Всего новостей: 2034695, выбрано 23708 за 0.181 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 февраля 2017 > № 2077496 Михаил Мороз

 О свободе

Монолог старого солдата в канун 23 февраля -Дня защитника Отечества (Дня Красной Армии)

Михаил Мороз

О свободе

( Монолог ветерана Великой Отечественной войны)

Однажды нашего «нацлидера» спросили на одной из пресс-конференций или встреч: «Что нам дал первый президент РФ?» «Нацлидер» ответил, как отрубил: «Свободу».

10 февраля, в день рождения отца, ветерана и инвалида Великой Отечественной войны, которому исполнилось 98 лет, я спросил: «Если бы тебе сказали, что ты идешь драться с фашистами за ельцинскую свободу, ты готов был бы пролить за неё кровь?

Награжденный за подвиг в уже начальные дни войны медалью «За отвагу» старый солдат ответил:

«Я завидую тем, кто не выжил и погиб, не зная, каково это душою переносить конкретную ельцинскую свободу, несмотря на то, что мне кидают не малые, по сравнению с вашими зарплатами, гроши, несмотря на то, что я могу в своём углу лаяться на власть. Свобода поругивать власть – это еще не свобода.

Разве я не вижу, как вас всех закрепостили частной собственностью, жаждой денег, накопительством? Зависимость от вещи, материального интереса, денег, когда за них ставят на кон жизнь, - это вечное пленение, пустая, никчемная затея.

Я был в плену у фашистов и знаю, что такое неволя. Но дух мой был несломлен, и я не предал Родину. А сейчас этот дух вытравливают каждый день и делают всё, чтобы я забыл тот дух Свободы, за который я воевал. По телевизору ко Дню Победы – сплошные «Штрафбаты» и с зверскими мордами «особисты». Всё – ложь! Если ты был честным советским солдатом, то никакой «особист» тебя не тронет. Я это говорю как бывший узник фашистского лагеря, из которого помогли бежать партизаны… Разве те, кто бессовестно лжет по телеящику, свободны? Если кто-то скажет правду, его же и уволят. Они пленники власти, социал-дарвинистских представлений о жизни…

Хотя бы учли пример Березовского, который предал страну, науку, созидание, творчество и все силы свои положил, чтобы приобрести деньги и власть. Он был самым несвободным человеком на земле. И ушел в преисподнюю к Сатане на свидание. Он предал и его предали. Какая же это свобода? Это обременение души, заражение её аморальной инфекцией. И таких «свободных», как Березовский, пруд пруди. Одни за кордоном, другие – в стране.

Разве свободны Сердюков с Васильевой, обокравшие страну? Да и руководитель страны свободен ли, если в каждой сфере его окружают ворьё с миллиардами, которые жулики и мошенники умыкнули у народа? Он в подчинении, в зависимости от крупного капитала и коррупционеров.

Мы шли в бой и умирали, не имея в виду предлагаемую нынче свободу, которую используют нынче как объект для сиюминутных, эгоистических, корыстных, конечных, смертных интересов и выгод. Если бы мы руководствовались только такими животными страстями и удовольствиями, то мы никогда не обрели Победы – символа истинной Свободы.

«Что такое истинная Свобода?» - спрашиваешь ты. Не знаю точно, потому что она – выше моего бедного разумения. Это то, высокое и таинственное, что не поддается объяснению и описанию. Постигнуть такое – значит уже остановиться в светлых стремлениях и не жить духовной жизнью. Это то, благое и прекрасное, к чему мы должны всечасно, страстно и смиренно тянуться. Это социалистический идеал. Он вновь завоюет умы и сердца людей. За такой идеал и такую Свободу я и воевал. Не за свободу животного потребления, не за «растительную жизнь», в которую вгоняют народ, как стадо баранов. За такую свободу я кровь проливать не собирался. Это не мой идеал Свободы. Я за ту, которая способствует созданию культуры, красоты, истины, добра, любви. Ту Свободу, которая идет от пояса человеческого и выше, охватывая душу человека его и мозг. Но не ту, которая ниже пояса и ведет в преисподнюю – к сатане и мамоне, ставшая сомнительной целью нашего руководства и людей, соблазнившихся частной собственностью. Произошло, как сказал кто-то из умных ученых, «присущее всякому греху подчинение высшего низшему». В результате такой странной свободы в нашу жизнь вторглась аморальная инфекция такой силы и распространенности, что она уже внедряется нашими «легкими кавалеристами» от власти и культуры в виде «альтернативной нравственности» и однополых браков. Такую ельцинскую свободу имеет в виду наш руководитель? Если такую «свободу», то мне безумно жаль моей пролитой крови на поле сражения…

Я, как и мои сверстники, добывал Победу не для сомнительных свобод. И мне горько, что народ молчаливо смотрит на то, как проповедники лживой свободы приватизировали то, что трубадурам ельцинщины не принадлежит – День Победы и Первомай. Это символы моей Свободы! Символы моего горького счастья!..»

К монологу отца мне нечего добавить. Наверное, если бы оно было частным мнением человека, обремененного болезнями, ранами, невзгодами личной жизни, то я не предавал бы этот монолог огласке. Но я знаю, что так думают почти все оставшиеся в живых ветераны войны, ветераны труда. Миллионы нынешних трудящихся. Даже молодежь, выросшая в лихолетье новой Смуты, начинает задумываться об истинной человеческой Свободе, не отягощенной страшнейшим из всех видов закабаления – частной собственностью.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 февраля 2017 > № 2077496 Михаил Мороз


Сербия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 17 февраля 2017 > № 2076888 Томислав Николич

Очередные президентские выборы в Сербии ожидаются в апреле 2017 года. Действующий президент Сербии Томислав Николич рассказал в интервью РИА Новости о планах продолжения политической карьеры и отношениях с основанной им правящей Сербской прогрессивной партией (СПП) и идущим в президенты премьер-министром страны Александром Вучичем.

- Сегодня в газетах пишут, что вы получили от русских 20 миллионов евро. Вы пришли к нам поделиться этими деньгами, ожидаете, что мы их дадим вам или что-то другое?

— Я ожидал здесь… Я не знаю, у кого лучше получить эти деньги. В посольстве нельзя. Может, лучше всего здесь? (улыбается)

- Хорошо, давайте поговорим серьезнее. Все реакции, порой очень жестокие, в связи с вашим именем начинаются со слов "Если это правда, то…" Это правда, что вы выставляете кандидатуру на президентских выборах?

— Правда в том, что возможность существует. Все это зависит от моих отношений с Александром Вучичем. У нас были различные договоренности. Я был убежден, что в связи с президентскими выборами мы реализуем один и тот же план. Потом оказалось, что это не совсем так. Мы беспрерывно вели переговоры. И это не проблема. Мы встретились, и мне Александр на бумаге написал, на что готов.

- Можете ли нам эксклюзивно рассказать, на что Александр Вучич был готов и по поводу чего вы не договорились или договорились? Говорят о торговле между вами, о том, что вы требовали того или иного, а он вам не дал и не даст, не разрешит. Что на самом деле произошло?

— Александр мне открыто написал, что мы вместе достигли всех этих результатов, что нужно и дальше продолжить работать вместе. И что он готов поддержать любую мою политическую инициативу и думает о каждом моем конкретном предложении о дальнейшем сотрудничестве. Я тогда написал Александру, что, по моему мнению, нужно для продолжения нашего сотрудничества. Я вам открыто скажу, что было два варианта.

Первый, что я выдвигаю кандидатуру на пост президента, а он меня поддерживает. Второй, что он выдвигает кандидатуру, а я его поддержу с учетом того, что по праву ожидаю возвращения на место председателя Сербской прогрессивной партии и что он доверит мне мандат на формирование нового правительства, которое бы осталось без премьера после избрания его президентом. То есть в этом не было ничего такого, что для него не сделал я.

- В чем была проблема? Получили ли вы от Вучича ответ, что это невозможно, или получили какое-то его предложение?

- Мы с тех пор разговариваем, договариваемся, но конкретного ответа я еще от Александра не получил, кроме того, что продолжилась пятилетняя кампания против меня со стороны отдельных членов Сербской прогрессивной партии. Активно продолжилась годичная кампания против моего выдвижения и возможного избрания президентом республики. Я думаю, что мы можем договориться до заседания главного комитета Сербской прогрессивной партии (в пятницу вечером). После заседания, как я предполагаю, Александр Вучич решил об этом не договариваться.

- Означает ли это, что у вас не назначена встреча с Вучичем до заседания главного комитета?

— Знаете что, Вучич и я – это не Брюссель и Белград. Мы можем встретиться через пять минут, позвонить друг другу. Трудно представить, что все будет в порядке после задействования тяжелой артиллерии против меня только в связи с идеей, вышедшей из разговора с моими друзьями, что я мог бы выставить свою кандидатуру. Так что я не выставлял свою кандидатуру и не сказал никому, что выставляю кандидатуру, но я действительно в неформальном разговоре сказал, что предвидел два варианта в качестве возможного продолжения нашего сотрудничества. И это был повод, чтобы меня обвинили, что я прозападный, пророссийский, что я преступник, испорченный человек. Что я хочу уничтожить Сербию. Согласен, что Сербию любят многие, но я не знаю, любит ли ее кто-то больше меня. Готов ли кто-то жертвовать больше меня ради Сербии? Я это и докажу.

- Каким бы вы стали премьером? Говорят, Вучич моложе, подвижнее. Вы бы что-то поменяли, ваше правительство было бы другим?

— Куда вы меня сейчас завели…

- Но это же ваше предложение.

— Я хочу сказать, что говорил на эту тему. Думаю, что Вучич лучше в качестве председателя правительства, а я лучше в качестве президента. Однако это не забег на 50 или 100 метров, где вы все должна решить одна секунда. Возглавлять правительство — здесь надо прежде всего обеспечить полную дисциплину среди министров, также нужно иметь видение. К чему вы стремитесь, какими большими проектами занимаетесь, большие проблемы, которые желаете решить. Все остальные должны решать повседневные дела, председатель правительства должен иметь видение.

- Есть ли видение у вас?

— У меня, безусловно, есть видение, которое помогло мне установить многие контакты в мире и помогло руководить абсолютно мирно, входить в открытые двери и договариваться об всем, что хорошо для Сербии. Я ожидаю, что мы договоримся, а если не договоримся, я всегда готов сделать что-то себе в ущерб, если это в интересах Сербии.

- Это можно понять так, что вы можете отступить, если не договоритесь?

— Не знаю, что значит отступать. Если это отступить от Сербской прогрессивной партии и от желания что-либо делать вместе с ней, то да.

- Говорят, что вы можете получить не больше трех-четырех процентов голосов на выборах. Вы себя так же оцениваете или думаете, что можете получить больше?

— Не знаю, почему я мог наделать столько шума с тремя-четырьмя процентами, что так среагировали и коалиционные партнеры СПП. Почему некоторые мои приятели охарактеризовали меня наихудшими из возможных слов из-за трех-четырех процентов? Тогда они должны были позволить мне баллотироваться, сгореть с тремя процентами и закончить историю.

- На чью поддержку вы рассчитываете? Вы сами упомянули, что вас называют пророссийским человеком, прозападным человеком, человеком оппозиции…

— Я всю жизнь прожил без поддержки.

- Но на выборах нужна поддержка.

- Это граждане. Это никак не связано с теми, кого вы перечислили.

Сербия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 17 февраля 2017 > № 2076888 Томислав Николич


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 17 февраля 2017 > № 2076844

«Места заняты»

В Москве состоялась десятая церемония «Банк года»

Фанфары. Нарядные костюмы. Роскошные дамы. Изысканные кавалеры. Прекрасная музыка. Праздничный фейерверк. В столичном Петровском путевом дворце по-царски прошла десятая, юбилейная церемония «Банк года», на которой по традиции вручали награды лучшим из лучших на российском финансовом рынке.

«Живем в одном городе, а встречаемся на Банки.ру»

Петровский путевой дворец, построенный при Екатерине Великой, принадлежал царской фамилии – именно здесь останавливались Романовы перед тем, как прибыть на венчание на трон. Столицей российского государства тогда был Санкт-Петербург, но восхождение на престол совершалось именно здесь, в Москве. Прошли столетия, и сейчас роскошный дворец, спроектированный в лучших традициях романтической готики, открыт для гостей самого высокого уровня.

Вечером 16 февраля здесь чествовали лучших представителей финансовой индустрии по итогам 2016 года по версии холдинга «Банки.ру».

Под барабанный марш гости входили во дворец, где их ждали лакеи в ливреях эпохи великой императрицы. Под звуки арфы финансисты с удовольствием общались друг с другом, фотографировались на фоне алого панно с двуглавым орлом.

«Живем в одном городе, работаем в одном секторе, а встречаемся на Банки.ру», – вице-президент СМП Банка Роман Цивинюк был рад увидеть Наталью Смирнову, старшего вице-президента ВТБ 24, и пообщаться с ней.

Гуляя по дворцу, финансисты удивлялись: «Живем тут неподалеку, а здесь ни разу не были. Удивительно красивое место. Интересно, а можно сюда прийти на экскурсию?» Действительно, уже позднее в зале, когда исполнительный директор Банки.ру, руководитель проекта Finparty Елена Ищеева обратилась к гостям с вопросом, бывали ли они здесь прежде, выяснилось, что почти все приглашенные впервые оказались в Петровском путевом дворце.

Проект Finparty, входящий в холдинг «Банки.ру», специально для церемонии «Банк года» организовал выставку фотографий банкиров и финансистов. Так что многие из гостей могли не только полюбоваться качественными работами фотографов Finparty, но и забрать с собой свои портреты.

На втором этаже дворца приглашенных ждали фуршет, коктейли и вино в баре компании «Открытие Брокер», генерального спонсора церемонии.

«Сеть рулит, мы растем»

Десятая, юбилейная церемония «Банк года» началась с сюрприза. Приветствовать гостей вышла… сама императрица Екатерина II. Партию «Бог дал мне власть» исполнила солистка мюзикла «Граф Орлов» Наталья Сидорцова. «Екатерина Великая, императрица российская, сквозь века передает нам эстафету добрых дел во имя России, – обратилась к собравшимся Елена Ищеева. – Сегодня кто правит информацией, тот правит миром, и наш холдинг «Банки.ру» имеет к этому процессу непосредственное отношение. Начав 12 лет назад как информационное агентство, сегодня мы являемся агрегатором финансовых услуг, как этого требуют время и скорость развития общества. Наша сфера влияния распространилась на страховой, инвестиционный и уже телекоммуникационный бизнес. Сеть рулит, мы растем, расширяем владения и носим модное название «маркетплейс».

«Ушедший 2016 год был непростым для банковской системы, что, впрочем, не помешало Банки.ру показать хорошие финансовые результаты: выручка составила 659 миллионов рублей, что на 20% выше предыдущего года, а операционная эффективность улучшилась на 30%, – рассказала гостям церемонии генеральный директор Банки.ру Динара Юнусова. – Аудитория холдинга составляет 51% от совокупной аудитории всех сайтов по банковской тематике. В прошедшем году 460 тысяч посетителей заинтересовались продуктами финансового супермаркета Banki.ru и оставили заявки. Мы помогли россиянам разместить вкладов почти на 50 миллиардов рублей».

По традиции награждение лауреатов началось с призеров «Народного рейтинга». Банк «Авангард», пятикратный победитель в этой номинации, спустя несколько лет вновь стал первым. Принимая заслуженную награду из рук Динары Юнусовой, председатель правления «Авангарда» Валерий Торхов поблагодарил форумчан за их отзывы и портал Банки.ру за приверженность принципам объективности и корректности.

Победителем «Народного рейтинга» страховщиков стала компания «Зетта Страхование». Лауреат обошел на финише своего конкурента «Тинькофф Страхование». «Нам очень приятно получить эту награду от наиболее оперативного портала финансовой информации», – сказал генеральный директор «Зетта Страхования» Игорь Фатьянов.

В номинации «Народного рейтинга» среди сотовых операторов победила компания «Билайн». Приз получила директор по маркетингу массового рынка компании «ВымпелКом» (торговая марка «Билайн») Ирина Лебедева.

Звание победителя «Народного рейтинга» Белоруссии по версии портала infobank.by присуждено Паритетбанку. Лауреатом премии «Банк года – 2016» в номинации «Человек года» стал форумчанин под ником "дай". Премию «Человек года», которая носит имя форумчанина Сергея Н. Гирина, получает пользователь, который собрал наибольшее количество благодарностей аудитории Банки.ру. Победитель в этой номинации был выбран на основании открытого голосования из списка претендентов с наивысшим коэффициентом полезной активности. Пользователь дай в 2016 году оставил 374 сообщения и получил 688 благодарностей.

В номинации «Лицом к клиенту» не было равных вице-президенту ВТБ 24 Наталье Смирновой, которая уже более десяти лет ведет на портале Банки.ру горячую линию своего банка.

Вишенка на торте

Холдинг стоит на трех китах: портал Банки.ру – здесь клиенты общаются с банками, сайт Банкир.ру – старейший финансовый ресурс Рунета, где теперь ведутся дискуссии об инновациях и технологиях финансовой отрасли. И наша «вишенка на торте» – глянцевый ресурс Finparty, который знает все о вкусах банкиров в плане ивентов и закрытых приемов. Главные редакторы трех ресурсов Наталья Романова (Банки.ру), Сергей Вильянов (Bankir.ru) и Юлия Решетова (Finparty) представили победителей в своих номинациях.

Приз за лучшую пресс-службу года получил руководитель направления по связям с общественностью СК «АльфаСтрахование» Юрий Нехайчук.

В номинации «Мобильный банк года» по версии портала Bankir.ru победил Сбербанк. За наградой на сцену Петровского путевого дворца поднялся руководитель департамента «Банк XXI» Святослав Островский.

Главный редактор Finparty Юлия Решетова наградила самый красивый VIP-офис. «Private-офис – вишенка на торте банка, – отметила Юлия. – Это концентрация роскоши, последних технологий, денег и высочайшего качества обслуживания. За год мы побывали в VIP-офисах 11 банков, каждый из них уникален, но особого внимания заслужил офис банка «Открытие Private Banking». Именно этому отделению больше всего голосов отдали читатели Finparty.

Миллионы россиян пользуются порталом Банки.ру для выбора финансовых продуктов и услуг, ведь у нас на сайте собрана самая полная база по вкладам, кредитам, ипотеке, кредитным и дебетовым картам. Поэтому каждый год эксперты Банки.ру выбирают самые лучшие продукты российских банков.

По словам руководителя сектора аналитики кредитных продуктов Банки.ру Елены Судариковой, в 2016 году универсальным вкладом, который отвечает потребностям большого количества клиентов, стал вклад «Оптима» СМП Банка (номинация -- "Вклад года") . «Приятно получать признание профессионального сообщества», – поблагодарил со сцены вице-президент, руководитель розничного блока СМП Банка Роман Цивинюк.

"Ипотека года" досталась руководителю блока «Розничный бизнес» Промсвязьбанка Евгению Дмитриеву. «Спрос на вторичное жилье в 2016 году стал восстанавливаться, поэтому мы рассматривали кредиты на покупку квартир именно в этом секторе», – рассказала, объявляя победителя, эксперт по ипотечным продуктам Банки.ру Дина Орлова.

Дебетовая карта должна быть удобной в использовании, обладать «презентабельной внешностью», а еще быть недорогой в обслуживании и приносить доход. Таковы критерии выбора лучшей дебетовой карты. Победителя объявила ведущий эксперт по банковским картам Банки.ру Екатерина Марцукова. Награду получил исполнительный вице-президент Кредит Европа Банка Кирилл Маевский.

Кредитная карта 2016 года по версии Банки.ру – у банка «Ренессанс Кредит». Стелу Банки.ру получил директор департамента по развитию кредитных банковских продуктов банка «Ренессанс Кредит» Дмитрий Курганов.

Лучшим кредитом наличными в 2016 году по версии Банки.ру стал кредит «Рефинансирование» ВТБ Банка Москвы» – он получил премию «Банк года» в номинации «Потребительский кредит». «Рост нашего кредитного портфеля демонстрирует, что кредит пользуется спросом», – заверил гостей церемонии заместитель руководителя департамента розничных продуктов, электронного бизнеса и CRM банка ВТБ Александр Солонин.

Как в самом начале церемонии сказала Динара Юнусова, с помощью Банки.ру российские кредитные организации привлекают вкладов на десятки миллиардов рублей. В этом большая заслуга наших специальных предложений, которые позволяют клиентам на особо выгодных условиях открывать депозиты. Победителем в номинации «Специальное предложение года» стал Кредит Европа Банк.

«2016 год был ознаменован новыми рекордами в лидогенерации вкладов. Более 110 тысяч заявок, 71 тысяча открытых вкладов на сумму почти 50 миллиардов рублей, значительная доля которых была открыта именно в банке-победителе», – рассказал коммерческий директор Банки.ру Дмитрий Корчагин. Награду получила начальник департамента маркетинга Кредит Европа Банка Юлия Алексеева.

Почти полмиллиона человек совершили покупки банковских, страховых и инвестиционных продуктов в финансовом супермаркете Банки.ру в 2016 году. Больше половины из них пришлось на кредитные продукты. «Каждый третий покупатель, интересовавшийся кредитами, выбрал для себя продукт, который стал сегодня победителем в номинации «Онлайн-заявка на потребительский кредит», – объявила руководитель отдела лидогенерации и специальных продуктов Банки.ру Юлия Ананьева.

Как и в прошлые годы, безоговорочным лидером в этой номинации стал банк «Ренессанс Кредит».

Срок рассмотрения заявки на кредит в этом банке составляет десять минут. Получая награду, исполнительный директор, начальник управления по развитию дистанционного бизнеса «Ренессанс Кредита» Алексей Грибков пообещал Елене Ищеевой подумать над тем, как можно сократить это время до семи минут!

Наконец, приз за лучшую онлайн-заявку по дебетовым картам достался Локо-Банку. Эта номинация была представлена на церемонии «Банк года» впервые. А ведь продвигать дебетовые продукты в онлайне гораздо сложнее, чем кредитные.

«Через пять лет мы будем Сбербанком года!»

Впереди гостей церемонии ждали главные награды 2016 года – «Рекламная кампания», «МФО года», «Открытие года», «Страховая компания года», «Банкир года» и, конечно же, Гран-при – «Банк года».

Прежде чем узнать, кому достанутся эти награды, гости вечера смогли насладиться пением солистки оперной труппы Большого театра Дарьи Зыковой.

«Свой день в шесть утра я начинаю с портала Банки.ру и заканчиваю день в час ночи, тоже с Банки.ру», – признался собравшимся председатель совета директоров компании «Домашние деньги» Евгений Бернштам, получая стелу «МФО года». Награду победителю вручила руководитель информационно-аналитического отдела Банки.ру Сабина Хасанова.

Ярким и запоминающимся оказалось выступление победителя в номинации «Открытие года», председателя правления Почта Банка Дмитрия Руденко. «Если мы будем хорошо работать, то через несколько лет будем «Авангардом года», потом, может быть, и «Ренессансом года». А через пять лет мы будем Сбербанком года!» – сказал он.

Почта Банку действительно есть чем гордиться: уже к концу своего первого года работы банк сумел выйти на прибыль, перевыполнить план по привлечению клиентских пассивов (вкладчиками кредитной организации стали 63 тыс. человек), установить более 2 000 банкоматов, а также открыть более 6 300 точек продаж и обслуживания в самых разных уголках России.

Одним из стратегически важных направлений для Банки.ру является страхование. В финансовом супермаркете Банки.ру можно найти практически любой страховой продукт. В последние два года страхование – один из самых быстрорастущих рынков финансового сектора. Неудивительно, что в этом году экспертное жюри Банки.ру выбирало и лучшую страховую компанию. По итогам 2016 года ею стала компания «Ингосстрах», которая демонстрирует один из самых высоких темпов роста среди лидеров рынка, сохраняя очень высокую рентабельность бизнеса.

Главный страховой аналитик Банки.ру Дмитрий Жуков вручил награду директору по маркетингу компании «Ингосстрах» Даниилу Проскурину.

Номинация «Рекламная кампания года» всегда является поводом для горячих дискуссий среди экспертов Банки.ру. В минувшем году банкиры порадовали зрителей эффектными, качественными, креативными и даже провокационными роликами.

Победителя объявил председатель совета директоров холдинга «Банки.ру» и его основатель Филипп Ильин-Адаев: «Рекламная кампания – это не просто один ролик, это целый год активной жизни. А она у данного банка была более чем… «Игры престолов» и Александр Овечкин, «Планета КВН» и рок-концерты. Иными словами, активная деятельность по всем направлениям привела банк «Открытие» к этой победе».

Управляющий директор банка Александр Дмитриев рассказал историю сотрудничества «Открытия» со знаменитым российским хоккеистом Александром Овечкиным, недавно вошедшим в список 100 лучших игроков НХЛ всех времен. Прославленный хоккеист оказался хорошо воспитан: после одной из встреч тогда еще не женатого молодого человека обступили сотни девушек, желающих с ним пообщаться. И надо отдать должное Овечкину – он не ушел до тех пор, пока не дал им всем автограф!

Представляя лауреата в номинации «Банкир года», Филипп Ильин-Адаев отметил, что последние годы все больше банкиров уходят с рынка, ищут себя в других бизнесах. «Но один проект стоит особняком. В него мало кто верил… Но в результате мы получили успешный кейс в рамках программы импортозамещения, – сказал он. – Сегодня очевидно: наряду с собственными виноделами и сыроделами в России появилась своя система платежных карт. Полноценная работающая система. Карточки «Мир» сегодня принимаются в большинстве торговых точек России».

Для главы НСПК Владимира Комлева эта награда стала первой от коллег в финансовой индустрии.

«Сбербанк Кредитные системы»

Итак, главная награда церемонии, Гран-при, лучший банк 2016-го…

«Банковский сектор сейчас существует в двух параллельных мирах. Один – мощный государственный и второй – частный коммерческий, – закручивала интригу перед вручением главных наград церемонии Елена Ищеева. – Рынок поделен и до сих пор подвижен. На мой взгляд, система сдержек и противовесов делает наш мир устойчивым и сильным. Мы, как частный ресурс, априори поддерживаем предпринимательство и частный бизнес в России, однако не замечать успехи госсектора тоже было бы неверно».

Неудивительно, что, выбирая лучший банк 2016 года, эксперты портала определили двух кандидатов – как из частного, так и из государственного сектора. По словам Филиппа Ильина-Адаева, выбрать одного победителя не смогли даже форумчане – их голоса, как и голоса сотрудников Банки.ру, разделились поровну между Сбербанком и банком «Тинькофф». «Мы оказались перед непростым выбором, но мы его сделали. Гран-при церемонии «Банк года» получает «Сбербанк Кредитные системы»! Шутка. Сегодня у нас два победителя – Сбербанк России и Тинькофф Банк».

Награду получали старший вице-президент Тинькофф Банка Артем Яманов и директор по цифровому маркетингу Сбербанка Альберт Усманов, олицетворяющие банкиров будущего: молодые, яркие, задорные и очень смелые!

«Очень приятно, что наши коллеги мечтают стать Сбербанком, – заметил Альберт Усманов, отсылая к речи на церемонии главы Почта Банка Дмитрия Руденко. – Мы через пять лет хотим быть уже не банком, а маркетплейсом».

«Я же в самом начале церемонии сказала, что мы уже маркетплейс, места заняты», – напомнила Елена Ищеева под дружные аплодисменты зала.

«Прошлый год для нас был действительно фантастическим, мы показали рекордные результаты, – отметил Артем Яманов. – Нашим клиентам спасибо за то, что нас терпят – мы очень инновационные, постоянно все меняем. И спасибо конкурентам, в том числе Сбербанку, без них не было бы стимула развиваться».

Завершилась официальная часть церемонии под пение Натальи Сидорцовой.

Вечер на этом не закончился. Гостей ждали грандиозный фейерверк, горячие закуски и неформальное общение друг с другом. Вечер получился по-настоящему сказочным. Сполохи огней праздничного фейерверка в ночном ясном московском небе – погода была на нашей стороне – дарили надежду на то, что финансы в России не будут петь романсы: лучше доверить это замечательным певицам, как было на десятой, юбилейной церемонии «Банк года».

Краткая информация о лауреатах премии "Банк года" -- на официальной странице церемонии.

Фоторепортаж с мероприятия будет опубликован 20 февраля на портале Finparty

Генеральный партнер десятой церемонии «Банк года» — компания «Открытие Брокер». Инвестиционная компания «Открытие Брокер» — один из лидеров финансового сектора. Ее клиентам доступен полный спектр инвестиционных услуг на российских и иностранных биржах, многие из которых уникальны. Брокер имеет максимальный рейтинг надежности и является лауреатом многочисленных профессиональных премий и конкурсов.

Партнер церемонии «Банк года» — страховая компания «Благосостояние». Страховая группа «Благосостояние» входит в число крупнейших страховщиков и предлагает профессиональные финансовые услуги в 68 регионах нашей страны. На российском рынке компания начала работу в 2005 году. На текущий момент рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА») присвоило компании рейтинг надежности «А++». Одним из ключевых направлений деятельности группы является сотрудничество с банками. Партнеры компании — более 20 российских и иностранных кредитных организаций.

Партнеры церемонии «Банк года» — компании Misys и «СофтКлуб». Misys — один из мировых лидеров в индустрии финансового программного обеспечения, представленный на рынке более 30 лет. Продуктами Misys пользуются более 2 тыс. финансовых институтов в 125 странах мира. Компания «СофтКлуб» — крупнейший разработчик программного обеспечения для банков в Республике Беларусь и партнер Misys по программе «ИнФьюжн», в которую привлечен к проектам внедрения по всему спектру продуктов Misys.

Наталья РОМАНОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 17 февраля 2017 > № 2076844


Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > banki.ru, 17 февраля 2017 > № 2076843

Пристав всегда звонит дважды

Детективная история про коммунальные долги

Если вас «ставят на счетчик», пусть даже речь идет о ЖКХ, это всегда неприятно

Однажды перед Новым годом судебные приставы решили перевыполнить план по сбору средств и дважды наложили арест на счета по одному и тому же исполнительному производству. И вот что из этого вышло…

Пролог: без объявления войны

В конце 2016 года все службы, которым положено взимать дань с населения, неожиданно активизировались: и жилищники, и гаишники, и налоговики, и Пенсионный фонд. И все оптом пошли в суды, чтобы взыскать старинные и свежие задолженности, включая даже минимальные штрафы за нарушение ПДД.

Коммунальщикам особенно повезло: с 1 июня 2016 года начала действовать упрощенная процедура взыскания долгов за жилищные и коммунальные услуги. Долги до 500 тыс. рублей теперь могут взыскать через мировой суд по месту жительства виновника. Судья в течение пяти дней единолично принимает решение по документам, не вызывая ни ответчика, ни истца. Так что шансов оправдаться и объяснить, почему не платил, больше нет.

В результате, получив соответствующий судебный приказ, сотрудники районных отделений Федеральной службы судебных приставов имеют право наложить арест на счета должника, в том числе карточные. То есть человеку, который задолжал управляющей компании более чем за три месяца, легким движением руки могут быть фактически блокированы все безналичные движения средств. Так и случилось с нашей героиней — москвичкой Юлией Мартыновой.

Действие первое: водосчетчики, коты и коммунальщики

Юля — человек в общем и целом законопослушный, но ленивый по части хождения по учреждениям и стояния в очередях. Ей проще заплатить лишнего, чем доказывать, что она не верблюд. Но пару лет назад ее заклинило — она категорически отказалась платить по коммунальным счетам, в которых ей за воду (а это добрая половина счета за коммуналку) начислялось в пять раз больше, чем могла в принципе потратить семья из четырех человек. Даже если бы они все 24 часа в сутки стирали и все по очереди принимали ванну.

То, что ее семья физически не может потратить 40—45 кубометров воды в месяц, Юля знала точно, так как водосчетчики все-таки установила, когда поняла, что суммы в приходящих счетах больше похожи на научную фантастику, чем на реальность. Реальность измерялась 8—10 кубометрами в месяц. В принципе, все могло решиться сразу же — как только были бы зарегистрированы установленные счетчики. Однако донести паспорта водосчетчиков до МФЦ, где их нужно было зарегистрировать, Юля не успела — первым до них добрался кот. В результате они были безнадежно утрачены (как именно — позвольте не уточнять).

Поставить новые водосчетчики и пойти ругаться с УК «Жилищник» барышне было недосуг, в результате чего и образовалась довольно серьезная задолженность по квартплате. Дальше Юля пошла на принцип: не буду платить и всё, пока мне не пересчитают за прошлые месяцы. В результате сумма копилась и множилась, коммунальщики звонили и пугали, приходили и уговаривали. Юля упорно не платила, надеясь восстановить справедливость. В результате под давлением общественности она все-таки пришла в службу, считающую квартплату. Там милый мальчик довольно ехидно пояснил, что все начислялось по закону — да, по максимальному «тарифу» на человека, но в рамках нормы (интересно, из чего они исходят, устанавливая эту норму, думала Юля), а если у кого-то дома стоит неповеренный счетчик — это его проблемы.

Дальше Юля совершила роковую ошибку — заключила договор на рассрочку задолженности с УК «Жилищник», пообещав ежемесячно выплачивать неподъемную для себя сумму, о чем на словах и предупредила сотрудников отдела просроченной задолженности. «Ничего-ничего, — сказали сотрудники, — вы хоть что-нибудь платите, а мы вам потом остатки долга пересчитаем».

«В чем ошибка?» — спросите вы. Рассрочка — это же хорошо? Да просто, пока не было документа, должницу в общем не сильно терзали, а договор рассрочки — финансовый документ, по которому можно и штрафы-пени выставить, и в суд подать, если не платишь. Как потом объяснил Юле знакомый юрист, ошибка была еще и в том, что она «подписалась» платить сумму, превышавшую половину официального месячного дохода, который на тот момент составлял 8 000 рублей алиментов на ребенка.

Действие второе: «Все под арест!»

По закону жанра сразу вслед за подписанием договора о рассрочке Юля осталась без доходов и, соответственно, пару месяцев ничего «Жилищнику» не платила. Потом перевела один раз примерно четверть от записанной в договоре суммы — чтобы подтвердить свои благие намерения, как ей и советовали сотрудники УК. «И вдруг в один «прекрасный» день я получила СМС от Сбербанка, от которого меня бросило в жар, потом — в холод, — рассказывает Юлия. — «Взыскание средств на сумму 29 972 рубля 38 копеек. Основание: Постановление на взыскание денежных средств со счетов клиента по исполнительному производству…».

Кинулась в «Сбербанк Онлайн» — на картах арест и жуткий минус, причем на всех имеющихся. Стала звонить в банк: мол, почему меня никто не предупредил, что это все значит и что делать? Ответ был один: «посмотрите на сайте службы судебных приставов, звоните им, а лучше поезжайте, потому что так ничего не добьетесь».

Будучи все-таки продвинутым интернет-пользователем и абсолютно не имея времени на поездки в отделение ФССП, Юля первым делом зашла на сайт http://fssprus.ru/. И, не вводя никаких особенных защищенных логинов, паролей или секретных данных, узнала — просто по фамилии и имени, — что, да, существует исполнительное производство, что наложено взыскание от 20.10.2016 на ту самую сумму, на которую «ушли в минус» все три имеющиеся карты Сбербанка.

Пострадав пару дней, Юля немного успокоилась, так как для перечисления оплаты за разовые работы, на гонорары от которых она жила, существовали карты других банков: Райффайзенбанка, Локо-Банка. Но не прошло и недели, как ФССП нанесла еще один удар: арестовала все остальные карты, включая кредитную карту в Райффайзенбанке, по которой Юля должна была вносить ежемесячный платеж.

«Новое СМС об аресте счета меня подкосило — я десять лет являлась клиентом Райффайзенбанка, не допускала никогда просрочек по этой карте, чем страшно гордилась. А тут я просто не могу внести деньги на счет — они тут же спишутся в счет оплаты по судебному решению, — вспоминает Юля. — Спасибо сотрудникам банка, которые вошли в положение. Разговаривали вежливо и сочувственно, посоветовали прийти в отделение и узнать, как я могу погасить ежемесячный платеж, минуя счет карты. Оказывается, такое возможно — банки уже изобрели способ обходить арестованные счета для погашения кредитов клиентами. В отделении мне объяснили, что, если приходит запрос на арест счета, они просто ничего не могут сделать: арест накладывается автоматически, списание по требованию ФССП — тоже автоматическое. И дали номер счета, не именного, на который через банки-партнеры можно внести деньги с указанием, что это для погашения кредита такой-то».

До реализации сложных схем погашения кредита у Юли не дошло — она получила деньги наличными и внесла их на арестованную кредитную карту вместе с уже просроченным ежемесячным платежом. И позвонила в службу судебных приставов с просьбой побыстрее все списать, чтобы зачислился и платеж по кредиту — она и так уже попала на штраф за просрочку. На вопрос, почему наложен арест на кредитную карту, в службе приставов пояснили: они не знают, что это за карта — кредитная или дебетовая, поэтому арестовывают все подряд. И рассказали Юле, в каких банках у нее еще есть счета.

Представитель ФССП на самом деле слегка слукавил. Во-первых, по номеру карты можно определить, кредитная она или дебетовая, — приставов просто не волнует, что именно они арестовывают. Во-вторых, приставы знали не обо всех счетах и картах, которые были у нашей героини. Были у нее, в частности, «тайная заначка» в виде кредитки Тинькофф Банка и одна дебетовая карта, до которой приставы не добрались.

Получив решение суда о принудительном взыскании задолженности, приставы запрашивают банки о наличии счетов клиента. По какому принципу они отбирают, куда отправлять запрос, — непонятно. По отзывам читателей Банки.ру, первыми в поле зрения ФССП попадают счета клиентов-должников в Сбербанке, Райффайзенбанке, ВТБ 24, Промсвязьбанке и ряде других. Но по большому счету ни один из банковских счетов нельзя считать неуязвимым для службы судебных приставов.

Действие третье: новогодний «подарок» от ФССП

Внеся всю необходимую для разблокировки карт сумму, наша героиня вздохнула с облегчением и начала радостно готовиться к Новому году. В частности, платить налоги и взносы в Пенсионный фонд. Но не тут-то было: 26 декабря Сбербанк огорошил ее новым СМС о списании на все ту же волшебную сумму 29 972 рубля 38 копеек. Поскольку денег на счете карты было всего 9 940, оставшиеся 20 032 рубля «на ум пошли». То есть счет заминусовался на эту сумму.

Одновременно с этим раздался звонок от живущего отдельно взрослого сына — с его карты в «Сбере» тоже списались деньги, причем сумма сначала составила 15 000, потом — 24 000, потом — снова 15 000. Исполнительное производство, отделение ФССП и имя пристава были совершенно другими, основание взыскания все то же — долг перед управляющей компанией. Дело в том, что Юлин сын хотя и не прописан в квартире матери, но имеет в ней долю — 1/3. То есть его заставили заплатить ту самую треть от общего долга в 45 тыс. рублей, которую и составляла задолженность. Причем его-то точно не предупредили, что таковая существует.

Не буду распространяться о том, какие последовали семейные разборки и насколько Юле и ее семейству был испорчен Новый год. Скажу только, что вместо того, чтобы наряжать елку и складывать под нее подарки, она писала письма — в Сбербанк, в службу судебных приставов, в управляющую компанию «Жилищник», на деревню дедушке Константину Макарычу — с требованием либо вернуть деньги, либо хотя бы объяснить, что происходит.

Самое интересное, что на тот момент никакой информации ни о новых исполнительных производствах на имя Юли и ее сына, ни даже о старом деле не было. Из чего она сделала логичный вывод, что исполнительное производство закрыто, инцидент исчерпан. Откуда же тогда новые списания?

Сотрудник отдела взыскания просроченной задолженности «Жилищника» по телефону подтвердил, что в суд подавали на сумму почти 45 тыс. рублей, то есть вторым 30 тысячам взяться просто неоткуда. Порекомендовал съездить к судебным приставам и запросить у них в бумажном виде выписки о том, сколько они списали с Юлиных счетов и сколько направили в управляющую компанию. А потом уже с этими выписками прийти в УК, чтобы разобраться с начислениями квартплаты и произошедшими списаниями. И еще посоветовал добиться от приставов подтверждения, что они закрыли дело.

Новогодние каникулы Юля провела в тоске: не только из-за пропавших денег, но и из-за ощущения незащищенности от того, что в любой момент может произойти все что угодно. К концу каникул, правда, финансовая ситуация начала налаживаться, история — забываться, списанные тысячи — казаться уже не самой критичной потерей. Разбираться к судебным приставам она так и не поехала, просто решила, что теперь все деньги с карт будет снимать сразу. Обидно, конечно, отказываться от достижений цивилизации и возвращаться в прошлый век — к наличному расчету и натуральному обмену. Да и налоги, увы, так и остались не выплаченными. Но Юля решила, что подумает об этом завтра…

Эпилог: возвращение блудных денег

После Нового года на карту «Сбера» Юле стали снова приходить деньги за работу, в середине января в итоге Юля вышла в плюс, карта разблокировалась. Наша героиня снова расслабилась и зажила обычной жизнью. И вдруг спустя месяц получила на телефон СМС о… зачислении непонятно откуда взявшихся 20 032 рублей. Эта сумма не соответствовала ни одному из ожидаемых траншей, но будила смутные воспоминания — набор цифр показался ей знакомым. Попытки выяснить через «Сбербанк Онлайн», откуда пришли деньги, не увенчались успехом. Источник выяснился только после длительных переговоров со специалистами кол-центра банка — они предположили, что сумма была переведена… службой судебных приставов.

Получается, раз вернули последний списавшийся платеж, значит, признали его неправомерным. Тогда возникает резонный вопрос: а где еще 9 940 рублей, который списались с карты еще в декабре по этому второму, несуществующему, требованию? Этот-то вопрос и озвучила озадаченная Юлия сотрудникам Сбербанка.

Специалисты банка провели целое расследование, сводя дебет с кредитом, анализируя все трансакции начиная с октября 2016 года, когда, собственно, и было вынесено злополучное решение о взыскании задолженности. И через несколько часов нашли-таки потерянные деньги — оказалось, что они почему-то были зачислены не на карту, а на счет карты (в чем разница, затруднились объяснить сами сотрудники банка). Поэтому Юля не получила СМС о поступлении средств и не увидела этих денег в интернет-банке. Путаница случилась еще и потому, что списание 20 032 рублей (второй части суммы) произошло в тот же день, когда были зачислены обратно списанные еще в декабре 9 940 рублей. Расширенная выписка по счету карты убедила Юлю, что ей таки вернули все неправомерно списанное. На чем она и успокоилась, хотя так и не получила от ФССП ни объяснений, ни извинений, ни подтверждения того, что исполнительное производство закрыто и больше такого не случится.

Вместо послесловия: комментарий юриста

Иван Хорев, эксперт бюро «Байбуз и Партнеры»:

«Такая проблема возникает у должников по исполнительным производствам достаточно часто. Выход судебных приставов за пределы своих полномочий происходит не из-за желания навредить, а зачастую по причине некомпетентности судебного пристава-исполнителя, незнания им основ действующего законодательства РФ об исполнительном производстве.

В целом сама мера блокировки счетов должника является одной из самых применяемых и действенных для взыскания имеющейся задолженности. Однако зачастую судебные приставы-исполнители начинают применять данную меру по отношению ко всем открытым счетам должника, что незаконно.

Так, судебный пристав-исполнитель не имеет права арестовывать никакие из счетов компенсационного, социального характера. То есть те, на которые должник получает выплаты компенсационного характера от государства (как единовременные, так и систематические). Перечень видов счетов, на которые судебный пристав-исполнитель не имеет права накладывать арест, регламентируется статьями 98—101 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Однако если такая ситуация все же произошла, должник может предпринять ряд шагов, направленных на противодействие недобросовестному или некомпетентному судебному приставу-исполнителю.

Первое, что может в такой ситуации сделать должник, — получив на руки постановление об аресте тех счетов, которые судебный пристав-исполнитель не имеет права арестовывать, обжаловать данное постановление в течение десяти дней с момента его получения в порядке подчиненности (старшему судебному приставу и т. д.).

Как правило, обжалование постановлений судебных приставов-исполнителей в порядке подчиненности не особо эффективно. Соответственно, второе, что может сделать должник, — обжаловать спорное постановление судебного пристава-исполнителя в суде в течение десяти дней с момента его получения. Данная мера достаточно эффективна, и зачастую, если постановление судебного пристава-исполнителя действительно нарушает закон, права и законные интересы должника, суд его отменяет и обязывает судебного пристава-исполнителя снять спорный арест с того или иного счета должника.

Параллельно вышеизложенным первым двум методам должник имеет право обратиться в органы прокуратуры с жалобой на конкретного судебного пристава-исполнителя.

Таким образом, используя весь изложенный арсенал правовых средств борьбы с незаконными действиями судебных приставов-исполнителей, должник имеет все шансы на восстановление своих прав, а в особых случаях — на взыскание со службы судебных приставов причиненных такими действиями убытков.

Однако важно иметь в виду, что пропуск 10-дневного срока на обжалование постановления судебного пристава-исполнителя существенно снижает шансы на восстановление прав должника. Поэтому именно своевременные действия должника во многом способствуют эффективности изложенных методов борьбы с незаконными действиями судебных приставов-исполнителей».

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > banki.ru, 17 февраля 2017 > № 2076843


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 17 февраля 2017 > № 2076842 Кирилл Меньшов

Кирилл Меньшов, «Открытие»: «Чтобы выжить, банки должны встроиться в экосистему будущего»

Кирилл Меньшов, директор по информационным технологиям банка «Открытие»

Беседовал: Антон Арнаутов, издатель «Банкир.Ру»

Об апизации АБС, глобальных трендах в банкинге и digital, пользе для банка от работы с финтехстартапами и многом другом рассказал порталу Bankir.Ru директор по информационным технологиям банка «Открытие» Кирилл Меньшов.

— Есть распространенная точка зрения, что сегодня банк должен стать IT-компанией, чтобы выжить. Как к этому относятся в «Открытии»?

— Мы тоже считаем, что банки станут IT-организациями. Когда мы определяем для себя векторы развития и то, какие организационные модели мы будем использовать, мы никогда не ориентируемся на банки, мы смотрим только на современные IT-компании, стараемся брать у них то, что применимо в банке. Банк «Открытие» отличается тем, что для нас технологии уже давно являются стратегическим вектором, а для всех бизнес-подразделений технологии — краеугольный камень развития банка.

— Какие наиболее важные для банкинга тренды в развитии технологий и изменении потребителя ты бы выделил?

— Основной тренд изменения общества — повальная дигитализация. Это можно видеть везде, от общественного транспорта до, например, авиакомпаний.

В банкинге основные тренды — постепенное закрытие отделений, удаленная идентификация, дезинтеграция и децентрализация. Именно поэтому, кстати, блокчейн сейчас набирает такие обороты: он позволяет технологически поддержать тренд, который прежде было сложно реализовать.

Другой тренд для банков — консолидация банковских активов. Банков становится меньше, происходит перераспределение клиентов. Вокруг банков также консолидируются финтехпроекты.

— Многие говорят о коммодитизации финансовых сервисов. Есть угроза, что банки станут провайдерами стандартизированных услуг, превратятся в трубу…

— Телекомы десять лет назад стояли перед такой же проблемой, как банки сегодня. А потом превратились в то, чем быть очень не хотели,— в трубу. Произошла коммодитизация их сервисов. Банки сейчас занимаются примерно тем же.

У банка единственная возможность выжить — перестать воспринимать себя как отдельно стоящую организацию, удовлетворяющую какие-то особые потребности клиента. Банк должен занять свое место в цепочках создания ценностей по удовлетворению потребностей клиента. Возможно даже, незаметно для него. У клиента нет потребности пойти в банк взять кредит, потом пойти в автосалон и купить машину. Он просто хочет купить машину. И где-то в процессе покупки свою роль должен сыграть банк. Таким образом, банки встроятся в экосистему будущего и сохранят свое существование. Через 5–10 лет клиент, возможно, перестанет взаимодействовать с банком вообще. При этом банк будет стоять за всеми его операциями.

— Какие еще тренды можно отметить?

— Еще один глобальный тренд — роботизация. Автоматизация долго развивалась алгоритмически. Робот выполнял задания по алгоритмам. Сейчас мы видим развитие когнитивной автоматизации. Мне не очень нравится определение «искусственный интеллект», поскольку оно порождает чересчур высокие ожидания. Но когнитивная алгоритмизация позволяет решить более широкий спектр задач.

Если мы решаем две задачи: дигитализацию как отказ от отделений и роботизацию как отказ от рутинных ручных операций в бэк-офисе, то мы получаем банк как IT-компанию, где большинство сотрудников составляют IT-специалисты.

И, наконец, последний тренд — информационная безопасность как оборотная сторона дигитализации, постоянный рост инвестиций в развитие информационной безопасности, вызванный ростом киберпреступности.

— Много споров в банках (и не только) вызывает тезис о необходимости перевода всего и вся на гибкие технологии управления процессами — на agile. Вы уже перешли на всеобщий agile?

— В целом сегодня происходит тотальная агилизация (от agile.— Bankir.Ru). Важно понимать, что agile-манифест и то, что сегодня происходит в этой области, это как наскальная живопись и творчество Моне.

Для меня agile — это набор современных практик управления, применяемых передовыми компаниями. Эти практики не то чтобы абсолютно лучше классических управленческих практик, но они лучше подходят под быстро меняющуюся среду. Поскольку эти практики пришли в первую очередь из IT-компаний, они очень хорошо походят для решения задач дигитализации.

— Что вам удалось понять, реализуя принципы agile на практике?

— Во-первых, успех работы каждой команды определяется в самом начале — при проектировании продукта. Часто, когда внедряют agile, концентрируются на финальных стадиях цепочки создания ценностей — на внедрении SCRUM-подходов в айтишную команду, которая создает продукт. Но это уже конец пути. Необходимо сменить парадигму.

При классической парадигме есть продакт-менеджер, который предполагает, что на рынке есть потребители, для которых неплохо было бы создать продукт. Он пишет требования, отдает их разработчикам, те делают прототип, потом в лучшем случае проводятся какие-то фокус-группы. И продукт запускается в жизнь. Часто при этом продукт разрабатывается, исходя из ошибочных представлений о рынке.

Новая парадигма agile предполагает фокус на людях. Не на том, чтобы придумывать продукты, сидя в кабинете в банке, а на том, чтобы сначала найти людей, определить их потребности, сделать прототип, потом проверить его на других пользователях, внести изменения и так далее.

Второе, что мы для себя открыли, это agile-коучинг. Когда мы создали несколько десятков отдельных команд, каждая из которых развивается самостоятельно, мы в каком-то смысле открыли ящик Пандоры. Вместо монолитной IT-организации, управляемой CIO единообразно и по определенным регламентам, мы получили набор самоорганизующихся команд, перед которыми поставили цель быть самостоятельными.

И теперь мы стремимся к тому, чтобы установить некие общие правила, а с другой — сохранить самостоятельность. Мы пришли к тому, что нам надо использовать стандартные практики федеративного устройства, когда есть общий федеральный закон, который определяет для каждой команды правила взаимодействия. Этот закон нужен для того, чтобы команды не мешали друг другу, не изобретали велосипеды. Помимо федеральных законов должны появиться локальные законы, которые каждая команда сама определяет для себя, и есть некая «судейская» власть, которая регулирует конфликты и противоречия.

— «Открытие» вобрало в себя много разных элементов — и традиционных банков, и инновационных, можно сказать, стартапов. Как вы все это интегрируете?

— Суть нашей программы интеграции состоит в том, что мы должны выровнять наши IT-ландшафты и создать один банк, а не набор разрозненных IT–систем. И одновременно с этим мы должны сохранить самобытность и самостоятельность, в том числе в IT-инфраструктуре тех финтехпроектов, которые мы присоединили. Мы их приобретали вовсе не для того, чтобы растворить.

То есть происходят две параллельные истории. С одной стороны, это гармонизация IT ландшафта и создание единого банка, а с другой — сохранение неких сателлитных структур в интегрированной IT-среде. Они сохраняют те IT-системы, которые составляют их конкурентное преимущество, сохраняют свою способность быстро менять свои IT-системы.

— Мы говорили о том, что одно из требований, предъявляемых сегодня к IT-системам, это гибкость. Но как могут быть гибкими банковские core-системы (АБС)? Как можно быстро и гибко создавать продукты, если каждый такой шаг требует изменений в неповоротливых АБС?

— Мы находимся сейчас в некой переломной точке, точке принятия решения. Еще полгода назад я бы ответил таким образом: есть слои IT-ландшафта. Есть фронтальные системы, есть middle системы и есть бэк-системы, АБС. И мы постепенно идем сверху вниз в сторону continuous deployment, когда все изменения должны производиться полностью автоматически, практически в онлайне. К этому идем не только мы, но и все передовые банки. В этом году IT-системы нескольких банков подойдут к continuous deployment, как его делает, например, Amazon. Мы искренне верили, что мы к этому приведем все системы, включая АБС. Сейчас мы стоим на перепутье, когда мы начинаем думать, что, возможно, наши предпосылки были неверны. И довести до этого состояния бэк-системы не удастся никогда.

Мы сейчас рассматриваем альтернативу — довести фронт и middle до continuous deployment, а бэки развивать по стратегии тотальной апизации, создания API. Подразделение, отвечающее за АБС, будет иметь своей целью создать такой промежуточный слой между АБС и остальным банком, чтобы для реализации любых задач не приходилось менять бэк-систему. Из ядра должна быть вынесена вся бизнес-логика, оно должно превратиться в учетную систему. Я считаю, что будущее банков немыслимо без открытых API.

— Вы в «Открытии» много работаете с инновациями, втянули в себя инновационные необанки, создали внутри несколько групп по работе с инновациями. Какую модель работы с инновациями ты считаешь оптимальной, исходя из вашего опыта?

— Я сторонник гибридной модели развития финтеха. Я не считаю перспективным создание отдельных больших лабораторий инноваций внутри банка. Банки не про это.

Им, скорее, свойственно создание неких инновационных продуктов на базе уже существующих. Но в создание внутри банка каких-то абсолютно инновационных продуктов, мало имеющих отношения к тому, что банк делает, мы не верим. Для работы с финтехстартапами мы выделили специальных людей, которые только этим и занимаются. Иначе в банке все этим занимались бы только по остаточному принципу.

Второе. Мы создали в банке специальную финтехкоманду, точнее сейчас этим будут заниматься две команды. Одна команда — команда fintegration. Она отвечает за быструю интеграцию стартапов с банком. Вторая проблема, которую они решают,— за счет последовательной интеграции со стартапами мы нарабатываем слой Open API, который позволяет нам легче и проще интегрироваться с каждым следующим стартапом. Мы создаем набор стандартных API, который мы можем предложить другим своим партнерам.

Третий момент. За счет объединения экспертизы наших финтехкоманд и стартапов мы создаем новую ценность. Когда стартап приходит в банк, он думает только о своем продукте, ему сложно понять, какую ценность имеет этот продукт для банка. Банку тоже сложно это сделать самостоятельно. Но вместе мы нарабатываем экспертизу, как создать продукт, который будет интересен нашим клиентам.

— Можно говорить о каких-то конкретных проектах, которые вы делаете со стартапами? Какие задачи вы с ними решаете?

— У нас есть сейчас целый пайп-лайн, в котором есть ряд стартапов, с которыми вместе мы экспериментируем. Мы видим четыре возможных результата для банка.

Первый — это просто покупка технологий. И у нас есть пример, когда мы купили у стартапов какие-то интересные вещи, которые мы используем в своем банке. Это обычная покупка лицензируемых технологий.

Второй вариант — создание партнерского продукта. Так, например, мы создали проект с Сервисом интерьерных решений Proomer: мы взяли наш продукт «Ипотека», наш портал недвижимости и получили комбинированный продукт. Клиент, не выходя из офиса банка в Сургуте, например, может купить квартиру в Сочи с тем ремонтом, который он хочет, заранее посмотрев в 3D, как это будет выглядеть, ни разу в Сочи даже не слетав.

Третье, мы рассчитываем, что если мы становимся якорным партнером какого-то стартапа, то мы в дальнейшем сможем включить его в орбиту большого «Открытия», как это произошло с «Точкой». Поэтому мы стараемся выстраивать партнерские отношения с наиболее перспективными стартапами, держать их рядом с собой.

Четвертое, за счет работы со стартапами мы стремимся стать частью экосистемы будущего общества. Сейчас в рамках нашей стратегии Open API мы стараемся понять, какие API банк может предоставить стартапам, чтобы они могли использовать их как облачные сервисы в создании своих цепочек ценностей для клиента. Классическим примером является интернет-эквайринг и привязка карт.

— Как ты считаешь, почему все-таки у нас в стране не так много финтехстартапов? Что сдерживает их развитие?

— Российская банковская среда — одна из самых быстро адаптируемых сред как в России, так и в мире. Скорость адаптации нашей банковской системой технологических нововведений была настолько велика, что банки просто не оставили шанса выжить самостоятельным стартапам. Банки не давали шанса успеть с момента появления идеи и до адаптации ее индустрией создать самостоятельный бизнес, раскрутить и продать его.

—Ты IT-директор крупного банка. Как ты считаешь, что главное для современного CIO?

— Главная задача CIO — создать правильную команду. CIO должен, с одной стороны, понимать в деталях, что происходит в каждом проекте, в каждом подразделении, а с другой стороны, он должен быть достаточно инновационен и прогрессивен.

К CIO предъявляются два основных требования. Первое — чтобы система не падала, а если падает, то быстро поднималась. И второе — удовлетворение требований всех бизнес-линий. В нашем банке много разных бизнес-линий: инвестиционный, частный, розничный, корпоративный, внутри каждого по несколько направлений. Мы ставим перед собой задачу, чтобы все бизнес-заказчики были удовлетворены тем, что и как происходит. Именно поэтому мы перешли на командную работу — сформировали отдельные команды для всех направлений бизнеса. По каждому направлению созданы кросс-функциональные команды, которые делают проекты и вместе развиваются.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 17 февраля 2017 > № 2076842 Кирилл Меньшов


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 17 февраля 2017 > № 2076840 Сергей Стукалов

Сергей Стукалов, «Ронин траст»: «С дипломом Физтеха путь мне был один — на финансовый рынок»

Сергей Стукалов, генеральный директор управляющей компании «Ронин Траст»

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

Поколение финансистов, которому сейчас «чуть за 40», создавали нашу финансовую систему — ту, в матрице которой мы сейчас работаем. О том, как с дипломом физика-авиационщика человек стал адептом рынка коллективных инвестиций, и о том, должны ли у хорошего специалиста этого рынка «гореть глаза», в беседе с порталом Bankir.Ru рассказал генеральный директор управляющей компании «Ронин траст» Сергей Стукалов.

— Как вы попали работать на финансовый рынок, ведь по образованию вы отнюдь не финансист?

— Да, я учился в МФТИ. И по окончании его Центральный институт авиационного моторостроения, куда меня пригласили в аспирантуру, предложил мне в качестве будущего места работы, собственно говоря, себя. Я спросил будущего работодателя: а в финансовом плане как будет оценен мой труд? Мне ответили: 40 тысяч рублей в месяц зарплаты и койко-место в общежитии в Лыткарино. Вроде бы на первый взгляд это и неплохо для парня из Воронежа…

— Год-то на дворе стоял какой?

— 1993 год. Но я же понимал, что шансов, в общем-то, куда-то из Лыткарино выбраться у меня с этой работой немного. Я не был блестящим студентом. Быть может, со временем я стал бы добротным инженером-физиком, но не более того.

В это же время некоторые выпускники нашего факультета, примерно с 1990 года, уже успели создать и успешно развивали банк. Это был Тверьуниверсалбанк.

— То есть знаменитую «Тверь», ТУБ, создали физтеховцы?

— Да. И некоторые имена «отцов-основателей» до сих пор «звенят». Например, Андрей Нескородов, до недавнего времени он руководил концерном «Алмаз-Антей».

Сергей Васильев, один из двух бенефициаров группы «Русские фонды». Андрей Николаевич Епишин — это член Совета федерации, руководитель комитета по бюджетам. С кем-то из основателей банка я был знаком еще по учебе в институте, по увлечению альпинизмом. Ну и я пришел к ним со словами: а не возьмете ли меня куда-нибудь? Просто я очень хотел остаться в Москве. Потому что у меня в Москве была большая любовь, и я думал о том, как мне в Москве закрепиться. Я мог бы вернуться в Воронеж: к моменту окончания института у меня был вызов в Воронеж, в ракетно-космическое КБ, которое двигатели разрабатывает. Правда, из-за неполадок в этих двигателях у нас бывают сбои в запуске ракет в космос — всем известно, что «Прогрессы», увы, иногда падают. Может, вернись я в Воронеж, я бы и разрабатывал двигатели второй ступени этих самых «Прогрессов», РД 0112 что ли. Но вот в силу личных обстоятельств пришлось мне остаться в Москве.

— Вы на ней женились? На той девушке, из-за которой остались в Москве?

— Нет, мы с ней разбежались через какое-то время.

«Тверь», который лопнул

— Но в Тверьуниверсалбанк все же попали?

— Да, в «Тверь» я попал, причем мне предложили там низовой уровень инкассатора-пересчетчика. В пункт обмена валюты.

— Послушайте, Сергей Александрович, у вас внешний вид, простите, Олега Табакова из «12 стульев», когда он играет роль застенчивого воришки. При всем моем уважении к вам — а вы вложили в меня колоссальный объем знаний о фондовом рынке — я не могу представить вас инкассатором!

— Да я и не спорю, что из меня никакой инкассатор, тут вы абсолютно правы. Да и пересчетчик хреновый, как оказалось. Пошел я работать в пункт обмена валюты около метро «Новослободская». Я там сидел в каком-то модном, как сейчас говорят, бутике, а тогда это была какая-то лавка, которая торговала шубами, еще каким-то, простите, элитным тряпьем. Я просидел там ровно три недели.

Из достижений того времени: я в течение второй недели работы принял фальшивую стодолларовую банкноту. Я прокатал ее через кэш-скан, прибор мне сказал, что она нормальная. Когда пришли люди валюту покупать, попросили ее снова прокатать. Я прокатал, она у людей на глазах один раз не прошла, а второй — прошла нормально. Они говорят: нет, парень, такую не возьмем, замени. Я заменил. А эту потом начал исследовать. Провел по ней резинкой, обычной стирательной, а волоски, которые были на бумагу наклеены, и отвалились. Озадачился. Засунул купюру под ультрафиолет, а там, где резинкой потерто, в ультрафиолете сияет все. Ну так я и понял, что принял фальшивую купюру. А второй минус этой прекрасной работы — когда я дела сдавал, ко мне пришел приемщик. Так и сяк считали, а 30 долларов я не досчитался. Куда делись, хрен их знает. Итого у меня зарплата за первый месяц была $160, а я проторговался на $130.

— И так вы поняли, что в работе с наличными деньгами вы бесперспективны?

— Я понял, что надо мне куда-то валить, и пошел консультироваться с людьми, которые меня взяли в банк. Надо же такому случиться, что один из друзей был начальник IT всего московского филиала Тверьуниверсалбанка, а второй друг в то время, однокурсник, был начальником отдела ценных бумаг. И когда приехал я к ним на Большую Тульскую, дом 46, они встретили меня вместе. И я говорю им: слушайте, хочу перейти, ну не могу я с наличными деньгами работать, возьмите куда-нибудь. Один говорит: ну хочешь я тебя к себе программистом возьму? А мне физтеховское образование позволяло работать каким-нибудь программистом. Второй говорит: у меня вакансия в отделе ценных бумаг.

— Прямо картина маслом: Буриданов осел на перепутье!

— Но-но! Я молодой же был. Я говорю: слушайте, ну скажите мне, к кому идти, потому что я вообще ни хрена не понимаю в жизни. Всего 23 года. И программист говорит: ну вообще у банкиров жизнь поинтересней. Вот я в результате и пошел в отдел ценных бумаг. Алексей Новиков был тогда начальником отдела ценных бумаг, царствие ему небесное, умер в прошлом году. Он казался молодым да ранним, и очень хорошим руководителем. Он мне немного объяснил по этим ценным бумагам, потом послал на курсы. И через год я стал начальником группы собственных акций банка.

— Тверьуниверсалбанк планировал выводить свои акции на рынок?

— Да, «Тверь» в то время был одним из эмитентов, который активно раскручивал свои ценные бумаги. Причем это был актив, который в тот момент реально чего-то стоил. Так я и начал развиваться в рамках ценно-бумажной деятельности. Потом работать с акциями только Тверьуниверсалбанка мне стало тесно, и меня начали совать на всякие другие проекты. Например, у нас в банке был в залоге пакет акций «Красного октября». На тот момент эти бумаги принадлежали каким-то непонятным структурам. Они кредит банку не вернули, поэтому залог банку и остался. И меня послали оформить эту сделку. Я ее оформил. Ну и понеслось.

— Чем еще пришлось заниматься?

— Например, было принято решение оформить программу американских депозитарных расписок (ADR) на акции банка. И мне пришлось попытаться развивать программу ADR.

— Собственными силами? Развивать программу ценных бумаг по стандартам рынка США внутри одного русского банка?

— Мне дали юристов, и они нашли американскую фирму-подрядчика. Помню условия этого договора. Я ж в тот момент ничего не знал про американский рынок, честно говоря, и английский мой тогда еще хуже был, чем сейчас. Я встречался с этими иностранцами. Они говорят, что условия нашего сотрудничества такие: банк по предоплате должен перечислить им $50 тысяч, мы с тобой, Сергей, везде ездим, устраиваем роад–шоу, знакомим тебя с брокерскими домами, говорим, что делать и чего не делать. Ну и в конце срока выставляем счета за работу. Первый счет был такой: из предоплаты $50 тысяч — разговоры с Сергеем Стукаловым по телефону — $43 тысячи, роад-шоу — $7 тысяч, спецусловия — $5 тысяч. Итого: вы нам $5 тысяч должны. Ну вот примерно так.

— Из банка вас за разбазаривание народных денег не выгнали?

— Нет, но обратили внимание, что я ерундой занимаюсь, и отправили меня в отдел разработки проектов. Сейчас бы это назвали корпоративным финансированием. Это были такие реально большие, красивые, серьезные проекты. В тот момент, а это середина 90-х годов прошлого века, в России был кризис неплатежей, и было модно пытаться расшивать вот эти неплатежи. Пытались делать всякого рода денежные суррогаты.

— Даже я помню вексельную программу Тверьуниверсалбанка!

— Да, у банка была обширная вексельная программа. Кроме того, у банка были очень неплохие завязки с администрацией Тверской области, поскольку это был опорный банк региона. Администрация предложила нам создать что-то типа чекового обращения. Банк эмитирует чек и гарантирует платежи по нему. Чек выпускался в обращение, через несколько передаточных звеньев он инкассировался, и в результате расшивались неплатежи. В этот момент я понял, что мне чертовски не хватает финансового образования и знаний языка.

— А то так и будут на $47 тысяч выставлять счета за телефонные разговоры.

— Именно так. Я подготовился к поступлению в Финансовую академию, почему-то казалось, что самое то, что мне надо, и туда поступил. А следующим этапом у меня было изучение языка. А потом я планировал продолжить образование на Западе. В какой-то момент, когда я учился в Финансовой академии, Тверьуниверсалбанк лопнул.

— В чем вы сами видите причины краха банка?

— Почему банк остался без средств, непонятно, по этому поводу есть хороший блог Сергея Васильева. Он там объясняет свое видение того, почему все случилось так, как случилось. Меня всегда поражал масштаб физтеховских ребят, их фантастическая энергия, фантастические какие-то выдумки. Это каким же надо обладать незаурядным умом, чтобы такие проекты разрабатывать! Но там была и засада. Они же все физики. А у физиков, если решение по размерности подходит и по порядку величины все более или менее нормально, то физики считают, что все прекрасно. Поэтому мне так кажется, что из-за этого Тверьуниверсалбанк и рухнул. В банке было создано и реально работало много интересного: межбанковский расчетный центр, уникальная вексельная программа, корпоративные финансы. В общем, этот банк — это прекрасная школа жизни, но вот в какой-то момент большая структура сама рухнула под своей же тяжестью.

В начале славных дел рынка коллективных инвестиций

— До сих пор в вашем послужном списке мы видим банк. Как же вас занесло на рынок коллективных инвестиций?

— Один из проектов, который рассматривался в банке на последней стадии его жизни, была инициатива создания инфраструктуры для распространения паев паевых инвестиционных фондов. Идея разрабатывалась в качестве ответной меры на пирамиды типа МММ. Правительство создало фонд обманутых вкладчиков, куда стаскивало остатки всех этих мошеннических компаний. Было решено в фонд переводить оставшееся от пирамид имущество, как-то его распродавать и пытаться с обманутыми вкладчиками расплачиваться, Но по дороге стало ясно, что в нашем народе жива страсть…

— К обогащению через ничегонеделание?

— Да. К извлечению прибыли не из своего труда, а из постулата «мы сидим, а денежки идут». Но цивилизованным путем. Изучили мировой опыт. С этой целью на деньги мирового банка была нанята компания «Артур Андерсон», которая нам всем сообщила, что цивилизованно это на Западе называется mutual funds. Ну как уж сумели, так и перевели. Получился термин паевые инвестиционные фонды — ПИФы.

— А английский язык-то вы выучили все-таки?

— После окончания Финансовой академии в 1998 году я пошел на курсы делового английского при Министерстве иностранных дел и три года там учил язык. Но меня научили там азам дипломатической переписки. Это манера изъясняться исключительно корректно, но словарный запас дает хреновый. И самое главное, что на курсах при МИДе дают тот язык, на котором не говорят финансисты. А когда нет практики, и ты не знаешь слов, то ты выученное очень быстро забываешь. По этому поводу могу отметить, что пару лет назад я в рыбацкой деревушке Сабауди в Италии, в провинции Латина, иду это я по берегу моря, а навстречу мне идет дедок, такое впечатление, что рыбак. Дедку лет 80. Он еле движется. А мне куда-то надо попасть, условно в магазин. И я у него на моем дипломатическом английском спрашиваю: как бы мне найти магазин?

— Sorry, sir… Can you help me? I need a shop!

— А в ответ этот чувак итальянский, предполагалось мною, что рыбак, на изысканнейшем английском, адаптированном для такого мудака, как я, объясняет, как пройти. Причем так объясняет, что я понимаю. И я могу оценить красоту его языка. Я задумался, почему такая разница между знанием языка в России и в Европе. У нас вся страна 6 тысяч километров с одного края до другого. А там вся эта Европа как несколько наших областей. И они там просто вынуждены между собой договариваться. Швейцария — три языка, все разом там говорят по-французски, по-немецки и по-английски. Все, к кому ни подойди. Если бы у нас такая же территория бы была, у нас тоже бы все разговаривали на иностранных языках. А у нас просто это не нужно.

Короче, инфраструктуру паевых инвестиционных фондов планировалось создавать на базе Тверьуниверсалбанка, потому что банк обладал, во-первых, широкой филиальной сетью, во-вторых, у него был межбанковский расчетный центр, который по тем временам быстро обрабатывал платежи. Ведь это были те времена, когда курьеры в банк возили платежки, и деньги шли от одного конца до другого по неделе. Даже если концы находились в одном здании.

— Но ведь кроме Тверуниверсалбанка и правительства еще были люди и структуры, которые работали над созданием рынка коллективных инвестиций России?

— Драйвером развития там были две знаменитые женщины. Это Юля Загачин и Элизабет Хиберт из компании «Паллада эссет менеджмент». А специально для того, чтобы народ больше не обманывали грубо и цинично, была создана Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) под руководством Дмитрия Валерьевича Васильева. Внутри ФКЦБ был прообраз нынешнего департамента коллективных инвестиций, который возглавляла Светлана Владимировна Лармина. Когда Тверьуниверсалбанк лопнул, мне надо было работу искать. Я, опять же, пошел посовещаться с умными людьми, куда бы мне пойти трудиться. И мне один умный человек сказал: я не знаю, кем ты хочешь быть, но я точно знаю, кем не хочу быть я.

— И кем он не хотел быть? И вы, соответственно, тоже не захотели?

— Дилером рынка государственных ценных бумаг. Почему? Потому что это работа без будущего. В моей жизни есть несколько людей, которым я доверяю, просто верю их жизненной мудрости. Один из них — это Блохин Алексей Борисович. Второй — Сергей Викторович Яцишин.

Потом появились еще несколько людей, которые четко помогли мне расставить в жизни приоритеты. К сожалению, они сейчас начинают уходить. И, соответственно, остается мало тех, кого хотелось бы слушаться и к кому надо пойти посовещаться. Например, мой отец, обычный инженер ракетно-космического КБ, в результате приватизации вложил все свои ваучеры в акции «Газпрома». Когда он умирал, его пакет акций «Газпрома» стоил фантастических денег. Знаете, это чуть ли не единственный человек, который, не занимаясь активными спекуляциями, зрил в корень. И мне осталось после него наследство, которое до сих пор финансово весомо даже для меня.

«Понимая пагубность привычки к азартным играм, никогда не играю на компьютерах»

— Не хочу учиться, хочу жениться. Идти в дилеры не захотели. А куда идти?

— Поскольку в то время у меня не было вообще никаких идей, кем я дальше хочу быть, а в индустрии паевых фондов знания какие-то уже приобрел, то я пошел к Юле Загачин. Говорю: помоги устроиться. И она сказала, что понимает, что я знаю нормативную базу. Я ведь с 1995 года сидел и читал, какие указания ФКЦБ понавыпускало. Положение о ведении реестра, положение о паевых инвестиционных фондах, типовые правила и проспект эмиссий паевых инвестиционных фондов. Какое первое место, куда можно было бы пойти в те годы, лично вам приходит на ум?

— Мне по старости лет на ум приходит «Тройка Диалог», ныне Сбербанк CIB.

— Вот и правильно, что приходит. Давай, говорит Юля, попробуем в «Тройку» тебя запихнуть. И пошел я в «Тройку» на собеседование. Там сидел Гор Борисович Нахапетян, как сейчас помню.

— Он и по сей день жив и здоров.

— Я знаю. Так вот, он со мной побеседовал и спрашивает: ну и как ты оцениваешь перспективу паевых инвестиционных фондов? Я говорю, что лично мне идея кажется очень здравой. Но проблема в том, что наш народ постоянно кто-то обманывает, поэтому у нас и нет культуры какого-то долгосрочного инвестирования. У нас в России даже сейчас то ли всего один, то ли пять процентов населения планируют свою жизнь на 20 и более лет вперед, а основная часть, по-моему две третьих, считают, что дай бог до конца года дожить.

Вот, соответственно, я и сказал, что в ближайшие лет пять идея ПИФов точно не полетит. Мне говорят: ну ладно, мы тебя выслушали. Давай, парень, ты нам не звони, мы тебе позвоним сами. Я сижу, жду, как честный юноша, что они мне позвонят. Ну понятно, потом попытался узнать, что же не так я сказал. Людям, которые просили за меня, ответили: хороший парень, квалифицированный, но глаза не горят.

— Люблю я это дело, эту формулировку: у вас глаза не горят!

— В «Тройке Диалог» на тот момент работали три человека. Сейчас, когда я народ сам нанимаю на работу, для меня важно, чтобы человек сам верил в то дело, которым он собирается заняться. И есть люди, которые по жизни, по складу характера — сейзлы, у них глаза всю жизнь горят. Уж даже не знаю, что они в свои глаза капают, чтобы огонь в них полыхал. А есть аналитики в конце концов. Руководители, они не за глаза нанимаются. Они должны уметь критично мыслить.

— Ну и что дальше? С «Тройкой» не сложилось.

— С «Тройкой» не сложилось, но работу над ошибками я сделал и дальше приходил на собеседования с горящими глазами.

— Сергей Александрович! Я вас знаю больше 15 лет! Вы и горящие глаза — это такие какие-то очень разные вещи. Плохо совместимые в одном теле.

— Но раз для работодателя нужна такая чушь, как горящие глаза,— глаза-то надо было и мне зажигать. Я в какой-то момент понял, что глаза зажигаются, когда предпринимаешь какие-то действия, чтобы они горели.

— Это какие? Закапать в них что-то или нюхнуть?

— Глубоко внутри я человек казарменный и, понимая пагубность привычки к азартным играм, никогда не играю на компьютерах. Вообще никогда.

— На деньги?

— Да вообще никогда не играю. Я считаю, что это потеря времени. Какие навыки ты приобретаешь, играя на компьютере? Только какие-то эндорфины, которые возбуждают некоторые участки мозга. Поэтому я повадился за час до собеседования сидеть и играть. Тупо играть, чтобы глаза выпучивались от энтузиазма.

— Помогло?

— Помогло. После посещения ряда собеседований мой опыт понадобился в «ОФГ инвест». Мне сказали, что с удовольствием меня возьмут. В то время Борис Григорьевич Федоров был большой энтузиаст ПИФов. Мне было 26 лет. Говорят: ну ок, берем! Для меня это глоток воздуха был, потому что я полгода сидел без работы. В общем, уже затосковал. И единственный плюс был в том, что я это время не совсем потерял. 26, уже ближе к 27 годам, и я решил жениться, пользуясь передышкой в работе и время это посвятил поиску невесты, потом бизнес-проекту под названием «Надо жениться». Говорят мне: выходи на работу 1 февраля, это была суббота, как сейчас помню. А у меня на 1 февраля назначена свадьба. Я говорю, а можно я 4 или 5 февраля выйду, а то у меня 1 февраля свадьба? Хоть один день можно с женой побыть? Медовый день. Вот 4 февраля я и вышел в компанию «ОФГ инвест».

— Кем?

— Каким-то доходягой, который должен был заниматься привлечением клиентов. Поскольку компания ОФГ приняла решение в тот момент сильно расширить штат. Там уже был директор, управляющий компанией, от акционеров пришел главный бухгалтер, чтобы следить за финансовыми потоками. Наняли еще одного чувака, который должен был клиентов привлекать, это был я, и второго чувака, который должен был заниматься учетом пифовской деятельности.

— Вы и клиенты — это примерно то же самое, что вы и инкассация.

— Честно говоря, с клиентами мне работать нравится. Но не со всеми клиентами, у каждого продавца есть какое-то свое кредо. Одни общаются панибратски, вторые общаются как-то клиента продавливая. А мое кредо было — интеллектуальный продавец. Поскольку я хорошо знал нормативку, я писал правила паевого инвестиционного фонда. И поскольку я правила ПИФа писал сам и первый, я был очень такой весь из себя интеллектуальный. В то время было всего-то штук пять управляющих компаний. И уникальность нашей конторы была в том, что мы создали фонд «Петр Столыпин», который, по-моему, до сих пор существует.

Это первый паевой инвестиционный фонд акций. Все те компании, кто до нас успел выпустить на рынок ПИФы, делали паевые инвестиционные фонды госбумаг, ГКО и ОФЗ. Тема хорошая, и сейчас это некий аналог фондов инструментов с фиксированной доходностью или денежного рынка. Но мы создали первый ПИФ акций. Точка продаж была одна, в офисе управляющей компании. Если управляющая компания куда-то переезжала, то пункт продажи этих паев тоже куда-то переезжал. И это было жутко неудобно. Ведь человек приходит на старое место, а там никого нет. Он начинает разыскивать, куда делся офис, может быть, его снова обвели вокруг пальца мошенники. И ему надо было объяснять, что нет, не мошенники, просто физически переехали. Управляющая компания ведь покупает реальные активы, в отличие от МММ. Но мне это приходилось объяснять пайщикам снова и снова каждый раз. И поскольку дело было тогда совсем новое, то в качестве продавца я был не самый и плохой. Потому что у меня, наверное, три четверти времени уходило на объяснение принципов работы… Анекдот есть. Преподаватель один с другим разговаривает, говорит: слушай, ну студенты тупые… представляешь, я им четыре раза объяснял, уже сам понял. Так и я. Пока я клиентам правила работы фонда объяснял, я сам понял, как этот рынок работает.

Как продавать паи нефтяникам, не слезая с вездехода

— Ну а потом случилась девальвация, 1998 год, кризис. Активы ПИФа «Петр Столыпин» сдулись до минимальных размеров, стоимость пая упала, причем упала даже в рублях, уж я молчу про то, что в валюте это были вообще ничтожные суммы. Было несколько волн сокращений в компании. В результате предпоследней осталось четыре человека. Генеральный директор, главный бухгалтер, главный счетовод и я, клиентщик. А потом приняли решение, что всех нас может заменить главный счетовод. Его и оставили. А чтобы акционерам управляющей компании было с кем разговаривать, решили оставить генерального директора. Меня и главного бухгалтера сократили. Главный бухгалтер пошел работать в ФНС, в центральный аппарат. А у меня был период отступничества от фондового рынка. Я ушел заниматься зачетами. В компании «Росгазификация» я проработал примерно год, пытаться заниматься зачетами по газу. Деятельность настолько была не моя, я там был крайне неуспешен, что, понимая это, я при первой возможности оттуда свалил.

— И снова в объятия фондового рынка и коллективных инвестиций?

— Да. Свалили мы в инвестиционную группу «Солид». Нас, четырех человек из ОФГ, приняли просто командой. Мы и создали новую управляющую компанию «Оптимум капитал менеджмент», создали там какие-то ПИФы и начали распространять их паи. «Солид» была близка к «Татнефти». Соответственно, наша первая клиентская база была работники «Татнефти». Мы ездили по нефтегазодобывающим участкам, занимались распространением паев там. Дальше было много всего интересного. Мы организовали первые удаленные (не в Москве) пункты приема паев, мы получили опыт работы с нефтяниками, которые люди богатые, но для них это тоже был совершенно новый продукт. А в Татарии с финансовой грамотностью тогда было из категории «так себе». Правда, именно в Казани — одна из самых живых была ассоциаций профессиональных участников фондового рынка, казанская НАУФОР, и хорошее отделение комиссии по ценным бумагам, но это все было в Казани и в окрестностях. У нас гнездо «Татнефти» — город Альметьевск и один из нефтегазодобывающих участков там.

— Живо представляю вас на вездеходе, приезжающего на нефтедобывающий участок, рассказать о том, что такое ПИФы.

— Там все было сильно проще. В нефтянке обычно так: есть уважаемый человек, который если сказал, что я этим пацанам верю, то за ним народ идет. И вот в «Татнефти» был дядя по фамилии Фельдман. Его пришлось очень долго убеждать, что наше дело того стоит — продавать людям паи. Чувак был очень старый, очень уважаемый, но с удивительно светлой головой. Он во все это дело поверил, он пытался прощупать нас, что мы не мошенники. Но и группу «Солид» вообще в «Татнефти» знают и уважают. В общем, он понял, что мы не с улицы пришли. Он сам поверил и сказал руководителям нефтегазодобывающих участков, что то, что мы предлагаем, нормально. А те рассказали нефтяникам на буровых. Народ к нам и пошел. И мы были очень успешны в работе с нефтяниками. Сколько-то лет мы там проработали, а потом с нас начали требовать планов продаж. А мы к тому моменту уже и так сделали все, что могли. В общем, наша команда из ОФГ маленечко подраспалась. Я понимал, что скоро станут жестко требовать победных реляций о сногсшибательных результатах. Поэтому я почесал голову и ушел работать в Гута-банк. Во время работы в «Гуте» я и встретил начало пенсионной реформы, которую сейчас правительство сворачивает. Но это другая история.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 17 февраля 2017 > № 2076840 Сергей Стукалов


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 февраля 2017 > № 2076806

"Телеком двух столиц-2017". В поисках точек роста

IV Бизнес-форум "Телеком двух столиц. Эффективные пути повышения конкурентоспособности операторов связи в мегаполисах" с успехом прошел 16 февраля в Санкт-Петербурге.

Главное общественное событие ИКТ-рынка Северо-Западного региона собрало на своей площадке более 200 ведущих экспертов отрасли, включая представителей региональных и федеральных операторов связи, вендоров и интеграторов телекоммуникационных решений, представителей регулирующих органов и отраслевых СМИ.

Генеральным партнером "Телеком двух столиц 2017" выступил национальный оператор связи ПАО "МегаФон", бронзовыми – ООО "Лайфстрим" (бренд "Смотрёшка") и ООО "Пепеляев Групп". Техническим партнером форума стала компания TP-Link (ООО "ТР-Линк"), спонсором сессии – Huawei. В выставке также приняли участие Научно-производственное предприятие "Электроакустическая техника" (НПП ЭЛАТ) и компания A1QA.

Бизнес-форум прошел при поддержке Федерального агентства связи (Россвязь), Управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Санкт-Петербургу, Комитета по информатизации и связи (КИС) Правительства Санкт-Петербурга, Российской Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), Международной академии связи (МАС), Ассоциации региональных операторов связи (АРОС), Некоммерческой организации "Национальная Ассоциация домовых информационно-коммуникационных сетей" (НАДИКС), Ассоциации консультантов по персоналу (АКПП), Клуба ИТ-директоров "я-ИТ-ы" и более 30 отраслевых СМИ.

Пленарная сессия форума была посвящена вопросам регулирования телекоммуникационного рынка в двух столицах. Модератором выступила заместитель директора - исполнительный директор СПб ГУП "АТС Смольного" Марина Нечай. С приветственным словом к участникам форума от имени председателя Комитета по информатизации и связи Правительства Санкт-Петербурга Дениса Чамары, обратился начальник отдела городских телекоммуникаций и развития сетей связи Игорь Бушихин.

Советник Государственной Гражданской Службы Российской Федерации Артём Скакун зачитал приветственное обращение к собравшимся от имени руководителя Управления Роскомнадзора по Северо-Западному федеральному округу Дмитрия Сахарова.

В рамках сессии выступил руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Вадим Владимиров. "Уже в четвертый раз операторы связи Петербурга и Москвы, вендоры и интеграторы телеком-решений и представители регулирующих органов встречаются, чтобы обсудить ситуацию на рынке связи. Ежегодность мероприятия говорит о том, что осталось еще немало тем для дискуссии", - отметил Вадим Владимиров

С докладом "Телеком в большом городе" выступил директор по инфраструктуре Северо-Западного филиала ПАО "МегаФон" Алексей Титов. В своем выступлении он говорил о тех вызовах с которыми сталкивается оператор связи в повседневной работе в мегаполисе. "Сегодня плотность объектов связи в крупных городах настолько выросла, а количество технологий, применяемых на базовых станциях настолько увеличилось, что оптимизация и управление созданной инфраструктурой – это ежедневный вызов для оператора связи", - отметил среди прочего Алексей Титов.

О судебной практике в делах о принудительном переносе воздушных линий связи собравшимся рассказал старший юрист ООО "Пепеляев Групп" Евгений Леонов. "Во многом успешность споров по вопросам переноса воздушных линий связи между операторами связи и органами местного самоуправления зависит от того, как оператор строит свою защиту. В случае, если к участию в деле привлекаются органы ФАС, шансы операторов на то, чтобы отстоять свою правоту и на досудебной стадии и в суде повышаются", - отметил в своем выступлении Евгений Леонов.

Обсуждение специфики работы телеком-операторов в больших городах продолжилось во время круглого стола "Безвоздушное пространство" - как выжить оператору на насыщенном рынке", в котором приняли участие заместитель вице-президента макрорегионального филиала "Северо-Запад", директор по работе с массовым сегментом ПАО "Ростелеком" Светлана Шамзон, директор по развитию, управляющий партнер ООО "Лайфстрим" (Смотрёшка) Жаркын Турсынов, директор по работе с бизнес-рынком ПАО "Мобильные ТелеСистемы Северо-Запад" Елена Абрамова и директор обособленного подразделения АО "Мастертел" Артем Журавский.

Участники круглого стола сошлись во мнении, что российский рынок телеком-услуг сегодня уже вошел в стадию насыщения и одной из основных задач для операторов связи является сохранение существующей клиентской базы, повышение ее лояльности. При этом, задача повышения ARPU остро стоит перед операторами и достичь результата в этом направлении, по мнению некоторых участников обсуждения, можно путем предоставления контентных сервисов "Для клиента доступ в Интернет без контентного наполнения – это ничто. Любой оператор сегодня думает о том, какой контент и в каком качестве он может предоставлять клиенту", - отметила Светлана Шамзон.

По словам Елены Абрамовой, еще одним направлением увеличения ARPU для оператора является мльтисервисность, которая не ограничивается только телеком-направлением, а включает в себя услуги из области ИТ, интеграции, цифровых услуг и контента и т.д. "Нужно дать клиенту возможность получить весь необходимый ему пул услуг в одном окне", - отметила она.

Жаркын Турсынов отметил, что операторам связи необходима мультимедийная платформа, которая позволит дать абоненту весь контент, который хочет ему предоставить оператор и будет удобна в использовании на любом устройстве. "Когда такая модель существует, оператор получает дополнительный толчок для развития и возможность повысить ARPU прямо или косвенно, например, за счет увеличения использования объемов услуги интернет-доступа", - говорит Жаркын Турсынов.

Для оператора, чьим полем деятельности является В2В рынок, повышение ARPU могут принести облачные услуги и в частности, такой сегмент как IaaS. Такое мнение высказал в рамках круглого стола Артем Журавский.

Кроме того, участники дискуссии отметили такие активно развивающиеся направления как М2М, IoT, решения на основе Big Data и операторские финансовые сервисы.

Следующая сессия, модератором которой выступил директор по развитию и управляющий партнер ООО "Лайфстрим" (Смотрёшка) Жаркын Турсынов была посвящена эффективным способам оптимизации телеком-инфраструктуры и бизнес-моделей операторов "большого города".

Об инфраструктуре мобильной связи современного города рассказал ведущий менеджер отдела продаж решений беспроводного доступа Huawei Андрей Алексеев, а об эволюции бизнес-модели телеком-операторов от традиционных услуг к IoT сервисам - директор департамента по маркетингу ПАО "Московская городская телефонная сеть" (МГTC) Максим Гарусев. Доклад "Программно-определяемые сети (SDN) как инструмент оптимизации затрат оператора" сделал заместитель директора макрорегионального филиала, технический директор Макрорегионального филиала "Северо-Запад" ПАО "Ростелеком" Алексей Никитин, а сообщение "Wi-Fi и гигабитный уровень доступа - надежные и доступные решения для операторов связи" - менеджер по проектным продажам ООО "ТР-Линк" (TP-Link) Алексей Новиков.

Об обеспечении Wi-Fi доступа на железнодорожных вокзалах СЗФО рассказал участникам форума директор региона "Санкт-Петербург" "Макрорегион Север" АО "Компания ТрансТелеКом" Кирилл Марков. С сообщением "Современный рынок облачных услуг: офис становится без проводов" выступил коммерческий директор по развитию корпоративного бизнеса Западного региона ПАО "ВымпелКом" Тимофей Абраменко, а с докладом "Услуга "Сити" как пример эффективного использования гибридных технологий для выхода на новые внутренние рынки" - руководитель службы продаж и обслуживания на корпоративном рынке НАО "Национальная спутниковая компания" ("Триколор ТВ") Сергей Савельев.

Обсуждение тенденций развития рынка продолжилось во время круглого стола "Будет ли новая волна слияний и поглощений на рынке ШПД больших городов?", модератором которого стал партнер Constanta Capital Константин Савчук.

В круглом столе приняли участие генеральный директор ООО "Телестор" Никита Капитанский, генеральный директор ИАА "Рустелеком" Юрий Брюквин и генеральный директор ООО "Смарт Телеком" Андрей Суходольский и генеральный директор ООО "Невалинк" Антон Шокин.

Участники обсудили основные тренды в сфере M&A на российском рынке в 2016 г. и сделали прогноз на 2017 г. По мнению участников дискуссии, бум слияний и поглощений на рынке ШПД, который наблюдался несколько лет назад, миновал. В последнее время активность области M&A проявляли всего несколько крупных игроков: АО "ЭР-Телеком Холдинг", ООО "Нэт Бай Нэт Холдинг"(дочка ПАО "МегаФон"), сам "МегаФон" и "Ростелеком". Причем последние две компании отметились покупками активов, не являющихся операторами связи. "МегаФон" приобрел контрольный пакет MailRu Group, а "Ростелеком" через свой венчурный фонд "КоммИТ Кэпитал" инвестировал в ряд компаний-разработчиков решений для телеком- и ИТ-инфраструктуры ("РДП.РУ", "Рэйдикс", Brain4Net).

Эксперты отметили, что вопросы, которые стоят перед операторами-покупателями на рынке проводных телеком-услуг остаются прежними. Интересных активов все меньше и меньше. Кроме того, присутствуют юридические и имиджевые риски, которые останавливают крупных покупателей "Зачастую сети до конца не легализованы и крупный провайдер, покупая такую сеть, сталкивается с проблемой. Это один из основных барьеров", - считает Юрий Брюквин.

Никита Капитанский при этом отметил, что причины продажи активов могут быть различными. "Заниматься проводным телекомом – дело неблагодарное. Нужно либо запастись терпением, либо уходить с рынка", - отметил он.

Андрей Суходольский спрогнозировал, что в 2017 г. едва ли стоит ждать усиления M&A-активности со стороны других крупных операторов, а у каждой из тех компаний, которые активны на этом рынке сейчас, есть на то свои причины.

Впрочем, Антон Шокин не исключил того, что в будущем мы увидим новую волну M&A-активности на российском телеком-рынке. "Телеком это один из наиболее инвестиционно привлекательных рынков, поскольку он демонстрирует стабильность. На фоне падающих рынков в других секторах экономики, телеком смотрится неплохо, и M&A-волна может подняться заново", - сказал он.

В завершении мероприятия состоялась дискуссия о связи на объектах жилой недвижимости под модерацией исполнительного директора Объединения альтернативных операторов связи (ОАОС) Алексея Леонтьева. В ней приняли участие руководитель КО ДДС ООО "Вест Колл Лтд" Вячеслав Бычков, заместитель генерального директора ООО "КТВ" Александр Езерский, вице-президент по правовым вопросам, НО "Национальная ассоциация домовых информационно коммуникационных сетей" (НАДИКС) Михаил Пашков и директор департамента по работе с операторами связи ПАО "Московская городская телефонная сеть" (МГTC) Екатерина Никишкина.

Участники обсудили утверждение регламентов взаимодействия между владельцами инфраструктуры и операторами связи, регулирование прав доступа операторов в жилые дома, возможности предоставления доступа другим оператором в жилые дома, где эксклюзивно представлен один оператор связи и перспективы законопроекта о недискриминационном доступе операторов связи в многоквартирные жилые дома.

Участники форума высоко оценили уровень IV Бизнес-форума "Телеком двух столиц 2017", исключительные возможности, которые дает форум для налаживания деловых связей и качество организации мероприятия в целом.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 февраля 2017 > № 2076806


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2076802

ФАНО России начинает выдачу государственных жилищных сертификатов молодым ученым в 2017 году

Завершается I этап кампании по выдаче ГЖС молодым ученым в 2017 году.

Жилищная комиссия ФАНО России утвердила список молодых ученых-получателей социальной выплаты на приобретение жилых помещений в 2017 году. Первые двадцать шесть человек стали участниками мероприятия по обеспечению жильем молодых ученых подпрограммы «Обеспечение жильем отдельных категорий граждан» федеральной целевой программы «Жилище» на 2015-2020 годы.

Список получателей жилищных сертификатов опубликован на сайте ФАНО России.

ФАНО России осуществляет государственную жилищную поддержку ученых сразу по нескольким направлениям:

предоставление молодым ученым социальных выплат на приобретение жилых помещений (государственные жилищные сертификаты);

специализированный жилищный фонд (служебные жилые помещения, общежития);

жилищно-строительные кооперативы.

В 2016 году в рамках реализации подпрограммы «Обеспечение жильем отдельных категорий граждан» федеральной целевой программы «Жилище» ФАНО России выдано 154 сертификата молодым ученым, общий объем финансирования составил 289 млн рублей.

В 2015 году сертификаты получили 194 ученых, на это было выделено 333 млн 595 тыс. рублей.

В 2014 году сертификаты получили 141 ученый, общий объем финансирования составил 263 млн рублей.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2076802


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076800 Владимир Кочергин

Правила бизнеса: как угробить любую компанию

Владимир Кочергин

Forbes Contributor

Существует множество причин, которые вызывают гибель компаний. Какие из них наиболее эффективны?

Несколько лет с интересом можно наблюдать как в нашей стране тонут в недавнем прошлом лидеры рынка. Можно вспоминать о мировых кризисах, кивать на трансформацию отраслей и искать причины в успехах конкурентов. Перед моими глазами в компаниях с многомиллиардными капитализациями меняли по три генеральных директора за два года. Стоит ли говорить о стабильности компании при таких обстоятельствах? Иногда такое управление похоже на игру в подкидного дурака. Если поискать причины, то эта версия кажется все реальнее.

С переходом к рыночной экономике в нашей стране вакуум бизнес-образования быстро заполнился школами MBA. Наиболее привлекательным смотрится специальность антикризисного менеджера, как человека способного вывести компанию из самого крутого пике. Предложение таких школ растет, цена падает и сейчас уже полно розовощекой молодежи с необходимыми сертификатами. За два года они постигают все секреты антикризисного управления.

Действительно, чего же там сложного? Встряхнуть бизнес-процессы, сократить 10% персонала, порезать «косты», переписать процедуры. Заканчиваются эти процессы ожиданиями «золотого парашюта» при уходе из компании. Сложнее определить таких «знахарей с секирой», если они уже получили диплом европейского или американского университета. Их успехи могут выглядеть правдоподобно, но лишь до реального выхода на работу. Есть возможность выявить таких горе-специалистов на начальном этапе по стандартным ходам, которые они делают, читая из тетрадки.

Как чаще всего они подходят к своей работе? Для начала, формируют команду под себя - менеджеру должно быть комфортно работать с подчиненными. Мнения не совпали — до свидания! На этом этапе везет аморфным личностям, у них не бывает возражений.

Следующий шаг такого менеджера сразу после формирования команды — принятие нереального бюджета. Акционеры должны вздрогнуть от обещаний и дать полный карт-бланш. В итоге выручка год к году — плюс 30%, расходы — минус 30%.

Для исполнения бюджета по расходам можно сократить 10-15% штата. Этот краткосрочный эффект экономии фонда оплаты труда всегда ощутим в деньгах. Помогут аргументы про неэффективный баласт, тенденции ведущих компаний, автоматизацию и роботизацию. Лучше приводить в пример американские компании, там всегда липко-сладкие истории безоблачных успехов. Параллельно с сокращениями, режут косты. Под этим мероприятием можно понимать что угодно — покупать бензина в два раза меньше обычного, не заказывать офисные принадлежности и бумагу для принтеров или выдать рекомендации печатать на бумаге с двух сторон.

Для пресечения всех волнений новые менеджеры заявляют, что формируют новую структуру. Только она может отражать идеальный бизнес-процесс на всех этапах. Наработки прошлых лет — результаты прошлых лет. Обычно изменяют всю «штатку», объединяют несколько дирекций, какие-то подразделения выводят как класс. Нет нерешаемых проблем, только косность мышления. Одновременно с этим менеджеры сообщают всем сотрудникам, что в компании тяжелые времена. В мире кризис, нефть дешевеет, а вам — больше никаких сверхурочных выплат и кофе.

На время формирования структуры парализуются перемещение и найм сотрудников. Вместе с сокращением штата это классный метод убить целые направления работы: растерять корпоративных клиентов, ключевых поставщиков и преданных менеджеров. Можно просто передать управление бизнесом службе HR. Начальники направлений всегда хотят больше людей, чтобы эффективнее работать, но они же тут не главные. Глава HR - надежный человек, который не даст им ошибиться. Вместе с контролем численности пусть бизнес обосновывает необходимость найма кадровикам. Не путай: не HR для бизнеса, а бизнес для HR! Этот метод хорош тем, что совершенно не приходится думать.

Для достижения плана по доходам нужно ставить задачу на пределе реальности. Именно ее амбициозность должны отражать в числах новые KPI. Например, «из каждого килограмма досок должно получаться два килограмма скворечников». Как? Это уже не твоя проблема! Пусть думают и лучше работают, бездари. Могут использовать больше гвоздей или собирать со скворцами уже внутри.

Если на время встряски компании будут трудности со свободным денежным потоком, важно заморозить все перспективное развитие. Нельзя ничего развивать, когда у компании тяжелый период. Даже жизненно необходимые проекты могут подождать до «золотого парашюта».

Чтобы побыстрее угробить бизнес, менеджеры обязательно внедряют новую систему отчетности. Это позволит запутать акционеров еще на пару месяцев. Вдобавок стоит позвать именитых консалтеров, лучше из совершенно другой сферы. Если твой бизнес — не FMCG, то консалтеры должны быть именно оттуда. У них все просто: склад-полка-покупатель. Всей кучей можно водить акционеров вокруг пальца до последнего.

Менеджеру нужно запомнить главное, не он плохой, просто он гораздо умнее этой толпы. В конце концов, у него есть MBA и диплом какого-нибудь американского вуза, в котором обыватель никогда не был. Если когда-нибудь рука дрогнет, то нужно вспомнить, что Google переводит сотрудников на home office, а Цукерберг обещает запускать дирижабли с Wi-Fi в пустынях.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076800 Владимир Кочергин


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 17 февраля 2017 > № 2076798

Половину онлайн-микрозаймов оформляют с телефонов и планшетов

Валерия Францева

Почти 50% онлайн-микрозаймов граждане оформляют с помощью смартфонов и планшетов, подсчитали в МФО «Робот Займер». По мнению компании, такие данные объясняются популярностью мобильных гаджетов у заемщиков младше 34 лет — основной аудитории онлайн-МФО. Впрочем, проникновение мобильных технологий чревато для заемщиков ростом мошенничества.

О росте доли клиентов, которые предпочитают оформлять онлайн-займы с помощью мобильных устройств (телефонов и планшетов), сообщается в исследовании онлайн-МФО «Робот Займер» (есть в распоряжении портала Bankir.Ru). По данным исследования, по итогам 2016 года доля займов, оформленных через телефоны и планшеты, достигла 47%. За год эта цифра выросла на 30 процентных пунктов. Основную массу мобильных микрозаймов клиенты оформляли со смартфонов — 44%, еще 2% с помощью планшетов. Оставшаяся доля приходится на микрозаймы, которые клиенты оформляли со своих компьютеров. Основная аудитория онлайн-МФО — люди младше 34 лет (на эту категорию приходится более 73,1% заемщиков), отмечают в исследовании.

Рост доли онлайн-микрозаймов, которые клиенты оформляют с помощью мобильных устройств, подтверждают и в других МФО. «Основной рост приходится на крупные города, где использование гаджетов носит массовый характер: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Пермь, Владивосток»,— отмечает гендиректор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan Борис Батин. «Результаты нашего исследования показывают, что около 48% клиентов оформляют займы с помощью мобильных устройств компании Apple, что говорит об их стабильном доходе»,— уточняет он.

Говорят о высокой доле микрозаймов, оформляемых через смартфоны и планшеты, и в МФО «Домашние деньги». Там в 2016 году запустили проект по предоставлению онлайн-микрозаймов «до зарплаты» DDOnline. «В 50% случаев оформление происходит с мобильных устройств,— отмечает главный исполнительный директор „Домашних денег” Андрей Бахвалов.— Использование телефонов и планшетов — более удобный способ для клиента, и эта доля будет расти с увеличением доли смартфонов». В компании также сравнили своих онлайн и офлайн-заемщиков. «По нашей статистике, аудитория онлайн моложе — это мужчина до 35 лет, со средним доходом 50 тыс. рублей, тогда как офлайн — это женщина, 39 лет, со средним образованием, сфера занятости — услуги (33,22%), средний доход — 30 тыс. рублей»,— поясняет Андрей Бахвалов.

В онлайн-МФО Platiza.ru доля займов с мобильных устройств выросла на 17,4% и составила в декабре 2016 года 48,6% (в начале года — 31%). «Клиенты, которые пользуются услугами онлайн-МФО, много времени проводят в интернете, поэтому им удобно оформлять займы напрямую с телефонов и планшетов»,— объясняет директор по взаимодействию с акционерами и инвесторами МФО Platiza Александр Уваров.

Еще одна причина роста доли мобильных займов — возможность оформлять их через приложения компаний. По данным МФО MoneyMan, в 2016 году каждый десятый микрозаем оформлялся через мобильное приложение. При этом в MoneyMan ожидают, что в этом году количество займов, выданных с его помощью, вырастет в несколько раз. «Мобильные приложения МФО удобны тем, что запоминает данные о клиентах (паспортные, данные карт и т. д.), то есть заемщикам нужно вводить их всего лишь один раз, при заполнении первой заявки на микрозаем»,— поясняет Александр Уваров. Дальше человек просто выбирает сумму и срок, на который он хочет оформить следующий заем. «Еще в приложения компании встраивают разные интересные фишки, например, у нас в ближайшее время появится специальный мобильный помощник — персональный финансовый менеджер, которого нет в веб-версии сайта»,— отмечает Александр Уваров. Кроме того, так как данные о клиенте уже есть в приложении, решение по его займу может быть принято быстрее, отмечает Борис Батин.

Основная аудитория мобильных приложений МФО — молодежь. «Такому варианту получения займа чаще все отдают предпочтение люди в возрасте от 18 до 25 лет, но по итогам прошлого года мы наблюдаем также активный рост у клиентов возрасте от 25 до 40 лет»,— поясняет Борис Батин.

Впрочем, использование мобильных приложений для получения микрозаймов несет в себе и определенные риски. В первую очередь заемщики могут ошибиться с приложением и скачать программу, сделанную мошенниками. «Такие компании маскируются под добросовестных игроков, но на самом деле будут собирать персональные данные клиентов, которые потом передадут в третьи руки. Необходимо обязательно проверять, кто является разработчиком, и изучать информацию на официальных сайтах сервисов: там должны быть ссылки на все их приложения»»,— поясняет Александр Уваров. «Следует устанавливать только официальные приложения компаний и из проверенного источника (магазина Google Play, например), перед установкой читать отзывы других людей, обращать внимание, к чему оно запрашивает доступ, а также хранить пароль от него в труднодоступном для третьих лиц месте»,— советует гендиректор «Робота Займера» Сергей Седов.

Кроме того, клиентам, оформляющим заем с помощью мобильного устройства, нужно быть предельно внимательными. «Важные нюансы, по которым можно распознать „нелегалов” (название компании, подробные условия займов и прочее), при использовании мобильного устройства сложнее заметить, чем на ПК, из-за небольшого экрана»,— объясняет Сергей Седов.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 17 февраля 2017 > № 2076798


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076794 Алексей Катков

Алексей Катков, Sistema Venture Capital: «Венчурная индустрия должна нести социальную ответственность»

Елена Краузова

Forbes Staff

Глава венчурного фонда с фокусом на Россию — о том, почему венчурные инвесторы хотят сделать мир лучше

Венчурный фонд Sistema Venture Capital, запущенный весной 2016 года, оказался одним из немногих активных фондов, сохранивший после кризиса 2014 года интерес к России. Фонд на 10 млрд рублей, в котором акционерами, помимо АФК «Система», стали Сбербанк и Виктор Рашников, инвестирует в стартапы не менее $2 млн и уже вошел в пять проектов. Среди них — компания в сфере распознавания лиц VisionLabs, сервис поиска исполнителей YouDo, разработчик VR-игр Luden.io, стартап по доставке наборов для химических экспериментов MEL Chemistry. Теперь Sistema Venture Capital рассчитывает выйти на международный рынок, сосредоточив внимание на сфере «deep tech» (наукоемкие стартапы), говорит Алексей Катков, глава фонда. Forbes поговорил с Катковым о том, какое место «deep tech» занимает на карте мировых технологических трендов, о том, а также, почему команда фонда верит в маркетплейсы, но разочаровалась в финтехе, и что значит для российских стартапов потеря доступа к зарубежному капиталу.

— Вы часто подчеркиваете, что Sistema Venture Capital — независимый венчурный фонд, что АФК «Система» не становится заказчиком инноваций для других своих портфельных проектов. Зачем АФК «Система» выход на венчурный рынок?

— Мне кажется, «Система», если посмотреть на ее активы, всегда была корпорацией, которую можно назвать «технологической». МТС стал одним из первых операторов, развернувших 3G. Среди активов «Системы» — «Микрон» (завод по производству микросхем и RFID-меток, АФК «Система» выкупает долю «Роснано» за 8,1 млрд рублей для доведения доли в компании до 90,6% - Forbes), «РТИ» (среди проектов компании — радиостроение, ракетная техника, системы связи - Forbes). Недавно «Система» купила группу «Крондштадт», которая производит авиатренажеры, бортовое оборудование. Все это иллюстрирует, что топ-менеджмент корпорации тяготеет к высоким технологиям.

Инвестиции в Ozon Group (АФК «Система» приобрела 10,8% компании за $ 75 млн в 2014 году — Forbes) показали: корпорация готова работать с венчурными сделками. Как я понимаю, в начале не было четкого понимания, как именно продолжить начатое движение, какие инструменты выбрать. Но анализировать перспективные направления для инвестиций, выбирать, в какие именно компании вкладывать, оценивать их технологии, — все это требует концентрации внимания, целенаправленной работы, экспертизы. Собственно, воплощением этой «фокусировки» и стал наш венчурный фонд.

— Почему развивать технологические проекты собственными силами стало сложнее?

— Потому что в тех отраслях, где мы работаем, фантастически выросла конкуренция. Пять-семь лет назад можно было с нуля запустить собственный интернет-проект и быстро его развивать. Именно тогда и именно так выросли, скажем, Avito, Lamoda, Wildberries. Но в 2015 году шансы повторить их путь стали близкими к нулю. Или, например, в 2011 году идея нового мессенджера не казалась такой уж абсурдной. Мы не слишком верили в высокие шансы проектов вроде Telegram завоевать свою аудиторию, но сегодня ясно, что это произошло. То же самое — с локальными мессенджерами в Азии, оказавшимися конкурентоспособными благодаря закрытости местных рынков. Но в 2015 году, когда глобальные игроки на рынке медиа набрали критическую массу пользователей, говорить о запуске нового мессенджера уже было просто бессмысленно. Facebook с 1 млн зарегистрированных пользователей в 2004 году и Facebook с аудиторией в 1 млрд пользователей мессенджера летом 2016 года - это два разных Facebook. Если ты конкурируешь с первым, у тебя есть шанс привлечь к себе миллиард потенциальных пользователей, которые подключены к интернету, но не подключены к Facebook. Если ты конкурируешь со вторым, ты должен перетягивать их из Facebook, и твои шансы, пожалуй, нулевые.

— На опыт каких венчурных фондов в мире вы ориентировались в поиске модели?

— Мы встречались с топ-менеджментом Samsung Ventures, который активно работает со стартапами по всему миру.Изучали опыт Intel Capital, который в начале искал компании с продуктами, комплементарными бизнесу Intel (расчет был на поиск технологий и команд для дальнейшей интеграции в основной бизнес), а затем стал работать как классический венчурный фонд - поставив целью зарабатывать на росте стоимости доли в стартапе. Впрочем, через какое-то время Intel Capital вернулся к первоначальной стратегии. Встречались также со многими другими фондами. В итоге, думаю, сейчас по своему подходу к работе с проектами мы больше похожи на Andreessen Horowitz.

У нас изначально была идея не ограничивать отбор портфельных компаний только интересами «Системы». Несмотря на широту портфеля корпорации, есть много сильных стартапов, которые нельзя в него встроить. Кроме того, мы долго обсуждали с Владимиром Петровичем (Евтушенковым — Forbes) и Михаилом Шамолиным (президент АФК «Система» — Forbes) как сделать фонд максимально самостоятельным. Как ввести процедуры, независимые от процедур корпорации, потому что в венчурном бизнесе важна скорость. Важно было обеспечить независимость решений еще и потому, что решения венчурного инвестора часто опираются на интуицию. У проекта может долго не быть законченного продукта, только прототип,но у инвесторов может быть ощущение, что этот стартап — «правильная» инвестиция. Вспомните Magic Leap (разработчик устройств дополненной реальности (AR), основанной на новой технологии технологию передачи света в сетчатку глаза — Forbes): у компании все еще нет работающей версии, он получил почти $1,4 млрд венчурного финансирования. Инвесторы, среди которых Alibaba Group и Andreessen Horowitz, верят в большое будущее технологии и потому продолжают поддерживать компанию. Пример такой успешно завершившейся истории — Tesla.

В России есть огромная проблема: множество интересных идей не «взлетают», потому что не могут набрать достаточную массу боевых применений

Главный акционер предложил создать фонд на базе своей медийной дочки «Система Масс-медиа», так что мы смогли уже на старте использовать готовую инфраструктуру и упростить запуск Sistema VC. Саму компанию СММ мы реструктуризировали — провели много юридических изменений, продали непрофильные активы. По сути, этой стрелой мы убили сразу двух зайцев.

— Вы больше 15 лет проработали в топ-менеджменте Mail.ru Group. Как получилось, что вы решили заняться развитием нового фонда?

— Когда я ушел из Mail.ru Group, АФК «Система» пригласила меня обсудить стратегию будущего венчурного фонда, а не возглавить его. Я откликнулся, втянулся в эту историю. А потом — одно за другим. Многие не верили в то, что можно так быстро запустить независимый фонд, который самостоятельно будет принимать решения о сделках и станет привлекательным для стартапов, которые ищут венчурные деньги. Честно говоря, действительно, какой бы технологической ни была корпорация, как бы ни были отстроены внутри процессы, она остается корпорацией, и это сказывается на скорости работы. Я видел то же самое в Mail.ru Group, мы можем это же увидеть в «Яндексе». Но у нас получилось. Это произошло во много потому, что в команду фонда пришли внешние люди, которые занимались стартапами и венчурными фондами. Они изменили отношение и нас самих, и многих сотрудников «Системы» к тому, как может работать фонд.

— Как шел процесс сбора средств для нового фонда?

— Мы хотели максимально расширить возможности для тестирования идей стартапов. В России есть огромная проблема: множество интересных идей не «взлетают», потому что не могут набрать достаточную массу боевых применений. У многих стартапов нет возможности войти на рынок из-за отсутствия спроса на их продукты со стороны бизнеса или госкомпаний, потому что эти продукты являются экспериментальными В последние годы тот же «Сбербанк» стал сам активно работать со стартапами, но многие другие корпорации (особенно госкорпорации, связанные сложностями регулирования) редко готовы к экспериментам. Стартап, пытаясь зайти «с улицы» с хорошим продуктом, должен пройти все круги ада, чтобы получить первые пилотные проекты, а затем коммерческие внедрения. Поэтому для нас должно было стать преимуществом то, что мы даем компаниям возможность опробовать их идеи и на площадках компаний-партнеров. В этом случае мы и сами получаем подтверждение жизнеспособности наших стартапов.

Был и еще один критерий для отбора соинвесторов. Мы хотели взять деньги у тех, кого сможем с гордостью представить как своих акционерова. Максимальная прозрачность процессов в фонде, готовность к открытому рассказу о себе, открытость инвесторов самого фонда очень важны на венчурном рынке. По этой причине мы несколько раз отказывались от денег, пришедших из бизнесов, которые не были нам понятны. Когда мы ездили с Михаилом Шамолиным в Кремниевую Долину в конце прошлого года, мы увидели, что в США нет предвзятого отношения к венчурным инвесторам из России. Но есть четкое и понятное желание получить информацию о том, с кем ты имеешь дело. Если ты говоришь: «мы вот такие, план у нас — такой, инвесторы - вот они», с тобой готовы работать. Поэтому мы были готовы выбирать в соинвесторов только тех партнеров, чьи источники средств понятны, а сами партнеры открыты для коммуникаций.

— Какие у вас правила по отбору портфельных проектов?

— У нас достаточно гибкая стратегия. Мы начали с проектов в России/СНГ на раунде А, выбрали определенные отрасли, которые посчитали перспективными. Сейчас, по итогам прошлого года и по нашему текущему портфелю, мы понимаем, что активно смещаемся в область deep tech — нишу наукоемких, сложно повторяемых технологий, куда относятся искусственный интеллект, машинное обучение, большие данные, виртуальная и дополненная реальность, интернет вещей, инфраструктуры нового поколения.

Думаю, жесткие рамки для инвестиционного фонда - утопичная идея. Инвестор должен подстраиваться под обстоятельства меняющегося рынка. Достаточно посмотреть на то, во что превратился Amazon: из компании, которая занималась электронной коммерцией он стал одним из крупнейших игроков в области облачных продуктов. То же самое произошло с Facebook и Google. Даже Tesla производит не только электромобили, но и накопители энергии. Все успешные компании стараются подстроиться под тренды в потреблении как со стороны конечных пользователей, так и со стороны компаний. Инвесторы тоже должны учитывать это и корректировать свои инвестиционные декларации.

— А если говорить о качестве проектов?

— Здесь у нас три главных правила. Во-первых, мы работаем с разработчиками глобальных проектов. Безусловно, какие-то интернет-компании могут пройти долгий путь на локальном рынке и вырастив региональных лидеров, но все же плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Во-вторых, мы ориентированы на мобильные продукты. Я слышал, что если в кампусе Facebook и тем более в кабинете Марка Цукерберга кто-то произносит слово «десктоп», то у этого человека нет больше шансов на успешную карьеру в компании. Может быть, это и «байка», но то, что продукты, ориентированные на массовую аудиторию, должны быть теперь, в первую очередь, мобильными, — очевидно. История Facebook отлично это иллюстрирует: когда компания продолжала активно развивать веб-версию, темпы роста выручки падали и в какой-то момент не превышали 10%. Если в день IPO в 2012 году акции Facebook торговались по $38, то в начале 2013 года их стоимость не достигала $25. Никто уже не верил в чудо. Но потом Facebook вовремя перестроился, увидев, что мобильное потребление победило десктопное, что социальная сеть в мобильном варианте гораздо более интересна для рекламодателей. К концу 2016 года стоимость акций Facebook прошла отметку в $100, сегодня она превышает $130. Так что мы верим в мобильные продукты. И третье требование для стартапов, с которыми мы готовы работать, — сильные основатели. Конечно, мы не можем знать все про всех предпринимателей, которые присылают заявки в фонд, но при прочих равных мы отдадим предпочтение тем, о ком мы слышали хорошее и кто работал в известных нам проектах. Доля основателей может размываться, они даже могут терять контроль (в американских стартапах такое происходит нередко), но они должны оставаться теми, кто стоит «у руля» компании, и теми, в кого верят инвесторы.

— Как в вашем портфеле появились, например, маркетплейсы (сервисы, соединяющие поставщиков услуг и их потребителей, с удалением цепочки посредников)?

— Маркетплейсы, безусловно, тренд последних лет, во многом связанный с успехами Uber, модель которого можно переложить на другие рынки. Из маркетплейсов в нашем портфеле — YouDo, объединяющий тех, кто предлагает задания с теми, кто готов их выполнять. Мы считаем YouDo.com локальным лидером, у компании уже интересные попытки выйти на рынок Азии. Пока преждевременно говорить про выход на глобальный рынок, но основатели строят сеть контактов во всем мире, готовя для этого почву.

— А почему, например, игры остаются интересными венчурным инвесторам, несмотря на растущую конкуренцию и, соответственно, высокие расходы на маркетинг?

— Тема игр мне лично близка, с опытом работы в Mail.Ru Group (в холдинг входит Mail.Ru Games, объединяющий игры для социальных сетей и мобильные игры — по итогам трех кварталов 2016 года игры приносят компании около 26% выручки — Forbes). И я хорошо понимаю, что часто именно в игровых стартапах рождаются прикольные идеи, которые «цепляют» аудиторию и позволяют завоевать умы миллионов, и отсутствие успеха сразу не означает окончательного проигрыша. Пример с Pixonic (куплен Mail.Ru Group за $30 млн — Forbes) показателен: около десяти лет у компании не было крупных хитов, но игра «Walking War Robots» принесла ей огромный успех. Другое дело, что игры стали дороже из-за усиливающейся конкуренции — ежедневно в магазинах приложений появляютсятысячи новых игр. Стоимость привлечения пользователя выросла стократно с 2009 года ( когда, например, была основана Game Insight). Сегодня запустить мобильную игру без сумасшедшего бюджета на маркетинг в сотни миллионов долларов (если это не «вирусная» история вроде Super Mario или PokemonGo) невозможно. Поэтому, чтобы быть на этом рынке, ты должен быть действительно очень, очень богатым. Зато с улучшением технических характеристик смартфонов мобильные игры стали по-настоящему захватывающими, объемы пользовательских платежейрастут, особенно в Азии. C декстопными многопользовательскими играми тоже все непросто: хотя конкуренция здесь меньше, их «прокачать» еще сложнее, потому что, во-первых, игроки переключаются с декстопных игр на мобильные, а, во-вторых, ты конкурируешь с уже известными играми вроде WarCraft или Dota 2, и тебе нужно четко знать свою аудиторию, чтобы переманить её у существующих игроков. Здесь нужен гениальный продукт с гениальным месседжем, «попадающий» в аудиторию, и это тоже очень дорого.

Так вот, посмотрев на все это, мы решили инвестировать в игры будущего — в VR-игры. Количество VR- устройств в мире быстро растет, появляются примеры использования VR, например, в образовании, что потенциально открывает новые рынки для VR-студий, которые сегодня работают только с играми. Думаю, шансы на успех VR-игр приемлемые с точки зрения типичных рисков венчурных инвесторов. И здесь есть рациональное объяснение перспектив таких проектов — каких лично я не могу найти, например, для новых мобильных игр.

— На рынке рекламных технологий тоже огромная конкуренция. В 2015 году, по данным PitchBook, американские инвесторы вложили в рекламные технологии $860 млн — почти трехкратное падение с 2011 года, когда объем вложений в отрасль составил $2,7 млрд. Тем не менее, вы выкупили у «Сбербанка» 50% разработчика рекламной технологии Segmento.

— Все дело в том, что найти «технологию завтрашнего дня» на этом рынке очень тяжело. Можно профинансировать компанию с сильной programmatic-технологией (технология алгоритмической закупки рекламы в реальном времени на основе аукциона — Forbes), с хорошей выручкой, с движением в тренде. Но гарантий, что она будет жить завтра, - ноль: проект работает на чужом трафике, а конкурировать за бюджеты на уровне трафика нельзя. Такие компании работают с Google, Mail.ru, Facebook, «Яндекс», но в какой-то момент их клиенты могут понять, что работать напрямую им намного выгоднее. Я знаю много российских компаний, которые именно по этим причинам не смогли построить эффективный бизнес. Поэтому мы поняли, что единственным преимуществом независимого игрока могут быть только знания об аудитории, которые собраны на основе технологий больших данных и могут быть монетизированы. Например, сначала в рекламе, а потом, возможно, в других сферах. Отличный пример — Yandex Data Factory (подразделение «Яндекс», которое решает задачи бизнес-заказчиков на основе машинного обучения и технологий big data — Forbes). Еще один — Big Data China Alliance, китайская компания с многомиллиардной выручкой, которая агрегирует огромные массивы данных, работает с ними, продавая аналитику не только рекламным группам, но и промышленным концернам, ритейлерам и другим крупным игрокам. Именно под таким углом мы смотрим на инвестицию в Segmento, которая не только имеет свою технологию programmatic-рекламы, но и обезличенные данные о клиентах «Сбербанка». Если Segmento будет и дальше двигаться в этом направлении, то сможет не зависеть от настроения рекламных площадок и рекламных агентств. В общем, в продавцов рекламы я не верю, я верю только в технологических лидеров, которые могут построить бизнес на основе обмена данными.

— Одним из заявленных направлений стал финтех, но, как я понимаю, ни одной портфельной инвестиции в этом рынке пока нет.

— Мы рассчитывали, что так как среди активов «Системы» есть «МТС-Банк» и МТС с микроплатежами абонентов (не говоря о том, что сама она финансовая корпорация), мы сможем помогать финтех-стартапам с тестовыми внедрениями. В итоге мы посмотрели много российских и американских финтех-компаний, но решили, что их перспективы неоднозначны. Венчурные инвестиции к концу 2016 года в финтех-проекты «просели» (по итогам третьего квартала 2016 года, по данным KPMG и CB Insights для рынка Великобритании и США, почти в 2,5 раза — Forbes). Во многом это связано с проблемами сервисов, например, p2p-кредитования: все хорошо помнят, как акции одной из крупнейших площадок взаимных микрозаймов, Lending Club, резко подешевели после ухода топ-менеджеров и приобретения огромного портфеля ссуд инвестором с низким кредитным рейтингом. Компании, которые строили «банки 2.0», интернет-банки нового поколения, не смогли покорить действительно массовую аудиторию. Одновременно стало ясно, что сами крупные банки не собираются сидеть сложа руки и запускают собственные сильные интернет-проекты, делают очень удобные клиентские сервисы. Интересным направлением кажутся проекты в сфере скоринга, с использованием «больших данных», но пока для России все подобные стартапы в относительно серой зоне. Так что финтех в целом мы пока решили отложить. Не исключаю, что мы совсем исключим его из инвестиционной стратегии.

— А что с электроникой и IoT, «интернетом вещей»?

— В этом направлении мы тоже пересмотрели очень много российских (и не только) компаний. IoT — сфера, близкая к робототехнике, только роботы понятнее аудитории. Проблема на этом рынке в том, что новые продукты быстро устаревают. Очень функциональный дрон, представленный сегодня, завтра может оказаться никому не нужным. Хорошо помню, что у нас в офисе Mail.Ru Group была робот-собака Aibo: вначале все смотрели на нее как на чудо техники, а потом — как на игрушку. которая не приносит никакой пользы. И недаром Apple выпускает новые версии iPhone почти каждые полгода — «железо» стремительно устаревает. Это огромные риски для инвестора, который может вливать много денег в технологию и продукт, а в конечном счете рынок уйдет далеко вперед. Тем не менее, рынок робототехники активно развивается, особенно в Азии, которая лидирует по числу роботов в расчете на одного жителя. На рынке IoT с ценностью продуктов для пользователя все еще запутаннее, потому что эффект, скажем, девайса для «умного дома» или персонального ассистента вроде Amazon Echo сложнее «пощупать». В России, к тому же, разработчики IoT-систем занимаются «всем для чего-то», не понимая, кто именно станет их покупателем и как именно можно применять их технологии. Так что мы точно будем продолжать мониторинг IoT-стартапов (тем более, с активами «Системы» в сфере микроэлектроники у нас, опять же, много возможностей тестировать хардверные решения), но не будем ставить их в приоритет в ближайшие годы. Скорее, мы будем пристальнее смотреть на AI-проекты и в целом на все то, что лежит в плоскости deep tech.

— AI-приложения стали «модным» направлением для инвестиций: в США, например, число венчурных сделок с компаниями в этой сфере выросло с 160 в 2012 году до 658 в 2016-м. Тем не менее, эти технологии во многом все еще развиваются в академической среде, а каковы здесь перспективы для сильных бизнесов?

— Действительно, появившиеся нашумевшие AI- приложения вроде Prisma (приложение адаптирует загруженные фото к стилям известных художников — Forbes) — это, по сути, отражение развития науки. Перспективы заработать на них сомнительны. Но их разработчикам важно, что раз с технической точки зрения теперь можно делать такие продукты, надо использовать этот шанс. Это сродни тому, как люди, научившись считать, то и дело решают в уме примеры и задачи. Они еще не думают о том, что можно стать бухгалтером и зарабатывать на своем умении. Поэтому сейчас мы видим переломный период в 20-летней истории развития интернета: достижения науки становятся основой для первых интересных пользовательских и корпоративных сервисов. Если вдуматься, раньше было ровно наоборот: разработчики видели, какие продукты позволят собрать аудиторию и «сделать деньги», и брались за не очень сложные, подчас элементарные, продукты. Теперь мы видим множество решений, которые часто запускаются для «фана» и не имеют прямой монетизации, они создаются как «лакмусовая бумажка» для развития науки. Это своего рода способ заявить: «мы тоже можем, мы классные». Мы видим это по громким анонсам не только стартапов, но и представителей корпораций, венчурных фондов. Так что, возможно, мы подвержены этому общему порыву, идя в deep tech (наукоемкие стартапы). Мы хотим инвестировать в AI, не только, чтобы заработать, но и чтобы иметь возможность прикоснуться к технологиям, которые меняют жизнь.

— Венчурный инвестор должен хотеть сделать мир лучше?

— Безусловно, венчурная индустрия должна нести социальную ответственность. Я верю, что венчурный инвестор не должен инвестировать в то, что принесет огромные деньги, но «плохо пахнет». В портфеле венчурного инвестора «выстреливает» одна из тридцати инвестиций, зато возврат на нее превышает 100X. И для тебя должно быть важно, что остальные 29 инвестиций не просто канули в лету, а в чем-то изменили жизнь людей. Скажем, разработчики «умных часов» Pebble, хотя и вынуждены были продаться компании Fitbit, но скольких пользователей они порадовали своими гаджетами. И если даже Prisma обанкротится (чему я не удивлюсь), ее основатели смогут сказать, что дали аудитории классный продукт, новое мироощущение. То же самое, кстати, в совсем молодой индустрии VR. Если компания из нашего портфеля, создав популярную VR-игру, ничего не заработает, но несколько миллионов скачавших ее пользователей получат удовольствие, разбираясь в устройстве человеческого мозга (портфельная компания фонда, Luden.io, разрабатывает VR-приложения для изучения нейробиологии в игровой форме — Forbes), - я не расстроюсь.

— Вложения в AI-проекты потребуют больших вложений, вы собираетесь увеличивать средний чек инвестиций?

— Для нас комфортным чеком остается $5 млн, мы готовы вкладывать в стартапы от $2 млн до $7 млн. Но именно в контексте инвестиций в AI-проекты, возможно, венчурным инвесторам сегодня стоит активнее работать на «посевной» и даже «предпосевной» стадиях. В сферах, связанных с deep tech, все развивается очень быстро, наука дает жизнь новым направлениям, из них появляются поднаправления, каждое из которых может создать новые глобальные технологические тренды. Чтобы успеть здесь заработать, инвестировать проекты, которые уже в тренде, бессмысленно, нужно успеть вложить средства в стартапы, которые только нащупывают новые направления Например, благодаря deep tech происходят прорывы в области серверного оборудования, улучшения скорости работы девайсов, в ритейле, медицине, поисковых технологиях. Так что будучи готовым работать с командами на стадии самых первых прототипов, возможно, ты рискуешь пропустить реально «большую тему». Поэтому не исключаю, что мы тоже будем экспериментировать с инвестициями на самых ранних стадиях.

— Вас в целом устраивает качество российских проектов?

— У нас сильные и конкурентоспособные продукты, но им не хватает «прокачки», которая бы позволила им убедиться в наличии глобального спроса. С появлением магазинов приложений, которые дали мобильным разработчикам прямой доступ к мировой аудитории, ситуация изменилась, но этого недостаточно. Мне нравятся более напористые команды, которые легки на подъем и, запуская в России офис разработки, сразу регистрируют компанию на Кипре или в Делавере и пытаются найти потребителей для своих продуктов на международном рынке.

— Как повлиял на российский венчурный рынок кризис?

— Я не считаю, что он подорвал предпринимательский климат и в целом сильно изменил ситуацию. Как раньше, так и сейчас, у нас не развита инфраструктура для поддержки стартапов, корпорации мало работают с начинающими проектами, есть проблемы с доступом к инфраструктурам для пилотирования решений. Единственное, что изменилось в последние годы, — стало сложнее привлекать в Россию иностранных инвесторов. Раньше в принципе можно было ожидать, что крупный фонд пришлет предложение о сделке российскому стартапу с офисом в Москве. Теперь, скорее всего, основатели стартапа должны будут поехать, скажем, в Калифорнию и начать вести переговоры. Мы как фонд как раз ставим перед собой миссию помочь российским проектам почувствовать, что они крепко встали на ноги здесь, чтобы они могли двигаться дальше. По-моему, все венчурные фонды и корпорации, продолжившие работу с российскими стартапами после 2014 года (а таких игроков немного, все посчитали слабую ликвидность в России серьезным барьером и ушли на зарубежные рынки), в конечном счете, занимаются в первую очередь этим — помогают «прокачиваться».

— Проблемы с привлечением иностранного капитала могут обернуться серьезными проблемами для российского венчурного рынка?

— Они могут сказаться на темпах развития проектов, потому что глобальный капитал — это не только деньги, но и понимание, связи, знакомства опытных инвесторов. Когда в Mail.Ru Group вошел американский фонд Naspers его представители каждые полгода возили топ-менеджмент российской компании на встречи с коллегами по цеху, давали им консультироваться с техническими и коммерческими директорами других интернет-компаний. Вот такого образования - в общении с компаниями, работающими на рынке с иным уровнем развития, чем российский, — теперь российским компаниям будет не хватать.

— Вы будете работать с компаниями в deep tech в России или в портфеле появятся и зарубежные инвестиции?

— В ближайшее время мы заявим о расширении географии фонда. Возможно, мы откроем офис в США. Нам кажется, что надо ставить себе сразу высокую планку. Я не очень понимаю, зачем венчурному фонду открывать представительство в соседней стране, когда все задачи можно решать и из главного офиса в Москве. А вот общаться с проектами и партнерами «через океан» - для этого нужно физическое присутствие по ту сторону Атлантики. У нас есть это в стратегических планах, о точных сроках я пока предпочел бы не говорить.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076794 Алексей Катков


Россия. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076792

Небо, самолет, чиновники: как мировой авиапром зависит от России

Анастасия Дагаева

Forbes Contributor

Сотрудник корпорации ВСМПО-АВИСМА в новом ковочном комплексе по производству титановых штамповок.Сотрудник корпорации ВСМПО-АВИСМА в новом ковочном комплексе по производству титановых штамповок. Фото Павла Лисицина / РИА Новости

В то время как в мире авиастроения стираются национальные границы, у нас звучат призывы возрождать свое и вытеснять чужих

Пассажирские самолеты создаются всем миром — это не метафора, а реальность нынешнего гражданского авиапрома. Достаточно зайти на сайт любого авиапроизводителя и изучить раздел поставщиков комплектующих. Обычно указываются поставщики первого уровня (например, производители двигателей и авионики), но и их набирается десятки компаний. А есть еще поставщики второго, третьего, четвертого уровней. Самолет — слишком сложная и дорогая конструкция, чтобы с ней справиться в одиночку: только длина электропроводов для одного самолета может достигать 500 километров.

Если посмотреть на карту мира с точки зрения авиапрома, то страны, а точнее, компании той или иной страны, имеют свою «специализацию». Россия тоже есть на этой карте. И здесь крупнейший представитель — титановая корпорация «ВСМПО-Ависма». Российский титан используется для производства деталей шасси, двигателей и крыла, которые подвергаются наибольшим нагрузкам в полете.

Сильные позиции «ВСМПО-Ависмы» не пошатнули ни корпоративные войны, в результате которых контроль над компанией перешел к «Ростеху», ни антироссийские санкции. Политические события 2014 года, конечно, осложнили сотрудничество между российской компанией и иностранцами, но не прекратили его.

«Санкции практически не повлияли на объемы реализации «ВСМПО-Ависмы», — говорит представитель корпорации. — По некоторым продуктам произошло перераспределение поставок, а по некоторым — нас попросили создать буферные склады, что мы и сделали». И даже попадание Сергея Чемезова — главы «Ростеха» и по совместительству председателя совета директоров «ВСМПО-Ависмы» — в санкционные списки Европы и США не привело ни к каком ущербу.

Иркутский завод, входящий в Объединенную авиастроительную корпорацию (контролируется государством), продолжает работать по контакту с Airbus, обеспечивая серийное производство компонентов для А320. Транспортная авиакомпания «Волга-Днепр» участвует в производственной цепочке Boeing — перевозит комплектующие и оборудование. А российские инженеры вовлечены в создание таких новинок мирового авиапрома, как В787 Dreamliner и Airbus A350 — самолетов из композитных материалов.

Парк российских авиакомпаний примерно на 80% состоит из самолетов Airbus, Boeing, Bombardier, Embraer. Нередко это вызывает публичное негодование чиновников. У них не принято говорить про интересы рынка. Зато принято ругать авиакомпании за «непатриотичность». Аргументация одна: иностранные самолеты мешают развиваться отечественному авиапрому. В то время как в мире авиастроения стираются национальные границы, у нас звучат призывы возрождать свое и вытеснять чужих.

Чего стоит негодование вице-премьера Дмитрия Рогозина: «Это позор! В стране с таким количеством часовых поясов летать на иностранных бортах. Они не лучше нашей авиационной техники, которую мы просто не можем довести до ума. <…> Это нетерпимая ситуация!» На встрече в январе Рогозин даже предложил президенту Владимиру Путину выдавать разрешения на международные полеты только тем авиакомпаниям, которые поставят на эти маршруты отечественные воздушные суда.

В итоге мы видим проекты из советского прошлого, разумеется, с единственным источником финансирования — из бюджета страны. Деньги уже идут на региональный самолет Ил-114, дальнемагистральный Ил-96-400 — всего предусмотрено 109,3 млрд рублей. Парадокс в том, что российский авиапром и сам не живет без иностранных поставщиков комплектующих. Например, еще не взлетевший среднемагистральный самолет МС-21 на 40% «иностранец», а ближнемагистральный SuperJet — более чем на 50%.

Если отбросить эмоции, то отчетливо видно: чуть ли не в каждом иностранном самолете есть производственный и интеллектуальный вклад россиян. И кто тут более патриотичен — чиновники в праведном гневе или компании, которые давно и успешно интегрированы в мировой гражданский авиапром?

Россия. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076792


США. Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076790 Максим Артемьев

Мюнхен — десять лет спустя. Есть ли у нас перспективы для примирения

Максим Артемьев

Forbes Contributor

Десять лет назад трудно было даже вообразить, куда недопонимание между Россией и Западом заведет мир

Когда политологи пытаются найти точку отсчета, для определения того момента, с которого началось нынешнее противостояние России и Запада, многие берут в качестве таковой Мюнхенскую конференцию по безопасности 2007 года. Прозвучавшая на ней речь Владимира Путина вызвала сильный резонанс и долго сохраняла свою актуальность.

Десять лет назад мир был совершенно другим. Это был мир до Обамы и Трампа, до независимого Косово, до войны с Грузией, до «арабской весны» и «Евромайдана», присоединения Крыма и «войны на Донбассе». Соответственно, речь Владимира Путина в зависимости от точки зрения можно считать либо зловещим объявлением программы грядущих потрясений, либо неуслышанным предостережением о трагических последствиях.

Вернемся в 2007 год Это был последний год первого президентства Путина, в конце его он объявит Дмитрия Медведева своим преемником. Внутри России шла работа над «национальными проектами», а в верхах проходило своеобразное состязание-смотр за право стать наследником — между тем же Медведевым и Сергеем Ивановым.

Россия, провозгласившая устами Суркова концепцию «суверенной демократии», начала «вставать с колен», как было принято тогда говорить, а ее экономика стремительно росла на нефтедолларах. Чеченская фронда была подавлена, политическая оппозиция — разгромлена еще на выборах в сезон 2003/2004 годов, когда стало понятно, что пресловутая «вертикаль» — всерьез и надолго, а предназначение системных партий — служить декором в Государственной Думе, а несистемных туда никогда не допустят, и Минюст их не зарегистрирует. Путин мог считать в сложившихся условиях, что он готов к серьезному разговору с Западом, опираясь на крепкий и надежный тыл. Можно предположить, что он пришел к власти в 1999 году, имея уже вполне четкое представления о должном, но озвучивать его раньше времени не желал.

Следует добавить, что речь прозвучала уже после 11 сентября 2001 года, после интервенции в Афганистан и Ирак, после «оранжевой революции» на Украине и других «цветных» в других республиках бывшего СССР. Таким образом, Путин не только осмысливал уроки 1990-х — эпохи максимального ослабления России, но и делал выводы из уже наметившихся тенденций начала века.

Если вкратце, то суть того, что Владимир Путин предлагал Западу в Мюнхене десять лет назад, сводилась к следующему: «вести с Россией business as usual, не лезть с поучениями, не создавать конфликта интересов у российских границ». Ответ Запада, прозвучавший тогда же, можно представить как «business as usual не получится, от политики принципов мы не откажемся, на постсоветском пространстве будем проводить свой курс, не согласовывая его с Москвой». Иными словами, налицо было устойчивое противоречие между «политикой интересов» и «политикой принципов». Разумеется, это широкое обобщение. Часто и Запад пренебрегает принципами во имя вполне осязаемых интересов, нередко и Россия поступается оными ради принципов. Тем не менее расхождение между realpolitik и политикой, основанной на продвижении ценностей демократии, действительно основа недопонимания между Западом и Россией.

Десять лет назад было бы трудно вообразить, куда недопонимание заведет к сегодняшнему дню мир, несмотря на все уже тогда прозвучавшие апокалиптические прогнозы. В то время эксперты скорее пугали себя и читателей, не веря в возможность кровавого противостояния по образцу сегодняшней Украины.

Почему же РФ не желает интегрироваться в западные структуры подобно Эстонии или Словении? Этот часто звучащий вопрос, не такой уж наивный. Или, как сформулировал его один российский журналист, проживающий в Чехии: «Отчего Россия не может стать страной наподобие Канады»?

Ответ коренится в разном историческом опыте, который обуславливает разное видение картины мира. Запад в целом относится к революциям положительно (тут за основу берется Американская революция), в РФ же хорошо усвоили, что революционные изменения — что 1917-м, что в 1991-м несут неисчислимые беды. Это несовпадение в оценках ярко было продемонстрировано во время «арабской весны»: с каким энтузиазмом люди на Западе восприняли «пробуждение народных масс», которые «отстаивали свое достоинство, выражали протест против тиранических режимов, увлекаемые мечтой о демократии», и с каким глубоким скепсисом узнавали россияне новости о революции в Ливии, Египте и других странах региона.

С позиций сегодняшнего дня можно сказать, что скептицизм жителей РФ оказался более оправданным, нежели оптимизм европейцев или американцев. Важно отметить, что Кремль занимает оборонительную позицию в противостоянии с Западом. Понятно, что ни о каком «восстановлении империи» речи не идет. Военные действия в Грузии стали ответом на «размораживание» конфликта в Южной Осетии. И никогда бы РФ не пошла на присоединение Крыма, если бы не свержение Януковича.

Но трагизм в том, что Запад не может остановиться, ибо является заложником своих представлений о прекрасном. Не поддержать народные протесты для него нереально, ибо это вызвало бы острый внутриполитический кризис. Поэтому невозможно себе представить, чтобы лидеры Берлина и Парижа, чьи представители подписали компромиссное соглашение в период Евромайдана, потребовали бы его соблюдения от Яценюка и Турчинова, которые буквально на следующий день его нарушили.

В настоящем не просматривается никаких перспектив того, чтобы ситуация начала исправляться. И избрание президентом Трампа мало чем может помочь, поскольку у него с евроатлантическим истеблишментом разногласия всего лишь стилистические. Сделанные Россией в 2014 году в кризисной ситуации шаги — включение в свой состав Крыма и поддержка сепаратистов «на Донбассе», также вряд ли будут пересмотрены и тем самым задают долгосрочный вектор политике. Поэтому высказанные в Мюнхенской речи тезисы еще долго будут определять политику Россию в отношении Запада.

США. Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076790 Максим Артемьев


Франция. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076784

ЦРУ вплотную интересовалось французской президентской кампанией 2012 года

Мартин Унтерзингер | Le Monde

"Центральное разведывательное управление прогнозировало уязвимость "Союза за народное движение" (UMP), связанную с выборами 2012 года", - пишет журналист Le Monde Мартин Унтерзингер.

Центральное разведывательное управление (ЦРУ), основной орган внешней разведки США, вплотную заинтересовалось французскими президентскими выборами 2012 года, о чем свидетельствует документ, опубликованный WikiLeaks, Libération, Mediapart и La Repubblica, говорится в статье.

"В документе, датированном ноябрем 2011 года, составлен список тематик, связанных с предстоящей президентской кампанией, которые тогда интересовали ЦРУ. Речь идет о чем-то вроде "заказа", адресованного, в частности, Агентству национальной безопасности США, ответственному за прослушивание, где ему подробно рассказывается о вопросах, которые интересуют американские власти, и о мишенях, на которых следует сконцентрироваться. Этот документ не указывает, какие сведения в точности были собраны американцами, тем более он не раскрывает средства, использованные для достижения цели. Тем не менее, он позволяет узнать, какими темами больше всего интересовалась ведущая мировая держава в отношении Франции, которая готовилась к вступлению в избирательную кампанию", - передает журналист.

"ЦРУ берет всех без разбора: после "тщательного слежения" за праймериз Социалистической партии в октябре разведывательное управление намерено "наблюдать" за президентскими выборами 2012 года. Николя Саркози и UMP также оказываются под прицелом американской разведки, что неудивительно", - отмечает автор.

"ЦРУ, похоже, прогнозирует возможное поражение правых на выборах 2012 года и уязвимость партии", - продолжает автор.

Американцы также интересуются Социалистической партией и другими кандидатами. Среди "политических партий и интересных персон" фигурируют Франсуа Олланд, Марин Ле Пен, Доминик Стросс-Кан, информирует журналист.

"ЦРУ хочет собрать более широкий обзор французской политической жизни и просит, чтобы ему были направлены сведения о "новых партиях и политических движениях, а также недавно появившихся кандидатах на президентских выборах", в частности, интересно их "мнение в отношении США", - говорится в статье.

"Этот документ позволяет осветить классический прием разведки, призванной поставлять политической власти все необходимые сведения, которые та сочтет необходимыми для ведения своей внешней политики. ЦРУ упоминает об этом в документе: собранные сведения "помогут аналитикам сделать оценку французской постэлекторальной политической ситуации и ее потенциального воздействия на франко-американские отношения". Действия банальные, но ощутимые. Документ ЦРУ это уточняет: данный документ особенно чувствителен, поскольку шпионаж между "друзьями" способен затронуть "больные места", - комментирует журналист.

"То, что ЦРУ получило задание добыть разведданные по самым важным выборам в одной из самых сильных мировых держав, никого не удивит. Однако этот документ напоминает о том, что в наше время, когда Россия выступает в роли пугала в преддверии выборов 2017 года, Франция не может полагаться ни на одного друга в области шпионажа, даже на США", - подытоживает Унтерзингер.

Франция. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076784


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076780

Трамп может стать угрозой для России

Михаэль Туманн | Die Zeit

"Россия и США на самом деле очень похожи друг на друга. Один из примеров - одинаковый имперский взгляд на мир и патологический эгоизм. Новое сходство заключается в похожих стилях правления. У Путина, сделавшего непредсказуемость своей отличительной чертой, появился конкурент - Дональд Трамп, который удивляет российское руководство новыми выходками", - пишет политический обозреватель немецкой газеты Die Zeit Михаэль Туманн о недавнем требовании пресс-секретаря Трампа Шона Спайсера вернуть Крым Украине. Сразу после этого представитель московского МИДа Мария Захарова ответила, что его не вернут.

"Обмен репликами между странами произошел в довольно раздраженном тоне, частота трений также увеличилась, а разочарование Москвы в Дональде Трампе стало настолько очевидно, что вряд ли предсказанная многими большая дружба сможет стать реальностью", - подчеркивает автор. Журналист напоминает, что еще недавно многие советники Кремля вроде Сергея Караганова предвещали решение многих проблем Москвы и Вашингтона, будь то по Сирии или Ираку, терроризму или Украине. Во время различных дискуссий аналитики рисовали заманчивую картинку хаоса в Европе, распада НАТО и того, что сверхдержавы договорятся.

"Но теперь пора вернуться в реальность российско-американских отношений! Российский культ вокруг "любимого Трампа" оказался иллюзией", - продолжает Туманн. Вполне трезвый взгляд на новое руководство США имеет глава Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. Не так давно он заявил, что Трамп ликвидировал вероятность военного обострения между Россией и США. Но в то же время Тренин не верит в долгосрочное сближение между странами: "Если все пойдет хорошо, соперничество между ними будет в умеренных рамках. Но никакой новой Ялты или нового Хельсинки не будет!"

В пользу версии Тренина говорит многое: "В современном мире США и Россию, честно говоря, объединяет не так уж много вещей. К примеру, угроза террора для России выглядит совершенно иначе, чем для США. Трамп, запрещая въезд мусульманам, выбирает одни пути, а Путин со своим асадовским альянсом - другие. (...) Также у Москвы и Вашингтона совершенно противоположные интересы в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке, в Иране, Африке, Тихоокеанском регионе и, прежде всего, в Китае. Тем более что Россия и США могут дать друг другу не так уж и много: торговли практически нет, и при этом обе страны сидят на горе ядерного оружия, которым они могут превратить друг друга в пыль".

"Быстрое падение Майкла Флинна показало русским, насколько быстро может измениться ситуация. Или же, говоря словами Тренина, Трамп обладает способностью моментально отказываться от вещей, которые приносят убыток. И сегодня это Флинн, а завтра его место может занять Россия". Вот в этом и заключается разница между непредсказуемостью Путина и Трампа: если у первого это тактика, то у второго - черта характера. В итоге это и делает Трампа опасным не только для Европы, но и для России. Причем для последней даже в большей степени", - заключает Туманн.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076780


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076774 Дональд Трамп

Пресс-конференция президента Трампа

The White House, США

Президент: Большое вам спасибо. Хочу начать с того, что на должность министра труда я предложил Алекса Акосту. У него диплом юридического факультета Гарварда, он был великолепным студентом. Бывший помощник судьи Сэмюэла Алито (из Верховного суда — прим. пер.). Он сделал великолепную карьеру. Он — член Национального совета по вопросам трудовых отношений, он три раза проходил утверждения в Сенате, был утвержден, хорошо, очень хорошо себя показал. Так что я пожелал Алексу всего наилучшего. Мы только что разговаривали. И он будет… я думаю, он будет замечательным министром труда.

А еще, как вы наверняка уже слышали, бывший конгрессмен Мик Малвани только что утвержден в должности директора Административно-бюджетного управления. Вынужден сказать, утвержден с запозданием на несколько недель. Я думаю, он станет фантастическим пополнением. Пол Сингер просто ушел (инвестор, в прошлом году распродал свои активы — прим. пер.). Как вы знаете, Пол активно участвовал в кампании против Трампа — как они говорят, «Трамп — никогда». Так вот, Пол ушел, и выразил нам полную поддержку. Все дело в сплочении. Мы сплачиваем партию, и есть надежда, что мы сумеем сплотить страну. Для меня это очень важно. Я говорю об этом уже давно, это очень и очень важно для меня. Поэтому я хочу поблагодарить Пола Сингера за то, что он здесь, за то, что он пришел. Он был очень сильным оппонентом, а теперь он — очень сильный союзник. Я это ценю.

Думаю, я скажу несколько слов, а потом отвечу на некоторые вопросы. Мы ведем переговоры о самых разных сделках в целях экономии средств на контрактах, которые были просто ужасны. Это контракты по самолетам, они вышли из-под контроля, выполнялись с опозданием и были ужасны. Просто полная катастрофа в плане того, что там творилось. И мы проделали действительно хорошую работу. Мы этим очень гордимся.

Ну вот, прямо после этого готовьтесь задавать вопросы. Я отвечу на них, если вопросы будут. Всякое бывает.

Я пришел сюда рассказать американскому народу о невероятном прогрессе, достигнутом за четыре недели после моей инаугурации. Мы добились невероятных успехов. Думаю, у нас не было президента, который за такое короткое время сделал бы так много, как сделали мы.

Новый опрос Rasmussen. Люди все понимают, а вот значительная часть СМИ — они не понимают. На самом деле, они его получили, но не пишут о нем — давайте скажем так. Но новый опрос Rasmussen был проведен совсем недавно, и он показал, что рейтинги популярности у нас достигают 55% и постоянно растут. Как вы знаете, рынок ценных бумаг бьет рекорды. В деловом мире бурно растет оптимизм, но для меня это означает не то, что раньше. Раньше я просто думал, как это хорошо. А теперь думаю, что это хорошо для занятости. Это совсем другое дело. Заводы и фабрики уже начинают переезжать обратно в США, и среди них немало предприятий высшей лиги — Ford, General Motors.

Я обращаюсь напрямую к американскому народу в присутствии СМИ, и это для меня большая честь, потому что многие репортеры и люди в нашей стране не скажут вам правду. Они не хотят относиться к прекрасному народу нашей страны с тем уважением, которое он заслужил. Надеюсь, что в будущем мы станем немного другими, может, научимся ладить, если такое возможно. А может, нет. Ну и ладно.

К сожалению, значительная часть средств массовой информации в Вашингтоне, а также в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, говорит не от имени народа, а от имени групп с особыми интересами, от имени тех, кому выгодна эта совершенно очевидно подорванная система. Пресса стала настолько бесчестной, что если мы не будем об этом говорить, мы окажем очень плохую услугу американскому народу. Очень плохую услугу. Мы должны честно говорить о том, что происходит, должны выяснить, что происходит. Уровень бесчестности прессы вышел из-под контроля.

Я баллотировался в президенты, чтобы представлять интересы граждан нашей страны. Я здесь для того, чтобы изменить нарушенную систему, дабы она служила семьям и обществу. Я говорю, я реально говорю об этой укоренившейся структуре власти. Мы говорим об этой структуре власти, о том, как она окопалась. А в результате СМИ занимаются тем, чем они занимаются довольно часто. Не все время — я должен сказать, что некоторые средства массовой информации просто фантастические, честные и замечательные. Но большая их часть — они все искажают. И мы говорим об этом, а вы сможете задать мне об этом вопросы.

Но мы этого не допустим, потому что я намерен говорить напрямую с народом. Как вы знаете, наша администрация унаследовала множество проблем в государстве и по всей стране. Честно говоря, мне в наследство достался бардак — бардак дома и за рубежом. Бардак. Страна теряет рабочие места. Вы видите, что происходит со всеми этими компаниями, как они уходят из страны — уходят в Мексику, в другие места, где низкие расходы, низкие зарплаты. Огромная нестабильность за рубежом, куда ни посмотри. Ближний Восток, катастрофа. Северная Корея, мы ею займемся, ребята. Мы займемся всем этим. Я просто хочу еще раз сказать, что мне в наследство достался бардак.

С самого первого дня наша администрация занялась решением этих проблем. В иностранных делах мы уже начали чрезвычайно продуктивные переговоры со многими зарубежными лидерами, и вы это широко освещали. Делаем мы это в целях продвижения к стабильности, безопасности и для достижения мира в самых неспокойных регионах, которых немало.

Мы провели великолепные переговоры и встречи с Британией, Израилем, Мексикой, Японией, Китаем и Канадой. Действительно, это были очень продуктивные переговоры. Я бы сказал, намного более продуктивные, чем вам кажется. Мы даже создали новый совет вместе с Канадой по поддержке и продвижению женщин из среди предпринимателей и руководителей бизнеса. Это очень важно для меня и для моей дочери Иванки.

Я дал указание нашему оборонному ведомству, которое возглавляет великолепный генерал, а теперь еще и министр, Мэттис, чтобы оно представило план по разгрому ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) — группировки, которая убивает и пытает людей на больших территориях в разных районах мира. Это была маленькая организация, а теперь она расширилась и действует в разных регионах мира. Она распространяется, как раковая опухоль. ИГИЛ распространяется, как раковая опухоль. Вот еще один бардак, доставшийся мне в наследство.

Мы ввели новые санкции против Ирана, который использовал прежнюю администрацию в своих интересах и к собственной выгоде. А ведь это главный спонсор терроризма в мире. Мы не остановимся, пока эта проблема не будет решена. Это одно из худших соглашений, которые я видел.

Я приказал разработать планы масштабной перестройки в вооруженных силах США. Сенат меня в этом полностью поддержал. В целом меня поддержал и Конгресс. Мы проводим эту перестройку в надежде на то, что никогда не будем использовать свою армию. И я вам скажу: я буду счастлив, если нам никогда не придется ее использовать. У нашей страны никогда не было такой армии, какую мы собираемся создать. У нас в армии служат лучшие люди на свете, но у них нет необходимой техники и оружия. А то, что есть, устарело. Я говорил об этом при каждом удобном случае. Армия истощена, истощена. Но это продлится недолго.

На мой взгляд, одна из причин, по которой здесь стою я, а не кто-то другой, — это моя убежденность и мои заявления о том, что нам нужна сильная армия. Нам также нужны сильные правоохранительные органы. Поэтому мы не будем отправляться за рубеж в поисках войн. Мы хотим мира, но это будет мир, обеспеченный силой.

Внутри страны мы приступили к выполнению колоссальной задачи — вернуть государство обратно народу, чего не было уже много-много лет. Осуществляя все эти действия, я выполняю свои обещания, данные американскому народу. Обещания, данные во время предвыборной кампании. Некоторые люди удивлены, что мы возводим прочные границы. Но я говорил об этом около полутора лет — о прочных границах. А они удивляются: «Ой, вы возводите прочные границы». Но ведь я говорил об этом и прессе, и всем остальным.

Политики долгие годы давали вам одно обещание за другим, чтобы вы их избирали. Они лгут американскому народу, чтобы их выбрали. Наверное, кое-что из того, чем я занимаюсь, не очень популярно, но это необходимо для безопасности и по другим причинам. А они приезжают в Вашингтон и преследуют свои собственные интересы, которые многим политикам важнее всего остального.

А я делаю то, что обещал. Я делаю это. Я показываю это американскому народу. Я получил 306 голосов выборщиков. А не должен был получить и 222. Мне говорили, что я ни в коем случае не получу 222, а 230 это вообще нереально. 270, которые нужны, чтобы пройти, — это вообще вызывало у них смех. А мы получили 306, потому что люди вышли и проголосовали так, как они не делали никогда прежде. Вот так. Я думаю, мы получили самое большое количество голосов от коллегии выборщиков со времен Рональда Рейгана.

Иными словами, средства массовой информации пытаются нападать на нашу администрацию, так как знают, что мы выполняем данные обещания, а они по каким-то причинам недовольны этим. Но многие люди довольны. В пять часов в субботу я буду в Мельбурне, штат Флорида, и я слышал, что там соберутся огромные толпы желающих меня послушать.

Я включаю телевизор, беру газеты и вижу новости о хаосе. Хаос! Но все как раз наоборот. Эта администрация работает, как точно настроенные часы, хотя я не могу добиться утверждения моего кабинета, а это выдающиеся люди. Например, сенатор Дэн Коутс, один из самых авторитетных людей в Сенате, — его не утверждают. Почему вы его не утверждаете? Он — ваш коллега, очень уважаемый человек, замечательный, великолепный, и все это знают. Но утверждения так пока и нет.

Так что у нас прекрасная команда, которая работает очень упорно и напряженно. Но этих людей представляют в ложном свете, и мы не можем этого допустить. А демократы — надо взглянуть, где они сегодня. Единственное, что они делают, — это вставляют палки в колеса, они колоссально все испортили, поверьте мне.

Давайте я перечислю некоторые дела, которые мы сделали за очень короткое время. Сделали без кабинета. Опять же, все эти дела — они из обещаний, которые я дал американскому народу. Поэтому мы вкратце пройдемся по некоторым из них. А на следующей неделе нас ждет множество новых событий, как и в дальнейшем. Мы вышли из катастрофического, убивающего рабочие места соглашения, известного как Транстихоокеанское партнерство. Мы будем заключать торговые соглашения, но это будут сделки один на один, двусторонние сделки. Мы будем заключать двусторонние сделки.

Мы распорядились аннулировать нормы и правила, которые ослабляют промышленное производство. Мы призываем в ускоренном порядке утвердить разрешения, необходимые Америке и американской инфраструктуре, куда входят заводы, оборудование, дороги, мосты, фабрики. Люди ждут разрешения на строительство предприятий по 10, 15, 20 лет, а им в итоге отказывают. Они хотят получить разрешение, лицензию, но на это уходит много, много лет. Они тратят миллионы долларов на ерунду, а, в конечном итоге, в конце пути им отказывают. Теперь этим людям могу отказать я, но это будет быстрый отказ. Ждать много лет не понадобится. Но в основном это будут разрешения. Мы хотим строить заводы, мы хотим строить фабрики, мы хотим создавать рабочие места. Мы не хотим, чтобы эти рабочие места уплывали в другие страны.

Мы запретили принимать на работу новых второстепенных работников федеральных органов. Мы ввели временный мораторий на новые федеральные нормативные акты. Два старых акта необходимо аннулировать. Это разумно. Ни у кого еще не было таких норм и правил, какие будут у нас. Поезжайте в другие страны, посмотрите на тамошние предприятия. Попросите посмотреть их нормативные акты. Их там очень мало, малая доля от того, что есть у нас. Нормы и правила нужны, потому что нам нужна техника безопасности, нужна надежная охрана окружающей среды. Для меня это очень важно. Но не надо, чтобы один и тот же вопрос рассматривался в четырех или пяти нормативных актах.

Мы встали на защиту мужчин и женщин из правоохранительных органов, мы даем указания федеральным ведомствам, чтобы защитить их от преступного насилия. Мы отдали распоряжение создать специальную рабочую группу для борьбы с насильственными преступлениями в Америке, в том числе там, где сложилась ужасная ситуация в бедных кварталах, — взгляните на Чикаго и другие города. Это ужасно. Мы отдали распоряжение Министерству внутренней безопасности и юстиции совместно разработать план по уничтожению преступных картелей, которые завозят в США наркотики. Мы превращаемся в нацию, напичканную наркотиками. Наркотики становятся дешевле конфет. Мы не позволим, чтобы это продолжалось.

Мы приняли самые серьезные за многие годы меры по защите наших границ, чтобы наша страна и наши налоговые доллары были в безопасности. А теперь мы приступаем к строительству обещанной стены на южной границе. Вчера встречался с генералом, а ныне министром Келли (министр внутренней безопасности Джон Келли — прим. пер.), и мы запустили этот процесс. Это будет великая стена, это будет стена, о которой я договорился. Ее стоимость снизится, как и на все остальное, о чем я договорился с правительством. И эта стена даст результат. Она будет не такой, как сейчас, потому что сегодня преград либо не существует, либо они являются просто насмешкой.

Мы распорядились закрутить гайки городам, отказывающимся исполнять федеральные законы и укрывающим преступных мигрантов. Мы приказали покончить с практикой, когда людей ловили на границе и тут же отпускали. Никого больше отпускать не будут, кем бы ни были эти люди. Мы начали общенациональную кампанию по депортации преступных элементов из числа иностранных граждан, членов банд, наркоторговцев и всех прочих, кто представляет угрозу общественной безопасности. Мы спасаем жизни американцев каждый божий день. Судебная система не облегчает нам эту работу. Мы даже создали новый отдел в Министерстве внутренней безопасности, который будет заниматься делами забытых американских жертв насилия со стороны незаконных иммигрантов. А таких жертв очень много.

Мы предпринимаем решительные действия, чтобы не пускать в нашу страну радикальных исламских террористов. Хотя судья блокировал часть этих необходимых и конституционных мер, что, на мой взгляд, неправильно и опасно, наша администрация работает денно и нощно, чтобы вы, в том числе и репортеры, жили в безопасности, и она деятельно и активно защищает этот законный порядок. Я не отступлюсь от защиты нашей страны. Меня избрали, чтобы я защищал нашу страну. И я выполню данные обещания. И наши граждане будут довольны, увидев результат. Могу сказать вам, что они уже довольны.

Будут приняты жесткие меры по проверке на благонадежность. Во многих местах они уже действуют. На самом деле, нам надо было действовать быстрее из-за тех плохих решений, которые принимают суды. Эти решения отменяются в 80% случаев. Я слышал эту цифру. В это трудно поверить, но мне так сказали — отмены в 80% случаев. Мне кажется, эти судебные инстанции — в состоянии хаоса. Откровенно говоря, там полная неразбериха. Мы подаем апелляции и будем идти дальше.

На следующей неделе мы издадим новое исполнительное распоряжение о всесторонней защите нашей страны. Мы пойдем этим путем, надеясь на победу. В то же время, мы издадим еще одно новое и всеохватывающее исполнительное распоряжение о защите нашего народа, и это тоже будет сделано на следующей неделе, в начале или, самое позднее, в середине.

Мы также предприняли шаги для начала строительства трубопроводов Keystone и Dakota Access, которые дадут тысячи и тысячи рабочих мест. А еще мы принимаем новые меры в рамках программы «Покупай американское», чтобы на строительство американских трубопроводов шла американская сталь. Иными словами, в нашей стране прокладывается трубопровод, а мы властью правительства обеспечиваем это строительство. Мы хотим, чтобы там использовалась американская сталь. И они готовы это делать, просто до моего прихода их никто об этом не просил. Но даже этому распоряжению начали молча ставить палки в колеса. Я читаю распоряжение и говорю: почему мы не используем американскую сталь? А они говорят: это хорошая идея. И мы претворили ее в жизнь.

Чтобы осушить болото коррупции в Вашингтоне, я начал вводить пятилетний запрет на лоббистскую деятельность чиновников из Белого дома и постоянный запрет на лоббирование интересов иностранных государств. Мы начали работу по отмене Obamacare и по ее замене. Ребята, эта реформа — настоящая катастрофа. Катастрофа. Вы можете сказать: О, Obamacare! Я имею в виду, они заполнили коридоры власти людьми, которые вызывают удивление и вопросы о том, как они туда попали. Но это не республиканцы, которых представляют наши представители. Так что мы начали работу по отзыву Obamacare и по ее замене. А еще мы ведем переговоры об исторической реформе налогообложения, которая вернет в страну наши рабочие места. Мы возвращаем в страну рабочие места в большом количестве. Этот процесс уже идет, и вакансии открываются в компаниях высшей лиги.

Я также работаю над формированием кабинета вопреки противодействию и проволочкам демократов из Сената. Вы видели, что они делали в последние годы. Это будет один из величайших кабинетов за всю историю Америки. Посмотрите на Рекса Тиллерсона — он сейчас ведет за рубежом переговоры. Генерал Мэттис, которого я уже упоминал, генерал Келли. У нас есть великолепные, отличные люди. Мик теперь с нами. У нас замечательные люди.

Среди их служебных обязанностей будет работа по прекращению утечки рабочих мест из нашей страны и переговоры по заключению справедливых торговых соглашений в интересах наших граждан. Смотрите: справедливые торговые соглашения, а не бесплатные. Если какая-то страна использует нас в своих интересах, мы это прекратим. А нас используют почти все страны. Ну, можно найти парочку, которые не делают этого. Для меня это будет очень трудная работа.

Показатели занятости уже начали расти. После моего избрания компания Ford объявила, что отказывается от строительства нового завода в Мексике, а вместо этого инвестирует 700 миллионов долларов в Мичигане, создав много, очень много рабочих мест. Fiat-Chrysler объявил, что инвестирует один миллиард долларов в Огайо и Мичигане, создав две тысячи новых рабочих мест для американцев. Мы встречались неделю назад. Вы знаете — вы там были. General Motors тоже пообещала вложить миллиарды долларов в свои производственные предприятия в Америке, сохранив множество рабочих мест, которые могли исчезнуть. Если бы меня не избрали, поверьте, эти места ушли бы за границу. И никогда не вернулись.

Компания Intel объявила о строительстве нового предприятия в Аризоне, которое они могли никогда не построить. Там будет как минимум десять тысяч рабочих мест. Walmart объявил, что только в этом году создаст в США десять тысяч рабочих мест в рамках различных проектов и инициатив. И таких рабочих мест будет все больше и больше. Намного больше. Я привел лишь некоторые примеры.

Другие страны пользовались нами на протяжении десятков, десятков и десятков лет, господа. Но мы этого больше не допустим. Не допустим.

И еще одно. Я сдержал слово, данное американскому народу, предложив на должность судьи Верховного суда Нила Горсача, который был в списке из 20 кандидатов. Он будет истинным защитником наших законов и нашей конституции, очень уважаемым — если получит голоса от демократов. Вы можете этого не заметить, но он будет там — так или иначе. Однако было бы лучше, чтобы он попал на эту должность традиционным способом, и он должен получить эти голоса.

В прошлом месяце великие граждане нашей страны проявили беспрецедентную активность. Я повторюсь: в стране еще не было такой президентской администрации, которая сделала бы так много за такой короткий срок. А ведь мы еще даже не приступили к той большой работе, которая начнется на следующей неделе. Тогда мы объявим об очень важных и масштабных делах.

Так что это только начало. Как я уже говорил, в пять часов я выступлю с речью в Мельбурне, штат Флорида. Надеюсь увидеть вас там. А теперь я скажу «Боже, благослови Америку», и мы перейдем к вопросам.

Мара. Мара, давай. Тебя довольно грубо прерывали во время нашей последней пресс-конференции.

— Это вы уволили Майка Флинна?

— Майк Флинн — замечательный человек, и это я попросил его подать в отставку. Он с уважением сделал это. Это человек, который… да, была определенная информация, переданная вице-президенту Пенсу, который сегодня с нами. И я был недоволен тем, как эта информация была представлена.

Ему не нужно было так поступать, так как он не сделал ничего плохого или неправильного в плане переданной информации. Неправильно было то, как другим людям, включая присутствующих в этом зале, передали секретную информацию. Ее передали нелегально. Это реальная проблема. И теперь вы можете говорить о России все, что в голову взбредет. Но все это — сфабрикованные новости, с помощью которых была предпринята попытка отыграться за проигрыш демократов. И пресса этому способствует. Я видел пару людей, которые якобы участвовали во всем этом. Так вот — они ничего об этом не знают. Они не были в России, никогда туда не звонили и не получали телефонных звонков оттуда. Это называется фейковые новости. Все это подлог.

Приятно то, что сейчас я наблюдаю перемену в настроениях. Мара, я думаю, это важно. Люди начинают задумываться, почему была незаконно обнародована секретная информация. Позвольте вам сказать: ее просто слили, как какую-то ерунду. Приведу пример. Как вы знаете, я звонил в Мексику. Это был конфиденциальный, секретный разговор, но я туда действительно звонил. И звоня туда, я думал, что все будет хорошо: я поговорил с президентом Мексики, разговор получился хороший. И вдруг о нем узнали все на белом свете. Но ведь это был секретный разговор. То есть, должен был быть секретным и конфиденциальным. То же самое с Австралией. Внезапно людям все становится доподлинно известно.

То же самое было и с генералом Флинном. Все это узнали, а я, услышав об этом, в первую очередь подумал: как пресса могла получить эту информацию, если она секретная? Как они это делают? Все дело в том, что это противозаконно, и прессе должно быть стыдно за себя. По-настоящему стыдно.

Да, давайте.

— Почему вы держали вице-президента в неведении почти две недели?

— Потому что я изучал эту информацию. Как я уже говорил, мне не кажется, что он сделал что-то неправильно. Если хотите, он поступил правильно. Он приходил в кабинет, просматривал информацию. Он сказал, хорошо, для этого она и существует. А потом, он же звонил не только в Россию. Он связывался и разговаривал, как мне кажется, с 30 странами или даже больше. Он делал свою работу.

Да, он просто делал свою работу, знаете ли. Действительно, он не рассказал нашему вице-президенту об этом должным образом, а потом сказал, что не помнит. Так или иначе, меня это не очень удовлетворило. И у меня уже есть человек, который, как мне кажется, прекрасно подойдет для этой работы. Я думаю, это тоже помогло мне принять мое решение.

Он не сообщил вице-президенту США факты, а потом сказал, что забыл. Для меня это было неприемлемо.

— Президент Трамп, поскольку вы затронули тему России, я хочу, чтобы вы кое-что прояснили. Кто-нибудь из вашей команды во время избирательной кампании общался с членами российского правительства или с представителями российской разведки? Если да, то каков был характер этих разговоров?

— Ну, эта неудачница New York Times вчера написала большую и длинную статью на первой странице. Как вы знаете, многое из нее оказалось весьма сомнительного свойства. Это… это был анекдот. Упомянутые в этой статье люди… я заметил, что они сегодня выступали по телевидению и заявляли, что никогда не звонили в Россию. А еще я почти ни с кем из этих людей никогда не разговаривал. Может, один человек — но даже с ним я, по-моему, никогда не говорил. Думаю, я даже никогда не встречался с ним. Он сказал, что был очень недолго рядовым членом какой-то комиссии. По-моему, я никогда с ним не встречался. Нет, не исключено, что когда-нибудь я входил в комнату, а он там сидел, но мне кажется, что я с ним не знаком. Я с ним не разговаривал ни разу. А он подумал, что это шутка.

Второй человек заявил, что никогда не звонил в Россию, и ему оттуда никогда не звонили. Вы посмотрите на записи его телефонных разговоров и все такое прочее. А еще там был человек… люди знали, что он представлял различные страны, однако я не думаю, что он представлял Россию. Но я знал, что он представляет разные страны. Такая у него работа. И люди это знают. Это Манафорт, который, кстати, весьма уважаемый человек. Авторитетный. Но, мне кажется, он представлял Украину, или украинское правительство, или кого-то там. Все люди знали об этом. Все знали. А сам Манафорт заявил, что никогда не имел и не имеет ничего общего с Россией. Он сказал это довольно убедительно, я видел его заявление. Убедительно и настойчиво. Но газеты это в большинстве своем не напечатали, потому что его слова не укладываются в их сюжетную линию.

Итак, они говорили с тремя людьми, и все трое категорически все отрицают. А я скажу вам от себя лично: я ничем не владею в России. У меня нет в России кредитов. Я не заключал с ней никаких сделок. Президент Путин звонил мне и очень вежливо поздравил с победой на выборах. А потом еще раз позвонил и очень вежливо поздравил с вступлением в должность. Это было замечательно. Но точно так же поступили многие другие лидеры — почти все лидеры почти всех стран. Вот так.

Россия — фейковая новость. Россия — это информационный вброс, осуществленный средствами массовой информации. На самом деле, это, наверное, сделали люди из администрации Обамы, потому что они еще остаются, хотя мы назначаем им на замену новых людей — своих людей. Как вы знаете, Майк Помпео сейчас руководит ЦРУ. Джеймс Коми — ФБР. Дэн Коутс ждет утверждения в должности. Он сенатор, причем весьма уважаемый. А его все еще не утвердили. Но наши люди продолжают приходить.

Да, пока мы не перешли к другой теме, Wall Street Journal сегодня опубликовала материал почти столь же отвратительный, как и вчерашняя статья в New York Times. Там идет речь… вы видели, на первой странице. Директор национальной разведки сделал заявление: «Любые предположения о том, что американское разведывательное сообщество утаивает и не докладывает президенту и его команде национальной безопасности важную информацию, не соответствуют действительности».

Так вот, они взяли этот материал из Wall Street Journal и просто написали, что это неправда. Я вот что вам скажу, и скажу честно. Мне вообще-то нравится такая перепалка, нравилась всю жизнь, но более бесчестных, более политизированных СМИ я не видел никогда. Мне казалось, что финансовые СМИ лучше и намного честнее. Но я вам скажу, что из СМИ мне никто никогда не звонит. Как они могут писать такое в Wall Street Journal, не спросив меня? Как они могут писать такие истории в New York Times, размещая их на первой полосе? Типа той статьи — обо мне и женщинах. Первая страница, большая, подробная статья. Это мерзко.

А потом они позвонили. Позвонили и сказали: «Мы никогда такого не говорили. Нам нравится Трамп». Они позвонили прямо ко мне в кабинет: «Нам нравится Трамп, мы никогда такого не говорили». Должен сказать, что они сообщили абсолютно ложную информацию об этих замечательных женщинах, они все полностью исказили. Я сказал: дайте опровержение. Не дали никакого опровержения. Откровенно говоря, я потом забыл про это, занимаясь другими делами.

— Господин президент. Очень простая информация. Вот вы говорили, что получили наибольшее количество голосов выборщиков со времен Рейгана, набрав 304 или 306 голосов. А Обама в 2008 году получил 365.

— Ну, я же говорил о республиканцах. Да.

— Президент Обама — 332. Джордж Буш — 426, когда он стал президентом. Почему же американцы должны верить…

— Ну нет, мне так сказали, я получил такую информацию. Не знаю. Так мне сказали. Но мы победили с большим, очень большим перевесом.

— Почему американцы должны верить вам, если вы называете фейком ту информацию, которую они получают, хотя сами сообщаете недостоверную информацию?

— Ну, не знаю. Мне передали такую информацию. Знаете, я ее где-то видел. Но у нас все равно была очень убедительная победа. Вы с этим согласны?

— Ну вы же президент.

— Хорошо. Спасибо, хороший ответ. Да.

— Господин президент, большое спасибо. Когда вы говорили, что генерал-лейтенант Флинн, по вашему мнению, не совершил никаких неправомерных действий, какими доказательствами вы располагали? У вас были материалы перехвата телефонных разговоров с российскими официальными лицами, в частности, с послом Кисляком, с которым Флинн общался? Какие доказательства и доводы вы использовали, когда решили, что противоправных действий не было? И еще, сэр. Этим утром вы пару раз обмолвились, что будете активно искать источники этих утечек.

— Будем.

— Можно спросить, что вы будете делать? И еще, мы слышали о проверке спецслужб, которая будет проходить под руководством Стивена Файнберга. Что вы можете сказать нам об этом?

— Ну, во-первых, у нас теперь есть Дэн Коутс. Надеюсь на Майка Помпео и Джеймса Коми, они занимают свои должности. Думаю, мы сможем навести порядок, никого больше не привлекая. Человек, которого вы упомянули, очень талантлив, очень успешен. Он предложил нам свои услуги, и я думаю, мы можем этим воспользоваться. Но мне кажется, нам это не понадобится, потому что мы и сами сможем легко во всем разобраться.

А что касается генерала, то когда я впервые услышал об этом, я сказал себе: здесь вроде ничего такого нет. Пришел мой юрисконсульт Дон Макган, юрисконсульт Белого дома. Я спросил его об этом деле. Он заявил, что не видит здесь ничего противоправного. Он действительно так думал, что ничего неправомерного в этом нет — все произошло позже. И я тоже ничего особенного в этом не увидел, потому что задумался над этим уже через какое-то время. На мой взгляд, он просто делал свою работу.

Информацию предоставила Салли Йейтс, и меня это немного удивило, так как я сказал, что не вижу здесь ничего дурного. Но он поступил неправильно по отношению к вице-президенту, и я подумал, что это недопустимо. А что касается звонков, то я посмотрел разные передачи, прочел несколько статей об этом, и у меня сложилось впечатление, что он просто выполнял свою работу. Это обычное дело. Сначала все переполошились, думая, что он допустил какие-то ошибки. А потом поразмыслили, и оказалось, что он просто выполнял свои обязанности. Я тоже так делаю и, между прочим, несмотря на все сказанное о Флинне, я считаю его прекрасным человеком.

Да, Джон.

— По поводу утечек, сэр…

— Да, спрашивайте, а я потом отвечу, Джон.

— Извините, что вы будете делать с утечками? Вы сегодня дважды сказали…

— Да, мы думаем об этом очень и очень серьезно. Я поговорил со всеми руководителями из разных ведомств, и я даже позвонил в Министерство юстиции, чтобы они провели расследование по факту утечек. Это преступление. Утечки являются делом рук государственных служащих. Думаю, мы это остановим, потому что на должности приходят наши люди. Правда, еще не все, потому что Сенат не утверждает. Только что утвердили Джеффа Сешнса в Министерстве юстиции, например. Так что мы смотрим на это очень серьезно. Это преступление.

Знаете, я вот что скажу. Когда появилась информация о моем звонке в Мексику, я был потрясен. Знаете, все это оборудование, вся эта невероятная техника связи. Но когда появились утечки о звонке в Мексику, я был очень и очень удивлен, скажу честно. И я тогда сказал: это неприемлемо, этого не должно быть. В этом звонке не было никаких тайн. Я мог рассказать о нем всему миру, он мог рассказать всему миру — президент Мексики, который, кстати, очень хороший человек. То же самое с Австралией. Я сказал, что утечки информации — это ужасно, но сам разговор не так уж и важен. А потом я подумал: что может случиться, когда я буду решать проблему Северной Кореи? Что может случиться, когда я буду решать проблемы на Ближнем Востоке? Вы что, будете сообщать всему миру эту секретную информацию, очень важную информацию, информацию с самого верха?

Я не хочу, чтобы секретная информация становилась всеобщим достоянием. Кстати, это было нечто вроде проверки. Я разговариваю с Мексикой, разговариваю с Аргентиной. Мы решаем этот вопрос с Майком Флинном. И вся эта информация появляется в Washington Post, появляется в New York Times. И я спрашиваю: а что будет, когда я займусь ближневосточными делами? Когда я займусь действительно важными вопросами, такими как Северная Корея? Мы обязаны прекратить это. Это уголовно наказуемое деяние.

Да, Джон.

— Спасибо, господин президент. Хочу, чтобы вы разъяснили один очень важный момент. Можете ли вы со всей определенностью сказать, что никто из вашего штаба во время избирательной кампании ни разу не контактировал с русскими? И по поводу утечек: это фейковые новости или реальная утечка важной информации?

— Ну, утечки реальные. Вы — один из тех, кто о них писал и сообщал. То есть, я имею в виду, утечки вполне реальные. Вы знаете, что они говорили, вы это видели, и утечки абсолютно реальные. А новости — подделка, потому что очень многие новости — вранье.

Поэтому я посчитал очень важным сделать одну вещь. Надеюсь, мы это сможем исправить. Потому что ни к кому я не питаю такого уважения, как к репортерам, хорошим репортерам. Для меня это очень важно, особенно на такой должности. Очень важно. Я не против плохих историй. Плохую историю я переживу без проблем, если она правдивая. Конечно, со временем я буду допускать ошибки, вы будете писать обо мне плохо, но это нормально. Ненормально, когда появляются фальшивки. Я смотрел CNN: там так много злобы и ненависти, одна ненависть. Больше я CNN не смотрю. Вот, он не согласен. Ладно, Джим, ладно. У тебя будет шанс выступить. Но я смотрю и другие каналы. Вы — не единственные, так что не обижайся.

Думаю, там должно быть больше правды. Откровенно говоря, тогда будет интереснее смотреть эти передачи. Я знаю, какие сейчас у всех хорошие рейтинги, но если будет правда, они станут еще выше.

У вас рейтинги одобрения ниже, чем у Конгресса. Думаю, это правильно. Не знаю, Питер, эта информация верная? Просто я слышал, что рейтинги у них ниже, чем у Конгресса.

Честно говоря, общество бы это оценило, оценило высоко. Я бы это оценил. Опять же, я не против плохих историй, если они правдивые. Но нынешней администрации демократы очень сильно усложняют жизнь. Я думаю, мы ставим рекорд, или что-то близкое к рекорду по срокам утверждения кабинета. Цифры какие-то сумасшедшие. Я вот смотрю, кого-то утвердили без промедлений, а с кем-то тянут. Это что, будет длиться вечно? У меня много людей, которые еще не утверждены.

Это все, чем они занимаются. Задержки, задержки. Посмотрите на Шумера (лидер демократического меньшинства в сенате — прим. пер.), какую неразбериху он там устроил. И никаких подвижек. Они ничего не умеют, только откладывать и устраивать проволочки. Лучше бы они всех утвердили, чтобы и самим быть довольными, и чтобы все чувствовали себя хорошо. Я знаю, Обама потерял троих или четверых, и вы тоже потеряете в процессе. И это нормально.

Но я думаю, что им было бы намного выгоднее быстро завершить этот процесс, Джон. А так это просто тактика проволочек. Они этого не скрывают, и все это понимают.

Да, Джим.

— Первая часть моего вопроса о контактах. Можете ли вы со всей определенностью сказать, что…

— Что ж, я не имею к этому никакого отношения. Я не имею никакого отношения к России. Я уже говорил вам, у меня там нет никаких дел. Ничего нет.

А когда WikiLeaks, к которой я не имею никакого отношения, выступает и выдает информацию, она дает несекретную информацию. Она пишет о том, что говорили о мошенничестве Хиллари во время дебатов, о чем, между прочим, больше никто не сообщает. Никто не говорит о том, что Хиллари заранее получила вопросы дебатов.

Можете себе представить — серьезно, можете себе представить, что было бы, получи я эти вопросы? Был бы электрический стул, разве не так? Вы бы потребовали посадить меня на электрический стул, даже восстановить ради такого случая смертную казнь, так ведь? Ну, может, не вы, Джон. Да, Джим, вы следующий. Спрашивайте.

— Спасибо, господин президент. Проясните еще один момент.

— Конечно.

— Вы давали указания Майку Флинну обсудить санкции с российским послом?

— Нет, не давал. Не давал.

— (неразборчиво, без микрофона)

— Нет.

— Вы уволили его, потому что (неразборчиво)…

— Простите, но нет. Я уволил его из-за того, что он сказал Майку Пенсу, все просто. Майк делал свою работу. Он звонил в разные страны и своим коллегам. Так что я бы определенно не стал возражать против его звонков. Я бы дал ему указания сделать это, если бы считал, что он этого не делает. Я не давал ему таких указаний, но дал бы, поскольку это его работа.

Вот так все и получилось. Честно говоря, я позавчера смотрел передачу с доктором Чарльзом Краутхаммером, и он тоже сказал, что Майк выполнял свои обязанности. И я с ним согласен. А потом то же самое говорили многие другие люди.

Так что нет, я не давал ему таких указаний, но дал бы, если бы он этого не делал. Вот так. Джим.

— Господин президент, большое спасибо. И между прочим, мы вас не ненавидим. Я вас не ненавижу. Расскажите об этом, если можно.

— Хорошо. Да, спросите Джеффа Цукера (телепродюсер, президент и исполнительный директор компании NBC Universal — прим. пер.), как он получил свою работу, ладно?

— Могу ли я дополнить некоторые вопросы, которые уже прозвучали, сэр?

— Ну, не слишком много. Есть и другие люди. А ваши рейтинги не настолько высоки, как у других, кто ждет своей очереди.

— Вообще-то, сейчас они довольно высоки.

— Ладно, спрашивайте, Джим.

— Сэр, вы ранее говорили о том, что WikiLeaks публиковала информацию о штабе Хиллари Клинтон во время избирательной кампании. Вы даже в какой-то момент одобрительно отозвались об этом.

— Ну да.

— Вы говорили, что любите WikiLeaks. А на другой пресс-конференции вы призывали русских найти 30 тысяч пропавших электронных сообщений. Интересно, сэр, вы…

— Ну, на самом деле у нее пропало 33 тысячи, а может, и больше.

— Если позволите, вам нельзя особо верить, когда речь идет об утечках, поскольку вы во время кампании поощряли это дело.

— Справедливый вопрос. К ответу готовы?

— Ну, если позволите, еще один…

— Нет, нет, позвольте мне отвечать по очереди. Не возражаете?

— Нет, сэр.

— Хорошо. Так, в одном случае вы говорите о совершенно секретной информации. А в другом случае вы говорите о Джоне Подесте, который говорит плохие вещи о своей начальнице. Я вот что скажу: Если бы Джон Подеста сказал это обо мне и работал бы на меня, я бы мгновенно его уволил. Он говорил ужасные вещи о ней. Но это не была секретная информация.

Но в одном случае речь идет о секретной информации. Если вы посмотрите на Национальный комитет Республиканской партии… по моему предложению — и я отдаю должное Райнсу в этом отношении — по моему предложению, потому что я кое-что знаю об этом мире, я сказал, что я хочу иметь очень сильный защитный механизм. Я не хочу, чтобы меня могли взломать. Мы это сделали, и вы видели, что они пытались нас взломать, но не смогли. А Национальный комитет Демократической партии этого не сделал. А если бы они это сделали, их бы не взломали. Но их взломали, и вскрылись ужасные вещи. И я считаю несправедливым то, что некоторые из этих вещей — а они были… когда я услышал о них, я сказал… я взял газеты на следующее утро и сказал: о, это будет на первых полосах. Но в газетах об этом вообще ничего не было сказано.

Еще раз, если бы это случилось со мной, то это стало бы самой важной статьей в истории публикаций или в истории руководителей газет. Я был бы в заголовках во всех газетах.

Я хочу сказать, подумайте об этом. Они передали ей вопросы, подготовленные для дебатов, и она сама должна была об этом сообщить. Почему она не сказала: «Я сожалею, но мне передали вопросы для дебатов в здании муниципалитета, и я считаю, что это неправильно, и я хочу сообщить о том, что CNN совершает неправильные вещи»?

— Если можно, я хотел бы задать еще одни вопрос о том, о чем спрашивал вас Джонатан Карл: вы сказали, что утечки были реальными, но новости были фальшивыми. Мне кажется, что я не совсем понимаю. Создается впечатление, что здесь что-то не сходится. Если полученная на основе этих утечек информация правильная, то каким образом публикации могут быть фальшивыми?

— Ну, сообщения об этом фальшивые. Послушайте, послушайте…

— Если позволите, я просто хотел задать один вопрос.

— Джим, вы знаете, что это такое? Вот о чем идет речь. Люди не являются… они читают газеты, они смотрят телевидение, они смотрят. Они не знают, какие сообщения правдивые, а какие лживые, они в этом не участвуют. А я участвую. Я имею дело с такого рода вещами всю свою жизнь. И поэтому я знаю, когда вы говорите правду, а когда нет.

Я просто вижу много, много не соответствующих действительности вещей. Я скажу вам, что я еще вижу. Вам известно слово «тон». Этот тон — в нем столько ненависти. Я кстати, не такой плохой человек. Неплохой, но тон такой — у меня хорошие рейтинги, вы должны это признать. Этот тон — в нем столько ненависти.

Сегодня утром я посмотрел пару телеканалов, и, должен сказать, утренняя программа Fox & Friends — это очень достойные люди. Они очень… не потому, что они хорошие, а потому, что они критикуют меня, когда я делаю что-то неправильно. Но у них самое достойное утреннее шоу. Это все, что я могу сказать. Самое честное. Но что касается тона, Джим. Смотрите — ненависть. То есть, иногда… иногда кто-то начинает…

— (неразборчиво)

— Ну, посмотрите ваше шоу, которое идет в десять часов вечера. Просто посмотрите эту программу. Это постоянные нападки. Все участники настроены исключительно против Трампа. Хорошая новость в том, что у ведущего нет хороших рейтингов. Но все участники, почти без исключения, настроены против Трампа. Их слова пропитаны ненавистью и злобой, и ненавистью пропитаны высказывания и других людей на вашем канале.

Вот что я хочу сказать. Я слежу за этой программой. Я смотрю ее. Меня она удивляет. И я думаю, что вы могли бы быть в лучшем положении — честное слово, я так думаю. Ведь люди это понимают. Послушайте, когда я иду на митинг, они меня окружают и начитают громко возмущаться по поводу телеканала CNN. Они хотят забросать телеканал CNN своими плакатами.

Я думаю, что ваши дела могли бы быть намного лучше, если бы вы работали иначе. Вы просто посмотрите. Посмотрите на некоторые ваши передачи утром и вечером. Если кто-то из приглашенных гостей говорит что-то позитивное обо мне, то это делается в грубой форме.

И вот они берут эту пресс-конференцию. Я ведь, на самом деле, получаю удовольствие? Но они возьмут эту пресс-конференцию — не забывайте, что именно так я победил. Помните, я устраивал пресс-конференции каждый раз, когда я произносил речь, и это было почти каждый день.

— (неразборчиво)

— Нет, именно так я победил. Я победил благодаря этим пресс-конференциям и, может быть, благодаря моим выступлениям. Но я, разумеется, победил не потому, что люди слушали вас, это уж точно.

Но я хорошо провожу время. Завтра они скажут: Дональд Трамп рвал и метал, набрасывался на прессу. Я не рву и не мечу, на прессу не набрасываюсь. Я просто говорю вам, что вы нечестные люди. Но я не рву и не мечу. Мне все это нравится. Я получаю от этого удовольствие. Но завтра заголовки будут такие: Дональд Трамп рвал и метал. Я не рву и не мечу.

— Если позволите…

— Продолжайте.

— Еще один дополнительный (вопрос), потому что…

— Должен ли я еще предоставить ему небольшую возможность? Что ты думаешь, Питер?

— Просто потому что…

— Питер, должен ли я дать ему небольшую дополнительную возможность? Садитесь. Садитесь.

— Просто по вопросу об этой атаке…

— Мы понимаем.

— Из-за атаки на фальшивые новости и атаки на нашу компанию я просто хочу спросить вас, сэр…

— Я это делаю в ответ на фальшивые новости.

— Не подрывает ли это…

— Это очень фальшивые новости.

(Смех)

— Но не считаете ли вы…

— Да, продолжайте.

— Настоящие новости, господин президент. Настоящие новости.

— Вы имеете в виду нашего нового…

— Нет, мы не родственники, сэр. (Смех) Я должен сказать, что мне нравится, когда говорят «министр Акоста».

(вопрос задает корреспондент телеканала CNN Джим Акоста, однофамилец Александра Акосты, министра труда — прим. пер.).

— Я посмотрел… вы знаете, я посмотрел на это имя. Я сказал, подождите, есть ли здесь какая-то родственная связь? Алекс Акоста.

— Я уверен, что вы это проверили, сэр.

— Нет, я проверил. Я сказал… они сказали: нет, сэр. Я сказал: сделайте мне одолжение, вернитесь и проверьте генеалогическое древо.

— Но вас не беспокоит, сэр, что вы подрываете доверие людей к Первой поправке, к свободе прессы, прессы в этой стране, когда вы называете те материалы, который вам не нравятся, «фальшивыми новостями»? Почему бы вам не сказать просто: мне не нравится этот материал?

— Я так и делаю.

— Когда вы называете их «фальшивыми новостями», вы подрываете доверие…

— Нет, я это делаю. Нет, нет, я это делаю.

— … доверие к нашим средствам массовой информации.

— Дело вот в чем.

— Ведь это важно?

— Окей, я понимаю… и вы правы, говоря об этом, за исключением одной вещи. Понимаете, я знаю, когда я должен быть хорошим, а когда я должен быть плохим. Я знаю, что такое хорошо и что такое плохо. Иногда я говорю: вот это да! Это будет отличный материал, и меня разнесут в пух и прах. Я знаю, что хорошо и что плохо. Я мог бы быть довольно неплохим журналистом — но не таким хорошим, как вы. Но я знаю, что такое хорошо. Я знаю, что такое плохо.

Но когда что-то меняют и делают сообщение по-настоящему плохим… что-то, что должно быть позитивным. Иногда случается что-то очень позитивное, а они превращают это в нечто неплохое. Их даже в негативное. Я-то понимаю, ведь я там нахожусь. Я знаю, что было сказано. Знаю, кто это говорит. Я там. Послушайте, я хочу видеть честную прессу. Сегодня я начал с того, что для общества очень важно иметь честную прессу. Пресса… люди больше вам не верят. Ну, возможно, я имею какое-то отношение к этому, я не знаю. Но люди вам не верят.

Если бы вы были честными и показывали все, как есть… так ведь говорил Говард Коселл? Конечно, у него тоже возникали некоторые вопросы. Но если бы вы были частными, я был бы самым большим вашим помощником, я был бы самым большим вашим сторонником в мире — даже когда речь идет о плохих статьях обо мне. Но если вы, как, например, это делает телеканал CNN… то есть, я хочу сказать, он выдает негативные материалы один за другим. Я ведь победил. Я победил. И еще одна вещь — хаос. Здесь ноль в смысле хаоса. У нас отлаженная, тонко настроенная машина. И Райнс (Райнс Прибус — прим. пер.) отлично делает свою работу. Однако половина его работы состоит в распространении лживых сообщений в прессе.

Я ему сказал вчера: вся эта афера с Россией, вы, ребята, устраиваете ее для того, чтобы не говорить о реальных темах — таких, например, как нелегальные утечки информации. Но вчера я видел, как он упорно работает, пытаясь исправить это. А я говорю… вот такой у меня руководитель аппарата, на самом деле, хороший парень, и он провел феноменальную работу в Национальном комитете Республиканской партии. То есть, я хочу сказать, что мы победили на выборах, правильно? Мы победили и получили президентство. У нас есть несколько сенаторов. Мы получили… по всей стране, вы посмотрите, он сделал отличную работу.

И, знаете, я сказал себе — и я сказал это тем, кто был в кабинете — я сказал: вы посмотрите на Райнса, он так напряженно работает, чтобы решить проблемы, которые являются фальшивыми проблемами. Это фальшивые сообщения. Они не соответствуют действительности. И жаль, что так происходит, поскольку было бы лучше, если бы он работал над вопросами здравоохранения. Лучше бы он занимался налоговой реформой, Джим. Я серьезно. Я буду самым большим вашим сторонником, если вы будете справедливы ко мне. Я понимаю, что существует определенная предвзятость, возможно со стороны Джеффа или кого-то еще, — каковы бы ни были причины. И я это понимаю. Но вы должны быть, по крайней мере, немного более справедливым. И именно поэтому общество так это воспринимает… люди так это видят. Они понимают, что это несправедливо. Посмотрите на некоторые ваши передачи, и вы увидите предвзятость и ненависть. А люди умные. Вы это понимаете. Ладно, продолжайте.

— Вы не сомневаетесь в том, что ваша последняя история (неразборчиво). Но если не считать тех, кто верит в то, что там что-то есть, можно ли сказать, что последние несколько недель чему-то вас научили, и что вы, возможно, сообщите об этом, и тогда будет меньше беспокойства по поводу того, что это не фальшивые новости? И, во-вторых…

— Я считаю, что люди в это не верят. Не думаю, чтобы люди в это поверили. Вот почему проведенный компанией Rasmussen опрос страшно меня возмутил. Я не думаю, что люди в это верят. Ну, полагаю, я сегодня нахожусь здесь в том числе и чтобы сказать вам: вся история с Россией — это уловка. И, кстати, было бы здорово, если бы мы могли поладить с Россией, просто, чтобы вы понимали. Ну вот, завтра вы скажите: Дональд Трамп хочет дружить с Россией, это ужасно. Но это не ужасно, это хорошо.

У нас Хиллари Клинтон попыталась провести перезагрузку. Это Хиллари Клинтон отдала России 20% урана нашей страны. Вы знаете, что такое уран, правда? Это та штука, которая называется «ядерное оружие», а еще есть другие вещи. И много что делается из урана, включая кое-что плохое. Никто об этом не говорит. Я ничего раньше не делал для России. Я ничего не делаю для нее сейчас. Хиллари Клинтон отдала им 20% нашего урана. Это Хиллари Клинтон устроила перезагрузку: вы помните ту дурацкую пластиковую коробочку, которая всех нас выставила кучкой идиотов? Вот, взгляните. Он смотрит на нее и думает: какого черта она делает с этой дешевой пластиковой кнопкой? Хиллари Клинтон — вот это было перезагрузкой. Помните? На ней было написано «Перезагрузка». А теперь если я это сделаю, то я — плохой парень. Если мы сможем поладить с Россией, то это будет позитивно. У нас есть очень талантливый человек, Рекс Тиллерсон, и он скоро будет встречаться с ними. И я сказал ему, я сказал: я знаю, что политически это, наверное, плохо для меня. Эй, лучшее, что я могу сделать, — это ударить со всей силы по тому кораблю в 50 километрах от нашего берега. И тогда все в этой стране скажут: о, это здорово! Но это не здорово. Это не здорово. Я бы хотел поладить с Россией.

Ну, вот у вас было много президентов, которые не использовали такой подход. И посмотрите, где мы сегодня оказались. Поэтому, если бы я мог… ну, я люблю обсуждать такие вещи. Я хорошо умею это делать, однако может случиться и так, что я не смогу поладить с Путиным. Может быть, так и произойдет. Но я просто хочу вам сказать: фальшивые, ужасные, ложные сообщения сильно осложняют попытки договориться с Россией. И, возможно, Путин сказал… он сидит за своим столом и говорит: я понимаю, что происходит в Соединенных Штатах, я внимательно за этим слежу; президент Трамп никогда не сможет поладить с Россией из-за всего того давления, которое на него оказывается по причине этих фальшивых статей. Окей? А жаль. А если бы мы могли поладить с Россией — и, кстати, с Китаем и Японией и со всеми другими странами, — если бы мы могли поладить, это было бы позитивно, а не негативно.

Налоговая реформа…

— Господин президент, поскольку вы…

— Налоговая реформа произойдет очень быстро. Мы сейчас занимаемся реформой здравоохранения президента Обамы (Obamacare) — мы уже на завершающей стадии. Мы должны представить первоначальный план в марте, в начале марта, как я думаю. И мы должны, как вам известно, по закону и по бюджетным причинам мы должны начать первыми. Это не то чтобы… если честно, с налогами было проще, на мой взгляд, по закону и по бюджетным причинам, но мы должны сначала предложить пакет в области здравоохранения. Мы представим наши предложения в области здравоохранения в начале марта, в середине марта. А после этого мы предложим… у нас хорошо идут дела с налоговой реформой.

Да.

— Господин президент, вы упомянули Россию. Давайте поговорим о некоторых серьезных вопросах, которые возникли на прошлой неделе, и с которыми вы должны иметь дело как президент Соединенных Штатов.

— Хорошо.

— Вы упомянули корабль, этот разведывательный корабль недалеко от берегов Соединенных Штатов.

— Это нехорошо.

— А еще было проведено испытание баллистической ракеты, которые многие сочли нарушением…

— Это нехорошо.

— … нарушением соглашения между двумя странами. Кроме того, российский самолет пролетел на бреющем полете над американским эсминцем.

— Это нехорошо.

— Я слушал вас во время избирательной кампании…

— Извините, когда это произошло? Это случилось тогда… если бы вы сейчас были Путиным, вы бы сказали: ну вот, мы вернулись к старым играм с Соединенными Штатами. Трамп никогда не сможет заключить с нами сделку, потому что… вы должны понять, если бы я сейчас проводил жесткую линию в отношении России, просто жесткую, то люди бы сказали: о, как это прекрасно! Но я знаю вас достаточно хорошо. Затем вы скажете: он был слишком жестким, ему не следовало этого делать. Послушайте, из всех…

— Я просто пытаюсь понять вашу позицию в отношении…

— Подождите минуту. Подождите, подождите. Дайте мене всего одну секунду.

— Я просто пытаюсь понять, что вы будете с этим делать, господин президент.

— Все перечисленные вами вещи произошли недавно, потому что Путин, вероятно, исходит из того, что он не сможет заключить сделку со мной, потому что для меня политически невыгодно заключать сделку. Так вот, Хиллари Клинтон попыталась провести перезагрузку, из этого ничего не вышло. Все они пытались. Но я отличаюсь от этих людей. Продолжайте.

— Как вы оцениваете эти действия? И что вы собираетесь делать в связи с этим?

— Именно то, что я сказал.

— Вы дали Рексу Тиллерсону какие-то советы по поводу того, как вести переговоры?

— Дал. Я дал. У меня прекрасный представитель. Для меня большая честь, что Сенат одобрил его. Он будет фантастическим госсекретарем.

Да, я думаю, что я уже…

— Путин вас испытывает, как вы считаете, сэр?

— Я так не думаю. Я думаю, что Путин, вероятно, исходит из того, что он теперь уже не сможет заключить сделку со мной, потому что это будет политически непопулярное решение для меня как для политика. Поверить не могу, что я называю себя политиком, но, кажется, все именно так. Послушайте, мне было бы намного легче быть более жестким в отношении России, то тогда мы бы не смогли договориться. А теперь я не знаю, будем ли мы заключать сделку. Не знаю. Может быть, заключим, а может быть, и нет. Но мне было бы намного легче быть жестким… чем жестче я настроен в отношении России, тем лучше. Но, вы знаете, я хочу сделать то, что правильно американского народа. И, если честно, во вторую очередь я хочу сделать то, что правильно для всего мира.

Если Россия и Соединенные Штаты на самом деле будут вместе и поладят… и не забывайте, мы — очень мощная ядерная держава, и они тоже. Никакого преимущества. Мы — очень мощная ядерная держава, и они тоже. Меня уже проинформировали на этот счет. И я могу кое-что сказать вам одну вещь насчет этой информации, я могу это сказать, потому что любой, кто читает самые обычная книги, знает: ядерный холокост ни с чем не сравним. Они — очень мощная ядерная держава, и мы тоже.

Если у нас будут хорошие отношения с Россией, то, поверьте мне, это будет хорошо, а не плохо.

— То есть когда вы говорите, что они не являются хорошими, то это значит, что они…

— О ком я сказал, что он нехороший?

— Нет, я перечислил три недавно произошедших события, и о каждом из них вы сказали, что это нехорошо.

— Да, это нехорошо, но они произошли.

— Но портят ли они отношения? Не подрывают ли они способность США работать с Россией?

— Все произошли недавно, и я понимаю, что они делают, потому что они делают одно и то же. И снова повторюсь: возможно, я не смогу заключить сделку с Россией, но, по крайней мере, я попытаюсь. Кроме того, неужели кто-то действительно считает, что Хиллари Клинтон заняла бы более жесткую позицию в отношении России, чем Дональд Трамп? Хоть кто-нибудь в этом зале так думает?

Но скажу вам одно: она пыталась заключить сделку. Она начала перезагрузку. Она отдала весь ценный уран. Она делала и другие шаги. Говорят, что я близок с Россией. Хиллари Клинтон отдала 20% американского урана. Это она близка с Россией. А знаете, что я отдал России? Знаете, что я отдал? Ничего.

— Можем ли мы сделать вывод, что за этими конкретными провокациями не последует никакого ответа?

— Я не собираюсь рассказывать вам, каким будет мой ответ. Я не имею в виду военный ответ. Я не говорю, что пойду на Мосул через четыре месяца. «Мы собираемся атаковать Мосул через четыре месяца». Затем три месяца спустя: «мы собираемся атаковать Мосул через месяц». «Мы собираемся атаковать Мосул через неделю». А между тем Мосул — это очень и очень сложная тема. Знаете, почему? Потому что я не говорю о военных делах и о некоторых других вещах. Вы удивитесь, когда услышите об этом. И, кстати, я говорил об этом на протяжении всей своей предвыборной кампании. Поэтому мне не нужно говорить вам…

— Будет ли ответ?

— Я не хочу быть одним из тех, кто говорит: «Да, и вот что я собираюсь сделать». Мне это не нужно.

— Другими словами, последует ли какой-либо ответ, господин президент?

— Я не буду рассказывать вам, что я собираюсь сделать в Северной Корее. Подождите минутку, я не буду рассказывать вам, что я собираюсь сделать в Северной Корее. И я не обязан рассказывать вам, что я собираюсь сделать с Ираном. Знаете, почему? Потому что им не нужно этого знать. И, в конце концов, вы, ребята, устанете задавать вопросы. Поэтому когда вы спросите меня, что я собираюсь сделать с кораблем — с российским кораблем, к примеру, — я вам не отвечу. Будем надеяться, мне не придется ничего с ним делать. Но я не собираюсь ничего вам говорить.

— Спасибо!

— Могу ли я спросить вас… благодарю вас, господин президент…

— Откуда вы?

— BBC.

— Хорошо.

— Это достойная служба. Беспристрастная, свободная и честная.

— Да, разумеется.

— Господин президент…

— Прямо как CNN, верно?

— Господин президент, что касается запрета на въезд… мы можем долго обмениваться шутками. Что касается запрета на въезд, считаете ли вы, что это был хороший пример отлаженной работы правительства, точно отрегулированного…

— Да, я так считаю. И позвольте мне сказать вам…

— Были ли допущены какие-либо ошибки в этом процессе?

— Подождите. Я вас знаю. Одну минуту. Позвольте мне сказать о запрете на въезд. Процесс реализации указа о запрете на въезд был очень гладким, но нам помешал суд. Было вынесено негативное решение. Было вынесено решение, которое затем было оспорено, но, возможно, я ошибаюсь, это отняло 80% времени. Это очень много. Мы столкнулись с негативным решением. Но мы будем настаивать на своем. Примерно на следующей неделе выйдет новый исполнительный указ. Но мы столкнулись с негативным решением суда. Это единственное, что пошло не так с запретом на въезд.

Мы столкнулись с серьезными проблемами в работе компьютерной системы Delta в аэропортах. Там оказались люди, которых отвезли очень хорошие автобусы, и их распределили по различным местам. Но, несмотря на все это, единственной проблемой стало решение суда. Суд вынес решение, которое, при всем моем уважении, я лично считаю плохим. Очень плохим для безопасности нашей страны. Процесс реализации указа был безупречным.

Далее. Я хотел, чтобы этот самый указ был выполнен, но я тогда сказал, я сказал своим людям: дайте им один месяц. Но генерал Келли, теперь уже министр Келли, ответил: если вы это сделаете, то за этот месяц все плохие люди успеют попасть в страну. Вы же согласны с тем, что к нам в страну стремятся попасть в том числе и плохие люди? Далеко не все похожи на вас. Есть и плохие люди.

Келли сказал, что этого делать нельзя. И он был прав. Как только он это сказал, я ответил, что никогда об этом не задумывался. Я спросил: как насчет недели? Он ответил, что это тоже не принесет ничего хорошего. Необходимо сделать это немедленно, потому что если сделать все сразу, то у них не будет времени, чтобы приехать в нашу страну. Никто сейчас об этом не говорит, но именно по этой причине мы действовали так быстро.

Если бы мы растянули все это на месяц, вряд ли все прошло бы идеально. Мы бы потеряли много времени и, возможно, много жизней, потому что множество плохих людей успели бы приехать в нашу страну.

Между тем, мы проверяем вновь прибывших очень и очень тщательно. Очень тщательно. Но нам нужна помощь, нам нужна помощь в том, чтобы добиться принятия этого исполнительного указа.

— Но если все настолько безотлагательно, почему не ввели…

— Продолжим.

— Благодарю. Я надеялся получить однозначный ответ на один из вопросов, касающихся России. Можете ли вы утверждать, что знали, что некоторые из тех людей, которые консультировали вас во время предвыборной кампании, контактировали с Россией в период выборов?

— Я уже говорил вам, что генерал Флинн точно контактировал. Это один человек. Но он общался… он должен был…

— В период выборов?

— Нет, нет, об этом мне ничего не известно.

— Так вам не известно ни о каких контактах в период выборов?

— Послушайте, сколько раз мне нужно ответить на этот вопрос?

— Вы можете ответить просто «да» или «нет».

— Россия — это просто уловка. Да, я знаю, что вам нужно встать и задать вопрос. Это важно. Россия — это уловка. Меня ничто не связывает с Россией, я даже не звонил туда много лет. Я не разговариваю ни с кем из России. Не то чтобы я не хотел — мне просто не с кем там разговаривать. Я дважды говорил с Путиным. Он позвонил мне, чтобы поздравить с избранием — я уже говорил вам об этом — и чтобы затем поздравить меня с инаугурацией. Мы очень хорошо поговорили, особенно во второй раз: второй разговор был довольно долгим. Я знаю, что вы, возможно, уже осведомлены о его содержании, потому что он был засекречен. Поэтому я уверен, что всем в этом зале известно его содержание. Но мы очень хорошо поговорили. Меня ничто не связывает с Россией. Насколько мне известно, никого из тех, с кем я работаю, тоже ничто с ней не связывает.

Манафорт все полностью отрицал. Он все отрицал. Затем все узнали, что некоторое время он работал консультантом в той части мира, но не в России. Я думаю, что он представлял интересы Украины или людей, связанных с Украиной, — неважно. Но об этом было известно. Все об этом знали.

— Но, будучи главой вашего предвыборного штаба, поддерживал ли он контакты с российскими чиновниками?

— Знаете, он сказал, что не поддерживал. Я могу сказать вам только то, что он… Кроме того, он ушел с этой должности задолго до дня выборов. Вам же это известно, не так ли? Он ушел с этой должности задолго до выборов. Вся эта информация начала всплывать в период предвыборной кампании. Но Пола Манафорта, который, кстати, очень хороший человек, заменили задолго до дня голосования. Он занимал эту должность лишь короткий промежуток времени.

Сколько времени нам еще понадобится? Еще пять минут? Договорились?

— Господин президент, по поводу национальной безопасности…

— Подождите, давайте посмотрим, кто… Я хочу найти более дружелюбно настроенного репортера. Вы — дружелюбный репортер? Давайте посмотрим, насколько он дружелюбен. Продолжайте.

— Во-первых, меня зовут (неразборчиво), и я из журнала (неразборчиво). Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из моего сообщества обвинял вас или членов вашей команды в антисемитизме. Мы пришли к согласию в том (неразборчиво).

— Благодарю вас.

— Однако мы обеспокоены — и мы пока не слышали, чтобы этой проблемой кто-либо занимался, всплеском антисемитизма. Мы хотели бы знать, как правительство планирует решать эту проблему. Поступили сообщения, что в США за последние несколько недель в адрес еврейских центров прозвучало 48 угроз о минировании. Есть люди, совершающие нападения на евреев и угрожающие…

— Понимаете, он сказал, что собирается задать очень простой вопрос. Но этот вопрос непростой. Очень непростой. Хорошо, садитесь. Я понял, о чем вы хотите меня просить.

Вот как обстоят дела. Во-первых, я никогда не был и не являюсь антисемитом. Во-вторых, я совершенно точно не расист. На самом деле, учитывая то, что меня выдвинула Республиканская партия, я очень хорошо отношусь к другим народам.

— (неразборчиво)

— Тише, пожалуйста. Понимаете, он нас обманул: он сказал, что собирается задать очень простой вопрос. Итак, добро пожаловать в мир СМИ. Но позвольте мне кое-что вам сказать. Я ненавижу, когда меня в этом обвиняют. Я считаю это отвратительным. Я считаю отвратительным даже сам вопрос, потому что люди, которые меня знают — вы слышали, что вчера сказал премьер-министр Нетаньяху, вы слышали, что он сказал? Он сказал, я давно знаю Дональда Трампа, а потом добавил, забудьте об этом.

Вот на что вы должны были обратить внимание, вместо того чтобы вставать и задавать такие оскорбительные вопросы.

Продолжим.

— Благодарю вас. Я Лиза из PBS…

— Видите, вот так и работает пресса.

— Благодарю вас, господин президент. Лиза Дежарден (Lisa Desjardins) из PBS Newshour.

— Хорошо.

— По поводу национальной безопасности и иммиграции. Не могли бы вы рассказать нам более подробно об исполнительном указе, который вы планируете издать на следующей неделе? Его основные моменты. Будет ли он касаться каких-то конкретных стран?

— Это вопрос по существу.

— Кроме того, каковы ваши планы относительно иммиграционной программы DACA? Планируете ли вы продолжать ее реализацию или свернуть ее?

— DACA — это очень, очень сложный вопрос для меня. Для меня это один из самых сложных вопросов, которые сейчас передо мной стоят, потому что речь идет о замечательных детях — не во всех случаях, разумеется. В некоторых случаях они получают помощь по программе DACA, а затем становятся членами банд или наркоторговцами. Но есть совершенно замечательные дети — я бы сказал, что таких детей большинство — и они попадают к нам в страну таким образом. Это очень и очень сложный вопрос.

Мы собираемся подойти к программе DACA с особой тщательностью. Мне нужно поговорить с множеством политиков, не забывайте, я должен убедить их в том, что то, что я говорю, правильно. И я ценю, что вы это понимаете.

Но ситуация с DACA очень и очень сложная для меня. Потому что, понимаете, мне нравятся эти дети. Я люблю детей. У меня самого есть дети и внуки. И мне очень трудно делать то, что закон велит делать. А закон, как вы знаете, очень жесткий. Я не говорю о новых законах. Я говорю об уже существующих законах, и они жестоки. Очень жестоки.

Что касается нового исполнительного указа, то этот указ будет в первую очередь составлен с учетом судебного постановления, которое я считаю очень плохим. Но мы можем разработать новый указ с учетом этого постановления и получить все, что нам нужно, или даже немного больше. Но сейчас мы подгоняем его под судебное постановление. Над ним сейчас работают лучшие юристы страны. Новый указ будет разработан с учетом решения суда.

— Господин президент, Мелания Трамп объявила о возобновлении работы отдела для посетителей в Белом доме.

— Да.

— Она также делает многое во благо страны. Не могли бы вы рассказать нам немного о том, что первая леди Мелания Трамп делает для страны? К вашей администрации проявляется повышенный интерес: что для вас значит возобновление работы отдела для посетителей в Белом доме?

— Вот это я называю приятным вопросом. Очень приятный вопрос. Откуда вы?

— (неразборчиво)

— Хорошо. Теперь я будут вас смотреть. Спасибо большое.

Мелания замечательная. Она была здесь вчера вечером. Мы ужинали с сенатором Рубио и его супругой, которая, кстати, очень красива. И у нас состоялся очень интересный разговор о Кубе, потому что у нас одинаковый взгляд на Кубу. И кубинцы во Флориде очень хорошо ко мне отнеслись — я имею в виду американцев родом с Кубы. Я думаю, что Мелания сделает много хорошего. Да, все верно, она только что снова открыла Белый дом для посетителей.

Она, как и многие другие люди, с кем она работает, очень заинтересована в том, чтобы решать проблемы женщин. Она очень сильная защитница. Я думаю, что она является замечательной представительницей нашей страны. И становится очень смешно, когда ее пытаются оклеветать. То, что про нее говорят… я знаю ее очень давно. Она — очень успешный человек. Она была очень успешной моделью. У нее действительно отлично получалось. Она по вечерам возвращалась домой, на самом деле она довольно замкнутый человек. Она обладает всеми лучшими качествами. И то, что про нее говорят, — я знаю ее очень давно — то, что про нее говорят, очень несправедливо. На самом деле, многие издания уже приносили ей свои извинения, потому что они публиковали ложную информацию о ней.

Вот что я вам скажу: она будет фантастической первой леди. Она станет невероятно успешной представительницей женщин и всего народа. Ей будет помогать Иванка, замечательный человек и замечательная женщина. И они делают все это не ради денег. Они делают это, потому что они считают это правильным. Мелании приходится постоянно ездить туда и обратно, но, когда Бэррон закончит школу — потому что не стоит забирать ребенка из школы, когда осталось всего несколько месяцев — она с ним переедет в Белый дом. Благодарю вас за очень приятный вопрос.

Продолжаем.

— Господин президент.

— Да. Полагаю, это будет плохой вопрос, но все равно давайте.

— Нет, это будет неплохой вопрос.

— Хорошо, потому что мне нравится смотреть ваши программы.

— Благодарю вас, господин президент. Я хотел бы спросить вас: вы что-то говорили о бедных городских районах. Это было одной из составляющих вашей платформы в период предвыборной кампании.

— Необходимо решить проблемы бедных кварталов, да.

— Решить проблемы бедных кварталов. В чем будут заключаться решение их проблем и ваша городская программа, а также ваш исполнительный указ о HBCU (колледжи и университеты с исторически сложившимся «черным» контингентом студентов — прим. ред.), который будет опубликован сегодня? Вопрос оказался не очень плохим, не так ли?

— Вопрос оказался очень профессиональным и очень хорошим.

— Я профессионал.

— Мы сообщим об указе немного позже. И мне бы хотелось, чтобы этот указ говорил сам за себя. Но я думаю, что он принесет много пользы всем, кого он коснется. Однако мы поговорим с вами об этом после того, как указ будет обнародован.

Что касается бедных кварталов, как вы знаете, я очень резко высказывался по этой проблеме в период предвыборной кампании. Я даже думаю, что это позволило мне набрать гораздо больше голосов афроамериканцев, чем многие рассчитывали. Я получил гораздо больше голосов, чем многие рассчитывали, включая множество голосов латиноамериканцев, и для меня это стало большой честью. И, кстати, если позволите, я получил гораздо больше голосов среди женщин, чем многие рассчитывали.

Итак, мы собираемся начать работу с бедными городскими кварталами, в частности решать их проблемы, касающиеся образования и уровня преступности. Мы постараемся как можно быстрее решить эти проблемы, хотя, как вы знаете, на это нужно много времени. Некоторые из этих мест формировались на протяжении ста и более лет, и многие из них менялись в худшую сторону.

Но мы собираемся уделить особое внимание здравоохранению и, что еще важнее, образованию. Кроме того, мы собираемся взяться за преступность. Очень грустно видеть, как в этих бедных районах процветает преступность. Я видел все это, я видел это собственными глазами. Дважды я лично столкнулся с этим. Люди запираются у себя в квартирах, опасаясь выходить на улицу даже днем. Они живут в аду. Мы не может такого допустить. Поэтому мы будем предпринимать самые решительные меры.

Это замечательный вопрос. Ситуация действительно очень сложная, и она существует уже очень много лет. Она усугубляется уже очень много лет. В нашей стране есть места, с которыми нам необходимо работать. Мы должны помочь афроамериканцам, которые зачастую застревают там — и латиноамериканцам. Огромное множество латиноамериканцев живут в таких бедных районах, они живут в настоящем аду.

Давайте посмотрим на статистику в Чикаго. Существует два города Чикаго, как вы знаете. Есть волшебный, роскошный и безопасный Чикаго. А есть Чикаго, который хуже, чем любое их тех мест на Ближнем Востоке, которые мы так часто обсуждаем и о которых мы ежедневно слышим в новостях. Поэтому мы собираемся начать работу с бедными городскими районами. У меня есть множество блестящих специалистов, готовых помочь в этой работе.

— Когда вы говорите о бедных городских районах, собираетесь ли вы, господин президент, привлекать СВС к вашим дискуссиям, касающимся этих городских районов и вашей городской программы?

— Собираюсь ли я привлекать кого?

— Собираетесь ли вы привлекать Собрание чернокожих в Конгрессе и Собрание латиноамериканцев в Конгрессе?

— Да. Хочу спросить, вы собираетесь организовать встречу? Вы хотите организовать нашу встречу?

— Нет.

— Это ваши друзья?

— Я всего лишь репортер.

— Нет, продолжайте, организуйте встречу.

— Я знаком с некоторыми из них, и я уверен, то они сейчас смотрят эту пресс-конференцию.

— Давайте договоримся о встрече. Я с большим удовольствием встречусь с представителями собрания чернокожих. Я считаю, что это замечательно — Собрание чернокожих в Конгрессе. Это замечательно. Я думал, что у меня должна была состояться встреча с конгрессменом Каммингсом, и он очень этому радовался, но потом он сказал, я не могу ничего сделать, это может плохо сказаться на моей политической карьере, я не могут прийти на эту встречу. Я был готов провести эту встречу. Мы несколько раз ему звонили, и он тоже был готов. Я говорил с ним по телефону. Очень приятный человек.

— Я слышал, что он тоже хотел с вами встретиться.

— Он хотел. Но мы звонили, звонили и звонили, но не могли договориться о встрече с ним. Каждый день я заходил и говорил, что хочу с ним встретиться. Потому что я хочу решить проблему. Но, наверное, Шумер или кто-то еще сказал ему — возможно, кто-то ему сказал — чтобы он не встречался с Трампом, потому что это плохо на нем отразится. И это тоже часть проблемы.

Хорошо, еще один вопрос.

— Да, господин президент, у меня два вопроса…

— Нет, только один вопрос. Мы не выдержим два вопроса. Собравшиеся не выдержат два вопроса. Задайте мне лучший их двух ваших вопросов.

— (неразборчиво) Он не касается вашей личности или убеждений. Мы говорим о (неразборчиво) по всей стране, что-то делается вашими сторонниками от вашего имени. Что вы…

— Могу я быть с вами откровенным? Это имеет отношение к расизму и другим ужасным вещам, которые сейчас совершаются. Часть этого сочиняют наши оппоненты. Вам об этом известно. Вы это понимаете? Вы же не думаете, что кто-то намеренно совершает подобные вещи. Некоторые вывески, которые вы видите, выставляются не теми, кому нравится Дональд Трамп, они выставляются нашими оппонентами, а вы принимаете все за чистую монету. Нет. Но такие вывески появляются, и наши оппоненты провоцируют гнев. Они демонстрируют вывески и рисуют плакаты, которые неуместны и неприемлемы. Но это не мои люди. Это делают люди, находящиеся на противоположной стороне, и они делают это, чтобы разозлить таких, как вы.

Продолжим.

— Вы стали президентом. Что вы собираетесь с этим делать?

— Кто спрашивает? Откуда? Встаньте, пожалуйста.

— Что вы собираетесь делать с той напряженностью, которая уже здесь обсуждалась?

— Я над этим работаю. Я упорно над этим работаю.

— Собираетесь ли вы выступить с речью?

— Нет, послушайте. Чтобы вы понимали, наша страна была совершенно разобщена на протяжении восьми лет и — давайте будет честными по отношению к президенту Обаме — задолго до этого. Наша страна была разобщена задолго до прихода президента Обамы. Не я разобщил нашу страну. Она была совершенно разобщена уже до моего прихода.

Мы собираемся упорно над этим работать. Один из заданных сегодня вопросов — я счел его очень хорошим — касался бедных городских кварталов. Я считаю, что это часть общей проблемы. Но мы собираемся работать над системой образования. Мы будем работать над отсутствием… мы собираемся остановить… мы собираемся остановить рост преступности. У нас есть великолепные эксперты в органах охраны правопорядка. Мы попытаемся остановить рост преступности. Мы не будем пытаться остановить, мы собираемся остановить преступность.

Но для меня это крайней важно. Не Дональд Трамп разобщил нацию. Было еще восемь лет президентства Обамы и много лет до президента Обамы. Мы жили в разобщенной стране. И я постараюсь — я сделаю все, что в моих силах, чтобы это исправить.

Я хочу поблагодарить всех присутствующих. Для меня беседовать с вами — это большая честь. Благодарю вас. Большое спасибо.

(аплодисменты)

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076774 Дональд Трамп


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076735 Башар Асад

Эксклюзивное интервью Башара Асада

Корреспонденты Europe 1 и TF1 встретились во вторник с Башаром Асадом в Дамаске, чтобы обсудить будущее Сирии, борьбу с терроризмом и ведущиеся его армией кровавые репрессии.

Radio Europe 1, Франция

Сейчас, когда будущее Сирии вновь обсуждается на возобновившихся в четверг в Астане переговорах между режимом и представителями мятежников при участии России, Ирана и Турции, Башар Асад дал во вторник эксклюзивное интервью Europe 1 и TF1 в Дамаске.

Через шесть недель после взятия Алеппо сирийской армией президент страны подробно рассказывает в интервью о своей стратегии освобождения территории. Не отмалчивается он и насчет обвинений в преступлениях и массовых убийствах. В начале февраля НКО Amnesty international сообщило о том, что в одной расположенной у Дамаска тюрьме с 2011 по 2015 год были повешены почти 13 тысяч заключенных.

В интервью президент Сирии говорит в том числе и о роли Франции и Запада в этом конфликте, который унес жизни более 300 тысяч человек с 2011 года.

Фабьен Намиа (Europe 1): Два месяца прошло после освобождения Алеппо. Можно ли теперь сказать, что вы выиграли войну?

Башар Асад: Нет. Не думаю, что можно говорить о победе в войне, пока мы не справились с террористами во всей Сирии. Речь идет лишь о большом шаге на пути к ликвидации терроризма в нашей стране, и, как мне кажется, этот путь будет долгим. По одной простой причине: террористы получают поддержку многих западных стран, в том числе Франции и Великобритании, а также Турции, Саудовской Аравии и Катара в нашем регионе.

— Вы говорите о долгом пути, но не могли бы вы описать с военной точки зрения все еще стоящие перед вами задачи?

— Когда я говорю о ликвидации террористов в нашей стране, это, безусловно, означает освобождение всей нашей территории. Ее нужно вернуть под контроль правительства, такова стоящая перед властями задача.

— Но о какой части Сирии, о каком именно городе вы говорите?

— Хотите сказать, после Алеппо?

— Да.

— Мы, разумеется, продолжим кампанию в окружающей Алеппо зоне, чтобы обезопасить город от новых атак террористов с запада и севера, которые получают прямую помощь от Турции, от турецкой армии.

Мишель Скотт (TF1): Новым этапом станет не Идлиб? Говорят, что следующее большое сражение будет вестись за Идлиб.

— Это может быть Идлиб, Эр-Ракка или любой другой город. Сейчас все зависит от изменений в текущей ситуации, поскольку план может меняться в соответствии с ней. Мы не составляли этот план до окончания боев в Алеппо и его окрестностях. Поэтому говорить о следующем этапе еще слишком рано. Все зависит от боев на разных участках.

— Но сейчас ситуация для вас намного улучшилась с военной точки зрения?

— Разумеется, освобождение каждого города от террористов означает, что ситуация становится лучше. Но для нас этого не достаточно.

— Для Франции главным источником террористической угрозы, безусловно, является «Исламское государство»*. Вы же считаете, что все вооруженные группы или большинство из них — террористы. Почему вы не рассматриваете ИГ как особую угрозу?

— Во-первых, это не мы, правительство, считаем их террористами: они являются таковыми по закону и международному праву. Любой человек в моей или вашей стране, который берет в руки оружие и начинает убивать людей и разрушать имущество, является террористом. Это международное понятие. Таким образом, мы не единственные, кто дает им такое определение. В нашем случае, по нашему закону, тот, кто сдает оружие, перестает считаться террористом.

Мне кажется, что когда вы говорите, что французы или европейцы испытывают беспокойство по поводу ИГ, это свидетельствует о плохом понимании ситуации. ИГ — это следствие, а не причина проблемы. Проблема заключается в идеологии организации, которой придерживается также «Джабхат ан-Нусра»* и множество подобных организаций в Сирии, а также, быть может, в Ливии и других странах. Таким образом, вам следовало бы беспокоиться на счет всех этих террористов, а не только ИГ или «Джабхат ан-Нусра». Они делают то, что велит им их идеология, то есть устраивают теракты.

ФН: То есть, нет никакой разницы между «Исламским государством» и этими группами?

— Абсолютно никакой. В Сирии у всех этих организаций одни корни. Люди, которые входили в ИГ, раньше числились в рядах «Джабхат ан-Нусра». Сейчас они перебегают из одного движения в другое, потому что у них одна идеология, ваххабизм, которая стоит у истоков терроризма.

— Иначе говоря, два вас все это — один и тот же враг? Все эти террористы не отличаются друг от друга?

— Разумеется. Причем так говорит закон, а не я. Как я уже отмечал, в соответствии с законом и международном правом, ни в одной стране мира люди не могут держать в руках оружие, если они не представители армии и полиции. Думаю, во Франции все обстоит точно так же. Если я ошибаюсь, поправьте меня. Но мне кажется, что так обстоят дела по всему миру.

МС: Значит, Эр-Ракка, оплот ИГ, откуда планировались теракты во Франции, не является для вас приоритетной целью…

— Нет. Причем эти теракты вовсе не обязательно готовились в Эр-Ракке. Она — всего лишь символ ИГ.

— Символ?

— Присутствие ИГ наблюдается даже поблизости от Дамаска. Они повсюду. Они сейчас находится в Пальмире и на востоке Сирии. Поэтому нет, речь идет не только об Эр-Ракке. Приоритеты везде. Все зависит от хода боев. Для нас имеет значение все: Эр-Ракка, Пальмира, Идлиб… Все!

— Господин президент, вы представляете себя главным бастионом на пути терроризма. Есть немало людей, особенно у нас, которые считают ИГ и ваш режим двумя ликами одного зла, которое пытается задавить любые проявления свободного демократического самовыражения в вашей стране. Что вы могли бы им ответить?

— Во-первых, мы — не режим, а государство со всеми его институтами. Во-вторых, тут прослеживается демонизация Сирии, ее правительства и армии крупнейшими СМИ и западными политическими кругами, которые с самого начала поддерживали так называемых «умеренных». Сначала они называли их мирными демонстрантами, а затем сказали, что те уже перестали быть мирными, но все еще остались умеренными. Но они не понимали, что на самом деле лишь поддерживают базу «Аль-Каиды»* и ИГ.

Вот почему они говорят сейчас, что мы раскручиваем этих террористов, используем их в качестве альтернативы, чтобы у Запада больше не осталось выбора. Во-первых, Западу не нужно выбирать между мной и ИГ. Этот выбор предстоит сделать моему народу. Потому что речь идет о чисто сирийском вопросе. И, следовательно, нас не должно волновать, что думают по этому поводу западные чиновники. Им следовало бы подумать о собственном населении, защитить его от терактов, которые произошли из-за их политики.

ФН: Господин президент, все мы, особенно во Франции, были поражены ужасами терроризма. Но нас также шокировал обнародованный на прошлой неделе доклад Amnesty International. В нем говорится о тюрьме Сайедная. Она расположена неподалеку от Дамаска. 13 тысяч казненных заключенных, массовые повешения, пытки. В отчете организации говорится, что в этом месте сирийское государство в тайне убивает свой народ. Господин президент, все ли средства хороши для победы в войне? Можно ли делать все, что вздумается?

— Нет, все законно. Нельзя творить не пойми что…

— Но есть верить докладу Amnesty International, ни о какой законности речи тут не идет…

— Нет. Есть разница между обсуждением фактов, чем занимаемся сейчас мы с вами, и чьих-то утверждений. Если вам хочется поговорить об утверждениях, на это можно потратить уйму времени, потому что их существует огромное множество. Любой может заявить, что ему вздумается, и мы можем это обсуждать. Но в данном случае ни о каких фактах речи не идет. Если вам хочется обсудить Amnesty International, пожалуйста! Это всемирно известная организация, и ей следовало бы постыдиться выстраивать доклад на основании голословных обвинений. Если вы придете в суд в вашей стране (а у вас есть суды и судебная система), он примет решение на основании утверждений или все же потребует доказательств? Этот доклад выстроен на неподтвержденных обвинениях! Нет ни одного документа, ни одного доказательства. Причем речь шла даже не о 13 тысяч человек, а о цифре от 5 тысяч до 13 тысяч. Разброс более чем в два раза! Это означает, что никакого намека на точность тут нет. Не называется ни единого имени предполагаемых жертв. Из всех этих тысяч есть только 36. Есть там и другие пробелы. В частности, утверждается, что великий муфтий дает добро на казни, хотя в Сирии религиозные деятели не имеют никакого отношения к судебным процедурам. Смертная казнь в Сирии законна. Она является частью сирийского права с провозглашения независимости. Таким образом, у правительства есть право казнить кого угодно в соответствии с законом. И зачем бы оно тогда стало заниматься этим нелегально?

— Пытки вне закона даже в Сирии. Вы можете подтвердить, что в этой тюрьме не практикуют пытки, как утверждает Amnesty International?

— Вопрос стоит следующим образом: зачем пытать? Зачем вести пытки? С какой целью? Что мы от этого выиграем? Просто ради садизма? Мы все — садисты? Зачем нам это делать? Чтобы получить информацию? У нас есть все нужные нам сведения. Поэтому мы не прибегаем к пыткам. Это не является частью нашей политики. По одной простой причине: если бы мы устраивали такие зверства, это играло бы на руку террористам, они бы от этого выиграли. Нам же нужно завоевать сердца сирийского народа. Если бы мы устраивали такие бесчинства на любом этапе конфликта, мы не пользовались бы такой народной поддержкой, как сейчас, по итогам шести лет борьбы. Таков простой факт. Если вернуться к этим докладам, доклад должен выстраиваться на фактах. В этом же нет ни единого факта. Они должны представить доказательства, но не могут этого сделать.

— В Amnesty International предлагают отправить наблюдателей в ваши тюрьмы для того, чтобы собрать доказательства или наоборот подтвердить, что вы правы и никаких преступлений не было. Что вы ответите на такое предложение?

— Мне кажется, что лучше было бы начать расследование деятельности самой Amnesty International, раз она составляет доклад на основании голословных обвинений. Это позор, позор для такой организации, которая никогда не отличалась объективностью, а всегда вставала на чью-то сторону.

МС: А что насчет свидетельских показаний бывших охранников и заключенных?

— Это вопрос суверенитета. Если на вас каждый день сыплются такие обвинения и доклады, можно только и делать, что без конца принимать иностранные делегации. Вы бы согласились потребовать у вашего правительства отправки к вам сирийской делегации для расследования причин того, что ваша армия при Николя Саркози и Франсуа Олланде напала на ливийцев и убила десятки и сотни тысяч человек? Мы можем поехать к вам, чтобы начать следствие о тех деньгах, что Саркози получил от Каддафи? Это вопрос суверенитета. Нет, мы не позволим Amnesty International приехать сюда. Ни под каким предлогом и ни по какой причине. Я не говорю об этом докладе, но вы как крупные СМИ должны были бы провести собственное расследование. На чем основывается этот доклад? Если все это — голословные утверждения, его нельзя принимать всерьез.

— То есть, вы отвечаете «нет» на предложение о визите международных наблюдателей?

— Нет, определенно нет. Нас совершенно не интересует этот инфантильный доклад на пустом месте. Одни лишь голословные утверждения. Они говорят, что опросили каких-то свидетелей, все из которых — оппозиционеры и дезертиры. Объективным этот доклад никак не назвать.

— Но вы признаете, что в Сирии проводятся официальные, законные казни?

— Так обстоят дела с провозглашения независимости. Смертная казнь — часть сирийских законов в случае убийства. Она не имеет ничего общего ни с этим кризисом, ни с этим докладом, ни с этой тюрьмой. Существует законный метод, он называется «судебный процесс».

ФН: Господин Асад, давайте поговорим об отношениях Франции и Сирии. Через несколько недель во Франции будет избран новый президент. Среди вопросов, которые сейчас обсуждаются у нас, значится и восстановление диалога с вашим правительством. Рассчитываете ли вы на восстановление дипломатических отношений с Францией?

— Самое важное здесь — вовсе не наши дипломатические отношения. Речь идет в основном и по большей части о политической линии Франции. Отсутствие дипломатических отношений пока что не представляет особой проблемы. Хотя, конечно, в долгосрочной перспективе лучше было бы иметь хорошие отношения с любой страной, в том числе дипломатические.

— Так давайте обсудим политическую линию Франции!

— Прекрасно. Политика Франции с первого дня заключалась в поддержке террористов в Сирии и несет прямую ответственность кровопролитие в нашей стране.

— Это очень серьезное обвинение в адрес Франции! Как вы можете говорить, что Франция поддерживает терроризм?

— Они сами это говорят. Не я их обвиняю. Они неоднократно говорили, что поддерживали войну. Франсуа Олланд недавно даже заявил, что отказ от начала войны в 2013 году был ошибкой. Они сами говорили, что отправляли оружие так называемым «умеренным» группировкам, которые по факту являются террористическими. Об этом говорю не я, а они сами. Американцы утверждали то же самое, как и французы. Если вы посмотрите на заявления вашего руководства за последние два, три, четыре года, вы найдете множество заявлений французских официальных лиц. Они обвиняют сами себя.

МС: Франсуа Олланд скоро уйдет из власти. Вы же остались на своем месте. Вы победили в противостоянии с Олландом?

— Речь не идет о нем или обо мне. Тут нет ничего личного. Я ни разу с ним не встречался. Честно говоря, он меня вообще не интереует с его 11% рейтингом. Как мне кажется, такого низкого показателя еще не было ни у одного из его предшественников в истории Франции. На самом деле, противостояние ведется между мной и террористами, мной и теми, кто поддерживает их. Пока что террористам не удавалось победить в войне. Но они разрушают Сирию. Они убили сотни тысяч сирийцев. И поэтому не могу сказать, что победил в войне. Им, конечно, не удалось осуществить свой проект, но и мы пока не смогли закончить нашу войну. То есть, я не могу сказать, что победил в этой войне.

— Вы следите за ходом французской избирательной кампании?

— Мы следим за ним в общих чертах. На самом деле мы не рассчитываем на кого-либо на выборах в западных странах по той простой причине, что мы не верим западным лидерам на слово, когда они ведут кампанию. Их слова нацелены на завоевание голосов избирателей, а не на интересы их страны. Это факт, и я говорю вам об этом совершено открыто.

ФН: Господин президент, вы все же видите различия между правыми и левыми во Франции по вопросу отношений с Сирией?

— Да, различия тут можно отметить, но в конечном итоге значение имеет только политика избранного президента. Соответствует ли она тому, о чем он говорил до избрания, или нет? В этом вопрос. То есть, мы тут ни на кого не рассчитываем. Разумеется, мы предпочли бы того, кто не стремится разжигать войны. Таковы наши предпочтения. Но у нас нет ни в чем уверенности.

— Но кого бы вы, например, предпочли среди тех, кто против войны?

— Больших отличий в настоящий момент я не вижу. Но опять-таки я не стал бы полагаться на риторику одних или других. С этой точки зрения особой разницы нет.

МС: У вас контакты с кем-то из кандидатов? Или нет?

— Нет, мы не устанавливали контактов ни с кем из них.

ФН: А с нашей разведкой?

— В некоторых случаях у нас были непрямые контакты.

— С французскими спецслужбами?

— Да.

— А у вас лично были контакты с французскими разведслужбами?

— В ходе визита парламентской делегации в Сирии один из ее членов был представителем разведки. То есть, контакты существуют. Разумеется, французское правительство заявило, что речь шла лишь о парламентской делегации, что его все это не касалось, и что оно не одобряло инициативу. Но это не так: имеется несколько каналов связи.

— В одной из стран, в США, уже сменился президент. Одним из первых решений Дональда Трампа стал скандальный запрет на въезд в США для граждан нескольких мусульманских стран, в том числе Сирии. Вы не ощущаете какого-то унижения как гражданин Сирии и ее президент?

— Нет. Эта мера направлена не против сирийского народа, а против террористов, которые могли бы пробраться вместе с прибывшими на Запад иммигрантами. Причем это уже произошло в Европе, в частности в Германии, и может произойти в США. Думаю, что цель Дональда Трампа — не дать этим людям проникнуть в страну, и он приступил к ее выполнению на собственный манер.

— То есть, он поступил правильно?

— Нет, я говорю о том, с чем можно соглашаться или не соглашаться как человеку, но как президента меня все это не беспокоит. Меня волнует возможность вернуть сирийцев в Сирию, а не отправлять их США. Меня не порадовала бы их эмиграция в другие страны. Меня порадовало бы их возвращение в Сирию, потому что они хотят вернуться. Дело в том, что большинство сирийцев уехали из-за терроризма и западного эмбарго.

Таким образом, если бы мне захотелось ответить на это решение, я бы попросил Дональда Трампа и западные страны снять эмбарго и прекратить поддержку террористов. У них больше не было бы с этим проблем. Ни иммигрантов, ни террористов, которые скрываются среди иммигрантов. Кроме того, что тоже очень важный момент, эта шумиха вокруг решений Дональда Трампа объясняется вовсе не беспокойством о сирийцах и жителях других стран. Все дело в том, что нашей борьбой, нашими проблемами и нашим конфликтом хотят воспользоваться как инструментом против Дональда Трампа. Несколько месяцев назад Барак Обама принял несколько решений по тому же вопросу, но главные американские СМИ о них не говорили. Они начали говорить лишь после того, как Дональд Трамп сделал свое заявление достаточно резким образом.

— То есть, вам удобнее с Дональдом Трампом, чем с Бараком Обамой?

— Нет, мне не может быть удобнее, пока я не увидел его политику в отношении Сирии. И пока что я ее не видел. Опять-таки, нужно вести себя осторожно со всеми западными лидерами, потому что они могут сказать одно утром и поступить с точностью до наоборот вечером. Они не берут никаких обязательств. Они очень прагматичны и доходят до торговли своими ценностями. Я бы сказал скорее, что их политика вообще не опирается на ценности.

МС: Как бы то ни было, один момент пока что точно не изменился: это отход США из региона. Это очевидный момент. Сейчас в Астане начинается второй этап переговоров о будущем Сирии, и, что поразительно, западные страны оказались полностью вне игры: их там нет. Действительно ли это хорошо для будущего переговоров и перспектив мира в регионе?

— Нет. Чем шире поддержка политического процесса, тем лучше. Тем не менее, участвующие в этом процессе западные страны, прежде всего Франция и Великобритания, упустили шанс добиться чего-то в Женеве, причем дважды. Они ничего не достигли, потому что поддерживали действующие против правительства террористические группы. Они не стремились к миру в Сирии, а хотели использовать процесс, для достижения собственных целей.

— Но разве тот факт, что будущее Ближнего Востока находится в руках Ирана и России, за плечами которых нет больших демократических достижений, хороший момент?

— Повторюсь: чем больше стран вовлечено, тем лучше. Так считаем не только мы, но и россияне. Кроме того, они предложили многим странам участвовать, помочь им в борьбе с терроризмом и поддержать политический процесс. Запад же сам себя изолировал. В этом нет вины Ирана или России. Западные страны крайне пассивно отреагировали на эти инициативы. Так, например, в чем их позиция по Астане? Россия сказала им не приезжать? Нет! Они сами решили не участвовать.

— Другими словами, Иран и Россия — миротворцы, а Запад — разжигатель войны?

— Именно так. На все 100%.

ФН: Продолжим разговор о России. Вы бы сказали, что все решения в регионе принимает в первую очередь Владимир Путин? И даже в вашей стране, в Сирии?

— Нет, это не так. В Сирии решения мы принимаем сами. Что касается других стран, за них говорить я не могу. Россия уважает наш суверенитет и на каждом этапе, как стратегическом, так и тактическом, она сотрудничала с Сирией. Она ничего не предпринимала без консультаций с нами. Ее политика опирается на ценности и интересы, в частности в том, что касается борьбы с терроризмом. Поэтому нет, решения принимаем мы.

— Вы бы сказали, что без России ваше правительство давно бы обрушилось?

— Это чисто гипотетический вопрос. Никто не может предугадать результаты войны, потому что она по умолчанию изменчива. Разумеется, без российской поддержки ситуация была бы хуже. Но до какой степени? Это никому не известно. Я не могу сказать, устояло бы правительство или рухнуло. В любом случае, поддержка России была крайне важна в ослаблении ИГ и «Джабхат ан-Нусра». Дело в том, что эти организации стали договариваться, когда американская коалиция начала свои удары, свою косметическую операцию. И они продвигались вперед, пока Россия не вмешалась, и их не заставили отступить. Такова реальность. Таковы факты.

МС: Вас не удивляет то, что всего несколько лет назад большинство наблюдателей и аналитиков говорили, что у вас не получится долго продержаться у власти? Сейчас же, особенно после взятия Алеппо, многие утверждают, что вы сможете удержаться. В этот самый момент на переговорах в Астане обсуждают сохранение вашей позиции во власти. В нашей стране если политик демонстрирует плохие результаты, ему обычно не удается долго оставаться на своем месте. 17 лет у власти, шесть лет войны, более 300 тысяч погибших, разрушенная и разобщенная страна… Вы бы сказали, что такие результаты, с точки зрения не закона, а нравственности, позволяют вам остаться у власти вне зависимости от исхода текущих переговоров?

— Вы помните террористов, которые устроили теракты во Франции в прошлом году? Вы не забыли, что полиция застрелила некоторых из них? Вы бы назвали полицейских убийцами или спасителями? Они же убивали! То же самое обстоит и с врачом, который ампутирует пораженную гангреной ногу. По-вашему, он совершил недопустимое или же спас жизнь пациента? Необходимо понимать причины поступка. В нашем случае мы сражаемся с терроризмом, чтобы защитить народ. И это не моя личная точка зрения. Это долг, который возлагает на нас конституция и закон. Если бы я этого не сделал, то сам бы стал убийцей, потому что позволил бы террористам убить еще больше сирийцев. Долг вашей армии защищать французов. Но ваши военные могли бы сказать: «Мы не станем вмешиваться, потому что нас назовут убийцами!»

— Вы бы сказали, что сделали все, что можете, и все, что должны, для вашей страны?

— Все, что могу, да! Безусловно. Все, что должен? Это уже вопрос к сирийскому народу, потому что тут могут быть разные точки зрения. Но в том, что касается вопроса, хорошие результаты или плохие, причем с упомянутой вами нравственной тоски зрения, решать должны сирийцы, на не европейские лидеры. Все они говорили, что Асад должен уйти. А теперь не говорят. Меня не волнует ни одно из двух этих мнений. Я не обращал на них внимания с самого начала. Меня волнует борьба с терроризмом, с планами по уничтожению нашей страны. Это с самого начала было моей важнейшей задачей. И что они говорят, меня не интересует. Результаты касаются сирийцев, а ни в коем случае не европейцев.

ФН: Но когда сирийский народ сможет сказать, что одобряет вашу политику? Сейчас во Франции идут выборы. Когда состоятся следующие выборы в Сирии?

— Есть два средства добиться этого. Средства, которые есть у нас сейчас и будут по окончанию войны. Сейчас можно рассматривать любые решения, голосования, выборы, возможно все. Но до того момента у народа есть лишь один способ заявить о себе. Поддерживать вас или не поддерживать. Зачем народу поддерживать президента после шести лет войны, если он проявил себя плохо? Это очень простой вопрос: зачем людям поддерживать его? Почему они не поддерживают террористов? Возвращаясь к вашему вопросу, когда вы говорите о 300 или даже 400 тысяч погибших и утверждаете, что это президент убил их, вы словно даете террористам сертификат добропорядочности, как будто это мы убивали людей, а террористы их защищали. Вот суть вопроса. Но это не так. Правда в том, что мы сражаемся за сирийский народ. Именно поэтому сирийский народ поддержал правительство, армию и президента.

* «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида» — террористические организации, запрещенные на территории РФ — прим. ред.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076735 Башар Асад


Германия. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 17 февраля 2017 > № 2075633

«Газпром» увеличил экспорт газа в Германию на 37%.

 «Газпром» с 1 по 15 февраля 2017 года увеличил экспорт газа в Германию на 37% по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года, говорится в сообщении газового холдинга по итогам встречи главы «Газпрома» Алексея Миллера и министра экономики и энергетики Германии Бригитты Цюприс.

«В начале 2017 года спрос продолжает уверенно расти. В январе объем экспорта увеличился на 23,2%, а с 1 по 15 февраля — на 37% по сравнению с аналогичными периодами прошлого года», — отмечает компания.

Миллер и Цюприс обсудили маршруты поставок российского газа в Европу. Особое внимание было уделено проекту «Северный поток — 2». В ходе встречи было отмечено, что бестранзитные поставки газа через Балтийское море высоко востребованы потребителями. Так, в январе 2017 года действующий газопровод «Северный поток» работал с максимальной загрузкой, превышающей его проектные объемы.

Также было отмечено, что в 2016 году «Газпром» поставил на немецкий рынок рекордный объем газа — 49,8 млрд куб. м.

Германия — крупнейший зарубежный потребитель российского газа. К числу основных партнеров «Газпрома» в Германии относятся BASF/Wintershall Holding, Siemens, Uniper, Verbundnetz Gas и другие компании.

«Северный поток» — экспортный газопровод, проходящий по дну Балтийского моря в Германию. Проектная мощность — 55 млрд куб. м газа в год. Оператор «Северного потока» — совместное предприятие Nord Stream AG («Газпром» — 51%, Wintershall и Uniper — по 15,5%, Gasunie и Engie — по 9%). «Северный поток — 2» — проект строительства газопровода мощностью 55 млрд куб. м газа в год из России в Германию через Балтийское море.

Германия. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 17 февраля 2017 > № 2075633


Китай. Казахстан. ДФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 февраля 2017 > № 2105403 Иван Зуенко

Окно в Китай: почему у Казахстана получилось, а у России нет

Иван Зуенко

Несмотря на разговоры о создании Москвой и Пекином «большой Евразии», Россия и Китай за многие годы так и не смогли создать даже приграничные зоны свободной торговли. Передовиком здесь неожиданно стал Казахстан, а Москве есть чему поучиться на опыте соседей

Граница между Китаем и странами бывшего Советского Союза одна из самых протяженных в мире. Наибольший ее участок приходится на границу между Китаем и Евразийским экономическим союзом; единственной постсоветской страной, граничащей с Китаем и не входящей в ЕАЭС, остался Таджикистан. Однако, несмотря на тесные контакты политических лидеров и активное обсуждение проектов интеграции Китая и ЕАЭС, эта длинная граница по-прежнему остается жестким барьером на пути товаров, людей, капитала.

Степень недоверия по обе стороны этой линии такова, что ее запрещено пересекать на личном автотранспорте. Фактически заморожен вопрос об отмене виз – более того, с прошлого года китайская сторона в полтора раза увеличила пошлину, что сделало оформление даже туристической визы довольно затратным (4400 вместо 2500 рублей). Естественно, существует таможенный и пограничный контроль – последний, впрочем, есть и внутри ЕАЭС, а Россия с 1 февраля в одностороннем порядке восстановила его и в рамках Союзного государства с Белоруссией.

Говорить о полноценном сближении экономик без значительного смягчения порядка трансграничного движения товаров, людей и капиталов невозможно. Между тем в прошлом уже имелись прецеденты создания особых трансграничных зон: где-то провальные, где-то более-менее успешные. Изучение подобных примеров – залог успешной работы над ошибками и создания интегрированного пространства, что в перспективе позволит России и другим странам ЕАЭС использовать мощь китайской экономики, минимизируя риски.

Пограничный – Суйфэньхэ: мутная история

В начале 2000-х годов активно обсуждалось сразу три проекта создания приграничных торгово-экономических комплексов (ПТЭК) между Россией и Китаем: в районе выходящих прямо к границе городов Благовещенск – Хэйхэ, Забайкальск – Маньчжоули и поселка Пограничный – Суйфэньхэ. Правовую основу проектов заложили межправительственные соглашения 1998 и 1999 годов, которые не только ознаменовали завершение демаркации границы, но и устанавливали безвизовый порядок посещения гражданами РФ и КНР приграничных комплексов.

Дальше всех продвинулся проект ПТЭК Пограничный – Суйфэньхэ, который был утвержден распоряжением правительства РФ в феврале 2001 года (№196-р). С российской стороны проект продвигало информационно-аналитическое агентство «Приморье», действовавшее в интересах ряда «авторитетных» приморских депутатов. Партнером с китайской стороны стала крупная шанхайская корпорация «Шимао». В портфеле «Шимао» числились десятки успешных инфраструктурных проектов, а также управление сетями отелей Hyatt, Hilton и Holiday Inn по всему Китаю. На балансе ИАА «Приморье» был лишь офис в спальном районе Владивостока.

Однако, несмотря на явное несоответствие уровня партнеров, китайцы заинтересовались проектом, суть которого заключалась в создании по обе стороны от границы своеобразных резерваций (150 гектаров с китайской стороны и 300 гектаров с российской) с особым порядком въезда.

В идеале сюда можно было бы въезжать на личном автотранспорте, без виз, минуя турфирмы и тургруппы. С китайской стороны предполагалось построить пятизвездочную гостиницу с ресторанами, банями и массажными салонами, дополнив ее супермаркетом. При тогдашнем курсе юаня жители Приморья привыкли ездить в китайское приграничье за одеждой, ширпотребом или же просто на пару дней, отпраздновать день рождения или мальчишник. ПТЭК мог предоставить им все это на максимально удобных условиях.

С российской стороны предполагалось создать сборочное производство, хотя, как подчеркивает доцент ДВФУ Андрей Губин, в 2005–2008 годах работавший в ИАА «Приморье», китайцев интересовал только льготный режим таможенной очистки своих комплектующих и привлечение китайской рабочей силы. При этом российскую часть ПТЭК предполагалось использовать как склад и перевалочную базу.

Выезд за пределы ПТЭК без визы и прохождения таможенного контроля был невозможен, что превращало комплекс не в дыру, а всего лишь в своеобразный шлюз на границе, однако и это оказалось слишком смело. Прецедентов наделения отдельной территории особыми правами в плане въезда иностранцев в России не существовало. Даже сейчас, уже после принятия закона о свободном порте Владивосток (СПВ), больше года тормозится проект льготного режима его посещения иностранцами. Чиновники явно опережают события, заявляя об «успехах» и называя «конкретные даты», несмотря на то что сложный, но необходимый процесс согласования между контролирующими ведомствами, судя по всему, далек от завершения. Чего уж говорить о середине 2000-х, когда мировая конъюнктура цен на нефть позволяла свысока смотреть на потенциальных китайских инвесторов.

Согласно межправительственным соглашениям, технические вопросы работы ПТЭК должны были решить местные власти и пограничные ведомства двух стран. Не дожидаясь согласований, российские партнеры убедили китайцев, что с помощью гуаньси (связи) они смогут обеспечить зеленый свет как на уровне муниципалитета, так и на уровне пограничного ведомства. Китайцы поверили и начали строить на окраине Суйфэньхэ гостиницу Holiday Inn на 354 номера и торговый комплекс на 84 тысячи квадратных метров.

Работы полностью завершились к 2005 году. Согласования с контролирующими ведомствами Китая были осуществлены в кратчайший срок, а интересы проекта с китайской стороны лоббировал Э Чжунци, партийный шеф Суйфэньхэ. Позднее власти этого города в одностороннем порядке распространили режим ПТЭК на всю свою территорию, выделив часть под зону приграничной торговли, куда некоторые товары ввозятся беспошлинно.

С российской стороны так ничего и не появилось, кроме небольшого помещения со складами и пустующими офисами, гордо именуемого Центром международной коммуникации, и православной часовни, символично посвященной святому Георгию Победоносцу. Даже эта нехитрая инфраструктура стоит без дела уже больше десяти лет. Учитывая нараставшую в России в 2000-х годах централизацию, оказалось, что без отмашки Москвы ответственность за принятие решения не могут взять на себя ни местные власти, ни погранведомство. Решение технических вопросов неизменно саботировалось российской стороной, несмотря на десятки совещаний и рабочих встреч с участием представителей «Шимао» и парткома Суйфэньхэ.

Логику российских властей понять можно – с самого начала проект сулил не только экономические выгоды, но и риски, связанные с ослаблением контроля над трансграничным движением товаров и людей. В начале 2000-х все еще были сильны страхи перед нелегальной китайской миграцией, да и сама идея развивать народную торговлю как-то не грела душу чиновников. Представитель Торгпредства РФ в Китае заявлял: «Задача стоит, чтобы контракты шли не на уровне челноков, а между средними и крупными предприятиями».

Также нужно учитывать, что проект в том виде, в котором его продвигало ИАА «Приморье», не создал бы много рабочих мест, да и основные выгоды при тогдашней конъюнктуре цен получала бы китайская сторона. Поэтому кроме предпринимателей, инициировавших проект, да местного населения, которое получило бы легкий доступ к дешевым на тот момент товарам и услугам, проект стал никому не нужен. Окончательно все рухнуло, когда крестные отцы проекта оказались в опале.

Еще меньше было сделано в других ПТЭК. В Благовещенске все уперлось в злосчастный мост через Амур, история строительства которого началась еще в 1993 году. В Забайкальске смогли договориться о режиме пересечения границы на личном автотранспорте, но только при наличии выданного китайской турфирмой приглашения на срок не более 10 суток и не далее 20 км от границы.

Межправительственные соглашения 1998 и 1999 годов так и остались невыполненными. Та же судьба ожидала и Программу сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и северо-востока КНР на 2009–2018 годы. Через год по идее нужно подводить итоги ее реализации, но ни в России, ни в Китае о ней предпочитают не вспоминать – новой модной темой стало сопряжение Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС.

Хоргос: пища для размышлений

Особая зона со схожими правилами появилась на границе Китая и Казахстана – международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) Хоргос. Как и в российском случае, реализация проекта основана на межправительственных соглашениях 2004 и 2005 годов. Однако в отличие от проектов ПТЭК, где слишком много инициативы отдавалось на местный уровень, в Казахстане центральные власти решили курировать проект от начала и до конца. Принято считать, что сама идея подобной зоны была высказана еще в 2002 году во время визита Назарбаева в Пекин. Для реализации проекта учредили акционерное общество со стопроцентной долей государства. В 2011 году пакет акций был передан в доверительное управление «Казакстан Темир Жолы» (аналог РЖД).

С китайской стороны была создана открытая экономическая зона Хоргос, для управления которой Народным правительством Синьцзян-Уйгурского автономного района был учрежден отдельный комитет. В него входят представители различных органов власти, которые осуществляют управление своей частью МЦПС, оперативно решают вопросы взаимодействия и вносят свои предложения по его развитию в вышестоящие инстанции.

По принципам устройства Хоргос – брат-близнец российских ПТЭК. Это огороженная резервация общей площадью 560 гектаров (217 га – казахстанская часть, 343 га – китайская часть). Сообщение между частями резервации осуществляется через специальное горлышко, где нет таможенного и пограничного контроля. Въезжать на территорию МЦПС могут как граждане Казахстана и КНР, так и граждане третьих стран, причем без оформления визы. Иностранцы допускаются на территорию по заграничным паспортам, а казахстанцы и китайцы – по внутренним, которые представляют собой пластиковые карточки, типа российского водительского удостоверения. Существует ограничение по времени пребывания в центре – 30 дней, но это формальность – вряд ли кто-то захочет безвылазно сидеть там месяц.

Центр принимает туристов с 2012 года. Введение в эксплуатацию всех запланированных объектов намечено на 2018 год. Что же там будет? Чиновники обеих стран, описывая перспективы проекта, явно вдохновляются проектом Остапа Бендера по созданию шахматного кластера Нью-Васюки. Так, на территории МЦПС Хоргос предусмотрено возведение небольшого города, где, кроме торговых, деловых и выставочных центров, должны появиться скверы, парки, культурные достопримечательности, спа-центры и даже один университет.

Пока центр представляет собой большую торговую площадку, товары на которую доставляются в беспошлинном режиме. На китайской стороне построено несколько торговых центров, в некоторых есть гостиницы и бани. На казахстанской стороне появилось только одно сооружение – так называемая центральная площадь «Самрук», открытие которой состоялось 1 июля 2016 года. Сейчас сдана в эксплуатацию первая очередь объекта: несколько торговых блоков для бутиков. В завершенном виде размер «Самрука» составит 45 тысяч квадратных метров. Главным инвестором объекта стала шанхайская компания «Идин», а на его строительство, на которое ушло меньше года, были активно задействованы китайские рабочие.

Схема посещения центра выглядит так: подавляющее большинство посетителей приезжают в МЦПС в рамках шоп-тура, организованного турфирмой. При въезде в центр нужно пройти пограничный и таможенный контроль, время работы которого ограничено определенными часами. Теоретически это может создавать неудобства. Если не покинуть территорию до закрытия контроля (18:00 летом и 17:00 зимой), придется ждать следующего утра. В этот момент желательно оказаться на китайской стороне, так как там в отличие от казахстанской есть чем заняться ночью. Учитывая разницу в часовых поясах между КНР и Казахстаном, китайская граница закрывается еще раньше – в 16:00 по астанинскому времени.

Прохождение пограничных формальностей, как и везде на сухопутной границе Китая и бывшего Советского Союза, требует терпения и физической силы. После прохождения контроля, который из-за очередей может занять несколько часов, посетители попадают на территорию Хоргоса, где садятся в микроавтобусы и переезжают на зарубежную часть центра или остаются на своей. Далее туристы гуляют и тратят деньги. За два-три часа до закрытия ворот турфирмы вывозят своих подопечных с территории МЦПС.

Каждый посетитель может беспошлинно вывезти с собой товаров на сумму не более 1500 евро и весом не более 50 кг. Для того чтобы под видом «товара для личного потребления» не шли коммерческие партии, казахстанские таможенники установили дополнительные ограничения по габаритам багажа, а также по провозу одного и того же товара с установленной периодичностью (например, нельзя вывозить из центра больше одной шубы на одного человека раз в месяц).

Кроме того, в рамках борьбы с «кэмэлами» (наемными туристами, которые вывозят коммерческий груз под видом товара для личного потребления) гражданам Казахстана запрещено посещать центр более одного раза в месяц. С китайской стороны таких ограничений нет.

Об объеме торговли говорят данные китайской статистики, согласно которым ежедневный товарооборот уже достигает около 5 млн юаней. Цены в МЦПС ниже, чем на оптовом рынке «Дордой» в Бишкеке, так что Хоргос активно теснит «Дордой» в борьбе за покупателя. Хотя излишне оптимистичной картины не должно быть: связанный с Хоргосом бизнес криминализирован, чиновники коррумпированы, а условия, с которыми обычные люди сталкиваются при въезде в центр, сложно назвать привлекательными. Но перспективы у проекта неплохие, и для Казахстана они связаны с привлечением китайских покупателей.

По итогам 2016 года в центр въехало 2,5 млн китайцев (для сравнения: весь Приморский край посетило около 570 тысяч иностранцев). Правда, эта цифра не отражает, скажем так, количество уникальных посетителей и включает в себя, например, сотрудников китайских магазинов, которые каждый день ездят в МЦПС на работу. Тем не менее приток китайских туристов в Хоргос существует – причем не только на китайскую, но и на казахстанскую часть.

На первый взгляд это может показаться странным. Зачем гражданам КНР ехать в отдаленный приграничный город, в котором они могут купить те же самые товары и по тем же ценам, что и у себя дома в Урумчи или Пекине? Тому есть простые объяснения.

Во-первых, на территории центра действует режим дьюти-фри. Сюда ездят ради магазинов беспошлинной торговли, ассортимент которых традиционно пользуется спросом у китайских потребителей: косметика, алкоголь, сигареты, шоколад. По рассказам очевидцев, на казахстанской части МЦПС хорошо продаются не только французские духи и британский виски, но и местная продукция (макароны, растительное масло, мед), а также товары стран ЕАЭС, частью которого является Казахстан.

Во-вторых, китайцам для посещения Хоргоса не нужны ни визы, ни даже загранпаспорта, которые есть менее чем у 5% граждан КНР. У жителей приграничного Синьцзяна с загранпаспортами все еще сложнее – в ноябре 2016 года местные власти Синьцзяна начали изымать их «на ответственное хранение». И пусть казахстанская часть МЦПС – это не совсем полноценная заграница, но магазины дьюти-фри там самые настоящие, а многим китайским туристам другого и не нужно.

В-третьих, для китайских граждан установлен беспошлинный лимит на перемещение товаров с территории центра на территорию КНР в размере 8 тысяч юаней каждый день на одного человека, что заметно мягче ограничений, установленных для обычной поездки за рубеж.

Как отмечает директор Центра китайских исследований (China Center; Алма-Ата) Адиль Каукенов, важным преимуществом Хоргоса перед другим крупным переходом на казахстанско-китайской границе (Алашанколь) является то, что он находится в экономически активной Алма-Атинской области. К тому же серьезное внимание проекту придает китайская сторона. Помимо строительства города на своей стороне, китайцы подвели к нему автомобильную дорогу – буквально пробили ее через горы.

Учиться у соседей

Как видим, основные страхи, пугавшие российские власти в проекте ПТЭК, на примере Хоргоса не подтвердились. Проблема нелегальной миграции с вводом в строй МЦПС не усложнилась, да и как бы ей усложниться, если на выходе из центра пограничниками осуществляется такой же полноценный контроль, как и на любой другой точке границы.

Черные схемы провоза груза через границу, которые применялись на границе с Китаем и до открытия Хоргоса, от работы МЦПС не зависят. Главным риском для Казахстана является развитие челночной торговли, возможности для которой через МЦПС действительно возросли. Однако государство предпринимает конкретные действия, чтобы усложнить жизнь челнокам и их клиентам.

Что мы видим на другой чаше весов? Фактически казахстанские компании получили доступ без каких-либо нетарифных ограничений на быстро растущий рынок. Как минимум на перспективную маркетинговую площадку. Да, сегодня выгодами от этого пользуются уже известные торговые марки, чаще всего зарубежные. Но сам факт наличия такой площадки, а также конкурентные цены, получившиеся после девальвации тенге, предоставляют широкие возможности для развития экспорта.

Такая маркетинговая площадка очень пригодилась бы российским производителям, желающим покорить китайский рынок. Сейчас российским экспортерам необходимо пройти семь кругов административного ада даже для того, чтобы организовать поставку тестовой партии, без которой нельзя оценить перспективы товара на рынке. В результате многие виды продукции до китайского потребителя просто не доходят, а в ценообразование всех остальных добавлены затраты на таможенную очистку.

Создание в России зон, подобных Хоргосу, позволило бы решить эти проблемы. Тем более что опыт Хоргоса показывает – самая большая угроза, исходящая из таких зон, это недобор таможенных сборов из-за действий челноков. Наверное, это не настолько страшно, чтобы жертвовать интересами потребителей и бизнеса.

Китай. Казахстан. ДФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 февраля 2017 > № 2105403 Иван Зуенко


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 16 февраля 2017 > № 2085762

«Черный ход» в Европу и правила игры для российского экспорта

Российский экспорт в Европу упал на 13%. Об этом свидетельствуют данные европейской статистической службы Евростат

В 2016 году Россия поставила в ЕС товаров на 118 млрд евро — против 136 млрд в 2015-м. Показатель снизился на 13%. Тем временем в России обсуждают, как упростить правила игры для экспортеров. Об этом говорили на форуме «Сделано в России — признано за рубежом», организованном Российским экспортным центром.

«Когда вы покупаете хлеб, вы же не знаете, чем обрабатывали пшеницу» — так, немного издалека, начинает разговор об экспорте заместитель гендиректора по инновационной политике ГК «Агро-Химпром» Юрий Крутяков. Группа производит пестициды, поставляет в страны Средней Азии, строит планы на США и Европу. С последними сложно: чтобы продавать там ядохимикаты, нужно преодолеть массу бюрократических барьеров и доказать безопасность. Хотя есть и «черный вход» в ЕС — через восточных участников, там требования могут быть мягче, говорит Юрий Крутяков.

«Все члены Евросоюза должны гармонизировать свое законодательство с общеевропейским. Но, тем не менее, некоторые страны позже вошли в Евросоюз, учитывая, что они имеют большие потери своих национальных рынков. Поэтому есть некие возможности входа в Евросоюз через некоторые страны, такие, как Польша, Чехия — через «черный ход». В общем-то на это и рассчитываем».

Одна из главных сложностей для экспортеров заключается в том, что товары должны пройти испытания в аккредитованных лабораториях и получить местные сертификаты (кстати, для импорта в Россию нужно сделать то же самое). Преодолеть эту процедуру можно, но потребуется слишком много времени, говорит руководитель Росаккредитации Алексей Херсонцев.

«Каждая страна в рамках своей системы технического регулирования, как правило, требует, чтобы сертификация происходила именно в тех органах сертификации, которые уполномочены этой страной. Не так, что ты пришел, как в магазине, и завтра получил результат. Во-первых, сам по себе процесс испытаний длительный. Он может занимать месяц, может полгода — в зависимости от технологии. Во-вторых, ты еще должен встать в очередь».

Плюс к этому нужно заплатить за экспертизу. Для более-менее крупных производителей, суммы не критичные, но для кого-то, вкупе с остальными затратами, это тоже барьер. А если бизнес не пойдет? Такие опасения озвучивает начальник отдела стандартизации компании «Позис» Ольга Синичкина. Ее предприятие, входящее в госкорпорацию «Ростех», планирует экспортировать в ЕС медицинские холодильники.

«От 15 до 20 тысяч евро — столько сертификация и экспертиза документации. Конечно, очень большие затраты, это не будет окупаться. Большие объемы мы изначально поставлять не сможем. Как пойдет наша продукция — а вдруг она вообще не пойдет? Некоторый риск есть».

Москва сейчас пытается вступить в международные организации, чтобы сертификаты, выданные в России, признавали в странах Организации экономического сотрудничества и развития, то есть во всех развитых государствах. Экспортерам пробиться на западные рынки станет гораздо проще. Осенью иностранные аудиторы были в России и в целом остались довольны системой сертификации, а недавно Росаккредитация внесла поправки в Госдуму, которые должны навести порядок на этом рынке. В том числе — ограничить компании, которые сейчас открыто предлагают всего за час сделать сертификат на любой товар, что, вероятно, могло несколько смутить западных партнеров.

Михаил Сафонов

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 16 февраля 2017 > № 2085762


Россия. ЮФО > Рыба > fishnews.ru, 16 февраля 2017 > № 2080011 Александр Ершов

Александр Ершов: Гибрид гибриду рознь.

Переход от беспородного карпа к выращиванию высокопродуктивных гибридов позволит за короткий срок нарастить объемы производства при прежних затратах, отмечает управляющий Ассоциации «Большая рыба» Александр Ершов.

В условиях постоянного роста цен найти ответ на вопрос, как снизить или хотя бы обуздать себестоимость, удержав ее на приемлемом уровне, совсем не просто. Один из путей решения – это совершенствование технологии аквакультуры, отмечает в статье для Fishnews управляющий Ассоциации «Большая рыба», руководитель рабочей группы по селекционно-племенной работе Ассоциации «ГКО Росрыбхоз» Александр Ершов.

По его словам, сегодня аквакультура в России на 80% представлена прудовым рыбоводством, а если точнее – карповодством с использованием поликультуры «карп – растительноядные рыбы». Из 170 тыс. тонн рыбы, выращиваемой в нашей стране, порядка 100 тыс. тонн – это карп. «Так что именно карп – наше национальное достояние, а вовсе не осетры, семга, клариевый сом и прочие. Как следствие, наибольшего эффекта в плане увеличения объемов производства можно достигнуть именно за счет карповодства. Повышение продуктивности по карпу всего на 10% – это солидный прирост в реальной рыбе на столах россиян», - подчеркивает Александр Ершов.

С нынешнего года предприятия, входящие в состав Ассоциации «ГКО Росрыбхоз», активно привлекаются к участию в программе по широкомасштабному внедрению в товарное рыбоводство России высокопродуктивных гибридов карпа (сокращенное название «карп-F1»). «Суть ее проста: с давних времен было известно, а в дальнейшем подтверждено генетиками и животноводами, что межпородные гибриды имеют значительные преимущества в выживаемости, темпе роста, резистентности к болезням по сравнению с родительскими формами», - рассказал управляющий «Большой рыбы».

Он отметил, что в России этот фактор используется осознанно только в продвинутых рыбоводных хозяйствах. «Однако далеко не все рыбоводы знают, что венгерский карп, голый, чешуйчатый – это еще не породы, это породные группы, объединенные общими признаками, – обращает внимание эксперт. – Пород карпа достаточно много и они отличаются друг от друга не меньше, чем породы крупного рогатого скота или свиней».

По его словам, по рыбоводным производственным показателям межпородные карпы как минимум на 15-20% превосходят даже хорошие породы, не говоря уже о беспородном карпе, широко используемом в рыбоводстве, особенно в фермерских хозяйствах. «В пересчете на объемы выращивания карпа в России – это десятки тысяч тонн прироста исключительно за счет совершенствования технологии прудового рыбоводства – и, что немаловажно, при минимальных затратах, - заявил Александр Ершов. - Пока задачей отечественной аквакультуры остается наращивание объемов производства до насыщения рынка и полного импортозамещения, этот инструмент очень эффективен».

Росрыбхоз ставит задачу уже весной текущего года на базе наиболее подготовленных племенных рыбоводных хозяйств и племрепродукторов значительно увеличить долю гибридов карпа первого поколения в товарном рыбоводстве. «Возможности для этого существуют, но важно наглядно на практике продемонстрировать преимущество гибридов и добиться того, чтобы рыбоводы массово переходили на их использование», - подчеркивает управляющий ассоциации.

Причем эта программа должна опираться на научный подход в части генетики: «Гибрид гибриду рознь. В разных зонах рыбоводства нужны разные гетерозисные гибриды. И здесь свое слово должны сказать рыбохозяйственные научные учреждения, выступающие не на общественных началах и благих пожеланиях, а на базе работ, включенных в план научных исследований по госзаданию», - делает вывод Александр Ершов.

Россия. ЮФО > Рыба > fishnews.ru, 16 февраля 2017 > № 2080011 Александр Ершов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079513 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: проекты федеральных законов, субсидии ведущим университетам, на подготовку к Всемирной зимней универсиаде 2019 года, на строительство медицинских центров.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Прежде чем мы начнём работать по повестке, хочу отметить, что 19 апреля в соответствии с Конституцией я представлю отчёт о деятельности Правительства за 2016 год в Государственной Думе. Это традиционное мероприятие, оно проходит ежегодно. Почти десять лет назад я этот формат лично предложил, и, как показало время, он себя неплохо зарекомендовал как одна из важных форм отчёта Правительства и важнейшая – перед Государственной Думой.

Это первый отчёт перед Государственной Думой седьмого созыва. Естественно, будут вопросы, необходимо готовиться всему Правительству. И предложения готовить, и пояснения на тот случай, если это потребуется, тем более что цель у всех властей в нашей стране – и у высшей исполнительной власти, то есть Правительства Российской Федерации, и у высшей законодательной власти – единая: сделать страну более успешной и сильной.

Прошу коллег по Правительству отнестись к подготовке отчёта максимально внимательно, проанализировать работу министерств, которые вы возглавляете, иных федеральных исполнительных органов за прошлый год и подготовить предложения.

И о важном документе, который я подписал – это постановление о создании Единой государственной информационной системы социального обеспечения. Такая база данных необходима, чтобы формировать полную адресную систему социальной поддержки.

У нас действует сложный, многоуровневый порядок мер социальной защиты. В нём учитываются самые разные критерии: от состояния здоровья до стажа работы в районах Крайнего Севера, от числа детей в семье до льгот на получение жилья. В новой системе будут храниться сведения обо всех мерах социальной поддержки, и каждый человек сможет получить данные о том, какие гарантии, выплаты или компенсации ему положены, причём независимо от того, кто их предоставляет: федеральный бюджет, региональные власти или муниципальные органы самоуправления. Информацию о своём пакете пользователь сможет просматривать в любом регионе страны.

Теперь непосредственно к повестке дня. В Правительство внесён законопроект, который должен обеспечить более высокий уровень защиты авторских прав в интернете. Сегодня мы его рассмотрим.

У нас есть правовое регулирование, благодаря которому осуществляется защита интеллектуальной собственности, в том числе в судебном порядке. Но информационные технологии очень быстро обновляются, и законодательство за деятельностью всякого рода нарушителей авторских прав – тех, кто занимается контрафактом, пиратством, – не всегда успевает. Законопроект устраняет пробелы (ряд пробелов во всяком случае) в действующих нормах.

Во-первых, в документе определяется порядок ограничения доступа к так называемым зеркальным сайтам. Они в законопроекте называются производными сайтами в сети Интернет. Этот термин, кстати, впервые в законодательстве появляется. Именно на этих так называемых зеркалах дублируется контент сайтов, чья деятельность заблокирована по решению суда. Производные сайты можно будет оперативно блокировать на основании судебного приказа.

Во-вторых, для операторов поисковиков вводится обязанность удалять сведения о тех сайтах, которые неоднократно нарушали авторские права и доступ к которым был ограничен по решению суда.

Эти нормы будут распространяться на все объекты авторского права, кроме фотографий, то есть на музыку, фильмы, книги. Такое регулирование в полной мере соответствует и нашим международным обязательствам, и интересам самих пользователей.

По субсидиям, которые в повестке дня. Это 10 млрд рублей лучшим российским университетам. Деньги пойдут на повышение их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров. Цель остаётся прежней: чтобы как минимум пять российских университетов вошли в мировой топ. В этом году субсидии получит 21 университет.

Кроме того, распределяются субсидии на строительство и ремонт медицинских центров, где пациенты могут получить скорую специализированную помощь, в том числе высокотехнологичную. Это часть государственной программы «Развитие здравоохранения», одна из целей которой – сделать медицинскую помощь более доступной. Более 2 млрд рублей будет направлено в семь регионов.

И ещё один вопрос касается денег на подготовку к XXIX Всемирной зимней Универсиаде 2019 года. Она пройдёт в Красноярске. Наша страна уже не в первый раз проводит мероприятие такого уровня. Более 7,7 млрд рублей будет направлено на строительство и реконструкцию 10 спортивных сооружений и арен, на которых состоятся основные состязания Универсиады.

И целый ряд других решений, в том числе касающихся международного проекта «Русские сезоны». Мы такой проект создаём. Он связан с проведением гастролей лучших творческих коллективов, уникальных выставок из собраний крупнейших музеев, фестивалей искусства, в том числе циркового, и российского кино. Этот фестиваль будет проходить не только в других странах, но и в регионах России, и нужно утвердить решения по организации этой работы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079513 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079512 Андрей Воробьев

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым.

Губернатор Московской области проинформировал Председателя Правительства о реализации программы благоустройства жилой среды и инвестиционных проектах региона.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Юрьевич, расскажите, как дела в целом, но с упором на важные для области проекты. Они для любого субъекта Федерации, конечно, важны. Я имею в виду строительство социальных учреждений, прежде всего школ. Как эта наша большая совместная программа, федеральная и региональная, у вас разворачивается с учётом того, что население большое в области и, по всей вероятности, довольно большое количество школ нужно построить?

Конечно, очень важной является проблема коммуникаций, дорог. Несмотря на то что Московская область в центре страны находится и вместе с Москвой образует единый транспортный узел, даже здесь есть много проблем, которыми нужно заниматься.

А.Воробьёв: В рамках указа Президента мы решили проблему с детскими садами с опорой на федеральный бюджет и Правительство Российской Федерации.

Сейчас приступили к школам. В Подольске строим две большие школы по федеральной программе, очень важные и необходимые. Программа ликвидации второй смены тоже наш приоритет. Мы направляем и региональные ресурсы, и муниципальные на решение этой проблемы. 55 тыс. ребятишек у нас во вторую смену учатся, мы активно строим школы. Порядка 25–27 школ сдаём каждый год.

Д.Медведев: В этом году какое количество предполагаете сдать?

А.Воробьёв: В этом году у нас в плане стоит 27 школ. Это за счёт бюджета и инвестиционные школы.

Очень позитивна и очень вовремя принята программа по благоустройству дворов. Московская область получает порядка 1,7 млрд рублей. Для нас это очень серьёзная поддержка. Мы можем реализовать благоустройство не только дворов, но и скверов, территорий, где традиционно проводит время большое количество жителей.

Д.Медведев: У меня просьба: когда будете этим заниматься, как, собственно, и другие руководители субъектов Федерации, муниципалитетов, обязательно при осуществлении этой программы советуйтесь с людьми, которые в конкретных населённых пунктах проживают, чтобы нам не создавать того, чего люди не хотят видеть.

А.Воробьёв: Мы слышали Вашу установку на съезде, и обязательно, прежде чем начать что-то делать, собираем управдомов, жителей. И, соответственно, делаем ли мы парковку, или детский городок, или хоккейную коробку во дворе, обязательно учитываем мнение жителей.

Серьёзно занимаемся экономикой, создаём индустриальные парки, подводим инфраструктуру, для того чтобы инвесторы приходили на всё готовое. В понедельник проводим большой форум – локальный, в Подмосковье, куда приглашаем всех действующих инвесторов, рассказываем о поддержке как федеральной, так и региональной.

По федеральной поддержке мы очень плотно работаем с Фондом развития промышленности и Минсельхозом. Эти программы позволяют нам создавать рабочие места в самых отдалённых районах Подмосковья: Луховицы, Озёры, Каширский район, Коломенский. Это очень ценные программы, в которых мы участвуем.

Из приятного: на этой неделе Московская область подписала специальный инвестконтракт с «Мерседесом». Работали с Правительством при подготовке этого контракта. Очень ждём наших инвесторов в Есипово (Солнечногорский район). Площадка готова. Мы вложили туда в том числе и бюджетные деньги. Всё готово для того, чтобы начать строительство завода.

Д.Медведев: Это на самом деле важно. Даже не потому, что нам нужно обязательно «мерседесы» у себя выпускать. Это в известной степени знак качества, потому что, как известно, компания-производитель очень придирчиво относится к условиям, в которых им придётся работать, заниматься сборкой. И в этом смысле это как бы означает, что они адекватным образом оценивают инвестиционный потенциал региона и возможность этим заниматься.

А.Воробьёв: Смежники, которые участвуют в сборке автомобиля, тоже могут располагаться там. Это дополнительные рабочие места. Для нас это тоже очень важно.

И проектная деятельность. То, о чём мы часто говорим, – эффективность управления. Мы открыли первый проектный офис содействия строительству, где в одном опен-спейсе, на одной территории находится 19 министерств, учреждений, для того чтобы максимально быстро работать на результат, удобно и просто предоставлять услуги по строительству в Подмосковье различных объектов.

Такая проектная деятельность у нас является приоритетной в 2017 году в части эффективного управления.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079512 Андрей Воробьев


Россия. ДФО > Образование, наука > amurmedia.ru, 16 февраля 2017 > № 2078387 Ольга Тен

Переход в десятый класс должен стать обдуманным шагом хабаровского старшеклассника. Именно для этого школы и устанавливают пороговые баллы в профильные классы, сообщила корр. ИА AmurMedia начальник управления образования г. Хабаровска Ольга Тен.

Девятиклассникам Хабаровского края необходимо подать заявление на ГИА до 1 марта

— Переход в десятый класс сейчас — это обдуманный школьником шаг к получению образования более высокого уровня, а не как раньше — камера хранения детей. Родители сдали и еще на два года успокоились — ребенок в школе, и ни забот, ни хлопот, — уверена Ольга Тен.

Как сообщила чиновница, в разных школах города будут организованы разнопрофильные классы наряду с общеобразовательными.

— В одной школе будет превалировать гуманитарный уклон, в другой — математический, в третьей — технический. И пусть мамы и папы не боятся, проходной балл адекватен и без особых проблем достигаем детьми. Просто надо помочь подростку хорошо подготовиться к экзаменам, — рекомендует Ольга Тен.

По словам начальника управления образования, даже те ребята, которые не смогут преодолеть заветный балл, но очень хотят учиться дальше, смогут продолжить обучение в общеобразовательных классах. Для этого нужно сдать экзамены хотя бы на "тройку".

— И не стоит думать, что общеобразовательные классы создаются для троечников. Они как раз-таки для тех, кто еще по каким-то причинам не определился: гуманитарий он или математик. Общеобразовательные классы удачно подойдут и тем целеустремленным ребятам, которым пока не хватило навыка на экзаменах, но которые хотят подтянуться к ЕГЭ и сдать его удачно и осуществить мечту о высшем образовании, — пояснила Ольга Тен.

А все проблемы, связанные с выбором профиля в 10 классе пусть даже не в своей школе, придумывают родители. Ребенок, качественно подготовленный к экзаменам и настроенный на успех, как правило достигает задуманного, уверила Ольга Тен.

Россия. ДФО > Образование, наука > amurmedia.ru, 16 февраля 2017 > № 2078387 Ольга Тен


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 февраля 2017 > № 2078106 Сергей Лавров

Комментарий и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам встречи с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном, Бонн, 16 февраля 2017 года

Мы провели встречу с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном. Встреча была прагматичной, деловой и, я бы сказал, продуктивной в том смысле, что мы сопоставили наше видение того, как двигаться по направлениям, которые обсуждали наши президенты по телефону 28 января в принципиальном плане. Подтвердили наличие общих и совпадающих интересов, прежде всего, в том, что касается непримиримой борьбы с терроризмом, в контексте политического урегулирования в отношении сотрудничества по сирийскому кризису, по другим странам региона, где терроризм также «пустил корни». Обсуждали ситуацию в Афганистане, на Украине. По всем этим направлениям наши американские партнеры заинтересованы подключиться к усилиям, которые предпринимаются для преодоления этих конфликтов.

Как только команда в Госдепартаменте США и других ведомствах, занимающаяся этим вопросом, будет сформирована, мы выразили готовность налаживать соответствующие контакты. Понятно, что мы не могли решить всех проблем. Думаю, что их никогда не решить в отношениях между двумя такими крупными державами, как Россия и США. Но у нас есть общее понимание, что там, где интересы совпадают, а таких сфер немало, мы должны двигаться вперед, показывать способность США и России играть ту роль, которая им отведена благодаря их позициям на мировой арене.

Мы затронули ситуацию в двусторонних отношениях, которые были существенно подорваны администрацией Б.Обамы особенно в ее последние месяцы. Со стороны Государственного секретаря США Р.Тиллерсона подтверждена готовность, которую выразил Президент США Д.Трамп в разговоре с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, преодолевать этот период, устранять все наносное и искусственное при понимании, что в отношениях всегда будут оставаться вопросы, требующие согласования и решения. Все разногласия за «один присест» мы, конечно, не преодолеем.

Договорились, что будем продолжать контакты. У нас будет целый ряд возможностей в течение ближайших месяцев. Будем исходить из того, что, когда президенты сочтут возможным, состоится встреча Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента США Д.Трампа.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос санкций?

С.В.Лавров: Вопрос санкций не обсуждался. Исходим из того, что это аномалия, и те, кто прибегал к санкциям, должны оценить для себя, насколько это эффективно и отвечает нормальному общению между государствами, насколько искусственное стремление политизировать ту или иную тему отвечает интересам самих государств, которые к этому прибегают.

Вопрос: Дал ли Госсекретарь США Р.Тиллерсон оценку переговорам в Астане?

С.В.Лавров: Да, он выразил готовность поддерживать этот процесс. Как вы знаете, Посол США в Казахстане Дж.Крол присутствовал в качестве наблюдателя на встрече в Астане в январе, и вот на сегодняшней встрече он тоже присутствует. Мы направляли приглашение США. В Вашингтоне решили, что в период становления американской администрации и подразделения Госдепартамента, которое занимается сирийским урегулированием, направить своего Посла в Казахстане, который участвовал, повторю, в этих заседаниях в январе и сегодня.

Вопрос: Какие Ваши первые впечатления от Госсекретаря США Р.Тиллерсона в его новом качестве?

С.В.Лавров: Я не встречался с Р.Тиллерсоном раньше. Я уже сказал, что встреча была продуктивной, прагматичной, откровенной и, по-моему, полезной.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 февраля 2017 > № 2078106 Сергей Лавров


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077369 Александр Бурутин

 Александр Бурутин: «Генштаб — священная гора»

говорит бывший советник Путина по военным вопросам

Мария Кольцова

Александр Германович Бурутин, генерал-лейтенант в отставке, занимавший должности первого заместителя начальника Генерального штаба и советника Президента по военно-технической политике, рассказал в интервью, чем ему близка урановая индустрия, откуда пошла военная династия Бурутиных, и на кого нужно рассчитывать при реформировании армии.

"ЗАВТРА". Александр Германович, вы из семьи военных. Как началась ваша военная династия?

Александр БУРУТИН. Я офицер уже в четвёртом поколении. Мой прадед Константин Фёдорович Бурутин в 1900 году поступил на службу в царскую армию и дослужился там до поручика. Октябрьскую революцию он встретил в рядах большевиков. В Гражданскую войну служил в Красной армии в рядах стрелкового полка, был тяжело ранен, одним из первых получил орден Красного Знамени. Потом служил в частях особого назначения Воронежской губернии, боролся там с бандитизмом. Его последняя воинская должность — командир дивизии.

Оба сына Константина Федоровича — Александр и Виктор — тоже служили, участвовали в Великой Отечественной войне.

Александр Константинович, старший сын прадеда, — мой родной дед. Он не смог стать кадровым военным из-за проблем со здоровьем (у него с детства был травмирован глаз). Но дед всё равно воевал — сначала в ополчении, а потом в действующей армии, где был рядовым солдатом до 44-го года. Он был в артиллерийской разведке — там пригодились его высшее образование и математические способности. А его младший брат Виктор Константинович — танкист, участвовал в боях с японцами на Халхин-Голе, был командиром танковой роты, за мужество и героизм получил орден Красного Знамени, как и его отец. Потом поступил в академию. Учась там, встретил ВОВ, ускоренно выпустился, воевал под Воронежем и в 42-м году погиб.

Следующее поколение — это уже мой отец. Он прошёл военную судьбу от спецшкольника артиллерийской школы в годы войны до генерал-полковника, первого заместителя начальника Главного оперативного управления Генштаба. После увольнения он ещё успел поработать в Штабе ОДКБ и Институте военной истории Минобороны и до сих пор (хотя ему уже восемьдесят восемь лет) сотрудничает с Институтом военной истории: ездит в военно-полевые исторические поездки, пишет, публикуется, в общем — ведёт активный образ жизни. Кстати, нашей семье повезло и в том, что отец много занимается историей семьи.

У моего отца два сына — старший брат Сергей и я. Старший брат закончил МВТУ им. Баумана и пошёл работать в один из "почтовых ящиков" — завод имени Хруничева, на инженерную должность. Оттуда ушёл в военную приёмку, надел погоны, стал кадровым военным и закончил сначала Академию РВСН, а затем и Академию Генерального штаба, дослужился до звания генерал-майора. Служил в Ракетных войсках стратегического назначения, потом занимал должность в аппарате Совета Безопасности. Сейчас — в Исполнительном комитете СНГ занимается военно-политическими делами.

И у меня не было мучительного выбора — кем быть? Я с детства знал, что буду только военным. Ну, разве что были варианты с выбором рода войск. Но с выбором профессии — никогда. Только офицер!

У меня не было никаких сомнений. И глубоких переживаний в отношении своей роли в армии тоже не было.

Особенно приятно то, что на мне наша династия не завершилась: сыновья пошли по моим стопам, оба служат, один — полковник, другой — подполковник.

Я пришёл в Вооружённые силы в 1974 году: по окончании школы поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище, после выпуска как отличника меня направили служить в Группу войск в Германии командиром мотострелкового взвода. Последовательно прошёл все ступени до командира батальона. После Германии отправился на Дальний Восток, там стал начальником штаба мотострелкового полка. С этой должности я поступил в Академию им. Фрунзе. В 1992 году пришёл в Генеральный штаб и в Главном оперативном управлении прослужил от старшего офицера-оператора до заместителя начальника Управления стратегического планирования применения Вооружённых Сил. Закончил службу первым заместителем начальника Генерального штаба в 2010 году.

"ЗАВТРА". Помните свой первый день в армии?

Александр БУРУТИН. Конечно! Это невозможно забыть! Первая ночь в казарме, где рядом с тобой спят ещё сто двадцать таких же, как ты, ребят. Кто-то храпит, кто-то во сне вскрикивает, кто-то крутится. Поначалу, конечно, было сложно, но потом привык. А после изнурительных занятий очень скоро военная койка стала самым роскошным местом на земле! Помню, как впервые привели нас обедать в солдатскую столовую, и я узнал, что такое солдатская перловка со следами мяса… После домашней пищи тяжело к ней было привыкнуть.

Очень непросто дался мне курс молодого бойца. Он традиционно проходил в нашем учебном центре в Ногинске. В тот август было сыро, а спали мы в палатках на жёстких нарах, на которых лежали ватные матрасы; они за неделю дождей просто раскисли. Было холодно и промозгло. Подниматься было тяжело, подъём в 6 часов, отбой в 22 часа. На фоне домашнего комфорта это были очень трудные недели, но когда после КМБ нас привезли на присягу в Москву, я вдруг понял, что выдержал, не сломался, а значит, и дальнейшую учебу выдержу.

"ЗАВТРА". Курсанты сразу почувствовали себя единой семьёй?

Александр БУРУТИН. Ко мне лично это ощущение — ощущение элитности военного училища и спаянности коллектива — пришло не сразу.

В училище поначалу было намного легче тем, кто имел опыт Суворовского училища и опыт военной службы — часть курсантов поступали прямо из рядов Вооружённых сил. Эти ребята, конечно, были лучше нас подготовлены и физически, и в военном отношении: на них лучше сидела военная форма, более молодцевато. Мы — ещё недавние школьники — по сравнению с ними выглядели мешками в военной форме. Как правило, суворовцев назначали на сержантские должности: командирами отделений, заместителями командиров взводов. К нам они поначалу относились свысока, но по прошествии какого-то времени всё это выровнялось. Отношения внутри отделений и взводов со временем приобрели новую окраску. Это действительно были сплоченные коллективы. До сих пор бывшим курсантам той поры приятно встречаться друг с другом. Мы часто проводим такие встречи — как правило, по каким-то юбилейным датам. Последний из нас, кто закончил служить в Вооружённых силах, — это человек, который пришёл на моё место на должность первого заместителя начальника Генерального штаба, — генерал-полковник Николай Васильевич Богдановский. В училище он был в соседней роте: я выпускался из шестой роты, а он — из четвёртой. Он уволился только год назад. Так что сегодня в Вооружённых силах уже нет ни одного действующего офицера или генерала из нашего 101-го выпуска МосВОКУ.

Кстати, в этом году наше прославленное "кремлёвское" училище отмечает столетний юбилей. Знаю, что у газеты "Завтра" широкая аудитория. Хочу со страниц газеты пригласить выпускников-кремлёвцев принять активное участие в торжественных мероприятиях, которые пройдут в стенах родного училища 15 декабря.

"ЗАВТРА". Что для вас означает словосочетание "русский солдат"? Как у вас складывались отношения с солдатами во время службы?

Александр БУРУТИН. Понятие "русский солдат" для меня особое. Я начинал командиром взвода в Германии в 1–ой гвардейской танковой армии в 249-м мотострелковом полку. Там служили солдаты самых разных национальностей, очень много было выходцев из Средней Азии. Но коллектив был единым, несмотря на различия в национальности и воинских званиях. Все жили одной семьёй. Всё делили поровну.

Я ни разу не встречался с подлостью среди своих подчинённых, простых солдат. У них всегда было желание помочь своему командиру.

Русский солдат — это солдат сильный, сплочённый коллективизмом, находчивый, умелый, способный решать любые задачи. Эти задачи были нам по плечу и тогда, и, я думаю, сейчас.

"ЗАВТРА". Каким был офицерский корпус советского периода? Как вы оцениваете его сейчас?

Александр БУРУТИН. Это была высокопрофессиональная каста. Конечно, среди офицеров были те, кто пришёл по блату делать карьеру, кто пошёл в военное училище, чтобы избежать призыва в армию рядовым солдатом и, не в последнюю очередь, заработать. Ведь выпускник военного училища в материальном отношении был значительно лучше обеспечен, чем выпускник гражданского вуза. Мы, лейтенанты, получали порядка 190 рублей в месяц, в то время как гражданские молодые инженеры (в лучшем случае) — 110 рублей. Были те, кто пошёл в армию, потому что была возможность послужить за границей — например, в различных группах войск: в Германии, Северной группе войск, Центральной группе войск. Это давало дополнительные преимущества.

Но это скорее исключения, чем правило. Эта шелуха отсеивалась в течение первых нескольких лет службы, и оставались лучшие офицеры. И чем дольше служил офицер, чем выше поднимался по служебной лестнице, тем больше честных, искренних и патриотичных людей становились его сослуживцами. Такая вот закономерность.

В 2002 году, когда я впервые был приглашён к президенту В. В. Путину, он в личной беседе спросил меня о моём отношении к происходящему в Вооружённых силах и моё мнение о том, что нужно сделать, чтобы проводимая не один год военная реформа наконец состоялась. Я тогда сказал, что нужно сделать всё, чтобы сохранить в армии офицеров советской закалки. Именно на них можно будет рассчитывать в ходе реформы ВС. Это люди, которые участвовали в крупных манёврах, которые управляли личным составом в условиях близких к боевой обстановке, которые прошли через войны и горячие точки.

"ЗАВТРА". В начале 90-х многие офицеры уходили из армии. Вы были уверены, что останетесь служить при любых обстоятельствах, или был какой-то период, когда вы были готовы уйти из ВС?

Александр БУРУТИН. 91-й год — год перелома, когда многое в человеческих судьбах покатилось под откос. Я помню, как десятки тысяч офицеров писали рапорты об увольнении. Тогда и определилось, кто служит не за страх, а за совесть, и кто просто "отбывает номер", тяготится.

Страна распадалась. Многие мои друзья принимали непосредственное участие в конфликтах тех лет. Один мой сослуживец был контужен в Приднестровье, другой принимал участие в событиях в Вильнюсе. Помню, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Варенников, возвращаясь из командировок по войскам, обязательно собирал нас, офицеров оперативного управления, и рассказывал об обстановке в союзных республиках, в Тбилиси, в Баку, в Алма-Ате. И в его голосе звучала тревога за будущее страны, Вооружённых сил. Конечно, это беспокойство нарастало у всех.

Я незадолго до этого приехал в Москву после службы в Дальневосточном военном округе. Получил назначение сначала в Центр оперативно-тактических исследований, а затем в Оперативное управление Главного штаба Сухопутных войск. У меня не было квартиры, и в ближайшие годы она не предвиделась (приходилось жить на съёмной), было много хлопот с маленькими детьми. Но я знал, что не нарушу семейную традицию и останусь в ВС.

"ЗАВТРА". Всё же что повлияло на ваше решение остаться в Вооружённых силах?

Александр БУРУТИН. Я же был не один — рядом были товарищи, сослуживцы. Всем было трудно. Как ни странно, спасала именно военная служба. Коллектив "операторов" всегда очень сплочённый, потому что эти люди действительно держат руку на пульсе армии. Они не только планируют мероприятия, связанные со строительством и применением войск и сил, но и сами участвуют в наиболее важных из них. Как можно было бросить службу? Это было бы просто предательством и товарищей, и самого себя, и семейной чести. Поэтому я остался.

Может быть, присутствовало желание показать, что, придя из войск тактического звена, я смогу освоить и оперативную работу. Это было ново и интересно.

А потом меня перевели в Генеральный штаб. Убеждён: мне посчастливилось, что я попал в первую группу первого направления первого управления — ту, что занималась стратегическим планированием применения ВС.

Бытует мнение, что, чтобы стать генштабистом, нужно не меньше пяти лет повариться в котле под названием "Генеральный штаб". Я не был исключением. И для меня очень важным было наставничество опытных офицеров. С благодарностью вспоминаю полковников В.Запаренко, Ю.Южанина, М.Колпакова, их штабную науку от первого лица. Благодаря им я состоялся как старший офицер и руководитель.

"ЗАВТРА". Каким был Генеральный штаб во время вашей службы в нём?

Александр БУРУТИН. За семнадцать лет (с 1992 по 2010) я застал разные периоды состояния и развития Генерального штаба: от его сложной адаптации к условиям новой российской действительности — до объективного соответствия определению "мозг Вооружённых Сил". К сожалению, в последний период своей службы был свидетелем и того, как Генеральный штаб, в лице его начальника в первую очередь, теряет своё лицо и свободу мышления, подстраивается под окрики сверху и даже пытается обосновать некомпетентные указания.

Но в целом Генеральный штаб для меня всегда был священной горой, а Главное оперативное управление — её вершиной. У нас в семье о ГОУ говорили с придыханием.

Мой отец прослужил в ГШ 22 года, в основном в ГОУ (был период, когда он руководил Центральным командным пунктом Генерального штаба). Уволился в 1992 году, как я уже говорил, с должности первого заместителя начальника ГОУ.

Любопытно, что известные события августа 91-го его лично не сильно задели. Он в те памятные дни был в отпуске на Дальнем Востоке. Это может быть пусть косвенным, но ещё одним свидетельством, что ГКЧП не готовился заранее. Когда отец спешно вернулся в Москву, ГКЧП уже был ликвидирован. Поэтому чистки, которые впоследствии прошли в Генеральном штабе, его не коснулись.

Было уволено много сослуживцев отца, включая его личных друзей и начальников Д.Язова, В.Варенникова, Н.Денисова, к которым он относился с искренним уважением. Отец хотел сразу подать рапорт об увольнении, но новое руководство попросило остаться и какое-то время исполнять обязанности начальника ГОУ. Так служба продолжилась до мая 92-го года. Спустя три месяца началась моя служба в ГОУ.

Основная движущая сила в ГОУ — это начальник направления. Им, как правило, становился самый опытный и уважаемый офицер-интеллектуал. Начальник направления — самостоятельная фигура в структуре ГОУ. Никто не знает реального положения дел на порученном участке лучше начальника направления. Не случайно для выработки стратегических решений уровня министра обороны и начальника Генерального штаба по зоне ответственности того или иного направления первым заслушивают мнение его начальника. Очень жаль, что в 2009 году было принято решение упразднить генеральские звания начальников направлений ГОУ. Сегодня было бы справедливым вернуть право присваивать воинское звание генерал-майора рабочим лошадкам Генерального штаба — начальникам направлений.

При мне начальником первого направления первого управления ГОУ был генерал-майор А.Андронов, а начальником управления — генерал-лейтенант С.Орлов, оба профессионалы с большой буквы.

Мне повезло, что я застал в 90-е годы именно то легендарное ГОУ, которое сохранилось ещё с советского периода. Убежден: армия смогла пережить этот глубочайший кризис развала Советского Союза и Организации Варшавского Договора, сохранить свою боеспособность именно благодаря Генеральному штабу и школе, созданной им.

"ЗАВТРА". Но наступил день, когда вам пришлось уволиться. Это был осознанный уход или стечение обстоятельств?

Александр БУРУТИН. Так вышло, что я уходил из армии не один раз. В 2003 году я был назначен советником президента по вопросам военно-технической политики и был откомандирован из ВС в президентскую Администрацию с должности заместителя начальника первого управления ГОУ. Спустя несколько лет вышел указ, приостанавливающий систему откомандирования из ВС в различные федеральные органы власти. Мне нужно было принимать решение. И я тогда написал рапорт об увольнении из ВС и во время одного из докладов положил его Владимиру Владимировичу на стол. Помню некоторое удивление на лице верховного главнокомандующего: "Почему?". Я объяснил ситуацию: есть указ, который не оставляет мне иного выбора. Готов оставить службу, если необходимо, готов уволиться — на ваше решение. Президент оставил этот рапорт у себя, а через полгода предложил мне вернуться в Генеральный штаб на должность первого заместителя его начальника.

Тогда начальником был генерал-полковник Юрий Балуевский, мой бывший командир в Главном оперативном управлении. Мы были хорошо знакомы, так как на должности советника я постоянно контактировал с Генштабом. Наша совместная работа строилась вполне нормально.

Когда я вернулся в Генштаб, министром обороны был уже Анатолий Сердюков. Почти сразу столкнулся с тем, что процессы, которые происходят в армии по инициативе министра, не укладываются в моё представление о том, как должна проходить военная реформа и чем завершиться. Особенно остро я стал ощущать это после назначения начальником Генерального штаба генерала армии Макарова.

Этот период службы оставил в душе горький осадок. Для меня как для первого заместителя начальника ГШ самым тягостным было выполнение решений, которые расходились с моими собственными убеждениями. С одной стороны, испытывал благодарность к верховному главнокомандующему за оказанное доверие, но с другой стороны — стал непосредственным участником процессов, принять которые не мог. Дальше идти против совести я не стал и написал рапорт об увольнении.

Думаю, Николая Егоровича тоже тяготила эта ситуация. Для него не осталось незамеченным, что какие-то его решения мной попросту саботируются — особенно в периоды, когда приходилось исполнять его обязанности (отпуска, командировки и т.д.). Как бы я и тогда, и сегодня не относился к Макарову лично, ситуация, когда первый заместитель не является единомышленником и союзником своего начальника, недопустима ни в какой управленческой структуре, особенно силовой. Поэтому моя отставка была принята и начальником ГШ, и министром обороны, мне кажется, даже с некоторым облегчением.

"ЗАВТРА". Вы несколько лет работали рядом с президентом России. Какое впечатление на вас он произвёл?

Александр БУРУТИН. С Владимиром Владимировичем я впервые встретился в 2002 году во время его рабочего отпуска на Байкале. СМИ тогда писали, что президент чередует свой отдых со встречами с различными специалистами. Беседуя с президентом, отвечая на его вопросы, касающиеся проблем армии и флота, военного строительства, я был впечатлён уровнем его погружения в тему. Увидел у Владимира Владимировича намерение разобраться с армейскими проблемами, искреннее желание не просто навести порядок, а добиться вывода наших Вооружённых сил на качественно новый уровень. Затем, уже находясь на должности советника, я укрепился в убеждении, что Россией управляет настоящий лидер.

"ЗАВТРА". Сейчас вы работаете в концерне "Росатом". Сложно ли после службы в армии переключиться на другие задачи?

Александр БУРУТИН. Я работаю в Урановом холдинге — это структурное подразделение госкорпорации "Росатом". Но я недалеко ушёл от тех задач, которые решал в годы службы, потому что тема производства урана близка вопросам национальной безопасности в области как энергетики, так и стратегических вооружений

Россия по запасам урана абсолютно независима. На действующих месторождениях мы можем обеспечить добычу урана ещё в течение 10-20 лет. Открыты новые месторождения, не все из которых достаточно разведаны. Но даже тех, которые разведаны, хватит на сто лет, не меньше.

Часто бываю в командировках на урановых месторождениях Забайкальского края, Курганской области и Республики Бурятия. Там работают преданные своему делу специалисты, искренние патриоты России и своей отрасли.

Каждый раз убеждаюсь: как бы сегодня ни было тяжело, урановое производство у нас в стране — одно из самых высокотехнологичных и безопасных. И я ощущаю себя на своём месте. Я востребован и служу на благо России!

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077369 Александр Бурутин


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077367 Жак фон Полье

 Время — Россия!

граф фон Полье в гостях у «Завтра»

Марина Алексинская

Иностранец в России — как бы в ином измерении, словно бы в Космосе. И нет ничего удивительного в том, что делом графа Жака фон Полье, волею судеб оказавшегося в России, стала "Ракета" как постижение русского Космоса. Часы марки "Ракета", что с 1961 года производил Петродворцовый часовой завод, — а с 1949 года тот же завод производил по приказу Сталина часы марки "Победа". Не будет преувеличением сказать: "Ракета" обещает Жаку фон Полье личную победу. Ибо он с другом выкупил Петродворцовый завод практически на излёте его исторического существования. А это значит, пройдёт год-другой, и шальную моду на швейцарские часы Rolex сменит славная традиция: в дни знаменательных событий дарить доблестным героям России — "Ракету". "Ракету" или "Победу", время — России.

Специально для газеты "Завтра" Жак фон Полье любезно согласился дать интервью.

"ЗАВТРА". Жак, прежде всего, хотелось бы узнать, как давно вы, подданный Франции, прибыли в Россию?

Жак фон ПОЛЬЕ. В 1812 году. Это почти правда. Мои предки пришли в Россию вместе с армией Наполеона и остались здесь. Они жили в Петербурге, достаточно долго. Так что у меня русские корни, моя прабабушка из Керчи. Это ничего не объясняет, но помогает мне чувствовать себя в России комфортно. В 1995 году я окончил московский Плехановский институт и решил Россию уже не покидать. У меня здесь дом, семья, интересное дело.

"ЗАВТРА". Кроме того, вы из аристократического рода. Что значит для вас принадлежность к аристократии сегодня?

Жак фон ПОЛЬЕ. В принципе, ничего не значит. Единственный плюс: я знаю историю своего рода на протяжении веков. В числе главных философских вопросов — "откуда я? где я? зачем я?", и знание родословной помогает ответить на эти вопросы. Предположу, что если ребенок воспитывается в детском доме, то он всю жизнь будет думать, кто его отец, и даже будет всю жизнь искать его, пусть пассивно. Если сравнивать себя с ребёнком из детдома, то у меня есть такой плюс, что я знаю, откуда я. Это помогает. Намного легче, если у вас есть корни. Без корней жить сложно. Сложнее.

"ЗАВТРА". Как воспринимали вы происходящее в Москве в годы вашего обучения в Плехановском институте?

Жак фон ПОЛЬЕ. Представьте, если бы вы были в Париже, познакомились с французом, который ел бы только суши, пил только саке и одевался в японское кимоно, что бы вы подумали о таком? В Москве тогда было приблизительно так. Сами русские ненавидели Россию, мечтали жить на Западе, сами русские готовы были стоять километры в очереди в "Макдональдс", девушки мечтали выйти замуж за американца, мужчины мечтали работать на западные фирмы, в ресторанах заказать борщ было просто нереально — только суши и итальянская кухня. Я это не осуждаю, конечно. Такова была реакция на развал Советского Союза, события абсолютно уникального. Последний раз что-то похожее случилось при развале Римской империи.

"ЗАВТРА". Для вас оно стало потрясением?

Жак фон ПОЛЬЕ. Ужасом! Вы знаете, город Иваново? Очень интересный город. Один из самых интересных центров текстильного производства, где были десятки заводов, которые производили лён — самый качественный в мире. Для меня и сегодня ужас в том, что теперь в Иванове вместо текстильных фабрик — "Макдональдсы", "Ашаны", "Икеи".

"ЗАВТРА". И вы решили тогда… Жак, что подтолкнуло вас к решению воссоздать Петродворцовый часовой завод?

Жак фон ПОЛЬЕ. Вы знаете, мне всегда были интересны бренды. Мне всегда было интересно, почему девушка готова отдать не просто зарплату, а зарплату за полгода, чтобы купить себе сумку Louis Vuitton. Что в ней такого, почему? И мне всегда было обидно, что нет русских брендов; особенно когда сами русские просто отказались от всего, что может быть сделано в России.

"ЗАВТРА". Для России бренд не в приоритете. Россия создавала произведения искусств, совершала прорывы в науке и технике. И когда со сцены Большого театра после его реконструкции Дмитрий Медведев назвал Большой театр брендом — для русского уха определение прозвучало несколько фальшиво.

Жак фон ПОЛЬЕ. Неправда. У России были свои бренды. Дореволюционный "Фаберже", к примеру, — это великий бренд. Просто с ходом истории России, революциями, войнами они как будто перестали представлять ценность. И это очень жалко. Не так много стран, культура которых известна всему миру: Италия, Франция, Великобритания… В ряду этих стран Россия занимает совершенно уникальную позицию. Литература, музыка, наука России на самых топовых позициях, музыку Чайковского, Рахманинова, Мусоргского играют во всём мире, произведения Толстого, Достоевского, Чехова читают во всём мире, таблицу Менделеева учат школьники всего мира. То есть в любой области искусства и знаний, Россия — на первом месте. И при этом не имеет своего бренда. Великая Россия — единственная страна, которая не имеет своего великого бренда. Мы можем сказать, что бренд Швейцарии — часы Breguet, бренд Франции — Chanel… Жалко, что когда приходишь в Шереметьево в дьюти-фри, ты можешь купить духи или помаду Chanel, а от России разве что — матрёшку. Можно по-разному относиться к бренду, можно быть за или против, как хотите. Но бренд создаёт мечту. Мы думаем, что на нас не влияют бренды, но это не так. Когда же вы начинаете интересоваться брендами России, то достаточно быстро попадаете на часовую индустрию.

"ЗАВТРА". Жак, вы заинтриговали. Почему именно на часовую индустрию?

Жак фон ПОЛЬЕ. Дело в том, что для бренда необходимы две вещи, которые не купить ни за какие деньги. Во-первых, это история: она либо есть, либо её нет. Может быть, кто-то богат и хочет создать свой бренд, но он не может купить для него историю. Во-вторых, это ноу-хау, секрет производства, с помощью которого что-то можно сделать лучше всех. Возьмите, к примеру, французский бренд Hermes, именно здесь лучше всех обрабатывают кожу, и поэтому сумки для дам от Hermes стоят огромных денег. Ноу-хау передаётся из поколения в поколение. Ноу-хау в часовой индустрии — это часовой механизм. На создание такого уходит 50-100 лет. Каждое поколение делает его лучше и лучше, передаёт свои знания. И если часовой завод закрыть более чем на шесть месяцев, то снова его открыть уже окажется нереально.

"ЗАВТРА". То есть уникальность часового производства — в создании часовых механизмов?

Жак фон ПОЛЬЕ. Да. Намного легче купить готовый механизм. И та же Swatch Group свои механизмы продаёт почти для всех часовых брендов.

"ЗАВТРА". С ноу-хау разобрались, чем знаменита история часовой индустрии в России?

Жак фон ПОЛЬЕ. Вот я иногда думаю: если бы советский часовой завод дал рекламу в Париже — "Наши часы первыми были в Космосе!", или "Наши часы на руке первого космонавта мира — Юрия Гагарина!", так этот завод был бы самым богатым, самым знаменитым в мире! Omega до сих пор гордится, что часы их компании были на Луне. Верно, сейчас все спорят: действительно были или нет? Но мы не об этом. Важно, что это огромная гордость — часы на руке космонавта, прославленного лётчика. Швейцарцы не были в космосе. Они платили американцам, чтобы те носили их швейцарские часы в космосе. В России, СССР тогда никто никому не платил. Юрий Гагарин, первый в мире космонавт, был в космосе с часами "Победа" на руке! Русский космос имеет мировую репутацию. И часы тоже.

"ЗАВТРА". Тем не менее о швейцарских часах говорит весь мир, а о русских — нет.

Жак фон ПОЛЬЕ. Не совсем так. Россия в часовой индустрии имеет очень хорошую репутацию. Почему? Прежде всего, она была огромна. В 70-80-е годы наш завод производил пять миллионов механических часов в год. Это очень-очень много. Швейцария производит в год шесть миллионов. То есть один завод производил столько часов, сколько одна страна, которая на производстве часов специализируется. Русские часы вы найдёте во всём мире. Во всём мире есть энтузиасты-любители, коллекционеры русских часов. Есть клубы коллекционеров русских часов в Японии, во Франции, в Англии, в США, везде. Но ещё больше подделок русских часов в странах мира. Подделывают то, что имеет отличную репутацию. Вы не будете подделывать польский парфюм, потому что Польша не имеет никакой репутации в парфюме, а у французского парфюма — есть, и подделки есть. Так вот и с русскими часами.

"ЗАВТРА". Что определило выбор именно Петродворцового часового завода?

Жак фон ПОЛЬЕ. С другом Дэвидом Хендерсоном-Стюартом (он тоже с русскими корнями) мы выкупили завод в 2009 году. После развала СССР пошёл процесс приватизации, завод менял руководство, разрушался на глазах, из завода исчезали архивы. А ведь это старейший, с трёхсотлетней историей завод! До революции он принадлежал семье Романовых, после революции был национализирован; корона Екатерины Великой, красные звёзды Кремля — предметы Петродворцового завода. Когда мы пришли, да, он был в очень плохом состоянии. Думаю, если бы мы пришли с опозданием на несколько месяцев, то он был бы уже закрыт. Денег не было уже на отопление, и я первый раз увидел, как мастера в свои 60-70 лет собирали часы в холоде, дело зимой было. Катастрофа просто! И мы чуть-чуть бессознательно его купили, мы не поняли, насколько будет сложно поднимать.

"ЗАВТРА". И в каком состоянии завод сегодня?

Жак фон ПОЛЬЕ. Раньше это был масштабный завод, сейчас это маленький завод, но уютный, который не потерял своё ноу-хау. Кстати говоря, самый большой часовой механизм в мире для "Детского Мира" на Лубянке был изготовлен Петродворцовым часовым заводом. Специализированного обучения в России в настоящее время нет — в Швейцарии есть, а в России нет, поэтому мы создали школу часовщиков при заводе. Мы нашли молодёжь, которая у нас работает, но иногда обидно, что после двух-трёх лет обучения они уходят работать таксистами, чуть-чуть побольше зарабатывают. Пригласили на завод и нескольких швейцарских инженеров. И вот что любопытно. Как-то один из швейцарцев сказал своим русским коллегам: вы можете объехать всю Швейцарию, но нигде не найдёте такого дворца, как в Петергофе, а завод совсем рядом с Петергофом. Таких нет, просто нет! Это удивительно, как люди имеют перед своими глазами такие ценности в России, такие шедевры, но как будто не замечают их, не ценят.

"ЗАВТРА". Что может мотивировать сегодня молодых людей идти на завод?

Жак фон ПОЛЬЕ. С мотивацией сложно, конечно. Очень сложно. Потому что для молодёжи не суперсекси работать на заводе, учиться несколько лет, прежде чем вы сможете сделать маленькую шестерёнку. Молодёжь мечтает о бизнесе, мерседесах. Сложно убеждать молодёжь создать карьеру на часовом заводе. Но с нами сотрудничают наши "звёзды", и участие их в рекламе, конечно, мотивирует молодых людей, это им психологически помогает.

"ЗАВТРА". Среди "звёзд" завидные имена, дорогая для вас реклама.

Жак фон ПОЛЬЕ. Совсем нет. "Звёзды" помогают нам на дружеских условиях, никаких денег нет. Наталья Водянова, наверное, первый раз в своей жизни помогала бренду без контракта. Также и Эмир Кустурица. Также и футбольный клуб "Зенит". Также и солисты Большого театра Анна Тихомирова и Артём Овчаренко, которые совсем недавно узнали о нас и вызвались помочь с рекламой. Каждый из них просто узнал про нас и решил, что проект достоин поддержки. Это хорошая поддержка, это действительно помогает. И мы благодарны и известным людям, которые нас поддерживают, и благодарны неизвестным людям, которые нас тоже поддерживают. И если какой-то студент в своём общежитии пишет про нас в интернете — мы тоже ему благодарны, это тоже для нас поддержка.

"ЗАВТРА". Реклама с солистами Большого театра Анной Тихомировой и Артёмом Овчаренко помогла и мне узнать про вас. Не избежать вопроса: что значит для вас Русский балет?

Жак фон ПОЛЬЕ. Во-первых, это великая гордость России. Это такое искусство, которое заморозили ещё лет двести назад и решили сохранить для какой-то высшей непознанной цели, и, в принципе, в нём мало что изменилось. Балет требует огромных вложений, над ним работают сотни и сотни людей: декораторы, костюмеры, бутафоры, музыканты — и в этом смысле он очень похож на часовую индустрию. Производить механические часы — тоже сложно, очень дорого и сегодня как будто никому не нужно, так как электронные часы повсюду. Нужно для незначительной части населения. Думаю, будет интересна статистика, сколько русских бывает в опере и балете и сколько носят на руке механические часы. Вот у вас очень интересные часы.

"ЗАВТРА". Памятные. И я бываю в опере и балете. Ну, а если серьёзно, то мне хотелось бы узнать, как сложился ваш творческий союз с культовым режиссёром Эмиром Кустурицей?

Жак фон ПОЛЬЕ. С Эмиром Кустурицей так случилось. Как-то, совсем случайно, я познакомился с дочкой Кустурицы, Дуней. Она купила часы "Ракета". Просто они ей понравились. Оказалось, у её дедушки тоже были часы "Ракета", и он с ними и с пачкой сигарет бежал из дома во время натовских бомбардировок Сараево. А вскоре эти дедушкины часы принесли нам в ремонт. В результате познакомились с Эмиром Кустурицей и стали дружить. Для кинофестиваля сделали ему кинопостер, видеоролик. На вопрос, сколько должны за работу, ответили — нисколько не должны, мы работу сделали в знак уважения к таланту. Тогда Кустурица предложил нам помощь в рекламе часов. Часы, рекламу которым сделал Эмир Кустурица, в стилистике авангарда, пользуются сегодня особенной популярностью.

"ЗАВТРА". Жак, что значит для вас русский стиль?

Жак фон ПОЛЬЕ. Вы знаете, когда мы только начинали, мне говорили, что надпись "Сделано в России" — это антиреклама. Я же, наоборот, делал эту надпись крупнее. Просто огромными буквами. С 1991-го по 2005-й год Россия игнорировала свой стиль. Сейчас же мы наблюдаем всплеск интереса к конструктивизму, к узорам Хохломы, к авангарду — к русскому стилю. Русский авангард — мощнейшее влияние России на дизайн всего мира. Это серьёзнейшая русская революция. Реминисценции его значительны сегодня. Мне очень повезло, что с "Ракетой" мы можем создавать русский стиль.

"ЗАВТРА". Время для мечты остаётся?

Жак фон ПОЛЬЕ. Моя личная мечта связана исключительно с нашим заводом. Мечтаю, чтобы завод стал прибыльным, чтобы часы "Победа" и "Ракета" стали для России таким брендом, которым можно гордиться. Как Chanel или Louis Vuitton, или Hermes для Франции.

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077367 Жак фон Полье


Россия > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 16 февраля 2017 > № 2077338 Константин Пашков

Вузу нужно стать самодостаточным

Система транспортного образования должна отвечать требованиям времени и запросам отрасли

Концепция развития транспортного образования до 2030 года, подготовленная Минтрансом, обозначила основные подходы и принципы подготовки кадров для транспортного комплекса страны.

Константин Пашков, директор Административного департамента Министерства транспорта РФ

– Константин Анатольевич, почему транспортное образование нуждается в отдельной Концепции развития?

– Транспортное образование – профильное, практикоориентированное. Вместе с тем под транспортным образованием нельзя подразумевать только лишь подготовку пилотов или машинистов. Даже от инженеров транспорта сегодня уже требуется гораздо больше знаний, чем вчера. В последние годы, в эпоху ренессанса инженерной подготовки в стране, к ней предъявляются очень высокие требования, расширяются её горизонты. Поэтому если мы говорим о транспортном образовании, то это не только учебные заведения, а все учебные центры тех организаций, которые готовят сегодня специалистов для транспорта и обеспечивают его работу.

Сегодня таких специалистов в России, кроме 17 находящихся в ведении Минтранса вузов, готовят семь высших учебных заведений Росрыболовства, два специализированных автодорожных вуза и один специализированный морской вуз, отнесённые к ведению Минобрнауки, а также 10 федеральных университетов. И конечно, в этой когорте наши отраслевые вузы должны быть во главе. Они готовят работников для конкретной отрасли и в тесной связи с работодателями – это пока наш козырь. Большая часть абитуриентов поступает по целевым направлениям, а значит, точно придёт на транспортные предприятия. Но рынок подготовки специалистов в области автомобильно-дорожного транспорта, транспортного строительства, проектирования, конструкторов и создателей транспортных систем либерализован, и нам надо сделать так, чтобы мы стали его частью и возглавили эти направления. Снова предстоит доказать и представить необходимость подготовки юристов и экономистов, иных гуманитарных специалистов, которые крайне необходимы, принимая во внимание особенности функционирования транспортного комплекса.

Очень важно, что концепция закрепляет необходимость учёта всех особенностей транспортного образования и уникальность системы подготовки кадров, которая не должна быть утрачена.

– На какой стадии сейчас находится работа над концепцией?

– Коллегия Минтранса одобрила этот документ в конце декабря прошлого года, и сейчас в соответствии с поручением правительства мы ведём его согласование с министерствами и ведомствами. После разработки проекта концепции он был разослан всем заинтересованным лицам, в том числе работодателям. Документ рассмотрели на разных площадках: на заседаниях Союза транспортников России, совете ректоров, рабочей группе общественного совета при Минтрансе, на IV Форуме транспортного образования. То есть концепция находится на заключительном этапе формирования. Достигнуто понимание с заинтересованными компаниями, в частности с РЖД, «Совкомфлотом», «Автодором» и «Аэрофлотом», сейчас уточняем некоторые детали. Есть отзывы Минобрнауки и Минэкономразвития. В первом квартале года планируем направить её в правительство.

Хочу подчеркнуть, что в концепции будут расставлены все приоритеты и согласованы позиции не только отраслевых вузов, работодателей, но и наших коллег из системы образования. Документ такого уровня готовится впервые.

– Какую роль в разработке документа играют работодатели?

– Все имеющиеся камни преткновения – на уровне понимания завтрашнего дня и опыта прошлого. Понятно, что никому не хочется ничего менять и проще всего утешать себя тезисом, что наше образование самое лучшее в мире. Это, наверное, действительно так. Отечественную школу всегда отличала фундаментальность подхода. Но в процессе дискуссии все участники приходили к выводу, что мир стремительно меняется и мы сегодня точно не знаем, сколько транспортных профессий будет завтра. Какой будет потребность в кадрах? Каким будет подвижной состав? Как изменится мировая логистика? И так далее. Мир глобализуется за счёт новейших технологий, хотим мы этого или нет. Нам надо бежать вперёд, чтобы успеть.

От работодателей мы, конечно, ждём более активной позиции. Кто, как не они, должны быть заинтересованы в реальном развитии. Пока превалирует выжидательная позиция. С точки зрения бизнеса понятно, что тащить транспортные вузы на своём бюджете никому не выгодно. Можно было бы существенно сблизить позиции через создание закона об образовательном холдинге. Это позволило бы учесть практически все интересы, не меняя формы собственности. Вместе с государством вкладывать деньги в развитие образования и контролировать его. Модели государственно-частного партнёрства в транспортном образовании практически не реализуются. Если об этом будем говорить не только мы, но и бизнес – наш голос будет услышан.

– Какие мероприятия предполагает концепция в процессе своей реализации?

– В первую очередь законотворческие. Понятие отраслевого образования должно быть закреплено или в законе «Об образовании», или отдельным нормативным актом. Законодательные поправки должны коснуться и медицинского освидетельствования наших абитуриентов. Действующий с 2013 года закон «Об образовании» отменил целевой приём в колледжи и техникумы. Все студенты поступают по общему конкурсу. Между тем при выдаче целевых направлений особое внимание уделялось здоровью будущих студентов. Раньше все абитуриенты проходили специальную медкомиссию. Сейчас этот процесс не контролируется: медсправки, которые ребята приносят в приёмные комиссии, носят формальный характер. В итоге после окончания учёбы выпускники не могут работать по состоянию здоровья.

Надеемся, что наши вузы попадут в программы Минобрнауки России и Федеральную целевую программу развития образования (ФЦП), предусматривающие дополнительное финансирование образовательных учреждений, например на развитие науки и обновление материально-технической базы.

Мы стремимся повысить качество и престиж нашего образования, а для этого необходимо привести обучение специалистов по всем видам транспорта в соответствие международным требованиям. Удачный опыт есть у авиации и морского транспорта. Важно развивать сотрудничество с зарубежными странами в области подготовки как специалистов для транспортной отрасли, так и высококвалифицированных научно-педагогических кадров, а также провести анализ внедрения передового международного опыта в реализацию наших образовательных программ. Причём не только в сфере эксплуатации, но и в строительстве, проектировании, создании новых типов подвижного состава. Необходимо кардинально усилить межвузовское сотрудничество в нашей стране. Российский университет транспорта (МИИТ) станет интегратором этих процессов и окажет методологическую поддержку в сфере общетранспортных вопросов другим отраслевым вузам. Большинство из них решали и будут решать чисто эксплуатационные задачи – этот тренд будем поддерживать. Также будем работать над составлением международного рейтинга транспортных вузов, восстановлением факультетов военного обучения, возвращением форменной одежды для студентов и участием в международных конкурсах, таких как Worldskills. Будем развивать дистанционное образование, обновлять ресурсную и учебно-методическую базу учебных заведений.

– Российскому университету транспорта в концепции отведена ключевая роль?

– Да. МИИТ передан в ведение Минтранса России 31 декабря 2016 года с целью создания Российского университета транспорта (РУТ) – университета нового поколения. Он станет головным для остальных транспортных образовательных учреждений. Меняется транспорт, соответственно, требует перемен сама система подготовки кадров и подходы к профессиям.

РУТ (МИИТ) как научно-образовательный центр призван справиться с кадровыми запросами всей транспортной отрасли. Университет будет решать общеотраслевые задачи, в том числе по мультимодальным перевозкам, государственно-частному партнёрству, развитию региональных и городских транспортных систем, транспортной безопасности, обустройству границ, транспортному строительству, праву и экономике, выявлению конкурентных преимуществ страны на мировом рынке транспортных услуг, взаимодействию в рамках интеграционных межгосударственных объединений.

– Стоит ли остальным транспортным вузам ждать изменений?

– Нет. Им надо меняться самим, причём срочно. Сама структура образовательного процесса с точки зрения учредительства не претерпит глобальных изменений, по крайней мере до 2030 года. Транспортные вузы, за исключением РУТа (МИИТ), останутся в ведении федеральных агентств.

Разговоры о количестве вузов сегодня или завтра – это не более чем спекуляции. Например, ещё вчера нам были нужны техникумы в Рославле и Кирове. Сегодня в них уже нет необходимости. Технологии изменились, и потребность в подготовке специалистов в этих местах отпала. Это жизнь. И для того, чтобы работать, надо быть энергичными, открываться для внешнего мира, учить иностранных студентов, двигать науку, не надеяться в данном случае только на карман РЖД. Вуз должен стать самодостаточным игроком на глобальном рынке образования, в противном случае это не вуз.

– Раскрывает ли концепция тему вузовской науки, к ней ведь тоже есть вопросы?

– Отраслевые вузы готовы выполнять заказы компаний на научные разработки в большом объёме. Однако здесь правильнее было бы спросить у бизнеса, почему за инновациями он обращается не к университетам? Каково будущее ВНИИЖТа и НИИАСа, которые входят в структуру ОАО «РЖД»? Вузы не могут навязывать компаниям свои услуги. Но без реальных заказов научная школа не может заниматься актуальными исследованиями и развиваться. Сегодня охват вузовской наукой не межотраслевой, а местечковый. Университеты решают исключительно узкие, эксплуатационные задачи, и наука в нашем случае – это не самая сильная составляющая учебного процесса.

По нашему мнению, развитие транспортной науки – это отдельная тема. Особенно с учётом критериев, заданных мониторингом системы образования, реализуемым Минобрнауки в соответствии с майскими указами президента. Преподаватели обязаны заниматься научной деятельностью, публиковать свои статьи, цитироваться и повышать индексы. И это правильно. Так живёт весь мир. Мы не можем игнорировать это. Для сохранения кадрового научного потенциала системы транспортного образования нужны кардинальные меры по привлечению в сферу науки академических кадров, а также молодых учёных и специалистов. А это означает открытие в вузах центров превосходства, лабораторий, новых кафедр – кибернетики, материаловедения, машиностроения, интеллектуальных транспортных систем, в том числе городских агломераций. Приятно, что с Российской академией наук мы начинаем большой диалог в транспортной сфере.

– В концепции идёт речь о создании единого информационно-образовательного транспортного портала. Для чего это необходимо?

– Транспортное образование должно иметь единый образ и единое лицо. Это важный имиджевый компонент. Абитуриенты, зайдя на портал, смогут увидеть всю палитру наших учебных заведений и выберут для себя подходящий вуз. Кроме того, через портал будет обеспечен полный доступ к ресурсам вузовских электронных библиотек. И это только начало. Главная цель – цифровой университет.

Беседовала Юлия Соловьёва

Россия > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 16 февраля 2017 > № 2077338 Константин Пашков


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076072

Телемосты, посвященные мирному урегулированию в Сирии, будут проводиться при поддержке Совета Федерации регулярно, сообщила спикер Совфеда Валентина Матвиенко.

"С помощью современных технологий все заинтересованные парламентарии из любой страны могут принять участие в обсуждении положения дел в Сирии, содействовать мирному урегулированию в этой стране. Российские парламентарии делают все для того, чтобы на сирийской земле установился мир, сегодня это один из ключевых приоритетов нашей межпарламентской дипломатии. Телемосты будут проводиться регулярно в режиме онлайн", — сообщила она в материале, опубликованном газетой "Московский комсомолец".

В среду при участии Совета Федерации на площадке пресс-центра МИА "Россия сегодня" состоялся видеомост "Москва — Дамаск — Астана" на тему: "Межпарламентский диалог о мирном будущем Сирии". Главной темой дискуссии стали итоги прошедших в столице Казахстана межсирийских переговоров.

По словам Матвиенко, для Совфеда и парламентариев появление телемостов как нового формата взаимодействия с зарубежными партнёрами по проблеме сирийского урегулирования стало важным событием.

"Это своевременная инициатива, по-настоящему демократическая форма ведения диалога, когда каждый участник имеет равную возможность быть услышанным и услышать других", — отметила она.

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076072


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076029

Президент США Дональд Трамп заверил, что не будет осуждать журналистов, если критика в его адрес будет основана на правдивых фактах.

"Я не против критических статей. Более того, я умею обходиться с ними лучше, чем кто бы то ни было, но только, если они правдивые", — сказал Трамп на пресс-конференции в четверг.

"Со временем, я сделаю что-то ошибочное, и вы напишете об этом — и я в порядке, но я против, когда это неправда", — сказал президент США, вновь обрушившись с критикой за "очень фейковые новости" на телеканал CNN, который, по его мнению, "полон ненависти".

Трамп конфликтует со СМИ еще со времен президентской кампании. При этом в четверг на пресс-конференции он отметил, что "хорошие журналисты являются одними из наиболее уважаемых людей".

Заявления президента стали продолжением его реакции на масштабные критические и "разоблачающие" публикации ряда СМИ, основанные на сведениях из "информированных источников". При этом часть информации подлинна и даже секретна, что вызывает крайнюю обеспокоенность главы государства и некоторых членов конгресса. Ранее в четверг президент призвал СМИ, которые публикуют такие сведения, извиниться.

Публикации в СМИ уже способствовали отставке советника президента по национальной безопасности Майкла Флинна. В понедельник он покинул свой пост и признал, что предоставил Белому дому неполную информацию о контактах с послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076029


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 16 февраля 2017 > № 2075914 Энтони Эспина

Энтони Эспина, председатель правления АО «АТФ Банк»: У нас есть финансовые инструменты, которые требуют корректировки

Автор: Динара ШУМАЕВА

Помимо сокращения количества банков, казахстанской банковской системе нужно «равномерное» регуляторное поле и правильные законы о банкротстве. Председатель Правления АО «АТФ Банк» Энтони Эспина также считает необходимым провести корректировку ряда финансовых инструментов. Об этом и многом другом топ-менеджер банка рассказал в интервью «Къ».

О геополитике

– Самое обсуждаемое на сегодняшний день политическое событие во всем мире – это, конечно же, последние выборы в США и победа Дональда Трампа. Для Вас его победа была неожиданностью? Как в целом, Вы его оцениваете? Какие риски могут быть для всего мира с его приходом в большую политику?

– Никто не думал, что Трамп победит. И сам Трамп так не думал. Все опросы показывали, что Клинтон опережала Трампа. В действительности Клинтон получила более трех миллионов голосов. Однако благодаря электоральной системе США, Трамп победил по нескольким ключевым штатам и теперь он – президент.

Трамп – предприниматель. Но управление компанией и управление страной – это разные вещи. Есть большая разница между тем, управляете ли вы пятью людьми или пятью тысячами людей. Когда вы руководите своим бизнесом, то переживаете только за себя. Вы можете принимать любое решение, потому что в конечном итоге рискуете только своими собственными деньгами.

Но если вы ведете бизнес компании, акции которой котируются на бирже, тут вы не являетесь владельцем этой компании, и тогда вы несете ответственность перед акционерами. Если вы управляете страной – вы несете ответственность перед ее гражданами. Поэтому необходимо ставить интересы народа выше своих интересов. Думаю, что Трампу нужно начинать это понимать.

– Как Вы оцениваете его последнее решение по миграционной политике, по выходу из Трансатлантического сообщества, строительство стены на границе с Мексикой?

– Сейчас в США существует большое количество вопросов относительно незаконной иммиграции. У многих присутствует беспокойство относительно того, что иммигранты отбирают рабочие места у американцев. Однако, Америка – это страна иммигрантов. Нельзя говорить, что все иммигранты – плохие люди.

По поводу строительства стены: на некоторых участках такой большой страны как Америка – это невозможно. Во время предвыборной кампании Трамп говорил, что он построит стену, а за ее строительство заплатят мексиканцы, но Мексика, конечно, отказалась это делать.

Теперь он говорит, что строительство стены будет оплачено за счет обложения налогом товаров, импортируемых из Мексики. Но в конечном итоге за строительство этой стены заплатят граждане Америки посредством увеличенных цен.

Трамп хочет вернуть производство в США, но если посмотреть на то, что он носит – вся эта одежда производится в Китае. Проблема в том, что многие люди не понимают ценообразование товаров. Например, они смотрят на Iphone, который стоит 1 000 долларов и думают, что 1 000 долларов забирают себе китайцы, но это не так.

Если Трамп хочет вернуть производство в США, то он должен понимать, что расходы на производство товаров увеличатся. Кто будет платить эту разницу в расходах? Граждане США.

Допустим, вы вернете эти рабочие места в Штаты, будет ли американец работать за зарплату в $300 в месяц? Если вы готовите бургеры в Макдональдсе – вы получаете $5 в час, это $40 в день, итого – $200 в неделю при 5-дневном графике, а в большинстве случаев они работают 7 дней в неделю. Захотите ли вы в таком случае вообще работать на сборке Iphone? Лучше пойти готовить бургеры и зарабатывать больше. Кто будет заниматься этой работой? Придется платить людям больше. И чем больше вы будете платить, тем больше будет увеличиваться стоимость товара.

– А что будет с Китаем?

– Китай выиграет.

– Почему?

– Он усилит свое влияние в регионе. Филиппины все время спорят с китайцами по поводу моря. Споры идут не только между Филиппинами и Китаем, но также и Малайзией, Вьетнамом, Индонезией, потому что вопрос стоит о нефти. Президент Филиппин заявил, что не думает, что Америка ввяжется в войну с Китаем, отстаивая интересы Филиппин. А Филиппины не такая сильная страна, чтобы противостоять Китаю, таким образом, лучше всего будет подружиться с Китаем. Возможно, он рассуждает так: «У меня есть нефть на этих островах, все хотят получить этот участок, и лучше мы поделим его с Китаем. Даже если мне достанется 20% – это лучше чем ничего».

По сути это позволит Китаю расширить свое влияние в регионе. Изначально влияние будет экономическое. Например, Австралия продает все свои минералы Китаю, Таиланд экспортирует рис в Китай, а если страны в Азиатском регионе поддержат Китай, в итоге они смогут вместе построить так называемый азиатский блок.

– Что будет с экономикой Китая, если американские корпорации уйдут из Китая?

– Китайская экономика сегодня не зависит так сильно от экспорта как раньше. В течение уже более 10 лет Китай движется по направлению к внутреннему потреблению, а он может себе это позволить с населением более одного миллиарда человек. Что случится? Если Америка увеличит налог на экспортируемые Китаем продукты, кто будет оплачивать этот налог? Не граждане Китая, а потребители из США. Кто лишится дешевых импортных товаров? Прожиточный минимум в Америке увеличится, а уровень жизни упадет. Сейчас американцы пользуются всеми преимуществами дешевой китайской рабочей силы.

Со своей стороны Китай может увеличить налог на импорт американской продукции. И кто же в таком случае пострадает? Американские производители, в частности, американские крестьянские хозяйства.

– Почему США изолируются?

– Америка высказывает мнение, что она не может быть «полицейским» для всего мира, и что весь остальной мир пользуется щедростью Америки. Мы говорим о безопасности, не экономике. Однако если Америка прекратит свое присутствие в остальном мире, она потеряет своих союзников, от чего выиграют Китай и Россия. Некоторые американцы думают, что стена их защитит. Проблема – это не граница с Мексикой. У Америки большая граница с Канадой и еще больше по протяженности границы со стороны Атлантического и Тихого Океана.

Борьба с въездом потенциальных террористов в страну – только одна проблема. Еще одна проблема – это местные террористы, те, которые живут внутри страны. Кроме того, в результате политики, которой сейчас Трамп пытается придерживаться, большое количество людей будет недовольно и они будут это высказывать.

– Какие риски существуют для экономики Казахстана?

– Экономика Казахстана зависит от нефти и минералов. Мы не экспортируем товары в Америку. Если Америка вернет себе свое производство, освободившееся пространство займет Россия и Китай, а они граничат с Казахстаном.

Китайская инициатива «Один пояс – одна дорога» поставит Казахстан в центре огромного экономического блока от Китая до Европы, от России до Индии и Юго-Восточной Азии. И здесь будущее Казахстана.

О банковской системе

– Какие важные события Вы ожидаете в банковской системе Казахстана в 2017 году?

– Кто знает? (смеется). Два месяца назад нельзя было предсказать возможность объединения Халыка и ККБ или продажи контрольного пакета акций БЦК. Также ходят слухи о многих других слияниях среди банков второго уровня.

– Имеется в виду – какие прогнозируемые события вы ожидаете в законодательной сфере, регуляторной среде?

– Мы ожидаем, что будет внедрен Базель 3, МСФО 9. Мы знаем, что это произойдет, и готовимся к таким изменениям. Однако вопрос не в том, что о чем мы знаем или с уверенностью ожидаем, а в том – что не знаем. К прогнозируемым процессам всегда можно правильно подготовиться. Проблемы же возникают, когда мы чего-то не знаем.

– Черные лебеди?

– Вот именно. Честно говоря, я не знаю, что будет в банковской системе РК в ближайшее время. Я думаю, и большинство людей согласится, что банков слишком много в Казахстане. Таким образом консолидация – хорошая идея.

– Существует ли какая-то методика, определяющая оптимальное количество банков в стране, исходя из количества населения или других параметров?

– Нет, не существует. Например, в Гонконге количество банков 350 и лишь половина численности населения Казахстана. Гонконг является торговым финансовым центром и банки там учреждаются для того, чтобы обслуживать какие-то узкие направления. Например, итальянский банк открывают для того, чтобы работать с итальянскими клиентами в Гонконге. Банк из Германии в Гонконге будет обслуживать немецкие компании. По мере роста в целом экономики Казахстана сюда будет приезжать больше инвесторов, больше иностранных компаний. Допустим, если большое количество казахов уедет в Гонконг для того, чтобы инвестировать, то за этими людьми последуют и казахстанские банки. Точно так же за инвесторами сюда могут прийти банки из других стран. Это должно поддерживаться ростом экономики.

– Какие еще проблемы существуют в казахстанской банковской системе, на Ваш взгляд?

– Одной из очень больших проблем является то, что потребитель и заемщик очень защищены. Я лично наблюдал, как уходят десятки лет на то, чтобы произвести окончательное взыскание и получить контроль над заложенным имуществом. Это влечет риски и, таким образом, расходную часть банков. В конечном итоге эти расходы садятся в увеличенные процентные ставки для заемщиков.

Нам также необходимы уточнения в банковские инструменты. Например, многие фиксированные депозиты на самом деле таковыми не являются. Вкладчики могут снимать деньги до неснижаемого остатка или пополнять до максимальной суммы. И это очень выгодно для вкладчиков, которые «крутят» деньги, охотясь за более высокими ставками. А банкам эта ситуация усложняет управление ликвидностью.

– Разве Национальный банк запрещает банкам предлагать ставки выше 14%?

– Национальный Банк не запрещает банкам принимать деньги по ставкам выше 14% в тенге. Но, банки стараются придерживаться рекомендуемых ставок КФГД. По долларовым депозитам гарантированная ставка – 2%. Разрыв между ставками на депозиты в тенге и депозиты в долларах США должен способствовать перевороту населением долларовых депозитов в тенговые с целью получения большей прибыли на процентах. Это делается для поддержания курса тенге. Однако здесь происходит эффект увеличения стоимости средств для банков, что в конечном итоге может отразиться на заемщиках и привести к замедлению развития и инвестиций в экономику.

– Над какими проблемами еще предстоит работать?

– Нам нужны правильные законы о банкротстве. Какое-то время Казахстан был на первом месте по объему NPL, потому что банкам очень сложно взыскать залоги в случае непогашения кредита. Во многих странах на то, чтобы добиться получения залога от клиента, уходит в среднем 1 год, у нас – 10 и более лет, причем с каждым годом сумма растет.

Также у нас есть вопросы по налогам. Допустим, заемщик берет в банке кредит на сумму 100 млн тенге и не может вернуть эти деньги. Он может вернуть только половину суммы в 50 млн тенге. Остальную сумму банк может ему простить. Однако в Казахстане за прощение долга нужно выплачивать налог. Согласно казахстанскому законодательству, эти налоги платит банк. Поэтому прощать займы мы не можем. Нужно попытаться решить эти системные проблемы.

– Дискуссии на эту тему идут?

– Мы на протяжении долгого времени ведем диалоги с Нацбанком, с правительством, налоговым департаментом. Эти диалоги велись еще до того, как я пришел в банк и они продолжаются.

– Ожидаете ли вы дальнейшее снижение базовой ставки НБРК в 2017 году?

– Нацбанк постепенно сокращает базовую ставку. Однако до тех пор, пока максимальная гарантированная ставка также не будет снижена, я буду продолжать платить 14% своим розничным клиентам. Фондирование все равно остается дорогим.

– Что Вы скажете о развитии финтеха? Какие тенденции наблюдаются?

– Все сейчас говорят о финтехе. И все считают, что финтехи заменят банки. Я так не считаю. Люди не понимают, что финтех – это всего лишь платформа, а традиционный банк – это финансовый посредник.

Например, если вы одалживаете деньги через так называемый «кредитный клуб» на базе финтеха, вы несете кредитный риск. Платформа финтеха предоставляет только список заемщиков и некоторую информацию о них. Ответственность за качество и достоверность информации никто не несет. Платформа будет получать взносы и передавать их за вычетом расходов и прибыли.

Разница в том, что когда вы размещаете свой депозит в банке – эти деньги выдаются в кредит другим клиентам, и если в итоге заемщики не погасят кредиты, то это убыток банка, вкладчики все равно получат свои деньги. Банк берет на себя роль финансового медиатора, заемщик и вкладчик взаимодействуют напрямую.

– То есть главный риск в том, что финтех не подпадает под регулирование?

– Даже если регулирование будет, что можно регулировать? Ведь ответственность на себя эти P2P платформы не берут. Банк берет на себя ответственность, потому что ему еще нужно расплачиваться с вкладчиком. Банк может совершить ошибку, выдать кредит не той компании или не тому человеку, но это будет его проблема. В этом разница банка и финтеха.

Некоторые финтехи представляют из себя платежные системы. Возможно они заменят собой небольшое количество наличных транзакций и транзакций по кредитным картам. Например, PayPal, ApplePay, SamsungPay, но посмотрите на размер их транзакций.

В Китае есть своя служба такси. Я пользуюсь их услугами и плачу за поездку по телефону примерно 30 юаней (4 доллара США). Или я расплачиваюсь за кофе в Starbucks. Последний раз я покупал что-то в интернет-магазине Amazon и заплатил 12 долларов. То есть в любом случае вы не размещаете все свои деньги на PayPal или ApplePay или SamsungPay, вы закидываете туда немного денег, чтобы покрывать какие-то небольшие покупки. Если вы захотите купить машину или квартиру, вы же не будете оплачивать ее через PayPal?

– То есть в любом случае они не заменят банки?

– Да, я так думаю. Они заменят какие-то небольшие наличные транзакции, потому что люди, как правило, не носят много наличных денег в кармане.

Вы знаете, почему подобные сервисы очень популярны в Китае? Потому что самый большой номинал в Китае равен 100 юаням и это примерно 13 долларов США. У меня был ювелирный бизнес в Китае и магазины были в нескольких городах. Мы продавали ювелирные изделия на сумму 100–200 тыс. юаней и люди приходили с чемоданами денег. Поэтому онлайн-платежи так популярны в Китае.

– Сегодня почти у всех банков одинаковые IT-технологии. В чем вы планируете конкурировать между собой? Скоростью?

– В настоящее время все банки компьютеризированы. Таким образом скорость услуг действительно зависит от ручного интерфейса. А ручной интерфейс будет развивать скорость до пределов, допустимых внутренними правилами. В АТФ Банке мы применяем идеи обслуживания клиентов посредством обучения нашего фронт-офиса.

Все сейчас говорят о цифровых банках. Банки по сути уже цифровые. Вы можете осуществлять платежи, снимать деньги из банкоматов, оплачивать покупки или квитанции онлайн, переводить деньги в интернете и т. д. Банкинг уже цифровой.

– Какие драйверы роста вы видите для вашего банка в 2017 году?

– Прогнозируемая динамика роста экономики в этом году будет лучше, чем в прошлом, соответственно мы ожидаем активизации бизнес-сегмента. Поэтому мы видим одним из драйверов дальнейшего развития кредитование субъектов МСБ. Мы разработали новые продукты для своих клиентов. В то же время мы разработали скоринговые модели для сокращения времени одобрения кредитов с большей для себя уверенностью. В прошлом году мы изменили нашу модель продаж, улучшили внутренние бизнес-процессы и продолжим работать в этом направлении дальше. При этом рост не будет скачкообразным, это будет постепенная стабильная динамика.

В целом мы ориентированы на универсальный профиль и гибкий качественный сервис. При этом Банк не будет расти только ради роста. Мы понимаем, что важно расти качественно, сохраняя стабильность, продвигаться вперед по мере развития нашей инфраструктуры и кадров. Мы ориентированы на стабильный и эффективный бизнес.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 16 февраля 2017 > № 2075914 Энтони Эспина


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075879 Андрей Илларионов

Как вместо медового месяца между Путиным и Трампом вышла катастрофа

У Кремля не остается никаких других вариантов, кроме как возобновить конфронтацию с США

Андрей Илларионов, Апостроф, Украина

Накопилось достаточно фактов, позволяющих с высокой степенью уверенности утверждать, что надежды Кремля о нежном сотрудничестве между Трампом и Путиным не будут реализованы. Медовый месяц в двусторонних отношениях, существовавший более в воображении и мечтах российской власти, завершился, так и не начавшись. Еще несколько дней назад можно было делать вывод, что «что-то пошло не так». Сейчас стало ясно, что пошло не так почти все. О том, какими будут отношения России и США при Трампе, «Апострофу» рассказывает бывший советник президента России Андрей Илларионов.

Во время предвыборной кампании регулярно наблюдался так называемый обмен любезностями между Трампом и Путиным. Путин хвалил Трампа, Трамп хвалил Путина. Эта практика публичных признаний внезапно оборвалась 17 января этого года, когда Путин довольно развязно прокомментировал слежку российских спецслужб, наличие досье на Трампа, его отношения с женщинами. В отличие от предыдущих случаев Трамп не ответил на выступление Путина ни через три часа, ни через сутки, ни через трое. Он вообще не отреагировал на это. И уже само это отсутствие реакции было весьма показательным.

Затем произошла эпопея с никак не происходившим телефонным звонком Путина Трампу с поздравлениями по поводу его вступления в должность. Судя по тому, что мы видели в публичной сфере, по дипломатическим каналам Путину отказывали в связи, в результате чего Дмитрию Пескову приходилось регулярно публично напоминать Белому дому о желании Путина поговорить с Трампом по телефону. Наконец, этот разговор состоялся 28 января, то есть через 8 дней после вступления Трампа в должность, что является довольно большим сроком для первого контакта между лидерами двух ядерных держав. Комментарий, появившийся на сайте Белого дома относительно этого разговора, особо обнадеживающим не назовешь.

Несмотря на то, что в предшествовавшие месяцы российские СМИ много говорили о том, что Путин встретится с Трампом буквально сразу же после его вступления в должность. И даже назывались сроки — начало февраля, но этого не произошло. Слух о том, что они встретятся в Рейкьявике, также был опровергнут Белым домом. В Вашингтоне сейчас говорят, будто бы встреча возможна через шесть месяцев. Шесть месяцев до встречи двух руководителей — это явный признак того, что Трамп не спешит встречаться с Путиным. Усугубляет факт публичного унижения Путина — пресс-релиз Белого дома от 4 февраля, пообещавший встречу с президентом Украины Петром Порошенко в «ближайшее время».

2 февраля полномочный представитель США в Совбезе ОНН Никки Хейли заявила, что санкции с России не будут сняты, пока она не вернет Крым Украине. Министр финансов США Стивен Мнучин подтвердил, что в осуществляемой сейчас политике санкций никаких изменений не планируется. Сам Трамп в эфире канала FoxNews согласился с журналистом Билли О'Рейли, что «Путин — убийца» и добавил, что «убийц много вокруг».

Произошедший в последние несколько дней каскад событий знаменует собой полномасштабную дипломатическую катастрофу для надежд российского режима. В понедельник вынужден был уйти в отставку наиболее прокремлевский сотрудник трамповской администрации помощник по национальной безопасности генерал Майкл Флинн. Во вторник пресс-секретарь президента США Шон Спайсер заявил от имени Трампа о требовании к России вернуть Крым Украине. В среду уже сам Трамп не оставил ни у кого сомнений, что позиция по отношению к Кремлю, заявленная высокопоставленными сотрудниками его администрации, полностью разделяется и им самим. В твитере он написал: «Крым был захвачен Россией во время администрации Обамы. Не был ли Обама слишком мягким по отношению к России?»

В этой ситуации у Путина не остается никаких других вариантов, кроме того, чтобы возобновить конфронтацию с США, которая, казалось бы, вот-вот стала ослабевать, и которая может теперь продлиться на весь период президентства Трампа.

К этому я добавил бы еще одно важное событие, которое произошло в конце января. Как бы случайно в китайских социальных сетях появились фотографии ракет Dongfeng-41, самых современных китайских ракет, размещенных на северо-востоке страны. Это то место на территории Китая, с какого эти ракеты (кстати, самые дальнобойные из всех, какие имеются сейчас на планете, до 12-15 тысяч км дальности) могут легко достать Вашингтон.

Жест со стороны Китая — совершенно очевидный, являющийся ответом на антикитайские планы новой американской администрации, на разговор Трампа с лидером Тайваня, на заявление Трампа о возможности отказа от «политики одного Китая» и перехода к «политике двух Китаев». В этот чрезвычайно важный обмен знаками между двумя главными супердержавами сегодняшнего мира вмешалась третья сторона — Россия — комментарием пресс-секретаря Пескова о том, что размещение китайских ракет в Хэйлунцзяне не представляет угрозы для России, и что Россия и Китай — союзники. Однако, как известно, отношения между Россией и Китаем не являются союзническими. И китайское руководство их так не воспринимает. Но самое важное заключается в том, что в Вашингтоне слова Пескова не могли быть поняты иначе, чем как заявление о том, что в случае конфронтации между США и Китаем Россия окажется не на стороне США, а на стороне Китая. Заявление Пескова идет вразрез с видением Трампом роли России, какую он рассматривал в качестве важного потенциального союзника в его китайской стратегии.

Таким образом, вместо медового месяца в двусторонних отношениях, на которые так рассчитывали в Кремле, произошла реальная дипломатическая катастрофа. Беспрецедентная спецоперация по оказанию помощи избранию Трампа, которую в Москве только что рассматривали в качестве неслыханной победы, оборачивается грандиозным провалом. Вместо «перезагрузки» и вожделенной «Ялты-2» намечается новый виток конфронтации.

Андрей Илларионов, российский экономист, советник Путина в 2000-2005 годах.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075879 Андрей Илларионов


США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075877 Яир Розенберг

Эксперты давно уже предлагают альтернативы принципу сосуществования двух государств. Рассмотрит ли их Трамп?

Гибридные альтернативы одногосударственному и двухгосударственному устройству набирают силу. Среди них кондоминиализм и конфедерация.

Яир Розенберг (Yair Rosenberg), Tablet Magazine, США

Сегодня президент Дональд Трамп принял в Белом доме израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху и произвел небольшой фурор, отвечая на вопрос о том, поддерживает ли он решение на основе создания двух государств. «Я смотрю на одногосударственное и двухгосударственное устройство, и мне нравится больше то, которое подходит обеим сторонам, — сказал президент. — Мне очень даже нравится то, которое подходит обеим сторонам. Мне подходит любой вариант, Я даже какое-то время думал, что решение на основе создания двух государств — это самый легкий выход. Но честно говоря, если Биби [Биньямин Нетаньяху] и палестинцы, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду доволен тем решением, которое им больше понравится».

Таким образом, вопреки крикливым заявлениям СМИ, Трамп не отменяет американскую поддержку двухгосударственного решения, а скорее указывает на свою готовность рассматривать альтернативы, если на них согласятся израильтяне и палестинцы. С учетом этого важного замечания Трамп своим заявлением никак не поддержал одногосударственное решение в его традиционном понимании. Многолетние социологические опросы показывают, что израильтяне и палестинцы небольшим большинством поддерживают решение на основе создания двух государств, но они решительно против одногосударственного устройства, видя в нем готовый рецепт острой вражды и гражданской войны. Последний опрос на эту тему был проведен в 2016 году, а организовал его Халил Шикаки (Khalil Shikaki), возглавляющий Палестинский центр политических и социологических исследований (Palestinian Center for Policy and Survey Research), и Израильский институт демократии (Israel Democracy Institute). В результате проведенного опроса выяснилось, что 68% палестинцев и 64% израильтян против единого государства. Насильно загонять оба народа в единое государственное образование — это не выход, считает большинство людей, живущих на этой территории.

Значит ли это, что шумиха вокруг заявлений Трампа безосновательна? Не совсем — потому что прямое одногосударственное решение для двух наций не отменяет возможные альтернативы классической модели двухгосударственного устройства. В действительности гибридные решения, сочетающие в себе элементы отдельных государств с единым и общим административно-территориальным устройством, разрабатываются и предлагаются уже довольно давно, причем их становится все больше. Эти модели предлагают очень разные люди, такие как ученые левого толка, руководители Евросоюза и израильский президент с правыми взглядами. И сегодня, когда прозвучало заявление Трампа, настало их время.

В 2013 году директор политического планирования Госдепартамента Энн-Мэри Слотер (Anne-Marie Slaughter), ныне преподающая в Принстоне политику и международные отношения, предложила радикальную альтернативу простым формулам одногосударственного и двухгосударственного решения. Она назвала ее «кондоминиализм»:

Главная идея состоит в том, что израильтяне и палестинцы будут гражданами двух разных государств, а поэтому станут отождествлять себя с двумя разными органами политической власти. Палестина будет считаться государством палестинского народа, а Израиль — еврейским государством. Но при «кондоминиализме» и палестинцы, и евреи получат право селиться где угодно в пределах территории одного из двух государств, и таким образом, два государства сформируют единое двунациональное сообщество поселений.

А теперь давайте подумаем. Согласно определению, палестинцы получат право селиться где угодно в пределах Израиля, а евреи будут вправе селиться где угодно в пределах территории Палестинского государства. В каком бы государстве кто ни жил, палестинцы будут гражданами Палестинского государства, а все евреи гражданами Израиля.

В августе 2015 года израильский президент Реувен Ривлин (Reuven Rivlin) пошел еще дальше Слотер и выступил за создание израильско-палестинской «конфедерации» в составе двух образований с открытыми границами и общей армией. Классический либерал Ривлин, свободно владеющий арабским языком, неизменно отстаивает права палестинцев в Израиле, за что за рубежом его хвалят, а дома грозят убить. Его предложению о создании конфедерации рукоплескали крайние левые, а потом оно получило совершенно неожиданную поддержку.

В октябре следующего года председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schultz), ныне являющийся главным левофланговым соперником Ангелы Меркель в борьбе за пост канцлера Германии, в своей речи в Дюссельдорфе тоже выдвинул альтернативу традиционной формуле на основе создания двух государств. «Мир на Ближнем Востоке возможен лишь в том случае, если мать всех конфликтов, каким является конфликт между израильтянами и палестинцами, будет разрешен, и оба народа станут жить вместе в двух государствах или в конфедерации», — сказал он.

Что означает такая конфедерация? Прошлой весной ученые Далия Шейндлин (Dahlia Scheindlin) и Дов Ваксман (Dov Waxman) изложили в общих чертах одну из ее версий на страницах журнала Washington Quarterly. Свою научную статью они кратко обобщили в Guardian:

Отчаяние вызвано ошибочным представлением о том, что других вариантов не существует. Но альтернатива есть. Она сочетает в себе элементы одногосударственного и двухгосударственного устройства. Это конфедеративная концепция, предусматривающая существование двух суверенных государств с открытой границей между ними, со свободой перемещения и жительства, и с неким ограниченным совместным управлением. Назовем это двухгосударственным подходом 2.0.

Основой для границы станут линии прекращения огня 1967 года, но это будет другая граница, не сегодняшняя бетонная стена высотой девять метров. Она позволит людям с обеих сторон свободно передвигаться, посещать свои святые места, работать, делать покупки, общаться. Короче говоря, дышать полной грудью.

Кроме открытой границы, еще одно ключевое различие между таким подходом и традиционным двухгосударственным решением состоит в том, что не должно быть никакой увязки между гражданством и местом жительства. У каждого государства будет своя политика в вопросах гражданства, включая законы о возвращении, но гражданам одного государства будет разрешено жить в другом (как в ЕС), и каждое государство будет устанавливать свои лимиты на количество неграждан, получающих право на постоянное проживание на его территории…

И последнее важное различие между традиционным двухгосударственным устройством и конфедерацией состоит в создании неких общих институтов и правовых механизмов, способствующих развитию сотрудничества между двумя государствами, причем не только в вопросах безопасности, но и в сфере экономического развития, а также в совместном использовании ресурсов (например, воды). Это поможет обеспечить экономическое равенство и процветание вместо того, чтобы создавать условия для государственной несостоятельности, если новое Палестинское государство просто останется один на один со своими проблемами. Тесное сотрудничество в области безопасности будет иметь первостепенное значение. Но оно будет осуществляться между двумя независимыми государствами, в отличие от условий сегодняшнего сотрудничества в этой сфере, когда палестинцы в большинстве своем считают, что их автономия выступает в роли подрядчика зарубежного военного правителя.

Шейндлин и Ваксман также подробно рассмотрели свою концепцию применительно к болезненным проблемам поселений, палестинских беженцев и Иерусалима. Они изложили свое мнение о том, как конфедерация создаст новые инструменты для урегулирования этих неразрешимых прежде проблем, стерев границы и дав гражданам полную свободу выбора места жительства и передвижения в пределах всего географического района Израиль / Палестина.

В отличие от простого одногосударственного и двухгосударственного решения, стороны не обсуждали всерьез новые гибридные подходы и не проводили опросы общественного мнения. Но сейчас, когда израильтяне и палестинцы продемонстрировали, что не могут прийти к договоренности на основе создания двух государств, и в то же время выступают резко против одногосударственного решения, такие компромиссные подходы вполне могут стать способом для продвижения вперед, если их подробно разработать и правильно представить населению.

Таким образом, Трамп вольно или невольно открыл дверь для более творческого мышления и выхода из израильско-палестинского тупика.

Яир Розенберг — автор статей в Tablet и редактор англоязычного блога израильского Национального архива.

США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075877 Яир Розенберг


Россия > Транспорт > forbes.ru, 16 февраля 2017 > № 2075697 Роман Троценко

Бизнес на взлете. Как Роман Троценко создал крупнейшую в стране аэропортовую сеть

Сергей Титов

Forbes Staff

За год региональные аэропорты сети «Новапорт» обслужили около 15 млн пассажиров. Приобретение доли в Пулково выведет Троценко в другую лигу

В офисе AEON на 14-м этаже небоскреба «Восток» в комплексе «Федерация» едва ли с ходу найдешь кабинет совладельца корпорации. На двери, ведущей в приемную Романа Троценко, из опознавательных знаков только цифра 1 и табличка «Комната психологической разгрузки». Любой сотрудник может прийти сюда со своей проблемой, уверяет хозяин приемной.

Партнеры и подчиненные называют его «ярким, зажигающим человеком», стратегом и «свободным художником». В бизнесе Троценко чаще полагается на интуицию, а не на расчет. «Чем хуже в начале, тем лучше в конце» — так описывает он свою стратегию. Иллюстрацией этих слов можно считать аэропортовый холдинг AEON — «Новапорт».

В результате скупки сибирских аэропортов с финансовыми трудностями в 2016 году возникла крупнейшая региональная сеть. Тринадцать аэропортов холдинга Троценко, по прогнозу, обслужат почти 15 млн пассажиров — больше только у столичных Шереметьево и Домодедово. Купить Домодедово бизнесмену не удалось, и теперь он нацелился на петербургское Пулково.

Помощник министра

Здание с выбитыми и треснувшими стеклами, праздно шатающиеся сотрудники, уже полгода не получавшие зарплату, бегающие по всей территории дворняги, погрязший в долгах гендиректор, который сам просил снять его с должности, — таким предстал перед Троценко его первый аэропортовый актив.

Небольшая доля (12%) в новосибирском аэропорту Толмачево досталась ему совершенно случайно, уверяет бизнесмен. В 2000 году около $5 млн его группы «Московское речное пароходство» зависли в московском МАПО-банке. И Троценко в счет погашения долга забрал миноритарный пакет Толмачево, далее он рассчитывал переуступить пакет «Сибири» — базовой авиакомпании аэропорта.

«О, слава Богу, наконец-то я увидел человека, который мне должен денег!» — такими словами гендиректор «Сибири» Владислав Филев впервые встретил Троценко. Оказалось, что Филев не только не собирается выкупать у него пакет, но и требует вернуть ему $10 млн, которые в виде авиатоплива «Сибири» растворились в нефтехранилищах аэропорта.

План быстрого возврата денег провалился, но, побывав в Толмачево, Троценко понял, что «это уникальное место вне зависимости от того, как плохо выглядит», ведь Новосибирск обречен быть транзитным хабом.

Троценко появился в Толмачево неслучайно, уверен бывший начальник Западно-Сибирского управления Росавиации Владимир Тасун: «Еще будучи речником, он установил хорошие отношения со всеми руководителями Минтранса. А транспортный хаб в Новосибирске был их давней идеей». Тогдашний министр транспорта и выходец из Новосибирской области Сергей Франк был главным поборником международного авиахаба на своей малой родине. Троценко в 1999–2000 годах был его помощником и обсуждал с министром перспективы создания авиахаба в Новосибирске.

«Франк был ключевой фигурой при передаче Троценко Толмачево», — считает один из близких к аэропорту источников. Когда в 2003 году встал вопрос о смене гендиректора аэропорта, Филев выдвинул своего заместителя Александра Виндермута. А Троценко сделал ставку на гендиректора ФГУП «Аэропорт Южно-Сахалинск» Андрея Лобкина, и Франк его поддержал, писали СМИ. Минимущества, которое владело контрольным пакетом Толмачево, выбрало Лобкина. После его победы Троценко довел свою долю в Толмачево до 37,3% и рассчитался по долгам аэропорта. Примерно тогда же начинанием Троценко заинтересовались его казахстанские знакомые.

Друг Казахов

Карьера Троценко началась в Казахстане. В конце 1980-х на последнем курсе Института стран Азии и Африки МГУ он отправился в Алма-Ату на стажировку. Еще будучи студентом, Троценко стал коммерческим директором казахской республиканской телекомпании «Азия ТВ». Долго в Алма-Ате он не выдержал и в начале 1990-х годов вернулся в Москву. Устроиться финансовым директором Московской международной медицинской биржи бизнесмену помогли казахстанские связи. Спустя 10 лет ему снова пригодились знакомства с финансистами из среднеазиатской республики.

На реконструкцию пассажирского терминала Толмачево требовался инвестиционный кредит, но банки соглашались только на короткие деньги «под оборотку», вспоминает бывший сотрудник аэропорта. Летом 2004 года Толмачево все же удалось получить двухлетний кредит на $7 млн в российской «дочке» Казкоммерцбанка. О кредите договаривался лично Троценко.

В том же году Троценко привлек к своему аэропортовому проекту фонд Meridian Capital, созданный выходцами из Казкоммерцбанка, рассказывает он в интервью Forbes: «Это был голубой океан. В то время все бились за металл, за нефть, за уголь». Meridian концепция показалась перспективной, вспоминает Троценко: «Россия — страна огромных расстояний, которые нужно каким-то образом преодолевать».

Meridian официально не раскрывает своих бенефициаров. Троценко ограничивается их общим описанием: «Это хорошо организованные технократы с прекрасным европейским образованием. Мы знакомы еще по Казахстану». Крупных проектов до «Новапорта» у Троценко с казахстанцами не было.

До конца 2000-х «казахстанские технократы» не проявляли большого интереса к управлению холдингом, рассказывает бывший сотрудник «Новапорта». Команда Троценко занималась подбором аэропортов, а Meridian вкладывал в их покупку — всего около $100 млн в 2004–2006 годах (это несоответствие в инвестициях Троценко позже компенсировал). Тогда же у кипрского офшора Trans Siberia, владеющего аэропортовыми активами бизнесмена, появился второй собственник — Mittelmeer Nominees Ltd, представляющий интересы фонда Meridian. Партнеры Троценко получили одно место в совете директоров новосибирского аэропорта.

Но все изменилось в 2011 году после побед «Новапорта» в нескольких приватизационных аукционах. Крупнейшей сделкой стала покупка 51% Толмачево за 2,8 млрд рублей. Из них 2,3 млрд рублей были кредитом Номос-банка, а оставшуюся часть примерно поровну внесли Meridian и AEON.

Приватизация Толмачево была переломным моментом, вспоминает источник, близкий к акционерам «Новапорта»: «Все стало похоже на историю с большим будущим». Сразу после сделки четыре из девяти мест в совете директоров Толмачево заняли представители Meridian. Увеличилось число представителей фонда и в других аэропортах, например в челябинском Баландино, а также в самом «Новапорте». Толмачево до сих пор остается флагманским активом холдинга, в 2015 году он обслужил треть всего пассажиропотока «Новапорта».

«Новапорт», которым AEON и Meridian владеют в равных долях, развивался в основном на свои деньги, вложив в аэропорты более $500 млн, говорит Троценко. Инвестиции распределились между акционерами примерно поровну, рассказывает близкий к ним источник.

Казахстанский Forbes называет бенефициарами Meridian казахстанских бизнесменов и бывших топ-менеджеров Казкоммерцбанка Аскара Алшинбаева и Евгения Фельда. По состоянию на май 2011 года им принадлежало 49% и 18% соответственно, следует из данных ЦБ России. Третьим партнером в то время был еще один бывший топ-менеджер Казкоммерцбанка, а сейчас предправления «Казмунайгаза» Сауат Мынбаев. По словам человека, близкого к Meridian, с тех пор акционерная структура изменилась. Но в ноябре 2016 года руководитель ФАС Игорь Артемьев говорил, что бизнес-партнерами Троценко являются три гражданина Казахстана.

В «Новапорте» партнеры из Meridian отвечают за привлечение долгосрочного финансирования, анализ и оптимизацию затрат. А AEON занимается развитием бизнеса и новыми приобретениями. Текущим управлением занимается менеджмент «Новапорта» во главе с бывшим директором аэропортового комплекса «Домодедово» Сергеем Рудаковым. «У нас в команде хорошее взаимодействие», — говорит Троценко.

Спаситель губернаторов

Важным событием 2008 года для жителей Астрахани стал визит Владимира Путина. Солнечный погожий день располагал к прогулке, и премьер вместе с губернатором проинспектировал подготовку города к 450-летнему юбилею. Путин остался доволен увиденным, и ничто на выездном совещании с федеральными и областными чиновниками не предвещало скандала. До тех пор пока Путин не поинтересовался судьбой местного аэропорта.

Министр транспорта Игорь Левитин признал, что развитию аэропорта, который контролируется государством, мешают «никому не понятные» миноритарии. «У нас что, нет структур, которые могут с этим разобраться?» — встрепенулся премьер. Миноритарий уже «в местах лишения» и согласился продать свою долю, тут же ответил губернатор Астраханской области Александр Жилкин. В течение двух недель вопрос был решен — миноритарную долю (43,7% аэропорта) выкупили структуры Троценко.

Бизнесмен уже не в первый раз выручил главу региона накануне крупного мероприятия. В 2004 году в московский офис Троценко неожиданно нагрянул губернатор Томской области Виктор Кресс. «Рома, у меня проблема. У нас празднование 400-летия города, а томский аэропорт Богашево фактически закрылся», — пересказывает Троценко слова Кресса на той встрече.

Аэропорт был на грани банкротства, подтверждает Кресс в беседе с Forbes. Троценко ему порекомендовал топ-менеджер «Томск Авиа» Евгений Янкилевич (сейчас он возглавляет Толмачево). Прежде чем обратиться к Троценко, губернатор навел справки у Франка и Левитина, и оба «его хорошо характеризовали».

Аэропорт был «растащен на части», вспоминает бизнесмен: «Какие-то хулиганы контролируют топливно-заправочный комплекс, местные выходцы из милиции — все парковки и земельные участки вокруг. Другие авторитетные предприниматели контролируют торговлю в терминале».

Подписав соглашение о сотрудничестве с Троценко, местные власти стали наводить порядок. За 2008–2014 годы имущество Богашево было консолидировано на ООО «Аэропорт Томск», которое сейчас принадлежит «Новапорту» и томской администрации в пропорции 75% на 25%. Аэропорт уже окупил вложенные в него $15 млн. Троценко говорит: «Мы смогли восстановить и сделать рентабельным микроскопический аэропорт». Сейчас его пассажиропоток немного превышает полмиллиона человек в год.

Именно Томск был еще одним переломным моментом в аэропортовом бизнесе Троценко. Сделать хаб в Новосибирске — это масштабно, но это на самом деле проще, чем развивать небольшой полуразрушенный аэропорт, признает бизнесмен. Восстановив аэропорт Томска, партнеры поняли, что обладают компетенциями по превращению небольших аэропортов в крупные и рентабельные: «Это был сектор и территория, которые никому не были нужны».

Троценко действительно еще не раз брался за развитие аэропортов, которые участники рынка называют «неликвидом», — с пассажиропотоком менее миллиона и большим износом. «Новапорт» неоднократно выполнял функцию «спасителя отечества» в гражданской авиации, отмечает Владимир Тасун, бывший начальник Западно-Сибирского управления Росавиации.

С точки зрения Минтранса аэропорты, входящие в холдинги, лучше застрахованы от непредсказуемости. Неудивительно, что у Троценко, как рассказывают источники Forbes, сложились отличные отношения с преемником Франка Игорем Левитиным.

Именно при нем в Толмачево была сдана вторая взлетно-посадочная полоса, строившаяся с 1987 года. «Левитин старался вникнуть в любые начинания в гражданской авиации, — вспоминает Тасун. — Если он видел бизнес, то, конечно, помогал». Сам Троценко не скрывает, что находится «в хороших отношениях с четырьмя последними министрами транспорта».

Став помощником президента, Левитин по-прежнему благоволит к Троценко, утверждают сотрудники двух аэропортовых холдингов. По их словам, именно эта связка предопределила стремление иркутских властей создать с «Новапортом» совместное предприятие для управления аэропортом Иркутск, а не выставлять «миллионник» на конкурс. Троценко это отрицает: «Думаю, что региональные власти видят, что мы сделали в Новосибирске, Челябинске и других аэропортах, и им хотелось бы такого же успеха. Но выбор формы привлечения инвестора за ними».

Ученик Сечина

В истории «Новапорта» был период, когда Троценко фактически самоустранился от управления. В 2009 году после удачного выступления на совещании у Владимира Путина по вопросам речного флота бизнесмен получил предложение, от которого трудно было отказаться. Вице-премьер Игорь Сечин пригласил его возглавить Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК), где Троценко и проработал до 2012 года.

«Это был для меня хороший опыт, — вспоминает он. — Я относился к этому как к тяжелой и почетной воинской службе». «Там он заработал очков!» — отмечает топ-менеджер конкурирующего авиахолдинга. Действительно, после ухода из ОСК Троценко стал советником Игоря Сечина, к тому времени возглавившего «Роснефть». А затем возглавил швейцарскую «дочку» госкомпании Rosneft Overseas, которой руководил до середины 2015 года.

Плоды этого союза чуть было не проявились и в авиационной отрасли. В 2013 году стало известно, что «Новапорт» в партнерстве с «Роснефтью» ведет переговоры о покупке Домодедово. Троценко предлагал включить в периметр сделки земельные участки — структуры Дмитрия Каменщика зарезервировали 27 000 га вокруг аэропорта, которые могли потребоваться для его развития на протяжении 20–30 лет. Но Каменщик, по словам Троценко, хотел рассматривать этот вопрос отдельно, что не устраивало покупателей: такая ситуация чревата конфликтами в будущем. У человека, близкого к владельцу Домодедово, другая версия. В периметр сделки был включен участок земли размером 200 га: это условие было оговорено в меморандуме, подписанном сторонами. Покупатель согласился заплатить за Домодедово $5,3 млрд, но не внес предоплату $100 млн.

Сделка сорвалась. «Наверное, в том числе потому, что Дмитрий Каменщик настолько болеет аэропортом, что не готов с ним расстаться», — рассуждает совладелец «Новапорта». Сейчас Троценко даже рад, что так вышло: покупка Домодедово привела бы к «существенной кредитной нагрузке». Каменщик оценивал свой актив не менее чем в $6 млрд.

Более удачным примером, когда Троценко могло пригодиться нефтяное лобби, стала покупка в конце 2014 года тюменского аэропорта Рощино, полагает топ-менеджер авиахолдинга, также рассматривавшего покупку этого актива. Аэропорт принадлежал структурам, близким к авиакомпании «Ютэйр», говорил гендиректор «Новапорта» Сергей Рудаков. «Ютэйр» контролируется НПФ «Сургутнефтегаз», в переговорах по Рощино и были задействованы связи Троценко в нефтянке, говорит один из конкурентов «Новапорта».

Троценко уверяет, что ореол советника Сечина в авиации «не очень помогает»: «Это же разные миры». С точки зрения региональных властей, это серьезное преимущество, возражает близкий к Минтрансу собеседник Forbes. «Ореол точно не мешает», — отмечает знакомый Троценко. Сам же он говорит, что признателен Сечину «за другое»: «Он меня научил требовательно относиться к себе и другим. Когда мне говорят, что я управленец школы Сечина, я считаю это высокой оценкой».

Удобный покупатель

«Аэропорт находится в ужасном состоянии!» — не скрывал своего негодования первый вице-премьер Игорь Шувалов во время осмотра калининградского Храброво. В июле 2016-го он вместе с министром спорта Виталием Мутко и целой делегацией десантировался сюда для проверки готовности инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу 2018 года. Во время инспекции аэропорта за Шуваловым след в след шагал Троценко, вроде бы не имеющий отношения к объекту. «Это хорошая новость, что вы стали акционером аэропорта», — наконец раскрыл интригу Шувалов на камеру телеканала «Россия 24».

Структуры Троценко дважды подступались к калининградскому терминалу — в начале и в конце 2000-х. Но в 2012 году Храброво у банка «Санкт-Петербург» купил «Аэроинвест», который принадлежит сенатору и экс-президенту Кабардино-Балкарии Арсену Канокову. Год назад тогдашний губернатор Калининградской области Николай Цуканов заявил, что «Аэроинвест» задерживает реконструкцию аэропорта.

Примерно тогда же Каноков стал искать партнера в проект, рассказал Forbes он сам. Претендентов было несколько, включая «Аэропорты регионов» миллиардера Виктора Вексельберга, но Каноков решил сотрудничать именно с Троценко, так как они давно знакомы. Это подтверждает и источник, знающий Троценко. Власти были довольны выбором, рассказывает сотрудник аппарата правительства: «Троценко — человек дела». С Шуваловым у бизнесмена уже был удачный опыт, когда, будучи главой ОСК, он разрешил построить во Владивостоке на месте 178-го судоремонтного завода променад на набережной к саммиту АТЭС (Шувалов курировал его подготовку).

В периметр сделки с «Аэроинвестом» вошел и аэропорт Минеральные Воды. Это было условием «Новапорта», поясняет Каноков: «Там ситуация с окупаемостью обстоит лучше». Общая сумма сделки, по словам Канокова, составила «около 10 мдрд рублей», из которых 4,2 млрд рублей получил «Аэроинвест» за продажу долей. И останавливаться Троценко не собирается. В интервью Forbes бизнесмен рассказывает, что совместно с РФПИ ведет переговоры с ВТБ о покупке 25% аэропорта Пулково. Сейчас структурам госбанка принадлежит 49% ООО «Воздушные ворота Северной cтолицы» (ВВСС), управляющего Пулково. Meridian в сделке по Пулково нет, но в дальнейшем фонд может присоединиться в качестве финансового инвестора.

Троценко претендует на 10% из 25%, утверждает источник, знакомый с условиями сделки, другой источник говорит, что цена аэропорта будет определена из расчета 12 EBITDA. Показателю EBITDA примерно соответствует операционная прибыль ВВСС по РСБУ, в 2015 году — 5,14 млрд рублей. Получается, что блокпакет ВВСС может обойтись Троценко с партнерами в 15,3 млрд рублей. Это близко к €239 млн, которые за аналогичную долю в Пулково (25%) заплатил катарский суверенный фонд Qatar Investment Authority. Доля в Пулково может обойтись Троценко в 6,1 млрд рублей. По словам собеседника Forbes, знакомого с условиями сделки, существенную часть сделки Троценко покроет за счет кредита того же ВТБ и получит трехлетний опцион на оставшиеся у госбанка 24% ВВСС.

Игрок в монополию

В приобретениях «Новапорта» есть логика, считает Владимир Тасун: «Костяк его аэропортов находится в Сибири, это позволяет развивать их в единой программе». Синергетический эффект сказывается прежде всего в возможности использовать типовые решения для повышения эффективности своих аэропортов, считает руководитель аналитической службы агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев. Аэропорт — это априори монополия, а значит, гарантированный доход, рассуждает один из конкурентов «Новапорта».

По десятилетнему плану развития, который партнеры разработали в 2005 году, «Новапорт» должен был собрать 10 аэропортов и выйти на 10 млн пассажиров в год. К концу 2015 года холдинг эту задачу выполнил. По данным компании, выручка в 2015 году составила 16,3 млрд рублей, EBITDA — 5,2 млрд рублей. Размер долга «Новапорт» не раскрывает.

Совокупный пассажиропоток «Новапорта» по итогам 2015 года составил 11 млн пассажиров, прогноз на 2016 год — 14,7 млн, план на 2017-й — уже 18 млн пассажиров. Важнее не общее количество пассажиров, а «абсолютный размер», считает один из конкурентов Троценко: чем меньше аэропорт, тем выше инвестиции на каждого пассажира. Поэтому «Новапорту» активы обходятся дороже и холдингу сложнее прогнозировать возврат вложений, чем конкурентам.

И все же с учетом Пулково Троценко станет суперигроком, говорит Пантелеев. Над холдингом Троценко нависли «огромные отложенные инвестиционные обязательства», считает конкурент: как минимум пять из 13 аэропортов «Новапорта» — Челябинск, Мурманск, Астрахань, Томск, Чита — требуют значительных вложений. Но он признает, что сделка по Пулково выводит Троценко в другую лигу: «Он становится крупнейшим игроком. Это будет интересно, когда рынок откроется для иностранцев».

Сколько стоит «Новапорт»? Фантазировать, подсчитывая гипотетическую стоимость бизнеса, Троценко считает пустой тратой времени: «Задач продать бизнес у нас пока нет». По прогнозам бизнесмена, санкции будут действовать еще 4–5 лет: «Тогда и будем думать про IPO». Впрочем, в разговоре с Forbes Троценко констатирует, что де-факто аэропортовая сеть уже создана: «Когда мы понимаем, что отрасль собрана, мы начинаем искать что-то новое».

Россия > Транспорт > forbes.ru, 16 февраля 2017 > № 2075697 Роман Троценко


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074554 Владимир Путин

Заседание коллегии Федеральной службы безопасности.

Владимир Путин принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии ФСБ, посвящённом итогам деятельности ведомства за прошедший период и приоритетным задачам в области обеспечения национальной безопасности на перспективу.

В.Путин: Добрый день, уважаемые товарищи!

Наши встречи в рамках ежегодной коллегии ФСБ позволяют не только глубоко проанализировать и подвести итоги работы самого ведомства за прошедший период, но это и хорошая возможность всесторонне обсудить важнейшие вопросы национальной безопасности в целом, наметить приоритетные задачи на ближайшее время и на более отдалённую, долгосрочную перспективу.

ФСБ играет ключевую роль в защите конституционного строя, да и самого суверенитета нашей страны, в обеспечении безопасности наших граждан от внутренних и внешних угроз.

И сразу хотел бы отметить, что достигнутые показатели за прошлый год – позитивные и с хорошей динамикой. Имею в виду ваши усилия по противодействию терроризму и экстремизму, серию успешных операций по линии контрразведки, борьбу с экономическими преступлениями и другие направления.

На высоком уровне была обеспечена безопасность массовых мероприятий, в том числе выборов в Государственную Думу, в региональные и местные органы власти.

Хочу поблагодарить руководство и личный состав службы за добросовестное отношение к делу, за чёткое и своевременное выполнение поставленных перед вами задач.

Между тем требования к качеству, результативности вашей работы постоянно растут. За прошедший год обстановка в мире не стала стабильнее, не стала лучше. Напротив, многие существующие вызовы и угрозы только обострились.

Усилилось военно-политическое и экономическое соперничество между глобальными и региональными центрами влияния, отдельными государствами. Посмотрите: в ряде стран Ближнего Востока, Азии, Африки продолжаются кровавые конфликты. В них активно участвуют международные террористические группировки, а фактически – террористические армии, получающие скрытую, а то и явную поддержку со стороны некоторых государств.

На саммите НАТО в июле прошлого года в Варшаве впервые с 1989 года Россия была признана основной угрозой безопасности для Альянса, а её сдерживание официально провозглашено новой миссией НАТО. С этой целью проводится дальнейшее расширение блока. Оно, собственно, и раньше проводилось, но теперь нашли другое, как им кажется, более серьёзное обоснование. Ускорились процессы размещения стратегических и обычных вооружений за пределами национальных границ входящих в него ведущих государств.

Нас то и дело провоцируют, собственно говоря, постоянно провоцируют и стремятся втянуть в конфронтацию. Не прекращаются и попытки вмешательства в наши внутренние дела с целью дестабилизировать общественно-политическую обстановку в самой России.

Мы видим и серьёзное обострение ситуации на юго-востоке Украины в последнее время. Цель этого обострения очевидна – сорвать минские соглашения. Сегодняшние власти на Украине явно не готовы к мирному решению этой сложнейшей проблемы и делают ставку на силовое решение. Более того, открыто говорят и об организации диверсионно-террористической, подрывной работы, в том числе и в России. Нас это не может не беспокоить.

Названные мною события и обстоятельства требуют от специальных и силовых структур России, прежде всего от Федеральной службы безопасности, особого внимания и концентрации сил, в первую очередь – в борьбе с терроризмом.

Мы уже отмечали, что нашим спецслужбам удалось нанести бандитам и их пособникам ряд серьёзных, ощутимых ударов. Показатели прошлого года это подтверждают: число преступлений террористической направленности вновь снизилось.

ФСБ вместе с другими силовыми структурами при координирующей роли НАК предотвратило 45 преступлений террористической направленности, в том числе – 16 терактов.

Есть результаты и в применении тактики упреждающих, превентивных мер. Так, ФСБ вместе с другими силовыми структурами при координирующей роли Национального антитеррористического комитета предотвратило 45 преступлений террористической направленности, в том числе – 16 терактов. За это вам отдельное большое спасибо.

Следует и дальше активно выявлять и блокировать деятельность террористических групп, ликвидировать их финансовую базу, пресекать деятельность эмиссаров из-за рубежа, их подрывную деятельность в интернете, учитывать при этом, конечно, и российский, и международный опыт в этой сфере.

Ужасное преступление – убийство нашего посла в Турции – с особой остротой поставило вопрос и о защите находящихся за границей российских граждан, наших загранучреждений. Во взаимодействии с Министерством иностранных дел, Службой внешней разведки прошу вас принять дополнительные меры по обеспечению их безопасности.

На новый уровень нужно выводить и сотрудничество в антитеррористической сфере с зарубежными партнёрами, несмотря на все сложности, которые складываются по различным направлениям международной жизни. В первую очередь, конечно, мы должны усилить свою работу с нашими партнёрами в таких организациях, как ООН, ОДКБ, Шанхайская организация сотрудничества.

В общих интересах – восстановление диалога со спецслужбами Соединённых Штатов Америки, других стран – членов НАТО. Не наша вина в том, что он прервался и не развивается. Абсолютно очевидно, что в сфере антитеррора должны сотрудничать все ответственные государства и международные объединения, потому что даже простой информационный обмен о каналах и источниках финансирования террористов, о людях, причастных или подозреваемых в причастности к терроризму, серьёзно повышает результативность наших общих усилий.

В числе приоритетов – жёсткое пресечение экстремизма. Наряду с мерами силового характера здесь необходима постоянная профилактика, постоянная профилактическая работа. Важно не дать экстремистам втянуть в свои преступные сети молодёжь, в целом формировать стойкое неприятие национализма, ксенофобии, агрессивного радикализма. И здесь важен открытый диалог с институтами гражданского общества, представителями традиционных религий России.

Активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых сотрудников и 386 агентов иностранных спецслужб.

Повышенные требования предъявляются сегодня и к органам контрразведки. По оперативным данным видно, что активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых сотрудников и 386 агентов иностранных спецслужб.

Важно нейтрализовать попытки иностранных спецслужб получить доступ к закрытым сведениям, прежде всего в области военно-технического потенциала нашей страны.

На повестке дня – совершенствование системы защиты сведений, составляющих государственную тайну, особенно в условиях перехода ведомств на электронный документооборот.

Отмечу, что количество компьютерных атак на официальные государственные информресурсы в прошлом году – по сравнению с 2015-м – выросло в три раза. В этой связи нужно развивать ведомственные сегменты Государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы.

Общество ждёт большей результативности и по таким ключевым направлениям, как обеспечение экономической безопасности и борьба с коррупцией. Особенно тщательно прошу следить за средствами, выделяемыми на гособоронзаказ (я об этом уже неоднократно говорил), на важнейшие инфраструктурные проекты, на подготовку крупных международных мероприятий, а также на реализацию федеральных целевых и социально значимых программ. К сожалению, фактов хищения и нецелевого расходования государственных средств здесь по-прежнему много.

В комплексном обеспечении безопасности России большое значение имеет надёжная охрана государственной границы. Прежде всего необходимо пресекать каналы проникновения в Россию членов международных террористических и экстремистских группировок, жёстко пресекать любые виды контрабанды: от оружия до наркотиков и различных биоресурсов.

И конечно, нужно продолжить обустройство и укрепление участков госграницы с не развитой пока инфраструктурой, в том числе на дальневосточных рубежах и в Арктическом регионе.

Уважаемые коллеги! Подчеркну, государство продолжит укрепление подразделений центрального аппарата и территориальных органов ФСБ, оснащение их самым современным вооружением и техникой. Будем и впредь заботиться о социальных гарантиях сотрудникам и членам их семей.

Хочу пожелать вам успехов в защите национальных интересов и безопасности России, наших граждан. Уверен, вы и впредь будете достойно решать все стоящие перед ведомством задачи.

Благодарю вас за внимание. Спасибо.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074554 Владимир Путин


Уругвай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074553 Владимир Путин, Табаре Васкес

Заявления для прессы по итогам российско-уругвайских переговоров.

По окончании российско-уругвайских переговоров Владимир Путин и Табаре Васкес сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Только что завершились переговоры с Президентом Уругвая господином Васкесом. Хочу отметить сразу же, что они прошли в дружеской атмосфере, носили конструктивный и содержательный характер. Сначала в узком составе, а затем с участием глав министерств и ведомств мы обстоятельно обсудили вопросы двусторонних отношений, наметили ориентиры на будущее.

Уругвай – надёжный партнёр России в Латинской Америке. В этом году мы отмечаем знаменательную дату – 160-летие установления дипломатических отношений. Общий настрой на дальнейшее наращивание двустороннего взаимодействия подтверждён в только что подписанном Совместном заявлении глав государств.

В ходе переговоров приоритетное внимание уделили развитию торгово-экономических связей. К сожалению, в течение последних четырёх лет товарооборот между Россией и Уругваем сокращался. Сложившаяся ситуация находится в центре внимания межправительственной комиссии.

Одно из ключевых направлений совместной работы – сельское хозяйство. Основу уругвайского экспорта в Россию составляют продовольствие и сельхозпродукты – более 90 процентов. В последнее время улучшилось качество, увеличились объёмы поставок в Россию и другой сельхозпродукции, рыбы, морепродуктов. Интерес представляют передовые уругвайские технологии в агропромышленном комплексе.

Были обсуждены перспективы реализации совместных проектов в сфере энергетики, в частности такие компании, как « Краткая справка Газпром Газпром», «Силовые машины», могли бы принять участие в модернизации уругвайских гидроэлектростанций и в поставках необходимого сырья. Предложили партнёрам рассмотреть возможность закупок самолётов «Сухой Суперджет» и «МС-21».

Условились продолжить взаимодействие в сфере здравоохранения. Завтра господин Президент намерен посетить Национальный центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачёва, где наши коллеги ознакомятся с современными российскими разработками в области лечения детских заболеваний и господин Президент выступит с лекцией.

Констатирована важность двусторонних контактов в культурно-гуманитарной сфере. В прошлом году в Уругвае с успехом прошли Дни России. В Монтевидео открыт памятник знаменитому русскому мореплавателю и адмиралу Беллинсгаузену.

Мы ценим доброе отношение в Уругвае к российским соотечественникам. Сейчас их численность составляет более 7 тысяч человек. Признательны партнёрам за поддержку изучения русского языка.

Обменялись мнениями по ряду ключевых вопросов международной повестки. По многим из них позиции России и Уругвая совпадают или очень близки. Это позволяет нам эффективно сотрудничать в Организации Объединённых Наций, в частности в Совете Безопасности, где Уругвай является непостоянным членом Совета Безопасности в 2016 и 2017 годах.

Предметно обсудили перспективы развития сотрудничества России с государствами Латинской Америки, подчеркнули важность налаживания кооперации между региональными интеграционными объединениями, участниками которых являются наши страны. В первую очередь это ЕАЭС и Южноамериканский общий рынок МЕРКОСУР. Отметили востребованность политдиалога России с сообществом латиноамериканских и карибских стран.

И в завершение хочу поблагодарить господина Президента Васкеса, всех наших уругвайских коллег за предметный и заинтересованный разговор сегодня. Уверен, состоявшиеся переговоры послужат дальнейшему развитию наших двусторонних отношений.

Большое спасибо. Благодарю вас за внимание.

Т.Васкес (как переведено): Господин Президент!

Уважаемые министры, присутствующие здесь, представители региональных властей, уважаемые журналисты! Добрый вечер!

Ещё раз хочу сказать, нам отрадно быть здесь сегодня с вами вместе с Президентом Владимиром Путиным. Как он сказал, мы завершили активные и достаточно результативные переговоры. Прежде всего, в рамках своего визита хочу поблагодарить Правительство и весь народ этой прекрасной страны за прекрасный приём, который нам оказали, а также за добросердечие, за то, как принимали всю уругвайскую делегацию в эти дни.

Теперь что касается двусторонней повестки дня, которую мы хотим развивать. Хотелось бы остановиться на следующих вопросах.

Прежде всего, мы консолидировали, диверсифицировали связи, которые существуют между Уругваем и Россией, подчеркнули стратегическую важность этих отношений для нашей небольшой страны. Мы обсудили двустороннюю повестку дня. Мы говорили о том, что надо сделать для двусторонней деятельности в политике, в экономике, в культуре. Мы были в Большом театре вчера, просто не могу выразить моё восхищение.

Также мы говорили о сотрудничестве в области обороны и безопасности. Все точки зрения, которые совпадали, весь консенсус, двусторонние инициативы были отражены в Плане действий, который мы приняли в рамках этого официального визита, и реализация этого плана будет означать прагматический подход двух стран к нашему будущему. Действительно, это важная точка, и это важная точка для будущего, а в будущем, в следующем году, здесь пройдёт чемпионат мира по футболу, и надеюсь, что в финале будут играть Россия и Уругвай.

Действительно, этот визит позволил нам сделать ещё один шаг в развитии наших прекрасных двусторонних связей. Что касается политики, у нас существует открытый диалог на основе уважения, это укрепляет связи между небольшой страной, Уругваем, и одной из первых держав мира, коей является Россия. Мы будем отмечать 160-летие дипотношений.

Наша история богата, к нам приезжали русские семьи в прошлом, и они выковали связи между нашими странами, они позволили установить глубокие связи, которые существуют сегодня. Прекрасным примером является город Сан-Хавьер, российская община в департаменте Рио-Негро. Российские поселения играли важнейшую роль на юге Америки, и они написали нашу историю. Это российские семьи, это люди, которые работали не покладая рук, учились, это те люди, которые познакомили нас со своими традициями и историей. Наши отношения характеризуются многочисленными историческими событиями, например, те русские, которые жили в Сан-Хавьере, были первыми, кто вырастил подсолнухи в Уругвае. Они сделали свой вклад в производство, в экономику моей страны.

И хотел бы также отметить, что мы подчёркиваем важность тех документов, которые были подписаны в рамках этого визита: это и таможня, и оборона, и образование среди прочих вопросов. Всё это отражает многосторонность отношений, которые существуют между Уругваем и Россией. Мы добавили стратегический смысл в эти связи.

Что касается многосторонних отношений, Уругвай и Россия поддерживают важнейшие совместные позиции как в области разоружения, ядерного разоружения, в том, что касается борьбы с терроризмом, развития и защиты прав человека, это среди прочих тем.

Как вы знаете, Уругвай участвует во второй раз в своей истории в качестве непостоянного члена в работе Совета Безопасности ООН. И в рамках этой деятельности у нас была возможность осуществлять политическое сотрудничество, важное сотрудничество с Россией по наиболее важным вопросам международной повестки дня. Мы надеемся, что это сотрудничество и эти связи будут продолжаться и в 2017 году, и прежде всего в мае, когда мы будем председательствовать в этом чрезвычайно важном органе ООН во второй раз.

Что касается торговли. Хотелось бы подчеркнуть то, что и Уругвай весьма заинтересован в углублении сотрудничества в том, что касается поставок продовольствия, делает акцент на молочную и мясную продукцию. Мы должны развивать стабильные торговые связи, взаимовыгодные для обеих сторон, как об этом сказал уважаемый Президент Путин. Уже существуют возможности для того, чтобы расширить это сотрудничество, диверсифицировать это сотрудничество, добавить туда новые продукты с высокой добавленной стоимостью.

Считаю, что Уругвай может стать стабильной платформой, важной, серьёзной платформой, привлекательной платформой для того, чтобы к нам потекли иностранные капиталовложения, и мы приветствуем всех российских бизнесменов, которые выскажут свой интерес в сотрудничестве с Латинской Америкой. В нашей стране, в Уругвае, они найдут выгодные для них условия для реализации и осуществления бизнеса в нашей стране и нашем регионе.

Мы также говорили с Президентом Путиным о важности сотрудничества с МЕРКОСУР и ЕАЭС. Мы говорили о сотрудничестве, а для того надо определить общие вопросы, которые интересуют всех, для того чтобы продвигаться вперёд.

Как я уже сказал, нынешний международный контекст говорит о необходимости того, что необходимо устранять препятствия, которые существуют на пути международной торговли. Нам протекционизм не импонирует, и в этом смысле Уругвай считает, что очень важно поддерживать диалог, вести переговоры. И это важный инструмент для экономического сотрудничества в мире, для создания такой международной архитектуры, которая была бы справедливой, сбалансированной и открытой для всех. Поэтому я ещё раз хочу сказать: наша страна открыта для инвестиций и торговли. Со мной сюда приехали наши бизнесмены, мы участвовали с ними в наших усилиях по развитию торговли, мы рассказывали нашим российским коллегам о тех возможностях, которые существуют для бизнеса в Уругвае. Я приглашаю российских бизнесменов воспользоваться этой платформой, которую предлагает Уругвай, а также теми возможностями, которые мы предлагаем.

И ещё раз хочу поблагодарить Вас, господин Президент, за Вашу доброту, за Ваше гостеприимство, за тот приём, который нам оказали. И хочу поблагодарить братский российский народ за оказанный приём.

Спасибо.

В.Путин: Уважаемый господин Президент, спасибо Вам за добрые пожелания нашим спортсменам на мундиале, на чемпионате мира. Уругвай – небольшая страна, но она была чемпионом первого чемпионата мира по футболу. Не знаю, в чём секрет, может быть, в качестве уругвайского мяса и молока, которыми кормят Ваших футболистов, но и качество российских продуктов сегодня находится на высочайшем уровне, уверяю Вас.

Мы будем сотрудничать и в области сельского хозяйства, в промышленности и, конечно, в гуманитарных сферах, включая спорт.

Мы будем с нетерпением ждать результатов Вашего визита, который, безусловно, я в этом нисколько не сомневаюсь, даст хороший толчок развитию наших двусторонних связей.

Благодарю Вас. Спасибо большое.

Уругвай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074553 Владимир Путин, Табаре Васкес


Россия > Агропром > agronews.ru, 16 февраля 2017 > № 2074540 Владимир Плотников

Комментарий. Президент АККОР В. Плотников: защитить интересы пахарей.

В канун XXVIII съезда Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, президент АККОР Владимир ПЛОТНИКОВ дал интервью «Крестьянским ведомостям».

– Владимир Николаевич, 16 февраля откроется XXVIII съезд АККОР. Какими результатами встречают его фермеры? Какие вопросы намечено обсудить, чем вызвано рассмотрение проекта новой редакции Программы — Манифеста АККОР?

— По всем основным производственным показателям фермерский уклад демонстрирует устойчивый рост, причем, он опережает темпы роста отрасли в целом. Так, в прошлом году фермеры собрали 33,3 млн тонн зерна. Это на 21,1% больше, чем в 2015 году. И теперь их доля в общероссийском производстве зерна составляет 28%. Подсолнечника собрали на 23% больше, сахарной свеклы – на 38,2% больше.

Как и в прежние годы, хозяйства фермеров показали наилучший результат по темпам прироста в молочном животноводстве — 6,1%, тогда как в целом по отрасли – спад на 0,2%.

Фермерский сектор по-прежнему остается единственным, кто обеспечивает рост поголовья КРС. В 2016 году оно увеличилось на 3,4%, рост поголовья коров составил 2,5%. При этом по сельскому хозяйству в целом поголовье КРС сократилось на 1,6%, в том числе коров — на 1,9%.

Опережающими темпами растут посевные площади КФХ. Если в целом по России они выросли за последние 5 лет на 2,9 млн га, то в фермерских хозяйствах — на 5,2 млн га. Более чем по 1 млн га в год.

Причем, эти достижения – далеко не предел. Есть немало проблем, которые мешают реализовать потенциал фермерского уклада в полной мере. Среди них – неурегулированность земельных отношений, недоступность для многих КФХ кредитных ресурсов, трудности с реализацией произведенной продукции и с обновлением сельхозтехники, административное давление на крестьянские хозяйства и многие другие.

Все эти вопросы будут предметом обсуждения делегатов предстоящего съезда российских фермеров. Особый акцент хотим сделать на социальных проблемах села, на укреплении нашей фермерской ассоциации.

А что касается Программы-Манифеста АККОР, она была принята в 2005 году. С течением времени многое меняется и в фермерском сообществе, и в сельском хозяйстве страны, и в аграрном законодательстве. Соответственно, назрела необходимость внести изменения в главный документ российского фермерства.

– В последнее время все острее на повестку дня выходит земельный вопрос – свидетельством тому выступления фермеров Кубани, Ставрополья. Злободневную тему горячо обсуждали на парламентских слушаниях в Госдуме. Все фермерское сообщество приветствовало Ваше Обращение в Генеральную прокуратуру РФ: дать правовую оценку краевому закону, резко увеличивающему в Ставрополье минимальный размер новообразуемых земельных участков.

Как, на Ваш взгляд, необходимо исполнительным и законодательным органам власти всех уровней – от района до Центра решать наболевшие проблемы землеустройства?

– Вы совершенно правы, земельный вопрос стал одним из самых горячих в сельском хозяйстве и одним из самых сложных, запутанных. И решить его мы сможем только тогда, когда во главу угла будет поставлен интерес крестьянина, интерес землепашца. Все нынешние проблемы как раз и происходят от того, что выигрывают от тех или иных решений по земле кто угодно, только не крестьянин.

Вот на Ставрополье приняли закон и увеличили минимальный размер выставляемых в земельный оборот участков с 30 до 2500 га. А средний размер земельного пая составляет в крае 6-10 га. Получается, чтобы распорядиться этой землей – заключить или перезаключить договор об аренде или выставить ее на продажу, надо найти 250-300 таких же владельцев наделов, объединиться с ними, чтобы довести совокупную площадь объединенного участка до 2500 га. Разве это реально, разве это серьезный подход к решению земельного вопроса?!

Мы в АККОР считаем, что такие нормы – это прямое нарушение конституционных прав селян свободно распоряжаться земельными наделами, которые предоставлены им государством в собственность. Поэтому АККОР твердо поддерживает ставропольских фермеров и считает справедливыми их требования отменить эти антикрестьянские нормы.

Министерство сельского хозяйства России согласилось с позицией АККОР, что в условиях высокого спроса на земельные ресурсы многократное увеличение минимального размера образуемых новых земельных участков создает преимущественные условия для развития крупного аграрного бизнеса, ущемляя права и законные интересы крестьянских (фермерских) хозяйств и МФХ, а также собственников земельных паев. Штаб отрасли обратился к Губернатору Ставропольского края В.В. Владимирову и Председателю краевой Думы Г.В. Ягубову с просьбой рассмотреть вопрос о снижении значения минимального размера площади образуемых новых земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения.

В настоящее время во исполнение поручения Президента РФ Федеральной антимонопольной службой совместно с Минсельхозом России и субъектами РФ в целях обеспечения равного доступа к земельным ресурсам разрабатываются меры по антимонопольному регулированию вопросов использования земель сельскохозяйственного назначения.

Назревшей и уже перезревшей стала задача государства оказать крестьянам помощь в оформлении земельных долей в собственность. Предоставить для этих целей субсидии и долгосрочные бюджетные ссуды. Необходимо упростить и удешевить процедуру межевания, кадастровой оценки и регистрации земельных участков.

Ключевой вопрос — создание реестра землевладельцев России с указанием конечных бенефициаров, то есть реальных собственников. Необходимо законодательно ограничить общую площадь сельхозугодий данного муниципального образования, который может находиться в собственности одного физического или юридического лица.

Наконец, нужно с помощью налогов сделать экономически и финансово невыгодным обладание поистине безграничными земельными площадями. Латифундии – это монополизм в аграрной сфере, и именно так к ним следует относиться.

– С 2017 года право предоставления субсидий будет отдано регионам. Многих фермеров волнует: не получится ли так, что средства для МФХ в субъектах будут «зажимать», выделять по остаточному принципу? Как это проконтролировать?

— С текущего года число направлений господдержки сокращено с 54 до 7. Почему пошли на этот шаг? Первая причина в том, что средства федерального бюджета, направляемые на господдержку селян, выбирались не полностью и не было возможности перераспределять их туда, где они нужнее. Вторая причина – многочисленные обращения региональных властей дать им больше прав в освоении этих средств.

Логика в таком решении есть – ситуации в регионах разные, учесть все эти особенности в центре невозможно, как говорится, на месте виднее. Но есть и опасения, что распределение субсидий будет иметь субъективный характер, что основной объем господдержки пойдет крупным предприятиям, компаниям, обладающим максимальными административными лоббистскими возможностями.

Чтобы свести к минимуму такие риски, АККОР выступила с предложением –выделить в единой субсидии в качестве особого направления поддержку малых форм хозяйствования. Отчасти это предложение учтено. Министерство сельского хозяйства разработало правила, методические указания, формы отчетности по распределению единой субсидии, обозначив там в качестве одного из приоритетов поддержку малых форм хозяйствования. Практика покажет, в какой мере эти рекомендации помогут защитить интересы фермера, а говоря шире – как в регионах будут выполняться государственные приоритеты.

В целом же изменение механизма господдержки – это своего рода эксперимент. Чтобы он дал максимальные результаты, необходимо обеспечить ему должное сопровождение, мониторинг, своевременно корректировать его ход.

– С нынешнего года вводится новый механизм льготного кредитования аграриев по ставке не выше 5 % годовых. Как это скажется на работе КФХ?

– Механизм кредитования сельхозпроизводителя, который начал действовать в этом году, значительно удобнее для крестьянина. И АККОР добивалась введения такого механизма многие годы.

Как было прежде? Надо было в банке брать кредит по рыночной ставке, полностью выплачивать его. И только рассчитавшись по кредиту, обращаться в региональный орган управления АПК за получением компенсации. Ждать, когда она придет, порой, приходилось месяцами. Фактически, такой механизм был поддержкой в первую очередь банкам, а не сельхозпроизводителям.

Сейчас ситуация коренным образом меняется. Кредит дается сразу по льготной ставке – не выше 5%, а все расчеты по компенсациям государство ведет с банком, крестьянина они не касаются.

Но есть и новшества. Если раньше кредит по льготной ставке был несвязанным, то есть прямо не оговаривалось, на какие цели будут потрачены деньги, то теперь он становится целевым. Определено два основных направления кредитования – производство и переработка сельхозпродукции. Заемщик должен за них отчитаться перед банком. Так, скажем, фермеры, занятые производством, могут получить кредиты на покупку ГСМ, удобрений, сельхозтехники и запчастей к ним, уплату страховых взносов при страховании урожая, на приобретение сельхозживотных.

Льготный краткосрочный кредит выдается сроком до года в размере не более миллиарда рублей. Пределы льготного инвестиционного кредита не устанавливаются, и они выдаются на срок до 15 лет.

Главный вопрос – насколько доступны такие кредиты для фермера? Особенно если учесть, что фермеры считаются сложными заемщиками. Сложными не потому, что являются недисциплинированными плательщиками – здесь как раз особых проблем нет, а потому, что распылены и кредиты берут небольшие. Так вот, чтобы защитить фермера, на кредитование малых форм хозяйствования из 21 млрд рублей, направленных из федерального бюджета на эти цели, выделена квота 20%.

– Как Вы считаете, продовольственные санкции помогли агропрому? Ваше отношение к заявлению первого вице-премьера И.Шувалова на Гайдаровском форуме о том, что после 31 декабря 2017 года Москва в случае потепления отношений с Западом не станет продлевать контрсанкции?

– Эмбарго на продовольственный импорт стало вынужденной, ответной мерой на экономические санкции Запада в отношении России. И оно, конечно, пошло на пользу нашему сельскому хозяйству. Ведь пробиться нашему сельхозпроизводителю к покупателю было крайне сложно, прилавки у нас в магазинах были буквально забиты импортными овощами и фруктами, колбасой, мясом, сыром и т.д. Теперь картина становится иной – им на смену все больше приходят отечественные продукты. Образовавшиеся ниши заполнил российский сельхозпроизводитель, а сельское хозяйство стало лидером по экономическому росту.

Как долго продлится эта ситуация – гадать не будем. Снимут или не снимут, но нам нужно заниматься тем, что нужно делать в любом случае – повышать конкурентоспособность сельского хозяйства, увеличивать производство, повышать качество и наращивать экспортный потенциал. Это и есть важнейшие задачи сегодняшнего дня.

– Владимир Николаевич, сколько средств отпущено на АПК и на развитие фермерства в 2017 году? Каким должно быть финансирование сельского хозяйства, чтобы обеспечить продовольственный суверенитет страны?

– Финансирование сельского хозяйства в текущем году сохранено на уровне прошлого года и составляет 215 млрд рублей из федерального бюджета. Фермерские программы финансируются в целом на уровне прошлого года: на поддержку начинающих фермеров, по данным Минсельхоза России, планируется выделить 3,7 млрд рублей (в 2016 г. – 3,9 млрд), на развитие семейных животноводческих ферм – 3,3 млрд (в 2016 г. – 3,46 млрд), на развитие материальной базы сельскохозяйственных потребительских кооперативов – 1,5 млрд рублей (в 2016 г. – 900 млн.).

Кроме того, фермеры получают поддержку по льготному кредитованию, о чем говорилось выше. Продолжается оказание погектарной поддержки и выплата субсидий по молоку. Растет число фермеров, которые участвуют в специальной льготной программе обновления сельхозтехники, реализуемой совместно АККОР и Росагролизингом. В этом году на нее выделено 500 млн рублей.

Конечно, этих средств недостаточно, хотя, справедливости ради, следует сказать, что еще десяток лет назад фермеры о такой поддержке и не мечтали. Добавлю, что средства на село выделяются в крайне напряженных экономических условиях, и АПК – единственная гражданская отрасль, где не допущено снижения финансирования.

От редакции. Прокуратура Ставропольского края дала ответ на запрос депутата Государственной думы РФ, президента АККОР В.Н. Плотникова о нарушениях законодательства в сфере землепользования, возникших после принятия в ноябре 2016 года краевой Думой поправок в Закон «О внесении изменений в статьи 32 и 34 Закона Ставропольского края «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений». (Согласно закону, минимальный размер новообразуемых земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения увеличен с 30 га до 2500 га).

Высшая надзорная инстанция провела проверку данного закона на соответствие его федеральному законодательству. В ходе проверки установлено, что при принятии закона не учтены права и свободы лиц, которым принадлежат доли в праве собственности на земельные участки сельхозназначения, гарантированные Конституцией РФ и нашедшие свое дальнейшее отражение в Земельном кодексе, Гражданском кодексе, в Федеральном законе «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Кроме того, принятие данного закона ведет к созданию неравных условий для сельхозтоваропроизводителей, в том числе крестьянских (фермерских) хозяйств и повлечет нарушение их прав.

Прокуратурой в Ставропольский краевой суд направлено исковое заявление о признании нормы о минимальном размере образуемых земельных участков в 2500 га недействующей. Сейчас исковое заявление находится на рассмотрении. Отмечено, что еще на стадии рассмотрения законопроекта прокуратурой Ставропольского края было дано отрицательное заключение.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 16 февраля 2017 > № 2074540 Владимир Плотников


Россия > Образование, наука > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074277

На студентах сэкономят миллиарды

Ведущим вузам России сократили финансирование на 12,7 млрд за три года

Отдел науки

Правительство урежет финансирование ведущих вузов страны в ближайшие три года. К чему приведет экономия на лидерах высшего образования, разбиралась «Газета.Ru».

В ближайшие три года ведущие российские вузы, получавшие от государства дополнительные средства, лишатся части финансирования. Постановление об этом было принято правительством. Речь идет о вузах, получающих дополнительную помощь в рамках исполнения государственной программы поддержки крупнейших вузов «5-100».

Проект «5-100» был запущен правительством в соответствии с указом президента России в 2012 году. Основной целью проекта ставилось повышение конкурентоспособности ведущих российских университетов на мировом рынке образовательных услуг и исследовательских программ.

Главным критерием выполнения этой задачи было вхождение не менее пяти российских университетов в первую сотню трех глобальных образовательных рейтингов (это рейтинг университетов мира Times Higher Education, всемирный рейтинг университетов QS, академический рейтинг университетов мира ARWU). Кроме того, ожидается, что к 2020 году в этих вузах будет обучаться не менее 15% иностранных студентов и будет работать не менее 10% иностранных преподавателей.

В программе «5-100» участвует 21 вуз, при этом пяти из них удалось выполнить задачу и войти в топ-100 предметных рейтингов — это МФТИ (Физтех), МИФИ, Новосибирский государственный университет, Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики и Высшая школа экономики.

Подписанным постановлением вносятся коррективы в объемы ежегодного финансирования проекта, которые были определены еще в 2013 году.

По существующему закону в текущем году, 2018 и 2019 годах им дополнительно должно быть выделено 14,5 млрд руб. Однако после урезания вузы ежегодно недополучат примерно по 4 млрд рублей, общая сумма урезанного финансирования за три года составит 12,7 млрд руб. При этом на 2020 год финансирование вузов останется без изменений и составит 14,5 млрд руб.

Информация о предстоящем урезании программы просочилась в прессу в конце января. Решение о нем было принято в конце декабря 2016 года на совещании у вице-премьера по социальным вопросам Ольги Голодец.

По мнению экспертов, в решении правительства сократить поддержку ведущих вузов нет ничего удивительного на фоне общего урезания расходов бюджета, в том числе на науку и образование. О грядущем сокращении финансирования вузов в ближайшие годы стало известно еще в июле прошлого года.

Общие подходы к оптимизации госпрограмм, в том числе и подконтрольных Минобрнауки, правительство утвердило на заседании 7 июля. Тогда же было решено заморозить общие расходы бюджета в номинальном выражении на 2017–2019 годы на уровне 15,78 трлн руб. в год.

«Конечно, это заметное сокращение (проекта «5-100»), безусловно, оно будет связано с результативностью университетов», — пояснила «Газете.Ru» Ирина Абанкина, директор Института образования ВШЭ.

По ее мнению, в большей степени урезание финансирования коснется тех вузов, которым не удалось достичь запланированных показателей. «Эта программа обладает обратным эффектом: то есть университетам, которые не достигали запланированных показателей по своим «дорожным картам», в определенном проценте, программы поддержки сокращались», — говорит Абанкина.

«Согласно принятому закону о федеральном бюджете на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов, с 2017 по 2019 год государственные расходы на науку планируется снизить примерно с 0,8% ВВП до 0,5% ВВП. В 2015 году президент Владимир Путин дал поручение сохранять государственные расходы на фундаментальную науку в отношении к ВВП в последующие годы на уровне 2015 года (0,15% ВВП)», — напоминает Евгений Онищенко, член центрального совета профсоюза работников РАН, научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН.

По мнению Абанкиной, сокращение поддержки ведущих вузов в условиях сокращения доходов - вынужденная мера, связанная с необходимостью поддержания всей системы высшего образования, включая региональные вузы.

Сокращения не избежать, несмотря на достигнутые итоги работы проекта, считает она. «В первую очередь это коснется возможности приглашения зарубежных преподавателей, сократится число международных лабораторий, потому что это одно из самых дорогих направлений. Каким-то университетам, наверное, придется скорректировать и планы по закупке лабораторного оборудования», — добавила эксперт.

Россия > Образование, наука > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074277


Россия > Агропром. Медицина > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074268

«Если вы тратите на еду меньше 10 тысяч в месяц, то недоедаете»

Анастасия Миронова о том, почему большинство россиян страдает от белковой недостаточности

Министр здравоохранения Вероника Скворцова, уделяющая много внимания проблеме здорового питания, как-то отметила, что бедных от богатых легко отличить по внешнему виду: «... обеспеченный человек намного больше внимания уделяет здоровому питанию, а значит, выглядит стройным и подтянутым. В ряде стран внимание социально-благополучного слоя населения к собственному здоровью выражено столь сильно, что их внешний вид является показателем, позволяющим определять социальный статус и экономические условия жизни человека».

Что уж скрывать, Вероника Игоревна, — в нашей стране благополучных людей особенно видно. И людей таких в России немного.

По общепринятым рекомендациям, женщине средних лет, среднего веса, с малоподвижным образом жизни в день требуется от 1700 ккал. Чтобы не поправиться, она должна съедать минимум 170 гр. белков, 38 гр. жиров, 170 гр. углеводов. То есть не меньше 850 гр. высокобелковых (20% и более) продуктов.

Если человек завтракает кашей с хлебом, на обед ест макароны, а на ужин рис, если пьет чай с выпечкой, он наберет примерно 55 гр. растительного белка. И потратит на такой нехитрый рацион 90 рублей. Стройная женщина с сидячей работой должна съедать в день еще примерно 105 гр. животных белков. Это около 600 гр. таких продуктов, как творог, дешевая рыба, курятина. Недостающие 13 гр. женщина может добрать, съев одно яйцо (6 гр. белка) и выпив стакан кефира (7,5 гр. белка). Получаем нехитрый расчет: только для полноценного белкового питания человеку нужно тратить минимум 170 руб. в день. Это не считая масла. За 170 руб. в день женщина сможет набрать норму дешевых белков. Без учета говядины, свинины, жирной морской рыбы.

Если женщина проходит в день хотя бы пару километров, носит продуктовые сумки, играет с ребенком, готовит еду, делает в доме приборку, ей потребуется уже 200 гр. белка. А если придерживаться современных рекомендаций и учитывать, что наука не только реанимировала животные белки, но и назвала опасным высокоуглеводное, насыщенное растительными жирами питание, получится, что для здоровья описанная выше женщина должна ежедневно съедать минимум 250 гр. белков, из которых не менее 100 гр. — белки животные. А в реальности человек потребляет 100–135 гр. белков, из них животных — 30–70 гр. от силы.

Чтобы оценить реальные масштабы недоедания в России, возьмите вместо женщины мужчину среднего телосложения — потребность в белке увеличится на 20 гр. Добавьте мужчине легкую активность — придется съедать еще на 20 гр. белка больше. Студенту, раз в неделю совершающему пробежку и два раза посещающему занятия физкультурой, потребуется минимум 250 гр. белка в день, или 315 руб. на животные белки из дешевых продуктов ежедневно.

Увеличьте результат в соответствии с последними медицинскими рекомендациями на четверть и получите почти 400 руб. в день, или 12 000 в месяц. Это — реальная сумма, которой человек должен располагать в России, чтобы обеспечить себя полноценным протеином.

На семью из трех человек — жена, муж, ребенок 10 лет — потребуется от 20 000 руб. в месяц при условии, что какую-либо физическую нагрузку в доме несет только мужчина. До 25 000, если вы склонны следить за открытиями медицины и верите последним рекомендациям. До 30 000, если хотите хотя бы иногда есть животное мясо, жирную рыбу, сыр.

Считается, что для людей, начиная с подросткового возраста, оптимальным будет потребление в день 600 гр. овощей, фруктов, ягод. Без учета картофеля. Это еще минимум 100 руб. в день на человека.

Кроме того, для здоровья необходимо употреблять достаточное количество злаковой клетчатки. Если не есть отруби ложками, придется получать их из цельнозерновой выпечки, которая в России крайне дорога. Цельнозерновой хлеб у нас обойдется в 150 руб./кг минимум. Если съедать по два кусочка в день, выйдет 10 руб. на человека. Вместе с указанными выше расходами на макароны, крупы и белую выпечку получим 100 руб. в день трат на бакалею. В расчете на человека!

Добавим к этому хотя бы пачку сливочного масла в месяц на человека и бутылку растительного — на семью. Итак: рацион из достаточного количества белка, фруктов, овощей, зерновых и масла будет стоит семье из трех человек минимум 30 000 руб. в месяц (взята минимально рекомендуемая норма потребления белков). С учетом сладостей, чая, кофе и без учета обедов вне дома — от 31 500 руб. Рацион с редким появлением на столе настоящего мяса, жирной рыбы, сыра обойдется минимум в 41 500 руб.

Реальный «продуктовый» минимум для человека, гарантирующий ему нижнюю норму здорового питания, составляет в России 10 500 руб. А у нас общий прожиточный минимум определен для большинства регионов в 6500–7500 руб. в месяц на пенсионера и в 7300–9000 — для ребенка.

В конце 2015 года в Левада-центре выяснили, что 70% россиян тратят на еду больше половины доходов. Получается, что семья с двумя работающими родителями должна зарабатывать минимум 63 000 руб. в месяц. Семья, которая хочет покупать еще и мясо с сырами, должна зарабатывать не меньше 83 000. При таких доходах больше половины денег будет уходить на базовый рацион.

Напомним, что медианная зарплата в России сегодня около 26 000 руб. Или 52 000 руб. на семью. При такой зарплате 60% доходов должны уходить на минимальный набор продуктов. На минимальный расширенный, с мясом и сырами, уйдет 83% семейного бюджета. Оставшегося едва хватит на коммунальные платежи и транспорт. Разумеется, мало кто в России может себе позволить тратить на еду такие суммы.

Таким образом, речь идет не просто о дефиците витаминов и минералов в рационе — мы имеем дело с элементарной белковой недостаточностью.

Что происходит в организме человека, регулярно недополучающего белок? Во-первых, у него развиваются осложнения в виде атрофии мышц, отечности, общей слабости, умственного отставания. Во-вторых, голодающий организм постоянно требует есть — человек часто перекусывает, съедает много другой, доступной еды. В случае с россиянами это углеводы: выпечка, хлеб, каши с макаронами. И, разумеется, картошка. Люди набивают живот пустыми калориями и, следовательно, набирают вес. Углеводы задерживают в организме воду — человек отекает, то есть становится тем самым не упитанным, но полным, с рыхлым телом, низкой выносливостью, пастозностью.

Недоедание белка всегда сопровождается дефицитом витаминов группы В, селена, цинка, кальция, железодефицитной анемией. Это значит, что люди недоедающие имеют редкие сальные волосы, блеклую кожу, ломкие ногти, они постоянно хотят спать, испытывают головокружение. Особенно часто страдают от белковой недостаточности пожилые люди: с возрастом усвоение белка снижается, соответственно, его доля в рационе должна увеличиваться. А в нашей стране с выходом на пенсию человек пересаживается на бедную белками диету. Поэтому старики у нас дряблые, вялые, с жидкими желтыми волосами.

Мы удивляемся, откуда у немецких или японских восьмидесятилетних пенсионеров есть силы на путешествия и хобби. Как откуда? Из холодильника!

Для недоедания белков существует отдельное слово — квашиоркор. Вид дистрофии, вызванный бедной протеинами диетой. Многие слышали это слово, но наверняка считали, что проблема квашиоркора остается где-то в голодающей Африке, нищей Южной Америке, сидящей на рисе Азии, где живут маленькие люди с тонкими ручками и ножками, с большим животом и огромной головой. Но квашиоркор — это не только проблема нищих государств. В развитых странах он встречается в основном в домах престарелых, где пожилым людям не обеспечивают богатый белками рацион: экономят или просто не следят, поел ли старичок. Также в развитом мире тяжелые проявления белкового голодания встречаются среди детей-вегетарианцев, живущих на крахмалистой пище: бананах, рисовом молоке, бататах, тыкве и пр.

Существует и более страшное определение того, к чему приводит бедный рацион. Слова «алиментарная дистрофия» слышали? Это как раз и есть недоедание. И страдали от него не только в блокадном Ленинграде. Человек, получающий белки не каждый день и исключительно из дешевых полуфабрикатов, переносит алиментарную дистрофию.

А если и совсем ужасный термин — алиментарный маразм. Истощение организма, вызванное в первую очередь длительным недоеданием белка. Приводит к дистрофии мышц и костей, гипопротеинемии и, в конечном счете, к необратимым изменениям в мозге. Неслучайно в России слово «маразм» ошибочно употребляют применительно к старческому слабоумию — процессы связаны, алиментарный маразм влияет на умственные способности.

Вспомните, сколько в России дряхлых стариков с жидкими желтыми волосами, которые с трудом произносят свое имя и давно разучились читать.

От алиментарной недостаточности страдают миллионы российских детей. По данным ВОЗ, в России белково-калорийная недостаточность отмечается у 3–5% детей грудного возраста. Каждый пятый ребенок в возрасте до двух лет болен ожирением, вызванным высокоуглеводным питанием. 80% российских детей этого возраста получают кашу трижды в день. Растущие на кашах, бананах и сладкой смеси дети толстые, низкорослые, с пухлым лицом. Они плохо развиваются, болеют диатезом. Для сравнения: истощение и белково-калорийная недостаточность среди младенцев во Франции сегодня — 0%. В Италии — 0,8%, это самый высокий показатель в Западной Европе.

Вам кажется, что алиментарная дистрофия не про вас и ваших близких? Если человек не тратит на базовый набор продуктов 10 500 руб. в месяц, он, скорее всего, недоедает белков. Таких людей, уверена, в России десятки миллионов.

Просто заедание белкового голода картошкой с булочками маскирует мышечное истощение и пастозность — на полном человеке отеки не заметны.

Если вам доводилось бывать в странах так называемого первого мира, вы не могли не заметить, что там полные люди как класс отсутствуют. Толстяки есть, стройные есть, а полных настолько мало, что они растворяются в толпе.

Все потому, что лишний вес в развитых странах — проблема культуры.

Американский, британский, канадский толстяк — тот, кто не знает, как и что надо есть, кто не воздержан в еде, кто ведет растительный образ жизни. Это морбидный толстяк. Человек сверхтолстый.

У нас морбидные толстяки только-только появляются. Все 1990–2000-е годы россияне смеялись над супертолстяками, увиденными в зарубежных фильмах и передачах. Потому что такой чудовищной полноты в нашей стране почти не было.

В России полнота — проблема экономическая. Поэтому у нас мало обжор и много полных. Женщины после 30 в основном полные. Мужчины стремительно полнеют к 35.

В Скандинавии, к примеру, очень часто встречаются крупные люди. Но язык не повернется назвать их полными, потому что они имеют массивные мышцы, густые блестящие волосы, здоровую кожу и отменные зубы. Это упитанные люди. Наших полных людей нельзя считать упитанными, потому что их полнота скрывает мышечную дистрофию. Как есть среди людей «тощие коровы», неправильно похудевшие и потерявшие мышечную массу, так есть и «толстые козы» — люди с жиром, но без мышц. Чтобы понять, на здоровом питании человек наел полноту или на пустых калориях, достаточно посмотреть на его руки — у людей упитанных подтянутые трицепсы, а у полных — рыхлые, с обвисшей кожей. Добавьте к этому блеклую кожу, редкие сальные волосы, отеки, кариес и получите человека, который не просто неправильно питается, а питается плохо.

Увы, но как мы узнаем трудовых мигрантов не только по цвету кожи, но и по следам недоедания, так и нас ровно по этим же признакам безошибочно вычисляют европейцы. Мы настолько плохо питаемся, что это бросается в глаза. Как и то, что, оказавшись в Европе, россияне, даже те из нас, кто может позволить себе до Европы добраться, кидаются в супермаркетах к отделам с сырами, рыбой и ветчиной. Люди всего лишь хотят наесться.

Россия > Агропром. Медицина > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074268


Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 16 февраля 2017 > № 2074217 Владимир Поперешнюк

Совладелец "Нова пошта" Владимир Поперешнюк: В 2017г мы предложим совершенно другие сроки доставки (II часть)

Эксклюзивное интервью совладельца группы компаний "Нова пошта" Владимира Поперешнюка агентству "Интерфакс-Украина" (I часть)

Вопрос: Что в 2017 году компания намерена предложить своим клиентам?

Ответ: В этом году мы планируем предложить совершенно другие сроки доставки. Если сейчас мы говорим о категории день-сутки, то в этом году планируем переходить на часы. Для нас это будет означать развитие услуги "Локал" – доставки по городу и пригороду. Кроме того, есть планы расширить график работы отделений на выходные и праздничные дни, запустить ночных курьеров. Все это повлияет на развитие e-commerce, потому что возможность отвезти посылку, скажем, по Киеву в течение 3-4 часов после оформления заказа, позволит этому рынку доставлять товар день в день, как минимум внутри города или в близлежащие от отправителя города.

Вопрос: Насколько такой ускоренный вариант может быть дороже классического?

Ответ: У нас есть проект, основная идея которого – не задерживать у себя посылку. Каждая минута, в течение которой посылка находится в системе, несет лишние расходы. Компании выгоднее взять посылку и отдать ее как можно скорее. При этом мы не увеличиваем расходы, а просто меняем модель работы. Иными словами, используя те же ресурсы, ускоряем доставку. Поэтому такой вариант будет в том же ценовом диапазоне.

Вопрос: За счет чего еще это может происходить?

Ответ: Мы сейчас как раз занимаемся расчетами. Это оптимизация временных затрат и операционных процессов. Чистая математика, менеджмент, IT, не больше.

Вопрос: Больше пользуется популярностью доставка в отделение или же адресная доставка?

Ответ: Доставка в отделения пока пользуется большим спросом, хотя, по моему мнению, должно быть как минимум 50 на 50. Поэтому в этом году мы предложим клиентам более удобный сервис для адресного обслуживания, это и упрощенный заказ, и более прогнозируемая доставка в удобное для клиента время.

Вопрос: Поговорим о сотрудничестве с иностранными интернет-магазинами. С кем сейчас работаете и с кем планируете работать?

Ответ: Если говорить об американских рынках, напрямую с "китами" мы пока не сотрудничаем, работаем через форвардинговую схему. В Китае у нас есть партнеры – SF Express, это китайская "Нова пошта", большая частная почтовая компания. Через SF мы работаем с Ali Express, сейчас завершаем настройку сервиса. Пробуем работать со многими, есть наметки на сотрудничество с крупными американскими онлайн-консолидаторами товаров от крупнейших брендов США. Услуга доставки из зарубежных онлайн-магазинов достаточно молодая, поэтому есть смысл вернуться к этому разговору и подвести промежуточные итоги к лету 2017 года.

Вопрос: В чем все же были проблемы с Ali Express в преддверии Нового года, которые вызвали волну негативных эмоций клиентов?

Ответ: Главная причина – по сравнению с доставкой по Украине, китайское направление было абсолютно новым, со своими внешними и внутренними особенностями. К внешним я бы отнес таможенные формальности, иные требования к адресации посылок. Есть и внутренние – модель работы и привычки клиентов.

Наша доставка стала для многих неожиданностью потому, что украинцы привыкли получать посылки из Китая через других операторов. Мы объяснили, что доставка с "Нова пошта" также бесплатна, что на этапе теста услуги мы даем клиенту выбор – доставка на адрес, или в отделение. И что не кто-то в Украине, а продавец товара в Китае решает, какому оператору отдать маршрут доставки в Украину.

Признаю, что на этапе запуска мы учли не все эти факторы. И несмотря на это, за четыре месяца наш грузопоток из Китая составил около 1,5 млн посылок. Сейчас мы окончательно систематизируем это направление, приспосабливаемся к новой модели работы. Договорились о том, что доставляем до дверей, созваниваемся с клиентом. Если курьерка ему не подходит, тогда он выбирает удобное отделение.

Вопрос: Подойдем к отраслевому законодательству. Какова ваша оценка нового законопроекта о почтовой связи?

Ответ: Реакция рынка на законопроект стала причиной того, что его отправили на доработку. Мы и все остальные участники рынка предельно ясно высказались в ноябре прошлого года, на круглом столе, в котором не приняли участия ни министерство, ни НКРСИ.

Если коротко: в случае его принятия законопроект в этой редакции поставил бы под угрозу развитие рынков экспресс-доставки и e-commerce. Интересно, что глава министерства инфраструктуры недавно заявил, что закон "О почтовой связи" вне приоритетов ведомства. Очевидно, там сейчас заняты другими, более важными, по их мнению, транспортными отраслями.

Вопрос: "Укрпочта" апеллирует тем, что она осуществляет ряд неприбыльных операций в своей работе, и при открытости рынка их также должны бы были выполнять и другие операторы кроме нее, в частности доставка пенсий, другие операции. Каково ваше мнение по этому вопросу?

Ответ: Это провокационный вопрос. Мы заплатили 1 млрд грн налогов и сборов по итогам 2016 года, это и есть наш вклад в национальный бюджет. Наша социальная функция – предоставлять качественный сервис и быть добросовестным налогоплательщиком. Если есть функции, которые государство хочет предложить частному бизнесу, то мы готовы рассмотреть предложения. А вот, к примеру, пенсионные выплаты не нам надо предлагать, а банкам. Почта во всем мире деньги возила в начале прошлого века, почтовыми дилижансами. Сейчас это сфера, в которой работают финучреждения.

Вопрос: Перейдем к более приятным вопросам. Укажите самые основные планы компании на 2017 год.

Ответ: Мы строим национальный терминал, летом планируем начать тестировать. В нем будет одна из лучших в мире сортировочных систем, голландского производства. Второе – создание новой логистики, общего диспетчерского центра с системами мониторинга посылок. В планах – доставка по часам, расширение графиков работы отделений, удобные забор и доставка от двери, упрощение и диджитализация многих процессов, развитие сети почтоматов.

В этом году расширять сеть отделений не планируем, будем переосмысливать и совершенствовать процессы с имеющимися ресурсами. За прошедшие годы компания очень быстро росла, сейчас нам нужно сосредоточиться на улучшении качества сервиса.

Вопрос: Открытия новых видов бизнеса, как когда-то почтомат, Forpost, тоже не будет?

Ответ: Пока не собираемся.

Вопрос: Подытоживая сказанное, каков ваш прогноз рынка экспресс-доставки и e-commerce на среднесрочную перспективу?

Ответ: Мы живем во время больших перемен, когда купить в интернете можно любой товар практически в любой стране. Это вызовы для игроков обоих рынков, но для того, чтобы их успешно преодолеть, есть все предпосылки. Уверен, что и логисты, и торговые онлайн-площадки будут расти как минимум до 30% в год.

Вопрос: Лично вы не планируете в обозримом будущем попробовать себя в чем-либо еще, кроме группы "Нова пошта"?

Ответ: Нет. С опытом я понял, что хочу реализовать себя в логистике. Поэтому стараюсь не распыляться на другие отрасли и совершенствуюсь в своем направлении. Более того, мы начали активно развивать образование внутри компании. Я верю в то, что корпоративный университет – еще одно средство для нашего развития.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 16 февраля 2017 > № 2074217 Владимир Поперешнюк


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074187

Ход собакой

Как готовят собак-поводырей

Александра Дымчишина

Незрячие россияне получили право на компенсацию за собак-поводырей. Ранее инвалиды по зрению имели право на эти выплаты, если только собаки им выдавались по системе госзакупок, но в этом случае животных приходилось ждать годами. «Газета.Ru» узнала, как готовят собак-поводырей, что они имеют и почему подбирают человека к собаке, а не наоборот.

Инвалидам по зрению будут компенсировать расходы на содержание и приобретение собак-поводырей. Соответствующий документ был подписан премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. На эти цели будет выделяться 18,5 млн рублей ежегодно, максимальный размер компенсации на одного человека составляет около 22 тыс. рублей в год.

Ранее инвалиды имели право получать компенсацию только в том случае, если собака приобреталась через систему госзакупки. Но, как правило, ждать получения животного по такой схеме приходится не один месяц и даже не один год, поскольку в России существуют всего два центра, специализирующихся на обучении собак-проводников. Основной поставщик таких собак — Российская школа подготовки собак-проводников Общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых». И есть учебно-кинологический центр «Собаки помощники», от сотрудников которого «Газета.Ru» узнала все секреты обучения животных — компаньонов незрячих людей.

Собак для дрессировки центр покупает у физических лиц через общественные кинологические организации, а также у организаций, профессионально работающих с собаками. Любой совершеннолетний человек может предложить собаку центру (кстати, и право на собственную собаку-поводыря появляется также с 18 лет). В некоторых случаях центр может подготовить собаку, уже принадлежащую инвалиду по зрению, если она успешно пройдет общее тестирование у специалистов этой организации.

Со всеми волонтерами центр знакомится заранее. «Щенки помещаются в специальные волонтерские семьи, где с трехмесячного возраста под присмотром дрессировщика уже начинается первичная форма обучения. Это и социализация собаки, и адаптация к городским условиям, и первичные навыки послушания», — рассказала сотрудница центра Анна. Это делается потому, что собаки, которые уже пожили в неволе, приобретают синдром «приютского ребенка».

Когда собака растет в питомнике, она привыкает к открытым пространствам, не воспитывается должным образом. Если бы собаки попадали к слепому человеку оттуда, то могли бы возникнуть проблемы.

Не все породы обладают необходимыми для собаки-поводыря и собаки-терапевта качествами. В основном используются лабрадоры и золотистые ретриверы. Будущая собака-поводырь должна иметь устойчивую нервную систему, позволяющую ее дрессировать и эффективно использовать в работе без ущерба для животного. Среди обязательных качеств — быть уравновешенной, спокойно относиться к людям и животным, не проявлять агрессии. Не реагировать на громкие звуки, не бояться транспорта, не страдать от укачивания при поездках. Ну и, конечно, быть здоровой и в хорошей физической форме.

Когда собака взрослеет, она поступает непосредственно в центр, где ее учат выполнению команд, как общебытовых, таких как послушание, так и специальным навыкам, как, например, вождение незрячего по маршруту.

После обучения собака сдает «экзамен» — она должна провести специалиста в очках по городскому маршруту.

Во время обучения, которое длится пять-восемь месяцев, собак учат соразмерять ширину и высоту прохода с габаритами пары «незрячий-собака». Это позволяет ей безопасно вести незрячего человека среди других людей, транспорта. Кроме того, животные учатся опознавать высоту, что позволяет избегать столкновения с нависающими препятствиями.

Собаки способны помочь пересечь улицу. Решение об этом принимает всегда человек, который обычно ориентируется на слух, есть ли движение на дороге, и дает собаке команду. Дополнительным сигналом для водителей служит поднятая на высоту плеча белая трость. Многие собаки спустя время начинают помогать незрячим и в решении. Однако полностью полагаться на них не рекомендуется. «Собака по командам может понять, куда ей идти — на выгул или на работу. По названию она определяет направления. На дороге могут попадаться препятствия — ямы, лужи. Если собака видит, что их можно обойти, она обводит человека с безопасной стороны. Если нет — останавливается, и хозяин понимает, что идти дальше опасно», — пояснила Анна.

Собаки способны долго помнить выученные маршруты и запоминать десятки разных вариаций. Владельцы собак-поводырей часто сообщают, что их собаки помнили конкретную дверь или дом даже в том случае, если они не были в этом месте более 12 месяцев.

«Не собака подбирается человеку, а человек подбирается собаке. Важно, чтобы они совпадали по темпераменту, по росту, темпу движения», — добавляет Анна.

Незрячий будущий хозяин собаки приезжает в центр на две недели, где обязательно проходит курс лекций: как содержать собаку, что делать, если она заболеет, как устранить недостатки в ее работе, если они впоследствии появятся. Он должен уехать из центра, умея работать со своей собакой. «Но она не должна быть для него агрегатом или каким-то устройством передвижения — это в первую очередь живое существо», — напоминают сотрудники центра.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074187


КНДР. Малайзия > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105429 Андрей Ланьков

Убийство брата Ким Чен Ына. Чем оно грозит Пхеньяну

Андрей Ланьков

Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну. А значит, и еще одним оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове

Итак, случилось то, что, скорее всего, должно было случиться: Ким Чен Нам, старший сын покойного северокорейского наследственного правителя Ким Чен Ира, был отравлен неизвестными в ходе дерзкой атаки в малайзийском аэропорту. Личности покушавшихся – по первым сообщениям, ими были две женщины – не установлены, но в происшествии для специалистов по Корее нет ничего ни удивительного, ни неожиданного. Уже несколько лет за Ким Чен Намом шла настоящая охота, и это покушение было отнюдь не первым. Мало кто сомневается в том, что за этой попыткой, как и за предшествующими, не столь удачными (тоже предпринятыми в третьих странах), стоял брат покойного, нынешний наследственный руководитель КНДР Ким Чен Ын.

Убитый в малайзийском аэропорту Ким Чен Нам стал жертвой старого семейного конфликта: неприязнь между братьями, которые были рождены двумя разными подругами Ким Чен Ира и не без оснований когда-то воспринимались как два главных соперника в борьбе за титул наследника, всегда была одним из важных факторов в северокорейской дворцовой политике. Истоки этой ненависти восходят к той неприязни, которую питали друг к другу давно покойные соперницы, матери обоих принцев, – вполне обычная для гарема ситуация, которая повторялась в мировой истории бессчетное количество раз. Можно предполагать, что в последние годы дополнительное раздражение более удачливого брата вызывала и склонность Ким Чен Нама к контактам с иностранной прессой, представителям которой он иногда слишком много говорил о семейных и политических делах.

К концу 1990-х годов Ким Чен Нам потерпел поражение во внутриполитической борьбе и оказался в полудобровольном изгнании – большую часть времени он проводил в Макао и Китае. Неясно, были ли у него вообще шансы на успех: нельзя исключать и того, что он вышел из борьбы за власть совершенно сознательно, по собственной инициативе отказавшись от потенциально опасной и неблагодарной должности высшего руководителя страны-изгоя и предпочтя политическим страстям комфортабельную жизнь в изгнании. Однако сейчас стало ясно, что это решение ему не помогло, и не факт, что его печальную судьбу не разделит его семья, точнее, его дети, тоже сейчас находящиеся за границей.

Однако, пожалев покойного Ким Чен Нама – по-человечески, едва ли не самого приятного из клана Кимов, – мы должны задуматься о том, какое воздействие этот эпизод окажет на будущее Кореи. К сожалению, покушение на Ким Чен Нама произошло в самый политически неподходящий момент и может привести к печальным последствиям, о которых его организаторы, скорее всего, и не задумывались, поглощенные выполнением ответственного задания и желанием порадовать действующего вождя.

В последнее время успехи северокорейских инженеров оставляют мало оснований для сомнений в том, что в ближайшее время в КНДР будет создана межконтинентальная ракета, способная поражать цели на территории США. В этих условиях администрация Трампа всерьез задумалась о нанесении упреждающего удара по объектам северокорейского ракетно-ядерного комплекса. Подобные разговоры идут сейчас в Вашингтоне весьма активно, и главным оправданием для такой операции служит заявление, что северокорейское руководство по сути своей иррационально, а «ядерное оружие нельзя оставлять в руках безумцев».

К сожалению, убийство Ким Чен Нама, да еще и проведенное по всем канонам детективного жанра (атака отравленными иглами в аэропорту), существенно ослабляет позиции тех, кто считает северокорейский режим рациональным. Действительно, Ким Чен Нам давно отошел от активной политики, не имел особого влияния в Пхеньяне и не представлял реальной угрозы Ким Чен Ыну, который, самое большое, мог чувствовать лишь легкий эмоциональный дискомфорт от критических замечаний своего беглого брата.

Правда, немалую настороженность у северокорейского руководства могли вызывать тесные связи Ким Чен Нама с Пекином: ведь китайские власти фактически предоставили ему убежище и обеспечивали его безопасность постольку, поскольку он находился в Китае. Китайские расчеты в данном случае понятны: всегда полезно иметь у себя беглого принца из соседнего королевства. Понятна и вызванная этой позицией Китая обеспокоенность северокорейских властей, которые никогда не воспринимали Пекин как искренне дружественную силу. Однако для большинства наблюдателей убийство Ким Чен Нама выглядит совершенно иррациональным и еще раз подтверждает, что иррациональным и, следовательно, опасным является весь пхеньянский режим.

После этого инцидента тем, кто выступает против планов превентивного удара, станет куда сложнее обосновывать свою позицию. Можно, конечно, сказать, что личная неприязнь Ким Чен Ына едва ли распространяется на целые страны и, значит, едва ли сможет стать поводом для неспровоцированного ядерного нападения со стороны КНДР. Однако в новых условиях убедительность этих аргументов (скорее всего, кстати, вполне справедливых) оставляет желать лучшего. Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну, и, значит, оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове.

КНДР. Малайзия > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105429 Андрей Ланьков


Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105424 Леонид Исаев

Зачем Россия написала Конституцию для Сирии

Леонид Исаев

Российский проект сирийской Конституции содержит немало странностей и недостатков, но не стоит переоценивать их значение. Этот проект в планах Москвы выполняет служебную функцию, и для нее не так уж важно, будет он принят или нет. Куда важнее подтолкнуть процесс обсуждения будущего политического устройства Сирии, спровоцировав появление альтернативных проектов Конституций

Очередной раунд сирийских переговоров, который проходил в январе в Казахстане, не принес прорывных результатов. Сирийские власти и та часть оппозиционных группировок, которая согласилась участвовать, отказались подписывать итоговое совместное заявление. Тем не менее совсем без новых инициатив переговоры в Астане все-таки не остались – Москва там выступила с проектом новой Конституции Сирии.

Зачем ждать

При всей своей неожиданности предложенная новая Конституция вполне вписывается в общую стратегию России в сирийском конфликте. Воспользовавшись переходным периодом в Вашингтоне, Москва решила перехватить инициативу на сирийском направлении и попытаться обозначить свои правила игры в качестве общепринятых. Именно на это была направлена встреча министров Ирана, Турции и России в Москве в декабре прошлого года, а также последовавшая за ней встреча в Астане. С точки зрения российского руководства и двух его ситуативных союзников, логичным продолжением этой локальной инициативы должна стать ее экстраполяция на общесирийский формат, то есть на переговоры в Женеве.

Поэтому Москва сейчас уделяет огромное внимание предстоящей встрече в Швейцарии, ведь именно по ее итогам можно будет оценить успешность совместных посреднических усилий России, Ирана и Турции. Женевские переговоры будут очень важны для Москвы с точки зрения репутации, поскольку в случае их провала у России уже не будет возможности списать все на деструктивную роль США. Москва будет вынуждена сама идти на контакт с теми, кого еще недавно считали террористами, а также создавать условия для того, чтобы придать грядущей встрече хоть сколько-нибудь конструктивный характер.

Именно на решение этой имиджевой и в какой-то степени стратегической для Москвы задачи и направлена российская конституционная инициатива. Ведь в ходе последних женевских переговоров сторонам так и не удалось перейти к обсуждению конституционной реформы в Сирии, как это было предусмотрено резолюцией №2254.

Самый бесперспективный путь – это ждать, что Конституция будет написана внутрисирийскими силами. Недоверие между сторонниками и противниками режима такое, что стороны до сих пор не готовы участвовать в прямых переговорах. Поэтому нет никакого сомнения, что любой проект Конституции, предложенный сирийскими властями, будет безоговорочно отвергнут оппозицией, и наоборот. Не говоря уже о том, что в оппозиционной среде популярно мнение, что Конституцию и вовсе не стоит писать до тех пор, пока не будет решен вопрос о будущем Башара Асада.

Если же написать новую Конституцию за пределами Сирии, то тут неизбежно возникнет как минимум две серьезные проблемы, с которыми уже столкнулась и российская инициатива. Во-первых, сильно мешает неудачный опыт соседнего Ирака, где Конституция писалась при непосредственном участии США. Об этом еще в Астане говорил представитель сирийской оппозиции Яхья аль-Ариди.

Вторая проблема заключается в том, что страны-посредники одновременно являются сторонами сирийского конфликта, что ставит под сомнение их непредвзятость. Для сирийской оппозиции Москва одновременно и судья, и противник, поэтому российский проект Конституции изначально вызывает у повстанцев отторжение, несмотря на его универсальность. Правда, аналогичная инициатива со стороны других внешних сил, скорее всего, вызвала бы схожую негативную реакцию у одной из сторон сирийского конфликта.

Без арабов и ислама

Вероятно, этим объясняется весьма универсальный характер предложенной Конституции, который представляет собой своеобразный российский манифест идеального сценария для Сирии. Это подтверждает и ее объем – российский проект почти вдвое короче ныне действующей Конституции, – и весьма общие фразы, которыми изобилуют практически все статьи потенциального Основного закона. Москва явно старалась избежать провокационных формулировок, оставив за скобками самые противоречивые аспекты.

Яркий пример – пятая статья предложенной Конституции, которая описывает будущее политическое устройство Сирии. В ней говорится, что «политическая система основывается на принципе политического плюрализма и формирования органов государственной власти тайным путем». Очевидно, что в таком виде эта статья не добавляет понимания того, какой предстанет будущая политическая система страны, а такую формулировку можно легко предложить любой стране мира.

Однако при всей универсальности в российском варианте Конституции прослеживается несколько трендов, которые, по всей видимости, будут обсуждаться в Женеве.

Первое, что бросается в глаза, – это полный отказ от употребления слова «арабский». Это касается и нового названия – Сирийская Республика (сейчас – Сирийская Арабская Республика), и других статей, откуда исчезли такие термины, как «арабская нация», «арабская цивилизация» и так далее, хотя в Конституции 2012 года их в избытке. Этот шаг, конечно, можно посчитать уступкой баасистского режима, чей лозунг «Арабская нация едина, миссия ее священна» до сих пор остается неизменным, но уступка эта носит очень символический характер.

Еще одно в каком-то смысле революционное для арабского мира новшество заключается в том, что в российском варианте Конституции не упоминается не только арабская нация, но и ислам. Многие связали это с позицией делегации Башара аль-Джафари в Астане, настаивающей на том, что Сирия должна оставаться «светским и гражданским государством».

Сейчас третья статья сирийской Конституции гласит: «Религия президента – ислам, а шариат является основным источником законодательства». Такая запись – визитная карточка большинства арабских режимов, которые активно апеллируют к этой статье, чтобы легитимизировать свое правление в глазах мусульманского населения, а также ограничивать политические права и свободы оппонентов, ссылаясь на нарушение ими норм исламской морали.

Некоторые размытые формулировки российского варианта Конституции потенциально могут играть на руку режиму Асада. Например, уже упомянутая пятая статья, которая обязывает политические партии «уважать конституционный строй, демократические принципы, суверенитет и территориальную целостность». При такой формулировке любая оппозиционная партия может быть объявлена вне закона по обвинению, скажем, в попрании демократических ценностей.

Туманный импульс

Еще один важный аспект предложенного проекта – перераспределение власти между центром и регионами. Никакой конкретики в этом отношении не просматривается: статья 15 лишь деликатно выводит проблему «отношений между местными администрациями и центральной властью» из юрисдикции Конституции в ведение некоего закона, который еще нужно будет принять.

Единственная автономная единица, которая упоминается в Конституции, – Курдская культурная автономия, что, впрочем, сразу вызвало неодобрение со стороны самих курдов. На встрече с Сергеем Лавровым представитель курдской партии Демократический союз Халед Исса заявил, что само определение «курдская культурная автономия» некорректно и должно быть заменено на «автономия северной Сирии». Вопрос этот явно принципиальный: оба термина пока не имеют четкой географической привязки и несут в себе огромный конфликтный потенциал. Курдам, видимо, придется силой подкреплять свои притязания на желаемые территории.

Изменилась и законодательная власть в Сирии, которая по российскому проекту должна быть представлена двухпалатным парламентом. То есть в Сирии появится новый институт – Ассамблея территорий, которая должна «обеспечить участие представителей административных единиц в принятии законодательства и управлении государством». В ее функции входит назначение судей Верховного конституционного суда, а также «одобрение решения президента о введении чрезвычайного положения и об объявлении мобилизации».

Для «многонациональной и многоконфессиональной» Сирии такая идея кажется вполне логичной, но эффективность работы верхней палаты парламента все равно вызывает немало вопросов – российский проект не обозначает административные единицы, от которых будут выбираться представители в Ассамблею территорий.

Наконец, предложенная Конституция хоть и ограничивает полномочия президента по сравнению с действующей, все же сохраняет в Сирии существующую форму правления – президентскую республику. А это еще больше обостряет вопрос о возможном участии Башара Асада в ближайших президентских выборах.

Ответ на него можно найти в разделе «Заключительные и переходные положения». И этот ответ – явно шаг назад даже по сравнению с действующей Конституцией Сирии. Российский проект предоставляет Башару Асаду возможность вновь обнулить счетчик своих президентских сроков. Статья 82 гласит: «Срок полномочий действующего президента республики заканчивается по истечении семи лет с даты его присяги в качестве президента. Он имеет право вновь баллотироваться на пост президента республики. Нормы Конституции о сроке полномочий применяются к нему начиная со следующих президентских выборов». Иными словами, Башар Асад остается легитимным президентом до 2021 года, когда истекает срок его нынешних полномочий, после чего получит возможность продлить свое пребывание во главе государства еще на два семилетних срока.

Сама идея сохранения президентской республики в Сирии выглядит сомнительной. Внешние игроки все больше склоняются к тому, чтобы поделить страну на сферы влияния, а значит, Сирии придется перенимать ливанский опыт, что предполагает транзит в сторону парламентской республики. Правда, в таком сценарии тоже хватает рисков. Зафиксировав существующий сегодня статус-кво, нет никаких гарантий, что баланс сил вскоре не изменится и не спровоцирует очередной виток гражданского конфликта.

Однако переоценивать значимость тех или иных положений российского проекта Конституции тоже не стоит. По всей видимости, он выполняет в планах Москвы служебную функцию, и для нее не так уж важно, будет он принят или нет. Куда важнее подтолкнуть процесс обсуждения будущего политического устройства Сирии, спровоцировав появление альтернативных проектов Конституций.

Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105424 Леонид Исаев


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 15 февраля 2017 > № 2089136 Леонид Левин

Леонид Левин: «Доступ к соцсетям заблокирован не будет»

Августин СЕВЕРИН

Вопросы информационной безопасности не сходят с повестки дня и вызывают неоднозначную реакцию общества. Одни требуют усиления защиты, кивая на громкое дело хакерской группы «Шалтай-Болтай», которая взламывала почту высокопоставленных чиновников. Другие опасаются, что законы вроде «пакета Яровой», приведут к тотальному контролю над гражданами. О том, как снять тревоги россиян, не нарушая прав и свобод, «Культура» побеседовала с председателем комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонидом Левиным.

культура: Сейчас у всех на слуху хакерская группировка «Шалтай-Болтай», которой уже занимаются ФСБ и Следственный комитет. От нее пострадали несколько крупных функционеров. Так и до утечки государственных секретов недалеко. Что планируется предпринять для охраны сведений?

Левин: Чиновники в первую очередь должны сами действовать в соответствии с ведомственными инструкциями и не использовать незащищенные средства коммуникации при передаче служебной информации. К сожалению, сегодня за это не только не увольняют, но даже не объявляют выговор. Серия показательных процессов позволила бы повысить степень ответственности. Существует ряд российских приложений, претендующих на звание «госмессенджера» — сервиса, где можно спокойно обмениваться внутренними данными и понимать, что это не создает каких-либо рисков. Уже ведется тестирование такого софта. Думаю, в ближайшее время мы оценим и практическое применение подобных разработок.

культура: Дабы эффективно защищаться от любителей чужих секретов, следует развивать свои технологии. Какие шаги делаются для того, чтобы стимулировать отечественных производителей?

Левин: Вопросы информационной безопасности нужно рассматривать в контексте повсеместного внедрения собственного программного обеспечения в ключевых сферах, поэтому поддержка отрасли высоких технологий является приоритетом в работе нашего комитета. Например, больше года назад Госдумой был принят закон «О реестре отечественного программного обеспечения», устанавливающий механизмы закупки российского ПО для государственных нужд.

Сейчас на рынке программного обеспечения внутри страны до 70 процентов занимают госзакупки. Важно было поменять принципы, которые существовали до недавнего времени, когда российский софт покрывал не более 25 процентов рынка, при том, что технические возможности позволяли достичь уровня в три четверти.

С момента подписания президентом этого закона ситуация заметно улучшилась. В упомянутом мною реестре уже содержится около 3000 наименований, он постоянно пополняется. Переход на наше ПО — это не только усиление безопасности. По оценкам Института развития интернета, внедрение отечественных программ позволит госбюджету сэкономить свыше 10 миллиардов рублей в год. Чтобы понятнее был масштаб, скажу, что столько же в виде субсидий ассигновано в 2017-м на развитие сельского хозяйства в регионах.

культура: Стремление защититься любой ценой многими расценивается как «закручивание гаек». Принятый в прошлом году «пакет Яровой» произвел эффект разорвавшейся бомбы, вызвал волну протеста. Нужно ли учитывать такие настроения?

Левин: Закон, авторами которого выступили Ирина Яровая и Виктор Озеров, связан с важными для страны задачами — обеспечением безопасности государства и информационных систем, защитой наших граждан от террористических угроз. Подобные изменения были необходимы, это очевидно. Некоторые законы уже вступили в силу и достигают целей, поставленных авторами. Однако у операторов связи и организаторов распространения информации до сих пор еще остается немало вопросов по поводу практической реализации принятых правовых норм.

Большой резонанс вокруг пакета нововведений привел к тому, что, помимо конструктивных замечаний и предложений по его улучшению и доработке, появилось много спекуляций, в том числе и политических, породивших нездоровую атмосферу. В правительстве создана рабочая группа, подготавливающая необходимые подзаконные акты. Рассчитываю на то, что будет принято взаимоприемлемое решение, которое при сохранении интересов участников рынка позволит решить актуальные проблемы.

культура: Продолжим тему ограничений. Недавно Роскомнадзор заблокировал сайт Linkedin. Пользователи заговорили о том, что со временем россияне вообще могут лишиться доступа к международным соцсетям. Насколько обоснованны опасения?

Левин: Этот ресурс позволял себе серьезные нарушения. Компания неоднократно делилась персональными данными клиентов, что недопустимо ни с юридической, ни с этической точки зрения. Рано или поздно это должно было набрать критическую массу претензий со стороны регулятора. Разговоры же о том, что в России заблокируют доступ к международным соцсетям и примут китайскую модель развития интернета, можно воспринимать лишь как беспочвенное нагнетание обстановки.

культура: С появлением соцсетей возникла проблема распространения нежелательного контента. Через них орудуют вербовщики ИГИЛ, продаются наркотики, остро стоит проблема «клубов самоубийц». Как предполагается пресекать данные негативные явления?

Левин: Наше законодательство в этих вопросах продвинулось достаточно далеко. Создана нормативная база, позволяющая перекрывать организационную деятельность экстремистов и соответствующую пропаганду, осуществляемую при помощи любых информационных ресурсов.

Что касается наркотиков, то у правоохранительных органов есть все рычаги, чтобы оперативно реагировать на рекламу продажи таких веществ вне зависимости от места ее размещения и задерживать распространителей. В отношении же так называемых «клубов самоубийц» мы столкнулись с принципиально новыми вызовами, к которым юридически не были готовы. В Уголовном кодексе есть статья о доведении до самоубийства, однако она не может применяться, если не оказывалось прямого давления. Сегодня же к суициду побуждают через игровые формы, с помощью соответствующих материалов, демонстрирующих привлекательность подобного ухода из жизни. В связи с этим нормативно-правовая база требует корректировок. В Государственной думе образована рабочая группа с участием представителей профильных ведомств, она занимается внесением поправок, призванных пресечь в интернете любые действия, подталкивающие к суициду.

культура: А что скрывается за стремлением законодателей навести порядок в работе онлайн-кинотеатров?

Левин: По сути, это первая попытка регулирования ОТТ-сервисов — предоставления видеоуслуг через интернет. От ее реализации будет зависеть дальнейшее направление процессов в этой сфере. Одним из ключевых положений законопроекта, о котором мы говорим, является ограничение доли владения онлайн-кинотеатрами иностранцами. При этом для нас принципиально, чтобы введение регулирующих мер не ухудшало положения рядового пользователя, привыкшего с помощью таких сервисов смотреть любимые фильмы, сериалы. Рабочая группа на базе экспертного совета нашего комитета доведет до ума законопроект ко второму чтению.

культура: Будет ли введено наказание за скачивание пиратского контента?

Левин: На сегодняшний день такое требование несправедливо. Пиратские сайты, транслируя нелегальное видео и нарушая тем самым авторские права, фактически зарабатывают на пользователях, которые не всегда даже понимают, что доступ к контенту им предоставляется незаконно. Общий вектор сейчас — совершенствование законодательства для усиления борьбы с теми ресурсами, где содержится нелегальный контент.

культура: В последнее время ведутся разговоры о том, что стоило бы урегулировать и работу мессенджеров — программ быстрого обмена сообщениями...

Левин: На данный момент в наш комитет не поступало подобных предложений, хотя такие инициативы изучаются в органах исполнительной власти. На мой взгляд, само по себе направление в сторону упорядочения данной сферы является правильным, так как российская аудитория мессенджеров — это десятки миллионов человек, которые сталкиваются с использованием сервисов в противоправных целях. Я имею в виду распространение экстремизма, рекламу наркотических средств, азартных игр и другого незаконного контента. В то же время для большинства мессенджеры — основной инструмент коммуникации, причем многофункциональный. Он позволяет не только переписываться, но и обмениваться файлами, совершать звонки. Именно поэтому крайне важно при разработке таких инициатив не ущемлять интересы добропорядочных граждан.

культура: Популярные блогеры начали охотно мигрировать из соцсетей в мессенджеры. На их каналы распространяется положение так называемого «закона о блогерах»?

Левин: В соответствии с упомянутым вами документом блогер — это владелец сайта и (или) страниц сайта, «на которых размещается общедоступная информация и доступ к которым в течение суток составляет более трех тысяч пользователей». А Telegram-каналы все-таки существуют на базе мессенджера, имеющего лишь блог-платформу для размещения контента. Таким образом, вряд ли можно назвать их «страницами в интернете», ведь в браузере они не открываются, и в настоящее время в списке блогеров Роскомнадзора нет владельцев Telegram-каналов.

культура: За границей отечественные СМИ сталкиваются со значительными проблемами: недавно были выдвинуты обвинения против корреспондента RT Александра Рубинштейна, ранее, в ходе инаугурации президента Трампа, эту телекомпанию лишили возможности выкладывать свои материалы в Facebook, в конце прошлого года Европарламент принял резолюцию о борьбе с пропагандой третьих стран... Как на подобные явления реагирует Госдума?

Левин: Безосновательные преследования российских журналистов за рубежом сегодня, увы, не редкость. Наш комитет выступил с осуждением ситуации вокруг Александра Рубинштейна. К счастью, разум возобладал, и выдвинутые обвинения с него сняли, однако все это очень тревожные сигналы.

Что касается решения Facebook заблокировать RT, то оно идет вразрез с базовыми принципами соцсети, декларирующими свободу обмена информацией и равенство доступа к ней. Борьба с нашими СМИ по-прежнему ведется на самом высоком уровне. Недавно министр обороны Великобритании и вовсе заявил, что RT и Sputnik нужно «призвать к ответу». Значит, русское слово воспринимается властями западных стран как угроза национальной безопасности.

Госдума осуждает такие действия, но, по моему глубокому убеждению, мы не должны уподобляться тем, кто безосновательно пытается задушить свободу слова. У нас в стране много лет работают иностранные представительства зарубежных СМИ — Русская служба Би-би-си и другие. При этом наши официальные лица никогда не призывали каким-либо образом ограничивать их деятельность на территории РФ.

культура: Какова судьба законопроекта о социальных гарантиях журналистам?

Левин: Ведем работу над ним. Очевидно, что принятие такого документа — наша обязанность перед представителями журналистского сообщества, которые погибли, выполняя свой профессиональный долг, перед их семьями. К сожалению, несмотря на то, что законопроект был принят в первом чтении, в настоящее время он завис. Это можно объяснить тем, что правительство хочет избежать трат со стороны СМИ с государственным участием. Ведь законопроект связан в первую очередь с обязательным страхованием корреспондентов, отправляющихся на редакционное задание в горячие точки.

Отсутствие правовой определенности в данном вопросе вызывает опасения, что пострадавшие не будут обеспечены медицинской помощью, а их родные не получат страховку в случае потери кормильца. Это несправедливо по отношению к тем, кто рискует жизнью ради донесения до общества достоверной информации о значимых событиях.

культура: Как представитель печатных СМИ не могу не спросить о перспективах, которые нас ожидают. Звучат пророчества о том, что «бумага» вот-вот будет вытеснена электронными носителями. Тем не менее Ваш комитет уделяет много внимания поддержке газет и журналов. С чем это связано?

Левин: Печатное слово ныне особенно востребовано в наших регионах, где оно по-прежнему остается основным источником информации. Могу это подтвердить и на примере Пензенской области, где я был избран по одномандатному округу. Районным газетам местные жители зачастую доверяют не меньше, а даже больше, чем федеральным или областным СМИ. Поддержка прессы сегодня необходима еще и потому, что стоимость типографских услуг для крупных изданий в прошлом году в ряде случаев выросла до 30 процентов. Кроме этого, на 5–9 процентов подорожала доставка «Почтой России». Не стоит забывать и о постоянном увеличении цены на бумагу. Такое повышение расходов может привести некоторые СМИ к закрытию. Именно поэтому наш комитет на государственном уровне ставит вопросы защиты изданий и призывает к их решению.

культура: Какие меры предпринимаются Думой для помощи небольшим газетам и журналам?

Левин: В течение нескольких лет мы закладываем в бюджет около трехсот миллионов рублей ежегодно на поддержку печатных изданий в регионах. Это особенно важно на фоне сокращения аналогичных расходов со стороны местных властей. Выделяемые средства затем распределяются через целевые гранты Роспечати, вследствие чего значительное число независимых региональных изданий получают безвозмездно до миллиона рублей. При этом сумма оперативно доходит до адресата, так как не требует казначейского оформления.

Кроме того, мы постоянно стараемся улучшить положение печатной прессы и медийного сообщества в целом. Только в 2016-м рассмотрели ряд законопроектов, направленных на облегчение работы отраслевых предпринимателей, повышение конкурентоспособности профессиональных журналистов, обеспечение конституционных прав на свободу высказываний и сбор новостей. Так, в конце прошлого созыва законодательно ввели обязательную аккредитацию представителей прессы в местных органах самоуправления. Это увеличило возможности получения информации корреспондентами даже небольших СМИ. Уже в текущем созыве принят закон, расширяющий площадь рекламы в неспециализированных печатных изданиях.

Можете быть уверены, что мы продолжим разрабатывать разноплановые меры помощи таким СМИ и реализовывать их на законодательном уровне.

Шалтай разболтался

Сведения о хакерской группировке «Шалтай-Болтай» достаточно противоречивы. Новая информация зачастую опровергает предыдущую. На сегодня почти все известные члены группы задержаны. Последний оставшийся на свободе, Александр Глазастиков, находится в Эстонии, где попросил убежища.

Первые аресты по делу «Шалтая» прошли в ноябре. По версии следствия, хакеры продавали и публиковали частную переписку высокопоставленных чиновников и медийных персон. Шантажировали попавших к ним в сети: вымогали деньги, угрожая опубликовать данные из взломанной электронной почты.

Лидер кибергруппы — некий журналист Владимир Аникеев, известный в интернете как Льюис. Другие задержанные участники — Константин Тепляков (предположительно, Мартовский заяц) и Александр Филинов (Шляпник). Защита уже выбрала линию: это не преступники, а борцы за справедливость. Популярный адвокат Руслан Коблев окрестил своего подопечного Аникеева «российским Ассанжем». Западная пресса подхватила тренд и именует хакеров «русскими Сноуденами».

Намек на связи со спецслужбами более чем прозрачен. И действительно, в то же время, когда развивалось дело «Шалтая», произошел ряд других громких арестов. Взяты под стражу замглавы Центра информационной безопасности ФСБ России Сергей Михайлов, его подчиненный Дмитрий Докучаев, а также менеджер «Лаборатории Касперского», экс-сотрудник управления «К» российского МВД Руслан Стоянов. Их обвиняют в госизмене, а именно в передаче сведений, составляющих государственную тайну, представителям иностранного государства (ст. 275 УК РФ) — от 12 до 20 лет лишения свободы.

После ареста Льюис стал сотрудничать со следствием и дал показания на двух подельников. Всем троим предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 272 УК РФ (неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, причинивший крупный ущерб и совершенный организованной группой по предварительному сговору либо лицом с использованием своего служебного положения) — при самом неблагоприятном стечении обстоятельств до пяти лет лишения свободы. Пока единственным потерпевшим признан теперь уже бывший глава дирекции по управлению проектами в сфере жилищно-коммунального хозяйства ОАО «Сбербанк России» Евгений Кисляков. Дело в том, что и сами жертвы по понятным причинам не спешат признавать авторство в отношении рассекреченных хакерами сведений.

Гораздо интереснее вопрос, связаны ли дела «Шалтаев» и сотрудников ФСБ. Аникеев это отрицает, однако скрывающийся за границей Глазастиков утверждает, что у них был куратор из этого ведомства. По данным СМИ, одна из рабочих версий следствия допускает связь обоих дел. Согласно оперативной информации, задержанные фээсбэшники могли использовать хакеров для своей деятельности в интересах иностранного государства.

Николай АКИМОВ

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 15 февраля 2017 > № 2089136 Леонид Левин


Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай

Дружить домами.

Китайские инвесторы начинают проявлять интерес к российским строительным проектам.

Сегодня в России связывают большие надежды с развитием экономических отношений с Китаем. И одним из наиболее перспективных направлений сотрудничества является строительство. В настоящее время в РФ осуществляется или готовится к запуску целый ряд крупных проектов. Так, буквально на днях в Москве был подписан договор об участии китайской строительной компании в сооружении нескольких станций столичного метро. Активно осваивают китайские инвесторы и Северную столицу — Санкт-Петербург. Уже несколько лет в Красносельском районе города идет строительство квартала «Балтийская жемчужина», в реализации этого проекта китайские фирмы принимают самое непосредственное участие. О том, как сегодня развиваются деловые отношения между нашими странами, в интервью «Строительной газете» рассказал консул по торгово-экономическим вопросам генерального консульства Китайской Народной Республики (КНР) в Санкт-Петербурге Ван ФЭНТАЙ.

«СГ»: Российско-китайские отношения сейчас на подъеме. В чем, по-вашему, причины нынешнего сближения?

Ван Фэнтай: Наше сотрудничество имеет давнюю историю — еще со времен Советского Союза. Среди китайцев немало тех, кто работал с советскими людьми, и они приезжают в вашу страну, чтобы своими глазами посмотреть, какие изменения произошли здесь за последнее время.

Особо хочу отметить, что многие представители китайского бизнеса, ознакомившись с нынешней экономикой России, признаются, что хотели бы наладить контакты с вашими предприятиями. С российской стороны мы также чувствуем стремление к сотрудничеству. Мы испытываем взаимный интерес друг к другу, несмотря на сегодняшнюю экономическую ситуацию в мире.

«СГ»: В последнее время мы ощущаем рост интереса китайских предприятий к Петербургу. Сколько компаний из КНР сегодня работает в городе?

В.Ф.: Более четырехсот. И я уверен, что в будущем эта цифра будет расти. Экономика России, и Санкт-Петербурга в частности, сейчас активно развивается. Мы со своей стороны готовы предложить сотрудничество с китайскими компаниями, имеющими современное и высокотехнологичное оборудование, высокий уровень управления. При этом на рынке недвижимости Северной столицы уже давно работают многие крупные китайские компании. Так, одиннадцать лет назад началась реализация крупнейшего проекта комплексного освоения территории в Петербурге — «Балтийская жемчужина». Здесь на площади 205 гектаров запланировано построить более миллиона квадратных метров недвижимости. Девелопером и застройщиком проекта является ЗАО «Балтийская жемчужина» — дочерняя компания Шанхайской заграничной объединенной инвестиционной компании, учрежденной семью крупнейшими шанхайскими корпорациями. На сегодняшний день уже застроено 64% территории. Объем инвестиций в этот проект превысит 3 млрд долларов. В настоящее время в проект уже вложено 1,7 млрд долларов. Кстати, в прошлом году ЗАО «Балтийская жемчужина» получило престижную международную премию — «Инвестиционный ангел». Кроме того, компании была вручена награда и за качество строительства — «Лидер строительного качества» первой степени.

Еще одним значительным проектом в Санкт-Петербурге является участие китайской компании «СССС» в строительстве порта «Бронка». В 2016 году фирма выполнила дноуглубительные работы объемом свыше 13,0 млн куб. метров. При этом сложнейшая задача была решена в рекордные сроки — всего за 8 месяцев. После этого компания «СССС», занимающая по данным Forbes 110-е место среди 500 крупнейших мировых компаний, приняла решение открыть свое представительство в Петербурге. В планах «СССC» найти в регионе партнеров и для других совместных проектов.

«СГ»: Какие еще отрасли экономики интересуют китайских инвесторов?

В.Ф.: В сентябре прошлого года в рамках визита губернатора Петербурга Георгия Полтавченко в КНР состоялась его встреча с председателем совета директоров «Китайской железнодорожной строительной корпорации» Ли Чанцзинь. Тогда стороны обсудили перспективы совместной реализации целого ряда инвестиционных проектов в сфере транспортной инфраструктуры. Один из наиболее перспективных — строительство нескольких линий легкорельсового трамвая. У Петербурга есть проект строительства легкорельсового трамвая для новостроек. У нас имеется опыт в данной области. И когда будут такие предложения, мы готовы предоставить полный пакет документов, чтобы участвовать в конкурсе и побороться за этот заказ. Есть интерес у наших предпринимателей и к дорожному строительству. Те, кто бывал в Китае, обращают внимание, какие у нас хорошие дороги. Мы готовы поделиться с вами этими технологиями. Мы также считаем, что у нас есть потенциал для сотрудничества в области науки и техники, который можно реализовать путем создания совместных предприятий. Так что давайте, как у вас говорят, «дружить домами».

«СГ»: Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы российско-китайское экономическое сотрудничество развивалось динамичнее?

В.Ф.: Я сам часто думаю над тем, что нужно для этого сделать. На мой взгляд, для развития сотрудничества нужно создать некоммерческую структуру, которая оказывала бы поддержку и помогала бы устанавливать контакты китайским и петербургским предпринимателям. Нужны переводчики высокого уровня. Сегодня в России многие изучают китайский язык. В Китае тоже много желающих изучать русский. У нас наладились тесные контакты между вузами, так что есть шанс, что уже в следующем году у нас будут хорошие и грамотные переводчики. Многие китайские предприятия, которые хотели бы работать в России, порой не знают, с чего начать, как сделать так, чтобы их бизнес начал работать в правовых рамках. Нам нужна техническая и юридическая поддержка, нужны специалисты, которые бы помогали в работе с этими предприятиями.

Цитата в тему

Вопрос о строительстве в Санкт-Петербурге «китайского квартала» — ЖК «Балтийская жемчужина», в рамках которого предусмотрено строительство единого комплекса из жилых, деловых, торговых и развлекательных объектов на площади 205 гектаров, решался на уровне президента России

Кроме того

В ноябре 2016 года в Петербурге прошла XXI регулярная встреча премьера Государственного совета КНР Ли Кэцяна и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. Был подписан протокол о внесении изменений в меморандум о взаимопонимании между Министерством коммерции КНР и Минэкономразвития России о сотрудничестве в области малого и среднего бизнеса.

Справочно

Китай шесть лет подряд занимает первое место по товарообороту с Россией. Также КНР занимает еще и шестое место по инвестициям в российскую экономику, чьи прямые нефинансовые инвестиции в страну в общей сложности превысили 10 млрд долларов. А недавно в рамках межправительственной российско-китайской комиссии по инвестиционному сотрудничеству были определены 66 приоритетных совместных проектов на общую сумму 90 млрд долларов. В 2016 году Россия заняла шестое место по объему китайских инвестиций среди семи крупнейших экономик мира.

Автор: Светлана СМИРНОВА (Санкт-Петербург)

Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай


Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 15 февраля 2017 > № 2085921 Ксения Соколова

Новый президент фонда Доктора Лизы: «Наша задача — сохранить все, что делала Глинка»

Фонд Доктора Лизы возглавила журналист Ксения Соколова. Какими направлениями будет заниматься «Справедливая помощь» при новом президенте?

Журналист Ксения Соколова возглавила фонд «Справедливая помощь». Соратницу Доктора Лизы утвердили на посту президента организации на общем собрании фонда. До этого Соколова была попечителем «Справедливой помощи».

Она работала в журнале GQ и в издании «Сноб», в прошлом году два месяца была главным редактором журнала Esquire. А в сентябре принимала участие в выборах в Госдуму. Как Соколова планирует развивать фонд? Собирается ли ездить в Донбасс и Сирию? На эти вопросы новый руководитель фонда «Справедливая помощь» Ксения Соколова ответила корреспонденту Business FM Анне Моргуновой:

Ксения Соколова: Первое время изменений не будет, по крайней мере, я думаю, в течении ближайших трех месяцев, потому что наша задача — сохранить все те направления, которые фонд делал при Елизавете Петровне Глинке. То, что в Москве, — это помощь бездомным, малоимущим, плюс паллиативным пациентам на дому, и еще два направления — это Донецк, дети, плюс отправка туда гуманитарного груза, то, что начиналось как проект помощи детям Сирии. Мы этот проект просто делаем регулярным. У нас уже три дня назад первый груз в Сирию ушел, и будут регулярно туда уходить от нас грузы в детские больницы, где нет лекарств, где нет перевязочных материалов и так далее.

А как вы планируете развивать фонд?

Ксения Соколова: Это предмет консультаций, потому что, как вы знаете, я журналист и с благотворительной деятельностью системной никогда не сталкивалась, я просто помогала фонду Лизы, которая была моей подругой. У нас будет попечительский совет, в который войдут те люди, которые помогали фонду, в том числе благотворители крупные и чиновники государственные. Мы будем консультироваться и, вероятно, какие-то направления расширим и какие-то добавим.

А есть ли какие-то планы по поводу командировки? Может быть, первая командировка какая-то намечена? Если да, то куда?

Ксения Соколова: Намечена на 3 марта, будет следующая командировка в Донецк, Донецкую область, это будет командировка с целью эвакуации детей. Я думаю, что полечу туда лично. И в марте, думаю, что уйдет следующий сирийский груз.

Будет ли в вашей работе политическая составляющая или только исключительно гуманитарные вопросы?

Ксения Соколова: Нет, никакой политической составляющей в нашей работе не будет, потому что это была идеология Елизаветы Петровны. Она была вне политики. Она помогала конкретным детям, конкретным пациентам, конкретным людям. У нее всегда в приоритете были те категории больных, пострадавших, которые в наибольшей степени страдают от обстоятельств, в которые они попали. Соответственно, это были дети с тяжелыми диагнозами из Донецка, это сейчас дети в Сирии, которые лежат в больницах, и там есть врачи, но там нет лекарств. Там нет никаких перевязочных материалов. Соответственно, это бедные и бездомные в Москве и паллиативные пациенты, не раковые пациенты, которые лежат в своих квартирах на дому. Я хотела бы развивать направление медицины катастроф, то есть работы фонда на каких-то тяжелых событиях и помощи людям, которые в наибольшей степени от этого пострадали. Мы бы хотели, чтобы это направление расширялось.

Основатель фонда «Справедливая помощь», врач Елизавета Глинка погибла 25 декабря прошлого года в авиакатастрофе под Сочи.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 15 февраля 2017 > № 2085921 Ксения Соколова


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 15 февраля 2017 > № 2085599 Ярослав Кузьминов

Ключи от счастья. Снос пятиэтажек неизбежен?

Мосгордума за снос и расселение старых пятиэтажных домов, мэрия против. Депутат МГД, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов в эксклюзивном интервью Business FM рассказал о том, в каком состоянии находится столичный пятиэтажный жилфонд

Депутаты Мосгордумы требуют расселения старых пятиэтажек, причем не только «сносимых» серий, а всех, которые подлежат капремонту. В МГД прошло совместное заседание комиссии по ЖКХ и жилищной политике и комиссии по градостроительству. Эксклюзивное интервью Business FM дал депутат МГД, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. С ним беседовал Михаил Бергер.

Ярослав Иванович, отчего вдруг взялись за пятиэтажки? У многих такое ощущение, что это все-таки такая далекая пора хрущевско-брежневского времени. Вроде бы эта проблема как-то решена или недорешена, и, в общем, есть много других дел. Почему вдруг?

Ярослав Кузьминов: Я напомню, что сносили пятиэтажки, по-моему, то ли 20, то ли 30 лет. Когда их Никита Сергеевич Хрущев придумал, Анастас Иванович Микоян купил заводы панельного домостроения во Франции, действительно была идея сделать максимально дешевое жилье.

И как можно быстрее.

Ярослав Кузьминов: Как можно быстрее на 25 лет. Соответственно, их должны были снести в 1975-м. Но, поскольку к 1980-му уже должны были построить коммунизм для народа, представления о грядущем было очень оптимистическое. Тем не менее, люди прожили по 60-70 лет в этих пятиэтажках, и одна из программ сноса уже практически завершилась, буквально несколько домов осталось, но вместо запланированных 15 лет она лет 30 реализовалась, как всегда у нас.

Скажите, пожалуйста, если брать существующие пятиэтажки за 100%, какая часть уже ликвидирована, заменена?

Ярослав Кузьминов: Я думаю, что заменена примерно половина.

А сколько всего домов-то?

Ярослав Кузьминов: Я могу сказать, сколько осталось: 7 тысяч пятиэтажных домов. Потому что мы понимаем, что есть пятиэтажки сталинские, они с высокими потолками, с лифтами; есть пятиэтажки индивидуальных проектов. Те, которые остались с конца 50-х — начала 60-х — это пятиэтажки усовершенствованных серий, но в них, тем не менее, 2,5-2,6 метра потолки, совмещенные санузлы, в половине из этих санузлов сидячие ванны, так называемые квартиры-распашонки. И, конечно, там нет никаких лифтов.

Про звук и теплоизоляцию вообще страшно даже вспоминать.

Ярослав Кузьминов: И они все еще делались, хотя они строились в основном в 60-е, закончили в 70-е строить, по крайне удешевленным проектам. У них большая теплопроницаемость, очень большие теплопотери, и часть торцевых стен просто промерзает. Да, в Москве 25 млн квадратных метров таких домов.

Минуточку, я хочу на этой цифре остановиться. 25 млн квадратных метров — это несколько годовых объемов строительства вообще вводимого жилья в Москве.

Ярослав Кузьминов: Да, это три или четыре года.

Три или четыре года, если только строить взамен пятиэтажек, метр в метр, ничего другого не возводить, только тогда можно эти 25 млн как бы реконструировать. А не надорвется ли московская казна, правительство, ну и вообще все участники процесса? Не зря все-таки московское правительство возражает. Вы в Мосгордуме решаете выдать людям ключи от счастья, а все-таки специалисты против.

Ярослав Кузьминов: Знаете, я расскажу, каким образом все это дело родилось. Вроде бы сейчас правительство Москвы реализует огромную программу, мы ее видим, это транспортная инфраструктура. Реально стало раза в два меньше пробок, я думаю, на въездах. Еще одна программа — это обновление центра, пешеходные тротуары. Мне, в общем, все это нравится, это правильно и полезно. Но еще одна программа, которую реализует Москва, которую объявила два года назад — это программа капитального ремонта. Я напомню, что у нас были года четыре-пять назад приняты поправки в законодательство, по которым капремонт должны были делать собственники квартир, собственники домов.

То есть капремонт является обременением собственников.

Ярослав Кузьминов: В принципе, это вполне разумно. Если дом в частной собственности, почему государство должно тебе делать капитальный ремонт? Это как машина или загородный дом, ты же не обращаешься в райсовет, чтобы тебе починили автомобиль. Факт: в России сильно с этим затянули, и, когда стали решать вопрос, регионы с отчислениями на капремонт, честно говоря, приняли очень странные решения в подавляющем большинстве — кто 2 рубля, кто 3 рубля за квадратный метр. В общем, за эти деньги даже близко нельзя нигде отремонтировать дом. Я напомню, что такое капремонт. Это замена воды, газа, всех коммуникаций, все инженерные части. Это часто замена крыши, это лифты, это окна. То есть серьезные элементы здания. Все без слома самой конструкции.

Надо сказать, что вокруг этих фондов ремонта жилья очень много дискуссий, споров. Конечно, жители новых домов не хотят сдавать деньги, жители старых ждут, когда им первым отремонтируют. Не знаю, параллель может, неуместна, но там такая финансовая пирамида — первые выигрывают, последние проигрывают. Сложная история вокруг этого.

Ярослав Кузьминов: Я думаю, что люди, которые вселились в 90-е годы, от того, что в 2035-м им сделают капремонт, ничего не проигрывают. Кстати, Москва в этом отношении поступила как ни один из регионов.

Не политическое решение, а экономическое.

Ярослав Кузьминов: Экономическое решение. И Собянин смог убедить своих граждан в том, что меньше 15 рублей квадратный метр ремонта стоить не может. Я подтверждаю, мы считали. И, в общем-то, по нашему мнению 18 рублей должно быть. Ну, наверное, еще где-то можно сэкономить.

Понятно. А есть ли эти деньги у людей? Не у всех, может быть.

Ярослав Кузьминов: Я должен сказать, что в Москве не только самые высокие отчисления на капремонт, но и самая высокая собираемость денег на него — порядка 90%. Одна из трех-четырех лучших по стране.

Но даже при такой собираемости, с чем, конечно можно поздравить и законодателей городских, и власти, все-таки масштабы программы, о которой вы говорите, космические. Есть оценка расходов?

Ярослав Кузьминов: Да, масштабы космические. Оценка расходов — это тоже на сотни миллиардов рублей. Вопрос в том, что была установлена очередность, о чем мы уже поговорили, и по этой очередности начать нужно было, ну, кроме отдельных домов 30-х годов, их не так много, вот с этих пресловутых пятиэтажек. Фонд капитального ремонта взялся, и потом выяснилось в массовом порядке, что жители стали отказываться от капитального ремонта.

Почему же?

Ярослав Кузьминов: Конструктивные особенности этого пятиэтажного фонда таковы, что там коммуникации, например, проходят в стене. Сейчас это делать нельзя, поэтому, если тебе меняют коммуникации, тебя а) должны отселить из дома; б) разнести стену и провести коммуникации вне стены.

То есть «украсть» еще несколько метров от не очень большой квартиры.

Ярослав Кузьминов: Из каждой квартиры метров 8-10.

При площади 35 квадратных метров это катастрофа.

Ярослав Кузьминов: Это сильно. И в массовом порядке москвичи стали отказываться. Городская власть на сегодняшний день стоит в довольно сложном положении. Не делать ремонт — не выполнять свои обещания.

А что произойдет вообще с этим домом, с этими коммуникациями? Живы они еще?

Ярослав Кузьминов: Я думаю, сейчас они полуживы, а в течение ближайших десяти лет они с большой вероятностью будут не живы вовсе, и все равно дом придется отселять, то есть он будет аварийным. В любом случае, речь идет об обязательствах московской власти по отношению к горожанам, и ситуация, когда московская власть не может реализовать эту программу капитального ремонта по самому напряженному ее участку — по капитальному ремонту вот этих пятиэтажных домов… Примерно 20% жителей отказываются выезжать, хотят оставаться вот здесь, несмотря ни на что. Такая ситуация как раз и привела к тому, что стали раздаваться голоса среди урбанистов, среди муниципальных депутатов, впервые — это муниципальные депутаты в нескольких, кстати, районах сразу подняли вопрос. Это не срежиссировано откуда-то, это действительно попытка начать массовую программу капитального ремонта домов. Жители начали заваливать моих коллег депутатов письмами о том, что это безобразие, они против. Одни требуют, чтобы их отселили, другие требуют, чтобы их оставили в покое и так далее.

Программа эта напоминает просто вопль и крик: дайте денег! Это же, в принципе, очень дорогая затея. Не надорвется ли правительство, ее решая? Или предусматривается какое-то участие самих заинтересованных граждан?

Ярослав Кузьминов: Я думаю, что заинтересованные граждане, конечно, есть, но их очень мало, потому что люди, у которых есть серьезные средства, они...

Себя «выкупают» из этих квартир.

Ярослав Кузьминов: Да, они переезжают в какое-то другое жилье.

А туда немедленно, кстати, заселяются новые люди, и становится больше жильцов. Больше жителей в ожидании на подарок от государства.

Ярослав Кузьминов: Сейчас, надо сказать, люди уже отвыкли от подарков от государства, их особо никто не ждет. Ну, есть отдельные романтики, которые будут еще и через 10-15 лет ждать, но в основном люди достаточно трезво воспринимают жизнь сейчас. Я регулярно встречи с избирателями провожу, с жителями своих районов. Такого рода социальных запросов — сделай мне все за счет государства — практически уже не встречается.

То есть институты очереди, которые были в советское время и частично в новое время...

Ярослав Кузьминов: Сменилось поколение, и это ушло. Люди стали гораздо рациональнее. Есть основная проблема на сегодняшний день — это решение вопроса о комплексной застройке районов-пятиэтажек. Понятно, если все-таки делать что-то серьезное, нужно решать вопрос — не один дом, не два дома, а целые микрорайоны и даже группы микрорайонов сносить и застраивать заново.

Вот эта новая концепция — новый двор, новый дом, в чем ее смысл?

Ярослав Кузьминов: Во-первых, я бы хотел сказать, что речь идет об уникальном для современной Москвы поясе. Это пояс районов не в центре, но и не на окраине.

Между Третьим кольцом и не доезжая до МКАД.

Ярослав Кузьминов: Да, сильно не доезжая МКАД. МКАД — это уже 16-этажки, 12-этажки. А это полчаса до центра, очень ценные районы с точки зрения того, сколько бы они стоили.

А инвестиционную привлекательность эти площадки представляют? Или из-за густонаселенности домов вряд ли?

Ярослав Кузьминов: Инвестиционную привлекательность, конечно, они могут представлять. Я могу себе представить коммерческие проекты, но сейчас экономическое состояние наших крупных московских застройщиков из-за кризиса таково, что они долго не обновляли свою производственную базу, и они будут стараться на всем экономить, если получат такие подряды.

То есть не будет комплексного решения?

Ярослав Кузьминов: Слишком большой риск для города. Ну, как всегда, через десять лет школу построят. Мы с вами уже много таких примеров знаем.

Да, к сожалению, практика учит.

Ярослав Кузьминов: Поэтому выбор должен быть какой? Или мы идем по нынешнему законодательству жилищному, это называется развитие застроенных территорий — только средствами инвесторов. Если это бюджетные средства, тогда такая действительно комплексная реновация, и надо в любом случае нам принимать, если мы хотим серьезных решений, не просто рассматривать вопрос, какие куски отдать частному инвестору, какие взять на бюджет, а принимать комплексные решения о том, как сделать вот эту программу сноса пятиэтажек современной застройки.

Если вам, законодателям городским, удастся убедить городские власти, предполагаются деньги московского бюджета или участие федеральной казны? И второе: сколько времени может занять эта программа, если исходить из позиции среднего оптимизма?

Ярослав Кузьминов: Для начала нам надо все взвесить и публично обсудить, чтобы было понятно горожанам, избирателям, потому что мы же их представители, в конце концов. Нужно создать три группы. Первая — это группа экономическая. Как вообще эту программу реализовать, какие деньги нужны, какая доля частных денег может быть оптимальная, какая доля денег бюджетных? Второе — это тема социальная. Социальная или социально-экономическая группа, она должна определить те условия, на которых город забирает жилье у человека, которое ему принадлежит, что он дает взамен.

Какой обменный курс, условно говоря.

Ярослав Кузьминов: Да, какой обменный курс. Эти люди привыкли за последнее время, что им дают в полтора раза больше квартиру.

Переехал чуть подальше от центра, расширился в помещении.

Ярослав Кузьминов: Конечно, надо более детально считать, но мне кажется, что эту программу невозможно реализовать будет, если там даже коэффициента полтора применять в отношении...

То есть предполагается метр в метр? Но уже сейчас не строят квартир по 35 метров.

Ярослав Кузьминов: Ну, во-первых, строят, сейчас довольно много таких квартир. Во-вторых, ну, давайте посмотрим на модель метр в метр. Это значит, что метр в метр будет жилая площадь, но у тебя будет нормальный санузел, в три раза больше. Техническая часть квартиры будет другая. Будут более высокие потолки, будет чем дышать в этой квартире. Сейчас меньше 2,8 метра высотой не строят, а иногда часто строят три. Я вас уверяю, что это очень серьезное преимущество. Это совершенно другие стены, другая теплопотеря, другие окна. И, извините, это еще лифт. Если учесть, что в трети семей есть пожилые люди, или это одинокие пожилые люди, огромный плюс для пожилого человека — жить в доме с лифтом. Если мы говорим о переселении, условно, без расширяющего коэффициента, то, что совершенно точно должно быть — тебе предоставляют площадь в том же районе, в радиусе километра-полутора и так далее. Мне кажется, что это для многих людей будет гораздо важнее, чем коэффициент расширения.

Ярослав Иванович, программа грандиозная, на самом деле. Когда едешь или идешь по Москве, не важно, в самом центре или где-то подальше, без слез на эти пятиэтажные дома смотреть нельзя, есть какие-то особенно ужасные серии. Из плохих домов есть еще особенно плохие, с какими-то подпорками под балконами...

Ярослав Кузьминов: Они в целом ведь очень некрасивые, их трудно украсить. Верно?

Невозможно. Ну вот, программа замечательная, наверное. Но это не будет похоже на строительство коммунизма? Мысль хорошая, но слабо реализуемая. Все-таки смотрите, сегодня у вас есть некоторые расхождения в позициях с московским правительством. Вы предлагаете идею, там говорят, что нет на это средств, мы не можем и так далее. Как вы оцениваете шансы на развитие этого диалога или этого спора, как хотите?

Ярослав Кузьминов: Я не могу сказать, что это острый спор. Коллеги говорят, что здесь законодательство против, а здесь оно не разрешает, ну давайте совместно предлагать поправки в законодательство. Это же и есть дело депутатов.

То есть, грубо говоря, вы в эту программу верите? Вы лично?

Ярослав Кузьминов: Я не только в нее верю, я считаю, что на сегодняшний день эта программа совершенно неизбежна. Да, мы можем ее отложить, но через десять лет мы все равно должны будем начать сносить все эти пятиэтажки, потому что они придут в состояние полной деградации, в них просто нельзя будет жить. Перестанет течь вода, станут взрываться плиты и так далее.

Насколько я понимаю, вы исходите из того, что отремонтировать практически нельзя или очень сложно и дорого, и рациональнее потратить эти колоссальные деньги, чтобы решить проблему раз и навсегда.

Ярослав Кузьминов: Кроме всего прочего, знаете, я что еще подумал? Если эту программу реализовать, это существенно повысит качество жизни в Москве. Знаете, за счет чего еще? Вот зайдите в любой наш двор, на что он похож? Мы с вами помним Южный порт... Даже не парковка, а колоссальное поле для продажи подержанных машин. И вот выходит человек и идет десятки метров с коляской мимо этих машин, чтобы найти дырочку, чтобы пройти на детскую площадку.

Ну, какой выход? Машины будут всегда.

Ярослав Кузьминов: Извините, у нас действуют сейчас нормы, которые город явно не будет отменять. Любое новое строительство — это только подземная парковка. Вы понимаете, мы сможем повысить качество жизни каждого горожанина.

Качество пространства, да.

Ярослав Кузьминов: Потому что у нас появятся дворы, но не полностью заставленные автомобилями, а через один. Ведь чуда не будет, все равно что-то надо будет доплачивать, но точно половина горожан этим воспользуются. Но это будет просто другое качество жизни во дворе каждого из нас. Мне кажется, что это очень серьезное дело, которое можно принять во внимание.

Михаил Бергер

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 15 февраля 2017 > № 2085599 Ярослав Кузьминов


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 15 февраля 2017 > № 2085014 Михаил Эскиндаров

Ректор Финансового университета Михаил Эскиндаров: «Наша задача — сделать так, чтобы в университете складывались семьи»

Яна Жиляева

Forbes Staff

О том, почему в области высоких финансов при всем богатстве выбора образования альтернативы московскому Финансовому университету нет, о знаменитых выпускниках университета и его меценатах.

В Финансовом университете — юбилейная бухгалтерия. Через год — сто лет университету. В канун юбилея исполнилось десять лет, как ректорский пост занимает доктор экономических наук, профессор Михаил Эскиндаров.

— Михаил Абдурахманович, университет основан почти 100 лет назад. У вас монополия на выпуск министров финансов? Был ли за эти годы хоть один министр, не Ваш выпускник?

— При подготовке к юбилею, как это принято в России, мы вспоминаем свою историю. В декабре 1917 года Народный комиссариат финансов принял решение создать первый в стране специализированный финансовый вуз. К занятиям приступили 2 марта 1919 года, поэтому мы отмечаем юбилей именно в марте. Нам есть чем гордиться: среди выпускников вуза 7 министров финансов, руководители крупнейших финансово-кредитных учреждений страны.

Первым назову Арсения Зверева, который почти 22 года возглавлял министерство, из них почти 15 лет работал со Сталиным и выжил — это уже подвиг. Неординарный, очень рано ушедший из жизни Борис Федоров, был одним из первых министров финансов новой России. Профессор Департамента налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования нашего университета — бывший министр финансов Владимир Пансков. Сейчас на министерском посту Антон Силуанов — декан финансово-экономического факультета нашего университета. Антон Германович регулярно выступает перед студентами и преподавателями, предоставляет возможность преподавателям и студентам проходить стажировку и практику в Министерстве финансов.

— Устройство финансов — это ведь политический вопрос? Как адаптировалась финансовая система и ваши выпускники к изменениям строя и политической конъюнктуры?

— Финансы — сердцевина всей экономики. А состояние экономики определяет политику любого государства. Проще говоря: государство ведет ту политику, какую ему позволяет бюджет. Финансовая система включает и банковскую систему, а коммерческие банки в нашей стране появились не 25 лет, как многие думают, они существовали с первых дней советской власти и назывались совзагранбанками.

Например, Московский народный банк в Лондоне, открытый еще царской Россией, а в 1919 году преобразованный в советский банк. Отделения банка действовали в Париже, Берлине, Тегеране, Харбине, Бейруте, Франкфурте, в Сингапуре. Во всех этих банках работали наши выпускники.

Многие из них возглавляли Московский народный банк и отделения. Среди других назову Виктора Геращенко, Юрия Пономарева, Алексея Душатина, Александра Семикоза, Игоря Суворова, Владимира Малинина, Евгения Гревцева, Илью Ломакина, Юрия Полетаева.

Когда в 1977 году произошел кризис отделения Московского народного банка в Сингапуре и банк потерял почти $200 млн, выручать послали именно Виктора Геращенко.

Несмотря на железный занавес, у СССР были тесные экономические отношения со странами Запада и Востока. По поручению советского Правительства наши зарубежные банки проводили операции с ценными бумагами, с золотом и другими драгоценными металлами. Говорят, (у меня достоверных сведений нет), что эти банки использовались и для нелегальных операций…

— Финансировали экспорт революции?

— Специально изучением этого вопроса я не занимался. Но вполне допускаю, что у советской власти были свои интересы в тех регионах, где находились банки.

— Эти банки были правопреемниками Российской империи?

— Нет, только Московский народный банк в Лондоне, который был создан в 1911 году в Москве, в 1915 году открыл свое отделение в Лондоне, а советская власть его сохранила и развила.

— Как банку удалось избежать преследований обманутых европейских вкладчиков? Те же французские жертвы emprunt russe, царского займа 1906 года, по которому Россия должна была Франции 12 млрд. франков золотом, неужели не пытались через банк в Лондоне вернуть свои долги?

— Это повод для отдельного расследования. В Париже тоже был открыт советский банк, и он сейчас продолжает работать, правда, уже в составе группы ВТБ. Французский банк также возглавляли наши выпускники. Сейчас мы формируем список наших выпускников-сотрудников зарубежных банков СССР, чтобы пригласить на празднование столетия нашего вуза.

— Ваш университет — первый в истории России специализированный финансовый вуз. Что особенного знают и умеют ваши выпускники?

— Мы исторически готовим специалистов, знающих не только российскую действительность, но и финансы других государств, деятельность зарубежных банков. Поэтому в 90-е нашим выпускникам было легче, чем другим, создавать банки, страховые компании, у них уже были знания и опыт. Ценность нашего вуза хорошо понимали и в Кремле: 8 октября 1992 года указом президента Б. Ельцина Государственная финансовая академия была преобразована в Финансовую академию при Правительстве Российской Федерации. С этого момента из маленького вуза на улице Кибальчича мы выросли в огромный учебно-научный комплекс с довузовской подготовкой, бакалавриатом, магистратурой, аспирантурой, докторантурой и множеством научных подразделений.

— У Вас 19 факультетов и 35 филиалов, как написано на сайте, как вы успеваете за всем следить?

— Сайт опаздывает, количество филиалов уже сократилось до 28. Мы жестко реагируем, когда филиал не выполняет критериев мониторинга Министерства образования Российской Федерации. В таких случаях мы передаем свои филиалы местным университетам. Например, на базе нашего филиала и нескольких университетов Архангельска был создан Арктический федеральный университет.

В Воронеже филиал вошел в состав местного университета. Местным властям передали Якутский филиал — руководить вузом из Москвы и неэффективно, и накладно.

Многие регионы настойчиво просят нас сохранить филиалы. Но есть проблемы: демографическая ситуация в центральных регионах такая, что количество абитуриентов сокращается, а в некоторых городах — как, например, Брянск, Курск, Смоленск, Ярославль — десятки филиалов других вузов. Принимать плохо подготовленных абитуриентов на учебу нет желания, а развивать филиалы — трудно. Но будем решать и эту проблему.

— А почему вы на это пошли? Зачем Финансовому университету столько филиалов?

— Наши филиалы имеют долгую историю: несколько лет назад к университету присоединился Всероссийский заочный финансово-экономический институт с сетью филиалов по всей России. Это не самоделы, извините за выражение, созданные для выкачивания денег, это вузы с историей от 40 лет и старше.

Чтобы закончить с филиалами: ежегодно Минобрнауки проводит мониторинг деятельности вузов и филиалов. Справедливы ли показатели мониторинга? Трудно сказать: каждый филиал должен зарабатывать не менее 50 тысяч рублей из расчета на одного научно-педагогического работника. Но в большинстве регионов это очень трудно. В том числе потому что, к сожалению, наш бизнес еще не научился вкладывать деньги в науку, в научно-исследовательские работы, в НИОКР. Во-вторых, там, где могли бы применять свои знания наши преподаватели, к их услугам, к сожалению, не обращаются. В результате многие наши филиалы зарабатывают меньше, чем требует министерство.

— А вузы вообще должны зарабатывать, как вы считаете?

— Вопрос сложный. Существуют разные системы высшего образования. В России вузы существовали параллельно с Академией наук, были еще отраслевые научно-исследовательские институты. Вузы в России занимались в основном учебной деятельностью по планам кафедр, и по мере возможности привлекали работников Академии наук и отраслевых НИИ для учебной и научной работы, да и сами этой работой занимались.

В англо-саксонских странах другая система. Вузы создавались, прежде всего, как научные центры, которые занимались и педагогической деятельностью. Гарвард, Кембридж, Массачусетский, Чикагский, Пенсильванский и многие другие университеты традиционно являются, в первую очередь, научными центрами. В этих странах нет Академий наук, как в нашем случае.

Когда у нас началась реформа Академии наук, появилась идея преобразовать вузы в научные центры, которые еще и ведут учебный процесс. Но инициаторы этого процесса забыли об одной мелочи. В западных вузах, особенно в США, система образования рассчитана на самостоятельную работу студентов. Аудиторная нагрузка студента — не больше 10-12-ти часов в неделю. Все остальное время идет самостоятельная работа под руководством (или без) профессора. Профессор консультирует по электронной почте, может пригласить студента к себе, потребовать отчет. У нас же нагрузка по-прежнему 24-26 часов в неделю. Соответственно, у преподавателя нагрузка до 900 часов в год. Но еще мы хотим, чтобы преподаватель после лекций и других учебных занятий активно занимался со студентами, вовлекая их в научный процесс, и сам занимался научной работой. К тому же материально-техническая база наших университетов не рассчитана на серьезные научные исследования. Что же получилось? Мы фактически ликвидировали отраслевую науку, и так и не решили вопрос финансирования науки университетов. А без финансирования…

— Ни науки, ни образования?

— Конечно, есть замечательные научные центры при университетах — МГУ, МИФИ, МФТИ, МГТУ им. Н.Э. Баумана, Томские вузы, но это исключения. Требовать от наших университетов сегодня, чтобы они выполняли ту же работу, что и американские, как минимум, несерьезно. Сравните, например, бюджет Гарварда и МГУ — это смешно. Один только эндаумент-фонд Гарвардского университета сегодня — $29 млрд.

— У МГУ, как указано на его сайте, эндаумент-фонд — 110 млн рублей, то есть около $1 млн 800 000.

— Гарвард может приглашать ученых первого ряда, проводить серьезные научные исследования. Среди его выпускников 150 лауреатов Нобелевской премии. А требовать от наших университетов, чтобы пятерка из них вошла в сотню лучших университетов мира — это фантастика. Во всяком случае, в ближайшие 10, 20 лет, а может и больше, ни один из российских вузов в сотню не войдет. Конечно, у нас исторически сильная математическая школа, программирование. Но целый университет, как бы мы ни хотели, не войдет — система другая.

— А круг ваших выпускников помогает Финансовому университету? Михаил Прохоров принимал участие в создании эндаумента?

— Наш эндаумент — это первый вузовский эндаумент в России, созданный в 2006 году. Михаил Дмитриевич Прохоров выступил инициатором создания фонда. А другие выпускники подхватили его идею: Председатель Внешэкономбанка того периода Владимир Александрович Дмитриев, Председатель Правления Сбербанка Андрей Ильич Казьмин, Председатель Правления банка «Возрождение» Дмитрий Львович Орлов и я — мы впятером стали учредителями эндаумент-фонда. Сегодня в фонде около 360 млн рублей, доходы в среднем составляют около 15-20 млн рублей. Эти деньги мы направляем на развитие науки, на внутренние гранты для преподавателей и научных сотрудников, поддерживаем студенческую научную деятельность.

В России нет такой же мощной потребности заниматься благотворительностью, как, например, в Америке. Эндаументы вузов Соединенных штатов формируют успешные выпускники. На первом месте Гарвард с его 29 млрд. эндаумент-фондом, затем идут эндаументы Йельского университета, университета Стэнфорда с десятками миллиардов. Российским университетам предстоит еще очень много сделать, чтобы наши выпускники стремились помочь своим учебным заведениям. Они, безусловно, помогают: и финансово поддерживают, и мастер-классы дают, и лекции читают, и выпускников приглашают на работу и на стажировки, и заказы на научные исследования дают. Но масштабы, конечно, у нас очень скромные. Я лелею надежду, что когда-то такие сообщества, как у Гарварда, будут у российских университетов.

Наша задача — сделать так, чтобы в университетах складывались семьи. Чтобы студенты находили свою вторую половину, и чтобы университет они воспринимали как семью. Чтобы они могли приезжать после выпуска, рассказывать о своих успехах, проблемах, находили поддержку. Пока на создание этой системы нам не хватает возможностей. Но если появится такая семейная среда — эндаументы российских вузов начнут активно пополняться.

Эндаумент — это особый финансовый инструмент. Донор не навечно отдает деньги — он в любой момент может отозвать их из фонда. Но в России нет пока гражданского самосознания, позволяющего жертвовать. И вторая причина — это налоги. В Америке, например, расходы благотворителей вычитаются из налогов. У нас так не принято — законодательство не предусматривает такого освобождения. Поэтому и государству надо, если мы хотим поддержать эндаументами вузы, театры, музеи освободить доноров от налогов.

— Если человек планирует работать в банковской, финансовой сфере в России, ему нужно учиться в России?

— Периодически мои друзья, и наши выпускники в том числе, советуется по поводу образования детей: «Вот у меня есть возможность отправить ребенка учиться в Америку, Великобританию, Германию». На это я всегда отвечаю так: «Если ты хочешь, чтобы сын или дочь жили и работали в России, то, конечно, учиться надо в России. Базу, бакалавриат закончить здесь. Магистратуру или MBA можно получать за границей. Студент должен понимать экономическую реальность. Несмотря на то, что мы в свое время, например, взяли американскую систему финансового рынка, наша реальность пока другая. Она имеет множество особенностей и их следует изучать здесь.

Наших выпускников ждет огромная работа по формированию настоящего финансового сектора, который бы позволял влиять на экономику в целом.

Сегодня финансовая система — это на 90% банковская система, а 10% — другие сегменты, которые до сих в нашей стране плохо работают. Наши банки используют в лучшем случае 10-12 продуктов, когда западные банки — десятки инструментов. Как – то министр финансов Российской империи Егор Фрацевич Канкрин сказал: «Заслуги свои перед отечеством я вижу не в том, что сделал, а в том, что не разрешил сделать». К сожалению, многие его последователи больше делают упор на то, что «не разрешили». Мало предложений по развитию экономики, финансового сектора, увеличению бюджетных и небюджетных инвестиций. Сокращаются инвестиции как государственные, так и частные. Про иностранные инвестиции вообще речь не идет. А реального механизма реиндустриализации или хотя бы развития индустрии пока нет.

— В уставе университета есть строка, что его может возглавлять только его выпускник?

— Нет, конечно. Но знаете, это было бы здорово. Та структура, которую я назвал семьей, может появиться только в том случае, если есть носитель традиций. Если каждый раз заново начинать создавать историю, не получится никакой семьи. Конечно, Минюст такого устава не зарегистрирует, но идея хорошая.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 15 февраля 2017 > № 2085014 Михаил Эскиндаров


Украина. Германия. ЮФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > svoboda.org, 15 февраля 2017 > № 2083865 Зоя Светова

Зоя Светова: Город Якутск, осужденному Сенцову...

Одна из главных новостей последних дней – показ документального фильма об Олеге Сенцове на Берлинском кинофестивале. Кинорежиссер Аскольд Куров снял этот фильм, потому что история украинского кинорежиссера, которого посадили на 20 лет за мифическую попытку взорвать памятник Ленина в Севастополе, поразила его безумной несправедливостью и кафкианским абсурдом.

Куров был шапочно знаком с Сенцовым, видел один раз до ареста, а потом целый год снимал его на судебных заседаниях, куда пускали публику и где однажды подсудимый рассказал о том, как его пытали при задержании в Крыму, заставляя признаться в страшных преступлениях. Жизнь харизматического талантливого кинорежиссера, получившего за свой первый фильм премию на международном фестивале, после Майдана забросившего режиссуру и окунувшегося в революционную жизнь, а потом оказавшегося с клеймом террориста в московской тюрьме Лефортово и осужденного "сталинской тройкой" судей Ростовского окружного военного суда на 20 лет – это абсолютно киношная история.

Но это еще история мужества и предательства: следствию удалось построить обвинение на показаниях двух свидетелей, которые под пытками оговорили Сенцова, и в этот миг он оказался обречен. Отказ от своих показаний одного из них, Геннадия Афанасьева, ничем не помог обвиненному в организации террористического сообщества режиссеру, но спас достоинство самому Афанасьеву, который, рискуя большим тюремным сроком, нашел в себе силы рассказать о том, как его пытали.

Второй свидетель, Алексей Чирний, от показаний не отказался. Но, думаю, и это бы не спасло Сенцова. Украинский патриот, который, стоя в железной клетке Лефортовского суда, заявляет о том, что он против аннексии Крыма, а когда ему выносят приговор, улыбается и поет украинский гимн вместе со своим подельником 22-летним Александром Кольченко, идеологически неприемлем для Кремля и лично для Владимира Путина.

Поэтому до сих пор так и не принято решение об освобождении Сенцова. Надежду Савченко Путин помиловал, помиловал он и того самого Геннадия Афанасьева. Помиловал Путин и 73-летнего Юрия Солошенко, бывшего директора полтавского военного завода, осужденного за мифический шпионаж. Но на этом президентское милосердие закончилось. Даже Александру Сокурову своим письмом не удалось смягчить президентское сердце, хотя знаменитый кинорежиссер почти коленопреклоненно просил президента освободить заключенного. После декабрьского обращения Сокурова к президенту было еще письмо членов Российского ПЕН-центра в защиту Сенцова; это письмо, против которого выступила верхушка Российского же ПЕН-центра, окончательно раскололо этот писательский союз.

А потом – тишина. Вплоть до премьеры документального фильма "Процесс" на Берлинском фестивале мы ничего не слышали о деле Сенцова. Российские кинорежиссеры выступили в защиту Алексея Учителя, которого православные хунвейбины обвинили в десакрализации образа святого царя Николая за еще не вышедший на экраны фильм "Матильда". История угроз автору "Матильды" по сравнению с историей Сенцова, который отбывает свой чудовищный срок в колонии строгого режима в Якутске, гораздо менее важна. "Матильду" покажут в кинотеатрах, РПЦ в конце концов утихомирит своих радикалов. Сенцов же осужден за то, чего он не только не совершал, но и не собирался совершать.

Улица, на которой расположена колония ИК-1, где Олег сидит уже около года, названа в честь тюремного охранника Ивана Очиченко, который, если верить преданиям, был убит уголовниками в 1953 году. Эта колония построена в 1934 году, туда сажали "врагов народа", "изменников родины" и местных уголовников. Все вместе они трудились на стройках "Дальстроя". И я живо представляю, что сегодняшние охранники и тюремщики помнят рассказы своих дедов и отцов о тех временах.

Нужно, чтобы каждый из нас, те, кто помнят об Олеге и о других политзаключенных, – писал, говорил, по мере сил напоминал об этом: себе, обществу, власти

Краткая справка о якутской колонии дает много пищи для размышлений; каждый может живо представить, что там, в этом лагерном краю за шесть тысяч километров от своей родины делает Олег Сенцов – украинский кинорежиссер, виновный лишь в том, что он был не согласен с аннексией Крыма, и не умевший держать язык за зубами. "ИК-1 города Якутска – одно из первых исправительных учреждений в Якутии. В настоящее время является мужской колонией строгого режима содержания. Установлен лимит наполнения 720 мест. Колония специализировалась на кирпичном производстве, через несколько лет было освоено сельскохозяйственное направление, также изготавливали мебель и заготавливали лес. С конца 1940-х годов устанавливается усиленный режим, потом изменяют на общий, в середине 1980-х колония становится лечебно-трудовым профилакторием по излечению от алкоголизма, затем снова – колонией общего и усиленного режима.

Сейчас в учреждении для осужденных имеется молельная комната, в жилой зоне магазин. Проведены строительные работы по возведению общежития, произведены косметические ремонты в социально-бытовых объектах. Осенью 2009 года состоялся запуск пилорам, на которых можно производить брус разного размера, черепной брусок, обрезную доску. Помимо распиловки осужденные работают на производстве камней бетонных стеновых, арболитовых блоков. Имеют свое подсобное хозяйство, разводят свиней, кроликов, кур. В летнее время выращивают в теплицах огурцы, помидоры, капусту". Известно, что в колонии работают лишь 10 процентов осужденных, на всех работы не хватает. Сенцов не работает, его адвокат рассказывает, что он пишет сценарии и прозу.

Фильм "Процесс" имел успех на Берлинском кинофестивале. Как считает кинокритик Антон Долин, если бы фильм был в конкурсе, он бы "заведомо вышел в победители". Благодаря этой киноленте, у которой, скорее всего, будет хорошая фестивальная судьба, многие на Западе узнают историю об украинском политзаключенном. Но поможет ли фильм самому Олегу? Хочется верить, что да. Чем больше будут говорить и писать о нем – тем больше надежды, что рано или поздно табу на его освобождение в Кремле будет снято.

И однажды в его барак зайдет вертухай: "Сенцов, с вещами"! Олега посадят в машину, довезут до аэропорта, потом – в самолет, в Москву, в Лефортово, опять в самолет – и за границу. Так было с Владимиром Буковским, Александром Гинзбургом, Игорем Сутягиным, Михаилом Ходорковским – советскими и российскими политзаключенными. Приблизить этот час в наших силах. Просто нужно, чтобы каждый из нас, те, кто помнят об Олеге и о других политзаключенных, – писал, говорил, по мере сил напоминал об этом: себе, обществу, власти. Это и правда, такая глыба, которую надо сдвигать.

Самое главное – представить, что по приговору суда Олег Сенцов может выйти на свободу лишь в 2034 году. А у него есть старенькая мама, которая до этого времени не доживет. У него есть двое маленьких детей, которые вырастут без него. Один известный российский кинорежиссер, которого я просила выступить в защиту Сенцова, спросил: "А зачем? Разве это поможет?" Я тогда ответила: "Надо попробовать". Режиссер написал письмо в защиту. Сенцова посадили на 20 лет. Не помогло.

Но это не значит, что не надо писать, не надо просить об освобождении Олега Сенцова. Россия не должна быть страной политзаключенных. Булат Окуджава очень точно когда-то написал: "Не оставляйте стараний, маэстро..." И это не только о музыке.

Зоя Светова – журналист "Открытой России", бывший член Общественной наблюдательной комиссии города Москвы

Украина. Германия. ЮФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > svoboda.org, 15 февраля 2017 > № 2083865 Зоя Светова


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 15 февраля 2017 > № 2083485 Татьяна Воеводина

Революционный шаг

Воеводина Татьяна

Готов ли каждый из нас участвовать в созидании нового?

17-й год в России ждали с опасливым любопытством. Дело не в магии цифр: очевидно, что весь мир стоит накануне гигантских перемен. Мало того – они идут! Происходит фазовый переход, перерыв постепенности. Мы наивно цепляемся за прошлое, убеждаем друг друга, что никакая революция произойти не может. Людям свойственно думать, что мир менялся до нас, будет меняться после нас, а при нас неизменен. Это не так, и мы попали в зону исторической турбулентности и рождения нового мира.

Так будет ли революция? Мне кажется, будет. Наша нынешняя жизнь, основанная на проедании советского наследства, рухнет. Проедать больше нечего – вот и рухнет. Как пень у меня на огороде: стоял-стоял, даже опятами баловал по осени, а потом взял и рассыпался. Совершенно неожиданно. Точно так вековая Российская империя когда-то «слиняла в три дня», по словам Розанова. Подлинная новая жизнь – строительство на расчищенном месте начинается после революции. Вот она-то и должна начаться.

Мне представляется, нынешний год может стать поворотом от разрушения и проедания к строительству и созиданию.

Ближайшее время, думаю, будет временем борьбы против внутреннего Запада: не выдавив его из наших пределов, никакое серьёзное созидание невозможно; максимум – латание дыр. Под внутренним Западом подразумеваю силы, которые способствуют зависимому, полуколониальному положению страны в хозяйственном, финансовом, культурном и духовном отношении.

Выдавить внутренний Запад трудно, но исторический тренд благоприятствует. Реальный Запад погружён в многообразные проблемы, и это нам на руку, как когда-то в 30-е годы удалось поднять нашу индустриализацию на волне их кризиса. Чтобы перейти к созиданию, требуется вернуться к «хорошо забытому старому»: протекционизму, государственному руководству хозяйственной жизнью, запрету свободного трансграничного движения капитала. Сейчас в мире такие слова, как автаркия, протекционизм, распределительная экономика из почти ругательных превращаются во вполне обсуждаемые перспективы. Глобализации, которая высасывала из нас ресурсы, приходит конец – и это на пользу.

Брексит, приход «новых правых» во многих странах – знаки конца глобализации. Заметны признаки конца капитализма и начала новой системы, которая, видимо, будет иметь много общего с докапиталистической, средневековой жизнью. И тут нам повезло: мы по духу не капиталистический народ, капитализм был для нас чем-то внешним и разрушительным. Мы легко «отряхнём его прах с наших ног» и вернёмся к… чему? Я думаю, к общему труду на общую пользу под руководством государства. В нашей малонаселённой обширной стране по-другому не получается.

Переход к созиданию – трудное дело. Повышение народного достатка можно ждать спустя время, а громадные инвестиции нужны прямо сейчас. Но народ, мне кажется, это одобрит – если, конечно, в общей работе будут участвовать подлинно все: и землепашец, и инженер, и учёный, и предприниматель, и торговец. Самая трудная проблема, с которой столкнётся наш народ, это кадры, умелые люди. Надо учиться.

При всех проторях и убытках народ бодр. Как знать, может, почувствовал смутный «будущего зов»? Большинство людей, опрошенных фондом «Общественное мнение», назвали Россию свободным, передовым и богатым государством. Либеральная Высшая школа экономики провела исследование и вдруг обнаружила: ½ россиян, которым не хватает денег, не видят в этом особой проблемы. Денег мало, а люди всё больше ходят в музеи (это рассказала знакомая музейная работница из Тулы). Да, мы такие, живём не хлебом единым.

Хотя, конечно, и хлеб надо производить – больше и лучше. Будем стараться.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 15 февраля 2017 > № 2083485 Татьяна Воеводина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter