Всего новостей: 2006123, выбрано 23236 за 0.107 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Весь мир > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 25 января 2017 > № 2067138 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: завод построить — это не на клавиши нажимать. Глава РОСНАНО объяснил, почему выбор «нанотехнологического» мандата для компании был оправдан.

Компании РОСНАНО в этом году исполняется десять лет. В интервью «Интерфаксу» на полях Всемирного экономического форума в Давосе глава компании Анатолий Чубайс рассказал об итогах первого инвестиционного цикла РОСНАНО, объяснил, почему, по его мнению, выбор «нанотехнологического» мандата для компании был оправдан, из-за чего «зависла» продажа менеджменту долей в УК «РОСНАНО» и каковы перспективы компании за пределами 2020 года.

— РОСНАНО как идея оформилась уже десять лет назад. Во времена, когда мобильный телефон был просто мобильным телефоном, о Facebook знали только американские студенты, а Uber не существовал вообще. У вас нет ощущения, что путь, который десятилетие назад выглядел перспективным, оказался дорогой немного не в ту сторону, или, как минимум, не магистральной трассой? Что мандат, ограниченный понятием «нанотехнологии», оказался слишком специфическим и зауженным? Если бы вам поручили создавать государственный венчурный суперфонд сейчас, вы бы иначе этот мандат формулировали?

— Весь инновационный мир правильно и разумно разделить на две половинки. Одна половинка — информационные технологии, другая — материалы и все остальное. Все видят: в информационных технологиях за последние 10 лет произошло очень бурное развитие. Uber, Whatsapp, iPhone и т.д. Мало того, считаю, что ITC-революция далеко еще не завершена и впереди несколько крупных этапов — это интересный, значимый и содержательный процесс. У нас много кто им занимается, начиная от Фонда развития интернет-инициатив и заканчивая Сбербанком во главе с Германом Грефом. И занимаются, на мой взгляд, активно и успешно. На сегодня только объем экспорта российского софта приближается к цифре $15 млрд. Это гигантская индустрия с крупномасштабным экспортом, сопоставимым по размеру с экспортом вооружений.

Но это ровно половина. А есть вторая половина, которая, как бы мы ни спорили с Грефом, не имеет никакого отношения к цифровой революции. Это — материалы и энергия. В области материалов происходят уже сейчас бурные преобразования, которые не очень видны, и я считаю, что масштаб предстоящей революции материалов больше, чем масштаб предстоящих изменений в «цифре». Почему? Коротко говоря, потому что среди всех техногенных угроз для человечества, в оценке которых мировые элиты согласны, 95% экспертов назовут одной из главных угрозу под названием «глобальное потепление». Здесь, в Давосе, это одна из центральных тем. Масштабы этой угрозы катастрофичны, достаточно сказать, что, по некоторым оценкам, количество климатических беженцев в Европе к 2030 году увеличится до 100 млн человек (при том, что весь нынешний кризис беженцев в Европе вызван всего несколькими миллионами человек). ITC-революция практически никак не влияет на проблему глобального потепления. С помощью айфона, который сильно изменил нашу жизнь, мы почти не влияем на материалоемкость техносферы, на объем потребляемых ресурсов и на объемы выбросов углекислого газа. А материальные и энергетические инновации — влияют напрямую. У революции материалов, в отличие от ITC-революции, есть детерминированный, фатальный барьер. Мы можем быстрее продвигаться по линии ITC-революции или медленнее, «интернет вещей» может стать массовым в 2030 году, или в 2025, или в 2040, это сильно повлияет на масштабы информационной революции, но в общем можно так, можно эдак. А вот если мы не обеспечим остановку роста средней температуры на планете двумя градусами к 2030 году, последствия будут катастрофическими для Земного шара — так говорят все серьезные эксперты. Если еще 10 лет назад это мнение в науке скорее было 50 на 50, то на сегодня в мире это стало консенсусом (правда, не у нас в России). Проблему глобального потепления не может решить та половинка инновационных изменений, которая связана с информацией. Может решить та, которая связана с материалом и энергией.

Теперь от этого философского предисловия к вашему вопросу. Что такое нанотехнологии? В нашей стране первым ученым, который об этом заговорил, был Михаил Ковальчук, и благодаря ему появилась компания РОСНАНО. Так вот, нанотехнологии — это на самом деле материалы (и энергия, если говорить шире). Я могу привести вам 5–6 крупномасштабных кластеров, которые возникают здесь на наших глазах. Я говорил на Гайдаровском форуме про ядерную медицину, про хранение энергии и про возобновляемую энергетику. К этим кластерам можно смело прибавить еще кластер, который называется «покрытия и модификации поверхности», здесь объем изменений, который происходит на наших глазах, примерно такой же. И еще один кластер, который называется «Новые материалы» — наномодифицированные материалы, колоссальнейший ресурс будущего. Ни один из этих кластеров невозможен был бы без нанотехнологий. Поэтому если бы я с сегодняшними знаниями вернулся на 10 лет назад, чтобы ответить на вопрос: а надо ли России заниматься вот этими видами инновационных процессов? — ответил бы: безусловно надо. Мы занимаемся высокими технологиями в реальном секторе экономики — это не может не быть востребовано. Масштабы изменений, которые здесь будут происходить в следующие 15–20 лет, не меньше, а думаю, больше, чем то, что будет происходить в информационной сфере. Просто в материалах все гораздо тяжелее, медленнее, труднее, тут стартап меньше, чем на $10 млн, невозможен. Тебе завод надо построить, это не на клавиши нажимать — трудная сфера, ошибки гораздо дороже. Но от этого значимость ее никак не падает, и она точно необходима России, мало того, Россия, думаю, сможет здесь сказать то, что без нее мир не скажет.

— В достаточно короткой пока по меркам венчурной индустрии истории РОСНАНО были громкие неудачи — в первую очередь, конечно, Plastic Logic, с которой связывались серьезные надежды на большой технологический прорыв. Есть ощущение, что компании не хватает «белых камней» в противовес «черным», по крайней мере, в публичном поле. Или это ощущение ошибочно? В портфеле РОСНАНО есть проекты, технологии, которые претендуют на роль прорывных? Которые можно предъявить в качестве success story?

— Знаете, чем в материальной сфере отличаются неудачи от удач? Тем, что у вас сначала неудачи, а потом удачи. Потому что для удач надо минимум 10 лет, а на самом деле больше, а для неудач не надо 10 лет — они быстрее получаются. Что такое удача? Удача — это правильно отобранный проект, правильно сформированные партнерства, правильно структурированный бизнес-проект, после которого, собственно говоря, начинается строительство завода. После этого идет закупка оборудования, монтаж, наладка, пуск, после этого освоение производственной мощности, потом выход на breakeven и его прохождение. Поверьте, этот набор этапов в России быстрее, чем за 7–8 лет, практически пройти невозможно. А на самом деле — 8–10 лет. Мы сейчас по большей части нашего портфеля исходных проектов как раз добираемся до стадии, когда уже не нужно дофинансирование проекта, он дальше может только развиваться. В этом смысле мы считаем, что время работает на нас, потому что с неизбежностью те проекты, которые на сегодня есть, уже идут в позитив.

Теперь конкретно по примеру, который вы назвали. Я соглашусь в том, что у нас негативные истории видны, раскручены, а позитивные видны гораздо меньше — но иногда это просто потому, что еще рано. Plastic Logic как символ неудачи? Действительно, мы сделали прототип планшета, но не смогли сделать его серийным, но, как это ни парадоксально, с точки зрения венчурного бизнеса — это не неудача. Получив прототип, мы просчитали экономику завода, который мы собирались строить, и поняли, что экономики нет. А было это практически в момент выхода iPad на рынок. И мы не проинвестировали завод. Вот это была бы история душераздирающая — если бы построили за $300 млн завод, и оказалось бы, что он «в никуда». С другой стороны, что такое Plastic Logic? Это гибкая электроника. Мы не только не бросили эту технологию, а мы очень серьезно ею занимались, Юрий Удальцов (член правления, руководитель одного из инвестиционных дивизионов РОСНАНО — ИФ) вложил просто гигантское количество сил, что на сегодня нам дало несколько важнейших результатов. Результат номер один: R&D-центр, который создан в Кембридже на основании исследовательской части Plastic Logic, развивается, и мы рассчитываем на получение инвестиций в этот центр.

— Частных?

— Да. Второе. Завод, работающий в Дрездене, получил заказы, в том числе очень важные для нас — китайские, которые в ближайшие 2–3 года позволят ему пройти через breakeven. Как ни парадоксально, один из ведущих заказов — это гибкие, ударопрочные дисплеи для школьных планшетов, те самые, с которых мы начинали в России. Частный китайский предприниматель заказал у нас их в количестве нескольких сотен тысяч экземпляров, мы сейчас разворачиваем их производство там, и именно это сможет довести завод до окупаемости. Но это полдела, а главное — в другом. Наша работа по развитию этого технологического комплекса в части НИОКР и в производственной части привела к пониманию того, что гибкая электроника — это следующий технологический передел в электронике в целом, который будет возникать на наших глазах в следующие 5–10 лет. Вот сейчас рынки будут открываться по спектру самых разных продуктов, начиная с гибких карт, бейджей и кончая женской бижутерией типа гибких браслетов с изменяющимся цветовым узором под цвет одежды (к одному платью один, к другому — другой и т.д.). И целый ряд интересных функциональных, рабочих предназначений в гибкой электронике, которые сейчас появляются. Мы считаем, что, имея тот задел, который мы создали в Дрездене и Великобритании, можем и должны в России вырастить собственную компетенцию по гибкой электронике. Совместно с Москвой при поддержке Сергея Собянина мы приняли решение разворачивать строительство Российского центра гибкой электроники в Троицке. Он строится полным ходом. Там будет собран весь набор компетенций по этому направлению.

Таким образом, то, что воспринимается в общественном мнении как наше крупнейшее поражение, имеет реальный шанс стать одним из важных направлений российского хайтека.

Вместе с тем, есть и серьезные успехи. Приведу один пример в сфере В2С и один в сфере В2В. В сфере В2С это наша ядерная медицина — Центры позитронно-эмиссионной томографии, которых мы построили на сегодня уже восемь. Первые десятки тысяч человек прошли онкологическую диагностику, получили ее на ранних и сверхранних стадиях — когда никаким другим способом выявить болезнь невозможно. Это означает, что человек избежит тяжелейших операций иногда с катастрофическими последствиями, и сможет быть вылечен более щадящими методами. И это не только Москва, это Липецк, Курск, Белгород, Тамбов, Екатеринбург, Уфа, Орел — российские регионы.

Теперь пример из В2В, который в моем понимании носит характер фундаментального прорыва. То, с чего начинались нанотехнологии, — углеродные нано-трубки. Они обладают уникальными прочностными электрическими и оптическими свойствами. Мир не умел их производить серийно, массово. Мы научились это делать в Новосибирске. На полную мощность разворачивается компания, которая обладает промышленной технологией производства нано-трубок. Эта компания, OCSiAl, работает с мировыми технологическими лидерами на предмет внесения трубок в самые разные материалы — в эластомеры, пластики, стекло и т.п. — большой, крупный проект с колоссальной перспективой, который третий год вырастает примерно вдвое. Компания работает на европейском, на американском, на китайском рынках, в Сингапуре, Южной Корее, России — в общем, офисы продаж по всему миру. В 2016 году по факту объем производства больше 3 тыс. килограммов, при том, что мировой рынок перед этим был всего 2 тыс. — мы реально уже являемся мировым лидером. В этом году мы планируем увеличить производство углеродных нанотрубок еще примерно вдвое, а через год мы введем 50-тонный реактор, который просто выведет нас на такие цифры, о которых нельзя было и мечтать. Я считаю, что это классический пример disruptive technology, прорывных инноваций, которые на десятки отраслей дадут применение.

— Вы думаете о том, чтобы монетизировать эту инвестицию в будущем?

— Конечно. Скорее всего, пройдет IPO. Есть вариант выхода на IPO до breakeven, в этой индустрии такое возможно, а есть — после. Потенциально речь идет о компании, рыночная капитализация которой к 2025 году будет приближаться к $10 млрд.

В этой компании частные инвесторы являются одновременно ее создателями и руководителями. Один из них — бизнесмен, Юрий Коропачинский, а другой — ученый, Михаил Предтеченский, который недавно был избран академиком РАН. То есть это компания, у которой есть и бизнес-лидер, и научный лидер. Это полностью российская интеллектуальная собственность. Мы видим, что следующие за нами компании в мире отстают минимум на 3–4 года, включая японских производителей. И наличие в компании такого класса основателей очень важно.

— Какое количество экзитов в прошлом году состоялось и на какую сумму, какие ожидания в этой части на текущий год?

— У нас существенный рост объема поступлений от выходов из проектов. За все время общий объем поступлений от проектной деятельности — 54 млрд рублей, за 2016 год — 18 млрд рублей. Это на уровне того, что мы планировали и примерно в два с половиной раза больше, чем в 2015 году. У нас же заканчивается первый инвестиционный цикл. Мы начали 10 лет назад инвестировать — монтаж, наладка, пуск — заканчивается эта волна, и мы выходим из нашей портфельной компании. Сейчас у нас запущено уже 77 предприятий. Рост доходов от экзитов на этой стадии совершенно естественен.

План по выходам на следующий год мы будем выносить на совет директоров в марте этого года. Надеюсь, что будет рост числа и объемов экзитов.

— Удалось ли компании сохранить прибыльность по итогам года?

— Я бы не хотел называть финансовые результаты до аудиторского заключения. Но в целом картина такая. Мы не раз говорили, что до 2017 года включительно, согласно бизнес-плану, компания планово-убыточна. Несмотря на это, мы в 2014 году получили 8 млрд рублей прибыли вместо убытков, в 2015 году — прибыль 17 млрд вместо убытков. Удалось ли сохранить этот тренд в 2016 году — объявим чуть позже.

— Каковы планы по управлению долговым портфелем?

— Для меня важно, что в нашей финмодели есть фундаментальное требование — последовательное сокращение объема долга вплоть до нуля к 2022–2023 годам. Ровно в этой финмодели мы и движемся. Госгарантии, которыми мы пользуемся, они для этого же и предназначены, и мы видим, что пока мы продвигаемся в соответствии в финмоделью, никаких разрывов я не вижу. У нас был какой-то период, когда мы опасались 2018 года, сейчас эти опасения сняты.

— Вы имеете в виду разрыв между объемом процентных платежей и cash flow?

— Совершенно верно. Нас всегда спрашивают про прибыли и убытки, хотя парадокс состоит в том, что в private equity бизнесе это никого никогда не интересует. Интересует собственно cash flow, и интересует доходность на вложенный капитал. В этом смысле мы видим, что у нас остатки на конец года на 2017–2022 годы приемлемые, они позволят нам с разумным резервом проходить каждый год и одновременно последовательно снижать объем долга, который к 2022–2023 гг должен приблизиться к нулю. В принципе, мы хотели бы из-под долга выходить, потому что наличие долга для private equity бизнеса — это крайне нетипичная история, практически нет компании в мире, которая работает на долгах. Что уже происходит у нас? Именно в силу того, что у нас большие объемы долга, мы его возвращаем, без сбоя, вместе с процентами. Процентные платежи это в обычном private equity бизнесе собственно доход на капитал, а в нашем случае это проценты на кредит. Разница между ними принципиальная, потому что доход на капитал является частью прибыли, а проценты вычитаются из прибыли. И это всю нашу картинку оптически будет ухудшать, и ваши коллеги будут злобно по этому поводу на нас нападать, хотя в действительности по экономической природе это никакие не процентные платежи. Если б это был не кредит, а equity, то мы бы выплачивали не проценты, а дивиденды нашим инвесторам. По процентным платежам у нас не было ни одного сбоя и не будет, но их природа именно в силу вот этого исходного искажения будет оптически создавать иллюзию плохой финансовой картины, которая не соответствует действительности для профессионального взгляда.

— А по объемам продаж портфельных компаний за прошлый год есть цифры?

— Еще очень предварительные, Росстат будет их подтверждать. У нас была цифра, минимальная планка, 340 млрд рублей на прошлый год, и мы видим, что она будет выполнена. Но посмотрим, что скажет Росстат.

— Какова ситуация с продажей доли в УК «РОСНАНО» менеджменту? Такое ощущение, что она «подвисла» — в чем именно состоит проблема? Есть какое-то неприятие со стороны набсовета? Или какие-то технические вопросы?

— Да, это правда, «подвисла». Там картина такая. Мы прошли все этапы, все возможные и невозможные корпоративные инстанции, включая комитет по стратегии, включая предварительное обсуждение на совете директоров и т.д. В принципе, мы были готовы к сделке и даже определились с ценой. Вопросы, которые нас притормозили, возникли у администрации президента. Мы сейчас готовим на них конкретные ответы.

Мы не находимся в режиме «немедленно, сейчас, иначе все погибло, все пропало». Если есть вопросы, лучше их снять, чем игнорировать, и мы сейчас этим занимаемся. В нашей стратегии это остается, считаю, что все равно это нужно делать.

— Что вызывает вопросы?

— Private equity бизнес — это вид бизнеса, который в России мало кто знает и понимает, у него свои законы. Он отличается от банковского бизнеса, от других видов финансового бизнеса. В нем масса всякой специфики. Например, если говорить про финансовую отчетность — она есть по РСБУ, а есть по МСФО. Основная часть наших активов — это инвестиции в проектные компании. Так вот отчетность по РСБУ выстроена так, что снижение стоимости финансовых вложений она видит, а повышение вообще не видит — она рост стоимости финансовых вложений не умеет считать, она их видит только в момент, когда мы вышли. А МСФО ежегодно это считает. В этом смысле для нашего вида бизнеса отчетность по РСБУ вообще бессмысленна, это просто цифры, которые можно менять местами, они не имеют экономического значения. Тем не менее, поскольку мы АО (что тоже, кстати говоря, нелепость — не должно быть в Private Equity никакого АО), мы не можем ее не предоставлять ежеквартально, и ежеквартально мы получаем претензии. Это просто один из примеров специфики PE-бизнеса. Другая специфика этого вида бизнеса в том, что general partners всегда являются частными, не бывает государственных GP. И я в переговорах с иностранными компаниями вынужден долго объяснять, что мы, к сожалению, государственная GP — и меня перестают понимать. Для них это абсурд. Иностранным партнерам вот эта специфика не понятна, у коллег из разных органов власти свои сомнения — Чубайс собрался опять что-то приватизировать? Вечно он что-то приватизирует! Вот для того чтобы соединить одно с другим, все разъяснить, потребуется еще время, и мы готовы его потратить.

— Несколько лет назад вы говорили, что обозначили для себя 2020 год в качестве горизонта личного планирования в РОСНАНО. Внешние обстоятельства с тех пор стали хуже, решать задачи стратегии за счет международных партнерств — сложнее. С учетом этого ваш личный горизонт не отодвинется?

— Нет. Я по-прежнему считаю, что к 2020 году, с одной стороны, важнейшие результаты 10-летнего цикла уже будут очевидны, тут время работает на нас. Чем больше его проходит, тем больше видимых результатов — построенных заводов, введенных технологий — мы можем продемонстрировать. С другой стороны, финансовое положение компании к этому моменту будет таково, что большая часть долгов уже будет возвращена, не все, но большая часть. Наконец, самое главное, к этому времени мы окончательно научимся создавать новые фонды, привлекая внешних инвесторов. Я напомню, что у нас сейчас целевая цифра — получение 150 млрд рублей внешних инвестиций в наноиндустрию России к 2020 году.

— А существование РОСНАНО как госкомпании будет по-прежнему актуально после 2020 года?

— РОСНАНО как limited partner, как АО — конечно. Смотрите, что создано. Мы получили изначально громадные госденьги — 130 млрд рублей, потом госгарантии, которые создали кредиты. В части капитала: мы построили заводы, мы сейчас выходим из них, и нам возвращают эти деньги. В этом смысле у РОСНАНО сейчас начинается второй инвестиционный цикл, первый заканчивается. Строго говоря, через 8–10 лет следующий цикл закончится, и из него снова будет выход, но уже без всяких дополнительных госденег. Нас нет в строчке «ассигнования бюджета». Тем самым, построена «машинка», которая может каждые 7–10 лет без новых государственных денег создавать в экономике условно те же 77 заводов, 340 новых млрд рублей нового объема производства продукции, которые будут повторяться и повторяться. То есть для государства один раз вложенные деньги будут много раз работать, в идеале бесконечное количество раз, создавая каждый раз новые сектора наноиндустрии.

— У РОСНАНО есть несколько активов, которые достаточно ликвидны и их можно быстро монетизировать, если есть такая потребность — миноритарный пакет в ТМК, доля в американской публичной компании NeoPhotonics. В отношении этих активов у вас какие планы?

— У нас стратегия состоит в том, чтобы выходить, когда такая возможность появляется. Тактически есть различные lock-up и другие ограничения. Но, тем не менее, стратегически мы не намерены сидеть сверхдолго в компаниях, все-таки наша задача создать, построить, довести до окупаемости бизнес и из него выходить, заново вкладывая, а не сидеть на нем. Поэтому, конечно же, будем так или иначе выходить из этих компаний, просто нужно сопоставлять сценарии выхода через просто продажу на публичном рынке или через пут-опционы с нашими партнерами. Сравнивая эти и другие сценарии, мы выбираем наиболее эффективные, но, конечно, выходы — это наша основа, мы не холдинг, это не РАО «ЕЭС». Построил, создал и вышел.

— У вас есть совместный фонд с АФК «Система», однако до сих пор ни об одной сделке не было объявлено, почему? Каковы условия запуска фонда с Ираном?

— Создание фондов — это чрезвычайно трудоемкое дело, как мы для себя поняли. Тем не менее, планы не меняются. Фонд с «Системой» создан, инвестиционный комитет работает, по-моему, сейчас рассматривается более 10 проектов. Просто в совместных фондах может отличаться информационная политика, и какие-то проекты мы можем не раскрывать.

В отношении Ирана: продвигаемся, я встречался с иранским партнером, крупной частной компанией, она нам нравится, процесс идет хорошо. У нас пока нет корпоративного одобрения, но мы надеемся выйти на подписание юридически обязывающих документов в 2017 году, и в этом же году сделаем первую сделку.

— В какой стадии у вас совместный проект с «Ростехом» по мусору?

— Он нам по-прежнему интересен. Мы же такие «маньяки» возобновляемой энергетики, в ней есть солнце — мы про него все понимаем, есть ветер — мы про него все понимаем, и есть мусор. Я считаю, что для страны это очень правильное направление. Страна должна научиться сжигать мусор, Москва и Подмосковье уже задыхаются. Технологии сжигания есть. Это такие достаточно сложные вещи с учетом жестоких требований по абсолютной очистке. Нам интересен этот проект технологически, это нанотехнологии, конечно же, потому что там фильтры, катализ, очистка — это все нанотехнологии. «Ростех» работает вместе с Минэнерго и с правительством по созданию нормативной базы, она пока еще не завершена. Надеемся, что этот проект состоится.

— Его экономическая модель именно как энергетического объекта уже понятна?

— Вот как раз параметры этой экономической модели и должны появиться в постановлении, в котором будут основные виды тарифов, вот оно и должно поставить точки над i. Пока оно еще не появилось, есть проект, и те цифры, которые в проекте, с нашей точки зрения вполне работоспособны. Просто этот проект нельзя расценивать как энергетический в чистом виде. Критики говорят, что цена киловатта установленной мощности дорогая. Да, она дорогая, но у этого объекта две цели — не просто выработка киловатт-часов, а еще и уничтожение мусора, поэтому здесь должна быть совсем другая логика. Думаю, что какие-то компромиссы появятся по этим цифрам, а они и создают основу для финмодели.

— Это будет ДПМ?

— Да, аналог ДПМ, но это более сложная система. В логике ДПМ есть тариф, но помимо этого тарифа, там есть еще и региональная компонента, которая связана с платежами регионального бюджета собственно за факт уничтожения мусора. Поэтому там более сложная финансовая модель, важнейшая ее часть — это ДПМ.

— Счетная палата осенью в докладе указывала, что у РОСНАНО 21 кризисный проект на сумму около 60 млрд рублей. Еще одна претензия СП — выплата вознаграждения по убыточным проектам. Вы с этими замечаниями согласны, или это какое-то не недопонимание между компанией и регулятором?

— Счетная палата анализировала наши неудачные, проблемные проекты. Они были, мы этого не скрывали, и их наличие потребовало от нас в 2014 году создания блока антикризисного управления (БАУ). В 2016 году БАУ завершил работу, он ликвидирован, потому что все наши кризисные проекты были к этому моменту реструктурированы, а цели, стоявшие перед подразделением, выполнены. Счетная палата по природе своей именно эти проблемные проекты прежде всего анализировала, это нормально, и в этой части у нас не может быть ни претензий, ни разногласий. Счетная палата создана не для того, чтобы представлять к званию Героя России, а чтобы неудачи искать.

А спор у нас был вот про что. Мир считает фундаментальной основой PE-бизнеса портфельный принцип. Смысл состоит в том, что всегда у тебя в портфеле есть проекты неудачные, есть средние, есть удачные, а есть еще и прорывные, и нужно оценивать, конечно же, по всему портфелю, а не по отдельным проектам. Да, нас можно и нужно ругать за неудачи, только итоговую оценку нужно делать по портфелю, и вот в этой точке у нас «искрило», что называется. Когда мы слышим логику — ребята, у вас такой-то проект неудачный, а вы получили на него госгарантии такого-то размера, следовательно, эти гарантии под высоким риском невозврата — вот с этим мы не можем согласиться. Потому что гарантии мы получаем от государства не на проект, а на портфель, и в этом портфеле неудачи должны быть компенсированы удачами. Вероятность риска для госгарантий нужно оценивать по портфелю в целом, это суть бизнеса, не проектная, а портфельная. Про вознаграждения за реструктуризацию кризисных проектов — это была в целом справедливая критика. Мы изменили и методологию подсчета, и само название (success fee). Мы отчитались перед СП, и часть наших исправлений она приняла, часть еще остается у них на контроле, но надеюсь, что мы сумеем их снять.

Россия. Весь мир > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 25 января 2017 > № 2067138 Анатолий Чубайс


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 25 января 2017 > № 2067098 Николай Вардуль

Есть ли у правительства план ускорения экономики?

Минэкономразвития сделало подход к выработке стратегии. Никакой политики

Николай Вардуль

Можно продолжать зубоскалить по поводу прохождения экономикой России «дна», но статистика свидетельствует, что экономика близится к оживлению. А раз так, то правительству пора задуматься над ответом на запрос президента, который к лету ждет стратегии, обеспечивающей темпы роста экономика не в 1–2%, а выше среднемировых. Напрямую за стратегию отвечает Центр стратегических разработок, глава которого — Алексей Кудрин должен представить как свой план, так и доработанные планы своих конкурентов, которые представлены в соответствующих комиссиях. Но и правительство не должно молчать.

Тихий дебют Максима Орешкина

Оно и не молчит. 14 декабря «Ведомости» и «Коммерсантъ» опубликовали материалы, посвященные плану ускорения экономического роста, представленному Минэкономразвития. Скажу сразу, открытий и прорывов в этом плане нет, он вообще мало чем интересен, кроме того, что это первый условно стратегический документ, вышедший из стен министерства после того, как его возглавил Максим Орешкин.

Документ сух, он даже намеренно высушен. Он подчеркнуто технический. В нем собраны пожелания, выраженные отраслевыми министерствами и ведомствами, они бегло соотнесены с финансовыми резервами, понятно, что их недостаточно. Как подсчитали «Ведомости», для реализации плана требуется около 488 млрд руб. Подавляющая часть этих денег в трехлетнем бюджете уже есть — это так называемые приоритетные проекты правительства и бюджетные кредиты регионам, найти остается 109 млрд руб.

В плане четыре раздела: приоритетные проекты правительства, стабильность на рынке труда, поддержка отраслей экономики и сбалансированное региональное развитие. В плане в соответствии с предложениями Минпромторга заложены субсидии предприятиям транспортного и сельскохозяйственного машиностроения на компенсацию части затрат, докапитализацию Фонда развития промышленности.

Ничего принципиально нового. Даже, как отмечает «Коммерсантъ», сохраняется полемика Минэкономразвития с Минфином по поводу нового бюджетного правила. Но и здесь никакого накала: министерство Антона Силуанова предлагает принять их федеральным законом в I квартале 2017 г., министерство Максима Орешкина — вернуться к обсуждению темы не ранее IV квартала.

На мой взгляд, этот документ сам по себе вообще рассматривать не стоит. Сравнение с предыдущими планами правительства также мало что дает.

Трехлетний бюджет как стратегия

На самом деле, новая стратегия неслучайно готовится к периоду начиная с 2019 г. Дело не только в президентских выборах 2018 г. Выборы — это, бесспорно, важно, но в этом контексте следует сказать, что сейчас стратегия у правительства есть. Это трехлетний бюджет.

«Финансовая газета» уже отмечала его отличительные черты, их стоит повторить. Во-первых, в бюджете нет повышения налогов. Из этого правила, конечно, есть исключения — это повышение налогообложения прежде всего газовиков и отчасти нефтяников. Есть и повышение акцизов, которые налогами не считаются. Но базовые налоги, для юрлиц это НДС, для физлиц — НДФЛ, остались без изменений. Это не так мало. С 2019 г. Минфин, как известно, предлагает ввести еще одно «бюджетное правило» — ежегодное увеличение НДС. Это уже принципиально иной подход. Во-вторых, Минфин безжалостно сократил расходы. Не остановившись перед рекордным сокращением расходов на Минобороны. Цифры настолько разительны, что их стоит привести: в 2016 г. доля расходов на оборону должна составить 4,7% ВВП, в 2018 г. ожидается снижение до 3%, в 2019 г. — 2,9%. По доле в ВВП сокращение расходов на оборону в 2019 г. по отношению к 2016 г. составит почти 39%. В абсолютных цифрах картина такая: если в 2016 г. расходы на оборону (речь идет, конечно, об открытых статьях бюджета) составляли 3889 млрд руб., то в 2017 г. — 2840 млрд, в 2018 г. — 2728 млрд, в 2019 г. — 2816 млрд руб. Другими словами, пик их падения приходится на 2018 г., когда они составят лишь 70% от уровня 2016 г., в 2019 г. доля чуть поднимется — до 72%.

Чем не стратегия? Лекала, по которым скроен трехлетний бюджет, как бы странно это не звучало, совершенно либеральные. Более того, это внятный ответ на постоянно раздающиеся с телеэкрана призывы различных «экспертов» и общественных деятелей разного масштаба привести в соответствие российскую экономическую политику с новой геополитикой. Ответ однозначный: новый трехлетний бюджет делает ставку не на военные расходы, а на предпринимателей. Это мирный бюджет, а значит, ставка на военную силу как основу проводимой геополитики снижается. Бюджет проясняет весьма обнадеживающую, повторю, мирную стратегию.

Чего нет в бюджете как стратегии?

Чего в этой стратегии не хватает? Поддержки инвестиций. Они продолжают падать. Минэкономразвития утешает тем, что их падение по итогам 2016 г. составит 3,4%, а не 3,7%, как значится в прогнозе на этот год, но утешение то еще.

Это в этом году, а в трехлетке, начинающейся в будущем году, бюджет поддерживает инвестиции только неувеличением налогов. Неувеличение налогов — это хорошо, но недостаточно. Это как с таргетированием инфляции. Возможно, ее помещение в определенные рамки само по себе является драйвером экономики, но как быть до того?

Думаю, именно на этот вопрос должен был в первую очередь ответить «план» Мин­экономразвития. Ответил? Тихо-тихо.

В бюджете ответа на запрос о поддержке инвестиций, по сути, и нет. И здесь мы в который раз сталкиваемся с проблемой само­идентификации.

Почему в России не работают либеральные рецепты? Потому что наша экономика, как не раз отмечала «Финансовая газета», не вполне рыночная. Не может считаться полностью рыночной экономика, 70% которой контролирует государство, притом что госкомпании всячески стремятся к монопольному положению. Что делать? Двигаться к рынку, как нас и призывают с самых высоких трибун. А по дороге опираться, устраивая побудку частным инвестициям, на инвестиции государственные. Другого варианта, похоже, нет.

«Финансовая газета» уже не раз отмечала интересное предложение, которое выдвинул едва ли не главный российский официальный либерал Алексей Кудрин на недавнем инвестиционном форуме в Сочи. Он выступил за одновременное движение в двух направлениях: проводить институциональные реформы, т. е. двигаться к рынк у и взяться за реализацию крупных инфраструктурных проектов, финансируемых прежде всего за счет госинвестиций.

Эти инвестиции должны вызвать рост и инвестиций частных. Проект следует выбирать, ориентируясь на максимально возможный эффект мультипликатора.

Именно здесь поле ответа на ускорение экономического роста. Ради подобного проекта-мультипликатора следует изыскивать инвестиционные ресурсы в бюджете, возможно, за счет их перераспределения. В этом могут помочь новые цены на нефть и соответственно выросшие доходы бюджета.

Чисто либеральный сценарий в России пока не реализуем в силу структуры экономики. Чисто государственнический сценарий чреват разворотом в социально-экономическом и политическом развитии и к тому же он отпугнет иностранные инвестиции, без которых Россия не сможет наверстывать свое технологическое отставание. Значит, нужно находить баланс. Это и есть искусство политики.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 25 января 2017 > № 2067098 Николай Вардуль


США. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 25 января 2017 > № 2061656 Александр Габуев

Вместо Америки. Как Трамп дал Китаю шанс на глобальное лидерство

Александр Габуев

Первым же указом Дональд Трамп вывел Америку из Транстихоокеанского партнерства. Сдержав обещание перед своим ядерным электоратом, президент одновременно поставил под вопрос лидерство США в написании правил мировой торговли. Занять освободившееся место лидера глобализации уже пытается Китай, но вряд ли эта попытка увенчается быстрым успехом

Если кто-то и обвинял Дональда Трампа в непоследовательности и непредсказуемости, то первый же указ президента показал, что новый хозяин Белого дома будет последователен и предсказуем – хотя бы поначалу. В ходе предвыборной кампании он не раз обещал после победы немедленно вывести страну из Транстихоокеанского партнерства (ТТП), то же самое он сказал и 21 ноября, говоря о первых ста днях у власти. И вот 23 января, верный своему слову, Трамп одним росчерком ручки похоронил почти десять лет работы двух предшествующих американских администраций.

Как говорится в указе, торговля остается важным приоритетом для Белого дома, но новая администрация «намерена обсуждать будущие торговые сделки с отдельными странами на двусторонней основе». Напоминанием о том, что Америка когда-то была локомотивом создания ТТП, осталась лишь вкладка на опустевшем сайте офиса торгового представителя США – теперь, правда, вместо текста соглашения и красивых слайдов, как ТТП будет выгодно для американских потребителей и производителей, ссылка выводит на страницу с главным лозунгом экономической программы Трампа: «Америка прежде всего».

Лом вместо отмычки

Похоронив ТТП, Трамп легко набрал очки у своего электората, почти не приложив усилий. Соглашение, подписанное двенадцатью странами (Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США, Чили, Япония) 4 февраля 2016 года, еще не вступило в силу – для этого его должны ратифицировать государства, представляющие не менее 85% ВВП блока. Конгресс к документу относился настолько неоднозначно, что даже Хиллари Клинтон, которая на посту госсекретаря США активно продвигала ТТП, в ходе избирательной кампании была вынуждена дистанцироваться от этого соглашения и обещала подумать о его ратификации только после «существенного пересмотра». Расчет демократов строился на том, что Хиллари выборы выиграет, а в ноябре-декабре администрация Обамы протащит ратификацию в Конгрессе в ходе сессии «хромых уток». Но победа Трампа спутала все карты.

Враждебное отношение новой республиканской администрации к ТТП объясняется четырьмя причинами. Во-первых, хотя соглашение и дает выгоды экономике США в целом, но бьет по промышленности тех штатов, которые обеспечили Трампу победу. По расчетам Института международной экономики им. Петерсона (PIIE), до 2030 года ТТП добавило бы 0,5% к американскому ВВП (+$131 млрд) и 9,1% к экспорту (+$357 млрд). Но, как показывает исследование Комиссии США по международной торговле, этот выигрыш был бы достигнут за счет успеха крупных транснациональных корпораций в самых инновационных секторах, а вот производители автозапчастей, сои, табака, текстиля и лекарств проиграли бы. Учитывая географическое размещение этих отраслей, Трамп изначально фокусировал свою кампанию в ряде ключевых штатов (например, в Северной Каролине) на обещании выйти из ТТП – и оказался прав.

Во-вторых, соглашение в его нынешнем виде действительно имеет ряд серьезных изъянов для американских интересов. Некоторые пункты соглашения обсуждались в спешке в середине 2015 года – тогда Обама еще пытался успеть подписать и ратифицировать соглашение до начала активной фазы президентской кампании. В итоге в соглашении начисто отсутствует механизм, который бы защищал участников от недобросовестного манипулирования валютным курсом с целью повысить конкурентоспособность своих товаров.

Кроме того, вопросы вызывают и положения, посвященные правилам определения происхождения товаров – например, они дают возможность Японии беспошлинно экспортировать в США машины, собранные из китайских компонентов (недаром исследование PIIE показывает, что в первое время Китай мог даже выиграть от создания ТТП, наращивая беспошлинный экспорт своих товаров на американский рынок через третьи страны).

В-третьих, команда Трампа искренне считает, что многосторонние сделки для интересов США хуже, чем двусторонние соглашения. В соглашениях с несколькими участниками Америке приходится идти на сложные размены, а мелкие страны могут давить на Вашингтон консолидированным фронтом (переговоры в рамках ТТП по сельхозпродукции или патентным правам на лекарства тому пример). А на двусторонних переговорах, наоборот, США могут давить на партнера всем весом своей экономики и размером рынка, а потому добиваться более выгодных условий. Эту логику исповедует и сам президент, и его министр торговли Уилбур Росс, и возглавивший совет по торговле экономист Питер Наварро.

Наконец, ТТП – это один из главных проектов президентства Барака Обамы, экономический стержень его стратегии «поворота к Азии». Отмена концептуально сложного соглашения, которое не очень понимали Конгресс и избиратели, – идеальный первый шаг для того, чтобы начать демонтировать наследие предыдущей администрации. Но ТТП гораздо более сложный и амбициозный проект, чем просто соглашение о свободной торговле. Помимо обнуления пошлин на 98% тарифных линий, ТТП включает в себя обширный блок глав, регулирующий стандарты для торговли и инвестиций: от недискриминационного доступа к госзакупкам и борьбы с коррупцией до защиты прав рабочих и охраны интеллектуальной собственности. В эти главы администрация Обамы смогла упаковать те нормы, которые США и развитые страны многие годы пытаются продвинуть в ВТО в рамках незавершенного Дохийского раунда.

Создав компактную группу стран-единомышленников, Вашингтон рассчитывал, что активная беспошлинная торговля внутри ТТП вынудит остальные страны Азиатско-Тихоокеанского региона рано или поздно попроситься в ТТП. Например, Китай, оставшись за бортом партнерства, рисковал бы потерять миллионы рабочих мест – они бы ускоренными темпами утекли во Вьетнам. Встав в очередь на прием, новые кандидаты были бы вынуждены принимать жесткие стандарты, на формирование которых они уже не могут повлиять. Тем самым Вашингтон закрепил бы свое лидерство в написании правил глобальной торговли, выгодных для продвинутых американских корпораций, а заодно открыл бы для США гигантские рынки вроде китайского и индийского, защищенные сейчас протекционистскими редутами.

Но Трампу эта сложная концепция оказалась ни к чему: глобальное лидерство явно кажется ему абстрактным понятием, а рынок Китая президент намерен открывать не сложной отмычкой глобальных торговых режимов, а угрожая Пекину ломом заградительных пошлин на китайские товары.

Лидер по вызову

Выиграла американская экономика или проиграла от выхода из еще не работавшего соглашения, понять не так просто. Наверняка в ответ на расчеты PIIE, доказывающие выгоду ТТП для США, у новой администрации найдутся свои «альтернативные факты». Многое будет зависеть и от того, удастся ли Белому дому заключить вместо ТТП более выгодные двусторонние сделки. Очевидно, что условия в них будут совсем другие – вряд ли администрация пойдет на столь радикальное снижение тарифных барьеров, как было предусмотрено ТТП, а партнеры Америки в ответ вряд ли будут готовы принять столь высокие стандарты. Двусторонние сделки, если их удастся заключить, наверняка будут больше похожи на уже существующие зоны свободной торговли и не произведут революцию в глобальной торговле, которую сулило ТТП.

Правда, сразу после подписания указа Трампа ряд лидеров стран ТТП поспешили заявить, что будут стараться создать этот блок и без США либо позовут в переговоры вторую экономику мира – Китай. Обе возможности обозначил премьер Австралии Малкольм Тернбулл: «Конечно, потеря США – это большая утрата для ТТП, но мы не собираемся останавливаться, а у Китая есть возможность присоединиться к ТТП».

Высказывания Тернбулла – это попытка сохранить лицо. Большая часть вовлеченных в переговоры чиновников в частных беседах признают, что без США создать ТТП вряд ли получится – американский рынок был тем призом, ради которого многие страны были готовы согласиться с высокими стандартами. Кроме того, конкретные размены по товарным группам (ставки пошлин и продолжительность переходных периодов) были завязаны на США, и теперь достижение нового равновесия может потребовать пары лет. Наконец, Япония устами замглавы кабинета министров Коичи Хагиуды уже однозначно заявила, что без США создание ТТП не имеет смысла.

Выгоду от решения Трампа пока получает только одна страна – Китай. Дело не в том, что Пекин серьезно терял от создания ТТП – до 2030 года его потери PIIE оценивал всего в $18 млрд, или около 0,1% ВВП. Но в долгосрочной перспективе КНР рисковала потерять куда больше: как инвесторов, так и рабочие места. Поэтому внутри китайского руководства отношение к возможному вступлению было неоднозначным. Многие высокопоставленные чиновники экономического блока и МИДа считали, что жесткие вступительные условия ТТП помогут Китаю проводить структурные реформы – точно так же в 1990-е Пекин использовал вступление в ВТО. Против были прежде всего лоббистские группы в госсекторе и частные компании, добившиеся выдающихся успехов на внутреннем рынке за счет высокопоставленных крышевателей. Теперь же Китай может сам решать, в каком темпе ему двигаться к структурным реформам, не оглядываясь на фактор ТТП.

Пекин постарался конвертировать промахи Трампа в символические очки. Уже на ноябрьском саммите АТЭС в Перу, который проходил после выборов в США, председатель КНР Си Цзиньпин выступал как главный защитник принципов свободной торговли и призывал к скорейшему созданию зоны свободной торговли АТЭС. Искусно играя на страхах американских партнеров, которые из-за националистической и протекционистской риторики Трампа все больше сомневаются в способности и желании США быть лидером глобализации и западоцентричного миропорядка, Китай теперь позиционирует себя как ответственную глобальную державу, которая одна только и в состоянии поддержать угасающий порыв глобализации.

Продвижение имиджа КНР как такого игрока началось еще на сентябрьском саммите G20 в Ханчжоу. Апофеозом же стало выступление Си в Давосе. Если раньше Китай предпочитал игнорировать Всемирный экономический форум, стараясь затянуть капитанов мирового бизнеса на свою площадку в Боао, то в этом году Китай крайне расчетливо выбрал момент для дебюта своего лидера в Давосе. Американцы были заняты инаугурацией, а другим лидерам было либо не до форума, либо не до хороших новостей.

В этих условиях Си Цзиньпин подал себя как главного защитника глобализации. В складно написанной речи китайский лидер, не упоминая прямо ни Дональда Трампа, ни США, дал понять, что именно провалы Америки вызывают сейчас разочарование в глобализации. «Некоторые люди винят глобализацию за хаос в современном мире. Действительно, она создала проблемы, но нельзя из-за этого полностью отказываться от глобализации. Нужно направлять ее, минимизировать негативные последствия, давая вкусить плоды всем странам. Мировая экономика – как океан, от которого не отгородишься. Но Китай научился в нем хорошо плавать», – сказал он.

Никаких конкретных рецептов для лечения пороков глобализации Си не выписал – за исключением крайне расплывчатых призывов к учету взаимных интересов и общему выигрышу, а также рекламы своих инициатив вроде «Один пояс – один путь» и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Но и этого оказалась достаточно, чтобы все мировые СМИ написали, что в эру Трампа главным защитником глобализации становится Китай – выступление Си похвалил даже обычно ультракритичный по отношению к Китаю Мартин Вольф из Financial Times.

Наконец, сразу после подписания Трампом указа о выходе из ТТП Китай заявил, что готов нести бремя глобального лидерства. Собрав на закрытый брифинг аккредитованных в Пекине представителей самых влиятельных мировых СМИ, глава департамента международного экономического сотрудничества МИД КНР Чжан Цзюнь сказал, что «раз уж требуется, чтобы Китай играл роль лидера, то мы должны взять на себя эту ответственность». Одновременно китайские чиновники рассказали, что в ближайшее время к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций присоединится еще 25 государств, а Китай может снизить свою долю в капитале банка, отказавшись тем самым от права вето (правда, недостающие голоса всегда можно будет добрать за счет более мелких стран).

Вряд ли Китай сумеет сейчас всерьез возглавить не только сходящий с проторенного американцами пути процесс глобализации, но даже создание торговой архитектуры в АТР. Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП), которое Пекин продвигает как альтернативу ТТП, в отличие от американского проекта не содержит особо революционных стандартов – речь скорее идет об объединении уже существующих зон свободной торговли с участием Китая, Японии, Индии, Южной Кореи, Австралии, Новой Зеландии и десятки стран АСЕАН. Причем, учитывая участие в переговорах ультраконсервативной в вопросах торговли Индии, переговоры по РВЭП могут идти еще долго.

Сейчас для китайского руководства не так важно достигнуть конкретных результатов. Воспользоваться странностями президента США, чтобы немного поиграть в лидера мирового порядка, Китаю ничего не стоит – конкретных вещей Пекин не обещает, а потому с него и взятки гладки. Кроме того, для Си Цзиньпина важна игра не только на внешнюю публику, но и на внутреннюю аудиторию. В конце года ему предстоит судьбоносный съезд Компартии, и укрепить свой символический вес за счет не слишком рискованных подвигов на мировой арене крайне своевременно.

Отказаться от химер

Что означает смерть ТТП для России? С точки зрения экономики от создания ТТП она ничего особо не выигрывала и не проигрывала – наша страна поставляет в Азию преимущественно минеральное сырье и оружие, а эти группы товаров в ТТП не попадали. Размещать у нас высокотехнологичные производства с высокой добавленной стоимостью иностранцы в последние годы не рвутся, так что и здесь Россия вряд ли проигрывала бы кому-то конкуренцию из-за невступления в ТТП. Поэтому, по расчетам РАНХиГС и РЦИ АТЭС, создание ТТП не повлияло бы на ВВП России, максимальные потери в долгосрочном периоде не превысили бы $65,6 млн. Экспорт в сами страны ТТП мог бы подрасти (от 0,01% до 0,03%), а экспорт на другие рынки столь же незначительно сократиться.

Единственная упущенная выгода – это возможность продавать товары в страны ТТП через зону свободной торговли, которую ЕАЭС создал с Вьетнамом. Именно поэтому, например, расчеты PIIE июля 2016 года демонстрируют, что в случае создания ТТП Россия увеличила бы ВВП на 0,1% до 2030 года (+ $2 млрд), а экспорт – на 0,5% (+ $5 млрд).

Тем не менее в Москве от краха ТТП должны испытывать удовлетворение. Текст соглашения или хотя бы компетентный реферат среди чиновников и экспертов прочитали всего несколько человек, а потому общее отношение к блоку лучше всего выражено шефом СВР Сергеем Нарышкиным в статье «Инстинкты колонизаторов» в «Ведомостях», где он назвал ТТП попыткой Америки ограбить другие народы, а заодно разрушить ВТО. Теперь, вздохнув с облегчением, что коварный американский план разрушен руками президента США, России стоит, остыв от эмоций, воспользоваться открывшимся окном возможностей.

Самой нелепой ошибкой было бы желание использовать шанс для того, чтобы продвигать сейчас в АТР того монстра, который родился в недрах чиновничьих и экспертных кабинетов в ответ на ТТП – экономическое партнерство Большой Евразии. Эта геоэкономическая химера в отличие от тех же ТТП или ВРЭП не имеет четких очертаний. Азиатские и европейские дипломаты смеются, что пока никто в Москве так и не смог назвать им хотя бы три конкретных механизма работы этого партнерства и три причины, почему какая-то страна должна стремиться в него вступать (если исключить уверения в том, что такое партнерство невероятно выгодно и ведет к росту экономики). Когда же иностранцы слышат, что проект включает в себя не только ЕАЭС, Китай, АСЕАН, ЕС и Японию с Кореей, но и Индию с Пакистаном (поскольку они теперь члены ШОС – без них никуда), на их лицах застывает ледяное вежливое выражение – представить себе функциональный торговый блок, где Дели и Исламабад о чем-то договорятся, пока не может никто, кроме россиян.

Пока в Азии заняты переживаниями по поводу Трампа и смерти ТТП, самое время тихо похоронить евразийское партнерство и перестать упоминать о нем на любом уровне. В конце концов, Москве не привыкать – редко кто сейчас вспоминает об идее Дмитрия Медведева по договору о европейской безопасности или идее России по замене Энергетической хартии. Скорее всего, без напоминаний со стороны России о евразийском партнерстве благополучно забудут. Высвободившиеся человеко-часы чиновников и экспертов, которые профессионально занимаются проблемами торговли в Азии, лучше направить на достижимые и реально необходимые вещи. Прежде всего – на создание зон свободной торговли с АСЕАН и с его отдельными странами. Это будет иметь смысл и само по себе, и позволит России присоединиться к переговорам по РВЭП.

Кроме того, освободившееся от бесплодного обдумывания евразийского партнерства время эксперты могли бы потратить на дальнейшее изучение ТТП. Следующая администрация США может достать документ из-под сукна. А учитывая возможность импичмента Трампа или победы демократов уже на следующих выборах, это может произойти вполне скоро – не стоит забывать, что даже вице-президент США Майкл Пенс еще недавно был сторонником ТТП. Не исключено, что и сам Дональд Трамп через какое-то время может убедиться в выгодах соглашения и изменить позицию, согласовав с партнерами немного более выгодные для США условия и представив это как новую супервыгодную сделку. Хотя сейчас сделка мертва, очевидно, что опыт переговоров и придуманные в ТТП механизмы так или иначе будут всплывать в глобальной торговле – а значит, России было бы неплохо заранее подготовиться, пока есть возможность.

США. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 25 января 2017 > № 2061656 Александр Габуев


Турция > Транспорт > ukragroconsult.com, 25 января 2017 > № 2054155

Турция. Порт на Эгейском море будет достроен через полгода

Вторую фазу контейнерного порта Petlim в Турции планируется ввести в эксплуатацию в июне 2017 года, информирует УкрАгроКонсалт. «Первый этап Petlim уже запущен, вторая фаза заработает в июне 2017 года. Это даст порту возможность принимать суда грузоподъемностью до 13 тыс. контейнеров и позволить экономить 200-250 долларов на каждом контейнере. Это будет крупнейший порт в Эгейском море, и по мощности он будет вдвое превосходить порт Хайдарпаша», — отметил Гахраманов.

Реализация первой фазы строительства порта была завершена в декабре 2016 года. Эксплуатация порта стартовала 7 декабря, когда было принято первое коммерческое судно. После первого этапа мощность Petlim составляет 800 тыс. TEU.

Порт Petlim станет крупнейшим на Эгейском море. Береговая линия составит 700 метров, глубины — 16 метров. Порт будет способен принимать контейнеровозы вместимостью более 11 тыс. TEU.

Турция > Транспорт > ukragroconsult.com, 25 января 2017 > № 2054155


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 января 2017 > № 2053558 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе «Правительственного часа» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 25 января 2017 года

Уважаемый Вячеслав Викторович,

Уважаемые депутаты Государственной Думы,

Благодарен за приглашение выступить на этом заседании Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в рамках «Правительственного часа».

Ценим ваш интерес к международной проблематике. Всегда рассматриваем парламентскую дипломатию как важный ресурс в деле эффективной реализации внешнеполитического курса России, упрочения доверия и взаимопонимания в мировых делах. МИД заинтересован в наращивании сотрудничества с Федеральным Собранием.

Сегодня такая слаженная работа особенно востребована. Ситуация в мире остается непростой, о чем неоднократно говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин, в том числе в Послании Федеральному Собранию и на пресс-конференции в декабре прошлого года. Груз взаимного недоверия сужает возможности для эффективных ответов на стоящие перед мировым сообществом реальные вызовы.

Основная причина нынешнего положения дел заключается в стремлении адептов отжившей теории однополярного гегемонизма любой ценой сохранить свое глобальное доминирование, навязать всем и повсюду псевдолиберальные ценности без учета культурно-цивилизационного многообразия современного мира. Никогда еще принципы свободы выбора, соблюдения прав человека не использовались столь цинично в качестве лозунгов для прикрытия политической и экономической экспансии.

Вместе с тем мир продолжает стремительно меняться. Происходит перераспределение экономической мощи и связанного с этим политического влияния. Процесс формирования устойчивой полицентричной системы стал объективной реальностью.

Российские оценки ситуации отражены в обновленной редакции Концепции внешней политики, одобренной Президентом России В.В.Путиным в ноябре прошлого года. Опираясь на верховенство международного права, центральную роль ООН и ее Совета Безопасности, документ усиливает акцент на борьбу с терроризмом и экстремизмом. Значительное внимание уделено активному участию в работе многосторонних структур, включая Союзное Государство России и Белоруссии, ЕАЭС, ОДКБ, СНГ, БРИКС, ШОС, «Группу двадцати». При этом сохранена преемственность таких основополагающих принципов, как прагматизм, самостоятельность, многовекторность внешней политики России, которые на практике доказали свою эффективность.

Большинство мирового сообщества выступает за демократизацию международной жизни. Возрастает востребованность продвигаемых Россией деидеологизированных подходов в пользу многосторонности и коллективной работы. В глазах все большего числа государств наша страна выступает гарантом стабильности, центром притяжения для тех, кто заинтересован самостоятельно определять свое будущее.

Отечественная дипломатия продолжает работу по отстаиванию интересов России, созданию максимально благоприятных внешних условий для обеспечения безопасности, развития нашей страны, благополучия наших граждан. Это – безусловный приоритет.

Что касается злободневных вопросов международной повестки, то, разумеется, особое внимание уделяем региону БВСА, где в результате «экспорта демократии» возник опасный вакуум власти. В «черную дыру» беззакония чуть было не «провалился» огромный регион – от берегов Атлантики до Афганистана. Суть мер, которые предпринимает Россия во взаимодействии с другими странами, хорошо известна. Не буду останавливаться на них подробно. Отмечу лишь, что эффективная борьба с терроризмом невозможна без стабилизации Ближнего Востока, без действенного мирного решения конфликтов, которыми он перенасыщен – будь то в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене. Наращиваем взаимодействие с Турцией, Ираном, другими государствами региона для решения острых проблем сирийского кризиса. Благодаря согласованным усилиям прежде всего по линии военных ведомств удалось освободить от экстремистов Алеппо, а затем ввести режим прекращения боевых действий на основе соглашения от 29 декабря прошлого года.

Позавчера и вчера в Астане состоялась встреча Правительства Сирии и вооруженной оппозиции, результаты которой призваны содействовать продвижению процесса политического урегулирования в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН.

По-прежнему тревожит ситуация на Востоке Украины. Основное препятствие на пути преодоления внутриукраинского кризиса – упорное нежелание киевских властей выполнять взятые на себя в Минске почти два года назад обязательства. Более того, Киев продолжает устраивать вооруженные провокации на линии соприкосновения, не прекращает военную реваншистскую риторику.

Контакты с зарубежными партнерами, в т.ч. в «нормандской четверке», а также с США, показывают, что сохраняется общее понимание безальтернативности реализации Минских соглашений во всей их совокупности. Разумеется, невозможно добиться этого без прямого диалога Киева с Донецком и Луганском, как это и закреплено в резолюции Совета Безопасности ООН 2202.

Особое внимание уделяем интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Содействуем налаживанию внешних связей ЕАЭС в русле реализации инициативы Президента России В.В.Путина о формировании в Евразии широкого партнерства.

Вступило в силу Соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Вьетнамом. Набирают обороты переговоры по заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Продолжаются шаги по сопряжению строительства ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути». Идею В.В.Путина о развитии широкого евразийского партнерства активно поддержали члены АСЕАН на саммите в Сочи в мае прошлого года. Практическая работа по линии Евразийской экономической комиссии ведется сейчас более, чем с дюжиной стран и интеграционных объединений. В целом заинтересованность в налаживании сотрудничества с ЕАЭС выразили порядка пятидесяти государств. Это способствует встраиванию России в интеграционные процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что отвечает долгосрочным национальным интересам, задачам комплексного развития Сибири и Дальнего Востока.

Неизменным остается курс на упрочение российско-китайских отношений стратегического партнерства, которые мы рассматриваем как образцовые для ответственных крупных держав в XXI веке. Наше внешнеполитическое взаимодействие, в том числе в ООН, утвердилось в качестве важного фактора поддержания глобальной стабильности.

Приоритетным направлением остается углубление стратегического партнерства с Индией, Вьетнамом, Лаосом, расширение связей с другими государствами АТР. В результате первого за одиннадцать лет официального визита Президента России В.В.Путина новый импульс практически во всех областях получили отношения с Японией.

Диалог с США и Евросоюзом не может строиться иначе как на принципах равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга, т.е. так же, как со всеми другими нашими партнерами. Понятно, что для преодоления тяжелейшего ущерба, нанесенного российско-американскому взаимодействию при Б.Обаме, потребуются время и серьезная работа. Мы, как отметил Президент России В.В.Путин, готовы пройти свою часть пути по оздоровлению связей в интересах наших народов, глобальной безопасности и стабильности. Разделяем заявленную позицию Президента США Д.Трампа в пользу налаживания нормального взаимодействия. При этом, разумеется, судить будем по делам. Уверены, что в итоге национальные интересы, порядочность и предсказуемость при их продвижении поставят все на свое место.

Наследие ушедшей администрации США сказалось и на плачевном состоянии отношений России с ЕС. Видим, что в деловых и общественных кругах ЕС растет запрос на нормализацию отношений с Россией. Надеемся, что Брюссель сможет трезво расставлять приоритеты, не идти на поводу у узкой, но крайне агрессивной группы русофобов. Наши предложения о путях возвращения к здравому смыслу были переданы Президентом В.В.Путиным Председателю Еврокомиссии Ж.-К.Юнкеру в ходе встречи в июне 2016 года. Остаются в силе и подвешенные Брюсселем предложения Евразийской экономической комиссии о рабочих контактах с Еврокомиссией.

Принимаем совместно с коллегами из других ведомств ответные меры на действия НАТО по изменению военно-политической ситуации в Европе, включая размещение новых элементов военного потенциала Североатлантического альянса вблизи российских границ, создание американской глобальной ПРО и ее европейского сегмента. Россия – мирная страна, но наше миролюбие опирается на готовность и способность при любых условиях обеспечить безопасность наших граждан.

Углубляются связи с Кубой, Венесуэлой, Никарагуа, Аргентиной, Бразилией, ЮАР, Нигерией, Суданом, Эфиопией, Гвинеей, Угандой, другими странами Латинской Америки и Африки и с их интеграционными структурами.

Повышенное внимание уделяем поддержке отечественного бизнеса за рубежом, продвижению крупных инвестиционных проектов, недопущению дискриминации и недобросовестных методов в отношении российских компаний.

Неизменный приоритет — защита прав и интересов соотечественников, росграждан, попавших в трудную ситуацию за границей. Расширяем международные гуманитарно-культурные обмены, которые находятся на подъеме с подавляющим большинством стран. Укрепляем партнерство с гражданским обществом и средствами массовой информации в т.ч. с учетом необходимости должного ответа на развязанную против России информационную войну.

Подлое убийство Посла России в Анкаре А.Г.Карлова лишний раз подчеркнуло острую необходимость повышения безопасности российских загранучреждений и их сотрудников. В межведомственном формате подготовлен комплекс мер, который был одобрен Президентом России В.В.Путиным и на основе которого были даны поручения Председателя Правительства Д.А.Медведева. Добиваемся их выполнения, что потребует дополнительных ресурсов. В этом рассчитываем на вашу поддержку.

Все наши действия направлены на создание условий для мирного поступательного развития России и обеспечения интересов её граждан. Считаю, что совместными усилиями, координируя действия с парламентской и общественной дипломатией, нам удастся успешно решить все задачи, которые ставит перед нашей дипломатической службой руководство страны.

Спасибо за внимание.

Вопрос: Президент США Д.Трамп во время предвыборной кампании сказал, что, как только станет Президентом, он изменит взаимоотношения с Китаем по созданию рабочих мест внутри США путем переноса на национальную территорию производственных мощностей ТНК, а там, где это невозможно или невыгодно, через введение дополнительных импортных пошлин. Он позвонил главе тайваньской администрации, чем вызвал негативную реакцию со стороны руководства Китая. Какую позицию займет Россия, если возникнут осложнения в отношениях США и Китая? Ведь у нас с КНР дружеские стратегические взаимоотношения. Было бы здорово, если бы три великие державы – Россия, Китай и США – установили дружеские связи и сотрудничество.

С.В.Лавров: Я с Вами полностью согласен. По большому счету, Вы сами дали ответ на этот вопрос. Мы никогда не дружим с кем бы то ни было против кого-то.

Наши отношения с Китаем, действительно, переживают подъем, расцвет, они небывало насыщенные, доверительные, дружественные и эффективные как в том, что касается двустороннего сотрудничества во всех областях, так и в отношении нашего взаимодействия, координации наших шагов на международной арене. Я не думаю, что какие-либо перспективы развития отношений с любой другой страной мира должны ставить под вопрос российско-китайское стратегическое партнерство и многоплановое взаимодействие.

Абсолютно согласен с Вами, что в идеале, конечно, все крупные державы должны осознать свою ответственность за то, чтобы выстраивать отношения друг с другом и на благо своих народов и таким образом, чтобы не подрывать глобальную стабильность, не создавать конфронтационные зазоры в международных отношениях. Это требования той самой объективно формирующейся многополярности, которая идет на смену биполярному и однополярному миру, который пытались создать, но который провалился.

Россия, США, Китай наряду с Евросоюзом, с мощными странами Азии, Латинской Америки, Африки, такими, как, например, Индия, ЮАР, Бразилия и другие, – это центры современного экономического роста и финансовой мощи. Политическое влияние этих стран также возрастает. По сути дела, формируется группа объединений таких, как Евросоюз, интеграционные объединения на постсоветском пространстве, без которых будет очень трудно регулировать международные экономические и политические вопросы.

Мы за то, чтобы Россия, США и Китай выстраивали отношения между собой, причем этот треугольник не должен быть закрытым и направленным на какие-то проекты, которые будут настораживать другие государства. Открытый честный характер. Я убежден, что структура экономики России, США и Китая такова, что здесь можно найти много взаимодополняемого в материально-хозяйственной сфере.

Что касается проблем безопасности в мире, то это три страны, которые играют очень большую роль. Россия с Китаем оказывали сдерживающее воздействие на попытки вносить конфронтационные, силовые решения в мировую политику. Рассчитываем, что Д.Трамп, который подтвердил свою нацеленность на решение проблем прежде всего Америки, на отказ от вмешательства во внутренние дела других государств, будет следовать той же линии.

Вопрос: Российскими дипломатами прилагаются значительные усилия для расширения влияния России в мире, поддержки разными странами наших переговорных позиций, продвижения национальных интересов. В этом контексте представляется важной утвержденная в 2014 г. Концепция государственной политики в сфере содействия международному развитию, которая реализуется пока в основном через ооновские организации и по другим многосторонним каналам. Как Вы оцениваете перспективность и эффективность реализации этой Концепции в качестве инструмента мягкой силы для продвижения наших стратегических интересов в разных странах? Что нам необходимо предпринять для активизации этой работы?

С.В.Лавров: Аудитор Счетной палаты Российской Федерации А.И.Жданьков уже упомянул, что Концепция участия России в международном содействии развитию успешно реализуется на практике. У нас действительно очень впечатляющие цифры содействия развитию. В прошлом году Россия оказала двустороннюю и многостороннюю помощь на сумму 1 млрд. 160 млн. долл. США. Львиная доля, больше 77%, идет на оказание содействия по двусторонним каналам. Считаю, что это наиболее эффективный способ оказать поддержку нашим друзьям, союзникам и одновременно упрочить позиции России в соответствующих странах.

Основная часть этой двусторонней помощи идет странам СНГ, нашим союзникам по ОДКБ и партнерам по интеграционным проектам. 22,5% от суммы – это деньги, которые направляются по каналам многосторонних организаций, через Группу Всемирного банка и ООН (хотя Всемирный банк формально является специализированным учреждением системы ООН, но это достаточно автономная организация). По линии ООН, без Всемирного банка, помощь составляет порядка 105 млн. долларов США в год. Она вся целевая, необезличенная, хорошо известна всем ее получателям по линии многосторонних проектов как помощь Российской Федерации. Мы заключили соглашение о создании совместного фонда с Программой развития ООН (ПРООН), через который будет более эффективно направляться наше содействие.

Из шагов, которые я все-таки предложил бы рассмотреть, и мы об этом говорим с Министерством финансов, это делать больше, чтобы то, что мы отправляем по каналам группы Всемирного банка, все-таки ассоциировалось с Российской Федерацией. Часто по этим каналам помощь поступает обезличенно, как бы от неких абстрактных руководителей Всемирного банка.

Вопрос: Вы в своем выступлении оценили развитие обстановки на Украине и вокруг нее, которая, мягко говоря, не внушает оптимизма. Возникает ощущение, что в урегулировании проблем не заинтересован ни Киев, ни ведущие мировые игроки за исключением России, которая за свои же усилия в ответ получает санкции и вылитые информационные «помои». Как Вы считаете, возможно ли изменение этого негативного вектора в связи с приходом в политику Д.Трампа и новых членов его Администрации, а также с предстоящей в ближайшее время сменой руководителей в ряде западных государств? Насколько в целом договороспособен режим в Киеве?

С.В.Лавров: Пока мы не видим признаков «договороспособности» у руководства Украины. Последний пример. Буквально на днях Президент Украины П.А.Порошенко заявил, что Киев не сделает ни единого шага по выполнению политических аспектов Минских договоренностей, пока не будут полностью обеспечены его требования в сфере безопасности, вплоть до взятия под полный контроль всех участков российско-украинской границы. Это говорит публично Президент, подписавший Минские договоренности, в которых черным по белому сказано, что контроль над границей будет полностью восстановлен, когда все политические обязательства Киева будут выполнены, включая проведение амнистии, выборов, при обеспечении особого статуса Донецка и Луганска и его закрепления в конституции Украины на постоянной основе. Президент Украины П.А.Порошенко просто прямо «в лоб» противоречит тому, под чем он «подписался» вместе с президентами России и Франции В.В.Путиным и Ф.Олландом и Канцлером ФРГ А.Меркель.

Министр внутренних дел А.Б.Аваков также на днях посещал, как я припоминаю, штаб-квартиру Национальной гвардии Украины, где заявил о необходимости готовиться к силовому возвращению Юго-Востока и Крыма. Вот такие деятели руководят сейчас этой страной и процессом по выполнению Минских договоренностей, вернее, по торможению выполнения Минских договоренностей.

По разным каналам от наших коллег в Европе мы знаем, что в подавляющем большинстве европейских правительств прекрасно понимают, что происходит, понимают нежелание украинской власти выполнять Минские договоренности, понимают, что продолжающиеся вспышки насилия и перестрелки на линии соприкосновения главный образом провоцируются украинскими вооруженными силами при поощрении Киева и при участии т.н. добровольческих батальонов, включая «Правый сектор», который сохраняет свои абсолютно автономные позиции и не принимает никаких команд от руководства украинской армии, действуя по собственному усмотрению. Все это поощряется, потому что украинские руководители полагают, что, как только установится мир и тишина, от них начнут требовать по-настоящему выполнять то, что они пообещали.

Надеюсь, что с приходом Д.Трампа в Белый дом при реализации заявленных им подходов к внешней политике как к чему-то прагматичному, что не должно создавать лишних проблем для США, в связи с тем, что он не хочет вмешиваться в дела других государств, украинское руководство почувствует необходимость более самостоятельно действовать и не будет полагаться на своих заокеанских хозяев, как это было при Б.Обаме и Дж.Байдене.

Вопрос: В прошлом году граждане Великобритании проголосовали за выход из ЕС. Кандидат в президенты Франции М. Ле Пен также в случае своей победы на президентских выборах обещала провести референдум наподобие английского. Санкционная политика со стороны Евросоюза по отношению к России тоже неоднозначна, потому что многие лидеры европейских стран ее не поддерживают. Означает ли это, что мы в ближайшее время можем стать свидетелями распада ЕС?

Прибалтийские республики очень часто демонстративно нарушают права и интересы русскоязычного населения. Считаете ли Вы, что необходимо занять более жесткую экономическую и политическую позицию по отношению к этим странам?

С.В.Лавров: Что касается притеснения русскоязычных в странах Прибалтики, то мы постоянно говорим об этом на самых разных площадках, включая ООН, ОБСЕ, Совет Европы, различные комитеты, в том числе Комитет по ликвидации расовой дискриминации, реагируем на каждый недружественный шаг также и по двусторонним каналам. Я считаю, что русофобия в практическом своем проявлении должна встречать практические ответы. Невозможно дать рецепт на все случаи жизни, на все случаи подобных дискриминационных действий. Уверяю вас, что каждый раз мы подходим к такого рода вопросам весьма ответственно.

Что касается распада ЕС, то мы никогда не были в этом заинтересованы. Президент России В.В.Путин многократно говорил, что Россия хотела бы видеть Евросоюз сильным, единым и самостоятельным. Для меня просто удивительно слышать рассуждения о том, что Россия проводит работу против Евросоюза, сейчас «свалила» правительство демократов в США и собирается «свалить» правительства во Франции, Германии, Голландии и ряде других стран. И это подпитывается не просто на уровне безответственных политических заявлений. Я недавно смотрел «Евроньюс», корреспондент которого взял интервью у некоего политолога. Так вот он заявляет как о чем-то само собой разумеющемся, что Россия, конечно, заинтересована в ослаблении ЕС. «Евроньюс» не приводит никакого комментария и, конечно, не показывает альтернативной точки зрения.

Мы хотим, чтобы Евросоюз, еще раз подчеркну позицию Президента России В.В.Путина, был сильным, единым и самостоятельным и чтобы большинство в Евросоюзе, который все-таки представляет нормальные политические силы и нормальные государства, не шло на поводу у небольшой группки русофобов, спекулирующих на принципе т.н. солидарности и консенсуса и заставляющих ЕС идти по пути, который совсем не нравится большинству стран и граждан этого объединения.

Вопрос: Правительство Монголии планирует строительство нескольких ГЭС на притоках реки Селенга. Это строительство крайне беспокоит прибайкальские регионы, поскольку может иметь непредсказуемые последствия для акватории озера Байкал. Селенга – главный приток Байкала. Российские ученые полагают, что строительство ГЭС может привести к снижению уровня воды в озере и нарушению годового стока самой реки, что грозит серьезными экологическими проблемами для Байкала – одного из ценнейших природных объектов России, включенного в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Между тем, притоки Селенги не являются трансграничными реками, и хозяйственная деятельность на них Монголии не может регулироваться международными правилами и Соглашением по охране и использованию трансграничных вод, который был ратифицирован нашими странами в 1995 г. Необходимы иные решения и договоренности. Какова позиция Министерства? Участвует ли МИД России в защите интересов нашей страны в данном вопросе? Какие решения возможны?

С.В.Лавров: Мы знаем об этой проблеме и активно занимаемся урегулированием этой ситуации. В ходе прошлогоднего визита в Монголию я лично говорил с Президентом Ц.Элбегдоржем на эту тему. Наши Президент, Председатель правительства в ходе контактов с руководством Монголии затрагивают эту тему. Но помимо обозначения проблемы мы передали монгольским коллегам по линии наших соответствующих экономических ведомств свои оценки ситуации и предложения о том, как ее решить без строительства гидроэлектростанции. У нас есть возможности удовлетворить потребности Монголии в электроэнергии, не подвергая риску экологическую систему Байкала и окружающей его среды.

Вопрос: США вышли из Транстихоокеанского партнерства. Россия в свою очередь проявила интерес к участию в ТТП. Будет ли теперь наше участие более вероятным? Насколько оно целесообразно?

С.В.Лавров: Я бы не сказал, что мы проявляли интерес к участию в ТТП. Мы, как и Китайская Народная Республика, говорили, что, конечно, наблюдаем за этим процессом и отмечаем, что он нацелен на создание узкого «закрытого клуба», в рамках которого сначала будут выработаны правила, а уже потом в него будут приглашать всех остальных на условиях, которые создавались и вырабатывались без их участия, требуя их принятия.

Мы противопоставляли такому подходу концепцию создания открытых экономических пространств. Есть озвученная одновременно с ТТП китайская инициатива о формировании Всеобъемлющего регионального экономического партнерства. С этим, конечно, перекликается «Экономический пояс Шелкового пути». С нашей стороны есть проект Евразийской экономической интеграции, который не замыкается на «пятерку» нынешних членов и который ведет диалог о создании инструментов взаимодействия, включая в перспективе зону свободной торговли с полусотней государств и их объединениями. В его рамках Президент Российской Федерации В.В.Путин сформулировал идею большего Евразийского интеграционного проекта с участием членов ЕАЭС, ШОС и АСЕАН.

Сейчас, когда США официально вышли из ТТП (подписан Указ Президента США Д.Трампа), я не знаю, как будет дальше развиваться этот процесс. Например, Австралия заявила, что необходимо любой ценой сохранить всех остальных и двигаться вперед по этому пути без США. Япония же сказала, что без США в этих рамках не собираются ничего делать. Давайте посмотрим, как пойдет процесс. Еще раз скажу, что концептуально, все-таки, это не то, что мы считаем правильным. Правильным должен быть процесс объедения всех желающих участвовать в либерализации торговли, в продвижении взаимных инвестиций. И уже с участием всех заинтересованных стран вырабатывать условия, нормы и правила.

Вопрос: Визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию совершенно очевидно создает некую новую конфигурацию внешнеполитической обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Какие изменения намерен внести МИД России в практическую дипломатию? В настоящее время имеет место борьба за влияние в регионе между Китаем и Японией. Нам необходимо выстраивания отношения с этими странами. Изменится ли наша внешняя политика в контексте этой новой конфигурации на Тихоокеанском направлении?

С.В.Лавров: Я не думаю, что внешняя политика изменится. По крайней мере, тот факт, что после длительного перерыва Президент России В.В.Путин нанес официальный визит в Японию, не отражает каких-либо перемен в наших подходах к взаимодействию с азиатскими странами, как и со всеми другими государствами. Мы неизменно говорили, что хотим развивать сотрудничество с Японией во всех областях: в торговле, экономике, гуманитарной, образовательной, научно-технической сферах и, конечно же, в области внешнеполитического взаимодействия.

Одиннадцать лет, в течение которых не было визита Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию, диалог не прекращался. Президент Российской Федерации В.В.Путин и Премьер-Министр Японии С.Абэ регулярно общались. Премьер-Министр Японии С.Абэ неоднократно приезжал к нам. Они виделись практически на каждом многостороннем мероприятии, в котором совместно участвовали. Нацеленность на хорошие отношения всегда лежала в основе нашего подхода.

Как и в своем ответе про потенциальную тройку Россия-США-Китай, скажу, что мы не дружим с кем бы то ни было против кого-то, мы никогда не пытались разыгрывать противоречия, которые существуют между теми или иными странами, в том числе, между Японией и Китаем. Некоторые другие участники международного общения на такого рода противоречиях регулярно стараются набрать какие-то очки, затевать какие-то интриги. Мы в это не играем. Это абсолютно ответственное заявление. Если у кого-то есть хоть малейшее доказательство обратного, я буду готов выслушать и отреагировать.

Вопрос: Недавно Европейский суд по правам человека принял политически необъективное, ангажированное решение по известному «закону Димы Яковлева». Это не первое политически мотивированное решение в ущерб юридической справедливости. Парламентская ассамблея Совета Европы продолжает сохранять санкции в отношении наших коллег и практически препятствует участию в Парламентской ассамблее Совета Европы. В то же время сам институт Совета Европы – это институт даже не вчерашнего, а позавчерашнего дня. То же самое и с ОБСЕ, это «плод» «холодной войны», институт из прошлого. Как Вы считаете, есть ли для нас смысл продолжать участвовать в этих институтах, где мы по-прежнему выступаем в роли учеников, или все-таки стоит создавать новые форматы взаимодействия с европейскими коллегами, где бы Россия была равноправным партнером?

С.В.Лавров: Россия уже равноправный партнер в перечисленных Вами структурах, за исключением Парламентской ассамблеи Совета Европы, явно злоупотребившей принципами равноправия и взаимного учета интересов, которые лежали в основе этой старейшей общеевропейской организации. К сожалению, при создании Парламентской ассамблеи (она является не уставным органом Совета Европы, а, я бы сказал, вспомогательным клубом) никому не могло прийти в голову, что кого-то будут пытаться ограничить в правах. Поэтому в документы, которые регулируют ее деятельность, соответствующий запрет не был включен.

Считаю, что сейчас мы обязательно должны, продолжая честно и открыто отстаивать свои интересы, которые требуют полного снятия любых ограничений с нашей делегации, параллельно добиваться включения в нормативные документы Совета Европы положений, запрещающих какую-либо дискриминацию любой делегации, положений, которые «затыкают рот» полноправному члену общеевропейской структуры.

Что касается самого Совета Европы, то там такие игры невозможны (я имею в виду межправительственный компонент Совета Европы), там существует культура консенсуса. К сожалению, в последнее время она подвергается испытаниям, потому что украинская делегация и те, кто ее поощряет, кто ей покровительствует, всячески пытаются ставить на голосование неконсесусные, однобокие, односторонние, непорядочные решения. Это не добавляет веса Совету Европы. Но сам Совет Европы является структурой, которая базирует свою деятельность на юридически обязывающих конвенциях, образующих единое правовое пространство Европы. Нам это выгодно, мы заинтересованы в том, чтобы не было какого-то отдельного пространства Евросоюза, отдельного пространства какой-то еще страны, чтобы нас воспитывали, а сами себя выставляли в роли учителей. Как раз правовая база, правовой фундамент Совета Европы не позволяет подобного рода действий, хотя попытки злоупотреблять всегда были, есть и будут.

ОБСЕ – это не организация, у нее пока нет устава (мы давно предлагаем это сделать). Она опирается не на юридические документы, а на политические декларации. Но в ОБСЕ существует принцип консенсуса, что также обеспечивает нам полноправное участие и полностью защищает наши интересы. Когда большинство начинает следовать за теми, кто хотел бы внести конфронтацию в эту структуру, мы отвечаем. Но какого-либо ущемления наших интересов на практике не происходит.

Вопрос: Искренне благодарим МИД России и Вас лично за активное содействие З.Албегоновой, которая более 5 лет безуспешно борется в турецких судах за свою дочь Айлин. В апреле 2011 г. ее бывший муж, гражданин Турции, увел из дома ребенка и похитил все документы. Обращения в местные правоохранительные судебные органы не дают должного результата, несмотря на то, что в соответствии с турецким законодательством все права на ребенка принадлежат матери. Более того, похищение и незаконное удержание ребенка является уголовным преступлением. В 2012 г. уголовный суд Стамбула приговорил похитителя к 5 месяцам тюремного заключения условно. Несмотря на это ребенок по-прежнему удерживается похитителем, положительного решения вопроса пока добиться не удается. Предполагаются ли в связи с этим дополнительные действия МИД России для возвращения российской гражданки на Родину?

С.В.Лавров: Этот случай не единичен. Существует пара десятков похожих ситуаций, в которых оказались наши граждане. В основном это проблемы разделенных семей или семей, которые распались, а ребенок остался в качестве главного пострадавшего. Эта тема – предмет регулярных консультаций. В ходе переговоров с турецкими коллегами мы всегда затрагиваем этот вопрос. Там есть много аспектов, которые указывают даже на нарушение турецких законов, норм и правил. Но это судебная процедура, и мы поддерживаем справедливое судебное разбирательство. Не могу сказать, чем оно закончится, но я полностью согласен, что несправедливость нельзя оставлять без ответа.

Вопрос: Очередной допинговый «наезд» на наших спортсменов четко спланирован. Это воспринимается народом, обществом как наказание России на международной арене за последовательную и честную политику. Идут удары по самым незащищенным. Паралимпийцы до сих пор не могут принять участие в международных стартах, под угрозой их участие в Паралимпиаде в Корее, легкоатлеты уже отказываются от флага России. Сегодня, конечно, тезис «спорт вне политики» звучит как усмешка. Мы со своей стороны как законодатели делаем все, чтобы бороться за чистоту спорта, следуем рекомендациям ВАДА, однако, тема допинга, как известно, международная. Все громче звучат призывы реформировать ВАДА, принять конвенцию по защите прав спортсменов. Помогает ли МИД защите прав наших спортсменов? Поднимает ли в «высоких кабинетах» тему о недопустимости коллективной ответственности и дискриминации в спорте?

С.В.Лавров: Мы ставим этот вопрос на всех международных площадках, включая Совет Европы и ЮНЕСКО, где есть соответствующие конвенции. Кстати, в ЮНЕСКО существует комитет по утверждению соответствующих проектов, председателем которого на очередной двухлетний срок недавно был переизбран представитель России Г.П.Алешин. Эта площадка нами активно используется, а сам факт избрания Г.П.Алешина показывает, что далеко не все страны готовы «выстроиться в затылок» тем, кто фабрикует фильмы и доклады без достаточных доказательств, указывающих хоть на какую-нибудь сопричастность государства с теми нарушениями, которые имеют место в любой стране, где спортсмены хотят добиваться результатов не совсем честным образом.

В ООН и ОБСЕ мы продвигаем резолюции, которые требуют исключить дискриминацию в спорте, любые попытки политизировать спорт. Такие предложения мы вносили и продвигаем в Комитете по делам инвалидов, требуя прекратить дискриминировать инвалидов-спортсменов. В Комитете по правам человека мы также настаиваем на решениях, которые закрепят недопустимость политизации спортивных мероприятий и вообще подхода к спортивным вопросам.

Проблема серьезная, сами понимаете. Если бы только все было в наших руках! Мы распространили в ООН заявление, принятое Советом Федерации, о недопустимости политизации проблем допинга, которое вызывало там широкий интерес. Готовы сотрудничать и с Государственной Думой. Но у нас есть специальная структура, которая была создана по решению Президента России В.В.Путина, контактирующая с ВАДА и национальными агентствами по борьбе с допингом. Этим занимаются Министерство спорта, Олимпийский Комитет России. Наша позиция открыта, и мы готовы сотрудничать, но на основании конкретных фактов, а не голословных утверждений.

Вопрос: Мы заявили главные цели по Сирии: это реальная борьба с международным терроризмом, защита собственных национальных интересов и создание условий для диалога внутри Сирии. Астана, организованная нами «площадка», сегодня подтверждает, что мы справляемся с этими задачами достаточно хорошо. Есть ли у нас в дальнейшей перспективе дипломатические ресурсы для принуждения сторон к поиску диалога, уступок, чтобы в Сирии все-таки было согласие? Что такое согласие для нас: это замороженный конфликт в Сирии или Сирия в новом политическом статусе?

Способен ли «обновленный» сегодня Вашингтон войти в процесс урегулирования без геополитических игр?

С.Лавров: Вопрос очень важный. Как я говорил, вчера в Астане завершилась встреча между сирийским Правительством и вооруженными формированиями оппозиции, в которой также участвовали в качестве гарантов Россия, Турция, Иран, спецпредставитель Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистура и посол США в Казахстане в качестве наблюдателя. Встреча завершилась принятием документа. Я считаю, что ее итоги весьма важны – они выводят усилия на качественно новый уровень.

Во-первых, состоялся прямой выход Правительства на вооруженные формирования оппозиции, т.е. за одним столом, пусть и не весь день, находились представители сторон, которые противостоят друг другу «на земле» с оружием в руках. Такого еще не было, до сих пор лишь политическая оппозиция, состоящая в основном из эмигрантов, была участником различных мероприятий, нацеленных на организацию межсирийского диалога.

Во-вторых, наряду с прямыми контактами между Правительством Сирии и вооруженной оппозицией наша делегация, в которой были представители МИД и Минобороны, также провела несколько прямых встреч с представителями вооруженной оппозиции и говорила с ними о перспективах налаживания совместной борьбы с терроризмом в Сирии, прежде всего с ИГИЛ. Сирийское Правительство, российские ВКС, которые поддерживают сирийскую армию, и вооруженные формирования оппозиции в принципе готовы объединить усилия и наносить удары по позициям игиловцев в тех районах Сирии, которые пока остаются под их контролем.

Эта встреча также подтвердила режим прекращения огня, который был согласован в результате переговоров между Правительством и вооруженной оппозицией при посредничестве России и Турции. На встрече в Астане был сделан еще один шаг в этом направлении. Россия, Иран и Турция создали трехсторонний комитет, в рамках которого повседневно будут отслеживаться любые сообщения о нарушениях режима прекращения огня. Говоря о механизме контроля за нарушениями прекращения огня, напомню, что у нас был такой механизм с США. Его долго согласовывали, но потом Администрация Б.Обамы оказалась недоговороспособной и не смогла выполнять свою часть договоренностей.

Кроме того, мы договорились в Астане, что вооруженная оппозиция будет участвовать в переговорах по урегулированию в Сирии наряду с политической оппозицией в соответствии с резолюциями СБ ООН. Также записали, что у сирийского кризиса нет военного решения. То, что под этим подписались вооруженные оппозиционеры, считаю принципиально важным.

Ну и наконец сам факт проведения встречи в Астане стимулировал ООН, которая уже почти год не может созвать межсирийские переговоры. Более того, чтобы стимулировать этот процесс еще более конкретно, мы распространили в Астане проект конституции, который проработали с учетом всего того, что за эти годы мы слышали от Правительства, оппозиции и от стран региона. Для того, чтобы никто не подозревал Российскую Федерацию, Турцию, Иран в том, что мы подменяем астанинским процессом все, что до сих пор было сделано, мы пригласили в Москву в пятницу всех оппозиционеров из числа политической оппозиции, которые пожелают приехать. Мы их пробрифингуем о том, что произошло в Астане, и как мы видим позитивное развитие «процесса Астаны» в дальнейшем.

Вопрос: Каждый ответственный гражданин страны, каждый политик, воздает должное тем усилиям, которые Вы предпринимаете на дипломатическом поприще. Я уверен, что то, что уже достигнуто на Ближнем Востоке войдет славной страницей в историю отечественной дипломатии. Тем более удивительно оценивать те негативные процессы, которые происходили на наших глазах многие годы на Украине. Это издержки кадровой политики, недооценка ситуации в целом или какие-то другие причины? Ведь нам всем надо извлекать для себя из этой ситуации уроки.

С.Лавров: Я не думаю, что мы должны здесь сейчас искать причины. Думать о том, почему так произошло, безусловно, надо. Но главное сейчас сконцентрироваться на выполнении того, что необходимо сделать для выполнения Минских договоренностей, поскольку они выведут украинскую ситуацию из кризисного состояния. Наверное, были ошибки, но все мы знаем какую подрывную контрпродуктивную роль сыграли наши западные партнеры, которые были обуреваемы желанием «отколоть» Украину от России. В дело шли самые грязные методы. Кто-то из американцев, по-моему З.Бжезинский, сказал, что Россия с Украиной великая держава, а без Украины – региональная или даже мельче. Поэтому битва была со стороны Запада абсолютно жестокая, применялись запрещенные, непорядочные приемы. Весь пафос позиции Запада направлен на то, чтобы поставить Украину перед ложным, искусственным выбором – либо вы с нами, либо против нас. Это активно подпитывалось, приводились цифры, подтверждающие сколько предыдущая американская администрация потратила на развитие «гражданского общества» на Украине (имею в виду формирование круга провокаторов и русофобов).

Безусловно, нужно делать выводы. Я не думаю, что мы будем действовать такими же методами, но, конечно, мы накрепко запомним и будем в своих практических действиях иметь в виду, какими методами готовы были действовать наши западные коллеги при всей их приверженности демократии, свободе выбора и т.д. Выбор навязывался грубо, цинично, используя шантаж и угрозы.

***

Спасибо за высокую оценку работы нашего Министерства. Видим в этом результат очень тесного сотрудничества с другими ветвями власти, прежде всего, с парламентской дипломатией. Не буду делать обобщения, просто хочу отреагировать на то, что сказал Л.Н.Калашников.

Сначала про соотечественников. Закон работает, он позволил за последние годы существенно консолидировать диаспору, помочь нашим соотечественникам за рубежом отстаивать свои права в государствах пребывания. Создан Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, который имеет несколько десятков отделений за рубежом, страновые советы соотечественников почти в ста государствах, шесть региональных советов, регулярно проводятся мероприятия, позволяющие сохранять связь с исторической Родиной. Соотечественники активнейшим образом участвуют в акции «Георгиевская ленточка», «Бессмертный полк», прекрасно себя проявили, обеспечивая очень хорошее, объективное информационное сопровождение кампании по выборам в Государственную Думу в сентябре прошлого года. Ежегодно проводятся конференции или конгрессы на важные объединяющие темы. Мы активно поддерживаем деятельность Всемирного конгресса русской прессы, который также оказывает содействие СМИ, принадлежащим нашим соотечественникам. Мы активно способствуем налаживанию контактов между бизнес-структурами соотечественников и нашими компаниями, работающими в соответствующих странах. Совсем свежая инициатива, которую, как я понимаю, выдвинула «Единая Россия», это Всемирные игры соотечественников, спортивное мероприятие, которое пользуется большим успехом и большой популярностью.

Соглашусь с необходимостью предпринять дополнительные шаги в сфере российского гражданства. У нас есть сейчас несколько вполне конкретных ситуаций и достаточно системных проблем. Коллега упомянул, что для получения российского гражданства необходимо выйти из гражданства зарубежного государства и предъявить решение этого государства о том, что вы прекратили свое гражданство. Понятно, что не только Украина, но и целый ряд других стран не будет выдавать таких справок. Я знаю, что в Комитете по делам соотечественников обсуждается возможность убрать это требование, чтобы было достаточно копии заявления гражданина третьей страны о том, что он подал соответствующую просьбу. Считаю, что это необходимо поддержать.

Во-вторых, есть проблема, которую мы пытаемся решить в течение трех лет и пока не получается. Речь идет о гражданстве детей от смешенных браков. Если ребенок от смешенного брака родился в России, достаточно заявления любого из родителей. Если это смешанный брак и семья живет за границей, а мать, гражданка России, хочет, чтобы у ребенка был российский паспорт, необходимо согласие отца. Получается, что одна и та же ситуация решается по-разному. Вижу в этом отход от принципа равноправия, который заложен в Конституции России.

Еще одна вещь. Я с удивлением узнал, что когда российский гражданин женится на иностранке или российская гражданка выходит замуж за иностранца, то для того, чтобы иностранцу получить гражданство России, ему необходимо состоять в браке не менее трех лет и проживать на территории России. Я считаю, что это чрезмерно. Наверное, что-то можно сделать.

Наконец, Президентом Российской Федерации В.В.Путиным было принято решение об облегченном предоставлении гражданства носителям языка, культуры. Здесь пока нет применительных понятных правил. Если Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации и Комитет по делам соотечественников озаботятся этим вопросом, мы будем готовы активно участвовать в формулировании соответствующих рекомендаций.

Самое последнее. Мы не испытываем иллюзий насчет новой «перезагрузки» отношений с США, никаких наивных ожиданий у нас нет. Знаем, что Президент США Д.Трамп считается мастером заключать сделки, но Президент Российской Федерации В.В.Путин тоже умеет договариваться и всегда в интересах России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 января 2017 > № 2053558 Сергей Лавров


Иордания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052204 Абдалла II

Встреча с Королём Иордании Абдаллой II.

Владимир Путин встретился с Королём Иорданского Хашимитского Королевства Абдаллой II Бен Аль Хусейном, который по приглашению Президента России прибыл в Москву с рабочим визитом.

Обсуждались актуальные вопросы российско-иорданского сотрудничества, перспективы наращивания взаимодействия в торгово-экономической и гуманитарной сферах. Состоялся обмен мнениями по ключевым аспектам региональной повестки дня.

* * *

В.Путин: Ваше Величество! Дорогие друзья! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в Москве.

Мне очень приятно, что наш диалог продолжается в постоянном режиме, мы с Вами постоянно в контакте. И в ходе сегодняшнего Вашего визита, безусловно, поговорим по вопросам двусторонних отношений и по ситуации в регионе, конечно, с упором на болевые точки, в том числе на сирийское урегулирование.

И в начале беседы хотел бы Вас поблагодарить за поддержку процесса, который начат в столице Казахстана Астане. Благодаря нашим общим усилиям процесс развивается на основе очень важного решения, которого удалось добиться, – прекращение боевых действий, прекращение огня между правительственными силами и вооружённой оппозицией.

Считаю очень важным отметить, что участники процесса в Астане зафиксировали невозможность решения сирийской проблемы военным путём. И мы очень рассчитываем на то, что переговоры в Астане станут хорошей базой для продолжения этого переговорного процесса и в Женеве.

Абдалла II (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Хочу сказать, что я очень рад снова вернуться в Москву, снова посетить вашу столицу с визитом. Особенно ценю те близкие отношения, мой брат, мой друг, которые сложились не только между нашими странами, но и между нами.

Конечно же, с нетерпением жду возможности обсудить сегодня вечером двустороннюю повестку. У нас очень много важных вопросов накопилось для обсуждения. И конечно, мы все понимаем и учитываем стержневую роль России вообще в международных делах и в наших региональных делах – в частности.

И, конечно же, мы действительно полностью поддерживаем астанинский процесс, который был начат в столице Казахстана. И хочу сказать, что мы благодарны России за её участие в этом процессе. Мы надеемся, что у всех сирийцев будет общее инклюзивное будущее. Надеемся, что переговоры будут продолжаться в разных форматах – в женевском и других.

Естественно, ещё раз подчёркиваем: мы признаём критически важную роль России в урегулировании этого и многих других региональных вопросов.

И действительно, уже на протяжении определённого количества лет мы сталкиваемся с серьёзным вызовом международной безопасности. Дело в том, что идёт война с международным терроризмом. Я много езжу по миру, я разговаривал со многими лидерами, пытался донести нашу позицию, Вашу позицию. Не все, к сожалению, придерживаются таких взглядов, не все слушают нас.

Но сегодня я рад вновь быть здесь, посетить Москву и вновь подтвердить, что нас связывает серьёзная, крепкая дружба, а также общее видение, которое будет способствовать стабильности и нормализации ситуации в регионе.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Иордания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052204 Абдалла II


Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий

Заседание попечительского совета МГУ.

Под председательством Владимира Путина прошло заседание попечительского совета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Обсуждались промежуточные итоги программы развития МГУ до 2020 года и ход формирования научно-технологического кластера «Воробьёвы горы».

Кроме того, рассматривались вопросы развития фундаментальной науки и системы высшего образования в рамках Стратегии научно-технологического развития России, меры, направленные на повышение качества подготовки специалистов и их трудоустройство в отечественных компаниях.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами проводим очередное заседание попечительского совета Московского государственного университета как раз в день его основания. Этот день, как известно, стал традиционным праздником российского студенчества. Поэтому я хочу поздравить студентов, преподавателей, аспирантов, профессорско-преподавательский состав МГУ и не только МГУ, и студентов, и преподавателей всей страны хочу поздравить с праздником и пожелать всего самого доброго.

Хотел бы поблагодарить членов совета за активное участие в жизни МГУ. Предлагаю сегодня подробно обсудить некоторые решения, которые позволят университету и дальше играть определяющую роль в формировании интеллектуального и технологического потенциала России.

Университет всегда гордился своими выпускниками, и по праву. Они совершают уникальные научные открытия, добиваются успехов в бизнесе и на государственной службе, реализуют важные социальные, культурные, образовательные проекты, приносят славу и стране, и своей альма-матер.

Если оценивать университет по результатам и достижениям его выпускников, то здесь Московский государственный университет по праву занимает одно из первых мест в мире. Всё это повышает престиж, авторитет МГУ, причём не только в нашей стране, но и за рубежом.

Наши вузы, в том числе и МГУ, по целому ряду показателей существенно продвинулись в различных рейтингах. Вместе с тем мы с вами не раз говорили, что точечных успехов здесь, безусловно, недостаточно. Нужно ставить перед собой более амбициозные цели: войти в число мировых лидеров – прежде всего по подготовке высококлассных специалистов, по вкладу в создание прорывных разработок и развитие науки в целом.

Решение столь масштабной и столь важной задачи – это ответственность и перед подрастающим поколением страны. У нас немало одарённых ребят, которые хотят получить качественное, конкурентоспособное образование, уже с университетской скамьи участвовать в перспективных разработках, исследованиях, в научных проектах самого высокого уровня.

Со времён Михаила Ломоносова Московский университет всегда привлекал самых сильных, целеустремлённых молодых людей со всех уголков России. В прошлом году в МГУ поступил 371 победитель и призёр всероссийской олимпиады и 9 победителей и призёров международных олимпиад. В университете учатся и ребята, которые проявили особые способности в технической и гуманитарной сферах. Им предоставлены специальные гранты в размере 20 тысяч рублей ежемесячно. Будем и дальше оказывать содействие талантливым детям со всех уголков страны.

Виктор Антонович рассказывал, что заработала и университетская гимназия, её ученики уже приезжали в сочинский «Сириус», где слушали лекции учёных, представителей бизнеса, других известных и интересных людей, которые добились выдающихся результатов в своих сферах деятельности.

Обращаю внимание членов попечительского совета: нужно создавать необходимые условия не только для обучения, но и последующего трудоустройства одарённых ребят в органах власти и в отечественных компаниях. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы работать именно на нашу экономику, на развитие нашей страны, в России.

Также просил бы подумать, как дополнительно поддержать студенческие коллективы, которые уже сейчас занимаются перспективными разработками по наиболее приоритетным для страны направлениям. В том числе речь может идти и об интеграции их проектов с деятельностью лабораторий мирового уровня, которые созданы также и в МГУ в рамках программы так называемых мегагрантов.

Хотел бы особо отметить, что многие из этих лабораторий возглавили как раз наши соотечественники, ранее выехавшие за рубеж, возвращающиеся, работающие всё больше у нас. Среди них, кстати говоря, есть и выпускники Московского государственного университета.

Уважаемые коллеги! В конце прошлого года мы приняли Стратегию научно-технологического развития России. Её реализация позволит повысить глобальную конкурентоспособность нашей страны, ответить на серьёзные, так называемые «большие вызовы», с которыми сегодня сталкиваются практически все государства мира.

В этой связи считаю, что нужно ещё раз посмотреть и на программы развития наших ведущих университетов, в том числе и Московского государственного университета. Речь идёт о создании так называемых технологических долин. Мы знаем, что в Московском государственном университете рассматривается такой проект. Я просил бы сегодня Виктора Антоновича Садовничего рассказать, как идёт работа и над данным проектом, как реализуются планы развития Московского государственного университета в целом.

Давайте начнём работать. Пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович, за поздравления и тёплые слова в адрес Московского университета.

Уважаемые члены попечительского совета!

Сегодня, действительно, наш день рождения, и это главный праздник Московского университета, день его основания и ставший по указу Президента Российской Федерации в 2005 году, Вашему указу, Владимир Владимирович, Днём российского студенчества. Мы глубоко признательны Вам, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к развитию образования и науки в России, к жизни Московского университета и за решение провести попечительский совет в этот день в Московском университете.

В повестке дня вопрос о развитии Московского университета. Разрешите мне коротко рассказать о том, что сделано нами за прошедший с последнего заседания попечительского совета год с небольшим, и, конечно, о наших планах на будущее.

Начиная с 2010 года деятельность Московского университета направлена на выполнение программы развития, утверждённой также Вами, глубокоуважаемый Владимир Владимирович. Бюджетное финансирование программы развития с 2010 по 2019 год составит около 11 миллиардов рублей. Вклад МГУ разными способами в эту программу за этот период составит около 50 миллиардов рублей. Программа выполняется успешно, и об основных итогах я сейчас доложу попечительскому совету.

Наше главное дело – учить. Московский университет работает, как мы знаем, по самостоятельно устанавливаемым образовательным стандартам. Эти стандарты уникальны, они только в одном университете – это шестилетнее обучение: специалитет шесть лет для ряда специальностей или так называемая интегрированная магистратура, то есть четырёхлетний бакалавриат и ещё два года в магистратуре, но по тому же научному направлению, обучение шесть лет. Например, математика, физика, биология. Таков наш выбор.

10 тысяч выпускников в 2015 году, более 7 тысяч в 2016-м окончили МГУ и, как уже было сказано, являются хорошими специалистами в своих областях знаний. Мы взяли на себя ответственность за этот эксперимент (шестилетнее обучение), добавили немножко собственных средств на стипендии студентам (шестой год) и убеждены, что для развития современной экономики, экономики знаний в современном государстве необходим именно такой срок обучения.

Хорошие специалисты получаются из хороших студентов, а студенты – из школьников. Более полувека – нашей университетской школе-интернату имени Колмогорова. Среди выпускников только одной школы – 8 тысяч кандидатов наук, каждый четвёртый выпускник – кандидат, более 800 докторов наук эта школа приготовила, 5 академиков, известные представители деловых кругов и бизнеса окончили эту школу.

С 1 сентября мы открыли гимназию, мы говорили о ней, Владимир Владимирович, на новой территории, здесь. Это шесть корпусов, уникальная инфраструктура, и там сейчас учатся талантливые ребята со всей России. Мы отбирали в несколько этапов, и в заключительном этапе они прошли подготовку в образовательном центре «Сириус». Мы абсолютно убеждены, что наша новая университетская гимназия будет ведущей школой страны в ближайшее время.

Высокий уровень выпускников признан и у нас в стране, и за рубежом. По данным федерального портала «Российское образование», МГУ занимает первое место по числу выпускников в правлениях крупнейших компаний России. А вообще-то среди университетов мы на первом месте как «кузница» олигархов. Мы не технический вуз, но у нас второе место по востребованности выпускников технических вузов, мы на втором месте. В недавно опубликованном мировом рейтинге университетов CWCU, это строгий рейтинг, я говорил об этом, по трудоустройству выпускников МГУ занимает третье место после Стэнфорда и Оксфорда по критерию успешности выпускников во всём мире.

И два слова о рейтингах. Для Московского университета, как и для других университетов России, это чувствительный вопрос. Известные международные рейтинги рассчитаны на англо-саксонскую модель образования, и они отводят нашим университетам места, которые, на наш взгляд, не соответствуют реальному положению дел. Есть Ваше поручение о разработке рейтинга – объективного, международного, отражающего деятельность университетов объективно. Московский университет возглавил эту работу. Мы создали Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Он начал работать, собирать информацию. Эта инициатива поддержана в результате переговоров университетами Китая, Индии, Ирана, Турции, Японии. И в этом году, в сентябре, мы уже опубликуем первые результаты этого рейтинга, Владимир Владимирович, выполняя и Ваше поручение.

Московский университет как ведущий вуз страны выполняет важную международную миссию, я об этом немножко скажу. К пяти филиалам, созданным в столицах стран СНГ (в Астане, Баку, Ташкенте, Душанбе и Ереване, там 3000 наших студентов учатся, по просьбе руководителей этих государств они созданы), буквально на днях должен добавиться филиал в Словении – это страна НАТО. И мне известно, что в программе – приезд Президента Словении, он будет просить ставить этот вопрос, о создании филиала МГУ в Словении.

Обучение в филиалах ведётся университетскими преподавателями на русском языке. И это ещё один шаг в новое образовательное пространство. Мы хотим проводить свою культуру, свой язык.

В Китае недавно создан совместный университет, это впервые – МГУ и Пекинский политех. Уже получена лицензия на образовательную деятельность, заложен камень в главное здание, они хотят построить копию нашей высотки, и начали её строить. После окончания строительства, по их планам – 2018 год, университет будет принимать 5 тысяч человек в год, это совместный университет, но уже с сентября этого года мы планируем во временно возведённом здании начать занятия нескольких групп. Интересно письмо в Генконсульство РФ в Гуанчжоу, оно подчёркивает растущий интерес среди различных слоёв населения Китая к поступлению в перспективе в наш совместный университет.

И ещё. В Московском университете десять центров Ломоносова в разных странах мира. Там ведётся работа по распространению русского языка и культуры: и филиалы, и центры. На наш взгляд, это та «мягкая сила», которая работает на укрепление имиджа нашей страны. Я не могу не сказать о нашем замечательном филиале в Севастополе. Он создан в 1999 году, и при его создании тогда с крейсера «Москва», Владимир Владимирович, я показывал кусок только что открывающегося филиала. Вообще, были трудности в его работе в прошлом, но сейчас это одно из самых сильных учебных заведений на юге России, с мощной инфраструктурой территории Лазаревских казарм. Там учится 700 человек: жители Крыма, Севастополя, других регионов России. И, например, у одного из преподавателей самый высокий в Крыму и в Севастополе индекс цитирования научных работ, индекс Хирша, то есть там хорошие преподаватели.

Недавно состоялось заседание Президентского совета по науке и образованию, и было отмечено, что наши приоритеты должны обеспечить лидерство по избранным направлениям, но не ориентироваться на импорт технологий. Научные исследования в МГУ мы стараемся проводить в русле этих приоритетных направлений.

Я начну с информационных технологий, очень важного на сегодняшний день направления подготовки. Оно определяет уровень и развитие страны и авторитет страны. В мире идёт суперкомпьютерная гонка, и мы не можем оставаться в стороне. Наш суперкомпьютер «Ломоносов» остаётся самым мощным в России, он занимает высокие позиции в мире. Сейчас это три петафлопса, и в текущем месяце или нескольких мы нарастим его мощность до пяти петафлопсов. И вообще без супервычислений не решается сейчас ни одна высокотехнологическая задача. Всё большее значение приобретает работа с так называемыми Big Data, большими базами.

Приведу два примера. Первый. Информационные технологии необходимы для обеспечения компьютерной безопасности, для защиты передачи данных. Для этого используются так называемые хэш-функции, то есть электронный аналог отпечатков пальцев. И надо проверить, надёжна ли эта защита. Вот наши молодые преподаватели и студенты не так давно на суперкомпьютере «Ломоносов» поставили мировой рекорд по компрометации этой хэш-функции, самой сложной. И они остались все работать у нас в стране.

Второй пример. Утверждённая недавно Стратегия научно-технического развития направлена на преодоление больших, то есть глобальных вызовов. И к таким вызовам относится использование информационных технологий и развитие цифровой экономики. Мы создаём в МГУ национальный центр компетенций в области цифровой экономики для научных исследований и подготовки кадров. Имеется хороший задел в совместной работе с Федеральным исследовательским центром «Информатика и управление» РАН – это академик Соколов Игорь Анатольевич – и другими научными организациями реального сектора экономики и органами власти.

На основе нашего суперкомпьютера Московский университет предлагает сделать шаг дальше – предлагает создать опытный сегмент уже на базе российских процессоров «Байкал», чтобы перевести и оборонную, и гражданскую промышленность на отечественные суперкомпьютерные технологии и программное обеспечение, а самое главное – подготовку специалистов. Элементная база разрабатывается ведущей российской компанией «Т-Платформы», и уже ряд министерств использует эти разработки. Наши предложения в этом направлении поддержаны Владимиром Владимировичем. Есть поручение начать эту работу с Минпромторгом, и мы её начали.

О космических исследованиях. Мы, наверное, единственный университет не только в России, но и в мире, который запускает столько спутников. За 60 лет истории космических исследований мы поставили приборы на 400 спутниках, которые были разработаны учёными, аспирантами Московского университета. В нашем активе шесть спутников – целая флотилия, и на прошлом заседании мы докладывали о готовности к запуску тяжёлого спутника «Ломоносов», сделанного Московским университетом. В апреле 2016 года первым спутником, запущенным с космодрома Восточный, стал именно наш «Ломоносов». Мы помним этот старт, Владимир Владимирович, и Ваше решение на космодроме, когда спутник полетел утром на следующий день. И, конечно, спасибо Вам за это решение.

У Московского университета большая научная программа на этом спутнике. Мы зарегистрировали мощные ультрафиолетовые вспышки, открыли более 10 космических гамма-всплесков, мы регистрируем потенциально опасные объекты техногенного и природного происхождения. И вообще, полученная информация (она и сегодня поступает с орбиты) позволяет говорить об этом спутнике как о самом удачном космическом проекте последнего времени.

Ещё один наш космический успех. Недавно произошло важнейшее научное открытие в мире – зарегистрированы гравитационные волны. Они были порождены слиянием двух «чёрных дыр» массой 29 и 36 масс Солнца. И всё это произошло на расстоянии 1,3 миллиарда световых лет, но сигнал дошёл сейчас. И большую роль в этом сыграли физики Московского университета, группа Брагинского. И самый обширный и быстрый в мире поиск источника слияния этих «чёрных дыр» зарегистрировал наш робот-телескоп МГУ.

И мы предложили новый космический проект – создать группировку спутников для мониторинга в реальном времени в околоземном пространстве, самое главное, радиационной обстановки, потенциально опасных объектов природного и техногенного происхождения, космического мусора, астероидов, метеоров и так далее. Есть Ваше поручение, уважаемый Владимир Владимирович, осуществить этот проект совместно с Роскосмосом, и мы его уже делаем.

И недавно Московский университет принял решение открыть 43-й факультет, он будет называться факультет космических исследований. Мы открыли этот факультет. Он будет готовить специалистов в важнейших областях знаний, связанных с изучением космического пространства, – это космическая медицина, биология, подготовка космонавтов к полёту и их поведение в невесомости, изучение различных, ещё не объяснённых явлений в космосе, информационные технологии и, конечно, создание новых приборов. Научным руководителем этого факультета будет дважды Герой России, лётчик-космонавт Владимир Алексеевич Соловьёв. И в этом году мы уже начнём занятия на этом новом факультете космических исследований.

Одним из важнейших приоритетов для любой страны, конечно, – наука о жизни. Это направление интенсивно развивается в университете, в частности в Медицинском научно-образовательном центре, на факультете фундаментальной медицины. И мы хотим доложить, что сейчас наш медицинский центр функционирует в хорошем режиме, и только за неполный год его полной работы прошло лечение 1030 пациентов, проведено более 500 сложных операций по разным направлениям. А недавно в медицинском центре начал работать Институт регенеративной медицины. Такого института в России нет. Это самое большое производственное помещение высшего класса чистоты, которое бывает в России и Европе, площадью 400 квадратных метров. В этом центре будет проходить изучение клеточных препаратов и лекарственных средств. Минздрав признал и факультет, и этот центр головным в подготовке кадров по новому направлению – регенеративная медицина.

В связи с этим я хотел доложить, что по поручению Президента нам предстоит создать национальную антидопинговую лабораторию. Это открывает перед нами новые возможности, в том числе по проведению научных исследований. Эта лаборатория органично вольётся в наш медцентр, факультеты и будет окружена научной работой, а не только анализами. Мы готовы и выполняем это поручение Президента и уже создали учёным советом эту антидопинговую лабораторию. Но мы предлагаем разместить её на территории Московского университета. Здесь у нас есть очень хорошее здание. У нас имеется уже и проект по его реконструкции. Единственное, мы бы просили помочь нам войти в федеральную адресную программу, ФАИП, для того чтобы быстро реконструировать это здание, и мы бы полноценно начали функционировать, договорившись с ВАДА о работе этой антидопинговой лаборатории.

Конечно, этот проект весьма престижный, и он будет соответствовать мировой практике, когда антидопинговая лаборатория находится в независимом учреждении, в независимом месте – Московском университете, да ещё на его прежней, старой территории, в здании Московского университета. Мы просто просим помочь нам войти в программу по быстрой реконструкции этого здания.

И ещё я хотел сказать, что можно отметить, что эффективность науки сейчас оценивается по публикациям. Мы не всегда согласны с теми западными и другими предложениями, что учитывать при престиже работы учёного, и выступаем за то, чтобы наши российские журналы входили в списки, на которые ссылаются другие базы данных. Но даже в той ситуации, что есть, у Московского университета показатели цитируемости очень высокие: МГУ в два раза превышает российский и мировой уровень по доле высокоцитируемых статей. Мы в два раза превышаем мировой уровень. Это значит, что мы ведём не рутинные исследования, а работаем на переднем крае науки и занимаемся прорывными темами.

И ближе к заключению я хотел сказать о важном вопросе (Владимир Владимирович поднял его): продолжаем осваивать новую территорию. Речь идёт о научно-технологической долине. Нами уже на новой территории построено около миллиона квадратных метров новых площадей, и мы за эти 10–12 лет удвоили свой кампус. Всё, что было построено раньше, от Елизаветы, – был миллион. Мы удвоили. У членов попечительского совета имеются соответствующие материалы, фотографии возведённых учебных корпусов, лабораторий, зданий. Нами проделана большая работа над концепцией дальнейшего развития нашей территории. Выделено семь основных направлений, или кластеров, они соответствуют кластерам развития науки в России. Эта концепция одобрена учёным советом, она предусматривает развитие приоритетных направлений страны в области науки, технологий. Предполагается строительство учебно-научных корпусов, лабораторий, общежитий нового поколения, в том числе спортивных сооружений и иной инфраструктуры, закреплённой за Московским университетом. Такой проект имеется.

И вообще, я хочу привести слова одного из нобелевских лауреатов – Майкла Спенса. Он сказал: «Мы действительно в корне изменим ситуацию, если будем инвестировать в инфраструктуру и повышение эффективности образовательной системы». То есть мы в русле высказываний эксперта.

План планировки территории поддержан на публичных слушаниях жителями района, жителями города и руководством Москвы. На этой территории могут работать междисциплинарные научно-технологические группы, будет создана система эффективной коммерциализации исследований и разработок, расширены и диверсифицированы источники внебюджетного финансирования МГУ. Вообще реализация этого проекта укрепит позиции Московского университета, и он будет, безусловно, одним из самых мощных по инфраструктуре и ведущим университетом мира. К слову, это единственная возможность вообще в ближайшей перспективе развития университета, другой возможности уже не имеется.

Подробнее о нашем проекте «научно-технологической долины» мы говорили на предыдущем заседании. Сейчас время старта работ по реализации. Я докладывал предложения Московского университета Вам, уважаемый Владимир Владимирович, мы готовы претворять его в жизнь. Я надеюсь, что уже в ближайшее время мы доложим о первых результатах освоения этой территории и работы над этим проектом.

И закончить я хотел, чуть-чуть разогрев членов попечительского совета. Важной частью выступления я считаю, что надо выразить благодарность всем, кто оказывал и продолжает оказывать существенную помощь и поддержку Московскому университету.

Попечительство – это историческая традиция университета. При основании университета Прокопий, Григорий и Никита Акинфиевичи Демидовы пожертвовали 21 тысячу, а это больше выделенного монаршей рукой бюджета в то время на содержание студентов. А затем ещё подарили университету минералогический кабинет. Вообще традиция благотворительности никогда не прерывалась, и члены попечительского совета продолжают эту традицию. Я от всего университетского коллектива хотел бы выразить глубокую благодарность всем, кто оказывает существенную помощь и поддержку.

Я не могу назвать всех, не позволит время, но благодарю тех членов, которые проявили инициативу создания корпоративных факультетов в Московском университете для подготовки кадров для своих корпораций, – это Михаил Сафарбекович Гуцериев, Владимир Петрович Евтушенков, Олег Владимирович Дерипаска. Я хочу особо большую благодарность выразить Игорю Ивановичу Сечину за постоянную помощь, Николаю Петровичу Токареву, Сергею Викторовичу Чемезову, Григорию Викторовичу Берёзкину, Олегу Эдуардовичу Григору и, конечно, Сергею Семёновичу Собянину. Я, безусловно, благодарен всем членам попечительского совета, который поддерживает развитие университета.

Ещё об одной помощи-подарке. Рядом с нами находится Галерея русского пейзажа – 300 оригинальных картин Левитана, Васнецова, Шишкина. Я уже благодарил на прошлом заседании члена попечительского совета Сергея Сергеевича Беднова за передачу этих картин. Но совсем недавно собиратель всей этой коллекции Владислав Леонидович Малькевич, бывший президент Торгово-промышленной палаты, а в прошлом – заместитель Патоличева, и он был генеральным директором Экспоцентра, передал ещё 30 картин-оригиналов. И сейчас эта коллекция, мне кажется, не имеет равных в мире. Сейчас она выставлена здесь, на седьмом этаже.

В 2006 году в Московский университет была передана ещё одна историческая ценность: личный архив (это 100 тысяч листов) и библиотека (630 изданий) Ивана Александровича Ильина, известного философа, выпускника Московского университета. Более 40 лет эта библиотека хранилась в университете штата Мичиган, в Соединённых Штатах. Совсем недавно была передана университету, потому что обнаружилось завещание философа. Мы приняли этот дар. Иван Александрович покинул Родину в 1922 году. Он стал крупнейшим учёным философом, остался патриотом России и Московского университета.

На новой территории в Шуваловском корпусе есть ещё один музей – «Искусство природы в камне». Эту бесценную коллекцию минералов, настоящее сокровище, подарил итальянец, друг и благотворитель Московского университета Прима Ровес. Вы встречались с ним, Владимир Владимирович, во время одного из посещений в Московском университете.

И в заключение я хотел сказать ещё об одном человеке. Просто сегодня, именно сегодня, 25 января, исполняется 100 лет со дня рождения Ильи Романовича Пригожина, известного учёного, нобелевского лауреата. Сегодня ему 100 лет.

Ребёнком он уехал из России вместе с родителями первой волной эмиграции. В трудные 1990-е он, находясь в Брюсселе, стал организатором помощи учёным России (я был тем, кто выступал его партнёром с российской стороны, мы с ним очень дружили). Сотни наших учёных тогда получили поддержку из источников, которые он нашёл, в том числе личные средства передавал нашим учёным. И они остались работать в России, не уехали в другую страну.

Илья Романович очень любил Россию, всегда считал себя русским, был настоящим другом университета. Отмечая юбилей, мы снова обращаемся к его научным трудам, ведь его теория самоорганизации сложных систем, объясняющая в том числе и процессы, происходящие в обществе, в наши дни актуальна как никогда. Учение Пригожина о том, как из хаоса получается порядок, в том числе и в обществе, объясняет многое, в том числе и то, что происходит в других странах в наши дни. Я прошу у всех членов попечительского совета дальнейшей поддержки Московского университета. У нас есть счастливая возможность сделать наш университет бесспорным лидером среди университетов мира. Это, прежде всего, наше желание работать, мы хотим работать. Это 10 тысяч кандидатов и докторов наук МГУ, 300 академиков, 50 тысяч талантливых молодых людей обучающихся, 3,5 тысячи аспирантов, хорошая, уникальная инфраструктура, отличное научное оборудование. И при вашей поддержке, уважаемые члены попечительского совета, мы, можно сказать, обречены на успех.

И, завершая выступление, я хочу от лица многотысячного коллектива Московского университета поблагодарить Президента нашей страны, председателя попечительского совета, Вас, уважаемый Владимир Владимирович, за всё, что Вы делаете для университета, для образования, науки в нашей стране. Мы хотим заверить, что все мы направим все свои усилия на дальнейшее развитие Московского университета, отечественного образования и науки во имя нашей великой страны, нашего народа.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо большое, Виктор Антонович.

Коллеги, какие есть замечания?

Пожалуйста.

Н.Макаровец:Конечно, деятельность МГУ многогранная. Но есть одно направление, которое возглавил не так давно Виктор Антонович. Это медицинское направление по созданию роботов в медицинской технике, которое, по существу, под руководством Виктора Антоновича зарождает у нас телемедицину.

Я Вам, Владимир Владимирович, докладывал, когда Вы были в Туле. Продвинулось на сегодня это направление. Смысл в том, что создан робот, который позволяет оценить жизнедеятельность человека по 12 параметрам, обобщающая программа позволяет оценить здоровье человека. Робот может обслуживать медсестра, фельдшер и иметь по Wi-Fi или используя другие каналы связь с центрами медицины. Это, безусловно, позволит нам решать проблему высококвалифицированных кадров в деревнях, где проблемы, в дальних местах, где есть проблемы, поскольку установление этой связи, конечно, сближает больного и нашу медицину.

На сегодня в Туле организовано серийное производство. «НПО «СПЛАВ» выступил индустриальным партнёром, вложил значительные деньги. С нами подписали соглашение Пермский край, Якутия о поставке туда роботов. Мы планируем, Владимир Владимирович, с Министерством обороны установить [это оборудование] в дальних регионах, в Арктике – договорённость достигнута, возможно, на погранзаставах. Таким образом приблизим медицинскую помощь к человеку и решим одновременно связь с высококвалифицированными врачами.

Нас хорошо здесь поддержал новый губернатор, он вписался. По существу, в Туле, в Тульской области мы уже организовали это направление, и я просто всех информирую и прошу членов попечительского совета обратить внимание на эти новые подходы. Понятно, что сегодня, скажем так, молодой врач – его и миллионом не заманишь в деревню. Не потому, что деревня плохая, – она великолепная, но современные молодые люди, врачи, они требуют среду, общение. В данном случае мы это общение подменяем такой связью. Поэтому этот новый подход, безусловно, очень значим. И я благодарю Вас, Виктор Антонович, за эту работу.

И второе, кратко. МГУ сегодня разработал ряд новых материалов в области полимерных смол. Я не знаю, до сих пор удивляюсь, как им удалось обойти там Дюпона и других, но по существу разработаны смолы для различных теплозащитных материалов и ракетной техники, и гражданской тематики, примерно в пять раз ускоряющих время отверждения. Для нашего предприятия мы сократим в 2–3 раза количество тяжелейших прессов, по которым просто и дорого, и их невозможно купить. Поэтому Тула выделила 18 гектаров земли, одна из кафедр будет там строить предприятие на тысячу рабочих мест, эта деятельность хорошо развивается. Поэтому я признателен Вам, Виктор Антонович, как научному руководителю, мы хорошо работаем и будем работать.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, Николай Александрович.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё хотел сказать.

Прошу Вас.

М.Гуцериев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Московский университет – сегодня это лицо высшего образования в России, если можно так выразиться, барометр, определяющий нашу современную науку. Поэтому для нас очень важно не только ограничиться финансовой поддержкой вуза, МГУ, но и одновременно мы считаем возможным участвовать активно в образовательном процессе подготовки кадров, магистров в университете.

Нефтяные компании сегодня остро заинтересованы в притоке высокообразованного персонала. Нам нужны специалисты, не только досконально владеющие технологиями производства, но и способные сказать новое слово в истории российской нефтяной промышленности, сконструировать завтрашний день нашей индустрии. Поэтому мы считаем своей прямой обязанностью делать всё возможное для качественной подготовки самых эффективных специалистов. В этом и состоит основная причина создания и успешного развития нашего совместного проекта с МГУ – Высшей школой инновационного бизнеса МГУ.

Сегодня в двухстороннем диалоге и совместной работе вуза и компании нам удаётся находить новые уникальные методы и подходы к формированию образовательных программ, причём программ не абстрактных, дающих студенту некий академический багаж знаний, а максимально чётко и конкретно отвечающий реальным требованиям производства.

Высшая школа инновационного бизнеса МГУ – это корпоративный факультет, созданный при поддержке компании «РуссНефть». Все магистерские программы школы разработаны под практические задачи нефтегазового комплекса и адаптированы для обучения выпускников МГУ и других вузов. Хотелось бы коротко остановиться на трёх направлениях нашей школы – это факультет «Управление природными ресурсами». Специальность, цель программы – подготовка магистров в области управления природными ресурсами. «Геология» – магистранты получают базовые знания в области геологии и геофизических, инженерно-геологических исследований месторождений нефти и газа. И, конечно же, это направление химической переработки углеводородного сырья. Цель – подготовка специалистов в области переработки нефти, нефтехимии и газохимии.

Хочется отметить, что именно наличие трёх направлений, в рамках которых будущие магистры получают специализированное образование, является важнейшей отличительной чертой нашего корпоративного факультета. Нам уже десять лет. За это время мы выпустили более 213 магистров. Все они сегодня востребованы, успешно работают. Мы прослеживаем их дальнейшую судьбу. Они работают не только у нас, работают и в других нефтяных компаниях и в России, и за рубежом.

Некоторые, кстати, даже стали преподавателями, преподают в нашем вузе, который мы создали в Удмуртии. Мы построили большой корпус, создали Удмурдский университет нефти и газа. Построили там общежитие, спортзалы, стадионы, и выпускники-практики, которые работали на производстве и здесь обучались, они уже поехали преподавать. Мы построили им жильё в Удмуртии, они преподают в нашем вузе. Таким образом, мы это дело пропагандируем.

Сегодня мы полностью финансируем материально-техническую базу факультета, оснащаем современным научно-исследовательским и учебным оборудованием, приобретаем современное программное обеспечение, издаём методическую литературу, на 100 процентов оплачиваем труд преподавателей, на 50 процентов мы содержим всех магистрантов. Они приезжают в основном из Западной и Восточной Сибири, немного с Поволжья. Здесь, в Москве, им трудно, всё дорого, поэтому мы 50 процентов содержания берём на себя, и они не бедствуют – не голодные, сытые, то есть достойно этот год проводят в Москве. Со стороны МГУ – это обеспечение профессорско-преподавательского состава учебной базой и разработка специальных программ.

Также хочется отметить наши успехи. В целях подготовки специалистов для ведущих российских компаний за рубежом была разработана новая магистерская программа «Геолого-физические исследования и моделирование месторождений углеводородов» на английском языке. Изначально, с первого дня по последний, они обучаются только на английском языке и по окончании получают специальный диплом, приложение к диплому, и могут выезжать в любую точку земного шара и свободно общаться на английском языке. То есть обладают техническим английским языком. Это очень важно, чтобы управлять за рубежом какими-то активами.

Второй пример. Была создана Высшая школа инновационного бизнеса, разработана уникальная новая учебно-исследовательская программа при помощи МГУ, куда входят геологические маршруты по побережью Белого моря и морская геофизическая практика на маломерных судах. То есть конкретно мы покупаем необходимое оборудование, и они выезжают в районы Севера, в районы Сибири, Восточной Сибири и непосредственно там обучаются на местах. Это тоже наше большое достижение. Мы считаем, что студенты получают дополнительное образование.

Вот коротко о том, что мы делаем. За это время выпущено 213 магистров, и мы это количество активно увеличиваем, сотрудничаем, помогаем. В общем, мы будем дальше работать. Что возможно, мы всё делаем.

Спасибо за внимание.

В.Путин:Михаил Сафарбекович, а сколько всего студентов вы поддерживаете в вашем учебном заведении, здесь? Всего сколько?

М.Гуцериев:Здесь [в МГУ] 200 выпустили, а всего в год – 50–60 магистров, и 600 – учатся [в Удмуртии]. В год выпускается более 100 бакалавров. Половину мы сразу забираем на свои производства, другая половина – в свободном плавании.

Мы каждый год то стадион построим, то общежитие, то бассейн. То есть мы их [учебные заведения] не бросаем – они государственные, не частные, не платные, мы за это деньги не берём. То есть мы постоянно отправляем оборудование. В рамках доктрины помощи большого бизнеса мы это не пропагандируем, но мы стараемся сделать всё возможное, Владимир Владимирович, искренне и от души.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, кто ещё?

С.Собянин:Уважаемый Владимир Владимирович, для Москвы сегодня День студенчества очень важный [праздник], потому что около 1 миллиона жителей Москвы – это студенты. 800 тысяч – это студенты высших учебных заведений, около 200 тысяч – среднетехнических. То есть это практически чуть ли не каждый десятый москвич – студент или, по крайней мере, имеет прямое отношение к высшему образованию.

Поэтому мы, конечно, несмотря на то что высшее образование является федеральной функцией, оказываем активное содействие в развитии высших учебных заведений на территории Москвы, и, конечно, ведущему вузу – Московскому государственному университету. Как Виктор Антонович правильно сказал, площади университета за последние годы удвоились, это означает, что удвоилась и нагрузка на всю городскую инфраструктуру.

Поэтому мы, соответственно, вкладываем достаточно серьёзные ресурсы для развития инженерной и транспортной инфраструктуры. В частности, в ближайшее время, в ближайшие дни откроются две новые станции метро, это «Раменки» и «Ломоносовский проспект» на Солнцевской ветке метро. Это новый радиус, один из самых протяжённых радиусов метро в Москве. И в 2019–2020 годах будут ещё две станции открыты третьего пересадочного подземного контура метро. Это тоже мегапроект, но он как раз будет ориентирован, в частности, и на территорию МГУ. Таким образом, транспортная доступность этого мощного университетского центра будет обеспечена полностью.

Помимо этого, конечно, мы занимаемся и дорожной инфраструктурой. В частности, крупнейший подземный переход, который просили студенты, он также в прошедшем году, в конце года, был запущен.

Я благодарю Виктора Антоновича за то, что он создал действительно уникальную гимназию. Мы эту традицию распространяем на другие вузы, и у нас в этом году откроется уже таких университетских школ при университетах (в основном это 9–11 классы) в десяти университетах Москвы. Это очень хорошее начинание, потому что даёт ребятам полное представление о будущей профессии, которую они выбирают, будущем направлении их деятельности и готовит к вузовской учёбе, делая связку между средним общим образованием и высшим образованием. Это хорошее начинание, мы его будем распространять.

В.Терешкова:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

В Центре подготовки космонавтов мы с большой радостью восприняли известие о том, что наш самый главный университет будет заниматься подготовкой специалистов по космонавтике. Для нас ведь до сих пор никто специалистов не готовил. Приходит человек, конечно, у него высшее образование, но он и готовится к космическому полёту, и изучает необходимые дисциплины, которые нужны для выполнения космического полёта, поэтому база Центра подготовки космонавтов – она достаточно обширная.

Мы готовы тесно сотрудничать, предоставить эту базу, и я думаю, что, правда, нас из первых [космонавтов] осталось совсем немного, но мы готовы. Наши специалисты готовы проводить занятия и читать лекции не только о работе в космосе (она подчас изобилует всевозможными неожиданностями), но наша база готова для того, чтобы тесно сотрудничать.

Сейчас готовим предложения, Виктор Антонович, и хотелось бы видеть Вас в Центре подготовки, чтобы Вы посмотрели эту базу. У нас есть возможность и для расширения, но теоретические и практические занятия мы можем вести на базе Центра подготовки космонавтов. Тем более за эти годы накоплен больший опыт, и мы готовы поделиться.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста, Игорь Иванович.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Для нашей компании Московский государственный университет имени Ломоносова является не просто вузом-партнёром, но опорным научным центром. С 2013 года у нас действует комплексное соглашение между компанией и университетом о сотрудничестве, и я хотел бы привести несколько важнейших направлений нашего совместного сотрудничества.

Во-первых, мы вместе занимаемся развитием университетской гимназии, о которой сказал Виктор Антонович, школы-интерната МГУ для одарённых детей. Оснащены профильные кабинеты физики, химии, биологии. Намечены темы проектного обучения гимназистов с привлечением наших корпоративных институтов. Это и геология, прежде всего моделирование месторождений и нефтепереработка.

Во-вторых, компания поддерживает создание на базе МГУ совместного российско-китайского университета, и с 2015 года на указанные цели также направляются средства компании.

Кроме того, компания присуждает гранты, стипендии учащимся. На базе МГУ проводятся ежегодные межрегиональные научно-технические конференции молодых специалистов, в которых участвуют, наряду со студентами, и сотрудники компании. Налажена работа по переподготовке и повышению квалификации кадров: 475 сотрудников в 2016 году уже воспользовались этими программами по 30 специальностям.

Третьим и важнейшим направлением сотрудничества является совместная научно-исследовательская деятельность, и в настоящее время портфель состоит из 21 проекта. Весомую часть нашего сотрудничества с университетом и «Иннопрактикой» составляет научная часть.

Я, Владимир Владимирович, хотел передать Вам один из завершённых проектов – это создание интерактивного экологического атласа Карского моря. Разрабатывается и уже используется микробный препарат для утилизации нефтяных загрязнений в условиях северных морей. Выявлены бактерии, способные активизироваться и действовать в условиях северных широт. Этот проект не только значим с научной точки зрения, но и с социальной, экологической, так как позволяет оберегать крайне уязвимую северную природу от нефтяных загрязнений.

В высокой степени разработки находится технология подготовки попутного нефтяного газа с использованием мембран нового типа. Значительное внимание уделяется проектам в сфере геологии, разработки трудноизвлекаемых запасов. Надо сказать, что здесь среди проектов один из сложнейших – это создание интерактивной геологической модели земного шара, которая саккумулирует все сведения о залежах [полезных ископаемых] на Земле. С учётом того, что компания работает по целому ряду (около 30 международных проектов), это, конечно, будет крайне востребовано нами.

Есть проекты и в нефтепереработке, по вопросам защиты здоровья, организации экстренной помощи на удалённых месторождениях (об этом также уже Виктор Антонович в своём выступлении сказал), по медицинскому обеспечению персонала на наших месторождениях, вахтовиков, кто работает на шельфе.

В заключение хотел бы отметить необходимость усиления нашего взаимодействия в целях скорейшего и эффективного внедрения результата совместных проектов. Сегодня инструментов для внедрения много. Вместе с тем внедрение остаётся самым слабым звеном технологического развития. Поэтому хотел бы подчеркнуть, что значимость проекта «технологической долины» на базе МГУ имеет, безусловно, серьёзное значение. Это может быть универсальной площадкой не только для выращивания новых идей, знаний, но и для воплощения их на практике, коммерциализации этих инноваций. Представляется, что опыт Сколково может быть в полной мере внедрён здесь на базе «технологической долины».

Г.Берёзкин:Спасибо большое.

Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович и все члены попечительского совета! Я хотел бы вас попросить на секундочку вспомнить ваши студенческие годы. Это пять лет прекрасного периода жизни.

О.Григор:Шесть.

Г.Берёзкин:Даже шесть в некоторых случаях. [Годы], которые на самом деле были наполнены, вспомните сами, не только такими важными, серьёзными вещами, о которых мы с вами говорим, но и простой ежедневной человеческой, студенческой жизнью, о которой мы пока слова не сказали. Я хотел одно слово по этому поводу сказать.

Конечно, в университете всегда была колоссальная культурная и спортивная традиция. Виктор Антонович полгода назад попросил меня вместе с ним зайти в известный тем, кто здесь учился, легкоатлетический манеж. К сожалению, стало понятно, что при том объёме средств, которые у МГУ есть, легкоатлетическому манежу, спорту не хватало [средств] очень сильно. Течёт потолок, да и вообще он был рассчитан на 500 человек, а занимаются там 1500. Я даже предлагаю не смотреть на эти фотографии.

Что мы сделали? В-первых, для того чтобы что-либо с ним сделать, мы перекрыли всю крышу, и этот легкоатлетический манеж теперь не течёт. Через несколько недель уже будет на выходе проект, его делает та же компания, которая занималась легкоатлетическими сооружениями на сочинской Олимпиаде. И это не астрономические деньги, не ядерная физика. Я, честно, один не справлюсь. Предлагаю, кто может помочь в этом деле, – присоединиться, чтобы наш попечительский совет сделал такое простое, но конкретное для ежедневной жизни, важное дело.

В.Путин: На меня Вы смотрите. Туда смотрите, по сторонам. На Набиуллину тоже не надо смотреть. (Смех.)

Г.Берёзкин: Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Григорий Викторович.

Пожалуйста, коллеги, кто бы хотел ещё сказать?

Прошу Вас.

М.Слипенчук:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Говорят, что новое – это иногда хорошо забытое старое. Я хочу вспомнить слова Михаила Васильевича Ломоносова о том, что «богатство России будет прирастать Сибирью и Арктикой».

Я преподаю на географическом факультете и могу сказать, что, к сожалению, количества и объёма экспедиций сегодня явно недостаточно. Между тем это реально огромный, высокий потенциал для страны. Я сейчас обращаюсь к Вам, Владимир Владимирович, не только как председателю попечительского совета МГУ, но и как председателю попечительского совета Русского географического общества (одного из самых старейших в России). Может быть, имеет смысл возродить то, что было в Советском Союзе: комплексные, региональные, постоянно действующие экспедиции в тех регионах России, которые наиболее интересны с точки зрения приоритетного развития, причём именно комплексные экспедиции, чтобы участвовали преподаватели, учёные с разных факультетов и оценивать состояние можно было именно с разных сторон. И тем самым, может быть, как-то возродить систему регионального планирования – это даст существенную экономию, а тем компаниям, которые сегодня работают в Арктике, например, если брать приоритетные направления, даст большой потенциал для развития. Такое предложение – воссоздание комплексных, постоянно действующих экспедиций.

В.Путин:Михаил Викторович, предложение хорошее. Оформите его, ладно, и дайте мне, так чтобы у нас сразу была и реализация Вашего предложения.

М.Слипенчук:Хорошо.

М.Гуцериев: Я знаю, Владимир Владимирович, Вы занимались дзюдо, когда были студентом, а я занимался лёгкой атлетикой, десятиборьем. Я кандидат в мастера спорта. Поэтому половину затрат [на легкоатлетический манеж] я беру на себя.

(Аплодисменты.)

К.Дмитриев: Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович!

Коллеги, я очень коротко хотел затронуть тему взаимодействия с бизнесом и с международными партнёрами, по которым, как мы считаем, МГУ сделал очень значимый прогресс за последние три года. С точки зрения взаимодействия с бизнесом и с точки зрения взаимодействия с партнёрами очень важно, чтобы технологии были востребованы. Несколько наших ведущих партнёров одобрили инвестиции в технологии по кондиционированию, по покрытию для лодок. Это взаимодействие необходимо продолжать. Мы считаем, что в рамках «технологической долины» именно взаимодействие с бизнесом и с международными партнёрами позволит обеспечить уверенность, что наши технологии лучшие в мире. И это взаимодействие крайне важно.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Кирилл Александрович.

Уважаемые коллеги! Думаю, то, что я сейчас скажу, это вещи абсолютно бесспорные. Образовательная деятельность относится к вечным сферам деятельности человека. Это вечная сфера деятельности, наиболее привлекательная, наиболее интересная и наиболее благородная. И наиболее востребованная. Мы должны быть благодарны Московскому государственному университету за то, что он предоставил нам такую честь – поддерживать ведущий вуз нашей страны.

Хотел бы поблагодарить ещё раз всех членов попечительского совета. Знаю, что многие из вас искренне хотели быть членами попечительского совета, чтобы иметь отношение к жизни и деятельности Московского государственного университета и влиять на его развитие и помогать его развитию.

Из того, что мы сейчас слышали, совершенно очевидным является, что так оно и происходит. Попечительский совет не просто собирается один раз в энное количество месяцев, но и в течение всего года так или иначе поддерживает Московский государственный университет, вместе с ним выстраивает совместную работу по наиболее перспективным направлениям научных исследований, создаёт инфраструктуру: и научную, и, как сейчас выясняется, для занятий спортом.

Очень важно, я сказал об этом во вступительном слове и хотел бы сейчас повторить, очень важно сопровождать выпускников наших высших учебных заведений, в данном случае Московского государственного университета, вплоть до трудоустройства. Это чрезвычайно важная вещь. Чтобы молодые люди, когда приходят учиться, с первого курса уже понимали, что у них есть перспектива достойного трудоустройства в своей собственной стране, и с точки зрения материального обеспечения в будущем, и с точки зрения самореализации как будущих классных специалистов.

Ещё раз всем вам большое спасибо, а Московскому университету и всему нашему студенчеству пожелаем всего самого доброго!

Благодарю вас.

Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий


Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 января 2017 > № 2051104 Игорь Важенин

ВМК «Красный Октябрь» модернизирует кузнечный цех

О том, что необходимо заводу для стабильной и эффективной работы, о заказах, их реализации, мероприятиях по техническому перевооружению «второй площадки» комбината рассказал исполнительный директор ВМК «Красный Октябрь» Игорь Важенин в интервью корпоративной газете предприятия.

Игорь Викторович, как начался для вас новый, 2017 г/?

На сегодня все цеха и участки завода приступили к выполнению производственных планов. Общий план сдачи готовой продукции на январь составляет 91 млн руб. Для «короткого» месяца это достаточно напряженно. Некоторые цеха и участки работали в новогодние каникулы, чтобы обеспечить последующие переделы, и сдача продукции прошла по плану.

Кроме того, в январе мы закончили изготовление изделия в рамках государственного оборонного заказа, сейчас начинаются его гидравлические испытания. Отгрузка этой продукции запланирована на конец февраля.

Какие перспективы видятся для предприятия?

В настоящее время в стадии подписания находятся новые контракты по нашим традиционным государственным заказам. Контракты будут подписаны в течение января-февраля. Скажу, что объемы этого года будут примерно соответствовать объемам прошедшего.

Конечно, для стабильной работы, как и любому предприятию, нам необходимо наличие ряда удовлетворительных факторов. Из внешних это благоприятное состояние рынка, его платежеспособность, доступность инвестиций, из внутренних - состояние оборудования на предприятии, квалификация персонала и многое другое. Что касается нашего завода, не все факторы можно считать удовлетворительными. Например, по некоторым государственным заказам задолженность составляет несколько сотен миллионов рублей, при этом продукция отгружена уже давно. А данные деньги нужны и для стимулирования персонала, и для модернизации, и для ремонтов, не говоря уже о расчете с поставщиками. При таком положении дел нас спасают только партнерские отношения с комбинатом, который своими финансовыми ресурсами покрывает наш дефицит.

Какие мероприятия по техническому перевооружению намечены на ближайшее время?

Во-первых, в ближайшее время на площадке заработает новая мини-котельная, в данный момент идет процесс предъявления данного объекта стройнадзору. На завершающей стадии изготовления - сверлильно-расточной станок производства Рязанского завода промышленного оборудования. Данное оборудование будет установлено взамен устаревшего станка выпуска 1940-х гu.

Идет подготовка к модернизации кузнечного цеха, где некоторые прессы, еще работающие на пару, мы будем переводить на гидравлику. Отказ от выработки пара позволит получить существенный экономический эффект. Кроме того, в стадии покупки три термические печи для кузнечного цеха.

Вообще , в планах акционера - превратить наш кузнечный цех в один из лучших кузнечных цехов Европы. Я не сомневаюсь, что это возможно.

Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 января 2017 > № 2051104 Игорь Важенин


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 25 января 2017 > № 2050613 Рустам Танкаев

Нефтегазовая судьба России.

Население нашей планеты уже давно и почти полностью зависит от углеводородной энергетики. Тем не менее, в России даже среди современной политической элиты очень распространено мнение, что наличие на территории РФ больших запасов нефти и газа является чуть ли не национальным проклятьем, которое тормозит развитие современной экономики страны. В связи с этим стоит напомнить, что мировая нефтегазовая отрасль, являясь, по сути, «кровеносной системой» современной цивилизации, дала толчок для развития многих высокотехнологических производств. Почему российский истеблишмент, особенно финансовый, продолжает стесняться углеводородной энергетики, совершенно непонятно. Согласно экспертной оценке, на сегодняшний день именно развитие нефтегазовых проектов может привести Россию к ренессансу промышленного производства. И в конечном итоге, разорвать зависимость российского бюджета от сырьевого экспорта.

О том, что значит для современной России нефтегазовая отрасль, какую роль она действительно занимает в структуре российской экономики, рассказал член Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты РФ, генеральный директор компании« ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев.

– Можно ли говорить, что Россия живет на нефтегазовой игле? Страна постепенно слезает с этой иглы и нужно ли это, в сущности, стране?

– Когда Господь решил поддержать свою любимую страну – Россию, он дал ей в руки управление мировой энергетикой. Причем это касается не только углеводородного сырья. Как известно, решения, принятые на столь высоком уровне, оспорить очень сложно. Напомню, что в нашей стране действительно самые большие запасы нефти и газа в мире. Об этом очень любят поспорить на Западе, но доказать данное утверждение легко. Кроме того, без преувеличения можно сказать, что именно Россия в настоящее время является еще и главным производителем биотоплива в мире.

Напомню, что в 20-х годах прошлого века советскими специалистами была разработана и внедрена технологи получения этилового спирта посредством гидролиза древесины. В литературе этот производственный процесс нашел отражение в виде «табуретовки», которую рекламировал американцам Остап Бендер. В СССР, а затем и в России, производство этилового спирта из отходов древесины всегда было развито чрезвычайно широко. В настоящее время на эту отрасль мало обращают внимание внутри страны, но она является чрезвычайно важной для наших соседей. Это произошло из-за того, что в Европе около 20-ти лет назад перестали производить чистые с нефтяной точки зрения бензины. Там стали использовать газохолы – смесь бензина и алкоголя. Порядка 15% такого топлива составляет этиловый спирт.

Каким образом европейским странам удается производить такой бензин? Надо сказать, что отчасти спирт получают в Европе за счет собственных биотехнологий, но это «капля в море». Основной объем – это гидролизный спирт из России. Для сравнения - в 2015 году в России было произведено 39,2 млн тонн автомобильных бензинов. При этом, по данным Департамента энергетики США, за этот же год наша страна произвела 49,5 млн тонн этилового спирта, который в основном был экспортирован в ЕС. Таким образом, главным производителем биотоплив в мире является именно Россия.

Тем не менее, уже много десятилетий в развитых странах мира активно занимаются поиском альтернативных источников энергии. Растет доля электроэнергии, вырабатываемой при помощи ветра и солнечных батарей. Однако реальной замены автобензину и дизельному топливу, кроме уже упомянутых биотоплив, придумать не удалось. Напомню, что идея использования биотоплива для двигателя внутреннего сгорания не оригинальна. Все первые автомобили ездили на спирте, в том числе «Роллс-Ройс» Владимира Ильича Ленина заправлялся чистым этиловым спиртом. Бензин появился много позже.

В начале XXI века сырьем для массового производства биотоплив в развитых странах стали избытки сельхозпроизводства. В США это кукуруза, в Европе – другие культуры. При этом выяснилось, что хотя биотопливо и производят из пищевых избытков, но избытки имеются только в богатых государствах. Многочисленные бедные страны, где уровень жизни гораздо ниже, ранее съедали эти «избытки». Причем за счет поступления дешевой или даже бесплатной сельхозпродукции в них сохранялось определенное политическое и экономическое равновесие. Для США таким регионом сбыта, в первую очередь, являлась Мексика и другие страны Латинской Америки. Сельхозпродукция из ЕС кормила Африку.

После начала массового выпуска биотоплив, когда этой отрасли были даны все возможные преференции – освобождение от части налогов и так далее – оставшиеся без дешевых продуктов бедные люди из Латинской Америки и Африки отправились в США и ЕС. Собственно, демографическое давление и основная волна эмигрантов никак не связаны с войной на Ближнем Востоке, 90% – это голодные, которые побежали в сытые страны с целью найти работу и пропитание. Надо сказать, что европейцы и американцы быстро поняли свою ошибку. Они немедленно отменили все преференции для производства биотоплив. Но остановить его уже не возможно, как и демографическое давление. И мало кто понимает, что в основе этого идиотизма лежит банальная идея - снизить зависимость от российских углеводородов.

«Это не игла – это часть судьбы»

На мой взгляд, для России нефтегазовая отрасль – это не игла, это часть судьбы. А как утверждали древние римляне, судьба покорного ведет, а непокорного тащит. Поэтому бороться с судьбой и слезать с какой-то мифической иглы нет никакого смысла. Результат все равно будет один. Но пользоваться тем, что судьба или Господь нам предоставил в своей неизреченной благости, безусловно, следует. Мы не знаем, какой следующий энергетический процесс станет главным в мировой энергетике. Как сказал известный саудовский политик, министр нефти Ахмед Заки Ямани: «Каменный век закончился не потому, что закончились камни. И нефтяной век закончится не потому, что закончится нефть». Появится какой-то новый процесс, но с очень высокой степенью вероятности можно утверждать, что главным в нем будет какая-то деталь, компонент или катализатор, который станет производиться преимущественно в России.

«Технологию гидроразрыва пласта придумали в СССР»

Конечно, у России велика доля энергетики и энергоносителей в госбюджете. Соответственно, важна и роль нефтегазового комплекса в экономике. Напомню, что после распада СССР наша страна потеряла большое количество производств. В том числе и производство высокотехнологичного оборудования для гидроразрыва пласта (ГРП). Кстати, именно в СССР данная технология была изобретена. Это произошло в 1960-е годы во ВНИИнефти, в лаборатории новых методов извлечения нефти, в которой я начинал свою трудовую деятельность. Людей, которые этот самый гидроразрыв изобрели, я знал лично. К сожалению, их фамилии были забыты, а все изобретения по данной технологии давно и прочно приписаны другим ученым, которые никакого отношения к открытию не имели.

В 1990-е годы российские специалисты привезли эту технологию в США, и там она утвердилась. В Советском Союзе оборудование для гидроразрыва пласта производилось на «Уралмашзаводе». После распада СССР необъяснимым образом контроль над этими передовыми предприятиями тяжелой промышленности получил младший научный сотрудник Института биохимии и физиологии микроорганизмов АН СССР Каха Автандилович Бендукидзе. Он первым делом ликвидировал все высокотехнологичные производства и начал производить сковородки. Столь «дальновидная» промышленная политика того времени привела к тому, что к концу 1990-х годов Россия практически перестала быть индустриальной державой.

После этого начался медленный процесс возрождения промышленности. И только введение в начале 2014 г. санкций, которые были преимущественно направлены против нефтяной отрасли и российского энергетического сектора, дало мощный толчок для развития производства в России. На сегодняшний день завершается восстановление производства оборудования для гидроразрыва пласта; напомню, что в нашей стране 45% нефти добываются с использованием этого метода добычи. Технологии нам никакие приобретать не пришлось, так как они изначально российские, а вот «железо» было американское. Еще в начале 2014 г. 99% всего оборудования для ГРП производилось в США.

«Нефтегазовая отрасль России стала отправной точкой для возрождения промышленности страны»

Напомню, что главными были три группы санкций, наложенные на Россию в 2014 г.

К первой группе можно отнести финансовые санкции, то есть закрытие для российских компаний доступа к дешевым западным кредитам. Вторая группа ограничений касалась доступа к оборудованию для ГРП, а третья – запрет на работу западных компаний (бурение и добыча) на шельфе.

На преодоление первой группы санкций, касающихся финансовых ограничений, потребовалось три месяца. Я представляю, как все было сделано. Поэтому последние заявления Конгресса США о том, что он ограничит инвестиции в нефтегазовый комплекс РФ – это «санкции» из той же серии; они не смогут сработать по определению, даже если они будут введены.

Для преодоления санкций в отношении доступа к оборудованию для гидроразрыва пласта понадобилось больше времени. В России, с одной стороны, началось восстановление собственного производства этого оборудования и химреагентов. Но это достаточно длительный процесс. Поэтому, чтобы ускорить решение данной проблемы, в 2015 году «Роснефть» приобрела крупнейшую западную компанию Trican Well Service Ltd., владеющую как технологией, так и производством необходимого оборудования для ГРП. Дело в том, что санкции предполагали запрет на продажу техники, но не запрет на продажу компании, которая ее производит.

На сегодняшний день непреодоленной остается третья группа санкций, наиболее сложная, – это доступ к оборудованию для работы на шельфе. Сложность решения данной проблемы заключается в том, что платформы, с которых ведется бурение и добыча – это самые большие плавучие сооружения в мире. Они не имеют аналогов в гражданском или военном судостроении. Создание этих циклопических объектов требует строительства специальных верфей, рядом с которыми будет располагаться металлургическое производство. Каждая платформа весит до 100 тыс. тонн, возить столько металла даже за тысячу километров очень дорого и нерационально.

Для решения всех этих технологических задач в России фактически с нуля началось создание новой отрасли промышленности. В ней будут заняты десятки тысяч человек, а учитывая персонал и всю инфраструктуру, которая должна обслуживать это производство, то количество рабочих мест будет составлять несколько сотен тысяч. Надо сказать, что ни в СССР, ни в России никогда не производили оборудование такого класса. Попытки были, но всегда неудачные.

На сегодняшний день в РФ заложены два промышленных кластера, которые и должны стать основой для новой отрасли. Один из них – это «Звезда» в бухте Большого Камня в районе Владивостока. Первая очередь этого кластера запущена в эксплуатацию 1 сентября 2016 года. «Звезда» уже укомплектована подъемным краном грузоподъемностью 12 тыс. тонн; она имеет собственный металлургический комбинат и располагает собственной железной дорогой, которая в состоянии эти огромные металлические части конструкций перевозить (ширина пути 40 метров).

Надо отметить, что сейчас главной задачей верфей является создание вспомогательных судов ледового класса, которых очень не хватает для восстановления активной навигации на Северном морском пути. Это направление очень важно для России, так как развитие Севморпути сопряжено не только с прямым пополнением госказны от транспортных проектов, но и с развитием множества смежных производств.

Именно вспомогательные суда будут обеспечивать функционирование небольших портов на арктическом побережье России. Сейчас таких портов 12, но заложены и строятся новые. Всего их должно быть 22. Эти порты должны стать многофункциональными объектами и будут снабжены плавучими атомными теплоэлектростанциями (ПАТЭС). Как известно первая такая установка «Академик Ломоносов» уже строится и должна быть пущена к 2019 году. Кстати, это тоже новая отрасль промышленности.

Нефтегазовая отрасль в этом процессе является главным двигателем прогресса, но не единственным участником. Просто у нефтяной отрасли есть деньги. Поэтому такие промышленные проекты как верфь «Звезда», а также проект Мурманского промышленного кластера «вытягивает» «Роснефть», а результатами пользуется вся российская промышленность.

«В России воссоздается собственная система навигации»

Отмечу, что одновременно со строительством верфей и судов развивается отрасль навигационного оборудования. До введения санкций навигацию в арктическом регионе нам обеспечивали 7 компаний из Норвегии. Для них это были не очень большие, но заметные деньги – 1 млрд евро в год. В результате санкций эти работы были запрещены. Поэтому сейчас в России воссоздается собственная система навигации, как у нас всегда и было. Уже возрождена дрейфующая станция «Северный полюс».

Есть и другие отрасли промышленности, которые так или иначе связаны с освоением Арктического региона. Тем не менее, в первую очередь речь и идет о поиске, разведке и разработке месторождений углеводородного сырья. Но кроме того на Арктическом побережье бездна полезных ископаемых. Вообще в России освоение Арктики идет достаточно высокими темпами. По официальным данным, территории Арктического шельфа, перспективные с точки зрения нефтегазовой отрасли, лицензированы уже почти на 100%.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что нефтегазовая отрасль является отправной точкой роста для очень многих отраслей промышленности России. Помимо строительства флота, производства промышленного оборудования, навигации, это же относится и к космической отрасли и связи. Развивается нефтехимия, выпуск специализированных видов транспорта, питания и мобильного жилья. Замечу, что это крупные отрасли экономики, которые в дальнейшем могут быть ориентированы на экспорт. Поэтому сейчас нефтегаз – это отправная точка для возрождения всей российской промышленности.

– Министр финансов РФ Антон Силуанов заявлял на последнем «Гайдаровском форуме», что его ведомство весной 2017 года сформирует основные подходы корректировки налоговой системы для российского нефтегаза. Как вы относитесь к нынешней структуре налогообложения отрасли, насколько она отвечает современным экономическим реалиям?

– Как известно система налогообложения нефтяной промышленности России сложилась в начале 2000 годов и полностью заработала 1 января 2005 года. Она включает в себя плавающие ставки налога на добычу полезных ископаемых и таможенные пошлины на вывоз нефти и нефтепродуктов. Ставки налогов рассчитываются из цен на нефть за предыдущие 1,5 месяца. Вся информация по ним ежемесячно публикуется в «Российской газете», она совершенно открытая. Сами по себе формулы для расчета налогов были изобретены коллективом специалистов, в этом участвовала и наша организация.

Целевым показателем для взимания налогов с нефтяных компаний является чистая прибыль от экспорта нефти, которая в среднем за год должна составлять $100 с тонны. Первые три года после введения системы действующего налогообложения по заданию правительства РФ наша компания отслеживала эффективность работы нового законодательства. Выяснилось, что от месяца к месяцу показатели прибыли нефтяных компаний очень сильно колеблются – они могут уходить далеко и в плюс, и в минус. Но в среднем за год, для выбранного правительством тестового маршрута – Сургут-Приморск, за 2005 год чистая прибыль составила $102 с тонны, за 2006 год – $104, в 2007 году – около $100. То есть вся система налогообложения работала идеально. Весь избыток денег, который могла бы получить нефтяная отрасль, уходил в госбюджет на формирование двух страховых фондов.

В результате у нас получилась удивительная система страхования нефтяной промышленности от кризисов. Мы этого не хотели - создавая эту систему, специалисты руководствовались только идеей изъятия сверхприбыли у компаний. Тем не менее, когда цены на мировом рынке трагически упали в 2014-2015 годах, все нефтяные компании мира очень сильно пострадали. Прибыли их, как правило, ушли в минус, они были вынуждены свернуть свои инвестиционные программы. Экономические показатели по их квартальным и годовым финансовым отчетам были просто ужасающи. Однако российские компании, которые жили в условиях так называемых «ножниц Кудрина», оказались полностью защищены от кризиса.

В России нефтяники как получали свои $100 с чистой прибыли, так и продолжили их получать. В принципе, при цене нефти выше $40 за баррель российская нефтегазовая отрасль никак не чувствует изменения цен на нефть на мировом рынке. В результате все невзгоды и неприятности упали на бюджет России. Более того, из-за обвального падения курса рубля по отношению к доллару нефтяные компании получили большой бонус – а именно в валютном выражении заработная плата всех сотрудников отрасли очень резко упала, упала и стоимость всех операционных затрат. Напомню, что прибыли компании получают в валюте, а обязательства, как и наш бюджет, несут в рублях.

За счет этого получилось, что операционные затраты на добычу нефти в России оказались самыми низкими в мире – 2 долл. 10 центов за баррель. Для сравнения в Иране – 2 долл. 50 центов, Ираке – 2 долл. 70 центов, в Саудовской Аравии около 3 долл. Операционные затраты на добычу сланцевой нефти в зависимости от месторождения колеблются от $35 до $50 за баррель, битуминозных песков Канады – $30. Операционные затраты на добычу нефти в долине реки Ориноко в Венесуэле составляют, по официальным данным чиновников, $35 за баррель, а по фактическим данным экономистов – $50. 10% нефти в мире до начала кризиса добывалось с операционными затратами выше $35 за баррель. Почувствуйте разницу!

С падением цен эта «дорогая» нефть начала уходить с рынка. Освободившиеся места стали занимать компании с более низкими операционными затратами на добычу, в первую очередь Россия. Наша страна на этом выиграла больше всех. Мы очень сильно увеличили свою долю нефтяного рынка в Юго-Восточной Азии, Европе и даже впервые в истории, не считая эпизодических поставок во времена ЮКОСа, вышли на рынок США. Для российского нефтегаза финансовый кризис оказался большим благом.

Решение правительства России о совместном с ОПЕК и другими экспортерами нефти, снижению добычи было против интересов наших нефтяных компаний. Но только против тактических интересов. Стратегические интересы отрасли соблюдаются, так как сейчас Россия заняла первое место в мире не только по добыче нефти и производству нефтепродуктов, но и по экспорту нефти и нефтепродуктов, обогнав по этому показателю Саудовскую Аравию.

Структура нефтяного экспорта России намного лучше, чем у других экспортеров. Наша страна из 400 млн тонн экспорта нефти и нефтепродуктов в год, или 8 млн барр. в сутки, продает 240 млн тонн нефти и 160 млн тонн нефтепродуктов. Например, у Саудовской Аравии, у которой тоже примерно 400 млн. тонн экспорта в год, нефтепродукты составляет всего 26 млн. тонн. По экспорту нефтепродуктов Россия давно и прочно занимает первое место в мире. И если раньше, традиционно, мы главным образом продавали мазут, то сейчас ситуация постепенно меняется. Мазут, конечно, по-прежнему остается главным экспортным товаром, но каждый год и каждый месяц его доля падает. Он вытесняется дизельным топливом. Во всяком случае, в КНР Россия экспортирует, в основном, дизель.

«В ближайшие 2-3 года объемы производства бензина в России возрастут до 60 млн тонн»

Что же касается автобензинов, то ситуация с их производством в России более печальная. Дело в том, что в результате реконструкции наших нефтеперерабатывающих заводов и пуска новых НПЗ, доля бензина в перерабатываемой нефти очень сильно упала. Старые установки глубокой переработки нефти были выведены из эксплуатации для замены, новые пока еще не пущены. Только в 2016 году началось восстановление этого производства. Если взять 2016 год, то дефицит бензинов в России составлял 7 млн тонн. При этом розничный рынок никак не страдал; АЗС снабжались на 100%.

Трудности возникали в обеспечении топливом госпоставок – северного завоза, армии, сельского хозяйства. Бензином они снабжались плохо. Эти поставки старались закрывать за счет бензина из Белоруссии, которая была обязана возвращать нам весь бензин, произведенный из российской нефти. Однако Минск этого не делал, так как после падения курса рубля цены на топливо в валютном выражении в России стали самыми низкими в Европе. Много выгоднее продать бензин в страны ЕС, где он в 2,5-3,5 раза дороже.

Естественно, и российские компании стремятся бензин по возможности вывезти. Но тут им препятствуют административные барьеры. Правительство категорически против вывоза топлива. С белорусами борются, ограничивая поставки нефти. И эти ограничения связаны, в первую очередь, с поставками бензина, а не с ценами на газ, как любят писать в СМИ.

Есть и другие проблемы. Например, традиционно Северо-Западный округ частично обеспечивался бензином с финского НПЗ «Порвоо». Эти поставки после обрушения курса рубля прекратились на 100%. Бензин в обмен на дизтопливо нам привозили даже из Японии, хотя из этой страны на законодательном уровне запрещены поставки нефтепродуктов, но на обмен разрешение давалось. Однако и они прекратились.

Таким образом, напряженная обстановка с бензином в стране сохраняется, но постепенно, с вводом в строй установок глубокой переработки нефти, производство моторного топлива в РФ растет. Уже на настоящий момент дефицита бензина в стране нет, но нет его и для экспорта. Однако в ближайшие 2-3 года, все зависит от скорости ввода установок, объемы производства бензина в России вырастут до 60 млн тонн в год. Мы полностью закроем все внутреннее потребление и обеспечим возможность для широкого экспорта нашего бензина на рынки Европы и Азии.

Качество бензина, который выходит с наших нефтеперерабатывающих заводов, соответствует самым высоким мировым стандартам. Но не надо забывать, что у нас есть еще один вид бензина, который и бензином называть стыдно – это «бодяжный бензин». Его производят законно и официально на нефтебазах смешения и делают это вовсе не кустарно. Бензин с нефтебаз смешения являлся вторым главным источником топлива, который покрывал его дефицит по госпоставкам.

Тем не менее, все эти проблемы были временными. Уже в этом году дефицит автомобильного бензина российская экономика ощущать перестанет и к концу следующего года объемы экспорта бензина будут достаточно велики. Для нас это производственная необходимость. Я напомню, что часть заправок в Европе принадлежит российским компаниям – «Роснефти», ЛУКОЙЛу и так далее. Что же касается стран Юго-Восточной Азии, то там количество АЗС, которыми владеют российские компании, исчисляется десятками тысяч. Для сравнения в России работает 25 тыс. заправок.

– Современное налогообложение способствует глубокой переработки нефти в стране?

– Современное налогообложение имеет свои плюсы и свои минусы. Плюсом является то, что наши плавающие ставки на НДПИ и пошлины защитили нефтяную промышленность от кризиса. Минусом является то, что таможенные пошлины, рассчитываемые из мировых цен на нефть, для экспорта бензина получаются слишком низкими. Нам нужно было бы установить заградительные пошлины. Однако это никто не сделал, так как все боятся трогать эту священную корову – «ножницы Кудрина». Поэтому пошлины фактически обеспечивают экспорт бензина из России в любых количествах. Это надо было бы пересмотреть.

«Увеличивая акцизы на топливо, наши министры экономического блока просто лишили себя денег»

Кроме того сейчас в стране постоянно повышаются акцизы на бензин. Само по себе это негативно сказывается на нашей промышленности, в том числе и на нефтеперерабатывающей. Особенно на реконструкции НПЗ. Дело в том, что после падения курса национальной валюты уровень жизни россиян упал примерно в 2-2,5 раза. Мы находимся в ситуации, когда объемы закупок топлива населением контролируется покупательной способностью. То есть люди не могут потратить больше денег. В этой ситуации повышение цен на бензин просто приведет к уменьшению объема продаж, и прибыли компаний упадут.

Нефтяники это хорошо понимают и говорят об этом совершенно открыто. Об этом, например, заявлял Вагит Алекперов. Надо сохранять уровень цен на бензин и дизельное топливо на прежнем уровне в валютном выражении. И компании это делают, пока есть только небольшой рост. Однако когда цены на бензин даже с умирающей экономикой Украины отличаются в 2 раза, надо было либо ввести огромные заградительные пошлины, либо адекватное повышение цен на нефтепродукты. Ни того, ни другого не произошло.

А как же получилось? Дело в том, что компании могут перераспределять прибыль с одних видов производимой продукции на другие. У нас на каждом НПЗ выпускается минимум 100 наименований нефтепродуктов. Поэтому компаниям удается держать цены на бензин и дизтопливо, тем более что бензина у нас от перерабатываемой нефти в среднем производится всего 14%, и при этом повышать цены на другую продукцию, например, на топочный мазут и асфальт, колготки и пластмассовые сиденья для стадионов. Возможностей много, и компании ими пользуются. Тем не менее, в ситуации, когда государство начинает еще и поднимать ставки акцизов на бензин и дизельное топливо, это вынуждает нефтяников каким-то образом компенсировать потери за счет других видов затрат. Поскольку до бесконечности повышать цены на другие нефтепродукты невозможно, снижаются инвестиции в реконструкцию НПЗ.

Поэтому когда наш Минфин повышает ставки акцизов, не зная всей ситуации, не понимая, как работает эта отрасль промышленности, они наносят очень сильный удар по ней, и главное – по будущему. Если бы наши акцизные ставки не повышались последние 2 года, реконструкция НПЗ уже сейчас была бы близка к завершению. И в 2017 году мы получили бы необходимые объемы бензина для страны и еще 20 млн тонн для экспорта. Бюджет бы тогда имел бы огромные прибыли, но увеличивая акцизы, наши министры экономического блока просто лишили себя этих денег. Их действия можно сравнить с тем, когда водитель машины давит одновременно и на газ и на тормоз. Как известно, именно после этого действия двигатель глохнет.

– Можно ли сравнить налогообложение российской нефтегазовой отрасли с налогообложением других нефтедобывающих стран?

– В России самый высокий уровень налогообложения нефтегазовой отрасли среди стран, добывающих углеводородное сырье – мы впереди планеты всей! Мы единственные, кто своими руками готов погубить свою нефтяную промышленность и только самый низкий в мире уровень операционных затрат, который тоже достигается людоедскими мерами – резким снижением уровня жизни нефтяников, спасает нашу нефтяную промышленность. Кроме того ей позволяет жить и наше старинное «правило», которое гласит, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения.

– Есть ли другие экономические факторы, влияющие на развитие нефтегазовой отрасли?

– Таких факторов бездна. В начале 1990-х годов были разработаны экономико-математические модели, которые учитывали их все. Первую такую модель мы разрабатывали для ЛУКОЙЛа, в 1995 году она была запущена. Потом работали над моделью для компании Chevron. Третью создавали для центрального офиса ВР. Был и ряд других проектов.

Эти модели построены на корреляционных связях между показателями, которые отбирают эксперты. Например, между курсом рубля по отношению к доллару и ценой на нефть на мировом рынке существует связь с коэффициентом корреляции 0,99. Фактически это функциональная связь. Мы считаем, что если коэффициент корреляции выше 0,7, то зависимость значима, и мы ее принимаем и берем в модель. Между всеми факторами устанавливается сетка связи. Конструкция получается достаточно жесткой. Она позволяет оптимизировать налогообложение, прогнозировать цены на нефть на мировом рынке. Причем прогнозы эти абсолютно надежны, горизонт прогнозирования составляет от 8 месяцев до года.

Кстати, эти прогнозы никто и некогда не публикует, так как это – живые деньги. У всех крупных компаний такие прогнозы есть, и они на них зарабатывают. Те прогнозы, которые публикуются, являются псевдопрогнозами участников рынка. И публикуются они с целью раскачать рынок. Это, в первую очередь, всякие банки и инвестиционные фонды, занимающиеся спекуляциями на фондовом рынке. Например, прогнозы господина Сороса не стоят бумаги, на которой они написаны.

Так вот количество факторов, которое влияет на нефтяную промышленность, исчисляется десятками. Последний раз, когда мы строили такую модель, нами было выделено 65 значимых факторов. Сказать что из них важнее, что – нет, нельзя, так как это не функциональная, а статистическая модель, основанная на корреляционных зависимостях.

– Условия работы газовой отрасли отличаются от условий работы нефтяной?

– Длительный период руководства нашей газовой отраслью дилетантами привел к тому, что она находится на грани разрушения. 20 лет назад 99% потребителей газа в России обеспечивал «Газпром». В настоящий момент монополист, без учета обслуживания компрессорных станций, то есть системы газоснабжения, занимает 35% внутреннего рынка. 65% потребителей обеспечивают газом независимые его производители – «Роснефть», НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ, а также локальные монополии, но не «Газпром». То есть сейчас «Газпром» на внутреннем рынке уже не занимает ни место монополиста, ни главного поставщика.

Кроме того за 20 лет концерн потерял 40% внешнего рынка газа. Конечно, главным образом это произошло за счет Украины. Но кроме нее были и другие потери. «Газпром» очень сильно тормозит развитие газовой промышленности за счет того, что он имеет монополию на экспорт газа. В стране существует семь проработанных проектов по строительству портов и заводов по сжижению газа. Из них, как известно, реализуется только четыре, потому что монополия «Газпрома» на экспорт газа блокирует строительство остальных. Заметно, с каким трудом реализуется «Ямал СПГ», и насколько сложно Михельсону (глава компании НОВАТЭК – «НиК») привлечь инвестиции в этот проект. Надо сказать, что все эти препятствия искусственные и наносят вред экономике нашей страны. Тем не менее, благодаря личным отношениями руководства «Газпрома» с политической элитой России, благодаря особенной позиции компании по отношению ко многим внутриполитическим процессам, в газовой отрасли сохраняется эта болезненная ситуация.

В конечном итоге все это лопнет. В какой-то момент «Газпром», видимо, развалится на две части – транспортную и добывающую. Когда это произойдет, сказать сложно. Возможно, это и не произойдет, если к руководству компании, в конечном итоге, придет специалист, но пока это «сплошное путешествие дилетантов». Кстати, когда «Газпром» перестанет быть монополистом, исчезнет и действие Третьего энергопакета, которое блокирует развитие российских газовых проектов в ЕС. Россия сможет развивать поставки газа на европейский рынок.

Сейчас развивать наши поставки газа в Европу нам помогает Господь, который решил лишить разума Украину. Напомню, что, судя по всему, именно по этой причине Киев в этом году не закупил нужное количество газа для обеспечения прохождения отопительного сезона. В результате руководство Украины не придумало ничего лучше, как провести судилище и назначить российскому «Газпрому» штраф в размере $3,8 млрд для того, чтобы обосновать последующее изъятие газа из транзитного потока.

Очевидно, что как только начнутся изъятия «голубого топлива» из транзита, немедленно прекратится транзит газа через Украину в Европу. В итоге в ЕС возникнет энергетический кризис. Конечно, топливо будет подвезено, Европа не замерзнет, но цены на газ сильно вырастут, и виновата в этом будет Еврокомиссия, которой сразу же припомнят остановку «Южного Потока». Еврокомиссары поняли это еще в октябре 2016 года, в результате был даже разблокирован газопровод OPAL, который из-за Третьего энергопакета, загружался только на 50%. Сейчас он используется на все 100%, но это уже не спасет ЕС от скачка цен на газ. Видимо, Евросоюз смягчит свою позицию и к обходным, по отношению к Украине, проектам прокладки российских газопроводов – «Турецкому потоку» и «Северному потоку-2». Но все равно, наказание для еврочиновников неизбежно. Я прогнозирую, что нынешний состав Еврокомиссии будет уходить в 2019 году со своих постов с большим треском и потерей политического будущего.

Екатерина Дейнего

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 25 января 2017 > № 2050613 Рустам Танкаев


Россия > СМИ, ИТ > ras.ru, 25 января 2017 > № 2050560

Интервью Арутюна Аветисяна, директора института системного программирования РАН

Руководитель ведущего российского института программирования о кибербезопасности, уязвимости компьютерных программ и совместных проектах с Samsung и Сбербанком.

Можно сейчас сравнивать академический Институт системного программирования, например, с американской Кремниевой долиной или индийским технопарком в Бангалоре?

Вопрос сложный, комплексный. Для того, чтобы на него ответить, надо в двух словах объяснить, что такое Институт системного программирования. Институт образован в 1994 году. С самого начала он задумывался как организационная структура вокруг научной школы, основателем которой был академик Виктор Петрович Иванников. Институт основывается на трех компонентах: элитарное образование, передовые исследования и связь с индустрией.

В части образования мы имеем три кафедры в МГУ, Физтехе и Высшей школе экономики. Выстроена целая система отбора и работы с талантливыми студентами. Элитарное образование очень сильно ограничено масштабируемостью. В первую очередь, это связано с тем, что с каждым студентом большую часть времени необходимо работать индивидуально. Тем не менее сегодня 90% наших сотрудников — наши бывшие студенты.

С генерацией интересных идей проблем нет. Но если не проводить их правильную селекцию, можно уйти в научную фантастику. Для этого как раз и нужны исследования, которые дают понимание передового фронта идей. Это второе направление нашей деятельности.

Первые два направления очень важны, но если не будет третьего компонента — связи с индустрией, — то вы вываливаетесь в «боковик», где занимаетесь очень интересными, гениальными теориями, которые в реальной жизни не нужны. А IT — такая штука, которая должна использоваться и которая уже проникла во все сферы общественной жизни, даже в юриспруденцию, где используются специализированные системы для интеллектуального патентного поиска и анализа законодательной информации. Причем когда мы говорим о связи с индустрией, надо понимать, что очень часто это направление обеспечивает финансирование, в том числе фундаментальных исследований.

Если система настроена эффективно, с одной стороны, возникает поток талантливых молодых людей, с другой — поток хороших проектов и поток денег. Причем качественных денег, а не «шальных». Если сейчас придет кто-то и скажет: вот вам миллиард или два, делайте хорошую вещь, — ничего хорошего, как правило, сделано не будет. Потому что очень важно качество денег, то есть постоянная обратная связь от реальных потребителей. Нужны продуманные, стимулирующие инвестиции.

Для нас важно еще, конечно, наличие академической среды и некоторого бюджетного финансирования, которое дает стабильность. Перед нами не стоит задача заработать деньги на рынке, на каком-то конкретном направлении.

Возвращаясь к вопросу, хочу сказать, что идеологически институт и научно-исследовательские центры Кремниевой долины устроены похоже и имеют близкие цели. Модель института, базируясь на огромном опыте школы академика Иванникова, позволяет вбирать в себя лучшие мировые практики. Эта модель была эффективна в советское время и показала свою дееспособность и высокий уровень адаптивности в последние 20 лет.

Что на выходе?

Все названные условия дают нам возможность производить два вида продукции. Во-первых, новые технологии, в основе которых лежат долгосрочные фундаментальные результаты. Это не то, что взял в одном месте мыло, обернул его в новую обертку и выдал на рынок как инновационный продукт. Речь точно не об этом. Любая наша новая технология — история минимум десятилетней работы, это долгосрочная наукоемкая инновация.

Второй наш результат, может быть даже более важный, — люди очень высокой квалификации, кого можно назвать настоящими инженерами. К сожалению, это слово сильно девальвировано. Инженер, с моей точки зрения, — человек, который ведет передовые исследования, но при этом не оторван от реальности, в которой живет.

Новые технологии и люди взаимосвязаны. Технологий без людей не бывает. Когда новая технология превращается в абсолютно понятный продукт и передается в эксплуатацию, возможна замена людей. Пока же технология в стадии, так скажем, продуктизации, без людей она будет мертва, развивать ее невозможно.

У нас такой опыт был. В свое время компания Oracle хотела купить нашу систему. Переговоры шли долго. Кончилось тем, что они открытым текстом нам сказали: хотим купить команду. Мы, естественно, отказались. Переманить людей они не смогли. Так у них ничем все и кончилось.

Как удается держать кадры?

С 1994 по 2000 год 80% сотрудников нашего института уехали в США, Западную Европу, Израиль и даже в Новую Зеландию. Последние из этих ребят уехали в 1999 году в США. Когда мы были не так давно в израильской «силиконовой долине», ее руководители не скрывали, что одним из пяти факторов, определивших бурное развитие программирования в Израиле, была именно эмиграция классных программистов из СССР и России в 1990-е годы.

Если говорить о принципах нашей системы подготовки кадров, то можно выделить несколько моментов. Сейчас в интернете легко можно найти инструкции начинающим программистам, вплоть до советов, как взломать ту или иную соцсеть. И молодому человеку, освоившему эти азы, кажется, что он уже серьезный программист. Он начинает идти по этому пути. Но через какое-то время выясняется, что он уже не способен разрабатывать серьезные технологии. У нас при работе со студентами другой подход.

Каждое новое внедрение технологии — это искусство. И успех определяется, как говорится, «последней милей». Цена этого этапа очень велика. Он самый наукоемкий. Чтобы его пройти, нужно владеть всем багажом знаний, включая оборудование, аппаратуру, срез системного программного обеспечения, приложения. Без знания всего этого внедрение и использование технологии невозможно. Поэтому центры компетенций, которые могли бы потенциально генерировать такие кадры и делать новые технологии, становятся чрезвычайно важными. Наш институт является именно таким центром компетенций в области системного программного обеспечения.

Все последние годы мы росли. Сейчас в институте чуть больше 200 человек. Из них почти 80% попадают в категорию «молодой ученый». Даже в последние два кризисных года мы создали у себя 40 новых рабочих мест.

В кадровой политике задача обеспечения преемственности — самая острая. Эта проблема будет давить в нашей экономике в ближайшие годы. Мы в институте эту проблему смогли решить. У нас есть слой программистов, так скажем, «полевых командиров», в возрасте 30–35 лет, которые способны поставить и организовать решение задачи практически любой сложности.

Средняя зарплата в институте для научных работников — порядка 150 тыс. рублей. Это, конечно, ниже, чем в США, но вполне сопоставимо с уровнем зарплат в крупных российских hi-tech-компаниях. Сейчас в кадрах у нас, кстати, основная конкуренция не с американцами, а внутри России: с IT-компаниями, где есть хорошие места для программистов. Сейчас люди уезжают за рубеж, как правило, не из-за зарплат, а по жизненным обстоятельствам. И отток этот совсем небольшой.

Те, кто работает у нас, хотят делать хорошие технологии. Кроме зарплат, они хотят иметь интересные проекты, задачи. И у нас они их получают. Дополнительно специалисты института имеют возможность работать научными руководителями со студентами наших кафедр. Могут при желании поступить в аспирантуру, защитить диссертацию. Все это, вместе взятое, на них позитивно влияет и делает суперактивными.

Как формируется бюджет института?

В 90-е годы у нас более 90% выручки давали контракты с западными компаниями. Мы платили налогов больше, чем получали совокупно из всех бюджетов. В конце прошлого десятилетия ситуация начала существенно меняться. При том что общий бюджет института рос без всяких падений, как и количество сотрудников, доля поступлений от отечественных заказчиков росла. Мы постепенно пришли к тому, что из денег, получаемых по коммерческим контрактам, сегодня примерно 40% — это деньги отечественных компаний. Например, «Вымпелкома». На западные приходится 60%. Это без учета бюджетного финансирования, в том числе по линии Российского фонда фундаментальных исследований, министерства образования и науки.

Соотношение варьируется от 70 на 30% до 55 на 45% пока в пользу западных контрактов. Я вижу тенденцию, что доля отечественных заказов постепенно наращивается. Я думаю, это хорошо.

«Вымпелком» какие работы заказывает?

У нас есть отдел тестирования и верификации программных продуктов. А «Вымпелкому» очень важно, чтобы надежность его работы была высокая. Поэтому у нас с этой компанией сотрудничество долгосрочное, уже более пяти лет.

Какие еще проекты реализуются институтом в интересах промышленности?

Например, совместно с Государственным научно-исследовательским институтом авиационных систем (ГосНИИАС) начинаем работать по созданию программной платформы для авионики — бортового комплекса радиоэлектронного оборудования гражданских самолетов. То, что мы делаем по заказу ГосНИИАС, это достаточно новое направление.

Необходимо не только обеспечить функциональные требования, но и требования, связанные с сертификацией платформы. В прошлом году мы завершили этап согласования требований. Следующие три года будем реализовывать проект, в течение которого мы сделаем платформу. Думаю, очень конкурентоспособную. Важно, что это будет именно платформа. Потому что сегодня происходит фрагментация функций. Некоторые говорят: у нас есть супер операционная система. Но этого мало. Должна быть не операционная система, а платформа, включающая средства разработки, инструменты, в числе прочего обеспечивающие жизненный цикл разработки безопасного программного обеспечения. Это позволит, в частности, повысить кибербезопасность авиационных систем, свести к минимуму риски несанкционированного вмешательства в работу авионики, в том числе с террористическими целями.

Это все должно удобно и эффективно работать. Должна быть переносимость и многое что еще. Мы именно так думаем, проектируя вычислительную платформу для авионики. Через три года мы ее сдадим с набором необходимых материалов для сертификации. Но работать она, думаю, начнет раньше.

У нас не «водопадная» модель разработки. Хотя некоторые контракты мы подписываем, к сожалению, по «водопадной» модели. А работаем по итеративной модели. Как только подписываем контракт, а иногда и раньше, начинаем писать код. Это, кстати, помогает лучше понять требования. Обратная связь нужна. Так что в части решений для авионики у нас уже кое-что есть.

А есть примеры успешного взаимодействия института с крупными западными компаниями?

Мы, например, в сотрудничестве с Samsung были одними из основателей платформы Tizen в России. Мы приняли участие в этом проекте, несмотря на то что входим в структуру Российской академии наук. Я считаю, что единственный способ создать платформу, конкурентную Android и Apple, это иметь сопоставимую по качеству систему, но на открытом коде, вокруг которой можно создать сообщество разработчиков и потребителей. Я в этом долго убеждал Samsung и, надеюсь, был услышан. Tizen — попытка создать такое сообщество. Удастся или нет — я не знаю, но моя идея именно в этом.

Tizen сейчас установлен на все телевизоры Samsung, на все носимые устройства. Так как мы делали оптимизацию Tizen, могу сказать, что эта платформа работает быстрее Android с точки зрения работы с памятью.

Хорошей новостью является то, что следующая версия платформы Tizen будет включать C#. То есть и Microsoft к этому подключился. С другой стороны, Samsung готов отдать этот проект в open source полностью. В аспектах технологической независимости и возможности использования и развития платформы в России это уже произошло.

Надеюсь, что в сообщество Tizen начнут вовлекаться крупные международные партнеры (страны Латинской Америки, Индия и др.). В России мы уже создали ассоциацию, которая декларирует наши намерения, но необходимо, чтобы в течение нескольких лет появились коллективы, которые будут отдавать в Tizen свои разработки. Только тогда вокруг платформы появится сообщество, гарантирующее развитие платформы под нужды российских потребителей.

Что касается основного вклада ИСП РАН в Tizen, это разработка средств анализа кода на предмет дефектов и уязвимостей. Такие инструменты — неотъемлемая часть жизненного цикла разработки безопасного программного обеспечения (на Западе называется security development lifecycle). Это полностью наша разработка, реализованная в технологии Svace. В ближайшее время наши инструменты станут частью платформы, причем на международном уровне. Я надеюсь, что это хорошие предпосылки для полноценного партнерства в международной кооперации.

Возможно, такие проекты должны поддерживаться правительством, причем не только нашим. Игроки по ту сторону океана очень мощные: Google находится в мощнейшей экосистеме, вокруг которой работают университеты, Кремниевая долина, и компания, как пылесос, может втягивать ресурсы. У нас этих ресурсов не так много, а надеяться, что мы оттуда их перетянем, не приходится — это сверхдорого, мы просто не конкуренты.

На внутреннем рынке продукты института востребованы?

Это для нас очень сложный вопрос. Сами мы не на рынке. Для изучения востребованности нужны маркетинговые исследования, мы их не проводим, мы работаем с конкретными потребителями.

Центры компетенции вроде нашего очень важны, когда нужно адаптировать производство в отсутствии «коробочного решения». Хороший пример есть в нашем взаимодействии со Сбербанком. К нам пришли ребята из «Сбербанк-Технологии». Греф (Герман Греф, глава Сбербанка. — RNS) им поставил задачу отказаться от специализированного железа, так как это зависимость и огромные затраты. Второе — это использование big data, чтобы поток в миллиард пользователей не остановил работу сервиса, аналитику и транзакции. Они выбирали новую платформу, не могли понять, на что переходить, пришли к нам. Если бы пришли в какую-нибудь коммерческую компанию, их бы посадили на свои технологии.

В свою очередь, мы разработали методику, разработали набор тестов на основе 150 млн выгруженных анонимных транзакций и с их помощью изучили все решения, которые хотел Сбербанк. В итоге победил Crypt.gen. Причем его хорошим конкурентом стал Tarantool (инструмент управления данными Mail.ru Group. — RNS), но в нем не были реализованы некоторые функции, и мы не были уверены, что в случае их реализации сохранится производительность. После чего Сбербанк заказал на Западе железо, повторил тесты, убедился в результатах, и год назад Греф объявил, что Сбербанк начинает переход на новые технологии. В итоге мы сыграли роль академического центра компетенции, который смог разработать инструменты и передать их заказчику.

Сейчас много говорят о кибервойнах и кибероружии. Насколько реальны угрозы?

Все индустриальные системы принципиально уязвимы. Так как все в IT, везде чипы, интернет вещей и так далее. Безусловно, мир становится все более уязвимым. Более того, невозможно отделить уязвимость от закладки. Любая уязвимость может быть представлена как ошибка программиста. С учетом того, что у нас большая часть систем поставляется из-за рубежа, код должен проверяться специальными инструментами. И на это не нужно жалеть денег.

То, что все уязвимо, — для меня нет сомнений. То, что с этим нужно бороться не только программистскими методами, — тоже несомненно, но это не наши задачи. Мы — разработчики новых технологий. В качестве перспективного направления исследований можно упомянуть разработку технологий гомоморфного шифрования. Поясню, что это такое. Вы проводите операции над своими данными как обычно, считая, что они не зашифрованы. А на самом деле они все время находятся в полностью зашифрованном виде. И нет момента, когда они дешифруются — обычно данные воруют именно в этот момент.

Например, сейчас пароль на вашем компьютере находится в оперативной памяти в расшифрованном виде. Все современные компиляторы агрессивно оптимизирующие. Для них оптимизация важнее, чем другие вопросы. И хотя в коде программы предписано стирать пароль из оперативной памяти, оптимизирующий компилятор всегда это выкидывает. То есть в исходном коде ошибки нет, а в бинарном коде у вас уязвимость. И это самый простой пример. Есть намного более серьезные вопросы. При компиляции появляются уязвимости, которые можно использовать, систему захватить, хотя в исходном коде их нет.

Никто у нас этим не занимается. Мы давно предлагаем: давайте сделаем компилятор, который будет промышленно компилировать тот же «Линукс», но уберем в нем такого рода ошибки. Сейчас мы сами их все не знаем. Составим картотеку таких ошибок, будем ее пополнять.

Но создание такой технологии — это два-три года. И потом ее нужно поддерживать, потому что технологии меняются и базу все время нужно пополнять. Пока мы финансирования на этот проект не нашли. На это вряд ли можно найти западного заказчика: понятно, что в этом в первую очередь заинтересовано государство. Но мы не теряем надежды.

Считается, что мы менее уязвимы для кибератак, потому что у нас меньше распространены IT-технологии, чем в США, например.

Безусловно, чем меньше у вас IT-технологий внедрено, тем вы менее уязвимы. Наименее уязвимый человек — тот, кто живет в деревне без электричества. Но мы вынуждены будем внедрять новые технологии, хотим мы этого или не хотим. Любую, самую надежную систему можно атаковать. У нее будет уязвимость. Вопрос: как сделать, чтобы эти уязвимости нельзя было эксплуатировать или минимизировать ущерб от атаки.

Сейчас большая часть нашей команды, которая связана с компиляторными технологиями, занимается разработками в области статического и динамического анализа на предмет нахождения дефектов в коде.

Кроме того, у нас есть в руках промышленные инструменты запутывания кода для традиционных языков программирования С, С++, для двух наиболее распространенных открытых компиляторных инфраструктур: GCC и LLVM. Но самое интересное: к нам пришел российский заказчик, компания «Свемел», которая делает свою операционную систему. Мы даже не знали, для чего они ее используют. Они внедрили наше решение по запутыванию кода в погранслужбе ФСБ и в МИДе.

О чем речь. У вас есть исходные коды. Когда вы компилируете, получаете нолики и единицы — бинарный код. Например, вы делаете «умный» чайник, там есть микропроцессор и так далее. Кто-то его купил, долго изучал и нашел уязвимость. Никаких способов убрать из кода все уязвимости не существует. Даже в самых продвинутых системах они есть. Поэтому, если над бинарником долго работать, рано или поздно там что-нибудь найдется. Какой бы у вас защищенный код ни был, его взломают. Как и мы, наверное, взломаем любой чужой код — зависит от времени и сил.

Противник купил или украл ваше устройство, компьютер или чайник и нашел, как его взломать. Как сделать так, чтобы они эту уязвимость не смогли эксплуатировать на другом бинарном коде? Наш компилятор без изменений и ошибок компилирует весь код. При этом задаются параметры, и в зависимости от этих параметров происходит разное запутывание кода, получаются одни нолики и единицы или другие. И, соответственно, каждый экземпляр бинарника отличается. И напрямую атаку уже провести невозможно. Получается такой же чайник, на нем стоит та же самая система, но бинарный код уже другой. Он изменен, и его нужно заново взламывать.

Правительство обязало госкомпании закупать отечественный софт вместо импортного. Один из аргументов: в импортных программах могут быть «шпионские закладки». Действительно ли такая угроза есть? И второй вопрос: а что, в отечественном софте закладок или ошибок не может быть? Его ведь тоже надо проверять?

Безусловно. Именно потому, что, как уже сказал, граница между закладкой и ошибкой стерта. То, что предлагается покупать отечественный программный продукт, это в целом для нашего рынка, для нас хорошо. Хотя бы потому, что ведет к созданию потенциальных рабочих мест. Причем, как я вижу, в большинстве случаев не наблюдается неоправданного усердия добиться поставленных задач кавалерийским наскоком, «любой ценой», «даже с потерями», чего поначалу многие боялись. Все делается достаточно грамотно, в рабочем порядке.

Но надо понимать одну вещь: в нашем коде тех же ошибок может быть так же много. Более того, поскольку при разработке софта очень многое копируется из того же открытого кода, нет никаких гарантий, что закладки не перекочуют в ваш новый код. Если вы, например, используете «Линукс», то оттуда все, что там есть, попадет к вам. Закладки это или уязвимость — неважно, но оно будет перетекать к вам так или иначе.

Законсервировать свою платформу и держать ее десятилетиями вы все равно не сможете. Вам все равно придется ее синхронизировать с основной ветвью разработки. Раз в два года или в три — неважно. И оттуда к вам может прийти все что угодно. То есть вы все равно упретесь в то, что вам будут нужны современные технологии, которые будут отфильтровывать дефекты, будь то закладки или ошибки. Но такие технологии удорожают разработку, и для создания их рынка нужна соответствующая законодательная база. Мы принимаем участие в такой работе в рамках совместных работ со ФСТЭК.

И вот эти-то технологии как раз импортировать точно нельзя. Потому что если человек или фирма, которые вам поставляют операционную систему, сами же будут смотреть, есть в ней ошибки или нет, то они могут, конечно, пропускать их случайным образом. И здесь, наверное, должно быть четкое понимание, что такого рода технологии не должны браться оттуда, откуда и софт.

А как все же быть, если поставили компании или госучреждению программу, а потом с ее же помощью украли информацию или что-то захватили?

Такая возможность есть. Но тут должны быть другие уровни защиты. Ведь это фактически объявление войны. Поэтому тут далеко не на моем уровне должна решаться проблема. На тот случай, если такие вещи вдруг серьезно начнут происходить, у нас должны быть какие-то мобилизационные варианты. Но я не ожидаю, что такие вещи будут.

Если вернуться к теме закладок. В чем может быть их опасность?

Закладки могут быть всегда, и они могут эксплуатироваться долгосрочно для того, чтобы украсть информацию. Причем не обязательно государственного характера. Сейчас промышленный шпионаж, по-моему, даже более актуален. Потому что это конкурентоспособность, новые вещи, понимание, в какую сторону движется другая страна или компания. Такое знание, кстати, — огромный ресурс. Это все в мире пытаются сделать через открытые и закрытые источники информации.

Думаю, в этой части я ничего нового не скажу. Это тривиальные вещи: желательно, чтобы критическая инфраструктура, та же атомная энергетика или системы военного управления были не только на своем софте, но на своем «железе».

Импортным компьютерам тоже доверять нельзя?

А как вы думаете? Мне непонятно, например, как можно обеспечить безопасность аппаратно-программной платформы, если аппаратура в ней не ваша. Как технологический человек, могу сказать, что современные методы аппаратной виртуализации, технологии виртуализации, которыми мы занимаемся много лет, показывают, что вы никогда не можете быть уверенными в том, что именно то, что есть в вашем софте, ровно и делается. Потому что в любой аппаратуре есть микрокоды, есть просто недокументированные возможности «железа», которые могут сделать все что угодно.

Да, есть возможность скрыть эту систему, держать в каком-то контуре и тем самым гарантировать безопасность. Но снова: это защита только от внешнего воздействия. Допустим, вы ее гарантировали. А если внутри эскалация прав? Например, внутри системы человек, у которого права секретаря, а на самом деле он за счет эскалации получил доступ к правам генерала. Если у вас в «железе» «дырка», он это может сделать.

Именно поэтому, мне кажется, в совсем критических вещах, о которых я уже говорил, желательно иметь и свой софт, и свое «железо». Хотя я понимаю, что могут быть разные способы, как снизить эти риски, управлять ими. Это понятно. Для этого есть специальные люди, службы. Они умеют это делать. И тут мы им можем даже помочь, наверное. Но повторю: желательно, чтобы в критических вещах все было ваше, где вы точно все знаете.

Рамблер, Сергей Вальченко

Россия > СМИ, ИТ > ras.ru, 25 января 2017 > № 2050560


Россия > Транспорт > gudok.ru, 25 января 2017 > № 2050333 Олег Валинский

Олег Валинский: «Предстоит определиться с производителями по переходу на контракт жизненного цикла»

Обеспечение перевозок тяговым подвижным составом предполагает общую ответственность перевозчика, сервисных предприятий и производителей техники. О том, как удаётся совместить интересы всех участников деятельности локомотивного комплекса, вице-президент ОАО «РЖД», руководитель Дирекции тяги Олег Валинский рассказал газете «Гудок».

– Олег Сергеевич, вы возглавили дирекцию в начале 2016 года. С какими вызовами пришлось столкнуться локомотивному комплексу в прошедшем году?

– Главным вызовом остаётся оптимизация эксплуатационных расходов. В ноябре 2015 года создана программа сокращения издержек в локомотивном хозяйстве на 4,7 млрд руб. В начале 2016 года она существенно скорректирована. Суммарно цифра программы по оптимизации оценивается в 25,5 млрд руб. за год.

Необходимые ресурсы для выполнения задания находили во взаимодействии с сервисными компаниями в части оптимизации ставок за ремонт. Сокращали сверхурочные и непроизводительные потери в работе локомотивных бригад. Отдельные профессии выводили на аутсорсинг. Нашли резервы в экономии топлива и энергетических ресурсов. Также реализовывалась программа перевода бригад на работу с одним машинистом без помощника. Все аспекты этой обширной программы каждый месяц актуализировались.

– Наша газета много писала о взаимодействии дирекции с сервисными организациями. Оставалось много разногласий и по ставкам на обслуживание техники, и по организации ремонта. Сейчас они сохранились?

– Происходит некоторое переосмысление нашего взаимодействия с сервисными компаниями. Наш подход вполне объективен: владельцем парка является Дирекция тяги, а сервисные компании (заводы «Желдорреммаша», например) являются обслуживающими. Они работают на нас, а ни в коем случае не наоборот. Отмечу, что приходит понимание того, что мы все вместе работаем над единой задачей. Дирекция тяги, Дирекция по ремонту локомотивов, сервисные компании, заводы «Желдорреммаша», заводы по производству техники – всё это является локомотивным комплексом. По большому счёту мы – одно целое. И заказчику работ этого комплекса – ОАО «РЖД» – не столь важно, какая из составных частей этого целого вдруг даёт сбой. Получается, что сбой даёт комплекс в целом. И мы нашли понимание необходимой общей ответственности за итоги работы комплекса.

– В рамках «Стратегии развития ОАО «РЖД» до 2030 года» одним из приоритетов названа программа обновления парка локомотивов. Насколько острой остаётся проблема обеспечения перевозок тяговым подвижным составом?

– Уровень износа локомотивного парка оценивается в 68,4% по состоянию на начало 2016 года. Итоги прошедшего года ещё предстоит оценить. Парк ОАО «РЖД» пополнили 493 машины. Это чуть меньше запланированного (507 единиц. – Ред.). Изначально это связано с двумя причинами. Есть сбои у поставщиков. «Синара» не смогла нам построить часть тепловозов ТЭМ14. Они дали меньше заявленного количества. Планировалось получить 25 единиц. Кроме того, мы сами отказались от закупки тепловозов ТГ16М, поскольку они не соответствуют техническим условиям, которые мы предлагали производителю. Частично эти локомотивы заменят электровозами 2ЭС6 и 2ЭС7. Но программа закупок всё же сократилась незначительно.

Инвентарный парк оценивается в 20800 машин на начало года. Средний срок службы локомотива – 40 лет. Масштаб закупок сегодня соответствует необходимому уровню постоянного обновления. Если мы сохраним этот уровень, примерно 1/40 часть парка, то постепенно достигнем износа парка в 50%. К чему мы и стремимся – когда количество выбывающих локомотивов будет равно количеству приобретаемых.

Мы сейчас выбираем приоритеты развития и пришли к определённым выводам. Нужно снижать количество инвентарных локомотивов. Что это значит? Из всего инвентарного парка в 20,8 тыс. локомотивов в работе задействовано около 14,5 тыс. Из них только 8,5 тыс. используется в голове поезда. Получается, что на один реально работающий локомотив мы содержим сегодня в среднем 2,4 машины. Это неоправданно много. Поэтому у нас разработана программа оптимизации, затрагивающая многие аспекты. Списание локомотивов, которые уже «выбежали» свой ресурс, но находятся в инвентарном парке. Планируем и оптимизацию за счёт улучшения качественных показателей. Улучшение работы сервисных компаний с точки зрения снижения простоя как в ожидании ремонта, так и в ремонте. Чем меньше инвентарный парк и чем он эффективнее, тем меньше необходимых затрат на его обновление.

А освободившиеся финансовые резервы мы сможем направлять на другие цели, в частности, сократить число локомотивов, требующих ремонта. К 2020 году мы должны прийти к тому, чтобы вся техника, по срокам требующая ремонта, сразу проходила необходимые процедуры. Нет смысла покупать 100 новых локомотивов, если 1000 у тебя в парке ждёт ремонта. Поэтому и приоритет сейчас в ликвидации отставания по объёмам капитального и среднего ремонта. На начало 2016 года число локомотивов, которым требовался заводской ремонт, составляло 1812 единиц.

– Есть ли у ОАО «РЖД» такие сегменты перевозок, где нужны более совершенные локомотивы? Готовы ли машиностроительные предприятия предъявить и выпустить в нужном объёме необходимую технику?

– Да. Например, остро нужны локомотивы для работы в условиях БАМа. Мы заказывали такие машины. И машиностроители не без нашего участия модель представили: это асинхронный тепловоз 2ТЭ25А. Машина тяжело приживалась. Поэтому заказ на неё ограничился 52 единицами. Почти весь прошлый год они модернизировались, доводились до ума. И всё же этот тепловоз не является некой идеальной машиной для БАМа. Там сейчас работают локомотивы 2ТЭ10 разных индексов, которые к 2020 году начнут массово «выбегать» ресурс. И к этому сроку нам нужна альтернатива.

Новая машина должна быть экономичнее по потреблению топлива и отвечать более высоким технологическим требованиям. Мы должны везти на полигоне поезда весом 7100 тонн, чего сегодня не может 2ТЭ10.

Ещё нам нужны мощные электровозы как постоянного, так и переменного тока. На Транссибе сегодня много участков, где поезд весом 7100 тонн нужно подталкивать. Мы сегодня вынуждены создавать так называемые квадраты, это когда соединяются два двухсекционных локомотива. И получается, что 7100 тонн мы везём, но теряем в производительности локомотива. Теряем и с точки зрения расхода электроэнергии. А универсальной машины для Восточного полигона нам пока никто не предложил.

Мы понимаем, что в предложенной «машине будущего» нужен некий баланс. Нельзя бесконечно увеличивать мощность локомотива в голове поезда. Тогда он просто начнёт «рвать» поезда. Или, например, нужны локомотивы, которые могут управляться не двумя, а одной бригадой. Требуются машины, удобные в эксплуатации при объединении, когда они требуют меньше времени при подготовке к рейсу.

В общем, нужны локомотивы, которые будут ездить и не создавать проблем.

– В сервисном обслуживании «машин будущего», вероятно, также потребуются какие-то изменения?

– Предстоит определиться с производителями по переходу концептуально на контракт жизненного цикла (КЖЦ). Чтобы мы покупали не просто локомотив, а на 40 лет. На всю его жизнь. Нам нужно разработать системные требования к производителям, понять, как такой контракт повлияет и на цену продукции.

Не менее сложная задача - испытать систему КЖЦ по отдельным сериям локомотивов, у разных производителей. А затем провести идею через площадку торгов. Важно, чтобы мы чётко сформулировали производителю своё видение всей системы жизнедеятельности техники. Возможно, на локальном полигоне испытать всю цепочку КЖЦ. Чтобы уже в 2018 году в программу закупок попали машины «победителей» на отдельно взятом полигоне.

Ещё важно правильно подойти к самому понятию «локомотив будущего». Потому что сегодня процесс приобретения локомотивов строится так. Появляются некие разработки у отдельных заводов. Нам говорят: вот у нас есть вариант новой машины – покупайте её. Но ведь наша задача заказать то, что нужно нам. И вопрос должен стоять только в том, насколько локомотив соответствует нашим техническим условиям и сколько он тогда будет стоить. В этом отношении мы уже достигли понимания с нашими коллегами из научных кругов, с производителями, движенцами. Есть некая матрица, отражающая то, что нам надо от «локомотива будущего». Конечно, ждём инициативы и от производителей.

Нужно всё-таки управлять процессом формирования заказа техники, быть в нём активной стороной.

– Есть ли будущее на сети РЖД у газотурбовозов? Будет ли их применение массовым?

– Безусловно. Но к вопросу их использования надо подходить более комплексно. Мы пытаемся использовать и внедрить на сети подобную машину. А инфраструктура, обеспечивающая её работу, явно отстаёт. У машины есть несколько явно положительных параметров. Есть положительный опыт их использования в условиях Севера. В 2016 году мы покупаем, точнее, заберём из опытной эксплуатации уже вторую такую машину. Она начнёт работать на сургутском полигоне. Сама идея неплохая, но требуются конструктивные доработки, над которыми будем работать с производителями.

– Как реализуется идея полигонной системы ремонта техники?

– Есть пока только концепция такой системы. Мы пытаемся реализовать пилотные проекты. С точки зрения использования локомотива на определённом полигоне система формально уже есть. Но мы предполагаем нечто иное. Покупаем, например, локомотивы для Восточного полигона на подшипниках качения. Они имеют принципиально новые межремонтные сроки пробега. Но чтобы перейти на так называемую полигонную систему их ремонта, надо, чтобы на всём полигоне работали только эти машины. Уже в 2017 году сможем добиться того, чтобы на Забайкальской и Дальневосточной дорогах у нас работали только эти локомотивы. Тогда мы сможем отказаться от излишних сервисных депо и машины не будут привязаны к определённому месту ремонта по технологическим признакам.

Пока работают несколько серий на том или ином участке, мы вынуждены оставлять сервисные подразделения. Это снижает возможности сокращения издержек.

Есть концепция, но пока мы не можем сказать: у нас есть опыт, которым готовы поделиться.

– Задачи обеспечения перевозок ранее часто требовали перевода части техники и локомотивных бригад с одной дороги на другую. Как часто используются такие решения сейчас?

– Практика пока сохраняется, к сожалению. Очень много влияющих факторов. Нынешний год показал, что есть вопросы к планированию погрузки. Причём это не вина ЦФТО РЖД. Есть плановая работа грузовладельцев-экспортёров. А есть и элементы экономической конъюнктуры, которые заставляют их менять направления грузопотоков. Сводные планы перевозок у всех клиентов ОАО «РЖД» меняются. И часто непредсказуемо. В текущем году, например, мы наблюдаем рост погрузки на востоке значительно выше планового. Естественно, нам пришлось для обеспечения перевозок перебрасывать локомотивы ВЛ80. А в конце 2016-го оказались востребованы перевозки в порты Северо-Запада. И мы делали необходимую перевозку техники.

Сергей Черешнев

Россия > Транспорт > gudok.ru, 25 января 2017 > № 2050333 Олег Валинский


Россия. СФО > Леспром. СМИ, ИТ > lesprom.com, 25 января 2017 > № 2049283

Правительство Иркутской обл. и «Росатом» подписали соглашение о реализации проекта по маркировке леса

В правительстве Иркутской обл. состоялась презентация автоматизированной информационной системы учета по контролю прохождения древесины, об этом сообщает официальный портал региона.

Представители разработчика — государственной корпорации «Росатом» — рассказали о принципах работы системы. Для этого создана специальная программа. Она будет считывать информацию, заносимую на идентификационные пластиковые карты. На такую карту заносятся данные о номере заготавливаемой партии древесины, дата выпуска карты, информация об актах приема-передачи карты, правовом основании заготовки партии леса, сведения о пунктах приема, переработки и отгрузки, где должна проходить заготовленная партия, другая информация.

Такая однократно действующая карта активируется в министерстве лесного комплекса Иркутской обл. и выдается лесопромышленнику вместе с сопроводительными документами на заготовку партии леса. Каждая карта привязана в информационной системе Иркутской обл. к конкретной лесосеке. Считывание данных карты может проводиться в любом месте без использования Интернета. Для этого на мобильные телефоны лесных инспекторов и других проверяющих будет установлена разработанная «Росатомом» программа. При погрузке леса на территории лесхоза его сотрудниками на карту заносится информация об объеме заготовленной древесины. Также с помощью мобильного приложения можно проверять по картам соответствие задекларированной и перевозимой древесины по пути ее следования. По картам же будет проходить приемка и отгрузка древесины, после чего они деактивируются.

Как сообщил министр лесного комплекса Иркутской обл. Сергей Шеверда, реализация областного закона «Об организации деятельности пунктов приема, переработки и отгрузки древесины» будет осуществляться в три этапа. Сначала все такие пункты будут поставлены на учет. Затем они должны предоставить в Минлес региона отчеты о заготовленной, переработанной и отгруженной древесине. Дальше начнется ее маркировка в рамках реализуемого пилотного проекта.

Подготовка необходимых подзаконных актов, регламентирующих взаимодействие всех участников процесса, находится в стадии завершения. 24 января 2017 г. председатель правительства региона Александр Битаров подписал трехстороннее соглашение о содействии «Росатома» Рослесхозу в реализации пилотного проекта по маркировке леса на территории Иркутской обл. Руководители Госкорпорации и Федерального агентства лесного хозяйства поставят свои подписи в Москве до 1 февраля. С 1 апреля начнется подключение автоматизированной системы по контролю прохождения древесины и до 1 июня должен начаться процесс маркировки.

Россия. СФО > Леспром. СМИ, ИТ > lesprom.com, 25 января 2017 > № 2049283


Белоруссия > Леспром > lesprom.com, 25 января 2017 > № 2049282

В 2017 г. Беларусь экспортирует 1,8 млн м3 необработанной древесины

Президент Беларуси потребовал обеспечить переработку всей древесины внутри страны, сообщает пресс-служба главы республики.

Об этом Александр Лукашенко заявил 24 января 2017 г., заслушивая доклад по вопросам реализации на экспорт круглых лесоматериалов.

По итогам обсуждения глава государства разрешил в 2017 г. экспортировать 1,8 млн м3 необработанной древесины, но предупредил, что впредь весь ресурс должен перерабатываться внутри страны.

В 2015 г. был подписан указ, согласно которому вывозить за пределы Беларуси необработанную древесину без согласия президента запрещено, экспорт разрешался только в исключительных случаях.

Белоруссия > Леспром > lesprom.com, 25 января 2017 > № 2049282


Россия. Арктика > Армия, полиция. Недвижимость, строительство > mil.ru, 25 января 2017 > № 2048532

В 2017 году в российской Арктике завершится строительство более 100 объектов военной инфраструктуры

В рамках реализации утвержденной Президентом РФ Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 г. Минобороны России ведется строительство военной инфраструктуры от Кольского полуострова до Чукотки.

Всего более 100 объектов капитального строительства, расположенных в российской Арктике, будет введено в эксплуатацию до конца 2017 г. Сдаваемые объекты расположены на территории арктических военных баз Минобороны России, дислоцирующихся на Земле Франца Иосифа, Новой Земле, острове Среднем (архипелаг Северная Земля), мысе Шмидта, островах Врангеля и Котельный.

На острове Земля Александры (Земля Франца Иосифа) завершается возведение более 30 объектов технической позиции и административно-жилой, складской, хозяйственной и парковой зон, а также аэродрома Нагурское. Здесь же ведется строительство административно-жилого комплекса «Арктический трилистник», который является единственным в мире объектом капитального строительства, возводимым выше 80-го градуса северной широты.

В поселке Рогачево (архипелаг Новая Земля) ведется строительство технических позиций и социальной инфраструктуры, а также аэродрома.

До конца года планируется к сдаче более 30 объектов капитального строительства на мысе Шмидта (Чукотский автономный округ), столько же – на острове Врангеля.

Абсолютно все строительные материалы и техника для возведения арктических военных баз завозятся с материка, работы ведутся круглый год в сложных климатических и геологических условиях. Используются только специальные строительные материалы и техника, способные выдерживать сильные морозы. В настоящее время на всех объектах работает почти тысяча строителей, задействовано свыше 200 единиц техники.

Кроме того, в 2016 г. в рамках экологической очистки Арктики подразделения российской армии собрали более 6 тыс. т металлического лома, большая часть которого уже вывезена на материк.

На Центральном полигоне Российской Федерации ликвидировано 90 списанных зданий. Общая площадь очищенной территории составила 161 га. Работы по экологической очистке Арктике будут продолжены весной 2017 года.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия. Арктика > Армия, полиция. Недвижимость, строительство > mil.ru, 25 января 2017 > № 2048532


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 января 2017 > № 2048517 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О ходе реализации приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня на заседании президиума рассмотрим один из проектов, который называется «Формирование комфортной городской среды».

Мы не в первый раз возвращаемся к этой теме. Она действительно имеет важное социальное измерение. Любому человеку важно, как выглядит двор, в котором он живёт, территория вокруг многоквартирного дома, есть ли там нормальное освещение, зелень, клумбы, удобные скамейки, можно ли спокойно гулять, заниматься спортом или припарковать свой автомобиль. По таким нюансам и судят о комфортности жизни.

У нас три четверти граждан живут в городах, и, конечно, эти вопросы постоянно возникают. Не случайно в ходе парламентских выборов эта тема звучала очень активно. На недавнем съезде «Единой России» речь шла о том, чтобы подкрепить усилия государства инициативами самих жителей (при поддержке общественных структур и партийных организаций). Эта тема также была обозначена в Послании Президента.

Страна у нас большая. Где-то местные власти активно занимаются благоустройством, находят для этого и средства, и силы. Многие региональные столицы, во всяком случае их главные улицы, площади, парки, набережные, приведены в достаточно приличный вид. Где-то дела обстоят хуже. Мы договаривались, что займёмся проблемой благоустройства на самом базовом уровне.

Было принято решение увеличить средства федерального бюджета на этот проект с 5 до 20 млрд рублей. Ещё 0,5 млрд предназначены на благоустройство парков и скверов. Деньги значимые, хотя и не очень большие. Но мы, естественно, не собираемся с федерального уровня подменять работу органов местного самоуправления, региональных органов власти. Это ответственность именно регионов, муниципалитетов. Наша роль – стимулировать регионы и муниципалитеты активнее этими вопросами заниматься, в том числе опираясь на мнение, запросы местных сообществ. Важно, чтобы сами жители могли влиять на выбор вариантов благоустройства, осуществлять обратную связь, контролировать качество работ.

Наша общая цель – приблизительно за пять лет привести в целом общественные пространства российских городов в достойный вид. Понятно, что этот проект требует комплексного административного сопровождения. Регионы и муниципалитеты должны будут сформировать программы развития городской среды. Федерация здесь обязательно окажет методическую помощь, предоставит субсидии на софинансирование работ. Соответствующие соглашения нужно будет заключить до 1 марта. Сроки жёсткие, но нужно в них уложиться.

Распределение субсидий на программы по развитию городской среды уже предусмотрено Законом о бюджете. Сейчас дело за регионами, которым необходимо найти средства для софинансирования муниципальных программ.

Федеральное софинансирование пока предусмотрено не для всех регионов. Регионы с высоким уровнем бюджетной обеспеченности в эту программу не попали, но этот вопрос тоже требует отдельного обсуждения.

Предпочтения у людей могут быть разные, в том числе эстетические, но самое главное, чтобы мы получили современную безбарьерную инфраструктуру с продуманным дизайном. Такая инфраструктура должна учитывать потребности всех жителей: это и дети, и люди старшего возраста, и пешеходы, и автовладельцы, любители спорта, и люди с ограничениями по здоровью – в общем, чтобы всем было удобно, чтобы сами жители были заинтересованы в бережном отношении ко всему тому, что есть, к своему двору.

Предполагается, что будет определён минимальный объём работ по благоустройству, но регион, конечно, сможет устанавливать и дополнительные виды работ. В регионах должны быть созданы общественные комиссии. Их деятельность будет максимально открытой.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 января 2017 > № 2048517 Дмитрий Медведев


США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 января 2017 > № 2061653 Федор Лукьянов

Перекресток двух традиций. Что определит отношения Трампа с Россией

Федор Лукьянов

Провозглашать новую эру в российско-американских отношениях пока преждевременно, может статься, что две противостоящие друг другу политические традиции США как раз на России сойдутся – пусть и с разной мотивацией. Для интервенционистов Россия будет угрозой союзникам и внешнему мировому порядку, а для изоляционистов – угрозой внутренней стабильности США

На протяжении всей избирательной кампании Дональда Трампа и уже после его победы на выборах лейтмотив комментариев сводился к одному – непредсказуемость. Мол, экстравагантный магнат толком сам не знает, чего хочет, а если и знает, то не умеет это профессионально воплотить в жизнь.

Что касается второго – предмет для разговора есть, особенно во внешнеполитической сфере. Пожалуй, впервые две ключевые должности в мировой политике – президента и госсекретаря США – занимают люди с психологией крупного бизнеса. Профессиональная деформация неизбежна, но как это скажется, предстоит выяснить. Трамп, похоже, верит, что практически все может стать предметом сделки. Неприятным сюрпризом для него станет то, что не всякие противоречия в отношениях между государствами поддаются урегулированию на такой основе, а если договоренности нет, то покинуть стол переговоров и просто отправиться к другому партнеру не получится.

Так что тема непредсказуемости результатов политики Трампа существует. А вот что касается непредсказуемости намерений – нового президента США можно упрекнуть во многом, но только не в двусмысленности. Его инаугурационная речь стала внятным изложением мировоззрения, которое ляжет в основу политики.

«С этого момента это будет только «Америка прежде всего»… Каждое решение о торговле, о налогах, об иммиграции, по иностранным делам будет сделано в пользу американских рабочих и американских семей… Защита приведет к процветанию и силе… Мы будем следовать двум простым правилам: покупайте американское и нанимайте американцев». И дальше: «Мы будем добиваться дружбы и добрососедства с народами мира, но понимая, что это право всех народов – на первое место ставить свои интересы. Мы не стремимся навязывать наш образ жизни кому-либо, а скорее позволить ему сиять как пример для всех».

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер написал: «С избранием Дональда Трампа окончательно завершился прежний мир XX века». Будущий президент ФРГ прав – Трамп сворачивает с колеи, по которой американские руководители двигались после распада СССР, а эта колея, в свою очередь, продолжала идеологическую линию, возникшую по итогам Второй мировой войны. На фоне разгрома Европы и геополитического взлета Советского Союза Америка превратилась тогда в лидера «свободного мира», а в 1991 году распространила лидирующие позиции на остальную часть земного шара. Примечательно, что Штайнмайер фактически признал: никакого «нового мирового порядка» после холодной войны не наступило – происходившее было продолжением западного порядка второй половины прошлого века. До сих пор это настолько прямо не говорили.

Удивительно другое – шок, с которым многие и в Америке, и в Европе воспринимают взгляды и намерения Трампа, как будто он подрывает все устои американской политики. Между тем, если уж говорить о «мире ХХ века», почти половину минувшего столетия и уж точно все более раннее время в политическом мышлении Соединенных Штатов доминировали идеи, намного более близкие Трампу, чем, например, обоим Клинтонам.

Один из важных документов американской политической истории – прощальное письмо Джорджа Вашингтона, написанное 17 сентября 1796 года, когда он решил не выдвигаться больше на пост президента. Его главная идея – крайняя осторожность и отстраненность в международных делах. «Основополагающим правилом поведения для нас во взаимоотношениях с иностранными государствами является развитие наших торговых отношений с ними при минимально возможных политических связях».

Еще одна мысль – бальзам на сердце многих наших соотечественников: «Свободному народу следует быть постоянно настороже ввиду опасности коварных уловок иностранного влияния (заклинаю вас верить мне, сограждане), поскольку история и опыт свидетельствуют, что иностранное влияние является одним из злейших врагов республиканского правительства». Правда, под влиянием Вашингтон имеет в виду не «пятую колонну» и «агентов», а связанность постоянными отношениями. «Государство, испытывающее по отношению к другому ставшую привычной ненависть или вошедшую в привычку симпатию, является в какой-то степени рабом… Каждое из этих чувств достаточно для того, чтобы сбить такое государство с пути, отвечающего его долгу и интересу».

Сочетание национализма, протекционизма, приоритета внутренних задач над остальными, апеллирование к массам против аристократии и образованной прослойки – этот набор взглядов обычно ассоциируют с седьмым президентом США Эндрю Джексоном (1829–1837). Джексонианское мировоззрение, в основе которого лежал сознательный и целенаправленный популизм, противопоставляют вильсонианскому. Двадцать восьмой президент Вудро Вильсон (1913–1921) – основоположник либерального миростроительства, и, хотя сам он не преуспел, не сумев преодолеть сопротивление изоляционистского в ту пору истеблишмента, его идеи в нарастающей степени определяли внешнюю политику после Второй мировой и тем более после холодной войны.

Трамп – последователь Джексона, его упор на национальные интересы и принципиальное отторжение идеи глобального лидерства резонируют с настроениями, которые всегда присутствовали в американском обществе. Нынешний их подъем связан с издержками от глобализации – частью реальными, частью воображаемыми, однако кандидат республиканцев точно уловил атмосферу, и его ставка сыграла. Борьба между наследием Джексона и Вильсона всегда была частью внешнеполитической полемики в Соединенных Штатах – например, ее всплеск пришелся на первый срок Джорджа Буша-младшего. Однако за последние десятилетия Вашингтон привык воспринимать либерально-интервенционистскую парадигму в духе Вильсона как аксиому.

Обращение Трампа к другому подходу, не менее глубоко укорененному в американской истории, знаменует исчерпание на данный момент либеральной модели и напоминает о цикличности политического развития. Пока истеблишмент не готов с этим смириться, так что битва вокруг нового президента только начинается. Впрочем, как заметил известный американский стратег, симпатизирующий Трампу, Эдвард Люттвак, появление такого политика в американской политике было неизбежно на 90% – как реакция на предшествующие события.

Значит ли это, что Америка, замыкаясь в себе, будет более благожелательна к остальным, например к России, в чем подозревают Трампа его американские оппоненты? Здесь есть одно «но». Дело не только в том, что классический изоляционизм невозможен в условиях XXI века. Уолтер Рассел Мид, историк идейной борьбы в США, подробно описывает, как президент Гарри Трумэн и его команда пытались преодолеть изоляционистский настрой после Второй мировой. Сделать это удалось, поощряя страхи перед коммунизмом.

«Уверившись в том, что коммунизм представляет прямую угрозу национальной безопасности, джексонианцы потребовали проводить более агрессивную политику в отношении коммунистических режимов, чем та, которая казалась разумной госсекретарю Ачесону и его главному помощнику и идеологу Джорджу Кеннану» (имеются в виду эксцессы наподобие маккартизма). Иными словами, те, кто стремился превратить Америку во флагмана либерального порядка, сумели достаточно напугать общество внешней угрозой, чтобы оно поддержало активную внешнюю политику.

Традиция, идущая от Джексона, не отрицает использование силы и жесткого давления вовне, вопрос в мотивах. Пока что на роль основного оппонента Трамп явно рассматривает Китай, поскольку задача – пересмотреть экономический симбиоз «Кимерики», в котором правые антиглобалисты видят главное зло. Однако если, как не исключает Трамп, не получится сделка с Путиным, отношения с Россией могут принять и неприятный оборот, тем более что атмосфера, отдаленно напоминающая эпоху сенатора Маккарти, в отношении Кремля уже сформировалась.

Так что провозглашать новую эру преждевременно, может статься, что две противостоящие друг другу политические традиции США как раз на России сойдутся – пусть и с разной мотивацией. Для интервенционистов Россия будет угрозой союзникам и внешнему мировому порядку, а для изоляционистов – угрозой внутренней стабильности США. На том, что русские пытаются расшатать основы нашей демократии и государственного строя, построена вся кампания против Трампа. И это не про внешнюю экспансию Америки, а про защиту на своей территории. Тут и Трампу нечего будет возразить.

США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 января 2017 > № 2061653 Федор Лукьянов


Казахстан > Электроэнергетика > carnegie.ru, 24 января 2017 > № 2061652 Петр Бологов

Не нефтью единой. Как Казахстан борется за контроль над мировым рынком урана

Петр Бологов

Расчет Казахстана на будущий рост цен на уран выглядит вполне оправданным. Несмотря на постоянные разговоры об отказе от атомной энергетики, развивающиеся страны сейчас массово строят новые реакторы, и объем потребляемого ими урана должен удвоиться к 2032 году. В сочетании со снижением добычи, которую сейчас проводит Астана, это неизбежно скажется на ценах, позволив Казахстану почувствовать выгоды лидерства на урановом рынке

В 1980-е годы крупнейшим производителем урана на планете был СССР – здесь его добывали до 16 тысяч тонн ежегодно. После распада Советского Союза уран стал попадать на рынок не из земли, а из утилизированных ядерных боеголовок, а в лидеры по добыче вышли Канада и Австралия. И так продолжалось до тех пор, пока около десяти лет назад Казахстан не решил вернуть себе советское урановое лидерство. В результате сейчас по силе влияния на урановом рынке Казахстан вполне сопоставим со всеми государствами ОПЕК, вместе взятыми, на нефтяном.

Несмотря на сокращение уранового рынка в последние годы, в Астане не намерены отдавать свое лидерство и переориентировать горнодобывающую промышленность на другие виды сырья. Наоборот, в Казахстане хотят воспользоваться своим господствующим положением в отрасли, чтобы стабилизировать мировые цены и благополучно дождаться восстановления спроса.

Наследники ядерной гонки

Добывать уран в Казахстане начали еще в 1948 году, а с 2003 года этим занимается АО «Волковгеология» в составе Национальной атомной компании «Казатомпром», которая контролирует более половины добычи урана в стране. В 1949 году Ульбинский металлургический завод в Усть-Каменогорске, построенный в рамках советской атомной программы, дал первую продукцию (оксалат тория). Вместе с производством на территории Казахстана начались геолого-разведочные работы: в 1951 году первое урановое месторождение было открыто в Джамбульской области. В конце 1950-х под Алма-Атой был запущен научно-исследовательский атомный реактор, а в 1972 году в городе Шевченко (ныне Актау), который из-за урановых разработок долгое время был закрытым, был запущен первый в мире экспериментально-промышленный реактор на быстрых нейтронах БН-350.

После распада СССР урановая промышленность Казахстана, встроенная в военно-промышленный комплекс советской империи, осталась только с двумя звеньями ядерно-топливного цикла: добычей урана и производством топливных таблеток, поэтому ее пришлось переводить на мирные рельсы и полностью перестраивать. В итоге «Казатомпром» к сегодняшнему дню превратился в гигантский концерн, включающий более двух с половиной десятков предприятий.

Парадоксальным образом самому Казахстану уран не нужен. Страна давно отказалась от ядерной энергетики, единственную АЭС начали выводить из эксплуатации еще в 1999 году, после чего станция была перепрофилирована в Мангистауский атомно-энергетический комбинат. Но это не мешает казахам неуклонно наращивать добычу урана. В 2007 году в республике было произведено около семи тысяч тонн, а в 2012 году уже втрое больше, 21,3 тысячи тонн. На 2016 год в планах было заявлено более 24 тысяч. По сути, весь мировой рост добычи урана в последние годы (с 42 тысяч тонн в 2005 году до 60 тысяч в 2015-м) приходится на Казахстан, хотя по запасам республика уступает той же Австралии, где располагается крупнейшее в мире разведанное месторождение – Olympic Dam mine.

Но в Австралии, как и во многих других развитых странах, расширить добычу урана очень трудно – такие попытки постоянно блокируются местными экологами, аборигенами, обеспокоенной общественностью. А вот в Казахстане таких проблем не существует. Астана, располагающая вторыми по объемам запасами урана на планете, полностью поддерживает уранодобытчиков.

Никакого сопротивления общества в Казахстане не наблюдалось ни в 2004 году, когда власти принимали масштабную программу развития урановой промышленности, ни в последующие годы, когда казахи активно наращивали добычу, создавая СП с французами, русскими и канадцами, которые сочли, что им выгоднее добывать уран в Казахстане, чем на собственной территории. К 2014 году доля урановой продукции в общем объеме экспорта страны достигла 2,5%. Это, конечно, далеко не нефть, которая составляет более половины экспорта (хотя из-за падения цен ее доля в последние годы сокращается), но в денежном выражении почти $2 млрд.

Сократить предложение

До последнего времени Казахстан не сбавлял темпов производства, хотя рынок урана дважды пережил падение цен. Достигнув пиковых показателей в 2007 году, когда фунт урана торговался по $136, цена на него обвалилась после финансового кризиса 2008 года и, слегка восстановившись, снова рухнула после аварии на АЭС в японской Фукусиме в 2011 году. Тогда некоторые страны стали сворачивать свои атомные программы. Если в 2011 году чистая прибыль «Казатомпрома» составила около $0,5 млрд, то в 2015 году упала до $125 млн.

Наконец, после нескольких лет падающих цен в Казахстане решили, что пришло время воспользоваться тем, что они добывают почти половину всего мирового урана. В середине января в «Казатомпроме» заявили, что в этом году Казахстан снизит добычу на 10%, до 21,8 тысячи тонн. В мировом масштабе это будет означать сокращение добычи на 3%. «Будет лучше для наших акционеров, чтобы эти стратегические казахстанские ресурсы на некоторое время оставались в недрах земли, чем были бы использованы в текущей ситуации перенасыщенного рынка. Уран будет реализован при более благоприятной ситуации на рынке в ближайшие годы», – пояснил решение компании ее глава Аскар Жумагалиев.

И действительно, цены на уран начали расти. После падения ниже $19 за фунт в конце прошлого года сейчас уран торгуется на уровне $23. Это максимальное подорожание урана за последние месяцы – в целом за 2016 год это сырье подешевело на 41%, достигнув минимальной стоимости в ноябре.

Впрочем, одним сокращением добычи Казахстан ограничиваться не собирается. Еще весной прошлого года, когда стоимость урана колебалась в районе $27, стало известно, что «Казатомпром» создает специальный фонд для избытков сырья, чтобы не продавать его в ближайшие три года по рекордно низким ценам. Часть добытого урана будет резервироваться в 2016–2018 годах, а сбываться при благоприятной рыночной ситуации в 2019–2021 годах. При этом банк урана аккумулирует излишки добычи только самого «Казатомпрома», и это не коснется его партнеров по совместным предприятиям: французской AREVA, канадской Cameco и находящейся под контролем «Росатома» Uranium One, которой принадлежит более 20% от общей добычи урана в Казахстане.

Для избытков казахского урана было найдено еще одно подходящее место – в Банке низкообогащенного урана, который в 2017 году создаст на Ульбинском металлургическом заводе Международное агентство по атомной энергетике. Закон о строительстве соответствующего хранилища Назарбаев подписал в декабре прошлого года, несмотря на многочисленные протесты экологов и общественности. По планам МАГАТЭ, которое курирует этот проект, на начальном этапе в банке, расположенном, к слову, всего в ста километрах от границы с Россией, будет сосредоточено до 90 тонн ядерного топлива для АЭС. Затраты самого Казахстана на проект стоимостью $150 млн ограничиваются лишь $5 млн, основную сумму внесли фонд «Инициатива по сокращению ядерной угрозы», США, ЕС, Кувейт, Норвегия, ОАЭ. В «Казатомпроме» рассчитывают, что производиться топливо будет именно из местного сырья.

Расширить спрос

Разумеется, просто откладывая запасы урана до лучшего времени и сокращая добычу, стимула развитию отрасли не придашь. Поэтому основные надежды Казахстана в этом направлении связаны с расширением рынка сбыта и линейки предлагаемых для продажи товаров. И основное внимание «Казатомпрома» здесь обращено на Китай.

Сегодня Китай основной покупатель казахского урана (доля КНР в урановом экспорте Казахстана, по некоторым оценкам, превышает 60%). Еще в 2009 году было заключено соглашение о поставках в Китай до 2020 года 24,2 тысячи тонн урана, но уже давно стало понятно, что эта цифра будет превышена – только за 2012–2013 годы Китай импортировал из Казахстана 24,5 тысячи тонн. Сырье из казахстанских рудников составляет около 75% от всего урана, импортированного Китаем. Так что по крайней мере от избыточных запасов Пекин поможет Астане избавиться, ведь снижать объемы закупок в Китае не собираются.

В настоящее время в Китае эксплуатируется тридцать и строится еще более двадцати атомных энергоблоков. Из десяти реакторов, запущенных в мире в 2015 году, восемь приходятся на Китай. Китайцам, как и Казахстану, чужды проблемы, присущие Австралии, – интересы госкомпаний там ставят выше мнения экологов или местных жителей.

Казахстан до сих пор так и не начал производить готовое топливо для АЭС на собственной территории – только в 2013 году республика начала обогащать уран на Уральском электрохимическом комбинате в России. Однако в «Казатомпроме» рассчитывают полностью освоить этот цикл к 2025 году, что предполагает новая стратегия госкомпании, и Пекин ей должен в этом помочь.

Помимо Китая, Казахстан уже стал крупнейшим поставщиком урана в США и Францию (пока эти страны лидируют по количеству эксплуатируемых АЭС и энергоблоков) и подключился к сделке по иранской ядерной программе. Соглашение гарантирует Тегерану возможность покупать природный уран, и Казахстан старается взять на себя часть этих поставок. Тем более, как ранее заявлял Назарбаев, сделка с Ираном стала возможна лишь благодаря его стране. По словам елбасы, Исламская Республика пошла на компромисс в обмен на 60 тонн природного урана, который ей предоставила Астана. Хотя до сделки с Тегераном власти Казахстана категорически отвергали какое-либо отношение к иранской ядерной программе.

За счет Казахстана намерена полностью обеспечивать свои потребности ураном и Украина. Во всяком случае, такие планы декларируются в Киеве, где хотят полностью отказаться от сотрудничества с Россией в этой сфере, и Казахстан тут становится самой простой заменой.

В целом расчет Казахстана на будущий рост цен выглядит вполне оправданным. Несмотря на постоянные разговоры об отказе от атомной энергетики, в 2016 году, по данным МАГАТЭ, в мире работали 442 атомных реактора, а к 2032 году их число должно вырасти до 650; объем потребляемого ими урана должен удвоиться. Помимо Китая, новые АЭС строятся в Индии, Южной Корее, ОАЭ, Иране, Турции, ЮАР. Временное снижение добычи и грядущий рост спроса на уран для новых реакторов неизбежно скажется на ценах, если не завтра, то в ближайшие 5–10 лет. Вот тогда в Казахстане, который к тому времени, возможно, обзаведется и собственной АЭС (на сегодняшний день имеющиеся планы по строительству станции заморожены), почувствуют приятное бремя лидерства на урановом рынке.

Казахстан > Электроэнергетика > carnegie.ru, 24 января 2017 > № 2061652 Петр Бологов


США. Россия > Финансы, банки > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058889 Василий Якимкин

Василий Якимкин: "Трамп не позволит ФРС укрепить доллар"

Хотя цены на нефть и курс рубля относительно доллара в настоящее время стабильны, в среднесрочной перспективе они могут пойти на снижение в связи с планами ФРС США до 2019 года нарастить базовую ставку, по которой кредитуются американские банки, с текущих 0,5-0,75% до 3%. О том, насколько подорожает доллар и какое влияние это окажет на мировые рынки, "Вестник Кавказа" побеседовал с доцентом кафедры "Фондовые рынки и финансовый инжиниринг" РАНХиГС Василием Якимкиным.

- Василий Николаевич, к чему приведет рост базовой ставки ФРС до 3%?

- Доллар будет в поддержке, а значит, начнет расти в цене, и доходы по доллару будут повышаться. Это, в свою очередь, окажет давление на рынок акций и облигаций, там цены будут снижаться. При этом надо понимать, что разные регионы мира будут неодинаково реагировать на рост ставки ФРС. Для развивающихся рынков это создаст две проблемы. Во-первых, доллар будет дорожать по широкому спектру как относительно валют развивающихся рынков, так и цен на товарных рынках – и если в итоге цена на нефть упадет, это нанесет двойной удар по валютам, в том числе и по рублю. Во-вторых, начнется уход капиталов из развивающихся регионов в США, чему будет способствовать политика новой администрации американского президента, направленная на анти-аутсорсинг, дабы американские компании и предприятия вернулись в Штаты. Финансовый поток в сторону США позволит американской экономике очень хорошо раскрутиться в ущерб другим, так развивающиеся рынки и с этой стороны испытают давление.

- К чему стоит готовиться российским финансовым властям?

- Разумеется, для России плановое повышение ставки ФРС США ничего хорошего не несет. В то же время, сейчас в задачу финансовых топ-менеджеров, таких как министр финансов Антон Силуанов и председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, входит сдерживание рубля, чтобы российская валюта не укреплялась слишком сильно и экспортно-ориентированные отрасли чувствовали себя комфортно. Для них подорожание доллара будет ожидаемым событием, они будут к этому нормально относиться и говорить, что ничего страшного не происходит. Не стоит забывать, что повышение ставки ФРС будет очень плавным, ведь тот же Дональд Трамп заявил, что ему не нравится крепкий доллар, так как его чрезмерное укрепление не хорошо для американских экспортеров. Кстати, сразу же после этой "вербальной интервенции" доллар испытал падение.

- Возможен ли отказ США от планов по подъему базовой ставки?

- Повышение ставок удобно ФРС для борьбы с инфляцией, но у Америки ведь есть и такая финансовая проблема, как гигантский долг, превышающий на сегодняшний день $20 трлн. Его нужно обслуживать, а всякое повышение ставки со стороны ФРС автоматически ведет к удорожанию обслуживания долга. Доходность сразу начнет расти, а цена падать, под большую доходность американский долг и будет обслуживаться – а это тоже не есть хорошо. В связи с этим есть сомнения в том, что ставка действительно дорастет до 3% к концу 2019 года, хотя официальные представители Федрезерва и делают подобные заявления. По моим оценкам, реперный уровень по 10-летним нотам – 2,6%. Если доходность 10-летних казначейских обязательств превысит этот уровень, это создаст очень большие проблемы для обслуживания госдолга новой администрацией. Поэтому они будут всячески держать реперный уровень в 2,6%, то есть не повышать ставку.

- Как, в таком случае, будет вести себя ФРС в этом году?

- Я ожидаю, что в этом году ставка будет поднята всего дважды, а не трижды, как обещали в ФРС. Этого будет достаточно, чтобы оказать серьезную поддержку одновременно и доллару, и товарным рынками. В частности, нефть сможет удержаться в районе $60 за баррель, а значит, в развивающихся рынках все будет хорошо. Иного пути я не вижу, поскольку кроме сдерживания роста ставки США останется только не признать долги и прекратить их обслуживание.

США. Россия > Финансы, банки > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058889 Василий Якимкин


Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058886 Алексей Фененко

Алексей Фененко: «Давос давно разошелся с реальностью»

Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе завершился в день инаугурации 45 президента США Дональда Трампа. О новых мировых трендах в политике и экономике «Вестнику Кавказа» рассказал доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко.

- Хотя форум в Давосе называется экономическим, вопросы большой политики здесь обсуждались всегда. Чего больше было в этот раз?

- Закат Давосского форума начался с 2009-2010 годов. Мир накрыл финансовый кризис, обсуждался вопрос, переходить в протекционизм или нет, а Давос существовал сам по себе, делая вид, что ничего не происходит, все это мелочи. С этого момента Давос начал расходиться с реальностью. Повестка мировой экономики шла сама по себе, Давос был сам по себе. То же самое – Давос начала 2014 года. Давайте вспомним, назревает война на Украине, а Давос рассуждает об улучшении инвестиционной активности, как будто ничего и не происходит. Лишь сейчас в Давосе начинают осознавать, что повестка начала 1990-х годов начинает расходиться с реальностью, и что делать вид, что ничего не происходит, уже попросту невозможно.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы отмены антироссийских санкций новым президентом США?

- Если США отменят санкции, это будет выглядеть, как их внешнеполитическое поражение. Все сразу будут понимать, кто проиграл войну на Украине. Аналогично и со стороны России. Если мы пойдем на ослабление санкций, это наведет на мысль, что Россия проиграла, и тогда давление на нее только усилится. Поэтому первый шаг не сделает, думаю, никто.

- Как, по-вашему, будут развиваться китайско-американские отношения при новом руководстве в Белом доме?

- Думаю, американцы будут играть по трем направлениям. Первое – подорвать российско-китайский Большой договор 2001 года. Конечно, Вашингтону неприятен сам факт, что есть блок России и Китая. Пусть это политический, а не экономический союз, но он есть.

Второй момент – американцы будут всячески подрывать финансовую систему Китая, играть против нее.

Третий момент – американцы будут выстраивать военное окружение вокруг Китая, но при этом стараться играть не сами, а направлять на Китай своих представителей – «младших партнеров» в Восточной Азии – Японию, Вьетнам. США попытаются также улучшить отношения с Филиппинами, на запас там есть Австралия, Новая Зеландия. Словом, выбор у них весьма большой.

Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058886 Алексей Фененко


США. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058883 Андрей Бакланов

Андрей Бакланов: «Трамп попробует навести порядок в американской ближневосточной политике»

В столице Казахстана Астане завершилась встреча по сирийскому урегулированию с участием представителей официального Дамаска и сирийской оппозиции. Страны-гаранты - Россия, Иран и Турция - договорились создать механизм контроля за соблюдением режима прекращения огня в Сирии. «Мы ценим участие в данных переговорах специального посланника генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры и подтверждаем приверженность идее суверенности и целостности Сириийской Арабской Республики как мультиэтнической, многоконфессиональной страны, существование которой гарантируется Совбезом ООН», - говорится в совместном заявлении. О сирийском урегулировании и новой политике США на Ближнем Востоке «Вестник Кавказа» побеседовал с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

- Как, на ваш взгляд, политика нового президента США повлияет на политическую ситуацию в мире, в частности на Ближнем Востоке?

- В США в течение длительного периода назревало переосмысление как внутренней, так и внешней политики. Ясно было, что США ждут большие перемены, сравнимые с периодом, который у нас ассоциируется с именем президента Рузвельта или с периодом переосмысления политики США после провала войны во Вьетнаме. Сейчас третий раз в новейшей истории США назревает поиск новых приоритетов и одновременно уход от тех направлений, которые себя не оправдали. Эта необходимость, которую чувствовали и верхи, и американский народ, и во внешнем мире органично совпала это по времени с выборами и появлением такой колоритной фигуры как Дональд Трамп. Его в какой-то мере генерировала сама жизнь. Когда-то давно Трампу неоднократно задавали вопрос, будет ли он такой амбициозный и богатый баллотироваться в президенты. Он тогда отвечал: «У меня пока таких планов нет». Он тоже созревал, а сейчас его личные амбициозные планы совпали с той обстановкой, которая предполагает крупные изменения в США.

Естественно, изменения затронут и ближневосточную политику США, потому что как раз на Ближнем Востоке в последние годы больше всего чувствовалось опасное отсутствие рациональностей. Некоторые вещи были для специалистов просто смехотворны, скажем, выдвижение американцами 12 лет назад концепции Большого Ближнего Востока (как будто это какая-то совершенно новая концепция была). К моменту выдвижения этой инициативы в американском Госдепе не осталось специалистов, которые знали о том, что такая концепция уже была раньше.

Думаю, что сейчас Трамп попробует навести порядок, вернуть специалистов, сделать политику более рациональной, хотя она будет оставаться «империалистической». Мы очень заинтересованы в том, чтобы такой процесс в США происходил, и чтобы на определенном этапе этот процесс соединился с нашими усилиями, направленными на то, чтобы вывести регион из бесконечных войн и перейти к нормальному мирному развитию.

- Сейчас завершаются межсирийские переговоры в Астане. Можно уже подвести какие-то их итоги?

- Это встреча в совершенно новом формате. Это образование нового направления, подтягивание к переговорному процессу тех, кто реально имеет влияние на воюющие стороны. Это важно само по себе, и одновременно это подстегивание женевского процесса, потому что большого прока народам мира от этого женевского формата не было. Это подстегивание и представителей ООН, которые работали очень плохо, вяло, безынициативно. В ряде случаев они вдруг неожиданно иногда становились на сторону тех, кого не стоило бы защищать. Даже де Мистура недавно вдруг стал поддерживать формирование советов на территории Алеппо в тот период, когда речь уже шла о последних днях пребывания там экстремистов. Фактически это могла быть узаконенная власть экстремистских элементов.

Думаю, что сейчас Астана заставит более ответственно, более инициативно, более толково действовать других политиков по другим направлениям. Общая форма переговорщиков от этого только выгадает. Конечно, дальше нужно расширить количество государств, которые реально готовы работать на этом направлении, найти формулу для того, чтобы усадить за стол переговоров того, кто хочет, может работать и способен воздействовать на людей, которые в свое время взялись за оружие, а теперь понимают, что оружие не решит сирийский кризис.

- То есть никаких прорывных моментов вы не ожидайте?

- Это уже прорывной был момент сам по себе. Возможно, не будет каких-то выверенных итоговых документов, далеко идущих готовых рецептов, но прорывной момент уже наступил. Это реализация давно назревавшей необходимости подтянуть к процессам урегулирования воюющих там людей. Этот процесс уже имел место - больше тысячи населенных пунктов договорились о прекращении войны. В Астане же предпринимается попытка вывести тот процесс, который был до сих пор на уровне местных, муниципальных образований, на общенациональный уровень. Сразу этого не удастся сделать, но сама по себе попытка - уже прорыв.

США. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058883 Андрей Бакланов


Украина. США. Великобритания > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 24 января 2017 > № 2053192 Карлос Паскуаль

 Карлос Паскуаль: Гарантия возврата вложенного капитала дает облэнерго веские аргументы в переговорах с заимодателями

Консалтинговая компания IHS Energy (подразделение IHS Markit, США) презентовала в Киеве результаты исследования "Стимулирующее (RAB) регулирование распределения электроэнергии в Украине: применение международного опыта", проведенного по заказу украинских отраслевых объединений. Международные рекомендации представили экс-посол США в Украине (2000-2003 гг.), старший вице-президент IHS Energy Карлос Паскуаль и соучредитель британской консалтинговой компании BW Enegry Энтони Уайт. По заявлениям Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), практическое внедрение RAB-регулирования в Украине начнется в 2017 году.

ИФ: Как работает RAB-тариф в других странах и за счет чего можно избежать злоупотреблений, в частности, установления неоправданно высокого уровня тарифов?

Э.Уайт: Определенные ошибки, разумеется, неизбежны при любых серьезных нововведениях. Однако у стимулирующего регулирования тарифов есть важный элемент – прозрачность. Одно из общих для всех стран правило: тарифы устанавливаются на определенные периоды – три года, пять или восемь лет. При этом величина самих тарифов как в разрезе стран, так и среди компаний одной страны неодинакова ввиду разного срока службы активов и особенностей государственного регулирования. К примеру, в Германии правительство поддерживает возобновляемые источники энергии путем установления специальных надбавок к тарифам энергоснабжающих компаний, что увеличивает их уровень.

К. Паскуаль: Добавлю, что система RAB-тарифов была разработана для применения на рынках, где услуги предоставляет один поставщик на определенной территории (естественный монополист – ИФ). В таких условиях всегда возникает вопрос, как достичь тех выгод, которые дают конкурентные рынки, и установить механизм, гарантирующий потребителю оптимальные цены. Таким образом, цель RAB – создать систему баланса взаимоотношений потребителя и поставщика. Потребители (как бытовые, так и промышленные), с одной стороны, должны получить качественный, надежный сервис и низкие цены, а поставщик, с другой, – условия для привлечения инвестиций в отрасль. Достичь этого баланса интересов призван независимый регулятор, который должен собрать корректную информацию о стоимости активов и оценить адекватность заявленных компаниями расходов на их содержание и модернизацию. И, в завершение: регулятор устанавливает ключевые показатели эффективности (KPI), которых облэнерго обязано достичь по итогам инвестирования. Требование по выполнению этих KPI направлено на целевое вложение средств и минимизацию вероятности вывода денег из компаний.

Основное условие для избежания злоупотреблений – гарантия того, что регулятор действует независимо и максимально прозрачно, а также имеет достаточно полномочий для сбора всей необходимой информации, которая является базой для принятия решений.

ИФ: Можно ли остановиться более подробно на том, как скажется внедрение RAB-тарифа на потребителях, в первую очередь, на розничной цене электроэнергии?

К.Паскуаль: Нынешнее состояние распределительных электросетей таково, что модернизацию в любом случае нужно осуществлять в срочном порядке. И в конечном итоге единственный источник финансирования этой модернизации – потребитель. Вопрос лишь в том, как растянуть процесс сбора средств во времени, ведь если вся необходимая сумма одномоментно будет вложена в тариф, это может оказаться непосильным бременем.

Суть RAB-регулирования в том, чтобы стимулировать энергоснабжающие компании к привлечению внешних источников финансирования. Гарантия возврата вложенного капитала дает облэнерго веские аргументы в переговорах с заимодателями. Инвестируя крупную сумму за счет долгосрочного кредита, облэнерго снижает нагрузку на тариф и "спасает" потребителя от резкого повышения цены.

Э.Уайт: То есть, непосредственно методика стимулирующего регулирования, сам подход не касается ценообразования. Он лишь позволяет минимизировать удорожание электроэнергии, вызванное такими объективными факторами, как износ оборудования и необходимость технического перевооружения.

К.Паскуаль: Напомню, что цена на электроэнергию в Украине зависит от ряда факторов. RAB-регулирование касается сегмента рынка, который определяет лишь небольшую составляющую этой цены – стоимость транспортировки и поставки электроэнергии.

ИФ: Какие риски при внедрении RAB-тарифа могут возникнуть?

Э.Уайт: Компании могут попытаться ввести регулятора в заблуждение, завышая размер своих необходимых будущих затрат, и регулятор, в свою очередь, может пойти у них на поводу и установить "щедрый" тариф. Результат просчетов – высокая прибыль энергопоставщиков и недовольство потребителей. В таком случае регулятор может вмешаться до окончания периода, на который устанавливается тариф, и снизить его. Кстати, это сейчас происходит в Великобритании, энергоснабжающие компании штрафуют.

В США был случай, когда одна из дистрибьюторских компаний (купленная, кстати, британцами) заплатила из тарифной выручки за частную школу для ребенка одного из директоров. Все это выявил регулятор и, разумеется, последовали санкции.

К.Пасуаль: В Великобритании в вопрос тарифов вмешались политики. Риск политического вмешательства - очень серьезный, поскольку может привести к удорожанию капитала и, как следствие, увеличить нагрузку на тариф.

Чтобы RAB-регулирование функционировало так, как задумано его идеологией, нужны корректные данные, на основании которых регулятор принимает решение об уровне тарифов. Поэтому крайне важно, чтоб основные центры власти – президент, парламент и правительство – дали облэнерго четко понять: сотрудничество с регулятором и предоставление релевантной информации является ключевым аспектом.

Совершенных систем нет, неизбежны ошибки, наличие человеческого фактора. Позитив принципа RAB в том, что, во-первых, он построен на системе прозрачности, когда данные можно получить от всех участников процесса, можно провести перекрестную проверку. Во-вторых, не только регулятор, но и все общество имеет возможность увидеть и оценить положительные результаты, все ли из заявленных мероприятий осуществлены, надежно ли работает оборудование.

ИФ: Готова ли Украина, по вашему мнению, к применению RAB-тарифов в электроэнергетике?

Э.Уайт: Если принято соответствующее законодательство, почему нет? Определенно могу сказать, что эта методика намного лучше действующей в настоящее время.

К.Паскуаль: Необходима также принципиальная поддержка руководства государства, все участники рынка должны получить четкий сигнал от властей. Процесс имплементации нормативных актов не менее важен, чем их принятие. Соответствующая политическая воля ускорит и оптимизирует его, создаст условия для эффективного взаимодействия регулятора с энергокомпаниями при работе с данными.

ИФ: Когда, по вашей оценке, может произойти массовый переход на RAB-тариф?

К.Паскуаль: Прежде всего, это - политический вопрос. Что касается украинского регулятора и его позиции, то мы увидели, что технически он готов к применению нового подхода.

Украина. США. Великобритания > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 24 января 2017 > № 2053192 Карлос Паскуаль


Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 24 января 2017 > № 2052131 Денис Мантуров

Министр Денис Мантуров — о том, почему сохранение и поддержка народных промыслов являются важнейшей государственной задачей.

Уникальные отечественные народные промыслы знакомы каждому с детства: редко встретишь дом, где бы они не украшали стены, не стояли бы в гостиных шкафах. Хохломская и городецкая роспись по дереву, гжельский и кисловодский фарфор, вологодское и елецкое кружева, жостовские и нижнетагильские расписные подносы, торжокское золотое шитье — это только одни из немногих знаменитых отечественных народно-художественных промыслов.

Но, к сожалению, современная молодежь скорее вспомнит графическое изображение известной марки производителя мобильных телефонов, чем особенности жостовской росписи. А ведь знание исконно-русских видов творчества — немаловажная составляющая, в том числе патриотического воспитания.

За рубежом наше традиционное искусство всегда ценилось по достоинству и до сих пор скупается за баснословные деньги, в то время как мы, преклоняясь эмблемам всемирно разрекламированных марок, забываем о своих национальных шедеврах. Долгое время россияне не рассматривали изделия декоративно-прикладного народного творчества как желаемые для частого приобретения и для использования в быту. Их покупка в лучшем случае связана с подарком или туристическим памятным сувениром.

Сейчас ситуация меняется. Мы наблюдаем возрождение интереса россиян к народному творчеству, в том числе к народным художественным промыслам.

Пришло понимание, что продукция народных промыслов — не просто предметы декора или домашнего обихода, а своего рода национальные символы, представляющие своеобразие нашей страны, ее индивидуальность. Это, без преувеличения, основа отечественной культуры и один из лучших способов изучения богатейших традиций нашего государства. Именно поэтому сохранение и поддержка народных промыслов — одна из важнейших государственных задач.

По данным Министерства промышленности и торговли РФ, сегодня сфера НХП включает около 250 предприятий из 64 регионов России, выпускающих продукцию, относящуюся к 15 видам производств. Численность занятых в этой отрасли — более 30 тыс. человек. Во многих субъектах РФ приняты и действуют долгосрочные целевые программы по сохранению и развитию народных промыслов.

На сегодня в рамках программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» на поддержку производства и реализации изделий государством предусмотрено предоставление субсидий порядка 80 организациям народно-художественных промыслов из 34 субъектов России. Они включены в Перечень организаций, которым оказывается поддержка за счет средств федерального бюджета.

Эти субсидии позволят им не только возместить часть понесенных затрат на энергоресурсы, сырье и материалы, железнодорожные перевозки, уплату процентов по кредитам для закупки сырья, материалов, технологического оборудования и запасных частей к нему, но и организовать работы по продвижению товаров на рынок, получению охранных документов на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Что же касается государственного финансирования отрасли народно-художественных промыслов в целом, то в текущем году планируется выделить 450 млн рублей, а в 2018 году — 615 млн.

Сейчас Минпромторг России намерен предпринять еще ряд последовательных действий, направленных на сохранение самобытного творчества.

Изделия народного художественного промысла, как настоящие произведения искусства, хранятся в коллекциях лучших музеев России: Государственного Эрмитажа, Государственного музея А.С. Пушкина, Государственного Русского музея, Государственного музея Востока и во многих других. Для нас важно сберечь не только выдающиеся экземпляры, но и сам промысел: поддержать передачу традиционных технологий от мастеров к ученикам, предоставить все необходимое для производства изделий и контролировать высокое качество продукции. Именно поэтому мы расширили возмещаемые расходы на страховые отчисления во внебюджетные фонды в части сотрудников, непосредственно занятых в производственном процессе изготовления изделий народных промыслов.

Кроме того, сегодня мы предоставляем преференции производителям товаров народно-художественных промыслов. Например, льготы по налогу на добавленную стоимость для изделий признанного художественного достоинства. Эта льгота распространяется как на признаваемые организации народно-художественных промыслов, так и на не имеющие этого статуса, но производящие и реализующие такую продукцию.

Еще один важный аспект поддержки народных промыслов — организация продаж изделий. Здесь, думаю, можно создать специализированные туристические комплексы в местах традиционного бытования народных промыслов, чтобы и наши соотечественники, и гости из-за рубежа имели возможность купить подлинные изделия.

Кстати, о подлинности. В настоящее время многие известные промыслы (хохлома и гжель) страдают от контрафактных изделий, как изготовленных на территории России недобросовестными «умельцами», так и ввозимых из-за рубежа, преимущественно из Китая. Потому начавшаяся популяризация российских промыслов на телевидении, представление предприятиями и мастерами своих изделий на различных выставках-ярмарках позволят сориентировать покупателя на подлинную продукцию НХП, а не на подделки.

Конечно же для нас важно, чтобы дети с раннего возраста знакомились с уникальными отечественными ремеслами. Для этого Минпромторгом России сейчас разработана образовательная программа для детей дошкольного возраста — набор учителя «Достояние России. Народные художественные промыслы». Она включает в себя методические рекомендации и поурочный план, видеопрезентации 36 занятий, где наглядными пособиями являются подлинные изделия промыслов. Основная цель — приобщить детей к ценностям народной культуры, дать им понимание высокого художественного вкуса мастеров, создателей произведений.

В заключение скажу: сегодня Россия относится к числу немногих стран, сохранивших свои народные художественные промыслы. Можно сказать, что это результат совокупности принимаемых мер. Я думаю, что это весомый вклад в повышение престижа нашего государства, укрепление этнокультурной самоидентификации, а также ресурс для развития современной российской культуры и активизации творческого потенциала народов нашей страны.

Автор — глава Министерства промышленности и торговли России

Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 24 января 2017 > № 2052131 Денис Мантуров


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 24 января 2017 > № 2051167 Сергей Лихопуд

Воркутауголь продолжает развиваться

Сергей Лихопуд, генеральный директор Воркутауголь, рассказал о работе компании и о перспективных направлениях развития. Среди наиболее сильных сторон Воркутауголь он назвал коллектив компании, ИТР и рабочий персонал, а также бизнес-система компании Северсталь, которая уже показала свою эффективность, влияние на снижение издержек и рост производительности труда. В качестве третьего фактора конкурентоспособности С.Лихопуд отметил сохранение программы развития Северстали. Компания продолжает вкладывать значительные средства в развитие, и это прежде всего связано с реализацией программ безопасности.

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 24 января 2017 > № 2051167 Сергей Лихопуд


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 24 января 2017 > № 2048671 Алексей Ковалев

Я освещал деятельность Путина, вот мои советы журналистам, имеющим дело с Трампом

Алексей Ковалев | The Guardian

Американские СМИ дискутируют о том, как обходиться с администрацией президента Трампа, которая готова лгать журналистам в лицо и рассчитывает, что это сойдет ей с рук, отмечает в своей статье в The Guardian российский журналист Алексей Ковалев.

"Человеку вроде меня, который достаточно долго освещал из Москвы деятельность Владимира Путина и российскую политическую жизнь, все это кажется даже слишком знакомым. Просмотр пресс-конференции Трампа всколыхнул массу воспоминаний: уклончивость, наглая ложь, неспособность огорошенных журналистов сплотиться вокруг коллег, на которых обрушились оскорбления", - пишет автор.

Но для начала Ковалев перечисляет различия между Путиным и Трампом.

Трамп - "золотой мальчик" из обеспеченной семьи, Путин родился в послевоенном Ленинграде в условиях крайней нищеты. Трамп, похоже, иногда ведет себя порывисто, Путин преклоняется перед дисциплиной. "Но важнее всего другое: если только Трамп в начале своего первого срока не умудрится каким-то образом полностью демонтировать основы американской демократии (это проделал Путин, продолжив антидемократические реформы своего предшественника Ельцина), американская пресса вряд ли окажется в том страшном и все более ухудшающемся положении, в котором находятся ее российские аналоги", - пишет Ковалев. По его словам, у российского государства масса способов запугать СМИ, не прибегая к насилию.

"Но, за вычетом этой грубой тактики, Трамп, похоже, сознательно или бессознательно подражает Путину", - продолжает автор.

Ковалев напоминает о предложении команды Трампа перенести пресс-центр из Белого дома в более просторное помещение и разбавить журналистский пул блогерами и ведущими ток-шоу на радио. "Цель этих изменений очевидна для всякого, кто хоть раз видел безумное соперничество за внимание Путина в огромном зале, где проводятся его пресс-конференции", - комментирует Ковалев.

"Для информирования общества в России самая большая угроза - не цензура, не давление государства и не фейковые новости, а всякая ерунда, которая постоянно вбрасывается в информационное пространство, чтобы отвлечь прессу", - считает автор.

"Но, чтобы призывать Путина (или Трампа) к ответу, вам не нужен доступ в Кремль или Белый дом. Наоборот, подобный доступ - обуза, поскольку является привилегией и вам можно угрожать ее отменой, либо вы поддадитесь предвзятости, которая возникает при доступе в некие круги. Для расследований коррупции и огрехов госуправления не требуются тесные отношения с официальными лицами государства - все совсем наоборот. И, хотя российские независимые репортеры не могут сместить Путина (да и ничто не может его сместить, так уж устроены в России выборы), у их американских коллег есть одно преимущество - возможность определять общественную политику. Итак, вот как я рекомендую освещать деятельность администрации Трампа: не отвлекайтесь на то, что говорят сотрудники администрации, а сосредотачивайтесь на том, о чем они не говорят", - заключает автор.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 24 января 2017 > № 2048671 Алексей Ковалев


Россия. СЗФО > Рыба > inopressa.ru, 24 января 2017 > № 2048666

Как торговля и санкции сделали этого российского рыболова миллиардером

Александр Сазонов | Bloomberg

Глядя из окна кабинета, выходящего на Кольский залив, Виталий Орлов пытается разглядеть в сумерках за полосой воды новый завод, который он только что выстроил, повествует корреспондент Bloomberg Александр Сазонов.

"Это сооружение за 30 млн долларов - самый ценный актив холдинга Орлова "Норебо", который базируется в Мурманске", - пишет издание. Завод построен, чтобы обслуживать рыболовецкую флотилию "Норебо", которая в 2016 году выловила почти 11% от общего объема добычи рыбы в России (4,75 млн метрических тонн, по данным Федерального агентства РФ по рыболовству).

Bloomberg Billionaires Index оценивает состояние Орлова в 1 млрд долларов. "Он извлек выгоду из конфликтующих сил - глобальной торговли и санкций, которые сегодня предопределяют облик путинской России. Хотя холдинг Орлова получает до 60% выручки от продаж за пределами России, наблюдается также рост внутреннего потребления, поскольку санкции привели к ограничению импорта продовольствия", - пишет издание.

"У него абсолютно стабильный бизнес с хорошими маржами, - говорит Эдуард Климов (Fishnews, Владивосток). - Рыба - это возобновляемый ресурс, люди всегда будут питаться рыбой".

Корреспондент напоминает: "Когда три года назад Путин накинулся на Запад в ответ на санкции, введенные из-за аннексии Крыма у Украины, он запретил импорт продовольствия из стран, сплотившихся против него".

Западные санкции не затронули экспорт компании Орлова. "А контрмеры Путина повлекли за собой рост продаж выловленных "Норебо" мойвы, макрели и сельди на российском рынке", - говорится в статье.

Дополнительное подспорье для бизнеса "Норебо" - растущий спрос на рыбу в ситуации, когда покупатели хотят обогатить свой рацион "здоровой белковой пищей", пишет автор.

Издание описывает биографию Орлова. В 1993 году Магнус Рот взял его работать в норвежскую компанию, которая торговала дешевой российской рыбой. Спустя четыре года Рот и Орлов открыли в Норвегии фирму Ocean Trawlers, которая сдавала российским рыбакам норвежские суда в аренду.

В 1998 году к ним присоединился знакомый Орлова Александр Тугушев, который стал заместителем главы ведомства, надзиравшего за рыболовецкой промышленностью. "Мы помешались на идее создать крупнейшую в мире рыболовецкую компанию", - сказал Тугушев в интервью в ноябре.

"По словам Орлова, три года назад Тугушев был уволен, потому что "осложнял" рост компании. Тугушев подтвердил свое "неожиданное" увольнение и сказал в интервью, что был равным партнером в бизнесе. Орлов, который в августе подал в полицию заявление с жалобой, что "неустановленные лица" вымогали 33% "Норебо", сказал, что претензии Тугушева на право собственности ограничиваются одной из компаний, которые были приобретены во время расширения "Норебо", - говорится в статье.

"В прошлом месяце бывший чиновник рыболовного ведомства, который в 2009 году, отсидев в тюрьме за взятки, вернулся в "Норебо", был помещен под домашний арест и обвинен в вымогательстве в связи с его претензиями на право собственности", - утверждает издание, ссылаясь на сообщение ТАСС.

Рот "в мае прошлого года продал свои 33% "Норебо" Орлову, за какую сумму, не разглашалось", - говорится в статье.

"Орлов сказал, что за последние 10 лет "Норебо" потратил около 600 млн долларов на расширение своей флотилии и ее охвата. Он добавил, что, на его взгляд, истинная стоимость холдинга "намного скромнее", чем 1 млрд долларов. В качестве причины он упоминает о "рисках, связанных со страной", особенно о неясностях вокруг новой системы квот, которую готовит правительство, чтобы предоставлять преференции компаниям, заказывающим траулеры на российских верфях", - говорится в статье.

"Теперь мы хотим прийти туда, где находятся конечные потребители: в розничные сети, в продовольственные услуги. Тут мы видим потенциал", - сказал Орлов.

Россия. СЗФО > Рыба > inopressa.ru, 24 января 2017 > № 2048666


Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 января 2017 > № 2048516

Российско-армянские переговоры.

Обсуждались вопросы сотрудничества в торгово-экономической, энергетической, транспортной, гуманитарной сферах, реализация совместных инвестиционных проектов, а также интеграционное взаимодействие России и Армении в рамках Евразийского экономического союза.

Беседа Дмитрия Медведева с премьер-министром Армении Кареном Карапетяном

Д.Медведев: Уважаемый Карен Вильгельмович, сердечно Вас приветствую! Это Ваш первый официальный визит в нашу страну. У нас особые отношения с Арменией, союзнические. Конечно, всегда есть что обсудить, но важно и то, что к Вашему визиту подготовлен набор документов, которые развивают вектор нашего сотрудничества по отдельным направлениям. Надеюсь, это будет способствовать развитию экономических связей и контактов между людьми.

Мы с Вами обсудим текущую экономическую повестку дня. Несмотря на международную конъюнктуру, на изменение цен на энергоносители и целый ряд других экономических моментов, товарооборот у нас стабильный. А если говорить об импорте из Армении в нашу страну, о поставках вашей продукции, то за прошлый год мы наблюдаем рост на 70%. Это, на мой взгляд, следствие присоединения Армении к Евразийскому союзу и укрепления наших хозяйственных связей.

Есть и масса других вопросов – инвестиционных, гуманитарных. Сердечно Вас приветствую, желаю Вам удачного визита в Российскую Федерацию.

К.Карапетян: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, прежде всего хочу поблагодарить за приглашение посетить Москву и приём, оказанный нашей делегации. Пользуясь случаем, хочу Вас поздравить с избранием председателем партии «Единая Россия», пожелать успехов и выразить уверенность в том, что всё будет хорошо.

Сегодняшняя встреча является хорошей площадкой, чтобы сверить часы, обсудить актуальные направления армяно-российского сотрудничества. Хочу заверить Вас, что наша делегация приехала с очень позитивным и деловым настроем.

Традиционно повестка дня наших отношений весьма насыщенна. За последние годы в условиях непростой мировой конъюнктуры нашим правительствам удалось продвинуться в этом направлении. Вы знаете, что российский капитал в экономике Армении представлен очень широко. Тем не менее нам успокаиваться не стоит, и мы можем сегодня обсудить, как активизировать наше сотрудничество, придать ему новый импульс.

Сегодня в Армении проводится ряд реформ по формированию благоприятной среды для инвесторов, и мы будем приветствовать участие российского капитала. Мы приехали сегодня с новыми предложениями, которые позволят диверсифицировать и расширить сферы нашего сотрудничества.

<…>

Документы, подписанные по завершении переговоров

По окончании переговоров в присутствии Дмитрия Медведева и Карена Карапетяна были подписаны следующие документы:

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о внесении изменения в Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о взаимных безвизовых поездках граждан Российской Федерации и граждан Республики Армения от 25 сентября 2000 года

Подписали: заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации Василий Небензя и заместитель Министра иностранных дел Республики Армения Шаварш Кочарян;

- Меморандум о сотрудничестве между Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерством экономического развития и инвестиций Республики Армения

Подписали: Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров и Министр экономического развития и инвестиций Республики Армения Сурен Караян;

- Программа межрегионального сотрудничества между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения на 2016-2021 годы

Подписали: Министр экономического развития Российской Федерации Максим Орешкин и Министр экономического развития и инвестиций Республики Армения Сурен Караян;

Протокол между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Министерством энергетических инфраструктур и природных ресурсов Республики Армения о реализации практических мер по выполнению обязательств, предусмотренных Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения об оперативном оповещении о ядерной аварии и обмене информацией в области ядерной и радиационной безопасности от 7 октября 2015 года

Подписали: генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев и Министр энергетических инфраструктур и природных ресурсов Республики Армения Ашот Манукян.

Заявления Дмитрия Медведева и Карена Карапетяна для прессы по итогам переговоров

Из стенограммы:

Д.Медведев: Переговоры, как и всегда с нашими армянскими друзьями, были конструктивными, насыщенными и дружескими. Именно такой настрой помогает нам решать самые разные задачи, тем более что в этом году исполняется 25 лет дипломатическим отношениям между нашими странами. А история дружбы между нашими народами измеряется веками.

Россия является ведущим внешнеэкономическим партнёром Армении, её доля во внешней торговле приблизительно 25%. Несмотря на довольно сложную конъюнктуру, показатели взаимного товарооборота остаются хорошими. В прошлом году эта цифра составила более миллиарда долларов. Даже несмотря на снижение цен на энергоносители, на отдельные товары, которые поставляются из наших стран, общее количество таких товаров в стоимостном выражении не уменьшается, а увеличивается. То есть реальный экспорт растёт, несмотря на изменение в ту или иную сторону стоимостных позиций.

В прошлом году довольно существенно вырос импорт из Армении продовольственных товаров, что связно со вступлением Армении в Евразийский союз и отражает нашу общую нацеленность на интеграцию. Если говорить, например, о сельском хозяйстве, есть очень хороший потенциал развития не только с точки зрения взаимной покупки товаров или сельскохозяйственной техники, но и организации совместных производств. Сейчас есть целый ряд проектов, в том числе связанных с тепличным хозяйством, выращиванием овощей и фруктов, которые идут в российские торговые сети. Рынок у нас большой. Думаю, что на этом в том числе нам нужно сосредоточиться в ближайшее время.

Обсуждали мы и целый ряд других направлений сотрудничества, естественно, и инвестиционное сотрудничество. Есть идея, связанная с созданием специального фонда для этих целей. Мы договорились, что дадим поручения профильным ведомствам проанализировать возможность создания такого фонда, направления инвестиционного сотрудничества и, естественно, источники финансирования. У нас теперь единые правила игры в рамках Евразийского экономического союза. Они понятны и российскому бизнесу, и армянскому бизнесу. Мы рассчитываем, что таможенных и иных бюрократических процедур будет меньше, поэтому нужно двигаться дальше в сторону открытия наших рынков.

Только что была подписана программа межрегионального сотрудничества на ближайшие пять лет, меморандум о сотрудничестве между российским Министерством промышленности и Министерством экономического развития и инвестиций Армении. На базе этих документов можно выстраивать экономическое сотрудничество в ближайшие годы. Очень важным является гуманитарный аспект, расширение прямых контактов между нашими людьми. Мы договорились, что жители нашей страны смогут ездить в Армению и по внутренним общегражданским паспортам, о чём только что тоже был подписан документ.

Есть и другие направления. Несмотря на то что хозяйственные связи между нашими странами носят, можно сказать, всеобъемлющий характер и Россия является ведущим партнёром Армении, есть сферы, где это сотрудничество можно было бы развивать практически с нуля. И это очень важно для будущего наших отношений.

К.Карапетян: Наш приезд в Москву – это приезд в дружественную, братскую, союзническую страну. Мы очень удовлетворены сегодняшними переговорами и теми поручениями, которые были даны по их результатам.

Мы с Председателем Правительства России подвели итоги проделанной работы, зафиксировали очень высокий уровень отношений. В то же время мы констатировали, что потенциал для развития этих отношений очень большой.

Обсудили ряд новых направлений, по которым могут развиваться российско-армянские отношения, наметили векторы развития и конкретные мероприятия.

Что касается соглашения о взаимных безвизовых поездках граждан России и Армении, я думаю, что это даст сильный толчок для развития культурно-гуманитарных отношений. Мне кажется, что Армения как туристическая страна для российских граждан недооценена. Мы в этом году ожидаем принципиального изменения в лучшую сторону.

Пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, хочу Вас пригласить с официальным визитом в Ереван.

Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 января 2017 > № 2048516


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 24 января 2017 > № 2048514 Евгений Куйвашев

Встреча с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым, в ходе которой обсуждались вопросы дорожного строительства и социально-экономическое положение в регионе.

В.Путин: Добрый день!

Поговорим по всему комплексу вопросов, но Вы обобщённые показатели мне сейчас покажете и расскажете о них. Давайте начнём с дорожного строительства.

Е.Куйвашев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, дорожное строительство сегодня становится одним из приоритетных направлений деятельности органов государственной власти. Общий объём [регионального] дорожного фонда составляет одиннадцать миллиардов рублей. Все деньги распределены дорожным фондом в соответствии с принятыми программами в регионе, и, безусловно, львиную долю, в том числе из средств регионального бюджета, мы отдаём на муниципальные дороги.

Недавнее Ваше поручение – отработать и привести в эксплуатационное состояние дорогу [Нижний Тагил – Серебрянка], которая не ремонтировалась до 2013 года 30 лет. Начиная с прошлого года мы начали выделять деньги на эту дорогу, и, безусловно, поручение, которое Вы дали по результатам пресс-конференции, будет выполнено в полной мере и в срок. К 1 июня мы обеспечим эксплуатационное состояние, но хочу сказать, что для приведения этой дороги к асфальтобетонному покрытию, а протяжённость этой дороги – более 50 километров, потребуется ещё определённое время, немного. Эксплуатационные возможности этой дороги мы обеспечим к 1 июня, как Вы и поставили задачу в поручении.

Что касается основных и приоритетных направлений дорожного строительства, мы в 2013 году сдали – сомкнули прежде не соединявшиеся субъекты: Свердловскую область и Ханты-Мансийский округ – так называемую Северную дорогу, которая сегодня сократила движение транспорта с Европейской части на наш тюменский север почти на 800 километров. В связи с этим увеличился грузопоток по северной части.

Сегодня мы занимаемся строительством южного полукольца ЕКАДа (Екатеринбургской кольцевой автомобильной дороги). Первый пусковой комплекс мы сдали в прошлом, 2016 году, и сейчас активно работаем над реализацией и окончанием работ на втором комплексе, который будет окончен в 2018 году. Конечно же, хотим приступить к реализации проекта третьего пускового комплекса, тем самым полностью замкнём кольцо в Екатеринбурге. Это важнейшая транспортная артерия.

Сегодня региональные дороги большей частью выполняют функции дорог федерального значения; мы это понимаем, тем самым вкладываем деньги в высвобождение от автомобильного транспорта наших крупных городов.

В соответствии с принятыми Вами решениями о реализации приоритетных проектов, безусловно, приоритетом нашей работы будут работы на городскую среду, что автоматически, конечно, включает сюда и благоустройство, и реализацию проектов дорожного строительства внутри наших муниципальных образований. Более 6 миллиардов рублей выделено нашим муниципалитетам на приведение дорог в соответствие с требованиями, которые предъявляют строительные нормы и правила.

Конечно же, сегодня дорожное строительство – это один из ключевых вопросов, который влечёт за собой в том числе приток инвестиций и в города, и в моногорода. Мы реализуем сегодня проект территории опережающего развития в Краснотурьинске. Этому городу был присвоен статус ТОРа. Безусловно, мы понимаем, что без дорожного строительства туда хороший инвестор не придёт. Поэтому мы понимаем, что львиная часть бюджета развития должна быть направлена именно на дороги.

В.Путин: Обобщённый показатель за ушедший 2016 год какой, как экономика региона в целом сработала?

Е.Куйвашев: Владимир Владимирович, я должен сказать, что в ведущих секторах экономики по итогам 2016 года есть рост и сохраняется потенциал роста.

Приведу несколько цифр. Индекс промышленного производства [ИПП] по итогам 2016 года (мы сейчас подбиваем окончательные цифры, но они существенно не будут меняться) у нас вырос почти на 11,5 процента.

Что касается валового регионального продукта, мы будем на уровне 2015 года примерно, но в структуре валового регионального продукта ИПП составил 11 процентов. Это достаточно серьёзные цифры.

В.Путин: За счёт каких отраслей промышленности?

Е.Куйвашев: Конечно же, это металлургия, машиностроение, оборонно-промышленный комплекс. Мы сегодня делаем серьёзный шаг в развитии фармацевтической промышленности, ИТ-технологий.

Екатеринбург и Свердловская область являются одним из образовательных центров, у нас достаточно успешно работает Уральский федеральный университет, но мы развиваем сегодня не только высшее образование. Мы сегодня активно работаем и над реализацией одобренной Вами в 2014 году комплексной программы «Уральская инженерная школа». По итогам 2016 года программа профинансирована на миллиард рублей – около миллиарда рублей. 300 миллионов было нам выделено из средств федерального бюджета, почти 600 миллионов мы выделили из регионального бюджета. И наши организации, предприятия выделяют [средства] и участвуют с удовольствием в этой программе.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 24 января 2017 > № 2048514 Евгений Куйвашев


Россия > Агропром > kremlin.ru, 24 января 2017 > № 2048513 Александр Ткачёв

Рабочая встреча с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым.

Глава Минсельхоза информировал Президента о запуске нового механизма льготного кредитования предприятий агропромышленного комплекса, а также о ситуации в отрасли.

В.Путин: Добрый день!

Александр Николаевич, о результатах работы селян мы говорим в последнее время часто и с удовольствием. Есть повод их поздравить с результатами. Не все эти результаты ещё обобщены за прошедший год, но уже за 11 месяцев можно констатировать, что рост более 4 процентов.

А.Ткачёв: Да, более 4 процентов. Спасибо большое за то, что Вы отмечаете и всегда отмечали в течение года. Мы очень ценим, потому что государственная поддержка беспрецедентная. Мы действительно давно этого ждали: преференции практически по всем направлениям – и, как следствие, рост более 4 процентов, и урожай рекордный за всю историю Российской Федерации и Советского Союза – 119 миллионов тонн. Это, конечно, большая победа.

Это прежде всего доходы селян, крестьян, которые, безусловно, реализуются в новые проекты и в подъём уровня жизни, и, конечно, в новые технологии, производство и так далее. Поэтому ещё раз огромное спасибо.

В.Путин: И вопросы кредитования Вы хотели обсудить.

А.Ткачёв: Да. Ваше поручение выполнено: с нового года мы запустили новый проект льготного кредитования, это тоже беспрецедентно. Кредиты, инвестиционные и короткие, не могут превышать 5 процентов. Ниже – можно, то есть один процент, два, три, пять [процентов] максимум. Конечно, это даст серьёзный толчок строительству новых проектов в агропромышленном комплексе, перерабатывающем – новых молочных [ферм], свинокомплексов. Это кардинально изменит нашу страну в смысле сельского хозяйства.

В.Путин: Объём какой?

А.Ткачёв: Объём порядка 23 миллиардов рублей. Хочу проинформировать, что «Россельхозбанк» уже начал [эту работу], первый подготовился. Естественно, мы рассчитываем и на другие банки, которые активно примут участие.

Такого не было никогда – таких дешёвых, длинных и доступных кредитов. Мы убираем всю бюрократию. Это даст серьёзный толчок, мощный прорыв в области строительства, привлечения инвестиций и, конечно, создания новых проектов.

В.Путин: Как будете отбирать?

А.Ткачёв: Отбор проводится на уровне банков. Естественно, мы (Минсельхоз) определяем приоритеты, какие отрасли должны поддерживаться. И конечно, те проекты, которые будут обеспечены, проекты с возвратными средствами, которые будут интересными, конкурентоспособными, технологичными, будут иметь поддержку в первую очередь.

В.Путин: Экономическая обоснованность всегда, конечно, должна присутствовать, но бюрократия должна быть минимизирована.

А.Ткачёв: Поверьте, Владимир Владимирович, я сам из региона и знаю, что это такое, – мы минимизируем. И, самое главное, один из важных моментов – мы экономим региональные деньги. Теперь субсидировать эти кредиты из региональных бюджетов не нужно. Раньше достаточно крупные суммы субъекты Российской Федерации отвлекали на субсидирование кредитов, которые выдавали банки. Теперь будет только федеральная часть, а значит, регионалы могут использовать эти средства на другие нужды, в том числе и сельское хозяйство.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 24 января 2017 > № 2048513 Александр Ткачёв


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rosbalt.ru, 24 января 2017 > № 2046652

Среди дипломатических сигналов, которые Кремль посылает администрации нового президента Дональда Трампа, выделяются намеки о том, что мы можем пересмотреть «закон Димы Яковлева». То есть вернуть возможность усыновления российских детей гражданами США. Намеки прозвучали из уст главы Совфеда Валентины Матвиенко и заместителя министра образования Вениамина Каганова. Они окружены частоколом условий, которые должна выполнить американская сторона, но шлюзы для переговоров открылись.

Может быть, самый резонансный из мрачной череды российских запретительных уложений был принят на исходе 2012 года и стал ответом на «Акт Магнитского», который, если сравнивать с последовавшими антироссийскими санкциями, был весьма скромен и носил локальный характер. Однако в политической элите вспыхнул пожар вокруг уязвленных патриотических чувств. Чем мы могли в ответ уколоть Америку?

Поводом для ответных санкций стало то, что в США за 20 лет скончались 19 приемных детей из России, а сам Дима Яковлев погиб еще в 2008 году. Неважно, что всего было усыновлено от 45 до 60 тысяч наших детей, а большинство американских усыновителей, повинных в смерти, были сурово наказаны американским правосудием. В самой России каждый год погибает несколько сот детей (иногда до тысячи) из-за родителей-изуверов и усыновителей. Однако Госдума проголосовала практически единодушно, депутатов, которые отважились противоречить патриотам, можно перечесть на пальцах одной руки.

Когда-то Достоевский говорил о слезе ребенка, которая перевешивает мировую гармонию. Политики могут сто раз объявить год русского языка и твердить постоянно о великом гуманизме русской литературы, но в реальности они действуют с холодным цинизмом. Сироты превратились в орудие политического шантажа, а процесс иностранного усыновления стал заложником политических амбиций. При этом, в чем таилось наказание для американцев, — непостижимо. Наказаны были наши сироты (часто инвалиды), десятки из них уже познакомились с приемными родителями.

Но вот сейчас, когда мы ищем пути к сердцу Трампа, возникла полная рационального изящества идея о реабилитации усыновления в США. То есть политическая подоплека закона стала очевидна. Американские семьи, которые занимаются усыновлением, — это upper middle class, на который ориентируются все американские политики. И, кстати, возникает параллель по поводу того, что российские сироты оказались в положении советских евреев, право на выезд которых из СССР долгие годы служило предметом торга для Москвы.

«Акт Магнитского», в свою очередь, превратился в подобие недоброй памяти поправки Джексона-Вэника (принятого Конгрессом в 1974 году дополнения к Закону о торговле США), которая запрещала экспорт современных технологий в СССР и была увязана с эмиграцией евреев из СССР.

Когда торжествующе принимался «закон Димы Яковлева», было обещано, что положение российских сирот кардинально улучшится без помощи иностранцев. Действительно, сдвиги есть, хотя они не касаются тяжелобольных и инвалидов, которых наши усыновители опасаются брать из-за слабости отечественного здравоохранения. К примеру, в 2004 году российские семьи усыновили 12 инвалидов, за границу уехало 360 таких детей. Всего в тот год за границу уехало 7 тысяч российских детей, больше половины — в США.

Количество иностранных усыновлений после принятия «закона Димы Яковлева» сократилось в три раза — с 2,4 тысяч в 2012 году до 746 человек в 2015 году. Инвалидов среди них всего 10%, это самое жестокое следствие закона, поскольку наша медицина часто помочь таким детям бессильна.

В 2012 году в сиротских учреждения жили 104 тысячи детей, на учете в органах опеки состояли 600 тысяч. То есть это две Росгвардии. При этом только 220 тысяч находились под опекой родственников. Сейчас в детдомах и приютах осталось 60 тысяч детей.

О чадолюбии и гуманизме говорить можно сколько угодно, но благие порывы необходимо подкреплять помощью из госказны усыновителям. В 2015 году выплаты на приемных детей выросли в России на 12%, на 5,5% увеличено единовременное пособие за ребенка.

В 2012 году российские семьи усыновили 6,5 тысяч детей, а в 2015 году — только 5,9 тысяч, что может быть связано с тем, что в базе данных детских домов исчерпываются дети самого привлекательного возраста. К тому же в поле зрения органов опеки попадает меньше детей: в 2012 году на учет было поставлено 80 тысяч детей, то в 2015 году — 58 тысяч. В США усыновляют 20-25 тысяч детей каждый год.

Так или иначе, бюджетные выплаты за приемных детей привели к появлению новой социальной страты — так называемых «профессиональных родителей», которые, особенно в провинции, могут неплохо существовать за счет «детской» статьи доходов.

В зависимости от региона выплаты на одного ребенка в приемной семье колеблются от 10 до 33 тысяч рублей. Число детей, которые ежегодно попадают в приемные семьи (это не усыновление), за последние три года выросло почти на 60%. В 2012 году российские приемные семьи забрали 13 тысяч детей, в 2015 — почти 21 тысячу.

Но из приемных семей (в отличие от ситуации с усыновлением) дети нередко возвращаются назад в сиротские учреждения. По данным аппарата детского омбудсмена, в 2015 году 5,6 тысяч детей «не понравились» приемным родителям — на 6% больше, чем годом раньше. Это страшная трагедия для ребенка, второй раз теряющего семью. Кстати, единовременное пособие при этом не возвращается.

Но есть и более страшная статистика, которая имеет прямое отношение к аргументации по поводу «закона Димы Яковлева». По данным Следственного комитета РФ, в 2015 перед судом предстали 11,5 тысяч человек, совершивших преступления против детей. Рост — на 22% за год. 406 детей были убиты, причем в 193 случаях преступления совершили родственники, 153 ребенка погибли от рук собственных родителей, 7 — от рук усыновителей и опекунов, трое погибли в школах-интернатах. Эксперты отмечают рост числа случаев жестокого обращения с детьми, что соответствует общим социальным изменениям в обществе.

Жизнь детей-сирот и стариков — характеристика государства, которое строят взрослые. Философ Иван Ильин, которого с некоторых пор любят цитировать представители нашей политической элиты, видел Россию в сказочно-радужных тонах: «Русская идея есть идея сердца. Живая сила русской души и русской истории — доброта, ласковость».

Впрочем, что взять с философа — досужая игра ума и утопические иллюзии. А вот Трамп и его благосклонность нам очень пригодятся…

Сергей Лесков

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rosbalt.ru, 24 января 2017 > № 2046652


Армения. Россия > Миграция, виза, туризм > tourinfo.ru, 23 января 2017 > № 2080883

Россиян пустят в Армению по внутреннему паспорту

Правительство Армении одобрило предложение о внесении изменений в соглашение о безвизовом режиме с Россией. С лета 2017 года россияне смогут пересекать российско-армянскую границу не только без визы, но по внутренним паспортам.

Между Арменией и Россией действует соглашение о двустороннем безвизовом режиме. Однако для посещения страны россиянам требовался заграничный паспорт.

Правительство Армении одобрило предложение о внесении изменений в соглашение о безвизовом режиме с Россией. Теперь граждане России смогут приезжать в республику по внутренним паспортам. Точной даты начала действия новых правил пока не озвучено. Армения планирует завершить все процедуры, необходимые для начала действия нового правила, к майским праздникам, когда туристический поток в Армению начинает существенно возрастать.

По сообщению Национальной службы статистики Армении, в прошлом году страну посетило 1,2 млн иностранных туристов, из них около 500 тыс. россиян. При этом в среднем лишь у 10% граждан России есть действующие загранпаспорта. Разрешая въезд россиян по внутреннему документу, Армения рассчитывает на значительный рост турпотока из России.

Армения. Россия > Миграция, виза, туризм > tourinfo.ru, 23 января 2017 > № 2080883


Чехия > Медицина > tourinfo.ru, 23 января 2017 > № 2080882

В Чехии вводят абсолютный запрет на курение в общественных местах

Чешский Сенат утвердил законопроект о запрете курения в общественных местах. Его действие вступит в силу 1-го мая 2017 года.

С мая 2017 года в Чехии будет действовать абсолютный запрет на курение в общественных местах, включая бары, рестораны, кинотеатры и др.

Кроме того, законопроект введет запрет на курение на платформах вокзалов, использование электронных сигарет в больницах, школах и торговых центрах. Также будет запрещена продажа сигарет в автоматах.

За продажу сигарет вне разрешенных мест и реализацию товара лицам до 18 лет торговцам грозит запрет деятельности на 2 года.

По сообщениям СМИ, финальное обсуждение законопроекта длилось почти 50 часов. В заключительном голосовании законопроект поддержали 45 из присутствующих 68 членов Сената.

Чехия > Медицина > tourinfo.ru, 23 января 2017 > № 2080882


США > Финансы, банки > fingazeta.ru, 23 января 2017 > № 2067102 Николай Вардуль

Джанет Йеллен становится ястребом

Рынки недооценили доллар

Николай Вардуль

ФРС США 14 декабря впервые в 2016 г. повысила базовую процентную ставку — до 0,5–0,75% с 0,25–0,5%. Произошло это ровно через год после предыдущего увеличения ставки. Это решение регулятора рынки ждали. Но ФРС на этот раз все равно сумела удивить. В комментарии к принятому решению прямым текстом говорится, что в 2017 г. ожидается три повышения ставки — до среднего уровня в 1,375%. Рынки закладывали в свои котировки два повышения. У доллара появился шанс еще больше подкрепиться.

ФРС и «фактор Трампа»

Прогнозы, конечно, штука ненадежная. И не только в исполнении отечественного Минэкономразвития. Когда ровно год назад ФРС предприняла первое за шесть лет повышение ставки, то одновременно был выдвинут прогноз повышения ставки еще на один процентный пункт. Первый зампред ЦБ РФ Сергей Швецов тогда же недоумевал: «Это было неожиданно для меня, что будет дан такой четкий сигнал». Вероятно, он считал, что в условиях реальной экономики с ее колебаниями выдвигать такой прогноз, по меньшей мере, странно. И правильно считал. На деле практически весь год ставка оставалась на одном уровне, и только 14 декабря она все-таки приподнялась. Так что три повышения ставки ФРС в 2017 г. — это не более чем намерение. Но рынки, конечно, мимо намерения ФРС не пройдут.

Они ожидаемо пришли в движение. Доллар стал расти, евро впервые с марта 2015 г. опустился ниже психологической отметки в 1,05 доллара за евро. Золото оказалось главным пострадавшим. Потери цены превысили за месяц 7%.

Но это последствия, к ним еще вернемся. В основе же решения ФРС, естественно, состояние американской экономики. Оно уже улучшается и будет улучшаться дальше. И этот прогноз надежнее прогнозируемого числа повышения ставки, хотя, конечно, и связан с ним. Регулятор повысил прогноз по росту экономики страны в 2016 г. до 1,9% с сентябрьских 1,8%. В то же время прогноз по динамике инфляции на текущий год повышен до 1,5% с 1,3% по сентябрьскому прогнозу. Прогноз по безработице улучшен до 4,7% с сентябрьского уровня в 4,8%. Прогноз на 2017 г. по росту ВВП США также улучшен — до 2,1% с ожидавшихся в сентябре 2%. Инфляция в следующем году по-прежнему ожидается на уровне 1,9%. Прогноз по безработице улучшен до 4,5% с 4,6%. Прогноз на 2018 г. по росту экономики страны по-прежнему составляет 2%, прогноз по безработице — 4,5%, инфляции — 2%.

Напомню, наибольшее беспокойство ФРС доставляла инфляция, которая никак не хотела прибавить шаг, что тормозило рост всей экономики. Теперь ФРС получила подкрепление в лице решения нефтедобывающих стран ограничить добычу, что решительно подтолкнуло вверх цены на нефть, а за ними последуют и остальные цены.

Неслучайно за повышение ставки проголосовали все члены ФРС.

Почему же избрание Дональда Трампа президентом США первоначально связывали с более сдержанной политикой ФРС? Главным образом потому, что главные очертания экономической и бюджетной политики Трампа еще неясны. Они пугали тогда и не до конца прояснены сейчас. В этом контексте Алексей Антонов, аналитик «Алор Брокер», прокомментировал решение ФРС так: «Ястребиная риторика Йеллен — смелый шаг на фоне неопределенности по расходам от новой команды Трампа, и сигнал всем участникам, что в следующем году кардинальных изменений в экономике США не произойдет».

Взаимодействие ФРС с формирующейся администрацией Трампа, действительно, можно характеризовать так, что ФРС предпочла проводить свою линию в условиях относительной неопределенности, чтобы самой дать больше определенности. Можно даже так: ФРС предпочитает руководствоваться еще древнеримским девизом: «Делай, что должен — и будь, что будет». Девиз, безусловно, достоин уважения, но политика, а ФРС — главный субъект проводимой в США экономической политики, всегда проводится с оглядкой по сторонам. ФРС, видимо, учла «фактор Трампа». В том смысле, что новые элементы, которые он может привнести в экономическую политику, не тормозят, а, наоборот, подталкивают повышение ставки. Его объявленные бюджетные начинания, ведущие к росту дефицита, проинфляционны. И в целом от Трампа можно ждать нехарактерного для республиканского правления повышения роли поддержки экономики госрасходами. Все вместе требует именно повышение ставки.

Сама Джанет Йеллен в своих высказываниях очень осторожна. «Слишком рано, чтобы знать, как налоговая, экономическая политика может повлиять на прогнозы», — сказала она, выступая после оглашения решения ФРС перед журналистами в Вашингтоне. И добавила: «Нужно иметь более точные данные. Не хотела бы спекулировать».

Дональд Трамп в ходе предвыборной кампании неоднократно критиковал ФРС и лично Йеллен за политику низкой базовой ставки, предполагая в том числе, что Йеллен поддается на политическое давление администрации Барака Обамы. Так что многие не исключали перестановок в руководстве ФРС. Вот комментарий самой Йеллен: «Сенат утвердил меня сроком на 4 года (в феврале 2014. — Ред.). Так и запланировано, чтобы срок работы (главы ФРС) не совпадал с президентским сроком, и для этого есть хорошая причина — это часть мер по обеспечению независимости ФРС. Так что я намерена доработать мой четырехлетний срок. Я не приняла никакого решения насчет будущего. Я признаю, что меня могут переназначить или не переназначить». Сама Йеллен никуда уходить не собирается.

«Разрушительный эффект на котировки»

Ну, а теперь ответим на вопрос, какое влияние решение ФРС может оказать на российскую экономику? Во-первых, укрепление доллара ведет к снижению интереса инвесторов к рискованным рынкам. Волна снижения индексов прокатилась по всем рынкам начиная с США, но сильнее снижение было именно в развивающихся рынках. Во-вторых, главный канал воздействия решения ФРС на российскую экономику проходит по цепочке доллар — нефть. На рост доллара нефть отозвалась некоторым снижением. Тут, правда, дело не ограничилось только окрепшим долларом. Как 15 декабря подчеркнул Андрей Кочетков, аналитик компании «Открытие Брокер», «нефть могла получить поддержку в виде статистики Минэнерго США, но этого не произошло. За прошлую неделю коммерческие запасы нефти сократились на 2,4 млн баррелей — до 485,8 млн баррелей. Запасы бензина выросли на 3,4 млн баррелей, а дистиллятов — на 2,5 млн баррелей. Импорт на прошедшей неделе вырос на 755 тыс. баррелей — до 8,3 млн баррелей ежесуточных поставок. Средний показатель спроса за четыре недели составил: 19,6 млн баррелей нефти в сутки, или падение на 1,0% за год, 9,1 млн баррелей бензина в сутки, или падение на 1,2% за год, а также 3,9 млн баррелей дистиллятов в сутки, или прирост на 5,9% за год. Таким образом, кроме показателя запасов нефти остальная статистика оказалась вполне „медвежьей“, да еще и запасы на терминале Кушинг также выросли». И еще один фактор, что называется, на вырост: «Производство нефти в США увеличилось за неделю на 99 тыс. баррелей — до 8,796 млн баррелей в сутки. Вкупе с укреплением доллара это произвело разрушительный эффект на котировки. Да еще и статистика по OPEC, которую картель собирает из независимых источников, говорит о том, что в ноябре наращивание добычи продолжилось до 33,87 млн баррелей в сутки, хотя по другим источникам добыча уже превысила 34,2 млн баррелей в сутки».

В общем, период, когда ФРС, откладывая повышение ставки, фактически давала больше свободы Банку России, так как не возникало новых факторов давления на рубль, похоже, завершен. Банк России предпочел не использовать передышку для снижения своей ставки, теперь сделать это будет сложнее.

США > Финансы, банки > fingazeta.ru, 23 января 2017 > № 2067102 Николай Вардуль


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 23 января 2017 > № 2067100 Николай Вардуль

10 заговоренных процентов

Почему ЦБ не снижает ставку?

Николай Вардуль

16 декабря совет директоров Банка России оставил ключевую ставку без изменений. Как была 10%, так и осталась. ЦБ заранее предупредил, что менять ничего не будет, по крайней мере, в этом году. ЦБ сказал — ЦБ сделал. А как же новая ситуация с ценами на нефть? Она ничего не меняет?

Эльвира Набиуллина сопроводила принятое решение развернутым комментарием. Он, естественно, был посвящен прежде всего анализу состояния инфляции и задачам дальнейшей борьбы с ней.

Набиуллина констатировала замедление инфляции: «По нашим оценкам на 12 декабря, годовые темпы роста потребительских цен снизились до 5,6%. Накопленная с начала года инфляция по итогам ноября составила 5% — это исторический минимум за всю историю наблюдений. На конец года мы ожидаем инфляцию 5,4–5,8%. Динамика инфляции даже чуть лучше, чем мы ожидали год назад. Наш прогноз был около 6% к концу 2016 г.». Итак, накопленная инфляция — 5%, ставка ЦБ — 10%. Не слишком?

Набиуллина в ответ делит факторы, определившие замедление инфляции на временные и фундаментальные. Временные — это укрепление рубля, последовавшее за ростом цен на нефть в связи с договоренностью основных нефтедобывающих стран ограничить добычу, и хороший урожай. Фундаментальные факторы — это потребительский спрос, инфляционные ожидания, динамика издержек.

Дальше — самое интересное. Каким должен быть спрос, чтобы соответствовать задаче ЦБ — снижению инфляции? Слабым. Если взглянуть чуть шире, то для решения своей задачи ЦБ предпочел бы, чтобы экономика оставалась в кризисе. Но, сказав «а», следует вспомнить весь алфавит. Тогда получается, что ЦБ проводит прокризисную политику, а это вряд ли соответствует представлениям о том, чем должен заниматься финансовый мегарегулятор. Набиуллина об этом говорит так: «Потребительский спрос остается слабым и продолжает вносить вклад в замедление инфляции, хотя он постепенно уменьшается». То есть некоторый рост реальных зарплат (а Набиуллина говорит о том, что «реальная заработная плата растет по отношению к прошлому году») увеличивает те самые инфляционные ожидания, которые ЦБ на прошлом заседании совета директоров, оставившем ставку на 10%, обещал буквально выжечь.

16 декабря Набиуллина отметила, что «пока» сохраняется «сберегательная модель поведения, чему в том числе способствуют положительные реальные процентные ставки по вкладам». Это важно подчеркнуть. Инфляционные ожидания тем ниже, чем распространеннее сберегательная модель поведения граждан, а жизнь этой модели дают в том числе превышающие темпы инфляции проценты по вкладам. Но проценты по вкладам зависят в значительной мере от ставки ЦБ. Значит, ставка ЦБ не должна снижаться.

Главный вывод применительно к потребительскому спросу и инфляционным ожиданиям звучит так: «Устойчивая тенденция к снижению инфляционных ожиданий пока так и не сформировалась». Что характерно, это утверждение никак не подкреплено подвергающимися проверке аргументами. Если инфляционные ожидания все-таки снижаются, то как их можно измерить? ЦБ оставляет вынесение приговора за собой.

Набиуллина, правда, называет и вполне измеряемый фактор. «Еще один фактор, способствующий снижению инфляции, — это замедление роста цен производителей. Замедление было отчасти связано с умеренным ростом затрат. В условиях снижения инфляции и инфляционных ожиданий возможности компаний переносить рост издержек в цены ограниченны. Перспектива снижения темпов роста цен в экономике под воздействием денежно-кредитной политики формирует стимулы к дальнейшему сокращению издержек и повышению эффективности производства».

Да, снижение цен производителей — это стимул снижения издержек. Но оборотная сторона снижения цен производителей — это, как правило, отсутствие роста производства.

Набиуллина признает: «В целом кредитная активность остается слабой: годовой прирост кредитования реального сектора экономики замедлился до уровней, близких к нулю». Из контекста следует, что это соответствует политике, проводимой ЦБ, и вполне соответствует все той же важнейшей задаче — снижению инфляции.

Той же цели соответствует и отмечаемая Набиуллиной «определенность в отношении конкретных параметров бюджетной политики». Более конкретно эта «определенность» раскрывается так: «Соблюдение разработанной бюджетной стратегии важно и в случае роста цен на нефть. Более существенный рост государственных расходов, чем запланировано, может привести к увеличению инфляционных рисков».

Естественно, ситуацию с нефтяными ценами Набиуллина не игнорирует. Пока в среднесрочном прогнозе ЦБ на три ближайших года ничего не меняется: «Пока мы сохраняем консервативный подход к формированию прогноза и закладываем в него среднегодовую цену на нефть марки „Юралс“ 40 долл. США за баррель на всем прогнозном периоде. Нам нужно время, чтобы оценить воздействие различных факторов на конъюнктуру нефтяного рынка. А именно, насколько будут соблюдаться договоренности об ограничении поставок; как поведут себя поставщики из других стран и производители сланцевой нефти; какими будут динамика мирового спроса и политика ФРС США. Здесь не стоит делать поспешных выводов. Мы допускаем, что нефтяные цены могут сложиться несколько выше 40 долл. США за баррель в 2017 г. Но наше видение ситуации и направленность денежно-кредитной политики существенно не изменятся, учитывая, что реакция российской экономики на колебания внешних факторов ослабла. Итоги 2016 г. подтверждают это. Внешние условия были заметно хуже, чем в базовом сценарии, который мы публиковали год назад. При этом ВВП и инфляция оказались близки к тем значениям, которые мы прогнозировали в этом сценарии».

Как можно оценить комментарий Эльвиры Набиуллиной? Он очень односторонний. Председатель ЦБ, сосредоточившись на борьбе с инфляцией, намеренно или нет сужает собственный макроэкономический кругозор. Если уж так много внимания уделяется борьбе с инфляцией, то уместно было бы раскрыть страшную тайну: а почему это так важно для ЦБ? Фигура умолчания здесь неуместна. Без этого ЦБ только множит противников своей политики. Ведь на алтарь борьбы приносятся вполне зримые жертвы: ЦБ намеренно не поддерживает ростки оживления, сохраняя, по собственному признанию Набиуллиной, «нулевой» прирост кредитования реального сектора. Это высокая цена. За что она платится? Я не знаю, почему Набиуллина не говорит хотя бы о том, что снижение инфляции до заветного уровня в 4% — это стимул дальнейшего роста экономики. Потому что возникнет резонный вопрос, почему именно 4%, а ответа на него нет? Если она считает, что за снижением до 4% последует борьба за 2%, если руководители ЦБ в принципе не стремятся ни при каких условиях проводить политику в интересах не снижения инфляции, а всей экономики, то тогда правы критики ЦБ.

Политика — это всегда баланс. Интересов, целей и средств. Если же она выстроена как стрела с единственным наконечником, то такая политика, как правило, обречена. В конце концов, игнорируя интересы реальной экономики и даже не говоря о том, когда его политика изменится, ЦБ и в самом деле дискредитирует себя.

Пустот в политике не бывает. Если рост реальных доходов населения для ЦБ — это растущие инфляционные ожидания, если нулевой прирост кредитования реальной экономики — это нормально, то правым оказывается Сергей Глазьев, обвиняя ЦБ в проведении политики, выгодной лишь спекулянтам. Чего ЦБ достиг, так это превращения рубля в едва ли не самую доходную валюту в мире. Может быть, это достижение. Но не для того в руках ЦБ сосредоточены мощные инструменты реального и оперативного воздействия на экономику, не для того он по праву считается финансовым мегарегулятором.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 23 января 2017 > № 2067100 Николай Вардуль


Узбекистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062371

Почти 40 тыс. человек вышли на свободу из тюрем в рамках исполнения постановления парламента Узбекистана, которое было принято в октябре 2016 года в связи с 24-й годовщиной принятия Конституции страны, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

«Сенат был наделен правом амнистировать заключенных в 2005 году. Ранее решение принимал лично президент», – поясняется в информации.

Уточняется, что из общего числа помилованных от наказания были освобождены 5 408 женщин, 893 лиц, не достигших 18 лет и 1 045 мужчин старше 60 лет. Также амнистировано 144 человека, которых признали больными, страдающими заболеваниями, препятствующими отбытию срока наказания.

Также было предусмотрено освобождение заключенных, получивших наказание в виде лишения свободы, или сокращение на определенную часть не отбытого срока.

Узбекистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062371


Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Транспорт > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062358

В Евразийской Группе (ERG) стартовал новый пилотный проект в рамках категорийной стратегии, разработанной специалистами Директората по ремонтам и блока анализа и стратегического развития. В рамках инициативы ведется замена импортных магистральных рельсов Р65 на промышленные рельсы РП65 отечественного производства. Испытание рельсов происходит в максимально сложных геологических условиях с предельными нагрузками в АО «Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение», входящем в состав Евразийской Группы (ERG).

Общая протяженность постоянных путей в ССГПО превышает 507 километров. Все железнодорожное полотно поделено на четыре участка по Рудненской площадке, укрупненный участок Качарской площадки и участок на Куржункульской площадке. На каждом из них работниками Управления путевого хозяйства и сооружений (УПХиС) объединения проведена замена импортных магистральных рельсов на отечественные рельсы производства ТОО «Актюбинский рельсобалочный завод».

– Первая партия казахстанских рельсов уложена в начале декабря прошлого года на участке номер два Соколовского карьера на перегоне постов «Юбилейный» –«Предотвальный», – поясняет начальник технического отдела УПХиС АО «ССГПО» Сергей Горбунов. – Впоследствии были охвачены остальные участки. Общая протяженность замененного железнодорожного полотна на производственных площадках объединения составляет 2 462 метра. В весовом соотношении сдано в эксплуатацию порядка 320 тонн отечественных рельсов. По своим техническим параметрам они не уступают импортным, но у них есть одно немаловажное преимущество – они гораздо дешевле.

Казахстанские рельсы успешно используются на внутреннем рынке, в частности, на магистральных путях АО «НК «Қазақстан Темiр Жолы».

– Наши рельсы прошли успешные испытания на полигонном кольце Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожного транспорта и получили все необходимые сертификаты, – говорит коммерческий директор ТОО «Актюбинский рельсобалочный завод» Андрей Шерин. – Отличительные особенности нашего производства – использование стали хорошего качества и отлаженная система контроля за соответствием утвержденным стандартам. Мы рады сотрудничеству с такой известной мировой компанией, как ERG. Для нас большая ответственность, что поставка рельсов осуществляется на крупнейшее горнорудное предприятие – ССГПО. С нетерпением ждем результатов испытаний и готовы продолжить сотрудничество.

Испытательный период продлится несколько месяцев, после чего будут сделаны выводы о качестве отечественной продукции. Но уже сейчас можно говорить об экономии от замены импортных рельсов Р65 на отечественные РП65.

– В непростой период спада производства все эти шаги имеют большое значение, ведь они направлены на увеличение доли отечественных товаров на рынке, – отмечает президент АО «ССГПО» Береке Мухаметкалиев.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Транспорт > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062358


Казахстан. Германия. Великобритания > Образование, наука > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062355

7 программ, по которым казахстанцы могут бесплатно учиться за рубежом

Многие студенты сегодня мечтают получить заграничное образование, но далеко не у всех есть финансовые возможности это сделать. Действительно, обучение за рубежом стоит недешево и требует больших затрат от студента и его родителей, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Тем не менее, существует несколько способов учиться заграницей бесплатно, и все они так или иначе связаны с финансовой поддержкой, которую университеты, государство или частные фонды оказывают студентам.

Стипендиальная программа DAAD

Берлинский университет имени Гумбольдта

DAAD (Германская служба академических обменов) — это крупнейшая

в мире организация, которая объединяет высшие учебные заведения Германии и

оказывает содействие в международном академическом обмене студентами и

учеными.

Пакет необходимых документов:

— заполненный бланк заявки (http://www.daad.kz/ru/14889/index.html)

— автобиография

— мотивационное письмо

— рекомендательные письма от преподавателей

— сертификат о знании немецкого и/или английского языков: DSD II, TestDaF, DSH, OnDaF / TOEFL, IELTS

— копия школьного аттестата

— копия транскрипта или диплома.

Кандидаты загружают документы на портал (https://portal.daad.de/irj/portal DAAD), а также направляют заявки в региональное представительство DAAD в Алматы по адресу: ул. Иванилова, 2, Генеральное консульство ФРГ, Отдел культуры.

Подробную информацию Вы можете получить на официальном сайте: daad.kz/ru

По вопросам обращайтесь в информационный центр DAAD в Казахстане

Адрес: Алматы, Казахстанско-Немецкий университет, ул. Пушкина, 111/113, офис 18

Контакты: 8 727 293 90 35

Стипендиальная программа Chevening

Лондонская школа экономики и политических наук

Британская правительственная стипендия Chevening — одна из самых престижных наград для обучения в Великобритании. Стипендия направлена на молодых лидеров Казахстана.

Требования, предъявляемые программой Chevening:

— наличие диплома о высшем образовании

— стаж работы по выбранному направлению обучения не менее двух лет

— знание английского языка в соответствии с требованиями программы (http://www.chevening.org/apply/guidance#English%20language).

Заявления принимаются в режиме онлайн через систему e-Chevening (http://www.chevening.org/apply). Подача документов по почте не предусмотрена.

Стипендиальная программа Fulbright

Гарвардский университет

Возможность получить образование в одном из самых известных учебных заведений США на бесплатной основе предоставляет стипендия Fulbright (Фулбрайт) в области точных наук и технологий. Программа для обучения в магистратуре дает возможность выпускникам и молодым специалистам получить степень магистра в США. Стипендия полностью покрывает расходы на оплату обучения, проезд, медицинскую страховку, проживание, покупку учебников и прочие мелкие расходы.

Пакет необходимых документов:

— анкета, заполненная в режиме онлайн (https://apply.embark.com/student/fulbright/flta/27/)

— копия диплома о высшем образовании, а также приложений к нему, переведенных на иностранный язык и нотариально заверенных

— три рекомендательных письма от преподавателей

— наличие сертификата TOEFL, GME

— резюме

— копия паспорта

Прием документов осуществляет Посольство США. Первичный отбор кандидатов производится посольством США. Далее кандидатуры рассматриваются в США независимыми отборочными комиссиями.

По вопросам обращайтесь в Посольство США в Казахстане

Адрес: ул. Кошкарбаева, 3

Контакты: 702 100, 540 914

Стипендиальная программа Эдмунда Маски

Массачусетский технологический институт

Программа предоставляет возможность специалистам с высшим образованием получить магистерскую степень в университетах США. Все участники отбираются на основе открытого конкурса.

Пакет необходимых документов:

— анкета, заполненная онлайн (https://www.irex.org/user/login?destination=/application/edmund-s-muskie-graduate-fellowship-program…)

— три рекомендательных письма и их заверенный перевод на английский язык

— копия диплома о высшем образовании, а также приложений к нему, переведенных на иностранный язык и нотариально заверенных

— наличие сертификата TOEFL, IELTS

— заверенная копия выписки из зачётной книжки и ее заверенный перевод на английский язык

Заявку нужно принести или отправить по почте в офис IREX (Айрекс)

Адрес: г. Алматы, ул. Жибек Жолы, 60, офис 12

Контакты: 8 727 273 41 50 или предоставить пакет необходимых документов по адресу irex@freenet.kz

Стипендии Института Конфуция

Пекинский университет

Для развития китайского языка и китайской культуры во всем мире «Стипендии Института Конфуция» дают возможность получить степень магистра в области преподавания китайского языка как иностранного в Китайских университетах, а также обучаться по специальностям китайского языка и литературы, истории и философия Китая.

Пакет необходимых документов:

Кандидаты должны зайти на сайт, заполнить форму (http://cis.chinese.cn/) и прикрепить скан-копии следующих документов:

— анкета

— скан-копия страницы паспорта с фотографией

— скан-копия сертификатов HSK и HSKK

— перевод на китайский или английский язык диплома и бланка успеваемости с последнего места учебы, заверенный учебным заведением

— два рекомендательных письма от профессора или доцента на китайском или английском языке

— письменное подтверждение о готовности работать преподавателем китайского языка как иностранного в течение не менее пяти лет после окончания магистерской программы, написанное на китайском языке, за подписью претендента

По вопросам обращайтесь в Посольство Китая в Казахстане

Адрес: пр. Кабанбай батыра, 28

Контакты: 793 561, 793 565

Центрально-Азиатская стипендиальная программа для исследователей

Программа предназначена для молодых профессионалов-ученых, экспертов в области политики, которые хотят расширить границы своих исследований и аналитических навыков, а также стремятся стать общественно-политическими лидерами.

Пакет необходимых документов:

— мотивационное письмо

— краткое эссе на заданную тему, написанное на английском языке

— резюме не более чем на пять страниц

— документ, подтверждающий постоянное проживание в Центральной Азии

Пакет необходимых документов необходимо отправлять в формате PDF по электронной почте: CAFellows@sipri.org

Стипендиальная программа Endeavour Awards

Мельбурнский университет

Международная образовательная программа, учрежденная Правительством Австралии, направленная на поощрение студентов, исследователей и специалистов со всего мира за высокие результаты и заслуги в учебе и работе.

Пакет необходимых документов:

Для участия в конкурсе необходимо заполнить форму заявки (https://internationaleducation.gov.au/Endeavour%20program/Scholarships-and-Fellowships/Applications/…) и отправить следующие документы:

— копия диплома о высшем образовании, а также приложений к нему, нотариально заверенных на английском языке

— рекомендательные письма от преподавателей

— мотивационное письмо

— сертификат TOEFL, IELTS

— копия документа, подтверждающего гражданство

— приглашение от принимающего университета

Прием заявок осуществляет посольство Австралии.

Казахстан. Германия. Великобритания > Образование, наука > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062355


Казахстан > Образование, наука. Медицина > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062349

Депутаты Мажилиса во главе с Уполномоченным по правам ребенка в Республике Казахстан Загипой Балиевой обратились к Премьер-министру РК Бакытжану Сагинтаеву с просьбой пересмотреть все СНиПы и стандарты, которые касаются школьных: питания, оборудования, гигиены, одежды, спорта и других норм, напрямую затрагивающих и относящихся к благополучию, безопасности и здоровью детей, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

«По данным Министерства здравоохранения и социального развития, последние годы сохраняются неблагоприятные тенденции в состоянии здоровья детей и подростков РК. За последние пять лет заболеваемость школьников выросла на 22 процента. Распространенность анемии выросла в 2,5 раза, болезней органов дыхания – в 1,5 раза. Случаи заболевания эндокринными болезнями увеличились в 1,4 раза, болезнями нервной системы – в 1,5 раза, отравления – в 1,2 раза», – говорится в депутатском запросе.

Мажилисменов взволновало, что одной из самых распространенных «школьных» проблем со здоровьем является нарушение осанки. За последние годы все чаще отмечаются случаи возникновения отклонений в системе опорно-двигательного аппарата у учащихся.

«Нарушение осанки возникают у детей в раннем школьном возрасте: в 6-7 лет оно наблюдается у 13,8 процента детей, в 8-13 лет – у 14 процентов, в 14-17 лет – у 15 процентов. 34 процентов детей в возрасте 14-17 лет страдают сколиозом, то есть каждый третий ребенок. С начала обучения в школе отмечается рост болезней глаз и их придатков – это 29,2 процента детей. К 14-17 годам болезни глаз и их придатков выходят на лидирующие позиции – 70,3 процента детей. Исходя из этого, можно сказать, что сколиоз и близорукость стали профессиональными заболеваниями наших школьников», – отметила Балиева.

Она подчеркнула, что заболевание сколиозом неизлечимо, и на это надо обратить внимание. До конца не разработаны меры профилактики. Эти заболевания возникают при неправильном сидении за партой, особенно в тех случаях, когда школьная парта неправильно устроена и не соответствует росту детей. Немаловажную роль играют тяжелые школьные рюкзаки, набитые учебниками, гаджеты, а также неправильное освещение.

Мажилисмены указывают, что жесткие требования к школьному столу отсутствуют.

«В составе Правительства, Министерства здравоохранения и социального развития есть более 40 научных институтов, которые, по нашему мнению, должны с сегодняшнего дня еще раз пересмотреть все эти стандарты, потому что 22 процента нездоровых детей – это тревожная цифра. Это касается нашего будущего поколения. Согласно Санитарно-эпидемиологическим требованиям к объектам образования, утвержденным приказом министра национальной экономики РК от 29 декабря 2014 года № 179, на объектах образования учебные кабинеты оборудуют рабочими столами со стульями. В данных требованиях указаны только проходы и расстояния между оборудованием в основных учебных помещениях, а требования к самому школьному столу отсутствуют», – говорится в запросе.

Отсутствие жесткой связи между столом и стулом позволяет учащимся самим произвольно изменять дистанцию сидения. Изменение дистанции сидения до нулевой и положительной приводит к тому, что при написании письма учащиеся принимают неправильную позу и не могут использовать спинку в качестве дополнительной опоры.

«Можно много говорить на эту тему, но мы хотели бы просить, уважаемый Бакытжан Абдирович, создать рабочую группу из представителей всех государственных органов и организаций, исследовательских, неправительственных организаций, бизнес-структур, депутатов и вернуться к этим тревожным цифрам, пересмотреть все СНиПы и стандарты, которые касаются школьного питания, школьного оборудования, школьной гигиены, школьной одежды, спорта и других норм, напрямую затрагивающих и относящихся к благополучию, безопасности и здоровью наших детей. О результатах рассмотрения настоящего запроса просим информировать письменно в установленные законодательством сроки», – заключили депутаты Мажилиса.

Казахстан > Образование, наука. Медицина > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062349


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2062028 Лилия Шевцова

Лилия Шевцова: Навальный явно пересидит Путина

У Кремля ограниченный набор сценариев на предстоящие выборы.

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Первую часть интервью с Лилией Шевцовой читайте здесь.

Пока непонятно, разрешит ли Кремль участвовать в выборах Алексею Навальному. В любом случае он — соперник Владимира Путина, уверена российский публицист Лилия Шевцова. Однако у Навального есть одно важное преимущество — он молодой политик, поэтому пересидит и Путина, и других. Какую стратегию Кремль выберет на выборах президента, будут ли российские хакеры вмешиваться в предвыборные кампании во Франции и Германии, что изменится в политике Москвы на Донбассе и о многом другом, читайте во второй части интервью Лилии Шевцовой для «Апострофа».

Владислав Кудрик: Говорят, что выборы в США показали, что Россия готова на многое, чтобы помешать победе кандидата, который рассматривается как противник — то есть Хиллари Клинтон. Как далеко может зайти Москва, чтобы не допустить победы Ангелы Меркель на выборах в Германии? И нужно ли ей это, на самом деле?

Лилия Шевцова: Я не вижу серьезных доказательств того, что приписываемые России хакерские атаки действительно имели целью поддержать Трампа в ущерб Хилари Клинтон. Я думаю, что те хакерские атаки, которые имели место в ходе американских выборов и которые многими воспринимаются как поддержка Трампа, на самом деле имели цель дискредитировать американскую политическую систему и подорвать доверие к американскому выборному процессу. Возможно, они еще имели и дополнительный чисто гопнический подтекст — показать, что Россия может нагадить там, где захочет.

Что же касается отношения Москвы к Хиллари, то мне кажется, что российский политический класс, несмотря на проявления радости некоторых его представителей после победы Трампа, готовился к тому, что именно Хиллари станет американским президентом. Российский политический класс и люди, близкие к процессу принятия решений, понимали, какую команду приведет Хиллари Клинтон. В Кремле и российском МИДе знали ее людей, в том числе и тех, кто, скорее всего, будет отвечать за Россию. В Москве привыкли к Хиллари, к ее стилю и ее риторике. Да, с ней было некомфортно, но она была понятна и предсказуема. А российский политический класс предпочитает иметь дело с предсказуемой Америкой, что позволяет ему быть непредсказуемым и знать, каковы будут последствия этой непредсказуемости.

Когда же победил Трамп, я думаю, что в Москве наступил шок. Именно шок! Впрочем, как и во всем мире, включая и саму Америку. Потом некоторые, очнувшись, скажем, в нашей Думе, начали выражать искусственную радость, но радость весьма сомнительную. Ибо для российской политической системы внешняя непредсказуемость нежелательна — она внушает опасения и страхи. Теперь Кремль вынужден приспосабливаться к Трампу. Но как можно приспособиться к хаосу и иррациональности? Думаю, что Москве есть понимание того, что Трамп может оказаться гораздо хуже Хиллари, что он может такое сварганить, что осколков не соберешь… Соглашусь, версия, согласно которой Россия добивалась избрания Трампа, работает на определенные силы. Скажем, эта версия удобна для американской Демократической партии и ушедшего Обамы, для которого провал Хиллари является ударом по его наследию. Но эта версия не очень удобна для Кремля. Думаю, что в Кремле пусть не все, но многие понимают, что делегитимация Трампа в глазах американского и мирового общественного мнения, как результата российского хакерства, приведет к тому, что Америка консолидируется на антироссийской основе, что собственно и произошло. Кроме того, где гарантия, что Трамп захочет теперь любви с Москвой, если его легко могут назвать «кремлевским пуделем»?

Вы мне скажите, а как насчет «Русского досье Трампа», собранного бывшим сотрудником британской разведки M16 Стилом, которое давно уже ходит по рукам и было выброшено в информационное пространство Buzzfeed? «Досье» говорит о якобы собранном российскими спецлужбами компромате на Трампа, который делает его уязвимым. Трамповское тяготение к Кремлю вроде бы должно подтверждать, что он на крючке у российских спецлужб и будет вынужден отрабатывать и компромат на себя, и возможные материальные поощрения со стороны Кремля…Что же, давайте посмотрим, подтвердят ли будущие события эту версию. Президенту Америки, который находится под бдительным контролем и других ветвей власти, и прессы, и, главное, спецлужб, которые, кстати, его терпеть не могут, исполнять роль иностранного агента будет весьма сложно. Кроме того, возникает вопрос: а зачем «кремлевскому агенту» предлагать на ключевые посты в своей администрации, связанные с безопасностью и обороной, людей, которые явно враждебно относятся к России: Джеймса Мэттиса на пост главы Пентагона, Джона Келли на пост шефа агентства нацбезопасности, Дэна Коатса на пост главы национальной разведки, Майка Помпео — на пост главы ЦРУ? Да и Рекс Тиллерсон в качестве главы Госдепа вряд ли будет склонен работать на интересы иной державы. Словом, поглядим.

Отныне, я думаю, Россия будет более осторожна в использовании кибероружия. Кремлю не нужна дальнейшая консолидация на антироссийской основе в Германии и во Франции. Полагаю, что Кремль понимает, как легко запустить в действие «закон непреднамеренных последствий», когда хочешь одного результата, а получаешь совсем противоположный и неожиданный. Впрочем, возможно, я преувеличиваю рациональность мышления внутри российского правящего круга.

И еще один момент — не забудем и то, что Америка в течение последних лет являлась объектом массированных хакерских атак со стороны Китая. Обама даже специально встречался с Си Цзиньпином по этому поводу, добиваясь прекращения китайского хакерского разгула. Китай может посоревноваться с Россией в киберизобретательности и его размахе. Именно китайцы хакнули всю базу американских государственных служащих, в том числе и британских и других западных служащих, которые входят в американскую систему «учета кадров». Теперь Пекин имеет в своем распоряжении все данные даже на сотрудников американских разведок. Правда, китайцы пока молчат. Но эти данные важнее той информации, которую возможные российские хакеры обнаружили в архивах американской Демпартии либо в почте Джона Подесты, который входил в избирательный штаб Клинтон. И эта информация сегодня в распоряжении китайского правительства.

Выборы во Франции и Германии еще предстоят. И это действительно очень серьезные политические события, которые определят вектор этих двух стран в международных отношениях. Есть все гарантии, что Ангела Меркель победит — слишком слабы соперники. Вряд ли Москва решится на повтор американского опыта. Но влияние Москвы в Германии существует и помимо киберигрушек. Это весьма успешная пропаганда канала Russia Today и агентства «Спутник». Думаю, все еще есть и поддержка оппозиционных Меркель левых и правых популистов. Впрочем, и без активной поддержки Москвы в Германии сохраняются весьма влиятельные силы в политике, в частности, внутри Социал-демократической партии, и в бизнесе, которые выступают за новую версию «Восточной политики», то есть политики, целью которой является партнерство с Москвой с надеждой на взаимное понимание. Но если речь идет о прямом вмешательстве Москвы в ход германских выборов, мне кажется, что после «американского эксперимента» Кремль будет гораздо более осторожным.

— В Украине и в Европе боятся, что Франция в этом году выбирает между двумя пророссийскими кандидатами в президенты. Ле Пен и Фийон на самом деле подорвут позицию ЕС по фундаментальным вопросам, в частности по тем, которые касаются Украины и России?

— Да, конечно, выборы во Франции и то, куда после них пойдет Франция, также многое определят в европейском пейзаже. Между тем, Франция становится слабым звеном Европейского союза. Франко-германская ось всегда была основой и становым хребтом Европейского союза. Эта «ось» уже подверглась серьезным испытаниям: Париж и Берлин имеют разные представления о выходе из кризиса ЕС, о финансовой политике, о нормативном измерении во внешней политике. Да, Меркель и Франсуа Олланду удалось скрепить единство Европы по санкционному вопросу в отношении России. Но Олланд уже подбитая птица на этапе ухода со сцены. Внутри политического истеблишмента во Франции начинает доминировать интерес к новой версии голлизма, который заключается в усилении антиамериканских настроений, в стремлении уйти в собственные проблемы, в подозрительности к миграции и к окружающему миру в целом. В этих настроениях доминирует готовность к новому партнерству с Россией в интересах французского бизнеса, а также к усилению Франции, как строптивого для Америки парня. И ведущие кандидаты в президенты — Фийон, Вальс и Марин Ле Пен в еще более гротескной форме — представляют эту версию голлизма.

Но заметим и другое: во Франции возникло все более усиливающееся крыло европеистов, которые выдвигают независимого кандидата Эммануэля Макрона, бывшего премьер-министра, который отверг поддержку всех партий, включая и своих социалистов. Макрон — совершенно потрясающая личность: 39 лет, исключительно образован, обаятелен. Просто Ален Делон! В отличие от других французских лидеров, говорящий и на английском языке — обычно французские политики знают только французский. Макрон выступает за сближение с Берлином, активизацию Европейского союза, за новую объединенную Европу, за возвращение ценностей во внешнюю политику. Это совершенно необычное явление для Франции, которая внешне скатывается к традиционализму и закрытым дверям. Хотя, как мы видим, на самом деле все сложнее. И вот сейчас, если состоится второй тур, то Макрон может обыграть и Фийона, и Марин Ле Пен. Так что не будем окончательно зарывать свои надежды на Францию — французы могут нас еще и порадовать.

Но при победе Фийона либо Марин Ле Пен (в последнем я сомневаюсь) мы можем ожидать от Парижа тягучую, стагнационную политику, стремление отгородиться от Европейского союза и от Германии и попытку вернуться к этатизму. Вряд ли у Фийона возникнет слишком большой интерес к Украине. Но уж точно у него будет интерес к восстановлению диалога с Москвой, что он подтвердил в прошлом году на Валдайской форуме, когда сидел на панели вместе со своим другом Путиным. В этом случае Германия будет вынуждена взять на себя — а как не хочется! — все бремя лидерства в Европе. Все европейские — и западные проблемы тоже — повиснут на плечах Меркель. Особенно после того, как состоится Брексит и Великобритания под лидерством Терезы Мэй покинет ЕС. Германии придется очень тяжело. Меркель будет сложно сохранять единство Европы и особенно ценностный вектор в европейском развитии, который всегда поддерживался британцами. Германия уже превратилась из политического карлика в сильнейшую европейскую державу. В ситуации слабости Америки и отсутствии у Трампа интереса в трансатлантическом сотрудничестве Берлину придется стать ключевым западным игроком, который будет заинтересован в единстве западного мира — в том числе на нашем направлении.

— Может ли, по вашему мнению, Брексит не состояться?

— Нет, Брексит состоится. С этим в Великобритании практически все примирились, даже противники Брексита. Более того, ожидается, что Брексит будет жестким. По крайней мере, таковы намерения премьера Терезы Мэй. Как она заявила в своей программной речи, она предполагает развод — с уходом из европейского рынка и общего европейского законодательства. Она надеется компенсировать выход Великобритании из ЕС двухсторонним соглашением с Трампом, которое возвращает нас к прошлому — англо-американскому союзу. Но тем самым, сделав ставку на жесткий Брексит, Тереза Мэй порождает серьезные проблемы внутри Великобритании. Ибо Шотландии очень трудно будет воздержаться от референдума по поводу ее отношений с Европейским союзом. Да и Ирландия будет недовольна, и ирландцы уже закипают от недовольства. Поэтому в ближайшие два года, а это будет период Брексит, проблем у Лондона будет немало. Но самое главное — мы теряем Великобританию, как ведущую силу Трансатлантического сотрудничества на европейском континенте. Это очень плохо — и для единой Европы, и для тех стран, которые хотят прийти в Европу.

— Готова ли Германия к единоличному европейскому лидерству в условиях Брексита и в условиях, скажем так, возможного избрания Фийона?

— Германия в сложной ситуации. Германия — заложница и собственного географического положения, и собственной истории. Так долго Германия пыталась не проявлять амбиций, ибо их проявление неизбежно вызвало бы не только раздражение, но и подозрение окружающего мира в возвращении «Германского фактора» на европейскую сцену. А «Германский фактор», то есть самостановление и экспансионизм германской нации, уже дважды приводил к мировым войнам на европейском континенте. Поэтому Германии нужно быть осторожной, соблюдать нейтральную риторику, что немцы и делали все последние десятилетия. Ангеле Меркель будет ох как тяжело лидировать в Европе и тормошить спящий Брюссель: любое резкое движение вызовет бунт недовольных против Германии. Поэтому Берлину придется искать очень умную и тонкую политику по формированию ненавязчивого лидерства, которое бы облегчило сохранение единства в Европейском союзе. Германии придется вытаскивать ЕС из кризиса, когда Брюссель парализован своей бюрократией и отсутствием стратегического видения.

Поэтому будем внимательно следить за Германией, у которой масса собственных проблем. У Германии в ближайшее время возникает три серьезных вызова: необходимость укрепления «оси» с Парижем; налаживание отношений с Польшей, которая при новом правительстве подозревает Германию во всех грехах; и проблема России, с которой у Берлина впервые за долгие годы непростые отношения. Сегодня судьба санкций в отношении России — в решающей степени зависит от Германии и ее лидера.

— Ожидаете ли вы изменений в политике России на украинском направлении, или все-таки нынешняя тупиковая ситуация, ситуация замораживания конфликта на Донбассе продолжится в ближайшие пару лет?

— Я не вижу оптимистических облаков на небосклоне российско-украинских отношений. Так получилось, что Украина для российской власти и российского самодержавия стала внутренним фактором, который рассматривается российской политической элитой как необходимый для равновесия и легитимации российской системы. Особенно в ситуации, когда самодержавие начало выживать за счет возврата к мифам державничества. Бегство Украины с российского корабля рассматривается не просто как предательство, но как удар по российским интересам безопасности и удар под дых для российского самодержавия. Поэтому я не вижу никаких оснований для отказа Кремля от рассмотрения Украины как фактора, жизненно необходимого для выживания самодержавия. Во всяком случае, при нынешней власти не вижу почвы для смены вектора. Но дело здесь не только в нынешнем российском лидере — дело в логике самодержавия.

Следовательно, возможна лишь смена тактических приемов в политике Москвы в отношении Украины; новый набор средств, сдерживающих движение Украины в Европу. Короче, тактика сможет меняться, но стратегический вектор остается. Отпустить Украину в свободное плавание и позволить ей плыть в Европу означало бы личное поражение для президента Путина, который так много инвестировал в сохранение Украины в российских объятиях. Это также нужно учитывать. Думаю, что российский политический класс продолжит политику, целью которой является сохранение Украины в некоей серой зоне, в зоне «финляндизации», то есть в зоне цивилизационной и геополитической неопределенности, и будет продолжать действия по подрыву украинской государственности. Хотя замечу и то, что Украина, как враг, перестала быть мобилизующим инструментом в российском обществе — по крайней мере, один положительный сдвиг.

Вряд ли Кремль будет готов к возобновлению широкомасштабных военных действий, если только в самой России не произойдет каких-то непредсказуемых событий, кардинально угрожающих власти Кремля. Пока верится в это с трудом. Правда, мы потеряли возможность прогнозировать российские тектонические сдвиги — даже социология не работает. Пока думаю, что у Кремля широк диапазон действий «невоенного» характера. Вот самый элементарный их пакет: экономический прессинг, поддержка любых проявлений недовольства внутри украинского общества и внутри украинской элиты, раскол западного сообщества по вопросу Украины. Совершенствовать пакет такого рода «подрыва» можно бесконечно. Мне кажется, что в Кремле сейчас существует мнение, что политика на истощение Украины срабатывает. Мне думается, в Кремле видят озабоченность некоторых европейцев санкционным режимом, усталость Европы от Украины, видят отсутствие интереса Трампа в отношении Украины. Сейчас Кремль говорит себе: «Нужно замораживать ситуацию, выходить из санкций, не допускать обострения, избегать кровопролитий и в конечном итоге мы их возьмем измором». Да, речь идет о тактике «гарроты» — медленного удушения. Но в какой степени эта тактика может быть успешной, зависит во многом и от украинского общества.

Я не думаю, что Кремль будет выходить из Минских соглашений. Напротив, для Кремля логично было бы настаивать на собственной интерпретации Минских соглашений — как Кремль это делает все последнее время. Все уже понимают — и Европа и Запад — что Минские соглашения — лишь форма имитационного баланса в ситуации, когда интересы Украины и России не совпадают. Все понимают, что эти интересы антагонистичны. Но другого формата, который бы давал возможность избежать массового кровопролития и давал возможность для диалога, пусть и пустого — нет. Поэтому формат Минска будет существовать. Конечно, трагедия в том, что этот формат позволяет медленное кровопускание на Донбассе — люди продолжают гибнуть. И это человеческая трагедия. Но я не вижу сейчас ни готовности России выйти из этой ситуации, ни способности коллективного Запада найти альтернативный способ решения этого конфликта. Во всяком случае, в ближайшее время.

— То есть в ближайшее время у Украины не появится возможности выйти из этого клинча? Похоже на то, что конъюнктура на самом деле только ухудшается…

— Да, я думаю, что международная конъюнктура для Украины ухудшается. Это не значит, что международная конъюнктура для России будет более благоприятной. Посмотрим, как будет вести себя Трамп. Посмотрим, что произойдет с Европой. Но пока мы находимся в исторической паузе, когда силы прогресса, поддерживающие ценностные нормы и правовые отношения, оказались деморализованы. Плохое время. Время сумерек…

— Вы говорили, что ухудшение экономической и политической ситуации для России приводит к тому, что Россия не готова оплачивать лояльность отдельных стран. В этих условиях чего стоит ожидать от Беларуси, от Армении? Они будут отказываться от этой лояльности, ориентироваться на политику многовекторности или что-то другое?

— Было бы самоубийством для Беларуси, Армении и даже для Молдовы вдруг откровенно выйти на сцену и сказать: «Мы больше не хотим зависимости от Москвы». Армения скажет: «Забирайте отсюда свои базы». А Лукашенко стукнет по столу и заявит: «Никакого военного сотрудничества с Россией!» Это было бы для этих государств самоубийством.

Так, скажем, Армения находится в географической ловушке, она — жертва собственного местонахождения. Поэтому Армения будет вынуждена полагаться на Россию, особенно находясь в ситуации противостояния с Баку. Но одновременно Ереван будет искать — уже ищет — другие способы поддержания собственной жизнеспособности. Так, Армения будет поглядывать на Иран. В свою очередь Тегеран начинает опробывать свои мускулы и влияние, претендуя на статус ключевой региональной державы.

Беларусь уже в течение последних двух лет играет в шахматы с Европейским союзом. Лукашенко пытается открыть окна с Европой, и это ему отчасти удается. Но он не отказывается и от субсидий России. Белорусский президент большой мастер дойки нескольких коров! Другое дело, как он выдержит ситуацию, когда Кремль будет требовать от Беларуси оптимальной лояльности? Все будет зависеть от изворотливости самого Лукашенко. В любом случае, те страны, которые находятся в прямой зависимости от Москвы и которые должны входить в российскую «галактику», уже пытаются найти свою форму гибридной политики, то есть игры на нескольких пианино. Это не означает их ухода из российской сферы влияния — пока они вынуждены там находиться. Но это означает поиск ими поля маневра и новых источников существования.

— Может, политика тех же Беларуси и Молдовы будет близиться к политике сегодняшней Грузии, которая демонстрирует четкую позицию по аннексированным территориям и в то же время готова в полной мере к экономическому сотрудничеству с Россией?

— Я думаю, что мы сейчас ступаем на зыбкую почву предположений при отсутствии оформившихся тенденций. Мне кажется, что и в ситуации с Беларусью, и в ситуации с Молдовой возможны разные формы нахождения компромисса с Москвой. И во многом эта формула компромисса зависит как от настроений обществ в этих странах и их стремления к большему суверенитету, так и от ситуации в самой России. Но сам факт, что эти страны находятся в географической близости от России и в определенной степени экономически зависят от России, особенно Беларусь, говорит о том, что они будут искать свою форму баланса отношений с Россией и одновременно с Европой. Каков будет этот баланс для Беларуси и Молдовы? Они будут тестировать каждый свой шаг. Скажем, один шаг в сторону Европы, окрик из Москвы — и они могут возвратиться обратно. А вдруг окрика не последует? Ведь учтем, что ресурсы России начинают исчерпываться и Москва не способна оплачивать лояльность по прежней норме.

— Сейчас похоже на то, что Лукашенко готов согласиться на размещение военной базы на территории своей страны. И это будет означать, что, по сути, Беларусь, налаживая диалог с Западом и играя роль миротворца в украинском вопросе, в то же время подвергнется еще большей зависимости от России.

— Деваться Беларуси некуда. Особенно в ситуации полного разброда в Европе. Поэтому, естественно, Лукашенко будет пытаться создавать свои качели: быть с Россией и быть с Европой. Получится у него или нет — это мы еще посмотрим. Но он — хороший игрок, демагог и блестящий тактик. И уж за российскую базу он точно потребует увеличения российских субсидий. Другое дело, откуда эти субсидии взять? Повторяю: по мере истощения собственных ресурсов — дай Бог, сохранится Фонд национального благосостояния до конца 2017 года — возможности России обеспечить лояльность той же Беларуси тоже сокращаются. И через несколько лет, особенно в ситуации экономической стагнации в России, возможности Беларуси по общению с миром могут соответственно расшириться.

— Видите ли вы предвестники того, что в этом году как-то кардинально изменятся приоритеты или акценты во внешней политике России?

— Я думаю, что в настоящее время Кремль, пытаясь решить очень важную для себя задачу воспроизведения нынешней политической власти в ходе президентских выборов 2018 года, будет подчинять все свои действия на международной сцене этой одной задаче. Внешняя политика Кремля имеет инструментальное значение — решать внутренние проблемы. И в рамках этой тактики, естественно, возможны различные кульбиты. Возьмем один лишь пример — отношения России с Турцией. Так, за короткое время Москва от антагонизма с Турцией перешла к дружеским отношениям с Турцией, что не исключает, что по каким-то вопросам Москва и Анкара вновь разойдутся. Ведь их интересы по сирийскому вопросу не совпадают полностью, их интересы по курдскому вопросу вообще не совпадают. Турция продолжает оставаться членом НАТО, и НАТО диктует свою логику своим членам. И здесь источник противоречий между Москвой и Анкарой. Подобные кульбиты возможны в отношения России с другими странами.

Короче, мы еще увидим российский внешнеполитический канкан, если речь идет о конкретных инициативах — на Ближнем Востоке, в Европе, в бывшем советском пространстве, в отношениях с Америкой. Но цель этого канкана — осуществление Триады, в рамках которой живет самодержавие: быть с Западом (сотрудничать с ним) — быть внутри Запада (интегрировать свою элиту в Запад) — и быть против Запада (сдерживать западное влияние на российское общество).

Впрочем, ситуация в мире облегчает осуществление кремлевской Триады. Как отмечается в последнем докладе GlobalTrends (Глобальные тренды) Американского национального совета по разведке, который только что вышел, Америке и Западу приходится действовать в среде серой зоны между миром и войной, в условиях неопределенности. Основная задача Запада, говорят авторы доклада, — это управление рисками. Видите, Запад ставит перед собой очень скромную задачу, осознавая сложность нашего этапа развития. Прежняя эйфория конца 90-х и начала 2000-х годов испарилась. Повторяю: наступило время сумерек, исчерпания старого и отсутствия пока новых сил, способных встряхнуть это болото. Эта атмосфера потери драйва, конечно, расширяет поле для игры мускулами тех стран, которые хотят заполнить паузу, хотя бы временно — для России и Китая, и следующего за ними Ирана. Эти страны пытаются сегодня понять, насколько далеко можно зайти на международной сцене, чтобы потеснить либеральную цивилизацию. Эта ситуация создает новые вызовы перед всеми странами, включая Украину.

— Что России дает то, что она вошла в тройку примирителей с Турцией и Ираном по сирийскому вопросу?

— Российская повестка дня в Сирии была такова: во-первых, заставить мир забыть о конфронтации с Украиной, о войне на Донбассе и присвоении Крыма, во-вторых, возвратиться за стол переговоров с Западом и вновь стать легитимным мировым игроком. Эти задачи были решены Кремлем лишь отчасти. Возвратиться в мировой клуб удалось — но в каком качестве? В качестве потенциального противника и спойлера. Хотя Обама по многим причинам облегчил Кремлю выполнение его повестки дня. Но возникла новая задача: выйти из сирийской войны. Эта война стала обременением и вполне может стать российским «Афганом» или, если хотите, американским «Вьетнамом». А к этому ни Кремль, ни российское население не готовы. Вот и возникла формула выхода из сирийского кризиса через тройственный пакт с Ираном и Турцией. Но в Кремле, видимо, понимают ограниченность и уязвимость этой модели, в которой все участники преследуют собственные интересы. Так, «тройственный пакт» требует от России признания амбиций Ирана, который является основным «держателям акций» во всем мероприятии. Иран — основная ударная сила наземных операций в сирийском конфликте, его амбиции чрезмерны, и сотрудничество с Ираном означает ухудшение отношений России с суннитами, прежде всего с Саудовской Аравией, а также с Израилем. И зачем эта головная боль Москве? Кроме того, Москва вынуждена идти на компромиссы с Эрдоганом. А этот хищник уж точно, если ухватит кусок одежды, то не отпустит- у него свои интересы в данном регионе. Как бы то ни было, «тройственный пакт» не дает реального выхода из сирийского конфликта. Тем более, значительная часть сирийской оппозиции не участвует в переговорах. Поэтому Кремль предложил Трампу участвовать в переговорах по Сирии в Астане в любом качестве — Москва хочет выскочить из альянса, который может создать для нее новые проблемы, и одновременно вновь выйти на диалог с Вашингтоном. Посмотрим, насколько Трамп согласится играть не в свою игру.

— Вы упоминали, что важное значение будут иметь выборы президента России. Какой сценарий использует власть — активную демонстративную кампанию с участием основных кандидатов или сценарий по примеру прошедших думских выборов, то есть минимум внимания и интереса?

— Я думаю, что еще слишком рано говорить, что Кремль окончательно сформировал избирательный сценарий 2018 года. Полагаю, что Кремль мучительно думает, смотрит замеры общественного мнения и все еще ищет оптимальный вариант воспроизводства легитимации. Я думаю, что Путин, как человек честолюбивый, не хочет довольствоваться фейковой и имитационной легитимностью, которую получила Дума в сентябре прошлого года, избранная в рамках сценария осознанного снижения явки и отсутствия альтернатив. Я думаю, что Путин хотел бы получить более ли менее реальную легитимность, которая означает хотя бы ограниченную политическую борьбу — но с гарантией победы! Поэтому мы не можем исключать варианта согласия Кремля на повторение сценария 2012 года, когда Кремль разрешил танцевать на избирательной сцене Михаилу Прохорову, которому разрешили выступить альтернативой Путину и который собрал в системное «русло» голоса оппозиционеров и либеральной общественности.

Я не исключаю, что Кремль задумывается об этом варианте с конкурентной легитимностью. Но выбор будет сделан не раньше лета этого года. Власть должна решить, выпускать ли Навального или не выпускать, и какой сценарий будет более эффективен и безопасен для воспроизводства путинского правления. Пока еще рано делать выводы. Многое зависит от настроений в обществе. Сейчас общество деморализовано и пассивно. Можно ожидать, что при сохранении нынешних настроений население легко выберет Путина в первом раунде. Но что будет осенью 2017 года? Пока сложно сказать. Поэтому я думаю, что на кремлевском столе лежат несколько сценариев, и Кириенко, который ответственен за проведение выборов, будет экспериментировать с несколькими пакетами карт. Но время выбора сценария пока еще не пришло.

— Что может быть главным «достижением» Владимира Путина в агитационной кампании? Вы упоминали статистику, что меньшему количеству россиян нравится то, что Россия находится в изоляции, а большинство хотели бы хороших отношений со странами Запада. По сути, главное достижение Путина — это как раз конфликтные отношения с Западом.

— Я думаю, что Кремлю очень сложно сейчас найти новую легитимность для Владимира Путина, который уже побывал и реформатором-модернизатором, и защитником «Осажденной крепости», и «собирателем русских земель». Если бы эти выборы состоялись непосредственно после присвоения Крыма в 2014 году, то идея консолидации общества была бы ясна. Консолидация строилась бы на идее «крымнашизма» и «русского мира». И у Путина не было бы проблем; он был бы избран в первом раунде; у него не было бы ни альтернатив, ни соперников. Но сейчас легитимность через использование «украинского фактора», «крымнашизма» и поиск любого врага и в первую очередь врага в лице Америки себя исчерпала. Народ устал от жизни в осажденном лагере; народ хочет нормальной жизни — и власть это понимает.

Поэтому у Кремля остается очень ограниченный набор сценариев. Вы правильно сказали — особых экономических достижений не ожидается. Наоборот — в России продолжается экономическая рецессия и даже цена на нефть вряд ли поможет наполнить российские экономические резервуары. А денег, которые останутся в конце года в российском Фонде национального благосостояния, в котором в данный момент около 71 млрд долл., с трудом хватит на покупку голосов. Национальный резервный фонд, как ожидается, будет уже исчерпан. Следовательно, остается два варианта действий. Первый: вернуться к сценарию «Россия в кольце врагов», «Россия — осажденная крепость». Но Кремль явно не хочет конфронтации с Западом, понимая, чем грозят России, ставшей Petro State, последствия такой конфронтации. Остается второй вариант: «лишь бы не было хуже». Возможны модификации вокруг этих двух сценариев воспроизводства власти. Но все эти поиски, как продлить жизнь самодержавию, будут антимодернистскими по своему содержанию. Они будут ориентированы на сохранение власти через деградацию общества.

— Кем на будущих президентских выборах для Путина, для Кремля, является Навальный? Достаточно много спекулируют на том, что он — подсадная утка, потому что он выгодный для Путина кандидат, поскольку подрывает легитимность других оппозиционных кандидатов и, по сути, входит в конфронтацию с ними. Навальный — соперник Путина или нет?

— Алексей Навальный в любом случае является потенциальным соперником Путина — пусть даже для ограниченной части общества. Если Навальному разрешат участвовать в выборной борьбе, желая сделать из него нового Прохорова, чтобы усилить легитимность выборов, Навальный будет восприниматься как соперник Путина. Это — несомненно. Другое дело, пойдет ли на это Кремль — пока неясно. Но у Навального есть одно преимущество — он политик молодого эшелона, и он останется на политической сцене следующие 15 лет, он явно пересидит нынешних политиков, включая Путина. Он может играть «в долгую».

— Свидетельствует ли дело против Улюкаева о том, что Медведев и его команда теряют свои позиции? Если да, то как в связи с этим будет складываться карьера Медведева после выборов?

— Вы знаете, это игра в угадайку. В рамках той формы самодержавия, которая возникла сегодня в России, и на нынешнем этапе упадка этого самодержавия, власть начинает делать судорожные движения с тем, чтобы найти ресурс выживания. В такой ситуации кадровые перестановки, суматошная кадровая чехарда, смена политических элит либо их обслуживающего персонала является обычным способом властвования и поиска адреналина и имитации деятельности. Поэтому сейчас гадать о судьбе Медведева было бы, по крайней мере, наивно.

Медведев в качестве главы правительства — это хорошая кандидатура на должность ответственного за все экономические провалы, когда такая потребность возникнет. Одновременно Медведев в качестве премьера, который может в случае необходимости организовывать выборы и даже стать преемником нынешнего президента, является идеальной фигурой, которая будет гарантировать безопасность предыдущему составу правящего класса. Он уже доказал свою лояльность и готовность следовать правилам, даже при гарантии собственного унижения.

Чем дальше, тем больше и активнее Кремль будет использовать кадровую чехарду, менять людей, перетасовывать их. Причем, на всех уровнях и во всех эшелонах власти — не только в системе безопасности, но и в правительстве, выбрасывая даже лояльных министров, если того требует логика выживания лидера и его узкого круга. Нынешняя российская система перешла в фазу, в которой работали и Сталин, и Мао — в фазу кадровой перетряски, своего рода «культурной революции». Это означает, что внутри власти есть понимание сужения ресурсов и ограничения адреналина и одновременно отсутствия понимания, что делать дальше. Путин для усиления лояльности политической элиты, для поднятия имиджа власти внутри общества, для усмирения борьбы кланов, для отвлечения внимания от нерешенных проблем вынужден делать то, чего делать он никогда не любил, — менять кадры. А в условиях кадровой чистки все возможно. И гадать было бы бессмысленно.

— Представляет ли угрозу для Путина такая интересная деталь, что Игорь Сечин — это деловой партнер Рекса Тиллерсона, вероятного госсекретаря США? Усилит ли назначение Тиллерсона позиции самого Сечина в российской политике?

— Да, эти два человека Сечин и Тиллерсон знают друг друга и сотрудничали друг с другом. Видимо, не без успеха и взаимного удовлетворения. Естественно, Кремль надеется на то, что эти добрые отношения могут помочь Кремлю найти общий язык с Белым домом и понять «кремлевскую правду». Я не исключаю, что и у Трампа есть такая надежда. Хотя, скорее всего, Трамп и Путин понимают повестку «хороших отношений» по-разному, как и суть возможной сделки, о которой оба мечтают. Будем, однако, исходить из того, что Рекс Тиллерсон, как в свое время сказала Конди Райс, предлагая его кандидатуру на пост госсекретаря, будет защищать американские интересы. Не думаю, что в его интересах испортить собственную репутацию и оказаться кремлевским пуделем на коленях Сечина. Зачем ему это? Деньги? Но ведь Тиллерсон — миллиардер! Я не исключаю, что взаимопонимание между Тиллерсоном и Сечиным, но скорее наличие отношений (мы не знаем, каких конкретно — между Тиллерсоном и Путиным) может облегчить нормализацию отношений Кремля и Белого дома. На первых порах, пока обе стороны не поймут, что достигли предела в этой нормализации. Мне кажется, что Рекс Тиллерсон будет относиться к России с осторожностью, чтобы не быть обвиненным в особых симпатиях к Кремлю. А Конгресс уж точно будет следить за манипуляциями его рук.

Короче, не будем забывать, что Россия и Америка — это две системы, которые строятся на несовместимых принципах. Более того, Кремль развернул Россию во враждебном для Америки направлении поиска собственной идентичности, а вернее возврата к архаике. Поэтому обе стороны столкнутся с большими трудностями даже при размышлениях об интересах, которые они считают «общими». Обе стороны будут искать свой баланс взаимного сдерживания и поиска сотрудничества там, где отсутствие сотрудничества может обернуться катастрофой. Это будет мучительный и драматический процесс. Качество лидерства делает этот процесс еще более драматичным.

До недавнего времени Россия с ее неспособностью выбраться из цивилизационного тупика была основным глобальным вызовом. Теперь глобальным вызовом становится и Америка с ее новым лидером, который грозится, что готов обвалить остатки нынешнего мирового порядка. Словом, нужно готовиться к «американским горкам» в политике. Скучно не будет!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2062028 Лилия Шевцова


США > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 23 января 2017 > № 2061654 Алексей Ковалев

Как Трамп изменил мир американских СМИ

Алексей Ковалев

Один из главных итогов прошедших в США выборов – полная девальвация не только термина «фальшивые новости», но и всех авторитетов. Fake news – это теперь клич тысяч пользователей, которые сопровождают им каждый твит от CNN, MSNBC, NYT и вообще любого, кто неодобрительно отзывается о Трампе. А еще недавно безоговорочно авторитетные издания теперь действительно публикуют разоблачения с массой нестыковок и сомнительными источниками

Со времен холодной войны «русскую угрозу» в США не обсуждали так активно, как в последние недели перед инаугурацией новоизбранного президента Дональда Трампа. Ни во время российско-грузинского конфликта, ни даже во время российско-украинского, куда более яростного по интенсивности и поляризации мнений, ни перед Олимпиадой в Сочи слово «Россия» не появлялось в заголовках зарубежных СМИ с такой частотой. И взрывной интерес вызывают не какие-то конкретные вопросы типа «почему Россия воюет с тем-то», а Россия вообще. Одна за другой в самых передовых американских изданиях: Politico, Foreign Policy, Washington Post – выходят статьи с заголовками типа «Чтобы понять Путина, выучите эти пять слов на русском» или «Как Достоевский помогает понять агрессию Владимира Путина» (это статья в научном журнале Harvard Political Review).

«Союз» – «Аполлон» 2017

Ситуация с взаимным интересом России и США полностью перевернулась меньше чем за год. Еще в апреле 2016 года, когда в журнале The Atlantic вышло программное интервью нынешнего главреда журнала Джеффри Голдберга с Обамой о внешней политике, в российских государственных СМИ это представили так, будто Обама на протяжении всего интервью объемом в целый печатный лист исключительно хвалил Путина и обсуждал Россию. В реальности Обама обсуждал в основном Сирию и Ближний Восток как главные направления своей внешней политики на протяжении обоих сроков, а Путина помянул несколько раз постольку-поскольку и сдержанно похвалил. Такой же анекдотичности достигали еженедельные итоговые выпуски новостей на российском ТВ, в которых обсуждению американских выборов через несколько месяцев уделяли больше времени, чем российским выборам через неделю.

С тех пор в России тема американского вмешательства успела надоесть даже самым непритязательным авторам шуток про Обаму и подъезды. Зато в США, когда будущий президент США дает свою первую пресс-конференцию после выборов, России посвящена половина времени (за вычетом получасового выступления его адвоката по поводу многочисленных конфликтов интересов будущего президента). О российском вмешательстве в американские выборы выходит специальный доклад объединенной группы американских спецслужб, главный послевыборный скандал – тоже про Россию.

Потом, за неделю до инаугурации, BuzzFeed публикует полную версию доклада, написанного – якобы, предположительно и так далее, без этих оговорок теперь не обходится ни одна статья – бывшим сотрудником британских спецслужб по заказу антитрамповских заговорщиков в обеих партиях. Согласно этому докладу, полному фактических ошибок и нестыковок, у российских спецслужб имеется объемистое досье на Дональда Трампа, которое начали собирать еще задолго до его кандидатства, и в этом досье, помимо прочего, упоминаются сексуальные акты самого извращенного свойства.

Сам Трамп во время пресс-конференции отказывается отвечать на вопросы CNN и BuzzFeed, называя их «фейковыми новостями» и «ничтожной горой мусора», а в заголовках тем временем всерьез обсуждается вопрос импичмента нового президента еще до вступления в должность. Таблоиды докладывают о свежих ставках на шансы импичмента, а серьезные издания по обе стороны Атлантики (свежая статья с таким заголовком вышла в Guardian) о том, что их повышает, сугубо американские конфликты интересов или все-таки доклады о российских хакерах и компромате.

К оружию, граждане

Пресс-конференция Трампа была весьма показательна в том смысле, что американские СМИ, сделав одну не очень уверенную попытку, так и не сумели сформировать солидарную оппозицию открыто враждебному президенту. И это притом, что в зале было не полторы тысячи репортеров, как обычно бывает на пресс-конференциях Путина, а триста, и все за редким исключением были крайне критически настроены к спикеру («дружественный» вопрос удалось задать разве что корреспонденту правого сайта Breitbart, одного из немногих медиа, открыто поддержавших Трампа).

Когда Трамп не дал задать вопрос корреспонденту CNN Джиму Акосте, лишь сидевшая рядом коллега с канала ABC вызвалась задать его вопрос о «русском компромате», но все остальные продолжали задавать собственные вопросы как ни в чем не бывало. Более того, после конференции сами CNN выступили с заявлением протеста против ярлыка «фейковых новостей», в котором отмежевались от BuzzFeed: мол, мы-то никакого доклада не публиковали, только отчитались о том, что его содержание донесли до обоих президентов. Публичная поддержка CNN пришла с довольно неожиданной стороны – ведущий консервативного протрамповского канала Fox News довольно резко выступил в эфире, заявив, что не потерпит такого обращения с коллегами.

На этом фоне у американских журналистов происходит масштабная переоценка ценностей. Использование газетного пространства для рассуждения о собственных цеховых проблемах в целом считается дурным тоном, но сейчас это оправдывается беспрецедентностью ситуации. Перед нами президент, который, во-первых, открыто враждебен журналистам, нарушая все существовавшие негласные контракты между прессой и Белым домом. Во-вторых, пресса ему не очень-то и нужна: подписчиков у его твиттера больше, чем у самых крупных СМИ. При этом он буквально купается во внимании, которым его осыпают и поклонники, и самые яростные противники. Что с ним делать? Как про него писать? Или не писать? Нужно ли журналистам объединяться перед лицом общей угрозы? Уничтожит ли Трамп свободу прессы?

New Republic, например, призывала просто бойкотировать инаугурацию Трампа: мол, не дарите ему лишних цифр в рейтингах, которыми он так упивается. Politico в статье с заголовком «Трамп помог снова сделать журналистику великой» подсказывает, что отказ от старых норм пойдет репортерам даже на пользу: чтобы писать про Белый дом, не обязательно там физически находиться (тем более что команда Трампа уже заявила, что хочет найти более вместительный зал для пресс-конференций и приглашать на них не только традиционные СМИ, но и блогеров и радиоведущих, то есть можно ожидать чего-то вроде путинских пресс-конференций с вопросами про любимую еду президента и состояние дорог в Аризоне). Иметь дружественные источники во власти, конечно, полезно, но для расследований можно обойтись и без них.

Не поддаваться на тактику Трампа «разделяй и властвуй» призывает колонка в Washington Post – она интересна своим автором, это Катрина ван ден Хувел, жена русолога и русофила Стивена Коэна и совладелица журнала The Nation, который отличается одной из самых благосклонных к России позиций из всех мейнстримовых изданий США. Широко разошлось заявление якобы от имени журналистов пула Белого дома, опубликованное на сайте журнала журфака Колумбийского университета, – его попечители вручают Пулитцеровскую премию. В заявлении из шести пунктов говорится, что это сами работники СМИ, а не спикеры должны решать, что говорится под запись, а что нет, и что они верят в существование объективной истины и будут требовать ее от своих героев. Правда, выяснилось, что открытое письмо написал главный редактор журнала Кайл Поуп, бывший редактор Wall Street Journal, который к пулу не принадлежит, так что на выражение консолидированного мнения всех американских СМИ его письмо не тянет.

Правда всегда одна?

Судьба «объективной правды» после нынешней избирательной кампании действительно вызывает беспокойство, особенно в связи с темой российского вмешательства. Спорная гипотеза «Россия выбрала Трампа» в американском мейнстриме уже не нуждается в неопровержимых доказательствах и принята за факт. Газета New York Times, говоря о докладе, опубликованном BuzzFeed, выдала потрясающую формулировку: «Сам Трамп все отрицает, у досье ровно ноль публично доступных подтверждений, и к нему нужно относиться с соответствующим скепсисом. Но оно породило беспрецедентную неопределенность, ведь теперь нам не избежать сомнений, можем ли мы полностью доверять человеку, поселившемуся в Белом доме».

Сам текст одного из звездных колумнистов NYT Николаса Кристофа озаглавлен «Дональд Трамп: лучший сотрудник Кремля?» – именно так, с вопросительным знаком, и это хорошо отражает настроение в прогрессивных изданиях США в целом: никаких доказательств нам так и не предъявили, но для панического консенсуса и этого хватит. Заголовок, кстати, взят из сатирической колонки Энди Боровица в New Yorker, что тоже довольно показательно. Сатира и серьезная политическая аналитика сливаются до степени неразличимости.

При этом сами публикации, к которым сводится корпус доказательств «русского вмешательства», законно вызвали массу сомнений у американских наблюдателей, даже самых оппозиционных Трампу. Доклад спецслужб США, вернее, его рассекреченная часть, озаглавленный «Оценка действий и намерений во время недавних выборов в США», объемом чуть больше 20 страниц, подвергся самому жесткому фактчекингу в самых разных изданиях. Даже New York Times и Washington Post, сначала целиком вставшие на сторону ЦРУ, АНБ и других ведомств – авторов доклада (NYT назвала доклад «на удивление подробным»), осторожно доложили о «смехе, который вызвал доклад даже у самых скептично настроенных к Кремлю россиян». Последнее – довольно популярный аргумент: мол, послушайте самих русских, уж им-то должно быть виднее, насколько правдоподобны обвинения в отношении их спецслужб. И Guardian, и Christian Science Monitor, и еще несколько изданий вышли со статьями, в которых опрашивали российских экспертов и журналистов, и все высказывали закономерный скепсис.

Доклад о «вмешательстве России в выборы в США» действительно странный: треть его занимают пространные рассуждения о подрывной деятельности телеканала RT, вещающего в США. В разлагающую простых американцев деятельность записали, например, репортажи с массовых протестов Occupy Wall Street (которые, помимо RT, освещали и все остальные американские медиа). Разведданные, взятые из открытых источников и изрядно перевранные по дороге, заканчиваются 2012 годом, то есть за четыре года до нынешних выборов, что не преминули высмеять некоторые ведущие RT, чьи шоу перестали выходить тоже примерно в это время, но, очевидно, повлияли на итог выборов в 2016 году.

Разгромная критика доклада спецслужб вышла в непрофильном издании – New York Review of Books, автор Маша Гессен. Она разбирает выводы доклада («В 2016 году приказом президента Путина в России была запущена кампания по оказанию влияния на выборы в США; в эту кампанию входили как тайные, так и явные действия, выполнением которых занимались соответствующие ведомства, государственные СМИ и платные тролли в соцсетях; полученный в ходе этой кампании опыт Владимир Путин готов применить по всему миру, в том числе против союзников США») и наглядно демонстрирует, что они сделаны из неправильных и устаревших предпосылок, неверно интерпретированных разведданных из открытых источников и слишком вольных допущений (Жириновский, обещающий выпить за победу Трампа, там подается как серьезный источник сведений об истинных намерениях Кремля). Возможно, пишет Гессен, в закрытой части доклада имеются какие-то более серьезные доказательства вмешательства Кремля. Но открытая часть не сообщает ничего нового о самом феномене Дональда Трампа и пытается объяснить его кознями внешней силы (тот же аргумент звучал у Гессен в одной из прошлых статей на тему трезвой оценки опасности Трампа).

Мэтт Таибби, бывший редактор панковской англоязычной газеты the eXile, выходившей в Москве в 1990-х – начале 2000-х, пишет в Rolling Stone, что «История с Россией достигла кризисной точки». Таибби разбирает то, что стало известно как «досье Трампа», то есть доклад бывшего сотрудника британских спецслужб о компромате на теперь уже президента США. Слухи о том, что такое досье существует, пишет Таибби, курсировали в журналистских и экспертных кругах давно, и редактор журнала Mother Jones намекал на его существование в статье, вышедшей за неделю до выборов. Но решились полностью опубликовать его, несмотря на все нестыковки и отсутствие подтверждений, только после выборов, и Таибби считает это грубейшим нарушением журналистской этики. Он цитирует Дэвида Корна из Mother Jones: «Даже Дональд Трамп достоин справедливого отношения к себе со стороны журналистов – даже если сам он не готов похвастаться таким отношением к другим» (Корн поясняет, что сам Трамп с удовольствием распространял не менее абсурдные слухи о происхождении Обамы и другие конспирологические выдумки).

На портал BuzzFeed, опубликовавший полный текст «досье Трампа», обрушились и другие коллеги (включая традиционного критика слева Гленна Гринуолда, близкого друга Эдварда Сноудена и врага всех спецслужб, в The Intercept). Эрик Уэмпл в Washington Post тоже критикует развлекательный портал – BuzzFeed больше известен материалами с анимированными котами – за поспешность. Такого рода обвинения журналистам стоило проверять, вооружившись официальными запросами FOIA (Freedom of Information Act), а не вываливать сырые данные на всеобщее обозрение. «BuzzFeed перешли черту» – это еще одна колонка в Washington Post. Но нашлись и защитники – Мэтью Ингрэм в Fortune доказывает, что раз уж факт существования этого досье и так стал публичным, то почему бы не опубликовать и само досье.

Фейки о фейках

Сама Washington Post, осуждающая BuzzFeed, совсем недавно тоже была беспощадно раскритикована за собственный довольно сомнительный материал про «российскую пропаганду». Со ссылкой на неких независимых экспертов, почему-то анонимных, WP сообщила, что «фейковые новости и пропаганду из России» во время предвыборной кампании в США прочитали не менее двухсот миллионов раз. К докладу таинственных экспертов прилагался «черный список» изданий, в который попали хоть и симпатизирующие Трампу и Путину, но вполне легитимные издания как справа, так и слева (Zerohedge, например), вся вина которых состояла в ссылках на российские пропагандистские ресурсы типа RT и Sputnik.

Попавшие в список возмутились и пригрозили подать в суд, редакторы Washington Post были вынуждены сделать к статье довольно унизительную для себя приписку, что они не утверждали, что считают выводы экспертов верными, но все равно были раскритикованы и коллегами по цеху (заголовок в New Yorker: «Пропаганда о российской пропаганде»), и цеховыми экспертами (Columbia Journalism Review: «Статья в Washington Post о фейковых новостях размывает понятие фейковых новостей»).

В целом один из главных итогов этой избирательной кампании – полная девальвация не только термина «фальшивые новости», но и всех мыслимых авторитетов, точно так же, как совсем недавно троллем стал всякий, кто не согласен лично с тобой. Fake news – это теперь боевой клич тысяч анонимных троллей, которые сопровождают им каждый твит от CNN, MSNBC, Daily Beast и вообще любого, кто хоть как-то неодобрительно отзывается о президенте Трампе.

Еще недавно безоговорочно авторитетные издания типа Washington Post действительно теперь вызывают немало вопросов и сомнений – они тоже публикуют сенсационные разоблачения с массой нестыковок и сомнительными источниками. Виноват во всем этом, согласно источникам, лично Владимир Путин. Интересно, такого ли эффекта ожидали те, кто десять лет назад отчаянно хотел мирового паблисити для России и готов был заплатить за него десятки миллионов долларов.

США > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 23 января 2017 > № 2061654 Алексей Ковалев


Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин

Алексей Мухин: «Мир в том виде, в каком он существовал, разрушен»

Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе завершился в день инаугурации 45 президента США Дональда Трампа. О новых мировых трендах в политике и экономике «Вестнику Кавказа» рассказал директор Центра политической информации Алексей Мухин.

- Хотя форум в Давосе называется экономическим, вопросы большой политики здесь обсуждались всегда. Чего больше было в этот раз?

- Принято считать, что Давос – это площадка, где бизнес встречается с властью. И от этого уйти не удалось. Власть слушала, что говорил бизнес. Бизнес пытался предположить, как будет действовать власть. Понятно, что буксующий процесс глобализации – это неудавшийся проект. Судя по всему, в Давосе обсуждались вопросы несколько отхода от глобальной модели в сторону формирования глобальных экономик. Переформатирование глобальных торговых союзов в региональные, как то трансатлантическая и транстихоокеанская торговля, экономические партнерства. Создание новых форматов с учетом интересов не только США, которые, взяв на себя практически все преференции и риски развития мировой экономики, явно перенапряглись и теперь вынуждены искать опорные точки вне пределов Штатов, обращая внимание на решение внутренних проблем. Это, собственно, и является основным содержанием избирательной кампании, которая шла между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. В результате Давос констатировал, что прежний мир в том виде, в каком он существовал, разрушен, и теперь необходимо формировать новый. Как это сделать, понимания еще нет. Идут переговоры. На следующем Давосе, вероятно, будут сделаны предложения, от которых уже не смогут отказаться основные экономические игроки. Так что, ждем следующего Давоса.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы отмены антироссийских санкций новым президентом США?

- Пока США будут думать, что санкционная политика влияет на ситуацию и наносит России определенный ущерб, эта политика будет продолжаться. Другое дело, что Трамп может попытаться обменять санкционные послабления на определенные преференции со стороны России. Инициативы демократов и республиканцев по введению новых санкций очень хорошо укладываются в эту схему. Чем больше санкций, тем больше пространства для торга с Россией. Поэтому Трамп и его оппоненты, судя по всему, уже начали играть в «плохого и хорошего полицейских». Думаю, что здесь будет, что обсудить с Россией и российским руководством.

- Как в целом будут развиваться российско-американские отношения при новом руководстве в Белом доме?

- У нас есть общие интересы. Обе страны являются геополитическими игроками. Другое дело, что США используют модель политической и экономической гегемонии, а Россия эксплуатирует такую модель, когда политика ставиться вперед экономики. Здесь есть определенные плюсы и определенные минусы. Конечно, экономика России не может даже в партнерских отношениях с другими странами (к примеру, с Индией, или странами постсоветского пространства) соперничать с американской. Но в альянсе и в партнерстве с Китаем уже может. И именно это ключевая ошибка, которую допустили два последних президента США – Джордж Буш младший и Барак Обама. Они предоставили России возможность упасть в объятья Китая. Китай с удовольствием воспринял такого рода игру, потому что это была крайне выгодная конструкция, не дававшая ему никаких отягощений, обязательств и рисков развития, давая только преференции. Это Китай и реализовал, обозначив свои геополитические и глобальные экономические амбиции.

- Какова, по вашему мнению, дальнейшая судьба НАТО?

- Скорее всего, НАТО предстоит не только глобальная реструктуризация - стоит вопрос об исчезновении этой структуры вообще. НАТО является бюрократической организацией, причем крайне затратной. Если США продолжат финансировать эту организацию, а выхлоп от нее, что называется, очень маленький, то, вполне вероятно, ее придется отменять. Смысла в существовании НАТО нет уже два десятилетия. Вопрос в том, насколько действительно целесообразно сохранение альянса. НАТО либо полностью изменит свой формат, либо исчезнет как институт.

Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter