перед судом?

— Я думаю, этого солдата уже постигло суровое наказание. Думаю, что за такое нарушение он предпочел бы предстать перед судом в Латвии, чем у себя на родине в Великобритании.

В свою очередь Министерство обороны Латвии уже извинилось перед пострадавшим.

— Какое наказание понес британский военнослужащий?

— Думаю, очень суровое наказание.

— Британская сторона не проинформировала вас о степени наказания дебошира?

— Нет.

— Минобороны Латвии оплатило исследование, которое выявило угрозу в лице КВН и Ивана Урганта. А что дальше? Как с этими угрозами бороться?

— Ну если юмор признан эффективным оружием в стратегических коммуникациях, то почему бы и нам не использовать это оружие.

— В латвийской армии создадут команду КВН?

Латвия. Великобритания > Армия, полиция > telegraf.lv, 27 марта 2017 > № 2127919 Раймондс Бергманис


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 27 марта 2017 > № 2125926 Вита Спивак

Показательное выступление китайского премьера

Вита Спивак

В начале марта в Пекине прошло важнейшее политические событие года, так называемые «две сессии» — параллельные заседания ВСНП, китайского парламента, и ВК НПКСК, главного политического совета КНР, куда входят все партии и общественные объединения страны. Ежегодное собрание «двух сессий» — способ китайских властей сверить часы во всем, что касается основных направлений развития страны.

Заседание 2017 г. особенно важно в преддверии грядущего 19-го съезда КПК. После него будет определен курс страны на следующую пятилетку и станет понятно, кто сменит у руля пятое поколение китайского руководства в 2022 г. Неизменно с конца 1980-х гг. по завершении «двух сессий» премьер-министр КНР выходит для общения с прессой, что является редкой возможностью для иностранных журналистов напрямую задать свои вопросы второму лицу Китая. Выступление китайского премьера традиционно вызывает резонанс, но пресс-конференция Ли в 2017 г. проходила в обстановке такой сильной неопределенности по всем фронтам, что породила невиданное количество заголовков в СМИ.

Лицо китайской экономики

Как правило, в китайской политической верхушке за развитие экономики страны отвечает премьер-министр Госсовета. Во время сессии ВСНП Ли Кэцян выступил с обширным докладом о работе правительства в 2016 г. и озвучил основные экономические итоги года. Его общение с журналистами началось именно с экономических вопросов. Прессу интересовало состояние финансового сектора и перспективы дальнейшего роста ВВП страны.

Одна из наиболее серьезных проблем экономики Китая — возрастание объемов кредитования, за счет которого Пекин разгонял темпы роста ВВП после кризиса 2008 г. По даннымВсемирного банка, долговая нагрузка экономики КНР возрастала в среднем на 20% в год в 2009–2015 гг. В итоге Пекину удается достигать заявленных показателей роста ВВП во многом из-за постоянного увеличения внутреннего долга, который сейчас составляет около 282% ВВП. Роль финансовых вливаний центра в структуре экономического роста страны уже не только беспокоит иностранных наблюдателей, но и вызывает противоречия в правящей верхушке, в частности, даже формирует претензии китайского лидера Си Цзиньпина к своему премьер-министру.

Шаги Пекина по работе с финансовым сектором в 2016 г. только повысили закредитованность экономики страны. Премьер говорил о том, как правительство КНР понизило учетную ставку до 4,35%, несколько раз уменьшало обязательный коэффициент резервов для банков (до 17%) и работало над обеспечением денежного предложения в экономике, которое увеличилось на 11,3% в 2016 г. В результате доля плохих долгов, по отчетам госбанков, увеличилась до 5,5%. Также, по данным Всемирного банка, доля так называемых «потенциально рискованных долгов» корпоративного сектора в экономике достигла 15,5%. Однако премьер оценил ситуацию в финансовом секторе страны в целом как стабильную и заверил, что у Пекина есть доступные инструменты финансового регулирования тех проблем, которые будут возникать в будущем.

В отношении перспектив китайского роста премьер был ожидаемо оптимистичен. На заседании ВСНП Ли Кэцян отрапортовал о 6,7% роста ВВП, что полностью вписалось в заданные плановые показатели. На 2017 г. Пекин наметил цель достичь роста в 6,5% или более. Премьер Ли признал, что такого результата в следующем году достичь будет довольно трудно. Однако глава правительства отметил, что в случае успеха это поможет создать более 11 млн рабочих мест, которые так необходимы китайской экономике.

Экономические проблемы Китая осложняются еще и кризисом перепроизводства в секторах тяжелой промышленности. Банкротство и закрытие цементных, угольных и сталелитейных заводов чревато массовыми увольнениями рабочих: Пекин заявлял о намерениях сократить до 1,8 млн человек только в угольной промышленности.

Однако на пресс-конференции премьер заверил, что правительство в состоянии обеспечивать население новыми рабочими местами и ставит это в приоритет экономического развития. Ли Кэцян упомянул о созданном в прошлом году фонде в 100 млрд юаней для решения проблем занятости в промышленности и отрапортовал о 720 тыс. уже трудоустроенных рабочих. Однако при таких оптимистичных и уверенных заявлениях главы правительства протестные настроения среди промышленных рабочих КНР в последние годы только возрастают.

Как и можно было ожидать, премьер Ли при общении с журналистами также в очередной раз поддержал глобализацию и свободную торговлю, которую критикует нынешний президент США. Премьер указал на выгоды КНР от существующей системы в виде 126 млрд прямых иностранных инвестиций и заверил, что Пекин будет продолжать поддерживать свободную торговлю и все связанные с этим инициативы.

«Колебался вместе с партией»

Львиная доля вопросов журналистов на конференции касалась и международной обстановки, которая в последние месяцы только усложняется. Внешняя политика касается Ли Кэцяна в меньшей степени, поэтому в своих оценках внешнеполитической ситуации он не отступал от официальной линии китайского МИДа.

СМИ в первую очередь интересовало видение премьера перспектив взаимоотношений Пекина и Вашингтона, которые вызывают множество опасений после вступления Д. Трампа на пост президента США. Новый хозяин Белого дома во время предвыборной кампании грозился начать торговую войну с Китаем и «агрессивно» решать проблему торгового дефицита США и КНР, который составил 347 млрд долл. в 2016 г.

Отвечая на вопрос о перспективах сотрудничества с США, Ли не отошел от сдержанной реакции Пекина на выпады Трампа. Премьер очень оптимистично отозвался о будущем экономического взаимодействия двух крупнейших экономик мира, несмотря на существующие разногласия. Ли Кэцян сделал упор на взаимных выгодах от сложившегося сотрудничества, которые сложно поколебать предвыборными слоганами. Ли Кэцян прямо сказал прессе, что хочет избежать торговой войны с США, которая, по его мнению, повредит обеим сторонам.

На вопрос о позиции в отношении напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе Ли Кэцян также ответил в традиционной для Пекина манере, упирая на необходимость диалога по вопросу безопасности в Северо-Восточной Азии. Между тем, КНДР недавно произвела испытание нового ракетного двигателя, аккурат во время визита Госсекретаря США Рекса Тиллерстона в Пекин, а Австралия и Южная Корея обсуждают с Вашингтоном увеличение присутствия американской армии в АТР.

Сдержанно оптимистично Премьер Ли оценил отношения материкового Китая и Тайваня, перспективы трехстороннего сотрудничества КНР, Южной Кореи и Японии, а также кооперацию Пекина и АСЕАН. Тайвань еще несколько месяцев назад чуть было не стал поводом для конфликта Пекина и Вашингтона, когда президент Трамп усомнился в необходимости придерживаться принципа «одного Китая». А отношения трех крупнейших государств Северо-Восточной Азии существенно усложняются ядерными экспериментами Пхеньяна и вопросом о размещении американской противоракетной системы THAAD на Корейском полуострове. Говоря об усилиях Пекина по сотрудничеству с АСЕАН, премьер ничего не сказал о вердикте Гаагского трибунала по поводу конфликта в Южно-Китайском море.

С надеждой на лучшее глава Госсовета высказался и по поводу экономических взаимоотношений с Россией, отвечая на вопрос журналиста ТАСС. Он ни словом не обмолвился о существующих проблемах, о которых спрашивал российский представитель, но не забыл сказать стабильных отношениях «стратегического партнерства» наших стран и хороших отношениях Си Цзиньпина и Владимира Путина. Тем временем товарооборот России и КНР в 2016 г. составил 69,5 млрд долл. и даже показал рост на 2,2%, а Китай сохранил лидерство среди торговых партнеров Москвы.

Ли или не Ли?

Фоном «звездного часа» китайского премьера стали неясные перспективы политического будущего Ли Кэцяна. Несмотря на распределение полномочий в высокопоставленном тандеме, с самого начала правления Си Цзиньпин начал вытеснять Ли Кэцяна из традиционной сферы ответственности: именно он, например, объявил о запуске программы «углубления реформ» экономической системы страны как о собственном проекте еще в 2013 г.

Пока Председатель Си занимался перетягиванием традиционных обязанностей премьера Госсовета на себя, к 2016 г. в иностранных СМИ появились слухи о назревающем конфликте в тандеме Си и Ли. Китайская пресса постепенно стала критиковать курс правительства (читай, премьера Ли Кэцяна) на увеличение долговой нагрузки для разгона темпов роста ВВП. Кроме того, первые лица страны стали по-разному оценивать перспективы реформы неповоротливого госсектора Китая. Си высказывался за сохранение повсеместной поддержки государственных гигантов, а Ли, напротив, заговорил о допущении рыночных механизмов к реформе госсектора.

Возможный конфликт Си Цзиньпина и Ли Кэцяна породил распространенные предположения о том, что Ли отодвинут от власти в следующую пятилетку. А заключительная фраза премьера на пресс-конференции «увидимся еще, если будет возможность» лишь добавила масла в огонь.

Премьер в тумане

Набор вопросов представителей СМИ к главе Госсовета каждый год примерно один и тот же. Ответы премьера – точны и выдержаны и не создают сенсации. Впрочем, пресс-конференция Ли Кэцяна 2017 г. привлекла сильный интерес скорее не из-за своего содержания, а по причине нестабильной фоновой обстановки.

Китай сейчас сталкивается с целым набором разнообразных проблем и существует в атмосфере серьезной неопределенности. Сейчас трудно предопределить исход съезда КПК осенью 2017 г. и то, как распределятся полномочия в руководстве Китая на следующую пятилетку. Будущее китайской экономики и вероятность «жесткого торможения» с учетом всех реальных проблем также предсказать довольно сложно. Баланс сил в АТР постоянно находится под угрозой неожиданных действий Пхеньяна и зреющих конфликтов. То, как крупнейшая экономика мира будет реагировать на этот набор вызовов, повлияет на весь мир. Именно поэтому сейчас как никогда важно прямое общение руководства этого крупнейшего мирового игрока с журналистами, даже несмотря на то, какие ответы даются на поставленные вопросы. Ведь наибольший интерес в выступлениях первых лиц Китая вызывает скорее именно то, о чем они умалчивают или оставляют между строк партийного официоза.

РСМД

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 27 марта 2017 > № 2125926 Вита Спивак


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 марта 2017 > № 2125924 Татьяна Становая

Премьерский пасьянс. Как президентские выборы становятся борьбой за пост председателя правительства

Татьяна Становая

Акции протеста, равно как и общая активность внесистемной оппозиции, формируют нарастающее давление на власть снизу, что повышает градус политической напряженности и ужесточает условия, в которых Путину придется принимать решение о судьбе премьера. Само же решение будет состоять из двух частей: рамочная – убирать ли Медведева, и концептуальная – выбор адекватного кадрового ответа новым политическим вызовам

Через год в России пройдут президентские выборы, результат которых для наблюдателей выглядит предрешенным: на них убедительную победу в первом туре одержит Владимир Путин. Однако через год или даже ранее Владимир Путин должен будет принять одно из самых ожидаемых решений – об отставке премьер-министра Дмитрия Медведева. Борьба за премьерский пост, будущий экономический курс, а значит, и его кадровое обрамление, равно как и общую политическую повестку вступает в активную фазу. Приближение политической жары чувствуется и с прошедшими 26 марта первыми за пять лет акциями протеста: оппозиция навязывает власти борьбу с коррупцией как ключевую тему политического сезона, образуя с подавляющей частью элиты причудливую конъюнктурную антимедведевскую коалицию.

Разогрев политического сезона

Несмотря на предсказуемость и рутинность предстоящей президентской кампании, и элита, и оппозиция ощущают наступление политического зноя: режим дрейфует то ли к своему закату (с учетом последнего срока Путина), то ли к большой трансформации в нечто совершенно новое, а значит, наступает время перемен. Повышение динамики при одновременном постепенном исчерпании посткрымского эффекта и ухудшении социально-экономического положения населения провоцирует группы влияния к большей активности, борьбе за расширение своих политических возможностей.

В этой связи и выпущенный Навальным фильм против Медведева, и акции протеста в крупных городах России – отражение этой политической весны. Все понимают, что грядет перестройка (правительства, курса, возможно, политической системы в связи с ограниченностью срока пребывания Путина у власти), а значит, важно действовать на опережение. Неслучайно Навальный впервые пошел на акцию, не получившую согласование властей: до сих пор он не решался на прямое противостояние, способное привести к массовым жертвам.

Все это оживление закрутилось вокруг имени Медведева, хотя сам фильм ФБК и протесты бьют не столько по нему, сколько по Путину и его режиму. Но эффект для премьера будет разнонаправленным. С тактической точки зрения, с позиции отношений власти и оппозиции, Путину придется придержать премьера, ни в коем случае не принимая кадрового решения под давлением снизу. Однако с другой стороны, персональное отношение к Медведеву может ухудшиться, ведь фильм формирует образ главы правительства не столько как коррупционера и махинатора, сколько как гедониста и шопоголика, а у Путина ведь впереди кампания, успех которой в значительной степени зависит и от оценок работы кабинета министров. И можно не сомневаться, что найдется кто-то, кто подскажет президенту, что именно премьер формирует тот самый балласт, от которого было бы неплохо избавиться перед пиком избирательной гонки.

Акции протеста, равно как и общая активность внесистемной оппозиции, формируют нарастающее давление на власть снизу, что повышает градус политической напряженности и ужесточает условия, в которых Путину придется принимать решение о судьбе премьера. Само же решение будет состоять из двух частей: рамочная – убирать ли Медведева, и концептуальная – выбор адекватного кадрового ответа новым политическим вызовам.

Премьер без ручки

Принято считать, что Владимир Путин пообещал Дмитрию Медведеву в августе 2011 года, что после возвращения на пост президента он гарантирует своему преемнику сохранение должности председателя правительства до окончания срока правления. Убежденность значительной части наблюдателей в достоверности этой истории ведет к тому, что Медведев за год до окончания этого срока неизбежно превращается в хромую утку. Давление на премьера растет, а в отношениях с Путиным появились признаки похолодания. На сегодня слишком высоки ожидания, что Медведев очень скоро должен будет покинуть свой пост.

При этом до последнего момента Путин и Медведев неплохо между собой ладили. Прошло шесть лет после рокировки: за это время премьеру пришлось пережить сильнейшие потрясения и унижения, которые, однако, не привели к конфликтам с Путиным. Заметная напряженность между двумя лидерами в первые два года сменилась конструктивным взаимодействием начиная с 2014 года, когда на фоне нарастания геополитического кризиса Путин вдруг изменил свою стилистику и стал всячески защищать кабинет от нападок, поставив точку в спорах, когда Медведеву как премьеру наступит конец.

Однако в последний месяц впервые с тех пор появились первые симптомы возвращающейся напряженности. Косвенным сигналом об усилении путинского раздражения работой правительства стало последнее заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам: это площадка, созданная по инициативе Медведева в пику Алексею Кудрину, вернувшемся в президентский Экономический совет. И именно дружественный Медведеву совет и стал местом для критики в адрес министров. Двадцатого марта Владимир Путин отчитал Веронику Скворцову за формальный подход к социально значимым проблемам, а правительство – за неэффективную работу в вопросе сведения стандартов оказания медуслуг населению. Тема, незаслуженно обойденная журналистами.

Критику можно было бы списать на рабочий процесс, но к интриге добавляется история с несостоявшейся болезнью Медведева. «Не уберегли» Дмитрия Анатольевича, посетовал Путин 14 марта на совещании с членами правительства, уточнив, что у премьера грипп. «Да я и не болел», – вдруг отвечает Медведев спустя почти 10 дней на встрече с представителями малого и среднего бизнеса. Кто-то из них явно врет – напрашивается в этой истории, явно указывающей, что между двумя руководителями складывается странное рассогласование.

Вопрос, будет ли отставка Медведева, меняется на вопрос, когда именно она состоится (за несколько месяцев до выборов, в преддверии дня голосования, как Путин это сделал с кабинетом Михаила Касьянова в 2004 году, или через некоторое время после выборов). И именно поэтому в преддверии мартовских выборов и нарастает антимедведевская игра, призванная подтолкнуть президента «сдать» главу кабинета министров, получив при этом наибольшее число политических дивидендов. Если анализировать ситуацию именно с точки зрения максимизации «прибыли», то осень 2017 года выглядит наиболее комфортной для смены правительства. Это традиционно депрессивное время для россиян, а за оставшееся до марта 2018 года время Путин вполне мог бы провести своеобразный ребрендинг власти.

Все это и рождает совершенно исключительную предвыборную интригу: как аккуратно и без политического вреда избавиться от премьера, включенного в работу Совета по стратегическому развитию (а на его базе разрабатываются и идеи, призванные войти в предвыборную программу Путина) фактически на правах одного из ключевых идеологов кампании Путина и одновременно сохраняющего статус лидера партии «Единая Россия»? Медведев превращается для Путина в чемодан без ручки, бросить который не только жалко, но и опасно. Поэтому если Медведеву удастся проявить себя и занять заметное место в числе соавторов программы Путина, то уволить его, по крайней мере до выборов, будет непросто.

Сценарий второй: премьер-реформатор

Этот сценарий на сегодня кажется настолько же маловероятным, насколько и востребованным, прежде всего в бизнес-среде, а также в либеральном сообществе. Сценарий может носить разные имена – Алексея Кудрина, Германа Грефа, Эльвиры Набиуллиной или (в определенной степени) Игоря Шувалова. Мечта либералов – приход в правительство сторонников жесткой монетарной политики, структурных реформ в экономике, идеологов борьбы с коррупцией, повышения независимости судебной системы, демократизации и плюрализации как экономики, так и, очень осторожно, политической системы (например, в такой безобидной сфере, как работа Общественной палаты).

Либеральный сценарий – это не столько реальный вариант, сколько элитный запрос, сформированный после переизбрания Путина в марте 2012 года. На него были надежды и как на инструмент нормализации отношений с Западом на фоне геополитического кризиса и политики сдерживания. Однако важно понимать, что, сохраняя свою актуальность, этот сценарий остается не управленческим, а политическим.

О том, почему в путинской России не может быть либерального правительства, написано уже немало страниц. У Кремля нет политической воли к реформам, Путин не доверяет либералам, воспринимаемым идеологическими союзниками Запада (а на фоне геополитического кризиса это важно), Путин не готов предоставлять правительству автономию и боится либеральных (читай – социально непопулярных) реформ. Все это верно, но с одной лишь поправкой – Владимир Путин был и остается убежденным в том, что именно он и есть главный либеральный реформатор России. Зачем реформатору помощь реформаторов – вопрос риторический. Место системных либералов определилось и устоялось за последние годы: Алексей Кудрин и Герман Греф – авторитетные путинские консультанты, чьими услугами президент пользуется тогда, когда нуждается в альтернативной оценке. На этом можно было бы поставить точку, если бы не несколько обстоятельств, вносящих в президентскую кампанию свою «либеральную интригу».

Как консультанты Путина системные либералы, институционализирующие свою работу (например, через Экономический совет), вовсе не готовы оставаться в стороне от избирательной кампании и активно включились в войну проектов развития России. Причем это единственная группа, фактически имеющая идеологическую монополию (или как минимум доминирование) в формулировании финансово-экономической части курса Владимира Путина. Политика поддержания ключевой ставки на высоком уровне, борьба с дефицитом бюджета (как и общая жесткая бюджетная политика), реформы здравоохранения и образования, таргетирование инфляции, отказ от регулирования ставок кредитования реального сектора – все это красные линии, очерченные условной «партией стабильности», теми, кто выступает за макроэкономическую стабильность как более важный приоритет, чем экономический рост. И именно поэтому будущее содержание предвыборной программы Путина будет отражать и будущее место «системных либералов» в поствыборном раскладе сил.

Сценарий третий: премьер-дирижист

Если игра системных либералов по большей части кажется политико-идеологической, то игра дирижистов – аппаратно-политической. Первые ищут пути либерализации курса, вторые – аппаратные позиции для более жесткого регулирования экономики.

Первого марта уполномоченный по правам предпринимателей и лидер Партии роста Борис Титов представил окончательный вариант программы «Стратегия роста» Столыпинского клуба и не исключил своего участия в президентских выборах. Главная идея программы – заметное смягчение кредитно-денежной политики, ужесточение валютного регулирования, использование суверенных резервов на поднятие реального сектора. У Титова есть покровитель – помощник президента Андрей Белоусов, собственно, обеспечивший Титову удобную площадку для продвижения идей на базе того же Экономического совета, а Кудрину тут становится не очень комфортно. Идеи Столыпинского клуба находят поддержку у Путина и Медведева, бизнеса и патриотов. А сам Титов, неудачно выступив на выборах в Госдуму, теперь попытается использовать для презентации кампанию по выборам президента.

«Шансы победить в борьбе очень небольшие, вернее, мизерные. Участие в президентской кампании – это возможность прежде всего еще раз сказать, что нам нужна экономика роста», – заявил он 1 марта. Титов уже все продумал: претворять в жизнь реформы будет штаб – президентский Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам, секретарем которого является Медведев. Исполнительный директор штаба должен занять должность первого вице-премьера по развитию. Нетрудно догадаться, что на этом посту Титов видит себя.

Программа Титова – большой, развивающийся уже несколько лет проект, в основе которого интересы «реального сектора», заинтересованного в расширении доступа к государственным ресурсам в условиях санкций и общего кризиса. У этого лобби, вероятно, есть и свой кандидат на пост премьера – Андрей Белоусов, ставший одним из самых активных за последнее время участников обсуждений экономических стратегий. Титову предстоит обеспечить электоральную поддержку программе «партии роста» на выборах президента, а значит, продвинуть не только идеи, но и их авторов.

«Партия роста» (абстрактная, а не титовская) может быть представлена и другими кандидатурами, такими как Сергей Чемезов, Денис Мантуров или кто-то из губернаторов- крепких-хозяйственников. Путину в таком случае придется учитывать и риски, связанные с возможными последствиями для макроэкономической стабильности.

Сценарий четвертый: технический премьер

Технический премьер – пожалуй, один из наиболее напрашиваемых сценариев разрешения «проблемы-2018». Волшебным образом он решает для Путина сразу все проблемы. Во-первых, психологически проще уволить Медведева, для которого отставка будет не такой болезненной: на смену придет не злостный конкурент или идеологический противник, а маленький и незаметный чиновник.

Во-вторых, назначение технического премьера вписывается в тренд 2016 года, когда политических тяжеловесов заменяли на молодых технократов: Антон Вайно, новые главы ФСО, СБП, ФТС, Максим Орешкин, сменивший Алексея Улюкаева на посту министра экономического развития, а ранее – новый руководитель ОАО «РЖД» Олег Белозёров, занявший место «динозавра» Владимира Якунина. Та же тенденция наблюдается и в губернаторском корпусе. Путину комфортно работать с теми, кто ощущает себя с ним не соратником или другом, а верным исполнителем, готовым браться за поставленные задачи, не задавая лишних вопросов и не злоупотребляя близостью.

Наконец, в-третьих, технический премьер – идеальное решение, позволяющее не выбирать между идеологами различных стратегий – либералами или дирижистами, популистами или реформаторами. Технический премьер автоматически выводит споры о стратегиях за рамки дискурса о кадровом вопросе и позволяет регулировать ситуацию в ручном режиме в зависимости от обстоятельств – именно в такой стилистике привык управлять Путин. С таким можно и реформы провести, если ситуация прижмет, и предприятия побаловать, ежели деньги лишние появятся. С технического премьера легче спросить, отчитать. Он не ввязывается в политические интриги и, как правило, персонально и беззаветно предан Путину.

Технический премьер оказывается главным конкурентом системных либералов и условной «партии роста», готовых включиться в президентскую гонку через борьбу за представительство своих идей в программе Путина или электоральный результат своего кандидата, если он будет выставлен. К этой большой игре могут подключиться и системные партии, для которых кампания станет не возможностью выдвинуть своих кандидатов, а шансом презентовать идеи на референдуме о доверии Путину. КПРФ возьмет на себя роль двигателя популистских идей и антиамериканизма, ЛДПР – национал-патриотизма, а «Справедливая Россия» – тезисов о социальной справедливости. И даже может быть, что кто-то от них получит министерский портфель или пост губернатора. Кажется, именно за распределение мест в позднепутинском режиме и развернется борьба системных сил разных мастей в контексте стартующей кампании по переизбранию Путина.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 марта 2017 > № 2125924 Татьяна Становая


Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 марта 2017 > № 2124236 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Италии А.Альфано, Москва, 27 марта 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Рады принимать в Москве делегацию Министерства иностранных дел Италии во главе с Министром А.Альфано. Он впервые посещает Москву в этом качестве.

Сегодня мы продолжили диалог, начатый больше месяца назад, в феврале, «на полях» министерской встречи «Группы двадцати» в Бонне. Сегодня мы подтвердили нацеленность на сохранение преемственности, отметили прагматичный, конструктивный подход итальянских коллег, которые стремятся содействовать поддержанию и даже восстановлению доверия на Европейском континенте. Мы со своей стороны полностью готовы (и подтвердили это сегодня) к продолжению полноформатного взаимодействия по всем направлениям.

Рассмотрели график предстоящих политических контактов на различных уровнях, обсудили положение дел в торгово-экономической области. К сожалению, за три года товарооборот сократился в два с половиной раза. Рассчитываем, что восстановлению положительной динамики будет способствовать деятельность Российско-Итальянского Совета по экономическому, промышленному и валютно-финансовому сотрудничеству. Важно, что сегодня же у А.Альфано состоится встреча с заместителем Председателя Правительства Российской Федерации А.В.Дворковичем. Они являются сопредседателями экономического Совета. Рассчитываем, что они проанализируют ход выполнения решений, достигнутых на его заседании в октябре прошлого года в Риме.

У нас общее понимание важной роли энергетики в обеспечении поступательного развития наших связей. Мы обменялись мнениями относительно возможности участия итальянской стороны в различных проектах создания магистральных газопроводов, реализация которых призвана содействовать упрочению энергобезопасности Европы.

Мы дали положительную оценку межпарламентским обменам. В России ждут с визитом Председателя Сената Италии П.Грассо. На повестке дня подготовка очередного заседания большой российско-итальянской межпарламентской комиссии.

У нас также единая позиция о необходимости наращивать усилия для борьбы с беспрецедентным всплеском международного терроризма. Условились уделять приоритетное внимание деятельности нашей совместной межведомственной рабочей группы по борьбе с новыми вызовами и угрозами, которая начала свою деятельность в прошлом году.

У нас есть интерес в дальнейшем развитии гуманитарного сотрудничества, содействии расширению контактов между людьми, тем более что текущий год богат двусторонними культурными проектами. На осень этого года, в частности, запланировано проведение дней Москвы в различных городах Италии.

Условились также продолжать поддерживать российско-итальянский форум «Диалог гражданских обществ» как важный механизм укрепления взаимопонимания между нашими народами.

Достаточно подробно рассмотрели международную проблематику, в том числе в контексте необходимости выработки комплексного ответа на такие угрозы и вызовы, как терроризм, нелегальная иммиграция, наркобизнес, распространение оружия массового уничтожения. Обсудили и наше взаимодействие в СБ ООН, в котором Италия сейчас участвует в качестве непостоянного члена.

По сирийскому урегулированию, как вы знаете, Россия и Италия входят в Международную группу поддержки Сирии (МГПС). В свое время Москва активно поддержала присоединение Рима к этой структуре. Рассчитываем, что можно будет задействовать возможности этой группы для поддержки тех позитивных подвижек, которые произошли после создания «астанинской площадки» и которые мы также надеемся использовать в рамках возобновившихся в Женеве межсирийских переговоров под эгидой ООН. Главное – добиться полного выполнения резолюции 2254 СБ ООН, которая четко определила задачи поддержки со стороны международного сообщества усилий самих сирийцев. Такие усилия должны осуществляться с прицелом на определение между ними судьбы своей страны без навязывания им каких-то рецептов извне.

Мы позитивно оценили усилия итальянских коллег по содействию урегулированию внутриливийского кризиса. Едины в том, что решающая роль должна так же, как и в Сирии и где бы то ни было еще, принадлежать самим ливийцам. Российские представители участвовали во всех многосторонних мероприятиях по ливийской проблематике, которые проводились под эгидой Италии. Мы готовы к активному взаимодействию по этой теме в самых разных форматах, включая двустороннюю линию.

Затронули, конечно, ситуацию на Украине. Едины в необходимости полного и безусловного выполнения минского «Комплекса мер». Подробно рассказали итальянским партнерам о тех усилиях, которые предпринимает Российская Федерация все эти годы в рамках «нормандского формата» и Контактной группы с целью обеспечения выполнения того, под чем подписался Киев, Донецк и Луганск в феврале 2015 г.

Обратили внимание на резкое обострение ситуации на Юго-Востоке Украины, связанное с рецидивами силовых методов решения проблемы Донбасса со стороны киевских властей. Привлекли внимание к неприемлемым попыткам тотальной блокады в расчете тем самым вынудить этот регион капитулировать. Вместо этого необходимо заставить киевские власти наладить, как они и обещали в рамках Минских договоренностей, прямой диалог с Донецком и Луганском.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать реакцию и призывы общественности Евросоюза на вчерашние события в Москве, а именно задержание манифестантов, в том числе и несовершеннолетних?

С.В.Лавров: Я исхожу из того, что в каждой стране есть законы, которые опираются, в том числе, и на универсально выработанные критерии. В данном случае, на критерии, закреплённые в Международном пакте о гражданских и политических правах, предполагающие свободу выражения мнений, свободу собраний и исключение этих свобод в тех случаях, когда речь идет о безопасности государств, моральном здоровье общества. Эти исключения там расписаны. Кто-то из великих еще до того, как этот Международный пакт был принят, сказал, что свобода есть следование законам. Законы, которые опираются на закрепленные в международном универсальном инструменте права государств ограничивать те или иные мероприятия, особенно, когда есть основания полагать, что они могут быть сопряжены с беспорядками, лежат в основе того, о чем мы сейчас с Вами разговариваем.

На счет реакции общественности, я, честно говоря, слышал только реакцию официальных лиц в ряде европейских столиц и в Вашингтоне. Когда одни и те же события вызывают разную реакцию, на ум приходят те самые пресловутые «двойные стандарты». Я не помню, чтобы кто-то очень сильно, по крайней мере, публично, переживал по поводу тех решений, которые были не так давно приняты в Германии, Нидерландах и Австрии, власти которых просто-напросто запретили проводить определенные митинги. Никто не переживал по этому поводу и ничего не сказал. Я считаю, что принятые нашими муниципальными властями решения в отношении заявок на проведение митингов в целом ряде городов России, были в рамках тех полномочий, которые эти власти имеют в соответствии с нашей Конституцией и законами. В принципе, я прекрасно помню, как в целом ряде европейских столиц и в США, когда нарушаются законы, в том числе во время проведения шествий, демонстранты собираются там, где им не разрешали, идут по несогласованным маршрутам, и как полиция обращается с такими нарушителями. В ход идут дубинки, слезоточивый газ, что угодно. Наши журналисты тоже периодически попадали в такие ситуации, как это было со съемочной группой канала «Раша Тудей» прошлой осенью в США, когда они пытались освещать беспорядки в связи с какими-то демонстрациями. Наверное, лучше всего разговаривать на эти темы, задавать вопросы, получать объяснения, но стараться руководствоваться едиными стандартами, в том числе теми, которые закреплены в Международном пакте о политических и гражданских правах.

Вопрос: Вы упомянули, что ливийский вопрос остается очень важной темой. В прошлом году Вы сказали, что не стоит ожидать, что у России есть ключ для решения всех вопросов Средиземноморья. Что изменилось за это время?

С.В.Лавров: Наверное, всем основным внешним игрокам стало понятно, что необходимо перестать делать ставку на какую-то одну внутриливийскую силу и поддержать межливийский инклюзивный диалог с участием всех влиятельных лидеров той или иной группы внутри этой страны. Мы отмечаем это с удовлетворением, потому что с самого начала ливийского кризиса выступали за то, чтобы сами ливийцы решали вопрос о судьбе своей страны. Для этого необходимо перестать поощрять Триполи, подстрекать его против Тобрука или наоборот.

Мы приветствовали последовательные усилия некоторых региональных стран, включая ОАЭ и Египет, которые стремились усадить за стол переговоров руководство Правительства национального согласия, Президентского совета в Триполи, Парламента, который работает в Тобруке и с которым солидарен командующий Ливийской национальной армией генерал Х.Хафтар. Сейчас мы чувствуем, что понимание такого всестороннего, непредвзятого подхода укрепилось у всех основных наших партнеров в регионе, Европе и США. Надеемся, что это даст результат.

Вопрос: Оправданы ли слухи, что Россия и Египет заключили соглашение о строительстве базы на египетском побережье Средиземного моря?

С.В.Лавров: Комментарии по этому поводу уже последовали от Министерства обороны. Адресую Вас к ним.

Вопрос: Ранее ряд стран, в т.ч. США, заявили, что Россия поддерживает одну из сторон ливийского конфликта, а именно генерала Х.Хафтара. Согласны ли Вы с такой точкой зрения? Насколько глубоки расхождения между Италией и ЕС с одной стороны и Россией с другой по ливийскому мирному урегулированию?

С.В.Лавров: Мне как-то даже неловко повторять все, что я сказал. Постараюсь сделать короткое резюме. Были определенные расхождения между внешними игроками в отношении того, кого поддерживать в Ливии. Россия никогда не терзалась по этому поводу. Мы всегда выступали за то, что нужно самих ливийцев, всех, кто хоть как-то влияет на ситуацию, усадить за один стол переговоров. Мы удовлетворены, что понимание этого становится сейчас более широким.

Вопрос: Американский спецназ вместе с курдскими ополченцами ведет операцию по захвату важнейших дамб и ГЭС на реке Евфрат в сирийской провинции Ракка. Несмотря на потери и неудачный штурм крупнейшей дамбы Евфрата, им удалось захватить менее важную плотину в Табке. Как Москва относится к данной совместной операции курдов и Вашингтона на севере Сирии? Как эта операция перекликается с целями, поставленными в Женеве?

С.В.Лавров: Полностью вписывается в решения Совета Безопасности ООН все, что касается повышения эффективности борьбы с террористами, прежде всего ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и другими террористическими группировками, квалифицированными в качестве таковых Советом Безопасности ООН. Это отвечает нашим общим интересам, которые заключаются в искоренении террористической угрозы на сирийской и иракской землях, во всем регионе и в мире в целом.

Сейчас «на земле» в Сирии и в воздухе над Сирией присутствует немало участников боевых действий, в т.ч. это сами сирийцы – армия САР, сирийская оппозиция, взаимодействующее с ВС САР сирийское ополчение, курдское ополчение, которое хочет отстоять свои права в стране, где проживают курды; ВКС России, военная полиция Россия, наши специалисты, которых пригласило Правительство Сирии для того, чтобы помогать ему в борьбе с терроризмом. Есть также приглашенные Правительством САР иранские отряды, «Хезболла» и неприглашенные (и их там много): возглавляемая США коалиция ВВС, турецкие военнослужащие, спецназ США и ряда европейских стран. Все это создает достаточно пеструю картину, но мы убеждены (и достаточно давно за это выступаем), что главным критерием должна стать наша общая забота в борьбе с терроризмом.

Президент России В.В.Путин, выступая полтора года назад в сентябре 2015-го года на юбилейной сессии ГА ООН, предложил создать единый универсальный международный антитеррористический фронт. Сейчас этот принцип как никогда востребован в Сирии. Повторю, мы выступаем за то, чтобы те, кто приглашен законным Правительством Сирии, и те, кто там находится без такого приглашения, но объявил своей целью борьбу с террористами, начали координировать свои действия. Это включает и координацию с Правительством САР.

Мы пытались заниматься выработкой такого подхода при Администрации Б.Обамы вместе с Госсекретарем США Дж.Керри, привлекали военных специалистов, специалистов разведки. Мы договорились о том, как на практике отмежевать вооруженную оппозицию патриотического толка от террористических отрядов. К сожалению, ту договоренность, которая была достигнута с согласия Президента России В.В.Путина и Президента США Б.Обамы, американская сторона не смогла выполнить. Мы сейчас имеем то, что имеем.

Приходится опять возвращаться к этому принципу. Мы сейчас налаживаем такое взаимодействие уже на площадке Астаны, вместе с нашими турецкими и иранскими партнерами помогаем выработать практические подходы к отмежеванию нормальных оппозиционеров от бандитов-террористов. Все, что происходит сейчас по линии курдских ополченцев, американского спецназа, все, что происходит и связано с освобождением подступов к террористической столице Сирии, – Ракке, мы рассматриваем через эту призму. Пока координация оставляет желать лучшего. У нас есть основания полагать, что понимание исправления этой ситуации постепенно проникает в умы наших, в т.ч. и американских партнеров. Будем надеяться, что все мы будем движимы понятной приоритетной задачей борьбы с террором, а не отвоевыванием для себя неких геополитических преимуществ на сирийской земле.

Вопрос: Было сообщение о гибели нескольких сотен гражданских лиц в одном из районов Мосула якобы от ударов коалиции. США подтвердили, что нанесли удары по этому району, и пообещали провести расследование гибели мирных жителей. Как Вы считаете, будет ли его достаточно или необходимо проводить независимое расследование? Если нужно, что МИД может предпринять?

С.В.Лавров: С самого начала операции по освобождению Мосула мы внимательно следили за тем, как она идет, потому что помнили, как «наседали» на нас некоторые западные коллеги, когда проходила операция по освобождению Восточного Алеппо. Мосул – это гораздо большая агломерация, нежели Восточный Алеппо. Когда наши предчувствия стали подтверждаться и стало гибнуть все больше гражданских лиц во время этой операции, мы неоднократно, несколько раз за последний месяц, привлекали к этому внимание в СБ ООН.

Последняя трагедия произошла 17 марта, точнее, она не последняя – после нее было немало инцидентов, в результате которых гибли гражданские лица. Но 17 марта, когда бомбежки продолжались несколько часов и, по некоторым подсчетам, было убито более 200 мирных жителей, стоит особняком в силу своих масштабов. Если за несколько часов было невозможно убедиться, что удары наносились не по тем целям, то меня очень удивляют такие действия американских военных, которые все-таки обладают необходимым оборудованием.

Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы Мосул был освобожден от террористов, но чтобы действия коалиции носили выверенный характер. Мы, между прочим, в Восточном Алеппо проявили инициативу, которая помогла спасти многие жизни. Был организован коридор для выхода всех боевиков, включая тех, которые принадлежали к террористическим группировкам. Многие воспользовались этой возможностью и уменьшили необходимость применения вооруженной силы для освобождения этой части города. Мы делали это с единственной целью – спасти жизни. Рассчитываем, что такой корректный, осторожный и ответственный подход будет проявляться и в дальнейших действиях коалиции в Мосуле.

Сегодня в СБ ООН мы запросили специальный брифинг. Не думаю, что Совет Безопасности сможет единогласно высказаться по поводу произошедшего. Тем не менее, мы зададим вопросы, озвучим свои призывы и, конечно, будем держать эту ситуацию под самым плотным контролем.

Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 марта 2017 > № 2124236 Сергей Лавров


США. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 27 марта 2017 > № 2121974

Трамп выставил Меркель крупный счет за услуги НАТО

Президент США Дональд Трамп передал канцлеру Германии Ангеле Меркель документ, в котором указано о "задолженности" на сумму в размере более 374 млрд долл. за обеспечение безопасности со стороны НАТО. Об этом пишет газета The Sunday Times со ссылкой на немецкие правительственные источники.

Сообщается, что "счет" был передан в ходе частных переговоров Д.Трампа и А.Меркель в Вашингтоне.

Один из немецких министров назвал его "возмутительным". "Концепция предъявления таких требований (заключается в том – ред.), чтобы запугать другую сторону, но канцлер приняла это спокойно и не будет реагировать на такие провокации", – сказал чиновник.

Напомним, ранее Д.Трамп заявил, что Германия должна США и НАТО большую сумму денег за обеспечение безопасности.

США. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 27 марта 2017 > № 2121974


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 27 марта 2017 > № 2120428 Нурлан Даутканов

Почему Китаю интересно казахстанское зерно?

Об этом Kapital.kz рассказал эксперт в области промышленной переработки пшеницы Нурлан Даутканов

Казахстан, будучи еще частью СССР, считался крупнейшей зерновой державой. Пшеница с казахстанских полей ценилась за счет содержания в ней высокой доли клейковины. Узбекистан, Таджикистан, Афганистан, Киргизия, Туркменистан и другие страны импортировали казахстанское зерно крупными партиями. Впрочем, как считает эксперт в области промышленной переработки пшеницы Нурлан Даутканов, вскоре спрос на пшеницу из РК может поутихнуть. Он связывает свои опасения с тем, что многие страны постепенно отходят от зерновой зависимости — тем самым они обеспечивают свою продовольственную безопасность. В интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz эксперт рассказал, почему рынок промышленной переработки зерна не развивается, чем интересна казахстанская пшеница для Китая и почему проект BIOHIM по производству биоэтанола не стал успешным.

— В 2016 году, как отмечают в Министерстве сельского хозяйства РК, в Казахстане был собран рекордный урожай зерновых за последние 25 лет. Валовый сбор зерна составил 23 млн тонн — это в 1,4 раза больше по сравнению с 2015 годом. Как вы считаете, стоит ли ждать такого же рекордного урожая в 2017 году, как и в прошлом?

— Прогнозы — дело неблагодарное. Прошедший 2016 год оказался урожайным, потому что было достаточно дождей. Между тем одновременно осадки ухудшили качество твердых сортов пшеницы, то есть доля клейковины в пшенице значительно уменьшилась.

— Повлияло ли как-то низкое качество казахстанского зерна на спрос?

— Экспортный потенциал Казахстана за последние несколько лет ощутимо снизился. Спрос на нашу пшеницу у многих стран-партнеров уменьшился. Это связано с тем, что традиционные страны-импортеры стараются за счет своих сил обеспечивать себя зерном, тем самым повышая продовольственную безопасность.

Один из крупнейших в мире производителей пшеницы — это Китай. В Поднебесной уникальная ситуация — Китай потребляет больше пшеницы, чем выращивает ее и при этом имеет огромный стратегический фонд. Для сравнения, в среднем из 17 млн тонн пшеницы, которую выращивает Казахстан, на внутреннее потребление уходит лишь 1/3 часть, остальное — это экспорт.

В целом же, если говорить о Китае, там очень грамотно и масштабно подходят ко всему, особенно к агросектору. Если в Казахстане какие-то правительственные программы могут обсуждаться, а потом внедряться годами, то в Китае все иначе. Если Министерство сельского хозяйства КНР планирует внедрить какие-то новые технологии или отраслевые программы, то это реализуется незамедлительно, при этом агротехнологии на высоком уровне. Для сравнения, в середине-конце 80-х годов с одного гектара земли японцы получали в 6 раз больше пшеницы, чем американцы, китайцы в два раза больше, чем японцы. Предположу, в настоящее время китайцы также находятся в топе по выработке пшеницы с одного гектара.

— Но, насколько мне известно, китайская пшеница по сравнению с казахстанской содержит меньше клейковины…

— Да, это действительно так. Где-то полгода назад появился такой термин — экологический огород. Так вот, Китай рассматривает рынок Казахстана в качестве экологичного подсобного хозяйства.

— Поясните, какие страны все-таки снизили потребление казахстанской пшеницы? Какие и вовсе отказались от импорта пшеницы из Казахстана?

— Не все страны-импортеры могут совсем отказаться от нашего зерна и муки, но многие стараются снизить зависимость — это на самом деле правильно. Это наши казахстанские компании остановились в части диверсификации зернового бизнеса на уровне производства муки и макаронных изделий. А потребители знают, что зерно в мире есть не только у нас, поэтому ведут размеренную торговлю.

Недавно президент Азербайджана распорядился реализовать программу самообеспечения пшеницей, до этого были Узбекистан, Туркмения, Иран и другие. Не стоит забывать о российских и украинских экспортерах, имеющих морские выходы.

— Какие в целом проблемы на зерновом рынке?

— Одна из проблем — в Казахстане около 15 млн га пахотных земель, но они в основном неэффективно используются.

— Это связано с финансированием…

— С недостатком средств проблем не было, у нас есть различные меры господдержки. Одна-единственная проблема — это менеджмент, вернее отсутствие системного подхода. Многие управленцы на местах не в полной мере осознают возложенные на них обязательства, ограничиваются только агрономической составляющей, ну или производством муки. Вторая проблема в секторе переработки зерна — это низкая подготовка технических, инженерных специалистов. Основываясь на моем опыте, можно сделать вывод, что около 80% выпускников технических, аграрных вузов не владеют предметом. То есть де-факто зерноперерабатывающие предприятия, которые будут нанимать таких выпускников, должны еще и вложиться в повышение их квалификационного уровня. Это нерентабельно. Конечно, можно привлечь на проект по зернопереработке зарубежных высокооплачиваемых специалистов. Но, понимаете, они не всегда могут быть заинтересованы в передаче своего опыта нашим казахстанским сотрудникам. Любые знания — это капитал, мало у кого есть желание им делиться.

Еще одна проблема — в вузах, колледжах нет госзаказа на подготовку конкретного объема специалистов той или иной отрасли. Это касается и сферы переработки зерновых. И в результате мы приходим к тому, что некоторые специалисты с красными дипломами о высшем образовании торгуют на базарах.

Известны случаи, когда на предприятие по переработке зерна приобреталось европейское, китайское оборудование, но технологи не понимали, как с ним работать. Зачастую наши предприниматели закупают оборудование с каким-то гарантийным сроком, в течение этого гарантийного срока приглашаются иностранцы, которые обучают казахстанских операторов, как нажимать кнопки, если какой-то механизм не сработает. Все не так просто, обычно иностранные специалисты имеют свой райдер. Например, условия проживания в трех-, четырехзвездочном отеле, определенная скорость трафика интернета, соцпакет, высокий уровень зарплаты — это все огромные затраты для бизнеса. Намного эффективнее взращивать своих специалистов, это создаст инженерный пул и сформирует отрасль в стране.

— Насколько в настоящее время высока конкуренция на казахстанском рынке по переработке зерна?

— В Казахстане построены два завода по промышленной переработке пшеницы — это АО «БМ» и АО «Компания BIOHIM», оба они производят спирт. Первый завод выпускал пищевой спирт, водку, второй — топливный спирт (биоэтанол) и далее биобензины. У этих двух заводов побочным продуктом является клейковина — белковый комплекс зерна пшеницы, который имеет высокую маржинальность. К сожалению, оба предприятия не функционируют, хотя к BIOHIM проявляют интерес несколько компаний, в том числе и КазМунайГаз. Интерес КМГ связан с тем, что планируется производить бензин стандартов Евро-4 и Евро-5, в которые добавляют биоэтанол для снижения эмиссии угарных газов и увеличения октанового числа топлива.

— По вашим предположениям, почему проект «BIOHIM» потерпел фиаско?

— Думаю, что проект не состоялся по ряду причин — одна из них: завод был открыт до того, как появился Закон РК «О государственном регулировании производства и оборота биотоплива».

Приходилось выплачивать в бюджет акцизы как за пищевой спирт. В стране транзита — России в то время также не было никакого законодательства, регулирующего рынок биотоплива, приходилось депонировать огромные суммы в казначействе. Есть сложности в трансформации традиционного рынка ГСМ. Еще один нюанс — для того чтобы рынок биотоплива развивался, нужно реконструировать заправочные станции. На этот шаг пошли лишь единицы АЗС.

— Кстати, как насчет проекта по глубокой переработке зерна карагандинской компании «Номад»? В 2009 году с высоких трибун заявлялось, что завод будет производить сухую пшеничную клейковину (глютен), товарные сиропы, кормовые добавки. Около шести лет назад озвучивалось, что стоимость строительства завода по переработке зерна составит 6 млрд тенге. Голландия была готова покупать весь объем глютена. Есть ли у вас информация, предположения, почему этот проект не был реализован? И, может, вы знаете, запустили ли все-таки этот завод?

— В отношении компании «Номад» сведения лишь в части декларации намерений. Регион, где планировалось реализовать, очень перспективный, область индустриально развита, проблемы со специалистами можно быстро решить. Там же находится крупнейшая кондитерская фабрика — потенциальный потребитель крахмалопродуктов. Что касается голландской компании, это известная фирма, которая занимается и производством, и трейдерством продуктов переработки зерновых продолжительное время. Но вопросы реализации продукции решать через единственного покупателя нецелесообразно, есть риск зависимости от них.

Буду очень рад, если каждые полгода неожиданно начнут открываться заводы по глубокой переработке зерна.

— По нашей информации, генеральный директор группы «Верный капитал», известный предприниматель Ерлан Оспанов намерен построить завод по переработке зерна в Индустриальной зоне Алматы. Планировалась, что этот завод будет производить глюкозно-фруктозные сиропы, карамельную патоку, пшеничный глютен и корма для животных. Ранее озвучивалось, что данный проект потребует инвестиций в сумме до 100 млн долларов. Ввод производственного комплекса был намечен на начало 2018 года. Вам что-нибудь известно об этом проекте? С какими трудностями могут столкнуться г-н Оспанов и его команда? Нужны ли нам в целом такого рода проекты?

— Такого рода проекты не только нужны, но и необходимы. В стране надо построить 10−12 таких предприятий, так как только синергия создаст необходимый толчок развитию отрасли. Подход компании «Био Ондеу» (структурная единица инвестиционной компании «Верный капитал») основательный. Обычно от идеи до реализации проекта глубокой переработки зерновых проходит минимум 1,5−2 года. Остается пожелать им успехов в поиске кадровых ресурсов внутри страны. А их можно найти. Если говорить о трудностях — они характерны для стартапов. К примеру, это многочисленные согласования, сомнения и прочие факторы. К слову, в индустриальной зоне в Алматы созданы комфортные условия для таких проектов. Но имеются и трудности, это связано с логистикой и концепцией бизнеса. В части логистики сложности нужно решить прямо сейчас, так как вагонооборот более 1700 зерновозов в год (без учета отгрузки готовой продукции) в купе с оборотом вагонов других участников индустриальной зоны будет затруднен. По предварительным расчетам, за год будет несколько транспортных коллапсов на железной дороге. В отношении концепции — поделюсь на коммерческой основе.

— Известно ли вам о каких-либо проектах по переработке зерна, которые планируется запустить в ближайшие 3 года? Что это за проекты?

— В настоящее время в Казахстане заявлено около 11 проектов, которые нацелены на переработку пшеницы в крахмалопродукты. По моим данным, в СКО планируется запустить 2−3 таких проекта, в Костанайской области — 2, в Акмолинской области — 3−4 проекта, в Алматинской области — 2 проекта. Статус проектов преимущественно на уровне деклараций, намерений. Перечень компаний-декларантов имеется в областных акиматах.

— Какой конечный продукт намерены в итоге производить все эти заводы? Спирт?

— Нет, со спиртом не все хотят связываться. За счет переработки пшеницы можно получать глюкозные, фруктозные, мальтозные сиропы и другие крахмалопродукты. Но рынок сиропов в настоящее время сужается из-за того, что многие производители лимонадов используют либо сахар, либо его синтетические заменители. Это связано с тем, что синтетические заменители сахара дешевле глюкозных сиропов, дозировку заменителя сахара легче контролировать. Крахмал сам по себе и готовый продукт, и сырье для более глубоких переделов, таких как органические (лимонная, молочная, уксусная и др.) и аминокислоты (лизин, метионин, триптофан и др.), различные биополимеры.

— Рынок ЕАЭС достаточно противоречив. Многие аналитики сходятся во мнении, что из-за евразийской интеграции некоторые рынки переживают кризис…

— После создания ЕАЭС российским пивоварам стало сложнее работать, теперь они могут производить пиво только из солодовенного сырья, как в Германии. Ранее можно было использовать и мальтозный сироп — основу солода, кстати, ВНИИ крахмалопродуктов (РФ) обосновало возврат к технологии пивоварения с мальтозным сиропом, да и в конце концов все спиртосодержащие продукты не что иное, как крахмалопродукты (даже односолодовый виски, где на этикетках пишут single malt).

Рынок ЕАЭС в отношении крахмалопродуктов практически не изменился, это из-за отсутствия в Казахстане развитой зерноперерабатывающей отрасли.

— В Казахстане также вступили в силу такие же ограничения, как в России?

— Конечно, после того как мы вошли в Евразийский экономический союз все законодательные инициативы стали тиражироваться на все страны ЕАЭС, в том числе и на Казахстан. После того как РК оказался в ЕАЭС, мы сделали несколько шагов назад. По самым грубым подсчетам, в первый год вступления в евразийское экономическое пространство за счет разницы казахстанского и российского таможенного и налогового законодательства Казахстан ежемесячно терял значительные суммы (около 1,2 млрд). Сейчас, после унификации многих норм, ситуация немного скорректировалась.

Казалось бы, товары из Казахстана могут свободно импортироваться на рынок России. Но между тем как только пищевые продукты попадают на российский рынок, обязательно появляются какие-то препоны. Например, российская сторона предъявляет определенные санитарные требования к продукции из РК, это говорит о том, что на границе необходимы специальные лаборатории с арбитражными функциями. Такие вопросы не всегда получается решить в рамках какого-либо федерального округа РФ или области РК. Получается, что между Казахстаном и Россией не сформировался еще тот уровень доверия, который бы стер приграничные препоны. В Белоруссии среди стран ЕАЭС самая развитая пищевая и перерабатывающая промышленность. Предпринимателями Белоруссии в год на душу населения производится и потребляется больше мяса, чем в Казахстане: 72 и 63 кг соответственно. То есть шутка о том, что казахи находятся на втором месте по поеданию мяса после волков давно неактуальна. В Люксембурге на одного жителя приходится 136 кг мяса в год, в США — 125 кг, в Австралии — 121 кг, в Испании — 110 кг.

Но белорусское мясо совсем другой категории, коровы в Белоруссии в основном сидят на промышленном откорме. С учетом интереса посредника, 3−4 года назад белорусское мясо импортировалось в Казахстан по 600 тенге за килограмм, когда на рынке оно стоило 1200 тенге. Что представляет из себя промышленный откорм? Это когда коров кормят кормами из отходов пищевых и перерабатывающих заводов, буренки быстро набирают в весе, но качество их мяса падает. У нас же в Казахстане мясо очень качественное. Белорусская сторона в 2013—2014 годах не смогла реализовать свое мясо по 600 тенге, оно не пользовалось спросом, и такое мясо шло на промышленную переработку в колбасные изделия и консервы, где допускается добавление вкусо-ароматических добавок.

— Россия через санитарные лаборатории лоббирует свои интересы…

— Конечно, каждая страна защищает разными инструментами свой внутренний рынок. Однако чрезмерная политизация обычных рыночных отношений — путь тупиковый, на любой запрет найдется альтернативный рынок. В отношении казахстанского мяса и мясопродуктов нужно отметить, что сложившиеся вековые традиции выращивания животных обеспечивают высокие качественные показатели, соответствующие или превышающие некоторые зарубежные стандарты. Наше отечественное мясо можно отнести к экологически чистым продуктам. Такой продукт должен стоить соответственно, высокое качество — высокая цена. Кстати, как-то на международной конференции по овощеводству известный предприниматель Зейнулла Какимжанов заявил, что казахстанское мясо, выращенное нашим традиционным способом, должно стоит 5000−8000 тенге. То есть не 1200−1500 тенге за килограмм, а в несколько раз дороже. Я поддерживаю эту идею. Он привел пример, когда канадские компании, исследовав рынок Монголии на предмет интенсивного производства говядины, пришли к заключению что ни качество, ни технологии выращивания не соответствуют западным стандартизированным нормативам. Начали активную интервенцию племенного скота и технологий, но на выходе получили усредненное качество вместо ожидаемых претензий в премиум-сегмент. Более глубокое исследование показало, что именно традиционный способ выращивания скота кочевниками соответствует высоким требованиям качества. Сейчас такое время, когда мы можем воспользоваться образовавшимся «экологическим» трамплином, ведь китайские потребители априори считают казахстанские продукты экологически чистыми.

— А сколько казахстанское мясо, по вашим оценкам, должно стоить на внутреннем рынке?

— Около 7−8 тыс. тенге.

— Вы не считаете, что это очень дорого?

— Нет, 7 тыс. тенге за килограмм качественного мяса это не дорого. Это не цена в 7 тыс. тенге высокая, это у большинства казахстанцев заработная плата небольшая.

— Нурлан, как вы думаете, есть ли потенциал у рынка глубокой переработки пшеницы в Казахстане? Какие продукты переработки мы могли бы экспортировать? У каких стран, по вашим оценкам, будет высокий спрос на них?

— Потенциал промышленной переработки пшеницы в стране огромен, 2−3 млн тонн ежегодно. Урожай сезона 2016 года показал, что малейшие качественные колебания зерна (было много дождей, и это привело к снижению клейковины) тормозят экспортные потоки. Имея собственную товарную клейковину, производители муки могли бы нивелировать снижение качества. Казахстан может стать одним из лидеров на евроазиатском континенте по производству и экспорту зерновых крахмалопродуктов и глютена (клейковины). Мы уже упустили российский рынок пшеничного глютена, там доминирует Cargill (93% рынка), который покрывает внутренние потребности и экспортирует в Европу. Примечательно, что самую высокую цену на товарную клейковину заплатил казахстанский импортер: около 3 тыс. долларов за тонну при средней мировой цене 1400−1500 долларов.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что, если в течение двух лет в стране не начнут функционировать крахмальные заводы на пшенице, мы упустим последний шанс быть страной с гармонично развитым агропромышленным сектором экономики и останемся сырьевым придатком индустриально развитых стран.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 27 марта 2017 > № 2120428 Нурлан Даутканов


Россия > Транспорт > gudok.ru, 27 марта 2017 > № 2120229 Виталий Вотолевский

Визитные карточки городов

Вокзалы будут функциональными и эффективными, с максимальным количеством услуг для пассажиров

Десять лет назад, в 2007 году, пассажирский комплекс разделился на два самостоятельных направления: перевозку пассажиров в поездах и их обслуживание на вокзалах. Практически сразу после образования Дирекции железнодорожных вокзалов (ДЖВ) началась модернизация вокзальных комплексов. По мнению начальника ДЖВ Виталия Вотолевского, вокзалы стали не только лицом компании, но и визитными карточками городов. И от того, как встретят людей на вокзале и какие там созданы для них условия, складывается мнение и о городе, куда они приехали, и о холдинге «РЖД».

– Виталий Леонидович, вокзалам в крупных городах уже больше 100 лет, а дирекции – только десять. Что поменялось с её появлением?

– Вокзальный комплекс играет одну из ключевых ролей в формировании восприятия ОАО «РЖД» в целом. Пассажиров в городе встречает именно вокзал. А вокзал – это прежде всего его сотрудники. Наша главная задача – сделать так, чтобы клиент был доволен. И мне очень приятно, что коллективы вокзалов сегодня справляются с этой задачей. Мы видим это и по статистике роста благодарностей в наш адрес, и по опросам пассажиров, которые проводим как самостоятельно, так и с привлечением социологов. И за это я хочу поблагодарить весь коллектив дирекции. Ведь как бы мы ни модернизировали вокзалы, как бы ни воссоздавали их исторический облик, человеческое отношение, неравнодушное отношение к каждому пассажиру, внутренняя клиентоориентированность – это то бесценное, что нельзя прописать в должностной инструкции. Поэтому на всех 13 тыс. сотрудниках дирекции лежит большая ответственность – оправдать ожидания всех пассажиров...

– В том числе и болельщиков? Я имею в виду предстоящие Кубок конфедераций и чемпионат мира по футболу – 2018.

– Основная работа по подготовке к Кубку конфедераций сводится к оптимизации логистики, разделению пассажиропотоков и обеспечению транспортной безопасности. В этом спортивном событии будут задействованы вокзалы Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Сочи. Дирекцией разработаны схемы разделения пассажиропотоков, чтобы поезда с пассажирами прибывали на вокзалы равномерно и не создавалось большого скопления пассажиров. Эти схемы согласованы с дорогами, а также с представителями правоохранительных органов и Департамента безопасности движения ОАО «РЖД».

Создавать какие-либо дополнительные объекты на вокзалах не будем, планируется лишь установка временных ограждений на пунктах досмотра. В Сочи рядом с Олимпийским парком планируем развернуть шатёр, в котором разместим дополнительные пункты досмотра. Параллельно с этой работой дирекция занимается и повышением качества обслуживания пассажиров, их информированием. На вокзалах Московского узла мы можем информировать пассажиров на английском и русском языках о прибытии поездов или делать оперативные объявления. В дни проведения соревнований будем привлекать волонтёров, чтобы достойно встретить гостей.

– Чем подготовка к чемпионату мира отличается от подготовки к Кубку конфедераций?

– Программа подготовки к чемпионату более масштабная. В 2015 году инвестиционным комитетом компании было принято решение о финансировании мероприятий по подготовке инфраструктуры вокзальных комплексов к чемпионату мира, включая обеспечение мер транспортной безопасности, за счёт собственных средств. Основное внимание мы уделили тем мероприятиям, без которых вокзалы не могут быть аккредитованы ФИФА. За 2016 год были проведены все исследовательско-проектные работы. Далее, несмотря на то, что по всем вокзалам, которые будут принимать участников чемпионата, уже имеются утверждённые Федеральным агентством железнодорожного транспорта планы транспортной безопасности, была создана комиссия под руководством Департамента управления бизнес-блоком «Пассажирские перевозки» с участием представителей Департамента безопасности движения и силовых структур.

– Что уже сделано комиссией?

– Её участники проехали по всем объектам и провели дополнительную оценку уязвимости вокзальных комплексов. Полученные данные были направлены проектировщикам объектов. В апреле прошлого года мы получили обращение от Минтранса провести анализ пассажиропотока по всем вокзалам. К октябрю эту работу завершили. Полученные данные мы отправили проектировщикам и передали в Минтранс через Транспортную дирекцию ЧМ-2018, которая осуществляет координацию действий всех субъектов.

– Будут проведены какие-либо дополнительные работы?

– Хочу отметить: все вокзальные комплексы городов – участников чемпионата мира – 2018 будут адаптированы для маломобильных пассажиров, соответствовать всем международным стандартам безопасности, обладать удобной навигационной системой на двух языках. В то же время гостей принято принимать в чистом, красивом доме. Наряду с текущим содержанием вокзалов планируем привести в порядок их фасады. Это не означает, что мы везде планируем делать дорогостоящую реставрацию или реконструкцию. Но тем не менее фасады, внешний облик вокзальных комплексов будут выглядеть ухоженно. В конце 2016-го и начале 2017 года на вокзалах – участниках чемпионата – начались монтажные работы. При организации зимних Олимпийских игр в Сочи проектирование объектов началось в 2008 году и на подготовку к ним было отведено как минимум шесть лет. У нас же другая ситуация – сроки подготовки к чемпионату мира значительно меньше. На всё про всё примерно два года. Завершение работ по вокзальным комплексам должно состояться в первом квартале будущего года. По платформенному хозяйству – в декабре 2017-го. График очень напряжённый. Я езжу каждую неделю в командировки, основная цель которых – проведение больших публичных совещаний. В них участвуют губернаторы областей и мэры городов, где будут проводиться игры, строители, силовики, начальники дорог, короче говоря, все причастные к подготовке мундиаля. По сути, эти встречи стали трибуной для отражения позиции ОАО «РЖД» по подготовке к чемпионату мира и согласованию её со всеми причастными лицами и ведомствами, начиная от силовиков и заканчивая главами регионов. Несколько дней назад на одном из таких совещаний в Нижнем Новгороде мы обсуждали вопросы подготовки вокзальных комплексов с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым. Такие открытые встречи – очень эффективный формат для решения сложных задач. Все участники совещаний получают информацию из первых уст и могут в режиме реального времени принимать управленческие решения. За последние три месяца я дважды провёл такие встречи в Екатеринбурге, три раза съездил в Санкт-Петербург и буду продолжать эту работу до полного окончания подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года.

– Вы говорили о разделении пассажиропотоков. Это будет сделано в том числе в целях безопасности, чтобы разделить болельщиков соперничающих сборных, не допустить между ними стычек?

– Разделение болельщиков – это отдельная тема, не связанная с разделением пассажиропотоков. Мы начали ею заниматься. Естественно, эта работа ведётся с участием оргкомитета по подготовке чемпионата Минтрансом, Транспортной дирекцией ЧМ-2018, городами. Разделение болельщиков на вокзалах – это не единственный инструмент по части соблюдения безопасности участников и гостей чемпионата. Точнее, не основной инструмент. Основным инструментом будет создание буферных зон. И в каждом регионе принимается решение об их создании в соответствии с местными условиями – наличием тех или иных площадей вокруг стадионов, каких-либо других объектов на пути следования болельщиков к вокзалу. Если возникнет необходимость, буферные зоны можно будет организовать и на привокзальных площадях. Здесь нет единой методики – у каждого города, у каждого субъекта решение будет своё.

– С учётом проведения предстоящих крупных спортивных соревнований в России предполагаются ли какие-то дополнительные программы обучения персонала дирекции?

– Мы начали внедрять программу обучающих тренингов для дежурного персонала. О целях, которые мы преследуем, красноречиво говорят сами названия этих тренингов: «Установление контакта и выявление потребности пассажира», «Особенности работы с конфликтными пассажирами» и другие. Для их проведения привлекаются тренеры из числа наших сотрудников. Мы планируем подготовить их для каждой региональной дирекции. Разработаны специальные программы, которые помогут персоналу разрешать различные ситуации. Применяя систему тренингов, мы исходим из тезиса о том, что от профессионализма дежурного персонала зависит удовлетворение спроса пассажиров. Такие тренинги мы уже провели в восьми региональных дирекциях. Таким образом, речь не идёт о создании новой технологической карты обслуживания пассажира, которую необходимо слепо выполнять, мы формируем устойчивое понимание клиентоориентированности каждым сотрудником. Основной упор при внутреннем обучении работников делается на повышение качества работы дежурного персонала, дежурных помощников начальников вокзалов, дежурных по залу, дежурных по выдаче справок. Ведь именно эти работники в непосредственном контакте с клиентом создают первое впечатление как о предстоящей поездке, так и о всём холдинге «РЖД» в целом.

– Дирекция занимается реставрацией вокзалов Санкт-Петербурга. На каком этапе находятся эти работы?

– Питерские вокзалы мы готовим к чемпионату мира по логике, о которой я уже говорил. Однако здесь есть своя специфика. Дело в том, что реконструкция этих вокзалов давно не проводилась. И если вокзалы Сочинского узла уже готовы к проведению кубка и мундиаля и инвестиций в их подготовку не требуется, а в Москве в рамках подготовки этих же соревнований тоже в основном завершены реконструкция и ремонт, то вокзалы Санкт-Петербурга требуют большего объёма работ. Наша задача на ближайшую перспективу – адаптировать вокзалы для приёма маломобильных пассажиров, установить современные средства навигации и оповещения пассажиров. На некоторых требуется проведение ремонта платформы. Здесь предстоит сделать значительный объём работ. Трудности их проведения усугубляются тем, что большинство вокзалов в городе на Неве – это памятники архитектуры. Их одновременно с ремонтом и модернизацией надо ещё реставрировать, а это увеличивает объёмы необходимых средств и сроки подготовки объектов к чемпионату.

– Как дирекция работает с предпринимателями, желающими разместить свои точки на вокзалах?

– В дирекции разрабатывается концепция коммерческой деятельности на вокзалах. В наследство от прошлых лет нам досталась неразвитая инфраструктура в части размещения торговых точек на территории всех московских вокзалов. В прошлом году мы провели опрос пассажиров, чтобы выяснить, какие услуги торговли и общепита им нужны на конкретных вокзалах. Теперь нам известно, где этих объектов в избытке, а где не хватает. Вы наверняка обратили внимание, что появились новые сервисы, такие как зарядка мобильных устройств. Видя и зная пожелания пассажиров, мы можем предоставить востребованные на конкретном вокзале услуги.

– Есть такие примеры?

– На Киевском вокзале столицы мы уже отдали коммерческим структурам помещение, ранее занимаемое нашим менеджментом. На Ярославском отдали часть площадей пустующего VIP-зала партнёрам. При этом оборудование того же зала повышенной комфортности на втором этаже прошло за счёт средств инвестора. Системный анализ использования площадей мы провели на всех наших вокзалах, и считаю, что сделали это с максимальной эффективностью. Мы выявили те из них, которые интересны коммерсантам и инвесторам. В этот список вошли все вокзалы Московского, Санкт-Петербургского, Сочинского узлов, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. Концепция, о которой я сказал, разрабатывается для каждого вокзала в отдельности с учётом его специфики. Организация коммерческой деятельности учитывает в первую очередь удобство перемещения пассажиров по площадям вокзалов. Коммерческие объекты не должны мешать входу на объект и выходу на платформы, препятствовать доступу к туалетам, комнатам матери и ребёнка, кассам, залам ожидания, информационным щитам, средствам логистики и другим помещениям. Наглядные примеры использования такой концепции – Ленинградский вокзал столицы, вокзалы Сочи и Адлера. Постепенно в этом направлении преображается Казанский вокзал города Москвы: изменения уже начались в третьем зале, затем они произойдут в «розовом» зале. Кроме того, за счёт инвестора на втором этаже планируется оборудовать зал ожидания пассажиров, подвести к нему эскалаторы. Этот проект проходит обсуждение в Москомнаследии. Изменения в этом направлении ожидают и Киевский вокзал, работы начнутся уже этой весной.

– На Ленинградском вокзале в Москве появилась первая детская игровая комната. Как родился этот проект, какое у него будет продолжение?

– Этот проект появился за счёт обратной связи с пассажирами. Такое пожелание неоднократно высказывали пассажиры как в моей интернет-приёмной, так и посредством других сервисов. Подобные комнаты появятся и на других вокзалах. На 45 из них такие объекты уже можно будет увидеть в этом году. Мы продолжили анализировать мнения пассажиров на появление детских комнат, узнали и о других их пожеланиях. С использованием данных подготовлен стандарт таких комнат, в нём подробно описано, что там должно быть для детей и присматривающих за ними родителей.

– Сейчас реставрируются старые вокзалы, строятся новые. Вы можете представить себе их облик и назначение, скажем, лет через тридцать?

– В первую очередь они должны быть функциональными и эффективными. Понятно, что вокзалы-памятники останутся на века, их храним мы, их будут хранить наши потомки. Только вот обеспечить эффективность вокзала-памятника – очень трудная задача из-за тех ограничений, которые существуют, или из-за их конструктивных решений. В моём понимании вокзал будущего – это сооружение, до тонкостей продуманное с точки зрения логистики, перемещения по его площадям пассажира – от входа в здание до посадки в поезд. Вокзал должен предоставлять максимальное количество услуг, востребованных пассажиром. Кроме того, он должен быть вписан в городскую среду, чтобы его услуги были востребованы не только пассажирами, но и жителями населённого пункта. К примеру, сегодня на наши вокзалы иногда приходят молодые люди, чтобы воспользоваться бесплатным Wi-Fi. На вокзалах будущего должны быть внедрены все современные энергоэффективные технологии.

– Вокзал будущего обязательно должен находиться в пределах городской черты?

– Здесь нет единой концепции. В подавляющем большинстве городов вокзалы строились и находятся в центре. В этом – их преимущество. Но появление вокзалов за городской чертой также возможно. Некоторые проекты реализуются для городских электричек, и тогда вокзалы строятся за чертой города. Но в этом случае строительство вокзала должно быть экономически целесообразным.

Беседовал Валерий Осипов

Россия > Транспорт > gudok.ru, 27 марта 2017 > № 2120229 Виталий Вотолевский


ОАЭ > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119450

ZonesCorp, правительственный застройщик и оператор промышленных зон в ОАЭ, объявил об успешной распродаже первой очереди своего нового жилого проекта Razeen Labor City, направленного на размещение рабочих в Абу-Даби.

Razeen — это рабочий городок площадью 640 тыс кв. м, расположенный недалеко от Al Wathba. В нем можно разместить до 100 тыс рабочих. Каждый отдельный комплекс состоит из 18 трехэтажных общежитий, трех трехэтажных столовых зданий, трехэтажной клиники, трехэтажного административного и охранного корпуса, одноэтажного торгового центра, мечети, которая может одновременно вместить до 2 тыс человек, 16 охранных помещений и зон отдыха.

ZonesCorp сообщает, что работы в Razeen Labor City завершаются, и комплекс начнет функционировать к концу года.

“Спрос на жилье в этом сегменте рынка превышает предложение в результате стремительного роста производственного и обрабатывающего секторов, что, следовательно, представляет отличную возможность для инвесторов, особенно из-за его [комплекса] близости к Industrial City of Abu Dhabi”, — сказал Фалах Аль Ахбаби, председатель ZonesCorp.

В настоящее время ZonesCorp управляет 28 рабочими комплексами, в которых проживают более 450 тыс рабочих, трудящихся в промышленном секторе. С момента своего создания в 2004 году застройщик и оператор привлек инвестиции в размере $30 млрд от местных и международных компаний в свои экономические зоны.

Рост строительства и производства в ОАЭ привел к увеличению потребности в жилье для рабочих. Это привлекательно для инвесторов, ищущих новые высокодоходные активы. Брокеры утверждают, что доходность таких объектов может достигать 10% в отдельных случаях.

ОАЭ > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119450


ОАЭ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119449

Дубай, ОАЭ. Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев находится с рабочим визитом в Объединенных Арабских Эмиратах. Сегодня он уже провел встречу с Его Высочеством шейхом Мухаммедом бен Рашидом Аль Мактумом, вице-президентом, премьер-министром ОАЭ и правителем Дубая. В ходе переговоров стороны обсудили текущее состояние и дальнейшее развитие сотрудничества между двумя странами. В частности, были рассмотрены вопросы взаимодействия в торгово-экономической, финансовой и инвестиционной сферах.

Глава Казахстана отметил высокие темпы развития Дубайского международного финансового центра (DIFC) и города Дубая. Нурсултан Назарбаев подчеркнул важность обмена опытом с ОАЭ в части создания и эффективного управления финансовым центром, а также необходимости установления тесных связей между DIFC и Международного финансового центра «Астана».

В свою очередь, правитель Дубая подтвердил готовность к полному взаимодействию в этом направлении. Президент Казахстана поблагодарил шейха за особый вклад в развитие и внедрение исламского финансирования. Кроме того, он рассказал о завершении подготовки к проведению международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017» и планах последующего использования выставочных объектов для работы МФЦА. В заключение встречи Нурсултан Назарбаев пригласил премьер-министра ОАЭ на открытие выставки «ЭКСПО-2017» в Астане.

ОАЭ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119449


ОАЭ. Весь мир > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119448

Дубай занимает пятое место в топ-10 городов мира с наибольшим числом гостиничных номеров, согласно Insider Money. Номерной фонд эмирата составляет 100 тыс единиц, в то время как аналогичный показатель Лондона — 90 тыс единиц.

Дубай делит пятое место с Чикаго, Нью-Йорком, Вашингтоном и Бангкоком. По данным исследования Insider Money, Лас-Вегас возглавил список со 152 тыс номерами. За ним следуют Орландо (150 тыс номеров), Париж (140 тыс номеров) и Барселона (120 тыс) номеров.

Ожидается, что еще больше отелей появятся на рынке Дубая до 2020 года, так как власти ОАЭ активно готовятся к Expo-2020, Всемирной выставке, которая будет проходить в эмирате с октября 2020 года по апрель 2021 года. В ней примут участие более 180 стран и, как прогнозируется, около 25 млн человек.

В своем январском отчете MENA Hotel Benchmark Survey за январь 2017 года, опубликованном в марте, консалтинговая компания EY сообщила, что средняя заполняемость отелей в Дубае превысила 85%. Это самый высокий показатель на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Доходность одного номера достигла $246, что в три раза превосходит средний показатель в других городах региона.

ОАЭ. Весь мир > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119448


ОАЭ > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119447

Случайные проверки пройдут в нескольких районах Дубая, включая Palm Jumeirah, Jumeirah Lakes Towers, International City и Discovery Gardens, сообщает отдел планирования и развития Trakhees. Они направлены на борьбу с переполненностью жилья в эмирате.

В уведомлении, направленном владельцам квартир, Trahhees назвал переполненность жилых помещений “серьезным нарушением” правил и положений сообществ в специальных зонах.

Отдел напомнил, что разрешенный максимальный уровень заполняемости для квартир и вилл составляет один человек на 200 квадратных футов (18,5 кв. м), однако лимит для каждого объекта зависит от его размера. Согласно инструкциям Trakhees, максимальная вместимость для студий составляет от двух до трех человек, для двух-комнатных квартир — от четырех до пяти человек, а для трех-комнатных — от шести до семи человек.

“Инспекторы будут проводить регулярные и выборочные проверки для обеспечения и контроля соответствия нормативных актов в объектах сообществ”, — говорится в сообщении.

В качестве наказания за нарушения будут применяться денежные штрафы. Если в течение установленного периода времени предписания не будут исполнены, обслуживание жилой единицы может быть приостановлено. Штраф налагается немедленно в случае повторного нарушения или в том случае, если квартира оказалось переполненной более чем вдвое от допустимого числа жильцов или, если второе нарушение поступило от объекта Nakheel.

Хотя никаких подробных сведений о штрафах не сообщалось, информированные источники утверждают, что их сумма может варьироваться в диапазоне от $272 до $13,6 тыс.

В августе 2016 года муниципалитет Дубая и Главное управление уголовного розыска полиции Дубая заявили, что их совместными усилиями в эмирате проведено 80 рейдов на предмет установления переполненного жилья в период с марта по июль 2016 года.

Переполненность квартир отрицательно влияет на окружающую среду, общественное здоровье и безопасность, приводит к распространению инфекционных заболеваний, избыточной нагрузке на инфраструктуру и нехватке парковочных мест, говорится в сообщении муниципалитета.

Жители могут подавать жалобы в Trakhees и в муниципалитет Дубая.

ОАЭ > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119447


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2118661

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Обсуждались вопросы торгово-экономического сотрудничества двух стран, а также перспективы формирования преференциального торгового режима между Евразийским экономическим союзом и Ираном.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый господин Президент, сердечно приветствую Вас в Москве. Пользуясь этой возможностью, хочу поздравить с праздником Навруз и выразить надежду на то, что Ваш визит пройдёт максимально продуктивно. В настоящий момент между нашими странами установились очень добросердечные, продвинутые отношения, и Ваш визит даёт возможность сделать их ещё более глубокими и партнёрскими. Завтра у Вас будут переговоры с Президентом Путиным, а сегодня я буду иметь честь и радость принять Вас, для того чтобы обсудить и текущее состояние международных дел, и, конечно, наши торгово-экономические отношения. Позвольте выразить уверенность, что Ваш визит пройдёт на самом высоком уровне и откроет новую страницу в российско-иранском сотрудничестве.

Х.Рухани (как переведено): Большое спасибо, уважаемый господин Премьер-министр, за возможность посетить дружественную нам Российскую Федерацию, предоставленную мне и моим сопровождающим лицам. Мы очень рады тому, что за последние годы в отношениях между нашими странами установилась позитивная динамика. Визит Президента Путина в Тегеран стал новой отправной точкой в развитии двухсторонних отношений. Надеюсь, что в ходе данного визита в Москву мы станем свидетелями нового поворотного пункта в развитии отношений между нашими странами. Очень рады тому, что наши отношения не замыкаются на какой-то одной области, а успешно развиваются в области политики, экономики, культуры, в международных и региональных делах. Я надеюсь, что наши общие шаги на международной арене будут содействовать укреплению мира и стабильности – международной и в регионе.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2118661


Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117750 Гарри Каспаров

Каспаров: «Проблема школы в том, что она не развивается»

Луи Эйдсьек (Louis Heidsieck), Le Figaro, Франция

С 2002 года бывший чемпион мира и Шахматный фонд Каспарова пытаются привнести эту дисциплину в образовательные системы по всему миру. В этом месяце он запускает программу, предназначенную для франкоязычных стран.

За последние 15 лет Гарри Каспаров развернул работу с 3 тысячами 500 школами по всему миру, чтобы передать им свою страсть к шахматам. Недавно он находился проездом в Париже по случаю запуска программ в 11 франкоязычных странах Африки, в том числе Сенегале, Марокко, Мадагаскаре и Кот-д'Ивуар. Его цель — подготовить через пять лет миллион новых игроков. Интервью с Гарри Каспаровым и Жиллем Беттаэзером (Gilles Betthaeuser), основателем франкоязычного представительства Шахматного фонда Каспарова.

Le Figaro: В чем цель инвестиций в образование во франкоязычных странах?

Жилль Беттаэзер: Франкоязычные страны стали естественным продолжением развития ассоциации. Мы начали ставить шахматы на первостепенную роль в школьной системе в 2002 году в США. Нашей задумкой было распространить такой подход на самые неблагоприятные регионы по всему миру. Мы считаем, что шахматы занимают центральное место в социальном единстве и умственном развитии. С 2009-2010 годов мы начали работу в Европе с Хорватии, где живет Гарри Каспаров, а также в Азии, Мексике и англоязычной Африке. Мы посчитали логичным продолжение работы в Африке, где потребности в плане образования поистине колоссальны. Наша работа с франкоязычными странами отталкивается от франкоязычной Африки.

— Что могут дать шахматы классическому образованию?

Гарри Каспаров: Проблема школы в том, что используемые ей методики не развиваются. Если бы человек 1960-х годов попал в 2017 год, он был бы растерян, потому что все изменилось. Все кроме образования. Сегодня молодежь подталкивают к предпринимательству, к работе в группе, к инициативности. При этом в школе сохраняются однонаправленные отношения между учениками и учителем. Шахматы позволяют свести учеников в борьбе друг с другом, на время превратить класс в арену противостояния, где нет никакой иерархии кроме игрового поля. К тому же, шахматы как ничто другое влекут молодежь в школу.

— Какие умственные качества позволяют развить шахматы?

Гарри Каспаров: Для начала, быстрее всего обучение идет в возрасте с шести до девяти лет. Это как учить иностранный язык с малых лет: все происходит интуитивным, естественным образом. Далее, у шахмат зачастую и вполне оправданно проводят параллель с математикой. В некоторых школах, с которыми мы сотрудничаем, урок шахмат даже заменил один урок математики. И это работает! Их оценки лучше, потому что они развивают математическую логику, не понимая того. Наконец, они учатся выносить суждения. Ученики нередко зубрят урок. В шахматах же на каждый ход может быть пять ответов, и все они зависят от противника. К каким последствиям приведут решения? Вот, чему они учатся с этой дисциплиной.

— Французское образование тоже могло бы присмотреться к вашим идеям, вернуть интерес учеников к занятиям.

Гарри Каспаров: Здесь существует множество школ, которые предлагают шахматы в качестве педагогического решения. Это хорошее начало. Тем не менее, во Франции перед нами возникают определенные трудности. Судя по всему, образовательному ведомству не слишком по душе игра, в которой в конечном итоге есть победитель и проигравший. Мы совершенно не согласны с такой позицией, потому что дети должны быть готовы в будущем вставать на ноги после поражений.

— Нужно прилежно учиться, чтобы стать хорошим шахматистом?

Гарри Каспаров: Зачастую это взаимосвязано. Я хорошо учился, сложно утверждать обратное. Однако это не неизбежность. Я думаю, что мой предмет позволит ученикам улучшить свои показания в других дисциплинах. И не только в математике! Лично я люблю дискутировать, писать: шахматы не загоняют меня в определенный шаблон личности.

— Какие страны более охотно отвечают на ваши инициативы?

Гарри Каспаров: В Египте и Южной Африке, например, шахматы уже вошли в обычай. Британская традиция сыграла свою роль, но можно отметить, что развитие шахмат не обязательно связано с бывшими колониями и протекторатами, но в большей степени с работой местных федераций, личных инициатив и политикой проводимой на местах. Иногда мы с большим трудом пытаемся развивать наши проекты в странах Африки, потому что не знаем, куда обращаться: в федерацию, министерство спорта или министерство культуры. А в остальном, страной шахмат остается Армения, где эта дисциплина является обязательной в школе. Но это только потому, что президент Серж Саргсян является президентом шахматной федерации страны….

— Еще ни одна женщина не становилась чемпионкой мира по шахматам. Молодые девушки, которых вы встречаете, интересуются шахматами?

Гарри Каспаров: Шахматы отражают изменения в обществе. На протяжении долгого времени эта игра была чисто мужской. Поединки не соответствовали правилам женского поведения. Но все конечно меняется! Мы видим, что мальчики в наших школах проявляют гораздо больший интерес к игре, чем девочки, но этот разрыв значительно сокращается. На международном уровне, венгерка Джудит Полгар, единственная женщина, входящая в мировой рейтинг Топ-10. (В 2005году она достигла максимального уровня, заняв 8 место среди мужчин). Она стала примером для многих девушек.

— Вы приобрели мировую известность благодаря легендарным матчам с программным обеспечением Microsoft и Deep Blue Deeper Blue. Сегодня, в эпоху социальных, сетей вы предлагаете ученикам сразиться с компьютерными программами? По вашему мнению, в школьном образовании есть место компьютеру?

Гарри Каспаров: Во-первых, в большинстве школ, в которых мы внедряем нашу программу, нет компьютеров и даже электричества. Так что вопрос отпадает сам собой. В целом, развивающиеся страны уже работают с планшетами в школах, и это хорошо. Шахматы стали популярны благодаря и интернету тоже. И я считаю интересным дать возможность нашей молодежи работать на компьютерах.

Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117750 Гарри Каспаров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117749 Дмитрий Орешкин

В кремлевских элитах — раскол

Дмитрий Орешкин, Обозреватель, Украина

Про раскол кремлевских элит говорят уже лет 15, и я в том числе тоже об этом говорю. Более-менее уверенно можно сказать, что Путин всегда дистанцировался от Медведева. Сейчас Навальный как очень чуткое политическое животное с хорошим обонянием ни слова не говорит против Путина на этих митингах. Пока. Только Медведев, только коррупция, только кроссовки.

Не потому, что Навальный — агент Путина, как принято считать. Скорее потому, что Навальный — политик, демагог, обращающийся к народу. А у народа к Путину отношение более трепетное, чем к Навальному.

Навальный выбрал себе узкий сектор атаки и сконцентрировал на нем свои усилия, что абсолютно правильно с точки зрения лояльной стратегии. Потому что людей, которые критикуют или опровергают кровавый путинский режим, — как собак нерезаных, но все они это делают в вербальном пространстве, которое нынешней молодежи неинтересно.

О кровавом путинском режиме пишут Илларионов, Касьянов, кто угодно, а Навальный, в отличие от них, — политик и прагматик. Да, он популист, он такой-сякой. Но, во всяком случае, он понимает, как устроена кремлевская власть, он отделил Путина от Медведева и начал атаку на Медведева, на узкую группу. Это значит, что он понимает: есть трещина и есть смысл ее расширить и расшатать. Путина он будет атаковать в следующую очередь. Сначала надо взять более слабую крепость.

Поэтому, да, есть некоторый раскол элит, хотя этот термин — оценочный. Всегда есть расхождение между элитными группами и конкуренция между ними. Да, есть силовики, которые ненавидят Медведева, которые хотят побольше денег на военно-промышленный комплекс.

Путину, который понимает, что перед выборами надо консолидировать общественное мнение, наверняка в голову приходит мысль, что можно принести в жертву какого-нибудь крупного боярина. Улюкаева принесли в жертву, но восторга это не вызвало. Ну, посадили, да и посадили, ничего особо не интересно. Понятно, что эта мысль витает в воздухе, но не факт, что она будет реализована до выборов. Стоит отправить в отставку одного премьера, как надо назначать другого. Другой всегда будет кому-то неприятен — либо либералам, либо патриотам, либо западникам. А с Медведевым все понятно.

Так что да, в элитах есть некий раскол, но пока я не вижу, чтобы он приводил к фатальным последствиям для Медведева. Хотя, конечно, сигналы есть. Все эти разговоры, что «Дмитрий Анатолиевич заболел, его не уберегли» — это характерно для Путина. Он любит дразнить общественное мнение, посылает сигналы и забавляется этим. Хотите, верьте, хотите, не верьте, но у него есть ощущение, что он целиком контролирует ситуацию. Во-первых, он прекрасно понимает, что Навальный для него очень опасен, не для Медведева, а для него. Поэтому если он и сдаст Медведева, то в самую последнюю очередь.

Он вообще не любит сдавать своих людей, а под давлением извне — так вдвойне. Это будет воспринято как его слабость. Поэтому Навальный сейчас несколько укрепляет аппаратные позиции Медведева. Отправить его в отставку сейчас Путин никогда не согласится, ведь это будет означать, что он прогнулся под требования Навального. А для него это недопустимо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117749 Дмитрий Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117308 Антонина Цицулина

Банковские соцкарты на детское питание выпустят для всей России.

Минсельхоз собирается распространить во всех регионах банковские социальные карты на детское питание для семей с малым достатком и с детьми-инвалидами. Пока они доступны в Москве и Петербурге. О планах чиновников «Известиям» рассказал источник, близкий к министерству. Обсуждение этой идеи подтвердила глава Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цицулина.

Минсельхоз совместно с Ассоциацией предприятий индустрии детских товаров обсуждает способы распространения льготных карт на детское питание по всей стране. Это станет одной из дополнительных мер, стимулирующих потребление детского питания.

— Мы в постоянном контакте с Минсельхозом. У нас состоялась встреча на прошлой неделе. Проработка уже идет. Минсельхоз очень хорошо реагирует на наши предложения, очень конструктивный диалог. Мы надеемся, что меры будут расширены. У них во всяком случае такой настрой, — рассказала Антонина Цицулина.

В Минсельхозе подтвердили, что обсуждают идею.

Как рассказали в ассоциации, с Минсельхозом обсуждается модель внедрения карт, по которой региональные власти каждого субъекта России сами определят группы, для которых будет доступна социальная банковская карта.

— Карта обязательно будет полагаться детям-инвалидам, малоимущим семьям, детям с определенными заболеваниями, а также многодетным семьям и детям до года, — отметила Антонина Цицулина.

Имущественная поддержка семей будет проходить в рамках поддержки государством производителей детского питания. Только деньги будут направляться не на предприятия, а детям. Это, по мнению Антонины Цицулиной, поможет стимулировать тех производителей, которых выберет потребитель.

— На предоставленные государством деньги можно будет купить только определенные товары, не только питание; также средства гигиены, одежду. Не получится купить контрафакт или потратить их не по назначению. Мама будет покупать те товары, которые необходимы ее ребенку. А деньги сразу вернутся в индустрию, — отметила она. …

Антонина Цицулина рассказала, что финансирование проекта планируется за счет государства и дополнительных инвесторов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117308 Антонина Цицулина


Белоруссия. Россия > Экология > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117304 Мария Герменчук

Мария Герменчук о новой союзной программе по гидрометеорологии: Мы работаем на общий результат.

В Союзном государстве утверждена новая программа «Развитие системы гидрометеорологической безопасности Союзного государства» на 2017-2020 годы. Начальник Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Минприроды Мария Герменчук рассказала корреспонденту портала www.soyuz.by о практическом применении результатов предыдущих программ Союзного государства, работе над новой программой, а также сотрудничестве с Россией по другим направлениям.

– В этом году была утверждена новая союзная программа. Над чем белорусские и российские специалисты будут работать на протяжении четырех лет?

– В течение длительного времени программа Союзного государства в области гидрометеорологии находилась в стадии разработки и утверждения. За это время мы уточнили наши позиции, выработали мероприятия, которые сегодня являются наиболее важными и знаковыми для обеспечения гидрометеорологической безопасности Союзного государства.

Новая союзная программа имеет небольшое финансирование – 122 млн российских рублей. В рамках реализации программы работа будет идти по нескольким направлениям: совершенствование прогнозов в условиях изменяющего климата, оценка загрязнения окружающей среды в трансграничном контексте, обеспечение отраслей экономики климатической информацией и сведениями о погоде, научные исследования по унификации нормативно-методической базы, а также изучение засух и воздействия климатических изменений на сельское хозяйство и на экономику в целом, обеспечение радиационной безопасности.

– Как будет идти работа: какую-то часть программы будут выполнять белорусы, а какую-то россияне. Возможно, какие-то мероприятия будут выполняться совместно?

– Взаимодействие идет таким образом, что каждая из сторон выполняет часть работы, на которую у нее есть средства, возможности и специалисты. То есть мы разделили работу так, что каждый выполняет свою часть, но когда мы объединим то, что есть, получится результат гораздо больший, чем, если бы мы выполнили сначала одну часть, а затем другую. Мы всегда помним, что работаем на общий результат.

– Программа Союзного государства по гидрометеорологии не реализовывалась три года. Как Вы сотрудничали с Росгидрометом все это время?

– Действительно три года — это большой период, но есть тактика, а есть стратегия. С точки зрения тактики, мы постоянно работаем по плану оперативного взаимодействия, обмениваемся информацией между Росгидрометом и Гидрометцентром Беларуси. Такой обмен информацией идет в режиме реального времени, а точнее каждые три часа. Подобные соглашения также существуют у нас с Латвией, Литвой, Польшей и Украиной. В рамках же союзной программы мы решаем стратегические задачи на годы вперед.

– Если говорить о предыдущих четырех программах Союзного государства в области гидрометеорологии, то как на практике сегодня применяются полученные разработки?

– Наши разработки используются в повседневной деятельности для прогнозирования и оценки. Например, в феврале мы дополнительно усовершенствовали программу по гидрологическим расчетам водного баланса, которую выполнили в рамках предыдущей союзной программы. Сейчас в рамках оперативного взаимодействия мы ее дорабатывали и на данный момент имеем программный комплекс, который позволяет быстро оценивать гидрологические изменения в долгосрочном масштабе для изучения водного баланса в стране.

– В Союзном государстве также в рамках одной из программ был выпущен Атлас современных и прогнозных аспектов последствий аварии на ЧАЭС. Как он используется сегодня?

– Союзных программ существует достаточно много и Гидрометцентр участвует в двух – это программа гидрометеорологическая и программа минимизации последствий чернобыльских загрязнений. Так, в рамах Чернобыльской программы была выполнена работа по созданию Атласа ретроспективных и перспективных изменений радиационной обстановки после аварии на Чернобыльской АЭС на территории Союзного государства. Данный атлас важен тем, что в нем зафиксированы все результаты исследования, которые были выполнены в течение нескольких десятилетий. Данный атлас не просто констатирует, что было и стало, но дает возможность увидеть: как будет меняться радиационная обстановка на территории Беларуси и России в последующие периоды.

– С учетом того, что в Беларуси строится собственная атомная электростанция, планируете ли совместно с российскими коллегами проводить мониторинг окружающей среды?

– Да, взаимодействие с Россией по радиационному мониторингу при строительстве БелАЭС будет осуществляться в рамках пятой программы. Планируются совместные работы по совершенствованию методик ведения радиационного мониторинга в зоне потенциально опасных радиационных объектов.

У Беларуси большой опыт работы в зоне загрязнения, а также есть хороший опыт работы по оценке радиационной обстановки и ее контролю в зонах Чернобыльской, Галинской, Ровенской, Смоленской станций. Теперь, когда появляется собственный источник, мы обязаны организовать радиационный контроль в зоне строительства БелАЭС таким образом, чтобы он соответствовал современным мировым требованиям, поэтому мы используем как собственный национальный, так и российский опыт.

Белоруссия. Россия > Экология > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117304 Мария Герменчук


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум

Ключевые вопросы о России

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"То, что российское правительство стремится оказывать влияние в западных странах, - вовсе не новость", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум, упоминая о советской истории.

Сегодня, считает автор, "Россией руководят не "реформаторы", а очень богатые люди, которые считают, что западные институты и западные демократические идеалы - это угроза их власти и их наворованным деньгам. Они вернулись к своей прежней тактике, но включили в нее ряд нововведений".

Большинство "независимых" российских олигархов "зависимо от государства в плане сохранения своих денег, и, если поступит просьба, они направят эти деньги на выполнение воли государства. Однако многое из того, что они делают в интересах государства, внешне похоже на обычный бизнес: приобретение и продажа компаний, инвестиции в недвижимость, найм консультантов", - говорится в статье.

По утверждениям информагентства Associated Press, российский миллиардер Олег Дерипаска в 2005 году нанял американца Пола Манафорта. Это было сделано, чтобы Манафорт помог его компании, а также "повлиял на политику, деловую активность и журналистские материалы в США, Европе и бывших республиках СССР на благо правительству президента Путина", говорится в статье. Манафорт не отрицает, что работал на Дерипаску, но говорит, что не в интересах российского государства. Автор комментирует: "Формально он прав. На практике разницы нет".

"На практике Манафорт работал на российское государство еще в одной, как минимум, роли", - пишет автор, напоминая, что с 2007 по 2012 год Манафорт был советником Виктора Януковича. "Придя к власти, Янукович постарался сохранить коррупционные связи между российскими и украинскими олигархами", - отмечает Эпплбаум.

"Частный капитал россиян сыграл роль и в карьере Трампа", - считает автор. По данным информагентства Reuters, только во Флориде лица с российскими паспортами вложили не менее 98 млн долларов в семь "объектов недвижимости Трампа", как называет их Эпплбаум.

"Совсем как платежи Дерипаски Манафорту, "диспропорциальные" российские инвестиции в компании Трампа, которыми Трамп все еще владеет, не были взятками. В них не участвовал КГБ, они, вероятно, не предполагали никаких тайных платежей. Теперь встает вопрос, способна ли наша политическая система в принципе противостоять этой конкретной форме современной российской коррупции", - говорится в статье. По мнению обозревателя, Конгресс США или независимый следователь должен задаться вопросом, соответствовали ли эти действия принципам морали и не очевидно ли тут злоупотребление влиянием. На первый вопрос Эпплбаум сама отвечает: "Конечно, нет", а на второй: "Конечно, да".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117190 Владимир Потанин

Владимир Потанин: «Кудрин — это сила команды Путина»

Ольга Проскурнина

Заместитель шеф-редактора Forbes.ru

В интервью французской газете Les Echos миллиардер рассказал о своем знакомстве с Владимиром Путиным и влиянии западных санкций на его бизнес

Президент «Норильского никеля» Владимир Потанин дал интервью ведущей экономической газете Франции после вручения Ордена Почетного легиона. В ответ на вопрос о том, обсуждает ли он экономические реформы напрямую с Путиным, миллиардер рассказал, что знаком с президентом с 1990х годов, когда тот работал в мэрии Санкт-Петербурга. «Он умеет слушать. Во время встреч всегда можно выражать обеспокоенность и точки зрения, — сказал Потанин. – Но президент не любит публично обсуждать нерешенные вопросы и непринятые решения».

По его словам, сегодня в кремлёвских кругах много размышляют о будущей экономической программе: «[Председатель Комитета гражданских инциатив] Алексей Кудрин защищает последовательную, не популистскую линию. Он, как выдающиеся капитаны лучших спортивных команд мира, — игрок международного класса, способный создать позитивную динамику. Какую бы должность он не занимал, это – сила команды Путина».

Экономический рост по итогам 2017 года Потанин оценил в 1%. По его мнению, для реального выхода России из кризиса потребуется два-три года роста ВВП на уровне 3-4%: «Для этого нужен подъем цен на нефть, а также поменьше бюрократии, облегчение нормативов для предприятий, снижение налогов, новая инфраструктура. Нужно понемногу продвигаться день за днем, как спортсмены на тренировке».

Западные санкции против России, по словам президента «Норильского никеля», не затронули его бизнес. «У «Норильского никеля» всегда есть доступ на зарубежный финансовый рынок. Наши западные клиенты и партнеры, в частности, BASF, сохраняют хорошие отношения [с нами]. И в нашей отрасли не предусмотрены санкции на передачу технологий». В то же время, отмечает Потанин, санкции плохи как для России, так и для тех, кто их принимал. Позитивный же их эффект заключается в том, что «мы больше поворачиваемся в сторону наших азиатских партнеров», а благодаря господдержке были простимулированы такие отрасли, как сельское хозяйство. «Однако без конкуренции потребители несут потери в плане цены и качества. К тому же, из-за санкций многие предприятия не смогли привлечь инвестиции, необходимые для модернизации».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117190 Владимир Потанин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117186 Борис Титов

Борис Титов: есть ли жизнь за пределами школы Ясина-Кудрина

Николай Усков

Forbes Staff, Главный редактор Forbes

Почему руководитель партии «Роста» называет свою программу точкой зрения бизнеса?

Бизнес-омбудсмен Борис Титов пользуется репутацией одного из главных экономических диссидентов в российской элите. Он называет свою программу точкой зрения бизнеса. Впрочем, пока что никто из крупных бизнесменов взгляды г-на Титова не поддержал. Хранит оборону и высшая бюрократия. С Борисом Титовым встретился главный редактор Forbes.

На что вы надеетесь?

Надеемся, что страна будет развиваться, жить с другой экономикой, вот на что надеемся.

Я почему спрашиваю. Проблема любой альтернативной программы экономического развития – кто будет ее реализовывать во власти. Экономикой России управляют ученики Ясина, Кудрина, Грефа. Невероятно, чтобы все они поддержали программу «Столыпинского клуба», которая полностью противоречит их взглядам.

Ну конечно, одна модель доминировала в нашем экономическом сознании больше чем пятнадцать лет и строительство всей экономики шло и идёт по тем канонам, тем учебникам, которые были написаны в рамках монетаристской школы, хотя на самом деле случалось много отступлений и от монетаризма. Фридман и Хаек их бы за своих не признали. Просто для каждого времени нужна своя экономическая политика. Для своего времени та теория была правильной: когда есть твердый заработок в виде экспорта сырья, денег много – нужна жесткая финансовая политика, чтобы сохранить полученное, не допустить голландской болезни, разбалансировки экономики. Когда нефть упала – гарантированный доход раза в два снизился – нужно искать новые источники заработка – развивать новые производства, а без инвестиций этого сделать невозможно. И тут старая школа не помощник, нужна политика активного стимулирования Роста, смягчения Денежно-кредитной политики. Весь мир уже перешел к ней на кризисе 2008-2009 годов – и США, и ЕС, и Япония. Иногда ее принято называть неокейнсианством, а чаще QE – политика количественного смягчения.

Американцы влили в экономику $787 млрд. Годом позже ЕС начал свою программу на объём больше €1 трлн. Когда происходит разбалансировка — а кризис — это реальная разбалансировка, — когда начинают уплывать источники доходов, маховик экономики останавливается, надо его поддержать. Знаете, это похоже на водяную воронку-водоворот: если сжаться, тебя утянет вниз, надо активно грести и выплывать в новую стабильность.

И в России, рядом с нами, есть огромное число людей и в бизнесе, и в экспертном сообществе, и во власти, которые поддерживают нашу позицию. Растут молодые кадры и среди чиновников, которые разделяют наши идеи.

Кто например?

Ну я могу сказать, что это новая прогрессивная чиновничья масса внутри министерств, люди до уровня заместителей министра. Больше всего их в ведомствах, связанных с реальным производством — Минпром по-другому мыслит. Есть Минсельхоз.

То есть министры Мантуров и Ткачев вас поддерживают?

Ну я не могу сказать, что Мантуров и Ткачев открыто на нашей стороне, они все же члены правительства и должны поддерживать точку зрения правительства, но у нас работала специальная группа, которая была создана по поручению президента при аналитическом центре правительства. В нее входили представители всех министерств, ЦБ, Минфина. Например, Орешкин входил к нам от Минфина. Так и Минпром, и Минсельхоз, и многие другие поддерживали нашу программу.

Максим Станиславович вас поддерживает?

Тогда он нас не поддерживал, он высказывал мнение Минфина, но многое поддерживал, например, Минсельхоз, Минпром и даже Орешкин прислушивался. Вы же понимаете, место очень влияет на человека. С его переходом в Минэк сдвиг в нашу сторону мы ощущаем.

В чем вы его видите?

Он начал думать масштабами экономики, а не государственного бюджета. Нас не поддерживают денежные власти, но они же отвечают за стабильность, а не за рост, ну и так называемая «либеральная» пресса, - она по привычке на другой стороне, хотя именно наша программа либеральная, а не Кудринская. Он в целом ратует за сохранение старой макроэкономической политики: за жесткую централизацию финансов у государства, за то, как твердо держаться, а мы за либерализацию, развитие рынка и конкуренции, рост инвестиций, как энергично выплывать из той воронки-водоворота проблем, в который мы попали.

И мы продвигаемся. Если еще полгода назад все в один голос, начиная с президента и кончая рядовым чиновником, говорили, что самая главная задача экономики — это макроэкономическая стабильность, то теперь все согласны: главная задача экономики — рост! О восстановлении роста говорят и председатель правительства, и президент. Хотя бы на словах, изменилось главное целевое направление экономической политики. Где это видано, чтобы наш министр финансов ратовал за изменение налоговой системы! Единственное, на что прежде хватало смелости, это заявлять: «Мы не будем увеличивать налоги». А сейчас стали говорить об изменении структуры налогов в пользу бизнеса.

Тем не менее главной задачей остается низкая инфляция, против которой вы как раз и выступаете.

Мы не выступаем против низкой инфляции – мы выступаем против того, чтобы считать ее главным KPI всей экономической политики государства. Инфляция лишь температура экономики, а главная цель – размер производимой добавленной стоимости (ВВП) на каждого человека, развитие экономики и качества жизни в стране.

А инфляция в разные периоды развития экономики может быть разной – когда все стабильно, рынок работает без сбоев — низкой, и уже стоит задача не допустить дефляции. На быстром росте – может быть выше, и самое главное не допустить гиперинфляции. Вообще могу сказать, что производство в меньшей степени волнует инфляция. У нас в Стратегии Роста есть анализ опыта успешных стран, так в период активного роста везде была умеренно высокая инфляция, если она до десяти процентов при росте пять процентов ВВП — это совершенно нормальное явление. Мировая практика это подтверждает. Наша программа – это взгляд бизнеса. Политика Набиуллиной – взгляд государства. Государству нужно поддерживать курс рубля, это обеспечивает социальную стабильность. Поэтому и МВФ называет Набиуллину лучшим банкиром. Им все равно, развивается наша экономика или нет. Им просто не нужны никакие катаклизмы в самой большой стране мира. Впрочем, и в других странах, для тех кто не входит в первый круг сателлитов – МВФ рекомендует высокие ставки. Для своих же, всегда реализуется политика низкой ставки. И это, надо сказать, объяснимо.

То есть вы полагаете, что правительство ничего не делает?

Ну, на сегодняшний день — да. Кредитно-финансовая политика направлена против экономики.

Эльвира Набиуллина считает наоборот.

Можно я объясню вам логику Эльвиры Сахипзадовны: нам нужна низкая инфляция, она позволяет решать социальные задачи и обеспечивает макроэкономическую стабильность. Сейчас инфляция уже почти достигла 4 % (теперь Юдаева говорит – это не предел, давайте идти до 2-х). А ставки, тем временем, никто реально снижать не собирается. Почему? Потому что главная задача ЦБ – это высокий курс рубля, хотя она этого не признает. Она объявляет, что инфляция у нас монетарная, поэтому надо удерживать денежный спрос, хотя, по нашей оценке, у нас монетарная дефляция — 4-5% (спрос падает). А де факто признает нашу позицию о немонетарном характере инфляции в нашей стране и борется с курсовой инфляцией, с ростом цен из-за упавшего курса рубля и, как следствие, ростом цен на импорт. То есть активно поддерживает высокий рубль.

А зачем Набиуллиной высокий курс рубля?

В нашей импортозависимой экономике, выше курс – ниже инфляция. А как поддержать высокий курс? Стимулировать на него спрос. Так вот на сегодняшний день главный источник спроса на рубли — это керри трейд. Короткие спекулятивные в основном иностранные инвестиции, основанные на разнице процентных ставок у них — на евро или на доллары и у нас по рублю. Поэтому ЦБ и держит процентную ставку на высоком уровне и практически не снижает, даже несмотря на снижающуюся инфляцию. Боится спугнуть керри-трейд. В последние годы мы были Меккой для кэрри трэйдеров. Не раз выходили на первое место в мире по объёму. Они и на сегодняшний день и дают основной спрос на рубль. Поэтому главная задача Эльвиры Сахипзадовны – это держать высокую разницу между нашей ставкой ЦБ и ставкой рефинансирования у них, это единственный способ поддержать керри трейд!

И еще можно было бы, наверное, оправдать, то, что мы ради социальной стабильности отдаем спекулятивным инвесторам миллиарды долларов, но то, что мы ставкой убиваем собственную экономику, собственное будущее – это оправдать нельзя. А еще проблема в том, что это спекулятивный курс завышен, он не соответствует уровню цены на нефть и тем внутренним балансам, которые сложились в российской экономике, накачивается пузырь.

С какой целью?

Она опасается, что иначе керри трейд уйдет с нашего рынка. Есть разные привлекательные альтернативы. Во-первых, американские бумаги возросли по доходности, поэтому их рынок стал конкурентом. Риски ведь там намного ниже. Кроме того, есть конкуренты среди развивающихся стран, мы кстати потеряли первое место по керри трейду. Мы же были на первом месте в мире, теперь его забрала Мексика, составляет конкуренцию Бразилия, доходность там стала выше. Сегодня для Эльвиры понижение даже на пол процента ключевой ставки — это риск потерять керри трейд. Керри трейд может уплыть с нашего рынка и тогда рубль упадет и упадет значительно радикальнее, чем упал бы при постепенном снижении ставки.

Если бы мы сначала не повышали, а уж если повысили, постепенно снижали бы ключевую ставку, если бы мы вели мягкую денежную политику, не искусственно поддерживали бы курс рубля, как они сейчас это делают, тогда рубль бы постепенно находил свой баланс. А сегодня курс рубля завышен и в результате его падение может быть значительно более драматичным, и мы опять можем пройти через валютный кризис. Это на поверхности лежит, но никто из великих финансовых либералов этого видеть не желает. Разве что министерство финансов де факто признало и решило поиграть против рубля, вот только валютные объемы были очень маленькие и практически никак не повлияли на курс.

Можно я постараюсь сформулировать суть политики Эльвиры Набиуллиной, как она ее видит. Добиться низкой инфляции необходимо для того, чтобы побудить людей к инвестициям. Без обеспечения макроэкономической стабильности долгие деньги в экономику не придут.

Все наоборот, они ставят телегу впереди лошади – нужны длинные деньги при низкой ставке – тогда будет развитие и инфляция будет снижаться, и мы добьёмся макроэкономической стабильности. Инфляция и рост — это все равно, что говорить, что надо меньше сахара чтобы чай стал горячим.

Но г-жа Набиуллина и говорит о постепенном снижении ставок по мере обеспечения макроэкономической стабильности.

Я говорю, та школа постоянно боролась с инфляцией, но в результате инфляция постоянно росла и начала снижаться только потому, что укрепился рубль и цены на импорт перестали расти. Это подтверждает тот факт, что у нас инфляция носит немонетарный характер. Но будет ли рост в экономике? Нет! Ключевую ставку нужно снижать. Во всем мире, на росте и особенно в кризисных ситуациях, ставку снижают. Мы единственные, кто и в 2008-09 годах, и сейчас, повышали.

Кто же будет давать кредит, если инфляция попросту съест ваши деньги?

Слушайте, ключевая ставка 10 процентов, ключевая ставка 12 процентов! Мы все брали под 150, потому что доходность была высокой, и мы зарабатывали. Нет ничего страшного в умеренно высокой инфляции. Все росло и развивалось. Бизнес прежде всего сравнивает на весах свои риски, и доходность, соотношение risks\return (возвратность инвестиций). У нас в стране риски всегда были высокими, но до определенного момента это не мешало инвестициям.

Вопрос в другом. Высокие риски наложились на постоянно растущие издержки. Налоги, тарифы (за 2000-е тарифы выросли в разы). А потом упал рубль, подорожал импорт, соответственно резко сжался спрос. И вот в такой ситуации действительно никто не хочет инвестировать в российскую экономику. Говорят, не хотят инвестировать из-за неразвитых институтов, судов, административного давления. Это, конечно, проблема, но в Китае и Индии, и у нас в прошлом инвестировали и при худших судах. Просто стало невыгодно. Попробуйте предложите сегодня долгосрочный кредит на пять лет под пять процентов годовых. Очередь выстроится.

Вот пример: у нас есть один институт развития, который называется ФРП – Фонд развития промышленности. Он дает кредит на пять лет под пять процентов, жестко отбирая при этом проекты – решения принимает бизнес вместе с государством, там частно – государственный кредитный комитет. Так очередь стоит. Утвержденных заявок на 400 млрд, а общий объем Фонда всего 40. Вот вам доказательство, что экономика расти может, но ей нужны экономические условия – дешевый кредит, стимулирующие налоги и тарифы.

Но Эльвира неоднократно подчеркивала, что понизит ключевую ставку.

Послушайте, почему они сейчас не понижают? Найдите мне страну, где ставка рефинансирования в два раза выше, чем инфляция?!

Но у них и инфляция два процента

Ещё раз, инфляция бывает двух основных видов – инфляция монетарная (спроса) и инфляция издержек (немонетарная). Это любой ученик любого экономического вуза знает. Инфляция спроса зависит от денежной массы, то есть от денежного спроса на рынке. Денег много, товаров не хватает – цены растут.

Немонетарная инфляция — это, когда издержки производителя растут, у нас импортозависимая экономика, поэтому она прежде всего зависит от роста курса доллара. Курс доллара растет, цены на внутреннем рынке возрастают. У нас инфляция издержек. Кстати, сейчас курс доллара упал – инфляция упала. А совсем не из-за того, что ЦБ и Правительство проводит жесткую бюджетную и денежно-кредитную политику.

Ну хорошо. Центробанк понижает ставку, допустим, и что? Что происходит? Рубль падает.

Конечно, будет давление на рубль. В сегодняшней ситуации уже надулся пузырь, рубль серьезно переоценен, они уже загнали ситуацию очень глубоко, но надо дать альтернативу и мы, опираясь на международный опыт, предложили им альтернативу высокой ставке ЦБ. Давайте поддержим рубль предоставив тем же спекулятивным инвесторам доходный инструмент, который заменит сегодняшний спрос на рубль, и они не будут бежать с рынка. Мы предложили индексные бонды - бумаги, которые использовались в Израиле в свое время и очень хорошо себя зарекомендовали. Это ценная бумага, номинированная в рублях, но которая погашается по курсу к доллару или корзине валют на день погашения купона. То есть мы снимаем курсовые риски с инвестора, они остаются за государством. Да, есть риски, что рубль упадет в дальнейшем. Но за развитие экономики отвечает государство, оно, а не частные инвесторы должно брать на себя риски своей же политики.

Не может государство вести себя как коммерческий инвестор. И все время ориентироваться на прибыль. Оно должно понимать, что прибыль станы — это не только резервы центрального банка, не только бюджет государства, а это бюджет домохозяйств, это бюджет бизнеса. В Израиле инфляция была более 100 процентов на тот момент, когда они ввели индексные бонды. В результате, на сегодняшний день она у них на уровне даже ниже мирового. Почему? Потому что государство, если оно хочет обеспечить развитие в стране, должно вести активную политику развития и отвечать за результаты – то есть брать курсовые и прочие риски развития своей страны.

Ввели индексные бонды, отпустили ставку и все?

Нужны дополнительные экономические стимулы. Есть инструменты экономической политики, промышленной политики, которые уже дают эффект. Посмотрите на сельское хозяйство, оборонку, инновационный сектор. В сельском хозяйстве, например, применялся целый набор мер субсидирования процентных ставок, различные виды дотаций, и это дало рост. В оборонной промышленности обеспечили кредитами, но и заказами, конечно, серьезно поддержали — это тоже промышленная политика – сразу рост. В инновационной сфере снизили до четырнадцати процентов страховые платежи — рост. Нет, мы не можем вмешиваться в экономику, — говорят Эльвира Сахипзадовна и Алексей Леонидович. Нет, ни в коем случае – украдут всё! Где украли-то, в сельском хозяйстве украли? Или в инновационном секторе? Экспорт инновационной продукции вырос практически за два года до семи миллиардов долларов!

Кроме того, есть еще другие специальные инструменты, которые многие страны используют, только мы почему-то считаем, что они коррупционные и не эффективные. Например, во всем мире существуют различные формы финансирования, которые не требуют дополнительного обеспечения, например, проектное финансирование. Развиваться, заложив прошлые активы из другой жизни, можно очень ограничено, поэтому все, что идет в развитие должно идти по другому пути: закладывается новое оборудование, закладываются акции новой компании.

Мы даже в законодательстве прописали — у нас есть такие СОПФы (специальные общества проектного финансирования), но дальше дело не пошло. Эльвира Сахипзадовна стала в упор и сказала, что мы эту систему рефинансирования под проектные облигации развивать не будем. Не будем! Слишком мы боимся собственной страны, что все пойдет не туда, куда надо. Тоже самое торговое финансирование. У нас нет системы торгового финансирования. Все знают сначала деньги – потом товар – только потом деньги, сначала нужны деньги, потом произвести товар, а потом продать, деньги возвращаются, но потом. А для этого нужен кредит, у нас только за счет собственных средств можно заниматься торговлей или закладывая дополнительные активы.

Для создания системы проектного, торгового, МСП кредитования ЦБ должен запустить новые специальные инструменты рефинансирования.

Но и это не все — мы предложили докапитализировать институты развития — я уже говорил о ФРП, в котором возвратность на сегодняшний день сто процентов. Почему? Потому что там применяется стандарты управления, принятые в бизнесе, как в любом нормальном инвестиционном банке. Почему бы не докопитализировать ФРП, а кроме того, дублировать его для агросектора, увеличить фонд корпорации МСП?

Потом можно ограниченно стимулировать спрос – это происходит во всем мире, например, субсидировать малоимущих на покупку продуктов питания – по карточкам или талонам, как угодно. Это реально повлияло бы на рост сельского хозяйства. Мы предлагаем субсидировать ипотеку. Известно, что у строительства самый высокий мультипликативный эффект, порядка шести. Каждый доллар, вложенный в стройку, дает дополнительный рост инвестиций в шесть долларов. По нашим оценкам, если мы сегодня снизим ипотеку хотя бы до пяти процентов, то строительство увеличится в два раза. Почему этого не сделать, не понятно, это сразу же даст эффект в экономике. Еще стимулирование производства промышленной продукции и прежде всего на экспорт.

Но кроме этого – новая налоговая, тарифная политика, институциональные реформы – суды, контроль и надзор, снижение уголовного давления на бизнес. Конечно, развитие отраслей человеческого капитала. Новая открытая внешнеэкономическая политика. Создание Delivery Unit – центра управления реформами, на новых принципах обработки Big Data, индикативного планирования – вот из каких предложений состоит наша Стратегия Роста.

Борис, откуда брать деньги?

Сначала давайте посмотрим, куда деваются наши средства сегодня. ЦБ выделил 1,4 триллиона рублей в качестве кредита АСВ, на самом деле на уничтожение нашей банковской системы. Да, у многих банков есть плохие долги, да есть невозвраты, особенно это проявляется во время кризиса. Но дайте им вздохнуть, везде во всем мире в такой момент создавался банк плохих долгов. Не банкротьте, разбирайтесь, где дыры, латайте их, попытайтесь спасти эти банки уже с новым руководством, с новыми акционерами, дайте им шанс, выкупите у них плохие долги, дайте им вздохнуть, они у вас потом эти долги обратно выкупят. В Америке, помните? Выкупали долги Дженерал Моторс, выкупали долги банков и инвестиционных компаний. Потому что надо дать вздохнуть на кризисе, а у нас постоянное давление. Сколько мы уничтожили малого и среднего бизнеса, у которого сгорели счета в этих банках. В одном Пробизнесбанк 200 тысяч счетов юридических лиц или вот сейчас «Татфондбанк».

Когда мы предложили перенаправить эти средства на развитие экономики, пресса обвинила нас в том, что мы хотим запустить печатный станок. Абсолютный непрофессионализм, тот, кто это написал, уже не имеет никакого права писать об экономике. Ведь мало-мальски разбирающийся в экономике журналист обязан знать, что печатный станок нельзя запустить – он работает постоянно. Откуда, думаете, эти 1,4 триллиона? А триллионы, которое пошли на спасение крупных банков России. Сегодня эмиссия идет правительству на латание дыр в бюджете. Это ничем не обеспеченная эмиссия. Мы же просим о том, чтобы перенаправить хотя бы часть этих денег в экономику, при этом в виде кредита, с возвратом. Без этого развития не будет.

Но кроме этого государство могло бы и занять под развитие – ведь эти деньги идут в рост и понятно, как их отдавать. Я уже говорил об индексных бондах. Объем их мы считаем возможным до 1 трл рублей. Купить их могли бы не только спекулятивные инвесторы, но и наши люди, которые, если будет четкая понятная выгодная им стратегия экономических реформ, могут поддержать страну и своим кошельком.

На самым важным источником новых доходов должен быть сам рост – по нашим расчетам только для бюджета рост ВВП на 1% даст 300 мрд рублей в год, в первую очередь, за счет роста налогооблагаемой базы. Мы не говорим о том, что рост будет давать для новых доходов бизнеса и домохозяйств.

Так что сам рост самый важный источников доходов страны.

И все же хочу отметить очень важное. Конечно для успеха необходимо, чтобы люди, народ поддержали программу реформ, чтобы она состоялась. Но прежде всего сама власть должна поверить в собственную страну, в свой народ, в нашу возможность эффективно работать и создавать новое.

Сегодняшний скепсис по поводу возможностей наших людей, бизнеса, бюрократии, опровергается самой историей: за пять лет столыпинских реформ страна преобразилась кардинально и имела шанс стать первой экономикой Европы, в 90-е именно бизнес спас экономику России, в 99-ом мы за один год преодолели спад 98-ого, а в 2000 показали рост 10% ВВП, и это на еще низких ценах на нефть. Столыпин верил, Гайдар верил, Примаков верил, должны поверить и мы. Напоминаю, перед нами выбор: стабильно стоять или расти. Ведь если мы будем снова стабильно стоять, как сегодня, то мы стабильно достоимся до третьего-четвертого эшелона мировой экономики и до состояния бедной страны без перспектив развития.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117186 Борис Титов


Россия > Транспорт. Образование, наука > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117027 Олег Белозёров

Встреча Дмитрия Медведева с президентом ОАО «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым.

Глава РЖД доложил Председателю Правительства о результатах работы компании с начала года, а также о ходе подготовки к перевозке детей на отдых во время летних каникул.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Олег Валентинович, расскажите, пожалуйста, каковы результаты работы компании с начала года.

О.Белозёров: Краткие итоги за два месяца и прогноз по третьему месяцу, который мы тоже себе представляем. Во-первых, у нас очень серьёзно выросла погрузка – почти 4% за этот промежуток времени, при этом экспортное сообщение выросло на 10,3%. Выросли все показатели: скорость доставки грузов, надёжность доставки грузов. Очень серьёзно вырос показатель производительности труда – 9,4%.

Д.Медведев: С чем это связано?

О.Белозёров: Прежде всего мы тем же коллективом справляемся с бóльшим объёмом работ, при этом постоянно совершенствуем технологии. По всем направлениям мы эту работу постоянно ведём. Соответственно, это даёт неплохой результат. Себестоимость перевозок у нас снижена к плану почти на 3%, это тоже кропотливая работа по рассмотрению каждого процесса.

Выросли и пассажирские перевозки. Отправлено пассажиров более чем на 9% больше, чем в предыдущем году. Мы развиваем туризм, осуществляем туры выходного дня, реализуем круизные туристические продукты, паровозные ретротуры. Готовимся к летнему сезону перевозок. Мы планируем перевезти за летний период до 6 млн пассажиров, при этом около 500 тыс. ребят в детских группах. Южное направление будет обслуживать более трети всего летнего графика курсирования пассажирских поездов, при этом составы, как Вы и поручали, будут формироваться из вагонов последних лет постройки. Железнодорожная инфраструктура полностью готова к летним перевозкам. При этом, если спрос превысит предложение, у нас организован и резерв. Мы со всеми задачами справились.

Д.Медведев: Сначала про летний отдых. Вы сейчас только что сказали, что компания работает неплохо, показывает хорошую динамику развития. Производительность труда, целый ряд других, основных показателей компании находятся в стадии роста. Я напомню, что в прошлом году нами было принято совместное решение о финансировании поездок школьников в южном направлении, для того чтобы они могли отдохнуть вместе с родителями. И для тех семей, у кого невысокий достаток, это была хорошая поддержка, чтобы обеспечить поездку на юг в период школьных каникул. Давайте подумаем о том, чтобы эту программу реализовать и в этом году. Сможем?

О.Белозёров: В прошлом году благодаря такому решению мы смогли перевезти дополнительно 2,5 млн человек в летний период, это дети от 10 до 17 лет. И сейчас к такому решению мы готовы. 3 апреля мы готовы начать такие продажи билетов с 50-процентной скидкой в плацкартных и общих вагонах. Кроме того, мы в этом году предлагаем дополнительные решения. Это, например, покупка билетов заблаговременно – практически все билеты будут продаваться за 60 дней. Это удобнее и дешевле. Поскольку работает динамическая система ценообразования, это сразу ведёт к снижению.

Д.Медведев: Хорошо, тогда считайте, что это моё поручение. Прошу подготовить необходимые корпоративные решения и в случае необходимости согласовать их в Правительстве и на уровне руководства компании.

Россия > Транспорт. Образование, наука > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117027 Олег Белозёров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поддержке моногородов; о развитии особо охраняемых природных территорий; об изменениях в правилах дорожного движения.

Из стенограммы:

Д.Медведев: В начале совещания скажу несколько слов по документам, которые подписаны. Мы продолжаем работу по поддержке моногородов, где сложилась непростая социально-экономическая ситуация. У нас, к сожалению, много этих городов. Для этого мы используем разные механизмы, в том числе и создание территорий опережающего развития.

Я подписал ещё два документа: о создании территории «Каспийск» в Дагестане и территории «Чусовой» в Пермском крае. У этих территорий опережающего развития не будет узкой специализации, там будут открываться предприятия разной направленности – от производства пищевых продуктов, мебели, машин, оборудования, целлюлозы, добавок в бензин до тепличного хозяйства, гостиничного, оздоровительного комплексов. Это позволит диверсифицировать экономику города Каспийска и Чусовского городского поселения, создать тысячи постоянных рабочих мест и, надеюсь, привлечь инвестиции. Это два документа по территориям.

Теперь ещё один комплекс задач, актуальный особенно в этом году – не потому, что эта работа идёт лишь в течение этого года, а потому, что этот год у нас объявлен Годом экологии. Мы стараемся решать эти задачи совместными усилиями государства и общества, и, чтобы привлечь внимание людей к этим проблемам, как раз проводится Год экологии и Год особо охраняемых природных территорий. Отмечу, что 100 лет назад в нашей стране появился первый государственный заповедник. 100 лет назад! И сегодня мы последовательно эту систему особо охраняемых природных территорий развиваем. Принято решение создать ещё один национальный парк – «Сенгилеевские горы» в Ульяновской области, я подписал соответствующее постановление Правительства. Общая площадь парка – около 44 тыс. гектаров. Здесь, в Среднем Поволжье, есть своя уникальная специфика, неповторимые лесные, степные природные комплексы, естественно, встречаются редкие виды растений и животных. Кроме того, эта территория интересна и с историко-археологической точки зрения. Рассчитываю, что режим национального парка позволит сохранить эти уникальные места. Работа в рамках Года экологии и Года особо охраняемых природных территорий только началась, и мы к ней будем возвращаться.

И ещё одна тема, весьма резонансная и важная, касается изменений в Правила дорожного движения. Мы этот документ постоянно совершенствуем, поскольку возникают новые потребности, различного рода толкования документа, нестыковки, которые, может быть, изначально не были видны. И необходимо просто отрегулировать те или иные вопросы несколько более подробно – с прицелом на конкретный контингент водителей или, наоборот, конкретный набор нарушений.

Игорь Иванович, расскажите о последних изменениях в Правила дорожного движения, которые я утвердил.

И.Шувалов: Совсем недавно Правительство приняло решение о введении определения «опасное вождение». На заседании Правительства был одобрен законопроект, вводящий соответствующую санкцию, он направлен в Государственную Думу, где этот документ сейчас рассматривается. Мы рассчитываем на то, что до конца работы весенней сессии Государственная Дума примет решение по штрафам за опасное вождение.

В то же время, когда мы готовили эти изменения, был большой запрос на то, чтобы в Правилах дорожного движения появились особенные нормы для начинающих водителей. Так сложилось во многих странах ОЭСР, Европейского союза: когда молодые люди получают права, они ограничены в том, какое транспортное средство использовать, можно ли возить пассажиров, заниматься буксировкой, существуют и определённые скоростные ограничения. По решению, которое сейчас опубликовано Правительством, молодой водитель, до двух лет стажа, должен будет обеспечить транспортное средство специальным знаком – это жёлтый квадрат и на его фоне восклицательный знак. Молодым водителям будет запрещено заниматься буксировкой и возить пассажиров на мотоцикле. Мы посмотрим, как это будет работать. Мы не пошли по самому жёсткому сценарию, как это работает в других странах, пока обошлись такого рода ограничениями.

Я также приведу статистику, которая у нас есть, по безопасности дорожного движения за последний год. Вы постоянно по этому поводу даёте поручения, совсем недавно этот вопрос рассматривался Президентом на Государственном совете в Ярославле. Мы на протяжении ряда лет серьёзно работаем по программе обеспечения безопасности дорожного движения. За 2016 год в целом дорожно-транспортных происшествий произошло на 5,6% меньше, чем в 2015 году, – всего 173 694 происшествия. Раненых стало на 4,3% меньше – всего 221 140 человек. Погибших на 12% меньше, но цифра по-прежнему большая – это 20 308 человек. На 17% стала ниже смертность на пешеходных переходах. Дорожно-транспортные происшествия с участием детей – цифра также ниже, почти на 2%. Погибших детей стало на 3,7% меньше, к сожалению, погибло в прошлом году 710 детей. Цифры огромные, но каждый год уже несколько лет подряд количество раненых и погибших в дорожно-транспортных происшествиях становится всё меньше.

Д.Медведев: Эти цифры всё равно очень печальные, они говорят о том, что мы ещё очень многое можем предпринять для того, чтобы снизить количество дорожно-транспортных происшествий, тем более с причинением увечий и смерти людям. Надо посмотреть, как эти изменения в Правила дорожного движения, которые мы приняли, будут работать. Их смысл заключается именно в том, чтобы оградить молодых, не очень опытных водителей от тех проблем, которые могут возникнуть в связи с выполнением сложных видов перевозок или перевозок людей. Похожие правила действовали когда-то в советский период, когда молодые водители имели некоторый набор ограничений, связанных с осуществлением вождения. Такие ограничения существуют и в других странах, но нам нужно найти свой путь. С одной стороны, помочь молодым водителям научиться как следует управлять транспортным средством, а с другой стороны, конечно, не связать их по рукам и ногам, чтобы они вообще не могли ездить и транспортное средство стояло бы просто на приколе. То есть нужно будет ещё посмотреть, проанализировать практику применения этих норм Правил дорожного движения. Но в целом они, конечно, направлены на обеспечение лучшей безопасности на дорогах.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116860

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем.

Владимир Путин принял в Кремле Председателя Правительства Республики Сербия Александра Вучича.

Обсуждались перспективы развития российско-сербских отношений, в частности наращивание торгового и инвестиционного сотрудничества двух стран.

Кроме того, состоялся обмен мнениями по актуальной международной и региональной проблематике.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемый Премьер-министр! Очень рад Вас видеть в Москве.

Сразу хотел бы отметить, что благодаря нашим общим усилиям незначительно, но всё-таки удаётся менять ситуацию в торгово-экономической сфере в лучшую сторону.

У нас в прошлом году наблюдался небольшой рост – около двух процентов – торгового оборота. При этом благодаря усилиям Вашего Правительства результат этот достигнут в основном за счёт роста поставок из Сербии в Россию. И здесь есть лидеры – рост поставок сельхозпродукции с Сербией где-то около 40 процентов.

У нас и хорошие совместные проекты есть, они развиваются активно, и прежде всего в энергетике. Мы с Вами наверняка сегодня это обсудим.

Ну и, конечно, мы знаем, что совсем скоро президентские выборы в Сербии должны состояться. Мы уверены, что выборы, проходящие в сегодняшних условиях, в сегодняшней Сербии, будут проведены на самом высоком уровне. Желаем успеха действующей власти.

Но как бы ни развивалась политическая ситуация, у нас нет сомнений в том, что отношения между нашими странами будут развиваться так же позитивно, так же в духе дружбы, который сложился и которым характеризуются наши отношения за последние годы.

И конечно, мне бы очень хотелось обсудить сегодня с Вами ситуацию в регионе, потому что, как нам представляется, по некоторым внешним признакам мы видим некоторое даже обострение. Хотелось бы с Вами обо всём об этом поговорить.

Добро пожаловать!

А.Вучич: Уважаемый господин Президент!

Благодарю Вас за очень тёплый приём и Ваше гостеприимство.

Хотел бы сказать, что нам надо поблагодарить Вас – Вас лично и Российскую Федерацию – за поддержку территориальной целостности и суверенитета Республики Сербия. И, как Вы уже сказали, надеюсь и уверен, что нам будет достаточно возможности увеличить наш товарооборот и экономические взаимоотношения.

Вместе также обсудим ситуацию в регионе. Думаю, что это очень важно для нас, для России тоже. Очень важно сказать, что, как Вы знаете, мы остаёмся привержены нашей национальной независимости, свободе и военной нейтральности. По этому вопросу мы тоже вместе обсудим всё, что нам надо сделать в будущем.

Ещё раз большое спасибо за вашу дружбу. Абсолютно уверен, что будем развивать наши отношения на очень высоком уровне. Спасибо ещё раз за очень-очень тёплый приём.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116860


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116857

Встреча с руководством Росгвардии.

Состоялась встреча Владимира Путина с руководством Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации.

В.Путин: Уважаемые товарищи!

Хочу вас поздравить с профессиональным праздником [Днём войск национальной гвардии России] и выразить надежду на то, что принятые решения и на законодательном, и на президентском уровне – об образовании новой федеральной силовой структуры – пойдут на пользу делу.

Вы знаете, что у вас очень важное направление работы – поддержание общественного порядка, охрана общественного порядка, контроль за оборотом оружия, что чрезвычайно важно в сегодняшнем мире, у нас в стране в том числе.

И последние вылазки террористов в Чеченской Республике, где они совершили нападение на одно из подразделений Росгвардии – к сожалению, есть и погибшие с нашей стороны, прошу вас обратить внимание на поддержку семей наших товарищей, которые погибли, – всё это говорит о том, что это одно из чрезвычайно важных, если не сказать одно из важнейших, направлений работы – контроль за оборотом оружия.

И, собственно говоря, борьба против терроризма, борьба с проявлениями подобного рода, где бы они ни происходили, является чрезвычайно важной, и мы всегда по линии всех силовых структур уделяем этому особое внимание.

Хотел бы отметить, что становление нового федерального органа проходит по плану, хочу вас за это поблагодарить. Работа идёт ритмично, с должным темпом и качеством, выполняются и соответствующий Указ Президента, и федеральный закон.

Мы с вами должны постоянно держать это на контроле. Очень рассчитываю на ваш профессионализм, на умение работать и нацеленность на конечный результат в интересах граждан Российской Федерации.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116857


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: «Чтобы сотворить чудо, надо порвать все жилы»

Сергей Собянин почти за год до очередных выборов мэра Москвы инициировал крупнейшую в истории российской столицы реновацию жилого фонда. На этот проект может потребоваться 3,5 трлн руб., что эквивалентно почти двухгодичному объему доходов городского бюджета.

Но такой масштаб напугал большую часть москвичей, которые до сих пор не понимают, каким образом будет реализовываться программа и не лишаться ли они своих метров. В интервью “Ъ” глава стройкомплекса и вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин заявил, что власти будут учитывать мнение всех жителей.

— Когда, по вашему мнению, Госдума может в окончательном чтении принять закон, регулирующий процесс реновации ветхого жилья в Москве?

— Мы рассчитываем, что к лету до завершения весенней парламентской сессии депутаты утвердят законопроект. Соответственно, со стороны московского правительства будут приняты подзаконные акты, позволяющие ускорить процесс реновации жилого фонда.

— Выходит, что процесс будет запущен уже этим летом?

— Со списком территорий, которые могут быть в качестве пилотного проекта вовлечены в процесс реновации, определимся где-то к осени.

— Может, уже есть адресный перечень домов, который вы готовы обнародовать?

— Список только готовится, никакой конкретики пока нет.

— Есть ли понимание, в каких округах города может стартовать программа переселения жителей из старого жилого фонда?

— Это будут все округа. Минимальный объем расселения запланирован в Центральном административном округе, поскольку в этой части города не так много устаревшего жилья (по имеющейся в распоряжении у “Ъ” презентации, подготовленной мэрией для депутатов Госдумы, в ЦАО общая площадь хрущевок составляет около 700 тыс. кв. м, самый большой объем на востоке столицы — 5,7 млн кв. м, далее следует юго-восток — 3,8 млн кв. м и север — 3,45 млн кв. м.— “Ъ”). В Москве создан оперативный штаб, который лично возглавил Сергей Собянин. Он уже дал поручение подыскать стартовые площадки для запуска программы. Мэр поставил перед нами задачу: расселение возможно только при условии, что жители сами захотят улучшить свои жилищные условия.

Есть важные моменты предстоящей программы реновации. Во-первых, площадь новой квартиры будет не меньше той, что была в старой, более того, общая площадь, по оценкам экспертов, может увеличиться примерно на 20–30% за счет новых нормативов по нежилым помещениям — санузел, кухня. Во-вторых, количество комнат также уменьшено не будет. Далее: переезд жителей будет в тот же или соседний район проживания. Ситуации, при которых жителям придется переехать в другой округ, исключены. Новые кварталы будут создаваться по новым стандартам благоустройства: парки, центры отдыха, спортивная и культурная инфраструктура. Предоставление нового жилья коснется не только собственников, но и нанимателей: в соответствии с федеральным законодательством они смогут получить квартиры по договору социального найма. Более того, у них будет возможность оформить новые квартиры сразу в собственность.

— Откуда тогда в интернете списки стартовых домов, которые запланированы к сносу в ближайшие годы?

— Еще раз повторюсь: никаких списков стартовых домов не существует, параметры программы находятся исключительно в стадии разработки. Но поскольку мы изначально заявили о хрущевках, то есть о домах, построенных в определенные годы, то заинтересованным сторонам составить подобные списки и распространять их теперь для своих целей было не так уж сложно. Так что не пытайтесь обсуждать домыслы.

— Тема со сносом пятиэтажек оказалась резонансной. Более того, уже создаются инициативные группы, собирающие подписи под петиции против сноса пятиэтажек...

— Мы хотим создать понятный и прозрачный механизм учета общественного мнения, и в программу реновации войдут только те кварталы, жители которых ее поддержат. Не думаю, что противников окажется больше, чем сторонников. Москвичи очень грамотные, прагматичные люди, умеют считать. Ведь полученная недвижимость будет совершенно другого качества, других потребительских свойств. Мы уверены, что принятие соответствующего закона реально улучшит и благосостояние, и условия проживания москвичей, причем не только в тех кварталах, где будут вестись работы, но и в граничащих с ними.

— Программа реновации жилья запускается в преддверии нового политического цикла, связанного с предстоящими президентскими выборами и выборами мэра Москвы. Критика процесса переселения граждан как социального аспекта прекрасно ложится в канву политических платформ оппонентов того же нынешнего состава московского правительства…

— Это обычное явление, с которым работает власть. Всегда кто-нибудь критикует. Конечно, найдутся и те, кто выскажется против. Это абсолютно нормально — в таком большом мегаполисе, как Москва, априори не могут быть довольны все и всем. У нас в Москве есть сложившаяся практика переселения из ветхого жилья. По опыту мы видим, что более 90% жителей аварийных домов согласны переезжать сразу, поскольку получают квартиры улучшенной планировки с большей площадью и совершенно другого качества. А около 5–7% жителей оттягивают процесс, перебирают варианты в поиске более выгодных для себя условий, пытаются так или иначе противиться переселению, мотивируя свои действия тем, что их не устраивает, скажем, квартирография нового жилья либо район переселения им не подходит. Но и эта часть горожан, как мы не раз уже убеждались и убеждаемся, способна к диалогу. Категорически не согласны с переселением только 1–2% жителей домов. И они, прекрасно понимая, что остались последними в доме, занимаются шантажом, выторговывая квартиру большей площади, чем им положено. В этих случаях мы обращаемся в суд, который, как показывает опыт, чаще принимает решение в пользу переселения.

— Предположим, 50% жителей аварийного дома выскажется за, другая половина — против. Как вы будет выходить из этой ситуации?

— Напомню, речь идет не о сносе каких-то отдельных аварийных домов, а о поквартальном переселении. Если будут паритетные результаты голосования, значит, эти дома сноситься не будут. Те люди, которые проголосуют против, не смогут воспользоваться программой. При этом аварийные дома — это отдельная программа: если жилье признается непригодным, граждане в любом случае подлежат переселению.

— Каким образом москвичи будут голосовать за переселение?

— Сейчас как раз разрабатывается формат, который позволит проводить нам репрезентативный опрос жителей. Мы представим его в ближайшее время.

— Вы не опасаетесь, что в центре города могут возникнуть скандалы, поскольку в этом округе власти предусматривают переселение жителей в другой район?

— Жители ЦАО останутся в своем округе — это важный аспект, на котором я хочу акцентировать внимание. Проблема в том, что в Центральном округе найти свободные площадки под дома для переселения сложнее, чем в других округах. Но жизнь показала, что даже когда мы в пределах ЦАО переселяем людей из района в район, то особых вопросов не возникает.

— Предположим, тот или иной дом, признанный аварийным, находится в пешей доступности от метро (независимо от округа), а вы предлагаете жителям переселиться в квартал, находящийся в двух-трех остановках от метро. Капитализация квартиры сразу же снижается. Не боитесь скандалов по этому поводу?

— У аварийных домов не может быть понятия «капитализация», это жилье в принципе непригодно для жизни. Еще раз приведу наш опыт прежних расселений: 98% горожан по факту были удовлетворены теми условиями, что мы им предложили. И здесь то же самое: мы найдем то, что нужно для жителей, найдем компромиссное решение, я в этом даже не сомневаюсь. Мэром поставлена задача по повышению стандарта качества строительства домов и благоустройства. На практике процесс должен выглядеть так: москвичи, согласившиеся переехать в новое жилье, получают ключи от квартир, полностью готовых к заселению. Достаточно будет только мебель завести.

— Судя по законопроекту, сноситься будут не только дома так называемого первого периода индустриального домостроения, но и многоквартирные дома, которые попадают в границы подлежащей реновации территории. Получается, что в Москве может попасть под снос любой дом?

— Поскольку снос изначально планируется поквартальным, в зону реновации действительно могут войти объекты, не подпадающие под исходные параметры самой программы.

— Не приведет ли новая программа реновации жилья к возврату точечной застройки в городе?

— Это абсолютно исключено. Принципиальная позиция властей города — переселять жителей в новые кварталы, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой — социальной, транспортной. Кроме того, новые стандарты строительства подразумевают и совершенно иную конфигурацию кварталов. Так, первые этажи в новых домах будут нежилыми и станут выполнять общественные функции — там будут располагаться медцентры, аптеки, магазины бытовые службы. Будет сформирована и удобная транспортная инфраструктура: уже сейчас мы стараемся концентрировать новую недвижимость вокруг транспортных магистралей, чтобы обеспечить шаговую доступность.

Чтобы создать совершенно новое качество среды проживания, каждый квартал мы тщательно изучим с учетом комплексной застройки. Более того, есть поручение мэра изучить все территории, прилегающие к кварталам реновации, на предмет создания там дополнительных парков. Если где-то есть территории, где можно сформировать рекреационные зоны и парки, но они не вошли пока в существующую в Москве соответствующую целевую программу, мы вовлечем их в этот процесс и дополнительно профинансируем. Кстати, каждый квартал перед началом стройки будет разработан в 3D-модели. И каждый москвич сможет увидеть, где именно он станет проживать, что будет находиться рядом, как улучшится городская среда и т. д. Сейчас мы оперативно дорабатываем программу по градостроительному проектированию, чтобы по всем кварталам создать единую систему.

— Почему именно сейчас было решено запускать программу реновации?

— Реновацией в Москве занимаются уже в общей сложности 25 лет. И к настоящему времени многие дома пришли в состояние, когда дальше их ремонтировать не имеет смысла. Это мы поняли, когда приступили к программе комплексного капремонта. Например, у тебя балкон уже сгнил, потому что его построили 60 лет назад, и его нельзя заменить. А балкон — неотъемлемая часть квартиры. Или, например, коммуникации вмонтированы в бетонные стены, их замена физически невозможна. В этом случае надо делать новую систему отопления, а это приведет к уменьшению площади квартиры. К тому же без отселения жителей ремонтировать такие дома нельзя, и куда этих жителей тогда отселять? Когда мы все это проанализировали, то поняли, что за годы, в течение которых реализовывалась программа, ситуация настолько поменялась, что многие дома уже не имеет смысла подвергать капитальному ремонту: эффективнее их сносить и строить новые. Кроме того, за последние годы существенно изменилось и законодательство. К тому же массовое старение жилого фонда, которое через какое-то время станет аварийным, рано или поздно могло бы привести к безальтернативной ситуации: встал бы вопрос, что жителей срочно необходимо переселять в любой район, и тогда выбора бы уже не было.

— Из презентации, которую мэр предоставил депутатам Госдумы, следует, что под снос может пойти около 25 млн кв. м жилья, на что ориентировочно потребуется 3,5 трлн руб. Каков будет механизм финансирования программы?

— На первом этапе программы реновации жилого фонда Москвы финансирование преимущественно будет идти из городского бюджета. Потому что сначала нужно отработать все вопросы и сложные моменты, весь механизм, исключить возможные ошибки. Москва уже решила выделить на реализацию программы 300 млрд руб.— по 100 млрд руб. ежегодно. Мы точно знаем, что потенциал программы почти 8 тыс. домов — это все пересчитано и проверено, и сейчас обследуем состояние каждого дома. Сколько всего потребуется построить, будет зависеть индивидуально от каждого квартала.

Мэр нас собирает еженедельно, и нам приходится решать те проблемы, которые могли бы тормозить процесс реновации. Например, подсчитываем, хватит ли производственных мощностей, анализируем состояние инженерных сетей. Или вот еще вопрос: мы сейчас выдаем ежегодно по 50 проектов планировок территорий, а после запуска программы реновации потребуется утверждать до 200 проектов. Как физически это успеть сделать? Но мы понимаем: чтобы сотворить чудо, надо, как говорится, порвать все жилы.

— Каким будет механизм реализации пилотных проектов? Зачем потребовалось создание специального Фонда реновации?

— В России есть уже подобная практика, и она положительно себя зарекомендовала. Есть, например, Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), благодаря которому эффективно работает программа ипотеки. Создан Фонд реформирования ЖКХ, который также доказал свою эффективность. Вот по аналогии с ним и решено создать в Москве специальный фонд, который планируется наделить функциями оператора программы реновации. Для реализации таких крупных проектов, как реновация жилого фонда, обязательно нужно иметь сконцентрированное ядро с финансовыми, административными и организационными полномочиями. Поручить заниматься этой программой при такой ее масштабности отдельным чиновникам не имеет смысла. Должна быть специальная структура, которая займется исключительно этой программой и будет специализироваться на ней. Понятно, что это будет 100% государственный фонд, гарантией которому служит бюджет города.

— Звучала информация, что в программе реновации будут задействованы принадлежащие городу казенное предприятие «Управление гражданского строительства» (УГС) и «Мосинжпроект»…

— Сегодня УГС — это вполне состоявшая структура, которая занимается строительством жилья, и, кстати, очень успешно. Я не исключаю, что часть сотрудников УГС может перейти в Фонд реновации. Что касается «Мосинжпроекта», то эта компания задействована только в части строительства объектов в рамках транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). Поэтому эта компания не будет оператором программы реновации, но в каких-то проектах примет участие, если в тех или иных кварталах, попадающих под реновацию, необходимо предусмотреть увязку со строящимися рядом ТПУ или иными объектами транспортной инфраструктуры.

— Вы сказали, что на первом этапе будут задействованы средства городского бюджета. Возможно ли в будущем привлечение в программу инвесторов?

— Такую возможность нельзя исключать. Я хочу сказать, что сейчас мы решаем уравнение с большим количеством неизвестных. По мере того как у нас будут найдены эти неизвестные, будет найдена и формула этого уравнения. Будет закон в полном объеме принят — будет одна схема развития. Будет принят в усеченном варианте — значит, будет другая схема развития.

— То есть возможен ли возврат к практике заключения между городом и девелоперами инвестиционных контрактов?

— Пока об этом рано думать, так как первая волна переселения все-таки будет профинансирована за счет бюджета.

— Будет ли город покупать производственные мощности и цементные заводы для реализации программы реновации?

— Я считаю, это нецелесообразно.

— Возможно ли участие АИЖК как оператора федеральных земель в программе реновации?

— Если мы сможем с АИЖК договориться по каким-то земельным участкам для развития программы реновации, то это будет отличный опыт.

— Возможен ли в рамках реновации жилого фонда в Москве запуск программы льготного ипотечного кредитования? Не исключено, что некоторым горожанам захочется улучшить свои жилищные условия за счет покупки дополнительных площадей.

— Мы такие варианты сейчас рассматриваем, но механизм пока не проработан. Я считаю, желательно такой механизм найти.

— И последний вопрос, волнующий девелоперов. Не убьет ли программа реновации коммерческий рынок жилья?

— Считаю, что рынку опасаться нечего, потому что программа реновации запускается для людей, которые на сегодняшний день живут в ветхом жилье. Это не должно существенно повлиять на спрос, формируемый на девелоперском рынке. Участие строительных компаний в программе — как подрядчиков, так и инвесторов по отдельным проектам — придаст рынку большую динамику развития.

Интервью взял Халиль Аминов

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин


Россия > Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 26 марта 2017 > № 2142207 Николай Вардуль

Уроки газовой арифметики

«Роснефть» vs «Газпром»

Николай Вардуль

«Роснефть» давно и настойчиво рвется на мировой газовый рынок. Она лоббирует снятие законодательных ограничений на право прямой поставки за рубеж природного газа и требует предоставить ей место в экспортной трубе «Газпрома». «Газпром», естественно, защищает свои позиции. Конфликт уже не в первый раз вышел на уровень президента России.

В конце прошлого года глава «Роснефти» Игорь Сечин обратился к Владимиру Путину с просьбой разрешить «Роснефти» экспортировать газ. Речь шла о поставках ВР 7 млрд куб. м/г.

Именно вокруг экспорта газа развивается и другой свежий конфликт двух российских углеводородных гигантов. Как известно, «Роснефть» добилась поручения президента Владимира Путина «Газпрому» поставлять газ проектируемому заводу «Роснефти» на Дальнем Востоке. «Газпром» же считает, что газа для этого достаточно и у самой «Роснефти», к тому же у нее есть планы экспортировать весь газ с «Сахалина-1», расторгнув с 2021 г. контракт на поставки газа российским потребителям. «Газпром» не согласен разменивать свой экспортный газ на поставки внутри России, освобождая тем самым газу «Роснефти» дорогу на экспорт в страны Дальнего Востока и, возможно, АТР.

Но вернемся в Европу. Ответ Игорю Сечину дал Александр Медведев: «Я ситуацию на рынке Великобритании знаю. С вопросами о возможности покупки дополнительных объемов газа BP к нам не обращалась в последнее время, если обратится, мы рассмотрим. Но, для того чтобы продать газ BP, нам посредники не нужны, мы можем продать сами».

Позиция ясна, но все-таки, есть ли свободное место в экспортной трубе «Газпрома»? Александр Медведев утверждает, что все мощности газопроводов «Северный поток» и «Северный поток-2» зарезервированы под поставки по действующим контрактам «Газпром экспорта». Но 55 млрд кубометров мощности «Северного потока-1» задействованы не полностью. Первоначально «Газпрому» было разрешено использовать лишь 50% газопровода OPAL (сухопутное продолжение СП-1 мощностью 36 млрд кубометров), в октябре 2016 г.

Еврокомиссия разрешила российской компании задействовать еще 40% мощности трубы. Но после протеста Польши, которая теряет транзит и соответствующие доходы, суд Европейского союза до своего решения, которое ожидается в марте–апреле, временно приостановил действие решения ЕК. Главное – с самого начала 50% OPAL, которые фактически простаивали свободными, были зарезервированы ЕС под газ от других поставщиков, альтернативных «Газпрому».

Место для 7 млрд куб. м найти можно. А вот дальше уже следует прибегнуть к совсем другой арифметике. Понятно, что для решения инвестиционных проблем, возникших с «Северным потоком-2», «Газпрому» нужно мобилизовать все ресурсы, и делиться с кем бы то ни было сейчас он расположен меньше, чем когда-либо. Понятно, что конкуренция «Газпрома» и «Роснефти» на европейском рынке газа – это, возможно, и есть тот самый «коммерческий каннибализм», который упоминался в другой статье на этой же странице. Но если ЕС вернется к идее использования резервов OPAL для альтернативных «Газпрому» поставщиков, разве тогда «Роснефть» не лучшая альтернатива?

Россия > Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 26 марта 2017 > № 2142207 Николай Вардуль


Кувейт. Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 26 марта 2017 > № 2128629 Александр Новак

Александр Новак дал интервью кувейтской газете «Ас-Сияса».

- Российская Федерация сыграла значимую роль в достижении так называемых «венских соглашений», которые привели к снижению добычи нефти в странах-членах ОПЕК и государствах, не входящих в картель. Считаете ли Вы, что указанные соглашения были единственным способом удержать падение цен на нефть, негативно повлиявшее на доходы стран-производителей «черного золота»?

- Прежде всего, хотелось бы отметить, что за последние год-полтора наше сотрудничество с ОПЕК в рамках совместных усилий по стабилизации рынка нефти вышло на беспрецедентно высокий уровень.

На протяжении переговорного процесса мы активно взаимодействовали со всеми его участниками и с удовлетворением наблюдали все возрастающую солидарность между ними. У нас сложились прекрасные доверительные отношения со странами Ближнего Востока, которые позволили нам открыть для себя, в том числе, новые возможности для двустороннего сотрудничества.

Что касается «венских договоренностей», то принятие ОПЕК и ключевыми не входящими в ОПЕК производителями нефти Декларации о сотрудничестве от 10 декабря 2016 г. стало историческим по своему значению шагом, открывающим новую веху в развитии всего глобального нефтяного рынка.

На протяжении прошлого года мы стали свидетелями все возрастающей солидарности стран ОПЕК и не-ОПЕК, на которую смогли опереться ведущие производители нефти в своем решении содействовать обеспечению рыночного баланса.

Вместе мы впервые создали эффективный механизм координации действий по стабилизации ситуации на мировых рынках. Важно, что мы стали доверять друг другу больше, и это не менее значимый результат наших усилий, чем стоимость барреля. Еще год назад мало, кто верил в успех нашего начинания, а сегодня положительный эффект, оказанный на рынок, очевиден для всех.

Одним из основных итогов кооперация я считаю стабилизацию нефтяного рынка – волатильность снизилась, инвестиционная активность возобновляется, этого невозможно было бы достичь без тесной кооперации ответственных производителей.

- Ожидаете ли Вы, что исполнение соглашений приведет к повышению нефтяных котировок и, соответственно, позволит компенсировать потери? Какая цена была бы подходящей, комфортной для России в следующих месяцах?

- Как известно, договоренности по скоординированному сокращению добычи оказали значительный положительный эффект на ценовую конъюнктуру.

Достигнутые договоренности позволили стабилизировать мировые нефтяные рынки. После успешного подписания соглашения о сокращении добычи нефти от октябрьского уровня 30 ноября 2016 г. между членами ОПЕК, а также 11 странами, не входящими в организацию экспортеров, цена на нефть Brent достигла 50 долл./барр., а к концу года составила около 55 долл./барр. и сохранялась в этом диапазоне на протяжении трех месяцев.

Цена устанавливается рынком и является его отражением. Сегодня все участники видят намного более здоровое состояние мирового нефтяного рынка, от чего выигрывают как производители, так и потребители.

- Согласно данным агентства «Рейтер», в январе и феврале т.г. добыча нефти РФ снизилась только на треть от той доли сокращения нефтедобычи, которую Россия на себя взяла. Насколько корректны приведенные данные, и, если они верны, что помешало России в полной мере выполнить взятые на себя обязательства? Ожидаете ли Вы, что исполнение обязательств РФ в полном объеме может произойти в ближайшие недели?

- Россия взяла на себя более половины из объема сокращения добычи, отведенного на долю стран, не входящих в ОПЕК (300 тыс. барр. в сутки из 558 тыс. барр. в сутки).

Следует отметить, что страны, не входящие в ОПЕК, имеют совершенно другую структуру нефтяного сектора, не обладают опытом скоординированных действий, имеют большое количество независимых компаний с утверждёнными инвестпрограммами компаний. Все эти факторы учитывались при корректировке добычных планов.

При присоединении к сделке для России был изначально оговорен особый порядок корректировки добычи – мы осуществляем ее поэтапно, в несколько шагов, с достижением целевого показателя к апрелю-маю 2017 г. В настоящее время Россия сокращает объемы добычи опережающими темпами по сравнению со взятыми на себя обязательствами и установленным графиком добровольной корректировки.

Россия полностью привержена «Декларации о кооперации» и в ближайшее время выйдет на оговоренные уровни добычи.

- На какие механизмы опирается мониторинговый комитет для гарантии исполнения «венских соглашений»? Имеется ли постоянная координация между членами комиссии, которую возглавляет Кувейт?

- Отслеживание выполнения венских соглашений основывается на тесном взаимодействии между членами мониторингового комитета и Секретариатом ОПЕК. Осуществляется постоянная координация и обмен информацией.

Не вдаваясь в излишние детали, поясню, что в ходе первого заседания Мониторингового комитета, состоявшегося 22 января 2017 г. в Вене, было принято решение о создании Технического комитета в составе экспертов 5 стран-членов Мониторингового комитета, а также Саудовской Аравии и Секретариата ОПЕК. Этот комитет собирается на ежемесячной основе и оказывает содействие Секретариату ОПЕК в подготовке доклада о текущей ситуации с исполнением соглашений, который не позднее 17 числа каждого месяца предоставляется министрам стран-участниц.

В целях информирования участников рынка о ходе выполнения договоренностей Мониторинговый комитет на ежемесячной основе выпускает совместный пресс-релиз, а также проводит регулярные встречи на министерском уровне, вторая из которых пройдет 25-26 марта т. г. в Кувейте, очередная состоится 24-25 мая т. г. в Вене в преддверие Конференции ОПЕК.

- Как Вы считаете, ОПЕК стремится только к стабилизации цен, как об этом неоднократно говорилось в официальных заявлениях картеля, или же речь идет о необходимости достижения какой-то определенной цены через сотрудничество государств ОПЕК и не ОПЕК под руководством РФ?

- Страны-участницы «венских соглашений» никогда не ставили и не могут ставить целью договоренностей достижение какого-либо ценового показателя, удержание цены в рамках определенного коридора.

Цена на нефть определяется действием рыночных сил и соотношением фундаментальными факторами, такими как соотношение спроса и предложения и объем запасов.

Задачей соглашений является ускорение стабилизации рынка нефти, нормализация уровня мировых коммерческих запасов нефти, т.е. Их возврат к 5-ти летнему среднему уровню, устранение неоправданных перекосов на нем, отчасти вызванных активностью спекулянтов. Все участники рынка заинтересованы в справедливых и предсказуемых условиях на рынке. В противном случае может быть подорван инвестиционный цикл, что создаст риски для бесперебойного снабжения рынка нефтью уже в среднесрочной перспективе.

- Вы неоднократно заявляли, что РФ не боится конкуренции со стороны сланцевой нефти. Однако как только цена на «черное золото» преодолевает отметку в 50 долл. за баррель, наблюдается еженедельный рост количества нефтяных платформ для добычи сланцев. Это вызывает опасения производителей традиционной нефти. Как Вы относитесь к данному вопросу? Как это может повлиять на добычу нефти в РФ?

- Сланцевая добыча в США в текущем году действительно демонстрирует высокие темпы роста – прогноз увеличения добычи в 2017 г. составляет 0,3-0,5 млн. барр. в сутки, а число активных буровых с мая прошлого года увеличилось более чем в 2 раза. Во многом это связано с возросшей эффективностью сланцевых производителей.

В то же время, рост добычи в отдельно взятой стране должен восприниматься лишь как один из факторов, влияющих на рыночный баланс. При этом необходимо также учитывать естественное падение добычи в других странах, таких как Китай. Ключевым факторов влияния на нефтяной рынок также является темп роста спроса. Мы прогнозируем, что потребление в текущем году вырастет не менее чем на 1,2-1,3 млн. барр. в сутки. При комплексном анализе ситуации получается, что рост сланцевой добычи в рамках растущего спроса и прочих факторов является лишь одним из компонентов общей картины.

Российская нефтяная отрасль чувствует себя уверенно и не боится конкуренции со стороны сланцевиков. Себестоимость разработки нефтяных месторождений в России – одна из самых низких в мире. Это уровень, с которым могут сравниться только государства Персидского залива.

- Возможно ли продлить «венские соглашения» еще на 6 месяцев? Или на сегодняшний день об этом преждевременно говорить?

- На сегодняшний день об этом преждевременно говорить. Определяющим фактором будет являться рыночная конъюнктура, баланс спроса и предложения, состояние коммерческих запасов, а также эффективность текущего соглашения. Поэтому к этой теме целесообразно вернуться в мае с.г., когда состоится заседание Министерского Мониторингового комитета, на котором планируется тщательно проанализировать состояние рынка, лишь после этого можно будет принять решение о дальнейших шагах.

- Считаете ли Вы энергетическое сотрудничество РФ со странами ССАГПЗ на сегодня ограниченным, если не принимать во внимание «венские соглашения»? Могут ли несколько достигнутых ранее договоренностей об использовании российских нефтегазовых технологий в Кувейте стать базой для расширения сотрудничества с остальными государствами ССАГПЗ? Есть ли у Вас какие-то конкретные идеи, как поддержать и активизировать такое сотрудничество?

- Потенциал энергетического сотрудничества между Россией и странами ССАГПЗ, действительно, не реализован полностью.

В то же время те соглашения, к которым мы вместе пришли в Вене, показывают, что мы способны договариваться и вырабатывать совместные решения по самым острым вопросам в интересах наших стран. Считаю, что этот успешный опыт может и должен быть экстраполирован на другие возможные области нашего сотрудничества.

Россия – это глобальная энергетическая держава, и у нас, конечно, есть, что предложить нашим арабским партнерам. Мы знаем о традиционных проблемах и вызовах, с которыми сегодня сталкивается энергетический комплекс стран ССАГПЗ, особенно, в области нефтедобычи. Это и проблемы разработки месторождений с тяжелой нефтью, и работа в скважинах с аномально высокими давлениями и температурами, и контроль качества тех работ, которые традиционно выполняют западные подрядчики. Яркий пример – ГРП, который является одним из наиболее распространенных способов увеличения нефтеотдачи в этом регионе. В большинстве случаев именно американские компании выполняют работы по ГРП. И эти же компании проводят конечный контроль качества. В таких условиях сложно говорить об объективности получаемых результатов.

Россия могла бы предложить свои уникальные технологии, тем более, что соответствующий опыт работы в этом регионе имеется. Так, с 2014 г. по н.в. в Кувейте активно работают несколько российских нефтесервисных компаний, продвигающих на кувейтский рынок передовые российские технологии в области нефтегазового сервиса. В 2015 – 2016 гг. в сотрудничестве с кувейтскими нефтесервисными компаниями GOFSCO и Eastern United Petroleum Services российскими подрядчиками были проведены ок. 20 работ с использованием технологий Электрического дивергентного каротажа (ЭДК) и Магнитно-импульсного дефектоскопа (МИД) на скважинах Кувейтской нефтяной компании (КОС). Все работы были признаны успешными, о результатах некоторых из них кувейтской стороной было доложено в международное Общество инженеров нефтяной промышленности (SPE). Работы с российскими технологиями продолжаются в Кувейте по н.в.

В этой связи в качестве одного из наиболее перспективных возможных проектов сотрудничества РФ и стран ССАГПЗ представляется создание совместных производств нефтегазового оборудования и научно-исследовательских институтов. Реализация данной идеи позволит найти решения актуальным проблемам нефтяной промышленности как Кувейта, так и других стран ССАГПЗ. С нашей стороны готовы предложить отдельную структуру – интегратора российских технологий и знаний в области нефтедобычи, имеющую доступ к ведущим российским исследовательским центрам и институтам по инновациям. Предлагаем нашим арабским друзьям начать совместную реализацию данного проекта.

- После Вашей последней встречи с министром нефти Кувейта Вы выступали с заявлениями о возможности российско-кувейтского сотрудничества в строительстве АЭС в Кувейте. Есть ли на сегодня какая-то конкретика по данному вопросу? Могут ли российские технологии в атомной области решить ряд технических сложностей, с которыми сталкивается Кувейт, в частности проблема охлаждения реакторов.

- Сооружение АЭС - длительный проект. Для его реализации стране нужно иметь долгосрочную программу развития атомной энергетики, которая охватывает многие области: от подготовки кадров и развития нормативно-правовой базы, до подбора площадки для сооружения АЭС и выбора модели реализации атомного проекта. Но самое важное - выбрать стратегического партнера, который обеспечит содействие стране в реализации атомного проекта на всем его жизненном цикле: от планирования до непосредственно сооружения и эксплуатации АЭС. Россия, как мировой лидер в атомной энергетике, имеет обширный опыт такой совместной работы с зарубежными странами (сейчас мы реализуем проекты сооружения 34 энергоблоков в 12 странах мира) и готова выступить партнером для Кувейта. Мы сделали первый шаг - подписали в 2010 г. Меморандум о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Следующий шаг - подписание рамочного МПС, которое определит области дальнейшего взаимодействия двух стран в АЭ. Рассчитываем, что такой документ будет в ближайшем будущем подписан между Россией и Кувейтом.

- Около двух лет назад Вы заявляли, что Россия готова предоставить необходимую помощь Саудовской Аравии в вопросе ее ядерной программы, к которой так стремится Эр-Рияд. На какой стадии сегодня находятся переговоры по данному вопросу? Сотрудничает ли РФ в ядерной области для мирных целей с другими государствами Персидского залива?

- Даже богатые нефтью страны обращаются к атомной энергетике. И Саудовская Аравия - яркий пример такого продуманного и стратегического подхода, а Россия готова оказать ей содействие на этом пути.

В июне 2015 года было подписано рамочное российско-саудовское Межправсоглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Данное соглашение создало основу для сотрудничества между РФ и КСА по широкому спектру направлений, в том числе по проектированию, сооружению, эксплуатации и выводу из эксплуатации энергетических и исследовательских ядерных реакторов, опреснительных установок, радиационных технологий и ядерной медицины, подготовки кадров и т.д. Для обсуждения потенциальных направлений сотрудничества и возможностей реализации совместных проектов в области атомной энергетики, в том числе проекта сооружения АЭС по российским технологиям, был создан Совместный Координационный Комитет.

Надо отметить, что сегодня регион Ближнего Востока и Северной Африки это один из локомотивов развития мирового рынка атомной энергетики. В регионе колоссальный потенциал рынка как в энергетической сфере, так и в смежных областях, в их числе опреснение морской воды, ядерная медицина, изотопы, исследовательские реакторы, системы безопасности и т.д.

У Росатома давняя и успешная история сотрудничества со странами Ближнего Востока и Северной Африки в атомной отрасли, которое ведет начало с 60-х гг прошлого века. В целом ряде стран, таких как Египет, Ливия, Ирак в это время по нашим технологиям были сооружены первые в регионе небольшие исследовательские реакторы мощностью до 5 МВт, на базе которых отрабатывались шаги этих стран в развитии будущей мирной атомной программы с точки зрения развития ядерных технологий, подготовки кадров, материаловедения, изотопной продукции для промышленных нужд, ядерной медицины… Часть атомных специалистов из этих стран прошли в то время советскую научную и исследовательскую школы.

Сегодня мы по-прежнему тесно взаимодействуем со странами региона. Существенная доля нашего зарубежного портфеля заказов приходится именно на этот регион. Здесь мы реализуем проекты по сооружению АЭС в Египте, Иордании, Турции, Иране. Также нами подписаны межправительственные соглашения о сотрудничестве в области мирного атома с Саудовской Аравией, Алжиром, Тунисом. С ОАЭ мы ведем проекты в области ядерного топливного цикла. По результатам тендера, проведенного в 2011-12 годах, с двумя дочерними предприятиями Росатома – TENEX и Uranium One – были заключены договоры на поставку обогащенной урановой продукции и природного урана соответственно для первой в этой стране АЭС.

- Недавно шли разговоры о планах РФ по осуществлению проекта строительства египетской АЭС Эль-Дабаа и предоставлению крупного кредита под данный проект. Продвигается ли работа по данному вопросу или есть что-то, что тормозит ее начало? Над какими ядерными проектами в области мирного использования чистой энергии сотрудничает Россия со странами ССАГПЗ?

- В ноябре 2015 г. было подписано межправительственное соглашение между Россией и Египтом о сотрудничестве в сооружении и эксплуатации АЭС «Эль Дабаа», в соответствии с которым ведется работа над подписанием контрактов на сооружение четырех блоков общей мощностью 4800 мегаватт.

Рассчитываем, что полный пакет контрактов должен быть подписан в ближайшее время. Работа по реализации проекта идет полным ходом, например, 37 египетских студентов учится в российских вузах по атомным специальностям. Также идет активное взаимодействие регулирующих органов наших стран, что является принципиально важным для успешного строительства и последующей безопасной эксплуатации АЭС «Эль Дабаа».

- Как сильно повлиял отскок цен на нефть на курс российского рубля и дефицит бюджета? Считаете ли Вы, что достижение цен на нефть, при которых балансируется российский бюджет, требует координации со странами ОПЕК, на долю которых приходится значительная доля нефтедобычи?

- Россия привержена созданию внутри страны максимально предсказуемых рыночных условий. Политика плавающего курса позволила нам сгладить часть внешних макроэкономических шоков и создать прочную основу для дальнейшего эконмического роста. В 2017 году мы рассчитываем вернуться к экономическому росту в 1,5%-2%, несмотря на снижение цен практически в два раза по сравнению с 2011-2014 годами.

Конечно, отскок цен в 2016 году привел к некоторому укреплению курса рубля и исполнению бюджета в первые 2 месяца 2017 года с меньшим дефицитом, чем планировалось, – мы закладывали в бюджет цену в $40. Крайне важно понимать, что благодаря своевременным усилиям правительства, выбранной монетарной и фискальной политике нам удалось обеспечить стабильность в экономике и при такой цене на нефть. Таким образом, рост цены не является самоцелью – это рыночный процесс. Но при спекулятивном падении цен мы видим более глубокие фундаментальные риски для мировой энергетики, разбалансировку рынка, это и является тем вызовом, который требует скоординированного ответа ответственных производителей нефти.

- Как Вы видите будущее сотрудничества РФ и Кувейта в нефтяной сфере? Есть ли какие-то определенные проекты, которые изучаются российской и кувейтской стороной?

- В настоящее время российские компании не участвуют в реализации проектов в области разведки и добычи нефти на территории Кувейта.

В то же время ПАО «ЛУКОЙЛ» готово рассмотреть предложения кувейтской стороны по участию в таких проектах. Кроме того,

ПАО «Газпром нефть» заинтересованно в привлечении кувейтских инвестиций в проекты нефтедобычи на территории России. Мы также видим большой нереализованный потенциал для сотрудничества в области нефтесервиса и ВИЭ.

- На какой стадии сейчас находятся совместные проекты по разработке между РФ и странами Каспийского моря? Какие планы в отношении «Северного потока»? Планирует ли Россия его расширять?

- Российской Федерацией совместно с Азербайджаном, Казахстаном, Туркменистаном разрабатывается ряд проектов (в том числе шельфовых, в которых принимают участие компании как прикаспийских государств, так и других зарубежных государств. Наиболее успешным совместным проектом на сегодняшний день является разработка месторождения «Шах-Дениз» (Азербайджан).

Российские компании ПАО «Газпром», ПАО «НК «Роснефть», ПАО «ЛУКОЙЛ» принимают активное участие в разработке проектов «Хвалынское», «Центральная», «Курмангазы» (Казахстан) и в Туркменистане.

Тем не менее, при реализации совместных проектов, мы сталкиваемся с некоторыми сложностями. Например, правовой статус Каспийского моря все еще не определен, отсутствуют общие юридически закрепленные правила по освоению недр и природных ресурсов Каспийского моря. При этом все прикаспийские государства активно ведут работу в этом направлении.

Решение вопросов по статусу Каспийского моря будет способствовать ускорению реализации проектов.

Что касается проекта «Северный поток», то на текущем этапе ведется работа по его расширению. Строительство «Северного потока 2» осуществляется единолично ПАО «Газпром», проект предусматривает строительство двух ниток морского газопровода суммарной производительностью 55 млрд куб. м из России в Германию по дну Балтийского моря. Мы исходим из того, что обе нитки будут введены в эксплуатацию до конца 2019 года. На данном этапе все потенциальные участники проекта подтвердили сохранение заинтересованности в «Северном потоке 2».

Проект будет реализован, основываясь на успешном опыте проекта «Северный поток» как безопасной и надежной инфраструктуры.

- В свете последних открытий значительного количества нефти и газа в Средиземном море российские компании стремятся получить долю в добыче и транспорте УВ в этом регионе. Какие здесь предлагаются проекты? Начали ли российские компании реализацию каких-либо конкретных проектов в акватории Средиземного моря?

- Российские компании постоянно анализируют возможности для экономически обоснованного и целесообразного расширения географии своего присутствия. Это, безусловно, также относится к новым нефтегазовым провинциям. Мы регулярно получаем от наших средиземноморских партнеров информацию о проводимых тендерах на разведку и добычу углеводородов в этом регионе. Наши компании, такие как Роснефть и Лукойл, уже давно присутствуют в средиземноморском сегменте нефтепереработки и имеют хороший рабочий контакт со странами региона.

Одной из последних крупных сделок является приобретение Роснефтью доли в газовом месторождении Зохр, идет анализ перспективы участия в прочих проектах в регионе.

Однако надо понимать, что при принятии решений российские компании всегда, в первую очередь, оценивают экономику проекта.

- В мае 2016 г. Вы объявили о том, что РФ получила официальную просьбу от Сирии участвовать в проектах нефтедобычи и развития инфраструктуры страны. Позволяет ли осуществить указанные проекты сегодняшняя ситуация, связанная с безопасностью в САР? Какие конкретные проекты могут связать Россию и Сирию на данном направлении? Останутся ли данные договоренности в силе в случае, если в руководстве Сирии произойдут изменения?

- Мы на постоянной основе поддерживаем тесный и доверительный диалог с сирийскими партнерами по вопросам возможного участия российских компаний в реализации как новых, так и реконструкции/модернизации действующих нефтегазовых проектов на территории Сирии. В рамках нашей последней встречи с Министром нефти и природных ресурсов Сирии Али Ганемом (8 декабря 2016 г.) мы предметно обсуждали участие ряда крупных российских компаний в проектах разведки и добычи нефти и газа на территории Арабской Республики с акцентом на обеспечение безопасности их деятельности там. Действительно, как Вам известно, в настоящее время военно-политическая ситуация в Сирии остается напряженной. Вместе с тем, Россия продолжает прикладывать усилия для скорейшего политического урегулирования конфликта в Сирии, создания дополнительных возможностей борьбы с находящимися там террористическими группировками. Убежден, что в случае вхождения российских компаний в нефтегазовые проекты на территории Сирии их сотрудникам будет обеспечен должный уровень комфортного пребывания в стране.

Кувейт. Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 26 марта 2017 > № 2128629 Александр Новак


Россия > Транспорт > gudok.ru, 26 марта 2017 > № 2120414 Виталий Вотолевский

Виталий Вотолевский: «Вокзал должен предоставлять максимальное количество услуг, востребованных пассажиром»

По мнению начальника Дирекции железнодорожных вокзалов Виталия Вотолевского, вокзалы стали не только лицом компании, но и визитными карточками городов. И от того, как встретят людей на вокзале и какие там созданы для них условия, складывается мнение и о городе, куда они приехали, и о холдинге «РЖД».

Десять лет назад, в 2007 году, пассажирский комплекс разделился на два самостоятельных направления: перевозку пассажиров в поездах и их обслуживание на вокзалах. Практически сразу после образования Дирекции железнодорожных вокзалов (ДЖВ) началась модернизация вокзальных комплексов.

– Виталий Леонидович, вокзалам в крупных городах уже больше 100 лет, а дирекции – только десять. Что поменялось с её появлением?

– Вокзальный комплекс играет одну из ключевых ролей в формировании восприятия ОАО «РЖД» в целом. Пассажиров в городе встречает именно вокзал. А вокзал – это прежде всего его сотрудники. Наша главная задача – сделать так, чтобы клиент был доволен. И мне очень приятно, что коллективы вокзалов сегодня справляются с этой задачей. Мы видим это и по статистике роста благодарностей в наш адрес, и по опросам пассажиров, которые проводим как самостоятельно, так и с привлечением социологов. И за это я хочу поблагодарить весь коллектив дирекции. Ведь как бы мы ни модернизировали вокзалы, как бы ни воссоздавали их исторический облик, человеческое отношение, неравнодушное отношение к каждому пассажиру, внутренняя клиентоориентированность – это то бесценное, что нельзя прописать в должностной инструкции. Поэтому на всех 13 тыс. сотрудниках дирекции лежит большая ответственность – оправдать ожидания всех пассажиров...

– В том числе и болельщиков? Я имею в виду предстоящие Кубок Конфедераций и чемпионат мира по футболу – 2018.

– Основная работа по подготовке к Кубку Конфедераций сводится к оптимизации логистики, разделению пассажиропотоков и обеспечению транспортной безопасности. В этом спортивном событии будут задействованы вокзалы Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Сочи. Дирекцией разработаны схемы разделения пассажиропотоков, чтобы поезда с пассажирами прибывали на вокзалы равномерно и не создавалось большого скопления пассажиров. Эти схемы согласованы с дорогами, а также с представителями правоохранительных органов и Департамента безопасности движения ОАО «РЖД».

Создавать какие-либо дополнительные объекты на вокзалах не будем, планируется лишь установка временных ограждений на пунктах досмотра. В Сочи рядом с Олимпийским парком планируем развернуть шатёр, в котором разместим дополнительные пункты досмотра. Параллельно с этой работой дирекция занимается и повышением качества обслуживания пассажиров, их информированием. На вокзалах Московского узла мы можем информировать пассажиров на английском и русском языках о прибытии поездов или делать оперативные объявления. В дни проведения соревнований будем привлекать волонтёров, чтобы достойно встретить гостей.

– Чем подготовка к чемпионату мира отличается от подготовки к Кубку Конфедераций?

– Программа подготовки к чемпионату более масштабная. В 2015 году инвестиционным комитетом компании было принято решение о финансировании мероприятий по подготовке инфраструктуры вокзальных комплексов к чемпионату мира, включая обеспечение мер транспортной безопасности, за счёт собственных средств. Основное внимание мы уделили тем мероприятиям, без которых вокзалы не могут быть аккредитованы ФИФА. За 2016 год были проведены все исследовательско-проектные работы. Далее, несмотря на то, что по всем вокзалам, которые будут принимать участников чемпионата, уже имеются утверждённые Федеральным агентством железнодорожного транспорта планы транспортной безопасности, была создана комиссия под руководством Департамента управления бизнес-блоком «Пассажирские перевозки» с участием представителей Департамента безопасности движения и силовых структур.

– Что уже сделано комиссией?

– Её участники проехали по всем объектам и провели дополнительную оценку уязвимости вокзальных комплексов. Полученные данные были направлены проектировщикам объектов. В апреле прошлого года мы получили обращение от Минтранса провести анализ пассажиропотока по всем вокзалам. К октябрю эту работу завершили. Полученные данные мы отправили проектировщикам и передали в Минтранс через Транспортную дирекцию ЧМ-2018, которая осуществляет координацию действий всех субъектов.

– Будут проведены какие-либо дополнительные работы?

– Хочу отметить: все вокзальные комплексы городов – участников чемпионата мира – 2018 будут адаптированы для маломобильных пассажиров, соответствовать всем международным стандартам безопасности, обладать удобной навигационной системой на двух языках. В то же время гостей принято принимать в чистом, красивом доме. Наряду с текущим содержанием вокзалов планируем привести в порядок их фасады. Это не означает, что мы везде планируем делать дорогостоящую реставрацию или реконструкцию. Но тем не менее фасады, внешний облик вокзальных комплексов будут выглядеть ухоженно. В конце 2016-го и начале 2017 года на вокзалах – участниках чемпионата – начались монтажные работы. При организации зимних Олимпийских игр в Сочи проектирование объектов началось в 2008 году и на подготовку к ним было отведено как минимум шесть лет. У нас же другая ситуация – сроки подготовки к чемпионату мира значительно меньше. На всё про всё примерно два года. Завершение работ по вокзальным комплексам должно состояться в первом квартале будущего года. По платформенному хозяйству – в декабре 2017-го. График очень напряжённый. Я езжу каждую неделю в командировки, основная цель которых – проведение больших публичных совещаний. В них участвуют губернаторы областей и мэры городов, где будут проводиться игры, строители, силовики, начальники дорог, короче говоря, все причастные к подготовке мундиаля. По сути, эти встречи стали трибуной для отражения позиции ОАО «РЖД» по подготовке к чемпионату мира и согласованию её со всеми причастными лицами и ведомствами, начиная от силовиков и заканчивая главами регионов. Несколько дней назад на одном из таких совещаний в Нижнем Новгороде мы обсуждали вопросы подготовки вокзальных комплексов с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым. Такие открытые встречи – очень эффективный формат для решения сложных задач. Все участники совещаний получают информацию из первых уст и могут в режиме реального времени принимать управленческие решения. За последние три месяца я дважды провёл такие встречи в Екатеринбурге, три раза съездил в Санкт-Петербург и буду продолжать эту работу до полного окончания подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года.

– Вы говорили о разделении пассажиропотоков. Это будет сделано в том числе в целях безопасности, чтобы разделить болельщиков соперничающих сборных, не допустить между ними стычек?

– Разделение болельщиков – это отдельная тема, не связанная с разделением пассажиропотоков. Мы начали ею заниматься. Естественно, эта работа ведётся с участием оргкомитета по подготовке чемпионата Минтрансом, Транспортной дирекцией ЧМ-2018, городами. Разделение болельщиков на вокзалах – это не единственный инструмент по части соблюдения безопасности участников и гостей чемпионата. Точнее, не основной инструмент. Основным инструментом будет создание буферных зон. И в каждом регионе принимается решение об их создании в соответствии с местными условиями – наличием тех или иных площадей вокруг стадионов, каких-либо других объектов на пути следования болельщиков к вокзалу. Если возникнет необходимость, буферные зоны можно будет организовать и на привокзальных площадях. Здесь нет единой методики – у каждого города, у каждого субъекта решение будет своё.

– С учётом проведения предстоящих крупных спортивных соревнований в России предполагаются ли какие-то дополнительные программы обучения персонала дирекции?

– Мы начали внедрять программу обучающих тренингов для дежурного персонала. О целях, которые мы преследуем, красноречиво говорят сами названия этих тренингов: «Установление контакта и выявление потребности пассажира», «Особенности работы с конфликтными пассажирами» и другие. Для их проведения привлекаются тренеры из числа наших сотрудников. Мы планируем подготовить их для каждой региональной дирекции. Разработаны специальные программы, которые помогут персоналу разрешать различные ситуации. Применяя систему тренингов, мы исходим из тезиса о том, что от профессионализма дежурного персонала зависит удовлетворение спроса пассажиров. Такие тренинги мы уже провели в восьми региональных дирекциях. Таким образом, речь не идёт о создании новой технологической карты обслуживания пассажира, которую необходимо слепо выполнять, мы формируем устойчивое понимание клиентоориентированности каждым сотрудником. Основной упор при внутреннем обучении работников делается на повышение качества работы дежурного персонала, дежурных помощников начальников вокзалов, дежурных по залу, дежурных по выдаче справок. Ведь именно эти работники в непосредственном контакте с клиентом создают первое впечатление как о предстоящей поездке, так и о всём холдинге «РЖД» в целом.

– Дирекция занимается реставрацией вокзалов Санкт-Петербурга. На каком этапе находятся эти работы?

– Питерские вокзалы мы готовим к чемпионату мира по логике, о которой я уже говорил. Однако здесь есть своя специфика. Дело в том, что реконструкция этих вокзалов давно не проводилась. И если вокзалы Сочинского узла уже готовы к проведению кубка и мундиаля и инвестиций в их подготовку не требуется, а в Москве в рамках подготовки этих же соревнований тоже в основном завершены реконструкция и ремонт, то вокзалы Санкт-Петербурга требуют большего объёма работ. Наша задача на ближайшую перспективу – адаптировать вокзалы для приёма маломобильных пассажиров, установить современные средства навигации и оповещения пассажиров. На некоторых требуется проведение ремонта платформы. Здесь предстоит сделать значительный объём работ. Трудности их проведения усугубляются тем, что большинство вокзалов в городе на Неве – это памятники архитектуры. Их одновременно с ремонтом и модернизацией надо ещё реставрировать, а это увеличивает объёмы необходимых средств и сроки подготовки объектов к чемпионату.

– Как дирекция работает с предпринимателями, желающими разместить свои точки на вокзалах?

– В дирекции разрабатывается концепция коммерческой деятельности на вокзалах. В наследство от прошлых лет нам досталась неразвитая инфраструктура в части размещения торговых точек на территории всех московских вокзалов. В прошлом году мы провели опрос пассажиров, чтобы выяснить, какие услуги торговли и общепита им нужны на конкретных вокзалах. Теперь нам известно, где этих объектов в избытке, а где не хватает. Вы наверняка обратили внимание, что появились новые сервисы, такие как зарядка мобильных устройств. Видя и зная пожелания пассажиров, мы можем предоставить востребованные на конкретном вокзале услуги.

– Есть такие примеры?

– На Киевском вокзале столицы мы уже отдали коммерческим структурам помещение, ранее занимаемое нашим менеджментом. На Ярославском отдали часть площадей пустующего VIP-зала партнёрам. При этом оборудование того же зала повышенной комфортности на втором этаже прошло за счёт средств инвестора. Системный анализ использования площадей мы провели на всех наших вокзалах, и считаю, что сделали это с максимальной эффективностью. Мы выявили те из них, которые интересны коммерсантам и инвесторам. В этот список вошли все вокзалы Московского, Санкт-Петербургского, Сочинского узлов, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. Концепция, о которой я сказал, разрабатывается для каждого вокзала в отдельности с учётом его специфики. Организация коммерческой деятельности учитывает в первую очередь удобство перемещения пассажиров по площадям вокзалов. Коммерческие объекты не должны мешать входу на объект и выходу на платформы, препятствовать доступу к туалетам, комнатам матери и ребёнка, кассам, залам ожидания, информационным щитам, средствам логистики и другим помещениям. Наглядные примеры использования такой концепции – Ленинградский вокзал столицы, вокзалы Сочи и Адлера. Постепенно в этом направлении преображается Казанский вокзал города Москвы: изменения уже начались в третьем зале, затем они произойдут в «розовом» зале. Кроме того, за счёт инвестора на втором этаже планируется оборудовать зал ожидания пассажиров, подвести к нему эскалаторы. Этот проект проходит обсуждение в Москомнаследии. Изменения в этом направлении ожидают и Киевский вокзал, работы начнутся уже этой весной.

– На Ленинградском вокзале в Москве появилась первая детская игровая комната. Как родился этот проект, какое у него будет продолжение?

– Этот проект появился за счёт обратной связи с пассажирами. Такое пожелание неоднократно высказывали пассажиры как в моей интернет-приёмной, так и посредством других сервисов. Подобные комнаты появятся и на других вокзалах. На 45 из них такие объекты уже можно будет увидеть в этом году. Мы продолжили анализировать мнения пассажиров на появление детских комнат, узнали и о других их пожеланиях. С использованием данных подготовлен стандарт таких комнат, в нём подробно описано, что там должно быть для детей и присматривающих за ними родителей.

– Сейчас реставрируются старые вокзалы, строятся новые. Вы можете представить себе их облик и назначение, скажем, лет через тридцать?

– В первую очередь они должны быть функциональными и эффективными. Понятно, что вокзалы-памятники останутся на века, их храним мы, их будут хранить наши потомки. Только вот обеспечить эффективность вокзала-памятника – очень трудная задача из-за тех ограничений, которые существуют, или из-за их конструктивных решений. В моём понимании вокзал будущего – это сооружение, до тонкостей продуманное с точки зрения логистики, перемещения по его площадям пассажира – от входа в здание до посадки в поезд. Вокзал должен предоставлять максимальное количество услуг, востребованных пассажиром. Кроме того, он должен быть вписан в городскую среду, чтобы его услуги были востребованы не только пассажирами, но и жителями населённого пункта. К примеру, сегодня на наши вокзалы иногда приходят молодые люди, чтобы воспользоваться бесплатным Wi-Fi. На вокзалах будущего должны быть внедрены все современные энергоэффективные технологии.

– Вокзал будущего обязательно должен находиться в пределах городской черты?

– Здесь нет единой концепции. В подавляющем большинстве городов вокзалы строились и находятся в центре. В этом – их преимущество. Но появление вокзалов за городской чертой также возможно. Некоторые проекты реализуются для городских электричек, и тогда вокзалы строятся за чертой города. Но в этом случае строительство вокзала должно быть экономически целесообразным.

Дирекция железнодорожных вокзалов – функциональный филиал ОАО «РЖД», в ведении которого находятся все вопросы управления крупнейшими вокзалами России.

Дирекция создана 1 апреля 2007 года в соответствии с Программой структурной реформы на железнодорожном транспорте.

Сегодня в управлении дирекции находится 353 крупнейших вокзала России, которые сгруппированы в рамках 15 региональных структурных подразделений. Общий годовой пассажиропоток на вокзалах дирекции в 2016 году составил 539 млн человек.

Основной задачей дирекции является обеспечение пассажиров и посетителей вокзалов необходимыми услугами.

В их число входят комфорт пребывания на вокзале, в том числе их содержание в должном техническом состоянии, и предоставление клиентам широкого спектра качественных услуг, связанных с поездкой.

Кроме того, дирекция участвует в развитии коммерческой деятельности и повышении разнообразия предлагаемых услуг, не связанных с поездкой.

В список её задач входят также реализация проектов развития вокзалов и транспортно-пересадочных узлов и привлечение частных инвестиций в проекты развития.

Как функциональный филиал ОАО «РЖД» дирекция взаимодействует с органами власти различного уровня, повышает экономическую эффективность вокзалов и выполняет особые функции, регулируемые действующим законодательством Российской Федерации.

Важной функцией дирекции являются обеспечение комплексной безопасности клиентов и сотрудников вокзалов и организация безбарьерного доступа на них маломобильных групп населения.

Валерий Осипов

Россия > Транспорт > gudok.ru, 26 марта 2017 > № 2120414 Виталий Вотолевский


ОАЭ. Весь мир > Приватизация, инвестиции > dxb.ru, 26 марта 2017 > № 2116544

ОАЭ оказались на 4-м месте в рейтинге Visual Capitalist, посвященном странам мира с самым большим числом богатейших людей. По данным аналитиков, 5 тыс человек с самыми крупными состояниями переехали в ОАЭ в 2016 году.

ОАЭ также были названы “тихой гаванью” для международных холдингов.

Кроме того, на этой неделе стало известно о том, что Дубай остается самым популярным местом для базирования штаб-квартир в регионе Ближнего Востока и Африки 500 крупнейшими компаниями мира из рейтинга Fortune-500.

Налоговые льготы, прозрачность бизнеса, низкие таможенные сборы и благоприятная финансово-экономическая среда являются основными причинами роста числа компаний из списка Fortune-500, создающих свою региональную штаб-квартиру в Дубае, поясняет в своем исследовании Infomineo. В прошлом году 11 региональных компаний из вышеуказанного рейтинга открыли головные представительства в Дубае, что свидетельствует о росте со 127 в 2015 году до 138 штаб-квартир.

В целом отмечается тренд к активному освоению компаниями из списка Fortune-500 региона Ближнего Востока и Африки. Число представительств с 2015 года выросло на 17%.

ОАЭ. Весь мир > Приватизация, инвестиции > dxb.ru, 26 марта 2017 > № 2116544


США > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 25 марта 2017 > № 2142203 Николай Вардуль

Когда слова оказываются важнее цифр

Ставка ФРС выросла, подтолкнув нефть вверх. Почему?

Николай Вардуль

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам мартовского заседания повысил базовую процентную ставку до 0,75–1% годовых с уровня в 0,5–0,75%. Эксперты вместе с рынком с редким единодушием ожидали именно этого. Интрига решения ФРС на этот раз заключалась в комментариях, которые дали члены комитета по открытым рынкам.

Что прогнозирует ФРС?

Помните, у Андрея Миронова был эстрадный номер, в котором он утверждал: «У меня слова не главное, у меня танец главное»? Так и с мартовским заседанием ФРС. Слова комментариев оказались важнее самой новой ставки. Почему?

Экономическое состояние США, ситуация с инфляцией, ростом занятости и зарплат не оставляли никаких сомнений в том, что ставка будет повышена. Соответственно этот сценарий уже был заложен в рыночные котировки. Вопрос для рынка заключался в том, насколько резким будет дальнейший подъем ставки?

Напомним, сама ФРС первоначально прогнозировала три шага вверх в 2017 г. Но прогнозы на то и прогнозы, чтобы не сбываться, о чем свидетельствует прошлогодний опыт той же ФРС, которая первоначально также исходила из нескольких повышений ставки, на деле ограничившись всего одним. На этот раз состояние экономики США заставляло задумываться о возможности сверхплановых повышений ставки. И комментарий из ФРС именно на эту тему рынки ждали с особым нетерпением.

Мартовский прогноз ФРС, во-первых, не изменил оценку темпа роста ВВП США в 2017 г. – 2,1%; во-вторых, и это самое главное, большинство членов Комитета по открытым рынкам по-прежнему ожидают еще два повышения базовой ставки в 2017 г., до среднего уровня в 1,375%. Стоит также обратить внимание, что решение о подъеме ставки было принято, вопреки тому что можно было ожидать, не единогласно – за него проголосовали 9 членов Комитета по открытым рынкам из 10. Другими словами, ФРС не намерена проводить более жесткую или, как принято говорить, «ястребиную» политику. Во всяком случае, пока.

Можно не сомневаться, что, если бы прогноз оставлял вопрос о числе ступенек вверх для ставки ФРС в 2017 г. открытым, реакция рынков была бы гораздо более бурной.

Тогда и доллар безальтернативно устремился бы вверх, и развивающиеся рынки отчетливо ощутили отток капиталов, устремившихся в доллар, и цены на нефть ощутили бы резкий толчок вниз. Но «миролюбие» ФРС успокоило рынки.

Непосредственная реакция курса доллара на решение ФРС заключалась в незначительном снижении по отношению к иене и повышении к евро. Нефть же выросла – это значит, что рынки все-таки опасались более радикальных планов ФРС.

Мягкая реакция не означает, что доллар гарантированно не будет расти. Председатель ФРС Джанет Йеллен 15 марта говорила о том, что доллар может начать серьезно расти, в том числе и из-за бегства капиталов в доллар как наиболее надежную валюту.

По ее словам, ситуацию с долларом может определить ряд сценариев и «серьезная неопределенность». Йеллен так указывала на планы администрации Дональда Трампа.

Первый бюджет Дональда Трампа

Директор административно-бюджетного управления Белого дома Мик Малвейни представил 16 марта новую бюджетную концепцию США. Документ прокомментировала газета The Wall Street Journal. Приоритеты первого бюджета новой администрации: оборона, внутренняя безопасность и депортация нелегалов.

Предполагается рост расходов на оборону примерно на 10% (около $54 млрд), бюджет министерства внутренней безопасности (МВБ) США увеличится на 6%.

Под сокращение попадает финансирование таких структур, как Государственный департамент и Агентство по охране окружающей среды США. Бюджет этих ведомств может сократиться примерно на 30%. Администрация Трампа намерена также сократить около 20 программ министерства образования, в том числе финансирование кружков и групп продленного дня. Будет также сокращено финансирование программ министерства труда и министерства жилищного строительства. Все эти программы являются частью социальной поддержки слабым слоям населения.

Министерство сельского хозяйство также может потерять 21% от своего бюджета, НАСА – 1% бюджета. Самая любопытная часть расходов – сооружение стены на границе с Мексикой. The Wall Street Journal пишет, что в проект бюджета внесен запрос на выделение 2,6 млрд долл. на проектирование и строительство стены на границе с Мексикой. У агентства Reuters несколько другие цифры: бюджетный план Трампа предполагает выделение 1,5 млрд долл. на строительство данного проекта в этом году и около 2,6 млрд долл. в 2018 г.

Что бросается в глаза – никаких крупных инфраструктурных проектов в традиционном понимании, во всяком случае пока, не называется. А это значит, что обещанный Трампом переход к «фискальной поддержке» экономики со стороны госрасходов пока ограничивается лишь военными расходами. Это чревато ростом инфляции, а рост инфляции в свою очередь будет подталкивать ФРС к ужесточению своей политики. Возможно, именно подобный сценарий имела в виду Джанет Йеллен, когда говорила о том, что «доллар может начать серьезно расти».

США > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 25 марта 2017 > № 2142203 Николай Вардуль


Франция. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 25 марта 2017 > № 2120686 Ольга Ланьо

Променять Францию на тверскую глубинку. Фермеры Ланьо о проблемах села.

Вместе с мужем-французом Ольга Ланьо переехала в Ржевский район Тверской области почти пять лет назад. Корреспондент «АиФ в Твери» поинтересовался у фермеров, почему в России, несмотря на все сложности, перспектив для сельского хозяйства больше.

Супруг Ольги Ланьо с детства мечтал заниматься сельским хозяйством и ради этого променял благоустроенную Францию на глухую деревню Тверской области. Бескрайние поля и любимая жена — казалось бы, больше и не надо! Но без проблем не обходится. Заниматься сельским хозяйством сегодня сродни подвигу. С какими трудностями сталкиваются фермеры и на что могут рассчитывать, рассказала «АиФ в Твери» хозяйка фермы Ольга.

Ольга, вы долгое время жили в Белгороде, муж из Франции. Как оказались в Ржевском районе?

Досье

Ольга Ланьо. Родилась в 1972 году в Евпатории. Образование высшее. С 2012 года живёт в Тверской области, фермер. Замужем.

Ольга Ланьо: Наша история началась десять лет назад. Мы познакомились в Белгороде. Эдди туда приехал из Франции по работе — как консультант по запуску свинокомплекса. Ему нужно было организовать производство, обучить персонал, объяснить технологии и т.д. Встретились, полюбили друг друга. Ещё несколько лет колесили по разным городам, где супруг также по контракту запускал свинокомплексы. Муж удивлялся, сколько у нас в стране свободной земли. А у него с детства была мечта заниматься сельским хозяйством, иметь свою ферму. В 2012 году, наконец, решили открыть собственное дело, благо уже имелись некоторые сбережения.

В интернете нам приглянулись два объявления о продаже земли: в Краснодарском крае и Тверской области. В частности, в Ржевском районе продавали территорию бывшего подсобного хозяйства местного завода. На фотографиях всё выглядело достойно. Мы клюнули на картинку и отправились смотреть. Конечно, воочию всё оказалось по-другому: остатки кирпичных стен, разруха, торчащие провода и т.д. Но всё же остановились на этом варианте: подкупило географическое положение региона, близость к Москве. А ферму постепенно доведём до ума.

— Не страшно было начинать с нуля?

— Эдди окончил сельхозакадемию во Франции, всю жизнь работал в животноводстве, поэтому для него эта сфера была родной. А для меня — в новинку. Что-то супруг подскажет, что-то в интернете прочитаю. Так и училась. Конечно, сельское хозяйство — это тяжёлый труд. Работаешь без праздников, выходных, а результат получаешь через годы.

У нас три года ушло только на то, чтобы часть заросшей территории привести в порядок. В первое лето выкорчёвывали деревья. Во второе вспахивали, чтобы земля была рыхлая. И только в прошлом году засеяли поле и собрали первый урожай. Вот уж точно: терпение и труд всё перетрут! В небольшом количестве у нас есть куры, кролики, бараны. Наращиваем поголовье коз. Эдди, как истинный француз, мечтает делать сыр из молока альпийских козочек. Это настоящий деликатес: он не имеет специфического запаха и очень вкусный. Для производства нужна сыроварня, но пока она только в мечтах. Мы в Ржевском районе уже пятый год, но хозяйство ещё не приносит дохода. Объёмы производства маленькие, на крупные рынки сейчас не выйти. Продавая же картошку да свёклу в поселении, сами понимаете, много не заработаешь. Вот поставим хозяйство на ноги, глядишь, заживём.

Франция. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 25 марта 2017 > № 2120686 Ольга Ланьо


Украина. Бразилия > Агропром > ukragroconsult.com, 25 марта 2017 > № 2116846

В Украине стартовал крупнейший в Центральной Европе проект по выращиванию фасоли.

Об этом шла речь в рамках встречи заместителя министра аграрной политики и продовольствия Украины Ольги Трофимцевой с представителями бразильских и украинских компаний 24 марта, сообщили в холдинге HTI.

Инициатором многолетней программы выращивания и экспорта фасоли (в т.ч. органической) является хмельницкая группа компаний «Фруктовый мир Украина» и «Агролидер», при технической поддержке холдинга HTI. С бразильской стороны на начальной стадии проекта принимают участие компании Sementes Alianç и Broeder Representações.

По словам руководителя группы компаний «Фруктовый мир Украина» и «Агролидер» Андрея Хоптянца, в результате реализации бизнес-планов уже в этом году планируется вырастить в Украине и экспортировать в Бразилию и другие страны Южной Америки более 20 тысяч тонн фасоли. Директор HTI Александр Матюшок уверяет, что уже в ближайшее время совместными усилиями упомянутых партнеров и компании «А3ТЕХ УКРАИНА» планируется начать поставку техники и внедрение лучших украинских технологий по выращиванию фасоли и сои в Бразилии.

Председатель Правления Федерации органического движения Украины Евгений Милованов с оптимизмом отметил, что уже в этом сезоне планируется выращивать до 1000 га фасоли по органическим технологиям, что позволит не только оздоровить почву, но и укрепить конкурентоспособность отечественных производителей бобовых культур, в том числе и при экспорте в Бразилию, ведь в этой стране стремительно растет спрос на органические продукты и Украина имеет колоссальные перспективы в этом смысле.

В рамках подписанных долгосрочных контрактов планируется широкомасштабный экспорт украинской горчицы (прежде всего, белой) урожая 2017 г. в Бразилию и другие страны Латинской Америки, добавил также коммерческий директор компании Broeder Representações Маурисио Паранхос де Мораес.

Украина. Бразилия > Агропром > ukragroconsult.com, 25 марта 2017 > № 2116846


Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 24 марта 2017 > № 2144793 Максим Тимченко

Гендиректор ДТЭК Тимченко: Энергорынок должен быть построен на конкурентной, а не директивной модели

Эксклюзивное интервью генерального директора "ДТЭК" информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: ДТЭК заявил о потере контроля над своими предприятиями в неконтролируемой части Украины. Чем отличается ситуация 1 марта и 15 марта для этих компаний?

Ответ: К сожалению, произошло то к чему постепенно двигалась ситуация с блокадой. Мы говорили: есть серьезный риск, что "местные правители" будут использовать блокаду для того, чтобы фактически захватить наши предприятия. Так и произошло.

После попыток разблокировать ключевой перегон Ясиноватая-Скотоватая мы получили уведомление с требованием перерегистрироваться в непризнанных республиках и обеспечить платежи налогов на неконтролируемых территориях. Это для нас было неприемлемо ни при каких обстоятельствах.

Вопрос: Что именно произошло?

Ответ: Приведу пример шахты "Комсомолец Донбасса". Это одна из лучших шахт в украинском углепроме. В период блокады шахта продолжала свою работу благодаря поставкам угля на Луганскую ТЭС. Это единственный перегон, который позволял нам поставлять уголь шахты на свою станцию, а, следовательно, и сохранять рабочий режим предприятия, платить шахтерам зарплату. 13 марта руководители наших предприятий получили копии документов, которые свидетельствуют о регистрации "государственных предприятий" "ДНР" с такими же названиями, приказ о начале инвентаризации на наших предприятиях и запрет на отчуждение нашего имущества. За этим последовало требование уплаты налогов в бюджеты так называемых "ЛДНР". Естественно, эти условия были для нас неприемлемы.

Вопрос: Как вы оцениваете возможность вывоза угля с ваших предприятий на НКТ? Можно ли продать такой уголь в Украину или он пойдет на территорию России?

Ответ: Существует две ключевые причины, по которым этот уголь невозможно продать: отсутствие рынка сбыта и нелегальный статус этой продукции.

Начнем с рынков сбыта. Три наших угольных объединения, которые добывают антрацит на неконтролируемых территориях ("Свердловантрацит", "Ровенькиантрацит" и "Комсомолец Донбасса") в этом году должны были добыть 12,8 млн тонн угля. С учетом того, что потребление внутри зоны АТО составляет порядка 2,2 млн тонн на Старобешевской ТЭС "Донбассэнерго", то остается около 10 млн тонн угля без рынка сбыта.

Теперь смотрим на Российскую Федерацию. Там объем производства товарной продукции где-то в районе 12 млн тонн антрацита, из которого внутреннее потребление составляет около 3,5 млн тонн. Из 3,5 млн тонн 85% потребления приходится на Новочеркасскую ГРЭС, которая находится в Ростовской области и принадлежит "Газпрому". Она – ключевой, если не единственный покупатель угля ростовских шахт. Получается, что Украина остается незаменимым рынком сбыта для антрацита, который добываются на неподконтрольной территории.

Неспециалисты в угольном бизнесе могут предположить, что если Украина этот теперь уже нелегальный уголь брать не будет, а России он не нужен, то существует "экспортное направление". Но качество этого угля не соответствует требованиям внешних рынков. Средний уровень содержания серы в украинском антраците – 1,7%, а в угле марки "Т" – 2,6%. Необходимая для экспорта норма – 0,9% и ниже. Простым языком – экспорт для этих углей закрыт.

Вторая причина – "токсичный" юридический статус этого угля. Мы уже зарегистрировали уголовное производство по нашим предприятиям. Подано заявление в полицию, и возбуждено 11 уголовных дел. Будут наложены аресты на все движимое и недвижимое имущество по списку, который мы передали. Это означает, что производство и вывоз любой продукции является уголовным преступлением. И у нас появились все юридические основания для того, чтобы при обнаружении факта потребления этой продукции предъявлять претензии.

Первое, что мы сделали – отправили предупреждение "Донбассэнерго", чья Старобешевская ТЭС работает на НКТ. Когда на шахту "Комсомолец Донбасса" пришли "деятели" из самопровозглашенных республик, первое, что они сказали: мы будем брать 5 тыс. тонн угля в сутки для этой станции. И в день нашего публичного обращения – 21 марта – "Донбассэнерго" объявило о потере контроля над Старобешевской ТЭС.

Аналогичный набор действий мы предпринимаем в адрес Новочеркасской ГРЭС, которая является вторым объектом потенциальных поставок угля. Станция принадлежит "Газпрому", чьи ценные бумаги торгуются более чем на 10 биржах. ГРЭС в ближайшее время получит аналогичное письмо-уведомление. Мы также планируем направить письма-предупреждения на все биржи.

Вопрос: Кто еще может выступить покупателем этого антрацита?

Ответ: В целом у нас есть список из 32 компаний, которые потенциально могут этот уголь покупать. Каждой из них мы направим подобное письмо. Сегодня в компании создан отдельный "штаб", в котором первую скрипку играют юристы. Мы предупреждали с самого начала, что всеми доступными юридическими способами мы будем защищать нашу собственность и нашу продукцию. Аналогичную юридическую позицию занимает "Метинвест", с которым мы координируем свои действия. Фактически, как я сказал, какое-либо взаимодействие с "национализированными" предприятиями может квалифицироваться, как соучастие в преступлении.

Вопрос: После захода вооруженных людей на предприятия будут ли продолжать на них свою работу их сотрудники и руководители?

Ответ: Самое трагичное, что пострадали люди, притом, что там и так хватало страданий за эти три года. У нас на НКТ работает 36 тысяч человек, и обеспечить всех работой здесь, к сожалению, невозможно. Все что попадало в руки местных "деятелей" либо останавливалось, либо уничтожалось, либо разворовывалось. Со своей стороны, мы предложили сотрудникам рассмотреть возможность трудоустройства на других предприятиях "ДТЭК". Сегодня обратилось более 500 человек, в основном это управленцы.

Вопрос: Как вы оцениваете ситуацию с возможным возвратом контроля над своими активами, если президент отменяет свой указ о блокировании? Насколько реален этот сценарий?

Ответ: Сомневаюсь, что в ближайшие месяцы что-то произойдет. Тут ключевым фактором является время. Чем позднее эти "деятели" осознают последствия и невозможность нормально работать на этих предприятиях, тем драматичнее могут оказаться разрушения и тем меньше шансов восстановить их полноценную работу. В настоящее время я не вижу никаких предпосылок. Все разговоры на международном уровне, что это не отъем собственности, что это временная администрация – это разговоры для наивных людей.

Вопрос: Если шахты будут остановлены, насколько могут быть опасными экологические последствия?

Ответ: Последствия могут быть катастрофическими. Это один из базовых принципов – шахта не может быть закрыта просто так. Шахты, которые не добывают уголь по 10-15 лет, все равно работают в процессе откачивания воды и дегазации. 100-200 человек обязаны круглосуточно поддерживать безопасность на таких предприятиях.

Например, в Донецкой области к шахте "Комсомолец Донбасса" примыкают еще пять ликвидированных шахт. От них, по подземным трещинам, которые с каждым годом увеличиваются, подземные воды поступают к работающей шахте. И если в 2014 году объем откаченной воды составлял порядка 5 млн куб. м, то в 2016-м ее количество уже до 12 млн куб. м. По объему это можно сравнить с огромным глубоким озером. В случае его выхода на поверхность, будет затоплено порядка 200-300 га земельных участков, а это почти два киевских ботсада. Шахтные воды не отличаются кристальной чистотой, поэтому помимо подтопления, есть перспектива загрязнения питьевой воды и ухудшения эпидемиологической обстановки.

В Луганской области на каждом из двух угледобывающих предприятий за год откачивается еще больше – почти по 30 млн куб. м воды.

Я говорю это с абсолютной уверенностью потому, что мы сталкивались с подобной ситуацией в августе 2014 года. Тогда из-за боевых действий "Комсомолец Донбасса" полностью лишился энергоснабжения и до полного затопления шахт оставались считанные часы. Причем без возможности дальнейшего восстановления. Я помню, как наши энергетики под обстрелами восстанавливали энергоснабжение, и мы спасли шахту. С учетом того, что нынешнее отношение к технике безопасности, скорее всего, очень поверхностное, перед этими шахтами стоит реальная угроза быть уничтоженными без пуль и снарядов. А вместе с ними и у всех близлежащих населенных пунктов.

Помимо этого, в обеих областях существует реальная угроза неконтролируемого выхода метана.

Вопрос: Перейдем к теме финансового состояния компании. ДТЭК уже начал общение с держателями своих еврооблигаций, чтобы рассказать о возможных последствиях и рисках?

Ответ: Конечно. Мы проходим сложный путь, связанный с реструктуризацией наших обязательств. В декабре прошлого года мы подписали реструктуризацию со всеми держателями облигаций и сегодня у нас сделан выпуск до 2024 года. Там условия подъемные для компании. После того, что произошло, мы сделали официальное заявление, что эти события не повлияют на выполнение наших обязательств по обслуживанию еврооблигаций. На прошлой неделе в рамках инвестиционной конференции Dragon Capital мы проводили встречи с крупнейшими фондами – держателями наших ценных бумаг. Наша коммуникация с инвесторами постоянна и предельно открыта.

Вопрос: Как блокада в целом отразится на Украине?

Ответ: Тут есть несколько серьезных негативных последствий блокады, о которых говорилось в течение месяца. Летом прошлого года, если помните, была забастовка железнодорожников Донецкой железной дороги. Если смотреть помесячную динамику ВВП в стране, то единственный месяц, когда этот показатель снизился на 3% был как раз тогда, когда были остановлены ж\д поставки из зоны АТО. Поэтому вся эта ситуация, безусловно, отразится на росте промышленного производства, если он вообще будет, отразится на ВВП и в целом на торговом балансе.

Ситуация с отсрочкой транша МВФ заставила всех активно собирать точную экономическую информацию. Мы передали в министерство финансов данные, что захваченные предприятия "ДТЭК" уплатили в 2016 году свыше 4 млрд грн налогов. Цифры прогнозных потерь по 2017 году – около 5 млрд грн.

Есть риски и для национальной валюты, потому что сегодня антрацит есть только на неконтролируемой территории, и альтернатива этому – импорт. Даже с учетом антикризисных инициатив руководителей отрасли, а они касаются в основном увеличения объема производства "Энергоатома" и увеличения производства станций, которые работают на марке "Г", нам до конца этого года все равно нужно около 5 млн тонн именно антрацита. Это значит дефицит внешнеторгового баланса увеличится еще на $0,5 млрд.

Также прямым последствием блокады станет рост оптовой рыночной цены на электроэнергию. В своих тарифах это почувствует украинская промышленность.

Все это – результат работы депутатов-популистов и псевдоэкспертов, а на самом деле разрушителей экономики страны, последствия действий которых почувствует каждый украинец. Я надеюсь, наступит как минимум политическая ответственность инициаторов блокады за потерю Украиной своих промышленных предприятий, неизбежный рост тарифов и снижение уровня жизни.

Вопрос: Существует ли необходимый нам угольный ресурс на внешнем рынке?

Ответ: Его можно привезти. Мы рассмотрели все предложения, которые сейчас есть на мировых рынках угля. Ключевые продавцы – ЮАР, Азия и Австралия. Уголь найти можно, вопрос в его стоимости. Сейчас в тарифе тепловой генерации заложена цена угля – 1730 грн за тонну. При этом текущие предложения на импортный уголь соответствующего требованиям ТЭС качества находится в диапазоне $100-110/тонна с доставкой на станцию. Дальше расчет очень прост. Берем необходимый объем 5 млн тонн, умножаем на цену и получаем величину дополнительной финансовой нагрузки на энергетический сектор Украины. Это все, не стоит забывать, валютные платежи на условиях предоплаты.

Вопрос: Есть ли уже договоренности по импорту угля ДТЭК?

Ответ: До конца года мы видим потребность более 2 млн тонн. Сегодня одно судно уже законтрактовано, мы ожидаем поставку в начале мая. По остальным ведем переговоры. На этой неделе мы должны утвердить коммерческую стратегию обеспечения наших ТЭС углем до конца года.

Вопрос: Финансового ресурса у компании хватает?

Ответ: Это вопрос к эффективности управления, в том числе, государственного. У нас в 2013 году был принят закон №663 "О рынке электроэнергии". В переходных положениях написано, что ГП "Энергорынок" будет существовать до середины 2017 года. В связи с тем, что про этот закон никто не вспоминал и толком его не реализовывал, а сейчас у нас будет новый закон, то про него забыли.

В то же время "Ощадбанк", начиная с этого года, по формальному признаку не может продлевать кредитные линии для "Энергорынка". Ведь по "забытому" закону №663 это госпредприятие должно прекратить свое существование. Это означает, что "Ощадбанк" закрывает кредитную линию, и начинают "вымываться" деньги с энергорынка. Получается, что когда нужны деньги на закупку импортного угля, у нас из-за юридических казусов нет такой возможности, теряется этот финансовый ресурс.

Второй вопрос – это тарифы тепловой генерации, которые сегодня не дают возможность ни закупать импортный ресурс, ни серьезно инвестировать в отечественную угледобычу. Если не будет проблем с продлением кредитных линий, и будет адекватный тариф, тогда мы будем способны полностью обеспечить углем потребности наших ТЭС.

Вопрос: По переводу блоков ТЭС на газовую группу угля с антрацитовой. Готовы ли вы сейчас серьезно подойти к этому вопросу?

Ответ: Существует расхожий миф о том, что в Украине переизбыток угля марки "Г" и только отсутствие соответствующих блоков ТЭС заставляет энергетиков потреблять антрацит. В реальности дела обстоят совсем иначе – в конце прошлого года мы были вынуждены импортировать марку "Г" из Польши, потому что в связи с падением добычи угля на контролируемой территории, в Украине образовался дефицит даже этой марки. Вот к чему привели игры политиков в "дешевый" украинский уголь. Отрасль реагирует на ценовую дискриминацию очень прогнозируемо – снижением добычи. Поэтому, прежде чем вкладывать миллиарды в перевод блоков с антрацита на марку "Г", нужно быть уверенным, что этот уголь есть в наличии. На данный момент этого угля нет, а для того, чтобы он появился, нужны огромные инвестиции в угледобычу.

Кроме того, существуют важные организационно-технические моменты. Например, для того, чтобы перевести блоки Приднепровской ТЭС с одной марки угля на другую, нам нужно вывести их из работы на 9-12 месяцев. Блоки Приднепровской и Криворожской ТЭС близки к окончанию их паркового ресурса, они проработали в энергосистеме по 40-50 лет и требуют обязательной реконструкции уже через 4-8 лет. У нас есть только два блока, которые прошли реконструкцию на Криворожской станции, которым мы продлили ресурс на 15-20 лет. Поэтому нам нужно говорить сегодня о новом строительстве блоков, а не о закапывании денег в переоборудование старых на другое топливо. Этот вопрос должен ставиться государством в рамках обсуждения энергостратегии.

Ситуация в энергетике Украины остается критичной, поэтому тактической задачей сегодня является способность нести максимальную нагрузку на блоках марки "Г", наладить устойчивую поставку импортного ресурса по остаточному принципу. Там же, где узлы в энергосистеме требуют работы наших антрацитовых станций – переводить на газовый уголь минимальное количество блоков, а в перспективе говорить о строительстве новых.

Вопрос: Будет ли ДТЭК увеличивать мощность добычи на "Павлоградугле" марки "Г" по текущему году? Какие планы по импорту этого угля из Польши?

Ответ: С учетом перераспределения угольного баланса нам необходимо дополнительно около 2-3 млн тонн. У нас высвобождается ресурс, который мы поставляли на расположенную на НКТ Зуевскую ТЭС с наших угольных объединений, которые находятся на контролируемой территории. Мы и в прошлом году импортировали из Польши марку" Г", в этом году в планах – до 500 тыс. тонн.

В остальном фокус на наращивании собственной добычи. Для того чтобы увеличить объем добычи нужно инвестировать в "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь". И опять же вопрос экономики, поскольку инвестировать можно только тогда, когда ты понимаешь, что эти инвестиции защищены и у тебя вообще есть ресурс для инвестиций.

Вопрос: Что должно послужить гарантией?

Ответ: Первое, что нам нужно – это правила игры в ценообразовании. Мы всегда говорили, и в этом году, и в прошлом, и в позапрошлом, что цена на уголь должна быть рыночной, и должен быть четкий, понятный индикатор для ее определения. Нам, по большому счету, все равно, как эта формула называется или определяется. Самое главное, чтобы это были правила игры, которые уважаются государством. Когда цены на уголь растут, мы готовы больше инвестировать и развивать этот бизнес, а когда рыночные цены идут вниз – мы готовы "ужиматься".

Когда у нас все отдано на настроения чиновника или на политическую волю, как можно в этой ситуации инвестировать? Никак! Почему у нас достаточно активно развивалась "зеленая энергетика" и много западных компаний приходило в Украину, строили или планировали строить большие мощности? Потому что есть закрепленная законом система тарифообразования, защищенная на несколько лет. Ты вкладываешь, получаешь возврат на капитал и понимаешь, что ты защищен.

В случае с угольным бизнесом защиты у нас нет никакой с точки зрения ценообразования. Формула, когда она привязана к рыночным индикаторам или индексам, является, по моему мнению, самым объективным показателем, потому что на него повлиять невозможно. Каждый день формируется цена на уголь, каждый человек может ее с калькулятором посчитать. Главное, чтобы калькулятор хорошо работал – правильно и объективно.

Можно брать индекс API2 в Европе, можно брать API4 в Южной Африке, можно брать любой индекс. Преимущество в том, что это неоспоримая величина, которой нельзя манипулировать. Российский рынок для нас закрыт. У польского рынка очень маленькая ликвидность и этого угля немного – мы можем привести 1-2 млн тонн. Соответственно, API2 – это самый ликвидный и самый большой рынок энергетического угля.

К сожалению, регулятором был введен 12-месячный лаг. На начало года индекс был около $40, а закончили год на $85 и из-за этой разницы в действующем тарифе цены на уголь были заложены ниже реального рынка. Пока Украина могла обеспечивать себя углем эта ситуация замалчивалась, но с потерей шахт Донбасса очевидное несовершенство формулы стало критическим. Нужно везти антрацит, но заложена цена $66 плюс около $15 перевалка и доставка, т.е. $82. Все, что реально можно привезти, и это подтверждают эксперты, по цене $100. Где брать эти лишние $20 на тонну? Ответа ни у кого нет.

Продолжаются манипуляции общественным мнением по поводу разных цен для разных марок угля, для отечественного и импортного ресурса. У меня вопрос: господа, вы не наигрались с ценами на антрациты и блокадами? Теперь будем играть с маркой "Г"?

Добыча угля – это капиталоемкий бизнес. Для того, чтобы иметь достаточный объем угля, не говоря уже о его увеличении на 1-3 млн тонн, постоянно нужно инвестировать. В условиях, когда стоит острая необходимости существенно наращивать добычу, вопрос в значительном увеличении инвестиций это даже не стратегический выбор, а жизненная необходимость. На проходку, поддержание мощностей добычи, наземную инфраструктуру потребуются значительные инвестиции. В такой ситуации кому вы хотите доверить вопрос ценообразования – псевдоэкспертам из фейсбука, которые выполняют политический заказ, или реальному глобальному рынку угля? Странно, что в газовом секторе вопрос рыночного ценообразования на базе европейских индексов ни у кого не вызывает отторжения. А ведь уголь в нашей стране обогревает и освещает миллионы людей.

Вопрос: Как покрыть разницу в $20 тарифе, о которой вы говорите?

Ответ: Насколько я знаю, сегодня открыта дискуссия по ценообразованию на уголь. И наша позиция – должны быть рыночные индикаторы. Любые, но обязательно рыночные, чтобы это работало как временная мера до внедрения нового энергорынка, построенного на конкурентной, а не директивной модели. И чтобы это была реальная цена, по которой можно импортировать уголь. В этой ситуации самое главное – скорейшее принятие и имплементация закона №4493 "Про рынок электроэнергии". Чем быстрее этот закон заработает, тем быстрее спадет вся эта публичная дискуссия о ценообразовании.

Вопрос: Прокомментируйте мнения, что последний месяц ТЭС Украины работают с повышенной рентабельностью и этот ресурс покроет эти $20.

Ответ: В марте у ТЭС условно высокие тарифы, но наша доля в общем объеме генерации рекордно низкая. Это имеет логическое объяснение – чрезвычайная ситуация в энергетике, дефицит антрацита, и увеличение выработки "Энергоатома" и "Укргидроэнерго". Но не только в объемах дело. Тариф ТЭС, который мы видим на сегодняшний момент, в среднем за март где-то 1,7 грн/кВт-ч, но для того чтобы покрывать сегодняшнюю цену угля под 3 тыс. грн и иметь хотя бы 5% рентабельность, тариф должен быть не менее 1,9 грн/кВт-ч.

Уголь нужно контрактовать уже сейчас, но на рынке требуется 100% предоплата и эти деньги должны быть накоплены. Если сегодня регулятор скажет, что мартовский тариф продлевается до конца года, тогда можно за счет тарифного источника разговаривать об аккредитивах с банками. Пока действует декабрьское постановление регулятора, согласно которому средний тариф по году у нас будет 1,3 грн/кВт-ч, импортировать уголь невозможно.

Вопрос: Какие есть альтернативы импорту угля?

Ответ: Когда уголь ехал из зоны АТО, стоимость топлива было 1730 грн за тонну. Эта возможность закрылась из-за блокады. Тот случай, о котором вы говорите, это включение газомазутных блоков. Мощности у нас есть, но если сейчас покупать газ и включать эти блоки, как альтернативу, то получается, мы топливо будем сжигать эквивалентно цене 4300 грн за тонну угля. Если не будет выделен ресурс, если не будет нормальная ситуация по тарифу в этом году и, как следствие, не будет привозиться импортный уголь, то мы переходим на газомазутные блоки и фактически это будет стоить 4300 грн вместо цены 2800 грн. Таким образом, топливная составляющая в тарифе на электроэнергию будет увеличена драматически.

Вопрос: Какой потенциал увеличения добычи на ваших шахтах при вложении инвестиций?

Ответ: В этом году в Доброполье у нас план по рядовому углю 3,8 млн тонн. Я думаю, мы сможем говорить об увеличении до 5 млн тонн. По Павлограду из-за существующих там технических ограничений 19-20 млн тонн – это тот объем, который мы должны добывать. Если мы выйдем на объем добычи рядового угля около 25 млн тонн по этим двум объединениям, этого, исходя из наших расчетов, будет достаточно.

Вопрос: ДТЭК рассматривает возможность покупки государственных шахт, или проще инвестировать в свои активы?

Ответ: Пока у нас нет никаких планов по расширению угольного бизнеса с точки зрения покупки новых активов.

Сегодня у нас есть два угольных объединения – "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь". Когда в 2005 году мы покупали "Павлоградуголь" его объем добычи был 10 млн тонн, а в 2016 году он более 19 млн тонн. Это пример того, что может делать эффективный частный инвестор.

При том уровне добычи мы бы сегодня кричали, что у нас не 9 млн тонн антрацита не хватает, а 20 млн тонн. Наличие угля марки "Г" в стране – это во многом результат наших инвестиций в развитие угольного бизнеса, которые за десять лет составили более $2 млрд. Это ответ на вопрос, куда тратятся кредитные средства и какой эффект. Сегодня мы сбалансируем наши потребности через инвестиции в "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь".

Вопрос: Рассматривает ли "ДТЭК" возможности перехода от тепловой генерации на альтернативные источники энергии?

Ответ: Мы не только рассматриваем, мы это делаем. Например, Ботиевская ВЭС на 200 МВт, которую мы построили. Сегодня, несмотря на происходящее, мы находимся в активной фазе переговоров с General Electric по постройке новой станции на 200 МВт – Приморской ВЭС. У них большой интерес зайти на этот рынок и заниматься серьезными проектами. Плюс консорциум банков. В основном это будут немецкие банки с государственной гарантией. Если мы сможем сформировать пул банков, которые не испугаются инвестировать в Украину, и договориться с GE, то развитие ветровой генерации ускорится.

Стратегия "ДТЭК" во многом выстроена на замене выбывающих мощностей на мощности "зеленой генерации" – это ветроэнергетика и солнечная энергия. Сегодня мы начинаем запуск нашего пилотного проекта солнечной электростанции в Херсонской области. Проект небольшой, на 10 МВт, но мы хотим попробовать, и, я думаю, этот пилот при наличии финансирования мы будем дальше расширять. Это наши инвестиции в будущее, в новую генерацию.

Если говорить о тепловой генерации, то все расчеты показывают, что в ближайшие 20 лет страна не откажется от угля. Нам нужно оптимизировать тепловую генерацию, где у нас избыточные мощности и точечно подходить к вопросу строительства новых экологически чистых угольных энергоблоков. Поэтому подойти к вопросу проектирования мы сможем где-то через 3-4 года. Пока, в ближайшие 10 лет, видим работу на тех мощностях, продление ресурса, которых мы сделали. Это 18 из 21 блока, которые прошли модернизацию в Украине. Но если строить новые мощности, то сегодня наш приоритет находится в солнечной и ветроэнергетике.

В целом стратегический приоритет ДТЭК – это построение энергонезависимой Украины. Здесь у нас три ключевых направления.

Первое – наращивание добычи газа. В этом году мы добыли 1,6 млрд куб. м газа – это абсолютный рекорд за всю историю частной газодобычи Украины. Также реализовали газ, который добыли в 2015 году, но не могли продать ранее из-за судебных ограничений.

Второе – увеличение собственной добычи углей марки "Г". Это означает концентрация инвестиций на двух наших угольных объединениях "Палоградуголь" и "Добропольеуголь". Потенциальный прирост добычи составит не менее 2 млн тонн угля.

Третье – развитие новой, "зеленой" генерации. И тут наши амбиции – строительство 1 ГВт мощности в перспективе пяти лет.

Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 24 марта 2017 > № 2144793 Максим Тимченко


Россия. СЗФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 марта 2017 > № 2137306 Евгений Спиридонов

«Выдать согласно списку».

Рассказывает Евгений Иванович Спиридонов.

В журнале «Советская милиция» работал с 1974 года главным художником, начальником отдела иллюстраций, а затем в этой же должности в Объединённой редакции МВД России до 1994 года. После выхода в отставку 10 лет возглавлял Книжную редакцию. Полковник милиции в отставке.

Что мне доведётся посвятить большой отрезок жизни работе в редакции журнала «Советская милиция», я никогда не смог бы и предположить. После окончания полиграфического института в Ленинграде меня назначили заведующим отдела иллюстраций в газете «Смена» – первой советской молодёжной газете, выходившей с 1919 года. Через некоторое время, в 1971 году, меня пригласили на собеседование в ЦК ВЛКСМ и после этого перевели в редакцию «Комсомольской правды» – также заведовать отделом фотоиллюстраций. Затем – работа в журнале «Дружба народов».

Тогда я много занимался художественным оформлением различных изданий, в результате расширялся круг знакомых журналистов. Однажды главный редактор журнала «Советская милиция» Николай Иванович Ветров попросил сделать новый эскиз обложки издания. Видимо, работа ему понравилась, потому что вскоре он пригласил меня, чтобы сделать неожиданное предложение, которое я так же неожиданно для себя принял. В итоге после прохождения необходимых проверочных процедур мне присвоили специальное звание «капитан милиции» и назначили начальником отдела иллюстраций, – главным художником редакции журнала.

Перед нашим отделом поставили задачу: чтобы в каждом номере журнала выходил снимок или фоторепортаж, иллюстрирующий деятельность милиционеров из какой-либо советской республики. Но это сегодня можно мгновенно получить фото хоть с другого конца света, а тогда, при отсутствии электронной почты, задача была не из лёгких. Мы нашли выход.

В штате каждого управления внутренних дел числился информационный отдел, в котором работали фотографы. По решению главного редактора им выписывали удостоверения внештатных корреспондентов журнала «Советская милиция». Задания передавали по телефону, и эти люди активно снабжали нас очень качественными снимками. Фотографии передавали через наряды транспортной милиции, которые сопровождали пассажирские поезда. Практически ежедневно кто-то из сотрудников отдела отправлялся на один из железнодорожных вокзалов Москвы за корреспонденцией. Поэтому мы довольно оперативно получали материалы о том или ином событии.

Следует отметить, что авторам опубликованных снимков выплачивали гонорар. Так что с «Советской милицией» охотно сотрудничали фотокорреспонденты и крупных столичных изданий – «Комсомольской правды», «Известий», «Правды», «Огонька» и других…

Николай Иванович Ветров поддерживал многие хорошие и интересные начинания, особенно когда редакция переехала в отдельный особняк на Ивановской улице. Вскоре он поручил мне оформить стенды для будущего музея издания. Тогда же мы начали прорабатывать вопрос, чтобы в каждом номере печатать вклейку с цветными фотографиями – большая редкость по тем временам. Через некоторое время и музей, и работа над вклейкой удивительным образом пересекутся…

На открытие экспозиции пригласили недавно назначенного заместителем министра внутренних дел СССР Юрия Чурбанова, нашего куратора. Он приехал, с интересом осмотрел стенды. Затем направился по кабинетам, чтобы увидеть, в каких условиях мы трудимся.

Зашёл и в мою «берлогу», да тут же с порога: «И этот здесь! Ты же в Ленинграде работал?»

Действительно, мы познакомились с ним там в мою бытность заведующим отдела фотоиллюстраций газеты «Смена». Он тогда возглавлял отдел в ЦК ВЛКСМ и частенько приезжал к нам в город по комсомольским делам.

Юрий Михайлович задержался немного пообщаться. Подробно рассказал ему, как собирали экспозицию. Когда Чурбанов узнал, что руковожу здесь отделом иллюстраций, сразу же предложил «жаловаться»: мол, чего не хватает?

Не особо веря в успех, признался, что редакция уже давно планировала делать в каждом номере вставку с цветными фотографиями. Однако для этого требовались не только хороший японский фотоаппарат (по тем временам – ужасный дефицит) с большим запасом фотоплёнки для цветной съёмки, но и специальная фотолаборатория, в которой сможем печатать цветные снимки.

Чурбанов выслушал и сказал: «Пока мы будем беседовать с редактором в его кабинете, подготовь список всего необходимого. Решим вопрос». Через несколько минут докладная была готова. Он внимательно её прочитал и расписался под своей резолюцией «Выдать согласно списку».

На следующее утро эта бумага уже лежала перед начальником отдела технического снабжения. Тот долго размышлял, как выполнить поручение. Дело в том, что вся нужная аппаратура на складе была, но её подготовили по заявке одного из учебных заведений министерства. А тут мы со своей резолюцией замминистра…

В конце концов редакция журнала получила свою фотолабораторию для цветной печати и мы смогли делать в очередных номерах журнала вставки с цветными фотографиями.

Правда, на редакцию и лично на меня долго обижались ребята из института. Но со временем мы пришли к «мирному соглашению» – им закупили новую аппаратуру, а в журнале вышло несколько публикаций об их вузе.

Россия. СЗФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 марта 2017 > № 2137306 Евгений Спиридонов


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2132040 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев отметил рост промышленного производства в России в ходе итогового заседания Коллегии Минпромторга России.

Сегодня, 24 марта 2017 года, состоялось итоговое заседание коллегии Минпромторга России «Об основных результатах деятельности Министерства промышленности и торговли Российской Федерации в 2016 году и целях и задачах на 2017 год».

Открыл мероприятие Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. В своем выступлении премьер-министр отметил роль Минпромторга России в процессе текущего экономического развития.

"Минпромторг работает там, где в советские времена работало более десятка отраслевых министерств. Жизнь изменилась, экономика изменилась. И сегодня речь идёт уже не об индустриализации образца прошлого века, а об управлении промышленным развитием в условиях открытой, современной рыночной экономики, в условиях технологического обновления, революционных изменений в производстве, когда государство уже не может командовать промышленностью, а укрепляет её конкурентоспособность, действуя только через формирование норм регулирования, поддерживая перспективные направления, развивая систему специализированных институтов. И конечно, действуя в кооперации с партнёрами по интеграционным форматам", - сказал глава Правительства Российской Федерации.

Затем Дмитрий Медведев остановился на текущих показателях развития промышленного производства. Он сообщил, что на поддержку отдельных отраслей промышленности в этом году планируется направить 107 миллиардов рублей. По его словам, в 2016 году рост производства составил около 1,5%. Среди лидеров - оборонно-промышленный комплекс: здесь увеличение составило 10%. Кроме того, в полтора раза выросло производство сельхозтехники. Отметил Глава Правительства и достижения в фармацевтической отрасли.

"Растёт российский лекарственный рынок. Нам важно обеспечить развитие собственного производства – как дженериков, так и современных, инновационных препаратов. При этом в перечне жизненно необходимых лекарственных препаратов доля российских лекарств продолжает увеличиваться. В настоящее время она достигла почти 77%. Я считаю, что это весьма серьёзное достижение последних лет", - подчеркнул Дмитрий Медведев.

По словам премьер-министра, продолжится курс на сбалансированное импортозамещение: Минпромторгом России утверждено 22 отраслевых плана. Система субсидий и инструментов, включая программы Фонда развития промышленности, нацелена на решение этой задачи.

"Но, как я уже неоднократно говорил, импортозамещение не является самоцелью. По каким-то позициям мы можем быстро наладить выпуск аналогов, а по каким-то позициям должны обеспечить долгосрочный технологический суверенитет. Особенно это касается оборонной составляющей", - сказал Дмитрий Медведев.

Кроме того, Глава Правительства отметил позитивные результаты в авиационной промышленности и судостроении.

"Образована недавно Авиационная коллегия. Она призвана обеспечить координацию федеральных ведомств в этой сфере, создавать условия, чтобы российские перевозчики заказывали конкурентоспособную российскую авиатехнику. В судостроении прирост производства гражданской продукции составил 11%, в авиастроении – почти 20%", - рассказал Дмитрий Медведев.

В основной части программы заседания Коллегии Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров представил доклад «Об основных результатах деятельности Министерства промышленности и торговли в 2016 году и целях и задачах на 2017 год». Он сообщил, что за последние полгода опережающий индекс производственной активности вырос до 55% впервые за шесть лет.

Говоря о выстроенной системной взаимосвязи региональной и федеральной промышленной политики глава Минпромторга России отметил возможности для работы по новым направлениям производственного роста. Так, на 2017 год поставлена задача запустить механизмы развития трех отраслей – машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности, индустрии технических средств реабилитации, а также высокотехнологичной отрасли переработки промышленных и бытовых отходов.

По словам Дениса Мантурова, символично, что именно в год экологии завершается трёхлетняя совместная работа с бизнесом по подготовке 51 справочника наилучших доступных технологий. Их внедрение во всех секторах экономики потребует до 2030 года инвестиций в объёме более 8 трлн. рублей. Это, в свою очередь, создаст спрос на продукцию российских машиностроителей, поскольку в справочниках предусмотрено применение преимущественно отечественного оборудования. Как отметил глава Минпромторга России, благодаря этому будет возможность не только нарастить уровень конкурентоспособности внутри страны, но и выйти на глобальный рынок за счёт мер поддержки, которые отражены в утверждённом приоритетном проекте «Международная кооперация и экспорт».

Говоря о сфере торговли, Денис Мантуров обратил внимание на то, что в данном секторе экономики в России заняты более 13 млн. человек, и он занимает второе место по вкладу в ВВП, составляя порядка 16%.

"Перед нами стоит амбициозная задача – используя широкий инструментарий господдержки, увеличить динамику роста промышленности и её технологический потенциал. Для этого в большинстве высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих целые сектора экономики, необходимо не просто продвинуться вверх по цепочке добавленной стоимости, а делать это ускоренным темпом. По многим направлениям нам придётся быстро расшивать застарелые узлы технологической зависимости, избегая при этом самоизоляции, и даже, наоборот, активно конкурируя с импортом внутри страны и завоёвывая таким образом статус равноправных технологических партнёров на глобальном рынке", - заключил глава Минпромторга России.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин в своем выступлении призвал Правительство Российской Федерации оказать поддержку российским предприятиям ОПК в производстве медицинского оборудования вместо того, чтобы ежегодно выводить за рубеж средства на его закупку за границей.По его словам, отдельные предприятия занимаются таким производством, но в связи с их ориентацией на оборонную промышленность, у них нет навыков выхода на "гражданские рынки".

Замглавы Правительства Российской Федерации Аркадий Дворкович отметил необходимость повышения качества российских перевозок. Это напрямую, по словам вице-премьера, зависит от таких факторов, как качество автомобилей и состояние дорог. Он выразил мнение, что Минпромторгу России необходимо проработать меры поддержки иностранных производителей грузовой техники, которые намерены локализовать производство своей продукции в России.

Министр Михаил Абызов, ответственный за организацию работы правительственной комиссии по координации деятельности «Открытого правительства», в свою очередь отметил, что за последний год по результатам последней независимой оценки Минпромторг России в 2 раза улучшил свои позиции в рейтинге открытости ФОИВ.

"Это стало возможным благодаря, в том числе, активному внедрению таких инструментов, как новый формат работы общественного совета, работы информационных систем и ресурсов Министерства. Сайт Минпромторга вошёл в тройку наиболее качественных и интересных ресурсов с точки зрения пользователей", - сказал Михаил Абызов.

В завершение программы итогового заседания коллегии Денис Мантуров вручил государственные награды руководителям промышленных предприятий, представителям регионов РФ и работникам Минпромторга.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2132040 Дмитрий Медведев


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 марта 2017 > № 2125922 Алексей Хлебников

Перспективы и проблемы сирийских переговоров в Астане

Алексей Хлебников

Переговоры в Астане показали, что Россия, Турция и Иран могут сотрудничать в Сирии. Однако инициативы, запущенные неарабской тройкой, нуждаются в поддержке арабских стран, поэтому так важно, что к ним присоединилась Иордания, которая может неформально представлять Саудовскую Аравию и страны Залива. Новый этап переговоров в Женеве будет хорошим тестом серьезности астанинского формата

В середине марта прошел очередной раунд сирийских переговоров в Астане. Многие воспринимают этот формат как попытку Москвы перетянуть одеяло на себя и создать альтернативу проходящим под эгидой ООН переговорам в Женеве. Однако Астана не собирается отменять Женеву; основная задача встреч в Астане – создать дополнительную платформу для сторон – участников конфликта в Сирии, чтобы те имели возможность обсуждать острые вопросы и мелкие детали и выходить на женевские встречи уже готовыми к дальнейшей дискуссии и компромиссам.

В Астане представители вооруженной сирийской оппозиции и правительства впервые за много лет сидели вместе в одном помещении и слушали вступительные речи друг друга. Впервые за время войны группы вооруженной оппозиции, которые имеют реальное влияние на «поле боя» и в силах соблюдать перемирие, были представлены в Астане. Помимо этого, региональные игроки – Турция и Иран, – чьи силы действуют в Сирии и имеют влияние на ход войны, впервые стали участниками и соавторами нового соглашения о перемирии, достигнутого 29 декабря 2016 года, одновременно став его гарантами. Поэтому переговоры в Астане уже поспособствовали созданию более благоприятной атмосферы для проведения переговоров в Женеве.

Сложности Астаны

Хотя в этот раз сирийская вооруженная оппозиция отказалась участвовать в переговорах, все остальные участники были представлены. Помимо трех стран – спонсоров переговоров, представители сирийского правительства, ООН, Иордании и США также приняли участие во встрече. Многие, и не без основания, отмечают, что без участия оппозиции эти встречи не имеют смысла. Это тоже не совсем так.

Даже без участия оппозиции в повестке дня огромное количество проблем, требующих обсуждения между остальными участниками. Среди них разработка и запуск механизмов мониторинга и системы наказаний за нарушения перемирия, нанесение на карту координат террористических групп и отделение их от оппозиции, которая присоединяется к режиму прекращения огня, проблема курдов, координация совместных действий в борьбе против террористов и т.д.

Более того, присоединение к переговорному процессу Иордании демонстрирует, что двери открыты для всех, кто хочет внести свой вклад в урегулирование ситуации в Сирии. Тот факт, что представители США также участвуют в переговорах, свидетельствует о том, что Вашингтон видит во встречах в Астане способ поддержать канал связи, чтобы оставаться в курсе происходящих изменений и инициатив по Сирии, пока команда Государственного департамента еще не до конца сформирована, а администрация Трампа занята внутренними проблемами.

Турция, будучи одним из гарантов действующего в Сирии перемирия, также является основным спонсором вооруженных групп оппозиции. Поэтому Анкара оказывается в весьма удобном положении. Она может использовать свое влияние на оппозицию в дискуссиях с Москвой по курдской проблеме. В данном контексте отсутствие делегации вооруженной оппозиции в Астане может говорить о том, что в ходе недавней встречи в Москве Путин и Эрдоган не смогли договориться по сирийским курдам. И сейчас Турция использует свое влияние на сирийскую оппозицию, чтобы оказать давление на Москву. В итоге Анкара действует, по сути, в двойном амплуа – представляет саму себя и опосредованно сирийскую вооруженную оппозицию. Поэтому отсутствие последней на переговорах в Астане должно восприниматься не как полный отказ от этого формата, а лишь как тактический шаг, временная мера.

Почему Астана важна?

Все предыдущие попытки России и США заключить соглашения по Сирии или ввести режим перемирия проваливались. Самая важная причина заключается в том, что ни США, ни Россия (в меньшей степени) не имели достаточного влияния на ситуацию непосредственно на земле, а региональные игроки, имеющие это влияние (Турция и Иран), не были частью процесса.

Помимо Военно-космических сил России, военных инструкторов в сирийской армии и ограниченного количества спецназа, который в основном обеспечивает безопасность военной базы Хмеймим, гуманитарных операций и Центров по примирению враждующих сторон, Москва не располагает достаточным количеством собственных наземных сил в Сирии. Более того, это не в интересах России по нескольким причинам. Во-первых, это экономически рискованно, так как увеличивает нагрузку на российский бюджет. Во-вторых, это риск быть втянутым в длительный конфликт со всеми вытекающими последствиями, что может вернуть в памяти россиян неудачный советский опыт в Афганистане: увеличение военного контингента в Сирии и затягивание его присутствия может привести к росту недовольства среди жителей России.

В марте 2018 года в России пройдут президентские выборы. Маловероятно, что сегодняшнее руководство будет рисковать своим рейтингом и политическим будущим, разворачивая рискованную наземную операцию в Сирии. Наоборот, в интересах Москвы как можно быстрее добиться стабилизации ситуации или хотя бы продемонстрировать избирателям положительные результаты и успех военной кампании до конца 2017 года. Исходя из этого, можно предположить, что Москва будет действовать довольно гибко.

Что касается США, Вашингтон мучается с Сирией с самого начала конфликта в 2011 году. Финансовая поддержка умеренной оппозиции, которая в итоге оказалась радикальной, печально известная программа train-and-equip (тренируй и снаряжай) стоимостью полмиллиарда долларов, которая провалилась, постепенное снижение вовлеченности США на Ближнем Востоке, необычный итог президентской кампании, расколовший политический мир США – ничто из этого не способствовало разрешению конфликта в Сирии и не позволило Вашингтону выработать устойчивую стратегию для этой страны. В результате США в Сирии – в отличие от Ирака – имеют очень небольшое влияние на земле. Единственная группа, на которую сейчас опирается Вашингтон, – это отряды сирийских курдов. Они являются одной из немногих сил в Сирии, эффективно борющихся с ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой» (сейчас «Джебхат Фатх аш-Шам»). США обеспечивают их всем необходимым, поставляя оружие, деньги, военных советников и т.д.

В целом, помимо сирийских курдов, лишь региональные игроки, имеющие достаточное количество войск в Сирии, способны влиять на ситуацию. Среди них Иран и шиитские военные формирования, которые он поддерживает, включая «Хезболлу», турецкая армия и суннитские оппозиционные отряды, которым она оказывает помощь на севере Сирии, и официальная сирийская армия, поддерживаемая Ираном и Россией.

Именно поэтому весьма логично, что, решив объединиться, Россия, Турция и Иран могут добиться качественных изменений. Ведь все они имеют достаточно влияния на все стороны, сражающиеся в Сирии, и могут заставить их соблюдать достигнутые договоренности. Все это создает более благоприятные условия для режима перемирия и возобновления политического диалога.

Проблемы астанинского формата

Несмотря на свои плюсы, формат переговоров в Астане имеет свои недостатки. Хотя он и обладает большим потенциалом, ему не хватает легитимности в глазах арабской улицы. Все три страны, запустившие этот формат, являются неарабскими. По данным опросов общественного мнения, проведенных исследовательской компанией Zogby в 2016 году, рейтинги позитивного восприятия Турции и Ирана в арабском мире падают. Более того, значительное большинство в арабском мире считает роль России в регионе (в том числе ее роль в Сирии) негативной, хотя справедливости ради нужно отметить, что в Саудовской Аравии и Египте рейтинги России стали немного улучшаться в последние годы.

В связи с этим формат и инициативы, запущенные Россией, Турцией и Ираном, нуждаются в поддержке арабских стран, в особенности их ядра, которое сейчас представляют страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. Вполне логично, что, если кто-то пытается добиться разрешения конфликта в арабской стране, в который втянуты другие арабские страны, иметь именно их поддержку крайне желательно. В случае такой поддержки имидж и легитимность стран, продвигающих свой подход, могут укрепиться. Присоединение Эр-Рияда к астанинскому формату могло бы его сбалансировать и повысить легитимность. Однако такой сценарий маловероятен, хотя полностью исключать его не стоит.

Поэтому так важно присоединение Иордании к переговорам в Астане. С 6 февраля представители Аммана участвуют во всех встречах в столице Казахстана в качестве наблюдателя, что, однако, не делает их участие менее конструктивным. Иордания стала первой арабской страной, примкнувшей к переговорам в Астане и выразившей поддержку новому формату. Учитывая особые отношения Иордании с Саудовской Аравией и в целом ее связи с Советом содружества арабских государств Персидского залива, Амман вполне может играть роль негласного представителя стран Залива в астанинском процессе. Вдобавок Иордания стала посредником между отрядами вооруженной оппозиции на юге Сирии и участниками переговоров, что потенциально расширило действие перемирия. Также, учитывая общую границу с Сирией, Иордания может способствовать снижению напряженности на юге Сирии, если повысит контроль за своей границей.

Так или иначе, инициативы, запущенные Россией, Турцией и Ираном, способствовали созданию новой, дополнительной платформы для дискуссий, запуску политического процесса и возобновлению переговоров в Женеве. Есть большой шанс, что другие арабские страны могут присоединиться к астанинскому процессу, если он докажет свою эффективность. А пока многое зависит от усилий Москвы, Анкары и Тегерана, их желания влиять на своих «подопечных» и их способности к компромиссам. Очередной этап переговоров в Женеве как раз будет хорошим тестом для этого.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 марта 2017 > № 2125922 Алексей Хлебников


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 марта 2017 > № 2123730 Евгений Минченко

«Я вижу больше людей с экспертным потенциалом»

Политолог Евгений Минченко о новом составе Общественной палаты

Отдел политики

Общественная палата РФ (ОП) прошла уже два этапа своего формирования. В нее вошли новые члены по президентской квоте, а также представители от регионов. «Газета.Ru» поговорила с политологом Евгением Минченко о том, каких изменений можно ожидать после обновления состава палаты.

Президент России Владимир Путин подписал указ об утверждении членов Общественной палаты (ОП) России. В состав вошли 40 человек, среди которых шахматист Сергей Карякин, глава Федерации еврейских общин России Александр Борода, гендиректор АНО «Русская гуманитарная миссия» Евгений Примаков, режиссер Владимир Хотиненко, певица Диана Гурцкая, кардиохирург Лео Бокерия, президент Всероссийской федерации художественной гимнастики Ирина Винер-Усманова, ректор РГСУ Наталья Починок и другие деятели культуры, науки, спорта, религии и представители бизнеса.

Политолог Евгений Минченко рассказал «Газете.Ru» о новом составе ОП и ее планах.

— После новостей о назначении членов ОП по президентской квоте наибольшее внимание общественности привлек шахматист Сергей Карякин, который вошел в состав палаты. С вашей точки зрения, каковы главные изменения в новом составе ОП РФ, который прошел уже два этапа формирования?

— Я вижу больше людей, которые обладают экспертным потенциалом. При этом могу сказать, что для меня стало приятной новостью вхождение в ее состав представителя комитета по политическим технологиям Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Константина Комкова. В нашем комитете РАСО (Минченко является его председателем. — «Газета.Ru») состоит более 150 человек, и мы все будем помогать ему своей экспертизой.

— Будет ли ОП играть более существенную роль в политике?

— Я на это надеюсь. На мой взгляд, она должна использовать свои ключевые ресурсы, чтобы быть активней.

Общественной палате надо опираться на те институты и группы специалистов, которые в нее вошли. А также на общественные палаты регионов, которые делегировали своих участников.

Не могу сказать, что в новом составе ОП произошло что-то невероятное. Но в этот раз была значительно более конкурентная борьба в регионах.

— Было много разговоров о том, что теперь в ОП войдут представители от Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина. Говорили, что именно на площадке ОП ряд сил, у которых раньше не было контакта с властями, смогут его реализовать. Оправдались ли эти прогнозы?

— Представители группы Кудрина появились, но анонсированного захвата ОП ими не произошло.

— То есть им просто показали готовность общаться?

— Да, но при этом продемонстрировали, что не готовы отдавать монополию на этой поляне.

— Чего вы стремитесь достичь в рамках Общественной палаты?

— Не могу сказать, что у нас есть конкретная программа инициатив. Есть определенные ценности, которые мы как профессиональное сообщество продвигаем. Это — реальная политическая конкуренция и повышение профессионального уровня российских политиков. Будем рады любым инициативам, которые способствуют реализации этой ценности.

— Почему в состав ОП не прошли ряд видных деятелей прошлых лет, например Сергей Марков или Кристина Потупчик?

— Они попадали туда по рекомендации конкретных людей в исполнительной власти. Это, скорее всего, говорит о снижении влияния их покровителей.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 марта 2017 > № 2123730 Евгений Минченко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 марта 2017 > № 2121529 Андрей Тетеркин

Ждать принятия подзаконных актов мы не можем.

Андрей ТЕТЕРКИН, Генеральный директор «Русской рыбопромышленной компании».

«Русская рыбопромышленная компания», объединившая за последние несколько лет активы крупных дальневосточных рыбодобывающих предприятий, по итогам прошлого года оказалась по ряду позиций в лидерах российского промышленного рыболовства. Однако стратегическая цель компании – достичь показателя в 500 тыс. тонн квоты белой рыбы и выйти на первое место в мире в этом сегменте, отмечает генеральный директор РРПК Андрей Тетеркин. В интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» он рассказал о планах по дальнейшему развитию производства, обновлению флота и об ожиданиях от участия в программе инвестиционных квот.

– Андрей Анатольевич, новый год суда «Русской рыбопромышленной компании» начали в Охотском море на промысле минтая. По информации Росрыболовства, ледовая обстановка в этом сезоне не самая простая, а освоить надо довольно большие объемы. Как проходит минтаевая путина у вашей компании?

– Начнем с того, что «Русская рыбопромышленная компания» успешно завершила прошлый год, освоив 280,2 тыс. тонн водных биоресурсов, что на 22% больше показателя 2015 года. При этом вылов по основным позициям у нас составил 222,5 тыс. тонн минтая и 44,7 тыс. тонн сельди. Средний годовой объем освоения квоты достиг 97%, что на 15% больше соответствующего показателя за предыдущий период.

По этому году, по оперативным данным Росрыболовства, к середине марта улов у российских рыбаков в целом был меньше прошлогоднего на 2-4% по разным видам водных биоресурсов, хотя и превысил миллион тонн. Причина отставания – сложные погодные условия. Наши суда не исключение. Мы добыли уже более 90 тыс. тонн минтая, но работать флоту пришлось в непростых условиях, поэтому немного отстаем от своих прошлогодних уловов – меньше чем на 3%.

– Изменения в закон о рыболовстве, вводящие новый вид квот, были приняты еще в июле прошлого года, однако подзаконные акты до сих пор рассматриваются в правительстве. Как отражается эта задержка на планах компании?

– Мы были первой компанией, поддержавшей инициативу Росрыболовства по инвестиционным квотам, и последовательно отстаивали позиции рыбаков в отношениях с государством по этому вопросу, хорошо понимая, что работа будет долгой. Фактически речь идет о введении в законодательство нового понятия – «инвестиционной квоты» – и полного досконального прописывания всех процедур и механизмов, касающихся работы с ним.

Параллельно мы разрабатывали новый проект траулера – современного, с достаточным ледовым классом и оснащенного высокоэффективным оборудованием. Сейчас финализируем переговоры с верфями по строительству. Ждать принятия всех подзаконных актов мы не можем – флот Дальнему Востоку нужен даже не сегодня, а еще вчера. Он стареет, стремительно подходит к порогу массового выбытия, да и по показателям производственной эффективности мы заметно отстаем от ведущих рыболовных стран.

Для себя мы уже приняли решение: будем начинать строить головное судно до окончательного формирования законодательной базы.

– РРПК одной из первых объявила о решении строить серию крупнотоннажных судов под инвестиционные квоты и еще в 2015 году подписала предварительное соглашение с ОСК. Ранее вы говорили о целесообразности постройки головного судна на зарубежной верфи, даже если оно лишится возможности претендовать на дополнительные ресурсы. Ваша позиция осталась прежней? И каким образом в этом случае будет происходить передача опыта и компетенций российским судостроителями?

– Для нужд РРПК мы планируем построить восемь крупнотоннажных траулеров. За счет своей высокой производительности они смогут обеспечить освоение квоты даже с учетом потенциального выбытия из нашего флота старых судов. Это серьезный инвестиционный проект, и он будет реализован.

Как я уже сказал, у нас нет времени ждать, пока полностью сформируется законодательная база. В правительстве до сих пор обсуждаются проекты подзаконных актов, описывающих механизм наделения квотами под инвестиции, в них есть спорные вопросы, и это откладывает начало строительства судов по этой схеме на неопределенный срок.

Если будут приняты все необходимые решения и законодательство заработает – мы будем рассматривать вариант строительства всех восьми судов на российских верфях с учетом требований по локализации производства в России, если нет – схема «1+7» кажется нам достаточно эффективной. В этом случае в строительстве первого судна на иностранной верфи будет участвовать сформированная на нашей стороне проектная команда, состоящая в том числе и из представителей российской судостроительной отрасли. При оценочной стоимости одного траулера в 70-80 млн долларов мы должны быть уверены, что специалисты, которые возьмутся за постройку наших судов, будут иметь достаточную квалификацию.

– На ваш взгляд, требования к инвестпроектам – объектам береговой переработки, прописанные в проектах постановлений правительства, делают их достаточно привлекательными для участия в них РРПК или стимулов пока недостаточно?

– Я считаю, что в этих документах есть еще над чем поработать, но и уже прописанные условия делают инвестиции в береговую переработку вполне привлекательными. Внутри компании мы прорабатываем различные варианты дальнейшего развития бизнеса, и переработка могла бы стать логичным шагом к диверсификации деятельности «Русской рыбопромышленной компании». Возможно, подобный интерес к переработке со стороны частных инвесторов подтолкнет и государство активней развивать рыбные кластеры на Дальнем Востоке.

– РРПК заявляет о серьезных планах развития компании и инвестициях в развитие производства и обновление флота. Как планируется финансировать эти проекты?

– Мы будем использовать различные источники финансирования, в том числе готовы обсуждать и заемные средства, например, китайских банков.

– Благодаря приобретению ряда дальневосточных предприятий РРПК сосредоточила в своих руках одни из крупнейших объемов квот на вылов минтая и тихоокеанской сельди. Планирует ли компания в ближайшее время нарастить свою долю в минтае?

– Да, с момента приобретения наших первых активов в 2013 году мы динамично растем. Процесс консолидации рыбной отрасли закономерен и обоснован: крупным компаниям легче обновлять или строить флот, работать с береговой рыбопереработкой, обеспечивать рост доли продукции с высокой степенью переработки, качество продукции и безопасность труда персонала.

Для себя стратегическим показателем мы обозначили достижение 500 тыс. тонн квоты белой рыбы, что позволит нам стать крупнейшей мировой компанией в этом сегменте. РРПК уверенно движется к этой цели, думаю, что в этом году нам удастся еще расширить периметр компании.

– В прошлом году вы активно участвовали в программе Росрыболовства по продвижению российской рыбы. Какие у вас планы на этот год? Можно ли ожидать присутствия РРПК на международных и внутренних выставках и какие результаты приносит участие в таких мероприятиях?

– Профильные выставки, как посвященные пищевой промышленности в целом, так и узкоспециализированные рыбные, в Брюсселе, Москве и Циндао мы используем и для поиска новых клиентов для компании, и для демонстрации нашим сегодняшних партнерам новой продукции, производимой на судах РРПК. Компания участвует в выставках много лет подряд, это важные для нас мероприятия, особенно с учетом наших планов по развитию новых направлений бизнеса, выхода с нашей продукцией на новые рынки.

В последние годы участие в выставках Росрыболовства с единым стендом, представляющим российскую рыбную отрасль, сделало такие мероприятия интереснее и ярче, заметно усилило эффект от присутствия на выставке. Хотя всегда есть возможности для совершенствования.

Александр ИВАНОВ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 марта 2017 > № 2121529 Андрей Тетеркин


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 марта 2017 > № 2119482 Сергей Кудряшов

Сергей Кудряшов: «В основе стратегии – четкое определение ниши».

В 2017 году одно из старейших предприятий отечественного ТЭК АО «Зарубежнефть» отмечает 50-летие. О новой стратегии компании, итогах деятельности в 2016 году и планах «Зарубежнефти» на ближайшую перспективу журналу «Нефть и капитал» рассказал генеральный директор «Зарубежнефти» Сергей Кудряшов.

АО «Зарубежнефть» – российский государственный нефтегазовый холдинг с активами как за рубежом, так и на территории РФ. Компания основана 30 сентября 1967 года. Вела работы в Ираке, Сирии, Ливии, Алжире, Индии, на Кубе и в других странах. В 1988 года начала курировать деятельность «Вьетсовпетро» - совместного предприятия, осуществляющего разработку легендарного месторождения «Белый тигр». За прошедшие 28 лет не только сохранила, но и значительно укрепила вьетнамский вектор сотрудничества. Сегодня «Зарубежнефть» следует новой перспективной стратегии развития, определяя свою нишу как работа на сложных месторождениях, и заявляет о готовности расширения своего присутствия в зарубежных проектах.

«НиК»: Сергей Иванович, начиная со второй половины 2014 г. нефтяная отрасль живет в условиях низких мировых цен на нефть. Что изменилось в деятельности компании «Зарубежнефть» за это время?

– В 2014 г., еще до снижения мировых цен на нефть, мы приняли новую стратегию развития. Ее главная идея заключалась в том, что мы решили сосредоточиться на наших конкурентных преимуществах – прежде всего, умении эффективно работать на сложных месторождениях. Образно говоря, мы не стремимся быть многопрофильным медицинским центром, а хотим развивать специализированную клинику. Сейчас уже можно сказать, что данное решение оказалось верным и своевременным. Базовые принципы новой стратегии – четкое определение ниши, эффективные геологоразведочные работы и геолого-технические мероприятия, оптимизация затрат – уже приносят нам положительные результаты.

«НиК»: Каковы производственные и финансовые итоги деятельности компании в 2016 году?

– Несмотря на сложные условия развития – цены на нефть, как мы знаем, падали до $25 за баррель, – «Зарубежнефть» завершила прошлый год с ростом основных производственных и финансовых показателей.

Общий объем добычи углеводородов в эффективной доле владения компании по итогам 2016 года составил 5,2 млн тонн нефтяного эквивалента (компания предпочитает оперировать единицей измерения «тонны нефтяного эквивалента», считая это корректным отображением газовой составляющей в деятельности компании – прим. авт.), что превышает аналогичный показатель 2015 года на 3,3%. Нам удалось повысить эффективность геологоразведочных работ до 80% и более. В результате компания вышла на максимальный объем запасов за последние 5 лет (с учетом долевого участия в проектах) – более 92 млн тонн нефтяного эквивалента. Успешность геологоразведочных работ на ключевых добывающих предприятиях компании – «Вьетсовпетро» (ВСП) и «Русвьетпетро» (РВП) – составила 100%.

Комплексная программа сокращения расходов позволила снизить производственные затраты ВСП и РВП более чем на 20%. Удельный показатель по РВП (на суше) составляет $2,6 за баррель, по ВСП (на шельфе) – $6,7 за баррель, что соответствует лучшим практикам по регионам нефтедобычи. В Харьягинском СРП после перехода функций оператора к компании «Зарубежнефть» мы обеспечили сокращение операционных затрат в 2016 году на 25% – с 6,4 до 4,8 млрд руб. Мероприятия по повышению производительности труда и снижению операционных затрат проводятся и в сегменте downstream. Положительный совокупный эффект по итогам 2016 года составил €9,5 млн.

Что касается финансовых результатов деятельности компании в целом, то в 2016 году, несмотря на негативные макропараметры, EBITDA составил 14,9 млрд руб., а свободный денежный поток – 13,8 млрд руб., что более чем на 8 млрд руб. выше плана, а также почти на 1,6 млрд рублей лучше уровня 2015 года. Данные результаты позволили в полном объеме исполнить обязательства компании перед государством как основным акционером; сумма выплаты дивидендов в 2016 году на 12% выше, чем годом ранее.

«НиК»: В каких странах сегодня работает «Зарубежнефть»?

– Активы и проекты группы компаний АО «Зарубежнефть» на сегодняшний день расположены на территории Российской Федерации, Социалистической Республики Вьетнам, Боснии и Герцеговины, Республики Куба, а также Республики Беларусь.

«НиК»: Один из основных добычных активов «Зарубежнефти» – СП «Вьетсовпетро», разрабатывающее месторождения на шельфе юга Вьетнама. Максимум добычи здесь был достигнут в 2003 году и составил 13,5 млн тонн. Удалось ли стабилизировать падение добычи? Какие меры были приняты?

– Главное – мы смогли изменить тренд по снижению добычи нефти на стабилизацию. Сейчас в рамках СП «Вьетсовпетро» компания придерживается стратегии, направленной на поддержание текущих объемов добычи. Ее успешная реализация привела к тому, что за 2016 год было извлечено чуть более 5 млн тонн нефти. Не менее этой цифры мы планируем добыть и в 2017 году.

Это стало возможно за счет повышения эффективности технологических процессов. Так, в период с 2013 по 2016 год имело место повышение эффективности наклонно-направленного бурения: в 2014-2016 годах все пробуренные скважины показали дебит по нефти, в том числе свыше 100 т/сутки. За этот же период при общем сокращении количества ГТМ и, соответственно, расходов на их проведение эффективность мероприятий выросла в полтора раза. Планы по поддержанию добычи мы связываем с поиском нетрадиционных ловушек и малых залежей, а также разработкой низкопроницаемых интервалов.

Отмечу, что разработанный по инициативе компании «Зарубежнефть» комплекс мер по сокращению затрат СП позволил преодолеть последствия резкого падения цен на нефть в 2015 году и покрыть дефицит бюджета предприятия за счет средств «Вьетсовпетро» без дополнительных затрат участников или привлечения заемных средств.

«НиК»: Другой важнейший добычной актив компании – зеркальное СП «Русвьетпетро», созданное в 2008 году для разработки месторождений на территории Российской Федерации. Сегодня предприятие работает на европейском севере страны и активно наращивает производство. Какие месторождения разрабатывает компания? За счет чего здесь осуществляется быстрый рост добычи нефти?

– Совместное предприятие «Русвьетпетро» работает на месторождениях Центрально-Хорейверского поднятия в Ненецком автономном округе. За счет четко выстроенной структуры реализации проекта в рекордно короткие сроки были запущены в промышленную разработку три крупнейших месторождения: Северо-Хоседаюское (2010 год), Висовое (2011 год) и Западно-Хоседаюское (2013 г.). Зимой 2016 года «Русвьетпетро» ввело в эксплуатацию еще два нефтяных месторождения (Северо-Сихорейское и Южно-Сюрхаратинское) с суммарными извлекаемыми запасами более 8 млн тонн нефти.

Разработка месторождений осуществляется с учетом достижений современных технологий и новейшего оборудования. Объемы разведочного бурения в 2016 году удалось повысить на 17% по сравнению с показателями, продемонстрированными годом ранее.

В 2016 году также успешно завершился пилотный проект по внедрению производственной системы, что в дальнейшем позволит сохранить уровень добычи нефти выше 3 млн тонн в год и достигнуть утвержденных финансово-экономических показателей.

«НиК»: Пользуется ли «Зарубежнефть» какими-либо налоговыми льготами в России? Поддерживаете ли Вы введение НДД?

– «Зарубежнефть» применяет предусмотренные налоговым законодательством льготы по налогу на добычу полезных ископаемых на месторождениях, расположенных в льготируемых регионах добычи, на малых месторождениях, а также в отношении добычи сверхвязкой нефти. Одно из месторождений компании также включено в перечень месторождений, в отношении которых допускается применение льготной ставки экспортной пошлины.

В большинстве случаев эти режимы налогообложения называют льготными, однако надо понимать, что с точки зрения экономической сущности они являются инструментами государственной политики по стимулированию инвестиционной активности и обеспечению приемлемого уровня эффективности инвестирования в конкретных условиях. Географически месторождения располагаются по воле природы, и в отличие от промышленных предприятий мы не можем выбирать, где нам строить инфраструктуру. Поэтому уравнивать налоговую нагрузку на все месторождения неправильно. Государство, осознавая это, предусмотрело систему коэффициентов к налоговой ставке на добычу полезных ископаемых, попытавшись учесть региональные особенности месторождений. Этот порядок предусмотрен налоговым кодексом, и мы его, конечно, используем.

«Зарубежнефть» в целом поддерживает необходимость создания универсальной системы налогообложения нефтедобывающей отрасли, исключающей наличие адресных льгот. Вместе с тем к текущей редакции проекта НДД есть ряд точечных вопросов для «донастройки».

«НиК»: В прошлом году компания «Зарубежнефть» увеличила долю в Харьягинском СРП и стала оператором проекта. Как Вы оцениваете первые результаты сделки?

– Положительно. Еще до завершения сделки мы внимательно изучили ситуацию и разработали комплекс мероприятий по оптимизации затрат. Речь идет о серьезных цифрах. Скважины получаются в несколько раз дешевле, чем было предусмотрено ранее, когда в проект закладывались мощности, значительно превышающие потребности производства. Мы вводим жесткий контроль, рассматриваем каждую скважину, каждое геолого-техническое мероприятие.

«НиК»: Так же, как и на других объектах?

– Да,мы в целом ведем очень серьезную работу по сокращению затрат по всей технологической цепочке, и сегодня навыки работы с издержками стали для нас, по сути, самостоятельной компетенцией, а в условиях жесткой макроэкономической конъюнктуры – и сильным конкурентным преимуществом.

«НиК»: Какие проекты для компании считаются приоритетными? Стоит ли ждать новых зарубежных проектов в 2017-2018 годах? А на территории РФ?

– С этого года мы приступаем к реализации нового трехлетнего этапа нашей стратегии – «Новый рост». Реализация данного этапа предполагает приобретение долей в 3-5 новых активах в рамках наработанных компетенций.

По данному направлению была проделана значительная работа: за период 2014-2016 годов были детально проработаны и рассмотрены на предмет возможного вхождения 34 проекта, в том числе 22 проекта на территории Российской Федерации и СНГ, а также 12 проектов за рубежом.

В целом основные задачи этапа определены тремя ключевыми направлениями. Это дальнейшее развитие технологических компетенций, вхождение в новые проекты за рубежом и продолжение работы над повышением эффективности управления.

Приоритет «Зарубежнефти» – это развитие сегмента добычи в текущих регионах деятельности, прежде всего во Вьетнаме, где компания добилась значительных успехов. Так, к примеру, в декабре 2016 года на шельфе республики введено в эксплуатацию газовое месторождение «Тьен Ынг» блока 04-3. Ежегодная добыча на пике составит около 700 млн м3 газа. Кроме того, было совершено коммерческое открытие месторождения «Белуга», которое планируется ввести в эксплуатацию в первом квартале 2018 года.

По зарубежным активам было проведено ранжирование, в результате чего определен список стран первого приоритета, в который, помимо территорий традиционного присутствия (Вьетнама и Кубы), вошли Колумбия, Эквадор, Мексика, Аргентина, Ирак, а также Индонезия. Но прежде всего, это Исламская Республика Иран, где с этого года открыто представительство компании. Сейчас наши специалисты изучают некоторые предложения иранской стороны. Думаю, уже в ближайшее время мы сможем принять решение.

«НиК»: Планирует ли «Зарубежнефть» развивать сектор нефтепереработки и сервисных услуг?

– Согласно стратегии компании, приоритетным для нас все же является сегмент upstream. В части переработки и сбыта у «Зарубежнефти» в Республике Сербской (Босния и Герцеговина) есть нефтеперерабатывающий завод, а также завод по производству масел и смазок. Реализация выпускаемой заводами продукции отлажена через дочернюю компанию, занимающуюся оптовыми поставками, и через собственную розничную сеть АЗС. Компания вошла в данный проект в 2007 году. С самого начала реализации он являлся убыточным. С 2013 г. нами начата реализация программы повышения эффективности этих предприятий. И уже сейчас виден эффект от этих мер. Впервые за десять лет реализации проекта по итогам 2016 года компания вывела данный сегмент на операционную прибыль. Выход светлых нефтепродуктов увеличен на 13% – с 47% до 60%. Объем розничных продаж увеличился до уровня 100 тыс. тонн в год – рост на 50% за последние 7 лет.

Что же касается сервисного сектора, то здесь основной задачей является его привязка к собственным проектам upstream и формирование центров компетенций. В результате уже сегодня потенциал нашего корпоративного сервисного блока позволяет собственными силами реализовывать новые нефтегазовые проекты в любой точке мира при минимальных издержках, гарантированном качестве и сроках выполнения работ. Кроме того, часть маржи потенциальных сторонних подрядчиков остается в периметре компании.

Такой подход уже успешно внедряется при работах как в Российской Федерации, так и за рубежом. В результате растет выручка наших нефтесервисных предприятий, по некоторым из них – в разы. Так, РМНТК «Нефтеотдача» нарастило ее с 2014 г. почти на 240%.

«НиК»: Какие задачи сегодня ставит перед компанией государство?

– В последние годы правительство Российской Федерации уделяет повышенное внимание именно эффективности работы государственных предприятий. Одним из важнейших элементов контроля сегодня является привязка целей к результативности через внедрение КПЭ (ключевых показателей эффективности – прим. «НиК»).

Следование интересам государства касается и наиболее актуальных задач, стоящих перед компанией. В частности, снижения операционных издержек. Кроме того, АО «Зарубежнефть» строго следует стандартам выплаты дивидендов. Отдельное внимание уделяется решению задач в части выявления и реализации непрофильных активов, повышения прозрачности принятия решений и государственных закупок, улучшения качества управления на всех уровнях, импортозамещения, взаимодействия с малым и средним бизнесом, выполнения Программы инновационного развития.

И все же одной из ключевых задач «Зарубежнефти» с момента ее основания было именно обеспечение долгосрочных интересов Российской Федерации на мировом нефтегазовом рынке. Основной критерий успеха в этой области – выход на реализацию нефтегазовых проектов в новых странах.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 марта 2017 > № 2119482 Сергей Кудряшов


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117009 Дмитрий Медведев, Сун Тао

Встреча Дмитрия Медведева с заведующим Международным отделом ЦК КПК Сун Тао.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый заведующий Международным отделом ЦК Компартии Китая господин Сун Тао! Уважаемые китайские друзья!

Я вас сердечно приветствую в нашей штаб-квартире на Кутузовском проспекте, в здании Центрального исполнительного комитета партии «Единая Россия».

Я знаю, что у вас уже прошли очень хорошие консультации в рамках межпартийного диалога в Казани, состоялся межпартийный форум. Я с коллегами обменялся впечатлениями: они говорят, было интересно и очень полезно.

Отношения между нашими странами находятся на самом высоком уровне, и это характерно не только для межгосударственных отношений, но и для отношений между правящими партиями – между Компартией Китая и партией «Единая Россия». Именно поэтому такие консультации, на мой взгляд, имеют повышенную ценность.

В этом году будет много событий и на государственном, и на партийном уровне. Мы ждём встреч с нашими коллегами. Прошу отдельно передать привет и наилучшие пожелания Председателю КНР господину Си Цзиньпину и Премьеру господину Ли Кэцяну. Будет встреча в июле с Председателем Си Цзиньпином в рамках его визита в нашу страну. Предполагается 22-я регулярная встреча глав правительств, которая состоится в октябре текущего года в Китае. Так что контактов будет много.

И конечно, хотел бы пожелать вам успешной подготовки и проведения 19-го съезда Компартии Китая, который будет иметь большое значение для развития вашей страны.

Ещё раз сердечно приветствую вас и рад нашему знакомству.

Сун Тао (как переведено): Рад встрече с нашими коллегами! Прежде всего разрешите передать искреннее приветствие от Генерального секретаря Си Цзиньпина и Премьера Госсовета Ли Кэцяна. Пользуясь случаем, ещё раз искренне поздравляю Вас с переизбранием на пост председателя партии «Единая Россия» на съезде, который состоялся совсем недавно. На этот раз я прибыл в Россию по поручению генсека Си Цзиньпина. Он часто говорит, что китайско-российские отношения являются самыми важными двусторонними отношениями в мире и лучшими среди держав. Как бы ни менялась международная обстановка, Китай твёрдо будет отстаивать китайско-российские отношения всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия. Между Президентом Владимиром Путиным и Председателем КНР Си Цзиньпином достигнуты большие договорённости относительно развития между нами отношений и многовековой дружбы.

В этом году, как Вы отметили, Ваше превосходительство, ожидается целый ряд важных мероприятий. В мае Президент Владимир Путин приедет в Китай для участия в саммите «Один пояс – один путь», а в сентябре будет участвовать в регулярной встрече глав стран БРИКС. Ожидается целый ряд встреч между главами двух государств. Вы лично тоже совершите официальный визит в Китай.

Тесные двусторонние контакты отражают высокий уровень китайско-российских отношений. Я считаю, что Китай и Россия как мировые державы, которые существенно влияют на формирование международной обстановки, должны значительно усиливать стратегическое взаимодействие и укреплять политическое взаимное доверие. Это способствует стабильности мира на планете.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117009 Дмитрий Медведев, Сун Тао


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117008 Дмитрий Медведев

Расширенная коллегия Министерства промышленности и торговли.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я приехал сегодня на коллегию впервые за последнее время, чтобы поговорить о том, как развивается наша промышленность и каково место министерства в системе управления промышленностью в нашей стране.

Ведь фактически Минпромторг работает там, где в советские времена работало более десятка отраслевых министерств. Жизнь изменилась, экономика изменилась. И сегодня речь идёт уже не об индустриализации образца прошлого века, а об управлении промышленным развитием в условиях открытой, современной рыночной экономики, в условиях технологического обновления, революционных изменений в производстве, когда государство уже не может командовать промышленностью, а укрепляет её конкурентоспособность, действуя только через формирование норм регулирования, поддерживая перспективные направления, развивая систему специализированных институтов. И конечно, действуя в кооперации с партнёрами по интеграционным форматам.

Некоторые результаты я назову.

Совокупный прирост промышленного производства в 2016 году составил 1,3%. В обрабатывающей промышленности – 0,5%. Это немного – я совсем недавно об этом говорил на различных площадках, в том числе на партийной площадке, – тем не менее в текущих условиях это тоже результат.

Самое главное, нам удалось избежать ненужных потрясений. Мы сохранили костяк трудовых коллективов, обеспечили социальную стабильность крупных промышленных центров и, что особенно важно, моноотраслевых городов. В рамках плана действий Правительства мы дополнительно поддержали отдельные отрасли, включая автомобильную и лёгкую промышленность, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение. И в этом году дополнительная поддержка отдельных отраслей сохраняется на весьма значительном уровне – более 107 млрд рублей.

Некоторые направления особенно выпукло выглядят. Производство сельхозтехники увеличилось в полтора раза. Это стало возможным потому, что мы последовательно занимались развитием агропромышленного комплекса. За счёт этого увеличивали и инвестиционный спрос на новую сельхозтехнику.

Сработали меры поддержки в транспортном машиностроении. Несмотря на общий спад в автомобилестроении, отдельные его сегменты всё-таки тоже выросли. Я имею в виду, например, сегмент LCV. Конечно, мы продолжим эту работу в рамках решений, которые недавно были приняты.

Отмечу успехи фармацевтической и медицинской промышленности. Растёт российский лекарственный рынок. Нам важно обеспечить развитие собственного производства – как дженериков, так и современных, инновационных препаратов. При этом в перечне жизненно необходимых лекарственных препаратов доля российских лекарств продолжает увеличиваться. В настоящее время она достигла почти 77%. Я считаю, что это весьма серьёзное достижение последних лет.

Мы продолжим курс на разумное импортозамещение. Министерство утвердило 22 отраслевых плана. Система субсидий и инструментов, включая программы Фонда развития промышленности, нацелена на решение этой задачи. Но, как я уже неоднократно говорил, импортозамещение не является самоцелью. По каким-то позициям мы можем быстро наладить выпуск аналогов, а по каким-то позициям должны обеспечить долгосрочный технологический суверенитет. Особенно это касается оборонной составляющей.

Большой блок деятельности министерства и всех подведомственных структур связан с развитием предприятий ОПК. Министерство курирует, по сути, ¾ всей оборонки. Производство продукции ОПК выросло более чем на 10%. В целом успешно исполняется государственный оборонный заказ. Ведётся не только реконструкция мощностей, но и новое капитальное строительство (недавно посещал некоторые объекты). В прошлом году мы утвердили новую госпрограмму развития оборонно-промышленного комплекса. Однако важно использовать технологический и кадровый потенциал ОПК не только для обеспечения обороноспособности страны – хотя, конечно, это самое главное, – но и решать задачу диверсификации производства, о чём мы не так давно говорили на форуме в Сочи. Наша цель ведь в чём? Не в том, чтобы заставить оборонные заводы выпускать сковородки, как это бывало в нашей истории. А нужно сформировать устойчивые бизнес-модели, которые позволяют успешно внедрять инновационные технологии.

Продолжаем мы работать и над развитием авиационной промышленности и судостроения. Образована недавно Авиационная коллегия. Она призвана обеспечить координацию федеральных ведомств в этой сфере, создавать условия, чтобы российские перевозчики заказывали конкурентоспособную российскую авиатехнику. В судостроении прирост производства гражданской продукции составил 11%, в авиастроении – почти 20%.

Уважаемые коллеги, мы с вами, конечно, понимаем, что важно не только удержать планку, на которую мы вышли. Самое главное – двигаться вперёд.

Я упомянул о серьёзных изменениях в технологическом укладе. Некоторые эксперты говорят о четвёртой технологической революции. Я имею в виду не просто перевод производства в цифру, а внедрение полностью автономных управляющих интеллектуальных систем, которые ведут весь жизненный цикл изделия. Ваше министерство курирует четыре «дорожные карты» нашей Национальной технологической инициативы: по беспилотным автомобилям, летательным и морским аппаратам, а также по цифровым «фабрикам будущего».

Важно не только отработать новые технологические принципы, но и, конечно, быть готовыми к радикальному изменению нормативной среды и в известной степени социальных отношений. Мы об этом недавно говорили в очередной раз: готовы ли мы к тому, что беспилотные автомобили, автобусы выйдут на улицы? Не только с человеческой точки зрения, но хотя бы с нормативной точки зрения? Конечно, не готовы. Нормативных актов нет. Более того, как их состыковать – пока непонятно. Некоторые ведомства просто этого опасаются. Это реально сложная проблема. И это проблема деятельности вашего министерства и других министерств, потому что министерства осуществляют политику в той или иной отрасли и занимаются нормативным регулированием.

Ещё одна задача министерства – регулирование оборота промышленной продукции на рынке и противодействие некачественной и контрафактной продукции. Здесь ряд пилотов запущен. В частности, по маркировке меховых изделий идентификационными знаками. Стартовал эксперимент по маркировке лекарств специальными кодами. С учётом полученных результатов можно будет думать о распространении этого опыта и на некоторые другие товары (обувь, древесину, авиакомпоненты). Этот процесс тоже идёт непросто, тем более что мы действуем не в одиночестве, мы действуем вместе с нашими партнёрами по Евразийскому союзу, но двигаться в этом направлении надо.

Потребители российской продукции – и у нас, и за рубежом – должны быть уверены в самом высоком качестве наших товаров. Здесь свою роль должны сыграть система добровольной сертификации и исследования, которые ведутся в рамках «Российской системы качества».

Конечно, ещё многое предстоит сделать, чтобы наши товары могли успешно конкурировать за перспективные рынки. Это не фигура речи, это именно так. Министерству нужно плотно работать совместно с Внешэкономбанком, с Российским экспортным центром, активно участвовать в реализации приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт». Этот проект ставит своей целью увеличить экспорт несырьевых товаров (для нас это крайне важно), в том числе автомобилей, авиационной, железнодорожной, сельхозтехники. Рассчитываю, что наша гражданская продукция в перспективе станет не менее востребованной, чем поставки по линии военно-технического сотрудничества. Уверен, что мы сможем этого добиться. Многие результаты, в том числе те, о которых только что мы говорили и которые показывали на экране, действительно вполне вдохновляющие.

Д.Мантуров: Во-первых, хотел бы поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас лично, всё Правительство за участие в нашей коллегии. Такое происходит впервые в таком широком составе.

Действительно, позитивную динамику показало подавляющее большинство обрабатывающих отраслей в прошлом году, и это было бы невозможно без поддержки, которая была оказана Правительством. Вы также одобрили нашу инициативу по её продолжению в этом году. Эффективная реализация этих мер позволит нам выйти на рост – мы рассчитываем в обрабатывающих секторах выйти на 2% по этому году.

Эта оценка подтверждается позитивной динамикой в январе (с учётом поправки на календарный эффект – в феврале) этого года. Кроме того, после двухлетнего снижения прогнозируется разворот в инвестиционной активности. И в целом мы отмечаем улучшение настроения бизнеса.

За последние полгода опережающий индекс производственной активности вырос до высокого уровня – до 55% впервые за шесть лет. По сути, факторы неопределённости, которые могут повлиять на итоги года, – это только курс рубля и уровень ключевой ставки. Но мы продолжим оперативно отслеживать через Государственную информационную систему промышленности, которая уже заработала, влияние этих параметров на деятельность предприятий и оценивать эффективность реализуемых мер поддержки как на федеральном, так и на региональном уровне.

Взаимодействие с субъектами Федерации для нас остаётся главным приоритетом, обеспечивающим синхронизацию работы по основным направлениям промполитики, включая импортозамещение и развитие промышленной инфраструктуры. Одним из ключевых механизмов такой координации выступает сегодня Фонд развития промышленности. С прошлого года более 20 субъектов Федерации создали свои фонды, вместе с которыми ФРП осуществляет софинансирование региональных проектов.

Аналогичным образом в режиме одного окна фонд работает с крупным, средним и малым бизнесом по всем вопросам реализации мер поддержки, а также механизма специнвестконтрактов. В части СПИКов регионы продолжают формировать свою нормативную базу по их применению. Также при общественном совете Минпромторга создана комиссия по специнвестконтрактам, которая эффективно дополняет аналогичный орган публичного контроля за реализацией проекта в сфере импортозамещения.

Выстроенная системная взаимосвязь региональной и федеральной промполитики даёт нам возможность дальнейшего движения по новым направлениям промышленного роста. На 2017 год мы ставим перед собой задачу запустить механизмы развития трёх отраслей, ранее, к сожалению, не получавших должного внимания. Это, во-первых, машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности, которая является важным элементом продовольственной безопасности нашей страны. Уровень её зависимости от импортного оборудования составляет сегодня 87%. Характерно, что треть объёма производимой продукции этого направления уходит на экспорт. Это подтверждает, что её качество и конкурентоспособность соответствуют запросам рынка.

Поскольку мы всегда прорабатываем с регионами новые инициативы, на предыдущем координационном совете, который недавно проходил в Чувашии, мы обсудили перспективы развития этого сектора. Сформулированные нами предложения были включены в план мероприятий, направленных на повышение темпов роста российской экономики, который Вы, Дмитрий Анатольевич, утвердили.

В этом году за счёт предусмотренных мер поддержки пищевого машиностроения планируем добиться роста отечественного производства на 25%. В дальнейшем будем последовательно наращивать долю на российском рынке и увеличивать поставки нашего оборудования на экспорт.

Ещё один сектор, затрагивающий интересы 60 млн россиян, – это индустрия технических средств реабилитации. Совместно с заинтересованными ведомствами мы сейчас дорабатываем стратегию развития этой отрасли, и для поддержки российских производителей с нынешнего года будет предоставляться комплекс мер, включая три отраслевые субсидии и преференции при государственных закупках. Благодаря этому мы рассчитываем к 2020 году увеличить долю отечественных средств реабилитации на внутреннем рынке до 50%.

Третье, новое направление, над которым мы начали работать, предусматривает развитие высокотехнологичной отрасли переработки промышленных и бытовых отходов. В рамках приоритетного проекта «Чистая страна» в этом году начинается строительство пяти пилотных перерабатывающих комплексов, обеспечивающих выработку электроэнергии. Конечной продукцией других предприятий этой отрасли станет сырьё для производства стройматериалов. В дальнейшем планируем создать несколько экотехнопарков, работающих по полному циклу. И сейчас мы с регионами согласовываем карту размещения таких площадок. Это даст возможность, с одной стороны, развивать современную отрасль мусоропереработки, а с другой – расширять производство соответствующего оборудования на предприятиях тяжёлого машиностроения.

В своём выступлении, Дмитрий Анатольевич, Вы обозначили для промышленности вектор технологического роста, который должен обеспечиваться в том числе за счёт реализации «дорожных карт» Национальной технологической инициативы. Дополнять реализацию этой долгосрочной задачи повышения экологичности и ресурсосбережения производств будет переход на наилучшие доступные технологии.

Символично, что именно в Год экологии мы завершаем трёхлетнюю совместную работу с бизнесом по подготовке 51 справочника НДТ. По нашим оценкам, их внедрение во всех секторах экономики потребует до 2030 года инвестиций в объёме более 8 трлн рублей, но это создаёт огромный спрос на продукцию российских машиностроителей, так как в справочниках предусмотрено применение преимущественно отечественного оборудования. Благодаря этому мы будем иметь возможность не только нарастить уровень конкурентоспособности внутри страны, но и выйти на глобальный рынок за счёт мер поддержки, которые отражены в утверждённом приоритетном проекте «Международная кооперация и экспорт».

В продолжение этого направления не менее важным мы считаем необходимость принятия на уровне Правительства проекта «Электронная торговля», цель которого – продвижение на общемировые торговые площадки, в том числе компаний среднего и малого бизнеса.

Затрагивая тему торговли, хотел бы обратить внимание, что в данном секторе экономики в России заняты более 13 млн человек и он занимает второе место по вкладу в ВВП, составляя порядка 16%. К сожалению, объёмы торговли в последние два года сокращались ввиду снижения покупательской способности населения. Из-за административного давления уменьшилось число розничных рынков, а это основная товаропроводящая сеть для малого бизнеса. В прошлом году приняты новые нормативы минимальной обеспеченности населения торговыми площадями, и мы рассчитываем, что регионы предпримут все усилия для их выполнения.

Кроме того, мы подготовили на рассмотрение Правительства законопроект в части совершенствования правового регулирования нестационарной и развозной торговли. Будем Вас просить поддержать эту инициативу, так как это очень важно для развития конкуренции в торговле и обеспечения населения качественными отечественными товарами.

В целом повышению качества способствует и деятельность, которую координирует наше ведомство через Государственную комиссию по противодействию незаконному обороту продукции, и работа системы «Роскачество». Этот институт существует чуть больше года, но уже стал хорошо известным среди населения. Мы отмечаем рост объёмов продаж российской продукции, прошедшей проверку и удостоенной знака качества. Результаты этих испытаний мы предлагаем учитывать при определении круга организаций, где проводятся контрольные мероприятия. Такой подход сократит избыточность проверок для производителей и оптимизирует бюджетные расходы на их проведение.

Уважаемые коллеги! Перед нами стоит амбициозная задача – используя широкий инструментарий господдержки, увеличить динамику роста промышленности и её технологический потенциал. Для этого в большинстве высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих целые сектора экономики, необходимо не просто продвинуться вверх по цепочке добавленной стоимости, а делать это ускоренным темпом. По многим направлениям нам придётся быстро расшивать застарелые узлы технологической зависимости, избегая при этом самоизоляции, и даже, наоборот, активно конкурируя с импортом внутри страны и завоёвывая таким образом статус равноправных технологических партнёров на глобальном рынке.

А.Шохин: Большая честь для меня выступать на столь представительном собрании. Коллегия в таком составе проходит не каждый год и, действительно, это связано с успехами промышленности, которая вполне может быть драйвером и в восстановлении экономического роста, и в обеспечении устойчивого экономического роста в будущем.

Минпромторг России является одним из наиболее открытых и конструктивных ведомств для бизнес-сообщества. Думаю, что и представители других бизнес-объединений это подтвердят. Министерство готово обсуждать наиболее острые темы, причём на ранних стадиях подготовки документов это позволяет оперативно учесть позицию бизнеса. Более того, в ряде случаев это позволяет министерству отказаться от некоторых идей. В частности, обсуждение на площадке РСПП вопроса, как быть с утильсбором для продукции инвестиционного машиностроения, позволило, как говорится, эту работу не доводить до принятия соответствующего нормативного акта.

Эффективно работает общественный совет при министерстве, в котором представлены все бизнес-объединения, включая РСПП, и позиция общественного совета учитывается министерством. Это один из наиболее эффективных общественных советов, которые действуют при федеральных органах.

Для нас важно также включение представителей бизнеса в экспертизу проектов по инструментам и институтам поддержки, которые подведомственны Минпромторгу. В частности, мы обычно приводим в пример Фонд развития промышленности. Объединённый инвестиционный комитет бизнес-объединений, на мой взгляд, включился в эту работу эффективно, и хотелось бы, чтобы этот опыт тиражировался другими институтами развития, в том числе и на региональном уровне.

Ведётся активная работа по наилучшим доступным технологиям, хотя здесь хотелось бы, чтобы были согласованы действия разных министерств и федеральных органов исполнительной власти. В частности, технология наилучших доступных технологий должна быть сопряжена с другими механизмами регулирования со стороны природоохранных ведомств, санитарно-эпидемиологического надзора и так далее, с тем чтобы у нас не получалось двойного или тройного надзора и контроля. Мы здесь активно работаем с Правительством, с Открытым правительством и будем пытаться использовать в данном случае риск-ориентированный подход.

Как я уже сказал, Фонд развития промышленности активно работает, есть механизм специнвестконтрактов, идёт работа по стандартизации оценки соответствия – я не буду на всех направлениях останавливаться, поскольку об этом говорилось в выступлениях Председателя Правительства и министра.

Я хотел бы остановиться немного на механизме специнвестконтрактов, в том числе потому, что вчера одно из средств массовой информации неверно истолковало позицию РСПП. Дело в том, что мы считаем, что механизм специнвестконтрактов – это один из наиболее эффективных механизмов специальной поддержки инвестиционных проектов. Но в то же время есть целый ряд направлений, по которым можно совершенствовать эти механизмы.

В целом хотелось бы, чтобы предсказуемость механизмов поддержки была более длительной и предопределялась в рамках трёхлетних бюджетов и основных направлений налоговой политики, чтобы здесь были согласованные позиции у Правительства в целом, у ведомств. Многим компаниям хотелось бы понимать, какие льготы, механизмы поддержки будут в течение двух-трёх и более лет сохранены, какие будут отменены. Безусловно, это касается в том числе и механизмов специнвестконтрактов. В докладе министра было упомянуто, что регионы нормативную базу для этих механизмов разрабатывают, но, по нашим данным, в 49 субъектах Федерации ещё нет нормативной базы – она либо разрабатывается, либо на стадии согласования.

Безусловно, важно, чтобы региональные органы исполнительной власти обратили на это внимание. Если говорить о региональных сюжетах, то, безусловно, механизм СПИК было бы правильнее использовать для региональных программ по повышению производительности труда, о чём на прошлой неделе говорилось на президентском совете по стратегическому развитию.

Если ещё говорить о направлениях донастройки СПИК с учётом предложений бизнеса, то я назову несколько из них. Во-первых, включение в перечень объектов инвестиций, учитываемых в рамках заключения СПИК, объектов интеллектуальной собственности для целого ряда высокотехнологичных компаний. Это является ключевым моментом.

Важно также введение раздельного учёта доходов вместо обязательного выделения проекта в виде отдельного юридического лица (мы считаем, что это обременительное требование); точечное снижение порога инвестиций для отдельных секторов, в частности для производителей компонентной базы; повышение эффективности налоговых льгот в рамках СПИК для проектов с длительным сроком окупаемости (свыше пяти лет). Нужна также бóльшая прозрачность и чёткость в части определения продукции, не имеющей аналогов. Эта тема волнует, безусловно, многие отрасли.

В частности, мы готовы работать над совершенствованием 708-го постановления (это базовое постановление по СПИКам). Здесь ряд предложений министерство высказало, но согласование необходимо было бы ускорить.

В целом мы считаем, что такие востребованные механизмы, как Фонд развития промышленности, специнвестконтракты, с учётом их большей универсальности, доступности и прозрачности могут быть эффективным инструментом в условиях, пока мы все ждём снижения ключевой ставки. Наверное, ещё совет директоров не состоялся, но хотелось бы сегодня услышать, что ключевая ставка Центрального банка будет однозначной цифрой, то есть будет ниже 10%. Безусловно, для бизнеса важна эта универсальная схема поддержки через бóльшую доступность финансовых ресурсов. Я думаю, что в течение среднесрочной перспективы механизмы специальной поддержки, в том числе СПИКи и механизмы типа Фонда развития промышленности, будут востребованными. Но мы хотели бы сделать эти механизмы более универсальными, доступными, прозрачными, более эффективными. Понимание с министерством у нас есть, осталось только, как говорится, реализовать это наше общее понимание. Надеюсь на конструктивное взаимодействие по всем вопросам промышленной политики с министерством. И хотелось бы, чтобы 2% в этом году всё-таки вылились в то, что мы считаем ключевой задачей: на рубеже 2019–2020 годов выйти на уровень выше среднемировых темпов и по ВВП в целом, и по промышленному росту.

А.Комиссаров (директор Фонда развития промышленности): Так совпало, что ровно два года назад, 24 марта 2015 года, по итогам открытого отбора Агентства стратегических инициатив Денис Валентинович (Мантуров) назначил меня на должность директора Фонда развития промышленности. И поэтому в своём выступлении я хотел бы подвести коротко итоги не только 2016 года, но и двухлетней истории фонда.

Сначала напомню, зачем создавали ФРП. Говорить об открытии новых производств при ставках банковских кредитов 15% и выше сложно, а создавать практически невозможно. Поэтому Минпромторг инициировал создание Фонда развития промышленности. И мы выдаём льготные займы под 5% годовых. Но не всем, а только тем, кто модернизирует производство, разрабатывает новые технологии, занимается импортозамещением.

Это решение буквально взорвало рынок. В первый же месяц работы на нас обрушился шквал заявок. Это было действительно попадание в десятку – именно то, чего ждали промышленные предприятия. Но раздать деньги несложно, особенно когда желающих их получить так много. Сложно выбрать лучших из тех, кто действительно готов заниматься развитием. Это был наш главный вызов. При этом мы хотели оценивать именно проекты, а не результаты соревнования, кто сможет лучше разобраться, какие документы и как заполнять. Мы хотели, чтобы наша клиентоориентированность была как минимум на уровне лучших банков, чтобы бизнесу не приходилось переводить наши требования с чиновничьего языка на человеческий.

И одним из первых наших шагов стало создание электронной системы подачи заявки. Все документы на первом этапе предоставляются через наш сайт – никаких оригиналов, справок, очередей, долгих рассмотрений. Это делает жизнь проще и нам, и потенциальным заёмщикам. Мы не тратим время, не заставляем заполнять тонну документов, а сразу говорим, подходит проект по основным параметрам или нет. Если нет, то почему. В фонде тщательно анализируют юридические, финансовые аспекты проектов, но финальное решение принимает независимый экспертный совет, который состоит из представителей бизнеса, банков, бизнес-объединений, профессионалов в оценке инвестиционных проектов. Всё это хорошо сказывается не только на отборе проектов, но и на доверии бизнеса. Решение принимается не в закрытых кабинетах, а в открытом обсуждении.

За два года работы фонд одобрил около 200 проектов. Сами компании уже вложили и ещё вложат в реальный сектор экономики 100 с лишним миллиардов рублей частных инвестиций и создадут около 16 тыс. рабочих мест. Я бы особенно хотел подчеркнуть, что займы это возвратные, то есть все выданные нами деньги вернутся в бюджет и будут снова предложены для создания всё новых и новых производств и внедрения наилучших доступных технологий.

Самое главное, что при помощи займов фонда уже открыто 20 новых заводов. О некоторых из них.

Компания из Курганской области наладила производство более 60 лекарственных средств, из которых больше половины успешно заменяют импортные аналоги. Это препараты для лечения сахарного диабета, язвы, эпилепсии, аллергии. Продукция частично экспортируется в страны бывшего СССР, а также Вьетнам, Монголию, Афганистан.

Открыто производство погружных насосов и осевых клапанов для нашей нефтегазовой отрасли. В Ярославской области начали производить топливные насосы для двигателей стандарта «Евро-5» и «Евро-6». В Ленинградской области теперь делают мебель, которую закупает IKEA. Ещё недавно шведский гигант получал такую продукцию из Польши и Китая.

Мы работаем не просто над импортозамещением отдельных продуктов, но и целых звеньев промышленных цепочек. Например, один из наших заёмщиков начал выпуск мощных промышленных электродвигателей. До этого в нашей стране их не производили, мы их покупали у крупных мировых производителей. Эти двигатели будут поставляться другому нашему заёмщику, который в свою очередь строит в Липецкой области завод по производству станков с российской системой ЧПУ (числовое программное управление).

Мы постоянно меняемся исходя из реалий рынка, стараемся становиться лучше и удобнее для заёмщиков. Последние изменения произошли буквально месяц назад. Теперь заёмщики нашего фонда по основной программе проекта развития смогут потратить до 100% займа на закупку оборудования, а максимальная сумма займа повышена с 300 млн до 500 млн рублей.

Если говорить о наших планах на будущее, то мы хотим решить одну из основных проблем среднего производственного бизнеса – проблему залогов. Быстрорастущим компаниям сложно найти обеспечение, при этом они нуждаются в дешёвых инвестиционных кредитах на своё интенсивное развитие. И в наших перспективных планах – создание механизма мезонинного финансирования как источника капитала для компаний, не имеющих большой залоговой массы. Это позволит обеспечить доступ к финансам ещё большему количеству средних производственных компаний, создать ещё больше новых, современных производств в нашей стране.

Д.Медведев: Можно было бы ещё продолжать, но давайте мы сделаем хорошее дело. У нас есть наши товарищи, которым ещё не вручены государственные награды. Я готов это сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117008 Дмитрий Медведев


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 марта 2017 > № 2116853 Владимир Путин, Марин Ле Пен

Встреча с Марин Ле Пен.

Владимир Путин встретился с лидером политической партии Франции «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

Перед началом встречи Марин Ле Пен, находящаяся в России по приглашению российских парламентариев, посетила в Патриаршем дворце выставку, посвященную Людовику Святому и реликвиям Сен-Шапель.

* * *

В.Путин: Уважаемая госпожа Ле Пен!

Вы не первый раз в Москве, я рад Вас приветствовать. Знаю, что Вы приехали по приглашению Государственной Думы, парламента Российской Федерации.

Мы придаём очень большое значение нашим отношениям с Францией. При этом стараемся поддерживать ровные отношения как с представителями действующей власти, так и с представителями оппозиции.

Знаю, конечно, что сейчас активно развивается и предвыборная кампания во Франции. Мы ни в коем случае не хотим как-то влиять на происходящие события, но оставляем за собой право общаться со всеми представителями всех политических сил страны, так же, как делают наши партнёры в Европе, Соединённых Штатах.

И конечно, очень интересно было бы обменяться с Вами мнениями и о том, как развиваются наши двусторонние отношения, и о ситуации, которая складывается в Европе. Знаю, что Вы представляете достаточно быстроразвивающийся спектр европейских политических сил.

Очень рад Вас видеть.

М.Ле Пен (как переведено): Благодарю Вас, господин Президент. Как Вы знаете, я уже давно выступаю за то, чтобы Россия и Франция восстановили культурные, экономические и стратегические связи, особенно в настоящий момент, когда над нами нависла серьёзная террористическая угроза.

По-настоящему эффективная борьба с терроризмом возможна только в том случае, если все крупнейшие нации будут бок о бок принимать в ней участие. Россия боролась и продолжает борьбу в Сирии. Мы, Франция, внесли свой вклад в борьбу посредством операции «Бархан» в Чаде, мы сражались с терроризмом в Мали, и мне кажется, что два наших государства принимают самое активное участие в этой борьбе, в том числе предоставлением помощи странам, которые как в прошлом, так и сейчас сталкиваются с подъёмом террористических групп.

Как Вам известно, господин Президент, террористическая угроза наносит удары по Франции. Вчера она нанесла страшный, ужасающий удар с большими людскими потерями. Они продолжают действовать каждый день с опорой на новые формы терроризма, в том числе на так называемый «эконом-терроризм»: речь идёт о действиях террористов-одиночек, некоторые из которых пробираются в потоке мигрантов по требованию террористических организаций вроде «Исламского государства» для ударов по населению. Как мне кажется, в такой обстановке нам необходимо сделать всё, чтобы сформировать условия для эффективного обмена разведданными, чтобы защитить население наших стран от угрозы, которая проявила себя во Франции и недавно нанесла удар по нашим британским друзьям.

Хотела бы отметить, что воспринимаю как большую проблему тот факт, что российские депутаты не могут провести встречи с коллегами из стран Европейского союза. Как мне кажется, именно встречи представителей демократических сил наших стран позволяют всем нам продвинуться к эффективному урегулированию нынешнего террористического кризиса, у которого есть не только военная сторона, но и множество других, в чём я смогла убедиться во время беседы с Президентом Чада Идрисом Деби.

Как мы отмечали в беседе со спикером Думы, мне кажется, что всем государствам также необходимо задуматься о борьбе с контрабандистами, которые занимаются торговлей людьми для финансирования террористических организаций.

В.Путин: Вы знаете, что Россия неоднократно была объектом террористических атак. Затем и Франция, Бельгия, Соединённые Штаты, многие другие государства. К сожалению, разрушение традиционных основ жизни во многих странах Ближнего Востока привело и к росту насилия, и к росту миграционного потока.

Сейчас весьма трагические события происходят в Сирии, в Ираке вокруг Мосула, где уже сотни тысяч людей превратились в беженцев, вынуждены покинуть свои родные места. Полностью с Вами согласен в том, что, только объединяя наши усилия, мы можем эффективно бороться с угрозой терроризма.

После трагических событий в Лондоне, буквально сегодня, на Северном Кавказе, в Чечне, у нас тоже произошло тяжёлое событие: было атаковано террористами одно из подразделений нашей Национальной гвардии. Все мы живём вот в таких сложных условиях. Мы должны осознать реальность этой опасности и объединить усилия в борьбе с терроризмом.

М.Ле Пен: Прежде всего, господин Президент, мне хотелось бы отметить, что помимо необходимых нам солидарности и совместных действий таким государствам, как Россия, нужно задуматься о том, как помочь развитию африканских стран, в частности регионов Сахары и Сахеля. Ведущие борьбу с терроризмом африканские страны говорят нам, что для её поддержания необходимы значительные финансовые усилия. В результате они вынуждены частично забрасывать развитие таких областей, как здравоохранение, образование и сельское хозяйство.

Кроме того, у многочисленной молодёжи, которая сталкивается с этими экономическими трудностями, возникает соблазн присоединиться к вооружённым террористическим группам. Поэтому мне кажется, что здесь необходима по-настоящему глобальная стратегия с участием всех государств, которые стремятся сохранить или восстановить безопасность по всему миру.

Я считаю, что это в том числе подразумевает внимание к экономическому развитию стран, которые становятся объектом терактов и вынуждены защищаться от них.

В.Путин: Согласен с Вами полностью, Вы правы.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 марта 2017 > № 2116853 Владимир Путин, Марин Ле Пен


ОАЭ > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > dxb.ru, 24 марта 2017 > № 2116536

Стало известно, что второстепенные товары будут облагаться налогом на добавленную стоимость (НДС) в ОАЭ после введения. Напомним, государства, входящие в Совет сотрудничества стран Персидского залива, согласились взимать НДС в размере 5% с января 2018 года.

Планируется также ввести акцизы, которые могут составлять от 50% до 100% от цены продажи продукта.

Эксперты утверждают, что налоговая политика будет направлена на борьбу с нездоровым потреблением посредством налогов в первую очередь на опасные для здоровья товары, такие как табак и сладкие напитки.

Дэвид Стивенс, топ-менеджер из Ernst & Young (EY), сказал, что потребители могут ожидать существенного увеличения цен на ряд продуктов, которые будут облагаться как НДС, так и акцизным налогом.

Дополнительные сборы, по сути, станут препятствием между потребителем и лишними покупками. Пока подтверждено только применение акцизного налога на табак, некоторые напитки и автомобили премиум-класса. Обейд Хуэйд Аль Тайер, министр финансов, заявил, что акциз в размере до 100% может быть введен в этом году по отдельным статьям, включая табак и энергетические напитки.

“НДС в размере 5 процентов окажет умеренный эффект, но акцизный налог в размере 50% или 100% является налоговой мерой, которая призвана оказать реальное влияние на ограничение потребления”, — считает Стивенс.

Недавно Федеральный национальный совет принял проект закона о налоговой процедуре, который фактически устанавливает правовые рамки взимания налогов, сборов и штрафов в стране. Ожидается, что акциз будет выпущен до введения НДС.

Ракеш Пардасани, партнер консалтинговой фирмы RSM UAE, сказал, что помимо табака и ряда напитков золотые ювелирные изделия также будут облагаться 5-процентным НДС. Однако золото, приобретенное в качестве инвестиции, может быть освобождено от уплаты налогов. По его мнению, НДС станет базовым правилом для всех групп товаров, если только законом не предусмотрено исключение.

Министерство указывало ранее, что от уплаты могут быть освобождены только некоторые предметы первой необходимости.

ОАЭ > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > dxb.ru, 24 марта 2017 > № 2116536


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 24 марта 2017 > № 2115830 Владимир Маркин

Владимир Маркин удостоен звания «Почетный металлург»

В соответствии с приказом Министерства промышленности и торговли России президент Объединенной металлургической компании (ОМК) Владимир Маркин удостоен звания «Почетный металлург» за большой вклад и выдающиеся достижения в области развития промышленности, ввод новых производственных мощностей и многолетний добросовестный труд. Награду вручил министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

Церемония награждения состоялась на заседании расширенной коллегии Министерства промышленности и торговли России. Мероприятие было посвящено обсуждению результатов деятельности промышленности в 2016 г, и развития приоритетных направлений, включая программу импортозамещения, постановке целей и задач на 2017 г.

В заседании также приняли участие Председатель Правительства России Дмитрий Медведев, вице-премьеры Аркадий Дворкович и Дмитрий Рогозин, министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, директор Фонда развития промышленности Алексей Комиссаров и другие представители государственной власти.

ОМК создала в Центральной России уникальный российский кластер по производству труб, деталей трубопроводов и трубопроводной арматуры с высоким уровнем технологий и качества. Компания обладает одним из самых современных в мире комплексов по производству труб большого диаметра любого уровня сложности, является лидером по выпуску железнодорожных колес и автомобильных рессор. ОМК играет ключевую роль в обеспечении топливно-энергетической и транспортной отраслей страны высококачественной отечественной металлургической продукцией. Владимир Маркин внес значительный вклад в достижение этих высоких результатов.

Редакция журнала «Металлоснабжение и сбыт» сердечно поздравляет Владимира Степановича с высокой наградой и желает ему всяческих успехов!

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 24 марта 2017 > № 2115830 Владимир Маркин


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 23 марта 2017 > № 2144785 Оксана Сивак

Замминистра здравоохранения: "Около 4 тыс. литров заготовленной крови бракуется по результатам тестирования на инфекции"

Эксклюзивное интервью заместителя министра здравоохранения Оксаны Сивак о реформировании службы крови агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Зачем нужна реформа службы крови?

Ответ: Эта реформа необходима в контексте всей реформы здравоохранения, целью которой является качественная и доступная медицинская услуга. Для достижения этой цели построение национальной системы крови, состоящей из службы крови, предоставляющей услуги по обеспечению лечебных учреждений безопасными и качественными компонентами донорской крови, и независимого компетентного органа, осуществляющего надзор за работой службы крови, очень важно.

К примеру, очень важно обеспечение инфекционной безопасности донорской крови и получаемых из нее компонентов, которая в настоящее время нуждается в усовершенствовании. В первую очередь, это связано с тем, что как таковой службы крови в Украине нет – отрасль представлена некоординированными на общегосударственном уровне 48 центрами крови, 327 специализированными подразделениями в составе лечебных учреждений и 83 лечебными учреждениями без специализированных подразделений, которые самостоятельно заготавливают донорскую кровь, перерабатывают ее на компоненты, хранят их, распределяют и применяют пациентам.

Все перечисленные структуры находятся под разным управлением, имеют различные источники финансирования, соответственно, и разное материально-техническое обеспечение, что существенно влияет на безопасность и качество продукции. Такая система неэффективна с экономической точки зрения: ни в одной стране мира невозможно обеспечить качественной аппаратурой и тестами такое количество структур.

В августе 2015 года мы начали разрабатывать стратегию развития национальной системы крови и пригласили для этого европейских экспертов. Важно, что в Европе заинтересованы в реализации Украиной этой реформы, но не просто так, не из благих побуждений. Требования относительно создания системы общественного здоровья, биобезопасности и безопасности крови являются неотъемлемой частью Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом с целью недопущения распространения в Европе инфекций, которые передаются через кровь (ВИЧ 1, 2 типов, гепатит В, гепатит С, сифилис).

Мы показали европейским экспертам текущую ситуацию в отрасли – честно, без приукрашиваний. Для сравнения мы показали им два центра крови с разным материально-техническим уровнем обеспечения и одно специализированное отделение в составе многопрофильной клиники. Эксперты составили отчет и дали рекомендации, в соответствии с которыми мы разработали стратегию создания национальной системы крови. Ключевым вопросом в этой реформе является стандартизация процессов заготовки, переработки, тестирования, хранения, распределения донорской крови и ее компонентов и надлежащее применение компонентов крови в клинике, с последующим отслеживание всех негативных реакций, возникающих вследствие введения компонентов крови пациентам.

Вопрос: В настоящее время в Украине нет такого единого стандарта?

Ответ: Одинаковые стандарты в Украине есть, но из-за того, что центры крови работают с разной аппаратурой, то фактически каждый соблюдает те стандарты, которые позволяет имеющееся у него оборудование. Например, маленькая больница имеет право заготавливать кровь и перерабатывать ее, но, как правило, местная власть не может обеспечить качественную диагностику и переработку в этой больнице, ведь на хорошую тест-систему нужны деньги.

Мировая практика показывает: эффективной является модель, при которой есть крупный центр крови, например, областной, а в больницах создаются банки крови. По сути, банки крови – это те же отделения трансфузиологии. Сразу уточню: реформа службы крови не предполагает закрывать эти отделения, мы ничего не сокращаем, мы забираем у этих отделений функцию заготовки и переработки крови.

Вопрос: Заготовка крови связана с донорством. Планируется ли изменение подходов к донорству?

Ответ: На самом деле у нас достаточное количество доноров крови, но при этом существует проблема в управлении запасами компонентов, получаемых из крови, – где-то их не хватает, а где-то - слишком много, и полученные из крови компоненты просто списывают по срокам пригодности. Например, самые востребованные компоненты крови – эритроциты, максимальный срок хранения которых составляет 42 дня. В некоторых лечебных учреждениях вследствие избыточной, не планированной заготовки их не успевают использовать и просто уничтожают. Поэтому наша реформа предусматривает автоматизацию планирования работы по заготовке и переработке донорской крови, формирование и управление запасами компонентов крови в регионе из областного центра, где будут знать ситуацию во всех лечебных учреждениях региона.

Кроме того, реформа предполагает, что и сами лечебные учреждения, применяющие для лечения пациентов компоненты крови, будут более эффективно планировать свои потребности, формировать и управлять запасами. Так, если в составе лечебного учреждения есть хирургическое и родильное отделения, то хороший менеджер будет знать, запас каких компонентов крови и в каком количестве необходимо организовать. Конечно, бывают случаи, когда чего-то не хватает, но, в соответствии с современными подходами к организации трансфузиологической помощи, необходимо формировать достаточные запасы компонентов крови, исходя из анализа лечебной активности лечебного учреждения. Деятельность такого рода не требует дополнительного финансирования, а является вопросом надлежащей организации управления лечебным процессом.

Мы убеждены, что у нас такой подход к организации трансфузиологической помощи должен быть реализован в обязательном порядке.

Относительно донорства скажу следующее: у нас не столько нехватка доноров, сколь не хватает умения планировать и управлять технологическими процессам в отрасли, вследствие чего в наличии имеем и проблемы с безопасностью и качеством заготовленных донорской крови и ее компонентов. В среднем, по статистике, почти 1% всей заготовленной крови бракуется по результатам тестирования на инфекции, что эквивалентно около 4 тыс. литров, а это, согласитесь, немало.

В среднем ежегодно в Украине сдают кровь около 500 тыс. чел., но потом из-за отсутствия грамотного управления запасами крови, около 17-20% уже готовых компонентов, содержащих эритроциты, списывается и уничтожается по срокам годности.

Сейчас Министерство здравоохранения является получателем технической помощи от Американского международного альянса здравоохранения. Его специалисты работают в пяти регионах Украины и в Киеве, проводят обучение по вопросам привлечения добровольных бесплатных доноров. Внимание уделяют и внедрению менеджмента качества в работу служб крови, инфекционной безопасности донорской крови, правильному хранению и транспортировке, формированию и управлению запасами донорской крови и ее компонентов, надлежащему клиническому применению компонентов и препаратов из донорской крови. Силами организации подготовлены национальные руководства и тренеры по рекрутингу и уходу за донорами крови, а также внедрению менеджмента качества в работу службы крови, которые уже ведут работу по обучению специалистов отрасли.

Еще одна глобальная проблема – это оснащение центров крови, без которого невозможно стандартизировано заготавливать, перерабатывать, тестировать, сохранять и распределять донорскою кровь и ее компоненты. Мы активно пытаемся привлекать к ее решению партнеров. Например, международный благотворительный фонд Global Medical Aid совместно с компанией Vingmed из Дании обеспечили нас аппаратурой для стандартизации заготовки и разделения донорской крови на компоненты для областных центров крови на сумму EUR790 тыс. Мы ее уже распределили и развозим по регионам – каждая область что-то получила. На реализацию этого проекта и переговоры с донорами понадобилось около года.

С другой стороны, на местах тоже не стоят на месте: кто-то обеспечивает потребности в оборудовании за собственные средства, кто-то привлекает инвестиции.

Вопрос: Насколько важно финансирование реформирования службы крови?

Ответ: Некоторые вещи мы можем сделать без денег, как я уже говорила, часть вопросов исключительно организационного плана. Например, реорганизация отделения трансфузилогии в банк крови не нуждаются в больших деньгах - для этого нужно только обеспечить эти подразделения современным холодильным оборудованием. Все остальные вопросы - организационные. Для проведения тренингов и разъяснения правил тоже не нужно больших денег. Конечно, деньги всегда нужны, медицинские технологии беспрерывно совершенствуются и потенциально самая современная аппаратура уже через пять лет устареет. Но важнее научить людей, как правильно работать.

Вопрос: Можно ли к этой реформе привлекать частные деньги?

Ответ: Частные инвестиции могут идти в то направление, которые связано с заготовкой крови для дальнейшего получения из нее плазмы, используемой для фармпроизводства. Но мы сейчас говорим о направлении, имеющем первостепенное значение. Мы говорим о заготовке и применении компонентов донорской крови для гарантированного государством обеспечения пациентов в случае оперативных вмешательств, травм, кровотечений и других, опасных для жизни состояний.

Вопрос: Заготовка крови связана с донорством. Планируется ли изменение подходов к донорству?

Ответ: В Европе и США донорство добровольное и бесплатное. Люди сдают кровь бесплатно, это очень популярно и очень престижно, поскольку только здоровый человек может быть донором, а становясь донором, он, спасая жизнь согражданам, является полезным для общества.

В настоящее время донор в Украине имеет право получить денежное вознаграждение за донацию крови или ее компонентов. Размер компенсации за сдачу дозы крови (450 мл) составляет 72 грн, но в мире считают, что гораздо выгоднее привлекать доноров бесплатно, поскольку у них есть внутренняя мотивация и они относятся к донорству ответственно, а потому не будут скрывать во время медицинского освидетельствования информацию о негативных изменениях собственного здоровья. Безусловно, донорство должно быть бесплатным, предусматривая только обеспечение питание для доноров с целью восстановления сил в центрах крови. Конечно, если мы не говорим о сдаче плазмы крови для коммерческого производства фармпрепаратов. Думаю, мы должны повышать престиж донорства и пропагандировать его.

Вопрос: Как бы вы оценили ситуацию со службами крови в разных областях?

Ответ: Одни из самых своевременных и эффективных центров крови мы видели в Харьковской, Киевской областях.

На местах начинают понимать важность этих вопросов. Например, Полтавская область, с которой мы активно сотрудничаем по созданию национальной системы крови, уже заложила в своем бюджете средства - около 3 млн грн - на оборудование для центра крови. Они сами попросили нас предоставить рекомендации по проведении реформы на областном уровне и оснащению, чтобы он совпадал с общей стратегией.

Вопрос: Сколько средств необходимо на эту реформу?

Ответ: В настоящее времяработаем с Минфином по вопросу финансирования этого направления. Мы не скромные, мы попросили 3% от всей суммы, выделяемой в целом на здравоохранение. Нам сказали, что это много, поэтому мы - в переговорном процессе. У нас уже есть предложения от Минфина, и мы предоставляем ему свои расчеты. Будем просить много, увидим, сколько дадут.

Вопрос: Для реформирования службы крови нужно принятие какого-либо документа?

Ответ: Да, нужно принять стратегию. Основные средства мы будем закладывать в бюджет на следующий год.

Вопрос: В настоящее время в социальных сетях часто встречаются призывы о помощи: нужна кровь. Крови действительно не хватает?

Ответ: В ходе обсуждения проблемы, в том числе с медицинскими работниками, мы пришли к выводу об отсутствии в в лечебных учреждениях эффективного планирования и управления запасами компонентов крови.

Поэтому, если честно, такие призывы сдать кровь означают не то, что крови нет, а то, что создается запас на будущее, на случай возникновения критических ситуаций.

Мы хотим, чтобы заготовка крови была более централизованной, чтобы родственники пациентов не искали доноров среди своих знакомых, чтобы в Украине сформировалась культура донорства, чтобы мы все сознательно регулярно сдавали кровь. Во всем мире этим очень активно занимаются общественные организации.

Кроме того, планируем создать реестр доноров, чтобы понимать, кто у нас есть и насколько безопасно брать у него кровь. Сейчас ведем подготовительные работы, а Американский международный альянс здравоохранения оказывает нам в этом техническую помощь, в том числе с привлечением международного эксперта для оценки пригодности существующих в Украине компьютерных систем управления информацией для службы крови с целью дальнейшего использования для создания реестра.

Я думаю, что запустить реформу по созданию национальной системы крови будет сложно - мы столкнемся с некоторым сопротивлением, но нам нужно это сделать для нашей же безопасности. Согласно некоторым подсчетам, у нас - около 1,2 млн лиц, больных гепатитом С, поэтому мы должны хорошо тестировать кровь для того, чтобы обеспечить ее безопасность и качество предоставления услуг.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 23 марта 2017 > № 2144785 Оксана Сивак


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 23 марта 2017 > № 2124239 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе лекции для высшего офицерского состава Академии Генштаба, Москва, 23 марта 2017 года

Уважаемый Сергей Васильевич,

Уважаемые товарищи офицеры, коллеги, друзья,

Признателен за приглашение выступить в Военной Академии в рамках курса лекций «Армия и общество». Организаторы курса делают большое дело, поддерживая традицию единства народа и армии, как это и должно быть и всегда было в лучшие годы истории России. Тема нашего сегодняшнего общения – «Роль России в мировой политике» – из тех, что во все времена волновала гражданина, патриота, а тем более воина, стоящего на страже государства.

Чем и как определяется роль государств в международной политике? Чтобы судить об этом, в международных отношениях, как и в других общественных дисциплинах, тоже существуют своего рода базовые величины и критерии.

Одна из наиболее важных – геополитический вес. Понятно, что такая огромная страна, как Россия, обладающая богатейшими ресурсами, уникальным географическим положением в Европе и Азии, вряд ли и сама сможет оставаться в стороне, и тем более быть кем-то изолированной от мировых процессов, особенно в современную эпоху, когда торгово-экономические, финансовые, информационные, культурные и человеческие связи просто требуют объединения планеты в действительно единое пространство.

Приходилось встречаться с мнением, которое охотно подхватывают русофобы, что обширная география России сформировалась, дескать, благодаря экспансии, проистекающей от внутреннего ощущения небезопасности. Будто бы русские, на протяжении нескольких столетий наращивая свою территорию, как бы пытались «отодвинуть» потенциального агрессора. На это можно ответить, что большая беда для нас в последние столетия приходила почти всегда и только с Запада, в то время как Россия, по известному изречению М.В.Ломоносова, «прирастала Сибирью», собирая под своим крылом разные народы и земли на Востоке. Накопленный многовековой опыт гармоничного сосуществования в лоне одного государства различных народов, этнических групп и вероисповеданий теперь позволяет Российской Федерации способствовать развитию диалога и формированию партнерства между культурами, религиями и цивилизациями, как это происходит в рамках ООН, ОБСЕ и других международных и региональных организаций.

Другая особенность, которую связывают с огромными российскими пространствами, – уважение к государству, гаранту единства страны и безопасности граждан. Сильное государство – это и залог самостоятельной и независимой внешней политики страны. В международных отношениях все это воплощается в понятии суверенитета.

Суверенность государств, их равноправие как главных субъектов международных отношений была обоснована и одобрена еще в рамках Вестфальской системы, сложившейся в Европе в XVII веке. Сегодня в ряде стран Запада эти традиционные понимания подвергаются сомнению. Пытаются предусмотреть, например, возможность вмешиваться в чужие дела под предлогом несоблюдения разного рода односторонне придуманных правозащитных концепций наподобие т.н. «ответственности по защите». Мы против подобного извращения важнейших универсальных международно-правовых норм и принципов. Здоровый консерватизм в том, что касается незыблемости стабилизирующих основ международного права, объединяет Россию с большинством стран мира.

Конечно, в наши дни «большая и сильная страна» – это не только размеры территории, но и состояние экономики, культуры, традиций, общественной этики и, разумеется, способность обеспечить собственную безопасность, безопасность своих граждан в любых условиях. В последнее время получил признание такой термин, как «мягкая сила». Но это – тоже сила. Другими словами, силовой фактор в его широком понимании в международных отношениях по-прежнему имеет важное значение. В условиях обострения политических, социальных, экономических противоречий и роста нестабильности мировой политической и экономической системы его роль даже увеличивается. Мы в полной мере учитываем это во внешнеполитическом планировании.

Обладая передовым потенциалом ядерного сдерживания, Россия выполняет важнейшую стабилизирующую роль в глобальной политике. При этом стратегическую стабильность мы не сводим лишь к поддержанию ядерного баланса с США. С учетом процессов глобализации, роста взаимозависимости государств и развития технологий, в том числе военного назначения, рассматриваем это понятие гораздо шире. В политической сфере это такое состояние международных отношений, при котором обеспечивается строгое соблюдение всеми государствами и их объединениями международного права, уважение законных интересов всех государств и народов, недопустимость вмешательства в их политическую жизнь. В военной сфере это последовательное выравнивание военных потенциалов, обеспечение высокого уровня доверия, транспарентности и предсказуемости, отказ от шагов, которые могли бы восприниматься как угрожающие национальной безопасности других стран и вынуждали бы их принимать ответные меры. Выступаем за укрепление стратегической стабильности во всех ее аспектах как основы обеспечения прочного мира, надежной, равной и неделимой безопасности для всех.

В последнее время существенно активизировались усилия по принуждению ядерных государств к отказу от ядерного оружия и его запрещению. Абсолютно ясно, что время для этого еще не пришло. Напомню, что авторы Договора о нераспространении ядерного оружия не зря прописали в нем, что полная ликвидация ядерных арсеналов должна состояться, но только в контексте всеобщего и полного разоружения. Мы готовы к обсуждению возможности дальнейшего поэтапного сокращения ядерных потенциалов, но только с учетом всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность, а не только количества стратегических наступательных вооружений. А также мы готовы обсуждать эту тему исходя из растущей актуальности придания этому процессу многостороннего характера. Ограничения, на которые многие годы неоднократно шли Россия и США, подвели уже к такой черте, когда возможность дальнейших двусторонних сокращений, по сути дела, исчерпана.

Гордимся, что за последние годы качественно изменились возможности Вооруженных сил Российской Федерации. Особенно важно отметить, что современная Россия считает возможным применение силы исключительно в строгом соответствии с международным правом, своими законами и обязательствами. Не для завоеваний и не для экспорта политических идей, как это не раз бывало в мировой, да и в нашей прошлой истории, а для защиты наших самых жизненных интересов, когда другие средства исчерпаны, или помощи нашим союзникам и друзьям по их просьбе. Как это сегодня происходит в Сирии по приглашению законного правительства этой страны.

К сожалению, не все в мире так же внимательно относятся к правовому обоснованию задейстования военной силы. Отмечаем случаи вольной интерпретации Устава ООН, безграничное толкование угрозы собственной безопасности.

В международных отношениях все чаще наблюдается негативная тенденция использования в качестве средств принуждения экономических инструментов – различного рода односторонних санкций, ограничений, идущих вразрез с позициями и прерогативами Совета Безопасности ООН. Пытаются их применять, как вам известно, и против России. Расчет на то, что мы будем особенно чувствительны к подобного рода воздействию.

Но не получается и не получится игнорировать тот факт, что Россия – одна из крупнейших мировых экономик с высокой степенью устойчивости. В некоторых отраслях мирового хозяйства роль России вообще сложно переоценить. Например, в энергетике, включая ядерную энергетику.

Хочет этого кто-то или нет, Россия в экономическом плане по-прежнему центр тяготения для постсоветского пространства. Именно данное объективное обстоятельство, а не мифическое стремление Москвы «возродить империю» лежит в основе развития интеграционных процессов в Евразии. В современном глобализированном мире нас с партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) объединяют многовековые хозяйственные и культурные связи, тесное взаимопереплетение судеб наших народов. Мы также содействуем налаживанию внешних контактов ЕАЭС в русле реализации инициативы Президента Российской Федерации В.В.Путина о формировании в Евразии многоуровневой интеграционной модели. Интерес к этой инициативе неуклонно растет.

В числе факторов, обусловливающих роль того или иного государства в мировой политике, надо назвать и исторические традиции. Как сказал теоретик и практик международных отношений Г.Киссинджер, история – это память государств. Кстати, большую часть своей собственной, не такой уж продолжительной истории США, интересы которых Г.Киссинджер всегда отстаивал и отстаивает, отнюдь не претендовали на то, чтобы играть роль центра «мирового либерального порядка». Не видели в этом исключительную миссию. Отцы-основатели США хотели, чтобы «лидерство» и «исключительность» основывались на положительных началах собственного примера. Ирония в том, что, начав как борцы за независимость, как сепаратисты, стремившиеся избавиться от гнета британской короны, американская элита к XX в. трансформировалась сама и трансформировала свое государство в силу, стремящуюся к глобальному имперскому доминированию. Но мир меняется, и, возможно, Америке еще суждено будет пройти через самоочищение и вернуться к собственным забытым истокам.

Россия отдала свою дань увлечению мессианством. Современная российская внешняя политика неидеологизирована и прагматична. У нас в стране есть свои традиции, свои здоровые ценности. Но мы их никому силой не навязываем. При этом предупреждаем партнеров, что и к нам с чужим уставом лезть не надо.

Наша страна после вековых испытаний вышла на авансцену международной и европейской политики во времена Петра I, чьим именем названа одна из академий, слушатели которой, как я понимаю, сегодня здесь присутствуют, и уже «во весь рост» в период Венского конгресса 1814-15 гг. Тогда при прямом участии Александра I в Европе была создана просуществовавшая много лет система баланса сил и взаимного учета национальных интересов, исключавшая доминирование какого-либо одного государства.

Из дальнейшей истории видна не просто тщетность усилий выталкивать нашу страну с европейской или мировой арены, без нее решать актуальные международные вопросы. Виден и огромный ущерб, который такие усилия наносят всем участникам процесса. Распад Венской системы (в ходе которого произошли такие события, как Крымская война 1853-1856 гг., объединение и возвышение Германии, окончательный крах монархии во Франции) повлек за собой кровопролитную Первую мировую войну. После нее уже тогда Советскую Россию оставили вне Версальских договоренностей, что во многом предопределило их недолговечность. Недоверие западных демократий, нежелание взаимодействовать с нами на равных привели к краху попыток создания коллективной безопасности в Европе в 1930-е гг. прошлого века, следствием чего стала еще более разрушительная Вторая мировая война. И только по ее окончании при нашем активном участии были заложены основы мироустройства, которые не потеряли актуальности и по сей день.

Центральную, координирующую роль в нем призвана играть Организация Объединенных Наций, которая доказала свою безальтернативность и наделена уникальной международной легитимностью при всех недоработках, которые проявляются в работе этого огромного «организма», объединяющего почти 200 государств. Россия поддерживает обеспечение незыблемости ключевых положений Устава ООН, в том числе относящихся к закреплению итогов Второй мировой войны. Выступаем за всемерное наращивание потенциала Всемирной организации в целях ее рациональной адаптации к новым мировым реалиям.

Если же вернуться в Европу, то и сегодня корни многих проблем видятся в иррациональном и обреченном на провал стремлении подвинуть евразийскую державу – Россию – куда-то на обочину. Последовательное расширение НАТО и Евросоюза дошло до того, что Украину и другие страны СНГ хотели поставить перед ложным выбором: или вы с Россией, или с Европой. Такой ультиматум оказался не под силу и без того внутренне непрочной украинской государственности. В результате – глубочайший кризис в самом центре европейского континента, непосредственно на границах России и Запада. Перспективы его урегулирования, выполнения Минских договоренностей пока, честно сказать, не просматриваются. В первую очередь, из-за отсутствия у украинского руководства политической воли и реалистичного видения будущего своей страны, из-за его попыток искать пути решения проблем Украины не на основе прагматических интересов во имя национального согласия и процветания, а по указке внешних спонсоров, которым чужды чаяния русских, украинцев и в целом восточного славянства.

Не просматриваются и стремления наших европейских партнеров честно работать в пользу создания общего пространства безопасности и сотрудничества, частью чего могло бы стать и справедливое решение «украинского вопроса» в русле Минских договоренностей, за что мы последовательно выступаем. Вообще Европейский союз, в последнее время ощутимо «теряет себя». По сути, они обслуживают чужие интересы, так и не обретя свой собственный единый голос во внешних делах. Мы люди терпеливые, будем ждать, когда коллеги осознают, что в силу целого ряда причин – исторических, геополитических, экономических, культурных – мы, Россия и Европа, нужны друг другу.

Исторические, геополитические, моральные основания, предопределяющие внешнеполитический курс России, прочны и неизменны. Они задают тон ежедневной практической дипломатической работе по реализации нашей внешней политики, которой в соответствии с Конституцией непосредственно руководит Президент Российской Федерации.

Мир действительно стремительно меняется. Разворачивается очередная «промышленная революция», формируется новый, более продвинутый технологический уклад. Обостряются противоречия, связанные с неравномерностью развития, углублением разрыва между уровнями благосостояния стран и народов, борьбой за ресурсы, доступом к рынкам сбыта, контролем над транспортными артериями. Конкуренция все больше приобретает цивилизационное измерение, форму соперничества ценностей и моделей развития.

В регионе Ближнего Востока и Севера Африки ситуация вплотную подошла к черте, за которой начинается разрушение государств и региональной политической карты. Это пространство хаоса стало плацдармом для беспрецедентного усиления террористической угрозы, воплощением которой является агрессия т.н. «Исламского государства» и подобных ему группировок. Глобальный террор – один из главных вызовов международной безопасности, и ответ на него может быть дан только путем создания широкой международной коалиции на прочной правовой основе, как это предложил Президент России В.В.Путин, выступая на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Продолжается перераспределение глобального баланса сил. Мы наблюдаем появление новых центров экономической мощи и связанного с ней политического влияния. Локомотивом мировой экономики утвердился Азиатско-Тихоокеанский регион. Активнее действуют государства Латинской Америки и Африки, обладающие значительным человеческим и ресурсным потенциалом. На этом фоне особенно отчетливо проявляется культурно-цивилизационное многообразие современного мира. Все более насущной становится необходимость демократизации межгосударственного общения.

Формирование полицентричной модели мироустройства – это объективный процесс. В общих интересах сделать его более устойчивым и предсказуемым. В этих условиях существенно возрастает роль дипломатии как инструмента согласования сбалансированных решений в политике, экономике, финансах, экологии, инновационном и технологическом секторах. Одновременно возрастает и роль вооруженных сил как гаранта мира.

Очевидно, что другого пути, чем кропотливая повседневная работа по достижению компромиссов в целях мирного преодоления многочисленных проблем просто не существует. Ставка на гегемонизм, на собственную исключительность ведет, как показывает практика, к усилению нестабильности и хаоса.

Объективно возрастает востребованность продвигаемых Россией деидеологизированных подходов к решению ключевых проблем современности на основе принципов многосторонности и уважения международного права. Сегодня эти подходы разделяются все большим числом государств, что способствует повышению авторитета России и ее роли уравновешивающего фактора мировой политики.

Мы не сторонники ни конфронтации, ни изоляционизма. Руководствуясь утвержденной Президентом России В.В.Путиным Концепцией внешней политики, будем и далее продвигать позитивную повестку дня в отношениях со всеми партнерами и соседями, в том числе с США и Европейским союзом.

В нынешних условиях не существует альтернативы самостоятельной прагматичной, многовекторной внешней политике, предусматривающей последовательное отстаивание национальных интересов и одновременно развитие равноправного сотрудничества со всеми, кто проявляет встречную готовность. Все наши действия направлены на защиту суверенитета, создание условий для мирного поступательного развития России и россиян.

Благодарю за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Как показывает опыт последних лет, агрессивные действия в информационной сфере по масштабам ущерба порой приближаются к последствиям применения оружия массового поражения. Как Вы считаете, не пора ли «на площадке» ООН, в формате двусторонних отношений с другими государствами добиваться разработки и заключения всеобъемлющего договора в этой сфере по аналогии с договорами, ограничивающими стратегические вооружения?

С.В.Лавров: Этим мы занимаемся уже несколько лет. Россия принадлежит инициатива, которая в рамках ООН приобрела название «Международная информационная безопасность». На протяжении целого ряда сессий Генеральной Ассамблеи ООН она становится предметом и темой самостоятельных резолюций. Если на начальном этапе эти резолюции вызывали отторжение у некоторых наших западных партнеров, то в последние годы резолюции о вкладе ООН в международную информационную безопасность принимаются единогласно.

Несколько лет назад была создана группа правительственных экспертов. Она завершила подготовку своего доклада, который был одобрен консенсусом Генеральной Ассамблеей ООН. Генеральная Ассамблея при этом высказалась за продолжение этой работы в контексте выявления конкретных рисков в сфере киберпространства, создаваемых в современных условиях. Сформирована была также еще одна группа правительственных экспертов, которая приступает к работе. Она должна будет подготовить конкретные предложения через полтора года.

Хочу сразу сказать, что несмотря на вроде бы конструктивное участие всех государств в этой дискуссии, мы ощущаем стремление ограничиться собственно дискуссиями и не довести дело до практических международно-правовых договоренностей. Поэтому параллельно с работой, о которой я упомянул, Россия вместе со своими партнерами, в частности, по ШОС, разработала проект документа под названием «Правила поведения в киберпространстве». Он также распространен в ООН и призван стимулировать конкретный диалог о правовых аспектах регулированиях этой проблемы. В целом мы считаем (и мы уже внесли такое предложение), что пора готовить международную конвенцию, которая будет посвящена кибербезопасности, в т.ч. проблеме ликвидации угроз рисков, связанных с хакерством. Именно мы первыми предложили сделать хакерство наказуемым и запрещенным в международно-правовом плане. Посмотрим, как отреагируют те, кто обвиняет российских хакеров в стремлении подорвать мир в духе Джеймса Бонда или тех, с кем он боролся.

Есть еще одна большая тема, связанная с этими вопросами. Она касается управления Интернетом. Уже несколько лет в рамках Международного союза электросвязи проводится дискуссия о демократизации Интернета, управления Интернетом. Идет, если хотите, очень серьезная идеологическая борьба. Некоторые отстаивают принципы свободного рынка, но есть те, кто полагает, что отдавать Интернет на откуп свободному рынку означает, по сути дела, отдать его одной стране. В этой связи предстоят еще очень серьезные дебаты.

Все эти проблемы мы видим. Большинство стран мира разделяет необходимость навести хоть какой-то общеприемлемый порядок. Началась очень конкретная работа, но до завершения пока еще далеко.

Вопрос: Я являюсь участником операции ВКС России в Сирии, поэтому мой вопрос будет связан с этой страной. Результаты работы Российского центра по примирению враждующих сторон на территории САР говорят о его высокой эффективности. В то же время решение таких задач, как розыск без вести пропавших лиц, возвращение военнопленных зачастую сталкивается с некоторыми трудностями межведомственного взаимодействия. На Ваш взгляд, возможна ли организация прямого взаимодействия между Центром по примирению враждующих сторон и Посольством Российской Федерации в Сирии при решении различных задач?

С.В.Лавров: Вы меня даже удивили. Я исхожу из того (и получаю тому ежедневно подтверждение), что такая связь существует. Если Вы на основе неких практических фактов знаете о недостатке такого сотрудничества, дайте нам, пожалуйста, знать. Взаимодействие Посольства России в Дамаске с Центром в Хмеймиме ведется абсолютно повседневно как по вопросам практического функционирования Центра, так и в том, что касается международных связей САР с зарубежными партнерами при нашем содействии. Там недавно побывала делегация парламентариев из Европы и Федерального Собрания России. Центр в Хмеймиме, как и наше Посольство в Дамаске, было активно задействовано в организации этого визита.

Если Вас несколько смутила конкретная тема, о которой Вы упомянули – обмен военнопленными, то здесь, возможно, Посольство не предназначено для того, чтобы играть в этом процессе ведущую роль. Здесь, насколько мы с моим коллегой и другом С.К.Шойгу распределяем роли, основная задача состоит в том, чтобы завести контакты с теми, кто удерживает военнопленных, воевавших с террористами и экстремистами. Главное здесь – это контакты по линии военных ведомств, разведок, между Центром в Хмеймиме и нашими турецкими партнерами, другими странами, которые имеют своих представителей спецназа (или в иных формах) «на земле» и влияют на отряды боевиков. Мы в политическом плане активнейшим образом сотрудничаем с Министерством обороны России через процесс переговоров «на площадке» Астаны. На последней встрече в Астане неделю назад наряду с тематикой подготовки конституционной реформы, задачей консолидации режима, прекращения боевых действий, разработки механизма реагирования на его нарушения, обсуждалась и тема налаживания диалога между противоборствующими сторонами с целью обмена военнопленными в качестве меры доверия гуманитарного характера. Я специально обращаю вниманию на этот упомянутый Вами аспект. Уверен, что здесь просто нет предела совершенству, координацию всегда можно доводить до все более высокого уровня. Заверяю Вас, что работа Посольства и Центра в Хмеймиме достаточно хорошо согласована.

Вопрос: Президент США Д.Трамп в одном из своих выступлений неожиданно предложил в качестве платформы для торга вернуться к вопросу сокращения стратегических вооружений. Должны ли стратегические ядерные силы сегодня быть предметом переговоров с американцами или на данном этапе все-таки целесообразно вывести их за рамки российско-американских отношений?

С.В.Лавров: Позиция Администрации Президента США Д.Трампа во многом еще только формируется по большинству ключевых вопросов внешнеполитической повестки дня, включая и упомянутую Вами тему дальнейших шагов по ограничению стратегических наступательных ядерных вооружений. Кстати, если я правильно помню, Д.Трамп упомянул тему взаимодействия с нами в этой области в качестве примера. Спросили его о том, будет ли он готов снимать санкции с России. По-моему, вопрос звучал как-то так. На это он ответил, что они должны посмотреть, есть ли какие-то вопросы, в которых они могут взаимовыгодно и с пользой для интересов США сотрудничать с Россией, в частности упомянул сферу ограничения ядерных вооружений. Параллельно, как Вы знаете, действующий Президент США говорил, что американцам надо всячески модернизировать и наращивать свою ядерную триаду. Нужно сначала дождаться, когда при новой Администрации окончательно будет утвержден военный бюджет, какие в нем будут расставлены приоритеты, каковы будут запросы, на что эти средства будут ассигноваться.

Насчет дальнейшего разговора. Я кратко упомянул в своем выступлении, что мы готовы к этому разговору, но его нужно вести с учетом всех без исключения факторов, влияющих на стратегическую стабильность. Сейчас те, кто предлагают скорее реализовать так называемую инициативу «ядерного нуля», запретить и уничтожить ядерное оружие, объявить его вообще вне закона, абсолютно игнорируют, что с момента, когда была создана атомная бомба и этот новый вид вооружения был поставлен на поток в СССР, США, Китае, Франции и Великобритании, произошли колоссальные изменения в военной науке и технологиях. То, что сейчас разрабатывается в США под названием «глобального молниеносного удара» – это неядерное стратегическое вооружение. Если оно будет создано (а работа ведется очень активно, поставлена цель, чтобы достать любую точку Земного шара за один час), конечно, оно будет гуманней ядерного оружия, поскольку нет радиации, эффекта Хиросимы и Нагасаки. Но с точки зрения достижения военного превосходства мои друзья в Министерстве обороны мне говорят, что эффект будет даже посильнее, чем от современной ядерной бомбы.

Кроме того, наши американские партнёры не отказываются от программы, связанной с выводом оружия в космос, практически в одиночку голосуя против наших вместе с КНР и со многими другими коллегами инициатив о том, чтобы принять на себя обязательства не делать этого. Американцы отказываются от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), а это тоже немаловажная вещь, которая влияет на стратегическую стабильность. Ну и, конечно, глобальная система противоракетной обороны (ПРО) самым непосредственным образом влияет на стратегическую стабильность.

Еще один факт – дисбалансы в обычных вооружениях, которые тоже модернизируются очень быстро. Наши диалоги с НАТО мы всегда начинаем с того, что необходимо вернуться к нормальным отношениям. Предлагаем нормализовывать и договариваться о взаимном контроле, но прежде, чем контролировать, нужно сесть и посмотреть, у кого что развернуто вблизи друг друга и в целом в Евроатлантической зоне. Есть масса факторов, которые нужно обсуждать, если мы не просто как идеалисты хотим запретить ядерное оружие, а обеспечить мир и безопасность на всей планете, стратегическую стабильность, которая будет устойчивой, опираться на глобальный паритет. Обо всем, что я перечислил, нужно говорить. Может, я даже упустил еще какие-то факторы.

Я также упомяну, что двусторонний процесс ограничений между Россией и США дошел до такого уровня, за которым уже сложно предполагать, что вместе нам удастся еще многое сделать. Надо вовлекать все государства, обладающие ядерным оружием, при чем не только те, которые обладают им официально, но и де-факто.

Вопрос: США уже длительное время широко используют технологии так называемого «управляемого хаоса». Что можно противопоставить данным технологиям в глобальном международном масштабе? Возможен ли ответный проект глобальной управляемой стабильности и безопасности? Какие страны потенциально могут выступить инициаторами этого проекта?

С.В.Лавров: «Управляемый хаос» появился достаточно давно как концепция, которая продвигалась в качестве средства усиления влияния США, исходя из того, что создавать этот управляемый хаос нужно подальше от берегов США, в тех районах, которые играют ключевую роль с точки зрения обеспечения экономического и финансового развития мира. Ближний Восток всегда находился под прицелом политологов и конструкторов внешней политики в Вашингтоне. Практика уже показала, что эта концепция вредна, губительна, в том числе и для стран, которые избираются в качестве объекта экспериментов – Ирака, Ливии, Сирии, Йемена, Афганистана. Хотя в Афганистане США начинали свою операцию при поддержке мирового сообщества после терактов 11 сентября в 2001 году. СБ ООН единогласно подтвердил право США на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН. Операция против Движения талибов (ДТ) и «Аль-Каиды» началась при поддержке всех государств мира. Другое дело, что получив такое одобрение, США и их союзники по НАТО, которые потом развернули там операцию всего альянса, вели себя, я бы мягко сказал, достаточно непоследовательно. За период их присутствия в Афганистане террористическая угроза никуда не исчезла, а наркоугроза возросла многократно. Наркоиндустрия процветала. Были факты о том, что кто-то из контингентов операции НАТО был не то, чтобы задействован в реализации преступных схем, но закрывал глаза на какие-то проявления, связанные с незаконным наркотрафиком. Афганистан все-таки особая статья, хотя то, что сейчас происходит с этой страной во многом из-за провала операции НАТО, получившей кредит доверия международного сообщества, тоже можно отнести к невольному созданию управляемого хаоса. В Ираке его создавали сознательно, в Сирии и Ливии это тем более делается сознательно.

Я также упомянул Йемен. Это тоже колоссальная гуманитарная катастрофа. О ней почему-то не так громко говорят, хотя на последнем брифинге в СБ ООН представители Секретариата ООН, отвечающие за гуманитарные вопросы, назвали происходящее там крупнейшей гуманитарной катастрофой в регионе даже на фоне Сирии и Ирака. Ответственные политики убедились, что «управляемый хаос» – это теория, которая разрушает регионы. Наверное, кто-то сиюминутно выигрывает от колебаний сырьевых рынков, происходящих благодаря таким навязанным извне революциям, но сами создатели этой теории, ее исполнители получают в ответ потоки нелегальных мигрантов, с которыми «просачиваются» террористы. Мы видим, что сейчас происходит в Европе. Теракты докатывались и до США. Не удается полностью защитить себя и отсидеться за Атлантическим океаном. Бумеранг налицо. И это начинают понимать серьезные люди. Противопоставлять этому можно только международное право. Устав ООН создает для этого все возможности. Применять военную силу можно только по решению СБ ООН, либо когда однозначно сложилась угроза применения силы против тебя. Тогда есть право на самооборону в соответствии с тем же Уставом ООН. Именно такую политику мы проводим с большинством стран мира. КНР, Индия, Бразилия, большинство других стран нас поддерживают.

Выделю еще один момент, так или иначе связанный с «управляемым хаосом» и его последствиями.

В Африке и Латинской Америке, в их общерегиональных организациях (Африканский союз и Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна) есть закрепленный принцип о неприемлемости смены власти неконституционным образом – путем государственного переворота. Учитывая, что эта угроза является не только африканской и латиноамериканской (как показала жизнь, она может прорезаться в любой части мира), мы выступили за то, чтобы зафиксировать принцип неприятия государственных переворотов как метода смены власти на универсальном уровне на Генеральной Ассамблее ООН. Осенью прошлого года с большой группой соавторов (наши кубинские коллеги были одними из основных инициаторов вместе с нами и другими государствами) была принята резолюция о необходимости движения к более справедливому и демократическому миропорядку, в которой черным по белому записано, что неприемлемо менять власть путем антиконституционных государственных переворотов, вмешиваться во внутренние дела других государств и навязывать им свои идеи и ценности. Также неприемлемо применять свое собственное законодательство экстерриториально, гоняясь по всему миру за юридическими и физическими лицами других стран, которые никакого международного порядка не нарушали, но рассматриваются как нарушители национального законодательства страны, которая такие экстерриториальные меры применяет. Три государства проголосовали против этой резолюции, пара десятков в основном западных стран воздержались, но она принята гораздо большим числом голосов, чем некоторые, которые любят цитировать наши западные партнеры (например, резолюция т.н. нарушений прав человека в Крыму и прочие).

Вопрос: В силу резкого падения авторитета международных институтов, включая ООН, ОБСЕ, Совет Европы, находящихся под потенциальным влиянием заокеанских партнеров и кураторов, Российской Федерации необходимо решать жизненно важные вопросы не на этих площадках, а с руководителями таких государств, как США, Германия, Индия, Китай и других держав. Не кажется ли Вам, что необходимо возвращаться к теме прямых межгосударственных отношений?

С.В.Лавров: Честно говоря, эти прямые межгосударственные отношения никогда не прекращались. При всей насыщенности повестки дня международных организаций двусторонний диалог с подавляющим большинством государств в современных условиях стал еще более интенсивным. В отношениях с США у нас пока объективная пауза, потому что наши американские коллеги, новая Администрация еще на расставила на руководящий уровень по местам всех деятелей в Госдепартаменте, Пентагоне и других ведомствах. Помимо глав ведомств еще не состоялись назначения на уровне заместителей, а это требует утверждения Сенатом, и непонятно, когда они произойдут, поэтому наблюдается естественная пауза выжидания. Но я встречался с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. По линии Генерального штаба уже состоялась не одна встреча начальника Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации В.В.Герасимова с генералом США Д.Данфордом, который возглавляет Объединенный комитет начальников штабов США. Были контакты и на другом уровне касательного того, как мы должны избегать непредвиденных, непреднамеренных инцидентов в Сирии по линии ВКС России и возглавляемой американцами коалицией. Так что двусторонний диалог очень важен с любой страной. Говоря о многосторонних, универсальных, региональных институтах, мы прекрасно видим их недостатки, но они, если хотите, неизбежны.

В ООН входит 193 страны. Запад, Россия, Китай, Индия, Африка, Латинская Америка — у всех интересы, заключающиеся в максимальном отстаивании и продвижении своей точки зрения в тех решениях, которые принимаются и затем претворяются в жизнь, либо задают политическую повестку дня для дальнейших дискуссий. Конечно, хочется на все это влиять. Порой наши западные партнеры организуют нам обструкцию, либо продвигают абсолютно неприемлемые идеи, которые мы вынуждены и должны блокировать. В таких ситуациях некоторые «доброхоты» любят говорить, что ООН себя исчерпала, потому что происходит злоупотребление правом вето и т.д. Это от лукавого. Вето было включено в Устав ООН по настоянию США после того, как Лига Наций печально закончила свое существование как раз потому, что в ее деятельности, механизмах ее работы не была предусмотрена особая роль крупных держав. Из-за этого США решили, что для них не интересно просто слушать там нравоучения и не иметь возможности оказать решающее влияние. Поэтому сейчас право вето — никакая не привилегия, а инструмент поддержания стабильности в мировых делах, гарантирующий, что никакие решения международного сообщества не могут быть приняты, если они не поддержаны пятью постоянными членами ООН. Это нужно понимать.

Сейчас наши французские коллеги активно двигают идею о том, что постоянные члены Совбеза ООН должны добровольно самоограничиваться в применении вето в случаях, когда идет речь о массовых нарушениях прав человека. Мы спросили у них, как они себе это представляют даже с чисто утилитарной точки зрения. 99 пострадавших — это еще не нарушение, а при сотом нарушении нужно уже ограничиваться от применения вето? Это старая концепция. Просто раньше ее предлагали «под соусом» ответственности по защите, гуманитарной интервенции, что международное сообщество может вмешиваться в какие-то конфликты, независимо даже от решения Совбеза ООН, если в какой-то стране происходит геноцид или прочие массовые нарушения прав человека. Арифметический подход. Кто будет определять, когда они массовые, а когда нет? Это очень циничная вещь. Как говорят, смерть каждого человека — это трагедия, а перечень военных потерь – статистика. Можно много чего найти на эту тему, но право вето обязательно должно сохраняться при всех идеях реформирования СБ ООН. Его нужно реформировать и сделать более представительным. Без права вето нынешних постоянных членов Совет Безопасности не сможет функционировать и переродится просто в орган, который штампует не очень дальновидные, идеологизированно заряженные документы. В ОБСЕ нет права вето, но есть принцип консенсуса, что тоже порой предполагает изнурительные дебаты. Тем не менее, принцип консенсуса защищает интересы тех, кто участвует в этой организации. Она может приносить пользу и при всей критике, которая раздается в связи с операцией ОБСЕ на Украине. Все-таки деятельность в этой стране специальной мониторинговой миссии, которую мы поддерживаем, помогает снижать уровень насилия, не дать ситуации выйти из-под контроля. Сейчас наблюдается всплеск насилия, в том числе позавчера радикалы из батальона «Азов» устраивали провокации вокруг Мариуполя. Эта миссия фиксирует данные факты, которые потом используются нами в работе с «нормандской четверкой», в Контактной группе для того, чтобы добиваться от украинских властей прекращения саботажа и выполнения Минских договоренностей.

По любой международной организации я могу привести какие-то позитивные примеры, но нужно понимать, что ни одна из них — ни ООН, ни ОБСЕ, ни «Группа двадцати», ни даже БРИКС и ШОС не будут стопроцентно выполнять пожелания какой-либо одной страны. Это всегда компромисс, консенсус, баланс интересов. Как наш Президент В.В.Путин постоянно подчеркивает, мы никому ничего не навязываем, мы всегда готовы с любой страной, которая тоже готова разговаривать на равноправной основе, искать баланс интересов путем взаимных уступок. Так устроена дипломатия. В двусторонних отношениях то же самое. Иногда в двустороннем плане договориться даже сложнее, чем в многостороннем, потому что в многостороннем формате в той же ООН у тебя есть союзники, которых ты можешь призвать, и они будут оказывать дополнительное давление. В двусторонних же переговорах твой партнер напротив тебя – и чья возьмет. Лучше, чтобы ни чья не брала, а был какой-то консенсус. Мы готовы к такой работе, в том числе, как я уже сказал, и с США, прекрасно понимая, какое влияние оказывают отношения между двумя крупнейшими ядерными державами на общую ситуацию в мире. Мы готовы свою ответственность за такое влияние реализовывать в диалоге с США.

Вопрос: Сегодня мы наблюдаем все усиливающийся раскол мировых политических элит. Появились глобалисты, которые выражают интересы транснациональных корпораций, мировых финансовых структур, а также новый политический концепт ­– так называемые популисты, которые выражают интересы народов своих государств. Яркий пример — это избрание Президента США Д.Трампа, а также ряда других политических лидеров, которые воспринимаются на Западе как маргиналы, например, Марин Ле Пен. В этой связи Российскую Федерацию многие неслучайно воспринимают как лидера второй половины мира. Как Вы считаете, насколько правомерно такое мнение? Можно ли говорить в перспективе о победе какой-то одной из этих идеологий? Как это будет, с Вашей точки зрения, влиять на современное мироустройство?

С.В.Лавров: Я бы не называл ни Д.Трампа, ни М.Ле Пен маргиналами, хотя бы потому, что они абсолютно встроены в те принципы, которые лежат в основе функционирования американского и французского государств. М.Ле Пен является европарламентарием, ее партия активно работает в парламенте. Д.Трамп избрался в полном соответствии с американской конституцией, с их двухуровневой непрямой системой выборов президента. Я бы даже не называл их популистами. Популисты имеют какой-то негативный оттенок. Вы очень интересно сказали, что популисты — это те, кто представляет народ. У нас есть нюансы трактовки слова популист. В современном русском языке оно скорее предполагает, что это человек, который пошел в политику, но не несет ответственности за свои слова, а только стремится понравиться избирателям. Популист — это тот, кто может пообещать трехкратное увеличение зарплаты, когда это абсолютно не совпадает с возможностями бюджета и т.д. Поэтому я бы называл их реалистами или антиглобалистами, если хотите. Хотя, антиглобалисты тоже ассоциируются с какими-то хулиганами, которые не позволяют проводить саммиты «двадцатки», «семерки» и т.д. В принципе, даже сейчас, когда крупнейшую державу мира возглавил Президент, заявивший о том, что нужно думать не о глобальной экспансии, а о том, как живет Америка, уже и роль самих глобалистов будет меняться. Американские корпорации уже потребовали у новой власти перевода производства из развивающихся стран в США для того, чтобы создавать там рабочие места. Да, это будет не очень позитивно для потребителя, потому что рабочая сила в США дороже, поэтому возрастет цена на продукцию, автомобили и прочее. Но это тенденция. Вообще концептуальные лозунги Президента США Д.Трампа в предвыборной кампании о том, что надо поменьше вмешиваться в дела других стран и заниматься своими, – очень серьезный сигнал для тех же глобалистов. Повторю, США до сих пор воспринимались как символ глобализма, экспансии транснациональных корпораций. Те, кто представляет их интересы, — это та большая команда, которая сейчас ополчилась на Президента США Д.Трампа, на его Администрацию и вообще на все, что он делает, и которая пытается всеми правдами и неправдами навредить ему по полной программе. Нечто похожее происходит и во Франции, когда были извлечены горы компромата десятилетней, пятнадцатилетней давности, причем этот компромат всегда стараются максимально преломить через «антироссийскую призму». Я давно не помню настолько нечистоплотной кампании, когда идет борьба между концепциями и идеями о том, как дальше развивать свое государство, свою страну, идет война компроматов. У нас это было не так давно, и ничего хорошего я в этом не вижу.

Параллельно через действия и заявления новой Администрации США происходит переоценка глобального рынка и глобальной системы торговли. Как вы знаете, они отказались от Транстихоокеанского партнерства, от Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, сказав, что будут заниматься региональными или двусторонними договоренностями. Мы исходим из того, что все-таки Всемирная торговая организация, куда мы так долго вступали и вступили, давала какой-то общий «зонтик» для мировой торговли. В рамках этих универсальных систем можно было встраивать какие-то региональные структуры, чтобы не обрывать связи с неучастниками этих региональных структур, сохраняя через ВТО некие общие контакты и обмены. Теперь и это под угрозой. Так что мы находимся в эпохе переосмысления подходов, и я не думаю, что это только чисто субъективный фактор Д.Трампа. Эти перемены назревали, иначе не получилось бы так резко изменить американскую позицию по такому количеству вопросов. Они назревали давно, в ВТО был большой кризис, когда западные страны категорически не хотели слышать ведущие развивающиеся страны по целому ряду вопросов, связанных с инвестициями, услугами и т.д.

Я бы не стал говорить, что есть глобалисты и есть популисты. Есть люди, которые хотят просто избраться и по накатанной сохранять эти неолиберальные структуры, которыми сейчас переполнен Запад, а есть люди, которые усматривают в этом неолиберализме, во вседозволенности, являющиеся частью неолиберальных подходов, угрозу своим обществам, традициям и культуре. Это тоже сопряжено с философскими размышлениями и практическими разговорами о том, что делать с проблемой нелегальных мигрантов, со своими корнями и религией, политкорректно ли напоминать, что ты православный или католик, или надо сейчас вообще забыть о религиозных корнях. Я не раз говорил, что Европейский союз много лет назад еще хотел принять конституцию, писал ее проект. Комиссию возглавлял Ж.Д’Эстен, и он предложил записать в этой конституции очень простую фразу о том, что у Европы христианские корни. Ему не дали это сделать, потому что якобы это не политкорректно и будет оскорблять мусульман. На самом деле оказалось, что если стесняешься своих религиозных корней, то тебе будет в общем-то все равно, у кого какие религиозные корни, и до хорошего это не доводит. Поэтому через ООН, ЮНЕСКО мы активно поддерживаем все инициативы, которые сейчас стали особенно актуальны – «Диалог цивилизаций», «Диалог культур», «Диалог религий». Они неслучайно стали вопросами актуальной повестки дня, поскольку отражают брожение внутри обществ и необходимость каким-то образом искать национальный консенсус.

Вопрос: Классическое определение термина «война» звучит так: «Война есть не что иное, как продолжение государственной политики иными средствами». При этом под «иными средствами» мы, как правило, понимали военное насилие и поэтому утверждали, что война ведется только при применении средств вооруженной борьбы. Можно ли, по Вашему мнению, утверждать о кардинальном изменении сущности войны в современных условиях в связи с включением в это понятие мер информационного, экономического, политического и психологического воздействия?

С.В.Лавров: Вы знаете, на Западе придумали термин «гибридные войны». Собственно говоря, они, наверное, на своем опыте сейчас такую концепцию и формируют. Односторонние экономические санкции - это, конечно же, объявление войны без какого-либо сомнения. Информационная война имеет место, когда очернение информации становится обязательным условием работы СМИ. Это объективный факт. В эти дни мы много говорим о Сирии. Есть такая якобы неправительственная организация «Белые каски», которую финансируют несколько западных стран и страны Персидского залива. Фильм об этой организации получил «Оскар» в номинации «лучший документальный фильм». Они позиционируют себя как гуманитарная структура, которая помогает людям, оказавшимся под бомбежками, в частности, в Сирии. Уже неоднократно выявляли ложь и находили постановочные видеоролики, когда раскрашивали девочку красной краской. Потом она сидела и страдала от российских и сирийских бомб. Несколько дней назад в Женеве американский журналист провел презентацию своего исследования, которым он доказал, что эти «Белые каски» ­­ - фейк, они занимаются только созданием ложных провокационных новостей, поливают грязью Россию, Иран, сирийское правительство, сирийские вооруженные силы и оказывают, это он тоже доказал, прямое содействие террористам и экстремистам, в том числе медикаментами, медицинским оборудованием, путем принятия на лечение раненых из экстремистских группировок. Это только один пример. Но везде и всюду, как только вы начинаете разговаривать с западными коллегами, «Белые каски» вне всякой критики, это истина в последней инстанции. Таких и других придумок очень много. Безусловно, в более широком плане киберпространство - это такая сфера, где есть непосредственно и материальная возможность нанести потенциально очень серьезный ущерб. Созданы кибервойска и, очевидно, за ними не последнее слово. Именно поэтому нам нужны форумы, где эти вещи будут обсуждаться комплексно. Военные обсуждают с военными сугубо военные дела, но в том числе уже и кибервойны. Те, кто занимается информацией, обмениваются друг с другом опытом, пытаются друг друга убедить, что сейчас нужно использовать СМИ не для провокационных кампаний, а каким-то образом примирять народ через средства массовой информации. В экономике нужно просто понять, и осознание приходит уже ко многим, что односторонние санкции - это бумеранг, который бьет не меньше и по странам, которые к ним присоединились, особенно если это страны небольшие. Применение санкций одностороннего характера к такой стране, как Россия, с ее огромными возможностями, прежде всего человеческим, природным и ресурсным потенциалом, недальновидно. Поощряя диалог по каждому из этих направлений в интересах формирования какого-то общего понимания, кампанейских, общеприемлемых подходов, нужен форум, где все это будет рассматриваться в комплексе, потому что все это влияет на общее состояние международных отношений. Другой площадки, кроме ООН, наверное, не существует. Это актуальнейшая тема, и нет сомнений, что она будет предметом очень острых и заинтересованных дискуссий на обозримый период.

Вопрос: В течение достаточно продолжительного времени Балканы играли важную роль в мировой политике и являлись регионом, вызывающим интерес у России. Скажите, пожалуйста, каковы направления и перспективы развития нашей внешней политики в этом регионе на данный момент?

С.В.Лавров: Это тоже один из регионов, который Запад почему-то рассматривает как поле провокационной деятельности России. Опять-таки Запад подходит к этим вопросам с той же неадекватной логикой, с которой они подходят к постсоветскому пространству - «или с нами, или против нас». Любые нормальные связи России с Балканскими странами сразу же становятся предметом тревожной озабоченности, которую озвучивают политики в духе заявлений – «Россия лезет теперь на Балканы». Многие истории не знают, можно им это простить. Сколько русской крови пролито на Балканах! Оставим это на их совести. У нас нет никакого испуга от таких подходов. Мы видим совпадения основополагающих интересов между нами и странами региона по многим вопросам. Это касается наших отношений с Сербией, которые сейчас переживают, наверное, лучший период за многие годы. Регулярно встречаются руководители двух стран, министры иностранных дел, министры обороны, министры по чрезвычайным ситуациям, министры экономического блока, работают совместные механизмы. Сербия налаживает контакты с Евразийским экономическим союзом, стала наблюдателем в Парламентской ассамблее ОДКБ. У нас очень многоплановые и многоуровневые связи. Это отражается на практическом сотрудничестве в экономике и инвестициях, где наши позиции достаточно серьезны и приносят пользу нашим сербским партнерам. Это отражается и в сфере гуманитарных обменов, и в межрелигиозных связях, которые тоже очень развиты. Эта паранойя, которая проявляется на Западе в связи с тем, что мы нормально дружим с нашими давними партнерами на Балканах, очень хорошо характеризуется отношением ЕС к гуманитарному Центру, который мы совместно с Сербией создали в г.Ниш. Это Центр, где базируется соответствующее оборудование для гуманитарных операций, где можно заправить наши самолеты, когда они участвуют в тушении пожаров. Запад буквально «висит на руках» у сербского руководства, чтобы этот Центр не превращался в региональный, чтобы не привлекать туда другие страны, не предоставлять его сотрудникам нормальные, полагающиеся им как сотрудникам международной структуры привилегии и иммунитет. Это все при том, что за последние несколько лет именно через этот Центр Россия оказывала помощь многим странам ЕС в тушении пожаров на их территориях. Это даже уже неприлично пользоваться услугами структуры, которую ты хочешь всячески ограничить, а ее деятельность затруднить.

Что касается других стран, мы хотим хороших отношений с Хорватией. Недавно на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности я встречался с Президентом Хорватии К.Грабар-Китарович. Мы заинтересованы в контактах на высшем и высоком уровнях. У нас есть неплохие экономические проекты.

В Македонии сейчас очень сложная ситуация из-за глубокого кризиса, который во многом спровоцирован искусственно. Все идет к тому, что в македонское общество пытаются внести раскол, нарушить те соглашения, которые много лет назад были подписаны в г.Охриде и которые предоставляли албанскому меньшинству достаточно серьезные права в рамках македонского государства. Кстати, мы в то время говорили, что хотели бы, чтобы Евросоюз поддержал предоставление соответствующих прав албанскому меньшинству в Македонии, выступил бы за то, чтобы такие же права были предоставлены русским в Прибалтике. Но они от этого стыдливо уходили. Сейчас они пытаются расшатать это соглашение. Запад, надеюсь, понимает опасность таких попыток и не находит в себе силы им противодействовать. Но с македонцами у нас, действительно, давние и очень хорошие отношения. Если бы не этот кризис, мы бы могли полезно работать, не отвлекаясь на внутриполитические передряги.

Черногория, к огромному сожалению, поддалась на тот самый провокационный ультиматум – либо с Европой, либо с Россией, и решила принести в жертву своим евроатлантическим устремлениям отношения со своим давним и добрым другом – нашей страной. Я оставляю это на совести нынешнего черногорского руководства, на совести НАТО. Абсолютно не понятно, как безопасность НАТО выиграет от присоединения Черногории. Абсолютно не понятно, как выиграет безопасность Черногории, потому что никаких угроз ее существованию не было. Наверное, черногорцы, по крайней мере, нынешние ее лидеры кое-что подзабыли. После распада Югославии все еще сохранялся Союз Сербии и Черногории. Х.Солана, будучи Высоким представителем ЕС по общей внешней политике и политике в области безопасности, помог договориться Белграду и Подгорице о том, чтобы они сохранили этот союз на три года, а в конце трехлетнего периода каждая страна смогла бы провести референдум. Но после того, как истек трехлетний период, никаких шагов, чтобы организовать жизнедеятельность этого союза при поддержке извне предпринято не было. ЕС обращался к нам, к России, с просьбой помочь уговорить черногорцев не проводить референдум. Мы тогда сказали, чтобы они сами договаривались. Мы помогли им согласовать документ, в котором сказано, что через три года они имеют право на референдум и что мы не будем влезать во внутренние дела черногорцев, пусть решают сами. Об этом они, наверное, уже забыли. Но это был, я считаю, порядочный, абсолютно дружеский и товарищеский жест. Бог им судья. Уверен, что все это пройдет, и мы вернемся к тому времени, когда написанное В.С.Высоцким про Черногорию оживет в черногорских сердцах, а не только в наших. Памятник ему стоит в Подгорице, и простые люди, которые прекрасно понимают провокационный характер деятельности их руководства по отношению к России, приносят к нему цветы.

Есть сложности в Боснии и Герцеговине, есть попытки подорвать Дейтонские договоренности. Напомню, что они обеспечивали сожительство и сосуществование босанско-хорватского и сербского энтитетов, составляющих государство Боснию в рамках единого государства, но на основе принципа принятия решений через согласие всех трех государствообразующих народов. Сейчас, когда пытаются ущемить права сербов и хорватов в Боснии, мы разъясняем неприемлемость такого шага. Россия является членом руководящего комитета, который был создан в целях боснийского урегулирования. Надо отдать должное, что наши оценки воспринимаются там, в т.ч. европейцами. Там существует такой атавизм, как Аппарат высокого представителя, который был создан, когда Босния только была «скроена» по итогам югославских войн. Этот высокий представитель обладает правом диктатора, он может отменять любые решения и принимать свои указы, не советуясь ни с кем. Конечно, стыдно. Босния и Герцеговина, с тех пор, как она была создана, уже избиралась непостоянным членом СБ ООН, а за ней еще приглядывает какой-то «дядька», который явно потерял чувство реальности и выходит далеко за рамки даже своих диктаторских полномочий. Непростая ситуация. Но на Балканах никогда не было простых ситуаций. Наверное, главный урок, который нужно извлечь из этого многострадального региона, что пора перестать использовать его в геополитических играх, пора перестать перетягивать страны под одно или другое крыло. Надо выстраивать общую, европейскую безопасность, в рамках которой членам НАТО и ОДКБ и странам, которые не входят ни в какие военно-политические союзы, можно будет ощущать себя комфортно, одинаково защищенными. в равной и неделимой безопасности. Другого пути не существует. Иначе мы будем из-за попыток Запада сохранять натоцентиричность и отказываться обсуждать проблемы юридических гарантий безопасности за пределами НАТО, постоянно будем натыкаться на те же самые грабли.

Вопрос: Руководство Китая последовательно и прагматично отстаивает свои интересы в отличие от стран ЕС, действующих по указке США в ущерб своим экономическим интересам. Вы только что приводили пример с Центром, который пытаются закрыть страны Евросоюза. Как Вы считаете, в случае победы на предстоящих выборах в ФРГ и Франции кандидатов, которых на Западе принято называть «пророссийскими», эта ситуация может быть изменена в нашу пользу?

С.В.Лавров: Во-первых, Вы знаете, мы не вмешиваемся во внутренние дела других государств, в том числе в процессы подготовки и проведения выборов. Мне поразительно читать в СМИ в упомянутых Вами и других странах ЕС абсолютно вымышленные, но самое главное неумно, топорно написанные и сочиненные статьи и репортажи о нашем тотальном влиянии на эти избирательные процессы. Им, наверное, должно быть стыдно, что у них такие системы, что нет возможности защитить себя от внешнего вмешательства. Это все-таки Германия и Франция, а не какие-то маленькие страны. Во-вторых, они не приводят ни одного факта. Мы постоянно об этом напоминаем, Президент России В.В.Путин регулярно общается с германскими политиками, бизнесменами. У нас недавно был мой новый коллега Министр иностранных дел ФРГ З.Габриель. Его принимал наш Президент и откровенно обсуждал эти вопросы. Когда с ними разговариваешь в рабочем процессе, нет этого фанатизма. Но очевидно, кому-то очень хочется, чтобы этот фанатизм искусственно поддерживался и нагнетался. Я никогда не подозревал, что уважающие себя СМИ могут опускаться до такого абсолютного очернительства, не утруждая себя фактами.

Что касается исходов этих выборов, то мы, конечно, следим, как эти страны сами, через свои рейтинговые агентства оценивают шансы кандидатов. Но, как и в случае с выборами в США, мы будем уважать выбор германского, французского народов, как и любого другого народа, который голосует на своих национальных выборах и будем готовы работать с теми, кого эти народы выберут. Конечно, когда мы слышим выступления кандидатов в ходе избирательной кампании, нам трудно не заметить заявления о том, что кто-то готов тесно сотрудничать с Россией, а кто-то выступает с иных позиций. Естественно, мы обращаем на это внимание. Конечно, нам будет проще работать с теми людьми, которые хотят сотрудничества, а не хотят продолжать загонять ситуацию вглубь конфронтации. Но еще раз повторю, что любой выбор любого народа мы примем с уважением и будем открыты к сотрудничеству с теми властями, которые эти народы избрали.

***

Вопрос: Будет ли Россия предпринимать какие-то ответные действия в связи с недопуском Ю.Самойловой на «Евровидение»?

С.В.Лавров: Я уже все сказал. Это на совести организаторов этого мероприятия.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 23 марта 2017 > № 2124239 Сергей Лавров


Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 23 марта 2017 > № 2121975

"Патриоты", блокирующие Донбасс, выбросили Украину из топ-10 мировых производителей стали

Украина по итогам февраля выпала из топ-10 ведущих мировых производителей стали, по данным ассоциации World Steel.

Стальная выплавка за отчетный период сократилась на 3,6%, до 1,9 млн тонн, тогда как в Италии она выросла на 1,2%, до 1,973 млн тонн.

Таким образом, в феврале Украина уступила место в топ-10 рейтинга World Steel итальянским металлургам из-за блокады Донбасса, которую устроили так называемые "патриоты Украины".

Ранее международный горно-металлургический холдинг "Метинвест" заявлял о снижении производства на мариупольских металлургических комбинатах им.Ильича и "Азовсталь" из-за блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными районами Донецкой и Луганской области.

Как известно, на неподконтрольных территориях оставались предприятия украинской юрисдикции, которые обеспечивали сырьем мариупольских металлургов. В результате блокады эти предприятия оказались отрезанными от производственных связей и были экспроприированы боевиками "ДНР"-"ЛНР".

Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 23 марта 2017 > № 2121975


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 23 марта 2017 > № 2120236 Валентин Гапанович

Миллиардный эффект одной цифры

Пилотные проекты становятся генераторами новых идей, которые потом тиражируются на всей сети дорог

Инновационное развитие – один из приоритетов в деятельности ОАО «РЖД». Внедрение новых информационных технологий и интеллектуальных систем управления – уже не дань моде, а полноценный инструмент повышения эффективности, развития клиентоориентированности компании, укрепления её позиций на транспортном рынке. О том, как инновационные проекты реализуются на сети, в том числе и о возникающих при этом проблемах, наш откровенный разговор со старшим вице-президентом – главным инженером ОАО «РЖД» Валентином Гапановичем.

– Валентин Александрович, в прошлом году на Правлении компании была одобрена Комплексная программа инновационного развития холдинга «РЖД» до 2020 года. На чём сегодня делается акцент при её реализации?

– В отличие от аналогичной программы до 2015 года акцент в новом документе сделан на различные виды инноваций – технологические, маркетинговые и организационные. При этом ОАО «РЖД» ориентируется на принцип «открытых инноваций» и расширение взаимодействия с внешними субъектами, в первую очередь с предприятиями малого и среднего бизнеса. В настоящее время на сайте компании есть «Единое окно инноваций», открытое для приёма перспективных предложений, которые могут быть применены в ОАО «РЖД». Они могут поступать как от физических, так и от юридических лиц. В этом году планируется разработка автоматизированной системы управления КПИР-2020. А в перспективе предполагается автоматизировать в целом систему управления инновационной деятельностью холдинга «РЖД».

– Часто можно слышать термин «цифровая железная дорога». Но недавно президент ОАО «РЖД» Олег Белозёров отметил, что пока в компании не подошли к его комплексному пониманию. Что для этого делается?

– Действительно, по «цифровой железной дороге» стоит непростая задача – обеспечить комплексный подход к разработке и внедрению новых продуктов. Хочу подчеркнуть: суть инновационного процесса – это создание технологии нового уровня, она и является объектом инновационной деятельности. Переход на новые IT-технологии не самоцель, не дань моде. «Цифровая железная дорога» – это прежде всего инструмент генерации технологий, обеспечивающих повышение эффективности, развитие клиентоориентированности компании, а в перспективе – создающих основу отечественного интеллектуального железнодорожного транспорта. Прогресс не остановишь, так что будущее, безусловно, за этим проектом. Но для его реализации должна быть разработана единая нормативная база.

Пока узким местом является отсутствие единой модели и общего каталога услуг внешним потребителям и внутренних сервисов. Поэтому наша задача – увязать воедино целый ряд нормативных документов, стандартов для различных хозяйств и отраслей. Условно говоря, стандарты для нашего инфраструктурного комплекса должны коррелироваться со стандартами некоего машиностроительного завода и т.д. Именно в рамках создания такой единой программы мы провели реструктуризацию управления нашего IT-комплекса в целом. Создан Центр цифровых технологий, который как раз и должен объединить всю деятельность в рамках «цифровой железной дороги». Сейчас готовится для утверждения концепция создания «цифровой железной дороги».

– Вы уже отмечали, что одним из примеров внедрения цифровых технологий стало открытие Инжинирингового центра обработки данных в депо Подмосковная. Однако есть и такое мнение, что управление этими процессами ведётся, по сути, из центра в Мюнхене и, таким образом, находится в руках у специалистов «Сименс». Так ли это?

– Деятельность центра полностью соответствует концепции «цифровая железная дорога».

И он никоим образом не является передаточным звеном между Москвой и Мюнхеном, где находится штаб-квартира «Сименс». В мюнхенском центре проводят мониторинг всех тех поездов, которые находятся на сервисном обслуживании «Сименс». Но никто никому за это отдельно не платит, этот мониторинг включён в ставку сервисного обслуживания. А что касается «Ласточек», то изначально, по условиям контракта, обслуживающие их серверы расположены в России. По положению о деятельности центра все получаемые данные и программные средства для их обработки размещаются в ГВЦ ОАО «РЖД». Результаты обработки будут передаваться как в ОАО «РЖД», так и внешним компаниям, в том числе и «Сименс». Таким образом, этот центр является нашим предприятием полного цикла, которое позволит нам перейти на систему автоматического прогнозирования ресурса и отказов за счёт предсказательной диагностики с применением технологии Big Data. Это обеспечит повышение уровня надёжности и безопасности подвижного состава, а следовательно, и чёткое выполнение графика движения.

– В чём основные трудности при внедрении таких технологий и каковы их дальнейшие перспективы на сети дорог?

– Пока они заключаются в том, чтобы получить информацию с линейного уровня, а для этого нужно иметь соответствующие устройства. Но пока у нас нет необходимого объёма микропроцессорных систем, которые позволят максимально автоматизировать процесс управления движением. И это произойдёт не скоро. Но у нас в отличие от западных партнёров есть мощная система диагностики инфраструктуры, создан хороший технологический фундамент, который позволит нам даже при недостатке первичных источников информации (датчиков) реализовать прорывные проекты. Причём не только на МЦК, но и на всей сети. Так, со второй половины 2018 года мы намечаем автоматизировать планирование крупных видов текущего содержания пути. Это позволит в условиях ограниченных ресурсов запланировать ремонты именно там, где это необходимо в первую очередь. Кстати, дефицит ресурсов – это общемировая проблема, их у всех компаний недостаточно.

Главное, что эти технологии будут нужны для решения в будущем вопроса перехода на беспилотные технологии, но, подчёркиваю, не без машиниста – когда машинист-оператор будет управлять не одним, а, скажем, десятью электропоездами.

– Реально ли это в ближайшем будущем?

– Вполне. Уже сейчас на станции Лужская запущены три маневровых локомотива, работающих без машиниста. Проблем с внедрением беспилотного вождения нет, скажем, в метро. В мире около 50 линий метро уже работают в беспилотном режиме. В замкнутом пространстве при отсутствии внешних факторов никаких рисков по большому счёту нет. Но я считаю, что полностью переходить на беспилотное движение мы не можем. Но на отдельных участках это можно реализовать. Прежде всего на сортировочных станциях, где технологические циклы можно описать и запрограммировать. Например, операции по подаче и уборке вагонов, которые носят циклический характер. Или же это могут быть такие замкнутые маршруты, как МЦК. Причём движением сразу нескольких поездов, например «Ласточек», мог бы дистанционно управлять машинист-оператор. И его вмешательство потребуется только при каком-либо форс-мажоре. Это будет примерно так же, как сегодня дистанционно управляют беспилотниками. В то же время сама профессия машиниста сохранится, просто работать он будет уже в других условиях. Полагаю, что в будущем можно будет создавать коридоры, аналогичные метро, куда посторонний не сможет попасть и где не будет пересечений с автотранспортом.

– Как себя показали малолюдные технологии на той же станции Лужская? Ваши ожидания оправдались?

– Это довольно сложная работа. Но никто не говорил, что будет легко. Вот уже на протяжении полутора лет мы еженедельно подводим итоги внедрения этого проекта. По крайней мере, есть удовлетворение в том, что задачи, которые мы ставили, реализованы. На станции Лужская не просто внедрены малолюдные технологии, а создан целый комплекс АСУ, обеспечивающий максимальную автоматизацию и снижение ручного труда, что, в свою очередь, позволяет сократить издержки на всех элементах производственного процесса станции. И результаты показали: в том, что касается надёжности вагонного парка, мы не пострадали. Даже притом, что нам не пришлось набирать штат в том количестве, который по типовому технологическому процессу положен для обслуживания таких крупных сортировочных станций. Приведу несколько цифр по итогам 2016 года: на тысячу отправленных вагонов количество отказов сократилось на 48%, отцепок в пути следования – на 16%, производительность труда при техническом обслуживании вагонов выросла более чем на 40%.

В чём там изюминка? Станция Лужская построена в чистом поле, и никакого жилья, а тем более города, который когда-то планировалось построить, там нет. Ближайший город – Кингисепп. Поэтому с точки зрения размещения и проживания персонала там есть большие проблемы. И Лужская как станция-автомат возникла не просто потому, что она новая и там нам нужно проводить эксперименты, хотя и это присутствовало. Но внедрение малолюдных технологий решало и ещё одну большую проблему – социальную, за счёт того, что персонал нужен в меньшем количестве. Этот проект будет и дальше развиваться. Так, в Лужском узле мы впервые в России, да и в мире, в ближайшей перспективе внедрим беспроводную систему радиоуправления стрелками и сигналами с высокой степенью защищённости, а также ряд других проектов.

– Можно ли ожидать появления других подобных станций на сети?

– Конечно, хотелось бы построить ещё одну такую же станцию, но ресурсов не хватает. А вот отдельные элементы, которые мы там использовали, и ряд опробированных инновационных решений будут тиражироваться на сети. В том-то и заключалась идея: станция формировалась как модульный комплекс, состоящий из отдельных элементов и технологий. Но наши подходы заключаются в том, что отдельно взятую технологию можно тиражировать и потом с учётом решаемых задач при наличии разного объёма ресурсов использовать необходимые модули, а в результате получать законченный комплекс. Так, в Батайске мы апробируем объединение технологий пунктов коммерческого и технического осмотра вагонов в единую систему мониторинга состояния грузового вагона, вобравшую в себя все наши новейшие методы и оборудование. Планируем этот проект тиражировать на всей сети дорог, что значительно сократит наши издержки, поскольку не будет тех лишних пунктов на станциях, которые уже не несут никакой нагрузки, кроме затрат. Эта идея, кстати, возникла на станции Ярославль-Главный и затем была реализована уже на Лужской. И уже как принципиально новое направление этот проект внедряется на станции Батайск. Таким образом, подобные пилотные проекты являются генераторами неких идей, которые потом могут тиражироваться на сети. Обновляется и нормативная база. И это, кстати, одно из важных условий научно-технической деятельности компании, её развития.

– Но, к сожалению, некоторые проблемы изжить до сих пор не удаётся. В этом году, например, участились изломы рельсов. Некоторые специалисты сетуют на отсутствие средств для разработки и внедрения новейших систем диагностики на инфраструктуре. Или в этом есть вина и производителей тех же рельсов?

– Дело здесь не только в одной дефектоскопии. Можно, конечно, сослаться и на производителей рельсов. Но эта проблема комплексная и во многом зависит от содержания инфраструктуры. Ведь многие вопросы возникают из-за серьёзных эксплуатационных отступлений, что признаётся пока с большим трудом. Иногда нам проще обвинить производителей, чем взять на себя ответственность за последствия. Более того, у нас есть ряд системных проблем. Мы упускаем вопросы, связанные со шлифованием поверхности катания головки рельса. Тем самым провоцируем зарождающиеся поверхностные трещины усталостного характера, которые переходят потом в серьёзные дефекты, приводящие к излому рельса. И эта проблема пока не решена. К этой теме никто не обращается по одной простой причине. Скорость рабочего прохода при рельсошлифовании – 5 км/ч, глубина снимаемого слоя – 0,5 мм. А этого абсолютно недостаточно для того, чтобы ликвидировать возникающие поверхностные трещины (волосовины), которые потом переходят в дефекты.

Ещё одна проблема – сварка. Согласно анализу, около 30% дефектов приходится на сварные швы. Есть такое понятие «равнотвёрдость металла». Это означает, что твёрдость поверхностного слоя головки рельса, прокатанного на заводе и сваренного, должна быть одинаковой. Этого нет. У нас гарантия на сваренный стык в разы отличается от гарантии на сам рельс. А это, между прочим, общемировая практика: гарантия на сваренный стык должна быть равна гарантии на рельс. И это правильно, поскольку это элемент конструкции верхнего строения пути и он должен эксплуатироваться в таких же условиях, как и сам рельс. Эта проблема может быть решена только совместным усилиями – как металлургов, так и тех, кто занимается сваркой рельсовых плетей и их эксплуатацией. Мы, кстати, с металлургами начинаем работать в этом направлении, в частности провели по линии НП «ОПЖТ» совместные заседания в Томске, Новосибирске, Новокузнецке.

На Западно-Сибирской дороге по моему поручению сделали подробный анализ того, как на расстройство пути влияет несваренный стык. И оказалось, что он в два раза повышает темпы расстройств пути, то есть в два раза чаще происходят просадки, перекосы и другие дефекты, которые выявляются вагонами-путеизмерителями. И возникает вопрос, а что лучше – сварить стык (а это дополнительные затраты) или же не сварить, но затем бесконечно выправлять путь машинами «Дуоматик»?

– А есть ли вопросы к металлургам, в частности по 100-метровым рельсам?

– В моём понимании 100-метровые рельсы как проект пошли неплохо, но есть отдельные спорные моменты, в частности по содержанию углерода в металле. И кстати, по нашему пути пошла и австрийская компания Voestalpine, которая запускает аналогичное производство. А вот бейнитные рельсы, о которых так много говорили, не пошли – испытания на полигоне показали, что при нагрузке более 150 млн брутто в них активно развиваются дефекты поверхностного характера.

– Одним из приоритетных направлений в деятельности компании уже не первый год является бережливое производство. Какие резервы в этой работе вы видите и на чём будет сделан акцент в этом году?

– Это важный и необходимый инструмент сокращения издержек, оптимизации процессов. Есть уже и достижения. Реальная экономия от улучшений составила более 660 млн руб.

Вместе с тем хочу отметить и наши недоработки. Прежде всего это формализм и зачастую упрощение проектов до рацпредложений, несбалансированное участие отдельных дирекций. Так, на Приволжской дороге 93% эффекта обеспечено за счёт Дирекции моторвагонного подвижного состава, на Куйбышевской 65% – за счёт Дирекции тяги. К сожалению, до уровня исполнителей на линейных предприятиях – а это мастера, бригадиры – мы пока не дошли. Только в одном из восьми проектов участвует руководитель среднего звена. Правда, занимаемся мы этим с 2010 года, и для изменения менталитета работников в отношении к производству этого времени мало. Работник должен понимать, что производство, его рабочее место – оно не чужое, именно оно его и кормит.

И каждый должен отдавать ему себя целиком, чтобы завтра оно вернуло тебе сторицей за твой труд в виде зарплаты, социальных выплат, пенсии, наконец, уверенности в завтрашнем дне и т.д. Но чтобы добиться этого, надо работать с людьми. Без формализма. Надо чаще бывать в коллективах нашим командирам.

– Возможно, руководителям подразделений не хватает соответствующих знаний?

– Этим мы, кстати, и займёмся сегодня в рамках Совета главных инженеров. Проведём «мозговой штурм» с главными инженерами дорог и дирекций в Корпоративном университете. Более плотно погрузимся в смысл самого процесса, изучим, как создаются проекты, что для этого надо сделать.

– В компании большое внимание уделяется и ресурсосбережению. Какие результаты ожидаете в этом году и как оцениваете их динамику за последние годы? И вообще, не достигли ли предела в этой сфере?

– Действительно, с каждым годом всё труднее добиваться, например, снижения удельных расходов энергоресурсов на тягу поездов. Поэтому не случайно этот наш показатель остаётся одним из самых низких в мире. Однако резервы есть. Филиалы компании взяли на себя обязательства сэкономить в этом году топливно-энергетических ресурсов более чем на 2 млрд руб. В этом году мы продолжим модернизацию устаревших котельных, актуализируем программу перевода дизельных котельных на другие виды топлива. А там, где это экономически выгодно, – на возобновляемые источники энергии, такие как тепловые насосы, солнечные коллекторы, пеллетное топливо.

Отмечу также проект по организации движения поездов в нечётном направлении с Востока на Запад по Транссибу с отключённой группой тяговых двигателей. Сегодня все локомотивы, которые возвращаются в этом направлении порожняком, идут с полной тягой. В случае успешной реализации проекта компания сэкономит в год около 150 млн руб. Есть и другие проблемные точки. Так, мы до сих пор теряем очень много энергии на тягу поездов. Решение может быть не простым, но эффект, который мы получим, того стоит.

– Какие эффекты приносит проводимая под вашим началом масштабная работа по стандартизации?

– Это интереснейшая работа, особенно когда понимаешь, что только одна цифра зачастую может принести миллиардный эффект. Но для неё нужна и доказательная база. Вот, например, 0,7 м/с2. Это норматив непогашенного ускорения при движении пассажирского поезда, который использовался ещё со времён Л.М. Кагановича. Возникло сомнение: а сегодня он соответствует условиям эксплуатации? И после исследований, которые мы проводили совместно с Центром подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, он превратился в 0,9 м/с2. А, скажем, для поездов «Ласточка» это уже 1 м/с2, для вагонов «Тальго» и локомотива ЭП20 – 1,1 м/с2. И это означает, что мы можем поднимать скорость пассажирских поездов без многомиллиардных вложений в инфраструктуру, и мы это раньше активно делали для того, чтобы обеспечить непогашенное ускорение не более 0,7 м/с2. Таких примеров, когда изменение норматива приводило к серьёзным эффектам, можно привести десятки.

– Кстати, такая работа в основном проводится в рамках НП «ОПЖТ». И то, что делается на его площадке, поражает своей масштабностью. В чём феномен этого объединения?

– Да, подобного объединения в России больше нет, хотя создано немало профессиональных союзов и ассоциаций. Но в данном случае железнодорожная отрасль вобрала в себя и машиностроение, и науку, и металлургию, и, конечно же, инфраструктурную компанию и операторов в одном лице. В объединении 174 предприятия, с нами сотрудничают и много иностранных коллег. Эта площадка не обременена какими-то административными ресурсами, люди там могут свободно высказываться, а решения принимаются коллегиально, причём по самым сложным вопросам. Этим она мне и нравится.

Беседовали

Олег Сергеенко

и Валерий Осипов

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 23 марта 2017 > № 2120236 Валентин Гапанович


Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116872 Аркадий Дворкович

Брифинг Аркадия Дворковича по завершении встречи с представителями малого и среднего бизнеса в сфере автоперевозок

Из стенограммы:

А.Дворкович: Председатель Правительства провёл на площадке партии «Единая Россия» встречу с представителями транспортно-грузовых компаний, с профессиональными водителями (их называют дальнобойщиками) по вопросам, связанным с состоянием этой отрасли, её развитием, в том числе по тематике системы «Платон» – системы взимания платы с большегрузных автомобилей.

Нашими коллегами и в общении с представителями партии, и сегодня на этой площадке были подняты вопросы, связанные с системой отслеживания того, куда идут деньги, взимаемые с большегрузных автомобилей, как они тратятся, какие участки дорог ремонтируются, эффективно ли используются эти средства. Также затрагивались вопросы применения вычетов из транспортного налога, которые были установлены для пользователей системы «Платон». Сегодня на это тратится много времени, и коллеги предложили автоматизировать эти вычеты, снять административную нагрузку. Кроме того, поднимались вопросы, связанные с дифференцированной тарификацией в системе «Платон», то есть если больше ездишь, то тариф мог бы быть меньше, могли бы быть какие-то льготы в рамках этой системы.

Председатель Правительства отреагировал на эти предложения положительно, дал поручения проработать основные вопросы, которые были подняты, в короткие сроки, просчитать все нюансы, все последствия, технические аспекты и представить проекты соответствующих нормативных актов.

Кроме того, было принято решение (и завтра выйдет соответствующее постановление) об отказе в настоящее время от двукратного повышения платы в системе «Платон», об индексации платы только на 25% с середины апреля текущего года. Это решение связано с тем, что необходимо устранить те недостатки, которые до сих пор существует в системе, решить те проблемы, о которых сегодня говорилось, и только после этого уже переходить к повышенному уровню оплаты в системе «Платон».

Также представители отрасли предложили уже в ближайшее время повысить штрафы для тех, кто избегает уплаты, кто ведёт себя недобросовестно, по сути, создаёт недобросовестную конкуренцию на рынке. Все сходятся во мнении, что система работает хорошо, если действительно все платят, все осуществляют соответствующие платежи в систему. Законопроект уже подготовлен на эту тему, но с небольшим повышением штрафов. Коллеги говорят, что повышение штрафов должно быть больше, примерно в 10 раз штрафы должны быть выше, чем сегодня. Сегодня 5 тыс. рублей, должны дойти до 50 тыс. рублей. Мы ещё раз обсудим все нюансы, аспекты, посчитаем и, скорее всего, это предложение внесём на рассмотрение Государственной Думы.

Наши коллеги считают, что отрасль нуждается в существенном повышении прозрачности и в саморегулировании, введении системы, которая позволила бы представителям отрасли самим отслеживать, что происходит, устанавливать стандарты, правила. Если такие предложения официально поступят, именно от автомобильного сообщества, от грузоперевозчиков, мы, безусловно, их поддержим. Мы тогда будем иметь надёжного партнёра в лице такой саморегулируемой организации, с которой можно было бы отрабатывать все вопросы, решать все насущные проблемы рынка.

По всем этим темам уже завтра будет оформлено поручение Председателя Правительства, оно будет на особом контроле. И в короткие сроки Министерство транспорта, Министерство внутренних дел по ряду вопросов внесут предложения и проекты нормативных актов. Будем работать вместе с депутатами, с нашей ведущей фракцией «Единая Россия» по основным законодательным инициативам, мы также об этом договорились.

Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116872 Аркадий Дворкович


Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116869 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с представителями малого и среднего бизнеса в сфере автоперевозок.

Обсуждались актуальные для отрасли вопросы, в частности, совершенствование системы «Платон», весогабаритного контроля, регламентация работы штрафных стоянок, проблемы подготовки водителей, перспективы создания объединяющей автоперевозчиков саморегулируемой организации.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас накопилось довольно много проблем, связанных с автомобильными перевозками. Часть из них, конечно, решается, часть решается, наверное, не так, как надо было бы их решать. Ко мне обратились коллеги из партии «Единая Россия» и сообщили о том, что есть желание пообщаться и обсудить наиболее актуальные темы, которые сегодня существуют в сфере автомобильных перевозок. Естественно, регулирование, которое осуществляется на уровне законов, Правительством, это не только система «Платон», хотя по ней тоже достаточно вопросов. Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову), удалось пообщаться по этим вопросам?

С.Неверов: Вчера к нам обратились представители грузоперевозчиков, которые возглавляют определённые ассоциации и сами за рулём находятся. В течение вечера мы достаточно плотно обсудили очень много проблем – с чего всё начиналось и к чему мы пришли. Основные вопросы, которые звучат, это прозрачность распределения средств, которые поступают в систему «Платон», восстановление региональных дорог, проблема, которая сейчас существует при весогабаритном контроле, получение налоговой льготы без проволочек, то есть взаимодействие налоговой и системы «Платон». Очень многие проблемы в принципе решаемые, думаю, что такая возможность есть. Более подробно об этом они сами скажут. С одной стороны, здесь, может быть, и невнимательность в регионах, с другой – грузоперевозчики постоянно стучались в двери… Может быть, не в ту дверь стучали? Или тихо стучали? На самом деле есть предпосылки для решения очень многих вопросов, которые вчера были озвучены.

В.Матягин (президент ассоциации «Центр объединения грузоперевозчиков “Грузавтотранс”»): Ассоциация «Центр объединения грузоперевозчиков “Грузавтотранс”» существует с 2011 года. Я сегодня буду представлять и свою ассоциацию, и объединение «12 тонн». Вопросов действительно в отрасли накопилось очень много. С 2005 года, когда отменили лицензирование, взамен мы ничего не получили. Получили по полной программе свободу. Наелись этой свободой. Какие вопросы сегодня глобально волнуют рынок – это допуск на рынок. Это давно уже обсуждается, с 2005 года. Вроде отменят лицензирование, планировали ввести саморегулирование. Насколько я знаю, Вы, Дмитрий Анатольевич, поддерживаете идею саморегулирования, чтобы рынок сам себя регулировал, но нам надо помочь. На добровольной основе 6,5 млн грузового транспорта, которые существуют в России, мы не соберемся.

Обязательно должно быть саморегулирование. Мы готовы прописать и стандарты, и правила, помочь, подсказать. Многие коллеги – что крупные перевозчики, что небольшие предприниматели – говорят, да, это довлеет над всеми, потому что демпинг цен, переполненность рынка, квотирование (то, что сегодня существует на рынке) погружает отрасль в упадническое состояние. Также руководители на местах и, может быть, в верхах, которые не досмотрели, упустили эти вопросы... Мы готовы решать эти вопросы, бизнес готов к этому. Если мы сейчас упустим возможность, дальше развалим всю транспортную отрасль – грузового автотранспорта в России. И то, что многие сегодня и в Минтрансе, и в Правительстве, и в «Единой России», и в других структурах активно подключаются, – большое спасибо.

Мы за последнее время создали ряд ресурсов при участии Минтранса, создали рабочую группу по весогабаритам, экспертный совет. Вопрос с «Платоном» актуальный, но это не первоочередной вопрос на сегодняшний момент. У нас вопрос связан с весогабаритными параметрами, со штрафстоянками, с коррупционными проявлениями, которые происходят на дорогах, с этими поборами, – это в большей степени людей волнует. И люди приходят, спрашивают: когда мы эти вопросы устраним? Даёт о себе знать и нелогичность законодательства, которая на сегодняшний момент присутствует. Порой мы сталкиваемся с тем, что нам объясняют, что это не белое, а чёрное. А на самом деле это белое. Я с 1998 года в транспорте, и за баранкой сидел, и снизу доверху эти процессы знаю. И когда мы начали поднимать вопросы коррупционных проявлений на трассах, мне приветы передавали с трассы. Это тоже не есть правильно. Мы хотим, чтобы народ на это спокойно реагировал. В этом отношении надо плотно поработать. Есть предложения, готовые предложения, как это сделать.

Что касается системы «Платон», многие индивидуальные предприниматели сами баранку крутят, ездят и им бегать по налоговым, заниматься сбором каких-либо документов, чтобы вычеты по системе «Платон» сделать, по транспортному налогу очень сложно. Здесь хотелось бы сделать процесс взаимозачёта. Могут же РТИТС и налоговая между собой эти вопросы согласовать, а непосредственно владельца транспорта уведомить, что состоялся такой обмен? Надо упрощать это всё. В электронном виде галочку поставили – всё, решили вопросы!

Хотелось бы, чтобы одно из предложений от бизнеса тоже рассмотрели. Многие перевозчики, конечно, ездят не так много и на небольшие расстояния по федеральным трассам, а некоторые по 20–30 тыс. в месяц наматывают. У нас же в магазине чем больше покупаешь, оптом, тем скидка больше. В этом отношении нужно тоже рассмотреть такую возможность, чтобы для тех, кто много использует федеральные трассы, через определённое количество времени, расстояния была возможность платить по меньшему тарифу. Это тоже помогло бы бизнесу.

У нас много возникает вопросов, связанных с ремонтом дорог. Куда направляются деньги? Многие не видят. Может быть, создать какой-то ресурс, портал, где участники рынка могли бы вносить свои предложения, оставлять свои комментарии – какие дороги в плачевном, какие в хорошем состоянии. Чтобы люди видели, куда эти деньги уходят.

Ещё одна из наших проблем. Мы выделяем вроде бы транспортный налог из системы «Платон». Он должен идти в региональные фонды. Конечно, это хорошо, но, может быть, вам сверху и не видно, но нам снизу всё-таки видно, что происходит у нас на региональных дорогах, – мы латаем ржавое корыто. Мы вчера обсуждали этот вопрос. Нужно для губернаторов поставить задачу: хотите транспортный налог из системы «Платон» получить – наведите порядок по весогабаритным параметрам. Что сегодня происходит? У нас когда федеральные трассы перекрыты, на региональную выезжают, её, скажем, месяц назад сделали, а она уже в плачевном состоянии. Выброшенные деньги, неэффективное использование. И одно из предложений в этом заключается.

Дальше. Вернусь как раз к самому проблемному вопросу, бичу всех перевозчиков, которые говорят: «Платон» мелочь по сравнению с тем, с чем мы сталкиваемся, с весогабаритными параметрами. На сегодняшний момент разработано и принято много актов, и когда нам говорят, что это было принято в 2011–2012 годах, согласовано с перевозчиками, я спрашиваю: с какими? Нас там не было. Мы эксперимент проводили в прошлом году, загоняя машину, бетономешалку, на весы (в рамках закона), у неё на две задние оси показывает почти 20% осевой нагрузки перегруза. Нам говорят, распределите правильно нагрузку на ось. Но, извините, как бетон, жидкий, можно распределить? Это завод-изготовитель, конструкция... И мы, получается, здесь без вины виноватые. Отсюда и многие вопросы, связанные с весогабаритными параметрами и контролем осевых нагрузок, перевозчик не может их контролировать. На него заведомо возлагают ту функцию, которую он не может выполнить.

Чтобы убрать эти весогабаритные перегрузы с дорог, мы этот вопрос на рабочую группу вынесли и в Минтрансе активно нас в этом вопросе поддержали: надо в логистических центрах, портах, крупных карьерах, на предприятиях установить весы с осевыми нагрузками и чётко оттуда выпускать. И зациклить это на кол-центр, даже в ту же самую систему «Платон» ввести, чтобы можно было отследить. Потому что мы ловим не тех преступников. И по осевым нагрузкам нужно ответственность реально на грузоотправителя возложить, а перевозчика освободить от осевых нагрузок. Или же логично поднять те нормативы, которые присутствуют.

Ещё один бич, с которым мы сталкиваемся, – категорийность дорог. У нас дороги по России как лоскуты идут: 6, 8, 9, 10 тонн… Мы загрузились в Москве – вроде 11,5 тонн, пока доехали до Белоруссии, много раз нас останавливали, «обули». А что делать? Приходится людям платить. И эта проблема не будет решаться, потому что нам говорят: «До нас эти проблемы не доходят».

Реплика: До Смоленска три – 10, 8, 6.

Д.Медведев: Так исторически складывалось.

В.Матягин: Ущерб дороге наносим. И мы предложили: давайте по федеральным трассам сделаем 11 или 11,5 тонны – все дороги. Потому что мы уже ущерб наносим. Не будем людей, как говорится, делать преступниками на дорогах.

С чем мы ещё сталкиваемся? Перевозчик не хочет возить с перегрузом, это не его прихоть. Грузоотправители, заказчики, участвуя в тендерах, нажимают на кнопочку, опускаясь ниже определённых разумных пределов, а потом вынуждают перевозчиков возить с перегрузом. Вы можете сказать: «А почему вы возите?» Но, извините, у нас перенасыщенность, переполненность рынка, и всем кушать хочется. Если ты не повезёшь, так другой повезёт.

Д.Медведев: С перегрузом.

В.Матягин: Да. Мы с Вами земляки, из Санкт-Петербурга. У нас это глобальная проблема. Сколько бьёмся над этим, нам только приветы передают и улыбаются. Честно говоря, людей эти вопросы очень волнуют.

По штрафстоянкам. Мы прекрасно понимаем, для чего вроде бы они нужны, но мы не понимаем, зачем эта избыточная функция – постановка на штрафстоянку. У нас 500 тыс. штрафов на сегодняшний момент. Если нас поймали, то мы должны эти 500 тыс. заплатить. Но нас зачем-то направляют на штрафстоянку. Штрафстоянки почему-то у нас региональные, я имею в виду в регионах. Их комитеты по законности и правопорядку прописывали. В регламентах штрафстоянок не прописано, как забрать машину, как устранить причину задержания. И всё выстроено таким образом, что надо прийти и договориться. В основном сопровождают машины на штрафстоянки – не эвакуируют, а именно сопровождают: в вереницу выстроят 10 автомобилей и до штрафстоянки сопровождают – от 16 тыс. до 75 тыс. за одну единицу техники. А порой разбивают машину и полуприцеп. Извините, 32 тыс. или 150 тыс. заплатить! Да я лучше колёса куплю на эти деньги… Бывает, даже из-за 20 кг. Это перекос законодательства.

Мы считаем, что штрафстоянки не выполняют своей функции. Вы запросите, сколько реально было выставлено штрафов, сколько было привлечено грузоотправителей, перевозчиков и сколько реально денег в бюджет было получено. Я вам скажу, что это минимальная цифра. Потому что всё решается в процессе – кто как договорится.

Д.Медведев: То есть, по сути, это просто заработок для тех, кто этим занимается, и всё.

В.Матягин: Конечно. Миллион-полтора в день со штрафстоянки за то, что перевозчиков туда перемещают, сопровождают, – неплохой бизнес. Я бы хотел таким заняться, но, извините, меня туда не подпустят.

Что нас ещё волнует? Перенасыщенность рынка, демпинг цен. Нет реальной тарификации, всё с потолка взято. Если реально посчитать все затраты, которые сегодня несёт перевозчик, – честно сказать, мы, наверное, ещё из своего кармана должны вытащить определённую сумму и отдать государству.

Давайте всё-таки продуманно вводить допуск на рынок, считать минимальный тариф затрат перевозчика – нижнюю планку, как в Европе сделано. Мы ничего нового не придумываем. За шесть лет мы изучили и американский опыт, и германский, и финский, и японский. Много там чего хорошего. У нас как говорят? Надо хорошее брать и в наших реалиях попытаться привить. Вот мы и говорим: давайте привьём в наших реалиях этот опыт. В той же самой Швеции есть тарифы, где посчитаны все затраты, налоги, зарплаты и всё остальное, чтобы люди платили и в бюджет деньги, и в то же время о себе не забывали, об обновлении транспортных средств.

Соответственно, минимальная планка должна быть, а максимальную уже рынок отрегулирует.

Система обучения водителей у нас сегодня вообще никакая, нулевая. Аварийность постоянно растет. Применять со стороны законодательства кнут, взамен не давая пряник, честно сказать, тоже неправильно. Мы знаем, как это всё функционирует. Автошкола должна отвечать за качество, и система обучения должна быть подправлена. За 12 занятий обучают у нас на профессионального водителя – это смешно. В Финляндии 280 часов только на безопасную езду закладывают. И там заинтересованы в качественном водителе три стороны.

Д.Медведев: А у нас 12 занятий всего?

В.Матягин: 12 занятий.

Д.Медведев: Безобразие, конечно.

В.Матягин: Там заинтересованы три стороны: государство – потому что это возможная гибель людей; страховые компании – потому что аварийность – это их убытки; и третье звено – это сами транспортные компании. Необязательные ремонты, аварийность над нами очень сильно довлеют. Мы это неоднократно и на форумах обсуждали, но, честно сказать, воз и ныне там. Здесь должны быть государством определены программы, как это всё сделать, как облегчить жизнь. Мы не только на себя тянем, мы говорим: помогите, мы сами готовы в этом отношении что-то делать, направить, и понимаем, как это сделать.

П.Осеев (директор некоммерческого партнёрства «Объединение добросовестных участников рынка перевозок “Эверест”»): Я являюсь членом правления, пресс-секретарём некоммерческого партнёрства «Эверест» – это объединение добросовестных участников рынка грузовых перевозок. В наше объединение входит порядка 560 единиц транспортной техники. Наши участники, члены нашего объединения – это, скажем, не крупный и не мелкий, но средний бизнес, у которого от 60 до 500 единиц собственной техники. Все достаточно вбелую работают, добросовестно относятся и к своим обязанностям, и к законам, которые приняты. Оплачиваем также «Платон». Но есть часть перевозчиков, которые эту систему не оплачивают по определённым причинам. Причин множество.

Д.Медведев: Вы сами, Павел Михайлович, скажите, потому что – у меня во всяком случае – такой разговор первый. Вы сами как оцениваете эту систему?

П.Осеев: Вы знаете, мы оцениваем её положительно. Она очень многие фундаментальные вещи показала, показала те транспортные компании, тех перевозчиков, индивидуальных предпринимателей, частных лиц, которые готовы и хотят соблюдать закон, хотят работать вбелую, не платить взятки.

Но есть контингент, по-другому не могу его назвать, который нарушает здоровую конкурентную среду. Мы налоги и сборы, установленные законодательством, платим. А те, кто это не делает, жёстко демпингует рынок грузовых перевозок, и появляется нездоровая конкуренция, которая нам мешает.

Мы много обсуждали эту тему с нашими коллегами из различных организаций, объединений в транспортной отрасли, все склонны к тому, чтобы систему штрафов, которая есть в системе «Платон» на сегодняшний день, для тех, кто не зарегистрирован в ней, увеличить хотя бы до 50 тыс., потому что на сегодняшний день 5 тыс. и 10 тыс. при вторичном нарушении за сутки – люди готовы так платить, нежели регистрироваться и оплачивать систему.

Д.Медведев: То есть проще штраф платить, чем регистрироваться.

П.Осеев: Проще заплатить штраф, это не большая копейка. Если люди его платят, значит для них это не деньги. Соответственно, 50 тыс. – это и не 500, это и не 5, но человек всё-таки будет задумываться, насколько это будет бить ему по карману. Если он за три дня 150 тыс. насобирает штрафов, то, наверное, задумается, лучше ли платить в «Платон», что по факту означает платить государству в дорожные фонды, чтобы восстанавливалось дорожное полотно и федеральные трассы, но не платить в воздух.

И также соглашусь с коллегой. Необходим действительно портал единый, который бы мог показывать реальную ситуацию с дорогами в регионах. Тогда будет меньше возникать у общества вопросов, как деньги тратятся, куда они идут. Потому что это тоже бич, когда перевозчики и готовы платить, многие готовы платить, но они не понимают куда эти деньги идут. Они говорят: покажите нам, куда они идут, тогда мы будем платить.

Д.Медведев: Это естественное желание.

П.Осеев: В Федеральном дорожном агентстве была создана рабочая группа, она полтора года взаимодействовала при колоссальной поддержке Министерства транспорта. Очень конструктивно провели все диалоги, устранили недочёты в системе «Платон». Она полезна, она нужна, но нужен жёсткий контроль за теми, кто уклоняется от ответственности и уклоняется от норм закона.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, вчера очень интересная тема была поднята – по электронной товарно-транспортной накладной.

П.Осеев: Это предложения, они достаточно простые по своей форме. Государство на сегодняшний день очень хорошо считает деньги и смотрит их движение. Товарно-материальные ценности, которые передвигаются по территории Российской Федерации, никто не считает, они неподконтрольны. Вы, Дмитрий Анатольевич, говорили, что есть проект о создании электронного бюджета.

Д.Медведев: Даже уже реализуется.

П.Осеев: На сегодняшний день сформирована рабочая группа по электронным товарным накладным, концепция пока идейная, она была создана на нашей базе с соавторами. И Министерство транспорта очень качественно помогает, предоставило нам свою площадку для обсуждения, для выработки механизмов, необходимых для её реализации. Это также облегчит жизнь перевозчикам, потому что на сегодняшний день товарно-транспортная накладная – это основной документ, который подтверждает факт перевозки.

Оплата перевозчику на сегодняшний день идёт по оригиналам товарно-транспортных накладных. То есть перевозчик едет 15 дней куда-то, потом берёт эти документы, месяц едет куда-то, потом их сдаёт, потом ему оплачивает тот, кто заказывал эту услугу. По факту перевозчик получает через месяц-полтора, а то и три денежные средства. Кто-то вообще не платит, а не платят как раз те псевдоэкспедиторы, которыми наполнен рынок, которые подавляющее большинство заработка перевозчика просто откусывают ни за что, перекладывая бумажку с одного места на другое. Работают не в соответствии с федеральным законом в части транспортно-экспедиционной деятельности.

Экспедиторы, порядочные и добросовестные, необходимы в отрасли. Это факт. Электронная товарная накладная даст прозрачность между грузоотправителем, фактическим перевозчиком, который сидит и получает деньги, и конечным получателем. При этом электронный документооборот: не будет необходимости перевозчику бегать с этими документами, сдавать их куда-то.

Мы сейчас взаимодействуем с Министерством финансов, с Министерством транспорта и с Минэкономразвития. Получены от них ответы по доработке определённых моментов. Было предложено на рабочей группе в Министерстве транспорта предложить Министерству финансов выработать транспортную накладную в едином формате, чтобы она была применима.

Д.Медведев: Нет, конечно, если она будет электронная, она и должна быть единой. Она должна быть унифицированной, а иначе как?

В.Матягин: Дмитрий Анатольевич, электронная накладная позволит принимать потоки и вывести всех остальных перевозчиков из тени, потому что без этого невозможно будет работать.

Д.Медведев: Мы это понимаем. Мы ради чего электронный бюджет внедряем и вообще любые электронные способы оформления хозяйственных отношений? Вопрос в чём? Просто отрасль, она же разная. Есть те, кто вбелую работает, сидит за этим столом и хочет нормальных перемен, а есть те, кто хочет недобросовестной конкуренции, о которой вы только что сказали, ничего не платить, штрафы платить. Мы их сможем перевести на электронную накладную?

П.Осеев: Вы знаете, это предложили сделать обязательным по одной простой причине, что если перевозчик, грузоотправитель и грузополучатель находятся в рамках правового поля, то ничего не мешает им заниматься этим документооборотом в электронном виде. При этом никто не отменяет бумажный носитель.

Д.Медведев: Во всяком случае на первых порах.

П.Осеев: Да, на первых порах. Если это будет необязательным, это бессмысленно.

Д.Медведев: Это как и везде. Мы электронные документы внедряем, но понимаем: жизнь есть жизнь, и всё равно делается бумажный дубликат. Если что-то случилось с компьютером, ещё что-то… Но, конечно, главным является электронный носитель.

П.Осеев: Плюс ко всему поднимались вопросы о том, что псевдопосредники выступают в роли грузоотправителей – их очень много. И когда возникает тот же весогабаритный контроль, машины попадают на нём и получается штраф 500 тыс., то грузоотправителя, к сожалению, не найти. А в электронном документообороте впихнуть какое-нибудь ООО «Ромашка» уже не получится. Ответственный будет чётко установлен.

Д.Медведев: Система будет прозрачная: будет виден и грузоотправитель, и перевозчик, и грузополучатель.

П.Осеев: При этом будет чёткое понимание, где перевозится контрафакт, чёткое понимание, какой регион перенасыщен, например, рыбой или мясом. Это также распределение товаров народного потребления.

Д.Медведев: Почему из Белоруссии столько креветок приехало.

П.Осеев: Да. Тем не менее в Беларуси эта система работает, пусть не ахово, но работает, и ей все очень довольны на сегодняшний день. Мы просто хотели бы, чтобы Вы нас поддержали в этом отношении. Мы как работали на сегодняшний день с Министерством транспорта по товарной накладной, так и будем дальше взаимодействовать.

В.Матягин: Можно я добавлю? Вы говорите – электронная накладная. Если у нас будет допуск на рынок, то опять же, чтобы выйти на рынок не просто так – купил машину, какую-то бумажку получил, – а нужно обучиться заниматься этим делом, предпринимательством, правильно строить экономику, правильно распределять грузы, иметь в штате специалистов, которые должны быть. И это привить будет тоже легко, это будет в обязаловку.

Д.Медведев: Если будет нормальная саморегулируемая организация, то она не будет допускать таких…

В.Матягин: Конечно. Так что в совокупности это надо решать.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, меня очень волнует система налогообложения нашей отрасли. Мы говорим, что сегодня очень большая конкуренция, существует демпинг, каботаж, тарифы низкие, аварийность высокая. Не секрет, что подавляющее большинство нашего грузового транспорта сегодня по техническим параметрам не соответствует тем стандартам, которые необходимы для работы на наших дорогах. Поэтому хочется попросить Вашей помощи и обратить Ваше внимание на вопросы развития нашей отрасли.

Сегодня только на грузовом автомобиле можно осуществлять перевозку товаров народного потребления от двери до двери. Но сегодня российские перевозчики не имеют возможности обновляться, развиваться. Сегодня единственная система, которая позволяет это делать, – это лизинговая система. Но, поверьте, это очень тяжело в нынешних условиях. Я думаю, коллеги меня понимают.

Хочется попросить Вас от имени коллег: поддержите, мы готовы работать, мы готовы трудиться…

Д.Медведев: Помимо лизинга что ещё Вы предлагаете использовать, какие формы? Кредиты или что?

Реплика: Кредиты ещё дороже, чем лизинговая система.

Д.Медведев: О том и речь.

Реплика: Дело в том, что сегодня, к сожалению, нам дают лизинг всего на четыре года.

Д.Медведев: То есть условия лизинга неприемлемые.

Реплика: Конечно. Если хотя бы на шесть-семь лет, мы ещё потянем. За четыре года лизинговый платёж настолько высок, что перевозки становятся нерентабельными. И, сами понимаете, в связи с тем, что курс европейской валюты повысился, все наши накладные затраты выросли: и ремонт, и запчасти. И топливо сегодня стоит недёшево на нашем рынке.

В.Матягин: В Японии существуют ассоциации – по землям. После оплаты акциза на топливо в государственный бюджет часть его возвращается в эти ассоциации для обновления транспортных средств. Очень хорошая программа.

Можно было бы над этим задуматься, это связать в рамках объединения рынка. Перевозчик не должен быть покинут, он не должен быть вне каких-либо ассоциаций или СРО. Он должен где-то находиться. Если он начинает себя нехорошо вести, демпинговать или нарушать какие-то правила игры, которые мы можем прописать, то была бы возможность его отстранить: не хочешь нормально вести себя, пытаешься рынок поломать – значит, ты не умеешь вести бизнес, ты должен уйти. И тогда будут нормальные правила, будет порядок в этом отношении. И в бюджет будут поступать колоссальные деньги.

Д.Медведев: Это Вы, Владимир Васильевич, абсолютно правильно говорите. Причём это касается не только перевозок.

Во всём мире принято считаться с позицией корпорации. Если ты внутри корпорации – неважно, это корпорация перевозчиков или врачей, – к тебе отношение уважительное. Ты работаешь вбелую, ты платишь налоги, и ты под защитой корпорации и, стало быть, государства в целом. Если ты обособляешься и каким-то образом пытаешься от всех правил отойти, то, как правило, это плохой знак: это означает, что этот человек пытается вести недобросовестную конкуренцию, то есть ничего не платить, куда-то прятаться, возить что-то левое, просто закон нарушать. Поэтому идея саморегулируемых организаций абсолютно справедлива.

В.Матягин: Анализируя состояние этого рынка: почему мы к этой ситуации пришли? После распада СССР мы от государственного перешли к частному и от плановой экономики к рыночной. А правила игры и некоторые законы мы ещё с СССР оставили, где-то что-то подправляя под наши реалии. И в обществе на сегодняшний момент существует колоссальный нигилизм.

В том году 17 мая первый раз ассоциация «Грузавтотранс» собрала съезд – автомобильных грузоперевозчиков. Общество разобщено, и когда предлагаешь, давайте наведём здесь порядок, все говорят: да мы не верим, что можно что-то поменять. Мы говорим: да возможно, надо только собраться. Вот одному камень сложно поднять, а вдесятером подошли и подняли, унесли его.

Это в обществе, конечно, нужно прививать – то, что сейчас меняется ситуация. Раньше, может быть, на это смотрели как-то сквозь пальцы... Но до общества нужно доносить. Да, многие тенденции идут. Мы с чем сталкиваемся, когда людям объясняем? Говорят: всё равно ничего не получится. Никто ничего не хочет делать. В таком формате происходит.

Д.Медведев: Нигилизма хватает. Спорить с вами не буду. И старого законодательства хватает. А если говорить по-честному, и новое законодательство иногда подчас хуже старого: его штампуют, штампуют (и мы все в этом принимаем участие, что скрывать), а потом смотришь – многие решения далеко не так хорошо продуманы. Именно поэтому нужны встречи, нужны коммуникации, общение, обсуждение этого. Во всяком случае я всегда за это.

В.Матягин: У нас в министерстве вроде бы всем занимаемся, но внутреннему транспорту очень мало уделяем внимания, и у нас нет структуры, даже в Министерстве транспорта, которая непосредственно занималась бы внутренним транспортом, хотя это одна из самых крупнейших отраслей – 6,5 млн единиц грузового транспорта.

Д.Медведев: А кто у вас занимается внутри министерства?

М.Соколов: У нас есть соответствующий департамент, 35 человек работает. Департамент городского транспорта, но туда в том числе входит и грузовой транспорт, то есть общественный транспорт и грузовой. И создано бюджетное учреждение «Агентство автомобильного транспорта», а вот агентства отраслевого, как является, например, у моряков Росморречфлот, у авиации – Росавиация, такого агентства действительно нет.

Д.Медведев: Вы правы в следующем. Вот вы вспоминали советский период. Экономика у нас уже, конечно, не плановая, а рыночная. В то же время напомню, каким образом регулировался транспорт в советский период: Министерство морского флота, Министерство речного флота, Министерство автомобильного транспорта, Министерство воздушного транспорта, Министерство путей сообщения. Пять отдельных министерств. Нам не нужно пять министерств, потому что это просто пятикратное увеличение бюрократии, но то, что автомобильные перевозки и грузовые автомобильные перевозки должны занимать более значительное место в системе регулирования транспорта, это абсолютно однозначно.

Тем более что вы правильно говорите: как ни крути, мы, с одной стороны, государство железнодорожное, и нам действительно без этого никуда не уйти, а с другой стороны – автомобильное. Всё остальное у нас – так, пока ни шатко ни валко. Речные перевозки у нас, к сожалению, не очень активны, хотя рек очень много. Воздушные перевозки, конечно, развиваются, но очень дорогие. Поэтому два основных вида транспорта пока – это железная дорога и автомобиль.

В.Матягин: Но до железной дороги, до моря надо ещё довезти, и это только грузовой автотранспорт.

Д.Медведев: Согласен.

А.Дворкович: Многие вещи, которые были сегодня озвучены на разных площадках и в разных форматах, естественно, обсуждаются и обсуждались. Упомянута была рабочая группа, которая существует в Минтрансе, поэтому с частью предложений я знаком, а часть либо прозвучала впервые, либо они не в столь высокой степени проработаны. Но я очень коротко скажу об этом.

Естественно, мы поддерживаем развитие системы весогабаритного контроля. Определённые наработки здесь уже есть, но есть и нюансы, о которых было сегодня сказано, – по категорийности дорог, по тому, где осуществляется контроль, каким образом. Эти вещи предстоит довести до ума, доработать, но в целом абсолютно правильно приоритет назван. Это даже важнее в какой-то степени, чем система «Платон», для контроля ситуации на дорогах и сохранения качества дорог при условии, что они, конечно, должным образом строятся и ремонтируются.

Тема СРО давно уже не звучала. Мы в какой-то момент к СРО стали относиться более критично, чем на первоначальном этапе, потому что в каких-то сферах не очень хорошо эта система сработала. Где-то она более-менее прилично существует, например в оценочной деятельности. Применительно к транспорту можно вернуться к этой теме. Я поддерживаю это. Но мы хотим, чтобы инициатива была снизу, чтобы её не навязывать отрасли. Чтобы сообщество это предложило, а мы тогда вместе выработаем правила и стандарты.

Реплика: Концепция у нас уже есть. Мы готовы представить, как это будет выглядеть.

А.Дворкович: Хорошо. Отработаем вопросы по штрафстоянкам, по обучению, по лизингу. По лизингу сразу скажу: у нас ресурсы, конечно, небольшие есть, мы их сегодня даём в основном на лёгкий коммерческий транспорт («Газели», например), где свои автомобили есть и есть определённая поддержка. На тяжёлые грузовые мы не даём сегодня средства. Это проблема. Поэтому так дорого получается. Посмотрим, можем ли какие-то ресурсы здесь найти, выделить.

Если перенаправить акцизы на эти цели, тогда у нас это будет вычет из средств на ремонт дорог, и тоже возникнут проблемы. Я подумал, но это пока просто на уровне идеи: может быть, из транспортного налога этот вычет делать? То есть если средства направляются на обновление парка транспортных средств, то как раз транспортный налог на эту сумму не платить. Вот это можно было бы вполне сделать. То же самое касается для организаций налога на прибыль. Здесь можно посмотреть, какие варианты есть.

По системе «Платон», действительно, часть предложений была отработана, часть прозвучала сегодня впервые.

И по штрафам. Прозвучала тема 50 тыс. по штрафам. Мы пока предлагали только небольшое повышение. Напомню, что мы сначала решили сократить штрафы до минимального уровня – 5 тыс., и 10 тыс. при повторном нарушении.

Д.Медведев: А вот коллеги говорят: неправильно.

А.Дворкович: Мы это отчасти делали специально, потому что хотели, чтобы система заработала в полной мере, чтобы рамки были установлены в большем количестве мест, чтобы контроль осуществлялся более полно. Рамки в основном все будут установлены к середине этого года. Контроль будет уже полноценным. Поэтому и штрафы можно повышать. Во второй половине года можно к этой теме вернуться.

Д.Медведев: Во-первых, хорошо, что мы в таком составе встретились. Мои коллеги молодцы, организуют такие встречи, участвуют в них. Вот вы хвалили, что такое общение есть. Но важно, чтобы Правительство и руководство страны получали такую информацию непосредственно от тех, кто работает, в том числе работает на дорогах у нас.

Вы сказали много интересных вещей, часть мне известна, часть из них была совершенно новой. И, наверное, в этом особая ценность этой встречи.

Начну с того, о чём Аркадий Владимирович (Дворкович) говорил, – по поводу системы саморегулирования. Вы знаете, здесь вы сами должны определиться. Если вы решите создать что-то такое серьёзное, мы будем только рады. Потому что гораздо проще общаться с большой, серьёзной организацией, у которой есть представители, у которой сформированы требования, что делать, например, по электронной товарно-транспортной накладной и так далее, – чем с группами разных людей с неопределёнными целями.

Но у нас действительно просьба: если вы на такие решения пойдёте, а это может способствовать и борьбе с демпингом, и с различного рода другими нарушениями, чтобы эта инициатива действительно была ваша. Мы здесь ничего навязывать не будем. Это первое.

И второе, что очень важно, чтобы решения, которые принимаются в такой саморегулируемой организации, исполнялись. По понятным причинам это же общественные решения, а не государственные, они основаны только на авторитете самой организации. Если организация будет авторитетной, тогда и решения будут исполняться. Сможете создать такую организацию – мы будем только рады, и Правительство будет вас в этом поддерживать.

Теперь те вопросы, которые звучали, некоторые из них повторялись, я тем не менее скажу. Конечно, очевидно, что существует масса тем, по которым, к сожалению, регулирование является недостаточным или неправильным. Упомянутые весогабаритные параметры, связанные с конструктивными особенностями транспортных средств и тем, что перевозчик в принципе не может контролировать (вы об этом говорили), тем не менее лупят за это вас. В этом надо наводить порядок, в том числе и с нагрузкой на ось, и с массой других вопросов этого регулирования. Это регулирование на стыке между нормативным регулированием, скажем так, юридическим языком, и техническим регулированием, но оно должно быть. И оно должно быть не только на уровне Министерства транспорта, может быть, базовые вещи этого должны быть на уровне постановления Правительства. Я даю поручение такого рода решения подготовить.

Дальше, по категорийности дорог. Вы только что сказали о том, что дороги как лоскутное одеяло: едешь – там одна дорога, одна нагрузка, потом сразу же другая. Я не уверен, что всё это сделано с какими-то злыми целями, по злому умыслу. Вы знаете прекрасно состояние нашего дорожного фонда, он, мягко говоря, и раньше, в советские времена, был неидеальный, и сейчас он довольно сложный. Но то, что здесь должно происходить какое-то выравнивание, это совершенно очевидно, потому что в противном случае это просто повод для злоупотреблений, для манипуляций. Едешь-едешь – и бац, привет, плати. И в ряде случаев я допускаю, что эта чересполосица категорийности сохраняется именно в этих целях.

Надо провести мониторинг вообще всех дорог по категориям – ничего в этом особо сложного нет, мы имеем все электронные карты страны – и постараться хотя бы сгладить вот эту категорийность. Наверное, от неё полностью не уйти, но сгладить было бы можно.

Вы говорили о том, что перевозчик не хочет возить груз с перегрузом, возить грузы, которые выше существующих нормативов. Естественно, всё это отношения между отправителем, перевозчиком, получателем. Другое дело, что они у нас тоже надлежащим образом не отрегулированы. И какова ответственность в этом случае отправителя или получателя, для меня не очень понятно. Крайним в этом случае опять же остаётся перевозчик, хотя именно ему говорят: вези или пошёл вон, мы другого такого же найдём. Систему ответственности здесь необходимо точно выравнять.

По поводу штрафных стоянок. Я услышал то, что вы сказали, что в основном это отмывка для тех, кто пытается на этом деньги зарабатывать. Наверное, не везде, но в целом с этим тоже нужно разбираться. Поручения по этому поводу я обязательно дам, чтобы и правовой статус штрафных стоянок, и порядок привлечения к ответственности, сроки – всё это было регламентировано и, самое главное, нам было понятно, кто этим всем хозяйством управляет. Жуликов-то везде хватает, это мы понимаем, тем не менее должен быть один ответственный узел за всё это.

По поводу автошкол. Этого я вообще не знал, что посетил 14 занятий – сел и поехал. Одно дело за баранку легковой машины сесть, и то, кстати, это тоже большая и серьёзная проблема. Другое дело, когда речь идёт о грузовом автотранспорте. Надо будет посмотреть. Это, по всей вероятности, требования, которые устанавливает МВД?

М.Соколов: И Минобразования.

Д.Медведев: Я подпишу поручение о том, чтобы эти правила всё-таки сделать более жёсткими, пусть там не обижаются, мы должны получать квалифицированных водителей, а не чёрт-те кого. ДОСААФ – да, но дело-то в том, что ДОСААФ – это было добровольное общество содействия армии, авиации и флоту, а сейчас у нас автошколы, по сути, на коммерческой основе, но это же поточным не может быть.

Теперь тут упоминалась зачётная схема для того, чтобы уйти от этих посылов туда-обратно, я её в целом поддерживаю, и считаю, что она может быть внедрена. Прошу также подготовить предложения о том, чтобы всё это происходило в упрощённом порядке.

Важным является вопрос о контроле за тем, куда направляются средства, в том числе от «Платона» получаемые, но не только. И здесь я поддерживаю идею какой-то электронной системы, портала, сайта, где можно было бы смотреть, каким образом распределяются средства, в какие регионы они идут. Понятна идея, что там, где в основном ездят, там и деньги должны расходоваться – это не безусловно, у нас очень большое дорожное хозяйство, страна самая большая в мире, тем не менее я считаю, что это вполне разумная идея.

Идею, которую вы предложили, по поводу уменьшения тарифа пропорционально пробегу, если речь идёт об автомобилях, которые ездят на дальние расстояния, – можно продумать, потому что она экономически вроде разумно выглядит. Чем больше ездишь, тем меньше платишь тариф, в этом резон определённый есть. Я пока не говорю «да», но точно продумать, просчитать это было бы можно.

Теперь по системе «Платон». Очевидно, и все коллеги говорили здесь, что в целом эта система нужна. Почему? Потому что она помогает нам восстанавливать дороги, с другой стороны, показывает всех, кто работает по-честному, вбелую, отделяя их от тех, кто занимается недобросовестной конкуренцией. И для меня это очень важно услышать от вас, профессионалов, потому что такие системы существуют в мире, очень во многих странах, но важно, что это и вы осознаёте.

В то же время совершенно очевидно, что эта система только развивается, у неё есть недостатки, и эти недостатки должны устраняться. Причём не так, как захотелось кому-то: «давай здесь так сделаем», а в диалоге именно с вами, потому что вы этой системой пользуетесь, вы деньги туда платите, вы видите все её сильные стороны и все её слабые стороны.

По поводу увеличения штрафов. Мы действительно колебались, надо ли делать сразу большие штрафы, и вы сомневались в этом, когда мы обсуждали эту систему, но уже сейчас все признают, что штрафы должны быть больше, чтобы система работала честнее. Давайте мы к этому вопросу вернёмся так, чтобы не исказить картинку, но в то же время чтобы побудить всех, кто не зарегистрировался, вести себя честно, чтобы не было недобросовестной конкуренции, когда одни платят, а другие нет или лишь платят штрафы. Такие предложения будут подготовлены, и я их тоже в виде поручения сначала подпишу, а потом, соответственно, их можно воплотить уже в нормативные акты.

Про электронную товарно-транспортную накладную – если честно, мне приятно было это слышать от присутствующих, потому что это означает, что вы сами осознаёте, насколько важно прослеживать движение грузов по территории страны, и готовы работать, что называется, нормально, вбелую, чтобы всё было видно, прозрачно, это соответствует общей идеологии, которую мы пытаемся внедрять. Давайте вместе этим займёмся. Концепцию, естественно, я изучу и дам поручение по ней поработать.

По лизингу. Откровенно говоря, лучше лизинга ничего нет. Но лизинг тяжёлый, вы правильно сказали, по срокам и потому что мы этот лизинг не дотируем никак. Мы это делаем по другим транспортным средствам, но не делаем по грузовым, исходя из того, что это вроде бы коммерческая сфера. Хотя там тоже есть и коммерческая сфера. Давайте мы проработаем. Конечно, скажу прямо, это будет зависеть от наших финансовых возможностей. Если будет возможность туда какую-то толику денег отправить, немножко денег добавить и в лизинг для покупки грузовых автомобилей, мы попробуем это сделать. По условиям лизинга тоже посмотрим, я услышал то, что вы говорите в отношении коротких сроков для возврата.

Что хочу ещё сказать в заключение?

Сама система «Платон», о которой мы в том числе говорили, действительно работает. Принципы, которые заложены в неё, вы это тоже признаёте, правильные. Но нужно отладить все организационные и правовые механизмы, это совершенно очевидно, мы и раньше это понимали, и опыт её внедрения показывает, что это именно так. Нужно обеспечить правильное правоприменение, чтобы не было стыдно никому из участников этих отношений.

Поэтому мы, я считаю, могли бы эту экспериментальную часть не сплющивать, а растянуть – и продлить льготный период, который существует. То есть отказаться в настоящий момент, на время, от более жёстких решений, которые были приняты, и проиндексировать тариф на ближайшее время на меньшие суммы, то есть на 25% к установленному сегодня тарифу. Я думаю, что это позволит и всем грузоперевозчикам лучше приспособиться, и ещё раз верифицировать работу самой системы – увидеть, как она действует, увидеть её сильные стороны и слабые стороны. Я думаю, что это решение вас не огорчит.

Хочу вам пожелать всего самого доброго, здоровья и, конечно, успехов в том очень нелёгком труде, которым вы занимаетесь и занимается огромное количество ваших товарищей. Мы его ценим и считаем его очень полезным для нашей страны.

Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116869 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter